Григорьева Елена Валентиновна: другие произведения.

Симеон Новый Богослов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    небольшое жизнеописание святого Симеона, видевшего нетварный Божественный свет


   Симеон Новый Богослов
  
   Кто знает, как сложилась бы жизнь Симеона, если бы не встретил он своего духовного отца? Скорее всего, вел бы жизнь добропорядочного человека, служил, стал отцом многочисленного семейства. Но судьбы наши -- в руках Божьих. И видно Господь определил Симеону особый путь -- монашеский. Путь, на котором его ждали большие трудности, но и радости общения с Богом, дары прозорливости, исцеления, молитвы. Многое пришлось пережить Симеону, чтобы выйти на эту единственную для него дорогу и уже идти по ней, никуда не сворачивая...
  
   Одиночество
   Родился Симеон в селении Галати, в богатой аристократической семье. Точная дата его рождения неизвестна, но биографы относят ее к середине Х века. Когда Симеону исполнилось 11 лет, он переехал в Константинополь. Там он жил у своего дяди, который служил при императорском дворе. В школе Симеон изучал древнегреческий язык, грамматику и скоропись. Почерк он выработал столь красивый, что люди испытывали настоящую радость, глядя на его письмо. Симеона избрали членом государственного совета, и несколько лет он провел при императорском дворе. Но светская жизнь не привлекала Симеона. Повсюду он чувствовал себя одиноким: среди родных и друзей, братьев и начальников. Одни насмехались над ним, другие -- избегали. Он желал славы и любви, но ему не верили. Те же, кто искал общения с ним, казались ему "делателями зла".
   "Почему, -- спрашивал он себя, -- меня не привлекает то, что приятно всем остальным? Удовольствия кажутся мне мимолетными, как бабочки. Слава мирская проходит, как дым. Магия и чародейство мне отвратительны, а богатство только утяжеляет путь".
   Одиночество... порой оно кажется чем-то ужасным, пугающим, но подчас именно оно толкает нас на поиски Друга. Того, кому мы можем довериться полностью и окончательно.
  
   Молитва Симеона
   Симеон начал читать духовные книги. Душа его, долго спавшая, словно пробудилась и попыталась взлететь, но кто научит ее летать? Кто укажет ей путь к Тому, Кто обновляет нашу природу, Кто светит во тьме?
   "Господи! -- взмолился он. -- Пошли мне духовного отца! Отца, которого я буду слушаться беспрекословно! Который станет питать меня пищей духовной!"
   Окружающие смеялись над ним: "Сейчас не найти таких святых, тебе надо было родиться в другое время!" Но молитва Симеона шла от чистого сердца, и Господь послал ему такого старца.
   Симеон Благоговейный был иноком Студийского монастыря, и хотя не имел священного сана, обладал большим духовным опытом. Старец дал Симеону книгу преподобного Марка Подвижника и велел внимательно ее изучить. С первых же слов книга поразила Симеона. Святой говорил о благодати, которая пребывает в дарах Святого Духа, и давал наставления, как приобрести их: следовать голосу совести, исполнять заповеди Божьи и искать духовного познания через молитву.
   По этому пути и пошел юный Симеон. Каждый вечер он молился со слезами, всматриваясь внутренними очами в глубины своего "я". Однажды во время ночной молитвы его озарило небесное сияние. "Где я? Дома или на улице?" Симеон как будто забыл себя, забыл, где находится, и видел повсюду только этот Божественный свет. И вдруг он сам сделался этим светом, исполнившись великой радости и ликования! А потом -- потом ум его поднялся на небо и узрел другой свет, ярче прежнего. И в этом свете он увидел своего старца...
   Симеон почитал Студита за святого: место, где стоял старец, его одежда -- все было исполнено особой благодати. Разве мог он, недостойный, дотронуться до них? Казалось бы, все ясно: Симеон призван служить Господу, но что-то мешало ему принять монашеский путь. Долгие годы Симеон оставался в миру, противясь голосу совести. Позже он назовет эти годы "годами духовного падения", а себя -- убийцей собственной души.
   Ему было 27, когда он стал послушником Студийского монастыря. Святой Симеон Студит, подобно Моисею, вывел его из египетского плена.
   "Я приведу тебя к Богу!" -- сказал он юноше. "Какой знак покажешь ты мне, чтобы убедить меня?" -- спросил Симеон. "Огонь!" -- ответил старец. -- "Если он опалит меня, тогда не следуй за мной!" Симеон рассказывает, что во время молитвы огонь осиял инока, но не причинил ему никакого вреда -- настолько он был просвещен Святым Духом. Видя такое чудо, Симеон пошел за святым старцем -- к Богу.
  
