Грин Галя: другие произведения.

Прода от 13.03.17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 6.
  - О чем вы говорили? - нетерпеливо осведомилась Шерри, почти вбегая в гостиную после того, как герцог ушел.
  - Обсуждали сроки нашего соглашения, - уклончиво проговорила Реджина, отворачиваясь к окну, чтобы подруга не заметила предательского румянца, который уже заливал ее щеки.
  - Так долго? За кого ты меня принимаешь? - обиделась маркиза.
  - За подругу, которая с пониманием относится к тому, что есть вещи...
  - Он сделал тебе какое-то непристойное предложение? - в ее глазах засиял азарт самой отъявленной сплетницы Лондона. Она, разумеется, унесла бы все тайны подруги с собой в могилу, но это не мешало ей в эту минуту не на шутку загореться перед возможностью узнать что-то по-настоящему интригующее.
  - А ты как думаешь?
  - Реджи, ты должна мне рассказать! Он признался тебе в любви?
  - Шерри, о чем ты? - с нервной усмешкой спросила Реджина.
  - Он неравнодушен к тебе, можешь мне поверить!
  Тем временем Реджина подумала, что без помощи маркизы ей все равно не обойтись. Если она не хочет в результате этой истории оказаться в интересном положении или наделать каких-нибудь других глупостей, ей придется обратиться к подруге.
  - Ты и в самом деле хочешь знать, что он мне предложил?
  - Я сгораю от нетерпения, разве ты не видишь?
  - В обмен на то, что он объявит о своей помолвке с Кэтрин, он сделает меня своей любовницей, - произнесла она, стараясь сохранить невозмутимый вид.
  - Но это невозможно. Все сразу поймут, что их надули! Обручен с одной сестрой, а спит с другой! Это просто немыслимо! - возмущению Шерри не было предела, и в ее речи стали проскакивать нотки французского акцента.
  - Все возможно, Шерри, мы будем это скрывать. Я надеюсь, ты поможешь мне с некоторыми вещами, в которых я... хм... несведуща.
  - Так... Я думаю, ты хочешь рассказать мне еще кое-что.
  Маркиза сверлила девушку испытующим взглядом до тех пор, пока та не произнесла с натянутой улыбкой:
  - Ты права. Я скрыла от тебя... в ту ночь, когда случился этот скандал с Китти, я... была с ним.
  - Это шутка, я надеюсь?
  - Хотела бы я, чтобы это было так. Если бы ты знала, как он разозлил меня, а потом... Я не понимаю, как это могло получиться. Возможно, я выпила слишком много вина или...
  - Значит, вино? Никогда не слышала более нелепого объяснения!
  - А что же, по-твоему, еще могло так подействовать на меня? Я просто не соображала, что делаю, все было... как во сне, - договорила Реджина, глядя в сторону, и маркиза догадалась, что мыслями подруга уже далеко.
  - Это называется страсть, моя дорогая. Всепоглощающая, одурманивающая, заставляющая забыть обо всем на свете страсть.
  - Не может быть. Если бы ты знала, как я его ненавижу!
  - Все может быть. Это единственное разумное объяснение. Поверь мне, ты разговариваешь с экспертом, - с умным видом заключила Шарлот.
  - Теперь я ненавижу его еще больше! - в бессильной ярости Реджина ударила кулаком по столу.
  
  Три дня прошли быстрее, чем ожидала Реджина, и по мере приближения дебюта Кэтрин, ее старшая сестра все больше и больше нервничала. Но на фоне общей суеты, никто не обратил на это внимания. Сама Реджина тоже предпочла делать вид, что все в порядке.
  - Подождите! Я совершенно не готова, - растерянно пролепетала Кэтрин, разглядывая свое отражение в зеркале со смесью восхищения и неверия.
  Реджи и Шерри быстро переглянулись и дружно рассмеялись.
  - Китти, ты на высоте! - заверила ее маркиза и принялась поправлять неровно лежащие каштановые пряди, которые без устали выбивались из прически юной мисс Джеймс.
  - А как же этикет? Это ведь Лондон! Здесь меня за малейшую оплошность будут корить до скончания века!
  Глядя на свою младшую сестру, которая через несколько часов станет настоящей леди, Реджина улыбнулась.
  - Ни о чем не беспокойся, малышка, - и, выдержав небольшую паузу, продолжила:
  - Сезон закончился. А сегодня даже не бал, а обыкновенный званый вечер. Ничего особенного. Ты сносно танцуешь?
  - Ну да, неплохо.
  - Уже полдела. Не разговаривай с теми, кого тебе официально не представят. Больше улыбайся. Отвечай на вопросы туманно. Знаешь, как обращаться к герцогу?
  - Разумеется! - воскликнула Кэтрин. - А также к маркизу, графу, барону...
  - Стоп! - прервала ее Реджина. - Ты уже знаешь об этикете побольше моего!
  - Не обижайся, Реджи, но едва ли кто-то считает тебя образцом хороших манер... - робко произнесла девушка.
  - Вот именно! Я твоя сестра, и это темное пятно со своей репутации тебе не смыть вовек! Даже если ты знаешь наизусть всю книгу пэров.
  Китти виновато потупила взор и притихла. Шерри продолжала возиться с прической и платьем дебютантки, не вмешиваясь в разговор.
  - Послушай. Сегодня для тебя существует всего одна вещь, о которой стоит не забывать. Ты невеста герцога Данмора. А графиня Уолвертон, которая дает прием по случаю его помолвки выдержала непростой конкурс, чтобы удостоится чести принимать вас сегодня вечером.
  - Реджи права. Не забивай себе голову всякими глупостями.
  Как бы желая переменить тему, Реджина спросила:
  - А Томми с нами не поедет?
  - Он не любит светские рауты, это ни для кого не секрет. Предпочитает провести вечер в Уайтс. Разве мы с ним не идеальная пара? - заговорщицки подмигнула подруге маркиза. - Мы куда нужнее друг другу наедине, чем среди толпы сплетников и незнакомцев. Там мне куда милее ваша компания, девочки!
  Затем она слегка отстранилась, оглядывая Кэтрин с ног до головы и изучая результаты своего труда.
  - Ты настоящая красавица, Китти! - подытожила маркиза. - Пора спускаться, а то нас уже заждались!
  Едва переступив порог своей гостиной, Шарлот тут же бросилась к мужу и принялась самозабвенно шептать ему что-то на ухо. После скандала в деревне сегодня Кэтрин и герцог встретились впервые, поэтому едва уловимая неловкость сковывала и замораживала воздух в комнате. Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы набраться храбрости и посмотреть в глаза своему обидчику.
  - Добрый вечер, Кэтрин, - первым нарушил молчание Джордан.
  - Добрый вечер, ваша светлость, - тихо ответила она.
  Прошло еще некоторое время, прежде чем он натянуто продолжил:
  - Я очень виноват перед тобой. Прости меня.
  Реджина этого совершенно не ожидала, но еще большим сюрпризом для нее оказалась реакция сестры.
  - Сначала ответьте, - твердо сказала она. - Если бы ситуация повторилась, вы поступили бы иначе?
  На этот раз Данмор не медлил ни минуты.
  - Я поступил бы точно так же.
  Реджина взглянула на Кэтрин, которая так и сверлила герцога взглядом, но удивления на ее лице не было, только горечь.
  - Я прощаю вас. Вы ведь согласились все исправить.
  Вот и вернулась ее наивная младшая сестра, с облегчением подумала Реджина.
