Гримайло Станислав Александрович: другие произведения.

Узкие дороги космоса. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Обновление от 29.08.11. Законченная Глава 5.


Глава 5

   Все мы замыкаемся в собственном маленьком виртуальном мирке. Боимся высунуть нос наружу и встретить что-либо незнакомое или не попадающее в привычные рамки событий. Я все детство мечтал о космосе. Дядя много рассказывал разных историй о полетах, баек, слухов, собственных интерпретаций известных событий... И каждую такую сказку я будто проживал, бывал там вместо героев, сотни раз погибал, побеждал бесчисленные орды злых и опасных инопланетян, открывал страшные тайны и спасал Вселенную. Мог ли я тогда, будучи ребенком, предсказать собственное будущее? Вряд ли. И я сам не заметил, как оно наступило...
   В итоге я вырос, получил собственный корабль и отправился в путешествия. По бесконечному кругу. Нет, я не стал овощем. Скорее стал рабом собственной, вполне выполнимой, в далеком будущем, мечты. Я часто представлял, как поставлю "Воробья" в ремонтный док КС-1 на установку межсистемника, заодно подремонтирую разный мелкий хлам, и дорога в светлое и интересное будущее сама откроется. Но что будет там? Все мои желания застревали на факте исполнения мечты, и что делать дальше, я так и не смог ни придумать, ни понять. Будет настоящий межзвездный корабль, но куда лететь? И главное - зачем?
   Моментов, когда приходил вопрос "что делать потом", я старательно избегал. Что это? Боязнь будущего, неизвестности огромной вселенной или непонимание собственных желаний? Каждый раз, когда появлялись мысли "ради чего я живу", я старался чем-нибудь себя занять посильнее, чтобы они ушли и больше не возвращались. В последнее время я стал больше заботиться о виртуальной карьере пилота истребителя, изучать устройство кипера, теорию и практику экстремальных полетов, наконец стал завсегдатаем различных сугубо специализированных форумов и площадок. Все это не принесло ни спокойствия, ни удовлетворения. Я все больше стал понимать, что занимаюсь не тем и не так...
   Запрет на прежнее занятие поначалу мне дал надежду на новую жизнь. Изменение привычного распорядка и работы должно было вывести меня из состояния застоя, но этого не произошло. Компания ученых, опасная посадка на Черную Звезду - не принесли изменений в мое состояние. Только больше стало желание избавиться от этих ученых, вернуться на КС-5 и зависнуть на недельку-другую в сети. А там выход и сам найдется.
   - Я на такое не подписывался! - Моему негодованию не было предела. Сначала ИИ меня обрадовал сообщением о плане ремонтных работ почти на месяц, причем мне места в них не нашлось - весь объем на себя спокойно брали роботы-ремонтники. По счастливому стечению обстоятельств, или в моем скромном понимании, прекрасной организации научной экспедиции, запасов продуктов и воды на всю нашу небольшую компанию могло хватить на пару месяцев, а при экономии, и на полгода. Так что никто не намекал торопиться с ремонтом. В своей непринужденной манере, Орлов прогудел "идешь с нами", Террайн, кивнув, подтвердил сказанное, и только тогда я опомнился и возмутился. Покидать кипер, лезть непонятно куда мне совершенно не хотелось. Бросившись к потрепанному жизнью договору, я схватил его, предварительно смахнув следы презрительного отношения к сему документу попугая, и, прикрывшись им, словно щитом, стал качать права.
   - В договоре нет ни слова о сопровождении экспедиции в этот ад! - Сильный аргумент сразу пошел в бой. Других аргументов я просто и придумать не смог.
   - А что вы тут будете делать целый месяц? - Искренне изумился Террайн, - Джейми (после посадки ко мне все обращались по имени, попугай начисто игнорировал и только иногда злобно косил глазом), в пещерах много интересного, и, ручаюсь, вы такого не то, что не видели, но даже о подобном не слыхали!
