Григорьев Кирилл Юрьевич: другие произведения.

Почтальон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышел на приложении к сентябрьскому "Миру Фантастики" и опубликован в журнале "Порог" (номер 3, март) в 2005 году


Автор: Григорьев Кирилл

E-Mail: kerrygregor@rambler.ru

Почтальон

(фантастический рассказ)

  

1.

  
  
  
  
   Дембель неизбежен, как крах капитализма.
   Эта фраза крутилась в голове у Вадима все утро. И пока он брился, разглядывая свое мужественное лицо в зеркале, и пока дымящаяся кружка кофе не появилась перед ним на столе, и пока первая сигарета, наконец, не встала колом в легких, нанося непоправимый удар молодому организму. Дембель неизбежен... Н-да... Вот он и наступил, этот дембель... А делать-то совершенно нечего...
   Конечно, можно съездить на работу к отцу. Экспроприировать на день его компьютер и поиграть во что-нибудь новенькое. Помнится, читал я, сиживая в ротном сортире, о выходе новой "Need for Speed"...
   Хорошая мысль! Хотя нет... Вадим разочарованно затянулся. Не годится. Не хочу ощущать себя экспонатом в зоопарке, на который любящий папа будет через каждые пять минут водить смотреть многочисленных сотрудников своего отдела. "Вот, сын неделю как из армии вернулся... Сержант!..." Восхищенно- ироничный взгляд. " И как там, сейчас, в армии? Есть кого защищать?..." Б-р-р...
   Можно, конечно, позвонить Семену.
   Старый кореш не откажется развлечь дембеля российской армии. Но напиваться с утра? Тоже не вариант.
   Оставался еще один выход.
   Куча организаций - известных и неизвестных совсем- завалили почтовый ящик приглашениями на работу. Почему-то пользовались оттянувшие уставную лямку герои повышенным, даже каким-то истерическим спросом.
   Неплохо будет катнуться по "смотринам" и, как следует, поразвлечься.
   Вадим вытащил из-под телефона ворох бумаг и разложил их, словно пасьянс на столе. Обозрел взглядом полководца открывающиеся перспективы.
   Они были туманны и многочисленны.
   Можно пойти трудится в охрану Кремля... Каменное лицо телохранителя и пуля в голову на склоне лет гарантированы. Можно начать карьеру мента. Ежедневное романтическое общение с чурками, чьи наглые рожи приелись еще в армии, спасение алкоголиков из придорожных холодных канав, наставление на путь праведный обколовшихся проституток... Чуть левее приглашения из милиции притулился жизненный путь машиниста метрополитена: ночная подземная романтика, вытаскивание козлов, упавших на рельсы и, ввиду постоянного отсутствия зарплаты, в качестве компенсации, халявное молоко за вредность.
   В правой колонке, по возрастающей, выстроились карьеры охранника Росинкас, водителя ФСБ и разнорабочего на совместном российско-турецком строительстве.
   Богатый выбор.
   Прямо-таки, сногсшибательный...
   Он вытащил серый листок, застрявший под телефоном.
   Хм...
   Коммерческая структура приглашает на постоянную работу мужчин, окончивших службу в армии, имеющих хорошую физическую подготовку, опыт вождения автомобиля и в совершенстве владеющих стрелковым и холодным оружием.
   Охрана?
   Школа телохранителей?
   Братва, обнаглевшая настолько, что рассылает приглашения по почтовым ящикам?
   Он погасил сигарету в пепельнице и, с интересом косясь на объявление, придвинул к себе телефон.
   - Алло? - появился в трубке после пары гудков приятный женский голос.
   Наверняка, тонкая талия, удивительной красоты лицо, возраст - 19 лет, объем груди в районе 90, мечтательно подумал Вадим.
   - Это по объявлению, - сказал он в телефон. - По поводу работы. Тут нет ни адреса, ни названия...Я хотел бы подъехать, девушка...
   - И давно из армии?
   - Неделя.
   - Где служили?
   Вадим назвал.
   - О, - уважительно ответили на том конце. - А звание?
   - Сержант.
   - Хорошо. Сегодня вы сможете быть?
   - Я, собственно, поэтому и звоню...
   Она продиктовала адрес.
   - И постарайтесь не попасть в обед. Он у нас с двух до трех, - закончила девушка и Вадимово "Спасибо" растворилось в коротких гудках.
   Он положил трубку.
   А надо ли?
   Валять дурака можно еще смело пару месяцев. Хм... А на что? В наше время развивающегося капитализма даже на мороженное нужно никак не менее червонца...
   С тоской он вспомнил ротную столовую, раздатчика Серегу и каптерщика Вано, у которого всегда в заначке была припасенная и секретно протащенная через бдительный наряд на КПП сногсшибательная чача. Как частенько они, дедушки российской армии, после отбоя, собирались в каптерке - Серега с противнем картошки, Вано с неизменной чачей и он, в сопровождении маринованных огурчиков, обменянных на плоды армейского творчества у бабулек с рынка. Иногда к ним присоединялся дежурный офицер, а уж если им, на счастье, оказывался командир второго взвода Суханов, то обмен боевым опытом под анекдоты и гитару мог продолжаться до подъема. Да-а, подумал Вадим. Как же все просто там и как, черт возьми, все не просто здесь...
   Ладно, хорош, подвел он черту ностальгическим воспоминаниям. Пора собираться, а то и в самом деле, угодить можно прямиком в обед...
  
  
  

2.

