Грек Максим: другие произведения.

Саламандра по имени Феникс

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:

       a+b+c=x
       Простая формула, где "a" - имперская армия, "b" - демонические твари, "c" - внутренние разборки народностей. "x" же - полнейший ахтунг для отдельно взятого магического мирка.
       Вроде бы все значения известны, вот только решить эту простую задачку власти Снорарла не сумели, оттого и позвали единственного и неповторимого правителя Феникса, который не только разберётся с проблемами, но и попутно их приумножит.


Саламандра по имени Феникс

Роман

Я не боюсь; есть сердце у меня

Надменное и полное огня...

М.Ю. Лермонтов

Пролог

  
   "Ты разбил мое сердце!" - примерно так можно перевести обвинительные выкрики серого демона, преследовавшего меня оврагами да буераками загородной стихийной свалки. Он вспоминал те далекие времена, которые и вспоминать не стоит, ибо поросло все быльем, и с тех пор прошло уже более полугода. Раненый, с толстой веткой, торчащей из насквозь пробитой грудной клетки, с вытекшим глазом и раздробленным коленом, демон настойчиво продолжает преследовать меня, обвиняя в своей гибели. Я же продолжаю убегать, уводя столь опасного зверя подальше от мирных жителей, разбежавшихся по лесу. Мне все еще не ясно, как и почему в моем обыденном мире появились разом два свидетеля моих волшебных похождений. И если появление Синички как-то можно объяснить, то появление некогда убитого мной князя инородного Ада Аргохреня, с последующим изъятием и поеданием его сердца, я объяснить не в силах... Но давайте все по порядку!
   С моего возвращения в родной мир прошло время. Весна сменилась летом, а следом, как и положено - осенью. Я опять втянулся в свои обыденные дела и был столь занят, что не находил времени думать или тем паче, грустить о волшебном мире. Иногда, в свободное время я пытался колдовать, но удавалось мне это не слишком хорошо. Выходили дешевые фокусы, а не разрушительное колдовство. Но все же было приятно иногда разжечь на пальце огонек и словить удивленный взгляд человека попросившего прикурить. А так, все по-прежнему...
   ...было до недавнего времени.
   Властям стало скучно, и решили они устроить праздничные мероприятия. Повелели провести военноспортивнотуристическое соревнование между различными городскими учреждениями. Пригласили военных, полицейских, пожарных-спасателей и... медиков. Глупее ничего и быть не могло. Попросили набрать команды из молодых, здоровых, спортивных людей - представителей профессии. И если в других ведомствах было из кого выбирать, то у нас такой роскоши не наблюдалось. В больнице молодых врачей почти что нет, а уж спортивных - нет и подавно. Жаль, но отказаться от "приглашения" к участию было нельзя - обязаловка. Поэтому набрали хоть кого-то. Взяли новеньких медсестричек половчее, одного врача-женщину, врача-хирурга и меня. Отлично вписывался в команду еще и мой друг, с которым я и приехал в этот город, но он оказался ловчее и сделался больным. Хотя если бы он не симулировал, то его взяли бы вместе со мной, но уж точно не вместо меня, потому как все прекрасно знали о моих недавних успехах на спортивном поприще. Ведь я добрался аж до полуфинала соревнований по одной боевой дисциплине. Потом слился, но... успех был. Без вариантов я был записан в команду.
   Вначале соревнования проходили в городе. Устроили не совсем стандартные многопрофильные игрища. Очень много соревнований. Иногда требовалось выступление одного человека, а иногда и команды. Меня отправляли очень часто, но обосновано. На соревнования по рукопашному бою не отправишь же девушек или пожилого мужичка, ни разу в жизни не дравшегося! Вот и выходил я. А в противниках были: из команды военных - лютый спецназовец, из команды полиции - лютый омоновец, а из команды МЧС - какой-то типок, но тоже лютый. Хорошо хоть на легкоатлетические игрища отправлялись молоденькие медсестрички, оказавшиеся весьма шустрыми. А на всякие мозговые соревнование шел старичок-хирург. Но все столь разные соревнование объединяло одно - все это чистой воды идиотизм. О чем думали организаторы, устраивая перетягивание каната?! Я сказал нашим даже и не пытаться тянуть.
   Во время соревнований армейцы приставали к девушкам, и между нашими командами напряжение лишь росло. Но я думал, что все скоро закончится, ведь соревнования тянулись уже несколько дней, но веселые организаторы никак не унимались.
   Нас отправили за город, в лес на туристические испытания. Апофеозом всего стала выдача пайка со снаряжением, и наказ выжить на природе в течение трех дней.
   - Идиотизм! - в сердцах высказался хирург, подкрепляя это единственное слово некоторыми иными словечками, и тут же извинился за бескультурную речь перед дамами нашей команды. Дамы же не обиделись, и были совершенно согласны с предложенным охарактеризованием всей ситуации.
   Устроили лагерь. Зажгли костер. Запели песни под гитару. Решили провести время так, будто мы в отпуске. А что еще делать, если все время, затраченное на мероприятие, вычитается из дней отпуска! Устроили литературные чтения и зачитывали по памяти любимые стихи. Развлекались, как могли. Жаль, но только наша команда восприняла трехдневное выживание, как поход. Военные посчитали все это учениями (или им приказали так считать) и ночью, эти чертовы спецназовцы, умыкнули у нас наши припасы, а нас убили. Условно.
   Утром мы расстроились, но решили не сдаваться и как-нибудь пережить оставшиеся два дня. Вновь развлекались, и к вечеру настроение вернулось к норме. Только кушать хотелось. Дабы отвлечь голодных людей от мыслей о еде я устроил шоу фокусов. Всем понравилось представление. Когда же стемнело и все улеглись спать, я отправился на поиски лагеря военных...
   Удивительно, но уже к утру я сумел выбраться обратно к своему лагерю, таща за собой вызволенные из плена припасы. Блудил я по лесу всего-то пол ночи. А ведь мог и заблудится!
   Команда встретила мое возвращение с радостью, но съестные припасы вызвали у товарищей еще большую радость. Я же радостно встретил неожиданного гостя. Гостью. Синичка ожидала моего появления, преспокойно сидя на березке возле мужской палатки нашего лагеря. Стоило нам увидеть друг друга, как мы оба затрепетали. Птичка зачирикала и устремилась на вынужденную посадку к моим волосам, словно самолет с неполадками на запасной аэродром. Она не изменилась и не изменила своего ко мне отношения. Как она попала в мой мир? Зачем? Сейчас узнаю.
   К лапке верной пернатой подруги прикреплено послание: "Господин Феникс, срочно требуется ваша помощь! Снорарл в серьезной опасности!" Послание никем не подписано, но не думаю, что Синя доверит непроверенным личностям крепить к себе чего-либо. Значит все написанное правда. Вот только, что у них могло случиться? Опять колдуны с оборотнями поцапались?
   До вечера я размышлял, что делать, и как попасть в волшебный мир, пока не подумал спросить помощи у Синички. Та чирикнула, намекая мне следовать за собой - мол, выведу. Я собрал немного припасов, не забыв прихватить с собой и те удивительные трофеи, что достались мне от военных. Все-таки зря они оставили ночью только одного часового! Или они не могли поверить, что на подготовленных солдат кто-то нападет. Ладно, медиков они не опасались, но в полицейской команде серьезные ребята собрались. В состязании по рукопашному бою именно полицай серьезнее всех меня потрепал!
   Я бегом следовал за Синичкой, мысленно уже перенесшись в Снорарл. Мы быстро добрались до неприметного глубокого оврага, со всех сторон заросшего кустами. В овраге клубился туман. Сложно отличить один туман от другого, но это облако показалось мне знакомым - словно я вновь увидел часть Границы. Значит, путь наш вновь лежит через владения Таракашки. Я начал неторопливый спуск, продираясь сквозь колючий кустарник. Повсюду из земли торчат камни. На один такой камень и села птичка. А под этим камнем я с удивлением обнаружил свой любимый мусорный волшебный пространственный мешок. Местность возле сумки и камня взрыта, словно стадо кабанов пронеслось.
   "Вот где ты родной все это время был! - ласково погладил я шершавую невзрачную сумку. - Вот куда запрятал тебя нехороший Альтер!"
   Значит именно этой дорогой моя шиза - Альтер, и возвращался в наш родной мир. И, по всей видимости, именно этим путем он перебирался в Снорарл. Удачное местонахождение Прохода, ничего не скажешь! И от нашего жилища не так уж далеко, и достаточно запрятано от любопытных глаз в такой-то непроходимой глуши. Если бы не Синичка, то я бы ни за что не отыскал туман Границы в этом скрытом овраге.
   Только мы с Синей собрались спрыгнуть в туманное дно оврага, как спокойствие леса потревожил многоголосый женский визг. Кричали девушки из моей команды (других девушек в лесу нет).
   Временно я отложил поход в иной мир и помчался, проламываясь сквозь лес, в сторону крика. Вначале увидел свою команду в спешке и ужасе удирающих от чего-то скрытого во тьме. Уже упал занавес дня, наступила ночь. Не знаю, что видели в темноте мои коллеги, но даже я с частично сохранившимся Ночным Зрением не сразу определил в двухметровой фигуре, с легкостью бульдозера ломающей на своем пути толстенные стволы деревьев, того кем этот субъект являлся.
   - Медведь! - кричали напуганные девушки, за которыми и гнался зверь. - Спасите!
   Я перехватил напуганную команду и показал, куда следует бежать, пока я отвлеку "медведя". Благо я мчался напрямик через лес, оставляя заметную проломанную дорогу, бежать по которой и направил коллег. Если двигаться этим маршрутом, то скоро влетишь прямиком в палатку команды полицейских, которую я сбил, мчась на крик. Уж крепкие служители закона сумеют защитить моих коллег. А я в это время разберусь с "медведем", который совсем не медведь, а самый обыкновенный демон.
   Видя эту здоровенную серую тушу, с легкостью проламывающуюся сквозь березовую рощу, наблюдая, как огромные копыта с легкостью крошат камни при ходьбе этого рогатого зверя, я немного испугался. Сказывался полугодовой простой. Демоноборца делает не титул, а поступки! А я этих поступков не совершал много месяцев. Но ничего: убивать демонов - это как кататься на велосипеде - один раз научился, а потом само получается! И пофиг, что на магию надежды нет! Так справлюсь!
   Демон приближается, рычит, матерится. Все как всегда. Я капаюсь в тех вещах, что стащил у военных и достаю нечто интересное, а именно - Импульсный Парализатор - совершенно безопасное оружие в форме пистолета, созданное для подавления беспорядков без летального исхода. Стреляет, что и понятно из названия импульсами. Не травматично, зато больно. О чем думало начальство военной команды, выдавая им на мирные соревнования оружие - я не могу представить. Хорошо, что не выдали им плазменные винтовки или что там сейчас у военного ведомства на хорошем счету?! Хотя, если бы им выдали реальное оружие, а не эту "пуколку", то у меня проблем бы поубавилось. Я бы все равно забрал оружие у вояк, но с реальным стволом я пристрелил бы демона, и никаких проблем. А так... Эх!
   Потратил на здоровяка весь заряд аккумулятора, а толку-то! Он лишь на пару секунд припал на колено, но затем поднялся и, пошатываясь, вновь устремился ко мне. И пока он подходил, я достал следующий трофей. Боевой нож. В нем ничего сложного. Просто очень хороший и очень острый нож. Но зная физическую мощь демонов, я не рискнул нападать, вооружившись столь коротким клинком. Вместо этого я срубил длинный шест и заточил его, собираясь идти на демона, как иные охотники в старину ходили на медведя с рогатиной.
   Демон подошел близко, но не достаточно близко, чтобы я атаковал. И прежде чем я набросился на него, заорал:
   - Феникс, сукин сын, где я?
   Я растерялся. Адский собеседник был мне не знаком, но меня он определенно знал. Я, конечно, разделался со многими его собратьями, но серых было не так уж и много. Или он спутал меня с Альтером?
   - Извините, мы знакомы?
   Успеть подраться можно всегда, но вот про нормы приличия забывать никогда не стоит.
   - Я Аргахраль, фюрст Миртрарла. Ты убил меня и сожрал половину сердца! Говори где я, и где мое тело!
   Сквозь зацензуренный моим сознанием мат демона я все же сумел понять, что он пытается до меня донести. Если он действительно тот за кого себя выдает, то его негодование можно понять. Но точно ли это он?!
   - Не больно ты похож на Аргохреня! Ни хвоста, ни крыльев. Только серого цвета оба. Кто ты?
   Демон осмотрел свое тело и, кажется, только сейчас заметил отсутствие перечисленных мной атрибутов.
   - Не отросли.
   - А почему ты жив? Я тебя наверняка прибил.
   - Не знаю как, но я переродился. Вырос из половинки сердца. Меня питала какая-то мощная живительная Сила, пусть и противоположенная мне, то есть добрая, но я сумел ее поглотить и вернуться. Я очнулся в странном месте. Вокруг ничего не было. В этой пустоте иногда проплывали какие-то вещи: оружие, посохи, одежда, палатка, безделушки... С трудом, но я выбрался оттуда и оказался здесь. Это не Снорарл! Где мы?!
   Хм, интересно получается. Это что же, половинка недоеденного мной сердца сумела оформиться в целую особь? Что за мощная живительная сила? Уж не остатки ли Слез Единорога? Пустое место - определенно Пространственная Сумка, уж я-то знаю - имел удовольствие взглянуть на нее изнутри.
   - Верни мое тело назад! Или я убью тебя! - выдвинул глубокомысленный ультиматум демон. - Я тебя в любом случае убью, так что лучше верни мне тело!
   Судя по его речам, он еще не полностью восстановился. Разум его уж точно не восстановлен. Как там у правительства: "переговоры с террористами не ведем!". Так и я: переговоры с демонами не веду!
   - Смотри, за тобой стоит сам Император Ада!
   Глупый Аргохрень повернулся, а когда вернул голову назад, то напоролся на выставленное мной заостренное древко. Лишившись глаза, демон взревел. Замахал руками, пытаясь схватить меня. Пока он ничего не видел, я выгадал момент и со всей мочи ударил его тем же шестом в грудь, насаживая, словно бабочку на иглу энтомолога. Палка застряла. Я отскочил. Демон остался жив. Грустный исход. Пользуясь тем, что противник еще не оправился, я рискнул войти в ближний бой и несколько раз полоснул его ножом (без особого результата). Словив случайный шлепок от демона, и улетев от этого в кусты, я решил больше не рисковать. Демон пришел в себя, и начались наши догонялки в лесу.
   Прежде чем наступило то время, что характеризуется как "сейчас", я успел закидать раненого, но не поверженного демона камнями, и одним мощным броском раздробить тому колено.
   И вот теперь я бегу, а он за мной. Кругом заросшее бурьяном поле. Высятся горы мусора, разного хлама. Запах соответствующий. Издали лают собаки. Видны огни города.
   Нужно кончать с этим монстром - он не вписывается в мой мир. Пробегаю мимо торчащей из горы мусора арматуры. Запоминаю. Когда демон пробегает там же, я стреляю в него из Парализатора, немного восстановившего свой заряд. Демон спотыкается и летит грудью прямиком на острый металл... Не долетает. Удерживает себя на дрожащих ногах. Непорядок. Я подбегаю и с разбега доламываю его и так уже раздробленное колено. Демон тяжело падает, ревет, стонет. Пока он распростерто лежит на животе и беспомощно дергает лапами, словно червяк на крючке, я, примерившись, точно всаживаю наточенный боевой нож ему в шею, перерубая позвоночник, лишая тем самым демона подвижности. Затем подхватываю из мусора несколько арматурин и всаживаю в тело демона, прочно фиксируя к земле. Вздыхаю с облегчением. Действительно, это словно езда на велосипеде. Но князь Ада еще жив. Стонет, матерится, обещает сожрать - все то же самое, что и раньше, словно все у него в порядке. Крепкий он! Но не такой крепкий, как был. Видимо не у одного меня проблемы с использованием Силы в этом мире. Демон тоже отнюдь не на сто процентов показал себя. Да и не восстановился он полностью, ведь даже хвост с крыльями не отрастил. Если бы он был столь же силен, как и в нашу прошлую битву, то я точно бы не справился. Я бы его и проткнуть-то не сумел! Кому расскажи в Снорарле, что самого фюрста можно проткнуть обычным деревянным колом - засмеют и справедливо заклеймят лжецом.
   Я устал кромсать живучего демона на части. Я резал его и резал, а он все никак не умирал. Так я провожусь с ним до утра, а утром нас могут и найти. Как объяснить потом людям, что это за радиоактивный мишка такой к нам на огонек прискакал?! Нужно разделаться с ним скорее.
   Вырезав в нем дыру, запрятал внутрь некий предмет, а затем поспешил убраться куда подальше! Зарылся в окоп и нажал на кнопку. Прогремел взрыв. Отбросил теперь уже не нужный детонатор и побежал смотреть, что стало с тем, кто много ругался матом.
   А ничего с ним не стало. То есть не стало его. Ничего от него не осталось.
   Я опасался, что не сумею воспользоваться взрывчаткой, так как раньше ничем подобным не занимался, и потому оставил столь опасную вещь на крайний случай. Видимо запасливые вояки прихватили ее также на "всякий случай". Не буду больше наговаривать на тех светлых головорезов, запасливость которых помогла мне избавить мир от угрозы.
   Тело демона больше не опознают, как демона. Теперь это разбросанные на сотню метров куски тухлого мяса неизвестного происхождения. Даже не придется закапывать труп. Теперь уж этот Аргохрень точно мертв!
   Мне нужно было бежать к своим коллегам и проверить все ли с ними в порядке, но сил не осталось. Я присел отдохнуть. Потом прилег. Невзирая на то, что лежу в куче мусора, я не хотел подниматься и давал организму то, чего тот желает - отдых. Собаки заливались диким лаем. Мы с выходцем из преисподней неплохо нашумели в округе. Но все успокаивается. Сквозь дрему слышу довольное чавканье. Пугаюсь, просыпаюсь и вскакиваю. Неужели демон выжил?! Но нет. Бродячий грязный кот схватил кусок вонючего демонического мяса и с жадностью голодного принялся этот кусок пожирать. Как мне это знакомо. Я понимаю тот Голод (именно с заглавной буквы), что вынуждает испробовать даже заведомо ядовитую пищу. Сам испытал такое. Пока не поздно отталкиваю царапающегося кота от мяса, и швыряю тому из своих запасов нормальной пищи. Кот, недоверчиво косясь на меня и подношение, все же соизволяет схватить дар и убегает, пока я не отнял и этот честно заработанный кусок.
   В светлеющем небе замечаю стремительно летящую тень. Синичка пикирует ко мне, но приземляться не решается - кругом все еще стоит непередаваемый запах демона.
   - Веди, - приказываю я верной спутнице, и бегу за ней следом.
   Вновь выбираемся к оврагу. Я подхватываю мусорную сумку, скидываю туда все, что не "продукты" и переодеваюсь в привычную (хотя нет. Уже отвычную) кожаную куртку и штаны. Снимаю с шеи свою цепочку и отстегиваю золотисто-алый оберег. Отыскав веревочку, дарованную Пророком, нацепляю оберег на нее. Вздыхаю с облегчением. Этот кусочек непонятного драгоценного камня - единственное, что оставили мне родители. Без него я чувствую себя неуютно. Я сделал из него оберег, который снимаю только перед сном, поэтому в прошлое посещение Снорарла его не было со мной. Мне удалось выяснить, что когда меня подкинули в приют, то рядом со мной лежало много таких драгоценных камней - родители решили обеспечить благосостояние чада - но не исполнилось мне и месяца, как от камней ничего не осталось. Потом все же удалось отыскать один такой камень, который сейчас при мне, но остальные затерялись навсегда.
   Проверив запасы Сумки убеждаюсь, что все мое на месте, а вот вещичек Отряда нет. Видимо, сообразительный Альтер, прежде чем покинуть тот мир, додумался скинуть чужой багаж, дабы владельцы не посчитали нас вором.
   Все, я готов.
   С уверенностью спортсмена выполняющего прыжок с вышки, прыгаю в туманную дымку Границы, словно в воду...
  

Глава 1

Беды

  
   Тропа через Границу. Удивительное место. Удивительное тем, что тут нечему удивляться. Тропа и сама Граница - абсолютно идентичны. Никакой дороги из желтого кирпича. Кругом все тот же знакомый до чертиков мир, лишенный пейзажа. Ни земли под ногами, ни неба над головой. Ни солнца, ни звезд. Нет звуков, кроме чириканья Синички, ведущей меня по Тропе (я надеюсь, мы идем по Тропе). И лишь туман различной насыщенности плавает вокруг нас.
   - Таракашка, покажись! - дружески подзываю я друга.
   Но никто не отзывается. И не удивительно, ведь власть Существа не распространяется на Тропы. Можно, конечно, сойти с пути, заглянуть в гости к другу, но кто знает, как он отреагирует на мое очередное вторжение. Пожалуй, пока не узнаю, что за дела творятся в Снорарле, мне не следует задерживаться. Ведь у них срочное дело.
   Тащась по однообразному мирку, зная, что опасности в этом никакой нет, я совершенно не обращал внимания на "почву" под ногами, доверившись навигатору Синичке и следуя за ее путеводным голосом. Зря я не смотрел под ноги. Я точно знал, что опасность в Границе представляют лишь жажда, голод и одиночество, но Тропа все же имеет свои отличия. Словно злой шутник бросил на моем пути широко распахнутый Пространственный Мешок, в который тут же ухнула моя нога, срываясь в бесконечность. Сравнение весьма точное, но никакого мешка не было. Лишь абсолютно черная лужица. Ногу я поспешил высвободить из малопонятного нечто, а продолжая путь, больше не отвлекался и внимательно следил за обстановкой.
   Прежде чем мы прорвались сквозь густую туманную массу Границы и выбрались под яркие солнца лучи, я встретил еще много подобных "черных дыр".
   Ноздри затрепетали, легкие заработали, обрабатывая чистый и свежий запах леса и воды. Кожа, забыв, что я не растение, зафотосинтезировало на полную катушку, сжирая солнце светящее над головой, кусок за куском.
   Полдень. Из Границы я точно выбрался не в Топь.
   Где я?
   Приметил невдалеке широкую реку, вытекающую непосредственно из Границы. Напился, умылся. Двинулся по направлению течения реки. Нужно тренировать свое чувство направления и меньше рассчитывать на других. Синичка, поняв, что я собираюсь самостоятельно прокладывать маршрут, впала в спящий режим, устроившись на мне. Я не выпускал из виду мерно текущие воды в течение часа, но стоило один раз отвернуться, как тут же потерял реку из вида. Даже запах сырости пропал! Страшное проклятье все так же довлеет надо мной. Синичка во сне ли, или проснувшись, ехидно чирикнула, дразня и насмехаясь над моей беспомощностью в деле навигации.
   Я не стал ее будить, а принялся бестолково шастать, полагаясь на великую палочку-выручалочку своего народа - великое авось! Авось выберусь.
   Но выбрались ко мне.
   Заприметить мое приближение для чутких ушей местных жителей - плевое дело. Вот меня и обнаружили, и поспешили скрутить. С ловкостью опытных служителей закона неопознанные личности завели мне руки за спину, и одели браслеты по местной моде. Предположив, по способу моего захвата, в неопознанных личностях именно стражников, я не предпринял никаких попыток освободится или, не дай бог, сопротивляться. Мне не хочется калечить своих подданных! Но последующее высказывание Неопознанных заставило переменить оценку ситуации.
   - Жить хочешь - гони костяшки!
   Не знаю, присутствуют ли среди нынешних грабителей те, что пытались обобрать меня в первое мое посещение Снорарла, но думаю что да. Хотя братство лесных разбойников серьезно возросло с тех пор. Я насчитал дюжину диких людей с топорами, да вилами, вблизи себя, но судя по гаму, их много больше. Если они промышляют там же, где и тогда, то неужели я вблизи Холмогора?!
   - От страха язык проглотил? Отвечай, куда костяшки запрятал! В ботинке носишь, или в пояс вшил?
   И как я мог ошибиться и опознать в выкрашенных краской лицах, зловонных телах, одетых в рванье с чужого плеча - доблестных полицаев местного разлива. Отвык от чистого воздуха и опьянел - другой причины не вижу.
   - Счас, мы тебя подрежем!
   Не понимаю, почему они продолжают меня доставать? Им что, жить надоело? Как меня можно не узнать? Ну-ка Синичка гавкни на них - тебя-то они узнают сразу!
   - Не трепись попусту! Кончай его, да пойдем дальше! - это подбодрили моего захватчика прочие из шайки.
   Топор занесся над головой. Серьезно? Сколько прошло времени в Снорарле, что меня успели забыть?! Ну, так я сейчас всем напомню, кто я!
   Но напомнить не успел. Раздались крики. Шум скоротечного сражения. Брань, стоны раненых. Магические всполохи, да взрывы. Меня толкнули на землю. Разбойники поспешили ворваться в кучу непонятной разборки. Когда куча-мала распалась, оставив на земле с десяток трупов, большинство из которых принадлежало разбойникам, я разобрался, кто же с кем подрался.
   Внезапно (как же еще) группа дозорных наткнулась на превосходящего числом врага в лице разбойничьей стаи. Грабители, серьезно струхнув, все же победили, задавив противника массой. Плененных дозорных в приступе гнева начали тут же учить уму-разуму посредством пинков, да затрещин. Про меня забыли. Будь я действительно пленником, так уже б убежал. Пришлось покашлять, дабы меня приметили. Приметили, подняли, потащили и бросили на дозорных. Судя по нашивкам, которые я рассмотрел с близкого расстояния, - это не дозорные Холмогора. У нас отобрали вещи и принялись в них рыться. Дозорные на меня даже не глядели, а лишь косо посматривали на превосходящего числом врага и размышляли, как выбраться.
   - Парни, вы дозорные какого города? - задал я вопрос побитым рейнджерам, потеряв надежду самостоятельно определить их принадлежность.
   На меня злобно уставились, мол, не отсвечивая, без тебя тошно! Понимаю, все понимаю. Я вообще понимающий. И адаптирующийся. В своем мире адаптировался к одной роли, тут же - приходится к другой. Сейчас верну ту маску сурового тирана, и вам она не понравится!
   Но нацепить маску я опять же не успел. Дозорные мазнули по мне взглядом, наполненным презрением, и отвернулись. Вновь посмотрели на разбойников, потрошащих их мешки, и окаменели. Зрительный образ все же достиг их мозга. Меня узнали. Не поверили своим глазам, и дабы убедиться, вновь повернули головы ко мне. Убедились.
   - Не переглядываться! - приказали похитители, заметив безмолвные, но столь заметные перемигивания дозорных, так и вопиющих: "Что за?!"
   Разбойники добрались до моей сумки, портить которую не следует. Артефакт же ценный, к тому же подарок.
   - Господа разбойники, прошу минуточку вашего внимания, - предельно дружелюбно обратился я к толпе. - Соизвольте выслушать мое предложение.
   Мне ответили грубо, матом, словно я вновь веду диалог с демонами, а не людьми. Снесем оскорбления, мы не гордые... вообще-то гордые... ну да ладно!
   - Прошу вас сдаться в руки, этих господ дозорных из...
   Из какого они города?
   - Сбора... - тут же подсказали лесники, словно мои мысли читающие.
   Да, спасибо за подсказку.
   - Сдавайтесь, и, возможно, суд будет гуманен к вашим преступлениям.
   Конечно же, никто не кинулся развязывать дозорных и связывать себя. Слова, не подкрепленные силой, ничего не стоят. Ко мне подошли и в воспитательных целях хотели стукнуть. Побитые рейнджеры тут же вскочили, прикрывая меня своими телами. Вновь грозила начаться битва и теперь уж точно прибьют всех дозорных. Пора действовать!
   Но, не пора.
   Синичке надоели драки и она вмешалась. Залилась злобным клекотом, вещая на незнакомом простым людям языке, свои догмы, восседая, словно я на Крылатом Троне, в моих волосах. Все уставились на нее, потом опустили взгляд на меня и наконец-то опознали. И дня не прошло!
   Я думал, что вот сейчас они рухнут на колени, и будут вымаливать прощения, но так поступило лишь большинство. Часть тех, что стояли подальше от меня, решили скрыться и пустились в бега, так, что только пятки сверкали. Ну и пусть! Не преследовать же мне их.
   Разбойники нас развязали, себя связали, выстроились вереницей и тронулись в путь под надзором рейнджеров, словно караван рабов на невольничьи рынки Востока. На меня смотрели словно на владельца каравана, со страхом и смирением. Вот шуму-то в Сборе будет: шесть дозорных арестовали три десятка разбойников! Успех!
   Шли молча. На меня одинаково косились и разбойники и дозорные, так, словно я поймал в полон и тех и других. Я же думал совершенно о другом: "А сумел бы я спастись из плена? Сумел бы использовать колдовство?" Решил проверить свои возможности. Нужно заранее выяснить, чего могу, и чего нет. А то вдруг так получится, что я и в Снорарле колдую лишь фокусы, как было в родном мире.
   Куда бы жахнуть?!
   Бабах!
   Лес потряс взрыв, словно у меня вновь появилась армейская взрывчатка, и я тут же поспешил ее использовать. Птицы, животные, насекомые и даже некоторые растения спешно приступили к эвакуации, каркая, гавкая, жужжа и скрипя - покидали они место своего обитания, стремясь убраться подальше от страшной угрозы. Люди также хотели убежать, но в отличие от прочих созданий Снорарла - люди разумны (не большинство, но все же) и потому прекрасно осознали, что от меня ни убежать, ни скрыться.
   Что говорить о других, если я сам - также как все - хотел убежать! Для меня самого все стало неожиданностью.
   Вначале я решил проверить возможности путем простейшего удара Чистой Силой. Выбрал цель - дерево в три обхвата, и ударил посильнее. Раньше от такого удара дерево бы не пострадало, да и не заметило бы даже самой попытки, но в этот раз... Взрывом снесло и цель, и еще деревья на несколько десятков метров вдаль повырывало с корнем; землю взрыло на пару метров вглубь.
   Пробовать колдовские умения резко расхотелось, не говоря уже о сверхмощных атаках вроде Крыльев Феникса. Теперь следует быть еще осторожнее в схватках с людьми и стараться не атаковать их даже Чистой Силой. А то убью ненароком!
   Демонстрация силы произвела впечатление и на разбойников, и на дозорных. Восковыми фигурами застыли они, и лица их выражали крайнюю степень удивления. Я попросил продолжить путь и от этих безвинных слов восковые фигуры начали таять: то один, то другой человек падали без сознания. А когда я подбежал проверить состояние людей - количества падений на единицу времени возросло многократно. Я поспешил отбежать от конвоя, предоставляя им возможность прийти в себя.
   И мне, и разбойникам теперь стало ясно одно - хорошо, что я никого не атаковал.
   Мы продолжили путь и к вечеру достигли Сбор. По дороге к нам присоединились еще несколько отрядов Дозора, так что держать разбойников под контролем дозорным стало проще... хотя о чем это я?! С тем же успехом грабителей можно послать без сопровождения: они добровольно поспешат в тюрьму, спасаясь от моего гнева.
   Перед входом в город ко мне вновь вышли стражники почетного караула и дальше я следовал уже с ними. А дозорные и арестанты отправились по своим делам.
   Город был все тем же. Только кожей и внутренностями я ощущал волнение и беспокойство жителей, которые раньше казались беспечными. Что же происходит?
   - Господин Феникс, очень раз вас видеть! Даже больше чем всегда! - поздоровался присоединившийся к отряду сопровождения Хагвар Скала. - Мы уж перестали надеяться, что вы вернетесь.
   - Отчего же?
   - В последнее посещение, вы выглядели необычно. Ни с кем не говорили. Забросили только парадные одеяния и корону в замок и тут же ушли, не сказав: куда и насколько...
   Хм, значит Альтер заходил в Сбор после перехвата контроля надо мной. Я думал, он сразу перенес нас домой. Где еще шлялся этот негодник!
   Подошли к замку. Караул сменился. Многие сменщики мне знакомы. Тут же, радостный моему появлению, сверкает начищенными до блеска доспехами, Рын Тигриная Лапа. Поприветствовали друг друга.
   - Хагвар, сколько времени прошло с момента моего последнего посещения Сбора? - задал я животрепещущий вопрос старшине внутренний стражи, памятуя о том, что те месяцы, проведенные мной в Снорарле, обернулись всего четырьмя пропущенными днями в моем мире. Если тут есть закономерность и время Снорарла течет быстрее времени моего мира, то полгода дома равняются... десятилетиям волшебного мира. Но Хагвар и прочие не выглядят столь постаревшими.
   - С вашего посещения... Хм, дайте подумать. Где-то полгода.
   Ничего не понимаю. Это что же, закономерности нет?! И я вновь не знаю, сколько времени пройдет в моем мире, пока я веселюсь в этом? Вот же ж...
   Но пока не буду заморачиваться с этим вопросом. На повестке дня есть дела поважнее. Вот только, что за дела? Я приказал собрать совет госбезопасности, дабы мне растолковали, что за угроза нависла над миром, и зачем меня вызвали. И кто меня вызвал?
   Устроили заседание в одном из кабинетов обширного дворца. Фабиус прикармливал постепенно прибывающих гостей небывалыми вкусностями, так что конференц-зал оперативно заполнился разнообразным людом, большинство из которых я не узнавал. Вроде тут присутствуют новые представители Верховного Совета, новый начальник гарнизона и новый глава боевых магов, взамен рассаженных по тюрьмам. Из знакомых людей мне попались архимаг и профессора сопровождения, несколько придворных и Хагвар. На этот раз меня не просили переодеться в парадный мундир, и всех устроил мой повседневный вид: кожаная одежда, сумка за спиной, парализатор и нож на поясе, и птичка в роли короны на голове. Началось собрание.
   - Всем доброго вечера, - встав со стула, поприветствовал я гостей. - Как всем вам известно, я некоторое время был лишен возможности узнавать о делах своего царства. Но до меня дошли сведения, что спокойствию мира угрожает опасность! Не могли бы вы рассказать, что случилось?
   Новые члены Высшего Совета старались не показываться лишний раз мне на глаза, опасаясь разделить судьбу прежних. Слово взял Хагвар:
   - Граница начала странно себя вести. То расширялась, открывая неизведанные ранее земли, то сужалась, захватывая целые поселения Приграничья. Словно судороги прокатывались волны по зыбким очертаниям Границы. Постепенно стали появляться разрывы... Но об этом вам лучше расскажет архимаг - они исследовали этот вопрос полнее всех.
   - Да, мы предложим господину Фениксу наш доклад со всеми мыслями по теме, - согласился с Хагваром архимаг, передавая мне кипу исписанных бумаг.
   - Также вот данные по Разлому, - профессор-подручный архимага положил передо мной и еще одну стопку листов. Я кивнул, намереваясь ознакомиться с отчетами позже. Что за Разлом такой наверняка сейчас расскажут. Но предположу, что это самый большой разрыв в Границе, из которого и хлынула Беда.
   Кивком головы я разрешил старшине внутренней стражи продолжить речь.
   - Все действия по стабилизации Границы потерпели крах. Разрывы ширились, и однажды через них хлынуло громадное войско.
   - Империя Кровавого Дракона! - не выдержал кто-то из присутствующих, влезая в доклад.
   - Да, империя Кровавого Дракона, - подтвердил Хагвар. - Тот же враг, которого однажды уже изгнал из наших земель господин Феникс.
   - Продолжай! - повелел я, не скрывая нетерпения.
   - Из допроса пленных, захваченных Отрядом в ваш последний бой, мы уже имели представление об их стране и ее ресурсах. Почти бесконечных ресурсах. И вторжение подтвердило наши догадки. Уже в первой волне, солдат у имперцев было больше, чем у объединенных сил оборотней и колдунов... но тогда никто не объединился. Мы выступили на соединение с оборотнями, но пока собрали армию, подготовили припасы и прочее, - имперцы уже оттяпали у оборотней громадный плацдарм. А когда мы, наконец, соединились с армией Растака, то половина владений оборотней уже контролировалось Империей.
   Понятно. Колдуны настолько сильно горели желанием "помочь" собратьям, что опоздали на благотворительную раздачу люлей, устроенную Империей Кровавого Дракона. Долгая вражда двух кланов не могла не сказаться на текущих взаимоотношениях. Пусть мы теперь одна страна, но конфликт не исчерпан.
   - Объединенными усилиями мы ударили по врагу, но все, чего удалось добиться, так это остановить продвижение враждебных войск. Врагу из-за Границы постоянно прибывают подкрепление и припасы. Имперцы уже превосходят нас числом многократно.
   Объединились бы сразу с оборотнями, и выбили бы врага! Профукали возможность, и давай меня звать!
   - Не думаю, что численный перевес так уж важен, - заговорил я. - Они же не умеют колдовать. Так что один наш колдун или оборотень стоит десятерых имперцев!
   - Уже нет, - сокрушенно покачал головой Хагвар. - Наш воин теперь стоит трех воинов врага. Серьезно колдовать немногие могут.
   - Почему же? Враг использует что-то подавляющее магию?
   - Нет. Магии в мире стало меньше...
   Не понял. Это как?!
   - Давайте я объясню, - вмешался архимаг. - Мы установили, что причина уменьшения магии кроется в разрушении Границы. Мы предположили, что имперцы каким-то образом умудрились навредить стабильности Границы, что, как нам стало известно, напрямую влияет на количество волшебства в нашем мире. Чем сильнее повреждена Граница - тем слабее наше колдовство, и тем выше сопротивляемость солдат врага воздействию магии. Мы не знаем, как врагу удалось нарушить стабильность Границы. Не знаем и то, как нам ее восстановить.
   - Значит, слабые колдуны совсем перестали колдовать, а сильные - ослабели?
   - Примерно так.
   Странно. Я определенно стал сильнее. Но со мной вообще не все так просто. За пол года вынужденного бездействия я мог накопить громадный запас волшебства и теперь расходую этот запас. То есть я стал сильнее, допустим, в четыре раза, а ослабел вместе со всеми только в два. Итого, я все равно сильнее, чем был в два раза. Теория сыровата и ничем не подкреплена, но какая есть.
   - Хорошо. Проблема ясна. Проблема - империя Кровавого Дракона, - я хлопнул по столу, словно давя приземлившуюся на него муху. - Прорвались к нам, понимаешь ли, из Разлома и давай тут чудить! Не терплю самодеятельности на своей земле. Решение есть: не станет их войск - исчезнет проблема.
   Со мной согласились, но как-то странно они между собой переглянулись.
   - Все так, господин, - неуверенно согласился Хагвар Скала. - Вот только имперцы не вторгались к нам через Разлом.
   - Не понял. Вы же сами говорили, что они прошли через бреши в Границе!
   - Да. Но Разлом находится не в Границе. И из него вторглись не имперцы.
   Чегой-то я не догоняю...
   - А кто?
   - Демоны.
   - А где?
   - У Холмогора.
   Тишина.
   Я все понял. Понял даже больше, чем знают мои подданные.
   Мое сердце безапелляционно чует вину собственного организма. Виноват я, и ядерная дубинка, бывшая в моих руках. Эх, эти великие артефакты, что же мы с вами наделали! А наделали мы дела серьезные. Повредили Границу, стрельнув по ней изнутри и снаружи; пробили земную твердь, добравшись аж до адских недр. Дела. Не зря Смерть так стремился избавиться от Плети - эти артефакты прокляты! Стрельнул всего три раза, и все три раза привели к ужасающим последствиям!
   Иногда моя совесть заставляет меня помогать даже незнакомым людям. Я это делаю, потому что я такой человек. Но теперь я ОБЯЗАН помочь этому миру и этим людям, потому что именно я и виноват в ЧП.
   С уменьшением магии и ослаблением колдунов - более-менее ясно. С вторжением Империи - тоже. Разберемся с Разломом и демонами. Разрешаю слово молвить!
   - Разлом расширился, - вновь заговорил архимаг. - Мы его изучили и поразились. Из недр, не спеша, выползали демоны. Низшие конечно, но много. Их потянуло в наш мир...
   - ...Словно алкоголика в магазин за водкой, - добавил я в сухую речь мага сравнение.
   - Да. Многие из них срывались в пропасть. Многие погибали в борьбе друг с другом, но к нам поднялось достаточно демонов.
   - Приняв срочные меры - это случилось до вторжения имперцев - мы скинули выбравшихся демонов обратно в Разлом, давая магам шанс запечатать проход. - Пояснил Хагвар.
   - Нам удалось остановить их прорыв, - продолжил маг. - Но с ослаблением магического фона мира, рухнуло и запечатывающее заклинание. Мы не смогли его возобновить...
   - Тут уж напали имперцы. И войск на то, чтобы защищать магов в длительном ритуале запечатывания не осталось.
   - Но мы придумали направить выходящих демонов по одному пути - в сторону владений оборотней, занятых теперь Империей.
   - Борьба их войск с непрекращающейся цепью тварей Миртрарла, помогла нам продержаться до вашего прихода.
   Как интересно они излагают: то один, то второй. Я запутался.
   - Ладно. Вторая проблема ясна - демоны, - вновь я хлопнул по столу. - Я уже упоминал, что по совместительству с владением Снорарла, являюсь еще и самопровозглашенным господином Миртрарла. Я укажу демонам, где им следует ходить, и куда не следует.
   Народ заулыбался - обрадовались. У них наконец-то появилась уверенность в победе.
   - Это все проблемы или еще что-то есть?
   Конечно же, есть. Интересно будет ли новая беда вновь создана моими действиями или же нет?!
   - Остальное по мелочи, - заговорили представители Высшего Совета. - Раньше бы мы не назвали такие проблемы мелочью, но в данной ситуации, когда нашим жизням угрожают сразу два смертельных врага, конфликт оборотней и колдунов уже не столь важен.
   Я тяжело вздохнул и сказал "выкладывайте".
   И они выложили.
   Имперцы захватили большую часть земель оборотней, а оставшаяся часть стала ареной непрекращающихся сражений. Так что оборотни поспешили перейти реку-матушку и запрятаться во владениях колдунов. Но колдуны оказались не рады наплыву тысяч и тысяч голодных ртов. Возникали конфликты, вспоминались старые обиды. Напряжение росло. Некоторые оборотни устроились в палаточных городках, завели хозяйство; некоторые подались во все набирающие силу ватаги разбойников. Одну такую ватагу я уже лицезрел. Нельзя их винить: все борются за выживание как могут.
   Но помимо миграции оборотней переселилась и еще одна раса.
   - Они объяснили, что их лес сгорел от сильного пламени. Попросили убежища. Мы разрешили им устроить лагерь в Полях. Эльфы с благодарностью основали там свое поселение.
   Не, но в этом точно не я виноват! Точно не я! Ту историю с моим посещением их леса я так думаю, что ушастики уже и не помнят. Это кто-то другой сжег их лес. Или они сами со спичками играли - прям неразумные дети!.. Нет, но я же выполнил обещание той принцесске и потушил пламя! Оно что же, не потухло?! Эх, я молодец... За прошлое посещение Снорарла создал проблем больше чем решил. Отличный результат! Вот что бывает, когда человек не умеющий руководить становится во главе малознакомого государства и устраивает свои порядки.
   - Ладно. Если на этом все, - по лицам я видел, что есть еще проблемки, но в сравнении со всем прочим, оставшиеся вопросы столь же малозаметны, как и муравей на фоне ламборгини, - то я приступлю к решению всех проблем по мере значимости. Начну с Империи и Миртрарла. Прошу магов из Высшей Школы прибыть к Разлому и быть готовыми восстановить заклинания - защиту я беру на себя.
   - Что вы намерены делать?
   - Прогуляюсь до Разлома и пугану демонов. Они меня неплохо знают.
   - А что с Империей?
   - Разберусь. Кто командует нашими войсками?
   - Воевода Слава-Победа, кто же еще!
   - Он в Изгинаре?
   - Да.
   - Тогда и я отправлюсь туда же. Обсудим с ним дальнейшие действия. На этом все.
   Заседание завершилось и все поднялись.
   - А где Ольга, Владик и Отряд? - пока народ не разошелся, поинтересовался я.
   Немногие знали, где они, но все же кое-что удалось выяснить. Ольга должна быть в Сборе, Владик с Отрядом вероятнее всего в Изгинаре, либо на передовой. В любом случае я пойду в Изгинар, встречусь с друзьями, а потом уж мы серьезно обдумаем, что и за чем будем делать.
  

Глава 2

Не спеша

  
   С проблемами нужно бороться, и притом срочно. Я заварил эту кашу, и мне ее есть.
   Сразу же после Совета я стрелой помчался из дворца, намереваясь, не сбавляя темпа максимально быстро добраться до Изгинара. Телепортироваться в ни разу не посещенное место я не рискнул. Но ведь можно переместиться в знакомое место, вроде Холмогора, а уж затем...
   - Феня!!! - радостный крик выбил из головы дельную мысль и навсегда похоронил возможность скоро добраться в Изгинар. - Как я рада тебя видеть! Ты где пропадал? Почему не навещал? Что делал? Я скучала! Ты рад меня видеть?..
   И еще много вопросов и выкриков прозвучало из уст моей миленькой подруги - Ольги. Действительно она в Сборе. Теперь информация подтверждена.
   - Ты скажешь мне хоть что-то?! - разозлилась подруга, за время своего горячего монолога, не предоставившая мне ни шанса влезть в разговор.
   - Я очень соскучился по тебе, Оль.
   - Ура! Я уж испугалась, что ты вновь потерял память и именно по этой причине не возвращаешься домой.
   Я-то как раз возвращался домой... Но вам-то этого не докажешь - слушать ничего не станете. Знаю. Проходили.
   - Давно и надолго ли в городе?
   - Пару часов как. Уже собирался бежать.
   - Вот всегда ты так, - вновь расстроилась девушка и отлично поставленным ударом маленького кулачка заставила мои ребра прогнуться и чуть ли не сломаться. Ее навыки тычка в ребро растут быстрее моих магических сил. - Уже столько времени в городе, а меня и не думал навестить! А теперь еще и убегаешь! Я тебе противна?!
   Истеричка.
   - Конечно же нет! Но ты же знаешь, насколько важна моя работа. Ты же знаешь, что в Снорарле сейчас бардак и мне нужно с этим бардаком разобраться?
   Девушка кивает, кивает. Она все понимает.
   - Я только обсудил с Высшим Советом геополитические вопросы и тут же поспешил все исправлять. Ты же не против?
   Девушка кивает, кивает. Сомневаюсь, что она меня слушает.
   - На Совет у тебя время нашлось, а на меня - нет?! Раньше мы с тобой всегда были вместе: ели вместе, работали вместе, спали... А после потери памяти ты меня словно избегаешь!
   Сомневаюсь, что все было так, как она описывает. Но мне от нее, похоже, так просто не отвязаться.
   - Ты даже с этими парнями больше времени проводишь, чем со мной!
   Непререкаемым тоном и жестом свидетеля, указавшего на опознанного преступника, она обозначила моих сопровождающих, мой почетный караул, так и толпившийся около нас, и делающий вид, будто ничего из личной жизни своего обожаемого правителя они не слышат.
   - Это моя охрана, - пояснил я то, что и не требует пояснений. - Им положено быть рядом со мной... пока я в Сборе.
   - А я тебе кто? Пусто место?!
   Гиблое дело. Можно забыть о спешке. В ближайшее время, пока Ольга не будет удовлетворена, мне не уйти. Так, где тут ближайшая гостиница? Ща я ее удовлетворять буду!
   - Гостиница? - зарделась девушка, узнавшая мои мысли. Я их что озвучил?! - За-за-зачем?
   Удовлетворять тебя буду!
   - Чего?! - вновь услышала меня Ольга.
   Что за фигня?!
   Соберись мужик! Баба не должна знать твоих мыслей, даже если мысли эти читаются на твоем лице и всем остальном! Я Феникс. Я много чего умею. Ничего удивительного, что иногда, случайно, могу транслировать свои мысли кому-то напрямик в голову. Так все могут. Нужно успокоиться и перестать вторгаться в голову милой зардевшей собеседницы.
   - Пойдем в гостиницу. В дорогую, с рестораном.
   - Ладно. Идем.
   Мы пошли.
   Мне требовалось подтверждение, что я больше не транслирую мысли.
   "Хочу помять твою грудь!" - подумал я, проговаривая каждое слово, и тут же весь напрягся, ожидая или пощечину, или удар по ребрам, или между ног. Но ничего. Девушка сильнее не покраснела (хотя сильнее и после прошлых чтений она уже не могла краснеть). Но нужно удостовериться наверняка!
   "Хочу нарядить тебя в аккуратненький корсетик и тоненькие чулочки! Потом я это все..."
   Эротические фантазии, отделенные от изначальной задумки, забегали по необжитым просторам мозга, выдумывая все новые и новые места исполнения, наряды, роли и позы. Когда я понял, куда несет меня мыслей поток, то сам от своих эротических фантазий покраснел, доказывая лишний раз, что по существу я невинен. Но Ольга "грезы" не услышала. И хорошо.
   Вот мы подошли к четырехэтажному презентабельно выглядящему особняку. Ковровая дорожка, охрана, швейцар у дверей - все как надо. Меня, хоть и выглядящего далеко не импозантно, впустили и тут же кругом засновали слуги, выспрашивая пожелания, ожидая подачки. А у меня даже денег нет. И не надо - я же магнат!
   Внутри гостиница оказалась еще шикарнее, чем снаружи. Отделка дорогим камнем, золотом. Функционируют лифты, обслуживаемые специально нанятым магом.
   - Нам номер с самой мягкой кроватью, - услышал я голос Ольги, обращенный к прислуге. - И не беспокоить!
   Шустро она работает! То зарделась, а то берет инициативу в свои руки. Хотя, это же Ольга. Я ведь не буду спрашивать ее, как она все время узнает, что я покинул дворец и как умудряется всегда в то же время, "совершенно случайно" со мной столкнуться! Мне же не захочется этого знать!
   - Никакого номера. Времени нет, - останавливаю я прислугу, готовую нести нас на руках в этот самый номер. - Ведите в ресторан.
   - В ресторан? - ахнула Ольга и с ней вместе "ничего не слышащие" мои парадные охранники. - Но в ресторане люди! Ты хочешь на людях? Но я...
   Ольга тяжело задышала, занервничала, начала терять сознание. Я ее вовремя подхватил, не дав упасть, и сам осторожно уложил на чистый, устланный коврами, пол. Попросил всех отойти и принести воды. Склонился над ней, проверяя состояние. Начал расстегивать верхние пуговицы платья, чтобы ворот не стягивал ей горло и не мешал дышать.
   - Что? Ты уже? Прямо здесь? При всех?! - Ольга очнулась, заметалась в моих руках, но попыток вырваться не предприняла. - Я так не могу!
   - Господин, это неправильно! - поддержали Ольгу и мои охранники, и служащие отеля. - Вам стоит пойти в номер.
   Хи-хи. Смешно вышло. Все поняли неправильно.
   - Все. Мне расхотелось! Спасибо всем! - я сделал вид, что расстроился, поднялся с пола и поднял подругу. - Теперь хочу есть! Ведите в ресторан.
   Вошли в лифт. Все не вместились, и большей части охраны пришлось ждать своей очереди. Все успокоились и перестали переживать за Ольгу, которую озабоченный я, непременно желал разложить у всех на глазах. Юмористы. Хоть подруга и успокоилась, но в лифте, в тесноте, прижимаясь ко мне, ее сердце продолжало бешено биться.
   Поднялись до самой крыши. Владелец гостиницы устроил тут, наверху, роскошный ресторан, прикрываемый от дождя не то стеклом, не то магическим куполом. Народу немного, что и понятно - не каждый горожанин позволит себе тут ужинать.
   Смерклось. На улицах зажгли фонари. Вид на площадь и улицу, со снующими там людьми, умиротворял. Быстро темнело. Фонари чертили светом круг возле себя, и запоздалые прохожие перескакивали с одного такого круга на другой, стараясь скорее переплыть море мрака.
   Ольга сидела рядом. Молчала. Мы покончили с невероятно вкусной едой (пусть и не понятно из чего приготовленной) и сейчас просто наслаждались. Наслаждались видом; музыкой - на крыше заиграл оркестр, и заиграл что-то похожее на джаз; но самое главное наслаждались обществом друг друга. Хорошо, что я встретил ее. Прежде чем вновь с головой окунуться в океан приключений, мне нужно было именно так посидеть, отдохнуть. Давно я не общался с девушкой. С прошлой подругой расстался, а новую завести не успел.
   Мы говорили. Настроение располагало и казалось, что мы можем доверить друг другу все тайны все секреты. Для нас перестал существовать мир, кроме очерченной неровным пламенем свеч на столе области; парадные стражники, сидящие за несколько столов от нас, также исчезли, как исчезли с начала ужина прочие посетители ресторана.
   Никогда еще я так не говорил.
   Никогда еще так не говорили со мной.
   Но все заканчивается. Закончилось и наше свидание. Неожиданное, сумбурное, полное недопониманий, но такое приятное и неповторимое свидание.
   Спустились на лифте. Вышли в город. Людей почти нет.
   Нужно прощаться и мчаться спасать мир... но это всегда успеется, а такая ночь уже не повторится. Нужно было попрощаться и приказать верным стражам проводить подругу домой, но я повел ее сам. По темным улицам чистого города, перепрыгивая с кочки на кочку ярких отсветов фонарей; задерживая дыхание, ныряя в океаны мрака; но обязательно держась за руки.
   Ее дом, словно заколдованный злобным магом, держащим на меня обиду, бежал навстречу нам быстрее, чем мы к нему. Я уж подумал приказать охранникам передвинуть ее жилище, чтобы мы прошли еще хоть немного, но дальше. Но нет. Вот и дом. Свет в окнах не горит.
   - Дома никого нет, - читая даже те мысли, что не успели прийти мне в голову, выдохнула Ольга. Глаза ее заблестели, ротик чуть приоткрылся. На улице душно, но от нашего дыхания вырываются облачка пара, словно наступила зима.
   - Мне понравилось, - выдавил из себя я, с трудом держась на ватных ногах.
   Ее лицо все ближе и ближе - не понимаю: то ли земля сжимается, то ли мы плывем навстречу друг другу - и вот между нами несколько сантиметров занятых лишь воздухом.
   Я чувствую ее дыхание, она - мое. Наши руки касаются. Левая непослушная рука уже обернулась вокруг ее талии и заскользила... Вот между нами уже и нет разделительного воздуха.
   Поцелуй. Жаркий, страстный, долгожданный.
   Охранники отошли в сторонку, но для нас их давно не стало на нашем свете. Мы уже живем отдельно от остальных людей. В своем мире. Недолговечном, но таком приятном. Каждая влюбленная пара в такие минуты, словно еще одни Адам и Ева в Раю. Скоро приползет Змий и все испортит, но до тех пор...
   Но трезвость мышления говорит, что пора в путь. Но слушать ли мне эти шептания? Или это и есть голос чертика, который слушать не стоит. Мне стоит слушать то, что шепчут уста Ольги, скользя по моим. А они все повторяют: "Дома никого нет!", "Никого нет!", "Никого нет..."
  
