Гриненкова Лилия: другие произведения.

Тень Океана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он всего лишь хотел того, чего хотят парни в двадцать лет. А отец предложил ему попробовать свои и сдать экзамен в какую-то академию. И он легкомысленно согласился, только он не учёл, что его вторая личность имеет свои планы. Не успев и глазом моргнуть, как Дар оказался затянут в водоворот событий, где навязчивое внимание самого грозного представителя одной из трех рас Княжества всего лишь малая доля испытания, которые ему предстоит пройти, что бы отыскать древнюю лабораторию и найти ответ на главный вопрос всей его жизни.
      (Книга закончена)

  
Тень Океана
  
Катастрофа
  
  
  - Алия! - ломающийся голос Алеона донесся до её сознания. - Граф приказал вернуться в каюты и не покидать пределы главного модуля корабля как можно скорее.
  - Хорошо, - ответила девочка, не отворачивая взгляда от синевы космоса.
  Она вырвалась из потока мрачных мыслей. Последние дни она была выбита из колеи, хоть и тщательно скрывала ото всех своё состояние. Во всём были виноваты сны, которые последние дни потеряли все свои краски, и показывали обычный мир Княжества, а не загадочный нереальный мир. Эти сны были одной из многочисленных тайн, которые она никому не собиралась раскрывать. Если бы кто-то из её врагов узнал о них, они бы смогли не уничтожить, но сильно навредить ей. Не в физическом плане. Таких как она и пальцем в момент опасности тронуть невозможно. Но возможно сломить её волю, сломить дух им было бы под силу. В свои пятнадцать лет графиня Алия Меридон была единственной представительницей своего некогда Великого Дома. Ни одного из её родственников не осталось. Отец умер, когда ей было всего четыре года и на плечи маленькой хрупкой девочки свалились вся власть и вся ответственность, которой обладал Дом Меридон. Тогда, в четыре года её род почти исчез с лица Княжества, Дом "лежал в руинах". Единственными родными людьми тогда стали два человека: начальник охраны Джейден Калриас, старый вояка до мозга костей оставшийся верен её Дому и её единственный друг, и ровесник - Алеон. Алеон является вторым сыном князя Зейдена Берроса, но в отличие от старшего брата, по мнению всего высокородного общества, умом не блистал. У него две основные слабости девушки и игры. Несмотря на них, он всегда поддерживал Алию, всегда помогал ей сделать выбор, когда она просила у него совета.
  Этот полёт был обязательным для любого высокородного, а для неё, как для главы Дома, тем более. Полёт из центра княжества, владений Дома Беррос, проходивший через владения всех Домов. Ритуал обязаны были совершать все наследники, которые в будущем собираются стать графами и графинями своих Домов. Это было одно из основных требований, что бы получить право распоряжаться всем могуществом Дома.
  Учитывая возраст Алии и обстоятельства, Совет сделал исключение, и она должна была пройти этот тест со всеми. Но что бы окончательно получить титул графини, ей предстояло сделать многое, в том числе выйти замуж. Обязательные условия нельзя было миновать. И даже то, что она получила титул графини в силу печальных обстоятельств, не освобождает её от этого ритуала.
  Полёт надоел ей уже в первые две недели, но она терпела. Путь к власти тернист и опасен, и приходиться терпеть то, что в обычной ситуации она считала неприемлемым. Алия давно научилась терпеть, выжидать, планировать, и только после этого наносить решающий удар. Иначе в Совете никто долго не задерживался.
  Алия вздохнула, и покинула с сожалением иллюминационную комнату. Сюда мало кто ходил, и она могла спокойно наблюдать за звёздами в тишине и думать о своём. Здесь ей никто не мешал. Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. И высокородная давно к этому привыкла.
  Алеон не стал её дожидаться, прекрасно зная, когда Алию лучше не трогать. И за это юная графиня была ему благодарна. Но сейчас она бы предпочла находиться в его компании. Обычно пустые коридоры в этой части корабля, сейчас были заполонены людьми и разного вида роботами. Насекомоподобные с многочисленными конечностями, человекообразные роботы-врачи с четырьмя руками и даже безликий Эльдар с мощной лазерной винтовкой в руках - все они не то что бы пугали её, но было не по себе. Всему виной была внеплановая остановка флагмана графа на орбите одной из добывающих топливо планет. Зачем граф приказал остановиться, Алия не понимала. Даже если эта была катастрофа, высокородные, кроме тех, кто отвечали за эти владения, не обязаны помогать. Алия списала эту остановку на чудачество семидесятилетнего графа Дерриэйдна, который и руководил ритуальным полётом, как один из влиятельных членов Совета Тринадцати.
  Планета Аскида славилась лучшим топливом для двигателей на всё княжества и даже за его пределами, в Лихейне и эндорианском Альянсе. Она принадлежала одному из тринадцати Великих Домов, дому Экро. Алия успела узнать одной из первых, что причиной катастрофы был мощный взрыв где-то на нижних уровнях шахт. Что это за уровни, а, тем более что там мог быть за взрыв, высокородная не интересовалась, хотя по идее, должна была знать все.
  Её путь проходил через переход, соединяющий два модуля корабля. Здесь находились два больших ангара и стыковочные шлюзы. И этот путь пересекал дорогу к медицинскому отсеку. К её неудовольствию, она невольно стала свидетелем эвакуации тяжелораненого населения. Зрелище было противным, тошнотворным, и Алия постаралась поскорее исчезнуть из этого места. Вот только ужасных впечатлений от вида обгорелых людей, у большинства из которых могли отсутствовать конечности, ей не хватало. Длинное, обтягивающее серебристое платье и туфли на высоком каблуке не способствовали быстрому перемещению. Ей приходилось вдыхать запах горелой кожи и концентрированных лекарств. Ничего кроме головной боли и рвотных позывов эти запахи не вызывали. Алия закрыла нижнюю часть лица кордом, который тут же сгенерировал маску и стал отфильтровывать воздух.
  Она, стараясь ничего не замечать, почти дошла до лифтов, ведущих в главный модуль. Тут стоял Эльдар графа, безликий и холодный робот. Его безликая голова медленно повернулась куда-то в бок, и даже чуть наклонилась вправо. Эльдары обычно не смотрят по сторонам, и это заинтересовало Алию. Она повернула голову в ту сторону, и почему-то сразу её внимание привлёк парнишка. Остановившись, молодая графиня проследила за ним. Мальчик шёл по стенке в направлении медицинского отсека. К недовольству высокородной, с ним не было ни одного человека, ни одного робота. Как можно допустить такое? Алия попыталась понять, чем мальчик привлёк её внимание и внимание Эльдара? Тем, что шёл один? Тем, что шёл сам? Или тем, что он отличался от остальных таких же пострадавших? Хотя чем он отличался? На мальчишке была обгорелая, как и у всех, одежда, порванная в некоторых местах. Лицо его было опущено, волосы чёрные, весь измазанный сажей. Она не смогла точно определить его возраст, но он был ещё мальчишкой, скорее, не больше восьми лет.
  - Алия, немедленно иди в каюту, здесь ты только помешаешь, - сказал ей взявшийся из неоткуда граф Дерриэйдн.
  Граф Дерриэйдн был типичным представителем Совета Тринадцати. Надменное лицо, глядящий поверх всех цепкий взгляд, быстрые и в то же время ленивые движения. Его старческие привычки и совсем несмешной юмор, приводили многих не наследных высокородных в ужас, а его любовь к поучениями отпугивала даже Алию, которой обычно было все нипочем. Сейчас на нём вместо обычного серебряного с красным одеяния дома Дерриэйдн был белый медицинский халат, на лице респираторная маска, на руках резиновые перчатки. Весь его вид говорил о том, что он готов помогать всем низшим без исключения, и плевать ему было на то, что о нём подумают остальные высокородные. Высокородные ещё лет двадцать назад махнул на него рукой, рассудив, что у каждого свои причуды.
  - Я хочу помочь, - упрямо сказала она, не отдавая себе отчёт в совершаемых действиях.
  Тошнотворный запах, распространившийся по коридору, показался ей в этот момент каким-то незначительным, терпимым. И то, что она была графиней и работать с низшими ей по статусу не полагалось, её сейчас не чуть не волновало.
  - Не советую. Тебе будет не очень приятно. Здесь тебе не столичный центр, - сказал граф, разворачивая её в направлении главного модуля.
  Обычно граф сам заставлял высокородных помогать низшим: ходить в детские дома, спонсировать малый бизнес или поддерживать юных артистов и певцов - выбор был огромный. Тех, кто проявлял инициативу, граф щедро награждал. Остальных заставлял трудиться усерднее. Особенно страдали члены его Дома и Алия. Почему она? Потому что она осталась одна единственная в своём Доме и учили её всем Советом, да ещё и послы Лихейна вместе с эндорианцами. Не хватало риоров и членов её собственного Дома.
  - Я уже бывала в медицинских центрах и видела пострадавших и с более серьёзными ранами. Я должна лучше знать людей, особенно в критических ситуациях, что бы из меня получилась достойная правительница, - быстро сообразила Алия. - Прошу граф, позвольте мне помочь. Хотя бы вон тому мальчику дойти до отсека.
  Граф кинул взгляд на мальчишку, нахмурился, а затем вздохнул:
  - Только мальчику, а потом в каюту. Не хватало мне испортить твою и без того раненую психику.
  Алия просияла и направилась мальчику. Она краем глаза заметила, что граф уже ушёл отдавать приказы персоналу и распределять пострадавших. Отдавать приказы он умел, как впрочем, и все высокородные. Эльдар, стоявший на своём посту, последовал за ней, но на расстоянии. Чем ближе Алия приближалась к мальчику, тем сильней билось её сердце, а в груди росло странное чувство, будто сейчас вот-вот произойдёт что-то невероятное. Мальчик все так же медленно шёл, не поднимая взгляда. Подойдя, Алия осторожно протянула ему дрожащую руку. Она и боялась и хотела, что бы он пошёл с ней. Будь сейчас с ней кто-то из высокородных, кроме графа, она бы подумала, стоит ли так импульсивно поступать. Но рядом не было никого, кто бы мог осудить, удивиться, едко высказаться и переврать потом всё это в самую невероятную историю, которую ещё месяц будут обсуждать все, кому не лень.
  Мальчик медленно поднял голову и взглянул на неё. Она сразу же отметал, что у него невероятного цвета глаза, подобных коим она ещё не встречала. Глубокие синие, слегка затуманенные. Рассеянный взгляд, сбитое с толку выражение лица. Ни страха, ни паники, только непонимание, недоумение. При ближайшем рассмотрении волосы у него были, кажется, темно-русые, хотя из-за сажи этого точно не возможно было сказать. На удивление аккуратные брови. Как и волосы, брови не были опалены, что было довольно странно. Нос с заметной горбинкой. Губы были искусаны, покрытые тонкой корочкой запекшейся крови. Островатый подбородок.
   Мальчик нерешительно взял её руку, и Алия вздрогнула. У мальчика в руку был вплавлен металл. Он начинался от костяшек пальцев и заканчивался на шее, чуть не доходя до подбородка. Как он ещё выжил, Алия не понимала. Она был точно не вытерпела такую страшную болью. Алия стала медленно вести этого парнишку в сторону мед отсека. Если бы Алеон или её подруга Зика Дерриэйдн увидели бы сейчас Алию, они просто не поверили глазам своим. Всегда надменная, властная графиня сейчас казалась самой обычной девочкой.
  - Как тебя зовут? - тихо спросила она.
  Её разум понимал, что он сейчас вообще ничего не может соображать, а сердце ждало ответа.
  - Зордар Светлый, - услышала она юный голос, и ей почему-то стало гораздо легче и... радостней.
  - Меня Алия. Приятно познакомиться. Ты откуда?
  Глупый вопрос. Но Алия просто не знала, что спрашивать в такой ситуации. Она очень редко общалась с низшими, а с такими и подавно, и не представляла, что вообще нужно делать в такой ситуации. Обычно она больных видела только в стерильных центрах, под присмотром врачей, довольных жизнью и ни о чём не жалеющих, будто проводить время в больнице для них всё равно, что на курорте.
  - С Аркрау, - ответил тот.
  Алия удивилась. Она не знала что это такое. Да и имя парня тоже странное. Хотя, она мало знает имён низших. Слишком мало. Князь и Совет постарались отгородить её от разговоров с этими людьми, указывая, что они должны только повиноваться, они инструмент и только.
  - Это что?
  - Планета, - уже тише ответил парень.
  - Такой планеты нет, - сразу же воспротивилась она, и поняла, что зря.
  Парень пережил страшную трагедию, а она его тут расспрашивает, да ещё и спросит. Что с ней вообще происходит? Почему она не может просто слушать его и кивать головой, иногда задавая наводящие вопросы, как это часто делает в Совете?
  - Есть, - тон парня как-то странно изменился.
  Алия не стала заострять на этом внимание. Есть, так есть. А то, что она не знает где эта планета, хотя по космографии у неё стоит твёрдые сто баллов, здесь пусть ничего не значат.
  - А где находиться эта планета? - дружелюбно спросила она.
  - За пределами досягаемости, - коротко и не ясно.
  - А что ты делал на Аскиде? - Алия перевела тему.
  Где-то она слышала, что разговор лучшее средство для снятия напряжения и восстановления. Чем больше человек начинает мыслить, тем лучше ему становиться. Ни в коем случае нельзя дать пациенту уйти в себя, закрыться.
  - Случайно оказался, - чуть подумав, ответил он.
  При этом на его лице появилась странная, ироничная усмешка. Получилась она у него такая же, как у графа Дерриэйдна, когда он рассказывал ей о своём единственном, погибшем сыне.
  - А где твои родители?
  - Остались на Аркрау, - мальчик остановился, глубоко вздохнул, а затем спросил. - А где я нахожусь?
  - Мы находимся на личном корабле графа Дерриэйдна. Он один из первых кораблей, оказывающих помощь в этой катастрофе. Тебе здесь окажут необходимую помощь и помогут реабилитироваться. А потом доставят куда ты укажешь, то есть к родителям или домой.
  Мальчик выслушал её молча, не показывая каких-либо эмоций. Его челюсти были плотно сжаты, а скорость передвижения снизилась почти до нуля. Мальчик стал прихрамывать. Видимо, шоковый эффект подходил к концу, и скоро он почувствует всю боль, если уже не почувствовал.
  - Отвезут домой, - тихо прошептал он.
  Алия услышала в это фразе столько надежды, столько желания, что ей самой захотелось оказаться дома. Только дома у неё теперь нет. Алия отбросила не прошенные мысли. Мальчик видимо тоже это понял, и улыбнулся:
  - Знаешь, я как-нибудь тебе покажу мой дом, - его голос прозвучал настолько уверенно, что Алия в этот момент не сомневалась, что он сдержит обещание.
  Мальчик снова пошёл, уже чуть быстрее. В нём словно проснулись силы, хромота пропала. Алия завела его в помещение, заполненное ранеными и медиками. Здесь же мелькала седая голова герцога. Что-что, а успевать везде герцог умел, что иногда сводило с ума Алию. Девочка увидела первую свободную кушетку и посадила парня на неё, а затем по наитию стала убирать обгорелую верхнюю одежку. Касаясь его опалённой кожи, Алия испытывала странные чувства. Она, графиня, которой было противно иногда даже трогать чистые вещи своего лучшего друга Алеона, пыталась оказать помощь серьёзно пострадавшему низшему. Но ей было приятно касаться его. Тело у мальчика было слишком натренированным для его возраста, и это стало для неё открытием. Ему было куда больше, чем предположенные восемь лет. Мышцы не выделялись. Они просто были натренированы. Она редко видела подобное, а тем более у детей. Высокородные парни ни когда не старались качать мышцы, считая, что грубой силой пользуются только низшие слои общества. В эру далёких космических полётов, люди вместо тренировок использовали специально разработанные ткани, которые повышали силу и снижали нагрузки во время полётов. Девочке так и хотелось положить руку мальчику на грудь, но сделать она этого она не решалась. Запоздала пришла мысль, что граф может следить за её действиями. Решение нашлось быстро. Она взяла специальное полотенце и стала оттирать сажу от тела парня. Она вздрогнула снова, когда стёрла сажу с груди. Так красовались четыре рваные раны, оставленные каким-то хищником. Алия продолжила оттирать его тело, аккуратно обведя раны. Запёкшаяся кровь, как и раны, почему-то не вызвали обычного отвращения. Если бы Алеон сейчас бы увидел её, он бы не поверил своим глазам. Остальная кожа мальчика пострадала не сильно. Была немного красноватой, но сильных ожогов не было. Она мало понимала в медицине, но и этих знаний ей хватило, что бы понять, что пострадал он не из-за огня. Травма на груди, металл на руке, огромный кровоподтёк на спине - это явные признаки издевательства, но никак не пожара. Как только она чуть наклонилась и стала протирать ему спину, мальчик не выдержал и упал в обморок ей на плечо. Любого другого она бы оттолкнула. Но его ей захотелось обнять и прижать к себе.
  С ужасом осознав свои чувства, Алия с трудом самостоятельно положила его на кровать и вызвала роботов. Они осмотрели и сказали, что ему нужно время для восстановления. Алия облегчённо вздохнула и с чистой совестью направилась в каюту, что бы переодеться. Перед этим она аккуратно оторвала чуть подправленную нашивку с его обгорелой одежды. Она чудом сохранилась. На нашивке был изображена планета, который на половину закрывал диск, очень похожий на спутник. Спрятав нашивку в Корд, Алия как можно быстрее стала покидать медицинский отсеки и переходные коридоры. И пока она шла, её мысли все были заняты этим странным парнем.
  - Зордар, - тихо прошептала она.
  Она поняла, что имя этого мальчишки она никому никогда не расскажет, а будет хранить в самых дальних уголках своего холодного сердца.
  А робот элитного класса Эльдар, следивший за происходившим, так и остался стоять и сторожить мальчик. Если бы Алия повернулась в этот момент, она бы заметила неяркий зеленый свет, загоревшийся где-то в глубине безликой маски. Загорелся, а через мгновение пропал.
  
  
  ***
  Пи...
  Странный звук, доносится до меня.
  Пи...
  Сознание начинает возвращаться.
  Пи...
  Кто-то родной искренне радуется моему возвращению.
  Пи...
  - Восстановление всех жизненно важных функций организма завершено. Повреждения материального пласта координатора 65 процентов. Защитного пласта - 23 процента. Включение режима восстановления координатора за счёт резервов организма, - ласковый мелодичный голос эхом отдался в голове.
  "Всё не так плохо, как мне показалось вначале, - возникла чужая мысль в голове. - Всё на много хуже".
  После этого наступила тишина.
  ***
  
  
  Граф Линар Дерриэйдн стоял и осматривал медицинский отсек своего корабля. Здесь было много людей с травмами разной степени и ожогами. Корабль графа ближе всех оказался к этой системе и, услышав сигнал бедствия, прилетел на помощь. Конечно, пришлось испытать недовольство высокородных, но иначе и быть не могло. Они привыкли, что мир крутиться вокруг них, и такая простая мысль, как помощь низшим в их голове просто не может существовать. Хотя графу было уже семьдесят, он был одним из трёх влиятельных высокородных во всём Княжестве, простирающимся от границ с эндорианского Альянса и заканчивая пустыми территориями, и мнение будущих графов и графинь его не сильно волновало.
  Просматривая печальную статистику получения помощи пострадавшими, граф с сожалением признавал, что даже при всей мощности оборудования его медицинского центра, ресурсов хватит едва ли на одну тридцатую всего пострадавшего населения. Травмы были серьезные, а пострадавших было много. Колония не была подготовлена к такой масштабной катастрофе. Не было соответствующего оборудования, больниц, медицинских центров. В отсеке корабля уже погибло более сотни человек, хотя за три дня беспрерывной помощи удалось спасти много жизней. Люди были шокированы произошедшей катастрофой. Их глаза в первые часы выражали полную растерянность, потом недоумение. А когда первый шок проходил, наступало понимание. И это было самое ужасное время. Персонал корабля помогал, как мог осознать и пережить пострадавшим произошедшее, но помочь удавалось далеко не всем.
   Катастрофа. Страшная катастрофа унесла много жизней ни в чём не повинных людей. Три главных шахты на планете были уничтожены, и на их восстановление уйдёт, как минимум, лет пять. Добыча топлива упадёт в разы. Это скажется на экономике Княжества. Плата за полёты между системами возрастёт, хотя из-за монополии Дома Притнэ она и так не маленькая. Впрочем, графа это не сильно волновало, так как у него имелись огромные запасы топлива на одной из колонизированных планет, а так же он активно (разумеется, тайно) работал с пиратами, которые поставляли ему много полезного, как товаров, так и информации. На старом лице графа появилась едва заметная ухмылка. Как не печально, но эта катастрофа перепутает многим планы. И произошла она как нельзя, кстати, для него и для юной Алии Меридон, хотя пока она этого не замечала.
  Граф потребовал от своих экспертов самых точных данных по всему произошедшему, а так же активизировал всех выживших шпионов, что бы разобраться в произошедшем. Катастрофа была не случайна. Столь масштабные взрывы нижних, относительно хорошо укреплённых шахт просто так не могли появиться да ещё и в таком масштабе. Управляющие Дома Экро хоть и воры, но не дураки. Они прекрасно понимали, на чём экономить можно, а на чём нет. Но пока что никто не смог ему точно сказать, что же произошло там, на нижних уровнях. И долго ещё не скажет, ведь шахты были пробурены слишком глубоко и не за один десяток лет. По долгу службы граф знал, что в шахтах живут и работают рабы, преступники или простые рабочие, что там не соблюдаются элементарные меры безопасности, и на жизни людей смотрят, как на пустое место. Знал, но поделать ничего не мог. Даже он, один из высокородный, глава Дома и член Совета Тринадцати.
  Эксперты после первых осмотров только разводили руками и выдавали неточные данные. Страшной силы взрыв произошёл настолько глубоко под землёй, что туда уже не доберёшься. Источник его и мощность до сих пор уточняются. Это были недавно открытые уровни шахт. Анализы взятые оттуда показывали аномальные данные. Что-то там внизу творилось неладное, да нижние уровни всегда были опасны, как температурой, так и живущими там хищниками, жившими и эволюционировавшими только на этой планете.
  Граф прошёл через главный зал мед отсека. Там был самый загадочный пострадавший. Граф прекрасно знал, какие хищники, и какие раны могут нанести на этой планете. Изучал в молодости, и к тому же его Корд помогал лучше, чем когда либо. Корд, самое ценное, что преподнесли ему технологии давно вымершей расы предтеч. Но этот случай был странный. Дверь открылась и в маленькой комнатке на кушетке, подключённый к аппарату жизнеобеспечения, лежал мальчик. Роботы-медики хорошо над ним потрудились. Ни одного ожога не было на теле. Но он был истощён физически. Раствор со строительным материалом для организма вводился ему в вены. Роботы пообещали, что он восстановиться через две недели. Граф аккуратно отодвинул ткань покрывала, оголив грудь мальчика. На груди был странный шрам, оставленный неизвестным существом. Это больше походило на рану, оставленную человеком, с очень длинными и острыми ногтями, хотя и имелись различия. Но был ещё один момент, который стоило отметить. От плеча и до костяшек пальцев в его руку был вплавлен металл. Граф не понимал, как мальчик выжил, раненный, обожжённый, ещё и с таким вот сюрпризом на руке. Но он выжил и благополучно шёл на поправку.
  Вряд ли от его целой личности после такого что-то останется. Будет хорошо, если немного разума, а не страх и безумие. Почему-то графу было его жаль. У мальчишки были короткие темно-русые волосы. Его лицо сейчас было спокойно и безмятежно. Мимолётным взглядом граф захватил черты лица мальчишки. Граф уловил во всех чертах что-то от высокородных. Он не мог описать, что именно, но в сознании высокородного билась мысль, что это лицо было ему знакомо. Где-то он его уже видел. Мальчик не походил на жителя Аскиды. Возможно, что мальчик являлся кем-то из детей высокородных когда-то бежавших или пропавших наследников. Но в списке пострадавших он значился обычным низшим, ребенком неизвестных рабочих шахт.
  Граф провёл рукой по странным шрамам на груди мальчишки. Ему на мгновение показалось, что них идёт тепло.
  - Если выживет и сохранит разум, я сделаю из тебя своего наследника, назло всем высокородным, - сказал граф, наклонившись к мальчику.
   Только с такими ранами мальчик никогда не станет нормальным человеком. И разум уже никогда не будет в его власти. Граф это прекрасно понимал. Но он всегда надеялся на чудо. Линар Дерриэйдн развернулся и переключил мысли на других пострадавших. А их было не так мало, как хотелось бы.
  В этот момент глаза мальчика открылись. Голова повернулась, и полный разума взгляд синих глаз зафиксировался на спине графа, где был вышит символ рода великого Дома Дерриэйдн. Улыбка коснулась краешков губ мальчика.
  "Наследники рода Дерриэйдн как всегда не скупятся на обещания. Только в этот раз тебя опередили", - мелькнула чужая мысль в голове мальчика, а затем глаза закрылись.
  
  ***
  
  Личный корабль графа покинул орбиту планеты на пятый день, когда прибыла основанная часть помощи планете от дома Экро, и направился в столицу Рисар. Юные наследники, наконец, перестали теребить его вопросами о возвращении. И это не могло не радовать графа. Постоянные одинаковые вопросы раздражали, не хуже тупости некоторых его подчиненных. Ещё двенадцать дней в гиперпространстве, и они будут в столице. Некоторые высокородные отпрыски возмутились затянувшейся дорогой, но граф вежливо заявил им, что из-за прихоти несдержанных, импульсивных, несовершеннолетних детей, какому бы Дому они не принадлежали, он, граф Дерриэйдн, не собирается тратить топливо и повышать нагрузку на двигатели, что бы перейти на второй или третий уровень гиперпространства, тем самым сократив до десяти и шести дней соответственно.
  С тех пор больше никто не возмущался, а граф над ними посмеивался. Привыкли малолетки, что всё им позволено, что всё проходит безнаказанно, а тут их останавливает старый граф. За глаза они его называли "старым маразматиком" или "седым недоумком" и это самые безобидные выражения. Граф иногда прослушивал их разговоры и слышал много о себе нового. Любой высокородный на его месте уже устроил малолеткам разнос, но граф просто слушал, наблюдал и делал свои выводы. А выводы уже были. Например, Алия Меридон, последняя в своём роду, молчала и слушала. Она прекрасно владела своими эмоциями, и её помыслы для графа оставались загадкой, как впрочем, и для других членов Совета. Что удивительно, с раннего возраста она проявляла таланты истинной правительницы Дома. Некоторые её решения были совершенно не характерны для её юного возраста, причем принимала она их сама, без посторонней помощи. Уж граф это прекрасно знал. Говорила она не так часто, последней представительницы рода это простительно, и, более того, желательно. Когда на тебе лежит такая ответственность, а за спиной у тебя никого нет, нужно уметь себя защитить и не упасть в грязь лицом. Вот защитой ей и служил второй сын князя Леон Беррос. Мальчишка был со своими прихотями и слабостями, но за свою подругу детства стоял горой. Линар понимал, что он не сможет её защитить. Слишком слаб, даже для сына князя. Его легко поймать на увлечении биоиграми и на азарте. Граф пока что просто следил за ним, и не воспринимал в серьёз, как противника, даже в будущем. В Алии было больше силы и опасности, чем в нём, хотя как Алеон как раз обладал большими возможностями. Арис Кориндоран, старше Алии и Алеона на год, вот это уже был достойный высокородный. Его дом был следующим по влиянию после дома Князя Берроса. Дом Кориндоран всегда славился умными полководцами, разведчиками и просто людьми чести. Арис был ярким примером всего лучшего, что было в этом доме. Как впрочем, и всего худшего. Граф прекрасно был осведомлён о тёмных делишках этого молодого человека. И не недооценивал его. Хотя, разум этого наследника оставался для графа скрыт. Арис был не из тех, кого интересуют азартные игры, гонки по космосу или биоигры - забава высокородной молодёжи. Арис был себе на уме. Среди своих сверстников он прослыл хладнокровным и расчётливым, умеющим с улыбкой на лице совершать страшные дела. Его отец Дилан гордился сыном. Где-то рядом с ними всегда был крайт Джастрик. Этот юноша был пятым наследником Дома и стать графам вероятность была не слишком высока. Этот юноша был остер на язык, мог уговорить кого угодно. Переговорить его могла только Алия. Но будущего у него нет. За его длинный язык многие высокородные его недолюбливают, а некоторые откровенно и высмеивают. Граф относился к нему больше отрицательно. Не пристало высокродным болтать языком как заправский низший, так и умереть не долго. Остальные отпрыски высокородных ничего интересного, как обыденные оскорбления в адрес графа не преподнесли.
  Печально. Печально было смотреть, как затухают таланты в людях. Печально смотреть, как общество пожирает друг друга, как разваливается на части. Граф был человеком дальновидным, благодаря чему не раз становился победителем тайных междоусобных войн Домов. И сейчас он довольно чётко предвидел, что в скором времени Княжество ожидают большие перемены, которые не несут в себе ничего, кроме горя.
  Мысли графа вернулись к катастрофе. Она послужит лишь ингибитором в конфликте, который назревает уже более десяти лет между Княжеством, Лихейном и Гильдией пиратов. Война, вот что назревало между ними, но недостаток топлива может сильно ударить по Княжеству, и пока что высокородные не будут нападать, как планировалось. Княжество давно нуждалось в расширении территорий, но лезть к тем же риорам и эндорианцам себе дороже. К тому же у них нет технологий предтеч и поэтому их территории бесполезны. Две нечеловеческие расы - риоры и эндорианцы - не станут вмешиваться, а будут следить, как раса людей уничтожает друг друга. Эндорианцы эвакуируют своих собратьев и закроются в своих системах. Риоры просто выставят дополнительные силы для патрулирования территорий. Хотя, им всё равно. Люди не посмеют даже приблизиться к их системам. Риоры скрытная раса. За почти четыреста пятьдесят лет было всего десять встреч с этими существами. Встречи были короткими и почти ничего не приносили пользу людям. Оружие риоров намного сильнее оружия людей, а их корабли летают свободно в третьем пласте гиперпространства, в то время как кораблям людей это даётся с большим трудом.
  Во время полёта, граф часто навещал мед отсек. Больные тяжелораненые почти все приходили в норму. Лишь два человека оставались в критическом состоянии. Это был тот самый мальчик, который завладел вниманием графа, и ещё один молодой человек. Ему было двадцать пять. Родом он был с планеты Брон - изжившей себя планете. Эта одна из первых планет, на которых человечество основало свои колонии. Как ни прискорбно, но знания о родной планете людей были утрачены. Человека звали Зиф Калар. В списке пострадавших он значился, как обычный шахтёр, дальний родственник мальчишки. Это было сделано из соображений безопасности и дальнейших планов графа. Всё-таки это был самый молодой и удачливый капитан пиратского судна "Чёрный астероид", о котором наслышаны не только в Княжестве. Граф должен был встретиться с ним после завершения полёта с отпрысками высокородных, которых он вёз в столицу. Но так получилось, что капитан потерял свой корабль в этой катастрофе, а что с экипажем было неизвестно. Теперь это был простой человек, такой же неизвестный, как и мальчишка со странными шрамами. Зиф неоднократно доказывал графу свою преданность, доставляя важную информацию. А всё, потому что в своё время граф позаботился о нём и его младшей сестре, как и о тысячах пострадавших во время пиратского рейда на Брон. Тогда вся семья Зифа и погибла, кроме младшей сестры, которая сейчас находилась в одном из престижных учебных заведений Касса - планеты, подвластной графу. Зиф решил отомстить за смерть семьи и подался в пираты. За нападение он отомстил, но решил остаться в солдатах удачи. И вот теперь он находился в медотсеке в критическом состоянии.
  К концу полёта состояние обоих улучшилось. Только если пират стал приходить в себя, то мальчишка так и продолжал поглощать гиперраствор. Причём поглощал его в больших количествах. Графа это даже удивило. Гиперраствор был предназначен для подобных случаев. В нём содержались витамины и строительные минералы, необходимые для восстановления организма после голода и сильных травм. Организм мальчишки восстанавливался, но не пропорционально поглощаемому раствору.
  
  ***
  Робот-врач подошёл к графу Дерриэйдну. В его металлических руках был общий файл о состоянии всех пациентов мед отсека за весь полёт. Граф в это время стоял у иллюминатора в своём втором кабинете вместе с седым сероглазым человеком. Взгляд этого человека был цепкий, как сканеры Эльдаров князя. Чуть ниже правого глаза лицо человека рассекала тонкая полоска шрама, заканчивающаяся на подбородке. Человек был одет в серую форму капитана пассажирского корабля.
  - Отчёт о состоянии пациентов готов, - приятным мужским голосом произнёс робот.
  Граф небрежно взял из металлических рук человекоподобного робота голографическую панель, и быстро пробежался взглядом по данным.
  - Милорд, надеюсь, вы прекрасно понимаете, что предлагаете? - поинтересовался у герцога мужчина.
  - Более чем, - ответил герцог, глядя в экран.
  Затем сделал жест, и робот быстро покинул кабинет.
  Корабль герцога находился на орбите Рисара почти час. За этот небольшой срок граф сумел связаться со своим давним знакомым Вэллианом Доридасом, легендарным капитаном "Руки князя", а сейчас простого капитана пассажирского судна, совершавшего рейсы между системами Княжества. Когда-то этот человек наводил ужас на всех ловцов удачи похлеще карательного отряда риоров. Только со сменой власти изменилось многое, в том числе и жизнь этого космического волка.
  - Понимаешь, Вэлл, - граф передал капитану панель. - Мне нужно, что бы мальчишка как можно быстрее восстановился. А в столице Княжества он умрёт быстрее, чем сможет встать на ноги.
  - Зачем вам всё это граф? - капитан просмотрел данные о мальчишке. - Это ведь ребёнок. Простой ребёнок, у которого есть семья.
  - Достоверно известно, что у мальчишки нет семьи, - покачал тот головой. - Мои ищейки собрали все необходимые сведения. Он бездомный, так же, как и тысячи других детей. Сервер данных был сильно повреждён, и определить, чем занимались его родители затруднительно. А найти их ещё труднее.
  Граф не собирался говорить, что его заинтересовали шрамы на мальчишке. И уж тем более, он не собирался выказывать предположение о происхождении мальчишки. Незаконнорожденный, а может и вполне законно, но скрыто. Мальчишка очень похож на высокородного из обедневшего дома. Граф собирался восстановить его, узнать его Дом и использовать в одной из своих интриг.
  - Хорошо, я возьмусь его восстановлением, - сказал капитан, хотя его серые глаза были полны скепсиса. - Но за результаты не ручаюсь.
  - Спасибо, Вэлл, ты настоящий друг.
  - Милорд, если бы я был вашим настоящим другом, я бы вам давно, простите за вульгарное выражение, набил морду. И был бы прав.
  Граф криво усмехнулся на это:
  - Но ты, по крайней мере, говоришь мне то, что думаешь, и не пытаешься передо мной выслужиться. Так что, я считают тебя другом.
  Человек только покачал головой. Он хотел бы сказать, что граф - старый маразматик с бредовыми идеями. Чего только его эксперимент по выходу на четвёртый уровень гиперпространства стоит! Заложил много денег, подключил людей, создал базу. Но в итоге не получил ничего, кроме потерянных денег и человеческих жертв. Вэллиан вообще не верил в этот четвёртый уровень, и графу прекрасно знал его позицию. Но граф являлся истинным высокородным и никого не послушал, решив когда-нибудь повторить эксперимент. Что б ему сгинуть в поясе астероидов! Совсем высокородный перестал ценить людскую жизнь. Ведь им за это ничего не будет. Они - высокородные - оплот мира и гарант стабильности Княжества. Видал он таких в чёрной дыре. Но этот хотя бы заботился о людях в своих системах и имел жизненные принципы, схожие с моральными. За это его капитан и уважал. В прошлом этот высокородный часто обращался к услугам Вэлла. Капитан тоже иногда просил того о помощи. Этот случай был как раз из таких. Дело простое, как первый полёт - помочь восстановиться двум молодым людям. На счёт старшего Вэлл имел кое-какое представление. Всё же служба в личных войсках князя Силия Берроса, отца нынешнего князя, даёт о себе знать. А вот что понадобилось от мальчишки графу, Вэлл не понимал.
  - И всё же, зачем вам мальчишка? Не проще было бы положить его в реабилитационный центр на Кассе, помочь восстановиться и отправить в какое-нибудь учебное заведение? Почему вы поручаете его мне?
  - Не в этот раз, - отверг идею граф. - Не в этот.
  Капитан только покачал головой. Его интуиция опытного космоплавателя говорила, что вся эта затея ничего хорошего не принесёт. Да и зачем помогать восстанавливаться мальчишке, у которого слишком сильные раны и который выжил лишь чудом. Мальчишке уже никогда не вернуть целую личность. А впрочем, это уже не его проблемы. Он сделает всё, что от него потребуют, и путь граф разбирается сам с тем, что получиться.
  
  ***
  Я очнулся, как ни в чем не бывало, если учесть что я помнил только пустоту и немного боли. А ещё я помнил её. Кажется, она представилась как Алия. Я не помнил в подробностях её внешности, только лёгкую улыбку, нежный голос и тепло её тела. Остальное всё было, как в тумане.
  Попытался вспомнить подробности, но память отказывала. Между мной и моей памятью не было ничего, кроме пустоты. Я пытался преодолеть её, пытался вспомнить, пытался придумать разные ассоциации, но ничего из этого не получилось. Тогда я решил осмотреть, где я нахожусь. Лежал я на чем-то удобном. Все тело было расслаблено. Но мне казалось, что стоит сделать лишнее движение, и всё рассыпается, и я окажусь на холодном полу в тёмном помещении.
  Набравшись смелости, я открыл глаза. Место, где я находился, светилось мягким белым светом. Я попытался пошевелиться. Я легко поднял свою правую руку. К моему ужасу я увидел, что там было нечто, тянущееся к чему-то у моей кровати. Я вскрикнул от ужаса.
  "Тише, тише, - успокоил меня знакомый серебристый, такой уверенный голос. - Все в порядке. Так и должно быть".
  "Что это, Океан? - мысленно спросил я, разглядывая штуки ещё и на ногах.
  "Это трубки, по которым в твой организм попадают растворы. В них содержатся витамины и минералы, необходимые твоему организму для восстановления", - ответил он.
  Я закрыл глаза и постарался расслабиться. Но паника накрыла меня. Я не помню, кто я, не знаю, где я и что со мной дальше будет.
  "Не бойся, - снова сказал Океан. - Потеря памяти временная".
  "А кто я"? - спросил я.
  Странно. Как зовут его, я помнил, а вот своё имя - нет.
  "Тебя зовут Зордар, - напомнил мне голос. - Или просто Дар. Мне так больше нравиться".
  "А кто ты"?
  Память вдруг стала подсказывать мне, что Океан - это голос у меня в голове с раннего детства. Я знаю, что я ему безумно доверяю. Он меня никогда не обманывал, и всегда действовал мне на благо, защищал и оберегал. А вот что у меня было за детство, откуда я, откуда он, сказать я не мог.
  "Я не буду тебе говорить этого. Пока не буду, - сообщил мне он. - Видишь ли, малыш, для тебя пока будет лучше оставаться в неведении".
  "Но я смогу вспомнить, кто я"? - спросил я с надеждой.
  "Со временем - да. А если нет, то я тебе помогу. В конце концов, я часть тебя", - ободряюще промыслил тот.
  Я замолчал. Наверное, мне стоило плакать в этой ситуации, но слезы сами по себе иссыхали из-за приятного голоса Океана. Он придавал уверенность в том, что я не один в этом мире, что меня защищают. Я чувствовал приятное тепло внутри, растекающееся по всему телу.
   "А где я"?
  "Честно признаться, я не могу ответить тебе на этот вопрос, - досадливо ответили мне. - Но за твоими травмами все это время смотрели и приводили тебя в порядок".
  "А у меня есть травмы"? - удивился я.
  "А ты на левую руку посмотри".
  Я поднял руку. Вся рука в серебряном, местами чёрном металле. Он впился в кожу от костяшек пальцев до места, чуть ниже плеча. При виде этого я невольно вздрогнул, но отнесся стоически. Металл не причинял боли. Более того, в том месте, где был этот металл, боли вообще не было. Я спокойно мог согнуть пальцы и локоть. Металл распространялся больше в тех местах, где не было костей. Он распространялся по мышцам.
  "Это лишь небольшое количество из того, что ты получил. Где ты получил их - не спрашивай. Я тебе не стану отвечать. И снова пока не стану".
  "Надеюсь, это было не по глупости"? - поинтересовался я.
  Воображение нарисовало мне лицо, закрытое тканью до носа. Синие глаза, в которых плескалось веселье и мудрость, высокий лоб и блондинистую чёлку.
  "Всё возможно", - загадочно ответило мне это лицо.
  Я только вздохнул. Мне казалось, что если я сделаю хоть одно неосторожное движение, вернётся боль, которая пронзит всё моё тело. Но боли не было.
  Штуки на руках мне совершенно не мешали. Тело изнывало от бездействия. Хотелось встать и выйти на свежий воздух, увидеть красивый лесной пейзаж. Мне захотелось пройтись босыми ногами по лесу, среди высоких деревьев и зарослей папоротника. Почувствовать на себе лучи утреннего солнца, услышать щебетание птиц.
  "Так, не надо вспоминать, - возмутился голос, ломая всю картину. - Мне и так тошно без этого. А тут ты ещё с этими картинками".
  "Прости", - я улыбнулся.
  "Это ты меня прости", - ответил тот.
  "За что"? - я несколько озадачился.
  "За то, что втянул тебя в это", - печально ответил мне Океан.
  "Не за что извиняться", - озадаченно сказал я.
  "О, поверь, в скором времени ты будешь меня проклинать", - голос был полон досады.
  А вот мне почему-то казалось, что его проклинать я не смогу. Океан был часть меня. Я осознавал это чётко. И что бы я не сделал по его просьбе, я сделал намеренно. Меня никто не заставлял.
  Голос внутри меня замолчал. Я почувствовал, что он сильно опечален. Чем, я так понять и не смог. Самым лучшим решением в данной ситуации мне казалось просто не трогать его. Тем более, что у меня есть над чем поразмыслить.
  Я снова открыл глаза и осмотрел помещение. Небольшое. Белые стены, белый потолок. Свет, исходящий из стен, был приятен глазу, не напрягал. По правую руку от меня стояли какие-то ящики, а на них светились символы. Я смутно, но понимал их. Буквы и цифры. Вроде как они показывали частоту ударов сердца, мозговую активность и ещё какие-то волны, до конца которые я разобрать не смог.
  Пока я был занят обзором этого оборудования, а Океан был занят своими мыслями, неведомыми мне, со странным лязгом открылась дверь. Вот только была стена, и тут же появилась дверь. В эту дверь из серого коридора вошёл человек. Он был высокий, статный. Мне почему-то сразу показалось, что он военный.
  "Пилот истребителя, - протянул Океан, печаль которого ушла на второй план. - Бывший. Осанка не совсем та, да и шаг".
  Человек был одет в коричневую куртку из странного материала, чёрные широкие штаны и коричневые ботинки, вид которых у меня вызывал лишь ассоциацию со словом "гравицапы". Ботинки были на металлической подошве.
  - Как самочувствие, - деловито спросил у меня этот человек.
  При этом его серые глаза быстро пробежались по мне и остановились на моей руке.
  - Нормально, - ответил я.
  Голос у меня был суховат, и говорил я с каким-то странным акцентом. В голову закралась мысль, что это совершенно не мой язык, но Океан быстро загнал её туда, откуда она появилась.
  - Это хорошо, - кивнул человек.
  Он поставил перед кроватью стул.
  - Меня зовут Вэллиан. А как тебя?
  - Дар, - ответил я, с подозрением глядя на этого человека.
  "Он определённо не так прост, как хочет казаться, - сделал вывод Океан. - Точно бывший военный. Вон, какой шрам. Похож на след от лазерного тесака. Хотя, все могло и поменяется за столько времени".
  - Интересное у тебя имя, молодой человек, - сказал мужчина. - А откуда ты?
  - Не помню, - честно ответил я.
  А перед глазами почему-то вставала картина красочного коридора из белого мрамора. Солнце проникает через огромные окна, закрытые чем-то прозрачным. По бокам стоят железные статуи, названия которых я не могу вспомнить. Тут я чувствую, как Океан вмешивается и стирает эту картинку из моего воображения.
  "Рано", - только и сказал он.
  - А что ты помнишь? - поинтересовался тот.
  - Ничего, - пришлось признаться мне.
  Мужчина вызывал симпатию, хотя я чувствовал, что Океан относиться ко всему с долей скепсиса.
  - Что ж, я могу тебе рассказать, где тебя нашли, - начал тот.
  "Шахты, Аскида", - сказал Океан.
  - Шахты, Аскида, - повторил я за голосом.
  - Правильно, - кивнул человек. - А ты помнишь кое-что!
  - Наверное, - неуверенно ответил тот.
  - А кто твои родители?
  Я попытался вспомнить, но силуэт в чёрной одежде в моём сознании загородил воспоминания. Он закрыл всё.
  "Не сейчас", - тихо сказал тот.
  - Я не знаю, - пришлось с досадой ответить мне.
  И почему
  - Ладно, - кивнул мужчина. - Ты сейчас всё равно находишься в медицинском центре на планете Редре. Потом, после того, как ты немного поправишься, ты можешь переехать ко мне.
  "Быстро соглашайся", - сказал мне Океан.
  - Я согласен, - быстро ответил я.
  - Отлично, - кивнул мужчина, глядя на меня с интересом. - Ладно, я пойду. Чуть позже приду, проведаю тебя ещё.
  - До свидания, - сказал я.
  Мужчина ушёл, а мы с Океаном остались.
  "Я не знаю, кто он и что ему от тебя нужно, - начал Океан. - Что-то мне не сильно верится в людскую доброту. Не здесь, - прервали меня. - Но нам нужно с тобой освоиться".
  "И что ты хочешь, что бы я сделал"? - поинтересовался я у него.
  "Делай то, что я говорю", - был мне ответ, и Океан снова покинул меня.
  Нормально! Мне почему-то кажется, он со мной так всегда поступал. Впрочем, мне всего двенадцать лет. А сколько ему? Вроде больше, чем мне. И кто вообще такой Океан? Часть меня и всё?
  "Мальчишка, ты опять забиваешь свою голову моим происхождением, - мысленно вздохнул Океан. - Я же просил тебя не думать об этом".
  "Я не помню, что бы ты мне об этом говори", - заметил я.
  "Тогда я тебе говорю, Зордар. Не стоит спрашивать у меня о том, кто я такой, что я такое, почему я у тебя в голове. Всё равно ты ещё слишком мал, что бы понимать".
  "Я мал? А ты"? - обиделся я.
  "Если я был рождён с тобой, это ещё не значит, что мы одинакового возраста", - был мне ответ.
  - Ничего не понимаю, - сказал я вслух.
  "И не поймешь. Пока", - ответил Океан.
  И что прикажете мне делать в такой ситуации? Вспоминать нельзя. Думать о прошлом тоже нельзя.
  "Можно просто рассуждать о вечном и бесконечном", - мысль была словно из глубины.
  "А разница"?
  Ответом мне была тишина. Интересно, он часто со мной так поступал раньше? Оставлял меня без ответов? Кажется, да.
  Я постарался сесть. Трубки мешали. Я стал аккуратно их отсоединять от себя. Я чувствовал, как во мне растёт недовольство этими действиями. Океан видимо считал, что мне их стоит оставить и лежать на кровати. Но говорить он не ничего не стал.
  Едва я отсоединил последнюю трубку с длинной иглой, из которой капала красная жидкость, у меня закружилась голова. Я не знаю, было ли это вызвано видом жидкости, иглой или моим общим состоянием, но перед глазами мелькнул белый пол, а затем наступила темнота.
  
  Очнулся я снова в кровати. Открыл глаза и встретился с тяжёлым взглядом Вэллиана. Не знаю, как мне удалось его выдержать.
  - Дар, зачем ты попытался вытащить иголки? - поинтересовался он у меня.
  - Я хотел пройтись, - ответил я.
  - Ты слишком слаб для этого, - покачал тот головой. - Твоё тело не до конца восстановилось, что бы ты разгуливал по коридорам. Так что будь добр, больше без моего ведома не вставай.
  Я кивнул, хотя что-то мне подсказывало, что я всё равно пренебрегу его предостережением.
  - Мальчик, - покачал тот головой. - Если ты выйдешь из этого корпуса, из этой комнаты, то у тебя будут проблемы. Очень серьёзные. Ты понимаешь?
  - Не совсем, - сказал я ему.
  Я вообще не понимаю, о чём он. И кто он такой, что бы мне указывать? Я ведь знаю его всего минут пять.
  - Плохие роботы заберут тебя и утащат в тёмную комнату, где тебе будет очень грустно, - как малышку сказал мне Вэллиан.
  "Роботы, - Океан фыркнул. - А фантазии у них вообще нет! Роботы - это далёкий каменный век! Киборги - вот это будущее. Или нет, не так. Киборги - это устаревшее настоящее. Инквизиция - вот это будущее"!
  - Я понял, - сказал я, хотя не был так уверен.
  "Океан, он вообще о чём"?
  "Грубо говоря, если ты выйдешь из палаты, в которой сейчас находишься, без него, тебя возьмут за руки, за ноги и поместят уже в другую комнатку, маленькую, тёмную, где тебя могут побить", - ответил Океан.
  Вот так я лучше понимаю.
  "Дело в том, что они понятия не имеют, какой к тебе подход нужен", - пояснил мне Океан.
  - Вот и молодец, Дар, - кивнул тот.
  "Тебе он не верит, - однозначно сказал Океан. - Сейчас лучше спросить, кто он такой и почему помогает тебе"?
  А действительно! И почему мне эта мысль не пришла в голову?
  - А можно вопрос?
  - Задавай, - разрешил тот, удобнее устраиваясь на стуле.
  - А кто вы такой? И почему мне помогаете?
  - Я Вэллиан, капитан космического пассажирского судна "Путь". Помогаю тебе, потому что ты пострадал в катастрофе, - ответил тот.
  "Нет, я всё понимаю, но почему он тебе это говорит прямо? Он что, никогда с детьми не общался? Ты пострадавший в катастрофе. Образно говоря - потерял дом и семью, пострадал. Твоя психика нарушена. А он говорит с тобой, как с обычным человеком! Даже не так, как с новобранцем в армии"? - возмутился Океан.
  - А вы мне поможете найти семью? - спросил я.
  Мне хотелось узнать, кто мои родители, и почему я оказался на этой странной планете. И почему мне кажется всё вокруг происходящее сном?
  "Зордар, твою семью, как и упоминание о тебе найти не смогут, - был мне ответ Океана. - Не потому что их не существует, а потому что это выходит за рамки их возможностей".
  - Малыш, я сделаю всё возможное, что бы разыскать твою семью, - пообещал мне капитан. - Но я, правда, не уверен, что это удастся. На Аскиде сейчас полный хаос.
  - Ясно, - ничего мне не ясно!
  Из слов капитана у меня в голове возник ещё больший хаос. Почему Океан не может мне просто ответить на все вопросы? У него это очень хорошо получается. А человека я вообще через раз понимаю.
  - Малыш, тебе надо отдохнуть, - добрая улыбка осветила строгое лицо этого человека, и показалась какой-то непривычной, неестественной. - Ты очень сильно пострадал.
  - Я знаю, - мой взгляд непроизвольно перешёл на руку, где был вплавлен металл.
  "Это пройдёт, - уверил меня Океан. - Понадобиться время, но металл вскоре восстановит первоначальную форму. Так что по этому поводу не переживай".
  Я закрыл глаза. На меня вдруг навалилось безразличие ко всему. Я не успел заметить, в какой момент провалился в сон.
  - Он определённо будет жить и радоваться жизни, - это было последнее, что я услышал.
  
  Вэллиан вышел из палаты, где лежал мальчик. Снотворное, введенное в тело, усыпит мальчишку на две недели. К этому времени Вэллиан подготовит все необходимые документы, что бы усыновить его. А согласиться тот или нет, не так уж и важно. У мальчишки просто не останется выбора. Идти ему не куда.
  Пройдя по серым коридорам здания, он вышел в зал передач и вызвал графа. Вэллиана одолевали смутные сомнения. Что-то в этом мальчике было не так. Не может мальчишка, переживший такую катастрофу, быть совершенно нормальным. А этот, если не считать его странного акцента и устаревших слов, иногда проскальзывающих в речи, был совершенно нормальным.
  - Есть результаты? - поинтересовался граф, едва его лицо появилось на небольшом экране наручного компьютера.
  - Да. Мальчишка пришёл в себя. Назвался Даром. Многого не помнит, и вообще кажется с закрытой планеты, - сказал капитан.
  - Да? - граф хмыкнул. - Довольно интересно. Надо его познакомить с эндорианцами. Они в этом профессионалы.
  - Это всего лишь первое впечатление. Он не испугался приборов. Правда, говорит странно, будто изучал язык двухсотлетней давности, - высказал предположение капитан. - Так же он попытался отсоединить себя от аппарата жизнеобеспечения. Ему даже это удалось, но он упал в обморок.
  - Мальчишка мне интересен всё больше и больше. Не дави на него, Вэлл. Он всего лишь мальчишка с больной психикой.
  - Я и не давлю, - поморщился, как от зубной боли, капитан.
  - Он ребёнок. Не стоит говорить ему всё прямо. Он может неадекватно на это отреагировать, и тогда я не получу нужного мне результата. Это тебе не кадеты военной академии.
  - Что ты с ним хочешь сделать?
  - Всего лишь использовать, - растянулся в улыбке граф.
  Капитану так и хотелось выстрелить из бластера в это самодовольное лицо. Он прекрасно знает, что Вэллу жаль мальчика. Бывшая гроза пиратов, погубивший не одну сотню солдат удачи, питал острые чувства к детям. Это было связано с мрачными событиями прошлого, которые Вэлл гнал от себя. А граф всё прекрасно понимал, и видел, как больно при этом капитану. Но высокородный сделал вид, что не заметил. Он всегда использовал людей как средство. Линар Дерриэйдн считал всех, ниже себя по рангу, всего лишь материалом. И как капитану не хотелось бороться с этим, он не мог. Таков мир. Мир Княжества. А тем, кому не нравиться прямая дорога или в Альянс или к эндорианцам. Только если эндорианцы предоставляют укрытие на своих территориях, ориентируясь на свои странные характеристики, Альянс берёт всех, но и проверяет серьёзно. И после их проверок не всегда люди выживают.
  - Как скажете, милорд, - кивнул капитан и отключился.
  И почему в Княжестве высокородные правят людьми? Тринадцать Великих Домов, которые управляют целыми планетными системы. И далеко не так радужно, как многие говорят. Высокородным можно родиться, но не стать. Таково правило, берущее своё начало почти тысячу лет назад. Было бы не плохо, если бы кто-нибудь развалил это Княжество и оставил высокородных грызться между собой.
  Мечты, мечты....
  
  Когда я в следующий раз проснулся, я уже находился не в той странной комнате, подключённый к аппаратам, а на кровати. Причём не просто кровати, а на парящей кровати. Она поднималась на полметра над полом. Напротив меня в кресле сидел Вэллиан и смотрел на меня взглядом, будто видящим всю мою душу. Ощущение было не из приятных.
  - Дар, у меня есть для тебя новость, - сказал тот.
  - Какая? - чисто механически сказал я.
  "Да, не умеет он говорить с детьми, - вздохнул Океан. - Не быть ему воспитателем".
  Мне стало смешно от комментария Океана, хотя я всё ещё плохо соображал. В голове был туман, а в глазах почему-то начинало двоиться.
  "И зачем в тебя ударную дозу снотворного ввели? - продолжил вздыхать Океан. - Ты же ещё ребенок. Так ведь и убить можно".
  - Ты должен прочитать и подписать эти документы. Сроку тебе на все десять минут.
  Вэлл впихнул мне в руки металлическую пластинку со странными символами, а сам скрылся через деревянную дверь. Я уставился на символы. Они двоились и расплывались, и казались... волшебными.
  "Так, давай-ка почитаем, что тут написано, - деловито сказал Океан. - Присмотрись лучше, сфокусируйся".
  Я последовал его указаниям. Честно говоря, в моём состоянии это было тем единственным, что я мог делать. Сфокусировался. Символы стали приобретать знакомые очертаний. Но большей информации я от них не добился.
  "Ага, очень интересно, - протянул Океан. - Нет, он вообще обалдел тебе в таком состоянии это подсовывать. Дал бы я ему подзатыльник, чтобы не издевался над детьми".
  "А что это"? - спросил я.
  "Договор на усыновление, - ответил он. - Пролистни вниз".
  "Как"?
  Рукой проведи по краю сенсорного экрана вниз. Текст тут же переместиться.
  Я попытался это сделать, за что получил пару упрёков со стороны Океана, но в итоге научился более или менее перемещать текс. Когда Океан всё прочитал до конца, он сказал мне поставить подпись. Только не мою, а какую-нибудь левую, чем окончательно заморочил мне голову. Туман в голове плюс неясности от Океана разозлили меня, и я поставил просто галочку.
  "Ну что мне с тобой делать, - печально вздохнул Океан. - Хоть измени её как-нибудь. Иначе наш "спаситель" будет на нас не ровно смотреть".
  Хоть я и был на него зол, я всё же перечеркнул галочку посередине и на продлённой черте нарисовал пару закорючек.
  "Так, уже лучше", - удовлетворённо сказал Океан.
  "Лучше для кого"? - поинтересовался я, но Океан промолчал.
  Вэллиан вернулся спустя три минуты. Вид у него был мрачноватый. Взглянув на мою "подпись", он кивнул своим мыслям, а затем обратился ко мне.
  - Молодец, Дар. С этого момента ты носишь фамилию Доридас. Запомнил?
  "Он над тобой издевается, - констатировал Океан. - Ты ещё ребёнок, который не отошёл от травмы, а он тебя уже нагружает всякой информацией! Будь у меня возможность, он бы пожалел о своих словах".
  - Да, - кивнул я, слушая Океана.
  Я испытывал благодарность к своему другу. Я слабо соображал, и мне было страшно. Он помогал мне справиться со всеми ситуациями.
  "Вообще-то я тебя и втянул в это", - печально напомнил тот.
  "Но я ведь не знаю, откуда ты меня сюда вытянул", - напомнил я ему.
  "Ты бы меня по головке не погладил за такое", - мысленно покачал головой тот.
  - Хорошо. Через два дня тебя должны выписать и я заберу тебя.
  - Ладно.
  Вэллиан встал и вышел. А я остался лежать на кровати.
  "Океан, я не понимаю, что всё это значит? Что вокруг меня происходит"?
  "Пока ничего, Дар. Пока ты просто лежишь и восстанавливаешься после потрясения", - ответил тот.
  - Я ведь не помню, что это была за катастрофа в шахтах. Да и какие это были шахты? И что за планета? - вслух спросил я у Океана.
  - Разъяснить? - испугал меня чуть хрипловатый мужской голос.
  Я повернул голову. Оказывается, в этой комнате было две парящих кровати. На одной лежал я, а на другой молодой человек. Его голова была лысой, и на ней были две полоски бордовых шрамов. Человек был молодой. Правда, его нос был закрыт белой повязкой. Я бы дал ему сейчас лет тридцать. Слишком серьёзное у него было лицо. Его светло-серые, проницательные глаза смотрели на меня с любопытством.
  - А ты кто? - спросил я прежде, чем получать от него информацию.
  - Меня Нейт кличут, - ответил он. - Я бывший капитан уничтоженного корабля.
  - Дар, - коротко представился я. - Кто я не знаю, откуда - тоже.
  - Слыхал, не глухой, - сказал он.
  Парень мне понравился, даже не знаю, почему.
  - Тя проинфить чё за катастрофа?
  - Да, я был бы не против узнать, - этот странный акцент почему-то вызывал у меня улыбку.
  - Планетка Аскида довольно мрачное местечко. Из неё высокородные качают топливо для кораблей, даже не задумываясь о жизнях низших.
  - Жизнях?
  - Пацан, да тя конкретно пришибло! - присвистнул тот.
  - Да, наверное, - неуверенно сказал я.
  Слабость в теле по-прежнему была, но уже не такая сильная. Снова чувство присутствия. Океан собрался слушать, что же нам скажет Нейт.
  - Если короче, топливо добывается в виде кусков тяжелого металла глубоко под землёй. Потом перерабатывается на заводах, переводят в жидкую фазу, которую и используют двигатели кораблей. Роботов там не держат, слишком дорого они обходятся, - хрипло вздохнул. - Техосмотр, обслуживание, ремонт. К тому же, там случаются обвалы, частые землетрясения. Чем дальше вглубь планетки, тем больше температура, да и хищников по туннелям бродит много. Поэтому на планете работают рабы, заключенные, или преступники. Возят их туда или пираты, или контрабандисты, или госслужбы - все одно. Туда даже отправляли некоторых высокородных. Те быстро загибались под тяжестью труда и условий жизни.
  "В общем, обычное озлобленное общество, которое готово ради прибыли идти по черепам, - фыркнул Океан. - Омерзительно! Вешать всех чиновников и высокородных надо! Или самих туда отправлять, пусть поработают! Как вообще эта цивилизация держится в космосе, если такое происходит?!"
  "Как-то держится", - ответил ему я, не понимая, что он этим хочет сказать.
  - Я лётал туды по своим делам. Лучше б в пустошь слётал! Сижу, значит, в баре, пойло хлещу. Чувствую, толчки пошли. Думал по началу, что простые толчки. Там такое нередко случается. Никто внимания и не обратил. Потом услышали взрыв. Взорвался первый завод, с огроменными шахтами. Ох и разнесло же его! За двадцать километров ошмётки железобетона отлетели. За ним пошли точки сильные толчки, стали рушиться здания. Я давай сваливать оттуда, да не тут-то было. Здание перегородило мне путь к космопорту, а потом тот и вовсе взорвался. На глазах парочку неудачников размазало. Пришлось на своих двоих бежать подальше от зданий, бегать умею хорошо. Паника была среди людей сумасшедшая. Куча народа и все носятся кто куда! Все старались убраться поскорее на возвышенность, где зданий нет. Ты, кстати, тоже был среди бегущих.
  - Я? - что-то я такого не припоминаю.
  "И не надо тебе вспоминать то, что там было. Зрелище не из приятных".
  - Да. Идёшь, бредёшь себе, как будто бы с другой планеты. Весь в саже. Оглядываешься, что-то пытаешься сказать. Я тогда быстрее по лестнице побежал, которая на холм ведёт. В тот момент меня и накрыло, - он указал на свои два шрама. - Очнулся уже в этой больнице. Ты на соседней койке лежишь.
  - Ясно, - кивнул я, хотя понимать стал ещё меньше.
  "Поинтересуйся кто такой этот Вэллиан?"
  - Нейти, а кто такой этот человек, Вэлл?
  Парень рассмеялся. Что я такого сказал, что вызвал столь интересную реакцию?
  - Ох, Дар, меня ещё никто никогда Нейти не называл! Меня! - парень заливался со смеху.
  Я растерянно улыбнулся. Парень смеялся заразительно и так искренне.
  - Знаешь, давно я так не смеялся! Лады, так и быть, можешь называть меня Нейти, только не при всех. Иначе что обо мне подумают люди, ведь я же серьёзный человек, - при этом он состроил серьёзное лицо, что вызвало у меня порцию смеха
  - Ладно, - кивнул я и откинулся на кровати. - Получается, что я каким-то образом оказался на промышленной планете в момент катастрофы?
  - Да. Но ты не с Аскиды.
  - Почему ты так решил? - удивился я.
  - Пацан, да ты не видал тех, кто там год прожил. Местный климат и условия такими ухоженными не делают. Ты, скорее всего, оказался с роднёй. Я бы сказал, что ты из высокородных.
  - Высокородных?
  Который раз слышу о них, а понять не могу, кто это?
  - Ну да.
  - Кто это?
  Парень поднял глаза к потолку, как будто бы спрашивая, почему именно с ним в одной комнате оказался такой вот, как я.
  "Это он про меня ещё не знает!" - Океан веселится, глядя на Нейти.
  - Высокородные - это все члены тринадцати Домов. Они правят Княжеством, в котором мы сейчас живём. Вся территория Княжества, от пустошей до границ с риорами на западе и с эндорианцами - на востоке. Сразу скажу: эндорианцы - это такие высокие, около двух с половиной метров, создания с четырьмя руками, двумя ногами и большими чёрными глазами почти на половину лица. Увидишь такого в толпе, не ошибёшься. Риоров княжество уже лет двадцать не видело. Упаси Эл наткнуться на таких! Страшные существа человеческого роста, с горящими красными глазами и чешуйчатой сине-зелёной кожей. Имеют противную привычку телепортироваться прямо у тебя под носом. Но эндорианцев можно встретить только в столице Княжества - Рисаре, а риоров только на границах. Эти твари не церемонятся и разносят все корабли, которые посмеют пересечь их границы. Суровые ребята. Ещё Княжество граничит с государством Лихейн, людское государство. Там правит дерьмократия и власть народа.
  "А я давно говорил, что демократия - это даже не система правления, - заметил Океан. - И ничего хорошего от этой системы не жди".
  - Ты не сильно любишь это государство, - заметил я.
  - Может высокородные и твари, но жить в том государстве ещё хуже. Там под знаком власти народа порой такое твориться, что высокородны видятся милыми и пушистыми спасителями человечества.
  "Пропаганда у высокородных работает как всегда на ура. Сразу видно, что парень в том государстве не был, и разбирается он плохо в обстановке. Хотя, не будем делать поспешнее выводы от информации из сомнительного источника. Сначала сами всё узнаем. К тому же, жить нам в этом мире долго".
  "А есть иные миры?"
  "Вселенная огромна, Дар, и мы не одиноки в ней. Говорю, как специалист в этой области".
  - Дар! Ты чё, завис что ли?
  - Ты что-то говорил? - я переспросил парня.
  Нейти на меня посмотрел как на больного, коим я и являюсь.
  - Ты завис как мой первый робот, который через минуту взорвался. Я уж подумал, сейчас совсем отрубишься.
  - Нет, я просто обдумывал, что ты сказал, - ответил я, как можно натуральней.
  - А-а, - протянул тот. - Многовато информации я тебе сбагрил для первого раза.
  - Да нет, нормально, - улыбнулся я.
  - Как знаешь, - пожал плечами тот.
  - А расскажи про высокородных, - попросил я.
  - Да что базарить о них. Всего тринадцать Домов. Главный и первый по влиянию идёт Дом Беррос. К нему принадлежит князь и ещё кучка идиотов-политиков. Дальше по влиянию идут остальные Дома. Система Аскиды принадлежала Дому Экро, он вроде на седьмом месте в списке высокородных Домов, хотя поди разбери их. Каждый месяц Дома с места на место прыгают. Спасал нас корабль графа Линара Дерриэйдна, второго по влиянию Дома. Все начальники этих Домов носят титул граф или графиня, ну, кроме князка нашего. Если встретишь этого старого маразматика, поблагодари. Он не обязан был делать остановку, и, тем не менее - сделал. Твоя жизнь спасена благодаря ему.
  - Учтём, - кивнул я.
  - Ты один или ещё кто-то, - хитро так поинтересовался Нейти.
  - Я учту, - твёрдо сказал я.
  "Я тоже, - промыслил Океан. - И в следующий раз говори в единственном числе. Понимаю, что нас в твоей голове двое, но тело-то одно".
  - Что могу сказать о высокородных. Твари ещё те. У них есть всё: власть, деньги, слава. Кто не высокородный для них низший. Простые люди для них не более, чем инструмент. Держаться от них нужно подальше. Особенно от женщин. Эти мегеры могут обнять и с улыбкой воткнуть лазерный тесак в спину. Хотя, красивые они, эти высокородные.
  - У каждого свои представления о прекрасном, - заметил я.
  Нейти посмотрел на меня странно.
  - Сколько тебе лет, мальчик?
  "Двенадцать".
  - Двенадцать, - хоть что-то мне стало известно обо мне самом, но говорить это парню я не собирался.
  - Двенадцатилетние мальчики так не говорят.
  - Значит, ты просто мало общался с детьми, - пожал я плечами.
  "Нет, я определённо на тебя плохо влияю, - кажется, Океан улыбался. - И это есть хорошо!"
  - Ха, гля какой языкастый! А ведь память потерял. Ты в реале уверен, что ничего не помнишь?
  - Ничего, - заглянув в мои невинные глаза, поверил бы и Океан.
  Зато обо мне всё знает Океан, моё прошлое, настоящее и, возможно, будущее.
  - Ладно, парень, замётано. Ты мне начинаешь всё больше и больше нравиться.
  - Думаю, это взаимно, - кивнул я. - А почему их называют высокородными?
  - А, вся фигня в том, что они могут управлять технологиями древних. Там такие технологии - закачаешься! Один их Дом чего стоит! Стоячая крепость, которую и флагман не каждый в пыль сравнять может!
  - Ого! - удивился я.
  - И это, пацан, даже не одна миллионная часть того, чем они управляют. И самое паршивое, что только высокородные и могут управлять этими технологиями. Задери их риор с этим генетическим кодом. Если бы не он, мы бы тоже смогли управлять всеми фишками.
  - А расскажи ещё про эти устройства, - попросил я.
  - Не, пацан, на сёдня хватает те. Давай, отдыхай.
  Куда уж больше отдыхать, подумал я, но вслух ничего не сказал.
  "Знаешь, а мне кажется, он пират", - задумчиво сказал Океан.
  "С чего ты взял?"
  "Манера разговора, цепкий взгляд и моя интуиция".
  "И что теперь?"
  "Ничего. Всегда полезно иметь знакомого пирата. Они, знаешь ли, в вопросах контрабанды настоящие профессионалы".
  "А нам нужна контрабанда?"
  "Сейчас нет. Но кто знает, что ожидает нас в будущем".
  Я задумался. Что-то Океан не договаривает. Хотя, нет, он прямо говорит, что мне ничего не скажет. Только когда ему будет нужно. Сейчас я простой больной, лежу в какой-то больнице, выздоравливаю. Полчаса назад стал сыном какого-то человека, которого вижу второй раз в жизни. Я не знаю ничего о себе, о том, кто мои родители, есть ли они у меня и будут ли искать.
  "Будут. Можешь не сомневаться. Гед, один из твоих братцев будет точно. Как-никак, ты его любимый младший братик, которого он с пелёнок воспитывал. Только когда он сможет нас найти, пройдёт очень много времени".
  Ладно, искать меня будут, предположительно, мой старший брат и их у меня несколько. Но найдут не скоро. Что в таком случае я должен делать?
  "Твоя цель сейчас изучать этот мир, стать его частью. Лучшей его частью. Стать тем светилом, к которому будут тянуться миллиарды".
  "Может, это ты про себя?" - искренне понадеялся я.
  "Ты будешь нести этому миру свет и надежду на светлое будущее. А я буду лишь тем, кто будет этот свет направлять. Вот и всё".
  "Чувствую, я от этого буду очень сильно страдать".
  "Не пострадаешь, не станешь светом, - хихикнул голос. - Ладно, не бойся. Просто забей на это гвоздь и не заморачивайся. У тебя впереди несколько лет покоя. Так что, используй их с умом".
  "Пусть будет по-твоему", - с сомнением подумал я.
  Очень надеюсь, что про свет он пошутил.
  