   Девушка оказалась такой, как он ее себе и представлял.
   Она рылась в здоровенной выдвинутой картотеке: короткая юбка, не скрывающая длины точеных ног, легкий сиреневый топик, а сверху, на плечах, нечто прозрачное, невесомое, похожее на короткий серебристый плащ.
   Вадиму, почему-то, вспомнилась тюль в маленькой комнате, которую мама старательно отстирала к его возвращению из армии. Мода, подумал он. Опять я все пропустил, защищая Родину.
   Ну, если тут весь женский персонал такой, поработать стоит определенно.
   - Здрасти, - поздоровался он, вытаскивая из заднего кармана джинсов сложенную рекламку. - Я по объявлению.
   Девушка обернулась, с интересом окидывая его взглядом, и Вадим немедленно погрузился в транс.
   Красоты она оказалась необыкновенной.
   Как истинно красивого человека, он бы не сумел ее описать. Это подобно дуновению ветерка или галлюцинации. Только что видел, а через мгновение уже не в силах вспомнить черты. Остается только ощущение сказки и радости, словно сон, приснившийся среди бела дня.
   - Работать к нам? - осведомилась девушка с оттенком легкой иронии. - Или так, просто?...
   Странный метод приема на работу.
   - Работать, - еле выговорил Вадим. Все-таки армейская отчужденность от женского пола давала себя знать.
   - Вам у нас понравиться, - кивнула девушка и вновь углубилась в изучение картотеки.
   Вадим перевел дух и огляделся.
   Естественно, взгляд, против воли, возвращался к ней, таинственной и прекрасной, он воровато скользил по фантастическим ногам, выше, выше... М-да... Вадим, покраснев от неловкости, приказал своему наглому взгляду заняться осмотром других достопримечательностей.
   Которых, в общем-то, больше и не было. Так, обычная приемная, где правит бал прекрасный секретарь. Ну, стол, ну, компьютер с принтером... Ну, окно с цветами... Шкаф с крупными выдвигающимися лотками и надписями на них. А - Б, прочитал Вадим. Б-В, посмотрел он дальше... В... Господи, какие же у нее ноги!...
   Ожидание затягивалось.
   Офис был погружен практически в полную тишину, только изредка шуршала бумагой девушка у шкафа.
   Вадим облился потом, и переступил с ноги на ногу.
   На него, видного, здорового, молодого героя, совершенно не обращали внимания. Так ведь нельзя с героями. Они начинают скучать. Дверь, может, ей вынести, с тоской подумал Вадим. Для привлечения внимания.
   - Э... - произнес он. - Так как?
   Девушка вновь повернулась.
   - Когда у вас был последний сексуальный контакт? - вдруг спросила она скороговоркой, а Вадима чуть не хватил удар.
   Ему показалось, что он ослышался.
   - Что? - переспросил он.
   - Контакт сексуальный, - как ни в чем ни бывало, пояснила девушка нетерпеливо. - Ну же...
   - Д...Давно, - заикаясь и краснея, ответил Вадим.
   Мысли его бегали друг за другом в абсолютно пустой голове и никак не могли загнать хоть какую-нибудь в угол.
   - А какое?... - начал было он, но тут открылась большая дверь рядом с секретарским столом и в комнате появилась маленькая сухая женщина с грудой папок.
   Собеседница Вадима немедленно вернулась к картотеке.
   - А, приехали! - воскликнула вновь прибывшая, с грохотом роняя папки на стол. - Очень хорошо.
   Вадим смерил ее взглядом.
   - А вы-то кто? - ничего не понимая, и оттого, совершенно сбитый с толку, довольно по-хамски, спросил он. - Вас тоже мои контакты интересуют?
   - Какие контакты? - нахмурилась женщина и посмотрела на специалистку по сексуальным связям. Та старательно возилась с картотекой.
   - Мои, - пояснил Вадим.
   - Я, вообще-то, молодой человек, приемом на работу занимаюсь, - ответила женщина строго. - Вы ведь, Терпеев, не так ли? Это мы с вами разговаривали?
   - Я закончила, Валентина Ивановна, - объявила Вадимова собеседница, повернувшись. Лицо ее было непроницаемо. - Я пойду, пожалуй.
   - Иди, Злата, - совсем другим тоном ответила женщина. - Девочкам привет передавай.
   - До свидания, - кивнула та и посмотрела на Вадима. В глазах ее прыгали дьявольские развеселые огоньки. - И вам, до свидания, товарищ Терпеев. Увидимся.
   Вадиму захотелось ее придушить.
   - Увидимся, - с обещанием немыслимых мук в голосе произнес он. - Наверняка.
   - Это мы посмотрим, - сказала деловым тоном Валентина Ивановна, когда Злата скрылась за дверью. - Давайте ваши документы. И садитесь, наконец, что у вас, столбняк, что ли?
   Ну, золотце, подумал Вадим, вытаскивая военный билет. Теперь-то я точно сделаю все возможное, чтобы устроится к вам на работу. И невозможное, пожалуй, сделаю тоже.
  
  
  

3.

  
  
