Grimuar Grimnox: другие произведения.

Главный Герой. Эльфийские дневники. Свиток первый. Власть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автобиография Сеймура Дистроя является знаменательной хроникой Эпохи Главных Героев. Странствия и деяния, описанные в ней, являются настолько точными и подробными, насколько автор изложил в своих свитках. Переводчик предупреждает, что не всем понравятся действия героев и компаньонов, сопровождающих их. Также переводчик должен сказать, что разворачивая свитки, читатели должны быть готовы к неожиданным и непредсказуемым поворотам историй. От переводчика: Эта история, "Власть", повествует о жертвенности и сострадании, рассказывает о терпении и терпеливости, заставляет задумываться над важными вопросами и позволяет понять, почему Сеймур выделяется среди остальных Главных героев Эльдингнума.

  История первая. О том, что с незнакомцами лучше разговаривать вежливо
  
  Громада замка Саабласа осталась за моей спиной.
  Три башни, растущие в высоких каменных стенах и просторные кабинеты, залы магических искусств и лаборатории, Сады Веритона и Двурукое Подземелье... Всё это осталось позади. Я выходил из ворот, в которых стоял одинокий и злобный Охранник Кайвер, с радостью и надеждой на лучшее.
  Сегодня я закончил Достославную Академию, или, как написано в Листе Героя, 'Академию Саабласа', независимое учебное учреждение, выпускающее, цитирую дословно, 'самых лучших героев во всех Северных Королевствах'. Ага, как же.
  Среди её учеников попадались и редкостные мерзавцы, наподобие...
  - Наконец-то ты свалил отсюда! - противный, надо сказать, и громкий голос.
  Жабёнок. Тобольд Виндфри. Аристократишка, которому я с радостью свернул бы шею и всласть попрыгал на ещё тёплой тушке.
  - Ну надо же оставить убогих идиотов налакаться всласть, - громко сказал я, чем заработал рычание от Кайвера, который был на посту. Если бы я шёл медленнее, то мог бы и алебардой получить. А так отделался взглядом бессильной ярости. - И наплакаться.
  - Вали-вали! А то Огнешаром запущу! - как всегда не в состоянии придумать ничего хоть сколько-нибудь пугающего, графёнок ограничился первой мыслью, что забрела в его просторный пустой череп.
  - Твоего Огнешара даже керги не боятся. И не Огнешара, а Огнемячика.
  Услышав, как чьи-то зубы скрипят от ярости, я продолжил:
  - Размером с кулак и горит две секунды.
  У меня возникло чувство, что Жабёнок сейчас вывалится с балкончика, на котором стоял вместе со своим дружком и попытается догнать меня. Лучший ученик как-никак. Но мозга у него не хватило бы на завтрак одному зомбохомяку.
  - Так что я бы на твоём месте стоял бы и тихо обжимался... с кем ты там? Впрочем мне, как Главному Герою, на массовку плевать с высокой горы.
  Добив его таким изысканным способом и прямо-таки чувствуя, как за спиной клубится пар из ушей графёнка, я пошёл по Седьмому Торному тракту в сторону Нейтгола. Моё первое задание должно было начаться в 'Харчевне Дядюшки Грю', о которой я слышал... да ничего не слышал.
  Я шёл и напевал 'Во поле два тролля гуляли', зная, что Тод продолжает беситься.
  
  Задание дал мне ректор Веспикус, у которого почему-то не нашлось ничего более эпичного или хотя бы логичного, чем 'Иди же в забегаловку дядьки Грю! Там ты найдёшь... то, что ищешь... о, Главный Герой!' И ржал, когда я вышел. Судя по звукам, которые не спутать ни с чем, он ещё и на ковре в корчах смеха валялся.
  Нет, я, конечно, понимаю, что выглядел тогда не слишком стильно в Комплекте Юнца, но если бы я выполнил ещё хоть пару заданий, то Жабёнок или кто ещё могли меня опередить. И стать Главным Героем. И получить Карту Героя, практически уникальный артефакт, у которого целая тьма применений и много-много свойств.
  Эх... Может, всё-таки надо было выполнить хоть задание Жана Фердинайндра? Тогда получил бы броньку. Не самую лучшую, но и не то, что на мне сейчас. А сейчас на мне кожаная майка, кожаная рубашка, кожаная куртка, кожаные штаны и кожаные... кгхм. Сапоги, кстати, тоже кожаные. Как и носки. Да и, как я вычислил, Силу в этом комплекте больше семи баллов качать не стоит. Иначе останешься в... кожаной коже, а Комплект Юнца станет замечательным набором первоуровневого материала.
  Я шёл по Торному тракту и весело напевал эту замечательную, прилипчивую песенку. За обочинами тракта рос кустарник. Или кусты. Я не силён в дендрарике, так что остановлюсь на втором варианте.
  Изредка попадались деревья, не слишком высокие, но кроны их давали насыщенную тень. Реже встречались группки из нескольких деревьев повыше. Две или три подобных группы я прошёл без помех и не думал ни о чём плохом, но из кустов, росших под следующей, довольно крупной купой деревьев, меня окликнули.
  - Эй, путник... - тихо и как-то... неестественно.
  Я, конечно, подошёл и проверил бы, что там да как, но недавно на бестиологии нам преподавали Диких зверей. А те вполне успешно использовали навык Человеческая речь, чтобы неожиданно выскочить и наброситься на наивного добросердечного искателя приключений. Вот только я не слишком добросердечен.
  - Чем докажешь, что ты не Дикий зверь? - спросил я, игнорируя полученные знания о том, что первой фразой с Диким зверем должна служить традиционная 'Что за Дикий зверь со мной говорит?'
  Если это на самом деле Дикий зверь, то он, опять же по традиции, должен выскочить и наброситься на ожидающего чего угодно путника немного раньше, чем планировал. А если нет, то я буду неприятно удивлён. В крайнем случае я применю Тактическое отступление. Возможно, усилив его Сверкающими пятками.
  Из кустов раздался приглушённый смех.
  - Я не дикий зверь. Подойди... ближе. Мне трудно... говорить.
  Вроде бы это не Дикий зверь. Или они чему-то научились за те три месяца, что прошли с лекции о Лесных созданиях леса, или там спрятался кто-то другой. В крайнем случае я порублю этого монстра в лапшу с применением своего Меча Ученика.
  - Что тебе надо, о... неизвестная личность, обладающая даром речи?
  Приготовившись к тому, что из кустов на меня набросится неизвестно кто, я подошёл ближе. Как у меня и попросили.
  - Подойди... ближе.
  Голос не был слабым - он был еле слышным. Кажется, у его хозяина проблемы. Я уже сомневался, что из кустов на меня нападёт монстр или кто-то вроде того.
  Кусты слабо шевельнулись. Листья орешника дрогнули и вернулись на место, где были пару секунд назад.
  Я, не колеблясь, шагнул к кустам и решительно раздвинул.
  Ох ты... Настоящий эльф. Не думал, что они бродят в одиночку вдали от городов... И на его груди, от сердца к правому боку, зияла рваная рана. Белая рубашка теперь стала багровой и влажной даже на вид. Мантия цвета молодых листьев салата тоже пропиталась кровью. Серебристые волосы спутались и выглядели копной серой пряжи.
  С такой раной он скоро отправится на Совет Предков.
  Рядом с ним, справа, лежало легендарное оружие эльфов - дин'анойр, похожее на посох с двумя клинками на конце.
  - Что, нравится? - спросил эльф с трудноуловимой интонацией.
  В его глазах застыла обречённость и... облегчение? Быть того не может!
  Эльф слабо улыбнулся. Он ожидал моего решения. Но что же делать?
  - Вы не Дикий зверь... - сказал я, не придумав ничего лучшего.
  Надо соображать быстро. Лечение у меня развито плохо, Исцеление - ещё хуже. Пять склянок Очень слабых лексиров лечения лёгких ран погоды не сделают.
  Остаётся только...
  - Вот! Пей, - я вытащил из маленького кармашка на поясе крохотный фиал.
  Эльф не шевельнулся. Немного расширил глаза и то ли шепнул, то ли подумал 'Сам'.
  Я быстро опустился на колени и, приподняв неестественно тяжёлую голову эльфа, влил в приоткрывшийся рот содержимое фиала.
  Сделав глоток, эльф прикрыл глаза.
  И ничего. Ни тебе фейерверков, ни искорок. Ни самой завалящей вспышечки. А ведь на уроках лекарского мастерства говорили, что именно по ним можно проверить, подействовало оно или нет.
  Голова эльфа стала намного легче, а кровь остановилась.
  С минуту эльф лежал неподвижно, а потом в упор посмотрел на меня.
  Взгляда я не отвёл, хоть и тяжело было смотреть в эти насыщенно-синие глаза. Да и рассматривал он меня немного странно: будто не внешность изучал, а что-то другое.
  - Ты потратил на... совершенно незнакомого эльфа свою единственную Склянку жизни? - удивлённо произнёс он, глядя на меня с восхищением.
  - Не люблю, когда рядом умирают, - совершенно ровно произнёс я. Очень надеюсь, что ровно. - Да и что мне оставалось делать?
  Эльф задумался. Я не жалел, что потратил единственную склянку жизни на совершенно незнакомого мне эльфа.
  - Спасибо. Теперь я твой должник.
  - Я так понимаю, что сейчас свой долг ты вернуть не сможешь? - я ухмыльнулся со всей возможной алчностью, но до Ухмылки Тридцать семь немного недотянул. Надо поскорее свернуть эту щекотливую тему.
  Эльф, чуть прищурившись, посмотрел на меня и, улыбнувшись, сказал:
  - Ты даже не знаешь, кто я.
  Одним движением он поднялся на ноги. С моих рук исчезла тёплая тяжесть, а эльф, обернувшись и весело взглянул на меня:
  - Из трёх вещей можешь взять две.
  Напротив его пояса возникли Великий Нагрудник Нигде Не Описанной Силы, Кинжал Молчаливого Почтальона и Редкий Меч Убийцы Несогласных. Я взял Меч и Нагрудник. Кинжалы для слабаков.
  Эльф улыбнулся и, вытянув руку, схватил прыгнувший в неё дин'анойр.
  Он вышел на тракт, я за ним.
  - Может, представишься? - без особого желания спросил он.
  Невежливо было отказывать в такой мелочи и я с гордостью произнёс:
  - Сеймур Дистрой, Медиамаг и Главный Герой.
  Эльф нахмурился, но сказал:
  - Как я и предполагал.
  Интересно, как он мог предполагать, что именно я его спасу? Или что я буду идти по этому... хотя это единственный тракт, ведущий в Академию. Да и что эльф мог здесь забыть, в пограничной глуши?
  На секунду задумавшись, эльф сверкнул россыпью искр и протянул мне золотой кругляш амулета Солнце Счастья. Правда, глазами этого служили рубины в половину ногтя на мизинце, а не продавленные в золоте канавки, как обычно.
  Искры принесли с собой не только амулет: одежда эльфа стала чиста, а волосы струились на лёгком ветру серебряными волнами. Нехорошо завидовать, но удержать себя я не смог.
  - Спасибо, конечно... Но зачем он мне? Такими повсюду прилавки забиты.
  Эльф с усмешкой, почти человеческой по язвительности и едкости, сказал:
  - Такими? Можешь поискать. Но этот снимать не советую.
  Принуждение к действию или Убеждение он применил, я не стал разбираться. Вряд ли эльф захочет причинить мне вред. По крайней мере сейчас.
  Я быстро застегнул цепочку на шее, спрятав амулет под рубашкой. А когда обернулся к эльфу, тот заканчивал чертить портал, отойдя к середине тракта.
  - Как тебя зовут? - спросил я, не ожидая положительного ответа.
  - Встретимся и узнаешь! - весело ответил эльф, входя в завершённый портал. Полуобернувшись, он взглянул на меня одним глазом и задорно улыбался.
  Вспыхнул портал, эльф исчез. Я снова стоял на тракте один.
  Я довольно улыбнулся, вздохнул и пошёл по тракту в сторону Нейтгола, весело напевая 'Во поле два тролля гуляли'. В шесть мне надо быть в этой глухой харчевне.
  
  Интеррия первая, нетерпеливая.
  
  Тобольд Виндфри стоял на балконе, крепко держась за каменные перила. Сеймур уже почти исчез, скрылся за линией горизонта.
  Тобольд бросил взгляд на сверкающие башни и каменные стены Академии Саабласа, в народе именуемой попросту Достославной Академией. Да, нелегко будет ему покинуть эти стены. Больше половины жизни провёл он среди Лучников, лучших учеников этой школы магии и воинских искусств. Учёба давалась не слишком легко, но небольшие хитрости и крохотные преимущества позволили ему добиться если не уважения, то статуса точно. Если бы не этот Сеймур...
  Пару месяцев назад он сумел поймать это задаваку и двух его прихехешников в подземельях Вони... О, сколько чудных часов они там провели! Воспоминания о криках этих жалких колдунишек до сих пор вызывали на губах Тобольда жгучую улыбку.
  - О чём задумался, Бод? - спросил Аяльф, зная о чувствах, которые сейчас обуревали его друга.
  - Ялли, не до тебя щас, - мрачно ответил Тобольд, сжимая перила ещё сильнее и думая о последних словах этого недоноска, ставшего Главным Героем.
  - Бесишься? - тихо спросил эльф, положив руку на плечо друга.
  Тот дёрнулся, пытаясь её скинуть. Эльф руки не убрал. Гнев сверкнул в синих глазах Тобольда. Рот его скривился в злобном оскале. Аяльф всё так же, с лёгкой улыбкой и пониманием смотрел на своего друга. Хоть Тобольд и был человеком, стеснения в разговорах с ним Аяльф не испытывал. Давнее пренебрежение к расам более сильным, копящееся веками, в Тобольде било сильнее вулкана, но его друзья сдерживали и направляли ненависть ненаследного графа в русло, где она почти не причиняла вреда.
  - Я же вижу, что бесишься. - На дикий взгляд Бода Ялли улыбнулся ещё доброжелательнее. Только эльфы так умеют. Тобольд вздохнул и кивком позволил эльфу выложить свои догадки: - Я вполне понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Ректор Веспикус должен был назначить Главным героем тебя, а не этого раздолбая. И позволь дать тебе совет: не стоит брать задания с таким количеством этапов, как взял ты. Да ещё и два. Хорошо, что до начала выпускного успел, а так бы и время потратил, и награды не получил. Я бы на твоём месте также подумал о скорейшем исчезновении из Академии. Веспикус не любит, когда его видят в столь неприглядном положении.
  - Ялли, я не говорил тебе, что...
  - Бод, я эльф. Нам не надо слышать звуки для того, чтобы читать сердца.
  - Демоновы эльфы! Вечно лезете, куда вас не просят...
  - Если мы не будем лезть в каждое ухо и поступать так, как велят сайалы, то кто спасёт мир от катастрофы? Гномы? Сидящие в своих пещерах коротышки, стучащие молотами и накапливающие с каждым веком всё больше и больше золота, которое даже не тратят. Орки? Замкнутые огородники! Они не почешут свою репу даже после пробуждения Грасса Гринвела! Или люди? Ваша раса настолько погрязла в своих раздорах и смутах, что просто не обратит внимание на Ещё Один Катаклизм. 'Мы - человеки! Мы будем жить всегда! Нам насрать с большой горы на проблемы!' И это только самые миролюбивые ваши лозунги. Только вы малость не понимаете, чьей милостью до сих пор живы. И я не буду говорить, что случится, если разом пробудятся... да хоть Сингвар Свандейл и Блэклир Данзиборг! Если мы просто плюнем на ваши проблемы, для всех наступит время любви и взаимопонимания! Но, конечно, ты так и поймёшь, что я имею в виду. Так что ты хотел сказать про 'демоновых эльфов' и их чуткие уши?
  Тобольд скривился, словно у него заболел зуб мудрости в труднодоступном месте и что-то пробормотал.
  - Можешь попытать счастья с каким-нибудь королём. Или концерном. Ороксимэйру требуется Главный герой для свержения Завитка и его родни. Ты как?
  - Ороксимэйру мозгов побольше требуется. Свихнулся уже старый василиск со своей шоколадной империей. Какой ему прок, если Завиток перестанет выпускать свой зефир?
  - По глазам вижу, что ты и так не стал бы помогать ему.
  - Да! Да, мне больше нравится 'Белоснежный зефир из Снежной страны', чем весь шоколад этой змеюки! Вот не надо про них, не надо...
  - В Болтливом лесу вновь появилось Старое зло...
  - Спасать хомяков и крыс? Нет, это не мой уровень.
  - Верховный совет Ариэндора готовит что-то зловещее.
  - А с этого места поподробнее...
  - Я сам знаю об этом достаточно мало для того, чтобы ещё и пересказывать.
  Аяльф улыбнулся и с превосходством в глазах посмотрел на Тобольда. Человек благородных - более или менее - кровей сразу как-то поник и съёжился. Видно, Ялли всё-таки использовал Расовое превосходство, чуть-чуть запрещённое умение.
  - Парни, я тута ничё не пропустил, а?
  Подбежавший к балкону гном с короткой светло-коричневой бородой что-то спешно дожёвывал. Левой рукой он прятал в боковой карман Рациональной гномьей жилетки скаредности некое подобие бутерброда, а правую вытирал о штаны. Его плутоватый взгляд остановились на Тобольде, ещё не вышедшем из транса. Перебежали на Аяльфа. Снова на Бода.
  - Ааа... Мракобесием маетесь? Отошли б в укромный уголок, неча на ветру уши простужать, - на мясляной и довольной роже гнома расцвела наглая улыбочка. Усищи поднялись вверх. Глазки ещё более сузились.
  - Барти, а ты опять крыс ловил? - участливо спросил Аяльф.
  - Да как ты мог такое подумать? Про меня?! - наигранно возмутился гном.
  - У тебя по губам размазано что-то бордовое и жидкое.
  - Аа... - отмахнулся, как от годовалой виверны, гном. - Я леннорское красное бугровым салатом заедал. Чё эт ты так вылупился, а?
  - Вино из нашей лучшей провинции... заедать... свеклой с чесноком и салом?! Барти, скажи мне, что ты пошутил, или... - нахмурился Аяльф.
  - Пошутил я, пошутил. Я его кровью девственниц запивал. Умыкнул под шумок у Дэнзила и Виллена, - сразу ответил Барти, пресекая любые попытки вставить хоть слово.
  Потихоньку приходил в себя и ошеломлённый Тобольд. Эти эльфы... Мало того, что Первая раса, Избранный богом народ и всё в том же духе, и дальше что-то навроде того, так они это не скрывают, а наоборот, выпячивают! Типа вот мы, какие. Преклоните свои колени и лобызайте наши. Пыльные? Мы прошли столько лиг, охраняя ваш сон и покой, а вы... жалкие смертные! А часто всё бывает и в разы хуже...
  Впрочем, об этом Тобольд думать не собирался. Плохо думать про эльфов - себе дороже. Хорошо, что Ялли применил Расовое превосходство, а не то же Принуждение к действию... Ялли - хороший, добрый, замечательный эльф!
  Эльф и гном участливо наблюдали за тем, как первый наследник с конца очереди герцогства Вольных Ветров приходит в себя. Когда это событие, наконец, свершилось, Аяльф приподнял правую бровь. Как бы намекая: 'И? Что намерен делать теперь?'
  Тобольд не заставил долго ждать ответ.
  - Мы идём в Ариэндор.
  - Отлиично. Я как раз твои Свитки странствий подновил.
  - Э, вы чё? А как выпускной? Я там... а вы... ух! Маретта меня ждёт...
  - Баргрант, тебя никто не заставляет идти с Тобольдом. Меня, кстати, тоже не заставляет. Но я иду. Если решишь присоединиться к нам, мы тебя подождём. Нет - справишь выпускной, как все приличные гномы.
  - Эээ... Бод? Мы ведь можем подождать ещё немного? Хоть часик, а?
  - Нет. Великий портал скоро закроется. - Бод быстро посмотрел на наручный времмер. Тот показал без семнадцати восемь. - За пятнадцать минут мы должны уложиться и быть у портала.
  - Надо спешить? - усмехнулся Ялли.
  Тобольд стремительно шагал к лестнице в Башню Лучников. Его за два шага догнал эльф, а через три - гном. Бод сказал, не поворачивая головы:
  - Только без спешки. Молнией за шмотом, а потом к Порталу.
  Эльф кивнул и унёсся наверх, к Древним залам Древних, ураганом осенних листьев.
  Тобольд уже спускался к Средней лестнице.
  Гном стоял в галерее и хмурился.
  - Орковы люди!.. Демоновы эльфы!!! 'Мы идём в Ариэндор'! Тьху на вас на всех!..
  Гном смачно плюнул в надраенные плиты пола и побежал вниз, в Двурукое подземелье, вотчину гномов, гоблинов и кергов.
  
  * * *
  
  - Властитель Артиэн, у меня для вас отличные новости!
  - Не тяни, Норвейнэн. У меня тоже есть пара слов, которые тебя заинтересуют.
  - Я встретил Уничтожителя.
  - Прекрасно. Так вот, король Леммингтона умер.
  - Не думаю, что нам это чем-нибудь грозит.
  - Беженцы иногда бывают назойливы, хотя ты прав.
  - Уничтожитель идёт в Нейтгол. В 'Харчевню Дядюшки Грю'.
  - Хорошо, что мы узнали об этом раньше Серых, ведьм и техномантов.
  - Детишки постараются нас развлечь всем, чем смогут.
  - Ничего странного в Сеймуре не заметил?
  - Он отдал мне единственную склянку жизни.
  - Это говорит только о том, что он нам подходит. Увидишь Эндая, передай, чтобы отправлялся в Нейтгол немедленно.
  - Что он может взять с собой?
  - Всё, что посчитает нужным.
  - Даже?..
  - Да.
  - Обычный лист героя или...
  - Это ведь Эндай. И задание непростое. 'Элладрион+', не меньше.
  - Хорошо, ваше величество.
  - Жители этой деревушки не представляют, кто к ним идёт. И что случится потом.
  - Ну они же люди...
  И два эльфа залились довольным смехом.
  
  История вторая. О том, как выбрать правильного компаньона
  
  При первом взгляде на Нейтгол я понял, что ничего интересного тут нет и быть не может. При втором - что в такой провинции даже керги с трудом задание найдут.
  От тракта к Нейтголу вела узкая дорожка в ухабах, буграх и ямах, занимающих всю её поверхность. В дождливую погоду тут, наверное, и жабомонстры появляются, не говоря уже о телепортации дороги на другие планы бытия. Или в прошлое. Или в будущее.
  Метрах в трёх к тракту от ворот поселения стоял - да, и совершенно не старался упасть! - столб с удивительно оптимистичной надписью: 'Добро пожаловать в Нейтгол! Население 10 722 4 562 1988 865 и продолжает увеличиваться!' Сбоку от столба, на жухлой траве, валялся труп неестественно тощей собаки со следами зубов кого-то крупного, но тупого. Возможно, это постарался мокронский падальщик, которых, кстати сказать, и не в таком захолустье керги ловили. А что? Им за поимку вонючих грязных тварей и деньги, и пища. Если вы понимаете, что я имею в виду.
  Пройдя столб, я остановился у наполовину распахнутых ворот. Или наполовину закрытых - одна створка всё ещё висела на петлях, загораживая проход, а вторая весело гнила на территории городка, кое-где уже покрывшись травой весьма болезненного цвета и залежами весьма вероятно очень ценной грязи.
  Перед воротами, открывая вид на сероватые домики, стояли два обширных стражника, опираясь на не менее обширные бочки высотой со среднего гнома. Охраняли они, скорее всего, залежи ушной серы и козявки из носа, потому что ничего более ценного перед ними не было. По бокам от них возвышалась деревянная стена из необструганных досок. И такое ощущение возникало, что сделали её из останков сарая. Или даже двух. При желании, которого у меня, конечно же, не возникло, через неё можно было заглянуть не вставая на цыпочки. Опять же, при желании её можно было пнуть и с огромной вероятностью это 'дерево' оказалось бы не прочнее картона.
  При моём приближении стражники, наконец, обратили внимание на что-то, отличное от изображения дубин стоеросовых и...
  - Стоять! Почто прёшь без разрешения?!
  - На месте и руками не туда-сюда, а не то...
  Долгим взглядом оценив их - левый стражник, отличающийся от правого тем, что шлем его блестел чуть сильнее, даже немного вспотел - я пришёл к выводу, что поступлю сегодня не так, как написано в 'Кодексе Героя'. Страхом, конечно, их можно было бы привести к ускоренной встрече с землёй, чего они и заслуживают, но лучше я опробую...
  Карту Героя.
  А перед этим...
  - Судари, а вам не кажется, что эти бочки превосходно подходят к вашим глазам?
  Чего уж скрывать, глазки у них те ещё. Свинячьи. Как и животы, больше напоминающие привязанные к спинам страх-подушки, чем части тела из крови и плоти. Плоти и плоти. Сала и сала. Хех, ладно. Что там у нас?
  - Чо-о?! Ты чего несёшь, сопляк?! Мы - Стража Ночного угла и...
  - Нам не помешает сбросить пару центнеров диетического высокоусвояемого сала.
  - Так, сопляк. Бери свои ноги в руки и дуй отсюда так, чтоб пятки сверкали. Ясно? - вопросил правый стражник, отличающийся от левого белобрысыми немытыми патлами и меньшим размером свинячьих глазок. Ну и подбородков у него было четыре, а не три, как у напарника.
  Не знаю, о чём они думали, но нападать почему-то не спешили. Что ж, сами виноваты. Приосанившись - до позы Гордости Своим Величием чуть-чуть недотягиваю, но смотрюсь всё равно здорово, - я твёрдо сказал, глядя на них свысока:
  - Нет.
  - Ну всё... - ну, то, что они были выше меня и их было гораздо больше не имело никакого значения для того, кто держит за спиной Карту Героя.
  Выставив её перед собой, я отдал мысленный приказ.
  Стражники словно сами прыгнули в бочки. Судя по тому, что почти никаких звуков при этом я не услышал, то... Вот беда. Не влезли, окаянные. Что ж теперь делать-то, а? Интересно, они притворяются мёртвыми или так сильно ударились головами о деревянные днища бочек? Хотя не бочек уже, а набора досок, гвоздей и стальных обручей. А вот возьмём и проверим...
  Наступив на левого и пнув правого, я вошёл в город.
  Городок. Городишко. Населённый пункт.
  Дома - ВСЕ дома, я хочу сказать, - были сделаны из того же материала, что и забор, ограждающий Нейтгол. Серых досок, которые, возможно, были кое-как покрашены лет двести или триста назад. А может, здесь просто живёт очень много птиц с не самыми выносливыми желудками и нервами. И сделаны жилища на совесть. Кергами, скорее всего. Только они могут с помощью своей слюны, камней и воображения сделать настоящую гору. Размером с медвелопу и столь же устойчивую к лёгкому ветерку.
  Строения, которые называть домами мне было неприятно, клонились во все стороны, которые только имеются в нашем многострадальном мире. Даже вверх. Вот подуешь на них посильнее и они сложатся, как карточный домик, оставив после себя немного некачественных материалов и вопящих владельцев недвижимости. Хотя мне очень интересно, как можно жить в таком месте, где приличный таракан постесняется переночевать?
  Улица напоминала дорожку, ведущую в этот городок. Такая же грязная и серая, только ям чуть больше. Я не увидел даже 'Зельелавки', хотя в буклетах говорилось, что 'филиалы есть в каждом населённом пункте и найти их очень просто!' Жителей тоже не видно. Как и не чувствуется запаха, который непременно должен присутствовать в таком лишённом обычных городских удобств месте. Ещё не было мусора, что наводило на размышления.
  Трактир под звучным названием 'Харчевня Дядюшки Грю' стоял на неком подобии площади: дома здесь расступились, открыв небольшое, восемь на восемь метров, свободное от себя пространство. Улицы, ведущие на площадку, являлись сёстрами той, по которой я пришёл. И шириной такие же - три метра, не считая некоторых стен домов, наполовину лежащих на ней или делающих вид, что по ним легко забежать на крышу.
  Под надписью с названием по доске шла полувыцветшая надпись с облупившимися кое-где чешуйками белой краски: 'Всё, чего вы заказывали, у нас кончилося пять минутов назат!' Замечательная, восхитительная реклама! Но посетители в трактире всё-таки были: через щели в досках виднелись многочисленные силуэты, а от громкого ора стены немного шатались. Подумав, смогу ли я пройти в двери и не сломать их при этом, я решил, что в крайнем случае заплачу за починку этой или схожу к торговцу за новой и пинком распахнул хлипкую дверь.
  В таверне оказалось не то, чтобы очень уж многолюдно. Всего двенадцать посетителей сидели за столами на грубых стульях и сучковатых даже на вид лавках. Причём трое из них, поддатого вида мужики в подобии кожаных доспехов, состоящих в основном из юбок и ремней, находились довольно близко ко мне. Сразу захотелось заставить их замолчать с помощью новенького ножика, полученного от спасённого мной эльфа. О, если боги будут сегодня ко мне милостивы, один из этих выпивох нагрубит служанке!.. Или затеет драку... Или не станет платить по счетам, в конце концов! Как бы я хотел, чтобы они начали зарываться, а я весь такой в сияющих... в блестящем кожаном доспехе и они все такие сразу мёртвые! И их ценности мои, и опыт, и все довольны!
  Ещё раз оглядевшись, я увидел, что интерес для меня могут представлять лишь две... два... двое посетителей, сидящих в разных углах. И обе... оба... в общем, они вместе рассматривали меня, насколько я мог заметить, со времени моего появления в трактире. Лиц их я не видел, но плащ левого был откровенно эльфийским, а из правого угла до меня доходил слабый запах разложения и чего-то давненько сгнившего.
  Кстати сказать, что левого интересного от остальных посетителей отделял один ряд пустых столов, а правого - целых два. Может, они даже не люди, раз остальные расселись так далеко. Впрочем, надежды мало. Ну что Древние будут делать в подобном месте?
  Откашлявшись, я заметил, что привлёк внимания не больше, чем раньше. Топать, как и показывать свою склонность к магии я счёл глупым и поэтому просто спросил:
  - Прошу прощения, никто не знает, где сейчас дядюшка Грю?
  Один из мордоворотов странно на меня посмотрел. С презрением, что ли. Ну ничего, боец, скоро и из тебя отбивную сделают. Первым будешь ты, обещаю.
  За стойкой никого не было. Как и... А это...
  - В могиле своей. Уж лет двести как. Сейчас я за него.
  Я и не ожидал, что здесь может появиться подобное существо... Видом своим оно напоминало человека. Или орка. Или гнома, у которого самоубийцы сбрили бороду. Но ростом оно было два двадцать, не меньше, а шириной в полтора раза больше бочек у ворот. Причём в отличии от стражников, существо было не таким уж и жирным. Если вообще было. Сероватая кожа неплохо смотрелась на фоне сероватого фартука, заляпанного чем-то коричневым и подсохшим. В левой руке существо держало здоровенный боевой топор, тоже заляпанный коричневым, а кое-где и багровым. Правую Оно упёрло в бок и щерилось, глядя на меня и чуть изменяя при этом наклон головы.
  - Потрясён, как я гляжу? - спросило Оно, повернув голову так, что я увидел уродливый шрам на правой щеке, тянущийся от её середины к шее под мочкой уха. - Не надо меня бояться, человек я. - И Оно широко улыбнулось, показывая умелую и лживую Доброжелательность.
  Не став говорить о том, что люди те ещё монстры, я с интересом всматривался в Нечто, стоящее передо мной. Оно вышло словно из стены и почти в мгновение встало напротив, показывая, что его стоит бояться. Ха-ха. В сравнении с тем, что я видел в подземельях Вони, Оно для меня не страшнее хорошо прожаренной цыплячьей ножки. Но вот то, что Оно пыталось запугать Главного героя, было как минимум интересным фактом. Я предпочёл держать ухо востро, а ножик крепко.
  - У меня и документы есть, что я человек, - Доброжелательность просто сочилась из этой улыбки отравленной патокой. А сможет Оно улыбнуться ещё... ещё более улыбнуться? - Если хочешь, я тебе их даже покажу. Только ночью. Я их дома забыл. А смена у меня сегодня до-олгая.
  Смогло. Зубы у него оказались неестественно белыми. А клыки слишком длинные и острые для 'человека'. Ух ты. Оно ещё и подмигнуло своим левым, тёмно-зелёным глазом. Правый, янтарно-красный, излучал улучшенное Радушие и плохонькую Доброту.
  Стараясь не скривиться от предложения, я спросил:
  - Тогда вы не подскажете, что имел в виду ректор Веспикус, послав меня в... сюда?
  Нечто нахмурилось. Нечто задумалось. Оно отгрызло небольшой кусок ногтя и воткнуло топор в доски пола, которым уже невозможно было навредить сильнее. Приняв некое решение, Оно с явным неудовольствием ткнуло большими пальцами рук в углы, сопроводив жест словами:
  - Вам к ним. Не разнесите мне заведение, а то ведь и обидеться могу.
  Оно и обижаться умеет? Интересно-интересно. А какие ингредиенты и материалы можно будет получить при разборе Нечто на запчасти? Ну, кроме фартука, топора, засаленных штанов и старых сапог.
  Интересный из левого угла пренебрежительно заметил, неторопливо подходя:
  - Не разнесём. Если и случится что, то компенсации на дом в Лемминггарде хватит. - И при этом посмотрел на подбежавшего правого.
  Голос у левого был мелодичен и красив, а когда он скинул капюшон... Второй эльф за день! А жизнь-то гораздо более интересная штука, чем можно подумать! Серебристые волосы, синие глаза, точёный подбородок. И презрительный прищур, брошенный на...
  Болотную ведьму! А нос-то не обманул. Только ведьма может так пахнуть. И чёрный плащ при таком приближении оказался во многих местах заляпан тёмными пятнами, а кое-где и в заплатах. Она тоже скинула капюшон, явив взгляду нечёсаную копну волос цвета смолы, паскудную ухмылку и недобро горящие глаза болотного цвета.
  - Ты говорил 'Не буду завлекать'. Ты говорил 'Обманывать не стану'. Не буду дальше твоим планам потакать, Герой же слышать правды слов не перестанет.
  - Отлично. Договор расторгнут, как я понимаю.
  - Ты первый начал золото бросать.
  - Может, и тебе дать? Хоть ванну найдёшь.
  Ведьма с ненавистью посмотрела на эльфа. А ушастый-то прав: помыться ей не помешает. И мне тоже не помешает закончить этот разговор поскорее: скоро начнёт подташнивать.
  - В напарники бери меня. Мы этот путь пройдём держась за руки, вместе. - С нажимом сказала ведьма. Я очень постарался не отшатнуться: её руки были покрыты пятнами грязи и чем-то вроде засохшей тины.
  - Это болотная ведьма. Раз. Она не изучала Боевую магию. Два. Она не сможет приготовить ни единого зелья или телепортировать вас в неизвестное тебе место. Три. И она тебя предаст - мне ли не знать Сэльгарру Золотые Пятки.
  Ведьма бросила на эльфа ещё один взгляд, полный лютой ненависти. Едва сдерживаясь, она сказала, почти прошипела сквозь зубы:
  - Он эльф. Это раз. Он эльф. Это два. Он эльф и в конце концов начнёт к тебе приставать. Настоящие мужики не берут в команду слащавых эльфов.
  Эльф стоял спокойно, как ни в чём не бывало. А вот ведьма пребывала в нетерпении, ожидая моих слов. Ха-ха. Наивно с её стороны. Да и эльф не выглядел слащавым. Ох... Надо скорее кончать это дело, мой обед просится наружу сильнее с каждым словом.
  - Настоящие мужики Главными героями не становятся, - я с презрением кивнул в сторону мордоворотов. Те орали как ни в чём не бывало.
  - Но он эльф и начнёт к тебе...
  - А я Медиамаг и знаю превосходный способ избавиться от 'приставаний'. Спалю ему волосы и все дела. - Эльф с непоколебимым спокойствием слушал всё это. Как будто и не о его волосах шла речь.
  Когда я закончил и с вызовом посмотрел в мутные глаза ведьмы, эльф улыбнулся мне с доброжелательным превосходством.
  - Но...
  - Если вам, девушка, больше нечего сказать, перейдём к последнему вопросу нашей увлекательной викторины, - перебил я, особо подчеркнув слово 'последнему'. Не каждый выдержит настолько тяжёлый запах. Даже тролль сбежал бы быстрее. - Кто на него ответит, то и станет моим напарником.
  - Задавай. Люблю интересные вопросы. - Голос эльфа журчал удовольствием.
  - Постараюсь ответить... - подобралась ведьма.
  - Кто-нибудь из вас состоит в тайных обществах?
  - Н-нет?.. - полуспросила-полуответила ведьма, съёжившись, как от удара.
  - Состою, - с гордостью и немалой долей пафоса ответил эльф, подняв подбородок.
  - Так, ты принят. Уж извини, ведьма, но мыться хоть раз в год надо, - язвительности помешал порыв познакомить бывший суп с лапшой и рис с котлетами с полом. Или одеждой ведьмы. Тут уж как повезёт. - Пошли отсюда скорее, а? - предложил я эльфу, чувствуя, что долго так не простою.
  - Да, пора покинуть это злачное заведение, - согласился эльф, делая шаг ко мне. - По крайней мере я шёл сюда не по Пепельным болотам и умею пользоваться телепортом. В отличии от некоторых.
  Эльф поравнялся со мной, когда до нас донеслось шипение ведьмы, злой как... болотная ведьма:
  - Не нам, так никому! Весстельграйхсс!
  Здорово! При виде чар, от которых мордовороты стали орками, у меня пропало желание знакомить ведьму и свой обед. И появилось желание познакомить её внутренний мир с замечательным дарёным ножиком. Или...
  Я проткнул живот донельзя удивлённому орку, который вскочил и взмахнул перед моим лицом кулаком с кривым тесаком. Лезвие Редкого Меча Убийцы Несогласных звякнуло о металлическое кольцо, держащее четыре ленты кожи на груди орка и я поспешно рванул его на себя. Орк удивлённо смотрел на свой богатый внутренний мир с восторженным плюханьем встретившийся с полом.
  А эльф, имени которого я так и не узнал, применял Боевую магию Тьмы. Он выводил сложные рисунки золотыми и фиолетовыми лентами, следующими за его сверкающими оранжевым пальцами. Жёлтые и золотые искры складывались в...
  Вот только этого мне не хватало.
  Отбив два удара оставшихся в живых орков и шагнув между эльфом и ведьмой, я с ненавистью заглянул ей в глаза. И увидел в них страх. Шептавшая что-то ведьма сбилась и отшатнулась, бросив с пальцев на пол несколько тёмных искр. Я рубанул по руке особо одарённому орку, намерившемуся сбить заклинание моего компаньона. Швырнув Толчок во второго, удар которого отбить не успевал, я услышал донельзя довольные слова эльфа:
  - Ты сама виновата, Сэль. Стоило помыться, следуя моему совету. Теперь пожинай плоды своих ошибок, вонючая неудачница! - заливисто рассмеявшись, эльф схватил меня за талию правой рукой и шепнул в ухо: - Ты не против Тактического отступления, Сеймур?
  Кивнув, я увидел сквозь плотную вязь лент и искр, как оставшихся орков, ведьму и посетителей вместе с трактиром охватывают Огни несвятого Лефтера, одно из самых мощных заклинаний Уничтожения, которые можно найти в свободном доступе.
  Крик ведьмы я уже не слышал, уносясь по Альтевым струнам вдаль.
  И как эльф узнал моё имя? Я ему ещё не представлялся.
  
  Интеррия вторая, очистительная.
  
  В кабинете царил полумрак. Из него нетерпеливыми демонами выступали шкафы, пара кресел, стол и несколько непонятных предметов. Назначение их определить представлялось затруднительным без знания Верховной магии и даже с ним многие волшебники не справились бы с первой попытки.
  В одном из кресел, за столом, на котором находились лишь чернильница да пара статуэток, сидел ректор Академии Саабласа, Веспикус Ленднингс. Он походил на подтянутого старика с длинными белыми волосами и бородой, длину которой нельзя было установить из-за сотен косичек, в которые она была заплетена. Смеющиеся серые глаза ректора и насмешливая улыбка того, кто знает много, но скажет мало, давали знать, что в разговоре с ним стоит следить за каждым своим словом.
  В честь выпускного ректор одел просторную чёрную мантию с разводами, похожими на свежие капли крови и невысокие ботинки из прочной кожи василиска. Что было надето под мантией - неизвестно, но то, что Веспикус мог удивить врага и титанитовой бронёй, и шёлковой рубашкой стало обычной причудой умудрённого мага. На зрение ректор не жаловался, хотя при случае любил покрасоваться в очках.
  Кресло напротив, простенькое и прочное, занимал Ральф Роллингр, преподаватель некромантии и конструирования из плоти. Высокий, худой и мрачный, он являлся полной противоположностью ректора. Хотя бы потому, что был лыс, одевался в белое и не пользовался служебным положением в личных целях. На его шее, казавшейся хрупкой и иссохшей, висела серебряная пентаграмма на прочной цепи. В центре её сидел огранённый в виде капли рубин. Костлявые пальцы некромант то складывал в замок, то поправлял складки на одежде, то быстрым движением проверял Ля Кошель на поясе. Изредка он касался пентаграммы, дрожащей и бросающей блики на стол.
  - Я ему и говорю: 'Иди же в забегаловку дядьки Грю! Там ты найдёшь... то, что ищешь... о, Главный Герой!'
  - Глупо с твоей стороны кривляться перед Уничтожителем, - хмуро заметил Ральф.
  - Не перебивай. - Зло отчеканил Веспикус. - Он уходит, сияет, прямо как статуя Гальбаторикса, а я дверь закрыл и понял, что не могу уж больше. И тут этот дворяшка.
  - Который и должен стать Главным героем.
  - Не. Перебивай. - Глаза ректора опасно сузились. В комнате потемнело. - И я лежу на ковре, смех встать не даёт, и эта Тоба мне и говорит: 'Ректор Веспикус, я выполнил все задания! Где моя карта Главного Героя?' Ох, ты б видел его глаза, когда я поднялся, навис над ним, что сделать проще простого, если умеешь левитировать и говорю: 'Главным Героем стал Сеймур. А тебе стоило ещё кухню подмести и ножи начистить за лишние пятьдесят опыта!' И тут я снова не выдержал. Он гневный такой постоял чуть-чуть и убёг! Нет, ну что за дворянин с такими холопскими замашками! Я бы на его месте...
  - Мне очень интересно знать, что 'ты бы на его месте', но дела не терпят. На месте Нейтгола теперь воронка. Куда исчез Сеймур неизвестно. И тот, кто за этим стоит тоже в тенях.
  - Ведьмы сами виноваты. - Веспикус заговорил серьёзно. Глаза под очками сверкнули красным. - Надо было его убивать, пока могли. Охотиться за ним сейчас смерти подобно. Так что ты хотел сказать?
  - Может быть, про него узнали эльфы. - Ральф скривился, как при виде крови младенца. - Может быть, их король имеет на него планы.
  - А что ты имеешь против эльфов? - прищурился Веспикус, подаваясь вперёд. - То тебе покои Спокойствия не нравятся, то Зельелавки не устраивают, то от эллайнов тошнит. Нет, если они тебе не нравятся просто так, то это не страшно, а если есть причина... - в комнате стало очень темно. Только угольки за стёклами освещали красную каплю. - А если есть причина, то повторю в сто двадцатый раз: если бы не эльфы, которых ты столь рьяно любишь, то нас всех не было бы.
  Ральф замолчал, краем глаза наблюдая, как тени занимают углы, прячутся между книг и под шкафами. Он хотел сказать что-то весьма неприятное, но лишь напряг желваки и уставился на стол.
  - И ты не отправишься 'уничтожить зло', которое так долго учил. Не будешь ему мешать. И не станешь помогать его врагам.
  Некромант почувствовал, как что-то течёт по его костям, вызывая зуд.
  - Итак, с этим разобрались. И, ко всему прочему, - сказал ректор, весело улыбаясь, - у меня есть для тебя сюрприз: если ты ослушаешься, то будешь уничтожен вот этим. - Ректор ощерился в плотоядной ухмылке, которой позавидовали бы и нижники.
  Он вытащил древний на вид пергамент из ящика в столе, написанный на леммингтонском и с добавлением пары строк на эльфийском. Внизу стояла гербовая печать Академии Саабласа и резкая, кривая подпись. Вокруг которой были затейливо выведены сверкающие небесным цветом руны.
  - Это же... - ахнул Ральф.
  - Да-да, твой контракт. Не думаешь же ты, что по своей воле преподаёшь в Академии четыреста лет, а не десять? - Веспикус дружелюбно подмигнул, рывком убирая лист от руки некроманта. С любовью посмотрел на него. А потом и на преподавателя, ошарашенного таким поворотом событий. - Тебе осталось чуть меньше шестиста лет. Академия должна благодарить предприимчивость ректора Бонфарта и талант Лэннуса. Так что, я уверен, ты не захочешь стать кучкой пепла на каменных плитах моей академии.
  Ральф пришёл в ярость. Он хорошо умел владеть собой, хотя такое... Он предполагал, что все сомнения при мыслях о смене работы или отпуске, или путешествии в чужедалье, сменялись решением остаться в Академии, наслаждаться уютом и спокойствием этого замка, но об этом... об этом он не знал.
  Стараясь не смотреть на ректора, он вспоминал, что было в контракте. '...пока стоит Академия...' '...сроком на десять лет.' 'Контракт заключается с некромантом зрелого возраста и первостатейных умений...' Руны, которые запечатали его подпись, были Скъелле и Виндфроэ, Удержание и Вечность, но вот завитушки по их углам...
   - Не думай, Ральф, что ты сможешь уничтожить Академию или сбежать. Я тебя предупредил. - Ректор сурово посмотрел на некроманта и добавил: - Не мешай Сеймуру. Уничтожители всегда проигрывают.
  Ральф молча встал. Кивнул. Вышел.
  И подумал, быстро шагая по коридору: 'Но Главные Герои выигрывают всегда'
  
  * * *
  
  - Ты провалила задание.
  - Мадам Грунг, я не смогла...
  - Да, мы не знали, что ввяжутся ушастые, но ты-то! Ты!
  - Мне пришлось применить Вечные Путы, чтобы...
  - Нам не нужны оправдания. Ты жива и ты ответишь за свою глупость.
  - Но он спросил... он сказал, что от меня несёт!..
  - Это только твоя вина. Ты отправишься к Ур'Каалгу на две недели. У него не хватает рабочих рук.
  - Нет! Только не это! Лучше вода!
  - Никакой воды. Ты только что показала, что для тебя значит чистота.
  - Мадам Грунг, пожалуйста! Что угодно!..
  - Нет. Наше слово закон для тебя. И я здесь не одна.
  - Ну что, старухи? Как насчёт вечернего умывания?
  - Кто здесь? Покажись!
  - Вы от зависти удавитесь, увидев мой мизинец. Не слышу ответа!
  - Яви себя! Не будь трусом, колдушник!
  - Попробуете ещё хоть раз тронуть пальцем Сеймура, история забудет о ведьмах. Я предупредил.
  - Так ты... АРХХХХХ!!!
  - Нет, к счастью не Арх.
  Заливистый хохот удалялся, а зал Совета Ведьм наполнялся тёплой водой с ароматом апельсина и нотками малины. Двери оставались закрытыми и ведьмы - а на приговор их собралось немало - ничем не могли ответить на насильственное омовение. Диабелла Грунг с яростью думала о том, как свернёт шею этому остроухому паскуднику. Если выберется живой из удушающих объятий ароматизированной воды...
  
  История третья. О том, что упасть в воду для кошки не самое неприятное.
  
  Вокруг меня - темнота. И я несусь в ней крохотной искрой, разрезая лучом таким быстрым, что мысли не поспевают за мной. Мысли оставались в прошлом, а я устремляюсь в будущее сквозь первозданный мрак возможностей и обилие чётких воспоминаний о том, что путешествие по Альтевым струнам для учеников частенько заканчивалось смертью. Мучительной и неприятной. Я не хотел думать о том, что могу быть разорванным на сотни тысяч кусков силами магии Древних. Или о том, что нельзя спасать от смерти столь неожиданным способом. Или - что вот они, мои воспоминания, тонкой плёнкой стремятся за мной. А где восторг от первого испытания высшей магии эльфов на своей шкуре? Если бы эльф хотел меня убить, то сделал бы это менее... явно.
  Мысли путались, сплетаясь в клубки и цепочки. Им было настолько тесно в этом пространстве, что додумать до конца хоть одну не имелось ни единой возможности. Слова менялись, общий настрой становился противоположным, имена заменяли другие, а в это время сама мысль переплеталась ещё с одной, превращаясь в нечто новое, недуманное.
  Я был уверен, что мы несёмся по Альтевым струнам несколько часов - времени здесь не ощущалось, - когда нас выкинуло в реальность. Я, скорее всего, не устоял бы на ногах, если бы эльф не поддержал меня одним из своих заклинаний.
  Мы мягко спустились на землю.
  В лес.
  В мрачный, зловещий лес, в котором было очень темно. Кроны деревьев не позволяли лучам солнца проникнуть к подлеску, а стволы стояли очень и очень плотно.
  - Хватит осматриваться. Обыденный пейзаж для Болтливого леса. Пошли, Сэйми.
  Нет, вот так просто отвлечь меня от 'любования' пейзажем можно. Но вот то, что я пытался найти какую-нибудь мохнатую бестолочь на переработку в опыт и ингредиенты, прерывать непростительно. Впрочем, для такого эльфа, как он...
  Я так и не узнал его имя. И сейчас не самое подходящее время для расспросов: Болтливый лес - особенно ночью - никогда не был безопасным местом для прогулки.
  Я кивнул и мы пошли на север. Насколько я мог судить, в Сканденвальд, один из городов Поларии. Не самый, конечно, большой, но уж лучше гадюшника под названием 'Нейтгол'. Открывать Кодекс и смотреть карту мне сейчас не хотелось. А хотелось...
  У него синие глаза. Как льдинки у берегов Северного моря. Чётко очерченные брови, кустящиеся у висков. Высокий лоб с тремя продольными морщинками, придающими красоты, а не возраста. Прямой нос с горбинкой почти у переносицы. Высокие скулы. Длинные ресницы. Губы не тонкие и не пухлые, а именно те, которые зовутся эльфийскими. Решительный подбородок с ямочкой. Уши, кончики которых чуть длиннее и тоньше, чтобы быть стандартом красоты. Округлая верхняя линия и маленькая мочка смотрятся завораживающе. И волосы. Волосы до... кгхм... на ладонь ниже талии. Серебристые и таинственно мерцающие в лесной темноте. На грудь спадают две тонких косички из волос почти у шеи, по бокам от ушей. На их концах - Концентричные кольца. В 'Каталоге Героев 2006' я присматривал себе более дешёвую версию, но и на неё мне пришлось бы выполнить не меньше шести королевских заданий. Одет мой напарник в лёгкий эльфийский камзол, закрывающий бёдра на ладонь, облегающие штаны из эльфила, чёрные с серебряными узорами сапоги до колена и плащ с витиеватыми рунами на подбое и оторочке. Камзол и штаны фиолетово-серебряные, плащ - чёрный с фиолетом. На его поясе не было ни креплений для оружия, ни накопителя денег.
  - Налюбовался? - с удовольствием, даже удовлетворением, которое он не старался скрыть, проговорил эльф. Переливы его голоса обволакивали и... Не-не, не подействует.
  Я промолчал, видя в его глазах, что подействует, ещё как подействует. Он подождёт.
  Ксолотль! Шесть минут! Эх, какая жалость, что я встретил его почти без ничего!
  - Сэйми, если не прекратишь думать о осах и башках от одежд и обуви, то приодевать сейчас станут тебя. А не ты. И пошли уже, нечего терять время.
  Второй раз. Если бы это был Жабёнок, то я бы уже применил Удушающий Бросок. А так... Хочется просто броситься. И всё равно куда.
  Некоторое время - минуты две, может три, - мы молча шли по лесу под шепотки кустов и неуверенное хумм-хомм деревьев постарше. Видя, что я украдкой бросаю на него взгляды, эльф остановился, положил ладони на свою талию и лукаво сказал:
  - Вижу, что-то гложет твоё сердце, о Главный герой. Не томи, поведай мне о том, что не даёт тебе покоя. - И улыбнулся. И прищурился. И стал ждать.
  - Задание бы, - смущённо пробормотал я, стараясь не воспламениться от смущения. Нет, не видно, чтобы он использовал ауру Стыда или что-то навроде неё. Но, Ксолотль, как же хочется, чтобы он смотрел не на меня! И не хочется в то же время.
  - Задание? - мурлыкнул он, придвигаясь и не делая при этом ни одного движения.
  - Ага. - Ух. Всё-таки у меня есть ещё Сила Воли. А его глаза сверкают и сверкают, как будто этот лес, эти деревья и этот мрак созданы специально для него, а он полновластный хозяин, а не странник на полчаса.
  - Есть у меня одно на примете. - Он ухмыльнулся левым уголком рта и подмигнул, чуть склонив голову. - А ты его точно примешь? - он о задании спрашивает или чём другом? Ксолотль, лишь бы не волноваться, лишь бы не волнова...
  - Да! - я точно не волнуюсь. И не смотрю в его синие-синие глаза... Ззараза!..
  Он придвинул губы близко-близко ко мне и жарко прошептал:
  - Убей... для меня... пачку волков. И добудь... для меня... ленту оков...
  Только выйдя из полутораминутного транса я сообразил, что он имеет в виду простой обычный 'сходи и убей'. Ну, скорее просто 'убей': мы ведь сейчас в месте, где пачки с волками живут, размножаются и мучительно умирают от рук Главных героев, не получивших того, что могли бы получить.
  Эльф стоял и самодовольно улыбался, наблюдая за тем, как эмоции сменяются у меня на лице. Хмуро - я старался! - посмотрев на него, я невзначай обронил:
  - Пачка волков монстр серьёзный. А я до сих пор четырнадцатого уровня.
  - Понимаю, что ты хочешь сказать. - Эльф ещё раз самодовольно улыбнулся и, выхватив из воздуха сверкающую карту магии Огня, протянул её мне. - Вот. Подарок.
  Не поблагодарив его - по мне и так видно, что я благодарен, - я сорвал с неё защитную оболочку и почувствовал, как сила нового заклинания вливается в моё сознание. И Кодекс. И чаротеку. А заклинание было...
  - Круто! Крутота!!! 'Мерцающее пламя'! С тринадцатью вариантами применения!
  - Будешь себя хорошо вести, у тебя будет и Прекраснота, и Великолепнота, и много ещё более потрясающе-прекрасных заклинаний. - Эльф лукаво подмигнул, кончиком языка лизнув левый краешек верхней губы.
  От такого предложения очень сложно отказаться. И я...
  - Маэг Флиа Фаррол максима!
  Уау! Здорово-то как! Это вам не замшелый Светус на пару десятков метров. Это вам... это тут... Освещение в радиусе двухсот метров! И с голубыми сверкашками, что летают вокруг пятиметрового основного источника, как светлячки у фейрифлоры!
  - Ну вот... Здорово... - Немного разочарованного протянул эльф, не ставший от этого менее прекрасным. - И как же ты теперь будешь ловить пачку волков?
  - На живца! - с удовольствием и улыбкой, растянувшей мой рот в Оскале Номер восемь, ответил я.
  - Ну-ну, - с зарождающимся интересом протянул эльф, наблюдая, как последние болтливые кусты удирают, суматошно дергая листьями.
  Деревья - даже вековые, - тоже ретировались. Не любят, небось, костры.
  Надо мной завис огромный, пяти метров, шар красного-оранжевого пламени. Вокруг него клубились небольшие синие и голубые сгустки огня, похожие и на мотыльков, и на мошкару одновременно. Шар переливался, потоки огня в нём перетекали с места на место. На огонь, воду и то, как бесится Жабёнок можно смотреть бесконечно. Ну, недополудуркографа здесь нет. Как и воды. А вот огонь...
  И от него меня тоже отвлекли. Далёкие завывания доносились с северо-востока и направлялись ко мне справа-спереди. Хех. Замечательно. На ловца и волк бежит. А что у нас с освещением? Огненный шар в порядке, правда, маджегу стоить тратить экономно - у меня её не бездонные бассейны. Пока что.
  Единственное, что меня немного встревожило, так это то, что на небе не было ни луны, ни звёзд. Скоро полнолуние, а звёзды в дэйене самые красивые... но ни их, ни луны не было.
  Зато показались волки. Я б заржал, если бы раньше не видел их на картинках.
  Штук пятнадцать серых лохматых зверюг хромали, тащились и подпрыгивали в нашем направлении. Они вихляли, они выписывали кренделя и зигзаги, они смешно топтались на месте, вызывая у меня улыбку и желание освободить их от горькой участи лесного посмешища. Крупные, в полтора раза больше обычного волка, они перемещались исключительно на задних лапах. Передние же были притянуты к их бокам, животам и спинам неширокой, в ладонь, бирюзовой лентой из неизвестного мне материала.
  Взгляды волков и их рычание выражали их недоумение, раздражение, злость и желание пообедать тем шутником, что сотворил с ними настолько противоестественное нечто. Упасть, судя по всему, волки не могли, хоть и все они смотрели наружу. Впрочем, идти это им если и мешало, то не слишком. На Необязательных лекциях по бестиологии я слышал, что некоторые волки в пачках могут ойкать. Или айкать. Но эти не производили столь противоестественных для волков звуков. И многие из них смотрели на меня.
  Смотрели на меня так, как будто я виноват вот в этом.
  А я что? Я просто мимо шёл. Ну, из портала вышел.
  - Давай, убей их всех. Если помнишь, то Пачка с волками перестанет быть Пачкой с волками при смерти более чем трёх волков или при уничтожении ленты.
  Я помню. И не надо на меня так смотреть. Мерцающее пламя для этого не подойдёт.
  Или... подойдёт?
  Я быстро достал карту заклинания и... Так и есть! Двенадцатый пункт применения: Множественный взрыв. Прикинув урон от заклятия и максимальное количество здоровья волков в пачке, я довольно усмехнулся. Вложив чуть больше силы и потратив вполовину больше маджеги, я устрою несчастным волчатам незабываемое погребение! Как у настоящих нордренгов!
  За пару секунд обдумав формулу и сопряжения силы, я выкрикнул заклинание.
  И в волков полетели блинчики из красного и синего огня.
  Красные приставали к волчачьему меху, вызывая вой и запах палёной шерсти, а синие... Синие накладывались на красные, производя БУМММ!!! и ПШшшш... Это было весело, не спорю, но взгляды волчарок, полные ненависти и желания вот этими вот самыми зубами откусить мне руки по самую шею, будут преследовать меня долго. Минуты две. Пока последний не догорит. А вот и...
  - Замечательно! - восторгу эльфа не было предела. Или был. Но так круто чувствовать, что кому-то нравятся бессмысленные убийства лесных зверюшек! Тем более, если этот 'кто-то' такой шикарный эльф. - И лента оков цела. Только пепел стряхнуть.
  Мой спутник подошёл к пеплу, оставшемуся от волков и присел, чтобы поднять ленту.
  И тут я почувствовал злобу. Будто что-то жестокое и чужеродное смотрело на нас.
  Смотрело и желало уничтожить. Но не решалось.
  - Эхм... - кашлянул я. - Ты тоже это чувствуешь?
  - Что чувствую? - спросил эльф с такой интонацией, словно всё в порядке. А всё было очень даже не в порядке. Вот только я не знаю...
  - Кто тайком в мой лес пролез? Кем бы ни был, он - балбес!
  Ласлорг! Древнее зло уничтоженного мира! Да как он вообще смеет показываться перед нами?! После сделанного с последователями! Ну всё, он меня вывел...
  'Сеймур, не глупи. Пока мы ничего не сделали против него, он бессилен. - А эльф пробил мои Ментальные щиты, словно их и не было. Снова. Он встал и, неторопливо приближаясь ко мне, сворачивал на ходу ленту. Встав с левого бока, он продолжил. - Нам необходимо подождать минут пять. Если повезёт, то меньше. Не глупи.'
  'Я хотел оторвать ему хвост с той самой лекции по Дополнительной гудвиссентики! Да и ты, я уверен...' - но он снова меня перебил.
  'Да, конечно. Поэтому подожди. Я уверен, что тебе больше понравится то, что предложил я, чем то, в чём ты и сам до конца не уверен.'
  Тут он меня уел. И я решил подождать.
  Здоровенный лев с нечистой, в репьях, грязи и каких-то нитках, гривой, стоял метров за двенадцать от нас. Он злобно щерился и дёргал хвостом. Но ничего не делал. Видимо, его связывало то, о чём говорил мой компаньон. Так-так... Надо припомнить уроки гудвиссентики... А! Вот оно. Младшим богам для воздействия на тех, кто не является их последователем, необходимо воздействие со стороны цели. Так вот оно что... Если я в него Файерболлом, то и он в меня чем-нибудь зафигачить сможет. Так, хватит ухмыляться у меня в сознании. Ну и что? Не Файерболлом? Неужели усами защекочет? Вот ужас-то. Ладно, молчу.
  Лев смотрел на нас. Мы смотрели на него. Эльф чуть ли не зевал, с язвительной улыбкой разглядывая сие чудо природы. Чудо природы через минуту не выдержало и прорычало на полном серьёзе:
  - Где попрятались, ребята, выйдут пусть бобры из хаты!
  Он что, серьёзно? Бобры? Может, ещё и козлов позовёт, чтоб уж совсем опозориться. Если его лучшими воинами являются бобры, то я... Хм. Нет, я буду молчать. Но на будущее запомню. И знаешь что? В Сканденвальде мы серьёзно поговорим. Я, вообще-то Главный герой, а не лист на ветрах чужих слов.
  Бобер был крупнее обычных представителей этого вида почти на две трети. Как и его жена. Одеждой ему служила каска с волбешным фонариком, а ей - странный кусок материи с завязочками и выпуклостями. Чем-то он напоминал фартук. А чем-то лифчик.
  - Здесь пришёл с женой сюда, нет деревьев. Где еда?
  - Постыдился бы отвечать на зов этого кошака. Не помнишь, что он сделал с куницей, когда та не захотела водить хороводы? Так я напомню...
  - Женщина-бобёр, молчи! Выколю глаза совсем. И на старших не бурчи, а не то с повидлом съем. - Я уверен, что глубоко под свалявшейся шерстью он покраснел.
  - Здесь ты бог и всё такое, но бобры умней тебя. Строят хатки над рекою и друг другу не грубят, - бобриха осклабилась, показав здоровенные резцы.
  Лёва, видя, что его занесло чуть-чуть в сторону от тропинки, продолжил гнуть свою линию:
  - Вот бобры и всем они хороши. И добры, и звери широкой души. Только еретиков здесь, в глуши, бить не любят, но в остальном хороши. Говорю вам, убейте сейчас же их. Уши на серьги, кости в могилах глухих. Шмот и кольца можете сами забрать. Мне же души их дайте скорее сожрать.
  А лёва-то не промах. Может, даже сможет уговорить... Интересно-интересно...
  - Вот уж нет уж, мой любимец всегда будет цел. Я бы, лёва, удрать раз двадцать успел. Только, знаешь, я бог покруче тебя. Так что, дурень, брысь от этих ребят.
  Эльдгардайён! Бог эльфов, один из Трёх, самый красивый и искусный из богов!
  Чтоб меня подкинуло да на ноги снова поставило...
  Вживую увидеть его удаётся мало кому из низкоуровневых приключенцев, а увидеть и рассказать об этом получается ещё реже.
  Но сейчас он парил над нами и от него исходили волны ленивой и властной снисходительности. И лёва понял, что слишком заигрался в туповатое рифмоплётсво. И что если хочешь сожрать души, то надо делать это сразу. А не... Ну, сами помните.
  - Кое-кто забыл о соглашении от пятого уля тысяча четыреста пятьдесят пятого года, когда мы разрешили тебе здесь поселиться. Сам подписывал, сам читал. Должен помнить. - Эльдгардайён говорит с младшим богом так, словно тот глуповатый ученик. А лёва поджал хвост и потупил взгляд! Что, интересно, он вспомнил? - За восьмой и девятый пункты пятого параграфа ты благополучно избегаешь наказания. А вот за пятый пункт шестого ты сейчас получишь и пряники, и плюшки. - Он остановился. Я почувствовал на себе его внимательный взгляд, хотя он и смотрел в длинный свиток, который держал в руках. - А гласит он 'Ежыли кто собьрётся жрать чужые души в етам замичатыльнам лису, то подлежыт любому накозанию, которое в силых издумать жертвы сиго зладея'. Точка. Смотрим ниже. Твоя подпись, скреплённая дыханием, подпись Альта Дандерсберга. Так. Ты извинишься перед получением 'любова накозания, которое в силых издумать' твои несостоявшиеся жертвы?
  Выглядел лёва так, будто пребывал в раздумьях. Может быть, он быстро строил планы или хотел подобрать правильные слова в свою защитную речь. Но через три секунды всё открылось.
  - В АТАКУУ!!! - с этим рёвом лёва прыгнул на Эльдгардайёна.
  Ну, попытался прыгнуть: его задние лапы были метрах в двух от земли.
  Он застыл, бешено вращая глазами. С коричнево-рыжих клыков стекала вязкая слюна. Когти были выпущены. Ни одна шерстинка на гриве не шевелилась.
  - Вы тоже посмотреть решили? - участливо спросил бог эльфов у бобров. Те молчали. - Если сомневаетесь, то мой совет таков: в этой рощице в любую секунду может быть открыт сезон охоты на бобров, с ярмарками и развлечениями. Так что, если хотите сохранить свои редкие трофеи и никчёмные жизни, советую бежать и не оглядываться.
  Бобры переглянулись и дёрнули отсюда так, что хвосты взметали пыль.
  - Хех. Бобровые каски и прайджлемены всегда будут в цене.
  Прайджлемены? Наверное, это мутант, появившийся от противоестественного союза фартука и лифчика так зовётся. Официально, я имею в виду.
  - Эх, лёва-лёва, - Сокрушительная жалость эпического уровня. Даже слюна у Ласлорга стала течь медленее. - Как же ты до жизни такой опустился? Ну как ты мог подумать, что тебе сойдёт с грязных, немытых лап покушение на душу эльфа? Тем более Эндая. Тем более, что он мой любимец. - Эльф покачал головой, будто бы в раздумьях. - И что же мне прикажешь с тобой делать?
  Лёва смотрел на него так, словно хотел сказать, что Эльдгардайёну следует сделать с собой. Но сказать не мог. Как я и говорил, даже шерсть на гриве не могла двинуться.
  - Я думал - я очень хотел надеяться, - что ты исправился. Что заботишься о своих подданных. Что проявляешь уважение к путникам и бобрам. Что не ловишь кентавров и сатиров смеха ради. Ан нет. Всё тот же. Всё так же думаешь, что все вокруг враги и всех их надо убить, чтобы остаться одному. - Эльдгардайён пролетел туда и обратно, позволив нам посмотреть, как его волосы, отливающие во тьме серебром, играют с лучами света. Искорки, подобные звёздам... Что? Ладно, не буду. Слушаю внимательно, запоминаю на будущее. - Всё такой же агрессор. Мало того, что ваши с Джейдри разборки - битвами их не назвать - уничтожили твой родной мир, так ты ещё и над этим хочешь надругаться. Ты забыл, что здесь на испытательном сроке? Напоминаю. В который уже раз.
  Эльф замолчал. Снова обратил на нас своё внимание. Тихо сказал:
  - Я не хотел этого делать, но ты сам выбрал участь, напав на невинных странников в этом лесу. - Не поворачиваясь к нам, он продолжил: - Эндай, Сеймур, у каждого из вас есть по одному волеизъявлению. Начнём с тебя.
  - Я предоставляю право на своё волеизъявление Сеймуру Дистрою, Медиамагу четырнадцатого уровня и лидеру нашего отряда.
  Вау! Вот уж чего не ожидал, так не ожидал. Если честно, то я не уверен в том, что так можно делать. Или в учебниках и хрониках писано только об эгоистах.
  - Сеймур, у тебя есть право на два волеизъявления. Подумай хорошенько перед тем, как их применить. - Я знал, что сейчас Эльдгардайён улыбается. Я чувствовал его довольную улыбку и тепло от неё грело мою душу.
  Решать надо было быстро. Я мог оставить волеизъявления на потом, воспользоваться ими позже... но... Не этого от меня ждут. Да и когда ещё мне выпадет шанс сделать жизнь Ласлорга хуже, чем она сейчас?
  На раздумья оставалось не так мало времени. Лишить жизни лёву я не мог. Зато сделать так, чтобы он больше никогда не раскрывал пасть на души странников запросто. И, пожалуй, я знаю способ, подходящий для этого дела так, как никакой иной.
  - Тролленкнуппел бречченкопфун звеймалшванц! И, чтобы воспоминания закрепились, аеанденграусс!
  Вот. Вот об этом я и говорил.
  Эльф повёл рукой. За ней остался лёгкий след из серебристой пыли, сверкающей, как... Да ладно тебе. Ладно-ладно, украшать не буду. Из пелены, созданной сверкающей пылью, вышел здоровенный накачанный тролль в Костюме Успешного Садиста-профессионала. В одной его руке была здоровенная дубина в изломах и буграх, блестящая и, по-моему, с клёпками из чёрного железа. Другая была пуста.
  Тролль поклонился своему господину, кивнул моему первому компаньону и ухмыльнулся мне. Кхм. А ты его знаешь? Как это не моё дело? Он ведёт себя так, словно вы не в одной битве были. Ну-ну. Всё равно потом выясню. И не надо мне здесь ухмыляться, в первом же городе поставлю себе ментальные щиты на все деньги! Что?! Ну тогда не на все. Всё равно не лезь в мою голову без спроса, ладненько?
  И тролль, ухнув, приступил к своей работе. Судя по его улыбке, даже скорее оскалу, чем улыбке, лёва и ему не нравился. А то, в какой костюм он был одет, сулило нашему кровожаденькому зверёчку несколько удивительно насыщенных воспоминаниями минут.
  Сначала тролль ударил младшего бога дубиной. По голове. Из глотки лёвы вырвался бы рык, но зубы его были стиснуты. Лапы его чуть дрогнули. Развернув 'защитника зверей' быстрым рывком за хвост, тролль сломал его. В двух местах. У корня и примерно в трети от кисточки. А потом пришло время для аеанденграусс.
  Три хищных, шипастых лианы вырвались из земли. Каждая толщиной в бицепс взрослого человека. И они начали наказывать нечестивую отрыжку чужого мира так, как бывает в сказках для взрослых. Или для очень плохих детей.
  Мой первый компаньон закрыл глаза секунд через двадцать. Эльдгардайён вроде бы смотрел, но я почему-то знал, что смотрит он не на тело лёвы, а в те области, которые увидеть не так-то просто. Тролль разглядывал муки льва, который сейчас походил на котёнка, запутавшегося в нитках, с профессиональным одобрением и оскалом удовлетворения. Он упёр руки в бока, а дубина его стояла справа, вертикально.
  Минуты две продолжалось то, что продолжалось. Под конец, когда губы моего спутника уже недовольно кривились, Ласлорг издал мяв, наполненный такой болью и яростью, что далеко свалилось несколько деревьев.
  Лианы исчезли.
  Опустошённый лёва рухнул на землю.
  Глаза его были закрыты. Шерсть стала ещё грязней. На шкуре появились царапины.
  Тролль, улыбнувшись мне и кивнув моему компаньону, исчез. Вместе с дубиной.
  - Чего не ждал, того не ждал. - Эльдгардайён повернулся к нам лицом... - Сеймур, ты станешь Великим Главным героем! Быть может, величайшим. Заставить котёнка ощутить столько боли... Нет, я ничего не имею против, но сам бы такого с ним точно не совершил.
  Эльдгардайён повернул голову к своему любимцу и спросил:
  - Куда вас доставить, Эндай?
  - Сканденвальд, улица Пьяных Магофф, дом двадцать шесть, третья спальня. - Без раздумий. Хех. Хотел бы я знать, к чему он это?
  - Уже. - Эльдгардайён обратился ко мне: - Сеймур, ты всегда можешь на меня рассчитывать. И плевать мне на то, что ты Уничтожитель.
  Несясь во вспышке, поглотившей тьму, я успел подумать, что краем уха слышал об Уничтожителях... Но вот что именно, вспомнить так и не смог.
  И, краем глаза уловив звёзды во тьме, я улыбнулся.
  
