Грин Галя: другие произведения.

Прода от 18.02.17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 4.
  Как же помочь сестре? Уже стало совершенно очевидно, что Ларенби негодяй, пусть и непонятно, по каким причинам. Герцог, если задуматься, выступает в этой истории все-таки в роли положительного героя, но его методы оставляют желать лучшего. И что ему мешает просто объяснить, в чем дело? Все эти загадки уже начинали сводить Реджину с ума!
  И так каждую ночь. Уже и голова раскалывалась от неразрешенных проблем и безответных вопросов. Девушка перевернулась на другой бок. В этом доме заснуть решительно невозможно! Придя к такому заключению, она решила прибегнуть к самому верному средству от бессонницы - к книгам. Надо постараться найти самую скучную. Жаль, что нельзя провести ночь в библиотеке, как она любила делать в детстве, если ей не спалось. Но детство уже позади, а впереди - лишь темные своды чужого дома.
  Тихими шагами Реджина медленно спустилась с лестницы. Тусклое пламя единственной свечи едва горело, а передвигаться на ощупь отнюдь не казалось ей таким уж привлекательным. И почему ей опять не спится? Даже в Лондоне такого с ней почти не случалось, а деревенский воздух разве не должен был благотворно сказаться на сне? Видимо, виной всему сознание того, что где-то совсем рядом в своей широкой постели лежит герцог, и, возможно, так же не может уснуть, и тоже думает о ней.
  Ну что за глупые фантазии! В любом случае, она должна была остаться в постели. Тогда ей не пришлось бы сейчас ступать голыми ногами по холодному полу, рискуя подхватить простуду или, что еще хуже, наткнуться на кого-нибудь из слуг.
  Она вошла в библиотеку и осторожно прикрыла за собой дверь. Сделав несколько шагов к книжным полкам, она ощутила под ногами ковер и мысленно улыбнулась. Ее глаза пробегали полку за полкой, как вдруг внезапное чувство опасности пронзило девушку. Она обернулась.
  - Не спится? - услышала она знакомый голос.
  - Ваша светлость? - спросила она, уже не надеясь, что это может оказаться не он.
  - Добрый вечер, - на этот раз голос прозвучал совсем близко.
  Последним, что она видела отчетливо, был силуэт герцога в наполовину расстегнутой белой рубашке и темных плотно облегающих его сильные ноги бриджах. Его глаза угрожающе блеснули, и он задул свечу. Реджина инстинктивно сделала шаг назад и прижалась спиной к книжным стеллажам. Он же сделал шаг ей навстречу и тихо спросил:
  - В чем дело, мисс Джеймс? Мне казалось, вы не против моего общества.
  С этими словами он облокотился руками по обе стороны от нее. Реджина посмотрела ему в глаза и впервые в жизни почувствовала себя по-настоящему в опасности.
  - Иногда в вашем присутствии я боюсь потерять контроль над ситуацией, - прошептала она, боясь, что голос вот-вот выдаст ее волнение.
  - А может, ты боишься потерять контроль над собой?
  В следующую секунду Джордан оказался так близко, что Реджина непроизвольно затаила дыхание. Внезапно он поцеловал ее со всей силой своей страсти, которая кипела в нем последние две недели. Этот поцелуй не имел ничего общего с тем, когда она поцеловала его в то утро у фонтана. На этот раз все было по-настоящему. По телу Реджины пробежала горячая волна, она прижалась к герцогу всем телом и раскрыла свои губы навстречу этому новому, такому сладостному и сильному чувству. Его руки опустились сначала ей на плечи, затем продолжили свой путь вниз к ее груди. В этот момент девушка внезапно осознала, что под тонкой тканью халата у нее ничего нет. Если бы Данмор это обнаружил, то пути назад уже бы не было.
  Она уперлась своими руками ему в грудь, стараясь оттолкнуть его. Герцог отстранился и посмотрел на нее затуманенным взором. Она готова была утонуть в его глазах. Но надо было как-то спасаться.
  - Вы с ума сошли, уберите от меня свои руки, - сказала она, пожалуй, куда грубее, чем собиралась.
  Однако Джордан не отпустил ее.
  - Милая, не обманывай себя, - он проговорил это почти нежно, отчего у Реджины задрожали колени.
  Скорее всего, она бы упала прямо к его ногам, если бы он не продолжал крепко сжимать ее в объятиях. Его глаза блуждали по ее лицу, и девушка подумала, что он, должно быть, видит ее насквозь. Это было невыносимо: быть полностью во власти этого человека, совсем не доверять ему и при этом отдаваться ему полностью, без остатка, по доброй воле. И откуда эти дурацкие мысли?
  - Повторяю, отпустите меня, ваша светлость, иначе я закричу.
  - Почему же не закричала до сих пор?
  - Потому что я надеюсь на ваше благоразумие.
  - Зря, - он сделал паузу, улыбнулся, и, наконец, отпустил ее. - Можете быть спокойны. Сегодня вашего благоразумия хватило на нас обоих. Вы пришли за книгой?
  - Да, - осторожно промолвила она.
  - "Казановы" у меня нет, однако, могу порекомендовать вам Библию. Уснете, как младенец, не дочитав до конца первой страницы.
  - Благодарю вас, ваша светлость. Думаю, что теперь я буду спать, как убитая, - заключила Реджина и поспешила отойти на безопасное расстояние. - Доброй ночи, - пожелала она и закрыла за собой дверь, оставив герцога наедине со своими мыслями.
  Нельзя провести ночь в библиотеке? Скорее наоборот - титанического труда стоило этого избежать!