  - Ну что вы притихли? Едем? - голос Шерри разбил повисшую тишину вдребезги.
  Все как будто очнулись ото сна, натянули улыбки и отправились в путь.
  Их прибытия, разумеется, ожидали все до одного. Каждый взгляд был устремлен на дверь, когда долгожданный квартет показался на пороге. У Кэтрин даже в глазах зарябило от буйства красок осенних нарядов сливок столичного общества. Она и представить себе не могла ничего подобного. Теперь ей куда легче было понять Реджину, которая высокомерно морщилась или откровенно высмеивала наряды и манеры их деревенских соседей. Ведь они ни в какое сравнение не шли со здешней роскошью и великолепием.
  Первой их поприветствовала хозяйка дома графиня Уолвертон:
  - Добрый вечер, ваша светлость, - обратилась она к герцогу, затем повернулась к Шарлот, слегка наклонила голову и добавила: - Ваше сиятельство сегодня прекрасно выглядит.
  В последнюю очередь она поздоровалась с Реджиной, что вполне соответствовало этикету. Все трое коротко ответили на приветствие графини. После чего Шарлот сразу же представила Китти:
  - Леди Уолвертон, рада представить вам невесту герцога Данмора, мисс Кэтрин Анабэль Джеймс.
  Китти сделала реверанс, хотя не была уверена, уместен ли он сейчас. Еще полчаса назад девушка готова была поклясться, что такие мелочи она впитала с молоком матери, но сейчас из ее головы улетучилось даже собственное имя - так сильно она волновалась.
  Графиня бросила на нее быстрый оценивающий взгляд и заговорила:
  - Надеюсь, вам понравится сегодняшний вечер, мисс Джеймс.
  Больше она ничего не сказала. Китти была немного разочарована: такой напряженный момент и всего одна сдержанная реплика. Видимо в Лондоне нужно держать язык за зубами еще надежнее, чем в Кенте.
  Шерри наблюдала за происходящим с тщательно скрываемым интересом. Трудно было сказать, кто больше нервничал, Реджина или Китти. Причины для беспокойства у них были совершенно разные, причем едва ли одна поняла бы другую. Начнем с того, что Китти лишилась бы чувств при одной мысли о том, как закончится этот вечер для Реджины, а последняя никогда не понимала, зачем так стараться производить впечатление, ведь оно никак не исправит незавидное происхождение и тощий кошелек. Маркиза снова бросила взгляд на Кэтрин. Она танцевала с младшим братом графа Бэлами. Все идет по плану: герцог познакомил ее с друзьями и попросил их развлечь свою невесту, потому что у него вдруг разболелась голова. Сам он не сводил плотоядного взгляда с Реджины, чем время от времени беспощадно смущал бедняжку. Слава Богу, кроме Шарлот никто этого не заметил: все были поглощены дебютом ее младшей сестры.
  Китти тоже оказалась не промах. Она справлялась с ролью центра внимания почти безукоризненно. Если поначалу маркизе показалось, что девушка приуныла, то сейчас от нее было глаз не оторвать: улыбается, кокетничает, танцует.
  Пожалуй, лучшего дебюта Шарлот не видела с прошлого сезона. Ведь для того, чтобы нравиться мужчинам по-настоящему, денег и титула не достаточно. А хорошеньких девушек в последнее время поступило на рынок невест совсем немного.
  Для Реджины время тянулось ужасно медленно. Или быстро? Она и сама не могла этого понять. С одной стороны, ей безумно хотелось уже покончить со всем этим, а с другой - отложить как можно дальше и выбросить из головы. Только это не так уж просто. Интересно, этот трепет в груди, от которого трудно дышать, - волнение или раздраженность? Наверное, и то и другое. В конце концов, отрицать, что та ночь в Данмор-холле была... интригующей, просто нелепо. Но и забывать о том, что ночь предстоящая - это самое настоящее принуждение, тоже нельзя. Еще эти взгляды, которые герцог метал в нее, словно Зевс свои молнии...
  Единственным, что внушало Реджине хоть каплю душевного спокойствия в этот вечер, был бесспорный успех Китти. Ей понравится в этом городе. Однако найдет ли она здесь свое счастье, судить пока рано. Если в душе Кэтрин хоть на малую толику такова, как ее старшая сестра, замуж выходить она передумает в самом ближайшем будущем.
  Далеко за полночь гости наконец стали расходиться. Все много выпили, натанцевались и смертельно устали. Все, кроме Реджины и герцога. Напряжение, в котором оба пребывали последние несколько часов, достигло своего апогея. Реджина сослалась на усталость и уехала чуть раньше остальных. Ее сигнал был правильно воспринят герцогом, и он поспешил забрать пальто из гардероба. Девушка попросила кучера остановить экипаж в нескольких кварталах от дома Данмора, чтобы никто ничего не заподозрил. Герцог встретил свою любовницу на ступенях особняка, молча открыл перед ней дверь и указал на лестницу, ведущую на второй этаж и... в спальню.
  
  Наконец они были одни. Джордан смотрел на нее какое-то время, пытаясь понять, как лучше поступить.
  - Может, предложишь мне что-нибудь выпить? - резко спросила Реджина.
  - Не в этот раз. Представь себе, не очень-то приятно потом выслушивать, что я опоил тебя, чтобы затащить в постель.
  - Ты в любом случае добьешься своего, мне хотелось бы как можно меньше помнить об этом, - бросила она, направляясь к столику с напитками.
  Но он не позволил ей подойти к нему слишком близко. Преградив ей дорогу и скрестив руки на своей широкой груди, он снова воззрился на нее в молчании, которое уже начинало действовать ей на нервы.
  - Ты так и собираешься глазеть на меня до утра? Или ты ждешь, что я сама брошусь в твои объятья?
  - Обычно любовницы так и делают.
  - Значит, я не обычная любовница, - сказала она резко и отошла к окну - все, что угодно, лишь бы быть подальше от него.
  Однако ее бегство было весьма опрометчивым. Когда он был у нее перед глазами, была хотя бы маленькая возможность определить, что он сделает или скажет в следующий момент. Но теперь она слышала лишь приятное потрескивание дров в камине, видела мягкую игру теней на стене, украшенной старинным гобеленом, даже через всю комнату чувствовала его мужскую силу, которая обволакивала ее, которая заставляла дыхание сбиваться, а пульс учащаться, которая становилась все ощутимее, все ближе...
  Через мгновение его руки легли ей на плечи, а затем опустились ниже вдоль ее стройной фигуры и сомкнулись у нее на животе. Он прижался грудью к ее спине и вдохнул аромат ее волос. Одной рукой он мягко сжал округлую грудь сквозь платье, а второй осторожно проник под муслиновую ткань, чтобы ощутить тепло ее шелковистой кожи. Добравшись до соска, его пальцы нежно погладили его, сразу почувствовав, как он набух от этого требовательного прикосновения. Из горла герцога вырвался хриплый стон, и он жадно припал губами к ее шее. Реджина судорожно сглотнула и запрокинула голову назад, отдаваясь сладостному ощущению. Его тело откликнулось на ее движение, и руки, не прерывая своих настойчивых ласк, стали стягивать неподатливое платье с ее плеч. За ними неотступно следовали его губы и, когда он услышал ее тихий, еле сдерживаемый стон удовольствия, то немедленно завладели ее губами. Она повернулась к нему всем телом, как будто желая быть к нему еще ближе, она теряла голову от ощущения его напряженного тела в своих объятьях, от его возбуждающих прикосновений, от твердого доказательства его желания, которое прижималось к ее бедрам. Их поцелуй становился все более и более страстным. Его горячий язык проникал в ее рот так жадно, будто он не прикасался к женщине уже несколько лет.
