Герр Ольга: другие произведения.

История (не)любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.07*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ZdgxynvKN.jpg
       Лэрд Анрэй Вестор не привык к отказам. Вассалы всегда покорно исполняли прихоти своего сюзерена. Но в этот раз он пожелал меня - Флориану Морей. И ему плевать, что я принадлежу другому. Что же мне делать? Подчиниться? Немыслимо! Отказать? Невозможно... А ему все мало. Он хочет не только тело, но и душу. 16+ ЗАКОНЧЕНО. Купить книгу целиком можно на Лит-эре

   Глава 1. Новая жизнь
   Карету раскачивало и подбрасывало на ухабах. Я вцепилась в край лавки и болезненно поморщилась. После первой брачной ночи ныло все тело, и тряска не способствовала улучшению моего состояния. Хорошо не пришлось ехать в седле. Не высидела бы в нем и получаса.
   Чуть в памяти всплыла та самая ночь, как щеки запылали. Как будто наяву я ощутила сдавливающий грудь корсет подвенечного платья и впивающиеся в кожу головы шпильки, что удерживали фату. Вспомнилось и то, как быстро, часто дыша от возбуждения, муж избавил меня от неудобной одежды. Его жаркие, влажные поцелуи. Холодные простыни кровати, на которую он меня повалил. Вспышка боли, когда показалось, что меня разрывают изнутри. До сих пор саднило между ног, и сидела я с трудом, но каким удовольствием было сжимать в объятиях дрожащего от экстаза мужа и осознавать, что это наслаждение ему доставила я.
   Муж увозил меня в Абердин - страну горцев, откуда был родом. Страшно было, бросив все, - родину, семью, дом - отправиться на чужбину. Сердце сжималось то ли от предвкушения новых впечатлений, то ли от печали по родным. Что меня ждет? Про горцев говорили: они варвары и законы у них жестокие, но особенно меня пугало предстоящее знакомство со старшей сестрой мужа. Я много слышала о ней от Рикарда. Естественно, только хорошее. Какой брат скажет дурное о сестре? А потому я не торопилась верить его словам.
   Прежде я не бывала в Абердине, и думала никогда не побываю, но любовь не посчиталась с моим мнением. Она нагрянула как всегда нежданная. Подстерегла меня на званом вечере в лице Рикарда Морея.
   Молодой человек ростом и шириной плеч превосходил изнеженных жителей равнины. Настоящий горец. Сильный, гордый, дикий. Его каштановые волосы выделялись чернильным пятном на фоне светловолосых мужчин и женщин Нэйталии. А черные глаза прожигали душу насквозь. У моего сердца не было шансов.
   Симпатия оказалась взаимной, и вскоре сыграли свадьбу. А после брачной ночи - самой невероятной и счастливой ночи на свете - мы тронулись в путь. Ведь по закону всех на свете государств жена принадлежит дому мужа.
   Абердин покорил и напугал меня своей природой: одетые в снега пики гор протыкали небо насквозь, их склоны покрывали мрачные леса, в озерах плескалась черная вода. Холодная, беспристрастная красота, как и сердце местных жителей.
   Вскоре на холме показался замок. Я впервые в жизни видела крепость. В мирной Нэйталии не строили укреплений. Зато горцы, как я слышала, постоянно враждовали. Военные стычки здесь обычное дело.
   Абердин делился на мормэрства, отличавшиеся лишь количеством земель, которые периодически отвоевывали друг у друга. Мормэры подчинялись одному сюзерену - лэрду Анрэю Вестору. Слухи о нем долетали даже до Нэйталии. И все они по большей части касались его зверств и распутства.
   В замок мы въезжали по мосту, перекинутому через ров. Внутренний двор был заполнен челядью и стражами, сбежавшимися посмотреть на молодую жену хозяина. Все они были, как и Рик, темноволосы. Я со своими медового цвета волосами выделялась среди них, как солнечный луч в темной комнате.
   Рик помог мне выбраться из кареты. Носки моих расшитых золотом туфель погрузились в жижу, которая здесь заменяла мостовую. Подол платья мгновенно испачкался. Кто бы знал, чего мне стоило не поморщиться. Если мать чему меня и научила, так это умению держать лицо в любой ситуации. Вот и сейчас я, расправив плечи, величественно шла по двору, стараясь не обращать внимания на чавкающую под ногами грязь.
   Как законная супруга мормэра отныне я в замке хозяйка. По крайней мере, я так думала. Ровно до тех пор, пока не поднялась в гостиную залу, где нас ждала сестра Рика.
   Высокая, сухая как палка с мертвого дерева, леди Эйслин произвела на меня неизгладимое впечатление. Она не обняла брата после разлуки, а протянула руку, которую Рик, склонившись, поцеловал. Не так в моих родных краях сестры встречают братьев.
   После леди Эйслин изволила повернуться ко мне. Обошла меня кругом, осмотрела, словно лошадь перед покупкой. Обхватила запястье холодными шершавыми пальцами. Поцокала языком.
   - Кого ты привез, Рикард? - обратилась она к брату, точно меня не было в зале. - Посмотри на нее - сплошные кости. Кожа аж просвечивает. Сколько лет этой девчонке?
   - Восемнадцать, сестрица, - Рик улыбнулся мне краешком губ. Вроде как подбодрил, но легче не стало. Внутри меня клокотал гейзер эмоций, и все они были отрицательными.
   - Совсем ребенок. Она не выживет в суровых горных условиях. Ее доконает первая зима.
   - Флориана крепче, чем кажется, сестрица.
   - А коли переживет зиму, так умрет во время родов. С таким узким тазом дитя не родить.
   Я стиснула зубы. Только не отвечай - твердила себе. Если сейчас подам голос, скажу что-то резкое, навсегда обрету врага в лице золовки. Пока молчу, есть шанс на примирение. Не сейчас, так в будущем.
   Я не привыкла пасовать перед трудностями. Леди Эйслин может считать меня неженкой, потому что я родом с равнин и выгляжу хрупкой, но еще многочисленные няни замечали, что характер у меня совсем не под стать внешности. Если золовка решила меня выжить, то ее ждет неприятный сюрприз.
   Леди Эйслин так и не снизошла до разговора со мной, посчитав меня недостойной. И я была рада скрыться от черного как бездна взгляда золовки. Сестра мужа считала себя полноправной хозяйка замка. По правде говоря, она удивительно подходила его холодным каменным залам. Ни мягкий ворс ковров, ни искусно выплетенные гобелены на стенах не смягчали их сурового вида.
   Эхо шагов, дрожащие тени от свечей, мрак, притаившийся в углах - детали, врезавшиеся мне в память и составившие первое впечатление о новом доме, как о чем-то неприветливом. Наши с Риком покои напоминали келью. Через узкие оконца почти не проникал дневной свет. Я с грустью вспомнила свою комнату в родном доме с окнами от пола до потолка и видом на чудесный сад.
   Я выглянула во двор. Вид был еще тот: свинарник и часть крепостной стены. Вздохнув, обхватила себя за плечи. Ничего, привыкну. В конце концов, по-настоящему важна только любовь. А обстановка лишь антураж. Мы с Риком раскрасим ее своими чувствами.
   Сзади подошел Рик. Обнял, и сразу стало легче. Я откинула голову ему на плечо. Руки мужа сдавили грудь. Ягодицами я ощущала его возбуждение. И хотя я еще не до конца восстановилась, отказывать ему не стала. Ведь я желала близости не меньше его.
   А утро началось ссорой. Я спустилась на кухню, вникнуть в дела. Там меня и застала золовка. Она вывела меня в коридор и прошипела:
   - Это мой дом, девочка. Ты здесь временная гостья.
   Ничего себе заявление. Я опешила, и как можно вежливее намекнула, что как законная жена мормэра имею полное право здесь распоряжаться. Ладно, может, я перегнула палку и была далеко не так почтительна, как воображала. Но она начала первой.
   Леди Эйслин не осталась в долгу:
   - Посмотри на себя, - брызгала она слюной. - Каких сыновей ты родишь? Белобрысых? Я молюсь, чтобы духи прибрали тебя на тот свет до того, как ты осквернишь наш род своей кровью.
   Рик, подоспевший на крики, застал нас в пылу спора. Было ужасно стыдно. Наши вопли слышал, наверное, весь замок. Но в тоже время я горела праведным гневом. Правда была на моей стороне. Жаль, Рик думал иначе.
   - Сестра давно ведет хозяйство, - сказал он. - Она знает дом как свои пять пальцев. Пусть все будет как прежде.
   На вопрос - а как же я? - он не ответил. Я не стала закатывать второй скандал. Одного достаточно, уже повеселила слуг. Но вечером в спальне потребовала от Рика объяснений.
   - Потерпи, - сказал муж. - Эйслин просто одинокая, упрямая женщина.
   - Она в открытую заявила, что желает мне смерти. Я не удивлюсь, если она отравит меня. А ты ее защищаешь?
  - Она моя сестра.
  - А я твоя жена!
   - И я безмерно этому рад. Клянусь, больше никто и никогда не обидит тебя. Я всегда буду на твоей стороне.
   Я поверила ему. О да, в тот раз я поверила.
   Позже, когда Рик уснул, я лежала без сна. Глядела на полог кровати, думала о чем-то. Неприятно ныл низ живота, как обычно бывало после нашей близости. Порой казалось, я подхожу к некой границе, за которой ждет небывалое наслаждение. Но я ни разу так ее и не пересекла. Рик всегда заканчивал раньше. Так и гадала, что притаилось за той чертой.
   Прошла неделя, за которую я немного обжилась в замке. А на ее исходе доставили письмо. В нем официальным тоном сообщалось, что к нам с визитом едет лэрд Анрэй Вестор собственной персоной.
  
