Грин Андрей: другие произведения.

Истории давно почившего мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:


Андрей Грин.

Десять Голосов Правосудия.

Истории давно почившего мира.

У тебя на сердце камень,

У тебя в руках вода,

В волосах застыло пламя,

Ветер в голове, бардак.

Между деревом и зверем,

Свой тотем поставлю я,

Только мне уже не верят,

Сила Слова здесь - твоя.

Для убийцы путь не долог,

Чтобы мог Богов убить.

Только манускриптов ворох,

Только б, силу раздобыть.

Кто-то стал быстрее пули,

Кто научится летать...

Ты богиня, судеб улей -

Мне убийцей Бога стать.

Камень разрубает меч мой,

Пламя вдруг собьёт вода...

Что со мной, я в муках вечных...

Ветер в голове, бардак.

Посвящается Рональду Толкиену, Масаси Кисимото, Стэну Ли...

   Всё это случилось в стародавние времена, когда не существовало ещё единого знания о мире, и многие земли ещё не были цивилизованы. Когда люди только и делали, что ходили в крестовые походы да воевали. Эльфы защищали свои леса от непрошенных гостей, а орки, - приступы к горам, у вершин которых они жили. Нельзя сказать, что орки были безобидны - даже наоборот, этот народ, в своё время, был самым кровавым, но, заняв своё место в этом мире, они успокоились, да и не было глупцов, кто решился бы напасть на их варварские поселения.
  
   На севере одного континента жили рыцари, которые при всей своей любви к холодному оружию, взрывам и физической силе, кроме Касты Воинов, создали также и Касту Жрецов, которая тоже участвовала в битвах, применяя в бою магические техники, управляющие льдом. На юге этого же континента в лесах жили эльфы, а возле гор - жили орки, слабо владеющие клинками или луками, но которым не было равных в рукопашных поединках. Кроме того, за долгие годы, орки построили свою религию, и давно не являлись безумным стадом, - они жили в общинах, строили монастыри и высокие башни - колокольни, а их монахи были очень сильны в магических приёмах, управляющих стихией молнии. На другом континенте - на севере жили самураи, применяющие в бою и магию и оружие, а на юге жили друиды, высшие из которых, могли использовать в бою помощь деревьев и даже проходить сквозь землю. Также существовали ещё два племени, - которые, являясь людьми, настолько глубоко ушли в мир магии, что даже внешне немного отличались. Где-то на границе между землями друидов и самураев, жили эти два племени, каждое из которых вобрало в себя частичку и северной и южной культуры и техники ведения битв. Племя Взора Смерти развивало техники гипноза и владело телепортацией. Племя Ясного Взора обладало пронзающим взглядом, способным находить противника на больших расстояниях, не взирая на преграды, и управляло чистой энергией - пропуская её через любые препятствия, отбрасывая соперников, и даже сковывая их движение.
  
   Друиды и эльфы, как наиболее цивилизованные племена, уже давно вели между собой торговлю, обменивались опытом, и отправляли своих учеников изучать магию в дружественное племя. Не редко, отправляясь в путешествия по морям, те, не возвращались оттуда - меж континентами уже давно курсировали банды морских разбойников, жаждущие наживы, они становились настоящими убийцами на море.
   Стоит сказать что, внешне, люди, орки и эльфы были очень похожи, они не отличались ростом или наличием разных конечностей. У всех было по две руки, по две ноги. Разве что, средних размеров орк гораздо крупнее обычного человека в плечах и мускулатуре, многие из орков страдают полнотой, чуть более смуглые и обязательно темноволосые. Эльфы же наоборот - их кожа гораздо более светлая, чем у обычного человека, и они обязательно светловолосы, гораздо более стройные. Некоторые эльфы, принадлежащие к высшему сословию, отличавшемуся чистотой происхождения, выделялись также и необычным строением ушей. Жители племени Ясного Взора и Взора Смерти, от обычных людей отличались цветом волос и глаз, а также способностью их глаз изменять цвет, во время применения их магической силы. В остальных племенах такую способность развивали редкие маги, пережившие тяжелые потрясения, и замкнувшиеся в этом, на какое-то время.
  
   Долгие годы, в этом мире, Богиня Стихий, натравливала народы друг на друга. Народы шли войной на своих соседей, а властители оберегали эти порядки, и усиливали военную мощь своих территорий. Объединённая сила магии эльфов и друидов, заключила безумную богиню в заточение, в Храме Божественной Благодати. Сменявшиеся Смотрители Храма, проверяли магические механизмы, не дававшие ей покинуть этой территории, но и оттуда, она продолжала насылать свои чары. Черёд решающей битвы был уже близок...
  
   Мир, наполненный магией, мир, где человеку были подвластны стихии, мир, где война шла ради войны, а ради мира шли переговоры. Сейчас его уже нет, но давайте присядем на минутку, и послушаем историю, из этого давно почившего мира... Многое ещё стоит Вам рассказать, о многом хочется предупредить заранее, но, пора переходить к истории ...
  
  

История Бирюзовой из Полных Лун (для тех, кому так больше нравится - Глава 1)

Я пишу, - за окном темно,
Может только тебе есть дело,
До того, что, - уже давно,
И не нами, выбор был сделан.
Кто-то хитрый сидел, мечтал,
Разрубая стихии мечом,
Книгу жизни о нас создавал,
Написал, и забыл о чём.

*******

  
   "Дождь... он льёт уже третий день, не переставая, и зачем я только вывел свою команду в море", - думал Пират, поглядывая на свою команду, которая, поскальзываясь и психуя, крепила канаты на реях...
   Пирата все звали именно так и только так, - "Пират", он сам назвал себя так и даже ближайшие к нему не знали его настоящего имени и настоящего происхождения... И никто, ни одна живая душа даже не догадывались, кем он был, до того как впервые вышел в море... И сам он пока ничем себя не выдал, - авторитет, и место капитана он заработал своими кулаками, кинжалом, и здравым рассудком, что не раз выручал его в схватках...
   Стоя у штурвала, Пират вспоминал свою последнюю битву с самураем по имени Драгон, из-за которой они целый месяц чинили судно... Самурай не только отлично владел мечом, но и очевидно, был выдающимся магом, так как мог призывать для поединка несколько тел-воинов, каждое из которых сражалось отдельно от своего хозяина, но все они контролировались одним разумом... Только богатый опыт Пирата, и его владение магией водной стихии, спасло команду от полной гибели. Он очень живо управлялся мечами, помогал себе волнами воды и прикрикивал на свою команду, которая помогала ему, организовывая взрывы и, отвлекая противника своими атаками... Перед самым концом битвы, Пират уже чувствовал, что если не будет выхода, ему придётся раскрыть свой секрет, открыть своё происхождение, но внезапно Драгон отступил и морской разбойник вздохнул с облегчением... Но всё же, разрушений было более чем достаточно. Боцман вместе с командой смогли устранить некоторые, но корабль все равно находился не в самом лучшем состоянии. Сейчас команда латала главную мачту и меняла паруса. Левиафан мог двигаться сам, но, оставаясь полуживым существом, требовал отдыха и сна. В такие моменты корабль двигался силой ветра и магических кристаллов. Скорость корабля была не ахти, краб Драгона порвал плавники на хвосте Левиафана, и тот не мог быстро плыть. Пират не спешил, он щадил свою команду и свое судно. И, по его мнению, чем больше они отремонтируют здесь, в море, тем меньше заплатят за ремонт в порту Галилей. А латать обшивку все равно придется, нельзя подставлять борта Левиафана под удары других кораблей.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось чуть больше полугода...
  

*******

  
   "Молнии... Всё небо озарено молниями, - ну как, как можно было попасть на отряд орков-монахов, тем более на этот самый отряд... Ну, неужели эти придурки не заметили Райдена...", - проносилось в голове Тёмного Эльфа, наблюдающего за битвой. Он уже не мог помочь своим соплеменникам, и в одиночку с отрядом орков-монахов ему не справится, это он прекрасно понимал.
   Он ушёл, бросил своих неудачливых соплеменников, - но не просто так, а пополнив свой багаж знаний и способов применения магии молнии на поле боя. Он наблюдал за боями орков-монахов давно, и он был единственным из эльфов, кто родился с предрасположенностью к магии молнии, более того - за всю историю их племени - он был единственным темноволосым. Только мать Тёмного Эльфа знала истинную причину странностей сына...
   Он очень много времени отдавал тренировкам тела и владения холодным оружием, и редкий воин его возраста рисковал с ним связаться, главной его целью в жизни была битва, - предсказанная ему битва с Райденом, самым могущественным из орков-монахов... Ничего не скажешь, более чем достойный противник.
   Битва разыгралась на одной из отдельных цепей гор. Такие мини-гряды были раскиданы по всем землям орков, перемежаясь степями и полями. Где-то даже была речка. Тёмный Эльф чувствовал глубинным чутьём, что пустыня, что находилась почти в центре континента, уже близко... Совсем близко. Как и его битва, его бой и его судьба.
   Напряжённо следящий за ходом боя, Эльф всё же едва не упустил бесшумное появление Райдена. К счастью, обострённый слух и отменная реакция в очередной раз его выручили. Райден был в соломённой монашеской шляпе, закрывающей пол-лица, и неизменным Клинком в ножнах. Эльф подобрался, цепкий его взгляд отмечал всё - и безмятежно-уверенное выражение глаз, и ненапряжённую позу, и скользящую походку. Силён, силён.
   Один из сражающихся эльфов подобрался и вытянул второй клинок из ножен. Едва уловимая улыбка скользнула по губам Райдена, и тот занёс обе руки, словно держа в них кусок воздуха. Треск и гром постепенно наполнили уступ, голубые искорки пробежали меж расставленных ладоней, сверкающие нити молний притянуло к Райдену... Тот резко выкинул обе руки в разные стороны, и эльфов разметало, словно сухие листья. Бой, до того шедший с почти равным счётом, превратился в избиение младенцев. С устоявшими после первой атаки, эльфами, с удвоенными усилиями и уверенностью разбирались орки-монахи. Одну из шаровых убийц Райдена, шальным веером разлетевшихся в стороны, притянуло к дубу Эльфа. Тот выругался про себя - кто же сядет на природный проводник молний перед встречей с магом стихии молнии, кроме него! Конечно, это только ему так везёт, причём всё время. Эльф мгновенно вытянул из ножен Громовержца и вздохнул спокойнее. Молния впиталась в лезвие, оставив бегать по поверхности весёленькие искорки электричества. Всё же его клинок был отличным, и незаменимым в предстоящей битве.
   Райден и монахи удалились. Серебристо-зелёные глаза напоследок окинули дерево подозрительным взглядом, но Райден, после недолгих колебаний, отступился - впереди было ещё много дел. Эльф с удовлетворением проводил их взглядом. Он собрал ещё толику информации, а предупреждён - значит вооружён. И, убедившись, что отряд орков удалился на достаточное расстояние, легко спрыгнул с дерева. С непринужденной грацией приземлился, и, вздохнув, отправился дальше - нужно было спуститься с горы и как можно более незаметно проследить за орками.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось около полугода...
  

*******

  
   "Ветер... Этот ветер пронизывает до нитки, в такое время года он только добавляет холода, - но решение принято, и отступить от него - уже нельзя", - попытался подбодрить сам себя Тамплиер перед входом в убежище Тёмного Жреца. Они были не только друзьями, но и главными соперниками, каждый был признан лучшим в своей касте, и каждый готов был отдать жизнь, друг за друга. Но, несмотря ни на что, Жрец был прожженным практиком, и мог с ходу забраковать идею Тамплиера. Тем более что последняя не была ничем не подкреплена, кроме как предчувствиями Рыцаря. Оставалось надеяться на чутьё друга и его же верность дружбе.
   - Ты всё-таки отправляешься? Это же безумие... - сказал Тёмный Жрец, почему-то вертя в руках свои артефакты. - Зачем это вообще тебе нужно? Какой толк от твоей затеи? Я ещё с трудом, но понимаю первых рыцарей-крестоносцев, что отправлялись в походы в поисках Божественной Благодати, Вечной Жизни, Мудрости Друидов, Роковых Мощей и прочей ерунды. Но идти в поход, чтобы собрать десять лучших воинов мира, это какая-то бредятина, друг мой... Во-первых, как ты думаешь их проверять на "лучшесть"? Я, конечно, смогу помочь, но только через вскрытие. Только боюсь, после этого они тебе уже ничем не смогут помочь, в качестве зомби они же тебя не устроят, правда? Во-вторых, как ты их найдёшь? Турниры - это хорошо, но они существуют преимущественно среди рыцарей. В-третьих, а если они окажутся из враждующих племён? А если он просто не захотят - об этом ты подумал? Что, если твои предчувствия навеяны чем-то другим? Ты не съел случаем, чего? Грибов там, мухоморов? Знаешь, такие грибы с красной шляпкой и белыми пятнышками, - Жрец явно издевался, заодно оттачивая на Рыцаре свой сарказм и иронию.
   - Просто ответь мне, мой друг, ты идёшь со мной? - спросил Тамплиер, он почти пропустил мимо ушей половину тирады Жреца.
   - Сейчас уже... Разбежался... Как же, отпущу я тебя одного шататься по всему миру в поисках такой же двинутой братии...
   Тёмный Жрец выдвинул стоящий за столом мешок, по одному взгляду на который Тамплиер понял, что его друг и не рассчитывал его отговорить, а уже давно ждал начала этого приключения. Жрец небрежно втиснул в мешок те артефакты, что вертел в руках - Тамплиер, наконец, узнал Жезл Чумы и Кубок Анемии - и вскинул его на плечо. Тамплиер широко улыбнулся, и Жрец ответствовал привычной ухмылкой. Рыцарь был рад тому, что друг явно не собирался бросать его. Впрочем, другого, он и не ожидал. Выйдя со Жрецом из его укрытия, он полной грудью вдохнул свежий воздух, пропитанный ожиданием.
   - Пора, мир ждёт, - чуть-чуть патетично выдохнул Рыцарь.
   - Ну да. Труба зовёт, только вперёд, снесём всех, кто не согласен... - насмешливо пробурчал себе под нос Тёмный Жрец. И оглянулся, окидывая жестким взглядом окрестности.
   - Надеюсь, это хотя бы будет весело. Мне становиться скучно, эта эпопея наверняка встряхнёт меня и мир заодно... Мы уже стали покрываться мхом и болотной ряской, - сказал Жрец неопределённо, в воздух. Рыцарь не обратил особого внимания - он привык, что его друг несколько странен, и вполне способен разговаривать сам с собой. В его запутанные мысли лучше не соваться, для собственного душевного равновесия.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось менее полугода...
  

*******

  
   "Огонь... кругом огонь, лава и постоянные землетрясения. Ну, каким Богам мне молится, чтобы они успокоили нашу грешную землю...", - оглядывая с вершины остывшего вулкана, горизонт, произнёс Оракул, - "это снова ты", - сказал он, как могло показаться, в пустоту.
   - И откуда вот, ты всегда знаешь, когда я появлюсь? - сказал Искуситель, возникший, казалось бы, из ниоткуда.
   - Вот именно поэтому-то меня и называют Оракулом. Я знаю, что произойдёт...
   - Ну, я так не играю, скучно с тобой... Может, пойдём, выпьём? Или к девчонкам? Как ты на это смотришь? Нет, ты не подумай. Я вовсе не пытаюсь, вновь попробовать, тебя перетянуть на сторону нашего племени, просто - по-дружески отдохнуть предлагаю.
   - Я без повода пить не стану, да и тебе не советую, - твоей печени уже давно тебя придушить хочется, а пойдешь к нашим девчонкам, будет драка.
   - Ой, нашёл кого пугать дракой. Иди, муху навозом припугни.
   - Ну, смотри, как знаешь. Дело твоё. Да, есть ещё кое-что... Пришло время сказать тебе это - нам пора готовиться. Скоро, нам с тобой, предстоит очень дальний путь, самое опасное в нашей жизни путешествие...
   - Нам?
   - Тебе и мне, и ещё нескольким людям, которых мы пока не знаем...
   - А говоришь, пить не будешь... Уже, видимо... Или это ваши травки с Симо, так действуют?
   - Я говорю серьёзно. И ты сам знаешь, что с тобой мне не до шуток.
  
   Искуситель прекрасно это знал, и отчётливо понимал, что, сказанное ему Оракулом, уже было предрешено. Значит, так встали звёзды, значит, так он прошёл свой путь до этого момента. Если бы это ещё можно было изменить, Оракул бы не стал тратить слова и время, рискуя своей репутацией и именем.
   Их нельзя было назвать друзьями, но и врагами они уже давно не были. Они были достойными соперниками, и в поединках, друг против друга, всегда дрались с честью, уважая силу соперника. Оракул был прорицателем своего племени, племени Ясного Взора, опытным воином, и происходил из древнейшего рода, чем всегда гордился. Искуситель был молодым воином, из, когда-то враждующего с Оракулом, племени Взора Смерти, ныне мирно соседствующем. Искуситель сгубил немало выдающихся воинов, и прозвище своё, он получил именно в бою, - за любовь к использованию обманных уловок и гипнотических наваждений, а не только, за его греховодный образ жизни. Прозвище так закрепилось за ним, что настоящее его имя - Аластар, многие просто не помнили.
   Бывшие соперники развернулись спинами друг к другу. Сделав несколько шагов по тёплому камню, Искуситель исчез, оставив лишь след в воздухе, от воронки телепорта. Оракул, сотворив немыслимую фигуру из пальцев, и прошептав что-то себе под нос, стал спускаться к своей хижине. Он медленно парил в воздухе, на небольшом расстоянии от поверхности горы, порой, принимая идеально горизонтальное положение. Со стороны казалось, что между ним и горой образовалась воздушная подушка, не дававшая ни приблизиться к поверхности, ни отдалиться от неё. Оракул приблизился к хижине, встряхнул пальцы, и шагнул на землю. Уже заходя в хижину, он поднял глаза на вершину. Всё, что он успел заметить, - это свежий след от воронки телепорта.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось совсем мало времени, чтобы всё успеть...
  

*******

  
   "Пепел... Серый пепел, с лёгким привкусом неизбежности и тяжёлым запахом несбывшихся надежд. Пепел. Он оставляет после себя лишь горечь на губах, и нет никакого способа избежать постыдных слёз" - завороженная зрелищем тихо догорающей ветки, Шет смахнула с тонких пальцев сероватую плёнку и подняла голову.
   "Всё, решено. С этих пор буду попадать в плен только эльфам - у нас самые комфортные узилища. Тихо, светло, спокойно. Да и сама... кхм... Камера из дерева" Эс-Лахар окинула взглядом переплетенье веток и золотистых листьев. Шет вздохнула и, поморщившись, потянулась почесать левую руку, но вовремя опомнилась. "Нельзя расчесывать иероглиф - иначе всё затянется еще больше", - всплыли в памяти слова отца.
  
   *******
   Верно говорят - век живи, век учись, а всё равно дураком умрёшь. Уже шестнадцать лет Шет жила в городе орков, но так и не удосужилась узнать, что означает принятие последнего вздоха умирающего орка. Поэтому и удивилась, получив приглашение от Старейшины, самого загадочного и сильного из Совета Орков. Стать чьим-то душеприказчиком, причём не по своей осознанной воле и, не имея возможности прерваться хоть на день... Не слишком приятная судьба, правда? Сирота, из милости подобранная бездетной семьёй орков в возрасте четырёх лет помнила лишь пепел на месте своего дома и темноту чужого леса. Шет и так была загружена уроками в Военной Академии Орков - свой выбор, кстати! - а теперь ещё и эта... Работёнка.
   Слава Серану, родители были людьми умными и сразу же заметили "проявление" последнего вздоха Ран-Гора. Дело в том, что быть "наймитом" - принявшим последний вздох - имеет одну очень неприятную особенность. Пока долги и желания умершего ещё висят на тебе тяжким грузом, в тебе живёт этот самый вздох и иногда заявляет о себе. Довольно громко заявляет, надо признать. Сначала на коже появляется красноватое пятно, потом оно начинает бешено чесаться, и, в конце концов, принимает форму иероглифа. А какого - зависит от характера "найо" - самых больших долгов и самых сильных желаний. Как только займётся рассвет, в сознании всплывает голос умершего, мерно говорящий об очередном долге. И так день за днём, пока последняя воля не будет исполнена, и счастливая душа не отправится пировать в кровавые чертоги Серана. В общем, в эти дебри глубинной магии орков лучше не соваться - хлопот потом не оберешься. В этих "лесах" мог заблудиться даже Совет племени, полным составом.
   Но была надежда, что конец мучений близок - это подтверждалось размерами зудящего пятнышка, принимающего всё более отчётливую форму. Шет оплатила столько долгов Ран-Гора, что уже сбилась со счёта. Желания и долги были странны и удивительны, никоим образом не напоминая те, с которыми другим "наймитам" приходилось иметь дело. Некоторые стоили пары монет, другие - долгого разговора, а иные требовали напряжения духа и тела. Шет радовалась тому, что не отлынивала от уроков в Академии.
   И вот, наконец, пятно почти приняло форму иероглифа ("судьба" - уже можно было разобрать, вглядевшись), и на утро этого дня Шет встала с больной головой и очередным странным поручением. Эс-Лахар вздохнула и отправилась собираться - её ждал долгий путь в Леса Эльфов... Самоубийственный, надо доложить, путь.
   *******
  
   Шет вынырнула из воспоминаний, услышав шорох приоткрывающейся створки - в комнату зашёл капитан отряда лучников. Именно он задержал Шет на окраине города Лл'аэр, когда девушка пыталась пройти сквозь ворота.
  
   - Наш Старейшина готов тебя принять.
   Шет остолбенела. Когда она думала об эльфе, имя и адрес которого назвал Ран-Гор, она никогда не думала о том, что он может оказаться важным человеком!.. Шет скрыла своё удивление и встала.
   - Веди.
   Старейшина оказался молодым - на вид - мужчиной с роскошной гривой серебряных волос и пронзительным взглядом. Шет поклонилась и рассказала про Ран-Гора. Немного помедлив, она озвучила его волю. Зелёные глаза эльфа засверкали, и он взмахом руки поблагодарил девушку.
   Когда та уже вышла, он тихо произнёс себе под нос:
   - Никогда бы не подумал, что Посол окажется Посланницей... Что же, если это выбор Ран-Гора, то она достойна. Надо сообщить другим Старейшинам. Близится час выбора...
   Когда Шет уже выходила за Врата, её догнал какой-то лучник и вручил две спафы. Глаза девушки расширились от удивления - о эльфийских "брате" и "сестре" ходили легенды, но никто из не-эльфов не держал в руках это чудо.
   - Это велел вам передать Старейшина.
   И лучник исчез. Шет трясущимися от восторга руками огладила ножны и прикрепила их за спину. Впереди было ещё много свободного времени для тренировок - намертво запомнившийся голос Ран-Гора сказал, что ей нужно будет найти...
   "Оракул, Искуситель, Пират, Драгон, Тёмный Жрец, Тамплиер, Тёмный Эльф, Райден, Ассасин и Берсерк. У каждого есть цель, тайна и мечта..." - сразу всплыл в памяти, словно выжженный в мозгу, голос.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось немало времени для тренировок.
  

*******

  
   Снег... Белые кристаллы тысячами сыпятся с неба. Так было и так будет, но мне невыносимо видеть его. Он угнетает меня, и раскрывает мою тайну. "Я никогда не видел тающего снега" - подумал Драгон. Сражение с Пиратом и его командой не шло из головы воина. "Как обычный человек мог победить меня? Лучшего воина этой страны. Я должен узнать". Надев рогатый шлем, Драгон вышел из дома. Снег скрипел под ногами, пока самурай спускался по лестницам своего дворца. В его краю зима была особенно сурова, снег шел здесь почти круглый год. Лишь летом расцветали волшебный деревья Окашии, окрашивая снег в розовый цвет и распространяя свои лепестки по округе. И горе было тому, кто запятнает свой меч кровью другого самурая. В это время прекращались распри, и все кланы собирались в священной роще. Вздох вырвался из груди воина, и он прогнал воспоминания. Замок вздохнул, когда Драгон перешел по мостику через ров.
   - Я вернусь к моменту, когда расцветут волшебные деревья, до этого времени ты никого не должен пускать сюда.
   Гигантский полярный краб, на котором стоял дворец послушно вздохнул и закрыл глаза. Сейчас было время его спячки. По дорожке, мощенной красным кирпичом, он подошел к пагоде, стоявшей на отшибе. Охранники Храма Ветров были заранее убиты, воины Драгона стояли на страже. В эти смутные времена все сражались друг с другом, и храм переходил из рук в руки. Двери распахнулись, впуская в здание холодный воздух. Изнутри здание казалось еще больше чем снаружи. Драгон зажег факелы и подошел к дальней стене здания. Огоньки плясали на стенах, изображая чудных зверей.
   - Достопочтенные предки, я проиграл битву, но клянусь честью нашего клана, найду своего противника и одержу победу.
   Его слова эхом разнеслись по пагоде. Опустившись на одно колено, воин зажег священные благовония перед статуей изображающей его предка. Самураи считали себя основателями мира и для этого были причины, их священные техники разительно отличались от умений прочих рас, а обращение с оружием было основным искусством этого народа. Если бы не малочисленность, они бы покорили весь обитаемый мир. Но видимо природа этого не хотела. Закрыв глаза, Драгон вдохнул священные благовония, и услышал голоса.
   - Твое будущее не предопределено, мы не видим, что случится, но нить твоей жизни имеет золотистый оттенок, это хороший знак. Иди молодой Драгон, не беспокойся за свою страну, мы верим, что ты исправишь наши ошибки.
  
   Самурай поднялся с колен и открыл глаза. Поклонившись, он вышел из пагоды.
  
   - Ты ведь соврал ему, Керр, - в пагоде затихающие голоса перешептывались друг с другом.
   - Это было необходимо, я не могу допустить, что бы мой правнук попал под влияние наших заклятых врагов, мы и так потеряли слишком многих.
  
   Самурай не мог слышать этого разговора, охваченный пламенем ярости он уже вышел из Храма. На снегу его ждали четыре тела.
   - Мы с тобой хозяин, - голоса слились в единый стройный хор.
   Драгон лишь кивнул.
   - Мы отправляемся прямо сейчас.
   Спустившись, ниже воин оседлал своего ездового волка.
   - Вперед, Фенрир.
   Стремительной вспышкой промелькнули пять фигур на волках, и растаяли среди бескрайних снегов.
  
   Лишь ветер разметал их образы, как к пагоде подъехали воины. От них шел пар. Главный из них прокашлялся.
   - Черт мы их упустили. - Ядовитая желчь струилась в его словах. - Надо доложить главе.
   Но не успел он закончить предложение, как вспышка из Храма разметала воинов по снегу. Великий Дракон защитил своих сыновей. Однако, Драгон не узнал этого, он всё также скакал на снежных волках по своей стране.
  
   До Дня Цветущих Деревьев я исполню клятву, - еще долго кружил ветер эти слова.
  

********

  
   Туман... Он бел и загадочен, густые клубки иллюзий и воспоминаний... Перед рассветом, когда только первые лучики солнца пробиваются сквозь густые облака, вся земля орков окутывается густым туманом. В таком густом тумане нельзя было разглядеть даже проходящего рядом орка... А это о чём-то, да говорит. Лишь на самых вершинах гор туман был практически рассеян потоками ветра. С вершин можно полюбоваться на пелену тумана, покрывающую землю. Горы были цитаделями, на которые туману не взобраться. И на самой высокой из этих вершин, обдуваемой прохладными потоками ветра и в то же самое время согреваемой первыми лучами солнца, величественно, но одиноко, стоял на краю Райден. Его обуревали чувства и эмоции, тяжёлые мысли метались в его голове, перетекая в размышления о смысле в его существовании. Он смотрел вниз с вершины горы, как смотрят на свою жизнь пророки, но из-за густого тумана невозможно было что-либо разглядеть. Когда солнце уже практически полностью выкатило свою пылающую колесницу в небо, туман расцветился различными оттенками. Смущённый розовый, вызывающий красный, легкомысленный сиреневый... Дымка рассеивалась у самых ног Райдена, внизу резко уплотняясь и превращаясь в плотное одеяло. Узрев это прекрасное зрелище, Райден сел на камень и, свесив ноги с горы, закрыл глаза, погружаясь в прекрасный мир воспоминаний... Цветные и выцветшие картинки мелькали перед его глазами, иногда замедляя свой бег и давая рассмотреть себя со всех сторон. На языке горчил вкус поражений, сменяясь сладостью побед.
   Около часа Райден сидел в неподвижной позе, под обогревающим солнцем и обдувающим, уже только слегка прохладным, ветерком. Туман начал рассеиваться, давая увидеть поля и равнины, другие вершины и ленту водной глади. Но вскоре Райдена прервали от его дум... Сквозь утончающуюся дымку тумана он смог разглядеть ополчение его соплеменников. Они были во всеоружии. Это было очень и очень странно, так как никаких войн или стычек не предвиделось. Они что-то кричали, но из-за огромного количества голосов и сбивающего с толку эха Райден ничего не мог разобрать. Но понятно было одно - крики были угрожающие и воинственные, его хотят уничтожить... Вдруг рядом с ним в камень со звоном воткнулся клинок, уйдя по самую рукоять. Судя по силе, он был брошен с соседней скалы... И весьма злым в данный момент человеком - или орком. Обернувшись, Райден обомлел от удивления - на скале сидел его лучший друг Хаятэ. С самого детства они всегда были вместе, они всегда прикрывали друг друга, если что-нибудь чудили, были поверенными тайн друг друга... Но теперь Хаятэ смотрит на Райдена совсем другим взглядом, его взор полон ненависти и жажды мести... Ни капли сожаления в этом пылающем море, ни грамма привычной теплоты в этой адской смеси. Этот взгляд вживую убивал Райдена, терзая душу и сердце. С этим диким взглядом друг... Бывший друг выкрикнул:
   - Это твои последние часы, Райден! Ты не достоин её любви, не достоин!! - и прыгнул на него с клинком, режущим ударом содрал клок кожи на правом плече. Если бы Райден вовремя не среагировал, то ему перерубили бы ключицу... Орк крикнул:
   - Да что случилось с тобой, Хаятэ?! - а друг оскалился-улыбнулся, и горько сказал:
   - Я признался ей. Признался, понимаешь?! А она сказала, - в глазах плеснуло через край горечи и какой-то звериной тоски, - Сказала, что любит тебя! Тебя, такого всего из себя идеального! Гениального мага стихии Молнии, защитника всея орков! - Хаятэ снова атаковал, он пылал жаждой мести.
   И тщетно пытался его успокоить Райден. Та девушка, прекрасная орчанка, была для друга наваждением... Гнев, боль и месть застилали глаза, заставляя бросаться в бой очертя голову - в безумной надежде, что если он убьёт Его, заберёт его славу и титул, она будет с ним! Будет...
   На вершине ежеминутно проливалась кровь, но это была не кровь Райдена... Вершились заклятия, громыхала гроза, посверкивали молнии и разряды электричества. Они скрывали битву сердец, бой душ, бой между многолетней любовью и такой же многолетней дружбой. Хаятэ, истекая кровью, всё ещё был полон сил и уверен, что победит. И произнёс, ликуя:
   - Я же уже сказал - твоё время вышло! Ты не достоин её любви, не достоин! Умри же!
   Хаятэ собрал все силы, что у него были, и засветился зелёной аурой. Блистающий покров всё рос и рос, он накапливал силу для последнего, решающего удара. Его клинок уже был не из стали, а из "плоти силы", и тоже светился зелёным. Райден, не проронив ни слова, стоял спокойно и как будто даже не реагируя, на то, что тот собирает силу. Просто стоял с закрытыми глазами и опущенным Клинком... И вот Хаятэ, собрав всю свою мощь, понёсся с огромной скоростью на Райдена... Он приблизился к нему и колющим ударом метит прямо в сердце, но как только его клинок коснулся Райдена, время вокруг них как будто остановилось. Хаятэ дальше не мог вонзить свой клинок, его клинок вошёл лишь на полсантиметра в грудь бывшего друга и замер, словно остановленный самой сущностью Райдена. Небольшая струйка крови побежала по телу последнего, и вдруг из этой малюсенькой ранки стали появляться разряды молнии. Треск становился всё громче, возле раны бегали крохотные голубые искры. Затем молнии обвили всего Райдена, и между противниками стал нарастать белый свет. На мгновение всех ослепило. Свет, режущий свет, выжигающий всё вокруг... Он поглотил всё, включая и их. Придя в себя после этой мучительной вспышки, Райден увидел лежащего рядом Хаятэ, истекающего кровью и уже не дышавшего... Слёзы закалённого бойца оросили землю, проклиная всё и вся. Он не мог простить себя за убийство друга и молча смотрел на тело Хаятэ, виня себя и вопрошая небеса о тяжести своих грехов. Какими же они должны быть, чтобы привести к такому?..
   И небо затянулось тёмными тучами, и полил дождь, угрожающе засверкали молнии... Райден с ужасающей ясностью понял, что ему больше здесь не место и спрыгнул со скалы. Он парил в воздухе, направляясь к окраине поселения, из-за сильного ливня его никто не замечал, что было и к лучшему... Дождь, милосердный и участливый, смывал его слёзы, даря прохладу и утешение. К вечеру, Райден был на границе земель рыцарей и орков.
  
   До Дня Цветущих Деревьев ему предстояло пройти свой путь...
  

*******

  
   Свет... Свет был единственной радостью, в этом темном мире для людей... Все когда-то тянулись к свету, но со временем люди отошли от этого и стали вязнуть во тьме, постепенно погружаясь в быт, труд, болезни, войны... Всех, кто пытался обратиться к свету, унижали и пресекали, мол, они не от мира сего, что им у нас делать?!
   Вот и девушка, тянувшаяся к свету, вся из себя лучик солнца, отвергнутая миром, сидела на подоконнике, и устало смотрела вдаль. В никуда... Её взор был мягок и тепел, но в душе гулял ветер и шли дожди, сменяющиеся обжигающим снегом... Её светлые волосы томно прикрывали один из её выразительных глаз, в которых отчётливо просматривалось одиночество души... Девушка с певучим именем Хэйлли сидела на подоконнике, одном из её излюбленных мест. Остроконечные её уши слабо подрагивали в ответ на каждый шорох. Длинная роскошная грива золотых, пахнущих летом, мёдом и травами волос, мягко струилась, достигая пола, и даже чуть дальше. Голубые глаза, полуприкрытые веером густых, невероятно длинных и изогнутых ресниц, светились добротой. И чем-то высшим, недоступных другим, веяло от хрупкой фигурки... Удивительно, как среди орков, отличающихся совершенно другой красотой - дикой, звериной, хищной - затесалась такая непохожая на них девушка. Да ещё и уши... Но об этом позже. Судьба порой выкидывает странные фортели...
   - Ну, что, - говорила Хэйлли сама с собой, - что теперь? От кого я бегу? Я не нужна здесь никому... Я лишняя здесь... Ну почему, почему?
   В памяти всплывали, топча её душу, жестокие слова.
   "Уродина!.. Дура! Ты ужасная!.. Не хочу с тобой играть, уйди!.."
   - Я больше не могу здесь оставаться, да и не должна здесь ничего и никому.
   Девушка решительно соскочила с подоконника и стала собираться. Она сама не знала, что ее ведет и куда она так спешит. Но, наверное, она спешит к мечте, к цели, к чему-то непостижимому, неясному, но такому нужному и светлому! Она задыхалась в этом месте, оно давило на неё, заставляя ежиться и метаться в кошмарах по ночам...
   В голове играла песня, ей незнакомая, но донельзя напоминающая всю её ситуацию. Песня имела довольно тёмный смысл...
  
   Когда же они перестали следить за тобой,
   Ты воспользовался этим, и убеги....
   Ты беги со всех ног, беги быстрее ветра,
   Не оглядываясь назад....
   Когда ты узнаешь, что твое время пришло -
   Ты знаешь, ты приготовишься к этому...
   Так, не прощаясь со всеми, выпей и помолись...
   Когда ты лежишь и видишь сны,
   Когда ты лежишь в своей постели
   И ты просыпаешься, перестаешь видеть сны -
   Для того, чтобы танцевать с мертвецами...
   Когда ты лежишь и видишь сны,
   Когда ты лежишь в своей постели
   И ты просыпаешься, перестаешь видеть сны,
   Чтобы потанцевать с мертвецами....
   Думаю, что и сегодня ты никогда не узнаешь,
   Почему они отпустили тебя....
   Но я больше никогда не пойду танцевать -
   Я танцую с мертвецами!..
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось три полных луны...
  

********

  
   Облака... На вершине мира всегда так близко облака, что кажется можно достать их рукой или, даже, прыгнув в них - растворится в их бесконечной нежности...
   Смотритель Храма Божественной Благодати в это утро поднялся чуть позже обычного, но, как и обычно, вышёл к воротам с лютней. Утро выдалось просто чудесным, птицы приветствовали Смотрителя своими трелями, а воздух был наполнен ароматами горных цветов. Смотритель оглядел свою территорию, привычная стена тумана накрывала горный серпантин практически снизу доверху. И вдруг, в тумане, он заметил человека, который явно не был послушником этого храма, более того - он явно не мог быть и из тех, кто вообще знал о существовании этого Храма и дороги к нему. Руки путника были в крови, одежда наполовину изрезана, было очевидно, что он не обнаружил, или не смог открыть секретного хода наверх. Странник был окружён собаками, таких собак разводили в эльфийских лесах, и обычно, они доверяли только эльфам. Он был экипирован как воин из гильдии эльфийских мечников, а на груди было клеймо, клеймо Друида Боевых Навыков. При этом всём - это был явно человек, а не эльф и не друид. Однако, без знаний эльфов и друидов, он бы не оказался здесь. Даже взобравшись через колючие кусты, по отвесной скале, при помощи одной только ловкости, пройти через этот туман, не поднимаясь изнутри горного серпантина, мог только маг воды высшего уровня, знающий и эльфийскую школу магии воды и обучавшийся в магистрате друидов. Смотритель поспешил на встречу путнику.
   Собаки обнюхали Смотрителя, но не издали ни звука. Он закинул руку путника себе на плечо, и довёл до ближайшей скамьи.
  
   Этот человек много путешествовал по миру, но, не задерживаясь в каком-то одном месте надолго настолько, чтобы завести семью, повидав множество людей, он оставался бродячим отшельником. Он учился магии у Друидов, ослепшего на один глаз, его вылечило Племя Взора Смерти, и подарило часть своих знаний для управления его новым глазом, он учился ковать холодное оружие у самураев, отлично ориентироваться в лесу эльфов, и понимать собак, он стал после эльфийского плена. Мягко сказать - он повидал мир, сказать чуть жёстче - он искал свою судьбу, и - он нашёл, что искал...
  
   Путник уточнил у Смотрителя, является ли это место Храмом Божественной Благодати, и, получив утвердительный ответ, откинулся на спинку скамьи. Он тяжело выдохнул, и огляделся. Служитель Храма принёс воды, и поинтересовался у пришедшего человека - кто он и с какой целью здесь. Утолив жажду, странник начал свой рассказ...
  