  Интеррия третья, озлобленная.
  
  Выпучив глаза на невозмутимого эльфа, Бод возопил:
  - Как это вы не можете меня пустить в Ариэндор?!
  Тобольд Виндфри, Баргрант Сэндстойл и Аяльф Морденарри стояли перед воротами в Ариэндор.
  Большая, пять метров в высоту и шесть или семь в ширину, арка перегораживала Четвёртый тракт Старой Империи. В ней стоял эльф, одетый в Малые доспехи пограничника. Менее шикарными они от этого не становились. Глаза эльфа лучились ехидством, самодостаточностью и превосходством примерно в равных пропорциях. На губах играла обычная эльфийская улыбочка. Которая, кстати, не выражала абсолютно ничего. Кроме, пожалуй, 'А что, вы думали, можно взять и пройти? Быстро, без задержек и традиционных унижений? Зря думали, зря. Я не просто пейзаж украшаю.'
  В руках эльфа оружия не было. И руки он держал в карманчиках столь малых, что там даже приличный кирпич не спрячешь. А что-нибудь более опасное и подавно. Но даже Барти чувствовал, что если они выкинут что-то выходящее за грань 'Мирных Намерений', то от двоих приключенцев останется только память и немного пепла, а Аяльф спокойненько пойдёт домой.
  Так что им пришлось смириться с эльфячностью пограничника.
  - То есть вы хотите сказать, что их пропустите, а меня нет? - в Боде потихоньку закипал гнев, который графёнок не смог бы выплеснуть при всём желании.
  - Ага, - ухмыльнулся эльф.
  - Почемуу?! - повышенным тоном, но не слишком громко вопросил Тобольд.
  - Потому. Вот, прочитайте, если умеете, - паскудная улыбочка ещё раз появилась на губах пограничника. Он протянул Тобольду свиточек из чьей-то кожи.
  'Человеков не пускать!' И всё. Весь свиток.
  Когда Бод прочитал это немудрёное послание, его челюсть начала привычно падать, но на полпути её остановила мысль. Тоже часто появляющаяся у Тобольда Виндфри. И гласила она: 'ААААА, чтоб вас всех!!!'
  - А... Когда к вам поступил этот... приказ?
  Эльф собрался было сказать, что 'вам это знать не положено', но ему в голову пришла гораздо более интересная идея. Пограничник заявил:
  - Это вам знать совершенно необязательно, но свиток доставили ещё днём. Перед обедом. Зачем вам эти сведения, я интересоваться не буду. И на будущее посоветую вам стать чуть менее эгоцентричным.
  Тобольд вздохнул, печально оглядывая арку, вокруг которой ничего не было.
  Вполне в духе эльфов. Арка, которую даже керг за полчаса разгрызёт и пустота вокруг. Ни заборчика, ни частокола, ни даже предупреждения о том, что 'Здеся ходить не положына!' Скорее всего, и пограничник тут не нужен. Просто если эльфы не хотят, чтобы кто-то прошёл в их королевство, то он (она, оно) не пройдёт. Колдушничество, вот оно в чём дело!
  Тобольд обернулся. Махина Древнего портала неярко искрилась в лучах заходящего солнца. Великий портал, построенный ещё во времена Древней империи, отключился на ночь три минуты назад. Успел выплюнуть из Межпространственной Утробы троих приключенцев и погас, явно насмехаясь над графом Вольных Ветров.
  - Поселений нет в дне пути. Ближайшие с трактирами и прочими дешёвыми ночлежками вы сможете найти на землях Леммингстона. Хотите бесплатный совет?
  Тобольд посмотрел на эльфа так, что и орк понял бы, что советы его собеседника не интересуют. И хочет он не говорить, а повесить и пытать неповинного Стража границ с помощью нетрадиционных методов. Например, Сдобной матери. Или бобрового жира.
  - Вижу, что вы жаждете его получить, - нахально ухмыльнулся эльф, которому не требовался не только положительный ответ, но и ответ вообще. Он бы всё равно дал этот совет, даже если пришлось удерживать графа Виндфри Парализацией.
  Выждав некоторое время, чтобы Аяльф закончил давить пяткой какую-то мерзостную бородатую жабу, эльф с отсутствующим видом изрёк:
  - Вы можете заночевать у Имперских врат. За ночь может прийти новый свиток. Или два. Всё равно вы так и так потеряете ночь пути, а у портала хотя бы отдохнёте в безопасности. Здесь вас никто не побеспокоит. Кроме всяких жаб и прочих лягушек.
  Тобольд подумал о том, что жабы и лягушки его побеспокоить не смогут при всём желании. Силёнок не хватит. Спросил:
  - Почему в Ариэндор не пускают только человеков?
  - Беженцы из Леммингтона. Повадились искать убежище в Нашей Стране. Так как их было довольно много и были они очень назойливые, пришлось прибегнуть к крайним мерам. Вам не кажется странным, что вокруг так много лягушек?
  - Так вы... - Тобольда озарило. Он почти произнёс эти слова, но...
  - Ага. Сытые аисты уже улетели. Будут знать, чёртовы человеки! Их много, а я один! И на работе!
  - Ялли, ты вот только что... наступил... на жабу! - вдруг дошло до Тобольда. И он вспомнил, с какой садистской улыбочкой его друг давил несчастное земноводное. И как блестели его глаза, тоже вспомнил. - Аяльф, это же... бесчеловечно!!!
  Ялли ответил на это заявление взглядом из серии 'Н-ну-у... Если я это не сделаю, то кто-то другой точно сделает. И всё равно жабят ничто уже не спасёт. Дириндар терпелив, но человеков было действительно много'.
  - Барти, а ты что там делаешь?!
  Гном не ответил. Он был занят. Его Холщовый мешок с грузоподъёмностью немного выше средней был почти забит отчаянно квакающими жабами. Гном не собирался останавливаться на достигнутом и продолжал охоту.
  - Барти, с-собака бородатая! Прекратил сию секунду! На кой хрен тебе сдались эти жабы, торгаш ты несчастный?! - завопил ярый защитник животных, которых нельзя пустить в пищу.
  Гном ответил только после того, как с трудом завязал мешок. В котором при каждом движении крепыша что-то похрустывало. И молвил Баргрант Сэндстойл, утерев усы:
  - Заколдованные принцы и принцессы. Распродажа. Две жабы по цене одной лягушки. Бесплатное предложение: набери жменю жаб за три золотых унда и вали домой, повизгивая от счастья!
  - Как ты можешь такое говорить?! Это же люди!
  - Бывшие люди. Очень бывшие люди, я бы сказал. 'Кодекс Стража границ' гласит 'Глава седьмая, пункт сорок восьмой, строка первая. Если Страж окружён человеками, орками или гопниксами в соотношении 1/100 или большем, ему разрешается применять любые средства для уменьшения численного превосходства противника'. Опять же, 'Глава седьмая, пункт пятьдесят первый, строка третья. Чары Весёлого озера может снять только Труёвый поцелуй (земноводные) или Первобрачная ночь (птицеобразные)'. Бод, сам понимаешь, спасти их уже почти совсем никак нельзя, - добавил Аяльф, выискивая ещё хоть одну жабку, которую не успел запихать в мешок Баргрант.
  - Да что вы за эльфы такие?! - в отчаянии взвыл Тобольд, стараясь не наступать на земноводных, которых под ногами осталось мало. А в мешке - много.
  - Самые настоящие эльфы, стоящие за Ариэндор горой.
  - Ага. Дириндар не мог позволить, чтобы Граница их сожгла. Потом пепел убирать, а это та ещё морока... - поддакнул пограничнику Аяльф.
  Тобольд попытался прийти в себя. Нет, он конечно знал о том, что эльфы те ещё сволочи по отношению ко всем остальным... Но не до такой же степени!
  Он, немного подостыв, подумал о том, что Леммингтон - слишком крупное королевство, чтобы заметить смерть пары сотен... ну, полутысячи своих подданных. И о том, что его герцогство находится в Поларии, а это совсем с другой стороны. И ещё он подумал, что выгоды бы от этих людей не получил бы в любом случае. Наконец, ему в голову пришла вполне здравая мысль о том, что 'Лучше уж они, чем я. Не стоит донимать эльфов'.
  Придя этим нехитрым способом к заключению: 'Переночую здесь, а завтра - в вольное плавание!', он начал вытаскивать из Мешка Странника одеяло, полевой матрас, пару подушек, простыню и ночник.
  - Граф Виндфри, вам не стоит беспокоиться о ночлеге, - заявил Страж границ сразу после того, как Тобольд достал Одеяло Довольно Высоких Температур. - Это не входит в обязанности Стражей границ, но позвольте помочь вам с устройством на эту ночь.
  Страж границ взмахнул рукой и как по волшебству - а на самом деле при помощи заклинания Пространственного перемещения третьей степени - в двух метрах от Древнего портала появилась эльфийская походная палатка, которую все остальные завистливо называют 'Шикарный шатёр эльфов'.
  Да, название подходящее. Походная палатка эльфов содержит в себе всё, что надо для ночёвки шести существ стандартного размера - от жарильни до нужника. И причём всё в ней работает от так называемых душевых или соуллоков, как их ещё называют. Также походная палатка оснащена Устройством переработки мяса (УПМ). Достаточно установить её на ночь на трупах... кого-нибудь и утром вы обнаружите у входа несколько мешочков с Удивительным эльфийским удобрением. Ваша картошка, репа и прочее...
  - Так... Чёртова реклама! Пару минут на отключение трудно выкроить, - пожаловался Дириндар Аяльфу.
  Тот ответил печальным взглядом. Оба эльфа горестно вздохнули.
  - Ну... Заходим или продолжаем трястись от суеверного страха? - спросил Страж границ, с ухмылкой глядя на Бода и Барти.
  - А как же Охрана Границ Волшебной Страны? - хмуро спросил Бод.
  - Жабы и прочие угрозой не считаются, - ухмыльнулся Страж границ.
  - А им вы палатки не могли сделать? - Тод насупился.
  -- Их было пять с лишним тысяч. Очень много, если посчитать в палатках. А вас - мало. Я вообще один, как вы могли заметить, - эльф кивнул в сторону палатки и быстрым движением языка лизнул левый край верхней губы. Страж границ нетерпеливо посмотрел на Тобольда Виндфри, графа Вольных Ветров.
  Только вот Бода нисколько не обрадовала перспектива ночевать под одной крышей с малознакомым эльфом. О них всякие слухи ходили. А проверять их на... в общем себе, Тобольд не собирался.
  - Тобольд - ссыкло, - хохотнул Барти, хлопнул пятернёй по спине друга и первым ввалился в походную палатку эльфа.
  Тобольд, который ссыклом себя не считал, вошёл следом.
  Внутри палатка оказалась похожа скорее на Шатёр Семнадцати наслаждений, чем на походную палатку эльфа. Чего Тобольд и боялся.
  Он уже почти уснул, когда зашли Аяльф и Дириндар.
  Оба эльфа почему-то посмотрели на напрягшегося графёнка и захихикали, выходя.
  Бод ругнулся про себя и, подумав о том, чем могли заниматься два эльфа десять минут ночью, снаружи и бесшумно, заснул.
  Эльфы тихо разговаривали за пределами шатра, где гном и человек не могли бы их услышать, а Боду снились сны совершенно не про это.
  
  * * *
  
  - Властитель Артиэн, Ласлорг подвергся аеанденграусс.
  - Так и надо лёве. Пусть поменьше лезет в чужие дела.
  - Тобольд Виндфри заночевал у седьмой Арки.
  - Надеюсь, он не приставал к Дириндару?
  - Нет, только задавал глупые вопросы и возмущался приказу о непроникновении.
  - Не страшно. Норвэйнэн, вы уже нашли следы принцессы Анны?
  - Нет, Властитель. Мы ищем. Дейнос и Скальдар поступили глупо, выгнав её из страны, но уже начали завоёвывать сердца народа. Советники были против изгнания, хотя и не стали идти против законной власти.
  - Молодцы! Возможно, нам стоит заключить союз...
  - Да, близняшки вышли из тени сестрицы победителями, а не козлами отпущения. Наследница сбежала ночью, как воровка, а правление они начали железной рукой.
  - Жалобы по поводу 'нашей эльфячности' уже поступали?
  - Нет, но к утру должны. Ненавижу беженцев. Дириндар мог сделать всё возможное, а он поступил слишком мягко. Я на его месте...
  - Нор, я знаю. Это не последние беженцы в этом месяце. Потерпи.
  - Эндай заслужил доверие Уничтожителя. Сейчас они в Сканденвальде. Судя по всему, завтра пойдут закупаться самым необходимым.
  - По методу 'ломаймебель'?
  - Да, Властитель. Завтра я отправляюсь в Лемминггард, мне не нравится молчание тамошних магов. Что-нибудь передать Близнецам?
  - Хммм... Дай-ка подумать. 'Вы самые классные короли Леммингтона за восемьдесят семь лет! Продолжайте жечь, чуваки!' Передашь им два амулета Эльфийской помощи. Вот, держи.
  - Так и передать? Слово в слово?
  - Именно так. В восемнадцать сознание ещё не полностью запакощено дворцовым этикетом. Такими темпами они к койеру или ноэру развалят страну. А такие кадры нам всегда пригодятся.
  - Н-да-а... Особенно, если учесть, чем они занимаются в свободное от 'работы' время.
  - Ну и что? Тем легче будет провести кластроксению.
  - Эндай спрашивает: 'Маги или вампиры?'
  - Второе задание пусть выберет сам. Но маги как-то беспомощнее...
  - Властитель, они беспомощны только до определённого уровня. Спокойной ночи.
  - И тебе, Норвэйнэн, тоже десс таэтлайб.
  Два эльфа пошли в одном направлении. Спать.
  
  История четвёртая. О разных видах получения героем дохода.
  
  Мы оказались в уютной спальне, большую часть которой занимала огромная кровать с балдахином. Бордовое одеяло на простыне цвета крови смотрелось довольно жутко. Я бы не поверил, что подобному нашлось бы место в резиденции Наблюдателей, если бы не видел их собственными глазами.
  А вот колонны, вырезанные из дерева в виде множества фигурок фавнов, кентавров и нимф, как раз таки наоборот убеждали в том, что кровать создали именно эльфийские мастера. Столько поз и участников... Хех.
  - Хватит любоваться. Живо дуй в душ и спать.
  - Как прикажете, сэр! - бодро отрапортовал я намеренно серьёзным тоном и начал скидывать куртку с рубашкой.
  Когда я дошёл до ремня на штанах, эльф невозмутимо - ага, как же! - заметил:
  - У тебя, конечно, классное тело и всё такое, но не мог бы ты закончить оголение в ванной?
  Я кивнул и, кинув вещи с пола на кровать, стал ожидать напутствий и советов в удивительное приключение к здешнему таинственному месту омовения, носящему загадочное название 'Ванная'. И это, не лезь мне в голову, ладно?
  - Думаешь, я найду там хоть что-нибудь интересное? - хмыкнул эльф.
  - Я на это надеюсь, - подмигнул я, сложив руки на груди.
  Хм. А Атлетичности у меня теперь как минимум двадцать пять пунктов. Здорово!
  - Надейся, - разрешил эльф, загадочно улыбаясь.
  Простояв так - глаза в глаза, причём он, хоть и выше, не смотрит на меня свысока, - секунд сорок шесть, он сказал, будто и не зная, стоит ли мне доверять столь важную и удивительную тайну:
  - Ванная в конце коридора. На этом этаже, с синей дверью. Не перепутаешь.
  С сомнением посмотрев на своего первого компаньона, я вышел из спальни.
  В коридоре имелось несколько дверей, со стороны левой руки два проёма вели на широкие лестницы. Висела пара картин, не слишком красивых на мой взгляд, но и не настолько уродливых, чтобы я захотел больше не вспоминать о них. Справа, в конце коридора, действительно находилась синяя дверь со сложным то ли рисунком, то ли узором. Ручка повернулась и я вошёл в ванную.
  В ванную. Ага. Эльф именно так назвал это место омовения, хотя сама ванна была чуть ли не больше кровати размером и по пояс мне высотой. Справа и слева висели три ряда полочек на которых переливались под неярким светом магических шаров сотни бутылочек, баночек и флаконов. Да, вот уж ни за что не поверю, что ими пользуется только один эльф! Да тут как минимум одних шампуней на двенадцать типов волос, не говоря уже о всяких солях для ванн и ароматизаторах.
  Такая ванная и простое вечернее омовение... Хмм... Хе-хе.
  
  К слову сказать, вымылся я быстро. Волосы пахли дикой смесью ели, ежевики и малины, а кожа просто сверкала. Не хуже склянок. С сожалением понимая, что в следующий раз такую ванную я могу и не посетить, я завершал вытирание.
  Обмотав бёдра полотенцем с гоблинами, я услышал лёгонький стук в дверь.
  Открыв её, я увидел своего спутника и чуть не поперхнулся: на нём были только фиолетовые плавки. Ксолотль! Ну как можно с таким телом ходить в одних плавках!
  Начиная нещадно завидовать, я услышал через пелену противоречивых мыслей:
  - Да не волнуйся ты так! Что я, Главных героев раньше не видел? И если ты не начнёшь умолять, посягать на тебя я не стану.
  Да чтоб я ещё умолять начал?! Нее, не знаю, сколько там он видел Главных героев, но они всяко были чуть менее целомуденны, чем обезбашенные принцессы.
  Ухмыльнувшись с мыслью 'Посмотрим-посмотрим, кто ещё кого умолять будет', я услышал одобрительный смех и предложение поспорить на эту тему.
  - А теперь спатеньки. До спальни сам дойдёшь, если не заблудишься. Наденешь что-нибудь из шкафчика и чтоб до девяти утра выспался.
  До девяти? Нормальные Герои спят до обеда, а потом обедают часа два или около того. Так что я кивнул, как бы говоря, что да, ладненько, конечно, я проснусь в девять, и пошёл по коридору, ни разу не оглянувшись.
  Ну ладно, разок я оглянулся. И увидел, что эльфячный эльф до сих пор стоит в коридоре, прислонившись правой рукой к двери напротив двери ванной. Ксолотль!
  Чую, просто так уснуть мне сегодня не получится...
  
  Получилось. Едва я коснулся кровати, меня вырубило. Видно, сказалось напряжение первого дня настоящей геройской жизни. Ну, или ещё что-нибудь. Например, можно было сказать, что футболка или боксеры, которые я надел перед сном, были пропитаны фейской сонной пылью. Были или не были, но снов я своих не помнил.
  Зато подскочил как ошпаренный, когда мой компаньон затряс моё плечо.
  Ровно в девять, как и предупреждал.
  - Никаких 'А ещё поспать?'! - сразу сказал он, предвосхищая мой вопрос.
  - Ладно. А позавтракать?
  - Это потом. Ты ж герой. Съешь грушу по дороге или арбуз какой и сыт целый день.
  - Знаешь, я считаю, что этот бред написан только в насмешку к Неизмеримой Крутизне Главных героев. И к реальной жизни отношения не имеет.
  - Неизмеримую Крутизну Главных героев можно измерить сорокасантиметровой линейкой или надо брать побольше? - ехидно поинтересовался эльф.
  - Побольше, побольше, - пробурчал я, уже более осмысленно разглядывая его сегодняшний костюм.
  А посмотреть было на что. Черный, с серебряными бляшками и украшениями, со вставками из чёрной кожи и чёрной же чешуи, с серебристыми молниями на плечах, торсе и бёдрах. Дополняли куртку, ремень и обтягивающие штаны плащ с фиолетовым подбоем и чёрные сапоги с недлинными шипами на пятках. Справа на ремне висел Многоденежный мешок, а слева крепились ремни для Нездешнего меча и кинжала.
  Рубашка, чей воротник лишь слегка осквернён кружевами, была белой.
  - Эх ты, Главный герой, - с насмешкой одобрения сказал эльф, с прищуром глядя на меня. - Возьмёшь одежду из шкафа. Твой комплект Юнца я переплавил в золото. И не забывай, что возражения я принимая только вместе с извинениями.
  Не поняв, к чему это он... Да ладно тебе! Всё равно он мне не нравился. И в сколько же золота ты его переплавил? Семьдесят серебряков или меньше? Ну как знаешь, не думал, что ты ещё и торговлю с зачарованием качал. Всё, всё, уже одеваюсь!
  - Я подожду тебя в зале. Твой инвирюк и листы в верхнем ящике тумбочки.
  Как будто я думал, что там их нет. Забавный ты эльф. Ой, прекрати. Не забавный так не забавный. И это, кто сказал, что будет меня в зале ждать?
  Эльф, выглядящий что в плавках, что в мантии, что в чёрном костюме одинаково восхитительно, вышел. Мне показалось, что нехотя, но когда это Главные герои думают, что не они являют собой центр вселенной?
  А вот шкафчик меня приятно удивил и порадовал. А также огорчил и опечалил по самое не могу. И заставил сомневаться в том, что мой компаньон действительно хотел, чтобы мы вышли вовремя. Шкафчик, вчера полупустой, сейчас стал бесконечен.
  Я перебирал костюмы и куртки, рубашки, штаны и брюки, мантии, плащи и камзолы две минуты. Потом пять. Потом девять... После двенадцатой минуты я задержал руку и не стал крутить кольцо в следующий раз. Закрыл глаза. Тяжело вздохнул. В это время перед моими глазами пробегали разнообразнейшие предметы гардероба, дающие бонусы к осам, башкам, способностям, умениям и заклинаниям... А то и ко всему сразу.
  Не открывая глаз я крутанул кольцо и вытащил наугад что-то жёсткое и кожистое.
  Хех. Костюм из чёрной видокожи, выделанной эльфами. Украшенный Молниями Сагреаля и серебром. К нему в комплекте шла рубашка цвета крови - почти такого же, как и одеяло на кровати - и Василисьи сапоги. Сволочи! Они убили василиска ради этих сапог! Родственника Великого Ороксимэйра! Да как так можно вообще?! А сидят хорошо, как будто на меня шили.
  Одевшись и порадовавшись тому, что кружева на рубашке не то, чтобы не бесят, но почти незаметны, я опоясался ремнём с Лякошелем справа и ножнами с Редким Мечом Убийцы Несогласных слева. Около Лякошеля повесил Кодекс и набор Малых зелий.
  И наконец-то вышел в коридор, весело насвистывая один из любимых мотивчиков.
  
  Мой компаньон ждал у подножия лестницы, по которой я спускался в большой зал.
  Да, это был не просто дом или особняк, но произведение искусства с колоннами, арками и барельефами. Огромные окна, несколько дверей во внутренние помещения и большие двери на улицу, в которые и тролль не пригибаясь пройдёт. Следует заметить, что в особняке преобладали кровавые и синие тона. Неужто здешний дизайнер вдохновлялся работами Зенцельтайнера Шелтенвинскора?
  Спустившись по лестнице и поравнявшись с компаньоном, я спросил:
  - И как же зовут моего первого компаньона, столь искусного в Язвительности?
  - Эльдиан Граэнвитзи, Хозяин Приполярья, Эйридарк и Леттинсиннор, Вейершторн и Файрулиттер, - вежливо представился он, приложив ладонь к сердцу и склонив голову.
  Я оказался в некотором замешательстве. Четыре профессии без учёта уровней можно освоить минимум за двести лет. Но Эльдиан выглядел древнее и совершенней...
  - Можешь не повторять, память у меня хорошая, - небрежно бросил он.
  Да и профессии хорошие... Хорошо, что не вслух. Хотя... Он же эльф. Да и вот оно что... Мастер Уничтожения, Лорд Раскалывания сознаний и Убеждения, Искатель путей и Смотрящий события в одном лице.
  Меня распирало от гордости. И не надо ухмыляться, ты теперь от меня не отделаешься!
  - Ты уверен, что я этого захотел бы? - подмигнул мне Эльд.
  - Я уверен, что спутника лучше тебя искать придётся долго. И вряд ли я его найду.
  Эльд довольно заулыбался и в величии своей скромности стал разглядывать совершенные ногти на правой руке. Я, чтобы не портить эту картину подольше - не каждый день увидишь тающего эльфа, - поправлял листы героя и прочие документики, ненавязчиво роясь в Кодексе. Рост цифр меня радовал, но не то, чтобы несказанно.
  - У нас сегодня много дел, - мурлыкнул Эльдиан, немного отойдя от моих слов. - Так что сначала поправим вес твоего кошелька, а потом к старине Келдссаму. У него должны быть новости для нас.
  - К сожалению, я о нём только читал, да и то мимоходом, - не слишком опечаленно заметил я. О Келдссаме Ферклоуке я действительно знал мало. В основном то, что этот гном был одним из самых осведомлённых рэев в этой части Поларии по множеству вопросов, а ещё то, что его книжная лавка могла соперничать в количестве изданий, рукописей и манускриптов с Библиотекой Совета Эверелла. Ну, второе несколько сомнительно, а о первом я почти не задумывался, но, возможно, знакомство с ним пойдёт на пользу и багажу знаний, и количеству опыта.
  - Ничего страшного. Он дядька суровый, но добрый. Если, конечно, книги у него покупать, а не как обычно, - подмигнул мне Элд.
  Я что, похож на того, кто может взять и... Да, Элд, я не ровня тем героям, кого ты видел. Ну, может не всем, но... Книги я привык покупать, а не читать на ходу, боясь получить молнией промеж хребта.
  Элд оценивающе на меня посмотрел и лёгким движением воли открыл входную дверь. Да, не привык я к большим городам... На улице было не то, чтобы очень шумно, но некоторый гвалт резко отличался от спокойной тишины Академии, изредка нарушаемой смехом, топотом или воплями боли.
  - За резиденцией сворачивай налево.
  Странно. А куда ещё, если направо - улица?
  Хотя на мой взгляд, эта улица Пьяных Магофф по величине была скорее проспектом. Да и на обычной улице возчик гномов проехал бы с трудом. А здесь он мирно соседствует с чаросами и чарсурами, парой карет и троллями-носильщиками.
  Спустившись по ступеням, полукругом ведущим вниз, мы свернули за угол резиденции.
  Переулок в дом длиной оказался настолько загаженным, словно в нём предавались разнузданным утехам грязевик и мусорная куча с не менее чистоплотными родственниками. И посреди всего этого, на фоне кучи тряпья и гнили, стояла совершенно новая, сверкающая полированными боками бочка.
  Высотой мне по пояс.
  Я с сомнением посмотрел на Элда. Элд сделал вид, что это не он, а кто-то другой. Нет, ну кто бы мог подумать, что... Тысячелетний? Вау. Тысячелетний, а такие грязные приёмы. Ну и что, что бочка чистая. Ты прекрасно понял, что я имею в виду.
  - Ну извини, волокиту с заданиями на такие суммы я лишний раз проворачивать не собираюсь, - в голосе Элда слышны нотки неудовольствия и упрёка. - А уровень твой пока маловат, чтобы получить за задание больше пары тысяч ундов.
  Вот тут он прав. Даже и сказать нечего.
  - Я не собираюсь пинать бочку. Только балбесы так делают.
  - Все герои делают это, - и так насмешливо смотрит. Бесит меня этот взгляд.
  - Агаа. И что с того? А вдруг там груша или скрытый предмет? Никогда не знаешь, что найдёшь в очередной бочке.
  - Ты знаешь, что будет в этой бочке. И давай не будем спорить.
  - Нет, давай будем. Если ты...
  - Свалили прочь с моего домика! Пришли тут, бочки всякие ставят, спать мешают, с дружками приходят, снова будят... - сонный и хриплый голос керга немного образумил меня. Хм. А что, если...
  - Агаа. - Элд воспроизвёл мой звук с точностью до обертона. - Именно так и будет. Я же сразу сказал, что не стал морочиться с волокитой.
  Я посмотрел на бочку. На керга. Снова на бочку.
  Снова на керга. Опять на бочку.
  И с воинственной мыслью 'Лучше мне, чем ему', пнул бочку, да посильней.
  Если честно, то мне хотелось это сделать ещё в Нейтголе, но... Сами знаете, портить чужие бочки и не получать за это даже недовольных взглядов занятие не слишком геройское. Да и вообще глупое, если рассмотреть его более детально.
  Из бочки взвился поток золотых монет, фонтан высотой в эльфа. Унды, суйверенсы и гилдерои посыпались на грязную мостовую. Челюсть керга попыталась отвалиться.
  Я, не обращая внимания на то, что Эльд хочет предупредить меня о том, что если на золото первым наступит керг, то оно станет его золотом, наступил на золото первым. И оно ручейком золотых блестяшек начало обвиваться вокруг моей правой голени, бедра и, наконец, наполнять мой Лякошель силой наиболее востребованного блага героев - денег.
  - Да вы... вы... Это моя бочка была! В моём переулке! А вы... вы...
  Керга знатно заклинило. Ну, с кем не бывает? Столько золота и мимо кармана.
  Интересно, а в его одёжке вообще карманы имеются?
  - Так сколько золота мимо кармана? - ненавязчиво поинтересовался Эльд.
  Последняя монетка забралась в мой Лякошель и я, заглянув в Кодекс, ответил:
  - Двадцать две тысячи семьсот пятнадцать ундов. Почти семнадцать с половиной тысяч усреднённых золотых. Спасибо, конечно, но я ещё ничего не сделал, - попытался и поблагодарить, и наскромничать я.
  - Ну-ну, ещё сделаешь, - покровительственно заявил Эльдиан, глядя на меня лучистыми синими глазами. - Маловато, конечно, влезло, но это ведь не последняя бочка в твоей жизни?
  Я старательно делал вид, что всё в порядке. И что меня не покоробило последнее его высказывание. Зато керг вроде бы пришёл в себя. Он почти подошёл к нам и...
  - Ещё хоть звук из твоей поганой глотки и я познакомлю твою унылую рожицу со своим любимым Вариативным Уничтожением. Ну? - спросил Элд у притихшего керга. - Свалил сию секунду и если я увижу тебя хотя бы в двух кварталах от резиденции рода Вальдергио, все твои родственники будут проклинать тебя, купаясь в ужасах Абейора.
  Керг с костяным стуком захлопнул пасть и 'свалил сию секунду'. Как замечательно у Эльда получается делать так, чтобы неугодные сами не попадались! И маджегу не тратит, и голос суров и жесток, и брови шикарно хмурит!
  - Ну? Налюбовался? За мной. Мы почти пришли.
  Выйдя из переулка, мы пошли по улице Пьяных Магофф в сторону Ерефейской площади. Или на северо-запад с небольшим отклонением к северу. И да, до лавки Келдссама и правда было недалеко: через два квартала мы уже были у 'Книжной лавки Келдссама'. А ещё через пару секунд зашли в неё.
  - Здравствуйте-здравствуйте! Привел нового героя, а, Эльди? - разулыбался старый гном при нашем появлении. Он сидел за стойкой, в высоком кресле с витой спинкой и подлокотниками. На стойке стояли чернильница и стальной цилиндр с перьями, вокруг которых лежали груды бумаг. - Новости неутешительны.
  Гном был взволнован. Очки на широком носу сидели криво, а бороду он сегодня точно не расчёсывал. На жилетке остались крошки с предыдущего перекуса, а на пальцах кое-где виднелись пятна чернил.
  - Сейми, нам с Келдссамом надо поговорить. Посмотришь книги минут десять?
  Я, не говоря ни да, ни нет, пошёл мимо полок, шкафов, стеллажей и сундуков, наполненных книгами по самое не могу. Такое чувство, что книг на них стояло гораздо больше, чем они могли вместить. И при этом часть книг, не материальная, но отчётливая, находилась в проходах, создавая удивительную атмосферу покоя и познания.
  Да, теперь я точно могу сказать: книг здесь очень много. Может, и больше, чем в Библиотеке Совета, может, меньше, но действительно много. Минут пять я ходил между стенами книжной обители и прикасался к корешкам произведений печатного искусства.
  Вот лишь несколько из замеченных мной в лавке книг:
  'Многомонструм, или Монстромногум'. Суровый томик весом в три килограмма с описанием приключений наёмника Геральда, волбешницы Дженнифер и Дитя-надоедливости Ширри. С открытым финалом и закрытым концом.
  'Болтология и как от неё избавиться за неполные двадцать девять часов с перерывами на обед, ужин, сон и завтрак'. Да, Тоду не помешало бы её прочесть. Или хотя бы узнать, что она существует. В конце концов, если сделать из неё кляп, то она хоть как-то поможет избавиться от его словоизвержений по поводу и без.
  'Большая и тяжёлая энциклопедия минералов. Как отличить совершенный алмаз от Огромной Каменюки'. Тоже жестокая книга. Даже нижникам не понравится, если ей их попытаются убить. А убить ей можно: на одну обложку камней ушло больше, чем на корону какого-нибудь короля с одним замком и стадом землецов.
  'Кодекс Истинного Приключенца'. Толстая книга советов о том, чем именно стоит набить свою походную сумку, как сделать, чтобы в неё можно было набить очень много всего и почему не стоит отказываться от халявных гвоздей. Хех. Забавно, но не более.
  'По средам'. А вот этот любовный роман о драконах и дворянах я бы прочитал как-нибудь. Там, я слышал, есть сцена с попаданием стрелы в колено невинной кошке и несколько весьма смачных описаний сражений мамонтов за право насладиться свежей плотью великана Теперьлиона. И ещё много всего.
  'Киркой по спине' с продолжением 'Щели в огне'. Да, такого стёба над магами Англикании и доблестными, упоительно храбро-отважными воинами Стального Братства я не читал. И не скоро прочту. Но вот прочитанный отрывок про то, как дух Истинной законности овладевал блондинчиком в мантии до колена, я долго забыть не смогу.
  А вот 'Магическую Книгу Мага' с картинками и 'Кратким, но ёмким, малым сборником эльфийских ругательств' я прикуплю. Надеюсь, денег хватит. Тут ведь и руны, и про утерянные тайны древней магии, и про то, чем стоит руководствоваться при выборе головного убора, и... Много-много ещё. Да и в аннотации написано, что '...при чтении книги магом знаний прибавляется и у мага, и в книге'. Хочется проверить, будут ли там появляться новые страницы или как? Да и тираж хорош: всего двести экземпляров.
  Я бы ходил между стеллажей и дольше, если бы не крик Эльда:
  - Сейми! Мы уходим!
  Странно, что я вышел из лабиринта книг за считанные секунды, а не заблудился в нём, как могло бы случиться.
  - Пожелай Келдссаму всего приятного и... Книга? Ну-ка... - Эльд выхватил у меня из рук 'Магическую Книгу Мага' и, осмотрев её со всех сторон, сказал: - Запиши на мой счёт. Сейми, ты же не будешь против небольшого дружеского подарка?
  И улыбнулся. Глаза его довольно сверкали.
  - Э, нет. Но... - впрочем, не став говорить о том, что к подаркам я не то, чтобы привык и тем более получить подарок от компаньона, для которого даже задание не выполнил, как-то непривычно, я замолчал.
  - Вот и отлично! Ну? Идём.
  - Всего приятного, мастер Келдссам! - я чуть склонил голову, изображая некоторый поклон. Или что-то вроде него.
  Гном кивнул с важным видом и, нахмурив брови, посмотрел на Эльда.
  Эльд в свою очередь сжал челюсти и чуть подняв подбородок, повернувшись, вышел.
  Я последовал за ним. Обернувшись на входе, я увидел, как мастер Келдссам качает головой, возвращаясь к бумагам на столе.
  - Извини, Сеймур, но новости, что я услышал, не самые приятные. Подробности я тебе пересказывать не буду, слишком уж ты горяч. - Под моим взглядом из-под бровей Эльд осёкся и перефразировал: - Не хочу, чтобы ты взбесился посреди города.
  - Утаивание информации наказуемо, - предупредил я.
  - Да-да, я знаю, - а он вообще весь здесь находится или частично?
  Тем временем мы пришли к небольшой площади, вокруг которой половиной шестиугольника стояли три разительно отличающихся дома. Да, привёл так привёл.
  Эльд, а ты мог бы предупреждать перед тем, как вести к Цветным Магам?
  
  Интеррия четвёртая, многообещающая.
  
  Сладкий сон Тобольда неожиданно прервался довольно оригинальным образом: кровать под ним исчезла. И всё остальное тоже. Раскрыв глаза, а сделал он это почти сразу после удара копчиком о землю, граф увидел, что Аяльф и Баргрант уже одеты и на ногах. К тому же Барти что-то жевал. Как обычно.
  Страж границ стоял около Врат в Ариэндор. Хмурился. Покусывал губу.
  Увидел Бода и начал ухмыляться.
  Тобольд злобно рыкнул, схватил вещи, ранее висевшие на спинке кровати, а теперь валявшиеся на траве, в охапку, и убежал за портал. Одеваться.
  - Дириндар, я слышал, что короли Леммингтона решили объявить о помолвке. Не знаешь подробностей? - спросил Аяльф, уверенный в том, что Тобольд считает, что эльфы думают, что он не услышит их разговор.
  - Я знаю немногим больше твоего. Дейнос пару часов назад приволок Руку Найкрутейшего в спальню Скальдара и под страхом смерти повелел заключить их союз на Пиках Крутизны. Рука, естественно, попытался удрать.
  - А королям не кажется, что с этим они чуток переборщили?
  - Нет, по ВЭНу показывали, что планов у них и на век хватит.
  - Планируют развалить Леммингтон потехи ради?
  - И не только его. Ищут Главного героя себе в помощь. Вряд ли кто на это согласится...
  - О чём речь ведёте, господа эльфы? - угрюмо спросил Тобольд, застёгивая фибулу на плаще. Он уже знал, куда пойдёт. И что покажет этому несносному Сеймуру.
  - Об извращенцах этих, Дейносе и Скальдаре Леммингах. Да как их ещё не убили за то, что они Анну из страны вышвырнули! Народ её любил, а эти... эти...
  - Барти, власть королей Леммингтона дарована им Кулаэлем Кулориалом. И даже если народ, как ты говоришь, поднимет восстание, то... Ты ведь знаешь? - спросил Ялли.
  - Да-да, Кровавые ошмётки во все стороны на три квартала... - скривился гном.
  - Церковь Крутости стала самой великой именно потому, что не стеснялась самых действенных средств против тех, кто... - Тобольд почувствовал гордость за свою веру.
  - Эльдгардайён. Он не раз вставлял адептам Крутизны.
  - И Скорогендмакс. Тоже часто был против.
  - Ага. Кулаэль не так уж и крут, когда к нему в гости приходят властители других пантеонов. Чаще всего запирается в Крутобокой и говорит тонким голосочком: 'Никого нету дома! Папа ушёл на работу!' - язвительно-нагло заметил Дириндар.
  Тобольд вспыхнул, но промолчал. Ялли в этом споре встанет на сторону Стража границ. Да и Барти, скорее всего, тоже. Да как они посмели такое говорить о Кулаэле Кулориале, самом могущественном и сильном боге Эльдингнума?! Нет, так этого оставить нельзя. Вот сейчас он соберётся с духом и ответит этим охамевшим нелюдям. Точно ответит. Подождёт ещё чуть-чуть, чтобы Духа накопилось побольше и так ответит!
  В метре от Дириндара ударила молния. Несколько комков земли разлетелись вокруг. Один или два попали на плащ Стража границ. Кроме земли в воздухе оказались остатки несчастной жабки, глаз которой просвистел в сантиметре от головы Барти.
  Дириндар отставил ногу. Со злостью посмотрел на пятнышко грязи, оставшееся на плаще. Поднял голову к небесам и что-то тихо прошептал. Ялли тоже что-то шепнул.
  Высоко, так высоко, куда и драконы с вийвусами не каждый день подниматься станут, некто испуганно ойкнул и раздался чей-то заливистый смех.
  Полуметровая ямка от молнии затянулась землёй и на ней почти сразу выросла такая же трава, как и на остальной равнине. Правда, на Воскрешение лягушки никто запроса не делал. Ошмётки остались лежать там, куда и упали.
  - Кулаэль всё равно круче! - тихо, так чтобы и в Поларии услышали, сказал Тод.
  - А Эльдгардайён сильнее. - Ухмыльнулся Аяльф. - И красивее, - мечтательно добавил он.
  - Вы про Скорогендмакса забыли. Он может выпить больше пива, чем Крутой и Нахальный вместе взятые! - улыбочка Барти напоминала оскал гномьего черепа.
  - Теократические трения, насколько я вижу. - Сказано голосом чистым и уверенным. Говорившего не видно, но его присутствие ощутили все. В трепете трав, внезапно умолкнувшем кваканье, в том, что воздух стал другим.
  - Король, мы не думали, что вы окажете нам честь и явите себя в такой глухомани...
  - Да-да, Дириндар, конечно, вы не думали. Но я здесь. С собственным величием, - усмехнулся Артиэн.
  - Мы не ждали вас так рано... - Ялли тоже несколько удивился.
  - Что поделаешь. Иногда хочется прогуляться и до обеда. - Властитель дружелюбно посмотрел на юного эльфа. И, став серьёзней, сказал: - Так, отойдите. У меня есть разговор к доблестному выпускнику Академии Саабласа. Давайте-давайте, не хочу тратить времени больше, чем он того заслуживает.
  Когда эльфы и гном отошли на достаточное расстояние (пятнадцать метров), Властитель Артиэн крепко сжал плечо Тобольда и, глядя в его прозрачно-серые глаза, начал речь:
  - Для всего Эльдингнума наступают тяжёлые времена. Зло вновь поднимает голову, чтобы попытаться отгрызть кусок Света от Добра. Орки, тролли и гоблины начинают вылезать из своих полей и огородов, страх гонит их с обжитых мест. Страх, который зовёт их объединиться в орду и обрушить свой ужас на мирные страны Эльдингнума! Некроманты настойчиво наводят лоск в своих чёрных замках. Вампиры обнажают клыки в предвкушении крови невинных и беспомощных жертв, а недавно вернулись из отпуска пара-тройка Чёрных Властелинов. Скоро весь мир погрязнет в крови и ужасе, если ничего не предпринять!
  - Ага, так и есть. Причём постоянно. Только причём здесь я, ненаследный граф второго по величине герцогства бароната Ветра? - хмуро и недоверчиво спросил Тод.
  - Боги избрали тебя для выполнения Великой Миссии. Ты должен предотвратить соединение Светлого Конца с Темным Началом и Спасти Мир!
  - Н-да? А потом что? А если меня убьют? Хотя... мне подарят Поларию? Или кусок... нет, весь юго-запад Леммингтона? Что я получу...
  - Жаль, что ты не купился. Отвратное человечище!
  - Печально, что глупость со временем только растёт. Властитель стылых лесов!
  Два существа, эльф и человек, сверлили друг друга взглядом три с половиной минуты. Причём Боду казалось, что это были пять минут, а Артиэн еле сдерживал желание испепелить нахального человечишку. Впрочем, он сдержался. Человечишка нужен ему живым.
  - Тобольд, ты ведь хочешь стать Главным героем, как стал Сеймур Дистрой? - сказал Артиэн, соблазняя графёнка почти неограниченной вседозволенностью, идущей комплектом с Картой Главного Героя. Видя, как Бод сглотнул слюну, Властитель немного ослабил хватку и продолжил убеждать: - Кто Сеймур и кто ты? Граф и третий сын фермеров из какого-то захолустья! Ты ведь лучше, сильнее, умнее. У тебя есть верные друзья, - на этих словах Барти заржал и хлопнул по спине ухмыляющегося Ялли, - тугой кошелёк и отец-герцог. А Сеймур всего этого, не без твоей помощи, лишён. Так почему бы тебе не доказать, что Главный Герой из тебя получится гораздо... главнее, чем из него?
  Тобольд задумался. В его внутреннем мире боролись мысли и мечты о своей стране, толпах девушек, мёртвых драконах, ограх, троллях и прочих с одной маленькой, слабой и одинокой догадкой. 'Что-то эльф темнит!' - гласила она каждой своей мыслеформой. Впрочем, она была задавлена через несколько секунд. Последним ощущением этой крошечной и несчастной мысли была мягкая грудь какой-то роскошной красотки. А потом, когда мысль исчезла, во внутреннем мире Тобольда Виндфри разнёсся торжествующий, но тихий смех. Бод открыл глаза. Спросил:
  - Так что я получу за то, что стану Главным Героем?
  - Всё, что только душа попросит. Но после того, как помешаешь планам Сеймура.
  - И... и это всё? Я даже не знаю, где он сейчас, не то, что его чёртовы планы!
  - Всё в твоих руках. Только ты сможешь остановить зло, что он несёт с собой. И вымой перед этим руки. Похоже, ты спросонья лягушку раздавил. Согласен быть моим Главным Героем?
  - Лично вашим, Ваше Величество, нет. А вообще да.
  - Отлично. Держи. Правила ты, я уверен, и так знаешь. Подпиши кровью.
  В руках Бода оказался небольшой свиток пергамента. Быстро глянув основные пункты, написанные на эльфийском, Тобольд ткнул алхимическим кинжалом себе в указательным палец и размашисто поставил автограф в кругу справа-внизу.
  Руны вспыхнули. Артиэн улыбнулся.
  Ненаследный граф всё равно не знал эльфийской письменности, так как ходить на дополнительные лекции считал ниже своего достоинства.
  Пергамент исчез и от левой руки Артиэна к Тобольду подлетела карточка. Переливающаяся золотом и серебром, она была размером с ладонь взрослого человека. Или чуть меньше ладони совершеннолетнего эльфа. Надпись на ней гласила: 'Тобольд Виндфри, граф Вольных Ветров. Уровень: 15. До следующего: 2000. Класс: Универсал. Спутники: Аяльф Мордениорси, Унимаг и Баргрант Сэндстойл, Берсегур. Деньги: 2 598'.
  - Эй-ей! У меня было три двести золотом! - возопил Бод.
  - Зато твоих родителей не убили орки. Что лучше - традиционное осиротение или шестьсот ундов на очищение границ от пресноводной пакости? - спросил Властитель. - Цени мою заботу, о Главный Герой, - добавил он с издёвкой.
  Тобольд так и стоял с открытым ртом, пока Артиэн что-то говорил Дириндару и Аяльфу. Когда через мид-портал прошло неестественно безобразное существо и начало жрать лягушек, он тоже не проронил ни слова. И даже истошное кваканье пожираемых заживо заколдованных земноводных не вывело его из ступора. Всему виной врождённая жадность герцогов Виндфри.
  - Мешочек тоже-сс с лягушшками. Открой его, добренький гном! Накорми нас-с!
  - Пошёл вон, урод. Это мои лягушки и я их продам. А ты сам себе лови, жаброчешуй! - рявкнул гном. Он, как и Бод, не отличался щедростью. И добротой тоже.
  - Мы так бедны и нессчасстны, что...
  - Что внезапно околеешь, если не уберёшься подальше.
  - Злобненький гномик! Ты за это... получишь много денежек, когда продашь жабок. Тем более, что вссе они уже ссдохли, мой дружочек, да-сс, ссдохли ещё на рассвете.
  - Ксолотль! И что мне теперь делать с мешком жабьих трупов? - проворчал гном, спиной ощущая, что слова отвратительного ублюдка правдивы: в мешочке уже давно никто не шевелился.
  - Отдай его нам. Да-сс, отдай нам мешочек, полный прелести!
  - Дир, у вас пополнение среди уборщиков?
  - Вроде того. Велтеллан высмотрел это в одном из миров да и прихватил сюда, чтоб остальным проглотам жизнь эллайнами не пахла. Эй, не болтать с гномом! Или жуй молча, или отправлю обратно.
  - Да-сс, красивый эльф. Мы уйдём, но сначала нажрёмся. Прощай, жадненький гном. С-славно поболтали! Если увидимсся, посмотрим, у кого зубки крепче!
  - Да-да-да, вали уже в свои силосные ямы, паскудный прохиндей!
  Не сильный, но чувствительный удар отвлёк Тобольда от созерцания картины под названием 'Исход неизвестной твари с бородавками и набедренной повязкой после сытного завтрака из диетического мяса'. Артиэн молча стоял и смотрел на своего второго Главного героя. В его глазах удовольствие смешивалось с интересом и порождало серебристо-розовые искорки, сновавшие у висков эльфа.
  - Ты запомнил, что я тебе только что сказал? - спросил Артиэн, не проронивший перед этим ни слова.
  - А? Что? - вздрогнул Тод, с трудом вываливающийся из транса.
  - Теперь ты телохранитель королей Леммингтона. Хоть волос упадёт с головы Дейноса или Скальдара и ты познаешь на себе...
  - Вы меня убьёте? - с надеждой спросил Тод, потихоньку приходя к мысли, что его-таки засосало в болото. Немного припозднившейся мысли.
  - Нет. Просто ты испытаешь на себе повышенный интерес со стороны Близнецов.
  - О неет... - простонал Тобольд, вспоминая хромилин с изображением королей.
  - Ага. Они не забыли Вентерской войны, в которой сражался твой отец. Так что веди себя хорошо, мой маленький граф. И не перегибай палку при общении с ними.
  - Ааааа!!! - завопил от несказанного счастья быть замученным извращёнными монархами Тобольд. Артиэн этого вопля не слышал: он уже сидел на троне в своём дворце и довольная улыбка собиралась остаться на его губах до самого вечера.
  - Тод, не ори! С тобой ведь будем мы, - утешил его Барти.
  Вопль графа стал ещё громче. Он упал на колени.
  В вышине, там где только птички летают, взорвался орёл...
  
  * * *
  
  - Властитель Артиэн, вам не кажется, что это вы немного перегнули палку?
  - Нет, Фесилла, не кажется. Всё идёт по плану.
  - Два ваших предыдущих плана с героями развалили...
  - Это были мои империи и мне было скучно. Ты что-то хотела? Ещё что-то?
  - Нет, но...
  - Входящие в Совет должны советовать. А не указывать. Или упрекать.
  - Да, Ваше Величество. Но...
  - Не вижу больше никаких причин, по которым ты бы могла продолжить отвлекать меня от скуки.
  - Извините, Ваше Величество.
  Властитель Артиэн проводил взглядом одну из частых Советниц. Всё-таки его идея с Сеймуром и Тобольдом восхитительна. И чем дольше правитель Ариэндора в неё углублялся, тем больше она ему нравилась.
  Властитель Артиэн закрыл глаза, удобно расположившись на троне.
  
  История пятая, в которой говорится о том, что белого мага можно и не узнать, если он зарос плесенью по самые ноздри.
  
