Герр Ольга: другие произведения.

Предназначенная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    prednaznachennaya.jpg
    Ведьмы - крайне неуравновешенные особы. Это всем известно. Но я понятия не имела, что передо мной ведьма. За это и поплатилась. Одно неверное слово, загаданное впопыхах желание - отыскать настоящую любовь, и я переместилась в чужое тело. Хочу я того или нет, а желание непременно сбудется. Я найду свою истинную пару, но принесет ли это счастье? Оказывается, у ведьм тоже случаются ошибки: в новом мире мне не рады, а тот, кто должен любить, ненавидит. 16+
    Возможна подписка. Черновик!
       Прода 16.01 +18.01 +20.01

   Глава 1. Большой и страшный серый волк
   Волк несся на меня, загребая передними лапами. Большой, страшный, клыки с человеческий палец. Словно в замедленном кадре, я видела, как на мостовую с них капает слюна.
   Я смотрела в горящие жаждой крови глаза и думала: не бывает таких огромных волков. Не существует в природе. Я, должно быть, сплю. Это самое разумное объяснение. Во всем виновата та противная бабка в цветастом переднике. Она что-то подмешала в чай и даже не скрывала этого. От ее зелья у меня начались галлюцинации.
   ...Все началось с задания шефа: написать статью о бабке, молва о которой идет по округе. Люди верили, что она способна творить чудеса. Какие? Вот тут мнения расходились, а все потому, что очевидцы таинственным образом испарялись. Лично я думала, что не было никаких очевидцев, как и самих чудес, но шеф горел желанием узнать подробности. Кто я такая, чтобы спорить?
   К этому времени я уже год как работала в газете небольшого районного городка на должности "репортер куда пошлют". Посылали обычно далеко. Прямо как в этот раз.
   Оседлав мотоцикл, я отправилась в дорогу. До деревни, где по сведениям шефа жила бабка, где-то час пути. Пришлось потрудиться, чтобы ее отыскать. И я почти сразу об этом пожалела. Наше общение не заладилось с первой минуты. Бабка оказалась ужасно вредной.
   Узнав, что я из газеты, она сразу поскучнела. На мою просьбу рассказать о себе, ответила без энтузиазма, но все же не выставила вон. Пока она говорила, я рисовала ее портрет в блокноте. Записывать там особо было нечего. Жизнь бабки не изобиловала интересными поворотами. Она и деревню-то никогда не покидала.
   - Так откуда у вас этот дар? - перебила я.
   Бабка хитро сощурилась:
   - Всегда хотела помогать людям.
   Я хмыкнула. Тогда подобным даром должен обладать каждый волонтер.
   - Продемонстрируйте свои таланты на мне, - попросила.
   - Я фокусы не показываю, я исполняю желания, - проворчала бабка недовольно. - У тебя есть заветное желание, Алиса?
   Я задумалась. Но в голову не приходило ничего путного, поэтому сказала в шутку:
   - Хочу найти истинную любовь. Разве не об этом мечтает любая девушка? Чтобы один раз и на всю жизнь, чтобы мы были созданы друг для друга, - меня понесло, но я и не пыталась притормозить. - Чтобы вместе до самой старости, и на других он даже не смотрел.
   Закончив перечисление, выдохнула. Сама не ожидала, что так накроет. Слова действительно шли от души.
   - Принимается, - деловито кивнула бабка. - А теперь расскажи о своих родных.
   - Я сирота. Выросла в приюте.
   - А парень у тебя есть?
   - Если бы был, не просила бы любви. Почему вы спрашиваете?
   - Люди не должны страдать, - туманно ответила она. - Ты подходишь. Но сперва заплати.
   - Чего? - поразилась ее наглости.
   - Я бесплатно не работаю. Хочешь увидеть доказательство моего дара - плати.
   Словно под гипнозом я полезла в карман за кошельком. Вытащила купюру в пять тысяч рублей - сумма, выделенная шефом на командировку - и протянула бабке.
   Забрав купюру, та нахмурилась:
   - Это все?
   - Больше нет, - развела я руками.
   Бабка усмехнулась. Подойдя к окну, постучала пальцем по стеклу. Во дворе около забора стоял мотоцикл - мой лучший друг. Я год не доедала, чтобы его купить.
   - Давай ключи, - она протянула раскрытую ладонь.
   Вот уж нет. Не настолько я хочу выслужиться перед шефом. Если что, найду другую работу.
   - Это мое единственное транспортное средство, - я изо всех сил старалась быть вежливой. - Если я его отдам, как отсюда выберусь?
   - О, поверь, ты пойдешь другой дорогой. И мотоцикл тебе будет уже ни к чему.
   - Бред, - тряхнула я головой. - Зря тащилась в такую даль. Верните мои деньги, и я пойду.
   Но бабка не торопилась расставаться с пятью тысячами. Она подошла ко мне, осмотрела с ног до головы, задержав взгляд на татуировке волка на плече. Сложно сказать, зачем я сделала тату, да еще выбрала этот рисунок. Случилось все на выпускном в институте, и я объясняла этот поступок действием алкоголя. Собственно, с тех пор не пью. Хватило одного раза.
   - Вот твоя истинная природа. Свободная и дикая, - бабка ткнула крючковатым пальцем в мое плечо.
   - Ау, - я потерла кожу. Точно синяк останется. - Вы - ненормальная! Ошибкой было приходить сюда, - я встала со стула и попятилась к двери.
   - Поздно, девонька, поздно. Как тебе чаек?
   Я похолодела. Бабка поила меня чаем, рассказывая о своей жизни. Вон чашка стоит. Белый фарфор с сиреневым цветком. То-то мне почудилось, что чай горчит. Я еще дополнительную ложку сахара бросила, хотя сладкое не люблю. И все равно горечь не отбила до конца.
   - Что вы со мной сделали? - спросила, оседая на пол возле двери. Ватные ноги отказывались слушаться, очертания комнаты поплыли.
   - Яд уже действует, - заявила бабка. - Еще немного и с тобой будет покончено. Я могу дать тебе противоядие и отправить восвояси, но ненормальные так не поступают.
   - Вы обиделись, что ли? Простите, я не хотела, - пробормотала заплетающимся языком.
   - Еще как хотела, - насупилась бабка. - Мой тебе совет - на новом месте держи язык за зубами. А то попадется кто-нибудь такой же обидчивый, как я, и закончатся твои счастливые деньки.