   Утро вечера мудренее.
   Если верить поговорке, то задержался я в городе не зря. И теперь, пока выпавшая роса не обсохла, пока солнце не припекает голову и плечи, пока проснувшиеся птички весело насвистывают песнь, я бегу прямиком по убранным пшеничным полям, навстречу восходящему солнцу... Стоп. Я останавливаюсь. Если я бегу на солнце, то значит - бегу на восток! Но мне же нужно на северо-запад! Опять не туда побежал. Радости полные штаны, вот и забыл о проблемах с ориентацией... в пространстве.
   Синичка догнала меня, чирикнула, и показала, в какую сторону нам следует бежать.
   Поля стоят голые. Урожаи собраны до последнего зернышка. Война заставляет потуже затянуть пояса. Население восточного Снорарла возросло вдвое, а, следовательно, и еды требуется больше. Как бы не начался голод. Нужно и с этим что-то решать. Хотя, вероятно, Высший Совет уже знает об этом и не сказал мне, потому, что в сложившейся ситуации это менее значимо. Что ж, положусь на их мнение и опыт. Сам же займусь теми делами, что требуют не сельскохозяйственных знаний, а умений вышибать дух из супостатов.
   Путь из Сбора в Изгинар - долог. Для нормального путешественника потребуется не меньше двух недель, чтобы покрыть это расстояние. Я же собираюсь добежать, шустрее перевоплотившегося оборотня, то есть примерно дня за три-четыре. Остановки буду совершать лишь для сна. Поем на ходу. Про отдых я вообще не могу думать - вновь попав в волшебный мир, я словно потерял способность уставать. Такая бодрость, заряженность в теле!
   Но моим планам длительной пробежки без отдыха пришел конец в первый же день.
   В одной деревне, щедро укрытой лесными кронами, собрались люди, устроили дебаты. В этой деревне, по всей видимости, сошлись жители и ближайших селений, потому как слишком уж много народа собралось тут для одного маленького поселения. В стороне от жителей устроились тесным кругом полсотни индивидуумов, опознанных мной, как "разбойник обыкновенный". Лесное Братство в споры деревенских не вмешивались и вели себя весьма культурно.
   Мне стало интересно, что тут может происходить. Единственной догадкой было предположение, что разбойники прибыли в мирное село и требует с жителей дань. Но догадка не выдерживает критики. Жителей же никто не трогает! Разбойники ведут себя тише воды.
   Послушаю, что же вещает местное сборище. Слушать я начал естественно не с начала речи неизвестного вещателя.
   - Люди, настала пора решать, на чьей мы стороне! На стороне зажравшихся горожан, отбирающих у нас последние крохи пищи и не дающие нам за это ни защиты, ни помощи? Или на стороне наших братьев, таких же как мы, но лишившихся последнего и от того занявшихся грабежом?
   Скукотище. Народные волнения. Раскулачивание. Знаем, проходили по истории. Ничего путного из этого не выйдет. Пусть даже и не пытаются. Сказать им об этом или сами додумаются?! Судя по настроениям в толпе - не многие поддерживают грабителей и желают к ним присоединиться, но и горожан тут явно не любят.
   Оратор из народа еще много пустил слов на ветер. Говорил до тех пор, пока голос не сорвался, но и после, сумел объяснить слушателям, что вместо него заговорит один из разбойников. Интересно, он скажет что-нибудь дельное или тоже сотрясет лишь воздух?!
   - Мы - разбойники!
   Спасибо, что разъяснил.
   - Но мы грабим богатых, а не бедных!
   Привет, Робин! Я знал, что попал в Лес, но не думал, что в Шервудский.
   - Берем лишь то, что принадлежит нам по праву!
   И ни слова про "Ничего себе - все людям"?
   - Вступайте в наши ряды и ваше благосостояние улучшится!
   Не то говоришь! Совсем не то. Ваше зазывалово на финансовую пирамиду похоже.
   - На солдат надежд нет!
   Ну, еще бы! Какие могут быть надежды на полицию у гражданина, совершившего преступление?
   - Возьмем все в свои руки!
   Не надорвись всесобиратель.
   - Покажем мерзким шавкам их место у конур!
   Если он про оборотней - то это расизм. Нехорошо!
   Разбойник продолжал вещать и вещать. Народ заскучал. Создавалось ощущение, что они это уже слышали. Вновь место оратора занял предыдущий селянин.
   - Так чаво решили? Идем в Вольницу или продолжаем тянуть ярмо горожан?
   Люди загомонили. Немного нашлось тупиц во всей многолюдной толпе, кто склонялся к "вливанию", народ тут как везде простой, ему ближе возлияния. Но я все же вмешался и пропищал, затесавшись в толпе:
   - А как же Феникс?
   Народ поддержал. Разгорелись страсти. Против горожан и власти народ идти готов, но против обожаемого Феникса - нет.
   - Феникс заодно с горожанами! - вновь вылезли разбойники. - Он и не думает о нашем благе! Где он сейчас, когда так нужен своим людям? Он думает лишь о том, как бы породниться с шавками запада!..
   Хм, я бы послушал и дальше. В этом мире меня очень часто хвалят, а критика днем с огнем не сыскать. А критика нужна. Без нее личность расти над собой не пожелает. И вот отыскался такой смельчак и его тут же, не давая возможности изложить свои мысли, хватают за меховую сбрую, бросают на землю и нещадно давят ногами. Оставшиеся разбойники вмешиваются, пытаются уладить дело миром и спешно вытаскивают из заварушки своего подельника. Подельник спасен, но так уж вышло, что дабы спасти одного - пожертвовали пятью. Вновь вызволять. Оставили в свалке два десятка. "Что делать?!" - в отчаяние задумались лесные молодцы. И вывод у них естественно один: "Хватаемся за оружие!"
   Допустить кровопролития я не могу, поэтому приходится максимально нежно, касаться заклинанием Ментальный Удар всех разбойников, надеясь, что мои возросшие возможности не поджарят беднягам мозг. Все обошлось. Разбойники мешками повалились на земь, и народ радостно продолжил их топтать. Так не договаривались! Но как остановить людей, не причинив им вред? Вновь огреть всех ударом прямиком по мозгам? Не хочу рисковать на почти невинных людях.
   Много думать вредно. Что в пустую размышлять какое заклинание использовать. Использую все и разом. Главное ни в кого не попасть.
   Народ прекратил потасовку, когда в небе начали взрываться, шипеть и хлопать разнообразные фейерверки. И золотые, и алые, и радужные. Засверкали молнии, подул ветер, подгоняя тучи. Словно гнев небес собрался обрушиться на селян. Кто верил - замолился, кто нет - забегался. Народу стало не до разбойников. А мне не до народа.
   Побежал дальше.
   Должно быть, не прошло и пары часов, как я вновь остановился, в этот раз, натолкнувшись на дозорных, ведущих пленников. Если бы пленниками вновь оказались разбойники, то я бы не остановился: мне надоело их лицезреть. В этот раз арестантами оказались четверо изможденного вида старцев, в коричневых потертых рясах со слабо различимым символом - Алым Солнцем. Меня заинтересовало.
   - Приветствую!
   Дозорные остановились, вытянулись в струнку и дружно поздоровались со мной.
   - Кого ведете?
   - Смутьянов, - ответил старшина.
   - Чего они делали?
   И старшина ответил.
   Оказалось, что веселиться за чужой счет умеет не один лишь Ирик, который ранее неплохо подрывал доверие к власти в Снорарле. Теперь же, с разрушением Границы в Снорарл впустили и других столь же веселящихся "Ириков". Пока армии сражаются на поле боя, эти диверсанты в рясах перебрались на восток, и разбрелись по деревням, да весям, словом неся большую угрозу, чем даже армия врага. В отличие от ораторов-разбойников, эти проповедники знают свое дело, и ведают, как заставить доверчивых жителей следовать тем путем, что нужен врагу. Пусть мало людей вступило в религию Империи, но даже проигнорировав слова проповедников, в людях остается осадок из верно подмеченных слов, и недоверия к своим же собратьям. Может, следуя проторенной дорогой проповедников, разбойники также решили набирать команду ораторством: дурной пример - заразителен.
   - Поведайте мне, что у вас за религия такая?! - попросил я стариков в рясах. - А то епископ ваш, с коим я имел скоротечный разговор, слаб, был в риторике. Расскажите о Соборе и Кровавом Драконе...
   Старики вначале не хотели отвечать. Фанатики своего дела не раскалываются даже под пытками и предпочитают смерть - предательству. Но я же не спрашивал их про слабости в обороне или о дальнейших планах командования!
   Когда до проповедников дошло, что мне нужны те же сведения, которыми они и завлекали "заблудших овец" в свое "стадо", то тут же запели, словно соловьи.
   Опуская религиозную чушь, получаем следующее:
   Собор - орган верховной власти, с неограниченными возможностями. Теократия. Власть религии, так сказать. Управляет и Империей, и императорским двором. Кто самая главная шишка - не сказали. Императорский Двор - верховное правление Империей Кровавого Дракона. Но - лишь ширма. Расположен Двор на каком-то Острове. Кровавый Дракон - перевоплотившийся демон, отринувший зло и вставший на путь служения Единому Богу. Самый главный святой - Основатель - имени нет, описания нет. Перенаправил Демона-дракона на новый путь, посредством убиения бедной крылатой ящерки. Убийство Дракона и есть начало Империи Кровавого Дракона и случилось это очень давно. Но проповедники утверждают, что Основатель все еще жив, но не покажется до определенного, предопределенного момента, типа Конец Света - короче до своего звездного часа он не выйдет из гримерки. Про Ирика они ничего не сказали: ни подтвердили, ни опровергли то, что именно он вновь командует вторжением.
   Когда допрос был окончен, то я разрешил дозорным продолжить путь, испросив, что же ждет этих стариков. Когда получил ответ, то посчитал, что помнить, что их ждет, мне не следует. Таких проповедников, устраивающих диверсии, поймано немало. Вначале их отправляли миром обратно к имперцам, но те упорно возвращались и не желали сдаваться. Тогда их попросту приказали вешать. Вот такие дела. Мне этого знать не следует. Мне еще добираться до Изгинара.
  

Глава 3

Крепость Изгинар

  
   Путь до Изгинара оказался несколько длиннее, чем я планировал. Не из-за того, что я заблудился и не мог понять, где нахожусь, а по причине того, что я не мог пройти мимо задетых войной людей. Кое­-где приходилось вмешиваться в конфликты между оборотнями и колдунами и примирять их. Где-то я гонялся вместе с армейскими патрулями за диверсантами Империи, проскользнувшими сквозь все заслоны.
   Но больше всего меня беспокоили лагеря беженцев бежавших из своих деревень на восток к колдунам, в надежде встретить поддержку и понимание, но вместо этого натолкнувшиеся на безразличие, а иногда и злобу. Лагеря беженцев попадались всюду на моем пути. Населяющие их оборотни были обычными людьми - теми же людьми, что в прошлый мой поход так радушно встречали меня во многих деревнях Края. Они добрые и простые люди, не привыкшие воевать, а умеющие усердно трудиться: пахать, сеять, ловить и выращивать... Они занимались всем тем, чем и должны заниматься люди... миролюбивые люди. И теперь, пока воинственные соплеменники грабят колдунов и вдоволь насыщаются, пока не попадутся дозору, а соответственно на плаху; миролюбивые оборотни терпят обиду разозленных и напуганных колдунов, ограбленных воинственными соотечественниками, снося незаслуженные оскорбления и терпя необоснованные лишения.
   Я не мог так просто оставить тысячи человек без защиты и надежды.
   Гражданская война официально окончена, но неофициально разгорелась с новой силой. Раньше простые колдуны и оборотни не конфликтовали и мирно уживались, торговали, помогали друг другу, заключали браки и многое делали совместно. Теперь же ничего такого нет. Теперь оборотни боятся колдунов, а колдуны - оборотней; и те и другие боятся Империю, а собственной армии не доверяют; и колдуны и оборотни самостоятельно решают проблемы - так появляются новые разбойничьи братства. И все по кругу.
   Я пытался разорвать этот нездоровый цикл. Грандиозных успехов не достиг: помочь всем я не в силах. Но помочь тем, кого встретил - могу!
   Так и поступал, продвигаясь не напрямик к Изгинару, а виляя, перескакивая от одного поселения к другому.
   Но к Изгинару я пришел. И сейчас он передо мной.
   Крепость Изгинар.
   Мощный фортификационный объект. Черные деревянные стены, черные же башни во множестве, мощные ворота - люди постарались, дабы максимально укрепить лучшую крепость Снорарла. Но сколько бы ни старались люди, но превзойти умения природы им не под силу, так что остается приспособить условия: река, широко разливаясь, обтекает высокий и обрывистый каменистый холм, на котором мудрые основатели и заложили хоть и деревянную, но столь неприступную фортификацию. Крепость построена в форме клина, смотрящего острием в юго-западном направлении. Две стороны треугольника прикрыты широчайшим водным пределом, а третья - задняя от острия - защищена вырытым каналом, заполненным водой той же реки. Со всех сторон Изгинар защищен водной преградой, так что добраться до крепости можно только по большому раздвижному мосту, на пароме или лодке. Все лодки и паромы обязуются получать разрешение на деятельность у коменданта крепости; в противном случае забывчивого рыбака, вышедшего поплавать, но не получившего разрешение, ждет не штраф, а скорая встреча с дном - незадачливого лодочника или любого недоброжелателя, решившего незаконно переплыть реку, потопят или маги, или лучники, несущие вахты на множестве башен, торчащих прямиком из водной глади. Такие дела. Про сам гарнизон я ничего не знаю, но говориться, что в Изгинаре собраны лучшие войска колдунов. Притом их тут большая часть от всей восточной армии! Потом мне еще станет известно, что со стороны Волшебного Леса крепость защищает цепь меньших фортификаций: вынужденная предосторожность, на случай если из Леса Кошмаров или Леса Призраков выскочит особо опасный зверь и попытается пробиться на мирные земли колдунов. В тех фортах служит особый отряд дозорных - Дозорные Леса - элитное подразделение колдунов, состоящее из лучших рейнджеров, мастерски владеющих сталью, магией и головой. Жаль, но мне так и не удастся их увидеть. Ведь они... Но об этом я еще ничего не могу знать. Я же не умею заглядывать в будущее!
   Лучше вернусь-ка я к настоящему времени и месту. Я иду по мосту, соединяющему холм-остров и большую землю. Прохожу много пролетов, на каждом из которых размещен военный кордон. Меня не досматривают: сделали это один раз и после подтверждения моей личности пустили дальше без волокиты. Прочих же гостей крепости досматривают очень часто. В крепость с окрестных сел свозят еду и припасы: явно нехороший знак, вопиющий, что Изгинар готовится к возможной осаде.
   Вот я сошел с моста и ступил на землю острова. Дальнейший путь круто забирает вверх. Даже если враг каким-то чудом и переберется на остров, то осаждать стены крепости ему будет ой как нелегко. Даже я, поднимаясь по сносной дороге, запыхался... хотя нет. Совсем не устал. Но у людей без бесконечной выносливости обязательно возникнет одышка.
   Добрался непосредственно под стены города-крепости и решил их осмотреть. Покарябал Когтями, пожег огнем. И восхитился. Деревянные стены Изгинара превосходят крепостью и огнеупорностью даже камень! Или деревья при постройке использовали необычные, или заколдовали их, или пропитали каким-то средством. Последнее мое предположение - верное. Именно из-за пропитки специальным раствором (состав которого - секрет) весь, выстроенный из дерева, Изгинар и имеет свой неповторимый, но сильно мрачный темный окрас. Зато дерево после обработки раствором (опять же секрет каким!) не чувствительно к сырости, огню, холоду и вообще магии, плюс ко всему становится необычайно прочным. Именно за счет раствора (секретного) и стало возможно возвести эту крепость. Дерева в Волшебном Мире много, а вот камня - негусто.
   Изнутри, за многочисленными стенами, Изгинар столь же мрачен, как и снаружи. Умельцы пытались добавить красоты, строя великолепные здания с балконами, арками, куполами и колоннами, но... уставом крепости ясно сказано, что все то дерево, что является частью постройки, обязательно должно быть пропитано раствором (секретным). Тут уж, как ни ухищряйся, но мрачный город - останется мрачным городом. Но крепость и не должна блистать. Она должна выполнять свои функции, а именно защищать подвластную территорию. И с этим делом Изгинар справляется. С чем согласны и жители - большая часть которых - военнослужащие с семьями. Горожан не занятых делами, связанными с обслуживанием крепости почти нет. Типа, гражданским вход закрыт!
   Я топал по темным улицам, освещенным ярким веселым солнышком, и тяжело было на сердце.
   В Снорарл приходил я и Альтер. Я посетил много деревень и три города: Холмогор, Крапивий Берег и Сбор. Альтер же малоизвестно где гулял, но точно известно, что в Сбор и Изгинар он наведывался часто. В Изгинар даже очень часто. А это значит, что у него (меня) в крепости обязательно есть знакомые, друзья, может даже любовницы. И как мне себя вести, если какая-нибудь девушка подойдет, начнет вести себя словно Миа, а я и отреагировать правильно не смогу. А вдруг это жена Альтера, а значит и моя?! Как мне вести себя с возможными людьми, потащившими бы меня в кабак, вложившими мне в руки бутылку пива и пригласившими шлюх?! А ведь все это возможно! Со мной уже много раз здоровались, словно со знакомым. А комендант Слава-Победа - точно друг Альтера! Как мне с ним говорить? Опять сказать про потерю памяти: так приелось уже. И вообще, как мне узнать коменданта? Ему где-то сороковник, а может и больше. Не женат, но по слухам он - "большой шалун", навещающий много подружек в разных местах. Говорят, что он умен, что и понятно - ведь его однозначно признают лучшим кандидатом на должность главнокомандующего объединенной армией. Он не знает магии, и на колдовство в бою особо полагаться не может. Физически он неплохо подготовлен, но до тех же Дозорных Леса ему ой как далеко...
   - Привет.
   Что мне еще о нем известно?! Хм, вроде больше ничего. Ах, да! Еще одно! Он лучший в Снорарле кузнец. По кости. Плавщик кости. Я еще не определился, как они называются. В отличие от прочих кузнецов, у Славы-Победы работа с костью - врожденная колдовская способность. Если прочие кузнецы добиваются своей работы посредством специально зачарованных верстаков-плавилен, питая артефакт Силой, то комендант Изгинара способен изменять кость просто дотронувшись до нее. И это очень полезно в бою, но только если противник даст до себя дотронуться. И если комендант коснется врага, то... будет страшная картина, как собственные кости врага взорвутся множеством игл и разорвут несчастного на кусочки.
   Блин, да кто же это стоит в паре метров от меня и делает вид, будто ждет, что я с ним заговорю? Он еще со мной поздоровался ранее, но я посчитал его знакомых Альтера и решил, что прежде чем меня потащат в бордель, я посопротивляюсь. А лучшим сопротивлением выбрал игнорирование всех тех, что опознают во мне меня. Как все сложно! Но этот пацан не уходит. Он словно и не обратил внимания, что я его старательно игнорирую! Ждет себе спокойно, даже не шевелится. Словно впал в режим сна.
   - Чего тебе? - все же решил я спросить упертого мальца.
   Но теперь игнорировали меня! Или это он из спящего режима так долго выходит?! Давай же, поспеши!
   - Заказ готов, - ответил малец, вернув немного осмысленности во взгляд. - Заберешь?
   О чем он?! Я уверен - он наркоман! Даже в этом мире они есть. Они повсюду и скоро захватят весь мир!
   - Ты о чем?
   - О заказе.
   Угу. Точно - наркоман. И пусть меня не обманывает место - он именно из них!
   Парень, которому не исполнилось должно быть и восемнадцати лет, продолжал стоять рядом со мной и раздражал своим присутствием. Голову с коротко стрижеными волосами он иногда почесывал, словно находясь в глубоких раздумьях. Иногда поправлял сползающий на затылок берет. Одет он, в костяную броню отличного качества, почти полностью скрывающую его хлипкое юношеское тело. Хм, ошибся, он не хлюпик. Телом он не велик, но вот руки его весьма мускулистые, даже чересчур. Присмотревшись к его смазливому личику, я понял, что он все же не наркоман. И не даун. Так кто же он?
   - Ты знаешь, кто я?
   - Да.
   ­­- И кто же?
   - Феникс.
   - А ты кто?
   - Комендант Изгинара.
   Он издевается?!
   - Назови свое имя!
   - Слава-Победа.
   Он точно издевается! И нарывается на порку!.. Но не может же быть все так просто: какой-то пацан решил прикольнуться над самим Фениксом! Нет. Посмотрю-ка я в его глаза. Если он говорил неправду, то я это пойму. Наверное.
   Вроде он не врет.
   И это - Слава-Победа? Ему сорок лет? Он герой колдунов? Не верю! Хотя сам же и подтвердил его слова.
   - Мы с тобой уже встречались?
   - Да.
   - Ты всегда так разговариваешь?
   - Нет.
   Да что с ним?!
   - Сегодня праздник?
   - Возможно.
   Я его убью! Пусть он и комендант, но я его убью!
   - Ты можешь нормально разговаривать?
   - Да.
   - И что для этого нужно? Благоволение небесных светил?
   - Мне нужно поспать.
   И с этими словами комендант падает на спину. На дорогу. Не расшибается и мерно посапывая, сползает поближе к домам и подальше от дороги, чтобы его ненароком не затоптали. Что за?..
   Вечер. Люди возвращаются с работы домой, а я выполняю никому не нужную и глупую работу - волоку сладко спящего коменданта крепости в его покои, которые и не знаю, где расположены. Мне хочется есть. Я устал. Ожидая радостную встречу, баню и горячий обед, я никак не ожидал нарваться на подобный прием.
   Никого не удивляло появление одного мужика, тащащего перекинутого через плечо пацаненка, и злобно обкладывающего матом всю округу, коменданта и крепость. Видимо, подобное явление случается в Изгинаре часто. Иначе чем объяснить сочувственные взгляды, бросаемые прохожими мне вослед, когда они опознавали в похищенном ребенке - своего коменданта.
   Язык до Киева доведет. А меня он довел до трехэтажного обширного здания, с двориком и фонтаном. Шикарный особняк, особенно для одного человека. Но войдя внутрь, я догадался, что домик многоквартирный. Жильцы указали мне на жилище коменданта и я, выломав дверь, закинул внутрь продолжающего спать управителя крепости. Даже приземлившись головой в стену, этот соня, сделал вид, что не проснулся, и только пополз "гусеницей" в сторону своего шикарного ложа, заслуживающего подробного описания минимум на страницу текста... Но я ограничусь лишь строками, потому, что устал.
   Так вот - Кровать. Громадная - на ней свободно разместятся с десяток человек. Высоченная настолько, что взбираться без страховки - опасно для жизни. Закиданная без меры подушками и мягкими игрушками так, что затеряться во всем этом море становится не сложнее, чем потеряться в лесу. Короче: очень необычная постель, в комнате без окон, часов и всего прочего, могущего отвлечь спящего человека от наблюдения снов.
   Гусеница комендант добралась до места своего естественного обитания, и скрылась под ворохом одеял и подушек с головой. До утра я коменданта не увижу.
   Но пока утро не наступило, я отправился исследовать квартиру этого "подростка", надеясь отыскать съестное. Но в его "трешке" обнаружил лишь двух девиц, занятых своими делами и не обративших внимание на мои поиски. Спать было еще рано, кушать хотелось сильно, и вот я выбрался из многоквартирного дома и направился в неизвестном направлении, следуя запахами съедобной пищи.
   Запах вывел меня к столовой. Общепит, так сказать.
   В обширном зале, гремя подносами, скрежеща ножами, и шумно общаясь, собралось уйма гарнизонных солдат. К месту раздачи пищи выстроилась очередь изголодавшихся за день службы людей. Я присоединился к очереди. Но не успел продвинуться и на два человека, как меня заметили, выдернули из очереди и усадили за одним стол с дозорными Изгинара. Не дозорные Леса, но и эта компания не худшая.
   Мне принесли поесть. Мы разговорились. Так уж, вышло, но я переменил разговор и спросил о коменданте и его "странностях". Вот так мне ответили:
   - Странности? - удивились дозорные. - Ах, вы про эти странности!
   - Он про эти странности! - повторил один дозорный.
   - Есть грешок у нашего героя, - засмеялся еще один.
   - Так расскажите подробнее, - не выдержал я. - Давно у него это? Может это болезнь!
   Дозорные удивились.
   - Не! Все не настолько плохо! Он же не извращенец какой! Он нормальный. Позволяет себе больше нашего, только и всего.
   Что-то я не понимаю... О чем это они?!
   - Мы бы тоже с радостью делали все как господин комендант, но... рожей, должно быть, не вышли...
   Дозорные опечалились. Заказали что-то покрепче того, чем угощали меня и что пили ранее сами. Дружно чокнулись. Выпили не поморщившись. Закусили.
   - Так при чем тут рожи? Ложись спать. Кто спрашивать будет? - задал я вопрос, желая все полнее узнать.
   - Как можно?! - возмутились мои собутыльники. - Мы же не разбойники какие! Это вам, господин Феникс, такое с рук сойти может, но никак не нам!
   - Я-то тут причем?
   - Ну, вы же Феникс! Если чего захотите, то вам и слово не посмеют сказать!
   Резон в его словах есть. Особенно глубокомысленными слова мне показались после шестой рюмки.
   - Все равно не понимаю! Это у вас в Изгинаре закон такой что ли? Почему только Славе-Победе все можно, а вам нельзя?! Это же несправедливо!
   - Несправедливо, но такова наша доля. Мы всего лишь дозорные.
   - Я тоже дозорный! Я не потерплю притеснений моих братьев по оружию!
   Рюмка, не поддающаяся исчислению, но находящаяся далее "цатой" по списку, настроила меня на боевое настроение. Жаль воинственность была направлена не на имперцев, о существовании которых я позабыл, а на своего же подданного.
   - Вы дозорный? - собутыльники удивились.
   - Дозорный Холмогора!
   - За это надо выпить!
   К нашему столу придвинули стулья вначале несколько прочих групп народонаселения, а после весь зал стал одним общим столом. Закатили грандиозную попойку. В этой столовой питались не только простые солдаты, но даже весьма высокопоставленные шишки. Так что разрешение на внеплановое мероприятие было получено официально, и никто не беспокоился за последствия.
   - Так объяснит мне кто-нибудь, почему коменданту можно спокойно прыгать в постель, а прочим нельзя?!
   Кто-то приступил к объяснению.
   - Комендант - притягателен для женщин. Мы - не настолько...
   - При чем тут это?! Кто у вас спросит? Идете и ложитесь. Все!
   - Так нельзя.
   - По закону?
   - Не только. От родственников заслуженно получишь по голове, даже если по согласию... А уж как вы говорите... За такое и убить мало!
   - Сурово у вас. В Холмогоре все не так.
   - Не может быть! Так должно быть во всем Снорарле!
   - Не знаю. Я ложусь, когда захочу, и никто мне не указ!
   - Так это вы!
   - Так это я. Я перестрою закон и разрешу вам делать то же, что и коменданту!
   - Нельзя же так! Если девушка против...
   - При чем тут ваша девушка? Это она запрещает вам спать?!
   - Э-э-э, нет.
   - Тогда в чем дело?
   - Ну, э-э-э...
   Хлопс.
   Кто-то с кем я говорил, не выдержал напряжения мыслительных процессов и рухнул спать. Вот! И никто ему не мешает этого делать! Даже не могут внятно разъяснить, почему Славе-Победе можно спать в любое время, а прочим - нет?! Эх, я уже пьян. Они же мне совершенно другое объясняли! Недопонимание, что ли?
   Нужно протрезветь, а то я уже отрубаюсь, и спросить другого человека.
   Какое я там заклинание знаю для выдувания хмеля из головы? Никакое? Что, серьезно? Что я делал в прошлое посещение, что помешало мне выучить самые необходимые заклинания, вроде протрезвления или создания пищи?!
   "Ладно. Эксперимент номер Раз!" - с этими мыслями я вмазал сам себя Ментальным Ударом. Сознание совсем потекло. Сидящие рядом со мной собутыльники рухнули под стол - их, должно быть, задело рикошетом. Колдовать в пьяном виде - не слишком разумно. Но разум остановить меня не в силах!
   Мне показалось душно. Куча народу уже полегло в неравной битве со все прибывающим врагом - бутылками какого-то крепкого напитка. В воздухе стоит "душман". Я решил срочно, и во что бы то ни стало, проветрить помещение. Но пешком дойти до окон - непосильная задача, поэтому я воспользовался магией и вышиб окна ударами чистой Силы. Вместе с окнами выбил и часть стены.
   Но дух по имени Перегар сдаваться под натиском свежего воздуха не желал. Мне пришлось вмешаться. Воздух завихрился. Прямо в столовой возникли смерчи, засасывая в недра столы, стулья, людей и Перегар. Когда воздух и пространство комнаты очистилось, то я приказал смерчам убраться и те, вылетев на улицу, исчезли, выкинув из недр все сворованное имущество и пьяниц.
   Зал после столь решительных действий представлял собой печальное зрелище. Я понял, что натворил глупость. Решил все исправить. Прикинул, что построить новое здание будет проще, чем ремонтировать это и устроил пожар, дабы с утра пораньше возвести на этом месте новый ресторан, взамен столовой.
   Ночь. Темнота. Протрезвевшие люди мечутся, спасают из огня вещи, пытаются затушить пожар. Все бесполезно. Один я сижу в самом эпицентре огня и греюсь. Мне было зябко в проветриваемом всеми ветрами помещении, но теперь комфортно и хорошо. Хмель сбежал от страшного меня, но я старался не думать о том, что наделал. Никто же почти не пострадал!
   Рядом со мной, защищенные от бушующего пламени, моей Силой, сидят напуганные дозорные, думают о том, что не следует спаивать своего грозного правителя, и попутно объясняют мне, что мы недопоняли друг друга, когда разговаривали. За странность они поняли привычку коменданта соблазнять одновременно от двух девушек и больше, а я - спать в неположенное время и в неположенном месте. Про сон Славы-Победы ходят легенды. Он обожает все, что связано с постелью. Вообще постель - любимое место коменданта. Больше всего он любит спать, но и от прочих радостей, связанных с лежачим положением не откажется. Но из-за нападения имперцев он теперь редко спит и на момент моей с ним встречи он бодрствовал уже пять суток. Так-то дозорные говорят, что он нормальный человек...
   Заалело небо.
   Пожар утих.
   Бригады, тушившие пожар, облегченно вздохнули. До последнего они боялись, что огонь перекинется на прочие здания и сгорит вся крепость. А ведь считалось, что это невозможно! Дерево, покрытое секретным раствором, не горит!
   Выспавшись и отдохнув, я выбрался с пепелища под ошарашенными взглядами зевак. Следом за тем, как проснулся я - уснул, потухнув остаток пожара. Я действительно хорошо отдохнул и даже голова с похмелья не гудела. Кругом собралось много обмазанных копотью, запыхавшихся зрителей и комендант в том числе. По его физиономии видно, что теперь он желает говорить. И, кажется, в отличие от меня, он не выспался.
  

Глава 4

Слава-Победа

  
   - До-о-оброе утро! - сладко позевывая, поздоровался я с комендантом.
   В ответ же меня сверлил недовольный взгляд.
   - Как спалось? - не сдержавшись, я все же решил поиздеваться над бедным человечком, не спавшим много суток.
   Казалось, что меня сейчас серьезно изобьют.
   - А чего это вы тут все собрались?! - изобразив удивление, обвел я толпу народа взглядом, и поспешил занырнуть обратно в выгоревший дом, спасаясь от возможного гнева людей.
   Но меня никто не ругал и не бил. Лишь насквозь прошивали взглядами. Меня проняло. Я извинился, пообещал выплатить серьезную компенсацию всем пострадавшим.
   Народ начал расходиться: кто имел возможность - уходил спать; а кто нет - плелся на службу: "будь она не ладна!". Со мной остался лишь Слава-Победа. Глупое имечко.
   Начнем просветительские беседы по заранее отработанному сценарию.
   - Скажу сразу - я ничего не помню. Можешь считать, что я потерял память. Для меня - мы с тобой познакомились лишь вчера. И ты произвел не слишком приятное впечатление, - я осмотрел пепелище за спиной и речь на время сдулась. - Впрочем, и я хорош.
   Перерыв.
   Комендант меня понимает.
   Продолжаем.
   - Давай забудем прошлое и начнем кушать сырок марки "дружба" заново?!
   - Ладно, - ответил, небрежно махнув рукой комендант. - Только прежде чем забыть: я доделал твой заказ.
   О чем это он?!
   - Заказ?
   - Да.
   Некоторое время мы тупо смотрели друга на друга, не понимая. Я еще спросонья, а комендант не выспавшийся, так что мы оба соображаем весьма туго. Видя, что кратким ответом он ничего не объяснил, Слава-Победа почесал макушку, поправил берет, и поправил себя, усмехнувшись:
   - Забыли, да? Не знаю, зачем тебе такие сложности, но я приму эту игру... воля правителя, как-никак!
   Что это с ним? Не поверил в байку про потеряю памяти? Удивительно! Неужели у него есть голова на плечах? Первый человек этого мира с головой!
   - Тогда начну с представления, - молодо выглядящий человек встал по стойке смирно и громко, ясно проревел. - Слава-Победа - комендант крепости Изгинар...
   Стойки смирно, громкой речи и заряда бодрости ему хватило лишь на имя и три слова. Дальше он вновь стал произносить слова замедленно, с неохотой:
   - ...и прочие титулы, не столь многочисленные, но и не столь малозначительные.
   Я ожидал продолжения. Собеседник молчал. Неужели он желает знать мое имя?! Удивительно! Первый человек, позволивший мне представиться самому, даже зная, кто я!
   Я назвался. Желая полнее удовлетворить интерес собеседника, к своему имени присовокупил и то звание, которое заслужил за время скоротечной службы в армии своего мира.
   - Странное имя, - недоверчиво посмотрел на меня собеседник. - И звания такого я не знаю. Буду звать тебя, так же как и все.
   То есть Фениксом. Ладно, я уже привык. Пожалуй, и в паспорте пора сменить мое прежнее имя на гордое прозвище этого мира и не путать ни себя, ни кого еще.
   Но продолжим церемонию скорого знакомства.
   - Я работаю начальником всего этого города, - собеседник обвел рукой окружающее пространство, как бы охватывая территорию всего Изгинара. - А с некоторых пор - пожри их Топь; засоси в Границу - еще и начальником объединенных войск.
   Спрашивать, на кого направлено ругательство я не стану. И так понятно, что на имперцев... или тех кто выдвинул коменданта на должность главнокомандующего... или на меня... Спросить что ли кого он так ненавидит?!
   - А я - врач.
   Вновь недоверчивый взгляд, типа: "ври больше".
   - А мне точно известно, что ты работаешь начальником начальников вроде меня и остальных жителей Снорарла. Разве не так?
   - Так.
   - Я поступлю проще и представлю тебя сам.
   Я весь в нетерпении. Как же он меня назовет?!
   - Феникс, повелитель Снорарла, Миртрарла и Границы. Так?
   Значит до многих уже долетело новое титулование их сиятельного Огнекрыла. А я ведь это особо не афишировал! Если не считать тот случай с армиями оборотней и колдунов... и еще несколько раз...
   - Да.
   - Ну, что ж, поздравляю! - собеседник пожал мне руку.
   - С чем?
   - Ты получаешь звание самого неудачливого правителя года!
   Это он меня что подкалывает? Смелости много?
   - Ни в одном из трех ваших царств, о великий трижды правитель, не царит ни мир, ни спокойствие. Всюду война, да неразбериха. Как будите решать? Народ требует доказательств вашей состоятельности в должности правителя!
   Он явно очень смелый! За подобную наглость, я обоснованно могу уничтожить принижателя моих талантов на месте! Но не буду. Я же не тиран. Свобода слова есть в моей стране, только пользоваться этой привилегией могу лишь я один!
   - Не борзеть!
   Легкий ментальный удар, даже скорее "касание", и не в меру разговорчивый комендант отправляется на встречу с дорожным настилом. Странно. Я же не сильно его! Так почему же он не встает? Я его убил?!
   Храп!
   Он уснул.
   Разряд тока, и вот человек полон бодрости. Аж искрит! Зададим вопрос.
   - Слушай, не слишком ли ты принижаешь мое королевское достоинство?
   После двойного удара парень (хотя какой он парень? Мужик! Всему это обманчивая смазливая, да юная внешность виной!) не осознает время и место своего нахождения, а уж мой вопрос так вообще не уловил.
   Повторяю вопрос. Жду ответа.
   - Извиняюсь. Я подумал, что моя небольшая шутка впишется в твою "потерю памяти".
   Шутник. Послушаю, что он еще скажет в свое оправдание. Очень уж интересно, что за отношения сложились между ним и Альтером. Одно то, что он обращается ко мне на "ты" говорит о многом. А так шутить не смеет даже Владик.
   - Ты должен помнить, как шутил надо мной в тот раз, во время нападения тварей Волшебного Леса... - комендант усмехнулся своим воспоминаниям, но видя, что я не смеюсь вместе с ним, прекратил. - Ты все еще "ничего не помнишь"? Да. И зачем тебе это?! Не отвечай.
   И не собирался.
   - Расскажи про шутку. Может чего и вспомню.
   - Не буду вдаваться в детали и говорить, что произошло, но... я накосячил. Случилось очень нехорошее происшествие. Я расстроился, что и понятно - вся вина на мне. Но ты меня поддержал!
   - И что же я сделал?
   - Ты меня поздравил - как я тебя сейчас - и наградил званием самого неудачливого коменданта тысячелетия...
   - О, это ты со мной еще мягко обошелся. Я всего лишь в этом году "самый", а ты... Серьезно!
   - Да. Затем ты в шуточной, но грубой форме - чего мне не удалось повторить - перечислил все мои промахи, а затем потребовал принятия срочных мер или совершения ритуального самоубийства в угоду толпе, врагам и лично вам... Последнее уже не походило на шутку и мне пришлось спешно напрягать мозг, чтобы придумать решение той проблемы.
   Альтер жесток!
   - И что? Придумал?
   - Конечно! С моральной поддержкой в твоем лице - не придумать было нельзя. Меня ждала моя дорогая, нежная, мягкая Жаклин, а не выполни я свой долг и кто знает, возможно, мне действительно пришлось бы умереть. Вероятность этого была высока: в тот момент ты был рядом!
   Альтер действительно жесток!
   - Я не помню этого... но это была шутка! Точно шутка! Я не желаю тебе смерти! Верь мне!
   Недоверчивый собеседник лишь агакнул в ответ.
   - Давайте пройдемся до моего кабинета и там поговорим, как всегда? - предложил комендант, и мы куда-то двинулись.
   - Слава-Победа... Как длинно. Можно тебя называть как-то покороче?
   - Нельзя, - отрезал комендант.
   Его, что, оскорбит, если я назову его как-то иначе? А меня можно значит?! Где справедливость?
   Комендант увидел, что я расстроился и тут же изменил решение.
   - Нельзя, но ты всегда звал меня Славой. Славкой. Славиком. Славом. Когда как.
   Не будем нарушать традицию, установленную еще Альтером.
   - А почему у тебя такое имя?
   - Родители так назвали, - недовольно забурчал, шустро передвигая ногами, комендант. - Отец желал мне известности - и звал Славой. Мать желала преуспевать мне во всем - и звала Победой. Никто из них не желал уступать. Вот и получилось такое имя - Слава-Победа.
   Интересный экскурс в детство героя. Спросить его как он стал народным героем? Или когда он поднялся до должности коменданта? Нет. Оставлю на другой раз.
   Мы миновали много улиц, дворов и площадей; увидели учения различных родов войск гарнизона; я немного узнал о жизни этого города. И вот мы вошли в Штаб (так гласила табличка над главным входом), а после, пройдясь по коридорам, выбрались и к кабинету коменданта. Что примечательно, прямиком напротив двери его кабинета, существует другая дверь, подписанная как "Феникс, начальник коменданта". Альтер тщеславен!
   - Узнаешь своих рук дело? - ехидно проговорил комендант, уловив мой интерес к двери напротив. - Или опять "забыл"?
   - А зачем это я?
   - Ты посчитал несправедливым, что у меня есть кабинет, а у тебя нет. Вот и выгнал пол штаба на улицу, а себе приказал обустроить жилище. И это притом, что ты пользуешься моим кабинетом, словно своим и у тебя есть шикарный дом в Изгинаре!
   Альтер очень тщеславен!
   Люди работали, а он их взял и выгнал. Нехорошо!
   - И где они теперь?
   - Кто? - не понял Славик, пропуская меня в отворенную дверь своего кабинета.
   - Те, кого я выселил из половины здания.
   Мы разместились в мягких кожаных креслах. Славка, отработанными движениями достал из ящика стола спиртное и стаканчики, так шустро, словно делал это всегда... Вот чем занимался Альтер в Изгинаре!
   Альтер - алкоголик!
   Он налил нам по стаканчику, но я отказался. Пить несколько дней подряд - нехорошо. Собутыльник истолковал мой отказ по-своему и вместо стакана пододвинул мне всю бутыль. Это что же у Альтера привычка пить из горла?
   У Альтера серьезные проблемы...
   Когда с обустройством наших тел в пространстве кабинета все было улажено, и я лучше рассмотрел убранство не роскошного, но удобного рабочего места, то вновь спросил коменданта про свой кабинет напротив.
   - Что стало с работниками? Ничего. Для них к Штабу пристроили целое крыло и заселили этих бюрократов и прохиндеев туда... дабы они продолжили бесцельно стучать по клавишам печатных машинок, творя своими действиями и бездействием еще больший хаос в мире...
   Что-то он сильно загнул. Откуда вообще таких слов набрался?! Общение коменданта с Альтером по всем признаком было весьма плотное. Должно быть, они неплохо поладили и подружились. Славка даже понабрался словечек моего мира и пускает подслушанные выражения постоянно.
   А что касается безвинно вытуренных работников и возведения кабинета Альтером - так это, конечно, очень нехороший проступок. Но совершенный не мной и за давностью времени уже не требующий решения. Не звать же бюрократов обратно! Это вновь перестаивать половину здания! Да и вообще, мне действительно нужен кабинет. Я же тут самый главный! И мне нужна секретарша! Обязательно! У Харимона она есть, и у Славика она наверняка также где-то прячется!..
   - Ладно. Поигрались и хватит!
   Комендант закинул ноги на стол и откинулся в кресле. Сделал серьезное лицо. Сдвинул берет на затылок. Я также отодвинул детство, играющее во мне, в сторонку, и приготовился вести дела. Мы с ним не юнцы (пусть его внешность никого не обманывает), а важные шишки этого мира. От наших решений зависят жизни и судьбы людей. И вести себя несерьезно - просто неправильно по отношению ко всем тем людям, доверившим нам принимать за себя решения.
   - Обстановка? - спросил я коменданта.
   - Пока стабильная. Враг остановил продвижение войск. Случаются мелкие стычки на западном берегу Матушки, но ничего серьезного.
   - Почему враг не нападает? У них же численный перевес!
   - Да, но они рассредоточились по всем землям оборотней. Пока не выловят партизан устраивающих на них засады, продвинуться дальше не смогут. Оборотни им этого не позволят.
   - А почему мы не нападаем?
   Комендант тяжело вздохнул.
   - Понимаешь в чем дело, мне подчиняется гарнизон Изгинара, войска Холмогора и собранное ополчение. Из твоей столицы - Сбора - прибыло очень мало солдат. Твое правительство не желает расставаться с армией.
   Новый Высший Совет столь смел, что трусит перед армиями Империи, не боясь моего гнева?!
   Кивну головой, мол, эту проблему решу. Пусть комендант продолжает доклад.
   - Я числюсь главнокомандующим союзных армий, но ничего такого нет. Оборотни не подчиняются мне. В штабе нет их представителей... Да я вообще не знаю подчиняются ли они кому-либо! Кажется, что партизаны воюют сами по себе, беженцы бегут, куда глаза глядят, а вся правящая верхушка и армия оборотней засели в глухой обороне в Лисичкиной Игре и носу оттуда не кажут.
   Вновь кивну, типа, обмозгую и это дело.
   - Поэтому ты и сам понимаешь, что соваться в бой, имея в наличии меньше четверти всех наших союзных сил - самоубийство. У врага численность выше всех наших войск. Я, конечно, сумею и нынешними ресурсами защитить владения колдунов, но отбить западные земли - об этом и речи быть не может. Боюсь захлебнуться. Выиграю дюжину крупных сражений, но проиграю войну!
   - Такого допустить нельзя.
   - Именно! Я не сдаюсь, и задумки некоторые имеются, на крайний случай, но... Без твоего "мудрого руководства" я не справлюсь.
   Я такой! Весь мудрый. Со всех сторон. Куда ни кинь взор. Просто образчик мудрости. Но чего мне делать? Как сделать так, чтобы не стало лишь хуже?
   - Ты же и сам понимаешь, что я не настолько мудр...
   - О да, я это прекрасно понимаю!
   - Поэтому принимать решение не посоветовавшись я не могу...
   - Нерешительный какой! Хочешь, чтобы я созвал Штаб? Придет тьма людей.
   - Нет. Мне нужен мой Отряд.
   Действительно. Почему их нет рядом? Где они?
   Пусть комендант дает ответ!
   - Под мое командование поступили лишь Владик, Ринальдо и Восьмой. Но сейчас никого из этой троицы в городе нет.
   - И где же они?
   - Владик и Ринальдо - на передовой. Один лечит, другой - калечит.
   Угу, значит художник сумел превратить Золотой Огонь в Исцеляющий Огонь, как я и предсказывал.
   - Восьмой выполнил несколько заданий и исчез. До меня доходят слухи, что он присоединился к своим - оборотням.
   Разлад. Мой с таким трудом собранный Отряд развалился на части. Вот что значит не оставить нового командира! Все этот Альтер виноват! Но все же хорошо, что они хотя бы мир не начали захватывать... или им имперцы помешали?!
   - А ведьма и священник куда пропали?
   - Харимон желал поддержать союзную армию всеми силами и отправился в Ковен, дабы привести своих огненных магов. Эти маги хоть и безумны немного, но все их заклинания очень разрушительные. Такая поддержка была бы нам кстати. Но...
   - Что "но"?! Не томи, иначе подзатыльник схлопочешь!
   - Но он так и не вернулся.
   - Умер что ли?
   - Не знаю.
   - А кто знает?
   - Монахи Ковена, кто ж еще! Но к ним соваться опасно. У них начались непонятные волнения.
   - Волнения?
   - Что-то с религией. Ты же знаешь, я в такое не влезаю и не понимаю тех, кто с головой там. Они сейчас никого не пускают на свои земли, и сами никуда не выходят. Странно все это.
   Действительно странно. Что с Харимоном?! Не думаю, что такой фанатик как он пропадет, но все же волнуюсь за него. Он же мой подчиненный! Что же такое могло произойти, что он не вернулся, ведя за собой магов? На него могли напасть по дороге в Ковен - это единственная возможность совладать с сумасшедшим магом. Он силен, но ударом из засады можно свалить и его. Это единственное решение для предположительных похитителей, или не дай Хье, убийц. Если бы Харимон добрался до Ковена, то в окружении своих магов первосвященнику нечего было бы опасаться. Да и выйди он с армией на соединение с войсками Славика, вряд ли кто сумел бы изолировать Харимона, не поднимая шума.
   Соберу Отряд и первым их заданием: будет отыскать Харимона.
   - А ведьма?
   - Не известно, - собеседник развел руками.
   - Совсем? Я не думаю, что она способна долго оставаться незамеченной. Она же любит быть в центре внимания и если ей перестают восхищаться и любоваться, то она сделает все, чтобы о ней вспомнили и никогда не забывали!
   - Тебе лучше знать. Я ее не видел. Весь Отряд за исключением Миаллы побывал у меня в Изгинаре, но она не приходила. Может твои отрядовцы знают больше...
   Может и так. Думаю, без меня ей стало скучно в каком-то неинтересном Отряде, и она побежала по своим ведьминым делам. Ее же интересует новое замужество. Вот и бегает сейчас должно быть по свету в поисках подходящего кандидата. Может даже среди имперцев проводит кастинг. Не завидую я кандидатам, но и себе такой участи не желаю.
   Но приступим к приказам.
   - Протруби Отряду общий сбор, - наказал я коменданту, подхватившему письменные принадлежности, намереваясь записать мою "мудрость", чтобы в следующий раз применить ее ко мне. - Сообщи, что Феникс вернулся и желает действовать. Также объяви во всеуслышанье, что "Господин Всего, Вся и Того, Что В Эти Две Категории Не Вошло, не доволен творимыми в мире событиями, и намерен перекроить мир так, как сам считает правильным. Всем недовольным политикой богоизбранного Царя рекомендуется в спешном порядке покинуть пределы владений сего тирана и дрожать в страхе за свои никчемные жизни". Записал?
   - Да.
   - Так и объяви. Самовлюбленный злодей, тиран этого мира - вернулся!..
   - Прикажите и мне трепетать?
   Эх, я думал сказать, что-нибудь гордое, надменное, подходящее моменту... а этот Славик все испортил своим ехидством! Теперь запомнит и будет при каждом удобном случае звать меня "самовлюбленным злодеем" и "тираном этого мира"! Судя по глазам, сейчас и начнет.
   - Самовлюбленный тиран, я, трепеща от страха и преклоняясь пред вашим грозным величием, возьму на себе смелость исполнить ваш приказ... и за подобную смелость прикажу высечь себя плетьми!
   Мазохист что ли?
   - Объяви. А я попрошу Синичку полетать, поискать членов Отряда. Пусть они получат сообщение о моем волеизъявлении как можно раньше.
   - Да, ваше темное владычество!
   Так я себя не называл! Не хорошо мне прозвища придумывать самому! А то накажу!
  