  
  Подготовка к празднику шла полным ходом, и все дни с утра до позднего вечера были посвящены последним предсвадебным мероприятиям. Причем на свежем воздухе, чтобы дать организаторам торжества возможность закончить подготовку дома и сада к церемонии и последующему приему.
  Очередной пикник на опушке леса был идеей Китти. Она обожала разного рода развлечения на природе. Однако герцог однозначно не разделял ее воодушевления, а, напротив, сидел мрачнее тучи. "Надеюсь, у него похмелье," - со злорадством подумала Реджина. Вчера он определенно выпил и немало, раз осмелился так откровенно приставать к ней в библиотеке. Хотя, вполне возможно, он перепутал ее с Кэтрин. Но в это верилось с трудом, даже если призвать весь пессимизм, который был в запасе у Реджины. Сама она тоже не разделяла общего веселья, но изо всех сил старалась сделать вид, что все как раз наоборот. В итоге, гости были убеждены, что ей очень нравятся детские увеселения, придуманные ее сестрой. "Возможно, я даже немного перестаралась," - решила про себя Реджина.
  Когда от еды уже почти ничего не осталось, и самые "горячие" сельские сплетни были уже не раз обсуждены, Китти предложила гостям десерт:
  - А теперь, дамы и господа, маленький сюрприз! В детстве моей любимой игрой всегда были прятки. Только не спешите расходиться! - рассмеялась она, когда увидела, как вытянулись лица некоторых присутствующих.
  - И не смейтесь надо мной, я действительно хочу сыграть в прятки. Но чтобы взрослым эта игра не казалась чересчур детской, я ввожу новое правило: как только мужчина найдет свою даму, он может ее поцеловать!
  Услышав это молодые люди заметно приободрились, а девушки засмущались и запричитали.
  - Да бросьте, девушки, - со смехом в голосе закончила Китти. - Это всего лишь поцелуй! Не будьте такими чопорными. Итак, начнем!
  После ее слов девушки захихикали и, быстро поднявшись с травы, поспешили к лесу, чтобы как следует спрятаться. Однако ни одна из них не хотела перестараться - у каждой на примете был молодой человек, который должен был ее найти. Реджина тихо рассмеялась, созерцая эту картину.
  - Почему ты еще здесь? - возмутилась Китти.
  - Это ты спроси у себя, а я уже выросла из подобных игр.
  - Но это нечестно, Реджи! Поддержи меня!
  - Ладно, милая, но ты теперь моя должница, - улыбнулась Реджина.
  - Хорошо, - обрадовалась Китти и повисла у сестры на шее. - Я тебя люблю, ты моя самая любимая сестра!
  - Я твоя единственная сестра, - уточнила Реджина, но Китти уже убежала достаточно далеко, чтобы слова старшей сестры просто растворились в воздухе.
  Не слишком довольная перспективой быть найденной молоденьким сельским хлыщом, Реджина все-таки решила особо не прятаться. Светская дама, вроде нее, выглядела бы донельзя глупо высовываясь из какого-нибудь дупла или свешиваясь с ветки. Она просто нашла красивое дерево и уселась под ним, предаваясь своим размышлениям. Интересно, Данмор тоже играет в эту дурацкую игру? Если так, то он, должно быть, уже сбился с ног, разыскивая Китти - она всегда прячется по-настоящему. От этой мысли она невольно улыбнулась: слишком уж приятно было представить себе герцога, всего вымазанного грязью, с желтыми листьями во взъерошенных волосах и с растерянным выражением лица.
  - Попалась, - услышала она знакомый голос у самого уха.
  От неожиданности она вскочила и так резко повернулась к нему, что они едва не столкнулись лбами.
  - Что вам нужно? Почему вы не оставите меня в покое? - возмутилась Реджина.
  - Потому что игра определенно стоит свеч. А насколько мне известно, по правилам, молодой человек может поцеловать девушку, если найдет ее первым.
  Она смело встретила его горящий взгляд и медленно облизала губы. "Значит, ты хочешь поиграть? Почему бы и нет?" - мысленно бросила ему вызов девушка. Не встретив дальнейшего сопротивления с ее стороны, Джордан решил, что самое время действовать. Он потянулся к ее рту, не закрывая глаз, чтобы не пропустить момент, когда страсть зажжет и ее. Однако стоило ему прикоснуться к ее губам, как она тут же отстранила его. В его взгляде проскользнуло нетерпение, когда он снова приблизился к ней, и девушка ответила на его поцелуй, но лишь на мгновение позволив его языку проникнуть в ее рот, затем она снова оттолкнула молодого герцога.
  - Черт побери, милая, ты играешь с огнем, - почти в гневе произнес он, но вдруг заметил, что глаза ее смеются.
  Она вновь облизала губы, на этот раз это выглядело столь заманчиво, что Данмор позабыл обо всем на свете. Он разгадал ее игру, и его новая атака не заставила себя ждать. Он то сливался с ней в пылких коротких поцелуях, то отстранялся, заставляя ее трепетать как никогда прежде.
  - О Боже! - тихо простонала она.
  Эта женщина сводила его с ума... С каждым новым поцелуем чувство реальности покидало его все быстрее. Наконец, он обхватил ее талию и, слегка приподняв в воздух, уложил на мягкую осеннюю траву. Девушка сначала подумала, что земля уходит у нее из под ног, что она падает в обморок, но когда она оказалась лежащей рядом с герцогом, она тут же поняла, в чем дело. Яркие вспышки страсти затуманивали ее сознание, и она чувствовала, как то же самое происходит и с ним. Самым нестерпимым удовольствием было ощущать, как эти вспышки сливались в одно целое, в те мгновения, когда они оба были на грани сна и яви. Быстрым умелым движением герцог освободил ее грудь из тесного корсета и в ту же минуту припал к ней губами. Реджина никогда раньше не знала такого наслаждения, она не могла и представить, что будет дальше. Их тяжелое сбившееся дыхание смешивалось в один неистовый ритм, окутывая их атмосферой желания и страсти. Через несколько минут Джордан понял, что больше не может сдерживаться, что ему необходимо было двигаться дальше. Он осторожно устроился между ног девушки и, не прерывая очередного головокружительного поцелуя, медленно навалился на нее всем телом, чтобы она почувствовала его готовность. Реджина, разумеется, ощутила твердое доказательство его желания, упиравшееся ей в низ живота. И она вдруг испугалась. Несмотря на страсть, все еще владевшую всем ее телом, она резко отстранилась и проговорила охрипшим от стонов голосом:
  - Нет.
