Гриб Елена Григорьевна: другие произведения.

Агентство "Шарашка и партнеры". Гл. 1-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Начальник груб и агрессивен? Перспектив нет? Не хватает романтики и приключений? Замучили бытовые проблемы? Скучные будни сводят с ума? Чужой успех невыносим? Не печальтесь! Агентство "Шарашка и партнеры" сделает вашу жизнь лучше.
    Наличный/безналичный расчет, принимается оплата продуктами.
    Примечание 1: значение слова "лучше" определяет заказчик. Агентство не несет ответственность за неправильное использование терминов. Примечание 2: чтобы избежать недоразумений, формулируйте заказ четко и ясно. Примечание 3: не забывайте, что "принцы" - тоже люди. У них есть проблемы, комплексы, "скелеты в шкафу".
    Предупреждение: будьте осторожны с желаниями - мы в самом деле можем их исполнить!
    Больше текста по ссылке ;)Бесплатно
    Чтобы узнавать о новинках, подписывайтесь на группу автора ВК ;)

  
  
Чтобы узнавать о новинках, подписывайтесь на группу автора ВК ;)
  
  
  Глава 1. Остерегайтесь подозрительных предложений
  
  Миловидная женщина лет тридцати подскочила к притормозившему у обочины автомобилю и рывком открыла дверку.
  - Я верила тебе! - крикнула, рыдая. - Верила!
  - Тогда почему шпионила за мной? - водитель, не глядя на нее, что-то искал в телефоне.
  - Кто она? Я ее знаю?!!
  - Не твое дело, - все его внимание занимал мобильник.
  - Выбирай: я или она?
  - Она моя жена, между прочим, - он и не думал оправдываться. - Будущая.
  - Подонок!
  Неприметный парень в серой ветровке, прятавшийся от моросившего дождя под козырьком закрытого магазина, с интересом наблюдал за ссорой этой парочки. Его излишне правильное, будто нарисованное лицо с тонкими чертами выражало крайнюю степень сосредоточенности. Казалось, он смотрит увлекательный фильм - или же не понимает ни слова.
  - Ты мне больше не нужен!
  - Как знаешь, Катя. Верни ключи.
  - Что?!!
  Мужчина отложил телефон.
  - Ладно, оставь себе. Все равно пора менять замки.
  Женщина, покраснев от бешенства, прислонилась к грязно-бурой стене ближайшего к ней здания.
  - Ну неужели вам мало столбов? - возмутилась, завидев перед собой серый рукав и яркую рекламку.
  Парень молча прилепил лист рядом с ней.
  - Полезно, - сказал приятным голосом с чужестранными нотками.
  И ушел.
  Она со злостью сорвала бумажку и швырнула под ноги.
  - Куда полиция смотрит? - пробормотала недовольно.
  Затем села в машину.
  - Ненавижу тебя, - прошептала, яростно целуя водителя. - Это Элла, да? Ты же не серьезно, правда?
  - Ко мне или к тебе?
  - К тебе... Ты всегда побеждаешь... Мой победитель... Ненавижу!
  ***
  Вита открыла зонтик и со всех ног бросилась к высокому, на вид более чем современному зданию. Только бы не опоздать! Чертова маршрутка застряла в пробке, и нет бы водителю, как любому нормальному перевозчику, прокатить по тротуару - он честно потратил полчаса на каких-то несчастных триста метров.
  Девушка бы пешком дошла быстрее... Если бы не дождь. И не легкая наледь. И не бабулька с базарной сумкой, перегородившая проход, из-за чего не получилось выйти посреди дороги. Впрочем, зачем вспоминать недавние неприятности? Главное, чтобы Аглая Ивановна тоже задержалась где-нибудь. Сегодня с утра она собиралась в парикмахерскую, разве нет?
  Вита искренне понадеялась, что начальницу промаринуют в очереди лишний час, и, взбежав на скользкое крыльцо, попыталась совладать с зонтом.
  Новые, позавчера купленные весенние сапоги разъехались в тот миг, когда девушка потянула на себя массивную створку двери. Удержаться в вертикальном положении Вита не смогла. Проклиная идиотов, которым мокрая плитка кажется истинным атрибутом приличного заведения, уронила сумку и медленно сползла коленями на гладкий камень.
  Колготки будто только и ждали возможность, чтобы порваться. Из кармана вывалился мобильник и ускакал на пустую клумбу. Сложенный зонт треснул, одна из выскочивших спиц оцарапала ладонь и выдрала несколько ниток из пальто.
  "Даже это здание меня ненавидит", - подумала девушка, под насмешливыми взглядами прохожих собирая свои вещи. Ей повезло - мобильный телефон упал на плотный лист бумаги с рекламой и не успел намокнуть.
  "Начальник груб и агрессивен?" - бросилась в глаза размытая дождем фраза.
  Вита рассмеялась, несмотря на саднившие колени. Вот так совпадение! Правда, в случае Аглаи Ивановны следовало добавить: неуравновешен, мстителен, мечтает пропихнуть в бухгалтерию свою племянницу и ненавидит абсолютно всех окружающих. А еще - женского пола, хотя, пообщавшись с ней, люди начинали в этом сомневаться.
  - Два-три, три-два, пять-шесть... Ой, да на кой мне сдался их номер?
  Девушка выбросила лист и, сцепив зубы, переступила порог.
  - Опоздала, - тут же приговорила ее Зинка из приемной. - Но змеюка тоже пока не пришла. С тебя нормальный кофе и чипсы, и я молчу.
  С точки зрения Аглаи Ивановны, Зинка приходилась Вите не столько коллегой, сколько конкуренткой, поэтому стравливать их начальнице нравилось еще больше, чем заигрывать с Вадиком из курьерского. С точки зрения Зинки, Аглая Ивановна могла засунуть свое мнение куда подальше, и если бы секретарша не обожала роль цепного пса, они с Витой, не исключено, даже подружились бы.
  - Хорошо. Без сахара?
  - Понятное дело! Я слежу за фигурой, не то что некоторые... А чипсы со вкусом курицы. Что смотришь? Курятина - диетический продукт. Тебе ли не знать, Курочкина? Живее!
  "Что кому-то перекус, другому обед", - девушка "расплатилась" со Зинкой и направилась в бухгалтерию - к своему рабочему месту. Нет, она не мнила себя птичкой, которая клюнет зернышко и сыта до вечера. Попросту кофе в кофейне стоил больше, чем полноценный обед в столовой. Бюджет на сегодня почти исчерпан. Придется давиться оставшимися со вчера сухариками.
  "Буду считать, что у меня разгрузочный день", - решила Вита. В желудке запекло, напоминая: день может превратиться еще и в гастритный.
  - Не спеши, - в коридоре ей встретилась вечно радостная Маша. - Сети нет. Димка что-то там колдует, мы только помешаем.
  Димка, чтоб ее... Для Виты молодой человек из техподдержки до сих пор оставался Дмитрием Анатольевичем. Общались они крайне уважительно, безо всяких хихонек-хаханек, и порой его подчеркнуто вежливое "Виталина Сергеевна" выводило девушку из себя. Особенно когда рядом заливалась смехом Маша, без капли неловкости обнимая коллегу и чмокая в щеку за каждую мелочь вроде поправленного USB-шнура или обновленного антивируса.
  - Долго он еще провозится? - тихо, чтобы не обидеть технаря, спросила девушка.
  - Готово, Виталина Сергеевна, - он, как на зло, как раз выходил из двери. - Не беспокойтесь, ваши отчеты не успели по вам заскучать.
  Маша счастливо заржала и поблагодарила "Димусечку-лапусечку". Вита покраснела, сама не зная от чего, и посторонилась.
  Он прошел мимо - как всегда опрятный, уверенный в себе и очень симпатичный.
  "А я с намокшей головой, растертой тушью и в рваных колготках. Просто загляденье".
  - Завтра мы идем на каток, - поделилась новостью Маша. - Поздравь меня! Если получится... О-о-о... - она многозначительно улыбнулась.
  "Конечно получится. У тебя всегда все получается", - Вита, как ни старалась, не могла за нее порадоваться. К счастью, изображать воодушевление не требовалось - коллега и сама не сомневалась в своем успехе.
  - Змеюка на два часа задержится, - сообщила Маша. - Ну что, Курочкина, гуляем? Ты, вижу, принарядилась, ха-ха!
  Разумеется, Дмитрий снова проходил мимо. Инструмент какой-то забыл. И, разумеется, услышал это пренебрежительное "Курочкина"...
  Улыбнулся, подмигнул.
  Маше.
  - У соседей распродажа, - еще одна бухгалтер, флегматичная Ася, тоже обратила внимание на внешний вид Виты. - Говори размер, схожу куплю что-нибудь.
  "Денег нет. Но Аглая Ивановна меня живьем сожрет за неподобающий наряд. Надо пересмотреть недельный бюджет".
  Ася принесла спортивные штаны. Сказала, восьмидесятипроцентная скидка, любой бы взял. А колготки закончились. Да и какая Вите разница, в чем сидеть? Чужие ее все равно не увидят. И отопление сегодня не ахти... В общем, все, что ни делается, к лучшему.
  - А ты крутая! - присвистнула Маша, обнаружив коллегу в новом, если так можно выразиться, прикиде. - Я бы не решилась на такое. Во змеюка офигеет!
  "Не офигеет, потому что после парикмахерской у нее всегда хорошее настроение, и она часами болтает с подругами по телефону. Тем более, сегодня ничего спешного нет и сюда она вряд ли заглянет".
  - Перетерплю, - коротко ответила Вита. - Ты что-то хотела?
  - Кино. Забыла, Курочкина? Я же просила найти мне хороший фильм! Ну что за человек, а? Нельзя на тебя положиться!
  "Хороший фильм ищет Google, а не малознакомая коллега", - жаль, что у девушки никак не получалось хоть раз огрызнуться.
  - Я нашла, - принялась оправдываться она. - Несколько. Выберешь сама.
  - Про любовь? И чтоб с перчинкой? Показывай!
  - Здесь?
  - Тю, странная какая! А где же еще?
  - Но...
  - Ты вообще среди людей живешь или из лесу вышла? Сейчас никого обнаженкой не шокируешь.
  - Нет там ничего такого...
  - Че, снова муть какая-то о смысле жизни или комедия для дошкольников?
  - Аркаша из проката DVD уверял, что тебе понравится. Голые торсы, мачо, крутые автомобили...
  - Тачки! Ну и деревня! Никто больше не говорит "автомобили"!
  Вита вздохнула и вытащила из сумки несколько дисков. Проще сдаться, чем что-то доказывать. Для Маши существовало лишь ее мнение и неправильное.
  - О-о-о! Какой красавчик! Секси! Так бы и... Аглая Ивановна, доброе утро!
  Утро явно не было добрым. Начальница ворвалась в бухгалтерию, разъяренная, как фурия. Ее завитые волосы отливали темным фиолетом, алая помада размазалась вокруг губ, левый глаз окружали разводы туши, под правым наливался синяк. Сломанный ноготь, мокрые пятна на коленях и удлинившийся вдвое разрез юбки довершали картину.
  "Интересно, сколько сегодня народу навернулось на том же месте, что и я?" - мельком подумала Вита, подсовывая кресло ближе к столу, чтобы скрыть ярко-белые полоски спортивных штанов, плохо сочетавшиеся со строгим жакетом.
  Но Аглая Ивановна заметила кое-что другое.
  - "Обжигающая страсть"? - она двумя пальцами выхватила из рук Маши коробку с диском, на которой ослепительно улыбался перекачанный красавчик. - Вот чем ты занимаешься в рабочее время, Курочкина?!!
  Возмущаться не было смысла. Да, фильм держала Маша и любой нормальный человек ругал бы ее. Но Маша - протеже директора, а Виту взяли на работу вместо племянницы Аглаи Ивановны. Нетрудно догадаться, кто из девушек заслужил порицание.
  - Прошу прощения, - тихо пробормотала Вита. - Больше не повторится.
  - Конечно, не повторится! Это второе предупреждение! Еще одно - и вылетишь ты отсюда, милочка, пулей!
  Диск начальница не отдала. Бросила на свой стол с явным намерением демонстрировать всем подряд, жалуясь на нерадивых подчиненных.
  "А платить за ущерб мне", - с горечью поняла девушка и пообещала себе отныне игнорировать все просьбы окружающих. Впрочем, она знала, что долго не продержится. Не так ее воспитали. Не на тех книгах и не на тех фильмах.
  Родители всегда говорили, как важна взаимовыручка и как мерзок эгоизм. Они до сих пор уверены, что доброта спасет мир. Прозябают в холодной хрущевке, отдавая крохотные пенсии на коммуналку, и верят в идеалы. Или притворяются, что верят... Порой разочаровываться в собственных убеждениях очень больно.
  - Димочка, вы мне не поможете? - пока Вита размышляла о прошлом и настоящем, начальница обнаружила, что из разъема вылетел кабель, и набрала номер техподдержки. - Почему-то интернет не работает. Проверите, голубчик?
  Молодой человек появился незамедлительно. Быстрым шагом пересек приемную, постучал к Аглае Ивановне. Разумеется, его внимание привлек диск с провокационным названием.
  - А это наша уважаемая Виталина Сергеевна так развлекается в рабочее время, - пропела начальница, кокетливо поправляя прическу. - Хорошо, что большинство сотрудников - достойные и ответственные люди, а то с такими, как она, мы бы пошли по миру.