  На крохотной площади стояли три настолько разных дома, что каждый из них будто морщил фасад от близости соседних. В центре её располагался небольшой фонтанчик с горкой камней на бортике и стальной чашей по центру. Маленькие, они чем-то походили на гальку, но в то же время были то ли отшлифованы вручную, то ли созданы уже такими.
  Дом слева отличался крайней замшелостью. Это я о том, что низ уже заплесневел, а на козырьке над дверью росли беленькие цветочки. Окон под слоем грязи почти не видно. Их когда-нибудь вообще мыли? А вот черепица сверкала идеальной белизной.
  Центральный дом, хоть и был одной высоты с соседними, выделялся приземистостью. И красноватого цвета деревом, которым был облицован снаружи, и красной черепицей, из глины Сугсейлских озёр, отменного качества.
  Третий дом, стоявший по правую руку, производил впечатление подрастающего вампирского замка. Чёрный гранит стен, стрельчатые окна, завихлюшечки по бокам двери, три горгульи на крыше... и чёрная, радостно поглощающая свет, черепица.
  Эльдиан подошёл к фонтану и, увидев мой не самый восторженный кивок, кинул один из камней в чашу. Оглушительный звон раздался сразу же. И понеслось.
  Двери домиков открылись практически одновременно, из них вышли маги. Цветные. Чтоб им пусто было... Вот Белый маг, в грязно-сером балахоне до пят и ещё более серой шляпе. Наверное, раньше она была остроконечной, но теперь свисала, как колпак. И в ней явно что-то лежало. Мне показалось, что оно к тому же шевелилось... Сам Белый маг выглядел, как дремучий старик. Морщины, седые волосы, немытая борода с крошками и чем-то смахивающим на водоросли, орлиный нос, сломанный по крайней мере трижды, впалые щёки и тускло-синие глаза. Посох его походил... на дрючок. Интересно, у какого дуба-колдуна он отломал настолько живописную ветку? Искорок на ней не было. Она не светилась. По ней не пробегали молнии и её не охватывал огонь. А она вообще волшебная? По виду - просто кусок дерева.
  Из центрального домика вышел, как можно было догадаться, Красный маг. Низенький, лысенький, толстенький и явно довольный жизнью дядечка. Вместо посоха или какого-либо другого оружия вокруг него летала древняя сфера Огня. Его маленькие карие глазки цепко осматривали меня, как мне казалось, с целью извлечь наибольшую выгоду из любого моего действия. Или бездействия. Ярко-оранжевая тога до колен изредка искрила, выдавая свою зачарованность. Хотя... возможно, что она просто зачарована искрить, запутывая противников мага. Красные - они такие.
  Больше всего меня 'порадовал' Чёрный. На вид - лет двадцать-двадцать пять, стройный, можно даже сказать худощавый. Причём одет не в полагающуюся по чину мантию, а в так называемый 'вампирский прикид'. Черные рубашка, жилет, брюки и сапоги из кожи, видовую принадлежность которой я определить так и не смог. Ах да, ещё чёрный плащ до середины голени с красным подкладом. Он тоже не имел при себе посоха, зато на широком поясе висел кинжал и Небольшой том убийства несогласных на цепочке. Чёрный маг походил на вампира гораздо больше, чем полагалось бы обычному тёмному магу. Может, он и был вампиром? Нее, я б почувствовал. У меня в кармане лежит Кровососохранохран, он бы предупредил. И смотрит, главное, так доброжелательно, как будто я ему уже что-то хорошее сделал. А вот глаза чёрные, даже свет не отражают. Кажется, что вместо радужки широкий зрачок. И это не было неприятным. Скорее, загадочным. Ещё...
  'Насмотрелся вдоволь? Давай, поговори с ними. Они не кусаются. А если начнут, у тебя есть я', - и Эльдиан мысленно захихикал. Плохой, нехороший эльф!
  - Н-ну-у... - А начать-то с чего? Прямо в лоб просить заданий у этих... работников профсоюзов? Ну, была не была... - Мне надо...
  - На местном кладбище завелись зомби! Иди и упокой их, а за это получишь двести лэнсов. - Слишком нагло для Белого мага. Может, его воспитывали крысы? Или бобры?
  - Ну нет, Рэдгальф, за двести лэнсов сам ходи. Я предлагаю за мозги тех зомби целых десять ундов! Соглашайся, герой, больше тебе никто не даст.
  Красный даже подмигнул и небрежным движением руки звякнул кошельком, неведомо как появившимся у него на поясе.
  Погодите-ка... Мозги тех зомби? Это мне предлагают идти и вскрывать им черепа? Да каждый землец знает, что зомби остановить можно, только покрошив соломкой. Представляю себе картинку: я потрошу зомбака, а он пытается меня укусить и весело шевелит глазами. Неет, это не для меня.
  - Да как ты смеешь?! Зомби - исчадия потустороннего мира и должны быть преданы земле не за деньги, а просто так! Мальчик, ты не должен выколупывать из них мозг. Просто уничтожь их любым способом и получишь целых двести сорок лэнсов.
  - Лучше оставь их себе на дубовую настойку, старик. Хоть прекратишь визжать про Благое Добро и Бескорыстные Славные Цели. Воистину доконал твой альтруизм!
  Вот и Чёрный подал свой голос. Приятный, между прочим. В разы приятнее сладкой медовой патоки Красного и скрипа двери склепа Белого.
  - М-м-молчи, ссопляк, когда старшие по делу говорят!
  - Дедушка, вам уже пора в склепе пыль на себя собирать, а не на 'юнцов' ею трясти, - и Чёрный хохотнул, довольный собственной шуткой.
  Я бы тоже заржал, но что-то мне не хотелось проверять Психическую Устойчивость Белого мага. А вот Элд усмехнулся, глядя прямо на... как там его? Рэдгальфа?
  - Некромантов прихвостень! Исчадие порока! Да если б не устав Гильдии...
  - То гореть бы вам в Неруфиаловой Бездне ещё двести лет назад. Поосторожнее, дедушка. Вы хоть знаете, сколько мне лет?
  - Судя по твоей наглости и неуважению к старшим, не больше двадцати, щщенок!
  - Ох, сказал бы я вам, да, боюсь, вы тогда слюной от зависти подавитесь.
  Белый рассвирепел. Вокруг него начали искрить белые молнии, крошечные тучки и облака неприветливой пыли.
  - Мистер Серосерый, не надо. Не надо позориться. Если сейчас же не прекратите, получите нормативное взыскание о применении боевой магии в небоевых обстоятельствах.
  Эльд припечатал так припечатал! А голос-то какой! Жесткий, можно даже камни резать. Я и не знал, что он тоже входит в ряды Смотрителей. И не только в них? Круть!
  - Остроухих не боюсь! - неосторожно заявил неряшливый колдун.
  - Зря. Очень зря. Мне не хотелось этого делать, но... - Эльдиан вытащил из воздуха свиток пергамента противного розовато-серого цвета и, быстро что-то написав, протянул Рэдгальфу. - Штраф в тысячу двести ундов заплатить не позднее, чем в эту среду.
  Рэдгальф окаменел. Он-то никак не думал, что может так запросто распрощаться с чёртовой горой денег. Колдун открывал и закрывал рот, будто пытаясь что-то сказать, но изо рта у него ничего не выходило. Кроме капелек слюны.
  - Кстати, Дениару через три недели будет триста девятнадцать. Вот только он себя в форме поддерживает в отличие от некоторых... могучих на словах волшебников.
  - Эльдиан, не стоило так с уважаемым многими кергами дедулей. Он теперь спать не сможет, думая о том, что угробил молодость на всякие глупости, а не на постижение тайн истинной магии.
  А вот тут Чёрный и Эльд рассмеялись-таки. Красный тоже хихикнул пару раз.
  - Рэдди, ты можешь наковырять мозгов у тех зомби. Для тебя особая надбавка - двенадцать ундов за каждые десять неповреждённых мозгов, - предложил Красный.
  Белый колдун дико на него зыркнул, что-то проворчал и скрылся за дверями своего домишки. Дверью хлопнул так, что она чуть не слетела с петель.
  - Знаете, господин Красный Маг, я не собираюсь за такие гроши делать трепанацию чёртовой уйме зомбарей. Ищите кого другого.
  - Ну, попытка - не пытка, - Красный с ухмылкой посмотрел на домик Белого. - Не особо мне и нужны их мозги, ещё прошлая партия в углу валяется. А может...
  - Извини, Артур, но у каждого из нас по одной попытке. Так что он мой.
  - Да ради денег, Дениар! Только потом не говори, что это мы виноваты. Как в прошлый раз. - И Красный тоже ушёл к себе.
  Мне ничего не оставалось, как подойти к Чёрному магу, которому уже три с лишним сотни лет, а выглядит всё равно отлично, и поинтересоваться:
  - И какое задание у вас для меня приготовлено?
  - Для начала пройдём в моё жилище. Там и расскажу.
  Скажу честно, было немного боязно. А ну как он меня захватит и начнёт пытать? Хотя после Жабёнка будет только противно и неприятно, а не ужасно и больно.
  Я зашёл вслед за Чёрным. Ничего так обстановка. Стены, правда, каменные, но похоже, что они испещрены множеством рун. А сам камень... То ли сианит, то ли гравуум - оба довольно волшебны и ценятся гораздо дороже розового мрамора из Данета. В прихожей не было ничего интересного, кроме вешалки в виде рогов йурского дракона и зеркала, в котором клубилась тьма. Пройдя в дверь, за которой скрылся Чёрный, я оказался в более меблированной комнате. Даже, пожалуй, зале. Здесь стоял небольшой стол и четыре стула вокруг него, два шкафа - один с посудой, другой закрыт - и комодик из древесины тенеясеня. На двух стенах висели огромные картины. На одной тролль убивал огра, а на второй нарисовано было нечто такое... такое вот нечто... ну, может, кто-то несколько разных красок на холст плеснул.
  - Эльд, ты там где? - негромко крикнул маг.
  - Уже иду. Похоже, темночёт у тебя барахлит.
  - Да знаю я... В ремонт нести дорого, а у самого никак руки не дойдут - и так проблем хватает. Ну-с, молодой человек, вы готовы принять моё задание?
  - Не думаю, что у меня получится смыться, если оно мне не понравится, - я ухмыльнулся, показывая, что никуда смываться и не собираюсь.
  - Тогда прошу присесть. Вы уже завтракали?
  - Нет, но на голодный желудок задания выполнять гораздо эффективнее, - ответил за меня Элд. Ну кто его за язык тянул? Впрочем, есть всё равно пока неохота.
  - Надеюсь, мне не надо будет разделывать левиафана за триста лэнсов?
  - Нет, за левиафана я обычно даю пять-десять сотен ундов. В зависимости от вида и размера, разумеется. Не беспокойся, никого разделывать тебе не придётся. У меня для тебя... не слишком обычное задание...
  - Нет, бегать по улице голышом я не буду. И ловить куриц тоже.
  - Давай говори, что за дело, Дэн. Сейми немного боязлив. Видишь, уровень ещё мал.
  Ну кто его за язык тянул?! И я не боюсь, просто глупостями заниматься неохота. В Академии ещё намучился...
  - Хорошо-хорошо. Так вот, мне пришла посылка от Пеклия, старого друга. Правда, я не уверен, что в пути она не подверглась зачарованию. Мне надо, чтобы кто-нибудь проверил её на предмет злонамеренной порчи. Ты как, согласен?
  - Почему бы вам самому её не проверить? Вы, судя по всему, очень неплохой маг.
  - Спасибо, конечно, но думаешь, я дожил бы до своих лет, если бы не был осторожен? И не просил бы о помощи каждого мимобредущего героя? Так ты согласен? Да или нет?
  - Судя по всему, особого выбора у меня нет, - наигранно-весело сказал я, глядя на Эльдиана. Тот кивнул, улыбаясь, и посмотрел на Дениара.
  - Конечно, есть. Ещё ты можешь убрать мой подвал или принести бочку квашеной капусты. Если дашь мне пару минут, я придумаю что-нибудь ещё более весёлое.
  Даа, что-то сомнительное у него представление о 'веселье'. Только если он надо мной насмехается... Что ж, была, не была, но делать что-то надо!
  - И как я буду проверять посылку на враждебность?
  - Ну, это не совсем посылка, - замялся Чёрный. - Это скорее бандероль или письмо. В общем, это набор случайных карт заклинаний. Ты должен прочесть каждое из них как минимум один раз, а потом развеять его, чтобы я смог определить, есть ли в них подвох или нет.
  - Надеюсь, меня не убьёт. Глупо будет погибнуть на втором задании.
  - Так постарайся не погибнуть. Тем более глупо. Если что, у тебя есть я, который неплохо исцеляет и воскрешает, - подмигнул Эльд. И то хорошо.
  - Меня уже дважды воскрешали. Лучше бы так оставили - это не так мерзко как Воскрешение. Как будто тебя...
  - Мы знаем, - перебили меня маги, синхронно скривившись.
  - Давайте уже этот набор. Надеюсь, это не те, которые закрепляются за хозяином?
  - Нет, обычные. Сейчас я телепортирую тебя в личный Купол Чар, где ты сможешь проверить все пять заклинаний на предмет поломки. Мы будем следить за тобой отсюда, так что не стоит волноваться раньше времени. Эльд, ты как? Готов настроить своего Героя на победу? Это может оказаться не так-то просто. Кто знает, какие там заклинания?
  - Ох, не стоило меня так пугать. Там же нет Призыва Фелдеруба?
  - Это не заклинание, а ритуал. Как ты в своей Академии учился? - хмыкнул Элд.
  - Скорее не 'как', а 'на что', - ухмыльнулся Дениар, демонстрируя белые зубы. Блестели они, как алмазы. Наверняка пользуется 'Изумской чистотой'.
  - В основном очень хорошо. Иначе не стал бы я Главным героем так быстро.
  - Да в них кого только не берут. Хотя фермерских сынков и дочек чересчур много.
  - Дэн, может не надо про огородников?
  Вот тут меня Чёрный уел. Я сам рос на ферме, пока орки не пришли и не вырезали всю деревню, несколько окрестных хуторов и мою родню. Да. Вот так. И меня бы вырезали, если бы я не убежал и не спрятался в лесу. Вот оно как было. Правда, давно это было и воспоминания уже не самые чёткие.
  Чёрный щёлкнул пальцами. Перед ним возник дверь-вход, сияющий, словно дракоза, наевшаяся мухоморчиков. Я не стал ждать и, выдохнув, вошел.
  Ну, купол как купол. На мой взгляд - маловат. Стены перетекают из одного цвета в другой, пол засыпан то ли крупным песком, то ли мелкой серо-жёлтой галькой. На уровне моей груди появилась малая пачка заклинаний. Ленточку разорвать или просто вскрыть? Пожалуй, ленточку. Не хочу выглядеть грубияном и деревенщиной...
  Ах-ха! А вот и заклинания... Семищит Защиты Света, Призыв Арктического Губителя, Огненное Слово Криния, Лечение Свиней и Походные Крылья Саввоса.
  - Наборчик так себе. Только Семищит в умелых руках ещё туда-сюда годится, а остальное... бесполезная трата маджеги.
  - Ну не скажи. Лечение Свиней меня дважды выручило. - Это Элд. Ну и чем оно сможет помочь мне? Да и странно всё это...
  - И с какого начинать? - поинтересовался я.
  Я слышал о трёх заклинаниях из пяти, одним пользовался, а одно было для меня совершенно новым. Лечение Свиней? А разве обычное Лечение на них не действует? И вообще для ходячего сала и бекона есть ветеринары. Или мясники.
  - Со Слова Криния. Я его отлично знаю. Если что-то пойдёт не так, будет заметно.
  Внимательно прочитав инструкцию, я произнёс:
  -- Вас аэр ден фоглио! Йор Кранний, йор фоглио ройлиор!
  Ну, огненная стена. Ну, высокая. И лицо, беззвучно смеющееся из неё. Или мне это кажется? В общем, ничего особенного.
  - Ну как? - спросил я, хотя всё и так было понятно.
  - Никаких отклонений от нормы. Развеивай.
  - Лосс варта эстика, йор Кранний, йор фоглиор!
  Огонь погас. Рожа перед самым исчезновением выразила недовольство.
  - Давай Лечение Свиней. Держи бекончика!
  Вот ведь Ксолотль! Да эту хрюшку уже не вылечить. Из неё вырезали как минимум десять кило сала. В разных местах. Но она ещё трепыхалась, пытаясь прохрюкать проклятия своим мучителям. Лечение Свиней, говорите? Милосерднее будет убить.
  - Финнестреканниус энтелус экс. Ксолотль! Действует!
  Свинья сразу же окуталась розовым туманчиком, а ещё через десять секунд вышла из него целая и невредимая. Весело хрюкая и глядя на меня с обожанием. Не-не-не, пусть не делает такие глаза! Не возьму боевым животным. Да и что она может со своим пятачком и белёсой щетиной?
  - Крылья Саввоса.
  Как будто я сам выбрать не могу, что кастовать... Что ж, ладно.
  - Гидриоллекс аэр аэкс, сфевто аэнни Арфалликс!
  Меня подняло в воздух сантиметров на тридцать. Я глянул вниз. И не увидел свои Василисьи сапоги - их окутывал некий газ, переливающийся то серебряным, то перламутровым цветом. Около щиколоток выросло по крылу из светлой энергии. Я попробовал двинуться и чуть было не грохнулся головой оземь. Надо было всё-таки прочитать инструкцию, а не сразу читать текст! Ну ничего. Карточка - вот она. Оказывается, надо думать о том, куда собираешься лететь. Хе-хе. А ничего так, довольно интересно...
  - Сию секунду прекратил баловаться! Будешь хорошим Главным Героем, я тебе подарю карточку с ещё более действенным и крутым заклинанием полёта!
  Эльд. Заботится. Хех. Впрочем, об эльфах или хорошо, или подобострастно. Вот умеет же портить такие моменты... Ладно, что там осталось?
  - Сфаэрхайт вин Ксевос, ар Лаадха сору, фоглиро Рард шану, ард эирдо ору, дааву Илид тхесс, арру лэй да Даррокс, тиссалтио оракс, лэй Иор ан Аор!
  М-да, сложное заклятие... Почти треть всей маджеги вытянуло, но результат того стоил! Вокруг меня появилась сфера, состоящая из множества Щитов Стихий. Я не обнаружил среди них только защиты от Земли, а так были все: Свет, Воздух, Огонь, Магия, Тьма и Вода. И смотрелось всё это замечательно! Если не сосредотачивать взгляд на самих щитах, то они были практически незаметны.
  - И с этим всё в порядке. Получается, я зря волновался? - практически разочарованно пробормотал Дениар.
  - Одно осталось. Я буду рад, если и дальше всё пойдёт гладко. Сейми, снимай эти глупые кругляши, а то прямо в глазах рябит. И вызывай арктического губителя.
  Я развеял Семищит, с наслаждением ощущая, как маджега вливается обратно в ауру, восстанавливая её целостность.
  - Виннур он аннор хлодт!
  Оказывается, это боевое заклина...
  Ксолотль! А коробки тут при чём?!
  - Как я и думал. Спали их к орковой тёще! И не открывай ни в коем случае!
  Такой злобы от Элда я ещё не слышал... Ну да ладно.
  - Маллиофар! - выкрикнул я сокращённую формулу Мерцающего пламени.
  Коробки вспыхнули и тут...
  - Не сметь портить солдат или тебя постигнет Сдобнославная Кара!
  - Это твоих, значит, солдат, плюшка ты плесневелая?! Объявляю их воинами Рогалицизма. И изюм. Пшла вон.
  - Не имею ничего против того, чтобы вы удавились с помощью гнилого мармелада.
  - Да-а? Тогда советую вам, сударыня, самовоспламениться от жжёного сахара.
  Плюшка и рогалик. Говорящие. С глазами, ручками и ножками. И даже в одежде из мармелада, глазури и шоколада. И орущие так, словно их режут. Или жуют.
  Вот ведь дожил... Мифические существа не такие уж и мифические.
  Раньше я видел представителей Мучнистых сект только на картинках. Ну, один раз на монстрологии мы резали святого булку богоизбранного. Но это было давно. Наверное, в коробке находятся пряничные человечки, их основные воины в борьбе за власть... Так вот почему Элд так злобно кричал. Как я его понимаю... Теперь их надо изгнать. Вроде бы их убивает что-то жидкое, но что? Кофе? Кисель? Лимонад?
  Лекции по Мучнистым были так давно... Я уже и не помню почти ничего. И вот моё Мерцающее пламя замерло. Словно время для него не шло. Словно нажали на кнопку 'выкл'... Сильны сухари, ничего не скажешь...
  'Молоко. Не кофе. Главное - лей много, тут важно количество'
  Спасибо, что подсказал.
  Я сосредоточился и взмахнул руками, как будто выливал в сторону булочки и рогалика ковш, полный воды. Беззвучные заклятия давались мне не то, чтобы с трудом, но в них я был не так силён, как в гласных...
  - Аааа! - в панике заорали мучные твари.
  С булки стекала глазурь, а рогалик на глазах таял под струями молока, бьющими с такой силой, что коробки пробило насквозь. Куски пряничных человечков усеивали пол купола. Они быстро растворялись, но булка и не думала сдаваться. Хорошо хоть, что рогалику пришёл конец.
  - Я тебя ещё найду, дерзкий сопляк! Ты отвпхп...
  Ну, я немного перенаправил одну из струй. Поток молока вбил последние слова мучнотвари прямо в её нечистый рот.
  - Я тебя... - не став дожидаться, что она там ещё скажет или сделает, я направил на неё ещё десяток струй.
  Булка исчезла, вспыхнув, словно маленькая печь.
  Я подошёл ближе к луже из остатков пряничных человечков. Обрушил ещё молока, чтобы сдохли наверняка. Внимательно рассмотрел лужу. Никого не видно, даже картона не осталось. Как же я их ненавижу...
  - Не только ты. Дэн, возвращай его.
  Купол погас. Я стоял в гостиной, Эльдиан и Дениар сидели за столом, хмуро глядя на меня.
  - Сеймур, отдай карточку Эльду.
  Я передал её. Сел за стол. Мы молчали.
  - Это серьёзней, чем мы думали. Если кто-то портит карты призыва, меняя их цели... Всё это очень серьёзно. Я должен передать кое-что. Дэн, развлеки пока нашего Главного Героя. Мне надо ненадолго отлучиться.
  И эльф вышел, напоследок тряхнув волосами. Я вроде бы расслышал 'Келдссам был прав...', но Элд так быстро захлопнул сознание, что ничего больше я разобрать не смог.
  - Ты понимаешь, что это значит?
  - Не особенно. Но твёрдо знаю одно: Мучнистые секты - зло.
  - И гораздо большее, чем ты можешь представить. По какой книге вы их изучали?
  - 'Монстры племён и народов мира' под редакцией Аддорфа Миндевела. А что?
  - Там дано не самое лучшее их описание. Слушай. Двести лет назад один пекарь из Англикании решил опробовать Оживляющее заклятие на...
  - Это мне и так известно. Так что там про настоящее время?
  - В общем, в последнее время ходят слухи, что половина Бублика Всемогущего до сих пор жива. Тот, кто её найдёт, получит колоссальную власть. И в довесок возможность уничтожить все Мучнистые секты одним ударом или погрузить наш мир в вечное рабство пряников, булок и сдобы.
  - Н-да, не очень весело выйдет.
  - Эльд беспокоится о том, что сдобных, рогальских и плюшечных уже несколько раз видели в разных частях мира. Я уверен, они что-то ищут. И мы должны им помешать.
  Спасти мир от пряников? Очень смешно. Да обо мне даже легенд не сложат. Не то что легенд, меня вычеркнут из Главных Героев вообще!
  Но... спасти мир...
  - Я не собираюсь спасать мир от булочек с корицей и круассанов без никого.
  - А никто тебе и не предлагает, - ухмыльнулся Чёрный, только вот улыбочка у него была невесёлой.
  - Кто вернулся с плохими новостями? Сейми, за мной!
  Элд. Чтоб его новости были исключительно положительными.
  Это так уж срочно?
  - Да, и не перечь мне.
  Оч-чень хор-рошо... Всегда за вами, мой командир!
  Эльд пристально посмотрел на меня и, с грустинкой улыбнувшись, вышел в коридор.
  Дениар проводил нас до дверей и напоследок обменялся с Эльдианов взглядами.
  И только оказавшись у фонтанчика, я вспомнил, что так и не сдал ему задание.
  
  Интеррия пятая, хаотичная.
  
  - Вставай давай, герой! Хватит орать, - сказал Барти, добавив немного сочувствия. - Ты не девка какая-нибудь, чтобы так реветь.
  - Да, Бод, не стоит так убиваться. Короли не так уж и плохи по...
  - Да они грязные извращенцы, короли твои, об их шашнях весь Эльдингнум знает! И не выгораживай их, Ялли, я уверен, что вы, эльфы, такой расклад даже одобряете.
  - Ничего 'мы, эльфы' не одобряем. И если на то пошло, то они не грязные извращенцы, а вполне чистые. Моются не меньше пары раз в день, в отличии от деревенщины, - подколол его эльф, с наглой ухмылкой наблюдая за тем, как Тобольд поднимается на ноги.
  Ненаследный граф отряхнул колени. Огляделся. Артиэна видно не было. Дириндар стоял в воротах Ариэндора, показывая, что им туда не пройти. Аяльф и Баргрант оказались за спиной. Ухмылялись, гады. Барти к тому же ткнул эльфа локтем в бок, закрывая рот левой рукой. Мерзкий гном! Ещё и ржёт. Хотя... У Сеймура спутников вообще нет и судя по его характеру и манере располагать к себе людей - и других существ тоже - не предвидится. Тобольд гордо вскинул голову. И шагнул на дорогу, ведущую к границе с Леммингтоном.
  - Эй, Тобольд? - неуверенно спросил эльф.
  - Ну чего тебе?
  - До Лемминггарда три недели пешего хода.
  - Бод, может хватить тупить. Ты, конечно, Главный Герой и всё такое, но не проще ли портануться отсюда в Лемминггард?
  - Барти, заткнись. Я подумаю. И нам не помещает прогулка на свежем воздухе.
  - Ага, орков встретить. Полные карманы экспы набить. Помародёрствовать всласть.
  - Да, Бод. Барти прав. Мы пройдёмся пешочком и через какой-то месяц будем в Лемминггарде. А Сеймур получит пять уровней или больше...
  - Неет! Я не допущу, чтобы он стал сильнее меня! - прорычал Тобольд.
  С этими словами он вытащил из Менявой сумы дневник и что-то там прочитал. Матюгнулся. Скомандовал:
  - Мы должны быть у этих королей к обеду. Кто-нибудь из вас был в Лемминггарде?
  - Я был. Портал туда открыть не можешь? - хихикнул эльф.
  - Не в том дело. Я... мне, если честно, страшно к ним на поклон идти. Тем более становиться телохранителем этих чистых извращенцев.
  Барти хохотнул, снова ткнув Ялли локтем в бок.
  - Можешь не идти. Властитель Артиэн найдёт другого Главного Героя. Не такого умелого и умного, как ты, но наверняка он будет смелее тебя.
  - Или раскованнее, - довольный гном снова заржал. Только в третий раз Ялли молниеносным движением поймал руку гнома и лихо заломил её за спину. Баргрант взвыл, а эльф презрительно прошипел:
  - Ещё раз так сделаешь - телепортирую в Подгор, к твоим любимым кергам. Ясно?
  - Да, дяденька! Только не бейте, я больше не буду! - издевательским тоном заканючил гном, впрочем, не делая попыток освободиться.
  - Ещё хоть раз... Ладно, живи, гном, - Ялли отпустил руку гнома. - Бод, так что ты планируешь делать?
  - Придётся... - граф подождал секунд пять и продолжил, видимо, набравшись смелости из воздуха: - Придётся идти к этим... королям. Я теперь человек подневольный.
  - Ну ещё бы. У них ты будешь ещё подневольнее. Главное - рабом не стань!
  Эльф посмотрел на гнома почти что с одобрением.
  Тобольд глянул на Стража границ. Тот стоял не шелохнувшись. И незаметно было, как он ухахатывается. Серьёзную тренировку прошёл. Наверняка.
  - Так как, отмечать портал в твоём Пормулете?
  - Валяй. А что, сам не можешь перекинуть?
  - Вчера мог. Сегодня ты уже Главный Герой, а я - всего лишь эльф на подхвате.
  - Я что теперь, гном на побегушках?
  Нечеловеки переглянулись и чуть не попадали на травку от смеха.
  Когда они отсмеялись, а произошло это очень нескоро, эльф взял у графа портальный амулет, вытирая выступившие слёзы, и что-то пробормотал. Крупный синий камень на серебряной цепочке охватило кольцо голубоватого тумана, вспыхнуло искорками и втянулось внутрь. На одной из граней амулета зажглась крохотная руна 'Тиггаз' ярко-алого цвета.
  - Когда я свои зажигал, они были жёлтые, - пробормотал Бод.
  - Потому что ты из Вольных Ветров. А я родился в Лесу Туманов.
  - А я родился в кровати и поэтому у меня зажигается дерево!
  Эльф и человек посмотрели на гнома, как на коровью лепёшку. Барти подумал немного и решил промолчать.
  - Эхх... Вот если бы нам дали настоящее задание, а не эту фигню...
  - Ахх, если бы у эльфов росли крылья... Или плавники...
  - Ох, если бы гномы были совершенно лысыми... Всё-всё, я уже прекратил! Уже и пошутить нельзя? Эхх, если бы у человеков было чуть больше мозгов!
  Тут нечеловеки попадали уже втроём. И поднялись не так скоро, как в первый раз.
  Тобольд злобно смотрел на своих дружков и Стража границ, без сил катающихся по земле и прерывисто подвывающих. Наконец, не выдержал и сказал:
  - Ну вы как знаете, а я - в Лемминггард.
  - Ой... ха... не могу... Что ты там один делать будешь? Ой, я щаас умру...
  - В дворец пойду, - уверенно сказал Бод, не испытывая той уверенности, которую только что сам и высказал.
  - И как ты его... найдёшь? - Ялли уже был на ногах. Утирал слёзы на правой щеке.
  - Я Главный Герой, придумаю что-нибудь.
  - Например, у стражников спросишь? - хмыкнул эльф.
  - Или у горожан. Так: 'Добренький дяденька, не подскажете как пройти ко дворцу? Я новый телохранитель королей'. Как ты думаешь, куда они тебе укажут дорогу?
  - Ну... - И прорычал: - Если так, то я их изрублю и молний повтыкаю!
  - Молний понатыкаешь, ага. Как бы в тебя чего не... понатыкали... благодарные горожане, - Барти тоже встал. Отряхивается теперь.
  - Я Главный Герой, меня не остановить какой-то черни!
  - Да, именно так. Только ты одно забыл: простой люд в городах убивать можно только ночью. А сейчас очень даже день.
  Тобольд, не отвечая, дёрнул плечом и шагнул к Древнему Порталу.
  - Мы с тобой. Подожди! - крикнули эльф и гном, быстро догнав графа.
  
  * * *
  
  - Н-да, замечательно они здесь устроились... - прошептал граф, осматривая город.
  - Большой городок, согласен, - ответил Аяльф.
  - Похож на сваленные в одном месте кучки дракона хаоса... - добавил Барти.
  Тобольд посмотрел на него. Крайне неодобрительно посмотрел.
  Лемминггард был самым величественным - и величайшим - городом из всех, что он видел. Даже стольный град Поларии, Эверелл, размером меньше. И домов таких огромных в нём не было. В Эверелле каждый дом был произведением искусства, а здесь явно массовая застройка. По крайней мере в кварталах вокруг Древнего Портала. Нет, дома были красивые и большие - от трёх до семи этажей, - но одинаковы до жути. Если горгульи на крышах - то все одинаковые не только на одном здании, но и на всей улице. Если флюгера-грифоны - то отлиты или одним мастером или размножены из одного флюгера. И цвета домов... Серые, светло-коричневые, иногда - желтовато-белые или светло-зелёные. И никаких растений на улицах.
  По улицам, мощёным каменными квадратами, проезжали кареты, мелькали всадники, проносились доставлялы... А на тротуарах почти пусто. Ходившие пешком практически сливались с домами. В одежде преобладал серый цвет. Изредка можно было увидеть чёрные и зелёные плащи.
  Но больше всего Тобольда поразила тишина, окутавшая город вязким туманом. Казалось, что даже дробный цокот копыт приглушён неведомой силой.
  - И как же Главный Герой найдёт вотчину королей?
  - Ялли, сколько раз повторять, чтоб ты не пафосничал? Я не Сеймур, мне не так уж и важно, чтобы меня каждый тыкал тем, что я главный герой... Особенно в сложившихся обстоятельствах, - проворчал графёнок.
  - Ну так как? Мы спросим у... А где все стражники?
  - Воруй! Убивай! - выкрикнул Барти, кидая вверх свою секиру и тут же её ловя.
  Ялли был прав: ни на этой стороне улицы, ни на противоположной её стороне не было ни единого стражника. Тобольд знал, что их можно легко отличить от обычного прохожего по ярко-коричневому мундиру и невероятно глупому головному убору, сделанному из бобра.
  Ненаследный граф осмотрелся.
  Портальная площадь с громадой Древнего Портала с севера и юга выходила на оживлённые улицы, если не сказать проспекты. Сейчас на ней находились только трое искателей приключений. Ялли, знакомый с Лемминггардом не понаслышке, обратил внимание на то, что с площади полностью исчезли палатки розничных торговцев, а также лоточники, от которых раньше тут было не протолкнуться. Он ощутил, как его пытается окутать что-то постороннее. Незримое, но от этого не менее явное. Оно пока не прилагало усилий, выжидало и рассматривало троих путешественников. Молодому эльфу не хотелось стать жертвой неизвестности и он навесил на себя Покров отвращения. Ему сразу полегчало. И Ялли спросил:
  - Вы ничего не чувствуете?
  - Дышать тяжело. Словно опять вернулся в Глубины Герфиста. И ещё: кто-то пытается проникнуть в мою память. Ялли, ты же поставил себе Ментащит?
  - А мне как-то плохо... Но не знаю... Вроде всё в порядке, но... Ребята, вы уверены, что мы именно в Лемминггарде? В Атласе Эльдингнума о нём совершенно другое написано.
  - Открой карту города и посмотри, если сомневаешься в моём Портальном кристалле, - презрительно бросил Ялли, отправляя в разные стороны несколько Поисковых змеев.
  - Да, это именно Лемминггард. - Тобольд закрыл Атлас и положил его в Менявую суму. - И я кое-что прочёл. Сейчас, да и раньше. Этот город должен быть наполнен счастьем и громким смехом, его жители - быть добродушными и гостеприимными, а стражники - любезными и обходительными. И на площади нас должны были встречать как минимум сувенирные лавки и торговцы эллайнами. Ничего похожего я не заметил.
  - Протри глаза. Вот я сейчас вижу как минимум трёх радостных и счастливых жителей, идущих сюда. А на губах их - довольные улыбки. Не иначе как эллайны нам несут.
  Тобольд их тоже заметил. Да, они были как минимум рады. А вот их губы были растянуты в оскалах, которые ничего хорошего им не предвещали. И они были близко. Очень близко.
  - Откуда вы, страннички? - сурово спросил самый внушительный из них, детина размером с орка, возрастом около сорока.
  Бод уже хотел ответить, как его рот со скрежетом захлопнулся, а голос в голове прошептал: 'Ни слова. Это может быть опасно'.
  - Мы прибыли в поисках работы из Академии Саабласа.
  - А, выпускники? И ещё не знаете, что у нас тут? - осведомился тощий, словно иссушенный Переливом жизни, молодой мужчина в красных одеждах.
  - Нет. Разве мы должны что-то знать? Так что же у вас случилось, любезные ситтины?
  - Долбаные эльфы уничтожили своей поганой магией несколько сотен горожан! - выплюнул тощий, красноречиво пялясь на Аяльфа, который тоже вполне себе эльф.
  - А от нас вы чего хотите? Неужели вы думаете, что мы имеем к этому бесконечно печальному событию хоть какое-то отношение? - напрямую спросил эльф, поправляя свою идеальную причёску.
  'Барти, если ты сейчас заржёшь, то...' - громко раздалось в сознании гнома.
  'Не, не заржу. Но если они полезут, я покрашу свою секиру в весёлый цвет' - молниеносно ответил берсегур.
  - Вы точно из Академии? - спросил громила.
  - Да. Можем показать дипломы, если вы умеете читать.
  Тощий вспыхнул, громила оскалился, третий, совершенно неприметный горожанин, остался спокоен.
  - Ладно. Лемминггард приветствует вас, о... А кто вы?
  Тобольд дёрнул головой, пытаясь что-то сказать.
  - Вам совершенно неинтересны наши имена. А сейчас вы пойдёте в Силвинбелльскую таверну 'Золотые ночи', закажете по кружке янтарного, а потом забудете о том, что встретили нас, - сказал Аяльф.
  К середине совета его голос смутно изменился, заставляя повиноваться и выполнять любые приказы говорящего. Глаза горожан на секунду подёрнулись жемчужной дымкой, а когда она исчезла, все трое быстрым шагом пошли на восток.
  К своему стыду Тобольд должен был признать, что он тоже порывался уйти вместе с лемминггардцами. Всё-таки Принуждение к действию - могучая способность.
  - Пронесло. Итак, что будем делать, Бод?
  - Ялли, это было непочтительно! Как ты мог так со мной...
  - Я спас тебя как минимум от штрафа в две с половиной тысячи ундов. Что мы будем делать, Бод? - с нажимом повторил эльф.
  - Тобольд, он прав. Эти три недомерка хотели нас прибить. Неужели ты этого до сих пор не понял? Он только что нас спас.
  - Но не таким же способом! Мы должны были...
  - Третий раз повторять не стану. Поверь мне, я не в том настроении.
  - Сейчас одиннадцать двадцать. Обед у королей, скорее всего, в час или где-то около того. Мы в шести кварталах от замка, так что вполне успеем дойти.
  - А ты о Ялли подумал? Не замечал, что на улицах нет ни одного эльфа и почти нет гномов? Предлагаю нанять доставлялу. До дворца путь займёт не более трёх минут.
  - И тратить с таким трудом заработанные деньги?
  - И лишиться самого верного компаньона из-за жалких денег?
  - Барт, я приму любое решение нашего достославного выпускника.
  В Тобольде боролись два противоположных чувства: заплатить доставляле приличную сумму за скоростную доставку на место или остаться при деньгах и пройти три километра по улицам, которые буквально пропитаны ненавистью.
  К чести юного графа следует признать, что дружба - или что-то, к ней близкое - победила жадность довольно быстро.
  - Ладно. Пошли уже к улице. Барти, ты хорошо разбираешься в...
  - Ну ещё бы, - на ходу перебил его гном, одаривая компаньона довольной улыбкой. - Я же гном. А это как-никак обязывает к кое-каким знаниям.
  Через минуту они стояли у бордюра. Ещё через тридцать секунд Баргрант остановил шикарный шестиместный чарсур на воздушных элементалях. Спустя минуту все они неслись по широкому проспекту Иннара Первого к Зимней Резиденции, городскому замку, в котором сейчас и находились Дейнос и Скальдар. По прошествии ещё трёх с четвертью минут удивлённый Тобольд заплатил семьдесят ундов - вместо ста двадцати, - и вышел у ворот Замка Леммингов.
  Аяльф и Баргрант последовали за ним.
  - Вау... Ничего себе стеночка... - потрясённо пробормотал Тобольд.
  В Атласе она была гораздо менее величественна, хоть там и давались её размеры.
  Огромная стена двадцати метров в высоту была сложена из чёрных и тёмно-серых каменных блоков ростом с гнома. Слева и справа от ворот, а также через каждые сорок метров на юг и север стояли тридцатиметровые сторожевые башни, а внутренняя надвратная была в добрых сорок пять высотой. И здесь была стража. Можно даже сказать, что именно здесь она вся и была. Стражники в коричневых камзолах и высоких бобровых шапках, сделанных из бобров, стояли на башнях, патрулировали по верху стен и выглядели настороженными.
  Тобольд оглянулся, но доставляла уже уехал.
  - Доблестные стражи, есть ли среди вас эргон? - громко крикнул Второй Главный Герой.
  - Бод, а ты потише не мог? - спросил у него Ялли, возвращая уши в обычное состояние.
  - А я уверен, что его не услышали. Давай ещё! Дважды крикни, да погромче! Чтоб и повара вздрогнули! - хохотнул Барти.
  Эльф и гном обменялись понимающими взглядами. Оба они говорили об одном и том же, но графёнок всё равно поступил по-своему.
  Он закричал во второй раз.
  И почти в ту же минуту над воротами появился эргон.
  В чёрном камзоле, алой с бордовыми полями шляпе, при необходимости способной послужить шлемом и положенным пренебрежением на гордом лице.
  - Я вижу трёх выпускников. И среди вас эльф. По какому делу вы пришли к вратам Замка Леммингов?
  - Я - Тобольд Виндфри, граф Вольных Ветров, а с недавних пор телохранитель королей Лемминггарда.
  - А кто ваши спутники, ваше сиятельство?
  - Я - Аяльф Мордениорси, князь Гиблой долины, Леса Туманов и Стехайтских холмов, второй сын Вилдеруна Мордениорси, повелителя Восточной границы. Мне перечислить свои заслуги?
  - Нет, ваша светлость. Мы рады, что вы почтили Замок Леммингов своим визитом. Назови же себя, о сын гор.
  - Баргрант Сэндстойл, из тех самых Сэндстойлов, кому принадлежат Семимильные шахты и Багряный рубеж.
  - Что ж, я уверен, что наши славные короли будут рады столь достойным личностям у себя во дворце. В городе неспокойно. Вы владеете левитационными заклятиями?
  - Прекрасно, - ответил Ялли и поднялся на два метра вверх.
  - Более-менее, - хмуро сказал Тобольд, взмывая следом.
  - Я гном! - гордо сказал гном и взмыл в воздух, стоя на плоском куске скалы, появившимся в воздуху перед ним.
  - Я не стану звать арлейора, потому что вижу вашу лояльность к королям. Вы можете подняться сюда и я провожу вас к ним.
  - Пренепременно, - хмуро ответил Тобольд, неловко левитируя к эргону, рядом с которым уже стояли Ялли и Барти.
  Вчетвером они прошли в большую башню. Двое стражей в чёрной форме открыли перед ними невысокие врата. Пройдя через две комнаты и двери, они вышли на неширокую винтовую лестницу с высокими и узкими ступенями. Стали спускаться. Тобольд подумал о том, что захватчики на такой точно шею сломают. А самые ловкие отделаются многочисленными переломами.
  Четыре раза они прошли мимо треугольных площадок с выходящими на них дверями. И, наконец, эргон открыл перед ними дверь, ведущую в Сады Виэретты.
  Тобольд снова остановился. Восхищённо закрутил головой.
  Таких прекрасных деревьев и растений он не видел нигде, кроме Справочника дендролога и Помощника травника!
  В Садах Виэретты было больше пород деревьев, чем он видел за всю свою жизнь. Одни стояли группками по три-четыре, другие росли в гордом одиночестве, третьи посажены целыми рощами, а четвёртые стремились к облакам над остальными холмами свежей зелени. Под ними располагалось множество кустов самых разных цветов и размеров. На некоторых были удивительные цветы, другие поражали цветом листвы, а часть вообще росла на деревьях.
  Сами деревья явно высаживали по чёткому плану: молодая листва дубов гармонировала с берёзами, темнолистные каштаны рядом с тополями, чьими ветвями играл ветер, создавали прекрасную картину. Гиганты-эттэрксы с изумрудными листьями и джалийрии со своими листьями-змеями, парившими на ветру, были поистине чудесны!
  Но больше всего Тобольда впечатлил Замок Леммингов, возвышавшийся за садами.
  Огромный и чёрный, он пронзал шпилем Северной башни сами небеса. Треугольник крепости возвышался на двести метров, Южная башня поднималась ещё на сорок, а Северная - на шестьдесят над Южной. Чёрные башни, арки и колонны весело поглощали солнечный свет. Иногда по ним пробегали багровые то ли молнии, то ли просто разводы - сказать точно было затруднительно.
  Даже Дворец Стихий, замок королей Поларии, не был таким величественным.
  В нём чувствовались радость от борьбы стихий, соперничества и желания взять верх над противником в поединке равных, а Замок Леммингов заставлял подчиниться своей воле и стоял на своих условиях до последнего. Он был величав и могуч, но в то же время грозен и суров. Этот замок показывал свою мощь, не взирая ни на что. Только... Вот только Тобольд почему-то почувствовал себя удивительно защищённым. Словно он стоит за спиной рыцаря Хаоса, который отразит любую атаку, любое зло, причинённое ему. Даже ценой собственного изгнания защитит.
  - Бод, ты ещё насмотришься на Твердыню Элнеалла, - шепнул графу на ухо эльф.
  - Ага. С разных ракурсов. И вдоль, и поперёк, так сказать, - довольно заржал непонятно над чем Барти. Впрочем, Ялли тоже пару раз хихикнул.
  Эргон тем временем что-то бормотал, сжав медальон на серебряной цепочке, висящий у него на шее.
  Вскоре перед ними затормозил викаон - одна из новейших разработок Ландс Унинвайтед, диск из чёрного металла с небольшими шарами чароктона и рунами на верхней стороне примерно пяти метров в диаметре.
  - Прошу на борт, - пригласил их эргон, радушно улыбаясь.
  Он первым шагнул на качнувшийся чарос для полёта.
  Тобольд, Аяльф и Баргрант не заставили себя долго ждать.
  Когда граф шагнул на диск, над ними поднялся щит и викаон взлетел.
  Тобольд хотел посмотреть вниз, но чарос нёсся так быстро, что граф смог понять только, что деревья составляют какой-то сложный рисунок. И вот они на месте.
  - А как же главные ворота? - разочарованно спросил Бод.
  - Короли требуют вас к себе как можно скорее. Формальности, если вы так этого хотите, можно воссоздать немного позже, - ответил эргон. И заговорщицки подмигнул.
  Тобольд побледнел. Барти заржал. Ялли положил руку на правое плечо своего друга и успокаивающе сказал:
  - Я не думаю, что тебе стоит чего-то бояться.
  - Ага. Вот ночью бояться - самое оно. Тогда в разы страшнее, - снова заржал гном.
  - Заткнись, Барти, - беззлобно прошипел Тобольд. - Ничего я не боюсь.
  - О, извините, что вмешиваюсь в ваш бесконечно увлекательный разговор, но вам нечего опасаться, ваше сиятельство, - сказал эргон, проводя рукой перед небольшими, всего метра в четыре высотой, вратами малого балкона. Викаон уже куда-то улетел.
  - Это почему же? - спросил Тобольд, ощутив непонятное беспокойство.
  - Я не думаю, что великие короли польстятся на столь стройного графа, который к тому же владеет стихией Воздуха на уровне двухмесячного крота.
  Эргон обернулся. В его глазах стояла неприкрытая насмешка.
  - Эм... Э... Я отлично, нет, просто превосходно управляю Воздухом! - в запальчивом смущении выкрикнул графёнок. - Просто левитация не мой конёк.
  - Ну конечно. Я ни мгновения не сомневался в том, что вы просто берегли маджегу для более достойных, чем самолевитация, заклинаний.
  А тут эргон ещё и похабно подмигнул, насмешливо улыбнувшись.
  - Прошу за мной. Короли в нетерпении.
  - Эм-мм... А я им прямо сейчас нужен? - спросил Тобольд, отступая к ажурным перильцам из черной стали.
  - К моему искреннему сожалению, да. Именно сейчас, - ответил эргон, делая незаметный для графёнка жест рукой.
  От перил до стены поднялся щит в четверть сферы, намертво отрезав путь к отступлению. По щиту пробегали багровые молнии, точно такие же, как на стенах.
  - Вы ведь не собирались избежать встречи с самыми великими людьми современности? - эргон самую малость повысил голос, но Тобольд сжался практически в комок, пытаясь спастись от неминуемой участи.
  - Я уверен, что он не собирался. По-моему, быть кровавой лепёшкой во дворе замка гораздо хуже, чем... Ы-ы-ы... Не могу... Бод, ты уж прости, но как встанет эта картина перед глазами, так вот и сразу... - Барти заржал в полный голос.
  - Я... я не собирался... Просто там...
  - Так идёмте же! - эргон сделал ещё один жест и Бода несильно подтолкнуло в спину. Да, пожалуй, именно в спину. По крайней мере, Тобольд потом рассказывал - если об этом заходила речь, разумеется, - что воздушный кулак ударил его по спине.
  - Да, Бод, пошли. Хвалит ломать комедию. Нам с Барти всё равно ничего не грозит, телохранителем у королей стал ты, - Ялли обогнул графа и пошёл за эргоном.
  - Тобольд, не будь дураком и подумай о гневе Властителя Артиэна, когда он узнает о провале первого задания.
  Граф подумал. Да что там короли! Вот эльфийский гнев - это то самое, чего бояться следует в первую очередь.
  'Молодец, Барт! И ты даже не намекнул ему о деньгах', - похвалил компаньона эльф.
  'Как будто ты не знаешь, что давить надо на самые болезненные точки. Почему сам про Властителя не сказал?'
  'Это было бы нетактично по отношению к нашему маленькому, но отважному главному герою', - закончив мысль, Ялли заливисто рассмеялся.
  Они прошли через недлинный, метров в двадцать, коридор и зал, стены которого так плотно увешаны портретами, что походили этим на обои. Эргон остановился перед массивными дверями с многочисленными завитушками и рунами Древней империи. Постоял несколько секунд. Наконец сказал:
  - Скоро вы встретитесь с самыми могущественными людьми Эльдингнума, Дейносом и Скальдаром Лемминарами. Уверен, что вы не станете делать что-либо, что может привести к разочарованию наших могущественнейших королей. Но если... если вы всё же сделаете что-то подобное, то знайте, что короли столь же добры, сколь и велики.
  Сказав так, он толкнул ладонью дверь.
  Перед Тобольдом открылся небольших размеров зал в торжественных чёрно-серебряных тонах. Четыре колонны поддерживали потолок, разделяя пол зала на девять одинаковых квадратов. Напротив двери был большой, в треть высоты потолка, камин. Зелёное пламя в нём часто складывалось в разноцветные танцующие фигуры. В правой и левой стенах находились ещё две двери, а в центре, ровно между колоннами, стоял небольшой круглый столик, уставленный подносами, чайниками и молочниками с сахарницей и розетками.
  На двух резных креслах сидели Дейнос и Скальдар, весело общаясь и поедая круассаны.
  Эргон торжественно вошёл и объявил:
  - С визитом почтения к великим королям славного Леммингтона прибыли Аяльф Мордениорси, князь Гиблой долины, Леса Туманов и Стехайтских холмов и Баргрант Сэндстойл, молодой предприниматель из Дварфархалла. Также с ними явился Тобольд Виндфри, граф из Поларии.
  Короли оторвались от разговора. Встали. Поправили янтарно-фиолетовые камзолы и подошли к эргону, осматривая новоприбывших со всех сторон.
  Тобольд тоже решил осмотреть своих будущих... Нет, ему не пришло в голову слово 'хозяев'. Точно. 'Нанимателей'. Да, именно так и ничего более. Впрочем, от смены названий суть работы не меняется.
  Дейнос и Скальдар. Близнецы. Одевались они во всё настолько одинаковое, что если бы Скальдар встал справа от Дейноса, то отличить их можно было бы лишь по крупным амулетам на толстых серебряных цепях да по цвету шёлковых рубашек. Фиолетовые камзолы, в которые они сейчас были одеты, идеально гармонировали с чёрными жилетами и тёмно-синими брюками, заправленными в сапоги до колена из чёрной кожи красного дракона. Рубашки - у Дейноса красная, а у Скальдара изумрудная, - имели немного более длинные, чем того требовалось, кружевные манжеты и воротники.
  У королей были одинаковые причёски - прямые, чуть вьющиеся у концов, чёрные волосы немного ниже плеч, и лица - правильные, немного тонкие черты, аккуратные брови и красивые губы. Но глаза у них разные: у Дейноса - изумрудно-карие, а у Скальдара - насыщенно-синие.
  Короли одновременно улыбнулись и приветственно сказали:
  - Мы рады видеть у себя в гостях столь достойных эльфа и гнома. А также удивлены трусливостью нашего нового телохранителя, - на этих словах Скальдар хихикнул, а Дейнос подмигнул Тобольду.
  - Впрочем, я уверен, что вам сейчас хочется принять ванну и сытно позавтракать - путь от границ Ариэндора был неблизким, - сказал Дейнос, приобнимая Скальдара за талию.
  - Но если вы хотите сразу же взяться за задание, мы не будем против, - сообщил Скальдар, отвечая брату тем же. И они нежно улыбнулись друг другу, обнажив зубы в белоснежных улыбках.
  - А что за задание? - спросил Тобольд, который до сих пор чувствовал себя очень неуверенно, что с ним бывало нечасто.
  - О, ничего, что не могло бы подождать пару дней.
  -- Анна, эта маленькая бестолочь, привела в действие проклятие Беззвучного угасания, когда взломала гробницу Аллерия Высокого.
  - Сейчас Угасание ещё в пределах Леммингарда, но дня через два оно серым облаком поползёт во все стороны, сея скуку и лень по городам и фермам нашей славной страны.
  - И крася дома в удивительно унылые оттенки, - закончил Скальдар.
  Тобольд замер. Так вот что он чувствовал, когда вышел из Древнего Портала!
  - Тобольд, настоящие Герои всегда сначала разберутся в ситуации.
  - И плотно позавтракают, - напомнил Аяльф.
  - Круассанов не желаете? - Дейнос оторвал руку от стройной талии брата и приглашающе повёл ей в сторону стола.
  - О, мы-то с радостью, но тут всё зависит от желания нашего Главного Героя, - любезно ответил Баргрант, ощутимо ткнув локтем в печень Тобольда.
  - Да-да, конечно, сначала завтрак, а все проблемы подождут, пока мы быстро примем душ, - немного быстрее, чем следовало, выпалил графёнок, поражаясь предательской солидарности клятых нечеловеков.
  Короли дружно улыбнулись, выколдовывая ещё четыре точно таких же кресла.
  'А всё не так уж и плохо, как я думал утром, - подумал Тобольд, опускаясь на одно из них и наливая себе апельсинового сока. - По крайней мере круассаны у них вкусные'.
  
  * * *
  
  - Артиэн, ты ведь не думаешь, что этот графёныш справится со своим заданием в одиночку?
  - Конечно нет, Эрретиль. Зачем бы я тогда приставлял к нему Эалланира?
  - А этот гном... Баргрант? Ты полностью уверен в его надёжности?
  - В его лояльности - да. А вот в надёжности... Он недостаточно зрел, чтобы понимать всю картину происходящего. И недостаточно квалифицирован для того, чтобы стать одним из каннелвороков. Но я уверен, полностью уверен в том, что он - именно тот, кто нужен для моих планов.
  - Сеймур, по-моему, скоро начнёт сомневаться в правильности своего пути.
  - Сомнения - это то, что делает из главного героя личность, а не паладина Стального союза.
  - Дириндар просил о переназначении. Что ему передать?
  - Пусть отправляется в Феерхайт или на поиски Половины. Как сам захочет.
  - Да, это мудрое решение, Властитель.
  - Сам-то что будешь делать, Эрри?
  - Принцесса Анна почти выслежена. Осталось отдать пару приказов.
  - Нет. Не стоит. Я закончил с Орроксевианом. Теперь её будущее определено.
  - О, мой Властитель! Я не сомневался в мощи вашей воли ни мгновения!
  - Раз дела на эту четверть закончены, пройдёмся по садам?
  - Конечно, Артиэн.
  И два эльфа вышли из Тронного зала Эллиэнума.
  
  История шестая. О том, как можно стать владельцем замка без лишних забот и собственного желания.
  
  Элд шёл быстро, почти бежал по переулку. Потом по улице.
  Я старался не отставать от него, понимая, что сейчас не время для вопросов.
  Ксолотль! Нет, ну неужели мне всю жизнь придётся выслушивать его насмешки и упрёки в свой адрес? Надо поставить себе самый сильный Ментащит из существующих. И чем скорее, тем лучше.
  Через двести с небольшим метров - или два средних дома - мы свернули на улицу Битых Орков. Говоря 'мы', я подразумеваю, что мы приняли это решение после некоторых переговоров, которые... Да куда ж он так несётся?!
  - Сейми, я понимаю твою злость, но мы должны как можно скорее исчезнуть из города. Ты ведь знаешь, что у стен есть уши, а у мостовых - глаза?
  Я кивнул, вполне понимая, что можно не отвечать.
  Хм... А я до сих пор считал себя Главным Героем... Хотя последние сутки большинство решений за меня принимал этот эльф, замечательный во всех отношениях.
  'Спасибо, конечно, за столь лестные слова, но лучше правду, чем так'.
  Я не понимаю как, но он подмигнул мне...
  Снова кажется или мы ускоряемся? По-моему, моя средняя скорость не превышает пяти километров в час. А сейчас она как минимум восемь, если не больше.
  Вот и ворота славного города Сканденвальда. Юго-западные. Если идти по Восьмому Восточному тракту на восток, то вскоре покажется Академия, самое уважаемое и престижное учебное заведение южнее Виллатрирока. А дальше идут неизведанные земли, которые я изучал только на лекциях Мастера-димеографа.
  - Стоя... - Стражник такой стражник. Я даже улыбнулся, когда Эльди злобно рыкнул на него. Хе-хе. И почему он стоял там в одиночку?
  Мы шли всё быстрее и быстрее. Элд незаметно применил магию? Крайне занятно. Но сейчас мне хотелось бы узнать, куда мы идём и зачем.
  - Ну, спрашивай меня, спрашивай. Готов ответить на любые твои вопросы.
  О как. А я и не заметил, что мы с ним поравнялись.
  Эльфийская магия - самая сильная магия в мире! Ну, если книги, брошюры и листовки не врут. Что-то я не думаю, что они врут.
  И я решил спросить его... А какой вопрос сейчас наиболее важен? Надо взвесить все возможности и успеть сделать это до того, как моему компаньону надоест ожидание.
  - Элд, а мы сегодня завтракать будем? Геройствовать на пустой желудок, конечно, здорово и всё такое, но и есть иногда надо.
  - Нет. - Утешил, называется. Спасибо добрым эльфам за то, что они такие эльфы. Ну, то есть добрые, я хотел сказать. - Мы будем сразу обедать.
  А вот это мне нравится гораздо больше.
  Я посмотрел по сторонам. Вокруг должны были располагаться - более или менее живописно - небольшие деревеньки и редкие башни Межестражи, но ничего подобного я не увидел. Всё скрывал то ли туман, то ли облака, отлынивающие от своей работы. Максимум из того, что я смог рассмотреть - верхушки деревьев и какую-то странную тень над ними. Полагаю, спрашивать бесполезно...
  - Сейми, отвлекись. Это - Дорога Блесселя, одно из Тайных заклятий. Ты ведь не хотел бы идти к следующему заданию дольше, чем надо?
  - Нет. Дорога Блесселя? Это, случаем, не тот самый эльф, который хотел проверить, насколько глубок Эльдингнум?
  - Он самый. И он своего добился. Гостил у нижников девяносто два года, наивный оптимист... - Элд вздохнул и устремил свой взор в небо.
  Которое тоже было не синим и даже не бело-голубым, в кляксах и пятнах облаков, а каким-то серым и неестественным.
  - Минуту назад мы прошли поворот к твоей Академии. Не хочешь сказать пару приветов ректору?
  Нет, мало того, что мы идём туда, куда хочет он, а не я, так ещё и издевается по пути!
  И с ректором Ленднингсом я увидеться не хочу. Особенно после того, как этот кулёк мослов принимал у меня экзамены по магии Света... Жалкое посмешище, а не Великий Маг... Ух-х, как бы я его при всех опозорил... если бы не хотел получить звание Главного Героя! Ничего. Надеюсь, случай представится. Я планирую жить долго. Очень долго жить.
  - Что, до сих пор вспоминаешь о промашке Веспикса? - Элд тихо хмыкнул. Как будто я не замечу этого со своим Геройским Слухом... Хех.
  - Да. Я смог бы развеять его Чары Гилтебреаля одним... двумя единственными заклинаниями. И к тому же Тёмными.
  - Ты думаешь, он сам об этом не знает? - более громкое и даже чуть-чуть одобрительное хмыканье. - Ты правильно поступил. Это - только для действительно умелых магов. - Элд замолчал на несколько долгих секунд. Посмотрел на Тракт. Вдаль. Видно было, что он хочет повернуться, но не стал этого делать. Наконец спросил: - Почему ты выбрал меня? Если не секрет.
  - Ты честно ответил на мой вопрос. И не стал натравливать на меня замаскированных орков. - Я хохотнул, показывая, что только недалёкая ведьма могла так промахнуться с присоединением к Геройской Компании. - И от твоего аромата не хотелось блевать. В отличии от её запаха.
  - Но всё-таки? Сэльгарра - довольно-таки умелая ведьма...
  - Если её отмыть. - Я старался сдержаться, но почти заржал, вспоминая тот противно-болотный запах, который почти можно пощупать и увидеть, а также её одежду, с виду сделанную из лягушачьей кожи и меха болотных крыс.
  - Причесать, накрасить, научить хорошим манерам, парочке боевых заклинаний... И отучить брать всё блестящее, до чего она может дотянуться, - с насмешкой добавил Элд.
  Мы рассмеялись, одновременно взглянув друг на друга. Оба получили удовольствие от моего выбора. Впрочем, я уверен, что Элд что-нибудь придумал бы, если бы я всё-таки пошёл с ведьмой.
  - Да-а, ведьма времени не стоит, как говорят у нас, в Ариэндоре.
  Мы некоторое время шли молча. Смотрели по сторонам. Вспоминали весёлое зеленое пламя, пожирающее 'Харчевню дядюшки Грю'.
  А потом... Словно плотину прорвало.
  Ручейки наших вопросов стали реками, смешивались, перетекали друг в друга, вливаясь в море невысказанных ответов... В общем, мы узнали много нового.
  К тому моменту, когда туман начал рассеиваться, я нисколько не злился на смешки и мысли Эльдиана, которые он не прятал от меня. Он просто всегда был собой.
  