   До Дня Цветущих Деревьев по этому пику ещё пройдут незнакомцы...
  

*******

  
   Буран... Песчаная буря не утихает уже несколько часов... Искуситель не видел ничего в пределах нескольких шагов, но, до сей поры, это ему и не нужно было.
   -Вот это, действительно, можно назвать бурей!
   Впервые, с тех пор, как, несколькими часами ранее, Искуситель покинул родное племя, его голос нарушил тишину. Редко ему приходилось так долго молчать. Он чувствовал усталость и одиночество, и звуки собственного голоса показались ему незнакомыми.
Искуситель улыбнулся под платком, повязанным как маска, и защищавшим его от песчаных ветров. Старательно вглядываясь сквозь бурю, он поглубже натянул старую, и столько уже повидавшую, шляпу.
Сейчас Искуситель уже мечтал о том часе, когда доберётся до ближайшего поселения. Из-за бурана, он не мог видеть маршрута, а значит, не мог и воспользоваться телепортацией. Он слишком быстро замёрз - не могла помочь даже казённая воинская одежда, сильно утеплённая, специально рассчитанная для таких случаев, ведь во время бури в пустыне весьма холодно. Но, он ни на минуту не забывал, что сам сделал этот выбор. Он сам вызвался в поход по песчаным полям, в поисках заплутавших, и измученных пустынным климатом. Он слегка задрожал, поглядев на длинную тень, которую он оставлял на песке. "Ветер поднимается всё сильней, - подумал он. - А эти пронизывающие ветры, с наступлением ночи, принесут с собой невероятную стужу". Он испытывал огромное, разумное, желание вернуться домой намного раньше, но, на собственном опыте, знал, как может быть важна помощь, тем, кому придётся провести ночь в этой безжалостной пустыне.
Начинало темнеть. "Пора бы найти место для ночлега, - подумал Искуситель. - Здесь где-то неподалёку была пещера". Немного изменив своё направление, он отправился искать эту обитель шакалов.
Добравшись до пещеры, Искуситель вздохнул с облегчением. Войдя в это тёмное, весьма пугающее место, он сорвал с пояса факел и зажёг его. Взяв факел в левую руку, и вытащив из ножен кинжал, он стал медленно продвигаться вдоль стены, вглубь пещеры. Пройдя примерно метров сто, он услышал рычание...
   "Ну, вот и всё. Конец, - подумал он. - Это конец пещеры!".
   Искуситель помахал перед собой факелом, чтобы осветить как можно большую область, при этом считая шакалов... "Раз, два... Три, - считал про себя Искуситель. - Сегодня их меньше, чем обычно. Видимо буря застала их врасплох... Эх, судя по всему, сегодня удача на моей стороне". Только и успел подумать об этом Искуситель, как шакал заметил, что тот отвлёкся, и набросился на него. Но, не стоит забывать, что он был не из простых людей, воин Взора Смерти остается бдителен, даже к очень слабому противнику и всегда сражается в полную силу.
   Завидев прыгающего на себя шакала, Искуситель отодвинулся в сторону, и, спокойным движением, воткнул кинжал в его череп. Пока Искуситель был занят вожаком, на него набросился второй шакал. Но получил факелом в пасть, от чего, захлебнувшись огнём и дымом, задохнулся. Третьему шакалу повезло, поскольку Искуситель был уставшим, и не испытывал особого желания сражаться. Посмотрев шакалу в глаза, Искуситель насвистывал какой-то игривый мотив, отчего тот, с визгом, убежал прочь из пещеры.
   - Третьесортные пошли хищники! - Промолвил он.
Разведя костёр, Искуситель принялся за разделку мёртвых шакалов, только их шкуры интересовали его, и являлись целью схватки. Сняв шкуры, он постелил их на холодную землю, и лёг спать.
   Из его головы никак не выходили слова Оракула. "Пора готовиться... Скоро нам предстоит очень дальний путь". С этими воспоминаниями, отдавшись сладким предположениям, Искуситель уснул.
  
   До Дня Цветущих Деревьев время бежало очень быстро...
  

История Сиреневой из Полных Лун (для тех, кому по душе стереотипы - Глава 2)

  

*******

  
   "Гроза... Преддверие грозы, и влажный воздух дрожит в мареве очертаний будущего пути. Неизвестность томит душу, заставляя тихо разгораться новоприобретённую решимость"
   "Ты направишься к землям Рыцарей, поборников Справедливости... Тамплиер и Тёмный Жрец. Тьма и Свет, Добро и Зло, Честь и Бесчестье. Но не всё так просто, и у каждой медали есть своё ребро... Они друзья, они соперники. Ни один не может друг без друга, и как День сменяет Ночь, так и им предстоит..."
   Шет вскочила с кучи еловых ветвей, послужившей постелью, и огляделась. Вдали горела полоска рассвета, окрашивая хмурый лес вокруг в розоватые беспечные тона, под ухом тихо стрекотал сверчок, с веток срывались птицы.
   "Никогда ещё прежде Его речь не прерывалась и не была такой туманной. Серан, во что я ввязалась?"
   Задаваясь вопросом и взывая к иронично молчащим небесам, Шет погладила спафы:
   "Теперь у меня не будет времени повидаться с вами..."
   И взглянула на руку.
   Время пришло. По локтю и дальше расползались чёрные письмена, закручиваясь в неясные фигуры и истончаясь к концу. Как неясные дымные знаки, они разбивались чётким красный росчерком вдоль запястья и лёгким синим мазком по ладони. Эс-Лахар уже ничему не удивлялась, принимая всё как должное.
   "Земли Рыцарей. Не так уж и далеко, но и не так близко, как хотелось бы. Тамплиер и Темный Жрец. И как я их узнаю, спрашивается?.."
   Лес, окружающий Шет, и был границей, разделяющей воинствующих Людей и Эльфов. Последние не терпели присутствия чужаков, и лес был наводнён их отрядами. Даже странно, что девушка смогла подобраться к самому Лл'аэру.
   Незаметная тропка вилась вдоль деревьев, услужливо обходя гиганты-дубы и изгибаясь вокруг тонких осин. Шет ступила на влажную от росы траву и глубоко вздохнула.
   В Небе и на Земле закручивалось что-то исполинское и могущественное, походя, меняя тропы людских судеб.
  
   До Дня Цветущих Деревьев всё ещё оставалось куча времени...
  

*******

  
   Тьма... Тьма сильна и непредсказуема, тьма - проклятье народов. Непознанная, неизведанная, неизмеренная. А люди - такие существа, что бояться всего непонятного, клеймя и ненавидя.
   - И почему же я стал лекарем? - задумчиво произнёс вслух Тёмный Жрец, провожая глазами очередного ученика-оболтуса. Неслышно вздохнул и погрузился в размышления. В комнате стало тихо-тихо, словно самый воздух почтительно замер, не решаясь отвлекать Наставника от дум.
   "Запросто ведь мог стать здешним Ужасом, летящем на крыльях Ночи... Так нет же, приспичило учить юных магов искусству покорения Льда. А самое ужасное, что они видят в учебе великой магии, освоению и развитию своего таланта чуть ли не кабалу!.. Я мог насылать болезни, травить целые народы, держать в страхе многие земли... Хотя я сам выбрал этот путь. И, несмотря на раздражающих порой учеников, не отступлю от него, пока не пройду его до конца" Воспоминания, воспоминания всплывали из глубин памяти, складываясь в картинки, наполняя сознание дуновением ветра родного города...
   Я жил в бедной семье, где самым дорогим было ожерелье, которое принадлежало Великому и грозному Драгоноиду или Королю эльфов. Я точно не знаю чем, но оно было ценно, потому что родители никогда не пользовались им, даже не вынимали из тайника. Мой отец был простым шахтером, а мама домохозяйкой. Интересно, что сейчас с ними? Может, они сейчас и не живы вовсе? Может, их пытают? Я не знаю точно, но инстинкт говорит мне, что им сейчас не очень хорошо. Я жалею о них. Но никогда - о том, что ушёл. Что выбрал свой Путь...
   Помню, однажды утром, я ходил по улицам и вдруг увидел, что вывозят трупы, но они были слишком малы для взрослых. Догадка пронзила меня, и я стоял, пригвождённый к месту, беспомощный и бессильный помочь. Это зрелище... Оно словно отпечаталось у меня под веками, намертво вцепилось в сознание, вспыхивая каждый раз, когда я закрывал глаза. Сейчас, я почти не вспоминаю об этом. Что это по сравнению с тем, что я видел на своём веку? Но именно тогда я решился. С того момента я хотел уничтожить все болезни. И я понимал своим детским умишком, что если не знаю болезней - не смогу их уничтожить. Я сбежал из дома. Через год, долгий, трудный год, я нашел себе учителя. Это был колдун-изгнанник, волхв неведомых сил и магий, он увидел во мне потенциал и взял меня в ученики, как я думаю. Благодаря учителю я за пять лет усвоил все тонкости магии, все бессчётные грани волшебства, все стороны моего могущества.
   Однажды я спросил его: "Как зовут вас, учитель?". И он ответил мне: "Мое имя тебе не нужно знать, ибо это тебя запутает, и ты станешь слугой демона. И имя его - Архимонд..." Он отвел меня на гору, где долго говорил на странном или старинном языке слова, певучие, незнакомые. Тянущие гласные, шипящие, страшные звуки... Никогда раньше я не думал о том, что человек может издавать такие звуки. Чем больше я слушал, тем сильнее кружилась голова, дурман наполнял голову, перед глазами плавал туман... Когда учитель закончил, он глухо произнёс: "Это последняя дорога в изучение проклятий и чумы, будь достоин перед богом. И если душа твоя чиста, к тебе придет Феникс, дитя Огня, дитя Бессмертия, ребёнок Света и посланник. Но если душа твоя скверна и зла - к тебе придет Летучая мышь, слуга Дьявола, нагоняющая страх, и расскажет тебе истину". И тогда появился...
   Через года, пройдя Ад на земле, встретив и уничтожив множество диковинок наземного мира, я пришёл к темнеющей на окраине гор крепости. Я, ещё тогда безусый юнец с необычно жёстким и знающим взглядом, стал учителем. Какая ирония судьбы! Я, Тёмный Жрец, стал Наставником в Академии Льда, вбивая в пустые головы знания о внешнем мире. И что странно, хоть я и был самым молодым Наставником в истории Академии, со своей задачей справлялся я неплохо...
   Жрец очнулся от своих мыслей и посмотрел на стеклянный шар на столе. В нём бешено вращались дымки пророческого тумана, обещая новое прозрение. Жрец положил руки на гладкую поверхность...
   И неведомый голос вещал ему о событиях грядущего. Тамплиер?.. Но откуда?..
   - Проснитесь, проснитесь! Наставник Нуаду! - доносился до Жреца тонкий голос. Кричал светловолосый мальчишка с железной рукой-протезом, окружённый стаей собак и волков.
   - Что тебе нужно, мой ученик? - тяжело выронил Темный Жрец, медленно отнимая руки от шара. Тот был снова тускл и нем.
   - Вас не было на молебне, а он длится уже 6 часов - нужно скорее идти в академию и сказать где вы пропадали.
   - Нет, я должен отправляться в крестовый поход с одним из своих сильнейших соперников...
   - Зачем? - недоумённо спросил мальчик.
   - Я сам не знаю, но Бог ли или Джишияма приказал мне идти с ним в поход.
   -Зачем, за какой вещью? - удивлено сказал мальчик, хмуря тонкие брови.
   - Вернее, за кем. Мы должны собрать отряд сильнейших воинов... Я должен идти.
   Темный жрец встал и медленными шагами выходит из убежища, недовольно щурясь на яркое солнце.
   - Как же Академия?
   - Я оставляю их, - Темный жрец сказал тихо и спокойно. - Найдите нового главу, и если его будут слушаться - тогда пусть он и будет до конца своих дней правителем.
   И Темный жрец скрылся в тумане. Через час к его тайной лаборатории подъедет Тамплиер - все приготовления должны быть выполнены...
  
   До Дня Цветущих Деревьев было крайне далеко...
  

*******

  
   Камень... Воплощение силы и мощи, предмет искусства множества поколений. А сейчас он мирно спит, ни кем не тронута невинность этой огромной скалы.
   Тёмный эльф стоял на заснеженной вершине, вглядываясь в искрящийся снег. Снежинки слепили, отражая свет бесчисленными гранями, мягко падали, укрывая острые непокорные уступы пеленой. Длинные чёрные волосы развевались на ветру, все нервы застыли в статическом напряжении, в лиловых глазах виднелся странный огонёк задора. Ему всё это нравилось. Азарт хищника.
   Всего в нескольких милях отсюда был монастырь орков - монахов, за которыми герой следил уже несколько лет, изучая их способности и обретая всё больший контроль над стихией молнии - неожиданно для себя он обнаружил в себе эти способности. И этому, как ни странно, поспособствовал именно Райден.
   "Бог молний" - несколько насмешливо подумал про себя Эльф.
   Основной стихией Эльфа был ветер. Он учился управлять ею в Академии Эльфов - у Наставника Ветра... Он до сих пор помнил мучительные тренировки, на грани, до полного изнеможения. Но результат превзошёл все ожидания - он окончил школу в рекордные сроки, и был лучшим в своей стихии. Это ему с некоей гордостью поведал Наставник.
   Эльф поднял руку и машинально пощупал свои уши. Человеческие.
   Наверное, в том, что он метис, был и высший смысл. В конце концов, именно благодаря своей крови он смог начать изучать вторую стихию - молнию, недоступную чистокровным эльфам.
   После того, как Эльф следил за Райденом, и ему пришлось отражать случайную молнию, именно после этого он и смог продвинуться более своенравной - стихией. Так что - может, и поблагодарить Райдена при встрече? Эльф улыбнулся своим мыслям и сосредоточился на наблюдении.
   "Ещё несколько дней пути..." Эта мысль радовала. Но сейчас нужно отдохнуть. Впереди трудная дорога, хоть она и не далека, но за каждым поворотом могут скрываться враги и недоброжелатели. Но Тёмный Эльф знал, его не потревожат. Лишь один его вид, лишь один огонь в его лиловых глазах мог остановить любого врага. Он него веяло жаждой битвы, и он был готов убить - немедленно, быстро и любого, кто встанет у него на пути. Пути к этой битве.
   - Время идёт, а этот камень, эта великолепная скала останутся навечно... Так и навечно все жители мира запомнят моё имя, имя Тёмного Эльфа - Тэлиса! - негромко произнёс Эльф.
   На его лице появилась улыбка, он развернулся и пошёл к костру, который совсем недавно развёл, и который должен будет согреть его в эту холодную ночь. "Утро Вечера мудреней". С этой мыслью он улёгся в свою постель, не очень комфортную, совсем не тёплую, но столь желанную...
  
   До Дня Цветущих Деревьев история вела его вперёд...
  

*******

  
   Холод... Настолько холодно в душе не было никогда.
   С Детства Тамплиер хотел, мечтал о том, чтобы быть Рыцарем, знаменем Света, несущем мир и покой. Он тренировался, как никто, долгие годы, у самых разных наставников. Тяжёлые, тянущие к земле утяжелители стали его постоянным спутником, с каждой новой ступенью в его развитии он прибавлял веса. Под конец обучения всё это железо весило больше, чем он сам, по крайней мере, раз в восемь. Собственно, когда он это снимал, его скорость и сила обретала невиданный размах, тело пело, освобождённое от груза, легко выполняя любые удары, проводя любые атаки. Его Наставник - мудрый, немолодой уже воин с сотнями битв за плечами - он был ближе, чем учитель, словно старший брат. Тамплиер даже сказал ему своё имя - Артемий. А Наставник ему - своё...
   "Учитель Андрон... Как много времени утекло с тех пор". Но как только он вступил в доблестные ряды Рыцарей, как только он прорвался на первые линии войны, он познал всю её жестокость. Никакого мира, никакого покоя там не было и в помине. Были руки, по плечи обагренные кровью - своей и чужой, были умирающие товарищи и люди, дети, женщины... Шли годы, а это не менялось, он ходил по тонкому лезвию, по верёвочному мосту над пропастью.
   Тамплиер не хотел жить так, как прежде. Ему надоели битвы, надоели кровавые, жестокие сражения во имя неизвестно чего, надоело существование, больше похожее на бесконечную гонку с одной целью - выжить. Он не хотел жертв, а на войне всегда умирают, теряют близких и родных, дети остаются без родителей, а жёны - без мужей и сыновей... Ему это всё осточертело, но он знал, что пока идут непрекращающиеся войны, смерть будет ходить за ним, дыша могильным смрадом у него за плечом. И однажды он ушёл. Ушёл посреди боя, посреди очередной войны, оставив своих товарищей побеждать и погибать.
   А ему это больше не надо. Хватит. Пресытилось. Вечные походы за мечтой, за обещанным королём миром. Нет... Не так все должно быть и он докажет это. Мир погружается в хаос и беспредел всё больше и больше, нужен новый порядок, кто-то, кто сможет успокоить бушующую в венах жажду крови. Собрав лучших воинов и магов, он даст последний свой бой, а потом - будь что будет. Зная о великих жрецах с северных гор, он отправился именно туда, в надежде найти своего старого друга, заклятого соперника. Как знать, может, годы не изменили его, и Жрец всё так же в чём-то разделяет его убеждения, не оставит его.
   Да... Надеюсь, всё измениться к лучшему... Мысли Тамплиера были заняты только этим. Он стал вспоминать первую встречу с ним - язвительные смешки с одной стороны и бескомпромиссная прямота с другой. Как они настороженно приглядывались друг к другу - ещё бы, два лучших - но один воин, второй - маг. Соревновательное соперничество - однажды метко охарактеризовал их "заклятую" дружбу Жрец. Их дороги разошлись, но они остались друзьями. А что еще надо в походе, если не верный товарищ, с которым можно и в огонь, и в воду?
   И он нашёл его, покинувшего ради этого свою Академию, тоже чувствующего грядущие перемены. Их путь начинается - на юг, вперёд, к судьбе.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось еще достаточно времени...
  

*******

  
   Скорость... Левиафан, с бешеной скоростью, разрезал своим телом волны залива, в землях самураев. Туман сгустился и мешал разглядеть подробности, поэтому приходилось двигаться осторожно. Рюума склонился над картами, а Пират вглядывался в молочную пустоту этих вод. Здесь уже начинали встречаться мелкие льдины, доплывающие до залива с помощью Тигровой Пики, океанского течения пересекавшего полюс с Севера на Юг. Пират выругался, это путешествие было очень неприятным, земли самураев одно из самых опасных мест в этом мире, и соваться туда без предварительной подготовки - самоубийство. Но купеческий корабль без охраны это лакомая добыча для любого пирата. И, после совещания с командой, он решил рискнуть. Не обратив внимания на черный цвет корабля, Пират отправился в залив Тысячезуба, как его называли на картах. Избежав встречи с плавучими крепостями Самураев, Левиафан плыл по заливу, преследуя таинственный купеческий корабль. Слегка рассеявшийся туман выхватил из белой мглы исполинское нечто, гигантскую белую башню.
   - Капитан, у меня от этой громадины раскалывается голова.
   Рюума незаметно оказался за спиной Пирата.
   - Да, у меня тоже плохие предчувствия, - хмуро глядя на башню, ответил Пират. Он хотел добавить еще что-то, но его прервали. Огненный снаряд вонзился в палубу и взорвался белой вспышкой с громким визгом. Неожиданный противник атаковал из тумана. Следом за первым снарядом посыпались и остальные.
   - Рюума, командуй, я пока буду отражать снаряды, не медли ни секунды. Мне кажется у нас серьезные проблемы.
   Кивнув, боцман бросился исполнять приказы капитана, а сам Пират, кинув в воду флакончик с магической жидкостью, принялся управлять потоками, что бы защитить корабль от огненных снарядов. Управляя волнами с помощью рук, Пират отражал снаряды, пока Рюума разворачивал корабль и поднимал команду, но им не хватило немного времени. Гигантский алый краб с дворцом на спине появился из тумана и вонзил в плавник Левиафана свою клешню. Корабль дернулся, и матросы посыпались за борт. Сам Пират едва устоял, но это была не последняя проблема, со спины краба спрыгнули люди.
   - Черт, самураи нас заметили. Рюума, уходим отсюда, я защищу корабль, а ты приложи все усилия.
   Пират кричал так, чтобы его можно было расслышать за грохотом боя, то есть, очень громко. Едва он вымолвил последнее слово, как его сшибли ударом плеча. Врезавшись в залежи парусины, капитан судна остановился, а сверху на него уже падали воины. Выхватив саблю, пират принял бой. Воины в доспехах оказались на удивление проворными, Пират едва успевал отражать их удары, воины из них были отличными, ударив в палубу кулаком, он раскидал троицу, что атаковала его, и уже хотел добить их, как тяжелый удар, словно выстрел из пушки заставил его вновь отправиться в полет. Очнулся он уже через несколько минут, в одной из кают, среди разбитых вещей и досок, с лица стекала кровь. Выбежав на палубу, он заметил настоящую бойню, везде пылал огонь, а самураи дрались с его командой. Их победа казалась делом решенным, но Пират не умел сдаваться, закричав, он ударил магической волной. Это помогло, небольшая передышка - это то, что надо. Пираты перешли в контрнаступление, тесня противников, вот тогда и появился он. Молодой самурай, хозяин краба.
   -Меня зовут Драгон, и я говорю вам свое имя только для того, что бы в аду все ужаснулись моей мощи.
   Его появление перевернуло все, он, как проклятый, сражался с морскими разбойниками и убивал команду. И, несмотря на то, что Левиафан все же двигался в сторону открытого моря, самурай не отставал, раз за разом, атакуя команду матросов, и забирая с собой по несколько жизней за выпад. Казалось, у морской команды нет никакой надежды, но тут краб Драгона замычал, отвлёкшись на несколько секунд, самурай открылся, - это был шанс. Пират и его боцман одновременно ударили. Но Драгон успел заметить это, и в свою очередь, нанес удар, от силы столкновения мечи всех трех участников боя сломались, само соприкосновение сопровождалось взрывом и разрушениями. Драгон вылетел за борт, а остальные...
   Пират проснулся в своей каюте и потрогал повязку на лбу, та рана все еще кровоточила. Сон был очень реалистичен, помотав головой, Пират снова лег. Ему надо было отдыхать. Чем быстрее он восстановится, тем быстрее продолжит плавание.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он ещё встретится с этим самураем.
  

*******

  
   Слухи... Мертвецы не ходят, - многие так говорят, но на самом деле, некоторые ходят. Рюума посмотрел на мутное кольцо на своей сухой кисти. Ему не повезло, очень много лет назад, хотя он и не жаловался. Умереть он не мог, и на том спасибо. Проклятое кольцо на руке помогало оставаться живым, а большего и не требовалось. Стоя у борта корабля, мертвец вспоминал ту битву. Опасного самурая и его слуг, его бешеные атаки и удары, ведь даже капитан пострадал. Меч Рюумы был сломан, и пришлось достать свой парадный. Древнее и очень ценное оружие. Рюума подставил лицо морскому бризу, требовалось увлажнить сухую кожу, иначе и рассыпаться недолго.
   Ветер... порывистый ветер последнего моря. Левиафан медленно двигался в сторону теплых волн, оставляя позади арктические воды, где хозяйничали гигантские полярные крабы. Мертвец ходил по палубе живого судна, осматривая результаты ремонта.
   Вместе с капитаном, когда-то они нашли труп этой гигантской рыбины и смогли, оживив, приспособить к действию, сделав самым быстроходным транспортным средством во всех океанах. Впрочем, недавняя схватка с Драгоном здорово подпортила облик Левиафана и конструкций, покоившихся на его спине. Мертвый ронин выдохнул из себя пыль, которую тут же унес ветер. Цок, цок, цок, - подшитые железом сандалии стучали по деревянной обшивке судна. Сколько же они потратили на обшивку? Лесное сокровище, царь всех деревьев - Адам, получить несколько веток этого дерева было очень трудно, и все же им это удалось. А Драгон вместе со своим крабом разметали обшивку за полчаса. Настроение боцмана стремительно падало.
   Сзади послышались шаги, капитанский шаг ни с чем нельзя было спутать. Мертвецы не говорят, но Рюума нашел способ исправить эту проблему. В одном прибрежном городе он купил рыбу в аквариуме, рыба могла транслировать мысли хозяина, и это очень пригодилось мертвому боцману, тот никогда с ней не расставался, и носил пристегнутой на цепь к своему поясу.
   - Рад видеть вас в добром здравии капитан, - произнесла рыба гулким утробным голосом. - Левиафан направляется к ближайшему крупному порту в Заливе Южных Самураев, скоро мы будем там.
   - Спасибо Рюума, что бы я без тебя делал.
   Впрочем, эти слова Пират говорил не совсем искренне, он ехал в порт не только для починки судна. "Видимо его тревожит битва с Драгоном",- пробежала мыслишка. Однако Рюума был хорошо воспитан и не стал расспрашивать своего командира. Когда он решит, то все расскажет сам. Пока же пусть хранит свою тайну.
  
   До Дня Цветущих Деревьев нужно сделать еще очень многое...
  

******

   Привал... Кто-то останавливается на привал, чтобы поговорить, а кто-то, чтобы прочувствовать тишину и подумать в одиночестве. Драгон курил трубку, сейчас он сидел у костра, его стражи охотились, где-то недалеко. Его меч торчал из спины мертвого оборотня, бедняге не повезло, его маленькая команда напала на самурая, когда они двигались по границе клана Смеющегося Солнца. Силы были не равны, так что оборотни встретили свою смерть на клинках Драгона и его воинов. Объедая с костей свежее мясо оборотня, Драгон вспоминал свою битву с Пиратом и его командой.
   "Как они смогли пробраться сквозь пограничные крепости. Да еще и заплыть вглубь залива, к могилам предков". В сознании дернулась мыслишка, что никаких могил предков нет, но молодой самурай отбросил её как признак усталости. Драгон понимал, что его противник не показал все, на что был способен. А это обидно, это оскорбляет честь предков и честь самурая. Поэтому врага надо уничтожить. И отомстить за то, что Хингу чувствует себя плохо, ему вредно входить в теплые течения. Посмотрев на свою ладонь, Драгон подумал, что его удар был слишком слаб. Капитана только отшвырнуло в каюту, а должно было размазать по палубе. Он уже громил морских разбойников ранее, его сводный брат был капитаном крепости на западной границе.
   Драгон стиснул зубы и ударил кулаком смерзшееся дерево, на котором сидел, он проиграл эту битву, что бы там не думали другие, а за это нужно отомстить. Убить своих врагов, да так, что бы от них и памяти не осталось. Как завещали достопочтенные предки. Подбросив в костер еще несколько поленьев, он задумался о мести, которой не суждено было осуществиться.
  
   До Дня Цветущих Деревьев линия его судьбы изменит направление...
  

*******

  
   Пыль... Когда хозяин жилища так увлечён своим делом, кажется, что пыль образуется со скоростью размножающихся кроликов. Оракул был увлекающимся, и, сталкиваясь с интересной историей, становился рассеянным. Однако, в ближайшее время, он собирался покинуть это место, и оставить его после себя в беспорядке, он не мог себе позволить.
   Оракул передвинул тотемного филина на край стола, сложил книги, собрал свои листочки с записями, и убрал в выдвижной ящик. На улице его уже ожидали два ковра, но, первым делом нужно было протереть стол, полки и половое покрытие. Пол, в хижине Оракула, был покрыт толстым слоем смолы, с редких, "Кривых", деревьев, произрастающих у подножия Симо. Смола была упругой, и слегка пружинила, в ответ на каждый шаг по ней.
   Проходя мимо полки, он присёл на корточки, и толчок землетрясения не заставил себя долго ждать, с полки слетели серебряные перчатки Оракула. Он поднял взгляд на окно, из которого была видна горная гряда. Эти перчатки и спонтанное предсказание очень напомнили Оракулу одну из его встреч с Искусителем. Взгляд потерял точку ориентира, и прорицатель погрузился в воспоминания.
  
   *******
   Искуситель снова исчез из поля зрения, Оракул знал, что он должен быть где-то сзади, и, развернувшись в изящном пируэте, он увидел своего противника, падающего на него из полусферы телепорта. В руках Искусителя был длинный крис, выбросив ногу назад, Оракул скользнул по холодному лезвию, ударив толстым каблуком по рукам оппонента. Враг взвыл и выронил оружие, тут же исчезнув.
   Это был опасный маневр, отклонись сапог Оракула на пару миллиметров, все закончилось бы куда хуже, и враг это понимал.
   Оракул резко развернулся и выбросил кулак, светящийся от энергии, вперед. Появившийся, будто из ниоткуда, Искуситель, умело поднырнул под руку, и резким выпадом перекинул мага через себя. Приземлившись на спину, Оракул почувствовал резкую боль в бедре.
   Он посмотрел на свою ногу, и заметил метательную стрелку, значит, враг все же успел нанести удар.
   Однако времени, думать об этом, не было, сверху уже падал Искуситель с очередным лезвием, для него это была всего лишь игра. Он был молод, и всегда ходил по грани.
   Оракул сосредоточился, и, прокрутившись вокруг своей оси, подпрыгнул, но Искуситель ожидал этого и телепортировался еще раз, оказавшись позади. Однако Оракул тоже был не так прост, и, своими серебряными перчатками, он схватил меч своего врага, не дав ему нанести удар. Резкое движение и лезвие оказалось в перчатках Оракула, а Искуситель остался с обломанной гардой.
   Силы соперников были на исходе, Искуситель снова исчез, и, появившись прямо перед лицом Оракула, получил резкий и прямой удар кулаком в нос.
   Искуситель наклонился, прижав ладонь к носу, поднял глаза, и с обидой посмотрел на противника.
   - Извиняй, устал. На магию уже сил нет, - сказал Оракул.
   - Эх, скучно с тобой. Вечно у тебя всё под контролем.
   Искуситель исчез, Оракул только услышал ещё один хлопок от телепорта на соседней вершине, и осел на траву.
   В следующий раз, когда им предстояло встретиться, они были в числе свиты вождей своих племён, которые решили заключить перемирие, и вести торговые отношения. Искуситель был удивлён, узнав, что Оракул является прорицателем, но виду не подал. Как бы то ни было, но из присутствующих, только его, он рассматривал как достойного соперника.
   *******
  
   Оракул улыбнулся своим воспоминаниям, поднялся, и положил перчатки к своим золотистым когтям, в походную сумку. Время не останавливалось, и он поспешил продолжить уборку.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он станет гордиться этим знакомством...
  

*******

  
   Воздух... Горный воздух кажется волшебным, не даром про него сложено столько небылиц. Но путнику, исколесившему целый мир, сейчас было очень тяжело дышать, и даже воздух пика Божественной Благодати казался ему тяжелее ртути.
   Путник представился Ассасином, как он сказал, это прозвище закрепилось за ним с самого детства, и ничего другого, более, к нему и не подходило.
   Ассасин рассказывал о войнах, секретных операциях. Как оказалось, за последние пятнадцать лет, он участвовал практически во всех известных войнах. Причём, часто, сражаясь на одной воинствующей стороне, и видя, что делают с побеждёнными, распорядители полководцев и властителей, он переходил на сторону соперника. Он видел, как богатеющие лорды относятся к своим же народам, как наворовавшиеся воины отпинывают своих же, голодающих, соплеменников. Долгие годы он искал справедливости для всех, искал монархов, думающих о своём народе, искал армии, которые стремились бы объединить земли, чтобы дать всем равные права. Но не находил.
   Однажды, его тогдашний предводитель приказал ему перерезать эльфийскую семью у которой, несколько ночей, скрывался их отряд. Ассасин дождался ночи и начал убивать. Всех своих вчерашних собратьев по оружию, мастеров по удалению души из тела. В ту ночь, он решил уйти, совсем уйти от военного ремесла, но при этом, гордо хлопнув дверью. Он пробрался в покои предводителя, и уже собирался перерезать ему горло, но тот проснулся. Вбежала охрана и началась схватка. Сам предводитель не представлял опасности, Ассасин обезвредил его стаканом воды, стоящим у кровати. Лёгкое движение кисти, и его лёгкие наполнились воды, Ассасин отпрыгнул к окну, сжал кисть в кулак, и вода в лёгких закипела. Оттолкнувшись от подоконника, он прыгнул на охрану, и его чуть было не проткнуло рыцарское копьё. Но он успел предугадать это, и отклонил копьё финками. Один охранник выхватил меч, и занёс его над головой, другой, в это же время, использовал магию воздушной стихии, чтобы резким порывом ветра прижать Ассасина к стене, ближе к мечу напарника. Но было поздно. В домах простых эльфов не стелют полов, даже дома они шагают по земле, оставаясь ближе к природе. Ассасин, едва отклонив копьё, припал ладонями к земле. Стоптанный грунт под охранниками превратился в зыбучий песок, утягивая их тела всё глубже и глубже.
   Пробираясь через эльфийские территории, в форме врага, он попал в плен. Несколько лет в эльфийском плену не прошли даром. Он заслужил уважение и уже перестал являться пленником, эльфы приняли его в гильдию эльфийских мечников, пообещав, что воевать ему придётся лишь, защищая поселения.
   У эльфов Ассасин узнал о существовании храма Божественной Благодати, места триумфа и заточения Богини Стихий, места, откуда возможно донести до всего мира, установление нового порядка, места, куда смогут попасть лишь избранные.
   Обычным летним днём он отправился на поиски этого Храма, и он нашёл его.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он найдёт смысл своей жизни...
  

*******

  
   "Ветер... Он навевает на меня воспоминания, вынимая из глубин видения"
   Хэйлли бесшумно скользила по ветвям, напоминая тень, увенчанную шапкой светлых волос. Ни один хруст не сопровождал её мини-путешествие, ни одна птица не была вспугнута ею. Наоборот, звери и птицы радостно тянулись к ней на её коротких привалах, птицы пели ей оды, бабочки украшали её волосы живыми пятнами цвета. Рядом, совсем близко была древесная деревня эльфов... Но Хэйлли ни мела показаться там, ни для того, чтобы найти ночлег, ни для того, чтобы купить еды. Она боялась.
   С самого начала, с тех пор, как она помнила себя, окружающие недолюбливали её. Маленькая хрупкая девочка с большими, глубокими глазами, светлыми волосами и милым личиком... Хэйлли боялась смотреть на себя в зеркало, в воду, отворачивалась от своего отражения. В среде тёмноволосых, тёмноглазых крупных орков она резко выделялась, привлекая внимание. И дети... Дети - цветы жизни. Ха! Так думают только родители и взрослые. Для других же детей, особенно - выделяющихся - они - стая волчат, демоны ада. Они загрызут, растопчут, уничтожат...
   Хэйлли прерывисто вздохнула и наклонилась к ручью, весело перепрыгивающему порожки, рядом. Зачерпнула воды ладошками, выпила... Бессильно ударила ладонью по водной глади, разбивая своё отражение.
   "Кто я? Почему я такая?" - тихо прошептала Хэйлли.
   Белочка утешительно ткнулась острым носиком ей в ладонь, обвила запястье пушистым хвостиком-метёлочкой... Эльфийка слабо улыбнулась и погладила зверька. Решительно встала и, доев очередное яблоко, запрыгнула на ближайшую ветку. Куда она бежала, эльфийка не знала и сама, но оставаться на месте, мириться со всем этим она просто больше не могла. Казалось, что движение выбивает все неподходящие мысли у неё из головы, а встречный ветер ласково осушает непролитые слёзы.
  
   До Дня Цветущих Деревьев она найдет ответы на свои вопросы...
  
  

История Пурпурной из Полных Лун (для тех, кому снова нужны цифры - Глава 3)

*******

  
   Равновесие... Свет и тьма, добро и зло, всё лежит на весах Равновесия.
   Мы шли след в след, как Луна движется за Солнцем. Жрец и Воин, Маг Тьмы и Паладин света. Старые друзья и вечные соперники. Один в сверкающе белых доспехах, второй - в пугающем черном плаще. Наш путь лежал на Юг - так предначертано судьбой. Я так верил, чувствовал, а он знал. Ему, Жрецу, магу, могло открыться будущее, мне была дана только вера, и я верил, верил в свою мечту, в то, что всё можно изменить в лучшую сторону.
   На своем пути встречали много племен, кто-то принимал гостей, кто-то угрожал расправой. Приходилось защищаться. Щитом?! Нет. Мне не нужен щит. Не окончивший университет света покинул земли те с тем, что выучил до этого. Белая магия - вот мой щит. Меч моего отца - вот мой меч. Белая магия основана на вере, и я верил, даже в тяжкие часы, когда погибали последние ростки надежды, дерево моей веры было несломлено и неприступно. Это моя крепость, это моя сила, и она останется со мной до самого конца. Меч - тяжёлый, огромный цвайхандер, надёжный, как мои старые соратники. Мой орден отличался от других - оружием, доспехами, правилами и магией. Легкие доспехи в отличие от тяжелой и неудобной груды пластин. Белая магия Палладина и красная магия огня - вот завет наших наставников. Пусть кровь наша кипит, как огонь в лесном пожаре, разум будет светел, а душа - чиста, как белое полотнище. Такие заветы давали наши предки, но не так трактовали ее новые короли.
Мы шли дни и ночи, прошли все Земли Рыцарей и добрались до окраин Земель Эльфов. Нам встречалось много всякого народа, но не было там тех, кого я искал. Останавливаясь изредка в деревушках возле леса, мы слушали сплетни и слухи, выуживая крупицы информации. Больше всего судачили о банде разбойников, державших в страхе окрестные земли.
   Мы видели этих разбойников, опустившихся ниже некуда. Местные воины, немощные и жалкие по сравнению с разбойниками, ничего не могли им противопоставить. При взгляде на них испытывалось только одно чувство - жалость. Эти люди были ободраны до нитки, и я знал, что могу им помочь. Но не пошел... Иначе то, ради чего, я борюсь, канет в лету. И не здесь должен состояться мой последний бой. Простите...
   Через пару дней глубокой ночью мы ушли во тьму. И там мы встретили ее...
  
   До Дня Цветущих Деревьев мы непременно изменим мир...
  