  Джордан, не веря своим ушам, отстранился и заглянул ей в глаза:
  - Ты уверена, что хочешь, чтобы я остановился?
  Она энергично закивала, не решаясь говорить своим дрожащим голосом. Герцог был просто уничтожен. Обманывать себя было бесполезно, в ее отказе не промелькнуло и тени жеманства. Девушка и вправду была не готова. Но почему? Джордан был уверен, что она не раз уже делала это, о чем свидетельствовала ее не девичья ловкость и изобретательность в поцелуях. Однако, она испугалась, и это было очевидно. Но даже такие веские доводы не могли успокоить ноющую боль в паху. Тем временем, Реджина села и кое-как привела себя в порядок. В ее прическе остались несколько пожелтевших травинок, что придавало ей несравненное обаяние. Герцог невольно улыбнулся, залюбовавшись ею.
  - Знаешь, за свою жизнь я перецеловал уйму женщин, но ты... - произнес он мечтательно, - самая сладкая из всех.
  - Долгие годы тренировки, - смущенно улыбнулась она, опираясь на его протянутую руку и поднимаясь с земли.
  - Да уж, опыт у тебя есть, красавица, только вот почему ты не хочешь дать мне возможность насладиться им? - осведомился он, и они начали путь назад к лужайке.
  - Потому что ты мне не нравишься, - полушутливым тоном ответила девушка.
  - Ты мне тоже. Возможно, именно поэтому я совершенно теряю разум, когда ты рядом со мной.
  - Ну да! А какого черта ты тогда увиваешься за моей сестрой? - сердито подбоченившись, упрекнула она.
  - Это не то, что ты думаешь. Что бы я ни делал, я ни тебе, ни твоей сестре не желаю ничего плохого.
  - И ты рассчитываешь, что я поверю тебе? - с вызовом спросила Реджина.
  - То, что я сказал тебе - чистая правда.
  С этими словами он развернулся и зашагал прочь, оставив ее одну. Она поверила ему. Более того, сейчас Реджина чувствовала, что никогда и не сомневалась в нем.
  
  Последняя ночь перед свадьбой была отмечена шикарным балом. Едва спустившись и оценив великолепие огромных гостиных и изысканность меню, Реджина невольно вспомнила танцевальный вечер, устроенный миссис Карлтон. При одной мысли об этом саркастическая улыбка растянула ее губы. Затем она сопоставила свое нынешнее окружение с самыми помпезными лондонскими собраниями, и пришла к выводу, что сравнение не в пользу последних. Сам Бог велел наслаждаться таким вечером!
  И ей это удавалось с блеском, пока Данмор не пригласил ее на танец. На этот раз вальс предназначался ей, а не Кэтрин, как прежде. По какой-то необъяснимой причине, Реджине это польстило, поэтому она и согласилась. К тому же герцог подошел к ней, когда первые аккорды вальса уже растаяли в вечернем воздухе, и буквально похитил ее из кружка скучных собеседников. Поэтому времени на размышления у девушки было в обрез. Ведь если бы его было больше, Реджина бы непременно отказалась - танцевать с герцогом после их последнего "разговора" в лесу ей казалось смертельно опасным.
  И эта самая опасность стальным кольцом обернулась вокруг нее, когда герцог положил свою руку ей на талию. Вальс - самый замечательный танец из всех, всегда считала Реджина, самый чувственный, самый откровенный. Но сейчас все это было несколько неуместно. Тот момент, которого девушка боялась больше всего, не заставил себя долго ждать - их глаза встретились. Она опасалась, что он заметит ее смущение, ее неуверенность и, наконец, ее полное отсутствие всяческих способностей к танцам.
  - Не прячь от меня глаза, Реган, - вкрадчиво проговорил он.
  - Я, кажется, не давала вам позволения называть меня, как вам вздумается! - постаралась показаться разгневанной Реджина.
  - А я думаю, нам давно имеет смысл перейти на "ты", - лукаво улыбаясь, продолжил Данмор.
  - Не понимаю, с чего бы, - бросила девушка, глядя в сторону.
  - Нас тянет друг к другу, Реган, не отрицай этого...
  Реджина шумно выдохнула, а затем снова втянула воздух, как перед погружением на глубину на неопределенное время.
  - И все же я рискну, - твердо сказала она, подняв на него горящие зеленые глаза.
  - Я принимаю вызов. Ты определенно стоишь любых усилий, - на этот раз улыбка герцога стала еще шире, и победоносное выражение уже засветилось в его глазах.
  По спине Реджины вновь побежали мурашки. Он намеренно оскорбляет ее. А чего она хотела? Ее поведение говорит само за себя. Но все равно на душе остался неприятный осадок.