  Голова у девушки шла кругом. Отвечая на его ласки, она все сильнее ощущала, как тают на глазах ее гнев и досада. Наконец, она обняла его и, пытаясь не потерять сознание от ни с чем не сравнимых ощущений, которые он так щедро дарил ей, вцепилась ногтями в его широкие плечи, даже не подозревая, что оставляет у него на спине следы своей всепоглощающей страсти. Оба понимали, что поцелуев им уже недостаточно.
  - Боже! Как я хочу тебя, Реган, - выдохнул герцог.
  - Чего же ты ждешь? - с лукавой улыбкой спросила она, глядя в его карие глаза своими темно-синими.
  Пламя камина осветило ее лицо, и Джордан заметил эту глубокую синеву, по которой он уже успел соскучиться. Тем временем она быстрым движением расстегнула свое платье и через несколько мгновений оно уже было у ее ног. Герцог тоже не заставил себя ждать и, не теряя ни минуты, полностью избавился от одежды. Затем он привлек Реджину к себе и, стягивая с нее сорочку, медленно опустил ее на мягкий ковер, расстилавшийся перед камином. Ему нравилось смотреть, как яркие отблески огня играют в ее волосах, как пламя разрисовывает своими нежными бликами ее гладкую кожу. Она тоже любовалась его красивым лицом и крепким мускулистым телом. Прежде она не позволяла себе рассматривать его, но теперь не смогла отказать себе в этом удовольствии. Он был сложен просто великолепно... Даже если постараться, ей не удалось бы найти ни одного изъяна, подумалось Реджине. И в эту минуту он принадлежит ей одной, всего остального мира, который неизбежно напомнит о себе с восходом солнца, сейчас не существовало.
  Он нежно погладил ее щеку, затем придвинулся ближе и, уложив ее на спину, начал медленно, упиваясь каждым прикосновением, целовать ее ключицу, затем округлые груди, обводя дразнящим языком каждый сосок и погружая его в рот, сладостно посасывая затвердевшую вершинку. Реджина тихо стонала, путаясь пальцами в его волосах, прижимая его голову к себе еще ближе, и эти звуки были музыкой в ушах герцога. Он знал, что они могут дарить друг другу ни с чем не сравнимое наслаждение, сколько бы Реган ни сопротивлялась. Вкус этой победы он сейчас ощущал на своих губах, и не было в целом мире ничего более приятного.
  Наконец, он лег на нее и заглянул в ее лицо. Ее синие глаза с нетерпением воззрились на него, а ноги медленно обхватили его бедра.
  - Пожалуйста, Джордан, не заставляй меня больше ждать.
  Она впервые назвала его по имени, и герцог испытал огромное наслаждение, услышав это именно сейчас. Сказанное хриплым шепотом, оно как будто пощекотало его слух, возбудив его еще больше. Он улыбнулся и, слегка прикрыв затуманенные желанием глаза, вошел в нее. Они занимались любовью еще долго, упиваясь нежностью друг друга. Достигнув, наконец, наивысшего наслаждения, они упали на ковер, обессиленные и опустошенные бесконечной страстью.
  - Знаешь, в тот вечер у маркизы я заплатил бы любую цену, чтобы снова обладать тобой.
  - Выходит, я продешевила? Могла попросить намного больше? - с горькой усмешкой тихо произнесла она.
  Он еще не окончательно пришел в себя и не различил сарказма в ее голосе.
  - Можешь, Реган. Я без ума от тебя и советую пользоваться этим.
  - В таком случае, я прошу оставить меня в покое, мне надо поспать, завтра тяжелый день, - холодно произнесла она, встала и направилась к кровати.
  Девушка легла под одеяло и отодвинулась на самый дальний край его широкого ложа. Вскоре он оказался рядом и протянул руку, чтобы обнять ее.
  - Я сказал что-то не так?
  Резким движением она отстранила его руку и отвернулась.
  - Все прекрасно. Доброй ночи.
  Ее тон был все так же неприветлив. И какая муха ее укусила? Джордан никак не мог взять в толк, что произошло. Он хотел продолжить разговор, чтобы все-таки получить ответы на мучившие его вопросы, но никак не мог придумать, с чего начать. Вскоре усталость взяла верх, и через несколько минут он уже спал, как убитый.
  А Реджина, услышав его ровное дыхание, медленно села на кровати и посмотрела на его красивое лицо, такое безмятежное во сне. Она хотела прикоснуться к нему, но не решилась: она все еще боялась, что он проснется. Вместо этого девушка поднялась с постели, поспешно оделась и неслышно выскользнула из его спальни.
  Хотя не так уж и неслышно. Едва она вышла за порог, как тут же споткнулась ногой в наполовину застегнутой туфле о ковровую дорожку. Первой ее мыслью в этот момент было: "Что за расточительство стелить ковры в коридоре?". Но стоило ей совершить весьма мягкую посадку на вышеупомянутый ковер, как вторая мысль незамедлительно сменила первую: "Надо взять это расточительство на заметку".
  И все же ее падение прошло не совсем гладко: ненароком она задела маленькую вазочку, стоявшую на декоративном столике при входе в спальню герцога. Вазочка упала и с грохотом раскололась на несколько частей. Хотя возможно ей так только показалось, ведь вокруг стояла гробовая тишина. Уповая на крепкий сон домочадцев Данмора, девушка крадучись стала пробираться к лестнице. Остался сущий пустяк: спуститься и выйти за дверь. Но на этот раз порадоваться своему удачному бегству она не успела. Фраза "Остановитесь!" застала ее в середине лестницы на первый этаж. Сначала по спине Реджины пробежали мурашки, но уже через секунду она расслабилась, сообразив, что голос женский, так что опасаться ей нечего. Она последовала рекомендации и медленно повернулась. Ее глаза округлились от удивления: перед ней стояла та самая блондинка, которая сопровождала герцога на маскараде. На ней был короткий шелковый халат бледно-зеленого цвета и свободные шаровары до самых щиколоток из того же материала. Похоже, она и в жизни одевалась на восточный манер. Однако подобные размышления у Реджины в голове не задержались: все они испарились в ту самую минуту, когда девушка обратила внимание на основную деталь ее туалета - длинную остроконечную шпагу.
  - Кто вы и что вы здесь делаете? - требовательно спросила блондинка.
  Следовало ответить на этот вопрос, но у Реджины в голове уже назрел более актуальный: две любовницы под одной крышей? Это уже слишком!
  - Не поверите, но мне пришла на ум та же реплика, поэтому предлагаю отвечать по очереди.
  О том, что ее соперница вооружена и опасна, Реджина и думать забыла, она так разозлилась, что ничто не могло ее остановить. К счастью, блондинка оказалась благоразумнее. На ее лице отразилось сначала удивление, а затем любопытство.
  - Меня это устраивает.
  - Вы первая, - с вызовом проговорила Реджина.
  По всему было видно, что блондинка развлекалась от души. Ночная гостья явно не грабительница, что сбрасывало определенное напряжение. А ее пылкие слова заставили предположить, что история будет весьма пикантной.
  - С удовольствием. Я единственная женщина, которая имеет законное право находиться в этом доме. Мое имя - Кристина Веллингтон.