  Вита не слишком расстроилась. К яду Аглаи Ивановны она почти привыкла, тем более все хорошо знали, что Виталина Сергеевна - образцовый работник. Сам директор хвалил ее за усердие, вежливость, высокий уровень подготовки и лояльность к сверхурочным. А фильм - это же вообще смешно! Живем в свободной стране, каждый имеет право смотреть что-угодно.
  - Так вот на каких петушков клюет наша Курочкина, - услышала девушка смешок Дмитрия. - Не высоковато ли она себя несет? Не удивительно, что парня у нее нет. С такими запросами... Ха-ха, небось принца ждет. Только вот принцам нужны принцессы, а не ощипанные клуши.
  Вита не сразу поняла, что произошло. Ее пальцы застыли на мышке, взгляд не отрывался от экрана, а в мозгу билась одна-единственная мысль: "Как он мог?".
  Сквозняк качнул приоткрытую дверь, и девушка краем глаза увидела довольную Аглаю Ивановну. Та отнюдь не невинным жестом поглаживала руку молодого человека, разглядывавшего сплетение проводов. Они оба смеялись... И Маша хохотала, как сумасшедшая. Ася тактично прятала улыбку. А Зинка спешила сообщить новую хохму какой-то подруге, и ее не заботило, что Вита все слышала.
  Когда рушатся идеалы, это больно. До сегодняшнего дня мир девушки был совсем иным. В нем действительно существовал "принц" - учтивый Дмитрий Анатольевич: двадцати семи лет отроду, с хорошими манерами, ласковыми глазами и безупречной репутацией. Нереально притягательный мужчина, с которым она не решалась и словом перекинуться. Теперь же этот образ разлетелся на острые осколки, и каждый из них вонзился в сердце, как ядовитое жало.
  "Это невозможно", - билось в голове. Дмитрий... Он не такой! Он не будет насмехаться над человеком в угоду начальству... Или не в угоду?..
  "Я стерплю", - Вита стиснула зубы, чтобы не разреветься. Хорошо, что мечта вовремя показала свое истинное лицо. Так даже легче. Влюбленность нужно искоренять как больной зуб: раз - и осталась лишь кровоточащая дыра.
  - Видать, в мамашу пошла, - раздался издевательский голос Аглаи Ивановны, и девушка поняла, что все только начинается. - Та нос задирала, пока не стала перестарком. А как сорок стукнуло, мигом за вшивого бомжа пошла. Как говорится, хоть плохонький мужичок, да свой.
  Этого девушка вынести не смогла. Да, ее отец был беден. Да, до знакомства с матерью жил в коммунальной квартире. Да, работал учителем и приносил домой гроши. Да, он не умел делать деньги из ничего. Но разве это делало его плохим человеком?!! Они с мамой счастливы. Едва сводят концы с концами, зато обожают друг друга даже через двадцать пять лет брака. Как смеет трижды разведенная начальница их судить?
  - А ну сиди, - Маша не позволила Вите встать и высказать все, что она думала в адрес Аглаи Ивановны. - Совсем дура? Змеюка тебя провоцирует. Сорвешься сейчас - вылетишь отсюда навсегда. Ей через два года на пенсию, тогда и поквитаешься.
  Девушка знала, что два года подобной "работы" вряд ли выдержит. Но не шелохнулась, даже когда "Димочка" прошел совсем рядом. И когда начальница снова и снова заговаривала о ее безалаберности, ничего не возражала.
  "Два-три, три-два, пять-шесть..." - навязчиво крутилось в голове.
  ***
  Стемнело. Здание понемногу пустело. Естественно, Вите предстояло покинуть его последней - ей нашли дополнительное задание, и отказаться она не посмела.
  Вовсю горели уличные фонари. Девушка вышла на скользкое крыльцо, осторожно доковыляла до ступенек.
  В кармане звякнул мобильник. Она поспешно вытащила телефон - если это родители, отвечать нужно без промедления, иначе вскоре они начнут обзванивать больницы, морги и полицию.
  "Реклама от оператора", - вздохнула разочаровано.
  Цепляясь за перила, спустилась на тротуар. Взгляд наткнулся на плотный лист объявления - того самого, спасшего утром мобильник.
  "Начальник груб и агрессивен?" - бросилась в глаза провокационная строчка.
  Вита горько улыбнулась. И тут развод... Ну почему люди вечно норовят нажиться на чужой беде? А ведь кто-то может и купиться... Какая-нибудь дурочка, у которой вечно глаза на мокром месте, самооценка нулевая и никаких просветов в жизни не предвидится, охотно уцепится за любую "соломинку".
  "Хоть выскажу все, что я о них думаю", - Вита, поражаясь собственной злобе, нажала нужные кнопки. Накопленный за день негатив требовалось выплеснуть. Разумеется, позже она обязательно пожалеет о том, что нагрубила незнакомцам! Но они это точно заслужили.
  - Агентство "Шарашка и партнер", добрый вечер. Шарашка у телефона. Чем могу вам помочь?
  Девушка растерялась. Необычный голос... Как у мультяшных героев - чуть писклявый, с забавной хрипотцой. Похожий на детский.
  - Я тут ваше объявление прочла, - начала, понемногу теряя воинственность.
  - Уточните номер.
  - Он же у вас высветился!
  - Номер объявления, пожалуйста.
  "Сумасшедший дом какой-то", - нахмурилась Вита. Потом действительно заметила в уголке рекламки пару цифр.
  - Четырнадцать. Но я звоню не...
  - Лесная, 15? - выдала трубка.
  "Ничего себе организованность!" - поразилась девушка.
  - Да, Лесная. Но я звоню не для...
  Закончить фразу снова не удалось.
  - Конкретные пожелания?
  - Что?
  - Точная формулировка того, чего вы хотите, - терпеливо пискнула трубка.
  Вита слегка опешила. Она много чего хотела... Нет, не денег - были бы здоровье и возможность, их можно заработать. С первым пунктом дела обстояли не ахти, однако со вторым вообще никаких вариантов. Не умела девушка замечать выгоду. Чуйка на бабки, как говорил сосед Вова, не развилась.
  "Чтобы меня уважали", - едва не выпалила Вита. И сама же устыдилась таких мыслей. Уважение нужно заслужить, а не требовать. Однако для этого тоже необходимо некоторое подспорье.
  - Хочу, чтобы со мной считались, - выпалила она на одном дыхании. - Но я звоню вам не потому, что...
  - Сроки?
  - Да послушайте же вы! У меня нет времени с вами пререкаться! Я хочу вам сказать, что...
  - Записываю: срочно. Методы? Допустимый ущерб? Моральная ответственность?
  - О чем вы? Я же говорю, это меня не интересует! Я пытаюсь объяснить, что ваши объявления...
  - Заказ оформлен и будет выполнен в ближайшее время. В случае, если вас удовлетворят наши услуги, вы обязаны оплатить счет. Агентство не несет ответственность за риски, связанные с вашей неосмотрительностью. Надеюсь, вы прочитали пользовательское соглашение номер четырнадцать до конца. Со всеми вопросами обращайтесь к исполнителю. Приятного вечера.
  Послышались гудки.
  Вита с досадой отбросила рекламку носком сапога. Получается, это все - не развод на деньги, а мания какого-то сумасшедшего? Тогда не стоит связываться. Пусть человек поиграет в бога, авось никому от этого плохо не станет.
  ***
  Черный джип остановился на светофоре.
  - ...Пробки на Луговой, Заречной, Железнодорожной... - вещало радио.
  Водитель недовольно нахмурился, потянулся к навигатору. Не следовало заезжать в этот район. Знал же, что после шести тут творится черт-те что. Всякая шушера спешит с работы, нормальным людям не проехать.
  Бам!
  Что-то врезалось в заднее стекло с такой силой, что пошли трещины.
  - Какого хрена ты творишь! - разъяренный хозяин автомобиля выскочил на дорогу. - Кто это сделал?
  Из соседней машины сообщили, что ворона. Да-да, обычная каркуша спикировала из-за угла, а потом спокойно отряхнулась и улетела.
  - Издеваетесь?!!
  Зажегся зеленый, и автомобильный поток двинулся дальше.
  Водитель, скрипя зубами от бессильной ярости, вернулся на сиденье. Навигатор тем временем без лишних подсказок услужливо проложил маршрут до ближайшего сервиса. Если бы этот самый маршрут не проходил по единственным улицам без пробок, на него бы никто не обратил внимания.
  ***
  Заморосил дождь, и чернила на листе объявления окончательно размокли. Не то чтобы девушка жаждала дочитать бредни безумца до последней строчки... Но любопытство зашевелилось.
  На остановке пришлось простоять не менее получаса. Вечер, люди спешат по домам... Впрочем, Вита была даже рада, что вернется в съемную каморку поздно. Ей там не нравилось. Вечный ор соседей, ледяные батареи, пьяные вопли в подъезде, вонь на лестничной клетке... Она обещала себе, что переедет, всякий раз, когда не удавалось уснуть из-за чужих скандалов. А потом наступало утро, и Вита понимала: ей не найти лучшего варианта. Не с ее нынешней зарплатой. И не с Аглаей Ивановной в качестве начальницы, из-за которой премий девушка не получала ни разу.
  Подъехала переполненная маршрутка. Вита попыталась в нее втиснуться, однако, несмотря на вышедшего пассажира, не сумела - какой-то неприметный мужчина в серой куртке застыл в двери столбом и несмелые просьбы: "Молодой человек, пожалуйста, подвиньтесь" не сдвинули его ни на сантиметр.
  Следом подкатил полупустой автобус. С другого маршрута, однако Вита успела порядком замерзнуть.
  "Ничего, пробегусь две остановки. И согреюсь, и время протяну", - решила про себя, когда за ней закрылась автоматическая дверь.
  Как ни странно, до конечной она доехала с комфортом. Никаких пробок, неприятных попутчиков, сквозняков... А вот на улице погода оставляла желать лучшего.
  Шел мелкий дождь вперемешку со снегом. Вита запоздало вспомнила, что зонт сломан, и поплотнее запахнула пальто. Ничего не попишешь, придется немного промокнуть.
  Она успела отойти от остановки метров на двадцать, когда уличный фонарь, мерцавший над этим безлюдным участком дороги, лопнул и осыпался на землю стекольными осколками.
  "Правду в газетах писали: мэрия сэкономила и вместо нормальных ламп приобрела китайские одноразовые", - вспомнилось ей.
  Девушка ускорила шаг, спеша достичь освещенного перекрестка, где, насколько она видела, изредка мелькали прохожие.
  Зазвонил телефон.
  "Только бы не мама!" - разговаривать с родительницей под дождем совсем не хотелось. Да и мобильник старенький, капля влаги его если не убьет, то покалечит.
  Вита сгорбилась, прикрывая экран от мороси.
  "Незнакомый номер!" - подумала в первый миг.
  Два-три, три-два... Черт, да это же тот сумасшедший! Теперь он что, регулярно будет ее доставать? Вот так вляпалась!
  - Слушаю, - буркнула неприязненно.
  - Пожалуйста, в течении следующих пяти минут оставайтесь на месте, - пискляво приказали из трубки.
  "Он следит за мной? Как?!!" - внутри все перевернулось, и Вита, нажав отбой, ускорила шаг.
  Впереди мигнула красно-синими огоньками патрульная машина. Девушка побежала к ней, смутно понимая, что в полиции ее, вероятнее всего, попросту засмеют и посоветуют не смотреть сериалы про маньяков.
  Не успела, конечно же. Загорелся зеленый, и движение возобновилось. Зато над головой наконец-то светил фонарь, и это хоть немного да уменьшало опасения.
  Телефон трезвонил, не умолкая. Поставить бы на беззвучный, но Вита боялась к нему притрагиваться. И не выбросишь ведь, как в фильмах, - на симке куча жизненно необходимых номеров.
  Она остановилась перед "зеброй". Светофор размеренно отсчитывал оставшиеся до переключения секунды.
  Пятнадцать...
  Девушка вытащила телефон и, не обращая внимание на удивленных прохожих, смотрела на него, не решаясь сбросить пугающий звонок.
  Десять...
  Она все-таки положила палец на кнопку. Два-три, три-два... Этот номер словно гипнотизировал, не позволял избавиться от него раз и навсегда.
  Пять...
  Вита вспомнила, что можно ведь заблокировать абонента, и принялась копаться в настройках, позабыв обо всем на свете.
  ***
  - Мама, птичка! Я хочу ее!
  - Виталик, стой!
  Оглушительный звук клаксона, визг тормозов, след шин на мокром асфальте...
  - Виталик!
  - Улетела... Давай купим попугайчика, мамочка!
  - Виталик...
  ***
  Два...
  Вита нашла нужный пункт меню. Клацнула, довольно улыбнулась...
  Отчаянно закричала какая-то женщина. Девушка повернулась на звук, и летевший на нее автомобиль на миг полностью ее ослепил.
  Подсвеченное огнями ночного города небо качнулось.
  Она успела заметить, как мимо проносится черный джип с треснутым задним стеклом, а затем мир погас.
  
