Гримайло Станислав Александрович: другие произведения.

Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 27.06.2014. +90 кб по СИ. Примерно каждые 30 кб буду скидывать в основной файл

  Я быстро пролистнул несколько страниц. Все понятно, крон возьми! Никаких тебе плывущих текстов, абракадабры, непонятных рисунков. Самая натуральная обычная книга. Слог и стиль как у романчика бравых похождений завравшихся великих магов. И в этом мне нужно найти зацепку на местонахождение одного шустрого терривита? Сомнительно.
  С другой стороны, возможно, свидетельства очевидца будут ближе к истине, чем информация из правильных исторических источников. Так, а история здесь-то при чем?
  Тут до меня дошло - не о том думаю совершенно! Есть вопрос важнее...
  - Слушай, третий: у меня есть книга, похоже, этого же писчего. Только зашифрованная. Посмотришь?
  - Отчего не глянуть, - гоблин отложил очередную кипу, протянул руку.
  Я порылся в котомке. Вытянул книгу Смотрителя, завернутую в плотную бумагу, специально предназначенную для хранения ценных вещей. Еще бы - не горит и не промокает! Маленький переносной сейф. Несколько сюрпризов, подготовленных для любителей наживы, делают такой чехол просто бесценным. Естественно, денег на такую радость у меня никогда не водилось. А вот взять чехол в пользование в лавке - другое дело. Тем более - что с ним станется-то?
  Гоблин принял книгу Смотрителя очень настороженно. Подозрительно потянул воздух носом, прищурился. Открыл - мордаха ошарашено вытянулась. Третий, сглотнув, резко захлопнул книгу. Осторожно положил ее на стол.
  - Читабельно? - поинтересовался я.
  - Вполне, - кивнул гоблин.
  - И каким образом ее можно прочитать?
  - Вы знаете ответ, - мордаха гоблина расслабилась.
  Кто-нибудь отвечает на вопросы в этом мире? У кого не спросишь - сплошные отговорки, хождения вокруг да около, а прямого, понятного даже недалекому гроллю, ответа... просто нет. Неужели так сложно? Или так дорога настоящая информация?
  - Я не знаю, как ее прочитать! - начал заводиться. - А твоя вытянувшаяся рожа при виде книги говорит о том, что ты прекрасно все понял, но ничего не хочешь говорить!
  - Кто я такой, чтобы вмешиваться в дела, - кивнул третий на книгу Смотрителя. - И раз вы смогли понять, что там , - указал на "Исход", лежащий передо мной, - то вам не составит труда понять что здесь, - Гоблин положил лапку на книгу Смотрителя.
  - Она тоже зашифрована?
  - Для тех, кто понимает, - нет, - в тоне гоблина явно промелькнула насмешка.
  Я протянул руку и схватил книгу Смотрителя. Хотел было открыть - но сдержался. Не место, и не время. Надо уже закончить одно дело, а потом приступать к другому. Иначе застряну и тут, и там.
  Гоблин внимательно следил за моими движениями, пока я упаковывал книгу в защитный чехол, и укладывал сверток в котомку с немногочисленными вещами. Лишь когда я закончил и снова уставился в "Исход", спокойно предложил:
  - Вам хватит одного источника, или поискать еще?
  - Мне нужно что угодно, лишь бы этому можно было верить, - ответил я.
  Третий задумался. Предложил:
  - Думаю, я могу вам помочь.
  - Еще с дюжину источников притащишь? - хмыкнул я.
  - Я наизусть знаю все книги своего ряда, - спокойно, без бахвальства, сообщил третий, - и, иногда, в виде бескорыстной помощи, готов подсказать правильный ответ искателю... поскольку найти его очень непросто...
  - А...
  - Нет! Вы пришли с одним вопросом. Все остальное меня не касается.
  Я хмыкнул. Какие все принципиальные. Но не берусь утверждать, что это мне не нравится. Скорее наоборот. Это, во-первых, вызывает уважение, и, во-вторых, достойно подражания. Что может быть важнее готовности следовать своим принципам?
  - И каков ответ?
  - Вам как нужно: историческая справка, короткая выжимка, субъективные описания наблюдателей, объективная информация по результатам проведенной реконструкции произошедших событий?
  - Мне нужен ответ по существу. Непринципиальные подробности можно опустить.
  - Искра - кристалл расчета параметров перемещений, ключ - активатор портала. Соответственно, работающие порталы содержат Искру и Ключ. Портал Артмира и Даун-Толена был полностью уничтожен в активном состоянии. Остается Лит-Ку-Аден - история с тамошним порталом, Искрой и Ключом темная, - сказал третий.
  - Угу... Лит-Ку-Аден...
  - Руины - не ошибетесь, - гоблин почесал ухо.
  - И чего мне там делать?
  - Что вам делать я не скажу, так как не знаю, - гоблин так яростно зачесал ухо, что я непроизвольно отодвинулся подальше - вшивый что ли, - а портал находиться в самом защищенном и уважаемом месте города. Разберетесь.
  - А карту? Напутственный совет?
  - Зачем вам Искра? Одно баловство, - гоблин справился с нашествием чесотки, потянул носом и уточнил: - Еще чего надо?
  Я хмыкнул. В принципе, неплохо бы гору золота, самоходную карету, замок... принцессу до кучи? Мелко как-то. Королевство!
  - Спасибо. Дальше я уже сам как-нибудь справлюсь.
  - Пожалуйте на выход! У нас тута делов не сосчесть! Ходють тут...
  ***
  - Это Стена? - задал я риторический вопрос.
  Преграду, отделяющую земли Сантея от владений девларов, как только не называют. Стена, граница, дальний рубеж... Кто на что горазд. В официальных бумагах, следующих строгой канве статутов, аналогичное брожение и шатание. Кто что вписал - так и пошло. Никому, собственно, оно не интересно - Стена там, преграда, окопчики...
  Я, конечно, понимаю - протяженность огромная, и возвести местное чудо света удовольствие как сложное, так и безумно дорогое. Ну, так никто и не просит строить натуральную сантеевскую стену сотню метров в высоту. Даже дюжину не просят! А тут что?!
  Покосившийся деревянный заборчик. Кривой и косой. И это еще громко сказано - покосившийся. Два столба, невесть когда вкопанные, да жалкие три доски между ними - весь заборчик. Ибо дальше кое-где что-то и проглядывает из незапамятных времен, а большей частью так вообще кажется, что все давно растащили на костры. А чего? Сухостой под рукой, не надо бродить по лесу, выискивая топливо. Дернул - готово. Ходят же патрули неподалеку, да ночуют прямо в лесу...
  - Нормально! - веско затараторил Турни. - Девлары какие - во! Какой забор такую махину выдержит, а? Завалит и усе! Делов-то. А гномы знаете, какие ленивые, лаэр? Каменюки надо добыть, очистить, привезти, подогнать, уложить... Это сколько денег? А кто платить будет? Зачем? Кто охранять будет? А латать? Набегут лобастые, да айда чесаться...
  - Заткнись, Турни, - обреченно попросил за сегодняшний, бесконечный, день, раз двадцатый. Недомерок и ухом не повел.
  - А эти красавцы, лаэр, чего сидят без дела-то? - махнул лапкой на Галла гоблин. - Мышцу растят! Таскают железки, кидают бревна, борются с утра до ночи... А заборчик в их местности-то того... лежит.
  - А и правда, чего не подлатаете? - с насмешкой уточнил у орка.
  Галл посмотрел на единственный участок великой преграды жилых краев от нашествий страшных и кровожадный девларов из брошенных земель. Резонно заметил:
  - Как все спалим, так новый и справим.
  - А межу-то не попутаете? - хмыкнул я.
  - Попутаем, не попутаем - разница-то какая?
  И ничего не скажешь.
  Затрещали ветки, и из подлеска выскочил пушистый зверек, отдаленно похожий на зайца. За ним, отряхиваясь на ходу, вылетел арахн с попугаем на холке. Птиц, с вытаращенными глазами, явно уже осознал всю глупость путешествия в нашей развеселой компании. Зверек шустро проскочил под перекладиной забора, а Куорт не стал напрягаться, а просто снес к крону остатки заградительного бруствера, так сказать.
  - Стой... твой... чешуйчатый... мать! - долетели вскрики попугая, пока арахн был на виду.
  Зверек и Куорт с наездником снова скрылись где-то в лесу.
  - Ну че, так и будете колоситься на ветру? - подначил нетерпеливый гоблин и зашагал.
  Вот с таким напутствием я впервые пересек границу обжитого мира, сунувшись в дикие неизведанные края. Смертельно опасные. Пока, правда, для неусидчивых попугаев. Сидел бы, помогал торговать книгами, а то смылся с арахном искать приключений на пернатую задницу. И сдается мне, они не заставят себя ждать.
  На ночлег остановились на границе с пустыней. Странное место - могучий лес, со старыми, крепкими деревьями, поющими птицами, жужжащими мириадами насекомых - и резкий переход пусть не в песчаные барханы, но в облезлые холмики, заросшие редкими, кривыми до невозможности, деревцами. Дюжина шагов - мир меняется кардинально. Выцветают краски, веет ветерок, несущий морозную гнильцу. Звуки странно глохнут, в ушах набатом отдает участившийся пульс. Земля - будто спина невообразимо огромного животного - поддается под ногами, мягко пружинит и слегка идет волнами.
  Я развернулся, быстро вернулся под сень леса. Запели птицы, яркость белоснежного снега и приглушенный тон темно-зеленых иголок ближайшей елки ударили по глазам, заставив зажмуриться.
  Не претерпел изменений лишь набат в голове.
  - Потерянные земли, - констатировал орк, ловко сооружающий треногу с котлом над маленьким, весело трещащим костерком.
  - Стоит сделать один шаг - и попадаешь в другой мир. Странно это, - прокомментировал я свои ощущения.
  Чем еще можно объяснить такое резкое изменение? Огромные портал, провисший на многие километры? Глупости. Но что? Действие грандиозного заклинания? Проклятие? Следствие древней битвы?
  - Других миров не существует, лаэр. Эт сказки и предания, - веско заметил Турни, ловко собирая палатку.
  - Неужели? Ты у шамана спроси, он тебе все подробно опишет.
  - Мир духов, лаэр, неотъемлемая часть нашего мира. Он не виден, но произрастает миллионами нитей через все сущее, от каждого живого существа до его духовного воплощения. Окружающая реальность многогранна, многолика и многослойна. Мы живем на первом слое. После смерти дух, уходя по нити, иногда застревает на втором, или перебирается на третий. Там уже, в зависимости от деяний при жизни, отправляется в путешествие дальше, или возвращается в кольцо Ихая.
  - Кольцо Ихая?
  - Круговорот сущности, лаэр. Вырваться из него - превзойти себя. Именно поэтому все шаманы моего племени прокляты. Как и любого другого.
  Вот так. Самые вкусности проскакивают в обычной болтовне.
  - Прокляты, Турни?
  - Лишь единицы способны добраться до слоя, до которого могут пробить лазейку шаманы. Так что...
  - Они теряются во тьме, Турни...
  - Нет! У любого живого существа есть шанс на вознесение, познание своей сути, путешествие к началам!
  - Проклятие шамана не в том, что он никогда не сумеет дозваться до своих близких. А в понимании сути смерти. И всем приходиться с этим смириться. - Мягко произнес Галл.
  - Нет! Слова говорят о бессмертии духа, о пути, о вознесении!
  - И кому удалось вознестись?