*******

  
   Противоположности... День и ночь, земля и луна - вот кем мы были.
   Мы шли вперед, как Луна движется за Солнцем, как ночь следует за днём, сменяя друг друга в извечном противоборстве. Жрец и Воин, Маг тьмы и Паладин света. Когда люди видели нас, то удивлялись - "Почему тёмный маг и Паладин путешествуют вместе?". А мы проходили дальше, не обращая внимания. Наш путь лежал на юг - неизвестно, зачем мы туда шли. Неизвестно, бог ли или другая сила побудила Тамплиера к этому шагу? Жрец размышлял об этом постоянно, пытаясь заглянуть в будущее, ощущая изменения, происходящие вокруг, но, не понимая их сути.
   "Я поступаю не так, как остальные жрецы. Зачем нужна магия? Добро ли она несёт, или сеет зло? Я не знаю..." - взмахивая рукой и выкрикивая слова на древних мёртвых языках, ставя очередной призрачный барьер, Жрец пытался осмыслить свою магию. Жесты, пассы, заклинания... Почему же не все становятся магами, какие внутренние силы пробуждаю чистую энергию, зачем нужны все эти жесты и слова?
   "В чем моя сила? ", - задавался вопросом этим темный жрец,- "Возможно, сила моя в том, чтобы убивать? Или лечить? Надо подумать... Моё оружие не простая магия, а проклятая. Ибо в жилах моих течёт кровь проклятых и..." - нередко даже в Академии эти мысли занимали Жреца настолько, что он останавливался на полуслове, на полушаге. Шепча себе доводы, факты и просто пытаясь выразить свои мысли, Жрец взмахнул рукой, едва не задев Рыцаря. Тот привычно увернулся - активные жесты были вполне привычны. Жрец рассеяно скользнул по нему взглядом. "Вот он - чётко знающий свою цель, идущий к ней напролом. Даже не задумывающийся о том, что, может быть, кости судьбы выпадут другим боком и все его помыслы и устремления могут измениться. Нет..."
   И одной ясной ночью, когда сладкий воздух нёс в себе пыльцу и запахи цветов, мы увидели силуэт. Это оказалась она...
  
   До Дня Цветущих Деревьев начало их истории было положено...
  

*******

  
   "Закат... Тёплый, яркий. Палитра красок на приветливом голубом шёлке неба. Лёгкий, застенчивый. Но такой печальный - ведь День уходит, уступая небесное полотнище... Ночи"
Шет закрыла глаза и вгляделась в лес. Казалось, он никогда не закончится, простираясь на все стороны, величественный, вечный. Тихо шепчущиеся с ветром листья, скрип тяжёлых ветвей-рук, мелькающие в глубине зелени тени. Лес был жив, лес был безмятежен, лес был умиротворён. Он готовился к приёму Тёмной Владычицы. Но вот последние деревья расступились, и дорожка-тропинка вывела в бескрайние тихие поля. Вдалеке мелькала голубая гладь - там, окружённая скатертью полей, вилась река, ведущая к Безымянному Озеру.
Эс-Лахар окинула взглядом просторы и вздохнула. Кто бы ни были те двое, их она ещё не встретила. Значит, сон откладывается на неопределённое время.
К тому же, поля и степи были наводнены воинствующими маленькими племенами. Многие из них раздирали войны и междоусобицы, как и везде, впрочем.
Шет шла по прихотливо извивающейся дороге всю ночь, но так и не встретила ни одной живой души. Луна висела между лёгких туч, проливая свой, отдающий сиреневым, свет на землю. Тихо пели цикады.
Внезапно на лик ночного светила набежали непроницаемые тени... Шет вскинула голову, всматриваясь. А когда тучи рассеялись, на дороге появились...
Они.
Эс-Лахар показалось, что ударил сухой гром и треск разрывающих молний. Но нет, было всё так же тихо и спокойно.
"Тамплиер и Тёмный Жрец. Две стороны одной медали" - всё крутилось в голове у девушки, пока незнакомцы приближались.
Один был суров и великодушен на вид, а одежда его выдавала рыцаря. Кольчуга, меч, пронзительные глаза - это был Тамплиер. Грозный и Справедливый паладин Божий.
Лик же второго был скрыт под широким капюшоном свободного плаща. И лишь сверкающие из тени капюшона глаза выдавали его сущность. Холод, идущий от всей фигуры, огромный меч в ножнах - это был Тёмный Жрец. Беспощадный и Загадочный Адепт Тьмы.
От них веяло силой и могуществом.
Шет традиционно поклонилась и глухим от волнения голосом произнесла:
- Мир Вам, путники, и пусть Госпожа Дорог не обойдёт Вас удачей. Я исполняю волю умершего. И, если вы известны как Тёмный Жрец и Тамплиер... Прошу последовать за мной. Наш путь лежит на восток - вдоль земель эльфов в сторону земель орков.
Никакой человек, эльф или друид, знающий об обычаях орков, не станет в здравом уме препятствовать желанию духа. Кому же захочется отравить собственное посмертие?
  
   Помедлив, рокочущим голосом Тамплиер ответил:
   - Меня зовут Артемий. А его, - он указал на своего друга, - обычно все называют "Тёмный Жрец".
  
   И после степенного разговора и поверхностного знакомства, странная троица отправилась туда, где вершатся судьбы народов...
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось уже не так много времени, как хотелось бы...
  

*******

  
   Воздух... ледяной ветер пронизывающий насквозь. Снежные пути сквозь горные ущелья, такова была страна Самураев, лишь изредка встречались горячие источники, вокруг которых были поселения оборотней. Период цветения деревьев еще не настал, поэтому Окашии не было видно, они прятались до поры. Драгон ехал к Иглам Стужи, шпилям древних гор, которые сторожили границу страны самураев. Эта преграда, искусственно созданная около двух тысяч лет назад лидерами пяти сильнейших кланов, которые смогли найти общий язык. Среди этих бесконечных шпилей хозяйничали бураны и вихри, преграждая путь всем, кто пытался пройти. Среди этого хаоса был только один путь, великая ледяная крепость - Одинокий Великан. Еще никому из чужаков не удавалось пройти через врата этой крепости. Драгон двигался через бесплодные земли малых кланов, старясь как можно быстрее добраться до крепости, ему незачем было тревожить себя лишними битвами, все равно они не принесут ему славы. Преодолев мост Сомнений, через ущелье Одиночества, Драгон, вместе со своими телами, въехал в крепость. Одинокий Великан охранялся кланом Валькирий, дев - воинов, которые не знали себе равных в ближнем бою. Валькирии никогда не участвовали в междоусобных войнах самурайских кланов. Они охраняли крепость и служили стражами границ. С почестями, приняв гостя, они накрыли ему стол, и воин остался в замке на два дня. Требовалось отдохнуть после 5 дневного перехода через горы, накормить волков и подготовится к другим климатическим условиям. Выйдя на балкон своей комнаты, самурай вспоминал, как давным-давно он встретил здесь чужестранца. Тогда они с отцом совершили вылазку во внешние земли, что бы собрать трофеи и повидать то, что большинство самураев никогда не видело. За иглами стужи, на границе морозных земель, молодой еще Драгон, выкопал попавшего под лавину незнакомца. Юноша не знал, почему не убил его сразу, но спасенный оказался хорошим проводником и рассказчиком, у него был приятный завораживающий голос и магией он владел в совершенстве. А также он оказался прекрасным бойцом, вместе с ним было легко и приятно. Несколько месяцев они вместе с группой самураев, совершали набеги на соседние земли и обновляли карты местности. Собрав достаточно, их пути разминулись, незнакомец ушел, проводив их до границы, а самураи въехали в крепость. Личный колдун отца сказал, что это встреча была предназначена судьбой. Воспоминания были приятными как свежий ветер, дующий с океана. Драгон улыбнулся и отправился обратно в свои покои. Завтра будет трудный день, он знал это.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось достаточно времени ...
  

*******

  
   Волны... Ласковые и нежные волны, но одновременно с этим, яростные и бушующие, в такт качающемуся кораблю. Мягко накатывающие, и отступающие лишь затем, чтобы вернуться с удвоенной силой. Они как трудности, уходят, чтобы вернуться вновь.
   Пират стоял на капитанском мостике, положив руки на штурвал, и вглядываясь в появившиеся на горизонте тучи. Они предвещали шторм. Пират хмурился, это не было ему на руку, к заливу нужно подобраться как можно быстрее. Тот сон, пророческий сон, только утвердил его в мысли о предстоящих проблемах...
   ... Капитан обнаружил себя на плоской вершине какого-то утёса. Площадка была покрыта щебнем и валунами, между которых в пыли явно виднелись следы. Мелькнул и пропал кусочек чего-то белого. Пират резко вышел из-за камня... На земле, в позе лотоса, спиной к нему, сидел какой-то человек, застывший, словно статуя. Вдох, один удар сердца, и непостижимым образом незнакомец уже предстал перед лицом Пирата:
   - Твоя судьба должна измениться. Я - Оракул, прорицатель племени Ясного Взора, нам предстоит встретиться и изменить не только твою судьбу, но и судьбу самого мира.
   Всё завертелось, закрутилось, смазалось, как в падении. Капитан открыл глаза, отрешённо разглядывая потолок своей каюты. Он вскочил, и почти тут же улёгся обратно. Его мысли судорожно забегали.
   "Это явно не обычный сон. Встретиться? Оракул?.. Что же, мне все равно в ту сторону"
  
   До Дня Цветущих Деревьев его судно ещё пересечёт океан.
  

*******

  
   Солнце... Светило, от которого не скрыться на этой вершине, которое может обогреть путника, или обжечь глаза тому, кто так давно прятал их от истины...
  
   Смотритель Храма выслушал историю путника, не произнося ни слова, за всё время его монолога... Он и сам был погружён в воспоминания...
Экипировка эльфийского мечника была ему хорошо знакома, когда-то он сам был одним из них, одним из лучших, в те времена его звали "Берсерк", безжалостный и хладнокровный убийца... Не обращающий внимания на крики боли и страха вокруг, он шёл по трупам своих врагов... Даже сейчас, став смотрителем Храма, он не оставил своих мачете, они всегда были с ним... "Светлый" и "Тёмный" - вот они под плащом,- ощупал он свои верные инструменты убийства... История Ассасина всколыхнула его воспоминания... Теперь он окончательно понял кто он, Берсерк, не было смысла бежать от себя на пик Божественной Благодати, чтобы и здесь почувствовать это желание беспощадной расправы...
  
   *******
   Поле битвы походило на грязную уборную Ада. Вокруг горел огонь, валялись истерзанные тела. Сколько длилась эта безумная бойня? Солнце едва всходило на горизонте, но ведь только недавно наступил полдень. Берсерк одиноко стоял на этом рубище, возвышаясь над телами погибших. Разум наполнился паникой от осознания окружающей его обстановки, он испугался своей собственной безумной кровожадности. Битва захватила его целиком, он не понимал ничего, происходящего вокруг. Ужас охватил его сознание.
   Ноги понесли Берсерка от этого страшного места. Он бежал несколько часов, и оказался у подножия пика Божественной Благодати. Как будто сама судьба указывала ему путь. Через некоторое время, он вернулся к своим, с твёрдым желанием стать послушником Храма Божественной Благодати, и возможно, когда-нибудь, одним из Смотрителей.
*******
  
   Ассасин не собирался становиться послушником Храма, как когда-то этого желал Берсерк. Он пришёл сюда с одной целью, понимая, что, если в этом мире всё-таки существуют силы, способные восстановить всеобщую справедливость, то такие воины и маги могут собраться только здесь. Каждое отдельное племя или клан будут защищать только свои интересы, и только в Храме Божественной Благодати могут собраться те, кому даровано Богами, стать мерилом правосудия для этого мира... И он собирался стать одним из них, может, придётся ждать годы, может ему и не суждено встретить таких воинов, но если такие воины существуют, если им, как и ему, надоели битвы ради крови, то они придут именно сюда...
Берсерк поднялся, похлопал нового друга по плечу и сказал,- "Нас уже двое, для отряда вершащего справедливость маловато, но мы дождёмся остальных. Если уж мы нашли друг друга, то значит, такие воины существуют, если тебе удалось пройти весь этот путь, значит и они смогут. Значит, сильнейшие и умнейшие воины разных народов тоже думают об этом, а значит, они будут здесь... Возможно, не так скоро как ты, возможно, они уже сейчас у подножия храма, но у них нет знаний и друидов и эльфов, чтобы попасть сюда, найти дорогу наверх, и они долго будут блуждать, пока найдут верное решение, но они придут, рано или поздно".
Берсерк, теперь он не стыдился более своего имени, поднял лютню и начал играть. Этой мелодии он не играл уже много лет, а те, кто слышали эту мелодию ранее, уже никогда не встречали рассвет... Теперь же, мелодия наполнилась оттенком надежды, веры и любви, мелодия битвы во имя жизни будущих поколений...
  
   До Дня Цветущих Деревьев мелодия будет литься в их сердцах...
  

*******

  
   Сумерки... Перед рассветом они сгущаются даже в этой, озаряемой вспышками вулканов, местности. Но ничто уже не могло задержать двух, отправляющихся в путь, магов. Пурпурное сияние луны придавало горизонту необъяснимо красивый оттенок, и это могло только поспособствовать их стремлению отправиться в путь.
   - Эй! Ну, ты тут готов? - Искуситель вошёл без предупреждения и успел заметить только, как Оракул поспешно поправляет перчатки. Прорицатель посчитал, что не стоит пока открывать телепортеру, какую цену ему пришлось заплатить за свою силу.
   - Ну, так, отправляемся? - Искусителю не терпелось, - Эх, всё-таки странно это... Ну, допустим, я-то люблю подобные авантюры, идти не знаю куда, искать не знаю кого, но от тебя этого явно никто не ожидал в твоём племени, так?
   - И да, и нет... Они не ожидали этого, но знали, что рано или поздно придёт день, и я отправлюсь в путь. Конечно же, моё племя не обрадовалось моему уходу, это факт. Но горечь моего ухода для них, сполна окупилась радостью оттого, что я увожу с собой тебя, - Оракул осматривал своё жилище в последний раз, и отвечал собеседнику, не глядя ему в глаза, как когда-то, во времена войн между их племенами.
   Искуситель с усмешкой воспринял последнюю часть фразы Оракула, он знал, что о нём давно ходит дурная слава, по обоим племенам, более того, она ему была приятна. У Искусителя не было ни капли сомнений, в задуманном ими, и оставался только один вопрос.
   - И каков же наш первоначальный маршрут?
   - Первых в своём пути мы встретим у Залива Южных Самураев...
  
   Искуситель хорошо знал дорогу к заливу, и, услышав, куда пролегает их маршрут, сказал, - "Ну, тогда направляемся на вершину Симо... Да-да, я не собираюсь стереть ноги в кровь, пока месяц буду волочиться подле тебя по пустыне, полям и лесам... Думаю, двух-трёх прыжков, будет достаточно. И уж поверь мне, моего могущества хватит телепортировать с десяток, таких как ты, вместе с собою, причём туда и обратно... "
   Оракул оглядел собеседника с ног до головы, но ничего не сказал. Они отправлялись в путь, и оставался один, последний ритуал, перед дорогой. Оракул подошёл к столу, взял тотемного филина в руки и поочерёдно поцеловал левый и правый глаза идола. Искуситель тоже решил отдать дань предкам, достав тотемную змейку-пружинку, олицетворявшую гипнотические способности и энергетические прыжки, поцеловал её и приложил к груди.
   Все приготовления были исполнены. Оракул повыше натянул перчатки, закинул походную сумку на плечо. Искуситель поправил свою незабвенную шляпу, подтянул лямки мешка из-за спины, и они отправились к вершине остывшего вулкана. Путь до неё не был долгим, и они шли не спеша.
  
   До Дня Цветущих Деревьев им хватало времени на всё...
  

*******

  
   Небеса... Синева небес просто завораживала. Вершина Симо была не только потухшим вулканом, но и высочайшим пиком в этой местности, излюбленным местом встреч романтично настроенных парочек. С этой вершины открывался потрясающий вид на земли обоих соседствующих племён, и именно из-за этого, когда-то за этот пик велись нешуточные сражения. Парочка, поднимающаяся на пик в эту минуту, не была романтично настроена, да и красотами горизонта, им тоже любоваться не хотелось. Симо была перевалочным пунктом в их путешествии, и в их планах было, едва поднявшись туда, сразу же оттуда исчезнуть...
  
   Немного помешкав, Искуситель произнёс: "Так-с, ты постой здесь, скоро буду!". И, прыгнув со скалы, он исчез в никуда, и, буквально через мгновение, также неожиданно появился, с двумя прелестными девушками.
   - Ну, я думаю, мы всё-таки не монашки, чтобы воздерживаться! Правильно говорю, девочки? - промолвил Искуситель.
   Послышались смешки девушек.
   "И чего это он так на меня смотрит?" - шепнул Искуситель девушкам, увидев строгий взгляд Оракула...
   - Ну, только не надо на меня так смотреть! Не боюсь, не боюсь... Ради Бога, перестань уже, - начинал сердиться Искуситель. - Ломаешься, как невинная девица после случайного выкидыша! Стой, не говори ничего! Я угадаю!!! Ты, вроде бы и не против, хочешь развлечься, но нас ждут опасные приключения, и глупо было бы растрачивать своё врёмя! Я прав? Конечно же, я прав, и что я только спрашиваю... Но девочки пойдут со мной! Я не собираюсь лишать себя такого удовольствия!!!
   Почесав затылок, Искуситель произнёс, - "Первый раз будет, не приятно, а может даже и больно..." - Увидев, как Оракул округлил глаза и покосился на него, он начал поправлять свои слова. - "О чём это я? Это к делу не относится..."
   - Нет, всё-таки ты извращенец... - вырвалось из уст Оракула.
   - Ну вот! Снова ты меня с панталыги сбил. Я собирался сказать, что-то важное, а из-за твоего взгляда забыл... Вот ведь. - Ещё немного подумав, он произнёс первое, что пришло в голову. - Эх, старость не в радость!
   - Ты же ещё юнец, какая старость, о чём ты говоришь?
   - Угу, вот именно... За свои... - он начал считать на пальцах. - Пятьдесят три с половиной года... - сказал Искуситель, демонстративно загнув мизинец на половину, согнув его в среднем суставе, но тут его перебил Оракул.
   - Ну, что ты несёшь, тебе же только восемнадцать дней Цветения Деревьев!
   Искуситель, картинно задумавшись, начал снова считать на пальцах...
   - Вот ведь, и точно, ошибочка вышла. Слушай, и что бы я без тебя делал? - Он пристально посмотрел на Оракула, опустил взгляд и произнёс. - В первый раз будет неприятно, а может даже и больно... Не подумай, я про телепортацию...
  
   И в это же мгновение они исчезли, а буквально через секунду появились совсем в другом месте... Залив Южных Самураев! Добро пожаловать!
   Оракул начал оглядываться и уже за спиной, вдалеке, услышал голос.
   -Лепота... А ведь давненько я здесь не был! - говорил Искуситель. - Ты пока осмотрись, а я отойду - развлекусь. Пошли, девчонки!
   С этими словами он удалился. Оракул поднял глаза вверх и тяжело выдохнул. Их манеры и характеры были очень разными, но поучать друг друга они не собирались.
  
   До Дня Цветущих Деревьев им предстояло мало развлечений...
  

*******

  
   Ночь... Бархатное небо, звёзды-алмазы, платье красавицы-тьмы. Ночь - укрытие, ночь - благословенна.
   Хэйлли бежала, не останавливаясь, до самого полудня. Ей выносливость поражала, но она не чувствовала усталости и жажды, чтобы останавливаться. Создавалось ощущение, что от такой скорости она вот-вот взлетит, шагая по воздуху... Ей бы крылья, и она бы взмыла вверх, к небу, к облакам, к таким же непокорным птицам.
   Музыка играла у неё в сознании, музыка сфер ли либо навеянная чёрными мыслями, она была завораживающе красивой.
  
   Его тебе прислало небо, чтобы дать ответ,
   Его прислало небо, чтобы вылечить рак.
   Одно мгновение - он борется с хищниками,
   Одно мгновение- мир в его руках....
  
   Наполни свои дни пустотой
   Проведи годы в одиночестве
   Разбазаривая любовь в отчаянных ласках
   Собирая в кучу ночные тени....
  
   Я вас узнал, о, мой оракул!
   Не по узорной пестроте
   Сих неподписанных каракуль,
   Но по веселой остроте,
   Но по приветствиям лукавым,
   Но по насмешливости злой
   И по упрекам... столь неправым,
   И этой прелести живой.
  
   В день, когда люди начнут заботиться о чувствах других,
   Когда воцарится любовь и не останется места для лжи,
   Когда люди научатся щедрости и забудут о гордости,
   В этот день они обретут бессмертие...
  
   Слишком долго они хранили свои секреты,
   Слишком долго они молчали о том, что следовало рассказать.
   В темноте они, спотыкаясь, искали выход,
   Чтобы отыскать причину, отыскать время, место и час...
  
   Наконец Хэйлли решила отдохнуть и, запрыгнув на дерево, нарвала фруктов и стала аккуратно трапезничать. Она ела грациозно и даже нехотя - чувство голода почти её не посещало, но подкрепиться нужно, чтобы продолжать мчатся по лесу. Наконец доев плоды, собранные ею, она услышала где-то вдали шаги. Шаги далеко не одного человека... Их было трое, а может и четверо. Эльфийка решительно достала лук - в случае чего она будет защищаться, а если её не заметят, то еще лучше. Хэйлли взобралась еще повыше, так чтобы ветки практически скрыли ее от глаз, и была готова стрелять снотворным, так как убивать она никогда не хотела. Да и кто хочет?..
  
   До Дня Цветущих деревьев оставалось прилично времени...
  

******

  
   "Жестокость... Одно из жутчайших и гнуснейших человеческих качеств, которое не искупит, которое пятнает человека"
   Райден устроил костёр, поел и уселся у дружелюбного огня. Бездумно вычерчивая в пыли письмена его племени, он размышлял...
   Райден жил в монастыре с двух лет, когда его мать, тихая и скромная орчанка, умерла от неизвестной болезни. Наставники Храма, бывшие сильными магами, замечали у него огромный потенциал, и пытались сделать из него лучшего воина, лучшее оружие в борьбе с их клановыми врагами - эльфами. И прививали маленькому Райдену ненависть по отношению к заклятым врагам. Райден же, привлечённый рассказами о своём возможном могуществе, тренировался изо дня в день, из года в год, постигая науку молнии, пока однажды его не отправили в налёт вместе с опытными воинами. Тогда они атаковали беззащитную деревушку людей, которых приютили эльфы. Райден тогда не знал ничего о политике, но в ужасе смотрел на огонь, лижущий крыши домиков, кричащих людей, детей... Деревенских вырезали подчистую, оставив лишь одного подростка, чтобы тот рассказал всё эльфам. Райден помнил огромные от боли и страха глаза подростка, тот был одного с ним возраста, чем-то похожий на него... Только вот он не потерял всё в горячем дыму и бойне. Тогда, вернувшись домой в монастырь, он плакал, спрятав голову под подушку. Один из его учителей, добрый старик, многое повидавший за свою долгую, очень долгую жизнь, сказал ему:
   - Ты не должен противится воле наших правителей, иначе ты пропадёшь, иначе - будешь отступником, - а в глубине старческих глаз была жалость к талантливому ребёнку, брошенному на передовую войны.
   Тогда уже повзрослевший морально Райден понял, почему главным богом во многих монастырях был Серан - бог войны, железа и воинов, и почти нигде не было видно алтарей, посвящённых богу милосердия и урожая Слогиру. Горькая улыбка жила у него в уголках губ, он скрипел зубами, когда ему отдавали очередной приказ Лорды - напади, изгони, избей, убей... Он терпел, пытаясь не быть погребенным под грузом вины.
   И побег из храма даже соответствовал его мечтаниям... Ведь говорили о многих племенах орков, мирных и спокойных, живущих севернее, ближе к людям, ближе к морю... Может, ему нужно туда?..
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось время...
  
  
  

История Серебряной из Полных Лун (для тех, кому это не надоедает - Глава 4)

******

  
   Лес... Холодный, мрачный и пугающий - ночью. Днём - напоенный светом и теплом, порхающими бабочками и прочей живностью.
   Долгие сутки мы шли без остановки, устраивая привалы лишь по ночам. Каждый чувствовал тем самым пресловутым шестым чувством, как фыркал иногда Жрец, что времени остаётся всё меньше и меньше.
   Дорога то углублялись в лес, то выводила на равнины, прихотливо петляя, да так, что иногда мне казалось, что мы ходим по большой спирали. Она... Она знала, куда нас ведет... Это ее судьба - стать проводником, так она сказала. Я ей верил. Одни мы бы долго блуждали среди лесов и не нашли бы дороги назад. А, идя по дороге из города в город, из поселка - в поселок мы бы никого не нашли. Шет... Я благодарен судьбе за то, что она послала нам тебя, ключ к нашей цели...
   С нашей с ней встречи прошло десять дней. Десять дней пути... Лес казался спокойным и даже лёгкомысленным, но я точно знал, что где-то здесь, может, даже совсем близко, бушуют войны. Они уносят с собой тысячи жизней, проливая кровь и сея хаос и разрушения. А лес так же смыкался над нашими головами, как и десятки лет назад, образуя зелёный шевелящийся купол. Прыгали, хвастаясь роскошными хвостами, белки, прятались в подлеске пугливые фазаны, птицы и бабочки резвились в поднебесье... Резкий контраст с нашей пугающей сосредоточенностью.
   Не теряя ни минуты, мы шли вперед, с упорством, достойным нашей цели. Ночью на привале часто слышали мы возню диких зверей, рык лесных волков, при вое которых у Жреца азартно загорались глаза. Даже там, в замке, нам пришлось сдерживаться, не допустить резни... А здесь едва пытавшиеся напасть на нас волки были отброшены защитной магией. Жрец упорно твердил, что лучше поставить Барьер смерти, и каждый входящий будет убит. Я ему говорил, что здесь не надо тратить сил впустую. Он соглашался, но все равно выставлял Парализующий барьер в тайне от моих глаз. Для нашей же безопасности. Ночами я покидал наш маленький лагерь и приходил к реке или утесу. Любуясь на то, как солнце лениво выплывает из-за горизонта, сидел, укрывшись белым плащом, и тихонько насвистывал какую-то песню. И улыбался... Не показывая улыбки на губах, улыбался в душе... У нас все получится, я уверен... От этой мысли во мне с каждой минутой прибавлялось уверенности, все больше и больше... Это был последний день путешествия втроём. Дальше нам суждено было встретить Их. Монаха-орка, жителя степи и равнин и Темного Эльфа, жителя темных пещер.
   Они стояли друг напротив друга, двое в искрах молнии, воздух буквально искрился перед ними, а земля начинала плавиться... Это они, - понял я, именно их я и искал... Мне нужно их остановить, иначе всё будет напрасно... И я шагнул вперёд, под обжигающие искры и вой ветра.
  
   До Дня Цветущих Деревьев было еще много дорог, по которым нам суждено пройти...
  

*******

  
   "Молнии... Ослепительная вспышка света во тьме. Она сравнима с огоньком веры, вдруг ясно и остро вспыхивающим в людских душах. Он дарит надежду..."
"Грядёт битва, одна из многих... Райден, лучший маг орков, управляющийся с молнией... Познавший горечь убийства особенно остро, но обретший Силу... Тёмный Эльф, друг ветра и клинка... Они признают силу друг друга и обретут..."
Шет покосилась чрез правое плечо на двух воинов. Конечно, она вела их, но - следуя указаниям Ран-Гора. А зачем, куда именно и все остальные вопросы любого здравомыслящего - она задавала и себе. Но чувствовала тянущее ощущение... Словно через сердце была проведена леска, и она упорно тянула к середине материка. Про тамошние места ничего достоверно известно не было, на пути безумцев и просто охотников до путешествий стояли пески, леса и даже редкие вкрапления болот.
Но ходили жуткие легенды, рассказываемые шёпотом, леденящие кровь тем, что всё это легко могло оказаться правдой...
Про монахов-отшельников, постигающих глубины бытия и вызывающих демонов-убийц, приносящих кровавые жертвы. Про ужасающий Храм Древних Богов, спрятанный в горах, ждущий часа своего освобождения. Про ловушки да зверей-мутантов, бродящих по окрестностям, растерзавших немало деревень. И, конечно, про... Богиню Стихий. Она была незримой судией их мира. Поговаривали, что именно она разжигает вражду племён и народов. Но говорили, и часто, обратное. Почти никого не интересовали досужие сплетни и домыслы, когда на пороге своего родного дома нетерпеливо пригарцовывает конь войны.
- Нам нужно выйти чуть левее. Сойдём с дороги.
Шет внезапно свернула с тропки круто налево. Леска вдруг сменила направление и тянула куда-то туда... Туда, где вдали громыхал гром, и пели стрелы.
"Очередная война местных? Или же что-то большее?"
И вот, выйдя из леса, их глазам предстало небывалое зрелище: равнина, покрытая щебнем и гравием, окаймлённая цепью невысоких гор-утёсов. И напротив друг друга, на самых высоких вершинах, стояли Они...
Первый был высок и статен - весь вид его выдавал величество и мудрость. Искрящееся разрядами тело, монашеское одеяние и орочьи клыки - это был Райден. Монах-орк, Великий и Ужасный.
Второй был более изящен и полон кошачьей грации движений - эльф, хоть и непохожий, не принятый. Единственные в своём роде тёмные волосы, великолепные клинки - это был Тёмный Эльф. Предначертанный в противники Райдену самой судьбой, точный и расчетливый.
От них веяло удовлетворение битвой и уважение. Уважение к своему противнику.
Тамплиер внезапно для них, оказался на середине равнины между ними и заговорил низким, уверенным голосом:
- Хватит! Неужели вы не видите что сила, которая вам дана, может послужить во благо всех живых! Зачем умирать от рук друг друга?!
   Без слов - одними взглядами, шёл разговор Трёх. На равнине всё замерло, казалось - решается судьба мира. И, наконец, два воина сошли с кряжа и присоединились к отряду. Их ждал долгий путь к Пику... И кто знает, что их там ждёт?..
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось время, но его было мало...
  

*******

  
   Зов... Боли, надежды, отчаяния или любви? Те, кто просят помощи, да получат её.
   Зов шёл из глубин сердца Тёмного Эльфа. Он вёл его к цели. К какой? Он пока не знал...
   Быстрыми и изящными движениями он передвигался по скалистым тропам. Солнце уже покидало горизонт, а вся живность медленно начинала засыпать.
   "Кто я? Какой мой путь в этой истории? Где же мне встретить тот знак?!" - эти мысли не покидали головы Тёмного Эльфа. Он прокручивал их в голове много-много раз...
   Но он чувствовал, что сегодня, что-то должно случится. Все его мускулы были напряжены, мысли собраны, а в его лиловых глазах горел огонь, огонь битвы. Но какой? С кем ему сегодня предстоит встретиться?..
  
   ***
   На другом конце тропинки остановился на привал орк-монах Райден. Он ушёл со своего селения, после того как сам же убил своего лучшего друга, который так низко предал его. То, что он чувствовал, не могло понять ни одно живое существо мира сего. Но Райден был собран, он не давал плохим мыслям и скорби исказить его трезвый ум. Он считал, что все его поступки к лучшему, и даже уход из клана будет только на пользу окружающему миру. Он хотел стать отшельником, жить по собственным законам, никогда не находя друзей, который смогут его предать... Но Райден чувствовал и что-то иное. Что-то совсем непонятное, но не зловещее. Он не мог разобраться в своих мыслях, инстинкты били в набат. Он чувствовал, что сейчас должно произойти что-то такое, что изменит его жизнь раз и навсегда. Но не думал он, что судьбоносным мигом в его судьбе будет бой с Тёмным Эльфом...
   ***
  
   "Неужели это Райден?!" Никак не могло уложиться в голове у Тёмного Эльфа. Он остановил свой бег, и стоял неподвижно на утёсе, но напротив него, на таком же утёсе стоял Райден. Их взгляды сошлись. Что сейчас творилось в их головах, не было известно никому... Мышцы были накалены до предела, весь разум был направлен на создание тактики для наступающего боя. Два врага опустили головы, и, так чтобы никто не услышал, двое произнесли: - Что же, такова моя судьба...
   И вспыхнул огонь битвы! Лиловые глаза Эльфа ужасающе сверкнули, руки опустились на рукояти клинков. И уже в следующие мгновение он послал во врага яростный порыв ветра. А потом и сам ринулся в бой с двумя изящными, изогнутыми клинками. Райден же в свою очередь тоже использовал свои способности к молнии, остановив ветер, посланный Тёмным Эльфом. "Откуда у него такие способности?!" - эта мысль немного выбила из равновесия Райдена, и дала шанс Тёмному Эльфу. Второй им воспользовался. Он нанёс удар первым, он диктовал бой по своим правилам! Первый выпад был безупречно сделан Мерцающим в левой руке, и целью была грудь орка. Но, вовремя собравшись, Райден использовал защитную магию, чтобы отразить выпад клинком. Но предела ловкости Тёмного Эльфа не было, и его боевому искусству тоже. Райден ошибся, дав Тёмному Эльфу шанс. И воин этого не упустит. Он наносил удары с грацией пантеры и со скоростью мустанга, но Райден не уступал. Орк всё время успевал увернуться, или же использовать защитную магию. Но вот, ловкий обманный выпад Громовержцем в правой руке справа, целью была шея противника. Как только ложный выпад был осуществлён, как и задумывал Тёмный Эльф, сработала защитная магия орка, но способный меч, впитав в себя большую половину магии, ослабил защиту Райдена и дал шанс Эльфу. И он был намерен им воспользоваться. Мерцающий с ужасающей скоростью отправился в грудь противника, но... Тёмный Эльф споткнулся и только его грация, и ловкость позволила ему не упасть и не стать лёгкой жертвой Райдена. Он быстро крутанулся на ноге, которая ещё не потеряла равновесия, и со всей силы оттолкнулся от каменного покрова скалы, чтобы отпрыгнуть на безопасное расстояние от орка. Теперь очередь Райдена первому наносить удар. "Боевой стиль и Ловкость этого Тёмного Эльфа заслуживают уважение..." - подумал Райден, но уже не отвлекся, а пустил в Тёмного Эльфа вспышку молнии.
   - Неужели моя судьба умереть на этом чёртовом утёсе?! - завопил в душе Тёмный Эльф и, собрав все силы, отпрыгнул в сторону от молнии Райдена. Атаки продолжались одна за другой. Райден всё атаковал, Тёмный Эльф всё увертывался.
   - Хватит!!! У тебя больше нет никаких шансов! - прокричал Райден и воззвал к небесам. - Узри всю силу орка-монаха!!! - небо над противниками почернело, и вспышка молнии ударила в Райдена, наделяя того неистовой силой. "Сильнейший противник, которого я видел. Но другого шанса в этой битве уже не будет..." - подумал Тёмный Эльф и, собрав все силы, ринулся на Райдена двумя скимитарами вперёд. Две силы. Два врага. Сейчас они должны были соединится в последнем ударе, и только сильнейший сможет выжить. Но...
   Неизвестно как на поле боя, появился белый силуэт. Он остановился между Райденом и Тёмный Эльфом в последний момент их завершающего удара:
   - Хватит! Неужели вы не видите что сила, которая вам дана, может послужить во благо всех живых! Зачем умирать от рук друг друга?!
   И, казалось бы, время остановилось. Теперь Райден и Тёмный Эльф смотрели друг на друга не теми глазами, что в начале битвы. Теперь они смотрели друг на друга с честью, с достоинством, с уважением. Каждый понимал, что они оба дополняют друг друга. Но разве способна быть дружба между орком и тёмным эльфом?! "Мы перепишем историю!" - решили Райден и Тёмный Эльф. Они посмотрели друг на друга ещё раз, а потом подошли к Тамплиеру, чтобы пожать друг другу руки.
   - Может быть, наша судьба в том, чтобы следовать за ним? - произнёс Райден.
   - Я свято в это верю, - согласился Тёмный Эльф. Несколько часов это были два самых больших врага, но теперь они стали друзьями. Но смогут ли они поддерживать эту дружбу? Вскоре Тёмный Эльф и Райден познакомились с Шет, Тёмным Жрецом и побольше узнали о Тамплиере, человеке, который стал для них судьбоносным! Теперь они отправляются в путь. Куда? По зову сердца...
  
   До Дня Цветущих Деревьев река времени расставит всё по своим местам...
  

*******

  
   "Сила... Тягучая, словно мёд, тянущая магнитом, желанная, сладкая, могущая и величественная. Сила"
   Райден не помнил, как оказался на утёсе, напротив воина-Эльфа, с твёрдым желанием победить. Помнил только подозрительный шорох и уже затухающий костёр...
   После пяти минут боя Райден поймал себя на мысли, что противник был хорош. Да, очень хорош, силён и боролся честно. И то, что он владел сразу двумя стихиями, чётко показывал его уровень силы. Молнии наполни тело Райдена, его сознание наслаждалось боем, сильным противником и ситуацией в целом. Наконец, бой подошёл к своему завершению, и Бог Грозы уже решил было, что победа осталась за ним... Как вдруг... Критический момент, решающий момент замер в воздухе, секунда оказалась растянута в вечность чьим-то властным голосом. Человек? Что ему нужно?..
   Выслушивая рыцаря, Райден испытывал смешанные чувства, с одной стороны он верил этому человеку, с другой - сомневался. Он - Орк, пусть и покинувший своё племя. Другой - Эльф, хоть и не похожий на других, хоть и отринутый своими родственниками...
   - Может быть, наша судьба в том, чтобы следовать за ним? - произнёс, сомневаясь Райден.
   - Я свято в это верю, - внезапно согласился Эльф.
   Райден окончательно уверился в своём решении и подошёл к человеку в белом. Рука Эльфа, которую он пожал, была твёрдой и уверенной, и Райден решил для себя, что он был бы рад дружбе с этим воином, хоть и эльфом, но совершенно не похожим на жестоких порой орков.
  

*******

  
   Луна... Полная, новорожденная, убывающая... Она отливает разными цветами, предвещая будущее. Неровный, отражённый солнечный свет льётся с небес...
   "Мы собрали четверых из десяти", - думал Темный жрец. Был солнечный день, самый лучший, который был за эти месяцы пути. "Сила моя велика, но смогу ли я их остановить?" - бормотал Темный жрец. - "В чем их сила Райдена, Темного эльфа и Шет? Смогу ли я их победить?" - думал Жрец, крутя свои артефакты в руках. Он не мог не думать об этом, вся его жизнь подразумевала под собой, что он будет оценивать по степени угрозы всё и вся. Они прошли сквозь лес и остановились на ночлег. Мы разделили обязанности - Тамплиер прикрывает нас сзади, Шет указывает примерное направление - уж по чему она ориентировалась, Жрец не знал точно, Эльф был разведчиком, как самый незаметный и ловкий. Райден - за еду и припасы, а я защищал лагерь.
   Темный жрец сел в позу лотоса и, впав в медитацию, молился Джишияме. "Дай мне информацию, где они, кто они и какие у них цели... Я должен, должен знать, чего от них ожидать". Но Джишияма молвил лишь одно: "Ты должен понять сам ученик мой". Жрец практично подумал "Надо поставить Защиту, существа не надежные, щит лучше". Напавшие на них волки были отброшены защитной магией. Жрец упорно хотел сделать Барьер смерти и каждый входящий будет убит, но решил, что это с такой же вероятностью убьет и товарищей - не каждый из них сможет справиться с такой мощью, по крайней мере, пока.
   Когда стемнело все пришли в лагерь, и каждый говорил о том, что было сегодня. В конце всего мы решили, что дежурить первой будет Шет, потом Темный Эльф, дальше Райден, потом я и Тамплиер. Тогда заснули все кроме Жреца и Шет. Было скучно и темно, Шет молчала, как засушенная рыба, и глядела в темноту. Жрец помолчал вместе с нею, а затем, незаметно для обоих, начался неспешный разговор.
   - А как твоё имя?
   - Меня зовут Нуаду...
   Коротая время за сим нехитрым занятием, Жрец вскоре уснул, пытаясь выспаться перед своим дежурством. Хотя, он не любил долго спать - порой, довольно часто, его преследовали кошмары, и он просыпался едва ли отдохнувшим...
  