  - Вы его жена? - с ужасом произнесла Реджина.
  Она готова была сквозь землю провалиться. Ни разу не допускала мысли, что он может быть женат! Но девушка явно перенервничала: ей и в голову не пришло, что если бы сей факт имел место, то он бы непременно всплыл, когда они предлагали Данмору помолвку с Китти.
  - Ваш черед, - мягко напомнила блондинка, прислонилась боком к перилам и скрестила руки на груди, пристроив шпагу рядом.
  В такой дурацкой ситуации Реджине бывать еще не приходилось. Она понимала, что уже наломала немало дров своим неуместным выступлением. Однако на этот раз ей хватило здравого смысла понять, что выкручиваться бесполезно. Нужно идти ва-банк:
  - Меня зовут Реджина Джеймс и на ближайшие три месяца я его любовница, - сказала она, гордо выставив вперед подбородок.
  На самом деле, этот пафосный жест был призван скрыть ее волнение.
  - На ближайшие три месяца? - повторила Кристина. - Как это?
  - Теперь вы, - нетерпеливо проговорила Реджина.
  Кристина помедлила, сдерживая улыбку, но недолго:
  - Я могла бы томить вас до утра, но не стану этого делать. В обозримом будущем вы вряд ли встретите в этом доме его жену, мой брат не склонен связывать себя обязательствами с женщинами.
  На миг Реджи почувствовала невероятное облегчение. Брат! Но все же отомстить своей новой знакомой за то, что та бесстыдно ее смутила, Реджина Джеймс была просто обязана, поэтому она не задумываясь выпалила:
  - Неужели? Тогда вы наверное не в курсе, что он помолвлен с моей сестрой?
  И в эту же минуту она пожалела о сказанном - и так эта девушка уже знает слишком много. Но слово не воробей... Глаза Кристины загорелись любопытством, когда она услышала "радостную" новость.
  - Я действительно ничего не знала, но вы мне расскажете, причем немедленно!
  - Боюсь, тема слишком деликатная, - попыталась пойти на попятную Реджина.
  - Сейчас половина пятого утра, вы крадетесь по моему дому, словно воровка, на вас нет корсета и юбка надета задом наперед! Не говорите мне о деликатности, это просто смешно.
  С этими словами она схватила шпагу, которая до сих пор мирно покоилась у ее ног прислоненная к перилам, и указала сначала на Реджину, а затем в сторону первого этажа, причем проделала все это в опасной близости от любовницы своего брата.
  - Я хотела сказать, что мы можем пройти в библиотеку и там все обсудить.
  Реджина продолжала смотрела на кончик шпаги, которой так умело орудовала Кристина.
  - У вас убийственная аргументация, - наконец выдала она, сдаваясь.
  Реджина рассказала все, не скрывая ни малейшей детали. Позднее она уверяла себя, что поступила так только из-за того, что ей угрожала вооруженная сумасшедшая. На деле же все было совсем не так. Сначала девушки отправились на кухню, где Кристина сделала им чаю и бросила свою шпагу. Затем в библиотеке хозяйка разожгла камин, причем проделала она все эти отнюдь не светские дела с удивительной легкостью.
  - Я выросла в деревне, - пояснила она, заметив удивленный взгляд Реджины. - Там за мной не всегда присматривали, поэтому была возможность узнать много нового. Не напоминайте об этом моему брату, пожалуйста, но над Данмор-холлом дважды нависала угроза пожара, пока я не научилась делать это правильно.
  Реджина понимающе улыбнулась: детство без шалостей - зря прожитые годы! Потом девушки пили чай и болтали до самого утра. Незадолго до пробуждения Данмора Реджине все-таки удалось распрощаться с новой подругой и отправиться домой.
  Оказавшись в своей постели, Реджина была совершенно в другом настроении, чем когда выходила из спальни герцога, однако ощущения, испытанные ею несколько часов назад, постепенно возвращались. При этом она уже по-другому смотрела на многие вещи. Скорее всего Джордан не имел ввиду ничего плохого, когда сказал, что заплатил бы любую цену, что она разозлилась совершенно без повода и испортила такой чудесный момент. А момент и вправду был самый прекрасный в ее жизни. Она никогда не представляла, что способна на такие чувства. Они струились по ее венам, заставляя дрожать от наслаждения, они ласкали ее кожу, обволакивали теплой нежностью ее душу.
  Неужели она и в самом деле влюбилась в Данмора? Если это так, то она попала в самую безнадежную ловушку из всех, но в то же время, и в самую приятную. Немного поразмыслив, Реджина поняла, что не стоит спорить со своими чувствами: в конце концов, не было ничего заманчивей того, чтобы уступить им. Тогда нужно было поискать другой способ защитить свое внезапно ожившее сердце, которое так и вырывалось из груди, стоило этому мужчине оказаться рядом. Если она влюблена, а он лишь приятно проводит время, то она надоест ему скорее рано, чем поздно, и тогда Реджина станет лишь очередной покинутой любовницей. Надо придумать, как сделать так, чтобы все козыри оказались в ее руках, а у него при этом была слабая позиция или, по крайней мере, чтобы они были бы в равных условиях. При этой мысли Реджина победно улыбнулась. "Он сам влюбится в меня," - сказала она про себя.
  
  Незадолго до полудня герцог Данмор со свирепым видом ворвался в библиотеку лондонского дома Реджины. Дворецкий не рискнул становиться у него на пути, и разъяренный лорд распахнул двери кабинета и с силой захлопнул их за собой.
  - Какого дьявола ты снова сбежала из моей постели?
  Глаза Реджины расширились от возмущения его несказанной наглостью, а затем быстрым движением метнулись с его разгневанного лица в дальний угол комнаты, который не попал в поле зрения Джордана. Его брови вопросительно сошлись на переносице, изображая непонимание. Наконец, он услышал робкое покашливание оттуда, куда смотрела Реган, и, сам не веря, что в комнате может быть кто-то еще, медленно обернулся. В кресле возле книжных полок сидел Рош и с плохо скрываемыми возбуждением и любопытством рассматривал эту забавную парочку. Не выдержав, он тихо усмехнулся и произнес:
  - Не волнуйся, Джордан, я и так это знал.
  Разъяренный взгляд герцога быстро вернулся к глазам Реджины, но она лишь гневно вспыхнула и прошипела:
  - Не от меня, можешь не сомневаться! В отличие от тебя, я умею держать язык за зубами.
  Как же в этот момент ей было сложно сдержать улыбку. Хоть бы его сестрица оказалась не из болтливых!
  - Она и вправду ничего мне не говорила, но это не помешало мне обо всем догадаться самому. Ты же меня знаешь, дружище, моя интуиция никогда не подводит.
  И на этот раз интуиция говорила Рошу, что лучше удалиться, пока герцог не вышел из себя окончательно.
  - Ладно, принцесса, продолжим наш разговор на следующей неделе. Я пришлю тебе записку.
  - Буду премного благодарна, - натянуто проговорила девушка.
  Граф хорошо знал своего друга, и сейчас чувствовал его настроение, как свое собственное. Но несмотря на это, он все же не смог не вздрогнуть, услышав его угрожающий тон, заставший его уже в дверях:
  - Если кто-нибудь узнает о том, что сейчас произошло в этой комнате, мои секунданты будут у тебя еще до обеда.
  - Прежде я сам не раз был твоим секундантом, - сказал Рош примирительно. - Ты знаешь, что я не проболтаюсь, - закончил он серьезно.