   Студийский монастырь
   Придя в монастырь, послушник должен был исповедовать духовному отцу или игумену все, что совершил с самого детства. Покаянием он смывал грехи прошлого со своей души и очищенный вставал на путь восхождения к Богу. Симеон Студит приучал учеников открывать свои помыслы ежедневно, ничего не скрывая, и принимать сказанное духовным отцом с полным доверием, "как из уст Божиих". Он устанавливал с учениками самые доверительные отношения, потому что только так можно было передать духовный, мистический опыт общения с Богом.
   Студит советовал спрашивать себя перед сном: "Как я провел день? Не осудил ли кого? Не досадил ли кому? Не прогневался ли на кого?" И не только размышлять о себе, но и осуждать за допущенные грехи и погрешности.
   В Студийском монастыре была обширная библиотека. По вечерам библиотекарь ударял в било, созывая братьев, и каждый мог взять себе одну книгу. Перед вечерней книги надо было вернуть на место. Симеон любил читать "жития древних подвижников", но по совету старца большее внимание уделял молитве.
   "Тот, кто лишился молитвы, -- говорил Студит, -- потерял нечто великое". Он учил молиться с сокрушением и слезами, ибо плач свидетельствует о Божественном озарении. "Плачьте, ибо слезами очищается душа ваша! Плачьте, ибо так расчищается путь к Господу". Плакать он советовал во время богослужения и причастия, но особенно -- во время вечерней молитвы в келье. "А что делать, если во время молитвы приходит братия?" -- спрашивал Симеон. Старец отвечал: "Следует прервать молитву, поговорить с пришедшим, утешить его. Потому что любовь больше молитвы!"
   Симеон-младший всей душой прилепился к старцу. Он прислуживал ему и выполнял все его требования, как если бы они исходили от Самого Бога. Он и шага не мог ступить без его указаний. "Он имел всего Христа, и сам был Христом", -- писал Симеон о своем учителе. Однако монахам такая привязанность показалась чрезмерной. Игумен настаивал, чтобы юный послушник отказался от руководства старца, но Симеон твердо стоял на своем. Кончилось тем, что игумен изгнал Симеона из монастыря.
  