  
   - Мы занимаемся почтовой доставкой, - сказала Валентина Ивановна. - Только, клиенты и грузы у нас достаточно... как бы это поточнее?... эксклюзивные...
   - Я думал, что с появлением электронной почты, все доставки отжили свое, - ответил Вадим.
   - А посылки, молодой человек? А бандероли, наконец? И, кроме того, разве можно тупому компьютеру доверять действительно серьезные вещи? Вы бы доверили, ну, скажем, будучи генералом, доставить весть о готовящемся наступлении?
   Вадим подумал.
   Он немедленно представил своего командира части, Кузьмича, старенького сухонького полковника, как он садится за монитор и по букве набивает на клавиатуре текст, поминутно промакивая пот и делая жадные глотки из стакана с "Нарзаном".
   - Нет, - уверенно пожал Вадим плечами. - Я бы не доверил.
   - Вот видите! - оживилась Валентина Ивановна. - Для доставки именно таких особо важных сообщений и существует наша служба.
   - И... много наступают? - поинтересовался Вадим.
   - Достаточно, - отрезала Валентина Ивановна, что-то пометив в большом блокноте. Потом удовлетворенно хмыкнула и протянула Вадиму его документы.
   - Идите на второй этаж, комната 215, - сказала она. - Вам там все скажут.
   - Так меня приняли на работу или нет? - поднимаясь, спросил Вадим.
   - Все там, молодой человек... - махнула на дверь Валентина Ивановна. - Все в 215-ом...
   В 215 -ом его встретила натянутая прямо перед входом белая полотняная ширма.
   - Ау? - спросил Вадим, осторожно раздвигая шторки. - Есть тут кто?
   В кабинете никого не было.
   Он в замешательстве огляделся.
   Прямо за ширмой оказался большой стол, заваленный какими-то медикаментами, а в углу стояла кожаная банкетка. Но взгляд приковывало огромное, поставленное на попа и прикрепленное к стене, обвешанное проводами, снабженное зажимами для рук, ног и головы некое слабое подобие обыкновенной кровати. Так, наверное, выглядели средневековые пыточные приспособления. Только рядом с непонятным агрегатом явно не хватало дородного хлопца в капюшоне и сером холщовом плаще.
   Занятными оказались маленькие таблички, прикрепленные прямо к стене рядом с неведомым пыточным приспособлением.
   Вадим, положив документы на стол, с интересом принялся за их изучение.
   Табличек было четыре.
   Первая рекомендовала тщательно заземлиться перед диагностикой, вторая советовала руки обеззараживать спиртом, третья напоминала о необходимости ношения медицинского халата в кабинете.
   Вадима поразила последняя.
   Он перечитал еще раз.
   Вроде бы известные слова складывались в полную тарабарщину.
   "Фейри диагностировать только под наркозом".
   Хм...
   Они тут еще и моющие средства изучают?...
   И при чем тут наркоз?
   Любопытная табличка, однако...
   Дверь сзади хлопнула и в кабинете, раздвинув шторы, появилась девушка в белом халате, явно четко следующая прикрепленной к стене инструкции номер три.
   - Терпеев, - констатировала она, обходя стол, и показала рукой на банкетку. - Раздевайтесь.
   - Совсем? - растерялся Вадим.
   Во истину, странная конторка.
   То контактами интересуются, то разденьтесь...
   - До трусов, - уточнила девушка и присела за стол.
   Он сразу вспомнил о дурацкой татуировке на правом плече, сделанной прямо перед дембелем и протершемся правом носке.
   - Что стоите? - строго посмотрела на него девушка. - Раздевайтесь. Через несколько мгновений он остался в одних трусах.
   - Ну, и?... - произнес Вадим, зябко ежась.
   - Пойдемте, - сказала девушка, поднимаясь, и кивнула на пыточное приспособление на стене. - Становитесь.
   - А это обязательно? - с опаской спросил Вадим.
   Вид агрегата никакого доверия не внушал.
   - А как я вас еще смогу проверить? - искренне удивилась девушка. - Пол дня вас стетоскопом слушать?
   - Ну, может...
   - Вы становитесь или нет?
   Он сдался.
   Обивка у агрегата оказалась теплой и мягкой, словно это был не некий механизм, а большая плюшевая игрушка.
   - Ага, - удовлетворенно произнесла девушка, затягивая последний ремень на голове и вытаскивая из стола кучу свисающих проводов. - Только не бойтесь.
   - Да я собственно... - пожал неуверенно Вадим плечами, проклиная уже все на свете.
   Секундой позже он стал напоминать кокон.
   - А вы тщательно заземлились? - кивнув на табличку, поинтересовался он. Девушка деловито прилаживала к его коже последние датчики.
   - А, - махнула она рукой, и извлекла из, казалось, бездонного стола маленький ноутбук. - Мы привычные.
   И вдруг он ощутил, как по коже побежала волна тепла.
   - Э...
   - Да расслабьтесь вы! - не выдержала девушка, напряженно смотря на экран ноутбука. - Никто вам ничего плохого не сделает.
   Теплая волна сменилась холодным покалыванием.
   - Хорошо, - кивнула девушка. - У вас страха высоты нет?
   - У меня наоборот, - ответил Вадим.
   - Это как?
   - Сразу хочется вниз прыгнуть.
   - Патология, - снова кивнула девушка. - А как насчет замкнутого пространства?
   - Не боюсь.
   - Ага.
   Через несколько минут довольно странных вопросов его, наконец, отпустили.
   - Я такого аппарата ни в одной поликлинике не видел, - облегченно признался Вадим, одеваясь. - Какая-то новая технология?
   - Ага, - буркнула девушка, захлопнула ноутбук и присела на край стола. Задумчивый Аристотель, как его обычно изображают скульпторы, показался бы рядом с ней резвящимся пацаном.
   - Что, все так плохо? - поинтересовался Вадим, присаживаясь на банкетку и зашнуровывая ботинки.
   - Вы почему про триппер ничего не сказали? - спросила она.
   Он облился холодным потом.
   - У меня триппер?
   - Нет, был год назад.
   - Уф... - облегченно выдохнул Вадим. - Вы же не спрашивали.
   - У врача лечили?
   Вадим вспомнил медчасть и добрую медсестру Надю со шприцом в руке.
   - Да, - кивнул он, стараясь поскорее прогнать Надино видение. - Потом даже анализы сдавал.
   - Ладно, - сказала девушка. - С кем ни бывает. Вы приняты.
   Она поднялась.
   - Приходите завтра к восьми. Как говорят у вас в армии: форма одежды значения не имеет. Проходите сразу в 110 кабинет, охрана будет предупреждена.
   - А там-то что? - осведомился Вадим, уставший немного от игры в кошки мышки.
   - Там все объяснят, - твердо ответила девушка. - До завтра.
   Он кивнул и, уже на пороге, остановился.
   Девушка что-то писала, сидя за столом.
   - А можно вопрос? - спросил Вадим. - Почему фейри надо диагностировать только под наркозом?
   Девушка подняла голову и внимательно на него посмотрела.
   - А вы бы попробовали так, просто, - ответила она. - Я бы на вас с удовольствием посмотрела.
   - Кожу разъедает? - сочувственно поинтересовался Вадим.
   - Оглушает, - очень странно сказала девушка и вновь склонилась к своей писанине.
   Вадим осторожно закрыл дверь за собой.
  