Глава 5

Сафари

  
   "Парам-пам-пам... Парам-пам-пам".
   Настроение отличное. Солнышко чирикает, птички светят, деревья манят синевой, а небо шевелит листьями от ветра... Все как всегда, только лучше! Славка неплохо выгулял меня по улицам и стенам Изгинара... и он даже показал как готовится Секретный Раствор! Я присутствовал при ежемесячном перекрашивании стен и, кажется, немного надышался краской...
   Но мир все равно прекрасен!
   Защитные свойства Секретного Раствора неоспоримо велики, но слишком часто приходится выполнять плановые восстановительные работы. Раствор защищает дерево от магии, но себя защитить от воздействия природных факторов не может: солнце и ветер его выжигают и иссушают, а дожди - смывают. Специальные бригады следят за состоянием покрытия укреплений и в случае необходимости промазывают раствором поврежденные участки. Дело нудное, но необходимое. Особенно напряженными становятся дни после дождей, когда приходится перекрашивать практически всю крепость. А если уж ливень зарядил на несколько дней... тут уж в Изгинаре объявляется полная боевая готовность и все с напряжением ждут нападения врага: потому как если не в эти дни он нападет, так больше шанса захватить крепость у него и не будет. Бригады постоянно следят за состоянием самих укреплений города и важных зданий, а вот всякие второстепенные объекты красят, когда придется. Так дело обстояло и с той столовой, что сгорела в результате несчастного случая. Да несчастного случая! В этом мире мое слово - закон! Я приказал Славке возместить все убытки хозяина столовой. Комендант выглядел недовольным, и даже возражал, но смирился с необходимостью выплачивать страховку из своего, а не моего, кармана. Стыдно признаться, но у меня с собой лишь немного денег моего мира, а местными костяшками я так и не разжился.
   Сейчас я немного побегал по лесочку, погонялся за радужными оленями, да покатался на бабочках: в общем, почувствовал себя Харимоном... и меня отпустило.
   Прямо с дегустации запаховых свойств Секретного Раствора, проводимой на одной из башен, нависающей прямо над водами широченной реки, я перенесся на западную часть Снорарла, дабы самолично лицезреть вражеские армады, заполонившие мирные земли. Со мной нет навигатора-синички или еще кого из сопровождающих. Мое решение провести разведку боем стало неожиданностью для всех и для меня в особенности, и ни о каком сопровождении речи и быть не могло. От испарений некой краски я выпал... из башни выпал. Никто не успел даже ничего сделать. А я сделал! Сделал то, что считалось если и не невозможным, то очень сложным. Я выпал не с открытого верха башни, а с третьего яруса - комнаты окруженной толстыми стенами. Никто не видел сам процесс "выпадения", но ученые умы уже вывели формулами и уравнениями, учитывающими место моего приземления и состояние наркотического опьянения, что я выпал из крестообразной бойницы, предназначенной для стрельбы из луков и арбалетов, а иногда и магией. И миниатюрные размеры этого "оконца" не помешали отнюдь не миниатюрному мне совершить сие нахальное поругивание над законами природы и здравого смысла.
   И сейчас, просохнув от незапланированных купаний и последствий токсикомании, я осторожно ступал по землям оборотней, стараясь не спугнуть армию Империи громким звуком или грозным ликом.
   Блуждал я, блуждал... Совершал маневры, способствующие скорейшему обнаружению врага или своих разведчиков. Но все мои маневры лишь запутывали меня и заставляли кружить по лесу.
   Но кружил я не долго. Всего до вечера.
   Успел поймать и зажарить крупного кабанчика - выходца Волшебного Леса. У хряка было весьма черствое и горькое мясо, даже после того, как я его весьма плотно пропек. А до пропекания помимо горечи и черствости у кабана были оленьи рога, искрящиеся молниями, и копыта разрывающие воздух громовыми взрывами. Это был типичный представитель магических созданий Снорарла. Не злой, не добрый, а простой дикий зверь. Единственная странность заключалась в том, где я его встретил: зачем волшебная тварь забралась в Центральный Лес? Во всем виноват дефицит магии в воздухе или это я, маневрируя, захватил краешек Волшебного Леса?!
   И вот нашел большое поле: есть разгуляться где на воле! Волей-неволей: вспоминается.
   Лес, словно разгневанное море, выбросил меня, как какой-то никому не нужный хлам на берег, на неописуемо огромное поле истлевших деревьев и выжженной земли. Только я попал в это неприветливое место, как тут же ощутил дежавю, словно вновь ступил на Мертвые Земли и направляюсь к обиталищу Смерти. Но нет! Я точно знаю, что не мог уйти так далеко на запад! В Волшебный Лес еще с малой долей вероятности я мог случайно заблудить, но не в Мертвые Земли. Ведь дорога до них проходит через кишащие имперцами земли, а я никого так и не встретил!
   Вероятнее всего, то, что я вижу - свидетельства катастрофы поразившей мирное (будем считать) царство. Это следы битвы между "вражинами" и "своими". Когда произошла битва и кто стал победителем, из представшего перед глазами - не ясно.
   Я побрел дальше по выжженному полю, обходя верстой вспученную землю и завалы камней. Следил куда ступаю, опасаясь вляпаться в магическую или механическую ловушку, возможно оставленные на поле боя неразорвавшиеся фугасы. Очень редко, но мне попадались следы крови, оружие. Битва произошла давно: почти всю кровь впитала земля, ценные вещи подверглись мародерству, а мертвых сожрало зверье или захоронили выжившие.
   Или трупы стали достоянием мелких демонов, снующих все в большем количестве, чем дальше я продвигался по этому месту боестолкновения. Бесенята различных цветов подло передвигались и вынюхивали что-то, чем можно поживиться. А живились эти... шакалы - ласкательное слово для обозначения этих мерзких падальщиков Ада... не брезговали они ничем.
   Кое-что мне известно о тварях населяющих Миртрарл: имел "мимолетное" знакомство с ними, и сам... был почти таким же.
   Миртрарл - отнюдь не Хаос. Имеется строгая иерархичность и разделенность территории на отдельные округа. Разные округа принадлежат влиятельным демонам, вроде встречаемого курфюрста... забыл как его. Расизм в Миртрарде процветает и потому во владениях округа могут проживать лишь демоны цветом схожие с главой округа: если глава - розовый, то и все обязаны перекрасить себя в такой цвет. Управляет всей этой разноцветной кутерьмой Великий И Ужасный Кайзер Миртрарла... имени его я не знаю. Стоит вызвать как-нибудь и поздороваться с венценосным братом, заодно поставлю его в известность, что с некоторых пор его империя находится под моим протекторатом. Такую важную новость следует передать как можно скорее...
   Схватить, что ли убегающих от меня бесенят и передать с ними послание: все равно столь мелкие твари ни на что не годны, кроме как передавать послания, повторять чужую речь или поедать падаль и мусор.
   Убегающие от меня демоны слабы. Слабейшие из возможных. Если сравнивать их с живностью моего мира, то эти демонята - лишь насекомые. Безмозглые, природой запрограммированные на определенные действия от начала своего рождения и до момента смерти... хотя если так обобщать, то и я не лучше: только и отличаюсь большим размахом своих бултыханий в кратком промежутке между этими двумя вехами. Эти "кролики" (с сильной видовой вариабельностью: мутации у них в почете, так что встретить двух похожих демонов - очень сложно) бегут от меня, словно мальки от щуки; стаями, стадами разбегаясь в стороны при моем приближении.
   Я все же схватил одного (за счет своей толстокожести и тяжеловесности не могущего бежать наравне с остальными бесятами) и отправил, словно ядро, в дальний полет.
   Я шел все дальше, желая знать, когда же кончится эта поляна последствий войны?!
   Постепенно демонят становится все больше и больше, и вот они уже пестрым ковром, разбегаются от меня, словно я - лайнер, бороздящий просторы моря.
   Хоть эта "мелюзга" и незначительна с точки зрения их социального или какого-либо еще статуса в Миртрарле, но они представляют угрозу для простых людей. Словно персонажи старого ужастика, эти комочки злобы, имеют склонность набрасываться стаей и кусать, кусать, кусать... пока от жертвы не останется ничего, или пока более крупная демоническая тварь не спугнет своих мелких собратьев. И сейчас вокруг меня кишела уже огромная стая демонят. Их количество так велико, что они могут попытаться наброситься и на зверя крупнее меня: на стегозавра или трицератопса; но не на меня: я же куда опаснее! Меня они не думали даже царапнуть, когда я наступал на них, не имея возможности (и желания) обходить скопление демонов.
   Когда мне надоело, что популяция животных возле меня стремиться к дальнейшему росту, то применил контрмеру, и во вспышке Радужного Огня, охватившего площадь в пару десятков квадратных метров, все инфернальные формы жизни сгорели дотла.
   Иногда стали попадаться и особи крупнее. Но и те, что имеют размер человека, и громаднее, стремились не встречаться со мной взглядом и не пересекаться путями. Лишь несколько смельчаков, отличающиеся навыками дальнего боя, имели дурость обстрелять меня какими-то шипами, за что и поплатились не мгновенной, но мучительной смертью. После этого нападения, я стал выцеливать всех встречных демонов - от мала до велика - и отстреливать небольшими противодемоническими огненными шарами, стреляя ими словно ковбой дикого запада, с двух, сложенных на манер пистолетов, рук. За проведение такого сафари мне неплохо бы заплатили. Но это мое личное развлечение! Никому не отдам! Ни с кем не поделюсь!
   Но как бы я ни отстреливал адских тварей: меньше их не становилось. Это их особенность (и особенность некоторых азиатских стран моего мира) - бесконечность населения. Сколько не стреляй - популяция не пострадает.
   За развлечением я не заметил, как выбрался из раскурохтанных и сожженных полян, к некоему интересному месту.
   Вначале я приметил облако демонической мошкары. Облако кружило и кружило на одном месте, никуда не улетая. Я посчитал это странным. Хоть минимальный размер мошкары в облаке и приравнивался к размеру мыши летучей, но обыкновенной, я все же находился на приличном от них расстоянии и различал пестрое облако, как обычное пестрое облако состоящее из неопознанный демонических насекомых, а не как отдельных особей составляющих единое целое. Замудрил что-то: действие Раствора на мозг продолжается.
   Я напряг зрение и вот мне стало видно несколько больше. Гораздо больше. Я хотел лишь поближе осмотреть "мушек", но помимо этого увидел и воздушные течения, водовороты, в которые и засосало "несчастных". Насекомые летали не сами, но их кружило, вертело на одном месте. Но отнюдь не ветром, как я вначале подумал.
   "Магическим зрением овладеть может каждый!" - таков один из слоганов представителей многих магических сект (школ, кланов, братств, орденов и т.д.), которым завлекают в свои ряды доверчивых учеников. И это действительно так! Вот только не говорится, что это самое Зрение появляется очень не скоро. В большинстве случаев только к смерти ученика. Хотя если ты сильный маг, то вероятность видеть, а не только чувствовать магию, у тебя несравнимо выше, чем у бездаря.
   Я отнюдь не сильный маг. И уж точно не бездарь! Я сильнейший в Снорарле и с этим должны все смириться! В доказательство этого я получил новый дар - теперь я вижу магию (или пары Раствора взялись за меня вновь)! Я круче всех! И пусть Миалла давно уже это умеет - она же древняя ведьма! И пусть Харимон это тоже может - он же глава магического клана! И пусть Восьмой также на это способен, хоть и не скажет об этом никогда - он ведь Монстр! Зато Владик и Ринальдо так не умеют!.. Не умели. Владик же продвинулся в своем Золотом Свете, так что мало ли... Печаль. Но все же я крут!
   Так вот, новое зрение открыло мне кое-что интересное. Демонов подхватило магическое течение и затянуло в одну из магических же воронок. Теперь им не выбраться из этой аномалии.
   Я внимательнее присмотрелся к магическим потокам и с трудом (Зрением нужно учиться пользоваться и понимать, что же видишь перед собой) распознал в неотличимых (для меня) бурных потоках два цвета. Опять же это не цвета, а различные потоки, а не один. Потоки сталкивались, оттого и рождались аномальные завихрения.
   Один поток, имеющий приятный глазу цвет, несомненно, принадлежал Снорарлу. Не видя этот цвет никогда раньше, я точно его узнал, так как сталкивался с ним каждый день и не только когда колдовал или магичил, но и когда просто дышал, жил в этом мире. Этот поток вел себя странно: его словно разрывало на части и вытягивало, словно множество рук вцепилось и каждая тянет на себя.
   Другой поток, совершенно мне не нравился, и вызывал тошноту от одного лицезрения его неприятного цвета. Отзываясь мерзким привкусом во рту и недовольным ворчанием в животе. Я знаю источник этого потока. Миртрарл. Это магический поток местной преисподней.
   В воздухе присутствовали и другие потоки, но уже не в столь значительной форме, как предыдущие два. Я даже не попытаюсь вычленить эти "ручейки" среди смешения вод двух бурных "рек" Снорарла и Миртрарла.
   От магии, вновь возвращаясь к пейзажу: демонические птички беспрестанно чирикают одно емкое матерное слово (они не умеют говорить и знают только одно слово. Что с них взять: простейшие?!), барахтаясь в засосавшем их магическом потоке и с тоской и завистью глядя на своих собратьев, которым повезло вовремя вырваться из Течений и которые полетели на поиски добычи. Под "облаком" громадная ямина, из которой выбираются уставшие демоны. В кустах иссохшей травы скрываются "Хихиканы" и "Хихикушки" - малорослые черти, умнейшие из низших созданий Ада, но это не значит, что они титаны мысли. Главная цель их существования творить пакости другим и, главное, без последствий для себя. Хихиканы - существа мужского пола, а Хихикушки - женского. Различия в их строениях и половые признаки озвучивать я не хочу. Названия пород этих существ, придумано мной, но на авторском праве я не настаиваю. Названы они так из-за своего пристрастия "хихикать". Я так и не понял, является ли это их смехом, или естественными звуками жизнедеятельности. Этим тварям все равно кому делать гадость - хоть своим соплеменникам. Но без гадости они жить не могут.
   Вот из ямины пытается выбраться очередной демон. Кто там выглядывает? Будыла! Еще один подвид демонов, получивших прозвище от меня. Невероятно тонкий, но длиннючий демон, цепляется за край ямы своими руками-ветвями и пытается выбраться. Магический ураган Миртрарла бьет его в спину, затрудняя процесс выбирания на поверхность. Но он сумеет. Будыла невероятно цеплючь! Но он не сумел. К нему подскочили парочка Хихик (универсальное название вида) и, издавая свой обычный звук, принялись топтаться на лапах Будылы. Но демон терпел. Тогда Хихикан (или это была Хихикушка?) достал из своих обширных карманов лавовый ножичек и срезал-сжег лапы Будылы. Демон полетел обратно в Миртрарл. Обрадованная пара спряталась обратно в кусты, посылая оттуда стрелы в попавших в аномальные водовороты демонов-мух. В кустах Хихикан было не видно, но их выдавало хихиканье, доносящееся после каждого удачного попадания стрелы в летающего демона. Пара хихикала в такт. По их повадкам может и не скажешь, но пара Хихикан и Хихикушки - партия на всю жизнь. Они абсолютно преданы друг другу и своему подлому делу. Разлучи Хихикана и Хихикшку и они умрут. Такие дела! Хоть и мерзкие создания Ада, но и в них есть что-то возвышенное...
   Возвышенное, возвышенное... Вот пусть менестрели и слагают об их преданной любви балладу. А я поспособствую... поспособствовал: сжег те кусты откуда доносилось мерзкое хихиканье двух влюбленных. И умерли они в один день! А с ними в этот же день умерли и умрут многие прочие демоны. Но всех их сохранит в веках сложенная песня барда, воспевающая храбрость павших и огонь в их сердцах. От этого огня они все и сгорели.
   Но вот я подошел к краю пропасти, так что вновь возвращаюсь к пейзажу, отбрасывая ненужный экскурс "Из жизни и смерти миртральцев".
   Провал неописуемо огромен... хотя что я говорю - конечно, описуемо огромен. Но я не хочу бегать с рулеткой день, а то и два, чтобы измерить его размеры. Да и не найдется у меня такой здоровой рулетки... тут лишь складной километр спасет, да вот беда такого мифического измерительного прибора у меня нет. Можно представить, что-нибудь огромное и образно впихнуть в эту ямину и измерить приблизительно, сколько этого в нее вместится. Попробую... Представить что-то огромное... Площадь? О, придумал! Футбольное поле. Размеры которого, если не изменяет память: длина - сто пять метров, а ширина - шестьдесят восемь. А в яму таких полей вместится... много. Нужно было брать что-то обширнее, но уже не буду.
   Короче попал я. Короче попал я не на западные земли Снорарла, а на восточные. Как и почему? - не знаю. Предполагаю, но точно не уверен. Лишь процентов на восемьдесят-девяносто. Тут несколько вариантов: я заплутал - обычное явление; меня заглючило - явление необычное, но вызванное влиянием некоего "аэрозоля"; произошло воздействие чего-то необычного; или все вместе. Выберу последний вариант.
   Все же Секретный Раствор порядочно "торкнул" неподготовленного меня. Целенаправленно двигаясь на запад, я попал вначале в Волшебный Лес, а затем выбрался в противоположное от цели пути место.
   Я возле Разлома. Или Мирового Разлома. Или Мирового Разлома, устроенного самоуверенным Фениксом, приведшего к появлению кратчайшего пути между дальними станциями "Снорарл-Миртрарл". Называй, как хочешь. Одно остается неизменным: я виновник беспорядка. Если с разрушением Границы еще есть мизерный шанс того, что виноваты злокозненные имперцы, то вина в появлении демонов на земле Снорарла, целиком лежит на мне.
   И я решу эту проблему. И другие.
   Но решу все по порядку. Начну с непреодолимого желания... От этого желания нельзя отвернуться. Ему нельзя противостоять.
   Бесконечная беспросветная даль глубины Разлома, в которой не видно дна, манит. Подзывает подойти к краю ямы. Ближе. Еще ближе. Земля все еще ссыпается. Разлому мало того, что он и так существенно разросся после моего неосторожного удара сдвоенным артефактом по земле, ему хочется расшириться еще. Разлом ждет моего неосторожного шага, чтобы вместе с камнями поглотить меня в свои бездонные недра. Я поскользнулся. Щебень посыпался. Опасно! По наклону земли я сбегал к краю. Почти катился. Хорошо, что избавился от Хихиков, а то они не преминули бы возможностью толкнуть в спину беззащитного меня, буквально следуя завету Ницше: "Что падает, то нужно еще толкнуть". Вот если бы мне придали дополнительное ускорения, тогда да, я бы упал в бездонную пропасть, и кто знает, велика вероятность того, что не выжил бы. Пропасть таит в себе больше опасностей, чем какая-то зачуханная армия имперцев. Но я не упал. Умудрился затормозить перед самым обрывом. Пусть тормозил носом, и всеми прочими природой данными причиндалами, но затормозил.
   Поднялся. Отряхнулся от пыли. Поправил сбрую. Осмотрелся по сторонам: не хочу, чтобы какая летающая тварь неожиданно появилась и сбила меня с пятачка земли в пропасть. Я сейчас буду делать то, чего так желаю... Глубина приличная - то, что нужно! Я приготовился: собрал всю доступную слюну, пусть и смешанную с пылью и немного кровью (тормозил качественно), и...
   - А это у нас что?!
   ...уставился на тело человека, висящего над пропастью метрах в десяти от меня. К человеку спешили, осторожно карабкаясь по крутому склону несколько демонов. Я выругался. Желание плюнуть в глубину и проследить полет плевка отошло на задний план.
   Ловчее, чем спустился, выбрался на равнину, и тут же, не сбавляя темпа, помчался в сторону человека, до которого оказалось немного больше десяти метров. Человек оказался трехметровым великаном! Демонов я пристрелил Радужным Пламенем, осторожно, стараясь не задеть человека или корни дерева, в которых этот человек и застрял, вися над бездной. Из снаряжения достал веревку, закрепил к высушенному дереву поблизости, и спрыгнул вниз. Начал спуск. Под ногами захрустели непонятные стекляшки, словно слой соли покрывающие стенки Разлома. Кое-где стекляшки накапливались и превращались в крупные кристаллы разных оттенков. Человек висел в дюжине метров ниже поверхности земли. Чем глубже я спускался, тем сильнее меня крутило и бросало на веревке из стороны в сторону: действие столкновений могучих потоков двух миров я испытывал на себе. Чем глубже, тем крупнее становились кристаллы на стенках Разлома, на камнях, на корнях деревьев. Ощущая себя Данилой-мастером, я словно проникал во владения хозяйки Медной Горы. В сгущающемся сумраке поблескивают в большом числе каменья. Красота! Вот и веревка стала поблескивать... и на руках появился кристальный налет! Красиво, но уже не здорово! Стоит выбираться скорее.
   Так, хватаю великана и бегом наверх... Бегом... Бе-е-егом... Тяжелый - гад! Быстро не вытащить! Веревка бы только выдержала... тут уж не двойной вес, а четверной! Моя хиленькая, местного производства, веревка на такое не рассчитана. Да и я, не опытный спасатель с командой и вертолетом, а малоопытный скалолаз без снаряжения, один, и с непосильным грузом. Прорвемся!
   Тянем-потянем. Тянем-потянем. Вытянуть... вытянуть... вытя-ну-у-уть... могем!
   Ух! Смог таки!
   Сбрасываю с плеч груз и валюсь рядом. Нужно передохнуть. Этот подъем измотал больше, чем пробежка по территории колдунов без передышки! Демоны не посмеют приблизиться к ужасному мне, так что можно полежать, погреться в лучах заходящего солнца...
  

Глава 6

Питомник для блох

  
   - Я отведу тебя в ближайшую деревню, а там уж сам доберешься домой. Согласен?
   Мой собеседник кивнул. Он вообще чрезвычайно не разговорчив. Но и у меня отпало бы желание трещать языком, случись бы упасть в Разлом и почти испробовать острые зубки демонов на своей шкуре.
   - А ты, - это я обратился уже не к спасенному индивидууму, а к некоему другому существу, - перестань шипеть!
   Я продолжал приглаживать вставшую колом грязную шерстку. Котик с огромным удовольствием упал на спину и подставил под мои шаловливые пальчики свое мягкое пузико. Раздалось довольное мурчание. Вот и славненько, а то вздумал буянить!
   Вытащил я бедолагу из ямы, свалил на землю, и сам упал рядом. Даже немного задремал. Но сработало Предчувствие, и я очнулся... нет, не так! Нос уловил невероятную вонь, и я очнулся. Потом сработало Предчувствие, и я понял, что сейчас разыграется очередная комедия. Как же еще назвать попытку новой порции демонов убить меня, если не комедией абсурда?! Но если разобраться, то Предчувствие тут вновь ни при чем, и про комедию мне сообщили глаза, увидевшие подползновение к моей беспомощно лежащей тушке стайки среднего размера демонов. Я удивился. Еще бы, ведь я посчитал, что задремал на пару минуток, но кругом уже стемнело! Воцарилась ночь. Пользуясь темнотой, наивные выкидыши из низов общества решили, что смогут схапать меня тепленьким, и схавать свеженьким. Их куцых мозгишек не хватило даже на то, чтобы определить, что я уже не сплю.
   Но стоит отдать должное их терпению и самообладанию. Они медленно и почти бесшумно ползли, скребя брюхами по щебню, шурша приминаемой травой.
   - Быстрее! - попросил я, устав ждать нападения.
   Демоны замерли. Замер и я. Словно кошка готовилась броситься на мышь, я готовился разорвать демонов, стоит им только пошевелиться. Но они не шевелились. Словно став частью ночного пейзажа, эти темные горки, которые недавно пребывали в неторопливом, но движении, замерли. В страхе ли? В предвкушении? Не знаю. Но замерли они качественно и надолго. Когда жертва не шевелится, то у любого хищника (кроме падальщиков) желание напасть угасает. Угасло такое желание и у меня. Я же человек, а значит такой же хищник. Ведь, допустим, если жертва человека бревно-бревном, то о каком желании или влечении к такому бревну может идти речь?!
   Молча полежали всей компанией. Я в удобном положении, так что чуть вновь не уснул, а демоны в коленно-локтевом. С каждой минутой я все больше и больше склонялся к мысли, что мне все приснилось и эти черные силуэты во тьме - действительно камни, а не демоны, как подсказывали мне слух, нюх и ночное зрение.
   Но стадо шумно зашевелилось и вновь поползло ко мне. Это они дожидались момента, когда я вновь крепко усну что ли?! Мой выкрик "быстрее" они приняли за храп? Умные ребятки. Мне у них маскировки учиться и учиться!
   Вновь заскребли бронированные животы по камням, затрещали ветки, под толстыми лапами демонов. Вновь я стал ждать продолжения. И вновь не выдержал и простонал: "Ну, быстрее же!". И вновь демоны застыли!
   Так не может больше продолжаться! Я не выдержу эту пытку! Так мне не удастся ни поспать, ни подраться!
   Я подскочил с земли и заорал:
   - Задолбали уже! Хотите нападать - нападайте! Трусы несчастные!
   Демонам резко расхотелось ползти ко мне, но и убегать они не стали. С той же скоростью, только включив заднюю передачу, они поползли обратно. Что за хрень?! Неужели они все еще считают, что я их не вижу?! Нужно убедить их остаться. Я не позволю оставить меня ни с чем!
   - Нападайте смело! Я в течение пяти секунд не сделаю вам ничего и даже защищаться не буду!
   Я ожидал, что на меня тут же накинутся и приступят к раскатки моего организма по гладкой поверхности камня под ногами. Но нет. Стадо остановилось и задумалось. Я в ужасе решил, что они вновь ждут, когда я усну. Что за неправильные демоны! Но они всего лишь размышляли над предложением.
   Решение по этому поводу прогавкал мне один из демонов, на демонском же наречии, где большая часть слов - мат, а меньшая предлоги. Но я понял, что демоны желают крепкой мужской любви, ярко голубого цвета. И плюс к этому они попросили меня не брыкаться десять секунд. На что только не пойдешь, чтобы не умереть со скуки! Я согласился.
   Тут же на меня набросилось стадо. Удар по ногам - я падаю на землю. Хруст сломанных костей - на меня запрыгнул один из демонов. Хоть я и назвал их средними по размеру, но этот "средний" размер весьма велик и приравнивается к габаритам взрослой коровки. И тому же весу. Один демон топтал меня своими копытами, а его сотоварищи не имели возможности присоединиться к веселью, из за размеров накрывающей меня особи. Когда сеанс массажа подошел к концу и демон отпрыгнул от моей поверженной тушки, представляющей собой отбивную, приготовленную плохим поваром; секундомер отсчитывал последние секунды моего альтруизма, и вместе с тем последние секунды жизни "поваров". Даже за десять секунд они ничего серьезного не сумели сделать! Идиоты! Хотя не... опосля пошла мысля! Ух ты, какие острые зубы! Не зубы - бритвы! Стоматологам оборотней стоит учиться у демонических коллег. Всего один укус и нет у меня руки!
   Потрясающе!
   Еще укус и... откушен лишь палец на другой руке. Рано похвалил я вас. Хотя это уже не ваша вина... хотя нет - все же ваша. Стоит лучше распределять доступное время. Вам следовало с самого начала откусить мне руки и ноги, а может и голову - и только тогда появился бы крохотный шанс на победу! А так... Эх! Время вышло. Я почти успел вытянуть руку из захлопывающейся пасти демона и лишился кончика среднего пальца. Беда! Нехорошо вышло! Нужно было выделить им еще секунду и позволить бедному демону довершить расправу над моей рукой, а то я такой нехороший вытащил руку, и, махнув ей же, смахнул непутевую головешку с толстых бронированных плеч демона. Осмотрелся. Первым я уничтожил того, кто проглотил руку. Хорошо, значит с остальными не нужно церемониться, а то чересчур смело они заклацали зубами в опасной близости от моего лица... для них "опасной близости". Я посчитал, что честнее сделать вид, что у меня нет обеих рук, поэтому использовал Чистую Энергию. Без привычного удара рукой, наносить удар Энергией оказалось немного неудобно, я промахивался: колено взрывалось вместо головы, тело соседнего демона разносило на кусочки, вместо его собрата, и так далее. Весело стало всем!
   Темным Ветром, словно резаками, распиливало демонов на ровные кусочки. Ментальные атаки убивали без красивых спецэффектов и луж крови, но быстрее и эффективнее всего. Огнем и молниями я не пользовался, потому, что уже успел привыкнуть к этим колдунствам и вдоволь испытал это оружие на других демонах еще днем.
   Один миртралец покинул вечеринку, по-английски, не прощаясь, но я заметил его уход и послал вослед подарочек на прощание. Очередной Ветряной Резак совершил идеально ровный сагиттальный разрез тушки возможного экспоната анатомического музея.
   Это было действительно весело! Жаль, что веселье так быстро закончилось.
   Из культи правой руки уже перестала течь кровь, но поврежденный палец левой все еще капает алым на землю. Какая растрата! Народной медициной не доказано, но если пососать прищемленный пальчик, то он исцелиться быстрее! Проверим! У, какая вкусная у меня кровь! Пью, пью и не могу напиться!
   Как же хорошо повеселился!
   Но что это? Кто-то выжил? Нет - это посапывает спасенный мною гигант - он так и не проснулся. Ведь будет обижаться, что такое веселье и без него!
   А это что? Кто-то задвигался в траве и это уже не гигант!
   Словно ящерка в пожухлой травке, кто-то зашуршал, спеша убраться подальше. Врешь, не уйдешь! Огромным скачком, словно я стал кузнечиком, налетел я на место подозрительного шуршания и схватил... кота?!
   Со схваченным существом вернулся на место стоянки и запалил костерок из Золотого Огня, дабы в его пламени точно определить, что же я поймал.
   Кот.
   С какой стороны ни смотри - кот. Хоть посмотри на хвост. Хоть на усатую морду. И сверху кот, и снизу! Поразительно! Глядя снизу можно еще убедиться в том, что это кот, а не кошка! Но есть в нем какая-то странность... Вот только в чем она выражается? Никак не пойму. Отчего я так туго соображаю: от того, что меня топтали копытами не только по груди, но и по голове; оттого, что мне откусили руку и я истек кровью; оттого, что действие проклятущего Секретного Раствора не закончилось, и только по этой причине я превратился в маньяка-мазохиста?!
   Нет, действительно, у кота есть все части тела, что подтверждают его кошачье происхождение, но чего-то не хватает... или чего-то чересчур много. Шерсти? Нет, у такого животного шерсти много не бывает. А вот если шерсти у домашнего любимца нет, то не надо ко мне эту гадость близко подносить! Так, что не так с котом? Он такой милый! Сразу присосался к моему кровоточащему пальцу, словно к титьке матери-кошки! Я его понимаю, моя кровь действительно вкусна!
   Он самый настоящий кот. Не буду в этом сомневаться. Просто у него очень длинные когти и зубы, а еще светящиеся голубым светом глаза. Он, конечно, грязный. Шерсть сбилась в колтуны. В ней же затерялись капли смолы. Цвет у зверя немного неестественный, словно он купался в мазуте, потом в краске, потом в бензине, потом... и так много раз. Зато кот блестит перламутром!
   - Я тебя поглажу, дорогой мой! - засюсюкал я с брыкающимся и царапающимся животным. - Вот только руку найду...
   Так неудобно и держать и гладить пушистика одной рукой! Но кот - прелесть! Такой классный!
   - Отпусти меня, сукин ты сын!
   Спасенный гигант все еще не очнулся, а потому говорить не может.
   Но кот мне нравится. Классный домашний зверь из него выйдет! Ни у кого такого нет.
   - Не игнорируй меня, ты...
   И да, он разговаривает. Разговаривает на местном языке, но добавляет в речь много слов демонического наречия. Полиглот, а не кот!
   - Посиди смирно, а я руку свою поищу.
   Я опустил кота на землю и погладил его. Он меня послал... искать конечность, но с места сдвинуться не рискнул. А костерок Золотого Огня веселым кружком трещал вокруг послушного котика.
   - Твою руку сожрал демон! Идиот! - подсказал котяра.
   И действительно. Просто я немного забыл.
   Пинком ноги перевернул труп демона с отсутствующей головой на спину и Когтями принялся оперировать. Покопался в еще не остывших внутренностях твари и вытянул из желудка руку... вытянул руку, держащую руку. Правая рука немного пострадала, желудочный сок изъел ее уже почти до самой кости, но ничего страшного - руку же я вернул!
   - Так тебе и надо! - насмехался надо мной кот. - И ничего ты уже не сделаешь этой рукой!
   Я не стал отвечать разговорчивому животному и спокойно приладил поврежденную конечность на место. Секунды времени - и рука словно приклеилась. Минута - и я могу ей шевелить. А дальше и мясо начало наращиваться на голую кость...
   - Не может быть! - поразился кот. - У тебя регенерация лучше, чем у демона!
   - Нашел с чем сравнить великого меня! Если ты не знаешь, то я скажу тебе: я - Феникс, повелитель Снорарла, Миртрарла и Границы!..
   - Прошлый раз ты представлялся мне только как повелитель Снорарла! Растешь! В своих фантазиях, но растешь!
   - Мы с тобой уже знакомы?
   - Не узнал?
   - Нет.
   Кот удивился. Поматерился. Запаниковал.
   - Я тебя тоже. Я пошутил. Я тебя не знаю. Ты меня не знаешь. Мы никогда не виделись. Не встречались...
   Интересно. Теперь не открутишься котяра ты адский!
   - Признавайся, кто ты!
   - Кто я?
   Идиотом решил прикинуться. Хотя такой он и есть.
   - Да, ты.
   - К-кот.
   - И все?
   - Да.
   - Ну ладно.
   Кот вздохнул с облегчением: тупой я его не узнал.
   - Хороший вышел бой, - заговорил я, внимательно смотря на кота. - Демоны были сильными... Ха-ха, вот вспомнил: дрался я с одним демоном, так он был настоящим слабаком и плаксой, не то, что эти звери!
   - Ты бился с каким-то демоном? С красным? - заинтересовался кот.
   - Нет. С серым. Его звали Аргахрень. Такой слабак!
   О, что тут началось! Невзирая на горящую шерсть - кот прыгнул сквозь пламя - в мои ноги вцепился комок ненависти и принялся царапать и кусать. Потом он забрался по ноге, на спину, со спины на голову и, свесившись с головы, принялся старательно выцеливать мои глаза своими лапами. Я смеялся. Он матерился, говорил, что я - козел и все такое прочее, но в выражениях не стеснялся. Своим поведением он подтвердил, что он - Аргохрень. Осталось выяснить, почему этот демон вновь выжил?!
   - Котик, перестань шалить, а то папочка рассердится!
   Даже и не знаю, что в моей речи могло так напугать бедную животинку?! Котяра перестал выцарапывать мне глаза и даже спрыгнул с головы на землю.
   - Хороший котик!
   Только я хотел погладить смолянистую шерстку (хотя скорее щетину) животного, как он тут же зашипел и тяпнул меня за палец, вновь присосавшись, словно комар. Но кровь моя! Только я могу ее пить!
   Преодолевая нежелание кота нежиться под моими чуткими пальцами, я все же уложил беспомощное животное (отгрызающее мне уже третий палец!) и принялся чесать.
   Не скажу, что я собачник, но определенно отдаю предпочтение гавкающим, а не мяукающим, но принимаю прелесть и тех и других. Если бы сейчас передо мной была собака, то я был бы больше счастлив, но и котик - тоже хорошо. И у того и у того есть шерсть, лапы и хвост - что еще нужно для счастья?! Если есть шерсть и животинка ею владеющая, то можно эту животинку погладить!
   Вот я и погладил. Первое время кот шипел и матерился; потом только матерился; потом матерился и мурчал; и закончилось все довольным мурчанием. Кот перехватил главенство над демоном. Он извивался на земле, вытягивался, потягивался и совершал все те телодвижения, которые и совершают эти животные в моменты экстаза, тая от рук хозяина. Теперь можно приступить к допросу.
   - Ты Аргохрень?
   - Да, - довольно промурлыкал кот, не сделав и попытки поправить меня.
   - Почему ты в теле кота?
   - Ты убил меня и мне ничего не оставалось, как переродиться в теле первого попавшегося существа... а внутри этого животного была часть меня...
   Все понятно. Тот голодный котик, которого я подкормил, все же умудрился схавать мясца демона, а демон, лишившись своего тела (красочно разлетевшегося по пустырю) не придумал ничего лучше, как только занять организм бездомного пушистика. Под действием демонического мясца тушка котика претерпела некоторые изменения: заострились когти, удлинились зубы, загорелись глаза и развились голосовые связки.
   - А как ты оказался в Снорарле?
   - Я проследил за тобой. Ты прошел сквозь Границу, а я следом.
   - Ты бежал за мной, а я и не заметил? Теряю хватку!
   - Нет. Ты перешел в Снорарл, а потом я. Я чую тебя.
   - Чуешь?
   - Да. Ты съел половину моего сердца! Я всегда знаю, где ты. Муррр. И пока не съем твое сердце - не стану прежним!
   Какой пушистый и злобный комочек! Остался еще один вопросик и "прости-прощай" - Аргахрень полетит прямиком домой, брошенный моей рукой в недра Разлома.
   - А что это были за демоны? Ты попросил их помочь?
   - Типа того. Я их подчинил. Моих сил хватило только на такое количество...
   Подчинил? Как интересно! Стоит и мне попытаться поподчинять демонов. Наверняка Ментальный Удар Рарка, при должном изменении способен подчинять разум жертвы, а не только оглушать в различной степени тяжести мозг.
   - Ладно, поиграли и хватит!
   Я поднял довольного котика с земли и приготовился к броску. Пушистик недолго продолжал счастливо нежиться, почти сразу он понял, что я задумал нечто для него нехорошее, или даже паршивое. Со словами "Что ты задумал?", котик намертво вцепился мне в руку, горя желанием, если уж улететь в пропасть, то прихватив с собой сувенир - конечность. Не позволю! Я принялся махать рукой, пытаясь сбросить демона, вселившегося в пиявку, и принявшего вид кота с помойки.
   - Я не отдам тебе эту руку! Мне и так ее только недавно откусывали! Цепляйся к другой!
   Я размахивал рукой, словно мельница, но кот вцепился намертво.
   - Чего тебе не нравится?! Скорым рейсом ты отправишься домой! Ты же скучаешь по Миртрарлу!
   - Век бы его не видел! - прошипел кот. - Я хотел вернуться, будучи фюрстом, а не помойным котом! Думаешь, меня примут с распростертыми объятиями мои верные подданные? "Ха" и еще раз "ха"! Там вам не здесь! И если тебя, даже лишившегося сил, рады будут видеть в своем замке, то меня растерзают простые слуги! Сила, власть и страх - вот что нужно демонам! И у меня ничего этого уже нет! По твоей вине! Сожжжжжруууууу!
   И зачем так завывать? Ты же не пес! И не надо перегрызать мне запястье. Спору нет у тебя острые зубы, но скорость моей регенерации выше скорости твоего меня поедания. Все же я стал еще круче. Не только магическая мощь выросла, но и регенерация, жажда битвы и безумие! Целый один плюс и два минуса.
   Мы продолжали бороться. Демон почувствовал опасность: я собрался оглушить его о землю; и заполз в разорванный рукав, спрятавшись под кожаной курткой у меня на спине. Я начал вылавливать юркого котяру из под одежды. Крики и ругань не стихали ни на секунду. Даже спасенный великан и тот не мог больше притворяться спящим и непрестанно морщился от наших криков.
   - Дома и стены помогают! В Аду ты быстро вернешь свою былую мощь и сможешь вернуться в Снорарл. Я буду ждать!
   - Не дождешься! Я никуда не уйду, пока не съем твое сердце!
   Блин, я не жадный, но не уверен, что такие важные органы, как сердце или мозг отрастут у меня вновь! Проверять или не стоит? Если сердце вырастет вновь, то я стану лучшим донором! Это сколько жизней спасу! Но проверю гипотезу не сейчас. Демоническому коту человеческое сердце не подходит, и тут уж ничего не поделаешь! Но тупому демону этого не втолкуешь!
   Грудь пронзило новой болью. Тварь, забравшаяся под одежду, стала просверливать во мне отверстие, намереваясь добраться до сердца. Игра затянулась. Разряд электричества, прокатившийся по всему телу, заставил расцепиться когти котяры, а заодно убил всех блох, что радостно крича "на абордаж!", ринулись с туши демона, на мое холеное тельце. Я бы вытерпел выцарапывание сердце, но укусы блох - нет уж, увольте! Вот и пустил в ход колдовство.
   Встряхнул куртку и на землю посыпались мелкие паразиты и один крупный. Я уж хотел довершить начатое и могучим пинком отправить демона обратно в ад, но он так мило выглядит, когда спит... и пусть он не спит, а находится в коме от удара током, но все равно он так мил, пока еще теплый. Эх. Пусть живет.
   Нужно еще разобраться со спасенным. И со своей одеждой. Нужно решить: ходить ли в помятой броне, у которой отсутствует рукав на правой руке, или же сменить броню на новую, запасную. С одной стороны, не солидно мне, держателю земли, показываться в рванье, а с другой - переодеваясь после каждой мелкой стычки я не наберу столько запасной одежды. Решено: сойдет и так!
   Потом я проверил состояние великана, убедился, что он без сознания. Но ничего страшного. Очнется сам.
   Я подогрел запасы еды на новом, уже алом, костерке и от запаха свежеобжареного мяса со специями очнулись и великан и кот. Дружно покушали. И приему пищи не могло помешать злобное шипение кошака и молчаливое сопение гиганта.
   Потом мы пообщались... хотя это я общался, а двое других молчали и огрызались. Гигант не хотел колоться, чего он делал в Разломе, но кивал, если я угадывал его цели. Так я наугадывал элементарную историю, как "жадность фраера сгубила": великан увидел в Разломе кристаллы, посчитал, что это драгоценные камни и спустился за ними. При спуске упал и потерял сознание. Потом его нашел я. Не знаю, так ли все, или нет, но он кивал, а у меня есть полезное качество верно угадывать (в большинстве случаев), отчего местные считают, что я читаю мысли.
   Решили дождаться утра, когда я, следуя обещанию, доставлю спасенного в ближайшую деревню.
  

Глава 7

Рождение аргонавта

  
   - Отдай свое сердце!.. Муррр!.. Сердце!... Мяяяяу!.. Сожру!.. Муррр!..
   Котяра со злобным нравом, то набрасывался на меня, сверкая когтями, то ластился, терся об мои ноги. Он немного напоминает мне дочь вождя (не внешне), в миниатюре: все те же перепады настроения, необоснованная злоба и беспричинная лесть. Как и в случае с Кошей, с этим зверем, я также не знал, как реагировать на неожиданные и подлые нападения. Не знал, но теперь знаю. Кот - это не красивая девушка! Удивительное открытие озарило меня. Если девушку бить ногами - перебор, то вредного кота - можно и нужно, иначе он ничего не поймет. Конечно, мой способ дрессировки применим только к коту демонического подвида, а не к обыкновенным представителям этой в большинстве случаев милой братии. Обычных котов обижать нельзя. Кот скакал вокруг меня, и никогда не было понятно: желает ли он наброситься, или хочет заполучить внимание и ласку. Я и не разбирался - топтание мягкой тушки приравнивается и к наказанию и к поощрению... если, конечно, подножное животное извращенец. А все демоны - извращенцы...
   - Слушай, кот, - все же обратил я внимание на постанывающего под моим ботинком животного, - тебя нужно как-то назвать! А то все кот, да кот... непорядок!
   Отталкиваясь всеми лапами от земли, котяра все же выбрался из-под ботинка и отдышался. В ушах у него звенело из-за удушения, и он не слышал, что я ему сказал. Пришлось повторить.
   - У меня есть имя! - простонал демонокот, выбираясь из зарослей шипастого кустарника, куда улетел после повторного удара ногой. Повторять еще и вопрос излишне. - И ты прекрасно знаешь его!
   - Бычара?
   - Нет.
   - Сучара?
   - Нет же!
   - Петушара?
   - Никогда!
   - Тогда я и не знаю, что тебе от меня нужно! Я предложил три имени и ты ото всех отказался! Тебе же все равно придется принять одно из них, а то я предложу - в обязательном порядке - менее благозвучное...
   - Себя так называй! Сам ты сучар...
   Котик улетел исследовать новые кусты, так и не доозвучив мысль. В почетные ботаники метит!
   - Меня зовут Аргахраль! - осторожно заявил демонокот, не спеша покинуть безопасного укрытия, усеянного колючками и клочьями выдранной шерсти. - А ты - падаль!..
   Безопасное укрытие - оказалось не таким уж и безопасным. Щелбан Чистой Силой - новомодное заклинание небывало воздействующее на здравый смысл и устраняющее пагубное влияние на отдельно взятый организм борзототоксина.
   - Аргахрень - это не ты. То был какой-то черт, ныне покойный. Потом также назвался и другой черт... кстати также ныне покойный... Понимаешь к чему клоню? Назвался груздем, полезай в кузов. Я же о тебе беспокоюсь! Будешь говорить всем, что ты Аргохрень - так скоро умрешь! Проклято сие имя и никто не ведает почему...
   - Не гони, ты сам всех Аргохреней уби... тьфу ты! Не кидай в меня камни! Я и так пришибленный...
   - Это уж точно.
   - Это ты убиваешь меня, а не какое-то проклятье!
   - Но согласись, что с проклятьем интереснее?!
   - Возможно. Но это именно ты виновник всех моих бед!
   - И это твоя благодарность?! Я подобрал тебя на улице, заботился о тебе, содержал, кормил, защищал, потратил на тебя лучшие годы жизни... и вот она - благодарность?!
   - Не было ничего такого! Тебя глючит!
   - Ах, не было?.. Так я тебе сейчас все напомню!.. Хм, постой. А с чего разговор начался?
   - Без понятия... С имени! Ты хотел меня как-то назвать.
   - Ща придумаю... Не, не буду придумывать. Тебя будут звать также как и раньше, но чуть короче.
   - Это как? Откинешь окончание "ара"? Меня не устраивают имена Быч, Суч, Петуш, Волч...
   - Волчара? Чем тебя этот вариант не устроил? Тем более я его и не предлагал! Слишком благозвучное и совсем не ругательное, а даже наоборот.
   - Не знаю... Просто начал придумывать слова с "ара" на конце и "волчара" само собой вспомнилось... Вот же! Теперь я и дальше пытаюсь вспомнить слова с "ара".
   - Сара.
   - Это еще кто?
   - Не знаю. Ты первый о ней заговорил.
   - Я сказал "с" - отдельно - "ара" - отдельно!
   - Если бы ты произносил слово "отдельно", то я все разобрал бы!
   - Иди ты!
   - Угу. Только о чем мы говорили? В слова играли что ли?
   - Не. Ты мне имя придумывал.
   - Точно! Назову тебя - Арго! Будешь бороздить моря!
   - Почему Арго и причем тут моря? - не понял демон.
   - Притом. Арго - легендарный корабль аргонавтов, бороздивший эгейское и черное моря.
   - Но...
   - Также "арго" - термин, обозначающий особый язык определенной профессиональной или социальной группы, создаваемый с целью сокрытия смысла произносимого, а также как средство обособления от остальной части общества...
   - Чего?..
   - Тебе это имя подходит. Демоны используют в своей речи именно арго. У вас ума придумать настоящий язык не хватит.
   Котик задумался. Попробовал свое новое прозвище несколько раз. И так и эдак его покатал на языке. Еще подумал. Подкрепил размышления рваным грохотом верных словечек из своего сленга и вновь уставился на меня.
   - Мне не нравится. Нельзя сокращать имя самого князя Миртрарла! Аргахраль, и точка!
   - Покажи мне князя с этим именем, и он тут же умрет от проклятья. Да и вообще я рядом ни одного фюрста не вижу. Только жалкий котяра неопределенной породы.
   Вновь Арго (определено это его новая кличка!) зарычал, закричал и дальше по отработанному... Вновь кусты и опасения за сохранность беспризорной блохастой шкурки.
   - У тебя выбор не богат: или Арго, или Хрень. На Хрень - хрен ты согласишься!
   - А вот хрен тебе! Согласен на Хрень!
   - Ни хрена себе! Совсем охренел?
   - И что если так?
   - Пойдем, выйдем?
   - А не зассышь?
   - А у самого ничего не дрожит? К маменьке не пора?
   - Ты маменьку не тронь - она такого как ты в два счета сделает!
   И дальше, и больше. Больше ругани, больше нецензурных слов. С этим котом общаться труднее, чем с Таракашкой! Замну и забуду...
   - Простите меня, о, крылатый господин!
   Арго (или все же Хрень?), выглядел, словно кусок теста после плотного знакомства со скалкой. Это я так "замял".
   - Кто-то что-то сказал? - я сделал удивленный вид, продолжая топтать котяру. Это я так "забыл".
   Но хватит обращать внимание на никчемного питомца моего. Вспомню-ка я о спасенном гиганте. Или не вспомню... Что вообще о нем вспомнить-то можно?
   Еще утром я расстался с ним, сбросив груз на плечи деревенских жителей попавшихся нам совершенно случайно. Я гулял не с Отрядом и не с Синей, а с двумя такими же топокретинами, как и я сам. Арго (тогда еще просто демонокот) страдал приступами неконтролируемой злобы... точнее он страдал от моих ударов, являющихся последствием приступов неконтролируемой злобы. Как-то так.
   Я пообщался с селянами (среди них присутствовали и оборотни и колдуны, что сделало мне приятность) и узнал много интересной информации, особенно по "бурлениям" в стане оборотней. Перепоручил им спасенного, и сбежал. Селяне были не в восторге от свалившегося на руки счастья в лице и самое главное теле, громадного молчаливого великана.
   За краткое время нашего общения... Моего. За краткое время моего с ним общения, стало понятно одно - он не выдаст ни одного секрета. Его можно пытать всеми зверскими способами, начиная от щекотки и заканчивая многократным чтением вслух Войны и Мира, притом только самого окончания этого грандиозного творения; но и тогда великан не расколется. Мне даже догадки не помогли!
   Но хоть молчун и был молчуном, но зато выглядел он колоритно. Мало того, что великан, так он еще и краснокожий великан! Натуральный индеец без добавок и консервантов! Откуда такой перец нарисовался - никто не знает! Может и есть в Снорарле род колдунов или оборотней с красной кожей, но я пока таких не встречал. Тут все белые. Оборотни - смугловаты. Колдуны - бледноваты. Вот и все видимые отличия рас. Никаких красных, черных или желтых тут нет... ну эльфы немного зеленоваты, а если их избить, то красноваты, а потом фингаловаты... не отвлекаться! Чертова Секретная Дурь не желает отпускать!
   Помимо цвета кожи есть и еще одна отличительная черта у индейца. Это его браслеты. Массивные золотые "цацки", изрисованные всякими немыслимыми узорами, украшали могучие предплечья великана. Дорогая игрушка. Такое украшение явно не по карману простому крестьянину. Но, я не заостряю внимание на таких мелочах. Раз он не стал разубеждать меня в том, что он крестьянин, случайно упавший в Разлом, то и я не буду ничего лишнего домысливать. И не стоит думать о том, что крестьяне держатся подальше от Разлома. И не следует считать, что крестьянина съедят демоны задолго до того, как он или она подойдет к краю Разлома. Не стоит. И не стоит считать индейца шпионом Империи. Империя тут ни при чем!
  