   О каком новом месте она говорит? Уж не о загробной ли жизни? Тогда она еще безумнее, чем я полагала.
   Напоследок услышала, как бабка пробормотала:
   - Надо бы тебя проучить, да жалко, дурынду. Вот тебе мой последний подарок, - она коснулась моего лба. - Будешь понимать чужую речь. Ну, а дальше сама.
   Следом навалился мрак, а вместе с ним тишина, и противная бабка, наконец, исчезла.
   ...Пришла в себя посреди улицы. Ночью. Я сидела на мостовой, прислонившись спиной к стене здания. Меня бил озноб, но я была жива. Похоже, бабка просто накачала меня наркотиками и вывезла подальше. Неужели из-за мотоцикла? Я это так просто не оставлю. Сейчас встану, найду ближайшее отделение полиции и накатаю на нее заявление. Будет знать, как брать чужое.
   А потом я увидела волка. Он стоял шагах в тридцати от меня, скалил клыкастую пасть, глядел пристально, словно примеряясь. К моей шее - прострелила неприятная догадка.
   - Х-хорошая собачка, - заикаясь, пробормотала я. - Не обижай меня, п-пожалуйста.
   Волк фыркнул, будто смеясь над моей наивностью.
   - Я тебе ничего плохого не делала, - всхлипнула. - Давай разойдемся по-хорошему.
   Заговорить с волком подтолкнул его осмысленный взгляд. Клянусь, он понимал меня, но просто не желал сотрудничать.
   Вытянув вперед лапу, волк поскреб каменную мостовую, высекая когтями искры. Я сглотнула слюну. Звук получился неожиданно громким, выдающим страх. Волк оскалился. Он наслаждался моим ужасом. Только это удерживало его от немедленного нападения. Словно маньяк, он растягивал удовольствие. Но это быстро ему надоело. Утробно рыкнув, волк сорвался с места.
   Я вскинула руки в нелепой попытке защититься. Хотя как это поможет? Гигантская пасть легко перекусит пополам мою талию, не то что руку.
   Все это сон. Я сплю. Во всем виноват проклятый чай, будь он неладен. Надо просто напрячься и проснуться. Сейчас, вот сейчас все исчезнет. Еще немного...
   Зубы щелкнули и сомкнулись на моем предплечье. Боль, адская боль в один миг охватила руку, перекинулась на туловище, прострелила до самых пяток, под конец ударив в голову опаляющей вспышкой.
   Я завопила во все горло. Хрипло, с надрывом. Не удивлюсь, если в домах полопались стекла. А уж барабанные перепонки волка вовсе должны разорваться в клочья. Только этим могу объяснить его внезапную капитуляцию.
   Хищник взвизгнул, как если бы я его ударила. Выпустив мою руку, он попятился, трясся головой. Волк скулил и тер передними лапами уши, а когда я дернулась, припустил прочь по мостовой.
   Разбираться, почему он передумал меня убивать, не было сил. Раненая рука упала вдоль туловища. Кровь заливала платье. Синее - отстраненно отметила. А ведь я была в джинсах и футболке. Когда переоделась и почему не помню об этом?
   В очередной раз погружаясь в темноту, подумала: нет, все же не сплю. Во сне не бывает так больно.
  
   Продолжение 12.01
  
   Глава 2. Двое из ларца, одинаковых с лица
   Сквозь прикрытые веки пробивался свет. Я лежала на чем-то мягком. Кажется, на кровати с хорошим матрасом. Уже кое-что. Хватит темных подворотен.
   Предплечье невыносимо саднило. Открыв глаза, осмотрела перебинтованную руку. Укус не померещился. Куда меня забросила бабка? И с какой целью?
   Несмотря на боль в руке, чувствовала себя нормально. Нет, даже не так. Отлично я себя чувствовала. Даже лучше, чем вчера.
   Я села, свесила ноги с кровати, повела плечами. Мышцы откликнулись охотно. Никакой слабости. Только голова тяжелая. Словно к затылку прикрепили гирю, и она тянет меня назад. Чтобы удерживать голову прямо, приходилось непривычно перенапрягать шею.
   Комната была явно девичьей. Все такое милое, в рюшах-цветочках, на подоконнике кашпо с гортензиями. Пахли они одуряюще, аж в носу свербело. Трюмо в углу завалено косметикой. Хватило бы на роту девиц. Зачем одной столько?
   Шкаф стоял приоткрытый, из-за дверцы выглядывал кружевной край юбки. Бедный шкаф просто распирало от количества нарядов. Того и гляди, лопнет, окатив все вокруг шелком и гипюром.
   Я скривилась. Еще не зная хозяйку комнаты, уже сделала выводы: мы не сойдемся. Слишком разные вкусы. Терпеть не могу рюши и розовый цвет. Мне подавай косуху и джинсы.
   Придерживаясь за прикроватную тумбу, встала на ноги. Колени немного дрожали, и голова поначалу закружилась, но потом зрение прояснилось, и я даже сделала шаг без поддержки тумбы.
   В комнате я была одна. И хорошо. Мне нужно время - прийти в себя и понять, что происходит. Я направилась к окну, но что-то заслонило обзор, упав на лицо. В раздражении откинула волосы с лица и застыла, так и не опустив руку.
   Стоп! У меня вообще-то короткий ежик. Специально подстриглась, чтобы волосы не мешались под шлемом. Но и до этого носила каре. Терпеть не могу длинные волосы. Так откуда они взялись?
   Я ощупала голову, завела руки за спину, спускаясь по длинным волосам. Что за черт? Сердце бешено колотилось. Я так не пугалась, когда на меня кинулся волк. Вот что оттягивает голову назад - волосы! Они отросли, а я не заметила. Как это возможно? Объяснение только одно: я была без сознания. Сколько лет нужно пролежать в коме, чтобы волосы из ежика выросли до попы?
   По-прежнему вцепившись в волосы, я обернулась к трюмо. Самый простой способ выяснить правду - подойти к зеркалу и взглянуть на себя. Но я тянула. Иногда знать правду совсем не хочется.
   Медленно шаг за шагом подкрадывалась к зеркалу, словно к дикому зверю. Страшно было увидеть в нем сорокалетнюю женщину, очнувшуюся после затяжной комы, хотя я помню себя двадцатидвухлетней. На последнем шаге зажмурилась. Затем глубоко вздохнула, как перед прыжком с обрыва, и открыла глаза.
   - Черт! - ругнулась от души.