  
  

4.

   Друг Семен был специалистом по всем вопросам.
   Дружили они с первого класса и всегда соблюдалась негласная традиция: Вадим с любопытством влезает в различные переделки, а потом Семен доходчиво ему разъясняет почему все так произошло и отчего новым синяком на лице стало больше.
   Сам он был человеком замкнутым и спокойным, шумных сборищ не любил и всегда сторонился незнакомых ему людей.
   Они и подружились-то только после совместной отсидки на последней парте около года.
   Когда Вадим написал заявление о приеме в армию, Сема долго уговаривал его передумать и, так и не уговорив, написал заявление сам. Правда, пришел он из армии на полгода раньше, комиссовался из-за застуженных в Заполярье почек.
   Жил Семен с родителями, девушек и домашних животных не имел и работал на старой картонажной фабрике.
   - Почтовое отделение, говоришь, - хмыкнул Семен, когда Вадим, после возвращения, выложил перед ним очередную кучу вопросов. - Ты теперь почтальоном станешь?
   - Ну, - в затруднении ответил Вадим, - я надеюсь, до толстой сумки на плече не дойдет.
   Семен достал из-за компьютера пластиковую бутылку "Очаковского".
   - Мать найдет - башку оторвет, - проникновенно сказал он, отвинчивая пробку. - Нельзя мне пиво, а люблю его, - жуть. А насчет, сумки, не волнуйся, дойдет... Будешь теперь по утрам с газетами по подъездам носиться.
   - Мне сказали, что доставка у них эксклюзивная, понял? - пригубив пива из бутылки, ответил Вадим. - И клиенты тоже, кстати.
   - Да, какая разница. Все одно...
   - Ты мне вот что, Сем, ответь. Фейри - это же моющее средство, верно?
   Семен чуть не подавился пивом.
   - Ну, - сказал он. - Ты что, рекламу по телеку не смотришь? Ну, там где две деревни? Тоже, кстати, - хмыкнул он, - лет пять смотрю и понять не могу: в одной из них, народ настолько тупой, что за все прошедшее время не прикупил себе этого Фейри. Как не посмотришь, - вот они всем селом со своим противнем дрючатся.
   - А может у них в деревне уже готовить нечего? - спросил Вадим. - Сожрали все, и нафиг им этот Фейри не сдался... Остался только немытый противень...
   Они задумались, потом Семен, наконец, сказал:
   - Новая дембельская трактовка рекламы... Хм... А, что тебе-то, он сдался?
   Вадим пересказал содержание таблички в медицинском кабинете и последующий странный разговор.
   - Хм, - почесал затылок Семен. - А докторша эта... Как тебе показалась?
   - В смысле?
   Семен многозначительно постучал себя пальцем по лбу.
   - А... Да нет, нормальная вроде.
   - Хм...
   Иногда Семен, озабоченный какой-нибудь проблемой, впадал в странное состояние, где-то очень близкое к нирване. Из него его могла вывести только мама, зовущая к ужину, но сейчас она была, к несчастью, на работе.
   - Эй... Эй... - забеспокоился Вадим, заметив первые опасные приближающиеся признаки. - Ты вслух давай, мысли, Спиноза...
   - А чего, вслух-то?... - рассеянно произнес Семен и вдруг, отставив пиво повернулся к компьютеру. - Сейчас...
   - Ты чего? - уже откровенно заволновался Вадим. - Что с тобой, Сема?
   Тот быстро приподнялся, пошарил, что бормоча себе под нос, в груде компакт-дисков на книжной полке, потом удовлетворенно крякнул и рухнул в кресло.
   - Ща, погодь...
   Он совершил какие-то манипуляции мышкой и вдруг на мониторе появилось на весь экран изображение маленькой крылатой девчонки, вроде Дюймовочки, рядом со здоровенным бокалом вина.
   - Оно, - удовлетворенно произнес Семен, откидываясь в кресле. - Я точно не помнил, проверить хотел. Вот, Вадя, перед тобой фейри...
   - Стакан что ли какой-то хитрый? - придвинулся к монитору Вадим.
   - Сам ты стакан! Девчонка эта и есть фейри! Вон, видишь, сверху написано, Бондаж Фейрис... Ну, что-то типа... Фейри в коже...
   На маленькой девчонке и в самом деле ничего не было кроме кожаного лифчика и не менее кожаных обтягивающих штанов.
   - Да... - протянул Вадим разочарованно. - И что?
   - Как, что? Все же вяжется. Может, у них почту эти девахи разносят?
   Вадим постучал себя по лбу.
   - Видать, это у тебя, братишка, не все дома... - расстроено сказал он. - Как тебе такое в голову прийти могло? Тем более, если они мелкие такие... Как она, по твоему, посылку доставит? Вдесятером, что ли?
   Семен отхлебнул пивка.
   - А если есть и крупные экземпляры? - задумчиво произнес он. - Прикинь, такая вот с человеческий рост? А оглушает она, если без наркоза ее диагностировать, брат, крыльями. Ка-а-ак, хлопнет... И будь здоров... А фигурка ничего...
   Вадим сразу вспомнил Злату из приемной.
   - Ты это брось, - решительно сказал он. - Невозможно поднять человеческое тело в воздух просто так.
   - Так это же человеческое... Тем более, если крылья здоровенные...
   У Златы никаких здоровенных крыльев не было.
   - Ладно, - сказал Вадим. - А что эти фейри по комиксам твоим делают? Почту разносят?
   - Они, в основном, трахаются, - хмыкнул Семен. - Да, вот, сам посмотри...
   За полчаса Вадим узнал о возможных видах извращения практически все. У него сложилась четкая убежденность, что автор комиксов был замаскированным маньяком. Хотя, почему замаскированным? Он совершенно не скрывал своих патологических сексуальных наклонностей.
   Для начала он заставил бедную крылатую Дюймовочку трахаться с дождевым червем, потом с жуком, а потом пошло-поехало... Б-р-р... Хотя, в общем-то, в классической детской сказке тоже не все ладно было. Взять хотя бы этого... Крота... Как он бедной Дюймовочке ласты клеил? Можно сказать откровенно - супер клеем. Чтобы качественно и навсегда... Хм... Да и вообще, со зверьем там не все в норме обстояло... Вспомним, мышь - явную сутенершу, и жаб, - ну, точно, богатеев-спонсоров, да и Ласточка, кстати, тоже мутноватой была... А эти крылатые сексуально озабоченные орлы в самом конце мультика? Пойдем, мол, Дюймовочка, полетаем...Знаем, ребята, мы ваши полеты... Просто бригада патологических насильников...
   Н-да, достается же этим крылатым и мелким...
   - Ну, что, скажешь? - поинтересовался Семен, с сожалением допивая пиво. - Занятно?
   - Как тебе сказать... - неопределенно ответил Вадим, листая комикс на мониторе. - Странновато мне все это... Хотя, бог его знает, может быть, ты и прав...
   - Ладно, - предложил Семен, - пошли еще за пивком сходим.
   Всю дорогу до палатки, да и потом, когда они уже поглощали пиво на лавочке возле дома, Вадима не покидало странное ощущение, что Семен помог ему в очередной раз. Что приоткрыл в очередной раз какую-то новую и чудную страницу его жизни. Фейри... Хм... Во всей этой бредятине явно что-то было. И Злата эта не от мира сего, и пыточная в медкабинете, и разговорчики странные... Летающие бабы с посылками... Н-да... Но, с другой стороны, если Злата, может такое, как в комиксах вытворять, я, пожалуй, с удовольствием поработаю почтальоном, подумал Вадим мечтательно уже после третьей бутылки. Даже полетать с ней вместе готов. С большой и толстой сумкой на плече.
   Когда немного осоловевший Вадим появился дома, Терпеев - старший, начальник проектного отдела секретного, а потому, закрытого института, уже ужинал. Он сидел перед вентилятором в одних трусах и смотрел телевизор, отпуская между стопочками водки едкие и язвительные замечания.
   - Садись, сынок, - предложил он радушно. - Давай, покушай.
   Мама засуетилась с тарелкой.
   - Я на работу устроился, - объявил Вадим, садясь рядом с батей.
   - Это куда? - спросил тот.
   - На почту.
   Терпеев - старший посмотрел на него с сомнением.
   - Правда, - кивнул Вадим.
   - Херня все это, сынок, - после паузы произнес батя, наливая Вадиму стопочку. - Ну, помайся, пока время есть.
   Всю ночь Вадиму снилась Злата, непонятный плащ которой превратился в большие полупрозрачные крылья, и он сам, свободно парящий над ночным городом.
  