  * * *
  
  - Сейчас Дорога начнёт развеиваться. Готов почувствовать свежий ветер в волосах?
  Он ещё и издевается...
  Впрочем, он не читал мою память, так что не может знать о...
  - О, прости. Я не хотел задевать незажившие раны. Обещаю, что при первой возможности...
  - Да ладно, чего уж там. Спасибо, конечно, но через два года они будут точно такие, как и до подземелий Вони. И я не совершу таких глупых ошибок, как раньше.
  Я с силой ударил кулаком в левую ладонь.
  Орков Тод! Он мне за всё заплатит. И за годы унижений, и за смерть Виннода и Ральфа, и за Роконну... Особенно за Роконну.
  Туман действительно рассеивался. Белые клочья змеями свивались вокруг левой руки Элда и впитывались во что-то. Кольцо? Браслет? Перчатка? Я пока не знал ответа на этот вопрос, но узнаю обязательно. Не будь я Сеймуром Дистроем.
  Солнце медленно выглянуло из-за нормального, белого, облака. Волосы Эльдиана заиграли в его лучах жемчужными паутинками, а мои как были, так и торчали тёмным шариком. Эх... Я точно прибью Тода. Гвоздями прибью. И побрею налысо. Всего. Мечом. Без анестезии. Будет знать, сволочь бляхародная, как...
  - Сэй, ты ничего не слышишь? - спросил Элд, задумчиво глядя по сторонам.
  Прислушавшись, я вроде бы как уловил тихие звуки, будто бы кто-то стонет.
  - Знаешь, нет, не слышу. Идём дальше, а? Не будем тратить время на шастанье по кустам в поисках мифических раненых солдат.
  Элд кивнул. На его губах появилась мечтательная улыбка. Впрочем, день был замечательный, свежие листья словно час назад умылись под каплями лёгкого дождя. Дорожную пыль прибило. Или тут наложены заклятия Чистого тракта. Птицы, правда, не пели, но какое мне дело до соловьёв да жаворонков? Огров всё равно рядом нет, а так - это пустая трата времени.
  Так как Элд молчал, а обо всём важном мы поговорили за два часа пути по Дороге, я не стал навязывать ему свою болтовню. А решил подумать о своих достижениях.
  Что я имею? Комплект Юнца из пяти предметов, Костюм младшего воина Сагреаля, надеюсь, что подаренный мне Эльди, Великий Нагрудник Нигде Не Описанной Силы, Редкий Меч Убийцы Несогласных, Малый Щит Непрочного Упрямства и Замечательно Затупленный Клинок. Ну, семь Очень слабых лексиров лечения лёгких ран, я думаю, можно не считать. Всё равно продать дорого не выйдет.
  А также 'Омонстрология', 'Кодекс Героя', 'Большой путеводитель По' и 'Магическая Книга Мага', также подаренная Элдом.
  Набор из тридцати шести заклинаний 'На все случаи юности', который и использовать стыдно, и выкинуть жалко.
  И почти двадцать тысяч золотых в моём милом бедру Лякошеле. Вот за это Эльди я бы высказал особую благодарность, но он и так понимает мои чувства. Что называется, 'Халява, сэр!'. Поскорей бы рынок. Или магазин. Или хоть лавка какая... Нет, в трактирах я ничего брать не буду: мало того, что торговая наценка, так ещё и лежалый или порченый временем товар.
  Подводя итог, я хотел бы выразить своё сомнение в том, что до сих пор жив, здоров и богат. Я же не сплю? Ой. Нет, не сплю. И ещё у меня есть... Ладно-ладно, свой так свой. Я всё равно твою душу покупать не собирался. П-хе-хе. Элд, помолчи уже, а?
  - Мы почти пришли. И вот что, Сеймур: главные герои очень редко умирают в самом начале. Для этого хотя бы в трактире подраться нужно.
  Ага. Вот всю правду взял и выложил. А ещё не иметь в компаньонах эльфа.
  И тут-то я и понял, куда именно мы шли.
  Понял и промолчал. Потому что говорить особо-то и нечего было.
  Ведь от поворота на Академию Саабласа тракт вёл на юго-восток. А потом - на юг.
  И вёл он, как бы мне не хотелось обратного, в Ноктольдемис.
  Страна нежити. Или - Не-Страна, как её частенько называют среди тех, кто ещё жив или переродился.
  Ноктольдемис... Здесь правят вампиры и личи, некроманты исправно развивают Тёмные искусства, а послушники готовы выбрать в жертвы собственную мать. Ведь если они пройдут Ритуал Отрешения, то их силы возрастут в сотни раз...
  Даже врата были сделаны из костей псевдогинотов, чудовищ из-за Пояса Аннигиляции. И надпись, что вилась по ним на слитом, эльфийском и англиканском, гласила: 'Мы всегда рады новым гостям. Особенно тем, кто жив'.
  Да уж, ничего не скажешь: им не требовалась ни армия, ни даже охранник, чтобы в Ноктурию не проникли враги. Да и какие враги могут быть у Высших Темнейших? Братство Стали? Не смешите меня. Они способны максимум выпячивать мускулы перед зеркалами, селянами да фермерами. Орден Света? После Войны Озарения и явления Брулю Бретесиану Кулаэля Кулориала в истинном виде они не посмеют и чихнуть в сторону не то что упыря, но даже гнилого скелета. Эльфы и гномы востока? Тоже нет. И их, и ноктолиитов вполне устраивает расклад сил, сложившийся в годы Эрега Свандейла.
  Всех устраивает то, что человечишки по своей воле - не подавленной заклятиями или гипнозом! - подчиняются Совету При Смерти. Исправно сдают кровь. Становятся ноктолиитами. А те, кому не повезло - будут служить и после смерти. Впрочем, что это я всё о плохом, да о плохом? В Ноктурии прекрасная погода, почти весь год светит солнце, а налоги - самые низкие на Эльдингнуме. Да и если на кого-то из ноктолей положит глаз Тёмный, то это станет праздником для него. Делиться своей кровью для поддержания государства - высшая честь для сознательного ноктоля. А для несознательного... Ну, подавленный зомби тоже служит своей стране.
  - Предлагаю не кидаться на зомбиков с криками вроде...
  - Элд, я похож на идиота? - перебил его я.
  Эльф окинул меня взглядом с ног до головы.
  - Нет. Теперь уже не очень.
  - Вот и славно. Да и вообще, зомби - это не так плохо, как йарры.
  Эльди весело хмыкнул, положив руку на правый кинжал.
  Мы прошли под воротами. Хотя правильнее было бы сказать: Великими Вратами в Королевство Не Собирающихся Умирать. Но я пообещал себе, что Заглавные Буквы буду использовать только в самые важные моменты моего приключения.
  Хм-ммм... А Элд не применил Дорогу ещё раз? Точно нет? Сам-то уверен?
  - Это туман Опеки. Я не думал, что у вас были настолько короткие лекции по димеографии. Вообще-то это сравнительно новое заклинание, но оно уже оправдало и средства разработки, и вложения маджеги.
  - Я о Ноктурии и Ноктольдемисе только что в Кодексе прочитал. Сам ведь знаешь, что пока я его не весь иззубрил. А что это за белёсые огоньки?
  - О, скиннед'гейты пожаловали. Быстро очнулись. Я бы посоветовал тебе не применять магию. Вообще. Мы тут с деловым, но не официальным визитом. И... Я мог бы тебя кое о чём попросить? - спросил он, не гладя в мою сторону.
  Волна его волос легла так, что даже носа не было видно, не то, что глаз.
  Немного помолчав, я ответил:
  - Да. Да, вполне можешь.
  Элд... Нет, Эльдиан задумался.
  Подбирает правильные слова или перебирает просьбы?
  - Позволь мне стать нашим Гласом, пока мы не окажемся у цели.
  Не думал я, что это важно, но...
  Лёгкий кивок.
  Мне кажется или Элд засветился от удовольствия? Впрочем, оставим это до обеда. И какая у нас цель, если не секрет? Хорошо. Подождём.
  Из тумана выступили две высокие башни, мерцающие зеленовато-жёлтым светом. До них было ещё далеко, но с нашей скоростью мы будем у подножия через две минуты.
  А пока я рассматривал башни.
  Высокие, красивые, исполненные царственного достоинства, они вынырнули из серости и дымки, как две статуи Древней Империи. Башни выглядели мрачными, но я не видел - и не ощущал, - что от них исходит зло. Стражи, которым суждено стоять здесь до тех пор, пока кто-то не нарушит запрет. Или не дадут команды атаковать.
  Элд шёл молча. Судя по тому, как он подтянулся, предстоящее дело было напряжённым. Если не рискованным.
  Между тем мы оказались в пятидесяти метрах от башен.
  Их вершины засветились предостерегающим изумрудным огнём. Совершенно не мёртвым, надо сказать. Словно две звезды, они предостерегали нас от дальнейшего пути.
  Мы остановились в двадцати метрах от основания башен.
  - А сейчас молчи. Ты не найдёшь нужных фраз и тем более слов, чтобы избежать всех проблем.
  Я снова кивнул. Он - эльф. Значит, знает, что делает.
  Туман между башнями клубился и перетекал из формы в форму. Перед нашим взором представали то чудовища, то рыцари, то два тролля. Не знал, не знал, что эта песенка популярна и в Ноктольдемисе. Забавно.
  Тем временем на левой башне вспыхнул яркий тёмный огонь и тут же погас.
  'Ты не станешь мне мешать?' - быстро проскочило в сознании.
  'О, Элд, когда это я думал становиться жертвой эльфийских чар?'
  'Надеюсь, ты не пожалеешь об этом', - мне показалось или мыслеглас Эльдиана был грустным? Не может быть, чтобы он привёл нас в ловушку. Не верю. И не поверю.
  Между троллями проскочили несколько сиреневых искр. Пахнуло выдержанным красным. И туман раскололся на две части, открыв нашему взору вампира, выглядящего лет на восемнадцать. В традиционном облачении Стража Ноктольдемиса: чёрный плащ, камзол с багровой оторочкой, чёрные брюки и жилет, сапоги из шкуры древесслинского винтербера и красная рубашка с кружавчиками. Оружия при нём не было. Или было, но хорошо замаскированное.
  Лицо с такого расстояния в деталях рассмотреть затруднительно, но его волосы золотой волной спускались ниже пояса. Голову охватывал полуобруч с камнем ящеров.
  - О, кто к нам в гости! Сам Эльдиан Граэнвитзи, Хозяин Приполярья! Сколько ты у нас не был? Месяц? Два? - спросил вампир, оказавшись в двух метрах от нас. Телепортация, чтоб её...
  - Сорок три дня, - Элд улыбнулся ему теплее, чем мне хотелось бы. - Как поживают Варион и Грааскиль?
  - Всё так же, как века назад. Ты сегодня к кому?
  - К Вельду.
  - А. Ясно. Ты поосторожнее там. Он последнее время на взводе. Радочка хочет объявить о Притязании. Сам понимаешь...
  - Да, понимаю. - Грустный кивок.
  Вампир ответил и сделал приглашающий жест рукой.
  А туман медленно истаивал.
  Хотя нет, он, что называется, отходил на заранее подготовленные позиции. В общем, надо будет дочитать статью из Кодекса. Внимательно, а не как в первый раз.
  Между башнями начиналась небольшая площадь, вокруг которой из тумана вырастали здания из даркона с зелёной и красной черепицей. Парочку из них украшали удивительно искусно вырезанные гаргульи, а ещё на одном сидел малый печёночник. Я надеюсь, что это статуя. Очень надеюсь. А если и кажется, что он шевелится, то это иллюзия, порождённая уползающим туманом. Точно.
  - Я отправил Велю сигнал. Вам настроить или сами путь знаете?
  Вампир выразительно глянул на меня, обнажив белые клыки.
  - Как тебе угодно, Эрри.
  - Настроено и готово к перебросу! - Эрри улыбнулся так широко, что стали видны коренные. Тоже, между прочим, белоснежные.
  Вампир сделал несколько шагов влево.
  Так как туман уже исчез с площади, то я, наконец, смог разглядеть тот самый ноктольпорт, который столь красочно описывал во врезке Дерек Руттенберг.
  Ничего особенного. Просто большая октаграмма из нескольких металлов, и, судя по блеску, чаронита с девиксином. Сверкает, блестит, воздух над ней преломляется, показывая не совсем то, что должен, но... всё слишком обычно.
  - Спасибо, Эрри. Мы пошли.
  Элд шагнул в ноктольпорт и исчез в нём так быстро, что я даже удивиться не успел.
  Я последовал за ним, увидев напротив вывеску с надписью 'Гулящие мертвецы. Сеть заведений для желающих пригубить по душам' и кружкой немного левее от неё.
  Ох ты ж!
  Ноктольпорт переместил нас в помещение!
  Вот это было действительно неожиданно. Ведь обычные, неподвижные разумеется, телепорты могут перебрасывать энергию и материю лишь в те места, куда беспрепятственно поступает силовой поток направлений. То есть, чтобы перебросить нас... в огромный замок надо было потратить неимоверное количество энергии. Это было бы расточительно, но я уверен, что тут всё не так просто, как на первый взгляд.
  Да, я не ошибся в своих расчётах: замок был не ниже, чем семьдесят метров. Возможно, что вместе с башнями и выше. В зале, где мы теперь стояли, горели десятки Иллюзорных свечей, а на стенах покоились стяги и гобелены. Двенадцать колонн делили его на три равных части, а между ними лежал ковёр, сделанный, быть может, из нескольких десятков ложномишек.
  Элд неожиданно заговорил:
  - Подожди меня здесь. Я уверен, что Вельд захочет узнать, кто к нему пришёл.
  - Хорошо.
  Интересно, а тут вообще есть стулья? Или хоть скамья на худой конец?
  Эльди мягко улыбнулся. Повёл рукой.
  Позади меня с лёгким шипом возникло эльфийское шатрокресло. Хм-ммм... Замечательно! Можно будет представить, что я один из Бессменных Стражей, несущий дозор... Ну Элд?! Какого орка варёного? Какой дожор? Впрочем, обед бы сейчас не помешал... Кушать хочется всё сильнее и сильнее.
  Мой компаньон вышел тихо, по-эльфийски. Если бы я не был главным героем, то даже не заметил бы его ухода.
  Кресло оказалось очень удобным, а сиденье - ещё мягче, чем в чарослепке из Кодекса. Две лампы, установленные по бокам, давали ровно столько света, сколько его требовалось в полумраке зала. В общем, я погрузился в чтение...
  - Сэй, нам пора. Сейми, вставай.
  Что, он так быстро поговорил с хозяином о нашем приходе?
  - Сэй, полчаса прошло. Тридцать вторая минута нашего пребывания в замке высокочтимого Темнейшего вейра Лапкенвейцнера. Пошли.
  Лапкен... вейцнера? Эм-ммм... Это, наверное, фамилия вампира.
  В общем, я встал с небольшим трудом. Колени и голени маленько затекли от увлекательного чтения о тех странах, что были на месте Ноктольдемиса и о нём самом.
  Кресло исчезло сразу же, как я от него оторвался. Хе. А если бы не оторвался? Хе-хе.
  - Пойдём. Надеюсь, он сыт и добр?
  - Насчёт сытости не спрашивал, но настроение его немного лучше, чем до нашего визита. Поверить не могу, что он в таком состоянии...
  - В каком 'таком' состоянии?
  - Скоро сам увидишь, - Элд замолчал, сведя серебристые брови к переносице.
  Сам так сам. Надеюсь, что вейр Лапкенвейцнер не лежит горсткой пепла в окружении недальновидных приключенцев. Что?! Как это хуже? Как можно... Сам так сам. Элд, ну может хватит изображать из себя кита-огневика? Молчу-молчу. Только не надо больше так смотреть. Я ещё жить хочу. Желательно подольше.
  Пройдя сквозь коридор, два небольших зала и галерею, мы вошли в тронный зал.
  Ну или не тронный зал. Во всяком случае выглядел он невероятно величественно.
  Даже Великая Едальня Достославной Академии не настолько потрясала сознание, как потрясал его этот зал.
  Был он... высок и пространен. Чёрен и красен, словно свежая кровь, брызжущая из трупа, падающего на колени беззвёздной ночью. Мне кажется, что я немного переборщил с эпитетами, но именно так я себя и чувствовал. Маленькой, слабой и глупой букашкой, попавшей в цитадель тьмы на званый ужин. Надеюсь, не надо говорить о том, кто именно был главным блюдом в моём представлении о восьмичасовом пире?
  Четыре ряда тёмных колонн подпирали потолок скульптурными арками. На правой и левой стене висели полотна, изображающие... много чего. Очень много чего. Наверняка хозяин замка, вейр... э-ээ... Лапкенвейцнер прожил очень насыщенную жизнь, полную приключений тела и духа.
  Напротив нас, метрах в... вдалеке, на возвышении из девяти ступеней стоял трон удивительно искусно вырезанный из цельного блока ксенделока. Хм-м... А какие у него встроенные заклятья есть? Ладно, об этом потом. За троном, на стене, располагался герб, изображающий змею, нагло ухмыляющуюся в зеркало, которое она держала изумрудным хвостом. За ней был щит, за щитом - скрещенные меч и посох. И всё это - на красно-белом поле.
  Но хозяин замка стоял внизу, у первых ступеней. И рядом с ним ещё двое.
  Мы решительно подошли к ним и я, наконец, смог тщательно разглядеть вейра Лапкенвейцнера. С ног до головы.
  Несомненно, он стал самым вампирчатым вампиром из тех, кого я когда-либо видел. Даже баль Декаваллон из 'Истории о историях' выглядел менее... вампирно.
  Его одежда практически полностью копировала ту, в которую был одет Страж Ноктольдемиса, отличаясь лишь деталями. Штаны из чёрного эльфила, рубашка цвета не крови, а высокогорных снегов, оторочка камзола фиолетовая, сапоги из василиска (причём древнего) и жилет в серебряную 'рёберную' полоску.
  Когда мы остановились в пяти шагах от него, на лице главного вампира этих мест появилось выражение ленивой заинтересованности. Едва заметная улыбка коснулась его слишком ярких для вампира губ. Он прищурился и, тряхнув гривой из тёмных волн, надменно спросил:
  - Так вот что за существо явилось в мой замок!
  Кхм... А что ему Элд про меня наплёл?!
  - Ты же не думаешь, что я сдамся без боя, юный, но без сомнения могучий герой?
  Э... Боя?! Они вчетвером с ума посходили а меня не пригласили?! Да чтоб их... Что говоришь? А. Ну ладно. Но он же выпьет меня в доли секунды!
  - Да, я пришёл сюда именно за тем, чтобы покончить с тобой, презренный...
  Кхм... Что бы такое сказать?
  - ...вейр Лапкенвейцнер!
  Вампир слева от главного хихикнул, опустив голову.
  - И как же ты это сделаешь? Ведь я - почти тысячелетний вампир, а ты - Главный Герой, которой пока что даже маджегу не ускорял!
  Действительно. Всё так и было. Печально, что Элд ему и об этом рассказал. Ушастенький милашка. Уж я ему...
  - Я сокрушу тебя силой той тьмы, что породила тебя, о отпрыск тьмы, порождённый тьмой!
  Я прекрасно знал, что несу бред, но надо было тянуть время. По крайней мере до тех пор, пока паника не уступит место умной мысли. Хоть какой-нибудь мысли...
  - Замечательно! Но я не ощущаю в тебе той тьмы, что породила меня, о Главный Герой! Ты пришёл в мои владения без спроса и за это я бросаю тебе вызов! Скрестим же мечи в Дуэли... Нечестивости. Без использования подручных, компаньонов, заклинаний, амулетов, артефактов, умений, зелий и прочих честных вещей. Идёт?
  Он окинул меня настойчивым взглядом.
  Его подручные ободряюще уставились на меня.
  Элд, повернув голову, подмигнул и широко улыбнулся, вручив мне нехилый мечик.
  Да уж... Компаньона я выбрал самого замечательного. Даже в сказках у всех дураков компаньоны хуже. В разы хуже...
  Я взмахнул своим новополученным мечём. Ну, хоть в руке хорошо лежит. Украшения опять же. Блестит ярко, но грозно. Можно даже сказать: 'сверкает'.
  Посмотрев на вампира с лёгонькой шпажечкой, я невольно свёл брови.
  - Приготовься познать вкус поражения в самое сердце, тёмный отпрыск тьмы!
  Почти без пафоса, но да ладно.
  Вампир кивнул. Его подручные и Элд отошли. В одну и ту же сторону. За кого, интересно, они болеть будут?
  Вокруг нас зажглись десятки Кровавых огней, образовав три круга.
  Ну, битва не на жизнь, а на интерес началась!
  Я в два шага подошёл к вампиру, вставшему в защитную стойку и, размахнувшись, ударил по его идеально стоящей шпаге снизу налево-вверх.
  Чёрт.
  Варёный орк.
  Ксолотль.
  Ну, вы поняли степень моего отчаяния.
  Шпажка вырвалась из рук моего без сомнения доблестного и умелого противника, пролетела сквозь три Огня и... превратилась в нелепую струйку ржавчины.
  Красные огни потухли.
  Вампиры-подручные застонали.
  Элд не произнёс ни единого звука.
  - Ты ведь не станешь бессердечно убивать столь могущественного вампира, побеждённого тобой наиболее честным образом, о Главный Герой Сеймур Дистрой? - в глазах вейра плескалось наслаждение моментом.
  - Нет. Живи пока. Ну, или что ты там сейчас делаешь.
  Подручные рукоплещут. Элд молчит.
  Я до сих пор не верю, что оказался втянут в этот нелепый фарс.
  - Сим своей властью я нарекаю тебя Хозяином Леггинсваарденса и Стражем земель Обречья. Пошли за мной, я тебе должен кое-то вручить.
  Продолжая не-верить, я пошёл за вампиром. Я мог и не идти, но тогда он бы потащил меня силой. А этого мне ну совсем не хотелось...
  Элд, ты хоть как-нибудь мне объяснишь события последних трёх часов? Нет? Зачем я вообще спрашивал, прекрасно зная ответ... И прекрати хихикать!
  Идти пришлось недалеко. Не больше половины минуты.
  Невзрачная дверь, скрытая колонной, в правом дальнем углу тронного зала хлопнула за моей спиной. И мы оказались в крошечной комнате, где находились один лишь круглый столик да четыре явно не вампирских стула. У меня возникло впечатление, что на них сидели и стояли как минимум три, а то и четыре века.
  - Да-а, Элд, умеешь ты спутников выбирать, - вейр довольно улыбаясь, потёр бледноватые руки. Ладони, как и полагается, были холёными, а пальцы смахивали на пальцы Эльдиана.
  Я сумрачно посмотрел на своего компаньона, давая знать, что требую ответа.
  - Сейми, он сейчас всё сам объяснит. Вель, валяй!
  Вель? Хм. Очень похоже, что раньше этот 'Вель' был эльфом. Не иначе как.
  - Нет, не был. Ве-ель! Прекрати радоваться, я тебе главного не сказал.
  - Ой, Элд, сам прекрати! Снова приключения, свежий воздух и никаких проблем!
  Эльди покачал головой. А вампир мне нравится всё больше и больше. Как будто только что Виндрионир закончил.
  - Я бы хотел задать парочку вопросов, если, конечно, бессмертные не против.
  Меня услышали. Прогресс, да.
  - Ты немножечко преувеличиваешь, - улыбнулся мне вампир. - И называй меня Вель, о Хозяин!
  - Так. Вель, ты сам прекрасно знаешь, что всё эт... - и тут я почувствовал, что не могу сказать ни слова. Даже 'это' закончить не могу. Здоровски.
  Элд, спасибо за объяснения. А теперь снимай это орково Молчание!
  Прекрасно. На чём мы остановились?
  - Подписывай давай.
  Когда Вель успел достать эти пергаменты? И для чего они? Хм-мм...
  - Нам надо спешить, так что побыстрее, Сэй.
  Ох. Как же мне всё это не нравится... Как же меня всё это вводит в душевное неспокойствие... Как же я... Вот тут. Ага. Второй, третий, шестой. Так.
  Я теперь официальный замковладелец.
  И мне подчиняются почти пять тысяч ноктолей.
  Не круто.
  - Вилдбич, Дарксак!
  Перед Велем появились те самые вампиры, которые были в зале. А вблизи они ещё более вампиристы, чем на расстоянии и в свете пламени... И они теперь мои! Муа-ха-ха.
  Ой, Элд, ну прекрати! Это ж вампиры! А я их боюсь, сам знаешь.
  - Когда придёт Радочка, скажите ей, чтоб себе все локти повыкусила. - Вель явно счастлив. Очень, просто дико. - И если она хоть что-то предпримет, спустите на неё Стража Замка. Вот... - пара движений, - и вот, - ещё пара, - ваши руны. А я вступаю в команду Сеймура, Самого Главного Героя. Йух-ху!!!
  Его кулак взметнулся вверх, увлекая за собой тьму и кружавчики манжета.
  - Мы будем скучать, Хозяин...
  - Нам будет скучно без вас, Хозяин...
  Вампиры сказали это проникновенно, но потом переглянулись. Вампиры же. Им просто противопоказано грустить. Ничего, уж я их развеселю! Ох, Элд. Хорошо. Я их потом развеселю.
  - Элд говорит, что это ненадолго. Но если кто спросит, то новый койр Леггинсваарденса и хозяин моих земель вот этот молодой герой. Ясно?
  Ксолотль. Они обшаривали меня взглядами, словно я был древней амфорой с вином. И мне не понравились их одобрительные улыбки, при поклоне Велю.
  Через две секунды они растворились, перестав находиться в комнате.
  - Так как, Элд? Что ты хотел сообщить о своём плане?
  - Не здесь, Вель, не здесь. Сеймур, ты позволишь мне?..
  Я, не раздумывая, кивнул. Им ведь невыгодно пока меня убивать?
  
  * * *
  
  Мы оказались в...
  А где мы? Всё в тумане, образы мерцают, перетекают друг в друга и неслышно перестают быть. Жемчуг, серебро и тени становятся одним целым, чтобы через мгновение снова быть порознь, но всё равно вместе. И нет ничего, что могло бы привлечь чужое внимание. Тихая музыка струится невидимым потоком, но так осязаемо, что её можно потрогать.
  Несколько струек серебра обвились вокруг моей правой ноги, поднимаясь всё выше и выше. Одна нетерпеливо заглянула в мой Лякошель. Хе-хе. Надеюсь, за пребывание в этом месте денег не берут?
  - О, как долго я не был в Потаённых залах!
  - Это не он. Можешь не предвкушать. - Элд ухмыльнулся. - Итак, Сеймур. Нам предстоит серьёзный разговор. Или - не предстоит, если тебе неинтересно.
  Кгхм. Мне - и не интересно? Да прям щас!
  - Отлично. Вы так и будете стоять?
  Тут разве есть кресла или хоть скамейка какая?
  И по воле... не знаю кого сзади меня возникло крошечное облачко из жемчужного серебра и светлых теней. Толкнуло под колени и я удобно устроился на нём.
  - Теперь лучше. - И Элд, и Вель теперь тоже сидели в подобиях подушек. - То, что я вам сейчас расскажу, не является большой тайной, но будет лучше, если всё это останется между нами. Вам же лучше.
  - Давненько мне эльфы не угрожали, - весело оскалился вампир.
  - Сейчас они тоже тебе не угрожают. Я не прошу о вашем молчании. Вы сами поймёте, что из услышанного можно сказать. И кому сказать.
  - Переходи уже к сути дела.
  Эльдиан нахмурился. Его брови почти сошлись на переносице, а в глазах на мгновение полыхнула ярость. И он начал говорить:
  - Вель, как ты уже знаешь, Мучнистые секты перешли к активным поискам Полубублика Власти. Причём им, возможно, теперь известно, что находился он в гробнице Аллерия Сеннидваара, придворного мага Роя Лемминга. Норринон уверен в том, что Полубублик сейчас находится в руках принцессы Анны Лемминг. Её местоположение, к сожалению, не удаётся отследить. Нам необходимо как можно скорее найти эту девушку и положить конец так называемому Бунту Пряников.
  - Я не ослышался? Бунт Пряников?
  - В утренних газетах он не имел названия. Хлеб встаёт поперёк горла своим хозяевам, круассаны берутся за кухонные ножи, печенье посыпает себя какао и выходит на тропу войны. Мне продолжать?
  - Нам понятны масштабы бедствия, - Вель как-то странно посмотрел на меня.
  - И всё это происходит с теми изделиями из муки, что совсем недавно были самой обычной пищей. Сеймур, что ты намерен делать?
  - Мы положим конец этому мучному безумию. Дети должны спокойно намазывать свои круассаны маслом.
  - Иного от тебя я и не ждал. Что ж, ещё поговорим или отправимся в путь?
  - Если это важно или только для наших ушей, то да. Потерпит до следующего привала - не сильно огорчусь запоздавшей информации.
  Элд встал с облачка. Теперь он выглядел, как Великий эльф начала Эпохи Главных Героев. В Облачении Вель'Корритана он был великолепен! Ещё бы Ветер-в-волосах и прям цены бы не было!
  - Решено. Мы идём в Маркетонг. Надо прикупить вещей, да и четвёртого члена отряда необходимо найти. Кто 'за'? - три секунды молчания. - Единогласно.
  Эльди улыбнулся и исчез.
  Круто! Мы идём в Маркетонг, один из четырёх Парящих Городов!
  
  Интеррия шестая, удручающая.
  
  С апельсиновым джемом круассаны стали ещё вкуснее.
  Причём Тобольд смог остановить себя только на пятом круассане и третьей чашке кофе. А вот Барти всё ел и ел. И куда в него столько влезает? Тобольд сбился со счёта: седьмую или восьмую булочку с малиновым вареньем пожирал его друг? Два укуса и чашечка кофе - и ещё одной нет. Ялли же съел всего две крохотных плюшки с яблочным повидлом, а теперь неторопливо пил кипящий напиток.
  - Так как вы здесь оказались? - спросил Дейнос, когда Тобольд оторвался от позднего завтрака.
  - Нас прислал Властитель Артиэн.
  - И всё? - Дейнос улыбнулся эргону. - Доу, ты не мог бы позвать Норринона, если он не занят, конечно?
  - Ваше Величество, вам стоит лишь подумать обо мне и я тут же буду рядом, - учтиво склонил голову эльф, появившийся перед столиком.
  - Норринон... Я же...
  - Ничего страшного, Дейнос. Анна может вернуться в любой момент. Я уже говорил с вами об этом, - Норринон твёрдо посмотрел в глаза Тобольду.
  Тобольд почувствовал, что его просматривают со всех сторон. И его мысли сейчас лежали на ладони у этого эльфа. Как и все воспоминания. Даже те, которых он не помнил. Или - надеялся, что забыл.
  - Привет, Эйел.
  - Привет, Норр.
  - Так вы что, знакомы? - ненаследный граф немного опешил. Откуда его Ялли знает этого двухметрового качка? Откуда?!
  - Все эльфы знают друг друга. - Аяльф пожал плечами, возвращаясь к чашке кофе.
  - Но... - слова замерли на языке Тобольда, так и не став звуками.
  Ничего, он потом со всем этим разберётся. Сейчас он внимательно исследует внешность этого Норринона. И его возможную полезность.
  Норринон начаровал себе домашнее шатрокресло и сел в него, сплетя руки в замок на колене. Он был высок - даже сейчас на полголовы выше Аяльфа и красив той холодной красотой, какой Тысячелетние отличаются от двухсотлеток. Норринон был в длинной мантии из изумрудного шёлка, белой рубашке и брюках салатного цвета. Поверх брюк находился пояс из коры чародуба с Златосумкой справа и чароножнами слева. Пряжка пояса изображала оскаленную волчью голову, вокруг которой мерцало металлическое пламя. Глазами волка служили два крупных янтаря с врезанными зрачками-рубинами. Полусапожки из шкуры яггиластра немного дисгармонировали своей желтоватой серостью с общим цветом одежд могучего эльфа.
  Норринон склонил голову, рассматривая кольцечереп на безымянном пальце левой руки. Его волосы легли вокруг волнами серебра, замерев в пятнадцати сантиметрах от пола. Казалось, что сейчас он не здесь. На самом деле так оно и было.
  - Хватит любоваться Норриноном! - с насмешкой бросил своему телохранителю Скальдар.
  - Я не любовался!
  - Пять минут безотрывного взгляда - и не любовался? Может, ты на него ещё и вещички из Инвирюка примерял? - Дейнос улыбнулся на этих словах брата.
  - Ничего я не примерял!
  - Так ты отрицаешь то, что я говорю?
  - Ничего я не...
  Довольный хохот королей и гнома, насмешливые улыбки эльфов.
  Графёнку дико захотелось убить их всех вот прямо сейчас! Самым жестоким способом передушить! Или заклинанием. Самым сильным из тех, что он знает. Молниями Сигизринда. Варёный орк.
  Эльфы переглянулись. Их улыбки стали ещё самодовольнее.
  Ничего, Тобольд найдёт на них управу. Перечитает 'Магофикацию всея и всех' и отыщет способ. Непременно отыщет!
  - Норринон, ты не мог бы ввести в курс дела наших новых телохранителей?
  - Артиэн сказал, что только я...
  - Во-первых, Властитель Артиэн. Во-вторых, мы не потерпим нахлебников во времена кризиса. В-третьих, тебя не спрашивали, Тод Виндфри.
  Тон Дейноса не сулил графёночку ничего хорошего. И тот решил примолкнуть. Разумеется, ненадолго. И откуда он узнал, как его звал Сеймур?
  - Чары Веллиберна сняты практически полностью. Сеть Агреаля и Тысяча Покровов Сигглаха разорваны в клочья. Суда по всему, Анне помогал некий самоучка - в ней самой нет и капли искусства. У вас есть идеи по этому поводу, виндэ Тобольд?
  О всех этих заклинаниях Тобольд услышал секунду назад. А может, этот эльф врёт? Чтобы выставить его дураком перед хозяевами?
  - Н-ну-у... Я...
  - Как и следовало ожидать, виндэ Тобольд разбирается в Высоких Чарах чуть лучше, чем керг. - Норринон язвительно усмехнулся, сверля ненаследного графа тяжелым взглядом.
  Тобольду стало трудно думать. И последние слова этого эльфа до него донеслись словно издалека. Он вздрогнул. И почувствовал, что что-то не так.
  Секунду спустя он осознал, что его сознание подвергается самой мощной атаке из всех, что он пережил. А эту, возможно, и не переживёт. Даже Сеймур, этот поганый фермерский выродок ударил слабее, когда вырвался из его рук. Тобольд понял, что перешёл некую невидимую черту, переходить которую не следовало...
  Образы. Мать, отец. Старший брат. Презрение в их глазах, когда они поняли, что их родственник - не виндэ, а презренный даркэ. Обряд Очищений Соля. Ничего. Изгнание. Академия. Первая встреча с Сеймуром. Первая драка с Сеймуром.
  Нет. Нет-нет-нет! Этого он не... переживёт? А может, и не стоит переживать из-за того, что какой-то фермерский сыночек поколотил самого графа Виндфри, пусть и не наследника Вольного Кресла? Или - стоит? Но что он может сделать? Он даже не знает, где сейчас этот мерзкий выкидыш чернозёма. И что с ним. Только в одном он уверен - у него нет ни друзей, ни союзников. В отличии от Тобольда.
  Понемногу начало отпускать. Когти, сжимающие сознание и вихри, перестраивающие мысли, стали слабеть. Почему? Тобольд решил об этом не задумываться. Ни сейчас, ни потом. Но кто столь могуч в мыслесилах?
  Ответ напрашивался сам собой.
  Тобольд вежливо - он не заметил, что переборщил - улыбнулся Норринону.
  Норринон вежливо оскалился. Тобольд чуть не завопил от ужаса.
  - Норр, Бод немного боится вампиров.
  - Не боюсь я их, Ялли. Просто... как подумаю, что они придут... и начнут...
  Барти наглейшим образом заржал.
  - Вампиры гораздо милей и учтивей, чем ты думаешь, - заметил Дейнос.
  - Вампиры - отродья тьмы и должны быть...
  - Урезать ему зарплату, Дар?
  - Нет, заставим его патрулировать внешнюю стену. Сутки. И с Нечарным амулетом на шее.
  Тобольд снова замолчал. В нём вновь поднялись волны ненависти, хаотично бегущие по морям гнева и с яростным вожделением бьющиеся о скалы будущей власти. Вот когда он станет сильнее, когда у него будет много денег... он всем покажет. Эрег Свандейл в склепе закрутится, узнав о том, кто теперь силён и могуч!
  Через три секунды голос Норринона вернул его в реальный мир:
  - Если короли не против, то их телохранители могут посмотреть на то, что осталось от гробницы Аллерия.
  - Не против.
  Тобольд даже встать не успел, как его подхватили вихри перемещения.
  Гробница была... величественна. По крайней мере, до тех пор, пока её не превратили в груду осколков камня и щепок красного дуба. Судя по всему, статуи разбили просто так. Из непонятных вандальских побуждений. От гобеленов остались две-три обугленных тряпки, а плиту над саркофагом раскололи надвое.
  Кто-то очень неплохо повеселился.
  - Кости и саван Аллерия уже убрали.
  - Да что ж за тварь такая сотворить такое смогла?! - ненавидяще прошептал Баргрант, присев и подушечками пальцев гладя искусно вырезанный осколок плаща.
  - Анна Лемминг. Её уже ищут, но это не наши проблемы.
  - Я б её тоже... нашёл. - Барт на секунду отвернулся. - Так что? Нам надо остановить скуку и серость?
  - Если вы сможете сделать это втроём, - Норринон сумрачно посмотрел на Тобольда. - Впрочем, если кто-то из вас понимает в Высоких Чарах, - одобрительный взгляд, адресованный Аяльфу, - то могу поделиться с ним своими наблюдениями.
  Аяльф кивнул и мотнул головой в угол, за саркофагом.
  Эльфы отошли и замолчали, переглядываясь.
  Тобольд подошёл к Барти и собирался сказать что-то невыразимо умное, как был остановлен суровым взглядом гнома.
  - Эльфы говорят. Если ты им помешаешь, я сам тебя придушу.
  Тобольд почему-то не захотел спорить со своим другом. Видно, эта Анна разбила статуи, вырезанные его дедом. Или знакомым деда. Или... у гномов вообще много родственников.
  Через двадцать минут эльфы вернулись.
  - Барти, молодец. Тобольд, нам срочно надо в школу Биттахта Бронси.
  - Зачем это? - в этот лемминггардский закуток, где обучают магии? Да бросьте!
  - Терринс Винтердаст - лучший специалист по мучным сектам не из нашего народа. Пока вы навестите его, я проведу здесь пару ритуалов. Чтобы попытаться выяснить, куда она пошла.
  - Бод, пошли. - В глазах Баргранта плескались целые океаны ненависти.
  Тобольд не стал спорить.
  - Эйел, не забудь моих слов.
  - Я не подведу тебя, Норр. - Кулак к сердцу. Кивок.
  - Тассмантишьялла тхаттарн! - и они на стене. И эргон тоже.
  - Так вам викаон дать или постоянно на доставлялах ездить будете? - насмешливая ухмылка прекрасно сочеталась с довольным прищуром зелёных глаз.
  - Дайзен, мы не откажемся от викаона, если у тебя найдётся WR-099.
  - Сейчас будет. - Подмигивание. Эргон сжал свой медальон.
  Свист воздуха. Вспышка света. Викаон прибыл.
  Он был почти в три раза меньше, чем тот, на котором они прилетели в Замок Леммингов. Не чёрный, а синий, кристалл всего один и чароноситель чуть выше. Руны не эльфийские, а гномьи. И жезл управления, парящий на высоте метра шестидесяти по центру чароса.
  - Кто имеет доступ к управлению?
  - Я. И Барт тоже. - Аяльф не стал упоминать, что Бод с треском провалил экзамены все три доступных раза.
  Тобольд печально вздохнул. И ещё раз, когда Аяльф схватил жезл. Встал покрепче.
  - Вернёмся часа через два. Если не будет к вечеру - скажи Норринону.
  - Удач вам в Биттахтторе! Надеюсь, они вовремя выставили щиты.
  Эргон смотрел, как они удаляются. Покачал головой. Вздохнул. И лёгким движением маджеги вернулся в свои покои.
  
  Викаон нёсся над городом, поглощаемым серостью.
  Раньше Лемминггард цвёл жизнью и светился всеми её оттенками, но теперь в нём стало пусто. Серо. Уныло. Словно в тумане, но без тумана. Лёгкая взвесь скуки с каждым часом сжимала пальцы на жизни города. Цвета ушли почти полностью. Лишь в нескольких местах можно было заметить росчерки тьмы и редкие отблески света. А жители... им становилось всё равно. И это всё равно распространялось, отражалось и усиливалось при встрече с собой в других заражённых. Ни птиц, ни зверей в городе не осталось: все, кто мог, ушли из этого места. Даже насекомые, даже комары и гиллентвейки не решились остаться в этой обители безразличия.
  Город умирал. Медленно, но неотвратимо. На работу сегодня вышла только половина, а завтра выйдет треть. Потом жители начнут отказываться от еды, сна, прочих нехитрых удовольствий. И неизвестно, придёт ли освобождение от вязкого плена серости.
  - Ялли?
  - Что, Бод?
  - А сколько Норринону?
  - Не думал, что тебе интересно. Если хочешь, спросишь у него. Когда вернёмся.
  'Если вернёмся', - поправил слова Аяльфа своей мыслью Тобольд, глядя на несколько тел, лежащих на небольшой площади.
  Ему казалось, что кое-где он замечал полупрозрачные сгустки серости, висящие как бы в замешательстве. Видел он их лишь несколько мгновений. Викаон слишком быстр.
  - Бод, ты хоть знаешь, что сделала эта... принцесска ползучая?
  - Нет, Барт, не знаю. - Тобольд был погружён в свои мысли. Но гному лучше ответить. Особенно когда он в таком... замечательном, предубийственном настроении.
  - Эта сука расколола работы Лэнта Десалтиана, знакомого моего прадеда!
  - Это печально.
  - Лэн был лучшим камнемастером своего времени. Его работы сейчас стоят в разы больше золота, чем сами весят! Но не в этом их цена. Я убью её при встрече. Обещаю себе, что сделаю это. Что примолк?
  Тобольд старался не встречаться взглядом с Баргрантом. Раньше он и не подозревал, что гном может прийти в такую ярость из-за какой-то жалкой статуёвины... Ох, хоть бы он отвлёкся. Что он там сказал?
  - Да-да, вонзишь ей свою дудку в спину.
  - Я - берсегур, а не какой-то жалкий скальберк! - брови на переносице гнома стали ещё гуще.
  - Да ладно, ни один не-гном и разницы не заметит, - Тобольд не понял, что от смерти его отделяет даже не шаг, а толчок в спину.
  - Почему же? Берсегуры направляют свои чувства, а скальберки создают чужие. Правильно, Барт?
  - Более-менее. Но наша магия, магия берсегуров, сильнее песенок скальберков...
  - Никто и не спорит. - Ялли и Бод сказали это одновременно. Без согласования.
  Минуту они летели молча. Потом Ялли предупредил:
  - Сейчас будет Биттахттор. Готовьтесь.
  А к чему готовиться - не сказал.
  Тобольд смотрел вперёд. Смотрел. Вперёд. И поэтому не заметил, как из пустоты на них выпрыгнула Башня Клыков и Ударов.
  Чёрная, высокая, тонкая. Игла без окон и шпиля, пронзившая небеса. Сделанная из того же камня, что и Замок Леммингов. Зловещая? О нет. Только сильная. И спокойная. В отличии от Кевиностра Поларии.
  - Вау.
  - Ты ещё Виллатрирок не видел, - ухмыльнулся Аяльф.
  - И не увидишь, если не прекратишь тупить, - предостерёг его Баргрант.
  Тобольд их не слышал.
  Он даже не заметил, как викаон вспыхнул фиолетовым, фиолетовым и красным, как Аяльф привёл его на порт-площадку, как их охватили облака багровых искр...
  Пришёл он в себя только после удара по хребту чем-то очень тяжёлым.
  - ...а я ему и так говорю...
  - Ай!
  - Бод, не ори. Тут дружественная атмосфера, если ты ещё не заметил.
  Оглядевшись, Тобольд признал, что атмосфера действительно дружественная. Ведь в них пока не запустили десятком заклятий? А посохи, жезлы, арксены и виттумы студентов и двух преподов Биттахттора пока не убивают их сотней разных способов одновременно? Нет? Да они для них просто лучшие друзья! А кто скажет, что это ложь, получит гномьим кулаком по спине. Два раза.
  - Мы бы хотели встретиться с лэартэ Винтердастом, если можно.
  - Берринзи, мы уже сообщены. Ждите.
  Аяльф замолчал, красноречиво посмотрев на своего ветреного друга. А он что? Молчит же! И они с этими весёлыми хмурыми суровыми добрыми магами уж точно лучшие друзья. Тобольд не стал давить улыбку. Просто постарался трястись не так сильно.
  - Кто меня звал? - грохот обрушился на всех неожиданно. Даже каменюка с приветом от тролля и то была бы менее внезапна, чем этот Голос.
  - Я. Аяльф Мордениорси, аэ сэлла дэ виктиниатэ, дэлла лаэрти.
  - А, это хорошо. А ну прочь с дороги, малолетки!
  И сквозь пристыжено расступающихся обитателей Биттахттора прошёл Маг.
  Причём сразу понятно было, почему его звание пишется с прописной.
  - В комнаты, в гостиную, в столовки - чтоб духа вашего через секунду здесь не было!
  - Но... - преподаватель, скорее всего бестиолог, попытался возразить.
  - Я сказал 'валить'. - Брови сошлись на переносице Терринса. Вот-вот зарычит!
  Бестиолог явно хотел что-то сказать, даже рот открыл, но резко передумал, взглянув на Мага. Он был последним, кто вышел из порт-зала.
  - Пошли, - бросил Маг, направляясь к стене.
  Аяльф и Баргрант тотчас догнали его.
  Тобольд хотел возразить, что там - стена, что маг не выглядит, как маг, что... ещё что-нибудь. Но потом вспомнил лицо преподавателя бестиологии. И решил не шутить с судьбой.
  - Так. Ялли, насколько я понимаю? - Маг не повернул головы, прошибая кулаком стену и что-то дёргая на себя.
  - Да, лэартэ.
  - Как я понимаю, главный из вас человечек?
  - Да, лэартэ.
  Тобольду очень хотелось возразить. Например, что этот кудесник тоже человек. Или что он действительно главный. Но он снова вспомнил бестиолога.
  - Что-то он слишком тёмный для ветреного.
  - Не могу с вами не согласиться, лэартэ.
  - Так. Хорошо. Виндинг, говорить со мной будет Аяльф. Ты против?
  Ненаследный графёнок решил пожить ещё немного. Тем более, что он почти видел, как огонь - Тёмный огонь бушует в глазах Терринса Винтердаста.
  - Отлично. За мной.
  Тьма. И схлопывание реальности за спиной.
  И небольшой зал в обрамлении чёрных свечей перед ними.
  Четыре кресла, обитых подозрительной даже на вид чёрной кожей.
  Шелест теней, в которых кто-то прячется, по углам.
  - Аяльф, что тебе известно о Роттенбуре Миттенмите?
  - Не так много, как стоило бы знать, но больше, чем давали на лекциях истории Англикании.
  - Аддорф Миндевел, как обычно, перетирает свои недомолвки в словесную труху. - проворчал Маг, глядя на Тобольда.
  Графёнок опасливо осмотрел этого самого кудесника. Высокий, почти с Ялли, мужчина лет сорока. Грива каштановых кудрей, золотистые усы и бородка, немного морщин. И невероятно старые, синие, как Крайний залив, глаза. Ухмылками своими он мог бы состязаться с эльфами, которые знают в этом толк. Простая чёрная мантия препода Биттахттора с красным воротником Старшего. Сапоги то ли из камня, то ли из стали. Кольцо и два перстня на пальцах. Мощь, которую он едва сдерживает. В общем, Тобольд решил молчать во что бы то ни стало.
  - Баргрант, а тебе что известно?
  - Гниломих Мясник был одним из лучших волшебных хлебопёков в Англикании. Но однажды он возгордился и решил стать единственным Хлебопёком. Он создал чаротесто, из которого два месяца лепил Бублик Всевластия. Неделю он его запекал. Три украшал. Три месяца обучал. А потом Бублик решил выйти из-под Власти своего Творца. И стал виновником Первой Хлебной. После поражения в ней он затаился, собирая муку и сахар для новых войск. Затем Вторая Хлебная. Но Рой Лемминг, Властитель Артиэн и Руд Реджингстон сломили и сломали его. Одну половину они уничтожили сразу. Вторую - спрятали так надёжно, как смогли.
  - Прекрасно! И быстро, и дельно. А ты не хочешь стать студентом Биттахттора с улучшенной стипендией и уклоном в историю и чароголос?
  Баргрант замолчал. Медленно опустил глаза. Желваки пару раз напряглись. Он молчал.
  Терринс не стал спешить с выводами. Вместо этого он обратился к Аяльфу.
  - Дэа литинноэра, как вы считаете, мне следует позволять ушам этого даркэ слышать тайны прошлого?
  - Нет. - А вот это было для графёнка, как плевок в глаз.
  Тобольд едва не сломал подлокотники ясневого кресла. В его взгляде читались гнев и ярость, из-за которых грозовые тучи превращаются в тёмную бурю.
  Аяльф выдержал его взгляд. Обычное его спокойствие стало лишь сильнее.
  Первым отвёл глаза виндэ. Стал вспоминать бестиолога.
  - А я считаю, что он должен знать. Норр посоветовал мне обращаться с этим... - Терринс ухмыльнулся. Молнии сверкнули у висков и в глаза, - главным героем так, словно он действительно Главный Герой. Но он даже с Гиллем Сансибрейтом не сравнится. Он даже не знает, кто это.
  Он знал. Гилль Сансибрейт, Приключение которого закончилось через девять часов после получения Свитка Героя. Не убивший ни одного орка, не изучивший ни одного заклинания, не сумевший никому отрубить голову... Позор Главных героев, смыть который даже эльфы не в силах.
  Тобольд знал и о том, что стал Главным героем совершенно случайно. И эта 'случайность' нужна только Властителю Артиэну. Зачем? Он надеялся, что никогда не узнает о целях древнейшего в Эльдингнуме эльфа. А если узнает, то сможет им помешать.
  - Ну, пару жаб он точно убил. Когда спать ложился. - Барти заржал.
  Да не убивал он жаб! Этот распроклятый эльф, Дириндар или как там его, поставил палатку прямо на скопище леммингтонцев! А у кровати были не ножки, а полозья. И он вообще сомневается в том, что это именно кровать, а не одно из знаменитых многофункциональных эльфийских устройств. И этот душераздирающий хруст тонких костей, сопровождаемый предсмертным побулькиванием в жабьих глотках будет стоять в его ушах ещё неделю. Ну, может две. Глаза бестиолога всё равно страшнее.
  - А, помню. Глупцы-предатели, напуганные баснями Анки. - Терринс тоже улыбнулся, приветливо посмотрев на гнома, уже заканчивающего смеяться.
  - Насколько я разбираюсь во внутренней политике Леммингтона, Анна была не такого хорошего мнения о королях, как её мать и отец.
  - Дэа литинноэра, Анка была тупой и бесстыдной шалавой, охочей до дармовой власти. Я рад, что она исчезла, но лучше бы Дей и Скаль её убили, - Терринс замолчал резче, чем того требовалось. Тобольд стал не-думать о том, что Маг утаивает свои мысли или информацию, которой не захотел делиться в присутствии даркэ.
  - Я слушаю вас и дальше, лэартэ.
  -Завесу МакРитторена можно снять несколькими способами. Причём сам я справлюсь за неполные полчаса. Но у нас в городе есть Главный Герой, который решит все наши проблемы за 'спасибо' и ржавый кинжал. - Терринс искоса глянул, как Тобольд багровеет от ярости и пытается сокрушить зачарованные подлокотники. - Так как ваш 'наниматель' имеет бесспорные таланты во всех областях магии, даже мне неизвестных, то сообщу вам один из простейших. С ним даже пьяный керг и двухдневная курица справятся.
  - Бод, с тобой всё в порядке?
  - Да-да, всё отлично, - с усилием сообщил Тобольд, не замечая, что из его ушей идёт самый настоящий дым.
  - Как прекрасно, что всё отлично! - Баргрант поддерживающе улыбнулся своему другу и незаметно переместил своё кресло подальше от кресла Бода.
  - Так чем же мы сможем заработать ржавый нож и однодневный запас легендарной славы? - Ялли сказал это настолько серьёзно, что до Бода дошёл смысл его слов только при прокручивании их по второму разу.
  - Очень просто. Вам предстоит найти единорога, грифона, лемминга и бобра. Нарядить их в народные одежды леммингтонцев и попросить станцевать когг-де-ретт, в то время как вы сами будете распевать 'Во поле два тролля гуляли'.
  Эльф очнулся первым.
  - Террин, это не смешно.
  - Зато ваш графёныш почти поверил в то, что никаких трудностей у вас не появится. Так вот, пусть поймёт, что не в Фейвинксвилл попал. Вам предстоит найти Озеро Глаххеля Безумного и пролить его над всем Лемминггардом. Так как только гэгэшечка сможет это.
  - Сможет что?
  - Разрушить Завесу МакРитторена без жертв среди населения. Ты ведь хочешь заработать ржавый нож, а не кривой ржавый нож с погрызенной кергами рукояткой?
  Тобольд хотел сказать, что о награде он с королями ещё не говорил. Но ржавый, Бормин, нож - это вообще что-то мифически непредставительное!..
  - И что мы должны сделать?
  Терринс не стал его убивать взглядом. Наверное, короли от этого в восторг не придут. Да и Артиэн будет самую малость против. Пусть поживёт. Тем более, что Озеро Глаххеля ещё и найти надо. А у этого даркэ Поиск почти на нуле. Да и интересно, во что ещё сможет вляпаться это недоразумение с Картой Героя вместо интеллекта и чести.
  Маг довольно ухмыльнулся, взметнувшись с кресла.
  - Я закончил. Аяльф, я надеюсь на твою эльфячность. И твою гномность, Баргрант, тоже. Весь Лемминггард надеется на вас! Не подведите королей, мин гаэталлен.
  Терринс взмахнул рукой и прошептал что-то вроде 'Сансенскриптиа'.
  Эльф, гном и человек стояли на улице: телепортация оказалась настолько быстра, что гном и человек ничего не увидели во время неё.
  - Ну что, Бод, вот и пришла пора доказать себе, кто тут Главный Герой.
  - Ты ж всяко получше Сеймура будешь. У него даж друзей нет. И не будет.
  Тобольд не стал смотреть на своих друзей. Он им всё выскажет. Но потом.
  - И как мы перевернём это орково озеро? И найдём?
  
  История седьмая, в которой герои предаются утехам, связанным с разнообразными оплачиваемыми услугами.
  