   Глава 2. Лэрд
   Сторожевой крикнул со стены о приближении кортежа. Я хотела подняться на стену, посмотреть на шествие, но кто ж позволит. Золовка будет ворчать, что такое поведение не подобает леди, хотя сама понятия не имеет об этикете.
   Я поежилась. В последнюю неделю заметно похолодало. Изо рта валил пар, к чему все никак не могла привыкнуть. Мягкому климату Нэйталии не знакомы зимы.
   Мы выстроились во дворе - все от хозяина замка до последнего поваренка. Я вместе с мужем и золовкой стояла в первом ряду. Ради такого случая все принарядились. Я надела платье-роб с укороченной талией, подпоясанной под грудью, рукавами с манжетами в виде раструба и распашной спереди юбкой. Но главным моим украшением были волосы, которые перехватив сверху лентой, я распустила по спине. Благо мода Абердина позволяла женщинам ходить с непокрытой головой. Из-за холода поверх платья пришлось накинуть палиссон , подбитый горностаевым мехом.
   За секунду до того как ворота распахнулись, впуская знатных гостей, меня посетило странное предчувствие. Я затруднялась определить: хорошим оно было или дурным. Но вдруг защемило в груди, как бывает перед встречей с судьбой. А, может, просто переволновалась.
   Я ожидала увидеть карету, украшенную гербами лэрда. По моим представлениям именно так путешествует правитель страны. Но вместо герба было знамя, развевающееся на ветру. А вместо кареты - всадник. На какой-то миг его широкие плечи заслонили солнце. Густая тень легла на меня, и я задохнулась от ее черноты, словно она была осязаемой, как гранитная плита.
   Наездник легко спрыгнул с коня, как если бы не провел несколько дней в седле. Одет он тоже был совсем не по-королевски. Ни драгоценных камней, ни вышивки золотом, что так любит правитель Нэйталии. Наряд лэрда был строг и лаконичен: кожаные брюки и доспех, гибкая кольчуга и накинутый на плечи меховой плащ, стянутый фибулой . На поясе висел меч, а у седла арбалет. Лэрд походил не на правителя, а на бывалого воина.
   Обычно говорят - волевой подбородок. У лэрда Анрэя Вестора волевым было все лицо и даже осанка с жестами. Не человек, а олицетворение несгибаемой воли. Такой что свойственна истинным правителям. В купе с харизмой внешность лэрда производила неизгладимое впечатление. Особенно на слабый пол.
   В несколько широких шагов он пересек площадь. Я едва не попятилась. Мужчина еще ничего не сказал и не сделал, а я уже дрожала от страха. Лэрд напомнил мне дикого медведя. Того самого, чей оскал изображен на его фибуле.
   - Приветствую, мой лэрд, - Рик выступил вперед и поклонился. - Для дома Морей большая честь принимать вас. Мы счастливы, что вы нашли время посетить нас.
   - Как я мог не приехать, - голос мужчины был способен вызвать схождение лавины с гор, - и не полюбоваться на твою молодую жену. Ходят слухи, ты привез ее с равнин. Наши дамы рассержены. От них ушел завидный жених.
   - Передайте милым дамам, что я прошу у них прощения, но сердцу не прикажешь.
   - Женился по любви? - усмехнулся лэрд. - В наше время это редкость. Дай посмотреть на твое приобретение.
   Рик отступил, пропуская лэрда ко мне. Я склонила голову, желая стать незаметной. Быть может, повезет и лэрд пройдет мимо.
   Мужчина подошел вплотную. Глядя исподлобья, я видела перед собой грудь, обтянутую кольцами кольчуги. От лэрда пахло лошадьми и вином. От терпкого запаха щекотало в носу, и я сморщилась, чтобы не чихнуть.
   Лэрд походил на исполинский дуб, рядом с которым я была тонкой ивой. Мужчина протянул руку, взял меня за подбородок и надавил, заставляя поднять голову. Мозолистые пальцы царапали мою кожу. Лэрд действовал мягко, но настойчиво. Противиться было невозможно. Я покорилась, взглянула в лицо мужчины, хотя от его прикосновений мне было не по себе. Что-то сжималось в животе и ниже. Если это страх, то какой-то неправильный.
   - Одобряю твой выбор, мормэр Рикард, - произнес лэрд. - Ты вернулся из странствия с истинным сокровищем. И, похоже, твоя прелестная жена захватила с собой частицу родины: теплое солнце равнин, - рука мужчины с подбородка переместилась на мои волосы, намекая на их цвет. Прошлась по локонам, пропустив их между пальцев. - И зелень лугов, - он коснулся моей щеки, имея в виду цвет моих глаз. - Лучезарная госпожа, - пробормотал лэрд тихо, так что расслышала лишь я.
   Резко убрав руку за спину, мужчина отступил, и сразу стало легче дышать. Кожа еще хранила его тепло, и мне вдруг захотелось умыться или хотя бы протереть лицо, чтобы убрать с себя его след. Усилием воли я подавила порыв. Не хватало еще оскорбить лэрда в первые минуты визита.
   Молчание затянулось. И тогда вмешалась золовка, за что я была ей от души благодарна:
   - Не будет стоять на улице. Пройдемте в дом.
   Леди Эйслин протянула лэрду руку, но он ее не принял.
   - Разве вы хозяйка дома, а не жена мормэра?
   Я едва сдержала улыбку. Наконец, ведьму поставили на место.
   - Конечно, вы правы, лэрд, - золовка не переменилась в лице, лишь глаза недобро сверкнули, выдавая злость. - Леди Флориана с удовольствием исполнит свой долг.
   Лэрд вытянул руку ладонью вниз. От меня требовалось опустить на нее свою руку. Именно так в Абердине мужчины ходят с дамами.
   Вдвоем с лэрдом мы вошли в замок. Поднялись по парадной лестнице в гостиную залу, где уже был накрыт стол для важных гостей. Следом за нами шли Рик и его сестра, а после съехавшиеся с округи феодалы и свита лэрда. Судя по тому, что сопровождали его исключительно мужчины, поход был военным. И решение посетить земли Морей пришло ему в голову случайно. Возможно, он и правда изменил маршрут с единственной целью: познакомиться с молодой женой своего вассала.
   Прежде чем сесть за стол, лэрд изъявил желание помыться и переодеться с дороги. Гости разошлись по комнатам, слуги впопыхах топили баню, а я поднялась к себе. Там-то меня и застигла золовка.
   - Празднуешь победу, - голос леди Эйслин сочился ядом. - Не радуйся, дуреха. Может, сегодня за столом ты будешь сидеть на месте хозяйки дома, то есть на моем месте, но завтра это отольется тебе горючими слезами.
   - Вы мне угрожаете? - я не впечатлилась, привычная к ее нападкам.
   - Я прожила больше твоего и знаю, о чем говорю. Угроза для тебя не я. Лэрд Анрэй - наш сюзерен. Рикард лишь вассал, обязанный исполнять его желания. И если завтра он захочет его жену, Рикард лично проводит тебя в его покои.
   - Что за вздор? - мне стало смешно. Карге надоело пугать меня воспалением легких, так она нашла новый предлог. - Я законная супруга вашего брата. Никто кроме него не смеет меня касаться. К тому же лэрд старый. Ему, наверное, лет сорок.
   - Тридцать пять, если быть точной. Для мужчины это рассвет. Это тебе не равнина, девочка, - гнула свое леди Эйслин. - Это горы. Здесь все, что принадлежит вассалу - собственность его сюзерена. И жены не исключение. Не веришь мне, спроси у леди Мелании. Пусть расскажет, кто отец ее первенца.
   Я понятия не имела, кто такая леди Мелания. И вряд ли могла это узнать. Ведь в свите лэрда не было женщин. Золовка нарочно пугала меня байками, которые нельзя проверить. Где это видано, чтобы мужчина пожелал жену другого, а главное получил ее с дозволения супруга? Ни один муж на подобное не согласится. Лэрд или нет, а Анрэй Вестор не имеет надо мной власти.
   Леди Эйслин ушла, и я беспечно забыла о ее словах. Мало ли что разозленная женщина скажет в сердцах. По правде говоря, внимание сюзерена Абердина мне льстило. Но главное я не ждала от него дурного. Истинный джентльмен не пойдет против желания дамы. В Нэйталии мужчины именно так себя и ведут. Этикет, законы чести стоят там во главе всего. Но я забыла - в горах совсем другие порядки.
   Суровые горцы не расшаркиваются, не делают комплиментов, они просто берут, что им по нраву. Именно так за мной ухаживал Рик. И это еще одна причина, по которой я обратила на него внимания - он выделялся среди других кавалеров своим напором.
   Во время ужина я сидела по правую руку от лэрда - на месте хозяйки дома. Впервые с приезда я удостоилась этой чести. Слева от сюзерена сидел Рик, но я не могла с ним поговорить: лэрд повернувшись ко мне вполоборота, заслонил его своей могучей спиной.
   Весь вечер лэрд общался только со мной. Он был предупредителен и вежлив. Много рассказывал о жизни в Кингроссе - главной крепости Абердина, где проживал он сам, его семья и приближенные.
   - Вам обязательно надо посетить нас, леди Флориана, - говорил он. - Вы будете блистать на весеннем балу. Пожалуй, я даже позволю вам его открыть.
   - Мне и Рикарду? - уточнила я.
   - Балы всегда открывает лэрд, - улыбнулся мужчина. - Со спутницей.
   Я смутилась под пристальным взглядом, такая в нем была сила, и отвернулась. Черные омуту затягивали, я тонула и задыхалась. Где-то на задворках сознания шевельнулось воспоминание о словах золовки. Но неприязнь к женщине не позволила поверить в ее искренность. С какой стати ей вдруг заботиться о невестке? Небось, специально все выдумала, чтобы я шарахалась от лэрда и выставила себя дурой.
   Свита лэрда состояла из воинов, незнакомых с нормами поведения за столом. Они громко смеялись, ели руками, кричали друг другу через стол и позволяли себя вольности с дамами, хватая их за бока. Но самое удивительное - дамы были не против, и забавлялись не меньше мужчин. Я, привычная к чинным застольям и чопорным беседам, взирала на происходящее с ужасом.
   Лэрд подметил мою реакцию:
   - Поход был долгим, мужчинам необходимо расслабиться.
   - Они ведут себя неподобающим образом, - я выпрямила спину до хруста в позвоночнике. - Где их уважение?
   - Если их поведение оскорбляет вас, леди Флориана, - наклонившись ко мне, прошептал лэрд, - я призову их к порядку. Только скажите.
   Дыхание мужчины щекотало шею, и я отчаянно хотела отдалиться. Но даже моих скудных познаний нравов горцев хватило, чтобы понять: тем самым я оскорблю лэрда. А он, судя по всему, не отличается кротким нравом.
   - Не стоит, - пробормотала я. - Пусть развлекаются.
   Я отказалась вовсе не потому, что пожалела воинов. Просто не хотела быть обязанной лэрду даже в такой мелочи. В конце концов, теперь я жительница гор, пора привыкать к местным обычаям.
   Заиграли музыканты, и лэрд пригласил меня на танец. Партнеры выстроились друг напротив друга. Поклонились. И, соединив руки, закружились в танце, то сходясь, то расходясь, меняясь местами и кружа. Я привыкла к другим танцам. Хождения под музыку за таковой не считала. Но неповоротливые воины на большее не способны.
   Лэрд и здесь проявил наблюдательность. Мне стоило внимательнее следить за своим лицом. Мужчина легко читал на нем эмоции.
   - Вам не нравится танец? - спросил лэрд, когда мы в очередной раз сблизились.
   - Он весьма прост.
   - В Нэйталии танцуют иначе?
   - О, - я воодушевилась, - у нас замечательные танцы. В моем любимом мужчина обнимает даму и кружит ее по залу.
   - А даму не смущают объятия незнакомого кавалера? - насмешливо приподнял бровь лэрд.
   - Это же просто танец, - пробормотала я, радуясь, что нам снова пришлось разойтись, и разговор прервался.
   Я отыскала Рика взглядом и украдкой ему улыбнулась. Муж не ответил. Никогда не видела его таким мрачным. Скрестив руки на груди, он наблюдал за мной исподлобья. Я и не знала, что он может так смотреть - волком на одинокую овечку.
   Поговорить с мужем я смогла лишь перед рассветом. Вечер закончился и все разошлись по комнатам. Именно там Рик накинулся на меня диким вепрем.
   - Что ты делаешь? - шипел он. - Зачем кокетничаешь с Анрэем?
   - Не смей обвинять меня! - я повысила голос, и он шикнул на меня, чтобы говорила тише. - Где ты был весь вечер? Попытался хоть ненадолго отвлечь лэрда или, быть может, увести меня? Не приписывай мне своих грехов.
   - Что я мог? - теперь оправдывался Рик. - Сказать сюзерену, чтобы оставил тебя в покое? Да за такую дерзость он бы приказал выпороть меня плетьми и был бы прав.
   - И что теперь делать?
   - Завтра мы отправляемся на охоту. Анрэй любитель подобных развлечений. Он лично возглавит отряд. А дамы поедут сзади. Ты за целый день его даже не увидишь, а вечером притворишься больной и уйдешь пораньше. Я позабочусь, чтобы он о тебе не вспомнил.
   - Каким образом? - насторожилась я.
   - Отправлю к нему девушку.
   - Ты принудишь кого-то вступить в связь с лэрдом?
   - Принудишь вступить в связь? - расхохотался Рик. - Никак не привыкну к этому твоему равнинному говору. Не переживай, моя драгоценная женушка, девушка будет только рада.
   Я покачала головой, не уточняя, чему именно обрадуется несчастная девица. Превратиться в развлечение на одну ночь для мужчины пусть даже такого влиятельного, по моему мнению, не несло ничего кроме унижения. Случилось это со мной, я бы сбросилась с башни, будучи не в силах жить с таким позором.
  