  Прием уже подходил к концу, и некоторые гости начали разъезжаться по домам. Джордан посмотрел на часы и подумал, что это его последний шанс. Его взгляд отыскал в толпе Кэтрин, но не остановился на ней, а продолжил свое путешествие по лицам, пока не нашел Реджину. Она прощалась с какой-то парой, приветливо улыбалась и вежливо кивала в ответ на благодарности за прекрасный вечер. Она выглядела спокойной и счастливой, но Данмор знал, что это лишь маска, которую девушка надевала для того, чтобы казаться такой же, как все. Он был уверен, что в глубине души она ужасно злится, и слова, сказанные между ними во время танца, ни на секунду не выходили у нее из головы. Она определенно могла все испортить, поэтому надо было действовать немедленно, пока она занята с гостями. Кэтрин, как будто специально стараясь упростить ему задачу, сама подошла к нему и произнесла:
  - Ваша светлость! Как я могу выразить вам благодарность за то, что позволили провести все эти замечательные дни в вашем доме? Я не могла и мечтать о подобной чести, - она счастливо улыбалась, и герцог уже готов был отказаться от своих намерений: как он мог поставить эту наивную девушку в такую ужасную ситуацию?
  Но когда она продолжила, он сразу вспомнил о том, что это только ей на благо.
  - Ваша светлость, после того, как завтра я выйду замуж, вы будете первым, кого я приглашу на первый прием виконтессы Ларенби.
  - Для меня это очень много значит, Кэтрин, - прошептал Джордан и, взяв девушку за локоть, отвел немного в сторону от посторонних глаз. - У меня есть для вас подарок, дорогая, он в библиотеке. Если вы можете уделить немного времени...
  - Как я могу отказать вам после всего, что вы сделали для меня?
  - Прекрасно, ждите меня там, я присоединюсь к вам через пару минут.
  Кэтрин кивнула, оглянулась, не попала ли она под строгий взгляд своей сестры, и, убедившись, что все в порядке, быстрым шагом направилась в библиотеку. А Джордан двинулся в сторону Маргарет Донован и незаметно сунул ей в руку записку. Затем исчез так же бесшумно, как появился.
  Когда он открыл дверь в кабинет, Кэтрин испуганно повернулась на звук. В этот момент герцог снова почувствовал себя преступником. На секунду он представил Реджину на месте ее младшей сестры и подумал, что ее ему никогда не удалось бы так легко обвести вокруг пальца. Пришлось бы придумать что-нибудь получше, и она не осталась бы в долгу. Кто знает, кто кого переиграл бы в конце концов. Но история с Кэтрин не игра. И пора действовать. Данмор медленно подошел ближе.
  - Может, ты хочешь что-нибудь выпить? - тихо спросил он.
  По всему виду Кэтрин можно было легко догадаться, что она ужасно нервничает и, должно быть, уже пожалела о том, что пришла сюда и осталась с ним наедине. Именно так девушка и чувствовала себя. Спрашивать об обещанном подарке ей казалось глупым, поэтому она перебирала в голове все остальные пути к отступлению. Она знала, что герцог был опасным человеком, и мужская сила, исходившая от него, наводила на девушку леденящий страх. Вдруг она представила, что он может поцеловать ее, а она не знала, как ей реагировать. Как бы поступила ее мать? А как бы поступила Реджина? Так точно делать не следует. Она подняла глаза на Данмора и ответила:
  - Нет, спасибо, ваша светлость.
  - Ты очень красивая девушка, Кэтрин, но тебе это, безусловно, известно. Я думаю, твой жених тебя не достоин.
  - Не говорите так, Чарльз очень хороший, - уверенности в ее голосе Джордан не услышал и решил, что, возможно, удастся обойтись малой кровью.
  - И тем не менее, тебе не следует выходить за него. Кэтрин, ты еще так молода, куда тебе спешить? Ты можешь отправиться в Лондон, где сотни мужчин будут счастливы сделать тебе предложение!
  - Я не понимаю...
  - Ларенби не подходит тебе.
  По какой-то причине Кэтрин почувствовала, что герцог не имеет намерения соблазнять ее. Это определенно придало ей уверенности в себе, и она даже посмела возразить ему:
  - При всем моем уважении, ваша светлость, не вам выходить за него. И что вы все всполошились в последнее время? И вы, и Реджина...
  Джордан услышал приближающиеся шаги, а затем и шепот за дверью. Это был самый подходящий момент. Больше ждать было нельзя. Одним быстрым движением он привлек Кэтрин к себе и прижался губами к ее губами. Девушка вовсе не ожидала такого поворота, она была совершенно обескуражена и даже не пыталась сопротивляться. Его грубые прикосновения отнюдь не пришлись ей по вкусу. Но когда она поняла, что имеет полное право влепить ему пощечину за столь неподобающее поведение, было уже слишком поздно. Сначала она услышала громкий возглас, а затем Данмор прервал их поцелуй. Кэтрин с ужасом посмотрела в сторону двери, где стояла Маргарет Донован - самая отъявленная сплетница округи - и с трудом изображала ужас и негодование. Любому здравомыслящему человеку было известно, что та безумно счастлива новому скандалу. Кэтрин не знала что делать, что говорить, она просто чувствовала, что ее жизнь кончена. Никогда прежде она не была в центре даже небольшого приключения, не давала даже маленького повода для сплетен. Тем временем библиотека наполнялась все новыми и новыми свидетелями происшествия. И тут среди дам, старательно обмахивавшихся веерами, появился он, Ларенби, его лицо исказила гримаса боли, и он ушел. И не сказал ей ни слова. На его месте любой поступил бы так же, подумала Кэтрин.
  Данмор тоже заметил виконта. Его поразило, насколько тот не сумел скрыть свой гнев, почему даже не попытался загладить ситуацию, как прежде. Видимо, этот ублюдок, наконец, понял, что герцог все равно всегда на шаг впереди него, и сдался. Взгляд, который Ларенби бросил на Данмора перед тем, как скрыться за дверью, был преисполнен бессильной злобы. И, хотя Джордану должно было польстить, что он победил, он все же не мог не последовать за виконтом. Проталкиваясь сквозь толпу людей на пороге библиотеки, он внезапно столкнулся с Реджиной.