   Из зеркала на меня смотрела трепетная лань: длиннющие светлые волосы. Блондинка, как и я. Только я - пепельная, а у этой тот самый оттенок, что принято называть золотым. Глаза в пол лица с поволокой, фарфоровая кожа с нежным румянцем на щеках. А возраст даже моложе моего. Наверняка не старше восемнадцати. Это я?
   Я не могла поверить своим глазам. Где мои мышцы, где попа орех, где загар из солярия. Это бледная моль - я?
   Та, что отражалась в зеркале, по какой-то извращенной логике была похожа на меня: черты лица, рост, фигура. Но нюансы выдавали различие. Ни одна кома не в состоянии так изменить человека. Отражение в зеркале чужое.
   Я окончательно убедилась в этом, не найдя тату волка на плече. Конечно, рисунок можно свести, но хоть какой-то след все равно останется. А тут кожа была девственно чистой, словно татуировка никогда не существовала.
   Я так увлеклась разглядыванием себя в зеркале - крутилась туда-сюда, подходила ближе, отдалялась - что пропустила открывшуюся дверь.
   - Не рано ли ты встала? - мужской голос заставил меня подпрыгнуть.
   Я резко повернулась к двери. Вошедший был мне незнаком, но глаз художника-любителя отметил сходство между моим новым отражением и незнакомцем. На вид парень был чуть старше двадцати. Высокий, те же светлые волосы, что у меня, и зеленые глаза. Привлекательный той красотой, что заставляет поклонниц бой-бенд визжать от обожания. Будь мне лет четырнадцать, влюбилась бы без памяти.
   Но мне, слава богу, двадцать два. Голова на плечах есть, а в ней какие-никакие мозги. И они подсказывали: с парнем что-то не так. Сперва насторожила плавная точно у подкрадывающегося хищника походка, а потом он улыбнулся, и я заметила слишком длинные и острые для человека клыки.
   Как будто этого мало парень говорил на незнакомом языке. И, что удивительно, я его понимала. Любопытно, что будет, если заговорю сама? Эх, была, не была.
   - Ты кто такой? - спросила все на том же незнакомом языке. Что там бабка говорила про последний подарок? Он пришелся весьма кстати.
   - Что с тобой? - нахмурился парень. - Я - Лэйн, твой брат.
   Не знаю, как не упала на пол. Повезло, что сзади стоял шкаф, к которому я привалилась. Что происходит? Я - не я, незнакомец какой-то братом называется. У меня, между прочим, родственников нет. Совсем. Тут одно из двух: либо я сошла с ума, либо мир вокруг. Легче поверить, что мир.
  
   Продолжение 14.01
  
   Ладно, притворюсь паинькой, посмотрим, что будет. Я послушно вернулась в кровать, стараясь не выпускать парня из виду. Сейчас он называется братом, а потом как набросится. Осторожность никогда не помешает.
   - Лежи, я позову доктора, - заявил Лэйн. - Он не уезжал, дожидался, когда ты придешь в себя.
   - Сколько я пробыла без сознания? - спросила, пока он не ушел.
   - Часов пять.
   Вот так рушатся стройные теории. Пять часов - маловато для комы. И для столь буйного роста волос тоже.
   Я натянула одеяло до подбородка. Мое восприятие мира дало трещину. Необходимо срочно найти всему объяснение. Посмотрим, вдруг доктор в этом поможет.
   Якобы брат вернулся минут через пять в компании врача. Тот выглядел анахронизмом: костюм тройка, пенсне, саквояж. Когда он достал стетоскоп допотопного вида - длинную деревянную трубку, расширяющуюся на обоих концах, я напряглась. Надеюсь, познания в медицине у него современные.
   Доктор велел откинуть одеяло и задрать сорочку.
   - Отвернись, - велела якобы брату.
   Он, пожав плечами, повернулся к окну. Может, для него я - сестра, но он для меня - незнакомец. А я не люблю, когда на меня раздетую смотрят незнакомцы, хватит доктора.
   Послушно выполнив указания, я вздрогнула, когда холодный стетоскоп прикоснулся к коже.
   - Скажите, доктор, - прошептала после того, как он покончил с прослушиванием, - что со мной случилось? У меня серьезная травма головы, да? Сотрясение мозга?
   - Могу вас заверить, леди Элисандра, с головой у вас все в порядке. На вас совершил нападение оборотень. Рука пострадала от укуса. Но других повреждений я не обнаружил.
   - Кто? - спросила сипло из-за спазма горла. Меня настолько ужаснуло упоминание оборотня, что я пропустила мимо ушей чужое имя.
   - Оборотень, - спокойно повторил доктор, словно речь шла о той-терьере.
   Я резко села на кровати:
   - Меня укусил оборотень? - на память пришли все когда-либо просмотренные фильмы ужасов на эту тему. Если верить кинематографу, я заражена. - Я что превращусь в волка в следующее полнолуние?
   Доктор нахмурился и приложил руку к моему лбу, проверяя температуру.
   - Что с ней? - забеспокоился 'брат'.
   - Возможно, я поторопился, исключив сотрясение, - задумчиво произнес доктор.
   - Да хватит уже! - я сбросила чужую руку со лба. - Лучше скажите: я стану оборотнем или нет? - несмотря на нелепость этого предположения, я разволновалась не на шутку. После внезапно отросших волос, пропавшей татуировки и вновь обретенного брата превращение в оборотня уже не казалось чем-то немыслимым.
   - Конечно, не станешь, - фыркнул Лэйн. - Это невозможно.
   Я выдохнула и расслабленно откинулась на подушку. Успокоил. Но потом он добавил нечто такое, отчего я снова чуть не лишилась сознания.
   - Ты и так оборотень, Элис. Нельзя превратиться в того, кем уже являешься.
   Впервые в жизни я ощутила на себе, что значит лишиться дара речи. Я вроде открывала рот и даже прилагала усилия, пытаясь выдавить из себя звуки, но ничего не получилось. Наверное, со стороны походила на рыбу.
   - Пока я не вижу серьезных повреждений, - сказал доктор. - Но, учитывая проблемы с памятью, прописываю леди Элисандре постельный режим. Если есть скрытые травмы, физическая активность их усугубит. Когда из города вернется ее опекун?
   - К вечеру должен быть, - поморщился Лэйн. - Я отправил ему сообщение, как только узнал о случившемся.
   - Отлично, - кивнул доктор. - Я зайду завтра, чтобы поговорить с альфой лично.