   До Дня Цветущих Деревьев всё будет предрешено...
  

*******

  
   Океан... Величественный и горделивый, у него свой взгляд на справедливость, иное судно он встречает попутным ветерком, а кого-то и бурей. Моряки издревле обожествляли океан, и, отчасти, это было правильно.
   Пирату и его кораблю были не страшны ни буря, ни полный штиль, Левиафан разрезал волны с одинаковой скоростью в любую погоду, но не только благодаря своим выдающимся качествам. Боцман Рюума знал, как задобрить сельфидов - духов моря и проплыть там, где другие вряд ли смогли бы. Именно это послужило началом их сотрудничества. Тогда Пират еще был новичком и плавал на обычном корабле. Ему приятно было вспоминать те дни. Дни основания и становления команды Пиратов Сердца Кровавого Моря, тех, кого сейчас знали как одних из пяти звезд всех морей.
   Впереди виднелись утёсы Залива Южных Самураев. "Мы уже приближаемся к порту, Пират",- выкрикнул один из матросов,- "если у утёсов нет мелководья, то будем там через полчаса".
   Пират огляделся, глубоко вдохнул солённого и жаркого воздуха, и пошёл в свою каюту, некоторые приготовления ещё не были готовы...
   "Оракул, что же тебе нужно от меня, или, что мне нужно от тебя... Конечно, мы могли бы заплыть к землям племени Ясного Взора и с юга, но - постоянная вулканическая активность и землетрясения, не дали бы мне добраться до них, а значит, мой путь через пустыню..."
   Истинной причиной того, что Пират не хотел проложить свой путь вдоль границ земель Друидов, была другой, но он уговаривал сам себя, что в одиночку ему проще совершить поход через пустыню, нежели через вулканы...
   "Команда будет занята минимум месяца полтора, а значит, воспользовавшись своими незабытыми приёмами по управлению землёй, я успею и туда и обратно..."
   Тогда Пират ещё не знал, что увидеть Земли племени Ясного Взора, в этот раз, ему не предстоит... Он вообще слишком многого не знал.
  
   До Дня Цветущих Деревьев в его душе всё встанет на свои места...
  

*******

  
   Земля... мелькающая под ногами ездовых волков. Драгон гнал свою маленькую команду сквозь леса и степи племен Ясного Взора. Впрочем самураи считали эту землю своей, тысячи лет назад здесь правил клан Тринесетте, но время не пощадило их и им на смену пришли другие народы, построившие свои города на остатках городов древних воинов. Преодолевая огромные расстояния по пустынным тропам, известным лишь самураям, Драгон искал выход к морю. Он объезжал маленькие города, предпочитая движения в чащах, где сохранилась первозданная красота. Когда они пересекали реку, то смогли получить ценную информацию об объекте своих поисков. Речные разбойники знали о Пирате и сказали ему, что такой корабль могут починить лишь умельцы из Галилей - Ла, судоверфи расположенной в заливе Южный Самураев на искусственном острове. За эту информацию Драгон пощадил им жизни, превратив в своих рабов.
   Ла - эта компания обслуживала весь материк, создавая корабли для флотов всех государств, за исключением страны Самураев, поскольку тем корабли были не нужны, но даже самураи иногда закупали у них технологии, так что местоположение верфи не было тайной. Азарт охотника двигал Драгона вперед. В мыслях он уже был у самого океана. Однако на ночь все же решил остановиться, животным требовался отдых. Самурай долго не мог заснуть, лишь сидел у костра и смотрел в звездное небо. А потом рядом с ним внезапно появился человек. Он говорил интересные вещи, представившись Прорицателем, он объяснил, что им нужно встретиться у залива. Однако стоило ему сказать, что Пират должен помочь Драгону, как тот рассвирепел и ... проснулся.
   - Это неспроста, он что-то хочет от меня, и раз смог пробраться в мой сон опасный противник, существ, которых нужно убить становится все больше.
   Сейчас воина ослепляли гнев и гордость, он не мог знать, как перевернется его судьба. Лишь забрезжил рассвет, грозная компания выехала в сторону залива. Несчастные, попавшиеся им на пути, были вырезаны без жалости и сожалений. Настроение воина вышло из-под контроля. Поддавшись чувствам, самурай потерял свой разум. Через два дня они вышли к морю. Темная ночь и морской бриз, не удивительно, что они спали как убитые, но проснулся воин не сам, его разбудил ехидный смех где-то на границе сознания, кажется, он слышал его раньше. Поднявшись, Драгон вышел на утес... и не поверил своим чувствам. Залив пересекал Левиафан, видимо направляясь в сторону плавучего острова, который сейчас был едва виден. Он не мог поверить в свою удачу, но всё же, это было так. Добыча сама пришла к нему в руки, точнее он так думал. Сорвав повязку со своего слепого глаза, самурай выкрикнул заклинание, небо тут же потемнело, а тени сгустились, образовав дорожку к кораблю.
   - Ты за все ответишь, Пират, сегодня я узнаю твою загадку.
   Пока он говорил это, тела за его спиной, выхватили мечи.
   - Я иду и со мной твоя смерть.
   Подняв тени своих рабов движением руки, Драгон оправил их к Левиафану.
  
   До Дня Цветущих Деревьев многое изменится...
  

*******

  
   Пламя... Как красиво и завораживающе оно тёмной ночью в пустыне, но на палубе судна - оно несёт лишь смерть... Казалось бы, чего не стоит ожидать на воде - так это пожара, но опытные моряки опасались его, куда больше пробоин в днище...
  
   В этот раз он слишком силён, в этот раз - как будто какие-то невиданные силы на его стороне... Пират даже не мог представить себе, на что способна сила верности слову, данному самураем. Взрыв, ещё один, волны коими Пират помогал себе и тушил огни - уже не столько помогали, сколько топили корабль... Команда гибла на глазах Пирата один за другим, оторванные конечности летели в стороны... Прежде Пирату не приходилось сталкиваться с такой безжалостностью...
   - Да будет проклят тот день, когда я последовал за тем торговцем,- вскричал Пират.
  
   На глазах Пирата наворачивались слёзы, он стоял на коленях, окружённый трупами своих товарищей... Ещё полчаса назад они смеялись и радовались, приближающемуся порту и, греховодные мысли туманили их разум. Ныне им уже не попробовать знаменитого рома Галилей...
   Пират вскинул взгляд на противника, на этот раз его глаза были совсем иными - наполненные слезами и злобой... Его скулы сжались, и дрожь прокатилась по всему его телу... Самурай обрушивал атаку за атакой, но они обходили Пирата стороной...
   Палуба затряслась, каждая доска, каждое бревенчатое перекрытие судна завыло. Такой вой мог напугать кого угодно, - нет, только не Драгона, но и ему в этот момент стало не по себе. Пират вскинул руки, и вся палуба начала наполнятся со всех сторон растущими ветвями и лианами, они обвивали противника, хватали его подручных, тянулись за ними, не отставая ни на шаг.
  
   Высший Друид, лучший ученик магистрата, сын повелителя земель Друидов... Драгон добился своего - он узнал его тайну... Использовать и создавать деревья в бою - даже среди Друидов могли единицы, и Пират был одним из них.
   Когда-то, Пирата все называли Гулдан, именно так звучит имя, полученное им при рождении. Ещё маленьким мальчиком, едва закончив магистрат, он плыл в Земли Эльфов... Океан распорядился так, что выжить удалось только ему одному... Проплывающие морские разбойники подобрали его, спасли его жизнь... С необычным для его племени чёрным цветом волос и тёмно-коричневыми глазами, он совершенно не был похож на Друида, и моряки приняли его за крестьянского ребёнка из земель Рыцарей.
  
  
   Драгон не останавливался, его сердце наполнилось уважения к противнику, чью силу он так хотел узнать, но прекратить бой сам он уже не мог.
  
   До Дня Цветущих Деревьев духи предков дадут им ответ...
  

********

  
   Тени... Они пляшут на палубе судна, их танец смертелен и завораживающе прекрасен, тот, кто не дрался, не сможет оценить красоту боя. А тот, кто не жил простой жизнью, не оценит того ужаса, который несёт джанга теней. Драгон снова напал на корабль, неожиданно, никто не предполагал, что самурай так просто покажется из своих земель. Видимо они недооценили его гордость. Он снова был не один, вместе с ним были его помощники, небесное воинство. У бывалых самураев таких солдат великое множество, а их легендарный завоеватель мира говорят, ходил вместе с девятью тысячами небесных стражей. Хорошо, что им попался еще молодой повелитель, иначе не сносить бы им головы. Рюума мог с уверенностью сказать такое. Мертвец прекрасно понимает то, что происходит вокруг. На этот раз все было куда опасней, Драгон открыл свой слепой глаз, а это значило, что их смерть предрешена. Сильнейшее оружие пробило печати благоразумия и вырвалось на свободу, мало кто видел такое зрелище и остался в живых. Но боцман был не так прост, у него в запасе тоже имелась пара фокусов, способных удивить не только капитана, но и не в меру распалившегося Драгона. В руках мертвеца взвыл цепной меч, состоящий из позвоночного столба морского единорога. Уникальное в своем роде оружие. Рюума ринулся в атаку, его ловкость и скорость превосходила обычную во много раз, ведь его не сдерживали пределы доступные людям, да и масса тела была уже не та. Меч кричал, разрубая порождения тьмы, насылаемые врагом, рассыпался в искры, когда скрещивался с когтями дракона. Но все, же их было двое, а врагов пятеро. Противостояние не могло продолжаться долго. Пират осел на палубу, сжимая в руках то, что когда-то было рулевым. Жаль парня, но такова судьба.
   -Капитан, не расслабляйтесь, иначе будет беда. Мы должны выжить ради них. Рыба в аквариуме говорила спокойным голосом, не передавая тонких настроений и эмоций носителя. Среди звуков сражения и столбов пламени этот голос звучал очень неуместно, но позволял людям одуматься.
   Пират кивнул и применил силу, о которой Рюума лишь догадывался. Сражаться стало чуть проще, но преимущество все равно было на стороне врага. Деревья гибли под ярким пламенем и ударами холодного оружия. А в это время на палубе появились незваные гости. Неожиданный поворот событий. Но об этом Рюума узнает чуть позже.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он узнает многое.
  

*******

  
   Запахи... Запахи крови и трупов океанским бризом доносятся быстро, и, в такую жару, делают пребывание на берегу раздражающим. Только что, казавшаяся райским уголком местность, от одного запаха стала походить на гниющие переходы Ада, где полы и стены создавались трупами грешников...
  
   - Искуситель! Искуситель! Да где эта похотливая тварь... Искуситель!
  
   Оракул перешёл на крик... Минута и...
  
   - Ну, чего? Чего ты орёшь? Тебя и с вершин Каруха слыхать... Что случилось-то у тебя такого? Кстати, хорошо, что позвал, а то эти разговоры после этого - знаешь, так раздражают. Ну, что тут? Небось, выпивку нашёл, да? Позаботился о страждущем товарище, - Искуситель говорил это, поправляя подвязки на балахоне.
   - Видишь вот тот корабль? Сможешь доставить нас туда?
   - Хм... А может не стоит трогать мужчин, когда они так мило беседуют? Заметь, это же не простые какие-нибудь вояки, если уж нам нужны именно они, так давай дождемся, когда они чуть успокоятся, подустанут. А? Ну, всё, всё, понял. Охалай-махалай...
  
   И всё замерло... Ни одна веточка, ни один меч не двинулся с места... Замершие в пылу боя, Драгон и Пират, между ними раскинувший руки Оракул, и вальяжно прогуливающийся, и осматривающий повисшие в воздухе клинки, Искуситель...
  
   До Дня Цветущих Деревьев им всем ещё предстояло жить...
  
  

История Серой из Полных Лун (для тех, кто ещё это читает - Глава 5)

*******

  
   Вихрь... Буря эмоций разрушает мир вокруг. Открытый глаз искажает пространство. Это уже не мир в обычном виде. Это отдельное измерение, запрещенная техника - Бесконечная Мастерская Клинков. Пустынная местность, украшенная рисунками, здесь трудно дышать и невозможно жить. Но именно из такого измерения когда-то произошел наш мир. Здесь тысячи мечей, оружие из любого времени и измерения, они поют свою песню, но их никто не слышит, здесь лишь самурай читает свое заклинание. Здесь его призрачные слуги выбирают оружие. Он все предусмотрел, сегодня он не сломает своего меча.
  
   Мои кости - клинки земли
   Металл мое тело, а кровь моя - эфир.
   Я создаю миллионы мечей
   Непостижимый в смерти
   Не знающий жизни
   Познавая войну - я создаю миры
   И ничто не удержит бурю
   Это моя жертва - Бесконечная Мастерская.
  
   Тот, кто услышал это, навсегда изменится. Ведь это не просто заклятие, это нечто большее. Драгон нападет, пляска мечей этим утром будет великолепна. На корабле много матросов, но настоящая опасность исходит только от двух, мертвый моряк с костяным мечом и сам капитан, они жизнь и смерть этого судна. Быстро и безжалостно, бой закончится, когда оба умрут.
   - Ты так думаешь, - голос Оракула снова пробивается сквозь силу глаза. Открыв его, Драгон видит звездное небо, цветы падают на лицо, как и тогда, он зовет её, но не слышит ответа. - Это сон, на этот раз ехидный голос пробуждает воспоминания о первой экспедиции за Иглы Стужи. Память разваливается на куски, и воин оказывается в саду предков. - Твой путь не был ошибкой, но твоя клятва претерпит изменения.
   Тени летают, нашептывая ему, как поступить.
   - Ты же не веришь в это, - Голос отца, тихий и спокойный.
   - Что мне делать, я не понимаю. Помоги мне отец.
   Драгон поднимает руку к лицу, почему-то он плачет.
   - Иди вперед, ты должен преодолеть это испытание, духи стараются разделить вас, но твой разум все еще чист, где-то там глубоко. Мы в опасности, поэтому отправили тебя. Ты все еще чист, прости нас за то, что выпадет на твою долю. Но я уверен, все будет хорошо.
   Самурай окутан деревьями, как он мог заснуть посреди битвы.
   - Ты уверен, что это сон? - Оракул как будто сидит в его голове, - Обернись. Драгон оглядывается и видит за собой гору.
   - Я сплю?
  
   До Дня Цветущих Деревьев он найдет свой путь.
  

*******

  
   Время... В разные периоды жизни оно течёт по-разному, и многие знают, как долго тянется ожидание, и насколько быстро пролетают минуты с любимой. Разум Пирата, ещё секунду назад охваченный пылом битвы, оказался в воронке времени. Картинки, которые ему предстояло увидеть, навсегда перевернут его жизнь...
  
   ***
   - Тамплиер, нужно откинуть эту глыбу - нам нужно отступать, без остальных нам не справится...
   Тамплиер напрягся и перевернул каменную глыбу на наступающих безглазых существ, передвигающихся на четвереньках...
  
   Пират огляделся, он лежал на спине одного из воинов-подручных Драгона. Драгон подбежал к нему, взял его за руку, - "Крепись, друг, Тёмный Жрец обязательно тебя вылечит. Ты обязательно выкарабкаешься..."
  
   - Драгон, - вскричал Тамплиер, - уходим скорее, нам нужно ещё завалить вход. Нельзя выпустить этих тварей наружу...
   ***
   Воронка времени провернула ещё одну спираль и в разуме возникла следующая картинка...
   ***
   - Да, ради этого, действительно стоило воевать,- вымолвил Ассасин, - сейчас я точно знаю, что наша битва была не напрасна...
   - Если бы мудрейшие люди этих народов не были бы так глупы, то они бы давным-давно объединились и сами..., - произнёс Оракул,- Что могут не поделить кузнец орк и земледелец эльф? Почему эльфийка, полюбившая человека не может дать ему часть своей силы, чтобы жить с ним? Только жаждущим власти были выгодны войны, народам нужны лишь их руки, чтобы растить хлеб, воспитывать детей...
   Пират смотрел как будто со стороны - вот в город вошли десять воинов. Но как? Он сам идёт среди них. Улицы наполнялись людьми, но нет - здесь были и эльфы, и орки, и люди. Вот - среди выходящих существ, Пират явственно увидел Друида, балахон с таким узором, обычной швее, просто не дано сшить. Все существа были вместе, среди них не было вражды и ненависти. Каждому народу было чем поделиться с другими, - знаниями, умениями, опытом.
   ***
  
   Пират очутился на опушке леса, перед ним стоял Оракул.
   - Ты помнишь меня?
   - Я помню, Оракул. Ты хотел открыть мне мою судьбу, для этого я и хотел найти тебя...
   - Твоя судьба - то, что ты видел. Тебе предстоит стать одним из воинов, что объединят все народы и установят единые законы для всех - бедных и богатых, молодых и старых, разных плёмён и народов. Мир должен измениться, а мы должны этому помочь... Наш путь лежит к этому пику, на границе Земель Эльфов - Оракул показал за спину Пирата.
  
   Пират огляделся и увидел за собой гору.
  
   До Дня Цветущих Деревьев, мой Левиафан дважды домчит до этих земель,- гордо воскликнул Пират.
  

*******

  
   Тишина... В океане такая тишина бывает лишь перед бурей, но Искуситель прекрасно знал, что буквально в паре метров от корабля время идёт своим чередом, и все законы природы продолжают действовать...
   Искуситель оглядывал, закатившего глаза, Оракула. Он отлично понимал, что именно происходит сейчас, но, не полюбоваться на это со стороны, раз уж выпала такая возможность, он не мог...
  
   "А всё-таки здорово, что мы стали дружны с ним. Трудно представить себе, насколько выросла его сила. Вот уже несколько минут он держит такое пространство одной своей силой и при этом, ещё умудряется общаться на два разума..."
  
   Оракул не показал ему, что их ждёт, не вызвал к его разуму, не заманивал картинками увлекательных приключений, которые так манили Искусителя. Но это, скорее, было показателем уважения, и он ценил это. Искуситель и сам, был умелец покопаться в чужом разуме, но картинки, которые показывал он, несли лишь боль и страдания его жертвам. А уж оказаться захваченным чужим разумом, пусть даже прорицатель племени Ясного Взора мог показать противнику лишь реальность, для Искусителя это было бы личной обидой. Оракул понимал всё это и просто рассказал. Словами. А Искуситель просто поверил. Сердцем. Поверил тому - единственному человеку в мире, из сражавшихся с ним, кто действительно был способен его убить, тому, кого ещё пять лет назад он боялся больше смерти...
   Искуситель не страдал иллюзиями по поводу своей силы, и если уж Оракул сказал, что им предстоит стать одними из десяти сильнейших воинов мира, то стоит просто идти и взглянуть, - на тех, кто достоин, сражаться рядом с ними...
   Первые двое оказались очень даже редкими магами в своём роде. Один из них - Высший Друид, а оставшихся в живых Высших из земель Друидов, практически невозможно встретить вот так, запросто. Более того, он не является одним из магистрата Друидов, или системы управления их землями. Он - морской разбойник, вся его внешность, волосы и лицо, говорят о том, что он долгие годы находится в море. Друид с богатым опытом мореплавателя, это очень редкое сочетание. Второй - самурай, его лицо показалось Искусителю знакомым, но он, почему-то считал, что все живущие в землях Самураев на одно лицо. Самурай обладал невероятными, забытыми их народом, способностями. Он использовал магию искажения, кажется, так они называли эти межпространственные чудеса.
   Воистину эти двое были уникальны в своём роде, а если прибавить самого Искусителя, и незабвенного Оракула, стоящего рядом, то уже эти четверо были не слабой военной силой. Целая компактная армия из четырёх человек. Что же там за остальные шестеро? Что это будет за сила, когда они соберутся вдесятером?
   Рядом, на палубе корабля, также, стоял живой мертвец. Его силы также заслуживали уважения, и, при таком раскладе, что пришлось бы сражаться с ним один на один, где-нибудь в местах захоронений, Искусителю пришлось бы изрядно попотеть, чтобы просто выжить. Но Оракул говорил о двоих, а значит судьба этого мертвеца, имеет совсем иное, своё предназначение. Но в эту компанию он вливался просто потрясающе.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они все станут друзьями...
  

*******

  
   "Тепло... Странно, но у меня на душе воцарился покой. Возможно, я нашёл своё место в этом мире? Я всю свою жизнь рос в одиночестве, отринутый Эльфами и не принятый людьми. Но теперь меня не судят по внешности, я такой же, как и они. Друзья не судят меня за цвет кожи и это прекрасно, это странно, это... Тепло. Но прав ли я, называя их друзьями? Надеюсь, да... Ведь друзья - это те, кто помогут в трудную минуту и те, к которым тянет душой... Удивительно, не правда ли? Всего лишь несколько дней назад мы с Райденом были врагами, а теперь обедаем за одним столом. Я больше узнал о Тамплиере, о Шет, о Тёмном Жреце. Я так хочу быть в их компании всегда, но... Одно "но", которое лишает меня такой возможности - это моя неуверенность. Мне нужно ещё чуть-чуть больше времени" - размышлял Тёмный Эльф, сидя на высоком дереве, перед входом в каньон.
   Тут он дожидался своих друзей. Как и случалось в последнее время, Тёмный Эльф двигался немного впереди маленького отряда, чтобы оповестить их об опасности, если таковая будет - разведчик из него был гораздо лучший, чем из того же Жреца, который иногда впадал то в прострацию, то в ярость и косил всех, кого видел, чуял или слышал. Ведь именно он, в силу своей крови, обладал лучшим зрением и слухом, а также неограниченной ловкостью в отряде. Это уже сходило за традицию. Вот сейчас они опять остановятся на привал, и будут делиться рассказами о своих былых подвигах и приключениях, которые им довелось вместе пережить. Воистину, это восхитительное зрелище, когда пятеро вовсе не похожих один на одного спутников душевно беседуют о прошлом. Но внезапно Тёмный Эльф увидел какое-то движение со стороны каньона, через который они должны были сегодня пройти. Солнце ещё сияло на горизонте, и до ночи друзьям было необходимо сделать где-то на половине пути до конца каньона привал. Но... Соскочив с дерева с грацией кошки, он тихо-тихо, как ночной охотник, отправился к источнику странного звука. Это были какие-то странные возгласы, улюлюканье, хрюканье и потрескивание веток. Тёмный Эльф заметил костёр, а возле него несколько теней. "Будет лучше, если они пока меня не заметят" - решил эльф и осторожно продолжил следить за существами возле костра, хоронясь в густой, колышущейся траве. Ковыль?.. После нескольких минут ожидание, число теней возросло, теперь их было, по крайней мере, около семи. А по их жаргону, можно было определить, что это гоблиноподобные существа. Из-за белых метёлок, мягко покачивающихся перед лицом, не было хорошо видно, и Эльф подполз поближе. Тёмный Эльф хотел было встать, как заметил, что один из собравшихся возле костра встаёт. Он случайно обернулся, и Тёмный Эльф смог определить черты лица Тролля. "Это тролли. Эти отвратительные существа... Надо предупредить остальных". Пока Тёмный Эльф вёл наблюдение, четвёрка остальных собралась под высоким деревом, местом встречи назначенное эльфом.
   - Где же этот чёртов эльф? - в который раз спрашивал нетерпеливый Жрец, на что Тамплиер отвечал добрым:
   - Он скоро появится... - а Райден и Шет посмеивались в сторонке. Ловкими движениями удаляясь от костра Троллей, через пару мгновений показался Тёмный Эльф и, не отвечая на вопросы, начал докладывать обстановку, что было всего в нескольких сотнях метров от сюда.
   - Их там около двенадцати - пятнадцати, некоторые готовятся ко сну, некоторые разговаривают возле костра. Солнце скоро уйдёт за горизонт, нам нужно двигаться дальше. Без боя тут не обойтись... - говорил Тёмный Эльф. На лице Тёмного Жреца появилась улыбка, не зря он всё-таки ждал эльфа. Но лицо Тамплиера было строгим и озадаченным. Он не знал что делать. Человек знал, что обход займёт недели, поэтому нужно идти именно через каньон. И тут он решил:
   - Сначала мы попросим их уступить нам дорогу, если же нет - будем сражаться!
  
   До Дня Цветущих Деревьев судьбы наших героев сплетутся навсегда...
  

*******

  
   Кровь... Древние называли её "эссенцией жизни", использовали в ритуалах, она была средоточием тёмной, древней магии.
   Опять будет пролита кровь... Небольшому отряду предстояло перейти через каньон, в котором засели Тролли. Ничего не оставалось, как идти вперед через лагерь этих существ. Тамплиер только и мог предложить им, чтобы они пропустили их. Но, зная повадки диких троллей и не раз видя их на полях сражений, он с уверенностью мог сказать, что ничего из этого не выйдет.
   - От двенадцати до пятнадцати троллей, - сказал Темный эльф, и от этих слов Тамплиер стал мрачен.
   "Что же делать?!" - спрашивал он себя, - в обход идти добрую неделю, если не больше. И невозможно угадать... И нечего гадать... Такая же ситуация в обходном пути будет означать потерянное время, а его и так слишком мало отведено. Нет... Мы будем идти вперед... И, чтобы не случилось, биться спина к спине, плечом к плечу, пробивая себе путь... А иначе никого бы здесь не было...
   Внезапно глаза Тамплиера засветились белым огнем - верный признак решительности...
   - Мы идем вперед, если Тролли не уступят, придется их заставить отступить... Думаю, правильнее будет оставить Шет в безопасном месте, а потом вернуться за ней. Темный Эльф найдет хорошее дерево, в котором укроет нашу проводницу, мы же со Жрецом пойдем к Троллям вдвоем, а Райден и Эльф будут нас прикрывать. Наши со Жрецом щиты, выдержат удар, и, если вы увидите нападение на нас, то атакуйте незамедлительно. Итак, выступаем...
   Небольшой отряд направился к узкому входу в ущелье, где и должна была пройти их первая проверка на веру...
   Что сейчас чувствуют Орк и Эльф, зная, что вместе им предстоит объединить усилия в магии и уничтожить общего врага вместе? Лицо Жреца выражало удовольствие - оно и понятно, он всегда лез в самую гущу боя, не отказывая себе в удовольствии пролить чужую, дымящуюся, горячую кровь, выплёскивая свои плохие мысли в сражении. Орк не показывал никаких эмоций -видно сразу, учение монахов в действии. Эльф... Что у него было на лице, Тамплиер так и не успел рассмотреть - легко подняв девушку, он испарился во тьме, как будто его и не было никогда здесь. Вскоре он вернулся, и лицо его не выражало ничего, кроме как готовности к битве.
   Вынув из ножен на спине белый меч - подарок наставников, еще не разу не побывавший в битве, Тамплиер бесстрашно ступил вперёд, первым открывая эскападу.
   Четыре разных существа этого мира двинулись на свою первую совместную битву. Пусть судьба будет благосклонна к ним...
  
   До дня Цветущих Деревьев истина откроется каждому из них...
  

*******

  
   Смерть... Смерть, вея смрадом и холодом, обвитая могильным саваном, кружила над этим полем...
   Услышав шум рядом с собой, Эльфийка тихо переместилась влево и увидела мини-лагерь, разбитый на поляне. Пятеро людей - почти, там был орк... И... Эльф?! Хэйлли, будучи в недоумении чувствуя, что разгадка мучающей её тайны близка, решила последовать за отрядом.
   Хэйлли аккуратно двигалась за четвёркой крепких мужчин... Они тянули ее за собой как магниты. Она оглядела поле там, где рыцари остановились, и устроила себе местечко, засаду.
- Что-то у них не получается договориться с троллями, придется начать действовать...
Заметив, что у двух из троллей появились мечи в руках, она стала стрелять. Натянула лук и вырубила нападавшего на Тамплиера...
Сами рыцари стали кругом, спиной друг к другу и старались не подпускать никого за спины. Ловкими движениями сабель они расправлялись с троллями. Темный Эльф помогал Орку, Орк помогал Эльфу, на что у Тамплиера и Жреца на лице выразилось едва заметное удивление. Неужто они поладили? Каждый из бойцов убивал красиво и расчетливо. Тамплиер верно протыкал своих оппонентов насквозь, Темный жрец использовал магию, Эльф - свой верный белый меч. Орк то искусно сворачивал шею, если тролль приближался, свободной рукой, то мечом резал и оставлял глубокие рваные раны...
Хэйлли натянула лук и выстрелила в тролля приблизившегося на слишком близкое и опасное, для боя на мечах, расстояние... Внимательно посмотрев, что она натворила, у нее дрогнула рука... Она убила, она промазала и попала не в плечо, а в шею, убила... Страх окутал её, - как она могла?! И ради кого она это сделала? Ради Эльфа, за которого так переживала, что его сейчас поранят? Хотя внутри она знала почему. Эльф был похож на неё, а она хотела узнать его поближе. Кто он и что из себя представляет? Может он знает, кто она, может, он ее родственник?
Битва закончилась... Они победили и возвращались обратно, только Темный Жрец чуточку замешкался, собирая трофеи. Так же он нашел и стрелы Эльфийки...
Эльфийка осталась стоять в поле, там, откуда она стреляла. По ее щекам текли слезы... Она никуда не бежала, пусть будет, что будет...
  
   Слеза катилась по щеке,
И боль в глазах лишь нарастала.
Она стояла в тишине,
Обнявши лук свой, и рыдала....
  
   До Дня Цветущих Деревьев она узнает, кто она...
  

*******

  
   Сны... Что это такое? Другая реальность, другое время? Что снится человеку мечтающему стать бабочкой, а можешь это сон бабочки, мечтающей стать человеком. Драгон никогда не был погружен в тайны снов, откуда он черпает свою силу, он не знал. А сейчас ему открыли простую истину. Сон человека, не всегда зависит только от него. Самурай шел по комнате с зеркалами. В стеклянных озерах отражались вихри времени, показывая будущее и прошлое. Открыв дверь посреди пустыни, он оказался на вершине горы. Сев рядом с Оракулом он задал свой вопрос.
   - Что это? Откуда у тебя сила прозревать будущее?
   - Будущее сейчас легко осязаемо, оно как набухшее тесто вываливается из своих рамок, все уже предрешено. Твоя судьба переплетена с его судьбой. Он указал на Пирата, тот стоял у подножия горы, всматриваясь в океан. Время не река, это безбрежный океан и сейчас течения этого океана несут всех в одну сторону, назреют перемены.
   Оракул отхлебнул чаю из кружки, и показал перстом за спину Драгона.
   - У тебя гость...
   Драгон обернулся и очутился в круглой комнате с костром посередине. У огня сидел мертвый боцман Пирата. Он поглядел на гостя и выругался.
   - Что такое? Ты чем-то недоволен?
   Усмехнувшись, Драгон подсел к костру. Он уже не испытывал ненависти к этим персонам. Оракул скрепил его сердце своей печатью. А духи поведали истину.
   - Я думал ты не поймешь меня, мертвые говорят не так как живые.
   - Я понимаю мертвецов, так умеют все главы самурайских кланов. Такова часть нашей силы.
   Мертвец посмотрел на него с удивлением и в мертвых глазницах вспыхнули искорки.
   - Значит слухи, что я слышал давным-давно, оказались правдой. Это открывает невиданные возможности.
   Они посидели еще немного. Время здесь было легко и податливо. Изменяясь подобно глине в руках мастера, оно вылеплялось в фантастические формы. Через некоторое время голос Оракула настиг их.
   - Вам пора, Вас уже заждались.
   Выйдя из комнаты, они оказались в каюте корабля. Их уже ждал Пират. За ним Драгон увидел несколько дюжин призраков. Они обменялись рукопожатиями и представились друг другу. Видения будущего изменило обоих.
   - Рюума, я думаю, нам есть чем заняться, - сказал Драгон.
   - Капитан, мы отправляемся,- ответил Рюума и оба вышли на свет. Пират и призраки последовали за ними.
   - Нам потребуется приложить некоторые усилия, но думаю, что когда мы будем у цели, вы не узнаете свой корабль и свою команду.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они узнают много нового...
  

*******

  
   Волны... Кажется, посреди океана более ничего и нет, - корабль, разрезающий волны и пустота на многие мили вокруг... Но он уже не один, все изменилось, Пират прогонял видения, но они были очень приятны.
  
   Пират гнал своего Левиафана на такой скорости, как будто от этого зависела его собственная жизнь, а может, так оно и было. Рядом прогуливался странный знакомый Оракула, которого тот называл Искусителем. Впрочем, внешне он, действительно, очень напоминал женского угодника, но разум Пирата подсказывал ему, что его новый пассажир не так прост, как кажется...
   "Очевидно, что он тоже будет одним из десяти воинов, но в чем, же его сила?",- задавался вопросом Пират, - "Внешне, похоже, что они с Оракулом из одних земель, возможно даже из одного племени, но взгляд совершенно иной, таких глаз я прежде не видел".
   Искуситель глянул в сторону нашего капитана, и тот перевёл взгляд на горизонт. Только сидевший, в позе лотоса, Оракул, открыл глаза и поднялся.
   - Как минимум четверо, из оставшихся воинов, уже тоже объединились,- сказал он.
   - Очень интересно, может, расскажешь больше, или как?
   Драгон пошел к Оракулу.
   - Всему свое время, - ответил тот, поднимая к солнцу свою руку, окутанную в золото.
   - Всегда ты так, любишь всех обламывать, - вмешался Искуситель.
   На борту судна разразилась дружеская перепалка. Рюума и Пират переглянулись и рассмеялись.
  
   До Дня Цветущих Деревьев все тайны будут раскрыты...
  

*******

  
   Сила... Драгон и Рюума пропускали сквозь корабль свою силу способную построить новый мир. Глаза создателя и глаза разрушения слившись, превратили корабль в лабораторию. Капитан гнал корабль на полной скорости, так что пришлось много работать, требовалось сделать все быстро и качественно. Начертив магические печати на палубе и по бортам судна, а также проведя ритуалы на самом Левиафане, Рюума сделал его кровь ядовитой, чтобы мертвецы, не смогли увидеть его, самурай и боцман преобразили корабль и его бывшую команду в нечто куда более могущественное. Убитым матросам Драгон дал новые тела, используя знания самураев, он преобразовал их в призрачных стражей. Теперь эти существа не могли умереть, но и людьми они перестали являться. Рюума вытащил их души из чистилища и скрепил с кораблем. Всю оставшуюся жизнь эти матросы будут служить Пирату на его корабле, ну может и не всю, но очень долгое время. Сам же корабль преобразовали в иную реальность. Левиафан стал посланцем, теперь он мог напрямую общаться со всеми членами команды и капитаном. На это было затрачено немало сил и энергии, зато теперь рыба покрывала расстояния вдвое большие, чем мог себе представить любой из ныне живущих. Сила, способная оживлять мертвых, показала себя во всей красе, продемонстрировав свои самые ужасные качества.
  
   - Летучий Голландец, - произнес Рюума, он услышал эти слова на границе реальностей. - Теперь тебя зовут так.
   - Пират, слушай меня, - произнес Драгон. - Теперь ты в ответе за свою команду. Им потребуется много лет, что бы обрести могущество и принять свои новые тела, постарайся не умереть до того времени. Иначе мои труды пойдут прахом, а мне бы этого не хотелось. Надеюсь через много лет, ты распустишь свою команду, оставшись легендой этого мира, и они смогут продолжить жить дальше.
  
   Он похлопал капитана по плечу и, пошатываясь, отправился в свою каюту.
  
   До Дня Цветущих Деревьев все привыкнут к новому...
  

*******

  
   Тревога... Необъяснимая, непонятно от чего возникающая, тревога, - так часто бывает в компании малознакомых людей, перед которыми не знаешь как себя повести. Искуситель не знал характеров, нравов, пристрастий новых знакомых, не знал он и том, как они отнесутся к его невинным слабостям.
   Искуситель оглядывал новых попутчиков, и размышлял об их возможных характерах, чувстве юмора, их вкусах в алкоголе и прочих утехах. Сейчас ему не хотелось показаться перед такими людьми самым несерьёзным, поскольку они ещё не видели его силу. Они не могли знать, чего ради, он глушит алкогольные напитки в таких количествах. Тем самым, отрешаясь от мучающего его душевного расстройства. За всё нужно платить. О, Искусителю это было известно не хуже других на этом корабле. Все ужасы, какими он подчинял себе разум врага, каждая гипнотическая победа возвращалась к нему кошмарами. Только мертвецки пьяному ему удавалось нормально спать, в противном случае, засыпать он просто боялся. Но, доставшееся ему могущество, стоило того, думалось Искусителю.
  
   "Ну, ничего, прибудем на сушу, я им ещё покажу себя", - думал он,- "Наверняка мои способности ещё пригодятся. Вряд ли мы плывём к землям Эльфов, чтобы потоптаться на берегу".
  
   Как ему показалось, на первый взгляд, и Пират, и Драгон, просто по роду жизни должны уважать хороший крепкий алкоголь. Трудно встретить морского волка, кто не помогал бы себе на суше ромом, чтобы добавить земле качки. А уж самураи, с их культурой отношений к противоположному полу, и любовью к роскошным пиршествам, просто были идеалом культуры поведения для Искусителя. Про мертвеца он ничего не мог предположить. Ему просто было не известно, могут ли они испытывать вкус, опьянение, дурманят ли их голову забавы живых. Он и не стал делать предположений. По какой-то необъяснимой причине, мёртвый боцман вызывал у него уважение с примесью первобытного страха, поэтому Искуситель пока не рассматривал его, как возможного собутыльника.
  
   Об отношении Оракула нечего было и рассуждать. Алкоголь он пил лишь для поддержания компании по каким-то значимым поводам. И просто так, ни с того, ни с сего, напиться до беспамятства, он не мог. С женским полом всё было ещё сложнее, однажды Искуситель уже добился от него ответа по этому поводу. Насколько он это понял, со слов Оракула, однажды тому предстоит участвовать в умерщвлении той, кого он всю жизнь любил. И лишь потом он сможет встретить счастливую любовь.
   Тем не менее, время не ждёт, а "погодка шепчет". На всех у Искусителя все равно не хватило бы, а потому он достал из балахона припасённый, крепко алкогольный напиток, который в его племени называли "Сивуха", и отхлебнул глоток. Чуть сморщив нос, и закачав головой, он громко выдохнул. Постепенно, улыбка начала расползаться по его лицу.
  
   До Дня Цветущих Деревьев время потекло веселее...