   - Не нужны мне эти ваши сталахтиты!
   - Сталактиты, - спокойно поправила девушка, протаскивая мимо меня с профессором огромную сумку. Удобно мы стали - в тесном коридорчике прохода к лестнице на нижний уровень корабля, в то время как ученые вытаскивали вещи из склада.
   - А давайте я вас в отчете об экспедиции запишу аспирантом? - Заговорщицки зашептал профессор.
   Мне все стало ясно. На примере отца и его друзей я хорошо усвоил: ученым нужны деньги, почет и уважение, признание их теорий, а самое главное - слушатели. Каждую возникшую идею они стараются впихнуть в голову не только всем окружающим, но и случайно оказавшимся рядом людям. Похоже, в такой компании у них уже не первая экспедиция, и новых слушателей в ней нет. А тут я, не только не знакомый с исследованиями Черной Звезды, но даже близко не догадывающийся о том, что здесь происходит. Это ж такое поле для деятельности! Меня охватил настоящий ужас - заболтают до несварения!
   - Не нужно меня записывать аспирантом, я не знаком с научной деятельностью, не разбираюсь в вашем оборудовании, не умею составлять отчеты и вообще я случайно мимо проходил, - пытаюсь заговорить Террайна и побыстрее слинять подальше. Может, стоит запереться в рубке? Поспешно отступая, я натолкнулся на что-то большое. Обернувшись, увидел Орлова, который в одной руке нес малый кухонный комбайн, а второй зацепил пару стульев из кают-компании. Мои вылупленные глаза он расценил как невысказанный вопрос.
   - Кофе у нас есть, а варить не в чем, - сообщил доктор и, осторожно протиснувшись мимо меня и профессора, скрылся с драгоценным аппаратом в шлюзе.
   - Стой! - Прохрипел я вслед закрывшемуся шлюзу.
   - Так как на счет аспиранта? Или у вас есть выбор? - Хитро прищурился Террайн.
   - Это воровство!
   - Где? - Профессор повертел головой, никого не увидел, - это называется сотрудничество. Так вы с нами? У нас много интересных исследований, море кофе и большой запас великолепных сигар. Соглашайтесь!
   Я с грустью посмотрел в сторону кают-компании. Похоже, меня лишили кофе и стульев, хоть стол остался. А разве он не разборной? И стол заберут...
   Грузов оказалось не так и много. Выгнав ученых из корабля (пока не приценились еще к чему-то), я устроил забег по лестнице снизу-вверх. Для ускорения процесса, велел ИИ уменьшить гравитацию до половины от стандартной, в итоге летал туда-сюда без напряжения, только иногда объемные коробки серьезно затрудняли движение. Затащил последнюю коробку в шлюз и запустил систему герметизации. Прижавшись спиной к двери шлюза, вытер трудовой пот:
   - Воробей, возвращай все на место, - потопал инспектировать кают-компанию.
   Оценив масштаб разграбления, я пришел к выводу, что ученые не такие оторванные от жизни, как мне казалось. Вместе с кухонной техникой, стульями и столом, исчезли: вилки, ножи, ложки, стаканы, тарелки, и даже половник! Зачем он им, если за весь полет никто ни разу не готовил, а большой кухонный аппарат, который должен быть в наличии в оборудованном исследовательском модуле, всегда разливает приготовленное по тарелкам? От дальнейшего мародерства я решил оградиться наилучшим способом: надеть легкий скафандр, выйти из кипера и поплотнее закрыть внешнюю дверь шлюза за собой.
   На сборы у меня ушло полчаса. Пока отдавал распоряжения ИИ, собирал свой скромный багаж и припрятывал оставшиеся кухонные предметы - неожиданно прошло много времени. Хорошо хоть никто не поторапливал и не требовал еще что-либо прихватить с кипера.
   - До встречи, Воробей, - попрощался я с ИИ, выходя из шлюза.