   Продолжение 13.01
  
   Глава 3. Охота
   Охоту сопровождала какофония звуков: лай собак, ржание лошадей, крики загонщиков. Я куталась в плащ, подбитый мехом, едва держась в дамском седле. Верховая езда не мой конек, но отказаться от поездки было невозможно. Золовка лично заявилась поутру, помочь мне собраться.
   - Не зли лэрда, - ворчала она. - Чего ты вечно нос морщишь? Он еще решит, что ты считаешь себя выше нас.
   - Да что я такого сделала? Просто сказала, что его воины ведут себя неподобающим образом.
   - А промолчать ты, конечно, не могла, - леди Эйслин яростно дернула шнуровку корсета, и я задохнулась. - Это тебе не неженки равнинные, ничего тяжелее вилки в руках не державшие. У настоящих мужчин нрав крутой.
   - Рик не таков, - возразила я. - Хотя он тоже горец.
   - Рик, - золовка хмыкнула. - Хотела бы я сказать, что думаю о брате, да не буду позорить его перед женой. На-ка вот, - она вручила мне чепец, - прибери волосы и спрячь. Нечего лишний раз лэрду глаза мозолить.
   Я выполнила все указания. И хотя от чепца из грубой ткани чесалась голова, я покорно сносила неудобство. Ведь в совете леди Эйслин было разумное звено: лэрда особенно впечатлил цвет моих волос. Ни к чему его дразнить.
   Все получилось, как спланировал Рик: лэрд, увлеченный охотой, забыл обо мне. Увы, не вспоминал обо мне и муж. Я плелась в хвосте процессии рядом с толстой женой соседского мормэра. Слушать ее жалобы на ревматизм мужа было невыносимо, и я при первой возможности улизнула.
   Завидев молодые деревца на опушке леса, я направила к ним кобылу, надеясь затеряться там до конца охоты. Под сенью деревьев, наедине с собой можно было не притворяться, будто мне интересны чужие заботы. Здесь я была просто Флорианой, а не леди Морей.
   Спина ныла от седла, и я спешилась. Потянулась, разминая тело. Звук рожка прорезал тишину неожиданно близко. Лошадь заржала, попятилась. Я пыталась удержать ее, схватить за уздечку, но только сильнее напугала. Кобыла дернулась, высвобождаясь, и припустила в чащу.
   - Стой! - закричала я, чем только спугнула несчастное животное.
   Я побежала следом, но, споткнувшись о сук, упала. Мох смягчил падение, я почти не ударилась, разве что коленкой, но это была не главная моя проблема. В считанные секунды приятная прогулка превратилась в катастрофу. Я совершенно не ориентировалась в местных лесах и понятия не имела в какой стороне замок.
   Встав, отряхнула юбку и огляделась. Меня окружали деревья. На мой взгляд, абсолютно одинаковые. И чего меня понесло в лес?
   Просвета не наблюдалось. И куда идти? Решив, что лошадь знает, где конюшня, я побрела в ту сторону, куда она убежала. Все равно других ориентиров не наблюдалось.
   Я быстро выбилась из сил. Тяжелое шерстяное платье и плащ не способствовали пешей прогулке. Ноги путались в подоле, рукава цеплялись за кусты, корсет мешал вдохнуть полной грудью. Я совсем отчаялась, когда услышала приближающийся собачий лай.
   Я едва не разрыдалась от облегчения. Вот и спасение. Далекая от охоты, я не подумала, что псы гонят кабана, и первым до меня доберется именно он.
   Вепрь выпрыгнул из-под кустов - черный, грязный, вонючий до такой степени, что у меня закружилась голова, но главное злющий. Красные глазки кабана налились жаждой крови. Острые клыки поблескивали на солнце. Смрадное дыхание облаком вырывалось из пасти.
   Кабан пару раз копнул землю и понесся на меня, нацелив клыки мне в грудь. Я попятилась, даже не пытаясь бежать. Кабана все равно не обогнать. Расстояние стремительно сокращалось, и я вскинула руки в жалкой попытке защититься.
   Зажмурив глаза, ждала нападения, мысленно отсчитывая мгновения до своей гибели. Но вместо сминающего грудную клетку и ломающего ребра удара последовал слабый тычок в лодыжки. Я с опаской приоткрыла один глаз: кабан лежал у моих ног, у него из горла торчало копье. Кровь хлестала из раны на подол платья, но я не могла и шага ступить, чтобы уклониться.
   Глядя в глаза умирающего животного, наблюдала за тем, как расширяются зрачки, и тускнеет радужка. На какое-то время мир перестал существовать, и я пропустила появление всадника. Мужчина верхом на черном жеребце подъехал ближе. Лишь когда его фигура заслонила солнце, я перевела на него взгляд и узнала лэрда.
   - Вы цели, леди Флориана? - сказал он. - Признаюсь, вы заставили меня поволноваться. Где ваша лошадь?
   - Ускакала, - ответила я, все еще прибывая в шоке.
   Судя по звукам, охотники были еще далеко. Повезло, что лэрд вырвался вперед, желая лично поразить кабана. Если бы не он, я бы погибла.
   - В таком случае, - произнес мужчина, - предлагаю вам свою помощь.
   Он протянул руку. Я, не отдавая себе отчета, вложила в нее ладонь. По сравнению с кабаном лэрд уже не казался злом. А благодарность, которую я к нему испытывала за спасение, ослабила мою бдительность.
   Мужчина наклонился и подхватил меня. Я опомниться не успела, как очутилась в седле перед ним. Лэрд крепко держал меня за талию. При попытке отодвинуться он лишь плотнее прижал меня к себе.
   - Сидите смирно, не то мы оба свалимся на землю, - усмехнулся мужчина.
   Я застыла с идеально прямой спиной. Такая интимная близость чужого мужчины была недопустима. Я чувствовала каждое его движение: то, как напрягались бедра, направляя жеребца, как лэрд покачивался в такт движению, как вздымалась и опадала его грудь от дыхания.
   В какой-то момент я ощутила мужскую руку у себя на затылке.
   - Что вы делаете? - я чуть не вывалилась из седла в попытке заглянуть себе за спину.
   - Снимаю ваш ужасный чепец, - отозвался лэрд. - Кощунство прятать под ним такую красоту.
   Чепец полетел на землю. Я проводила его взглядом со смешанным чувством: было приятно, наконец, избавиться от ненавистного чепца. Но неловкость оттого, что его снял лэрд, сковывала по рукам и ногам. Щеки пылали от стыда, и я порадовалась, что сижу спиной к мужчине, и он не видит моего лица.
   Так мы и выехали из леса в обнимку. Охотники и дамы, собравшиеся на поляне, одновременно повернулись в нашу сторону. Разговоры вмиг стихли, собаки и те умолкли. Несколько десятков любопытных глаз смотрели на меня. Я втянула голову в плечи под этими изучающими взорами. Люди как будто прикидывали: отдалась я лэрду в лесу или еще не успела. Потерянный чепец и растрепанные волосы говорили не в мою пользу.
   Игра в гляделки длилась не больше пары секунд, но мне они показались вечностью. Наконец, все снова пришли в движения. Загонщики отправились за кабаном, слуги засуетились, подготавливая пикник. А я усиленно делала вид, что ничего из ряда вон не происходит.
   Лэрд спешился и предложил мне помощь. Я была бы и рада отказаться, но боялась переломать ноги, самостоятельно спрыгивая на землю. Уж слишком высоким был жеребец.
   Мужчина легко подхватил меня, на мгновение прижав к себе. Лэрд заглянул мне в лицо, словно выискивая в нем что-то. Я отметила его расширенные зрачки и напряженно сведенные брови. А потом он поставил меня на землю и резко отступил. Я пошатнулась без опоры, ощутив внезапную слабость в ногах.
  