  Не успел Элд исчезнуть, как я ощутил на себе несколько цепочек заклинаний. Угрозы или тем более зла они в себе не несли. Добра, впрочем, тоже. Просто информационная передача от меня... нет, скорее нас, кому-то. Маркетонг же! Тут должны сновать целые шайки шпионов всех мастей и прочих пугливых лазутчиков.
  Маркетонг. О, слышен в этом слове звон монет! Один из четырёх Парящих городов, переживший Воздушные войны и ставший признанной столицей торговли. Населения как такового в нём немного: Кодекс говорит о двух тысячах, а другие источники, менее надежные, колеблются в районе от тысячи двухсот до десяти. Но не постоянными жителями славен и богат сей город: тысячи представителей всех рас Эльдингнума появляются здесь ежедневно. Чтобы купить что-нибудь, продать, предложить услуги или обменяться знаниями. Ох, я и не мечтал попасть в него так скоро! Сколько возможностей лежит передо мной! Сколько всего хорошего и нужного я смогу купить!
  - Сэй, не отвлекайся. Контроль мы уже прошли.
  Эм, да. Отлично.
  Туман вспыхнул серебром и тьмой и мы оказались на одной из свободных порт-площадок среди десятков существ. Вон те тролли как-то странно, неестественно добродушно улыбаются. А массивный орк продаёт сахарную вату. Не знаю, не знаю, я бы до такого шага не опустился без Очень Веской Причины.
  - Сейми, пошли-и.
  - Да, Элд, уже иду...
  Площадь, мощённая мозаикой из данетского мрамора. Дома из всего, что только представить можно. Магазинчики с Абсолютно Любыми товарами...
  Ксолотль, как же я ждал этого дня!
  Да иду я, иду. Дай порадоваться, а?
  Эльдиан и Вель уже шли через хит-парад рас и культур. Я поспешил за ними.
  - Нам предстоит сделать несколько важных покупок и найти четвёртого члена команды. И, я думаю, стоит привести внешность Сеймура в более подобающий для Главного героя вид.
  - Не, в тренажёрный под Печатью Веков я больше ходить не буду.
  - Никто тебе этого и не предлагал. - Весёлая улыбка.
  - Эл, как думаешь, упьюсь я сегодня ночью? - Вель мечтательно прищурился.
  - С твоей внешностью без проблем, - сказал после беглого осмотра эльф.
  Прищур вампира почти скрыл его глаза. Чёрные волосы переливались в солнечных лучах то глубинами океана, то сумрачной зеленью, то звёздным фиолетом. Будет странно, если он не найдёт кого-нибудь на перекус. Хе-хе.
  - Сеймур, если что - то я просто Вель. Никаких фамилий, титулов и прочего. Ладно? Я очень на тебя надеюсь.
  - Без проблем. А у тебя вообще титулы есть, стройный вампирчик? - разочаровать вампира? Я теперь не тот, кем был пару дней назад. Ну и просто компаньона печалить нехорошо. Почти так же нехорошо, как и нападать.
  Эльф очень странно на меня посмотрел. Как будто оценивающе. И грустно. И заинтересованно. Странно, в общем, посмотрел.
  - Сейми, какую роль ты предпочитаешь в бою?
  - Боевой целитель. Не люблю, когда друзья на глазах... - дальше я продолжить не смог. Пришлось отвернуться. Тод, я скручу тебя всего, жаба ты этакая. Обещаю!
  - Значит, нам в 'Цвет'. Читать любишь? К новой магии относишься положительно?
  - А что, эльфы уже и новый вид магии изобрели? - с трудом ухмыльнулся я. Орковы воспоминания...
  - Пока нет, но в ближайшую пару лет точно. - Элд понимающе улыбнулся, вложив нехилый заряд Ободрения. Наверное, и он... Всё. Только месть.
  - Может быть, зайдём на Перифиллову улицу?
  - Ну не сегодня точно. Неизвестно, где принцесса Анна и что она собирается делать. Решим эту проблему - начнём развеивать твою скуку, - эльф подмигнул вампиру.
  Было почти четыре часа, когда мы пришли в 'Цвет', магазин Магов. И эльфов. Трудно было не заметить это трёхэтажное здание, светящееся высшими цветами: серебром, золотом, фиолетом и тьмой. Три башенки стояли по его углам и на них развевались флаги Ариэндора, Дварфархалла и Фейвинксвилла. Окна были... А это были окна? Скорее, магические трансляторы, по которым сейчас пробегали помехи. В двери прошёл бы даже великий огр, не то, что тролль или великан.
  - Нравится? - спросил Элд, с интересом глядя на меня.
  - Очень. - Зачем ему спрашивать, если он и так видит мой восторг?
  - Это здание спроектировал мой давнишний друг, Мерреаль Барреакстри. Магазину более шестиста лет и он почти не изменился за эти годы.
  - И во время Воздушных войн?
  - Да. Несколько эльфов защищали его ценой собственной скуки и сотен тел преступников. Сэй, нам надо спешить: предстоит немало дел.
  И мы вошли в 'Цвет'.
  Я не стану его описывать. Достаточно сказать, что в нём было всё, что душе угодно. А то, чего не было - появлялось на витринах, полках или прилавках после нескольких минут поисков. Но и цены были эльфячны: десять тысяч золотых за Меч триумфатора и двести за Годовую банку здоровья. Хотя-а... Если прикинуть, соотнести качество и количество предложенных товаров с обычными... то эльфы ещё и себе в убыток продают. Девятнадцати тысяч будет мало, чтобы даже часть желаемого купить...
  - Не беспокойся о звонкой монете. Я эльф, а этот магазин предлагает самые лучшие цены для друзей эльфов.
  - Спасибо, конечно, но я привык сам платить по счетам.
  - О, прекрати. Ты не выстоишь против Анны и минуты, если будешь цепляться за свою упрямую неподкупность. И потом ты всё мне отдашь. Ну как?
  Постаравшись не думать... хе-хе... как я ему буду 'всё' отдавать, я кивнул.
  Хрустальный колокольчик словно лопнул в моей голове и рядом возник эльф в чёрном костюме и с услужливой улыбкой на губах. Он склонил голову, прижав правый кулак к основанию плеча и через секунд левой протянул мне карточку... Да быть того не может! Сто двадцать две тысячи хелей. Почти сто пятьдесят в стандартных золотых... Кем работает Эльдиан? Или... какой у него титул? В конце концов, отказываться от столь щедрого подарка перед опаснейшей в моей жизни битвой было бы очень глупо.
  Радостно глянув в глаза Эльдиана, я пом...
  Я принялся размышлять, двигаясь от одной витрины к другой, что мне действительно надо купить, а что мне купить хочется.
  Эх, будь у меня чуть больше времени и чуть меньше опыта покупок... я бы купил тут всё. И Анна зарубила меня первым же ударом.
  Но сейчас я тщательно осматривал каждый клинок и перчатки в поисках именно тех, что смогу носить до первого уровня. Или, по крайней мере, очень долго.
  Через двадцать минут я нашёл себе вполне приличный - и очень стильный! - Доспех убийцы чужого времени, чёрный с кровавой отделкой, Плащ тёмной тьмы во мраке дня, дополнительные Перчатки пламенных объятий и два отличных клинка, Леггинстенмур и Торрелоккнер. Всё это обошлось мне в восемьдесят две тысячи шестьсот хелей. Хм, может, ещё и жезлов купить? Или посох?
  - Сеймур, у нас не так много времени, как ты можешь думать. Ксель, остатки заморозь. Наш Главный герой потом ещё зайдёт.
  Эльф-консультант тенью исчез, напоследок кивнув Элду.
  Вель проводил эльфа сумрачным взглядом. Спросил:
  - Нам ведь не надо в 'Книжникус'?
  - О, как хорошо, что напомнил. - По виду Эльдиана никак нельзя было сказать, что он забыл что-то. В последнюю тысячу лет уж точно.
  - Я читал о 'Книжникусе', - сказал я, стараясь не взорваться от восторга.
  - И что же ты читал? - спросил Элд с воодушевляющей улыбкой.
  - Что в нём есть все книги, когда-либо изданные или написанные на Эльдингнуме. И даже несколько из Потустороннего мира. И что там можно найти такие знания, каких в других магазинах нет. И вообще.
  - Что 'вообще'? - поинтересовался вампир, небрежно отталкивая с дороги захмелевшего гнома.
  - Просто вообще. Там, как написано в Кодексе и рекламных буклетах, есть большая часть незасекреченных знаний. И засекреченных тоже, если хорошо приплатить, - на этих словах я немного понизил голос, чтобы вампирчик немного проникся.
  Он проникся.
  Ну, судя по всему, именно это он и сделал, мечтательно спросив:
  - Элд, как думаешь, там можно найти компру на Радочку?
  - Тебе с этим не в 'Книжникус' надо, а на Аллор-Вайлетт, шестьдесят пять.
  - Не пойду я туда. Мне ещё с прошлого раза аукается, - пробормотал Вель, потирая левое плечо.
  Улицы мелькали мостовыми, магазины сменялись лавками, а те - лотками, лотки, тесно жмущиеся к стенам, пару раз захватывали всё свободное пространство, становясь миниатюрными рынками. Крики и чарогласы торговцев привлекали внимание, и я пару раз оборачивался, отвлекаясь от основной цели, но эльф и вампир быстро отсекали возможность посмотреть на Расчудесные Морские Деликатесы или Самый Прочный в мире Самовар. В конце концов я чуть усилил защиту от Звука и голоса притихли. Даже как-то не по себе стало, но полностью убирать этот щит я не стал.
  Итаак, куда же мы попали?
  Книголавки. Сотни их.
  Несколько парят в воздухе, парочка врыты в землю, а основная часть лишайником скрыла стены огромного здания, заслоняющего собой не только солнце, но и улицы.
  'Книжникус'. То место, куда приходят, если надоели писульки Рикке Хаффер или надо срочно избавиться от зависимости к Роджеру Сквоттермуру. Тут можно купить даже копию оригинала 'Троп и тропинок' Властителя Артиэна. Или самую первую печатную книгу, 'Подгорные побасенки', которая сама стоит, как Дварфархалл. Я уверен, что найду там столько источников знания - Древнего и Запретного, за другое платить не стоит, - что скоро сам смогу открыть магазин или прикупить парочку деревень.
  Эльдиан и Вельденванкур остановились перед входом, сделанным из папирусного кирпича. Сейчас я туда войду. И моя жизнь изменится навсегда.
  - Сеймур, ау!
  - Не отвлекай.
  - Время уходит.
  - Я должен прийти в подходящее состояние духа.
  - Ты уже пятую минуту стоишь, медленно открывая взглядом эти двери.
  - Ещё чуть-чуть. Ещё немного...
  - Между прочим, Вель уже двух ворюшек отпугнул.
  - Элд, кто из нас Главный герой: ты или я?
  - А ты знаешь, что через полчаса он закроется?
  Вот же ж Ксолотль! А на табличке время работы не написано.
  Что ж, придётся идти так, без Подобающего Состояния Духа.
  Вампир и эльф обменялись насмешливыми взглядами. А я вошёл в 'Книжникус'.
  Ох, это словно целый мир из книг, брошюр и свитков! А вон и календарь за тысяча девятьсот восемьдесят пятый пролетел. Интересно, а он клюнул бы на во-о-он те брошюрки с феечками из Фейвинксвилла? Надо при случае попробовать...
  Изнутри 'Книжникус' напоминал себя снаружи. Правда, лавки сменились стеллажами, шкафами и разными витринами, но суть не изменилась. Лестницы уводили под потолок, теряющийся в декоративном мраке. Витрины и покупатели с консультантами часто парили в десятках метров над полом. А в центре магазина... магазинища выросла целая крепость, стилизованная под сделанную из книг твердыню. Хорошо, что не из булочек. Что? 'Сдоба на пробу' до сих пор стоит? В Кодексе написано, что её захватили и трансмагировали в войска плюшкославных ещё в шестнадцатом веке. Ну, как знаешь. А. Ну ладно. Всё равно не поверю, пока сам не увижу. На самой вершине книжного замка парило величественное Око Знания. Один сеанс, как гласил Кодекс, стоил двести ундов. Цена, может быть, и поменялась. Но само знание о возможности получения знания о любом знании в Эльдингнуме стоит того, чтобы знать о нём.
  А ещё мне надо обновить Кодекс.
  Э-Элд, я конечно, понимаю, что малость наглею, но я уверен, что отдам тебе денежку, когда мы грабанём замок-другой или освободим какое-нибудь королевство.
  Отличненько! Кто последний в Кодексильню? Никого? Значит, я первый буду!
  Так. Что мне надо? Всего и побольше. А когда? Сию секунду.
  Подойдя к одной из свободных Кодексилен - рядом со мной стояли Барт Стоккендер и Хелена Форвижион, редкостные идиоты, окончившие Академию вместе со мной, - я возложил свой небольшой Кодекс на плиту из граксилита, тут же засверкавшего отвратительно-розовым светом и опустил ладонь на настроечник. Над моим Кодексом, за два неполных дня ставшим мне практически родным, возник его Образ и иллюзорные возможности для улучшения. Так. Надо немного подумать.
  Знаний, да побольше. Картинки? Нее. Только чарографии и слепки реальности. А ещё дополненная статистика, увеличение размера дневника, десяток-другой интегрированных книг: от 'Умонстриума' до 'Всевечной истории' и третье оформление из... Нет, мне это не надо. Я не собираюсь платить за шрифт крупнее, чем привычный. Ох... В конце концов, я вполне могу пойти и вырезать пару-тройку этих рекламщиков...
  Завершив улучшение Кодекса до Великого Кодестра, я обернулся в поисках Элда и Веля. Эльф и вампир стояли там, где я их оставил, но находились явно не здесь.
  Элд замер. Ха, эти эльфийские пространственные трансы... Нет бы ракушку купить.
  Вель, напротив, болтал по ракушке. Судя по всему со своими прихехешниками.
  Улучшение обошлось гораздо дешевле, чем я планировал, но и выложить тысячу семьсот девяносто девять ундов было как-то немножечко расточительно. Впрочем, я думаю, что некоторые знания стоят дороже денег. А тут ещё и скидку дали.
  Ага, выходит. Неодобрительно покосился на Веля, не заметившего бы сейчас и Стального Брата с Осиновым наказанием наперехват. Довольно улыбается мне, чувствуя, что я счастлив. Пф. А когда это я был несчастен за последние двое суток?
  - Сеймур, у тебя есть ещё двадцать четыре минуты в 'Книжникусе'. Потом нам надо пройтись по делам и найти четвёртую тушку в компанию. Согласен?
  Вообще-то я бы с радостью провёл это время в 'Книжникусе', но... Двадцать четыре минуты - совершенно не то время, которое стоит потратить на столь восхитительный магазин с миллионами книг и... И многим, многим другим.
  - Пошли, Элд. Только пообещай мне, что мы сюда вернёмся.
  - Обещаю. - И словно в мороженое словами окунул. Ох уж эти эльфы... Нет бы серьёзно сказать, так ещё и улыбнулся. Номер шестнадцать, очень высокий плюс к Ободрению.
  - Забирай ракушку у Веля и идём туда, куда... А куда мы идём? - я тоже решил улыбнуться. Язвительность в этой смешивалась с насмешкой и интересом. Я решил показать, что хоть и Эльдиан ведёт нас, но Главный герой именно я.
  - Вель, у нас дела.
  Вампир тут же - примерно через пять секунд - оторвал белоснежную раковину от правого уха и быстро сунул её в карман. С его лица медленно сползала глуповато-довольная улыбка. Он же вампир! Он не имеет права делать таких ужасов со своим ртом! Вот прокачаю Убеждение ещё чуть-чуть, баллов на двадцать, тогда он будет скалиться во все стороны. Как и положено бессмертному существу, не отягощённому узами совести. Гм. Эльфы тоже бессмертны, но тебе, Элд, эта улыбка не пойдёт. Уж поверь мне.
  Я не стал оглядываться, когда мы выходили из 'Книжникуса'. Мы вернёмся сюда.
  И снова - лавки, навесы, шатры и густая толчея всего многообразия Эльдингнума. Правда, кергов маловато. Я на ходу открыл Кодестр из браслета и вот что узнал. Кергов тут так мало потому, что их харчат леггентины - призрачные существа. И убивают они только тех из презренного племени Гнилых холмов, что имеют у себя в карманах - или где они там прячут свои деньги - меньше двух золотых. Теперь понятно: два золотых керг не заработает даже за год, а если и получит другим способом, то тут же прожрёт или потратит на какие-нибудь бессмысленные побрякушки.
  Мы прошли мимо 'Продавальни едальни', 'Пельменей Юсупчика' и 'Нахлобулочной'. Если ещё что-нибудь пропустим...
  - Сеймур, Вель, не хотите ли эллайнов?
  - Никогда не отказывался раньше и сейчас не откажусь, - вампир подмигнул Элду с какой-то странной полуулыбкой.
  - Пробовал я их. Тесто недожарено, внутри словно кто-то неделю назад помер...
  - А почём ты их покупал? - это он надо мной насмехается, да?
  - Тридцать два суля, если мне не изменяет список.
  - Так то подделки были. Настоящий эллайн стоит не меньше двух ундов, а с экзотическими начинками - и до десяти дойдёт.
  - Тогда тоже не стану отказываться. - И пробурчал гораздо тише: - Если в настоящих никто не гнил.
  Эльф заливисто рассмеялся. Вампир наклонился ко мне и тихо шепнул:
  - Если в эллайнах и дохнет кто, так это дурной вкус и жадность покупателей.
  Я нахмурился. Тоже мне. Эльфийская пища... Брр. А вот и палатка с эллайнами.
  Невысокий, метра в два с половиной, полуоткрытый шатёр. Спереди, под куполом, две небольших колонны, увитых эльфийским плющом. Между ними - небольшая витрина с ценниками и не сказать, чтобы сильно скучающий эльф-продавец. Между прочим, в тот раз я покупал их у гнома. Может, Элд прав и то был контрафакт?
  - Что желаете, господа? - интересно, если бы мне встретился этот эльф в чистом поле, то он и тогда бы любезничать стал?
  - Два тегренских и дарраконд, пожалуйста.
  - Через десять секунд будут.
  Элд тем временем положил в монетницу семь ундов. Хм... Они должны быть чертовски хороши. За такую-то цену!
  Тегрены. Стандартная основа, лиддельская капуста, немного острого лука, мясные стебли и сурренский соус. Я его пробовал. Если налить на стол слишком много - придётся выпиливать заплатку. Дарраконд. Стандартная основа с круцидзи, перримелово яблоко, денский перец, кровавые стебли и дагарракский соус. Об этом я только читал. Кажется, одному магу дали его понюхать во сне. Тот чихнул - и шутники расплавились.
  Через десять секунд эльф вернулся, держа на прозрачном подносе три эллайна.
  Внешне они были похожи на бледные и толстые блины из тонкого теста, но внутри у них должны были быть... нега и наслаждение. И это самый минимум из ожиданий.
  Принюхавшись, я понял, что в этих эллайнах совершенно точно никто не сдох. По крайней мере, запах был именно тот, что должен был быть. Судя по ценнику.
  - Всегда рады видеть вас у наших прилавков. - Эльф вежливо кивнул.
  Я взял свой и поразился его длине и весу - не меньше четырёхсот грамм и сорока сантиметров. Хм, а эльфы, оказывается, любят поесть.
  Глянув боковым зрением на обогащающихся питательными веществами Элда и Веля, я откусил самую малость. О, Эльдгардайён! Ещё. И ещё раз. Настолько вкусной вкуснятины я прежде не ел. Даже зимний торт с Хладня не был так вкусен, как простой эллайн. Ох, теперь я понимаю, чего тот гном так нервничал! Если бы я сам делал пиратские эллайны, то беспокоился бы гораздо сильнее. Да и как можно портить столь восхитительную... ам... пищу... ням-ням... богов? Ну, эльфов. Но значения это не имеет.
  - Ты понял, за что эллайны обрели такую популярность? - Элд усмехался, слизывая каплю соуса с нижней губы.
  - О, да-а! - простонал я, глядя на эллайн в своих руках как на... эллайн в своих руках. Лучшей похвалы ему и быть не может. - Теперь я понял, почему вы так носитесь с их рецептами. Я даже сказать не могу, насколько они восхитительны: просто слов нет!
  - А того гнома приговорили к трём месяцам воспитательных работ с кергами Прикряжья. - Голос Элда лучился удовольствием.
  Не, не жестоко. Я б за такое святотатство ему б шею свернул.
  Я медленно, смакуя каждый кусочек, ел эллайн. Эльф и вампир тоже.
  - Хо, Элд! - воскликнул Вель. - Смотри, лавка тентаклингов!
  - Вель, мы едим. Эта мерзость только в боях хороша.
  Вель окинул Элда оценивающим взглядом и, скептически усмехнувшись, покачал головой. Подошёл к лавке. Я двинулся следом. Элд, закатив глаза, последовал за нами.
  Тентакли. И тентаклинги. Давным-давно, двести с чем-то лет назад, Тентаклорды и их тентаизбранный народ пришли к нам, в Эльдингнум из каких-то очень далёких далей. На истории рас говорили, что они то ли взорвали к Ксолотлю свою родину, то ли её взорвали их враги, то ли ещё что-то... Но жить им вдруг стало негде. И они поступили практически так же, как и любая другая разумная - более или менее - раса в их положении: принесли жертвы своим богам, которые в других местах сошли бы за демонов, а кое-где и за закуску, и попали к нам. В результате чего они попали, история умалчивает. А вот сейчас и проверим... '...проявление воли Ктала, Хантаана и Февеона привело к разрыву Ойни и те, кто был поблизости, смогли покинуть гибнущую планету'. Ага. Значит, это они сами. Потом надо будет подробнее почитать, уверен, найду много интересного. Эти интегрированные книги - просто находка КодБюроуз. В общем, они прибыли к нам, чтобы сеять любовь и пожинать симпатию. Именно так они и говорят, а тех, кто пересекает границы Тентакленда, ждет... разочарование. М-да, наверное, оно.
  Лавка тентаклингов была фиолетового цвета. Не тёмно-фиолетового эльфийского гнева, а лилово-розового, довольно-таки невзрачного и самую малость омерзительного. Для лавки тентаклингов самое оно. Прилавок разделён на пару десятков стеклянных отсеков, в которых копошились и ёрзали... Не-е, эллайн, сиди на месте, я что, зря за тебя деньги платил?! Итак, ерзали и копошились. Тентаклинги. Молодая поросль и защупь тентаклей, которые висели по стенам и свисали с потолка лавки. Ох, как хорошо, что я про них раньше только читал! Ну и смотрел пару раз на считывании памяти. Вживую они гораздо отвратительнее и живее, чем могли бы быть. Хм... Они могли бы быть гораздо отвратительнее, если бы я не подозревал об их омерзительном существовании до этого вот самого момента. Тогда бы уж точно распрощался с эллайном...
  - А почём стингифас вилдастриолика? - Вель спросил с таким видом, как будто разбирается в этой склизкой мерзости. Глянул на него. Не, не 'как будто'. Точно разбирается. - О, дешёвка! Насыпьте мне два мешочка двухнедельных. Ага, в заморозке. И ещё пару стебельков гриханс эпопулиа. Я надеюсь, они свежие?
  Я быстро посмотрел на Элда. Тот разглядывал лавку тентаклингов без подобающего омерзения, но с явственным осуждением. Интересно, а айанская трава - это тоже вид тентаклей или просто трава? Элд как-то странно на меня посмотрел. Мотнул головой. Волосы тут же легли, будто он так и стоял мраморной статуей перед прилавком.
  Вель заказал ещё пару разновидностей этой омерзительной мерзости, оплатил покупки и выжидательно посмотрел на меня.
  - Я весь внимание.
  - Ты не собираешься купить парочку ростков? Или хотя бы семян? - с подстрекающей улыбочкой осведомился этот темный искуситель.
  - Нет.
  - Ты уверен?
  - Да. Нет. То есть уверен, что ни одного не куплю.
  - Ты уже, наверное, знаешь, что лучше средство против тентакля - более сильный тентакль. - Более сильный? Бррр. И придумают же такое... Впрочем, судя по тому, что мучнистые секты существуют... - Да и смотреть, как они сражаются, довольно занятно.
  - Если ты не ел пару дней до этого. - Презрительно. Элд, хоть ты меня понимаешь.
  - Ну не у всех же столь нежный желудок... - Насмешливо. Ох, такое чувство, что вампир сейчас получит Деставрацию причёски.
  - Не все увлекаются мерзостью. - Слава тебе, Эльфийское Спокойствие. Обошлось.
  - Как знаешь. Если на нас нападут, я вас защитить...
  - Мы и сами сможем. Сеймур, пошли.
  - Элд, я куплю один.
  В глазах Эльдиана смешались непонимание, грусть, сочувствие, боль и понимание. Он тихо вздохнул и посмотрел на текущие над нами вихревые облака. 'Как знаешь' - и больше ни слова. Так я ж на всякий случай! Элд... Элд?
  - Бери виссенский альдероль. Для новичков - самое то. - Ещё и подмигивает, ззараза! Дать бы ему подзатыльник... Хе-хе, Элд повеселел.
  - Три гробельских веренции и октосель. Не младше трёх месяцев.
  Совершенно не ожидал, что Эльдиан поможет мне выбрать. Улыбнулся. И сразу не так мерзко на душе становится. Вот что значит Древний эльф в команде!
  Веренции напоминали переплетённые стручки фасоли чёрного цвета, а октосель - лупоглазого палевого осьминога. И такое чувство при виде его возникло, что вот сейчас он поднесёт пару щупалец ко рту и захихикает, жмуря глаза. Судя по нахальному выражению глазёнок, октосель был не так юн, как выглядел. А вот в хоть каком-нибудь проке от веренций я сомневался. Они даже не шевелились почти. Эх. Ну что поделаешь. По крайней мере, я защищён он нападений тех эльдингнумцем, у которых вообще нет тентаклей. А если они ещё и нападут, им же будет хуже: у меня-то тентакли есть.
  - Это договор о содержании и разведении тентаклей. Подпишите здесь и здесь. - Два тычка в лежалый пергамент. Нет, не лежалый. Состаренный. И как им не стыдно? - Это - лицензия на содержание и разведение тентаклей за пределами Тентакленда. А вот это, - массивная книга последовала за договором и лицензией, - инструкция о уходе за тентаклями и уходу от них. Советую ознакомиться как минимум с теми видами, что вы только что приобрели. В ней есть информация о всех существующих видах тентаклей, включая легендарные и уничтоженные виды. С вас восемнадцать золотых, молодой Герой. - Учтиво поклонился.
  Расплатившись, я смотрел, как моих четырёх тентаклей упаковывают в гермочары, в короб, тальев ящик и, наконец, шкатулку на семи замках. Причём три были магическими, три механическими, а один вообще - кровавый. Да такая шкатулка стоит не меньше сотни... Да ладно, Элд! Ну где ты такие по пятьдесят золотых видел? А, тогда понятно. Да такая шкатулка стоит дороже тентаклей! Что, использовать её для хранения чего-нибудь другого не получится? Ничего страшного. Главное, чтобы они в рюкзаке случайно не оказались. Так. И куда дальше?
  - Мы так и не привели тебя в подобающий юному герою вид, - заговорщически подмигнул мне Эльдиан, таинственно улыбаясь.
  Одежда у меня вполне героическая. Оружие... Ну, довольно-таки героическое. Сапоги вообще прелесть прелестная! Лёгкий вздох. А, так ты не об этом? Ну, как меня можно сделать ещё более героическим, чем я есть сейчас?
  - Ты недавно упоминал о недостаточной длине своей шевелюры.
  Шевелюры. Ага. Нет, вслух, конечно, я свои возражения насчёт этого простонародного выражения высказывать не стану - всё-таки эльфы наше всё, но на будущее пусть запомнит: волосы у меня. У меня волосы, а шевелюра - у вон того гнома с ирокезом. Или орка с десятком косичек. Ух ты. И в бороде тоже.
  - У меня есть желание познакомить тебя со своим древним другом. Он держит неподалёку мастерскую обличий. Ты согласен? - и всё это таким обычным тоном, как будто о сельском хозяйстве орков говорит.
  Ну ещё бы я был против. Тем более, что мастерские обличий не в каждом городе есть, а ходить так, как я хожу сейчас ... долго мне не хотелось.
  - Можем и зайти, если на это хватает времени. - Небрежно так. Ну, надеюсь, что получилось настолько небрежно, насколько это необходимо.
  Элд кивнул и мы направились на запад. Хм, на карте там изображён Рынок Чудес. И написано, что тут можно даже джинна купить. Или горсть фолиотов за три унда.
  Здания становились выше и изысканней. Что за улица? Майора Френнеля. Надо будет потом про него в Личностях Эльдингнума прочесть. Если не забуду.
  Мы, наконец, остановились у не такого уж и роскошного здания цвета розового жемчуга. Два этажа, фигурные балкончики с фигурами дриад и эриксов, крыша куполом морской зелени и три невысоких ступеньки к дверям из двух глыб изрезанного гравюрами гексинита. Нет, ну совершенно же не смотрится чёрный на розовом. Словно в пасть устрицы идёшь. Да и закрыты сейчас двери эти.
  - Вот почему я не ходок к обличникам: запись за полгода и только для своих... - Вель неодобрительно покосился на Элда.
  Эльф не замедлил ответить:
  - Ты тоже свой. Или потерял куруул'кавенастрикс?
  Лицо вампира немного вытянулось. Но челюсть не упала.
  - Нет, лежит на месте. - Он похлопал себя по верхнему внутреннему карману камзола. И с удовлетворённой улыбочкой продолжил: - Так и я сейчас могу?..
  - На тебя сейчас нет времени. Знаю я вас, недоумерших: всё пересмотрите, всё перещупаете и останетесь точно такими, как входили. - Эльф презрительно фыркнул, закрыв глаза и скрестив руки на груди.
  Три удара в правую створку последовали гораздо резче, чем я мог бы предположить. Тем более, что в дело шла магия, которую я и ощутить-то не смог. Хе-хе. Ну ничего. Скоро - очень скоро! - не останется ни единой тайны, скрытой от меня! Я ведь...
  - Хватит мечтать. - Вот не надо так меня из мечты вырывать, а? - Иллюзиэр ждать не будет. Вель, прекрати предвкушать. Ты всё равно сегодня исключительно смотреть будешь.
  - Не сильно-то и хотелось. - А вот по виду Веля можно с уверенностью сказать, что ему хотелось. И сильно.
  Я с некоторой опаской вошёл. Хм. У них тут или обои... слишком космогонические, или порталы слишком искривлённые. Понять в сплетениях созвездий и туманностей кто есть кто и почему из Чарога Скорогендмакса пьёт Эльдгардайён совершенно невозможно. Хоть бы надпись соответствующую сделали, что ли...
  А креслица занятные. Вот сядешь в такое и окажешься неизвестно где. Правда, этот зал мы прошли быстро, поднявшись за Элдом по Змее на второй.
  - Сеймур, это Веллианокс. Веллианокс, это Сеймур, единственный по-настоящему Главный герой за последние три с четвертью года. - На мой взгляд, довольно пафосно сказано. Ну да не мне об этом судить. - Также вместе с нами пришёл Совершенно Обычный Вампир. Правда, Совершенно Обычный Вампир? - с нажимом спросил Эльдиан у ухмыляющегося во все свои Совершенно Обычные Вампирские Зубы Совершенно Обычного Вампира, который совсем не путешествует инкогнито, не сняв даже оплечий отличия от других вампиров. Разумеется, Совершенно Обычных.
  Вель оскалился. Да, как и положено вампирчикам при знакомстве с эльфами.
  - Здравствуйте, Сеймур и Совершенно Обычный Вампир, которого я раньше Точно Нигде Не Встречал, - заговорщически подмигнул Велю высокий, даже немного выше Элда, эльф с бирюзовой гривой волос. По-моему, эта прическа называется Последнее цунами или Финал Нихтона, но могу и ошибиться. - Я Веллианокс Форриджинстрилл, глава и хозяин этого скромного иллюзория. Эльдиан рассказывал о тебе, юный герой. Но не упоминал о том, что твоё будущее станет настолько великим.
  Вот как в мёд окунул! Ну честное слово! Зачем им столько патоки в речах? Или им просто нужно, чтобы к ним совсем все хорошо относились, а не только те, к кому они сами хотят хорошо относиться? Хотя... я к эльфам отношусь хорошо. Пока они не полезут ко мне с предложениями об изменении ушей или попытаются убить на большой дороге.
  Лазурный костюм Веллианокса сидел на нём второй кожей. Сапоги чуть выше середины голени из кожи морского змея сверкали в лучах иллюзорных звёзд, а пряжка пояса являла собой символ его рода: гребешок, пронзённый слева направо трезубцем. Судя по его манере подавать себя, этот эльф был старше Эльдиана как минимум на триста, а то и на все пятьсот лет. Неудивительно, что его аура охватывает такое большое пространство. Эх... А моя только на полметра в стороны... А у Веля вообще не ощущается. Наверное, потому, что он вампир. Совершенно Обычный Вампир, хе-хе-хе.
  Мне только одно покоя не даёт: если хозяин иллюзория настолько занят, то как Элд смог выбить из его плотного расписания полчасика для меня? Или Элд с ним знаком не первый век, или мой компаньон влиятельнее, чем я думал раньше. Подумаю об этом потом. Сейчас мне необходимо приготовиться к тому, что мой вид вернётся на семь месяцев назад. И я набью Тоду всё его нахальное рыло... Точно набью. Но это потом...
  Сейчас же надо - нет, необходимо! - привести себя в тот вид, который даже оркам обсмеять неповадно будет. Вид, восхищающий сердца, порождающий светлую зависть и стремление походить на его обладателя. То есть меня. Но тут главное не переборщить: а то эльфячность зашкалит и уши станут острее. Хе-хе-хе. Ничего, Элд, просто мысли. Прекрати. Что-что? Как знаешь, но не в ближайшие пару лет точно. Пару десятков лет. Ну, как знаешь.
  Итаак, мне предстоит...
  - Сеймур, прошу сюда. - Когда я сел в улучшенное подобие мыслекресел из межреального тайника Элда, Веллианокс продолжил: - Как ты хочешь выглядеть? Представь себе свой облик, а потом посмотри в зеркало.
  Интересно, в какое зеркало? Ничего похожего на него не вижу. Только созвездие Лучника и переливы туманностей вокруг. Что-то они сильно переливаются. Очень сильно. Закрою-ка я глаза, чтоб не сбиться.
  Семь месяцев назад, до подземелий Вони, у меня были чудесные тёмно-каштановые волосы, спускавшиеся гораздо ниже плеч. А вот после подземелий Вони вместо них появилась замечательная лысина в ожогах. Но Жабёнку вообще оторвало руку, так что я легко отделался. Насчёт лица. Нет, на нём ничего менять не надо, хотя-а... Я, конечно, знаю, что иллюзиэры могу модифицировать и тело, но, пожалуй, наглеть не буду: Элд ничего не говорил об оплате, а его мнение важно для меня. Так-так-так. Добавлю немного волнистости и густоты, как год назад. Всё.
  Когда я открыл глаза, то увидел в зеркале себя. Именно того себя, которым хотел быть. Я так довольно улыбался, словно только что поел поэтического мороженого, что, кстати, надо будет при случае повторить. Так хотелось зажмуриться от вида своего лица, обрамлённого замечательными волосами, так хотелось, чтобы отражение стало реальностью...
  И тут от макушки пошли волны чесания. Поднять руку? Пха! Я знаю, что тогда заклинание не прекратит действия, но это некультурно. И зеркало стало мерцать. В нём непрерывно шли помехи, а чесание дошло до шеи. Лицо нестерпимо зудело, уши дрожали, а я старался не чихнуть, крепко сжимая подлокотники кресла.
  Волны усилились. Я заскрипел зубами и почувствовал, как они тоже изменяются под воздействием магии Изменения. Не могу сказать, что это было неприятно, скорее непривычно, но когда моё горло скрутило, а волны пошли по лопаткам, я стал понимать, насколько ценно время иллюзиэров. Не проронив ни звука, я стал ждать.
  Через часы пребывания в изменениях я услышал, как где-то далеко-далеко Эльдиан сказал:
  - Восемь минут. Да ты поставил рекорд, Велл!
  - Хах. Тут нет ничего примечательного. Его желание измениться уменьшило время изменений разы в три, не меньше. Зато посмотри на результат: Сеймура не узнать.
  Хм. Не узнать? Неужели я орком стал? Вроде кожа на руке нормальная, не зелёная, мускулы не раздуты. Всё в порядке?
  - Всё не просто в порядке, а замечательно! - я не услышал, как подошёл Элд, но его левая рука легла на моё плечо. - Просто превосходно!
  - Посмотри на себя. - Вель как-то серьёзно это сказал. С оттенком восхищения, если я правильно понял интонацию.
  Передо мной снова появилось зеркало.
  Я был собой.
  Тем собой, которым хотел стать эти несколько месяцев. Если не лет.
  - Примите мою огромную благодарность, хаэ'вэнниа Веллианокс! - сказал я, встав с кресла. Провёл пальцем по волне волос. Те же, что и раньше. Словно и не было замедленного роста и насмешливого 'Скажи спасибо, если у тебя вообще будет расти шерсть на голове. После Карразишвайзена ты должен благодарить меня за равномерный покров головы, а не беситься' Сиеры, нашего школьного врача-вервольфа. Как хотелось появиться перед ней, утереть ей весь нос! Но это подождёт. Расправлюсь с Тодом и займусь третьестепенными желаниями.
  - Ну что ты. Работать с твоим телом было приятно. Разумеется, для друзей Элда все изменения бесплатны. - Веллианокс снова подмигнул. Теперь мне. И сразу теплее стало. - А что у тебя за амулет у тебя на шее? - заинтересованно спросил он.
  - Один эльф подарил. К сожалению, я не знаю ни его имени, ни кто он. - Коснувшись амулета на шее, я вспомнил о спасённом от смерти эльфе. И о его словах: 'А ты поищи точно такой же. Только этот во время поисков не снимай'. Почему-то появилась уверенность, что это не просто Солнце Счастья, а нечто более могущественное.
  Веллианокс медленно кивнул, будто соглашаясь со своими мыслями. В его глазах появилась необычная серьёзность, а улыбка на мгновенье пропала.
  Я осмотрел своих компаньонов в поисках получить ответы на мой вопрос.
  При взгляде на Эльдиана мне захотелось быстро исключить его из команды. Очень уж мне не нравится, как он мной любуется. Слишком... Ладно, не буду исключать. Но отныне чтобы спал через одну комнату от моей. И прекрати заливаться, я о серьёзных вещах говорю, между прочим!
  Вель, к моему удовольствию, отнёсся к моему улучшенному облику довольно прохладно. Впрочем, судя по всему, он наверняка имеет у себя в замке пару десятков девушек для постоянной подачи свежей крови. Имеет. Хе-хе.
  Придётся отложить разговор о медальоне до следующего удобного случая.
  И куда мы сейчас идём? Этот вопрос я продублировал вслух.
  - Нам нужен четвёртый член команды и можно идти в гостиницу. Ведь ты до сих пор не пообедал. - Элд что, теперь постоянно улыбаться будет?
  - А голодный Главный Герой - злой Главный Герой.
  После моего вопросительного взгляда Вель снизошёл до ответа:
  - По себе знаю. Как-нибудь расскажу.
  Незаметно мы оказались у входа в иллюзорий, зияющего черной дырой из мира мечты в обычную реальность. Веллианокс обменялся с Элдом рукопожатием и, ободряюще улыбнувшись напоследок, предложил:
  - Компаньоны сейчас собираются на Эхейской площади. - Замолчал. Посмотрел мне в душу. - Я всегда буду рад видеть тебя здесь, Сейми.
  Подмигнул.
  И исчез в сине-чёрных спиралях иллюзория.
  Мы стояли на крыльце. За нашими спинами остались врата в мечту, снова закрытые.
  - До Эйской площади минут пять. Если поторопимся, успеем к шести в 'Запредельник'.
  - А кто тебе сказал, что мы остановимся в 'Запредельнике'? - Эльду явно не понравились слова вампирчика. - Сеймур сам выберет, где мы остановимся. И сначала - компаньон. Остальное потом.
  Пока мы шли к Эхейской площади, я прочитал статью о ней. Названий у этого места сбора напарников, наёмников и героев было довольно много. Самые интересные - Эйтыйская и Двухсотмонетная площади. А уж на других языках вообще океан смеха...
  Скоро мы стояли на камнях этой площади. Этой самой площади, которая на эльфийском зовется не иначе как Мроук Фелванниа, что переводить я сейчас не стану. Гномье же название настолько... замечательно, что я вообще постараюсь его забыть. И надо постараться держаться серьёзнее. Я ведь Известно Кто, а не какой-нибудь наёмник за двести ундов.
  Площадь. Ага. Похожа скорее на лагерь беженцев, которым под каждой палаткой и стол, и дом, и артекрафтерия. Сколько же тут нароода... Даже виллаксы есть. И вон там... глазам поверить не могу! Лепроконы всё-таки существуют! И всего-то за кормёжку будут защищать мои колени и всё, что ниже. Замечательно! Но сейчас мне они совершенно не нужны. Зомбаки какие-то, а я к нежити отношусь с предосуждением.
  Тут даже несколько деревьев растёт. А, нет, ошибочка вышла. Онты и хивилорн. Вообще жуть. Ладненько, пойдём посмотрим, кто тут есть, а кого уже съели.
  - Хмм... Приключенцев сегодня больше обычного. Думаю, нам стоит направиться вон к той группе, - предложение Эльдиана было принято без особых раздумий. Тем более, что группа, к которой мы направились, выглядела довольно-таки прилично на фоне остальных Искателей Приключений на свои Инвирюки.
  До выбранной нами группы оставалось не больше сотни метров, как ко мне подскочило непонятное существо и предложило 'выгодную' сделку:
  - Послушайте, уважаемый, у вас есть очень редкий шанс на приобретение дополнительного опыта, который, несомненно, пригодится вам в наше сложное для всех соискателей время. Я предлагаю вам приобрести за сущие гроши источник приключений невероятной силы и удивительного качества! С ним ваши осы и башки будут расти в три раза быстрее, чем у всех остальных соискателей. Благодаря ему у вас появится возможность сразиться с такими существами, за которыми можно охотиться годами, но так ни разу и не поймать. Это удивительнейшее устройство сможет доставить вам море незабываемых впечатлений и океан ценнейших трофеев! Скорее подписывайте договор о приобретении МонДЕКСа Ларга и вы получите его прямо сейчас с потрясающей воображение скидкой в сорок процентов! Всего за сто девяносто девять ундов и пятьдесят сулей! Соглашайтесь сейчас и вы получите великолепный подарок: шкатулку, в которой никогда не заканчиваются самые разные самоцветы! Это предложение будет действовать ещё двадцать девять минут и двенадцать секунд.
  Ох... Что со мной? В голове как будто тролли по полю гуляли. А сейчас раздаётся эхо и издали доносятся пьяные отрыжки. Я качнулся? Эльдиан?
  - Извините, уважаемый, но нам не нужны ваши предложения. Даже со скидкой в восемьдесят процентов. - Элд... крепко сжимал моё предплечье, вливая живительную силу. Туман постепенно рассеивался. И тепло уверенно шагало по мне.
  - Такое восхитительное предложение бывает только раз в жизни. Вы не можете и не станете упускать свой шанс на...
  В интонации торговца послышалась угроза. Я почувствовал, как взгляд Эльдиана наполняется гневом. Что-то сейчас будет, я уверен.
  - Эй ты, кусок завалявшегося соглашения о нераспространении! Живо пшёл отсюда вон туда, пока есть чем ходить! А не то я тебе твою лицензию знаешь куда засуну?!
  Оглянувшись, я замер. Вот уж такого поворота я точно не ожидал.
  А торгаш зашипел и поспешил убраться, пока его подобру-поздорову всё ещё при нём. Только в левый бок чем-то кинул. Но я не стал рассматривать, что он посчитал настолько ненужным.
  Напротив меня стояла самая удивительная гнома из всех, кого я раньше встречал. То, что гном я встречал не так уж и часто, никакого значения не имеет. Пожалуй, первым моим чувством при взгляде на неё было удивление: есть кто-то под копной рыжих кудряшек или нет? Но она подняла голову и я рассмотрел её милое лицо. Округлое, несколько детское, с проницательными синими глазами, хорошеньким носиком, золотистыми дугами бровей и пухлыми губками, сейчас немного кривящимися. Она цепко, с прищуром осматривала наш небольшой отряд, запоминая каждую деталь и наверняка составляя список. Сильные руки перекрещены на груди, а стояла она столь твёрдо, что даже Землетрус не смог бы её опрокинуть. На гноме ладно сидел клетчатый комбинезон, на поясе переходящий в юбку на ладонь выше колена. Белая рубашка до середины плеча сверкала, словно присыпанная алмазной крошкой. Массивные сапоги, сделанные из непонятного, но явно тяжёлого материала, могли бы стать последним, что в своей жизни видел тролль. Шею гномы украшало ожерелье из обычных на вид камней, от которых исходила странная магия. За её левым плечом виднелась Вещесумка, из которой торчало что-то продолговатое и полое на вид. В общем и целом, если бы эта гнома была свободна, то я без сомнений взял её в свой отряд.
  - Так и будешь пялиться или знакомиться начнём? - гнома подбадривающе улыбнулась. А у неё хорошие зубы... Наверное, питается, не как все.
  - Я Сеймур Дистрой, самый главный Герой этого мира.
  - Я смотрю, самомнения у тебя и на двоих хватит, - гнома хохотнула, тряхнув гривой, заканчивающейся у колен. - А я - Рейда Дазлонк, самый искусный скальберк по эту сторону гор. - И даже не уточнила, какие горы имеет в виду. Она нравится мне всё больше и больше. - Кто с тобой путешествует, Великий Главный Герой?
  Не оглядываясь на Элда и Веля, я сказал:
  - Если они захотят представиться, я их удерживать не стану.
  - Эльдиан Граэнвитзи, скромный спутник нашего предводителя.
  Едва дождался, когда я замолчу. А вот Вель какое-то время думал, что ему сказать или как ему сказать. Или говорить ли ему вообще.
  - Обычный вампир, имя которого вы даже выговорить не сможете. - И широко ухмыльнулся, обезоруживая гному. Нет, ну надо же! Забыл добавить 'совершенно', кстати говоря.
  Когда представился Эльдиан, глаза гномы сначала удивлённо расширились, а потом недоверчиво прищурились. На реплику Веля же девушка только усмехнулась, накручивая прядь кудрей на палец.
  - Вы случаем компаньонов не ищите? А то надоело уже с этими приключенцами таскаться... - гнома презрительно обернулась к группке и показала кому-то язык. Все, кто был в ней, пристально смотрели на нас, а один из трёх рыцарей встал.
  - Ищем. Ты принята. Оплата сразу же, как только ограбим замок или спасём небольшое королевство от демонической саранчи. По рукам?
  - По рукам. Всё равно я не вижу при тебе контракта.
  - Здравствуйте. Я - Рэндалл Савэйни, страж-хранитель. Вы, как я понимаю, ищите спутников?
  Рыцарь был высок, блестящ и подтянут. Золотистые кудри спадали на плечи, а небольшие усики и крохотная бородка придавали ему изысканный вид. В ножнах его покоился меч Семь Смертей. Хех. А не сбежал ли он из Братства? Такие мечики просто так не выдают. Да и узор на его серебряном доспехе до боли напоминает писания Кулаэля Кулориала своим детям.
  - Умолкни, скиталец. Я уже заняла тёплое место. - Ох, сейчас что-то будет!
  Но рыцарь замолчал, печально склонив голову. Потом посмотрел на меня. Его желваки заходили, словно он обдумывал что-то, в чём сильно сомневается. Наконец, вытащил из своей Поясумы небольшой плоский слиток металла и протянул его мне со словами:
  - Если тебе понадобится верный друг и защитник, вспомни обо мне. На помникамне появится информация, как со мной связаться и где я сейчас. До встречи, юный герой. Я верю, что нас ждёт немало совместных приключений.
  Рыцарь кивнул, развернулся и его синий в молниях плащ поднялся крылом. Он зашагал обратно к приключенцам. Рейда довольно хохотнула:
  - Нет, он конечно, крут, но я всё равно круче. Железкой махать и отводить от компаньонов удары каждый дурак сможет, а вот на скайлекае играть... Тут талант нужен.
  Скальберк. Слово знакомое. Вроде бы этой профессии учат только гномов и только в Дварфархалле. Я надеюсь, что не прогадал, приняв в компанию эту рыжую веселку. Что?.. А раньше сказать не мог?! Мы ж могли отправиться в приключения несколько часов назад! Сбалансированная команда? Нет, не слышал. Всё, прекрати. Пошли обедать.
  Пока мы шли к 'Запредельнику' - Вель всё-таки уговорил не сильно сопротивлявшегося эльфа, - Рейда практически не умолкала. И какая она вся замечательная, и как умеет отчаровывать врагов, и сколько раз она побеждала на разных поэтико-музыкальных конкурсах, и что ей даже драконы предлагали стать личной принцессой... О, я думал, что только Роканна может болтать настолько бессмысленно и беспощадно.
  'Запредельник' оказался высоким - этажи метра по три, а первый вообще в пять, - домом с видом на Алексейский парк. Крыльцо поддерживали колонны, на ступенях синяя ковровая дорожка, а основной материал явно стальной гранит. Чую, скоро мы насытим свои желудки. Уж я-то свой точно набью. Если, конечно, встречу знакомые блюда в этом рассаднике аристократишек и прочих, кому явно некуда деньги девать. Эльд?
  - Цены здесь не кусаются. У меня пожизненный абонемент - один из основателей, Адайон Лавириан, мой старый друг. Так что даже Рейда может есть, пока её не придется выкатывать из-за стола.
  Рейда гневно на него зыркнула, но промолчала. Умная гнома, хорошая гнома.
  - А тут обстоят дела с кроффью? - облизнулся Вель.
  - Порцию крови на вечер найти сможешь. - Элд ухмыльнулся. Уж он-то явно знал о вампирюшечке что-то такое, чего не знал я. Пока что не знал. Запись в Дневник: 'Узнать о том, кем предпочитает питаться Вельденванкур'.
  Подойдя к метрдотелю, Эльд сказал:
  - Мы на третий, комнаты с триста одиннадцатой по триста четырнадцатую свободны.
  Кхе-кхе. Не спросил, а приказал. Как же славно, что я выбрал эльфа, а не болотную ведьму. У неё точно не было бы столь старых и щедрых друзей!
  - Три часа назад постояльцы съехали. Прошу за мной.
  - Мы знаем дорогу. - Эльд и Вель бывали тут раньше. Хе-хе. Хе-хе-хе.
  Да ни о чем подобном я и не думал даже! Как ты можешь говорить о том, о чём я не думал? Поимей совесть, Элд, я юн и чист душой, а ты меня подозреваешь в том, в чём меня и подозревать-то невозможно. Вот и молодец. Не забывай - я в триста одиннадцатом, в двенадцатом Рейда, а потом вы с Велем. Хе-хе-хе. Всё, молчу-молчу.
  Лестница наверх, украшенная лепниной и опять же синими коврами, тянулась неимоверно долго. Или это мой желудок просил кого-нибудь в гости к эллайну? А вот и нумера. Кхм. Почему всей толпой завалились ко мне? Так, вообще-то, не очень культурно поступать. Ладно Вель и Рейда, вампиры и гномы вообще нахальные существа, но ты, ты, Элд! Неужели нельзя было предупредить? Что? Ну хорошо. Только чтоб недолго.
  - Минут через пять принесут еду. Рейда, что ты можешь предложить в качестве компаньона нашему Сеймуру? Разумеется, сейчас мы говорим серьёзно.
  - Я скальберк, специализирующийся на дальнем бое. Стандартная песня вырубает врагов за несколько секунд, продвинутые песни позволяют творить с ними всё, что в голову придёт. Высокому слогу обучена. Знаю множество легенд и сказаний. Знакома со многими влиятельными личностями. Часть из них должны мне пару-тройку услуг разной ценности. Обмундирование и оружие до первого уровня есть. Много денег не возьму и ем трижды в день. - Коротко, ёмко и по делу.
  Элд и Вель начали обмениваться взглядами. Они так и не успели ничего сказать: прибыл гном-приносила. На его тележке стояли несколько подносов, один другого больше. А когда гном поочерёдно открыл крышки... Слюнки не потекли разве что у Элда. Хех. Так, разговоры на потом: меня ждёт жрань. Очень, очень много жрани, которую надо срочно уничтожить...
  Через двадцать минут... или час... или немного больше... я снова смог соображать о чём-то кроме работы челюстями и поглощения еды. Наелся так, словно год не ел! И живот, что удивительно, совсем не болит, и ремень не давит... Эллайны обладают не только питательными, но и полезными свойствами, говоришь? Ну так это вдвойне замечательно! О чём ты хотел поговорить, Эльдиан?
  - Сеймур, сейчас ты должен решить наше положение в отряде.
  Кхм. Опять эта писанина... Мне её по уши хватило, когда я получал карту Главного Героя. Ну да ладно. Лучше сделать это сейчас, чем утром.
  Я быстро достал свою карту, приятного серовато-стального цвета с белым отливом. На ней значилось пока что только моё имя и немного прочей информации. Тэк-с, на задней стороне коснуться пустого портрета. Вот и готово. Протянув три Соглашения о совместных Странствиях эльфу, вампиру и гноме, я принялся наблюдать за реакцией.
  - Эм... Компаньоны? Ты уверен? А если я захочу уйти ночью, предварительно тебя грабанув? - в сомнениях произнесла Рейда.
  - Уверен. В том, что ты этого не сделаешь. Согласна?
  - Естественно! Деньги поровну, своё хранилище, обязательств почти нет... Даже еду готовить за всех не заставляют... - радостно бормотала она, аккуратно заполняя поля.
  Вампир странно на меня посмотрел. И продолжил становиться моим официальным компаньоном...
  Как я и думал, первым закончил эльф. На карте появился крошечный портретик с гравюрой лица улыбающегося эльфа и неприметными цифрами в правом нижнем углу. За ним - оскаленный вампир. Цифры ближе к середине. А потом гнома, цифры которой оказались бы куда правее самой карты, если бы это было возможно.
  Итак, теперь у меня три официальных компаньона. Элордин, терринвейнер и скальберк. С учётом того, что я пока не получил профессии, мы должны хорошо сработаться. Хотя и просто медиамагом быть неплохо.
  Соглашения втянулись в карту Героя и я почувствовал, как Великий Кодестр насыщается новыми сведениями. Вечером почитаю.
  - Уже можно расходиться по спальням. Завтра мы идём в Рыбославию, у меня есть данные о том, что в ней имеется пара личностей, заинтересованных в передаче нам кое-каких сведений. Сейчас шесть пятьдесят восемь. В семь сорок пять вы должны быть готовы к суровому путешествию в земли рыболюбов. Сэй, это для тебя, - он поставил на стол коробку с 'Тысячедневным набором новых заклинаний'. Здорово! Там десять тысяч карт магии... это ж сколько новых способов убиения врагов мне предстоит освоить?! Я благодарно посмотрел на него. Эльд довольно прищурился.
  - Опять скайлекай рыбой провоняет... - притворно вздохнула Рейда.
  - Пойду поймаю кого-нибудь на ночь. - Вампирчик шаловливо сделал мне ручкой и, подмигнув Эльду, вышел вслед за Рейдой.
  - Спокойной ночи, Сеймур. - Теплая улыбка и мечтательный взгляд.
  - И тебе прекрасных снов, Эльдиан, - пожелал я, стараясь не улыбаться.
  Когда Эльд закрыл за собой дверь, я скинул сапоги и с ногами залез на кресло.
  Кодестр стал таким познавательным, что я боялся не выспаться. Поставив чаруч на полночь, я погрузился в чтение.
  Рыбославия оказалась презабавнейшей страной!
  
  Интеррия седьмая, водохранительная
  
  Оглянувшись сейчас, Тобольд увидел бы ухмыляющихся Аяльфа и Баргранта, идущих след в след за своим Лидером и Начальником. Но он был слишком зол, чтобы оглядываться на своих спутников. Ненаследный граф не смотрел даже под ноги и по сторонам. Глаза его не были закрыты: он наяву представлял, как вырвет звание Главного Героя из этого Сеймуришки, недостойного дворником в Погдоре работать, не то, что Главным Героем быть.
  - Тобольд, что ты намерен предпринять? - Ялли неслышно поравнялся с ним.
  - Насчёт чего? - Тобольд собирался огрызнуться, но в последний момент передумал.
  - Насчёт озера. Ты должен его ...
  - Я никому ничего не должен! - вопль графа немного рассеял туман. - Это мне все должны! И в первую очередь я найду Сеймура и та-а-ак его откараю...
  - Выйдешь за стены Лемминггарда - короли откарают тебя. Разумеется, не сами.
  Тобольд резко посмотрел на Барти. Гном, как всегда, шёл слева от него. И делал вид, что совершенно ничего не случилось, всё в порядке и это не он только что ещё немного испортил настроение ему, Тобольду Виндфри, Главному Герою, Которому Должны Все. Барти, глянув на своего друга, из ощеренной пасти которого только что слюна не текла, приподнял брови.
  - Я что-то не так сказал? - И сопроводил эти слова ослепительно-насмешливой улыбкой. Разумеется, такой же, как и всегда.
  - Ты мой друг, Баргрант. Поэтому найди мне, пожалуйста, нескольких не-мирных жителей. Или тренировочный зал, если рядом никого нет, - Тобольд почти рычал.
  - Ну-у... - Баргрант сделал вид, что Серьёзно Задумался. - Если тебе так хочется кого-нибудь отпинать посильнее, то во-о-он там люк в канализацию. А в таком городе, как наш Лемминггард в стоках много кто живёт. Возможно, там даже тебя отпинают, Великий И Несравненный Главный Герой.
  Тобольду не хотелось, чтобы его отпинали. И ещё больше он не хотел лезть в вонючее сплетение труб, туннелей и шахт, в котором могли жить даже скайраксы. А если поискать сильнее, то можно и болотного дракона найти.
  - Тобольд, Барт дело говорит. Легчайший путь к Озеру Глаххеля лежит именно через канализационные спуски, - сказал Аяльф, как ни в чём не бывало.
  Граф принялся размышлять, буравя канализационный люк пристальным взглядом. Запачкать одежду он почти не боялся: фирменный костюм 'Воздух с гор' будет самоочищаться ещё два с лишним года. Но там же наверняка... скорее всего... точно будут какие-нибудь твари, которые захотят принести его в жертву своим гастрономическим интересам. И этих тварей там будет много. Это уж непременно. Закон подлости, который Тобольд ещё в Академии выучил назубок.
  - Я знаю десятки заклинаний, благодаря которым путешествие по канализационный системе Лемминггарда покажется тебе увлекательней, чем неделя в Уфейленде. - Аяльф положил правую ладонь ему на левое плечо.
  Гнев графа стал постепенно истаивать, сменяться доселе незнакомым чувством долга. Слабые мысли о том, что 'Я никому ничего не должен! Это мне все должны!' уходили прочь, стремительно оттесняемые 'Лемминггардцы ничем не заслужили такой скучной участи. Да и папа будет доволен моими подвигами во славу Поларии'.
  - А уж какой там запах! Словно тысячи и тысячи кергов решили одновременно пойти в баню в одном ушате! - гном мечтательно улыбнулся и с силой втянул воздух.
  Тобольд приходил в себя. Пусть Ялли ещё руку подержит: с крысами и слизью лучше сражаться в холоде разума, а не в огненном шторме ярости.
  - Я читал, что лемминггардские пещерные крысы переносят особый вид бешенства, действующий только на Великих Главных Героев, а для всех остальных безобидный.
  - Барти, разве в Каламене тебя не учили, что иногда лучше помолчать, а не выставлять свою эрудицию из-под шлема?
  - Учили. Но должен я предупредить нашего Великого Главного Героя или он так и останется в неведении о Грозной Опастности? - гном со своего сходить не собирался.
  - Никаких пещерных крыс тут нет и быть не может, - тихо шепнул Аяльф на ухо другу. - Барт просто врёт, развлекаясь твоими эмоциями.
  - Да чтоб я хоть одним словом соврал в столь важном деле?! - Барти был готов шапку съесть, доказывая свою невиновность в распространении досужих знаний гномов. - Да я б... - вспомнив, что шапки у него уже дней десять как нет, гном резко сменил тему: - Да я б первым пошёл, отстреливая этих гадких гигантских пещерных лемминггардских крыс пачками за-ради спасения нашего Тобби от чрезмерного слюноотделения в любое время суток и набрасывания на прохожих с вопросами о спелеологических станциях, находящихся в дне пути от места встречи!
  К своему счастью, Тобольд понял практически все слова. И собирался было ответить, как его перебили:
  - Гадкие гигантские пещерные лемминггардские крысы не существуют. Барт, давай проверим твой 'Монстриум' на предмет пятен от свекольного салата?
  - Э, нет. Святое я никому смотреть не дам, - упёрся гном.
  - Разговор окончен. В канализационной системе сейчас гораздо веселее, чем на поверхности Лемминггарда. Кто лезет последним - защищает спины от слизи.
  Гном рванул в люк с невероятной скоростью. Аяльф загадочно улыбался, наблюдая за тем, как крышку сорвало и где-то внизу, в смрадных глубинах сточных шахт, послышалась радостно-воинственная гномья ругань.
  Тобольд неспешно левитировал вниз. Впрочем, скорее всего, его практически свободное падение всё-таки можно назвать 'левитацией'. Особенно если заклинание было произнесено. Чуть более грязная гномья ругань, всплеск и обвинительные извинения ненаследного графа сказали о приземлении Тобольда.
  Аяльф кивнул сам себе, легко улыбнулся и без усилий телепортировался к спутникам. Гном и человек выглядели воинственно. Тобольд, пожалуй, даже чуть-чуть воинственнее с двуручным мечом в правой руке и башенным щитом на левой.
  - Тоб. Я не раз и не два говорил, что твои любимые игрушки хороши в чистом поле. В закрытых пространствах пользуйся палочками и кинжалами. Пожалуйста.
  - Кинжалы? Пфе. От Рукореза любой враг скончается за секунды!
  - Любой друг тоже. Посмотри на Барта. Его лирог и компактен и смертоносен. Помнишь, что сказал на прощание Кевиндий? 'Оружие должно свободно входить и выходить из врага'. Взмахни своим мечом, когда мы отойдём. - После недоумённого 'Ой!' и звона стали о камни, покрытые толстым слоем слизи, Ялли продолжил: - Вот видишь. А щит можешь оставить. Молнии из-за него пускать замечательно!
  Барти часто закивал. Уж лучше отсиживаться за спиной такого замечательного Тобольда, чем принимать удары на свою бороду. Расчехлив лирог, гном сделал глубокий вдох и создал массивную волну звука, дёрнув за струну 'Лэй'.
  - Нехорошо. Привлекать внимание сейчас - глупо.
  - Эльфов не спрашивали. Я не неженка-линдэнэй, чтобы жечь врагов только когда они совсем уж поймут, что не одни. Надо иметь гордость...
  Оставив берсегура наедине с его 'Балладой о Ближнем Бое', Аяльф пошёл за Тобольдом, который-таки вооружился более подходящим оружием. Эльф мгновенно определил Развоттакрапиру с припаянными кольцами из набора 'Резисистемс'. По тонкой игле пробегали волны пламени, струйки молний, потоки грязи и вспышки мороза. Ялли покачал головой, удивляясь, кто был настолько умён, чтобы совместить столько противоположностей в таком маленьком оружии. Он не стал предупреждать Тобольда о грозящей ему опасности, решив, что собственный опыт ценнее любых слов.
  Первым, с щитом в нападении и с подрагивающей от каждого падения капли рапирой, шёл Тобольд. Главный Герой, который всего лишь немножко менее Главный, чем отвратительный Сеймур, напряжённо всматривался в тени канализации. Здесь было гораздо ярче, чем в городе наверху. Никто и не думал о Освещающих заклятиях, предпочитая свои глаза магии.
  Вторым двигался Аяльф. Эльф, как и всегда, выглядел так, словно его ничуть не смущало пребывание в столь ароматном месте. И во-о-он те красные огоньки его не пугали. В руках он держал Разрезанный посох, вдвое эффективнее, чем его старый Молнедел. Аяльф не привлекал внимание друзей к десяткам, если не сотням таких замечательных представителей подземной фауны, как лишайная мокрота, дибольский плесевик или ползучая смерть. Они шли слишком быстро, чтобы адская поросль успела ими заинтересоваться.
  Замыкал шествие Баргрант, вспоминающий действительно существующие виды монстров, эндемичные для Лемминггарда и его подземелий. В памяти хорошо отложились только рыбоглядки и ореховые улитки. Первых он не боялся, а вторые высоко ценились за прочный панцирь. Тихонько насвистывая затейливую мелодию на лироге, гном размышлял о сельскохозяйственных пристрастиях орков и различиях в изложении песни 'Во поле два тролля гуляли' на семи повсеместных языках.
  Долго они шли или коротко - об этом точно мог сказать только времмер гнома - но через пару десятков туннелей вышли они к громадному озеру из... Скажем так, озеро было громадным и представляло райские кущи для кергов в отпуске. А уж какой незабываемый аромат витал над его карими глубинами...
  Наполнялось оно, как можно было заметить, подняв голову и стоя на месте, из десятка громадных труб, в которых тролль мог бы посадить на плечи свою девушку, а та до верхней части трубы и вытянутым средним не достала бы. Правда, тролли предпочитают более открытые пространства для свиданий и по канализациям вообще ходить не любят.
  Смачное похлюпывание со всех сторон окружало друзей. Они остановились, не в силах сделать вдох от накатывающих перспектив навсегда лишиться обоняния. Но Аяльф спустя несколько секунд взмахнул руками и пробормотал некие слова. Тобольд различил только 'дышать', 'слива' и 'восприятие' на эльфийском. И тут же они почувствовали, как в канализации повеяло спелыми сливами из Ледяных Загорий. Барти даже слюну пустил, настолько осязаем был этот запах.
  - Ух, я-то думал, что ты его не знаешь, - осклабившись, сообщил Барти, вспомнив о том, что Аяльф пообещал сломать ему руку.
  - Если ты его знаешь, почему не прочёл сам?
  - Нам нужны осы прямо щас? - не к месту спросил гном.
  Аяльф разулыбался и покровительственно произнёс:
  - Не всем даётся звонкий выговор, далеко не всем.
  - Эй, смотрите! Там...
  Громкий вопль заглушил голос графа, но эльф и гном смогли заметить, как нечто коричневое, сливающееся со стенами и озером, спешит сделать ноги.
  Ну, не спешит. Аяльф что-то шепнул и керг - а это был именно грязный, замызганный керг в подобии картофельного мешка на голое тело, - замер на одной ноге, не успев повернуться и сбежать.
  - Идём осторожно: возможны ловушки, - предупредил эльф.
  - Ну кто ж тут будет ловушки расставлять?! - притворно возмутился Барти, тем не менее наиграв быструю мелодию. - Они ж запачкаются!
  Несколько кучек и пара луж вспыхнули багровым мерцанием.
  - Тот, у кого свободного времени больше, чем рабочего, - хмыкнул эльф, с посохом наперевес шагая к кергу. - И кому внешний вид ловушек импонирует меньше их силы.
  Маленький, напуганный до икоты, керг не мог даже пошевелиться. Моргнуть и то не мог, если уж на то пошло. Он походил на отощавшего сына гнома и гоблинки, ростом в шестьдесят сантиметров и весом килограмма в три. Сморщенное от постоянного недоедания лицо, длинные уши, испуганно прижатые к голове и редкая солома волос позволяли определить его примерный возраст: около сорока. Остренький носик и огромные глаза умилили бы любого героя, если бы о репутации кергов не знал каждый эльдингнумец. Рот был приоткрыт, показывая редкие зубы с дырами от кариеса.
  - Ну-с, и кого мы сейчас будем иметь? - перешёл к делу Баргрант не доходя до керга трёх шагов - от него сильно несло ароматом, ещё более удивительным, чем здешний.
  - Молчал бы, а? - Ялли в две секунды образовал вокруг керга небольшую клетку, прутья которой сияли лиловой энергией.
  - Ааааа! Аааа... - керг возопил, как будто полагая, что в этих его действиях действительно имеется хоть какой-то смысл.
  - Ответишь на все вопросы, будешь жить. Наверное. Если захочешь, - добавил после краткого раздумья Аяльф.
  Керг примолк. Его взгляд быстро перескакивал с гнома на графа, с графа на эльфа, снова на гнома, на эльфа... Казалось, что этому не будет конца. Аяльф, закрыв глаза, отчетливо спросил:
  - Ты знаешь, как добраться до Озера Глаххеля?
  Быстрый кивок. Взгляд становится ещё стремительней.
  Аяльф закатил глаза к потолку в вязкой слизи и задал второй вопрос:
  - Как добраться до Озера Глаххеля Безумного?
  - П-пройти нас-сквозь... - и трясущаяся рука указывает на озеро из... Канализационное, в общем-то, озеро.
  - Тебя сразу убить или сперва помучить? - сурово нахмуренные брови Баргранта смотрелись очень сурово. Ялли улыбнулся, быстро посмотрев на гнома.
  - Но я знаю только эту дорогу! - керг захныкал бы, если бы его мозг сейчас мог отвечать за что-то кроме молниеносных осмотров героев и ответов на простые вопросы.
  - Сколько будет дважды два? - неожиданно спросил эльф.
  - Семнадцать?
  Аяльф широко улыбнулся, приглашая друзей следовать за ним.
  - Пятнадцать? - панически взвизгнул керг, глядя, как эльф, гном и человек останавливаются на границе похлюпывающего пола и похлюпывающего озера.
  Когда Аяльф создал вокруг них мерцающую серебром сферу, керг истошно завопил:
  - Я знаю, знаю! Только что вспомнил! Двадцать один!!!
  Сфера с влажным чвоканьем исчезла из его поля зрения, а клетка так и не пропала.
  Эльф, с довольным видом слушающий причитания керга, сказал друзьям:
  - Вы знаете, ведь это был не простой керг.
  - Мне не интересно. - Тобольд был равнодушен к новой информации, не касающейся власти и денег напрямую. Как и всегда.
  - Неужели он один из легендарных реликтовых кергов? - ухмыльнулся гном.
  Коричневая гуща его немного угнетала. Лучше послушать Аяльфа, чтобы отвлечься.
  - Сейчас он причитает о том, насколько мала зарплата Хранителей Нечистот, как он ненавидит геройчиков, которые даже поговорить нормально не могут, не то, что пряником угостить... А вот, вот сейчас... Так-так... О! Да он один из подручных Глаххеля Безумного и должен говорить всем, как до него добраться...
  Эльф замолчал, сжав губы. Наверняка думает о том, что смертным знать не стоит.
  - Тогда почему он убегал? - вопрос Тобольда повис в сливовом аромате сферы.
  - Решил привлечь внимание, чтоб его уж точно поймали, - предположил гном.
  - Не думаю. Возможно, он хотел нам что-то сообщить, но я не дал ему такой возможности. На обратном пути стоит зайти за ним.
  - А клетка продержится? - засомневался Барти.
  - Эльфийская магия - самая сильная магия в мире. - Эльф гордо вскинул подбородок, скрестив руки на груди.
  И не скажешь, что он сейчас плывёт среди... канализационного концентрата.
  Сфера погружалась неспешно, настроенная на поиск самой глубокой части резервуара с... канализацией. Две минуты, три... Пять. На шестую минуту Барти вскрикнул, тыча пальцем под ноги:
  - Гляньте! Гляньте, там не так каре, как сверху!
  Аяльф тоже посмотрел под ноги и равнодушно сказал:
  - Ничего удивительного. Видимо, там начинается Озеро.
  Половина минуты - и они уже в чистой, свежей воде.
  Тобольд невольно взглянул вверх. Над ним, метрах в сорока, колыхалось безбрежное море, карее и отвратительное. Бескрайнее, куда ни посмотри. А снизу...
  Внизу их поджидала крохотная фигурка, серая-серая, словно первый снег, присыпанный пеплом. Кто-то стоял и приветливо махал им рукой, задрав голову.
  Ещё через минуту они смогли внимательно рассмотреть улыбчивого старика с белой бородой, заплетённой в косу, добродушной улыбкой и смешинками в чёрных глазах.
  - Приветствую-приветствую, Герой моих очей! - голос у старика оказался довольно приятным, хотя и напоминал крики о помощи козла, задней частью застрявшего в двери.
  - Раньше нас друг другу не представляли, - недовольно буркнул Тобольд.
  - Все мы успеем преставиться, если вы смекаете, к чему я клоню, - старик хитро улыбнулся и подмигнул не ожидавшему этого Главному Герою.
  - Извините, вы не подскажете, это ли озеро Глаххеля Безумного? - Аяльф резко прервал словоблудие старика и замешательство друга.
  - Он совершенно нормален. Глаххель просто любит шутки, вот и всё. Вот и всё! - старик нервно захихикал, сложив руки в замок и перебирая большими пальцами.
  Тобольда наконец-то стало одолевать Озарение, такое нечастое и совсем нежеланное в его голове. Неужели этот старик...
  - Нет-нет! Как вы могли такое предположить?! Я всего лишь скромный учёный, да-да, скромный учёный. Исследую Озеро у себя над головой в лучших для этого условиях.
  Ялли неспешно повернулся на триста шестьдесят градусов. Н-да, условия действительно 'лучшие': голые скалы в синих и почему-то оранжевых бликах, россыпи чёрных ксенитов и несколько глыб марокаля, застывших задумчивыми троллями вокруг.
  Обратив внимание на движение и взгляд эльфа, Совершенно Точно Не Безумный Волшебник быстро сказал:
  - Моя лаборатория немного дальше, за скалами. - И, словно вспомнив о чём-то важном, добавил: - Что мы всё обо мне да обо мне? Вам ведь надо разрушить Завесу МакРитторена? Да? Да-да-да-да-да? Так вот, это, - из-под его мантии возник сияющий чистотой шар, похожий на громадную жемчужину, - самое верное средство для поднятия Озера над городом. Берите, у меня ещё два есть! - И ещё одна улыбка, пропитанная щедростью, добродушием и... каким-то потаённым злорадством.
  Эльф сразу почувствовал недоброе. Но предупреждать Тобольда о большем зле - себе дороже. Всё равно в конце концов именно он будет разбираться в этом деле. Под гневные покрикивания и топанье ножкой Тоба, куда ж без этого...
  Оставив свои мысли до лучших времён, Ялли настроил Считан. Хм. Настроил. Считан. На старика не действовал новейший эльфийский мыслефакт: никакой информации Аяльф не получил. Только злорадный смех и пылающий прищур в душу.
  Тобольд неловко взял артефакт и тут же чуть не выронил его: шар был размером с голову младенца, а весом с пудовую гирю. Но Сила опять выручила своего хозяина, а Ловкость не позволила упустить артефакт.
  Покрутив его в руках, Тобольд поинтересовался:
  - А как им пользоваться?
  Старик задумался. Через секунду последовал ответ:
  - Просто пожелай: шар сам исполнит твою просьбу.
  И снова захихикал в кулачок.
  Тобольд не видел, как Аяльф отвернулся, качая головой, а Баргрант радостно отколупывает своей киркопатой связки ксенита, выбирая те, что кровавей. Он хотел помочь Лемминггарду. Нет, себя он обманывать не станет. Он хотел власти, да побольше! И показать этим извращенцам, что он может Такое. И что с ним Шутки Плохи. Ну и по мелочи. Например, получить, наконец, тот ножик.
  Он не заметил, как пещеру окутала тьма, как дико, исступлённо хохочет старик.
  Не заметил лёгкий вздох Ялли.
  И гневного возгласа Барти он тоже не заметил.
  Когда он снова смог соображать, то понял: он висит над мэрией Лемминггарда. А над ним переливается всеми цветами радуги многокилометровый шар чистейшей воды, зависший выше, чем Пик Кулориала. Рядом с ним, в воздухе, левитировали Аяльф и Баргрант. Гном до сих пор возмущался тем, что не успел набить полный мешок 'демонических слёз', как часто зовут ксенит в простонародье.
  Аяльф печально посмотрел на своего друга благородного происхождения. Качнул серебристой гривой. И тихо, почти неслышно, прошептал:
  - Тоб, Тоб... Что же ты натворил?
  