  Турни закашлялся: хотел выдать целую тираду, но невинный вопрос орка поставил болтливого недомерка в тупик.
  - Ну... - и беспомощно уставился на меня.
  - Ихаю и горстке великих шаманов. Причем, как я понимаю, до Ихая в силах достучаться только избранные. Есть ли сейчас такие среди ваших племен?
  - Духов Ихая множество.
  - И кто они? - насмешливо уточнил орк.
  Гоблин не нашелся что ответить. А Галл тихо, но уверенно продолжил:
  - Память о близких остается в наших сердцах, в наших делах и поступках, в ярости поединка с врагом, в творчестве кузнеца, в песнях, танцах, камланиях шамана... Нити, как говорит твой народ, не рвутся, они опутывают весь мир, но пройти по ним, связаться с ушедшими близкими, сообщить им об успехах и пожаловаться на горести - никому не под силу. Да и не нужно это.
  Турни шмыгнул, и пропищал:
  - Пока жив род шамана, связь не в силах прерваться!
  - Она в крови.
  - В духе!
  - Дух перерождается, возвращаясь в совершенно иной сути, сжигая в акте рождения свое прошлое естество, являясь чистым листом.
  - Чистый лист - кощунство!
  - Блуждая по вашим бесконечным слоям любой дух растеряет все знания и развоплотится.
  - Нет! Духов... духи... множество! Стихии, энергии, воплощения...
  - Неудачный пример. Стихии глупы, как им и подобает. Оттого так легко ими управлять, не имея в себя ничего возвышенного.
  - Это не так! Нам не постичь их превеликой мудрости...
  - Какая мудрость? Будь там разум - мир мгновенно сойдет с ума, где он возникает - грядут сплошные проблемы.
  - Это не так! Дух, возрождаясь, возносится, становится равен самым сильным, умным! И вырывается из кольца Ихая!
  - Тупеют они, бесконечно возрождаясь. Стихии так вообще неразумны.
  - Это глупость!
  Орк вздохнул.
  От возникшей на пустом месте перепалки я аж малость, так сказать, удивился. Любая почва, построенная на религиозной основе, схожа с минным полем без карты прохода. Да и нет ее никогда. Поэтому, куда не ступи, все равно взлетишь. Не знаю, на следующий ли слой, но дух точно слиняет из попавшей впросак оболочки. И тут даже неупокоенным не станешь, ибо для этого необходимо тело, а не разбросанные по округе кусочки.
  - Кто-нибудь из повелителей духов сумел подчинить себе Ихая или парней из его свиты? Они точно разумны! Так что клыкастый прав, ушастик, хочешь ты того или нет. Из этого вашего кольца никто не выбирается - при памяти и не съехавшей набекрень крыше. - Раздался радостный звонкий голос.
  Нахмуренный гоблин надулся, но не удержался от колкости:
  - Потерянные земли напугали ее магичество, раз она, наконец, соизволила показаться?
  - Поговори мне, ушастик, - ехидно отозвалась Аннабели, сбрасывая с плеча маленький походной рюкзак.
  - Собственно - какого крона?! - не сдержался я.
  Сдается мне, появление барышни знаменует скорые неприятности. По крайней мере, прошлые встречи всегда так заканчивались.
  - Приказы сверху не обсуждаются, - девушка оглядела сооружаемую стоянку и вынесла вердикт презрительным фырком, - хотя мне не по нраву присматривать за недоучкой, безмозглым недомерком, черной образиной, пушистым недоразумением, и... здоровенным клыкастым парнем с топором. - Договорила девушка, задумчиво изучив орка.
  - За кем еще надо присматривать?!
  - За вами мальчики, - улыбнулась Аннабели. Устроилась на большом и удобном для сидения походном рюкзаке. Моем рюкзаке.
   - Слушай, катись отсюда, пока...
  - Нельзя, лаэр. Одиночкам не стоит бродить в этих краях.
  - А, гролльи пляски! Топай обратно!
  - Не, - лениво отозвалась Аннабели.
  - Топай!!
  - Угу, вот встала и побежала. Вприпрыжку.
  Крон! Оттащить, что ли, мерзавку, в ближайший форпост? Брыкаться и кусаться будет, поди. Утихомирить девицу явно не выйдет - не к лицу воякам лупить девок, пусть даже наглых, ехидных, не подчиняющихся правилам, и лезущих постоянно не в свое дело.
  Что же делать?
  - И все-таки я не согласен! Пройти весь путь очень сложно, но возможно!
  - Ну да, ну да...
  - Да! Шаманы так говорят!
  - Успокаивают. Самих себя.
  - Нет!
  - Вот станешь шаманом - увидишь.
  - Я воин! - надулся гоблин. От недавней обиды не осталось и следа: - Не пристало мне задумываться!
  - Вот то-то и оно. Время настанет - придется.
  - Мой путь - следовать заветам предков, защищая свое племя, народ, землю, - выпятив хилую грудь, гордо вытянулся недомерок.
  - Турни... - Вздохнул Галл. - Вернемся - поезжай домой, поговори с шаманом. Ты уже столько раз это откладывал - не счесть.
  - И все равно...
  - Слушай, Турни, кончай трепаться. Темнеет поди, дуй уже за дровами, - устало прервал я гоблина. - Вы бы мне лучше объяснили, что за фигня с этими проклятыми землями.
  - У них нет нитей, - буднично пропищал Турни, будто бы не было жаркого спора с орком минуту назад.
  - Как это нет нитей? Среди девларов есть же разумные, есть маги!
  - Хаос выжигает душу без остатка. Там ничего нет. И сама их жизнь - иллюзия. Поэтому потерянные земли больше мертвы, чем живы.
  - Как неупокоенные выходит?
  - Неупокоенные как раз живы. Девлары - мертвы, - сказала Аннабели, и уточнила: - Что у нас на ужин, мальчики?
  Помню скачущих девларов. Размахивающих лапами и очень живописно щелкающих зубастыми пастями. И эти создания - заведомо мертвы? Не клеится. Были они живее всех живых. Пока мы их не прибили.
  ѓ- Слушай, а тебе какого крона вообще тут надо?
  - Одно дело не закончила, - пробежала тень недовольства по лицу девушки.
  - И ты решила закончить свое дело, зацепившись хвостиком за нами? - ядовито осведомился я.
  - Не делай из козла лапиту, - хмуро попросила Аннабели.
  - Знаешь что... раз тут нельзя бродить в одиночестве, выделим тебе в поддержку смышленого напарника, и топайте себе. Заканчивайте дело. А мы пойдем своей дорогой!
  Девушка только собралась ответить, как ее прервали: затрещал лес, будто стадо слонов объявило ускоренную эвакуацию и ломанулось. Не сказал бы что туда, куда глаза глядят. Вернее будет: куда не ступала нога. Слона естественно.
  - Я... дюжин... крыс... купить! - долетел отчаянный вскрик.
  Слоны повернули назад в лес.
  - Не принимается, - лениво бросила девушка, покачивая ногой, закинутой на другую ногу. - С таким напарником мы найдем девларов там, где их отродясь не было, и быть не должно во веки веков.
  Почему-то именно это пренебрежительное движение взъярило меня пуще прежнего:
  - Да мне глубоко на...
  - Лаэр, во всем стоит находить положительные стороны, - прервал меня орк, положив руку на плечо.
  - Неужели?
  - Чья очередь сегодня стряпать?
  - Моя! - радостно пропищал Турни.
  Меня передернуло. Стоит признаться - с гоблина вышел бы отличный повар. Если б забыл хотя бы на миг о своей принадлежности к кочевой племенной братии. Ибо у этих парней просто навязчивая идея - засунуть в котелок все, что летает, бегает, прыгает, колоситься на ветру, стелится под ногами. Поэтому мне, как и любому нормальному не-гоблину, надоело каждый раз вылавливать куски мяса и знакомых овощей среди овса, надерганного рядом с местом стоянки. А уж непередаваемая тяга Турни к экспериментам с различными пряностями... Впрочем, по сравнению с умением выкопать из-под снега три десятка растущей дряни и запихнуть ее в суп - это мелочь.
  - Погоди, Турни, - одернул орк недомерка. - Сегодня предоставим нашей гостье продемонстрировать свои таланты в походной кухне.
  - Вы не офигели, мальчики? - в тоне Аннабели прорезалось явное недовольство.
  В Академии точно нет кулинарных курсов, так что молодой магичке вполне по силам отравить неизвестной гадостью наш отряд. Думаю, даже алхимический отвар после овса Турни покажется пищей богов.
  - Собственно, вас никто не держит, - церемонно сказал я. - Честно говоря, даже не знаю, как к вам правильно обращаться. Мисс адепт? Мисс тайный агент тайного общества тайной канцелярии? Или, может быть, стоит упомянуть... - намекнул на непрозрачные обстоятельства.
  Девушка окинула внимательным взглядом довольную физиономию орка, ядовитую мою, и слегка обиженную мордаху гоблина. Тяжко вздохнула - поварешка, поди, тяжелее толстенного фолианта. Сказала:
  - Хорошо.
  Я явно чего-то не знаю. Так легко согласилась без споров?
  ***
  Не-жизнь?
  До города неупокоенной братии мы добрались без приключений. Пару раз издалека наблюдали девларов, которые, как стадо овец, мирно паслись на заснеженных барханах. Больше всего меня удивила образина, оказавшаяся загадочным лапиру: трехрогая четырехногая скотина размером с быка, со свисающей практически до земли складчатой кожей. По словам гоблина оные складки обычным оружием пробить нереально, а рога рубят, режут и кромсают все на свете. Приврал, поди, малость, тем более что недомерок за два пеших дня достал своей болтовней даже гордую Аннабели.
  - Вы видите эту скалу, лаэр? - вопросил гоблин, топающий рядом со мной.
  Я думал, все будет по-взрослому: передовой разведывательный отряд, осторожные перемещения по чужой территории основных сил и постоянная настороженность. Но реальность, как водится, внесла свои коррективы.
  Зачем разведка? От девларов, если не свезет столкнуться нос к носу, гораздо проще банально... утопать. Мол, медленные и ленивые твари, и плевать им на шастающих двуногих. Первая же встреча со страшным и грозным лепиру, наземным 'королем убийц', подтвердила это утверждение. Убийца, лениво выкатив буркала, посмотрел на нас, оценил вооружение, презрительное отношение к его величию, и... вернулся к выковыриванию кривого корня из земли. Меня такое пренебрежение даже слегка покоробило.
  По словам орка, подобное поведение зверушек распространяется до глубин земель девларов. Вот там, где обитают разумные особи, шествовать на виду у всех смерти подобно. А здесь... вольная воля.
  - Сей обелиск был воздвигнут великой армией, освободившей эти земли от полчищ варваров. Потом, спустя века, из маленькой деревушки был воздвигнут великий город, который, к сожалению, не дожил до наших дней, и теперь...
  Если вы вдруг помираете со скуки, вам следует завести себе дружбана-гоблина. Эти недомерки выделяются в любой толпе благодаря просто невообразимой волосатости и габаритам ушных раковин, а их писклявый голос заставляет всех окружающих прислушиваться к лавинообразному потоку всех знаний, кои только осели в маленькой зеленой голове. Ежедневное, ежеминутное, ежесекундное впитывание их историй сделает вас богаче на целый ворох никому не нужной информации. И в тот миг, когда вы поймете: 'Еще чуть-чуть и я или сойду с ума, или прибью говорливую ушастую сволочь', на вас снизойдет великий дар богов - пофигизм. А если не снизойдет... то, по крайней мере, скучно точно не будет. То искры из глаз, то пар из ушей - сплошные бесконечные развлечения.