  Продолжение 15.01
  
   - Флориана, дорогая, - к нам приближался Рик. - Ты в порядке? Что случилось?
   Я без слов рухнула к нему в объятия. Из глаз против воли полились слезы. Сбиваясь и всхлипывая, рассказывала о кабане и чудесном спасении. По моим же словам выходило, что лэрд настоящий герой. Но теперь вместо признательности я содрогалась от ужаса. Как будто кабан был пустяком по сравнению с тем, что меня ждет.
   Рик рассыпался в благодарностях перед лэрдом. Тот в ответ лишь сухо кивнул и поторопился уйти.
   - Ты чем-то его обидела? - тут же набросился на меня муж.
   - Как бы я могла? Я едва помнила себя от страха.
   - А где твой чепец? - он подозрительно сощурился.
   Я соврала, что потеряла его, блуждая по лесу. Сама не знаю, почему так сказала, но язык не поворачивался признаться, что чепец с меня снял другой мужчина.
   - Ладно, - отмахнулся Рик, - сейчас не время выяснять отношения. Поговорим позже.
   Пикник прошел спокойно. Лэрд держал дистанцию, и я вздохнула с облегчением. Мужчина будто забыл о моем существовании. Во время ужина в замке, когда место хозяйки за столом заняла леди Эйслин, он и слова не сказал. Мне пришлось сесть по правую руку от золовки, но мое унижение с лихвой было окуплено пренебрежением, которое Анрэй Вестор выказывал сестре мужа. Все его внимание сосредоточилось на Рике. Именно с ним он беседовал весь вечер, пока золовка скучала. Теперь ее удостоили чести лицезреть спину Анрэя Вестора. Но я понимала: лэрд отворачивается не от Эйслин, а от меня.
   Как мы с Риком договорились, я, сказавшись на недомогание, раньше всех покинула ужин. После тревог дня это была даже не ложь. Я действительно устала.
   Раздевшись до сорочки, легла в постель, дожидаться Рика. Он пришел спустя пару часов. Пьяный. И сразу завалился спать. Разговора у нас не вышло, чему я даже обрадовалась. Мне сейчас только его обвинений в неподобающем поведении не хватало. Достаточно того, что гости косились на меня и сально ухмылялись.
   Вскоре спальня наполнилась храпом Рика. А у меня и так сна не было ни в одном глазу. Теперь точно не усну.
   Обычно от бессонницы помогал свежий воздух. Дома я выходила на балкон, любовалась звездами, после чего спала как младенец. Увы, в замке не было балконов. Для военной крепости это роскошь. К тому же опасная. Но я нашла замену балкону.
   Накинув меховой плащ, я покинула спальню. Вместо лестницы на первый этаж свернула в боковой коридор. Он привел к неприметной двери, выходящей прямиком на стену. Я уже не раз прогуливалась по ней во время ночных бдений.
   Привычным жестом толкнула дверь, шагнула за порог и тут же пожалела, что вообще вышла из спальни. На стене уже кто-то был. В мужской фигуре я без труда узнала лэрда. Его сложно с кем-то перепутать.
   Мужчина обернулся на скрип петель. Бежать было поздно.
   - Кто бы мог подумать, что я встречу вас здесь, - усмехнулся он. - И это после того, как я весь вечер старательно вас избегал.
   - Это мое любимое место для прогулок.
   - Я мог бы догадаться.
   Я топталась на месте, не зная, что делать. Уйти означало проявить неучтивость, но и задержаться было невозможно. Приличная леди не общается наедине с мужчиной, да еще ночью. Я уже молчу о том, что под плащом на мне была одна сорочка. Не каждая распутница позволит себе такую вольность.
   Видя мое замешательство, лэрд произнес:
   - Останьтесь. Будет правильно, если уйду я. Все-таки это ваш дом, ваше место для прогулок, а я вторгся без приглашения. За что прошу меня простить.
   Он двинулся к двери, и я вдруг сообразила, что стою у него на пути, перегородив выход. Отступать было поздно и некуда. Узкий проход на стене не давал места для маневра, а закрытая дверь отрезала путь в коридор. Я прижалась к дверному полотну, наблюдая за приближением мужчины. Таким же затравленным, наверное, чувствовал себя тот несчастный кабан, убитый лэрдом.
   Мужчина не торопился, растягивая удовольствие. Знал, что я не сбегу. Настоящий охотник. И, кажется, он только что открыл сезон охоты на меня.
   Можно было закричать, но я представила последствия и лишь плотнее стиснула зубы. На крик сбегутся гости и челядь. Меня застанут в обществе мужчины, одну, неодетую. И ведь никто не тянул меня на стену, сама пришла. После этого мое имя навечно будет покрыто позором.
   Лэрд не остановился в шаге от меня, нет, он подошел вплотную, нависая надо мной скалой. Секунду назад я мерзла от пронизывающего ветра, теперь же изнывала от жара его тела.
   - Верите ли, - произнес он, склоняясь ко мне, - я сделал все, что мог. Я честно пытался избавиться от наваждения, леди Флориана, но это сильнее меня. Вы сводите меня с ума, желание обладать вами невыносимо. Это похоже на одержимость. Я все время думаю о вас, а когда вы рядом, страдаю от невозможности касаться вас.
   Пальцы лэрда скользнули по моей шее, подбородку, задержались на губах, очертили скулы. Он словно художник обрисовывал мое лицо легкими касаниями.
   - Умоляю, мой лэрд, не надо, - прошептала я.
   - Анрэй. Зови меня по имени.
   - Я не смею. Вы сюзерен моего мужа, - я нарочно упомянула Рика, надеясь, что мужчина опомнится.
   Укол достиг цели. Я поняла это по тому, как дрогнула рука лэрда. Но результат был противоположен ожидаемому. Вместо того чтобы оставить меня в покое, он вдруг схватил меня за волосы и дернул назад, заставляя запрокинуть голову.
   - Я могу быть нежным и великодушным, - прошептал Анрэй Вестор в мои приоткрытые губы, - а могу быть злым и деспотичным. Тебе, моя лучезарная госпожа, решать, каким ты хочешь меня видеть.
   Я испугалась: сейчас он меня поцелует. Вырвет силой то, что я по доброй воле навеки отдала другому. Но лэрд снова поразил: вдруг шагнув назад, он освободил меня из капкана своих рук.
   Не помня себя от ужаса, я нащупала ручку, рванула дверь на себя и бросилась прочь по коридору. Отдышалась лишь в спальне. Сердце молотом колотило в ребра, набатом отдаваясь в ушах.
   Первым порывом было разбудить Рика и все ему рассказать, но я быстро одумалась. От лэрда пахло алкоголем. Он был пьян, как и Рик. Именно на опьянение я списала вольности, которые мужчина позволил себе в отношении меня.
   Завтра лэрд не вспомнит о встрече на стене, а если вспомнит, то устыдится своего поведения. И тот, и другой исход меня устраивал. Я и не подозревала, что у мужчины на меня иные планы.
  
   Продолжение 17.01
  
   Глава 4. Право сюзерена
   Лэрд пожелал задержаться еще на день. Так как развлечений не запланировали, гости разбрелись кто куда. Я отсиживалась у себя в комнате, опасаясь даже нос за дверь высунуть. Нет уж, теперь меня отсюда не выманить.
   Рик ушел рано утром, еще до того, как я проснулась, и мы снова не поговорили. Как мормэр замка он обязан был позаботиться о гостях. Леди Эйслин тоже не торопилась навестить меня. Служанки и те не забегали, и я изнывала от скуки.
   День тянулся бесконечно. Мне совершенно нечем было себя занять. Будь я дома, почитала бы, но в замке Морей почти не было книг, а те несколько, что мне удалось найти, были на языке горцев. Если говорить я научилась, то читать на чужом языке пока не умела.
   Лишь когда солнце коснулось горизонта, в дверь постучали. Я бросилась открывать, надеясь увидеть мужа, но на пороге стояла золовка. И вид у нее был такой, что я не сразу ее узнала. Лицо, подсвеченное снизу огнем от свечи, отдавало желтизной, а глаза походили на два провала в земной коре. Померещилось, будто сама смерть заглянула ко мне в спальню.
   Прижав руки к груди, я попятилась.
   - Что-то случилось с Риком? - заикаясь, спросила я.
   - Рикард жив и здоров, хвала безымянным богам гор.
   - Почему же на вас лица нет?
   Золовка какое-то время смотрела молча, а потом заговорила официальным тоном:
   - Я пришла по поручению мормэра Рикарда Морея. Нынче днем сюзерен Абердина - лэрд Анрэй Вестор заявил права на леди Флориану Морей. Закон Абердина однозначен: все, что принадлежит вассалу, является собственностью его сюзерена.
   - Что это значит? - я крутила головой, осматривая служанок, вносящих в комнату кувшины с горячей водой. Девушки наполняли ванну, о чем я их не просила.
   - Это значит, - ответила леди Эйслин, - что этой ночью лэрд желает видеть тебя в своей спальне.
   - Зачем? - я внезапно перестала понимать человеческую речь.
   - Не проси меня объяснять тебе, что мужчина и женщина делают наедине в спальне. Если потребуется, лэрд просветит тебя.
   - Где Рик? - я рванулась к двери, но золовка преградила путь. - Я хочу, чтобы он лично сказал мне это. Позовите его. Пусть посмотрит мне в лицо и скажет, что отдает меня другому!
   Я билась в руках леди Эйслин, но хватка ведьмы была крепкой - ни единого шанса вырваться. В конце концов, я обмякла и разрыдалась у нее на плече. Как подобное возможно? Почему Рик допустил это? Почему не выставил лэрда из замка, не вызвал на дуэль? Или горцы не бьются за свою честь, как это делают на равнине?
   Я знала ответы, но отказывалась их принимать. Рик испугался, струсил. Решил, что мормэрство дороже жены. Ведь лэрду ничего не стоит отнять у него земли, превратить в нищего. Но я любила бы Рика и простым крестьянином! Мы могли вернуться в Нэйталию. У отца нашлось бы для нас место. Я бы обязательно все это сказала мужу, если бы он пришел. Но он так и не явился.
   Начались приготовления. Моя воля была сломлена, и я не сопротивлялась.
   Меня так тщательно к свадьбе не прихорашивали: искупали, расчесали медовые кудри, натерли тело розовым маслом. Я все сносила безропотно, словно не живой человек, а кукла. Мысли витали где-то далеко.
   Меня облачили в кружевную сорочку, накинули халат, который выглядел богаче и сидел лучше некоторых моих повседневных нарядов. Даже платья не позволили надеть, словно я шлюха какая-то. Кусая губы от досады, я решила: выскажу лэрду все, что думаю о праве сюзерена. Пусть почувствует, каково быть проданной без права голоса. Злость крутилась внутри клубком змей, готовым жалить все и всех.
   Но едва я вышла в коридор, как от злости не осталось и следа. Я пошатнулась, чуть не лишившись чувств. Леди Эйслин поддержала, не дала упасть.
   - Возьми себя в руки, - зашептала она мне в ухо. - От тебя зависит благополучие рода. Если уж на то пошло, это честь. Лэрд не на каждую внимание обращает. А если понесешь от него, тоже не беда. Он своих детей не бросает. Будем как сыр в масле кататься. Может, землю пожалуют.
   - Какую землю? - я вырвалась. - Это измена. Позор на всю жизнь. Будете растить чужого сына?
   - Выбрось из головы эти равнинные глупости. Никто не осудит тебя.
   - И Рикард? - я обернулась к золовке, но та отвела глаза.
   Вот и ответ. Муж не простит измены. И плевать, что он сам толкнул меня в объятия лэрда. В его глазах я навсегда буду осквернена прикосновениями другого мужчины. Вдруг пришло в голову, что эта ночь последняя в моей жизни. Поутру я все-таки выйду на ту самую стену, где говорила с лэрдом, и сброшусь вниз. Потому что жить мне больше будет незачем.
   Леди Эйслин и служанки проводили меня до дверей спальни лэрда. Это был не почетный эскорт, а охрана против побега. Не будь их, уже сейчас кинулась бы на стену.
   Служанка постучала, так как я все никак не могла поднять руку.
   - Войдите, - послышалось из комнаты.
   Золовка открыла дверь и толкнула меня в спину. Пришлось переставлять ноги, чтобы не упасть лицом в пол.
   Прежде я здесь не бывала и не подозревала, что в замке есть покои богаче хозяйских, хотя слышала, что в каждой крепости существует комната лэрда, в которой кроме него никто не живет. Она стоит запертой на тот случай, если лэрд когда-нибудь пожалует с визитом. Во многих домах она навсегда остается нежилой.
   Я не сразу увидела мужчину. Сперва в глаза бросилось убранство комнаты. Она была вдвое больше нашей с Риком спальни. Камин пылал огнем. Других источников света не было. В полумраке я разглядела кровать. На ней спокойно поместились бы пять мужчин, не задевая друг друга плечами. Здесь мне предстоит спать этой ночью? Я упорно игнорировала тот факт, что лэрд вряд ли даст мне сомкнуть глаза.
  