   На этом осмотр закончился. Я вяло попрощалась с доктором, и Лэйн пошел его проводить, но вскоре вернулся, чтобы убедиться - у меня есть все необходимое.
   - Скоро здесь будет Рейден, - сказал он так, будто я понимала, о ком речь. - Он захочет лично разобраться в этой истории.
   Я кивнула, попутно отметив про себя, что мне тоже не мешает кое в чем разобраться. Например в том, что здесь черт возьми происходит!
   - Ты странно пахнешь, - внезапно заметил Лэйн, потянув носом воздух.
   Я напряглась. Если рассуждать логически и принять за правду, что я - оборотень, а Лэйн - мой брат, то он, наверное, тоже оборотень. Или мы семья психов. Что куда более вероятно.
   Смена запаха, замеченная Лэйном, могла стать проблемой. К этому времени до меня дошло, что я каким-то невероятным образом заняла чужое тело. И запах меня выдает. Раскрывать свое самозванство не горела желанием. Неизвестно, чем это для меня обернется. Лучше притвориться незнакомой мне девушкой, пока не пойму как все исправить. Тем более у меня есть оправдание для всех странностей - нападение волка.
   - Это все стресс, - промямлила я. - Наверное, он сказался на запахе.
   - Должно быть, - согласился Лэйн. - Как тебе удалось спасти?
   - Не знаю, - пожала плечами. - Я просто закричала. Громко. До сих пор горло саднит.
   - Тебе повезло. Я рад, - кивнул он. - Отдыхай и ни о чем не беспокойся. Теперь ты в безопасности, сестренка.
   Хотела бы я знать, как так получилось, что я была в опасности. Но вслух об этом не спросила. Что-то подсказывало: с братом общаться на эту тему бесполезно. А вот новое действующее лицо - некий опекун, очень заинтересовал. Что мне принесет его приезд - добро или зло?
   Лэйн оставил меня одну. На этот раз насовсем. По его мнению, я должна была тут же завалиться спать. Может, его сестра - как ее там? Кажется, Элис - так бы и поступила, но я не привыкла сидеть, сложа руки. Особенное когда вокруг творится черти что. Поэтому едва Лэйн покинул спальню, я откинула одеяло и встала.
   Вперед на разведку!
  
   Продолжение 16.01
  
   Глава 3. Алиса в стране чудес
   Итак, что мы имеем: меня зовут Элисандра (вот ведь имечко), сокращение Элис звучит лучше. Тем более мое настоящее имя - Алиса. Вряд ли это простое совпадение.
   Я живу в шикарном особняке, у меня шикарные наряды и шикарные волосы, будь они неладны. Чуть не забыла, я - оборотень. Честно говоря, в последнее верится с трудом. А еще на меня охотится гигантский серый волк. Вспомнив последнего, передернула плечами. Не поверю, что та встреча была случайной. Волк собирался меня убить, но что-то ему помешало. Шестое чувство подсказывало: он непременно вернется. А, значит, мне следует как можно скорее разобраться в ситуации. Иначе лишусь и нового тела тоже.
   Перевязав волосы лентой, я подошла к шкафу и открыла створки. На меня обрушилось многообразие цветов - голубой, розовый, салатовый. И все платья, платья, платья. Ненавижу платья. И ладно бы с короткой юбкой, а то длинной до пола.
   Я тоскливо оглянулась. Взгляд зацепился за халат на кресле. Уж лучше он, чем наряд из шкафа.
   Накинув халат поверх сорочки, на цыпочках подкралась к двери, взялась за ручку и застыла. Вдруг за ней охрана? Тогда просто посмотрю на них и вернусь назад. Буду искать другой выход. В крайнем случае, есть окно.
   Я повернула ручку, приоткрыла дверь и выглянула одним глазом в коридор. Никого. Вот и славно.
   Осмелев, вышла в коридор. Толстая ковровая дорожка скрадывала шаги. Я вовсю крутила головой, изучая обстановку. Она не была современной, но и старинной ее тоже не назвать. Скорее, что-то среднее.
   Гуляя по коридорам и периодически заглядывая в комнаты, нигде не заметила техники. Ни телевизора, ни телефона. При этом семья явно зажиточная, чего стоит меблировка и размер самого особняка. Значит, техники здесь попросту не существует. Надеюсь, хоть канализацию они уже изобрели.
   Спустившись на первый этаж, попала из личных комнат в общие. Гостиная с изысканным камином и эркерным окном во всю высоту стены; столовая с таким длинным столом, словно за ним обедает целый город; библиотека, забитая под завязку книгами. Все было обставлено изысканно, со вкусом и большим размахом. Посмотреть вокруг так я попала в рай. Почему же у меня ощущение, что меня здесь ждет ад.
   В одном из залов меня заинтересовала стена с чем-то средним между портретами и фотоснимками. Их было немного, зато со знакомыми лицами. Вот Элис, то есть теперь уже я, вот Лэйн, а здесь мы вместе еще маленькие и какая-то женщина. Видимо, мама. Аристократическую красоту женщины удачно дополнял свет добрых глаз и мягкая улыбка. При взгляде на нее защемило в груди. Кажется, я люблю ее и ужасно тоскую.
   Это и еще отсутствие более поздних изображений навело на мысль, что женщины нет в живых. Элис такая же сирота, как я. Возможно, у нас больше общего, чем я думала.
   Я надолго застыла у портрета женщины. Изучала детали, вплоть до длинных серег, что свисали у нее из ушей до самой шеи, оканчиваясь крупным прозрачным камнем каплевидной формы. Небось, стоят целое состояние.
   Следом меня заинтересовало изображение мужчины лет тридцати пяти. Он сидел в кресле, обитом красной парчой. Жесткий подбородок, острая линия скул и поджатые губы выдавали властную натуру. Посадка, поворот головы - царские. Не хватало только скипетра и державы в руках. Казалось, мужчина смотрим прямо на меня, и от этого взгляда хотелось скрыться.
   Я торопливо отошла от портрета и двинулась дальше, когда мне почудился взгляд в спину. Я резко обернулась. В комнате кроме меня никого не было, но ощущение взгляда не исчезло. Причем, крайне неприятного взгляда. Друзья так не смотрят, так смотрят враги.
   Источник находился где-то в районе окна. Прихватив со стола канделябр, я подкралась к стеклу и выглянула на улицу. Там никого не было. Лишь на клумбе виднелись отпечатки лап. Крупная собака? Или... волк? Лэйн сказал: здесь я в безопасности. Очень надеюсь, он не ошибся.