  - Лаэр! - потряс меня за рукав Турни. - Лаэр!
  - А? Чего? - вернулся я в реальный мир.
  - Обратите внимание на сей символ! Это знак исконных хранителей, защищающих любимый Сантей!
  - Турни, на заборах много чего рисуют, и не удивительна мазня на этом твоем обелиске, - я попытался отвязаться от гоблина, настырно тянущего меня к наследию ушедших веков: побитому ветрами, годами, и туристами обелиску. Причем последние, без сомнений, прекрасно знают, что такое третье кольцо и не раз слышали о толстячке в кепке.
  - Вот! - ткнул когтем гоблин в утопленный рисунок на обелиске.
  Я присмотрелся. Кто-то потратил много сил, ставя метку: очень сложный рисунок будто выжжен в камне. Плавные линии, завитки, постоянные переходы и усложнений - вряд ли возможно было сделать такое резцом. А сам символ, ему удивляться, оказался руной. В изначальном начертании.
  - Аннабели, посмотри, пожалуйста, - обратился я к девушке, замершей неподалеку.
  Сдается мне, магичка давно с огромным удовольствием прибила бы гоблина. Недомерка спасло не наличие меня и арахна в нашей развеселой компании, а один молчаливый товарищ со здоровенным топором.
  Девушка подошла, лениво мазнула взглядом по символу на обелиске. Вопросительно на меня посмотрела.
  - Это чего?
  - Посвящение.
  - Чего?
  - Посвящение стихий, - Аннабели душераздирающе вздохнула, намекая: 'Вопросы уровня детского сада!'.
  - И чего?
  - Изучаешь руну, тренируешься ее подпитывать. Активируешь. И проходишь посвящение стихий, или сгораешь нафиг. Ясно?
  - Не слышал я ни о каком посвящении.
  Девушка фыркнула:
  - Ага, посвящаться они будут... Трусы! Пару фокусов выучат, а потом - я великий маг!
  - Ну так учиться надобно. Много и усердно, - хмыкнул я.
  Правда, кому оно охото, не так ли? Всем достижений подавай сразу и побольше.
  - Не всем поможет, - заявила девушка, задрав носик к небу.
  О! Еще одна великая магичка. Я не удержался, и поддел:
  - Думаю вам, леди, тоже еще многому учиться нужно.
  - Да неужели? - вылила Аннабели взглядом на меня ведро презрения.
  - Помнится, один ушлый терривит, несмотря на слабые возможности, сбег. И я так понимаю - не один раз. Да и сейчас толпой за ним идем...
   Девушка мгновенно надулась и посмотрела на меня так, как уже второй день зыркает на гоблина.
  - Замерзнем, - прогудел орк, чем изрядно разрядил резко накалившуюся обстановку.
  Турни ткнул меня локтем и показал большой палец.
  Не-жизнь!
  Огромные ворота города, когда-то впускавшие груженые доверху телеги, конные экипажи и толпы страждущих, оказались заперты. Проход все же нашелся ѓ- обычная дверь рядом распахнута настежь. Непонятно зачем, но внутри застыли две фигуры в плотных балахонах с капюшонами, которые молча проводили нас взглядом и ничего не спросили.
  - Строго у них тут: про охрану не забыли.
  - Охотники за добычей, лаэр, ничем не брезгуют. Тащат все, за что можно выручить монеты. Травы, останки девларов, утварь, редкие безделушки...
  - Хочешь сказать - готовы обворовывать неупокоенных?
  - А какая разница? - вопросил гоблин. - Это ж мародеры! Все что лежит, висит, валяется, закопано или припрятано - в дело пойдет. Только здесь мало кто решается шалить - нежить не любит ворье. Разговоры разговаривать тоже не любят. Поймают - и усе.
  Тишина...
  Чем отличается маленькая деревушка от большого города? Ритмом жизни и шумом. Чем больше жителей - тем все быстрее крутиться, люди бегает все быстрее, боясь на миг задержаться и пропустить вперед себя шустрого товарища. Не зевай! Если не хочешь дышать пылью из-под бампера... Где больше движения - шум просто неизбежен. Топот, разговоры, хохот, экипажи, кони, повозки, крики, грохоты и падения - все создает какофонию живого города. А здесь...
  Хотя, я даже не знаю, что меня больше поразило. Окружающая чистота - все вылизано, дома и заборы сияют свежей краской, кроны деревьев аккуратно подстрижены, что уж говорить о ровной, чистой от снега и льда, мостовой... Или опустившаяся на мир тишина - фигуры в балахонах бесшумно передвигаются, что-то несу, стоят маленькими группками и провожают нашу компанию темными провалами капюшонов...
  Куорт, вечно вспахивающий все вокруг, сейчас притих и осторожно плетется за орком, гордо шествующим во главе отряда. Нахохлившийся попугай, восседающий на спине арахна, перед воротами в город выкрикнул коронное 'Пожрать!' и молчит с тех пор. Турни - на удивление - притих. На вопросы отвечает без запинки, но не трещит без умолку.
  - Тут чище будет, чем в Сантее, - признал я. - Неуютно, правда.
  - Здесь живут те, кому жить, вроде как, уже не положено, - осторожно заметил Турни.
  - Умерев, понимаешь истинный смысл жизни, - глубокомысленно заявил остановившийся орк.
  - Чистота окружающего мира? Какая-то, ты знаешь, невеликая ценность.
  - Чистота помыслов, лаэр, всего лишь чистота помыслов. - Прогудел орк, и продолжил движение.
  Бесспорно, в голову часто лезут мысли, не имеющие отношения ни к чему. Нет, на самом-то деле, просто так, из воздуха, они не возникают. Тянутся ниточкой за случайными словами, увиденными картинками, или острым камушком, попавшим под босую ногу... Все друг за дружку цепляется, как поводок, и оторваться от него не просто. Вот так веревочки и вьются, вертят и крутят, как хотят...
   Не верю - смерть ни что иное, как... Смерть! Она не в силах дать ничего - а вот отобрать очень даже. Неупокоенные не живут.
  Много говорят о том, что вторая жизнь дается как шанс закончить дела, уйти с чистой душой, или прыгнуть, как считают гоблины, на верх кольца перерождения, перебравшись в духовные миры... Все это чушь! Умер... ничего нет дальше. Ровнять макушки деревьев, чистить мостовые, следовать тенью за случайными путника - это разве жизнь? Так, бренное существование. Как заблудившаяся тень, потерявшая носителя...
  За очередным поворотом узкой улочки вышли на площадь, с сооруженной в центре ее детской площадкой: круг песка, сделанные из дерева подвесные дорожки, турники, качели, горки. Все, сделанное с великой любовью: изящная резьба, яркие краски, ни одного пятнышка или пылинки. И дюжина маленьких фигурок в накидках, с надвинутыми на головы капюшона, так и мелькает, играет в мяч, азартно машет руками... в глубокой, окутавшей весь мир, тишине...
  Мне понадобилось секунд двадцать, чтобы понять: они общаются! Все эти маленькие фигурки явно соединены друг с другом одной игрой - той игрой, которой связаны все дети, всех миров, времен и народов. И тишина, разлившаяся вокруг, говорит лишь о том, что мы глухие - а не они мертвые...
  Не-жизнь...
  - Крон! - выдохнул я, как только мы выбрались за стены города нежити. Мертвые дети, ведущие себя как натуральные живые, - зрелище, потрясающее настолько, что даже выдохнуть и нарушить тишину кажется преступлением. За которое не наказывают, а сразу - и навсегда - карают.
  - Проняло? - весело поинтересовалась Аннабели, молчавшая как рыба во весь длинный переход по городу. - Не бери в голову. Неупокоенные - тени былой красоты. Они в массе своей не разумны, и влачат жалкое существование, что легко...
  - Заткнись, - бросил я, покосившись на девушку. Та удивленно распахнула глазищи, недобро зыркнула - и сникла под моим взглядом.
  В этой прогулке по городу нежити я четко понял одно: говорить о том, что неупокоенные мертвы, может только тот, кто и сам... не живет.
  ***
  - Здесь оставим теплые вещи и лишнюю поклажу, - сказал Галл у торчащего из земли обломка скалы.
  Честно говоря - в эту сторону гораздо интереснее путешествовать. Чем отличаются Турион и Свободный от Сантея? По сути лишь одним - мировоззрением. Одни верят в религию, другие - в звонкую монету. Причем, если копнуть глубже, придешь к очевидному мнению: что в лоб, что по лбу. Разницы на самом-то деле никакой. Разве смысл жизни в поиске самого справедливого, великодушного и всепрощающего божества, под чьей дланью легче дышится? Или в бездумном выстраивании вокруг себя эрзаца реальности с возвышением над всем материальных благ?
  Окружающий мир, наверное, просто сошел с ума. Вот идет заснеженная пустыня, где все блеклое и выцветшее, где даже белый цвет припорошен серой пылью. Идешь по скрипящему снегу, созерцая барханы, и все недоумеваешь - где пустыня-то? И снова выверт сознания - линия, под линеечку, яркая граница между черно-белым миром, и жаркой, солнечной, яркой, самой натуральной ей ... с барханами, гуляющим песком, какими-то сухими кустиками, скачущими по ветру, и греющейся ящеркой на другой стороне скалы, выбранной как ориентир склада лишних вещей.
  - Пейкон тротски суккиа... - сказал я, сделав шаг на ту сторону.
  Сразу придавило жаркой волной воздуха, а яркое солнце врезало кувалдой ультрафиолета.
  - Ведите себя прилично, молодой человек, - ядовито заметила Аннабели, ставшая после недавней отповеди самой натуральной змеюкой. - Попрошу воздерживаться от подобных выражений в обществе прекрасной дамы.
  - Хэ! Прекрасной? - мгновенно влез гоблин. - Худая, тонкая, плоская, ни ушей, ни бровей, ни прелестных усиков, ни кривых сладких ножек... прекрасная? Ха!
  Девушка бросила испепеляющий взгляд на гоблина. Турни оный начисто проигнорировал.
  - Да еще и бледная немочь... Сразу видать - магичка! Дышит, видать, книжной пылью, чихает без конца...
  Тут Аннабели и крыть нечем - приоделась откровенно плохо на такое путешествие, где-то простыла, а вылечиться не смогла - земли девларов, как-никак. Заклинания работают из рук вон плохо, выдавая крон знает что. Вот и хлюпает носом без конца. А уж красное недоразумение мало кого красит... что, естественно, не забыл заметить гоблин.
  - Да еще этот шнобель, впору подземной кхрысе...
  Девушка яростно зашипела и замахнулась на гоблина рукой, с разгорающимся заклинанием в стиснутом до синевы кулачке.
  - Копай, - как всегда вовремя влез между Аннабели и Турни орк, протянув гоблину лопату.
  Недомерок спорить не стал, враз нырнув в струящийся песок.
  - Шнобель... - неуверенно вякнул попугай. - Шнобель! Шнобель!
  Аннабели махнула рукой, и в орущего попугая полетел широкий диск, не обещающий ничего хорошего.
  - Шно... - только и успел добавить птиц, прежде чем его сдернул с полета арахн, спасая от нежданной встречи.
  - Вы осторожней, леди. Не стоит по своим-то боевыми, - недовольно прогудел орк.
  - Пусть не вякают! - зло выкрикнула девушка.