  - Куда это ты направляешься, можно узнать? - ее зеленые глаза метали молнии, такой разъяренной он не видел ее еще никогда.
  - Это не твое дело, - бросил он и попытался пройти мимо, однако она схватила его за рукав. В общей суете никто не замечал их, всеобщее внимание было приковано к Кэтрин и ее матери, которая пыталась вывести дочь из дома герцога.
  - Нет, мое! Какого дьявола ты устроил этот спектакль?
  Он бросил взгляд на заполненную любопытными залу, но виконт уже безвозвратно скрылся из виду. Поэтому он вновь повернулся к Реджине и, отведя ее подальше от посторонних глаз, прошептал:
  - Тебе лучше отправиться домой, я не собираюсь перед тобой отчитываться, - с этими словами он развернулся и начал быстро подниматься по лестнице.
  Но Реджина не собиралась так просто сдаваться - она любой ценой должна была заставить его объясниться. Девушка быстрыми шагами направилась следом за ним и догнала его на верхней площадке. Однако, он не замедлил шага и продолжил путь в свою спальню. Ее не остановила даже тяжелая дверь его комнаты, и уже через несколько секунд они остались совсем одни.
  - Что ты себе позволяешь? Думаешь можно просто так, ради забавы уничтожить репутацию моей сестры и отправиться спать? Ну уж нет!
  - Тебе лучше уйти отсюда, пока с твоей репутацией не случилось то же самое.
  Данмор ходил по комнате, срывая с себя одежду в надежде, что Реджина рано или поздно одумается и покинет его спальню, но эту женщину, похоже, ничто не могло остановить.
  - Спасибо за беспокойство! Со своим добрым именем я справилась без твоей помощи!
  - Это предложение?
  В следующую секунду, он вдруг оказался с ней лицом к лицу, но девушка не растерялась и вместо очередной колкости со всей силы ударила его кулаком прямо в глаз.
  - Ведьма! - вскрикнул герцог и, схватив ее за руки, крепко прижал к себе.
  В эту минуту Джордан ясно чувствовал каждый удар ее сердца, - так близко оно было к его груди. Ее лицо тоже оказалось всего в нескольких дюймах от его, и он просто не смог преодолеть искушение, которое не оставляло его все последние недели. Он приник к ее губам властно, даже грубо, но ему было все равно, лишь бы она пришла в себя и исчезла из его комнаты, из его жизни. Она хотела вырваться, но каждое ее движение лишь вызывало в нем большее желание. Она почувствовала его возбуждение, и это разозлило ее еще сильнее. Девушка укусила его нижнюю губу, и он, громко выругавшись, резко отпрянул. Вытерев кровь, он отвернулся и тихо проговорил:
  - Уходи.
  - Нет. Я не уйду, пока ты не скажешь мне.
  - Что?
  - Почему ты так поступил с Кэтрин? - ее глаза снова смело встретили его взгляд.
  - Черт побери! Неужели ты думаешь, что своими кулаками ты расположила меня к откровенности? Лучше убирайся, пока я не дал тебе сдачи! - его голос звучал, как гром в тишине комнаты.
  - Я тебя не боюсь! - Реджина и вправду не боялась его: она уже изучила его достаточно хорошо, чтобы быть абсолютно уверенной в том, что он ни за что не поднимет руку на женщину.
  - А следовало бы! Я страшно зол на тебя и к тому же... безумно хочу заняться с тобой любовью! В таком состоянии мужчина способен на все.
  - Неужели? А мне казалось, я не в твоем вкусе! Тебе ведь больше по душе моя сестра? Это ее ты страстно целовал всего полчаса назад в библиотеке! - ее ярость не знала границ, а он при этом расплывался в улыбке.
  - Ты ревнуешь? - он сделал шаг к ней.
  - Ничего подобного!
  - Ты ревнуешь!
  - Замолчи, Данмор! И не приближайся ко мне, слышишь? - пробормотала она, хотя уже чувствовала знакомую дрожь в коленках.
  - А помнишь наш поцелуй в библиотеке?
  - Я не хочу говорить об этом.
  - Он не выходит у меня из головы, - его глаза блестели тем самым хищным блеском, как когда он впервые увидел ее.
  Он подходил все ближе, а она медленно пятилась назад. Внезапно девушка споткнулась обо что-то и непременно бы упала, наступив на брошенный на пол пиджак, но Джордан подхватил ее и вновь прижал к себе. На этот раз его объятие было нежным, а тело, которое она обхватила, опасаясь падения, горячим и твердым.
  - А сейчас я вспомнил наш первый поцелуй, - сказал он едва слышно и, пользуясь замешательством девушки, снова поцеловал ее.
  Реджина вновь почувствовала его страсть, но теперь она не испугала и не разозлила ее, а, напротив, мгновенно воспламенила. Он поднял ее на руки и отнес на постель. Джордан медленно покрывал поцелуями ее лицо, и теперь он точно знал, что никакие силы ада не вырвут ее из его объятий. Его губы скользили по ее шее и груди, пока руки ловко справлялись с многочисленными застежками на одежде. Через несколько мгновений ее платье оказалось на полу, и девушка даже не заметила этого. Реджина отвечала на его ласки: ее руки, проникнув под рубашку, прикасались к его телу, как будто изучая и стараясь запомнить каждую линию, каждый изгиб.