  
  

5.

  
  
  
   Предмет своих вожделений он встретил на следующий день.
   К назначенному времени Вадим опоздал на десять минут и поэтому, когда, постучав, открыл дверь, все были уже в сборе.
   Все - это несколько девушек такой же, как и Злата, неземной красоты, пожилой товарищ с явным пузцом и еще два молодых олуха Вадимова возраста.
   - Входите, Терпеев, - строго сказал взрослый дядя. - Первый день на работе, а уже опаздываете.
   Вадим мельком глянул на присутствующих парней. Судя, по их выпученным глазам, они оба пребывали в настоящем шоке от обилия прелестных представительниц прекрасного пола.
   - Пробки, - произнес Вадим, ни к кому, в сущности, не обращаясь.
   Носитель пузца откашлялся.
   - Поздравляю вас с приемом на работу, - сказал он, скользнув по Вадиму и двум остальным недобрым взглядом. - С сегодняшнего дня у вас начинается стажировка. За каждым из вас будет закреплена одна из наших постоянных сотрудниц, которая и научит всему, что необходимо. Вопросы?
   Судя по затуманившимся глазам Вадимовых коллег, они уже мысленно представляли себе как и, главное, чему их будут обучать.
   - А зарплата? - осведомился Вадим.
   - По результатам стажировки, - отрезал мужчина. - И учтите, что некоторые ее могут не пройти.
   - И сколько будет длится стажировка? - снова влез Вадим с вопросом.
   - Какой любознательный молодой человек! - сказал главный. - Злата, возьмите его на себя, прошу вас. А что касается стажировки... Две недели... И я искренне надеюсь, что после нее мы еще встретимся... Все...
   Краткостью брифинга все, казалось, были немного удивлены.
   Злата подхватила Вадима под руку.
   - Пойдемте, стажер, - сказала она весело. - Нас ждут великие дела.
   - Это какие же?
   - Узнаете...
   В лифте она нажала на кнопку пятого этажа.
   - Кто такие фейри? - внезапно спросил Вадим, пока они поднимались.
   Злата очень мило нахмурила лобик.
   - А где ты услышал это слово? - спросила она.
   - В комиксах вычитал, - ответил Вадим.
   - А я-то тут причем?
   - Просто в кабинете... - начал было Вадим, но тут лифт остановился.
   - Ты их читай побольше, комиксов своих. Станешь разносторонним и умным, - посоветовала Злата, покидая кабину.
   Они оказались на заваленном ящиками складе.
   - Ого, - озираясь, произнес Вадим. - Это что, все почта?
   - Это оборудование, - нетерпеливо ответила Злата, дернув его за рукав. - Пойдем, а? У тебя еще будет возможность изучить все наши гадюшники.
   Лавируя между ящиками, они добрались до конторки, в которой бубушка - божий одуванчик, что-то сосредоточенно вязала, посматривая в черно-белый телевизор с шипящим звуком.
   - Баба Надя, - сказала Злата. - Выдайте, пожалуйста, моему стажеру амуницию.
   - А распорядился кто? - не отвлекаясь от телевизора, спросила бабушка.
   - Птицын.
   - А размеры?
   Злата смерила Вадима оценивающим взглядом.
   - Давайте трешку... Хотя, нет... Четверку...
   - Крупный мальчик, - заметила бабуля, оторвавшись, наконец, от телевизора и тоже оглядела Вадима, поднявшись. - Красавец, прям, как мой муж, покойник, светлая ему память...
   - Ну, баба Надь...
   - Иду, иду...
   И сейчас мне принесут огромные крылья с инвентарным номером, подумал Вадим. Четвертого взрослого размера...
   Баба Надя исчезла в глубине склада, оттуда раздался грохот, ее резкий голос, какое-то кряхтение.
   Вадим посмотрел на Злату.
   Та, опершись на конторку, нетерпеливо постукивала по полу правой ногой на высоком точеном каблуке.
   - Махаон, так называется прекрасная бабочка, - внезапно сообщил шипящим басом телевизор.
   На экране не было видно не только махаона, но и вообще ничего. Сплошное серое размытое пятно.
   Как же его бабка смотрит-то, подумал Вадим в замешательстве. Ведь старенькая же совсем...
   - Ага, - сказала Злата.
   Он повернулся и увидел, как два здоровенных мужика, тащат, покряхтывая, не менее здоровенный деревянный ящик. Когда они его уронили на пол, казалось, даже здание содрогнулось.
   Вадим с недоумением покосился на Злату.
   - Забирай, золотце, - сказал один из мужиков, вытирая пот со лба. - Четвертый номер.
   - Точно?
   - Точно.
   - А коды ввели?
   - А как же. Полная боевая готовность.
   Она расписалась в большой, разложенной на конторке книге и нетерпеливо посмотрела на Вадима.
   - Ну, чего? Забирай и пошли снаряжаться.