  Да, вот кому точно не помешает очистить помыслы. Чего так бросаться-то из-за обычной шутки?
  - Это вам к неупокоенным. Там - не вякают. - Отрезал Галл.
  Думается мне: Аннабели сильно пожалела о совместном путешествии. С другой стороны, с ее-то характером, наша компания явно навязана против желания. Отдает знакомым душком... точнее методами одного образовательного заведения. Отталкивают от выбранной стези, что ли, или показывают, чего в будущем стоит ежедневно ожидать?
  Быстро разоблачились на зимней стороне и перебрались загорать на летнюю. Хм... а что если организовать сюда путешествие паломников? С хорошей охраной (чтоб никто не знал, про плюющих свысока на мимопроходящих, девларов), развлекательной программой (придумаем, не вопрос), выкопать бассейн, построить постоялый двор... отличный загар во время сезона дождей, снегов и холодов - да все модники ринутся алчущей толпой!
  Занесло меня куда-то не туда. Зачем такие сложности? Гораздо проще привести толпу красавиц, а все остальные сами быстренько сбегутся. Охрана, караваны, бассейн и постоялый двор - для чего лишняя головная боль?
  Аннабели посмотрела на меня как на надоедливое противное насекомое. Не то, от которого девицы визжат и скачут ланями, а то, на убийство которого и тапок пачкать не хочется. Мне понадобилась целая минута, чтобы, во-первых, прийти в себя, и, во-вторых, понять причину такой антипатии. Застыл соляным столбом - и пялюсь...
  - Краля... - вынес вердикт попугай, сидящий на верхушке скалы. Почистил крылышки, вытянул лапу, изобразив одну из асан товарищей в оранжевых накидках, и душераздирающе вякнул: - Пожрать бы!
  - Мда, пернатому крышу снесло, стоило только перейти раздел. Дальше-то что будет, а? Вообще очумеет бедняга, - фыркнул гоблин.
  Попугай, хоть и птиц, иногда такие точные замечания делает, что диву даешься. Вкус Турни давно известен - непередаваемые страхолюдины недомерку глубоко по душе. 'Эволюция!' - сказал бы Дарвин, напомнив историю гоблинов. Да что историю! Они и сейчас большей частью обитают в натуральных болотах. Кроме городских, разумеется.
  Девушка выбрала для путешествия по пустыне грязно-желтый, свободный наряд. То ли мастерство портного, то ли чьи-то природные данные - в итоге вылитая амазонка. Она и в тулупе, несмотря на скверный характер, всегда была заметной, а уж в таком наряде... как говорится: пальчики оближешь, да откусишь, не заметив. Точеная фигурка, идеальные черты, пухлые губки, наливающиеся грозой огромные глазищи...
  - Хватит пялиться, придурок! - рявкнула Аннабели, схватила рюкзак и пошла вглубь пустыни.
  - Придурок! Придурок! - пропел попугай, сорвавшись следом.
  Турни ткнул меня локтем в бок:
  - Лаэр, вы чего? Там плакать хочется, а не вздыхать, - подхватил свою ношу голин и засеменил следом за девушкой. - Эй! Куда поперла?! Нам в другую сторону!
  Галл хлопнул меня по плечу и сунул что-то в руку. Подхватил рюкзак, в который влезло больше половины всего нашего скарба, легко двинулся вперед, взяв гораздо правее ускакавшей вперед девушки.
  Я медленно сосчитал про себя до десяти, помотал головой, отгоняя наваждение. Крон! Надо же было так вляпаться. Подумаешь - симпатичная девушка. И чего? Полно таких кругом, куда только глаз не кинь!
  Н-да, с последним я точно погорячился. Вокруг песок, сзади скала со снегом в выцветшем, будто негатив, мире. А впереди... зубастые твари, пеший поход и поиски одного шустрого терривита, который уже всем надоел настолько, что его хочется не столько поймать, сколько выписать и сразу выдать пару крепких затрещин.
  Разжал руку - складная бритва орков, отменная штуковина. Бреет просто великолепно, да и как оружие сойдет. Ну а если сам, случайно, или там, с перепою, поранишься до летального исхода - никто горевать не будет. Орки - они такие. Вояки до мозга костей.
  Так, это что получается? Старый друг намекает на...
  Бриться из-за взбалмошной девицы?! Обойдется!
  Солнце... припекает... почесал отросшую бородку, и понял: саднить будет так, что выть захочется.
  Так что Галл таки имел в виду?
  ***
  Ввязаться во все это дело стоило хотя бы из-за... ночи. Несмотря на долгие дневные переходы, копившуюся усталость, засыпал я почти под утро. Пустыня ознаменовала собой и ночные дежурства, но даже до них, я каждый раз не спал в свою вахту. Да и как тут уснуть?! Такое небо...
  Тысячи ярких огоньков, складывающиеся в знакомые рисунки, стоит затаить дыхание и загадать картинку... Мелькающие туда-сюда следы метеоритов, или возвращающихся в мир душ... А кто взирает свысока на нас, копающихся в заботах букашек? Прошедшие кольцо Ихая? Или застрявшие в нем?
  Тысячи миров, в которых, может быть, есть планеты, как Земля, как Руан... Кто знает. И там тоже, в ночи, взирает некто, и гадает, и мечтает, обо всем, что лезет в голову, набегая как волны, разогнавшиеся под вольным ветром.
  И как так выходит, что на коротком отрезке пути, пешего ходу не больше седмицы, рисунок звезд меняется несколько раз!
  В выцветших заснеженных барханах огоньки сияют, живут, но их мало, их будто кто слизнул широким языков, оставив несколько мерцающих жизнью полос.
  А в жаркой днем и прохладной ночью пустыне, такое буйство, что трудно не сойти с ума... Ибо ты не смотришь на живое небо, а несешься, падаешь в него. Весь, без остатка, и без надежды на спасение.
  - Откуда их столько-то... - ошарашено протянул я в первую ночь в пустыне.
  Первое дежурство было за Аннабели. Девушку орк долго пытался отправить на отдых, но куда там! Взбалмошная девица требовала самое сложное дежурство, которое, естественно, было бы поручать нашему многоногому товарищу. Арахну, в принципе, глубоко все равно - спать, не спать. К тому же, Куорт лучше всякой магической сигнализации - очнется от малейшего дуновения воздуха. Что уж говорить про движение, нападение или вражеских любопытных глазах.
  - Мир на грани, - спокойно отозвалась Аннабели, целый день картинно отмораживающаяся от всей дружной компании. Выделился пернатый - не понятно, чем он втерся в доверие, но сегодня птиц под вечер банально не смог держать себя в воздухе. Так набил брюхо дармовой хавкой из рук девушки.
  - Какой мир?
  - На грани, - повторила Аннабели с намекающей интонацией. Очень информативно - а гонору...
  - По легенде, девлары рождены не в нашем мире. Они пришли извне. Хаос как спрут - раскидывает щупальца, тянет в себя все, что встречается им на пути. Видишь, сколько миров он уже поглотил? Руан, слава крону, пока не сдается.
  Ты гляди - она че, поклоняется темному богу? Как ее в Академию пустили?!
  - Хаос ничего не разрушает. Он поглощает и переваривает, превращая сады, леса, города в пустыню и развалины, где могут жить носители частиц его проклятия в себе. Ну и полукровки, само собой.
  - Звезды - огоньки на небе! - упал я на дурачка. - Какие еще миры?
  Аннабели фыркнула:
  - Ты бы помалкивал на эту тему.
  Меня бросило в жар, и я усилием воли не дал себе резко отреагировать на эти слова: остался лежать на месте и глазеть на небо. Девушка, сидящая в пяти шагах от меня на окаменевшем от времени бревне, продолжила:
  - Свободные города - врата в другие миры. Хаос пока проглотил только один мир, но он наступает... Когда падут все - придет черед Руана.
  Что мне остается? Надеяться, что это просто случайность, и Аннабели про меня ничего не знает.
  - Падут все?
  - Откуда, как думаешь, берутся разумные девлары? Они - такие как мы! Только по другую сторону баррикад. Они не договариваются, не заключают сделки, а уничтожают все и вся.
  - Как то не вижу здесь разумных девларо-людей и девларо-гоблинов, бегущих на нас с обнаженными клинками, - хмыкнул я.
  - Если бы так все было просто.
  - И как же все на самом деле?
  - Есть отдельные миры. Есть перекрестки. Руан - перекресток. Пока не падут все миры, на который от нас есть естественный проход - не падем мы.
  - А дальше?
  - Что дальше?
  - Куда входит Руан?
  - В созвездие.
  - То есть падают отдельные миры, потом перекрестки, потом созвездия, потом еще что-то дальше... да так вселенная умрет быстрее, чем хаос ее завоюет, - фыркнул я.
  - Он умеет ждать.
  Напекло ее за день что ли? Вон и попугай чудит без баяна, а девица отжигает на дежурстве.
  - Ерунда какая-то. Тянет на дешевую сказку, выдуманную на потеху публике на один вечер. Чтоб согреться да набить брюхо.
  - Встретишь одного настоящего девлара - сам все поймешь.
  - Вот в Руинах и встретим, - пообещал я.
  - Не советую.
  - Чего?
  -Там и останемся.
  - Кто-то пессимист полный.
  - Кто-то оптимист. Глупый.
  - Прошу заметить: оптимистичный!
  Девушка презрительно фыркнула.
  - Ладно, допустим, в твоих словах есть доля реальности. Но откуда, крон возьми, тогда тут взялся хаос? Если он должен, по идее, захватить сначала отдельные миры, а потом добраться до перекрестка.
  - Хаос сам по себе взяться на отдельных мирах не может. Он прорывается где-то на узловых местах, на перекрестках. Идет ниже, потом - выше.
  - И нашелся дурень, который его призвал в Руане, отчего разрушено уже несколько свободных городов и нависла угроза над остальными?
  - Естественно. А ты как думал?!
  Честно признаюсь - ничего я не думал. Такого, по крайней мере.
  - Тогда остается добыть веревку и повеситься, - хмыкнул я.
  - Одолжить?
  - Шутки у тебя! - враз встрепенулся я. - Рассказываешь кошмары, на ночь глядя. Между прочим, мне выспаться надо, ибо завтра топать целый день!
  - Угу. Молись, чтобы твоя догадка была верна.
  - А чего? Где ему еще быть?
  - Не знаю. Прятаться. Там или там. Чтобы забыли, а потом открыть еще один проход для сил хаоса. И тогда нависнет реальная угроза над Сантеем...
  - Ой, да какая угроза! Там же давно все разрушено к кроновой матери и засыпано песком до небес.
  - В Даун-Толене тоже так думали. Артмир - пустыня, бояться нечего и некого. А потом... проснулись врата, и еще один свободный город пал. С магами, со всеми сокровищами, знаниями и большей частью жителей. Оглянись вокруг - кто-то тоже думал, что опасности давно нет...
  Твою гроллью мать!
  - Вы спать вообще собираетесь? Ночь на дворе, трепачи! - недовольно пробурчал гоблин и вылез из-под одеяла. Встал на цыпочки, потянулся, шмыгнул гигантским шнобелем: - Вы смотрите, лаэр, ночью плохо-то видно, не ошибитесь, однако. Доиграетесь того.
  - Слушай, Турни, засунь свое мнение глубоко себе в глотку и не отсвечивай! - зло рявкнул я.
  - Эге! А пошло дело-то... Страшная в усмерть, а не зевает, знает дело-то!