История Бронзовой из Полных Лун (для тех, кому понравилось - Глава 6)

Много странного случилось,

С теми, кто на всех был зол,

Кто-то просто отравился,

Кто свой меч... в себе нашёл.

Кто-то просто не поверил,

Кто-то как всегда плевал,

Кто захлопнул свои двери,

Кто меня в конец достал.

У меня плохое чувство,

Что-то будет и сейчас,

За окном всё так же пусто,

Дальше я пишу рассказ.

  

*******

  
   Любопытство... Это понятие очень странное и изменчивое. Иногда оно приводит к успеху, иногда к собственной смерти. И никогда нельзя знать наперёд, что именно тебе уготовила судьба.
   Хм... Любопытство... Эльфу было знакомо это чувство, и оно часто приходило к нему, приводя в разные ситуации, и создавая немало и интересных, а порой и опасных ситуаций. После сражение с Троллями, компания из пятерых человек решила сделать привал, недалеко от того места, где развернулось сражение. После трапезы Райден, Тамплиер и Шет уложились спать. Тёмный Эльф же очищал свои скимитары от крови, а Тёмный Жрец осматривал "трофеи", которые взял с поля боя.
   - Знаешь, Жрецу интересно, откуда же на поле боя появились эти стрелы? - неожиданно спросил Эльфа Жрец (хотя он скорее обращался к себе), осматривая стрелу, которую раздобыл на поле боя. - Все мы не имеем никакого оружия, кроме клинков...
   - Хм... Это очень интересно. - Тёмный Эльф подошёл поближе, чтобы осмотреть стрелы. - Странно, такие же стрелы у орков-лучников. Неужели мы набрели на отряд орков?
   Этим их маленький диалог закончился. Жрец, явно не заинтересованный всем этим просто лёг спать, но Тёмный Эльф... Ним руководило любопытство. Он начал думать, откуда же можно было незаметно осуществлять стрельбу с лука. И тогда он вспомнил, когда разведывал местность перед боем с Троллями, Эльф заметил невеликое поле, на котором были три огромных дуба. "Надо бы проверить... - подумал Тёмный Эльф, опуская клинки в ножны, и готовясь, отправится в путь, - это отнимет всего несколько минут...". Изящными движениями, Тёмный Эльф добирался к месту назначения. И чем ближе он находился, тем отчётливее, он слышал чей-то плачь. Орки явно не могут вести себя так, поэтому уже без опасений он направлялся всё ближе и ближе. Незаметно, словно тень, он подошёл к дубу, и заметил прекраснейшую эльфийку. Цвет её волос напоминал золотистое поле, тело, словно слеплённое лучшим из скульпторов, было идеальным. Только она почему-то плакала. Это очень волновало Эльфа.
  
   - Привет... - тихо начал эльф, обращаясь к прекрасному созданию, чтобы её не напугать... Но всё же, девушка быстро прекратила плакать и вскинула лук. Но, увидев того, кого защищала выстрелами из лука в прошлом битве, просто прижалась к его груди и тихо продолжала плакать. Не в состоянии что-то сказать, Эльф просто тихо сочувствовал, а потом взял на руки, и осторожно понёс к костру. "Может, огонь согреет её тело и добрую душу". И так, всего лишь за одно слово двое эльфов стали друзьями, но более ли? Пока этот вопрос не волновал никого. Осторожно принеся своё красивое "сокровище" к костру, Тёмный Эльф увидел, как остальные уже проснулись, и любопытными взглядами осматривают девушку... Ну что же, сегодня ночью им всем предстоит познакомиться...
  
   До Дня Цветущих Деревьев они не расставались....
  

*******

  
   Тревога... Непонятно откуда взявшаяся тревога во сне настигла Тамплиера. Откуда? Бой давно завершен. Трофеи разобраны Жрецом. Уставшие от использования магии молнии и рукопашной схватки Эльф и Монах сидели рядом, как старые друзья... Так было, пока он не лег спать... Резко встав, Тамплиер ничего не заметил. Ни колыхания деревьев, ни дуновения ветра. Полный штиль, как говорят моряки. Странно, чего ему вдруг в голову пришло это сравнение?
  
   Огонь у костра почти угас, и Тамплиер подбросил еще сухих поленьев. Еще было довольно темно, солнце из-за горизонта не покажется еще пару часов. Зевая, Тамплиер сел возле костра. Странно, Темный Эльф куда-то пропал, наверно ушел поохотиться. Или молиться своим богам поле удачной битвы. Молодой рыцарь ни разу не встречал Эльфов такого вида, и ему было интересно это узнать.
   - Не спится? - сзади раздался голос Жреца, как всегда незаметного, словно тень.
   - Да, что-то не хочется после сражения, у меня всегда так.
   - Доконала тебя эта война, да, брат?
   Тамплиер не успел ответить. К лагерю, тихонько ступая, подходил Эльф. На руках у него была Эльфийка, из благородных лесных Эльфов. Тамплиер много раз видел воинов этого народа, но не разу не встречал такого красивого и прелестного создания. Тем временем Эльф подошел к костру и отдал девушке свой плащ.
   - Кто это? - Спросил Жрец.
   - Она из благородных лесных эльфов, - коротко бросил Эльф. - Она помогала нам во время битвы, именно ее стрелы ты и нашел, Жрец.
   - Так все-таки это были не орки, и то хлеб, - Жрец старался говорить как можно приветливее с девушкой, но она укуталась в плащ и молчала, постоянно смотря в огонь.
   - Куда ты направлялась, милая девушка...
   Она резко подняла голову и смотрела на Жреца непонимающими глазами.
   - Оставь ее в покое, - Тамплиер не дал больше сказать Жрецу ни слова. - Она видно устала, так что дайте ей отдохнуть. До утра еще далеко, так что ты ложись спать, хорошо? И ничего не бойся, ты находишься у друзей. А утром мы поговорим.
   На этом разговор был закончен. Эльфийка ушла спать. Темный Эльф вышел на ближайший холм и сел смотреть на звезды. Жрец перебирал свои закрома, а Тамплиера мучили мысли. Рассвет стремительно приближался.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они узнают всю правду...
  

*******

  
   Совесть... Совесть всю ночь, не давая спать, прогрызала Хэйлли изнутри, то и дело подмывала кинуться в костер... Изредка эльфийка отвлекалась от этой мысли, посматривая на Темного Эльфа, но, ловя его ответный взгляд, сразу отводила глаза, и смотрела в вечно потрескивающее пламя огня...
   Утро. В лагере начала будничная суета. Из лагеря появилась Шет.
   - Здравствуй, - буднично сказала Шет, прошедши мимо, так, словно появление прекрасных эльфиек, ни свет, ни заря, в отряде было самым обычнейшим делом. Глаза её были слегка остекленевшими и словно подёрнутыми пеленой.
   Эльфийка посмотрела на Шет, потом - с вопросом в усталых глазах - на Эльфа. Тот пожал плечами, такое случалось частенько.
   Шет нарезала еще пару кругов вокруг костра, съела полоску вяленого мяса из запасов, и задумчиво вернулась в палатку.
   Эльфийка, немного удивлённая, посмотрела на дерево с орехами, что стояло рядом, решила отвлечься и подкрепиться. Она молниеносно скинула с себя плащ и буквально исчезла. С помощью двух-трех легких, практически незаметных движений, она оказалась на самой верхушке дерева. Сорвав пару орешек, она быстро положила их в карман на ее штанишках, и собралась спускаться, как внизу у дерева стоял испуганный её исчезновению Эльф. Она долго смотрела в его выразительные лиловые глаза... Ничего не сказав, она демонстративно спрыгнула с ветки, и оказалась буквально в нескольких сантиметров от него. Она сунула руку в карман и достала кедровый орех. Немного помедлив, она взяла Темного за руку и положила орех в неё, а затем продефилировала к костру, и подкинула туда пару веток, что лежали радом в качестве дров.
   - Как твое имя? - спросил Эльф, про себя она окрестила его Глазастиком. Но на вопрос он получил бессмысленное молчание....
   - Ну откуда ты? Почему ты тогда стреляла? - Глазастик повторил попытку, но не выудил из незнакомки ни слова...
   Эльф, постояв рядом, ушел в раздумьях.
   Минут через пять вышла и села рядышком Шет, всё так же, не спрашивая ни о чём, тихонько подкидывая в костёр веточки. Хэйлли была ей даже благодарна за то, что она молчала, ей не хотелось говорить и что-нибудь рассказывать...
   Но с пробуждением все приставали к ней с расспросами, кто она, как ее зовут, почему она здесь, на что Эльфийка, ничего не говоря, устало смотрела в глаза спрашиваемого...
   Вскоре, часа через два-три, все привыкли, что она ничего не говорит, все показывает жестами и имеет очень мягкий и боязливый нрав...
   До конца дня, когда они остановились на ночлег, Хэйлли быстро приноровилась к ритму движения и завоевала симпатии воинов. Но, как девушке, Хэйлли нравилось быть в компании молчаливой Шет, почти всегда ушедшей в себя, и задавшей всего пару вопросов. Но симпатия к ней была смешана с недоверием и непониманием, поскольку та была почти в бессознательном состоянии.
  
  
  
  
  
  
   Пришла и села. Счастлив и тревожен,
   Ласкательный я твой рисую лик;
   И если дар мой пред тобой ничтожен,
   То ревностью не ниже я других.
  
   До Дня Цветущих Деревьев она снова обретет дар речи...
  

*******

  
   Пыль... В старом зале Храма, куда так долго никто не заходил, даже лёгкое дуновение ветра поднимает целые облака пыли. Ну, а уж если два опытнейших воина решили устроить в нём тренировочный поединок, оценить силы и способности друг друга, то тут уж пыль просто стояла столбом.
   Берсерк вернул свою былую любовь к битве, вернул веру в значимость воина для мира. И потому, ему не терпелось размять застоявшиеся суставы. Он жаждал поединков. Ассасину тренировка тоже не могла помешать, и потому, он был совсем не против спарринга.
   Они вошли в этот заброшенный зал, раскрыли все окна и двери, и вышли на середину. Ассасин, по давней рыцарской традиции, подбросил в воздух клинок. К моменту, когда тот упал на пол, схватка началась. Кулаки и ноги мелькали с невероятной скоростью. Изобилию способов нанесения ударов сопоставлялась россыпь различных блоков и уходов. Примерно полчаса продолжалась рукопашная часть схватки. Вот Ассасин присел и сделал подсечку ногой, но в это же время Берсерк отпрыгнул и метнул клинок. Это было сигналом к началу второй части. Ассасин ловко увернулся, поднырнув влево, и достал финки. Берсерк достал свои мачете. Его лицо просияло от забытого ощущения в руках, когда он встал в боевую стойку, сжимая мачете. Противники сблизились и прыгнули друг на друга. Лязг метала, резкие развороты и наклоны, казалось, каждый из них действует просто на подсознательном уровне. Получасовой марафон ножевого боя подошёл к концу и его закончил Ассасин. Он отпрыгнул назад, взмахнул ладонями, и из трещины в полу прыснула струя воды, с каждой секундой становясь всё мощнее. Берсерк в два прыжка оказался у колонны и ударом кулака свалил её, завалив возникший фонтанчик. Он не зря направился именно к этой стене, а не противоположной, его кулаки сжались и руки сделали резкий взмах. Факелы вдоль стены резко дёрнулись, и в сторону Ассасина, полетели мелкие огненные шары. Уворачиваясь, Ассасин нашёл удобное место, резко присел и опустил ладони на пол. Каменный пол пошёл трещинами, но пока земля разламывала толщину камня, Берсерк оказался на другой стороне.
   Оба соперника слегка устали и решили на этом прекратить поединок. Берсерк подошёл к Ассасину и положил руку ему на плечо.
   - Ты представить себе не можешь, как я скучал по всему этому...
   Обнявшись, как два старинных приятеля они покидали этот зал.
   - Ассасин, а ведь ты мог закончить этот поединок раньше? Ну, когда я был отрезан в углу, достаточно было качнуть землю под колонной. - Хитро прищурив глаз, сказал Берсерк.
   - Но ведь ты не стал отрубать мне ногу своим мачете, когда у тебя была такая возможность, - улыбнувшись, ответил Ассасин. - Так что у тебя возможность закончить бой была ещё раньше меня.
   Они оба улыбнулись, и направились в сторону ворот, к уже привычной для них, скамье на вершине. Ассасину понравилась игра, его нового друга, на лютне, а Берсерк с замиранием сердца выслушивал истории сражений от опытного воина.
  
   До Дня Цветущих Деревьев это место ещё увидит сражения.
  

******

  
   Вода... Во все четыре стороны, до самого горизонта, только вода и ничего больше. Когда всю жизнь привыкаешь ловить какой-то объект взглядом, нахождение в подобном месте дезориентирует. Не зря тотемом племени Ясного Взора стал филин, его зрительный обзор стремится к полному кругу, и, совы и филины, способны находить и замечать малейшее движение своей добычи, даже в кромешной темноте на огромных расстояниях. А мудрость филина олицетворяла способность племени Ясного Взора управлять силами не только тела и разума, но и духа, которая открывалась как просветление, в ходе многолетних тренировок и медитаций.
   Поскольку задержать взгляд было не на чем, Оракул закрыл глаза и погрузился в мысли. Его мысли были сумбурны, хаотичны, они переплетались воспоминаниями, как будто подсознание Оракула играло с ним злую шутку, показывая ему картинки очень отрывисто и с большими разрывами во времени, как действовал и он сам, предсказывая судьбу посетителям.
   Ему вспомнился его дедушка, который большую часть жизни отдал обучению и служению в храмах друидов, а позже и эльфов. Дед Оракула был прирождённым организатором и руководителем, примерно за пару лет он устанавливал в каждом храме идеальный порядок, организовывал работу всех служителей Храма, составлял графики, и переезжал в следующий храм. От природы он не являлся искусным магом или целителем, казалось, это был человек не от мира сего, но пользу его нововведений чувствовали все, и Друиды щедро благодарили его. Последним храмом, где ему пришлось работать, был Храм Божественной Благодати, возвращаясь оттуда домой, он привёз портрет красивейшей огненноволосой девушки. Долгими вечерами он рассказывал внуку истории о ней. Богиня Стихий, сколько всего она сотворила тогда. Насколько изменился рельеф тех земель, и окрепла природа. Дедушка умер, так и не узнав, насколько изменилась Богиня, не узнать ему и того, что её жилище, ныне стало её тюрьмой.
   Следующей картинкой оказался Огненный Залив. Это не было просто красивым названием, этот залив находился в жерле вулкана и был наполнен лавой и огнём. Перед молодым Оракулом стоял предыдущий прорицатель племени Ясного Взора, Валаам. Способности к предсказаниям у Оракула открылись рано, и Валаам поспешил исполнить этот ритуал. Поддерживая магией водной стихии температуру
   камня, что являлся бережком, терпимой для кожи, он сказал Оракулу встать на колени и вытянуть ладони вперёд себя. Ритуал Отречения был очень жесток, но он открывал подсознание прорицателей, стирал границы времён, жизней и смертей. Крик разнёсся по всей округе. Валааму показалось, что он может оглохнуть, но эта секунда принесла в его разум самое страшное, для Оракула, предсказание.
   - Однажды ты поможешь другим воинам убить ту, единственную, кого будешь любить всю жизнь до этого, и лишь после того, как это произойдёт, ты сможешь встретить другую любовь, любовь настоящую.
   "Убить... Ту... Но она же Богиня", - Оракул чуть было не произнёс это вслух, но его челюсти были крепко сжаты от боли, и никто не узнал его тайны.
   Подсознание выкинуло ещё одну картинку. Этот момент он пересматривал уже много раз. Он и несколько других воинов стояли над телом умирающей Богини. Он не рвался её спасать, помогать ей, по его внешнему виду было ясно, что он тоже участвовал в сражении. И сейчас он плыл, чтобы исполнить это предсказание, чтобы избавить землю от влияния сошедшей с ума Богини.
   Как трепетно и нежно он относился к портрету Богини, как любовался её красотой, в мечтах, рядом с ним была только она. По щеке Оракула скользнула маленькая слезинка, но разум не дремал. Оракул насильно напомнил себе все увиденные им ситуации, в которых Богиня была виноватой. Как она превратила леса в болота, а горы в пустыни, заставляя передвигаться и кочевать миллионы существ, искать новые земли. Как она насылала чары на полководцев, лордов и правителей, чтобы те шли войной на соседей. Кровь младенцев, плач матерей, мучения стариков. Оракул показывал всё это сам себе множество раз, и делал это специально, чтобы вернуть уверенность в задуманном. Он протёр щеку кулаком и огляделся.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он не усомнится в верности своего решения.
  

*******

  
   Дорога... Сколько таких дорог было на их счету по отдельности, никто не знал. Каждый не выбирал свой путь, а просто шел по нему, ведомый Судьбой. И конец их дороги был еще слишком далеко.
   А пока герои двигались по величайшему каньону, разделяющему земли Эльфов и земли Орков. Нет... Это еще была земля Эльфов, но все основные битвы проходили в этом каньоне. Каньоне Пролитых слез.
   Они шли по каньону уже вторые сутки, стараясь преодолеть его как можно быстрее... Настроение было не из лучших. Их новый друг, Эльфийка, все продолжала молчать, Шет же не говорила ничего, пару раз сказав что-то о каком-то голове в голове... Право, это было несодержательно. Жрец пребывал в каком-то напряжённом состоянии, и даже более странном, чем обычно. Он сжёг парочку деревьев и спугнул кабана с лежки. Эльф шел рядом с Эльфийкой и тоже не разговаривал, лишь коротко отвечая на вопросы. Жрец, чуть остыв, и Монах о чем-то спорили, шли за Шет. Замыкал шествие Тамплиер, думая, откуда же все-таки взялась эта девушка. Наконец, скалы расступились, и они вышли в подлесок. Кто бы мог подумать, что вот так сразу пейзаж измениться.
   - Нужно найти воду, а там можно и отдохнуть пару дней, - сказал Темный Эльф. Возражений не было и пошли к небольшому горному ручью. За целый день перехода они не сделали ни одного привала... Внезапно, у берега послышалось какое-то пение, и удары по струнам. К ним подошел человек одетый в легкую кольчугу, поношенный черный плащ и широкие сапоги. В руках была лютня и своим надрывистым голосом, он распугивал всех окрестных животных. Увидев, в приближающихся сумерках огонь только разведенного костра, путник подошел ближе...
   - Мир вам, странники, не примете ли к своему костру замершего и усталого путника? - Весело улыбаясь, сказал он.
   У Жреца появилась странная, мрачная улыбка на лице и, сидя у костра, он приподнял руку и остановил перед собой. В это же время у подбородка путника показалось стальное жало, появившееся прямо в воздухе. Слегка приподняв голову, странник резким движением отпрыгнул подальше.
   - Хо-хо, вижу людей с хорошим чувством юмора, - быстро бросил он. - И все же я не хотел бы нарываться на драку, вас как-то больше будет, а мне моя шкурка пока еще дорога.
   - Кто таков будешь? - спросил Райден.
   - Бывший рыцарь ордена Порядка в Эльфийских землях, нынче просто бродяга и музыкант, сэр Песилгрон.
   - Трубадур, значит...
   - Эх, ну никто никогда не слушает, я же сказал свободный музыкант, на трубе не играю, - и показал свою лютню. - Моя самая большая ценность.
   И тренькнул по струнам. Неожиданно струна оборвалась и треснула музыканта в лоб. Бродяга резко сел на землю со звуком "Ох". По лагерю разбежался смех.
   - Видно, лютня имеет другое мнение, - через смех сказал Тамплиер.
   - Мда, бывало и такое... Но как бы там не было, могу ли я расположиться с Вами на но... - Тут он разглядел Шет и Эльфийку. Приладил назад волосы и, выпрямляя спину, прошел к костру.
   Для начал подошел к Шет, но она моментально встала и спряталась за дерево, сверкая оттуда возмущёнными глазами.
   Ни теряя времени, музыкант направился к Эльфийке. Она все так же сидела у костра и потуплено смотрела в огонь. Опустившись на одно колено и посмотрев ей в глаза, рыцарь Песилгрон начал говорить:
   - Что такое прелестное создание делает с такими доблестными воинами как эти? И как же зовут такое очаровательное чудо? О, девушка, скажите мне свое имя, дабы я воспел его в...
   Дальше монолог был оборван. Перед носком музыканта в землю сверху упал меч с широким лезвием. Слегка изумившись, Песилгрон посмотрел на свое отражение, погладил свою небольшую бородку и сказал:
   - Борода мне явно не идет... - а Эльф сверкнул на него возмущённо своими лиловыми глазами.
   Встал и устроился у огня напротив эльфийки. Наконец все утряслось и, путешественник стал рассказывать последние сплетни, что он слышал:
   - Сколько еще до границы с землями Орков? - спросил Тамплиер.
   - Ммм... Где-то с день пути. А вы собрались туда?! Не советую... Ближайший город эльфов к границе с орками, Мерительгрен, осажден орками.
   - Это не твое дело...
   -Не моё, так не моё, давайте лучше я спою...
   Он начал петь какую-то грустную песню о любви но, не допев и куплета, внезапно остановился и выразительно посмотрел на Жреца.
   - Меня твоя песня достала, - сказал тот, укрепляя заклинание "немоты" причудливым жестом. - Давайте лучше спать.
   И направился к своей палатке. Все остальные тоже встали и направились к своему месту ночлега. Остался только Тамплиер и не могущий теперь говорить музыкант.
   "День закончился довольно весело с появлением этого человека", - подумал Тамплиер. - "Видно, что судьба решила сама разрядить обстановку"
   С этими мыслями он и просидел всю ночь. В этот день ему выпало дежурить.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они вспомнят все свои приключения...
  

*******

  
   Гнев... Слепящий, неуёмный, дремлющий внутри любого человека, как раскаленные угли сотен костров.
   К нам присоединился сэр Песилгрон, бывший рыцарь ордена Порядка в Эльфийских землях, нынче бродяга и музыкант или певец. Не знать Жрецу, в чем смысл уход из ордена рыцарей или почему тот стал музыкантом...
   "Если запоет - убью. Чертов Трубадур" - меланхолично подумал он, бросив взгляд на наконец-то избавившегося от заклятья - с помощью Оракула - Песилгрон.
   С восхода солнца Жрец встал и начал смотреть на свои трофеи. Его привлекли две вещи - это Посох Шаманов, передающий из поколения в поколение, и древняя книга командира шаманов, в нем было многие заклинания воды и воздуха. Посох, старый и потрёпанный, наверно старый, как помню, такие посохи не давались одному шаману, наверно уже несколько поколений пользовались ею. Надеюсь, их предки были хорошими мастерами - и вдруг началась песня сэра Песилгрона.
   - Зачем ты поешь? - разозлено закричал Жрец, вспоминая самую мучительную петлю заклятий.
   - А что? Оно бодрит людей, даже я бодрее становлюсь - с нотками радости проговорил сэр Песилгрон
   - Шут гороховый... - с презрением обронил Жрец.
   - Не зли его, помни он бывший орденовец, - прошептал неожиданно Жрецу Рыцарь, косясь на певца.
   - Ты разозлил меня, - и с мыслями о смерти Жреца Песилгрон взял меч из своей сумки и в мгновение ока ударил мечом. Жрец ударил ногой в талию, и бывший рыцарь улетел на метр. "Откуда у него меч? Зачем он взял меч, когда он ушел из ордена рыцарей?" - напряжённо размышлял Жрец, сверля цепкими глазами певца.
   - Надо ему помочь. На всякий случай... - сказал Райден, кладя руку на рукоять клинка.
   -Нет, он не любит, когда ему мешают в бою, он так расслабляется... Но если дело зайдёт далеко, он не будет возражать, - Тамплиер тоже был напряжён, но гораздо лучше знал своего друга.
   Рыцарь попытался ударить мечом, но Жрец заморозил меч и ударил ногой в клинок, почти ломая лезвие. Посохом ударил в рыцаря, и тот вновь отлетел.
   - Идем дальше... - вымолвил Жрец, презрительно глядя на распластавшееся тело. - Я думал, он будет сильнее, но сила давно ушла из его никчёмного тела.
   - Ты силен, но я хочу реванш, - тихо сказал Песилгрон.
   - Ты погорячился, будь спокойней. Жрец, попробуй быть чуть терпимее к его песням... - успокаивающе сказал Тамплиер
   - День только начался, и может произойти много несчастных случаев... - со сверкающими глазами думал Жрец.
   - Мы должны сегодня перейти каньон. Мы потеряли много времени из-за Троллей, - Жрец сложил боеприпасы и трофеи и стал ждать своих товарищей.
  
   До дня цветущих деревьев надо было доказать свою силу своим товарищам...
  

*******

  
   Земля... Даже в такой ситуации, как эта, все мореплаватели одинаково реагируют на приближение берега. И хотя путь до соседнего материка занял в несколько раз меньше времени, чем мог предсказать самый бывалый из моряков, но все радовались так же, как, если бы не видели землю очень давно...
  
   Пират оглядывал новую команду, отдавал необходимые указания, и готовился к путешествию вглубь материка. Краем глаза, он только успевал замечать, кто и как из его новых друзей готовится к походу или же отходит от морского путешествия.
   "Этот Искуситель, похоже, никогда не плавал по морям, ну или он перепил чего-то в пути... Оракул тоже не пойми что,- на первой же шлюпке отправился на берег и как только пришвартовались к берегу, сел на землю и тоже - или от морской болезни отходит или пьян или вообще неизвестно где он сейчас. Только Драгон нужно отдать должное - держится молодцом... ", - Пират оглядывал нынешних попутчиков профессиональным взглядом капитана. Он не мог знать, что Оракул сейчас уже говорит с представителем от другой группы собравшихся воинов, а Искусителю просто вредный торговец подсунул протухшей "Сивухи", просто за то, что тот совратил его дочь, но надеялся, что никто об этом не узнает...
  
   До Дня Цветущих Деревьев они станут друг другу ближе...
  

******

  
   Листва... Когда от берега океана до линии лесополосы рукой подать, листва падает прямо на воду, и на головы тех, кто решил присесть прямо на берегу. Путникам повезло пришвартоваться именно в этом месте, неподалёку от которого в океан впадала река, самая долгая по протяжённости на этом материке, и они могли спокойно пополнить запасы пресной воды. Если бы они причалили буквально немного севернее то, они, конечно, оказались бы ближе к конечному пункту пути, к их цели, но долгое время им пришлось бы пробираться через пустынный пляж, дикую пойму и Великие Эльфийские Топи. Отсюда же, их маршрут пролегал через лес, с большим количеством холмов и пригорков, а это удобным образом способствовало тому, чтобы воспользоваться силой Искусителя.
  
   Оракул сел на берегу, некоторое время ему пришлось прогонять отвлекающие его мысли, но вот, ему удалось сосредоточиться, и он вошёл в астральное поле, практически сразу нашёл то место и тех людей, с кем им предстояло встретиться. Их было труднее потерять, чем найти. Их цель, пронизала каждую мысль, и они теперь уже были не по одиночке, они уже действовали коллективно. Оракул чуть повременил, выбирая более подготовленное, для телепатического общения, сознание. Разум Жреца был либо хорошо защищён, либо очень запутанным, чтобы было, за что зацепиться и провести контакт. В итоге Оракул остановил свой выбор на посланнице. Манера разговора и частые вопросы девушки, говорили о том, что она сама чувствует заинтересованность в происходящем, и скором воссоединении команды. Оглядев местность, где находились путники, Оракул произнёс, - "Мы уже идём к Вам...", и вернулся в реальность. Их диалог был довольно коротким по времени, но явно всколыхнул в её памяти некоторые воспоминания, которые ей очень понадобятся вскоре.
  
   - Итак, Искуситель, мне вновь нужна твоя помощь, нужно поискать место повыше и телепортироваться к подножию Пика Божественной Благодати, - это высочайшая гора на этом континенте, примерно в его центре, отсюда строго на восток по лесу, далее на север, но к тому моменту пик уже будет хорошо просматриваться, там мы встретим остальных. Соответственно, не забывай, что нас теперь не двое, а чуть больше, - сказал Оракул.
   - Вот это по мне, - ответил телепортер и исчез, появившись на соседнем холме, - Я пока поищу точку отправления, а Вы собирайтесь, тащиться столько же - сколько на этой дохлой каракатице, не придётся, - можете мне поверить...
  
   Пират посмотрел на Оракула и Рюуму, но ничего говорить не стал. Всё сказал Оракул, - "Он очень вздорный и хвастливый, но лучше всех в своём племени владеет телепортацией, при хорошем раскладе - тот путь, на который нам пришлось бы потратить месяц, - с ним мы преодолеем в два прыжка".
  
   До Дня Цветущих Деревьев такие ребята не пропадут...
  

*******

  
   "Водопад... Тихий шелест наполняет душу радостью и уверенностью. Громче, тише. И как у каждого свой, не похожий на других, внутренний мир, так и у каждого водопада свой голос..."
   "Оракул... Самый загадочный и таинственный... Хранитель равновесия, всевидящий и всезнающий... Он путешествует по Лабиринтам сознания, собирая крупицы Мудрости... И вскоре ему предстоит..."
   Шет прислушалась к себе. Внутри словно нарастал гулкий шёпот, натягивались струны сознания, о существовании которых она и не подозревала прежде. Вокруг всё звенело от напряжения, словно сама Изнанка их истерзанного мира наблюдала за отрядом. Вот уже они нашли Райдена и Эльфа, а теперь и - Хэйлли. Они двигались туда, куда вела их интуиция и тайное знание, толкавшее вперёд.
   Привал, первый за прошедший день. Они редко когда отдыхали, предпочитая быстрее добраться до цели. Судьба не ждёт опаздывающих. Шет закрыла глаза, погружаясь в поверхностную медитацию - этому учили всех в Академии Орков. И тут мир подсознания взорвался фейерверками и огненными красками, растекаясь, искрясь и множась. Из-за фонового шума выступил на первый план голос, медовый и размеренный:
   - Я вижу... Вижу тебя... Ваш отряд... Вы движетесь в правильном направлении... У вас та же цель... И те же ментальные волны... - постепенно, в вихре эмоций, сформировалась фигура человека, сидящего в позе медитации.
   Едва сориентировавшись в этом мельтешении, Шет попыталась ответить:
   - Да... Нам нужно к Пику... Ты... Оракул?..
   - Да, многие зовут меня так...
   - Вам... Нужно двигаться к середине материка... К тому же Пику...
   Шет прочла пылающие знаки, всплывшие в её сознании. И сразу же поняла, что ничего не помнит из прочитанного.
   - Мы... Идём... - ответил Оракул.
   И связь оборвалась, плавающее в астральном мягком поле Оракула сознание Шет буквально вышвырнуло в реальность. Она услышала хруст ветки под ногой подходящей к ней Хэйлли и нырнула в беспамятство. Оно было тёмным, тихим и обволакивающим...
   Шет очнулась через час с тяжёлой головой и гудящим сознанием. Первый опыт в телепато-общении прошёл успешно, надо полагать.
  
   - Ух... Я слышала голос в голове.
   "Как-то это не так звучит" - поняла по преобразившимся лицам товарищей Шет. И поправилась:
   - Это был Оракул, и он с ещё тремя воинами движется туда же, куда и мы - к Пику,- озвучила она для всех.
   Тамплиер вскинул голову и торжествующе произнёс:
   - Нас уже - Восемь!
   Шет согласно склонила голову, перебирая в уме Имена:
   "Остались ещё двое"
   Солнце склонилось к закату, нужно было вновь трогаться в путь...
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось всего ничего...
  
  

История Розовой из Полных Лун (для тех, кто дочитал досюда - Глава 7)

*******

  
   Обман... Это оружие сильнее всех на свете. Оно заставляет людей довериться человеку, а потом чувствовать горечь за ту несправедливость, что существует в этом мире. Есть, конечно, обман и во имя благой цели, но чаще всего за красивыми словами скрывается уродливый оскал...
   Шесть путников повстречали на своём пути музыканта - бродяга. И казалось бы это безобидный человек, но... Как велика будет их горечь, когда они узнают всю правду...
   После первой проведённой ночи в обществе музыканта, все как обычно были заняты своими делами: Тёмный Эльф разведывал окрестности в поисках дичи на завтрак, Райден, пуская небольшие электрические вспышки в горный ручей, пытался оглушить рыбу и словить её, Тамплиер просто прогуливался, Тёмный Жрец был погружен в свои мысли, Эльфийка молчала. Музыкант что-то бормоча, начал наигрывать странную мелодию, довольно спокойную. Она успокаивала тело и душу, заставляя всех, расслабится. Шет удалилась из лагеря, истинных намерений того, что она хотела делать, никто не знал. Тёмный Эльф вернулся в лагерь после получаса охоты, всё так же все занимались теми же делами. Райдену так и не удалось наловить рыбы, поэтому он с радостью дождался, пока дикий кабан зажарится и все приступили к трапезе. После этого, мы решили сделать отдых. Каждый из нас погрузился в свои мысли... Шет всё не было, а музыкант продолжал свой странный мотив. Через несколько минут лагерь начал потихоньку засыпать, музыкант явно замыслил что-то плохое. Все герои погрузились в транс, в котором не видели реальности... Они спали. В этот же миг, музыкант оскалился и принял свою истинную форму. Это было неведомое создание, с которым никто ранее не встречался. Он обладал способностью принимать форму любого существа и вводить путников в транс. После чего он лакомился ими. Так он хотел сделать и в этот раз... Но... Он не знал что Эльфийка, прекрасное нежное создание, имеет иммунитет к такого рода вещам. Как только странное чудище оскалилось, и уже было готово, чтобы наброситься на Тамплиера, тишину лагеря нарушил крик, ледяной крик Эльфийки, которая не хотела смерти новых друзей. И Хэйлли, схватив лук, выпустила стрелу в оборотня. Тот от боли не удержал пелену заклятья, и лагерь очнулся. Воины очумело мотали головами, пытаясь избавиться от остаточной "плёнки".
   Тёмный Жрец, который, как сильный лекарь, излечивал себя почти в совершенстве и быстро, был в лучшем состоянии, чем остальные. И со злостной усмешкой выстрелил ледяными иглами, масляно блестящими ядом. Раненый Хэйлли монстр рухнул на землю, испустив дух. Все окончательно прозрели. Как их мог надуть этот гнусный оборотень?! Но не этот вопрос волновал их больше всего, ведь прекрасная Эльфийка заговорила. Пришло время ей всё рассказать. И Шет с известиями об Оракуле вернулась... Сегодня, им предстоит долгий разговор...
  
   До Дня Цветущих Деревьев они одолеют все препятствия на их пути...
  

*******

  
   "Снег... Лёгкая метель, плотные сугробы, бьющий в глаза отражённый свет. Ломкие снежинки, говорят - они идеальные кристаллы..."
   Всё было тихо и спокойно, даже слишком тихо и спокойно. Жрец пытался абстрагироваться от навязчивого певца, с которым было невозможно существовать в одном измерении, что тут говорить об отряде? И поэтому почти не заметил лёгкой, ненавязчивой песни, убаюкивающей... И заснул.
   Крик эльфийки, пронизанный отчаянием и тревогой, пронзил всё его существо. Транс спал, и магия моментально начала лечение, "стряхивая" с сознания Жреца остатки мысленной пелены и вытравливая транс без остатка. Злой и яростный, Жрец от души создал побольше игл-отравительниц, и утыкал мерзкое существо ими буквально с ног до головы.
   Он был счастлив - с одной стороны потому, что наконец прибил этого певца, с другой - потому что теперь все видели его силу. Он был всё время на чеку, оценивая как врагов всю компанию, исключая Рыцаря. С торжеством, вскинув руки к небу, Жрец удалился к ручью, довольный, как никогда.
   - Теперь никто не будет капать на нервы и мою тонкую душевную организацию своим пением, больше похожим на карканье воронья... Жрецу совсем не нравились эти песенки ни о чём, о глупых предрассудках и не выстраданных из самой души... - сказал он своему отражению. То согласно кивнуло, и Жрец присоединился к лагерю. Как раз вернулась Шет с какими-то новостями...
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось немного...
  

*******

  
   Расставание... Горечь разлуки можно переживать не только по поводу близкого человека, но и места, и, как в нашем случае, корабля, служившего и транспортным средством, и домом. Капитан корабля обходил свой корабль, стараясь запомнить его таким, какой он, есть в это мгновение. Время измениться, но память останется. Он много раз спрашивал себя зачем он в это ввязался, и не нашел ответа, впрочем оглядываясь назад, Пират мог сказать что все его деяния рано или поздно оказывались правильными.
  
   Пират оглядывал своё судно, ощущая близость расставания, как в последний раз. Нет, он обязательно вернётся, ещё много приключений ожидает это судно, ему ещё предстоит стать легендой всех морей - тем чье название вызывает уважение и трепет у других, но сейчас Пират расстаётся с ним, отправляясь туда, где его судьба изменится, окончательно и бесповоротно. Неожиданно доброжелательный, самурай, чуть поуспокоил Пирата. По крайней мере, внешне, морской разбойник стал выглядеть менее озабоченным.
  
   Искуситель, чьи способности уже стали известны, и вызывали лишь уважение, появился, как ни в чём не бывало, от него пахло алкоголем и ароматами эльфийских девушек. Со слов Оракула, Пират понял две вещи, во-первых, что Искуситель большую часть времени провел, занимаясь не тем, чем его просили, а во-вторых, что даже прорицатели могут говорить на доступном для каждого языке, а некоторые из словечек Пират не слышал даже от своих моряков.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они все пополнят свой словарный запас...
  

*******

  
   Тишина... Драгон проснулся на палубе корабля. Ночь отдавала свои права новому дню, Солнце поднималось над горизонтом, освещая своими лучами море. Поднявшись, он увидел берег. Они прибыли. К нему подошел Рюума.
   -Мы на месте
   Драгон одним движением руки поправил волосы и нагнулся, что бы надеть свой рогатый шлем. Палуба корабля мягко светилась голубоватым сиянием. Левиафан стал еще более прекрасным кораблем.
   - Я оставлю своих воинов тут. У меня предчувствие, что мне потребуется вся моя сила, поэтому я заберу себе их мощь. Все равно на этом корабле они не пропадут. Да и за моими волками надо ухаживать. Так как со слов Оракула нам никто не понадобиться, что бы добраться до точки назначения.
   - Ты уверен в своем решении? - Сзади подошел Пират, в его глазах была грусть, для него расставание с кораблем было самым болезненным.
   Драгон не мог понять его чувств, его дом никогда не был для него по - настоящему важен. Самураев воспитывали в других традициях. Боцман тоже был подавлен, но все, же мертвец не мог прочувствовать положение полностью.
   - Я думаю, что смогу обеспечить тебе контакт с кораблем через моих людей, сказал Драгон, ты ничего не потеряешь. Он старался утешить своего нового друга, тот и так был не в настроении, и честно говоря, ему эта затея нужна была меньше всего.
   Призрачные матросы вышли проводить их. Пока Пират раздавал им инструкции, Драгон осматривался, Рюума о чем-то увлеченно спорил с Оракулом, самурай решил, что потом спросит мастера предвидения о теме спора. Воин никогда не бывал на другом континенте, и это было для него в новинку. Появление пьяного Искусителя не вызвало у него проблем, он уже знал этого забавного человека, и разделял его взгляды на жизнь.
  