  Пальцы Джордана путались в корсете, его дыхание то и дело сбивалось, а Реджина, уже избавив его от рубашки, покрывала жадными поцелуями его плечи. Внезапно он застонал:
  - Подожди, Реган, я не хочу разочаровать тебя.
  Девушка бросила на него озадаченный взгляд, и он обратил внимание, что глаза у нее синие, как теплая летняя ночь. Это открытие поразило его.
  - Разочаровать меня?
  - Забудь. Просто не торопись, у нас вся ночь впереди.
  Она улыбнулась, и он готов был поклясться, что это первая искренняя улыбка, которую он видел на ее лице. Это наполнило его каким-то странным, ни на что не похожим чувством. И оно ему понравилось. Правда еще больше ему пришлось по душе то, что он наконец избавился от корсета. Быстрыми, нетерпеливыми движениями он стянул с ее плеч рубашку, за ней последовали чулки и панталоны. Теперь она лежала перед ним обнаженная, бесподобно прекрасная, совершенная в своей наготе. Его глаза, не отрываясь, скользили по ее телу, и, казалось, их голод невозможно было утолить. Реджина медленно поднялась и села на постели.
  - Я никогда не видел более восхитительной женщины, чем ты, - произнес Джордан охрипшим голосом, остановив свой взгляд на ее губах.
  Она же смотрела на значительную выпуклость на его бриджах. Ее всю переполняла целая гамма доселе неизведанных чувств, в первую очередь нетерпение и какой-то странный голод. Ее живот то и дело сжимала сладостная истома, а по спине пробегали мурашки.
  - Куда ты смотришь?
  Ее глаза встретились с его глазами, за ними последовали их губы, а ее руки пробежали вдоль его плоского живота и настойчиво потянули застежку его бриджей.
  - Как это... снять? - страстно пробормотала она между поцелуями.
  Он засмеялся, расстегнул злополучную пуговицу и легко избавился от последнего препятствия между ними. Когда Реджина увидела его полностью обнаженным, она затаила дыхание, но лишь на миг. Желание ее было настолько велико, что она не могла больше ждать. Девушка бросила на Джордана умоляющий взгляд, и он одним движением привлек ее к себе, лег сверху и быстро вошел в нее. Она слегка прикусила губу, почувствовав боль. Но неприятное ощущение сразу же прошло, она обхватила его бедра своими ногами и прижалась к нему всем телом, чтобы почувствовать его еще глубже.
  Он входил в нее снова и снова, с каждым разом убыстряя темп и неумолимо приближаясь к развязке. Перед самым концом он вдруг замедлил движения, продлевая сладостные ощущения. Реджина подумала, что возможно умрет через несколько мгновений - настолько сильными были ее новые чувства. Они обострялись каждый миг, и, когда Джордан вошел в нее в последний раз, она почти потеряла сознание от восторга. Теперь она была уверена, что попала в рай. И возвращаться оттуда ей ни за что не хотелось.
  
  Джордан не мог уснуть. Его глаза просто отказывались закрываться, а вместо этого изучали лицо девушки, спящей рядом. Она была необыкновенной. Ее немного дикая красота была изумительной, а неподдельная страсть заставляла открыть новые грани в отношениях между мужчиной и женщиной, которые, казалось, уже не таили для Джордана никаких тайн. Как ей удалось поставить его привычную жизнь с ног на голову? Он вспомнил ее улыбку и синие глаза, и сразу почувствовал, что они навсегда стали частью его мира. Затем возник в памяти немного неуверенный взгляд девушки, и теперь он показался молодому герцогу даже как будто невинным. Едва ли этот эпитет уместен, когда речь шла о такой опытной любовнице, как Реджина. А так ли она опытна? Ведь девушка даже не смогла справиться с пуговицей на бриджах, к тому же не поняла, как он мог бы "разочаровать" ее. Странно. И тут герцог мысленно вернулся в тот погожий день, когда они играли в прятки в лесу.
  И все встало на свои места. Джордан мгновенно побледнел и присел на постели. Затем аккуратно откинул краешек одеяла с ее обнаженного бедра и увидел, то, чего боялся больше всего на свете - в темноте ночи на белой простыне были ясно различимы два небольших черных пятнышка. Кровь. Она была девственницей. Это открытие поразило герцога настолько, что первые несколько секунд он даже не мог дышать. Но вдруг девушка поежилась от холодного воздуха, щекотавшего ее тело, и ее маленькая ладошка заскользила по постели в поисках внезапно покинувшего ее одеяла. Это немного привело Данмора в себя, и он решил во что бы то ни стало все выяснить с Реджиной прямо сейчас. Он протянул руку и слегка потряс ее, чтобы заставить проснуться, но спящая красавица в его объятьях вовсе не собиралась покидать царство грез. Данмор настойчивей сжал ее плечо, но она лишь пробормотала что-то невнятное сквозь сон и перевернулась на другой бок.
  - Реджина! - позвал он, пытаясь разбудить ее.
  - Ммм? - послышалось в ответ.
  - Ты проснулась? Нам надо поговорить!
  - Ладно, - пробормотала она и приоткрыла один глаз.
  - Ты невинна? То есть... Я хочу сказать, ты была девственницей? До меня у тебя не было мужчин? - взволнованно говорил герцог.
  - Да, - просто ответила она и закрыла глаза.
  - Постой! Не засыпай! Это все, что ты можешь сказать по этому поводу? И ничего не добавишь?
  Девушка села на постели и посмотрела на своего мучителя, тщетно пытаясь понять, что же ему от нее нужно.
  - Да.
  - Но как это могло получиться? Твоя репутация... она... далеко небезупречна!
  - Ага. Послушай, этот разговор может подождать до утра?