  Как только граф вышел из комнаты, разгневанные взгляды Реджины и Джордана вновь встретились в молчаливом поединке. Она заговорила первой:
  - Если ты будешь продолжать в том же духе, то уже завтра тебе придется посылать секундантов в каждый дом Лондона!
  - А тебе, если и впредь будешь такой непокорной, придется отказаться от тайн вообще!
  - Так значит, ты считаешь, что ты прав? И даже извиняться не собираешься? - возмущенно прошептала Реджина.
  Данмор уже готов был ответить ей очередной колкостью, но здравый смысл взял верх, герцог тяжело вздохнул и нехотя произнес:
  - Ладно, извини.
  Реджина смерила его недоверчивым взглядом.
  - Нечего на меня так смотреть, я вспылил, я виноват, но ты тоже хороша...
  И не успел он закончить, как она громко и заразительно рассмеялась:
  - Один - один!
  
  Следующие несколько недель были совершенно потрясающими. Джордан не упускал ни одной возможности увидеть Реджину, побыть с ней рядом или поцеловать. Он, даже не подозревая об этом, делал ее самой счастливой девушкой Лондона. Она наслаждалась его вниманием и обществом, при этом сама не оставалась в долгу, даря ему себя полностью. Порой они позволяли себе некоторое безрассудство, ускользая из душных и тесных танцевальных салонов на балкон, где долго и самозабвенно предавались поцелуям под дождем, или сбегая со спектакля в самый напряженный момент, чтобы насладиться друг другом под тяжелыми портьерами пустующих театральных коридоров.
  - Боюсь спугнуть свое счастье, но все же я должен спросить, - начал как-то Джордан после прекрасного вечера, проведенного в объятьях возлюбленной. - Почему ты вдруг переменилась ко мне? Поначалу я был уверен, что мне вовек не добиться твоей благосклонности.
  Он лежал на шелковых простынях в своей просторной постели, внимательно следя из-под полуопущенных ресниц за ее неторопливыми движениями, пока девушка одевалась, собираясь уходить. Не прерывая своего занятия, Реджина повернулась к нему и с лукавой улыбкой спросила:
  - Разве ты недоволен? Если ты предпочитаешь строптивую любовницу, просто дай мне знать.
  - Господь с тобой, милая! Я более, чем доволен. Но все же удовлетвори мое любопытство, - мягко настаивал герцог.
  Реджина знала, что рано или поздно он спросит об этом, и посему ответ был готов заранее.
  - Раз уж я оказалась в этой ситуации, не вижу смысла превращать в пытку то, от чего можно получать удовольствие. У нас не так много времени, так зачем тратить его на пустые ссоры?
  - Ты идеальная женщина! - искренне произнес Джордан, изумленно глядя на нее.
  Девушка тихо рассмеялась и принялась натягивать чулки. Он заворожено наблюдал за самой любимой частью ее ритуала одевания.
  - Похоже, и я научился находить приятные моменты в не самых приятных вещах.
  Проследив за его взглядом, она без труда догадалась, о чем говорит герцог, и это заставило ее снова улыбнуться. Затем она поднялась с постели и продолжила одеваться, на ходу подбирая разбросанные вещи с пола и кресла и безрезультатно пытаясь вспомнить, как та или иная деталь ее туалета оказалась тут или там. "Интересно, - невольно подумала девушка, - сколько еще должно пройти времени, чтобы страсть перестала затуманивать мое сознание настолько, что я не могу вспомнить, как именно осталась без одежды на этот раз?"
  
  Кэтрин быстро освоилась в Лондоне. И неизвестно, что сыграло здесь определяющую роль - полезные знакомства или горячая кровь семейства Джеймс - результат превзошел все ожидания. Герцог довольно быстро дал понять окружающим, что девушка находится под его покровительством, поэтому ей выказывали уважение даже в тех домах, доступ в которые был закрыт простым смертным. При этом Шарлот режиссировала обстоятельства так, что Кэтрин постепенно воспринимали и отдельно от Данмора. Все шло по плану.
  Реджина гордилась своей младшей сестренкой. От прежнего уныния не осталось и следа. Однако тот, кто чувствует себя в Лондоне, как рыба в воде, как правило, вскорости замыкается в себе. Обратной стороной веселости и светскости Кэтрин оказалось ее полное отсутствие чувств вне балов и приемов. Не сказать, что она грустила, напротив, была спокойна и приветлива, но это была уже не та малышка Китти, которая открыто выражала свои эмоции.
  Вот и в этот вечер Кэтрин кокетливо улыбалась и тихо посмеивалась над шуткой одного из ее новых приятелей. Но только близким было заметно, что глаза ее были пусты. Реджина ненавязчиво наблюдала за сестрой во время разговора с Майклом Феллером, ее потенциальным партнером из Америки. Майкл положительно относился ко всему новому, поэтому проект, который предлагала его собеседница, не мог оставить его равнодушным. Кроме того, американец втайне надеялся, что совместная работа поможет ему познакомиться с несравненной англичанкой поближе.
  Данмор расположился неподалеку от Кэтрин, сохраняя видимость того, что они вместе. При этом все его внимание было сосредоточено на молодом аристократе, стоявшем напротив. На днях королева обратилась к нему с дипломатическим заданием, которое непременно нужно было перепоручить кому-то другому. Суть этой просьбы была для герцога крайне неприятна. Виктория желала, чтобы он женился на француженке или испанке для укрепления связей в Европе, а также для пополнения рядов верных англичан за пределами родины. Такую перспективу едва ли можно было назвать заманчивой, особенно учитывая его намерение как можно дольше оставаться рядом с Реджиной. И почему она не испанская графиня или французская маркиза? Раз все равно придется жениться, то почему не на девушке, которая ему по-настоящему нравится? Кстати, надо отдать королеве должное, она все-таки оставила для Данмора небольшую лазейку: он мог выбрать кого-то другого для исполнения поручения, если Виктория одобрит его кандидатуру. Зная, что Милтон Бентли пользуется и королевской милостью, и ее уважением, герцог решил обратиться именно к нему. К сожалению, выбор был невелик: либо претенденты были недостаточно знатны, либо недостаточно умны, либо... уже женаты. Но склонить этого упрямца на свою сторону Данмору никак не удавалось. К счастью, к нему подошла Шарлот и попросила уделить ей минутку. Герцог вздохнул от облегчения и последовал за маркизой.
  - Вы с Реджи слишком выставляетесь, - прошептала она, потянув его за рукав.
  - Шерри, ты преувеличиваешь, мы ведем себя тише воды, ниже травы, - он явно не разделял ее мнение.
  - Я ведь не свои наблюдения высказываю, - покачала головой маркиза. - На днях племянница графини Уолвертон видела, как вы обнимались в театре.
  - Это невозможно. Там никого не было, кроме нас, - возразил герцог.
  - Или вы оба никого больше не замечаете! Я рассказываю тебе то, что слышала собственными ушами из ее уст.
  - И что ты ответила? - озабоченно спросил он. Видимо неверие уже сменилось беспокойством.
  - А как ты думаешь? Радостное совпадение: тебя она узнала сразу, а вот твою пассию не очень-то разглядела. Я, разумеется, сказала, что это была Сандрин Бронте, помнишь эту новую актрису? Кажется, Берти к ней неровно дышит. Она похожа на Реджину, особенно со спины. На этот раз я спасла твою шкуру, имей это в виду! Но в следующий, кто знает, как сложатся обстоятельства.