   Я поскорее вышла в коридор. Опасность буквально витала в воздухе и гнала меня прочь. Показалось, я снова одна посреди улицы, а напротив оскалившийся волк. И он вот-вот вцепится мне в глотку. Я как будто наяву ощутила его зубы в руке, аж больно стало.
   А потом раздались голоса. Чуть не попавшись, я вовремя спряталась за штору. Мимо прошли девушки в накрахмаленных передниках. Так выглядят горничные в дорогих отелях.
   Я не стала выбираться из-за шторы, вместо этого выйдя через окно-дверь в зимний сад. Его прелесть была в прозрачных стенах-окнах. На открытый воздух соваться побоялась, помня о следах. Сад поразил даже больше дома - ухоженными подстриженными деревьями, клумбами с буйством цветов, а главное - запахом. В воздухе витал дивный цветочный аромат. Куда там духам.
   В саду я задержалась. Солнце уже клонилось к закату, и я заметила новую странность. Дело было в Луне. По правде говоря, это была не совсем она. В мире, где очутилась, планета обладала собственным спутником. Он был крупнее Луны и занимал чуть ли не половину неба, светил ярче и отличался голубым отливом. Его свет окрашивал все вокруг в различные оттенки синего. Ощущение было то ли я на морском дне, то ли в пещере богатой сапфирами.
   Именно этот непривычный спутник окончательно убедил меня, что меня занесло далеко от дома. Так далеко, что вернуться будет проблематично.
   Чувствуя себя некомфортно под непривычным светилом, поскорее вошло в дом. Я устала и была не прочь вернуться в спальню. Но где она? Блуждая по особняку и саду, совсем запуталась. Пусть это не лабиринт, но комнат много.
   Я направилась к лестнице, точно помня, что спальни на втором этаже, но до цели не добралась. Меня подрезали. Темноволосый молодой человек возник словно из неоткуда и перегородил путь.
   - Элис, дорогая, - протянул он ко мне руки, - как ты? Я места себе не находил от тревоги за твое здоровье.
   Он все тянулся ко мне, а я отступала. Если он дотронется до меня, завизжу.
   - Что с тобой? - незнакомец догадался, что я не очень-то рада встрече. - Ты как-то странно пахнешь, - повторил он слова Лэйна.
   - Дался всем мой запах! - проворчала я и повторила придуманное оправдание: - У меня стресс.
   - Конечно, конечно, - поспешно согласился он, кивая как болванчик. - Наверное, это из-за него. Я слышал, стресс влияет на запах.
   - Фетишисты, - буркнула себе под нос.
   Незнакомец захлопал ресницами. Между прочим, они были длиннее, чем у меня. Он вообще был весь такой милый и трогательный. Наверняка маменькин сынок. Что ему от меня надо?
   - Элис, - вдруг нахмурился он, - почему ты разгуливаешь в халате?
   - Я болею, мне можно.
   - Прости, - он вскинул руки. - От переживаний я сам не свой. Я так скучал.
   Последнее он произнес с хрипотцой. А потом сложил губы трубочкой и потянулся ко мне за поцелуем. Вот уж нет! Я с этим целоваться не стану.
   Развернувшись на пятках, я заторопилась прочь.
   - Ты куда? - обиженно раздалось мне в спину.
   Я его ответом не удостоила. Если не дурак, поймет, что девушка не в духе.
   Увы, не понял. Парень увязался за мной, противно гундося о том, как он страдал в разлуке со мной. У меня голова разболелась от его нытья. Можно подумать, это на него напал волк, а я так за хлебом ходила.
   - Что мы вообще делаем? - спросил он через какое-то время. - Почему мы бродим по дому?
   - У меня променад, - бросила через плечо. Не сознаваться же, что я забыла, где моя спальня. - А ты не обязан за мной волочиться.
   - Что ты, я теперь не оставлю тебя ни на минуту.
   Я едва не застонала в голос. Только этого не хватало.
   - Я здесь для того, чтобы выполнять все твои прихоти, - заявил он пафосно.
   Выполнять прихоти? Вот он шанс избавиться от навязанной компании.
   Театрально приложив руку ко лбу, я плюхнулась на ближайшую банкетку. Как и рассчитывала, парень тут же подскочил ко мне.
   - Элис, что с тобой? Тебе плохо? - в его голосе звучала искренняя забота. Мне даже стало стыдно за свой спектакль. Совсем чуть-чуть.
   - Голова закружилась, - сообщила, состроив трагическую мину. - И очень хочется пить. Принесешь стакан воды?
   - Конечно, конечно, - засуетился он. Не найдя ничего поблизости, сказал: - Сейчас сбегаю на кухню. Ты только никуда не уходи.
   - Куда я денусь? - пожала плечами.
   Едва он скрылся из виду, я подорвалась с места и кинулась к лестнице. Благо запомнила ее местоположение. Взбежав на второй этаж, заметалась по коридору. Где-то здесь дверь моей спальни. Но которая из них?
   С первого этажа донесся голос. Почудилось, меня зовут по имени. Сейчас прилипала меня найдет. Еще минута в его обществе, и я выброшусь в окно.
   Я судорожно вспоминала, какой по счету была дверь спальни Элис. Жаль, не догадалась посчитать, когда выходила. Придется положиться на воспоминания. Выбрав, как мне казалось, верную дверь, я без лишних раздумий бросилась в комнату.
   Оказалась я в спальне. Посчитав это победой, вздохнула с облегчением. Внутри царил полумрак, но я не зажгла свет. Прилипала еще, чего доброго, найдет меня. К тому же я не в курсе, как здесь что работает.
   Выставив руки перед собой, на ощупь продвигалась вперед, пока колени не уперлись в изножье кровати. Обходить ее не стала, еще споткнусь в темноте. Поэтому, развязав халат, сбросила его на пол и на четвереньках полезла на кровать.
   Я продела половину пути до подушек, когда дверь за спиной открылась. Свет из коридора полосой упал в комнату, выхватив из темноты кровать и меня на ней: в пикантной позе - выпяченной попой к той самой двери.
   - Весьма аппетитно, - раздался насмешливый мужской баритон. И он принадлежал не прилипале.