   До Дня Цветущих Деревьев произойдет много интересного...
  

*******

  
   Дым... Когда находишься в месте, обдуваемом всеми ветрами, дым костра стелется низко, практически по самой земле. Эта вершина уже и забыла, когда в последний раз тут кто-нибудь разводил костёр. Ассасину хотелось угостить своего нового приятеля, чем-то приготовленным своими руками, а Берсерк воспринял это предложение с превеликой радостью. Сколько лет ему приходилось питаться в Храме, да и походная пища, приготовленная на костре, добавляла запахов и антуража обстановке, что только способствовало их сладостным воспоминаниям.
  
   Ассасин готовил что-то бурлящее в котелке, рядом запекались два свёртка, прикопанные в углях, и, на заострённых тонких веточках, обжаривались кусочки жирного мяса. Жир топился от жара костра и стекал по кусочкам, по самим веткам, капал на угли, и от всего этого, в воздухе стоял невообразимый запах, от которого Берсерк с каждой минутой обожал своего нового друга всё больше и больше. Сейчас он уже был похож на одну из собак Ассасина, готовый на всё ради своей порции.
  
   Вот Ассасин добавил каких-то душистых трав в котелок, помешал это варево, наверх выплыли мелко порубленные овощи, попробовав на вкус, он отставил котелок от костра, предупредив, что тому нужно дать несколько минут настояться. В очередной раз он перевернул обжаривающееся мясо, и стал откапывать запекающиеся свёртки из углей, свёртки были обёрнуты крупными листами какой-то местной травы, но поскольку Ассасин знал травы, используемые в готовке у эльфов, то и эту траву он с лёгкостью распознал. Чуть приоткрыв свёрток, он по запаху определил готовность. Внутри оказались какие-то странные овощи, растущие клубнями под землей, на поверхности же, это растение выглядело как цветы с толстым стеблем. Ассасин рассказал, что эти плоды очень распространены у друидов, и их не только запекают, но и жарят и варят, и различными способами добавляют в мучные изделия. Берсерк никогда не ел ничего подобного, и был приятно удивлён вкусом.
  
   По желанию Берсерка, они расположились у костра и приступили к трапезе. Их разговор наполнился воспоминаниями былых трапез и обедов, но вскоре они вернулись в благодатное русло мечтаний и предположений на будущее, которые в этот день приняли некоторый гастрономический оттенок.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они доберутся сытые и довольные.
  

*******

  
   Любовь... Нежная и долгая, страстная и взрывная, способна многое менять в судьбах двух незнакомцев.
   Эльфийка испуганно оглядела все произошедшее. Она медленно и гордо подошла к трупу и ткнула ему в бок кончиком ботинка. Немного подумав, сказала
   - Ну вот, - выдохнула, набираясь сил для продолжения речи, - Хотел нас провести, он мне еще днем не понравился! Слишком у него аура плохая...
   Хэйлли осмотрела всех, которые, то смотрели на нее, то на трупа, и решила, наконец, представится.
   - Меня Хэйлли зовут... Можно просто Хэйл... Да, кстати, Жрец, тебя не затруднит отдать мне мои стрелы? - Эльфийка, робко улыбнувшись, посмотрела на Жреца и сделала едва уловимое движение рукой.
   - Ну, только если ты расскажешь, кто ты и откуда, а то вдруг ты с ним заодно? - резко ответил Жрец, и кивнул на мертвяка...
   - Хочешь знать больше? Хорошо, - сказала Эльфийка, переводя дух, - Я с земель Орков, по крайней мере, я там воспитывалась, а где родилась, и кто я - понятия не имею, так как все меня сторонились. Детство, в общем, тяжелое. По истечению семнадцати лет моей жизни, я так и не узнала, кто я на самом деле, и, решив найти себе подобных, сбежала из деревни, - Хэйлли зябко повела плечами, вспоминая годы в деревне. - Я вас впервые увидела неделю назад, тогда следовала за вами, а потом во время боя помогла... - в ее глазах появились слезы, и она стала говорить тихо, очень тихо. - Потом бой... Я... Я не смогла убить... Я вас защищала, но я промазала... Я... Я даже... Я была так напугана, тем, что натворила, что не могла говорить... Когда он, - девушка кивком показала на Эльфа, - нашел меня среди деревьев, я просто не знала что делать и решила не сопротивляться, и он привел меня к вам...
   Хэйлли всхлипнула и, повернувшись к Темному Эльфу, спросила:
   - Кто я? (пауза) Я знаю, ты знаешь, я должна узнать! - путаясь в словах от избытка чувств, Хэйлли сжала кулаки.
   Эльф обошел вокруг Хэйлли круг и, встав напротив ее, сказал:
   - Я уверен, что ты благородная Светлая Эльфийка. Твои уши - такие только у Эльфов, а твои волосы - знак твоей Светлости... - Эльф посмотрел на нее, а потом обратился к Жрецу:
   - Ты услышал, что хотел, а теперь верни ей стрелы...
   Жрец задумчиво кивнул и выудил две острых стрелы. Протянул их Хэйлли и отошёл в сторону, размышляя над чем-то.
   - Спасибо - сказала Эльфийка обиженным голосом, и сунула стрелы в свой колчан.
   Позже когда все легли спать, а Хэйл и Эльф остались сторожить, у них разгорелся разговор.
   - Меня зовут Хэйлли. Ты... Ты красивый, - смущенно сказала девушка. Эльф улыбнулся и, взяв в руки маленькую ручку Эльфийки, поцеловал тыльную сторону ладони, улыбаясь и ликуя про себя.
   - А я - Тэлис...
    
   Они стоят, крепко обнявшись,
   Долговременная смесь плоти...
   Где море встречается с землей,
   Он хочет сказать ей всю правду сути...
   Но ветер проглатывает его слова,
   Там, где кончается море...
   Она держит его руку, дрожа,
   И целует его в лоб...
   В ее душе сумерки,
   И она знает, что должна с этим жить.
   Она кладет голову к нему на колени
   И просит об одном поцелуе.
   И потом он целует ее,
   Там, где кончается море...
   Они днем больше о нём не вспоминают,
   И днем, они как будто друг друга не знают....
  
   До дня Цветущих Деревьев их любовь не остынет...
  

*******

  
   Приготовления... Иногда они бывают очень важны, а иногда их проводят лишь с целью запутать окружающих. Когда тебе нужно несколько минут отдохнуть, ты можешь попросить окружающих заняться и несущественными приготовлениями, чтобы отвлечённые, они не заметили приготовлений настоящих.
   Искуситель потянулся и все расслышали, как хрустят его кости. Они спустились с корабля и готовились к телепортации. Оракул несколько отстраненно сидел на песке. Рюума и Пират обсуждали, какие-то проблемы корабля, Драгон просто загорал, такая роскошь в стране снега была ему не доступна.
   - Ну что, лентяи, вы собираетесь помогать мне, великому воину и соблазнителю девушек, доставить вас по назначению?
   Спутник Оракула ехидно спрашивал собравшихся вокруг него людей. Всем было ясно, что кроме, так сказать, "применения силы" Искуситель больше ничего не сделает.
   - Что нужно то? - спросил Драгон, ему больше всех не нравилось, как прерывают его отдых.
   - Черти, - Искуситель протянул воину бумажку с многогранником. - Я встану в центре. А ты рисуй вокруг меня эти штуки, пока я не скажу остановиться.
   Тяжело вздохнув, команда принялась за работу. А ленивый пройдоха в это время спокойно пил вино и улыбался, глядя, как трудятся остальные.
   - Ладно, хватит, сказал он через полчаса, рисуете вы кривовато. Ну да ничего, сойдет. Давно я уже не телепортировал так много народу. Встаньте рядом.
   Отдав приказания, Искуситель принялся дочерчивать магический круг, надо отдать ему должное, выходило у него куда лучше. Пока он чертил, его губы двигались, Драгон смог уловить частицы фраз.
   Мой шаг, дар бога... прыжок... до звезд... и куда за... тверд и легок...
  
   - Готово, - внезапно воскликнул Искуситель, пентаграмма под ними засветилась всеми цветами радуги, поддев его палочкой он поднял пентаграмму над землей, цвета исчезли, мир застыл, лишь главный зачинщик этого действа улыбался. Магический круг заискрил и засветился.
   - Молитесь своим богам, - прокричал Искуситель и ударил кулаком об землю, прямо в центр круга. Мир взорвался и разлетелся осколками, вихры пробирающий до костей и даже глубже прошел через них, казалось, боги ступили на землю. Раздался нечеловеческий крик, и на пляже ни осталось никого, всех поглотил ветер иного измерения. Казалось, они находились среди абсолютной пустоты, а затем внезапно оказались на скале. У Пирата закружилась голова, как будто он перебрал с выпивкой.
   - Еще не всё, - вновь крикнул Искуситель, еще удар и новый прыжок. Казалось, они сходят с ума. В этой неизвестности посреди моста времени и пространства.
   После третьего прыжка Драгон ненадолго отключился. Очнулся он уже у подножия пика.
   Искуситель хлестал выпивку из горла, Оракул подошёл к основанию скалы и долго стоял с закрытыми глазами. Рюума кажется, медитировал.
   - Для первого раза неплохо, парни, - подбодрил их выпивоха. - Этот парень, - он указал пальцем на Оракула, - вообще выблевал весь свой завтрак на себя, да еще и отключился на полчаса. С Вами куда как проще. Мертвяку так вообще все нипочем.
   - Я приму это как комплимент, - ответил Рюума.
   - Хахаха, а ты не плох.
   Искуситель встал и похлопал скелета по спине.
   - Выпьешь, - он протянул ему бутылку.
   - А почему бы и нет, - Рюума хлебнул приличных размеров глоток.
   - Я думаю, нам стоит поторопиться, - протянул Оракул.
   - Да ладно, не дуйся из-за того случая, с кем не бывает.
  
   Перекинувшись парой тяжелых взглядов, два друга поднялись и пошли вперед, Драгон и Пират поддерживаемые Рюумой двинулись следом.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставались считанные дни...
  

*******

  
   Дыхание... Когда мчишь по извилистому, наполненному водой жёлобу, на ярмарочных аттракционах Друидов, дыхание перехватывает. От восторга, скорости, от бури эмоций, наполняющих тебя. Примерно такие ощущения предстояло испытать Драгону и Пирату, впервые проходя через цикл прыжков-телепортов, подготовленных для них Искусителем.
  
   Искуситель улыбался, его улыбка была полна чувства собственной значимости, ему очень хотелось показать себя перед такими попутчиками. В эту минуту он сожалел, что никто из них не знает его настоящего имени, а ему так хотелось услышать, - "Аластар, что происходит? Помоги нам, Аластар".
   Каждая незначительная эмоция на лице одного из них, вызывало целую бурю эмоций у него, и его улыбка расползалась всё шире и шире. Прыжок, второй, третий... Они оказались на уступе самого пика Божественной Благодати... ещё прыжок и...
   Попутчики огляделись, они находились у самого подножия пика. На минуту все замолчали, кто-то оглядывался по сторонам, кто-то проверял свои вещи. Оракул закрыл глаза и через некоторое время произнёс:
   - "Я думаю, нам стоит поторопиться, - тут Оракула решил перебить Искуситель, отыгрывая какую-то свою очередную шутку, но, то, что должно быть услышано, должно быть сказано, - Нам нужно идти на восток, около получаса - часа, там мы встретим ещё попутчиков... Четверо из них, также являются частью команды, и они собрались именно с такой целью. Из-за густой растительности, деревьев и кустов, Искуситель помочь нам не сможет, поэтому выдвигаемся пешком".
  
   Путники переглянулись, Искуситель пожал плечами, как бы давая понять остальным, что он-то мог бы попробовать телепортироваться, но за сохранность лиц остальных присутствующих, ручаться он не стал бы. В случае неудачи с телепортацией, они могли быть тонким слоем размазаны по камню, о чём вряд ли, кто-то из них мечтал.
   Оракул поднял свою походную сумку и закинул себе на плечо, окинул взглядом присутствующих, и, сделав первый шаг в кустарник, скрылся из вида.
  
   До Дня Цветущих Деревьев их путь сокращался с каждой минутой...
  

*******

  
   "Любовь... Как прекрасно это чувство, когда тебя переполняют эмоции, когда ты хочешь так много сказать человеку, которого искал всю жизнь и, наконец, нашёл. Как приятно осознавать что ты, наконец, нашёл того, кто будет идти с тобой по твоему пути. Я нашёл такого человека, им оказалась Хэйлли - прекрасная девушка-эльф, которая с первого взгляда заворожила меня и, я надеюсь, не отпустит меня до самого конца нашего жизненного пути. Хотя мы и знакомы всего лишь несколько дней, мне кажется, что мы прожили вместе очень много времени" - Тёмный Эльф улыбнулся. Ему нравилось думать про Хэйлли, видеть Хэйлли, разговаривать с Хэйлли... Это то, к чему он стремился с самого начала своего одинокого пути. Он всего лишь хотел найти друзей, и он повернулся, увидев, как собирают свои походные ранцы Райден, Тёмный Жрец, Тамплиер и Шет. Он хотел найти любовь, и он видел, как грациозно ходит вокруг лагеря Хэйлли, привлекаемая запахом редких цветов или пролетающей мимо бабочкой. У всех складывалось такое впечатление, что сама природа покровительствует ей, ведь вся живность, казалось бы, тянулась к ней. Эльф опять улыбнулся. Он вспоминал как вчера он, вместе с девушкой, просидел всю ночь, охраняя лагерь и, попутно, разговаривая о своей жизни. За тот вечер они неимоверно сблизились и, казалось, каждый из них понимал, что нашёл свою вторую половинку. Наконец, все закончили собирать свои вещи и двинулись вперёд. Компания не знала куда идти, они все просто доверились Шет, которая неуверенно говорила, что её ведёт какой-то внутренний голос. После всего того, что, они пережили, они просто не могли не поверить в это.
   Утро выдалось на диво хорошим, солнце не сильно грело, лес, по которому они шли, благоухал дивными запахами, которые многим напоминали их детство. Где-то в чаще заливались соловьи, жаворонки приветствовали утро. Маленький отряд шёл вперёд... Впереди шла Шет, одна, как обычно погружённая в свои мысли, позади шли Тёмный Жрец, Тамплиер и Райден, которые о чём-то спорили и часто поглядывали назад, на пару, которая замыкала их шеренгу, на Тёмного Эльфа и Светлую Эльфийку. Они шли по лесу, ощущая его силу и держась за руки. На лицах обоих был румянец, как на первом свидании... Вдруг, чувствительные уши Тёмного Эльфа услышали шум впереди, он положил руки на эфесы сабель, при этом предупредив своих друзей о возможной опасности. Но никакой опасности не было, впереди стояли четверо мужчин - те, с кем им предстояло соединиться, чтобы возродить правосудие на этом грешном мире...
   Каждый видел друг друга впервые, но у всех складывалось такое впечатление, что они знакомы несколько лет... Они последовали за одним странным человеком в белом балахоне, который, как все подумали, был Оракулом, про которого рассказывал Шет. Они направлялись к Пику Божественной Благодати, где должны были встретить ещё двоих, из тех, которые изменят мир. После немногих блужданий им открылась тропа на вершину горы, и они двинулись вперёд...
  
   До Дня Цветущих Деревьев они должны изменить мир.
  

*******

  
   "Луна... Таинственная, печальная. Никто не знает, что там, на её тёмной стороне... Знаменующая начало нового месяца, разная и непохожая. Повелительница вод"
   "Вы встретитесь, когда Солнце будет в восьмой части часов, и мир вздрогнет в очередной раз... Ты же откроешь свой талант и исполнишь первую часть своего предназначения - это будет..."
   Шет проснулась с мрачным чувством творящегося в реальности и вокруг безобразия. Огляделась - почти все уже встали, вновь готовясь к дальнейшему походу. Он уже подходил к концу...
   Внезапно Жрец поднял руку и тихо сказал:
   - Чувствую живых... Четверо... Сильны. Это они.
   Подготовленные воины и бровью не повели, а две девушки тревожно переглянулись. Воссоединение восьмёрки прошло довольно быстро. Оглядев всех участников на предмет царапин, ранок и ран, Оракул подошёл к Шет испросил напрямик:
   - Чувствуешь ли ты, куда идти дальше?
   Девушка покачала головой. Это было плохо, и даже больше. Оракул же таинственно улыбнулся, отрешённо, словно лишь своим мыслям, кивнул:
   - Дальше буду вести я. Нам предстоит отыскать вход в Храм Божественной Благодати.
   Блуждания не продлились долго - Оракул подвёл отряд к выщербленной дождём, ветром и снегом скале. Жестом сказал подойти поближе Шет и указал на выбитые в вечном камне знаки:
   - Прочти.
   Шет исполнила приказ, по наитию читая странные письмена, и тут же ощутила, как внутри что-то рвётся и срастается, затухает и разгорается.
   "Воздух, вода, земля, огонь, молния... Все пять стихий... Эл-ла'ар нех де лас'эс!.." - гулко звучал в голове незнакомый голос.
   Не сказать, чтобы это было больно, но нереальность происходящего витала в воздухе. Скалы дрогнули, сверху посыпался мелкий щебень и осколки гор - проход в Храм открывался, медленно и величественно. Горы раздвигались, и это было поистине ужасающее в своей объёмности зрелище. Шет ощутила себя рядом с этими громадами маленькой и не стоящей взгляда Ока Богов букашке. Грандиозно...
   В толще гор скрывались ступени и арка, поддерживаемая статуями Атлантов. Все Восемь, один за другим, взошли на лестницу, ведущую к далёкому Храму. Вот и Хэйлли последовала за остальными, Оракул же проницательно посмотрел на Шет:
   - Скорее, время не ждёт. Грядут великие перемены.
   Шет послушно сделала шаг... И уперлась в невидимую, но прочную плёнку. Она словно отталкивала девушку, наводняя сознание сонмом голосов:
   "Уйди... Прочь... Скорее... Ты чужая... Уходи..."
   Шет в бессилии положила ладони на преграду. И вскинула голову: сердце потянуло, забилось чаще, прося, зовя, требуя... И девушка сделала ещё шаг, поддаваясь стучащей в висках мысли:
   "Это судьба. Я должна..."
   И преграда пропустила её, с неохотой расступаясь под усиливающимся нажимом Шет. Оракул прищурил глаза и слегка улыбнулся, оборачиваясь к ждущей восьмёрке:
   - Мы идём дальше. К Храму.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они должны успеть.
  
  

История Медной из Полных Лун (для тех, кому интересно, чем дело кончится - Глава 8)

*******

  
   Звёзды... Увидеть ночное небо с пика Божественной Благодати, считается одним из даров Бога. Такой красоты не увидеть с вершины Каруха или гор орков. Кажется, что звёзды повсюду, не только сверху - справа и слева, но и снизу, и сзади, звёздами наполняется весь зрительный обзор, и кажется, что ты находишься в повисшем состоянии, не зная, что произойдёт буквально в ближайшее время.
  
   - Они идут, - Берсерк обращался к Ассасину, - Старейшина Храма сообщила, что сюда поднимаются восемь воинов, это явно те, кого мы ждали. С ними две девушки, и, скорее всего живой мертвец, его ауру, ей было очень тяжело распознать. Видимо грядут дни больших перемен, дружище... Насколько я понял, днём или к вечеру они будут в Храме. Сейчас, скорее всего, им есть, что обсудить, да и шествие по серпантину не из лёгких. Ну? Ждать не долго осталось...
  
   Не смотря на то, что они знакомы всего пару месяцев, Берсерк и Ассасин говорили, как старинные друзья. Идея, ставшая общей, объединила их. Сама судьба указала время и место исполнения желаний, и целей.
  
   До Дня Цветущих Деревьев осталось пережить ещё одну, следующую, ночь...

*******

  
   Шаги... они шли по лестнице вверх к храму. Одиннадцать человек, которые отвечали за изменения мира. Драгон разглядывал своих спутников. Молчаливые представители всех племен живущих в этих землях. Их разум вырывался и гудел как тысячи пчелиных ульев, глаз самурая подергивался от переизбытка энергии этих людей. И если Оракул и Шет могли отгородиться от этого шума, то он не мог. Приходилось терпеть. Драгон был неважным психологом, но и он видел, что эти представители идут навстречу неизвестности. Все это было довольно странно. Видимо с ними произошло не так уж много, и реку времен они не видели. К нему подошел Рюума.
   - Как вы думаете, почему они пошли. Когда я смотрю на них, мне кажется, что они знакомы совсем недавно.
   - Сейчас узнаем, у меня есть небольшая идея.
   Самурай подошел к Оракулу.
   - Ты ведь посылал им видения? Когда я смотрю на них, то вижу просто группу людей, ну, пожалуй, за исключением эльфов, они, кажется, влюблены, но остальные, они не производят впечатления побитых испытаниями.
   Оракул ничего не ответил, он всего лишь улыбнулся и, посмотрев в глаз Драгона, пошел вперед.
   Всему свое время, - мысль, переданная этим разумом, укрепилась в голове самурая.
   - Он ничего не скажет, пока не сочтет нужным,- Искуситель что-то усердно жевал, когда на его реплику обернулись Рюума и Драгон,- Я его знаю, он такой... ну, странный, в общем.
   Самурай ухмыльнулся.
   - Как ты думаешь, может, остановимся на этой бесконечной лестнице и побеседуем с нашими гостями? Я вижу вон там вполне себе годный уступ. Спросил Драгон у своего старого приятеля. Искуситель только неопределенно пожал плечами.
   - Я не против, в конце концов, мы никуда не спешим.
  
   До Дня Цветущих Деревьев ответы найдутся сами собой...
  

*******

  
   Серпантин... Длинный и извилистый, серпантин, как змей, опоясывает эту гору, и весь пик Божественной Благодати. От одного взгляда, вперёд и вверх, можно потерять равновесие, и даже упустить землю из-под ног. Остановиться на привал, в таком месте, это самое удачное - для того, чтобы привести рассудок в порядок.
  
   Оракул оглядывал их всех... Он думал, как они пришли к этому, - к тому, чтобы стать участниками такого события, что им предстоит вскоре.
   "Шет... Это её судьба, но знает ли она сейчас всё, что предстоит сделать и пережить именно ей?"
   "Пират... Вся его жизнь прошла в борьбе с порядками, которые установили самодуры - властители, но делать это во благо всех живущих существ, а не для собственной наживы - это для него, пожалуй, в новинку..."
   "Тамплиер... Он сам дошёл до решения, что мир требует перемен, сам затеял свой крестовый поход, но знает ли он, насколько изменится его собственная жизнь через некоторое время?"
   "Райден... Он видел предательства, видел, какими становятся люди жаждущие власти, видел сражения и убийства, которые ничем не помогали для жизни его народа. Он знает, зачем он здесь, но знает ли он, сколько ещё предстоит сделать, чтобы наши цели были достигнуты?"
  
   Оракул откинул свои мысли и огляделся, сидящие у костра воины переговаривались, они, то ли знакомились, то ли выясняли силы присутствующих, то ли проясняли предстоящее. Прорицатель почувствовал себя поводырем для команды слепцов, которые уже нашли свой дом, но их дом на краю пропасти, и каждый шаг может стоить им жизни...
  
   - Грядущее не заставит себя долго ждать, нам предстоит встретить ещё двоих, и тогда, все вопросы получат свои ответы,- произнёс Оракул и поднялся, - Утром нам снова в путь, завтра - важнейший день в Ваших судьбах.
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставалось столько, сколько и должно было.
  

*******

  
   Искра... Этого достаточно, чтобы развести пламя, а согреться такой ночью на уступе скалы, просто необходимо. Искусителю было достаточно одной искры, чтобы он залил пламенем огромную территорию, ну а поддержать небольшой костёр для него было делом плёвым.
  
   "Ну и, странные же, попались нам девицы... Ну, эльфийка то явно влюблена в Тёмного Эльфа, поэтому на меня внимания не обращает, но эта-то, Шет, уставилась на огонь и сидит, как вкопанная... Эх, был бы день, слинял бы в какую-нить деревушку, за провиантом, так сказать. С такой высоты весь континент как на ладони..."
  
   Сидящие рядом с Искусителем переговаривались, пытаясь собрать известные им куски головоломки в единое знание. Он оглянулся на Оракула, тот сидел чуть в стороне, оперев подбородок руками, вглядываясь, то на звёздное небо, то на сидящих путников у костра. Искуситель решил отвлечь всех от мыслей о завтрашнем дне и рассказал им одну байку, о неких взаимоотношениях с эльфийками. Драгон и Тамплиер рассмеялись, Пират и Райден сделали вид, что не поняли. А Тёмный Эльф и эльфийка покраснели, встали и отошли от костра.
  
   - Значит, уже было,- произнёс, не всем понятную фразу, Искуситель.
  
   До Дня Цветущих Деревьев все уже привыкнут к его шуточкам...
  

*******

  
   Воспоминания... Они переносят нас в прошлое, заставляя вновь переживать что-то. А бывают ли воспоминания о воспоминаниях? Шет смотрела на огонь, искры, пепел, и вспоминала недавние события, краем уха слушая разговоры, но не реагируя. Нужно было поразмыслить...
  
   ...связь с Оракулом оборвалась, плавающее в астральном мягком поле Оракула сознание Шет буквально вышвырнуло в реальность. Она услышала хруст ветки под ногой подходящей к ней Хэйлли и нырнула в беспамятство. Оно было тёмным, тихим и обволакивающим...
   "Я Ран-Гор, волю которого ты взвалила на себя... Ты хорошо справляешься со своими обязанностями, и я думаю, что всё же ты достойна... Я расскажу тебе...
   Это началось давным-давно, четыре века назад...
   Наверняка ты знаешь про Богиню Стихий и Храм Божественной Благодати. Он находится на Пике, на самой вершине, где дуют свирепые ветра, и где облака можно потрогать... Где сходятся все Линии Сил нашего мира...
   Она была хорошей правительницей Стихий два долгих века, и земли наши не знали раздора... Но потеря возлюбленного омрачила её существование, она была опечалена и ослаблена. Поэтому посол тайных орденов затуманил её разум лживыми речами, вызвав злобу и зависть ко всем живущим и счастливым.. Но хоть Богиня и сопротивлялась этим мыслям, послу помог Лорд Некромантов, дав ему...
   И она стала разжигать вражду, сея зло в душах людских... Ты должна сменить её, и настанет тогда долгожданная Новая Эра... Я верю в тебя, дитя. Один из вас должен приложить к этому свою руку - это его судьба... И он знает...
   И запомни, когда тебе исполниться 18 лет, твоё предначертание откроется тебе... Не бойся. Будь готова, и да будут с тобой Боги!"
   Шет очнулась через час с тяжёлой головой и гудящим сознанием. Первый опыт в телепато-общении прошёл успешно, надо полагать.
   "Похоже, прошло немало времени, и всё это время я была в бессознанке?.. Кто узнает - засмеют ведь!.." К очнувшейся Шет подошла Хэйлли - девушки разговорились, и эльфийка поведала Шет свою историю...
  
   Шет думала, думала и думала. Что же означали эти слова? Было ли это правдой или вывертом измученного подсознания? И могла ли они рассказать об этом остальным?.. Вопросы, вопросы, и ни одного ответа.
  
   До Дня Цветущих Деревьев время пролетело незаметно...
  

*******

  
   "Небо... Звёздное и солнечное, затянутое тучами или сверкающее голубизной, словно корона алмазами. Спокойное, вечное"
   Отойдя от костра, Хэйлли с Эльфом скрылись за деревьями. Светловолосая эльфийка посмотрела ему в глаза, и спросила:
   - Он же завидует? Нам? То есть тебе... - сбивчивые объяснения, судорожный вздох в конце.
   Эльф было намерился поцеловать эльфийку, но та остановила его, проведя пальцем по его губам.
   - Не сейчас, за нами могут следить, нас могут чувствовать... Я не понимаю, что здесь происходит, но понимаю, что я пешка в этой игре высших сил, сильных духом... Я не могу это объяснить словами, это все здесь, внутри меня, просто помни, это ненадолго!
   Хэйлли снова посмотрела на Эльфа, который просто внимал ее монологу, и ничего не говорил сам. Спустя минуты молчания он, не смотря на ее попытку отдалиться, заточил ее в объятиях, настолько крепко, что она просто не смогла какое-то время дышать. Он не хотел ее отпускать, и даже думать о том, что они, их счастье, его любовь под угрозой, никогда, ни за что. Ветерок шумел в ушах, милостиво окутывая пару парящими листьями, скрывая от чужих глаз. Вокруг, как в сказке, летали светлячки, деревья смыкались неприступной стеной, их крышей было небо...
   Темный Эльф поцеловал ее, ослабил объятия и дал ей свободу. Эльфийка посмотрела на него и тихо сказала:
   - Пошли, нас ждут...
   Рука об руку, он вышли обратно к костру, с сожалением оставив позади себя уединение тёмной чащи, тихое небо и сладкий от любви воздух укромной полянки...
  
   ...И вид зари вечерней взгляд ласкает,
   И волны нежатся к ногам моим,
   И ты - такой спокойный
   И печальный... Стоишь и смотришь в нежные
   Глаза мои.
   Еще разлуки час не близок,
   Но ты грустишь,
   И боль щемит в твоей груди,
   Ну почему? Скажи, любимый,
   Мы не вдвоем? И время не щадит?
   Бегут минуты, и все торопятся куда-то,
   Не жаль минутам нас ничуть.
   А слезы чистые спускаются каскадом,
   Но помни, вместе будет мы
   Когда-нибудь...
  
   До Дня Цветущих Деревьев они снова сойдутся...
  

*******

  
   "Закат. Он красит небо в беспечные и легкомысленные тона, Розовый, красный, фиолетовый, сиреневый... Перечислять можно до бесконечности. Хотя, странно, ведь закат - это увядание на целую ночь, и должен быть грустен, не так ли?.. Загадка природы..."
   Солнце безжалостно жгло кожу, на такой высоте это было особенно заметно. Лестница казалась бесконечной, как... Как лестница. Наконец, они устроились на привал, солнце, будто устав, медленно и величественно опускалось за кромку горизонта, краснея и загораясь, проницательно глядя сквозь перья облачков. Закат был великолепен.
   "Гораздо красивее, чем даже в горах моего племени" - невольно подумал маг, глядя на разноцветное небо.
   Потрескивающий костёр, выстреливающий в насмешливое небо искры, словно стараясь его поджечь. Райден сунул в костёр толстый сук, перемешав угли. Костёр с удовольствием принял подношение, жадно набросившись на добычу.
   Искуситель стал рассказывать похабные истории, достойные больше вечера в кабаке, а не этой компании. Райден хмурился, откровенно не понимаю, зачем это, и почему воспринято самураем и Пиратом как должное.
   Заведя разговор с таким же не понявшим Искусителя Тамплиером, Райден чуть расслабился.
   Орки, братья-монахи, так же любили собираться возле костра ночью, рассказывать легенды и вместе смеяться над шутливыми рассказами.
   "Мы, в общем-то, ничем не отличаемся друг от друга" - оптимистично решил Райден.
   "И почему народы так жёстко разделены по расам, сословиям, кастам? Может, нужно просто жить мирно, и вместе, и в дружбе..." - небо подмигивало звёздами.
  
   До Дня Цветущих Деревьев все они определятся...
  

*******

  
   Жрец обвёл компанию тяжёлым взглядом из-под полуопущенных век.
   "Я рад за Тамплиера исполненные мечты... Но хотя уже собрано целых восемь воинов, и Оракул предвещает появление ещё двух, пока дело не закончено. Их кампания продолжается, и Жрец... Я не уверен, что все они справятся с грузом, возложенным на их плечи" - Жрец ещё раз кинул в сторону сокомандников взгляд. Искуситель опять что-то травил, укрепляя свою репутацию - впрочем, тут было всё ясно с самого начала. Райден и Тамплиер были немного похожи друг на друга, занимаемые разговором - настоящие воины, суровые, как кремень. Жрец неприятно ухмыльнулся. Насчёт Оракула даже он не мог сказать ничего определённого, расколоть сию загадочную личность, было, как взламывать Пик Божественной Благодати - совершенно нечитабельный склад ума. Жрец прикрыл глаза, лёгкий порыв ветра потрепал полу плаща. Мысли лениво перемещались с одного объекта на другой, оценивая, давая отдых сознанию и милосердно не вдумываясь ни во что.
   В конце концов, Жрецу всё же нравилось такое времяпровождение - компания, которую можно даже назвать друзьями, когда тебя не тихо ненавидят, не льстят, хая за глаза. Когда горит ровный, тёплый костёр, такой же, как отношение к тебе...
   Что ж, пока всё шло не так, чтобы плохо. Жрец вновь погрузился в раздумья, напоследок ободряюще кивнув Тамплиеру - как-никак, его предчувствия оправдались.
   "Храм... Как же отреагирует Богиня Стихий? И правда ли, что она стала ужасающе безумной?.. Груз ответственности ли её сломил, или же что-то другое?.."
  
   До Дня Цветущих Деревьев они должны успеть...
  

*******

  
   Характеры... Многие ли, из Вас, могут похвастаться, что сразу разгадывают характер нового знакомого? А если бы Ваша жизнь длилась в несколько раз дольше?
  
   Рюума сидел у костра, рядом с ним был воткнут в землю меч, пока еще замотанный в чехол. Он ни с кем не говорил, только оценивал существ, что собрались здесь. Ему приятно было слушать их истории, кое-что он даже записывал. Если его спрашивали он, конечно, отвечал, но свою историю решил оставить до лучших времен. Присутствие здесь могущественных воинов и магов давало силы, кольцо ада стало теплым, а это значит, что концентрация сил максимальна. Посмотрев на самурая, Рюума улыбнулся, их новый друг был, очень умел, хоть и непростительно молод, как и капитан. Его сила, очень интересная и в тоже время чрезвычайно опасная. Скорее всего, все собравшиеся были как минимум не так просты. Рюума жил очень долго и умел разбираться в людях. Искуситель весел и говорлив, но это маска, видимо он, что-то скрывает, или просто слишком ленив, что бы снимать её. Оракул погружен в раздумья, он видит будущее, которое окутано мраком, его ноша тяжела и он не спешит делиться своими проблемами. Жрец видимо параноик, его разум не уравновешен, в самом начале своего пути в качестве мертвого Рюума был очень на него похож. Эльфы влюблены и этим все сказано, милая парочка. Почувствовав легкую зависть, мертвец оглядел остальных. Шет в недоумении, её ощущения готовы разорвать её, как плотину в дождливый день. Опасная дамочка, хоть сама и не осознает этого. Райден тих и молчалив, сразу видно, серьезный дядя, такого на улице встретишь, неделю сниться, будет. И на фоне этого простой парень, ставший рыцарем, очень смешно. Улегшись на спину, Рюума уставился в небо.
   - Куда ни пойдешь, небо как небо, люди как люди. - Последние слова этого дня.
  
   До Дня Цветущих Деревьев эти слова поймут все...
  

*******

  
   Огонь... Но не пламя гнева, а мягкие огоньки костра, объединяющие спутников на этой скале. Разговоры, те, кто нашел общий язык с другими, найдут связь со своей душой, так его учили в детстве. Драгон вдохнул чистый горный воздух, он ощущал, что они никогда не будут прежними, после того как поднимутся на эту гору. Это было предсказано и заранее решено. Две команды с разных сторон костра и даже если они считали себя не совсем друзьями, их судьба была высечена на скрижалях судьбы. Драгон помотал головой, он не любил высокопарных мыслей и этим здорово отличался от своих соплеменников, ему достаточно было веления сердца, что бы совершить дело. Искуситель рассказал очередную похабную шутку, и самурай рассмеялся, последние остатки дум покинули его. Вместе с остальными он расположился вокруг костра, рассказывая истории из прошлого. То, что они сказали здесь останется в прошлом, как легенда. Глаз воина наблюдал, как те, о существовании кого он раньше и не подозревал, теперь повествуют о своей жизни, о приключениях. Конечно, это была не полная история, иначе не хватило бы и нескольких лет, что бы прослушать все. Но, этой ночью они перестали быть отдельными личностями, слившись в одну компанию. Теперь все изменится, они знают это, но стараются не замечать. Шет сейчас спала, но её сон прорывал реальность, глаз самурая заслезился и он отвернулся, это была не его тайна. Потом посмотрел на двух эльфов отошедших от костра. Его окликнул Тамплиер и несколько минут Драгон потратил на разговор с ним, когда он вновь оглянулся, они уже шли обратно. Ночь кончалась. Наступал новый день, тот день, который изменит мир. Истории десяти существ отличающихся от своих соплеменников останутся на этой горе.
  
   До Дня Цветущих Деревьев времени уже не оставалось.
  

История Кровавой из Полных Лун (для тех, кто верит в магию чисел - Глава 9)

Я не знаю, что ты искала,
Я не помню, что я искал;
Небо крышею нашей стало,
Ветер песнею нашей стал.
Я не помню, что ты решила,
Я не знаю, что сам решил;
Слёзы Солнца наш дом поили,
Пока свет своё дело вершил.

  

*******

  
   Ожидание... Не редко случается такое, что оно не приводит ни к какому результату, но, ожидание двоих воинов, на вершине самого высокого пика в мире, окупилось многократно и принесло свои плоды.
  
   Они поднялись. Они ступали по Храму Божественной Благодати. Ассасин оглядывал входящих, и, благодаря своему опыту, сразу безошибочно определял способности и место рождения каждого. Берсерку не нужно было знать подробностей, он просто чувствовал их силу, могущество пришедших боевых магов. Годы, проведённые в Храме, не прошли напрасно, и он ощущал мощь ауры каждого.
  
   Шедший впереди человек, в балахоне, обратился к ним. Он знал, что они ждали, и на что рассчитывали. Он говорил необычайно размерено и спокойно, для подобной ситуации, но в словах чувствовалась уверенность. Сказав всего пару фраз, этот человек уже убедил их, что их ожидание окончено. Берсерку уже не терпелось отправиться в приключения, но даже он чувствовал, что ещё не всё доведено до своего конца. А точнее - начала, не чувствовалось отправной точки, не хватало ощущения осмысленности и конечной цели пути. И то, что им было нужно, не заставило себя долго ждать...
  
   До Дня Цветущих Деревьев тянуть время некогда, всё должно быть расставлено по своим местам.
  