   Продолжение 19.01
  
  Стены были увешаны гобеленами со сценами охоты, чучелами голов убитых животных и оружием. Я предпочитала картины, но здесь не было ни одной. Взгляд задержался на оскаленной морде медведя. Я как зачарованная смотрела ему в пасть. Таксидермист постарался на славу - медведь вышел как живой.
   - Нравится? - услышала вкрадчивый голос. - Я велю сделать для вас чучело из головы убитого накануне вепря.
   Я повернулась на голос. Лэрд чисто по-мужски развалился в кресле у камина, с интересом наблюдая за мной.
   В Нэйталии кавалеры дарили дамам цветы, а здесь дарят головы мертвых зверей. Нет, мне никогда не постичь загадочной души горцев.
   - Не стойте у порога, - мужчина жестом пригласил меня в кресло напротив.
   Я не двинулась с места. Мне вовсе не хотелось злить лэрда неповиновением, но от страха тело отказалось повиноваться. Сделай я шаг, непременно упаду.
   - Я очарован вашей манерой во всем мне перечить, - мужчина постукивал пальцами по деревянному подлокотнику. - Я порядком устал от подхалимов. Но вы, леди Флориана, искренни в своих привязанностях.
   - К чему комплименты? - произнесла я. - Вы ведь пригласили меня не ради светской беседы.
   - Вот как, - я не видела его лица, но могла поклясться - он улыбается. - Не терпится приступить к делу?
   Мгновение, и он оказался на ногах. Поразительно, с какой звериной грацией он двигался. Я впервые задумалась, какой он, наверное, искусный воин. За ужином слышала, как спутники называли лэрда снежным барсом, но думала, кличка ему не подходит. По моему мнению, он больше походил на медведя. Теперь же признала свою ошибку.
   - Прежде чем вы..., - я запнулась, не найдя подходящего слова для того, что должно между нами произойти. - Я хочу сказать, что презираю вас. Вы приехали в наш дом гостем. Мы оказывали вам всяческие почести, удовлетворяли все ваши прихоти, но вам этого мало. Вы решили опозорить нашу семью. Это ваша благодарность?
   - Ваш муж мог отказать мне, - заметил на это мужчина.
   - И лишиться положения? Вы бы отобрали у него земли и титул.
   - Но у него остались бы вы, леди Флориана.
   Мне нечего было возразить. В глубине души я думала так же. И все доводы о том, что Рик заботился не только о себе, но и о сестре, а также о наших будущих детях, которым нечего будет наследовать, меркли перед простой истиной - муж отрекся от меня.
   Слезы рождались всхлипами в горле, давили на солнечное сплетение, словно вода на стены плотины. Я пыталась их сдержать, но они были сильнее. Против воли они хлынули из глаз, и комната подернулась пеленой.
   - К чему эта трагедия? - мужчина подошел и стер слезинку с моей щеки. - Я не чудовище. Больно не сделаю. Даже наоборот. Еще ни одна женщина не жаловалась после ночи со мной.
   - Вы - лэрд. Быть может, они боялись сказать вам правду, - произнесла и тут же пожалела: кто за язык тянул? Сейчас он как вспылит. Чего ожидать от гнева сюзерена, не представляла, но заранее трепетала.
   А мужчина лишь рассмеялся:
   - Вот об этом я и говорю. Откровенная, порывистая, настоящая, - он провел рукой по моим кудрям. - Лучезарная.
   Слезы полились с новой силой. Похоже, мне никак не опустить себя в глазах лэрда. Если уж мужчина чего-то хочет, не успокоится, пока не получит. В эту минуту я ненавидела свои волосы, из-за цвета которых лэрд и выделил меня. Для горца блондинка - экзотика. Если бы не это, может, и не взглянул в мою сторону.
   - Не бойся, - он наматывал мои локоны на пальцы. - Обещаю быть ласковым. А потом, только пожелай, увезу тебя в Кингросс.
   - Кем я там буду? Вашей содержанкой? Не самая подходящая роль для леди.
   Он поморщился:
   - Какое некрасивое слово. Не произноси его, не оскверняй этих губ. Аманта тебе больше подходит.
   - Как не назовите, суть одна, - я горько усмехнулась. - Никуда я не поеду. Я люблю мужа и останусь с ним.
   Стоило заикнуться о любви, как мужчина помрачнел. Наконец, удалось выбить его из колеи. Как любой собственник он не выносил, когда при нем говорили о другом. Появился шанс настолько вывести лэрда из себя, что он выгонит меня прочь.
   - Рикард - смысл моей жизни. Никогда никого я не полюблю кроме него. Наши чувства из тех, что на века. Я и после смерти буду его любить, - учитывая последние события, я сомневалась в своих словах, но лэрду было не обязательно об этом знать.
   - Похвальная преданность, - он сощурился. - Думаешь, после меня ты будешь ему нужна?
   Удар был болезненным. Оказывается, слово бьет сильнее кулака. Я тряхнула головой, отгоняя непрошенную слабость. Раз лэрд говорит гадости, значит, я его зацепила.
   - Мы это переживем, - я вздернула подбородок. - Любовь нам поможет. Она нас спасет.
   - А от этого спасет тебя твоя любовь? - лэрд дернулся вперед.
   Он схватил меня за горло, пригвоздив к стене. Держал крепко, но, что удивительно, не больно. Другой рукой он принялся задирать мою сорочку. Ткань трещала от его яростных движений. Я пыталась отбиться, молотила кулаками его в грудь, но с таким же успехом могла бить гору. Лэрд и не поморщился.
   Тяжело дыша, он скользил ладонью по моему бедру. Я инстинктивно сжала ноги, но он вклинил между ними колено и раздвинул. Мне нечего было противопоставить его физической силе. Я была беспомощна, как бабочка, угодившая в паутину: сколько не трепыхайся, лишь сильнее завязнешь. Я снова плакала, даже не замечая этого.
   Лэрд наклонился к моим губам, но я отвернулась. Тогда он поцеловал шею. Прикосновение вышло неожиданно нежным, полной противоположностью тому, что делали руки. Пока те давили и рвали, губы ласкали. Голова закружилась от такого контраста.
   Он добрался до щеки, случайно слизнув с нее слезу. Это заставило его остановиться.
   - Никогда я не брал женщину силой, - признался он, по-прежнему прижимая меня к стене. - И не намерен начинать.
   Он развернул мое лицо к себе, заставляя посмотреть в глаза.
   - Однажды сама придешь ко мне, - заявил мужчина.
   - Никогда! - протест вырвался из груди криком. Я ощущала руку лэрда у себя на бедре, его колено было у меня между ног. Халат распахнулся, и бюст упирался мужчине в грудь. Со всех сторон мое положение было невыгодным, но я не сдавалась. Не на ту напал!
   - Я подожду. Терпение - добродетель.
   Он вдруг отпустил меня, и я дрожащими руками запахнула халат.
   - Никогда, - повторила тише, но также уверенно.
   - Я сказал, что не буду применять к тебе силу. Это так. Но я не обещал бросить попытки заполучить тебя. Рано или поздно ты будешь моей.
   Он взмахнул рукой, давая понять, что я могу идти. Я не стала искушать судьбу и продолжать спор. Об угрозах пока не думала. Я только что вырвалась из лап зверя, пока этого достаточно.
   В конце концов, если лэрду хочется заблуждаться и верить, что когда-нибудь я ему уступлю, я не стану развеивать его иллюзий. Но скорее земля поменяется местами с небом, чем я лягу в постель Анрэя Вестора.
  