  История восьмая, обильная надоедливыми монстрами и вонючей рыбой.
  
  Какой же всё-таки классный мой чаруч!
  И как же стал объёмен мой Кодестр... В нём, к моему искреннему прискорбию и некоторой мотивированной злости появилось столько новых знаний, что обучение в Академии по сравнению с чтением его страниц - всё равно что изучение высшей магии по фантикам от 'Беззубых ирисок Виззи-валшепника'.
  Ох-х, мне стоит чаще тренировать оружейное мастерство и погружаться в мир заклинаний, а теоретические знания постигать в свободное время. А не вот так вот.
  Обо всех этих вещах и некоторых других я думал, пока умывался, чистил зубы и расчёсывался. Гребень, память о родителях, которым я расчёсывался с семи лет, удивительно быстро расчесал мою новообретённую гриву. Раз десять провёл - и хоть на чарографию в свиток о совершеннолетии. Как же всё-таки классно иметь в друзьях настоящего древнего эльфа! И одновременно не очень классно: все решения вроде бы принимаю я, но на самом-то деле известно кто.
  Быстро одевшись в новый доспех, я вышел в коридор. Мой Инвирюк снова лёгок, а настроение приподнято. Хоть сейчас в Оркенфильд! Да что там в Оркенфильд! Хоть в Кайесс! Чистить гнёзда секов от имущества, а самих секов - от их душ.
  Постучав в триста тринадцатый номер, я приготовился к долгому ожиданию. Но Элд открыл почти в ту же секунду, словно стоял всё это время за дверью, дожидаясь меня.
  - Все уже здесь. Только тебя ждём! - И, схватив меня за запястье, втащил в комнату.
  Да, все действительно были тут: Вель и Рейда чинно сидели в креслах, хмуро играя в гляделки.
  Элд подошёл к ним и, словно извиняясь, сказал:
  - Нашли из-за чего спорить: кто из них полезней как компаньон.
  Хе-хе. Да, спор действительно ни о чём. Если на то пошло, то и роли у них разные, и умения, и стиль боя. И даже одежда. Вот если бы... Элд, прекрати. Это было бы как минимум забавно. А враги, возможно, пришли бы в замешательство. А тут из кустов мы с посохами наперевес! Ну ладно, я с мечом. Уговорил.
  - Наша миссия должна пройти в совершенной секретности, - впрочем, быстро взглянув на внимательно хмурящегося вампира, он добавил чуть громче: - Никаких трупов рыболюдов, рыбославцев и мелких божков после себя не оставлять. - На этих словах гнома не выдержала и прыснула. - И никаких заигрываний со стражниками. - А сейчас оскалился Вель. - Если всё пройдёт так, как я рассчитываю, уже сегодня к полднику мы узнаем новую информацию о Анне и Полубублике.
  Элд замолчал, осматривая нас. Сейчас он был чертовски похож на отца, с укором взирающего на провинившихся детишек. Причём детишки не знали, в чём виноваты и будут ли их за это наказывать. А также можно ли им уже выходить из угла.
  - Эльди, ты извини, конечно, но Хюрокеш сам виноват: не надо было при мне хаять Радочку. - Вель насторожился, чувствуя, как из углов потянуло грозой.
  - Вель, ты сам её охаиваешь при первой же возможности. Так что молчи.
  - Она моя жена или его? - Вель уверен был, что имеет право. Интересно было бы взглянуть на эту Радочку. Что-что, Элд? А. Понятно. Хе-хе. Что ж ты раньше молчал! Теперь мне придётся за каждой тенью слежку устраивать. Спасибо, удружил называется.
  - В прошлом. О чём я хочу вас предупредить и предупредить серьёзно. - Элд снова сделал паузу. Сколько ж можно?! - В Рыбославии очень трепетно относятся к морепродуктам. Да, даже к таким подтухшим, как Хюрокеш. Так что я не советую вам вообще произносить мокрые слова, покрытые чешуёй. И последнее: магию применять только после моего разрешения. - Элд сделал совсем маленькую, двухсекундную, паузу и закончил: - Теперь завтракаем и в портал.
  Завтракаем. Вот это действительно слово, которое я с нетерпением ждал. А насчёт повернутости рыбославцев я ещё вчера прочитал. Не всю главу, конечно, но сноски и врезки - все. Осталась примерно треть, которую я планировал дочитать по дороге. Ну, или по тракту: кто их, рыбославцев, знает?
  Когда Элд открыл дверь и мы вышли, я решился спросить у Рейды:
  - Так что там у тебя было со стражниками?
  Гнома ничуть не смутилась, но по моим ощущениям щёки её покраснели. Жаль, из-за копны волос этого не разглядеть.
  - Ничего. Элд преувеличивает.
  Вель, заинтересовавшись, сделал вид, что ему наш разговор совершенно неинтересен.
  - Рейда, ты, возможно, не хочешь говорить об этом сейчас, но не думаю, что потом ты тоже откажешь мне в столь малой просьбе.
  Спустившись на второй этаж, я сказал единственное слово:
  - Сейчас? - И Рейду прорвало.
  - Я была юна и наивна. - Элд тихо хмыкнул. - И те стражники воспользовались моим незнанием местных обычаев, предложив то, за что им пришлось дорого заплатить. - Рейда вздохнула, опустив голову. - В общем, мне сделали действительно непристойное предложение. И я не смогла отказаться.
  В тишине мы шагнули на первый этаж. Едальня располагалась за правой дверью, в которую уже заходил Эльдиан. Мы двинулись за ним.
  Рейда частенько смотрела по сторонам, собираясь с духом для продолжения рассказа. Или просто любуясь работе дизайнеров и художников. А мы изучали меню.
  Наконец, десять минут спустя, когда нам принесли кровский суп и сердибелловый салат, а я стремительно насыщался огромными творожниками, Рейда продолжила:
  - Мне говорили, что это не страшно. Мне рассказали, что все гости Южноскалья так делают. Мне обещали, что это останется только между нами. Пятью стражниками и мной. - Рейда сделала большой глоток морозного коктейля и отвернула трубочку от себя. - В общем, мне рассказали, где можно покормить горбушу и я не смогла себя остановить.
  В горле вампирчика дико забулькал кровский суп. Элд, как ни в чём не бывало, продолжал жевать салат. А я так и не понял, при чём тут рыба. Морская и непочитаемая. И что я должен понять?
  - Насколько я знаю, горбуша в кровной дружбе с муренами. И, если правильно понял, ей покровительствуют тунцы. - Всё, что смог вспомнить.
  - Ну да, ну да. Но когда на тебя выпрыгивает двухметровая дура в сверкающей чешуе и с блеском в красных глазищах вырывает у тебя из рук буханку хлеба...
  - ...не успеваешь подумать о том, что так и должно быть. - Закончил за неё Элд, не отрывая глаз от салата.
  - Кто ж знал, что они наживались на штрафах? - Рейде даже не пришлось играть возмущение: она так и пылала от праведной ярости. - Пришлось всех убить.
  - А потом по скайстоуну бежать в Веллирок, отчитываться перед Старейшими. - Эльф наконец-то позволил себе лёгкую улыбку.
  - Не так уж меня и ругали. - Гнома насупилась. - Риххерт даже выставил предложение о моем награждении за раскрытие злоупотребления служебным стражников положением. - Хе-хе. Как это у неё на одном дыхании получилось? А, конечно, скальберк. Ну кто бы мог подумать? Не, я точно нет.
  - Прошлое в прошлом. Теперь подумай о том, как не поставить в неловкое положение Сеймура. Неприятно получится, если ты ещё один полный дозор убьёшь. - И, понизив голос, Эльд добавил: - И как ты это сделала?
  - Тихой сапой. Эм, симфонией негласности, - поспешила объяснить гнома, видя прищур Эльдана, равнодушное насыщение Веля и мой повышенный интерес.
  - Могу я поинтересоваться...
  - Можешь. Начала играть. И все они проткнулись саблями. К сожалению, в карманах у них было пусто, - такого искреннего разочарования и настоящей печали в глазах Рейды я раньше не замечал.
  - Какие твои годы! Ты ещё найдёшь свой патруль с полными карманами золота, - подмигнув, утешил я гному. Ну не могу я смотреть, как это милое личико печалится.
  Рейда сразу же блеснула белыми зубами и начала наворачивать свои творожники.
  Насытившись, мы направились к выходу из отеля. На моё недоумение по поводу оплаты, Эльд ответил, что не стоит переживать и что у него вечная карта. Хм. Если у него вечная карта, то значит, я мог заказать не только творожники? Надо будет обдумать: хочу ли я обожрать Элда или я хочу есть то, что мне нравится и не смотреть на цену. Ох уж эти героические муки выбора...
  В Маркетонге находятся четыре Древних портала. Причём ближайшим к нам был как раз так называемый Портал Азуэллиора. Или Врата Азуэллиора. Именно из них вышли союзные эльфам вертингекты, снявшие осаду Маркетонга, с которой начался перелом в Четвёртой Воздушной. Были же Времена! Тогда и Приключения были настоящими, и задания выдавали архимаги, а не бочкообразная нелюдь с документами, и монстры приносили гораздо больше опыта после своей гибели от Меча Власти... А что сейчас? Проткнул керга ножом, снял с него грязную наволочку, проверил получение заработанных пяти единиц опыта и иди дальше... Жуть.
  Врата Азуэллиора сверкали в лучах солнца, как огромная грудная клетка из ледяных ручьёв, присыпанных алмазным крошевом. Небольшая очередь ранних странников ничуть не поубавила моего желания поскорее отправиться в путь. В Рыбославию.
  - Сеймур, могу я тебя кое о чём попросить? - Рейда застенчиво копнула носком сапога мостовую. У неё это почти получилось.
  - Конечно. - Может, надо было сперва спросить, о чём она хочет попросить?
  - Солёная горбуша в Рыбославии стоит сущие кальты. Если купить даже один бочонок и потом продать его в Тентакленде или Кулони... - Рейда остановилась, услышав усталый вздох Эльда, разнёсшийся над небольшой площадью, как последний крик барабаньши. Эльф смотрел в небеса. - Я говорю, что даже на одной бочке можно заработать двадцать четыре с половиной унда, а если твой Инвирюк настроен не на вес, а на размер, то за десяток бочек мы сможем озолотиться!
  Я вежливо не стал упоминать при ней о том, что на карте в 'Цвете' у меня до сих пор лежит приличная сумма денег. Эльд довольно кивнул. Это ж гнома! Вдруг она сможет ими воспользоваться? Нет уж, компаньон так компаньон - деньги поровну, но своих я никому отдавать не собираюсь. Ну, кроме тебя, конечно. Всё, прекрати! Ну Элд...
  - Между прочим, Сеймуру придётся покупать новый Инвирюк даже если в нём секунду пролежит одна голова кильки, - Элд был спокоен напоказ. Я наконец-то научился отличать настоящее его спокойствие от спокойствия притворного!
  - Никогда не помешает купить новый Инвирюк, - заметила гнома. - О, наша очередь! Кто амулетить будет?
  В моей Звезде Странника до сих пор не было никаких порталов из Рыбославии. Если честно, в ней были отмечены только полдесятка поларских и портал у южной границы Ариэндора. Надо будет попросить Эльдиана и Веля обменяться со мной портальными настройками. А то это совсем не героично, просить показать дорогу у своих компаньонов каждый раз, когда это понадобится. Вечером поговорю с ними об этом. Решено.
  Вампирчик - интересно, он сейчас Вель или Совершенно Обычный Вампир? - накрыл ямку между ключицами ладонью и шепнул пару слогов. Что-то неслышно жахнуло и во Вратах Азуэллиора показалась совершенно не воодушевляющая дорога и два ряда чахлых тридцатиметровых клёнов по её бокам.
  - Молодец, Вель. Как я уже говорил, - эльф, как всегда, первым прошёл через преломление расстояния, - мы пройдём пару десятков километров до границы Свободных Земель и Рыбославии. И старайтесь поменьше пользоваться магией. Договорились?
  Кивнув, я вдохнул чистый, но несколько неправильный воздух по ту сторону портала. Пахло... нет, не смертью, но чем-то неживым. Рейда печально охнула и понурилась: она не хотела портить сапогами такие замечательные тракты в Рыбославию, наверняка являющиеся достоянием страны и оттого неприкосновенные. Как минимум в течении нескольких веков.
  - Совсем нельзя? Даже Ветерок? - хмуро спросила она.
  - Ветерок тем более нельзя. Мы же не хотим оскорбить чувства рыбославцев, считающий свой свежий тухлый воздух лучшим тухлым воздухом в Эльдингнуме?
  - Но мы же ещё не в Рыбославии, - лукаво спросила гнома, поглядывая на странный аппарат в виде широкого браслета. После пары воспоминаний, я определил в нём гномий кавек - один из вариантов чаруча, но с большим количеством функций. - До неё двадцать два с небольшим километра. И под 'небольшим' я имею в виду 'восемьсот сорок шесть метров. Ай-яй-яй, Эльдиан, девушек обманывать нехорошо.
  Эльди никак не прокомментировал шутливые упрёки Рейды, размеренно шагая на запад. Зато Вель внезапно сказал:
  - В твоём возрасте пора бы уже заиметь себе парня и пару миленьких детишек.
  - Но-но! Я ещё не показала всему миру, кто я есть. И не посмотрела, как он скажет 'О-о-о-о! Да это ж Рейда Дазлонк, Величайший скальберк, ходивший по мне!'
  Вампир собирался ответить на это высказывание своим, не менее нахальным, но моё внимание привлекло жужжание, донёсшееся из Инвирюка.
  И тут же противный, дребезжащий, весь из себя механический голос, сказал... Нет, проскрежетал, проверяя мои уши на Выдержку:
  - Вам встретились Бурундук в кепке, Бурундук в майке, Бешеная мышь и Жирная крыса с фамильяром Оводом без повода. Ваши действия?
  Тут даже Эльдиан замер, смотря на то, как из ничего вынырнули несколько ошарашенные бурундуки, мыша с нитью слюны и отвратительная крыса с рыжими усами, вокруг макушки которой летал голубой овод.
  - Ваши действия? - немного настойчивее повторил голос.
  Но мне не дали даже мечом по ним двинуть, не то, что выбрать карту заклинания: в метре от моего лица появилась плохонькая таблица, навроде тех, что были на уроках математики. Было в ней всего два столбца и одна строка. И гласила она: 'Огненный шар, 399 Оу'. И всё. И как мне дальше с этим жить?
  - Сеймур, эта магия мне незнакома, - тихо шепнул Эльдиан, появившийся слева от меня. - Поступай как знаешь, я должен проследить и сопоставить.
  Да уж. Вообще замечательно. Я прям сейчас их всех в клочки порублю. А почему в таблице нет ни Ножичка непристойности, ни Редкого меча убийства несогласных? Да и Огненный шар у меня сейчас наносит урона уж точно больше, чем жалкие четыреста единиц. В общем, я постараюсь. Постараюсь не умереть от скуки.
  Рейда немного побледнела и отошла за спину Веля. Умница. Нечего мешаться, когда старшие убивают настырных хомяков.
  - Огненный шар на Бурундука в майке.
  Забавно, что огненный шар не вылетел у меня из ладони, а вспыхнул перед удивлёнными вибриссами бурундука. Тот взвизгнул, пискнул и свалился на тракт кучкой пепла, поверх которой спланировала красная майка с уродливыми желтыми маргаритками. Второго бурундука знатно опалило, а мышь лишилась половины своей шевелюры. Крыса окинула деловитым взглядом своих приятелей и зафыркала. Если б я ходил на факультатив к мастеру Леснингсу, то точно понял бы, что она имела в виду.
  - Ход передаётся рандомным зверям. Мышь готовит Преломляющую цепь, Бурундук кидается на вас с кулаками и когтями, Крыса запускает Овода на Поиски наживы.
  Это какой ещё наживы, а? Овод, стремительно преодолев все пять метров, нацелился на мой Лякошель. Хех. И упал бездыханной тушкой около моей ноги. Ох, как правильно я сделал, зайдя в субботу к Толю Гриду, мастеру-щитнику Академии! Расстрекательные молнии не только насекомуса, но даже рыболюда в пыль превратят.
  Жаль, что отвлёкся. В то время, пока я мстительно рассматривал трупик овода, у которого даже штанов не было, не то, что рубашки, Бурундук в кепке остервенело грыз и царапал мой левый сапог. Ну пусть, пусть старается. Кожу василиска ни тебе, ни даже крысе твоей не прогрызть, глупая ты лесная тварюка.
  - Ход рандомных зверей заканчивается. Ход передаётся Достославному выпускнику. Ваши действия? Сила рандомных зверей остаётся прежней. Спокойствие рандомных зверей уменьшается на десять процентов.
  Пока голос говорил весь этот бред, бурундук понуро брёл к своим приятелям, потирая правую щёку. А я понял, что кроме слабенького огненного шара ничем не смогу удивить и повергнуть в пыль этих вредителей. Что ж...
  - Огненный шар на Жирную крысу.
  Так я и знал. Жирная крыса претворила в жизнь свою смерть тем же путём, что и Бурундук в майке минутой назад. От неё не осталось ни усов, ни пожёванной бежевой куртки. А овод исчез с лёгким, можно даже сказать приятным - моему сердцу так точно, - хлопком. Мышь с испорченной причёской и бурундук в ожогах злобно зыркали на меня.
  А что я? Разве я виноват в том, что они выбрали для появления неправильное место, неправильное время и неправильную внешность? В общем, что там у нас дальше...
  - Ход передаётся рандомным зверям. Бурундук в кепке набрасывается и терзает, Бешеная мышь готовит Преломляющую цепь.
  Ой, это даже смешно. И немного щекотно: бурундучок с остервенением на шерстяном рыльце пинает мой левый сапог. Ну чем, чем он ему не приглянулся? Он ведь выглядит точно так, как и правый. Только левый. А под конец ещё и укусил, зараза.
  Заинтересовавшись тем, что такое эта самая 'Преломляющая цепь', я весь зверячий раунд смотрел на мышь. Она, как ни в чём не бывало, продолжала пускать слюну и каждые три секунды подёргивалась, словно её изнутри била молния. Забавно. Из неё вышло бы весёлое чучелко, но после огненного шара от тварюшек даже когтей не остаётся. Зато теперь я знаю, кто получит следующую путёвку в лучший мир.
  - Ход рандомных зверей заканчивается. Ход передаётся Достославному выпускнику. Ваши действия? Сила рандомных зверей уменьшается на десять процентов. Спокойствие рандомных зверей уменьшается на двадцать процентов. Жажда жизни рандомных зверей увеличивается на пятьдесят процентов.
  Хе-хе. А вот не надо было встречаться со мной. Мои действия, да-да-да...
  - Огненный шар на Бешеную мышь.
  И как обычно, кучка пепла. Слюна испарилась. А то я так рассчитывал, как буду класть эту мерзость в свой чистый Инвирюк. Бррр...
  - Ход передаётся рандомным зверям. Бурундук в кепке панически бегает кругами.
  Н-да? А по-моему это называется 'лежит, дрожит и готовится к смерти'. Неплохо получается, кстати. По крайней мере, теперь несколько квадратных дециметров тракта немного чище, чем его остальные квадратные лиги.
  - Ход рандомных зверей заканчивается. Ход передаётся Достославному выпускнику. Ваши действия? Сила рандомных зверей уменьшается на пятьдесят процентов. Спокойствие рандомных зверей уменьшается на сто процентов. Жажда жизни рандомных зверей увеличивается на сто пятьдесят процентов.
  Ну конечно же...
  - Огненный шар на Бурундука в кепке.
  Я настолько милосерден, что не дам страдать ни единому шерстяному комочку в этом мире. А особенно тем, кто решится поднять на меня руку, ногу или хвост. Каждый получит путёвку. Каждый.
  Бурундучок осыпался пеплом рядом с остальными зверьми. Весь пепел подняло в воздух и засосало в сероватую воронку. А голос сказал:
  - Вы получаете шестнадцать единиц опыта, двадцать два медяка и банку лежалой кильки в томате. - И замолчал.
  Все мы тихо переваривали весь только что произошедший ужас. Наконец, Эльдиан, сдвинув брови и положив руку мне на левое плечо, серьёзно сказал:
  - Это новый вид магии. Вероятно, о нём не знают даже в Шагел'Бороке. Надо идти дальше. Возможно, нам удастся выяснить, что это такое и как бороться с этим омерзительным проявлением воли наших врагов.
  Рейда вопросительно посмотрела на него.
  - Разве друзья заставят сражаться с крысами и мухами? - сурово спросил её эльф.
  Гнома фыркнула, тряхнув головой и этим напомнив мне маленькую рыжую пони.
  Вель осклабился. Надо поинтересоваться его мнением на привале. Итак, в путь!
  'Итак, в путь!' кончился буквально через двести метров.
  - Вам встретились Медведь-медокрад, Наивный хряк, Калечный тигр и Трансмутированный ребёнок. Ваши действия?
  Да-да-да, наши действия... А какие у нас могут быть действия, кроме огненного шара во всё, что рискнёт шевельнуться?
  - Огненный шар в Трансмутированного ребёнка.
  Ох, чует моё сердце, что добром это дело не кончится. Впрочем, я не думаю, что оно кончится большим злом, чем я смогу сотворить.
  А мальчик упал горкой пепла. Пусть порадуется, что я лишил его наростов, лишней руки и однотельного близнеца, свисавшего с его правой щеки. Пусть порадуется, где бы он теперь ни был.
  Рейда подошла ко мне и, дёрнув за штанину, тихо спросила:
  - Ты уверен, что не знаешь заклинаний, кроме Огненного шара?
  - Я уверен, что кто-то думает, что я не знаю заклинаний кроме огненного шара, - несколько раздражённо ответил я.
  Рейда не отходила. Голос опять затянул своё:
  - Ход передаётся плюшевой нечисти. Медведь-медокрад разыскивает чем бы поживиться, Наивный хряк недоумевает, Калечный тигр пытается вызвать жалость единственным глазом.
  От пинка Медведь-медокрад резко перехотел разыскивать мёд у меня в Инвирюке. Почему-то он не стал подходить ни к Рейде, ни к Велю, ни к Эльду. Наивный хряк с умильным выражением на пятачке лица жалобно похрюкивал, ожидая получения путёвки. А Калечный тигр не вызывал во мне никаких чувств, кроме омерзения и желания начистить это грязное рыло порошком, а потом сполоснуть Отбеляйлом. Как можно быть настолько грязным и плюшевым одновременно? Это же уму непостижимо! Он, скорее, грязевой нечистый, а не плюшевая нечисть.
  - Ход плюшевой нечисти заканчивается. Ход передаётся Выпускнику Академии. Ваши действия? Пушистость и мягкость плюшевой нечисти увеличиваются на двадцать процентов. Сила плюшевой нечисти остаётся прежней.
  - Огненный шар на Калечного тигра.
  Пусть ему пришьют всё, что отпало, в царстве Сахарной ваты.
  Я вот думаю, не стоит ли сказать о кучке пепла и том, что единственный глаз тигра остался лежать сверху? Вот. Не сказал.
  - Ход передаётся плюшевой нечисти. Медведь-медокрад теряется в вечных вопросах, Наивный хряк пишет завещание.
  И действительно: на морде мишки появилось довольно разумное выражение. Возможно, сейчас он думает о скорой реинкарнации и как здорово будет летать в облаках. А может быть, о том, что не весь липовый мёд сделан из липы, а гречневый - из гречневой крупы. Наивный хряк поразительно быстро заполнял некий бланк из пергамента, держа огромное, явно данетского происхождения перо в правом копытце. Наверняка у него есть с собой 'Замечательный клей Замечтателя!', благодаря которому можно ходить по потолку. Хоть и недолго.
  - Ход плюшевой нечисти заканчивается. Ход передаётся Выпускнику Академии. Ваши действия? Пушистость и мягкость плюшевой нечисти увеличиваются на пятьдесят процентов. Сила плюшевой нечисти отсутствует.
  - Огненный шар на Медведя-медокрада. - Надо скорее покончить с этими случайными встречами. А то в Рыбославию придём осенью...
  - Критический удар! - замечательно-унылый восторженный голос. Такого отсутствия восторга я ещё ни разу не слышал. - Наивный хряк получает пятьсот девяносто девять единиц Огненного урона!
  Да-а... У меня даже слов нет, чтобы выразить свою радость от вида горелой ваты и предсмертного визга. А также печально-плюшевого вздоха от полного медоотсутствия.
  - Вы получаете тридцать две единицы опыта, замечательный подарок на день рождения и непарный стеклянный глаз. - А деньги? Где деньги, голос?!
  Когда я хотел продолжить путешествие, Элд внезапно схватил меня за руку и серьёзно, даже чуть медленнее, чем нужно, проговорил:
  - Сеймур, этот голос исходит от твоей ауры. Ты позволишь мне сделать необходимые для его вычисления замеры? Для этого потребуется несколько боёв, как минимум три. - И испытующе посмотрел мне в глаза.
  - Да. Знаешь, я не для того становился героем, чтобы применять в бою единственное заклинание и получать грошовый опыт. Я очень надеюсь, что ты разберёшься с этой напастью быстрее, чем мы дойдём до Рыбославии.
  Я не стал упоминать о том, что в городе, возможно, пострадают невинные люди. Просто улыбнулся эльфу и он отпустил мою руку. Мне уже начинает казаться, что я слышал где-то этот отвратительный голос. Но где и когда - припомнить так и не смог. Что ж, дорога поможет встать на верный путь.
  Ровно двести метров - Элд вёл отсчёт - и снова:
  - Вам встретились Орк-боянщик, Орк-интриган, Орк-техномантолюб и Орк-балалаечник. Ваши действия?
  Да Ксолотль их продери! Какие у меня могут быть действия?!
  Я попытался подойти к оркам поближе, но сделав пару шагов, упёрся в невидимую стену. Потыкав в неё Редким мечом убийства несогласных, я понял, что тыканье в неё мечом приведёт лишь к преждевременной заточке меча. А кому это надо? Мне не надо.
  Орки тем временем перешёптывались и мрачно кивали друг другу. Самым забавным для меня стал орк с пародией на гитару. Треугольную гитару из какого-то недоброкачественного дерева. А вот интриган, стоящий вторым слева, носил точно такой же монокль, как и Валируа Десакль, наш политологограф. Поллитра Граф, как мы его привыкли называть. В общем, хе-хе и огненный шар на их нечистые головы.
  - Огненный шар на Орка-интригана.
  - Сволочи! Они убили Кодля! - воскликнул крайний слева орк, отличающийся от остальных гораздо более плутоватым взглядом.
  - Ты следующий, - предупредил я излишне впечатлительного зеленошкурого.
  - Да мы тебя даже втроём...
  - Ход передаётся зелёной квампании. Орк-боянщик придумывает оскорбительную и пошлую шутку про Юного злоключенца, Орк-техномантолюб осматривается в поисках техномантов, Орк-балалаечник импровизирует ногой по балалайке.
  Да, импровизация получилась знатная: дерево наверняка пропитано составом, придающим усиленную прочность этому подобию музыкального инструмента. Нудно, конечно, но, похоже, я начинаю входить во вкус. Следующим надо убить боянщика. Никто не услышит шуток про меня! Тем более пошлых и оскорбительных.
  - Ход зелёной квампании заканчивается. Ход передаётся Юному злоключенцу. Ваши действия? Зелёность и шкурность зелёной квампании увеличиваются на двадцать процентов. Сила Орка-интригана превращается во Вдохновение Орка-боянщика. Орк-боянщик мечтает о дополнительном ходе.
  Ха-ха-ха. И что там увеличилось? Точно такие же зелёные орки, как и были минуту назад. И как сила может стать вдохновением? Такой и характеристики нет, не то, что свойства. Итак, как я уже и говорил...
  - Твои шутки, орк, никому и за деньги не нужны. Огненный шар на Орка-боянщика.
  Не преминув ухмыльнуться в выпученные от тёплого огня огненного шара глаза Орка-боянщика, я с наслаждением смотрел, как он падает замертво. Зажаренный, с корочкой. Одёжку срезать и можно ящерам на стол подавать.
  - Ход передаётся зелёной квампании. Орк-техномантолюб не теряет надежды встретить техноманта в этот замечательный день, Орк-балалаечник собирается взять в руки балалайку.
  Мне очень, просто невероятно интересно: как мне могут навредить столь искушенные в идиотизме противники? Хотя-а... Их даже 'противниками' не назовёшь. Так, монстрики-из-кустов. Или, как их называл Веспикус, 'существа, способные только на хождение по прямым линиям, коими и являются тракты для подобных существ'.
  Так как никакой угрозы я не только не видел, но и не ощущал, мне показалось интересным пронаблюдать за ухищрениями и ужимками этих орков, которых даже керги-наёмники не только засмеяли бы, но и забросали камнями из своих пращевязок. Было бы интересно на это посмотреть. Я вернулся от своих мыслей к действительности, в которой орк, неравнодушный к техномантам, водил носом из стороны в сторону, мечтательно улыбаясь, а орк с балалайкой совершенно непостижимым образом не мог взять её правильно уже в пятый раз. И, кстати, как её правильно брать в руки, если орк, посвятивший всю свою никчёмную жизнь этому, несомненно, нелёгкому искусству не может сделать это правильно вот уже вторую минуту?
  - Ход зелёной квампании заканчивается. Ход передаётся Юному злоключенцу. Ваши действия? Зелёность и шкурность зелёной квампании увеличиваются на тридцать семь процентов. Орк-техномантолюб надеется, что не умрёт без встречи с техномантом.
  Говорят, что если орк долго думает о чём-то, то это непременно произойдёт. Мне очень не хотелось бы встретиться с техномантом, а особенно тем техномантом, рядом с которым будет стоять орк с таким выразительным мечтательным взглядом. Но сначала...
  - Огненный шар в Орка-балалаечника. Пусть пыль тебе будет пухом, детка.
  Подмигнув орку, я ухмыльнулся, наблюдая как его медленно опаляет жаром огненного шара. Вопли? Да с чего бы?! А вот негромкое завывание действительно было.
  - Ход передаётся зелёной квампании. Орк-техномантолюб пытается вспомнить, куда он засунул свой любимый топор, с которым не раз охотился на техномантов.
  Это будет проще, чем упасть с пареной репы. Или упасть, объевшись пареной репы. Или... Нет, я просто не могу себе представить, как огненный шар с настолько низким, просто отсутствующим, уроном, может творить такие прорехи в четвёрках монстриков. И кто отправляет на убой грызунов, плюшевых зверьков и бедных, несчастных орков? Да, которым никогда более не встретятся столь вожделенные техноманты.
  - Огненный шар на Орка-техномантолюба. Покойся с миром, мерзкий извращенец.
  Мне показалось, или этот орк действительно заплакал, простирая немытую руку к небу? Нет, ну я, конечно, читал, что у зеленошкурых тоже есть чувства, но чтобы убедиться в том, что это правда... стоило зажарить четверых агроварваров.
  - Вы получаете сорок шесть единиц опыта, 'Сонеты о сонете' и недожёванную балалайку. - Надеюсь, ты заткнулся надолго, прихлебатель рандомных сил.
  Я оглянулся на Эльдиана. Он до сих пор хмурился, нечасто покусывая губу.
  - Сигнал магии отражается из твоего Инвирюка. Я почти уверен, что в нём теперь находится некий астрофизический предмет, о котором ты, возможно, не подозреваешь. Когда голос смолкает, исчезает и сигнал. Также исчезает то, что его отправляет.
  - Идём дальше? - спросила Рейда, накручивая локон кудрей на указательный палец.
  О да, а что нам остаётся? Надеюсь, что Эльдиан успеет найти источник этого сигнала до первых снегов. И в Рыбославию мы попадём хотя бы к Хладню.
  Шагов через семьдесят гнома неуверенно спросила:
  - Сеймур, почему с монстрами сражаешься только ты? Мне бы тоже очень хотелось сражаться вместе с тобой. - И, секунду подождав, добавила: - Очень хотелось.
  Вель презрительно фыркнул, возведя глаза к облакам.
  Эльдиан снисходительно посмотрел на обоих. Да, что столь древнему эльфу какая-то ссора гномы и вампира, которые хотят доказать, что один из них полезней, чем другой?
  - Рейда, пушистик ты мой, мы вместе столько вражин нарежем, что эти двенадцать кучек праха покажутся тебе крошечной пылинкой в горах Настоящего Пепла. - Я ободрительно улыбнулся гноме.
  Рейда засияла, как сотня солнц, спустившихся в заросли меднороста. Её улыбка, полная надежды и уверенности, помогла мне смириться с мыслью о ещё нескольких совершенно бессмысленных и неприбыльных боях с отвратительно-унылыми монстрами.
  - С нетерпением буду ждать этого увлекательного времени, - Рейда подмигнула и ещё раз улыбнулась. Ямочки на её щеках стали чуть глубже, чем в первый раз.
  Да-с, всё ж таки умею я выбирать себе компаньонов. Прелестная гнома, прелестная.
  Ещё через десяток шагов - да, идём мы действительно быстро, - голос опять напомнил о своём существовании:
  - Вам встретились Баклажан-грубиян, Уязвлённый помидор, Напыщенное манго и Совершенный огурец. Ваши действия?
  Какая жуть... Совершенный огурец, ага. Ничем, кроме рук, ног и глаз не отличается от обычного. Остальная еда тоже. Ну, размером гораздо больше стандартных и даже ограрских. Интересно, у них мозг есть или они будут атаковать меня фотосинтезом?
  В общем и целом, мне совершенно не улыбается ждать, пока кто-то из них атакует меня. Но кто самый опасный? Придётся решать по старинке: у кого наименование длиннее, тот и выносится в первую очередь. Да и, возможно, будет неплохой перекус - соль и специи у меня всегда при себе.
  - Огненный шар на Совершенного огурца!
  И, встав в величественную и гордую позу, я... смотрел, как семки из огурца летят во все стороны. Хорошо, что у меня стоял Чистый щит, а то вовек не отстирался бы. А здорово его разнесло. Даже не жалко, что ничего не осталось.
  - Ход передаётся самоуверенным растениям. Баклажан-грубиан изрыгает Поток отвратительных семян, Уязвлённый помидор набирается решительности перед смертоносной атакой, Напыщенное манго диктует действия на следующий ход.
  Отвратительные семена были действительно отвратительны. А уж если их рядом больше двух... Ужас-ужас. Но я не был бы Главным героем, если бы снял Чистый щит. Урона, как и грязи, семена мне не причинили. И у каждого из них, когда они съезжали по моему щиту, была такая раздосадованная рожа, что я подвергся бы этой атаке ещё раз!
  - Ход самоуверенных растений заканчивается. Ход передаётся Насмешливому юнцу. Ваши действия? Питательность и вкус самоуверенных растений увеличиваются на пятнадцать процентов. Напыщенное манго поглощает совершенное удобрение и становится в два раза сильнее. Фотосинтез Уязвлённого помидора слабеет в два раза от вида подобного отношения к павшим товарищам.
  У орков есть чувства, у овощей вроде бы тоже есть... Так что ж получается, может даже у рыбы они есть? И очень мне не нравится выражение фруктономии манго. Смотрит сверху вниз, хотя сам - само? - на голову меня ниже. Эх, были бы у меня Кляровые плети или хотя бы Объятия Джеллифиш... Он бы быстро научился тому, как надо смотреть на Главного героя, а как надо превращаться в салатик. С баклажанчиком и помидоркой.
  - Огненный шар на Напыщенное манго. - Каждый фрукт должен знать своё место. Даже если он овощ.
  Опалённое до самой косточки, манго шагнуло два раза - я немного не разглядел, в стороны ли оно шагало или вперёд-назад, - а потом завалилось навзничь с криком, полным боли и гниения. Баклажан и помидор сумрачно кивнули друг другу и хлопнулись ладонями. И им манго не нравился? Ну вообще чудесно.
  - Ход передаётся самоуверенным растениям. Баклажан-грубиян атакует с наскока, Уязвлённый помидор применяет Смертоносную атаку.
  Очень, очень неприятно уклоняться от летящего на тебя баклажана, если в тебя бьют струи томатного сока. Хотя по цвету он напоминал клюквенный. Или даже гранатовый. Баклажан, сто семьдесят сантиметров злобы и питательной мякоти, вбил себя в землю там, где я стоял треть секунды назад. Вот что значит вовремя развернуть торс. Ну и кулаком врубить ему по корешку тоже дорогого стоит. Нечего прыгать на Главных героев, когда в тебе совершенно нет ни опыта, ни умений, ни даже мозга. Хотя бы крестцового.
  Помидор утирал рукой рот и тяжело дышал. Да, нелегко, наверное, изрыгнуть поток в пять метров длиной и силой в три секунды. Он даже как-то стройнее стал, напоминая бычье сердце. И на нём появились желтые пятнышки.
  - Ход самоуверенных растений заканчивается. Ход передаётся Насмешливому юнцу. Ваши действия? Питательность и вкус самоуверенных растений увеличиваются на тридцать процентов. Фотосинтез Уязвлённого помидора становится в два раза сильнее для подготовки к следующему ходу. Баклажан-грубиян получает пятьдесят очков морали от пинания напыщенных удобрений.
  Я не думаю, что кто-то из них сможет сейчас причинить мне хлопот больше, чем раньше. Так что... Баклажанная икра или маринованные помидоры? Вот в чём вопрос. А ответ, так его разэтак, единственный.
  - Огненный шар на Баклажана-грубияна.
  Бедненький! Растёкся лужицей икры по тракту. А если керги проходить будут, то кто спасёт их от несварения и пыли в баклажанной икре? Керги. Спасать. Мысль-то какая неправильная... А сверху икры уверенно и гордо лежит обугленный корешок. Н-да, в следующий раз надо будет сшибить его молнией. Некрасиво получилось.
  Помидор, глядя на своего приятеля, стал суров. Почти как перцовое месиво, которое пару раз тайком готовила миссис Коракс, помощница повара Академии и самая безбашенная кухарка из всех, кого я знаю. Поглядел на меня. Провёл большим пальцем у себя подо ртом. Да? Это я тебя отправлю к извечным компостным кучам. И даже шкурку снимать не стану, так и знай.
  - Ход передаётся самоуверенным растениям. Уязвлённый помидор применяет атаку в броске.
  Словно рядом мешок с картошкой упал. Потом поднялся, покряхтел и пошёл обратно на позицию. И уже оттуда стал испепелять меня взглядами, играя своими волокнами. Он что, напугать меня решил? Я еды не боюсь. Свежей - тем более.
  - Ход самоуверенных растений заканчивается. Ход передаётся Насмешливому юнцу. Ваши действия? Питательность и вкус самоуверенных растений увеличиваются на шестьдесят процентов. Фотосинтез Уязвлённого помидора становится в три раза сильнее из-за жажды крови Насмешливого юнца.
  Нет, извините, конечно, но никакой крови я не жажду. Тем более, что крови в помидорах быть не может. Если... Но это рассуждение я оставлю на потом. А сейчас...
  - Огненный шар на Уязвлённого помидора. На встречу с приятелями иди, соус.
  И подмигнул ошарашенному помидорищу, которое стало плёнкой из томатного сока, покрывшей всё в пределах трёх метров. Что странно: ни Рейду, стоявшую в полуметре от меня, ни вампирчика с Эльдианом ни единая капля не коснулась. Что же это за магия такая, настолько избирательно относящаяся к своим целям?
  - Вы получаете тридцать две единицы опыта, банку концентрированной овощной икры и три коробка рассады 'Виршанского скороспела'.
  Я немного задержал свой взор на Эльде, стараясь не думать о том, почему денег за победу и в этот раз не дали, и он задумчиво сказал:
  - Я почти увидел связки передачи. Заклинание перемещения монстров настроено исключительно на тебя. Нас оно игнорирует. Так же я предположу, что это не все заклинания, которые должны были стать клубком. - И, увидев моё разочарование, Эльдиан добавил: - Да, скорее всего можно использовать не только огненные шары. Ты можешь попытаться проделать это. Результат гарантировать не могу, но думаю, нечто интересное мы увидим. - Эльдиан улыбнулся и повёл рукой, приглашая в дорогу.
  Если я могу использовать что-то кроме Огненного шара, то... А вот что я могу использовать? Наверное, Пламенеющий огненный шар. Или Цепь огненных шаров. Или Ослепляющий огненный шар. Или...
  Да не замкнуло меня, Эльд, не замкнуло. Но почему там нет даже Малой молнии или Пытки патокой? Да? А ты уверен, что захотел бы участвовать в этом действии, если бы клубок был создан правильно? Да?! Я восхищаюсь твоей самоотверженностью, но мне не хотелось бы так мучить тебя и Веля с Рейдой. Да ладно. Всё, идём дальше.
  Двести шагов, двести метров, двести ударов сердца.
  И снова этот голос, который, я уверен, и Рейду уже достал, не то, что меня.
  - Вам встретились Мнительная мурена, Краб-душекрад, Долговязая сельдь и Устромонстр. Ваши действия?
  - Рейда, тебе не надоели эти телепортации?
  - О, если бы ты знал, как они меня бесят, ты бы понял, что сильней всего они бесят не тебя, - Рейда подмигнула мне и сделала Неприличный Жест сельди. Интересно, сельдь отреагировала или нет? По выражению морды её лица этого сказать совершенно невозможно. А вот мурена, похожая на целлюлитную змею, мерзко захихикала, прикрывая зубастую пасть бугристым хвостом.
  - Огненный шар на Долговязую сельдь!
  - Вы наносите девяносто восемь единиц огненного урона Долговязой сельди. Боевой запах океанских отщепенцев усиливается на триста процентов. Долговязая сельдь получает дополнительный ход. Мнительная мурена получает дополнительный ход.
  Чегоо?! Да как они посмели? Четверть урона! Хотя, вообще-то, наверное, это потому, что с сельди рассол стекает. Или чем там её перед боем полили...
  - Ход передаётся океанским отщепенцам. Мнительная мурена атакует Долговязую сельдь, подозревая её в предательстве. Краб-душекрад оценивает качество души Рыбоненавистника, прикидывая размер камня для её захвата. Долговязая сельдь пытается оправдаться, но не может сказать и слова. Устромонстр мечет в Рыбоненавистника своих детишек, отдаляя его победу вкусом морепродуктов.
  А кто не снял Чистый щит? Я! Так что, рыбнораковина, можешь не стараться причинить мне вред этим способом. Я наблюдал, как мурена и сельдь сплелись в объятиях, явно забыв о том, что они на поле боя и очень скоро станут жареными - или печёными? - морепродуктами. Но вот в чём загвоздка: мне не хотелось дольше необходимого находиться рядом с этими уродливыми подобиями вкусных и богатых фосфором морепродуктов. И, вспомнив кое-что из лекций Догматикуса, я спросил:
  - Рейда, у тебя в Вещесумке не завалялась пара палочек Броксха?
  - Да, - Круть! - Вот, бери. - И Рейда протянула мне две палочки, красную и голубую.
  Хе-хе. Вот ужо теперь вы у меня увидите, кто рыбоненавистник, а кто просто предпочитает картоху с салатиками. Хе-хе-хе.
  Буквы и цифры висели у меня перед глазами. Ну, на расстоянии вытянутой руки, но это картины не меняет. Переливаясь синевато-лазурным, надпись 'Огненный шар: 399 Огненного урона' с помощью голубой палочки и непрерывной линии превращается... в надпись 'Огненный шар: 3999 Огненного урона'. Интересно, как рыбки на это посмотрят. Особенно с высохшими от жара глазами.
  Не обращая внимания на стекающие с Чистого щита кусочки серовато-зелёной пакости, я ждал. Ждал, когда же голос объявит 'Ход передаётся...' и прочую дребедень.
  И внезапно я понял, почему мне этот голос так не нравится. Я его уже слышал. Но где? Воспоминания оказались смазанными, но вроде бы что-то мне предлагали купить. И помню тепло, которое я ощутил после этого. Ксолотль, неужели эти... эти... в общем, телепортанты недомонстров копались в моей голове с платком, протитанным меморином?! Они за это ответят... Что? Я рад, что мы вместе будем их искать, Эльд!
  Надпись несколько секунд, возможно четверть минуты странно мигала и вроде бы даже пульсировала, но голос всё-таки раздался:
  - Ход океанских отщепенцев заканчивается. Ход передаётся Рыбоненавистнику. Ваши действия? Боевой запах океанских отщепенцев остаётся прежним. Устромонстр теряет четверть запаса стрелковых детишек.
  Голос немного изменился. Сейчас он говорил медленней и несколько довольнее, чем прежде. Неужели ему понравилось то, что я сделал?
  - Огненный шар на Устромонстра. - Не хочется проверять, какие ещё влажные трюки остались в запасе у этой тварюки.
  Я отдал Рейде палочки, поблагодарив её взглядом и улыбкой.
  Ракушки с головы устричного чудовища неторопливо стекали по его оплывающим плечам. А огнешар мчался дальше, прямо по тракту, оставляя за собой оранжевый хвост, как у какой-нибудь кометы...
  - Ход передаётся океанским отщепенцам. Мнительная мурена не вспоминает о бое. Краб-душекрад ловит душу Устромонстра и получает Полный малый камень душ. Долговязая сельдь не вспоминает о бое.
  Вот мне действительно интересно: им не стыдно заниматься подобным в людном месте? Нет, то, что сейчас на тракте нет путников, дела не меняет. Да и синюшний краб, судя по его быстрым взглядам на рыбное безобразие, не прочь к ним присоединиться. Ксолотль, я бы ни в жизнь не поверил в то, что сейчас вижу своими глазами. И ни в жизнь бы не стал на это смотреть, если бы мне не надо было их убить. Ох, доберусь я до тебя, телепортант монстров! И ты - или вы, если вас много, - за всё ответите. За всё!
  - Ход океанских отщепенцев заканчивается. Ход передаётся Рыбоненавистнику. Ваши действия? Краб-душекрад выпивает душу Устромонстра и становится на пять процентов устойчивей к духовному урону.
  - Огненный шар на Долговязую сельдь! - Пора заканчивать это рыбоблудие. Пока они весь тракт своей слизью не запачкали.
  Кажется, я немного перестарался: огнешариком смело не только рыб, играющих в обнимашки, но и крабика, подобравшегося поближе к ним и рассматривающего что-то, скрытое от меня хвостом мурены.
  И я понял, что иногда только огненный шар может решить проблемы. По крайней мере, одну. Или две. Особенно если они играют в обнимашки.
  Ни селёдка, ни мурена не заметили того, что превращаются в обугленное рыбье ассорти. Краб попытался поднять клешни, выпучив глаза на стебельках, но огненный шар прервал его недобросовестную профессиональную деятельность.
  - Вы получаете сто пять единиц опыта, обугленный диплом квалифицированного предателя, крабий амулет удачи и семьдесят две тысячи геннадиев.
  Геннадиев? Это же вроде...
  - Монеты времён Заболачивания. Сейчас их только переплавить на ложки и можно.
  Спасибо, утешил, Элд. И место в Инвирюке эта пакость занимает...
  - Эти монстры лишь частично принадлежат к нашему миру. Они собраны из отдельных кусков реальности и сшиты сетями заклинаний. У них нет собственной воли и другого разума, это - просто зачарованные образцы, наподобие чарокопий. В то время как чарокопия обладает частичными свойствами оригинала, у этих созданий оригинала нет. И я, наконец, вспомнил, почему мне так не нравится этот голос. Сеймур, помнишь того розничного продавца? Он пытался убедить тебя купить какое-то устройство. Это - его голос. Изменённый, искажённый, но его. Уверен, что он смог неким образом связать устройство с твоим сознанием. Ты ничего не припоминаешь?
  - Он кинул мне чем-то в левый бок. Я тогда не обратил на это внимания.
  Эльдиан помрачнел. Куснул нижнюю губу. И внимательно посмотрел на меня. Сканирует, наверняка сканирует. Теперь главное не... Элд! Да как ты...
  - Да, он это сделал. Ещё один бой и я смогу точно сказать, как избавиться от этого... МонДЕКСа Ларга. - И я увидел, что избавится он не только от него.
  Дальше шли молча. Рейда и Вель вроде бы считали деревья на обочинах. И Вель, как мне кажется, выигрывал.
  Вспышка пламени, зелёный дым, розовые молнии. Доброта и Свет, одним словом.
  А вторым - последний бой с помощью этой монстрообразующей фиговины, которая непонятно как оказалась в моём Инвирюке.
  - Вам встретились Некомпетентный агент, Добродушный убийца, Маг-узурпатор и Погибель невинных драконов. Ваши действия?
  М-дэ-э... Вот это я называю: 'Всё, что было раньше, просто разминка'. И вот что стало теперь: четыре человека - хотя под рогатым шлемом последнего не разглядеть, кто он, - с настолько сильным отвращением рассматривали меня, что я почувствовал себя не просто Главным героем, а Очень Главным Героем. Грива белых волос и неестественные глаза Добродушного убийцы мне добродушными ничуть не показались. Как и два меча в ножнах на спине. Один из них странно блестел. Явно не сталь, но и на магические металлы не похоже.
  Агент был неправильным. В блестящем, будто жиром смазанном, доспехе, который и доспехом-то назвать затруднительно, с квадратной челюстью и крохотными глазками, выражающими лишь бесконечное презрение ко всему, на что они ни посмотрят. На правой части груди у него располагалась надпись, включающая цифру семь. Он семёрка? Что ж, крупнее шестёрки, но всё равно не моего полёта рыба. Хе-хе.
  Маг-узурпатор и Погибель невинных драконов чем-то походили друг на друга. У обоих глуповатые ухмылки. Оба в меху и железе. Но у погибели, как я уже говорил, был шлем, а узурпатор всем показывал свой бородатый лик и красные полоски на щеке. То ли от когтей, то ли от помады... На этом сходство заканчивалось. Ну, кроме, пожалуй, напыщенности обоих. Маг словно побывал в зубах железоглота: доспех искорёжен, весь в углах и дырах, сквозь которые не то что стрела, но двуручный меч пройдёт. Погибель являл собой ещё большее отсутствие инстинкта самосохранения - кожа невыделанная, рога к шлему приклеены слюной мамонта, мех в грязи, мечи - в чём-то коричневом. Такое чувство, что он только что потрошил кэналайза, евшего пару недель подряд.
  И все четверо с недобрым прищуром смотрят на меня.
  И все четверо мечтают подарить мне путёвку.
  Что ж, будет по-вашему.
  - Рейда, можно палочки ещё раз? - Надо будет свои купить. Правда, магазинов иллюзий я ещё не видел. Но всего лишь потому, что я их не искал.
  Несколько плавных линий и пара прямых превращают 'Огненный шар: 3999 Огненного урона' в 'Огненный шар: 39 999 х4 Огненного урона'. Надеюсь, сейчас получится не хуже, чем в первый раз.
  - Огненный шар на Погибель невинных драконов. Нечего невинных драконов убивать.
  - А виноватых - тем более, - Рейда сурово нахмурила брови и скрестила руки на груди. Наверное, у Эльдиана нахваталась. Да что ты говоришь? А нас чего этому не обучали? Ксолотль. Надо будет сходить на курсы при первой же возможности.
  Погибель невинных драконов схватился за живот, упал на колени, пару раз дёрнулся и затих.
  Маг-узурпатор взмахнул посохом, будто хотел отбить огнешар обратно, задел свой затылок и с тихим хрустом поприветствовал носом землю.
  Добродушный убийца попытался уйти перекатом, но запутался в капюшоне, замешкался, качнулся и упал на спину, явно желая, чтобы все оставили его в покое.
  Некомпетентный агент ничего не делал. Просто стоял и ждал, глядя всё более круглыми глазами на огнешар. И дождался: глаза его брызнули во все стороны, щетину опалило, а череп, с которого медленно стекала кожа, провалился в доспех. И он не упал. Наверное, прибит к воздушной площадке. А вот краска с доспеха слезла, обнажив жесть.
  - Вы получаете две тысячи восемьсот шестьдесят шесть единиц опыта, импульсную винтовку гетов, лунный клинок, кольцо и даэдрический доспех двемеров.
  В кои-то веки я получил не смехотворное количество опыта!
  За моей спиной лопнула магическая вспышка и вместе с голосом Эльдиана я почувствовал, как от моего сознания с резким звуком отрываются куски. Хорошо, что чужеродные. И вот что говорил Элд, не прерывая процесса извлечения:
  - Этот артефакт основан на силе Героев. Им может воспользоваться каждый, даже не-Герой. Эти артефакты являются паразитами - их 'опыт', 'деньги' и 'трофеи' не могут помещаться в накопители, созданные после Свержения Алзолола. Я не разобрался, как именно они реагируют, но отправил всю полученную информацию в Шаэк'Шенаг. Мастера лучше справятся с тем, что элордин сделает сам. И... сейчас... я извлеку это порочное устроойство! - С этими словами Эльдиан потянул руками к себе что-то из моего сознания.
  Треск, глухой стук, визг цепных пил и звон монет смешались в едином звуке, ужасающем даже своим описанием.
  И на тракт между обернувшимся мной и удовлетворённым Эльдианом упала небольшая сплющенная коробка серовато-сиреневого цвета.
  Эльдиан отбросил волосы с лица, протёр пот тыльной стороной ладони и задорно рассмеялся. Вель, остановившись в шаге от подрагивающей коробки, осторожно спросил:
  - Теперь она не опасна?
  - Теперь в ней угрозы не больше, чем в хромом керге.
  - У, ссука! - вампир с упоением пнул коробку. Та негромко всхрипнула и сдвинулась на несколько сантиметров. - Из-за тебя я, я - вейр Лапкенвейцнер! - провёл самые скучные двадцать девять минут своей жизни! - и ещё один пинок. И ещё.
  - Рейда, золотце, - обратился к гноме Эльдиан, - твои сапоги сделаны Аланором Скребитцем или по его лицензии?
  - Самим Аланором, - с гордостью ответила гнома.
  - Я мог бы тебя попросить...
  - А то! - Рейда явно раньше общалась с эльфами: она поняла мысль Эльдиана без слов. Даже без намёка на слова.
  Её правый сапог с оглушительным хрустом опустился на короб. А потом ещё и ещё раз. Из коробки стала вытекать серебристо-серая жидкость, дико напоминающая мысли Веспикуса, а цвет поменялся на грязно-серый. Что-то жаркнуло, цвиркнуло, вывалилось облачко дыма и коробка развалилась на запчасти, явив нам сплетение нескольких заклинаний, шестерёнки, пружины, пару зеркал, крохотный писчик и клубок мерзких даже на вид шевелящихся щупалец.
  - И... это сидело у меня в голове? - с отвращением скривился я. Творожники недобро шевельнулись.
  - Нет. Но рядом. В метафизическом пространстве твоего Инвирюка. Зато теперь, - Эльдиан обвёл нас довольным взглядом, - мы можем спокойно продолжить путь.
  И мы спокойно продолжили путь.
  Восемнадцать километров тишины, спокойствия и полного, абсолютного, невероятного отсутствия спонтанных телепортаций разнообразных недополумонстров. Деревья стояли ровными рядами, воздух пах уже не так отвратительно, а впереди вырисовывались потрясающие перспективы!
  К западным воротам Стены из Стальной чешуи мы подошли в десять семнадцать. Эльдиан, конечно, не пользовался заклинаниями, но кто станет верить эльфу в таком деле? Да ещё и настолько древнему? Ладно-ладно, не такому уж и древнему. Ты всего на четыреста старше Веля? Хах. Вот уж... Ладно, молчу-молчу.
  Стена... В Кодестре написано 'Стена из Стальной чешуи создана Палтусом во время Мокрых Войн, за сутки до разрушения Кильгерда и Мурении армией Тентакленда. Стена является монолитной, исключая четыре прохода, а именно Врата. Стена имеет высоту в двадцать три метра и толщину в четыре, бойницы на верхних галереях при необходимости закрываются высокопрочными рыбьими пузырями. Сама стена состоит из чешуи Дома Палтуса, пробить которую заклинаниями ниже 'Экси' невозможно. Обычное оружие на стену не действует, катапульты Поларии в тысяча девятьсот двадцать седьмом году пришли в негодность после первого же выстрела. Луки рассыпаются в пыль, а мечи ржавеют за секунды. Стена из Стальной чешуи устойчива к землетрясениям, магическим и естественным, что доказали тенталорд Браксус и наяда Лукария'. Да, статья большая и познавательная, но я дочитаю её потом. Передо мной она - Стена.
  Высокая, сверкающая влажной сталью, с рядом круглых окошек под самой черепицей, похожих на глаза и огромным ртом - Вратами, над которыми полукругом тянется девиз Рыбославии 'За Сельдь и Навагу!' на рыбославском. Немного ниже этих огромных букв, словно отлитых из только что пойманных рыб, видны и переводы на всеобщий, поларский, англиканский и оркенфильдский. А эльфийский? Как же они могут так поступать с эльфами, которые не знают всеобщего или... Хорошо, Эльдиан, прекращаю. Да, буду внимательным. Нет, рыбу я точно покупать не стану. Эльд, мы вообще-то к воротам подошли. Ага. Может, тогда сам болтать со стражами будешь?
  - Здоровеньки булы! - поприветствовал нас здоровенный детина с вислыми усами и красными ушами, торчащими из-под крохотного шлема. - Зачемли пожаловати сюды?
  - Повидаться с парой-тройкой знакомых, - ответил за всех Элд. Я, вообще-то, шутил насчёт права голоса, но что ж теперь поделаешь?
  - Отлишно. Што за знакомий водити к нам сюдыть столь поставленных персоний?
  - Слягур Винниций, Удольг Невролюрль, Якоб Уделий и...
  - Хвать-хвать-хвать-хвать-хвать! Столь важнявые персони будут имети неудовольство, доколе ми вас тута держати станем. Верно грю, Шпротти?
  - Веррно, - проскрежетал его миниатюрный напарник. Причём мне в первую минуту простоя у врат казалось, что это барельеф, изображающий метёлку. - Шпротти Шпроттс, имею честь и совесть! - лучезарно улыбнулся он сверкающими чернозёмом зубами. И нос его... А он точно человек, а не керг? Наполовину керг наверняка.
  Шпротти, поймав на себе мой заинтересованный взгляд, хмуро сказал:
  - Мне мошна доверяти. У меня есть скрижалька, што я челавеко. - И отвернулся.
  Не дожидаясь обязательной команды Эльда 'Пошли!', я вошёл в Рыбославию.
  И тут же ужаснулся её неповторимому запаху. Если бы он не жил на тракте, то я бы, вполне вероятно, не выдержал его давления. Ух! Гнилые осьминоги, сушёная сельдь, отметавшая своё горбуша и тунец, простоявший на солнце дольше необходимого, смешали свои запахи с морской солью, высохшими водорослями и морскими лианами, не выдержавшими своей печальной участи. Запах преследовал и нашёптывал непристойности о покупке во-о-он тех смачных фрикаделек из форели, морских огурцов на палочках или мидий в яблочном соку.
  Здания в Рыбтике - а именно этот город прилегал к Западным вратам, - напоминали саму стену. Крыши, покрытые серебристой черепицей. Стены, влажно блестящие при свете дня. Окна, круглые и овальные, напоминающие не то глаза, не то рты. Двери и врата, напоминающие плавники. Мостовая, мощённая камнями, похожими на чешую размером с голову пятилетнего людского ребёнка.
  И - общее ощущение рыбности этого место.
  Сама улица, Святой Муренги Копчёной, словно кричит о том, что улов здесь хорош: стоит только раз закинуть сети и уйдёшь с полными рыбой. Светильники в виде голов кефали рассеивали серебристую взвесь, благодаря чему Рыбтик казался вырезанным из единого, монолитного бока рыбины колоссальных размеров.
  Свернув на улицу Скорпены Милославной, мы вышли к Древнему порталу.
  Четыре колонны, дважды согнутые, поддерживали центральный накопитель пространства. Круг из сейвинстоуна, над которым переливался то океански-синим, то небесно-фиолетовым кристалл Пространств, снизу прикрывала Пирамида Блаххиля. Если бы не он, то порталы Древней Империи были бы разрушены давным-давно. А так при их помощи сейчас перемещаются все, у кого есть порталлер. Их - десятки видов. У меня, например, Звезда Странника. А у Тода - жалкий Пормулет, которым и пользоваться-то стыдно, а уж показывать...
  К трём сторонам портала тянулись небольшие очереди. Быстро взглянув на Элда, я увидел, что он довольно ухмыляется, ускоряя шаг. Хех. Вот кто бы мог подумать, что быть Главным героем не так уж и круто по сравнению с компаньоном-эльфом, который всё на свете знает лучше тебя. Что? Не всё? Ничего, какие твои годы!
  - Элд, - шепнула Рейда, - куда мы идём?
  - К Морскому пророку, - несколько громче, чем мне хотелось бы, ответил Эльд. О, не стоит. Ладно, извинения приняты.
  Рейда нахмурилась. С силой закусила губу. Вель удивлённо приподнял брови. Сразу же усмехнулся и, тряхнув гривой тьмы, вторым ступил на площадку портала.
  Эльдиан повёл рукой. Волна сияющего небом света пронеслась к пирамиде и исчезла, породив искривление пространства. Несколько вихрей искривления стали скручиваться в устойчивый портал. Две ленты времени пошли по кругу: одна по часовой стрелке, вторая - против. Кольцо укреплялось исключительно быстро - я не успел толком разглядеть двух напыщенных рыболюдов, стоящих напротив и с кичливыми выражениями ртов разглядывающих нас.
  Невещественный шорох - и портал раскрылся.
  Я увидел небольшую мозаичную площадь, залитую солнечными лучами. Мозаика изображала расходящуюся от портала ламинарию, в которой сверкали скорпены и морские летуны. Площадь опоясывал круг, мне напомнивший гальку, искусно выложенную из мозаики. Только между камнями ожидающе таились тени.
  Разглядывая это великолепие, я шагнул на мозаику следом за Велем. Рейда вышла последней и портал закрылся.
  Портал, на котором мы теперь стояли, был обычной портальной площадкой, каких раскидано по всему Эльдингнуму сотни, если не тысячи. Открыть через них путь можно только в радиусе сотни, ну, может, полутора сотен километров. А при помощи Древнего портала можно попасть в любой другой портал, если у тебя, конечно, есть его местоположение в порталлере. Что? Да-да. Прекращаю и молчу.
  За круглой площадкой находилась невысокая, метр-полтора, волнообразная стена. Тоже выложенная мозаикой. В виде морских волн. И так искусно, что казалось, будто волны накатывают и отбегают.
  Осмотревшись, я увидел, что в стене есть лишь два прохода. Эльд направился к дальнему. Ох! Я только сейчас заметил, что вокруг стены ничего не видно: плотный серый туман с серебристыми сгустками и полотнами белёсого цвета окутывал всё за пределами круга. И в дали, в глубинах тумана, чудились фигуры, то приближающиеся, то отдаляющиеся.
  - Не отставай. Не хочу, чтобы ты знакомился с ранкенвейерами раньше времени.
  Мог бы и сказать, что надо быть с этими полотнищами осторожней. Не все же в отряде эльфы, в конце-то концов?
  Я быстро подошёл к проёму в стене, сделанному в виде двух волн, ласкающих песок. Мозаичный песок, разумеется.
  И тут я увидел Дорогу. Жёлтую, песчаную - настоящую дорогу к морю. А в конце её можно было разглядеть исполинский храм, сверкающий, как и всё остальное в Рыбославии, серебром. Видно его было плохо - туман мешал, расступался только над песком, заслоняя всё кругом. Да и песок вроде бы не лежал на месте спокойно, как и полагается лежать добропорядочному песку, а перетекал крохотными барханами с места на место. Странно. Вроде бы там никаких тварей нет, но почему тогда в моём Великом Кодестре нет ни одного слова о этом храме? Хм. А стоит ли платить десять тысяч ундов за знания о местоположении Тайных храмов Рыбославии? Вот. Сам и ответил. К счастью, я не собираюсь находиться в ней ни секундой дольше, чем нам нужно в ней находиться.
  Песок под ногами похрустывал как на морозе, но было тепло. Даже теплее, чем обычно. Из тумана проглядывали призрачные лица без глаз, с провалами ртов. И другие - рыбки, словно струйки дыма, отгоняли этих существ от песка. На грани слуха я слышал тихий, почти бесплотный шёпот. Слов не разобрать, но мне не нравился сам факт его существования. Призраки, которым нет числа, фигуры в невероятной дали, шёпот... Я думаю, что не будь здесь песка, нам пришлось бы прорываться с боем. Да и сражаться с подобными существами... себе дороже. О, мы пришли!
  Закинув голову, я посмотрел на Тайный храм Палтуса.
  Величественное здание, поддерживаемое, наверное, двенадцатью колоннами, каждая не меньше пятидесяти метров в высоту, венчала огромная голова Палтуса, искусно и точно вырезанная из голубого мрамора. Да, опять из Данета. Глаза, обращённые на туманные стены и неспокойное море, смотрели печально, оплакивая каждого окуня в мире. Корона Костяных Костей, сидящая на голове параллельно земле, была сделана из настоящих костей. Наверное, их 'пожертвовал' морезмей или аквавиан, причём не младше двухсот лет. Усы Палтуса трепетали на ветру, привлекая к себе внимание, а губы грустно кривились.
  - Нам не в храм, - предупредил Элд, дав мне насладиться видом Тайного храма.
  Он уже стоял у неприметной тропинки, по которой можно спуститься вниз с утёса, на котором и стоял храм. Вель пошёл первым. За ним - Элд и я. Рейда замыкала.
  Тропинка была не то, чтобы узкой - на самом-то деле она почти отсутствовала. Неестественная, покрытая Пыльцой стоятельства, в сорок сантиметров шириной... Как по ней шли Элд и Вель, крупные даже для своих рас, я не представляю.
  Стараясь не отставать от эльфа и вампира, вышагивающих почти по вертикальной скале, я поглядывал на Рейду. Нехорошо будет, если гнома сорвётся вниз. Хотя... Она гнома. Не сорвётся. Очень надеюсь, что не сорвётся.
  Тропа появлялась почти под самыми ногами Веля. Вампир шёл по ней так, словно подобные тропы встречались ему не одну сотню раз. Разве что глаза не закрывал. Всё ниже и ниже, зигзагом, к берегу моря. Десятки поворотов позволяли думать о том, что Тайный храм Палтуса стоит не на самой низкой вершине Рыбославии.
  Мы спускались около сорока минут - точно не помню, вниз я старался не смотреть, - и, наконец, сапоги Веля зашуршали по золотистому песку. Перед нами стояли шесть колонн, полукругом уходивших в море. Дальняя часть полукруга была открыта в волны, лизавшие западные стороны колонн. Между средними, наполовину стоящими в песке, был мерцающий путь, словно облако из фейской пыльцы опустились на берег и протянулось к океану. И замерло на равном расстоянии от дальних колонн. И стало кружить, сверкая в лучах полуденного солнца.
  - Пришли. - Элд доволен. Вот почаще б так, а не 'Нам надо спешить! Вот сейчас побыстрее, а то опоздаем'. Да? Я не думаю, что Анна справится с Полубубликом. И тем более рванёт мир к девиксейдам.
  - Здесь живёт Морской пророк, - почему-то шёпотом сказала Рейда.
  - Ха-ха. А я вижу, что Морской деликатес, - Вель, возможно, когда-нибудь прекратит ставить под сомнения знания Рейды. А может, и нет.
  - Он пока что не здесь. И я дико, крайне советую вам не говорить ему о аппетитности и прочих вкусовых качествах. Равно как не упоминать рыбу - любую рыбу, - и остальных жителей вод. Мы не должны спугнуть Пророка из-за чьей-нибудь дурацкой шутки или оскаленных клыков и предложения пройти прожариться.
  Сначала надулась Рейда. Следом за ней Вель изобразил оскорблённую невинность.
  - Это было всего один раз... А ты до сих пор напоминаешь при каждом удобном случае... - недовольство вампирчика так и сочилось высококачественным ядом.
  - Скажи спасибо, что я уладил дело с Ревеном. Всё, разговор закрыт. - Эльд посмотрел мне в глаза и немного смягчил тон: - Сеймур, это твоя первая встреча с Морским пророком. Постарайся быть Героем чуть меньше, чем обычно.
  - Клинок в ножнах, огнешар в кармане, - я улыбнулся, давая понять, что нападать не планирую. Нападать вообще нехорошо. При этом можно со спокойной совестью убивать всех, кто по неосторожности, недоразумению или глупости нападёт на тебя. А уж тех, что из кустов набросятся, убивать особенно жестоко. Чтоб другим неповадно было.
  Эльдиан внимательно посмотрел на меня. Кивнул, приходя к удовлетворительному ответу. Повернулся к колоннам. И мы стали ждать.
  В молчании протекли шесть с половиной минут, а на седьмой, когда я дочитывал статью о Всетреске, в фейских искрах начали проступать контуры кого-то громоздкого и невысокого. Наверное, это он. Морской деликатес. Да что ты, Эльд. Обычное 'хе-хе' перед серьёзным боем. Ну шучу я, шучу. Я не буду убивать его быстро. Успеешь допросить. А Вель - нажарить. А Рейда - отшутить.
  Из струек сияющего серебром и жемчужной пылью тумана формировалась фигура Морского пророка. Чем-то он походил на жабу, а кое-чем - на паука. Остальное в нём было исключительно от группера. Я с полной уверенностью могу сказать, что он занял бы одну из первых строк в списке детских кошмаров, будь на нём не белая тога и золотистые сандалии, а чёрный плащ, костюм и сапоги.
  - Вуэррр! - Морской пророк поприветствовал нас. Или постарался напугать. Или откашлялся. - Что привело тебя ко мне, Эльф-хранящий-мир? Снова.
  - Нам нужна информация о местоположении Полубублика Власти. Причем эта информация не должна быть кратковременной. Если ты понимаешь, что я имею в виду.
  Морской пророк посмотрел на Эльдиана, величественно стоящего между двумя колоннами и прикрыл глаза, сложив руки на животе. Его хвост мелко подрагивал, а веки дёрнулись несколько раз так, что можно было понять: он рассматривал что-то невидимое. Губы пророка открывались пару раз и тут же захлопывались, заставляя острые зубы щёлкать друг о друга. Морской пророк думал долго, но, наконец, изрёк:
  - Аббарр! Я тебе ничего не скажу. Ты привёл сюда Того-кто-грозит-смертью-всему и помогаешь ему в этом. Я тебе ничего не скажу. Впервые.
  - Пророк, подумай хорошенько, хочешь ли ты связываться с Тем-кто-может-есть-рыбу-а-может-и-не-есть. Твой ответ отрицательный?
  - Дыарр! Да. Ничего говорить не стану. Теперь.
  - И сейчас, даже заглянув в Грани Грядущего, не станешь?
  - Нуэтт! Моё слово сильнее моей воли. Всегда.
  - И теперь, когда видишь всё, что может тебе достаться по неосведомлённости?
  - Арргарр!!! Нет, ни слова ты не услышишь ни про... Нет, не скажу. Вот.
  Такое чувство, что они в поддавки играют. Причём Элд выигрывает.
  - Ну, как знаешь. - И Эльдиан резко замолчал.
  Подул ветер. Эльд сложил руки на уровне плеч в один из неизвестных мне Жестов и зашептал. Слов не было слышно, но сила невесомыми лентами заскользила в воздухе, опутывая всех нас и Рыбного молчуна.
  Ветер усиливался, ленты проявили цвета: синий, фиолетовый и серебро. По ним заскользили крохотные искорки золота и тьмы, растущие с каждой секундой. Эльдиан воспарил в воздух. Его волосы развевались на ветру, а ноги были в двух метрах от земли.
  Шёпот становился громче, яростнее с каждой секундой, ленты не просто проводили шёлком по коже, но сжимали, ветер дул прямо в лицо.
  Рыбный пророк пытался исчезнуть, уйти обратно, но ленты, держащие его, стали почти чёрными. Только фиолетовые каймы и золотые искры размером в кулак расцвечивали шарик тьмы, в котором сверкали его глаза. В них был страх.
  Когда ветел дул так сильно, что открывал крепко сжатые веки, а ленты грозили раздавить не только тело, но и меч, Эльд, наконец, выкрикнул громоподобным голосом:
  - ...Помоги мне, Эльдгардайён!!!
  И замолчал.
  И опустился на землю.
  И пропали ленты, а ветер стих, будто его и не было.
  И... возник Эльдгардайён, в синей мантии и улыбающийся всем нам, как неразумным детям. А Эльдиану - как давнему другу. Волосы эльфа-бога развевались над колоннами, медальон сверкал тысячей звёзд, а сапоги роняли на Морского деликатеса столь тёмную тень, что даже ленты стали неразличимы.
  - Что привело вас к этой стеснительной рыбоньке? - весело спросил Эльдгардайён, посмотрев на Морского пророка, как на сгнившую голову кильки, завалившуюся под диван и напомнившую о своём существовании гораздо позже, чем нужно.
  - Нам нужен ответ на вопрос. Простой вопрос.
  - Эстъюбеталлис, ты ответишь на все - повторяю для тех, кто в чешуе: ВСЕ их вопросы. Тогда, быть может, ты сможешь отвечать на вопросы других путешественников.
  Эльдгардайён подмигнул мне, улыбнулся всем нам, и исчез, оставив чувство уверенности и правильности деяний в каждом из нас.
  - А сейчас скажешь? - насмешливо спросил Эльдиан у Морского деликатеса.
  Ленты его уже оставили и теперь 'стеснительная рыбонька' потирал шею.
  - Великий Ороксимэйр проводит турнир бэгманов. Главный приз - карта Андефактов. С ней вы не только Полубублик найдёте, но и Глаз Роккиля отыскать сможете. Всё?
  Я кожей чувствовал, что Эльд хочет задать некий вопрос, но его насмешливый лик медленно стал серьёзным. Он сказал:
  - Нет. Но не думай, что своим упрямством ты заслужил прощение. Я ещё вернусь.
  - Мы ещё вернёмся, - сказал я, изобразив Зверскую Рожу номер пять.
  - Ага, - оскалился Вель. А Рейда промолчала.
  Эльд подошёл к нам и поднял руку к груди, к Кристаллу Пути.
  - Мы идём в Фейвинокс, на турнир. Кто с нами?
  О! Круто! Мы прямо сейчас окажемся в Фейвинксвилле, стране фей, единорогов и неограниченных возможностей для тех, кто пользует Магию.
  Ох, ну зачем ж так резко?!
  