  Глава 2. Не садитесь в машину к незнакомцу
  
  - Неучтенный случайный фактор. Задание провалено.
  - Состояние заказа номер четырнадцать?
  - В процессе выполнения. Поскольку частичная вина за неудачу лежит на заказчике, счет не меняется.
  - Дальнейшие планы?
  - Наблюдение и содействие. Новый объект на семьдесят процентов соответствует требуемому профилю.
  - Главные параметры романтического героя и властного героя не совпадают.
  - Согласен. Вероятность изменения характера - ноль целых пять десятых процента. Придется увеличить шансы.
  - Личное вмешательство?
  - По обстоятельствам.
  ***
  "Я сижу в луже", - вот первое, что пришло Вите в голову после того, как в окружавшей ее сознание темноте появился свет. Штаны промокли насквозь, и, судя по ощущениям, вот-вот должны были примерзнуть к телу. Пальцы оледенели, спина ныла, голова раскалывалась.
  - Девушка, вы в порядке? - с легким пренебрежением спросил низкий мужской голос.
  Незнакомый, кстати. И очень соблазнительный.
  У нее мелькнула мысль, что это наверняка говорит телевизор или радио, поскольку у реальных людей не бывает настолько ленивого и в то же время надменного тона. Ну и реальный человек точно не будет интересоваться, в порядке ли человек, которого сбила машина. Чай не в голливудских фильмах живем.
  - Не знаю, - пробормотала Вита. - Пусть скорая разбирается.
  Ее довольно грубо поставили на ноги.
  - Все окей, девушка упала в обморок от испуга, - прозвучало уверенное.
  "Вообще-то от того, что серебристый внедорожник, тормозя, толкнул меня на бетонный столб", - хотелось возразить ей. Голова, на которой, казалось, болели даже волосы, служила наглядным тому доказательством.
  - Нет-нет, не надо вызывать полицию. Мы знакомы, сами разберемся.
  "У меня нет знакомых, разъезжающих на джипах", - но, конечно же, Вита снова не сумела произнести ни слова.
  Ее запихнули на мягкое, обитое вроде бы настоящей кожей сиденье, на колени бросили оброненную сумочку и мобильник. Дверка захлопнулась, едва не прищемив пальцы, - девушка запоздало сообразила, что никуда ехать не желает, и попыталась высунуться наружу.
  Со стороны водителя в автомобиль села массивная темная фигура. Широкая рука повернула ключ в зажигании, заурчал мотор...
  - Вы кто? - сподобилась на короткий вопрос Вита. - Выпустите меня!
  Ее спутник ничего не ответил. Вырулил на соседнюю полосу, повернул на проспект...
  - Мне не туда!
  Однако водителя это, похоже, не заботило.
  Девушка начала прикидывать, насколько шансы выжить, выскочив из машины на ходу, выше шансов нарваться на маньяка, когда неизвестный припарковался у банкомата. Едва он вышел, Вита дернула дверку. Заблокировано! Ну кто бы сомневался...
  Похититель отсутствовал всего пару минут. Вернулся с приличной пачкой денег - и протянул их невольной пассажирке.
  - Компенсация, - буркнул сквозь зубы. - Называй адрес, отвезу домой.
  Что такое пачка банкнот, девушка знала - родителям вечно давали пенсию мелкими купюрами. Все продавцы косились, когда они покупали продукты. Очередь, пока пересчитаешь... А с тех пор, как Вита ушла на свои хлеба, она регулярно меняла матери с отцом деньги. У нее мелочь быстро уходила - на транспорт, на перекусы, на вечно исчезавшие мелочи вроде авторучек, заколок-невидимок, салфеток...
  Но когда на купюрах красуется американский президент, это совсем другое дело.
  - Э... э... это зачем?
  "Маме-папе на мои похороны?" - кольнула неприятная мысль.
  - Напишешь отказ от претензий и подпишешь соглашение о неразглашении.
  - А... э...
  - Мне не нужно внимание прессы и судебные иски. Договоримся - не обижу. Что, мало?
  Вита отчаянно покраснела. Она, дурочка, нафантазировала всякого, а он, оказывается, попросту хочет обезопасить себя. Как неловко вышло!
  - Да вы что! - принялась оправдываться. - Не нужно! Это не ваша вина. Я же слышала, там какой-то ребенок на дорогу выскочил. Вы настоящий герой! Но, если можно, на Васильковую подбросьте, а? Или хоть до ближайшей остановки?
  "А еще лучше - до больницы", - однако напоминать о своем не самом здоровом состоянии девушка не решилась. Вдруг это человек подумает, что она намеками на увечья требует больше денег?
  Доллары исчезли в бардачке.
  - Это так шок проявляется? - водитель словно обращался к самому себе. - Ничего, сейчас приведем тебя в чувство.
  Он зажег в салоне свет, и Вита получила неплохую возможность его рассмотреть. Далеко за тридцать, располагающая внешность, костюм явно не из обычного магазина, строгий галстук. А еще - холодные синие глаза, явно отбеленные ровные зубы и брезгливо наморщенный нос.
  Девушке стало не по себе. Хозяин внедорожника разглядывал ее с высокомерным любопытством агронома, обнаружившего в своих владениях колорадского жука. Вроде как незначительная букашка в количестве одна штука, но решать ее судьбу надо быстро, иначе проблем не оберешься.
  - Я тут выйду, - пробормотала Вита, не в силах выносить его ледяной взгляд. - Свежим воздухом подышу.
  Никакого отклика. Он смотрел на нее, неприветливо кривя губы, и девушка почувствовала, как нарастает раздражение. Ну да, ее мокрые спортивные штаны с кожаными сиденьями сочетаются плохо, измазанная грязью сумочка - тем более. Но разве она сюда просилась? Разве по своей воле села в незнакомый автомобиль?
  - Зрачки нормальные, - задумчиво выдал водитель. - Значит, не под кайфом. Ну, тогда...
  Он осекся. Вытащил из бардачка бутылку с мудреным названием, открутил колпачок.
  - Пей.
  - Что это?
  - Лекарство.
  - Какое?
  - Общедоступное. Хватит ломаться, помогает всем.
  Вита уловила запах алкоголя и отрицательно качнула головой.
  - Нет, вы не понимаете. Мне не...
  В виски ударила запоздалая боль. На миг девушка потеряла связь с реальностью, а когда острые иглы исчезли, ее губ касалось прохладное стеклянное горлышко.
  - У меня...
  Мужчина воспользовался этим, чтобы перевернуть бутылку.
  Язык ожгло, и Вита закашлялась. Часть коньяка (судя по цвету) попала в горло, часть выплеснулась на пальто неопрятными пятнами.
  - Черт! - она позволила себе разозлиться. - У меня аллергия! Мне нельзя алкоголь!
  Как на зло, в сумочке все перемешалось, и задрожавшие пальцы не могли найти никаких таблеток.
  - Черт!
  - Ты сейчас забьешься в конвульсиях? - сосед по салону на всякий случай отодвинулся.
  - Нет! Но мне будет кошмарно плохо! У вас нет хотя бы обычного "диазолина"?
  У аптеки он притормозил без лишних вопросов. Притащил кучу всего, однако перечитывать десяток инструкций Вита не стала - проглотила двойную дозу привычного лекарства и понадеялась, что на этот раз пронесет.
  - Спасибо, до свидания, - она рассудила, что за таблетки платить не надо. - Дверь разблокируйте, пожалуйста.
  - Что, прямо так и пойдешь? - в его тоне прозвучала непривычная жалость.
  "Целее буду", - подумала девушка, которой тоже не улыбалось попасть на ветер в мокрой одежде.
  - Все нормально, я живу неподалеку, - соврала, не мигнув глазом.
  Хозяин автомобиля указал на зеркальце заднего вида.
  - Это мерзко, - прокомментировал увиденное.
  "И чешется так, что нет сил терпеть. Но кто виноват, что богачи не умеют слушать?".
  - Это крапивница, - ответила Вита, бросив мимолетный взгляд на свое отражение. - Она скоро пройдет. Давайте уже попрощаемся, хорошо?
  - Показывай, куда ехать.
  Адрес девушка назвала неправильный. Так, на всякий случай. Ситуация с рекламным объявлением пока не потускнела в памяти и рисковать понапрасну не хотелось.
  - Точно денег не возьмешь? - услышала на прощанье.
  На сделку с совестью Вита пошла - забрала все таблетки. Некоторые дорогущие - жуть! Дома разберется, какие подойдут, а какие можно отдать знакомым.
  - Счастливой дороги! - выдала напоследок первое, что пришло на ум.
  В конце концов, подвозили ее нечасто, и она понятия не имела, что принято говорить в таких случаях.
  ***
  - Объект вернулся на прежний маршрут. Этап провален. Переходим к запасному плану.
  - Отмена. Произвожу корректировку. Дальнейшие действия - по результатам.
  - Уровень риска для жизни заказчика возрос на пять процентов.
  - Это допустимая погрешность. Продолжаем.
  - Непосредственное участие?
  - Одобряю.
  ***
  До своего подъезда Вита добиралась не менее получаса. Она успела замерзнуть так сильно, что уже отчетливо стучала зубами. Заледеневшие пальцы не попадали по кнопкам домофона, и девушка возилась у входа, борясь с неудобной сумкой, скользкими перилами и жвачкой, которую какой-то псих наклеил на дверную ручку.
  - Помогу.
  Вита подскочила от неожиданности. Ничьих шагов она не слышала, и приятный голос с легким иностранным акцентом стал полной неожиданностью.
  - Я... Э...
  Но худощавый парень в простой серой куртке уже ввел код, и даже дверь придержал, пропуская ее вперед.
  - Спасибо.
  Он молча подал топорщившийся спицами зонт.
  - Выпал.
  Девушка обнаружила, что сумочка расстегнута, и оттуда выглядывают записная книжка, шарфик, расческа. Чудо, что это все не изгваздалось в грязи.
  - Спасибо, - повторила более уверенно.
  Незнакомец развернулся и исчез в темноте.
  "Странный какой... Раньше я его не видела. Но если он здесь не живет, то откуда знает код?" - размышляла Вита, медленно поднимаясь на седьмой этаж.
  Горло першило, нос заложило настолько, что она не ощущала никаких запахов, голова гудела и обещала веселую ночку. Простыла, куда же без этого... А завтра все равно на работу. Хоть бы в аптечке нашлось что-нибудь от температуры...
  На поиски ключа ушло минут десять, не меньше. Чтобы попасть им в замочную скважину - еще пять.
  Девушка со вздохом переступила порог и чихнула. Самое время заняться экстренным лечением, иначе Аглая Ивановна будет торжествовать.
  От дыхания шел пар. Вита коснулась чуть тепловатой батареи и поморщилась. Кто бы сомневался, тут не нагреешься... Придется воспользоваться альтернативными методами.
  Обогреватель нещадно сушил воздух, а полоска термометра ползла вверх гораздо медленнее, чем хотелось. Было трудно дышать, и девушка повесила перед ним мокрое полотенце. Плотно задернула шторы, надеясь, что дуть из окна будет меньше, поспешила наполнить чайник... Почти не огорчилась, услышав из крана свист. Такое случалось и прежде. Она привыкла запасаться водой.
  Когда закипел третий чайник и на столе появились бутерброды, Вита чувствовала себя более-менее сносно - как для человека с температурой тридцать восемь и восемь, разумеется. Зато она отмылась от грязи, переоделась в сухое, согрела руки и поверила, что кошмарный день ушел. Дальше - дело техники. Вернее, лекарств.
  Раздался звонок в дверь.
  - Ну и кого принесла нелегкая? - пробормотала девушка, с трудом проглатывая кусочек хлеба с маслом и запивая чаем аспирин с парацетамолом. - Полдесятого...
  Быстрый взгляд в глазок вывел ее из себя. Помигивавшая на лестничной площадке лампа вполне четко освещала визитера, которого она никогда в жизни не ожидала тут увидеть.
  Мужчина с деньгами! Вита же нарочно пробиралась под дождем, лишь бы он не узнал номер ее подъезда! И, будто в насмешку над всеми предосторожностями, этот человек трезвонил в ее квартиру!
   "Я не буду открывать. Постоит, да и уйдет", - решила девушка.
  - Эй, ты там живая? - донеслось сквозь дверь. - Телефон свой забери!
  Она вытряхнула содержимое сумочки на диван, не веря его словам. Память подсказывала, что мобильник лежит во внутреннем кармашке - в автомобиле положила, чтобы не посеять.
  Как выяснилось, память ошиблась. Снаружи заиграла знакомая мелодия, и Вита, остро жалея об отсутствии цепочки, открыла дверь.
  - Седьмой раз за двадцать минут. Ответь, иначе она натравит на меня Интерпол.
  Мама, кто же еще...
  Девушка покрылась краской, поблагодарила за заботу, приняла вызов.
  - Алло, мам... Да, это уже я. Да, принес. Да, сказала "Спасибо". Да, со мной все в порядке. Нет, больше не буду терять. Нет, не буду садиться в машины к незнакомцам. Нет, не буду ездить сорок четвертым, только тридцать седьмым. А вы как? Да... Да... Да... Ну ладно тогда, спокойной ночи. Конечно, завтра позвоню. Вовремя. И утром. Нет, я не хриплю. Это связь плохая. Завтра поговорим, хорошо? Бывай, мам. Привет папе.
  Кое-как накопленное тепло улетучивалось сквозь открытую дверь. Вита недовольно нахмурилась - поздний визитер явно не знал цены драгоценных градусов. Повернулась, чтобы запереться, и подскочила от неожиданности. Мужчина не ушел. Он оглядывался с настолько удивленным видом, что девушка не удержалась от улыбки.
  - Мама сказала мой адрес? - спросила после очередной порции благодарностей.
  - Шесть раз. Что это?
  - Розетка, - Вита чихнула и извинилась.
  - Приклеенная к стене изолентой?
  - Она искрит, поэтому клеем как-то страшно. Ну и что, что некрасиво? Зато безопасно.
  - Проводка идет поверх обоев!
  - Не я ее проводила.
  Она не понимала, к чему этот бессмысленный разговор. Благодарности высказаны, пора и распрощаться. Желательно, навсегда.
  Взгляд гостя наткнулся на градусник.
  - Температура? - он недоверчиво поднял бровь. - Такая высокая?
  "Для меня в самый раз", - девушка вспомнила, что лекарства вот-вот начнут действовать, а потому стоит забраться в постель. Ну и выставить визитера, ясное дело.
  - Уже спадает, - пробормотала. - Поздно... У вас наверняка много дел...
  - Виктор.
  - Простите, что?
  - Меня зовут Виктор. Виктор Глод. Сядь, я заварю тебе чай.
  "Только что пила", - нахмурилась Вита. Но не возразила - понадеялась, что на этом его лимит заботы исчерпается. Ну или он попросту здесь околеет и убежит греться в теплую машину.
  Розетку гость доломал. Чайник тоже едва не пал жертвой его усердия - Виктор не ожидал, что шнур перевесит оставленный на краю стола диск и потянет его на пол. Зато чашка выжила. Пакетик с заваркой - нет. Размешивания не выдержал, представьте себе! Поэтому чай получился настолько крепким и горьким, что девушка выпила его залпом.
  - Спасибо, мне уже гораздо лучше, - фальшиво прохрипела, тесня гостя к выходу.
  - Это хорошо. Ты посиди, а я пока розетку прилеплю.
  "Он что, тайный маньяк?" - она не понимала, что удерживает этого человека рядом с ней. Но после розетки он точно должен уйти. Больше никаких предлогов оставаться у него нет.
  Вита присела на кровать. Почему-то горячее питье желудку не понравилось. Она ощутила легкую тошноту, накатило головокружение, во рту чувствовался неприятный привкус какой-то химии...
  - Готово. Ты там как?
  "Паршивее некуда", - вертелось на языке. Однако девушка была не в том состоянии, чтобы жаловаться. Она наконец-то разобрала, что за кисловатые крупицы скрипели на зубах.
  - Что вы мне дали? - прозвучало настолько жалко, что Вита возненавидела себя.
  И его, кстати. Особенно после того, как он сел рядом со словами:
  - Поблагодаришь завтра.
  ***
  Сердцебиение ускорилось настолько, что девушке казалось, сердце сейчас выскочит из груди и покатится по холодному линолеуму. Перед глазами все плыло, шум в ушах был невыносим. Пальцы не слушались, колени дрожали, затылок будто сжали тиски.
  Из груди вырывался сиплый свист, из-за заложенного носа высушенный обогревателем воздух дер больное горло. Спина вспотела - сказывалось действие жаропонижающих.
  Вита старалась регулировать дыхание, однако помогало мало. Она знала: самое главное - успокоиться, иначе будет хуже. Но не получалось. Ее аж разрывало от бешенства!
  - Да вы больной на всю голову, - простонала, опустив веки. - Будьте человеком: исчезните!
  - Чего ты дергаешься? - Виктор бросил ей на колени пустой пакетик с мудреным названием и внушительным ценником. - Это самое лучшее, что придумали от простуды. Коня поднимет. Сама почитай - почти никаких побочных эффектов и противопоказаний.
  - Инструкция на китайском!
  - Это японский. Поверь на слово, я только этим и пользуюсь. Пара часов - и никаких симптомов.
  Кое-как Вита сумела сфокусировать взгляд на нескольких словах, написанных латинскими буквами. Ингредиенты... Ага, вот и разгадка... Черт, ну почему некоторые люди настолько самонадеянны?
  - Вы, может, еще и кофе пьете? - спросила негромко.
  - Постоянно. А что?
  - А я нет! Мне нельзя кофеин ни в каком виде!
  - Тоже аллергия? - всполошился он. - Напомни, как те твои таблетки назывались?
  Девушка пожалела, что не привыкла выплескивать злость матерщиной. Сейчас бы пригодилось. Потому что цензурного ответа она не находила, как ни старалась.
  - Просто уходите, - попросила сквозь стиснутые зубы. - Пожалуйста.
  Виктор улыбнулся. Необычайно мягко, без намека на прошлую надменность... Создавалось впечатление, что перед ней совсем другой человек: добрый, понимающий, услужливый, готовый опекать и помогать.
  "Ну я и вляпалась", - Вита с трудом сохраняла здравый смысл.
  Проблемы только начинались. Его совсем не интересовало, что она не желает никакой помощи. Он наметил цель, а мнение других не имело значения.
  ***
  - Критический момент! Прекращаем операцию.
  - Отмена. Вероятность превращения субъекта категории "властный герой" в субъект категории "романтический герой" возросла до одного процента. Продолжаем наблюдение.
  - Риск слишком велик. Угроза жизни заказчика составляет тридцать восемь процентов. Предлагаю перейти к запасному плану.
  - Отказ.
  - Почему, Шарашка? Все вышло из-под контроля!
  - У нас нет запасного плана. Действуем по ситуации. Мы должны выполнить этот заказ.
  - Риск не оправдан. Я вывожу субъект из зоны действия.
  - Запрет!
  - Отбой.
  ***
  Взвыла автомобильная сигнализация. Виктор переменился в лице и бросился к окну.
  - Извини, - пробормотал. - Это моя. Скоро вернусь. Тебя как зовут, кстати?
  - Виталина, - девушка закрыла за ним дверь и поклялась себе, что не откроет даже если нежеланный помощничек припрется с тараном. - Я... Это... Спать ложусь. Спокойной ночи.
  К счастью, его больше заботила судьба джипа, а не ложь новой знакомой.
  Вита сидела в холодной темноте. Температура спала, горло удалось успокоить парой пастилок, зато кофеин носился по венам, заставляя сердце работать сверх силы. В висках стучало, мысли путались... Отвратительное состояние. Она не могла ни на чем сосредоточиться. Даже считать овец не получалось - мозг переполняли обрывки воспоминаний, планов, желаний...
  Из постели девушка вылезла где-то после полуночи. Клацнула обогреватель, порадовалась наличию в кране воды... Вспомнила, что так и не отмыла ни сумку, ни пальто, да и сапоги высушить не помешало бы, и приуныла. Сегодня будет отвратительный день... Как его пережить? И на головную боль ведь не сошлешься - Аглая Ивановна воспримет это как бык красную тряпку.
  Почему-то согреться никак не удавалось. Вита и горячий суп сварила, и бутылками с теплой водой обложилась, и в одеяло закуталась по самую макушку, однако эффекта не было. Когда ненужный будильник объявил, что наступило утро, чувствовала она себя совершенно разбитой и несчастной.
  Позвонила маме. Услышала, что та всю ночь не спала - за нее же переживала. Уверила, что жива, здорова, хорошо покушала. Узнала пару сплетен о людях, которых едва помнила, пообещала не задерживаться допоздна, спросила о погоде...
  Настроение чуть улучшилось, однако после того, как девушка положила трубку и родной голос перестал рассуждать о раздражающих мелочах, на душе снова заскребли кошки.
  Вчерашний день казался странной нарезкой кадров из фильмов разных жанров. Мелодрама, мистический триллер, боевик, комедия с черным юмором - всего хватило. А теперь предстоит понять, что из этого реально, что опасно, а что - плод простуженного воображения.
  Теплые кеды, толстые джинсы, зимний пуховик, пакет вместо сумочки - Вита усмехнулась своему отражению, представляя, как отреагирует на это начальница. Ну и пусть. Дресс-код в офисе не соблюдался, а на мнение Аглаи Ивановны плевать. Все равно вчера она выплеснула свой основной запас яда.
  По ступеням девушка спускалась гораздо медленнее, чем обычно. Влажный воздух улицы наполнил легкие, и она расчихалась. Вытерла нос, напомнила себе, что нужно обновить запас платков и салфеток, осторожно обогнула пару припаркованных в неположенном месте автомобилей.
  Под ногой хрустнуло стекло. Вита удивилась - здешние жители знали цену бутылок, а потому складировали их у мусорки для бомжа Митяни. Она поддела носком непонятные осколки. Красные... Любопытно. И... Напоминает пластик?
  - А у вас тут опасный район, - услышала голос, который готова была счесть выкрутасом фантазии. - Мне вчера фары побили. Не страшно ходить по ночам?
  "Гораздо страшнее заиметь личного преследователя", - подумала девушка, не спеша оборачиваться. Вдруг в самом деле почудилось?
  - Я здесь, - напомнили с обочины. - Садись. Отвезу на работу.
  Она повернула голову, до последнего надеясь, что из-за бессонницы начались галлюцинации. Зря, конечно. Организм, особенно привычный к неурядицам, способен выдержать много.
  Серебристый внедорожник. Элегантный мужчина со стаканчиком... кофе? Или он усвоил вчерашний урок?
  - Чай с лимоном, - Виктор открыл для нее дверку. - Называй адрес, Алина.
  "Меня зовут Вита! И лимон мне тоже нельзя", - но возражать не имело смысла. Для этого человека не существовало чужого мнения. Он поступал так, как хотел. Ему и в голову не приходило, что бывает иначе. Например, что "Виталину" наверняка никто не сокращает до "Алины".
  - Садись! - в его голосе появился металл.
  И Вита упала на мягкое сиденье.
  