   Обитель святого Мамаса
   Симеон поступил в новую обитель -- святого мученика Мамаса в Константинополе, и вскоре был пострижен в монашество. Помня наставления старца, Симеон всецело предается молитве, безмолвию и чтению Писаний.
   Обычно после совместной трапезы он убегал в келью, запирал дверь и вставал на молитву. В келье его не было ни постели, ни одеяла, поэтому отдыхал он, ненадолго преклонившись к земле. После читал или переписывал тексты Священных Писаний. Когда ударяли в било, вставал на Божественное псалмопение, а во время Божественного Приношения со слезами беседовал с Богом. Затем, исполнившись Божественного огня, принимал Причастие и молча удалялся в свою келью. Питался он скромно: кроме ежедневного причастия, ел овощи и семена.
   Спустя два года Симеону поручили наставлять братию в храме. А после смерти игумена, избрали Симеона на его место. Во время посвящения, когда епископ читал над ним молитву, он увидел Духа Святого. Тот сошел на него в виде простого и беспредельного света и, невидимый для других, покрыл его голову...
   Симеон все чаще созерцал Нетварный Божественный свет. При этом восторг и неописуемая сладость охватывали все его существо. "Что это? Почему я совершенно забываю себя? И почему забыв, я делаюсь неизмеримо счастливее?", -- думал он. Однажды во время видения он услышал голос Христа: "Я Бог, ради тебя ставший человеком, и так как ты от всей души взыскал Меня, отныне ты будешь братом Моим и сонаследником Моим и другом Моим". Только тогда Симеон понял, что под видом света ему являлся Сам Христос.
   "Каждый, кто ищет Бога всем сердцем, должен пережить подобное счастье!" -- решил Симеон. Он стал рассказывать братьям о своих видениях, побуждая их следовать его примеру. "Сидя в келье, я вижу свет, которого не вмещает мир! В этом свете я вижу Творца мира и беседую с Ним! Не чудо ли это, братья? Я люблю Его, и Господь любит меня, и, соединившись с Ним, я превосхожу небеса!" Симеон говорил, что личная встреча со Христом есть центр духовной жизни христианина; что "причащение недействительно, если вы не видите Христа душевными очами".
   "Но как же увидеть Его, учитель?" -- спрашивали ученики. "Боритесь со страстями, исполняйте заповеди Его, молитесь, и Господь Сам снизойдет к вам", -- отвечал Симеон. "Он снизойдет в виде огня, очистит вас от скверны и станет пищей вашей и питием. И когда сгорит все греховное, и останется только сущность души, тогда соединится с ней Божественный огонь, и все ваше тело причастится неизреченного света". Он учил, что подобное произошло со всеми апостолами и Святыми Отцами, которые "силой этого Божественного огня попалили все ереси". "Каждый, кто любит Бога до такой степени, что не щадит ради Него собственной жизни, может причаститься этого света!"
   Не все, однако, могли принять учение Симеона, многим его духовный идеал казался слишком высоким, недостижимым. А после некоторых высказываний Симеона, обстановка в монастыре накалилась до предела. Например, он утверждал, что Крещение бесполезно, если человек не чувствует Благодать Святого Духа; что если кто-то сознает за собой хотя бы малейшую страсть, то не может спастись.
   Однажды, когда Симеон проповедовал во время утрени, монахи бросились на него с криками, желая изгнать из монастыря. Симеон же стоял на месте, не поднимая рук, и смотрел на братьев с улыбкой и "светлым лицом". Тогда монахи выскочили из храма, сорвали запоры с монастырских ворот и побежали к патриарху. Сисиний 1 выслушал монахов, затем вызвал к себе Симеона, долго беседовал с ним и убедился в полной его невиновности.
   На какое-то время все успокоилось, но вот против Симеона выступил бывший митрополит Никомидийский Стефан. Что же не понравилось на этот раз? То же, что выводило из себя игумена Студийского монастыря: чрезмерное почитание старца Симеона Студита. Стефан упрекал Симеона в том, что он прославляет своего духовного отца как святого, хотя тот еще не был канонизирован официально. В чем же выражалось это почитание?
   Симеон так любил своего наставника, что ежегодно в день его памяти устраивал в обители торжественное богослужение. Кроме того, была написана икона Симеона Благоговейного и составлена ему служба. В честь своего духовного отца Симеон написал "гимны", "похвалу" и "житие".
   Симеон Благоговейный был подвижником, но не ставил "телесный труд" на первое место. Он позволял ученикам пить вино и есть, что предложено, а перед сном советовал внимательно прочитать одно Трисвятое и лечь спать. Главным в достижении духовного опыта он считал не телесные подвиги, а смиренное, чистое сердце. Может быть, поэтому некоторые называли Студита "юродивым", Стефан Никомидийский -- "грешником", но для Симеона он всегда был только святым.
   Симеон видел в своем учителе тот неизреченный свет, который освещает путь многим. Невидимый для других, он был для Симеона столь же явным, как свет Солнца. По-видимому, старец неоднократно беседовал со своим учеником о природе Божественного света, который сам созерцал. Когда Симеон впервые увидел небесный свет, он рассказал об этом учителю.
   "Что ты видел, чадо?" -- спросил тот. -- "Свет, о отче, сладкий-сладкий, но чтобы сказать тебе, каков он, разум мой бессилен... Не знаю, было ли мое тело сие тогда там... Радость же была у меня невыразимая, которая и ныне со мною, любовь и великое желание, так что потоки слез полились у меня..." Итак, отвечая, старец говорит ему: "Это Он, чадо!"
   Симеон пытался описать состояние человека, который носит в себе свет Всесвятого Духа. Он сравнивал его с человеком, у которого все внутри по какой-то причине зажглось огнем: "Попаляемый им и будучи не в силах вынести жжение пламени, он делается словно исступленный. Совершенно не имея силы совладать с собой, орошаемый непрестанно слезами и ими освежаемый, он еще сильнее разжигает огонь любви. От этого он проливает больше слез и, омываемый их излиянием, сияет еще ярче".
   Этот удивительный мистический опыт Симеон записывал в богословских и умозрительных трактатах. Иногда же, когда огонь любви бывал слишком сильным, он писал вдохновенные поэтические гимны, с изумлением и страхом всматриваясь в то, что происходит в глубине его существа.
   "Среди ночи глубокой, среди тьмы беспросветной
   с изумленьем и страхом я Христа созерцаю.
   Небеса отверзая, Он нисходит оттуда,
   Со Отцом мне являясь и Божественным Духом...
   Озаряет Он душу ярче солнца земного,
   Просвещает Он светом помраченный мой разум".
  