  
   Продолжение 18.01
  
   От неожиданности и неловкости я застыла. Пока щеки заливал румянец, часть сознания гадала на кого я нарвалась в этот раз. Это точно не брат и не тот приставучий тип, имя которого не выяснила. Мужчина явно старше. А еще он не совсем трезв.
   Дверь, тем временем, закрылась, снова погрузив комнату в темноту.
   - Лэйн все-таки приготовил подарок, хотя я просил его не беспокоиться. Подлизывается, - проворчал мужчина, говоря с собой. - Зря старался. Прости, дорогуша, - это уже ко мне, - я только что принял зелье и вряд ли на что-то гожусь. Но ты можешь остаться, если боишься разозлить сутенера.
   Итак, меня приняли за проститутку, оплаченную новоиспеченным братцем. О ком это он так заботится? Ничего не скажешь, высокие отношения в этой семье.
   К этому времени я уже пришла в себя и уселась на кровати. Мужчина, так и не включив свет, раздевался. Судя по звукам, скинул обувь, стянул пиджак, загремел было пряжкой ремня, но передумал. Он двигался тяжело, спотыкался и вообще с трудом держался на ногах, и вскоре рухнул рядом со мной.
   Я решила не устраивать истерик. Сейчас он заснет, и я по-тихому сбегу. Утром он даже не вспомнит, что в комнате кто-то был. Идеальный план. По крайней мере, мне так казалось.
   Увы, он не сработал. Мужчина завозился, перекатился на спину и напряженно замер. В полумраке я видела его силуэт, не более. Все из-за плотных штор на окнах. Они почти не пропускали света.
   Почудилось, мужчина к чему-то прислушивается (быть может, к моему бешеному сердцебиению?), но потом я поняла ошибку: он принюхивается. Жадно втягивает носом воздух, сбиваясь с дыхания.
   - Ты кто такая? - хриплый голос разорвал тишину.
   Я вздрогнула. Ответить или нет? А если да, то как назваться - Элис или Алиса? От этой головоломки заломило виски. А мужчина времени даром не терял, уже шарил по кровати рукой в попытке дотянуться до меня.
   Когда его пальцы наткнулись на мою коленку, по тело пробежал электрический разряд. Меня и раньше трогали мужчины, причем за куда более интимные места, чем какая-то там коленка, но никогда я не ощущала прикосновение так остро. Нервы были оголены точно провода с сорванной обмоткой. Дыхание перехватило, в голове образовался вакуум - примерно так я ощущаю себя, летя на байке на бешеной скорости. Отметка на воображаемом спидометре приблизилась к критической. Того и гляди, сорвет клапаны.
   - Ты потрясающе пахнешь, - сообщил мужчина, скользя рукой вверх по моему бедру.
   В течение дня меня раздражала эта фиксация на запахе, а сейчас сердце затрепетало, как если бы услышала изысканный комплимент. Что со мной творится? Надо сбросить руку наглеца со своей ноги, влепить ему пощечину, не забыв сообщить, что я не такая, а потом гордо удалиться. Но рука мужчины все еще лежала на бедре, и мне совсем не хотелось, чтобы он ее убирал. Похоже, я все-таки такая...
   Все слышали о любви с первого взгляда, но мы толком не видели друг друга. Я максимум разглядела силуэт, подсвеченный со спины, когда оглянулась, стоя на четвереньках. Он - мои округлые формы. Нельзя же влюбиться в вид сзади? Это настолько нелепо, что даже не смешно.
   Так что же это? Любовь с первого слова? С первого вдоха? Что-то подсказывало: последний вариант правильный.
   Впервые меня так откровенно обольщали. Где ухаживания? Где цветы и ужин при луне? Мы - девушки - привыкли, что за нами надо побегать, чтобы получить от нас то самое, заветное. И вдруг, откуда не возьмись, появляется какой-то нахал, и я сама горю желанием отдаться ему.
   - Иди сюда, - мужчина приподнялся, обнял меня за талию и потянул на себя. - Как тебя зовут? - повторил он вопрос слегка заплетающимся языком.
   - Алиса, - имя сорвалось с губ до того, как я сообразила, что говорю.
   - Необычно, но красиво, - он запустил пальцы в мои волосы, мягко массируя затылок, чтобы я расслабилась.
   Он был так близко, что я ощущала его дыхание на своей коже, но видела по-прежнему размытое пятно. Никакой конкретики. Что удивительно: от него совсем не пахло алкоголем. Но штормило его все сильнее, хотя, похоже, не от спиртного.
   Обнимая меня одной рукой, он переместил вторую на шею. Долго там не задержался, опускаясь ниже. В темноте, на ощупь он изучал мое тело: прочертил линии на ключицах, чуть сдавил грудь, приложил ладонь к животу. Его колено вклинилось между моих ног и заставило их развести.
   Мое тело охватила приятная истома. Почему незнакомец так на меня действует? Я хочу, но не могу сопротивляться. Или все же не хочу? Наверное, это какая-то подчиняющая магия. Иначе объяснить свою реакцию не могу.
   Мужчина не стеснялся, касался смело и откровенно. Для него не было запретных мест. Шея, грудь, живот, внутренняя сторона бедра и другие куда более интимные части тела - он не обходил вниманием не одно из них. В конце концов, его пальцы достигли главной цели - самого чувствительного места на женском теле, и я выгнулась навстречу руке.
   Мягко надавливая, мужчина совершал пальцами круговые движения, ловя приоткрытыми губами мои вздохи.
   - Ты восхитительна, - прошептал он мне на ухо.
   - Откуда ты знаешь? Ты меня не видишь.
   - Мне не надо видеть, я чувствую тебя, я тебя знаю, - зарываясь в мои волосы лицом, он дышал мной, точно я самый изысканный в мире аромат.
   Губы мужчины прижались к отчаянно бьющейся венке на моей шее, и в моем разуме взорвалась петарда, окрашивая мысли и чувства во все цвета радуги. Господи, я ведь даже не знаю его имени! Как я это допустила? Надо остановить этот беспредел. Но у тела было иное мнение.
   Все дело в его руке. Она сводила меня с ума, лишая способности мыслить. Она поднимала на небеса, высекая из меня искры, пока вторая придерживала за талию, чтобы я не упала. Я кричала от наслаждения, достигая пика. Никогда и ни с кем мне не было так хорошо, а ведь это всего лишь прелюдия.
   Мужчина дал мне немного времени передохнуть. Это было именно то, что мне требовалось, чтобы прийти в себя. Здравый смысл, наконец, включился. 'Ты что делаешь? Опомнись!', - завопил он.