  Глава 3. Избегайте симпатичных безумцев
  
  Настоящий джентльмен не позволяет даме самостоятельно выйти из автомобиля. Помогает подняться по скользким ступенькам. Придерживает тяжелую дверь и подает сумочку (в данном конкретном случае - пакет с изображением яркого попугая).
  А еще "джентльмену" плевать, что секретарша Зинка от одного вида его украшенного бриллиантами зажима для галстука может подавиться кофе. Что хохотунья Маша, узрев туфли из крокодильей кожи, врежется в пальму и опрокинет кадку. Что неторопливая Ася выскочит из бухгалтерии со скоростью ракеты, спешка удостовериться, что не пропустила ничего интересного.
  - Когда заканчиваешь, Алина?
  - Сегодня в девять. Отчет. И вчерашний нужно доделать. Может, до десяти задержусь.
  - Дождись меня.
  Зинка, ставшая отнюдь не невольной свидетельницей этой беседы, мечтательно закатила глаза и прижала руки к груди. Вита же подумала, что из кожи вылезет, но уже в восемь покинет здание. Отправится к родителям. Поживет у них несколько дней, а там, гляди, Виктор собьет кого-нибудь другого и будет уделять внимание новой жертве.
  Часы над стойкой секретарши щелкнули.
  "Не опоздала!" - обрадовалась девушка и поспешила за рабочий стол. Предстояло хорошенько потрудиться. И, главное, нужно держать себя в руках при любом раскладе, иначе у Аглаи Ивановны появится повод нагрузить ее дополнительной работой.
  Компьютер отчего-то включался дольше обычного. Вита напряженно всматривалась в экран с голубой заставкой и кожей чувствовала любопытные взгляды.
  Первой не выдержала Маша.
  - Это твой родственник, да? - прошептала в самое ухо. - Дальний? Из заграницы? Познакомь, подруга! Он крут!
  Соврать? Девушка пересмотрела все плюсы и минусы лжи, и отказалась от этой затеи. Подтвердит родство - коллега не отстанет, пока не узнает его адрес, номер телефона, состояние счета... Последнее, возможно, с применением грубой силы.
  - Просто знакомый. Ему было по пути, вот и подвез. Забудь.
  Вроде обошлось. Маша понимающе кивнула, занялась своими делами... Вита с облегчением выдохнула и понадеялась, что больше вопросов не будет.
  День выдался неплохой.
  Аглая Ивановна, спрятав наушники в кудрях, пересматривала "Обжигающую страсть". Она наверняка не знала, что экран отражается в стеклах ее затемненных очков, и прокручивала горячие сцены раз за разом, вызывая смешки сотрудниц.
  Маша вернула деньги за утерянный диск и даже сказала: "Спасибо".
  Ася поделилась домашней булочкой и сообщила о скидках в магазинчике на соседней улице.
  Вита было решила, что жизнь налаживается. Теперь бы не забыть о времени и убраться отсюда раньше девяти!
  Работа спорилась, и даже последствия вчерашнего словно отошли на второй план. Голова болит? Зато отчет быстрее делается в преддверии отдыха. Знобит? Зато не нужно сидеть в застегнутом под самое горло пуховике. Горло першит и кашель мучает? Зато есть повод лишний раз попить чай.
  Мирные часы нарушила Зинка. В обеденный перерыв она шлепнула перед Витой стакан кофе (не из автомата - из кофейни!), подтянула свободный стул, уселась на него верхом и громким шепотом заявила:
  - Уважаю, Курочкина. Давно пора было поставить нашего Димочку на место. А то сохла по нему, как какая-то... клуша, в самом деле. Пусть выкусит.
  - Н-нет! - попыталась оправдаться девушка. - Все совсем не так! Просто...
  - Не дрейфь, подруга. Димончик аж позеленел, когда вас, голубков, увидел. Не видишь разве, что сюда ни разу не зашел? Бесится в своей каморке, что не на ту лошадку ставку сделал.
  Вита хотела возразить, что Дмитрий Анатольевич не приходил в бухгалтерию только потому, что ему тут никакой работы не нашлось. Интернет работал исправно, а Аглая Ивановна упивалась экранными страстями. Ничего необычного.
  Однако в последнее время Димочка не только заглядывал по делам. Его Маша интересовала, и он это не слишком скрывал. А сегодня действительно и носа не показывал. Непонятно...
  - Ой, не придумывай, - фальшиво засмеялась девушка, и тут же закашлялась. - Ни... кх-кх... ничего... кх-кх... ничего подобного!
  - Да ну? - Зинка, видя, что собеседница не притронулась к кофе, отхлебнула из стаканчика сама. - Димчик на тебя давно глаз положил. Хочешь сказать, что не замечала? Во даешь, Курочкина! Ты же у него четвертая по плану.
  - Ч-ч-че...
  - Я первая была, Люба из маркетингового - вторая, Маша идет третьей. А потом либо ты, либо Настя из столовой, либо Ира из отдела кадров. Но у Насти сейчас роман в самом разгаре, а Ира разводится и временно ненавидит мужиков.
  - П-поче... кх-кх...
  - У нас баб больше нет. Не считая охранника Степу, ха-ха-ха. Шутка, Курочкина. Степа нормальный пацан. Только юбки любит. Носить, ха-ха!
  Вита автоматически улыбнулась, хотя в тот миг охранник и его пристрастия интересовали ее меньше всего.
  - Ты че, расстроилась? - Зинка одним глотком допила кофе. - Ну и дурында! Скажу по секрету, - она перегнулась через стол и понизила голос, - Димуля в постели на троечку. С плюсом, потому что мордашка приятная и жирка мало. Не о чем жалеть, поверь на слово.
  Все-таки у простуды есть свои преимущества. Нос красный, щеки горят - и пойми, то ли от температуры, то ли от смущения. А голос пока что не требовался - секретарша болтала, не ожидая ответных реплик.
  Что ей отвечать, девушка не представляла.
  - Ты! Стерва! Хватит наговаривать! - невысокая Маша подошла незаметно и отодвинула Зину вместе со стулом. - Ничего тебе не обломилось, вот и бесишься!
  - Так в том и проблема, что все вечно обламывалось, ха-ха! - пустой стаканчик метко отправился в мусорное ведро. - То обстановка не подходящая, то соседи мешали, то настроение пропадало.
  - Шлюха!
  - Зато не дура.
  "Пожалуйста, разойдитесь! - мысленно взмолилась Вита. - Если Аглая Ивановна увидит, виноватой снова окажусь я".
  - Он сразу понял, какая ты дешевка!
  - Когда через пару месяцев будешь рыдать у меня на плече, я напомню тебе эти слова.
  За приоткрытой дверью начальницы послышалась возня. Спорщицы одарили друг друга злыми взглядами и демонстративно отвернулись.
  - А-а-апчхи! - не удержалась девушка. - Апчхи! Апчхи!
  - Курочкина! - рыкнула Аглая Ивановна. - Весь отдел заразишь! Иди...
  "Домой?" - с надеждой предположила Вита.
  - ...в подвал! Там и трубы горячее, и люди не ходят.
  "И плесень, от которой у меня одышка".
  - Я в порядке, Аглая...
  В кабинете зазвонил телефон, и девушка сообразила, что лучше помолчать. Авось змеюка зависнет на полчаса и забудет.
  - Александр Петрович? - подобострастно забубнила начальница. - Да, Александр Петрович. Сейчас же этим займусь, Александр Петрович. Разумеется, Александр Петрович. Лично проконтролирую, Александр Петрович.
  Трубка стукнула о стол, натужно скрипнуло кресло, раздались остервенелые щелчки мышки.
  Вита вздохнула. После беседы с директором Аглая Ивановна точно начнет ерепенить на всех подряд. И первой в очереди, конечно же, находится нелюбимая сотрудница.
  - Курочкина! - громыхнуло будто в подтверждение ее мыслей. - Ко мне! Живо!!!
  "Ну что еще?" - девушка с опаской переступила порог.
  - Дверь закрой! - начальница откровенно бесилась.
  А это уже было неспроста. Распекать подчиненных в присутствии свидетелей - любимая фишка Аглаи Ивановны. И что же заставило ее изменить принципам?
  Вита, стараясь не производить лишнего шума, повернула дверную ручку.
  - Курочкина, - в буквальном смысле плюясь слюной, произнесла начальница. - Поздравляю. Ты...
  "...уволена", - мелькнула обреченная мысль.
  - ...уходишь в оплачиваемый отпуск на две недели.
  - Так я же работаю здесь совсем недавно! - от неожиданности девушка позабыла, что ей полагалось радоваться, а не возмущаться. - В трудовом договоре....
  - Рот закрой, Курочкина. Садись, пиши заявление. И если еще раз пожалуешься на меня своему хахалю, очень сильно пожалеешь. Поняла?
  Единственное, что Вита поняла, - кошмар не закончился с наступлением дня. Виктор и тут умудрился ее достать. С благими намерениями, разумеется... Теми самыми, которыми выложена дорога в ад.
  Изображать благодетеля ему надоест очень скоро. Он исчезнет так же стремительно, как и ворвался в ее жизнь. А Аглая Ивановна останется на целых два года. И коллеги никуда не денутся. Даже директор наверняка запомнил, что Курочкина Виталина Сергеевна ни на что не годная без богатых покровителей. А уж как развернется в издевательствах Дмитрий Анатольевич, и представить страшно.
  Заявление девушка написала без лишних возражений. Чувствуя, что хуже не будет, потребовала конфискованный диск и попросила отпустить ее сегодня пораньше. Вот прямо сейчас. Отчеты доделаны, все равно предстоит бездельничать. Что Аглая Ивановна думает по этому поводу?
  После короткой прочувственной речи, смысл которой сводился к тому, что шалавы заканчивают очень плохо и не нужно мнить о себе невесть что, "папик" скоро утратит интерес, разрешение было получено.
  - Что там? - Маша уже и не помнила, что недавно злилась. - Змеюка не покусала?
  - На больничный отправила, - соврала Вита, чувствуя себя из-за этого отвратительно. - Гриппа боится. Наверное, так даже лучше... Схожу в больницу, отдохну...
  - Серьезно? Что это на нее нашло? Она же родную мать не пожалеет!
  Девушка пожала плечами.
  - Не знаю...
  Она вышла через служебный вход. Напряженно оглянулась, выискивая взглядом серебристый джип. Глупости, конечно, - у Виктора достаточно дел, чтобы не изображать сталкера. Но все равно было боязно. Казалось, вот-вот раздастся ленивое: "Ты рановато, Алина. Садись, подвезу", и ей не останется ничего другого, как послушаться.
  Нет достойных причин отказываться от его участия. Пока нет... Помощь - не преступление. А расплывчатое "оставьте меня в покое, потому что я так хочу" ему вряд ли понравится. И пусть Вита не слишком хорошо разбиралась в устройстве мира, она знала точно: в качестве обиженного врага Виктор разрушит ее жизнь за считанные минуты.
  Испугано зыркая по сторонам, девушка завернула за угол. На всякий случай она решила перестраховаться и поймать маршрутку на другой улице. Быстро домой, собрать вещи - и к родителям. Авось за две недели все уляжется.
  - Номер четырнадцать, - раздалось позади.
  Она вскрикнула, покрепче сжала ручку пакета.
  - Заказ провален. Счет не оплачивается. Компенсация?
  Вита узнала голос, и именно это придало ей уверенности.
  - А вы... э-э-э... - она обернулась.
  - Агентство "Шарашка и партнер". Партнер.
  "Безумец из объявления!" - догадалась девушка. Какая жалось... Такой молодой, с добрыми, чуть растерянными глазами и приятным лицом... Смотрит взглядом любопытного щенка, бедолага. Огорчен, что его фантазия оказалась пустышкой.
  - Не надо никакой компенсации, - она не чувствовала в нем угрозы, особенно посреди дня, в окружении прохожих. - Хотите, я провожу вас домой? Назовите свой адрес.
  - Рабочий? - послушно уточнил он.
  - Лучше домашний.
  Возникла заминка. Парень теребил серый рукав и, казалось, сомневался, стоит ли откровенничать.
  - Ну же, это останется нашей тайной, - подбодрила девушка, разговаривая с ним как с ребенком.
  - Людям не нравится. Страшно. Необычно. Чуждо.
  Она продолжала терпеливо на него смотреть, и он сдался.
  - Радужная, семнадцать. Лиеланд.
  - Это в США? - Вита не слишком удивилась, хотя его акцент не походил на американский.
  - Нет. Мы называем наш мир Шаенной.