  Она отчитала Данмора довольно строго, но он и сам понимал, что маркиза делает это лишь из лучших побуждений. Она и вправду переживала за подругу и не хотела таких сплетен. Да, слухи были ее оружием, но умение пользоваться ими заключается в умении выбирать, какие губительны, а какие спасительны. Шарлот владела этим искусством как никто другой, поэтому герцогу оставалось только внять ее совету и вести себя осторожнее.
  - А Кэтрин история о том, что я путаюсь с актрисой, не повредит?
  - Ерунда. Ты никогда не имел репутации положительного героя, так что небольшая интрижка накануне свадьбы вполне естественна.
  По дороге обратно в залу маркиза бросила еще одну реплику:
  - У меня пока не было возможности поговорить об этом с Реджиной. Важно, чтобы она тоже была в курсе, что происходит.
  С этими словами она покинула Джордана, и перед ним вновь предстал Милтон Бентли, вид которого уже нагонял на молодого герцога тоску.
  Как только Китти пригласили на очередной танец Джордан предпочел своему унылому собеседнику общество Реджины, которую не так-то просто было застать в одиночестве. Не без труда он пробрался к ней через толпу, не забыв прихватить по дороге повод для разговора. Оказавшись к ней лицом к лицу, он с улыбкой протянул ей бокал пунша.
  - Как дела у Кэтрин?
  - Отлично, сестренка быстро осваивается. Однако, сказать по правде, не думаю, что она созрела для замужества.
  - Полностью с тобой согласен. Но что в этом плохого? Все к лучшему, - задумчиво протянул герцог.
  - Почему же?
  - Сама посуди: чем дольше Китти будет взрослеть, тем дольше продлится наша с ней помолвка и, следовательно, наша с тобой...
  Он не успел договорить, так как получил чувствительный удар в ребро. Локтями Реджина орудовала не хуже мальчишек на базаре, когда они мастерски расталкивают покупателей, скрываясь от погони.
  - О чем ты говорил с Милтоном Бентли? - решила сменить тему Реджина.
  - С Бентли? Даже не напоминай! Он мне до смерти надоел! - отмахнулся герцог.
  - Возможно, я смогу облегчить твои страдания. В чем проблема? - участливо предложила она свою помощь.
  - Бентли - неплохой дипломат. Королева хочет отправить его в Европу, женив на какой-нибудь аристократке с континента, но он упирается, словно баран. Как будто не сама королева Виктория его делегирует.
  Реджина заговорщицки улыбнулась:
  - Не слишком тебе удается роль свахи.
  - Честно говоря, у меня есть дела и посерьезнее, но для этого придется ехать в Шотландию, а я пока не настроен покидать тебя.
  - Я польщена. И все-таки возвращаясь к нашим баранам, спешу проинформировать тебя, что твой новый друг вряд ли когда-нибудь женится. По крайней мере, по доброй воле. Девушки не слишком его интересуют.
  - Откуда ты знаешь? - Данмор был в шоке.
  - Моя ближайшая подруга - графиня Уэллс, она знает все и обо всех. А у меня просто хорошая память.
  Герцог был совершенно растерян. С одной стороны, хуже новости быть не могло, но с другой все сходилось и теперь стало очевидным, почему он так отпирается от королевской милости.
  - Не грусти, я ведь обещала помочь. Если тебе нужно отправить кого-то в Европу, советую обратить внимание на Жюстин Дюпрэ.
  - На женщину? - почти брезгливо переспросил герцог.
  - Именно. Не все то золото, что блестит, - загадочно пробормотала Реджина.
  Разговор становился все более конфиденциальным, и Джордан предложил вынести его за пределы бального зала:
  - Не хочешь прогуляться в саду?
  - Конечно. Только возьмем верхнюю одежду.
  Вечер был в самом разгаре, и у гардероба они не встретили ни души. Но все-таки задержаться там пришлось. Полная женщина лет шестидесяти, нерасторопно управляясь с плечиками, далеко не сразу вернула пальто и накидку владельцам. Реджина была в хорошем настроении, поэтому затянувшуюся паузу решила провести с пользой. Пока гардеробщица удалилась в поисках их одежды, Реджина надула щеки и стала весьма утрированно изображать, как та, слегка всхрапнув, проснулась при их появлении, как она с недовольством подняла свою тяжелую карму с насиженного кресла, и наконец, как вперевалку "поспешила" вглубь комнаты. Данмор прилагал титанические усилия, чтобы не рассмеяться слишком громко, а когда женщина вернулась, принялся делать вид, что его сразил приступ кашля, за которым скрыть улыбку было хотя бы чуточку проще. Тем временем девушка закусила нижнюю губу, продолжая наблюдать за служанкой искрящимися весельем темными глазами. Та в свою очередь посмотрела на молодых людей, явно подозревая, что пропустила что-то важное. Ее брови сосредоточенно сошлись над переносицей, однако заговорить она так и не решилась. Вместо этого она протянула им вещи и снова уселась в кресло, определенно собираясь возобновить свое занятие, от которого ее так бесцеремонно оторвали.
  Даже промозглый английский вечер не смог испортить им настроение, разгоряченные и смеющиеся они вышли во внутренний двор. Джордан взял свою спутницу за руку и притянул ее к себе.
  - Сколько тебе лет? - спросил он, все еще улыбаясь.
  - Мое чувство юмора не стареет. Приятно видеть, что твое тоже!
  Будь на месте Реджины "настоящая леди", она никогда не позволила бы себе такого поведения. В сущности, даже ее положению в обществе не соответствовали такие шутки, но Данмор был рад, что его дама не обременена ни титулом, ни светским воспитанием, которые безусловно лишили бы его стольких незабываемых минут. За последние годы он стал более демократично смотреть на жизнь, здесь Америка сделала свое дело. Если бы он остался верен своим герцогским привычкам, то не протянул бы долго на чужбине. А вернувшись в Англию он нередко тосковал по простым и открытым людям. Но стоило ему познакомиться с Реджиной, как эта проблема была решена. Она могла дать американцам сто очков вперед.
  С трудом разглядев в темноте тропинку, выложенную плоскими мокрыми камнями, они неторопливо пошли вглубь сада и возобновили свой разговор.
  - Между нами говоря, Жюстин Дюпрэ, подходит не только для дипломатической миссии, но и для более деликатных поручений. Она без труда найдет себе мужа, который не зациклен на девственности избранницы, она обожает Париж и у нее там много друзей. Вместе с тем, несколько лет назад нынешнее французское правительство приговорило к смертной казни ее родителей якобы за государственную измену, после чего оставшиеся члены ее семьи сбежали в Англию, где и нашли долгожданный приют. Выводы можешь сделать сам.
  - Ты так хорошо знакома с ней? - удивился герцог.
  - Шарлот дружила с ней, еще когда жила на континенте. А мне как-то раз довелось иметь дело с ее братом, Гийомом. Без сомнений, как в политике, так и в торговле Жюстин подкована не хуже него.
  - И что же у тебя были за дела с этим иммигрантом?
  - Это не имеет значения.
  - Именно поэтому мой интерес неподдельный.
  Реджина стукнула герцога кулачком в плечо в притворной обиде:
  - Почему ты не воспринимаешь меня всерьез?
  - Разве мой вопрос не доказывает обратное?