  Сюрприз
  
  Раскалённый до трёх тысяч градусов стержень сваривал накрепко два конца труб в единое целое. Это был уже десятый по счёту участок труб за сегодняшнее утро. Работа была не тяжёлой, но выматывающей. Я выключил подачу топлива, убедился, что трубы приварены накрепко и нет ни единой трещинки и всё абсолютно герметично. Снял с лица защитную маску, и устало вытер пот со лба. Линии передачи энергии, которые были спрятаны в трубах, прошли тройное тестирование и были готовы к работе. Этим занимался всю ночь Океан. Мне же с утра оставалось только закрыть их. Я взглянул на скайр - компьютер и средство связи одновременно. Десять часов. И того с этими трубами я промучился четыре часа. Трубы были диаметром пятнадцать сантиметров, а металл, из которого они состояли, поддавался сварке с трудом. Больше трёх тысяч градусов нельзя было давать пламени, иначе я рисковал задеть провода. И это само собой вело к ряду затруднений, так как такая температура должна сдерживаться в специальном помещении. Поэтому пришлось использовать раскалённые стержни. А то, что работа со столь горячим предметом была опасна, я даже говорить не стану. Но на мне был специальный костюм, который мог защитить и от сильных космических излучений.
  Я аккуратно сложил аппарат в контейнер, иначе Океан будет возмущаться. Он ненавидит, когда оборудование разбросано, или эксплуатируется в неподобающих условиях. Как же так, бесценные инструменты бросать! Лишь после этой операции я со спокойной совестью пошёл в душ.
  С тех пор, как меня выписали из больницы, я жил у Вэлла в его огромном доме. Я бы даже назвал это поместьем. В этом доме могли спокойно жить сотня людей, ещё и место осталось бы. Зачем ему, живущему одному, такой огромный дом, я не понимал. Основную часть времени я жил вместе с Океаном. Он управляла моим телом ночами, когда засыпал мой разум. О нём можно говорить долго. Океан - настоящий сервер знаний. С тех пор, как я потерял память и стали жить в этом доме, он был моим учителем, братом, отцом. Я не помню, в какой момент он стал управлять моим телом. Мне казалось, это было всегда. Но делал он это только с моего разрешения, никогда не давил на меня. Не знаю, когда моё тело успевало отдыхать, если оно то и дело либо было занято работой за компьютером, либо работало в ангаре.
  Так уж получилось, что после выписки из больницы мы с Нейти больше не виделись. Целый год мы с Океанам изучали различную литературу, преимущественно техническую, и всё по его же наставлению. Вэлл сначала пытался давать мне информации понемногу, пытался помочь советами. Но в одни прекрасный момент, когда он посоветовал мне прочитать "Механику общий курс с пояснениями для изучения в вузах", а Океан заявил моим голосом, что этот учебник цифровой хлам, он перестал что-либо нам советовать и оставил все, как есть. Правда, смотрел он на меня при этом странно. Хотя учитывая то, что я потерял память и так спокойно разбирался в технической литературе было по меньшей мере, удивительно. Часто от информации голова трещала, а Океану хоть бы что. Сколько бы я ни удивлялся, и не пытался понять, но ответа я не находил, почему во всём он разбирается лучше меня. Я чувствовал себя ребёнком рядом с учёным.
  В один прекрасный момент после поглощения новой порции информации, я взбесился, послал Океана подальше и пошёл в город. Город находился в пятнадцати минутах полёта от дома. Я иногда прогуливался по нему. Дома здесь были сделаны из дерева, которого на этой планете было очень много. Редре специализировалась именно на выращивании ценных пород в основном для строительства. Где-то на другом материке, куда я не мог попасть по причине своего несовершеннолетия, находилась большая лаборатория генетиков. Они лет двадцать назад скрестили два разных вида растений: первое хвойное, ценимое за строительные качества, но растущее медленно. А второе: злаковое, ценимое за скорость роста. И им удалось создать новый экологически чистый материал, который постепенно приобретал все большую популярность. Все дома стали строить только из древесины. Высотой они все были не более трёх этажей. Вся планета была обычной, недавно колонизованной сельской планетой, куда часто едут просто отдыхать.
  Там, в городе, сидя в чистом уютном кафе на улице, ко мне подсел Нейти. Тогда я впервые понял всю значимость тех знаний, что вложил в мою голову Океан. И даже раскаялся, потому что несправедливо обиделся на свою умную половину. Догадка Океана была верна - Нейти был пиратом. Он прибыл на планету, что бы починить свой корабль. Ремонт стоил дорого, а на тот момент лишних финансов у него не было. Океан предложил помочь ему. Я так и не понял, чем в тот момент руководствовался Океан и о чём думал Нейти, но он согласился. Я перелазил все внутренности корабля, оказался в пыли, грязи, мазуте и где-то даже в топливе для корабля, и все для того что бы Океан вынес вердикт - починить сможем своими силами.
  С трудом нам удалось пригнать многотонную махину в ангар. Ангар у Вэлла потрясающий. Каких деталей там только не было, начиная от простых мелких инструментов, заканчивая порой большими частями двигателей. Зачем столько всего старому, вышедшему на "покой" вояке, я не знал. Даже по прошествии шести с половиной лет я не могу до конца раскрыть всю личность Вэлла. В тот момент это было просто подарком судьбы. В следующие три недели я, Океан и Нейти мучали корабль. Нейти сначала на меня косо смотрел, когда я ругался с Океаном. Со стороны это выглядело, как очень успешная игра одного человека двух личностей. Потом привык. Решил, что это последствия катастрофы, и махнул на нас рукой. Главное, что мы починили ему корабль. Только сказал, что бы кроме него о моём раздвоении личности даже Вэлл не знал. На вопрос почему, мне ответили, что если при медосмотре окажется, что я болен шизофренией, меня к кораблям не подпустят и вообще упекут в сумасшедший дом на лечение. И вообще, с головой шутки плохи. После того как мы починили его корабль, он улетел снова по своим делам. Вэлл этого момента не застал, потому что был на очередном полёте. Он работал капитаном пассажирского судна и часто совершал многомесячные перелёты. Первый месяц он был со мной, показывал всё, обучал меня. Потом, как только удостоверился, что со мной всё в порядке будет в его отсутствие, улетел. Тогда я и Океан стали действовать свободно.
  Нейти вернулся снова через три месяца, привёз деньги за ремонт и предложил мне сделать своего рода мастерскую, раз у нас так хорошо всё получается. Мы с Океаном согласились, и вот уде пятый год чиним корабли. Ремонт обычно пираты проводили на своих базах, там дешевле и все детали есть. Но в нашу мастерскую они летали по одной простой причине: мы делали не простой ремонт. После нашего ремонта корабли летали в два, а то и в три раза быстрее. Всему виной был Океан, который каким-то неведомым для пиратов конструкторским решением увеличивал скорость кораблей и повышал срок их эксплуатации. С тех пор и я, и Нейти стали знамениты. Я узнал, что Нейти среди пиратов известен, как Зиф Калар, один из удачливых пиратов. Я был известен, как Светлый, на чём настоял Океан, хотя я и не понимал, почему. Себя он просто обозначил, как Конструктор. Нейти это понравилось, и он иногда посмеивался, утверждая, что как бы наши конкуренты не искали, Конструктора им не найти. Океан предпочитал не высовываться, хотя иногда и вёл дела вместо меня. Он был мозгом всего нашего предприятия.
  Этот корабль, не знаю откуда, пригнал Нейти. Корабль был новенький, я бы сказал только с конвейера. Для каких же целей кому-то понадобилось делать ему апгрейд? Океан вначале задал такой вопрос, но Нейти заявил, что за те деньги, что нам заплатили, мы не должны были задавать лишних вопросов.
  Океан, года три с половиной назад преподнёс мне и Нейти сюрприз. Вэлл подарил мне мощный голографический экран к скайру, шесть в длину и два в высоту метра. Проецировала его трубка двадцати пяти сантиметров в длину. Из этого проектора Океан сделал передатчик, уменьшил экран, впаял в него схемы назначение и материалы для которых остались для меня загадкой, и мы получили сервер. Точнее, сама база сервера находилась на скайре, а вот место для хранения информации и передатчик были перенесены в экран. На сервере располагался сайт нашей ремонтной мастерской, и ещё несколько наших проектов под общим названием Кольцо разума, а так же куча чужих сайтов, создатели которых платили нам деньги. На что Океан их копил, мне известно не было. Надо признать, сайт пользовался популярностью. Его библиотеку то и дело штурмовали, а социальную сеть каждый день пытались взломать. Но ничего не получалось. В программировании я был не силён и это мягко сказано. Знал только то, что Океан использовал совершенно иную систему кодирования, нежели те, что используются в Княжестве. Как итог, сайт для хакеров был неприступен. Отследить информацию было невозможно. Зато и я и Океан имели к ней полный доступ, но не использовали её, потому что свято чтили право конфиденциальности личности.
  Этим сайтом как-то быстро стало пользоваться большая часть Редре, а так же жители других прибрежных систем. Океан даже сказал, что здесь зарегистрировались высокородные, но кто конкретно - умалчивал.
  Высокородные. Истинные правители всей территории Княжества. Тринадцать Домов: Беррос, Дерриэйдн, Кориндоран, Артегро, Сики-Моран, Меридон, Фадраден, Акаток, Экро, Притнэ, Джастрик, Кейро, Гаркис. Тринадцать родов. Тысяча людей, способных управлять технологиями предтеч, расы, тысячу лет назад покинувшей этот мир по неизвестным причинам. Их технологии были разбросаны по всем планетам, а порой в самых неожиданных местах, например в пустошах. На Редре было как минимум два устройства, принадлежащие предтеч. Хотя это были не всегда устройства. Здание управления Редре было как раз построено при помощи технологий предтеч. Оно резко отличалось, как материалом, из которого построили это чудо, его архитектурным решением. Что было внутри, мне не было известно. Кого попало туда не пускали, а за шесть лет я так и не стал кем-то особо выдающимся, что бы можно было получить такую привилегию. Вторым был просто торчавший из-под земли сантиметров двадцать в диаметре шпиль. Как мне объяснил Вэлл, он служил для передачи приказов исходящих от высокородных. Только эти люди обладали способностью управлять всеми устройствами предтеч, за что и назывались высокородными. Меня, как и любого другого манила эта тайна. Я даже представил, что смогу управлять этими технологиями. С этой мыслью я ринулся за сто двадцать километров от дома, подошёл к шпилю и дотронулся до него. Как рассказывали мне мои друзья, когда высокородный касался шпиля, он начинал вибрировать и светиться. Каждый мальчишка, хоть раз, но касался его, в надежде стать высокородным. Я тоже коснулся его, но ничего не произошло, хотя в глубине души очень хотел, что бы он отреагировал на меня. / Каждый Дом владел определёнными территориями в Княжестве. Мы находились практически на границе между Княжеством и государством Лихейн, и на нас распространялись законы Дома Кейро. К несчастью, а может и к великой радости, высокородные так ни разу за шесть лет не посетили нашу планету. Они и без личного присутствия знали, что твориться на планете. И опять всём благодаря технологиям предтеч.
  Струи холодной воды приятно охлаждали тело, дарили расслабление и просто кайф. Душ - хорошее изобретение. Стоя под водой можно подумать о вечном и бесконечном.
  Мне уже девятнадцать с половиной лет, я высокого роста, крепкого телосложения из-за постоянной физической работы. Внешность у меня довольно привлекательная, по словам местных девушек. Говорят они мне это в те редкие моменты, когда Нейти меня таскает по дискотекам и я расслабляюсь, а Океан уходит куда-то вглубь моего разума. Я уже имею хорошую репутацию в определённых кругах. Приёмный сын самого Вэллиана, бывшего грозы пиратов, а сейчас простого капитана, я являюсь достаточно ценной добычей для пиратов. Но они об этом пока не знают. Вэлл же знает о моей работе лишь то, что я чиню корабли, иногда нашего космопорта. Может и догадывается, чьи корабли посещают его дом в его отсутствие, но пока молчит. У меня есть собственный сервер, несколько успешных сайтов. Так же имею собственный старый корабль, который мы с Океаном вдвоём собрали из остатков запчастей. Я успел побывать во всех окрестных системах, перезнакомился со многими людьми.
  Можно сказать, жизнь удалась. Осталось только завести семью. Старый пират по прозвищу Скорый как-то сказал мне, когда один из его скоростных истребителей стоял на ремонте:
  - Вот всё у тебя есть и друзья, и работа. Но молод ты ещё для брака. Тебе бы бороздить просторы космоса, утирать нос княжеским псам, нагонять страх на Великие Дома.
  - Куда уж мне утирать нос княжеским псам, - фыркнул я.
  Кстати, за пять лет работы я ни разу не встречался с охранниками правопорядка. Вовремя их отводил Нейти. К тому же мастерская была известна только определённому кругу лиц, и редкие корабли, доставленные сюда, были замаскированы под простые частные корабли. В остальном же я большей частью собирал части к двигателям, и ставил на них пломбу, которую нельзя снять, не повредив деталь.
  Я сделал себе завтрак из свежих овощей, фруктов, каши из местных злаков и всё это запил несколькими капсулами специального раствора, в котором содержаться витамины и минералы, необходимые для моего растущего организма.
  "Да-да, организм растёт и нуждается в хорошем строительном материале", - поддакнул Океан.
  "Куда уж больше. И так каждый день эту гадость, называемую пищевыми заменителями употребляю".
  "Радуйся, что ты её мешаешь с фруктами, овощами и мясом. Некоторые люди нормальной еды годами не видят".
  Я оставил его реплику без внимания, включил скайр, подсоединился к интернету и стал проверять почту. На сайте мастерской несколько заявок на ремонт и апгрейд. Это скидываем Нейти, пусть выбирает, потому что Океан следующий месяц решил сделать нам отпускным. Сказал, хватит работать, надо и исследованиями заняться. Что он под этим подразумевал, остаётся лишь гадать. Впрочем, Океан уже третий год бредит созданием андроида. Хочет сделать его управляемым от мозговых волн. Тогда я буду управлять своим телом, Океан своим андроидом. Просто и эффективно. Проверил почту. Ничего нового, кроме уведомлений о том, что заказы на детали получены и сроки их доставки. Залез в социальную сеть. Сообщений новых нет, заявок в друзья нет, как не прискорбно это сознавать, новостей тоже. Стал лазить по многочисленным группам. С каждым разом не перестаю удивляться, какие разные люди и какие разные интересы. Кто-то любит слушать обычную, спокойную музыку, кто-то восхищается дискотечной, а кто-то обычные звуки природы. Кто-то создает красочные трёхмерные картины, а кто-то обычные карикатуры, кто-то делает смешные комиксы. Люблю посидеть и полистать их. Настроение сразу поднимается. Но сейчас меня это интересовало меньше всего.
  Закончив с просмотром того, что хотел, я передал управление телом Океану. Тот быстро открыл редактор сайта. Жуткая картина. Экран становиться чёрный, а на нём интересными, плавными символами записаны какие-то цифры и коды. Океан в течение пятнадцати минут писал очередной код моими руками.
  Странное это чувство, когда тело тебе не принадлежит. Твои руки движутся сами по себе, твои глаза и голова перемещаются под действием чужой воли. Ты словно отходишь на второй план, а на первый становиться кто-то другой, чужой, но в то же время родной.
  "Я пошёл, меня не трогать. Протестируй передачу энергии, затем все предохранители и протестируй двигатели. После этого можешь быть свободен. А лучше собери сумку. Полетим завтра по делам".
  "Да, господин гений", - привычно ответил я, что бы услышать любимые сердцу слова.
  "Я не гений! Сколько тебе, мой ненаглядный, можно это повторять?!"
  Обожаю, когда он беситься. По большому счёту это потому, что больше эмоций я от него не чувствую. Он всегда спокоен, как лёд. Просто сама безмятежность. И когда он беситься, я чувствую его эмоции, и от этого я чувствую себя живым. Вернулся к просмотру сайта, стал читать новости. Я не люблю их читать, но Океан настаивает. Мы с ним пришли к компромиссу. Я пробегаю глазами по заголовкам. Если что-то интересное, я читаю, если нет, не обращаю внимания. Океана это устраивало. Новости, как всегда, не очень-то и радовали. "Спор между Домом Кориндоран и Джастрик из-за принадлежности астероидного пояса разгорается с новой силой!" Высокородные опять грызнуться из-за территорий. Как обычно это ничем хорошим не закончится. Я уже давно привык к этим высокородным разборкам, внимания на них не обращал. А Океана они интересовали почему-то. "Пираты опустошили одну из научно-исследовательских баз на границе пустошей". Вот это уже интересно. Признаться, с тех пор как мы с Океаном стали заниматься апгрейдом пиратских судов, приходилось иногда проводить исследования. Поэтому к научным исследованиям, да и вообще учёным у меня появился повышенный интерес. А вот у Океана он, похоже, был всегда. Открыл, пробежал по небольшой статье новостей. Интересно, почему всегда, как только речь заходит о высокородных, так статья получается внушительного размера? Тут кроме самой сути новости тебе ещё расскажут всю подноготную высокородного Дома, всех её членов, припомнят все дела. А как только об исследованиях или чем-то действительно важном, так хорошо, если маленький столбец. Небольшая статья, но мне её хватило, что бы сделать выводы. Небольшая научно-исследовательская база на территории Дома Меридон. Хм, Дом Меридон. Один из тринадцати Домов, то ли на шестом, то ли на седьмом месте в рейтинге. Основное направление его стратегии - взаимодействие с иными расами, что весьма проблематично из-за космографического положения. Нет соседей ни риоров, ни эндорианцев, что впрочем не мешает этому Дому активно сотрудничать с инопланетянами, лучше, чем остальные Дома. На этой базе занимались изучением пустоши - огромного космического пространства, которое ещё не смогли преодолеть корабли Княжества. В пустоши нет ни астероидов, ни планет, даже космического мусора. Сплошные аномалии, искажений полей, сильные излучения, несущие смерть всем живым организмам и много чего ещё, до сих пор неизведанного. Сколько не исследовали их, а вглубь пройти не смогли. На границах летать можно, но чем дальше в пустошь, тем опасней и страшней. Кстати, провинившихся пиратов отправляют в пустошь. Дают небольшой корабль и отправляют. Если корабль преодолевает определённый барьер и возвращается, его прощают. Но такое случается редко. Нет, возвращаются процентов восемьдесят, но они уже не способны нормально мыслить, иногда двигаться. Они становятся калеками и посмешищем среди пиратов. Кстати, одним из королей пиратов тоже можно стать, пройдя подобное испытание. Там процент выживших значительно больше. Всё потому, что эти два испытания происходят на разных участках пустоши, ведь её границы не однородны. Нейти как-то даже проболтался мне, что хочет стать королём пиратов. Я тогда спросил, зачем ему это? Он ответил, что стать королем, значит записать себя в анналы истории пиратов навечно. Ведь не многие проходят это состязание. К тому же, это испытание проходит раз в пять лет. И только одни может стать новым королём. Я тогда пожелал ему удачи в испытании, а себе пожелал никогда туда не попасть. Рисковать жизнью ради чего-то сомнительного я не готов. Кстати, насколько я знал, всеми пиратами управляют двадцать королей. Двадцать капитанов, у каждого из них есть свой маленький флот и своя база.
  На базу совершили рейд большие силы, следовательно, кого-то из королей. Охрана на базе тоже была приличная, так что в скором времени точно будет мне много ремонта. Ну да ладно, это забота Нейти. А у меня отпуск. База была уничтожена полностью, а уничтожают всё за собой только семеро из королей. Учитывая, что у каждого своя база и своя территория для нападения, круг сужается до трёх подозреваемых. Границы пустоши общие. Открываем пиратский сайт, на нашем сервере. Большая часть пиратов прознала, что наш сервер защищён покруче, чем сервер какого-либо Дома, поэтому организовали здесь сайт рекламы и новостей пиратского мира. Я через этот сайт часто детали заказывал. Смотрим по колонке, так и есть, нападение совершил один из королей, по прозвищу Чёрный барон. Научная база уничтожена, как не прискорбно это сознавать. Исследования, которые проводили учёные на протяжении двух лет утеряны. Почти. Открываем раздел сайта о продаже награбленного. Так и есть: "Сервер данных научно-исследовательской базы Калейпрон плюс приложение". Цена впечатляющая, тридцать два миллиона стандартных единиц. Нормальный, новый корабль в Княжестве стоит около двадцати миллионов стандартных единиц. Учитывая, что пиратам эта информация нафиг не нужна, можно сказать, что цену заламывают просто так, что бы больше клюнуло. Цену можно и сбить.
  "Покупай весь сервер. Они даже представления не имеют, что такое сервер с данными научной базы. И на цену не смотри".
  Даже если бы Океан мне сейчас этого не сказал, я бы всё равно её купил. Учёные трудились не напрасно. Их исследования не должны пропасть у кого-то или быть уничтоженными. На моём счету было сто двадцать миллионов. На моём личном счету, и это не считая счёта Океана. Так как нас было двое, то Нейти делил долю на три части. С его стороны это было очень умно, потому что Океан может и обидеться.
  Связываюсь с торговцем, списываемся о цене. Сбиваю её на тридцать миллионов. Сделка фиксируется. Перевожу половину суммы на счет Чёрного барона, и мне высылают сервер. Прибудет он через три дня. Тогда отошлю вторую половину. На этом сайте сделки честные. Были случаи вначале, когда одни хотели получить деньги за просто так. Не тут-то было. Сервер у нас мощный, Океан у нас умный. Быстро провели операцию по взлому счетов мошенников и перевели деньги получателю в двойном размере. Таких случаев было двенадцать. Больше за три года лишаться денег никто не рискнул.
  Я допил пищевой заменитель. Коктейлем или соком его язык не поворачивается назвать, и пошёл заниматься делами. Хорошо, что скоро отпуск.
  
  ****
  Алия была зла. Нет, она была просто в ярости! Как посмели жалкие пираты напасть на научную базу на территории её Дома?! Она бы не стала беспокоиться, если бы это была простая база. Подумаешь, лишилась бы сотни людей. Ничего, найдётся ещё больше. Но на этой базе находились ученые эндорианского Альянса. Поэтому, когда в три часа ночи её разбудила белокожая эндорианка Ани и сообщила эту новость, Алия сразу же, подняла всех своих чиновников, охрану, и направилась на границы своей системы.
  И вот сейчас, стоя возле огромного, иллюминационного окна флагманского корабля Дома Меридон, она размышляла. База успешно работала на протяжении двух лет. Единственное, что могло привлечь пиратов, это карта пустоши. В ней хорошо скрываться от погони, когда знаешь каждую аномалию. А ученые продвинулись в изучении путей дальше всех. Но это и было единственным, что могло их привлечь. Может ещё быстрые корабли, которые были на базе? Пираты ведь любят скрывать в пустошах. В остальном на базе были обыкновенные люди, проводились обыкновенные исследования. Что же могло вызвать их интерес. Вернее кто?
  Ладно, будем исходить из того, что есть. Карты. Карты они моли бы получить по окончанию исследования. Взломать сервер было бы достаточно просто, так пираты часто и делали. И даже не пираты, а хакеры других Домов. Алии было достаточно трудно удерживать позиции в этом направлении. Корабли? Вряд ли. Они бы не стали привлекать мощный флот для такой мелочи, как три прототипа кораблей, да ещё и не до конца собранных. Люди? Рабов они могли набрать и с закрытых планет, или даже с пассажирского корабля. Это для них не проблема. Оборудование, металл? Нет, вряд ли. Этого добра у пиратов достаточно. Следовательно, это было что-то другое. Мощный флот и полное уничтожение. Сто процентов заказ от другого Дома. От любого из двенадцати.
  Алия устало потёрла вески. В свои двадцать два года у неё было много врагов, как и у любого высокородного, а вот родных вообще не было. О том, что на базе эндорианцы, она проговорилась не так давно в академии. Кто-то слышал. И этот кто-то доложил кому-то из Совета Тринадцати. Те в свою очередь заказали пиратам базу. Те прилетели и уничтожили. И не докажешь, что это всё по наводке. А пираты могли и не знать, кто заказчик и что там эндорианские ученые. Эндорианцы уничтожают пиратов, Алия теряет доверие эндорианцев, а зачинщик всего этого счастлив.
  Алия села на кресло в этой огромной комнате, налила себе успокоительного и стала смотреть, как за окном несколько десятков зондов обследуют остатки базы в поисках выживших. Как же всё хитро придумано, жаль, что не ею.
  Дверь открылась, и в её личную каюту прошла Ани. Высотой в два с половиной метра, худые, тонкие четыре руки и тело. Одета она была в белое, под стать коже, одеяние. Лицо вытянутое, худое. Большие, черные глаза, полные печали, маленькие прорези ноздрей, больше похожие на решетку, небольшой рот.
  - Зонды ничего не обнаружили, - медленно проговорила эндорианка.
  - Мне жаль, - устало сказала Алия.
  Как же она от всего этого устала! Почему ей нельзя быть простой низшей, радоваться жизни со своим избранником? Потому что она родилась высокородной. Последней из своего некогда великого рода. И весь род сейчас зависит от неё.
  - Твои слова ничего не значат, Алийя, - эндорианка села рядом с высокородной. - Ты сожалеешь. Ты опечалена и испытываешь эмоцию: гнев, ярость, боль, раздражение. Ты устала.
  Алия только опустила глаза. Эндорианцы всегда понимали её лучше людей. Шесть лет назад она хотела убежать к ним, спрятаться от своего рода. Но Ани тогда поговорила с ней, и объяснила, что она не должна убегать от трудностей, что это её жизнь, быть высокородной. Если станет очень трудно, она может уйти к ним. Но пока она справляется, она должна быть с людьми.
  - Ученый, который изучал пространство, был мне, как вы выражаетесь, мужем.
  - Простите, что подвела вас.
  Алие хотелось выть в голос и крушить всё вокруг. Как она могла допустить такое? Ведь знала же, что если с эндорианцем что-то случиться, проблем будет больше чем астероидов в поясе. Так нет же, погналась за выгодой для своего Дома! Вот итог её ошибки.
  - Ты не виновата, Алийя. Не вини себя. Что сделано, то сделано. Жаль, что труды моего мужа были уничтожены. Получается, что он работал всё это время напрасно.
  - Я обещаю, что найду тех, кто виновен в этом и верну всё, что смогу, - твёрдо пообещала Алия.
  - Это опасно, Алийя. Пираты жестоки. Вы люди уничтожаете все, чего не понимаете.
  - Хотя бы образец корабля для полётов в пустошь, но я вам верну, - сказала Алия.
  - Ты действительно веришь, в то, что хочешь совершить. Делай то, что считаешь нужным. Но не делай это целью жизни, - эндорианка вздохнула. - Карательный рейд под командованием Гхсаара уже вызван. Через несколько дней они пересекут границу Княжества. К тому моменту виновные будут найдены.
  Эндорианка встала и ушла, оставив Алию в одиночестве.
  Алия откинулась на кресле и попыталась заснуть. Сейчас уже ничего не сделаешь. А после сна обычно хорошие идеи приходят в голову.
  Она заснула на кресле, пытаясь откинуть тревожные мысли. Она хотела позабыть всё, и увидеть свои детские сны, в которых она бывала в красивых городах, видела невероятных существ, видела чудеса, видела другой мир. Мир, в котором не было зла, в котором люди использовали силу своего разума и называли её магией. Но эти сны пропали шесть лет назад.
  
  ***
  
  Сервер привезли ровно через три дня. Доставили его почтой на дом. Вэлла дома не было, Нейти пропал где-то в других системах. Эти три дня я делал андроида по схемам Океана. Пока что у нас работала только кисть руки, единственная пока что собранная деталь, но и она собрана была не до конца. Я спрашивал Океана, почему бы не заказать готового робота и не переделать его. Тот ответил, что проще собрать его с нуля, чем переделывать под те требования, что хотел сделать он.
  Я вышел, расписался в получении и завёз его в ангар. Сервер был закрыт в большой трёхметровый контейнер.
  "Интересно, какие аномалии были открыты за эти годы, - задумчиво спросил Океан, пока я вскрывал печати. - Я когда-то давно интересовался ими и обнаружил более трёх десятков неизвестных видов. А ведь это только на небольшом клочке пустоши".
  "Кто его знает. Сам же говорил, что космос полон тайн. Никогда не знаешь, где кого и что найдёшь".
  Контейнер открылся не с первого раза, и даже не со второго. Но когда он открылся...
  Рефлексы у меня были хорошие, поэтому поймать на себя почти трёхметровое тело я успел. Океан прошипел что-то неприличное, завуалированное и на нескольких языках сразу. С моих губ тоже готовы были сорваться все слова не нормативного лексического значения, которые я наслушался у Нейти.
  "Приложение, что б их током в ноль три ампера ....!!!"
  "Эндорианец, - как-то отстранено подумал я. - У нас проблемы?"
  "Нет, Дар, что ты. У нас всего лишь апокалипсический коллапс! Эти жертвы мокрой магнитной сепарации подсунули нам эндорианца, - названный объект что-то промычал. - Пираты не связываются с эндорианцами, потому что за смерть сиих разумных выступает карательный отряд риорского элитного флота. Высокородные их пропускают по своим территориям, и виновные наказываются быстро и жестоко. И если наше "приложение" к серверу умрёт, как ты думаешь, по ком будет плакать риорская инквизиция?"
  Что нам нужно делать в этой ситуации? Правильно, спасать это чудо пока оно ещё дышит. Тащить такое вот существо на себе довольно проблематично, но я всё-таки закинул его на спину и утащил в свою комнату в ангаре. Кровать у меня была без спинок, поэтому погрузить на неё эндорианца, и положить его мощные ноги на стул проблемы не составило.
  И только после этого я осмотрел существо. Признаться честно, оно вызвало у меня только жалость. Худое, измученное лицо инопланетянина морщилось от боли. Глаза закрыты. Из маленького рта то и дело вырывался нечеловеческий стон. Его кисти с тремя пальцами сжимались и разжимались. На том месте, где у человека обычно находиться печень, была криво наложенная повязка, полностью пропитанная серой жидкостью - кровью инопланетянина.
  - Вот твари! - Океан, как и я, был зол. - Как эти жертвы мокрой магнитной сепарации вообще посмели напасть на это существо! Быстро за аптечкой!
  Я сбегал за всеми аптечками в доме, принёс воды, достал бинты, вату.
  - Никогда не лечил инопланетян, - сказал я, аккуратно убирая пропитанную кровью повязку.
  - Я тоже. Но всё бывает в первый раз, - ответил мне Океан моим, но чужим голосом. - Как он вообще не умер от потери крови? Хотя, помниться, я читал, что эндорианцы способны жить какое-то время с половиной литра крови в своём теле. Видимо, ещё не вся вытекла. Обрабатывай рану.
  Рана была около семи сантиметров в диаметре. Причём она была странная.
  "Судя по всему, сначала это была рана от бластера. Видишь копоть по краям одежды. Потом какая-то тварь ударила его прямо в рану чем-то острым так, что пошла кровь. Срезай одежду".
  Я достал металлический скальпель. Лазер, конечно, режет хорошо, но не в данном случае. Срезал одежу до пояса. Мне было противно, и злость захлестнула меня. У этого необыкновенного создания кожа по всему телу была не молочно-белой, а светло-серой, видимо кровоподтёк. Хотя, что я знаю о физиологии инопланетян? Одна из его рук, в суставе была как-то странно вывернута.
  "Явный вывих. Надеюсь не перелом. Видимо, те твари не гнушались поиздеваться над бедным существом. А потом решили от него избавиться посредством нас. Повязку наложили, чтобы не умер раньше времени, а только тогда, когда будет в наших руках. Как всё просто! Перекинуть на кого-то смерть. Когда придут риоры, сказать, что инопланетянин жив, а потом передать наш адрес. Риоры прилетают, а он мёртв. Риоры нас убивают, а пираты празднуют победу".
  Мне стало страшно. Если всё так, как сказал Океан, валить отсюда надо и срочно.
  "Нет. Побегом дело не решить. Ты пока раны обрабатывай, а затем вколи ему небольшую дозу гиперраствора и поставь капельницу с водой. Обезвоживание для них смертельно. А наш пациент на грани. Нужно в него хотя бы литр вернуть, а потом заменим другими лекарствами. Это пока что единственное, что мы можем сделать для него".
  Я сделал всё, что сказал Океан. Иглу в вену эндорианцу поставил раза с пятого. Ну не мог я найти у него вену. В капельницу с водой через полчаса добавил сто миллилитров гиперраствора. Пусть поправляется.
  Потом я залез в интернет, отдал тело Океану, а он уже стал заметать следы. Нет, кто бы это не задумал, сделали всё правильно. И не подкопаешься к ним, что подкинули нам сюрприз. Ведь в списке ясно было сказано: сервер плюс приложение. Но кто ж знал, что приложение будет таким вот! Ладно. Сейчас главное, что бы эндорианец выжил, и все следы, ведущие к нам затерялись. Океан это может устроить.
  
  Вечером состояние инопланетянина улучшилось. За день мы смогли взять в больнице оборудование для поддержания жизни. Плюс кое-что у нас с Океаном было в ангаре. Плюс Океан что-то сделал с гиперраствором. Я не знаю что. В это время я спал. Когда очнулся, около двухсот миллилитров красной жидкости как-то странно сияли. На мой вопрос, что это, Океан отмахнулся. Я осторожно коснулся пузырька с лекарством. Не знаю, как это описать, но мне показалось, что чувствую содержимое как свои пять пальцев. Оно было тёплое, приятное, словно лучи солнца. Океан приказал мне поставить вколоть десять грамм этого лекарства в инопланетянина, и идти заниматься делами.
  Так я и сделал, хотя мне казалось, что лучше нам находиться с раненным, пока его состояние очень плохое. Океан был непреклонен. Поэтому, когда чем-то встревоженный Нейти влетел на кухню, я сидел там как ни в чем не бывало и копался в интернете.
  - У нас проблемы, Дар, - заявил он с порога.
  Интересно, какая у него реакция будет, когда я ему сообщу о пациенте в моей комнате?
  - Ты что-то взорвал? - поинтересовался я спокойно.
  - Если бы! Всё гораздо хуже. Поэтому, тебе бы лучше как можно скорее куда-нибудь улететь.
  - Что случилось?
  - Карательный рейд.
  - А мы тут причём? У нас нормальная мастерская, всё почти законно и риоры нас тронуть не должны, - Океан сделал вид, будто ничего необычного не произошло.
  Он мастерски владел моим телом, поэтому неудивительно, что Нейти ничего не заподозрил. Хотя, Нейти умел отличать, когда говорит Океан, а когда я. Но не всегда с первого раза.
  - Риорам плевать на это. Короли сейчас в панике. Из-за того, что Чёрный барон убил эндорианца, достанется всем. Надо залечь на планету и не высовываться, пока риоры не улетят.
  "Это вряд ли. Чёрный барон не дурак. Они обязательно передадут информацию про эндорианца и нас. А риоры тогда не будут их атаковать. Таковы уж условия рейда. Карают только виновных".
  - Хорошо, я залягу на дно, и не буду высовываться. А лучше отправлюсь, как и планировал, на отдых, - сказал Океан.
  "Про инопланетянина ему знать ни к чему. Если не знает, невиновен. Невиновен - не тронут".
  - Я сейчас лечу на Вегу-5. Можешь полететь со мной.
  - Нет. У нас с Даром свои планы. Спасибо, за заботу, Нейт. Мы сами.
  - Счастливых звезд, Дар, Океан.
  И Нейти быстрым шагом покинул наш дом.
  "Что будем делать?" - лениво поинтересовался я.
  "Выпутываться из сложившейся ситуации. Для начала вскроем сервер, перекачаем данные, и отправим шифром через подпространство на Рисар. А так же сообщение, что гражданин их Альянса жив, но не здоров. В общем, все данные. Откроем часть истории, как он к нам попал, покажем, что зла причинять не собираемся, а хотим вернуть. И что Чёрный барон хотел его убить. Отошлём снимки тела, как приложение и спросим, что ещё мы можем сделать для его выздоровления. Так же попросим, чтобы нас не искали, и что сами вернём инопланетянина. И что бы карательный рейд прошёлся по пиратам, как и полагается. Я не собираюсь терпеть издевательства над иными существами".
  "Они поверят?"
  "Знаешь в чём отличие людей от инопланетян, Зордар?"
  "В чем?"
  "Они разумны".
  На взлом сервера и перекачку данных у нас ушла почти вся ночь. В перерывах мы проведали эндорианца, вкалывали ему лекарства, а так же следили за состоянием. Океан на всякий случай сделал две копии сервера, после чего огромный компьютер, который был доставлен вместе с "приложением" был уничтожен. В очередной раз, проверяя состояние эндорианца, я спросил вслух.
  - Океан, а что такое подпространство?
  - Само название говорит за себя. Это передача волн, импульсов, энергии и даже материи вне зависимости от реального пространства и времени. Расстояние для подпространства неважно. В этом заключается основной плюс подпространства. Можно создать портал и перемещаться через тысячи галактик всего за один миг.
  - Но насколько я знаю, технологии порталов ещё не существует. Даже у риоров, а те умеют телепортироваться. Или я опять чего-то не знаю.
  - Дар, вселенная огромна. Она существует не один миллиард лет. До нас могли существовать расы, которые ушли далеко вперёд в плане развития технологии.
  - Ты имеешь в виду технологии древних предтеч? Здания, которых до сих пор стоят на некоторых планетах?
  - Предтеч всего лишь осколок, а не цивилизация. То, что сейчас осталось в этом мире появилось сравнительно недавно, всего какую-то тысячу лет назад. До этого существовали в этих пределах три расы: риоры, эндорианцы и люди. Именно предтеч установил границы пустоши. Именно он разделил Княжество на двадцать четыре сектора и дали начало высокородным. К сожалению, из двадцати четырёх домов остались только тринадцать.
  - Откуда тебе это известно?
  - История для того и написана, что бы мы знали, что было и когда, - ответил тот.
  - То есть, если ты захочешь, сможешь создать портал ведущий скажем, в соседнюю систему? - вдруг предположил я.
  - Для того, что бы такой портал работал, нужна огромная энергия, Дар. И не только энергия, но и надёжная техника. Если портал где-то открылся, значит, где-то должен быть выход. Для этого в соседней системе должен быть второй портал.
  - Но ты сможешь? - не уставал допытываться я.
  Интерес во мне так и взлетел до небес.
  - Если мне это будет интересно, смогу.
  Это заставило меня призадуматься. Кто же Океан такой, что сможет создать такую технологию? Откуда ему известно столько всего, чего не известно лучшим учёным мира? И почему он это скрывает от всего мира?
  "Не забивай голову, малыш. В своё время ты сам всё узнаешь".
  
  ***
  Алия сидела в родовом поместье на планете Алмазоур и просматривала последние данные об экономике её Дома. Ани тоже находилась здесь. Сейчас эндорианка ждала, когда на планету прибудут передовые отряды риорских сил вместе с несколькими эндорианцами.
  За эти четыре дня была собрана вся имеющаяся информация, и выяснено, кто из пиратов стоял за этим нападением. А стоял за ним Черный барон, один из двадцати королей пиратов. Он осознавал, что рейда не избежать, поэтому связался с органами власти и с Алией в частности, и сообщил, что эндорианец жив, только находиться не в его руках. Он полностью подтвердил все догадки Алии. Пират действовал по наводке Дома Кориндоран. Алия прекрасно знала, что это не так. Дому Кориндоран сейчас дела нет до неё, так конфликт с Домом Джастрик нарастает как рейтинг биоигр. И уж тем более нет смысла строить против Алии и её дружбы с инопланетянами козни. Направить их мог только глава дома - Дилан, или его старший сын - Арис. Но если глава дома сейчас был занят спором с Домом Джастрик, то у Ариса были свои дела. Арис сейчас усилено занимался подготовкой в военном училище, после чего собирался продолжить обучение в академии Гейне, как раз на её курсе. Учебный год начинался через полтора месяца, и сдать все необходимые предметы ему сейчас было крайне важно. Для остальных сделать заказ королю пиратов было бы проблематично, хотя бы потому что другие Дома этот заказ могут проследить.
  Как бы там ни было, риоры могут пощадить пиратов, если слова короля подтвердятся. Но Алия в это слабо верила. Кто бы не стоял за заказом, он уничтожил эндорианца, даже если король пиратов этого ещё не знает и искренне верит в свои слова. И эта смерть ведет ещё к одному разлому в отношениях Дома Меридон и эндорианского Альянса.
  Корд на руке завибрировал. Её вызывал начальник охраны.
  - Что-то случилось, Джейден? Я же просила не беспокоить, когда я занята, - холодный, властный голос Алии должен был заставить начальника охраны, старого и преданного слугу пожалеть о вызове.
  Алия была за многое ему благодарна. Он с детства охраняет её, всегда был предельно честен и предан. Его не раз пытались подкупить и ещё чаще убить, но он всегда выпутывался из тех ловушек, что ему устраивали. Она не хотела быть с ним резка, но в последние дни на высокородную навалилось слишком много стресса.
  - Прошу прощения, миледи, но граф Линар Дерриэйдн требует аудиенции с вами.
  - Хорошо. Можешь быть свободен.
  Алия провела по Корду, и через пару секунд на большом экране её рабочего стола появилось лицо графа. Он по-прежнему был старый, седой, с хитрыми, умными серыми глазами. На его лице появилось ещё больше морщин. Граф отказывался красить волосы и делать пластические операции, как это делают все, в том числе и нынешний князь.
  - Доброго времени суток, граф, - сказала глава рода Меридон.
  - Действительно, доброго для тебя, Алия, - чуть улыбнулся граф.
  - Вы так считаете?
  - Я это утверждаю.
  Алия улыбаясь, попыталась сообразить, с чего бы это графу утверждать что-то. Граф был одним их тех немногих людей, которым на Алию не было наплевать. Нет, он был себе на уме, и если нужно, использует её, не задумываясь. Дело было в том, что граф преподавал в академии, и она училась в той группе, которой он руководил. Соответственно, у них было достаточно времени познакомиться. Это если не учитывать то, что иногда она, Алеон и её остальные "друзья" часто бывали у графа. Он очень любил рассказывать о нравах молодежи и всех поучать. Остальные делали вид, что слушали, а Алия слушала, через раз, правда, но даже пыталась найти в его речах положительные стороны. С тех пор он стал относиться к ней с большим вниманием, и даже пару раз прикрывал ей от печальных последствий поспешных решений, правда, потом ей пришлось очень долго выслушивать его бредовые идеи про четвертый уровень гиперпространства.
  - Чем же вызвано ваше утверждение?
  - Видишь ли, Неиса, одна из моих коллег эндорианцев, утверждает, что Сайен жив.
  Сайеном звали того самого эндорианца, которые проводил исследования пустоши.
  - Я знаю, - кивнула Алия.
  - Нет, девочка моя, ты не знаешь. Тебе ведь это пираты сообщили?
  - Да, - не стала спорить Алия, проглотив "девочку".
  - Так вот, несколько часов назад эндорианцам, неизвестно каким образом обойдя наши системы слежения, пришло довольно объёмное сообщение. Весь сервер данных научной базы.
  Алия напряглась, и стала внимательно слушать графа. Черный барон ничего не говорил про сервер данных. Пиратам он не нужен. Их интересуют деньги.
  - Откуда сообщение пришло, выяснить не удалось. И это было очень странно. Ты можешь себе представить, что весь огромный сервер научной базы без слежки был передан прямиком эндорианцам на Рисар, минуя систему слежения предтеч?
  - Слабо, - ответила Алия.
  Алия видела сервер и знала его объёмы. И если всю информацию перекинули так, что бы даже шпионы графа этого не заметили, это ничего хорошего не значило.
  - Мне тоже стало интересно. Сигнал словно из неоткуда взялся. Да ещё и странно зашифрован. В мой центр попал шифр, но они только пожимают плечами и утверждают, что с подобным не встречались.
  - И только данные сервера были присланы? - поинтересовалась Алия.
  Было интересно узнать, что же это за сигнал, но жизнь эндорианца её волновала куда сильнее.
  - Было маленькое приложение. Так, фотографии эндорианца с многочисленными побоями, пара вывихов и ранение, которое успешно затягивается. Просьба источник не искать, эндорианца как-нибудь пришлют. И ещё был вопрос, как его лечить?
  - И что за выкуп они потребовали на этот раз?
  Пираты или даже простые люди знали, что за спасение эндорианца можно получить очень многое. В частности, пропуск на их территорию и свою полную безопасность. Уж на территории Альянса высокородным никогда их не достать.
  - Самое интересное, что о выкупе не было ни слова. Ни о выкупе, ни о награде за спасение. Даже за данные о сервере.
  - Это довольно странно, - Алия задумалась.
  - Да, девочка, это странно. Ведь никто не откажется от награды. Да эндорианцы и без того могут отблагодарить неплохо. А уж за спасение из рук пиратов тем более.
  - Что-то тут не так, - с сомнением сказала Алия. - Не верю я в бескорыстность.
  - Я тоже. Нет таких людей, которым не нужна была бы награда. Даже короли не гнушаться вырвать его из рук своего коллеги и вернуть властям, что бы получить выкуп, - кивнул граф. - Но сдаётся мне, здесь замешаны высокородные, кто-то из глав Домов. Кому-то выгодна жизнь эндорианца. Выживет он, эндорианцы не закроют границы и будут действовать на территориях людей. Но вот бы узнать, кто?
  Убрать эндорианцев хотели многие высокородные за их моральные принципы.
  - И каковы же будут наши действия? - поинтересовалась Алия.
  Раз уж граф сообщил ей это, значит, собирается действовать с ней в паре в одной из своих интриг. А в интригах граф был мастер.
  - Пока что сообщи это Ани, а риоры пусть сделаю то, что должны сделать. Намёк на это, кстати, был в том послании. Я думаю, риоры с радостью пройдутся лазерами по всем пиратам и даже больше. У тебя ведь проблемы с наркоторговцами? - Алия кивнула. - Направь риоров и на них. Это пойдёт на благо твоего Дома. Таким образом ты оградишь себя от лишнего беспокойства на ближайшие года два. Потому что риоры обычно нападают только на виновных, а тут все будет не совсем так, как все привыкли. И сейчас, Алия, самое время засылать шпионов.
  - Спасибо, граф, - кивнула высокородная.
  - Рад помочь. И надеюсь, что в новом учебном году ты сменишь научного руководителя, - вот и та цель, которую граф преследовал.
  - Не сомневайтесь, ведь господин Доран Сики-Моран плохо выполняет свои обязанности.
  - О чём я и говорил тебе неоднократно, - довольно улыбнулся граф, и отключился.
  Алия откинулась на кресле. Да, граф прав, утро доброе. Но не стоит сидеть в кресле долго. Дела не ждут.
  
  ***
  
   Два дня лечения эндорианца прошли на ура. Он перестал стонать от боли, раны его очень быстро заживали, сердцебиение, а у эндорианца было два сердца, приходило в норму. Сородичи моего "приложения" выполнили просьбу, и ненадолго вывесили на своём сайте методичку о том, как залечить те раны, список которых я им отправил. Поэтому, когда вечером, после очередной перестановки капельницы и выкалывания в вену (нахожу с первого раза!) растворов, меня схватили за руку, я испугался не сильно.
  - Помоги, - прошептало существо, чуть приоткрыв черные глаза. - Я заплачу...
  - Мне ничего не нужно, - ответил я.
  Моё лицо было закрыто защитной маской, потому что пришлось паять мелкие детали. А это та ещё работка. Паяльник конечно не такой мощный, как сварочный аппарат, но стержень греется, и при соединении деталей иногда выскакивают искры. А Океан порой просто помешан на технике безопасности.
  - Я дам тебе... всё... что хочешь...
  "Тоже мне нашёлся, джин из лампы", - фыркнул Океан, а я его фразы не понял.
  - Я хочу, что бы во вселенной был мир, - пафосно сказал я. - А так как ты этого не можешь исполнить, то спи и не беспокой меня.
  Надеваем ему маску со снотворным газом, и пациент засыпает. Он уже расплатился с нами сервером данных. Хотя, сервер мы не у него покупали.
  Через три часа прибыла почта. Как я собирался отдать эндорианца, не привлекая внимания? Да очень просто. Я уже договорился со своими знакомыми и из разных концов княжества по почте были отправлены без знаков несколько контейнеров, похожих на тот, в котором прибыл эндорианец. Все они были оборудованы системой жизнеобеспечения. Разумеется, все были отправлены через несколько подставных лиц. А некоторые заказы сделал по интернету. Вся почта на Рисаре собирается в одном складе. Там уже сложно будет определить, что откуда прибыло, и выяснить практически не возможно. И, разумеется, наш контейнер на почту попадёт незаконным, незарегистрированным путём, так что вычислить его будет уж точно не возможно. Сомнительно, конечно, но Океан пообещал, что все подводные камни он замял. За здоровье эндорианца я не волновался. Система жизнеобеспечения работает нормально, а всё время полёта он проспит под действием сонного газа. Он абсолютно безопасен для инопланетян.
  И когда корабль с эндорианцем покидал пределы планеты, я проводил его взглядом, и вернулся к своим делам. Теперь главное, исчезнуть куда подальше.
  
  Испытание
  
  Ночь выдалась тяжёлой. Я то и дело просыпался. То мне было душно, и я включал кондиционер, то мне было холодно, и я зарывался под одеяла, выключая кондиционер, то у меня болела голова, то меня преследовали огромные страшные кроваво-красные глаза, полные ненависти.
  Я честно пытался отключиться, но у меня это получалось с большим трудом. Поэтому я встал в пять утра и направился в душ. Холодная вода заставила мозг окончательно проснуться. Океан то ли спал, то занимался своими теоретическими исследованиями, но я его не чувствовал.
  Вышел на улицу. Прохладный ветерок принёс с собой химический запах топлива из ангара, и мне стало противно. Я надел наушники, включил бодрящую музыку и побежал. Пробежка была эффективным способом разогнать противные мысли, снять последствия кошмара, опустошить голову и просто приятно провести время.
  Бегал я целый час. Именно столько мне понадобилось, что бы окончательно проветрить голову. Заходя в дом я обнаружил несколько пар обуви. У меня гости? Двое. Одна пара явно Вэлла, а вот вторая. Я со злорадной ухмылкой тихо пробрался в дом. Из прихожей хорошо было слышно голоса, раздающиеся из кухни. Я тихо подошёл к двери. Моя догадка верна. Тенью проскользнул в кухню. Моя жертва сидит на стуле и громко рассказывает Вэллу о том, какие его ждут испытания. Вэлл меня видит, но не подаёт виду. Спасибо! Я тихо подкрался и резким движением убрал стул из под сидевшего.
  - ДАР!!!
  - С возвратом, братишка! - широко улыбаюсь молодому человеку, сидящему на полу с растерянным выражением лица.
  А нечего было антифриз водой менять. У меня генератор сгорел, а он в это время был за пределами системы.
  - Да уж, лучше бы не возвращался, - пробурчал тот, под смех Вэлла.
  Вэн, мой двоюродный сводный брат. Возраста мы с ним одного, поэтому, когда Вэлл его и меня познакомил, я был рад. Мой братишка был красивым молодым человеком, с чистым лицом, с которого редко когда сходила улыбка. Темные волосы ниже лопаток, бледно-зелёные глаза, густые ресницы. Первое время мы с ним часто дурачились, пока мне его мелкие шутки не надоели. Подменивать Вэллу вместо пены для бритья, клеящую пену, или делать скользкий пол под ногами моего приёмного отца или же добавить в кофе Нейти немного машинного масла. Первое время мне это нравилось, но потом показалось всё ненужным, простым и противным.
  - Ты год здесь не появлялся, - заметил я.
  - Лучше бы и больше тебя не видел, - тот сел на стул и обиженно уставился на меня, но я проигнорировал его взгляд.
  - Увы, но это не в моей и даже не в твоей власти, - развел я руками. - Как дела? Каким солнечным ветром тебя сюда занесло?
  - Прямым, - ответил Вэн. - Вот думаю, скучно мне, а не слетать ли к братцу?
  - И вот ты здесь, - кивнул я.
  - Дар, у меня к тебе разговор касательно твоего будущего, - обратился ко мне Вэлл.
  - Я весь во внимание, - я сел рядом с братцем, наливая себе свежий фруктовый сок.
  Моё будущее за эти шесть лет мало волновало Вэлла. Я был большей частью предоставлен Океану. Так что мне было интересно, что сейчас скажет мой приёмный отец.
  - Тебе уже почти двадцать лет. Как раз тот самый возраст, когда многих юношей принимают в элитные учебные заведения.
  Он сделал паузу, а я всё так же смотрел на него. Если он думал, что я задам вопрос, то ошибся. Я молчал.
  - Видишь ли, Дар, Вэн собирается поступать в Академию Гейне. Учитывая то, что ты любишь заниматься техникой, и я тебя видел за чтением технической литературы и прочими занятиями, думаю, тебе тоже стоит попробовать сдать тест.
  - А почему бы и нет, - пожал я плечами.
  Я хотел устроить себе небольшой отпуск от работы, так что это вполне подойдет. Вэлл не в обиде, Океан возмущаться вряд ли будет и мне полезно мир осмотреть. Надо же иногда себя и в другой области пытаться применить. А о том, что я вряд ли сдам этот тест, я Вэллу говорить не собирался. Мои знания узкой направленности, растянутые Океаном, вряд ли помогут мне сдать вступительные экзамены.
  - Вот и отлично, - Вэлл кивнул. - Тогда иди в душ, собирай вещи и вылетаем.
  - Так быстро? - удивился я.
  - До Рисара лететь две недели, поэтому нам стоит поторопиться, что бы успеть к экзамену. Вот за эти две недели в корабле вы будете усилено готовиться.
  Плохо. Хотя. Корабль, стоящий на ремонте из-за угрозы риоров вряд ли сейчас станут забирать, так что бояться нечего. А потом его отгонит Нейти. Закрою ангары, замок там мощный, а коды у пирата есть. Сервер работает автономно. Я его уже года три не видел. Что ещё? Электричество отключить, проверить все ли будет работать нормально. Я ведь всего на два месяца примерно или меньше. Так что, проблем не должно быть.
  - Хорошо. Я пойду собираться.
  Из вещей я кинул несколько чистых сменных комплектов, сервер с сайтом, скайр на правую руку. Левую руку я всегда старался прятать, потому что металл, вплавленный в руку, вызывал у людей, как минимум, шок. Со времени катастрофы металл сошёл с верхней части руки. Он сейчас располагался чуть ниже локтя и почти не касался кисти. За шесть лет это прогресс. Океан так и умалчивал, откуда он у меня и почему я никогда не чувствовал от него боли. К слову, это был не свинец, как сначала, предположил Вэлл. Это был странный сплав, исследовать который никому не давал Океан, в том числе и мне.
  Через два с половиной часа я был полностью собран, дом закрыт и поставлен на сигнализацию.
  Когда я сел на заднее сиденье аэромобиля, я окинул свой дом, в котором я жил шесть лет, печальным взглядом. Странное чувство говорило, что его я увижу не скоро.
  