   - Всего доброго, капитан! - грустно отозвался он.
   Снаружи оказалось очень темно, густо и влажно. О последнем легко было судить по тому, с каким трудом из желеобразной массы отрывались подошвы ботинок. До шлюза исследовательского модуля всего-то двадцать пять шагов, а его еле видно в мощном свете шлюзовых прожекторов. В этом освещенном зыбком мареве других скафандров не наблюдалось, и я потопал прямо к шлюзу, стучаться в гости. Привлекать внимание к себе не пришлось - при моем приближении внешняя дверь открылась. Внутри шлюз походил на обычный переходной модуль, с одним отличием от привычного: длина переходной камеры оказалась не меньше десяти метров. "Хорошие грузы сюда затаскивают" - мелькнула мысль. Я сделал первый шаг. С потолка, дико гудя и завывая, струя газа ударила в меня с такой силой, будто хотела расплющить. Второй шаг оказался еще веселее - било уже с двух сторон. За путь к внутренней двери меня еще несколько раз обдуло, обмыло, и, судя по ощущениям, несколько раз дезинфицировало волновыми колебаниями.
   Внутренняя дверь открылась, и я вышел по другую сторону. Странно - шлюзами оснащают исследовательские модули и жилые корпуса, а тут переход между внутренней и внешней пещерой получается. Справа от выхода обнаружилась внушительная гора научного оборудования и других запасов, к которой приткнулся уже собранный стол из кают-компании с остальными позаимствованными вещами. Рядом с открытой большой коробкой стоял референт и гневно втолковывал что-то Ниа, девушка огрызалась. Автоматически закрывшаяся дверь шлюза увеличила обзор: слева вдоль стены приткнулось несколько корпусов модуля, входной шлюз его оказался распахнут настежь и Орлов, недовольно ворча, как раз пытался протиснуться во внутреннюю дверь с объемистой сумкой в одной руке, здоровенным ящиком в другой и попугаем на плече. На раскладном стульчике у распахнутого шлюза с начальственным видом восседал профессор с сигарой. Заметив мой недоумевающий вид (все внутри оказались без скафандров в привычной своей одежде), Террайн предложил:
   - Разоблачайтесь.
   Я задержал дыхание и снял шлем. Вдохнул полной грудью и удивился свежести и приятному аромату воздуха. Меня немного повело, и непонятно как оказавшийся рядом Орлов поддержал.
   - Содержание кислорода в воздухе выше привычного, поначалу немного пьянит, - объяснил доктор, прислонил меня к закрытой двери внешнего шлюза, зацепил очередные несколько объемистых ящиков и потащил их в корпус модуля.
   Когда я немножко отошел, то снял скафандр и стал помогать ученым. Почти треть свободного пространства пещеры занимали три корпуса исследовательского модуля: научный, жилой и складской. Корпуса оказались нестандартные: под самый потолок, метра четыре в высоту. В противоположной стене от корпусов расположился второй выход из пещеры, закрытый мощной сегментной дверью.
   - Что это? - обратился я к Орлову.
   - Вход в Лабиринт, - веско ответил тот, проходя мимо меня с очередной порцией груза.
   По коже пробежало стадо мурашек - что ж там такое, раз закрыто мощнейшей броневой дверью?