  - Он доказывает лишь то, что ты не в состоянии получить от ситуации все выгоды, которые она предлагает. Твой взор зашорен чопорными английскими предрассудками и мужским шовинизмом, чего я никак не ожидала от человека, который несколько лет прожил в штатах, где прогрессивное мышление - это неотъемлемая часть свободы духа!
  - Нет слов... Скажу только, что присмотрюсь к Жюстин Дюпрэ, - вымолвил изумленный герцог.
  
  Не прошло и двух недель с начала их восхитительного романа, как Джордан понял, что одной постелью он не удовлетворится. Он испытывал острую необходимость, чтобы она постоянно была рядом. И не смог отказать себе в удовольствии пригласить ее вместе пообедать, однако Реджина решительно отказала ему, напоминая, что таким образом их связь недолго останется тайной. Тысячу раз на дню герцог хотел послать ко всем чертям все эти дурацкие условности, но тут же осознавал, что с его стороны это чистый эгоизм. А чтобы компенсировать своему эго его потери, он послал девушке новое приглашение, которое опять было отвергнуто. Но и это не остановило его не совсем уместного стремления видеть ее при свете дня. По его мнению, рано или поздно она должна была сдаться. Так и произошло.
  Как-то раз перед обедом он заехал к ней с большим букетом маргариток и очаровательной улыбкой на лице. Поначалу она пыталась слабо протестовать, но, в конце концов, сдалась - устоять перед его настойчивым обаянием было решительно невозможно. Ее контора располагалась в не самом респектабельном районе, поэтому шанс встретить знакомых здесь был почти равен нулю. Так что они выбрали маленький ресторанчик на соседней улице и расположились в уютном уголке у окна за столиком для двоих.
  - Расскажи мне о своем детстве в Кенте, - внезапно попросил он.
  - Ты серьезно? - удивленно спросила она.
  - Абсолютно. Как так вышло, что мы ни разу не встречались прежде?
  - Мое счастье, - смущенно пробормотала Реджина. - Боюсь, если бы мы познакомились в те времена, едва ли эта встреча оказалась бы приятной.
  - Почему же?
  - А ты обещаешь, что если я расскажу, то ты не потащишь меня в полицейский участок? - все еще пряча глаза, осведомилась она.
  - Ты меня заинтриговала! - ответил Джордан, но видя, что она продолжает хранить молчание, добавил с совершенно серьезным видом: - Обещаю.
  - Ладно, - все еще неуверенно начала она. - Только не забудь, ты обещал.
  - Не представляю ничего такого, что могло бы заставить меня нарушить обещание, но даже если это что-то из ряда вон, я все равно останусь верен своему слову, - твердо сказал герцог и уже с азартным блеском в глазах шепотом закончил: - Я сгораю от любопытства!
  - Боже, и кто тянул меня за язык? - со вздохом и улыбкой отозвалась Реджина. - Помнишь, твой конь Черный Султан дважды был похищен?
  - Разумеется. Но оба раза его вернули в конюшню еще до рассвета следующего дня.
  - Знаешь, я обожаю кататься верхом, а в детстве это было мое самое любимое занятие! Твои конюшни были самым желанным местом, куда я только могла попасть, а Султан - самым прекрасным жеребцом из всех, что я видела...
  - Так это была ты? Оба раза? - воскликнул он со смесью недоверия, удивления и, она могла бы поклясться, восхищения.
  - Ты простишь меня? - взмолилась девушка, пытаясь выдавить из себя улыбку. - Уж слишком велик был соблазн!
  - Но как тебе это удалось? Ведь мои конюшни под хорошей охраной! Хотя нет, не отвечай. Ты просто бесподобна, Реган! Разумеется, я прощаю тебя, но при одном условии, - неожиданно добавил он.
  - Все что угодно, лишь бы избежать виселицы за конокрадство! - рассмеялась девушка.
  - Когда мы в следующий раз будем гостить в моем поместье, мы непременно выкрадем его снова!
  - Ты сумасшедший! Хочешь украсть коня из собственной конюшни?
  - Зато это совершенно безопасно. Не стоит беспокоиться о том, что нас могут застукать, - заговорщицким тоном продолжил он.
  - Пожалуй, будет даже забавно, если нас, совершенно взрослых людей, не имеющих никаких препятствий для того, чтобы взять то, что мы хотим, совершенно безвозмездно, поймают за тем, как мы это крадем. На это стоит посмотреть, так что я согласна! Похоже, я тоже не в своем уме, - весело закончила Реджина.
  
  Как бы Джордан ни старался оттянуть неизбежное, время ехать в Шотландию все же наступило. Больше не допускалось никаких отлагательств, поэтому Данмор попрощался со своими близкими и отбыл. Реджина конечно скучала по нему, но не слишком. В конторе дел было невпроворот, да и Шерри с Китти требовали к себе внимания. По-настоящему отдохнуть ей удавалось лишь в доме своей новой знакомой Кристины Веллингтон. В последнее время Реджина к ней зачастила. Поводов для этого нашлось достаточно: во-первых, девушки и вправду подружились, во-вторых, приятельство с сестрой Данмора было отличным алиби для частых визитов туда, что без сомнений радовало и герцога, ну а в-третьих, Кристина склоняла Реджину помочь ей настроить брата благословить их с Рошем намечавшийся роман. Сначала Реджина не могла понять, в чем тут подвох, но когда впервые заговорила с Джорданом на эту тему, он достаточно бесцеремонно прервал ее, заявив, что Кристина еще слишком молода, чтобы думать о замужестве. Вот так. Но препятствия, как это заведено, лишь подогревают настоящих игроков и уж точно не останавливают их на полпути. Поэтому Реджина была преисполнена решимости выяснить, в чем дело, и добиться своего.
  Через несколько дней после отъезда герцога, она заглянула к его сестре. Кристина обрадовалась визиту новой подруги и тотчас пригласила ее в столовую отобедать вместе. Реджина с удовольствием присоединилась к ней, и девушки завели беседу:
  - Почему ты так мало выходишь из дома, Крис? - поинтересовалась Реджина.
  - Джордан не очень-то мне разрешает. Я могу выходить только с его хорошими знакомыми.
  - Рош не входит в их число? - хихикнув, спросила Реджи.
  - Определенно нет, - с улыбкой ответила Кристина.
  - Почему Данмор такой параноик, когда дело касается тебя? Я уже неплохо его знаю, он больше ни с кем так себя не ведет.
  Кристина опустила глаза. Это было подозрительно. Неужели она плохо себя зарекомендовала и больше не заслуживает доверия брата?
  - Есть причина. Я расскажу тебе. Но Джордан убьет меня, если узнает, что я проговорилась. Ему ни слова! Вообще я не болтушка, просто тебе все объяснить необходимо. Нечестно, что он до сих пор скрывает это от тебя! Даешь слово, что не выдашь меня?
  - Хорошо, - успокаивающе пообещала Реджина.
  Сейчас ею завладело явно не любопытство. В этом они с маркизой были непохожи. Она знала, что общий секрет сделает их с Кристиной ближе, что теперь много значило для Реджи.