  Две недели перелёта для меня превратились в сущий ад. Океан демонстративно ушёл на нижние уровни сознания, заявив, что основы учёбы я должен постигать с разными учителями. Вот вам и постиг, блин! Две недели под строгим контролем Вэллиана. Я говорил, что он бывший военный? Капитан целой эскадрильи войск Дома Беррос? Гроза пиратов при старом князе? Нет? Теперь говорю! И все его военные навыки обучения он вспомнил на двух, ни в чём не повинных детях. Наш распорядок был такой: завтрак, учёба, обед, учёба, полдник, учёба, ужин, час свободного времени, учёба, восьмичасовой сон. Всё! И так две недели. Под конец даже я не выдерживал, а Вэн, у которого с самого начала было очень энергии, сломался под конец первой недели. Так что прилёт в столицу стал для меня и Вэна, как отпускная для пирата.
  Столицей Княжества был громадных размеров город на стандартной планете Рисар. Планета имела один спутник. Я так и не понял, почему именно один? С двумя, а тем более с тремя гораздо проще. Больше территории, больше околопланетных баз, больше условий для торговли и развития. Я задавал этот вопрос самому себе (читай Океану), и мне был дан ответ, что такая планета напоминает ему её. На вопрос кому кого я ответа так и не получил.
  Космопорт, в котором я оказался, был в двадцать раз больше, чем я видел на Редре. Меня просто поразили огромные масштабы сооружений, в которых умещались тысячи больших и малых кораблей. Поэтому шёл я под руку с Вэллом, так как мои глаза были устремлены на всё окружающее, а изо рта то и дело доносились вздохи восхищения. В моём воображении просто не укладывалось, что всё это громадное здание смогли построить люди. Не своими руками, но силой своего разума. Они создали гигантские машины, которые поднимали многотонные плиты, похожие на цемент, и закрепляли их вертикально с такой силой, что они уже не могли сдвинуться, даже если бы в них врезался среднего размера крейсер.
  Из небольшого ангара, куда сел наш пассажирский корабль, мы отправились на остановку, а затем, сев на аэробус, направились вроде как к Вэллу на квартиру или что-то такое. Я не сильно этим интересовался, так как всё моё внимание было сосредоточенно на столице.
  Огромные здания, устремлённые своими пиками в небо, пронзали редкие облака. А между ними, как между лепестками травы, паутиной летали тысячи аэромобилей, спидеров, глайдеров, аэроциклов, мелкий межсистемных кораблей. А внизу, по широким дорогам, словно муравьи, туда-сюда ходили люди. С высоты в несколько сотен метров они казались такими маленькими, такими смешными, что я невольно смеялся от этой картины. В аэробусе я был не единственный, кого захватывала картина. Мои соседи - два брата-близнеца на пару годов младше меня, тоже глядели с восхищением. Все остальные же или были погружены в собственные мысли, или смотрели передачи на скайрах, или смотрели в окно.
  Вэн косился на меня и посмеивался. Он уже бывал в столице, и для него это великолепное зрелище было не таким уж красочным, как для меня. Но я не обращал на него внимания, полностью захваченный невероятной картиной этого города.
  "Завораживает, не так ли?" - тихо поинтересовался Океан.
  "Я готов кричать в голос от восторга! - мысленно прокричал я. - Никогда не думал, что увижу нечто подобное".
  "Я тоже", - как-то странно сказал он и исчез, оставив меня восторгаться увиденным.
  Когда мы прилетели, и зашли в квартиру, я спросил Вэлла, где буду жить. Вэн показал мне небольшую комнатку. Мой взгляд упал на кровать. Я не раздеваясь, бросил свою сумку на пол и, завалившись на кровать, уснул самым счастливым сном.
  
  На следующий день, был первый вступительный экзамен. Вэн разбудил меня с утра, даже не вылив на меня воды. Вид у него был взволнованный. Ну да, он готовился к этому экзамену несколько лет. А так как мне было глубоко фиолетово, я собирался спокойно, но волнение Вэна передалось и мне. Холодный душ, быстрый завтрак пролетели со скоростью света. Вэлл дал мне новую чистую одежу, заявив, что в том, в чём я обычно хожу, по столице не ходят. Я только пожал плечами, надел синие лёгкие брюки, черную (почему черную?!) рубашку, кожаные туфли, очки и был готов. Вэн глядя на меня только довольно хмыкнул, но ничего не сказал. Вылетели мы в академию ровно в восемь, и к девяти были там.
  Здание одной из престижных академий всего княжество меня поразило своим возрастом, нежели своим видом. Отличием от окружающих зданий являлся, во-первых, цвет материала. Он был не зеркальный, как большинство элитных зданий, и не серым или коричневым, как у промышленных зданий. Это здание было зеленовато-белого цвета. Сам материал здания очень походил на когда-то видимый мной цемент, и даже при прикосновении практически ничем не отличался. Но этот материал был на основе алюмосиликатов с добавлением щелочи. Его характеристики были почти в десяток раз лучше, чем цемент. К сожалению, технология изготовления потерялась в веках. Вторым отличием было то, что на само здание были нанесены различные рисунки, в то время как современные здания были гладкими, как сталь. Само здание представляло собой прямоугольное строение с плоской крышей.
  Как оказалось, места на тестировании нам забронировали, и не просто кто-то, а очень хорошие друзья.
  - Дар! - Вейра бросилась ко мне в объятья, и я с удовольствием закружил её.
  - Давно не виделись, Вей. Ты стала ещё красивее.
  - Вейра, мы в обществе, веди себя прилично, - упрекнул её старший брат Аст.
  Вейра быстро чмокнула меня в щеку и отпрянула, сделав вид, будто ничего и не было. Аст только возвёл глаза к потолку. А я просто улыбнулся, обрадованный встрече со старыми друзьями.
  Аст и Вейра брат с сестрой, друзья Вэна и мои. Их отец, глава компании "Глакс", занимающейся перевозкой пассажиров между системами. Вэлл очень хорошо общается с их отцом, и они иногда приезжали на месяц погостить. Мы с ними быстро подружились. Вейра на десять месяцев младше Аста, но, тем не менее, они учатся вместе. Вейра - полная противоположность Аста. Если тот скрытный, серьёзный, даже замкнутый, то Вейра улыбчивая, общительная девушка.
  - А тебя и не узнать, Дар, - заметил Аст. - Я даже принял тебя сначала за высокородного.
  Я рассмеялся.
  - Меня за высокородного? Ты посмотри на мои руки, - я продемонстрировал ему мозоли от работы на ладонях. - Разве могут быть такие руки у правящих Княжеством?
  - Если убрать мозоли, вполне, - сказал Аст.
  Я только улыбнулся на это.
  - Рад с вами встретиться, ребята. Не видел вас не меньше, чем этого пройдоху, - я ткнул под ребро братца.
  - Надеюсь, за генератор ты ему отомстил? - поинтересовалась Вейра.
  - Да, так, немного.
  - У меня до сих пор спина болит! - возмутился братец.
  - А должно кое-что другое, - подколол его я.
  - Ну тебя с твоими шуточками, - махнул на меня рукой Вэн.
  - А где ваши родители? - поинтересовался я.
  Фигуру отца друзей или кого-то из родственников я не наблюдал.
  - Он на очередной встрече, - ответил спокойно Аст. - Он привёз нас и оставил здесь.
  - Ясно.
  - Я, пожалуй, тоже вас оставлю. Дела, знаете ли, встречи, - сказал нам Вэлл.
  - Иди-иди, дядя. Тебя все ждут! - радостно сказал Вэн.
  - Если провалишься, Вэн, я тебя в армию устрою, - серьезно пригрозил мой приёмный отец.
  - А если провалиться Дар? - вот прохвост!
  - Дару можно. Он мой сын. Ему быть умным не обязательно.
  "Что значит, необязательно?! У! Развратитель молодого поколения!"
  Я честно заржал на этот комментарий Океана. Учитывая, что я сын военного, и то, что по габаритам я обычно больше своих сверстников, мои умственные способности всегда принижали. Правда, когда подобное услышал Нейти, он долго под столом валялся. Потом заявил, что если я тупой солдафон, то он дочь высокородного. Как итог, под столом лежал уже я.
  - Вот, он даже не обижается, - указал на меня Вэлл. - Так что смотри у меня, племянничек, не подведи. И вы двое тоже. Иначе и тебе Аст светит армия.
  Как только Вэлл скрылся из виду, Аст достал два маленьких пластиковых жетона и спрятал за спину.
  - Кому-то из вас двоих придётся сидеть в другом зале, - сказал он. - Ваш выбор, господа.
  Я указал на правую руку, Вэн - на левую. В другом зале придётся сидеть мне. Не больно то и хотелось сидеть с ними! Справимся. Я же не один, со мной Океан.
  - Тестирование в нашем зале начнётся через пять минут. В твоём - через двадцать, Дар, - сообщил Аст. - Идём на места.
  Мы попрощались у большой аудитории. Мне нужно было подняться на третий этаж, в то время как они остались на втором. У моей аудитории было много народа, а двери были закрыты. Я оглядел пёструю компанию абитуриентов, и устроился на подоконнике рядом с лестницей. Открыл бутылку сока, сделал глоток и стал наблюдать. Как только открылась дверь, абитуриенты потоком ринулись туда.
  "Стадо баранов в новые ворота", - прокомментировал Океан.
  Я чувствовал, что он недалеко ушёл в сознание, но и не полностью со мной. Впрочем, когда будет нужно, и он как всегда появиться.
  Пока народ вбивался в аудиторию, по лестнице вбежал молодой человек. На вид я ему бы дал не больше двадцати - двадцати одного года. Высокий, красивый, мужественное лицо, короткие светло-русые волосы. Одежда парадная военная, вроде как курсант какой-то академии иди училища. Парень остановился на верхней ступени, сжимая в одной руке китель, в другой - жетон с номером.
  - Это четвёртая аудитория? - поинтересовался он, запыхавшимся голосом. - Тест начался?
  - Да. А тест будет через минут пятнадцать, - пожал я плечами.
  - А что это люди туда спешат забиться? - удивился он.
  - Дверь только что открыли.
  Парень сел рядом со мной, устало вытер пот белым платочком. Он что с утра марафон бежал, раз так замаялся? Я протянул ему бутылку с соком. Он странно посмотрел на бутылку, потом на меня. Во взгляде было недоверие. Но жажда после бега его победила, и он сделал пару маленьких глотков.
  - Арис, - протянул он мне руку через минуту.
  - Дар, - я ответил на рукопожатие.
  - Куда собираешься поступать?
  - Куда возьмут, - честно признался я.
  - Сам решил или кто-то сюда отправил? - парень сделал ещё несколько больших глотков.
  - Отец сказал, что бы прошёл, - ответил я. - Вот я и оказался здесь. Мой братишка внизу тоже его проходит. Мне не принципиально сдам или не сдам. Главное, что попытаюсь.
  - Неужели ты не хочешь попасть в самую лучшую академию Княжества? - удивился он.
  - Честно, - я задумался. - Как-то не особо.
  - По-твоему быть тупым, не имея высшего образования - это хорошо? - презрительно спросил тот. - Здесь взамен роботов преподают настоящие доктора наук и профессора! Здесь собрана самая лучшая база знаний и практическая база. В этой академии никогда не преподавал ни одни робот. Я вообще не понимаю, как люди, обучающиеся у роботов, могут что-то знать? Они же мыслят по шаблону!
  - Я учился дома под своим собственным руководством. Отец военный и не считает, что образование мне очень уж нужно. Так что, если я не пройду, он не обидеться. А мне самому всё равно. Я и без образования в академии имею хороший дом, свое собственное прибыльное дело, свободный график и никаких обязательств перед родителями и родственниками. Так что, мне от академии не холодно и не жарко, - его тон заставил меня напрячься.
  Кто бы ни был этот парень, он явно не так прост. Почти во всех школах, вузах, академиях преподают роботы. Это практично и целесообразно, на взгляд высокородных. Но в элитных учреждениях, таких как академия Гейне и ей подобных, где обучаются высокородные, преподают люди, что считается самым лучшим для обучения. У роботов есть программа, и как бы вы не старались, не будет эффекта неожиданности на занятиях, как и живого общения. А ведь именно живое общение, взаимодействие людей и является необходимостью для обучения, будь то первоклассник или студент последнего курса.
  - Никаких обязательств? - парень странно усмехнулся. - Тебе везёт.
  - Как посмотреть, - пожал плечами я.
  Мы замолчали. Не знаю, о чём он думал, а я вот наслаждался тем, что находился в столице Княжества. Огромные здания, тысячи разных людей, лиц. Мне нравилось наблюдать за толпой и выделять определённых людей, что бы проследить за ними взглядом. Вот, например, блондинка с модельной фигурой и длинными ногами. Она что-то весело говорила двум своим подругам и улыбалась, будто её ждёт впереди не два часа теста, а два часа наслаждения. А вот тот молодой человек в обычном строгом костюме. Лицо серьёзное, сосредоточенное. Он что-то медленно повторяет губами, как будто старается не забыть.
  - Скажи, Дар, - моё внимание привлёк Арис. - Ты хочешь или нет попасть в академию?
  Сказано было так, будто от моего ответа будет зависеть, попаду или нет, и не важно, как я напишу тест. Я задумался? Оно мне надо? У меня всё есть, что нужно. Терять время в этой академии нет смысла. Однако я хочу остаться в городе. В этом красивом, высокотехнологическом городе. При мысли о возвращение в свой дом, меня накрыла странная смесь чувств, будто, если я туда вернусь, то останусь один на многие километры. А здесь люди, миллионы людей.
  - В академию попасть хочу не особо. А вот в городе бы остался, - честно ответил я.
  - А что ты думаешь о высокородных? - вдруг перевёл тему парень.
  - Я с ними не встречался, и до этого времени у меня было всё отлично. Так что, предпочту обходить их десятой дорогой. Мало ли что им в голову взбредёт.
  Парень странно ухмыльнулся, и похлопал мне по плечу.
  - Редко в наше время встретишь человека, который незнакомцу говорит такие предельно честные слова.
  - А смысл мне кого-то обманывать? Моё мнение вряд ли кого-то серьёзно заинтересует в этом огромном городе. Кто я по сути дела? Просто парнишка, не имеющий ни власти, ни влияния, ни хороших покровителей. Врагов мне не надо, друзья у меня хорошие. Зачем тогда мне оскорблять кого-то ложью?
  - Потому что это Рисар, парень, - ответил мне курсант. - И поверь, за всей его красотой скрывается нечто страшное, с чем тебе не стоит сталкиваться.
  - Буду иметь в виду, - улыбнулся я. - Пойдём в аудиторию. Все уже зашли.
  Я и Арис прошли в аудиторию. Жетоны указали нам на самые последние места. Что представляла собой аудитория? Огромное помещение с несколькими сотнями парт на одного человека. Я сел на самую последнюю под номером - 546. Арис сел справа от меня - 547. Было ещё несколько свободных мест, но к тому времени, когда прозвенел сигнал о начале теста ни кто так и не появился.
  В присмотре со стороны людей мы не нуждались, так как здесь повсюду стояли роботы и камеры видеонаблюдения. Так что списать просто нереально. Хотя, если знать лазейки, то все вполне можно. На парте включился электронный монитор и появился список предметов, которые я должен выбрать.
  "Физика, химия, математика, информатика, роботехника и история. Выбирай эти предметы".
  Я выбрал те предметы, что мне сказал Океан и стал писать тест. С физикой надо признаться, у меня были проблемы. Нет, стандартные формулы я знал, а вот дальше. То же было и с математикой, а про информатику молчу. Роботехника еще, куда ни шло, и историю я тоже знал более-менее.
  "Океан, я на тебя надеюсь", - промыслил я и стал отвечать на задания.
  Тест меня повеселил. Даже не так, повеселили меня ругательства Океана в адрес составителей этих заданий.
  "Кто, скажите мне кто решил, что война с риорами началась из-за риорской оккупации?! Да риоры десятым пространством людей обходят!... Какие генераторы, плазменные?! На флагманском корабле?! Да у них энергии, как у батарейки для аэроцикла!... Назовите причины, мешающие открытию четвёртого уровня гиперпространства. Ответ - базисы. Как нет такого варианта ответа?!"
  В общем, я почти два часа пытался справиться со смехом. Иногда ловил на себе удивлённые взгляды Ариса. Парень явно не понимал, почему идиотская улыбка не сходила с моего лица. Я жестами указывал ему на тест, тот смотрел на свой и в его взгляде я видел - не понял. И только потом до меня дошло, что он не слышит комментарии Океана. Голос друга для меня был всё равно, что голос рядом стоящего человека.
  После того, как я закончил с тестами, оставалось до конца десять минут. Я решил не тратить зря время и вышел из аудитории. Арис догнал меня через минуту.
  - Ты сейчас куда? - поинтересовался он.
  - Я пойду искать своего братишку, а, потом, наверное, поедем домой, - ответил я.
  - А результаты теста не хочешь узнать?
  - Братишка сообщит. Не буду лишать его удовольствия позлорадствовать надо мной.
  - Ясно. Удачи тебе, Дар. Надеюсь, увидимся ещё.
  - И тебе, Арис. Было приятно познакомиться.
  Мы обменялись рукопожатиями, и парень ушёл в другую сторону.
  "Интересный молодой человек, - заметил Океан. - Как он тебе?"
  "Вполне нормально. Дружелюбный", - ответил я.
  "Что ж, надеюсь, что это так", - как всегда загадочно сказал Океан, а мне осталось только гадать, кто этот парень.
  Вэн нашёлся через пять минут. Точнее, он меня нашёл и отвел к остальным.
  - Ну, как? - поинтересовался я. - Узнали результаты?
  - Да. Мы все прошли, - обрадовала меня Вейра.
  - Рад за вас, ребята, - улыбнулся я. - Куда теперь?
  - А ты не хочешь узнать свой результат? - удивился Вэн.
  - Я думал, ты мне его скажешь, - ответил я. - А вообще, мне не интересно. Хотя, тест был весёлый.
  Аст отвесил мне дружеский подзатыльник.
  - Тестирование - серьёзный шаг в жизни. И если ты его упустил...
  - То пойду я в армию, - закончил за него я.
  - Ты не исправим, - Вейра взяла меня под руку. - И как только ты умудряешься даже в такой ситуации быть самим собой, обычным человеком?
  "На всё воля Океана", - пафосно подумал я, на что получил не менее пафосное.
  "Воля Океана приказывает идти и узнать результаты этого наитупейшего теста!"
  - Наверное, потому что мне всё всегда фиолетово. Где можно результаты узнать?
  Меня отвели к большому экрану, у которого уже столпилось очень много людей. Каким образом Вэн туда протиснулся при его габаритах, я так и не понял, но через пару минут он спустился и протянул мне маленькую карточку.
  - Поздравляю вас, студент кафедры Гиперпространственной навигации!
  И столько в его взгляде гордости было, а взгляды остальных сразу переменились, что мне стало не по себе.
  - У меня только один вопрос - это хорошо или плохо? - настороженно спросил я.
  - Это замечательно, - ответил мне Аст. - Эта кафедра находиться под покровительством Дома Дерриэйдн, влиятельного Дома. Ты можешь неплохую карьеру устроить.
  - Понял. Спасибо, - кивнул я.
  - Ну что, идём отмечать? - деловито спросил Вэн.
  - Да! - обрадовалась Вейра, и мы направились к выходу.
  
  Молодой человек двадцати двух лет в строгом бело-золотом одеянии дома Беррос проследил за четвёркой молодых людей с верхнего уровня помещения. Парень проводил взглядом спину высокого юноши, идущего под руку с девушкой. Стать покровителем этого человека его попросил один очень хороший знакомый, не раз выручавший парня из осложненных ситуаций.
  - Алеон, хватит стоять и смотреть. У нас дел невпроворот, - голос Алии отвлёк молодого человека.
  Кинув печальный взгляд на четвёрку, Алеон пошёл к своей подруге. Что ж, дела не ждут.
  
  Вэн меня поздравил, с тем, что я поступил, оставил нас в квартире, а сам снова ушёл по делам. Пусть идёт, я уже давно привык к его уходам. Я устроился в комнате. Она была самой маленькой в этой квартире. Одно окно, стол, кровать, полка для вещей, кресло и шкаф. Вот, пожалуй, и всё, что здесь было.
  "Это получается, что мы здесь будем жить как минимум полгода? Надо бы сервер установить и подключить".
  "Я тоже так думаю", - согласился я.
  - Дар, - Вейра зашла в мою комнату. - Мы собираемся вечером по случаю поступления пойти в кафе. Ты с нами?
  - Да, я с вами. Только мне ещё нужно будет съездить в магазин и купить вещей, - ответил за меня Океан.
  "Я не хочу!" - я был просто сражён наглостью Океана.
  "А я тебя не спрашиваю. Ты идёшь".
  "Твоя привычка решать всё за меня, Океан, иногда раздражает".
  "Зордар, ты ещё молодой и зелёный. Тебе веселиться нужно. И так лет пять учился и работал. Пора бы и пожить в своё удовольствие".
  "Это не то, что я хочу. Мне куда интереснее лазить в интернете, чем среди множества незнакомых людей".
  "Человек - существо общественное. Отдаляться от друзей чревато последствиями для твоей психики. Так что ты будешь делать то, что я сказал. Потом ещё спасибо скажешь".
  - Даар! - Вейра провела перед моим лицом рукой. - Опять завис?
  Это она, Аст и Вэн называют явление, когда я занят диалогом с Океаном и ничего не вижу и не слышу. Вэлл объяснил это последствием катастрофы, а я не стал переубеждать. Мне иногда так и хочется поверить, что Океан всего лишь последствие катастрофы. Но мой друг каждый раз убеждает меня в обратном, показывая знания того, что я знать в принципе не могу.
  - Да. Не обращай внимания.
  - А деньги у тебя есть? - поинтересовалась Вейра. - Вэлл ведь ушёл.
  - Деньги у меня есть, - моё собственное состояние, заработанное трудом, умом и потом.
  - А тебе компания в магазине не нужна? - а глаза такие хитрые-хитрые.
  - Не откажусь, - ответил я.
  "Ты ей определённо нравишься".
  "Я много кому нравлюсь, - не стал я спорить с Океаном. - И что из этого?"
  "А сам никого не любишь".
  "Что поделать, не встретил я ту единственную, ради которой буду готов пустошь пересечь".
  "Что-то я в этом сомневаюсь", - на что это мой друг намекает?
  - Хватит зависать, - Вейра ткнула мне в живот кулачком. - Переодевайся, перекусим и поедем, покупать тебе одежду.
  Обед был короткий. Всему виной эти пищевые заменители, которые меня просто достали. Нет бы, почувствовать вкус настоящего мяса, овощей и фруктов, впиться в них зубами. А тут даже жевать не надо. Проглотил пищевой заменитель и готово.
  Отец Вейры и Аста неплохо получал, поэтому спокойно обеспечивал им личного водителя и транспорт. Так как Вейра была в столице неоднократно, она сразу определила, в какие магазины нам стоит ехать. Аст заявил, что у него все вещи есть, а Вэн не отказался составить мне компанию. Поэтому летели мы втроём.
  Вейра своё дело знала, и быстро обновила мой гардероб и увеличила его чуть ли не втрое, если учесть, что сюда я приехал с небольшой сумкой, половину которой занимала моя техника. Так же в честь поступления она подарила мне и Вэну замечательный мужской одеколон.
  - Вейра, что хочешь, но больше я с тобой по магазинам не пойду, - заявил ей Вэн. - Так устал, что даже сил никуда идти нет.
  - Мы все идём на приём в элитный клуб "Чудо вселенной". Я получил четыре официальных приглашения. Он находится при академии. Там можно будет познакомиться со студентами из своей группы, старших курсов, преподавателями и, что самое важное - высокородными, - сообщил Аст, раздавая каждому из нас по золотому конверту.
  - О, можно будет узнать, куда я попал и что у меня за специальность, - обрадовался я.
  - Класс! Можно будет познакомиться с высокородными! - Вэн мой восторг разделял параллельно.
  - А если ещё и встретиться с членами дома Кориндоран, - мечтательно сказала Вейра.
  - Кому что, - заметил я. - Сколько у нас времени?
  - Пара часов, - ответил мне Аст. - Начинается всё ровно в шесть. Хотя, учитывая дорогу, то около часа.
  - Я же не успею! - Вейра вскочила и побежала по своим делам.
  А я пошёл в свою комнату. После того, как Вейра освободила душ, я туда проник с боем, уложив на пол Аста и Вэна. После надел чистую белую рубашку, чёрные новые брюки и использовал подарок Вейры.
  Когда мы собрались, к месту встречи нас отвёз личный водитель Аста и Вейры.
  - Дар, ты не знаком с высокородными, поэтому я тебе кое-что о них расскажу, - начал Аст, когда мы отъехали от дома.
  - Мне всего лишь стоит держаться от них подальше, - сразу сказал я. - Потому что они могут меня уничтожить, если захотят, так?
  - Да, - кивнул тот. - Поэтому, веди себя в клубе тихо и далеко от нас не отходи.
  - Понял.
  - Если вдруг они с тобой заговорят, веди себя вежливо, на скандал не нарывайся, а если что-то попросят сделать или прикажут - лучше сделай. Поверь, это будет лучше для твоей безопасности, даже если это будет нечто выходящее за рамки. Ко всем высокородным обращайся милорд или миледи. Они высокородные, независимо от своего положения в Доме.
  - Ясно. Не нарываться, держаться вас, вести себя тихо, выполнять их приказы, если вдруг что и вообще притвориться тенью.
  - Молодец, соображаешь, - кивнул мне Аст.
  Моё отношение к высокородным было двоякое. С одной стороны я их не любил, хотя бы потому что порой законы, созданные ими вводили меня в бешенство. Они досконально разработают систему маршрутов для поездки элиты общества, а на простой народ им наплевать. С другой стороны моё отношение было нейтральным, потому что почти всё меня в их власти устраивало. По крайней мере, что-то серьёзное меня не касалось.
  До места доехали без происшествий и достаточно быстро. Там уже было очень много народа, но вход заблокировали четыре робота. Рядом то и дело шастали репортёры, вспыхивали камеры, кто-то кричал, кто-то кого-то звал. Нас пустили в трёхэтажное здание спокойно, едва мы предъявили содержимое конвертов. После шума улицы для моих ушей был настоящий рай наводиться в этом помещении. Мы прошли в первый большой, красный зал. В моём понимании клуб - это место, где есть бар, громкая живая музыка или просто музыка, много веселящейся молодёжи и красивых девушек, и полу мрачность помещения. Место, где можно расслабиться. Здесь же был приятное тихое освещение, тихая обстановка. Я про себя назвал его гостевым залом. Здесь было много людей, преимущественно молодёжи. Великих и ужасных высокородных я не увидел.
  - Ребят, простите, но я здесь вижу Каларда. Мы с ним учились в одной школе. Так что я отойду, - и Аст скрылся быстрее, чем мы успели сказать "а".
  Сестра своего брата не отстала и исчезла, едва мы прошли во второй - зелёный зал. Здесь уже стояли у стен большие столы, накрытые различными блюдами и напитками.
  - Там моя старая знакомая, так что я тоже отойду, - заявила Вейра и скрылась.
  - Если и ты исчезнешь в следующем зале, я не обижусь, - сказал я Вэну.
  - Брось, куда я от тебя денусь?
  - А куда ты можешь? - поинтересовался я.
  Вэн покрутил головой, кого-то увидел и состроил просительную рожицу.
  - Иди уж, - сказал ему я.
  Вэн быстро исчез из моего поля зрения, затерявшись в толпе. Мне ничего не оставалось делать, как сесть где-нибудь и ждать их. Если что, они позвонят, благо, скайр я настроил. Следующий зал был синим. Здесь не было стола с яствами, но зато здесь были удобные кресла, диванчики, а посередине зала стоял большой красивый фонтан, в чистой воде которого играли лазерные лучи. Я сел напротив фонтана на край дивана и стал созерцать его. Признаться честно, за эти несколько дней я, наконец, нормально сел и меня никто не трогал, бежать-спешить не нужно было. Я просто отдыхал.
  "И как тебе столица сего Княжества?" - давно ожидаемый вопрос.
  "Мне нравиться. Я бы остался жить в этом городе, если бы у меня был стабильный доход, собственная квартира и интересное дело, - ответил ему я. - Столько людей, столько лиц. Мне кажется, что когда я вернусь домой, то я окажусь словно один во вселенной. У меня сумасшедшее желание выйти в час пик туда, где очень много людей и забиться в толпу".
  "Интересное желание. А мне такого никогда не хотелось. Всегда мечтал, что бы меня никто не трогал, не мешал проводить исследования. Я мечтал об одиночестве".
  "Получил?"
  "Более чем. Меня никто не трогал, но когда я хотел со всеми поделиться своими открытиями, хотел, что бы меня кто-то похвалил или сделал замечание, меня не слышали, - голос Океана стал грустным. - Я чувствовал себя каплей воды в литре кислоты".
  "Интересное сравнение".
  "Поэтому, малыш, всегда мечтай о том, о чём жалеть никогда не будешь. Мечты ведь имеют привычку сбываться".
  "В таком случае, о чём ты сейчас мечтаешь?" - мне стало жутко интересно.
  "Мечтаю? Я давно перестал мечтать. Я давно забросил веру и надежду".
  "Почему?"
  "Потому что очень много времени прошло. Когда ты узнаешь обо мне всю правду, ты поймёшь".
  "Хотелось бы, что бы этот момент настал как можно скорее, - промыслил я. - Ведь ты моя самая большая загадка в жизни".
  "Что бы разгадать загадку, достаточно просто подумать".
  "Ты начинаешь отходить от темы", - заметил я.
  "А какая у нас тема? Мы же о городе говорили. Хотя, иногда перед тем, как войти в состояние сна, в оковы моего разума иногда попадают осколки чувств. Я не знаю, мои они или чужие. И тогда я всегда засыпаю в далёком городе в сине-зелёной башне, под взглядом светящихся неоновым светом, зелёных глаз".
  "Это твои мечты?"
  "Возможно. Но я давно перестал мечтать", - Океан усмехнулся своим словам.
  "Может, тогда стоит попытаться начать мечтать?"
  "Может и стоит. Но я не вижу смысла".
  И Океан ушёл. Я чувствовал, что ему больно об этом говорить. Странно, но в такие моменты я лучше всего ощущаю его. Он становиться для меня таким близким и таким родным. Кто же ты, Океан?
  Я бы и дальше продолжил размышлять, но чувство чужого взгляда, направленного на меня, заставило меня оглянуться,... что бы наткнуться на задумчивый взгляд глубоких, красивых серых глаз, направленных на меня. Я даже дышать перестал. Это была она. Та девушка, что снилась мне первое время, когда я только восстанавливался после больницы. С тех пор она стала только красивее. Шикарные, гладкие волнистые черные волосы, ниспадающие ниже груди. Лицо, лишённое каких-либо недостатков, аккуратный прямой нос, пухлые губы, накрашенные тёмно-красной помадой. На ней было длинное бежевое платье без лямок, идеально сидящее на её тонкой фигуре, не лишённой изящных форм. Значит, она не сон, а реальный человек, и те обрывки разговора, что я помню - тоже!
  Не знаю, узнала она меня или нет, но подойти все же решила. И с каждым её новым шагом моё сердце билось всё быстрее, а груди нарастала настоящая буря чувств.
  - Молодой человек, а вас случайно не Зордар зовут? - поинтересовалась она мягким, приятным голосом.
  - Да, это моё имя, - ответил я.
  В голове взрывались и собирались новые мысли. Что ей сказать, что спросить? Она села рядом и продолжила.
  - Вы вряд ли меня помните.
  - Вы ведь Алия?
  - Верно, - легкая улыбка коснулась её губ, вгоняя меня в жар.
  Она села рядом со мной изящно и грациозно.
  - Вы шесть лет назад помогли мне, когда я был в, мягко говоря, плохом состоянии, - вспомнил я.
  - Да-да. Теперь я точно уверена, что это вы. Сначала даже не поверила. Не думала встретить вас вот так.
  - Как вы меня узнали? Столько лет прошло, - спросил я.
  - Вы первый, чьи глаза я запомнила, - ответила она. - Никогда не встречала таких синих глаз.
  - Спасибо, - я не знал, что ещё сказать.
  Мне было очень приятно, что она запомнила мои глаза, и что она меня вообще помнила.
  - Как рука?
  - Пять операций плюс время и половины из того кошмара не стало, - я продемонстрировал ей чистую кисть, и не беда, что я соврал. - Ещё пару операций и вовсе останусь без травмы.
  - Я рада, - ещё одна лёгкая улыбка. - Если тебе не сложно, то давай на ты?
  - Я не против. Ты учишься в академии?
  - Да. Четвёртый курс политэкономического института, кафедра межсистемных взаимоотношений, группа УОМ-03.
  - А я только первый курс не знаю, какого института, кафедры Гиперпространственной навигации, кто его знает какая группа, - честно признался я.
  - Если ты на такой интересной и сложной кафедре, то, скорее всего, ты в группе Н-01 или Н-02. Первый курс обычно одна или две большие группы. А после второго идёт разделение на более узкоспециализированные группы, - просветила она меня.
  - Надеюсь, узнаю в скором времени, где я, - улыбаюсь.
  Мне приятно с ней общаться. Сердце чуть успокоило ритм, но все ещё стучит сильнее обычного.
  - Узнаешь. Кстати, здесь где-то бродит заведующий вашей кафедры, граф Дерриэйдн. Это, кстати, его корабль оказывал пострадавшим помощь.
  - Да, я знаю. Мне рассказал сосед по больничной палате.
  - Ты нашёл родных после катастрофы?
  - Нет. Меня сильно приложило, и когда очнулся, помнил только то, как меня зовут.
  - Амнезия? Она ведь должна пройти за столь большой срок. И, насколько я помню, у тебя не было травмы головы, - нахмурилась Алия.
  - Врачи сказали, что участки головного мозга, отвечающие за память, были несильно повреждены, а некоторые нейроны и вовсе уничтожены безвозвратно. Так что, я уже никогда не вспомню, кто мои родители.
  Врачи действительно мне дали такое заключение. Память уже никогда не вернётся. Когда мне это сообщили, я растерялся. Я думал, что воспоминания потеряны. Океан показания врачей подтвердил, но заявил, что придёт время, и он сможет поделиться воспоминаниями, моими воспоминаниями. Я тогда только посмеялся, и решил, что это не возможно. Но чем больше я узнаю о нём, тем больше понимаю, что может, и сделает всё, что обещал, дай только время.
  - Сожалею. Трудно, наверное?
  - Я бы не сказал. Меня усыновил Вэллиан Доридас.
  - Тот самый Доридас, бывший капитан эскадрильи "Рука князя"? - удивилась она.
  - Да, он самый.
  Я не сильно удивился её реакции на такое известие, потому что так реагируют все. В своё время имя моего приёмного отца громыхало как на просторах Княжества, так и за его пределами. Мне Нейти как-то признался, что в те времена риоры даже уменьшили свои патрули на границах, потому что пираты вели тогда себя тихо и осторожно. Не то, что сейчас.
  - Вот так новости! Не знала. И как он в роли отца? Я, честно говоря, его не представляю нормальным человеком. Это просто живая машина, исполняющая волю князя!
  Её замечание меня немного обидело, но я и бровью не повёл.
  - Нормальный отец, может, где-то грубоват, резковат и требует от меня, словно нормы для новобранца. Но всё вполне терпимо, - ответил я на вопрос.
  Мы бы могли ещё долго разговаривать, не прерви нас Арис. Он подошёл к нам вместе с незнакомым мне парнем. В глаза сразу бросилось то, что Арис был одет в чёрно-серебряный дорогой костюм, цвет Дома Кориндоран. Спутник же его был одет не менее дорого. Бело-золотой костюм вызвал у меня чувство восхищения и даже зависти. Я бы от такого тоже не отказался. Вместе эти двое настолько выделялись на общем фоне, что я сразу понял - передо мной высокородные.
  - Алия, опять за старое, - сказал с упрёком Арис. - Ведь я же просил, никаких игр сегодня. А ты меня мало того, что проигнорировала, так ещё и выбрала себе жертву из числа тех, кто находиться под моим покровительством. Ты же, Дар, повёлся на её сладкие речи.
  - Ты серьёзно опоздал, Арис. Мальчишка, - она провела рукой с длинными, острыми ногтями по моей щеке так, - давно принадлежит мне. Даже раньше, чем ты успел стать его покровителем. Кстати, когда ты успел?
  От того ощущения лёгкости в общении с ней не осталось и следа. Она стала, словно, ядовитой змеёй, готовой наброситься в любой момент. Тон изменился до неузнаваемости.
  - Раньше, чем мы оказались здесь, - ответил Арис, и его тон тоже изменился, стал прохладным, словно лёд.
  - Дар, как давно ты знаком с Арисом? - поинтересовалась у меня Алия, заглянув мне в глаза.
  Её рука оказалась на моей груди так, будто бы я был её собственность. Будто бы я принадлежал ей полностью. В какой-то мере, так оно и было.
  - С сегодняшнего утра, - ответил я, как можно спокойнее.
  Не хватало окружающим узнать того, что её прикосновения начинают меня сводить с ума.
  - А я знакома с ним уже шесть лет, - Алия перевела победный взгляд на Ариса, у которого на щеках заходили желваки. - Так что, не тебе указывать мне, что с ним делать.
  - Но я бы настоятельно не рекомендовал использовать Дара в своих играх, - Арис был само спокойствие.
  - Я и не собираюсь, - пожала она плечами. - Мои игрушки редко держаться дольше месяцы. А я хочу поставить свой персональный рекорд. И Дар в этом вопросе мне подходит как никто другой.
  - Ладно, - тон Ариса стал таким же непринуждённым, как и сегодня утром. - Пойдёмте в другое место, где мы можем нормально поговорить, не привлекая внимания.
  - Идём, - Алия встала.
  Высокородные развернулись и направились к выходу, а я так и остался сидеть на диване с растерянным взглядом, совершенно не понимая, что сейчас произошло. Хотя, до меня стали доходить некоторые мысли. В частности то, что мои новые и старые знакомые - высокородные. Замечательно! А ведь Аст просил меня держаться от них подальше. И что значат слова про игры и покровительство?
  - Дар! Пошли.
  Я поднял взгляд и увидел как третий высокородный, имени которого я не знал, стоял в десятке метров от меня и ждал. Арис с Алией к этому моменту прошли половину зала. Пришлось встать и идти. Незнакомый высокородный был чуть выше меня. Волосы русые отросшие, но недлинные, густые. Чёлка спадала на лоб, густые брови, голубые глаза. Нос чуть расплюснут. Тонкие губы, а на острие подбородка росла борода. Арис был одет в бело-золотой пиджак, красную рубашку, белые брюки.
  - И когда ты умудрился познакомиться с этой фурией? - поинтересовался парень, указывая на Алию.
  - Она, можно сказать, спасла мне жизнь, хотя я подробностей не помню, - ответил я.
  - Ничего себе! - удивился парень. - И всё это время она молчала! Вот я ей устрою допрос с пристрастием.
  Я скептически глянул на парня. Кем бы он ни был, до Ариса и Алии ему далеко.
  - Ты уверен, что потянешь?
  - К сожалению, нет, - печально вздохнул тот.
  Я рассмеялся. Парень определённо мне нравился. Хоть он и высокородный, третий встреченный мной, но общаться с ним даже проще, чем с моим сводным братцем, или кем он там мне приходиться.
  - Кстати, не обессудь, но я не знаю твоего имени, - сказал я.
  - Алеон.
  - Дар. Хотя ты моё имя уже знаешь.
  - Ты где учишься, Дар?
  - Кафедра Гиперпространственной навигации, - привычный ответ.
  - Сочувствую, - похлопал меня по плечу тот. - В общем, если будут разрывать на кусочки, беги ко мне.
  - В плане?! - я ошарашенно посмотрел на парня.
  - Арис и Алия редко когда спорят из-за чего либо. Они хорошо друг друга знают с детства. Можно сказать, если между представителями Домов может быть дружба, то они прекрасно дружат. Несколько минут назад, я не знаю почему, но Арис и Алия вступились в битву за тебя. Арис пока что уступил, но вряд ли бросил битву окончательно. Ты учишься на кафедре, на которой заведующий граф Дерриэйдн, а это ещё тот псих. И он очень ревностно относиться к своим ученикам. Так, что, можно сказать, за тебя ведут борьбу три Дома. А я, как четвёртый, предлагаю тебе убежище.
  Океан, во что я ввязался!
  "Не ты ввязался, а тебя ввязали", - голос, словно издалека, значит, разбираться должен сам.
  - Думаю, пока перемирие, я никуда дёргаться не буду, иначе хуже станет, - осторожно сказал я. - Кстати, ты не пояснишь, что за игры и что за покровительство?
  - Без проблем, - пожал плечами тот. - Каждый студент этой академии закреплён за определённым высокородным. Эта встреча и была организована для этих целей. Высокородный может быть, как граф Дерриэйдн, заведующим кафедрой и ты его за весь срок обучения можешь и не увидеть. Могут быть такие, как Арис. Он старше нас на два года, но поступил на курс с нами, потому что учился в военной академии. Пока он учился, кто-то был закреплён за ним, но опять же его не видели. Или же можно быть закреплённым за такими, как я и Алия, непосредственными учениками академии. Это нужно для того, что бы каждый ученик не высокородный мог в случае конфликта с высокородными обратиться за соответствующей поддержкой. Ведь с высокородными спорить себе в ущерб. Хотя, если ты не правильно выберешь высокородного, то могут быть и проблемы, особенно, если идёт война между Домами. В таком случае лучше спрячься и не высовывайся, или уходи к другому высокородному. Иначе ты рискуешь стать жертвой разборок.
  - Ясно, - кивнул я, хотя вся эта информация должна быть осмыслена как следует.
  - А что касается игр, то тут всё очень просто. Алия любит влюблять в себя таких вот ничего не подозревающих низших, как ты, а потом разбивать им сердца, причём особо жестоким образом. Эта забава всех высокородных девушек, но Алия среди них формальный и неформальный лидер. Так что не надейся, ты не станешь исключением. Пока ты делаешь вид, что не любишь её, она с тобой ласкова. Как только ты это покажешь, можешь прощаться со своим сердцем.
  И ведь не скажешь, что Алия на такое способна. А ведь способна, и ещё как!
  - Знаешь, мне кажется, что ты мне не просто так это говоришь, - осторожно заметил я.
  - Не просто так, - согласился тот. - Алия моя возлюбленная. Поэтому в моих интересах, что бы объекты её интереса жили как можно дольше.
  - А она отвечает тебе взаимностью? - я неудачник.
  - Полной.
  Дважды неудачник. Почему именно она спасла меня и стала моим идеалом? И почему у неё уже есть тот, кого она любит?
  - В таком случае, я постараюсь как можно меньше вам мешать.
  А мне так хотелось ударить Алеона по спокойному, безмятежному лицу, забрать отсюда Алию и улететь куда подальше. Мучительно хотелось. Но даже если я это сделаю, что я могу ей предложить? Кто я, а кто она? Высокородные - это правители целых систем. У них есть всё, что они хотят. А у меня кроме раздвоения личности, собственного сайта и нескольких миллионов единиц на счету нет ничего.
  - Ты и не сможешь, - сказал Алеон. - Ты смотрел первый сезон Войны миров?
  - Чего? - тряхнул я головой, перестраиваясь на новую тему.
  - Войны миров.
  - Что это?
  Алеон остановился и посмотрел на меня как на идиота. Я ответил ему почти таким же взглядом.
  - Не делай вид, что не слышал о самой крутой биоигре Княжества.
  Я задумался. Биоигры. Я слышал, что это очень продвинутые технологии. Ты ложишься в специальную капсулу, на голову надевают специальный шлем, закрепляют, и ты перемещаешься в компьютерную реальность. Так всё реально, даже боль. Только порог боли значительно меньше, чем в реальной жизни. Если тебе прострелят руку, ты почувствуешь лишь боль как от пореза. Хотя, порог боли могут и поднять при желании.
  - Честно, не слышал, а может, слышал, но не придал значения. Я не увлекаюсь играми, да и мне есть, чем занять своё свободное время. Куда интереснее посмотреть комиксы, чем играть неизвестно, сколько времени, - ответил я.
  - Веб-комиксы? Ты их читаешь? - удивился он.
  - Да. Мой любимый про путешествие неудачливого пирата. Жаль он закончился. Я читал его весь год, с самого первого выпуска и всегда ждал продолжение. Даже у автора Четвёртая маска стал самым преданным фанатом!
  - Ты тоже пользуешься сайтом Кольцо Разума? - парень удивлялся всё больше и больше.
  - Ага. Это единственный сайт, на котором я зарегистрирован.
  - Правильно. Остальные сайты, поверь моему опыту, цифровой хлам.
  Следующие несколько часов, устроившись в закрытой комнате, за столом мы с Алеоном обсудили последние новости из жизни сайта (давно я там не был), поделились новыми идеями, обсудили события, комиксы, видео. Алеон носил с собой суперкомпьютер, под названием Корд. Такие были только у высокородных. Суперкомпьютеры были техникой предтеч. С их помощью можно было легко связываться друг с другом, защищать себя, сканировать пространство и это только малая часть того, что может Корд. Об этих компьютерах ходят легенды, но никто из низших не может ими обладать, а высокородные не стремиться поделиться тайнами. Мы без труда зашли на сайт и смотрели новинки киноиндустрии, комиксы, делились комментариями. С помощью Корда Алеван создал голограмму, заменившую пространство и мы словно находились не в комнате в кафе, а сами были если не героями, то очевидцами видео. Глядя на это чудо техники, шириной в семь сантиметров, закреплённое в качестве браслета на руке, я молча завидовал высокородному. Алеон меня приятно удивил, оказавшись знатоком сайта, и показал мне столько нового, что я тихо завидовал, а Океан посмеивался надо мной. Ещё бы! Один из создателей сервера (хоть и посредственный) не знает, что у него на сайте твориться. Хотя, учитывая то, что на сайте зарегистрировано более ста миллионов человек, это вполне себе естественно.
  Не знаю, сколько бы мы так ещё просидели, но на мой скайр пришло сообщение от Аста, что он ждёт меня у выхода.
  - Домой? - спросил Алеон.
  - Да. Меня уже ждут.
  - Скинь координаты своего скайра.
  Я скинул.
  - Мне бы очень хотелось ещё раз вот посидеть с тобой, - сказал я.
  - Мне тоже, - кивнул тот. - Думаю, как-нибудь увидимся.
  - Удачи, - сказал высокородный на последок.
  - До свидания, - ответил я и ушёл.
  Пока я спускался, Аст закидал меня сообщениями, что бы я поторапливался. Когда я вышел на улицу, людей казалось, ещё прибавилось, поэтому я с трудом пробился к нужному мне аэромобилю. Залез внутрь и понял, почему Аст был так нетерпелив. Вейра сидела на кресле, закрыв лицо руками, а её плечи сотрясали беззвучные рыдания. Вэн сидел напротив с виноватым выражением лица, а Аст рядом с каменным.
  - Полетели, - коротко приказал Аст.
  Я осторожно приобнял Вейру.
  - Всё хорошо, Вей, успокойся, - тихо сказал я.
  - Ничего не хорошо! - Вейра забилась в истерике. - Ты ничего не понимаешь!
  Да, что я могу понимать, если даже не знаю, в чём дело.
  - Все пройдёт, - только и сказал я, прижимая её к груди. - Всё будет нормально. Всё образуется.
  Всю дорогу до квартиры Аста и Вейры, я шептал слова успокоения. Вейра только прижималась ко мне и плакала. Аст и Вэн не делали попыток помочь мне, потому что всё могло оказаться куда хуже. Под конец, она уснула, и мне пришлось заносить её домой на руках. Аст ничего так и не сказал. Их водитель довёз нас до дома.
  - Что произошло? - спросил я, когда аэромобиль отъехал от их квартиры.
  - Высокородные, - сказал, как плюнул. - Дрейн Артегро. Он нашего возраста, учится в политэкономическом, где и все высокородные. Он вместе с дружками попытался соблазнить Вейру. Сам понимаешь, столица, высокородные. У кого угодно снесёт голову.
  Да уж. У меня точно снесло. Всё равно хочу врезать Алеону, только потому, что Алия ему отвечает взаимностью, по его же словам.
  - Ему почти удалось это сделать.
  - Почти?
  - Не знаю как Вейра смогла найти в себе силы, но она сказала ему нет. Тогда он попытался взять её силой на глазах у высокородных. Я был там, и ничего не смог поделать.
  - Что они сделали? - моим голосом можно было сейчас замораживать льды в океане.
  - Немного. Только порвали часть платья, потому как им помешал кто-то из старших высокородных, кажется, из дома Кориндоран.
  Я выдохнул. Вейра была мне как сестра и лучшая подруга. И какие-то твари, привыкшие брать всё, посмели покуситься на неё. Это они сделали зря. Я найду способ им отомстить. Да так, что бы вся академия над ними насмехалась.
  - Дрейн Артегро, говоришь? А кто ещё?
  - Я не знаю их имён, - виновато сказал брат.
  - Хорошо. Я выясню.
  Я не винил брата за то, что он не вступился за Вейру. Он боялся за себя, ведь гнев высокородных мог коснуться его. А мой брат не отличался храбростью, или я её за ним не замечал. Он был мелочным. Но ведь весь наш мир состоит из мелочей, которые складываются в большие детали, и обрушиваются на нас. Я уставился в окно. Город сиял, не так как днём, но сиял, словно в тёмной комнате кто-то поставил свечу. Какие бы игры не вели высокородные, какие бы интриги не плели, я никому не позволю причинять вред тем людям, кого я могу назвать родными.
  "Собираешься мстить?" - Океан был сейчас полностью со мной, и смотрел на тот же город, что и я.
  Не знаю, что видел он, а я начинал видеть не его красоту, а его позор. Арис предупреждал, что город имеет под собой что-то страшное. И город не преминул мне это показать как можно быстрее.
  "Ты как-то сказал, что месть заставляет человека быстро сгорать в своих эмоциях и ведёт к гибели".
  "Ты запомнил мои слова? Я рад".
  "Но я хочу отомстить. А так же хочу отгородить родных от высокородных. Но не знаю как".
  "Любая задача решаема, стоит только заставить себя думать. Главное, что бы она не несла в себе зла".
  "Как насчёт направить высокородных на высокородных?"
  "Я тебе о чём говорил только что? - вздохнула часть меня. - Это довольно легко сделать. Но не сейчас, Дар. Сперва нужно прозондировать почву под ногами и убедиться, что внизу у нас залежи базальта и гранита, а не сплошной кварцитопесчаник. Иначе ты и я рискуем оказаться в песчаной воронке, из которой нам не выбраться".
  "Ты прав. Сначала мы всё проанализируем".
  
  Покровитель?
  
  Учеба должна была начаться, как и положено, в начале сентября. У меня ещё было три недели до этого знаменательного события. Аст и Вейра покинули планету по своим делам, и об их отлёте мне сообщил Вэн. Братишка весь следующий день был расстроен и поэтому не вылезал из-за компьютера.
  "От высокородных одни проблемы", - сказал Океан.
  "Неужели все они такие? Просто у меня в голове не укладывается, как можно на людях так унизить девушку в приличном обществе? До такого даже пираты не опускались!"
  "Много ли ты знаешь о пиратах, мальчишка, - фыркнул Океан. - Они бывают ещё хуже, как и в каждом обществе. Есть пословица такая: "в семье не без урода". Так и здесь, в каждом обществе, даже в высокородном, есть люди плохие и хорошие. И не стоит по одному судить обо всех".
  "Я не сужу".
  "Судишь. О пиратах ты судишь по Нейту. О высокородных пока у тебя нет чётко определённого мнения, так как вчера ты увидел несколько разных представителей Домов, но судишь по самому плохому. А ведь твоя Алия высокородная, причём та ещё стерва".
  "Алия не стерва! - возмутился я. - И она не моя. У неё уже есть любимый человек. И кто я для неё? Всего лишь простой смертный".
  С каждым словом мне становилось всё хуже и хуже. Океан, полностью прибывающий рядом, посмеивался. Я чувствовал, что ему совсем не весело. А после ночных кошмаров, которые не давали мне нормально спать ночью и вовсе стал обеспокоенным. Я чувствовал, что он боится чего-то.
  "Что-то у меня настроения как у кислорода, у которого отняли оба водорода, - невесело сказал Океан.
  "В смысле?"
  "Улетучилось".
  "Всё, пошли искать твои водороды!"
  Быстро переобулся, накинул куртку, взял карточку, паспорт и пошёл на улицу. Вэн даже не обратил внимания на мой уход.
  "И что тебя на улицу потянуло? - фыркнул Океан. - Сидел бы себе в комнате, информацию искал. Так нужно же тебе обязательно прогуляться".
  "Сам виноват. Кто говорил мне, что свежий воздух полезен?"
  "Вот и дыши им. А лучшего всего надень дыхательную маску с кислородом. В этом городе никогда не знаешь, что и где производиться. И вообще в городах воздух загрязнён различными отходами производства".
  "Это ты мне сейчас намекаешь, что собираешься уйти на нижние пласты моего сознания, и я буду бродить один?"
  "Да".
  "Нет, так не пойдёт. Испортил настроение, будь добр раздели его со мной".
  "Не хотел я в столицу, - тихо вздохнул Океан. - Для меня это слишком".
  "Я тоже, если ты помнишь, не рвался. Меня просто поставили перед фактом".
  "Нет, об этом нам с тобой не стоит говорить. Раз уж мы ищем настроение, то давай его искать не в спорах. Там только истина рождается".
  "А я и не спорил", - заметил я.
  "Ты со мной спорить собрался?"
  Я рассмеялся. Ох уж этот Океан!
  Мы вышли из здания на улицу. По тротуарам ходили люди. Их было не так много, как в тот раз, когда я прилетел сюда и смотрел на них из кабины аэробуса. Я шёл, смотрел на лица, на одежду. Как же здесь всё отличается от дома. Причём в худшую сторону. У людей на лицах застыли, как маски безразличные, загруженные, обеспокоенные выражения. Кто-то смотрел вперёд, кто-то смотрел под ноги, кто-то то и дело на пролетающие мимо аэромобили. Одеты были люди по разному, но у всех была одна характерная особенность: слишком открыто. Или я просто не замечал в нашем городе такого. Почти все девушки, встреченные нами по пути, носили юбки, длинна которых была далеко не ниже колена.
  "Это широкий пояс или всё-таки юбка?" - задавался вопросом Океан, глядя на проходящих мимо девушек, которые стрельнули в меня заинтересованными взглядами.
  "Может, лучше не знать ответ на этот вопрос?"
  "Вопросы нужны для того, что бы получать на них ответы. И знаешь, мне не очень понравилась вчера Алия, но по сравнению с ними она просто образец целомудрия".
  "А почему бы и нет. Она ведь высокородная, а высокородные должны быть примером", - я улыбнулся.
  "Святая инквизиция! Упасите меня от такого примера!"
  "Почему?" - не понял я.
  Океану Алия не нравилась, и я это очень хорошо чувствовал.
  "Она холодная, расчётливая, циничная и жестокая. Пока тебя кошмарики мучили, я все же поискал информацию о ней в интернете, посмотрел новости. Я раньше мало обращал внимания на род Меридон. Практически ни сколько. И зря. Эта девушка последняя в роду, а это, поверь, не так-то просто. В три года она осталась одна, почти на руинах своего Дома. А что мы имеем теперь. Её Дом на седьмом месте в списке высокородных. Забери меня предтеч, если 90 процентов этого успеха не её заслуга!"
  "Разве это плохо?"
  "Наивный малыш. Ты даже не представляешь себе, что значит быть высокородным. Если она выжила в этих условиях, да ещё и добилась таких высот в столь раннем возрасте, это ничего хорошего не значит. Выжить в обществе высокородных, даже имея опеку Дома не просто. А уж если ты столь юна и за спиной у тебя нет того, кто за тебя заступится, кроме себя самой... Поверь, я сочувствую девушке, и восхищаюсь ей. Но для тебя это ничем хорошим не кончиться".
  "Я тут причём? То, что она собирается меня использовать в своих целях, ещё не значит, что они плохо на мне отразиться".
  "Нет, мне на это по большому счёту наплевать. В любом случае, мы сможем выпутаться из её интриг. А вот твои чувства по отношению к ней меня беспокоят".
  "Она просто красивая девушка, которая спасла меня когда-то. Это благодарность и ничего больше, - попытался я переубедить Океана. - У неё своя жизнь, у меня своя. Да, я восхищаюсь её красотой и как любой нормальный парень реагирую на это, но это не значит, что я мне нравиться её характер. Её поведение вчера ясно дало понять, кто я такой. Так что если ты беспокоишься, что я сойду с ума и буду, как последний кретин бегать за ней, не стоит. И вообще, мне Вейра больше нравиться. Милая, добрая девушка".
  "Да, Вейра действительно хорошая девушка. Она бы тебе подошла".
  "Всё, закрыли тему высокородных. Вернёмся к насущному. У меня возникло желание облететь весь город, - я глянул на пролетающие мимо аэромобили с завистью. - Но транспорта у меня нет, а пешком я город нормально не обследую".
  "Аэроцикл - транспорт на все случаи жизни!" - прорекламировал мне Океан.
  "Думаешь?"
  "Уверен".
  Весь день мы потратили на поиски, где купить хороший аэроцикл, детали к нему и соответствующую одежду. Одежду выбирал я, средство передвижения выбирал я, а вот запчасти выбирал Океан. Зачем спрашивается брать детали на только что купленный аэроцикл? Ответ прост и банален - апгрейд. Выбери я самый дорогой и навороченный аэроцикл последней модели, мой друг всё равно бы стал подбивать меня на модернизацию, так как летать на этом чуде техники он отказывался, мотивируя это тем, что может создать намного лучше, быстрее и надёжнее. Я не стал с ним спорить, зная, что с пор с Океаном мне ничего не даст, ведь с его знаниями переспорить не удастся.
  Мы обошли пять разных центров продаж аэроциклов. Если первые три были так себе, не слишком крупные, то последние два просто огромны. Они предоставляли поистине громадный выбор товара. У меня просто глаза разбегались от обилия такого великолепия. Каюсь, мне захотелось иметь весь этот богатый ассортимент. Сотни аэроциклов различных марок и моделей.
  Я прошёлся по рядам, высматривая подходящий. Было очень сложно выбрать. Я готов был ходить и смотреть, выбирать не один час и даже день, подобрать что-то именно под себя.
  "Что нам нужно? - вмешался в мои мысли Океан, когда я разглядывал очередной ряд. Сколько их было до этого два, три? - Мощный двигатель, прочный облегчённый корпус, хорошая внешняя защита, что бы тебя ветром не снесло и обтекаемая форма. Так что ориентируйся на эти параметры".
  "Тебе легко, а мне сложно сделать выбор. Тут их такое количество! Да и фирма должна быть понадёжнее".
  "Фирма нас не интересует. Я сам тебе фирма".
  "Почему мне с тобой иногда так тяжело?"
  "Потому что я злой и коварный. Так и жажду поиздеваться над своей доброй и наивной половинкой".
  Я вдохнул. И почему этот голос портит мне минуты наслаждения?
  - Ищешь что-то подходящее под себя?
  Я обернулся и увидел перед собой, одетого в защитный костюм, аэроциклиста. На парне был шлем, так что лица я его разглядеть не мог.
  - Да. Что-то мощное, защищённое, но не груду железа, обтекаемой формы, - ответил я. - А выбрать в таком множестве прекрасного не могу.
  - В этом отделе тебе нечего делать. Здесь только средняя мощность или слабая для двигателей. Тебе на третий этаж.
  - Спасибо, - поблагодарил я и направился к лестнице.
  Но не дошёл, потому что увидел то, что я хочу! Это был он! Мой аэроцикл. Не большой по сравнению с громадинами, но и не маленький. Серебристо-черная окраска идеального, гладкого корпуса так и притягивала. Не было видно ни одной внутренней детали, всё чётко. Это чудо стояло на постаменте, на фоне большого полотна города и притягивала, звала меня к себе.
  "Н-да, я определённого хочу, что бы мы его купили", - голос Океана оторвал меня от созерцания.
  Я подошёл чуть ближе, до края защитной линии, отделявшей меня и это великолепие современной техники.
  - Парень, эта вещь тебе не по карману, - аэроциклист положил мне руку на плечо.
  - Сколько? - только и спросил я, не открывая глаз.
  - Двадцать миллионов единиц.
  Я ошалело посмотрел на аэроциклиста.
  - Шутишь? Да я корабль за такие деньги куплю!
  - Эта модель единственная в своём роде. Завод изготовил её по специальному заказу Гилдена Сартадериана, последнего из рода Сартадериан. Её только сегодня выставили на продажу, хотя прошло уже более девятнадцати лет.
  - Почему же её не купил кто-то из высокородных? - удивился Океан.
  - Потому что никто эта вещь принадлежит другому дому, погибшему Дому. А высокородные относятся к этому слишком щепетильно. Совет Тринадцати три года заседал по этому поводу и наконец решил продать аэроцикл.
  - А ты почему же его не купишь? - поинтересовался я, подозревая подвох.
  - Отец запретил, заявив, что если я возьму этот, то он лишит меня моей коллекции из двухсот аэроциклов. Поэтому и не могу, - ответил тот, а я присвистнул.
  - Ничего себе! Мне бы тоже хотелось такую коллекцию. Двести штук!
  "Быстрее покупай аэроцикл, пока не поздно. Иначе нас опередят".
  Океан как всегда прав. Чего медлить.
  - Кто здесь есть из управляющего персонала? Я его покупаю.
  - За такую цену? - удивился аэроциклист.
  - Он того стоит, - потёр я в предвкушении руки.
  Парень отвёл меня к менеджеру по продажам, и через полчаса я стал счастливым обладателем замечательного аэроцикла. Я никогда не летал на аэроциклах, и правил полётов по воздушным трассам не знал. Пока Океан будет его переделывать, у меня будет время поучить правила, а потом сдать экзамен на права. Всё время сделки он был со мной, следил за переводом денег и за заключением договора. Хоть я его лица и не видел, но складывалось чувство, что он очень хотел обладать этим аэроциклом. Я даже немного опасаться стал.
  - Вы заберёте его сразу или же вам доставить на место.
  - У меня прав нет, так что лучше доставьте на место.
  - Подожди, - прервал меня аэроциклист. - У меня есть права. Давай поедем вместе.
  - Давай, - согласился я. - Только мне ещё форму защитную купить нужно.
  Посмотрю, как правильно управлять аэроциклом, за одно и город осмотрю. Менеджер так странно на меня посмотрел, но ничего не сказал, и у меня закрались нехорошие подозрения. Океан, как только я поставил подпись и получил документ о купле-продаже, удостоверился, что всё в порядке и улёгся спать.
  Форма была подобрана быстро и всё тем же аэроциклистом в том же центре продаж. Он настаивал, что бы я купил обычный, без наклеек костюм серебристо-синего цвета. Почему именно этого, он не ответил, сказав, что так надо. Аэроцикл ждал нас у выхода. Я поверить не мог, что он мой и только мой. И, тем не менее, это было так. Аэроциклист отработанным движением сел на место водителя, а я устроился позади. Ремни безопасности тут же оплели мои ноги. Вместо того, что бы держаться за впередисидящего руками, здесь были оборудованы специальные рычаги безопасности, которые тут же появились, едва я сел. И как только я закрепился, аэроцикл тут же резко дернуло вперед, так, что если бы не удерживали меня рычаги ремнями, я бы точно откинулся назад.
  - Куда тебя отвезти?
  Я назвал ему адрес, и он повёз меня. Я летел, любовался видом, наслаждался скоростью. Защита активировалась и закрыла нас прозрачным куполом. Водитель из аэроциклиста был отменный. Я не знал город, но лететь по нужному мне адресу мы могли бы конечно долго, но не два с половиной часа. Я ничего против не сказал, хотя, когда меня довезли и я слез, ноги у меня затекли жутко.
  - Спасибо, - сказал я ему. - Ты классный водитель.
  - Это тебе спасибо. Я давно мечтал полетать на этом аэроцикле.
  