   Время шло, гора грузов потихоньку уменьшалась, референт с оператором открывали другие коробки, пререкались, мы с Орловым перетаскивали их на склад, попугай катался на плече, профессор пыхтел сигарой. Идиллия исчезла вместе с горой запасов, Янав и Ниа стали накрывать ужин, Террайн переместился к столу, на который водрузили малый кухонный аппарат. Мне эта картина что-то напомнила из детства, я напряг все извилины - не вспомнил. Наконец профессор сделал приглашающий жест и все расселись за столом. Он, как и обычно, ломился от тарелок с закусками, кусочками приятно пахнущего мяса курни, различных солений и непонятной зеленой растительности. Террайн обозрел стол, остановил взгляд на кухонном комбайне, и задумчиво уставился на Орлова. Тот неспешно поднялся и удалился в сторону модуля. Пока я набрал себе салата и картошки, с трудом выдернул несколько стебельков из пучка непонятной зелени, вернулся доктор с большим, литров на двадцать, бочонком в руках. Сдвинув комбайн, Орлов водрузил бочонок на стол, снял верхнее прижимное кольцо и вытащил крышку. Жестом фокусника достал половник и зачерпнул содержимое, налил в подставленный референтом большой бокал. Янав полную тару передал профессору, резво подставив под следующую порцию пустую. Через минутку и я стал владельцем почти пол-литрового бокала с темной, густой и слегка пенистой жидкостью. Пиво! Вцепившись в него (вдруг отберут!), я окинул взглядом стол: все получили по бокалу вожделенного напитка и выглядели очень довольными, только попугай ходил туда-сюда по краю и недовольно посверкивал глазом. Профессор Террайн кивнул, мол, налетайте, и сам присосался. Я поднял бокал, сдул пену и сделал небольшой глоток. Вкусно! Напоминает редкий сорт пива, который бармен в любимом баре наливал только по праздникам по кружечке на каждого посетителя. Утолив жажду, ученые прямо набросились на еду - нервно прошел день. Ворон грустно поглядывал, наконец не выдержал: грустно вякнул, взлетел и унесся в модуль. Видно бедняге после посадочного массажа нездоровится.
   Первый бокал ученые выпили практически синхронно, Янав оторвался от еды и принялся наливать по новой. Стараясь не отставать, я быстренько допил пиво и протянул тару за новой порцией. В принципе, пива уже так сильно не хотелось, а вот покушать стало тянуть еще сильней. Минут через десять я насытился, и, потягивая по чуть-чуть пиво, удобнее устроился на жестком стуле. Террайн и Орлов времени не теряли - приканчивали по третьему бокалу. Девушка и Янав, как и я, никуда не спешили. Хотя, судя по скорости насыщения драгоценной жидкостью профессора и доктора, следовало торопиться. Наконец, Террайн оторвался от бокала, передал его за новой порцией, и приступил к любимому обычаю: раскуриванию сигары.
   - Скажите, профессор, а чем мы тут будем заниматься? - после трех бокалов пива Террайн будет сговорчивей и может хоть что-то скажет, а не как обычно.
   - Янав будет устанавливать необходимое оборудование, Ниа запускать разные тесты и контролировать ход исследований, а мы с доктором займемся анализом полученных данных, - в своей любимой манере ответил Террайн.
   - А я чем буду заниматься? - приходиться повторять свой вопрос.
   - Вы у нас аспирант только на бумаге, - задумчиво проговорил профессор, - у вас нет заданий на исследование и выдумывание новых теорий, так что будете помогать Ниа и Янаву.
   - А разве теории выдумывают? Я всегда думал, что они - итог большой работы и глубоких исследований!
   Девушка хмыкнула и спрятала усмешку за бокалом, референт, стараясь подражать профессору, скорчил высокоумную гримасу великого ученого, судя по позе, больного различными неприятными болезнями. Объект подражания, в отличие от молодого помощника, наоборот, усмехнулся и добродушно объяснил:
   - В принципе, Джейми, вы правы. В этой проблеме, а это именно проблема, есть только один маленький нюанс. Большинство теорий, построенных на неких исследованиях, совершенно не подтверждаются другими. Поэтому сначала выдумывается теория, а потом под нее выбираются необходимые исследования.
   - А если потом новые исследования показывают ошибочность теории? - недоуменно спрашиваю.
   - Тогда вырабатывается новая теория, на основе старой, или совсем что-то другое. Хотя большей частью к уже существующим выводам добавляют небольшую приписку - учитывают только такие условия, - ответил профессор и с интересом уставился на меня.