*******

  
   Взгляды... Когда незнакомцы встречаются взглядами, это может смутить обоих, а может и заинтересовать. Если Вы являетесь обладателем редкой формы или цвета глаз, то встретить кого-то с похожим взглядом в незнакомом месте, является для Вас приятным напоминанием о родных краях, для обладателя же смертоносного взгляда, такая встреча не всегда обретает радостную форму.
   Поднявшись на вершину, и войдя на территорию Храма, Искуситель остановился. Он смотрел на встречавших их, двух недостающих членов команды.
   - Твой взгляд мне знаком, - кивнул он Ассасину, - твой левый глаз, он же пересажен, я прав?
   - Да, так оно и есть, ты прав. Мой глаз из племени Взора Смерти. Это глаза способные контролировать разум, видеть малейшие движения противника, даже движения энергии и линии смерти, полезные приспособления для профессионального убийцы. Но силы пересаженного глаза не полны, я не способен полностью контролировать разум противника, могу лишь читать и разгадывать его намерения, действия. При необходимости, одним движением клинка я способен прервать жизнь соперника, за секунду до того, как он собирался нанести мне удар.
   Искуситель неодобрительно глянул на убийцу, племя Взора Смерти недолюбливали и боялись, а все из-за таких вот, как этот. Проклятие глаз не всегда несло радость, а использование этой силы, профессиональным мастером по извлечению души из тела, не могло пойти на пользу для племени, и складывающегося о нём мнении.
   Искусителю начала припоминаться история о воине, пришедшем с земель друидов, израненном и слепым на один глаз. Он попытался вспомнить, что же конкретно, в подробностях, о нём рассказывали. В памяти всплывали картинки, где старейшины обсуждали окровавленного путника, кто-то из них вспоминал, как залечивали внутренние кровоизлияния. Потом он вспомнил, что когда они хоронили воина из его отряда, тот оказался без левого глаза, видимо лекари не смогли спасти его жизнь, и старейшины решили воспользоваться ещё живой плотью, находящегося при смерти, чтобы помочь живому.
   Искуситель ещё раз оглядел Ассасина, но ничего не сказал, его разум подсказывал, что каждый из десяти членов новой команды достоин, находиться здесь, иначе просто не могло и быть.
  
   До Дня Цветущих Деревьев каждый уверится в силах остальных.
  

*******

  
   Встреча... С вершины горы вышли двое. Драгон нахмурился, клинки у одного из этих парней. Серебряные клыки, оружие благородных кланов самураев, по закону оно не должно покидать страну. А значит, этот тип, где-то их отобрал. Рука сама собой легла на эфесы мечей. От взгляда незнакомца это не укрылось, и он улыбнулся самураю. Драгон даже немного растерялся, но руки не опустил. Сила этих двоих была велика, а значит, они были из десятки. Оракул подошел к ним и принялся разговаривать. В это время Драгон мог оценить их силу. У одного она была скрыта, а значит, не применяли её давно, это говорило о том, что незнакомец здесь давно. Второй же был куда как интереснее, его клинки указывали на то, что он убийца, причем если ему удалось убить самурая, то он очень силен. Драгон нахмурился, но ничего не сказал.
  
   После разговора тот, чья сила была скрыта, провел их к воротам крепости.
   - За этими вратами спит та, за кем вы пришли. Её влияние несколько ограниченно, но все, же очень велико. Надо быть осторожными. Сейчас я взломаю печать, и можно будет пройти. Надеюсь, вы не подведете вашего друга, а иначе весь мир может оказаться уничтоженным.
   Усмехнувшись, он резко ударил по стене. Сказав несколько слов на непонятном языке, и приложив открытую ладонь к барельефу, он как-то нажал на него. Мозаика которой была выложена дверь начала крошиться и распадаться, лучики света пробираясь через нее слепили глаза. Было невыносимо жарко, а через несколько минут дверь исчезла, как будто её и не было.
  
   До Дня Цветущих Деревьев время их битвы уже перед ними.
  

*******

  
   Холод... Такой холод заставляет каменеть. Пронизывающий, леденящий ветер заполнил зал Храма. Поднявшимся на вершину, решившимся изменить мир, предстояло столкнуться с первым, для их команды, серьёзным испытанием.
   В зале появилась Богиня Стихий... В её волосах играли языки пламени, а вокруг неё кружил смерч, не дававший приблизиться к ней никому и ничему. Глаза её швыряли молнии, а пол плавился под её ногами. Богиня стихий, она изменилась за годы своего затворничества, её тело и душа разложились, а разум подернулся пеленой безумия. Нет, она уже не была похожа на ту, чей портрет лелеял Оракул с детства. Она уже не была похожа на идеал красоты, а скорее на разъярённого монстра.
  
   Воздух сгустился. Все присутствующие ощутили, что вряд ли выйдут отсюда живыми.
   - Ну, что? Вы, жалкие людишки, с чего Вы решили, что сможете изменить порядок, установленный мной? Вы рискнули пойти против воли Богов? Знайте - это было Вашей последней ошибкой...
  
   Ноги Богини стали столбами земли, а руки - потоками воды. Лёгкое, едва заметное движение, и в сторону вошедших полетел шар огня. Оракул был отвлечён своим потрясением и не смог предупредить остальных. Он просто не ожидал, что час битвы уже настал, его разум судорожно хватал картинки воспоминаний о будущем, но было поздно.
   Первым отреагировал Тамплиер. Его доспехи разделились, обнажив, видимо, боевую часть, и он рванул в её сторону, скорость его была невероятной, но она была Богиней и взмахом руки оттолкнула рыцаря в сторону. Послышался грохот от падающих колонн. На помощь другу спешил Тёмный Жрец, лёгкими движениями пальцев он, в секунды, притянул воду, скопившуюся в залах Храма, и обратил её в острые, тончайшие ледяные иглы, каждая из которых пропиталась ядом. Иглы полетели в Богиню со всех сторон, но смерч, окружавший её, не дал им приблизиться...
  
   До Дня Цветущих Деревьев часы отстукивали последние минуты...
  

*******

  
   Пространство... Только такое слово подходило сейчас для этого места, которому предстояло стать полем битвы. Прекрасная зала из белого мрамора облицованная яшмой и орихалком. Лишь одно омрачало её вид. Безумная ныне Богиня, превратившая себя во вместилище зла. Пол плавился под её ногами, земля стонала оттого, что барьер был прорван. Это была последняя битва. Небо потемнело, освещая храм всполохами молний, прекрасное зрелище, но сейчас воинам было не до того. Скоро их клинки окрасятся кровью.
  
   Первым отреагировал Тамплиер, его доспех будто взорвался, скидывая с себя все лишнее, оставляя лишь силу и скорость своего хозяина. Тот молнией кинулся к Богине, стремясь достать её сердце, но один взмах руки откинул воина в сторону. Тамплиер пролетел несколько метров, разбивая спиной колонны. На пол полетели прекрасные вазы из хрусталя. Казалось, Богине нет до этого никакого дела. Драгон обнажил мечи, и его повязка упала на белый, пока еще, пол. Рюума зажег свой трехсторонний меч мутно - зеленым светом. В руках Шет появились Брат и Сестра, Оракул закатал рукава, продемонстрировав золотистые когти. Все остальные тоже приготовились. Песня мечей разнеслась по вершине горы, преображая пространство. Бесконечная Кузница открыла свои двери. Самурай выкинул на поле козырной туз. За ним последовал Пират и Эльф.
   Первый атаковал вместе со своим боцманом, редко когда увидишь профессионалов в деле, а особенно этих. Лики смерти, вот как называлась эта комбинации. Два друга зашли с двух сторон, пытаясь ослабить щит. Эльф атаковал ветром, и в колоннах остались глубокие вырезы. Драгон поднажал своими клинками. Пляска смерти, красивый танец, который требует жертву. Оружие Пирата и Рюумы расплавилось от удара, и они поспешили воспользоваться оружием кузницы. Атака продолжилась. Оракул координировал действия других, превратив их разум в единую машину, сосредоточенную на убийстве. Не прекращая ни на секунду свой танец, они продолжали осыпать Богиню ударами мечей и копий, ломали об её щит стрелы и громили залы дворца на вершине горы. Прыжок Рюумы, визг его меча прошедшего сквозь щит, затем глухой удар от Шет, которая бьет по ногам бешеной старухи. Искуситель добавляет, телепортируя иглы прямо в богиню. Атака удается, старуха кричит и всех отбрасывает звуковым импульсом. Шет досталось больше всего, её завалило колоннами, но на её спасение нет времени. Сражающиеся, на какое-то время, теряют её из поля зрения.
   Богиня Стихий переходит в контрнаступление. Райден швыряет молниеносную стрелу, но старуха отражает её в Пирата, которого отбрасывает в бассейн с тухлой водой, горелая одежда и болотный газ превращают комнату в огненный шторм. Осколки драгоценного камня летят в разные стороны, пахнет горелой плотью и тухлятиной. Берсерк собирает огонь и кидает маленькое солнце в Богиню, её щит колеблется, но все еще держит удар. У Драгона не осталось когтей, они расплавились после нескольких атак. Он шепчет себе под нос нечто, потом открывает слепой глаз и стреляет, кровь течет по его лицу, но красный луч пробивает щит и заставляет Богиню отступить от тела Берсерка. Тот харкает кровью, но ударом стилета пробивает ногу бешеной старухи, в, то время как Искуситель устраивает бурю мечей, телепортируя пачки отборных клинков прямо в тело богини. Взрыв поглощает арену.... Когда пыль рассеивается, богини уже нет в зале, зато из закрытых дверей её покоев разливается подозрительная темная жидкость. Крыша помещения рушится и возникает нечто. Темное прошлое забытого времени. Аватар, сосредоточение желания. Богиня вплавлена в сердце этой биомашины не знающей боли, и не ведающей страха.
   Биотитан бьет кулаком, и кампания проваливается в подвалы храма. В катакомбы, где нашли свою смерть тысячи невинных, вместе с теми, кто пытался их спасти. Повсюду застывшая кровь и кости убитых, замерзшие трупы, изувеченные тела. Это филиал ада. Говорят в Темномирье так же ужасно. Впрочем, Бесконечная Мастерская все еще работает, а значит не все потеряно. Оракул повредил свои перчатки, пока падал, поэтому достает из кузницы новое оружие. Посох Открытий, он утверждает, что уже видел его во сне. Сверху доносится рев, и рука монстра ударяет туда, где недавно стоял Рюума, видимо скелет более всех не нравится Аватару. Мгновенно опомнившись Драгон, Тамплиер и Рюума устремляются по руке монстра наверх. У скелета в руках необычное приспособление, разматывая печать, он заводит его, раздается свист, и скелет, вонзив крутящийся меч, распиливает руку монстра до самого плеча. Три героя, словно акробаты прыгают по неповоротливому гиганту, разрывая его мускулы. Однако победа не дается легко, из тела Аватара начинают расти шипы, пронзая находящихся на нем бойцов. Лишь мертвецу все нипочем, а Драгона и Тамплиера от смерти спасает Искуситель. Однако и Рюуме недолго пришлось ещё побегать. Шипы с тела титана отваливаются, превращаясь в самостоятельных монстров. Но не все из них успевают достичь цели. Из казематов богини вырывается яркий луч света, пронзая темную сущность насквозь, луч концентрируется над головой монстра и взрывается яркой вспышкой. Оглушительный грохот валит с ног, Титан бессвязно мычит, заваливаясь на бок, из него хлещет кислота. Богиня внутри него кричит не своим голосом и раны гиганта моментально прижигаются. Тот пытается подняться, но не тут, то было, все герои на своих местах.
   - Попробуй это, - кричит Берсерк, кидая со всей силы в голову титана красное копье. Оружие зажигается ярко белым светом, увеличиваясь в размерах, становясь похоже на бур, оно вгрызается в лицо гиганта. Столб золотистого огня пробивает его насквозь не оставляя шансов на выживание. Монстр, который едва встал, заваливается на спину, куда иллюзионист уже телепортировал почти сотню копий. Красивым пируэтом с неба падает Райден, в его руке светится бело - синий шар. Шаровая молния ударяет в сердце, туда, где находится богиня. Её крик заглушает удар монстра об копья. Пол рушится, и монстр, с богиней внутри, падают с вершины горы на уступ, находящийся в двухстах метрах ниже. Через минуту туда прибывает вся команда. Они едва стоят на ногах, но их решимость непоколебима. В мертвом чреве титана корчится от боли Богиня, но это еще не конец. Она встает, кажется у неё пробито легкое, но её это нисколько не волнует. Зато рука Райдена выведена из строя, у безумной старухи кровь, словно кислота.
  
   - Давайте закончим с этим, молодежь. Я чувствую, мое время приходит.
   Это первые разумные слова, которые они слышат за время боя. Прошло не более часа, а как будто пролетела вечность. Никогда еще им не выпадало таких испытаний, таких невероятных боев.
   И снова продолжается пляска смерти, но теперь у них преимущество, смерть на их стороне. Взрыв, Оракул снова стреляет, но это отвлекающий маневр, Искуситель телепортируется ей под ноги с кулаком Мидаса, удар выбивает из неё дух, подбрасывая в воздух. Теперь она открылась. Семь теней взмывают в воздух. Тамплиер подбрасывает её выше, своим мечём. Ассасин разбивает об её голову водяное копье, Эльф бьет ветром сверху, справа летит огненная комета от Берсерка. Богиня падает на землю с огромной скоростью, там её уже ждут. Два клыка смерти разрезают небо, Пират и Рюума выполнили свою работу.
   Богиня смотрит под ноги, её ступни превратились в кислоту. Старуха кричит, из неё хлещет ядовитая кровь, снег дымится под её ногами. По щекам кататься слезы, она смогла почувствовать боль. Время кончается.
   У тела бывшей Богини оказывается Шет.
  
   - Прощай, я не виню тебя, надеюсь, ты будешь покоиться в мире.
  
   Пентаграмма вокруг её руки пронзает реальность. Свет разрывает реальность. Мгновенно испарившийся, снег дымкой кружится вокруг.
  
   - Спасибо вам,- её голос тих и сумрачен.
   Кажется, Шет плачет, она покрыта кровью девушки, бывшей, совсем недавно, Богиней стихий.
   - Не повторяй моих ошибок, дитя, - последние слова слетают с уст Богини.
   Она падает в пропасть, а на кромке скалы остается лишь её кровь и плачущая Шет. Рюума подходит к девушке и замечает на снегу сверкание. Он поднимает кольцо и оборачивается к команде.
   - У нас проблемы, это кольцо ада, такое же, как у меня. Она не сошла с ума, это было подстроено.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они исполнили предначертанное.
  

*******

  
   Бойня... Кровавая бойня, где каждое неловкое движение может стоить жизни. Никто не испытывал иллюзий о возможных вариантах исхода этой схватки, всё просто - или воины одолеют Богиню, или ... Ожидать пощады им не придётся.
  
   Не смотря на то, что начало битвы хоть и было неожиданно скорым, но сама битва была предначертана, и как бы то ни было, Оракул был к ней готов. Он обнажил свои золотистые когти, которые одел ещё предыдущей ночью. Его серебряные перчатки многое повидали, и были верны ему во многих поединках, но сегодня ему нужны были все его способности и силы, а новые когти были созданы под новые возможности.
   Понимая, что одолеть Богиню можно лишь в команде, Оракул сделал свой разум ретранслятором мыслей, объединил свой разум с разумом каждого, благодаря чему, координировал действия каждого относительно других, общаясь с ними телепатически.
   Где-то на уровне подсознания Оракула начали всплывать мысли о его любви к этой безумной, но вот крик Богини отбрасывает Шет, и её заваливает колоннами, однако, в пылу битвы бросать остальных, и идти на её спасение равносильно гибели всей команды.
   Оракул ускоряет темп, добавляя залпы чистой энергии, и направляя воинов, в нужные моменты. Зал накрывает взрывом. Крыша Храма трещит по швам, она разваливается на куски, а над обломками поднимается биомонстр. Титан возвышается над залом, и молниеносным ударом рушит каменный пол зала, обрушивая команду воинов в катакомбы. Подвалы Храма, нагнетают ужаса и без того кровавой обстановке, и неожиданное появление здесь заставляет потерять координацию. Оракул перехватывается руками за острые уступы, при падении, и ломает золотистые когти. Без когтей, это просто блестящие перчатки, которые не пропускают энергии, а значит, нужно срочно сменить оружие, найти проводник энергии. Или переодеть перчатки, достав свои серебристые, но тогда все увидят его руки, или воспользоваться кузницей самурая. Времени раздумывать нет, и
   Оракул достаёт из кузницы новое оружие. Это - Посох Открытий. Детский сон, мальчишеская игра, а кузница и впрямь способна подобрать оружие по вкусу каждому. Оракулу уже приходилось видеть сны, где он орудует этим посохом. Мысли Оракула сбиваются, они полны восхищения и неожиданности, от чего он не успевает их контролировать и это слышат все.
   Вот в битву включается Шет, но она не слышит ничего и никого, как будто её ведёт внутренний инстинкт, а значит, предначертанная ей судьба берёт верх над разумом. Битва продолжается с новой силой, Оракулу удаётся добиться плодов своей тактики. Богиня ранена, и уже сама чувствует свою скорую гибель.
   - Давайте закончим с этим. Я чувствую, мое время приходит.
   Оракул прекрасно понимает, что даже на смертном одре, она постарается сделать всё, чтобы прихватить с собой парочку душ. Мысль Оракула не останавливается ни на мгновение. Вот он использует посох, чтобы отвлечь внимание на себя. Залп энергии, и в это же время, ждавший сигнала Искуситель, телепортируется прямо к ней, и ударом кулака Мидаса, подбрасывает её в воздух. Остальные маги наносят сокрушающий удар в полёте.
   К телу Богини подходит Шет, теперь Богиня вновь становится похожей на ту, чей облик Оракул видел прежде. Белые глаза наполняются слёз, но Оракул не произносит ни слова. Вспышка света ослепляет его, а когда взгляд снова становится способным видеть, лишь пятно крови напоминает о погибшей Богине.
  
   До Дня Цветущих Деревьев он шёл исполнить именно это.
  

*******

  
   "Солнце... Обжигающе яркое и слепящее. Тёплое и уютное, греющее и оберегающее. Око Богов"
   "Сегодня... Сегодня всё решится... И грядёт Новое, Непознанное... Десять Воинов, и они будут..."
   Отряд шёл, шёл и шёл. Ступени, казалось, были бесконечны, а Храм, насмешливо возвышавшийся над их головами, ни на йоту не приблизился. Наконец, после трёх часов утомительного подъёма, когда девушка уже была готова свалиться, ступени вывели к широкой площадке. Там уже стояли двое человек... Или не-человек.
   Это были недостающие члены команды - Ассасин и Берсерк, воинствующая мудрость и таящаяся ярость...
   Шедший первым Оракул повёл недолгий разговор, вот последние Двое примкнули к ним. Воссоединение Десяти произошло. Радость окружающих можно было буквально пощупать руками... Она витала в воздухе, наполняя умы и сердца восторгом. Оставалось ещё немного, и смутное ожидание пилой скользило по натянутым нервам.
   Один из новопримкнувших, оказавшийся Смотрителем Храма, провёл их в Главный Зал.
   Пока отряд оглядывался, отмечая и высокие стрельчатые окна, и стены, покрытые странной вязью письмён, и едва заметные дверцы, ведущие в никуда... Что-то неуловимо изменилось. Все взгляды приковало к подножию странного сооружения, похожего на трон. Там, на площадке, сгущалось и увеличивалось странное голубоватое сияние. Искорки метались внутри этого "облака". И вдруг - вспышка света ослепила присутствующих, а когда Шет вновь смогла видеть, она узрела Богиню. Та была облечена в белые струящиеся одеяния, весь её вид кричал о неимоверной силе и могуществе. На голове у неё был венец, в котором тускло поблёскивали камни, взгляд Богини дышал надменностью и холодом. Она была красива, просто ослепительно красива, но черты её совершенного лица были излишне резки. Вся она, казалось, была куском льда. А её глаза... Шет потрясла головой, пытаясь выбросить из неё страшное видение этих жутких глаз. Два чёрных окошка, две маленькие бездны мрака, тьмы и боли в болотной ряске когда-то ярких зелёных глаз. Это были как проёмы, чёрные дыры, омуты с подводными чертями.
   Пронзительный голос, мелодичный, выверенный до самой последней ноты:
   - Ну, что? Вы, жалкие людишки, решили изменить порядок, установленный мной? Вы рискнули пойти против воли Богов? Это было Вашей последней ошибкой!.. - слышать такие слова было более чем убедительно из уст такого сияющего совершенства.
   Горящие неземным светом глаза обратились на Шет:
   - А ты... Наглая самозванка! - и завязалась свистопляска, мечи, стрелы, магия... Всё в одну кучу, а посреди бушующего хаоса - обезумевшая Богиня.
   Удар Рюумы, иглы Искусителя, отчаянный взмах "братом"...
   А потом послышался безумный крик, полный агонии и бессильной ярости. И последний кадр битвы, что помнила Шет - были падающие куски колонн и оглушительный треск костей...
   Даже удивительно, что девушка сразу канула в милосердную тьму. Было не больно, только странно и... вязко. Чернильная тьма. Внезапно Шет тряхнуло, да так, что она очнулась. Они были внутри каких-то подземелий, а над их головами зиял огромный проём. Огромная фигура сражалась с воинами, пытаясь размозжить им всем головы. Шет приподнялась и чуть не взвыла - похоже, что целыми остались как максимум позвоночник и голова. Было просто адски больно.
   В одном из окон виднелось солнце, уже почти закатившееся за горизонт.
   "Тридцатое число... Моё совершеннолетие, а меня не то, что никто не поздравил, я, видимо, и не доживу до этого..."
   И тут - часы, спрятанные где-то в стенах Храма, пробили полночь.
   Десятый удар...
   Одиннадцатый...
   Двенадцатый.
   Шет вновь провалилась в беспамятство, а когда очнулась, ран не было, и лишь лёгкое покалывание в районе сердца напоминало о пережитой пытке. Шет вскинула голову, энергия, бурлящая и живая, переполняла её. Девушка вскинула ладони и сосредоточилась. Всплеск силы - и из рук вырвался золотистый луч, скользнув к обезумевшему гиганту. Его тряхнуло - это подействовало, чем бы оно не являлось.
   "Это как нельзя кстати. Нельзя медлить, она должна быть обезврежена!"
   Шет ощутила прилив новых сил, а её сознание стало медленно покрываться плотной пеленой. Она смутно ощущала, что тело её куда-то рванулось, от чего-то увернулось, что-то сделало... Жесты, вскрики, пассы заклинаний. Её разум плавал в нирване, схожей с медитацией. В золотых всполохах сознания плыла песнь, древняя, как сам мир, и могучая, словно космос. Очнулась девушка, только оказавшись на уступе рядом с Богиней и отрядом, вне пределов Храма. Свистопляска боя подходила к концу. Она взглянула на Богиню - каскад слёз и злые глаза. Сердце защемило от сочувствия - в конце концов, это была просто женщина, пережившая горькую утрату, - но этому нужно положить конец. На руках появилась пентаграмма, Шет подошла к Богине:
   - Прощай. Я не виню тебя... Надеюсь, ты будешь покоиться в мире.
   И вскинула руку с пентаграммой. Свет, свет, свет... Он ослепляет, вспыхивая под глазами разноцветными кругами и звёздами. Девушку обливает кровью и ошмётками плоти. Горячий и железный запах сбивает с ног.
   - У нас проблемы. Это кольцо ада, такое же, как у меня. Она не сошла с ума, это было подстроено... - это последние слова Рюумы, которые слышит Шет.
   Её словно подцепляет невидимым крючком за кожу, зрачки наполняются лучами света, волосы ореолом окружают голову. Из самой глубины её сущности вырывается глас, пугающий своей уверенностью в глухих интонациях:
   - Теперь вы - Стражи Порядка. Новый Совет, Десять Голосов Правосудия, Карающий Меч этого мира, поборники Справедливости, Защитники слабых и угнетённых. Десять Воинов, это ваше время!.. Да будет так...
   - Будут объединены земли, прекращены жестокие войны, и больше брат не пойдёт на брата, мать не погубит дочь, а сын не убьёт отца... Новый Порядок, новые законы, новая жизнь - всё это предначертано, и нам не уйти от Слепой Пряхи судеб...
   Сила исчезла, до поры до времени таясь в уголках её сознания. Вновь оказавшись на земле, девушка закрыла глаза, отказываясь воспринимать все те впечатления и новые эмоции.
   Бархатная Тьма, вновь. В который раз за эту битву? Какую битву?.. Память вспыхивает калейдоскопом отрывистых воспоминаний...
   "Пещера Последнего Проклятия... Некроманты... Их кольца, подчиняющие разум и волю любого... Ослабленная потерей Богиня пала жертвой... Её последнее желание - это уничтожить повелителя некромантов, жаждущего разрушения этого мира... Он хочет существовать на его останках, паразитируя на кусках гниющей плоти времени-пространства..."
   Шет выбросило в реальность. И она рассказала новые сведения, обводя компанию взглядом воспалённых глаз. Смертельно хотелось покоя.
  
   До Дня Цветущих Деревьев она нашла свою дорогу.
  

*******

  
   "Лёд. Ломкое крошево, тающее при первой же капели, или гигантские айсберги, вечно и величаво дрейфующие в северных морях?.."
   - Что, уже всё закончилось? - Рыцарь недоумённо огляделся, напряжённый, как натянутая тетива.
   Неожиданно для Рыцаря бой замер, казалось, с первой его атаки прошло не более минуты... А враг уже повержен.
   Кровь кипела, в венах бродил жидкий огонь, бой ещё не полностью покинул его разум. Рыцарь выслушал Рюуму, Шет и покосился на кольцо, загадочно мерцающее в руках мертвеца. Его окатило волной восторга оттого, что все это закончилось, и его мечта, его предчувствия сбылись. Было легко и беспечно.
   "Похоже, что наши приключения не то, что не закончились, и не начались толком" - сказал Тамплиер сам себе, поражаясь интонациям внутреннего голоса - точь-в-точь, как у Жреца.
   А ведь казалось, что только секунду назад он скинул утяжелители... Только появилась ошеломительная в своей красоте Богиня, вот прозвучали её жестокие слова... Только казалось, что всё замедлилось, подчиняясь стуку крови в висках, бешеной пульсации вен в теле, пульсу... Азарт боя закружил в смертоносном танце, взвиваясь под музыку из скрипа доспехов, лязге мечей и копий, всполохах магии и вое заклинаний. Это было как в его первые битвы, когда он ещё не был погребён под грузом боли и печали, когда имела значение только победа, когда мир сужался до него и противника, выхватывая из картины мира пространство за пределами площадки боя. Это было восхитительно, божественно, прекрасно... Это было правильно.
   Тамплиер размеренно задышал, восстанавливая сбитое дыхание, успокаивая сердце, ожесточённо колотящееся о клетку костей. Всё получилось, всё прошло, всё окончилось. Во всяком случае, они выбили себе передышку...
   До Дня Цветущих Деревьев его предчувствия оправдались.
  

*******

  
   Тайна... Если ты веришь своим друзьям, то можно приоткрыть завесу своей тайны, а если они способны тебе помочь, ты расскажешь всё, что тебе самому известно.
  
   Рюума присел на разрушенные ступени храма. Остальные расположились вокруг, развели костер, предстояла новая история. Скелет собирался с мыслями о том, что предстояло рассказать. Наконец он начал.
   - Я умер, когда грабил одно судно. Когда я был молод и командовал собственной пиратской командой, совершая путешествие с контрабандным грузом, мы наткнулись на шикарный галеон с товаром. Конечно, мы не отказались от возможности напасть на него. В этом была моя ошибка. Корабль принадлежал мертвецам, пока мои люди сражались на палубе, я преследовал офицеров в каютах корабля. В одной из таких кают я нашел кольцо, и, не задумываясь, надел его. Трудно описать, как и почему, но это словно гипноз.
   Тогда, я заключил свой контракт, возжелав абсолютного бессмертия, тогда я был алчен, как и все люди. Меня охватило боевое безумие, я носился по кораблю, уничтожая его и разбивая мертвецов в прах. Но, к сожалению, а может быть к счастью, носил я кольцо недолго, пробудившись, лич - капитан корабля уничтожил нас, сила кольца была ему нипочем, по крайней мере, тогда. Я утонул и умер, кольцо не выполнило контракта, и отдало мне свою силу, я вновь ожил. На дне моря меня подобрали сельфиды - духи моря. Сейчас они одни ведут активную борьбу с некромантами. С затонувших кораблей они вытащили карты, так что кое-что, о наших врагах, я знаю. Некоторое время я был их агентом, но потерял с ними связь. Думаю, сейчас нам стоит с ними связаться. Это даст нам больше информации. В первую очередь об этих кольцах.
   Возможно, больше узнать о них, я смогу, потренировавшись с ними. Но о нашей конечной цели я могу сказать уже сейчас. Крепость последнего проклятья, огромное ущелье во льдах, там находиться замок Повелителя немёртвых. На остатках древней цивилизации стоит это укрепление, в котором готовиться планы по уничтожению мира. Печальный король правит этим местом, а поддерживают его пять генералов. Рюума чертит на песке пентаграмму со схемами взаимодействия. Вот, вкратце история такова.
  
   До Дня Цветущих Деревьев их пути привели их только к началу...
  

*******

  
   Столкновение... Будущего и прошлого, светлого и тёмного. Битва была предрешена, но лёгкой её никто не решился бы назвать. Оракул не мог стоять на ногах, он прощался со своей любовью и своим проклятьем, как раз в это время, мир свернул новую спираль времени, и расставил силы по-новому.
  
   Шет заговорила от лица своей новой сущности и, каждый находившийся поблизости, почувствовал себя пронизанным этими словами. Девушка замолчала, и присутствующие начали переглядываться.
  
   - И что? Что же теперь? - у Драгона снова появились вопросы.
   Ситуация не была простой, но у Оракула был ответ, что мог объяснить случившееся.
   - Новая сущность Шет, это - новая Богиня Стихий. А благодаря силе и знаниям, роду и месту рождения, всех здесь присутствующих, - эти слова новой Богини пронеслись по головам всех разумных существ, всех цивилизованных племён. И, не смотря на то, что впереди нас ждут очень много опасных сражений и увлекательных путешествий, уже сейчас - каждый знает - кто такие "Десять Голосов Правосудия", и что они будут нести своими действиями, через всю свою жизнь, во благо мира. Конечно, многие властители сейчас не захотят согласиться с таким положением дел, но каждый из них, рано или поздно услышит - "волей Богини Стихий, эти люди и эти земли свободны, это говорю я - Один из "Десяти Голосов Правосудия"", - Оракул произнёс это, не вставая со скамьи, стоящей у стены Храма. Он оглядел всех, так, как будто хотел запомнить их - именно в их нынешнем обличии, чтобы через годы, вспоминая, сравнивать, как они изменились.
  
   До Дня Цветущих Деревьев они прошли свой путь...

История Огненной из Полных Лун (для тех, кто дождался финала - Глава 10)

  

*******

  
   Ритуалы... В этот День каждый должен был исполнить свой, традиционный ритуал. Драгон в одиночестве сидел на краю скалы, на том самом утесе, откуда они скинули богиню, его раны были аккуратно перебинтованы, шесть когтей покоились на снегу. Между ними стояла деревянная табличка из развалин храма, на ней самурай написал пожелания нового года, в снег была воткнута палочка с благовониями, последняя из походного запаса. Присев в позе лотоса на снег воин снял шлем и закрыл глаза. Он открыл свою душу ветру, когда до его ноздрей добрался запах благовоний, он услышал их.
   - Ты неплохо справился мальчик мой, могу тебя поздравить с удачной миссией.
   - Основатель, я не достоин вашей похвалы, я утратил когти.
   - ничего страшного, ты нашел свое предназначение, а это большее на что я мог рассчитывать. Я не гневаюсь на тебя, но прошу поспешить. Твой мертвый друг знает что говорит, у нас проблемы. Будущее в тумане, бесконечный дракон беспокоится за своих сыновей. И я разделяю его беспокойство. Впрочем, не буду досаждать тебе, удачи мальчик.
   Голос основателя исчез из его головы. Драгон открыл глаза. Вспомнив прошлое, он улыбнулся и дал себе зарок, что не умрет, пока вновь не встретит своих родственников в Храме Ветров в день, когда цветут волшебные деревья.
   Встав на одно колено, он поклонился своим мечам,
   - Покойтесь в мире, когти дракона. Поднявшийся ветер задул ароматную палочку. Драгон счел это хорошим знаком, жизнь продолжалась, и тратить её на грусть было не к лицу, такому как он.
   - Мы изменим этот мир, - пообещал он сам себе и принялся карабкаться на гору, туда, где его ждали.
  
   В этот День по всему миру, каждый дождался того, чего хотел.
  

*******

  
   Земля... Первые, упорно тянущиеся к солнышку травинки, покрывают землю в этот День. У друидов День Цветения Деревьев считается самым главным праздником для каждого. Это не только начало нового года, но и день всей культуры друидов, их магии.
   Друиды танцуют и веселятся в родных лесах целыми семьями, общинами. Повсюду звучит музыка, но не торжественно парадная, а душевно радостная. Молодые друиды, именно в этот День проходят обряд посвящения, сближения с землей. Пират оглядывался на окружающие его деревья и вспоминал, как он проходил такой обряд. В разных кланах друидов он проходит по-разному, кто-то, взяв сыновей за руки, погружается под землю, кто-то показывает, как искать воду, и помогать ей, пробиться на поверхность. Пират был сыном правителя, и Высшим Друидом по крови, ему в этот день предстояло из зерна вырастить колос. Он был очень талантлив, но даже у него это получилось только к вечеру. Уже было опечалившийся отец, ушёл в свои покои, когда радостный оклик сына догнал его.
   Он поспешил вернуться, окинуть взглядом растение и наброситься на сына с объятьями.
   - Сын, мой славный Гулдан, ты справился. Ты наконец-то справился.
  
   В поле зрения Пирата попал Рюума, и ему вспомнились празднования этого Дня с морскими разбойниками. Песчаные пляжи, бочонки с ромом, и плывущие по воде лепестки прибрежных деревьев. Они часто палили из пушек, устраивали фейерверки, в общем, шумели во всю.
   Пират первым присел за столом и поднял бокал. На его вкус пик был слишком устойчив, пора добавить ему качки. Братья - деревья были не против его решения.
  
   Деревья зацвели, а значит, природа жива.
  

*******

  
   Тепло... Согревающее, мягкое, живительное тепло. Существует поверье, что в этот день волшебный змей вылезает на поверхность после зимней спячки, чтобы согреть своё тело. Он набирается сил для нового года, и по-доброму, радостно сверкает глазками.
   Племя Взора Смерти этот День всегда празднует на улице, под согревающими лучами солнца. В этот день принято прощать старые обиды, собираясь за большим столом. В этот день все сильно переедают, веря, что от сытости этого дня, будет зависеть, насколько сытыми они будут чувствовать себя весь год. Самым важным, в этот день, считается Закон Жизни, и любого соплеменника Искусителя, кому пришлось бы в этот День лишить жизни живое существо, ожидает неудачный год. Поэтому, во время поединка с Богиней, в завершающем ходу Искуситель приостановился, и не участвовал в заключительном ударе. И если бы это зависело от него одного, то в схватке в такой День он сделал бы так, чтобы его противник, загипнотизированный, уснул. И лишь на следующий день продолжил схватку.
   Искуситель оглядывался по сторонам, смотрители Храма устраивали праздник. Это не было праздником для победителей, к такому Дню они готовились независимо от прошедшей битвы, но совместить такие поводы было вдвойне торжественно, и во много раз радостнее.
  
   Этот День навсегда останется в его сердце.
  

*******

  
   Свет... Яркий, весенний свет, озаряет всё вокруг. В такой день все птицы чистят своё оперенье, тянутся к Солнцу, ремонтируют свои гнёзда или выбрасывают хлам из дупел. Они начинают новый год, отбрасывая всё старое, все пережитки прошлого, встречая новое время свежим обличием.
   У племени Ясного Взора День Цветущих Деревьев был очень суетливым. Все старались избавиться от старых вещей, но поскольку выбрасывать что-либо, засорять природу, они не имели права, то в этот день разводилось множество костров. Каждый, в обязательном порядке начинал свой день с омовения. Многие дома племени Ясного Взора строились так, чтобы обеспечивать лёгкий сток горячей воды из гейзеров, прямо в водонапорные ёмкости. Хижины находились в непосредственной близости от вершин, рядом с которыми били гейзеры. Прямо на крыши спускались деревянные трубки - стоки, и достаточно было извлечь затычку, чтобы чан в помещении наполнился горячей водой прямо из гейзера.
   Оракул же начинал новый год, свой День Цветения Деревьев, в жерле остывшего вулкана Симо. Неподалёку от его хижины была пещера, пройдя которую, Вы оказывались у вулканического озера. Вода в этом озере круглый год была тёплой и успокаивающей. В этом озере Оракул не только осуществлял омовения, но и
   разводил саламандр и лягушек. Земноводные этих земель обладали магическими силами, и употребление их в пищу благотворно сказывалось на состоянии мага.
   В этот раз, Оракулу пришлось воспользоваться эльфийской системой накопления дождевой воды, чтобы исполнить омовения, перед тем как выйти к столу.
   Ещё несколько дней назад эти люди были незнакомцами друг другу, а сейчас... Сейчас их смело можно было назвать друзьями. И он так и назвал.
  
   - Друзья мои, с Днём Цветущих Деревьев!
  

*******

  
   "Ветер. Сегодня он нёсёт с собой праздник, лепестки и начало нового года"
   Лепестки разноцветными пятнами скользили перед глазами, на краю сознания звенел их смех, чистый, звонкий... Двор Храма был полностью покрыт цветами, листьями и всякими почками, словно там раскинули причудливый ковёр. Эльф задумчиво огляделся, всё это совсем не было похоже на предыдущий День...
   У эльфов День Цветения Деревьев был особенно торжественен. Как раса, самая близкая по сущности своей к природе, эльфы были чувствительны к смене сезонов, климату, природным катастрофам и всему другому. И этот праздник, напоенный цветением и возрождением, был самым желанным, самым зрелищным и самым красивым в их понимании. Дети выбегали на улицы, бродили по лесу и веселились. Молодёжь устраивала игрища и соревнования, а старцы и взрослые благосклонно взирали на резвящихся, словно дети, эльфов и эльфиек. В ночь перед этим днём гадали девушки на суженого, выходя под лунный свет, отдающий оранжевым. Ходили легенды о дающем силу и храбрость в предстоящем году цветке, который расцветал лишь в ночь Цветения, и парни искали его в окрестном лесу, замирая от предвкушения и иногда даже находя.
   В мрачноватых подземельях, куда едва проникал свет через воздушные окна, День Цветения тоже был особенным. Все, молодые и старые, сильные и немощные, мрачные и радостные, все люди и не-люди высыпали из подземных ходов, чтобы насладиться солнцем и ароматом цветов, шлейфом плывущем над землёй. Многие бродили до самой ночи, воскрешая в памяти лёгкие созвучия ветра и листьев, шепчущихся под самым куполом неба. Гуляния, устраиваемые в тот день, были словно отдышкой от тяжёлого обучения. Эльф до сих пор любил и помнил сладкий после подземного спёртого воздуха первый вдох...
   Тёмный Эльф оглянулся, Наставник, вышедший на порог Храма, звал внутрь. Кажется, намечался пир... Храм сиял, словно омытый драгоценный камень, купола и башни были налиты той незримой силой, звенящей в воздухе. Эльф улыбнулся и шагнул вперёд...
  