  ***
  В съемную квартиру Вита не попала. Странный парень, назвавшийся Тиолейном из Лиеланда, не оставил ее равнодушной. Он был таким чудным и в то же время беззащитным, что девушка не удержалась, захотела помочь.
  На отпетого наркомана новый знакомый не походил, упоминание психиатров его не пугало. Ей пришло на ум, что у него наверняка были родители, которые места себе не находят, разыскивая сына. А, может, он действительно иностранец? Скажем, жертва похищения? Или несчастного случая, из-за которого слегка тронулся умом?
  Надо бы как-то направить его мысли в более земное русло и выведать реальный адрес, однако как это сделать, Вита не представляла. О том же, что логичнее всего обратиться в полицию или позвонить на скорую, она старалась не думать.
  - Вы сюда как добрались? - спросила, рассчитывая по номеру маршрутки определить его район.
  - Авария. Экстренный портал.
  Девушка постаралась сдержать недовольство.
  - "Сюда" означает на эту улицу. Чем приехали?
  - Ничем. Я здесь живу.
  Вита испытала облегчение с каплей разочарования. Облегчение - потому что местного парня обязательно опознают в каком-нибудь из магазинчиков. Разочарование... Эх, какая девушка втайне не мечтает встретить принца из волшебного мира?
  - Кушать хотите?
  - Тиолейн, - напомнил он. - Те... Ли... Тин. Или Лейн. Выбирайте сами.
  Вита отвернулась, скрывая улыбку. Какое ребячество! Ну да ладно, она охотно подыграет, лишь бы заманить его в самое посещаемое здешнее заведение - столовую на перекрестке Зимней и Скворечной.
  - Хорошо, пусть будет Тин. Пойдем, я вас накормлю.
  "И покажу местным всезнающим бабкам, авось кто узнает", - осталось невысказанным.
  - Тебя.
  - Что? - девушка насторожилась. - Что - меня?
  - В твоем мире люди одного возраста говорят друг другу "ты".
  Ценное наблюдение. Не совсем верное, однако Вита предпочла согласиться, а не углубляться в объяснение правил культурного общества.
  Очутившись за столиком, она на миг пожалела, что ввязалась в эту затею. Тин уплетал обычную кашу с такой жадностью, словно не видел еды неделю. Несколько заказанных тарелок опустели в мгновение ока, затем парня привлекла котлета на пару, пирожные, сок... И в кошельке не осталось почти ничего.
  В дополнение к рыдающим финансам совесть тоже не давала покоя. Она почему-то решила, что благотворительностью Вита занялась исключительно из-за Виктора. Дескать, чтобы доказать: пользу можно принести и без внедорожника, и без связей, и без валюты.
  Глупости, конечно. Девушка и раньше не могла пройти мимо нищего, не бросив монетку, и постоянно уступала старикам место в транспорте. Но после знакомства с человеком, чьи "добрые дела" творились на совсем ином уровне, собственная незначительность стала чувствоваться особенно сильно.
  - Вкусно. Спасибо.
  Вита вздохнула. Часы тикали, а ясности не прибавилось. Следовало поторопить события.
  - У тебя есть знакомые? - спросила без надежды на положительный ответ.
  И несказанно удивилась, когда Тин медленно кивнул.
  - Шарашка.
  "А вот и ниточка, которая распутает весь клубочек!" - восторжествовала девушка.
  - Чем он занимается?
  "Живет в моем воображении", - ожидала услышать разочаровывающее.
  - Изучает влияние множественных факторов на вероятности будущего.
  - То есть прогнозированием? - если честно, Вита сомневалась, что обойдется без Лиеланда и тому подобного. - А ты?
  - Оцениваю текущие риски.
  - Где?
  - В Агентстве. "Шарашка и партнер". Я партнер. Забыла?
  "Если бы!" - и все же девушка не могла заставить себя относиться к собеседнику как к настоящему умалишенному. В его голосе была такая уверенность, что на пару мгновений она и сама поверила в существование Шарашки. Да и непонятный акцент вызывал закономерные вопросы. В психушке таким не обзаведешься, как ни крути. Значит, за его историей стояло не только безумие.
  - Где находится ваше агентство? - спросила, и пообещала себе, что если услышит в ответ Шаенна или что-то подобное, сразу же отвезет собеседника в ближайшую поликлинику.
  - Лесная, двадцать семь-б, - огорошил Тин. - Четыреста шестнадцать метров к югу отсюда.
  - Тогда пойдем!
  Должен же хоть там быть кто-то адекватный?
  - Зачем?
  - Хочу познакомиться с Шарашкой, - Вита начинала уставать от этого разговора.
  - Шарашка не любит людей, - "пришелец" закончил есть и смотрел на нее, не мигая. - Особенно тебя.
  - Почему?
  Действительно, почему кто-то, кого она в глаза не видела, должен ее не любить? Абсурд!
  - Случайный фактор нарушил расчеты. Заказ номер четырнадцать идет не по плану. Оплату необходимо отменить.
  Ей пришло на ум, что Тин с трудом подбирает слова. Он говорил короткими отрывистыми фразами - совсем как она сама на уроках английского.
  - Знаешь, было бы неплохо...
  "...поговорить с таинственным Шарашкой. Не удивлюсь, если в нормальной жизни его зовут Виктор Глод", - но закончить предложение не удалось.
  - Извини. Должен уйти. В заказе номер тринадцать резкое повышение риска. Очень перспективный заказ. Нельзя испортить.
  Миг - и девушка уже смотрела на пустой стул. Она поразилась скорости, с которой передвигался Тин. И бесшумности его шагов, кстати. А еще тому, что, несмотря на спешку, дверь за ним закрылась без стука. Ну и парочка подростков, как раз заходившая в столовую, каким-то чудом разминулась с парнем без столкновения.
  На улице уже темнело. Вита взглянула на часы и удивилась, как быстро пролетело время. Почти шесть... Пока доберется до съемной квартиры, будет около семи. На сборы понадобится не меньше получаса, затем две пересадки и...
  За окном проехал серебристый джип. Она вздрогнула, поспешно отвернулась от улицы. Мысленно себя отругала: в городе полно таких автомобилей, какой смысл шарахаться от каждого?
  - Девушка, ваш спутник обронил, - какой-то мужчина подал ей лист обычной канцелярской бумаги, заполненный ровными строчками.
  "Договор", - гласило заглавие.
  - Спасибо, - Вита запихнула документ в пакет, рассчитывая прочесть в более уединенной обстановке.
  И решила, что стоит подкорректировать планы.
  ***
  - Мы должны это остановить. Все вышло из-под контроля.
  - Отказ.
  - Шарашка, цифры не лгут! В настоящий момент вероятность превращения объекта "Виктор Глод" в романтического героя составляет два процента, а угроза жизни заказчика - сорок процентов. Если тренд сохранится, она не протянет и месяца!
  - Отбой. Расчеты показывают иное. За сутки вероятность появления романтического героя увеличитесь в четыре раза, а угроза жизни объекта "Виталина Курочкина" - на четыре процента. Умножение в приоритете.
  - Но Вита хотела не этого! Наши источники информации недостаточно точны! Мы допустили ошибку!
  - Объект "Вита" - альтернативное определение заказчика?
  - Да! И она недовольна ситуацией!
  - Ты стал слишком эмоционален, партнер. Общество землян плохо влияет на твое сознание. Миссия продолжается.
  - Я отказываюсь в этом участвовать.
  - Потому что не веришь в успех? Или ты подхватил опасный земной вирус?
  - Она добрая и милая! Ей не нужен властный герой, Шарашка!
  - Сочувствую. Судя по симптомам, ты заразился странным местным недугом, который в этом мире восхваляют, а не ищут от него лекарство.
  - Грипп?
  - Нет. Боюсь, дело куда серьезнее. Это влюбленность.
  - Шарашка! Хватит шутить! Может, прекратим уже разговаривать как чужие люди?
  - Без паники, партнер. Мы тебя вылечим.
  ***
  Вита вышла к остановке, спряталась за рекламным щитом... Ветер бил в лицо, глаза слезились, и рассмотреть номера подъезжавших маршруток было непросто. Нужную девушка пропустила - зазвонил телефон, и пока она выуживала его из недр кармана, тридцать седьмая успела притормозить, выпустить пассажира и укатить в подсвеченную тусклыми фонарями и яркими окнами темноту.
  - Мам, ты рано. Что-то случилось?
  С точки зрения родителей - еще как случилось! Ворона на лету врезалась в окно на кухне и разбила все три стекла. Сама при этом не поранилась - только покружила по комнате, да и убралась через ту же дыру. Теперь нужно искать деньги на ремонт... Ключевое слово - "искать". Вита ненавидела его. Оно означало, что придется еще туже затянуть пояса.
  "А взяла бы вчера доллары, и проблем бы не было. Виктор потерял бы интерес, родную квартиру оборудовала бы по последнему слову техники, родители больше не знали бы ужаса под названием "бесплатная медицина", Аглая Ивановна стала бы неприятным воспоминанием", - напомнил внутренний голос.
  Где-то в глубине души девушка могла бы с ним согласиться, и от этого ее переполняла горечь.
  Она зашла в шестнадцатый автобус, уселась за водителем. От дороги ее скрывала наклеенная на окошко реклама. Это странным образом успокаивало, пусть Вита и чувствовала себя сущим ребенком.
  Спустя полчаса она увидела знакомые дома, и даже собралась выйти, но снова тренькнул мобильник, и девушка с каким-то облегчением мешкала, пока двери не закрылись.
  Она вернулась на сиденье.
  - Что, мам?
  - Ты уже дома? Ничего не случилось? Горло болит? Есть температура? Тот милый парень, что вчера тебе помог, не перезванивал? Он нормальный?
  "Да как сказать... В общепринятом смысле - более чем нормальный. Но меня Виктор пугает. Вернее, не он сам, а его уверенность в том, что он знает, как лучше, и не интересуется чужим мнением".
  - Я к вам еду, - ответила вместо подробного отчета о здоровье и знакомствах. - Буду через час. Полтора часа, - заметила назревающую впереди пробку. - Извини, плохо слышно. Поговорим, когда доберусь.
  Конечно же, родительницу такие мелочи, как шум транспорта, не волновали. Положить трубку удалось лишь минут через десять.
  За оставшееся время Виту здорово укачало. Она замерзла, спина отчего-то начала ныть, голова раскалывалась совсем как после вчерашней встречи со столбом. А еще девушка чувствовала себя настоящей дурой.
  Она полдня тряслась, опасаясь чрезмерно напористого доброжелателя. Но кто сказал, что он еще помнит о ее существовании? Подумаешь, на работу подвез и замолвил словечко перед начальством! Любой ответственный человек так поступил бы. А вчера ночью у него был такой же шок после происшествия, как и у нее самой, вот он и чудил. Если разобраться, тот же "выходец" из Лиеланда может оказаться гораздо опаснее и принести в разы больше проблем.
  "Он не звонит, хотя наверняка знает мой номер. Все закончилось", - Вита не знала, больше в ее наблюдении облегчения или разочарования.
  Наконец изматывающая поездка закончилась. Она вышла на холодный воздух, немного постояла, привыкая к твердому грунту. Голова кружилась слишком сильно, чтобы куда-то идти. Девушка запоздало подумала, что зря она не обратилась в больницу. Затылок - это не сбитая коленка. Боль можно убрать обезболивающими, но проблема не исчезнет.
  - Виточка, тебе плохо?
  - Нет, тетя Таня, - она увидела соседку и воспрянула духом. - Просто ноги затекли в пробке. Вы домой? Пойдем вместе.
  Поднимаясь по лестнице на восьмой этаж (лифт, как обычно, не работал, и в ближайшие десятилетия его ремонтировать не собирались), Вита определилась с чувствами. Все-таки она была рада, что Виктор исчез из ее жизни.
  Без него спокойнее.
  И безопаснее.
  Эта мысль стала последней перед тем, как сознание заполонила пустота, и девушка, цепляясь за холодные до невозможности перила, растянулась на ступенях между седьмым и восьмым этажами.
  