   - Выходит, мы не всегда понимаем, что и как работает? - сказать, что меня эта новость удивила - ничего не сказать.
   - Простой пример, Джейми: сколько двигателей на вашем кипере?
   - Три.
   - Какие?
   - Планетарные маневровый и тяговый, и межпланетный, - недоуменно отвечаю. Это знают даже дети!
   - Принцип их работы? - продолжает допрос Террайн.
   - Планетарные на плазменной тяге, работают за счет выброса перегретой воздушной смеси через сопла; межпланетный работает на гравитационной тяге.
   - Принцип? - хитро косит глазом на меня профессор.
   - Ну там в космосе есть какие-то гравилучи, за них цепляется двигатель и двигает кипер, - неуверенно стал я мямлить. Ну откуда мне знать принцип работы этого двигателя, если я не физик?!
   Профессор Террайн довольно откинулся на спинку стула, пару раз глубоко затянулся и сказал:
   - Я могу вам рассказать десять теорий описания принципа работы межпланетного двигателя. Какой из них верный - не знает никто. И это официальные версии. А всего теорий на эту тему - тысячи. И знаете что самое смешное? - профессор подался вперед, будто хотел через стол дотянуться до меня и вцепиться в горло, - из этого десятка половину предложил создатель этого двигателя!
   Всю эту интересную беседу Орлов косился куда-то в сторону двери в Лабиринт, но сейчас, заметив мое замешательство, он повернулся ко мне и обнадежил:
   - Ты только не проси рассказать тебе теории о межсистемнике. Весь месяц болтовня займет.
   Я растерялся. Нет, не из-за резкого перехода на "ты". Впервые за годы, казалось бы, осознанной жизни в голове возник вопрос: как же мы живем, если совершенно ничего не понимаем в происходящем??
   Совершенно не нужно понимать все происходящее. Наверное, те, кто все знает и во всем разбирается, в худшем случае - клиенты ближайшей клиники психических расстройств, а в лучшем - ИИ. Вот только в каждом сидит такая маленькая (но очень важная) надежда, что если произойдет что-то, выходящее за рамки понимания, придет большой и умный дядя и все объяснит. Или это оставшаяся из детства привычка?
   Все происходящее за последнее время в моей голове не вязалось в единое целое. Загадочная Черная Звезда, непонятный анаптаний, странные речи ученых ... А может они шутят и посмеиваются над наивным пилотом?
   Я так задумался, что не заметил, как допил пиво и очнулся только в тот момент, когда референт стал выдергивать из моей руки пустой бокал. Получив вожделенную полную тару, я сделал несколько больших глотков. Вспомнил еще одну любимую присказку дяди: "Умирать, так с музыкой!". В детстве много раз пытался выведать, что же она означает, но он всегда отделывался фразой "подрастешь, сам поймешь". И мне вдруг показалось, что я стал понимать ее значение...
   - Скажите, профессор, - вывожу из задумчивости Террайна, который так смотрел на пивной бокал, будто думал: допить или нет, - выходит теорий масса, и толковые объяснения многим фактам можно придумывать до бесконечности. Исходя из этого, можно предположить, что добыча анаптания возможна!
   - Джейми, в реальности ситуация несколько сложнее, - вздохнул Террайн, - есть такие понятия как официально признанные теории и неофициально работающие.
   - Объяснение есть - но в него не верят?
   - Его официально не поддерживают научные министерства и институты.
   - Почему?
   - Политика, - философски заметил Орлов, поднялся, и, шумно рыгнув, потопал в модуль.
   - А...
   - Не забивайте себе голову ерундой, - перебила меня Ниа, - спать будете плохо, - девушка стала прибирать со стола, референт кинулся ей на помощь.
   Профессор Террайн так иронически на меня смотрел, что мне захотелось продолжить разговор, но я сдержался. Действительно, тяжелый и длинный был день, а я тут философию развожу. Спать пора.