   Полуденное солнце с трудом пробивало верхние ярусы и обогревало лучами густой подлесок. Про то, чтобы освещать наш путь сквозь плотно сцепленные ветки кустарника, не могло быть и речи. Тут царил сумрак. Словно вернувшись в детство, в те воспоминания с картонной коробкой, куда я бывало прятался, я вновь переживал давно забытые чувства. Странная гамма, где смешались ощущение защищенности и страх. Страх. Я почти забыл, что это такое... Только у коробки было преимущество: внутри нее не было ничего, что могло бы выколоть мне глаза. А в кустах заостренных веток полно!
   Тут пахнет сыростью, соком срезанных ветвей, грибами, превращающимися в лепешки от моих топтаний. Шарик света висит передо мной и указывает направление нашего пути... я решил положиться на магию, но надежда слабая. Золотой Свет не является колдовством определяющим маршрут или хотя бы стороны света. Но нам ничего другого уже не остается.
   Мы заблудились.
   Сколько прошло дней с тех пор, как я оставил индейца селянам? Неделя? Две? Или пара дней? Я не знаю. Мы с Арго заблудились уже к вечеру первого дня, забравшись в эти самые заросли колючего кустарника и не найдя в нем выхода. Я тысячу раз пожалел, что последовал за котом, поведясь на его мольбы спасти его. Видите ли, он заблудился! А чем я могу помочь?! Заблудиться за компанию?! И зачем я его постоянно швырял в самые заросли?
   Вот так мы и бродим.
   Поначалу я охотно вырезал кустарник колдовством, но после получаса вполне комфортабельного перемещения, уловил закономерность: чем больше я уничтожаю кустов, тем гуще они окружают меня. Нет, они не вырастают, как растительность эльфов, мгновенно. Эти гущи становятся гуще, стоит мне пройти несколько метров вперед, оставив за спиной широкую просеку. Просека также не зарастает. Только путь дальше становится тяжелее. Странное место. Я начал подумывать о том, что попал в Волшебный Лес и столкнулся с какой-то ихней разновидностью Леса. Ведь должно быть там еще что-то менее опасное, чем всем известные Лес Кошмаров и Лес Призраков?
   Но пока я не определил где мы, я решил не полагаться на колдовство в деле истребления зарослей и старался пробираться сквозь кусты своими силами, мало использую даже нож. При такой тактике кусты понемногу стали редеть, возвращаясь к первоначальному варианту.
   Выбрались мы все же не скоро. Кустарник оказался все же зачарован. Но чары его я разгадал. Не порти лес магией - выберешься; нет - кусты поглотят тебя. Разгадал-то я - разгадал, вот только беда, что и без магии я кружил в кустах очень долго, пока не явился Спаситель.
   Чиррик-чиррик-чик!
   Следуя знакомым крикам, я ломанулся напрямик, отвечая подруге своим "Ау!". Только лишь благодаря зову Сини я и вцепившийся в мою спину Арго, сумели выпутаться из магического лабиринта и наконец-то направиться в верном направлении, в направлении Изгинара.
   Если бы я взобрался на дерево и осмотрел кустарник, откуда выбрался, то увидел бы интересное, но прискорбное зрелище, будто бы кто-то словно специально истоптал весь густой подлесок размером всего десять на десять метров. С одного края кусты сильно вырублены, но в остальных местах лишь придавлены. Я бы увидел путь коим шел, и понял бы, что ходил как угодно, но только не строго в одном направлении, иначе выбрался бы в течении пары минут. Проходил одним и тем же путем много раз, но примятые мной кусты выпрямлялись, отчего создавалось ощущение, что я иду новой дорогой.
   Я так радовался появлению своего самого надежного и ценного друга, что не мог сдержать эмоций. За неимением шапки в воздух полетел все тот же Арго. Птичка радостно покружила вокруг беспомощно размахивающего лапами в воздухе кота и спикировала вместе с ним на меня: кот вцепился когтями мне в спину, а Синя устроилась в волосах.
   Крылом указав нам верный путь, рулевой по имени Синя остался на корме корабля "Феникс" если именно мою голову обозвать кормой, а не какое-то иное мягкое место, куда вонзал когти Арго, пытаясь взобраться повыше по палубе "Феникса".
   Мир и спокойствие царили на корабле.
   Но не могло все продолжаться так же счастливо.
   На корабле поднялся бунт. То ли пиво пропало, то ли жрачка невкусная. У матросов появились вопросы к командованию. Все претензии матрос Арго высказал в ультимативной форме офицеру Синичке. Офицер Синичка предельно спокойно ответил, куда матрос может засунуть свой ультиматум и приказал исполнять обязанности и не отлынивать от работы, иначе повесят на рее. Матрос не успокоился. Началось восстание.
   Кот прыгнул мне на голову и сбил птицу на землю. Хотел достать ее когтями, но птичка взлетела. Кот полез на дерево, желая достать кровного врага. Птица ловко спикировала, оставаясь незамеченной среди листвы, и клюнула кота в темечко. В ответ кот ещё раз ударил противника лапой. Образовалась свалка...
  
   Прошла неделя, и мы наконец-то добрались до Изгинара.
   В начале моего знакомства с Арго, я имел наглость назвать его грязным. Был неправ. Тогда он был немного запачканным. Но теперь он действительно грязный. Помимо всей той химической расцветки шкуры, он обмазал бока и лапы липкой древесной смолой, к которой пристали иголки, листочки, камешки и грязь, а паутина намертво облепила тело кота и без помощи смолы.
   Потрепала демонокота жизнь в лесу.
   Потрепало и меня.
   Не зря я не стал менять порванную куртку на новую. Если я назвал куртку порванной после знакомства с подчиненными демонами Арго, то теперь уж и не знаю, как назвать то, что от брони осталось. Кожаные ленточки? Конфетти? Сколько бед вынесла броня. Сколько мук. Вначале ее погрызли демоны, потом Арго, потом исцарапали кусты, а уж что с ней случилось дальше даже и вспоминать не хочу. Ведь я продолжал все время страданий брони находиться внутри и все чувствовал вместе с ней!
   После ссоры и драки меж котом и птицей, последняя, обидевшись, улетела, оставив меня в недоумении, мол "куда ты?!" и "куда мне?". Верное направление указанное Синей в момент встречи я успешно перепутал, оттого и заблудился вновь. Я точно знал, что блуждаю в центральном лесу, вблизи Холмогора, где полным полно солдат, дозорных и деревень, но так никого из людей и не встретил.
   Но мы прорвались. Невзгоды укрепили наш командный дух. Первое время было тяжким, особенно для кота, провинившегося за то, что обидел птицу и платившего за это обществу (в моем лице). Но мы справились с невзгодами и стали отличной командой! Мы ведь сумели выбраться из леса к Изгинару! Сумели, хоть и потеряли надежду...
   Арго был чумаз. Но я чумазее стократ. Спасая питомца от очередной опасности, я вырвал его из пасти хищного цветка и сам оказался съеденным этим, теперь уже высушенным гербарием. Но прежде чем цветок засох от жара моего Огня, я оказался облеплен его ферментативной слизью, расщепляющей добычу до удобоваримых элементов.
   Потом было еще несколько происшествий, и вот теперь я такой весь из себя красивый, пусть и почти голый, и очень грязный, с трясущимся от страха демонокотом на одном плече и тушей, с многорядными зубами не только в пасти, но и по всему телу, на другом, выбрался из леса и ступил на настил моста, провожаемый ошеломленными взглядами зевак.
   Нас даже пускать в крепость не хотели! Меня во мне не опознали! Пришлось прямо перед воротами приводить себя в порядок. Немного смыть грязь, кровь и засохшую слизь. Переодеться в целехонькую бронь и отчистить все то снаряжение, что нацеплено на мне от все тех же грязи, крови и слизи. Отцепить намертво вцепившегося кота от одного плеча и оторвать от другого тот запас мяса, что перед смертью вгрызся в меня. Этот монстр был интересен. Я так и не разобрался животное ли это или растение. Он был многоголов, но все головы на длинных шеях росли из единого центра, с листиками и корнями. Интересный монстр. Интересный настолько, что его просто не может существовать за пределами Волшебного Леса! Но не мог же я вновь заплутать туда!
   После моего преображения (хотя какое преображение, так, немного привел себя в порядок, но так и не отмылся толком) мне с трудом, но поверили, и пропустили за ворота. За воротами уже ожидали моего возвращения Славик, Синя и урезанный Отряд. Синя и Арго вновь зашипели друг на друга. Славик зашипел на меня. А Харимон и Миалла просто поздоровались с каким-то человеком, которого не узнали. Пришлось сказать им, что я это я.
   Спустя какое-то время, после того, как Миа меня отмыла, оттерла и приголубила, мы собрались в кабинете коменданта и устроили совещание.
   Поговорили недолго. Поинтересовались здоровьем друг друга и всяким таким прочим. Напрасно я надеялся обсудить с Отрядом наше дальнейшее поведение в отношении Империи. Два члена специальной команды также как и я, не горели желанием думать над правильным решением проблемы, а стремились поскорее вступить в бой, ответить агрессией на агрессию. Не моя вина, что в Отряде собрались такие отморозки... а, нет: моя!
   Предупредив Славку, чтобы он ничему не удивлялся, Отрядом версии "lite" мы выдвинулись в путь. Направление указывала Синичка. Дорогу пробивал нос нашего корабля - то есть я. А остальные плыли в моем фарватере. Арго я вообще приказал следовать за нами с отрывом в несколько метров, дабы ни у него, ни у Сини не возникло желания вновь поцапаться. Попривыкнут друг к другу - так и пойдем всеми, держась за руки. Одна представительница Отряда уже держит меня за руку. Да еще как держит! Вцепилась таки!
   - Дорогой, мы сейчас быстренько перебьем всех имперцев, а потом, может быть, ты переедешь ко мне домой? У меня уютненько. Там для тебя и шкаф отдельный я уже соорудила...
   Она для меня "соорудила шкаф"? Это меня в него поселят, что ли?! И почему именно "соорудила"? Сбила гробик для потенциального мужа, чтобы тот не сбежал? Увольте!
   - Я подумаю над предложением... И ты не права. У нас не такой план.
   - Не такой? - заинтересовался и первосвященник. - Я думал, что решено уничтожить всех вторженцев! Феникс-на-Хье, я не прав?
   Вот что значит не обсудить план как следует. Они придумали все сами! Я не просил никого уничтожать!
   - Убивать не нужно. Только калечить... и то максимально нежно.
   - Нежно калечить? - не поняла ведьма. - Это как?
   - Мне откуда знать! Мы должны показать вражеской армии, что им ничего не светит. Все как всегда. Также как мы действовали в прошлый наш бой у Границы!
   Я подумал, что последним предложением указал бойцам верный путь, но нет. Они призадумались.
   - Так я в прошлый раз и уничтожал, Феникс-на-Хье... до тех пор, пока на меня не снизошел ваш гнев и я не отправился далеко в лес...
   Он никогда не забудет того раза! Злопамятный!
   - И я в тот раз убивала! - захлопала ресницами ведьмочка. - Разве не такой был приказ?
   Начинаю вспоминать...
   - Да не может быть! Я бы никогда...
   ... вспомнил. Восьмой от лица всей команды спрашивает "уничтожить ли врагов?"... тут же на нас нападают, и я даю молчаливую отмашку своим воинам... это они думают, что была отмашка, а на самом деле я дернул рукой, прикрывая нас защитным экраном от болтов. Это, что же получается, они не мучились и убивали врагов, пока я строил из себя добряка и только лишь выводил всех из строя?! Не честно! И не правильно!
   - В этот раз вы не должны убивать! Убиваете, если только другого выхода нет. Ясно?
   Раздосадованное "ладно" разнеслось по лесу.
  

Глава 8

Отряд

  
   По мосту, контролируемому воинами вроде как моей армии, мы перешли в Западный Центральный Лес. Сторожить поставлены серьезные личности, готовые в любой момент взорвать мост под ногами возможного противника, вознамерившегося пересечь реку. Благодаря Колдовскому Зрению я видел, что стражники, пропустившие нас на противоположный берег и пожелавшие нам удачи, светятся магией, словно новогодние елки. Броня и множество амулетов - все выковано из материалов высочайшего качества и зачаровано лучшими магами. Такой защиты нет даже у меня! Хотя о чем это я?.. У меня же вообще никакой магической защиты нет! Легкая кожаная бронь не защищает от стали, не то, что от колдовства. Все чего может предотвратить моя одежда, так это атаку Арго или укол колючего кустарника. Хотя мне в отличие от моих подчиненных и не нужна никакая броня. Ну, насадят меня на копье, так не беда! Когда всех врагов перебью, вытащу "занозу" и ранка тут же заживет. Найдется ли хоть одно существо, представляющее для меня опасность? Я круче всех! Да-да, всяких Рыцарей Смерти я тоже не боюсь! Я все равно круче и то, что в прошлый раз бежал от него, являлось лишь тактическим отступлением и маневром высшего порядка! Забудем...
   При атаке любой мощности стражники моста успеют активировать мины (или что там заложено под мост?!) прежде чем доблестно погибнут. Хотя и погибнуть им не судьба. В такой защите умереть очень сложно и для этого нужно хорошенько постараться. Должно быть, для такого обеспечения малого отряда моста выложились по полной очень много магов, учитывая качество артефактов и то, что магии в мире стало не так уж и много.
   Стражники моста подрывают мост, а дальше пусть хоть погибают. Для врага это уже не имеет значения. Мост разрушен, а перебраться с одного берега на другой... ух, даже я рискнул бы на подобное предприятие не сразу. Поискал бы иной путь... хотя, кого я обманываю? Мне проще идти сложнее, чем проще... что я сморозил?! Перевожу с глупого языка на нормальный: я скорее попрусь напролом, чем буду изобретать всякие маневры. Уж такой я прямолинейный человек. И не надо называть меня бараном, бросающимся на ворота, даже если калитка рядом отворена!
   Мост от взрыва обрушивается вниз и летит... летит... летит. Пока не булькнет. Хотя нет. Не булькнет. Река Матушка очень грозная. Несется с бешеной скоростью и бьется о подводные камни и берега. Пар. Брызги. Пена. С моста видно, что не река несется далеко внизу, а пена неистово вырывающаяся из предварительно взбаламученной банки шампанского. Мост обрушился и через минуту обломки уже уплывают на две сотни метров в даль... если от обломков что-то останется кроме трухи, ведь подводные камни, словно терка, выпирают буграми на всем протяжении реки! Эти камни не стесывает даже течение!
   Но к чему это я?
   А к тому, что рухнул мост, часть врагов рухнула с мостом и померла печальной смертью; часть врагов, что умудрились перебежать переправу, схлестнулись с охраной моста, вооруженных мощными артефактами и с большей долей вероятности умершие столь же быстро, как и собратья упавшие в воду; а большинство вражеских воинов осталось на западном берегу и... и все. Приплыли. Если оставшиеся враги быстро не решат что им делать: возвращаться обратно ни с чем, преодолевать реку тут же, или искать другую переправу, то их быстренько начнут сокращать в поголовье. Если охрану моста не перебьют, то они начнут отстрел врагов на противоположенном берегу сразу же, не дожидаясь подмоги; если перебьют, то подойдет подмога и начнет обстрел врага. Враг же не сумеет со своего берега огрызаться. Хоть и оба берега реки-матушки круты, но все же берег колдунов круче. Он выше раза в два, чем берег оборотней. Плюс к этому не маленькая ширина реки. Плюс защитные сооружения колдунов. Из своих луков и арбалетов имперцы ни за что не пробью защиту колдунов при таком раскладе. Зато наоборот!
   На восточном берегу стоит парочка башен, копии тех, что сторожат Изгинар. И на вершинах башен установлены точно такие же стрелометы, которые я бы сравнил с крупнокалиберными пулеметами, потому что стрелы в них гигантские и подаются обоймами. Плюс к пулеметам еще и гранатометы, изготавливаемые магами Сбора: что-то вроде средневековой пушки, стреляющей разрывными ядрами, но сугубо магическое изобретение. У противника немного шансов закрепиться на противоположенном берегу.
   А если враг решит искать другой мост, то его ожидает такая же встреча и на других переправах. Я точно не уверен, но всего мостов через реку Матушка примерно полдюжины. Не считая моста во владениях Ковена, и различных переправ в пределах Волшебного Леса и у эльфов. У остроухих я вообще не знаю, сколько и чего имеется. Врагу предстоит марш бросок либо в Топь, либо в Волшебный Лес, либо в Ковен Магов. Река набирает силы в Волшебном Лесу и оттого в нем наименее норовита. Потом Волшебный Лес словно выталкивает воды реки в Центральный Лес и тут уж перебраться вплавь не выйдет. К владениям сумасшедших монахов река успокаивается, и в Топь во множестве втекают уже неторопливые ручейки. И куда бы ни решили имперцы сунуться, но всюду их будут ожидать неприятности: монахи чужаков не жалуют, Волшебный Лес опасен для всех нормальных людей, а Топь опасна и для многих сверхлюдей.
   Вот поразбирался я сейчас в ситуации и мне даже стало немного жаль имперцев. У них же никаких возможностей для дальнейшей экспансии нет. Все что они могут, так это захватить остальную часть владений оборотней, но дальше их никто не пустит. Бедняжки. И то они смогут захватить Лисичкину Игру, если только никто не будет им мешать. Никто вроде меня. А если я им помешаю... у-у-у, бедненькие... Вообще не понимаю, что они все еще тут делают если знают, что я иду по их души? Им только молиться и остается своему Кровавому Дракону или кому там они молятся?
   Мы давно уже преодолели мост через Матушку, но я продолжаю думать о тех новообразованных укреплениях, что основали колдуны на своих берегах. Ведь в прошлое мое посещение Снорарла. никаких башен у мостов не было. Сейчас еще немного подумаю и начну задавать вопросы Харимону и Миалле. Ведь интересно, что у них произошло, отчего они прибыли воевать, лишь узрев мое знамя.
   В прошлое мое посещение Снорарла никаких укреплений у мостов не было. Только разведчики с обеих сторон присматривали за переправами и в случае вторжения сообщали своим. Хоть и шла ненавистная война колдунов с оборотнями, но на самом деле серьезно никто из них не собирались захватывать владения друг друга. Устраивали мелкие стычки и кричали друг на друга, обвиняя во всех смертных грехах. И то друг друга ненавидели лишь оборотни и колдуны Центрального Леса, а представители Края и Поля относились к представителям противоположного вида с завидным пофигизмом. Краевщики и Полевщики выясняли отношения среди своих. Им хватало внутривидовых разборок. Так что столкновение оборотней и колдунов, что предотвратил я прошлые два раза, это было не всеобщее "мочилово", а конфликт личной дружины Растака и войск Холмогора, с собранными в спешке ближайшими ополченцами колдунов. Конечно, если бы Растак продолжил буянить на восточных землях, то его урезонили бы весьма быстро: из Изгинара выступил бы Славка и усадил бы всех по местам прописки. Но тогда и Растак вызвал бы подкрепление... Но такого произойти не могло. В их понимании война колдунов с оборотнями это в первую очередь взаимные оскорбления и обвинения, затем ненависть или обожание к Фениксу, и только в конце списка боестолкновения разведчиков обеих сторон. Та битва, что я остановил в прошлый раз, была самым крупным сражением двух рас за столетия. Про то, что торговля и личностные отношения между отдельно взятыми представителями двух рас, процветали, я вроде уже говорил. Оборотень не любит всех колдунов, но одного колдуна, который покупает у него мясо и шкуры животных он вполне любит, ведь этот колдун не скупится и всегда платит по счетам. В свою очередь колдуну не нравятся все оборотни, но оборотень, у которого он покупает за дешево мясо и шкуры его вполне устраивает. Но иногда стоит им вместе напиться, как тут же начинаются расистские обвинения и устраивается драка. Но стоит протрезветь и вновь мир, да дружба. А если еще вспомнить про свадьбы оборотней на колдунах и наоборот... Странные у них были отношения. Хм, кстати мне интересно, что получается из союза этих двух рас? Мулы или нет? Надо потом как-нибудь побольше узнать и возможно произвести некоторые генетические изыскания...
   - Блин, больно! - вскрикнул я, когда одна хлесткая ветка чуть не выбила мне глаз.
   - Внимательнее нужно быть, - заявила ведьма так, словно это вовсе не она, идущая впереди, хлестанула меня этой ветвью.
   Но действительно нужно быть внимательнее. И не к Миалле, которая расстроилась, что я не обращаю на нее внимания, сосредоточившись на своих мыслях, и не к Арго, который пытается сожрать веселого Харимона, потому что на Синю нападать нельзя. Нужно быть внимательнее потому, что за нашим отрядом кто-то следует и следит, оставаясь незамеченным. Но я просить показаться этих скрытных личностей не буду: захотят - выйдут, не захотят - ну, и пусть! Я лучше поговорю со своими товарищами. Столько времени не виделись же!
   - Что случилось в твоих владениях, Харимон?
   Первосвященник до того веселящийся с котом споткнулся на ровном месте от неожиданности вопроса. Или он споткнулся все же не на ровном месте? Мы же в лесу. В глухом лесу и движемся далеко не проторенными тропами. Но все равно он удивился, даже если и споткнулся о кота, а потом о корягу!
   - Имелись некоторые проблемы... Я решал их.
   Подозрительно.
   - А подробнее?
   Харимон тяжело вздохнул. "Делать нечего - придется говорить" - так должно быть он подумал.
   - Я забросил дела Ковена, целиком погрузившись в работу Отряда. А, как завещал святой...
   "...как завещал святой Ктототам Святогорыч: агнцам нужен пастух иначе волки будут сыты" - так можно сократить всю ту получасовую проповедь, более чем полностью состоящую из цитат Книги Огня, что задвинул мне первосвященник.
   - Если не хочешь говорить, то и не надо, - обиделся я.
   Монах что-то затрещал в свое оправдание, но я вновь перестал его слушать. Мне достаточно знать, что Харимон в порядке и считает, что сам справится со своими проблемами. Пока он отсутствовал, в Ковене произошли какие-то изменения, появились разногласия и разночтения Писания: ведь так важно: трактовать запятую в этом месте, как знак свыше или попросту будучи святотатцем считать, что это не запятая, а пятнышко грязи. В дела церковные мне лезть совершенно не хочется. Пока моего товарища не обижают, и в Ковене не началась гражданская война - мне влезать не следует. Я лучше поговорю с Миаллой.
   - Милая моя ведьмочка, - начал я свой замаскированный под приставания допрос, укусив Миаллу за ушко и поцеловав в носик. - Скажи мне, пожалуйста...
   - Да, дорогой! - разомлела в моих объятиях девушка и ответила на все согласием. Но мне же не это нужно.
   - Где ты была и почему не участвовала в делах Отряда?
   - Ах, это...
   Девушка расстроилась. Она ожидала, что я попрошу ее руки и сердца и сразу ответила "да", а тут такой облом. Зачем мне ее два, так сказать, органа, если она мне предоставляла себя всю и не один раз. Предоставляла настолько настойчиво, что и отказаться нельзя.
   Но пусть теперь расскажет, чем она занималась, пока имперцы топтали мои владения.
   - Понимаешь... я.... у меня были... дела...
   Интересно. Не у одного Харимона от меня секреты.
   - Колись, дорогуша. Иначе отправлю домой...
   - Не надо, милый! Я и так без тебя зачахла! У меня даже сердечко еле бьется, замирает!
   Бьется, еще как бьется! Особенно мое! Зачем ты мою руку так прижала к своей груди? Зачем? И так уже проверено, что твоя грудь в моей руке не помещается!.. Но лишний раз проверить все же стоит... Черт! Она меня отвлекает самым подлым способом!
   - Дорогуша, не отвлекайся. Чем ты была так занята, что даже не посетила моего хорошего знакомого Славу-Победу?
   - Ты хочешь отдать меня другому мужчине? Как подло! Как низко! Я ни за что... Только после замужества. Если мой муж прикажет, то мы весьма славно устроим великую победу на троих...
   - Не-не-не, - замотал я головой. - Он тот еще бабник! Я тебя ему не отдам!..
   - Ты ревнуешь!
   Ведьма в восторге заплясала, но я не обратил на это внимания, продолжая вспоминать то, чем Славка мне не нравился и то, чему я завидовал.
   - У него и так много дам. У него целый гарем! И я тебя не отдам! У него много дам, а у меня должно быть еще больше! Переименую Отряд в Гарем и наберу еще больше людей. Чтобы в моем Гареме было больше народу, чем в его! Подумаешь, что он смазлив! Зато я - Феникс! И не смотрите на меня так! Миалла не нужно запрыгивать на меня и пытаться сделать то, что ты всегда делаешь, пусть и очень умело... Харимон не нужно отбегать так далеко! Не буду я на тебя набрасываться также как Миалла на меня! Правда, не буду! Слова про Гарем - шутка. Я не считаю тебя подходящим кандидатом на место в Гареме! Не обижайся! Ах, ты не обиделся? Ну как определишься со своими чувствами - возвращайся, а до тех пор продолжайте с Арго меня сторониться... Ну, перестаньте ребята! Я такой же как и вы! Я нормальный! Что вы говорите? Вы не пойдете со мной в одну баню мыться? Как же так!..
   Что-то я опять сбился. Это ведьма меня опять сбила!
   - Давай без уклонений. Что-то случилось? - серьезно спросил я у ведьмы, забив на перешептывающихся за моей спиной Арго и Харимона.
   - Ничего, что должно было бы тебя коснуться, - также серьезно ответила ведьма, забыв на время о своей роли нимфоманки. - Это мои проблемы. Они касаются лишь меня, и моей семьи... Ты же никак не согласишься стать частью моей семьи!
   Вот это сильно! Обычно она заигрывает со мной и через слово просит пожениться, и я воспринимаю все это ровно, без эмоций. Но теперь. Я себя козлом ощущаю, а не огненной птахой! Поматросил и бросил. Но это же не про меня!
   - Отряд и есть моя семья...
   - Жалкие отговорки!
   И действительно. Я ничего не знаю ни о Миалле, ни о Харимоне, ни о других членах Отряда. Только про Ринальдо более-менее ясно, но и то не все. Даже о яркой Ольге я ничего не удосужился узнать. Вроде она живет с мамой. То есть мама имеется. А папа? А кто мама? Может Миалла и есть мама Ольги, а Слава-Победа их отец? Нет, это будет слишком странно.
   - Может я и не твоя семья, но мы друзья. И если у тебя какие-то проблемы, то я хочу помочь тебе!
   Мда. Хуже я сказать ничего не мог. Назвать Миаллу - другом - это сильно. Сильно глупо! Она хочет быть моей женой, а я заявляю, что она друг. Идиот. Можно больше и не пытаться выяснить, что она делала. Бесполезно. Мне бы теперь успокоить ее. И помириться. Нужно найти место для установки палатки... ведь это единственный способ, который я могу использовать, чтобы помириться с ней!
   Идем, идем, идем. Иду я. Летит Синичка. Волком смотрит и злобно сопит Миалла. Арго и Харимон прячутся от меня за деревьями. Нужно устроить привал и уладить все недопонимания. Сейчас и устроим.
   Незаметные наблюдатели, что следили за нами, решили показаться и поспешили к нам. Их еще не видно, но я чувствую, что они приближаются. Кто это? Дозорные? Оборотни? Имперцы? Оттого, что я не знаю, кто это, я не знаю и что мне делать?! Плюнуть на все и жахнуть Золотым Огнем? Злодеи умрут, а добряки... хотя нет. Умрут те, кто ко мне негативно относится, а в данный момент времени это значит, что загорятся и Харимон и Миа... Не выход. А если...
   Уже поздно решать. К нам выскочили оборотни. Даже не так. Из мглы дубравы наперекор сиятельному мне со свитой, выскочила стая волков, со взором горящим и пеной у рта. Бешеные волки. Странно, но все эти оборотни в звериной ипостаси были именно волками, а не бобрами, лисицами или зайками. Элитный отряд что ли? Перед нами они перекинулись обратно в людей, но беженство и злоба читалось на их мордах и в людской форме. Среди представших моему взору воинов были и мужские особи и ласкающие взор женские. Я даже немного пожалел, что оборотни при оборачивании туда-обратно не рвут на себе одежду и не становятся голыми... Такая картина была бы... Только мужиков я бы магическим ветром посдувал куда-подальше.
   Подул ветерок, донося до меня запах еще пары дюжин зверей, помимо той дюжины, что выскочили к нам. Чего им надо?
   - Чего вам надо? - озвучила мои мысли Миалла. - У меня плохое настроение и любой ваш ответ будет засчитан, за проявление неуважения ко мне. А за это вас покарает мой гнев! Правда, Гнев?
   Миа захлопала ресницами и отчего-то уставилась на меня, ожидая положительного ответа. Это я что ли ее Гнев? Ладно, подыграю. Мне же нужно ее умилостивить. А для задабривания сильной ведьмы нет ничего лучше, чем пролить кровь ее врагов!
   - Так точно, госпожа! Сейчас ваш Гнев аннигилирует и тех оскорбителей, что посмели заградить ваш путь и тех, что продолжают скрываться под пологом леса!
   - Да, Гнев. Продолжай...
   - Ваш Гнев сделает для вас все! Что бы вы ни попросили! Я доставлю вам удовольствие... а потом так... и еще так... а закончу все этим... но это не конец... и так... и на этом боку... и в такой позе... вы и не думали, что так можно извернуться?..
   Щечки Миаллы зарумянились, а лица оборотней покраснели. Ей нравятся мои комплименты, которые остальные приняли за откровенные домогательства и извращенные фантазии. Я и сам застеснялся произносимых речей, но делать же нечего - нужно вновь завоевывать доверие ведьмы.
   - Что за мерзкие пошлости! - заявил женский голос из кустов. - Феникс - мерзкий извращенец!
   Один оборотень, маскирующийся в лесу, не выдержал моих похабных слов, услады для ведьмы, и волчица выдала себя и своих соратников. Маскироваться больше не имело смысла и еще одна группа оборотней с красными от смущения лицами выбрались из леса.
   - Зачем вы следили за нами от самой реки-матушки? Что вам нужно? - теперь уж, когда ведьма забыла, что она мне "друг" и вновь повисла на моей руке, я могу стать немного серьезнее.
   Но оборотни молчат. Чего-то ждут.
   - Отвечайте своему господину немедленно или я уйду!
   Мордашки волчар дернулись. Чем-то мои слова их не устроили.
   - Мы не исполняем твоих приказов, Феникс! - нагло заявили оборотни.
   Что-то новенькое. Точнее старенькое. Оборотни опять за свое? Типа я вновь перестал быть их правителем?
   - Вождь Растак признал меня Правителем. А, следовательно, таковым меня признали и все оборотни. Чем же вы лучше всех?
   - Мы не подчиняемся вождю! - закричала особо горластая девушка.
   - Интересно. А кому вы подчиняетесь?
   Молчание мне ответ.
   Ладно, разберусь и так. Они не подчиняются Растаку, а значит, не подчиняются его решениям и, следовательно, не признают меня Правителем. Все просто. Теперь вопрос: а почему?
   - Вы точно не хотите признавать себя моими подчиненными? Так единогласно ответили "да"! Великолепно. А вы знаете, что случается с теми, кто не является моим вассалом? Не знаете! Догадываетесь? Уже хорошо. По-хорошему вы общаться со мной не хотите. Придется по плохому, ведь как мне еще себя вести, когда бедненького меня, беззащитную девушку, старика-монаха, кота и птичку, взяли в окружение столь великолепные воины как вы, превосходящие и числом и умением...
   А почему Отряд смеется? Они так напуганы, что у них началась истерика? Нужно быстрее спасать товарищей из беды!
   - Короче, если вы не начнете говорить... без угроз, или если вы не уйдете с моей дороги, то я начну гневаться. Вам объяснить, что в таком случае станет с вами и окружающим лесом на километры вокруг?
   - Не нужно, хозяин. Они со мной.
   - С тобой значит... А почему это ты с ними, а не со мной?
   - С текущего момента я с вами, хозяин.
   Камнем рухнувший с небес сокол-оборотень, встал между мной и оборотнями, защитив тех своей грудью. Так должно быть посчитали оборотни. С каким восторгом они смотрят на принявшего форму человека своего сородича. Особенно дамы. Они так и впились в его высокое худосочное тело своими цепкими, словно когти, взглядами, а его портрет с заостренными чертами лица, вероятнее всего, каждая из них хранит возле сердца.
   Оборотень Восьмой прибыл!
   - Неплохо. Ты заполучил в подчинение такую команду. И никого не волнует твое прошлое?
   - О нем мало кто знает, - поклонился Восьмой и встал в мои ряды.
   - Лидер, вы покидаете нас? - расстроено поинтересовались оборотни.
   - Я верный раб Феникса. И раз он вновь объявился в Снорарле, то я обязан следовать за ним до самой смерти!
   "До самой смерти"? Я и забыл.
   - Я пока не буде тебя убивать. Имперцы же так и не покинули Снорарл, а значит наше дело не закончено.
   - Я понимаю.
   Ничего себе! Я думал он будет вновь выпрашивать свою гибель. А он даже и не расстроился, что я его убивать не хочу! Неужели он становится нормальным?
   - Лидер, не идите с ними!
   - Вы никакой не раб!
   - Вы наш Лидер!
   - Мы не позволим гнусному Фениксу забрать вас!
   - Феникс хочет убить лидера!
   На разные голоса загомонили оборотни. А ведь действительно, если не знать, что у нас с Восьмым за отношения сложились, то меня можно принять за жуткого злодея. Мало того, что принуждаю Восьмого идти со мной, так я еще заставил его называть себя рабом, а меня хозяином, а еще я пугаю его смертью! Я жуткий тип.
   - Восьмой, прощайся со своей командой быстрее, а то я развешаю их по деревьям. И пусть они не кричат на меня.
   Оборотень начал отдавать приказы. Блин, он лучший лидер, чем я. Меня подчиненные не настолько любят! Я завидую! Я завидую Славе-победе, ведь у него есть гарем. Я завидую Харимону, ведь у него есть секретарша. Я завидую Восьмому, ведь ему так преданны соратники. Я много кому завидую. Но греет сердце мысль, что еще больше народа завидует мне. Я же, мать вашу, Феникс!
   Но нужно спешить. Долго еще Восьмой будет с ними прощаться?!
  

Глава 9

Действия

  
   - Заканчивай. Выдвигаемся.
   Восьмой махнул рукой подчиненным и перебежал ко мне.
   - Я готов, хозяин.
   Я также попрощался с оборотнями, но те послали меня куда-подальше. Не хорошо. Нужно ставить этих бунтовщиков на место сразу, не дожидаясь массового обострения и так непростых отношений между мной и всеми прочими смертными этого мира.
   Пожалуй, задержусь еще немного и поболтаю с оборотнями.
   - Вы меня обидели. Сильно обидели. Я подставил и одну щеку и другую, но вы продолжаете меня молотить...
   - Хозяин, они...
   Раб попытался меня остановить. А раз он посчитал, что я на полном серьезе сейчас буду потрошить бедненьких оборотней элитной команды, то значит и оборотни внутренностями ощутят всю ту угрозу, что я старательно выпячиваю.
   - Не смей перебивать меня, раб! - громогласно заявил я и тут же на Восьмого обрушился многотонный грузовик моей Чистой Энергии, припечатав раба к земле. - Хватит с меня милосердия!..
   - Лидер! - испугано вскрикнули оборотни и попытались прийти на помощь своему... "товарищу?!".
   Вот опять меня перебили. А я такую злобную речь составил. Со смехом, соответствующим, и всеми прочими атрибутами, необходимыми для успешного запугивания людишек... Придется не ухищряться, чего я и так делать не умею, а доходчиво объяснить нерадивым волкам почему со мной нельзя ссориться. Естественно объяснения будут проходить посредством тумаков.
   Стена, опять же из Чистой Энергии, откинула оборотней бросившихся к поверженному Лидеру.
   - Не делайте глупостей! - крикнул на них совершенно не пострадавший Восьмой.
   - Но Лидер...
   И чего они сопли разводят? Я же не собирался травмировать соратника! Да и не так просто это сделать. Не так уж сильно его и придавило к земле! Я действовал максимально нежно и оттого тот грузовик, что я использовал при сравнении, был заполнен не щебнем, а нежнейшими подушками... тонной подушек, наполненных легчайшим пухом. Но тонна подушек легче тонны щебня! Ведь так?
   - Отвечайте, почему вы не признаете Растака своим вождем? Точнее, кого вы признаете вождем вместо Растака?
   И вновь в ответ тишина. Ну не хотят эти оборотни со мной общаться. Ни кнут, ни пряник с ними не работает. Хм, а пробовал ли я "пряник"?
   Тишину вновь нарушил Восьмой. Он попытался объяснить мне, что за дела творятся в стане оборотней, но я его заткнул. Мне нужно, чтобы именно команда оборотней признала меня если и не правителем, то хотя бы угрозой, противостоять которой не в их власти. Мне интересно, кто же сумел вновь внушить доверчивым оборотням, что я не столь страшен, как обо мне рассказывают?! Кому жить здоровым надоело?!
   - Можешь нас убить, но мы ничего не скажем тебе! Великая Волчица запретила нам с тобой общаться!
   И это они таким образом мне ничего не сказали? Наивные.
   Внимательно вглядываюсь в каждого волка и волчицу, потом смотрю на Восьмого... странно, но с рабом, что-то не то... не могу понять. Раньше он чувствовал себя немного неуютно, когда я пристально смотрел на него, также как и прочие волки сейчас. Но теперь Восьмой словно и не замечает моего взгляда. Он стал увереннее в себе? Или понял, что я не умею читать мысли?
   Но чего бы ни удумал раб, прочих людей убедить в моей сверхсиле довольно просто.
   - Достаточно, - я усмехнулся и перестал сверлить стесненных оборотней взглядом. - Я узнал от вас все, что мне нужно.
   Раздались крики "что?", "как?", "невозможно!".
   - Вы так громко выкрикивали все секреты оборотней, что даже будь я глухим, и то услышал бы!
   - Мы ничего не кричали! - заявил какой-то волк.
   - Еще как кричали. В своих головах...
   И тишина. Теперь мне нравится этот звук. Ха, звук тишины.
   - Я прочел все ваши мысли. Выведал все ваши секреты...
   Волчата занервничали пуще прежнего. Должно быть, слухи о великом и ужасном Фениксе бродят такие, что никто и не знает точно на что я способен. Но Восьмой догадывается. Умный гад! Он попытался сказать своим подчиненным, что я шучу и за это получил второй грузовик, вставший точнехонько на первый и вдавивший неуязвимого оборотня еще глубже в землю. А нечего мешать запугиванию! Пусть не забывает, в чьей он команде!
   - Вы не верите, что все мне уже рассказали? - изобразив удивление, спросил я. - Что ж, мне и не нужна ваша вера. Я и так узнал все, что нужно... Но мне хочется удивить вас. Хочется показать вам, насколько я гениален!
   Гениален аж до противного. Меня тошнит от своих речей.
   - Вот вы, - я указал на волка, волчицу и еще одного волка. - У вас любовный треугольник. Волчица крутит шуры-муры с одним, а второго использует как любовника...
   - Это неправда! - запротестовала пойманная изменница.
   - Ах ты, сука! - залепил ей пощечину теперь уже бывший ее парень. - Я так и знал!..
   - Не трогай ее! - вступился за девушку ее "любовничек". - Между нами ничего нет...
   - Ах ты козел! Я тебя и раньше терпеть не мог, а теперь точно прибью! - заявил разъяренный "бывший" и полез с кулаками на "любовника".
   Началась миленькая такая, локальная драка. Полетели клочья шерсти. Лепота. И все моих рук дело. Нужно же убедить народ в действенности Взгляда Феникса, даже если такой способности, как чтение мыслей у меня и нет. Ну, заметил я, что волк и волчица - парочка влюбленных. Ну, заметил, что другой волк посматривает на эту же волчицу и тяжело вздыхает от неразделенной любви. Заметил также и то, что все взгляды этого горе влюбленного приметил не один я, а еще и парень волчицы. И этот парень сжимал от ревности кулаки, когда на его девушку смотрел не только этот влюбленный, но и другие волки. Я не знал, есть ли у любовника и волчицы порочащая их связь, но волку хватило и подозрений. Теперь все эти оборотни, кроме "любовника" и "изменницы" предполагают, что я действительно прочел все их секреты. Доверчивые тут люди.
   - Ладно, прекратить драку, - с этими словами я "пригладил" головы сцепившихся волков Ментальным Ударом. - Я соврал. У них ничего не было. Просто этот горе любовник давно влюблен в эту девушку, но она его совсем не замечала. Теперь я сделал так, что она его заметила. И все счастливы!
   - Я не счастлив! - сказал "бывший".
   - Я не счастлива! - вторила девушка.
   - Я не счастлив! - поддержал влюбленный.
   Я не мог ошибаться. Если я устраиваю жизнь двум влюбленным, точнее одному влюбленному и разрушаю одну пару, то все мои действия приведут к запланированной развязке. Рано или поздно. Если рано, то я лично сумею убедиться в своей непогрешимости, а если поздно... то я никогда не узнаю, что был не прав и буду считать, что у тех, кому я "помог" все хорошо.
   - Да ладно вам. Девушке понравился "любовник", что так смело вступился за нее, а ведь он слабейший волк в стае! Любовник рад, что сумел показать свою удаль девушке...
   - И только я лишился всего! - разъяренно заявил "бывший".
   - У тебя и так всего в избытке. Ты сильнейший волк стаи. Твоего возвращения дожидается не одна любовница...
   - Ах ты, кобель! - взъелась девушка и вновь полетела шерсть.
   Бедненького, и не совсем верного волка, решили сегодня полностью ободрать. Зато я поспособствовал появлению еще одной крепкой семьи. Да я же купидон! Где мои крылышки и лук?
   - Он в самом деле прочел наши мысли! - в ужасе закричали оборотни и спрятали свои лица, закрывшись руками.
   Это что же у них за мысли, что им так стыдно?!
   - Не бойтесь. В личные секреты я не углублялся. Не люблю копаться в грязном белье!
   Оборотни начали приходить в себе. Нужно продолжать их убеждать.
   - Я узнал лишь то, что мне нужно. Узнал, что Великая Волчица - это Коша, дочь вождя Растака. Узнал, что вождь внезапно постарел, и уже не в силах править твердой рукой как раньше. Оттого его дочери пришлось взять его работу на себя. И всякое по мелочи...
   После этих моих слов оборотни окончательно сошли с ума. Они перестали молчать и загомонили, вываливая на меня эмоции, вперемешку с теми секретами, которые я, конечно же, и не знал.
   Мне стало многое понятно в творившемся среди оборотней бедламе, и я лишь крепче решил покончить со всеми делами как можно скорее.
   - Выдвигаемся!
   Отряд поспешил дальше на запад.
   Оборотни рассказали мне все, что знали и отдали карты, с нанесенными опознавательными знаками. Теперь я знаю, где расположены лагеря партизан-оборотней и где находится армия имперцев, и все-все-все. Конечно, мне бы это все выложил и Восьмой, но он еще тот перец и может схитрить.
   Мне на плечо забрался Арго и промурлыкал в ухо:
   - Из тебя вышел бы замечательный демон.
   По дороге, когда мне вновь надоели приставания Харимона и Миаллы по поводу второго тура игры "Угадай-ка!", я рассказал им, как сделал так, чтобы оборотни сами выболтали все свои секреты. Но мне все равно не поверили.
   - Феникс-на-Хье, а как вы узнали, что Великая Волчица - это Коша?
   - А кто это еще мог быть? Только она могла настроить против меня этих волков.
   - Это была всего лишь догадка?
   Я ничего не ответил. Зачем лгать. Конечно не только догадка. Я еще и мысли прочитал. Ха-ха. Про то, что я уже общался с оборотнями-эмигрантами никто естественно не знает. А среди эмигрантов было несколько стражников, что занимались охраной крестьян. Те стражники все еще признавали власть Растака, пусть "немного" и сошедшего с ума, и оттого признавали меня своим правителем. Они-то и рассказали все новости о делах оборотней. А дополнили информацию волки из разведывательного отряда под руководством доверенного заместителя Великой Волчицы - Лидера. Да-да, Восьмой - заместитель заместителя вождя Коши. И если бы не заранее установленная информация, то кто знает, сумел бы я понять, что Коша, умеющая оборачиваться в пантеру, является "волчицей"?
   Прохладно. Тихо. Где-то журчит ручеек. Над нами высятся столетние дубы-великаны. Мы вошли в участок леса, целиком принадлежащий именно этим деревьям. Я громогласной поступью топал впереди, за мной шли Харимон и Миалла, доламывая то, что по счастливой случайности не сломал я. А Восьмой, словно его кто-то куда-то ужалил, описывал круги на отдаление от нас и все время высматривал врагов. Синичка как всегда покачивалась на моей голове, а связанного Арго нес Харимон. Почему кот связан? А потому! Не нужно ему было обзывать меня демоном! И не нужно было гоняться за Синей.
   Ни птичка не кружится, ни котик не скачет, а только Восьмой постоянно мелькает за стеной деревьев. Мне надоело его мельтешение, и я подозвал его.
   - Вы что-то хотели? - спросил он.
   - Да. Расскажи, каким образом ты стал заместителем Коши? Не слишком ли доверчиво с ее стороны, настолько приближать моего подчиненного?
   - Возможно. Она считает, что приняв меня к себе, Отряд, а соответственно и вы, хозяин, несколько ослабнете, - Восьмой усмехнулся. - Я не стал ее разубеждать.
   Хитрец и пройдоха. Но хорошо, что он мне верен. Странным образом, но верен. Ведь никто не сумеет его убить, кроме меня. А ничего другого он и не желает.
   - А ты решил подыграть ей, а заодно и присмотреть, чтобы она не совершила какую глупость?
   - Верно. Предельно аккуратно я вмешиваюсь в ее планы и меняю их. Жаль, что я не единственный ее заместитель.
   Восьмой еще немного рассказал о делах Коши и ее безумных реформах, не поддерживаемых большинством оборотней.
   - А чем ты занимался все это время?
   - В основном следил за передвижениями имперцев. Иногда устраивал засады.
   Скучно. Не ожидал от оборотня, считающегося монстром, таких скучных будней.
   Прежде чем начать обсуждение плана предстоящей атаки вшестером на огромную армию, осталось задать один вопрос, пока я еще помню о нем.
   - Кто из вас послал мне вот это сообщение?
   Я продемонстрировал Отряду записку, что принесла птичка на лапке, найдя меня даже в родном мире. Все посмотрели на записку. Почитали ее. Некоторые даже понюхали, хоть и не понятно, зачем Арго читал и нюхал записку, если это точно не он мне ее посылал. Все внимательно ознакомились с клочком бумаги, но никто из присутствующих так и не признался в составлении послания. Ладно. А что вы скажете на это?
   - Помните то послание, что я передал вам с Синей, после того как выбрался из Границы? Оно было написано на том же листочке, что Синя принесла мне, только на обратной стороне.
   Люди помнили. Уже хорошо.
   - Вы видели, что там было написано не кровью?
   - "Оборотни вновь идут войной на Холмогор. Что делать?" - припомнил Харимон.
   - Да, мы еще не знали, зачем ты у нас это спрашиваешь, - подтвердила Миа. - Но долго над этим не думали и исполнили твой приказ написанный кровью.
   - И та записка, и эта, написаны одним человеком, - поделился соображениями Восьмой, подтвердив мои догадки. - Почерк тот же.
   Я точно не помнил, но и мне показалось, что почерк у двух записок схож. Жаль, что первая записка не сохранилась. Но что переживать, если осталось проверить не так много людей. Не многим личностям Синя позволит крепить к себе послание. Но кто же мне все время пишет? Я уже поспрашивал у знакомых. Это не люди из Сбора, не Ольга и не Слава-Победа. Теперь же я убедился, что это не Харимон, не Миалла и не Восьмой. Остаются жители Холмогора и Мудрецы, что маловероятно; и мои оставшиеся отрядовцы Владик и Ринальдо. Ставлю все на Рина, так как у Владика почерк немного другой.
   Но, ладно, поговорили на отвлеченные темы и хватит. Пора и о предстоящем деле подумать.
   - По версии разведчиков-оборотней и информации доступной Славе-Победе, нам известно, что все войско врага разделено на несколько армий. В Волшебном Лесу у них находятся где-то две армии, в Крае - одна, у Болота - еще одна, армия защищает базу имперцев - Крапивий Берег. Но больше всего нас интересуют три других армии, расположенные в Центральном Западном Лесу, то есть где-то тут, где мы сейчас и бродим.
   Хоть все то, что я говорил мои товарищи и так знают, но повторение - мать учения.
   - Забудем о всех прочих армиях и сосредоточимся на четырех: три в Центральном Лесу и одна, что защищает Крапивий Берег. Будем считать, что против нас всего четыре армии...
   - Такой пустяк, - мурлыкнул кот, умудрившись выплюнуть кляп, заранее засунутый ему мной.
   После возвращения кляпа на место я продолжил.
   - После всего сказанного становится ясно, что у врага нет шансов на победу...
   - У тебя нет мозгов, если после всего сказанного тебе такое становится ясно...
   После того, как я закопал кота под землю, мы вновь продолжили разрабатывать план. Я продолжил.
   - Нас шестеро, а врагов всего четыре! Нас больше и мы сильнее!..
   - Кричите троекратное ура, сукины дети! Не видите, что Феникс этого и добивается!
   После того, как связанный кот, с кляпом во рту, попал в Пространственный Мешок, а Мешок был закопан на глубине трех метров, то я вновь продолжил речь.
   - Мы разделимся. Две армии - я укажу на карте - берет команда "А", состоящая из Харимона, Миаллы и Восьмого. Оставшуюся армию и захват вражеской базы берет на себя команда "Ф", тое есть я, Синя и Арго. Силы обеих команд, конечно, не равны, но даже если я вам передам и Синю с Арго, то и тогда ситуация не изменится, и команда "А" будет слабее команды "Ф"... Почему вы так на меня смотрите? Вы не согласны? Нет. Нет, не надо меня бить! Я хороший! Миа не бей меня!
   После того как меня присыпали земелькой и укрыли опавшими листьями, я продолжил монолог.
   - Вы спрашиваете, почему я так разделил команды? Что ж, отвечу. Все мы сильны. Но в отличие от вас у меня есть недостаток: я плохой командный игрок. Все помнят наш эпический бой со слугами тьмы в лице несокрушимой армии Кровавого Дракона, которую мы столь легко сокрушили? Помните, как я себя вел? Нет? Миалла и Восьмой не помнят. Жаль. А Харимон? Харимон ты помнишь? Ах, хочешь забыть... Не буду бередить старую рану. Всем понятно, что я своим "дружественным огнем" доставлю вам неприятные минуты... Теперь всем все ясно? Хорошо.
   Пора заканчивать, а то задыхаюсь уже под слоем листвы.
   - По завершению миссии встречаемся в Изгинаре. Команды в бой!
   Команда "А" устремилась к цели, а команде "Ф" предстоит еще выкопать из-под земли двоих своих членов.
  