*******

  
   "Солнце. В День Цветения Деревьев никогда не бывает дождя, солнечное небо - дар Богов"
   Райден вздохнул и вынул из потайного кармашка колокольчик. Золотой язычок мерно звякнул, привлекая внимание, окуная в поток воспоминаний. Райден запрокинул голову, глядя в пронзительно-слепящее небо, и потряс колокольчик.
   Звон колоколов был рассыпан в воздухе, взывая, собирая к главной Башне. Там было прохладно и светло, слышались разговоры и смех. Сегодня все молебны и молитвы заключались лишь в полуденном сборе, когда счастливые до неприличия орки обменивались поздравлениями. Длинные столы, заставленные яствами и напитками, заполненные братьями-монахами. И столик Совета Храма, увенчанный Старейшиной, с улыбкой оглаживающим длинную серебряную бороду, по случаю торжества обвязанную красной ленточкой. После сбора братья разбредались по окрестностям, на день сбрасывая груз ответственности и печали с плеч. Существовал негласный обычай, навеянный самим тяжёлым характером орков - к вечеру, когда они вновь подтягивались на пир Цветения, братья разрешали старые споры, просили прощения за обиды, накопленные за весь год. И улыбкой встречалось каждое прощение, даже давние соперники и враги сидели за общим столом в обнимку. Всё же, орки были дружным народом, познавшим всю горечь раскола во время постоянных войн...
   Прямо ему на ладонь спланировал ярко-малиновый лепесток, весело подмигивая солнечными бликами на шёлковой поверхности. Райден сжал его, растирая между пальцами, вдыхая сладковатый аромат солнца. Небо, с белым рисунком лёгкой пелерины облаков, разделённое чёткими мазками лучей, было возмутительно прекрасно. И это было величайшим счастьем.
   Райден прошептал ультрамариновому небу слова, предназначенные для братьев-орков, и, повернувшись, зашёл в Храм. Там, за столом, до боли напоминающим ТЕ столы, сидели и смеялись, чокаясь бокалами, его новые друзья, его соратники.
   "Может, всё будет хорошо..." - подумал Райден, присоединяясь к гомонившему сборищу.
  

*******

  
   "Звуки. День напоён звуками - пением птиц, шорохом листьев, смехом"
   Тамплиер, бок о бок со Жрецом, стоял на ступеньках Храма. Ведущая в бесконечность лестница, спиралью уходящая к подножию горы, была вся в солнечных бликах. Усыпающие её лепестки - бархатные, шёлковые, атласные - весело взвивались вверх при любом мало-мальски достаточном порыве ветра. Глядя на легкомысленные, большие и маленькие, ураганчики цветов, метель лепестков над стеной деревьев, Тамплиер улыбался, так радостно, как улыбался только раз в году. Жрец, стоящий чуть позади, чихнул, проворчав что-то о "чёртовой пыльце, которая витает повсюду, куда не глянь". Рыцарь обернулся и рассмеялся - было довольно непривычно видеть Жреца с улыбкой, притаившейся в уголках губ, и обсыпанного поверх своего чёрного плаща, пятнами цветов. Жрец тряхнул головой, с его волос посыпался водопад лепестков и листьев. Умильное зрелище. Тамплиер выдел его почти каждый год, но не переставал удивляться тому, что этот праздник менял даже грозного Тёмного Жреца...
   Пир, устраиваемый Рыцарями в честь праздника, ужасал своей масштабностью. В этот день собирались люди со всех окрестных земель, созванные Рыцарями на праздник. Смех, разговоры, признания в любви сыпались со всех сторон, вино лилось рекой, радость можно было пощупать руками - настолько она была осязаема, разлита в воздухе сладкой патокой. В этот день было принято признаваться в любви, выказывать расположение, проводить с друзьями весь день. Каста воинов, неизменно присоединяющихся к ним, была почётными гостями. Их встречали юные девушки, в расшитых цветами просторных одеждах, с подносами на руках, усыпанные лучами солнца и цветками деревьев. В этот день никто никогда не нападал, все были слишком увлечены атмосферой восторга, начинающейся с цветением. На день каждый прожженный, закалённый воин мог почувствовать себя лёгким и свободным.
   У Рыцарей было много традиций, связанных с Днём Цветения Деревьев. Одно из поверий же было в том, что если ты поймаешь первый лепесток, сорвавшийся с дерева, то будущий год будет удачливым и счастливым. Маленький Тамплиер в ожидании стоял под деревом с лиловатыми цветами, терпеливо ожидая первого лепестка. Ему просто из принципа хотелось добыть его, и не только ради удачи, но и чтобы доказать одному мрачноватому другу, что в жизни есть место чуду. Порыв ветерка, и большой лиловый лепесток, величаво покачиваясь в воздухе, медленно начал планировать вниз. Тамплиер напружинился, выжидая, и прыгнул... Мимо! Лепесток качнулся в сторону, и под налётом ветра улетел влево. Тамплиер с воинственным возгласом рванул туда же...
   Миг - взмах - и лепесток пойман ловкой ладонью.
   На Тамплиера со скрытой улыбкой, скачущей в глаза искрами, смотрел Тёмный Жрец, тогда ещё бывший всего лишь хмуроватым мальчишкой, сжимая свою лиловую добычу между двух пальцев. Звонкий смех двух детей взлетел над лесом, пойманный резвящимся ветром...
   Жрецы, сдержанные и собранные Жрецы, в этот День были похожи на кого угодно, только не на самих себя. Маски сорваны, карнавал улыбок, радостных глаз и выброшенных за порог обид. Как встретишь День, так и проведёшь грядущий год - Жрецы были прекрасно осведомлены об этом, и встречали праздник так, словно он был последним в их жизни.
   В общем, скучать в этот день не приходилось никому, нигде и никогда. Ведь это - грешно и нелепо, отказаться от радости восторга встречи нового года, нового дня и нового счастья.
   - Дурдом, - проворчал Жрец, пытаясь прикрыть улыбку рукавом. Тамплиер рассмеялся, и, хлопнув его по плечу, утянул в Храм. Почти все уже собрались там...

*******

  
   Листва... Сформировавшаяся, молодая зелёная листва, бросалась в глаза, после пыла боя, зелёный цвет был особенно умиротворяющим. В Храме Божественной Благодати, в День Цветения Деревьев, было на что посмотреть. Вокруг распускались цветы, казалось всех цветов радуги, яркие цветные пятна занимали весь зрительный обзор и грели душу чем-то по-весеннему тёплым и нежным.
   Берсерку долгое время было необычно справлять этот День с остальными эльфами. Он чувствовал себя лишним на празднике гармонии и созидания, он - воин и разрушитель. Но, где бы он не встречал этот День, его радушно принимали, проявляя высшую степень гостеприимства. Эльфы верили, что в этот День нужно быть гостеприимным ко всем, иначе этот год может отвернуться от них и увести с собой их удачу.
   Уже будучи служителем, а затем и смотрителем Храма, они, с остальными смотрителями, устраивали подобное застолье, но таким шумным и весёлым, как сегодня, оно ещё не было никогда.
   Берсерк сидел рядом с Ассасином и, в который раз, убеждался, что этот человек был послан ему, молодому эльфу, свыше не просто так. Кутерьма праздника отвлекала от мыслей, но, где-то глубоко внутри, Берсерк испытывал восторг оттого, что скоро их приключения всех вместе, начнутся. И судя по тому, каким было первое - скучать им не придётся.
  
Отправной точкой приключений станет День Цветущих Деревьев.
  

*******

   Секреты... Когда выпадает возможность раскрыть их, бывает так сложно отложить это на другой день. Мертвый ронин сидел на ступенях  храма. Внутри, в уцелевшем зале, его друзья продолжали отмечать. Солнце недавно зашло за горизонт, и на небе появилась полная луна. Рюума смотрел на мерцающее в сумраке кольцо ада. То, что он забрал у мертвой богини стихий.
   - Непростое ты колечко, уж я - то знаю. Твоя способность не  исполнение желаний, а безграничная сила, в обмен на преданность. Но она боролась до последнего, так что ты не выполнило контракт. Теперь твоя сила в руках мертвого, а значит, ты теперь повинуешься мне. Глаз в центре кольца моргнул и засветился. Видимо колечко сомневалось. Надев его на палец, Рюума направил силу в центр светящегося глаза.
   - Покажи свою силу! Приказал он, но ничего не произошло. Тихонько выругавшись, он попробовал еще раз. Опять ничего, ну что же, попробуем по-другому. Скелет отошел от костра к едва работающему фонтану. Пропустив свою силу через первое кольцо, как он делал это обычно, боцман направил её во второе кольцо. Нарастающий подземный гул сотряс землю. Черный огонь вырвался из-под земли, устремившись к луне, от него веяло холодом...
    Рюума сразу выключил силу  присел на камни. От фонтана ничего не осталось, огонь превратил в пепел пространство вокруг него. Теперь вокруг скелета красовалось засыпанная пеплом дыра, от которой веяло холодом.
    - Ненависть владельца, ну надо же. Значит, это кольцо гнева и обладает силой огня. А так как мое первое кольцо дает силу некромантии, то получается это черный огонь, заклинание высших ступеней доступное только черным магам. Очень мило. Скелет развернул свиток, где подробно был зарисован план гектограммы из тронного зала и сделал несколько пометок.
   - Это надо показать сельфидам. Они разберутся и смогут помочь нам.
  
   Праздник подходил к концу, но приключения только начинались.
  

*******

  
   Цветы... День Цветущих Деревьев настал... В этот день природа возродилась вновь, прошёл полный цикл, от нового рождения природы до полной её гибели.
   Все жители этого мира чувствовали связь с природой, и в этот День, это ощущение было особенно сильным. Все существа, рождённые в этом мире, с самого своего появления на свет, прекрасно осознавали, что они не самые великие существа мироздания. В этом мире ежечасно ощущалось присутствие чего-то божественного, да и сами Боги не были эфемерными созданиями, с ними вполне можно было столкнуться.
   У друидов и эльфов существовало поверье, что сама земля, по которой они ходят, тоже является живым существом. Вода - его кровь, земля - его плоть, молнии - нервные импульсы. Воздух насыщает кровь и плоть существа кислородом, а огонь - согревает. Поэтому покрывать землю камнем, рыть глубокие ямы или устраивать свалки - у них считалось страшным грехом. Считается, что земля не примет душу грешника, и она будет вынуждена скитаться по свету не находя себе пристанища нигде, и изнывать от этого веками, так и не обретя покоя.
   И вот природа вновь ожила, она вновь радовала своими красками. Старый Год умер - Да Здравствует Новый Год... Новая жизнь, новая эра - эра "Десяти Голосов Правосудия". За их спинами - Храм Божественной Благодати - перед их взором их мир, новорождённый мир... Скоро они расскажут нам - Истории новорождённого мира...
  
   До Дня Цветущих Деревьев оставался ровно год...
  

Продолжение следует...

GreeNgo

  
  

Десять Голосов Правосудия.

Книга знаний давно почившего мира.География давно почившего мира.

   Мир, в котором происходят приключения "Десяти Голосов Правосудия", на момент их объединения в команду, ещё не целиком цивилизован, и географические карты не содержат полной информации, о землях этого мира. И, показанные ниже, эскизы карт обозначают только цивилизованную - открытую часть мира. Целиком весь мир пока не открыт: южный и северный полюс, множество островов (в частности целый архипелаг) и даже ещё один небольшой континент - пока не открыты и на карте мира не отображены.
   Цивилизованный мир населён людьми, эльфами и орками. Люди ходили в крестовые походы, воевали, эльфы защищали свои леса, а орки, - приступы к горам, у вершин которых они жили. В своё время орки были самым кровавым народом, но, заняв своё место в мире, они поуспокоились, остепенились, да и не было желающих, кто решил бы напасть на их поселения.
  
   На севере одного континента жили рыцари, которые при всей своей любви к холодному оружию, взрывам и физической силе, кроме Касты Воинов, создали также и Касту Жрецов, которая тоже участвовала в битвах, применяя в бою магические техники, управляющие льдом. По преданиям, служившим рыцарям чем-то вроде религии, мир был сотворён Господом, за несколько дней. Кто-то называл его Великим Скульптором, Творцом, кто-то - Всевидящим Оком. Помимо Творца существовали его сыновья и дочери, отвечающие за те или иные проявления природы. Кроме того, в культуру рыцарей проникали верования других народов, населяющих мир, и часто можно было встретить магов и простых крестьян, поклоняющихся Богам, когда-то живших или кочевавших здесь народов.
   Например, считалось, что если ты маг Огня, то лучше помолиться эльфийскому Огненголовому Энка, а если ты маг Тела, то, конечно, не забываешь заходить каждый месяц в святилище Дука и Баку, Богов гномов, олицетворяющих силу и ловкость тела.
   На юге этого же континента в лесах жили эльфы, а возле гор - жили орки, слабо владеющие клинками или луками, но которым не было равных в рукопашных поединках. Кроме того, за долгие годы, орки построили свою религию, и давно не являлись безумным стадом, - они жили в общинах, строили монастыри и высокие башни - колокольни, а их монахи были очень сильны в магических приёмах, управляющих стихией молнии. По верованиям орков, этот мир не создавался одним Богом за несколько дней, нет, - двенадцать разных Богов трудились над ним в течении года, уходя, оставляя лишь след в звездном небе.
   Все двенадцать Богов орков начинались с буквы "с", например, Серан - Бог войны, повелитель воинов и оружия, Слогир - Бог милосердия и урожая.
   Пантеон эльфийских Богов был обширным и включал в себя множество существ, во многом напоминая верования друидов. У эльфов существовали две школы магии, первая - разрушения, где обучались управлению стихиями огня и ветра, вторая - созидания, где управляли землёй и водой.
  
   На другом континенте - на севере жили самураи, применяющие в бою и магию и оружие, а на юге жили друиды. Своими предками самураи считали драконов, однако у каждого клана был свой верховный предок - дракон, например у клана Драгона, им являлся Бесконечный Змей. Но при этом, все самураи сходились в одном, что их великого основателя, звали - Одноглазый Дракон - Карух сэн Керр, в его небесном воинстве было девять тысяч человек, когда-то он захватил добрую половину мира, и после своего похода обрёл божественный статус. Вершина Каруха, в землях самураев, названа именно в его честь.
   Друиды создали магистрат стихий, закончив который Вы могли стать Друидом Боевых Навыков, которые спокойно могли использовать в поединках землю и воду, управляя их движением, формой и плотностью. Самым простым считалось умение находить воду под землёй, а самым сложным - заставить своё тело, или отдельную конечность, затвердеть до состояния камня. Не многим захочется получить удар каменным кулаком в нос. Также существовали у Друидов и редкие умения, например, Высшие Друиды по крови, могли использовать в бою помощь деревьев и, даже, проходить сквозь землю.
   Самым главным Божеством у друидов считалась сама Земля, та самая планета, по которой они ходят. Друиды считали планету живым существом, поэтому покрывать землю камнем, рыть глубокие ямы или устраивать свалки - у них считалось страшным грехом. Считается, что земля не примет душу грешника, и она будет вынуждена скитаться по свету не находя себе пристанища нигде, и изнывать от этого веками, так и не обретя покоя. У друидов было принято во всём спрашивать разрешения у природы, и ждать знака, который мог послужить им ответом.
  
   Также существовали ещё два племени, - которые, являясь людьми, настолько глубоко ушли в мир магии, что даже внешне немного отличались. Где-то на границе между землями друидов и самураев, жили эти два племени, каждое из которых вобрало в себя частичку и северной и южной техники ведения битв.
   Разные предания по-разному трактуют происхождение этих племён, одно говорит, что эти земли, эта горная гряда, когда-то были границей Земель Самураев и Друидов, и в месте, где эти культуры и народы соприкасались, от их взаимной интеграции друг в друга, образовалось новое племя - Симонийцы. Название племени и вершины поблизости, произошло от имени первого человека покорившего вершину, тогда ещё действующего, вулкана, звали его - Симо. В дальнейшем люди этого племени раскололись на две половины, одни - поклонялись птицам, другие - змеям. По другой теории, эти племена вообще не имели никакого родства, а образовались по отдельности. Племя Взора Смерти считало своими предками змей, и верило, что они произошли от первых разумных змей, выбравшихся из моря на сушу. Племя Ясного Взора считало своими предками птиц, и, в частности, сов и филинов, которых они считали самыми разумными из пернатых.
   Племя Взора Смерти развивало техники гипноза и владело телепортацией. Племя Ясного Взора обладало пронзающим взглядом, способным находить противника на больших расстояниях, не взирая на преграды, и управляло чистой энергией - пропуская её через любые препятствия, отбрасывая соперников, и даже сковывая их движение.
  
   Друиды и эльфы, как наиболее цивилизованные племена, уже давно вели между собой торговлю, обменивались опытом, культурой, и отправляли своих учеников изучать магию в дружественное племя. Не редко, отправляясь в путешествия по морям, те, не возвращались оттуда - меж континентами курсировали банды морских разбойников, жаждущие наживы, они становились настоящими убийцами на море.
  
   Внешне, люди, орки и эльфы были очень похожи, они не отличались ростом или наличием разных конечностей. У всех было по две руки, по две ноги, разве что средних размеров орк гораздо крупнее обычного человека в плечах и мускулатуре, многие из орков страдают полнотой, не редко с крючковатыми, а порой и с горбинкой, носами, чуть более смуглые и обязательно темноволосые. Эльфы же наоборот - их кожа гораздо более светлая, чем у обычного человека, и они обязательно светловолосы, гораздо более стройные. Некоторые эльфы, принадлежащие к высшему сословию, отличавшемуся чистотой происхождения, выделялись также и необычным, угловатым строением ушей. Жители племени Ясного Взора и Взора Смерти, от обычных людей отличались цветом волос и глаз, а также способностью их глаз изменять цвет во время применения их магической силы. В остальных племенах такую способность развивали редкие маги, пережившие тяжелые потрясения, и замкнувшиеся в этом, на какое-то время.
  
  
   Ниже представлены карты, мест обитания цивилизованных племён этого мира и рельефа местности.
   0x01 graphic
0x01 graphic
  
  
  

Анкеты героев давно почившего мира.

   Прежде чем познакомить Вас с персонажами книги, хочется предупредить, что месяцы года в этом мире называются немного иначе, чем в том, к которому мы привыкли, а, в зависимости от окраски полнолуния в этот месяц. Кроме этого, возраст, жители этого мира считают не по дням рождения, а по числу того, сколько раз они встретили новый год в течении своей жизни. И самое последнее предупреждение, год в этом мире начинается весной, вместе с тем, как оживает природа и начинает свой новый цикл, также и жители начинают новый отсчёт дней года.
   Календарь давно почившего мира. (В скобках представлено примерное соответствие с месяцами известного Вам календаря)
  
   Огненная из Полных Лун (Апрель)
   Золотая из Полных Лун (Май)
   Салатовая из Полных Лун (Июнь)
   Бирюзовая из Полных Лун (Июль)
   Сиреневая из Полных Лун (Август)
   Пурпурная из Полных Лун (Сентябрь)
   Серебряная из Полных Лун (Октябрь)
   Серая из Полных Лун (Ноябрь)
   Бронзовая из Полных Лун (Декабрь)
   Розовая из Полных Лун (Январь)
   Медная из Полных Лун (Февраль)
   Кровавая из Полных Лун (Март)
  
  
  
  
  

Анкеты персонажей.

  
   Имя - Оракул
   Род (Племя, Каста) - племя Ясного Взора, прорицатель
   Дата Рождения: 24-ый день Огненной из Полных Лун
   Возраст: 29 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 174 см
   Вес: 76 кг
   Цвет волос: Пепельный
   Цвет глаз: Серо-голубые (в моменты применения силы становятся целиком белыми)
   Характер: Спокойный; молчаливый; убивает противника только при угрозе собственной жизни.
   Способности: Прорицательство; боевые - взгляд находит соперника даже за физическими преградами, способен управлять чистой энергией, выпускать её всем телом и даже пропускать сквозь предметы; Предрасположен к магии стихии ветра и молнии.
  
   Имя: Искуситель
   Род (Племя, Каста): племя Взора Смерти, телепортер
   Дата Рождения: 10-й день Огненной из Полных Лун
   Возраст: 18 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 175 см
   Вес: 75 кг
   Цвет волос: Чёрные с тёмно-синим оттенком
   Цвет глаз: Чёрные (во время применения их силы меняют цвет радужной оболочки на красный)
   Характер: Извращённый; похотливый; с пошловатым чувством юмора и кучей вредных привычек; убивает противника, когда посчитает нужным...
   Способности: Техники Гипноза и Телепортации; Первоклассная реакция; Отлично владеет холодным оружием; Предрасположен к магии стихии огня и земли.
  
  
  
  
   Имя: Драгон
   Род (Племя, Каста): Самурай из клана Бесконечного Змея
   Дата Рождения: 3 день Серой из Полных Лун
   Возраст: 21 День Цветения Деревьев
   Рост: 179 см
   Вес: 69 кг
   Цвет Волос: Серебристые
   Цвет Глаза: Белый с темными кругами. У прочих тел в глазах Уроборос
   Характер: Агрессивный и активный. Всё время в движении. Не старается найти оптимального решения, а просто прёт напролом.
   Способности: Сражается вместе с мертвыми; мастер холодного оружия, его мечи называются Когти Дракона; использует магию искажения в самой её разрушительной ипостаси; способен общаться с мертвецами;
  
   Имя - Пират
   Род: Земли Друидов, Высший Друид
   Дата Рождения: 31-ый день Бирюзовой из Полных Лун
   Возраст: 18 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 176 см
   Вес: 74 кг
   Цвет волос: Чёрный
   Цвет глаз: Тёмно-коричневые
   Характер: Добрый и верный друзьям, злой к врагам; если убивает противников, никого не оставляет в живых, убивает всех на корабле, включая детей и женщин; скрытная личность; очень властный и строгий.
   Способности: Пират владеет стихиями Воды и Земли, это ему помогает во время путешествий на его корабле; в поединке способен создавать и использовать деревья; отлично владеет холодным оружием, в частности, у него есть особый клинок - Сенбонсакура, который он готов пустить в бой на противника.
  
   Имя: Тамплиер
   Род (Племя, Каста): Земли Рыцарей, каста Воинов
   Дата Рождения: 1-й день Пурпурной из Полных Лун
   Возраст: 19 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 185 см
   Вес: 75 кг
   Цвет волос: Пепельный с красноватыми оттенками
   Цвет глаз: Зелёные
   Характер: Мягкий; доброе сердце; всегда пытается найти мирное решение, спокойный и уравновешенный. Каста воинов воспитала в нём чёсть и доблесть.
   Способности: В совершенстве владеет любым видом оружия, но, предпочитает, тяжёлый, огромный цвайхандер; владеет белой магией, целитель; во время поединка применяет свою отличительную особенность - снимая утяжелители с рук и ног, проявляет недюжинную физическую силу и нечеловеческую скорость; Предрасположен к магии огня.
  
   Имя - Темный жрец
   Род (Племя, Каста) - Земли Рыцарей, каста Жрецов
   Дата Рождения: 26-ый день Бирюзовой из Полных Лун
   Возраст: 18 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 177 см
   Вес: 76 кг
   Цвет волос: Белые с оттенками синего цвета
   Цвет глаз: Карие
   Характер: Злой, но спокойный, привычка разговаривать с самим собой; убивает противника медленно, вырезая внутренние органы, если надоедает - убивает быстро.
   Способности: Вызывать болезни, насылает проклятья; может замораживать предметы (создавать разные вещи изо льда), благодаря этой способности Жрец может создавать оружие прямо во время боя. Также управляет водой и воздухом, но редко. Имеет предрасположенность к магии огня, но, ещё не способен, им управлять.
  
  
  
  
  
   Имя - Тёмный Эльф
   Род (Племя, Каста) - Земли Эльфов, эльф по происхождению, наполовину орк (о чём не известно никому, кроме его матери)
   Дата Рождения: 16 день Пурпурной из Полных Лун
   Возраст: 31 День Цветения Деревьев
   Рост: 171 см
   Вес: 68 кг
   Цвет волос: Чёрный
   Цвет глаз: Лиловые
   Характер: Расчётливый, спокойный, хладнокровный, сложно вывести из равновесия. Пытается найти способ решения проблемы сначала делом, но если не получается, то уж тогда клинками.
   Способности: В совершенстве владеет двумя изогнутыми клинками: Твинкл (Мерцающий) - всегда мерцает светло-синим сиянием, поэтому герой держит его зачастую в ножнах. Громовержец - утончённый клинок, идеально сбалансированный, получил своё название из-за способности частично поглощать атаки связанные со стихией молнии. За долгие годы тренировок идеально владеет своим телом и душой. Имеет способности к стихии молнии и ветра, использует их на поле боя. Самый ловкий из персонажей.
  
   Имя - Райден
   Род (Племя, Каста) - Земли Орков, орк-монах
   Дата Рождения: 15-ый день Сиреневой из Полных Лун
   Возраст: 18 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 172 см
   Вес: 73 кг
   Цвет волос: Тёмно-синий, практически чёрный.
   Цвет глаз: Серебристо-зелёные, после истории с лучшим другом обрёл способность красных глаз.
   Характер: Непостоянный, и добрый и злой; легко выходит из себя, также очень легко отходчив; раним, но очень настойчив, не уступит в споре; если после сражения с ним, противник остался жив, значит, Райден не посчитал нужным убивать.
   Способности: Может предугадывать действия противника (красные глаза); в совершенстве владеет стихией молнии, в случае опасности возникает покров молнии, чтобы защитить его; неплохо владеет рукопашным боем и клинками. Имеет предрасположенность к стихии огня.
  
   Имя: Берсерк
   Род (Племя, Каста): Земли Эльфов, эльфийский мечник, ныне - Смотритель Храма.
   Дата Рождения: 29 день Кровавой из Полных Лун
   Возраст: 21 День Цветения Деревьев
   Рост: 181 см
   Вес: 74 кг
   Цвет Волос: Светлые, но с тёмно-красным, бардовым отливом (оттенком крови). Обычно, коротко подстрижен, но, за годы в Храме успел обрасти, волосы оттенились кровью.
   Цвет Глаз: Тёмные глаза, во время поединка наливаются кровью.
   Характер: Хладнокровный, безразличный к смертям; умный, расчётливый. Любит битву и кровь.
   Способности: Во время битвы остаётся хладнокровным, научился проникать в разум врагов, чувствовать их страхи. Использует два близнеца - мачете: Светлый и Тёмный, названные из-за цвета их лезвий. Убивает ими всех направо и налево. Самый физически выносливый персонаж. От эльфов досталась предрасположенность к магии огня и ветра, на данный момент активно пользуется огнём.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Имя - Ассасин
   Род: Земли Рыцарей, точнее не известно...
   Дата Рождения: 14-ый день Медной из Полных Лун
   Возраст: 27 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 179 см
   Вес: 77 кг
   Цвет волос: Пепельно-серые
   Цвет глаз: Один серо-голубой, второй чёрный, со способностями племени Взора Смерти.
   Характер: Спокойный; очень увлекающийся - в связи с чем, может быть рассеян; ироничный - вплоть до сарказма; в меру ленив; имеет самый богатый опыт сражений из всей компании, сражался практически во всех известных войнах, на всех континентах, знаком с культурой и бытом всех цивилизованных народов мира.
   Способности: обладает навыками магии земли и воды, доставшимися ему от Друидов; у нового глаза есть некоторые способности к гипнозу, которые использует для предугадывания/разгадывания движений противника; использует собак, - для поиска и как помощников в поединке; имеет предрасположенность к огню и молнии...
  
   Имя - Шет Эс-Лахар
   Род (Племя, Каста) - Земли Орков, по рождению - человек
   Дата Рождения: 30-ый день Кровавой из Полных Лун
   Возраст: 17 Дней Цветения Деревьев
   Рост: 164 см.
   Вес: 40 кг
   Цвет волос: Огненно-рыжие
   Цвет глаз: Зелёные
   Характер: Довольно спокойная, улыбчивая - часто ироничная, ответственная. Самое главное - упорная, что проявляется во всех поступках. Может переупрямить стадо баранов и горных козлов. Красноречивая, хорошо владеет даром убеждения (короче - язык без костей)
   Способности: Отлично владеет мечом/двумя и двуручниками, другим холодным\колющим\режущим орудием уничтожения. Присутствует слабый дар к управлению всеми стихиями, который растёт, по мере приближения Шет к совершеннолетию (18 лет).
  
   Имя - Рюума
Род (Племя, Каста) - живой мертвец
Дата Рождения: 9-ый день Бронзовой из Полных Лун
Возраст: 112 Дней Цветения Деревьев
Рост: 181 см
Вес: 44 кг
Цвет волос: Пепельно-седой
Цвет глаз: глаз нет
Характер: спокойный и рассудительный; при использовании силы меняется на жестокий и непредсказуемый.
Способности: Воскрешение мертвых. Все что связано с темными материями.
  
   Имя - Хэйлли
   Род (племя, каста)- Земли Орков, эльфийка по происхождению
   Дата Рождения- 8-й день Медной из полных лун
   Возраст - 18 Дней Цветения Деревьев
   Рост - 168 см
   Вес - 45 кг
   Цвет волос - Светло-русые
   Цвет глаз - Сиреневые
   Характер - миролюбивый, боязливый, но крепкий и упорный. Никогда не убивает противника, а лишь отправляет в долгий сон.
   Способности - Тонкий слух; может услышать, то, что не слышит обычный человек, из-за своих длинных треугольных ушей. Очень хорошо владеет луком, арбалетом.
  

Система боевой магии давно почившего мира.

   0x01 graphic
  
   Итак, перед вами шестигранник, в нем зашифрована вся магия давно почившего мира. (Сразу говорю, - этот круг только для добрых волшебников, для злых - существует своя пентаграмма.)
  
   По часовой стрелке на внешнем круге располагаются 6 символов.
   Небо, вода, земля, тьма, ветер и огонь.
  
   На внутреннем круге вы видите еще три символа - шестерёнка, песочные часы и НЁХ.
  
   И в центре - символ равновесия.
  
   Каждый символ наполовину черный и белый, и, соответственно, разделяется на два умения - атаку (чёрная половина) или защиту (белая половина).
  
  
  
  
  
  

Шесть элементов внешнего круга.

  
   Защитная (созидательная) доминанта в общем круге:
  
   свет\молнии - символ неба
   шторм\дождь - символ воды
   земля\металл - символ земли
  
   Атакующая (разрушительная) доминанта в общем круге:
  
   убийства\некромантия - символ тьмы
   воздух\буря - символ ветра
   горение\взрыв - символ огня
  
   Это 6 типов стихийной магии, которую могут использовать практически все существа, предрасположенные к магии (за исключением редкого типа - некромантии), просто имея склонность к той или иной стихии, и развивая её.
  
   А теперь небольшой экскурс по кругам. Гораздо проще определять связанности силы по доминантам - справа доминирует защита, слева атака. Небо - созидание, Тьма - разрушение.
   У начинающего мага не может быть противоположных доминант (огонь и вода, или свет и тьма, у молодого волшебника, одновременно быть не могут).
  

Внутренний круг.

   Во внутреннем круге, три символа распределены по типу повреждений и философии: Шестерёнка - сила тела, Песочные часы - сила разума, НЁХ - сила духа.
  
   Кружок равновесия - это сила бога. И, как Вы могли заметить - всего кругов - десять.
  

Способы и методы применения магии.

  
   Стихийная магия внешнего кольца позволяет оперировать внешними источниками, различными материями. То есть, - достаточно зажечь огонь, чтобы маг огня превратил его в файерболл, ничего больше, для этого, не требуется. Для мага тьмы нужно, чтобы он кого-нибудь убил - мёртвое тело (или сам был мертв), однако сгодится и артефакт.
  
   Магия внутреннего круга позволяет управлять различными энергиями, энергетическими потоками. И потому, для магов внутреннего круга все сложнее:
  
   - если маг владеет силой шестерёнки, то, во время применения своей силы, он либо производит особые движения, специальные действия, для того, чтобы раскрыть силу своего тела, или использует специальные средства (это могут быть татуировки силы, допинги или что-то подобное)
  
   - для магов песочных часов необходимы заклинания (не редко они бывают в стихах, но существуют и в прозаической форме, и даже в виде криков или пения), чтобы использовать силу разума.
  
   - маги НЁХ - это владельцы неких генетических предрасположенностей и необычных частей тела. Для применения своей силы им приходится использовать и заклинания, и какие-либо движения, одновременно. Производя манипуляции руками, или всем телом, читать текст заклинаний, высвобождая силу духа.
  
  
  
  
  
  
  

Магические шестигранники персонажей.

   На нынешний момент, магические шестигранники наших героев выглядят так, как указано ниже (если написано - предрасположен - значит, ещё не умеет использовать в бою). После этого там обозначено, какой символ шестигранника олицетворяет каждый из Десяти Голосов Правосудия.
  
   Оракул: Прорицательство; боевые - взгляд находит соперника даже за физическими преградами, способен управлять чистой энергией, выпускать её всем телом и даже пропускать сквозь предметы; Предрасположен к магии стихии ветра и молнии.
   Магический шестигранник: белый полукруг песочных часов и черный полукруг НЁХ. Белый полукруг воздуха и быстро прогрессирует для достижения большего.
   Олицетворяет символ равновесия.
  
   Искуситель: Техники Гипноза и Телепортации; Первоклассная реакция; Отлично владеет холодным оружием; Предрасположен к магии стихии огня и земли. Магический шестигранник: черный полукруг песочных часов, белый полукруг НЁХ, черный полукруг огня.
   Олицетворяет символ песочных часов.
  
   Райден: Может предугадывать действия противника (красные глаза); в совершенстве владеет стихией молнии, в случае опасности возникает покров молнии, чтобы защитить его; неплохо владеет рукопашным боем и клинками. Имеет предрасположенность к стихии огня.
   Магический шестигранник: Черный полукруг неба и белый полукруг НЁХ, ему необходимо испытание, чтобы открыть черный полукруг песочных часов.
   Олицетворяет символ неба.
  
   Темный жрец: Вызывать болезни, насылает проклятья; может замораживать предметы (создавать разные вещи изо льда), благодаря этой способности Жрец может создавать оружие прямо во время боя. Также управляет водой и воздухом, но редко. Предрасположен к магии огня, но ещё не способен управлять им.
   Магический шестигранник: Белый полукруг тьмы, черный полукруг воды и черный полукруг воздуха.
   Олицетворяет символ тьмы.
  
   Тамплиер: В совершенстве владеет любым видом оружия, но, предпочитает, тяжёлый, огромный цвайхандер; владеет белой магией, целитель; во время поединка применяет свою отличительную особенность - снимая утяжелители с рук и ног, проявляет недюжинную физическую силу и нечеловеческую скорость; Предрасположен к магии огня.
   Магический шестигранник: Чёрный полукруг шестерёнки и Белый полукруг неба
   Олицетворяет символ шестерёнки.
  
   Драгон: Сражается вместе с мертвыми; мастер холодного оружия, его мечи называются Когти Дракона; использует магию искажения в самой её разрушительной ипостаси; способен общаться с мертвецами;
   Магический шестигранник: Цельный круг НЁХ
   Олицетворяет символ НЁХ.
  
   Тёмный Эльф: В совершенстве владеет двумя изогнутыми клинками. Твинкл (Мерцающий) - всегда мерцает светло-синим сиянием, поэтому герой держит его зачастую в ножнах. Громовержец - утончённый клинок, идеально сбалансированный, получил своё название из-за способности частично поглощать атаки связанные со стихией молнии.
   За долгие годы тренировок идеально владеет своим телом и душой. Имеет способности к стихии молнии и ветра, использует их на поле боя. Самый ловкий из персонажей.
   Магический шестигранник: Чёрный полукруг воздуха, черный полукруг неба, белый полукруг шестеренки
   Олицетворяет символ ветра.
  
   Берсерк: Во время битвы остаётся хладнокровным, научился проникать в разум врагов, чувствовать их страхи. Использует два близнеца - мачете: Светлый и Тёмный, названные из-за цвета их лезвий. Убивает ими всех направо и налево. Самый физически выносливый персонаж. От эльфов досталась предрасположенность к магии огня и ветра, на данный момент активно пользуется огнём.
   Магический шестигранник: Черный полукруг огня, черный полукруг шестеренки и белый полукруг песочных часов.
   Олицетворяет символ огня.
  
   Пират: Пират владеет стихиями Воды и Земли, это ему помогает во время путешествий на его корабле; в поединке способен создавать и использовать деревья; отлично владеет холодным оружием, в частности, у него есть особый клинок - Сенбонсакура, который он готов пустить в бой на противника.
   Магический шестигранник: полукруги воды и земли, оба белые.
   Олицетворяет символ земли.
  
   Ассасин: обладает навыками магии земли и воды, доставшимися ему от Друидов; у нового глаза есть некоторые способности к гипнозу, которые использует для предугадывания/разгадывания движений противника; использует собак, - для поиска и как помощников в поединке; имеет предрасположенность к огню и молнии.
   Магический шестигранник: черные полукруги земли и воды. Черный полукруг огня.
   Олицетворяет символ воды.
  
   Шет Эс-Лахар: Отлично владеет мечом/двумя и двуручниками, другим холодным\колющим\режущим орудием уничтожения.
   Присутствует слабый дар к управлению всеми стихиями - растёт по мере приближения Шет к совершеннолетию (18 лет).
   Магический шестигранник: Генетическая предрасположенность к силе бога.
   Её судьба - стать Богиней Стихий.
  
   Рюума: Воскрешение мертвых. Всё, что связано с темными материями.
   Магический шестигранник: черный полукруг тьмы.
   Его судьба пока не известна.

PostScriptum.

   P.S. Добрый день! Хочется, окончательно, расставить все точки над Ё.
   Я - Андрей Грин, автор идеи, редактор и писатель "Историй...", но, в написании этого тома, именно "...давно почившего мира...", участвовало несколько человек, и псевдоним GreeNgo - это небольшая команда начинающих, и не очень, писателей. Кто-то писал только свою, маленькую историю, от лица своего персонажа, описывая его ощущения в заданной ситуации, кто-то даже писал за несколько персонажей, кто-то помогал в более детальном описании, добавлял логики и систематичности "почившему миру". И, ко Всем, кому понравилась история "Десяти Голосов Правосудия", от лица нашей команды - я хочу обратиться с просьбой - пишите свои впечатления, предлагайте идеи и сюжеты... Мы питаемся идеями!!!
  
   E-mail: blackduck.aka.green@gmail.com
  
   Дневник: http://www.liveinternet.ru/users/andrey_green_/
  
   Живой Журнал: http://andrey-green.livejournal.com/
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   80
  
  
  
  

Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"