   И я пришла в себя. Пелена наваждения спала. Я будто очнулась от глубокого сна, в котором не осознавала себя и свои поступки. Но вот контроль снова вернулся ко мне, и я, оттолкнув чужую руку, поползла к краю кровати. Скорее прочь отсюда: от погруженной во мрак спальни и от мужчины, который действует на меня как дурман. Но до чего же большая кровать! Не мебель, а футбольное поле.
   Меня преследовали и нагнали, когда я уже свешивала ноги на пол.
   - Стой, прыткая. От меня не сбежишь, - мужчина сделал рывок и снова обхватил меня поперек талии.
   Смазанные движения нетрезвого человека не помогли мне освободиться. Мужчина все равно сильнее. Я билась и брыкалась, а в ответ он рычал, его злило мое неповиновение. Этот рык звучал слишком по-звериному, он напомнил волка, и я испугалась еще сильнее, если это вообще возможно.
   В итоге мужчина опрокинул меня на спину и лег сверху, придавливая своим весом к кровати. Теперь не убежать. Можно сопротивляться, сколько влезет, все равно ничего не выйдет. Если он захочет, возьмет свое. Как я это допустила? Такой беспомощной давно себя не ощущала, но вопреки логике это заводило еще сильнее. К возбуждению подключился адреналин, превращая кровь во взрывоопасный коктейль. И он бурлил в моих венах. Но, слава богу, голос разума на этот раз был сильнее.
   Я завозилась, пытаясь сбросить с себя мужчину. Куда там. Он в том состоянии, когда остановиться не так-то просто. К тому же мои движения скорее воспринимал как часть прелюдии. Да и кто поверит, что проститутка вдруг передумала? Максимум он решит, что это такая игра. Если не хочу, чтобы меня поимели прямо здесь и сейчас, надо срочно что-то предпринять.
   - Нет, - я уперла руки мужчине в грудь. - Стой!
   - Ммм? - переспросил он.
   Едва ли смысл дошел до затуманенного страстью разума. Если он захочет взять меня силой, я ничего не смогу поделать.
   - Прекрати! Я не хочу, - я отвернулась, и чужие губы скользнули по щеке.
   Он пропустил мои мольбы мимо ушей. Напротив навалился сильнее, вдавливая в матрас. Теперь я едва могла пошевелиться и дышала с трудом.
   - Ну же, - мужчина поймал рукой мой подбородок и зафиксировал, - не упрямься.
   Он потянулся к моим губам - еще немного и поцелует. Пальцы тем временем пытались проникнуть в меня. Это было ни капли неприятно, даже больно. Давление нарастало, отзываясь мукой внизу живота. Я не хочу. Не хочу! Но кто меня спрашивает?
   Мужчина вдруг остановился. Давление исчезло. Он так и не поцеловал меня. И хорошо. Почему-то казалось: вкус его губ изменит мою жизнь навсегда. И не факт, что к лучшему.
   - Любопытно,- пробормотал он. Слова давались ему все с большим трудом. - - Невинная? Лэйн не поскупился.
   Как? Опять? Новость о внезапно вернувшейся девственности окатила подобно холодному душу. Не ожидала такой подставы от нового тела. Я со всей ясностью осознала: это не мое тело, не мой мир и мужчина мне незнаком. Я даже не видела его лица! О какой близости может идти речь?
   Мужчина приподнялся на локтях, будто хотел заглянуть мне в лицо. Получив немного свободы, я возобновила сопротивление, но оно снова было жестко подавлено - мужчина перехватил мои руки и завел вверх. Следом на запястья что-то накинули. Веревка! Та, что подвязывает балдахин над кроватью. Она туго перехватила обе руки. Дергайся, не дергайся - не освободишься.
   Действия мужчины уже не возбуждали, вызывая лишь ужас. Страсть схлынула. На глаза навернулись слезы, и я всхлипнула. Звук получился тихим, но от того особенно жалостливым.
   - Тссс, - он погладил меня по щеке. - Это чтобы ты не сбежала.
   - Не надо, пожалуйста, - попросила, глотая слезы.
   Он замер на мгновение, обдумывая мои слова, а потом перекатился вбок, освобождая меня. Я тут же рванулась вверх, но меня отбросило назад на кровать. При этом едва не взвыла от боли в плечах - руки, зафиксированные веревкой, вывернулись. Еще немного и вывихнула бы плечи.
   - Лежи смирно, - велел мужчина. - Не то поранишься.
   - Ты меня не развяжешь? - спросила, хотя уже знала ответ.
   - Если развяжу, ты сбежишь, - произнес он весомо. - А я хочу, чтобы утром ты была здесь. Сейчас я под зельем. Совсем нет сил, - он говорил все медленнее, каждое слово давалось ему с трудом. - Завтра. Все. Обсудим.
   Затем наступила тишина. Судя по ровному дыханию, он уснул. Чем бы не было то зелье, оно спасло меня от насилия. А еще невинность нового тела. Из какого-то одного ему ведомого благородства мужчина отложил лишение меня девственности до утра. Но я не строила иллюзий, это не капитуляция, а отсрочка. Скоро состоится второй раунд.
   Произошедшее не укладывалось в голове. Особенно поражала собственная реакция на незнакомца. Что на меня нашло? Я была готова ему отдаться. Хотя вообще-то легкомыслием не отличаюсь. Даже в студенческие годы не грешила случайными связями. А тут... Это совсем на меня не похоже. Я даже заподозрила Элис в распутстве, но тут же отбросила эту мысль. Распутная девственница то еще сочетание.
   Я пробовала развязать узел - не вышло. Сколько не сражалась с веревкой, все впустую. Сбежать не получится. Остается только дожидаться утра и надеяться, что когда мужчина протрезвеет, его поведение изменится.
   Я долго возилась, устраиваясь удобнее. Сперва боялась разбудить соседа по кровати, но быстро поняла, что его не поднимет даже пушка. Наконец, кое-как улеглась. Что было непросто со связанными над головой руками.
   После я еще долго вздрагивала от каждого шороха. Пережитое потрясение давало о себе знать. Я никак не могла прийти в себя. Так и лежала ошеломленная произошедшим: сперва граничащее с помешательством возбуждение, затем яркая вспышка наслаждения и вишенка на торте этого вечера - чудом остановленное насилие. Для нервов это перебор.
   Я не планировала спать в эту ночь, готовясь в любой момент отразить новую атаку, но стресс все же взял свое, и я погрузилась в тревожный сон.