   Лес, лес, лес... кругом лес... и снова лес... Надоело. Хочу на море! Или в горы! Почему в этом мире только лес? Проклятый первый Феникс, не мог выбрать место для возведения Снорарла где-нибудь еще, а не в глухом лесу?! Мог бы он хоть кусочек моря прихватить? Конечно, мог бы! Но не стал. Ему хотелось насолить мне! Непременно! Он знал, что мне нравится море и оттого не захотел упрощать мне жизнь. Мертвая сволочь!
   И горы в этом мире совсем не те... не то, что мне нужно. Низенькие, совсем не опасные. Вот в своем мире я... лучше не вспоминать тот период жизни, когда я лазил по горам. Я тогда был горным козлом... горным бараном с ножом... блин, неужели я все же начинаю вспоминать детство? Не нужно мне этого! Забыл тогда, забуду и сейчас! Ни к чему мне память о тех годах.
   - О чем задумался?
   Котяра взобрался на плечо. Синичка вспорхнула с головы.
   - Да так, - я махнул рукой. - Знаешь, как бывает, увидишь незначительный предмет и тут же нахлынут забытые воспоминания из детства... как бегаешь под внезапно разразившимся ливнем... как собираешь грибы... прыгаешь с тарзанки в реку...
   - Детство... - довольно повторил кот, которого я смахнул с плеча, словно пыль. - Помню, но у меня было не так. Азарт. Погоня. Запах крови. Первое убийство...
   - Ага. Я назвал лишь то, что должно соответствовать детским воспоминаниям... А так-то у меня все, как у тебя.
   Арго вновь забрался на плечо и, балансируя на столь неустойчивом помосте, вытянул шею и посмотрел мне на лицо. Упал.
   - А ты точно не был демоном, дракон? - спросил он меня, когда вновь вскарабкался на спину.
   - Точно. И почему ты вновь путаешь слова "феникс" и "дракон"? Головой стукнулся о землю?
   - Да, только что! - взревел Арго, ни с того ни с сего "взрываясь". - Ты можешь при ходьбе так не трястись?! Мне тяжело на тебе удержаться!
   - У тебя свои лапы есть. Аж четыре штуки. Даже перебор. И если не перестанешь меня ими царапать, то я исправлю сию природную несправедливость и сокращу количество лап, до тех же величин, что у меня и Сини. Намек ясен?
   - Какой же это намек?! Это угроза!
   Я зыркнул на кота. Арго тут же замолчал и спрыгнул на землю, побежав своим ходом.
   Вновь тишина, спокойствие и... лес. Когда же кончится этот лес?!
   Зря имперцы напали на Снорарл именно сейчас. Я же планировал взять отпуск и перенестись в сии места на значительный срок, но чуть позже. Я бы все тут исправил, наладил, переделал... Все были бы довольны... наверное. И с Империей мы бы сражались долго и вдумчиво, планируя наступления, отступления, захваты замков и налеты на караваны... Но, видимо, не судьба. Придется наиболее шустро и эффективно отпинать зарвавшихся иногородних придурков и проводить их домой.
   А для этого мне понадобится вся моя магическая мощь.
   И в своем мире и в этом я немного подумал, как и что можно изменить в доступных мне колдунствах, по примеру Золотого Света и Золотого Пламени. Самым перспективным я считаю колдовство старшего мага-лича Рарка Боль Пустоты. Ментальный Удар сейчас похож на инструмент грабителя - дубинку, обмотанную тканью, для оглушения жертвы. Это слишком прямолинейно. Я хочу сделать этот "инструмент" тоньше. Что-то вроде шприца с сывороткой правды. Воздействую я на цель, и та мне все рассказывает, как на духу. Или вообще воздействую на цель, и та воспринимает меня, как друга. Это же работа с мозгом, что может быть веселее?
   С остальным арсеналом колдунств я пока еще не буду особо мучиться, и пытаться их изменить. Так, немного попрактикуюсь. Резаки из Темного Ветра сделаю тоньше и острее, а то в расправе над демонами слишком уж неаккуратные разрезы получались на телах жертв. Огненные шары, всех типов доступного мне пламени, я обязательно переделаю. А то предыдущий вариант их использования малоэффективен. Создаю пламя в руке, сжимаю в форму шара, кидаю и ожидаю "бум". А "бум" выходят слабенький. А ведь Огненный Шар - это граната. Теперь я буду делать их по другой схеме: создаю огонь, сжимаю в форму шара, еще сжимаю, еще, еще... и только когда шарик станет очень маленьким, кидаю в цель и жду не "бум", а "бабах!". И так поступлю со всеми колдунствами. Уменьшу и усилю. Вот только с заклинаниями Феникса ничего сделать не получится: они и так максимально эффективны.
   Вот думал я сейчас, думал и понял. Я заблудился. Вновь.
   Где Синя?
   Где Арго?
   Куда все делись?
   Должно быть, опять устроили драку между собой, пока я витал в облаках, перепланируя заклинания. Или они сбежали от меня, когда я необдуманно начал метать уменьшенные, но усиленные Огненные Шары во все стороны, не разбирая, кто где стоит? Хотя какие это Огненные Шары, это Огненные Стрелы - более мощное заклинание, чем прежний вариант. Короче, подручные питомцы от меня сбежали.
   Но как же мне теперь быть? Я же не выберусь из леса! Подумаем, что я могу? Могу спалить весь лес, взорвать, выкорчевать ветром, превратить в пепел и полностью дезинтегрировать... Ничего сделать я не могу. Бесполезный же я!
   Хотя нет же. Я же могу призвать Арго обратно! Он же чертов демон! А я чертов демонолог-любитель, но с колоссальным опытом призыва. Ускоренный ритуал, длинной в секунду. Вспышка света, дым с запахом серы. Кашель и чихание кота. К собственному удивлению я вызвал именно того, кого и желал вызвать.
   - Что случилось? - спросил кот, оглядываясь по сторонам. - Я почти схватил эту мерзкую птицу!
   Я отвесил коту оплеуху, дабы растерянное животное шустрее пришло в себя.
   - Дракон, вновь ты?
   Арго еще полностью не оклемался, но пинок ногой уж точно заставит его стать самим собой.
   - Феникс, как я мог тебя не узнать?!
   Вот теперь он полностью стал собой и видит перед собой не глюки, а реальный мир.
   - Куда вы с Синей пропали?
   - Мы... В туалет отошли и заблудились, - сделав морду предельно честной, заявил кот. - Как же хорошо, что ты меня спас!
   Еще пинок, а то кот вновь погружается в иллюзии.
   - Ладно. Синя вернется, когда захочет. Но пока ее нет, ты должен вывести меня к армии врага!
   - Я?!
   - Ты!
   - Каким образом? - возмутился кот. - Я же не знаю, где мы!
   Сократив несколько параграфов отборного демонического мата, я получил весьма краткую выжимку из слов котодемона, длиной в два коротких предложения.
   Арго продолжал орать на весь лес матом, даже когда раздался громкий треск и грохот. Кто-то приближался к нам. Враг нашел нас раньше?
  

Глава 10

Блуждания. Зеркала. Убеждения

  
   - Заткнись кот! - цыкнул я и уставился в сторону кустов, да деревьев, за которыми и раздавался шум, да треск. - К нам гости...
   Арго перестал скандалить, ощерился и вперил взгляд своих горящих глаз в ту же сторону, что и я. Кот не боится боя, хоть и продолжает быть слабейшим из всех возможных демонов. Я даже удивился, что он не стал убегать, или прятаться за мной, а остался на прежнем месте и приготовился к битве. Не к добру это, но этот грязный комок свалявшейся шерсти начинает мне нравиться!
   Треск нарастал. Деревья гнулись, ломались, падали. Если бы я не был уверен в собственном нахождении в магическом мире, а не в родном, то предположил бы, что это бульдозерами валят лес, чтобы на их месте построить новую скоростную магистраль. Или, что это танки прорываются напрямик, дабы оказаться в тылу противника.
   В обеих моих руках зажглись Огненные шары. В левой руке огонь был обычный, добытый у Харимона. В правой руке - необычный, дарованный богом Харимона. Если на меня нападают люди, то им хватит и обычного огня. Если нападают демоны, то ничто лучше божественного пламени их не испепелит. Огонь в руках уже потрескивал, и шары светились жаром, готовые взорваться в гуще врагов. Но спешка ни к чему... Мне требуется время, чтобы уменьшить громоздкие и маломощные Шары в миниатюрные, но взрывоопасные Стрелы. А если еще и воздух добавить в огненное колдовство? Соединю Огненную Стрелу с Ветряным Резаком. Что получится? Вообще смогу ли соединить два различных колдовства в одно? Обычные Когти я умудрился соединить с Золотым Пламенем, хоть и получил в итоге не Когти Феникса. Так может и два колдовства получится соединить? Или не два, а даже больше? А то нехорошо выходит: владею тремя типами огня, а одновременно создать могу лишь два Огненных Шара! У меня же только две руки! А так соединю все эти огоньки в один и будет у меня... хм, золотой огонь плюс обычный огонь плюс радужный огонь... что из этого получится? Огонь, действующий только на тех, кто испытывает негативные эмоции по отношению к колдующему, с повышением урона нежити и демонам, да с общим увеличением мощности. А если еще добавить кислорода, да сжать все это до размеров Стрелы, то... интересно, сумею ли я объединением стольких колдунств переплюнуть мощь Крыльев Феникса? Затрудняюсь ответить, потому что не пробовал Крылья на полную мощь, а Огненная Стрела Плюс, так и вообще пока находится в области фантазий и вымысла, и входить в мой ассортимент смертоубийственных возможностей не спешит.
   А вот враги спешат. Так спешат, что лес валят.
   Люди так шумно бежать не могут. Это, скорее всего, или демоны, или твари волшебного леса. Гигантские кабаны!.. Или мой Отряд.
   Спешить с внесением корректировок в Огненные Стрелы я не спешил. Уж точно не в боевое время стоит проводить столь опасные эксперименты. Вдруг новорожденный Шар взорвется прямо в руке! Что же тогда будет с экологией! Это же какой выброс вредных веществ в атмосферу планеты... хотя Снорарл не планета, а ограниченное забором пространство, но все равно! Это какой выброс мата в воздух будет! После взрыва, который наверняка заставит меня сказать "Ой, мамочка, как же больно!", я буду материться, словно лучший сапожник, проработавший всю молодость на стройке и мечтающий служить офицером в армии. А мат, как известно, загрязняет атмосферу если и не сильнее всяких фабрик, то уж точно и не меньше. Не зря же с матом все так и борются, но победить не могут. Как победить то, чем и сражаешься? "Клин клином" не всегда срабатывает... Но меня опять куда-то не туда занесло ...
   Два Огненных Шара сжавшиеся до размера искорок, уже готовы стрелами сорваться в гущу врагов, сея смерть и разрушение... Стоп. Если на меня нападут люди, то не буду же я их убивать! Если всякая нелюдь выползет - то да, можно не сдерживаться. Но люди... Я не имею никакого морального права метать в них самый обыкновенный Огненный шарик, не говоря уже об усиленной версии. Из-за научных изысков... магических изысканий, я даже запамятовал на время о своих убеждениях. Стоит их напомнить себе: "людей нельзя убивать!", "монстров убивать нужно", "если не знаешь, кто перед тобой человек или монстр, спроси его, и если монстр окажется столь глуп, что подтвердит свою монструозную природу, то убей его, но по возможности нежно, так как он хоть отдаленно, но напоминает человека". Вроде все убеждения вспомнил, если и остались, то по мелочи, вроде "не ешь, то, что воняет, или еще бегает, прыгает и скачет, а то расстроишься".
   Эх, то есть, следуя моим убеждениям, я не смогу испробовать Стрелы на живых объектах, если этими объектами будут люди... Печаль. А вероятность того, что это люди велика. Я уже чувствую их запах... Знакомый запах... Даже если бы у меня и не было столь глупых убеждений по поводу ценности человеческой жизни, то я все равно не смог бы атаковать тех людей, что сейчас окажутся в зоне видимости.
   Испытания Стрел откладываются в долгий ящик, долгожданной встречи с любым (желательно крупным) монстром.
   И только я потушил тугие искры, звенящие у меня в руках, как в поле видимости оказались отступающие в спешке люди.
   Мой Отряд бежал...
   Стоит протереть глаза.
   Мой Отряд бежит...
   Может я сплю? Но даже и во сне, не явиться такого видения, чтобы мой сильнейший Отряд, собранный из тщательно отобранных сотрудников с высшим убивательным образованием, предоставивших безупречные рекомендации с предыдущих мест работы, убегал от кого-то... Да от кого они могут бежать в этом мире? Только лишь от меня и от Рыцаря Смерти! Я на первом месте в списке опасности, а Рыцарь на втором. Да. Я опаснее его! Но не в этом сейчас суть...
   Отряд бежит! Только пятки, да отблески посылаемых ими за спину заклинаний, сверкают в лесу.
   - Что, мать вашу, вы творите! - заорал я, от удивления и бешенства срываясь на Рев Феникса, и соответственно, снося ревом близлежащие деревья и чудом удерживающихся на земле беглецов.
   Но меня проигнорировали! Хотя и не совсем так.
   Стоило урагану моих слов стихнуть, как отрядовцы повскакивали с земли, отбросив толстые корни, за которые прежде цеплялись, чтобы не улететь в небесную синеву, да побежали вновь, не забыв и меня прихватить за собой. Только Арго остался прикрывать наш отход. Смелый котяра, настоящий герой, погибший ради других!
   - Я еще не умер! - кричал, надрываясь, кот, могучими скачками, несясь за нами, нагоняя.
   Неужели я назвал его героем вслух? И как у меня язык повернулся так обозвать этого не имеющего ни смелости, ни чести, ни гордости, пресмыкающегося? Позор мне, позор! Арго ни за что не пойдет на такую глупость, как пожертвовать собой ради кого-то. Он даже ради себя на геройскую смерть не согласится. Он лучше поживет подольше. Ничтожеством, но подольше.
   Меня уже не тащили. Я бежал сам. Стадный инстинкт в действии. Все бегут, а я не умнее!
   - От кого бежим? - перекрывая шум ветра и треск разламываемых деревьев, задал я вопрос сосредоточенным соратникам.
   - От имперцев, - ответил Восьмой, не сбавляя темпа.
   - Представляешь, они нас чуть не побили! - радостно захохотала ведьма. - Какие-то людишки почти одолели нас! Ты можешь себе такое представить?
   - Нет, не могу.
   - Мы не рассчитали собственные возможности, - пояснил пожилой человек Харимон, бегущий наравне с молодыми товарищами, и по пути умудряющийся что-то объяснять мне, не сбивая при этом дыхание. - Не учли ослабления собственных сил, и усиления вражеской сопротивляемости магии...
   - Не в том дело, - вмешался Восьмой. - Угасание магии в мире тут ни при чем. Просто нам посчастливилось встретить элитную команду имперцев, специализирующуюся на борьбе с магическими существами. Их называют "Зеркала Собора".
   - Откуда сведения?
   - Пленные. Допросы.
   - Неужели они так сильны? Допустим они элитные воины Империи, но и вы, не колхозные доярки! Вы элитный Отряд! Какого хрена вы сбежали?!
   - Не злись, милый, - даже во время стремительного бега, ведьмочка умудрилась прижаться ко мне всем своим бюстом, и потереться своей щекой о мою обросшую щетиной щеку. - Это же такое веселье! Я никогда раньше не проигрывала, поэтому так хотелось попробовать!
   С ведьмой все понятно. Она не то, чтобы проиграла им. Она позволила победить себя... ради шутки и веселья. Напряжение снять. Дура!
   - Огонь не сжигал их, - пояснил свое бегство первосвященник. - Заклинания разрушались об их щиты. Простите меня, Феникс-на-Хье, но я оказался бессилен... Если бы я только мог призвать мощь моих братьев...
   Монах тяжело вздохнул и замолчал. Он тяжело переживает свой проигрыш. Но почему он не смог призвать всю мощь Ковена? Ведь это и есть его главное оружие и причина, по которой он по праву считается одним из могущественнейших людей Снорарла! Без этого козыря он всего лишь сильный колдун, и умелый маг. Настолько же умелый маг, что и архимаг-лич, но не имеющий таких огромных запасов личной силы. И лишь с огромными запасами Силы всего Ковена, Харимон способен творить заклинания столь разрушительные, что даже я со своими Крыльями Феникса покажусь мелкой букашкой... Ну, я так считаю, ведь Харимон при мне еще ни разу не задействовал таких мощных плетений. Да и вряд ли когда он их задействует. По той же причине и я на полную, никогда не выкладывался с Крыльями. Угроза уничтожения всего Снорарла велика. Все же этот волшебный мир очень маленький. Вот в своем мире с такими силами, я бы уничтожил всего лишь материк... африканский, не крупнее.
   - А ты почему сбежал? - спросил я у спокойного и сосредоточенного на беге Восьмого. - Не верится, что ты мог кому-то проиграть или испугаться.
   - У нас был приказ уничтожать армии, а не элитные спецподразделения. Я последовал за большинством команды "А".
   Ну, еще бы. Я и не сомневался, что Восьмого не напугают какие-то Кривые Зеркала. От одного взгляда брошенного этим оборотнем на такое зеркало, оно рассыплется на мельчайшие осколки.
   - Насколько я понял, только Харимон и пытался победить врага, а остальные просто развлекались и смотрели на это? Вы могли одолеть неприятеля, но вместо этого сбежали? Стоп!
   Все замерли, только лес еще на пару метров вперед снесло по инерции от нашего бега.
   - Какого хрена! - заорал я на подчиненных. - Вы забыли, что вы краса и гордость Снорарла? Вы сукины сноральские дети! Отпрыски сей земли и одновременно защитники оной!
   Загнул я сильно. Такого о себе они не знали.
   - Так почему же вы не оказали гостям нашего мира должного их положению приема? Кто к нам с мячом, головой того в футбол и сыграем!
   Все же сильно я загибаю. Они вообще меня не понимают. Или я случайно на русский язык перешел?
   Из-за леса, из-за... только из-за леса выскочили сверкающие начищенными латами бойцы Зеркального подразделения, помешав моей только начавшейся воспитательной беседе. Десять бойцов в блестящей броне, подобной рыцарской броне позднего средневековья, то есть в очень тяжелых бронежилетах, да еще и с ростовыми щитами, выскочили, неожиданно наткнувшись на остановившихся нас. Зачем этим воинам нужны щиты, когда их броня и так выдержит любой удар любого клинка? Зачем им такая тяжесть? Как они могли бежать наравне с нами, с теми, кто вообще не носит никакой брони (моя кожанка не в счет)? И почему они, не говоря ни слова, сразу бросаются на нас, опустив копья? И как они вообще с такими длинными "палками" по лесу бегали? Копьями в таком лесу (да и в любом другом лесу) драться невозможно! Они совсем идиоты?
   Вопросы, вопросы. Отвечать на которые уже не кому. Слишком стремительно на нас напали.
   - Сейчас я вам покажу, как надо врагов бить, - заявил я. - Хотя постойте... я же уже всех перебил!
   Как это ни прискорбно, но я действительно уже не могу показать своему Отряду мастер-класс по устранению спецподразделений врага. Все враги и так устранены, притом в кратчайшие, позорящие гордое имя Зеркал Собора, сроки.
   Десяток, что напал в лоб, приземлился, завязнув в обычной земле, словно провалившись в зыбучие пески. Я продолжал давить на них Чистой Силой, вдавливая все глубже, но враги и так были уже недееспособны. Признаться, меня немного вспугнули слова товарищей, о том, что магия на Зеркала не действует и я перестарался, приласкав врагов одновременно Чистой Силой и Ментальным Ударом.
   Еще два десятка Зеркал, что устремились в обход Отряда, но так и не успели завершить маневр, остались подергиваться в лесочке кругом от нас, искрясь от доставшегося им заряда бодрости и свежести на весь день. Но все враги выжили. Напрасно я боялся применять свое возросшее колдовство на беззащитных людях. Подопытные прекрасно перенесли воздействие чудовищной встряски мозгов и удар током. Или они выжили только лишь по причине собственной защищенности от всех видов колдовства? Скорее всего, тут повлияли оба этих фактора. И если бы Зеркала не обладали всей их натренированной сопротивляемостью к любым магическим возмущениям, и не облачились бы в броню, практически полностью гасящую любое колдовство, то погибли бы наверняка. От них даже пепла не осталось бы. Они заблокировали девяносто девять процентов моей силы, но оставшегося процента точно хватило, чтобы оглушить их. Все же я мозг! Так точно все просчитать! И не нужно думать, что у меня не было времени рассчитать удар, и я вмазал по врагу вполне серьезно. Это не так!
   Столь серьезные враги не продержались и секунды. У Империи нет ни шанса против меня!
   - Ну, примерно так, - в заключении объявил я Отряду, когда Зеркал освободили от доспехов и сложили в кучку. - Учитесь, пока я жив!
   - С твоим чувством самосохранения учиться им осталось недолго, - без разрешения влез в разговор кот, за что и получил заслуженный пинок.
   Настала пора раздавать приказы.
   - Этот спецотряд упаковать в лучшую обертку и повязать ленточкой, и отправить Славе-Победе, как презент. Пусть допрашивает их. Наверняка столь важные воины знают много секретов Империи.
   - Сделаю, милый, - улыбнулась Миалла и обвела раздетые от брони, но не от одежды, "зеркала" взглядом изголодавшейся по сырой плоти тигрицы. - Они у меня добровольно и без сопровождения доберутся до Изгинара.
   - Не нужно рисковать. Пусть один из вас отконвоирует их. Чары могут и развеяться с них сами собой.
   - Ты мне не доверяешь? - возмутилась Миалла.
   - Я не доверяю этим незнакомым воинам и их феноменальной сопротивляемости магии.
   - Но вы легко победили их, Феникс-на-Хье!
   - Легко. Но ту мощь, что я вложил в их оглушение, хватило бы на уничтожение целой деревни! Хотя, что я вам говорю, вы и сами прекрасно почувствовали, сколько силы я вбухал в удар.
   - Вы задействовали удивительно много Силы, за удивительно короткий период времени. Я поражен, Феникс-на-Хье! Вы стали гораздо сильнее!
   - Давай без лести. С этими воинами будьте предельно осторожны, мало ли какие еще у них секреты. Мне все же хватило и их защиты. Блин, такое ощущение, что все эти три десятка "зеркал" это Восьмые, одетые в волшебную бронь Ранциля! По крайней мере, мне так показалось.
   Вновь распрощались. Группа "А" отправилась в свою сторону, а группа "Ф" куда-то еще.
   Синя так и не появилась, но я не унывал. Восьмой объяснил Арго верное направление движения, так что теперь команду "Ф" вел именно гордый, от возложенной на него миссии, кот. Но меня все же терзают сомнения касательно его способностей в ориентировании по пересеченной местности. Мне кажется, что его навыки находятся на том же уровне, что и у меня. Оборотень очень точно указал нам направление и даже объяснил, через какое время мы встретим ориентир - реку Изгиб, двигаясь вдоль русла которой мы обязательно выйдем к Крапивьему Берегу, ведь эта река окружает город своей защитой! То есть ошибиться, следуя направлению Восьмого, мы не могли. Ага. По задумке мы должны были обнаружить реку. Обрадоваться. И пойти против ее течения точно к цели. Простой план, доступный пониманию и тупицы. Ага. Но если я вдруг окажусь идиотом, а такое всегда может случиться, и пойду не против течения, а "по", то рано или поздно выйду к реке-матушке, которую тут же опознаю и пойму свою ошибку. Ага. Тоже все ясно. Но, черт возьми, где хоть какая-то река?! Мы двигаемся уже гораздо больше того срока, что отвел нам Восьмой для достижения желаемого ориентира, но никакой реки, ручья или озера нам так и не повстречалось! Только несколько луж иногда выглядывали блестящим горбом из оврагов. Но это лужи! Я не настолько глуп, чтобы спутать лужу с рекой! Правда же, не настолько!
   Когда я окончательно убедился в отсутствии тех же самых способностей у кота, коих лишен и я, то вновь сделался ведущим в нашей маленькой команде. Вновь я стал указывать наш дальнейший путь.
   И так прошел далеко не один день.
   Дни стояли солнечные, жаркие. На небе не было ни облачка, но в тени деревьев было прохладно. Мне голодать особо не приходилось, и добывать пропитание нужно лишь прожорливому коту. Я же обходился своей кровью. Странно звучит, признаю. Если бы я раньше узнал, что буду с восторгом пить кровь, то хорошенько начистил бы рыло тому, кто мне подобную новость сообщил бы. Это же настолько неправильно пить свежую человеческую кровь, что я бы позвал врача, желая немедленно приступить к лечению столь неадекватного пациента. Но зачем звать врача, когда пациент и является им. То есть если врач, то есть Я, не против действий пациента, то есть опять меня, то я не должен и волноваться по этому поводу. Тем более, что я пью не чужую кровь, а свою собственную. А все этот кот виноват. Мне еще в прошлый раз понравился вкус крови, но после наших с Арго многочисленных потасовок, из тех, когда коту удавалось подобраться ко мне и укусить или оцарапать, я полностью перешел на определенную диету. Но я не вампир. Точно. Я не встречал вампиров, и в этом мире они вообще считаются вымершей расой, но... я не вампир. Мне просто нравится кровь. И я боюсь прямых солнечных лучей. И чеснок терпеть не могу. Шутка. Мне только лишь нравится кровь. И то одна определенная - моя.
   За время очередных блужданий, я натолкнулся на несколько крупных укреплений врага. Не знаю, что за замки они возводили на моей земле, но с моим появлением наполовину построенные стены, башни и полностью возведенный донжон, были вновь возвращены в лоно земли, с землей перемешаны и в ней же зарыты. Замки защищало такое множество врагов, что я вдоволь насладился и боем и экспериментом с применением новых вариантов знакомых колдунств, и вкусом вражеской крови. Хотя нет. Вражеской кровью я не наслаждался.
   У меня было много теорий по причине моей тяги к собственной крови и не любви к крови других людей. Я даже начал считать, что мне по вкусу только определенная комбинация антигенов, что-то вроде предпочтений одной группы крови другой, но... Проба крови, так сказать на зубок, у многих сотен вражеских солдат не подтвердила и не опровергла этой теории, так как среди знаков и значков, украшающих амуницию вражеских солдат, я не обнаружил нашивок с обозначением группы крови и резус-фактора. Зато я заработал тошноту и несколько вирусных заболеваний, что еще раз доказывает, что пить не кипяченую кровь - вредно для здоровья! Это должно стать напоминанием всем вампирам. Понимаю, что свежая вкуснее, но здоровье - важнее. Но если кого-то интересует, излечился ли я от заболеваний, полученных через кровь, то да. Я же в волшебном мире и тут магическим образом все инфекции, передающиеся разными путями, лечатся чуть ли не щелчком пальцев. Даже венерологические. Но в моем родном мире не стоит забывать о высоком риске, подхватить такую или какую другую болячку, с вероятностью прожить укоротившуюся жизнь с таким "подарком" от партнера. Стоит помнить, что предохранение, а еще лучше - воздержание - залог здоровой жизни.
   Но, кажется, я сбился не только с пути, но и с мысли.
   Подводя итог многочисленным пробам "вина" я пришел к выводу, что я не вампир. Ведь тем нравится кровь. А мне нравится только моя кровь, остальные виды этой жидкости не вызывают никаких чувств, кроме тошноты, из-за всех этих проб. Но моя кровь - исключение. Она невероятно вкусная, бодрящая, восстанавливающая силы, устраняющая голод и жажду жидкость. Попробовав своей крови, я понял, что ничего вкусней уже никогда не попробую. И это заставило меня задуматься и припомнить все удары, что доставались моей голове. Один из этих ударов и устроил всю эту любовь к крови.
   Но как бы то ни было, но поедание этой ткани (если кто не знает, то кровь - это действительно ткань) утоляет голод лучше куска свежеприготовленного мяса, да еще и повышает мою и так молниеносную регенерацию до действительно запредельных скоростей. Как я понял, я теперь не имею ни малейшей возможности испытать такой голод, как в Границе. Если я проголодаюсь, то мне достаточно выпить стакан свежесцеженной кровушку, и я вновь полон сил, а выкачанная жидкость тут же отрегенерирует вновь. Бесконечный круг получается.
   Но, как я уже упоминал, помимо различного рода гурманских ухищрений я проводил и сугубо научные исследования все на тех же бедолагах-солдатах. И мои опыты принесли плоды. Я научился вытягивать мысли из умов подопытных и они добровольно все мне выбалтывали. Потом я и вовсе научился подчинять разум людей и управлять ими. Не знаю, как действуют чары Миаллы по подчинению разумных, но мое колдовство основано на Ментальном Ударе. А Миалла обходится, как и все ведьмы, каким-то зачарованным предметом, ведь сама она, как колдунья, владеет какой-то разновидностью Воздуха.
   Много подопытных умерло прежде, чем я научился использовать новое подчиняющее колдовство. Но благодаря им я заполучил такое оружие, благодаря которому выжили много больше солдат. Пусть в результате практики погибло пара сотен людей, но в результатах всякого рода несчастных случаев от моих рук отправлялось на встречу с Кровавым Драконом гораздо больше врагов. Естественно, я по прежнему никого не хотел убивать и не убивал... несчастные случаи я не считаю за свою вину. Нет, то есть я виноват, но не считаю их смерть - убийством от моей руки.
   Допустим я со всей осторожностью раскидал сотню врагов, что метали в меня копья, да топоры, Чистой Силой, и они упали на идеальную землю без камней, веток и всех тех острых железяк, что сыплются из этих солдат, как из доверху наполненных копилок; из сотни кто-то наверняка упадет не на ноги, а на голову, и кто-то из этих "голова-тяжелее-попы-людей" сломает себе шею. Или от моего легкого толчка у человека тромб оторвется, что случилось бы с ним и без моего участия, когда он завалился бы спать, и человек умрет. Не могу же я за всей сотней раскиданных врагов проследить и под каждого постелить соломку. Да о чем я говорю, и с соломкой можно сломать шею! Как бы я не старался никого не убить своими атаками, но это невозможно! Но такие случаи я не считаю за убийство. Я не могу убить человека, даже если он и враг. У меня есть убеждения. Но я не бог, чтобы уберечь всех от несчастных случаев.
   Даже в прошлую мою "прогулку" по Снорарлу я наверняка поспособствовал смертям многих людей. И когда раскидывал оборотней вблизи Холмогора. Много оборотней и колдунов свалились в Разлом, который создал я. Многие имперцы в первый наш бой с ними также не выдержали моих пусть и ослабленных атак. Я не тешу себя мыслями, что никто не погиб по моей вине в Снорарле, но намеренно я точно никого не убил. И только это для меня важно!
   Но благодаря гибели всех тех подопытных, я сумел овладеть Подчинением - колдовством, что позволяет воздействовать на разум врагов, приказывая сложить оружие. Это очень страшная сила. Я могу окружить себя тысячами верных рабов, но не буду этого делать. Не буду сильно воздействовать на разумы имперцев. Только небольшое воздействие, чтобы они не желали больше войны. И все. Большего мне не нужно. Если я обработаю этой силой всех врагов, то настанет мир и процветание, словно утопия... А еще можно также обработать и всех сноральцев и тогда они перестанут ругаться между собой. Я действительно могу устранить проблему, которую не мог решить ни один Феникс до меня. И не только Феникс. Сколько умных людей ломало голову силясь найти верный путь для человечества, где не будет вражды и войн. А я могу это сделать. Достаточно лишь немного подкорректировать разум всех людей. С имперцами можно не церемониться, а сноральцы меня поддержат в большинстве - ведь я их обожаемый правитель и любое мое решение наиболее верное и правильное...
   - Действуй, - зашипел кот, смотря на задумчивого меня и довольно облизываясь. - Покажи им всем правильный путь!
   Демоны очень чувствительны ко злу. Даже если зло из благих побуждений. Демоны питаются этим злом. И даже почти прирученный Арго, не может справиться с инстинктом демона подталкивать человека на нужный путь. Нужный для демона. Но фиг вам, как говориться. Я и не собирался поступать так, как думал. Это были лишь фантазии и размышления.
   Что-то мысли немного запутались. Все же помимо крови стоит употреблять и что-то более обычное и привычное.
   Нужно заканчивать с размышлениями по поводу Подчинения. Те, кто продолжат сражаться, будут мной подвергнуты этому колдовству, но те, кто захотят отступить, сдаться или устроить мир - минуют сего удовольствия. Мне нужно это новое колдовство лишь для того, чтобы не допустить кровопролития, вот и все. И когда половина армии в ответ на приказ командиров "В атаку!" дружно скажет "Нет!", вот тогда у противника не останется никаких вариантов кроме как отступить. Я так думаю.
  

Глава 11

Всемогущий против Копья

  
   Помимо занятий колдовством я решил попрактиковаться и в оборотничестве. Как попрактиковаться? Попытаться выполнить "кувырок" и стать настоящим оборотнем, вроде волка или медведя.
   Мне стало немного боязно пробовать силы в новом для меня направлении магии, и я не сразу приступил к задуманному. Замыслил испытать способности оборотней я еще в своем мире, но пока разбирался с нововозведенными укреплениями имперцев, испытал лишь заклинания колдунов, что являлось для меня делом привычным. Но после того, как разобрался с четвертым или пятым "фортом" Империи, разгромил несколько их же обозов, изгнал с позором всех вражеских разведчиков из леса на мили вокруг, и совершил много прочих дурацких... извините... геройских поступков; после всего этого мне стало скучно. Боеспособные враги исчезли из зоны моих блужданий, а новые противники не спешили приближаться ко мне на расстояние "душевного контакта". Тренироваться в сжигании векового леса мне также приелось, тем более что одна из десяти Огненных Стрел при сжатии обязательно взрывается еще на "старте", причиняя дискомфорт в оторванных культяпках рук, и что более важно: прожигает мою одежду. Придумывать новые способы усиления колдовства я не стал, как и разбираться с уже придуманными возможностями слияния двух и более разных колдунств. Мне же не нужно расти над собой. Зачем, если никого и близко нет равного мне по силе?! Зачем становится сильнее? Любое усиление магических возможностей я воспринимаю лишь как проявление любознательности.
   Вот в рамках этой самой "любознательности" я и решился на "кувырок", не придумав, в кого хочу обернуться, и каким образом это вообще происходит.
   Начал попытки своего озверения с теоретических изысканий... хотя это всего лишь философские размышления, основанные на мизерном знании о природе оборотней.
   Итак, что я знаю о физиологии оборотней? Тоже самое, что и о физиологии обычных людей. Об анатомии знания столь же обширны. Оборотни - люди, а значит, мои знания полны. Хм, а почему же я не знаю, как оборотни становятся зверьми?
   Отбрасывая знания своего мира, обращусь лучше к знаниям подчерпнутым в мире этом.
   Оборотни умеют превращаться в определенного зверя. Угу, это знает каждый. Оборотни могут полностью превратиться в зверя или же лишь частично. Об этом знает почти каждый, а если и не знает, то догадывается. Оборотни не владеют колдовством. Это и вовсе очевидно.
   Что-то путных размышлений у меня не выходит.
   Начну вновь.
   При рождении никто точно не знает, какие способности будут у ребенка. Существует пусть и мизерный, но шанс того, что у двух родителей "волков" родится "медведь". И это не будет означать, что кто-то в семье изменник. В ситуации с колдунами все еще запущеннее: у мамы и папы "огневиков" вероятность рождения ребенка-"огневика" чертовски мала. Также не стоит забывать и о вероятности рождения в семье потомственных оборотней ребенка-колдуна, и наоборот. В таком случае дите передают в семью другого клана. Именно таким ребенком-подкидышем и был некогда Рын Тигриная Лапа, унаследовавший имя оборотней, но рожденный с колдовским даром. Правда в случае с Рыном имеет место межрасовая связь.
   Оборотень растет. Его учат обращаться с Даром. Никто не знает в кого может обернуться молодой представитель расы. Сам паренек или девушка мечтает стать крупным опасным хищником, вроде Призрачного Волка или Кошмарного Медведя, но и на обычных волков и медведей не прочь походить. После долгих тренировок духа и тела молодого оборотня допускают к ритуалу, после прохождения которого оборотень и считается взрослым, а вместе с тем и обретает способность становиться животным... В моем мире тоже люди обретают способность становится животным, а заодно считают, что после подобного они тоже кажутся взрослыми, но в магическом мире алкоголь к становлению животным не имеет никакого отношения. Также как и средства, влияющие на потенцию, не делают в этом мире из человека - зверя. Но это я опять отвлекаюсь.
   Так вот оборотень проходит ритуал, суть которого мне неинтересна, и оборачивается безобидным мышонком (закон сохранения массы - побоку). Мышонок обижен на весь свет, что он не волк, но с природной несправедливостью уже ничего поделать не может. Если обернулся каким-то животным, то ничем другим уже не станешь.
   Но даже оборотень-мышь при должном упорстве, тренируя свои скромные способности, может стать чемпионом среди собратьев. Частичное превращение - весьма крутая сила. При неполном превращении в животное, оборотень становится человеком-мышью (в примере с оборотнем-мышью). Звучит весьма жалко, но это разумное полуживотное, имеет все те же размеры человека (а иногда и укрупняется), но обретает различные плюсы, вроде всяких "супергеройских" качеств.
   Помимо полного обращения и частичного у расы оборотней есть и другие способности, доступные при должном старании каждому. Это всякие плюсы по сравнению с колдунами вроде лучшего слуха, зрения, обоняния, скорости, живучести, сопротивляемости магии и боли, и прочее. А еще умение видеть в темноте. Колдуны, которые по сути "всамделищные" люди тут совершенно в пролете.
   А еще оборотни способны работать с чистой энергией на куда лучшем уровне, чем колдуны. Чистая Сила, которой я весьма люблю пользоваться, не является боевой единицей. КПД использования Удара Чистой Силой чрезвычайно низок. Практически равен нулю. И если бы не мои безграничные возможности, то я ни за что не стал бы тратить силы на подобное действо. Обычные колдуны, вроде Владика, могут, как и я атаковать кого-нибудь таким Ударом, но потратят при этом всю доступную Силу. Чистой Силой колдуны вообще не пользуются. У них есть их колдовство, весьма мощное, а тренировать что-то другое, помимо колдовства, считается пустой тратой времени. Только маги имеют на этот счет свое мнение, ведь этой самой энергией они и подпитывают заклинания, и что самое главное эти заклинания они плетут той же самой энергией. Создается магический Жгут и силой мысли он начинает скручиваться в определенное Плетение... Это я так представляю все. Но что-то я опять свернул не туда. Блужу с криками "Ау" не только по лесу, но и в своей голове...
   Научившись владеть Чистой Силой, оборотень умудряется плести из нее простенькие заклинания. Хотя это даже и не заклинания, а лишь оболочки, формы. Но и этого оборотням хватает. Вот таким недозаклинанием и являются Когти. Из пальцев вытягиваются жгуты Чистой Энергии, насколько хватит сил и умений, а потом эти жгуты затачиваются и заостряются.
   Но особо умелый и упертый оборотень, тот, кто однажды решит стать магом, может научиться плести из Чистой Энергии не только Когти. Многие оборотни умеют создавать Сеть из этой Энергии, различные Кнуты и прочее. Оборотни обращаются с Чистой Энергией умелее колдунов и в принципе стать магом у оборотней шансов выше... Если бы не заскоки в их головах. Оборотни неохотно учатся и считают, что зубрить книги, развивать Силу и учиться плести заклинания - не дело настоящих мужчин! А настоящими мужчинами считают себя все оборотни, и пол тут не имеет значения. Конечно, существуют и те особи, что дружат с головой и становятся умелыми магами, но... Колдуны в маги вступают много чаще, хоть и выходят из них маги менее умелые. Зато личной Силы у среднего колдуна больше, чем у оборотня. Из колдуна выходит сильный маг, но не умеющий плести заклинания, а из оборотня выходит маг способный плести заклинания, но не имеющий Сил на это. Утрирую, но...
   Помимо всех перечисленных возможностей оборотни еще могут кусаться. Все могут кусаться, но оборотни делают это с определенной целью (не только для того, чтобы покушать; или в порыве страсти\ненависти). Через Укус оборотень может заразить колдуна (или другого человека, но не из оборотней) настоящей ликантропией. Укушенный к ближайшему полнолунию становится Проклятым. Проклятый, которого укусил, допустим оборотень-мышь (для заражения нужно чтобы Укус производился оборотнем в своем зверином обличье), становится именно оборотнем-мышью, а не какой-то другой зверюшкой. Но Проклятый - это совсем не такое же существо, как оборотень. Проклятый слабее оборотня. Он не может самолично принимать форму зверя - только лишь в полнолуние. Зато в полнолуние Проклятый становится гораздо сильнее оборотня. К тому же Проклятый, укушенный "мышью", становится не совсем мышью, а монстром-мышью. Но не зря Проклятых именно так и назвали. Укушенный с большой долей вероятности погибает, не выдерживая перестройки организма. Проклятый колдун лишается своих колдовских способностей, а также разума и воли. Управляет Проклятым обративший его оборотень. Но в полнолуние управлять Проклятым мало кому по силам, поэтому редко, когда оборотни Кусают своих противников. Ведь никому не хочется, чтобы могучий зверь появился в полнолуние и поубивал к чертовой бабушки многих хороших парней! Но немногие оборотни, отточившие навык Укуса, способны управлять Проклятыми даже в полнолуние, а иногда способны заставить такого Проклятого принять форму монстрозверя даже не при полной луне! Так-то Проклятые не нужны оборотням, потому как тупы и малопослушны, но иногда Проклятые получаются весьма удачными.
   В армиях всех стран существуют элитные подразделения. Так и в этом мире. У колдунов существует команда Дозорных Леса, а у оборотней - Изгои. Изгои - команда, состоящая из сильных оборотней и их подчиненных - Проклятых. Вот только Проклятые этого отряда - особенные. Помимо того, что они обрели силы Проклятых, они еще и сохранили часть своих прежних колдунских способностей! Вот такие универсальные бойцы, прогуливающиеся на поводке, умелых оборотней. За одно существование такого отряда колдуны имеют право люто ненавидеть оборотней. И если с Дозорными Леса я хочу пообщаться, потому что они крутые ребята, то с Изгоями я не хочу встречаться, ибо не удержусь и набью таким рабовладельцам морду!
   Но помимо этих двух элитных спецподразделений в армиях двух рас существуют и другие крутые отряды. Но о них я пока ничего не должен знать. Также, как я еще не должен знать и о тайном ложе, вроде масонского, название которого... ах да, я же еще не должен этого знать! Не буду забегать вперед, ведь эта информация не пригодится мне еще очень долго. Дети Дракона! Хе, что за дурацкое название!
   Но хватит читать информационные поля Снорарла и заглядывать в будущее, ведь ни той, ни другой такой способностью я не обладаю. А то еще узнаю, что произойдет со мной в ближайшее время. А это уж точно лишнее!
   Трудно вспомнить то, чего не знал, но я справляюсь с подобным легко. В общем, я припомнил (а вернее выдумал) почти все, что не знал об оборотнях и теперь должен легко трансформироваться. Для начала попробую принять форму гоночного болида! Или самолета! Хотя стоп. Из всех "припоминаний" я же так и не узнал, как совершать "кувырок"!
   Ладно, попытаюсь наобум, как и всегда.
   Все же превращение в зверя задача во много раз более простая, чем заучивание заклинаний, вроде Телепортации. Перед первым испытанием следует остановиться. Хватит попусту блуждать. Вот стану волком, которому лес - мать родна, и сразу определю верный путь.
   - Почему остановились? Что случилось? Где враг? Когда жрать? Почему опять я? - Арго слопал каких-то непонятных грибочков и теперь ведет себя еще страннее, чем всегда.
   Место для испытания я выбрал вроде бы подходящее: тяжелое дерево рухнуло в незапамятные времена, очистив небосвод от загораживающих крон; молодые деревца только начали борьбу за место под солнцем; во вросшем в землю камне, формой похожем на блюдце, скопилась чистая дождевая вода и не успела еще испариться. Сейчас заберусь на рухнувший ствол, покрытый мхом, различной расцветки, и устрою "кувырок" именно тут. Если серьезно устану, то напьюсь воды, за которой и ходить никуда не нужно, и полежу, подмяв под себя, молодые густые побеги.
   - Давай др-р-раться! Др-р-раться! Хочу битвы! Кр-р-рови!.. - котяра окончательно сбрендил, решив устроить вендетту всем встречным грибам. Он набрасывался на них, рвал когтями и грыз. Но и грибы не сдавались: небольшие грибочки втягивались в землю по самую шляпку, а грибы-гиганты - высотой в метр - на полном серьезе восприняли угрозы кота и принимали боевую стойку... Я протер глаза. Грибы действительно сражались с котом. Наш последний привал, когда я потушил мясо какого-то зверя в котелке с нарванной тут же зеленью и грибами, явно устроил нам сеанс просмотра фильма Мираж в "три дэ" с шустрыми грибами в главной роли. А может и действительно все это мне не привиделось? Волшебный мир все же.
   Усевшись на широкий кедровый ствол, я закрыл глаза и начал представлять себя зверем - животным, которым я хочу стать. Но кем я хочу себя видеть?! Хм, надо подумать... А впрочем думать тут лишнее. В кого превращусь, в того превращусь!
   Глаза закрыты. Ничего не вижу. Ничего не слышу... Блин, когда Арго прекратит это глупое сражение? Когда его, наконец, побьют легионы оживших грибов?! Успокоиться. Ничего не слышу. Только биение сердца. Тум-дум, тум-дум, тум-иххха! Почему-то бразильские мотивы звучат теперь у меня в голове... Странно.
   Я больше не человек. Мое тело растет. Оно становится выше, сильнее, грациознее. Я увеличиваюсь и увеличиваюсь. Кожа становится неуязвимым доспехом. Я уже возвышаюсь над лесом...
   Треск!
   Что за черт?!
   Опора под ногами неожиданно пропадает, и я падаю на землю. Раздается грохот. Я открываю глаза, чтобы разобраться, что же произошло и... мама родная! Я же высоты боюсь! Как я оказался на дереве? Почему я на дереве, но руки и ноги ощущают не жесткий ствол, а жесткую землю? И почему мне так жарко?
   Посмотрю-ка я вниз. Ого, лес загорелся. Бедные грибочки, они так и не успеют добить противного кота. Но почему лес горит, и где мое тело? Присмотрюсь внимательнее. Лес горит. Лес горит. Мать вашу! Это же я горю! Я превратился в Горящее Высокое Нечто, а еще и с крыльями. Да, я так и чувствую, что вместо рук у меня теперь пара крыльев. Они где-то за спиной... Хотя нет же. Я ощущаю ноги, руки и крылья! Круто! У меня три пары конечностей, а не две! Мутант, "Ё", "П", "Р" и прочие буквы родного алфавита!
   Боязно мне! И отнюдь не высоты я боюсь. Я же совсем ее не боюсь. Но когда я - это нечто, то я и высоты боюсь... так, за компанию. Нужно возвращаться в прежнее тело!
   Глазки закрываем. Успокаиваемся. Читаем зазубренный стишок. А потом "раз" - и я вновь - я.
   Глазки открываем... Вновь закрываем.
   "Два"... Открываем... Да сколько можно?!
   "Три"... Вот теперь я - вновь я.
   Слава всем вышним-всевышним!
   - Что это было? - заорал благим матом демон, погребенный под обломками, словно разорвавшегося дерева.
   - Сам бы хотел знать...
   Осмотрелся по сторонам. Грибочки сбежали. Деревья хоть и не сгорели, но листва на них пожухла. Поваленный кедр, на который я взгромоздился, расплющило о землю. На земле, камне и дереве заметны следы гигантских когтистых лап. В кого я собирался превратиться? Примерно этот вопрос я задал единственному разумному свидетелю. Из обрывочных сведений, добытых из Арго, стало ясно, что я превратился в большую огненную птицу. Что, впрочем, и не удивительно. В кого еще может превратиться Феникс, как не в феникса?! Но обортничество я отложу на неопределенный срок. Я напугался. Как всегда меня может напугать только я сам.
   После такого происшествия я вел себя тихо-мирно и даже ни на кого не нападал. Так прошло еще сколько-то дней, прежде чем я не решился на новый эксперимент... Опять же опасный и невероятно разрушительный. Впрочем, я не знал, что это будет опасно... для природы-матушки и потому эксперимент провел.
   Я очень хотел летать. Если бы я умел летать, то мог бы самостоятельно отыскать нужный путь по воздуху. Я же зоркий, аки сокол! Я посчитал так: у меня есть Крылья Феникса, а значит, я могу при помощи них взлететь! Я не учел того, что все названия придуманы мной и не отображают действительного действия заклинаний. Ведь Крылья - это заклинение массового уничтожения, а не способ преодолеть земное притяжение. Но я решил. И совершил. Земное притяжение я все же преодолел... на миг, но все же. А вот с приземлением оказались проблемы. Короче я упал. Грохнулся с облачной высоты. Порядочно впечатался в землю. В рыхлую землю. В воздухе витала взвесь из мельчайших частиц земли, каменной пыли, древесной трухи, всего прочего. Мой "полет" существенно подпортил пейзажик, но я оценил последствия очередного "гениального" эксперимента лишь спустя длительный срок, когда невероятная регенерация восстановила расплющенные и разломанные в результате резкого торможения органы и я очнулся из забытья.
   Ни котяры, никого рядом с кратером, созданным моей глупостью не было. Все напугались и сбежали. Или погибли смертью храбрых. Мне все равно. Я даже рад, что Арго нет, а значит, некому будет напоминать о моих неудачах, которые множатся.
   Пошатываясь, но с каждым часом возвращаясь в норму, я и направился в сторону увиденного далеко-далеко в стороне города. Я подлетел весьма высоко и успел обозреть окрестности, прежде чем встретился с земной твердью. И если я не перепутаю направление, то выберусь к городу.
   И я выбрался. Естественно перепутал направление и выбрался не к тому городу, что увидел с высоты, а к совершенно другому, но выбрался. И город, открывшийся моему взору - Крапивий Берег. А значит, я добрался туда, куда и должен был!
   Имперцы зашевелились еще при моем подходе к стенам. Они не рушили мосты. Не закрывали решетками ворота. Они и представить не могли, чтобы опасность для целой армии мог представлять грязный, в рваной одежде и с покрасневшими глазами, одинокий человек.
   Меня попытались "тормознуть" и проверить документы, которых у меня "нема". Хотели тут же, без оформления протокола, забрать меня в отделение, но я оказался из буйных. Вызвали дополнительный наряд. Затем еще один и еще. Когда наряды закончились, а я кончаться не желал и даже продолжал двигаться строго по направлению к городу, то тут уж подключились регулярные войска. С артиллерией и авиацией. Но опять же я продолжал продвигаться вперед, игнорируя "покусывания" врага.
   Я миновал предместья, поблудил по обезлюдевшему городу.
   Крапивий Берег, находясь под пятой Империи, потерял всю свою привлекательность. Яркие краски сразу пожухли, потускнели. Столбы с изображениями животных срублены топорами врага и пылают кострами. Немногие жители, не сумевшие или не захотевшие бежать, стали рабами захватчиков.
   Я прошерстил лагерь врага, отыскивая клетки с пойманными людьми и освобождая невольников. Мне попадались и крестьяне и военные. Я собирал пленников в кучи, и когда народу набиралось порядочно, то "приказывал" Имперцам сопроводить освобожденных до союзных войск, а затем сдаться. Мои приказы никто и не думал оспаривать, потому как, находясь под влиянием Подчинения, оспаривать меня невозможно.
   Словно вирус альтруизма, я неторопливо двигался по базе врага, сея мир и отвращение к войне. Постепенно враги перестали нападать и даже стали сторониться. Я также перестал воздействовать на их разумы, посчитав, что если они решат отступить, то мне и не нужно совершать такое злодейское насилие над личностью.
   Меня окружили очередные элитные войска, вроде недавних Зеркал, и ко мне вышли трое церковников. Их одежда сразу вспомнилась мне. Примерно такой наряд (а может и точно такой) красовался и на епископе Ирике. Я присмотрелся к показавшейся троице, но среди этих "епископов" ни одного Ирика не обнаружил. Возможно он, больше не желает видеть меня? Обидно, а ведь я думал, что мы с ним можем подружиться! Хотя нет, не можем.
   - Значит, ты и есть - легендарный правитель волшебников - Феникс?! - отчего-то плаксиво и мерзко выдал эти слова монах, стоящий центральнее двух других.
   - А вы значит и есть - эти легендарные я-не-знаю-кто-и-знать-этого-не-хочу? - не менее мерзко и тягуче спародировал я.
   - Тварь, - обиделся центральный монах, развернулся и ушел за спины войск.
   - Сам ты тварь! - опомнился я лишь тогда, когда этот нехороший человек скрылся с глаз.
   Двое других монахов остались и молча глазели по сторонам, а меня словно и не замечали. Что за игнор?
   - Вы меня бить будете? - словно ребенок, ожидающий порки, спросил я.
   - Да, - кивнули монахи.
   - А мне можно будет сопротивляться?
   - Да, - вновь кивнули мне, так и не посмотрев.
   Из-за спин армии вновь выбрался центральный епископ и вновь занял свое центральное место. Теперь даже рожа его стала источать ту же мерзость, что и прежние речи. Он так и светится от самодовольства. Руки держит за спиной и покачивается, скача с пятки на носок, словно парень, ожидая девушку на свидании зимой в мороз.
   - Постановлением верховного эдикта Суоранского Ордена Прецептории святого Вита, я, епископ...
   Он назвал свое имя, которое совершенно никому не нужно знать, а я в это время радовался своей проницательности. Я опознал в епископе - епископа, хоть это и мог быть кто-то еще. Пока я радовался священник говорил и говорил... говорил и говорил... Даже его войска устали его слушать.
   - В присутствии Войска Святого Похода и братьев-епископов...
   Дальше он назвал имена двух кивающих священников, а я опять поразился своей проницательности и тому, что угадал с саном аж трех непонятных святош. И пока я думал, епископ подошел к окончанию своей речи.
   - Наделяюсь правом воспользоваться священным предметом Храма, под номером шесть, в рамках доктрины и наставлений, с целью покарать носителя Семени - Феникса...
   Но окончание также затянулось.
   - Желаешь ли сказать что-то напоследок? - спросил священник меня, а я не сразу и сообразил, что пытка нудной речью, да мерзким голосом подошла к концу.
   - А где епископ Ирик? Жив ли он? Я соскучился по его лысой макушке... хотя они у вас у всех лысые...
   - На епископа Ирика наложена епитимья и он отлучен от мирских дел на долгий срок. - поведал мне "дакальщик" слева.
   - Если это все чего ты хотел узнать, то настала пора Наказания, - после небольшой паузы промерзопакостил своим ртом "центральный" и резко протянул руки, до того спрятанные за спиной, вперед. Я напрягся, ожидая, как в меня полетит нож или стрельнет пистолет, но ничего не произошло. В руках священника покоилась всего лишь резная шкатулка из черного дерева. Он открыл ее. Я опять напрягся, ожидая беды, но вновь напрасно. Заиграла музыка. Шкатулка оказалась музыкальной. Мелодия однообразная, длиной всего секунд в шесть, но завораживающая. Я опять насторожился, памятуя о способностях эльфов завораживать своей игрой на арфе, но эта музыка не гипнотизировала. Странно.
   Я точно ощущаю угрозу, но не пойму, откуда эту угрозу ждать.
   Армия врага мне не соперник. Даже элитные части этой армии ничего не смогут мне сделать. Священники, даже если они и столь же сильны, как и Ирик, тоже в пролете. Так откуда ждать беду? Шкатулка? Да что она может мне сделать? Выстрелит в меня черно-белым лучом мощнейшего заклинания Белого Меча и Черной Плети? Смешно. Да даже пульни они в меня чем-то подобным, то и тогда я смогу уклониться, а если и не успею, то все равно выживу. Убить меня в Снорарле - задача невозможная. Так в чем опасность?
   Я все равно ощущаю дискомфорт. На восьмой секунде проигрывания шкатулки, когда трек заиграл по второму кругу, я решил "перебдеть" и внимательно присматриваясь ко всему вокруг, скачками аки заяц луговой, поскакал прочь от непонятных священников, уверенных в собственных силах и способности Наказать меня. Доскакал аж до плотного кольца армейцев, что окружили пятачок на котором и состоялось все представление. Армейцы стояли так плотно, что продавить их физической силой не представляется возможным, и я решил раскидать их Чистой Энергией.
   Никто не шевелился. Армия не делала попыток напасть. Епископы продолжали завороженно слушать шкатулку. Да что происходит?
   Удар. Строй блестящих солдатиков разлетается по округе, а я скачу дальше. Но оказалось, что я пожалел Сил на Удар. Я раскидал всего три ряда солдат, и осталось еще столько же.
   Удар. И опять солдаты летят.
   Да что же такое? Почему они бездействуют даже, когда я их бью? Может меня загипнотизировали, и я в иллюзии, навеянной мелодией шкатулки? Вполне возможно. Или тут что-то иное?
   Мелодия заиграла третий круг. Четырнадцатая секунда, но никто не делает попыток атаковать. Все стоят смирно. Стоп! Никто не двигается! Все недвижимы! И лишь я один, напуганный неясным предчувствием скачу тут аки козлик!
   Думать, думать. Опасность точно представляет шкатулка. И мелодия отсчитывает время. До чего? Сколько еще кругов исполнит мелодия, прежде чем меня настигнет Наказание? Если все стоят, то и я должен. Скорее всего, Наказание обрушивается на того, кто двигается. Более я ничем не могу объяснить недвижимость и пассивность всех вокруг. Но стоит ли мне остановиться, или продолжить бежать куда-подальше? Я же двинулся с момент запуска шкатулки, так что уже нахожусь на прицеле. Но может, если я замру, то прицел собьется? И вообще, страшно ли мне это Наказание? Ну, ударит с небес молния в меня. Ну и что? Я даже сознание не потеряю и не пострадаю от такой атаки! А ихнего бога на большее и не хватит. Или я опять ошибаюсь?
   Все стоят застывшими статуями. Музыка пошла по четвертому кругу и что-то мне подсказывает, что кругов будет не больше шести. Шесть секунд трек. Шесть кругов всего. Шестью шесть - тридцать шесть. И что? Мало данных! Буду пытаться сбежать. Опасность! Опасность! Чувства так и вопят!
   Остался один ряд. Те солдаты, кого настиг мой Удар, даже не делают попыток встать. Я собрал Энергию и... что за черт?! Ударил один раз - разбил три ряда. Ударил второй раз - разбил только два ряда. Ударю в третий - и разобью только один ряд. И не по той причине, что остался только один ряд, а по той причине, что больше не смогу! Энергии на большее не хватит!
   Они маскировали кражу моей Силы музыкальной шкатулкой. Двойной удар: меня лишают магии, а значит и регенерации, а потом бьют Наказанием с небес! Вот их план!
   Немного Энергии осталось. Даже если меня и поразит молния, то этой энергии хватит, чтобы защититься. А пока я попытаюсь сбежать. Остался один ряд. Я раскидаю врагов и в рукопашную!
   - Хочешь узнать, что за Наказание тебя ждет? - неожиданно нарушил молчание центральный священник, прервав единство звука своей шкатулки. Шкатулка сейчас заиграет шестой раз. - Эта шкатулка - копия того предмета, при помощи которого Основатель и одолел Дракона. Копье Основателя...
   Вот же черт. Шестой круг.
   Священник заговорил лишь для того, чтобы остановить меня и не дать покинуть пространство ограниченное солдатами. Значит действие шкатулки... Копья ограничено этой площадью и если я сбегу, то все в порядке! А епископ, заговорив, подставил и себя под удар Наказания.
   Первый враг мощным рывком отправляется обниматься с настилом дороги. Стоят плотно. Следом еще один. И только я вздумал выбежать, как стоящие около меня солдаты также перестали изображать из себя статуи и набросились на меня. И они решили пожертвовать собой, но не допустить моего побега.
   Шестой круг. Четвертая секунда. Осталось всего две.
   Даже та магия, что я сберег, не став атаковать Ударом, даже она исчезает. Как же плохо, что я лишь недавно обрел Магическое Зрение. Я просто не могу постоянно его поддерживать. Слишком много цветов и нематериальных объектов. Я путаюсь во всем этом переплетении. Но если бы я сразу посмотрел таким Зрением, то увидел бы, как из меня несется поток Силы и пропадает в недрах шкатулки. Значит, это она втягивает мою силу! И она нанесет Наказание.
   Осталась одна секунда.
   Без магии я далеко не так крут... Крут, конечно. Я очень крут... Но сейчас не время себя превозносить! Я не так крут. Может я, и разделаюсь с болванчиками, скрутившими сейчас мне руки, но на это уйдет время. Больше одной секунды. Остается магия. Осталось мало магии. Атаковать не успею, да и толку от этой атаки...
   Круг завершился. Раздался щелчок. Музыка замолкла. Щелчок продолжал гудеть. Мир, словно замедлился. На лицах всех имперцев читалось торжество. Шкатулка начала закрываться.
   Я не успею атаковать и сбежать. Я не смогу защититься. Что я могу?
   Стать великаном-фениксом? Толку нет. Да и Сил нет.
   Потратить последние крохи на Телепортацию? Слишком долго плести заклинание. Да и опять же Сил не хватит...
   Шкатулка почти захлопнулась, и я почувствовал, что вместе с магией в шкатулку потянулась и моя жизнь. Это они что же, меня в шкатулке запрут? Словно джина?
   Думать. Думать.
   Я не могу телепортироваться. У меня ни на что не хватает Сил. Какое колдовство тратит меньше всего Сил? Как ни странно, но самое мощное из моих способностей. Когти Феникса и Крылья Феникса почти не тратят магию! Когти не нужны, а вот Крылья!..
   Шкатулка почти захлопнулась. Остался всего миллиметр. Предупреждая захлопывание, в воздухе громыхнуло щелчком закрывающегося замка, но усиленным в сотню раз. Меня вместе с каплей магии и жизнью, потянуло, дернуло в сторону шкатулки...
   - Пошли все на... - заревел я, и взмахнул со всей мочи Крыльями, боясь, что Сил не хватит, и я окажусь поглощенным Копьем Основателя. Но Крылья тугими потоками ветра и загоревшимся воздухом ударили по площади, валом давления снося ряды солдат, выдирая покров дороги, снося здания. Ветер взревел. Меня подняло немного над землей, но притяжение сопротивлялось. Притяжение земли уже сдалось, но притяжение шкатулки держало крепко.
   Я висел в воздухе и векторы двух противонаправленных сил рвали меня, борясь за право овладения этим безвинным существом. Я начал думать, что не переживу подобных перегрузок. Еще мгновение и меня разорвет на части! Но мгновение прошло, и сила Крыльев переборола любую другую силу. Меня понесло ввысь и вдаль.
  