  ***
  Алия сидела в своём кабинете, пила любимый кофе и старалась не думать, о том, что предстоит сделать. А предстояло много. Через две недели начнётся учеба в академии, и нужно всем подготовить указания, потому что после будет трудно вырваться, граф уж об этом позаботиться. Одно радовала высокородную. Эндорианцы продлили свой контракт на работу со студентами. Из-за скандала, который Дом Притнэ устроил два года назад, инопланетяне покинули столицу, и она разрешила им заниматься у себя на территории изучением пустоши. Не знаю, как граф Дерриэйдн и графиня Дрея Экро смогли их уговорить, но они вернуться. Правда, теперь они будут выбирать, кого обучать сами и их предметы не будут обязательными. Хотя, будь воля Алии, она бы ни за что не покидала пределы корабля эндорианцев весь период обучения. Эндорианцы являлись тем идеалом, к которому она стремилась. С этими белокожими существами она могла говорить о чём угодно, даже о тайнах своего Дома, зная, что их никто не узнает. Из-за того, что она в ранние годы стала графиней, эндорианцы, разумеется с разрешения Совета, помогали девушке постигать их культуру и учили тому, чему могли научить только они. Их доброта, забота и искренность сильно повлияли на Алию, на её мировоззрение, на её действия. Повлияли даже в большей степени, чем весь Совет и Джейден, начальник охраны.
  - Алия, как ты думаешь, если я изображу эндорианцев, они не сильно обидятся? - Алеон, сидевший напротив и что-то рисовавший в своём корде, поднял на неё глаза.
  Алеон. Какой же он ещё мальчишка. Алия любила его всю свою жизнь, и их чувства были взаимны. Он всегда всё понимал, ему она могла в редкие минуты уткнуться в грудь и молча плакать. Он ни разу не упрекнул её, не оскорбил и не обидел. Но он был слишком наивным и зависимым. Сломать его было проще простого, стоило только надавить на его зависимость биоиграми или на его любовь к красивым девушкам. Алия прощала ему любовниц, потому что и сама была далеко не такой невинной, как могло казаться. Но это всё было только на благо её Дома, и власти. Чем больше власти, тем меньше она зависела от других, тем меньше её могли контролировать.
  - Конечно, нет, если только ты не изобразишь что-то, что сможет оскорбить их моральные устои.
  Алеон задумался, а затем принялся рисовать. Мало кто знал, что Алеон очень любит это делать. Даже его отец, князь Зейден Беррос, понятия не имел об увлечении сына, полагая, что кроме игр, девушек и порой выпивки его второго сына ничего не интересует. Алию мало интересовало его увлечение. К искусству она относилось не то, что бы отрицательно, но в серьёз его не воспринимала. Для чего нужны эти картины и скульптуры? Что бы увековечить себя, или что бы над тобой потешались все? Зачем нужно сочинять глупые, бессмысленные стихи и песни? Они только отнимают время и не приносят пользы. Но Алеон занимался этим всерьёз, порой даже больше, чем играми.
  - Что ты думаешь о Даре? - вдруг спросил Алеон.
  - О ком? - переспросила Алия, внутренне напрягаясь.
  - О том парне, с котором ты мило беседовала и которого намерена использовать в игре, - ответил Алеон, не поднимая головы.
  - А тебя что-то не устраивает? Или ты о нём беспокоишься, так же как и Арис? - Алия откинула и заинтересовано посмотрела на лицо Алеона, в поисках эмоций.
  Он не умел их скрывать, это она точно знала. Сейчас его лицо так и оставалась сосредоточенным, бесстрастным, как всегда, когда он рисовал.
  - Все хотят его использовать, - сказал он. - В том числе и у меня есть на него кое-какие планы.
  - Какие же?
  Алии даже не пришлось делать вид, что заинтересована. Встреча с парнем стала для неё полной неожиданностью. Вот так, спустя шесть лет, она увидела того маленького мальчика, который когда-то едва до плеча ей доставал. А что теперь? Теперь он вырос, возмужал, окреп, но по прежнему привлекал к себе внимание. В тот вечер на него указала её "подруга" Зика Дерриэйдн, троюродная внучка нынешнего графа Линара Дерриэйдна. Алие он понравился с первого взгляда. Она сначала подумала, что он один из высокородных. Его твердая походка, прямая спина. Каждое движение так и говорило об уверенности. Низшие так не ведут себя, особенно, только что поступившие. Алия сначала попыталась определить его принадлежность к Дому, но парень не был одет в какие-либо цвета. Мезара Джастрик, преподавательница этики, пожилая женщина, возраст которой перевалил за шестой десяток, посмотрела тогда на парнишку, и вынесла вердикт - он не высокородный. Девушки сначала расстроились, а потом Зика предложила Алие парнишку в качестве новой жертвы в игре, прекрасно зная, что графиня хотела бросить игры в прошлом году и уйти с поста лидера. Графиня хотела просто проигнорировать её, но тут Мезара выдала им совершеннейшую глупость, заявив, что парень очень похож на выходцев из мертвого Дома Сартадериан. Алия поинтересовалась, с чем это связано. Преподавательница тогда ответила, что только у выходцев этого Дома такой странный взгляд. Алия окинула парня изучающим взглядом, пока остальные пытались определить, кто же из них подойдёт первым. Уж слишком желанной добычей он стал, не высокородный, но уверенный в себе. Как известно, высокородные не любят, когда кто-то из низших ведет себя подобно им. И когда парень, словно почувствовав ей взгляд, поднял глаза, Алия столкнулась с синими, как небо глазами. Эти глаза, только слегка мутноватые, были у того мальчишки, которому она когда-то помогла дойти до медотсека. Взгляд парня дал ей понять, что она тоже была узнана. Поэтому, пока остальные спорили, кому же он достанется в качестве жертвы в игре, Алия направилась к нему. И не ошиблась, это был он.
  - Парень будет главным персонажем моих картин.
  - Всего-то, - разочарованно вздохнула Алия. - Я ожидала большего.
  - А ты не против, если ты там тоже будешь изображена? - Алеон не отрывался от планшета.
  Девушка встала, обогнула стол и встала позади кресла её парня. Обвила его шею руками и страстно шепнула над ухом:
  - Не против.
  Алеон не проявил ни малейшего интереса, все так же глядя на планшет. Алия увидела лишь три отдельно нарисованных окошка.
  - Собираешься рисовать очередной комикс? Так уж и быть, я посмотрю каждую картину, в которой буду я.
  - Не сомневаюсь.
  Алия так и не заметила опасной усмешки, которая появилась на губах высокородного.
  
  ***
  
  Две недели у нас ушли на то, что бы перебрать и переконструировать заново внутренности аэроцикла. Аэроцикл был сделан под заказ, но это было более двадцати лет назад, пока ещё не появились новые энергосберегательные детали. В перерывах я учил правила дорожного движения для аэроциклов, аэробусов и лёгких межпланетных транспортов. Хотя летать на одноместных кораблях по космосу я не собирался. У меня космофобия. Когда я смотрю на бескрайние просторы космоса, у меня начинается жуткая паника. Из-за этого Нейти часто надо мной посмеивался. Как оказалось, он поделён на четырнадцать частей, точь в точь повторяя рисунок владения системами. Так же изучал новости столичной жизни и иногда ездил на городских аэробусах, что бы лучше узнать город. Домов тринадцать, а секторов четырнадцать. Когда я задал этот вопрос Океану, он задумался, а потом сообщил, что Совет ни как не может решиться, кому же будут принадлежать владения Дома Сартадериан. И вовсе не потому, что они внутри себя не могут это сделать. Просто спор за территории идёт ещё и с риорской стороной. Риоры не хотят, что бы сектор, в котором граница их владений пересекается с Княжеством, принадлежала кому-то из высокородных, кроме членов все того же мёртвого Дома. И раз уж Дом был разрушен, то почему бы не забрать владения себе и не предоставить двум другим Домам новые границы?
  "Океан, а что говорят люди, живущие там, на планетах? Неужели их мнением риоры не интересуются?"
  "Видишь ли, Дом Сартадериан последние, примерно, лет сто испытывал, скажем так, затруднения. Четыреста с лишним лет назад это был действительно Великий Дом. В его власти были около восьми колонизованных планет. С тех пор Дом с каждым годом всё терял и терял своё могущество. Особенно лет сто пятьдесят назад, когда началась настоящая охота на высокородных. Этот Дом пострадал сильнее всех. Он лишился в течение небольшого промежутка времени большинства планет и на момент гибели последнего из рода там оставался единственная колонизованная планета. Все остальные не пригодны для колонизации, но достаточно богаты залежами различных месторождений, в том числе месторождение цирия".
  "А что такое цирий?"
  "Это кристалл, достаточно специфический кристалл. Известно лишь одно месторождение на всё Княжество, Лихейн, Альянс и Конгломерат. У него поистине уникальные энергетические свойства, не до конца изученные. Насколько я знаю, изучением цирия всерьёз занимался только Алеван Сартадериан, ученый, который стал злым роком своего рода".
  "Что же он такого сделал? - удивился я. - Почему для всего рода?"
  "Его современники называли его гениальным учёным, который на самом деле, таковы не был. Кто по сути такой Алеван был? Что хорошего он сделал за всю свою жизнь? Ему принадлежит открытие сначала второго, а потом и третьего уровня гиперпространства. Второй слой был открыт им, когда ему было всего семь лет".
  "Ничего себе! Семь лет! Да он был поистине гением!"
  "Безумным был и злым гением, - фыркнул он. - Ему принадлежит множество открытий в математике, физике, химии и немного в биологии. Он был конструктором, любил экспериментировать. И его эксперименты большей частью заканчивались плачевно для тех, на ком он испытывал. Да и все его эксперименты носили весьма жестокий характер. Самый знаменитый его "эксперимент", - Океан ядовито выделил это слово, - это испытание оружие тотального уничтожения для своего флота. Два миллиона тридцать тысяч семьсот пятьдесят два человека. Два крейсера и поместье с пригородом. А все потому, что ему не понравилось замечание одного из высокородных о чрезмерной жестокости его экспериментов. Вот он и решил доказать экспериментальным путём, что он может быть ещё хуже. За одно и проверил своё оружие. Эксперимент ОФМ-102. Оружие, флагман, моментальное уничтожение. Сто второй эксперимент дал поистине невообразимые результаты. Устройство, размером с небольшой истребитель, способное за пять секунд разрезать флагманский корабль на две части. Две установки, быстрая наводка, пятнадцать секунд и врагов нет. И самое главное - энергии было предостаточно, что бы опустошить все Княжество и полететь против риоров. Правильная тактика, удачный момент и если развязать войну с риорами, то легко их уничтожить, и скорость кораблей не спасёт, и защита".
  Я поёжился. Да, если такое устройство попадёт в жаждущие крови и власти руки, то ничего хорошего не дождёшься.
  "Что же случилось с оружием и тем ученым? Я что-то не слышал о том, что бы там быстро уничтожались пираты или флагманские корабли высокородных были оснащены таким вот оружием".
  "Как тебе сказать, - протянул Океан, решаясь, ответить мне на вопрос или нет. - Учёный пропал без вести. Да, именно так. Следов его не нашли. Его лабораторию тоже, а лаборатория у него была огромная. Прототипы оружия и всех его разработок тоже были потеряны, его личный, боевой линкор, на котором по информации было установлено оружие, был уничтожен. Лишь небольшая часть обломков висела над планетой. Из-за этого спор за территорию Дома Сартадериан ведётся не шуточный. Ведь лаборатория существует, иначе через семьдесят лет после смерти ученого, его потом не нашёл бы расчёт формулы и накидки двигателя для перехода в третий пласт гиперпространства".
  "А четвёртый уровень? Нейти говорил, что его не существует, но разработки ведётся".
  "О существовании четвёртого уровня Алеван предположил, но не рассчитал. Ведь четвёртый уровень - это, очень грубо говоря, другое измерение. Если первые три пласта различаются в скорости передвижения корабля в открытом космосе, то для четвертого пласта нужно открывать окно гиперперехода".
  "И всё это я буду изучать на своей кафедре? - поинтересовался я. - Про переходы и пространство?"
  "Да, но, возможно только в общих чертах. Скорее, вас будут ориентировать на управление кораблями. Однако если взять во внимание, что граф Дерриэйдн занимается разработкой четвёртого уровня, то возможно и тебе удастся туда попасть, если ты понравишься графу".
  "А я бы хотел заняться разработкой этого четвёртого уровня и гиперпереходами. Мне стало немного интересно. И знаешь, имя ученого мне странно знакомо, будто я его уже где-то слышал", - я напряг память.
  "Слышал, - не стал отрицать Океан. - В моих ругательствах".
  Я рассмеялся. Океан иногда может загнуть что-то вообще невероятное, совершено отличающееся от того, что я слышал от пиратов, а они на это мастера. Только если у пиратов неприличный мат, часто переходящий в описание органов человека, а у этого прямо научные термины. Правда, Океан ругается очень редко. Серьёзно он ругался в тот момент, когда на меня упал эндорианец. Вот тогда я услышал ругательства на нескольких языках сразу, только разобрать на каких мне не удалось.
  
  Подошёл день начала учебы.
  "Как так вообще можно жить, - возмущался Океан, когда я собирал учебную сумку: скайр, свежий сок, запасная форма вот, пожалуй, и все, что я взял. - Ни тебе линейки нормальной, ни знакомства с куратором. Скинули всё, что нужно на скайр и рады стараться. Вот и получается, что люди нормально не общаются между собой, а так, учатся годами как чужие!"
  "Ты преувеличиваешь, - заметил я. - Все нормально. Да и мне так легче. Все везде указано".
  "Нет, Дар, я говорю факт. И вообще я возмущён тем, сколько всего ты несёшь в академию! Один скайр! Сплошь техника. А где бумага?!"
  "Что вообще такое бумага?" - не понял я друга.
  "Пролетели в гиперпереход, - отмахнулся Океан. - Иди уже, а то на автобус опоздаешь".
  Я перекинул сумку через плечо и пошёл на остановку. Вэн извинился и улетел с друзьями на аэромобиле. Для меня там места не нашлось. Обиделся я не сильно. Общественный транспорт полезен. Нужный мне аэробус подлетел к воздушной остановке, едва я на неё сошёл с подъёмника. Сев на свободное заднее сиденье в полупустом аэробусе, я надел наушники и стал любоваться городом.
  Скайр на руке завибрировал от полученного сообщения. Неизвестный номер. Странно. Я открыл содержимое и просмотрел. Картинка, присланная неизвестным, меня рассмешила. Это был комикс из трёх черно белых картинок. Картинка первая: парень, очень похожий на меня сидит перед дверью с надписью "комиссия" и трясётся от страха, дожидаясь своей очереди. Картинка вторая, он сидит в кабинете на кресле. Напротив него старый высокородный, на груди которого написано Л. Дерриэйдн. Он злобно смотрит на парня глазами яростным взглядом и орёт: "Сколько уровней гиперпространства?" и парень, дрожа от страха, отвечает: "четыре". Картинка третья: высокородный со счастливыми глазами прямо на лоб парню вешает гололист "принят с отличием". Не знаю, кто нарисовал это, но мне понравилось.
  "Напутствие от старших", - будто бы улыбаясь, заметил Океан.
  "Кто бы ни прислал, спасибо ему, повеселило. А то я уже нервничать начинаю".
  "Ты прочитай, что написано внизу сообщения".
  Действительно. Я даже не заметил. Там было набрано всего несколько слов: "Какой бы ни был злой высокородный, к каждому можно найти свой подход. Друг".
  "Кто-то явно желает быть твоим другом. Чем-то ты привлекаешь внимание".
  "А почему бы и нет, - пожал я плечами, хотя, наверное, со стороны это показалось странным. - Надо заметить, этого автора в сети я ещё не встречал".
  "Значит, кто-то оценил тебя как фаната комиксов, - сказал Океан. - И ничего плохого в этом нет".
  Я тоже так решил и успокоился, сохранив файл в скайр. Дальше до академии добрались без приключений.
  Академия встретила меня нейтрально, так же, как и любого низшего ученика. Подлетая с другой стороны, мне удалось разглядеть три корпуса. Первый был главный, самый большой. Там по имеющейся информации занимались студенты как высокородные, так и низшие. Второй был лабораторный корпус. Он был не на много меньше первого, и там учились простые студенты с разных планет. Третий был такой же, как и лабораторный. Назывался он учебный корпус, и учились там только высокородные. Простых смертных, как я туда пускали только по великим праздникам. Мои кафедра находилась почти на стыке лабораторного и главного корпусов где-то посередине высоты здания. Я спокойно поднялся на лифте вместе с такими же студентами, как и я, и, пользуясь навигационной картой на скайре, направился в нужный кабинет.
  "Глупость это всё, навигационные карты, - снова вздохнул Океан. - Лучше, когда студент сам ориентируется и ищет. Это своего рода первый шаг на пути к преодолению препятствия "неизвестность" в жизни".
  "А по мне очень удобно, - не согласился я. - Не буду долго плутать и не туда попадать".
  "Малыш, как жаль, что ты потерял память и поэтому тебе не с чем сравнить".
  "Хватит меня уже малышом звать. Я ведь не маленький", - вздохнул я.
  "Я знаю тебя с самого рождения, так что имею права тебя так называть. А ты нет, потому что я старше".
  "Иногда мне хочется пойти и проверить свой мозг на наличие имплантата искусственного разума. Это было бы хоть какое-то объяснение тому, что ты есть".
  "Имплантаты - это так банально, - лениво сказал он. - Я совершенно иной уровень".
  "Лучше бы был имплантат. Его хотя бы извлечь можно", - с сожалением подумал я.
  Нужная мне аудитория уже была заполнена студентами-первокурсниками. Всего их, на мой взгляд, было примерно сто восемьдесят человек. Целый поток. На меня никто не обратил внимания. Я нашёл свободное место в самом дальнем углу на отдельной парте, снял сумку, включил тихо музыку на скайре. По расписанию стоял вводный урок. Меня всего охватило волнение, и я ждал. Это первый раз, когда я буду обучаться так же, как и мои сверстники. Домашнее образование под чутким взглядом Океана давало свои плоды, но общения с равными по возрасту все равно не хватало, а брата и друзей мне было мало. Вэлл видел мои успехи, поэтому не спешил меня зачислять ни в школу, ни в училище. Сейчас я ждал кого угодно, хоть эндорианцев в роли преподавателей или роботов, высокородных или киборгов, о которых мне рассказывал Найти. Но не студентов, да ещё и высокородных.
  Двадцать человек. Красивые, высокие юноши и девушки. В каждом движении грация, в каждом жесте уверенность. Глядя на них я понимал - действительно высокородные, люди, привыкшие править.
  При их появлении вся аудитория затихла. В воздухе повисло молчаливое напряжение.
  - ПД-01, встали, - высокая блондинка в красно-золотом недлинном платье обратилась к аудитории.
  Примерно двадцать человек с разных концов аудитории, в том числе и рыжий парень, сидевший достаточно близко ко мне, встали.
  - Вы под моим покровительством. Садитесь.
  Парень облегчённо вздохнул и сел.
  Следующим из высокородных был молодой человек моего возраста в бледно-синем костюме.
  - ГС -01.
  Так продолжалось до тех пор, пока все группы не были защищены, кроме, моей - Н-03. Все потому, что мы и так находились под покровительством Дома Дерриэйдн. Потому оставшиеся несколько человек называли кто троих, кто четверых, и забирали их себе индивидуально.
  - Надеюсь, вы понимаете, что с этого момента и до окончания вашего обучения вы принадлежите своим Домам? - поинтересовалась всё та же первая блондинка.
  - Да, - не стройно отозвалось со всех концов аудитории.
  - Вы будете...
  Запасная дверь в аудиторию открылась, прерывая её. Все взгляды устремились туда. В аудиторию грациозно, словно шагая по подиуму, вошли трое высокородных. Меня бросило в жар, ведь всех троих я знал. Вся аудитория подскочила, а высокородные, до этого выглядевшие хозяевами положения, поклонились вошедшим, а те лишь кивком обозначили им своё внимание.
  - Распределение покровителей уже прошло? - властным тоном поинтересовался Алеон.
  - Да, милорд, - ответила блондинка с почтением. - Всё согласно списку.
  - Будьте любезны предоставить список, - сказал Арис, и список был ему тут же передан в руки.
  Я перевёл взгляд на последнюю высокородную. Она заметила меня, и в её глазах мелькнул очень нехороший огонёк. Что-то мне захотелось забиться в дальний угол, хотя я и так в нём. А затем, к моему облегчению, она перевела взгляд на свой острый маникюр.
  - Милорд Кориндоран, мы разделили всё, как и полагается, - чуть вышел вперёд синеволосый юноша. - Список одобрен студенческим советом академии.
  - Мне это известно, Дрейн Артегро.
  Так вот ты какой, зверь невиданный (нахватался выражений от Океана), чуть ухмыльнулся я. Тот, кто посмел унизить Вейру. Погоди немного, и я тебе всё припомню.
  - Так что же вас привело сюда? - поинтересовалась блондинка.
  - Так как граф Дерриэйдн будет полгода занят, он попросил нас троих присмотреть за группой Н-01 и Н-02, - ответил Арис. - Названные группы встаньте.
  В аудитории поднялось около шестидесяти человек, в числе которых меня не было. Вот интересно, это хорошо или плохо?
  - Н-01 находиться под покровительством Дома Кориндоран, - сказал Арис.
  - Группа Н-02 находиться под покровительством Дома Беррос, - следом сказал и Алеон.
  - А группа Н-03 находится под моим личным покровительством, - в тишине аудитории прозвучал властный голос Алии, с которым ни Арис, ни уж тем более остальные высокородные не сравнились.
  Все, в том числе высокородные и даже Арис с Алеоном перевели удивленные взгляды на Алию.
  - Н-03? - раздалось со всех концов аудитории.
  - Какая Н-03? - удивился рыжий парнишка рядом со мной.
  - Разве есть такая группа? - спросил Арис у Алии. - В списке она не значится.
  - Студент группы Н-03, встань.
  Я встал. Взгляды высокородных казалось, пронзали меня тонкими иглами.
  - Я протестую, Алия! Не было такого правила! - Арис перевёл яростный взгляд на высокородную.
  - Как судья вашего спора, подтверждаю, что у тебя нет такого права, - поддержал Алеон гораздо спокойнее.
  - Я член Совета Тринадцати, графиня Меридон, член совета директоров института Межрасовых отношений, владелица титула Трёх высокородных и не имею права? - чуть наклонила голову в бок Алия. - Вы, право, шутите?
  - Всё равно это против правил, - не согласился Арис чуть спокойнее. - Наш спор так и не был доведён до логического завершения.
  - Давай тогда продолжим его, так как разрешение графа Дерриэйдна не имеет к нему никакого отношения. Всё равно при любом раскладе ты проиграешь, - голос Алии был полон самодовольства. - А что касается тебя, Алеон, так ты получил, что хотел. Или ты тоже хочешь присоединиться к спору?
  - Претензий не имею, - ответил тот.
  - Я ещё не проиграл, - сказал Арис Алие. - А ты ещё не победила.
  - Маловато у тебя сил спорить со мной, - Алия перевела взгляд на меня, а затем развернулась и вышла из аудитории.
  - Она снова тебя переиграла, Кориндоран, смирись, - сказал Алеон Арису.
  - Не дождётся. Она ещё не победила, - холодно сказал Арис.
  - Она выиграла ваш спор вне его.
  - Но сам спор она проиграет, - сказал Арис, отдал список и вышел, вслед за Алией.
  - Совет на будущее, Дар, - Алеон повернулся ко мне. - Как можно меньше попадайся Алие на глаза. Иначе, к окончанию этого полугодия она тебя сломает.
  - Спасибо, милорд, - кивнул я.
  Алеон тоже развернулся и покинул аудиторию, а я сел на место. Оказался я, как говорит Океан, между молотом и наковальней. Да уж, попал, так попал. Высокородные странно на меня посмотрели, но ничего не сказали. К удивлению я поймал на себе злой взгляд Дрейна. Ему судя по всему вся эта ситуация не нравиться. И это сыграет мне на пользу. Радует пока одно, я не стал ещё её игрушкой, как мог бы. В противном случае, проблем было бы больше.
  - Группы Н могут покинуть аудиторию, так как ваши покровители удалились, - сказал, будто плюнул Дрейн Артегро.
  Все ученики этих групп встали и быстро стали покидать помещение, в том числе и я. Выйдя в коридор, я направился в сторону столовой. Делать всё равно было нечего, до конца пары много времени, так что можно посидеть и подумать над тем, в какую же засаду я попал. Спор между Алией и Арисом все ещё продолжается. Не знаю его сути, но игрушкой Алии я стать не хочу. Она, безусловно, очень красивая девушка, от которой трудно отвести глаза, но характер у неё страшный. Она не остановиться, пока не получит то, чего хочет, это было ясно. А хотела она заполучить меня в качестве своей игрушки. Такая перспектива меня не устраивала. Интересно, почему меня сразу не предупредили, что здесь очень много высокородных? Я бы тогда подумал хорошо и не согласился, потому что от высокородных ничего хорошего ждать не придётся. Я был несколько удивлён тем, что я оказался один в свой группе. Это если не учитывать странность того, что о такой группе многие слышали впервые.
  - Парень из Н-03!
  Я остановился и обернулся. Ко мне шла троица студентов из других Н групп. Один был длинноволосый брюнет в зелёной форме, такой же, как и у меня. Второй была симпатичная девушка с русыми волосами и татуировкой на шее в виде закрученной спирали. А третьей была очень даже красивая, статная девушка с короткой стрижкой и серьгами с алмазами. Кожа у неё была покрыта ровным загаром, что придавало её внешности хищные черты.
  - Не повезло тебе, - сказал парень, когда они подошли ко мне. - Попасть под покровительство главы Дома Меридон.
  - Это я уже понял, - вздохнул я.
  - Меня, кстати, Китан зовут. А это Блара, - симпатичная девушка. - И Зарри, - та, что мне понравилась.
  - Дар, - представился я.
  - Ты куда сейчас? - спросил Китан.
  - Да, в общем, никуда. Собирался в столовую, - пожал я плечами.
  - Мы тоже туда идём, - кивнула Зарри. - Присоединишься?
  - Конечно, - улыбнулся я. - Вы из какой группы?
  - Из Н-02. Будущие навигаторы, - гордо сказал Китан.
  - А какая разница в группах? - поинтересовался я. - Чем 01 от 02 и 03 отличаются.
  - Первая от второй практически ничем, только дополнительными предметами. А вот о третьей группе мы сегодня услышали впервые. Хотели узнать от тебя.
  - Я и сам толком не знаю. Думал у одногруппников спросить, но таковых не оказалось.
  - Надеюсь, это не очередной эксперимент графа Дерриэйдна, - сказала Китан.
  - Всё может быть. Но надеюсь, меня такая участь минует.
  Девушки улыбнулись.
  - А вы с какой планеты?
  - Я отсюда, - сказала Блара.
  - Я с Касса. Это владения Дома Дерриэйдн, - ответил Китан.
  - А я с Гейзера. Это в государстве Лихейн, - продолжила Зарри.
  - И как живётся девушкам в Лихейне? - поинтересовался я.
  - Лучше, чем здесь, - ответила, улыбаясь, Зарри. - Но здесь намного лучше учебная база. Так и поступила сюда, что бы выучиться и продолжить дело отца. А ты откуда и почему сюда поступил?
  - Я с границ Лихейна и Княжества, с планеты Лоран. Поступил сюда случайно, просто пройдя тестирование, хотя не стремился.
  - Ого! Да ты молодец. Не каждый так просто попадает сюда. Ты кстати платник или бюджетник?
  - Э, - я задумался. - Не знаю.
  - Дар, ты откуда такой взялся, раз не знаешь! Оплата года обучения на нашей специальности стоит порядка семисот тысяч единиц. Не каждый может оплатить обучение, если он не высокородный, - удивилась Зарри.
  - Я, правда, не знаю. Мой отец мне ничего такого не говорил. Мне просто предложили пройти тестирование и я смог набрать нужное количество баллов, для того, что бы пройти, - а стоит задуматься, кто оплачивает моё обучение в столице.
  - А кто твой отец? - спросила Блара.
  - Вэллиан Доридас, капитан пассажирского судна.
  - Так ты сын Вэллиана Доридаса?! - воскликнул Китан, испугав меня. - Тогда все вопросы отпадают. Твой отец командир легендарной эскадрилий "Рука князя", которая поймала не одну сотню пиратов! Он живая легенда! Никогда не думал, что буду учиться на одном курсе с его сыном.
  - Я его приёмный сын, - сразу же сказал я, но пыл парня это не охладило.
  - Да какая разница! Он же воспитывал тебя, как родного сына.
  - Да, - не стал отрицать я.
  Вэлл действительно относился ко мне, как к сыну, в те редкие моменты, когда был со мной. Да, порой слишком резко, как с солдатом или подчинённым. Но он воспитывал меня. А я так и ни разу не смог называть его отцом. У меня просто язык не поворачивался. Мне проще Океана называть отцом, чем его. И я даже его один раз назвал так, на что он сильно возмутился и попросил меня не называть, заявив, что у меня есть родной отец. И братом попросил тоже не называть, что-то пробурчав типа: "их и так слишком много".
  - Значит ты его сын. И все равно, что приёмный.
  Я разговаривал с ними, пока у нас не закончилось свободное время. Китан оказался большим фанатов "Войны миров", а так же её участником. Эта биоигра была очень популярная на Рисаре. Многие высокородные в неё играли. Она была проста, как жизнь. Все те же тринадцать домов противостоят нашествию полчищам чудовищ из пустоши. По сути игра, эта сплошная война против чудовищ. Можно зарегистрироваться один раз и играть только за один Дом, как в реальной жизни. Если тебя в ней убьют, то твой профиль автоматически стирается, и восстанавливается только через пять лет. Там много нюансов, как и в настоящей жизни, но я разбираться не стал, потому что меня это не привлекает. Блара оказалась аэроциклисткой и состояла в группе аэроциклистов "Трист", которая летала на территории Дома Артегро. Узнав, что у меня тоже есть аэроцикл и я собираюсь получить права, она обрадовалась и сказала, что готова меня с удовольствием принять в группу и познакомить со многими её участниками. Зарри же была обычной девушкой, которая приехала сюда учиться. С Бларой они были давними подругами, поэтому она тоже пропадала в компании аэроциклистов. Ребята мне понравились. Веселые, без замашек высокородных.
  - Дар! - вихрь в зеленой форме академии кинулся мне в объятья, и благодаря рефлексам я успел её поймать.
  - Привет, Вей. Форма академии тебе очень к лицу.
  Девушка чуть смутилась от комплимента, но так и продолжила меня обнимать. Три моих пары закончились, в том числе и та, с высокородными. Вейра поймала меня, когда я уже шёл к выходу.
  - Дар, пошли со мной на тестирование.
  - Какое тестирование? - удивился я.
  - Это тестирование может пройти каждый и оно не долгое, - заверила меня Вейра. - Нужно всего лишь пойти в эндорианский корпус, заполнить анкету и ответить на пару вопросов инопланетян. Аст не пошёл со мной, потому что ему нет дела до инопланетян, а мне очень хочется. Дар, ну пожалуйста!
  "Тестирование у эндорианцев? А почему бы и нет! - обрадовался Океан, хотя перед этим я почувствовал, что он чего-то боится. - Давно хотел изучить иную расу".
  - Ладно, идём, - кивнул я.
  Мне это не слишком нравилось. Перед глазами сразу встало тело того разумного, что я лечил. Я отогнал мысли в сторону и последовал за Вейрой, которая на радости тянула меня за собой. Мне даже стало интересно, что это за эндорианский корпус. Он располагался за главным. Корпусом это было сложно назвать, потому, как это был корабль. Необыкновенной, плавной формы корабль, устремлённый вертикально ввысь. Я даже задержался, что бы осмотреть его из окна. Огромный, гладкий, великолепный белый корабль. Все его линии были плавные. При виде его я затаил дыхание.
  Коридор, через который мы шли, был заполнен студентами. Их было очень много, поэтому Вейре пришлось снизить свою скорость. Дальше повёл уже я, медленно пробиваясь в корабль. Причём интересно, что людей, стремящихся покинуть корабль не меньше, чем туда спешащих. Судя по их мрачным лицам, тест они не прошли.
  Таки пробившись в корабль, такой же белоснежный изнутри, как и снаружи, мы последовали за потоком студентов. Вейра ни на шаг от меня не отступала, и крепко держала меня за руку. Пробившись через очередь, мы попали в большое помещение. Здесь студенты заполняли какие-то странные, не похожие на обычные гололисты предметы. Нет, внешне всё было соответственно, но вот состояли они из какого-то материала, далеко не голографического происхождения.
  "О, бумага! - обрадовался Океан. - Эндорианцы, я вас обожаю!"
  Океан действительно был рад тому, что видели мы, и моё настроение быстро поднималось на новую ступень.
  "Бери ручку на столе, и заполняйте формы. Писать ты точно обучен".
  Я спорить не стал, а выполнил то, что мне говорил Океан в точности. Вейра даже удивилась, когда я дал ей ручку и форму. Так как все места были заняты, мне пришлось заполнять на колене, а Вейре - на моей спине. Пока заполняли формы, слушали разные интересные высказывания в адрес эндорианцев с их странными технологиями. Форма была проста: имя-фамилия, курс, предмет изучения. Я подумал и выбрал садегистику, так как остальные предметы, типа истории, социологии, философии и других гуманитарных наук мне были известны. Вейра выбрала эндорианский и садегистику. Язык я брать не стал, почему, я и сам не знаю. Океан не был против. Но и желанием не горел, что для него странно. И я уверен на сотню процентов, что эндорианский он не знает.
  После заполнения мы направились в очередь к одному из столов, за которым сидели эндорианцы. Наша очередь дошла быстро. Я даже сесть не успел, как эндорианец сказал:
  - Вы приняты, молодой человек.
  - А как же вопросы? - озадаченно спросил я.
  Всем студентам передо мной задавали по два-три вопроса и говорили, приняты они или нет. Почти вся очередь впереди нас была отвергнута.
  - Ваши данные нам подходят. Поэтому пройдите в зал два и ожидайте. Форму положите сюда.
  - Спасибо, - ответил я растерянно, положив лист в маленькую стопку. А ведь они даже не посмотрели на мои ответы.
  Вейре пришлось отвечать за двоих:
  - Почему вы хотите учиться у нас?
  - У вас дают хорошее образование.
  - Почему вас интересует наш язык?
  - Он мелодичен и я бы хотела его изучить.
  - Как вы относитесь к искусству?
  - Положительно. Я получаю от него эстетическое удовольствие.
  - Вы давно дружите?
  - Почти шесть лет.
  - Вы приняты. Зал два. Ожидайте.
  - Спасибо.
  Я взял Вейру под руку и пошёл с ней в указанный зал. На входе стояли двое эндорианцев в серых костюмах, закрывавших всё тело. Они пропустили нас без вопросов.
  Второй зал был в три раза меньше первого и построен полукругом. Там уже сидели счастливчики, которых приняли, а их было не так много. Вроде знакомых лиц здесь не наблюдалось.
  - Дар, Вейра! - с первого ряда нам приветливо махал Вэн. - Вы прошли!
  - Мало того, что жить с ним, так теперь ещё и учиться вместе! - наигранно возмутился я, спускаясь к нему. - Как тебя вообще приняли!
  - Мне задали всего один вопрос, - гордо заявил тот.
  - А меня без вопрос приняли, - довольно заявил я.
  - Что бы эндорианцы тебя и без вопросов приняли?! Да я лучше в пустошь полечу, чем в такой бред поверю! У тебя на лице написано, что ты пират!
  - Куда уж мне простому смертному до тебя, о, великий и могущественный любитель антифризов!
  В меня полетела ручка, которую я легко поймал.
  - Вейра, сделай ты что-нибудь с ним! - обиженно сказал Вэн.
  - А что с ним сделать, если ты антифриз любишь? - похлопала глазками Вейра.
  - В кого вы такие злые?
  - Уж точно не в тебя, - улыбнулся я.
  Мы как раз спустились. Парты здесь были на троих. Вейра села посередине, а я так и остался стоять.
  - Что выбрал? - поинтересовался я у братца.
  - Эндорианский.
  - О, значит, вместе ходить будем, - обрадовалась Вейра. - Я тоже его выбрала. Больше не могу, времени не хватает.
  - А что ты, Дар, выбрал? - поинтересовался братец.
  - Садегистику.
  - Что это за предмет?
  - Понятия не имею, - честно сказал я.
  - Вполне в твоём стиле, выбрать что-то совершенно неизвестное, - фыркнул братец.
  - И сделать всё лучше всех, - похвалила меня Вейра.
  Я оставил его реплику без внимания и сел. Вовремя. В зал вошла эндорианка. Да, именно она. А следом за ней шли высокородные. Их было человек десять, не больше. К моему сожалению, там были всё те же три знакомых лица. Я быстро отвернулся и постарался сделать вид, что высокородных не заметил, в том и числе мою покровительницу. Эндорианка вышла вперед и встала за кафедру.
  - Добрых времени суток, уважаемые дамы и господа. Прежде, чем мы приступим к обычной вводной части, я бы хотела сделать небольшое объявление. Мы собираемся заняться вплотную изучением человеческого поведения в разных условиях. В абсолютно разных. Даже в опасных. Этот предмет занимает достаточно большое количество часов, поэтому остальные предметы, выбранные вами у нас, фактически исключаются. Те, кого интересует это предложение, пожалуйста, подойдите ко мне.
  Повисло молчание. Изучение поведения в опасных ситуациях? Лишь для того, что бы эндорианцы получили свои данные по людям? Не знаю почему, но у меня в голове сразу появилось мысль согласиться на это авантюрное предложение.
  "Океан?"
  "Делай, как считаешь нужным", - вот и весь ответ моего друга, донёсшийся до меня откуда-то издалека.
  Если бы ему это не понравилось, он бы мне сказал. Следовательно, ничем опасным мне это не грозит. Поэтому я встал и пошёл к эндорианке.
  - Псих, - донеслось до меня бурчание моего братца.
  "Мы не самоубийцы, мы простые ученые!", - веселые мысли Океана донеслись до меня, что сразу подняло мне настроение.
  - Молодой человек, вы уверены, что готовы рискнуть ради того, что бы мы получили данные о вашей расе? Ведь наши исследования могут нанести вред вашему организму, - сразу призналась эндорианка.
  - Но не смертельный же, - улыбнулся я.
  - Не смертельный. Но порой вы будете оказывать в безвыходных ситуациях, почти на грани отчаяния, на грани жизни и смерти.
  - Вы сами себе противоречите, - заметил я.
  - Мы говорим не о смерти физической, а о смерти вашей личности. Давление будет на вашу психику. Порой очень сильное давление.
  "Подумаешь смерть личности! У тебя всё равно есть запасная!" - Океан веселился в предвкушении экспериментов.
  Я не знаю почему, но он просто обожал и получал почти физическое наслаждение от удачно проведённого эксперимента. И это было ни с чем несравнимое чувство. И чем сложнее и опасней был эксперимент, тем, больше было счастья у этой интересной личности.
  - Я рискну, - твердо сказал я эндорианке.
  - После того, как вы подпишите соглашение, вы не сможете отказаться, - заметила эндорианка. - Эксперимент очень важен, и сбежать вам не удастся.
  - Дар, бросай эту затею! - крикнул Вэн. - Ты мне ещё живой нужен.
  - А я умирать не собираюсь. Мне просто интересно.
  - Самоубийца, - вынес вердикт брат.
  - Мы не самоубийцы, а простые ученые, - сказал я услышанную от Океана фразу. - Так что, я согласен на эксперимент и иду на него добровольно.
  - В таком случае подумайте ещё раз, молодой человек, - снова сказала эндорианка. - Эксперимент может сильно на вас повлиять.
  "Они меня умудрились заинтриговать! Соглашайся! Я уже хочу знать, что за эксперимент!"
  - Я уверен в своём решении, и отказываться от него не собираюсь.
  - В таком случае, подпиши здесь и здесь.
  Она протянула мне документ, и я быстро подписал его, предварительно пробежав глазами. Обо всех опасностях они меня предупредили, так что, я согласен. Вейра на это только покачала головой.
  - Вы можете быть свободны, юноша. Завтра мы изменим ваше расписание. Из какой вы группы?
  - Н-03.
  - Н-03? А разве есть такая группа?
  - Я её единственный представитель, - ответил я.
  - Замечательно. В таком случае с вами проблем не предвидеться. Можете быть свободны.
  Я развернулся и быстро пошёл по направлению выхода. Кивнул на прощание Вейре и Вэну и пошёл. Недалеко ушел.
  - Зордар.
  Я остановился как вкопанный в десяти шагах от двери кабинета. Только один человек во всей галактике знал моё полное имя.
  - Куда ты так спешишь уйти? - поинтересовалась Алия, подойдя ко мне.
  - Спешу домой, графиня, - ответил я, глядя в её холодные, но такие красивые серые глаза.
  - Что-то срочное? - выгнула она бровь.
  - Нет, миледи.
  - В таком случае, проводи меня до выхода из академии.
  - Как скажете, миледи.
  Я и она теперь уже вместе пошли по белоснежным коридорам эндорианского корабля.
  - Знаешь, ты не перестаешь меня удивлять, Зордар, - сказала Алия. - Ты так и стремишься быть рядом со мной.
  - С чего вы так решили, миледи? - поинтересовался я.
  Не знаю, что задумала Алия, но лучше быть с ней вежливым и не нарываться. И лучше узнать, что ей от меня нужно.
  - Ты будешь вторым добровольцем в этом эксперименте, который устраивают эндорианцы. А первым добровольцем вызвалась я.
  Я резко остановился от такого известия. Алия, сделав пару шагов, обернулась и улыбнулась, глядя на моё растерянное лицо.
  - Простите, миледи, но почему вы решили подвергнуть свою жизнь риску? Разве вы не глава Дома и ваша жизнь очень ценна, что бы понапрасну рисковать ей.
  Алия пошла к выходу, и я направился за ней.
  - Тебя просто запугали, мой милый мальчик, - мне от её тона стало не по себе. - Эндорианцы никогда не причинят вред людям. Для них самих это достаточно неприятно. Это простое запугивание позволяет отсеять слабых личностей, которые не в состоянии понять эндорианские морали и правила. Для эндорианцев человек должен быть чист, не должен лгать и должен быть готов отстаивать свои жизненные принципы и рискнуть ради них жизнью. Тебя отговаривали друзья и эндорианцы, но ты не пошёл на попятную. В тебе появился интерес послужить другим, даже если твоей жизни угрожает опасность. Именно таких кандидатов они искали, именно таких добивались. Я думала, пройдёт не одна неделя, прежде чем подберётся второй кандидат. Но я не ожидала, что всё сложиться так быстро.
  - Так что же все-таки предстоит сделать в этом эксперименте? В чем его суть? - спросил я.
  - Суть достаточно проста. В течение этого учебного года они попытаются сделать из нас команду. Мы должны будем выполнять их поручения, помогать в исследованиях и сами станем объектом исследований. Если всё пойдёт гладко, то через два года, а если все сложиться очень хорошо, и через год, я и ты отправимся в эндорианский Альянс. Прошу заметить, что эта огромная честь, ведь эндорианцы мало кого пускают к себе на территории, - ответила Алия.
  - Интересно, очень интересно. Не скажу что мечтал, но я бы не отказался побывать у них на планете, - сказал я, задумавшись.
  Побывать в эндорианских владениях, увидеть, как они живут, посмотреть на их корабли, на их культуру. Это бесценный шанс, который даётся лишь раз в жизни.
  - Но это при условии, что мы станем командой, Зордар, - Алия положила мне руку на плечо, и у меня мурашки по коже пробежали.
  - Со своей стороны не вижу в это препятствий, миледи. Но не сочтите за дерзость, с вашей стороны они присутствуют.
  - И какие же препятствия для достижения нашей цели ты видишь? - её острые ногти впились мне в плечо.
  - Вы пытаетесь сделать меня своей игрушкой и использовать для развлечения, что совершенно не способствует командному духу, - рискнул ответить я, и Алия убрала руку. Ногти бы ей по обрезать!
  - Если бы я хотела сделать тебя своей игрушкой, Зордар, то я бы это сделала ещё тогда, в кафе, ещё до того, как ты узнал, что я высокородная. Ведь как иначе объяснить тот тон, с которым ты ко мне обращался, - она посмотрела на меня и я утвердительно кивнул. - Даже Арис бы не стал помехой на моём пути. Как я уже сказала в тот вечер, ты мне нужен для других целей и от своих слов не откажусь. Но как только я их достигну, думаю, у меня не будет помех сделать тебя полностью подвластным моей воли.
  - Не думаю, что у вас получится это сделать, - сказал я ей.
  Что бы она там не задумала, стать полностью подвластным ей я не собираюсь. К тому же, как говорил мне Океан, предупреждён, значит вооружён. А Алия только что рассказала мне свои планы. Так что, у меня будет, что ей противопоставить.
  - Говори, что хочешь, Зордар. Но когда ты будешь стоять передо мной на коленях, я тебе обязательно напомню твои слова, - Алия говорила так, словно не сомневалась в своих словах и действиях.
  - Я буду стоять перед вами на коленях после того, как напишу уравнение четвертого уровня гиперпространства, то есть никогда, - ответил я ей.
  - Все сначала так самоуверенно говорят, а потом они попадают в мои руки и больше не спорят с моими словами, - самоуверенности ей не занимать.
  Да и пусть думает, что хочет. Я не все, на удочку её не попадусь. К тому же у меня есть предохранитель по имени Океан, который сможет уберечь меня от её пагубного влияния.
  - Как тебе первый день в академии? - перевела она тему.
  Мы вышли с ней из корабля в главный корпус. Это было словно попадание в другой мир. Серые коридоры, по которым туда-сюда ходят студенты и преподаватели. Сейчас студентов было не так много, поэтому мы продвигались быстро.
  - Я узнал о том, что учусь один в группе. Познакомился с ребятами из других групп. Познакомился со странными, на мой взгляд, преподавателями, которые только качали головой, глядя на одного меня. Увидел эндорианский корабль. Побывал на эндорианском корабле. Мнение моего брата относительно меня с позиции "псих" переместилось в позицию "чокнутый псих". Моя подруга решила, что я сошёл с ума. И я получил покровительство члена Совета. Как-то так, - ответил ей я.
  - Чем отличается первая позиция твоего брата от второй? - поинтересовалась она, обводя взглядом коридор и идущих по нему людей.
  Надо сказать, что через один с ней почтительно здоровались незнакомые студенты. Что тут скажешь, член Совета Тринадцати.
  - Первая позиция означает, что мои умственные способности и моя точка зрения отличаются от привычной ему. Вторая позиция обозначает, что я больной на голову и мне нужно лечиться в психиатрическом отделении столичной больницы, миледи, - ответил я в своей обычной манере.
  - Тогда передай своему брату, что тебе нужно лечиться не в столичной больнице, а в Лихейне, потому как твоё заболевание сумасшествием может передаться окружающим воздушно-капельным путём.
  - Передам ваши слова дословно, - сказал я, улыбаясь. - Позвольте заметить, что общаясь со мной, вы рискуете заразиться вирусом сумасшествия.
  - Меня окружают порой совершенно невменяемые люди, Зордар, поэтому у меня давно выработался иммунитет, - легко выкрутилась она. - Меня уже ждут, так что можешь идти по своим делам. Иначе тебе придётся беседовать с моим начальником охраны.
  Я поднял голову и заметил людей в золото-фиолетовой форме. Их было трое. Все крепко сбитые. Возглавлял их мужчина с грозным лицом и шрамом на половину лица. Его взгляд бледно-зелёных глаз упал на меня, и я содрогнулся, потому что ничего, кроме неприятностей, этот взгляд не обещал.
  - Вы правы, миледи, я, пожалуй, пойду. Ярких звёзд вам!
  И я поспешно сменил траекторию движения по направлению к лифтам. Не стоит мне пересекаться с этими ребятами, иначе могу и рёбер не досчитаться, за то, что не так посмотрел на их высокородную госпожу.
  Зайдя в лифт, я нажал на кнопку четвёртого этажа, где располагались воздушные остановки. Перед тем, как дверь закрылась, я поймал на себе цепкий взгляд начальника охраны. Что-то странное было в этом человеке. Без сомнений, он меня запомнил.
  
  Три пары пролетели как аэроцикл мимо здания, и у меня был обеденный перерыв, после которого должны быть ещё две пары, а потом эксперименты у эндорианцев. Обед мой составили пару капсул пищевых заменителей и свежий сок, который я утром себе готовил. Для меня это было как традиция. Так что сидел я себе на подоконнике на сто двадцатом этаже и смотрел на город, просто отдыхая.
  - Какие люди! - услышал я знакомый голос.
  Оторвал взгляд от окна. Надо мной навис Арис. Рядом с ним находилась Алия, Алеон и ещё двое высокородных - парень и девушка. Девушка была в серебристо-красном платье, цвет Дома Дерриэйдн. Ниже Алии на полголовы, блондинка с зелёными глазами. Вторым был парень в серебряно-зелёном костюме, цвет Дома Фадраден. Он был тощий брюнет с заглаженными волосами, аккуратными очками с тонкими стёклами и глазами тёмного, почти чёрного цвета.
  - Добрый день, милорды, миледи, - я чуть наклонил голову, но своей позы я не менял.
  Алия едва заметно улыбнулась мне, Алеон чуть кивнул в знак приветствия, а остальные просто проигнорировали.
  - Что ты здесь делаешь? - поинтересовался Арис, вполне дружелюбным тоном, таким, как мы в первый раз встретились.
  Как будто бы он не является первым претендентом на пост главы Дома Кориндоран, а я не просто низший.
  - Отдыхаю, жду конца перерыва, - ответил я.
  - Сильно устал? - поинтересовался он.
  - Нет. После того, как меня отец две недели гонял, пары для меня просто отдых, - улыбнулся я.
  - Арис, нас ждут, - нетерпеливо сказала блондинка, глядя куда угодно, но не на меня.
  Ну да, зачем высокородным общаться с таким, как я?
  - Идите без меня, - ответил ей Арис. - Я бы хотел поговорить с молодым человеком.
  - Без нас? - поинтересовался Алеон.
  - Можно и с вами, - ответил Арис улыбаясь.
  - В таком случае, я останусь, - сказала Алия. - А потом придём вместе, да Алеон?
  - Да, - кивнул тот.
  Двое высокородных кинули на меня презрительные взгляды, и молча, удалились. Как только они скрылись из виду, Арис сел напротив меня на подоконник.
  - Все же Алеон, ты прав, - сказал Арис.
  - В чем же? - удивилась Алия.
  - В том, что наш Дар очень похож на великого учёного. Ему волос перекрасить и маску надеть, и будет полная копия.
  - На кого я похож? - не понял я.
  - На самого выдающегося учёного, которого когда-либо видели высокородные. На того, о чьей дружбе с риорами ходят легенды. На того, кто создал мир, который мы сейчас видим. На того, чьи открытия в медицине спасли множество жизней. На того, единственного, кто открыл секрет пустошей, - Алия сделала паузу, и все трое посмотрели на меня, в ожидании, что я узнаю кто это.
  - А с риорами ещё и дружить можно? - удивился я.
  Алия рассмеялась чистым звонким смехом, от которого мне так тепло на душе стало. Алеон и Арис её поддержали.
  - Дар, ты меня просто поражаешь! - отсмеявшись, Алеон провёл привычным жестом, откидывая чёлку со лба. - Ты вроде не глупый, а простых вещей не знаешь.
  - Я не высокородный, что бы всё знать, - сказал я им.
  - Раз такое дело, то почему бы юноше не показать, на кого он похож, - предложила Алия, положив руку мне на плечо.
  - Алия, молю, только без ногтей, - я перевёл взгляд на её ногти. - У меня после вчерашнего ещё следы остались.
  Высокородные переглянулись, а затем залились новой порцией смеха.
  - Добро пожаловать в клуб пострадавших от нашей великой и могущей графини Алии Меридон! - пафосно сказал Алеон.
  - Третьим будешь, - кивнул Арис улыбаясь. - Мне она шею расцарапала.
  - А мне как-то умудрилась всё лицо, - добавил Алеон.
  - Сами виноваты, что под горячую руку попали, - пожала плечами Алия, не убирая руку с плеча, но и не впиваясь в него.
  - А Дар что, тоже под горячую руку попал? - хитро поинтересовался Арис.
  - Нет, - как ни в чём не бывало, ответила Алия. - Дар попал под холодную.
  - Злая ты, Алия, - покачал головой Алеон.
  - Я сама доброта, - улыбнулась Алия. - Идём, покажем молодому человеку причину нашего удивления.
  Трое высокородных отвели меня в большой выставочный музей на тринадцатом этаже. Чего здесь только не было!
  - Вот, посмотри на себя, - сказала Алия.
  Я взглянул на портрет человека и на несколько мгновений лишился речи. На меня смотрел молодой человек с седыми волосами, но такой же причёской, как и у меня. Половину лица закрывала необычной конструкции маска. Во всём остальном это был я. Мои синие, как глубины океана, глаза, смотрели на меня взглядом, полным печали, боли и ненависти ко всему. По крайней мере, мне так показалось вначале. Потом я увидел только безразличие в его взгляде, но не такое, как у моих знакомых. У них безразличие было напускное, а у портрета было безразличие к жизни.
  - Это один из немногих портретов, великого учёного, который дошёл до нас, - сказала Алия.
  - Алеван Сартадериан, - прочитал я надпись под портретом.
  - Правильно читается Алеон, - поправил меня носитель этого имени.
  - Тебя в честь него назвали? - поинтересовался я, глядя на портрет.
  - Да, - ответил высокородный.
  - Это был действительно великий учёный, - сказала Алия. - Ему принадлежит открытия второго и третьего уровня гиперпространства. Это, пожалуй, его самое знаменитое открытие.
  Так значит это тот самый учёный, про которого мне рассказывал Океан. Вот уж сюрприз, так сюрприз.
  - Так же он является создателем роботов боевого класса "Эльдар", которые по прошествии пятисот лет до сих пор никто не смог превзойти и открытие передвижения пустошей, - добавил Алеон.
  - А его двадцатилетняя дружба с риорами и вовсе вошла в легенды. И его вклад в победу княжества против Лихейна и вовсе неоценим, - поддержал Арис.
  - А что за дружба с риорами?
  - Алеон Сартадериан с самого детства был другом риоров. Так как он был просто гениален в раннем возрасте и в семь лет открыл второй уровень гиперпространства, он общался с таким же гениальным риором, что не смогло не отразиться на его знаниях. Риоры и Алеон провели не одно исследование, прежде, чем они расстались, после чего риоры навсегда закрыли свои территории от людей.
  - Почему закрыли? - поинтересовался я, продолжая смотреть в глаза своему портрету.
  Чем дольше я смотрел в его глаза, тем труднее мне было оторвать взгляд от его синих глаз.
  - Потому что тогда началась война, - ответил Арис. - А после войны они открывать границы не пожелали. Почему, до сих пор никто не знает. Но это и хорошо. Не хватало нам, что бы по нашим планетам ходили эти чешуйчатые твари.
  - Не знала, Арис, что ты расист, - поддела его Алия.
  - Нет. Просто не люблю риоров. От них одни беды.
  - Не скажи. Вот на территорию моего Дома они принесли только много положительного, - поспорила Алия.
  - Перебили более миллиона человек, это, по-твоему, положительно? - фыркнул Арис.
  - Люди сами себе подписали смертный приговор, когда взялись за продажу людей, наркотиков и пиратство, - не согласилась Алия. - Так что риоры всё правильно сделали.
  - В кого ты такая безжалостная? - вздохнул Арис.
  - Арис, я тебе поражаюсь. Тебе скоро становиться главой Дома, членом Совета, а ты думаешь, что гуманными целями можно всё решить? - Алия посмотрела на Ариса своим холодным взглядом.
  - Насилие могут применять только люди по отношению к людям и только после справедливого суда. Инопланетяне не должны вмешиваться в наши дела. Они не имеют на это права. И как ты вообще позволила им сделать то, что они сделали на твоей территории?
  - Я глава Дома, и в первую очередь забочусь о его процветании. И то, что риоры сделали, только укрепило позиции моего Дома. Пираты не скоро оправятся от такого удара, наркоторговцы сейчас будут прятаться как крысы от травли.
  - Они только ожесточатся, и будут давить на твои владения с новой силой, - поспорил Арис. - Они не простят тебе такой выходки. Тебе никогда не истребить пиратов, бандитов и всякую низшую шваль. Их надо держать в страхе, и с ними нужно считаться. Сейчас, нанеся им такой удар, ты себя подставила больше, чем кто бы то ни был. И тебе не стоит забывать Алия, что ты одна и тебе с делами не справиться.
  Алия сверкнула на него такими полным гнева взглядом, что я даже сделал шаг назад. Вставать между высокородными это сознательно обеспечить себе проблемы.
  "Вмешайся, - посоветовал Океан, отрывая меня от созерцания портрета. - Не стоит им сталкиваться. В будущем это может нам принести неприятности".
  "Алеон не вмешивается, а ведь он высокородный. Вмешаться сейчас - это обозначить нам очень серьёзные проблемы".
  "Проблемы? Что ты знаешь о настоящих проблемах?" - фыркнул Океан.
  - Кажется, кое-кто забывается, с кем разговаривает, - голос Алии стал холодным и властным, требующим подчинения и не терпящим возражений. - Или ты решил, что тебе всё сойдёт с рук, Кориндоран?
  - Мой дом на втором месте, в то время как твой на шестом. У нас разные весовые категории, Меридон, - так же холодно и властно ответил Арис.
  - Дар, пойдём, - Алеон потянул меня. - В дальнем конце есть ещё один портрет.
  - Пошли, - кивнул я.
  Ох уж этот Океан! Проходя между гневными высокородными, "случайно" споткнулся на ровном месте. Арис и Алия в четыре руки удержали меня от падения.
  - Спасибо, - я чуть смущённо улыбнулся, и попытался пойти дальше.
  Не тут то было. Высокородные не отпускали меня, и пройти не давали. Вот вам и остановил я их. Арис и Алия смотрели друг на друга уничтожающими взглядами, потом Арис вздохнул.
  - Ладно, прости, Алия. Я намерено коснулся запретной темы.
  - Арис, смирись, Алия уже не та маленькая девочка, на которой ты тренировал свои навыки высокородного, и которая тебе постоянно проигрывала, - похлопал его по плечу Алеон.
  - Как ни прискорбно это сознавать, но ты прав. Алия, за прошедшие три года, что я учился, ты стала настоящей правительницей своего Дома.
  - Спасибо, Арис. А ты стал прекрасным наследником своего, - чуть улыбнулась Алия.
  - Это всё прекрасно, господа высокородные, но вы не могли бы меня отпустить. А то я чувствую себя в несколько неудобном положении, - сделал я замечание двум высокородным.
  Трое высокородных посмотрели на меня взглядами, полными превосходства. Что-то мне не по себе.
  - И всё-таки спор ещё не закончен, - сказал Арис, отпуская меня.
  - Но ты всё равно его проиграл, - обворожительно улыбнулась Алия, взяв меня под руку.
  - А я, похоже, в скором времени испытаю на себе всю мощь двух Домов, - вздохну я.
  - Только одного, - и Алия впилась когтями в мою руку, в том месте, где у меня была забинтована рука.
  - Алия, ты не исправима, - возвёл глаза к потолку Арис.
  - За это ты меня и любишь.
  - Если тебя не любить, то жить станет просто опасно, - подметил Алеон.
  Мы рассмеялись. Я почувствовал себя в их компании так легко и не принуждённо, и мне захотелось продлить этот момент как можно дольше.
  - Ребят, я года два так не смеялся, - я глубоко вдохнул. - С вами так легко и интересно.
  Высокородные замолчали. С их лиц сразу пропало выражение радости, и они стали какие-то серьёзные.
  - Ты действительно так считаешь? - поинтересовалась Алия.
  - Да, - озадаченно ответил я. - А что тут такого?
  - Нет, ничего, - как ни в чём не бывало, ответил Арис, снова улыбаясь.
   "Я совсем их сейчас не понял, Океан", - пожаловался я ему.
  "Всё довольно просто. Они просто не привыкли, что в их компании кто-то, а тем более низшие, чувствуют себя легко и весело. Обычно пред ними приклоняются, их чтят, их боготворят. А ты с ними чувствуешь себя весело, смеёшься, пытаешься сгладить их скандалы, хотя они этого ещё не поняли. С тобой им легко. Вот они и удивляются. И чувствую, после такого борьба между Алией и Арисом разойдётся не на шутку. А Алеон сделает всё, что бы они друг друга нейтрализовали, а сам заберёт себе приз, то есть тебя".
  "Как? И зачем это ему?" - я был в полном недоумении.
  "Пока можно лишь догадываться", - ответил Океан.
  - Скоро звонок, - заметил я.
  - И почему ты так стремишься покинуть наше общество? - спросила Алия, но руку мою всё же отпустила.
  - Я не стремлюсь, просто обстоятельства играют против меня, - пожал я плечами. - Счастливых звезд, миледи, милорды.
  И как можно быстрее я покинул господ высокородных. Шагая по коридорам академии, я думал над словами Океана. Высокородные. Мне казалось раньше, что быть высокородным - это здорово. Но теперь я понимаю, что они просто несчастны. Если уж с ними все люди чувствую себя напряженно. С ними никто нормально не разговаривают. У них нет настоящих друзей. Каково это жить без друзей? Я мысленно содрогнулся. Вейра, Аст, Вэн, Нейти - это мои настоящие друзья. Что бы я без них делал? Хотя, без них я бы выжил. А вот без Океана - нет.
  "Выжил, - не согласился Океан, опять слушая мои мысли. - Точнее, ты бы сюда никогда не попал. Без меня твоя жизнь была бы иной".
  "Жить без тебя? Я не представляю, как это", - подумал я.
  "Придёт время, и ты всё поймёшь".
  