  - Смотри, ушастик, встречу тебя без орка - укорочу опахала-то, - лениво отреагировала на выпад девушка.
  Гоблин зевнул:
  - Мы тож не лыком шиты, и перьев хоть не выставляем, да и не скрываем! Во как!
  - Каких 'перьев', Турни? Ты перегрелся иль чего? - удивился я.
  - Красавец! Красавец! Красавец!
  - Завтра стряпает Турни, - глухо заворчал орк, схожий с завалявшимся в пустыне булыжником.
  - Эй, мы так не договаривались!
  - Мой мешок несет Кирилл, продолжил между тем валун.
  - Я же надорвусь!
  - А болтливая леди тянет мешок Кирилла и Турни, остается без сладкого. И если вы все не заткнетесь - я еще чего придумаю, - недовольно прогудел орк.
  - Плохо дело... плохо дело...
  - А пернатый - на диете, - добавил Галл и повернулся на другой бок.
  - Хренов... - начал попугай и придушено закряхтел.
  - Вообще-то я тут главный, - заметил я.
  - А главный завтра укажет путь, - вздохнул орк и захрапел.
  Крон!
  ***
  - Руины... Руины... Руины... - стал печально вскрикивать, и кружиться над нами попугай.
  Пустыня. Песок, барханы, редкие кустики и греющаяся на солнце мелкая живность. Чего орать - когда потенциальная опасность кругом? Я уже было хотел запустить чем горячим под хвост оглашающей округу сигнализации, как оная часть тела пернатого почуяла неприятности. Попугай как неожиданно заорал, так же резко и заткнулся.
  - Нам к восточной окраине в банк 'Сторве...'
  - В Храм, - перебил я Аннабели.
  - Какой, к лейнусу, храм?! - недовольно воскликнула девушка.
  - Фамилист.
  - Нам в банк!
  - В храм.
  - В банк!
  - В храм.
  Разгорающийся скандал мигом угомонили орк с гоблином:
  - Чего дальше, как думаешь? - с интересом вопросил Галл.
  - А все по старинке. Ставится, значит, палатка, запускаются туда...
  - Голубки! Голубки! - самодовольно заорал попугай на всю округу.
  - Отставить! - рубанул я, ибо за последние дни намеки и насмешки достали до белого каления. Причем, Аннабели вместе со всей веселой компанией посмеивается, а злюсь только я. Вот же... гролльи и тролльи подтиральщики!
  - Я сказал: в Храм! И тихо, крон вас всех побери! А тебя, пернатый, в первую очередь!
  - Че думаешь?
  - Рубанул как надо, по-мужски...
  Вот, говнюки, достали!!
  Недалеко от города припрятали лишние вещи, не нужные, в принципе, на вылазку в Руины. Девушка, ничуть не скрываясь, картинно стала разоблачаться, не спеша расстегивая пуговки на легкой курточке...
  - Знаешь, Турни, а ты полностью прав. Плоская, ноги не кривые, бородавок иль чего там не хватает...
  - От троглодита слышу! - сразу перестала валять дурака Аннабели.
  - Нема тут троглодитов, только настоящие люди! - припечатал я.
  - Ты на себя в зеркало-то глянь, людь, - фыркнула девушка, подобрала в оставляемой поклаже свой рюкзачок, закинула на плечо.
  - Скажи, Галл, на кой крон мы ее с собой захватили?
  - Заболтает кого - уже хорошо, - прогудел орк.
  Заболтает - сильно сомневаюсь, а вот достать сможет любого. Зуб даю. А уж вместе с гоблином - так вообще порвут на части. Кстати...
  - Слышь, Турни, а девица-то по тебе. Такая же языкатая и страшная. Чем не пара, а?
  Гоблин сбился с шага...
  - Лаэр! В наших традициях не предусмотрено...
  - Намедни ты утверждал, что воин, - осадил гоблина орк.
  - И чего? - почуяв подвох, осторожно спросил Турни.
  - Сдается мне... - Галл потянулся, расправил широкие плечи, поправил опоясывающие тело ремни, удерживающие целый арсенал, - одним шаманам возбраняется нарушать рамки родного племени в выборе спутников.
  Гоблин открыл было рот для возражений - и захлопнул, клацнув зубами.
  Руины меня поразили... никак. Наверное, когда-то давно это был великий город. Широкие улицы, каменные постройки, целые лабиринты узких проулков. Пустыня за прошедшие годы ничего не пощадила: дороги заметены, от домов остались полуразрушенные стены, масса битых камней, и легкий шелест песка, преодолевающего препятствия. Развалины чаще всего вызывают жалость по давним временам, когда все было живо, содержалось в порядке, радовало глаза хозяев и случайных прохожих... но здесь не возникает никаких чувств. Будто это не бывшее место обитания тысяч разумных существ, а тень тени. Все как... ветром сдуло. Или огнем выжгло?
  Ради интереса сунулся в разрушенный двухэтажный дом с уцелевшим перекрытием. Внутри - девственная чистота, если не считать вездесущего песка. Живность, радовавшая глаз буквально в десяти шагах от города, эти места, видимо, обходит десятой дорогой, - никаких следов неведомых гостей.
  Вся жизнь - следы, остающиеся за отрядом.
  Вечно скачущий арахн приуныл, плетется в хвосте, настороженно зыркая по сторонам. Совсем еще недавно говорливый гоблин, указывающий дорогу, напряжен без меры, постоянно вздымает руку, останавливая весь отряд, и прислушивается к разлитой по округе тишине.
  - Лаэр, - прошептал Турни, подозвавший меня жестом, - дальше идти нельзя - дозор!
  - Обезвредить можно?
  Гоблин задумался. Вокруг - сплошные развалины. Солнце припекает, ветра нет, тишь да гладь, - где Турни чего умудрился высмотреть?
  - Попробуем с Куортом. Вы пока посидите тихо - вон там, - махнул недомерок в сторону ближайших четырех стен. Ну... трех с половиной, если быть точней.
  - Свалят! - тихо каркнул птиц, стоило нам только уютно устроиться прямо на песке. А что - тепло, обжигает, да и выковыривать из одежды уже бесполезно - пролез, зараза, везде. Не песок, а чесуче стихийное бедствие.
  - Хватит шуметь! - шикнул я на попугая.
  Отряхивающий птиц резко замер, недоверчиво скосив на меня глаз. Я ему показал кулак - попугай осторожно сложил крылья, сел прямо в песок, не переставая недовольно буравить взглядом.
  - Я вот чего только не понимаю, - прошептал я, ни к кому, в принципе, не обращаясь. - Если Сэльвэ может набедокурить - почему не выслали ударный отряд? Не думаю, что так сложно было догадаться, куда он делся-то.
  - Могли и направить, - соизволила ответить Аннабели. - Тебе-то откуда знать?
  - А ты какого крона тогда здесь ошиваешься?
  - У меня своя задача, - улыбнулась девушка.
  Так-с... приехали.
  - Вечно голодающий - у тебя тут тоже секретная миссия, а? Признавайся!
  Пернатый удостоил меня презрительным взглядом.
  - Вижу, кто-то любит играться, посылая людей непонятно куда и зачем, - притворно вздохнул я, - впрочем, зато скучать не приходиться.
  - Это ты еще курсовых не получал. Взмолишься о скуке, - нехорошо прищурилась Аннабели.
  - Ох уж эти вечные намеки и недомолвки. Прямо пойдешь - в бубен получишь, налево - бубном, направо - от бубна... никакой фантазии. Что Академия, что поручения... достали, одним словом.
  - Разворачиваемся? - прогудел орк.
  - Нет. Зря, что ли, брели в такую даль. Хоть посмотрим, чего там с веселым малым стало за прошедшее время. Небось, осыпался, как все кругом.
  - Вы бы еще спели! - недовольно зашипели у меня под мышкой, и через дыру в стене влез гоблин. Гордо продолжил: - Вам всем надо на это взглянуть!
  Взглянули - я, правда, ничего не понял. Чучело, чем-то отдаленно похожее на человека, сейчас разорванное пополам. Ни глаз, ни ушей, ни рта - лишь намек на голову - мягкий шарик, плывущий под руками и наполненный песком.
  - Странный голем, - вынес я вердикт.
  - Это не голем, - Аннабели ткнула остатки дозорного ногой. - Это гораздо хуже, мальчики. Думаю, нам лучше развернутся и быстро делать ноги.
  - Сбегать от кучи песка? - вырвалось у меня.
  - Не сбегать, а в темпе отступать от того, кто эту кучу песка соорудил!
  Я презрительно фыркнул:
  - Если великая магичка считает, что ей следует отступить - скатертью дорога!
  - Ты знаешь, что здесь не действуют аварийные порталы?
  - Да у меня их и не было никогда, так что - к гроллям! Идем дальше.
  - Нельзя!
  - Ну дык оставайся, никто не неволит, - хмыкнул я. Кинул: - Куорт ищи дозоры и, давай уже, веди Турни. Где-то тут должна быть высокая башня, хоть и не видать ее еще пока...
  Арахна будто сдуло ветром, причем мне показалось, что он не побежал, а забурился в песок, пустившись, если так можно сказать в пустыне, вплавь. Гоблин аналогично буквально растворился в воздухе.
  - Эй! Куда топать-то, разведчики?!
  - Домой! - неуверенно вякнул птиц.
  - П-сс, лаэр, сюда, - выглянул шнобель из-за ближайшего угла, указывая направление.
  Я, не оглядываясь, последовал за гоблином.
  Везение бывает разным. Обычно это означает цепь удачных событий, приводящих или к материальным, или духовным достижениям. Отоварила пролетающая птичка - не обязательно перепадет монет в ближайшем будущем, а вот психологическое удовольствие от возможного халявного обогащения душу согреет точно.
  Мне постоянно фартит в одном: нахождении неприятностей. Будь то остроухие картежники, неудачливые идолопоклонники или банальная охота. Вот и сегодня, крон знает, сколько километров от Сантея, я в очередной раз осознал простую истину: за инициативу воздастся.
  Лагерь мы обнаружили быстро, благо больше дозорных в округе не было. Башню магов, которая возвышалась над всем городом и служила домом для сотен, если не тысяч разумных, будто языком слизнул недобрый бог, оставив только мостовую и здоровенный булыжник на оной. Как понимаю - искомый портал. Здесь нашелся и Сэльвэ, страшно исхудавший с времени последней встречи. Не ел что ли ничего, бедняга? Да не один, а в развеселой компании: симпатичной девицы, парочки крепких чернокожих крепышей, и мутной рожи в балахоне. Есть ли там означенная рожа, или костяк какой, - не важно в общем-то. Но даже с нашего наблюдательного пункта от этой фигуры веет недоброй, злой силой. Отдающей... сумасшествием что ли.
  Крепыши - воины, не из последних. Плюс терривит, его благоверная, балахон, и неизвестно кто еще в пяти палатках, стоящих неподалеку. По-хорошему, стоило бы провести правильную рекогносцировку, но я как всегда приперся не вовремя: все означенные фигуры замерли на булыжнике портала, а терривит, вскинув руки, чего-то там тарабанит непонятное. Один кулак сверкает синим, а во второй руке дымящийся непонятно отчего кинжал.
  - Ну-с, ваше магчество, что за тролльи пляски мы наблюдаем, просветите, будьте добры, - зло прошипел я.
  Сколько можно таких совпадений, чтоб их!
  - Трудно сказать, - неуверенно отозвалась Аннабели. - В любом случае - плохо это.
  - Да неужели?!