   Продолжение 21.01
  
   Глава 5. Кингросс
   Не знаю, как я добралась до спальни. Ввалилась в комнату, с трудом вспомнив в какую сторону открывается дверь. Навстречу мне подорвался Рик. Он не спал, дожидаясь моего возвращения. Муж встал в паре шагов, глядя побитой собакой. Но жалобным взглядом меня было не пронять. Я не забыла, как Рик со мной поступил, подослав сестру с плохими новостями.
   - Ты отдал меня ему! - взвизгнула я, не заботясь, что нас кто-то услышит.
   - У меня не было выбора! - столь же эмоционально ответил Рик. - Между прочим, я дожидался тебя, переживал, страдал!
   - Ты страдал?!
   - Естественно. Ведь это меня ты опозорила. Не соблазняй ты лэрда, ничего бы не случилось.
   - Ты обвиняешься меня? После всего, что я перенесла? Неужели ты думаешь, я нарочно добивалась внимания лэрда? Чего ради?
   - Мало ли, - махнул он рукой. - Ради украшений, нарядов, возможности жить в Кингроссе.
   - Все это было у меня в Нэйталии, но я, не задумываясь, отказалась от роскоши ради тебя. Я не хочу жить в Кингроссе, я хочу жить с тобой. Где угодно, только бы с тобой.
   Мы с Риком застыли друг напротив друга, тяжело дыша. Первым не выдержал он. Схватив меня за руки, он покрывал их поцелуями, умоляя о прощении. Муж клялся мне в вечной любви, каялся, признавая себя виноватым во всем. Мое сердце не выдержало этой исповеди. Не могу сказать, что я его простила, но злиться перестала. К тому же закончилось все хорошо - лэрд меня не тронул.
   Лишь один вопрос висел между нами лезвием палача. Рик не решался спросить, а я не сразу нашла слова, чтобы рассказать.
   - Ничего не было, ничего не было, - в итоге пробормотала я. - Он меня не тронул. Я чиста перед тобой. Я по-прежнему только твоя. Навсегда.
   - Дорогая, любимая, - Рик гладил меня по волосам, шептал нежности.
   На какое-то время в комнате установилась тишина, прерываемая только моими всхлипами и шепотом Рика.
   Постепенно я успокоилась и спросила:
   - Что теперь будет?
  - Все равно, - муж крепко меня обнял. - Главное, ты ему не досталась.
   И все же с той ночи между нами как кошка пробежала. Что-то надломилось. Я уже не могла как раньше положиться на мужа, а он, кажется, не вполне поверил моему заверению о том, что ничего не было. Он не поцеловал меня на ночь в губы. Прежде я бы расстроилась, но сейчас мне было все равно. И это пугало сильнее всего. Может быть, лэрд и не получил меня, но наши с Риком отношения он изрядно подпортил.
   Как ни странно, ночью я спала спокойно. Наверное, сказалось напряжение. Я будто не заснула, а лишилась сознания. А поутру, спустившись к завтраку, мы с Риком узнали, что ночью лэрд со свитой покинул замок. Уехал, не простившись с хозяевами.
   - Дурной знак, - ворчала леди Эйслин. - Говорю вам, лэрд недоволен оказанным ему приемом.
   - Прекрати, Эйслин, - впервые на моей памяти Рик выступил против сестры. - Мы прекрасно знаем, что его разозлило. Но я рад, что так вышло, и он не получил Флориану.
   - Рад он, - покачала головой золовка. - А что ты скажешь на это: лэрд так и не сделал то, ради чего приехал. Он не подписал бумаги.
   Рик побледнел, а я, не понимая, в чем причина, потребовала объяснений. Муж промолчал, но леди Эйслин была рада испортить мне настроение.
   - Лэрд, как верховный судья, должен заверить ваши брачные бумаги, - сказала она. - Требуются его подпись и печать. Пока их нет, брак может быть расторгнут по приказу лэрда. Но Анрэй Вестор их не поставил, хотя я несколько дней ходила за ним с бумагами.
   - Глупости, - меня не так легко было выбить из колеи. - Это формальность. Никто не посмеет оспорить наш брак.
   - Флориана права, - поддержал меня Рик. - Не паникуй раньше времени, сестра. Не подписал сейчас, подпишет позже.
   Золовка только головой покачала. А когда днем Рик ушел по делам, высказала мне:
   - Погубила ты моего брата и весь род Морей. Не могла ноги раздвинуть. Лэрд бы получил, что хотел и забыл о тебе. Назавтра даже имя твое из памяти стерлось. А теперь он не отстанет. Нет хуже, чем отказ для мужчины, который привык получать все, что пожелает. Ты теперь для него как кость в горле. Не успокоится, пока не будешь его.
   Я притихла. Слова золовки прозвучали пророчеством, напомнив заявление самого лэрда, и я скрестила пальцы, отгоняя беду.
   - Этого никогда не случится, - пробормотала я. - Я скорее умру, чем изменю Рику.
   - Какая же ты еще молодая да глупая, - вздохнула золовка беззлобно, и я словно увидела ее впервые: передо мной была немолодая, уставшая женщина, посвятившая жизнь этому дому и единственному брату. Все, чего она хотела: процветания для них обоих.
   Шли дни. Я забыла о лэрде, как о страшном сне. Рик утверждал, что он не скоро заглянет в наши края. Наступила зима, а ее лэрд проводит с семьей в Кингроссе. Лишь после весеннего бала он выезжает на осмотр земель.
   Но покой длился недолго: спустя две недели пришло письмо из Кингросса. Рик сломал печать в присутствии меня и сестры. Пробежал строки письма, и взглянул на меня поверх бумаги. Не знай я мужа, решила бы: он едва сдерживается, чтобы меня не ударить.
   - Что там? - не выдержала я. - Лэрд наказывает тебя?
   - Нет, лэрд оказывает мне честь.
   Я не торопилась радоваться. По тому, как Рик это сказал, было ясно, что честь сомнительная.
   - Да что там такое? - я вырвала письмо из ослабевших пальцев мужа. Но с тем же успехом могла разбирать каракули. Письменность горцев была для меня абракадаброй.
   Я протянула письмо золовке. Та прочла про себя, озвучив лишь суть:
   - Лэрд призывает мормэра Морея исполнить свой долг перед сюзереном и приехать в Кингросс для несения военной службы. Лэрд также выразил надежду, что леди Морей сопроводит мужа, как и подобает любящей супруге.
   - Мы можем отказаться? - поинтересовалась я.
   - Нет, - покачал головой Рик. - Обязанность вассала по первому требованию сюзерена явиться в полном вооружении, на коне и в сопровождении вооруженной свиты в соответствии с величиной мормэрства для несения службы. Мой прадед, дед и отец служили сюзерену Абердина. Пришел мой черед. Отказаться - покрыть род вечным позором.
   - Но мне обязательно ехать?
   - В приглашении указано твое имя.
   - Я могу сказаться больной.
   - Не говори ерунды, - вмешалась золовка. - Не поедешь сама, так завтра тебя за косы отволокут в Кингросс. Имей мужество, смирись.
   Я облизнула пересохшие губы. Похоже, мне не дали выбора. Что ж, я поеду. Но если лэрд думает, что в моем отношении к нему что-то переменилось, его ждет разочарование. Несмотря на все разногласия с мужем, я по-прежнему была тверда в решении быть верной женой. В конце концов, это вопрос чести.
  