  Я пришёл в эндорианский корпус. После того, как тестирование было пройдено, людей возле входа почти не наблюдалось. Изредка проходили немногочисленные студенты и преподаватели, но не более того.
  Вход, раньше огромный, а теперь просто небольшая дверь, в которую смогут пройти одновременно не более шести человек. Рядом с входом стояли два высоких, закованных в белоснежную броню, робота. Их длинное, направленное вверх оружие, смотрелось совершенно не враждебно, но я знал, что стоит только сделать что-то плохое, и оружие покажет всю свою мощь.
  - Назовите себя, - сказал мне робот, стоящий справа от входа.
  - Дар Доридас, студент группы Н-03.
  - Проходите.
  Двери открылись, и я прошёл в высокий коридор эндорианского корабля. К моему сожалению, навигатор здесь не работал, так что найти путь к четвёртому отсеку мне придётся самому. Я чувствовал, что Океан рад тому, что мне предстоит самому разбираться в незнакомой обстановке.
  "Не понимаю, почему тебе так нравиться, когда у меня возникают какие-либо сложности?" - спросил я у него.
  Он был где-то рядом, но не со мной.
  "Это одна из забавных вещей, которые мне доступны. Очень интересно смотреть, как ты принимаешь сложности, как при этом думаешь и действуешь", - был дан мне ответ.
  "И что в этом забавного? Мне в это время далеко не так забавно, как тебе".
  "Ты молод, Зордар. Ты просто не понимаешь, какое это чувство удовольствие, когда кто-то справляется с задачами своими силами, как он действует, как мыслит. Это повышает не только моё настроение, но и твоё психическое состояние и влияет на твою уверенность. У меня появилась пара идей, поэтому я пропаду ненадолго".
  "Пропадай".
  Я шёл внутрь корабля эндорианцев. К моему удивлению я не встретил ни одну живую душу. Даже роботы и те мне ни разу не попались. Как плохо, что я не имел ни какого представления о строении эндорианского корабля. Я чувствую, что Океан примерно знает куда идти, но мне не скажет.
  Пройдя четыре огромных коридора, я всё-таки нашёл указатель. Мне нужно было подняться на три уровня вверх, что я и сделал. В таком большом корабле должны были быть лифты, но я не знал где они и как ими пользоваться, поэтому, когда я нашёл лестницу, то не преминул ей воспользоваться. Как только достиг нужного этажа, я снова попал в коридор. Дверей я не видел. И это меня несколько озадачило. Хотя, эндорианцы, скорее всего, замаскировали двери, что бы никто любопытный не зашёл в их владения. Насколько я успел узнать, эндорианцы очень тщательно охраняют свои секреты. По сокрытию своих тайн их превосходят разве что риоры. Но я надеюсь, что с риорами никогда не встречусь. После того, что они устроили на территории Дома Меридон, я, как почти пират, разумно их опасаюсь.
  В тот момент, когда я прошёл половину коридора, слева от меня внезапно, появилась дверь и из неё вышли Алия с той самой эндорианкой, которая вчера сделала мне интересное предложение.
  - Юноша, как вы здесь оказались? - странно спросила у меня инопланетянка. - И где ваш провожатый?
  - Сам дорогу нашёл, - честно признался я.
  - Сам? В этих коридорах? - взгляд Алии скользнул по мне и переключался на окружающее.
  - Да.
  - Интересно, - сказала эндорианка. - В таком случае, пройдёмте в комнату, где вы будете учиться.
  Эндорианка отвела нас в конец этого длинного коридора. Интересно, что изнутри корабль кажется намного больше, чем снаружи. Как эндорианцы добились такого эффекта, я не знал, и предположить не мог.
  - Запомните, как вы сюда попали, потому что здесь вы будете проводить девяносто процентов всего эксперимента.
  Эндорианка провела сверху вниз по небольшой выпуклости в стене, и тут же часть стены беззвучно поднялась. Я представлял всё, парты, огромные карты, лабораторию с колбочками и препаратами, помещение с животными. Все мои представления полетели прахом, потому что мы вошли в обычную жилую комнату. Здесь были два больших дивана и четыре кресла, расставленных вокруг хрустального стола. На столе кроме фруктов и графина с водой и пара фужеров из хрусталя.
  - Это больше похоже на жилую комнату, чем на лабораторию или учебный кабинет, - высказал я своё мнении эндорианке.
  - Для нашего эксперимента важно, что бы вы чувствовали себя как можно свободнее и дружелюбнее, - пояснила Ани, пропуская нас в комнату. - Особенно ты, Алийя. Тебе это просто жизненно необходимо. Твоё внутреннее состояние нас очень беспокоит.
  Алия кинула на меня задумчивый взгляд, как бы решая, стоит ли мне знать что-то или нет.
  - И что же в моём состоянии вас не устраивает? - поинтересовалась она.
  Мы сели на диван, Ани напротив нас. Две руки она положила на колени, а две другие на диван. По сравнению с нами она просто была гигантской.
  - Ты боишься, ты в отчаянии, тебя мучают боли. Постоянные стрессы давят на тебя. Ты устала, - медленно сказала эндорианка.
  С каждым её словом, произнесённым спокойным мелодичным голосом, у меня в груди росло странное чувство. Мне захотелось закрыть собой, защитить Алию.
  - И что? - сказано это было обычным голосом, как будто это её совершенно не волновало. - Все люди бояться. Стрессы вполне обычное дело в практике высокородных. Боли меня не мучают, а иногда появляются из-за образа жизни. Это неизбежно, Ани. Скажите лучше что-то новое.
  - Алийя, ты слишком спокойно ко всему относишься. Ты смирилась. А нужно бороться, - сказала ей инопланетянка.
  - У меня на борьбу нет ни сил, ни времени, - отмахнулась Алия.
  - Для этого мы и взяли максимальное число часов, что бы помочь максимально облегчить тебе процесс восстановления, - кивнула Ани. - И в этом непосредственное участие примет молодой человек.
  - Озвучу общий вопрос, при чём здесь он? - спросила Алия, совершенно не удивившаяся, в отличие от меня.
  - Нахождение его рядом с тобой теоретически способствует улучшению твоего самочувствия.
  - Что значит, теоретически?
  Я просто не успевал что-либо сказать.
  - Ваша раса обладает одной очень интересной особенностью. Мы называем её "сфера жизни". Это видимые только представителям эндорианской расы тонкие потоки энергии, окружающие людей. Это то, что позволяет нам видеть ваши эмоции, состояние вашего здоровья и всю вашу жизнь. Глядя на вашу сферу, мы точно можем сказать, где вы были пять минут, день, неделю, месяц или десятилетие назад и с кем встречались, - ответила эндорианка.
  - Никогда не слышала, - тихо сказала Алия.
  - Мало кому это известно. Это секрет нашей расы. Я надеюсь, что никто из вас не будет рассказывать о нём другим людям, - сказала эндорианка.
  - Мне это делать незачем, - тут же сказала Алия. - А что скажешь ты, Дар.
  - Не вижу смысла рассказывать об этом кому-то.
  "Если учесть, что все, кому надо, знают гораздо больше", - мысленно добавил я.
  - Ани, а как присутствие Дара может улучшить моё самочувствие? - поинтересовалась Алия.
  - Теоретически, чем больше вы находитесь вместе, тем дольше соприкасаются ваши сферы. Сфера Дара чистая, что нас несколько удивляет. В ней практически нет тех оттенков, которые обозначали бы боль, отчаяние, одиночество, ненависть, страх и прочие отрицательные эмоции людей. Зато в неё очень много светлых, ярких эмоций, таких как счастье, радость, спокойствие, любовь. Чем больше ваши сферы находятся в соприкосновении, тем лучше должно быть самочувствие у тебя, Алийя. Твоя сфера будет очищаться от негатива, а это способствует улучшению твоего самочувствия.
  - Неужели у меня такая плохая сфера?
  - Твоя сфера полна отрицательных эмоций.
  "Решили плюс с минусом свести", - вклинился в мысли Океан.
  - А на моём состоянии как это отразиться? - поинтересовался я.
  - Вот в этом и заключается суть эксперимента. Мы не знаем, как соприкосновение сфер повлияет на вас. А если повлияет, то мы надеемся, что положительно. Однако, стоит учесть, что сфера Алии гораздо более защищенная и светиться она гораздо сильнее, чем твоя, Дар. Мы не отрицаем, что это может плохо на тебе отразиться. Поэтому, у тебя есть выбор. Если ты считаешь, что наш эксперимент для тебя не несёт никакой пользы, он тебе не нравиться, и ты считаешь, что здесь зря теряешь время, ты вправе уйти. Никто тебя задерживать не будет, и проблем у тебя тоже не будет. Алийя не будет на тебя давить.
  Я задумался. Получается, что моё нахождение рядом будет влиять на Алию положительно, и это избавит её в какой-то степени от страхов и отчаяния?
  - Я согласен на этот эксперимент, если миледи Алия не откажется от него, - ответил я.
  - Даже не мечтай об этом, - сказала мне Алия.
  - В таком случае, будем считать, что наш эксперимент официально начат, - торжественно сказала Ани.
  - Только один вопрос, - я поднял руку. - А что нам нужно будет делать?
  - Вы будете заниматься своими делами. Вам не обязательно сидеть рядом друг с другом, для усиления соприкосновения сфер. Вы вольны делать что хотите, кроме отрицательных поступков, - просто ответила Ани.
  - То есть, я могу спокойно заниматься уроками, сидеть в интернете, играть, в то время как миледи Алия будет вести переговоры, просматривать отчёты и прочее, чем она обычно занимается, - уточнил я.
  - Правильно, - кивнула Ани.
  - Отлично, - обрадовался я.
  - Ты уверен? - вкрадчиво спросила Алия, чуть наклонив голову вбок.
  - Не совсем, - ответил я, глядя в холодные глаза красивой девушки.
  - Правильный ответ, - чуть улыбнулась Алия.
  - В таком случае, Дар, ты можешь пока быть свободен. А завтра приходи после пар и занимайся уже здесь. И лучше вам согласовать расписание с Алийей.
  - Завтра я буду здесь только к шести часам.
  - Я подойду к этому времени, - кивнул я, вставая. - До свидания.
  - До свидания, Дар, - сказала эндорианка.
  - Пока, - только и сказала Алия.
  И я быстрым шагом вышел из комнаты.
  
  ***
  
  - Ани, я понимаю, что вы желаете мне добра, - начала Алия, как только дверь за Даром закрылась. - Но причём здесь он? Мне слабо вериться, что находясь в одной комнате, он будет воздействовать на меня своей сферой жизни, и это будет способствовать улучшению моего самочувствия.
  - Я разделяю твои сомнения, - подтвердила эндорианка. - Но знаешь, я уверена, что если ты пойдёшь ему на встречу, то тебе это пойдёт только на пользу. Огромная удача, что он согласился пойти на этот эксперимент.
  - Почему? Потому что у него "светлая сфера"? - фыркнула Алия.
  - Да. И ты ему нравишься. И он ещё не испорчен высокородными и столицей. Давно ты его знаешь?
  - Чуть больше шести лет, - нехотя призналась Алия.
  - И как вы встретились?
  - Я помогла ему дойти до медотсека, когда он нуждался в помощи, после катастрофы на Аскиде.
  - Откуда он сам? До того, как ты его встретила? Кто его родители?
  - У него потеря памяти. До Аскиды он ничего не помнит, ни кто его родители, ни как он попал на Аскиду, ни кто он и чем занимался. Потеря памяти. Удивительно, что он имя своё вспомнил, - ответила Алия.
  Разумеется, о том, что он тогда сказал ей в бреду, в тот момент, когда он ещё что-то помнил о своём мире, она говорить никому не собиралась. Как и то, что знает его настоящее имя. Это была её личная тайна.
  - Это довольно странно. Его сфера... Такое чувство, будто бы ему всего шесть лет.
  - А с этого места поподробнее, - Алия придвинулась и заглянула в глаза эндорианки.
  - Подобные сферы я видела двести четыре года назад. Тогда Эйдн Сартадериан представлял клонов. Полноценных клонов. Сферы жизни у них были такие же, чистые. Вся жизнь оригинала им не принадлежала. Отсчёт шёл от момента их рождения в пробирках.
  - То есть, он клон?
  - Возможно, - не стала отрицать эндорианка. - Правда, на клона он слабо похож. У клонов сфера несколько отличается. В сфере словно есть отпечатки от жизни, то есть воспоминания. А у Дара она словно, максимально подходящее слово под этот феномен - затёрта. Словно кто-то намеренно скрыл всё то, что было у него в прошлом. И сейчас его сфера слишком чистая, что сказывается на характере. Я редко вижу таких добрых людей.
  - Мы сегодня ходили в музей. Когда мне сказали, что Дар очень похож на ученого Дома Сартадериан, не поверила. Но когда мы туда пришли, и Дар увидел портрет, мои сомнения развеялись. Он полная копия этого учёного внешне.
  - Ты считаешь, что кто-то достал ДНК Алевана Сартадериана и сделал его клона? - поинтересовалась Ани.
  - Не исключено. А откуда вы узнали, что Дар похож на Алевана? - Алия с недоверием посмотрела на эндорианку.
  - У моего друга риора есть его портрет, - ответила Ани.
  - Это того самого, с которым Алеван проводил совместные исследования? - удивилась Алия.
  - Не только. Они были самыми лучшими друзьями. Даже больше, чем друзьями.
  - Но почему же тогда риоры закрыли границы и больше не открыли?
  - Это печальная история с плохим финалом, Алия, подробности которой тебе знать ни мне, ни тебе не стоит.
  Алия нахмурилась, но переспрашивать не стала. Эндорианцы всё равно не откроют своих секретов.
  - И что же вы собираетесь делать в таком случае? - спросила Алия.
  - То, что и планировалось - улучшать твоё самочувствие, - как обычно ответила эндорианка.
  - А если он действительно окажется клоном, что тогда вы будете делать?
  - Для того, что бы узнать, клон он или нет, мной уже приняты меры. А если он действительно окажется клоном, тогда мы постараемся обеспечить нормальную жизнь.
  - А если он всё вспомнит и станет таким же, как его оригинал? Постарается уничтожить наш мир? - поинтересовалась Алия. - Ведь эксперимент с ОФМ-102 это лишь одна тысячная того, что он мог бы сделать.
  - Мы постараемся этого избежать. К тому же нам слабо вериться в то, что кто-то смог найти генетический образец спустя почти пять сотен лет. Ваша кровь не может столько жить.
  - А если Дар не первый и даже не последний клон? Что тогда? - задумалась Алия.
  - Надеюсь, что это не так, - сказала Ани.
  
  ***
  
  Ночь дана для того, что бы спать. Для того, что бы человеческий организм отдыхал от физического и умственного труда. Что бы человек зарядился энергией и продолжил жить с новыми силами. Для меня же ночь стала кошмаром. И это началось с того самого дня, когда я увидел портрет ученого из мёртвого Дома.
  Вечерами я занимался своими делами: сидел в интернете, общаясь с друзьями или же в поисках материала для учёбы. Учил уроки и решал задачи. Работал с аэроциклом или слушал музыку. А наступала ночь, на меня нападали кошмары. В них мне снились одни и те же высокородные. Нет, я не знал их имён, ни их титулов, просто лица. Они мне улыбались, помогали проходить во сне испытания, с ними я летал на звездолётах, но все они в конце сна неизбежно погибали от рук риора. В моих кошмарах их всегда убивал один и тот же инопланетянин. Я видел лишь кроваво-красные глаза. Особенно больно было, когда он убивал маленькую, четырёх-пяти лет девочку. Запоминал я их не всегда, но каждое утро я просыпался с чувством боли и вины. Боли из-за потери, словно родных мне людей. Вины, из-за того, что не мог их спасти. Сон мог менять место действия, но лица всегда были одинаковы. Я даже пошёл на медосмотр, но мне сказали, что с головой у меня всё в порядке (ага, как же!), психических заболеваний не наблюдается (присутствующее раздвоение личности отсутствует). Мне выписали какие-то лекарства, я их пил. Но ничего не помогало. С тех пор я стал бояться риоров. Как хорошо, что они с Княжеством не поддерживают отношений и вообще держаться от людей подальше.
  Кошмары ни кому не идут на пользу, а мне с моими постоянными отставаниями так тем более. И что, что я один в группе. Кому-то это может показаться крутым, но это не так. Мне приходиться работать больше, чем целой группе. Преподаватели даже не задумываются о снисхождении ко мне, а наоборот - требуют больше. Вот уже четыре недели я учусь в академии и с меня за эти четыре недели стребовали столько, сколько не требовали никогда. Я просто скучал по Океану, который стал появляться в моих мыслях очень редко. Как-то Нейти предположил по началу, что Океан - это защитная реакция моего мозга на потерю памяти или последствия психологической травмы и является лишь плодом моего воображения. Я плохо в это верил, а вот теперь всё больше и больше стал задумываться. Если это действительно так, то получается, я сейчас выздоравливаю, если его не слышу?
  
  Будильник прозвенел любимой мелодией, вырывая меня из царства кошмара, в котором риор был королём, а я был свидетелем его тирании. Встал, потянулся, а затем лёг на пол и принялся отжиматься. Глоток стимулятора заряжает человека с утра и до самого вечера, поэтому все мои друзья и знакомые часто использовали его как средство пробуждения. Моим же стимулятором была зарядка по утрам. Упражнения разгоняли застывшую кровь, разрабатывали мышцы и способствовали поднятию настроение и включению мозга. Закончил отжимания, снял компьютер со спящего режима и уже собрался в душ, когда мне позвонили. Я ответил. На экране появилось лицо Китана.
  - Доброе утро! - весело поздоровался он.
  - Доброе, - сказал я. - Что тебе утром не спиться?
  - Да вот, решил узнать у своего старосты, какое у нас расписание.
  - А я здесь причём? - не понял я.
  - Так ты же староста группы. Вот и сообщи новому члену твоей группы, что с расписанием.
  - Ты перевёлся? - удивился я.
  Я слышал, что переводиться из группы в группу можно ещё неделю. Переводятся, если что-то не устраивает студента, или он не туда попал или это не его призвание или ещё по ряду причин.
  - Ага! - радостно сказал тот.
  - Что ж, у нас три лекции: космография, астрофизика и космология. Потом двухчасовой перерыв, затем встреча с куратором группы, которым является Алия Меридон по организационным вопросам. Пропускать встречу с куратором нельзя, иначе она сначала мне выпишет море гнева, а потом перекинется на тебя.
  - Понял, староста. Всё будет чётко, - и отключился.
  А я быстро набрал на своём скайре сообщение Алие, что у нас появился в группе новый человек и что встреча будет не на корабле, а в аудитории. Ответ мне пришёл быстрый и эмоциональный. Одно слово "хорошо", а дальше смайл ядерного взрыва, говоривший, что это вовсе не устраивает мою высокородную покровительницу, но поделать она ничего не может.
  Я пришёл в аудиторию, сел как обычно, на первую парту, и принялся повторять материал. Предмет космографии не сложный, но объёмный. Здесь нужно не только знать расположение планетных систем, названия звёзд и планет, место нахождение астероидных поясов и аномалий, но и знать города на планетах, кому и что принадлежит, все космические маршруты, по которым следуют торговые, военные и дипломатические корабли. Преподаватель по космологии Риан Акаток был пунктуальным, прямолинейным и упрямым человеком. О нём в академии ходили легенды, потому что этот высокородный никогда не брал взятки и не поддавался давлению других высокородных, потому что являлся братом директора академии и поэтому имел серьёзное влияние, хотя был обычным преподавателем. Высокородные о нём отзывались не очень хорошо, даже Алия. А всё потому, что он был очень требовательным и настойчивым. Он давал знания и мог объяснять хоть по десять раз, главное, что бы его предмет знали. Космология была не самым сложным предметом, но он вёл ещё и другие предметы у высокородных, и часто не все могли предметы ему сдать. С ним у меня проблем не намечалось, как с той же астрофизикой. Он задавал - я учил, рассказывал. Он был доволен моей подготовкой, я был доволен результатом.
  - Погляди-те! Наш староста уже здесь!
  Я обернулся. В аудиторию вошли Китан, Зарри и Блара, а с ними ещё и тот рыжий парнишка, которого я приметил на лекции. Гелац Кер, простой и стеснительный парень.
  - Многовато вас, - скептически посмотрел я на них.
  - Нормально. В самый раз, чтобы тебе не было скучно, - улыбнулся Китан.
  - Да-да, - добавила Зарри, садясь со мной.
  Хм, если я буду находиться в этой группе, учиться с этими людьми, то мне будет весело.
  - Мне не скучно, - ответил я. - Учёба никогда не вызывает у меня скуку. Кто-нибудь ещё к нам переводиться?
  - Ты староста, ты и должен знать, - упрекнула меня Блара.
  - Кто б меня предупредил, - пробурчал я.
  Я был рад тому, что у меня появились одногруппники, да ещё и хорошо знакомые, хоть и делал безразличный вид. Всегда веселей учиться в компании.
  Дверь снова открылась. Я думал, что это преподаватель, но кинув взгляд на дверь понял, что ошибся. Вошли высокородные. Трое. Первым шёл Дрейн Артегро. Его причёска была всё такая же синяя, как и прежде, даже ещё более яркая. За ним шла всё та же блондинка, что и в прошлый раз Эйра Джастрик. И последним был Маркар Дерриэйдн, внучатый племянник или кто-то там графа Дерриэйдна. Невысокий, крепко сбитый мальчик с длинными чёрными волосами.
  - Что-то я не помню, что бы в этой группе было пять человек вместо одного, - презрительно фыркнул Дрейн.
  - Перевелись с других групп, - ответил я.
  Ребята сразу отвели взгляды, и вообще сделали вид, что их здесь нет. Правильно, это единственно верная тактика против высокородных, особенно этих. О Дрейне я узнал достаточно, что бы сделать простой вывод: если у тебя нет за спиной хорошей поддержки, лучше с ним не связываться. Этот высокородный проблема Дома Артегро, заноза в теле, которая нарывает с каждым днём больше и больше. И пока добраться до него без ущерба для себя я не мог.
  - Пусть проваливают обратно. Я не собираюсь учиться в этой группе с низшими, - заявил мне он.
  - Насколько я знаю, вы с нами находитесь в разных группах, - заметил я.
  - Плохо знаешь. Я теперь учусь в Н-03, и терпеть низших не собираюсь. Так что пусть валят обратно, и ты можешь переводиться с ними.
  Мне так и хотелось встать и дать ему в эту кривую рожу, чтобы неповадно было. Однако сейчас я ничего такого себе не мог позволить.
  - Прощу прощения, но мы все учащиеся академии, поступившие именно туда, куда мы хотим. И вы не имеете права указывать нам и давить на нас своим положением высокородного, - сказал я ему прямо в глаза.
  - Ты смеешь пререкаться со мной, жалкая тварь?! - взбесился тот. - Да ты хоть представляешь, какие я тебе могу устроить проблемы?! Ты никто здесь, понял!
  Не знаю, закончилось бы это только оскорблениями, угрозами или применением силы, но нас прервали. В аудиторию вошла Алия. И взгляд её холодных, серых глаз, полный ярости, не предвещал ничего хорошего. Никому.
  - Кто-нибудь здесь может объяснить, с какой стати в МОЕЙ личной группе, находящейся под МОИМ покровительством и МОИМ надзором, переводиться практически в один день трое высокородных, следом за четырьмя низшими? - её тихий холодный властный голос заставил меня ещё сильнее пожелать дать в морду высокородному.
  - Мы в своём праве, графиня Меридон, - сказал спокойно Дрейн. - Перевод в группы осуществился через директорат институтов. Заявления подписаны и рассмотрены. Мы не нарушили ни одного правила и не ущемили права низших?
  - Через директорат? А ты знаешь, что перевод в эту группу осуществляется только с моего личного разрешения?
  - У вас нет таких полномочий, - все так же спокойно ответил Дрейн, и даже позволил себе ухмылку.
  - То есть, ты хочешь сказать, что у меня, подопечной графа Линара Дерриэйдна, моего научного руководителя, который и создал эту группу для меня в качестве основы для дипломной работы, нет права управлять переводами между группами?
  Ухмылка быстро сошла с губ высокородного. А я задумался, серьёзно задумался. Это получается, группа, в которую меня перевели, является всего лишь темой для диплома? Так, сегодня вечером Алию ожидает допрос с пристрастием в присутствие эндорианской стороны.
  - Нет, - тут же пошёл на попятную Дрейн.
  - В таком случае, что вы трое делаете на занятиях МОЕЙ группы?
  - Графиня Меридон, позвольте, пожалуйста, перевестись в вашу личную группу, - тоном пай-мальчика попросил Дрей, и взгляд в пол направил, разве что ножкой не поводил.
  - С какой это стати? Твоё появление в моей группе приведёт к ухудшению атмосферы и снижению знаний, а так же резко снизит показатель дисциплины.
  - Я обещаю, что не буду доставлять проблем группе, а наоборот, буду стараться сделать её лучше, используя все свои возможности, - пообещал тот.
  - Ты? - Алия чуть не рассмеялась. - Ты не можешь и пяти минут усидеть на месте, что бы ничего не сделать пакостного? Неужели ты думаешь, что я поверю такому как ты?
  - Я надеюсь на вашу мудрость, - чуть склонил голову тот.
  Алия перевела взгляд на меня, потом на остальных, потом снова на меня.
  - Я приму тебя только в том случае, если ты пообещаешь вести себя со всем коллективом группы на равных, твоя успеваемость будет на высоком уровне, и об инцидентах с твоим участием я не услышу, - сказал Алия холодным тоном.
  - Я согласен, - как же нелегко дались ему эти слова.
  Это же удар по его самолюбию и по его гордости!
  - Остальные тоже могут быть приняты на этих же условиях, если хотят.
  Высокородные кивнули. А что им ещё делать без своего главного заводилы?
   - Если я услышу, узнаю или мне сделают замечание, вы вылетите из состава моей группы быстрее, чем успеете даже узнать о случившемся, - Алия сейчас была в своей стихи. - А если кто-то из вас попытается оскорбить, унизить или подвергнуть давлению остальных членов моей группы, то я постараюсь сделать так, что бы вас исключили из академии вообще. И даже то, что вы знакомы с директором академии или за вас вступиться мой научный руководитель, вас не спасёт. А я узнаю об этом от старосты, который мне будет делать ежедневный доклад обо всём, что происходить в группе при эндорианцах, а как все знают, соврать при них невозможно.
  Высокородные тяжело вздохнули. Они не ожидали такого поворота событий, как впрочем, и я. Ребята ошарашенно переводили взгляды то на меня, то на Алию. Её авторитет моментально поднялся в их глазах чуть ли не до верхних слоёв атмосферы.
  - А если кому-то что-то не нравиться, можете переводиться. Я никого не держу насильно. Мне нужны результаты, а если вы считаете, что плохо справляетесь, за уход я винить не буду. Мне слабаки не нужны, - Алия продолжала. - Так же я буду раз в неделю проверять проводить с вами кураторский час. В моё отсутствие вы должны подчиняться старосте, Дару Доридасу, который будет моими глазами и ушами в группе. Ослушаетесь - вылетите. Всё всем ясно?
  - Да, - мы ответили одновременно и почти в один голос.
  - Вот и отлично. И только услышу я жалобу от старосты на кого-нибудь, разговор с провинившимся будет короткий.
  И Алия не прощаясь, развернулась и вышла из аудитории.
  - Да, веселая у меня будет учёба, - совсем не весело сказал я.
  - Что тут веселого, староста? - зло посмотрел на меня Дрейн.
  - Теперь мне придётся ежедневно отвечать перед миледи Алией. Я знаю её не так уж и долго, что бы понять, что ничего хорошего меня не ожидает, - вздохнул я.
  - Это точно, - криво хмыкнул Дрейн.
  Как ни странно, но по прошествии недели, высокородные вели себя вполне спокойно. Не дружелюбно, но хоть не плевали в нашу сторону и то радует.
  - Удивительно, - сказала Алия, когда я читал статьи по истории навигации. - Дрейн Артегро, высокородный, который не чтит правил и стремиться их нарушить, ненавидит низших и всегда рад над ними поиздеваться, заноза в теле всего Дома Артегро и академии Гейне в частности, и вдруг ведет себя тише воды ниже травы. Не одного происшествия, ни скандала за последнее время замечено не было. Здесь явно что-то не так, не находишь?
  - Безупречность вашей репутации сказывается, к тому же наказание члена Совета Тринадцати не заставляет обычно себя ждать. Он просто боится тебя, - ответил я ей, не отрывая взгляда от учебника.
  После пар мы как обычно занимались каждый своими делами. Я приходил сюда каждый день и задерживался до девяти, иногда десяти часов. Обратно ехал на своём аэроцикле. Алия бывала здесь не всегда. Статус графини не предполагает сидения на одном месте. И хорошо, если три часа она сидела со мной в одной комнате. Впрочем, я и столь малому времени был рад. Я любил наблюдать за ней, когда она отворачивалась. Высокородная. Сильная, гордая. Жесты уверенные, слова точные. Властная, холодная, уверенная в себе женщина, глава Дома. В нашей комнате она сделала небольшой угол в цветах Дома Меридон, место, где она выполняла домашнее задание, общалась с высокородными, раздавала указы или просматривала ленту новостей. Вот и сейчас она сидела за компьютерным терминалом, периодически вызывая новых людей.
  - Неужели я такая страшная? - поинтересовалась она как-то странно.
  - Ты прекрасна, - не стал лукавить я. - Он испугался, что своим плохим поведением вызовет твой гнев, который так не сочетается с твоим очаровательным лицом.
  Всё. Тишина. Ани в это время не было в помещении. Она заходила к нам раза два за день, проверяя наши "сферы", а затем уходила.
  Так, что тут у нас. Ага, глава двадцать первая - первые анамезонные двигатели. Эти двигатели использовались для перелётов между планетными системами, когда у нас ещё не было гипердвигателей.
  - Дар, - я вздрогнул.
  Когда она успела подойти? И главное - почему я не заметил?
  Алия села рядом со мной на диван. Я удивлённо повернул голову. Она была рядом со мной - такая желанная и недосягаемая. Она высокородная, я простой низший. Мне не стоит даже задумываться о ней. Так почему же картины, в которых я держу её в своих объятиях всплывают в голове?
  - Ты действительно считаешь меня красивой? - она чуть наклонилась ко мне, и я непроизвольно отодвинулся.
  - Красивой, прекрасной, великолепной, блистательной, сногсшибательной, обворожительной, невероятной, грациозной.
  Быстро перечисляя, я смотрел в её задумчивые серые глаза, изучающие... моё горло.
  - И тебе не страшно, что я как высокородная, могу с тобой сделать? Я ведь одним словом могу сломать тебе жизнь, перечеркнуть будущее и уничтожить настоящее, - её холодный властный голос, казалось, замораживал всё вокруг.
  - Нет, - ответил я, не задумываясь.
  - Дерзкий, наглый мальчишка, - она посмотрела мне прямо в глаза. - Думаешь, что всё можешь?
  - Не всё, - не стал спорить я. - Но вполне могу справиться со своими проблемами самостоятельно, - ответил я ей твердо.
  - Что ж, надеюсь, что твои слова правда, - сказала она, а затем медленно провела тыльной стороной ладони по моей щеке. - Ты прямолинеен, спокоен, уверен в себе. Это меня в тебе привлекает, и мне стоит больших усилий сдерживать себя в желании сделать из тебя игрушку. Не хочу, что бы ты пропал, как обычно это бывает.
  Я промолчал, сосредоточившись на её руке, такой нежной, такой тёплой. Почему мне хочется, что бы она меня не отпускала? Почему мне хочется, что бы она была со мной?
  - Возможно, мы даже сможем стать друзьями, на сколько это возможно, между высокородной и низшим.
  - Я был бы рад этому, - сказал я ровным, или мне так показалось, голосом.
  - Вот и отлично, - кивнула Алия, и, встав, вернулась на место.
  А я с трудом вернулся к домашнему заданию. Но как ни старался, я не мог понять того, что написано в учебнике, хотя перечитывал страницу раза четыре, а по большей части просто смотрел на неё, как не белый лист бумаги.
  "Что она с тобой делает?" - тихо спросил Океан.
  "С ума сводит", - ответил я ему, кажется, так же тихо.
  "Нет. Сумасшествие можно вылечить. А у тебя несколько другой диагноз", - и Океан снова пропал в где-то глубоко внутри меня.
  
  На следующий день перед парой меня поймала Ани. Эндорианцы предпочитали не выходить из своего корпуса, но эта вышла. Стоит заметить, что Ани была единственной эндорианкой, чьи речь и поведение практически не отличались от человеческих. Она могла иногда даже своеобразно шутить, хотя у неё это получалось плохо.
  - Мы немного изменили нашу обучающую программу. Теперь и ты, и остальные, обучающиеся у нас, а так же студенты этой академии имеют возможность заниматься предметом - физкультурой - в нашем корпусе.
  - Это здорово! - обрадовался я.
  - Расписание уже подстроено. Так что в скором времени ждём тебя на наших уроках.
  - Обязательно приду, - пообещал я и мы разошлись.
  Как таковой физкультуры не было в академии, да и в школах она не была приоритетной. Это считалось чем-то несущественным. Зачем поддерживать своё тело в форме посредством мучительных тренировок, если на есть специальные центры, ампулы и лечебные курсы? Я неоднократно замечал, что люди на Рисаре ленивые. Здесь всё можно купить за деньги. Хочешь тело, известность, силу - плати и ты герой. Если ты не хочешь платить или не можешь - ты ни кто. Да и запросы у нынешней молодёжи странные. Я не понимал, зачем, если у меня есть работающий скайр - покупать новый. Не стану спорить, что некоторые новые функции просто не обходимы, но и только. Их можно вставить и в старый за гораздо меньшую цену или приобрести менее дорогой скайр. Но многие гонятся за ценами, за вещами. И меня это очень раздражает. Я часто посещаю интернет и знаю, и истории, которые там иногда всплывают не внушают мне никакой уверенности в светлом и великом будущем. Скорее уж в гнетущем тёмном. Потому что нельзя ради дорогих модных вещей унижать родителей. Вещь она всё равно сломается и не принесёт тебе той радости, какое человек испытывает в общении с отцом и матерью. Родители самые дорогие существа на свете. Почему же люди их не берегут? Многие сейчас гонятся за деньгами, славой, статусом не понимая, что кроме родителей они ни кому не нужны.
  "А ведь родители тоже виноваты в том, что у них такие дети, - вдруг вмешался в мои рассуждения Океан. - Родители не умеют воспитывать своих детей. Детям или не достаёт внимания, и они ударяются в пресловутую субкультуру, пытаясь таким образом показать себя. Или же их слишком балуют, и они начинают скатывать по наклонной, думая, что они поднимаются ввысь".
  "По-твоему родители во всём виноваты? - поинтересовался я.
  "Процентов на десять это зависит от генетического фактора. К примеру, если ребенок родился в семье обычных рабочих, он вряд ли станет постигать науки и прокладывать путь в иные миры. Он будет сбегать с уроков, пропускать, плохо учиться и заниматься чем угодно, но не умственной деятельностью. Я не подписываю всех под общий знаменатель. Я говорю, что такая картина в целом. В то же время, если человек родился семье, к примеру, учёных, он будет делать всё, что бы избежать тяжёлой работы. Это генетика, Дар. Но из самого последнего сорванца можно сделать прекрасного генерала, главное, правильно воспитать его. Воспитание - вот чего не хватает современной молодёжи".
  "Знаешь, мне кажется, ты пытаешься мне прочитать лекцию о нравах молодёжи, о которых часто рассказывала Алия", - заметил я.
  "Нет. Я просто констатирую факты. Вот была бы моя воля, я бы заставил девушек, ходящих по академии в "мини-юбках", одеть монашеские рясы и ходить с опущенной головой".
  "Я сомневаюсь, что это то, что ты хочешь", - я развеселился.
  "Разумеется. Но такие мысли у меня возникают всё больше и больше. В данном плане, как не прискорбно осознавать, Алия просто замечательная девушка. И хорошо, что над её воспитанием поработали эндорианцы".
  "И почему она тебе так не нравится?" - в который раз задал я вопрос ему.
  "Потому что она властная, циничная, расчётливая, умная высокородная стерва из Дома Меридон. И это меня бесит".
  "Этот ответ я уже неоднократно слышал. Может, что-то новое придумаешь. Ты ведь никогда не жаловался на фантазию".
  "Это именно ответ на твой вопрос, Дар".
  Я не стал ничего добавлять. Пусть будет так, как он считает.
  
  Риор
  
  Алия закончила выматывающую переписку с графиней Азелой Фадраден, главой Дома Фадраден и второй женщиной в Совете Тринадцати. Третьей была Рейна Сики-Моран, та ещё тварь. Азела была женщиной в возрасте, вот уже двадцать лет успешно управляющей своим Домом. Расчётливая и циничная стерва, идущая к своей цели по головам. То же самое Алия часто слышала и в свой адрес, но в отличие от Азелы, Алия серьёзней подходила к выбору методов достижения желаемого. Эндорианцы очень хорошо потрудились и добились, что бы Алия вела себя менее жестоко, чем остальные высокородные.
  Графиня пыталась убедить Алию перейти на её сторону и оказать всяческую поддержку в переговорах с риорами. Третья раса галактики Эйласа, риоры были самой сильными и загадочными из разумных. Ими пугают маленьких детей и зарвавшихся пиратов. Полторы тысячи лет назад произошёл первый контакт с риорами. Печальный контакт. Он привёл к войне, в которой риоры оказались победителями. Люди со своими жалкими четырьмя колониями ничего не смогли противопоставить грозными силам противника. Но какими сильными не были риоры, они оставались умными существами с одним им понятным мировоззрением. Они не стали уничтожать всё человечество, хотя преимущество было на их стороне. Они оставили людей жить и дали шанс им развиваться дальше. Редкие контакты с этой расой приводили по большей части к повышенной смертности со стороны людей.
  Этот прилёт риоров вызван просьбой эндорианцев. Они сообщили Алие, что опять начались нападки на них, как на расу со стороны других Домов. И единственные, кто могут их сейчас реально защитить - это риоры. Никто из высокородных или пиратов не посмеет напасть на эндорианцев, когда рядом риоры. А если посмеют, то карательный отряд тут же во всём разберётся. А то, что его будет возглавлять самый кровожадный риор из всех, кого когда-либо знала история, догадывались все. Не весь Совет Тринадцати это одобрил. Однако пяти голосов хватило за глаза, чтобы разрешить риорам заняться охраной своих собратьев по разуму.
  По этой причине, никто из глав Домов не хотел упустить столь ценный момент. Риоры не часто просто так появлялись в Княжестве, и их прибытие в качестве охраны для эндорианцев можно было использовать для улучшения своего влияния. Такая сила способна противостоять даже всесильному Дому Беррос. Ни для кого не секрет, что Алия хорошо ладит с эндорианцами, а те с риорами. И вот теперь каждый член Совета пытался убедить Алию на соглашение о сотрудничестве. Особенно упорствовал Князь Беррос и Найтен Артегро. Алия послала бы их куда подальше, и в как можно более грубой форме, только вот эти двое знали тайну, которая могла в секунду разрушить всё то, что Алия создавала на протяжении почти двадцати лет. Алия пока что выдерживала нейтральную позицию и ни с кем соглашений не заключала. Но в перспективе можно было бы заключить союз с Домом Дерриэйдн и Фадраден, как намекнула ей графиня. Причем союз не только в отношении инопланетян. После того, как Алия стала подопечной графа Дерриэйдна, он все чаще стал делать ей намеки на сотрудничество в совершенно иной сфере, в которой тайно ведется борьба между Домами: за территории Дома Сартадериан и все его наследие.
  Дом Сартадериан чаще всего подвергался давлению со стороны остальных Домов, потому что когда-то давно великий ученый этого Дома Алеван Сартадериан предположительно оставил лабораторию, полную его последних разработок и новейшего оружия. Именно за оружием гоняются все кому не лень вот уже почти пятьсот лет. Те, кому оно достанется, станут весомой силой не только в Княжестве. Проблема заключалась в том, что только один человек во всей галактике знает, что лаборатория вовсе не миф, где она находиться и как туда пробраться.
  Алия машинально провела по корду. Причиной, по которой лаборатория все ещё не открыта, является отсутствие второй части ключа. Иначе девятнадцать лет назад все было бы по-другому.
  Нет. Прошлого уже не вернуть! Она - графиня Алия Меридон и её главная цель стать во главе Совета Тринадцати, стать самой могущественной во всем Княжестве и даже за его пределами.
  - Ани, а что мешает Дару спать по ночам? - спросила Алия эндорианку, стараясь отвлечься от ненужных мыслей.
  Объект её интереса спал на диване, а в паре метрах от него висел голографический экран, на котором играла сцена из фильма. Глядя на его безмятежное лицо, у Алии в груди просыпалось странное чувство, которая она тут же загоняла обратно.
  В последнее время не только она, но и Арис с Алеоном заметили, что парень часто ходит сонный. Осведомители высокородной докладывали, что он ходил с этой проблемой к врачам, но те не смогли точно определить причину и прописали ему снотворное. Увы, это помогало не сильно. И Алия решила узнать ответ у тех, кто его точно может дать.
  - Его мучают кошмары, но он не хочет в этом признаваться, - ответила эндорианка. - Это всё, что я могу сказать. И кошмары странные. На сфере я вижу, что они есть, что они полны горечи утраты, боли и даже ненависти, но чем они вызваны, я сказать не могу. Словно кто-то перемешал краски чувств, а затем размыл их, не оставляя шанса разобраться в причине и следствии.
  - А обычно, вы видите, что снится людям?
  - Видим - это не то понятие, которое можно приметить. Мы видим эмоции и видим, чем они вызваны. Твои сны просты: в них ты борешься за свой Дом. Однако, что ты конкретно видишь во сне, мы сказать не можем. Мы как бы видим общий фон, но не видим деталей.
  - Ясно, - протянула Алия.
  - Алийя, тебе ведь прекрасно известно о прилёте риоров, - сменила тему Ани. - Я знаю, что вы, высокородные хотите использовать их в своих целях. Я так же знаю, что ты попытаешься использовать наши отношения в своих целях, а другие попытаются использовать тебя, - Ани смотрела на сферу жизни Алии, что высокородной совсем не понравилось, но поделать она ничего не могла. - Но, ты должна учесть, что мы не собираемся вот так просто всё оставлять. Два года назад вы нам преподали хороший урок. Мы собираемся обезопасить себя всеми доступными методами.
  - Ясно, - кивнула Алия. - Значит, на вас мне не рассчитывать, а договариваться самой.
  - Правильно.
  Алия не успела ничего сказать, так как в этот момент прозвучал странный звук, как будто разбивается стекло, и в комнате появилось два силуэта. Риоры.
  - Гхсаар, Кхейла, вы так быстро прибыли, - эндорианка встала с кресла и поклонилась прибывшим.
  Графиня была предупреждена о прилёте другой расы, но не думала, что они объявиться всего через неделю после принятого советом решения. Алия впервые увидела риоров. Эти двое стояли к ней боком. Тот, что стоял ближе, был одет в синий слегка переливающийся гладкий костюм. На голове был шлем с зеркальным забралом, который венчал небольшой гребень. Второй, стоящий дальше, был одет иначе. Его одежда была такого же покроя. Но цвет был бело-красный, и она не отражала, а скорее, поглощала окружающий свет, как бы странно это не звучало. Его шлем имел три гребня: один по центру и два чуть ниже. Шлем имел не округлую форму, а прямоугольную. Весь белый, и лишь красная полоска стекла на том месте, где у людей располагаются глаза.
  - Мы старались как можно скорее прибыть сюда, - сказал тот риор, что был в синем.
  Голос был механический, словно настроенный через программу изменения голоса, однако в нём проскальзывали живые нотки.
  - Позвольте представить вам члена Совета Тринадцати и главу Дома Меридон, на чьей территории вы уже были, Алию Меридон.
  Алия встала с кресла и прошла в сторону риоров. Тот, что в синем, повернулся к ней всем телом, а в красно-белом, лишь чуть повернул голову.
  - Рада нашей встречи, графиня Меридон, - чуть поклонился риор в синем. - Для нас это большая честь. Меня зовут Кхейла, и я являюсь уполномоченным представителем риорского Конгломерата. Моего спутника зовут - Гхсаар, капитан боевого корабля "Небо". Он не разговорчив, так что по всем вопросам обращайтесь ко мне.
  - Для меня это тоже огромная честь, Кхейла, - поклонилась Алия. - Я никогда прежде не встречалась с представителями вашей расы, и мне бы очень хотелось больше узнать о вас.
  - Боюсь, что это не возможно, - отрицательно ответил риор. - Мы не станем распространяться о нашей расе. Здесь у нас исключительно строго определённая работа.
  - Правильнее будет сказать - боевое задание, - поправила его Ани. - Кхейла, язык людей достаточно прост и не требует уточнений.
  - Спасибо, Ани. Я об этом постоянно забываю, - сказал риор.
  Алия предполагала, что риоры будут грубее или агрессивнее. Но Кхейла не показывал ничего похожего на агрессию и вел себя довольно спокойно. А вот его спутник был иным. Его словно не интересовало происходящее. Он осмотрел комнату, а затем встал как робот, не двигаясь. Роста оба риора были одинакового, на полголовы выше Алии. У Гхсаара центральный гребень был немного выше, а телосложение мощнее.
  - Жаль, - сказала Алия. - Впрочем, не буду вам мешать выполнять своё задание.
  - Алийя, ты завтра придёшь? - спросила Ани.
  Эндорианка. Она всегда наперёд знает, что собирается делать Алия, иногда и без посторонней помощи.
  - Постараюсь, но боюсь не получиться. У меня завтра четыре пары с утра, потом заседание в Совете, встреча с министром образования Дома Меридон, потом мне нужно будет встретиться с графом Кориндо...
  - Не произноси это скверное слово в моё присутствие, - красная полоска маски риора так неожиданно оказалась перед глазами Алии, что девушка испуганно сделала шаг назад.
  - Гхсаар, - Кхейла встала между риором и высокородной. - Успокойся, расслабься.
  - Я ненавижу это слово и всех, кто к нему принадлежит, - механический голос этого риора прозвучал угрожающе.
  Кхейла начала что-то быстро говорить на языке, который Алия никогда не слышала, полном шипящих звуков. Гхсаар недовольно кивнул и, развернувшись, прошёл и сел на диван, рядом с Даром, который спал на животе и закрывал лицо рукой.
  - Прошу простить моего собрата, графиня миледи Меридон, - извинился Кхейла.
  - Можно просто Алия, - поправила её девушка.
  Странные существа эти риоры. Попробуй, пойми их с такими замашками!
  - У него есть причины на такое поведение, но я надеюсь, что ничего подобного не повториться. Только, пожалуйста, не упоминайте и не называйте при нём название этого Дома, - объяснил Кхейла.
  - Я принимаю извинения. Ничего страшного. Просто это было неожиданно.
  То, что Алию никто никогда так не смел пугать, она решила не раскрывать. Ани, разумеется, всё поймёт, но риорам знать это ни к чему. Хоть бы они не имели ничего общего с виденьем сферы жизни эндорианцев.
  - Я очень счастлива и рада, что вы понимаете нас, - чуть поклонился риор.
  - Кхейла, не нужно уточнений, - снова повторила Ани. - Одного-двух слов вполне достаточно.
  - Прости, Ани, всё время забываю.
  Алия улыбнулась. Этот риор весьма забавный. Будет приятно с ним работать, нежели с его собратом.
  - Мне нужно идти. А что касательно Дара...
  - Он пусть останется и спит, раз уж его не разбудил звук телепортации риоров, - ответила Ани. - А мы перейдём в другую комнату. Это ведь учебная.
  - Что ж, в таком случае, счастливо оставаться. Ани, Кхейла, - Алия обернулась к риору. - Гхсаар.
  Тот ни единым жестом не показал, что собирается прощаться. Алия, подождала три секунды и удалилась.
  
  ***
  
  Я проснулся от того, что меня разбудил Океан. Причём проснулся я в своей комнате, а не в эндорианском корпусе.
  "Что-то случилось?" - поинтересовался я у него.
  "Нет, если не считать того, что прибыли риоры и теперь их отряды стоят на входе у эндорианского корпуса, они рассеялись по корпусу и их корабли, а их три флагманских корабля класса "Хашат" висят на орбите планеты. Один из таких кораблей стоит четырнадцати флагманских кораблей, таких как у графа Дерриэйдна. И каждый из таких кораблей сопровождает семь кораблей среднего класса, мощь которых как два корабля того же графа. И на борту каждого из кораблей не меньше двадцати эскадрилий быстрого реагирования и ещё Бог знает сколько всего. Как ты думаешь, есть повод для беспокойства?"
  "Да", - согласился я, представляя мощь такого флота.
  "И я о том же. И это если не считать того, что сами риоры отменные бойцы. При их восьмидесятипроцентном сходстве с людьми по строению тела, их физическая сила раз в двадцать больше. Прибавь к этому их способность к телепортации, на расстояние порядка тридцати километров. Их нечеловеческую скорость и ум, а так же их более чувствительное зрение".
  "То есть они просто прирождённые хищники"?
  "Нет. Хищники они нападают на своих жертв и у них существуют соответствующие инстинкты. Риоры сами по себе такие. Их уровень эволюции значительно выше, чем у нас".
  "Но они же не нападут на Княжество?" - испуганно поинтересовался я.
  "Нет. Они для этого слишком миролюбивы. Риоры не любят терять своих в единичном количестве, а в множестве так тем более. Это их отличает от людей в лучшую сторону".
  "Хорошо. А то я уже боятся начал".
  "Всё равно стоит нам немного побеспокоиться".
  
  На следующий день у меня был выходной, но мне всё равно пришлось заскочить в академию. А всё потому, что Вэн, будь он не ладен, забыл своё домашнее задание дома, а преподаватель высокородный из тех, которые не любят обычных людей.
  - Не знаю, что бы я без тебя делал, братец! - радостно сказал тот, забирая у меня свой скайр в кабинете в учебном корпусе.
  Почему пара велась именно в закрытом корпусе, я не знал.
  - Мучился, - ответил я.
  - Доридас, что ты здесь делаешь? - спросил у меня Риан Акаток, преподаватель космологии, наткнувшись на нас в кабинете.
  Его цепкий взгляд заставлял многих чувствовать себя не в своей тарелке. Я же выдержал его спокойно, потому что когда на меня смотрел мой приёмный отец, тогда мне действительно было жутко.
  - Простите, милорд, я уже ухожу, - чуть поклонился я.
  - У тебя пар нет? - поинтересовался высокородный.
  Вэн быстро сел на своё место, как и все ученики. Его взгляд красноречиво говорил, что пора мне валить отсюда и чем быстрее, тем лучше.
  - У меня выходной, милорд, - ответил я.
  - Значит, делать тебе нечего, - просиял глазами тот. - Ты мне поможешь.
  - Да, милорд, - пришлось согласиться мне, иначе меня ничего хорошего ждать не могло.
  - УП - 01, собрали вещи и за мной. Ты тоже, Доридас.
  Мне ничего не оставалось делать, как проследовать за высокородным вместе с остальными.
  - Интересно, куда мы идём? - спросила у меня Вейра.
  Она, Вэн и Аст учились в одной группе. Жаль, что я не с ними, но мне по нраву больше техническое, чем гуманитарное образование. Когда я первый год изучал общий язык Княжества, мне было безумно скучно. Только Океан заставил меня упорно сидеть и учить грамматику, лексику и что там ещё. А мне это нужно было, потому что я не всегда понимал, о чем говорят окружающие меня люди.
  - Куда-то, - пожал плечами Вэн.
  - А мне больше интересно, зачем я понадобился, - сказал я.
  У этого преподавателя не было любимчиков, однако Алия как-то сказала, что для меня он сделал исключение. Я тогда не отнесся серьезно к её словам, но с каждым его поступком по отношению ко мне, я всё чаще начинаю с ней соглашаться. Вот только пока что мне это пользы конкретной не принесло.
  - Зачем-то, - ответил опять же Вэн, за что получил подзатыльник от Вейры.
  - Бить то за что?
  - За всё хорошее, - ответила та.
  Аст шёл впереди нас и разговаривал с высокородными. Некоторых из них я видел, когда они приходили к нам в группу. Он стал отбиваться от коллектива. Даже Вейра ему становилась безразлична, и это меня раздражало. Но его можно было понять. Он наследник своего отца и крупной фирмы. И что бы держаться на плаву, нужно иметь хорошие отношения с высокородными. Высокородные - это реальная власть.
  Преподаватель отвёл нас в огромную аудиторию, которая более чем на половину была заполнена людьми.
  - Вести себя тихо. Если на вас поступит жалоба, вы у меня очень долго будете получать свои проценты. Если получите замечание - то же самое. А кроме того вас ещё и ожидают проблемы со всем Советом Тринадцати. Вы меня поняли? - он говорил вроде бы и тихо, но слышно было хорошо.
  - Да, - закивали все, в том числе и я.
  - Тогда рассаживайтесь куда хотите. А ты, Доридас, идёшь со мной.
  - Да, милорд.
  Риан Акаток отвел меня к первым рядам, туда, где сидели высокородные. И не просто высокородные. Здесь сидел весь Совет Тринадцати в полном составе.
  - Сядешь со мной, - приказал мне милорд Акаток, указывая на место с краю, прямо позади всего Совета.
  Пришлось сесть. Хотя мне было не удобно сидеть среди высокородных, да ещё и в костюме аэроциклиста, разве что шлем не надел. Так уж получилось, что сел я за седым членом совета в серебристо-красном одеянии. Это был граф Линар Дерриэйдн, которому я был обязан жизнью. Не прими он сигнал бедствия, я не знаю, как сложилась бы моя судьба. Алия сидела примерно в шести сиденьях от меня, вместе с седеющим мужчиной, лицо которого знал каждый гражданин Княжества. Это был не кто иной, как Зейден Беррос, отец Алеона.
  - Милорд, а что происходит? - тихо спросил я у своего преподавателя.
  - Эта уникальная возможность выдаётся лишь раз в столетие. Сейчас перед нами выступит риорская делегация.
  - Риорская? - тихо переспросил я, понимая, что начинаю плохо соображать.
  Боюсь я, риоров и с этим ничего не поделаешь.
  - Да. Они прибыли для охраны эндорианцев, а Совет хочет, что бы они как можно больше узнали о нас, людях и о нашей культуре, и что бы между нами возникли нормальные дружеские отношения и они открыли границы, - ответил мне преподаватель.
  - А они согласятся? - поинтересовался я. - Ведь они здесь для других целей.
  - Откуда тебе знать, какие у них цели, - презрительно фыркнул высокородный.
  - Мне о них рассказали эндорианцы, - ответил я.
  - И почему ты учишься на кафедре гиперпространственной навигации? - странно спросил у меня Риан Акаток.
  - Потому что у меня технический склад ума, - ответил я спокойно.
  - Риан, неужели ты хочешь увести у меня ученика?
  К нам повернулся лицом граф Дерриэйдн. А мне казалось, что мы разговаривали тихо. Но он всё равно услышал.
  - Хотелось бы, но мне кажется, что он сам не уйдёт, - ответил тот спокойно.
  - Правильно, ведь у меня на кафедре все самое лучшее, так ведь, Дар? - поинтересовался у меня граф.
  - Несомненно, милорд, - ответил я.
  - А ты вырос, Дар, с момента катастрофы - граф оценивающе посмотрел на меня.
  - Я мало что помню о том случае, - ответил я, внутренне напрягаясь. - И я хочу поблагодарить вас, граф, за то, что тогда оказали всю посильную помощь. Можно сказать, вы спасли мне жизнь.
  - Всегда рад помочь. Зато я тебя хорошо помню. Впрочем, это всё в далеком прошлом. А сейчас у нас счастливое будущее, разве нет? - граф чуть улыбнулся. - Впрочем, мы ещё успеем об этом поговорить.
  И граф отвернулся от нас, а я мысленно смахнул пот со лба. От этого графа можно ожидать чего угодно.
  "Океан?" - позвал я, пока преподаватель не обращал на меня внимания.
  "Это срочно?" - донесся до меня еле различимый голос.
  "Да!"
  "Что стряслось?"
  Я почувствовал, как Океан вернулся из глубин моего разума, и настроение у него было какое-то неопределённое.
  "Мне страшно. Сейчас риоры выступать будут", - пожаловался я ему.
  "Риоры не циркачи, что бы выступать, - пробурчал тот. - "Выступать" будут эндорианцы, заявляя, что всё хорошо и это их новая система охраны и ещё что-нибудь о новой форме обучения. И потом все разойдутся. И риорам до тебя не будет ни какого дела. Так что успокойся и не волнуйся".
  "Уверен?"
  "На сто процентов и с одной тысячной долей погрешности", - дан был мне ответ и Океан опять исчез.
  И почему он меня последнее время стремиться бросить?
  "Я всё слышу!"
  "Прости!"
  - Дар, а что ты здесь делаешь? - спросил у меня голос над ухом.
  Я повернул голову, что бы столкнуться с самодовольным взглядом Ариса.
  - Милорд Акаток сказал мне сидеть здесь, - ответил я ему.
  Арис перевёл взгляд на преподавателя.
  - Что-то не так, Кориндоран? - тот повернулся в сторону моего друга.
  - Я не против, милорд, но боюсь, что многие не так это поймут, что, в конечном счёте, приведёт к нежелательным последствиям для Дома Меридон, - ответил тот.
  - А мне какое дело до Дома Меридон? Мальчишка будет сидеть здесь. Если у тебя есть претензии, можешь смело идти к князю. Думаю, он будет рад тебя выслушать.
  - Боюсь, что он как раз сейчас занят разговором с графиней Меридон, и мешать их разговору я не решусь, - ответил Арис. - И всё же, низший должен сидеть с низшими, а не среди столь значимых высокородных. Кому как не вам, милорд, это понимать.
  - Я понимаю это лучше тебя, Кориндоран. Если это всё, что ты хочешь сказать, то займи своё место.
  - Как пожелаете, милорд, - Арис едва поклонился и ушёл на другой ряд.
  - Что ты думаешь о юном Кориндоране? - поинтересовался у меня милорд, что было несколько неожиданно.
  - Он хороший человек, - ответил я, аккуратно подбирая слова.
  - И это всё, что ты о нём думаешь?
  - Я его не так хорошо знаю, что бы говорить что-то конкретное. Мне он пока ничего плохого не принёс, - сказал я.
  - А ты уверен, что ты не высокородный? - ухмыльнулся преподаватель. - Высокородный из тебя получился бы замечательный.
  - Я рад, что вы обо мне такого мнения милорд. Но я всё же сын простого капитана пассажирского судна. И высокородным я быть не могу.
  Милорд только покачал головой и ничего не сказал.
  "Зордар, у меня к тебе большая просьба", - вдруг сказал Океан.
  Его голос был таким же, как и обычно: спокойным, но что-то было не так, и я это чувствовал.
  "Что нужно сделать?" - как всегда быстро ответил я.
  "Я знаю, что ты боишься риоров. Но... ты не мог бы с ними как-нибудь... подружиться, что ли? Стать их другом".
  "Это будет сложно, но я постараюсь. А зачем тебе?" - спросил я, хотя очень смутно понимал, как с моим страхом я буду дружить с этими существами.
  "Мне нужна информация о дате смерти одного риора. Это всё, что мне нужно от них узнать".
  "Я сделаю всё, что смогу".
  А в действительности, не знаю, читает мои мысли Океан или нет, но я не понимал, как мне этого добиться. И более того, зачем это Океану. Он же просто голос в моей голове, защитная реакция моего мозга, единственный верный друг.
  Резкий, режущий звук разбившегося стекла, зелёная вспышка и у кафедры появились двое разумных. Я, как и почти все присутствующие, впился глазами в разумного, одетого в синюю переливчатую ткань. Я ожидал увидеть что угодно, но был сильно разочарован, потому что лицо риора закрывал шлем с зеркальным забралом, а по центру головы выделялся небольшой гребень. Риор стоял, держа за руку мою знакомую эндорианку Ани. Мне почему-то риоры представлялись намного выше и с шипами по всему телу. Но глядя на эту человекоподобную фигуру, ничего кроме закрытого в защитный костюм человека под маской мне не представляется. Да и ростом риор был может чуть ниже меня. На его поясе висел длинный металлический предмет, известный в Княжестве, как ликр. Оружие, на подобии лазерного тесака, но более длинное. Я слышал, что риоры просто мастерски им владеют. К тому же владение ликром обязательное условие, что бы стать совершеннолетним для высокородных. Девушек это правило обходит, хотя в истории были случаи, когда первым ликром Княжества были девушки. Больше ни оружия, ни посторонних предметов я на риоре не заметил.
  Как жаль, что я пропустил сам процесс телепортации, а увидел лишь вспышку.
  "Это довольно интересное явление. Особенно если риор телепортируется один, с пассажиром или двумя. Это три совершено необычных явления", - заметил Океан, расстраивая меня окончательно.
  Я посмотрел на Ани. Она подошла ближе к микрофону, а риор шёл след в след. Его движения были плавными и чёткими. Ани, судя по всему, была удивлена таким большим числом людей, присутствующих в зале.
  - Добрый день всем присутствующим здесь людям, - сказала Ани в микрофон своим неизменным голосом. - Признаться, мы очень удивлены тем, что здесь собралось так много людей, и в их числе все члены Совета Тринадцати. Это огромная честь для нас. Но мы не понимаем, почему вы здесь собрались. Графиня Меридон, вы не могли бы объяснить?
  - Мы ожидаем, что вы представите делегацию риорского Конгломерата, - ответил князь.
  - В таком случае, мы вынуждены вас разочаровать, но делегации, как таковой не существует. Риоры выполняют исключительно охранные функции и в контакт с людьми входить не собираются, - четко и ясно заявила Ани. - Мы понимаем, что вы бы хотели узнать об этой расе больше, об их культуре, об их происхождении, но у всего охранного отряда есть приказ не вступать в контакт с людьми без особых на то причин. Поэтому, даже разговаривать риоры не станут с представителями расы людей. К моему сожалению, вынуждена сказать, что Совет напрасно прибыл на эту встречу.
  По залу прошлась вольна недовольства. Впереди сидящие задвигались. Да, нанесли им удар по самолюбию, нечего сказать. Мне риоры уже нравятся.
  "Риоры умеют ставить на место зарвавшихся высокородных", - довольно заметил Океан.
  "А мне что теперь делать, раз представления не будет?" - поинтересовался я у друга.
  "Уходить. Думаю, сейчас Риан занят другими мыслями, что бы зациклиться на тебе".
  - Прости, милорд Акаток, я могу идти? - тихо спросил я у своего преподавателя.
  - Да, иди, - преподаватель даже не посмотрел на меня.
  Я как можно быстрее и тише встал и пошёл вон из аудитории.
  "Я ожидал от риоров большего. И теперь я не понимаю, как я буду налаживать с ними контакт", - промыслил я Океану.
  "Ты ожидал увидеть их без шлемов и масок? Не дождёшься. Они на территории людей их не снимают. Никогда".
  "Почему?"
  "Из соображений безопасности".
  Я вышел из аудитории, услышав напоследок, как князь своим мощным властным баритоном попытался понять суть такого приказа и почему же риоры отказываются сотрудничать с людьми.
  "А что люди могут такого сделать риорам? - не понял я. - Мы же на много слабее их? Или же увидев их лица, мы в панике начнём стрелять в них и развяжем галактическую войну?"
  "Нет. Всё куда сложнее. И в чём причина, я тебе объяснять не буду. Просто знай, что не стоит устанавливать зрительный контакт с риорами. Никогда. В противном случае тебе придётся сильно раскаяться в содеянном".
  "Не понимаю".
  "И не нужно. Просто прими как данность. Риоры народ мирный, но образно говоря, зубастый. Они не будут к тебе лезть сами и причинять тебе вред. Но если ты с ними пересечёшься, то навек потеряешь покой".
  "И как же мне в таком случае устанавливать с ними дружеские отношения?" - тяжело вздохнул я.
  "Через эндорианцев. Ты же слышал, что риоры с людьми общаться не собираются".
  "Океан, подкинул же ты мне задачку", - едва ли не схватился за голову я.
  "Прости, но для меня это действительно очень важно. Мне очень нужна эта информация. Найдёшь мне информацию, и я никогда больше ни чего не попрошу у тебя, Дар".
  "Да, ладно. Я попытаюсь это сделать. К тому же ты всегда для меня что-то делаешь, и никогда не просишь ничего взамен".
  Океан ничего мне не ответил. Я почувствовал, что настроение у него резко упало ниже уровня, и лезть со своими вопросами я не стал.
  Так как сейчас было время пар, то коридоры академии были пустынны. Студенты проходили мимо, но их было столь мало, что можно было пересчитать по пальцам. Направляясь к автостоянке, где я оставил свой аэроцикл, я завернул в один из коридоров, что бы сократить путь. Завернул, что бы "лоб в лоб" столкнуться с неизвестным.
  - Извините, - сказал я, потирая ушибленный лоб.
  Второму виновнику происшествия было всё фиолетово, так как на нём был белый шлем с красной полоской стекла на месте глаз. Одет он был в странную одежду, будто бы поглощающую свет, бело-красного цвета. На шлеме у неизвестно возвышались три гребня. Риор.
  - Это я должен извиниться. Надеюсь, вы не сильно ушиблись? - поинтересовался риор механическим без эмоциональным голосом.
  - Что вы, ничего страшного, - ответил я, глядя в красную полоску шлема. - Всё в порядке. Если вы не против, я пойду.
  - Да, конечно. Разумеется, идите, - ответил мне риор, и я, обойдя его, пошёл дальше.
  Вот ведь засада! Что мне говорил Океан? Не смотреть ему в глаза! А я что?
  "Успокойся. Через шлем контакт не был произведён", - сказал мне Океан, и у меня с души не то, что камень свалился, а целая гора.
  "Значит, мне просто невероятно повезло", - довольно заметил я.
  "Я чувствую себя несколько странно", - вдруг сказал Океан, словно громким голосом над ухом.
  "То есть?" - чуть поморщившись, спросил я.
  "Да так, ничего. Забудь".
  И Океан удалился на нижние пласты моего сознания. Что он имел в виду, я так и не понял.
  