  Интеррия восьмая, вразумительная.
  
  Водяной шар переливался над головой Тобольда, а сам он тем временем думал о мощи сферы, подаренной ему стариком из пещеры. Если она смогла поднять столько воды над Лемминггардом, то может и замок этих корольков до основания раскурочит?
  Тут же это подумав, ненаследный граф посмотрел на северо-запад.
  Нет, замок стоит там, где и стоял утром. Жаль.
  - Тобольд, по-моему, тебя обманули.
  - А сам я не понял, Ялли? Замок как стоял, так и стоит!
  - Нет, верить сбрендившим старикашкам, конечно, можно. Но не до такой же степени, - ухмыльнулся Барти, подплывая к Тобольду по воздуху.
  'Нет, верить сбрендившим старикашкам, конечно, можно. Если ты сам сбрендивший старикашка, разумеется' - передразнил его Аяльф.
  Гном насупился, но, выждав буквально секунду, снова принялся за своё:
  - Тобольд, вот если тебе нижники подсунут договор, то ты сразу подпись ставь, прям кровью, а главное - не читай, что там написано. Прям ни строчки!
  Граф пребывал в некотором недоумении: если этот шар может управлять только озером Глаххеля Безумного, то зачем он ему вообще нужен? Только лишний вес в Вещесумке. После обдумывания того, где он может - и сможет - продать этот шарик задорого, Тобольд пришёл к мысли, что, скорее всего, его придётся выкинуть.
  - Так. Вот я и говорю: у него сейчас пальцы разожмутся и жемчужинка разломает крышу мэрии.
  - Не разломает. Сам видишь, что сплав айронгнита выдержит и десяток таких шаров, упавших в одну и ту же точку. Он очнулся. - И немного изменившимся голосом Ялли сказал: - Мы рады видеть тебя над мэрией Лемминггарда, о ненаследнейший из ненаследных графьёв герцогства Вольных Ветров!
  - Настолько ненаследный, что даже дохлой мыши сходу поверит, - заржал Барти.
  - Прекратили оба! Я тут Главный Герой, а вы... Прихехешники, вот вы кто! Только и можете, что обсмеивать мои гениальные решения.
  - Решения настолько гениальные, что даже сбрендившие старикашки над ними смеются! - Баргрант засмеялся. Аяльф подхватил.
  Тобольд знал, что прекратить они могут в любой момент. Ненаследный граф называл это действие 'критическое обсмеяние'. И он подвергался ему раз в четыреста чаще, чем ему того хотелось бы от них.
  - Тоб, если бы ты пользовался своим мозгом хоть раз в два дня, ты был бы уже единственным Главным Героем. А так...
  - А ты откуда знаешь, что у него вообще есть мозг? - Барти выкатил глаза и ощерил усы. Граф постарался отодвинуться от него.
  - Проехали. И что мне теперь с этой кучей воды делать?
  - Мастерство смены неугодной темы как всегда оставляет желать лучшего, - покачал головой Ялли. - Я надеюсь, ты понял, что тот 'исследователь' солгал тебе насчёт своей профессии?
  Тобольд задумался. Вряд ли Глаххель Безумный мог быть исследователем: в них сумасшедших не берут. Так что...
  - Неужели... Он был безумным учёным? - как можно более язвительно предположил Тобольд. Да, это стоило увидеть: столько недовольства на лицах Ялли и Барти он не видел минуты три.
  Аяльф посмотрел на сферу. Переливающуюся и сверкающую в солнечных лучах сферу из озера. Сверкала она как-то подозрительно: словно внутри у неё находилось нечто. Нечто, скрытое ещё одной сферой. Сразу вспомнились оранжевые блики на скалах подземелья. Нет, что-то тут не так. Надо разобраться перед тем, как действовать.
  - И чего ты ждёшь? Завеса МакРитторена сама по себе не исчезнет. Или тебе ещё к одному спятившему пожилому профессору надо сходить? - продолжал глумиться Барти.
  И тут Тобольд подумал. О том, как было бы хорошо, если бы Барти оказался в этом самом озере, да без возможности колдануть что-нибудь этакое. И...
  Снова ничего не произошло.
  - Насколько я понял, сфера может выполнить только пару примитивнейших команд. И ты, скорее всего, уже сам догадался, каких именно.
  Ну конечно! Как он может прожить без советов своего эльфа хоть минуту? Да никак. А если попросить его молчать, Ялли воспримет это как оскорбление и советов от него не дождёшься. Вот где бы ему повстречаться с более приличными и менее своевольными спутниками? В засаду, что ли, попасть или какую-нибудь школу магии от демонов освободить? На худой конец убить вампиров и спасти деву... Впрочем, это можно сделать и без вампиров.
  Тобольда пробрала дрожь и он постарался отложить эти мысли на потом. Додумает, когда у него над головой не будет висеть это клятое озеро. Да и что с ним делать? Не продавать же? И Завесу МакРитторена надо убрать.
  Он сам не заметил, как выразил своё желание мыслью.
  А может быть, шар принял его околодейственные мысли за мысли действия, решив проявить свою зловещую волю.
  Одним словом, громадный шар, в котором и было Озеро Глаххеля Безумного, начал падать.
  Сотни тонн воды угрожали стереть с карты Лемминггарда не только мэрию, но и несколько ближайших кварталов. А остальные вымочить так, что плеси и слизи стали бы стекаться в Лемминггард со всего Эльдингнума.
  - Сейчас кричать 'Что же ты наделал!' уже поздно, Ялль. - Баргрант ободряюще похлопал Аяльфа по лопатке. Эльф его руку скидывать не стал.
  - Я думаю, что наш превозмогающий здравый смысл Главный Герой когда-нибудь купит себе мозг. На распродаже. Возможно, не лучший. Но всё-таки он у него появится.
  Аяльф покачал головой, с грустью посмотрев на Баргранта. Гном кивнул.
  Тобольд не стал кричать о том, что мозг у него есть, иначе чем бы он думал. И о том, что они его уже достали своими дурацкими подколочками насчёт того, что все его действия ведут к глупым и катастрофическим последствиям. А ещё о том, как бы хорошо было их обоих оставить тут, а самому телепортироваться куда подальше. И от озера этого бессмысленного, и от эльфа с гномом, и от королей извращенских.
  Но тогда он не получит ножик. И денег. И славы.
  Отвлёкшись от своих мыслей, Тобольд обнаружил, что озеро куда ближе, чем было полминуты назад. Ещё двести метров - и их смоет потоком кристально-чистой воды, которая к тому же наверняка ничем не пахнет. Он оглянулся на Ялли и Барти.
  Гном и эльф с укором смотрели на него. Над Ялли сверкал Бессолнечный зонт. Какая-никакая, а защита. У него и такой нет - не стоило пропускать все занятия факультатива щитников. А вот Барти полупризрачным стал. Что нехорошо. И непонятно.
  - Тоб, в следующий раз мы тебя свяжем по рукам и ногам и будем пытать старикашек до тех пор, пока не получим всю информацию, для нас интересную. Да, Барт? - Аяльф постарался не сглотнуть при воспоминании о том, что Считан на Глаххеля не подействовал.
  - Да, Ялль, да. Как хорошо, что я всегда с собой ношу кандалы из демонита. Никогда не знаешь, когда они пригодятся! Прям замечательно. Да, Ялль?
  - Да, Барт, да. - И оба уставились на ненаследного графа с нехорошим оскалом.
  - Прекратите! Мне уже надоели ваши поползновения на главенство в отряде! Я - Главный Герой, а ваше место справа и слева от меня!
  - Ты лучше вверх посмотри, Ггерой, - сказал, словно сплюнул, Барт.
  Шар замер в сотне метров над мэрией и в двадцати над ними. 'Самое время паниковать!', как сказал бы бестиолог из Академии, имя и фамилию которого Тобольд благополучно позабыл. И словно что-то распирало изнутри дрожащее озеро, по которому ходуном ходили крупные, не меньше двадцати метров, волны. Солнечный свет, отражаясь от них, становился недлинными, метров в двести, лучами, заставляя туман отступать.
  - Кажется, его пучит. Ещё чуть-чуть и рванёт. - Баргрант повернулся к эльфу. Спросил: - Идеи есть?
  - Не думаю, что нас убьёт сейчас. Уверен, глупость Тоба оградит нас от столь неприглядной участи глубинами своей безответственности.
  - О, началось. - Баргрант ощерил усы и задрал голову так, что шлем упёрся в спинную пластину бронькета.
  Тобольд вздрогнул и снова поднял голову.
  Действительно началось.
  Шар ходил ходуном, в его глубинах ворочалось нечто невероятно огромное, а волны каждую секунду застывали на месте, становясь то шипами, то гребнями. Солнечные лучи, отражаемые волнами в центр озера, будто затвердевали там, превращаясь в паутину из золотого света. Паутину, не доходившую до центра вод.
  Продолжалось это несколько минут. До тех пор, пока внутренняя сфера не стала полностью золотой, а волны не поднялись на сотню метров в стороны.
  И тогда шар лопнул. Разлетелся мириадом сфер от кулака до тролля размером.
  И все они брызнули вниз. И в стороны.
  Шары прыгали по крышам, барабанили по мостовой, скользили по стенам, пугая редких прохожих, чья воля была сильнее воли остальных. Прыгали - и уносили с собой сгустки тумана, запечатывая их в себе солнечным светом. Прыгали - и счищали серость со зданий и улиц, возвращая краски обессиленному Лемминггарду. Прыгали - и звонкий звук их шлепков пробуждал звуки города, утопающего в безволии.
  Шары прыгали. Шары приносили обратно всё то, что забрала Завеса.
  Шары прыгали к Замку Леммингов.
  - По крайней мере, задание своё ты выполнил, - скептически проговорил Аяльф, сложив руки на груди, и свысока посматривая на ненаследного графа.
  - Ага. И улицы помыл. Теперь ты самый быстрый в Эльдингнуме дворник. - Барти заржал. Снова или опять - без разницы. Смех гнома Тобольда почти не напрягал.
  - Кое-кто сейчас станет гномом с самой оторванной бородой в Эльдингнуме, - зловеще пообещал Тобольд, поигрывая Кинжальчиком отваги обречённых.
  - Не-не-не, на лавры Сокса Сассекса я никоим образом не претендую. - Гном насмешливо улыбнулся и предположил: - Если, конечно, кой-кто из моих знакомых графьёв не собирается последовать примеру Роттера Свандейла.
  Граф сглотнул. Пытаться убить отца он и не собирался. И даже ни разу не думал о подобном! Он ведь искренне любит папашечку, отправившего его в Академию Саабласа, а не в Стихирию, как двух братьев и младшую сестру. Он ведь указал в завещании всех, даже огнекотика Блайзи. А его - нет. Это отец каждый вечер читал ему в детстве сказки, а не няньки, которые просто закрывали его во тьме спальни и уходили по своим делам.
  Так что своему отцу он желает только хорошего. И доброго. И счастливого.
  - Вижу, вы даром времени не теряли.
  Тобольд молниеносно оглянулся.
  Ну да, так и есть: Норринон здесь, явился, когда его не ждали.
  В тёмно-зелёной броне, на лбу - обруч из серебра с тремя редкими на вид камнями. Баргрант точно знает, что это за камни, но спрашивать у него, признавая свою неосведомлённость? На ногах - сапоги с зелёным отливом. Такими и тролля запинать можно. За плечами - чёрный плащ с оторочкой из шкуры снежных волков. Рядом с ним, за правым плечом, покачивается дин'анойр, слева мерцает призрак меча.
  И столько добра и сердечности во взгляде, что от них удавиться хочется.
  - Озеро Глаххеля Безумного, я полагаю? - спросил Тысячелетний, проводив взглядом огромный шар, подпрыгивающий по улице Свежей жести.
  - Д-да? - вот и всё, что смог выдавить из себя Тоб.
  - Это не оно. Вернее, не только оно. - Норринон глубоко вздохнул, закрыв глаза. - Завесу МакРитторена вы сняли. Этого я от вас ждал. Но всё остальное... - снова вздох, не менее глубокий. - Сейчас мы летим в замок. Предстоит серьёзный разговор.
  И он быстрее ветра полетел к Твердыне Элнеалла.
  
  История девятая, в которой выясняется что размер куриц не влияет на их ум, а также разъясняется то, о чем следовало бы знать заранее.
  
  Фейвинокс я узнал сразу. Только тут можно найти два здания, похожие на пряничные домики и выглядящие, как замки из халвы, инкрустированной цукатами и полированной патокой, ничем не похожие друг на друга.
  А вокруг портальной площади их было как минимум тридцать.
  И это не считая других, не менее вычурных, архитектурных творений сумрачного гения архитекторов Фейвинксвилла. Что? И Ариэндора, и Дварфархалла, и даже Оркенфильда? Не, в последнее не верю. Да, читал. И что с того? Орк может в репе жить, репу есть и репой укрываться. Ну, или картошкой. Эльд, прекращай.
  Сколько же тут всех... Феи, понироги, ксаллексы, рептили, вон там даже пара эльфов, а рядом с нами пробежала небольшая толпа гномов, грызущихся на ходу. Чуть дальше некий рыцарь мирно едет на своём единороге, что-то ему втолковывая. Единорог смеётся, взмахивая радужной гривой. Немного левее два крупных василиска попивают что-то из крохотных чашечек, уютно устроившись под навесом летнего ресторана. Три тролля торопливо волокут мешок, часто ухмыляясь и изредка оглядываясь за спину. За моей спиной керги устроили представление. Представление о том, насколько они неумелые шуты и фокусники, зрители уже получили. Один из кергов валяется сбоку от помоста, по его роже размазан подгнивший помидор. В вышине стая феечек гоняется за другой стаей феечек. Отличаются они исключительно фасонами нарядов да формой крыльев, а так - разницы никакой. У большого лотка с эллайнами несколько феечек поглощают огромное облако сахарной ваты. Гном, держащий это чудо кулинарии в вытянутой руке на высокой палочке, старается улыбаться и сохранять руку целой. У книжной лавки...
  - Хватит осматриваться. Нам надо успеть зарегистрироваться на турнире. - Эльдиан указал рукой в сторону огромного плаката, который я раньше упустил из виду.
  'Все, все, все и вы тоже! Запишитесь на первый Фейвинокский Турнир Бэгманов! Мастер Ороксимэйр приготовил небывалое зрелище для участников и зрителей! Вы не можете его пропустить! Купите билеты и заполните анкету участника на аллее Свежих жаб, дом 18. Вход свободный' и справа печальная человекоподобная физиономия, выражающая полное отсутствие интереса не только к турниру, но и к жизни.
  - Что-то новое. Они улицу проложили? - заухмылялся вампир, явно не первый раз увидевший Фейвинокс.
  - Нет. Переименовали переулок Непролитой крови. Вель, потом спросишь. Рейда, от тебя сейчас потребуются молчание и желание заработать. Так что... идёшь молча.
  Я сделал вид, что мне совершенно всё равно, почему Элд обделил своим вниманием меня, Главного героя и будущего Спасителя Анны от её никчёмной жизни.
  - Сеймур, турнир, насколько я знаю, предстоит непростой. Ты должен соответствовать всем требованиям Главного героя, о которых не раз и не два читал. Идём.
  Даже не посмотрев в мою сторону, Эльдиан зашагал к небольшой, шириной метров в двадцать, улочке между традиционным 'ульем' рептилей и пряничным замком, на крыше которого буйным пламенем цвёл разноцветный сад.
  Рейда, чуть приотстав, утешающе ткнула меня кулаком в правый бок и поддерживающе улыбнулась, тряхнув золотистой гривой. Эх. Надо бы парня ей найти, а то так мне все ребра переломает. Прекрати, Элд.
  Мы шли и шли, свернули раз пять в разные стороны, увидели много всякого разного, часть из которого только в кошмарах после переедания тортиком увидишь, и, наконец, вышли на аллею Свежих жаб. Да, раньше это вполне мог быть проспект, а не переулок: на ней смогли бы развернуться два суходава, если не три.
  Аллея была по-своему красива, но деревья, росшие на ней, напоминали исключительно о еде, а не о кислороде или углекислом газе. Как и зелени, впрочем. Воздушная кукуруза и сосиски, плавленый сыр и помидоры, консервированные в банках, мармеладные палочки и шоколадные плиточки... чего только на них не росло.
  Заметив мой взгляд, обращённый на столь аппетитные растения, Рейда предупредила:
  - Есть их всё равно нельзя. Штрафы огромные, а феи достанут нарушителя и за Поясом Аннигиляции.
  - Такие суровые феи?
  Вель разухмылялся. Рейда фыркнула:
  - Жадные, скорее. Они это, - лёгкий взмах в сторону сарделечного дерева, - для красоты растили. - Ага. И, судя по жирку, стекающему со связок сарделек, красота у феечек исключительно исключительная.
  Эльдиан во время нашего разговора молча шёл впереди. Когда я захотел остановиться у киоска со свежими ивкрисами, он чуть оглянулся и мне резко расхотелось отвлекаться от нашей Эпической Миссии по Спасению Анны от жизни.
  Аллея была длинна: шли мы уже десять минут, а к нужному дому так и не приблизились. Что, не дом? Ну, увижу так увижу. А долго ещё идти? Ох, Эльд, с тобой хоть ещё полчаса. Сам знаю. Но всё равно хотелось бы хоть немного быстрее.
  И, наконец, ещё через десять минут мы пришли к этому дому.
  Или - не дому. Высокое, метров в сто двадцать, круглое и сверкающее здание напоминал коробку с марципановым тортом, украшенным колотым стеклом. Двенадцать рядов крохотных окошек походили бы на бойницы, не будь сделаны из марципана. Шоколадный вьюнок, словно умелый любовник, оплетающий здание, шевелился на ветру, а тот приносил с собой умопомрачительные ароматы, отбивающие усталость и сытость, как Глушильная дубина отбивает троллям доброту и уважение к чужой жизни. Вход в сей архитектурный памятник неизвестного мучного состава являл собой крохотную дверцу. Если бы Элд был сантиметра на три повыше, ему бы пришлось наклониться. Ага, или расширить дверь вверх, правильно заметил.
  - Тук-тук-тук, - отчётливо произнёс Эльд, подойдя к двери почти вплотную.
  - На турнир? - вежливым басом спросила дверь, окидывая нас заинтересованным взглядом спилов от сучьев.
  - Именно. - Да, я б на месте Эльдиана тоже поменьше общался с говорящими дверями. Мало ли чего можно от них нахвататься?
  - Прошу пожаловать, - дверь вроде бы даже ухмыльнулась срезами годовых колец, но я особо не рассматривал, что там с ней да как. Меня поражала Арена.
  Нет, я, конечно, читал про Арены Древней Империи, но увидеть их вживую... Впечатление было настолько сильным, что... Элд, я не могу попасть в Ариэндор. Что, приглашаешь? Вот убьём Анну, разотрём в муку Полубублик Власти и отправимся в гости.
  Мы стояли в глубине одной из галерей, кольцами идущих внутри Арены. Небольшие колонны, скорее балки, из серого камня поддерживали невысокие потолки. Метрах в тридцати были скамьи, к которым мы и шли. А за ними...
  За ними находилась Арена. Покрытая песками из столь древних времён, что они не сохранились до наших дней. Видевшая миллионы сражений с непревзойдёнными Героями и Монстрами. Пережившая Древнюю Империю и Империю Эльфов. Сохранившая такие воспоминания, что смотреть их можно было бы до конца жизни, если бы, конечно, я умел восстанавливать память камней.
  - Рейда, ты тоже чуешь эти моря крови... - прошептал Вель.
  - Да. - По её виду можно сказать, что она совсем не рада.
  - Третья Арена, на которой ты побывал, - ухмыльнулся Эльдиан.
  - Эта... другая. Я чувствую в ней несравнимую некромощь...
  - Давай немного полегче. Полярчики будут помнить твоих зомби ещё пару сотен лет. Не хочу, чтобы повторилось. А ещё сильнее - не хочу разгребать ту кучу жалоб, что свалилась на нас.
  - О, не беспокойся. Я контролирую потоки лучше, чем раньше.
  - Ага. А Рейду всё равно... - Эльдиан резко замолчал. Увидел-таки взгляд вампирчика. И чего он так? Рейда клёвая компаньонка, но... Мы всё-таки найдём ей парня, сыграем свадебку и знатно повеселимся. Ага. Но сначала покончим с принцессой Анной. Эльд, так что там не поделили Вель и Рейда? Сам узнаю? Будем надеяться, они выберут подходящий момент, чтобы поделиться этим со мной. Хорош ржать!
  - О! Новые участники? - к нам весело зацокал кентавр из северных, в богатом украшениями попонте и серьгами в ушах. На горделивом лице застыла пренебрежительная усмешка. Несколько золотых бусинок сверкали в чёрных кудрях ниже плеч. Копыта выкрашены в сверкающий чёрный, а мускулистые руки сложены на не менее мускулистой груди.
  - Нет, только он. - Эльдиан положил руку мне на левое плечо и, откинув волосы волной магии, предупредил: - Если у вас кончились анкеты, возможны неприятности.
  И улыбнулся эльфийской улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, если что-то будет не так, как он захочет.
  Вель добавил в копилку убеждения свой оскал. Рейда нежно погладила скайлекай.
  Я, чувствуя себя обязанным хоть как-то показать свои серьёзные намерения, скрестил руки на груди и, нахмурившись, посмотрел на кентавра исподлобья.
  - Ваше счастье, что отважных приключенцев мало, а тупых слишком много, - ухмыльнувшись, словно и не заметил резкое повышение приближения смерти в воздухе, кентавр развернулся и бросил, не поворачивая головы: - Осталось всего сорок восемь анкет. Так что за мной, т-турнирщики.
  Эльдиан немного обогнал кентавра, явно зная, куда тот идёт.
  Я старался не отставать от Рейды и Веля, шагая между ними. Причем то вампир, то гнома норовили немного обогнать друг друга, щедро обмениваясь оскалами. У Рейды получалось страшнее. У Веля с каждым разом клыки становились длинней и сверкали всё ярче. Вампирчик, удивлённо поймав моё подмигивание, улыбнулся уже нормально и, не обращая больше внимания на Рейду, спокойно пошёл за Эльдианом. Рейда, в свою очередь, громко и пренебрежительно фыркнула, показывая, что реванш она-таки возьмёт. А возможно и вырвет из бледной глотки.
  Мы подошли к перильцам, за которыми находились ряды скамей, и свернули направо. Там виднелся то ли киоск, то ли ещё какая-то торговая точка из серебристого, похожего на шёлк, материала. Герб Ороксимэйра, три сплетённых в кольцо василиска на изумрудном фоне, реял на Нездешнем ветру. А в палатке сидел...
  - Здраствуйте-добро-пожаловать! - сходу затараторил крохотный старичок, хотя от палатки нас отделяло метров двадцать. - Пришли-участвовать-хотите? Анкета-участника-анкеты-зрителей-договор-о-случайной-смерти-внесение-вас-в-ряды-официальных-торговцев-едой? - А он молчать умеет? Я, конечно, понял, что он говорит, но в сознании это не отложилось. Замедлить бы его... На десяток-другой минут.
  - Одну анкету участника, три анкеты зрителей. Нет, Рейда, ты не будешь здесь торговать. - Эльдиан резко пресёк желание гномы наживиться. Рейда надула губки, но возражать не стала. Умница. Ну кто будет спорить с Эльдианом? Это себе дороже.
  Подойдя к самому... шатру, я увидел, что Эльд уже заполняет анкету на воздушной доске. Взяв у лепрекона анкету, я понадеялся, что воздушная доска появится и для меня.
  Эльд, хмыкнув и скосив на меня прозрачно-голубые глаза, создал воздушную доску и для меня. Как я и хотел. Замечательный эльф, надо себе ещё од... Что? Ладно, проехали. Больше не бу... Ах так?! Да что ты себе поз... Всё, пишу. Как думаешь, Анна сможет самоубиться собственной тупостью или надо будет помочь ей в этом нелёгком деле?
  Вопросы были... стандартными. За исключением пары-тройки совсем уж несуразных, вроде 'Что вы будете делать, если победите, а приз вам не дадут?' или 'Сколько раз вы видели раньше бэгманов?' Причём абсолютно все, кроме идентификационной информации, с несколькими вариантами ответов. Никакой фантазии, никакого повода приложить своё чувство юмора к этой официальной бумажке.
  И никакого веселья от восьми раундов и двухсот пятидесяти пяти возможных противников я не предвижу. Ага, именно так. Пророк из меня никакой, а гадатель ещё хуже. Эльдиан, в твоей анкете есть, где развернуться или ты и не хочешь? Хм. Ясно. Ну, думаю, нам ещё представится возможность повеселиться. Что? Сводишь меня на охоту за понирогами? Классно! Вот убьём Анну и... Надеюсь, поскорее.
  - Готово. - Я протянул анкету весело заулыбавшемуся лепрекону. Он выхватил её у меня из руки и сунул в воздух. Неужели и до Фейвинокса дошла мода на эти порталы-невидимки? - Когда сам турнир?
  - Завтра в четыре дня. Вот инструкция со всеми типами бэгманов. Твой бэгман может быть любым из них: жеребьёвка будет проведена за пятнадцать минут до турнира. Вам, - кентавр окинул нас взглядом ещё более презрительным, чем все, что были до него, - следует явиться в три или раньше. Опоздавших ждать не будут.
  Хм. А не поздно ли? И, поддавшись удивившего меня самого порыву, я спросил:
  - С кем имею честь?..
  Кентавр с любопытством и ещё кое-чем осмотрел меня. Бррр... Я этот взгляд знаю. Не надо на меня так смотреть, конячка. И я с вызовом ответил на его взгляд.
  - Называй меня господин Жеребец, коль так хочешь. - И кентавр, бесчувственная полускотина, оскорбительно осклабился. Эльдиан, ну не лезь! Мне потом ошметки с костюма отчищать.
  - Хорошо, тогда лично для тебя я - Понируб, - подмигнув не ожидавшего этого наглецу, я развернулся и пошёл к выходу.
  Эльдиан, нагнав меня через пару шагов, легко хлопнул по правой лопатке. Рейда, когда мы отошли от кентавра так, что он нас не слышал, шепнула:
  - Круто ты его. Он же из Медного табуна! Надеюсь, у тебя не будет из-за этого неприятностей.
  - Пусть он надеется, чтобы неприятностей не было у него, - фыркнул Эльд. - Как бы пара моих знакомых орков не получили в подарок 'Уконскую особенную'. - И хохотнул, ласково посмотрев на меня.
  Я, сделав вид, что ничего не заметил, хотя заметил ещё как, промолчал.
  - Ладно. Если вдруг чего, то мне он тоже не особо понравился. Явно не уважает скайлекай. - Я не понял, как она смогла узнать такие подробности? Она мысли читает?
  Не читает? Ты бы заметил? Я уже говорил, что иметь такого умелого эльфа... Всё-всё-всё, молчу-молчу! И ничего такого я и не имел в виду. Так и знай.
  До выхода мы дошли гораздо быстрее, чем шли до лавки. Или шатра. Когда Эльд ногой открыл дверь, в неё юркнуло удивительно кергообразное существо в шутовском костюме. Кинув на нас затравленный взгляд, оно пискнуло и скрылось за ближайшей колонной, тяжело дыша.
  Вель шагнул в сторону существа, но Эльд покачал головой. Вампир пожал плечами и вышел вслед за Эльдианом из Арены. А за ним и мы с Рейдой.
  - 'Кравсенс Скрут' в получасе ходьбы, 'Эйналей скорей' в десяти минутах. Кормят лучше в Скруте, - добавил эльф, почему-то посмотрев на меня.
  - В Скрут. - Вель облизнулся. Голоден, небось. Ничего, кого-нибудь на ночь отловит.
  Я согласно кивнул. Рейда пожала плечами. Ну да, если ты гном, то и сам еду сварить можешь. Или посыпать любое блюдо Тысячей Приправ и оно тут же превратится в любое другое блюдо, посыпанное Тысячей Приправ.
  Полчаса ходьбы, как выразился Эльдиан, привели нас через восемь поворотов к трёхэтажному дому из настоящего камня. Не из пряников, карамели или грибов, а из камня. На сердце сразу полегчало.
  Подойдя к 'Кравсенс Скруту' я провёл пальцем по стене и ощутил приятный холодок от нагретого солнцем камня. Улыбнувшись, я поднялся по лестнице к Эльду и остальным. Что, у тебя и тут знакомый? Как неожиданно.
  - Рейда, тут ты тоже ничем торговать не будешь, - на всякий случай предупредил Эльд. - Вель, ты, я надеюсь, не забыл здешних правил?
  Вампирчик посмотрел в небеса, скривившись, как от клюквенного мармелада.
  - Хорошо, что помнишь. В номера, компаньоны! - и, обернувшись, Эльд сказал: - Обед принесут в два, так что, Сеймур, почитай эту инструкцию. Внимательно.
  А как ещё можно читать инструкции? Всех уродцев запомню. И кто чем бьёт, и слабые места. И вообще, пошёл я читать... Опять триста одиннадцатый? Ну ла-а-адно...
  
  * * *
  
  Пообедав, мы разошлись по номерам. Не имея желания отвлекать компаньонов от приятного времяпрепровождения, я погрузился в чтение этой замечательной инструкции. В которой, к слову, было всё, и ещё вагончик. Причём этот самый 'вагончик' можно было разгружать настолько долго, что я начал опасаться за своё собственное времяпрепровождение. Так как его могло и на сон не хватить, не говоря уже о чтении Кодестра и вшитых книг на ночь.
  На закатник я не пошёл: из шестидесяти четырёх типов бэгманов я прочитал только о сорока восьми. Ещё надо запомнить их сильные и слабые стороны, самые мощные умения и, на всякий случай, сделать пометки в дневнике...
  Рейда, зашедшая пригласить меня позакатничать и услышавшая мой отказ, сказала, что Эльдиан тоже чем-то занят. И не открыл ей дверь. Хмыкнув и вопрошающе посмотрев на меня, она накручивала локон на палец, ожидая ответа. Которого не последовало. Я чувствовал, что Эльдиан занят чем-то очень важным, но чем? Это было тайной для меня. Ответив, что я не голоден, я пожелал гноме приятного аппетита и аккуратно прикрыл за ней дверь. Ох уж это мне чтение инструкций.
  Когда я оторвался от книги, ночь захватила небо. Над креслом, стоявшим в углу, зажёгся неяркий зеленоватый огонёк. Болотный. Хе-хе. Ему хоть платят за такую нудную работу? Огонёк ярко мигнул. Как мне показалось, оскорблённо. Я встал, похлопал себя по ногам, сделал несколько шагов, потоптался на месте: ноги от долгого пребывания в одном положении изрядно затекли. Инструкция подождёт. Ночь слишком хороша, чтобы сидеть за чтением. Снаружи я видел Ауриил, поднявшийся до верха окна. Значит, Молот уже виден. И есть десять часов. Пойду прогуляюсь.
  Быстро надев Месть Сагреаля и Василисьи сапоги, я неспешно открыл дверь и пошёл к лестнице наверх. Сколько же я времени я не видел ночного неба! Целые сутки.
  Вокруг небольшой, метров на пять уже основного здания, крыши, шёл балкон с каменными перилами, мерцающими в свете звёзд самородками северита. Если виден Молот, видна и Корона, созвездие, любоваться которым мне никогда не надоест. Сейчас крыша закрывала его от меня и я решил обойти её, чтобы...
  - Привет, - фигура в плаще, сияющем звёздными лучами, чуть повернулась. Лёгкая улыбка на фоне Зеркала Марцеи вселила в моё сердце радость.
  - Доброй ночи, Эльдиан.
  Его длинные и пышные волосы покачивались на свежем ветру, а руками он упирался в перила. Он стоял, немного подавшись вперёд, словно сошёл с полотна о древних легендах. Полотна, от которого захватывало дух.
  Посмотрев в направлении его взгляда, я понял, что рассматривает он Саэр'Наэттиль, одну из трёх ярчайших звёзд Короны, расположенную правее прочих.
  Подойдя к нему, я опёрся на локти. Камень перил тёплый и чуть шершавый, ветерок шевелит мои волосы и говорить не хочется ни о чём. Ночь прекрасна. Корона сияла сотнями далёких звёзд, рядом стоит эльф, который не позволит мне умереть, а настроение такое чудесное, что...
  - О, вы здесь. Я вас ни от чего не оторвал? - невинно поинтересовался Вель, ехидно посматривая то на меня, то на Элда.
  - Нет. Я рассказал Сеймуру легенду о Короне Артиэна. Закончил за минуту до того как ты пришёл. И зачем?
  На лице Эльда я успел заметить удивление, разочарование, сожаление и грусть, быстро сменившиеся обычной маской спокойствия. Он стоял, опустив большие пальцы за пояс, и разглядывал вампира, который явно не собирался уходить.
  - Ужинать пора. Рейда за вас беспокоится: двенадцать скоро, а от вас ни мысли, ни тени. - Вампир развернулся и напомнил из-за угла: - Мне-то всё равно, но подкрепиться было бы неплохо. Завтра испытаний на всех хватит.
  Ушёл. Я, медленно повернувшись к Элду, увидел, как он кивает. Печально улыбаясь.
  Да, засмотрелись мы на Корону. Но почему ощущения были такие, словно прошло десять, максимум пятнадцать минут вместо двух часов, что были на самом деле?
  - Сэйми, поужинаем? - и снова тихий голос, и снова мягкая улыбка.
  Кивнув, я первым зашагал к лестнице вниз. Зная, что Эльд идёт следом.
  И улыбается, глядя на меня.
  