* * *

  
   Шкатулка захлопнулась. Хотя никто уже и не видел, как это произошло. Никто теперь и не узнает, погибли бы те, кто зашевелился и заговорил, пока играла мелодия или нет, потому как, прежде чем шкатулка захлопнулась и поглотила бы все жертвы, эти самые жертвы были уже размазаны, расплющены и раскатаны тонким слоем по настилу площади, а сам настил сгорел в чудовищном пламени последнего удара Феникса. В этом происшествии на счет Феникса можно записать еще крупные числа несчастных случаев с летальным исходом. Все войска окружившие Феникса погибли. Несчастный случай унес жизни тысяч человек.
   А в это время тело Феникса, летящего по небу, потеряло ускорение... но тут же вновь стало его набирать, но уже падая на землю. Феникс не задумывался, как же он будет приземляться. При потере сознания от той боли, что причинило ему Копье Основателя, почти вытянув жизнь, думать и составлять дальнейшие планы немного проблематично. Да и что мог сделать Феникс в такой ситуации, будь он даже в сознании? Ничего. Ведь всесильной магии у него больше нет.
  

Глава 12

Слабость. Сила. Память

  
   Чуть не потухший костер запылал вновь, обдав приятным жаром и осветив свод пещеры почти до самого выхода. Одной рукой я подбрасывал все новые и новые веточки, не собираясь отказываться от мысли приготовить что-нибудь съедобное на огне.
   Кострище по всем правилам обложено камнями, чтобы не дай бог, не поджечь самого себя во время сна; над огнем котелок, подвешенный к потолку пещеры на веревке. В котелке закипает вода. Стопка трав, кореньев и плодов ждет своего часа, дабы начать вариться. Того же ожидает и разделанная тушка какого-то хомяка. К счастью, сегодня у меня получится мясной бульон, а не как в прошлые дни - фруктовая диета.
   - Скажи спасибо! Без меня: так и помер бы от голода! - промурлыкал проснувшийся Арго, готовый к ночной охоте. - Ты же не Будда, чтобы одной слюной питаться.
   - Спасибо, - автоматически поблагодарил кота, внимательно следя за бульоном. - А ты поймай нечто большее, чем мышь, и я тебя очень зауважаю.
   - Будь благодарен и за это, - кот поднялся с земли и потянулся. - Если бы не кошачья природа, то я и не принес бы тебе ничего! Будь благодарен и за это!
   - Спасибо, - вновь повторил я, помешивая варево ложкой. - Но этой ночью принеси, что-нибудь повкуснее...
   Арго окончательно проснулся, поцарапал когтями заготовленные бревнышки, и даже заглянул в котелок, не доверяя моим способностям к кулинарии. А я готовлю вполне сносно!
   - Это еще не доказано! Налей мне в миску. И если будет вкусно, то я поверю, что ты хоть что-то умеешь.
   Да и пожалуйста. Вот тебе миска. Вот супчик...
   - А мясо?!
   Какое мясо? Оно все разварилось!
   - Было же мясо! Ты все съел!
   - Да говорю же, разварилось!
   И почему он мне не верит?!
   - Потому, что в мыслях ты все еще облизываешься: "Вах! Какое вкусное мясо было! Вах, жаль, что мало!" Верни мясо!
   Вот чертов кот!..
   - Не чертов я! Родом из Миртрарла и попрошу не путать благородного меня с выходцами вашего Ада! Тем более не сравнивай Князя с низкоранговым чертом!
   Разговор завершился сам собой, стоило только приступить к трапезе. Я не опозорился, и ужин получился весьма сносным. Котяра самозабвенно хлебал из одной миски, так, что лишь чавканье слышалось, и потому перестал подслушивать мои мысли. Да, он научился их читать. Точнее он всегда это умел. Но два фактора мешали ему "прочитать" меня ранее: он лишился большинства своих сил, а я был чрезвычайно силен. От одного фактора кот теперь избавился, и этого оказалось достаточно, чтобы он почти полностью просмотрел мою память и набрался знаний о моем мире и обо мне. Избавился он от фактора два, а не один. Я уже не столь крут. Я все еще очень крут. Как я вообще могу быть не крутым и самым сильным... но уже не столь.
   Кого я обманываю?! Я и раньше не был особенно крут, а теперь и вовсе скатился ниже некуда. Все на что теперь гожусь, так это готовить еду демону, который потерял все свои силы и стал помойным котом. И кто я, если готовлю такому отбросу как Арго?
   - Чмо? - отвлекся от еды кот, лишь для того, чтобы сильнее меня задеть.
   Но с его утверждением и не поспоришь.
   - Ладно. Я погнал. Ты не скучай, - сказал кот, убегая в ночь. - Если будет страшно - кричи...
   Вот же сволочь!
   Как же стыдно, что надо мной взял шефство собственный питомец! Но что поделать? Охотник из меня аховый... да еще с одной рукой... к тому же левой... и проблемами с внутренними органами.
   Ладно. Перетерплю. Наше крылатое величество не гордое... тьфу ты! Противно даже вспоминать, как я себя обзывал гордыми прозвищами. Ну почему я становлюсь в Снорарле таким самоуверенным и тупым? Маска глупого тирана-правителя слишком пришлась по душе? Хватит строить из себя вершину мира. Нужно стать проще. Нужно вновь стать тем, кем я был последние годы у себя в мире. Простой человек с простыми мечтами - ну что может быть лучше?
   Вдох-выдох.
   Фуууух...
   И вот я вновь тот человек, что лишь недавно стал врачом и все еще неуверенно ощущает себя на работе. Хотя я же не на работе.
   И что, такой как я, не имеющий суперспособностей, индивид может сделать в данной ситуации? Правильно: помыть посуду, прикрыть вход в пещеру ветками, и лечь спать. Также такой среднестатистический организм, как я, должен дрожать всю ночь от страха, молясь богам, чтобы волки или еще, что похуже, не наткнулись на мой след или запах, и не съели меня. Но это уж перебор! Бояться я не умею. Как и испытывать боль. Хотя нет же. Я боюсь и мне больно, но и то и то я могу блокировать силой мысли. И это уже явно не является заслугой моих магических способностей. Это умения, доставшиеся с прошлой жизни... счастливой в неведении жизни.
   Посуда вымыта. Узкий лаз входа в пещерку - замаскирован. Можно и спать укладываться.
   Разложил спальник и юркнул в него. Улегся и принялся баюкать руку, случайно задевшую что-то и теперь вновь разболевшуюся. Все-таки больно. И это хорошо. Раз мне больно - значит я жив. Если я злюсь - то я жив. Я давно распределил чувства по категориями: живые и мертвые; и каждый раз радуюсь, когда ощущаю те из них, что относятся к категории "жизнь". Никогда не понимал всяких аскетов, что отказывались от приятных вещей и вообще удалялись от жизни. По моему мнению, таким образом, они не славят жизнь, а лишь приближают смерть. Но если для них смерть - желанная цель, то... то есть способы и более быстрого ее обретения. Хотя я могу понять желание умереть. Никому, конечно, не посоветую так поступать, даже отнюдь, буду всячески уговаривать оставить подобные мысли, но... понять могу.
   Ночами холодно. Я поеживаюсь даже в теплом спальнике; продолжаю дрожать даже, когда костер еще горит. Меня бьет озноб. Но это лучше чем лихорадка, терзавшая меня все прошлые дни. Даже заблокировав боль, я все равно не могу уснуть. Открытый перелом правой руки, сотрясение мозга и разрывы внутренних органов - не дают спокойно спать. Дышать тяжело. Постоянно не хватает воздуха. При дыхании слышны хрипы и что-то постоянно булькает. Правое легкое пробито. Несколько раз я откачивал шприцем жидкость из легкого, но она все равно набирается вновь. Как находясь в таком состоянии можно уснуть... точнее, как в таком состоянии можно уснуть, но не вечным сном. А ведь помимо перечисленных болячек, на моем теле полно ссадин, рваных ран, забитых землей, ушибов и гематом. Чудо, что я выжил и чудо, что я живу.
   Если мне не станет хуже за эту ночь, то завтра пройду до ручья и промою все свои раны. Если я не погибну от ран, то инфекция меня уж точно добьет.
   Испытывая боль, я перевернулся на другой бок. Заметил, что спальник вновь заливает кровь. Напугался и начал осматривать себя, словно пробитый бензобак, ища откуда происходит утечка. Оказалось, что порез на руке открылся и кровит. Губами зажав рану и высосав немного алой жидкости я мысленно заставил кровь прекратить вытекать. Еще одна моя способность, доставшаяся из "счастливого" детства - умение силой мысли ускорять свертывание крови. Не думал, что способности из детства когда-нибудь пригодятся мне вновь.
   Как хорошо было иметь чудовищную регенерацию! Не нужно напрягать мозг и контролировать каждый свой орган, чтобы он не отказал. Счастливое время, когда я мог валять дурака!
   А что теперь? Вновь вспоминаю забытые способности и далекие годы. Пью свою кровь, чтобы хоть немного ускорить регенерацию и не умереть от всей совокупности смертельных ранений. Подсчитываю, сколько крови впустую вытекло из ран, сколько крови я выпил с целью не умереть с голода и залечить раны, сколько крови осталось и сколько пройдет времени, прежде чем ОЦК восстановится. А с тем питанием, что было у меня до недавнего времени можно только мечтать о восстановлении крови.
   Но ничего. Постепенно все улучшается. Арго добудет мне еще больше мяса, так что я быстро приду в норму. Жаль, что крупы, оставленные мной в Мусорном Мешке испортились и я не могу приготовить действительно нормальной каши или супа, но и с кореньями неплохая еда выходит. Мясо любую еду делает вкуснее. И сытнее. Зато как хорошо, что в Мешке сохранились вещи с последнего туристического соревнования. Я и не знаю, как бы выжил без того минимума медицинских препаратов, да перевязочного материала, из аптечки. И как хорошо, что препараты не испортились, как это случилось даже с крупами. А еще я даже и не знаю, как бы выжил холодными ночами без спального мешка и спиртовой горелки. И главное спички! Без них я не зажег бы костер! Уж точно не с одной рукой, да к тому же поврежденной.
   И все-таки удивительно, что я не умер при падении.
   С какой высоты я упал? Из стратосферы или все же тропосферы? Ай, опять меня заносит на величие. Если уж сам не велик, так упал я с великой высоты! Не так просто отказаться от маски самовлюблённого деспота, ведь она такая уютная: в ней думать не надо! Но даже если я упал и с гораздо меньшей высоты, то все равно я должен был разбиться. Жаль, что я потерял сознание перед самым взлетом. Даже не увидел, на какую высоту поднялся! Зато исполнилась мечта идиота - он полетел!
   Может меня спасло то, что я был без сознания? Ведь пьяные, которые тоже явно не в сознании, могут выпасть с балкона даже десятого этажа и выжить при этом. Вот и я выжил. Но скорее всего меня спасло везение. Точно я сказать не могу, так как очнулся явно не в тот же самый день, в который и случился "полет".
   Неподготовленное сознание вернулось в поломанное тело и испытало чудовищную боль. Стиснув зубы, я сумел подавить ее. Но боль не спешила уходить. Она постепенно затухала. Очень постепенно, двигаясь со скоростью улитки. Первые секунды пока боль еще была нестерпима, я даже глаза не мог открыть, чтобы случайно не потревожить раны, которых у меня... все тело. Боль проходила и я открыл глаза.
   Первое, что увидел, оказалась ветка. Простая ветка с листьями. Даже скорее деревце. Все было бы хорошо, если бы это деревце не росло из моей грудной клетки. Мозги, хорошенько встряхнутые, отказывались работать. Я подумал, что пролежал недвижимо так долго, что сквозь меня проросло дерево. Но это же не бамбук, что за сутки способен вымахать и на метр! Или я валяюсь дольше?
   Но ничего, сейчас вырву это дерево, понадеявшись, что оно не пустило корни непосредственно в меня. Сейчас вырву... Хм, почему рука не поднимается? Посмотрим. С огромным трудом поворачиваю голову и вижу руку. Она вся в крови. Понятно почему левая рука не двигается. А правая? С еще большим трудом, потратив остатки сил, повернул голову в другую сторону. Теперь понятно, почему и правая не работает. На правую руку теперь надежд нет - она сломана. Кости пробили мясо и кожу и теперь нелицеприятно торчат снаружи, где им совсем не место. Буду пробовать пошевелить левой рукой. Напрягая всю волю в кулак...
   ... отправился вновь в беспамятство.
   Через много песчинок времени, после множеств возвращений в мир заглушенной боли, я наконец-то вырвал из груди ветку. Она не росла, а просто-напросто пробила мне грудь. Но хотя бы не насквозь!..
   После еще череды "впадений в спячку" и "бодрствований", находясь в лихорадочном бреду, я сумел взять контроль над собой хотя бы на пару минут и обмозговать ситуацию. В этот короткий промежуток времени я понял многое. Понял, что чудесной регенерации нет. И понял, что пришел в сознание на этот краткий промежуток времени вероятнее всего последний раз в жизни - уж очень серьезные раны нанесены обыкновенному мне, чтобы выжить без магии или чуда. Я начинаю вспоминать свою жизнь, даже детство. Начинаю думать, как бы следовало поступить правильно, чтобы теперь ни о чем не жалеть... Тревожные симптомы. Часто умирающие вспоминают во всех деталях прошлое, не помня, что происходило час назад... А что происходило?
   Я умираю. Когда-то я смирился с подобным исходом. Все смиряются, но никогда не бывают готовы. Я смирился очень давно. Видел много смертей. Кто-то всегда умирал. Кого-то убивали другие. Кто-то уходил сам. Кого-то я... Но после того, как война закончилась и я решил стать другим, я стал как все: я не готов умереть!
   Но что можно сделать?
   Кровь. Кто-то, я забыл кто, говорил, что кровь демона - целебна... или ядовита - совершенно забыл. В голове туман. Так и ощущаю, как все воспоминания, начиная от новых и приближаясь к самым древним, начинают теряться. Кровь - целебна. Да. Моя кровь - целебна.
   Напрягая все силы, сжигая последние калории, я потянул левую руку ко рту и впился в нее зубами, поглощая не только кровь, но и откусив кусочек плоти. Мерзко, если задуматься, но я не задумываюсь. Только лишь жадно пью кровь...
   Опять провал в памяти.
   Очнулся с силами, достаточными, чтобы подняться с земли не скоро. Но такой момент настал. Перевернулся на живот и чуть не задохнулся. Постепенно, полегоньку поднялся с земли на... колени. Моя гордая натура никогда не признается, как мне было приятно стоять на коленях! Меня шатало, тошнило и все такое прочее, но было все же приятно. Я перестал быть мертвым трупом и вновь стал живым... относительно.
   Какое-то время потребовалось, чтобы впервые покушать. Я съел траву, что росла возле меня. Съел насекомых и даже червей, что выползли, когда заморосил дождь. Тогда же я и попил.
   Дальше все было проще.
   Нашел в Мешке спальник и разные другие приспособления для выживания в дикой местности. Развел первый костер. Но перед всем этим распотрошил аптечку и принял почти все, что там находилось. Залатал нежелательные дыры, до которых сумел добраться, и наложил на руку шину.
   Но без еды мне светил лишь новый мир... потусторонний... рай или ад... Миртрарл... да, блин, что же такое. Мне светила только смерть! Не Рыцарь Смерти, а... ладно, забыли!
   Моя кровь удивительным образом способна питать меня долгие дни. Без нее я бы умер. Но крови почти не осталось. Нужно срочно поймать живность и сожрать!
   Вооружившись парализатором, дело охоты должно было стать плевым. Ага. Я только лишь в пустую тратил силы. Не мог попасть даже в крупного оленя, когда тот пасся на месте и подпустил меня к себе ближе, чем на пять метров!
   Я отчаялся, но свершилось чудо!
   - Феникс, как я рад тебя видеть! Я потерялся-я!!!
   Никогда до того времени я не видел плачущего кота. Но увидел. Арго выбрался ко мне из леса и сразу полез обниматься. Он заблудился и уж потерял всякую надежду, как вдруг обнаружил меня. От страха остаться одному он полюбил меня всем сердцем. Ну насколько может любить всем сердцем бывший демон, умерший пару раз и теперь владеющий телом помойного кота. Ах да, он же вообще без сердца! Я ведь его почти съел.
   Мы обжились с котом вдвоем, словно Робинзон и его... хм, забыл, были ли у Робинзона коты? Вроде были. Да, точно были! Они потом расплодились и стали дикими. Вот что ожидает Арго. Не буду сообщать ему о его судьбе.
   Почти сразу, как появился кот, мы перебрались в нынешнюю пещеру. Ранее я продолжал жить у подножия заросшего холма, где и очнулся. Читая следы я предположил, что рухнул именно на этот холм, а потом скатился с него. Из холма росли деревья, что-то вроде наших плакучих ив, а земля под ними полностью скрывалась толстым ковром сочной травы. Деревья, трава и холм - смягчили мое приземление, не дав умереть. Но даже среди ив я отыскал телом такое дерево, что оставило на мне все эти рваные раны и прочее.
   Мы перебрались в пещеру и даже немного обжились тут. Мне становится лучше. Скоро решусь отправиться в путь... Почему мне стало так жарко? Костер вроде потух...
   Не знаю, сколько времени я опять пропустил, но очнувшись вновь, отметил гору трупов возле себя. Всякие мыши, крысы, зайцы, крупные кузнечики и прочее, украшали пещеру. Арго постарался на славу. Но кота нет дома. Я выглянул на улицу и убедился, что на дворе - ночь. Спать же мне не хочется, да и хватит спать! Я приступил к кулинарии, решив перевести всю дичь в разряд приготовленных блюд.
   Так минуло еще дня три.
   Котик радовался, что я выжил. Он действительно был рад! Удивительно. Демон, которого я убил, радовался тому, что его убийца (двукратный) выжил! Я питался от пуза, так что процесс лечения пошел. Больше не случалось обмороков и прочего непотребства. Я ощущал себя больным и хилым, но уже не умирающим.
   Но прежде чем я полностью восстановился, случилась беда. Арго вернулся в ночи, напуганный и без добычи.
   - Там воины империи! - шепотом закричал он, одновременно стремясь поскорее предупредить меня и не дать врагам услышать его предупреждение. - Встали лагерем в десяти метрах от нас!
   Действительно проблема. Я пока не воин. И уж точно не маг. Не знаю, как им удалось, но те епископы умудрились вытянуть у меня все колдовские силы до капли. Я думал, что Сила восстановится, но нет. Я словно никогда и не умел колдовать.
   - Сколько их?
   Кот задумался. Считает он не слишком хорошо.
   - Как же эта цифра называется?!
   Арго не мог вспомнить цифру. Да он вообще ни одной не знает! Демон знал, а вот кот в которого этот демон обратился - уже нет.
   Желая хоть как-то указать мне сколько там врагов, котик показал лапу и сказал "Вот сколько!". Сказал он это с довольным видом, будто решил задачу никак не меньше мирового значения. Вот только я не понял.
   - Не понимаю. Один враг?
   Котяра затряс лапой прямо перед моим лицом, будто от интенсивности трясения я начну что-то понимать. Когда план с одной лапой провалился, Арго присовокупил вторую, встав на задние конечности и закружившись. Я совершенно потерялся. Что это за система счета? Кошачья, секретная?!
   - Объясни понятнее! - взмолился я.
   - Сколько пальцев показываю? - спросил кот.
   Я совсем выпал в осадок.
   - Ноль, - честно ответил я из осадка.
   Арго тоже потерялся. Он посмотрел на свои лапы и понял, что ничегошеньки из его показаний не понятно.
   - Сколько было бы, будь у меня не лапы, а руки с пальцами? - попытался выкрутиться кот.
   Я присмотрелся внимательнее. Сразу так и не заметно, но Арго очень старался и некоторые пальчики были немного оттопыреннее других. Но я буду Куклачевым, если пойму какие пальцы тут оттопырены!
   Но действуя логически...
   - Если ты показываешь две лапы, то цифра будет от шести до десяти... Попробуем перебором. Я назову цифру, и ты скажешь столько врагов или нет. Хорошо?
   - Давай.
   - Шесть?
   - Нет.
   - Семь?
   - Нет.
   - Восемь?
   - Нет.
   - Девять?
   - Нет.
   - Значит их все же десять! - и тяжело же было ему сказать эту цифру сразу!
   - Нет, - опроверг радужные мысли котик.
   Да что за хрень?! Он показывает две лапы. Максимум десять пальцев! Или хвост считать? Или он пытался и лапы на ногах мне показать, но одновременно задрать и верхние и нижние конечности у него не получилось? Что за хрень, я еще раз спрашиваю?!
   Фух. Спокойствие, только спокойствие. Не нужно злиться и кричать, даже если крик этот мысленный. Арго от моего крика даже сильнее испугался и сейчас заплачет! Думаем логически. Лапы - руки. Пальцы - пальцы. А у котов сколько пальцев? Хм, вроде на передних лапах все те же пять, а на задних - четыре. То есть если считать только передние, то все сходится. Но ошибка же есть!
   - Лапу! - приказал я коту, словно псу.
   Считаем. Раз, два, три, четыре, пять... шесть... семь... Что за фигня?!!
   - Почему у тебя по семь пальцев на передних лапах, полидакт чертов?!
   Котик пожал плечами. Хи-хи, в его исполнении это выглядело комично.
   Пересматриваем изначальные расчеты. Две лапы, по семь пальцев на каждой. Итого четырнадцать. Диапазон от восьми до четырнадцати. Но величины от восьми до десяти я проверил, поэтому остаются от одиннадцати до четырнадцати. Начинаем вновь расспрашивать.
   - Их одиннадцать?
   - Нет.
   - Двенадцать?..
   От входа в пещеру раздался подозрительный шум.
   Вместо того, чтобы играть в игры с загадыванием числа, нам следовало собрать вещи и сбежать, пока была возможность. И что теперь делать? Где нож? Где парализатор? Или покопаться в мешке и достать оттуда какой-нить артефакт, благо их там куча? А-а-а, ничего не успеваю!!!
   Ветки, загораживающие вход отлетают в сторону. Я мечусь по пещере не зная, что схватить и чем отбиваться. Котяра запрятался в спальник, из которого торчит один лишь хвост... о, и тот исчез! Меня посещает дурная мысль "А может все обойдется? Может это и не имперцы вовсе?". Может ли мне повести и в этот раз?
   Нет - ответ на оба вопроса.
   Мне не повезло, и в тесную пещерку ввалились двое имперцев. В панцирях, прикрытых серыми накидками. На головах простые открытые шлемы. И всюду, словно отштампованы, символы принадлежности этих воинов к Империи Кровавого Дракона и крестовому войску Собора: герб с изображением дракона и значок кровавого солнца. Щитов и луков нет, но есть мечи, притом обнаженные.
   Меня заметили, и метаться уже не имеет смысла. Следует принять бой. Что для меня какие-то два воина? Ерунда. Раскидаю и... тсс, я же приказал тебе заткнуться, о великая маска тирана. Хватит. Пусть хирург с некоторыми навыками рукопашного боя действует.
   Увидев мое изможденное лицо, перелом руки и прочее, солдаты успокоились и даже усмехнулись. Один из них неторопливо двинулся на меня. Впрочем, вдвоем они бы и не протиснулись в столь ограниченное пространство.
   У врага короткий меч. У меня - нож, который я все же отыскал, ведь он все время находился у меня на поясе. Места тут немного, но размахнуться тем мечом, что наличествует у имперца можно. Он и замахнулся. В этот же момент я рванул вперед, намереваясь войти в прямой контакт и проткнуть врага ножом. Время для рывка я выбрал идеально, но вот со всем остальным вышли накладки. Израненное тело не послушалось команд, точнее не смогло их выполнить. Я упал. Меч просвистел надо мной и врубился в стену пещеры. Стена состоит из камня, земли и глины, поэтому меч имел все шансы там завязнуть. И завяз. У меня появился еще шанс. Я решил вскочить и действовать по обстановке и способностям. Но вскочить не получилось. С моими нынешними силами на то, чтобы подняться с земли требуется время. Больше времени, чем требуется воину, чтобы освободить свое оружие из глиняной хватки. Еще один неподготовленный вражеский удар и я вновь его избегаю упав на землю. Враг вновь замахивается, словно не умеет колоть. Но от меня подсказки он не дождется!
   Вражеский замах. Последний. Теперь он не промахнется. Я лежу на земле прямо перед ним и сил на то, чтобы встать или откатиться, попросту не осталось. Но я не сдамся! Нож врезается в толстую кожу вражеского сапога и пробивает ее. Раздается крик. Клинок врага лишь чиркает по моей спине, а сам враг падает от боли и неожиданности, но тоже на меня. Сломанная рука подверглась нешуточной перегрузки, и даже сквозь игнорирование боли я почувствовал ее отголосок. Глаза начало заволакивать туманом... Второй враг спешил на подмогу собрату. Я потерял сознание.
   По ощущениям очнулся практически сразу же и с удивлением обнаружил, что еще жив. Я - жив. А вот организм возлежащий на мне, которого я приласкал ударом ножа в ногу - совсем мертвый. И сейчас кровь из разорванной яремной вены стекает из этого организма, заливая всего меня. Будь я действительным вампиром, а не таким какой есть, то сейчас напился бы чужой кровушки и понеслось... Но я пью только свою кровь и только от нее становлюсь быстрее, выше, сильнее...
   Но кто мне помог?
   С трудом протираю глаза от залившей их крови и вижу картину, как Арго карабкается по телу второго имперца и пытается добраться до горла этого супостата. А супостат пытается сбросить цепляющего кота и не допустить его до горла. А почему все происходит бесшумно? От слабости у меня слух пропал, что ли?
   Неравная борьба продолжается несколько минут, все время которой я пытался сбросить с себя тяжелую тушу первого имперца, и вот уже определяется победитель. И это не кот. Солдат ухитряется схватить ощерившегося кота за хвост и тут же, чтобы не дать возможность моей животинке вновь вцепиться в одежду, с силой впечатывает Арго в стену. Кот отлетает, падает, не подает признаков жизни.
   Арго спас меня! Арго спас меня! Он пожертвовал собой, чтобы спасти меня! И не нужно называть его неудачником раз уж он не смог этого сделать. Он пытался, а этого для меня достаточно. И как я мог такое допустить? Как я мог допустить, чтобы мой подчиненный выкладывался больше чем я сам? Почему я не действую? Потому, что ранен и нет сил подняться?! Отговорка. Пустая отговорка слабака, которым я стал. Ведь даже поднимись я, не сделаю и попытки, чтобы убить врага. Даже раненый я буду пытаться не убить. И виной тут не клятва врача, а более ранняя моя клятва. Но кому она дана и зачем?
   Нет времени размышлять.
   Арго еще жив. Он шевелится, но убежать не может. То, что он жив, заметил не один я.
   Солдат приближается к коту и уже заносит меч, чтобы убить наверняка эту демоническую тварь. Вот только это моя тварь!
   "Согласен вновь положиться на меня? - ехидство в моем голосе так и сквозит. - Впрочем, выбор-то у тебя не богат".
   "Согласен, - соглашаюсь я. - Только никого не убивай!"
   "Конечно, не буду" - смеюсь я, зная, что говорю ложь.
   Я понимаю, что я вру. Но больше ничего в голову не приходит. Есть живой враг прямо перед глазами, который собирается убить моего питомца. Есть еще враги в опасной близости, что появятся в пещере, даже убей я каким-то чудом этого врага. И есть лес, из которого ни я, ни кот не знаем дороги, и даже перебей я всех врагов, мы так и не узнаем, как нам попасть в селение союзников.
   "Выбора нет, - говорю я и тут же я соглашаюсь. - Выбора нет"
   "Пост сдал!"
   "Пост принял!"
   Божественный Феб вновь вернулся в строй!
  

Глава 13

Все заново!

  
   - Милорд, как я рад вас... Что случилось?!
   Мы встретились с отрядом Рина. Здоровяк словно сигнализация, предупреждающая о начале бомбежки, заорал диким голосом: "Кто посмел?"; и диким взглядом светлых глаз обвел всю местность вокруг. Солдаты, бывшие с Рином, повскакивали и принялись осматривать каждый кустик, каждый подозрительный бугорок, ища неведомого врага, что посмел сотворить с их обожаемым лидером такое. Еще бы, из-за синяков мое лицо расцвело всеми оттенками, а сломанная рука все так же прибинтована к туловищу.
   - Господин Феникс... - на рев рыцаря сбежались многие и Владик в том числе. Над обеими ладонями художника дрожат Огненные Шары, готовые сжигать неприятеля пачками - паренек набрался уверенности.
   - Успокойтесь, - движением руки я усадил бегунов на место. - Врагов рядом нет. Эти раны я получил уже давно.
   - Но как же... - не сдавался Владик. - Если раны давнишние, то вы уже должны были исцелиться!
   - Не исцелился. Не захотел. Решил проверить слухи о твоих новых возможностях. Так сказать протестировать тебя в реальных условиях.
   Не сразу, а после моего кивка, что, мол, приступай к лечению, паренек скинул Огонь, что уже был у него на руках, и разжег новое пламя. Мне стало интересно, как же выглядит Исцеляющий Огонь, но все оказалось невероятно просто: Целебный Огонь выглядит также, как и обычный золотой. Может, сохрани я Магическое Зрение, то увидел бы разницу, а так... Этим огнем Владик начал прижигать вначале синяки и ссадины, а затем, когда с мелочью было покончено, приступил к восстановлению руки. Было похоже, что я сунул руку в пионерский костер - так она пылала.
   Я сразу стал чувствовать себя лучше, но только понадеялся вновь стать полностью боеспособным, как пламя резко потухло.
   - Не могу больше, - смахнул пот со лба паренек и присел на какой-то табурет. - Исцеляющий Огонь потребляет слишком много сил. Извини, но прежде чем полностью исцелить руку, мне потребуется отдохнуть немного...
   - Ладно. Не бери в голову. Мне и так лучше стало. Спасибо.
   - Заметно лучше, - согласился и кот.
   На говорящего кота все посмотрели с интересом. Пришлось представить всех друг другу. А мне представлялись те солдаты, которых я еще не знал. То есть большинство жителей этого временного лагеря. Но нашелся тут и тот, кого я хорошо знал.
   - Рад вас видеть, господин Феникс.
   - И я рад, Гора.
   Бывший дурачок Холмогора, исцеленный моей рукой, стал теперь отличным воином. Ведь если бы его не считали воином, то и не доверили бы развлекаться вместе с Рином, Владиком и прочими умельцами, на землях занятых врагом. Все воины закованы в хорошего качества костяную броню, и у всех имеются короткие копья и кинжалы. Армия заботится о своих бойцах - не то, что я. Я своему Отряду даже не подумал приобрести снаряжение. Хорошо, что теперь их вооружили.
   Послушать разговор и посмотреть на президента столпились все незанятые солдаты. Но никто не забыл организовать стол. Ведь за едой и говорить приятнее. Почему, интересно? Потому, что с детства наказывают "когда я ем, я глух и нем", или есть другая причина?
   - Милорд, кто же сумел вас ранить? Хватит ли у нас воинов, чтобы одолеть такого монстра?
   Дельный вопрос. Действительно, чтобы так побить меня, нужно быть столь ужасающим, что этой горстки солдат не хватит.
   - Гравитация, мой дорогой друг. Притяжение земли оказалась сильнее всех встречных врагов.
   - Я не понимаю, милорд...
   - Я упал. С большой высоты. С очень большой высоты.
   Рин обычно удивился.
   - Вы упали с неба?
   А вот местные выходцы удивились не обычно.
   - Вы были в Корарле?!
   Хм, Миртрарл - Ад; Снорарл - мир живых; Корарл - Рай?
   - Я почти туда попал. Еле избежал подобных почестей, - правдиво ответил я: ведь действительно чуть не умер.
   - Он был близок к этому, - усмехнулся Арго, пожирая здоровенный ломоть колбасы, но подавился и закашлял.
   - Ты и сам был недалек от той же участи, - похлопал я кота по спине.
   - Я бы отправился не в ту сторону, а в противоположную.
   За нашими переговорами внимательно следили.
   - Вот кое-какие данные, что я выведал у пленников, - передал я листы бумаги, исписанные неровным почерком. - Вам пригодится.
   - Господин, ходят слухи, что Имперцы понесли серьезные потери. Даже говорится, что вся верхушка, все командиры и лучшие воины, полегли в Крапивьем Берегу. Это ведь вы все устроили?
   Ну, я не буду хвастать. Зачем мне это?! Расскажу немного о том, как обезвредил большинство вражеских армий и фортификаций, о том, как разгромил команду Зеркал и хватит... О потере магии и проигрыше епископам говорить не буду. Стыдно. Да и не нужно подчиненным знать о таком. А то их еще охватит страх. А в войне такое недопустимо. Ведь теперь я не смогу в одиночку расправиться со всеми врагами. Теперь защищать страну предстоит солдатам, а мне, как правителю предстоит думать и отдавать приказы.
   - Расскажи им о Фебе, - подслушав мысли, предложил Арго. - Пусть подчиненные гордятся тобой также, как горжусь я.
   Солдаты, услышав слова кота, тут же заинтересовались: "Что за Феб?"
   Чертов кот! Не смей слушать мои мысли, а то пущу на те же котлеты, которые ты сейчас и пожираешь!
   - Ладно-ладно! - примирительно поднял обе лапы кот, что показалось всем невероятно милым и забавным.
   Я перевел разговор на другую тему. Не хочу говорить о Фебе. Это еще один позор. Позор для того, кто решил больше не убивать. А Феб... что с него взять, у него было трудное детство, с главной истиной: если он не убьет, то убьют его. Хотя что это со мной? Неужели я и Феба стал определять в отдельную личность?! Ужас! Шиза растет и крепнет! Феб же - я! Не нужно и его отделять! А то будет совсем плохо. Только представлю, что во мне поселяться столько личностей и жуть! Мне и так хватает Альтера! И Зверя! Если к ним добавится Феб, а с ним вместе и его Зверь, то... А как мне себя называть? Буду звать себя Врач. Итак знакомьтесь: Врач, Феб, Зверь, Зверь, Альтер. Вы будите жить все вместе, в одной тесной черепушке... не желаю!!!
   - Почему? Это же так весело! - вновь высказал свою точку зрения кот, выслушав метания моих мыслей. - Ты точно должен был родиться демоном! Тебе бы это пошло на пользу. А твой Феб - вообще бриллиант! Как умело он пытал того офицера Империи! Загляденье. Даже я многому научился!
   Арго говорил и говорил. А я все никак не мог его схватить и заткнуть. Но мне удалось ударить его ногой и кот взвизгнув, скрылся в чьем-то шатре.
   Если кто и хотел меня расспросить про слова кота, то после показательной расправы над говоруном никто ничего не спросил. И правильно.
   Феб солгал мне. Он и не думал сдерживаться. Он не умеет сдерживаться. Выкладываясь на полную, совместно со своим Зверем, он расправлялся с имперцами так, как никогда не смог бы сделать я. Он умеет то, что не умею я, да еще и смеется надо мной. Как он говорил, про мою самоуверенность. Про то, что я считаю, что умею пользоваться его способностями. Он так прямо и сказал, что я не использую и десятой части его умений.
   Тогда в пещере, когда я не мог подняться, чтобы защитить кота, Феб подняться сумел. Для него слова "выложиться по полной" не пустой звук. Он действительно способен на это. Когда я не мог и пошевелиться он сумел подняться и незамеченным подойти к врагу. А затем убить. "Без лишних слов и соплей" - как он прокомментировал свое первое убийство за годы бездействия. Затем он собрал вещи и ушел из пещеры, перебравшись в еще более укромное место, которое никто не сумел бы отыскать. А после устроил имперцам показательный просмотр фильма "Рэмбо". И враги вынуждены были его смотреть. Но Феб не всесилен. Он не расправился со всей группой врагов, а лишь с несколькими, что примелькались. У Феба не было задания убить их всех. У него была задача выжить. Поэтому он отступил, когда посчитал, что набрался достаточно сил для марш-броска через лес. У Феба нет проклятия блуждать в трех соснах, но и ему потребовалось узнать собственное местоположение. Для этого он похитил командира врагов и одного обычного солдата. Солдата он показательно помучил и прирезал перед лицом офицера, так что офицер сразу согласился делиться информацией. Узнав где он находится, Феб собрался и помчался на встречу с Владиком и Ринальдо, местоположение которых выведал еще я от Славки.
   А перед самым лагерем наших войск Феб сдал пост, оставляя переживания за сотворенное зверство и всю тяжесть на душе мне.
   Не откладывая дел в долгий ящик, мы отправились обратно в Изгинар. Пока Рин, Владик и Гора улаживали какие-то свои дела, мне выдалось время, пусть и всего полтора часика, на сон. Кушать решили на ходу. Мне часто нужно кушать, чтобы выздоравливать; Владику нужно кушать опять же для того, чтобы выздоравливал я. Ребята сказали мне, что проблем с тем, что они покидают посты, не будет. Но, кажется, не последнюю роль в их дезертирстве сыграло то, что это именно я забираю их, а они (как бы) не могут мне отказать. Ну и ладно. Мне действительно нужна их помощь. Во первых, один в поле не воин, если только не супервоин. Во вторых, если я устану, то меня понесет Рин. В третьих, меня нужно лечить. В четвертых, если один будет меня лечить, а другой - нести, то нужен третий человек, который будет отбиваться от атак врага, и этим человеком стал Гора.
   Я, Ринальдо, Владик, Гора, Арго - таким составом мы неторопливо тронулись в путь. Неторопливо, потому что, я не мог позволить себе шустро прыгать через ямы и буераки, проползать сквозь завалы, и продираться сквозь кусты. Компания подобралась хорошая, дружная. Единственное, что печалило, так это отсутствие Сини. Но она не заблудится и вернется, когда пожелает.
   Вспомнив про птичку я поинтересовался у команды сопровождения присутствует ли среди них тот, кто посылал мне записки на лапке синички. Но никто ничего нового мне не сообщил. Будь я нерадивым полицейским, то "Дело о Записке" отправил бы уже в дальний ящик с категорией "Висяки".
   Когда мы отошли на порядочное расстояние от лагеря, освободившись от чужих ушей, я поведал товарищам обо всем случившемся. Вместе начали обдумывать, что же делать.
   - Одна дорога - вновь к Мудрецам, - после недолгих раздумий заключил Владик и все согласились.
   Так и порешили: вначале в Изгинар, а потом в Священный Бор.
   Дорога до города-крепости выдалась ничем не примечательной. Никто не нападал. Никого не защищали. Неторопливая прогулка, за время которой Владик исцелил все раны на мне.
   В Изгинаре меня поздравляли с успехом рейда. Грандиозный успех - разгромлены огромные полчища врагов, уничтожены их фортификации, разрушены маршруты снабжения, подорван моральный дух и прочее... Мои достижения перечислять могли часами, притом мне же. Никого и не заинтересовало, почему я так медленно спешил в точку сбора. И хорошо, не нужно каждому знать, что я уже не тот, что раньше. Я не стал хуже, но и лучше не стал.
   Теперь мне нужно придумать план дальнейшей компании. И на этот раз действительно План, а не то, что раньше. Как же хорошо было быть могучим: появились враги - пошел и раскидал их. Я то, конечно, еще вначале уговорами занимаюсь, но когда уговоры проваливаются, то нужно применять силу. Теперь же у меня осталась лишь обычная мощь целой страны. Ерунда по сравнению с тем, что было. Я планировал выкинуть имперцев, затем разобраться с демонами, а после всего заняться Границей. Теперь придется менять планы и приоритеты.
   Разработкой и отшлифовкой планов занялся Штаб (много вроде бы умных людей), вместе со Славкой и мной. Я особо не напрягал мозг и приказал Славе взять Империю на себя. Он же говорил, что у него даже на крайний случай припрятан "планчик". Вот пусть и разбирается с вторженцами. А я, даже напрягая черепушку, все равно не сумею составить такую тактику, чтобы мы победили. Я могу только приказать армиям: "Все в бой! На амбразуры!" и все такое прочее. Не стратег я, и не тактик. Не генерал и даже не капитан. Кто доверит принимать командование такому, как я?!
   Слава-Победа без особой радости принял приказ. Я пообещал поспособствовать чем смогу, но все равно командовать всецело будет только он. У него на голове и берет военный уже есть, а на меня сшить такой - времени нет. Я даже сам признал, что "отмаза" у меня не из лучших, но никто спорить не стал.
   Заботу о демонах я вновь перепоручу магам, если только они не погибли, когда прибыли к Разлому, когда меня там не было. Как-нибудь с демонами они справятся. Им только смелости и стимула не хватает. Скажу, что если они не разделаются с чертями, то я прикажу казнить каждый день по десять магов, пока они не выполнят приказ или не умрут. Эти слова, конечно же, будут шуткой, но им об этом никто же не скажет...
   И пока все будут заняты делами, я попытаюсь разобраться с Границей. Может, удастся восстановить ее, или хотя бы остановить дальнейшее разрушение. А с Границей мне никто не поможет. Есть только одно существо, что знает о Границе все - Таракашка. Я вновь проникну на его территорию, и если он не сдох, то выспрошу, как вернуть все назад.
   Из предстоящих деяний мы (теперь уже с Отрядом) и наметили на карте кратчайший путь достижения всех этих планов. Вначале перемещаемся в Священный Бор. А затем на север до самой Границы. Дальнейших планов не строили. В новом Отряде нет гигантов мысли, способных продумывать все на три хода вперед. Старый Отряд меня покинул почти в полном составе и я создал новый. Теперь в команде находятся все те, кто и сопроводил меня до Изгинара.
   Я ожидал встретить Миаллу, Харимона и Восьмого, дожидающихся меня, как им и было велено, но никого из них в положенном месте не обнаружилось. Харимон привел плененных Зеркал, но спустя какое-то время исчез. А Миалла и Восьмой так и не объявились. Судя по тому, что все разгромленные армии врага являются моей заслугой, то эти два отрядовца даже не соизволили исполнить приказ. Дезертиры! Я их не прощу! А может они пытались, но и у них уже сил не хватает на то, чтобы уничтожать армии в одиночку? Неужели магия настолько угасла? Ведь даже Владик чересчур уж сильно уставал, исцеляя меня! Если даже столь сильные колдуны и оборотни теряют свою мощь, то, что уж говорить об обыкновенных представителях рас. Нужно скорее разобраться с Границей и магией, иначе достойно сражаться никто уже не сможет.
   - Ладно, Славка прощай! Мы пошли! - после всех мыслимых и немыслимых совещаний и обсуждений, когда все вопросы уже уладились, и каждый люд получил приказ, я решил, что пора отправляться в путь-дорогу.
   - Подожди, Феникс!
   Комендант шустро схватил меня и усадил обратно за стол. Подобная прыткость не в его духе. Он все делает неторопливо и основательно: продумывает стратегию, управляет крепостью и остальное, судя по восторженным отзывам дам.
   Так с чего бы такая шустрость?
   - Чего тебе? Иди к своей Жаклин и не мешай папке работать. Или ты уже променял ее на Шарлотту?
   - Чего? Нет. Жаклин у меня единственная и неповторимая... Правда до нее была Сюзанна... А еще Лиза, Катерина, Ванесса... Но ты меня не сбивай!..
   - Это ты меня не сбивай! Сволочь! Да сколько их у тебя было?!! Тебе вся крепость завидует!
   Комендант в задумчивости почесал голову.
   - Сколько? Странный вопрос. Как бы мне ни было их жаль, но они быстро выходят из строя. Особенно, когда я беру их с собой в поход. Походная жизнь не для них... Многие погибли.
   - Погибли?! Ах ты сволочь!
   Слава-Победа, погрузившись в грустные воспоминания, не заметил моей вспышке гнева и угрозы своей жизни... хотя какая угроза, я же обезмагичен, но... Если у тебя в кармане нож...
   - Так сколько же их было?.. Дай вспомнить... А считать с детства?
   Как можно задавать такой вопрос? Он провоцирует меня его прирезать!
   - С какого нахрен детства?!!
   - С самого раннего...
   Меня еле оттащили от самодовольного коменданта, что хвастался своими детскими победами. Верну магию и обязательно прикончу этого... кобеля! Бедные дамы, он их бросает, когда они "выходят из строя".
   - А ты в детстве ими не пользовался, что ли? И у тебя не было любимой? - не унимался Славка, явно не ощущаю возрастающую угрозу своей жизни.
   - Любимая была... даже несколько, - смутившись признался я. - Но мне было не до девчонок.
   - При чем тут девчонки? - удивился комендант.
   - Ты меня спросил про это!
   - Нет. Я спросил тебя про кровати...
   - Не понял. Мы же обсуждали твоих дам, которых ты бросал, стоило им тебе разонравится!
   - Не было такого разговора! Феникс, ты в порядке? Скорая, нужна скорая!
   - Да иди ты! Сам же сказал, что у тебя были Жаклин, Катерина и прочие!
   - Так это я про кровати!
   Хм, что-то тут не так. Не туда мы свернули. Разворачиваемся и поехали по новой.
   - Это имена кроватей?!
   - Да.
   - Кровати? Постели? То на чем можно спать и не только?
   - Да, что же еще!
   - А Жаклин это...
   - Та кровать, которую ты имел удовольствие лицезреть, когда побывал в моих покоях, - подтвердил комендант с довольным видом.
   - А те две девушки, что были в соседней комнате? Я думал это одна из них Жаклин!
   - Они? Хм, я и забыл о них... Последнее время выдалось загруженным, так что я спал в Штабе... нужно сходить и проверить: живы ли они.
   - Да уж сходи!
   Но дурацкие диалоги нужно заканчивать.
   - Если у тебя все, то я ухожу! - заявил я, вновь поднимаясь со стула, но вновь был усажен обратно.
   - Подожди, - серьезно заявил комендант и плюхнулся на стул рядом. - Кое-что мы не обсудили.
   - И что же?
   - Что делать с оборотнями?
   - А что с ними?
   - Будто сам не знаешь. Они все больше и больше замыкаются. Уже и не понятно: воюют ли они вместе с нами, или просто с нами?!
   - Ладно. Можешь больше ничего не говорить. Я разберусь - куда денусь. Только не уверен, что скоро. Сам понимаешь - дел много.
   - Да. Я тоже попробую наладить связь.
   - На этом все?
   - Нет.
   Комендант пододвинулся ближе и зашептал:
   - Ходят слухи, что объявился новый Феникс, а ты... того... умер!
   - Ерунда. Сам видишь, что я жив.
   - Я-то вижу, но слухи упорно продолжают бродить, даже после всех моих действий на пресечение оного.
   - Ладно-ладно. Не беспокойся. Я жив и людям это станет ясно. Это, должно быть, диверсанты Империи распространяют такие слухи, чтобы подорвать наш боевой дух.
   - Может и так.
   Я поднялся со стула, но на этот раз меня никто не остановил.
   - Теперь все? Сам понимаешь, мне спешить нужно!
   На прощание мы пожали друг другу руки. Я похлопал друга по закованному в кость плечу.
   - А ты ничего не забыл? - с улыбкой спросил он меня, посмотрев на собственную бронь.
   - Вроде нет, а что?
   - Заказ.
   Он опять начинает? Про заказ говорит уже который раз.
   - Что за заказ?!
   - Неужели тебе не надоело играть в "непонимашку"?
   - Считай, что не надоело. Говори!
   Слава-Победа тяжело вздохнул и неторопливо, как всегда излагает свои мысли, начал историю:
   - Зверь лесной беспокоил людей. Хитрый зверь, что незамеченным проникал сквозь все заслоны и брал добычу в Центральном Лесу. Дозорные и гарнизон ничего не могли поделать. И тогда на охоту отправился герой! Он выследил хищника и сразился с ним. Бой был трудным и опасным. Дюжину раз охотник был на грани жизни и смерти, но все же зверя он одолел! Потом этот герой притащил тушу хищника к кузнецу и попросил того выплавить из драгоценной кости этого редкого зверя множество костяшек - на удивление герой был падок на деньги. Но добрый и мудрый кузнец, посчитал, что герою больше чем деньги понадобится броня. Вот ее-то кузнец и собрал. Конец истории. Если тебя не понятно, то герой - это ты; кузнец - я; зверь лесной - Призрачный Волкер; а броня - это броня.
   Интересная история. Хоть что-то Альтер сделал хорошего. Хотя убить животное наверняка редкое и заслуживающего занесения в красную книгу - не есть хорошо.
   Я согласился принять работу "доброго и мудрого" и мы вместе отправились в его кузню. В саму кузню меня не пустили, а оставили в предбаннике. Но не долго я там парился, как комендант вынес мне бронь. Хм, я ожидал чего-то большего, чем увидел. Костяная броня. Без изысков. Но в наборе присутствует и открытый шлем, и наручи, и поножи, и ботинки... Набор - укомплектован.
   - Той кости, что ты принес, не хватало на это все и мне пришлось использовать свои запасы. Переплавил все вместе. Получившаяся кость вышла хуже, чем оригинал Призрачного Волкера, но ее хватило на полный комплект.
   - Спасибо, - поблагодарил я, примеряя с помощью друга весь этот наряд. - Но денег не дам! Их у меня нет!
   - Всегда ты так говоришь, - Слава сделал вид, что расстроился, но потом расхохотался. - У правителя мира - нет денег! Смех, да и только!
   Со словами "на него и корону можно надеть" друг протянул мне шлем.
   - В этой броне я использовал и кожу и жилы Призрачного Волкера, что должно было компенсировать разбавление кости.
   Я попрыгал на месте. Подвигал руками. Хорошо, свободно. Новая броня даже легче предыдущей! Она прочнее, но легче. Как так? А ведь прошлая моя кожанка и броней-то не является на самом деле!
   - Нравится? - улыбаясь, спросил комендант. - То-то же! Теперь с тебя должок!
   - Щаз. Это ты мне теперь должен. Вообще, где благодарность за то, что великий я, соблаговолил носить броню сделанную тобой?!
   От подобной наглости Славик задохнулся.
   - А вообще - спасибо. В нужный момент ты мне ее предоставил!
   - Всегда пожалуйста. Найдешь хорошие материалы, и я броню еще лучше смастерю!
   - Не сомневаюсь.
   Напоследок мы лишь испытали новую защиту на прочность и остались довольны. Первоначально для защиты собственной тушки я планировал взять ту волшебную бронь, что пылится у личей, но теперь... Бронь сделанная Славкой - лучше. Призрачный Волкер - хищник, способный менять свои очертания или вообще становится невидимым. Но кость при переплавке и прочем, сохранила лишь часть магии хищника и осталась лишь смена очертаний и небольшой хамелеонизм. Но форму и цвет меняю не я, а броня. При помощи этого я легко подогнал одежку под себя и изменил цвет на оранжево-красный с золотом, подгоняя под расцветку моего камня-оберега из детства. Вместо предложенных комендантом накидок, я использовал те легкие, воздушные одеяния, что вручил мне сам бог Хье. Благо броня меняла не только себя, но и все то, что становится частью этой брони. Поэтому вместо попугайской раскраски накидки у меня вышло вполне приличное и симпатичное гербовое изображение феникса с короной, а под ними красивая надпись, гласящая, что я - повелитель Снорарла, Миртрарла и Границы. За всю раскраску и разрисовку отвечал Владик, которого я временно нарядил в броню. Как только броня запомнила свою новую цветовую схему, то я отобрал игрушку у паренька и мы наконец-то отправились в путь.
  