  На следующий день Ани прислала мне сообщение, что бы я поднялся после пар в их корпус. Так уж получилось, что Алия из-за прилёта риоров теперь редко будет появляться у них. Поэтому каждый час был важен.
  Я, как обычно направился в корпус. К моему удивлению ночь прошла без кошмаров. Наверное, это случилось потому, что я увидел риоров вживую, и ничего плохого они мне при первой встрече не сделали.
  Я повернул к переходу, и сразу заметил, что у дверей дежурят не обычные роботы, а три риора. В глаза сразу бросился вчерашний встреченный мной инопланетянин. Он стоял в центре прохода и закрывал его. По бокам были абсолютно одинаковые риоры в круглых зеркальных шлемах, с тремя гребнями. Форма их была бледно-синего цвета. В руках у них было по два коротко ствольных лазерных ружья. На поясах висели ликры и ещё какие-то странные приспособления, названия и назначения которых я не знал. А проход был закрыт.
  Странно, но при виде риоров, ни какого страха я не почувствовал. Наверное, это потому что риора во сне я скорее придумал себе сам, а встреченные мной были в шлемах и глаз я их не видел.
  - Прошу прощения, - обратился я к риору по центру. - Мне нужно пройти в учебную комнату по распоряжению Ани.
  - Я отведу, - сказал мне риор, и проход за его спиной открылся.
  - Хорошо.
  Мне почему-то было неловко идти с инопланетянином из-за вчерашней нашей встречи.
  - Ты часто здесь бываешь? - спросил риор, испугав меня.
  - Да. То есть, нет, - сбился я, затем собрался и сказал. - Я бывал обычно тут каждый день, когда графиня Меридон появлялась здесь. А теперь в связи с её занятостью я появляться буду только тогда, когда у неё будет свободное время.
  - Ты учишься здесь, в академии?
  - Да. Кафедра гиперпространственной навигации, - ответил я.
  - Собираешься открыть четвёртый уровень?
  - Было бы не плохо, - ответил я, потом вспомнил разговор с Алией и добавил. - Но боюсь, кроме вечного рабства мне это ничего не принесёт.
  - Рабство не может быть вечным.
  - Не обращайте внимания, это так, мысли вслух, - отмахнулся я.
  Мы подходили к лифтам, когда риор вдруг свернул в сторону лестниц. Мне пришлось идти за ним.
  - Как тебя зовут? - вдруг спросил он, когда мы начали подниматься.
  - Дар Доридас, - ответил я.
  - Сын Вэллиана Доридаса, грозы пиратов своего времени. Отважного и умного командира,- безошибочно определил он.
  - Да, - похвала риора мне льстила.
  - Не собираешься идти по стопам своего отца и отлавливать пиратов?
  - Какой из меня солдат? Скорее уж инженер. А будучи инженером не прославишься в ловле пиратов, - ответил я.
  - Инженер - это почти ученый, - заметил риор.
  - Почти, - согласился я.
  До комнаты мы больше не разговаривали. Я не представлял, что я могу спросить у риора, а он ничего не спрашивал. Если так посмотреть то, все не так уж плохо. Возможно, с риорами можно будет наладить контакт и узнать интересующую Океана информацию.
  В комнате уже была Алия, Ани и тот самый риор, который сопровождал Ани.
  - Дар, у меня есть к тебе предложение, - сходу заявила Алия, едва я оказался в её поле зрения.
  - От которого я не смогу отказаться? - поинтересовался я. - Добрый день.
  - Добрый Дар, - сказала Ани, а незнакомый риор кивнул.
  - Можешь. Но тогда мне придётся пользоваться услугами других высокородных, а это в делах с низшими всегда проблематично. Тем более что это касается твоей подруги - Вейры.
  - Только без членовредительства, - резко сказал я.
  Всегда, когда дело доходило до Вейры, я становился сам не свой. Вейра была мне как младшая сестра, и я чувствовал на себе ответственность за неё.
  - Вот, умный мальчик, - сказала Алия.
  - Что нужно? - я подошёл к ней.
  - Передай ей это, - и она протянула мне красивую бархатную коробочку.
  - Что здесь?
  - Подарок ко дню рождения, - широко улыбнулась Алия.
  - У неё день рождение через два месяца. Зачем тебе это?
  - А тебе, не всё ли равно? Просто скажи, что это подарок от тайного высокородного поклонника, имени которого ты пока раскрыть не можешь.
  - Мне это не нравится, - высказал ей я.
  - Знаю. Но ничего не поделаешь. Или ты, или Дрейн.
  - Его сюда примешивать не надо, - раздражённо сказал я и взял у неё коробочку.
  - Самое главное. Подари это наедине, чтобы никто не видел, а потом пусть оденет на весь вечер. Именно так и не иначе. В противном случае, я всё-таки позову Дрейна, - высокородная меня и не слышала.
  - Может, скажешь, для чего тебе всё это? - спросил я у Алии, убирая коробочку в сумку.
  - Не забивай голову. Просто сделай то, о чём я тебя попросила, - Алия улыбнулась мне, и все вопросы сами собой отпали.
  - Алийя, низшие - не средство, а цель. Не зачем их использовать в своих целях.
  - Ани, если бы за мной стоял хотя бы один человек из моего собственного рода, я бы ещё подумала. Но у меня нет такой роскоши, так что, я действую, как считаю нужным. Вот и всё, - ответила Алия и вернулась к монитору с лентой новостей.
  Я ничего уточнять не стал, а сел на диван, включил скайр и фильм про устройство гиперпространства. В прошлый раз я так и не досмотрел вторую часть, уснул.
  Риор в красно-белом, стоящий до этого, возле кресла, сел рядом со мной, сложив руки на груди.
  - Гхсаар, - Ани подошла к нам. - У тебя ведь есть ещё дела. Можешь идти.
  - Я уйду, когда посчитаю нужным, - ответил риор, я бы сказал раздражённо.
  Ани ничего не сказала, другой риор никак не выразила эмоций, а Алия всё смотрела в монитор.
  "Океан, как ты считаешь, почему риоры так пренебрежительно ведут себя с другими расами?"
  "Риоры уважительно относятся ко всем расам, будь то люди или эндорианцы. Но некоторые представители этой расы отличаются от своих собратьев. И во всех случаях в этом виноваты люди. Убивать против природы риоров. Им противно убивать. Но этот риор вот уже триста лет на посту главнокомандующего карательным отрядом, и триста лет он спокойно убивает всех, кто вставал у него на пути или кто был его целью. Отсюда как следствие его отношения к окружающим".
  "А почему же только люди в этом виноваты?"
  "Потому что люди эгоистичные создания, которых не заботит мнение окружающих, и думают они только о себе", - зло сказал Океан.
  "Не все люди такие", - не согласился я.
  "Но они такие в своём большинстве. Всё, к чему прикасаются люди - разрушается".
  "Ты мыслишь двумя категориями", - заметил я.
  "Мне всё равно", - равнодушно сказал он.
  "Ты сегодня странный".
  "Просто вспоминаю".
  Видимо, риоры действуют плохо не на меня, а на Океана.
  
  Ночь существует для того, что бы организм человека отдыхал после трудного рабочего дня или напряжённой работы мозга. Второй случай относился ко мне, так как высчитывать влияние всех действующих сил на корабль, который должен перейти от Рисара в гиперпространство по направлению к планете Алмазоур отняло у меня более чем весь вечер. Третий час. Это ночь или утро? Или что-то среднее? Вот можно сказать - три часа ночи и три часа утра.
  Я устало потёр красные от недосыпа глаза. Последнее время я вообще не высыпаюсь, только урывками. Как-никак последняя модульная неделя из двух самая напряженная, по крайней мере, для меня. Прошло полгода с первого дня моего обучения. Я старался учиться, как мог, но получал в среднем сорок пять процентов из ста. Выше шестидесяти у меня балл был только по космографии. А вот у Дрейна, Вэна и Аста проблемы с последним предметом были. Всё же Риан Акаток порой бывает очень строг к своим студентам, особенно, если они чем-то перед ним провинились. Дрейн за свои шуточки, Аст за попытку показа своего положения, ну а Вэн за то, что слишком много вертеться на одном месте.
  К сожалению, за эти месяцы многое поменялось. С Вэном у меня как и с Вейрой и Астом изменились отношения. Столица сделала их другими. Я не спорю, что я изменился, стал больше учиться, стал отдаляться от людей. Вэн наоборот стал больше тянуться общество, за что пару раз приходил избитым, а часто вообще не ночевал. Это было терпимо. Через месяц в квартиру стали приходить его новые друзья, веселиться, пить, гулять. Первое время я всё это терпел, просил прекратить Вэна это делать. Он отказался и продолжил. И с каждым днём все становилось хуже и хуже. Мы с ним стали ссориться. Поэтому через два месяца я съехал от него на съёмную однокомнатную квартиру в промышленном районе города и жил себе в удовольствие. Точнее, в удовольствие нам с Океаном. Днем я учился, а по ночам моё тело переходило во власть Океана. Даже не знаю, когда я отдыхал физически.
  Аст как наследник отца стал вращаться в кругах высокородных, и его я видел ещё меньше, чем Вейру. Её тоже поглотила столичная жизнь: постоянные тусовки, встречи, знакомства. Мы редко сидели просто так в кафе и разговаривали. Я даже забыл, когда это было последний раз. Мои новые друзья в академии тоже предпочитали вечерами не учиться как я, а проводить время в более приятной обстановке. Меня звали и неоднократно, но я отказывался. А всё потому, что учёба мне давалась с трудом. Я понимал, и в тоже время не мог многое объяснить. Мои огромные пробелы в знаниях простых вещей из-за потери памяти, сказывались на моей успеваемости. Поэтому мне приходилось подолгу сидеть над предметами и учиться самому. Океан, конечно, делился своими знаниями, но редко, предпочитая, что бы я сам разобрался.
  Ариса и Алеона я видел редко. Но когда видел, был им очень рад. Эти высокородные были всегда весёлыми, по крайней мере, Арис. Алия стала редким гостем. Как оказалось, тогда, на встрече с риорами граф Линар Дерриэйдн вернулся из своих владений и стал научным руководителем Алии. Заявив, что у эндорианцев она ничего не делает, он загрузил её рабочими материалами, и она занималась учёбой. Поэтому если мы виделись у эндорианцев хотя бы раз в неделю - это можно было назвать большим достижением. Когда такое случалось, я бегом бежал в эндорианский корпус, у входа в который меня неизменно ждал Гхсаар и отводил в комнату. Молчаливый риор. В отличие от Кхейлы, который часто с нами разговаривал на всякие темы, он обычно садился рядом со мной и просто слушал, редко, но метко вставляя комментарии в основном отрицательного характера. Услышать от него что-то хорошее мне стало казаться чем-то мифическим.
  Я расправил постель и уже хотел ложиться спать, как в дверь неожиданно позвонили. Кого могло принести в столь ранний час? Накинув халат, я поплёлся к выходу, умудрившись по пути стукнуться об косяк. Открыв дверь, я с удивлением уставился на непроницаемую красную линию стекла риора.
  - Привет, - на автомате сказал я.
  - У тебя можно переночевать? - механический голос риора звоном отдался в моей голове, задевая, казалось, что-то глубокое.
  Я, наверное, минуты три соображал, что он мне сказал. А когда до меня дошёл смысл, я впал в ступор и не знал, что ему ответить. Ночевать у меня риору? Зачем?
  - Можно, - ответил за меня Океан и пропустил риора внутрь.
  Я даже задаваться вопросом не стал, почему он решил впустить риора. Раз впустил, значит, есть причины и мне не стоит ломать голову впускать его или не впускать. Океан быстро закрыл дверь, а я просто следил за его или своими действиями.
  - У меня свободен только диван, - сказал я риору, когда мы прошли вглубь квартиры.
  - Мне без разницы, - ответил тот.
  Я нажал кнопку на ручке дивана, и он автоматически разложился и расправился.
  - Чувствуй себя, как дома, - сказал я ему и прошёл на свою кровать.
  - Ты не он, - донеслась до меня тихая фраза риора, но смысла её я не понял, поэтому внимания не обратил.
  Зато я почувствовал, как напрягся Океан, словно что-то опасное приближалось к нам.
  Я лёг на кровать, надеясь, что кошмары в виде огромных таблиц с расчётами мучить сегодня меня не будут. К сожалению, спать мне не дали. И если бы это был риор, я бы понял всё. Но это был второй звонок в дверь.
  - Кто ещё решил прийти в столь поздний час ко мне? - спросил я, вставая.
  - Если меня увидят, у тебя будут проблемы, - констатировал риор. - Где мне спрятаться?
  - В шкафу, - ответил за меня Океан, указав на старый вместительный шкаф.
  Риор нажал кнопку, и диван сложился обратно, а сам быстро залез в шкаф и закрыл дверь, даже не возмутившись. Отметил я это краем сознания. К моему искреннему изумлению, открыв дверь, я обнаружил Алию. Одета она была в неизменно длинное платье фиолетово-золотого цвета. А поверх была накидка с капюшоном. Её появление было ещё более неожиданным, чем появление риора. Мне все это казалось бредом на почве недосыпа и недостатка кислорода.
  - Ты должен меня спрятать, - заявила она, отодвигая меня с прохода.
  - От кого? - спросил я, медленно закрывая дверь.
  - От всех, - был дан мне ответ.
  - Ладно, - флегматично ответил я.
  - Я буду спать на твоей кровати, - заявила она, пройдя в комнату.
  Я даже не стал возмущаться, потому что толку от этого бы не было. Интересно, почему мне не дают спать? У меня завтра, вернее, уже сегодня, повторный экзамен по нелюбимой астрофизике. Все бы ничего, если бы её не вёл Кар Гаркис, Дом которого ненавидит Дом Меридон по каким-то личным соображениям. Вот и приходится мне учить в три раза больше, чтобы не завалить экзамен. Неужели нельзя просто взять и дать мне выспаться? Алия сняла накидку, обнажая голые плечи, повесила её аккуратно на спинку кресла, и легла на кровать, укрывшись моим лёгким одеялом по горло.
  - А если я рядом лягу? - спросил Океан, за что я готов был любым способом его убить.
  - Ложись. Но если утром у тебя будет расцарапано всё, что можно - не обижайся, - ответила Алия, демонстрируя свой острый маникюр. - У тебя подушка не удобная.
  - Что есть, то есть, - ответил уже я.
  "По вселенскому закону подлости, сейчас должен заявиться кто-то из высокородных", - заявил мне друг.
  "Мне и Алии хватает с головой", - ответил я ему.
  "А мне риора в шкафу", - рассмеялся Океан, и я не сдержал улыбки.
  Я устало сел за стол, и тупо уставился в монитор, на котором были ответы на вопросы по астрофизике. Глаза видели, но мозг информацию принимать отказывался.
  "Чисто гипотетически, что у меня в квартире забыли риор и графиня? - спросил я Океана. - По теории вероятности шанс на такое событие один на миллион".
  "Чисто гипотетически я могу лишь предположить, что риор решил прийти сюда, что бы убедиться в неправильности своих выводов и что глаза его обманывают, а память отказывает. А высокородная пришла просто потому, что все её достали".
  "А ты уверен, что это так?"
  "Шанс один на миллион", - ответил Океан.
  Я устало потёр глаза. Все, хватит учить на сегодня, всё невозможно запомнить. Закрыв скайр, я выключил свет и лёг на диван, даже не раздеваясь.
  Океан, к моему сожалению, был прав. Не прошло и трёх минут, как прозвенел звонок в дверь. Я думал не открывать, но звонили резко и настойчиво. Пришлось встать. Я ожидал увидеть высокородных.
  - Светлый, помощь нужна, - только и сказали мне, бесцеремонно отодвинув и закрыв дверь.
  Четыре на лицо уголовных личности прошли в мою комнату. Океан, соображая быстрее меня, дернулся в комнату к кровати. Благо, Алия закрыла лицо одеялом, и видно её не было.
  - Только тихо, - сказал я, сев на край кровати. - Я с девушкой.
  - У нас серьёзное дело и нам не до всяких сук, - грубо сказал лысый амбал.
  - Я бы попросил без оскорблений в адрес моей девушки в моём доме, - резко сказал я.
  На моём диване и кресле расположились три личности. Один лысый амбал, второй тощий, я бы сказал программист, третий со шрамом на лице - явно наёмный убийца и на кресле сидел виновник всего - Нейт. Наёмник, как я назвал его про себя, ходил и осматривал комнату.
  - Залезешь в шкаф, вылетишь из окна, - сказал я ему, когда он подошёл к шкафу.
  - Не лапай, - сказал ему Нейт. - Как Светлый сказал, так и будет.
  Амбал кивнул, и убийца не стал трогать шкаф, а я едва слышно выдохнул. Даже представлять не хочу, что бы было, если бы они увидели риора.
  - Что вам нужно? - спросил я.
  - Нам не твоя помощь нужна, Светлый, а Конструктора.
  - Какого ещё Конструктора? - тут же спросил амбал. - Уговора не было.
  - Все в норме, - сказал Нейт и обратился ко мне.
  - И зачем вам Конструктор? - поинтересовался я, сложив руки на груди и всем своим видом выражая, что дело должно быть серьёзным, что бы меня заинтересовало.
  Голова у меня соображала плохо от недосыпа, но я чувствовал присутствие Океана рядом. Он направлял мои мысли в нужную сторону, и это придало мне уверенности.
  - Он один, кто может помочь убраться с этой грёбаной планетки. За эту услугу мы, как водится, заплатим.
  - Услуги Конструктора стоят не дёшево, - напомнил я.
  Мне честно не хотелось никуда идти, никому помогать. А учитывая, что у меня риор с Алией, так вообще хотелось, что бы этот кошмар закончился как можно быстрее.
  - Сверкни ему, - Нейт обратился к амбалу.
  - А он нас не киданёт в таком случае?
  - Этот пацан проверен, Элом клянусь.
  - Смотри малец, одно лишнее движение, и ты будешь кормить своими кишками риоров, - ухмыльнулся наёмник, показывая мне из-под куртки мощный бластер.
  "Знаешь, он бы не употреблял столь ходовое выражение, узнай, что у нас сидит в шкафу риор. И мне интересно, почему тот не вылезает из шкафа за такое выражение?"
  "Океан, как мы вообще попали в такую передрягу?" - спросил я у него, глядя, как амбал достаёт из внутреннего кармана куртки что-то.
  - Это плата, - сказал он, и на свет были извлечены два остроконечных золотых кристалла.
  Я осмотрел их и пришёл к выводу, что ничего не понимаю. А вот Океан воспрянул духом.
  - Девять сантиметров в длину и два в диаметре. Никаких следов огранки и вообще человеческого вмешательства. Царапины отсутствуют, цвет ровный, золотой. Непрозрачный. Спайность и игловатость отсутствуют начисто, - сказал моим голосом Океан. - И это всё, за то, что бы вытащить вас с этой планеты?
  - Да, - кивнул Нейт. - И чем раньше, тем лучше.
  - Один кристалл сейчас и один, как закончу дела. И слушаться меня беспрекословно. Это моё условие.
  - Малец, да ты вообще знаешь, кому ты сейчас условия ставишь? - таким гнусным голосом спросил наёмник.
  - Зиф Калар пират, а в данном случае перевозчик. Тощий в очках - хакер и специалист по взлому замков. Ты наёмник, известный в княжестве как Кровавый хохмач, за любовь оставлять на теле своих жертв резанные раны в виде весёлых рожиц. А амбал два на два не кто иной, как пират Киор, за голову которого объявлена награда в сорок миллионов единиц на территории всех Домов. Киор специализируется на кражах очень ценных предметов, и наличие у вас столь безупречных кристаллов цирия говорит о краже большой партии у какого-то высокородного Дома. Если вы здесь, значит, не всё пошло так гладко.
  Программист кинул на меня растерянный взгляд, амбал задумчивый, а убийца с гадкой ухмылкой сжал рукоять кинжала, висевшего на поясе. Меня чуть не передёрнуло, от столь "интересной" информации о нём.
  - Мне сказать, к кому в квартиру вы явились, или всё же сами догадаетесь? - спросил после небольшой паузы Океан.
  - К человеку, который может нам помочь скрыться от преследования. Кем бы ты ни был парень, тебе лучше с нами сотрудничать, - сказал уже спокойно и без грубости Киор.
  - Хранилище какого же Дома вы взломали?
  - Джастрик, - ответил Нейт, за что на него недовольно посмотрел Киор.
  - Кристалл, - протянул мою руку Океан.
  Амбал неохотно передал один кристалл. Океан бережно взял его и убрал... под одеяло. Под одеяло в руку к Алие, которая приняла кристалл так, как будто, так и должно быть.
  - Хорошо. А теперь...
  Звонок в дверь заставил всех вздрогнуть, кроме меня.
  - Это полиция! - прошипел наёмник, хватаясь за оружие.
  - Спокойно, - холодный тон Океана мог заморозить всё, что движется. - Уберите оружие и быстро в ванную. Я разберусь.
  Компания закоренелых уголовников быстро и главное, тихо, заскочила в ванную и закрылась там.
  - Алия, быстро в шкаф, - резко сказал Океан, удивив и её, и меня.
  Высокородная быстро вылезла из-под одеяла, сверкнула на нас своими серыми глазами, схватила накидку и быстро залезла в шкаф, а я пошёл в двери, молясь, что бы Алия с риором в шкафу сидели тихо.
  "Зачем её в шкаф?"
  "Затем, что так надо", - ответил мне Океан.
  Сегодня день - не день, так как в мою квартиру завалилась масса из весёлых, кажется, пьяных человек я сбился со счёта скольких.
  - Привет, Дар!
  - Привет, парень!
  - Тебя Дар зовут? Очень приятно, я Кейра!
  - Здоров, Дар!
  В общем, войдя в единственную комнату, я обнаружил, что здесь: Ариса, Алеона, Аста, Вэна, Вейру, Дрейна, Китана, Блару, Зарри и ещё нескольких низших и высокородных.
  - Привет, Дар! - передо мной появился молодой высокородный года на два примерно старше со стильной, модной причёской, ясными голубыми глазами, модно одетый, за спиной которого висела привязная камера. - Меня зовут Крайт Джастрик. Ты же подопечный графини Меридон? Расскажи, каково это быть её подопечным и часто с ней общаться?
  - Хорошо с ней общаться, - ответил я машинально и, увидев Вэна, быстро направился к нему.
  Пробрался с трудом, потому что люди просто не вмещались в моей маленькой квартирке.
  - Что здесь происходит? - прошипел я, глядя в веселые глаза этого нахала.
  - Я мириться пришёл, - весело ответил тот мне.
  - Дар, вот ты где! - Вейра схватила меня за локоть. - А почему у тебя ванна закрыта?
  - Потому что там у меня девушка, - ответил я. - Зачем вы явились ко мне среди ночи под конец модульной недели? У меня через пять часов повторный экзамен!
  - Повторный? - переспросил меня Арис, подошедший к нам с Алеоном.
  - В любом случае, тебе нужно расслабиться, - сказал Алеон.
  - Я и так без вас расслаблялся с красивой девушкой! А вы пришли и всё испортили! - возмутился Океан, за что ему большое спасибо.
  - Прости, - тут же сказали высокородные. - Мы не хотели.
  - Но вы мне всё испортили! Поэтому прошу немедленно покинуть мою квартиру, иначе я провалю экзамен, и от меня уйдёт девушка. На экзамен мне пофиг, но если уйдёт девушка, я вам всем устрою весёлую жизнь!
  И Океан развернулся в сторону толпы.
  - Дрейн! Живо сюда!
  Высокородный явился в неизменной компании. Зрачки его глаз были сужены, что говорило о явном употреблении не того, что следует.
  - Поздравляю Дрейн, ты уже вылетел из нашей группы, - сказал ему Океан. - Потому что ты помешал мне учиться. Помешав мне учиться, ты огорчаешь Алию. А ты помнишь, что она тебе сказала?
  Дрейн побледнел, как и двоица рядом с ним. Их лица выражали крайнюю степень изумления.
  - Мы уйдём, ложись спать, - сказал он.
  - И забери всех с собой, - сказал я ему.
  - Хорошо, Дар. Только графине не говори.
  Через три минуты в квартире остались только старшие высокородные, на которых влияние Дрейна не распространялось. После этого за дело взялись Алеон с Арисом, и все остальные, кроме братца, Аста, Вейры, Китана и Зарри удалились.
  - Ты зови девушку, а мы на кухне посидим, - похлопал меня по плечу Арис и выгнал всех на кухню, закрыв дверь с той стороны.
  Мы с Океаном бросились к шкафу и открыли его. Алия вылезла оттуда до нельзя злая, а за ней риор, как всегда молчаливый.
  - Я даже спрашивать не стану, что у тебя делает в шкафу гроза тех самых пиратов, сидящих в ванной, - прошипела она на меня.
  - А я не буду отвечать, что он пришёл сюда спать, - сказал ей Океан. - А вот зачем ты явилась, потом гоп-компания и в довершении всего золотая молодёжь Княжества, я всё-таки спрошу.
  - Алия, тебе лучше лечь в кровать, - заметил риор, не дав ответить высокородной. - А мне вернуться в шкаф.
  - А арестовывать ты их не станешь? - поинтересовалась Алия, повернув голову в сторону риора.
  - У меня на них нет ориентировки, - развел руками риор.
  - Лучше будет, если вы оба ляжете в кровать и притворитесь мной и моей девушкой, - сказал Океан, глядя на Алию. - Мне нужно проводить гоп-компанию. А плата за твоё молчание, Алия, думаю, тебя устраивает.
  - Она меня бесит, - сказал мне риор прежде, чем Алия что-то успела сообразить.
  Эта фраза у меня в голове прозвучала голосом Океана. Он тоже любитель так говорить.
  - Ты не первый, кто мне это говорит. Но иного выхода я не вижу.
  - Ладно, - риор что-то стал настраивать прямо на тыльной стороне ладони на материале. - Мы поможем, - Его механический голос стал моим голосом. - Можешь заниматься своими делами, если миледи Алия не против.
  - Оказаться в одной постели с великим и ужасным Гхсааром. У меня на такое просто фантазии бы не хватило, - покачала та головой. - Тебя спасает только твоя плата, Зордар.
  - Спасибо, миледи, - кивнул Океан. - И тебе, Гхсаар тоже. Не знаю, что бы без тебя делал.
  - Но после того как вернёшься, я хочу знать всё о Конструкторе и о твоих связях с пиратами и прочими не очень приятными личностями, - Алия сверкнула на меня своими серыми омутами расплавленного металла.
  - Разумеется, - кивнул уже я.
  Алия легла в кровать, а с ней и риор и оба закрылись одеялом.
  Я быстро переоделся, схватил скайр, постучался в ванную, захватил гоп-компанию и мы вышли из квартиры.
  
  "Как мы будем выпутываться из этой ситуации?" - спроси я Океана, пока мы спускались по лестнице вниз.
  "Оправдываться перед Алией будешь ты. А я буду разбираться с пиратами", - ответил Океан.
  "Мне кажется, с пиратами разобраться проще", - вздохнул я.
  Океан, управляя мной, подошёл к автомату с напитками, за что получил от пиратов не очень приятный взгляд и купил энергетик. Выпив его, я сразу почувствовал ясность в голове вместо утреннего тумана. Затем, Океан включил скайр, залез в интернет и сразу подключился к полицейскому сайту.
  "И когда ты успел взломать сайт полиции?" - поинтересовался я.
  "Я его и не взламывал. Это сделал одни хороший хакер, с которым я на нашем сайте и познакомился. Он взломал не только этот сайт, а ещё сайты нескольких Домов, предприятий и много чего ещё".
  "А у нас ещё экзамен", - вспомнил я.
  "Да, у тебя экзамен, - поправил меня Океан. - Но мы успеем".
  - Зиф, вызови такси, - сказал Океан.
  - Зачем? - насторожился убийца.
  - Затем, что так я сказал, - рыкнул на него Океан. - Если тебе что-то не нравиться, я тебя не держу. У тебя перед глазами все четыре стороны. Поэтому, можешь валить, куда хочешь.
  Убийца сверкнул глазами, но говорить ничего не стал, а Нейт быстро вызвал такси. Оно прибыло незамедлительно. Всё же ночь не день и людей не так много. Все сели в такси.
  - Космопорт Дома Меридон, пожалуйста, - сказал я.
  Андроид подтвердил команду и аэромобиль быстро понёсся сквозь воздушное пространство.
  - Почему Меридон? - поинтересовался Нейт.
  - Потому что так надо, - ответил Океан, открывая ультрабук. - Впрочем, если ты знаешь ещё хотя бы один Дом, глава которого подумает перед тем, как устроить нам весёлую жизнь, мы можем изменить направление.
  Все промолчали.
  "Что ты хочешь сделать Океан?"
  "Смотри. Здесь написано, что полиция почти у всех Домов находиться в полной готовности и уже ищут наших знакомых. На территории Дома Сартадериан всё закрыто и перекрыто, как и Джастрик. Полиция сейчас пойдёт на всё, что бы найти грабителей. Но закрыть космическое пространство столицы они не могут, я думаю, ты понимаешь почему?"
  "Финансовые потери и соперничество между Домами".
  "Именно. К тому же Дом Джастрик ещё не объявил о такой краже, и не объявит. Эти кристаллы очень ценны и потери их значат многое, в том числе и потерю репутации. А это очень неприятно. Поэтому они постараются просто найти нас. Но мы, управляя дистанционно компьютером штаба, просто расчищаем нам путь до космопорта, в то время как вышеупомянутый хакер будет отвлекать их своими методами. А мы тем временем заказываем билеты на корабль до Алмазоура и отправляем наших гостей от нас подальше".
  "На словах всё просто. А на деле?"
  "На деле? - Океан задумался. - Думаю, ещё проще".
  "А мне всегда казалось, что это очень сложно, - задумался я. - Вот так вот скрываться от сил правопорядка".
  "Ты прав. Это сложно. Но всё сложное - просто, Дар. Даже не так. Всё сложное - это совокупность простых вещей. Если ты хорошо разбираешься в простых вещах, то сложить их труда не составит. А когда у тебя ещё и имеется пара запасных планов, прочем, это не так важно".
  "Да, знаю я. Но твой план - он очень прост и не учитывает множество факторов. Ведь в космопорту много охраны. Какие там системы обнаружения подозрительных личностей, я даже говорить не стану. А наша компания как раз состоит из таких людей. Как ты собираешься провести их всех? Даже если ты взломаешь сервер космопорта, все равно есть вероятность - большая вероятность - быть обнаруженными. Как ты собираешься скрыть нас от людей?"
  "О, сия великая тайна очень проста. Скажем так, у меня есть прибор, который просто отводит глаза. Люди нас не заметят".
  "Все равно всё слишком просто".
  "Всё сложное - просто".
  До самого конца я сомневался, что план сработает. И, тем не менее, все произошло так, как сказал Океан. Ни роботы, не люди не засекли нас. Пираты смотрели на меня с недоверием, когда я отдавал им четыре билета до Алмазоура.
  - Всё точно пройдёт гладко? - спросил Нейт.
  - Непременно, - ответил Океан. - Я тебя хоть раз подводил?
  - Нет, - покачал головой тот. - Просто всё слишком просто.
  - Ещё один еретик нашёлся, - фыркнул Океан. - Инквизиции на вас нет, неверующие. У вас двадцать минут до отлёта. Все проблемы с документами я решил. Проблем у вас не будет. Если только по прибытию на Алмазоур. Но там разбирайтесь сами, так как мне вы сказали только помочь убраться с планеты.
  - Разберёмся, - кивнул Нейт.
  - В таком случае, с вас вторая часть оговорённой платы.
  - Если обманешь, я тебя с того света достану, - пригрозил мне наёмник.
  - О, да ты в некроманты решил податься, - опасно ухмыльнулся Океан. - А силёнок хватит?
  - Хватит.
  - А я сомневаюсь.
  Киор молча протянул в кулаке плату.
  - Платой служит кристалл цирия, а не шип с цианистым калием? - Океан сказал это будничным тоном
  Нейт растерянно глянул на Киора, который с удивлением смотрел на нас с Океаном.
  - Как ты догадался? - спросил тот.
  - Я слишком хорошо знаю людей, - загадочно ответил Океан. - Так что, в качестве моральной компенсации с тебя ещё два кристалла и мы в расчёте.
  - А ты не обнаглел, парень? - нахмурился тот.
  - Все по-честному. Один кристалл моей девушке, один Конструктору, один мне и один риорам за то, чтобы они не придрались к вашему кораблю на орбите, - спокойно сказал Океан.
  - Вот значит, что из себя представляет Светлый, который передаёт заказы Конструктору. Теперь я понимаю, почему у вас всё так гладко, - похвалил Киор.
  - Иначе в нашем деле никак, - сказал Океан.
  Киор только покачал головой, но все же передал нам ещё три дорогих кристалла чистой огранки.
  - С вами приятно иметь дело, - сказал Океан. - Счастливо оставаться.
  И мы с ним быстро удалились, а пираты ушли на корабль.
  "А мы все правильно сделали?" - спросил я Океана, когда мы ехали в такси.
  "Все. Они украли примерно десять, может минус два-три кристалла. Плата, что они давали первоначально, все окупало. Сами виноваты, что решили сэкономить. Как говориться, скупой платит дважды. Вот они и получили, что хотели, - ответил мне Океан. - Меня больше волнует Алия с риором и все остальные, сидящие у нас на кухне".
  "Ага, - кивнул я. - Я не представляю, что там твориться".
  "Прошло уже два часа, - заметил Океан. - Думаю, все, что могло произойти - произошло".
  "Да уж", - невесело ответил я.
  Глядя на проплывающие мимо здания, я задумался о предстоящем экзамене. Энергетик - это конечно хорошо, но откат потом будет серьёзный. Таковы уж эти энергетики. Они просто поглощают резервы организма, которые придется, потом восстанавливать в большем объеме".
  "Эти кошмары с риорами, - вдруг сказал Океан. - Это не твои кошмары, а мои".
  "Твои? - удивился я. - Так ты боишься риоров?"
  "Только одного риора. Но он уже умер. И я хочу знать когда".
  "А как его звали, этого риора?"
  "Кахар", - тихо произнёс Океан, и я услышал в его голосе столько боли и печали, что мне захотелось просто взять и обнять его, пожалеть и успокоить.
  Вернулся в квартиру я, когда скайр показывал половину седьмого. Экзамен должен был начаться в десять. Так что, временя повторить материал у меня ещё было. Дверь в квартиру была закрыта, что ни сколько меня не удивило. Вэн и остальные наверное ушли уже. Я открыл дверь своей ключ-карточкой. Зайдя в единственную комнату, я умилился. Алия спала на моей кровати в обнимку с подушкой, а риор, сложив руки за голову, то ли спал, то ли просто лежал на расправленном диване.
  "Какая чудесная картина, - кажется, Океан улыбался. - Глава Дома и адмирал риорской армии спят у тебя в квартире. Для полного сбора не хватает главного исследователя эндорианцев и будет у тебя не квартира, а международный дом содружества".
  "Да уж, - вздохнул я. - Если вспомнить, что было пару часов назад".
  "Весело было, - Океан повеселел. - Знаешь, не хочу я сидеть и учить с тобой экзамен. Сдадим как-нибудь".
  "В тебе говорит проснувшаяся лень или это все действие энергетика?"
  "Не-а. Скорее уж умилительная картина в нашей квартире. А давай их разбудим?"
  "Что бы Алия мне все лицо расцарапала? Пусть спит. Во сне она такая милая".
  "А по мне, риор милее", - заявила мне моя вторая личность.
  "Удивительно, и как при таких разных вкусах мы с тобой в одной голове уживаемся, - сказал я ему. - Что делать будем, профессор?"
  "То же, что и всегда, дорогой ассистент! Будем объединять этот мир!" - пафосно сказал Океан.
  Я только ухмыльнулся на эту реплику. Во мне энергия просто бурлила. Все это энергетики. Пить их больше не буду.
  "Вы чувствуете заряд энергии? Вы готовы свернуть горы и осушить моря? Вы просто не можете просиживать за нудной подготовкой к экзамену? Тогда вы обратились по адресу! Готовка завтрака любимой девушке и мрачному, но дружелюбному риору поможет вам направить вашу энергию в правильное русло!"
  "Это то, что мне нужно! - обрадовался я. - Только, я не знаю, что едят риоры".
  "Они не едят в привычном смысле, а впитывают питательные вещества из растворов посредством органической мембраны, а не рта, как у людей. Такова уж их природа. Так что бегом в магазин за продуктами для наших гостей".
  "Как прикажете, о, великий и могущественный!" - гордо ответил ему я и вышел из квартиры.
  Пробежка за продуктами у меня составила около получаса. Пока бежал по чистым улицам столицы, Океан составлял список продуктов и предлагал блюда, которые мы можем сделать. В итоге сошлись на том, что ничего слишком замысловатого делать не будем. Лёгкий завтрак из обычных неате плюс свежий сок для Алии. И большой букет свежих фиолетовых роз. Для риора нам пришлось заскочить в аптеку и взять несколько видов таблеток и сиропов, на которых настоял Океан.
  Вернувшись, я положил перед Алией букет, а сам ушёл на кухню. Завтрак для неё делал я, а для риора Океан. И я бы ещё поспорил, кто из нас старался больше я для Алии или он для риора.
  Закончив готовить и составив все на столе, я вымыл посуду и хотел пойти за сервером, но столкнулся с взглядом серых глаз самой красивой девушки во всей галактике. Алия стояла в моём халате и тапочках. Обычно профессионально уложенные волосы сейчас были мокрые и не сохраняли даже намёка на обычный порядок. В руках у неё был букет с цветами.
  - Вы вовремя, миледи, - улыбнулся я. - Прошу к столу.
  - Это всё для одной меня? - поинтересовалась она, не сводя с меня своих прекрасных глаз.
  - Не совсем, потому что здесь ещё для риора приготовлено, - пожал я плечами.
  - Жаль, - улыбка на её лице померкла, но к столу она прошла. - Красивый букет, только я ума не приложу, что с ним делать.
  - Поставьте в красивую вазу и получайте эстетическое удовольствие от вида и запаха цветов, - посоветовал я, подвигая перед ней стул.
  Алия вручила мне букет, а сама принялась за завтрак. Я поставил букет в вазу и сел рядом с ней.
  - Вы выспались?
  Глупый вопрос, но это все, на что у меня хватило сообразительности.
  - Не вы, а ты. И я не выспалась, - ответила она мне.
  - Риор спать не давал?
  - Если бы. Мы с ним мило беседовали целый час, лёжа под одеялом, пока господа высокородные и их прихвостни не сообразили, что нужно покинуть квартиру и оставить "тебя" в покое, - ответила она. - Только после этого я и Гхсаар нормально легли спать.
  - Молчаливый риор решил поговорить? - поинтересовался я, делая глоток сока.
  - Молчаливый риор подумал и решил, что миледи требуется хоть какое-то объяснение сидения в шкафу, - ответил за Алию Гхсаар, заходя в комнату и садясь за стол.
  - Судя по всему, разговор был продуктивный, - заметил Океан.
  - Продуктивность имела место быть, - сказал риор.
  Океан налил из графина голубой раствор и протянул риору.
  - Ты решил риора отравить? - поинтересовалась у меня Алия.
  - Миледи, я бы скорее вас отравил, нежели риора. Он, по крайней мере, разрешения на ночёвку спросил, - ответил ей Океан.
  - Один ноль в пользу низшего, - заметил риор.
  - Знаешь, я все равно не понимаю, КАК ты уговорил Гхсаара залезть в шкаф? - сказала мне высокородная, проигнорировав и риора и реплику Океана.
  - Точно так же, как и тебя, Алия. Только риор спросил, где ему спрятаться, а тебя поставили перед фактом, - ответил Океан.
  - Да уж, - Алия улыбнулась. - У меня чуть сердце не остановилось. Залезаю я, значит, ничего не подозревающая в шкаф, а оттуда высовывается рука в красной перчатке, закрывает рот, затаскивает в шкаф, закрывает его изнутри и замирает.
  Я рассмеялся, вместе с Алией. Не знаю, умеют ли смеяться риоры, но мне показалось, что из-под своего шлема он улыбался. Хотя я никогда не видел риоров без шлемов.
  - Прости, Алия, но у меня не было выбора, - развел руками я. - Правда, не хотел такого.
  - Не было. А теперь у тебя тоже нет выбора. Разъясни нам, пожалуйста, кто же такой этот Конструктор и что тебя связывает с пиратами и наёмными убийцами, высокого класса?
  Я замялся. Взгляд серых, как металл глаз, требовал от меня всю правду и неправду. А красная полоска риора словно сверкнула, когда на неё попал луч света.
  - Как бы вам объяснить, - осторожно начал я.
  - Прямо и во всех подробностях, - сказала Алия.
  - Зиф - мой хороший знакомый. Да он пират. Познакомился я с ним, когда лежал в больнице, сразу по прибытию на планету после катастрофы. Он тоже был пострадавшим. Конструктор - это загадочная личность, о которой я могу сказать лишь то, что он существует и он очень умный. Кто он откуда и как со мной связывается - это моё личное дело и рассказывать вам о нём не буду. У меня с Нейтом и Конструктором совместное дело. Зиф подгоняет мне корабли, Конструктор пишет схемы, а я устанавливаю апгрейд. Все легально. Кем являются наши клиенты известно только Зифу, - попытался оправдаться я.
  - Конструктор, - задумчиво сказал риор. - Нам было известно, что такой человек имеется и то, что он делает с человеческой технологией просто поразительно. Но как ни старались, выйти на него мы не смогли. И тут получается, что его единственный связной, знаменитый Светлый, не кто иной, как сын Вэллиана Доридаса, самого ярого борца против пиратства. Удивительно.
  - А как по мне, удивительно то, что самый страшный гроза пиратов и не только пиратов, сидит рядом со мной и просто разговаривает, как обычный человек, - Алия перевела взгляд на риора.
  - А меня удивляет увидеть тебя в одежде низшего, - не остался в долгу тот.
  - Я не виновата, что ничего подходящего не было, - только и развела руками Алия.
  - А вот меня интересует, почему именно сегодня, в ночь последней моей пересдачи "любимого" предмета, вы явились ко мне в квартиру, причём с практически одинаковыми запросами. Вам охранять некого? Или делать нечего?
  - Мне всегда есть что делать. Я всё-таки глава Дома, - сказала Алия. - Просто, мне нужно было где-то переждать, пока кое-кто из высокородных не успокоиться. И вот я здесь.
  - А мне захотелось сменить обстановку на человеческую. И единственный человек, которого я относительно хорошо знаю, это ты, Дар, - пожал плечами риор.
  - И почему я крайний? - спросил я сам у себя.
  "Просто потому что ты слишком добрый и отзывчивый, и никогда не откажешь страждущим в помощи", - ответил Океан.
  "Кто бы мне помог с экзаменом", - грустно улыбнулся я.
  "Зордар Светлый! - громкий и властный голос Океана заставил меня вздрогнуть. - Как ты смеешь думать о чём-то столь незначительном, как экзамен по астрофизике, когда у тебя на кухне сидит девушка твоей мечты и представитель самой дружелюбной расы?"
  - Дар? - обеспокоенно спросила Алия. - С тобой всё в порядке?
  - Да, - кивнул я поспешно. - Просто, задумался.
  - Когда задумываются, не вздрагивают, - тонко подметил риор.
  - Меня напугал внутренний голос, - сказал я им правду.
  - Не знала, что внутренний голос может довести до нервного тика, - скептически сказала Алия.
  - Я тоже не знал, - пожал я плечами и перевёл тему. - Какие у кого планы на сегодня?
  - Проверка собственного флота, осмотр корабля эндорианцев, и боевые учения. Всё, как обычно, - ответил риор незамедлительно.
  - У меня тоже ничего интересного. Заседание Совета, встреча с министром обороны, встреча с Линаром Дерриэйдном, разговор с моим начальником охраны. Может, зайду к эндорианцам, если время будет, - ответила Алия. - А у тебя?
  - На повестке дня не сдача экзамена, получение за это выговоров от графини Меридон, от графа Дерриэйдна, Риана Акатока, насмешка от Дрейна Артегро, вразумительная речь от представителя эндорианской расы - Ани, судя по всему ещё и подзатыльник от представителя риорской расы - Гхсаара. А потом суточный сон, ясная голова и возможно получение повестки из армии, - в своей обычной, насмешливой манере, ответил Океан.
  Резкий удар по затылку застал нас с Океаном врасплох. Удар был не сильный, но ощутимый. Я, потирая ушибленную часть тела, с обидой смотрел на риора, поза которого не выражала ничего, кроме невозмутимости.
  - Я даже не завалил экзамен, а ты уже драться.
  - Я руку набивал, - ответил риор.
  - Не знал, что риоры умеют шутить, - сказал Океан прежде, чем я успел возмутиться.
  - Это прерогатива только единичных экземпляров нашей расы.
  - Ты ещё скажи - элиты вашего общества, - ухмыльнулся Океан.
  - Я - элита своего общества, - не стал отрицать тот.
  - И что же приставляет собой ваша элита? - поинтересовался Океан, все ещё ухмыляясь.
  Алия в это время занималась поглощением завтрака, и с интересом следила за нашим разговором, перекидывая взгляд то на меня с Океаном, то на риора.
  - Наша элита, в отличие от вас не зависит от капиталистической составляющей вашей, людской, - гордо сказал риор, а я начал допивать сок. - У нас принадлежность к элите определяется возрастом. Мой возраст пятьсот пятьдесят лет.
  Я подавился и закашлял. Вернее, подавился не я, а Океан. Или мы подавились вместе, потому что меня накрыл шквал самых разных эмоций, в котором чётко можно было отделить страх, изумление, недоверие и надежду.
  - У тебя интересная реакция, Дар, - заметил риор. - Я знал, что люди впечатлительны, но не думал, что на столько. Хотя, скорее, забыл.
  "Это не может быть он. Он умер".
  Тихий недоверчивый голос Океана прозвучал у меня в голове.
  "Кто?" - не понял я.
  - Риоры не могут жить так долго, - сказал Океан твёрдо. - Это противоречит всем законам термодинамики!
  - Мы риоры, Дар. Мы не люди. И жить долго для нас так же естественно, как и телепортироваться. Правда, я давно утратил эту способность.
  - Почему? - включилась в разговор Алия.
  - Я слишком стар, - пожал плечами риор. - Последний рекорд продолжительности жизни у нас составил триста девяносто два года. И я первый, кому этот рекорд удалось побить.
  - Мне говорили, что риоры живут долго, как и эндорианцы, но я верила слабо, - покачала головой Алия. - Теперь буду знать.
  "Нет, это не он. Тому пятьсот пятьдесят восемь лет", - сказал Океан, но я чувствовал его сомнения.
  Он знал, что его слова - правда, и он хотел чувствовать от них облегчение. Он внушал себе, что всё правильно и так и должно быть. Но на самом деле, он желал, что бы его домыслы были лишь домыслами. Желал больше чего бы то ни было.
  "Хватит с тебя моих эмоций. Я ушёл по делам".
  И эмоциональный канал тут же закрылся, и я остался наедине со своим с чувством смятения.
  - Теперь ты знаешь то, что не все эндорианцы знают, - сказал риор своим безразличным механическим голосом, а затем взглянул на свою руку.
  Я заметил, как словно красные и белые линии на его рукаве стали меняться местами. Я не понимал, что это значит.
  - Кхейла злиться, - сказал он. - Впрочем, как всегда.
  - Почему он злиться? - удивилась Алия.
  - Не он, а она. Для нас, риоров, пол не имеет принципиального значения, но для вас это почему-то очень важно. Злиться, потому что она первый раз за пределами границ наших территорий и бояться, что я потеряют стабильность, и она не сможет со мной совладать.
  - Что значит, потеряешь стабильность? - удивился я.
  - Я слишком стар, что бы слушать указы, будь то люди, риоры или эндорианцы. Один мой визит сюда является нарушением договорённостей с людьми. Но что поделать, я давно уже перестал слушать советов и приказов, - мне показалось, что я услышал в механическом голосе риора печаль. - Алия, переодевайся. Мы тебя доставим в твой Дом.
  Едва риор это сказал, как появилась Кхейла. Звук разбивающегося стекла и одновременно с ним возникла воронка телепорта, полной цветовой гаммы зелёного цвета. А затем на месте воронки появился риор.
  - Я быстро, - сказала Алия, и я даже заметить не успел, как она скрылась с кухни.
  Гхсаар сказал Кхейле что-то длинное, на шипящем языке. Кхейла ему ответила. А я слушал их диалог. Самое странное было в том, что с каждым словом риоров, я начал улавливать смысл разговора. Нет, я не понимал дословно, но отдельные слова словно всплывали в моей памяти, будто я знал язык этих существа. Но я не мог этого знать. Я был точно уверен, что слышал их язык впервые.
  Алия, как и обещала, появилась быстро. Волосы её ещё были влажными, и обычного слоя косметики на ней не было. Это было непривычно. Риоры тут же свернули свой разговор. Кхейла молча взяла руку Алии, руку Гхсаара, и телепортировала всех. И я даже не успел попрощаться.
  
  
  Форум
  
  Как и предполагалось, экзамен я завалил. Я к нему готовился не один день, учил, считал, читал нужную литературу и прорабатывал материал. Тогда почему же я его завалил? Все очень просто. Я смотрел на билет, читал вопрос, тихо произносил его, но информация не задерживалась в моей голове. Я не слышал её, не видел, просто не воспринимал. За два часа экзамена я едва написал что-то на второй вопрос, что-то попытался начертить. Но мои мысли были во временном промежутке, где я сидел напротив Алии, а рядом сидел риор. В моей голове образ Алии так и крутился. А в мыслях Океана крутился риор, и это было ясно без слов и вопросов с моей стороны. Поэтому, блестяще провалив экзамен, я, как можно быстрее постарался скрыться с территории Академии. А Океан вообще захотел исчезнуть с лица Рисара. Я его полностью поддержал.
  "Пересдавать будем?" - мрачно поинтересовался я.
  "Смысл? Ты не тянешь учебной программы. Твои сорок, сорок пять баллов в академии никому не нужны. И ты не высокородный, так что обучение в академии тебе не обязательно. Вэлл поймёт. Единственное, ты больше не сможешь видеть Алию. Хотя, меня это волнует сейчас не больше, чем капля ртути в море воды, - безразлично ответил тот. - В ближайшее время тебя исключат, и изменить это можно лишь очень много бегая и умоляя высокородных. А мне до них нет никакого дела".
  "Твоё пессимистично-равнодушное настроение перебросилось на меня, - вздохнул я. - Мне душно в этом городе. Мне хочется сбежать".
  "Не делай того, о чём позже будешь жалеть, мальчишка", - сказал мне Океан.
  "И что ты предлагаешь, о, великий и могущий?" - поинтересовался я
  "Спать", - ответил мне мой внутренний голос.
  "С удовольствием".
  
  ... Мне три годика. Я бегу по светлым, полупрозрачным коридорам своего дома. Мама и папа опять буду ругать меня за то, что я не сижу в детской, а бегаю на крышу. Маме не нравиться то, что я не надеваю куртку и хожу без присмотра. Но она моя мама и заботится обо мне. Отец тоже заботиться, потому, что я наследник Дома Сартадериан. Они думают, что я не знаю, о том, что я вовсе не первый наследник. У родителей было до меня два сына. Один умер в семь лет, другой в три года, в том возрасте, что я сейчас. Умерли не от болезни или случайности. Их убили. Чем меньше наследников, тем лучше для членов Дома из побочных ветвей. Они не могут править Домом, пока жив хоть кто-то из главной ветви. Поэтому, о моей безопасности все беспокоятся, даже больше, чем нужно. Три года, а я не покидал пределов планеты Гармэ, и в этот дом отец никого не пускается. Боится.
  Я понимаю всю опасность своего самовольного поступка. Я понимаю, что нужно слушать родителей, что нельзя своевольничать. Но я так не могу. Я не могу без свежего воздуха. Я гуляю два раза в день под присмотром матери и роботов, но мне этого мало. На закате меня не выпускают, боятся. А я люблю смотреть на закаты. А ещё больше на восходы, когда обычное, голубое небо моей родной планеты окрашивается в самые разные цвета, начиная от фиолетового, и заканчивая белым. Мне нравиться смотреть с крыши своего дома на газовый гигант, вокруг которого вращаются три спутника, на одном из которых живу я.
  Я поворачиваю в один из коридоров дома. Я отключил здесь камеры, так что родители ничего не заметят. Я часто так делаю, что бы смотреть на Крон - самый большой спутник. Три его больших кольца всегда вызывали у меня восторг. Я бегу и заворачиваю в коридор, и ударяюсь головой обо что-то твёрдое, но мягкое. Больно. Потираю ушибленный лоб. Неужели меня поймали роботы? Я же не смогу тогда смотреть на спутник!
  Поднимаю глаза и сталкиваюсь с пугающими красными глазами. Яркими красными, словно свет лазера, глазами живого существа. Он или оно тоже потирает лоб. На лице у него только глаза, так похожие на человеческие, только чуть вытянутые. Ни белков, ни зрачков, только красный пигмент глаз, словно светящихся изнутри. Кожа существа очень похожа на чешую, как у ящерицы, которую мне подарил дядя месяц назад. Ящерицу отец забрал и отпустил в заповедник. Цвета кожа была необычного. Это была удивительная смесь синего и зелёного. Существо было одето в сплошной серебряный комбинезон. Я смотрел в его красные глаза и не мог оторвать взгляд. Мне в глаза словно светил лазер, но не причинял не удобств.
  - У тебя глаза, как мой карманный лазер, - сказал я ему.
  - А у тебя, как глубины океана, - отвечает он.
  Голос у него был взрослый. И это было удивительнее всего. Мне захотелось дотронуться до него, осмотреть полностью. Я ведь никогда прежде никого подобного не встречал. Существо было такое удивительное, такое красивое. Мы стояли и смотрели друг на друга. И тут он протянул ко мне руку. Обычная человеческая кисть. Пять пальцев чуть длиннее, чем у меня. Он дотронулся до моей щеки. От его прикосновения меня словно током ударило, но я не шевельнулся. Его кожа была такая мягкая и холодная.
  - Ты хороший, - сказал он.
  - А ты холодный, - ответил я. - Я тебя согрею.
  Я снял свою курточку и накинул ему на плечи, а затем обнял. Мне казалось, я так его смогу согреть. Я был в этом уверен.
  - Хочешь посмотреть на небо? - спросил я.
  - Хочу, - ответил он.
  Я провел это удивительное существо на крышу, на моё любимое место. Отсюда открывался замечательный вид на газовый гигант и два его видимых сейчас спутника. А ночью видно три.
  - А как тебя зовут? - спросил он, прижимаясь ко мне.
  - Алеван. Алеван Сартадериан, ударение на последнюю букву фамилии, - пояснил я. - А тебя?
  - Кахар. У меня нет фамилии.
  - Тогда ты тоже будешь Сартадериан, - сказал я, прижимаясь к нему сильнее.
  Мы просидели так около часа. Он так и не согрелся. А вот я замёрз. Мы с ним молча смотрели на закат двух солнц нашей системы. Я бы счастлив. Впервые за полгода, со мной рядом был кто-то очень родной. Ни папа и не мама. Кто-то, с кем мне хотелось просто сидеть и не помнить ни о чём...
  
  ...Я сел на самую последнюю парту, чтобы меня не трогали и обращали как можно меньше внимания. Я намного младше своих одногруппников. Мне всего двенадцать, а им по двадцать. Я впервые остался один, далеко от дома, далеко от Кахара. Он улетел к себе, а меня отправили учиться в академию. Это обязательное условие при становлении главы Дома. Отец возлагает на меня большие надежды, но я боюсь, что их не оправдаю. Мне гораздо проще решать уравнения высшей математики, делать аналитику, чинить, паять, разбирать, чем просто разговаривать с людьми. Я даже не представляю, каково это общаться со сверстниками. А мне и не интересно. Они не понимают значения философии в жизни человека, не любят играть в логические игры, потому что не умеют продумывать свои действия. С Кахаром куда интереснее, чем со всякими детьми.
  - А вот и наш новенький, - сильный голос молодого человека прозвучал позади меня.
  - Да неужели сам Алеван Сартадериан решил почтить нас своим присутствием? - другой голос мне показался мерзким.
  Я не стал оборачиваться, потому что знал, кого увижу. Кил Сартадериан, прихвостень Дрея Фадрадена. В группе они всегда ходят впятером. Дрей Фадраден, Кил Сартадериан, Зарен Притнэ, Стейрон Притнэ и Эрор Кориндоран. Только Дрей был единственным прямым наследником своего Дома. Остальные четверо не имели права на наследование. Эта компания золотой молодёжи заправляла всей академией. Ректор академии им все спускал, потому что они очень хорошо заметали за собой следы. Последний скандал с отчислением десяти студентов по обмену из Лихейна - их рук дело, хотя девяносто пять процентов людей даже об этом не догадываются. Они грамотно спровоцировали конфликт, повлёкший за собой драку и исключение студентов.
  - Посмотрите на него! Никакого уважения к старшим нет! - голос моего какого-то там родственника меня пугал и раздражал одновременно.
   - Ага, даже не поздоровался, мелкий. Думает, что раз наследник Дома, то ему всё сойдёт с рук! - предводитель начал заводить компанию.
  Отношения с Домом Притнэ у нас были натянутые. Все из-за пограничных конфликтов. Притнэ - третий дом, после Берроса и Акаток. Сартадериан всего лишь одиннадцатый из пятнадцати. Но у моего Дома есть территории, а у них - нет.
  Я проигнорировал всю пятёрку. Нет смысла связываться с теми, кто открыто нарывается на конфликт. Но мне страшно. Я не люблю людей. С ними так сложно. И эндорианцев не люблю. Они слишком большие и далёкие. Как же я скучаю по Кахару.
  - Послушай меня, мальчик.
  Дрей Притнэ сел на край моего учебного стола и уставился на меня своими тусклыми зелёными глазами.
  - Сартадериан, а тебя не учили уважению к старшим?
  Я опустил взгляд на свой КПК, где писал шифр для переписки с Кахаром. Мне на них было все равно. Но они меня пугали.
  - Видимо, придётся мне тебя научить.
  От его голоса у меня по телу побежали мурашки. Я на автомате вводил значения в КПК, а мысли мои метались. Мне захотелось вскочить и сбежать далеко, к риорам.
  Дрей положил руку мне на плечо и сжал с силой.
  - Лучше бы ты сидел у себя на планетке и не высовывался, гений, - зло так сказал он, а компания его поддержала неприятным смехом.
  В этот момент резкий звук разбивающегося стекла, и рука Притнэ отпускает моё плечо, а сам он падает на колени от боли.
  - Как ты посмел его тронуть? - в мощном голосе Кахара слышались грозовые нотки.
  - Я не...
  - Замолчи.
  Дрей заткнулся, потирая руку, на которой остался след от хватки риора, а я растирал плечо. Глядя на сине-серебряный сплошной костюм риора со знаком Дома Сартадериан, я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, ведь у меня был самый лучший друг, который в тяжелый момент появился, хотя здесь его быть не должно.
  - Если ещё кто-нибудь попробует как-то оскорбить, задеть его или надавать психологически, я сам на того надавлю так, что никто и встать не сможет больше с кровати без аппарата жизнеобеспечения...
  