  - Нет! Все это совершенно не укладывается у меня в голове! Может, ты специально меня заставила себя скомпрометировать, чтобы потом обязать жениться, и таким образом отмстить за сестру?
  Тонкие брови Реджины сошлись на переносице - она явно не могла сейчас воспринять такое длинное предложение, но все же решила, что самым коротким путем к столь желанной подушке будет все тот же бесхитростный ответ:
  - Да.
  - Да? И тебе не стыдно признаваться в этом? - негодовал герцог.
  - Ага, - подтвердила она и начала медленно сползать на подушку.
  - Ты шутишь? - вдруг осенило Данмора.
  - Ага, - уже едва разборчиво прошептала девушка и зевнула.
  - Почему ты все время отвечаешь только "да"? - спросил он, наклоняясь к самому ее ушку.
  - Потому что такой ответ всех устраивает, - безразличным голосом ответила девушка, поворачиваясь к нему.
  - Не понял, - откровенно растерялся герцог.
  - Меня не стоит будить среди ночи. Завтра я все равно ничего не вспомню. Так что поговорим потом, - заплетающимся языком пробормотала Реджина и отвернулась от Данмора.
  Он все еще был немного шокирован своим открытием, но теперь уже знал наверняка, что Реджина отдалась ему безо всякого злого умысла и наутро, скорее всего, будет ненавидеть его еще больше, чем накануне. И ругать себя за слабость. Внезапно Джордан понял, что ждет не дождется нового столкновения со своей строптивой любовницей.
  
  21 марта, суббота
  Джош Гаррисон... Ты все-таки нечто. И когда ты уже перестанешь меня удивлять? Причем так приятно удивлять...
  После этой мысли мне пришлось как следует стукнуть себя по лбу, чтобы выбить из своей совершенно неуправляемой фантазии то, чем еще он может меня "приятно удивить". Если я продолжу в том же духе, то либо у меня на лбу будет шишка, либо у меня в постели будет он. Интересно, если мы разок переспим, это сильно испортит наши отношения? Блин, как я мечтаю о функции "save/load" в нашей за-все-придется-отвечать жизни. Представьте, вы сохраняетесь, делаете глупость, получаете удовольствие, ну, или убеждаетесь в том, что это была глупость, а потом загружаетесь и как будто ничего не произошло. Но вы-то все равно пережили то, что хотели...
  Хватит! Влюбиться в Гаррисона легко, примером тому десятки отверженных глупышек, которые не смогли устоять. Но я разве такая? Я сильная, умная и у меня есть, чем заняться помимо того, чтобы ронять слюни на красавчиков!
  Например, велосипед. Он уже, наверное, покрылся вековым слоем пыли с прошлого года. А лето никто не отменял. И это отличный повод подтянуть задницу! И проветрить не в меру разгоряченный мозг.
  Все-таки спорт придумал не дурак. После получаса в компании моего железного коня у меня просто искры из глаз сыпались, а усталость на подходе отстреливала абсолютно все мысли, включая непотребные. Слава Богу!
  Но возвращаясь к нашему разговору... Я еще ни с кем так не откровенничала. С одной стороны, все было немного странно, а с другой, просто обалденно! Когда еще представится возможность узнать, что обо всем этом думают парни! А Гаррисон - один из лучших образцов этого загадочного племени. Разумеется, не такие уж они и загадочные, когда речь идет о сексе, но вот о любви я не говорила еще ни с одним из них. Если вы спросите меня, почему, то ответ очевиден: разве нам есть, что сказать друг другу? Честность не в чести в наше время, прошу прощения за тавтологию. А слушать вранье не мое амплуа.
  Никогда бы не подумала, что Джош такой продвинутый. Что он уже сейчас задумывается о вещах, которые многим до самой смерти в голову не приходят. Что он живет не просто получая удовольствие здесь и сейчас. Что ему небезразличны люди, хотя на первый взгляд так ни за что не скажешь. Что ему важнее благородство, чем мальчишеская солидарность. Что он был честен со всеми девушками, которые обманулись лишь собственными иллюзиями. Что он по-настоящему верит в любовь.
  
  23 марта, понедельник
  Вот это да! Все еще не могу прийти в себя после этого... я даже не знаю, как это назвать! Ночью я получила от Гаррисона smsку с просьбой проверить e-mail, а то я уже подумала, что он слишком хорошо провел время на выходных не в пример мне! Но то, что я прочла... Это мы миссис Маршалл сдавать будем? Надеюсь, она не будет, как я, полночи томно прикрывать глаза и представлять себе самые интересные моменты главы номер четыре. Если бы был хотя бы один намек на то, что Гаррисон хочет переспать со мной, этот отрывок помог бы лучше всякого сонета. Но учитывая, что он всеми силами старается этого избежать, мне лучше заземлиться и как можно скорее! Надо просто найти какого-нибудь симпатичного парня, желательно не из Гарварда, и хорошо провести с ним время. В противном случае эти нерастраченные потенциалы погубят мою безоблачную жизнь.
  В универ сегодня я решила не ходить. Еще не переварила случившееся. Все как-то разом навалилось. Поэтому утро, как у меня уже вошло в традицию, ознаменовалось прогулкой на велике, после чего я вернулась домой, быстренько приняла душ и позвонила Джой.
  - Привет, можешь говорить? - начала я в своей привычной манере.
  - Привет, Элис. Да, могу. Как твои дела? - веселым голосом ответила Джой.
  - Ты вообще никогда не работаешь? Как тебе удается всегда быть свободной и еще в хорошем настроении? - спросила я, втайне рассчитывая отвлечься от истинной причины своего звонка.
  - Не завидуй! - так же бодро продолжила моя новая знакомая. - Что у тебя интересного? Я же слышу, ты через секунду лопнешь, если не поделишься.