Глава 14

Родные землянки

  
   До Священного Бора добрались без происшествий. Хоть Синичка и вернулась ко мне, но ее услуги пока что были не востребованы: Владик хорошо знал дорогу. За время пути я приучил Арго и Синю терпеть друг друга и не бросать меня одного. Они поняли, что без них мне грустно и пообещали больше так не поступать. Но вражда пернатого с шерстяным на этом не закончилась.
   Вновь знакомый ручей. Я осмотрел противоположенный берег, но никто нас не встречал...
   За нашими спинами треснула ветка. Все обернулись, готовые атаковать и защищаться, но никого опасного не обнаружили. Но стоило вновь повернуть голову и осмотреть другую сторону ручья, как там уже стояли три идентичных друг другу Балахона.
   В два прыжка я перескочил водную преграду и приблизился к мудрецам.
   - Здравствуйте.
   За мной поздоровались и остальные товарищи, столь же шумно преодолевшие ручей.
   - Мы рады приветствовать тебя Феникс и твоих товарищей, - чуть колыхнулись балахоны. - Ты направляешься к нам?
   - Да, вновь нужна ваша помощь.
   - Милости просим. С Фениксом пойдут все?
   Я осмотрел Отряд и утвердительно кивнул.
   В этот раз балахоны не стали уплывать от нас, наоборот, пока мы двигались в сторону Поляны Землянок, к нам присоединялись все больше и больше этих однотипных призраков.
   На Поляне я присел на деревянный люк, что прежде закрывал землянку, а товарищи приступили к работе. Три человека должны были привести парочку землянок в надлежащее состояние и (в идеале) соорудить из подручных материалов новую мебель. Я же, как командир, мог свободно отдыхать.
   Вокруг меня сгрудились мудрецы.
   - Чего вы так всполошились? - не выдержал я и спросил их.
   - Ты же знаешь, что магия угасает?
   - Да.
   - А ты знаешь, что многие существа, сильно зависящие от Силы, уже исчезли?
   - Этого не знал.
   - Исчезли Ралки и Босмурты, Картибы и Суэлинги, Дорвальцы и Плескуны...
   - Не нужно перечислять их всех. Я осознал угрозу. WWF в вашем лице бьет тревогу. Понимаю. И уверяю, что приложу все усилия, чтобы нормализовать ситуацию в мире.
   - Если ты так говоришь, то мы спокойны.
   Не надо так сразу доверять моим словам. Я много чего наговорить могу.
   - Я планирую войти в Границу и поговорить с существом там обитающем. Есть большая вероятность, что он подскажет, как все восстановить.
   - Хорошо.
   - Но и вы не сидите сложа руки, а думайте! Если у меня ничего не выйдет с Таракашкой, то ваши наработки пригодятся. Я-то конечно еще у себя в замке Сбора почитаю старые книги, может там будет какой секрет, но чем больше умов бьется над решением проблемы, тем выше шансы эту проблему решить.
   Хотя качество умов все же имеет большее значение, чем их количество.
   - Мы также подумаем над решением, - огласили мысль всего Священного Бора, а возможно и всего Волшебного Леса, мудрецы.
   Вот и умнички! А теперь давайте поговорим и о моей проблеме...
   - Феникс, Белый Меч все еще у вас? - опередили меня балахоны и задали свой вопрос.
   Я удивился. Откуда им вообще известно о нем? Неужели они все же соединены в единую сеть со всем Волшебным Лесом? Такое весьма возможно.
   - Нет, его у меня больше нет.
   - Вы передали его кому-то?
   Почему вы так настойчивы?! Отвалите!
   - Нет, не передавал.
   - А где он тогда?
   Вот и что им отвечать? Ясно же, что они, от лица Леса, требуют свое имущество обратно. То имущество, что мне не подарили, не продали, а поручили на время.
   - А зачем оно вам?
   - Есть шанс, что сила Белого Меча приостановит разрушение Границы. Так где он?
   Ничего не поделаешь. Придется рассказывать все как есть.
   - Он немного сломался.
   - Немного сломался? - удивились формулировки мудрецы. - Это как?
   - Ну, это значит, что он сломался полностью.
   - Если от него остались части, то мы можем попробовать восстановить меч.
   - Не выйдет. Он уничтожился абсолютно и не подлежит никакому восстановлению. Как и Черная Плеть.
   Надеюсь, слова о том, что и темный артефакт был уничтожен, хоть немного успокоят Лес.
   - Как это произошло?
   Я рассказал.
   - Странно. Белый Меч не должен был полностью исчезнуть! - вновь удивились балахоны. - Но Лес подтверждает, что Белого Меча или Черной Плети больше нет на том месте, где вы их бросили...
   Так и есть. Если я чего и уничтожаю, то качественно, наверняка, так, что и восстановить уже не получится!
   - Мне жаль. Вам придется придумать другой способ восстановить магию.
   - Да.
   Но теперь-то мы поговорим о моей проблеме?
   Кратко, не вдаваясь в детали, я рассказал о том, что вновь не могу колдовать. Попросил посодействовать хотя бы советом. Мудрецы на минуту задумались, а я в эту минуту почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Это ощущение тут же пропало, стоило мудрецам зашевелиться. Или мудрецы зашевелились, стоило непонятному "взгляду" уйти.
   - В этот раз все сложнее, - выдали заключение эти специалисты. - Ты не забыл магию. Тебе ее не заблокировали. Ты ее лишился.
   - Как это так? - настала пора и мне удивляться. - Я и не думал, что такое возможно!
   - Мы не знаем. Мы не ведаем тот артефакт, который ты нам описал. Но взглянув на тебя, мы увидели не Феникса, а простого человека...
   - Как это так?!! Я что, больше не Феникс?
   - Мы не ведаем. Ты можешь зваться Фениксом, но той силы, что была в тебе раньше, уже нет. У тебя больше нет никакой Силы. Все волшебные умения удалены, а Магический Узел - разрушен.
   Как бы не был я удивлен, но новый термин заинтересовал меня больше, чем ошарашила сама новость полного уничтожения моей магии.
   - Что за Магический Узел? Вы же знаете, что я не учился в Школе Магии и теорию почти не знаю.
   - Магический Узел - это то, благодаря чему ты способен творить волшебство любого вида: хоть высшую магию, хоть колдовство, хоть оборотничество. Магический Узел воспринимает магию, разлитую в пространстве, и аккумулирует ее в себе. Чем Узел развитее, тем больше Силы способен маг впитать и накопить. Существуют несколько факторов играющих роль в развитости Узла, но это не важно. Узел давал тебе возможность создавать Когти и плести заклинания.
   - А колдовать? Узел не нужен?
   - Нужен, но лишь как источник энергии. Каждое индивидуальное колдовство - словно заклинание навсегда выученное и готовое к использованию в любой момент. Колдовство - словно штамп - достаточно обмакнуть его в чернила - Силу из Узла - и можно ставить печать - использовать готовое колдовство.
   Из всех слов мудреца я понял самое главное: мне нужно заняться теорией. В любом случае я верну себя Силу - это естественно, ведь таков я, - но мне нужно знать больше. Я ведь даже и не знаю, на что способны маги. Я считал, что они не сильнее колдунов, но вдруг это не так. Я знаю, что плести заклинание гораздо дольше, чем метать колдовство, но вдруг есть способ сократить время плетения? Я же не задавался таким вопросом и мне никто не говорил, что этого делать нельзя. Я даже не уверен, что первым придумал менять колдовство. Владик сумел это сделать. А значит могли и другие. Ведь Владик не сильнейший и не умнейший среди колдунов. Скорее всего существуют и другие, кто меняет свое колдовство. А может и оборотни умеют чего-то большее чем знаю я. Может не все так умеют, но... Я же не знаю. Возможно, что владеющие такими знаниями скрывают свои возможности. Это нужно узнавать. А кому? Мне некогда. Я мог бы напрячь Секретную Службу, но... нет такой службы тут. Люди тут простые.
   - А у меня этот Узел значит разрушен? - все же спросил я, желая убедиться.
   - Не совсем. Его словно превратили в решето. Он не может удержать Силу.
   Ясно. Если он не полностью уничтожен, то я его точно восстановлю. Да и если бы полностью, то я бы его опять же точно восстановил. Я такой - точный!
   - Но поговори с архимагом, он должен больше знать, - посоветовали балахоны, расплываясь в разные стороны.
   Только один мудрец остался рядом.
   - Слушай, вот вы сказали, что теперь я не выгляжу, как Феникс. Это так заметно?
   - Да. Обладатели Магического Зрения с легкостью определят, что ты не Феникс... по крайней мере не обладаешь таким Даром.
   Беда, беда. Мне не нужно, чтобы началась паника. Немногие, конечно, владеют таким зрением, но все же... Я не могу с точностью говорить такое. Я ведь уже и так понял, что в мире могут проживать множество сильных колдунов и оборотней, что скрывают свои умения. Может в Изгинаре меня уже опознали? Да и мимо армии я проходил, когда с Владиком и Рином встретился!
   - А ты можешь как-нибудь замаскировать эту видимость?
   - Мы можем попробовать, - подумав, заключил мудрец. - Но ты и сам с этим прекрасно справишься.
   Это он меня так отшивает что ли? Мол, иди как ты братец: возвращай силушку свою богатырскую - тогда и говорить будем.
   - Как я справлюсь сам, если у меня отобрали Магию?
   - На тебе же кости Призрачного Волкера.
   - И что из этого?
   - Создай тот же магический облик, что был у тебя раньше.
   - Во первых, этот доспех меняет лишь внешние признаки. Во вторых, я не знаю, как выглядел мой магический облик!
   - Облик - это не то, что можно забыть. Ты его помнишь. Просто прикажи костям изменить его.
   Просто прикажи... бла-бла-бла... ты помнишь... бла-бла-бла... ты сможешь. Как будто я знаю как!
   Махнув на советы балахона рукой и продолжая бурчать про умников из Священного Бора всякие нехорошие слова, я подошел к знакомому люку, ведущему в Палаты Смерти.
   Дерево, что я раньше использовал для спуска, убрали, но вместо него появилась качественная веревочная лестница, по которой спускаться оказалось сложнее, чем прежде по стволу сосны. Почти ни разу не упав вниз головой, запутавшись ногой в переплетении веревок и узлов, я поднялся с пыльного пола и... хм, а пол то чистый! И где пыль? Ее же тут тонны летало! Неужели личи занялись уборкой? Домохозяюшки, блин.
   Выбитая дверь вновь на месте. Только сверкает новизной начищенного металла. И никаких следов когтей. Дальнейшие исследования подземного комплекса только подтвердили - мертвые маги убрались в жилище. И не просто убрались, а пригласили телепрограмму про ремонт и те им отдизайнировали все квадратные метры жилой и нежилой площади. Ну не сами же маги всем этим занимались?
   На пол уложена плитка. Сверху новейшие ковры. На потолке лепнина, а иногда и роспись. А на стенах вообще творится неописуемое: и картины, и мозаика, и ковры, и гобелены - чего только не налепили. Темные маги не оставили ни единого пятна тьмы в своем доме: всюду горят светильники, люстры и прочее. И все великолепие восстановленных Палат Смерти выполнено в мрачном стиле и тонах... Одно это не позволило мне пожелать поселиться именно тут. Слишком уж все мрачное. Каждый угол так и кричит, что это место - царство Смерти.
   И местная стража кричит то же самое. Они, конечно, молчат, но видом - кричат.
   Закованные в сталь с головы до ног, вооруженные топорами, несут караул в разных местах пять пар первоклассных воинов-нежити. Когда я только увидел, что шлемами защищены мертвецы, а не живые люди, то перепугался и чуть было не спалил всех мертвяков Золотым Огнем. Но потом понял, что даже если бы я и не удержался, то все равно ничего не вышло бы - магии-то нет.
   Не успел я вдоволь нагуляться по преображенным коридорам подземного комплекса, как ко мне вышли оба мага. С нашей последней встречи они не изменились. Все те же лица и тела живых людей, а на самом деле... Трупы.
   - Господин Феникс, как я рад вас видеть! - толкнув собрата по ремеслу, первым склонился в приветствии старший маг Рарк Боль Пустоты. - Вы должны указать этому старику его место. Он забывается! Как можно не поприветствовать...
   От нового толчка говоривший маг отлетел к стене, не докончив речи, а архимаг склонился передо мной.
   - Рад видеть вас, господин. Мой лысый подчиненный совсем постарел и впал в маразм. Поверите: он начал считать, что достоин гордого звания Архимаг?! Удивительная глупость!
   - Никакая это не глупость! - поднялся, опершись на посох, Рарк. - Ты уже стар и не можешь претендовать на эту должность!
   - Я моложе тебя! Ты совсем старик - даже голова облысела! У тебя даже звание Старшего Мага стоит отобрать - не достоин!
   - Ах, я не достоин?! Это ты не достоин!
   - Я покажу тебя, как я не достоин!
   - Ну, давай, только говорить и умеешь!
   И как они умудряются все разговоры сводить к ругани? И как они вообще не убили еще друг друга? Скорпионы в банке.
   - Прекращайте спектакль! - просто сказал я. - Если вам это однообразное переругивание помогает коротать вечность, то меня такой скандал лишь бесит!
   - Хорошо, - согласились маги и дружно склонились.
   Мановением руки я разрешил личам подняться. Они повели меня по коридорам. На меня косились.
   - Что за взгляды?
   - Господин, это точно вы?
   - Я. Кто же еще?!
   - Но ваша Сила... Ее нет!
   - Знаю.
   - Хм, ну тогда ладно...
   По неожиданно расширившимся просторам подземного комплекса меня вывели в какую-то большую комнату с диванами, стульями, шкафами у стен и громадным столом по центру.
   - Вы уже заметили, что Комплекс расширился? - с улыбкой спросили маги, заметив мой интерес.
   - Это тяжело не заметить! Как вы это все вырыли и облагородили?
   Личи переглянулись. Заговорил Рарк:
   - По счастливому стечению обстоятельств, к нам в руки попали некоторые запасы материала...
   - Строительного?
   - Человеческого, - словно ни в чем небывало ответил старший маг.
   Архимаг заметил мою озадаченность и отстранил от речи коллегу, взяв инициативу на себя:
   - Не запутывай нашего господина! Враги, назвавшие себя святым войском Собора, случайно спустились в Палаты Смерти и стали нежитью. Мы и решили не выкидывать их, а оставить. Ведь у нас проблемы с материалами после стольких лет заточения. А покинуть подземелья, чтобы восполнить запасы, мы не можем ...
   Имперцы и до этих мест добрались? Интересно.
   - А эти духи наших соратников, что наверху, совсем бесполезны! - вмешался лысый маг. - Ни одно животное не пожертвовали во имя темной науки! При жизни они такими неженками не были!
   - Они уже совсем не те, что были при жизни, и рассчитывать на дальнейшее сотрудничество не имело смысла.
   - Они лишь смерти нам желают, чтобы и самим обрести покой! Неблагодарные!
   - Но им же хочется оборвать свое никчемное существование...
   - Если ты такой добрый, то давай, развоплотись, и пусть они воссоединятся с тобой!
   - Ты же знаешь, что нам нужно вдвоем это сделать. И не хочу я умирать! Еще столько не сделано!
   - А почему тогда выгораживаешь их?!
   - Да не выгораживаю я!
   - Выгораживаешь!
   Да сколько можно?! Они опять за свое!
   - Прекратите! Я же просил вас...
   Маги вновь склонились, принося извинения.
   - Из доступных материалов мы создали Рыцарей Тьмы, чтобы они охраняли Комплекс и Копателей - для рытья тоннелей. Оставшийся материал ушел на создание невидимых слуг-призраков, что занимаются ремонтом, уборкой и прочими делами. Я понятно объяснил?
   Я кивнул. Прогулялся по залу, проверил каждый диван на мягкость. Остановил свой выбор на одном таком и удобно в нем разместился.
   - А теперь я вам расскажу о случившемся со мной.
   Историю я уже обкатал на Отряде и Мудрецах, так что личи слушали максимально сокращенный вариант. То, что вызывало повышенный интерес я рассказывал полнее. Затем начались обсуждения возможных причин и контрмер. Я в диалоге, превратившемся в жаркий спор, участия не принимал, а только нежился, сидя на таком удобном диванчике.
   Спустя полчаса маги огласили вердикт:
   - Чтобы вернуть Магию тебе нужно заполучить Шкатулку и уничтожить ее.
   И как это сделать если она в руках у врага? Или нет? Я тогда потерял сознание и не помню, что произошло после моего "взлета", но что-то подсказывает, что оставшимся на земле было без меня плохо. От последнего удара Крыльями и шкатулка должна была развалиться. Разве нет? Но где же тогда моя Сила? Или шкатулка осталась целехонькой, или личи в корне не правы. Но поиски Силы следует начать с того места где эту Силу потерял.
   Потом были разговоры на отвлеченные темы. Маги рассказывали о своих экспериментах, о том, как ковали и зачаровывали доспехи и оружие Рыцарей Тьмы. Оказалось, что личи, как порядочные артефакторы умеют неплохо ковать металл - что для мира мало использующего железо весьма странно. Но маги прояснили все тем, что, по их мнению, к металлу чары Тьмы лучше липнут, нежели к другим материалам. Потом я все же не выдержал и расспросил про заклинения. Про то, действительно ли их невозможно сплести во время боя. Личи подтвердили. Но есть и исключения: умелые маги, плетущие заклинания с немыслимой скоростью. Но таких магов уже давно не рождалось, точнее не выучивалось. Но также личи поведали, что есть способ, позволяющий опытному магу оказаться сильнее большинства колдунов и оборотней в бою - чистые артефакты. Если маг умеет создавать болванки артефактов, то он сможет эти болванки заполнить своими заклинаниями. Многие опытные маги всегда носят с собой какое-нибудь украшение, допустим с драгоценными камнями, и в каждом таком камешке хранится уже сложенное, но не наполненное Силой плетение. Во время боя маг высвобождает заклинение из артефакта и наполняет силой, а уж дальше - гори земля, гори! Но плетения в артефакте нужно постоянно подпитывать Силой и поддерживать форму, чтобы заклинание не развалилось. К тому же постоянное использование артефакта приводит к его поломке, а сделать новый - трудоемкий процесс.
   - Но есть и другой способ, - подвел архимаг. - Он простой, но овладеть им очень сложно.
   - И какой же?
   - Хранить заклинание в подвешенном состоянии.
   - Это как?
   - Насколько тебе известно, заклинание создается энергетическими щупами, что произрастают из Магического Узла. Чем больше щупов может контролировать маг, тем лучше. Хотя и о контроле за каждым щупом не следует забывать. Так вот этими щупами создается плетение. Связь заклинателя и его заклинания, как и подпитка энергией, осуществляется через эти каналы. Обычно маги создают заклинание и держат до тех пор, пока не возникнет необходимость его использовать; или разбирают заклинание если такая необходимость не возникла. Но если маг оставит готовое заклинание прикрепленным к одному щупу, то оставшимися сможет сплести еще одно заклинание и так далее, покуда хватит Силы, опыта и мастерства.
   Хм, оказывается, я многое не знал, а то, что знал, воспринимал иначе. Как выдастся время без войн, мятежей и прочего, то ознакомлюсь с теорией.
   - Мы с архимагом способны держать два заклинания в подвешенном состоянии и при этом сохраняем достаточно щупов для плетения третьего, - похвастался Рарк.
   - Вообще то, я удерживаю три заклинания, - поправил друга Корг.
   - Не ври! Мы всегда были равны в этом!
   - Надо мне еще врать! Если ты ничему не научился, то это не значит, что и я тупой!
   Потасовка разгоралась вновь. Мне же жутко хотелось оставить парочку заклинаний в подвешенном состоянии. Вот только я знаю всего одно заклинание - телепортацию. И магии у меня нет.
   - Парни, но какой толк даже от трех заклинаний? Колдовство же все равно сильнее и его можно использовать чаще!
   Личи перестали ссориться и посмотрели на меня.
   - Кто тебе это сказал? - спросил Темный Ветер.
   - Э-э-э, дайте вспомнить... - я задумался. - Мудрецы? Нет. Это я сам до такого додумался.
   - Оно и понятно, - с непонятной жалостью посмотрел на меня старший маг.
   - Извините, но это глупость, - осторожно поддержал коллегу архимаг. - Если заклинание достаточно сложное, то оно гораздо эффективнее и менее затратное, чем колдовство. Колдовство лишь трансформирует Чистую Силу в Силу какой-то стихии. А дельное заклинание всегда сбалансировано. С плетениями нет пустых затрат усилий, как с колдовством. И уже двухкомпонентные заклинания с легкостью пробьют любой однокомпонентный щит колдуна, хоть даже и переполненный Силой!
   Мои представления действительно ошибочны. С тем, что двухкомпонентное заклинание пробьет например мой Щит даже из Чистой Энергии, я сильно сомневаюсь, но все же... Стоит призадуматься и с опаской относится к магам.
   После мы еще поговорили. Маги начали мне объяснять, как работать с моей же броней и как с ее помощью маскировать свой магический образ. У меня уже начало немного получаться, судя по словам личей, но тут произошло непонятное. Маги вскочили, всполошились и побежали к выходу, ничего не говоря. Я опомнился и помчался следом. Мертвые маги оказались на удивление шустрыми созданиями и когда я, наконец-то догнал их, то бой впереди был уже закончен.
   - Отпустите меня! Рабы обязаны подчиняться повелителю! Я вернул вас к жизни!
   Арго валялся на полу и не мог пошевелить ни единым мускулом, кроме говорительных, которые у него развиты сильнее прочих. Должно быть личи связали его каким-то заклинанием.
   - Аргахраль?! - удивленно взирали маги на пойманного нарушителя спокойствия.
   Возможно, именно от удивления маги не убили кота-мучителя сразу же и на месте. Когда личи опомнились, желая отплатить пленителю сторицей, я уже спас кота, пнув его дальше по коридору.
   - Феникс, как это возможно? - возопили в один голос маги, и я еле удержал этих нереально сильных трупаков на месте, воздерживая от того, чтобы они не ринулись обижать моего котика.
   - Успокойтесь. Он больше не враг!
   Мне не поверили. И оснований для этого у магов много: Арго переподчинил пару Рыцарей Тьмы и вступил в бой с Рыцарями оставшимися верными личам. Затем кот пытался подчинить магов. И немаловажно то, какие слова во время всего действия выкрикивал кот.
   Я поведал, какие злоключения произошли с демоном и как он меня защитил. Я предположил, что воздух Палат Смерти все еще переполненный миазмами князя Ада, вскружил голову безобидному плюшевому зверьку. Я поручился за животинку.
   Даже после всех моих слов маги продолжали желать крови. А то, что я защищал их врага, способствовало тому, что они начали подумывать и о моей крови. Нехорошо! Я же беззащитный! Пока еще на мои крики прибегут товарищи... Да и погибнут они от здешних миазмов! Хотя, постойте-ка я же тоже должен погибнуть! Неужели нет никакой Ауры Демона?!
   - Есть, - из дальнего конца коридора раздался голос кота. - Просто на тебе лежит печать моей Силы. Однажды ты почти перевоплотился в демона. Аура Демона, что раскинута здесь, не трогает другого демона.
   Зря кот заговорил. Личи пуще прежнего разозлились и одним мощным толчком откинули меня к стене. Я упал, стукнулся головой. На что я рассчитывал? Что маги простят демона? Того демона, который мучил их столетиями! Такого просто не может быть. Даже я не уверен, что сдержался бы в подобной ситуации. Что уж говорить об отнюдь не добреньких Магах Тьмы!
   - Господин Феникс, вы в порядке, - как только из глаз вывалились последние "звездочки" я различил обеспокоенные лица магов, склоненные ко мне.
   - Да. Ерунда.
   - Простите! - став на колени склонили головы маги. - Мы очень виноваты! Как мы посмели поднять руку на господина и друга?!!
   Что происходит? Отлепляюсь от пола и осматриваю коридор. Кот хоть и напуган, но жив и даже не пострадал. Это они что же, прекратили злиться, стоило мне упасть? Не желая устраивать долгих драм, я поднял магов и сказал по секрету, что не в претензиях на них. Потом устроил перемирие и между ними и котом. Арго извинился за все года тирании. Я посоветовал коту освободить магов из-под гнета Ауры, что не позволяет им выйти за пределы Палат Смерти. И мы все дружно начали думать над решением этой проблемы. Может и не совсем дружно, но с Арго маги ругались не чаще, нежели друг с другом.
  

Глава 15

Крест. Тавры. Посохи

  
   Он вынырнул, словно из неоткуда.
   Волевое лицо. Янтарные волосы. И пронзительные ярко голубые глаза.
   Белая куртка из плотного хлопка задернута на застежки до самого горла, стесняя дыхание. Но он дышит ровно. На правом кармашке вышит золотой крест.
   За спиной пара клинков: один - короткий, другой - двуручный.
   Мечи сделаны из стали, и именно это обстоятельство заставило нас посчитать встречного человека - имперцем.
   Мы встретились с ним уже в Волшебном Лесу. Наткнулись на него случайно. Никто из нашего отряда не заметил его приближения, пока он не поравнялся с нами.
   Хоть нас было больше, а он всего один; хоть мы и восприняли его за врага и хотели напасть, но... это оказалось нам не под силу. Тело перестало слушаться, а разум заметался не в силах вынести присутствия рядом с собой этого человека. На время даже я забыл о гордости и признал, что шансов одолеть этого имперца - нет. Сам Рыцарь Смерти убежал бы дрожа от страха! Но как бы нам ни было страшно, но человек не стал проявлять агрессию.
   Человек дружелюбно заговорил с нами. Спросил, не встречали ли мы одного джентльмена, и привел описание. Мы честно ответили, что нет. Даже если бы я и захотел, то соврать не смог бы. Потом он перебросился с каждым из нас парой словечек, а Ринальдо вручил книжицу и массивный каменный крест на цепи. На прощание человек попросил нас связаться с ним, если вдруг увидим джентльмена.
   Только когда воин скрылся за стеной леса, мы сумели перевести дух.
   - Потрясающе! - восторгался один лишь Рин, пока мы все выгоняли из тел остатки страха и трепета. - Какой человек!
   - Какой? - спросил Владик. - Страшный?
   - Сильный? - подсказал Гора.
   - Нет, - мечтательно улыбнулся Рин. - Великий!
   Неужели наш парень влюбился? Да еще и в другого парня?! Какая мерзость! Конечно же нет!
   - И его величие ты понял по той паре слов, что он бросил тебе и нам всем? - улыбнулся я, хотя внутренне соглашался, что человек был отнюдь не так прост.
   - По паре слов? - удивился рыцарь. - Мы проговорили несколько часов, не меньше!
   Или его переклинило немного, или человек способен управлять временем.
   - И о чем же вы говорили?
   - О разном. Он предложил мне выбор.
   - Какой?
   - Предложил пойти с ним. Я отказался: ведь я вассал Феникса. Он не настаивал. Сказал, что я сам приду к нему, когда наступит время.
   - Очень интересно. А что он дал тебе? И, кстати, он так и не сказал, как нам позвать его, если встретим искомого объекта!
   Рин продемонстрировал нам крест и книгу.
   - Пока ношу этот крест - смогу с ним связаться.
   Я осмотрел это средство связи, напоминающее булыжник, который лишь немного отшлифовали и придали форму креста. Ничего интересного. А вот книга поразила больше. Это оказалась Библия. Самая настоящая. Только написана на сноральском языке. Это, что же, в Снорарле есть община христиан? Бред! Или нет?
   Что бы не наговорил странный человек Рину, но паренек сильно изменился с этой встречи. Раньше от грусти по утерянному времени и семье его спасало лишь общение со мной. Теперь же он погрузился в религию. "Опиум" подействовал быстро, заглушив внутреннюю боль. Мне даже обидно стало, что не я ему помогаю, а первый прохожий! Пока двигались в направлении Границы, Рин умудрялся выкраивать время на каждом привале и читать доставшуюся ему книгу. Но там же ничего интересного нет! Я проверял!
   Но если отбросить мысли о случайной встрече и изменениях ею вызванных, то мы направляемся на север, прямиком через Волшебный Лес со всеми опасностями и невзгодами с этим связанными.
   Вдруг однажды случилось странное. Ко мне в голову, словно в дверь, осторожно постучали, и когда я поинтересовался "в чем же дело?", тут же раздался голос "Вы меня слышите?" Голос, раздавшийся прямо в голове принадлежал Рину. Этот неофит решил проверить, как действует связь посредством Креста и пытался мысленно общаться со всеми. Но услышал его лишь я один. Мы перебросились парой слов, проверяя действительно ли общаемся, или же нет. Убедились и забыли.
   А волшебный лес уже не тот! Ослабление магического фона сказывается на заповеднике. Куда-то пропали светлячки - непонятные шарики света, парящие всюду в этом лесу и сигнализирующие о том, что человек находится в безопасной зоне Волшебного Леса... относительно безопасной. Засохли некоторые волшебные деревья, а полуволшебные стали увядать. Мирные твари, что раньше не испытывали враждебности к нам, стали проявлять аномальную агрессию. А ведь это очень странно! Опасные твари в большинстве случаев старались и стараются обходить нас стороной, а некоторые нейтральные, словно с ума посходили! А ведь меня тут должны опасаться! Ведь я изменил свою ауру на прежнюю. За время пути я этому научился.
   - Господин Феникс, - неожиданно заговорил со мной Гора. - Почему вы сняли костяную броню и вновь путешествуете в кожаной?
   Я осмотрел себя: действительно кожаная броня.
   - Я не переодевался. На мне все та же костяная броня... или броня Феникса, нужно ведь нужно как-то эту броню отличать от сотен других.
   - Но костяная... броня Феникса же выглядит совершенно не так! Она красивая, словно специально созданная для правителя...
   - Вообще-то это именно так, - поддел друга Владик. - Она как раз и сделана специально под господина Феникса.
   - Да, но... Когда я первый раз ее увидел, то затрепетал... Подумал, что именно так и должен выглядеть наш правитель!
   - А как же парадные одеяния? - спросил я. - Они гораздо наряднее. И камушки. И золото. И мех. И вышивка. А на броне Феникса ничего такого нет, кроме герба.
   - Да, но ваша новая броня лучше всего соответствовала Фениксу!
   - Я понял. Ща все устрою.
   Не шевеля и пальцем, все так же продолжая идти по лесу, я заставил кожаную броню вновь превратиться в броню Феникса. Только шлем не стал восстанавливать, оставив голову неприкрытой. Превращение заняло пару минут - не быстро, но и не долго.
   - Доволен?
   - Да, - кивнул здоровяк. - Но зачем вы вновь изменили ее на кожаную?
   - Мне так привычней.
   И это действительно так. Я очень скромный. А броня Феникса у нас вышла слишком церемониальной. Первоначальный вид был лучше. Тогда она выглядела, как простоя костяная броня. Но я ведь не мог не поиграться! Решил улучшить, украсить. Вот и вышла королевская бронь со слоганом и гербом... кстати, одного герба мало! Ведь судя по слогану, я повелитель Снорарла, Миртрарла и Границы. Значит помимо крупного герба с изображением феникса, нужно нарисовать меньшие гербы трех подвластных мне владений. А если Снорарл разделить на территорию оборотней и колдунов, то гербов выйдет больше, а значит броня получится еще красивее. Герб оборотней - волк. Герб колдунов - пламя. Герб Ада - демон. Герб Границы - естественно Таракашка. Запомню, а случится время, попрошу Владика внести изменения в раскраску, а то, если это начну делать я, то все рисунки покажутся ужасными демонами.
   Но из мечтаний я вновь возвращаюсь к обычным размышлениям. Получившаяся броня действительно слишком парадная на вид. И именно для этой функции я ее такой и делал. Если у меня нет Магии, то я должен одним видом внушать трепет и уважение... прямо, как тот встреченный человек. Но такое впечатление я должен производить лишь в определенных ситуациях, когда нужно всем показать, что я - Феникс. А во всех прочих своих похождениях, я хочу меньше привлекать внимания. Поэтому броня Феникса и стала походить на мою прежнюю одежду. Что может быть непримечательнее ее?
   Внешне моя новая "кожанка" пусть и выглядит слабой защитой, но на самом деле я защищен лучше, чем когда-либо. Как бы ни менялась форма брони Феникса, но защитные свойства от этого не пострадают. Я могу хоть в шелковую рубашку и брюки превратить броню, но защищать она будет все также. И это действительно удобно! Мне проще надеть рубашку, чем кирасу с непонятными застежками! Управлять новой игрушкой легко. Благо у меня уже был опыт придания волшебным предметам иных форм. Хоть сравнение и некорректно. Плеть и Белый Меч - не то же самое, что и новый доспех - разные весовые категории. Доспех Феникса - артефакт далеко не того же уровня.
   Но если взглянуть на броню трезво, то она же не может менять форму! Только сотворить иллюзию изменений! Но если это так, то почему, когда я скрываю шлем - могу свободно почесать голову? Волшебство и только!
   Коли речь зашла об артефактах, то стоит вспомнить и наше с личами расставание.
   После наступления "мир, дружба, жвачка" между бывшими рабами и бывшим притеснителем, начались рассуждения. Арго, вновь пришедший в "кошачье" состояние, ласкался ко всем. Он был согласен освободить Палаты Смерти от Ауры Демона, но не мог... силенок не доставало. Он потребовал свое тело. По хитрому плану демонической натуры Арго, он обхитрил бы всех, заполучил свое тело и вновь возродился бы фюрстом. Но его хитрый план был заметен всем. Маги сожалеюще развели руками и сообщили, что у них осталось всего-ничего "материала высшего демона". Кот посокрушался и согласился на то, что имеется. Непонятно из какой подсобки, но слуги-призраки быстро доставили порядочный шмат мяса. Демонокот радостно запрыгал вокруг подарка и стал хомячить за обе щеки, никому не предложив присоединиться к пиршеству. Он так аппетитно пожирал, что даже у меня аппетит разыгрался. Огромных трудов стоило себе напомнить, что демоническое мясо плохо сказывается на пищеварении. По окончанию трапезы кот затрясся, словно в припадке и вновь возжелал буянить. Но я был готов и заученными движениями совершил захват этой тушки с последующим удержанием на своих коленях. Почесывание животика прилагалось. Очень быстро "кот" вновь победил "демона" и гроза миновала. Потом творились непонятные ритуалы, на которые ни я, ни маги не смотрели. Меня вновь затащили в их сокровищницу и предложили брать все что угодно. Я подумал, подумал и согласился. У меня в Пространственной Сумке лежит много барахла и артефакты среди них. Но все они непонятные и ненужные артефакты, а личи предлагали мне нужные, да еще и с объяснением принципов работы.
   В Сокровищнице мы и провели все то время, что потребовалось Арго для освобождения Палат от зловейшей ауры, а магов от заточения. Откладывать обретение свободы личи не пожелали и мы все вместе направились к выходу. Я же потирал свои новые перчатки.
   Из Палат Смерти после веков заточения сумели выбраться все. И Корг Темный Ветер. И Рарк Боль Пустоты. И бывший фюрст Миртрарла. И я (хоть меня никто и не запирал на долгий срок).
   Мертвые маги наслаждались видом неба и деревьев; мудрецы чуть не порастеряли свои балахоны, поняв, что собраться свободны; Арго находился в эйфории от восстановления части демонической стороны себя; Отряд строил стулья, не догадываясь о том, что мы покинем Священный Бор через несколько минут, даже не оставшись на ночь.
   И пока все были заняты делом, я рассматривал "взрывные" перчаточки, раздумывая, как бы назвать свой новый артефакт. Название не придумал. А перчатками наслаждаюсь даже сейчас.
   - Наконец-то мы воссоединились! - так радовались балахоны, что из под их одежд вываливались насекомые и прочее из чего мудрецы и состоят. - Пора погрузиться в вечность!
   - Не спешите, - рассмеялся архимаг "дыша" полной грудью. - Не знаю, как этот лысик, но я ни в какую вечность пока отправляться не собираюсь...
   - Сам дурак! Я уж подавно не уйду, наконец, обретя свободу! - поддержал друга старший маг.
   Мудрецы не понимали: почему их товарищи не желают раствориться в небытие вместе с ними. Балахоны уговаривали магов, а те над потугами призраков лишь смеялись. Дабы личам не было так весело и дабы они не опьянели от свободы, я выдал им приказ: отправиться в Изгинар и помогать коменданту. Бумаги, что они от меня, я подготовил тут же. Все нужное для письма оказалось у Владика, но и у меня в Мусорной Сумки этого навалом. Дабы придать "писульке" подлинности я стукнул по ней официальной печатью. Личной печатью коменданта Изгинара, которую я приватизировал из его кабинета. Я тогда в очередной раз посчитал, что не честно, что у него есть печать, а у меня нет. Потом-то я выяснил, что и у Феникса есть личная печать, но где она? В Сборе? Или Альтер ее давно потерял?
   Так что маги отправились в крепость, а Отряд продолжает топать по Волшебному Лесу.
   Птички поют, пчелки жужжат. Сквозь прорехи в лесной кроне видно голубое небо без единой тучки. Тишина и спокойствие. Даже животные перестали на нас нападать. И тут...
   - Осторожно бревно! - заорал Ринальдо, опрокидывая ручищами меня и всех отрядовцев на землю.
   Прежде чем я столкнулся с землей и пропахал по ней несколько метров, остановившись лишь напоровшись на огромный булыжник, успел заметить, летящее бревно и Рина, вставшего на пути этого бревна. Потом я закувыркался по земле и уже не мог ничего увидеть и услышать, но мне показалось, что старина Рин так и не сдвинулся с места, и огромный таран врезался именно в него. Вроде бы прогремел взрыв и осколки чего-то полетели шрапнелью во все стороны. Несколько осколков, в которых я опознал древесные щепки, стукнулись в мою бронь, а прочие...
   - Твою мать! - заревел кот, валяющийся рядом со мной.
   Длинная щепка пробила бедному котику живот, отчего тот и завопил. Ну и еще я наступил на хвост Арго, когда пошатываясь, поднимался с земли. Осмотрелся. На ногах стою только я и Ринальдо. У рыцаря все руки в крови, но держится он молодцом. Владик выползает из каких-то кустов. Гора прилег отдохнуть у дерева. У всех травмы различной степени тяжести.
   Когда все были подняты с земли, а раны залечены, то осмотрели и ловушку с бревном. Бревно уже отсутствует, а вот все веревочные крепления на месте. Кто-то разумный устроил в этом месте леса такой капкан.
   - Выношу Ринальдо благодарность за своевременное обнаружение ловушки! - поздравил я рыцаря.
   - Не стоит, милорд. Это мой долг.
   - А также объявляю выговор за ошибочные действия в чрезвычайной ситуации чуть не приведшие к гибели всего личного состава! Выговор опять же тебе, Рин! И не делай вид, будто не понимаешь, из-за чего я сержусь. Посмотри на остальных... Они согласны со мной.
   - Но милорд...
   - Я уже прикрывал нас Куполом, когда ты... защитил всех, - дружески похлопал провинившегося рыцаря Гора.
   - А я вообще под удар не попадал! - признался художник.
   Пусть рыцарь и сработал быстро, но совершенно неправильно. Он шел впереди и мог никого не толкая остановить бревно. Но он толкнул всех да еще и с силой, достаточной, чтобы покалечить. Хорошо, что Владик и Гора не встретились с тем же камнем, что и я. Из-за многочисленных встреч моей головы с твердыми объектами я стал невосприимчив к подобного рода повреждениям, а вот остальные нет. И не стоит забывать, что на голове у меня прочный шлем, пусть и выглядящий, как кожаная шапочка.
   - Я больше так не буду, - потупил очи здоровяк-ребенок.
   Дабы он не захныкал, мы все принялись его успокаивать. Но прежде чем мы еще больше вогнали взрослого ребенка в уныние, нас окружили. Со всех сторон выходили здоровенные враги, вооруженные дубинами.
   - О, мои дорогие друзья! - радостно закричал я и бросился обниматься с "врагами". - А вы меня даже напугали! Нельзя же так!
   Обнимашки никто не поддержал, и меня даже хотели ударить палкой по голове. Непорядок.
   Мои товарищи тут же возжелали раздавить дураков, посмевших поднять руку на святого непогрешимого Феникса, но я остановил порыв. Сам разберусь. Не маленький.
   Нас окружили тавры. Смелые тавры. Или тавры с короткой памятью. Лишь один из более дюжины быкоголовов вытаращил в ужасе глаза, узрев меня, и бросился стремглав прочь. Остальные же лишь удивленно проводили сородича взглядом.
   И пока все наблюдали за сверкающими пятками беглеца, я обдумывал один немаловажный вопрос: "говорить, а потом бить; или бить, а потом говорить?". Склонялся к первому варианту, ведь тавры мои подчиненные, но взгляд одного из быков мне настолько не понравился, что я автоматически принял второй вариант.
   Непонравившегося мне тавра отшвырнуло взрывом, а стоящих кругом и опешивших от неожиданного грома сородичей, одного за другим отправляло в нокаут выстрелами из парализатора. Тавры опомнились лишь, когда их осталось половина от первоначального числа. Они перехватили дубины крепче, и пошли на нас, но новые взрывы заставили их отступить.
   Пока они оттаскивали раненых и одного убитого (а не надо на меня так смотреть!), я перезарядил артефакт и, покопавшись в мусорной сумке, достал оттуда пояс вождя.
   - Как смеете вы, рядовые обыватели, нападать на своего вождя и шамана? Страх потеряли? Или голову?
   Тавры ничего не отвечали: настолько были ошарашены и словами и действиями.
   Броня на мне вновь сменилась на парадную, а среди гербов проступил небольшой герб с бычьей головой и словами: вождь и шаман тавров. Я решил добавлять новые титулы сразу же, чтобы потом не забыть. Кстати крупные гербы Снорарла, Миртрарла и Границы нарисовал все же я, и вышло вполне удачно. А под Сноральским гербом, вывел изображения волчьей морды и языка пламени, обозначив, как и собирался власть над двумя расами.
   Пояс тавров застегнулся на своем месте, и я предстал перед подданными во всем блеске и великолепии себя любимого.
   - Ты не наш вождь! - после долгого рассматривания золотого пояса заключили тавры. - Это пояс другого клана!
   Хм, это что же получается, племен тавров много?
   - Да ладно вам! Так уж и быть, я побуду и вашим вождем! Мне не трудно...
   - Этому не бывать! - раздался гордый голос и на лесную сцену выбрался крупный тавр в сопровождении гвардейцев в железе и еще толпы обычных тавров. - Потому, что я - вождь этого племени!
   Ого! Действительно вождь! У него тоже есть золотой пояс. Немного другой, но похожий. Богато же живут тавры! А вон я вижу и шамана этого племени, а с ним и четверо учеников. Это точно другое племя: в своем я хорошо проредил верхушку власти, как мирской, так и духовной.
   Не прошло и пары секунд с момента появления вождя, как я почувствовал опасность. В глазах и движениях быков я обнаружил желание немедленно напасть. Плохо дело. Их же так много! А я без магии! Ужас! Ужас!!! Эх, кого я обманываю, какой ужас? Какая опасность? Вот был бы я один - это одно дело. Но у меня за спиной трое отъявленных маньяков, готовых уничтожать все, что я прикажу. Ладно маньяк тут только Арго, но это и не важно. Отчего враги такие смелые?
   Но не все выглядят грозно. Многие обычные тавры даже и не смотрят в мою сторону. Интересно!
   - Вот вы, - я указал на группу быков, старательно игнорирующих все вокруг. - Вы меня узнаете?
   Тавры пытались незаметно скрыться, но им этого не удалось. Пришлось отвечать.
   - Да.
   - И кто я?
   На тавров в ожидании ответа уставился и их вождь.
   - Вождь и шаман демократического общества тавров, Феникс.
   Да, я такой. Совсем забыл, как приказал им себя называть. Стоит изменить и слова под гербом тавров на "президент ДОТ".
   - Он ваш бывший вождь? - удивился вождь нынешний. - Но он же еда!
   Ой, зря он это сказал! Ведь геноцид племени тавров начался примерно с тех же слов.
   - Как смеет говядина звать меня едой?! - в тишине произнес я, двигаясь к вождю.
   Те, кто стоял на пути получали выстрел в упор из парализатора, так что я продвигался по корчащимся телам. Шаман с учениками попытались что-то зашаманить, но Таран Чистой Энергии Горы прервал речитатив заклинания и, возможно, некоторые жизни.
   Я дошел до бывшего нового вождя моего племени тавров и снял с него золотой пояс. Тавры хотели взбрыкнуть, но та горстка быков, что боялись смотреть на меня, быстренько повыбивали оружие из рук смелых соплеменников. Так что никто не посмел помешать мне забрать себе второй уже пояс вождя, а заодно и вернуть свой нож, застрявший в глазнице уже мертвого вождя. Удивительно, что я, без размышлений метнувший нож, умудрился убить им врага! Я это сделал сразу же после его слов про "еду", так что мой вопрос "кто смеет?.." уже никому конкретно не адресовался.
   Таким образом, я стал повелевать вторым племенем тавров. Хотя, что это я! Я же президент ДОТ! Я правитель всех тавров!
   Нас проводили на стоянку племени. Шатров много, даже больше чем в прошлый раз, еще, когда я не начал геноцид. В центре стоит двухэтажный белый шатер. Мне объяснили, что это Белый Дом специально для меня. Припоминаю, что-то такое я приказывал им построить. Но двухэтажный шатер... даже не думал, что подобное сооружение существует.
   Уже в Белом Шатре, после плотного ужина, мне поведали печальную историю о том, как мое ослабевшее племя поглотило другое, сильное племя. Поведали мне о том, как мои подчиненные сопротивлялись оккупации, как только могли, но ничего у них не вышло. Я не стал вслушиваться, и поправлять говорунов, что, мол, они совсем и не были против того, чтобы их вождем вновь стал тавр, а не человек, мне это не нужно. Я лишь спросил: много ли еще подобных племен кочует по Волшебному Лесу; и, получив ответ, что много, радостно огласил приказ о мобилизации. Тавры идут на войну!
  