   - Э...
   Мужики с явным удовольствием смотрели на Вадима.
   - Черт, - сказала Злата, словно что-то вспомнив, и вдруг произошло чудо.
   Она наклонилась над ящиком и вдруг легко и непринужденно, словно это была маленькая дамская сумочка, подняла его с пола.
   Вадим открыл рот.
   - Что встал, пошли, - сказала Злата.
   Вадим посмотрел на грузчиков.
   Те были в восторге.
   - Иди, иди, стажер, - с усмешкой произнес один из них ему вслед.
   Вадиму казалось, что он спит.
   Они не уместились в лифте, поэтому пришлось идти пешком. Злата легко прыгала через три ступеньки, абсолютно без напряжения держа ящик в левой руке, останавливалась и подгоняла заторможенного стажера. В маленькой комнате на третьем этаже она с грохотом поставила ящик на пол.
   - Это твое, - сказала она, указав на металлический шкафчик в длинном ряду таких же. - Распаковывайся и размещайся. Снаряжение без меня не трогай.
   - Зла... - начал было он, но она его оборвала.
   - Я скоро буду, - произнесла Злата и исчезла за дверью.
   Вадим вытер пот, словно не она только что перла снаряжение со склада, а он, лично, чуть при этом не отдав богу душу.
   Этого не может быть, подумал он. Я же сам, лично видел, как его еле вынесли два крепких мужика.
   Поднатужившись, он попытался поднять ящик. Вадим, как ненормальный, тянул изо всех сил, пока не понял, что еще мгновение и его жилы лопнут. Без сил, он плюхнулся на него сверху.
   Вот тебе и Злата...
   Девочка в передничке...
   Н-да, дела...
   Значит, распаковывайся и снаряжайся...
   Он поднялся и открыл свой шкафчик.
   Ничего особенного, обычный шкаф для сменной одежды, каких полно в любом автосервисе, на стройке, на заводе.
   На верхней полке лежал шприц-пистолет с комплектом ампул, Вадим достал его и повертел в руках. Какая-то сиреневая жидкость внутри.
   Он вернул пистолет на место.
   Ниже, на вешалке что-то висело.
   Большая почтовая сумка, с которой он видел почтальона в своем подъезде каждое утро.
   Такая, как говорилось в стихотворении. Именно такая, на широком ремне, и таких размеров, что в нее, наверняка, без проблем, влезло бы все собрание сочинений Александра Дюма.
   Он снял сумку и повесил ее на плечо.
   Почтальон Печкин, принес журнал про вашего мальчика.
   Но там, в шкафу, висело что-то еще.
   Что-то бесформенное, черное.
   Что-то явно тяжелое.
   Он подцепил это нечто и достал из шкафчика.
   В его руках развернулись веером перепончатые крылья.
   Он чуть не уронил их на пол от неожиданности.
   Господи!
   Фейри!
   Я буду летать!
   С одной стороны крылья крепились к небольшому ранцу, опутанному ремнями. Он нежно погладил туго натянутую перепонку и закинул ранец за плечи.
   Подошел к большому зеркалу, висевшему в углу на стене.
   Оттуда на него глянул почти Бэтмен с почтовой сумкой и с выпученными от удивления глазами.
   Я буду летать, подумал Вадим.
   Господи, да если я буду просто развозить почту, это уже того стоит.
   Полететь, как птица...
   Он представил себя над своим домом, плавно пикирующим в окно квартиры. Родители умрут от удивления. Отец просто остолбенеет.
   И все-таки, посмотрел он на ящик, полученный на складе. Что же Злата приперла такое?
   Крылья уже есть...
   Сумка тоже...
   Что же это?
   Атомная бомба?
   Одноместная ракета?
   Оружейный арсенал?
   Он подошел поближе и присел, разглядывая защелки на крышке. Они были крепкими, но открывались, наверняка, одним движением пальца. Вот здесь и здесь... Да... Точно... Но ведь она запретила без нее... Может, не стоит?...
   К черту, подумал Вадим.
   Хватит быть подростком.
   Он решительно открыл оба запора и только протянул руку к тяжелой крышке, как она сама медленно поползла вверх. Вадим опасливо отскочил, чуть не поскользнувшись на своих новых крыльях и не сводя с нее глаз.
   Крышка несколько мгновений повисела в приподнятом состоянии, потом с глухим лязгом откинулась назад.
   У любого человека есть предел, граница, после которой он перестает удивляться. События и все чудеса сегодняшнего дня настолько притупили уже Вадимовы ощущения, что он, наверное, нисколько бы не удивился, если из ящика появился бы Санта Клаус с мешком подарков в придачу, но то, что появилось оттуда, заставило его вначале окаменеть, а потом заорать в полную силу легких.
   Вот тогда-то он по настоящему испугался.
  