   Продолжение 23.01
  
   Из-за сборов отъезд затянулся. Мы дожидались, пока соберутся воины со всех концов мормэрства, а те не торопились. Феодалы ворчали: с какой стати посреди зимы созывать войско? Нельзя было подождать таяния снегов?
   Мужчины съезжались в замок, и вскоре он превратился в настоящий военный лагерь. Однажды я спускалась в зал и услышала разговор танов - феодалов ниже мормэров.
   - Не понимаю, чего ради лэрду армия. Что мы будем делать зимой в крепости?
   - Армия ему не нужна. Он хочет женушку Морея.
   - Так и вызвал бы ее. Чего народ зря будоражить?
   Я чуть не умерла на месте от стыда. О моем позоре уже ходили сплетни. Наверняка в Кингроссе будет еще хуже. Как я буду смотреть людям в глаза? Говорить, улыбаться, зная, что меня презирают. Я почувствовала, что ненавижу Анрэя Вестора.
   Наконец, с приготовлениями было покончено, и мы тронулись в путь. Я ехала в карете с полозьями, а Рик предпочел коня. Мужчине не пристало трястись в карете. Как истинный мормэр он возглавлял войско из тридцати мужчин в полном боевом облачении.
   До Кингросса была неделя пути, и пролетела она незаметно. Как я не молилась, прося богов послать метель или сломать карету, путешествие прошло без приключений. По истечении положенной недели на горизонте показался величественный холм, а на нем птичьим гнездом расположилась крепость.
   - Кингросс, - пояснил Рик, - переводится как королевский холм. Издавна он принадлежит сюзеренам Абердина. Крепость окружает ров с водой и несколько стен. Если нападающие прорвутся за первую стену, то их ждет еще три.
   - Выходит, крепость непреступна, - заключила я. - Ее невозможно захватить.
   - Нет ничего невозможного, дорогая. Однажды Кингросс все-таки был захвачен. После этого тогдашний сюзерен велел построить оборонительную башню. С тех пор в ней хранится казна, важные документы и другие ценности. А наверху есть покои для сюзерена и его семьи. Там в случае взятия города он сможет пережить длительную осаду.
   - Без еды и воды?
   - Почему же? В основании башни вырыт колодец. Плюс там всегда есть запас продуктов.
   Я только хмыкнула. Дальновидные эти сюзерены. Жаль, у меня нет такой башни, в которой можно спрятаться от лэрда.
   Мост громыхал под полозьями кареты, когда мы въезжали в крепость. Мне чудилось: это гром с небес - предупреждает о грядущем. Кингросс поразил меня толщиной крепостных стен, щетиной пик и коваными воротами. Каждая пядь земли здесь была пропитана войной. Крепость очень подходила своему господину.
   Никто нас не встречал. Редкие прохожие оборачивались на карету с эскортом из воинов, но любопытство их было мимолетным. Они тут же возвращались к насущным делам.
   Внутри крепости помещался целый город. Сам замок располагался в центре. Великан с узкими оконцами и башнями. Его черные стены словно были обожжены огнем и составляли яркий контраст с белым снегом на карнизах.
   Нас встретил распорядитель. Он занялся нашим размещением. Нам с Риком отвели покои из трех комнат: спальни, гостиной и кабинета. Их внутреннее убранство почти не отличалось от нашей спальни в Морее. Разве что гобелены и ковры были богаче.
   Нельзя было пожаловаться на отсутствие гостеприимства. Покои были на высоте, нам выделили слуг, о воинах позаботились. Но я все равно чувствовала себя не в своей тарелке. Лэрд так и не показался, и это беспокоило. Он словно хищник, затаился в засаде. Уже к вечеру я вздрагивала от шорохов в коридоре. Прислушивалась к шагам, угадывая: не Анрэй ли идет. Но нет, сюзерен Абердина не торопился наносить нам визит.
   На следующий день меня и Рикарда пригласили на обед в компании лэрда. Я изрядно переволновалась. Все утро аж до самого обеда перебирала наряды, решая, что надеть. В свой первый выход не хотелось выглядеть серой мышкой, но и лишнее внимание лэрда привлекать опасалась. В конце концов, выбрала платье по последней моде: с полукруглым вырезом, вышитым поясом и ниспадающей юбкой. А волосы спрятала под сетку, чтобы лишний раз не смущали взор лэрда.
   Но, оказавшись в обеденном зале, я поняла, что все тревоги были напрасны. Зал был настолько огромен, что четверть часа ушла бы только на то, чтобы пересечь его из конца в конец. За длинным столом собрались мормэры, таны, их жены, сыновья и дочери. Нам досталось место где-то в середине стола, а далеко впереди в его главе был лэрд. С такого расстояния он меня попросту не заметил.
   Любопытно, что рядом с лэрдом сидела женщина. Я припомнила все, что слышала о его семье. Мои знания были более, чем скудными. Я даже не знала, женат ли он. Не представилось случая поинтересоваться. А ведь учитывая его возраст, он вряд ли холост.
   Рик увлекся беседой с соседом по столу, и я заскучала. Я ковыряла поджаренный картофель, когда почувствовала тычок в бок. Соседка - круглолицая, пышнотелая девушка лет двадцати - подмигнула мне.
   - Леди Морей? - уточнила она и, получив в ответ кивок, защебетала: - Ах, какая удача, что мы сидим рядом. Я столько о вас слышала.
   Я прикрыла глаза, желая одного - провалиться под землю, да так глубоко, чтобы никогда оттуда не выбраться. Я представила себе все те ужасные слухи, которые ходили обо мне по Кингроссу.
   - Говорят, у вас волосы под цвет меда, - девушка, не церемонясь, дернула меня за выбившийся из-под сетки локон. - И, правда, как мед.
   - Мы не представлены, - я поджала губы.
   - Ой, совсем забыла. Привыкла, что меня здесь все знают. Леди Бертрэйд дочь мормэра Бьюкена. Можно просто Берта.
   Я удивленно вскинула брови. Вот так знакомство - передо мной сидела племянница самого лэрда. Рик назвал мне наиболее значимые фамилии. Мормэр Бьюкен - двоюродный брат лэрда и третий в Абердине по важности человек.
   - Для меня честь познакомиться с вами, - склонила я голову.
   - Бросьте, - махнула рукой Берта. - Здесь все свои.
   Девушка оказалась интересной собеседницей. Она знала все и обо всех. За каких-то полчаса я была введена в курс местных сплетен: кто с кем спит, на чьи земли зарится, какое назначение получит по весне. Не человек, а набитый информацией сундук.
   - А леди Мелания? - припомнила я имя, услышанное от золовки.
   - Что с ней? - спросила Берта с набитым ртом.
   - Я слышала, она.., - я замялась, подбирая слова. Не хотелось оскорбить незнакомую леди.
   - Была амантой лэрда? - закончила за меня Берта.
   - Кем?
   - Любовницей, если по-простому. Здесь это называется аманта. Вроде как таинственное, старинное слово, а главное не такое обидное, - подмигнула девушка.
   - Так была? - мной овладело любопытство.
   - О да. Я тогда под стол пешком ходила, мало что помню. Знаю только, что первенца леди Мелания понесла от лэрда. Ее отец постарался, чтобы отцовство лэрда нельзя было оспорить. Буквально через час после свадьбы он отправил мужа дочери в родовой замок, якобы готовить его к приезду молодой жены, а сам в это время позаботился о том, чтобы лэрд обратил внимание на девушку. В общем, леди Мелания досталась лэрду девственницей, и долгое время была только с ним. Вплоть до рождения сына. Эту историю здесь каждый слышал.
   - Но как же ее муж?
   - Муж в накладе не остался, как и вся семья, - ответила Берта. - Он ведь кем был - мелким таном. А сейчас - мормэр, уважаемый человек. Лэрд ему земли и титул пожаловал, да еще казначеем назначил, чтобы всегда при дворе был, а заодно с ним жена и сын.
   - Какая-то торговля женой получается, - нахмурилась я. - Выгодно продал, получил прибыль.
   - Никто ее не принуждал. Теперь леди Мелания спит и видит, как бы лэрд сына признал, - Берта понизила голос до трагического шепота: - лэйди Кэйталин - супруга лэрда - бесплодна.
   Я вздрогнула и скосила глаза на женщину рядом с лэрдом. Все-таки жена. Несчастная, она, должно быть, ужасно страдает с таким-то мужем.
   - Браку уже шестнадцать лет, - между тем, рассказывала Берта. - И ничего. Даже беременности не было. Говорят, это оттого, что ее слишком молодой замуж выдали. Но ее отец торопился место застолбить. Желающих-то отдать дочь за лэрда было хоть отбавляй. А теперь поговаривают, что брак на грани расторжения, и лэйди отправится в монастырь. Абердину нужен наследник. Мормэры шепчут, что лэрд подбирает новую жену. Леди Мелания, наверное, локти кусает. Ей-то новой лэйди не стать. Разве что мужа на тот свет отправит, - задумчиво добавила Берта.
   Я слушала и запоминала. Если мне предстоит жить в Кингроссе какое-то время, надо ориентироваться в местных интригах. По словам Берты, леди Мелания последние лет десять не делила с лэрдом постель, но по-прежнему считалась второй по статусу женщиной в Абердине. Лэрд до сих пор к ней прислушивался.
   - Держись от нее подальше, - посоветовала новая знакомая. - Она еще та змея.
   - Покажи мне ее, - попросила я.
   Берта повела головой и чуть выставила вперед подбородок, указывая на женщину, сидящую через три стула от лэрда. На вид ей было около тридцати. Бывшая аманта все еще была хороша собой: блестящие каштановые кудри обрамляли треугольное лицо, пухлые губы, словно нарочно созданные для поцелуев, а стройная фигура могла принадлежать и девушке. Единственное, что мне категорически не понравилось - глаза. Взгляд у леди Мелании был острый как наконечник пики.
   Рядом с ней сидел юноша лет четырнадцати во всем похожий на мать. Тонкие запястья и пышные локоны подошли бы девице, а не будущему воину. Похоже, старший бастард рос неженкой. Вряд ли лэрду это по нраву. Насколько я успела его узнать, он ценил силу, как внешнюю, так и внутреннюю. Его старший сын, увы, не обладал ни тем, ни другим.
   Вскоре общие обеды и разговоры с Бертой стали для меня нормой. Так прошло несколько дней. Лэрд не делал попыток заговорить со мной. Он даже не приближался, словно забыл о моем существовании. Я бы успокоилась на этом, но мужчина не спешил сообщать, зачем вызвал Рика в Кингросс. Неизвестность тяготила. Изводила ночными кошмарами.
   Близился зимний бал, и я понятия не имела, что от него ожидать.
  