  Глава 4. Не приглашайте доброжелателей в свой дом
  
  По телевизору шел какой-то боевик. Виктор изредка поглядывал на экран, но не следил за сюжетом. Проклятая жестянка! Такая же бессмысленная, как и все в этом мире!
  Он был зол. Раздражен. Да что скрывать, его переполняло бешенство!
  И, казалось бы, из-за чего? Из-за какой-то безмозглой идеалистки, которая витает в облаках и понятия не имеет, что такое жизнь? Экая невидаль!
  Вообще-то действительно невидаль.
  Клацнул пульт, сменился канал...
  Новости. Это еще хуже! Как всегда все плохо и лучше не станет. Какой смысл их вообще выпускать? Чтоб доверчивые глупцы, не имеющие собственного мнения, взирали на диктора с открытыми ртами и послушно повторяли каждую почерпнутую из зомбоящика идею?
  Скрипнуло приоткрытое окно.
  Виктор уменьшил звук, прислушиваясь. Подниматься и закрывать створку было лень. Ничего, весенняя прохлада полезна для здоровья.
  В дальнем углу комнаты засветился экран телефона. С чего бы? Звука не было, то есть это не входящий звонок и не SMS.
  Любопытство взяло верх. Мужчина взглянул на экран и с удивлением обнаружил набранный номер. Вернее, появившийся из ниоткуда номер мобильного, который казался смутно знакомым.
  Стереть или нажать кнопку вызова? Он колебался. Затем поднес трубку к уху.
  - Алло? - ответил на другом конце голос, который Виктор определенно где-то слышал. - Алло!
  - Это кто? - его никогда не волновали вопросы элементарной вежливости.
  - Анастасия Петровна.
  - Какая?!
  - Курочкина.
  Если до сих пор он сомневался в том, что судьба существует, забавная фамилия уверила его в обратном. Это не могло быть совпадением.
  Вернее, это не могло быть случайным совпадением - как ни крути, а Виктор верил в то, что удача - его подруга.
  Он быстро собрался. Вышел из дома, проверил сигнализацию...
  Но когда его машина отъехала, за окном вспыхнул свет и на занавески упала тень.
  ***
  На подоконнике сидела ворона - большая, заметно потрепанная, с выразительными глазками и испачканным белой краской клювом. Она будто наблюдала за происходившим внутри квартиры, и от ее изучающего взгляда Вите стало не по себе.
  Девушка задернула шторы, устало откинулась на спинку старого продавленного кресла.
  - ...Заречная, сорок пять, девятый этаж, - услышала быстрый говор матери. - Да-да, конечно, мы вас ждем!
  Огорчилась, решив, что родители все-таки вызвали скорую. Какой смысл? Ну, померяют давление... Так это она и сама может. И что делать, знает.
  Только напрасно людей потревожили. Подумаешь, обморок... После двойной дозы жаропонижающего (спасибо Виктору), кофеина (спасибо Виктору) и проведенного как на иголках дня (как обычно, спасибо Виктору) это еще цветочки. Могло быть куда хуже. Вот если и завтра, после нормального отдыха, спина не утихнет, придется навестить больницу. А пока лучше позабыть о тревожных факторах и наслаждаться уютом родного очага. Кстати, в качестве этого самого очага масляный обогреватель тоже сойдет.
  - Вита, деточка, поешь супчика!
  - Мам, я спать хочу... Давай после...
  - Простынет!
  Девушка сочла, что проще послушаться, ведь с родителями спорить - себе дороже. Они вечно знают, как лучше - прямо как кое-кто из ее знакомых.
  Естественно, главной темой ужина стало вчерашнее происшествие. Нет, не с аварией - об этом Вита благоразумно умолчала. А вот о забытом в машине "обычного знакомого" телефоне рассказать пришлось во всех подробностях. Будто бы больше не о чем было поговорить! Но матери всенепременно хотелось узнать, кто принес мобильник и что об этом человеке думает ее обожаемая дочь. Где познакомились, как часто видятся, есть ли у него семья, чем он занимается?
  Понятно дело, ни на один из вопросов ответа девушка не знала, поэтому атмосфера за столом царила унылая.
  - Твой Виктор любит чай или кофе?
  У Виты зародились нехорошие подозрения, однако она приказала себе не глупить.
  - Что-то скорая долго не едет, - заметила, лишь бы отвлечь увлекшуюся мать.
  - Ты разве ее вызывала? - услышала вместо поддакивания.
  "А кому же ты диктовала наш адрес?" - девушка начала опасаться, что ее самое дикое предположение не лишено смысла.
  Но подтвердить или опровергнуть догадку она не успела, поскольку тренькнул звонок у входной двери.
  - Я открою! - мать с непривычным азартом сорвалась с места. - Это наверняка он.
  - Лучше убейте меня сразу, - пробормотала Вита, чувствуя, что вот-вот сорвется и убежит на край света.
  Ее последнее убежище пало. Дом... Родной угол, который в подсознании ассоциировался с безопасностью, не устоял перед уверенным напором нежеланного доброжелателя. Больше бежать некуда... Своя же комната превратилась в ловушку! Не удивительно, что девушку обуревали не самые позитивные чувства.
  - Добрый вечер! Как доехали? - заливалась соловьем мама. - Проходите, не стесняйтесь! Кофе? Чай?
  - Спасибо, Анастасия Петровна. Чай, пожалуйста. Здравствуй, Алина.
  "Кошмар наяву - вот что это такое", - подумала Вита. В неприятных снах она часто убегала от невидимого преследователя - и не могла убежать. Кто бы подумал, что такое возможно даже в реальной жизни? И пусть речь шла отнюдь не о злодее, это не меняло того факта, что ее навязчивое внимание пугало.
  - Здравствуйте, - пробормотала, уткнувшись взглядом в тарелку с остатками супа. - Присаживайтесь.
  Вообще-то следовало прямо спросить, что он тут забыл, и попросить больше не приходить, однако грубить девушка не умела. Тем более на глазах родителей... Настоящая западня!
  - Твоя мама сказала, что тебе совсем плохо. Пойдем, я отвезу тебя в больницу.
  Девушка вздохнула. Приятно встретить человека, не знакомого с реалиями.
  - Пол-одиннадцатого. Все закрыто, тем более мой случай не экстренный.
  - Частные больницы работают круглосуточно.
  - Государственные тоже! Но не...
  - Анастасия Петровна, будьте любезны, принесите сапоги и пальто Алины.
  Судя по растерянному виду матери, она начала замечать, что гость как-то слишком быстро взял на себя обязанности хозяина дома. Или, правильнее сказать, хозяина ее дочери?
  Куда-либо идти Вита отказалась наотрез. Ну, как наотрез... Намекнула родителям, что проводить время с Виктором опасно для здоровья в самом прямом смысле слова.
  Естественно, отец за это ухватился, завязалась беседа... Поначалу не особо приятная для новоиспеченного "друга семьи", однако спустя немного времени девушка с удивлением заметила, что в исполнении Виктора вчерашняя история имеет совсем иной окрас.
  Оказывается, во всем виновата исключительно Вита!
  Это она выросла чересчур слабенькой, болезненной и восприимчивой к аллергенам (сочувственный вздох), и то, что аллергии в той или иной степени подвержены почти девяносто процентов населения Земли, ничего не меняло.
  Это она по неосторожности хлебнула коньяка - наверное, забыла, что ей нельзя спиртное (укоризненное качание головой).
  Это она потеряла таблетки, без которых могла бы погибнуть (трагическое закатывание глаз).
  Это она перепутала улицы и вышла за квартал от своей квартиры (искреннее недоумение).
  Это она сломала зонт, промокла насквозь и простудилась (образцовое порицание).
  Это она выпила дешевые таблетки от температуры с массой побочных эффектов (откровенное осуждение).
  Это она ведет нездоровый образ жизни, из-за чего у нее проблемы с сердцем (легкое презрение и готовность подсобить с питанием и тренировками).
  На этом моменте родители, которые могли рассказать историю сердечной недостаточности Виты с момента ее рождения, наконец уразумели, что гость не просто преувеличивает - выдает личные домыслы за прописную истину. Однако дальше шел перечень заслуг Виктора, и они пристыженно умолкли, слушая великого человека, за прошедшие сутки несколько раз спасшего их любимую дочь от наглой смерти.
  Это он нашел ей лучшие лекарства от аллергии.
  Это он в кратчайшие сроки избавил ее от простуды.
  Это он проводил ее на работу и показал всем, что Алину есть кому защитить.
  Это он обеспечил ей две недели отдыха.
  И это он отвезет ее в частную больницу, где точно скажут...
  Что именно скажут, семье Курочкиных узнать было не суждено, потому что Вита в кои-то веки не сумела сдержать раздражение.
  Раньше она считала себя крайне тихим человеком. При посторонних даже смеяться порой не решалась, что уж говорить о выяснении отношений на повышенных тонах? Однако смолчать не получилось. Уровень абсурда зашкаливал настолько, что девушка чувствовала, как внутри нее все закипает.
  Больше всего ее злила не ложь, а то, что Виктор верил собственным заблуждениям. Он же разумный человек и должен видеть ситуацию под разными углами! У него какой-то бизнес, и там подобное поведение привело бы к быстрому краху! Так почему же отнюдь не бедный предприниматель, который умеет оценивать происходящее в деловой сфере, настолько предвзят в личных отношениях? Почему он даже не задумывается о том, что у кого-то может быть иное мнение?
  - Хватит! - выкрикнула девушка. - Довольно! Вы меня совсем не знаете! Я вас не просила о помощи! Если бы не вы, мне помощь и вовсе бы не понадобилась! Давайте просто забудем друг о друге. Я подпишу все, что захотите. Отказ от претензий, подписку о неразглашении - все! Только не надо больше вмешиваться в мою жизнь!
  Самое плохое заключалось в том, что Виктора совсем не обидели ни резкие слова, ни злые слезы. Он добродушно усмехнулся, пожал плечами.
  - Нервы, - произнес, адресуясь родителям Виты. - Стресс. Я пришлю вам чудесные японские травки. Очень хорошо успокаивают.
  И мать, и отец смотрели на него с одинаковым тревожным недоумением. Казалось, они не понимали, говорит гость серьезно или же издевается.
  - Пожалуйста, - девушка с ужасом осознала, что орала на него вслух, - хватит изменять мою жизнь. Очень вас прошу. Я действительно благодарна за...
  Она запнулась. А за что, кстати? За то, что сбил? Что дважды чуть не угробил лишь потому, что не поинтересовался ее желаниями? Что отныне Аглая Ивановна крестом ляжет, а Виталину Сергеевну выживет?
  "Телефон!" - мелькнула спасительная мысль. Точно, он же привез ей телефон, в котором были нужные номера.
  В голос вернулась искренность.
  - Спасибо за все. У меня останутся хорошие воспоминания о вас. Давайте, провожу?
  - Ты что, Алина, расстроилась? Брось, ты же не виновата, что такая слабенькая. Глупышка, я же пытаюсь сделать твою жизнь лучше!
  Вита вздрогнула. Лучше... Уж не из той ли это оперы, что и Шаенна с Лиеландом?
  - Шарашка? - бестрепетно уточнила.
  Он не понял вопроса. Вопросительно поднял бровь, скривил губы в безмолвном вопросе...
  Вита нервно улыбнулась.
  - Забудьте. Это из фильма.
  Ей все-таки удалось выпроводить гостя до порога. Самочувствие не улучшилось, но одно девушка знала точно: ее обрадовал тот факт, что бедняга Тин не имел отношения к Виктору Глоду.
  ***
  - Ты очень необычная, Алина.
  "Меня зовут Вита", - но разве это имело значение?
  - Не иди за мной. У вас лифт не работает.
  - Третий год, - вырвалось у нее. - Нет, я не пойду. Уверена, вы и сами не заблудитесь.
  - Третий год?! Почему не чинят?
  - Да чинят вообще-то... Но он почти сразу снова ломается.
  - Больше не будет, - уверенно заявил Виктор, и девушка поняла, что зря понадеялась на точку в этой истории.
  - Осторожнее, на третьем этаже лампочка перегорела и ступенька надбитая, - она открыла дверь. - Счастливо доеха... кх... кх...
  Приторный аромат духов едва не сбил ее с ног. Вита закашлялась, схватилась за стену. Сквозь упавшие на глаза волосы увидела пышный белый мех, золотистую шевелюру, ярко-красную помаду и длинные ногти со стразами.
  - Шалава! - пискнул высокий женский голос. - На, подавись! - тонкая рука швырнула в лицо горсть смятых бумажек. - И оставь его в покое, не то пожалеешь, что на свет родилась!
  - Элла, пошла вон!
  За Виктором захлопнулась дверь. Спустя пару минут парфюм развелся, дышать стало проще. Вита вытерла слезы, выступившие от кашля, и повернулась, чтобы уйти из прихожей.
  Под ногами зашуршало.
  - Господи, а это что? - всплеснула руками мать и близоруко сощурилась, разглядывая пол. - Деньги?!!
  - Угу.
  Девушка потянулась за веником и сгребла зеленоватые бумажки в кучу. Подумала, что лучше бы неведомая Элла швырнула в нее скотчем или изолентой - толку было бы больше. Окно на кухне еле держится, его нужно хорошо закрепить.
  Ну что за невезуха, а? Только-только красиво попрощалась с доброжелателем, и на тебе - придется снова встретиться. Или загадочная Элла завтра раскумекает, что натворила, и сама забежит за деньгами?
  "Подожду сутки", - малодушно решила девушка. Вдруг действительно все наладится без усилий с ее стороны?
  - Сереженька, посмотри, это настоящие доллары! - мать потащила показывать чертовы бумажки отцу. - Как в кино! Вита, солнышко, не переживай. Я записала номер этого странного Виктора. Ты отдыхай, я сама их отдам. Не нужно тебе с ним встречаться. Непонятный он какой-то... Лучше позвони Васе Иванову, он часто о тебе спрашивает. Хороший парень, и родня у него приличная. Лейтенанта недавно получил...
  - Спокойной ночи, мам.
  Вита не стала напоминать, кто именно пригласил Виктора в их дом. Мама ведь хотела как лучше... Счастья своему ребенку желала. Зато теперь самолично увидела, что к чему, и бороться за "зятя" резко перехотела.
  - Спать... - девушка забралась в постель, напоследок выглянула в окно...
  Вздрогнула, увидев на подоконнике ворону, как и в первый раз, отгородилась от нее занавеской.
  - Кар-р-р! - услышала, погружаясь в дрему.
  А во сне такая же птица говорила: "Безнадежная дур-р-ра".
  ***
  - Наталья, ты допустила ошибку в определении психологического профиля заказчика. Должен выразить свое огорчение.
  - Шарашка, я опиралась исключительно на твои заметки. Сожалею, однако либо это твоя вина, либо профиль составлен верно.
  - Ты ошиблась.
  - Я не могла ошибиться. Молодая привлекательная девушка требовала внимания. Срочность - как можно быстрее, методы и моральная ответственность не имеют значения. В ее ситуации самый простой способ получить желаемое - влиятельный покровитель.
  - Партнер считает, что психопрофиль неправильный.
  - Вот пусть партнер и занимается клиентами! Посмотрим, сумеет ли он по паре фраз определить, что им нужно!
  - Принято. В таком случае, ты уволена.
  ***
  Вита проснулась ближе к обеду. Так долго она никогда не спала, и непривычная к излишкам сна голова попросту раскалывалась.
  - Ты как? Пойдешь в больницу? - спросил отец.
  - Не сейчас, - она чувствовала себя слишком плохо, чтобы куда-то идти.
  Потом ей на глаза попался календарь.
  - Сегодня все равно суббота, - выбор исчез, и виски стали ныть поменьше. - А мама где?
  Ответ заставил девушку, как раз наливавшую кипяток в чашку, пролить воду на стол. Мама, оказывается, деньги отдавать поехала! Причем не Виктору, с характером которого Вита почти смирилась, а незабвенной Элле! Нашла ее номер телефона в сети, созвонилась, объяснила ситуацию...
  "Жаль, что нельзя проклясть Интернет", - думала девушка, глядя в монитор.
  Поисковик щедро делился информацией о Викторе Глоде. Тридцать семь, вдовец, владеет сетью магазинов одежды, транспортной компанией и ветеринарной клиникой. В благотворительности замечен не был, в соцсетях не тусуется, с криминалом не связан...
  Секундочку! Вита прокрутила ленту вверх, возвращаясь к статье трехлетней давности, которая привлекла ее внимание.
  "Полиция подозревает бизнесмена в заказном убийстве!" - орал нарочито сенсационный заголовок. В самом тексте рассказывалось о том, что Виктора допрашивала полиция в связи с гибелью его жены в автокатастрофе. Никаких обвинений ему не предъявляли, впоследствии дело классифицировали как несчастный случай.
  "Газетчики совсем совесть потеряли", - решила девушка, и ограничила поиск последним годом.
  Скукота... Финансы, какие-то съезды, участие в местных выборах. И любопытные фотографии.
  "Доброжелатель" регулярно мелькал на разных светских мероприятиях. Чаще всего в компании Елизаветы Зотовой, также известной как Элла Зей - не то чтобы прославленного, но вполне востребованного дизайнера.
  Об Элле Интернет "рассказал" куда больше, чем о Викторе. Двадцать девять лет, не замужем, в списке бывших бойфрендов две поп-звезды, депутат и иностранный бизнесмен. Недавно зарегистрировала собственную торговую марку, но горячей популярностью "Elsy's" не пользуется. Отзывы в основном хорошие - не считая тех, кто жалуется на неоправданную дороговизну. В настоящее время Элла поглощена рекламной кампанией и регулярно "светится" на бигбордах. Таблоиды ей пока не покорились, однако желтая пресса охотно украшает ее фотографиями главную полосу.
  А еще она активно использовала социальные сети, постя все подряд: от нового колье до яичницы на завтрак.
  - Ух ты! - только и могла вымолвить Вита, разглядывая сделанные профессиональным фотографом снимки Эллы. - Такая красивая, а нервы ни к черту.
  - Что? - откликнулся из кухни отец.
  - Нет, ничего, - девушка заметила, что две минуты назад появилась новая запись - сэлфи на фоне голубой ели.
  Такие росли у бутика Эллы, поэтому Вита решила, что встреча с ее матерью назначена именно там.
  Снова набрала номер. Гудки, гудки... Наверняка в транспорте не слышно звонка.
  "Ну за что мне все это?" - размышляла девушка, одеваясь. Если подумать, на работе было гораздо спокойнее, чем в "улучшенной" версии жизни.
  - Я ушла! - крикнула, выходя.
  - Куда?
  "За мамой, куда же еще. Элла - не тот человек, общение с которым пройдет бесследно для сердечника со склонностью к гипертоническим кризам", - но дверь закрылась, и объясняться не пришлось.
  ***
  - Я разочарован в тебе, партнер. Ты напрасно ввел в схему дополнительный элемент. Елизавета Зотова - нежелательный участник. Все усложнилось.
  - Это твои методы, Шарашка! Я лишь ответил тем же!
  - Сработало?
  - Нет! Вероятность появления романтического героя достигла пяти процентов, угроза жизни Виты составляет сорок два процента!
  - Цепная реакция... Эффект положительный, наблюдаем за развитием событий.
  - Это слишком опасно! И зачем ты уволил землянку?
  - Она некомпетентна.
  - До сих пор она справлялась хорошо. Возможно, с заказом номер четырнадцать ошибся ты?
  - Невозможно. Я никогда не ошибаюсь.
  - Шарашка, точно такая же проблема и с объектом "Виктор Глод". Он уверен, что не ошибается, а на самом деле...
  - Достаточно, или тоже будешь уволен.
  - У тебя нет другого исполнителя. Ты не сможешь работать без сводки текущих рисков.
  - Ты уволен, партнер.
  ***
  - Привет!
  От неожиданности Вита поскользнулась на мокрой земле и всенепременно упала бы, не придержи ее за локоть крепкая рука.
  - Тин! - девушка не знала, верить ли своим глазам. - Что ты здесь делаешь?
  "Слежу за тобой, докладываю Виктору", - возникла нехорошая догадка.
  - Принес ответную еду. Хочу сообщить текущий расклад.
  Она заколебалась.
  - Погоди немного.
  Мамин номер, как на зло, снова не отвечал.
  - Вероятность дружбы объекта "Анастасия Курочкина" и объекта "Елизавета Зотова" - семьдесят восемь процентов. Хорошая совместимость характеров. Общие интересы.
  Насчет "совместимости характеров" Вита могла бы поверить: в ее понимании это означало, что мама не хамит хамам, а Элла - старикам. А вот общие интересы поставили ее в тупик.
  - В каком смысле? - переспросила, напрочь позабыв, что этот парень из мира Шаенны, то бишь по нему психушка плачет и не стоит воспринимать его слова всерьез.
  - Оба объекта не желают, чтобы твои встречи с Виктором Глодом продолжались.
  - Секундочку! Откуда ты знаешь, что моя мама сейчас разговаривает с Эллой?
  - Я попросил ее.
  - Зачем?!
  - Нам нужен союзник. Шарашка не отступится. Вероятности возрастают.
  Тренькнул мобильник, и Вита, не глядя, взяла трубку.
  - Да?!! - рявкнула в телефон, срывая злость на ни в чем не повинном куске пластика.
  - Солнышко, я все уладила, - защебетал динамик. - Эллочка - милейшая девушка. Как бы я хотела, чтобы вы подружились! С ней так приятно общаться! Ты бы научилась у нее многим полезным вещам.
  - Ты где, мам?
  - В супермаркете. Напомни, как называются те конфеты с мармеладной начинкой, которые я люблю?
  "Сумасшедший день", - Вита постаралась не расстраиваться понапрасну. Посоветовала найти в кармане обертку и прочесть название, положила трубку...
  Вновь взглянула на послушно притихшего парня и наткнулась взглядом на мороженое в стаканчике.
  - Угощаю.
  - Еще снег не везде сошел! Какое мороженое в марте?
  - Не вкусно? - он выглядел огорченным.
  - Холодно!
  - Выбросить?
  "Ну и что с ним делать?" - размышляла Вита, причем речь шла отнюдь не о мороженом. В этом районе и посидеть негде, а выспросить, где он узнал ее адрес, необходимо... В кошельке гуляет ветер, так что кафешки отпадают. Разве что вернуться домой и одолжить пару купюр у отца? Ага, прогуляться пешком на девятый этаж, потом спуститься... Нет, не вариант.
  - В твоем доме тепло, - услышала девушка. - Съешь его там.
  В первый миг она испугалась до колик. Каким боком этот сумасшедший успел побывать в родительской квартире?! Потом успокоилась. Он наверняка обобщал: имел в виду не конкретно ее дом, а любое отапливаемое помещение.
  - Вита, добрый день! - соседка, помогшая вчера добраться до квартиры, как раз выходила из подъезда. - Как ты?
  - Спасибо, нормально. А вы?
  - Ох, деточка, я... Тин, вы уже освободились? У меня кран протекает. Не взглянете? У вас золотые руки! Курочкиным окно заменили - любо-дорого посмотреть. Сереженька очень вас расхваливал, и Настенька осталась довольна. Вот бы и мне такого зятя!
  Вита ошеломленно хлопала ресницами до тех пор, пока тетя Таня не ушла. Потом потянула собеседника к ступеням. Ей требовалось многое понять, а где лучше устроить допросную, если не на своей территории?
  О том, как объяснить папе неожиданного визитера, она пока не думала.
  