  

6.

  
  
   Злата сидела на столе, легкомысленно болтая ногой в воздухе и курила сигарету.
   - Меня доводят до бешенства эти стажеры, - сказала она. - Сколько их уже у меня сменилось: шесть, семь?... И все одно и тоже... Как дети малые, а сами здоровые лбы, пахать на них некому.
   - А мне сегодня никого не дали, - завистливо произнесла Нора, сидевшая напротив в кресле. - Моего последнего выгнали месяц назад. Он, видите ли, на силовой акселератор подсел, как на наркотики...
   - Да не из-за этого его выгнали, - усмехнулась Клара, мерявшая шагами комнату отдыха. - Ты же с каждым стажером спишь.
   - Ну и что? Это мое дело, ведь, верно?
   - Ага, - кивнула Клара, останавливаясь. - Конечно, твое. Он с тобой всю ночь прокувыркается, а потом мешок с почтой поднять не может. И любые акселераторы бессильны. Помнишь, ведь, как мы его со столба фонарного снимали? Нельзя тебе стажеров давать, губишь ты их.
   - А, может, тебе просто замуж выйти? - ехидно поинтересовалась Злата. - Во избежание вырождения мужского племени?
   - Хорошее дело браком не назовут, - объявила гордо Нора. - И, вообще, это не для меня.
   - Конечно, - согласилась Злата. - Ты же как мужик в юбке. Я сегодня заметила, как ты моего новенького взглядом ощупывала.
   - Ревнуешь? - прищурила правый глаз Нора.
   - Нет... Предупреждаю...
   - Эх, девочки, - произнесла Клара. - Ведь лето только силу набирает. Эх и полетаем...
   - Ага... А потом зима... Новогодняя доставка... И будем мы трястись в вонючих машинах по сугробам.
   - А я в прошлую зиму летала, - мечтательно протянула Злата.
   - Да ты вообще... - Нора покрутила у виска. - Долетаешься в чем мать родила, схватишь воспаление придатков...
   И вдруг новый звук вплыл в комнату.
   Где-то вдалеке кричал мужчина, истошно и дико, словно его убивают.
   - Это что? - подскочила Нора.
   Клара в затруднении потерла ушко.
   Злата закусила губу.
   - Боже, - она вскочила, как ужаленная, и метнула сигарету в урну. - У меня же стажер с контейнером один на один остался... Неужели откупорил, диверсант?... Бежим, девчонки...
  
  
  

7.