   Симеон и Священное Писание
   Симеон не забыл первую книгу, которую дал ему учитель. Марк Подвижник писал, что слова Божественного Писания надо относить к себе, а не к другим. "Слова читай делами", -- учил он. Этого же правила придерживался и Симеон. Он говорил ученикам, что тайна Писания откроется только тому, кто пытается осуществить написанное на практике, и кто получил Божественное откровение. Первое -- исполнение заповедей -- во власти человека, а Божественная благодать -- во власти Бога. Эти два ключа помогут открыть тайну Писания, которое он сравнивал с запертым сундуком.
   Писание было для Симеона не просто Книгой, но живым существом, к которому он относился трепетно и с любовью. Вслед за отцами Церкви, он называл Ветхий Завет -- телом, а Новый -- душой, духом Писания и прибегал к Евангелию как к плоти Иисуса.
   "Как в человеке есть преходящее, смертное тело, и бессмертная душа, так и в Писании есть нечто преходящее -- буква, и вечное -- дух. Именно дух и следует искать за буквой Писания, именно дух и должен стать предметом созерцания!"
   Симеон читал Писание, "переносясь от буквы к духу". В образах и сюжетах Библии он прозревал иной, высший смысл. Так, в Ноевом ковчеге виделся ему прообраз Богоматери; Моисей в облаке на вершине горы Синай -- казался символом духовного восхождения к Богу; а Иисус, Моисей и Илия в момент Преображения Господня -- символом Святой Троицы.
   "Исследуйте Писание, -- призывал он своих учеников, -- и увидите, что путь к Богу у каждого свой: одни доверяют ему всей душой, как Авраам; другие -- совершают ошибки и раскаиваются, как Давид; третьи -- отпадают от Него, как Иуда".
   Симеон предписывал читать Слово Божие трижды в день: после утрени, после завтрака и перед вечерней молитвой. При этом повторял, что чтение будет полезно только тогда, когда исполняется прочитанное. Он писал, что необходимо "вглядываться в себя, рассматривая и изучая свою душу, как в зеркале". Заметив же на ней темные пятна, плакать о своих грехах непрестанно. И в этом он следовал за своим учителем, Симеоном Студитом. "Как можно плакать каждый день и не сделаться кротким? -- вопрошал он. -- Гнев погашается в душе плачем, как языки пламени -- водой".
   Симеон читал Писание постоянно, особенно перед утреней и Литургией, а также с раннего вечера до полуночи. И часто именно во время чтения он видел нетварный Божественный свет. Симеон говорил ученикам, что этот Божественный свет и объясняет ему Писание, научает его тайнам Слова. Чтение Евангелия становилось для него встречей с живым, реальным Христом! Иисус говорил не с кем-нибудь, а с ним, Симеоном!
   "Сначала, -- советовал он ученикам, -- обращайте внимание на слова и их сочетания. Эта будет ваша первая ступенька в познании Слова. На второй -- учитесь прилагать текст Писания к самому себе и исполнять написанное так, как если бы оно было обращено к вам лично. Наконец, вам явится Сам Господь и прояснит мистический смысл Писания".
   Симеон критиковал "философов", которые, не обретя Божественной благодати, пытаются истолковывать Писание. В ответ на сложный богословский вопрос Стефана Никомидийского, он пишет довольно резкий ответ в стихах:
  
   "Как только дерзаешь ты, будучи сам весь плотью
   и еще не сделавшись, подобно Павлу, духом,
   философствовать и говорить о Духе?.."
  
   Разгневанный митрополит тут же подал жалобу на Симеона патриарху. Тот -- созвал Синод, и вот уже Симеон изгнан из обители святого Мамаса. Однако и это не успокоило Стефана. Он организовал настоящий налет на обитель, повелев уничтожить все иконы Симеона Благоговейного.
  
   Храм святой Марины
   Симеон снова оказался в изгнании. Теперь он поселился неподалеку от города Хрисополя, при храме святой Марины. Здесь он основал небольшой монастырь, и вскоре вокруг Симеона собрались верные ему ученики.
   Симеон учил монахов подражать подвижникам, но более всего -- самому Христу. "Те, кто подражает Христу, станут подобными Ему... -- людьми по природе и богами по благодати". Он говорил, что каждый, верующий в Иисуса и исполняющий Его заповеди, может обожиться, то есть, вернуть себе утраченный образ Божий. Ведь не зря же Бог стал человеком!
   "Соединившись с нашим естеством,
   Он приобщил к Божественной природе
   всех, кто поверили в Него, и всех,
   кто доказать делами веру могут".
  