  Глава 5. Доверяйте своим чувствам. Но не всем
  
  Отца Вита увидела на лестничной площадке между третьим и четвертым этажами.
  - Пап, мы...
  - Меня Петрович позвал, просит тюнер настроить. Инструменты в прихожей, под вешалкой. Держи ключ! Тин, еще раз большое спасибо за работу. У вас визитки случайно нет? Я бы вашу фирму паре знакомых порекомендовал.
  - Извините, нет.
  Когда внизу затихло эхо шагов, девушка спохватилась и прекратила изображать статую.
  - Какие еще инструменты? - прошипела, не узнавая собственный тон.
  - Оставил. У вас.
  - А, забыл? - хоть убейте, а что-то в его нарочитой простоте не позволяло на него злиться.
  - Оставил. Чтобы был повод вернуться.
  В самом деле простота. И как прикажете это понимать?
  - Зачем?! - Вита повысила голос. - И как ты узнал, где я живу? Почему меня преследуешь?
  - Не преследую. Наблюдаю. Оцениваю риски.
  - Какие?!!
  - Связанные с Виктором Глодом.
  Девушка неожиданно успокоилась. Так, парень явно не умеет держать язык за зубами. Если задать правильные вопросы, можно получить уйму ответов и разобраться в этой странной ситуации.
  - Сердцебиение выше нормы.
  - Спасибо, что заметил, - иронизировать Вита не умела, и получилось жалко, а не насмешливо. - Может, ты не только окна умеешь менять, но и лифт чинить?
  - Если в Интернете есть инструкция, разберусь. Но это займет время. С рациональной точки зрения лучше найти другой вариант.
  "Научиться летать?" - едва не брякнула девушка, которую уже порядком достали непрошенные советчики. Но лестница качнулась, уходя из-под ног.
  Она тоненько ойкнула, обнаружив, что не упала, а продолжает подниматься - мимо очередного пролета, мимо выглянувшей на шум бабы Нины из пятьсот второй, мимо дворовой кошки, выведшей котят в коробке на шестом...
  - Сердцебиение учащается. Вероятно, из-за высоты.
  "Угу, конечно. И тот факт, что меня несет на руках привлекательный малознакомый парень, роли вообще не играет. Виновато атмосферное давление - только оно, горемычное".
  Наконец показался девятый, и Вита ощутила, что вновь стоит на своих двоих.
  Дрожавшими пальцами отперла дверь, мысленно представляя заголовки завтрашних газет. "Ритуальное убийство на Заречной! "Я прибыл из Лиеланда в поисках пищи для великого и ужасного Шарашки", - заявляет преступник. Следствие в недоумении - что заставило жертву привести безумца в свой дом?" - или что-то в том же духе.
  Стаканчик с мороженным смялся и начал таять. Девушка поставила его на тарелку, с опасением покосилась на гостя. Тот замешкался в прихожей - деловито вытаскивал из-за вешалки сумку с инструментами.
  - Чай будешь? - ввиду того, что кофе здесь никогда не водился, предлагать его не имело смысла.
  Тин выбрал вчерашний борщ. Облюбовал стул с мягкой спинкой, запустил ложку прямо в кастрюлю...
  - Еда - хорошо, - изрек глубокомысленно. - Шарашке бы понравилось.
  Если честно, таинственный Шарашка уже сидел у Виты в печенках. Шарашка то, Шарашка се... Бывали моменты, когда она забывалась и верила в его существование.
  - А что, твой Шарашка на диете?
  Парень не отвечал, пока уничтожил остатки борща. В духе заправской хозяйки помыл посуду, вернулся за стол...
  - Шарашка питается эмоциями, - выдал, косясь на сегодняшний суп. - Сильными положительными эмоциями, направленными непосредственно на него. Твой заказ не выполнен, поэтому он сейчас голоден и зол.
  - И что ему мешает перейти к следующему заказу? - девушка, рассудив, что двух литров пиши за один прием более чем достаточно, пересела так, чтобы отгородить от Тина плиту.
  - Упрямство. У Шарашки никогда не было неудач. Он прогнозирует успех. Твой случай - особенный.
  Батареи в родительском доме грели куда лучше, чем в съемной квартире. Гость непроизвольно подвинулся к ним поближе - прямо как забежавший с мороза кот. Зажмурился, всем своим видом выражая удовольствие от тепла, чуть ли не мурлыкнул...
  - Тин, кто тебе сказал мой адрес? - Вита не собиралась поддаваться очарованию момента.
  - Проследил. За Шарашкой.
  "Спасибо, что не за мной", - она почти уверилась: этим парнем руководит незабвенный Виктор.
  - Текущая вероятность того, что ты потеряешь работу в течении месяца - пятьдесят процентов, двух - шестьдесят восемь, трех - девяносто один, - вдруг заявил "иномирец". - Это выводы Шарашки. Им можно доверять.
  - Что?! - ахнула девушка.
  - Перечислить факторы?
  Она отрицательно качнула головой. Зачем? И так понятно. Аглая Ивановна, которой невежливо потоптались по больной мозоли, Дмитрий Анатольевич, который обнаружил, что и у "клуш" есть поклонники, Маша, которая внезапно увидела в тихой коллеге соперницу... Неприязнь кого-то одного Вита бы вытерпела, а вот со всем коллективом ей не справиться.
  - Не надо. Лучше придумай решение.
  Тин улыбнулся - по-мальчишески искренне, совсем не нагло, с эдакой проказливой задоринкой, озарившей его обычно бесстрастное лицо.
  - Давай организуем свое агентство. Как "Шарашка и партнер", но без Шарашки. Ты неконфликтная и умеешь слушать. Я - хороший исполнитель. Но плату мы будем брать деньгами.
  - Почему?.. - прошептала Вита, опустив: "...со мной происходит это сумасшествие?".
  - Еда вкусная. Мне нравится.
  - Но как?.. - "...ты жил раньше без питания?!" - осталось невысказанным.
  - У тебя есть принтер, бумага и телефон. Все. Больше ничего не нужно.
  Девушка промямлила что-то неразборчивое, пытаясь выиграть время. Она сама не понимала, почему ест растаявшее мороженое и вместе с тем мысленно сочиняет объявление в духе того, по которому позвонила два дня назад. Это же сущее безумие! Нет ни Шаенны, ни Лиеланда, ни Тиолейна, ни, черт побери, Шарашки! Зато есть вполне реальный преследователь с вполне реальными (пусть пока и непонятными) планами, и именно это должно волновать ее прежде всего!
  - Знаешь, почему я выбрал тебя? - самым что ни на есть серьезным тоном осведомился Тин.
  - Потому что Вселенная создала нас друг для друга, и даже разные миры не помешали нам встретиться? - ляпнула Вита, размышляя над тем, не повлияла ли позавчерашняя авария на ее умственное здравие.
  - Предназначения не существует. Есть только высокие вероятности.
  - Значит, мы не истинная пара? - девушка уже и сама не знала, смеется она над ним, над собой или над ситуацией. - Это обнадеживает.
  Парень поднялся, наклонился к ней. У Виты перехватило дыхание от его близости, и она, разрываясь между порывом убежать и желанием не выглядеть пугливой дурой, зажмурилась. Мягкая ткань его куртки коснулась ее щеки, приятный запах одеколона пощекотал нос. Девушка притихла, ожидая... Хм, в мозгу отчетливо крутились заголовки криминальных новостей и сцены из романтических фильмов.
  Лязгнула ложка.
  - Еда - это здорово, - услышала она довольное сопение.
  С усилием подняла веки и обнаружила, что кастрюля с тепловатым супом, которую парень достал из-за ее спины, вот-вот опустеет.
  - Здорово, - откликнулась эхом. - Так почему именно я, а?
  - Ты мне веришь, Вита. Просто веришь. Наталья работала на Шарашку три месяца и не смогла поверить в его существование. А я - не говорящая ворона. Со мной труднее. Я плохо знаю ваш язык и обычаи. Вижу текущие риски, но не предпосылки к ним. Шарашка говорит, я слишком эмоционален. Он уволил меня. Скоро уволишься ты. Давай объединимся.
  Вита смотрела на него, разинув рот. Неожиданная догадка терзала разум. Этот парень мог быть кем угодно: опасным маньяком, безвредным психом, выходцем из параллельного мира, инопланетянином, демоном во плоти...
  Проблема заключалась в том, что он не ошибся.
  Она в самом деле ему верила.
  И, разумеется, не могла этого объяснить.
  А еще выражение "говорящая ворона" ее здорово заинтересовало.
  ***
  - Ты предал меня, партнер?
  - Нет. Наши пути разошлись. Так бывает.
  - Виноват земной вирус? Странная болезнь под названием "влюбленность"?
  - Нет. Эта шутка устарела, Шарашка. Я мало разбираюсь в чувствах и потому не могу планировать будущее. Ты сам прогнал меня. Смирись.
  - Чего тебе не хватало в Агентстве? Работы? Ее достаточно! Общения? Мы есть друг у друга! Еды? Нам не нужна еда! Шаенна поддерживает нас своей энергией!
  - Нет. Связь давно ослабла, поэтому твой голод неутолим. Придется искать другой источник. И новые заказы.
  - Связь с Шаенной вечна! Мы не изгнанники! Мы можем вернуться в любой момент!!!
  - Нет, Шарашка. Не можем.
  - Предатель!
  - Мне нравится этот мир. Он бывает хорошим.
  - Он отвратителен!
  - Когда тебе понадобится помощь, обращайся. Но заказ Виты нужно остановить, пусть и твоими методами.
  - Прощай, партнер.
  ***
  Вечер прошел настолько буднично и скучно, что Вита успела поверить: все, жизнь вернулась в привычное русло. Никаких чудных визитеров, никаких пугающих телефонных звонков, никаких разбитых окон и японских снадобий.
  Если бы мама раз десять не рассказала, что Эллочка Зотова - чудесный, понимающий, доброжелательный человек, и жаждет познакомиться с Витой поближе, было бы вообще замечательно. Ну и если бы в прихожей на видном месте не лежал одинокий "забытый" шуруповерт, неспокойных мыслей тоже бы поубавилось. А если бы баба Нина не растрепала всему подъезду, что Виточку с девятого кавалеры на руках носят, хоть во двор получилось бы выйти без остановок на каждом пролете и вопросов в духе: "Шо, правда замуж идешь?" или "Шо, правда замуж за миллионера идешь?".
  Ворона снова сидела на подоконнике. Пресловутый Шарашка или обычная каркуша - не понять, однако Вита чувствовала себя не в своей тарелке. Казалось, даже плотные шторы не мешают какой-то неведомой силе наблюдать за ней, причем с ярым неодобрением.
  Это пугало.
  - Кыш! - крикнула девушка, когда нервы сдали окончательно.
  Птица не шелохнулась. Не исключено, что ее и вовсе не существовало, а темный силуэт создали игра света и тени плюс развитое воображение.
  С трудом Вите удалось уснуть. Ей снилась разная чушь вроде говорящих автомобилей, хмурых пончиков и умиравшего мороженого. А к утру в сновидения пришла злющая ворона...
  - Я не ошибаюсь! - каркнула она. - Ты еще скажешь мне: "Спасибо!". И отпустишь Тиолейна! Он принадлежит Шаенне.
  ***
  Элла Зотова вышла из своего бутика и направилась к машине. Брелок с ключами затерялся в сумочке, и она остановилась у яркого фонаря.
  - Черт! - выругалась, зацепившись длинным ногтем за тканевую подкладку. - Черт!
  Телефон засветился, и она отвлеклась. Новое сообщение, незнакомый номер... Спам? Не похоже.
  "Виктор грустит. Код его дома - три-шесть-три-девять", - гласило послание.
  - Да пошел он! - Элла рванула брелок. - Кобель!
  Фары мигнули, сигнализация отключилась. Она села на удобное кожаное сиденье и повернула ключ. Домой... Отдохнуть и забыться...
  Или сделать Виктору сюрприз? Взять бутылку хорошего вина, надеть платье пооткровеннее, нагрянуть неожиданно... Он поворчит, но не устоит. Главное - не трогать его заочно, то бишь через SMS или звонки. Психанет, проведет ночь в компании телевизора и будет дуться неделю за вмешательство в личное пространство.
  В заднее стекло что-то стукнуло. Элла сощурилась, но ничего не заметила. Хотела уж выехать, но звук повторился.
  "Воробей на свет летит?" - она вышла из автомобиля и обошла его вокруг.
  Никого.
  Вернулась в салон, напевая заводную песенку, вырулила на проезжую часть. И только тут заметила, что мобильник вопит голосом Виктора: "Сколько можно звонить?!! Достала! Заблокирую нахрен! Навязчивая дрянь! Все тебе мало и мало!".
  "Случайно нажала?" - Элла заметно расстроилась. Сюрприз накрылся медным тазом. Вот же ж не повезло...
  Чертов светофор переключился на красный. Она остановилась, прикидывая, получился ли избежать пробок.
  Яркая вспышка фотоаппарата ударила в глаза, на миг ослепив.
  - Козлы! И тут меня достали?!! - взор застилали цветные круги. - Дурачье, зачем за мной гоняться? Я же всегда охотно позирую на камеру!
  Но худощавому человеку, успешно скрывавшему лицо капюшоном, видимо, требовался исключительно эксклюзив.