  - Пойди им и скажи: "Остановитесь, господа, своим ритуалом вы нарушаете сложившийся миропорядок". Может, послушаются.
  - Или по морде дадут, - хмыкнул я.
  - Все зависит от того, на сколько ты им понравишься, - фыркнула девушка.
  - В этом у вас, прекрасная леди, бесспорная пальма первенства. А что - идея! Устраиваете стриптиз, а мы по-тихому вяжем зрителей. И все довольны!
  Аннабели фыркнула.
  Я мысленно почесал затылок, ибо толковая идея с позором смылась в недосягаемые дали.
  Ситуация для нас - атакующей партии - реально плачевная. Все же когда-то башня Фамилиста возвышалась в центре площади, а портал, соответственно, был внутри ее. Останков огромного сооружения не сохранилось, а вот пустырь, само собой, никуда не делся. Пробежать пару сотен метров до занятых делом ребят по открытой всем ветрам и взглядам местности - что проскакать по минному поля. Подорвешься сто процентов. Если не сразу, так практически у цели.
  - Есть у кого идеи? - я хмуро спросил у нашего отряда, прилегшего у практически разрушенной до основания стены.
  - Тихонько атаковать. Они занятые, крутить головами не будут, а тех двух субчиков сдалека магией осторожно снять и усе.
  - Во-первых, неизвестно что творится сейчас с привычными заклинаниями, не говоря уже о том, какое влияние на них окажет происходящий ритуал. А во-вторых, магия тихой не бывает. Скорее с точностью наоборот: знающим сигнализирует сразу, как церковный звон.
  - Подползти?
  - Двести метров по камню и песку? Поджаримся, пока догребем до портала-то.
  - А если...
  - Хватит, Турни, твои предложения рассмотрены и отклонены. Все разом, - оборвал я словоохотливого гоблина. Не дай бог разгорячится, так проваляемся тут с седмицу, пока поток гениальных идей не иссякнет.
  - Но у меня просто прекрасная идея! Все проблемы исчезнут сразу!
  - Зарезаться?
  - Нет, лаэр, сие не конструхт... контрус... констхруст...
  - Не конструктивно.
  - Верно! Нам надо чтобы они сами себя оглушили, связали и сдались!
  - И как, по-твоему, это провернуть?
  - Надо подумать! Например, для начала можно их чем-то напугать. Ну знаете - идет армия великая... - затараторил гоблин, но был прерван самым варварским способом - Галл протянул лапищу и окунул гоблина мордой в песок.
  - Кхе-кхе...
  - Спасибо, Галл. А теперь попрошу конструктивных предложений.
  - Сейчас, лаэр, только откашляюсь...
  - А вас, Турни, попрошу заткнуться! Ясно?!
  Гоблин грустно шмыгнул и яростно закивал.
  Гролльи пляски! Тут дело серьезное, а наш следопыт то ли дурака валяет, то ли дурак совсем...
  - Оптимальных вариантов нет, лаэр, - между тем заметил орк, - дистанция большая, луков нет. Проще дождаться окончания, потом темноты, и тихонько, под покровом ночи, всех повязать. Если повезет, то тихо и без проблем.
  - На их месте я бы окружила портал и место стоянки экраном от разных дуралеев, шныряющих по округе, - заметила Аннабели. - В который мы упремся носом, утремся, и сбежим, не солоно хлебавши.
  - Отставить панику, - кинул я, внимательно наблюдая за разгорающимся действом.
  А посмотреть было на что: портальный камень - блин диаметром в дюжину метров - порыжел, с каждой секундой становясь чуточку ярче. Из круга выскочила двойка охранников, кинувшись к палаткам. Там подобрали целую вязанку прутов - принялись сооружать непонятную конструкцию вокруг портала. Сэльвэ все так же надрывает голос, девица крутиться около него, помахивая острой железякой, а маг в балахоне просто стоит, будто бы не принимая в действе никакого участия.
  - Защитный экран первого уровня, - глухо бросила Аннабели. - Нам при всем желании не пробиться.
  - Ты ж маг вне классификаций, - я отвлекся от поиска выхода из ситуации, в которую мы вляпались. - И вдруг какой-то охранный периметр первого порядка не по зубам?
  - Ты совсем тупой? Это потенциальный уровень! А не реальный, к сожалению.
  - Дык, потенциально вон гоблин - великий шаман. А пока - Турни Морда-в-песке.
  - Я воин, сколько раз говорить!
  - Надеюсь - вне классификаций? А ну-ка, аспирант, чи кто вы там, просветите: реально таким крутым воином пробить плевый защитный круг первого уровня?
  - Слушай, Россеневский, хватит чесать гролльи яйца в танцульках насосавшихся крови древа духов гоблинов! - рявкнула Аннабели.
  Под нашими ехидными взглядами девица смутилась: залилась краской и, насупившись, отвернулась.
  - Ладно, парни, какие есть идеи? Пока вижу цирковую постановку Куорта с пернатым и истирание брюха по этой кроновой мостовой до самого гребаного портала с занимающимися неведомой фигней уродами.
  - Неплох вариант, - поддержал Галл дурацкую, в общем-то, идею.
  - А вот с защитой что делать... если не найдем как ее снять - все без толку.
  - Кинжал, лаэр, - пискнул Турни.
  - Какой, к крону, кинжал?!
  - Кинжал Урни Ту, - довольно заметил гоблин. - Я знаю, он у вас.
  - Турни, я много слышала, но кинжалом проткнуть защиту такого уровня... что соломкой по стенке постучать.
  - Кинжал, для других целей-то изготовлен. Дух там заточен, стихийный, сильный. Если разрушить оболочку, его удерживающую, то полыхнет так, что защиту просто сдует!
  - Я не понял: мне ломать подарок иль чего?
  Мне сразу не понравилось потенциальное разрушение подарка - зачем ломать вещь, пусть даже вечность пылящуюся на самой дальней полке?
  - Давай кинжал. Доведете меня до портала, и я его сломаю.
  - Обойдешься, - зло отрезал я. - Сам разберусь.
  - Силенок не хватит.
  - Посмотрим.
  - Слушай, я не собираюсь за тобой бегать и уговаривать, гони кинжал - быстро!
  - А не пошла бы ты в ...
  - Пора что-то делать, - как всегда вклинился орк в разборки.
  Я кинул взгляд на разгорающееся действо и понял - реально пора. Портал уже не теплился, а разгорелся ярким светом. Потянуло горелым, вокруг стоящейся арки из прутьев стал закручиваться воздух и сдувать песок от центра творящегося действа.
  - Помнится, Турни, ты мне все уши прожужжал об одних опасных парнях, обитающих неподалеку. Куорт, а ну мотнись-ка, да приведи пару-тройку голов. Вона прямо на возникающий пятачок. А мы пока, под покровом подымающейся пыли, подползем ближе, да над защитой помудрим...
  - Могут не пойти... - заметил Галл.
  - Куорт, захвати пернатого. Нехай покаркает. Не то что пойдут, побегут сломя голову.
  - Хрен вам! - громогласно возопил птиц, попытавшись банально слинять. - Хрен вам!
  Ну-ну. Сбежать от арахна - нужно быть другим. Арахном. Ибо ног много надо. И глаз. Да и бегать, как ветер.
  - Как вы еще живы... - удивленно заметила Аннабели. - Чистые же психи!
  - Психи не тонут, - ляпнул я, не сразу въехав, что сказал-то.
  Девушка посмотрела на меня долгим-предолгим взглядом. Не так, как смотрят на влюбленных, или на клоунов, или на случайных прохожих-попутчиков. На детей, совершающих первые шажки в огромном, неизведанном и манящем мире. И не так, как наблюдают убивцы, зовущие себя учеными, за мучениями букашек и других бессловесных тварей.
  А так, как человек, прекрасно знающий реальную фразу, которую я бездумно переделал.
  Иногда происходят события, в которых от тебя ничего не зависит. Не имеет значения, кто ты есть, что можешь, для чего живешь. Все происходит по неизвестному плану самого мироздания, и главное - вовремя успеть среагировать, дабы просто не сдуло в неизвестном направлении.
  Мы совершенно ничего не успели. Хотели использовать гоблина, как отвлекающий маневр - недомерок не успел добраться раньше нас до выбранной позиции. Галл на полпути провалился куда-то под землю, откуда пришлось его вытягивать, чуть не вырвав руки вместе с мясом. Кронов кинжал Урни Ту наотрез отказался ломаться, послав в далекое пешее путешествие сначала меня, а потом и гордую Аннабели, малость офигевшую от такого грубого обращения с ее высокой особой. Чихал свысока на все наши попытки, кинжальчик-то. Или дух там окопался слишком сильный, или окружающий мир - мир девларов - показал нам фигу.
  "Осталась последняя надежда", - понял я, когда показался шустро бегущий арахн и тройка лупиру за ним.
  Но и тут случился облом - девлары добежали аккурат до площади, резко затормозили - и, успокоившись, шагом потопали обратно. Небось еще вослед арахну с пернатым на закорках пальцем покрутили у виска.
  - Есть НЗ у кого? Хоть что-нибудь? - хмуро поинтересовался я, когда прямо перед собирающими арку рожами прогарцевал гоблин в боевой раскраске. Вызвав ноль внимания со стороны трудящихся на благо хаоса, чи еще там кого.
  Орк вздохнул, Аннабели смачно выругалась, а Куорт просто молча плюхнулся рядом.
  - Просрали! - вякнул попугай. - Все просрали!
  И не поспоришь с птицем-то.
  Вот в этот безрадостный момент и явило свое лицо оно. Мироздание.
  Портал мигнул. Я уж было подумал, что сейчас каменюка оживет, откроются врата, и оттуда хлынет поток тварей, кои нас просто заплюют. Но случилось иное - мигнуло другой раз, третий, - портал взорвался.
  Защитный экран удержал мощь вырвавшейся стихии - проявилась сфера вокруг булыжника врат, с крутящимся внутри пыльным облаком и пробегающими разрядами ярких молний. Парочка чернорожих крепышей, добивающих решетчатое ограждение вокруг сферы уже на самом верху, явно ускорились. Еще штук пять перекладин, и они закончат свою работу. Какой только смысл во всем этом?
  - Метет, - заметил орк. - Размажет их там...
  - Угу. Зачем эти двое так торопятся-то? Неспроста по-видимому. - поделился я своими сомнениями.
  Защитный экран протяжно зазвенел, конструкция из прутьев ощутимо зашаталась, отчего один из крепышей не удержался и сверзился на купол, откуда плавно скатился на бок - и грохнулся на мостовую.
  - Падай! - скомандовал я, и первым подал пример, нырнув в песок.
  Экраны, вообще-то, не стеклянные. Когда магия была хоть чуть-чуть логична? Правильно, никогда. Поэтому, если экран звенит - в ближайшие секунды банально лопнет. Само по себе сие событие не опасно, но если внутри заперта песчаная буря, летающие булыжники, клубок молний и крон его знает что... прилет на орехи реальней некуда.
  Грохнуло. По спине проехало наждаком, но ткань, слава богам выдюжила. С мягким звоном разлетелись прутья сооружаемой над порталом арки, а уж как застучала шрапнель по окрестным остаткам былого величия... Рядом со мной в землю ударил разряд молнии, отчего меня неплохо приложило: как током ударило. Оставив напоследок ощущение какого-то бесконечного зуда.
  - Тьфу! Кхэ... Пфу! - я попытался отплеваться от песка, с которым умудрился близко познакомиться при нырке.