   Вадим очнулся уже на коленях у Златы.
   Та гладила его по голове и нежно приговаривала:
   - Ау?...
   Он улыбнулся, пошевелился и жуткая боль пронзила плечи.
   - Налетался? - спросила Злата. - Что же ты, чудо, меня не подождал? Ведь нельзя же вам летать без акселератора, боже...
   - А где?... Где?... - он вспомнил ужас, появившийся из ящика и нервно заскреб ногами по полу, пытаясь подняться.
   - Лежи, герой, - сказала Злата. - Вон он, справа... Говорили же тебе, не открывай...
   Вадим повернул голову и непроизвольно вновь отшатнулся.
   Прямо перед ним, подрагивая на пружинистых членистоногих лапах сидел огромный черный жук, с зелеными фасеточными глазами, с двигающимися жвалами, роняющими на пол маленькие белесые капли и нервно вибрирующими крыльями. Как он уместился в ящике, Вадим понятия не имел, потому, что обычного человека жук был больше раза в полтора. Рядом с жуком стояли две девушки, которые были там, в зале, при раздаче стажеров. Одна из них нежно гладила жука по панцирю.
   - Что это? - спросил срывающимся голосом Вадим.
   - Это, - ответила гладившая жука, - стандартный почтовый контейнер, модель КЖ - 1812. Ручной, выведенный путем многочисленных селекций, улучшенный майский жук. Закодированный после активации следовать за своим владельцем, то есть за тобой. Поэтому он за тобой и несся...
   Он с мукой посмотрел на Злату.
   - Так... - произнес он. - Это... Мой жук?...
   - Конечно, - кивнула та. - У нас у всех есть свои контейнеры. Как же мы, думаешь, по воздуху крупногабаритные грузы перевозим?
   - Грузы... - покивал Вадим, ощущая, как в нем нарастает ком ярости. - Контейнер, значит...
   Он оттолкнул ее руку и сел.
   Жук глухо заурчал.
   - И как же его выключить? - осведомился Вадим.
   - Хлопни в ладоши три раза, - произнесла третья девушка.
   - А ничего сказать не надо? - спросил он.
   - Что сказать?
   - Ну, там, по щучьему веленью, по моему хотенью... Нет?
   Девушки быстро озадаченно переглянулись.
   - Он думает, что мы шутим, - пояснила им Злата. - У него криз.
   - Какой к черту, криз! - взорвался Вадим, вскакивая. Плечи сдавило болью. - Я абсолютно нормальный человек! И я не хочу верить во всякий бред. И вообще, идите вы со своими крыльями и с контейнерами...
   Он с бешенстве сорвал с себя ранец и швырнул на пол.
   - Вот, - посмотрел он на Злату с ненавистью. - Довольна?! И катитесь вы все вместе, далеко и надолго...
   Четко печатая шаг, он пошел к лифту.
   За ним, отпихнув онемевших от его крика девушек, поплелся, цокая лапами по линолеуму, его личный улучшенный майский жук.
   - А ты что? - заорал на него, повернувшись, Вадим. - Что уставился?
   Контейнер судорожно встрепенул крыльями.
   - Умри, вражина! - рявкнул Вадим, четко хлопнул три раза и, плюнув жуку между лап, скрылся в лифте.
   Жук осел на линолеум.
   - Сумку отдай, ненормальный! - очнувшись, крикнула ему вслед Злата.
   В жуке, тихо щелкая, отключались двигательные системы. Он входил в спячку.
   - Интересная команда для контейнера, - произнесла Клара. - Хм... Надо попросить наших электронщиков расширить интерпретатор.
   - Но, девчонки, какой парень, а? - восхищенно воскликнула Нора. - И жука в лестничный проем скинуть умудрился. И на крыльях без акселератора взлететь! Ты, Златка, как хочешь, но если он вернется, я его у тебя забираю...
   - Он вернется, - задумчиво сказала Злата. - Где же он еще такое найдет?...

8.

   Все ночь Вадима мучили кошмары, поэтому проснулся он совершенно разбитый и злой.
   Все мышцы ныли, а до плеч нельзя было дотронуться, потому что превратились они в один сплошной черный синяк.
   Полетал, твою мать, подумал Вадим, покряхтывая во время бритья в ванной. Что же я их акселератор не долбанул? Он ведь и валялся, поди, там, в ящике. В шприц-пистолете.
   Он вспомнил свой вчерашний бой с личным контейнером и невольно расплылся в улыбке.
   Как его вынесло в коридор после пробуждения жука, он толком не помнил. Зато он точно помнил, как, разогнавшись, взмыл по коридору на пару метров, свернул к лестнице, и, махая крыльями у жука перед носом, свалил того в проем.
   На этом воспоминания заканчивались.
   Как он оказался на коленях Златы, что было до, - провал. Полный глубокий и безнадежный. Как лестничный проем, в который свалился, судорожно дергая лапами, личный контейнер.
   А какие у нее были колени, вспомнил Вадим. Как же на них здорово лежать было!
   На кухне Терпеев - старший пил утренний чай с бутербродами.
   - Привет, па, - сказал Вадим, доставая чашку. - Как спалось?
   - Я тут вчера с ребятами поговорил, - игнорируя вопрос, произнес батя. - В отделе нужен хороший чертежник. Ты ведь неплохо рисовал вроде... А там ребята тебя подтянут... Нахрена тебе эта почта сдалась, только время тратить?
   Вадим посмотрел на стоящую в коридоре почтовую сумку, которую вчера в порыве ярости забыл выкинуть, прошагав с ней через плечо, злой и неприступный до самого дома.
   Почтовая доставка...
   Да...
   Как же я теперь появлюсь-то там, после вчерашней истерики?...
   Размазня...Не выдержал... Сорвался, дембель...
   - Да, в общем-то, не сдалась совершенно... - вздохнув, ответил Вадим. Прощайте, крылья... Прощай, Злата... Прощай, мой личный жук...
   - Вот и славненько, - сказал Терпеев-старший и одним большим глотком допил чай. - Подъезжай к обеду, все обсудим.
   Зазвонил телефон.
   - Прости, па, - и Вадим взял трубку.
   Бодрый и жизнерадостный голос Златы всплыл на другом конце.
   - Вадима можно?
   - Я слушаю...
   - Бури сумку и приезжай, - сразу сказала она. - Не потерял ее, надеюсь? Хватит играть с самим собой в кошки мышки. Тебе же понравилось в нашем дурдоме.
   - Понравилось, - признался Вадим, косясь на отца.
   - Вот и приезжай. Ты еще и десятой части всего не видел. Что ты, как маленький? Летать сегодня будем.
   - Я плеч не чувствую...
   - Ох, ты, горе мое... - она помолчала. - Тогда с жуком займешься.
   - А чего с ним заниматься-то?
   - Он вчера, во время вашего единоборства, правый бок ободрал. Вот и приведешь в порядок, раз летать не можешь...
   - Ладно, - сказал Вадим. - Сейчас приеду.
   Он повесил трубку и посмотрел на отца.
   - Ну? - спросил тот.
   - Пожалуй, нет, па, - после паузы ответил Вадим и снова посмотрел на сумку в коридоре. Она звала и манила, как неизведанный экзотический фрукт. - Не смогу я к вам на работу выйти. Ты поймешь меня, позже, скорее всего... Я не хочу быть чертежником... Я теперь, па, очень хочу стать настоящим почтальоном...
  
  
  
  
  
  
  
  

КОНЕЦ


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"