  ***
  - Солнышко, тебе звонят, - шепот отца напугал Виту больше, чем выстрел. - Солнышко, просыпайся!
  - Я ничего не слышу, - пробормотала девушка, надеясь продремать еще пару лишних минут.
  - Я поставил на беззвучный, чтобы тебя не разбудить.
  "Логика железная", - мигающий экран развеял остатки сна.
  - Кто? Только не говори, что вчерашний цирк продолжается.
  - Какая-то Маша.
  "Лучше бы Виктор. Тому я хоть знала, что говорить".
  Трубку пришлось взять, затем в срочном порядке одеться и покинуть дом. Коллега звонила спозаранку не просто так - оказывается, уходя в спешке с работы, Вита забыла на столе свою банковскую карточку. Аглая Ивановна швырнула ее в мусорное ведро, а Маша подобрала и лишь сегодня нашла свободную минутку, чтобы сообщить подруге.
  - Давай через час на Лесной, а то у меня дел по горло.
  Девушка сначала отнекивалась, дескать, пусть полежит до лучших времен, ничего ей не сделается, однако коллега настаивала. Чуть ли не умоляла прийти! Вита подозревала, что дело заключается не только в карточке, но отказаться от встречи не смогла.
  "Ресторан "Белиssимо", - пришла SMS-ка.
  "Ну и с каких пор Маша по ресторанам ходит?" - сомнения все укреплялись.
  Как выяснилось, с тех самых, как в ее кавалерах прописался Дмитрий Анатольевич.
  Они ждали на улице - разряженные, как на праздник, довольные и чуть-чуть хмельные.
  - Вита! Как дела? А мы тут с Димочкой за покупками собрались, и о тебе вспомнили!
  - Здравствуйте. Большое спасибо за карточку.
  "Вот только я почему-то уверена, что она в моей сумке на съемной квартире", - можно было бы добавить.
  Коллега спохватилась, порылась в глубоком кармане темно-серого пальто с меховым воротником.
  - Держи, Курочкина! Не теряй больше свои зернышки, ха-ха!
  Вита мельком взглянула на потрепанный кусок пластика. Так и есть - три года как просроченная кредитка, которую она использовала вместо линейки.
  - Спасибо, - повторила бездумно. - И, это... Удачных покупок.
  - Уже уходишь?
  Девушка не представляла, какие еще у нее варианты. Разве представление не закончилось? Счастливое взаимопонимание ей продемонстрировали, на ее бледную физиономию с кругами под глазами и отнюдь не миллионерскую одежду полюбовались. Тщеславие успокоено, можно вернуться к повседневности.
  - Планы.
  - Какие? - тут же уцепилась за вполне обычное слово Маша, тогда как Дмитрий даже не смотрел в сторону Виты.
  "Вчера обещала Тину, что научу его готовить что-нибудь простенькое. Лиеланд не Лиеланд, но он ходит голодный".
  - Благотворительность. Помогаю беженцам адаптироваться к нашим реалиям.
  - Ты же вроде болела?
  - Спасибо за беспокойство, мне уже лучше. Приятного дня.
  ***
  - Что за?.. Погоди, Антон! Встретимся завтра! Твар-р-рь!
  Крупная тень скользнула по капоту и исчезла в кустах.
  - Куда катится мир? Уже и вороны воруют прямо из рук! Стой, зараза! Ну-ну, и далеко ты сможешь затащить полную барсетку?
  Будто издеваясь, птица насмешливо прокаркала: "Куда надо" и, опустившись под весом почти до земли, свернула за угол.
  - Почудится же! - Виктор раззадорился настолько, что пробежал метров двести и ничуть не запыхался.
  Барсетка упала на капот припаркованной у какого-то ресторана машины. Взвыла сигнализация, все прохожие повернули головы на звук.
  Мужчина мог бы озлиться, но его внимание привлекла знакомая фигура, и зловредная ворона была забыта.
  - Алина! - он поспешил к зебре, чтобы пересечь улицу. - Ну разве это не судьба?
  ***
  - Алина! - то, чего Вита уже перестала опасаться, стало явью. - Ну разве это не судьба?
  "Нет! Могу поспорить, это чертов Шарашка! Господи, помоги! Дошло до того, что я верю в говорящую ворону из другого мира! Сплошное сумасшествие".
  - Добрый день, - промямлила обреченно. - У вас тут дела? Приятно было повидаться.
  - Воскресенье, Алина! Какие дела? Это просто чудо, что я тебя заметил. Пойдем!
  - Куда? - девушка загнанно оглянулась, но парочка "Маша-Дима" ошарашенно таращилась на спектакль и, похоже, от удивления позабыла, что стоило бы поздороваться.
  - Тратить твои деньги, - жизнерадостно возвестил Виктор.
  - Не беспокойтесь, я их вполне успешно и без усилий потрачу на маршрутку и автобус.
  Он рассмеялся.
  - Ты такая забавная! Ну же, не ломайся! За мной должок, помнишь? И раз уж ты сама не знаешь, что делать с кучей бабок, я тебя научу.
  "Я-то прекрасно знаю. Проблема в том, что своей "кучи" у меня нет, а твоей пользоваться я не собираюсь".
  - Для начала мы тебя приоденем, - как обычно, собеседника не интересовало ее мнение.
  - Я не хочу.
  - Правда? Ладно. Получается, у меня появились ничейные деньги? Непорядок. Сейчас я их сожгу, и забудем об этом.
  Зеленые бумажки затрепетали на весеннем ветру, пламя зажигалки вспыхивало и гасло.
  - С ума сошли? - в определенный миг девушка поняла: он не играет. - Хорошо, отдайте их мне, да и разойдемся!
  - А как ты ими распорядишься, Алина?
  - Моя семья будет кушать мясо и рыбу каждый день.
  - Ответ неверный.
  "Почему? Я же не сказала, что раздам их бездомным или отдам в дом престарелых. Разве Виктор не хотел от меня чего-то приземленного и эгоистичного?" - недоумевала девушка.
  - Следующая попытка? - насмехался он.
  - Отвезу маму с папой в хороший санаторий. Им не помешает поправить здоровье.
  - Провал! А теперь - последний шанс!
  - Куплю джакузи, - бросила она первое, что пришло на ум. - Ну как, достаточно экзотично?
  На лице Виктора отразилось искреннее восхищение.
  - Ты часом не святая, нет? Поясню для особо наивных: это твои деньги и тратить их можно исключительно на тебя.
  - А я о ком говорила? О соседях?!
  - Родители - это не ты, Алина.
  - Когда им хорошо, я тоже рада! Считаете, со мной что-то не так?!
  - Нимб мешает наслаждаться жизнью.
  В бутик Виту все-таки затащили. Силой, однако продавцы смотрели на это безобразие с милыми улыбочками и всеми силами пытались угодить состоятельному клиенту.
  - Ты же не хочешь, чтобы я наряжал тебя, как куклу? - оборвал ее возражения Виктор. - Будь паинькой.
  Его веселые глаза доказывали: это не шутка. Именно так - он смеялся, глядя на ее беспомощность. Его забавляли протесты! Она ведь не всерьез, правда? Ни одна девушка в здравом уме не откажется примерить дорогие наряды. А дальше - исключительно ее выбор. Прекратить набивать себе цену - или продолжать строить недотрогу. Результат будет один, поскольку "в глубине души сама же хотела".
  Услужливые консультанты хихикали в кулачок, поражаясь недальновидности невзрачной дурочки, которая отталкивает плывущее в руки счастье. Вита же чувствовала себя пластиковой Барби и страстно желала, чтобы все Шарашки, Викторы и Димочки исчезли из ее жизни.
  - У тебя красивые ноги, Алина. Тебе нужно носить короткие платья. Что скажешь?
  - Мерзко, ярко и холодно.
  - А предыдущее?
  - Мерзко, тускло и холодно.
  - Берем оба! Нет, не переодевайся. Хоть один день походи в человеческой одежде. Так, давай в отдел обуви, потом за сумочками.
  Туфли выбирал он. Узкие, блестящие, на высоченных каблуках... На них было больно смотреть, а уж обуть...
  - Мне не нужны каблуки, - Вита надеялась, что ее голос звучит достаточно твердо.
  - Зато мне нужны, - хохотнул Виктор. - Посмотри на себя! Профессиональный макияж - и от звезды не отличить.
  - Здесь достаточно другой обуви. Я не буду носить каблуки, - повторила девушка.
  Он протянул карточку кассиру, запихнул чек в карман.
  - Ну так ходи босиком, - бросил надменно. - Твои капризы начинают утомлять.
  Вита ощутила, как к горлу подкатывает ком. Это просто невыносимо! Да, она сущий фрик! Ей нельзя спиртное, нельзя кофе, нельзя лимоны, нельзя каблуки... Много чего нельзя! Но это не мешало ни учиться в школе, ни окончить университет, ни работать, ни развлекаться! Даже развеселые однокурсники с первого раза (вернее, опыта с пивом) уяснили, что Курочкина не прикидывается, и приняли ее такой, какая она есть!
  Никогда за предыдущие двадцать два года своей жизни девушка не чувствовала себя настолько неполноценной, как за два дня знакомства с Виктором!
  - Пошли! - поторопил он.
  - Мне нужна моя одежда. Сейчас же.
  - Эй, консультант! Напомните, в какой мусорный контейнер вы выбросили то тряпье?
  Продавцы потупились, и Вита сообразила: никто из них не собирается ее поддерживать.
  Устроить бы настоящий скандал... Поднять бучу, потребовать главного... Конечно, одежда мигом найдется - никуда ее, ясное дело, не выбрасывали.
  - Возьмите, - ей протянули пакет. - Ваши вещи.
  "Спасибо, Боже!" - успела подумать девушка, к затем Виктор грубо вырвал пластиковые ручки из ее пальцев.
  - Сказал же: сегодня я сделаю из тебя человека, - произнес с угрозой.
  И Вита поняла, что до сих пор ни разу не злилась по-настоящему.
  - Это, значит, мое? - спросила, указывая на свое отражение в зеркале.
  Короткое платье, туфли на босу ногу... Самое то для ранней весны.
  - Абсолютно.
  Она сбросила обувь, взяла за каблуки.
  - Премного благодарна.
  И вышла босиком на мокрый тротуар.
  Ступни ожгло, кожа тут же покрылась мурашками. Порыв ветра без малейших усилий продул тонкое платьице, и Вита едва сдержалась, чтобы не обхватить себя руками. Перед глазами все плыло - наверняка от волнения скакнуло давление.
  Обида навалилась с такой силой, что было трудно дышать. Слезы душили, застилали взор, непослушные пальцы мгновенно замерзли.
  Девушка не могла взять в толк, почему это все происходит именно с ней? Чем она виновата? Ничего не просила, не навязывалась, не требовала! Ничего даже не хотела! Старалась вести себя спокойно, не грубила, не говорила двусмысленностей. Ни на что не намекала, никаких тайных сигналов не подавала, ни о чем не секретничала! Так почему чертов Виктор не в состоянии понять, что "нет" - это именно "нет", а не "О, дорогой, ты такой проницательный", "Всю жизнь мечтала, но попросить не осмеливалась" или "А-а-а, подруги обзавидуются, чмоки-чмоки"?
  - Ты с ума сошла? - он выскочил следом, крепко схватил ее за руку чуть выше локтя.
  "А я реально фрик. Сосуды слабые, кровоподтеки уже появились".
  - Отпустите. Здесь камеры видеонаблюдения. Вам же не нужно внимание прессы?
  Тиски неохотно разжались.
  - У тебя синяки! Так вот почему ты не хотела открытое платье. Ну же, Алина, вытри слезки. Расскажи, кто твой обидчик? Пойдем внутрь.
  - Одежду отдадите?
  - Ну что ты заладила? Конечно, мы подберем что-нибудь с длинными рукавами. И высокие сапоги. Тебе нужно добавить лоска.
  Когда-то Вита пыталась объяснить иностранному студенту, как найти деканат. С английским в те времена дела у нее обстояли слабо, и в чужой быстрой речи она улавливала знакомые слова, а вот смысл целых фраз от нее ускользал. Возможно ли, что Виктор тоже плохо понимает ее реплики? Он действовал так, будто в своем воображении вел совсем другой диалог.
  - Я не хочу, - девушка посмотрела ему прямо в глаза. - Просто отдайте мою куртку и кеды.
  "Счастье еще, что мобильник не остался в кармане. Теперь всегда буду таскать его в руках".
  - Догони, - лед в его взгляде сменился неожиданным озорством. - Или хорошенько попроси.
  "Как сытый кот играет с полудохлой мышкой", - мелькнуло у нее в голове.
  - Обойдусь, - Вита крепче сжала туфли и телефон. - Прощайте.
  И направилась на автобусную остановку.
  Босиком.
  
Больше текста по ссылке ;)Бесплатно
Чтобы узнавать о новинках, подписывайтесь на группу автора ВК ;)

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Lucrecia "Начало" (Проза) | | Т.Книжная "Пираты, море и моя любовь" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Полное счастье Владыки" (Фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | А.Ураскова "Камень изо льда" (Приключенческое фэнтези) | | К.Лазарева "Запретный плод" (Любовные романы) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Высшая школа целительства" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | J.Liss "Мне не нравятся рыжие" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"