  * * *
  
  - Вот ваш бэгман. Из мешка вытаскивать только перед боем. Не кормить. Не поить. После турнира сдать обратно. Вопросы есть? - кентавр, выдавший мне странно тихий мешок, явно рассчитывал, что вопросов я задавать не стану.
  И я не стал. Ну их, этих кентавров. У меня и без них от гама и воплей на трибунах голова раскалывается. Не помогло даже Лютое безмолвие, отлично сработавшее в Сканденвальде. Да, Эльд, эти звуки не просто 'праздничное настроение', а двухпраздничное настроение. Если не трёх.
  Три часа сорок пять минут четвёртого йура две тысячи шестого года Эпохи Главных Героев. Через пятнадцать минут начнётся первый Турнир Бэгманов, в котором я и ещё двести пятьдесят пять участников должны решить, по каким причинам главный приз достанется именно мне. Я не могу проиграть: на кон поставлено слишком многое. Утром мы обсуждали планы в этом случае и пришли к выводу, что я обязан победить. Элд и Вель пришли. Рейда, как и многие гномы, предлагала при проигрыше спереть карту Андефактов и сразу же телепортироваться. Сколько Эльдиан ни говорил о множестве защитных заклинаний и стражах, что хранят покой в Фейвиноксе, Рейда твёрдо стояла на своём. Что ж, если я всё-таки продую... Не-не-не, Элд, мы не будет тырить эту карту. Мы останемся блюстителями закона и справедливости до конца, позволив какому-нибудь обалдую отыскать Латы Вечности или Ледяной Укор, а сами не станем спасителями мира. О, не думаю, что ты резко захочешь поменять своё призвание. И я не знал, что ты спасал мир уже семь раз. Всё, не отвлекай, нам ещё места занимать.
  А до мест ещё предстояло дойти. Через гвалт, постоянные толчки, на которые ни ударом меча, ни Огненным шаром не ответишь, и орды дико вопящих на каждом шагу торговцев едой. Наши места располагались в первом кольце, почти у самой арены. Вид из них, наверное, был замечательный. Если мы вообще когда-нибудь пройдём через эту толчею... Ха. Столь искушённый в отпугивании от себя всякого сброда эльф и не желает использовать свои удивительно могучие способности? Не-не-не, не издеваюсь. Ну, может ты и прав со своими хорошими манерами. Но эльфов тут не так уж и много, насколько я вижу. Ладно, поработаю локтями по старинке.
  Первый ряд. На пять метров ниже - арена, покрытая золотистым песком и расчерченная красными линиями. В Кодестре, который я успел почитать с утра, написано, что она при необходимости может опускаться на десять и двадцать метров. Если монстры велики. А если ещё и опасны, то обновлённая сеть заклинаний линзой затянет арену чуть ниже первого кольца, невидимым экраном защищая зрителей от многочисленных бед.
  Рядом с нами сидели два тролля, которых я приметил ещё вчера на портальной площади. Дружелюбно поздоровавшись с Велем и хохотнув над засаленной шуточкой Рейды, зелёные громадины стали штудировать свои программки, изредка ухмыляясь. Справа от меня резвились пара десятков фей. Интересно, они вскладчину купили билет или каждая по отдельности? Пролетавшая мимо фея со стрекозиными крыльями с безумным писком рванула обратно, едва пролетев над моими коленями. За ней погнались два фейка с намерением пригласить к холодному чаю и тляным булочкам. Ой, Эльд, какая тебе разница! Это ж феи - чужую жизнь не ценят, и свою задёшево не продадут. Дай прочитаю напоследок список атак и защит...
  За пять минут до начала турнира ко мне подлетел дружелюбно настроенный фейк и предложил отправиться в залы подготовки. Вручив мне крохотный портальный перстень, он испарился. Глянув на Эльда, Веля и Рейду, я одел перстень.
  И сразу же оказался в Залах Раскаяния. Где уже начали толпиться участники...
  Я заметил несколько выпускников из Академии и примерно с десяток троллей, холмящихся в сторонке и о чём-то шепчущихся. Ко мне незаметно подкрался крохотный гном и, дёрнув за сапог, заискивающе посмотрел в мои глаза.
  - Чего тебе, сын гор? - не грубо, но и не приветливо.
  - Господин, - ага, прям сразу может ещё и лордом назовёт? - Господин, если вы выйдете против меня, то я солью вам бой всего за десять ундов! Мне жену и детей кормить... Деньги вперёд. - И гномски улыбнулся, пройдоха. Интересно, скольких он уже успел так облапошить?
  - Не интересует, - обрубил я. Если он мне попадётся, буду бить в полную силу, не взирая на воображаемых 'жену и детей'. Судя по его бороде, он ещё профессию не получил, не то, что право на супружество.
  Оглядывая участников и прогуливаясь тут и там, я с уверенностью мог теперь сказать, что в этом турнире будут участвовать все расы Эльдингнума. И даже керги. Вот уж не знаю, самомнение у них взыграло или глупость перед заполнением анкеты не растратили, но не думаю, что у них есть шансы выйти из одной восьмой.
  Мерный нарастающий гул возвестил о том, что турнир начинается.
  К участникам стали подлетать феи и фейки, выдавая небольшие таблички. Мне досталась с надписью 'Саманта Джейсс', на оборотной стороне значилось '16:05'. Через пять минут? Нет, уже через четыре. А участников в залах становилось всё меньше: бои начались. При проигрыше участник ничего не получал, кроме сожаления о потерянном времени, разумеется, и желания победить на следующем турнире.
  От группки троллей осталось всего пятеро. Трое. Ни одного. Вокруг меня уже почти никого не было, только пара кентавров, лепрекон с тростью и две феечки, увлечённо выдирающих друг другу волосы. И, наконец, наступил мой черёд.
  - ...Платиновый Главный Герой, выпускник Академии Саабласа, гроза ведьм и рыболюдов, Сеймур Дистрой!!! - голос громкий. Возможно, что и приятный. Но слишком громкий, чтобы разобрать наверняка. Видимо, моего противника уже объявили, так что...
  Я стоял в небольшом полукругу около одного из выходов на Арену. Арена оказалась какой-то маленькой. Можно сказать, крохотной. Метров двадцать в ширину и такой же длины. Эх, опять эта пространственная магия! Зато телепортировался я со скоростью, о которой раньше и не подозревал. Нет, конечно, когда я наступил на ловушку Жабёнка, скорость тоже была нехилой, но...
  - Фишерил, кораллы!!! - завопила невысокая девчонка, рыжая и с косичками. Около её ног уже стоял крохотный бэгман синюшного оттенка.
  Быстро она. Ну ничего, вот я её сейчас так нарадую...
  Сбросив бэг с плеча, я тихо пнул его - как и было написано в инструкции, - и приказал:
  - В бой! - думаю, вопить не стоит. А то мало ли...
  И каково же было моё удивление, когда из бэга выполз, потирая седалище, Бухари. Как раз один из тех бэгманов, сражаться которыми я хотел бы в распоследнюю очередь.
  Повернув ко мне пропитое лицо с мутными, но огромными щенячьими глазами, и шмыгнув красным носом, мой Бухари подтянул тогу и грустно уставился на меня.
  - Пузырьки. - Мой приказ немного повисел в воздухе, потихоньку проникая в пропитое ещё до создания сознание Бухари, но он начал действовать.
  Кораллы Фишерила ещё и половины арены не прошагали, а из горла Бухари засочилась желтоватая пена, от которой быстро отделялись и летели вверх и вперёд пузырьки. Защитное умение, хе. Ну что?
  - Фишерил, ещё кораллы!!! - если у тебя гнусный срывающийся голос, то надо, просто необходимо, чтобы все его услышали. Наверное, так её мама и учила.
  - Бухари, пузыри и отрыжка! - надо переходить в атаку. А то сейчас гномы набегут, потом будет обвал цен на коралловые ожерелья.
  Пена, лезшая из горла моего бэгмана, стала красноватой. Он качнулся, будто пытаясь что-то проглотить, а потом...
  Смачная отрыжка, которой позавидовал бы и древний морской змей, раздалась в ушах всех живых существ отсюда и до Эверелла. По крайней мере, я в этом уверен.
  Фишерил качнулся раз, другой, и с диким воплем схватился за уши. Между его пальцами показались несколько голубых струек.
  - Фишерил, сияющая стая! Фишерил, сверкающие рыбки!!! Фишерил, водяной удар!!! - мне интересно, она хоть инструкцию читала? Неужели не видит, что даже у меня полоса Бешенства не заполнена, не то, что у неё?
  -- Бухари, пугающая тишина. - Тихо, спокойно. И должно вынести эту бледную пародию на бэгмана с первых секунд.
  Бухари замолчал. Вытер рот правым манжетом. Молча уставился на орущего ещё сильнее Фишерила. Насупился. И начал молчать.
  Фишерил вопил ещё несколько секунд. Потом с опаской убрал руки с ушей. И тут же, не успев оглянуться направо-налево, что и собирался сделать, качнулся и завалился на спину. Вот. Вот какими приёмами надо завершать бой. А не 'рыбки, рыбки, водяной удар'. Пфе. Итак, что у нас по плану?
  - Сеймур Дистрой побеждает Саманту Джейсс с отрывом в семьдесят шесть очков! Его счёт составляет двести пятьдесят восемь очков! Так держать, Сеймур!
  Гром оваций. Ага. Сильно мне они нужны.
  Постаравшись быстро найти Эльда и Веля с Рейдой, я преуспел в ту же секунду. Глаза сами отыскали эльфа и остальных, будто их магнитом тянуло. Вель сидел, мрачный и довольный, как дракон, у которого только что украли принцессу, а золота не тронули. Над ним пританцовывала короны тьмы, знак того, что вампир в очень хорошем настроении. Рейда подпрыгивала на своём месте, дико и радостно крича. А Эльд просто сидел, чуть откинувшись назад. Его руки снова были сложены на груди. А на губах играла такая знакомая мне улыбка удовольствия. И я снова оказался в Залах Раскаяния.
  Бухари перенёсся вслед за мной, чего я не ожидал.
  Он стоял и грустно смотрел на меня. Казалось, что его нижняя губа вот-вот задрожит и он разревётся. И самое печальное: успокоить его я не мог. Хотя...
  - У меня даже пива нет. - Я постарался сказать это как можно ласковее, но толку не было. Что ласково, что злобно - бэгману в вечном похмельи эти слова ничем не помогут.
  Решив рассмотреть его внимательнее, я заметил, что волосы у него не золотистые, как я подумал на арене, а цвета поспевающей пшеницы. И присыпаны порошком жёлтого цвета. Сверкающим таким порошочком. Несколько жидких прядей закрывали излишне крупные уши нездорового оттенка, а под глазами, бледно-водяными, уютно расположились два синяка. Или мешка недосыпа. Ремешки сандалий, в которые он был обут, затянуты кое-как, в спешке, а тога отдавала тем цветом, который снег приобретает ранней весной. В общем, неказистый у меня оказался бэгман. Зато могучий.
  - Как зовут-то тебя, славный воин рода Непросыхающих? - насмешки я почти не показал, хотя было забавно смотреть, как он морщится и вытирает нос.
  Манжеты, кстати говоря, вместе с тогой смотрелись немного диковато. Тем более что рукавов к манжетам не полагалось.
  Зыркнув исподлобья, бэгман отвернулся. Ну-ну, будешь водяные удары возить.
  И тут как гром среди ясного неба...
  - Кассандер Вейсхаус против Сеймура Дистроя! Посмотрим, у кого из них хватит духа на победу в этом раунде! - разумеется, у меня. Потому что я действительно не хочу знать, что с нами сделает Элд, если я проиграю. А вот и он. Сидит, улыбается. Нога на ноге. И делает вид, что всё идёт по его плану.
  - Бухари, жажда браги! - очень забавно, знаете ли, смотреть, как крохотный Бухари несётся на Танкокуна, который раза в три его больше и в десяток тяжелей. Ничего, я своего бэгушечку так натренирую, что пятки врагов будут ярче платины сверкать.
  А Бухари своё дело знает. Уже всего Танкокуна обыскал. Но не нашёл ни браги, ни даже минеральной воды. Кассандер пребывал в не меньшем, чем его бэгман, замешательстве. И этим необходимо воспользоваться.
  - Пьянящий укус! - Хех. Давно хотел посмотреть на этот приём. Часов двадцать как.
  Бухари скользнул за спину Танкокуна и с силой, достойной лучшего применения, вонзил ему зубы в бок. Вопль Танкокуна пронзил небеса, а зубы Бухари начали вгрызаться в плоть бэгмана. До почки догрызёт или нет?
  - Топтание! Падение! - А Кассандер крут. Жаль, что он стал моим противником. Парень отлично держится. Я бы так не смог. Особенно, если бы моего бэгмана грызли.
  - Уклонение! - так, ещё немного и можно будет использовать способности Бешенства. Бухари, давай, выжимай из него весь сок!
  Танкокун, топая ногами, практически упал на вёрткого Бухари, но мой бэгман успел уклониться. Немного повреждений ноге не считаются.
  - Пьянящая пена, икание, трезвость, - думаю, эта подборка умений сработает, как надо. По крайней мере, проверить то, что я составил вчера всё равно надо.
  - Полёт в землю. - И всё? Если Танкокун попадёт в Бухари, то всё. Точно всё.
  Бухари поднял голову и начал задыхаться красной пеной, образующей крупный пузырь. Пузырьки, из которых он состоял, отливали зловещим багрянцем, а некоторые уже были в кулак взрослого человека. Танкокун, не обращая внимания на кровь, пачкающую его штаны, подпрыгнул в воздух. Бухари давился пеной всё отвратительней, шар становился больше и больше, Танкокун завис на миг в высшей точке прыжка и с оскорблённым рёвом начал падать. Он был в четверти максимальной высоты от Бухари, когда мой бэгман икнул, посылая кроваво-красный шар вверх, навстречу Танкокуну. А сам задрожал. Глаза Бурахи налились яростным белым светом, нечёсаные волосы рванулись во все стороны под порывом ветра, а вокруг самого бэгмана возникло мерцающее невидимое поле, дрожащее, как и он сам.
  Танкокун врезался всей своей массой в пьянящую пену, замедлил своё падение, его крик прервался и он... полностью погрузился в красные пузыри. Пропав в них на несколько томительно долгих секунд, он продолжил падение. Но уже не так быстро. И молча. Теперь он чуть вращался в полёте, а глаза его были полузакрыты.
  Поле, окружившее моего Бухари плотным коконом трезвости, резко завибрировало, когда в него мягко врезался Танкокун. Бэгман Кассандера отскочил от поля, икнул и упал в пяти метрах от Бухари. Бой окончен.
  - Сеймур Дистрой побеждает Кассандера Вейсхауса со счётом семьсот сорок шесть против пятисот семи! Сеймур, что ты хочешь сказать нам?
  - Кассандер, ты доблестно и бесстрашно сражался. Если бы я не среагировал быстрее, то победил бы ты! - я бы и больше сказал, но...
  - А ты, Кассандер, что скажешь своему сопернику?
  - Ты победил честно, Сеймур. Я ещё возьму у тебя реванш, Герой!
  И Кассандер дружелюбно улыбнулся, мотнув головой. Его волосы цвета воронова крыла снова легли на каштановую кожаную куртку. И мы исчезли с арены. А где Кассандер? Проигравших телепортируют не в Залы Раскаяния?
  Утерев рот манжетом снова, Бухари посмотрел на меня. В его взгляде грусть смешивалась с неприязнью, а весь вид говорил о том, что не принуждай я его к боям, он бы делал совершенно другие вещи. Кутил и прожигал свою печень?
  - Будешь хорошо себя вести, попрошу, чтобы Рейда приготовила жбан мшанника. Специально для тебя. - И стал следить за реакцией.
  Бухари очень внимательно смотрел на меня то прищуриваясь, то обычным взглядом. Несколько секунд он что-то обдумывал, а потом решительно мотнул головой из стороны в строну и повернулся ко мне спиной. Ну, не хочет, так не надо. Я бы действительно попросил Рейду о небольшом одолжении по окончании турнира.
  Три тролля, стоящие в стороне, о чём-то раздосадовано говорили. Я услышал 'Конец' и 'Не получится'. Тот тролль в рогатом шлеме говорит гораздо громче, чем рассчитывают его приятели. Они собираются выиграть. Только зачем им карта?
  В залах оставалось не так уж и много участников: почти половина отсеялась, а ещё часть сражались. Кем же будет мой третий противник? И какой у него будет бэгман. Я бы хотел увидеть Ментималя. И, возможно, Магнестро. Эти два бэгмана показались мне наиболее интересными в плане умений и особенностей.
  Новая телепортация и...
  - Кальвин Потасски против Сеймура Дистроя! Интересно, где учат соображать лучше: в Академии Саабласа или в Ингланданге? Увидим через несколько минут!
  Кальвин получил Метафорна. Бэгман с мерзкими способностями и не менее приятными характеристиками. Да и сам Кальвин выглядит не лучшим образом: чёрный бесформенный балахон с капюшоном полностью скрывал его тело. Рукава спускались до колен, а капюшон свисал между ключиц. Как он приказывать-то будет? Сейчас и узнаем.
  - Метель снегопадов... - Голос глухой и раздаётся не из капюшона. Там точно кто-то есть? Хотелось бы проверить, но...
  - Пивное настроение! Голос из-за угла!
  Эта связка не очень эффективна, но, думаю, поможет выиграть несколько секунд.
  На том месте, где только что стоял Бухари, возникла компактная буря, внутри которой в разные стороны летали снежки. Но моего бэгмана ни один не задел: ускоренный Пивным настроением он перенёсся с помощью Голоса в другую часть арены. Теперь между ним и Метафорном, как и между ним и Метелью, было одинаковое расстояние. И действовать стоит сейчас.
  - Пьянящий укус! - Если я сделал правильный расчёт, то...
  - Цветные цитаты... - Да, я сделал правильный расчёт. Ну что, Бухари, покажем им, кто тут выпускник, а кто чудо в чёрном мешке?
  - Белочки! - Да, это то, что надо!
  На рой слов, сверкающих, словно блёстки на мантии шарлатана, набросились пять... или три?.. или двенадцать?.. набросились несколько белок, отличающихся снежной чистотой и первозданной злобой выпившего всё своё пиво гнома. И вот слова, а потом и сам Метафорн, скрылись под покрывалом из хвостов, зубов и когтей. Тощий и кудрявый, словно рыбославский веник, бэгман, не успел издать и звука, как...
  - Сеймур Дистрой побеждает Кальвина Потасски с разгромным счётом тысяча триста семьдесят шесть против шестьсот восьмидесяти! Кальвин, ты не хочешь сказать нам, почему проиграл? - Молчание. - А ты, Сеймур, не хочешь сказать, почему Кальвин со столь мощным Метафорном проиграл посредственному Бухари?
  - Надо грамотно планировать связки, а не выбирать способности с наибольшими характеристиками. И ещё кое-что: через чёрную мешковину поле боя видно хуже, чем обычным взглядом.
  Трибуны взорвались хохотом. Рейда смеялась в голос, а Вель и Эльд позволили себе лёгкие насмешливые улыбки.
  - Участников становится всё меньше каждую минуту! Кто же унесёт с собой карту Андефактов, способную изменить весь мир?
  Снова телепортация. Я читал, что если телепортировать кого-то слишком часто, то возможны головокружение и приступы паники. Надеюсь, распорядители турнира учли это в своих планах по перемещению участников на арену.
  По-моему, скоро у меня начнётся это самое головокружение. Пирожки с тестом, которые так нахваливала Рейда, вежливо попросились навстречу солнечному свету. С лёгкостью отказав им в этой небольшой просьбе, я снова оказался на Арене.
  - Агнесса фон Визершнотц против Сеймура Дистроя! Посмотрим, как морская вода сразит огненную! Или наоборот!
  Ксолотль! У неё Эфирей - гроза сухих вещей и похмелья! Надо придумать что-то такое, чтобы сила Эфирея обратилась в его слабость. Что-то особенное, например...
  - Жажда браги, отвратительная отрыжка. - И что я каждый раз Жажду не использую? Бухари срывается с места так, словно тут не песок, а сковорода.
  - Эфирей, мочилово, - тоненький голосок подходил щуплой девушке. И светлые волосы к платью цвета васильков. И сиреневый поясок. Вот только почему она так нервничает? Неужели из-за того, что я одержу над ней верх?
  Мочилово не подействовало: Бухари всё искал и искал спиртосодержащие жидкости, сблёвывая на Эфирея отвратительными сгустками желчи. А бэгман Агнессы крутился то по часовой, то против, не понимая, что Бухари с него так просто не слезет.
  Ну что? Раз никаких приказов нет, то я придумаю, чем развлечь зрителей.
  Кусать ещё раз? Нет, было. Способности Бешенства откроются нескоро. А вот Малое проявление большого возлияния... Забавно будет на это не смотреть.
  Отвернувшись и отключив Геройское зрение, я резко скомандовал:
  - Малое проявление большого возлияния.
  Судя по удивлённому молчанию и тихому журчанию, Эфирей сейчас выпадет в осадок. Хе-хе-хе. Зато по...
  - Я не буду сражаться с таким грубым мужланом! - у Агнессы сейчас будет нервный срыв. А что я мог сделать? Неужели Большое проявление большого возлияния её сильнее обрадовало бы?
  - Вы сдаётесь? - участливо спросил голос.
  - Нет!
  - Тогда бой продолжается! - весело и излишне радостно сказал, почти крикнул, голос и я решил, что хватит с Эфирея журчания.
  Включив Геройское зрение и повернувшись, я увидел, что Эфирей пребывает в полной растерянности, его правая штанина мокра почти до пояса, а глаза стремятся выпасть из глазниц. А Бухари, сделав своё грязное дело, довольно ухмыляется и поправляет тогу. И как же мне победить?
  - Жадные глотки. - Способность не самая мощная, но действенная.
  Бухари, стоявший в метре от всё ещё неподвижного противника, выгнул грудь колесом, а затем рыгнул так смачно, что Эфирея впечатало в стену Арены, находившуюся метрах в пятидесяти от бэгманов. Бэгман Агнессы красиво сполз вниз, где и остался лежать без движения. И не закрывая глаз.
  - Сеймур Дистрой побеждает Агнессу фон Визершнотц с огромным отрывом в пятьсот шестьдесят три очка! Его счёт составляет тысячу девятьсот тридцать девять очков! Сеймур Дистрой входит в десятку лидеров этого турнира! Аплодисменты!!!
  Нет, ну право слово, не стоило записывать аплодисменты на сферошары и расставлять их по окружности Арены. А вообще довольно много зрителей искренне хлопали. Некоторые даже аплодировали стоя. Вот чего действительно не хватает, так это времени для накопления Бешенства. Все противники оказывались слишком хилыми - Бухари не успевал нанести много урона и войти в раж. Надеюсь, всё-таки я успею увидеть и Облако концентрированного гнева, и Отражение ярости, и Защитную спячку.
  Я моргнуть не успел, как Агнесса исчезла, а голос объявил:
  - Роканна эйн Феррейо против Сеймура Дистроя! Сейчас мы увидим, как огонь Лавонара встретится с жаждой Бухари! Смотрите внимательно, потому как такой схватки больше не будет! - Эх, голос, голос... Что же ты наделал?
  Роканна с нашей последней встречи изменилась не слишком сильно. Всё такие же чёрные волны волос, чарующая улыбка бледных губ и сияющие золотом глаза. Бледная кожа, словно Роки только что увидела мертвеца. Чёрное с красными врезками платье. Багровые перчатки из комплекта Душителя надежд. Сапог видно не было. Но я думаю, что сейчас на ней её любимые Вмятины-на-черепахах, довольно мощная для выпускницы Академии обувь. И сама она всё такая же: гордая, надменная, недостижимая.
  К счастью, её истинное лицо я увидел, когда выбирался из подземелий Вони.
  И решил, что не стоит испытывать к ней тёплых чувств. Вообще никаких не стоит.
  - Привет, Сеймур! - доброжелательно - ага, как же, поверь ей и получи ножик в подарок, - окликнула меня Роки.
  - Пока, Рокки, - спокойно сказал я. Хотя спокойствие это далось мне не так легко, как я того хотел бы.
  Выждав пару секунд, я составил подходящую последовательность. Очень и очень надеюсь, что мой Бухари справится с мутировавшим Лаволланом. Всё-таки почти все характеристики у Лавонара в два с лишним раза выше, чем у бэгманов первого разряда.
  - Минеральная капель, Ещё-за-одной, разбитая бутыль, Отключка.
  И я стал ждать.
  Только две последовательности могли бы помочь Роканне спасти своего бэгмана. Но она не воспользовалась ни одной из них.
  - Лавовый доспех. - Тихо, спокойно. Я, зная её достаточно долго, могу утверждать, что сейчас она находится в невообразимой ярости. Так ей и надо.
  В правой руке Бухари, подбежавшего вплотную к Лавонару, появилась призрачная бутылка, которую он не замедлил опустить на голову противника. Лавовый доспех уменьшил урон почти в два раза, но остаток дал о себе знать: призрачные струйки потекли по огненным волосам бэгмана Роканны и он покачнулся.
  Отключка. Эта способность, как говорили в инструкции, может изменить ход боя, если в организме бэгмана-противника есть хоть капля спирта Бухари. А Лавонар только что слизнул с верхней губы каплю призрачного спирта. Что ж...
  Лавонар качнулся раз, другой. Его огненное сияние стало тускнуть, а Лавовый доспех стёк на песок, истаяв пламенной дымкой. Бэгман Роканны пытался устоять, выдержать напор энергетического опьянения, но у него не получалось. Он сделал единственный шаг по направлению к Бухари, радостно упёршего руки в боки и злобно ухмылявшегося Лавонару...
  И упал.
  И голос торжественно обьявил:
  - Беспрецедентный случай! Победа одержана единственной связкой! Сеймур Дистрой получает двукратный счёт и побеждает Роканну эйн Феррейо! Его счёт составляет пять тысяч восемьсот сорок девять очков! Сеймур Дистрой занимает пятое место в пятерке лидеров турнира! Так держать, Сеймур!
  О, как это славно. Я прям поверить не могу, что меня должны радовать какие-то очки, тем более, что зрение моё прекрасно. Хе-хе. Хе-хе-хе. Хотя и приятно оставить после себя почти всех участников, да, скрывать не буду.
  С арены я не исчез, зато напротив меня появился один из троллей. Он был выше обычного - почти в четыре метра ростом. Массивный, в коричневом костюме с бирюзовым галстуком и тщательно причёсанными волосами, тролль производил впечатление успешного торговца из Ограрии. Увидев его вежливый кивок, я ответил ему тем же. И мы стали ждать голоса.
  - Дэфин МакРиггер против Сеймура Дистроя! Сможет ли сила победить расчётливость? Сможет ли мощь совладать с сообразительностью? Сейчас и увидим!
  - Давай драться честно!
  Ого. Я и не думал, что мне выпадет такая честь от одного из троллей. Призыв к Честному бою - один из межклановых законов этих зелёных огородников. Так что надо постараться не ударить лицом в грязь перед ним.
  - Давай драться за честь! - ответил я так, как и надо было ответить.
  Против моего Бухари выступал Террилакт, первая мутация Диртотерра. Земляной стихии бэгман походил на элементаля Земли. Несколько хилых деревьев, растущих на его плечах, могли доставить серьёзные неприятности противнику, а массивные кулаки и ступни способны вызвать небольшое землетрясение. Что ж, я тоже оставил пару козырей в рукаве. Но всё равно бой предстоит серьёзный. К тому же от половины способностей придётся отказаться, ведь я дал слово драться честно.
  - Террилакт, сотрясение! - выкрикнул тролль, вскинув руку с растопыренными пальцами. Пафосно, ничего не скажешь.
  - Бухари, неисповедимая жажда! - да, это как раз та способность, что может спасти от Сотрясения. Впрочем, вот сейчас она и подействует.
  Бухари с блеском в глазах подпрыгнул столь высоко, что скрылся в солнечном свете и чистоте небес. А потом возник крик. Тонкий, на грани слышимости, он рос и рос, вибрируя в ушах мектонской пилой, растирая мысли в пыль и порождая желание поскорее убраться прочь. Крик рос, набирался силы и через несколько секунд мне казалось, что в мире не осталось ничего, кроме этого первобытного крика и сияния, что хлынуло на арену. Дикий вопль Бухари пугал не только меня: тролль с ужасом смотрел на то, как мой бэгман приближается к его. А Террилакт замер на месте. Всё идёт по плану.
  Падение Бухари становилось всё медленнее. Его крик рвал на куски уши, отдавался ударами кувалд Тореха и Мореха по сердцу, а сияние резало глаза. Постепенно оно стало золотым, а потом, когда мой бэгман замер в паре метров над головой Террилакта, взорвалось вспышкой алмазных искр. Я зажмурился.
  А открыв глаза, увидел, что Бухари мутировал в Бухариила. Его волосы стали гуще, тога получила золотую оторочку, за спиной выросли серые крылья, а сандалии сменили сапоги, обитые кроличьим мехом. В правой руке он держал за горлышко крупную бутылку со сколотым дном.
  Бухариил был ростом почти с Террилакта, раза в два крупнее Бухари. Но его глаза были всё такими же. Доверия, как и уважения ко мне, в них не появилось.
  Самое главное, что шкала Бешенства грозила лопнуть. А это значит...
  - Последняя кружка! - выкрикнул я, вложив в голос всю свою радость от мутации Бухари и всё желание победить.
  Бухариил не оглядываясь подпрыгнул на пять метров и со всей силы обрушил бутылку на голову Террилакта. Бэгман тролля упал навзничь, осыпанный тысячью сверкающих капель призрачного спирта. А Бухариил одобрительно посмотрел на меня и, кивнув, с обожанием приложился к бутылке.
  - Честный бой.
  - За честный бой и жизнь отдать можно. - Довольный удивлением Дэфина, я почтительно склонил голову. Геройским зрением я видел, как тролль делает то же самое.
  - Сеймур Дистрой снова одержал победу! Он показал класс и его бэгман перешёл в новую форму! Сейчас Сеймур Дистрой занимает третье место с шестью тысячами девятьюстами очками! Поприветствуем участника полуфинала! Пожелайте ему удачи!!!
  Уже третий. Такое чувство, что это всё кем-то подстроено. Я не могу быть настолько удачливым, чтобы сразить столько противников за ничтожные двадцать минут. Хотя последовательности я действительно выбираю с умом, достойным лучшего применения.
  Секунды будущего растворялись в прошлом, а я наблюдал за своими компаньонами. Рейда что-то втолковывала Велю, а Эльд сидел всё так же, как в начале турнира. Может быть, он и не двигался. Может быть, шевельнул пальцем пару раз. Мне и раньше приходилось дожидаться некоторых событий, но сейчас время тянулось медленно, будто арахисовое масло, столь любимое англиканцами и мектонами.
  Я уже подумывал о том, чтобы скомандовать Бухариилу прекратить насыщать свою печень и мозг невкусным и бесполезным, но всё-таки меня опередили. Голос сказал:
  - Три боя осталось. Четыре великих Бэгмастера сойдутся в полуфинале. И сейчас мы узнаем, кто с кем сразится! Итаак...
  Над Ареной появились четыре сферы. Чёрная, синяя, оранжевая и белоснежная. И в каждой из них были числа. Моё находились в белоснежной, что не могло меня не удивить. В чёрной было наибольшее - восемь тысяч шестьсот шестьдесят два очка. А меньше всего в оранжевой. Жалкие шесть тысяч двести тридцать. Если я правильно понял, то...
  - Рок Мак Вургл Нак Мургл против Сеймура Дистроя! Мекат против человека. Сталь против плоти. И магия против волшебства! Да начнётся бой!
  Мекат, значит. Весь из металла, тощий, высокий, сверкающий. И у него Файерлей, первая мутация Файерли. Огонь? Хорошо, пусть будет Огонь.
  - Гипержар! Пивная пушка! - наши команды слились в один крик, но бэгманы своё дело знали.
  Из разбитой бутылки Бухариила вырвался сноп тёмного кайерского. Вокруг Файерлея распространился жар, едва не достигший до линии, разделяющей круг арены на две равных половины. Ха-ха. Неужели мектоны не умеют читать? Сейчас проверим.
  - Врата Анусжарюбыстра! Мороз-и-в-бочке-мороз!
  Пивной поток раскололся на сотни сосулек, а вот с жаром произошло нечто неприятное. Из него начали проглядывать головы, огненно-багровые и с пренеприятнейшими ухмылками на лицах. Нижники? Элементали Огня? Кем бы они ни были, мне не хотелось, чтобы они становились на пути Пивных сосулек. Жалко мне их.
  Нижники - или кем там они были, - с вожделением смотрели как пивные сосульки проносятся мимо них. И ничего не предпринимали. Совсем. Мектон делал вид, что это его совершенно не беспокоит, но я-то видел, как сверкали его прозрачно-голубые глаза, как он сжимал свои плечи. И как смотрел на Файерлея, беспомощно потупившегося.
  И в голову мне пришла малость безумная идея. Сопряжена она была с определённым риском, но пойти на неё хотелось сильнее, чем просчитывать варианты исхода. И я решил. И я решился. И я сказал:
  - Бухариил, На своё усмотрение.
  Бухариил, не прекращая пивного потока, с радостным блеском в глазах обернулся ко мне, энергично кивнул и, возопив слова удали и хмеля, понёсся в атаку.
  - Сеймур Дистрой решил довериться своему бэгману! Что же сделает вечно похмельный Бухариил?
  А ответ долго ждать не пришлось: Бухариил быстро вскочил на поток пивных сосулек и понёсся по ним, перескакивая с одной на другую. Огненные создания с радостным улюлюканьем кидали в него сгустками огня, от которых Бухариилу даже не приходилось уворачиваться. Применив малое заклинание Траэкторатикум, я чуть не засмеялся: нижники специально бросали пламя так, чтобы не попасть в моего бэгмана. Интересно, почему они это делают?
  О, вот и Файерлей. Как же хочется скомандовать 'Отравленные пары!' или 'Вопль обделённого!' Но нельзя. Хотя можно, конечно, но не думаю, что этой будет Идеей Дня.
  - Огненный круг пламенного жара! - Мектон, ну кто тебя за язык тянул, железяка ты вощёная? И что теперь твоему Файерлею делать?
  Файерлей попытался последовать команде своего хозяина, но из его ладоней вырвались лишь несколько жалких искорок. Бухариил прыгнул на него сквозь яростные языки пламени, выставив вперёд бутылку и взмахнув ей в паре метров от носа своего противника. Файерлей качнулся, когда в него полетел сверкающий белизной сгусток призрачного спирта, а секунду спустя его голова полностью ушла в него.
  Бэгман Рок Мак Вургла Дак Мак Нургла сделал шаг назад, второй и стал заваливаться на спину.
  Потоки пламени, бушевавшие на его половине арены, стали стремительно гаснуть, а нижники - или элементали огня, я так и не разобрался, кем они были, - с радостными криками исчезали во вспышках багровых искр.
  Файерлей упал. А Бухариил, довольно осклабившись, вернулся ко мне, встав гораздо ближе, чем раньше. Он то и дело посматривал на меня, будто дожидаясь одобрения.
  - Сеймур Дистрой победил, доверившись чутью своего бэгмана! И он выходит в Финал первого открытого Турнира бэгманов с восемью тысячами ста тридцатью шестью очками! Поприветствуем первого финалиста! Второй бой почти завершён!
  Хм. Это хорошо. Хотя я и не думал, что пройти в Финал будет настолько просто.
  На трибунах не раздавалось ни единого звука. Может потому, что все замерли в едином порыве, а может и потому, что распорядители сотворили Молчание.
  Мои компаньоны тоже молчали. Эльдиан так же, как и последние полчаса. Вель - мрачно и настороженно. Рейда - с замиранием и покусыванием нижней губы. И все трое болели за меня. И все они ждут моей победы. Ведь на карту поставлено очень много.
  - Ита-ак, бэгмастера, прошедшие в финал, это... - Молчание. И оно нарастает. Словно звуки постепенно исчезают, чтобы освободить пространство для двух имён. - И финалистами стали... Дениза де Оболье и Сеймур Дистрой!!! Поприветствуем же их аплодисментами!
  Записанные аплодисменты заглушил шквал настоящих хлопков.
  Многие зрители вставали. Некоторые улюлюкали. Другие восторженно вопили.
  А вот и мой противник. Странно, что это она.
  Невысокая стройная девушка с пышными волосами цвета мёда. В лазурном платье и туфельках из кожи кавенольского черведава. Перчатки нежно-жёлтые, в правой руке жезл со звездой. В левой пусто. Стоит прямо, улыбается гордо и надменно, уверена в своём превосходстве. Она считает, что имеет на это право. Она - Дениза де Оболье.
  При улучшении Кодекса в нём появилась статья о тех правителях Пределов Фейвинксвилла, о которых раньше я и не знал. И то, что я прочитал о Денизе, Госпоже-из-Ледяного-тумана, меня ничуть не радовало. Надменная и жестокая госпожа Гиблых Утёсов, северной границы Фейвинксвилла, могла вечно преследовать своих врагов, если того хотела. Никогда не отступающая от своих целей, прямая, когда нужна прямота и изменчивая, словно вода, если ей это нужно. Говорят, что она до сих пор держит зуб на Эрега Свандейла и терпеливо ждёт, пока он выйдет из своей вековой темницы.
  Ох, не хотел я с ней сражаться, но геройство сильнее боязни.
  Тем более, что Эльдиан не одобрил бы мой проигрыш только из-за страха постоянного преследования и ежесекундной дрожи от каждого шороха.
  И поэтому я сразу выбрал то, что погорячее.
  - Бухариил, Смертоносное сальто с закуской!
  Мой бэгман стал медленно подпрыгивать, свободной левой рукой подкидывая в воздух маринованные огурчики, чёрный хлеб, креветки, зелёный лук, тонко нарезанное сало и чипсы, пахнущие несвежей икрой. Его сальто было наполовину готово, когда леди де Оболье тоже решила скомандовать что-нибудь своему Фростикону. Третья мутация Фрозеная была чуть выше моего бэгмана и выглядела скорее хрупко, чем грозно. Через ледяную куртку Фростикона можно было рассмотреть его же ледяной плащ, а тени он почти не отбрасывал. Обманчивое впечатление: своими умениями он мог держать врагов на расстоянии, даря им радость и счастье оптом и со скидками, а своей госпоже - победу за победой.
  - Вьюга-с-тенями, Морозные объятия. - А голос у Денизы не так неприятен, как я представлял, читая о ней.
  - Теплое-вкуснее! - Бухариил, бросив последний ломтик сала в Фростикона, замер. И хлопнул в ладоши. И довольно улыбнулся, глядя как вся закуска вспыхивает оранжевым, а затем и синим пламенем.
  Ну что, Дениза? Сможет ли твой Фростикон не то, что поймать, а хотя бы уследить за всеми кусочками закуси, что щедро послал Бухариил?
  Столб света, ударивший в центр трибун справа от меня, заставил на несколько секунд зажмуриться. А когда я туда взглянул...
  Аксолотль!!! Так Великий Ороксимэйр весь турнир был тут, скрытый мощной иллюзией от глаз участников и зрителей!
  Огромный изумрудно-янтарный василиск сейчас грозно поднимал голову, высматривая в небе...
  Да! Фениксы Завитка! Мерзкие огненные куры, выглядящие по недоразумению гордыми хохлатыми орлами, пошли в пике, намереваясь...
  Ах ты леди-госпожа! Такое чувство, что она и метеоритный дождь себе на руку использует, если представится такая возможность.
  Почти половина пылающих закусок благополучно лежала глыбами льда на арене, а Фростикон, довольно ухмыляясь, продолжал призывать всё новые и новые схват-комки. Бухариилу несладко придётся, тем более, что морозный ветер сильно затормозил полёт закусок. Хм. Использовать старую наработку на этот случай или в полёт импровизации?
  - Не волнуйтесь, гости мои. Это всего лишь презренные слуги Кархейрона, не стоит переживать из-за их появления. Я справлюсь сам. Турнир продолжается, - сказав так, Ороксимэйр взвился в воздух, создавая под своими золотисто сверкающими кольцами сотни воздушных ступенек. А фениксы - трое на одного - пошли в атаку.
  Эх, если бы я не был героем, то ни в жизнь не смог бы и наблюдать за потрясающим боем василиска и фениксов и сражаться с этой хитрой девчонкой. Хоть и девчонке этой было за пару сотен лет.
  - Растирание! Обморожение прикосновением!
  - Ледяная скорбь! Власть мороза!
  Хох, да Дениза штудировала инструкцию не хуже меня! Всё-таки я надеюсь, что не лучше меня. Иначе получится не очень хорошо для меня и слишком хорошо для неё.
  А этого я ни в коем случае не должен допускать. Продолжаем.
  Бухариил помчался к Фростикону, яростно и самовольно улюлюкая. Он так сильно размахивал своей бутылкой, что она походила на прозрачно-зелёную дугу, призрачную и размытую. В левой руке у него вспыхивали и гасли искорки призрачного спирта.
  Фростикон в свою очередь сделал вид, будто сейчас заплачет. Закуски, которые могли долететь до него, рассыпались в пыль, но в воздухе их было ещё много. Ледниковый бэгман становился всё грустнее и грустнее, прозрачнее и прозрачнее до тех пор, пока не стал почти невидимкой.
  Но Бухариил нёсся прямо на него. Искорки в левой руке превратились в настоящее Пьяное Пламя, а размытой бутылки стал расти Меч Призрачного Огня.
  Немного перенастроив взгляд, я с замиранием сердца смотрел, как Великий Ороксимэйр превращает закованного в лёд феникса в камень и тот падает вниз, за пределы Арены. Грохот, раздавшийся секундой после, заставил моё сердце сжаться в предвкушении. Я радостно улыбнулся, заметив, что один из оставшихся фениксов готовит некое могущественное заклинание Школы Солнца. Ороксимэйр подлетел к нему вплотную, распахнул пасть...
  И тут же исчез, потому что в него попала Солнечная Пика. И сразу появился сзади феникса, вцепившись в него хвостохватом из демонова камня! Феникс яростно заклекотал, начал лихорадочно бить крыльями по воздуху, но хвостохват быстро сжимал его шею и рёбра. Тихий треск тонких костей гигантской птицы и она падает вниз, исчезая во вспышке солнца.
  Ороксимэйр уставился на последнего феникса. Тот неспешно взмахивал крыльями, оценивая противника, ища его слабые стороны. Феникс был готов к смерти - к Ороксимэйру отправляют исключительно смертников. А если повезёт, то они могут и воспламениться через несколько лет.
  Феникс клекотнул и полетел на Великого василиска.
  Ороксимэйр не дрогнул, замерев и ожидая от огненной птицы любых подлостей.
  Но когда феникс был в десятке метров от головы Ороксимэйра, он резко спикировал вниз, создавая перед собой волну Солнечного Пламени.
  Он падал прямо на Денизу, не обращавшую внимания ни на что, кроме боя.
  Бухариил завис над Фростиконом, он взмахивал Мечом над прозрачным противником, а левую руку опустил вниз, осыпая бэгмана искрами призрачного спирта.
  Феникс чуть изменил угол падения. Теперь он пикировал на Бухариила и Фростикона, стоявшего под ним.
  Ороксимэйр быстро строил щиты вокруг трибун, не заботясь о судьбе феникса.
  Зрители молча смотрели, как до бэгманов остаётся пятьдесят метров... двадцать...
  Лёгкие, торжествующие аккорды зазвучали в воздухе, когда Меч Призрачного Огня коснулся усыпанного искрами призрачного спирта Фростикона. Ледниковый бэгман судорожно охнул, сжимая разрезанную бровь. Бухариил встал на его макушке, воздев Меч и Призрачное Пламя вверх.
  Музыка стала сильнее, заиграла новыми оборотами, стала насыщеннее и ярче, словно на полотно, освещённое только тонким лучом от свечи, направили мириады лучей зенитного солнца.
  И на него упал феникс.
  Чтобы тут же с паническим клёкотом исчезнуть в настолько яркой вспышке пламени призрачного спирта, что зажмурился даже Ороксимэйр.
  Когда свет вернулся в норму, над Фростиконом замер Бухариэль, вторая мутация Бухари. Гордый и надменный лик полон блаженства. Орлиный нос, чуточку синий на конце. Крупные кудри до локтей. Тога будто из золота. Сапоги, сияющие родниковой водой. И огромные голубовато-белые крылья, замершие за его спиной как два облака.
  - Бухариэль!!! - Да, теперь можно и выразить свой восторг. И громко, так, как хочется.
  - Хозяин. - Тихий, но от этого ещё более звучный голос Бухариэля вырвал моё сердце из груди, макнул его в патоку и быстро положил обратно, не забыв создать Регенерацию. Наконец-то я заработал его уважение! Круто!!!
  На арену медленно спустился Ороксимэйр. Он повернулся ко мне, подполз изумрудным потоком и негромко сказал:
  - Браво, Сеймур. В твоём бэгмане заключена невиданная мощь. И я поздравляю тебя...
  - Сеймур Дистрой становится чемпионом Первого Фейвинокского Турнира бэгманов!!! Аплодисменты! Шквал аплодисментов!!!
  - ...с победой. - И улыбнулся так, как умеют только василиски.
  Через пару минут восторженных криков, когда руки у многих и многих устали, голос продолжил:
  - Сеймур Дистрой заработал невиданное количество баллов: двенадцать тысяч шестьсот шестьдесят шесть! Бэгман его соперницы, Фростикон, практически уничтожен трансерфированной силой феникса!!! Слава Сеймуру и Бухариэлю, слава на все времена!!!
  Снова шквал. И как у них руки не отваливаются?
  - Первый приз получает Сеймур Дистрой, Главный Герой, достойный встать рядом с Гарольдом Шпрехтером и Людо Сэйнилем. Тебе есть что сказать, Сеймур?
  - Турнир был замечательным! Я обязательно постараюсь принять участие в... - Да сколько ж можно?! Они не могли полминуты подождать?! - В следующем турнире.
  Злобный девичий голосок шепнул мне на ухо: 'Сеймур. Я найду тебя. Ты пожалеешь о своей нечестивой победе'. Хех. А что, по мне это так заметно?
  Ороксимэйр склонил ко мне голову. Под его взглядом материализовалась карта, испещрённая горами и лесами, реками и полями. Карта Эльдингнума на Тайном Пергаменте.
  Слева от меня тут же появился Эльдиан, во взгляде которого сияло великое торжество. Вель и Рейда задержались буквально на долю секунды.
  Я взял Карту и тотчас отдал её Эльду. Он знает, что делать.
  - На пир не останетесь. - Не вопрос, но утверждение Ороксимэйра Эльдиан откомментировал лёгким кивком. Не отрывая взгляда от Карты.
  Рейда печально вздохнула, заткнув большие пальцы за пояс. Повернув голову ко мне, она спросила:
  - Сеймур, если я сегодня умру, ты будешь обо мне скучать?
  - Да. - И, через две секунды: - Но я никому не позволю сегодня умереть.
  Вель скептически хмыкнул. А Эльдиан сказал:
  - Она на Плато Аэллана. На счёт три.
  Два.
  Один.
  И мы очутились на длинном утёсе, вокруг которого уже шёл бой.
  
  Интеррия девятая, ошеломительная.
  
  - И что стоим? Живей за эльфом. Я пару раз говорил с Тысячелетними, так что лучше его не злить.
  - Норринон сама доброта. Если бы Властитель отправил к королям Веллескуэра или Артиэлла, тогда я бы даже себе не позавидовал, не то, что вам. - Ялли смотрел на сотни шаров, отскакивающих от стен домов и мостовой. Там, где они касались камня, оставалась неестественная чистота, словно старые краски стёрли, а новых плеснули гораздо щедрее, чем надо бы. - Можем посмотреть на сферы минуты две. Не думаю, что Норринону сейчас есть до нас дело.
  Тоб закусил губу. И что теперь делать? Шарики имели свои намерения, о которых он и догадаться не смог бы, не то, что понять. И наблюдать за тем, как они оставляют сверкающие пятна чистоты он не собирался. Была не была.
  - Ялли, ты можешь телепортировать нас к воротам стены?
  - Могу. - И эльф, не дожидаясь лишних слов, телепортировал всех троих к...
  - О, первая осечка. Ты растёшь над своим мастерством, - Барти задорно подмигнул несколько обескураженному эльфу.
  Они стояли на крыше трёхэтажного дома из темнокамня, ближайшего к стене. Черепица скользкой не была, но это казалось временным упущением: к ним неслись водяные шары. И в каждом из них при приближении к Замку Леммингов начали появляться белые искры.
  Аяльф осмотрелся. Над воротами парил Норринон, а на стене около него стоял эргон, недобро улыбающийся. Стражи заняли позиции уже давно, в некоторых бойницах виднелись маги Биттахттора. Внутренним зрением эльф видел, что несколько десятков чаросов могут подняться в бой за пару секунд. Он надеялся, что магические машины смерти останутся на своих местах.
  Барти на стену не смотрел. Зачем? Ялли в любом случае справится лучше, а вот шарики да сферы можно потом и не увидеть. Гном не стал отвлекаться даже на судорожное похлопывание по своему плечу. Тобольд уже не маленький. Пусть у Ялли спросит. Тем более, что один из шаров только что пронёсся над его головой.
  И Баргрант успел заметить в его центре крохотный оранжевый сгусток.
  - Барти. Барти! Ну Барти же!!! - Да, не зря, ох не зря Баргрант всегда говорил, что для командирского голоса большого ума не надо. Впрочем, малого тоже: Бод доказывает, что жить можно и просто с мозгом, не обезображенным хотя бы приличными манерами.
  - Да, слушаю, пока у меня ещё есть такая возможность, - гном ковырнул мизинцем ухо и с тщательно скрытым удовольствием смотрел, как Тобольд морщится от вида незаметно наколдованной слюны, стекающей с мизинца. - Ты не мог бы орать потише? А то скоро в моих ушах можно будет макрель разводить.
  - Нам надо... - Тобольд увернулся от небольшого, в метр, шара и продолжил гораздо быстрее, чем до этого: - Нам надо быстрее укрыться за стенами! Я не хочу вымокнуть в этих шарах!
  - Я уже говорю с Норриноном. Через пару минут он откроет путь.
  - Во. Ялли дело говорит. Так что... Тоб, дать тебе ракетку? Можем в ватерболл поиграть.
  - Какие игры?! Нас может у... - ещё одно уклонение. С большим трудом и от большего шара. - Нас тут убьёт, пока Ялли всласть наговорится!!!
  - Что-то мне не кажется, что меня, - Баргрант изящно уклонился от двух, а затем и третьего шара и продолжил, будто и не прерывался, - или Ялли может убить сейчас. Да и ты вспомни о своей героичности. Видишь монстров размером с Башню Саабласа? Злобных Тёмных Магов? Архимедидемиличей? Властелинов Зла? Я тоже. Успокойся.
  Но Тобольд успокаиваться не собирался. Он метался по крыше справа налево, слева направо и в остальные стороны и попадал под траектории множество шаров, избежать которых можно было одним шагом. Барти с удовлетворением наблюдал за паникующим командиром. А Ялли говорил по мыслесвязи с Тысячелетним. У гнома складывалось такое ощущение, что эльфы болтают не о открытии пути, а о других, гораздо более интересных вещах. Например, о том, как нелепо паникует графёнок, успевший достать не только своих соратников, но и множество других существ.
  - Кто последний? - спросил Ялли ровно через две минуты после своего ответа.
  - Барти! - вскрикнул Тобольд, яростно приседая и пропуская над головой огромный восьмиметровый шар.
  - А чего это сразу я? - гном быстро юркнул в портал и оказался на стене.
  Рядом с ним стоял эргон, недовольно скривившийся от вида с трудом удержавшегося на ногах ненаследного графа. Секунду спустя вышел эльф.
  Норринон, поднявшийся теперь над привратной башней, повернул ладони к небу и шепнул могущественные слова. Над стеной к замку протянулась переливающаяся радужными разводами сфера, преломляющая солнечный свет и отражающая его обратно. В Саду потемнело. Но не слишком.
  Водяные сферы, до этого со странным похрустыванием бившиеся о стену, теперь обратили внимание и на радужный купол, уже сформировавшийся в могучее поле.
  Норринон плавно опустился на стену между эргоном и Аяльфом и хмуро бросил:
  - Короли ждут тебя, Тобольд. Сейчас, - вспышка, - мы пойдём к ним.
  Он мог и не говорить: все пятеро стояли в маленьком зале, где утром завтракали короли.
  Дейнос и Скальдар сурово взирали на ненаследного графа, до сих пор пытающегося прийти в себя от множества незапланированных уклонений. Одетые так же, как и утром. На среднем пальце Скальдара Баргрант заметил массивный перстень с крупным рубином, а медальон Дейноса таинственно светился.
  - Поздравляем с выполнением задания, Тобольд, - спокойно сказал Дейнос.
  - И выдаём новое: избавь нас, нашу столицу и нашу страну от той неизвестной напасти, что ты навлёк на неё своей некомпетентностью, - добавил Скальдар.
  - Норринон уже рассказал нам, что вы взломали очистные магонизмы Муттербротта, доверившись подозрительным личностям. Норринон, этот, - Дейнос пренебрежительно махнул рукой в сторону Тобольда, - полностью в твоём распоряжении. Не сможет вернуть Искристое озеро на место - делай с ним всё, что хочешь.
  И оба короля недобро улыбнулись, заставив графёнка думать о том, что утонуть не такая уж и плохая идея, как он думал раньше.
  Аяльф не положил руку ему на плечо, а Баргрант не сказал что-нибудь смешное и отвратительное. Всё было хуже, чем он мог представить.
  - Я отправляюсь на верхнюю смотровую площадку. Шары Стиггласа скоро потеряют заряд. Когда я вам понадоблюсь... - Норринон не стал заканчивать мысль.
  Короли синхронно улыбнулись и кивнули.
  Аяльф смотрел на громадный утёс, на котором стояла Твердыня Элнеалла. Далеко на западе можно было увидеть зелёную дымку леса. В километре к северу и югу стена завершалась массивными чёрными башнями, которые в другой стране посчитали бы замками. До основания Твердыню защищали мощные сплетения чар, а от границы с обрывом шла скала настолько гладкая, что в ней отражались деревья, росшие на другом конце впадины. Внизу встречались островки песка, странно смотрящиеся на чёрном камне. Кое-где белели кости.
  - Когда-то здесь было одно из величайших озёр Эльдингнума, Озеро Сегрела де Мариньяти. Во время Становления Леммингтона Озеро и его дух, великого Ранэррэйна, заставили исчезнуть из этих мест. Озеро превратили в очистительную систему будущего Лемминггарда, запечатав в глубинах Сколотой горы, а Ранэррэйн ушёл в Гномогоры, где и живёт сейчас. Я говорю это к тому, что в очистной системе оказался небольшой изъян. И Сибборай Глаххиль, которого вы повстречали, воспользовался им в целях мести. Он потратил много времени и сил, разработал сложную по тем временам сеть и призвал Талмоллагриса, Демона-из-Тёмной Норы. Талмоллагрис успел расправиться со многими его врагами, когда отряд веннер'виттов положил конец его бесчинствам. Его запечатали в магонизме Муттербротта, который и находился в Озере Глаххеля, о котором вам сообщил Терри. Магонизм - сплетением таких чар, что даже тебе, Эйл, расти и расти, чтобы их увидеть. Но Глаххиль, как мы поняли слишком поздно, не сидел сложа руки. Он узнал, что к Озеру приближаются существа, наделённые магией. И перенёсся туда, чтобы исполнить свой план. Вы уничтожили одну из трёх Сдерживающих сфер. Если, конечно, их было три. Глаххиль, я надеюсь, не стал делать дополнительные сферы. И теперь только разрушение оставшихся двух высвободит Талмоллагриса из его темницы. Баргрант, я услышал, что ты видел искры, ярко-красные искры в центре шаров. Знайте: это - частицы сущности могущественного демона. И если он восстановится, пострадает не только твоя репутация, Тобольд. Сделать это он может в любой момент.
  Четверо стояли на площадке в шесть метров шириной, самой верхней площадке Твердыни Элнеалла. Тонкие серебристые перила не могли помешать обзору Лемминггарда и всех земель, что лежали до горизонта. Но трое чувствовали, что они парят в воздухе и им подвластны великие силы. А один знал, что троим предстоит непростая работа по исправлению неправильных действий одного из трёх.
  Медленно в котлован начали падать шары. Они отскакивали от стен и дна давно исчезнувшего озера, стремясь в то место, где раньше, века назад, был его центр. Шары падали и падали. Казалось, что это будет продолжаться бесконечно, но в центре уже начал формироваться огромный шар, будто созданный из тысяч блестящих под лучами солнца капель. Шары продолжали падать. А в шаре, жадно поглощавшем их, начал зажигаться огонь.
  Оранжевый, неяркий, угасший, он становился ярче, подпитывался от каждого шарика, огромного или крохотного - значения не имело. Странно было видеть, как в воде вспыхивает пламя, перебрасываясь на новые шары. Странно было ощущать, что этот древний огонь может погасить множество жизней. И очень, очень странно было знать, что всего этого можно было избежать, приняв другие решения.
  Поток шаров замедлился, стал тоньше. В обрыв падали уже не две полноводных реки, а родники, которые можно остановить просто наступив на них. Обманчивое впечатление: всё древнее озеро было скрыто шарами. А в центре его пульсировал огонь, медленно перемещавшийся и приковывавший к себе взгляды.
  Четверо стояли на площадке. И один из них знал, что время серьёзных дел пришло.
  
  История десятая, заключительная, но не последняя.
  
  Вокруг утёса, на котором мы оказались, шёл ожесточённый бой.
  Союзные силы Ариэндора, Дварфархалла, Фейвинксвилла и Оркенфильда сражались с войсками мучных сект. Множество заклинаний расцвечивало поле боя сотнями оттенков магических сил, орудия летали туда и сюда, а чаросы мелькали тут и там.
  Я видел, как два огромных суходава расправлялись с чудовищных размеров пряничным монстром. Зачарованная сталь встречалась с окаменевшей глазурью, отскакивала и била снова, снова и снова. К прянемонстру подошёл пирожковый великан и обрушил поток кислой капусты на правый суходав. Чарос скрылся под дурно пахнущей волной на несколько секунд, но вот из его левой бластишпушки вылетел огранённый руннишар и точным ударом оторвал кейкианту левую руку. Мучная тварь дико взревела, шатаясь и заливая камни плато дымящейся капустой. Её лицо исказила уродливая улыбка, похожая на шрам от долгого обжаривания в кипящем масле. Тварь завопила, кидаясь в атаку, не замечая, что за её головой маррекан набирает силу удара.
  Отряд гномов-разрушителей молча сражался с сотнями марципановых булочек, вооружённых остро заточенными мечами из сушёных бананов. Своими кувалдами гномы превращали сразу по нескольку булок в отвратительное месиво из теста и крошеного миндаля, но поток сдобных тварей не прекращался.
  Два Тысячелетних, кружась друг около друга, уничтожали сотни рогаликов и джинджеркнайтов потоками смородинового киселя. Казалось, это может продолжаться вечно, но было видно, что джинджеркнайтов становится меньше и меньше. Громадный, круглый и блестящий джинджерфайнд встал прямо под поток и собрался подпрыгнуть...
  - Сеймур, дорога каждая секунда. Медлить нельзя.
  Эльдиан мягко и настойчиво взял меня за плечо. С утёса открывался вид, настолько захвативший мой дух, что я ничего не смог сказать. Только кивнул. Тот утёс, на котором мы стояли, один из многих, тянулся на северо-запад прямо, как меч. Совершенно чистый воздух над ним чуть подрагивал. Эльд. Опять магию применяешь? Когда мы быстро зашагали вверх по утёсу, что-то зеленоватое врезалось в воздух перед нами и через шесть метров вылетело с другой стороны. Эльд, можешь продолжать и дальше. Не хотелось бы, чтобы меня отвлёк какой-нибудь Сгусток Зла или Нечистый плевок. Утёс, казалось, продолжался до горизонта, а воины Инвинита вместе с мучными монстрами заполонили всё окружающее пространство. Ладно, если тебя не отвлекать, то потом спрошу. И чем это ты таким занят? О. Не-не-не, я ничего не имею против. Поддержка мне в любом случае понадобится. Вдруг Анна там не одна? И где 'там'? Узнаю, когда приду? Да что же ты такой скрытный! Я тогда у Веля спрошу. Или Рейды. Или в Кодестре прочитаю.
  Мы шли и шли, а битва продолжалась. У мучных тварей оказались и новые монстры, о которых я ничего не слышал. Например, огромная змея, на вид сделанная из батона с изюмом, или что-то вроде тараканов из печенья-соломки, присыпанного светящимся кунжутом. Больше всего здесь было сдобнославных: их булки с мягкими дрожжевыми криками безоглядно бросались в атаку, не обращая внимания на то, что впереди молочные реки, а из оружия у них только боевая раскраска шоколадной глазурью.
  О, кажется мы к чему-то пришли: воздух впереди странно сверкал и преломлялся, будто в нём парили сотни зеркал и линз. Мне захотелось поскорее вступить в бой, всё равно с кем, потому что от взгляда на эти прозрачные вихри и потоки мне становилось не по себе.
  - Ничего страшного. Сеймур, это всего лишь граница между нашим миром и памятью мест, оставшейся на века, - Эльд чуть повернул меня к себе и так тепло улыбнулся... Все страхи мгновенно пропали и я решительно шагнул вперёд.
  Из взрыва каменных копий поднимался Эльдгардайён. Бог эльфов огромен: от бёдер до макушки сейчас в нём не меньше двадцати метров. Его прекрасные волосы вихрями кружились вокруг печального лика, а из одежды до пояса только Металледаскрис и оплечья.
  Самое же неприятное заключалось в другом: его запястья, шею и пояс удерживали потоки энергии, воплотившиеся в серебристо-голубые молнии.
  Он смотрел на крохотную фигурку, стоящую на конце утёса.
  На принцессу Анну, держащую в руках посох из сверкающего чернью серебра, над которым парил Полубублик, исторгающий из себя тьму.
  Эльдиан хотел удержать меня, но в последний миг, когда его пальцы уже коснулись моей куртки, он остановил движение руки.
  Я побежал к Анне, на ходу обнажая Редкий Меч Убийцы Несогласных и не собираясь нарушать молчание криками или чем-то подобным.
  Анна поднимала посох всё выше, стягивая путы на шее и руках Эльдгардайёна. Вокруг себя она ничего не замечала.
  И не заметила меня до тех пор, пока мой клинок не вышел у неё из груди.
  Обагрённый её тёмной кровью, меч начал неярко светиться, будто впитывая её нечестивую энергию.
  Анна стояла несколько секунд, удерживаемая на ногах моим мечом. Она попыталась обернуться, но я медленно опустил меч. И принцесса, пошедшая против эльфов, пала. Её волосы струйками золота улеглись в пыль. Красный дорожный костюм начал разливать свой цвет на камни. Тонкая струйка крови вытекла из её рта и принцесса затихла.
  Эльдгардайён медленно перевёл взгляд на меня. Мне послышался тихий вопрос.
  - Сеймур, решай. В твоих руках жизнь Эльдгардайёна. Вся его мощь может перейти к тебе, если ты возьмёшь посох.
  'Решай скорей. Мне недолго осталось.' - Печально и тихо.
  Голос Эльдиана вывел меня из состояния транса. Нарушив тишину, он разорвал незримые цепи, сковавшие всех нас. И я принял решение.
  Я уверенно взял посох и потянул его на себя, изо всех сил желая уничтожить цепи нечестивой магии, охватывающие Эльдгардайёна. Сначала разорвалась цепь на шее, рассыпав в воздухе искрящиеся крупицы могущества. За ней - левая рука. Потом правая. Последней исчезла цепь, сковавшая торс самого сильного эльфа в мире. Вместе с ней Полубублик рассыпался в прах, втянулся в посох, ставший нестерпимо горячим.
  И Эльдгардайён спросил, обращаясь ко мне и только ко мне:
  - Почему ты не стал ждать? Ты мог стать сильнейшим магом в мире. Может быть, и богом. Почему ты освободил меня?
  - Сила без знания о ней мне не нужна. И я не думаю, что наш мир стал хотя бы на каплю лучше без тебя. Кул и Гендим сцепились бы, положив начало войнам, спокойствие превратилось в воспоминание. Да и Эльдиан не одобрил бы.
  - Ты молодец, Сейми. - Бог эльфов улыбнулся мне тепло и приветливо. - Ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку. Таких героев Эльдингнум ещё не видел.
  - Эльдгардайён, я всё равно освободил бы тебя. Даже если бы пришлось победить всех плюшек и рогаликов этого мира.
  Бог эльфов снова улыбнулся. Теперь - с удовольствием, которого не выразить и тысячей слов.
  - На восстановление мне понадобится неделя. Эльдиан, твой выбор попал в точку.
  И Эльдгардайён воспарил, оставив нас на утёсе, рядом с остывающей принцессой Леммингтона. Звуки медленно возвращались. Скалы затянули свои раны: каменные копья вновь стали их частью. Всё вернулось на круги своя.
  
  * * *
  
  Последние лучи заходящего солнца отразились в крови принцессы Анны. Возле её безжизненного тела проступило движение. Тихий голос, в котором чувствовалась древняя сила, спросил, обращаясь к пустоте над принцессой:
  - Ты хочешь отомстить? Хочешь, чтобы они страдали?
  - Да. - Не голос, но воспоминание о нём, последний крик боли задержавшейся души.
  Лёгкая улыбка, которая была и здесь, над остывшим телом, и в другом месте. Настолько далёком, что все дороги мира не приведут к нему.
  Тело легонько качнулось. Голова принцессы неестественно повернулась.
  В её остекленевших глазах зажглись красные огоньки.
  
  * * *
  
  Сумерки окутали Лемминггард. Только Башня Виэлла, самая высокая в Твердыне Элнеалла, отражала последние лучи заходящего солнца.
  Норринон, стоящий на смотровой вершине пятый час, смотрел на озеро. В глубинах из тысяч сфер мрачно светился огонь. С приходом ночи он разгорался ярче и ярче. Два глаза, прежде смотревшие на эльфа безжизненно, начали пламенеть первородной злобой. Их хозяин ещё не пробудился, но это время почти пришло.
  Тысячелетний, видевший множество войн и предотвративший ещё больше, спокойно наблюдал за древним демоном, которого однажды помог победить. Он сделал бы это и ещё раз, но лучше предотвращать, чем бороться с последствиями.
  Губы эльфа шевельнусь. 'Что же ты наделал?..' Это ли прошептал эльф?
  Или это были другие слова, сказанные не себе, но тем, кто видел зарю этого мира?
  
  * * *
  
  А потом был пир. Мы веселились, празднуя победу и не думая ни о чём, что смогло бы нарушить долгожданный отдых. Мы пировали в Артиэлле, столице Ариэндора, городе, о котором сложены тысячи историй, городе истинной Магии и главном оплоте Тысячелетних.
  Зал, в котором мы праздновали, мог вместить несколько тысяч гостей. И он вмещал.
  Здесь были и несколько Героев древности, заслужившие покой на лаврах в гостях у Властителя Артиэна. Их наряды являли собой настоящее величие, а лица Героев были преисполнены нездешнего Света и бесконечной Тьмы.
  Столы ломились от яств, в кубках не кончалось вино, повсюду слышался радостный смех и возгласы, полные удовольствия. Вель и Рейда чувствовали себя здесь как дома.
  Я сидел по правую руку Артиэна за главным столом. Место Эльдиана было по левую.
  Артиэн часто смеялся и шутил, обмениваясь с нами понимающими взглядами. Он был в великолепном настроении от того, что я освободил Эльдгардайёна. Я поднял голову от бокала, наполненного искрящимся синеватым вином и встретился взглядом с Эльдианом. В его глазах отражались приключения, которых я и представить не мог. Он улыбнулся. Я улыбнулся в ответ. И я утонул в его синих глазах.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"