  
   Продолжение 20.01
  
   Глава 4. Спящая красавица
   Мне снилось что-то тяжелое, жуткое. Я падала. Не удивлюсь, если стонала во сне. А потом в кошмар ворвалось грубое прикосновение и злой голос, превратив его из сна в явь.
   - Ты...! Что?
   Обрывки слов долетали как сквозь вату. Кто-то тряс меня и кричал.
   Я приоткрыла глаза, щурясь от солнечных лучей, проникающих в зазоры между шторами. Первым делом увидела солнечных зайчиков, танцующих на моих ресницах. Постепенно они сложились в крайне недовольное мужское лицо. Одновременно со зрением прояснился слух.
   - Какого беса ты здесь делаешь? - вопрошал мужчина, видимо, уже не в первый раз.
   Это он довольно грубо разбудил меня, встряхнув. Я пошевелилась и поняла, что не чувствую рук. Одновременно с воспоминанием о прошлой ночи вернулся страх. Я дернулась - руки плетьми упали вдоль тела. К этому моменту меня уже развязали, но ночь я провела с руками над головой, и они онемели.
   Пальцы мужчины впились в кожу, когда он схватил меня, и я заныла:
   - Больно.
   - Это не ответ. Элис, говори немедленно, как ты сюда попала?
   - Перепутала комнату со своей, потом зашел он..., - тут рассказ оборвался. Я, наконец, сообразила, кто передо мной.
   Сомневаться не приходилось - это он. Мы все еще на кровати, где заснули вдвоем. Должно быть, он проснулся первым и увидел меня. И, кажется, я привела его в восторг. Что ж, я тоже не очень-то рада нашему знакомству.
   Ноздри мужчины раздувались от злости, а взглядом он мог потягаться с Зевсом. Тот, между прочим, метал им молнии. Сердце испуганно заметалось по грудной клетке. Под взором мужчины даже дышалось с трудом, словно меня плитой накрыло. Погребальной. Тут и слов не надо и без того ясно - мужчина в ярости, и виновата я.
   - Когда ты пришла? - спросил он. - И где та, что была со мной ночью?
   - Я пришла вечером, - ответила, поведя плечами, и едва не вскрикнула от пристрелившей их боли. Кровь начала приливать к тканям, руки отяжелели и заныли. Ощущения словно суставы выворачивают. Мягко говоря, неприятно. - Ночью была только я.
   Мужчина вскочил с такой прытью, словно кровать вдруг превратилась в яму со змеями.
   - Врешь! - прогремел он. - Я не мог вас перепутать.
   Что тут скажешь? Не мог, но перепутал. Я не спорила. Куда больше меня занимали ноющие запястья со следами от веревки. К тому же прямо сейчас на меня никто не нападал, не склонял к сексу, а это уже немало.
   Мужчина дрожащими руками пригладил волосы. Происходило что-то из ряда вон. Только я не понимала что, а спрашивать опасалась. Он и так готов пристукнуть меня на месте. Я не сумасшедшая, не стану подливать масла в огонь.
   Пока мужчина вышагивал по комнате, что-то обдумывая, я терла запястья и присматривалась к нему. С виду лет тридцать пять, может чуть старше, хорошо сложен, темные коротко стриженые волосы - я его узнала. Это его портрет рассматривала вчера.
   Даже паникуя, мужчина был собран. От него исходило такое мощное ощущение надежности, что хотелось с ходу ему довериться. Он - скала. За ним не то что как за стеной, а как в бункере. Полная безопасность. Но есть и обратная сторона. Если эта скала обрушится на тебя в гневе, то погребет заживо.
   Несмотря на страх перед незнакомцем, часть меня думала о том, как он хорош. Чертовски привлекателен в этой своей расстегнутой на груди рубашке и с взъерошенными после сна волосами. Очень сложно было не замечать рельеф его мышц, но в этом мне помог взгляд желтых глаз мужчины. Мужчина точно кнутом хлестнул меня им, и я невольно сжалась.
   Остановившись посреди комнаты, мужчина, чуть запрокинув голову, потянул носом воздух.
   - Ты не Элис, - вынес он неутешительный для меня вердикт.
   Прозвучало как приговор. Смертельный. Я натянула одеяло до подбородка и осторожно возразила:
   - Это я. Разве не видно? - притвориться Элис все еще казалось мне хорошей идеей.
   - Ты выглядишь как она, говоришь ее голосом, но пахнешь иначе. Я без труда узнаю Элис по запаху. Ты - не она.
   - Это все стресс, - применила уже знакомую отговорку.
   Но в этот раз не прошло. Передо мной не мальчишки, а мужчина. Его так легко не обвести вокруг пальца.
   - Стресс ни при чем. Что ты сделала с Элис? Где она?
   А правда где? Уж не во мне ли? Додумать эту мысль мне помещали: мужчина рыкнул, при этом его верхняя губа приподнялась, обнажая до неприличия длинные клыки. У людей таких не бывает! Он шагнул ко мне, и я с визгом подорвалась с кровати.
   Он нагнал меня около двери, помешав ее открыть: ударил по дверному полотну ладонью, намертво пригвоздив его к косяку. Я вжалась в стену и зажмурилась. Мужчина стоял так близко, что его дыхание опаляло мне щеки. Какой же он высокий, плечистый, сильный и рубашка еще эта расстегнутая. Не о том думаю. Меня, возможно, сейчас убивать будут, а я о рубашке... чтоб ее.
   Молчание затянулось, и я рискнула приоткрыть один глаз. Мужчина рассматривал мое лицо, потом на шею, грудь, где задержался непозволительно долго. Быть может, поначалу он искал во мне отличия от Элис, но потом увлекся. Чтобы ни влияло на меня, он тоже это чувствовал.
   Он не трогал меня, но ощущения были даже ярче. Жаль, за спиной стена, нельзя шагнуть назад, увеличить между нами расстояние и сбежать от нестерпимого жара чужого тела.
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Енодина "Любовь по наследству, или Сундук неизвестного" (Молодежная проза) | | А.Сиалана "Двойное попадание " (Юмористическое фэнтези) | | LitaWolf "Пленница по ошибке, или Любовный Магнетизм" (Приключенческое фэнтези) | | О.Герр "Предназначенная" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Магический детектив) | | И.Светинская "Королева сильфов" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | М.Славная "Спорим, ты влюбишься?" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"