  - Тьфу, гадость! - Песок надежно вцепился в глотку, предъявив документы на постоянное проживание. - А-а-а... Кхэ!
  - Кто это нас почтил присутствием? - прозвучал совершенно безжизненный голос. С утробным низким урчанием, таким дребезжащим, что кости отозвались неприятным ощущением.
  Что во мне осталось от того парнишки, который пару лет назад явился в этот мир? Черты лица? Предпочтения? Кое-что осталось, без сомнения, и не скажу, что очень уж желаемое. Но иногда ко мне приходит понимание, что есть некая черта, перейдя которую не сумеешь никогда не то что остановиться, а притормозить. И вынесет на такую кривую дорожку, с которой выбраться невозможно. Оступившись - не сносить головы. А за неверным шагом не заржавеет, ох, не заржавеет...
  Чтобы я ответил тогда? Представился бы, поди, да извинился за появление без приглашения.
  - Хрен в пальто, - поднялся я, разглядывая фигуру в балахоне. - Тьфу!
  Разметало нас неслабо. Вон орк лежит без движения, да растекается рядом с ним пятно, намекая на прилет подарка от взорвавшегося портала... маленькая фигурка Аннабели практически присыпана песком. Гоблин был далеко от нас, а арахна с пернатым не видать.
  - Академия насквозь прогнила - хорошие вести, - все такие же безжизненные интонации. - Ты, я вижу, носишь в себе частицу Сути... не желаешь последовать за ней?
  - Подсказать, как тебе следует поступить с поганой сутью?
  - Сила. Мощь. Власть. Живешь на крохах, довольствуешься падалью и редкими подачками с барского стола. Не пора ли укоротить аппетиты так называемых учителей? Они не стремятся сделать тебя сильнее. Хотят подчинить навеки, закрыв путь к достижению величия.
  Нифига себе - эта рожа меня вербует! Пряником. А если откажусь - кнут продемонстрирует, не так ли?
   - Все это сказки для глупых юнцов. Власть! Бабло! Бабы! А в итоге - сталью в брюхо или молнией в зад.
  - Мы не обманываем, нам нет нужды. Мы готовы ждать. Мы свое получим... А ты... умрешь за чужие идеалы, если не присоединишься.
  - Все умирают - за чужие идеалы. Ибо за свои - стоит жить.
  - Мало сил... Суть взрастет, придешь за властью. Или умрешь. Решать тебе. - продемонстрировал кнут доморощенный оракул. - Ты там никому не нужен. Используют, и будут использовать, пока будет теплиться жизнь. Мы даем освобождение от оков. Навечно.
  - Кажется, я слыхал про такое. Освобождение от оков, награда, благодать - в другой жизни. Из которой никто, почему-то, не возвращается. Там так хорошо? Или там ничего нет, и напрасной была утрата этого существования?
  - Мастер! Я справился! - если бы у него были силы, это был бы крик. А так - громкий шепот. - Портал не открыл, но Суть... вытащил! - Сэльвэ, висящий на руках уцелевшего после взрыва крепыша, сплюнул кровью.
  Смуглая девица, возлюбленная, как понимаю, продемонстрировала Мастеру маленький шар: рыжий клубок, с запертым внутри живым вихрем.
  - Искра, - мертво произнес Мастер.
  Девица похлопала свободной рукой по карману на груди.
  Балахон потерял ко мне интерес. Подплыл к Сэльвэ, выпростал из глубокого рукава руку, похожую на птичью лапу: скелет, обтянутый пергаментной кожей неопределенного цвета. Прямо высохшая мумия.
  - Ты совершил невозможное. Превзошел всех магов. Ты силен, живущий, достоин вступить на следующую ступень. Готов?
  Сдается мне - Сэльвэ сейчас совершенно спокойно прибьют или прирежут. Похоже, терривит выполнил возложенную задачу, надеется на достойную награду - ну сил там божественных, мешок-другой, пару древних артефактов, целую библиотеку с парой учителей, готовых кормить подопечного из чайных ложек да вливать елей в подставленные уши из бочек.
  - Готов ли ты? - спросил Мастер, будто прямо сейчас собрался обручить Сэльвэ и смуглую девицу.
  - Прими, Великий, благословенную душу в чертоги миров, даровав силу и могущество...
  - Апчхи!
  Вся братия оглянулась на меня. Поди ж ты - рожи по виду отмороженные, а как расстроил выспренный ритуал банальный чих.
  - Платочек не найдется? Я сейчас всплакну от умиления. Но вы не обращайте на меня внимание. Продолжайте, прошу вас, - попросил я и, смачно прочистив горло, сплюнул с хэканьем.
  - Разберись, - бросил балахон. - Прими, Великий, благословенную душу...
  Девица передала сверкающий шар Мастеру, и, недобро прищурившись, стелющимся шагом двинулась ко мне. Применять что-либо она не стала - после свистопляски, пока не уляжется поднятая буря энергий, использовать способности сумасшествие полное. Впрочем, через секунду в ее руке показался тонкий клинок, скользнувший в ладонь из рукава.
  - Зубки? - спросил я, вытащив из-за пояса кинжал гоблина. Зубочистка, конечно, но тут ничего другого и не надо.
  Девица оказалась тролльски быстра - первый бросок я прозевал. Чисто рефлекторно отмахнувшись левой рукой, отбил клинок, направленный отчего-то прямо в глаз. Попытался ударить кинжалом - девица мягко, играючи, ускользнула.
  - ... и могущество верному Архимариусу, скрепив...
  Снова прыжок - заблокировать выпад кинжалом не успеваю, приходится снова отбивать рукой. В этот раз неудачно: предплечье отозвалось болью, за стилетом брызнул шлейф красных капель.
  Девица отскочила и поморщилась. Смешно наклонила голову вбок, цыкнула зубом, - второй клинок, зеркальный собрат, явился в руке.
  - ... печатью ростки, преродив...
  Следующий наскок я встретил как полагается - прямым ударом ноги в корпус. Разница в весе сыграла свою роль - девица отлетела и еле устояла на ногах. Урона вроде не особо, а вот злость мелькнула в глазах не слабая.
  Шутки кончились?
  Девица нырнула в ноги, чуть не пришпилив мой ботинок вместе с содержимым к земле. Я, естественно, сместившись, попытался пнуть противницу, но не преуспел. Еще бы - такая разница в скорости. И как на сталь еще не насадили-то, аки птичку?
  Девица кувыркнулась вбок, вскочила - и запустила один клинок в меня. Я снова подставил многострадальную левую: лучше дырка в руке, чем кусок отточенной стали в глазнице. Но свезло - клинок попал точно в браслет, подаренный незнакомо когда гоблином, и срикошетил в сторону.
  - Не фартит, а? - зло сплюнул я.
  - ... нити низших сил в порядки Сути извечной и...
  Девица изменила тактику - перестала пытаться насадить меня на вертел, решив для начала отдубасить до состояния хорошей отбивной. Впервые я на собственном примере убедился, что базовая подготовка стража не что иное, как начальный уровень. Потому как в следующие секунды я просто старался смягчить постоянные попадания, внимательно приглядывая лишь за кинжалом, и добился всего одного успеха: девица слишком близко подобралась, нарвавшись на коронный удар. Здесь, прочем, ждал полный облом.
  - ... наделив слуг частицей Сути Ха...
  - Бом! - глухо звякнуло, отвлекая от поединка.
  Девица мгновенно разорвала дистанцию. Я кинул взгляд окрест и возрадовался: очнулись! В Мастера прилетел знакомый огромный топор, каковой и зазвенел по балахону, как по колоколу. Острие засело в голове и плече, даже не пошатнув, но мертвый голос прервался, не завершив ритуал. А Сэльвэ чудом не склеил ласты - лежащая на голове сухая лапа Мастера, как чудовищный насос, будто высосала большую часть жизненной энергии из юноши. Ибо теперь назвать терривита молодым ни у кого не повернулся бы язык...
  Девица мгновенно обо мне забыла, бросившись на перехват мчащегося к Мастеру орка. Каюсь - я облегченно выдохнул. Шустрая гадина.
  Мастер пощупал топор, вонзившийся в загривок, и, вывернув руку под невозможным углом, выдернул "занозу". Перебросил оружие крепышу, который выступил навстречу орку. Сэльвэ, лишившись поддержки, бахнулся в песок.
  Орк сшибся с крепышом, девица в последний момент отвернула, бросившись уже наперерез скачущему во всю прыть гоблину, а Мастер нос к носу столкнулся с арахном. Тут к бою присоединилась еще пятерка черных крепышей - выкопались, гадины черномазые, из-под заваленных песком и камнями палаток. Как назло - от палаток до места боя рукой подать.
  Галл сшиб крепыша, Турни, упав с разбегу на задницу и, совершив натуральный подкат, снес с ног девицу, Куорт, растопырив широкие объятия, набросился на Мастера, а меня отвлек от роли пассивного наблюдателя явившийся по мою душу черномазый.
  Крон его знает, что это за братия, но я отбил себе ногу, зазвенев казенным ботинком прямо в перекошенную харю. Последней хоть бы хны: нос на месте, следы повреждений не обнаружены, противник не покачнулся и не потерял воинственного запала. Зато ногу простелило от кончиков пальцев до копчика - как иглу метровой длины в пятку вогнали.
  - Ох ... ё... , - прошипел я, с трудом отмахнувшись от солидного кулака, стремящегося пробить мне висок.
  Второй удар встретил кинжалом, что черномазому точно пришлось не по вкусу: тварь зашипела, на руке появился алый рубец.
  Не стоило ему отвлекаться... Не зря в учебке заставляют постоянно отрабатывать несколько ударов, получающихся лучше всего - дабы сделать их безусловным рефлексом, как дыхание, или умение ездить на велосипеде. Ибо, как говаривает сержант, "думай на параше, а не в поединке!", не то "как взъезднуть!", тогда уж "задницу на думалку натяну!". И верится же - если не добьют, приедет пожилой сержант, и покажет салаге кузькину мать. Учителя - они такие - позор подопечных на свой счет берут.
  Не знаю, почему черномазый отвлекся, но я не стал упускать появившийся шанс, и сделал то, чего еще никогда не бывало - скользнул к противнику и со всей дури вогнал кинжал прямо в глаз. Харя скривилась, и крепыш рухнул, как подкошенный. Что как бы и не удивительно. Глаза оточенный металл плохо переваривают.
  Диспозиция слегка изменилась: Галл добивает последнего крепыша топором, девица с гоблином кружат, яростно шипя с одной стороны, потрясая тяпкой и скаля зубы с другой. Сэльвэ валяется в пыли, ворочаясь и глотая песок, а Аннабели с Куортом пляшут у защитного купола, окружившего Мастера, и яростно матюкаются.
  - Припекло - сразу задницу спрятал, лизоблюд эльфийский?! Вылазь, отрыжка гирана, согрешившего с гроллихой, троллихой и хренихой!
  От балахона Мастера остались скудные воспоминания, явив миру страхолюдную образину. Мумия - по сравнению с этим - красотка на окрестные тысячи километров!
  Так сразу и не скажешь, что в виде Мастера вызвало рвотный рефлекс, который атаковал меня со всем прилежанием. Высушенное тело - бывает. Переплетение жил под кожей - терпимо. Но от всего этого веет даже не смертью. А потусторонним проклятием. Будто вместо крови у него - кислота, вызывающая отторжение самой ткани мироздания. И это в землях девларов-то! Что бы было в Сантее...