   Каморка, выделенная в мое личное пользование, порадовала своими размерами, личной ванной комнаткой и большой кроватью. Хорошие условия, питание очень даже ничего, а пиво так вообще сказочное... Поучиться в институте и устроится на работу в НИИ? Курить сигары, толкать умные речи, заниматься исследованиями? Я представил, как лет через двадцать, отрастив длинные волосы и пегую бородку, веду научные изыскания, точнее комментирую данные, полученные толпой помощников, и мне стало тоскливо: не мое это, не мое...
   После утреннего завтрака, запитого двумя чашечками вкусного горячего напитка, Террайн нас собрал, усадил за стол и стал читать лекцию о непонятной вещи: технике безопасности. Из часового монолога я усвоил только две вещи: при выходе с территории исследовательской станции надевать на себя пояс с необходимыми спасательными предметами и ограничивать посещение Лабиринта буквально первым коридором после входа. Закончив лекцию, Террайн достал из кармана своего комбеза мятый листик и ручку, и заставил всех расписаться и поставить дату под подписью. Вот же каменный век!
   Попугай, слопавший за завтраком еды не меньше меня, попытался выразить свое мнение к теме лекции меткой бомбардировкой, но в этот раз его постигла неудача. Референт, заметивший заходящий на атаку силуэт, ловко сдернул бумагу из сектора обстрела.
   Проследив за маневром наглой птицы, только сейчас я понял, что меня беспокоило уже второй день. Мягко светился весь потолок пещеры! Не так, как в модуле и на корабле - полосы света.
   - Янав, что это за светильники такие интересные? - ткнул локтем сидящего рядом референта.
   - Естественное освещение Лабиринта. Мы, кстати, сейчас находимся в том коридоре, из которого лучше не выходить, - ответил референт, расписался и передал мне листик для росписи. Кому это надо?
   Проверив бумажку и сосчитав количество подписей и слушателей, Террайн довольно кивнул и всех отпустил. Референт потянул в складскую часть модуля и выдал пояс, оказавшийся обычным крепким ремешком, с прицепленными к нему фонариком, мотком тонкой веревки и небольшим ножичком. Потом навьючил пару коробок и, похлопав напутственно по плечу, отправил груз к Лабиринту. Перед бронированной дверью меня встретил Орлов, разгрузил, развернул и повторил действия референта в точности, но в противоположном направлении. Я опомнился после пятого рейса. Заметив гримасу на моем лице, Янав, со словами о последнем заходе, дал мне в руки большую коробку, повесил на плечо сумку и прицепил на спину рюкзак. Нет, точно не пойду в ученые. Это ж как погоняют, пока станешь профессором!
   Наконец мучения закончились, и профессор снова собрал нас всех и построил перед горой коробок и сумок. Под лекцию о важности науки и исследований в жизни каждого гражданина, у меня мелькнула мысль: а зачем собственно мы вчера все это барахло затаскивали на склад, а сегодня выгрузили обратно? Да и что это с Террайном? Весь полет молчал, а тут за утро уже вторую лекцию устраивает. Окинув взглядом соратников по несчастью, я понял: традиция. Орлову явно все равно, что рассказывает профессор, он даже пояс с побрякушками не нацепил, Ниа, смотрясь в миниатюрное зеркальце, готовилась, видимо, к важной фотосессии, Янав внимал словам с таким безразличием, будто слышал их в тысячный раз. Самым умным оказался попугай (кто бы сомневался), который совершенно спокойно спал на столе, разлегшись на очень важном документе с нашими подписями. Профессора хватило минут на двадцать, потом, пробормотав что-то вроде "как мне все это надоело", он подошел к двери, и дернул рубильник, торчащий из стены рядом. Тихо загудело, сегменты брони дрогнули, и проход в загадочный Лабиринт стал открываться.
  
  


Популярное на LitNet.com Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"