  Я подскочил на кровати. Моё сердце билось о грудную клетку с такой силой, будто пробивало себе путь наружу.
  Быстро и часто дыша, я огляделся. Окно было открыто, и шум пролетающих аэромобилей проникал в мою квартиру вместе со светом улиц. Была ночь. Слабый ветерок летал по комнате, охлаждая моё разгорячённое тело. Пот капал со лба крупными каплями. Сервер на столе находился в режиме ожидания, скайр мигал о пропущенном вызове.
  Это всё был сон. Но он был такой реальный. Чувства, что я испытал во сне, все ещё звенели в моей груди. Чувство благодарности, радости, уверенности. Перед моими глазами все ещё стоял риор Кахар, облачённый в цвета и символы Дома Сартадериан. Мне казалось, что стоит протянуть вперёд руку, и я коснусь мягкой ткани одеяния риора.
  Я потряс головой, прогоняя наваждение. Это всё сон. Не мой сон.
  Но все было так реально...
  В полутьме, я быстро подключил скайр к серверу, и зашёл в интернет. А вот и он, главный сайт, где сидят все высокородные. Мне его как-то показал Аст, но я не думал, что мне придётся на него заходить. Смотрим, кто же сейчас в сети, в два часа ночи.
  К моему огромному облегчению, там нашёлся один мой знакомый - Алеон. Значит, он не спит.
  Я мимолётно глянул на пропущенные звонки от Вэна, Вэлла, Китана и Зарри. Простите ребята, но мне сейчас не до этого. В самый первый раз я обменялся с Алеоном номерами скайров.
  - Какие люди! И в такой время, - ответил на мой вызов Алеон.
  - Доброй ночи. Я не помешал? - поинтересовался я.
  Алеон сидел в тёмной комнате при свете лампы. За его спиной кроме спинки кресла ничего видно не было.
  - Нет, не помешал. За тобой охотники за головами гонялись? - хмуро поинтересовался он, вглядываясь в моё лицо.
  - Кошмар приснился, - почти честно ответил я.
  Все же сон не был кошмаром. Он был просто очень реален, наверное.
  - В таком случае, что тебе нужно?
  - Алеон, ты хорошо знаешь историю? - поинтересовался я.
  - Достаточно, - расплывчато ответил он.
  - Может, мой вопрос прозвучит глупо, но был ли главой Дома Притнэ некий Дрей?
  - Я могу тебе сходу назвать пятерых, - ответил тот.
  Я задумался. По истории мы проходили, что Алеон Сартадериан открыл второй уровень гиперпространства пятьсот лет назад. И этот человек дружил с риорами. Следовательно, Алеван и Алеон - это один и тот же человек. Может, имя попутал, или был ещё случай дружбы с риорами, о котором я не знаю.
  - А один из них учился с Алеваном Сартадерианом?
  - С кем? - глянул на меня с подозрением Алеон.
  - То есть, с Алеоном Сартадерианом. Тот самый учёный, на которого я так похож, - ответил я.
  - Дрей Притнэ, который учился с Алеоном Сартадерианом? Да, был такой, - подтвердил Алеон.
  У меня в груди что-то сжалось.
  - А с ними ещё учился Эрор Кориндоран, так ведь? - почему-то именно это имя из всех всплыло у меня в голове.
  - Да. Эрор был единственно верным другом Алеона с поступления в академию и до самой смерти, - подтвердил тот. - А зачем тебе?
  - Хочу кое-что проверить, - ответил я, а сам задумался.
  Если такие люди действительно существовали, то почему они мне сняться? Причём так реально. Я ведь никого из них не знаю, и не мог знать.
  - А ты не мог бы мне подсказать, где можно найти фотографии Алеона Сартадериана, Эрора и других высокородных?
  - Я могу тебе скинуть имеющиеся у меня файлы, - ответил Алеон. - Но это файлы из частной коллекции, и так просто ты их получить не можешь.
  - И сколько же они стоят? - вздохнул я, подсчитывая, сколько у меня осталось на счету денег.
  - Всего ничего. Не выключай скарй, ожидай, пока тебе позвонят. И до утра не смей отключаться и уходить куда-нибудь.
  - Хорошо, - быстро согласился я, пока он не передумал.
  Алеон скинул мне объёмный файл с тысячей фото и видео материалов. Замечательно.
  Я принялся ждать, предварительно подключив фоторамку к нему, которую мне подарил Вэлл, и стал смотреть на фотографии.
  И чем больше я смотрел, тем больше я холодел. Кошмары, мучавшие меня на протяжении не одного месяца с риором во главе, и те люди, что мне снились раз за разом. Все они были настоящими. Я точно знал, что никогда их не видел, я не мог видеть людей, которые жили пятьсот лет назад. Но, тем не менее, это были они. Дрей, Эрор, Стейрон, Зарен и другие. Все они были настоящими. Все они когда-то были. Но Океан ведь сказал, что это не мои кошмары, а его. Что же тогда у нас получается? Он Алеван Сартадериан? Как тогда он может жить во мне? Или я это он? Не понимаю.
  - Кто же ты такой, Океан? - тихо спросил я, но ответа так и не получил.
  Океан меня не слышал. Он был недоступен для меня.
  Я продолжил листать дальше, пока входящий звонок на скайр не заставил меня оторваться. Я нажал кнопку "принять вызов", и на экране тот час же возник Крайт Джастрик.
  - Дамы и господа, позвольте вам представить Дара Доридаса! Привет, Дар! Как дела? Как настроение? Чем занимаешься?
  Я растерялся, потому что это было несколько неожиданно. Парня я видел всего лишь один раз сегодня утром. И до меня начало доходить, кто такой этот Крайт. Он вот уже на протяжении трех лет является ведущим популярного среди молодёжи, да и не только, онлайн-шоу, под названием "Форум". Это единственное шоу, в котором высокородные и простые низшие могут общаться на ты, говорить на свободные темы, обмениваться мнениями и обсуждать насущные проблемы. Выходит оно в эфир раз в месяц и всегда ночью. Конкретного числа выхода нет.
  - Привет, - на размышления у меня ушло не больше пары секунд. - Дела - у инженеров на строящемся флагмане. Настроение - как колеблющаяся синусоида. Занимаюсь визуальным анализом цифровой информации на техническом устройстве ДМГ-ПФ - 801.
  - Какой замечательный ответ, - не растерялся Крайт. - Сразу видно - группа Н-03.
  - И почему чуть что, сразу Н-03? - на половине экрана появился Дрейн Артегро.
  Судя по всему, сидел он в гараже, так как за его спиной было очень много разных аэроциклов.
  - Потому что это инновационная группа, предводительницей которого является самая прекрасная девушка во всем Княжестве, за ледяным сердцем которой охотятся многие высокородные отпрыски - графиня Алия Меридон, - ответил Крайт. - Кстати, Дар, ты мне вчера сказал, что хорошо с ней общаешься. Расскажи подробнее.
  На меня сейчас смотрела добрая половина молодёжи Княжества, если не больше, и возможно, даже Алия. Вот тут я и не знал, что ответить.
  - Вам честно или правду? - поинтересовался я.
  - И то и другое, - ответил Крайт.
  - Честно - это очень чуткая, добрая и отзывчивая правительница, которая всегда готова прийти на помощь всем, кто в ней нуждается, - заявил во всеуслышание я.
  - Добрая и отзывчивая? - на экране, к моему удивлению, появился граф Линар Дерриэйдн, с саркастической ухмылочкой. - Ты, наверное, шутишь?
  - Нет. Я говорю на полном серьёзе, - ответил я, хмурясь.
  - Дар, какой же ты наивный.
  - Почему же, граф, - не согласился Крайт. - Просто парень, как и многие другие до него, попал под чары графини Меридон. Эта участь просто не может минуть тех из низших, кто с ней знаком.
  - Кстати, а где сама графиня Алия? - поинтересовался появившийся на экране незнакомый высокородный средних лет.
  - Опять у Алеона сидит, - ответил князь нашего Княжества, появившийся на моём экране.
  Что сказать, шоу очень популярно, и не только среди молодёжи, но и среди вот таких вот высокопоставленных личностей.
  - Неправда, - тут же появился Алеон. - Я её со вчерашнего вечера не видел. Она у Найтена Артегро должна быть.
  - У меня? С чего бы ей быть у меня?
  На экране появился высокородный в зелено-золотом одеянии. Лет ему было примерно двадцать восемь - тридцать. Длинные черные волосы, собранные на затылке, темно-серые глаза, прямой нос, тонкая полоска губ, волевой подбородок.
  - Потому что она без трёх месяцев, как твоя жена. Или ты забыл, что сделал ей вчера предложение, и она ушла с тобой? - переспросил Алеон.
  Моё сердце остановилось на несколько секунд. Алия выходи замуж? За него? А как же я? Хотя, кто я? Простой низший, который с самого начала знал, что такая высокородная, как Алия, не станет смотреть в его сторону и у нас ничего не получиться.
  - Со мной. Я вернул её домой и передал в руки начальника охраны. А мы все знаем, как сильно он заботиться о ней, - пожал плечами Найтен.
  Даже если бы она меня любила, все равно социальный статус нас разделяет гораздо сильнее, чем отсутствие чувств. Низший и высокородная никогда не смогут быть вместе. Никогда. И я это прекрасно понимал с самого начала.
  - Ещё бы не знать, - ухмыльнулся Алеон. - Каждый раз меня проверяет на наличие всего, что может повредить графини Меридон.
  Тогда почему же мне так больно? Почему же мне стало так холодно? Почему в моём сердце образовалась огромная, зияющая чёрная дыра?
  - Вот так вопрос! Куда же пропала без трёх месяцев замужняя графиня Меридон? Ни кто не располагает информацией? - громко спросил Крайт Джастрик.
  Значит ли это, что я люблю её? Представляю её хрупкую, тонкую фигуру в объятиях высокородного, и во мне закивает гнев. Мне хочется взять и ударить в самодовольную рожу высокородного, находящуюся на другом конце города, а может и на другой планете.
  "Бесишься? Между прочим, кто-то сам сказал, что не посмеет полюбить высокородную стерву, пока не напишет уравнение четвёртого уровня гиперпространства".
  Океан появился в моём сознании резко, но я не заметил его. Он будто был здесь всё это время, никуда не уходил.
  "Я и не люблю", - холодно ответил я ему.
  "Конечно, конечно. Ты не любишь эту красивую, умную, такую желанную и такую невероятную девушку. Конечно же, вы просто лучшие друзья, и ты единственный друг, к которому она легла в постель после того, как приняла предложение выйти замуж, и в чьём халате ходила утром по кухне", - согласился Океан, а мне с каждым его словом становилось всё хуже.
  "Да. Мы просто друзья", - согласился я.
  Именно так и не иначе. И я просто не смею претендовать на её сердце, потому что я никто. Просто мальчишка, который в детстве потерял память.
  "Океан, - тихо позвал я. - Почему мне так плохо? Почему у меня сумасшедшее желание разгромить все вокруг или просто выброситься их окна, что бы ничего не чувствовать".
  "Потому что всегда больно терять то, что любишь, Зордар. Всегда. И нужно уметь отпускать".
  "Отпускать? Я ведь даже схватиться за неё не успел", - грустно подумал я.
  "Зато она зацепить успела", - вздохнул он.
  Я устало откинулся на спинку кресла. Мысли в моей голове крутились только вокруг Алии. Я вспоминал каждую нашу встречу с самого начала, хватался за обрывки первого воспоминания. Что я искал в воспоминаниях, я не знаю. Просто искал.
  - Дар, а что ты загрустил?
  Я вернулся к экрану, что бы увидеть усмешку на лице высокородного, того самого, который сделал предложение Алие. И почему нас разделяет расстояние несколько тысяч километров?
  - Я не загрустил, а задумался, - ответил я.
  - Над чем? - тут же вмешался в наш диалог Крайт.
  - Над тем, как бы открыть формулу четвёртого уровня гиперпространства и что я могу за это получить, - ответил я первое, что пришло в голову.
  - Получить за это ты можешь очень многое, - сказал мне граф Дерриэйдн. - Огромные деньги, славу, почёт, уважение.
  - В деньгах не нуждаюсь, к славе не стремлюсь, я слишком молод для почёта, а уважение от достойных людей я уже получил, - сказал я всё, что думаю об этом.
  - Все стремиться к славе и к деньгам, - не согласился со мной Крайт.
  - Не я.
  Мой скайр завибрировал. Я включил экран и посмотрел на сообщение от Ани. На автомате открыл её и уставился на большой текстовый файл, вначале которого было большими буквами написано: "Международный трудовой договор о сотрудничестве и безопасности". Я пролистал его от начала до конца и с каждой строчкой всё больше входил в ступор. Договор был прислан мне не кем-то неизвестным, не очередной рекламной компанией. Договор прислали риоры. Вернее один конкретный риор.
  "Ему лечиться надо", - Океан вместе со мной смотрел на документ и тоже офигевал.
  "А что этот договор значит? Риорского я не знаю, а юриспруденцией не интересовался", - спросил я Океана.
  "Он хочет стать твоим телохранителем на основании, промотай чуть ниже... на основании высокой ценности тебя, как союзника эндорианцев", - был дан мне ответ.
  "Это несколько странно, учитывая то, что я всего лишь обычный человек", - сказал я ему.
  "Да, - согласился он, и я почувствовал его слабый лучик надежды, безжалостно затушенный суровой реальностью. - Это и странно. Хотя, учитывая его фразу, брошенную в ночь его появления, у меня есть кое-какое предположение".
  "И что же мне делать с этим договором?"
  "Договор на твоё имя. Выбирай - хочешь ты телохранителя-риора или нет".
  "А ты мне помочь не хочешь?"
  "Тебе двадцать лет летом скоро будет, а ты спрашиваешь у меня. Нет, Дар, выбирай ты. И на меня не оглядывайся. Я - всего лишь небольшая часть тебя".
  "Но ведь тебя мучают кошмары, - заметил он. - Ты ведь не хочешь, что бы риор был с нами".
  "Дар, я тут ни при чём. Это только твоё дело. Мне все равно, потому что тот, кого я боялся, давно мёртв".
  "Вот ведь задачку подкинули", - вздохнул я.
  Риора в телохранители. Зачем? Я и без него неплохо справляюсь со своей защитой. Врагов у меня нет и заводить их я не намерен. Хотя, если вспомнить вчерашнее утро, или ночь. Риор тихий, послушный, разговаривает мало. Не знаю почему, но мне было приятно находиться с ним в одной комнате.
  "А платить чем я ему буду? - спросил я Океана.
  "Тут написано, что вся оплата идёт из эндорианского Альянса. Так что, в этом вопросе все в порядке. Судя по всему, ты эндорианцам понравился".
  "Ладно, раз уж они предлагают, отказываться не буду. Ты не против?"
  "Я? Я не против. Это твоё решение. Почему я должен быть против? Я ведь часть тебя".
  Я быстро подписал договор и отправил обратно. Эндорианцы ничего плохого мне не сделают. Они ведь заботятся о людях. Я взглянул на экран. Крайт уже переключился на других низших, граф исчез с моего экрана. Алеван что-то печатал и на меня внимания не обращал. На форуме было около двух тысяч человек, но никто не спешил со мной поговорить. Если бы не обещание, я бы уже лёг спать, хотя, я и так спал очень долго. Я откинулся на кресле и попытался расслабиться. Хватит с меня на сегодня стрессов. Или реалистичных снов. Мне стоит отдохнуть и расслабиться. Модульная неделя просто высосала из меня все соки. И она ещё не закончилась. Да ещё и эта новость с Алией. Почему я узнал об этом в последнюю очередь? Почему мне никто этого не сказал?
  Звук разбивающегося стекла оторвал меня от грустных мыслей. Затем он снова повторился и настала тишина. Это было довольно странно. Я встал и пошёл смотреть, кто же из риоров прибыл.
  - Здравствуй, Дар, - механический голос Гхсаара достиг меня, едва я прошёл половину зала.
  - Здравствуй, Гхсаар. Почему ты здесь? - глупее вопроса я задать не мог.
  - Я твой телохранитель.
  - Но ты же начальник охраны риорского карательного отряда, - не понял я.
  Риор стоял в косяке между залом и кухней.
  - Я ушёл с занимаемой должности и решил стать простым солдатом на службе у людей и эндорианцев.
  - И тебя так просто отпустили? - удивился я.
  - У меня уже была подобная практика, - ответил мне коротко Гхсаар. - Я расположусь на диване.
  - Хорошо, - кивнул я и вернулся на форум.
  Я бы с удовольствием лёг спать, но не получиться, потому что обещал Алеону посидеть на форуме до его закрытия.
  - Я воспользуюсь твоим шкафом. Все равно он на половину пустой, - риор так, проинформировал меня.
  Я обернулся и с удивлением смотрел, как это человекообразное существо вешала в шкаф три защитных костюма разных цветов.
  - Ты решил здесь прописаться? - поинтересовался Океан.
  В темноте камера не показывала, что твориться в моей комнате. Океан отвернул её чуть в сторону.
  - Не здесь, - ответил странно риор.
  Хотя, странно для моего, человеческого понимания. А для риоров этого вполне будет достаточно. Но обычно риоры любят много уточнять. Так нам с Алией приходится поправлять Кхейлу, в редких случаях, когда она с нами разговаривала.
  - Надолго?
  - Достаточно.
  Этот риор какой-то неправильный. Интересно, что ему такого люди сделали, что он стал такой странный. Хотя, как я могу судить о риорах, если знаю о них так мало?
  - Мне можно будет спать на диване?
  - Да, - кивнул я.
  Вернувшись к экрану, я не заметил изменений. Кто-то с кем-то разговаривал, кто-то что-то обсуждал. Мне было банально скучно, потому что я не слышал подходящей темы, и потому что после новости о помолвке Алии мне было вообще многое фиолетово.
  - Откуда ты знал, Дар, что едят риоры? - вдруг спросил меня Гхсаар.
  - Конструктор сказал, - ответил я.
  - Меня всё больше интересует этот Конструктор, - сказал он.
  - Гхсаар, а почему ты такой? - повернулся я к нему.
  Я точно был не в себе, если решился спросить о таком.
  - Почему я отличаюсь от других риоров, ты это хотел спросить?
  - Да.
  Риор сел на диван.
  - Потому что я был когда-то связан с одним человеком, - ответил тот.
  Я не ожидал ответа, поэтому он меня несколько удивил.
  - Что значит, связан?
  - Мы, риоры, называем это явление - хашфах. На вашем языке нет подобного слова. Это явление, при котором между человеком и риором образуется в основном односторонняя, но в редких случаях двусторонняя связь, завязанная на эмоциях и разуме. Это очень редкое и опасное явление.
  - Опасное?
  - Риоры живут дольше людей. Но если человек, с которым связан риор, умирает, то умирает и риор.
  "А если умрёт риор, человеку хоть бы что. Потому что люди почти не чувствуют эмоций риоров", - добавил Океан.
  - А что эта связь делает? - не понял я.
  - Риор чувствует всё, что чувствует человек. Человек становиться для риора наваждением. Без этого человека жизнь становиться невыносимой. Ты словно теряешь часть себя. Очень важную часть и в тебе поселяется пустота, - ответил мне риор, и в его голосе, механическом голосе, мне послышались нотки грусти. - И ты ничего больше не можешь поделать. Ты пытаешься задавить пустоту, пытаешься заполнить её чем-то. Ты начинаешь искать людей, искать возможности, искать ощущения. Ты стараешься отвлечься, пытаешься забыть. Но это не возможно. Только один человек может заполнить твою пустоту. Больше ни кто, как бы ты не искал.
  - А где он, тот человек, с которым ты был связан? - спросил я.
  - Он умер. Очень давно умер, - печально сказал риор.
  - Мне жаль.
  - Я привык, - пожал он плечами. - Хотя, люди меня стали раздражать. Я убиваю людей, потому что ненавижу их. Ненавижу, потому что люди виноваты в том, что он умер.
  - Его убили пираты? - удивился я.
  - Нет. Его просто не стало.
  Неясный ответ добавил в мой огромный список вопросов ещё один.
  - Подожди-ка. Если он умер, то, как же ты можешь жить. Ты же сам сказал, что риор умирает.
  - Связь хашфах невозможно просто так разорвать. Этой связи нет объяснения. Но, тем не менее, он каким-то образом сумел её прервать ненадолго. И этого вполне хватило, что бы я продолжил волочить своё жалкое существование.
  - Я тебе сочувствую, - тихо сказал Океан. - Жить с пустотой в груди и знать, что её уже никто никогда не заполнит.
  - Никогда, - тихо ответил риор. - Впрочем, я уже привык. И не зачем мне сочувствовать. Я спать и тебе бы посоветовал то же самое.
  - Мне нужно посидеть здесь до конца форума, - ответил я. - Обещание выполняю.
  - Как хочешь.
  Риор нажал кнопку и диван раздвинулся. Затем он просто лёг в своей форме в чистую постель. Меня это несколько удивило, но спрашивать я не стал. Это все-таки риор, а не человек. А что я знаю о риорах? Правильно, почти ничего, кроме этой странной связи. Нетрудно догадаться, почему риоры не стали сотрудничать с людьми и вообще закрыли границы.
  "И во всём виноваты высокородные, - подытожил Океан. - Да, именно так и не иначе".
  Я не стал ему отвечать. Прикрыл окно, и в комнате сразу стало тише. Сел на кровать, поставил скайр на колени и направил камеру на себя, а затем полез на сайт Кольцо разума. Читать техническую литературу не видел смысла, поэтому искал что-то простое, чтобы не загружало мой и без того перенапряжённый мозг. Алия, Гхсаар, экзамен - пусть всё летит куда-то пустошь.
   На сайте была не плохая музыка. Океан (и откуда только берётся время!) ограничил список песен, которые можно загружать на сайт, и поэтому на сайте попадается только отличная музыка. Я надел наушники и включил одну из своих любимых композиций на языке Лихейна. У певицы был мощный голос в три октавы, который меня просто завораживал. Мысли о произошедшем все ещё крутились, устраивая в моей голове настоящий водоворот. Почему она вчера мне не сказала о том, что выходит замуж? Хотя, какое ей дело до низшего. Она и Алеона бросила, а ведь он говорил, что у них взаимная любовь. Но ведь она высокородная. А для высокородных в первую очередь важен Дом, а уж потом все остальное.
  "Не для всех, - подправил меня Океан тихим голосом. - Некоторым глубоко плевать на свой Дом, на честь, на родителей. И это большей частью те, кто не является наследником Дома и быть им не сможет, если конечно, весь Дом не вырежут и он один не останется. Всему виной неправильное воспитание, зависть, частые унижения со стороны тех, чьё положение выше. Сейчас молодёжь интересует лишь деньги, власть, роскошь. Они не хотят думать, а хотят всю жизнь праздновать и ни о чём не заботиться".
  "Мне кажется, тебе об этом стоит поговорить с графом Дерриэйдном. Алия часто жаловалась, что он любит эту тему", - невесело улыбнулся я.
  "Только разговора с графом мне для полного счастья не хватало, - фыркнул тот. - И вообще, что ты собираешься делать? Я ведь знаю, что ты просто так не сможешь сидеть и смотреть, как Алия выйдет замуж за того высокородного, который мне очень не нравиться".
  "Если она за него выходит, значит так надо. Я не высокородный, что бы претендовать на её руку".
  "А как же добиться благосклонности возлюбленной, не смотря на происхождение?"
  "Океан - я простой низший, у которого кроме сайта, счета на несколько миллионов единиц, аэроцикла и второй отдельной личности нет ничего. Как я могу добиться того, на что способны не все высокородные? Нет, если конечно у тебя есть средство, которое тут же сделает лояльным ко мне всех высокородных без исключения, тогда я и буду предпринимать какие-то шаги. Но даже открой я этот долбаный четверной уровень, я не смогу добиться её! Разве что стать главным учёным и тому подобное. Это максимум, на который я могу рассчитывать. Но этого не произойдёт. Я не Алеван Сартадериан, что бы открывать законы вселенского путешествия!"
  Мысленно наорав на Океана, я почувствовал стыд. Океан единственный, кто понимает меня, единственный, кому я могу доверять больше, чем самому себе. Он делает для меня все, что может, помогает, учит. Благодаря ему я не чувствую себя одиноким. А что я делаю для него? Кричу, возмущаюсь, чего-то требую!
  "Прости, Океан. Это всё нервное. Я..."
  "Ничего не говори, Зордар, я понимаю, - сказал он заботливым тоном, что мне стало стыдно ещё больше. - Я все прекрасно понимаю".
  - Дар, скажи, а что бы ты сделал, если бы открыл четвёртый уровень гиперпространства? - поинтересовался у меня Алеон, выдёргивая из мысленного диалога.
  - Я не задумывался об этом, - ответил я несколько растеряно. - Наверное, стал бы открывать пятый уровень.
  - Пятого уровня не существует, - категорически сказал граф Дерриэйдн.
  - И это говорит человек, который пытается открыть четвёртый уровень, которого не существует, - ухмыльнулся князь.
  - Предположительно известно из записей Алевана Сартадериана, что существует всего семь уровней гиперпространства, после них, опять же предположительно, три уровня катапространства, - устало сказал моим голосом Океан. - И то, что сейчас называется первым, вторым и третьим уровнем - всего лишь три разных скорости перемещения кораблей. Гиперпространство же - это область, которая находиться за пределами обычного пространства-времени, где расстояние значительно отличается от реального, в котором существуем мы. И проблема с четвёртым уровнем заключается вовсе не в формуле, которая является сама по себе простой, а в конструкции двигателя, который бы позволил создавать туннель в гиперпространство.
  - Граф, каких же гениальных личностей сегодня выращивает ваша кафедра, - с усмешкой заметил князь. - Мы ещё не успели вывести формулу четвёртого уровня, а уже говорим о семи и трёх следующих!
  Смех за кадром, смех тысячи людей, следивших за нищим разговором, ударил по мне, как молот. Мне захотелось уйти от камеры и провалиться сквозь пол. Но затем меня взяла злость. Да что они, алчные политики понимают в науке?!
  "Успокойся малыш, - Океан сказал это спокойно и уверенно. - Пусть смеются, пока могут. Потому что хорошо смеётся тот, кто смеётся последний".
  Легко сказать, но трудно сделать.
  - Что сказать, теория идёт дальше, чем практика, - пожал плечами граф Дерриэйдн.
  По его лицу трудно было что-то конкретное сказать, но я знал точно, что он очень зол. Так опозорить его репутацию перед всеми высокородными, а тем более перед князем.
  - У вас и теория не двигается, - добавила масла в огонь старая женщина, появившаяся на экране.
  - Милая Азела, я с вами не соглашусь. С теорией у нас все идёт так, как и планируется.
  Океан выключил микрофон и обратился к спящему риору.
  - Гхсаар, а какую мне смогут охрану организовать эндорианцы и риоры в случае повышенного внимания к моей персоне со стороны высокородных? И сколько продлиться моя защита?
  - Защита продлиться, пока интерес к тебе со стороны высокородных не угаснет. А охрана будет, если понадобиться, на самом высшем уровне, - ответил мне риор.
  - Что ж, меня это устраивает, - улыбнулся моим лицом Океан. - Значит, на вас я могу рассчитывать.
  С этими словами он включил микрофон, добавил громкость музыки.
  "Дар, если что, то во всём виновата высокородная стерва. Нечего было давать согласие на замужество, не спросив тебя", - вдруг весело сказал мне Океан.
  "Я же просил!" - чуть не взвыл в голос я, под смех Океана.
  - Граф Дерриэйдн, - обратился Океан, прерывая диалог между высокородными. - А что мне будет, если я сейчас напишу формулу четвёртого уровня гиперпространства?
  - Я тебе лично подарю свой флагман, - ответил мне тот.
  - Флагмана мне не надо, а вот дорогостоящее оборудование для исследований сбора атомных структур исследований вы можете предоставить? - наглости Океана не было предела.
  Понять не могу, почему у него настроение поднялось? В этом виноват я, музыка или риор?
  - Дар, если ты напишешь сейчас эту формулу, я тебе и лабораторию в центре Рисара подарю, - возвёл глаза к потолку граф.
  - Заметьте, я этого не просил, - хитро просиял Океан. - Итак, дамы и господа, разумные и не очень, смотрите и трепещите, потому что сейчас будет решаться судьба этого Княжества!
  Без пафосных речей Океан - не Океан. Он включил простой редактор, взял стилус и стал писать на экране, демонстрируемый всем, кто в этот момент смотрел ночное шоу.
  - Берём массу корабля, летящего в космическом пространстве без воздействия серьёзных сил, таких как сильное гравитационное поле или магнитная аномалия и прочее. При этом должна учитываться не просто общая масса, а та, которую корабль набрал за счёт скорости. Ведь мы все знаем, что масса увеличивается экспоненциально по мере приближения к скорости света. Умножаем эту массу на диаметр перехода, который нам следует создать, что бы корабль беспрепятственно прошёл. Умножаем на энергию, требуемую для открытия этого самого перехода. Энергии требует очень большое количество, так как разрыв пространства это вам не куртку порвать. Хотя, если перед вами врата для перехода, эту энергию можем не учитывать. Умноженное мы делим на энергию, необходимую на сам переход корабля. Без этого никак, так как сам переход требует определённых затрат. В принципе, эту часть формулы может вывести человек, понимающий что такое масса и энергия. Тогда в чём же подвох, спросите вы. А я отвечу, что открыть переход не возможно, если не учитывать базисы. Базисы - это странные ритмы космоса, которые наблюдаются исключительно на территории Княжества и препятствуют образованию проходов и увеличению скоростей в некоторых случаях. Именно они выводят из строя двигатели, когда корабли летают на третьей скорости пространства, будем называть так. Вот и все, что нужно, что бы открыть переход и долететь отсюда до риоров за какие-то полутора суток.
  Сначала была тишина, а потом взрыв смеха.
  - И это вся формула четвёртого уровня? - смеясь, спросил князь. - Мальчик, ты или тупой или сумасшедший, потому что в здравом уме и твёрдой памяти никто не станет оглашать такую бредовую формулу на всё княжество.
  - Точно тупой, - на моём экране появился какой-то высокородный, которого я пару раз встречал в академии.
  - Как ты в академию попал? - спросила ещё одна не знакомая высокородная.
  И всё последующее время, до самого восхода солнца и до закрытия форума, каждый из высокородных посчитал долгом сказать мне какую-нибудь гадость в лицо. Это было очень неприятно, и это мягко сказано. Даже Арис не остался в стороне, заявив:
  - Дар, ты как всегда впереди всех. Даже я не смог бы до такого додуматься.
  Алеон лишь промолчал, занятый чем-то. К удивлению, промолчал и Дрейн, хотя мог бы сказать что-то вместе со своей свитой, ведь сидели они вместе. Спасибо Океану, что через минут пять этого кошмара, я уснул, а Океан перехватил управление телом и слушал все, что ему говорят.
  
  ***
  Алия не спала всю ночь. Сегодня она не учувствовала в Форуме, потому что люди, сидящие там говорили бы то, что Алия упорно не хотела слушать. Они бы желали ей счастливо выйти замуж за Найтена.
  Это был простой политический ход во имя Дома и ничего более, по крайней мере, её пытался в этом убедить князь. Но Алия давно уже знала, что князь и пальцем не пошевелит, если это ему не принесёт выгоды. Алия согласилась лишь по одной простой причине: князь знал тайну Алии. Если эта тайна всплывёт наружу, а она всплывет рано или поздно, у Алии будут большие неприятности. Сейчас Дом Меридон на шестом месте. После брака с Артегро, он будет на четвёртом, обогнав сразу два Дома. И Алия была бы рада этому хоть немного, произойди все на полгода раньше. Алия пыталась прогнать того, кто поселился в её душе, в её сердце. Она не хотела этого признавать и каждый день, видя его, пыталась прогнать чувства.
  Вчера, когда Найтен официально сделал ей предложение, она приняла его с холодным расчётом. А после, когда он повёз её к нему Домой, просто сбежала, запутав и убедив, что ей быть лучше у себя Дома. Она ничего не сказала Джейдену, и даже не появилась у себя Дома. Она воспользовалась впервые услугами общественного ночного транспорта - такси. Выбрала она неудачно, поэтому на другой конец города её везли в течение двух часов. А потом ещё с полчаса она искала ту самую квартиру в большом доме, в которой жил Дар. Она знала, что утром у него экзамен, но ничего не смогла поделать с собой. Ей безумно хотелось оказаться рядом с ним.
  Дар не ожидал увидеть её в столь позднее время, но принял спокойно. Не стал возмущаться, а просто принял как факт и позволил спать на своей кровати. Когда он поинтересовался, можно ли ему лечь рядом, Алия ответила молниеносно грубо, но в душе хотелось, что бы он не послушал её.
  Потом появилась "гоп-компания", как выразился Дар, и ей пришлось спрятаться под одеялом, а Дар сел рядом, защищая её. Алия своим ушам не верила, когда Дар пояснил, кто такие "гости". Но больше всего её поразил его тон. Тон больше подходящий высокородному, а не низшему. Потом заявились все остальные, и Алие пришлось перепрятаться в шкаф. Будь они не одни, Алия бы и стала возмущаться, но наедине вести себя, как графиня с низшим, она не собиралась. Словами не описать того шока, который случился у неё, когда в шкаф её затащил риор. Если бы он не закрыл рот, она бы точно начала кричать. Как Дару пришла в голову идея положить риора с Алией в кровать, графиня просто представить себе не могла. Но благодаря этому ни Арис, ни Алеон не заподозрили, что она была в квартире. К удивлению, пока они лежали вместе, риор был разговорчив и рассказал пару историй из своей жизни о том, как ловил пиратов. Когда все ушли, риор переместился на диван и лёг спать, и Алия уснула, потому что устала как никогда.
  Но самое удивительное произошло тогда, когда она открыла глаза. Перед ней лежал красивый большой букет роз. И она не сомневалась в том, кто его здесь положил. Если бы он только знал, в какой именно день сделал ей столь приятный подарок! В тот момент платье, которое Алия так и не сняла, показалось ей слишком узким, сковывающим, не дающим сделать вдох. Ей казалось, что платье, которое просто не могло испачкаться, было грязным и скользким. Поэтому Алия и направилась в ванную, смыла с себя всю "грязь", и заменила платье на удобный халат Дара.
  А после Дар удивил её ещё больше, сделав специально для неё красивый и вкусный завтрак. И в тот момент она почувствовала себя простой девушкой, которую одарили заботой и вниманием. И даже риор не помешал, а наоборот, вписался в их круг, словно был частью семьи. Семьи, которой у Алии никогда не было.
  И Алия наслаждалась каждым мгновением, потому что понимала, что такое больше никогда не повториться. Никогда.
  Риоры доставили её домой, телепортировав. Джейден был в ярости, но Алия не обратила на это никакого внимания, просто закрылась в комнате, сказав, чтобы её не трогали. Весь день она просидела одна в четырех стенах, почти ничего не делая, потому что не могла себя заставить. Она думала над тем, что происходит и должно произойти. Думала о Доме, о высокородных, о своей жизни и о Зордаре. Умом она понимала, что любить его ей нельзя, а сердцем и душой хотела этого очень сильно.
  Только глубоко ночью она пришла в себя, надела маску, за которой тщательно скрывала все свои чувства и стала интересоваться тем, кого Дар назвал Конструктор. Кто знает, может он станет её союзником. Все нужно делать для блага Дома и только, а о своём благе забыть навсегда.
  И вот, сидя второй час и изучая сайт этого самого Конструктора, Алия вдруг наткнулась на интересное объявление. Конструктор выложил на своей главной странице объявление, что открыт четвёртый уровень гиперпространства, и что он уже сделал примерный набросок двигателя. Двигатель не дешёвый и требует очень точных данных о корабле. Поэтому он на конкурсной основе предлагает тем, кто может хорошо заплатить и у кого есть корабль, сделать этот гипердвигатель сначала для тестового полёта, а потом и для потокового производства. Все за счет заказчика. Срок на заявки двенадцать часов. Алия сначала только мысленно посмеялась на это, но потом, просмотрев количество тех, кто решил подать заявки и комментарии к этому конкурсу, быстро поняла, что всё это очень серьёзно. Одни имена королей пиратов чего стояли!
  Взвесив все за и против, она все-таки решила тоже сделать заявку. Это потребовало от неё регистрации и реальных данных. Тут Алия думала долго, но почитав ещё немного о сайте и о конфиденциальности, все же решилась зарегистрироваться. А в графу корабль она прописала свой строящийся флагман "Алмазный". Флагманский корабль "Эгер" остался ещё от её дедушки и устарел, как по вооружению, так и по защите. В сравнении с тем, что имеет Дом Кориндоран, он вообще требовал списания в утиль.
  К её удивлению, Конструктор тут же закрыл конкурс, объявив, что корабль найден. Алия была возмущена, но даже предпринять ничего не успела, как её пришло сообщение от Конструктора о сотрудничестве. Плату за свои услуги он потребовал на взгляд Алии высокую - кристалл цирия. Алия только усмехнулась. Он точно в курсе того, что произошло вчера. С кристаллом придётся расстаться. Но она и не считала кристалл капиталом, которым можно было бы воспользоваться. Алия согласилась.
  И в течение трёх часов Алия и Конструктор спорили о том, что им нужно, о сроках и местах проведения этих самых сборов двигателя. Срок Конструктор поставил просто фантастический - два месяца, заявив, что основная сборка должна начаться уже сегодня и что планы он пришлёт. Но важные детали, без который двигатель не уйдёт в гиперпространство, он будет ставить сам. Вернее, ставить будет Светлый, его единственный помощник и связной. И что самое главное, все это должна была оплачивать Алия.
  Возмущаться можно было долго, но Алия попыталась выбить из него гарантии того, что он действительно откроет этот четвёртый уровень. Этот Конструктор сказал, что гарантии сто процентов, и что в случае неполадок, он возместит урон в четырёхкратном размере. На вопрос, откуда у него такие суммы, он ответил, что продажи его технологий приносят неплохой доход, но вот хорошего и мощного корабля он легально построить не может. А её флагман как раз очень даже подходит для его целей. И ещё он запросил все данные по этому кораблю. Алия отослала ему после долгих уговоров только часть. А через полчаса получила все те, что она не стала ему отсылать. Этот факт просто поразил высокородную. А Конструктор только посмеялся над параметрами корабля и предложил ей ещё парочку улучшений в счёт платы. Но опять же задал короткие сроки - два месяца.
  "Почему два?" - ввела вопрос Алия не на клавиатуре, а через микрофон, что значительно облегчало ускоряло ввод.
  "Потому что это расчётный срок на сбор двигателя. Долго заниматься им я не намерен", - ответил тут же Конструктор.
  Уладив все основные вопросы, Алия налила себе немного специального энергетика, который действует на нервную систему без отката. Дел предстоит много, а вот времени практически не осталось.
  
  Корабль
  
  Проснулся я только к часу дня. Проснулся - это почти подходящее понятие, потому что всё утро моё тело было чем-то занято. Океан пожелал мне доброго утра, а моё тело рисовало на голографической доске какие-то схемы.
  "У меня для тебя хорошая новость, Дар. Ты сдал экзамен на восемьдесят пять баллов по астрофизике и тебя не выгонят из академии".
  "А?" - сонно спросил я.
  "Нам всего лишь позвонил за пять минут до начала пересдачи один из аспирантов твоего любимого преподавателя и сообщил, что это единственная пересдача, которую ты можешь сдать без комиссии и только потому, что за тебя попросила твоя покровительница. А ты же знаешь, как они друг друга любят. И нам с тобой просто невероятно повезло, потому что твой телохранитель вызвал своих друзей, которые телепортировали тебя на эндорианский корабль, а оттуда к двери кабинета, где была пересдача. Что сказать, преподаватель вместе со своим аспирантом были просто в шоке. А то, что тест из шестидесяти вопросов я сделал минут за двадцать пять и вовсе поверг их в священный трепет".
  "Круто", - только и смог подумать я.
  "У медали две стороны, так что слушай очень плохую новость. Тебе и мне придётся в течение следующих двух месяцев неустанно работать над сбором деталей гипердвигателя для графини Меридон. Мне удалось в качестве Конструктора заключить с ней контракт".
  "А кандидатуры лучше не было?" - поинтересовался вяло я.
  Провести два месяца за сбором и установкой двигателя, а так же ещё каких-нибудь модификаций, которые только в голову придут Океану, мне не хотелось.
  "Нет. У неё новый, ещё не до конца достроенный флагман, так что есть место для разворота. И у неё есть влияние и финансы. Она нужна нам. А тебе и подавно".
  "Но зачем тебе создавать гипердвигатель для этого долбанного четвёртого уровня?" - спросил я, не до конца улавливая смысл и полностью проигнорировав его последнее предложение.
  "Затем, Дар, что в скором времени нам придётся строить свой собственный корабль, куда быстрее, чем флагман Алии, и куда мощнее. Ты ведь хочешь узнать, откуда ты и вернуться туда?"
  "Узнать хочу, а вот на счёт вернуться - не уверен", - честно признался я.
  "В любом случае, опыт работы нам пригодиться".
  - Что ты делаешь? - где-то за спиной раздался голос риора.
  - Черчу, - ответил я.
  Риор подошёл ко мне и заглянул через плечо.
  - Гипердвигатель? Ты решил сделать его для четвёртого уровня?
  - Да, - короткий ответ Океана.
  - Система охлаждения риоров куда проще и эффективней, - заметил Гхсаар.
  - Откуда я знаю систему охлаждения риоров, ведь я человек, - сказал я раздраженно.
  Риор провёл по голографическому экрану указательным пальцем, рисуя красными линиями схему на месте системы охлаждения. Схема вышла на плане в два раза меньше, но в два раза сложней.
  - Вот примерно так она выглядит.
  - Только не говори, что ты собираешься мне помогать? - удивлённо спросил Океан.
  - Ты сам это сказал, - пожал плечами риор.
  "Вот ведь эта высокородная стерва! - с чувством произнёс Океан. - Почему ей так нереально повезло?"
  "Океан, Алия не стерва!" - снова возмутился я.
  - Бери стул и садись рядом. Будем создавать вместе, - сказал Океан Гхсаару, полностью проигнорировав меня.
  Что я могу сказать о последующих моих каникулах? Они были. Мне не нужно было ходить в академию, и я был почти все дни свободен. Мне на скайр приходили каждый день тысячи сообщений от всяких неизвестных, содержащие оскорбительные послания, поэтому я поставил фильтр от таких людей. В интернете я стал посмешищем, и узнавали меня практически все.
  Впрочем, это меня ничуть не волновало. Я просто не успевал, потому что был занят сборкой важной части гипердвигателя, схему которой Океан с риором в течение того дня раз двадцать переделывали, попутно ругаясь из-за всяких мелочей. Например, риор утверждал, что лучше использовать в качестве источника энергии ядерные реакторы, Океан - распад кристаллов цирия. Риор возмущался, что это не рационально, вторая часть меня отвечала, что это будет весьма эффективно, так как запас энергии у цирия велик. Сошлись на втором.
   Что представлял собой гипердвигатель? Обычные до световые двигатели самой последней разработки. А вот соединялись они с ядром, которое мы собирали. Это ядро позволяло открывать проход в гиперпространство. Следить за Океаном и Гхсааром оказалось интереснее, чем мне казалось, потому что риор иногда показывал настоящие человеческие эмоции, насколько это вообще возможно для представителей их расы. Но он удивительно быстро и легко понимал Океана, в отличие от меня.
  Ядро мы сделали у меня в квартире, всё остальное мы делали на эндорианском корабле. Весь прибор для разрыва пространства был метра три в высоту, четыре в длину и три в ширину. Мучились мы с ним на пару с Гхсааром. Я не знаю, как бы я справлялся без его просто неоценимой помощи. Без него нам бы пришлось мучиться очень долго. Кхейла видя наше с ним занятие, только покачала головой, но ничего не говорила. Но по её молчанию я заметил, что она довольна. А однажды мне Ани передала, что Кхейла и остальные риоры очень благодарны за занятость Гхсаара. Ведь из-за этой связи риор вел себя агрессивно и импульсивно, следуя своим странным желаниям. Но едва стал мне помогать, как его приступы агрессии пропали, а сам он стал более открыл и дружелюбным. Относительно дружелюбным.
  Все каникулы я искренне проклинал тот день, когда познакомился с Океаном, и не важно, что это был мой первый день в моей памяти. Океан порой просто забывал, что я человек и мне нужно спать, и его силой укладывал риор, а страдал я. Дождавшись начала учёбы, я находился в состоянии полнейшего счастья. Недолго находился. Мне пришлось сдать своей пост старосты, и его принял Дрейн.
  - Почему ты отказываешься от такой замечательной возможности? - спросил он, когда был перерыв между парами. - Неужели это из-за твоих слов на форуме? Не обращай внимания, они просто завидуют тому, что не могут выражать своё мнение в открытую.
  Признаться, я был удивлён этими словами. Дрейн не относился к числу тех высокородных, которые любят низших. Особенно учитывая случай с Вейрой. За то время, что мы проучились почти за одной партой, Дрейн показал себя с лучшей стороны. Поначалу он ко всем относился с презрением. Как смеют какие-то низшие учиться с ним, говорить как с равным и почему он перед ними должен отчитываться. А потом привык и влился в коллектив. Даже перед Вейрой извинился за тот инцидент, когда мы встретились в коридоре. Этого я от него не ожидал, да и никто не ожидал. Когда я сказал об этом Алии, она только покачала головой.
  - Я и думать забыл об этом, - потёр шею я. - Это решение я принял совсем по другой причине и отменять его не собираюсь.
  - Наша группа лишается такого замечательного старосты, - заметил Китан.
  - Незаменимого, - добавила Зарри, стрельнув в меня глазками.
  - Незаменимых людей нет, - ответил я улыбаясь ей.
  После этого появляться на парах я стал ещё меньше и впервые в журнале у меня стали появляться н-ки. Я этому не был рад, но некоторые пары мы пропускали, потому что ими можно было пренебречь, и Океан знал их. Алия перестала появляться у эндорианцев, потому что была сильно занята. Как и я, некоторые пары она тоже пропускала. Поэтому с утра до ночи я был то у себя, то у эндорианцев в компании Гхсаара и Океана.
  Так и прошли почти два месяца моей жизни. О свадьбе Алии я не думал, потому что мне было не до этого. Учеба, работа, а так же слежка за сайтом занимали все мое время, и я порой засыпал, падая на кровать.
  А потом над столицей Княжества появился флагман Дома Меридон и про пары я забыл вообще. Гхсаар взял пятьдесят риоров их технического персонала своего флагмана, взял много роботов и направился на корабль. Там мы стали устанавливать сердце двигателя, а так же собирать то, что было изготовлено на заводах людей. Алия из-за секретности данного запуска заказывала детали сразу в нескольких фирмах через подставных лиц. Точнее, не она, а её подчинённые. А мы уже собирали.
  Что сказать о флагмане? "Алмазный" равнялся по размерам со средним кораблем риоров. Он имел остроконечную форму, а задняя часть была образована полумесяцем и на ней находились десять отверстий для двигателей. Флагман имел современное оружие, даже прототипы нескольких тайных разработок, мощную защиту корпуса, современные кинетические и энергетические щиты. Его центральный процессор был оборудован искином последней модели. Вот его Океан сразу забраковал. В обход Алии, он залез в коды искина и перепрограммировал его на свой лад, снизив мощность, но добавив функцию самообучения, хоть и в ограниченном варианте.
  Я был просто в восторге от этого флагмана. Бело-фиолетовые широкие коридоры, переплетающиеся между собой своеобразными ходами. Летающие платформы, быстрые лифты. Я бегал по нему как сумасшедший, осматривая каждую деталь этого великолепного красавца. Недолго бегал. Риор поймал меня в одном из коридоров и утащил в двигательный отсек за шкирку, как котенка, дабы мы с ним закончили начатое.
  Двигатели были собраны в космосе достаточно быстро с помощью роботов и поставлены на место. Разумеется, в каждый двигатель были встроены кое-какие детали, которые значительно увеличивали их мощность. Океан это делал просто так, из интереса. Он был учёным до мозга костей, и при любой возможности старался всё изучить и внедрить свои технологии.
  Когда мы закончили, мне даже стало грустно. Но ничего не поделаешь, не мой корабль.
  "Что ты там про наш собственный корабль говорил?" - поинтересовался я у Океана, когда мы с Гхсааром стояли на одной из посадочных палуб в ожидании Алии и гостей.
  "Нам нужен личный корабль, - ответил тот. - Мощный, надёжный, быстрый, в сравнении, с которым этот будет просто лишь жалким подобием, не по размерам правда, но суть не в этом".
  "Я полностью поддерживаю твою идею, - подумал я, и мне почему-то представился исполинскую громадину, на фоне которой корабль Алии не более чем спутник рядом со звездой. - Это будет неплохо. Главное, его заказать в правильном месте".
  "У меня даже есть примерные чертежи будущего корабля, - заметил Океан. - Вот только платить нам нечем. Точнее, у нас просто не хватит средств. На базовый строй корабля хватит, а на остальное - нет".
  "Придётся что-то придумать".
  