  - Это длинный разговор. Может, встретимся и поболтаем?
  - Не вопрос. Как насчет обеда?
  - По рукам! У Дарвина в час.
  
  Когда я увидела ее, то готова была сквозь землю провалиться. Она пришла... с Гаррисоном. Только этого мне не хватало! Какой же он все-таки симпатяга, не смогла не признать я. Широкие плечи, узкие бедра... На фиг пошлые мысли!
  - Здравствуй, Элис, дорогая, - проговорил он с явным намеком на свое первое письмо. Так он помнит!
  Низкий голос...
  - Элис, привет, не поверишь, кого я встретила на стоянке. Он сказал, что тоже голоден.
  Тоже голоден...
  Надеюсь, я не вздохнула.
  - Тогда платят мальчики, - так я постаралась стереть это довольное выражение с его лица. Не вышло.
  - Отлично, мальчики не против.
  Гипнотизирующая улыбка...
  Мы выбрали свободный столик. У меня не поедет крыша, я справлюсь. В конце концов, он точно ко мне дышит абсолютно ровно, даже не заметил, как я нервничала у него дома в пятницу. Так что все путем.
  - Джош поведал мне, вы имели интересную беседу. О предмете вашего сочинительства.
  - Да, я как раз хотела поговорить с тобой об этом! - почти перебила ее я.
  О чем угодно, только не пустая болтовня, которая может завести куда угодно. Лучше просто пересказать Джой наш разговор, пусть выдаст свое мнение. А о чем я собиралась с ней поболтать? О любви вообще или в частности?
  Тем временем он обозначил тему:
  - Мы пришли к выводу, что: а) любовь имеет шансы только ПОСЛЕ секса; б) люди должны быть к ней готовы; в) самое главное препятствие на пути к ней - передозировка на ранних сроках.
  - Похоже на медицинское заключение о беременности, - улыбнулась Джой.
  Но я ее не расслышала, слишком хотелось вставить шпильку Гаррисону:
  - Ты конспект писал?
  - Почти. Ты уже читала мою главу?
  - Ту самую, которую придется переписать от корки до корки, прежде, чем мы покажем ее миссис Маршалл? - не удержалась я от колкости.
  - Но ведь мы же решили, что немного эротики нам не повредит. Ты объявила классический роман? Уверен, еще не поздно немного подкорректировать жанр.
  - Шутишь? Собираешь все так и оставить? - поверить в это было невозможно.
  - Джой, как думаешь, можно полюбить человека по-настоящему ни разу с ним не переспав?
  - Можно, - спокойно ответила она. - Вопрос в том, зачем?
  Джош рассмеялся, я тоже не удержалась от улыбки.
  - Действительно! Зачем отказывать себе в лишних удовольствиях?
  - Разве удовольствия бывают лишними? - поддержал меня Гаррисон.
  Даже мое полуобморочное состояние влюбленности, так приятно греющей низ живота, не помешало мне краем глаза заметить, как взгляд Джой медленно перемещается с моего лица на его и как улыбка тронула ее глаза. Было такое ощущение, что губы ее улыбаются нашим шуткам, а глаза - своим догадкам. Хотя возможно я и переоцениваю ее проницательность. Или свою.
  - Значит, в пятницу было весело, - загадочно начала она прощупывать почву. Все-таки что-то эта чертовка просекла.
  - Да, посидели неплохо. Кстати, Эл, я купил какао, так что в следующий раз будет еще лучше.
  - Значит, будет следующий раз... - таинственности в ее тоне не убавилось.
  - Да ладно тебе, харэ прикалываться! Я, может быть, впервые в жизни встретил девчонку, с которой есть о чем поговорить, а ты сразу все переводишь в горизонтальную плоскость.
  - Значит, есть мысли и об этом... - на этот раз она улыбалась во все тридцать два зуба.
  Возражать было бесполезно, так только еще больше пропалишься! Я откинулась на спинку стула и спряталась за меню. А Джош решил попытать счастье и перевести все в шутку, но в конце концов, все остались при своих. Необходима была пауза, которая возникла сама собой, пока мы делали заказ.
  - Итак, вы уже слышали о Детской вечеринке? - поинтересовалась Джой.
  - А ты-то откуда слышала? Ты же не студентка, - удивился Гаррисон.
  - Представь себе, об этом слышали все, кто бывал в Гарварде в этом семестре. Самое ожидаемое событие весны, - процитировала она местную газетенку с пафосным видом.
  - Это просто PR. Не более.
  - Да ты шутишь, Эл? Там будет обалденно, тусовка в доме у одного моего хорошего приятеля. Верь мне, оно стоит того.
  - Ты пойдешь?
  - Без вариантов. И ты, Джой, тоже давай с нами, - пригласил он.
  - Не сомневайтесь, приду. Там будет на что посмотреть.
  - Ладно, тогда и я не буду ломаться, - наконец сдалась я.
  - Только там дресс-код. Настоящий! Детская одежда, - эта реплика спровоцировала у Гаррисона особенный блеск в глазах.
  - А ты в чем придешь? В памперсах?
  - Насколько я знаю, тема вечеринки - более взрослые мальчики и девочки. 12-14 лет. Так что я смело могу оставить дома и памперсы, и горшок.
  - Только не забудь подростковые комплексы и непристойные мысли, - подколола его я и рассмеялась.
  - Последние у меня всегда с собой, - многозначительно приподняв брови, намекнул он. - А с вас, девчонки, хвостики, косички, короткие юбки и безграничное желание нарушать безобразия до самого утра!
  - Без проблем, об этом нас дважды просить не придется, - на этот раз Джой решила подыграть нам. И что у нее на уме?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"