  - Год назад я еще жила в деревне. Как ты знаешь, наш отец умер, когда мы с Джорданом были еще детьми, а матушка перебралась во Францию. Она время от времени навещает нас, убеждает меня переехать к ней, но мой дом здесь... Так вот. Там, в деревне, за мной присматривали три мои тетки, отцовские кузины. Я уже рассказывала тебе, что они не слишком утомляли меня своим воспитанием, поэтому большую часть времени я была предоставлена самой себе. Однажды в окрестностях появился симпатичный молодой человек, и я всерьез увлеклась им. Тетушки были не против. Весной Джордан вернулся из Америки, и навестил меня. Ему не понравился мой ухажер, но по началу он не очень-то упорствовал в навязывании своего мнения, поэтому наш роман продолжился. Через пару недель Чарли сделал предложение. Джордан запретил мне выходить за него, так что мой несостоявшийся жених получил, так сказать, от ворот поворот. Прошло совсем немного времени, и Чарли как-то изменился: занервничал, предложил мне убежать вместе, но я отказалась. К этому времени я уже посмотрела на него с другой стороны. В результате он едва не скомпрометировал меня. И только бдительность Джордана была мне спасением. В противном случае, пришлось бы выйти за него. Он с позором был изгнан из нашей округи, потому что даже у меня не осталось к нему никакого уважения. Он поступил плохо. Но я простила его. А вот Джордан нет, это точно.
  Реджина слушала очень внимательно, не перебивая. Изумлению ее не было предела. Оставалось уточнить только одну деталь. Как только Кристина закончила, Реджина поспешила задать вопрос, который так и вертелся у нее на языке.
  - Его полное имя? Этого Чарли.
  - Виконт Ларенби.
  - Невероятно! - только и смогла воскликнуть Реджина.
  - Реджи, потише. В доме полно слуг! Я так и знала, что ты сразу все поймешь.
  - О Боже, прости, Крис! - девушка перешла на шепот. - Ведь точно так же Данмор поступил с Кэтрин! То есть так, как Ларенби не удалось обойтись с тобой...
  Это она добавила уже больше для себя самой.
  Кристина поджала губы. Она уже давно догадалась обо всем, но не решалась поделиться с Реджиной. Ведь они были знакомы всего два месяца. Однако за это время они виделись и общались чаще, чем она со своей матушкой за последние несколько лет. У Кристины давно не было никого ближе брата, а с ним не разделить женские секреты. Интуиция подсказывала, что Реджине доверять можно. Мало того, вряд ли их с Джорданом роман - лишь минутное увлечение как с одной, так и с другой стороны.
  После обеда девушки перешли в малую гостиную и проболтали там до вечера. У Реджины и мысли не было возвращаться сегодня в контору. Уж слишком интересной оказалась тема. Теперь все, наконец, встало на свои места. И если где-то глубоко в душе у Реган еще сидела обида на Данмора за то, как он испортил свадьбу ее сестры, то теперь она уступила место бесконечной благодарности. Помимо того, чем поделилась Кристина во время обеда, она также добавила, что Рош раскопал множество интересных фактов про Ларенби. Среди прочего выяснилось, что родом он из Франции, где к своим двадцати семи годам уже дважды успел овдоветь и после смерти своих благоверных - разумеется, в результате несчастных случаев - унаследовать небольшие состояния; что он неисправимый игрок и промотал уже чертову кучу денег; что вероятнее всего природа его интереса как к Кристине, так и к Кэтрин не имеет ничего общего с романтикой - только холодный расчет.
  Казалось бы, на этот день событий уже предостаточно, однако у судьбы были иные планы. Аккурат после традиционного пятичасового чая дворецкий объявил, что к леди Веллингтон посетители. Имена их оказались незнакомы обеим девушкам, но они явились по поручению самой королевы и принесли с собой соответствующие бумаги. На самом деле, посетительницы прибыли к Данмору, но, не застав его, готовы были удовлетвориться и обществом Кристины. Последняя никак не могла взять в толк, как она может заменить своего брата в каких бы то ни было делах, связанных с короной, а Реджина уже собралась уходить, дабы не лезть не в свое дело, но, к несчастью, не успела исчезнуть до прочтения письма Виктории.
  Дворецкий объявил вновь прибывших как сеньору Виолу Эстебан, титулы, титулы, титулы... и ее дочь Мирабель, титулы, титулы, титулы... Реджина расслышала его примерно так. Кристина, в свою очередь, представила Реджину как свою подругу, но женщины не обратили на нее никакого внимания. Они, совершенно не церемонясь, сразу приступили к делу.
  - Добрый день, леди Веллингтон, для нас большая честь познакомиться с вами! Мы прибыли по поручению нашего короля Альфонса XII. Как вы знаете, в Испании времена сейчас неспокойные, поэтому его величество, заботясь о своих подданных, устраивает их судьбу в пользу укрепления дипломатических связей с нашими союзниками.
  - Леди Виола, - перебила ее Кристина. - Возможно, лучше нам дождаться, когда вернется Джордан? Не понимаю, чем именно я могу быть вам полезна.
  Эту реплику Реджина еще разобрала, потому что, в отличие от Кристины, она-то догадалась, куда клонит испанка. Дальше у нее все поплыло перед глазами. Она рухнула в кресло - благо то оказалось рядом - и невидящим взором наблюдала происходящее. До нее доносились лишь обрывки разговора, но и этого не требовалось - все и так было ясно как день.
  ...По договоренности королевы Виктории и короля Альфонса герцог Данмор помолвлен с моей дочерью...
  ...Свадьба должна состояться в ближайшие два месяца...
  ...Ваша страна должна осознавать, какой это важный шаг для укрепления наших отношений, как много это даст обеим державам...
  ... Мирабель просто идеально подойдет его светлости: она получила блестящее воспитание, ее образование и манеры выше всяких похвал, но самым главным ее достоинством по праву можно считать близкое родство с королем...
  Больше она не смогла вынести. Возможно, со стороны ее уход без прощания и даже без единого взгляда, брошенного на Кристину, мог показаться невежливым, но именно об этом не самая вежливая Реджина подумала в последнюю очередь. Ее взор был затуманен слезами, которые она сдерживала изо всех сил. Мозг повторял, как мантру, что это конец, худший из всех возможных. Воли, точнее ее жалких остатков, хватило лишь чтобы добраться до наемного экипажа и велеть кататься по кругу.
  Мир рухнул.
  Все вокруг умерло.
  Ничего живого не осталось.
  Прошло несколько часов, прежде чем Реджина пришла в себя. Вернее, она просто осознала, где находится и что произошло. Несмотря на то, что за все это время она не проронила ни одной слезинки, ее душевное состояние было все таким же паршивым. Нужно было срочно брать себя в руки. Что делать? Изменить ничего она не могла, значит, оставалось забыть. Но как? И почему нам говорят "Забудь об этом!" именно в те моменты, когда это сделать сложнее всего?
  Еще час или около того был положен на решение этого и прочих внутренних противоречий. Но на этот раз результат оказался более удовлетворительным. Она даже окликнула кучера и назвала свой домашний адрес.
  Мозг уже работал в поисках выхода из этой невыносимой ситуации, а точнее в поисках побега. Майкл Феллер уже не раз делал ей предложение. Этот брак давал ей возможность стать совладелицей морского бизнеса американца и открыть долгожданный филиал своей судоходной компании в Америке. Прежде Реджина не относилась к Феллеру всерьез, так как ее мысли были целиком и полностью заняты другим мужчиной, и последнее, что могло прийти ей в голову, - это бросить герцога и уехать на другой конец света ради своих амбиций. Но ситуация изменилась.
  Реджина еще раз обратилась к кучеру с просьбой отвезти ее в Вермонт-Отель. Решение было принято. Сегодня вечером она скажет Майклу "Да", а через две недели они вместе отправятся в штаты. С глаз долой, из сердца вон.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"