   Туманная дымка Границы привычно объяла меня, Ринальдо и Арго с Синей. Гора и Владик со все возрастающим войском тавров двинулись в обход гор, дабы собрать еще больше племен под стяги ДОТ, а соответственно увеличить количество рекрутов. Хоть Владик и сопротивлялся, но я назначил его вице-президентом ДОТ и поручил эту важную миссию. Гора отправился в качестве усиления власти и морального духа нового заместителя. Им предстоял трудный путь сбора племен тавров с восточной стороны гор.
   Мы же с Рином и животными окунулись в туман.
   Долго шли, не разбирая дороги. Тут нельзя заблудиться, как и найти верный путь. Лишь Тропы, на которые мы и не стремились попасть, способны куда-то вывести... Хотя что это? Не отмотали мы и километра по однообразному сероватому миру, как в глаза ударило светом, а в нос запахом: трехметровый разрыв в туманном облаке открывал вид на пустынный пляж у моря с голубой водой.
   - Сволочи! - процедил я сквозь плотно сжатые зубы, отворачиваясь от притягательной картины и мыслях об отдыхе.
   Пока шли дальше, нам попадалось еще несколько подобных "окон" в иные миры. Но мы проходили мимо, не всматриваясь, чтобы ненароком не возжелать туда попасть. Как бы мне ни хотелось исследовать новые земли, но груз собственных "косяков" не отпускает из мира этого.
   Через день, а то и два, мы, наконец, обнаружили того, кого искали. Но выглядел искомый объект несколько иначе, чем раньше.
   Таракашка уже не был гигантским монстром. Он стал небольшим, полупрозрачным и постоянно теряющим очертания монстриком, размером с тавра. Но не это меня в нем поразило. Таракашка висел не где-то там, а над определенным местом и предметом. В плотный туман, что заменял в Границе землю, вставлена толстая изъеденная коррозией палка и над этой палкой и висит Он.
   - Хей, Черт, как дела?
   Таракашка еще делал вид, что с ним все в порядке, но и так ясно, что он умирает.
   Мы поговорили. Хорошо поговорили. Недолго Таракашка притворялся здоровым и очень скоро проплакался, что, мол, нехороший я все же умудрился смертельно ранить замечательного Его. Я свою вину признал и спросил, как можно все исправить? И вообще можно ли исправить? Тогда Таракашка поведал историю о возникновении Границы и самого Таракашки в частности. История не слишком печальная. Да вообще не печальная и к тому же скучная.
   Оказалось, что Таракашка вовсе не монстр, а что-то типа искусственного интеллекта, сооруженного первым Фениксом, дабы следить за состоянием Границы. У Таракашка нет физического тела, как я раньше и предполагал, кроме того посоха, что воткнут в Границе. Таракашка и есть этот посох.
   Потом нам поведали историю о том, что же нужно предпринять, чтобы Граница вновь стала на прежнее место. Оказалось, что восстановить Границу нельзя, зато можно создать ее заново. Для этого нужно совершить длинное приключение и собрать пять посохов, что ныне ошибочно именуют посохами Гарра. Затем с посохами нужно вновь попасть в Границу и совершить положенный ритуал. И по окончании всего действа четыре посоха, кроме одного, можно забрать, а пятый останется в Границе и в этом посохе заведется Таракашка.
   За успешность ритуала Таракашка поручился. Именно так действовал первый Феникс, а Таракашка, как хранитель Границы, получил необходимые для восстановления сего места знаний.
   Я немного послушал забавную историю о том, что эти волшебные посохи появились задолго до первого Феникса, и Гарр являлся не магом, а коллекционером, погоревшим сцапав малахитовый посох, который сейчас у меня. Ринальдо обрадовался, что нам нужно найти лишь четыре посоха, которых по словам Таракашки гораздо больше, но я огорчил рыцаря, сказав, что не буду искать эти дурацкие посохи. На все просьбы я отвечал:
   - Это глупо.
   Главным за отыскивание Древних Палок я назначил Рина. Он внимательно слушал все описания предоставляемые Таракашкой и даже записывал, а я в это время играл с животинками.
   Сил Таракашки еще хватало, чтобы перенести нас обратно в то же место, откуда мы и проникли в Границу. Синичка во вспышке телепортировалась, унося записку, адресованную Отрядовцам. Письмо составил Рин. Всем приказано отбросить текущие дела и заняться поиском посохов.
   Сам же рыцарь по моей наводке и с рекомендациями направлен в Сбор, дабы в столице сей земли узнать о возможном расположении посохов полнее. Рин со мной может связаться благодаря Кресту в любое время и потому он не беспокоился, отправляясь на самостоятельное задание, зная, что всегда может спросить приказа у меня.
   Я же нацелился вернуть свою магию, а для этого нужно проникнуть на вражескую территорию и узнать, что же случилось с музыкальной шкатулкой. Но это будет моей конечной остановкой. А первая остановка - вновь Изгинар.
  

Глава 16

Изгинар - Сбор

  
   - Ты как раз вовремя! - стоило Славке меня увидеть, как я тут же оказался схвачен и куда-то потащен. - Я наконец-то собрался присоединиться к союзной армии, что расквартировалась у Лисичкиной Игры... пойдешь со мной?
   Разговор происходит во дворе у здания Штаба. Мимо нас снуют люди, делающие вид, что чем-то заняты. Кто-то что-то перетаскивает с места на место; кто-то просто разговаривает или "строит" подчиненных. Сокращая повествования можно назвать творимое действо, за явное проявление бюрократической машины. Точнее за минусы этой машины. Ведь есть и плюсы... Никто их не знает, но говорят, что бюрократы нужны. Или это сами чиновники и говорят?!
   Все что-то тащили, а Славка, как глава всего этого бюрократического аппарата тащил меня. И зачем я решил зайти к нему?
   - Ты собрался или тебя собрали? - остановил я наше продвижение и, скинув руку друга со своих плеч, провел легкий захват.
   - Ой-ой-ой-ой-ой! Нельзя так поступать с друзьями! - лениво захныкал комендант, впрочем, сплошь фальшиво. - И со мной нельзя! Я же могу тебе все кости переломать и плевать, что Феникс!
   - Какие мы смелые! Давно ли отрос орган, отвечающий за смелость? Не жмет? А то и укоротить могу!
   Потешная схватка была окончена, и вновь воцарился мир.
   - Зачем я тебе?
   - Для стимула. Ты же меня знаешь...
   - Знаю. Ты самая ленивая задница Снорарла! До недавнего времени ты прекрасно справлялся с должностью управителя всей армии и сидя на мягком кресле в удобном кабинете Изгинара! Что же изменилось? Ради чего ты лично отправляешься в стан армии? И почему мое появление там желательнее твоего?
   Я выпалил все вопросы быстро, не давая коменданту и шанса увильнуть. По окончанию речи Слава отбросил виляния и решил говорить серьезно.
   - Не буду говорить, что творится в Снорарле: не моя забота; но в армии дела худые.
   - Что такое? Оборотни вышли из подчинения?
   - Они и раньше не подчинялись... я тебе говорил. Но дело не только в оборотнях.
   За разговором вошли в Штаб. Терять время, топая до кабинета коменданта, я не пожелал и ввалился в первую же попавшуюся комнату, прогнав из нее тунеядцев, корпящих над книгами.
   Пододвинули пару стульев. Присели.
   - Говори.
   - Мое, а лучше твое появление на глазах армии - архиважная задача...
   Следуя вредной привычке Слава попытался залезть в соседний стол, не учтя того факта, что мы расположились не в его кабинете. Бутылки естественно не обнаружилось. Придется коменданту вести речь на ясную голову.
   - Не знаю, что творится в Сборе, да и не хочу лезть в политику - это твое дело...
   - Прекрати вилять и скидывать всю ответственность на меня! Никто не любит политику. Даже сами политики! Любят лишь то, что политика дает... Но не время для таких разговоров. Еще раз повторяю: не виляй! Иначе награжу новой должностью!
   - Огради меня Всевышний... Феникс. Всевышний Феникс! Звучит! Как тебе?
   Он же и сам понимает, что нет времени на игры! Вредные привычки Альтера и мои передались Славке.
   - Отныне ты - архивариус библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, что я повелю построить...
   - Все-все-все! Только не книги! Я их не перевариваю! Я не достоин такой чести!
   - Говори.
   - Слухи о новой реинкарнации Феникса уже не просто слухи. Точно известно, что этот Феникс засел в Сборе.
   - Проделки имперцев?
   - Кто знает?.. Но судя по всему, если он и подделка, то очень натуральная. Подкрепление из Сбора так и не выдвинулось...
   Дела-а... А ведь я отправил приказ в Сбор, чтобы они слушались Славку. А меня уважают... или боятся. И если приказ не исполнили, то... Все действительно не так уж и просто складывается. Дождусь сеанса связи с Рином, который со дня на день уже должен прибыть в Сбор, и узнаю более точную информацию.
   - С "подделкой" разберется Рин. А я как ты видишь - жив.
   - Вижу. Из-за этого все проблемы. Будь ты мертв, то все было бы куда проще.
   - Эгей! За что ты так меня невзлюбил?!
   - Мое к тебе отношение - сугубо положительное - тут ни при чем. Один Феникс - отлично. Два Феникса - проблема! Народ не знает, кого слушать! Сбор и область уже под влиянием нового Феникса. А в остальных частях разлад. Моего авторитета не хватает!.. Сидя в Изгинаре я не могу воздействовать на солдат! Вот и приходится тащиться в поле! Все из-за тебя! Почему ты жив?!
   - Извини. Пожалуйся имперцам. Они тебя поймут!
   - От Нового - назовем фальшивого Тебя так - поступил приказ всем солдатам выдвигаться к Сбору. Всем! Ты понимаешь?! Бросить все укрепления и бежать! Зачем? Тупая реинкарнация!
   - Бред какой-то. Это явно на руку империи! Новый точно работает на врага!
   - Если и так, то к "реинкарнации" они подготовились весьма и весьма! Даже двери пещеры Новой Судьбы открыты!
   Это должно мне что-то сказать?
   - И не говори, что не понимаешь, что это значит?!
   - Не понимаю...
   - Я объясню: у нас два Феникса вместо одного, но ворота Новой Судьбы настежь распахнуты, желая принять в свои недра того, кто бы доказал, что он - новая реинкарнация Правителя! У нас два Феникса, но Пещера говорит, что Феникса ни одного нет!
   - Бред.
   - Вот-вот.
   - Когда ворота Пещеры открылись?
   Комендант задумался. Начал вспоминать. Назвал примерно ту же дату, когда я "встречался" с епископами Собора. Такого ответа я и ожидал. Из меня вырвали магию и Пещера, созданная Первым, посчитала "Король умер, да здравствует король!" и открыла претендентам путь. Но если претендент не прошел инициацию (или что там?) в Пещере, то отчего Нового считают Фениксом, а не подделкой? Рин должен поторопиться и связаться со мной, когда доберется до города!
   - Вот поэтому я и прошу тебя отправиться вместо меня в стан армии и предстать перед лицами бойцов, доказывая всем неверующим, что Феникс жив и его приказы приоритетны. Иначе у меня останется половина армии. В лучшем случае!
   - Дело говоришь...
   Комендант облегченно вздохнул и словно медуза распластался на стуле.
   - Говоришь дело, но я поеду не вместо и даже не вместе. Я поеду после.
   - После чего?
   Расстроенный друг вновь вернул облик человека, а не... кто "по жизни" медуза? Стрекающие? Вроде... да неважно!
   - После всего. Не твое дело! И это я не ругаюсь. Это действительно не твое дело. Твое дело армия. Мое - все остальное. Ты это сам часто упоминал.
   - Уел.
   - Разбирайся с раскольниками, а я как смогу - помогу.
   - Ладно, - без воодушевления согласился комендант. - Но я хотел еще кое-что сказать...
   В комнату вбежал Арго и с разбега запрыгнул мне на ноги. Я погладил животинку.
   - Нашел их?
   - Конечно. Они мои бывшие рабы и я чую их запах... не так хорошо, как твой, но все же достаточно, чтобы отыскать в городе.
   - Кого искал этот кот? - с интересом спросил Славка, не решаясь погладить грязное животное своими холеными ручками.
   - Двух магов.
   - Тех, про которых ты спросил меня, перед тем как поздоровался, и перед тем, как я потащил тебя сюда?
   - Их самых.
   - Они какие-то особые маги? Зачем тебе они вообще? У меня в крепости полно их.
   Полно? Интересно. А я думал их немного. Но неважно, наверняка местные "маги" выучили, как и я по одному заклинанию и теперь гордятся этим. Я же не горжусь! Почти.
   - Таких магов у тебя еще не было.
   - Заинтересовал.
   - Веди к ним, - попросил я кота.
   Втроем мы отправились на прогулку.
   Изгинар. Квартал красных фонарей. Двух клиентов обрабатывают профессионалки...
   Открывшаяся моему взгляду картина соответствовала подобному описанию. Но все было несколько иначе.
   - Какого хрена вы творите! - взревел я и отвесил мертвым магам пару увесистых оплеух.
   Личи, к их чести буде сказанным, даже не убили на месте того наглеца, что посмел прервать их веселье. А ведь могли. Еще как могли! Не глядя испарили бы меня заклинанием, а потом горевали бы, что убили своего единственного и неповторимого повелителя. Но личи - парни умные, прежде чем атаковать, они повернули головы в сторону агрессии, и этого времени мне хватило, чтобы незаметно прикрыться Славкой, как щитом.
   - Феникс, это вы?
   Прежде чем коменданта размазало бы заклинанием маги обнаружили меня.
   - Кто же еще?! Повторяю: что вы творите?!
   Маги смутились. Еще бы, ведь они вели за собой каждый аж по три девушки! Это заговор, что ли? И Славка такой. И они! Где справедливость?! Я обещал переписать законы Изгинара и я это сделаю! Мне вовсе и ни за себя обидно, а за простых служак, что не могут позволить себе то, что позволяется коменданту и таким магам!
   - Мы это... - архимаг задумался. - Расспрашивали дам, где нам отыскать коменданта крепости...
   - Да, да... - присоединился к оправданиям старший маг. - Вы же нам приказали сразу к нему! Вот мы и спешим!..
   Поверить им что ли? Ладно, поверю. Они вон как спешили выполнять мой приказ, что переоделись в изысканные наряды и отыскали каждый по три "гида" женского пола, входящих, несомненно, в сотню милейших представительниц крепости. Все же их стоит наказать!
   - Брешут они!.. - выдал кот, восседая на доспехе коменданта. - На кол их!
   - Ща мы тебя сами на кол посадим!
   Маги терпят мои выходки, но не позволяют другим забираться себе на шею.
   - Изверги! Нацисты! Зоофилы!!! - в истерике заорал кот и задал стрекача.
   К вящей грусти Арго используемые им термины, кроме первого, местным жителям неизвестны, поэтому личи особо и не обиделись.
   - Дамы: брысь! - я замахал рукой на женщин, прогоняя их прочь, словно комаров.
   Маги проводили красоток взглядами полными тоски, и тут же я различил в воздухе звуки бьющихся надежд.
   Коменданта я познакомил с магами. Магов познакомил с комендантом. Но передавать этих двух изголодавшихся по живым особям противоположного пола магов я не спешил. Стоит мне оставить их, как тут же произойдет ужасное: они подцепят кого-то еще! А я не могу допустить этого по двум причинам: мне завидно и мне противно. Это же некрофилия получается! Они же мертвы! Что за ужас! Стоит представить, как с ними кувыркается какая-либо красотка, как меня пробирает дрожь!
   Но что же делать?
   - Мы переходим под командование Славы-Победы? - спросил Корг, в нетерпении ожидая моего "отчаливания".
   - Нет. Вы отправляетесь на миссию. И я с вами!
  

* * *

  
   У кирпичных стен Сбора гудела музыка. Вино лилось рекой. Горожане и солдаты веселятся и празднуют. Народ все еще отмечает очередное "реинкарнирование" своего великого правителя. Полк за полком прибывают по приказу Феникса воины с передовой и садятся воевать с мясной закуской и разведенной выпивкой.
   Дорога же в город практически перекрыта. Народ веселится уж весьма буйно, и у кого-то из правления города хватило ума не допустить проникновения "веселья" за городскую черту.
   Ринальдо осторожно, стараясь никого не задеть и не покалечить, раздвигал и расшвыривал толпы пьяной гопоты, стремясь поскорее проникнуть в город, под защиту стен.
   - Куда прешь?! - вдруг перед самыми воротами ему перекрыли путь двое относительно трезвых солдат. - В город путь закрыт!.. Но если тебе очень нужно, то мы пропустим... за определенную сумму...
   Ринальдо не замедляя движения, схватил продажных солдат за грудки и толкнул, доказывая вредное влияние на себя Восьмого.
   Хоть солдаты и были не чисты на руку, но все же они были солдатами регулярной армии, а значит Рин совершил преступление. О чем ему тут же сообщили прочие более честные воины...
   Через некоторое время, когда вожделенные ворота в город были все так же далеки, а кругом собрались во множестве не только пьяные воины, но и совершенно трезвые солдаты, горящие желанием уничтожить неожиданно сильного дебошира, Ринальдо понял, что он не знает, что ему делать!
   Настала пора спрашивать приказов у милорда.
   Ринальдо дотронулся до висевшего на шее креста и мысленно потянулся к знакомому образу Феникса. Ответа сразу не последовало и Рин даже испугался, что не сможет спросить, что ему делать. Но все обошлось. Из-за расстояния связь наладилась не моментально, а спустя еще десять человек отправившихся видеть сны.
   - Алло. Кто это? - в голове рыцаря раздался голос милорда, решившего, видимо, будто ему звонят на телефон.
   - Это я. Я попал в неприятности...
   - Денег не дам! Чертовы телефонные мошенники!
   - Мне не деньги нужны!.. Милорд!
   - Рин? Это ты? Сразу и не узнал... Хотя кто это может быть еще, кроме тебя?! Ты уже в Сборе? Что там за дела с Новым Фениксом?
   - Милорд, я еще не в городе. Меня солдаты не пускают!
   - Скажи им, что ты от меня. Скажи, что ты из Отряда. Покажи документы, что я тебе дал!.. Понял?.. Рин? Почему не отвечаешь? Рин?.. Положил трубку, гаденыш!
   Но Ринальдо не "клал" никакую вымышленную "трубку". Это его самого уложили.
   Покуда рыцарь вел молчаливый разговор со своим сюзереном, одновременно с этим раскидывая окруживших его воинов, откуда-то из надвратной башни вышел наряд охраны с парой дипломированных магов в придачу. Не с первой попытки. И далеко не со второй, но маги сумели составить такое многоуровневое заклинание, что спеленало могучего паренька, словно младенца.
   Ринальдо все же попал в город. Но не в библиотеку, куда собирался, а в тюрьму.
   Очнулся он в тесной, но сухой камере. Без окон и со стальной решеткой двери. Ни вещей, ни прихваченных у тавров боевых молотов рядом с собой Рин не обнаружил. Но прежде чем его охватила паника он нащупал на груди крест и успокоился, поняв, что самого ценного у него не отобрали.
   Но связываться с сюзереном Рин не спешил. Стыдно ему было признаваться в том, что он попал в тюрьму, словно преступник. Решил выкрутиться сам. Напрягая все силы он взялся за толстые стальные ветви решетки, намереваясь согнуть их или вырвать. Но напрасно. Тогда он забил руками и ногами по стенам, но и каменная кладка узилища оказалась нерушимой. Тюрьма отлично выполняла свои функции и не позволила даже страшно сильному Рину сбежать.
   Поняв, что вырваться силой бесполезно, но еще не опуская рук, рыцарь закричал, требуя освободить себя и обязательно в сию же минуту. Но к его крикам неизвестные тюремщики (если они и обитали где-то рядом) остались глухи.
   Осталось лишь звать Феникса, как бы стыдно это ни было...
   - Кхи-хи-хи... какой знакомый голос! - из камеры где сидел Ринальдо не было понятно кто и откуда начал с ним разговор. - Не песик ли это самого Феникса?.. пусть славятся дни его!..
   - Кто вы? - спросил рыцарь, отчего-то решивший, что раз с ним кто-то заговорил, то план со скорым освобождением стремится воплотится в жизнь.
   - Неужели забыл? Кхи-хи...
   Вслед за каркающим смехом раздался кашель. Потом смолкли и эти звуки и вновь рыцарь слышал лишь тишину, да свое дыхание.
   - Не помнишь, значит... жаль. Я думал мы вписали свои имена в историю... так или иначе.
   - Кто вы? - вновь повторил Рин, ощущая, что собеседник ему знаком, и понимая, что от разговора с ним освобождение не приблизится ни на дюйм.
   Но собеседник словно и не слушал Рина, продолжая говорить излагать собственные мысли.
   - Оно и понятно, что ты меня не запомнил. Мы совсем не общались. Ты был молчалив и заглядывал в рот Правителю; я же был слишком занят мыслями о скором возвышении!..
   - Заткнись Назран! - новый грохочущий голос прервал первый голос. - Твое нытье - худшее, что есть в этой темнице!
   Но бывший глава боевых магов, тот кто неудачно участвовал в заговоре против Феникса, проигнорировал просьбу нового голоса и продолжил плакаться за жизнь... пока не раздался звук разбившейся посуды и Назран не замолк.
   - Затыкается только после того, как я метну в него миску!.. Хех, в этот раз даже попал!
   Судя по звукам голоса новый участник диалога, вступивший на место выбывшего Назрана, радовался.
   - Кто вы? - в третий раз задал вопрос Рин, теперь обращаясь к новому участнику разговора.
   - А сам кто такой?! Представься сам и если ты не отпетый негодяй, то я заговорю с тобой!
   - Я не негодяй! - возмутился рыцарь. - Я Ринальдо!
   Собеседник не спешил представляться в ответ. Только хмыканье разносилось по пустому коридору темницы.
   - Значит слова Назрана о том, что ты "песик Феникса" были правдой, а не какой-то его дурацкой шуткой... Ха-ха! Что ты тут делаешь, Рин?
   - Мы знакомы?
   - Еще бы! Как ты меня не узнал?! Как я тебя не узнал?! Это же ты меня "брал"!
   В голосе Голоса так и слышались радостные нотки. Ринальдо в этот раз не спешил говорить.
   - Вы ошибаетесь, сэр. Я не такой! Феникс предупреждал меня и говорил держаться от таких как вы подальше...
   Теперь настал черед раздумывать над ответом Голосу.
   - Феникс странный. Ты схватил меня и бросил в эту тюрьму! Я Гром!
   - Гром?
   - Да. Отряд сцапал нас почти сразу, как мы вернулись в город, после того, как отправили Феникса в Границу. Ты поймал меня. Силен ведь, хоть по виду и не скажешь!
   - Гром.
   - Да. Какими судьбами в наших местах? Феникс после реинкарнации сослал? Бывает. Каждая новая форма всегда чудить начинает, будто другой человек!
   - Феникс меня не ссылал! И он жив. Я не знаю, что это за Новый Феникс, про которого судачат все в Сборе, но я точно знаю, что Феникс жив. А Новый - подделка!
   - Ну, я не знаю. Сижу тут и Нового Феникса не видел. Так за что тебя взяли?
   - За то, что в город попасть хотел!
   - Ни за что. Совсем озверели там на воле! Без меня распоясались!
   - Сэр Гром, а почему стены этой темнице такие крепкие? Я хотел их разбить, но у меня ничего не вышло!
   - Разбить хотел? Ха-ха! Подумай головой. Тут сидят такие заключенные, как ты, я, и вообще Назран! Будь эта тюрьма обычной, любой из нас вырвался бы в два счета!
   - Она необычная?
   - Вот именно! Защищенное узилище непосредственно под башней Школы Магии. Сбежать отсюда не легче чем из Границы! Так что если ты не Феникс...
   - Но мне нужно! Я тут по приказу Феникса!
   Гром ничего не отвечал. Вновь тишина и вновь Рин слышит лишь свое дыхание. Если и есть тут за решеткой иные заключенные помимо уже известных, то они не спешили вмешаться в разговор.
   - По приказу, говоришь?.. Что ж, раз тебя Феникс послал, то это важнее целостности всего мира! Попробую помочь.
   - Сэр Гром, вы можете сбежать отсюда?
   - Конечно же нет! Я же не Феникс! Но позвать сюда магов-тюремщиков сумею. А уж они по моей просьбе позовут архимага, а уж он решит выпускать тебя или нет. Согласен на такой план?
   - Да.
   - Тогда заткни уши... и все кто еще жив заткните...
   Рин послушался. Хоть и не знал зачем. Он прикрылся ладоням и тут же не сдерживаясь распахнул во всю ширь глаза и открыл рот. По тюрьме пронесся гром, словно молния взорвалась тут, под землей, а не на небе, за облаками. Руки прикрывающий уши почти ничем не помогли. Рин упал. Сознание поплыло, пока совсем его не покинуло.
   Спустя какое-то время рыцарь очнулся. От боли череп словно раскалывался и сил подняться с пола даже у могучего Рина не нашлось. Но слух полностью не пропал. Этому свидетельствовали голоса метавшиеся по коридору тюрьмы.
   - Гром ты совсем сдурел? Зачем так орать?! Из-за твоих криков в трех лабораториях произошли взрывы! Студенты эвакуировались и утащили с собой преподавателей! Не всех из них отыскали! Зачем ты это сделал?!!
   Новый голос был не знаком Рину. Да и не смог бы он разобрать даже знакомый голос из-за недавнего происшествия.
   - Успокойтесь. Если я виновен, то понесу наказание. Так же, как несу наказание за то, что предал доверие Феникса. Но прежде чем наказать меня, выслушайте!
   - Говори.
   - В дальней камере сидит новый заключенный.
   - Мы знаем.
   - Он из Отрада!
   Наступила тишина. И в тишине, прежде чем раздались звуки бегущих в спешке людей, тихо произнеслись слова: "Мы позовем архимага!"
  

Глава 17

Свидетель былого

  
   - Вы почувствовали?
   Личи недоуменно переглянулись.
   - Что?
   Я посмотрел по сторонам: выжженная земля, трупы демонов и Разлом впереди. Вроде ничто не предвещало беду. Я даже принюхался, но ничего. Если бы мог, то укусил бы воздух, для большей уверенности.
   Маги красноречиво переглянулись, должно быть, посчитав меня сумасшедшим.
   - Так что мы должны были почувствовать? - вновь повторили они.
   Говорить им или нет? Мне, скорее всего, показалось. Скорее всего, так и есть, поэтому:
   - Ничего. Я просто проверял вашу бдительность.
   Маги не поверили и стали озираться в поисках того, что пропустили.
   А что же ощутил я?
   Вот мы пропутешествовали с личами до самого Разлома. Путь не такой уж и долгий.
   Да.
   Но мне показалось, что он тянулся неимоверно много времени. Словно я попал в какой-то стазис. И было холодно. Всего секунду. Но холодно. Такое ощущение, что меня заморозили. Такое ощущение, что я больше чем на полгода выпал из реальности. Странно и необъяснимо! Не хотел бы ещё раз пережить подобное.
   Но чьи это были проделки? Убью того, кто посмел меня морозить!
   - Ничего себе!.. Какая здоровенная яма!!! - в сердцах высказался Корг, а его более сдержанный коллега Рарк при виде Разлома лишь присвистнул. Оба они словно решили игнорировать все мои странности, ибо не впервой.
   Но ямой они любовались со всем прилежанием. Так подмастерье смотрит за работой мастера, когда тот являет миру величайший шедевр. Так и я - тот мастер. Мастер Разрушения итить меня колотить.
   - Ты смог бы такую яму повторить? - спросил Рарк у архимага.
   - Тут думать надо... Расчеты проводить...
   - Да ладно тебе! И так понятно, что не сможешь...
   - Не зарывайся! Я - великий архимаг тёмного ордена! Мне и не такое под силу!
   - Уже не просто архимаг, а великий! - продолжал издеваться Рарк. - Очередной титул сам себе присвоил... память у меня уже не та.... Даже и не помню, кто тебя архимагом поставил?! Может ты тоже сам себя назначил, а я по доброте душевной, да наивности великой, взял и поверил?
   - Важно не то, кто меня на должность поставил, а то, кто тебя с должности снимет!
   И вновь свара. Только мясо во все стороны полетело. Брызги крови, да кишки. Очень вовремя подключился и кот, с воплями "Мясо! Мясо! Жесть! Жесть!" влетевший в комок разборки.
   А страдают ни в чем не повинные демонята. Разошедшиеся маги их просто разрывают, когда те имеют неосторожность приблизиться. А они приближаются. И их становится всё больше и больше.
   - Эй, ребята, - позвал я магов и кота, когда накопившаяся масса демонов перевалила за критическую отметку. - Отогнать чертей не хотите, а?
   То ли я говорил тихо, то ли комок разборки откатился достаточно далеко, но никто не поспешил на помощь. И что теперь делать? Попросить демонов уйти?
   - Не могли бы вы не напирать, уважаемые?
   Уладить дело миром - мое решение проблем. Но "уважаемые" не слушаются.
   - Уйдите, пожалуйста!
   Мольбы также ими проигнорированы.
   - Если отойдёте, то я кота вам подарю...
   Обещания их также не заинтересовали. Только Арго откуда-то из под тел магов прокричал "Я тя сам подарю!".
   Остаётся последняя возможность мирного урегулирования.
   - А ну пошли вон, пока не сжег нафиг!
   Не знаю почему, но меня послушались, в очередной раз, подтверждая теорию, что худой мир лучше всякой ссоры. И ведь не испугались же меня демоны. Как можно? Не могут же они помнить, как я их пачками тут сжигал. Да и как съедал их, превращая в мясные тефтельки, тоже не помнят.
   В общем, демоны разбежались кто куда. Кто улетел в небо. Кто зарылся в землю. Кто-то нырнул в спасительные глубины Разлома. А кто-то врезался в кучу-малу магов, сшибая тех в пропасть. И лишь протяжное с затуханием "А-а-а!", донеслось из Разлома, куда рухнули маги и кот.
   - Идиоты! - заорал я и бросился их спасать. Хотя если по правде, то спасти их уже не надеялся, а только проводить их полёт взглядом и проронить печальную слезу.
   - Архимаг Корг Тёмный Ветер и старший маг Рарк Боль Пустоты были по настоящему преданными своему делу мертвецами. Их не страшила смерть. И они приняли её с достойной почтения стойкостью, не проронив ни слезинки, и не запятнав последние мгновения ни паникой, ни скабрезными речами... Нам будет не хватать их постоянных свар и извращённых наклонностей...
   - Господин Феникс, и это всё что вы скажете после нашей гибели? Почему вы так жестоки?
   - А про меня вообще ни слова! Почему ни слова не сказал, про своего хозяина, пресветлого лорда тьмы, фюрста Аргахраля?!
   Удар. Шум драки. Дикое кошачье стенание.
   Осторожно приблизился к обрыву и заглянул вниз.
   Корни деревьев, обросшие кристаллами. Два мага пытаются оторвать от себя вцепившегося намертво кота. Все три действующих лица спокойно стоят на четвертом действующем лице - краснокожем великане. Не такой уж и давний и не такой уж знакомый, висит меж корнями деревьев и выглядит бессознательно. Только демонов, облепивших его тушу не хватает до полного дежавю. А так следы зубов и когтей на крестьянской одежде присутствуют, да и в темных точках, стремительно удаляющихся в направлении "подвального этажа" ещё можно угадать чертенят. По всей видимости, их сбила куча-мала.
   - Выбирайтесь, - отдал я приказ безумной шайке. - И плацдарм захватите.
   Не сразу, но подчинённые выполнили приказ. Индейца бросили к ногам господним, а сами расселись кружком, словно прилежные дети перед учителем. Даже Арго.
   - Итак, принимайте приказы...
   - Так точно, сэр... будет исполнено, сэр... непременно, сэр...
   Кот отправился домой.
   - Если маги из Школы прибыли к Разлому, то их следует найти. Территория огромна, так что времени вам даю не более часа...
   Маги приняли приказ, а я продолжил:
   - Если магов не обнаружите, то следует начать самостоятельно...
   - Что начать, господин Феникс?
   - Закрывать Разрыв между мирами, что же ещё?!
   - Это так сразу не выполнишь... - поделился соображениями архимаг. - Расчеты провести следует...
   - Делайте что нужно... но быстро. Нет времени в игры играть. У магов из Сбора все расчеты уже должны быть, так что в ваших интересах их отыскать. Приступайте!
   - А мне что делать? - спросил кот, вновь вылезший из Разлома.
   - Следи за магами. Не давай сачковать. Наделяю тебя всеми необходимыми полномочиями!
   - Правда? Здорово! Я их и загрызть могу? - словно пёс, кот забил хвостом, поднимая тучи пыли.
   - Делай что должно...
   С радостными криками Арго ускакал вслед за личами.
   - А теперь с тобой, - это я обратился к "спящему" великану. - Хватит делать вид, что спишь. Я тебя и в прошлый раз "просёк", да виду не показал. Ты же не крестьянин. Выжить, когда тебя облепили демоны для простого человека невозможно, а значит силы в тебе не меньше, чем в моих Отрядовцах. Кто ты? Говори, или я тебя сброшу в Разлом, да так, что зацепиться за коряги не получится!
   Великан поднялся на ноги. Во весь свой великанский рост. Потянулся. Внушает же! И заговорил:
   - Я не крестьянин.
   - Так кто же ты? Из Империи? Рассказывай.
   Индеец почесал изукрашенную татуировками макушку, поиграл "бицухой" и заговорил:
   - Зови меня - Кент...
   Эт что ещё за кент? Кент по имени Кент - так что ли?
   - Я ещё плохо соображаю. Всё-таки провести неизвестно сколько лет закованным меж мирами - это не шутка...
   - Что это значит?
   - Сейчас какой год?
   Это что же получается, появился ещё один потеряшка во времени? Мне и Рина достаточно.
   - ХЗ от сотворения Снорарла, - честно ответил я, будучи не в курсе. На подобные вопросы отвечать должен кто-то из Отряда, а не командир, голова которого забита всякой ерундой, а не датами... то есть всякими важными вещами, а не ерундовыми датами.
   - А я оказался заперт между мирами именно в момент сотворения Снорарла, - поведал страшную тайну индеец по имени Кент...
   Смешной он. Нужно другое имя ему придумать, более подходящее. Великий Змей? Занято. Соколиный Глаз? Нет. Плагиатом заняться всегда успеем! Нужно что-то своё, родное. Длинное Перо? Ладно, что-нибудь само придумается...
   - И как же ты оказался заперт между мирами? Ты не думай, мне это любопытно чисто с практической точки зрения. Я ведь тоже уже имел удовольствие испытать подобное. Так что поделись. А потом и я тебе... может быть, поведаю чего. Создадим группу поддержки и будем плакаться.
   Проигнорировав всю лирику, индеец отвечал лишь на прозвучавший вопрос:
   - Я был соратником Феникса, когда мы сооружали Снорарл. По стечению обстоятельств, оказался заперт между зарождающимся Снорарлом и иными мирами. Выбраться не имел возможности. Вот и пролежал во сне все эти... не знаю сколько лет.
   Вот же дела! Это получается, он был знаком с Первым? Чудны дела твои... И мои. Но как же выжил он все эти ХЗ сколько лет?
   - Вокруг меня образовался кристалл, - ответил на вопрос индеец и указал рукой на блестящие гранями камешки на стенах Разлома. - И к тому же меня сложно убить...
   - Это как?
   - Я вроде как бессмертен.
   - Совсем?
   - Да.
   Замечательно! Бессмертный индеец из прошлого, что может быть лучше?!
   - И что думаешь делать теперь? Первого уже давно нет в живых.
   - Первого? Феникса, что ли? Даже такого великого человека, как он время не пощадило... Эх...
   Великан расстроился. Неужели они были так близки. Зато мои подозрения, что не один только Первый строил светлое будущее... то есть Снорарл. Хоть и писал, что мол, только он за всё это в ответе. Я же знал, что для одного это непосильная задача. Вот один подельник и нарисовался. А сколько их всего было?
   - О чем ты? - после того, как я задал вопрос, индеец не нашелся что ответить. - У меня всё словно в тумане. Почти не помню ничего...
   Вспомнит. Столько времени провести в камне - не шутки. Можно и себя забыть. А выбрался он как? Я разорвал пространство между Снорарлом и Миртрарлом, и в этот разрыв выбросило индейца? Логично.
   - Так что ты теперь будешь делать? Почём зря людей убивать не начнешь?
   - Нет, конечно, - "открестился" великан. - Кто так поступить может?!
   Не стал ему говорить про Восьмого. Тоже почти бессмертного, но с головой не дружащего.
   - А что я буду делать? Вот ты - кто?
   Это он мне? Ах да, я же не представился. Или представился?! Вроде представлялся. Но он же только из комы вернулся - прощается многое. Прекрасное чувство, когда тебя не знают. Точнее когда тебя не принимают за кого-то иного, кем ты не являешься. Редко мне доводится назваться настоящим именем. Нужно насладиться моментом. Возможно, такое и не представится больше никогда...
   - Ты ведь Феникс, - развалил все радужные мечты великан. - Есть в тебе что-то такое... прям как у Феникса. Ты его наследник?
   Вот и всё. Момент упущен.
   - Вроде того, - опечалено ответил я.
   - Тогда я знаю, что буду делать!
   - И что же?
   - Служить и защищать!
   Слова прозвучали гордо и возвышенно. "To Serve and Protect", блин. Вот только мне немного смешно. Это же девиз полиции западного материка. Мне Кента в копа переименовать что ли?
   Но принять на службу бессмертного великана всё же стоит непременно.
   - А что ты умеешь? - так прозвучал переведённый вариант вопроса на профпригодность и наличие диплома специалиста.
   - Я бард.
   Очень здорово! В окружении имперских войск и демонической орды, нет ничего лучше и полезнее, чем собрать оркестр. Переименую Отряд в Оркестр и открою гастроли. Может тогда у меня хоть какие-то деньжата заведутся. Вот только прирежут нас сразу же. Условия не те!
   - При таких габаритах и... бард? - всё же не постеснялся усомниться я.
   - Мои габариты петь и играть не мешают, - пожал огромными плечами коп.
   - А на каком музыкальном инструменте играешь? - провокационный вопрос. Ведь нет у него никакого инструмента.
   - Умею играть почти на всём. Но предпочитаю вот это, - и индеец показал золотые браслеты.
   Так. Золотые браслеты. Ни струн. Ни клавиш. Ни колокольчиков. Только узор и несколько кг веса. Или я не оканчивал консерватории или чего-то не понимаю. Верны оба утверждения.
   Но прежде чем я попросил продемонстрировать возможности, прибыли маги и побитый кот. Кота тащили. Выглядел комок шерсти мертвее некуда, но стоило приблизиться ко мне, как он вырвался из рук личей, оцарапал тем лица и прыгнул ко мне с воплями:
   - Четвертовать их! Они ослушались повеления Феникса!
   - Господин Феникс, заберите этого кота! - взмолились личи. - Сил нет терпеть. Сколько бы мы его ни били, так он продолжал и продолжал. Всё кричал, что действует согласно вашему приказу!
   - Так и есть! Мне поручено загрызть вас! - стоя на моих плечах, котяра обрёл небывалую уверенность в своих силах. - А посему приказываю не двигаться, пока я вас не сожру! Ведь можно, Феникс?
   Я стряхнул кота с себя и поддал тому ещё и с ноги. Прервали посреди важного разговора.
   - Феникс, скажи им... - промурлыкал кот, прижавшись к ноге.
   - Чего сказать?
   - Что ты назначил меня контролировать их и наделил самыми широкими правами!
   - Не помню что-то...
   - Как же так! Фени-и-икс! - котяра зарыдал. Мне стало его жалко.
   - Ну, если ты так считаешь, то я и вправду мог наделить тебя полномочиями...
   - Вот! Я же им говорил! А они не слушаются! Драться лезут! Прикажи им стоять смирно и не мешать мне их грызть!
   - Нет. Ничего приказывать не буду. Если я наделил тебя полномочиями, но ты не смог исполнить дела, то означает это лишь то, что я поспешил доверяться тебе. Если ты не способен решить все вопросы даже со всеми полномочиями, которые я тебе назначил, то значит, ты не способен ни на что! А посему вот мой наказ: не надоедать и продолжать исполнять возложенные обязанности до тех пор, пока что-то не начнёт получаться.
  

* * *

   - В городе беспорядки. Всё разваливается. Совет не справляется с обязанностями, а Феникс... после возрождения ведёт себя очень странно. Так что не серчай. Не специально тебя в тюрьму засадили...
   - Я не в обиде, господин архимаг. Но меня к вам привело важное дело...
   - Да, мне докладывали, что ты древними книгами интересуешься. Перерыл всю нашу библиотеку!
   - Да что вы... Я со всей аккуратностью. Просмотрел лишь краешек, а уже от мудрости голова пухнет. Такую библиотеку мне и за всю жизнь не просмотреть. Полки до самого потолка!
   - Мы гордимся школьной библиотекой! Не одно поколение собирает и множит знания!
   - Есть чем гордиться. Но я по другому вопросу...
   - Слушаю.
   Архимаг магической школы Сбора изобразил на лице максимальную сосредоточенность. Ринальдо собрался с мыслями, дабы точнее передать всё то, что приказал передать Феникс в последний сеанс связи.
   - Я общался с Фениксом... настоящим Фениксом. И он приказал вам явиться к Разлому и заделать наконец-то эту брешь меж мирами...
   Архимаг задумался.
   - Вы знаете, молодой человек, вся эта ситуация с двумя Фениксами очень странная. Чрезмерно странная. Я уже отправил группу исследователей к Пещере Новой Судьбы и они однозначно утверждают, что она готова принять в свои недра очередного претендента. Всё это странно. Феникс Сбора доказал свою мощь, показав колдовство, похожее на то, что использовал прошлый Феникс. А Ваш Феникс предоставляет в знак подтверждения ваши заверения и заверения коменданта Славы-Победы, что также весьма значимо. Согласитесь, что ситуация странная...
   - Ничего странного, - возмутился Рин. - Есть лишь Феникс, а тот, кто в Сборе - подделка.
   - Это ваша точка зрения. Но я отвечаю за Школу и не могу принимать поспешных решений, основанных лишь на доверии к вам. Всё-таки в моих руках власть над наибольшей силой в Снорарле - Школой Магии.
   - Феникс с вами не согласится...
   - Конечно, сила Школы ничто по сравнению с силами самого Феникса. Но я сравниваю лишь реальные уровни могущества. Не заглядывая в запредельное.
   - Но, что же с приказом?
   Архимаг задумался.
   - Я все же склонен согласится. Конечно, тот Феникс, что сейчас восседает на Крылатом Троне, приказал мобилизовать все силы Снорарла в одном месте, но я считаю, что нам нужно действовать, а не сидеть, сложа руки! Ведь мы договаривались о закрытие Разлома ещё с прошлой формой Феникса, так что приказ получен и не исполнить его я не могу. Вот только мы договаривались, что магов там кто-то защитит. Что на этот счет?
   - У Разлома сейчас находится сам Феникс и двое магов небывалой силы.
   - Небывалой? Не верится. Я почти всех могучих чародеев настоящего времени знаю... ну да ладно. Тогда если у вас есть какая-то возможность связаться с Фениксом, то передайте ему, что группа магов выдвигается к Разлому, но прибудет... с этой войной даже сроков указать не могу... неделя... две... полторы...
   - Постойте! - прервал размышления мага рыцарь. - Феникс советовал вам перенести магов посредством заклинания Телепортация...
   - Невозможно! Это же сколько магии потратят адепты! Я не разрешу тратить столько энергии впустую!
   - Но это его приказ!
   Архимаг посмотрел на упрямо сжавшего кулаки рыцаря и решил пойти на попятную:
   - Ладно. Исполню. Маги прибудут в меньшем числе, чем планировалось, но гораздо быстрее. Что-то ещё он передавал?
   - Да.
   - Говори.
   - "Приказываю свергнуть того Лжефеникса, что посмел водрузить свой вонючий зад на место специально откалиброванное под идеальные пропорции настоящего, всеми стихиями помазанного на владение Снорарлом и прочими мирами, пресветлого, огнеликого, стокрылого, зоркоглазого и длиннорукого Феникса!" - дословно привёл заученный приказ Рин.
   Собеседник долго молчал, переваривая и усваивая послание. Когда же информация загрузилась, то архимаг ответил:
   - После такой речи я склонен еще больше поверить в то, что прошлый Феникс всё ещё жив.
   - Вот и отлично! - обрадовался Рин. - Тогда мы обязаны как можно скорее свергнуть ложного Феникса!
   - Нет, - сожалеюще развел руками маг. - Всё что я могу, так это пообещать не вмешиваться.
   - Но как же так?.. Вы же...
   - Я уже объяснял про ответственность перед Школой. Верю или нет, но я не могу рисковать и идти против Феникса, даже если и считаю его ложным.
   Некоторое время Ринальдо пытался переубедить собеседника, но напрасно.
   - Мне нужно переговорить с милордом!
   Архимаг с интересом наблюдал, как рыцарь положил руку на крест и закрыл глаза, сосредоточившись на чём-то. Глава Магической Школы знал множество способов общения на расстоянии, но вооружившись Магическим Зрением, так ничего и не заметил. Никакой магии. Создавалось ощущение, что Рин его дурит. Если бы не уверенность в честности этого верного рыцаря, то архимаг посчитал, что тот немного не в себе после смерти Феникса. Но переданные приказы свидетельствовали о жизни прежнего Феникса: такой манеры речи нет ни у кого из сноральцев.
   После пяти минут молчания, Рин повернулся к магу и поведал о договорённости с Фениксом:
   - Он понимает ваши предосторожности и прощает.
   - Хорошо, - архимаг действительно обрадовался. Если существует вероятность, что он не исполнит приказ настоящего Феникса, то это серьезно сократит время его жизни.
   - Но также Феникс не отменяет приказа свергнуть подделку с трона. Но это дело он полностью поручил мне. Также я рассказал ему о некоторых своих мыслях, и он их одобрил.
   - Что за мысли?
   - Я решил собрать подмогу. Если уж лживый Феникс так силён, как о нём говорят, то мне нужна помощь. Я бы отправился и в одиночку, но Феникс приказал не рисковать. В общем, первого помощника я себе нашёл. Главное, чтобы он согласился.
   - И кто же это?
   Архимаг молил всех богов, чтобы Рин не решил завербовать его самого. Как тут откажешь? Ведь не всю же Школу на битву с Фениксом вербует, а одного только мага. Ведь архимаг же признавался, что не за себя, а за Школу рдеет. И это так! Не объяснять же, что помимо этого есть и маленькая другая проблема. Архимаг уже много лет не участвовал в битвах, предпочитая им мирные исследования.
   Но рыцарь обнадёжил и одновременно заставил призадуматься словами:
   - По дозволению Феникса я приказываю освободить бывшего командира гарнизона Грома!
   Спустя какое-то время в Казематах Школы Магии состоялся разговор:
   - И зачем вам меня отпускать?
   - Тебя никто и не отпускает. По дозволению милорда, я лишь принимаю тебя на службу.
   - И зачем мне это?
   - Ты получишь второй шанс. А это многого стоит. Ведь так?
   - Так. Что я должен делать?
   - Помочь мне свергнуть ложного Феникса с трона.
   Гром задумался. Даже по прошествии времени, он выглядит всё также грозно и величаво, как и в дни своей славы.
   - Не грозит мне искупление, - расстроено покачал он головой. - Я оказался в тюрьме именно за то, что попытался свергнуть Феникса. И ты предлагаешь повторить? Смеешься?! Назвал вторым шансом? Вторым шансом на свержение, а не на восстановление чести?!
   - Спокойнее, господин Гром. Это дело послужит на благо настоящего Феникса, а значит, вы искупите вину.
   Гром склонил голову долу и крепко призадумался. Из противоположной камеры донесся ехидный смешок:
   - Кхи-хи-хи... И меня вербуйте! Соглашайся, Гром! Сразимся, как в старые добрые времена... Глядишь в этот раз удача окажется на нашей стороне...
   - Заткнись, Назран! - в сторону осужденного мага полетела керамическая кружка, но разбилась о прутья решётки. - Одна из главных причин для меня покинуть камеры - это убраться от твоего мерзкого голоса куда-подальше!
   - Так что решишь? - требовал скорейшего ответа Рин. - Нужно торопиться. Действия лживого Феникса ведут Снорарл к беде.
   - Согласен, - махнул рукой Гром, уверенно глядя прямо в глаза Рина. - Но почему ты решил взять меня?
   Ринальдо стал загибать пальцы, перечисляя:
   - Ты не сопротивлялся при аресте. Ты помог мне освободиться. Милорд не выказался против твоего освобождения. Причин много.
   - Это я не сопротивлялся при аресте? - возмутился Гром. - Да я же тебе пару ребер точно сломал!
   Ринальдо потер свой бок, и улыбнулся воспоминаниям.
   - Не пару, а три штуки. И руку сломал...
   - Ну, с рукой это ты сам виноват. Не нужно крушить всё, что под руку подвернётся! - рассмеялся Гром, когда дверь в камеру уже отворили. - Помнишь же! А говоришь, что я не сопротивлялся.
   - Так ты же не использовал колдовство, а дрался честно. На кулаках. Или не так всё было? Мне ещё тогда это странным показалось, ведь я готовился к другому бою.
   Гром никак не прокомментировал высказывание рыцаря, и они вместе направились прочь из казематов. Лишь обожжённый до неузнаваемости Назран кричал вдогонку:
   - И меня освободите! Я тоже готов свергать Феникса!
   - А что его никто не исцелит? - дабы поддержать разговор, поинтересовался Рин у магов, охраняющих арестантов. - Или не принято с осужденными по-человечески обращаться?
   - Ты про Назрана? - переспросил маг-охранник. - Так не помогает ничего. Чего только ни испробовали. На нём же маги-лекари все новые заклинания пробуют - ничего не помогает. Видать непростым огнём его пожгли. Хотя, что ещё ждать, если с ним биться стал сам первосвященник Харимон! Могучий бой же был... Пару кварталов сожгли и порушили. Хотя, что же это я говорю. Ты и сам видел...
   Ринальдо, конечно боя Харимона с Назраном не видел. В это время занят был выяснением отношений с Громом. Охранник продолжил:
   - А ведь с Назраном раньше никто и связываться не желал. У нас в Школе Магии самые могучие волшебники собрались... а никто дуэли с Назраном вот уже сколько лет не вёл - опасались. А Харимон, которого из-за религиозных наклонностей никто и за мага то не считал, выступил смело и победил. Могучий маг!
   На том и завершили разговор.
   Объем циркулирующей крови
   Всемирный фонд дикой природы
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"