   Согласно Симеону, обожение -- процесс бесконечный и проходит в несколько этапов. На первом -- необходимо точное соблюдение заповедей Божьих и горячая, слезная молитва. На втором -- греховные помыслы постепенно оставляют человека, душа его озаряется и получает новые, духовные очи. Только теперь человек способен созерцать Божественный свет, который обновляет все его существо. В одном из гимнов он писал:
  
   "Кто хочет увидеть сей свет невечерний,
   тот должен всегда соблюдать свое сердце
   от страстных движений, от помыслов скверных,
   от гнева, смущения, клятв лицемерных".
   Так, постепенно, складывалось учение Симеона о Нетварном свете. Сначала, говорил он, свет возникает в уме -- озаряет и очищает его; затем в сердце ощущается любовь, вызываемая этим светом; появляются слезы; и, наконец, происходит очищение и обожение человека. Он утверждал, что созерцание света совершенно обновило его, "сделало христом": "Мы -- сыны Твои по благодати, и становимся подобными Тебе -- богами, видящими Бога".
   Его уникальный мистический опыт убеждал: все люди могут стать сынами Божьими. "Не ждите, однако, -- говорил Симеон, -- что я скажу вам: "Дерзайте, мы все спасемся без трудов и подвигов, без покаяния и точного исполнения заповедей Божиих". Он утверждал также, что тот, кто не приобрел духовные очи сердца, еще не причастен Христу. Симеон призывал своих читателей "возжечь умственный светильник души", чтобы сделаться солнцами, светящими в мире, стать как боги, но натыкался на стену непонимания и клеветы. За эти и другие "новшества" Симеону присвоили имя "Нового Богослова", ставшее затем почетным званием.
   Его осуждали все: миряне и священники, монахи и архиереи. Его называли "гордецом" и "богохульником", запрещали проповедовать и изгоняли из монастырей. И все из-за того, что он старался "обновить обветшавший и почерневший образ евангельского жития".
   Тем временем его друзья в Константинополе добились от патриарха Сергия 11 полного его оправдания. Патриарх предложил Симеону вернуться в прежнюю обитель или занять епископскую кафедру. Однако Симеон от предложения отказался и остался в монастыре святой Марины.
   Его внутренняя, духовная жизнь ни на минуту не ослабевала. Мистический опыт переплавлялся в гимны, трактаты или просто мысли, которые он записывал на всякий случай. Вот некоторые из них:
   О плаче
   "Плач бывает двояким по действиям: он, как и вода, посредством слез гасит всякое пламя страстей, очищая душу от скверны, происходящей от них; но и как огонь, присутствием Святого Духа оживотворяет, возжигает, объемлет и согревает сердце, воспламеняя его влечением и любовью к Богу".
   О познании Бога
   "Насколько Бог хочет быть познанным нами, настолько и открывается, и насколько открывается, настолько видится и познается достойными".
   Об исповеди
   "Исповедь есть не что иное, как исповедание долгов, а также признание ошибок и собственного безумия, то есть осуждение своей нищеты".
   О презрении
   "Оказать милость одному кому-либо -- не спасает, а вот отнестись с презрением к одному -- делает повинным огню".
   Симеон призывал читателей стать "миротворцами", то есть, полностью примириться с Богом. "Имея в душе этот мир, человек сможет "радоваться и веселиться", когда его преследуют, унижают, изгоняют за правду". Все это Симеон знал по собственному опыту, в душе его был этот мир.
   В конце жизни Симеон получил многие духовные дары, среди них -- дар прозорливости и чудотворения. Однажды, как рассказывает его биограф Никита Стифат, он исцелил от тяжелого недуга игуменью. По словам болящей, он явился ей в видении вместе со своим старцем Симеоном Благоговейным. Симеон помог парализованному мальчику, помазав его маслом от лампады при иконе святой Марины; исцелил юношу, который не мог принимать пищу. И всегда, добавляет Никита, при виде страдающего, пораженного болезнью человека, он проливал слезы...
   Незадолго до кончины Симеон тяжко заболел. Он стал так худ, что не мог двигаться, и проводил целые дни в постели. Он по-прежнему ежедневно причащался, но Литургию совершать не мог. Время его кончины Господь открыл ему заранее. Как и то, что спустя тридцать лет останки его будут торжественно перенесены в Константинополь. Именно так все и случилось впоследствии.
   Симеон скончался 12 марта 1022 года в окружении своих учеников, которые со слезами на глазах пели ему отходную.
   ...Когда-то Симеон писал, что тот, "кто сознательно обрел в себе Бога, дающего людям знание, более не будет нуждаться в чтении книг". По мысли Симеона, такой человек "сам станет для других богодухновенной книгой, содержащей новые и ветхие тайны, написанные в ней перстом Божиим". Поистине, Симеон, прозванный Новым Богословом, стал для нас такой "богодухновенной книгой", к которой мы будем прибегать снова и снова...
  
   Елена Григорьева
   nigrigor@rambler.ru

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"