   Продолжение 25.01
  
  Глава 6. Зимний бал
   Бал открывал лэрд и незнакомая мне девушка. Их пара составляла интересный контраст: мужчина был во всем черном. Сюртук сидел как влитой на классической мужской фигуре, подчеркивая широкие плечи и узкие бедра. Девушка, напротив, была в светлом, практически белом платье. Бледная, с глазами огромными как у лани, она двигалась будто на шарнирах, то и дело спотыкаясь, и давно бы упала, не поддерживай ее лэрд.
   Я наблюдала за девушкой со смесью сочувствия и облегчения. На ее месте могла быть я. К счастью, мне удалось избежать этой сомнительной чести. Впрочем, это был не весенний бал, открывать который совместно предлагал лэрд.
   Горели факелы в железных подставках. Чад от огня окрасил потолок черными полосами. Каблуки туфель выстукивали дробь по каменному полу. Сотни ног за сотни лет отшлифовали его до такой степени, что, наклонившись, можно было поймать свое отражение.
   По стенам, чередуясь, располагались лавки и столы с закусками и напитками, а вся центральная часть зала отводилась под танцы. Лэрд пригласил свою даму на первый танец. Заиграла музыка, и вскоре к ним присоединились другие пары.
   Я танцевала лишь с Риком, отклоняя все приглашения, а их было немало. Готовясь к балу, хотела спрятать волосы, но правила не позволяли. На балу дамам пристало распускать волосы, такова была мода. Пришлось соответствовать. Золотым каскадом мои локоны спускались по спине и плечам, горя едва ли не ярче факелов.
   Неудивительно, что все мужчины в зале любовались мной. Но один взгляд я ощущала особенно остро. Он жег между лопаток, чтобы я не делала: танцевала, пила вино или отдыхала на лавке. Это был взгляд лэрда. В сумрачном свете факелов на его лице как будто лежала тень, а глаза горели как у голодного зверя. У меня пересохло во рту, и я облизнула губы, запоздало сообразив, что жест можно воспринимать двояко.
   Я старалась не отходить от Рика ни на шаг. Но глупо было надеяться, что присутствие мужа остановит лэрда. Не постеснялся же он в его собственном доме потребовать его жену.
   Я почувствовала его приближение спиной. По коже побежали мурашки, словно вышла на мороз раздетой. Сзади слышались шепотки, шелест платьев расступающихся дам, а еще шаги - уверенные, размашистые. Так ходят хозяева жизни, люди, знающие, что мир принадлежит им и подчиняется их правилам. Так ходит Анрэй Вестор.
   - Леди Флориана.
   От мужского голоса с характерной хрипотцой у меня задрожали колени. Свежо еще было воспоминание о его пальцах на моем бедре. Сейчас бы упасть в обморок! Но такое не сыграешь. Актриса из меня плохая. Все сразу поймут, что притворилась.
   - Лэрд, - я обернулась, ощущая, как содержимое желудка превращается в лед.
   - Позвольте пригласить вас на танец, - мужчина протянул руку. - Если, разумеется, мормэр Рикард не против.
   - Что вы, - откликнулся Рик, - я буду только рад.
   'Чему?' - хотела я спросить, но, конечно, промолчала. Воспитание не позволяло устраивать сцены на людях. А на нас, между тем, уже смотрел весь бал. На лицах феодалов читалось ничем неприкрытое любопытство. Давно никто не подбрасывал дров в огонь сплетен обо мне и лэрде. Но теперь-то им будет, что обсудить.
   Покоряясь неизбежному, я приняла руку лэрда. Мои тонкие, аристократические пальцы утонули в ладони мужчины, больше привычной держать меч. И снова его прикосновение поразило сочетанием силы и нежности. Оно напоминало мягкую веревку - на ощупь сама деликатность, но если свяжет, то крепко, не вырваться.
   Танец, на который пригласил меня лэрд, был не местный. Я с удивлением услышала знакомые ноты вальса - любимого танца Нэйталии. Я не подозревала, что его знают в Абердине.
   Лэрд положил ладонь мне на талию, и я затрепетала. От его могучей фигуры веяло жаром. Своим прикосновением мужчина мог растопить снега на горных пиках.
   Мы сделали круг по залу, и я поняла, что кроме нас никто не танцует. Догадка была мгновенной - в Абердине не танцуют вальс. Это уступка мне. Лэрд запомнил наш разговор во время танца в замке Морей. Осознав это, я едва не сбилась с ритма. Я так не пугалась, когда на меня несся кабан. По всему выходило, что лэрд специально брал уроки вальса, чтобы пригласить меня. Где только учителя нашел? Неужели выписал из самой Нэйталии? И ведь справился! Я как-то пыталась научить Рика, так он мне все ноги отдавил. Неповоротливый как медведь. То ли дело лэрд. Он двигался так, словно танцевал вальс с пяти лет.
   - Я не поприветствовал вас в Кингроссе, - произнес мужчина. - Непростительное упущение с моей стороны. Как вы устроились? Всем ли довольны?
   - Благодарю, - я впилась взглядом в грудь мужчины, только бы не смотреть ему в лицо. - Нас все устраивает.
   - Бросьте, леди Флориана, - хмыкнул он. - Вы не такая бука, какой хотите казаться. Подарите мне свою прелестную улыбку. Думаю, я заслужил.
   - Чем же? - я все-таки вздернула подбородок, глядя с вызовом. - Может быть, тем, что вмешались в размеренной ход нашей жизни? Скажите правду, зачем вы позвали Рика в Кингросс? Причина во мне?
   Наверное, я забывалась. Нельзя так говорить с сюзереном. Но я кипела от негодования. К тому же не я начала этот разговор.
   - Я хотел бы польстить вашему самолюбию, леди Флориана, но, боюсь, в данном случае я руководствовался благами Абердина.
   Мы замолчали на некоторое время.
   - Хочу вам признаться, леди Флориана, - наконец, сказал лэрд. - Вы первая с кем я воспользовался правом сюзерена. Женщины, что у меня были, сами искали сближения со мной. Да и те, на кого я обращал внимания, всегда были этому рады.
   Он выбрал скользкую тему, и я не желала ее развивать. Да и какой реакции ожидал от меня лэрд? Я должна была поблагодарить за оказанную честь?
   Поэтому я спросила о другом:
  - Рикард нужен вам для дела?
  - Для важного, смею вас заверить.
  - Почему он? - не унималась я.
   - А почему нет? Вы же не рассчитывали, что ваш супруг всю жизнь безвылазно просидит в замке, прячась за юбку? -лэрд начал раздражаться. - Он вассал Абердина и обязан служить своему сюзерену.
  - О какой службе речь?
  - Я непременно сообщу об этом. Вашему мужу.
   Подумав, он добавил:
   - Как так выходит, что мы всегда говорим о вашем муже?
   Это был риторический вопрос, и я не ответила.
   Музыка стихла, лэрд отвел меня к Рику, где я смогла перевести дух. Больше в этот вечер вальс не играли, за что я была благодарна музыкантам. Второй танец я бы не выдержала, и так наговорила лишнего.
  
   Продолжение 27.01
  
   С зимнего бала все пошло наперекосяк. Лэрд, до этого словно забывший о моем существовании, вдруг резко переменился. По его приказу нас пересадили за обеденным столом. Теперь мы сидели всего в пяти стульях от него, и он частенько обращался к Рику, но смотрел всегда на меня.
   На прогулках Рик сопровождал лэрда, и я была неподалеку. Нет, напрямую Анрэй со мной не говорил. Не считая редких фраз вежливости, мы не обмолвились ни словом. Но он смотрел!
   Как будто этого было мало, лэрд повадился по вечерам приходить к нам в покои. Якобы для того, чтобы пообщаться со своим новым другом - Рикардом Мореем. Естественно, как любезная хозяйка, я была обязана присутствовать. Я сидела в углу и вышивала, но, чтобы мужчины не делали: играли в шашки, обсуждали военные походы, пробовали новый сорт вина, лэрд смотрел на меня.
   Этот взгляд преследовал меня повсюду. Он снился мне в кошмарах, и я просыпалась с криком и в поту от ужаса. Я превращалась в истеричку. Чуть что сразу в слезы. Хуже всего, что срывалась на Рике, намекая, что он не в состоянии огородить меня от лэрда.
   Я надеялась забеременеть от мужа. Это положило бы конец планам лэрда на мой счет, а моя жизнь снова обрела смысл. Ведь призвание женщины быть матерью. Но в этом месяце не получилось. Судьба смеялась надо мной.
   В конце концов, я не выдержала и высказала свои опасения мужу открытым тексом: Анрэй Вестор наносит нам визиты только из-за меня.
   - О чем ты вообще говоришь? - разозлился он. - В чем ты его обвиняешь? Он совсем не обращает на тебя внимания.
   - Ты серьезно? - я не могла поверить в его слова. - Да он глаз с меня не сводит! Неужели ты думаешь, он приходит к нам ради того, чтобы поговорить с тобой? Кем ты себя вообразил? Другом лэрда?
   - Тебя послушать, так мир крутится вокруг Флорианы, - не остался в долгу Рик. - Представь хоть на мгновение, что я ему интереснее, чем ты.
   Я задохнулась от глупости мужа. Несмышленый ребенок и то умнее. Себя я тоже не считала искушенной жизнью, но здесь Рик меня превзошел.
   - Послушай, - он пошел на попятную, - ты выдумываешь проблему там, где ее нет. Лэрд уже и думать о тебе забыл, забудь и ты о нем.
   Я кивнула, соглашаясь. Что еще я могла поделать? Если Рику хочется верить, что лэрд нашел в нем друга, никакие доводы его не переубедят. Тщеславие моего мужа не знало границ.
   Но вскоре правда выплыла наружу, и не по моей воле. Случилось это в один из вечеров, когда лэрд по обыкновению зашел к нам. Но в этот раз что-то было не так. Я поняла это, едва он пересек порог. Вид у мужчины был злой, движения рваными. Куда только подевалась его обычная сдержанность.
   - Выйди, - лэрд говорил тихо, но тон был властный. Смотрел он, как обычно, исключительно на меня, словно в комнате кроме нас двоих никого нет. Но приказ без сомнения был адресован Рику.
   - Мой лэрд, - залепетал муж, - присядьте, я угощу вас вином.
   - Пошел вон, - повторил тот громче.
   - Но куда я пойду? - растерянно пробормотал Рик. - Это мои покои.
   - Вон! - лэрд повысил голос.
   Рик кинулся к двери.
   - Постой, - позвала я. - Не бросай меня одну!
   Муж лишь на мгновение замешкался у двери, но, поймав красноречивый взгляд лэрда, торопливо покинул покои.
   - Видишь, кого ты любишь? - печально улыбнулся лэрд. - Я бы на его месте сражался за тебя, если бы пришлось.
  - Вы его сюзерен, - нашла я оправдание Рику. - Он не посмел ослушаться.
  - Чепуха. Просто он не дорожит тобой.
   Я скомкала в руках шитье. Забытая иголка впилась в палец, и я вскрикнула. Мужчина тут же бросил ко мне. Забрал вышивку, подул на уколотый палец.
   - К чему это представление? - спросила я. - Чего вы добивались?
   - А вы не поняли?
   - Хотите доказать, что муж меня не любит?
   Мужчина поджал губы. Мой ответ ему не понравился.
   - Вы извели меня своим равнодушием, - признался он. - Что мне сделать, чтобы вы обратили на меня внимание? Только скажите. Я дошел до той точки отчаяния, когда готов на все.
   - Вы не хуже меня знаете, что между нами ничего не может быть. Прекратите меня преследовать.
   - Я бы и рад, но не могу. Тяга к вам сильнее доводов разума.
   - Прошу избавить меня от подобных речей, - я покраснела от неловкости.
   Мужчина нахмурился. Моя просьба и новый отказ были ему неприятны, но он сумел взять себя в руки. В самообладании Анрэю Вестору нельзя было отказать. Тем более, странно, что он терял его рядом со мной. Неужели я так пагубно на него влияю?
   - Я пришел сказать, что настало время Рикарду Морею доказать свою преданность Абердину, - он выпустил мою руку. - Я отправляю его в южные провинции с войском. Вы хотели первой узнать о его назначении, мне приятно исполнить вашу волю, моя лучезарная госпожа.
   Я, ощутив слабость, пошатнулась. Мужчина подхватил меня за локоть, не дав упасть.
   - А как же я?
   - Вы останетесь в Кингроссе, дожидаться возвращения мужа.
   - А вы?
   - Я тоже буду здесь.
   Вот все и сказано. Рик уедет, и никто не помешает лэрду навещать меня. Тогда за мою честь и медяка не дадут. Даже если лэрд сдержит слово и не будет меня ни к чему принуждать, каждому в замке об этом не расскажешь. Да и вряд ли кто поверит.
   - Сообщите мужу, что отряд отправляется через два дня, - коротко кивнув, мужчина пошел к двери.
   За порогом ждал бледный, как простыня, Рик. Он шарахнулся с дороги лэрда и, лишь когда его шаги затихли вдали, осмелился войти в собственные покои.
  
  
   ЗАКОНЧЕНО. Купить электронную книгу можно на Лит-эре
Оценка: 7.07*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"