  - Ключ со мной, - спокойно ответил Мастер. - Академия сгнила, Гильдия куплена. Мы стоим у стен, дрожащих перед нашим дыханием. Миг - изопьем крови сполна. За все, за обиды.
  Внутри защитного периметра возник портал. Мастер впервые проявил признаки живого существа - довольно проскрежетал.
  - Вы слабы, черви!
  - Возьмите меня! - выкрикнула девушка, свалившая гоблина и кинувшаяся к Мастеру.
  - Надломленный клинок, - безжизненный ответ.
  Мастер сделал шаг - пропал портал, и вместе с тем исчез защитный экран.
  - ... ! - прокричала смуглая девица.
  Я как-то совершенно не удивился. Когда много обещают - выпросить хоть что-то становится непосильной задачей. А эта мертвая скотина то обещает, то обламывает. Думаю, награды за верную службу не выдает. Разве что подкинет нечто на выполнение приказа, а потом - бывай. И отвечай за все, что успел натворить.
  Девица закричала, как обреченный зверь, оглянулась в поисках пути отступления: на встречу ей шагнула Аннабели.
  Девица зло оскалилась, взяла клинок обратным хватом, мягко двинулась к магичке...
  Смазанное движение я практически не разглядел, заметив только удар пяткой по пальцам - девица на миг замерла, удар носком по чашечке - оступилась и упала на колени, удар ногой по лицу, напрочь свинтивший нос и отправивший смуглую дамочку в глубокий нокаут.
  - Распрыгались тут, - презрительно бросила Аннабели.
  - Чай-тэ где? - обратился я к Аннабели, уязвленный ее заявлением.
  - Какой чай-тэ? - округлила глаза девушка.
  - Тот, за которым вы бегали, пока я тут прыгал! - зло рявкнул я.
  Галл, невзначай оказавшийся рядом, стал что-то выискивать в пыли. Аккурат между нами.
  - Слышь, сморчок, ты меня достал! Я из тебя сейчас...
  - Анализируй, что они хотели, - влез орк, протягивая Аннабели большой кусок закопченного портала. Ну как большой - камень на пару кило. Сама же плита весила... крон его знает сколько. Много, без сомнений.
  - А ты, оглоед, сколько будешь влезать в чужие дела? Брюхо наел - теперь первая морда на округе?! - прошипела Аннабели.
  - Говорил же я - спятит дамочка. Подрались - вишь ты, бесится, шипит, искры так и сыплются. Угрожает! - спокойно пропищал Турни, многозначительно помахивая тяпкой. Продолжил: -Так чего, лаэр, пакуем психичку-то? Нам проблемы не по нраву.
  Аннабели напряженно огляделась: Куорт по соседству деловито копается в песке, Галл возвышается монолитной статуей, гоблин явно желает продолжить потеху.
  - Валим! - истошно заорал пернатый предатель, стрелой рванув с любимого насеста - спины арахна. - Валим!
  - Вы драться будете? - мрачно уточнила девица, сидящая на песке, и размазывающая по лицу мокрый красный песок. - Готова выступить на любой стороне - если пообещаете отпустить.
  - Размечталась, - сплюнула Аннабели, и, развернувшись, вбивая ботинки в пыль, отправилась к останкам портала.
  - Галл, сдается мне, нас картинно поимели. - Поделился смутным впечатлением, и на всякий случай уточнил: - Я не про магичку.
  - Своего он добился, - прогудел орк. - Но всего ли? - кивнул на гоблина, который, сунув тяпку под свернутый набекрень нос смуглой девицы, вытребовал из нагрудного кармана маленькую Искру.
  Именно в этот момент на меня снизошло... понимание. Помнится, одна юная особа, практически всем демонстрировала интересный камень. Нет, могло быть и совпадение. Но разве кто в это поверит?
  - Слушай, Турни, ты ж у нас знаток историй и басен. Скажи-ка, друг: может быть два камня Искры или нет?
  Гоблин меня не услышал. Внимательно обсмотрел камешек, поблескивающий нежным синим светом, попробовал на зуб. И с точностью подтвердил мелькнувшее подозрение:
  - Разводилово какое-то. Не тянет сей булыжник на живой огонь, никак не тянет.
  - Живой огонь?
  - Частица источника, адепт, - вернулась Аннабели. Присела у терривита, усмехнулась: - Что, салага, силенок не хватило разобраться в обманке? Шаман-недоучка вон умнее! Старик рассвирепеет, когда поймет, в какую лужу сел со своей хитрой комбинацией. Живой камень портала им подавай... обойдетесь!
  - Не-е-е-т! - тонко закричала девица, попыталась вскочить - и нырнула многострадальным носом в песок, получив по затылку тяпкой гоблина.
  - Это чего - крутая секретная операция Академии и Гвардии? - хмуро задал я риторический вопрос. Честно говоря - задолбали. Носишься, незнамо чего, а потом оказывается - приманкой там был, там, и вот там - аналогично. Вершители, крон их в гроллье брюхо тролльей дубинкой промеж глаз!
  - Курсовая. Первой ступени второго круга обучения, - ответила Аннабели.
  - Ага, там еще и несколько ступеней обучения. Ясненько.
  - Мечтай, - хмыкнула девушка. - Для всех - пять лет и вали. Дальше - только для избранных.
  Во мне все вскипело. Невыносимые условия, вечные насмешки, засекреченная табель о рангах - и сверх этого использование адептов втемную для решения проблем. Стоит только задуматься: чьих? Сантея? Ага, сейчас. Обычно халяву окучивают для себя, любимого.
  - Видал я вашу Академию... в гролльей заднице! Избранные, посвященные, уединенные... задолбали!
  - Вот поэтому я воин, лаэр, - моментально влез Турни. - Шаманы... непередаваемый вечный башнеснос! То нельзя, то надо, туда не лезь, туда ходи, о том думай, о том забудь... свихнешься к демонам!
  - И все-таки ты поедь, - в очередной раз посоветовал Галл.
  Мы с гоблином переглянулись и одновременно рявкнули:
  - К девларам!
  - Отлично. Нам дармоедов не надо, - радостно сообщила Аннабели, и добавила: - И да, мальчики, пленных я забираю. Чуть отойдем - открою портал и бывайте.
  - Обломишься.
  - Не поняла?
  - Это наши пленники, мы их и доставим.
  - У меня есть все требуемые документы, с визами...
  - Используй их по назначению.
  - Так вот использую!
  - Не тычь мне в нос бумагу, воняет!
  - Это гербовая, козел!
  - Вот и подотри ей...
  Орк, по обыкновению, сместился аккурат на линию огня...
  ***
  От лагеря противника осталось лишь смутное напоминание. Сказалась близость эпицентра взрыва. Так что поживиться ничем не удалось, а два рта к нашей развеселой компании добавилось.
  Аннабели стала реальной змеюкой: шипела и плевалась без конца. И перина ей тверда, и разносолов мало, а в особенности "дикое пренебрежение к конвоированию" ее прямо таки распирало круглые сутки. Причем чем дальше, тем ситуация стала все больше накаляться - еще бы. Любой озвереет, если не будет спать.
  Терривит, впрочем, больше на дрова смахивает, и охранять от побега его нет нужды: плетется еле-еле, постоянно падая, встретив на пути любой булыжник. А девица, несмотря на кляп и связанные за спиной руки, так и стреляет глазками, и не спит. Звереет на пару с Аннабели. Разве что чем дальше Руины, тем ей явно хуже. Нездоровится что ли?
  Чему удивляться? Тяпка - натуральный боевой инструмент. Так что девица еще легко отделалась. Одно не ясно - чего говорит-то. Лопочет не по нашему, но по интонации явно видно - ругается. И без перекуров, без передыху. Потому и осчастливили через часок кляпом, а то уши могли потерять в неравной схватке.
  На привале в Мире на грани я задал знатоку все мучающий меня вопрос:
  - Слышь, Турни, а что такое "хрениха"?
  - Народность в Илии, лаэр, - спокойно ответил гоблин, с грустью строгая очередную порцию соломы.
  Аннабели, тролли ее дери, кашеварить отказалась-то! Обидели ее, понимаешь, отношением как к чокнутой и взбалмошной бестии. А мы чего? Кто есть - так и обращаемся...
  - Там же вроде только моего племени разумные обитают.
  - Угум-с, лаэр. Эт северная братия. Живут в крае, где большую часть года белым бело, твари мохнатые бродят, нелюди видимо-невидимо. Крепкий народишко. Сержант нашой, в учебке, ихний-то.
  Сразу всплыл до боли знакомый образ: средний рост, широченные плечи, бородища до пояса (зависть всех гномов управы), сплошное сквернословие, деревенские повадки, и добрые, умные, выцветшие до белизны глаза. Но характер - жуть просто. Гоняет в хвост, и в гриву, и палкой промеж лопаток.
  Поклевав очередной раз травку, я пришел к потрясающей мысли - бестии готовят лучше словоохотливых недомерков. Нервов жрут на порядок больше - так живот набит вкусной пищей, да в душе покойней. А то прям кошки дикие скребут. Отчего - неясно.
  - Лаэр, как вам в Свободном было-то? Ставочки делали? Выграли? - заговорщицки вопросил Турни, сдабривая стряпню пустой болтовней.
  - Продул, - честно признался я. - Игры - баловство какое-то. Я, по крайней мере, ничего особо интересного не увидел. По правде сказать: соревнования не впечатлили, а вот события, во время них вспыхнувшие, - очень даже.
  Турни покивал.
  - Слыхали, лаэр, слыхали... Тудыть вся Гвардия, в полном составе, выехала! И эхкспрессом, и порталами, и даже на конях!
  Я хмыкнул:
  - На конях-то зачем?
  - А демоны их знают!
  Маги да на конях... Врут небось. Народишко-то как: увидел чего, а что - не знает. И давай, значит, домысливать. Кто, куда, зачем, отчего и покуда. Ну, а если не совпадет - так чего. Есть же маги-погодники. Вроде ж не столько предсказывают, сколько поколдовывают, а толку никакого. Как попадали на родине впросак, та и тут - байки травят, а не работают!
  - Весело в Свободном, как погляжу, - почесал большим пальцем правой ноги левую пятку.
  Лепота...
  Еще б баньку истопить, да кваску... Греться у живого огонька приято, но мало таки.
  - А в Турионе веселей! - довольно пискнул Турни. - Гоняются друг за дружкой, мутузят, воруют, вы представьте, лаэр, настенные молельные картины! Де такое видано!
  Удивляться лениво. Воруют - что странного?
  - Ну и че?
  - А то! - подскочил гоблин. - Они тама как: ругаются, морды чистят, одежонку портят - и усе! А недавно началось несусветное - три церквушки в хлам разнесли! Сначала бой внутри, потом бах-бум-бом - нема строения-то! Прихожан, святой братии - тоже!
  - Ну, значит, рехнулись. Я вообще не понимаю, как они там давно еще не перегрызлись, с такими-то религиозными разночтениями.
  - Разночтения - хорошо, а убивать-то зачем? - прогудел Галл.
  - Девлары их знают, - отозвался я. - Сюда бы всю эту братию, да на пару седмиц, - сразу вся чушь бы выветрилась. А то настроили церквей, а в головах как было не гуди, так и осталось.
  Орки и гоблин, согласившись, покивали.
  Ты гляди - в Свободном крон что творится, в Турионе веселье... хоть один есть уголок в этом мире спокойствия и стабильности. Добраться бы туда скорее...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"