  Небольшой корабль Алии приземлился на палубу, и высокородная вышла оттуда в сопровождении начальника охраны, Алеона, Найтена Артегро, от одного вида которого меня коробило. В сопровождении так же присутствовали все остальные члены Совета Тринадцати. Это была своеобразная традиция - полет на новом флагмане до столицы Дома. Риор просветил меня, что это одно из немногих событий, где все высокородные ведут себя друг с другом по крайней мере, нейтрально.
  - Можно начинать стартовый полёт? - поинтересовалась Алия, подходя к нам.
  Ни привета, ни дружелюбного тона. Официально деловой тон графини.
  - Да, - ответил главный инженер, не я.
  Риор тихо стоял рядом со мной и делал вид, что меня даже не знает. Никому и в голову не могло прийти, что Гхсаар стал моим телохранителем. Риор хорошо умел скрывать свои действия, конспиратор великий. А объяснение тому, что он постоянно был рядом простое - я создал формулу, вот он и крутился рядом.
  - Удивительно, как вы только добились, что бы риоры с вами сотрудничали, - захлопала глазками одна из высокородных, обращаясь к Алие.
  По красно-золотому цветы её платья было ясно, что она из Дома Сики-Моран. А корд на её руке однозначно говорил, что это графиня Рейна Сики-Моран, одна из трех женщин в Совете. Мне она не понравилась сразу. Худое тело, широко раскрытые глаза, и зализанная прическа. Не было в ней женственности Алии, и элегантности Азелы.
  - Риоры сами высказали мне своё пожелание о сотрудничестве, - ответила Алия милым тоном. - За что я очень благодарна капитану Гхсаару.
  Разумеется, о том, что весь этот проект был от Конструктора, Алия говорить не собиралась никому. Она вообще сначала с неохотой делилась информацией и средствами с Конструктором, потому что не видела ничего, кроме призрачных гарантий. Но когда к работе были подключены риоры, она резко сменила своё мнение и разрешала нам почти всё, что мы хотели делать. Почти, потому что за каждый миллион, потраченный нами, она требовала полную расписку, что Океана с риором раздражало очень сильно. Главный технический персонал, да и все высокородные и СМИ были уверены, что графиня Меридон достигла договорённостей с риорами через связи с эндорианцами. Только поэтому риоры решили помочь в технологиях с двигателями для третьего уровня гиперпространства. Никто и не задумывался о четвёртом, хотя бы потому, что считали, что это невозможно.
  - А что здесь делает юный студент? - поинтересовался Найтен Артегро, проходя с Алией мимо нас. - Неужели решил доказать, что сможет открыть четвёртый уровень?
  Высокородные засмеялись, я стал злиться ещё больше. Ронять мой авторитет в глазах Алии! Прибил бы!
  Найтена я видел впервые, не считая Форума. Он оказался наголову ниже Алии. Волосы у него в этот раз были заплетены в толстую косу, которая доставала до пояса. Что меня, что Океана и судя по всему, риора, это бесило. Темно-серые глаза смотрели на меня с хитринкой. Вот только если всматриваться в них, можно заметить опасный огонек, какой бывает у заядлых убийц и пиратов. От такого становиться не по себе.
  Риор, словно не слыша диалога и уткнувшись в планшет, направился в рубку, и так "случайно", прошёлся между Алией и Найтеном, больно задев его. Учитывая силу риоров, я примерно представляю, как это больно и неприятно.
  - Будьте аккуратны, - сказал весь багровый Найтен, а риор, словно его и не слышал.
  Встал между ним и Алией и позвал меня жестом. Я, пряча улыбку, быстро пошёл за ним вперёд, в рубку, а мою спину буравил злой взгляд высокородных. Не привыкли они видеть спины низших впереди.
  - Я ему в скором времени, и плечо сломаю, и ноги, - сказал мне риор по внутренней связи через передатчик на ухе. - Меня он раздражает.
  Я только согласно кивнул. Говорить я стал, потому что шлема звукоизолирующего у меня не было.
  - Может устроить им весёлую прогулочку? - поинтересовался риор, но я чуть отрицательно покачал головой. - Боишься за Алию?
  Я не стал делать никаких знаков, потому что этот вопрос меня всегда раздражал, спрашивал ли Океан или Гхсаар.
  - Молчание - знак согласия, - продолжил риор. - А вообще, когда этот полёт закончиться, я предлагаю тебе начать модернизацию моего личного флагмана. Он намного больше этого и там есть, где развернуться. В оборудовании и деньгах я стеснять не стану. Ты волен заниматься на флагмане чем захочешь и летать, куда захочешь.
  Это предложение риора меня шокировало на столько, что я споткнулся, но он уверенно, за шкирку, меня удержал.
  - Я подумаю, - тихо ответил Океан.
  "Мне кажется, или с кораблём вопрос начинает решаться?" - удивился я.
  "Не думай, что всё так просто. Здесь скрыто что-то серьёзнее. Зачем риору просто так предлагать тебе столь заманчивое предложение? Что-то здесь не так".
  - Ты мне не доверяешь, - услышал я голос риора. - Я понимаю, ты сейчас думаешь, какая мне выгода. Мы риоры отличаемся от людей. У нас нет денежных отношений, и мы не гонимся за выгодой. Наша жизнь длинна. Под конец моей жизни осталось не так много ценного, того, что приносит покой. Так уж получилось, мальчик, что рядом с тобой я чувствую себя полноценным живым существом, способным в каждом закате видеть восход, а в каждом восходе - новый день, новую жизнь, новые приключения. Порой, глядя на твою улыбку, направленную в мою сторону, я чувствую себя простым юнцом, у которого есть настоящий друг. Считай меня эгоистом, заботящимся только о своём благе, но мне очень важно, что бы ты остался со мной до самой моей смерти, а она рядом со мной. Ты заполняешь пустоту во мне, которая так долго жила в моей душе. Я даже не пытался от неё избавиться, а ты просто своим присутствие её убираешь. Это чудо, что я смог это почувствовать на грани своей, кажется, бесконечной, жизни. И это началось с самой нашей первой встречи.
  Я молчал. Это откровение риора просто выкинуло меня в астрал, что бы это ни было.
  "Мне его жаль", - тихо произнёс Океан.
  "Ты хочешь с ним остаться?" - спросил я.
  "Я бы остался, будь у меня своё собственное тело. Просто я понимаю этого риора. Я понимаю, что значит пустота в душе, когда от тебя отделают самое ценное. Это ужасное чувство, Дар. И я не хочу, что бы риор страдал сильнее, потому что, получив пустоту в душе однажды и пережить её, требует огромной внутренней силы. Но второй раз убьёт его. Сломает все, не оставив от некогда сильной личности ничего".
  "То есть, нам следует согласиться на его предложение?"
  "Нет, Дар. Твоя жизнь - это только твоя жизнь. И тебе решать соглашаться или нет. Но ведь можно и согласиться, и при этом жить обычной жизнь, то есть учиться, общаться с друзьями, а потом работать с риором", - пояснил Океан.
  - Если ты не согласен, я не буду заставлять тебя силой, ведь так я сделаю только хуже. Я просто прошу, не отталкивай меня от того, что я всю свою жизнь пытался исправить, - грустно сказал риор.
  - Но почему я? - тихо спросил я у риора.
  Мы подходили к рубке, и времени на откровенные разговоры у нас было не так много.
  - Потому что ты очень похож на него, - тихо ответил риор. - Тот же характер, тот же пытливый ум. Те же жесты и привычки. Вот, например твоя привычка носить один рукав подвёрнутым по локоть. Он тоже так делал. А проводить по волосам от затылка ко лбу. Это его жест. Ты ходишь, как он, говоришь, как он, ешь, как он. Твоё лицо это его лицо. И твои синие, как глубины океана глаза, это его глаза. Глаза того человека, которого я очень сильно любил и пытался оградить от всего. Я ограничивал его свободу и в самый важный момент просто запер его от всех, изолировал. Я не сказал ему о том, что началась война, и что напали на его семью. Я не сказал, что часть его друзей уже мертва, а те, кого можно было спасти, я не позволил. Я боялся его потерять, боялся отпустить. Я думал, что если он умрёт, умру и я, и боялся. Я действовал из своих, как он сказал, эгоистичных побуждений, думая лишь о себе. Когда он начал сопротивляться, я пытался удержать его силой, но в итоге сделал только хуже. Он направил свой ликр, обращаться с которым научил его я, против меня. Он возненавидел меня. Каждый его удар, каждый его взгляд был больнее в сотню раз. Сражаясь с ним, я убивал частичку себя. С каждым ударом я наносил удар не ему, а себе. И проиграл. Проиграл, потому что не смог драться в полную силу с тем, кто был для меня целым миром. Я просил, что бы он меня убил, но он не сделал этого. Он оставил на моём лице шрам, как воспоминание о том, что я совершил из своих личных побуждений. И больше я никогда его не видел. Он прожил далеко не счастливую жизнь, полную страданий, интриг, заговоров. Ему было тяжело, а меня не было рядом. Я сидел у себя на планете и залечивал душевные раны. А когда он умер, меня не было рядом, что бы попросить его о прощении. Я много раз хотел вызвать его по связи, но боялся полного ненависти взгляда, рвущего все внутри. Когда он умер, с ним был человек из Дома Кориндоран. Именно поэтому я ненавижу их. И именно поэтому я хочу, что бы ты был рядом, под моим наблюдением. Но я не стану повторять ошибок прошлого и не стану удерживать тебя насильно. Ты волен делать всё, что хочешь.
  Я посмотрел на риора, лицо которого было скрыто шлемом. Какого ему сейчас было говорить эти слова. Тот человек, с которым он был связан, был Алеван Сартадериан. И я похож на этого ученого. Теперь все становиться на свои места. Риоры закрыли свои границы после этого инцидента, а не из-за войны. Они не хотят, что бы подобное повторилось. Гхсаар, пятьсот лет ты просто существовал с пустотой внутри себя, а теперь пытаешься заполнить её мной. Ведь я не он, и никогда им не стану. Связь не может образоваться дважды, ты сам это сказал. Но раз я могу хоть чем-то помочь тебе, я помогу.
  - Не вини себя, - Океан сказал прежде, чем я успел ответить. - Ты сделал все правильно. Что бы там не произошло, ты не смог бы этого предотвратить. Тот человек должен был это понимать не хуже тебя. Ты просто пытался его защитить. Разница была лишь в том, что ты делал всё, ориентируясь на инстинкты. Ты хотел защитить его даже против его воли, но не попытался образумить его разум. Вот и все. Вы оба наделали ошибок в прошлом, но это не повод пытаться что-то изменить сейчас. То, что было, давно прошло. Не пытайся вернуть прошлое, просто помни все хорошее, что было, а из плохого вынеси уроки. И живи настоящим. Я уверен, он не был бы рад, узнав, что ты зациклен на своём прошлом. Он ведь продолжил жить дальше, как бы больно ему не было. И ты тоже продолжай жить так же.
  Я не знаю, что происходило в голове риора от таких слов, но он промолчал.
  Мы вошли в большую трапециевидную рубку. Здесь могло одновременно находиться до тысячи человек. Рубка имела четыре уровня. Первый был центральный. Здесь находилась карта космического пространства, мониторы с общими данными, а так же стол для заседаний и переговоров. Второй уровень был управляющий. Здесь работали навигаторы, координаторы, и стрелки. Там прокладывали курс, следили за радарами, управляли оружием и ставили щиты. Третий уровень был технический. Оттуда отслеживалось всё оборудование корабля, начиная от двигателей, заканчивая локальной сетью между компьютерами корабля. Четвёртый был закрыт. О нём присутствующие не знали. Он был запасным, и имел свои тайные входы и свою защиту. В нём было всего по немного, но самого важного.
  - Вот это корабль! - восхищённо сказала Алия, оглядывая рубку. - Граф Кориндоран, вы просто превзошли все мои ожидания!
  - Как и мои, - согласился с ней граф Дерриэйдн.
  - Здесь всё самое лучшее, - ответил тот довольно.
  Именно его Дом занимался строительством всех кораблей для великих Домов и не только. Монополия на строительство в Княжестве, как и на космические перелеты. Конкуренцию им составляли лишь суда из Лихейна, пираты да вольные торговцы. Разумеется, были ещё маленькие верфи по производству кораблей, но до строительства таких масштабов им было далеко.
  Можно было заметить, как и у него глаза жадно посматривают по сторонам. Кое-что в планах Океан все же изменил, например, сделал четыре уровня вместо одного.
  - Я уверен, что с таким флагманом, ты сможешь поставить на место всех пиратов, - сказал Найтен Алии, обнимая её за талию.
  Я отвернулся и вообще стал спускаться на управляющий уровень. Не хотел видеть её в чужих объятиях. По сердцу как ножом провели, причем с тупыми зазубринами.
  По второму уровню суетливо носились пилоты и навигаторы. Над ними гордо стоял капитан этого судна Крей Даран, вот уже сорок лет, верно служивший на посту капитана флагмана. Этот дядя был седой и очень проницательный. Он сразу вызвал меня к себе, как только я ступил ногой на этот корабль. Он был прекрасно осведомлён, чей я сын, хоть и приёмный. С Вэллианом он был знаком по долгу службы и довольно не плохо.
  - Занимай место, навигатор, - сказал он мне командирским тоном. - Будешь следить за показаниями приборов.
  Разумеется, вводить координаты мне не дали. Тестовый полёт должен по идее длиться две недели. Неделю до Алмазоура, неделю обратно и это на третьем уровне гиперпространства. Но о реальных срока знали всего несколько людей. И капитан был одним из них.
  Я сел в одно из кресел и стал смотреть на экраны монитора. По ночам, после тяжелых работ, Гхсаар брал книги, и мы с ним вместе просматривали их. Гхсаар отлично понимал, что написано и многое объяснял лучше, чем кто либо. Правда, до Океана немного не хватает. Так что все те синусоиды, цифры и шифры я прекрасно понимал. В этом плане дальше мне будет проще получить диплом навигатора, если мне такой выдадут.
  - Набрать вводные координаты планеты Алмазоур, - властным голосом отдала приказ Алия.
  - Есть набрать координаты, - вторили ей навигаторы.
  Графики на трёх моих мониторах тут же стали меняться, вместе с цифрами. Я смотрел на эти данные с замиранием. Сердце в предвкушении забилось сильнее.
  Чужое, и в тоже время родное присутствие Океана только усиливало чувства.
  - Начать набор скорости до трёх сотен километров в минуту, - это уже отдал приказ капитан.
  - Есть набор скорости.
  Внутри не было ничего заметно, но стоило взглянуть в огромные иллюминаторы, и сразу видно было, как звезды превратились в сплошные линии. Я скользнул лишь краем глаза и меня начало мутить. Не люблю космос.
  - Открыть гипертуннель, - голос Алии прозвучал в рубке, заглушая звук приборов.
  - Есть открыть гипертуннель.
  Пауза, а затем:
  - Какой ещё гипертуннель? - услышал я недоуменные возгласы высокородных.
  - Гипертуннель?
  - Графиня, о чем вы?
  - Что все это значит?
  Грохот, как будто где-то рядом заработал открытый двигатель аэроцикла, и за окном иллюминатора появилась огромная, фиолетово-молочная воронка гипертуннеля.
  - Начинаем отсчёт до входа в гиперпространство. Три... два... один... Вход.
  Огромный флагман на большой скорости, вошёл в окно гипертуннеля. Ощущение были такие, словно проходишь через очень плотный мыльный пузырь.
  - Вход в гиперпространство произведён. Расчётное время прибытия на Алмазоур тринадцать часов, - отрапортовал голос компьютера. - Приятного полета.
  Я неотрывно следил за действом вне корабля. Нас окружала не обычная синева космоса. Здесь преобладали зелёные и жёлтые оттенки, вперемешку с фиолетовым. Словно неизвестный художник пролил на одно место краски, а затем не очень аккуратно их убрал. Я говорил, что у меня космофобия? Так вот, глядя на пространство за пределами корабля, у меня начала кружиться голова.
  - Дар, поднимись сюда, - позвала Алия.
  Мне ничего не оставалось, как выполнять её приказания, не глядя в иллюминатор. А там, на центральном уровне вокруг Алии суетились высокородные и лица у них были ошеломлённые.
  - Что всё это значит?
  - Что здесь происходит?
  - Графиня, я требую объяснений! - больше всех возмущался князь.
  - Господа, успокойтесь, - сказала Алия. - Присаживайтесь и я вам всё объясню.
  Все недовольно сели за большой овальный стол, кроме Алии. Она подождала, пока я подошёл, указала мне на одно из кресел. Я сел. Она села на соседнее, дальше от остальных. Риор сел рядом с ней по другую сторону, закрывая от высокородных.
  - Понимаю ваше замешательства, дамы и господа, поэтому позвольте все объяснить, - голос Алии лился уверенно и дружелюбно, я просто заслушался. - Мой флагманский корабль "Алмазный", как все знают, был достроен при помощи подчиненных многоуважаемого господина Гхсаара. Гипердвигатель и некоторые его составляющие были переделаны в сжатые сроки. Причиной этого послужила прошумевшая на все Княжество формула четвертого уровня гиперпространства, открытая моим подопечным, - и Алия указала на меня.
  Под пронзающими насквозь взглядами высокородных мне стало не по себе.
  - Господин Гхсаар очень ей заинтересовался и совместными усилиями мы смогли достичь невероятных успехов. Результатом стала возможность использовать гипертуннель, который в несколько раз ускоряет перелет между системами. Соответственно, полет до Алмазоура займет всего лишь тринадцать часов, сутки на планете и тринадцать обратно.
  - Значит формула, озвученная на Форуме, рабочая, - задумался граф Линар Дерриэйдн.
  - Именно, - кивнула Алия. - В то время, как вы господа, потешались над моим подопечным, господин Гхсаар очень ей заинтересовался, и после недолгих переговоров мы решили сотрудничать. Почти вся работа велась совместными усилиями двух рас. И вот результат. - Алия довольно указала за окно. - Всего бы этого не было, не предложи Дар эту формулу.
  - А я её посчитал бредом, - покачала голой князь, глядя на меня.
  - Далеко пойдёшь, студент, - улыбнулся граф Кадн Акаток. - Не зря мой брат тебя так нахваливает.
  - Спасибо, - сказал я.
  Мне действительно было приятно слышать похвалу, особенно после того, как тебе в лицо говорили всякие гадости. Впрочем, Океан мой оптимизм не разделял. Он скорее смотрел на всё с усмешкой.
  - Кстати, граф Дерриэйдн, вы обещали, что если Дар напишет формулу, вы ему предоставите дорогостоящее оборудование и целую лабораторию в центре Рисара, - напомнила Алия.
  - Я помню своё обещание, - досадно кивнул граф. - Будет ему и лаборатории, и детали к ней.
  Я заметил пристальный взгляд Найтена. Этот взгляд словно пытался прожечь во мне дыру.
  - Дар Доридас, - протянул князь. - Я уверен, ваше будущее после столь яркого представления вашего достижения просто обречено стать великим. Не хотите ли присоединиться по окончанию академии к моим ученным, что бы работать на благо всего человечества.
  - Князь, а вы хитры, - заметил граф Дерриэйдн. - Увы, но этот мальчик будет работать на меня, так как он мой студент.
  По его лицу мало что можно было понять, но глаза явно говорили, что это обещание выполнять ему будет в тягость. И не потому, что у него нет денег или это нанесёт удар по его репутации. Просто потому что я открыл (точнее, Океан) эту формулу, а не он и воплотил её в жизнь.
  - Я бы не спешила на вашем месте, господа, - сказала Азела. - У юноши огромный потенциал. Пусть он сам решит, какой Дом ему подходит больше.
  - Тут все ясно, графиня, - осадил её князь. - Юноша пойдет по стопам своего отца и будет работать на благо Дома Беррос, так ведь, Дар?
  Высокородные снова уставились на меня, как на загнанного в угол зверька. Только вот они не учли, что в углу может быть прореха.
  - Для меня было бы честью служить Дому, которому служил мой отец, - осторожно начал я.
  Князь расплылся в довольной улыбке.
  - К сожалению, я уже подписал контракт с Домом Меридон и капитаном Гхсааром о совместном сотрудничестве.
  Настала очередь улыбаться Алии, а риору важно выпятить грудь.
  - Контракт? Какой контракт? Не знаю никакого контракта, - Океан насмехался над высокородными, зная, что они его не слышат.
  - И когда вы успели? - поинтересовался Найтен, глядя мне в глаза.
  - Когда завершили установку двигателя, - Океан солгал моими устами, да так, что я поверил в его слова.
  - Графиня Меридон, вы как всегда на высоте, - заметил граф Брей Экро. - В столь юном возрасте вести свой Дом на первое место и не сдавать позиции. Жаль, что жених у вас уже есть.
  - Дар, тебе хочется сидеть среди высокородных? - поинтересовался риор по внутренней связи.
  Интересно, как я ему отвечать буду при всех?
  "Поступками. Хочется - сидишь, не хочется - извиняешься, говоришь что надо что-то проверить и уходишь с риором".
  "Я не хочу. Но я хочу быть с Алией", - ответил я ему.
  "Мальчишка, - покачал головой тот. - Всё девушки на уме".
  "Что поделаешь, такая моя натура", - ответил я.
  - Прошу простить меня, господа, - решил я. - Но мне нужно срочно проверить данные с гипердвигателя.
  - Ты главный конструктор, что бы это делать? - поинтересовался у меня Найтен.
  - Убить его, что ли? - поинтересовался риор у меня по внутренней связи, взяв в руки из-за пояса ликр.
  - Не главный. Главный господин Гхсаар. А я его ассистент. И он очень недоволен задержкой проверки, - ответил я высокородному.
  Глянув на Гхсаара, который, как нож в руке, крутил выключенный ликр, тот нахмурился. Я не сомневался, что при его ловкости и скорости он в секунду окажется рядом с высокородным.
  - Идите, - кивнула Алия, разряжая обстановку.
  Я встал, а за мной и Гхсаар.
  "Тебе нужно срочно обзавестись звуконепроницаемым шлемом, - заметил Океан. - И болтайте с риором сколько угодно. За одно и Алию в ваши разговоры подключите".
  "Она же тебя раздражает", - напомнил я.
  "Не спорю, Дар. Но я не я, если не буду заботиться о тебе".
  "Спасибо. Что бы я без тебя делал?"
  Мы вышли с риором с мостика, и он утащил меня в комнату отдыха. Там тоже был огромный иллюминатор. Я говорил, что у меня космофобия? И Гхсаар об этом прекрасно знал. Только вот любовь у него была к космосу.
  Комната отдыха была огромная. Здесь в больших специальных аквариумах плавали разнообразные рыбы, росли кораллы, ползали ракообразные существа. Это была одна часть комнаты. Второй был скорее большой сад. Здесь росли разные декоративные растения, начиная от трав и заканчивая высокими деревьями. Мы с риором присели на качающиеся кресла и уставились на экзотически виды рыб.
  Я расспрашивал как-то Кхейлу о нём, вместе с Ани. Гхсаар не из тех, кто сидит на месте. Он всегда занимается чем-то. Просто так сидеть и смотреть на звезды, море, цветы или людей он не любит. Точнее не любил, до тех пор, пока не появился я. Со мной он спокойно сидел по долгу, ни о чём не спрашивая, но отвечая на мои редкие вопросы. Следил. Я много раз задавался вопросом, почему он это делает, а теперь знаю ответ. Он просто видит во мне другого человека.
  - Гхсаар, я тут подумал, может мне тоже шлем надеть и с тобой разговаривать, - предложил ему я идею Океана.
  - Будет не плохо, - согласился он и добавил. - Сиди здесь и никуда не уходи.
  Я только увидел смазанные два цвета, и риора на месте уже не было.
  "Быстро", - заметил я.
  "Что-то тут не так, - задумчиво ответил Океан. - Он явно что-то сейчас сделает".
  "С чего ты взял?" - удивился я.
  "Ты когда-нибудь видел, что бы риоры носились с такой скоростью без серьёзной причины?"
  "Нет".
  "Вот и я нет".
  Из-за того, что я похож на давно умершего учёного, и теперь заполняю пустоту в его сердце, он часто проводит время со мной. Это меня не напрягает, но с каждым днём нравиться всё меньше и меньше.
  "Интересно, а почему я так похож на этого учёного из Дома Сартадериан? - спросил я Океана. - Почему именно я? Много же людей не родственников, но похожих. Интересно, а я на кого похож, на отца или мать?"
  "Ты добрый, отзывчивый, улыбчивый, красивый - это все черты матери. А вот твои уверенность, храбрость, справедливость и не так часто проявляемая упрямство - это отцовские черты".
  "А какими они были, мои родители?"
  "Ты говоришь так, будто бы они умерли", - сказал мне Океан.
  "Я не помню их. Не помню имён, лиц. Я знаю только, что они есть. Так что, можно сказать, они умерли. А Вэлл... Он мне как дядя. Строгий и справедливый дядя, который не знает, как воспитывать детей. Поэтому я не могу назвать его отцом. А вот ты в самый раз подходишь по параметрам".
  "Малыш, у тебя есть мать, у тебя есть отец, у тебя есть приёмный отец. Я - всего лишь сумасшедшая часть тебя, которая просто живёт в тебе и иногда советует и направляет на путь истинный".
  "Хорошо же ты меня направляешь, - улыбнулся я, а потом спросил. - И все же, почему я так на него похож? Гхсаар сказал, что я похож не только внешне. Мои движения, мои привычки, тон и манера разговора - все это как у того учёного. Может, я его клон?"
  "Как бы тебе сказать помягче, что бы не обидеть, Зордар, - замялся Океан. - Я давно хотел тебе сказать это, но молчал".
  "Что?" - удивился я.
  "Я понимаю, это будет сложно признать, но я не могу тебе не сказать правды", - Океан стал говорить тише.
  "В чём дело?" - я начал нервничать.
  "Зордар, крепись. Это будет для тебя сильнейшим ударом. Но ты просто обязан это знать".
  - Океан, скажи!
  Я от ожидания не уследил за языком.
  "Видишь ли, Зордар, - Океан сделал паузу. - Дело в том, что ты не его клон".
  Моему шоку не было предела. Океан и сказать такое?!
  "Да ты издеваешься надо мной!" - заорал я мысленно, под громкий смех Океана.
  "Да, - не стал спорить тот. - Но это действительно так. Увы, но ты никакой не клон высокородного. И уж тем более, в тебе нет и частички его ДНК. Ты самый обычный парень, которого родили папа с мамой. Риор принимает желаемое за действительное. Он хочет увидеть его, но видит тебя. Он просто долго наблюдал за тобой, и ему стало казаться, что жесты и привычки Алевана перешли к тебе. Но у тебя нет с Алеваном Сартадерианом ничего общего, кроме внешности и, может быть, парочки жестов. Вот и всё".
  "Я понял. Но больше так не шути, - обиженно подумал я. - Тебе такой юмор не к лицу".
  "Тогда уж к твоему лицу", - заметил Океан.
  "Надо бы мне узнать подробнее об этом высокородном".
  "Алеон на корабле, Гхсаар тоже. Спроси их, они тебе ответят".
  "Легко тебе говорить. Ты же спрашивать не будешь".
  Сказал я лишнего, потому что мне воображение нарисовало мою точную копию, глядящую на меня хитрым взглядом. Кажется, я попал.
  Риор вернулся быстро. Быстрее, чем Океан успел мне ответить. В его руках был какой-то странный прибор.
  - Надень это, - протянул он мне.
  Я взял прибор. Не знаю, как это называется, но очень похоже на мембрану риора, закрывающую половину лица. Прибор был тёмно-синего цвета, с какими-то странными деталями внутри.
  - Что это?
  - Просто надень, - Гхсаар как всегда не пытается что-либо объяснять.
  Я надел эту маску. Она зацепила весь подбородок, часть шеи, закрывала нос и уши. Как только я надел её, почувствовал холодный воздух, а те немногие звуки в комнате отдыха приглушились ещё сильнее. Стекло шлема риора, казалось, блеснуло.
  - Что это? - спросил я.
  - Это респираторная маска, которую отец подарил Алевану, и он её разобрал и собрал заново. До того, как лишился половины лица в одном из своих опытов, - огорошил меня Гхсаар.
  У меня возникло желание поскорее её снять.
  - Зачем ты мне её дал? - спросил я.
  - Потому что ты так ещё больше похож на него, - ответил тот. - И я вижу только твои глаза.
  Меня кольнуло неприятное чувство. Не моё чувство.
  "Знаешь, Дар, - тихо сказал мне Океан. - С этим надо что-то делать. Если так пойдёт и дальше, он станет одержимый сделать из тебя того, кем ты не являешься".
  Я начал снимать респиратор, но риор не дал мне этого сделать.
  - Пожалуйста, Дар, - сильный двойной голос Гхсаара заставил меня замереть. - Прошу тебя, не снимай её. Позволь хоть ненадолго почувствовать себя снова тем, кем я был рядом с ним.
  Я не смог ему воспротивиться. Когда просят ТАК, то ты готов на всё, лишь бы не слышать больше этих ноток, полных отчаяния, обречённости и в тоже время надежды.
  - Только до прилёта на Алмазоур я буду ходить в этой маске, - сказал я. - Больше я её не надену.
  - Спасибо, - облегчённо вздохнул риор, если такое вообще возможно.
  - Гхсаар, пойми, я не он. Его ты уже не вернёшь, а мной не заменишь, - я сказал ему то, что было правдой.
  Если риоры чувствуют так же, как и люди, я сделал ему очень больно. Но иначе будет ещё хуже.
  - Ты не он, - кивнул тот. - У тебя взгляд не тот и голос. Просто, ты очень на него похож, вот и всё.
  Я вряд ли когда-нибудь пойму риоров. Особенно Гхсаара. И что меня дёрнуло с ними связаться?
  Риор сел на кресло, и мы продолжили наблюдать. Он молчал, я молчал, Океан вообще удалился на дальние пласты сознания. Через голографический интерфейс кресла я заказал себе завтрак или ужин, я не помню, и принялся есть. Мои мысли текли неторопливо, наслаждаясь минутами покоя. Кто его знает, что меня ждёт сегодня, завтра или через три дня.
  - Внешние повреждения координатора устранены. Начинается сканирование, и устранение серьёзных нарушений внутренних полей владельца координатора. Приблизительное время восстановления - три дня.
  Мелодичный женский голос вырвал нас с риором из мыслей. Мы оба, как по команде перевели взгляд на источник голоса, то есть мою руку. Я быстро подвернул рукав и стянул медицинский бинт. Мою руку от локтя до кисти покрывал предмет, очень похож на скайр, только в три раза увеличенный. Только здесь не было кнопок или экрана, а простая матово-серебристая поверхность.
  "Замотай сейчас же!" - голос Океана раздался совсем рядом и был преисполнен ноток гнева.
  Мне показалось, что Гхсаар тоже услышал Океана, потому что он быстрым движением замотал бинт, и я даже сообразить ничего не успел.
  - Я думаю, так будет лучше, - сказал риор, будто это на него накричал Океан.
  - Согласен, - кивнул я.
  "Океан, что это?"
  "Координатор, - ответил Океан так, будто я должен знать, что это такое. - Я забыл, что он должен сам восстановиться".
  "И что теперь мне с ним делать?"
  "Тебе ничего не нужно. Просто сделай так, что бы его увидело как можно меньшее число людей. Это первое, а второе - нужно избавиться от риора примерно на полчаса и воткнуть кристалл в источник тока. Даже не спрашивай - зачем, потому что это очень долго и нудно объяснять. А потом полученный кристалл просветить энергетическим лазерным излучением".
  "И где же мы тебе найдём такое оборудование?" - поинтересовался я, совсем сбитый с толку.
  "Корабль большой. Найдётся всё".
  "А ликр подойдёт? Это ведь тоже лазер по своей сути".
  "Дар, я тебе говорил, что ты молодец".
  "Если ты скажешь это ещё раз, я против не буду".
  - Гхсаар, а ты не мог бы мне одолжить свой ликр буквально на минут сорок? - попросил Океан вместо меня.
  - Что ты хочешь сделать? - спросил риор.
  - Мне нужно его использовать в мирных целях, - ответил Океан.
  - Что значит в мирных целях?
  - Без какого бы то ни было вреда для людей и техники.
  - А для риоров?
  - И для риоров.
  - То есть ты хочешь, что бы я тебе одолжил технологию риоров, что бы ты её использовал в своих целях?
  - Ты можешь его дать? - спросил Океан, сдерживая раздражение.
  - Могу. Но ты должен объяснить, зачем он тебе. И я должен присутствовать при его использовании.
  - Иди-ка ты морем через лес, - раздражённо сказал Океан Гхсаару. - А лучше сиди здесь и думай над смыслом жизни.
  Моё тело вскочило с кресла и направилось в сторону выхода.
  - Куда ты? - риор тут же оказался рядом.
  - Подальше от тебя. Про ликр можешь забыть. На борту есть люди, которые без проблем мне его одолжат.
  - Высокородные никогда не опустятся до того, что бы давать символ своей силы низшим, - заметил тот.
  Океан Гхсаара проигнорировал.
  - Я просто уверен, что тебе его не дадут.
  Океан снова промолчал, а я не спешил встревать. Океан последнее время сам не свой.
  - И у высокородных ликры имеют мощность в три раза меньше мощности моего.
  Моя защитная реакция снова проигнорировала риора, и, судя по всему, собиралась игнорировать ещё очень долго. Океан это может.
  Мы вернулись на мостик. Там ничего не изменилось, кроме как того факта, что Найтен сидел рядом с Алией и держал её за руку. От этого настроение у меня опустилось ниже уровня чистого пола.
  - Милорд Алеон, - обратился Океан. - Прощу прощения за свою дерзкую просьбу, но не могли бы вы буквально на час одолжить мне свой ликр.
  Алеон без вопросов быстро снял с пояса ликр и кинул его мне, а Океан поймал.
  - Нижайше благодарен, - поклонился Океан.
  - Верни ликр и возьми мой, - риор протянул мне своё оружие.
  Голос его был механически и без эмоциональный, такой же, как обычно.
  - Прощу прощения, но я не разбираюсь в инопланетных технологиях, - ответил ему Океан.
  Он лгал, и я это прекрасно чувствовал. Океан пошёл к выходу, но риор схватив рукой за грудки, остановил нас.
  - Верни ликр, - снова повторил он.
  - А то что? - поинтересовался Океан, с вызовом глядя на риора.
  - Я верну его силой, - простой и полный ответ.
  - А я тебе сказал идти лесом, - Океан вырвался из хватки Гхсаара. - Ты риор, а я человек. Я не твой подчинённый, и ты находишься не на территории риоров. И указывать мне ты не имеешь ни какого права. А применение силы будет расценено как акт агрессии со стороны риорского Конгломерата.
  - Верни ликр, - повторил Гхсаар.
  Океан развернулся и отдал оружие Алеону. Всё это время высокородные с интересом следили за нашим диалогом. На лице Алии я прочитал удивление, а на лице Найтена - заинтересованность, на лице графа Дерриэйдна - задумчивость, а на лице Алеона - настороженность.
  - Согласно пункту пять четвёртой части соглашение, договор расторгается, если одна из сторон неправомерно давит на другую и угрожает силой. В данном случае, уважаемый Гхсаар, вы нарушили этот пункт, пригрозив при высокородных мне применением силы. С этого момента вы больше не имеете права следовать, следить и наблюдать за мной, - Океан снял респиратор и положил его на стол. - По прибытию на Алмазоур я свяжусь с эндорианскими властями и сообщу им о произошедшем.
  И Океан быстро покинул мостик, пока никто не стал задавать лишних вопросов. А Гхсаар так и остался стоять на месте, застыв, как статуя.
  "У нас будут проблемы?" - поинтересовался я, сидя в запасном мостике.
  О его существовании риор не знал. Мостик был надёжно скрыт, поэтому войти туда без моего разрешения не мог никто. Океан залез в проводку, как-то подсоединил кристалл к проводам и теперь по кристаллу бегали тысячи маленьких молний, каждая из которых могла убить меня за доли секунды.
  "Они у нас были всегда, - ответил Океан. - Зато риор нас больше не будет беспокоить".
  "Почему ты просто не взял его ликр?"
  "А почему он мне его сразу не дал?"
  "Звучит, как слова маленького ребёнка. Ты взрослый, Океан. Веди себя, как взрослый".
  "Считай меня ребёнком по отношению к риору, но терпеть его я больше рядом с собой не собираюсь. Он и так портит нам жизнь".
  "Чем? От него сплошная польза".
  "Он портит мне настроение тем, что находиться рядом", - ответил тот.
  "В таком случае, я тебя должен больше раздражать. А про Алию я и вовсе молчу".
  "Тогда считай меня расистом. Но хватит иметь дела с риорами. Хватит. Пусть он живёт своей жизнью, а мы своей".
  Резкий скачок цифр на панели заставил меня переключить всё своё внимание на приборы.
  "Что происходит?" - спросил я, анализируя цифры.
  "Риор, - только и ответил Океан. - Этот идиот пытается разрушить предохранители и основную часть двигателя".
  "Зачем?" - подумал я, поднимаясь с холодного пола.
  "Затем, что бы остаться здесь и никогда не достичь Алмазоура. Ты не сможешь связать с эндорианцами. Ты с корабля никуда не денешься. А он все время будет где-то рядом. Это его план".
  "Зачем тебе понадобилось его злить?!" - мысленно заорал я.
  "Бегом в двигательный отсек!" - проигнорировал меня Океан.
  Пришлось действовать по его команде. Предохранители были сделаны на совесть, поэтому изменений в движении корабля никто не смог проследить, кроме навигаторов. Гхсаар нашёлся быстро. Он стоял у ядра двигателя и разваливал его плотный защитный корпус зелёным лезвием ликра.
  - Остановись, - крикнул я под рёв двигателя.
  Риор повернулся ко мне. Стекло шлема сверкнуло.
  - Никто больше не сможет встать, между мной и тобой, - проговорил риор, не прекращая.
  - А ты спросил меня, хочу ли я этого? - тут уже влез Океан.
  - Твоё мнение меня не интересует. Однажды я уже потерял тебя. И не хочу повторить это снова.
  "Он быстрее и сильнее. Мы не сможем его остановить", - зло подумал я.
  "Сможем. Просто доверься мне и ничего не бойся".
  "Я тебе доверяю".
  Океан, управляя моим телом, взял обычный лазерный нож с пояса, включил его и приставил к моему горлу.
  - Если ты не отойдёшь от двигателя, я убью себя.
  Риор повиновался. Он медленно опустил оружие на пол и отошёл от ядра. А затем резким движением оказался рядом, и вот уже моё тело висит на вытянутой руке опасного существа, а нож отлетел в сторону.
  - Почему? - тихо спросил он, и я едва расслышал его. - Почему ты пытаешься оттолкнуть меня, так же как он? Почему ты просто не можешь быть рядом со мной?
  - Отпусти, - только и ответил Океан.
  Риор с силой швырнул нас, и мы ударились об металлический пол. Благо, воздух в лёгких остался.
  - Почему и ты, и он бежите от меня?! - риор взревел своим двойным голосом. - Почему меня отталкиваете?! Я единственный раз попросил и его и тебя, а что получил взамен?! Меня просто послали, заявив, что я больше не нужен!
  Риор оказался рядом, и я снова оказался в полёте, на этот раз, ударившись о стену.
  - Семнадцать лет! Семнадцать я делал всё для него! Я учился ради него, контактировал с людьми, терпел аллергию, не спал ночами, потому что человеческие кровати не удобны для меня! Я семнадцать лет всегда всё делал, как он скажет!
  Удар, полёт, и моё тело покидает пределы помещения ядра двигателя. Стало немного тише. Освещение было здесь получше. Неоновые лампы светили холодным светом, таким же холодным как корабль и сердце риора.
  - Я попросил его один раз не принимать передачи с других планет. Всего лишь на семь дней! Он мог сделать всё, что угодно за это время, а что в итоге?! Он не послушался меня! Он обвинил меня во всём, даже в том, что я сделать не мог физически! Он набросился на меня с намерением убить. Каждый его удар, который я парировал, причинял боль куда сильнее физической. Я проиграл ему, и он оставил меня в живых, что бы я испытал все муки, которые только мог. Он даже представить себе не мог, что такое разрыв связи!
  Ещё удар, и отлетел ещё на десять метров.
  - Я пережил этот момент. Я научился жить без него. Я постарался забыть про него. А потом он умер. Я это почувствовал через несколько десятков звездных систем. Это как будто от тебя открывают половину тела. Очень больно. Я пытался его забыть, пытался! Но даже через пятьсот лет не смог. Я убивал людей, пытался заглушить боль, отомстить! Но это лишь облегчало ненадолго страдания. Я не смог убить себя. Я ждал смерти. Но она не пришла.
  Риор наклонился над моим телом и поднял. Поставил на ноги и прижал к стене.
  - А потом появился ты. Полная его копия. Я думал, что теперь всё измениться и я стану таким же, как раньше. Я почувствовал впервые за пятьсот лет себя живым! Но и ты бросаешь меня, отталкиваешь, так же, как и он. Но в этот раз всё будет по-другому. Страдать будешь ты.
  - Трус! - бросил Океан. - У тебя не хватило смелости хоть раз связаться с ним и попытаться попросить прощения или просто поговорить. А теперь из-за своей трусости пытаешься выместить свою злость на других людях. В таком случае, ты даже хуже него.
  Риор замахнулся и ударил. Я думал, мне пришел конец. Ударил рядом с моим лицом. А затем снял шлем. Взгляд кроваво-красных глаз впился в меня, и я попытался отвести взгляд. Но риор рукой зафиксировал моё лицо. Силы у него, как у робота. Половину его лица закрывала мембрана. Рот, нос, уши отсутствовали. Бровей и ресниц не было. Кожа костяного цвета. Почти все лицо, начиная от основания гребня и заканчивая подбородком, наискось пересекал толстый шрам.
  - Посмотри, что он сделал со мной. Я тогда не понимал, что со мной происходит. Я хотел к нему, я не мог без него жить! А ему было плевать. Он объявил риоров вне закона на своих территориях. Я просто не посмел бы тогда взглянуть ему в глаза. Я бы не выдержал той ненависти.
  Голос риора стал тихим.
  - После того, что я сделал, ты смотришь по-другому. Почему?
  - Потому, что я не он, - ответил Океан.
  - Ты прав, - едва слышно проговорил, уткнулся ко мне в плечо лицом. - Но как бы мне хотелось, что бы ты был им.
  Океан осторожно обнял риора и прижал к себе. В этот момент я, мне как никогда показалось, что моё тело вовсе не моё. Я был словно далеко, в огромной лаборатории, простирающейся на десятки тысяч километров, и следил за этим действием из комнаты, в точности воспроизводящей всё происходящее. И я не хотел видеть этой печальной картины. Здесь я был чужим.
  - Желания не всегда совпадают с возможностями, Гхсаар. Просто прими как данность то, что его больше нет. Я не могу понять всю твою боль. Я не могу понять, что ты чувствуешь, глядя на меня. То, что когда-то произошло между тобой и Алеваном прошло. Даже будь у тебя машина времени, ты бы вряд ли что-то изменил в лучшую сторону. Скорее всего, ты бы так и оставил вашу связь, он бы умер, и ты бы умер с ним. Я уверен, что узнай он, что ты после его смерти продолжил жить, он был бы рад, ведь ты был его лучшим другом на протяжении долгих лет. И как бы он тебя ненавидел, я уверен, он был бы рад с тобой снова встретиться. У него просто не хватило смелости связаться с тобой после тех событий и попросить прощения. Всё, что он тогда сделал, было сделано под влияние обстоятельств и эмоций. Ты должен понимать это как никто другой. Прошлого не вернёшь, Гхсаар. Просто живи дальше. Живи так, что бы после смерти, встретившись с Алеваном, он не стал жалеть о том, что сделал, а наоборот, был счастлив, что у тебя всё получилось.
  Риор ничего не ответил. А мне вдруг стало обидно за Гхсаара. Пусть даже этот Алеван умер очень давно, но риору от этого не легче. Будь высокородный сейчас здесь, я бы его избил за такое отношение к риору.
  - Больно? - вдруг спросил Гхсаар своим двойным мощным голосом.
  - Да ничего особенного: пара рёбер сломана, рука вывихнута, кровь из носа, легкое сотрясение и тошнота, - Океан это сказал таким тоном, будто бы это действительно было сущим пустяком.
  - Тебе нужно в медпункт. Я отведу тебя.
  - Ладно. Только чтобы нас никто не увидел из высокородных, особенно Алия. Иначе у нас у обоих будут проблемы, - согласился Океан.
  - Она меня бесит, - мне показалось сейчас, или риор фыркнул? - Она властная, не в меру умная, изворотливая, настойчивая, высокородная, - тут риор прервался, подбирая подходящее слово.
  - Стерва, - подсказал Океан.
  - Точно! - в голосе риора прозвучали восторженные нотки.
  - Я того же мнения, - подтвердил Океан.
  "Мало того что сам обзываешься, так ещё и риора надоумил", - обиделся я.
  "Я просто подсказал, как будет правильно называться поведение Алии на человеческом языке", - ничуть не смутился Океан.
  Риор чуть отодвинулся, и бело-красный шлем в секунду оказался на его голове. Я даже вздохнул с облегчением. Не хочу ещё раз увидеть его кроваво-красные глаза без белков и это жуткий шрам.
  Гхсаар отвёл меня в медпункт. По дороге мы не разговаривали, к тому же мне было не до разговора с инопланетянином, потому что Океан передал управление телом мне, а, следовательно, все переломы, синяки и шишки. Дышать было трудно, руки болели, те места, по которым бил риор горели и пульсировали. Если бы не поддержка риора, я бы только ползком добрался до медпункта.
  Роботы-врачи быстро взялись за меня и в течение часа привели меня в нормальный вид, в котором не стыдно и перед высокородными показаться. Гхсаар всё это время сидел на кресле и о чём-то размышлял, а может, и нет. Откуда мне знать, что у риоров в голове и как они мыслят?
  Потом мы снова вернулись в комнату отдыха, сели на кресла и молчали.
  - Ты когда-нибудь любил? - вопрос риора стал неожиданностью для меня и для Океана.
  - Любил, - честно ответил я.
  - Не семью, не друзей, ни вещь, а одного единственного человека, ради которого готов пойти буквально на всё не раздумывая, - уточнил риор, заставив меня глубоко задуматься.
  Любил ли я одного единственного человека до такой степени? Нет, я всегда вроде был здравомыслящим ребёнком.
  - Нет, - пришлось признаться мне.
  - Тогда тебе не понять того восторга, с которым я к нему относился. Мы много времени проводили вместе. Я наблюдал за ним, за его движениями, пытался предугадать мысли, предугадать, что он скажет. С каждым нашим расставанием я находил в нём новые грани, новые черты. Он всегда менялся. Неизменно менялся, и всегда в лучшую сторону, - риор задумался. - Тебе не понять, Дар, что для меня значили его редкие прикосновения. Они стали редкими после того, как он поступил в академию Гейне, и на него повлияли люди. До этого я мог его касаться столько, сколько хотел, и он не был против. Он этого не замечал. Прикоснуться к грубой коже, на которой ещё не зажили мозоли и раны. Почувствовать его, как часть себя. Знать, что в твоей жизни, какой бы она не была, есть что-то ценное или кто-то, кто дарит тепло в душе. Вам, людям, этого не понять. Вы слишком печётесь о своих предрассудках.
  - А ты когда-нибудь говорил ему это? - спросил я, уже зная ответ на вопрос.
  - Нет. Алеван часто догадывался, о чём я думаю и никогда ничего не спрашивал, а утверждал, как это делают все высокородные. А я никогда не напрашивался и не возмущался, если меня что-то не устраивало. Возможность быть с Алеваном - это единственное, чего я добивался.
  - Совет на будущее, Гхсаар, всегда говори, если тебя что-то не устраивает, - сказал я. - Уверен, что Алеван не был бы доволен, узнав, что ты испытываешь неудобства.
  - Неудобства - это всего лишь физиологические ощущения, которые ни сравнимы с моральными и душевными, - был мне дан ответ. - Душевная боль и пустота куда серьёзнее. И я просто счастлив, что ты, Дар, помогаешь мне справляться с этой болью.
  Мы замолчали. Каждый думал о своём. В одиночестве мы пробыли не долго. Графиня Алия Меридон вместе со своим начальником охраны нарушила наш покой.
  - Отдыхаете, господа строители? - поинтересовалась она, присаживаясь напротив нас.
  - Пытаемся, - ответил я.
  Узнай она о нашей небольшой потасовке, нам бы не поздоровилось.
  - Что ж, я вынуждена прервать ваш заслуженный отдых, - огорчила меня Алия.
  - А может не надо? Я и так последние два месяца не высыпался. Может хоть сегодня, пока мы летим, я отдохну? - умоляюще попросил я Алию.
  - Я бы и рада тебя не трогать, Дар, вот только ваша выходка с Гхсааром на мостике привела к печальным последствиям. Что это было? - взгляд стальных глаз Алии вонзился в меня.
  - Хоть наше знакомство и длится не один месяц, как и совместное сотрудничество, ограничение на контакт с людьми всё же существует, вследствие чего возникает недопонимание. Инцидент на мостике был результатом нашего недопонимания друг друга, а вследствие, необдуманных действий, полегших за собой череду неприятных столкновений мнений. К счастью, основа недопонимания устранена, последствия инцидента тоже, и соглашения вновь продолжают действовать. Обе стороны попросили прощения и были прощены. К сведению следует добавить, что столь серьёзный инцидент в нашей практике первый, образовавший на почве недосыпания, морального и физического истощения, стрессовой нагрузки и психологического давления. Для устранения последних факторов требуется продолжительный отдых в тишине и покое, без лиц, имеющих сознательную или бессознательную возможность оказания давления, ведущую к снижению результативности отдыха, - механический голос риора прозвучал как приговор судьи.
  Интересно, пока я был на запасном мостике, риор нигде головой не ушибся? Говорить такие речи, да ещё и Алие, а не мне. Это что-то из ряда вон выходящее, даже для риоров. Хотя именно от этого риора можно ожидать чего угодно.
  - Я рада, что инцидент исчерпан. Мне бы очень хотелось, что бы подобное больше не повторялось, особенно перед членами Совета и князем. Мне из-за вас пришлось в течение часа выслушивать не похвалу, а вопросы и упрёки со стороны высокородных.
  - Мы искренне просим прощения, графиня Алия, и честно обещаем, что постараемся не допустить подобного, - риор даже голову склонил, что меня, да и не только, сильно удивило.
  - Простите нас, миледи Меридон, мы честно постараемся не допускать неподобающего поведения с нашей стороны, - влез Океан в разговор, и, как риор, склонил мою голову, в знак покорности.
  Но вот мне почему-то показалось, что всё это объяснение очень похоже на то, как два маленьких шкодника, пойманных в самый интересный момент, просят прощения. Я бы не удивился, если бы и риор и Океан одновременно сказали: "Простите нас, мы, честное при честное, больше не будем так делать".
  - Что ж, постарайтесь, - кивнула Алия. - Граф Дерриэйдн в восторге от того, что вы смогли сделать. Мне стоило не малых усилий, что бы удержать его от необдуманных действий. Князь тоже относиться к этому проекту положительно. Однако я уверена, что не пройдёт и пары часов, как он вызовет вас и попытается перетянуть на свою сторону. И не так, как на мостике, - Алия подпёрла подбородок рукой. - Гхсаар, вы инопланетянин и на вас он подействовать не может и не станет. Вы слишком далёкая цель. Поэтому всё его внимание, и не только его, приковано к тебе. Он попытается на тебя надавить, соблазнить богатствами и славной, а не согласишься, станет угрожать до тех пор, пока ты не согласишься на него работать. Я делаю всё, что могу, что бы тебя обезопасить, но я не всесильна. К тому же, князя поддержат многие, - Алия хмыкнула, - лишь бы ты не достался мне.
  - Что ты предлагаешь? - насторожился я.
  - Пока ждать. Выслушай его предложение и попроси время подумать, а потом сообщи мне всё, что он тебе сказал, и тогда уже я смогут тебя максимально защитить.
  - Тебя не пугает противостояние с князем? - удивился я.
  - Я - глава Дома Меридон и не имею права бояться, - властно сказала Алия. - Или ты хочешь служить у князя?
  - Променять тебя на князя? Я похож на сумасшедшего? - выдавил я полуулыбку, хотя улыбаться совсем не хотелось.
  Проблемы назревают серьезные, и мне не хочется, что бы Алия подставлялась под удар. На неё и без того много, кто точит зуб. А теперь, с таким кораблём, те, кто раньше придерживался нейтральной позиции, встанут против неё. И это не просто плохо, а очень плохо.
  "Правильно мыслишь, малыш", - подтвердил Океан.
  - Очень даже похож, - заявила мне Алия.
  - Вот обижусь и уйду к князю, - наигранно возмутился я.
  - И что же ты с ним будешь делать? - голос Алии резко стал холодным.
  - Поссорюсь с князем, поругаюсь с Советом и к тебе вернусь, - попытался выкрутиться я, говоря как можно беззаботнее.
  - А если не приму? - все так же холодно поинтересовалась она.
  - У меня с собой есть браслеты, с которыми мы обычно преступников перевозим. При удалении одного браслета от другого, начинают медленно убивать своего носителя, - вмешался в разговор риор.
  Я, Алия и начальник охраны перевели взгляды недоуменные взгляды на него.
  - Причём тут браслеты? - удивилась Алия.
  - Не примешь: я вас обоих браслетами соединю, и радиус три метра поставлю, что бы хорошо подумали, - просто сказал риор.
  Мы переглянулись с Алией. Я был бы не против круглосуточно находиться рядом с высокородной назло всем. Только вот злой взгляд начальника охраны заставил меня выкинуть всякие дурные мысли о нашем совместном времяпрепровождении.
  - Мне показалось, или это сейчас была попытка юмора? - поинтересовался у риора Океан.
  - Это бы юмор, а не попытка, - ответил тот.
  - Риор с чувством юмора? - удивился я. - Не знал, что вы им обладаете.
  - Вам, жалкие людишки, не свойственно понимать всю ту глубину и многообразие, что способны постигнуть представители иных рас.
  - Куда уж нам до вас, великих, - развел моими руками Океан.
  "Гхсаар явно перенервничал или ударился головой. Иного объяснения его странному поведению я дать не могу", - добавил он мне.
  "Нет, скорее это твои слова на него так сильно подействовали", - ответил я ему.
  - Поэтому вы нам и проиграли первую космическую войну, - продолжил тот.
  - Не знаю, не воевал, - ответил Океан.
  - Господа, я рада, что вы нашли общий язык, но у нас на повестке дня несколько другие планы, если вы не забыли, - напомнила Алия.
  - Прости. Хорошо, я сделаю так, как ты сказала, - согласился я.
  - Вот и молодец, - довольно сказала она. - А теперь, Дар, расскажи поподробнее о вашем соглашении с риорами и эндорианцами.
  - Это конфиденциальная информация, - сказал прежде, чем я что-то успел произнести хоть один звук.
  - Даже для меня? - удивилась она.
  - Для вас, миледи Алия, в первую очередь, - ответил риор.
  "Океан, что с Гхсааром? Он ведёт себя не так, как обычно".
  "Кто знает этих риоров. Перенервничал, наверное. Или действительно серьёзно решил воспринять мои слова. Осталось только понять, что не так я ему сказал".
  - Мне вот вдруг стало интересно, - задумчиво сказал Гхсаар. - Почему высокородные думают, что им всё можно? Если они могут управлять технологиями предтеч, это не значит, что они главные в этом мире. Это всего лишь значит, что в их ДНК содержится дополнительный генетический код. Даже не так. Этот код активирован в их крови. А вот если создать прибор, который бы смог активировать код и у низших, что было бы тогда.
  - Хаос, - без раздумий ответила Алия. - Мы, высокородные, сдерживаем всё то, что ожидает простых низших. Технологии предтеч слишком опасны, что бы низшие, не обладающие достаточным знанием, применяли их во зло всем остальным.
  - Низшие справились бы куда лучше вас, - не согласился тот. - И они были бы сговорчивее.
  - Вы, риоры, просто завидуете нам, высокородным в том, что мы управляем столь мощными технологиями, - ухмыльнулась Алия.
  - Мы не управляем ими и стали передовой расой. А вы ими управляете, и со времён образования пустошей всё ещё находитесь на задворках разумной жизни. Вы были бы ничем, не будь у вас этих технологий, - риор даже повысил голос.
  - Мы добились много и без технологий предтеч. И добьёмся ещё большего с ними.
  - Вам остаётся только разгадать их язык и принцип действия, что бы управлять ими. Но учитывая то, что за тысячу лет вы не смогли даже составить алфавит и понять, по какому принципу действия работают их технологии, вы добьётесь большего только через пару тысяч лет, не раньше. В то время, как наша раса обгонит вашу на миллион лет вперёд и без всяких технологий.
  - Можете думать, что хотите, Гхсаар, но мы люди далеко не так слабы, как вам кажется. И война с вами нас тоже многому научила, - я видел, что Алия была в гневе, но она сдерживала себя.
  - Но за этот период времени вы всё забыли, - последнее слово осталось за риором.
  - Гхсаар, Алия, хватит, - устало сказал я. - Выяснение кто лучше и кто круче не даст вам обоим ничего хорошего, кроме ненависти и чувства превосходства над слабым. Давайте просто разойдёмся миром. Я пойду спать, Гхсаар пойдёт по своим делам, Алия - по своим.
  - Я составлю тебе компанию, - незамедлительно сказал риор.
  - Ага, в шкафу, - ядовито сказала Алия.
  - Прекрасная идея! - деланно обрадовался риор. - За одно и о мире во всём мире поговорим, миледи Алия. Мне как раз вас с прошлого раза не хватает.
  - А один уже не можешь? Или у тебя клаустрофобия?
  Я заметил, как лицо начальника охраны Алии постепенно стало вытягиваться. Видимо, он и не подозревал о том, где была тогда Алия.
  - В компании с высокородной, да ещё и почти замужней, всегда интереснее проводить время, - не остался в долгу Гхсаар.
  - Вот и ляжете оба в кровать, - встал с кресло Океан. - Раз после прошлого раза ни как не успокоитесь.
  Алия и Гхсаар переглянулись между собой.
  - Я справа, - многозначительно сказала Алия.
  - Тогда я слева, - ответил Гхсаар.
  "Знаешь, мне кажется, зря я им это сказал. Они и без зрительного контакта со стороны риора друг друга понимают лучше, чем мы с тобой",
  "Главное - что бы спать не мешали", - ответил я ему.
  - Спокойной ночи, - сказал я и как можно быстрее постарался покинуть помещение.
  В моей небольшой каюте, я закрылся, разделся и лёг спать, предварительно отключив всю технику. Хватит с нас, и так два месяца не высыпались, как следует.
  
  ***
  - Миледи Алия, я вам говорил, что вы меня раздражаете? - поинтересовался риор, когда Дар скрылся из помещения.
  - Как-то не доводилось слышать подобного, - отмахнулась Алия.
  Плохая была идея взять с собой Джейдена. Она может ему не отвечать. Он не посмеет и слова против сказать, но вот сверлить спину будет так, что Алия сама выдаст ему все тайны.
  - Что ж, тогда я официально заявляю, что вы меня раздражаете, бесите, выводите из себя.
  - Спасибо за искренность, - ответила Алия.
  Было довольно странно вот так говорить с риором. В первый раз, тогда, в квартире Дара, она больше говорила, а он задавал вопросы. А сейчас в нём произошла странная перемена. Он как будто оживился. Если раньше он своей манерой походил на старую примитивную модель робота, то теперь он казался искусственным интеллектом с приписанными человеческими эмоциями.
  - Он тебе нравится? - вдруг спросил риор.
  Алия ответила не задумываясь. Она давно продумала ответ на этот вопрос.
  - Как человек, да.
  - А приняла бы ты его как будущего мужа?
  Алия удивлённо посмотрела на риора. Порой, она просто не понимала этих странных существ.
  - С чего бы? У меня уже есть жених.
  - А если бы не было жениха, а был только Дар?
  - Такого быть не может, - отрицательно покачала головой Алия.
  - Чисто гипотетически. Смогла бы ты прожить с этим человеком всю жизнь?
  - Чисто гипотетически? - Алия задумалась.
  Она знала ответ на вопрос давно, но озвучивать его не хотела. Зачем понадобилось риору задавать такой глупый вопрос? Он ведь ничего не изменит в сложившейся ситуации.
  - Возможно, - уклончиво ответила она.
  - Высокородная! - голос риора прозвучал раздражённо. - Здесь все свои. Неужели так сложно ответить да или нет?
  - Скорее да, чем нет, - перефразировала Алия.
  - Сочувствую я Дару, - покачал головой риор в точности, как человек.
  - Почему? - удивилась она.
  - Потому, - ответил Гхсаар. - Всё, идём спать.
  Инопланетянин в мгновение оказался рядом с Алией с протянутой рукой. Джейден запоздало дёрнулся за оружием. Рефлексы человека не могут соперничать со скоростью риоров.
  - Идём, - Алия положила свою руку в его, и встала. - Джейден, можешь быть свободен. Пока со мной Гхсаар, я буду в безопасности.
  - Госпожа, я не уверен, что это будет правильно, - попытался воспротивиться тот.
  - Я уверена, - властно сказала Алия. - Со мной на моём корабле всё будет в порядке.
  - Если только сама не напросишься на неприятности, - как бы, между прочим, сказал риор, за что получил от Алии испепеляющий взгляд.
  - Ты явно раствора не того выпил, Гхсаар, раз стал разговаривать со всеми людьми подряд.
  - Погоди полчаса и я посмотрю, как ты заговоришь, - ответил риор и обратился к Джейдену. - Я позабочусь о вашей подопечной, уважаемый. Всем остальным скажите, что миледи на переговорах с риорами по поводу организации на территории Дома Меридон исследовательской базы эндорианцев под охраной риоров.
  - А эндорианцы согласятся снова повторить печальный опыт? - поинтересовалась Алия, не слишком уверенная в словах риора.
  - Разумеется. Мы, в отличие от вас, людишки, прекрасные дипломаты в переговорах с другими расами, - риор сказал это с нотками превосходства.
  - Не могу не согласиться, Гхсаар, особенно учитывая, что с людьми вы не контактируете, - заметила Алия.
  - По людям разумных не судят, - отмахнулся риор. - Всё, идёмте миледи. Нам предстоят долгие переговоры.
  И риор увёл Алию из-под опеки Джейдена. По идее ей полагалось быть с Найтеном. Как невеста она должна его сопровождать везде, но как глава Дома она не могла себе этого позволить. Найтен был не плохим высокородным. Это был достойный кандидат в мужья. После свадьбы Дом поднимется на четвёртое место, и это будет просто прекрасно. Алия знала Найтена ещё с детства. Он был на пятнадцать лет старше её. Но это не мешает ей выйти за него замуж. Из всех возможных кандидатов он был самым лучшим, но не тем, чьей женой она бы хотела стать. Спроси её год назад о замужестве, и она не задумываясь бы ответила, что выйдет только по расчёту. Но теперь она всё больше пыталась понять, что такое любовь? Она перечитала несколько любовных романов, поговорила на эту тему с ведущими психологами, обсудила с "подругами" и низшими девушками. И по всему выходило, что она влюблена. Влюблена в Дара. В мальчишку, которому она когда-то помогла, в мальчишку, о котором уже говорит весь корабль, а через сутки будет говорить всё Княжество. В того, кто очень легко ладил с высокородными, низшими и инопланетянами. И в того, о котором она знает всё и не знает ничего. Она знает его любимый цвет, любимую музыку и запах духов. Знает, что он любит ложиться пораньше и читать техническую литературу. Любит летать на аэроцикле и мечтает о корабле. Он любит бегать по утрам, предпочитает холодный душ, ненавидит насилие и аморальное поведение, но тем не менее, связан с пиратами и неизвестной, загадочной и важной личностью, как Конструктор. Она знает о нём всё, но каждый день он открывается для неё в новом свете. Кто бы мог подумать, что у него соглашения с риорами через эндорианцев? Никто!
  - Ты давно отдыхала? - двойной голос риора вырвал Алию из размышлений.
  - Часов десять назад, кажется, - ответила Алия риору.
  Врать инопланетянам смысла нет. Они всё понимают иногда лучше, и стараются помочь, не прося ничего взамен. Вот различие между людьми и остальными разумными.
  - Тогда иди в каюту и выспись.
  - Не могу. Я глава Дома и...
  - Ты последняя в своём роду, и если вдруг заболеешь или перенапряжёшься, никто не станет о тебе заботиться, кроме одного-двух человек. Поэтому следи за своим здоровьем.
  - А почему это так волнует тебя? - поинтересовалась Алия, польщённая такой заботой.
  Риор чуть сильнее сжал её руку.
  - Потому что Дар о тебе беспокоиться, - ответил риор после небольшой заминки.
  - Дар обычно обо всех заботиться, - заметила Алия, однако замечание риора подняло ей настроение.
  - Нет, о тебе он забоится больше других, - упрямо сказал риор.
  - И правильно. Я высокородная!
  - Вы люди - странные создания. Вы умнее и смелее нас, риоров, но по своей прихоти и желанию не принимать реальность вы не видите того, что происходит рядом или принимаете как должное.
  - Что ты хочешь этим сказать, Гхсаар?
  - То, что сказал. Дар старается заботиться о тебе. Это факт.
  - В таком случае, почему это волнует тебя? - поинтересовалась Алия, не слишком надеясь на ответ.
  - Потому что это волновало бы Алевана, - ответил риор.
  - С чего бы это давно умершему учёному переживать из-за мальчишки? - не поняла Алия.
  То, что риор привязался к Дару из-за внешности не вызывало сомнений. Но вот слова риора несколько озадачили Алию.
  - Я уверен в этом, как в себе. Алеван бы ради мальчика пошёл на всё.
  - Ученый умер, Гхсаар, - Алия понимала, что разговор сейчас затрагивает опасную тему. - Но даже если так, ведь он не принадлежит ни какому Дому. У них с Алеваном Сартадерианом очень похожая внешность. Почему же учёному, умершему пол тысячелетия назад волноваться из-за простого низшего?
  - Не знаю. Я не могу этого чувствовать, но чувствую это, - ответ риора был ещё более запутанный.
  - Гхсаар, ты странный. Даже для риора, - покачала головой Алия, вспоминая Кхейлу.
  - Да, - риор согласился слишком легко.
  - Так куда мы идём? - все же поинтересовалась Алия.
  - Туда, где никто нас не услышит, - ответил риор.
  Алии насторожилась. Хоть это и её корабль, риор знает его лучше, чем она. К тому же риор гораздо сильнее и быстрее неё. И тот игрушечный лазер, приделанный к её скайру не поможет ей защититься.
  Риор привёл её в небольшую комнату, где было огромное панорамное окно, открывающее вид на пространство вне корабля. Помещение было пустым.
  - Посмотри, - риор протянул ей едва видимый предмет.
  - Что это?
  - Пластиковый планшетный компьютер, с которым Алеван не расставался с детства, - ответил риор.
  Алия внимательно осмотрела прибор, пластик был прозрачный, точно воздух, и очень легкий. Как его включить она не представляла. Риор видя её затруднение, быстрым движением провел по прибору, и на нём стали проявляться символы. Алия внимательно в них всмотрелась, и с удивлением отметила, что это был старый всеобщий язык княжества. Она встречала на просторах галактической сети картинки со старыми письменами, но их она не изучала. И поэтому с трудом понимала, что было написано.
  - Этот планшет попал ко мне не так давно. Передал мне его Икдор Кориндоран.
  - И ты не набросился на него? - удивилась Алия, вспоминая свою первую встречу с риором.
  - Набросился бы. Но увидел этот планшет. Эта вещь передавалась в их роду очень долго. Её никто не мог активировать. Планшет был настроен на риора.
  - И зачем ты мне его показываешь?
  - Смотри.
  Риор нажал несколько кнопок, и на экране появился человек. Алия вздрогнула, глядя в пронзительные, умные глаза.
  - Здравствуй, Кахар.
  Механический без эмоциональный голос человека был копией голоса риора. Волосы у человека как ни странно, были густые и седые. Челка спадающая на глаз. Глубокие морщины на лбу и в области глаз. Всё остальное лицо было закрыто респиратором, которые несколько часов назад носил Дар. Человек был одет в белый халат, а на груди был сине-золотой символ Дома Сартадериан. Без сомнения, это был Алеван Сартадериан, учёный, который принёс победу Княжества в войне, но сам стал проклятием для своего рода и для тысяч ни в чём не виновных людей.
  - Эта запись никогда не дойдёт до тебя. И я это прекрасно знаю, - человек опустил взгляд. - Ты умер, Кахар, тогда в моей лаборатории. А вместе с тобой умер и я. Я знаю, что я последний идиот, потерявший остатки мозгов, которых у меня никогда не было. Поэтому и делаю эту запись в надежде, что ты её посмотришь когда-нибудь. По крайней мере, я очень надеюсь на это. Мне так хочется, что бы ты был рядом со мной сейчас. Был рядом, когда все, кого я любил и знал, погибли. Фрея, Дион, Эрор, Маркар, Слок и все остальные. Все. Я так хочу, что бы ты был сейчас рядом.
  Человек откинулся на стуле и провёл по голове рукой точно так же, как и Дар, с затылка до лба. Таким же уверенным, привычным движением.
  - А ведь я тысячи раз пожалел, что ты тогда проиграл, хотя должен был выиграть. Ты поддался эмоциям, Кахар, и проиграл. И за это я ненавижу тебя. Ненавижу, ящерица ты зелёная! Почему ты меня тогда не остановил? - голос человека перешёл на крик. - Ты мог. Ты мог это сделать, Единственный. Я бы понял. Я ведь всегда понимал, - и снова тихий голос. - Но ты предпочёл сдаться мне, проиграть. Проиграть простому мальчишке, которого мог одной рукой по стенке размазать. Но ты выбрал эгоизм. Да, ты чёртов эгоист, Кахар.
  Человек замолчал. Он положил на стол руку, рукав которой был закатан точно так же, как и у Дара. А в руке у него был недлинный темно-синий стержень, заканчивающийся чем-то очень напоминающим старые антенны для ловли сигнала.
  - СЗ - 01. Моя самая последняя разработка. Моё последнее, самое мощное оружие, которым я бы смог разнести всю твою армию и добраться до тебя. И, пожалуй, я так и сделаю, Кахар. Ведь кроме тебя, у меня никого нет. Жать, что я осознал это спустя почти шестьдесят лет.
  Человек положил на стол абсолютно чёрный кристалл цирия. Точно такой же формы, какой ей передал Дар.
  - А это наша последняя с тобой разработка. Кристалл - энергетический потенциал, которого просто огромен. Если его правильно использовать, то его мощности хватит, что бы снабжать в избытке энергией столицу в течение продолжительного времени. Порог я не установил, но за пятьсот лет точно. Этот кристалл будет питать это оружие. Оружие, с помощью которого я до тебя доберусь. Что касается прошлых испытаний, в которых погибли тысячи людей - то это всего лишь был знак того, что я за тобой приду.
  Человек зашёлся в кашле. Противном, сильном кашле, от которого Алию передёрнуло. Она как-то посмотрела видео, как кашляет человек, который болен альпцитом, при которой пыль от отходов производства топлива для кораблей разъедает внутренние ткани человека, вызывая жуткие спазмы, приступы боли, кровотечение. Этот кашель, хоть и заглушённый маской, был намного страшнее.
  - Мне осталось жить всего несколько дней. Но за эти несколько дней я всё же попытаюсь добраться до тебя. Добраться, что бы обнять, прижать к себе и никогда не отпускать, - глаза человека блеснули в тусклом освещении. - А ведь шестьдесят лет назад я бы отшатнулся от тебя, попробуй ты меня коснуться лишний раз. А теперь я хочу этого сам. Жди меня, Кахар. Пройдут сотни лет, но я всё равно доберусь до тебя. Доберусь, что бы посмотреть в твои зелёные глаза. Жди.
  Запись закончилась. Алия не знала, что и думать после этого.
  - Почему ты мне это показываешь? - Алия повернулась к риору.
  - Ты единственная, кто сможет меня понять и помочь.
  - Помочь с чем?
  - Алеван. Он не умер. И он по-прежнему хочет уничтожить этот мир. Он уничтожит Княжество.
  Алия недоумённо посмотрела на риора. Похоже, этот риор действительно двинулся головой, раз решил такое. Человек при ретро обработки ДНК прожил двести восемьдесят лет, но это было сложно назвать жизнью. А сейчас Алия видела своими глазами, что высокородный был ещё и болен. Прожить столько лет он не мог.
  - Ученый умер, Гхсаар. И это лишь одна из его возможно предсмертных записей, - вздохнула Алия.
  Однако факты, которые она помнила из детства, подкреплённые словами риора стали вызывать серьезные сомнения в своих словах. Но внешне, Алия оставалась спокойной и непреклонной.
  - Все куда сложнее, Алия. Алеван жив. И это Дар.
  - Твои слова - бред сумасшедшего, - отмахнулась Алия.
  Она не хотела верить в такой поворот событий. Потому что в таком случае, грандиозные планы, построенные на её дальнейшее будущее, летели в аномалии пустошей.
  - Ты ведь знаешь, как выглядели предтеч? - вдруг спросил риор, сбив её с толку.
  - Да.
  Алия вспомнила, как когда-то смотрела в Зале Совета проекцию высокого мрачного существа, закутанного в темно-синий балахон. Он был человекоподобной формы. Лицо местами покрывала мелкая сине-зелёная чешуя, а кожа была с серебристым отливом. Глаза у существа были пронзительные фиолетовые.
  - Смотри внимательно, Алия.
  Риор запустил снова запись на том моменте, когда человек откинулся на кресло. Риор указал на силуэт за его спиной, которого Алия первоначально не заметила.
  - Видно плохо. Поэтому ты и принял силуэт за предтеча, - уверенно сказала Алия.
  Риор не стал что-то говорить, а лишь увеличил изображение, наведя на фигуру. На экране появилось то же самое лицо, испещрённое сетью тысячи чешуек. Алия вздрогнула.
  - Предтеч? Но что он там делал?
  - Не знаю, что он там делал. Я заметил это не сразу, и мне пришлось очень долго мучиться. Запись должна длиться на тридцать секунд дольше, но дальше данные стёрты.
  - О предтечах никто не слышал тысячу лет, а тут такое. Ты думаешь, предтеч о чём-то договорился с Алеваном?
  - Я уверен. Иначе я не могу дать объяснение, почему я чувствую Дара, как Алевана.
  - Но даже если так, чем я могу тебе помочь, Гхсаар?
  Алия не стала задавать лишних вопросов, а решила выяснить позицию риора.
  - Мы должны его остановить, пока он не разрушил этот мир.
  - Даже если предположить, что Алеван действительно хочет уничтожить этот мир и что у него есть оружие, он преследует другую цель. Ему нужен Кахар.
  - Кахар - это я. Это моё имя. А Гхсаар если переводить на ваш язык, более подходящим словом будет адмирал.
  - Хорошо, - Алия постаралась успокоиться, хотя её сердце бешено забилось. - Ему нужен ты. Если ты попадёшь ему в руки, то он оставить этот мир в покое, так ведь?
  - Нет. Это были его планы перед исчезновением. А вот какие цели он преследует сейчас, я не знаю. Но точно нечто грандиозное, иначе и быть не может. И я это чувствую.
  - В таком случае, что ты хочешь, что бы я сделала? - осведомилась Алия.
  - Ты слишком быстро соображаешь, Алия, для наследницы Дома Меридон, поэтому ты меня раздражаешь. Мы должны дать ему то, что он сейчас желает больше всего.
  - И что же? - высокородная решила оставить все остальные вопросы на потом.
  Полоска стекла риора сверкнула красным светом.
  - Тебя.
  
  
  Воспоминания
  
  Когда мы вернулись на Рисар, и я пришёл в академию, началась грандиозная охота за моей скромной персоной. СМИ, высокородные, пираты и прочие личности хотели знать обо мне всё. Как я пришел к такому выводу? Откуда я знаю эту формулу? Почему я раньше этого не открыл? О том, что меня почти два месяца поливали всякими нелицеприятными словами и словосочетаниями, старались не вспоминать. Меня назвали гением своего времени.
  "Напомни мне, почему ты открыл этот долбанный четвёртый уровень, да ещё и двигатель создал?" - мрачно думал я, шагая по эндорианскому корпусу.
  С квартиры после вездесущих журналистов мне пришлось скрыться. Помогли риоры, телепортировав мои вещи к эндорианцам, которые любезно меня приняли.
  "Потому что кое-кто обещал, что будет стоять на коленях после того, как напишет уравнение. Так что, малыш, ты попал".
  "Мне это всё нравиться меньше и меньше".
  "Ничего. Ты ко всему привыкнешь. Кстати, у меня для тебя есть прекрасная новость".
  "Что за новость?" - осторожно поинтересовался я.
  После того, как я два месяца сидел и работал над гипердвигателем, мне что-то не хочется ничего подобного.
  "Зайди в свою комнату и открой верхний ящик".
  Так как у меня был перерыв между парами, и я всё равно шёл есть, я заскочил в комнату и открыл шкаф. Так лежал простой до невозможности наушник, а так же столь же простой квадратный динамик.
  "Наушник в ухо, динамик на грудь".
  Я исполнил его команду, гадая, что же это такое.
  - Проверка связи номер один. Светлый, приём!
  Из динамика раздался мой собственный голос, в то время как этот же голос прозвучал и в динамике и вокруг меня.
  - Какого?! - воскликнул я. - Как ты это сделал?!
  - После того, как твой Координатор восстановился, это стало всего лишь вопросом времени, - ответил мне уже динамик.
  - Но как? - я сел на стул и пытался понять.
  Я всегда думал, что Океан, это всего лишь моя вторая личность, моя защитная реакция. Но то, что он сделал, сразу расширило горизонт моего восприятия его. Он вдруг стал для меня чем-то иным. Да кто же он, забери меня предтеч?!
  - Так. До андроида руки у нас никак не дойдут, так что будем работать так.
  - Я в шоке, - покачал головой я.
  - Привыкай, - голос Океана звучал довольно. - А теперь подъём и бегом есть, Светлый.
  - Есть, Конструктор! - ответил я и пошёл есть.
  Поесть не дали. Появилась Ани и сказала, что мне срочно нужно бежать на какое-то собрание в одной из огромных аудиторий.
  - Зачем? - поинтересовался у неё Океан.
  - Собирается экскурсия к зданию Совета. Такой шанс выпадает не так часто, поэтому ты просто обязан там побывать, - ответила она. - А кто задал вопрос?
  - Искусственный интеллект новой модели "Друг". Выслушает, даст совет, поругает и поможет в выборе и достижении цели, - ответил Океан через динамик.
  - Опять что-то изобрёл? - покачала она головой.
  - Именно так и ни как иначе, - бодро ответил Океан.
  - А так же он очень болтливый, - добавил я. - Но с ним весело.
  - Это всё из-за того, что на тебя давят высокородные? - тут же осведомилась Ани.
  - Нет, ничего такого, - отрицательно ответил я.
  - Тогда зачем тебе такая модель? - удивилась она.
  - Затем, что бы ему скучно не было. Гхсаар мало разговаривает, Алия постоянно в делах, у друзей своя жизнь, Вейра в учёбе, Аст с высокородными, Нейти далеко, а Вэн придурок, - ответил Океан.
  - Больно разговорчивый ты стал, - заметил я.
  - Тестирование звукопередающего устройства завершено на один процент. Осталось девять тысяч девятьсот девяносто девять процентов. Просьба - в тестировании не мешать, в разговоры не вникать.
  Я только возвёл глаза к потолку. Что поделаешь с Океаном?
  - Дар, ты ещё здесь? - риор резко схватил меня за плечи.
  - Нет, меня здесь нет, - ответил я.
  - Оставьте своё сообщение после сигнала бип-бип, - добавил Океан.
  - Дар, если ты через три минуты не появишься в аудитории, я буду вынужден попросить у эндорианской стороны разрешение на применение насильственных методов, - сказал риор.
  - Сообщение записано. Сообщение переводится и передаётся. Сообщение: Две с половиной минуты до твоей смерти.
  - Понял. Бегу.
  И я быстро побежал к аудитории. Риор бежал наравне со мной.
  - И кто же этот человек, разговаривающий через динамик? - поинтересовался риор.
  - Конструктор, - ответил Океан через динамик.
  - Гхсаар, - представился риор. - И зачем вам динамик?
  - Что бы отвечать на твои вопросы, риор, - саркастически ответил Океан. - Но я могу подключиться и ко внутренней связи.
  - Будет неплохо. Тем более что у меня на связи графиня Меридон.
  - Отлично, - Океан тут же отключился от динамика на груди и перешёл на внутреннюю связь (понять не могу как?). - Графиня Меридон, вы здесь?
  - Я здесь, Дар, - услышал я голос Алии.
  - Я не Дар, я Океан.
  - Голоса одинаковые, - заметил, почти не сбив дыхания.
  - Сейчас исправим, - тут же отозвался Океан.
  К этому времени мы добежали до аудитории, где уже стояли как высокородные, так и низшие. Там я сразу же заметил знакомые лица.
  - Зарри, - улыбаясь, подошёл я. - Ты тоже на экскурсию?
  - Да, - хлопая глазками, ответила она.
  - Я пошёл, - сказал по внутренней связи риор, чтобы никто не услышал. - Миледи, принимайте его в зале совета.
  - Как скажешь, Гхсаар, - ответила та.
  И риор быстро исчез из поля зрения, благодаря своей невероятной скорости.
  - Я так волнуюсь, - Зарри взяла меня под руку. - Попасть в Зал Совета. Это так здорово. Из нашей группы только ты и я. Такое запоминается на всю жизнь, - на что я лишь кивнул.
  - Да, запомниться, - как-то странно сказала Алия.
  - Правильно, Алия, - поддержал её Океан юным мальчишеским голосом. - Ты ей на всю жизнь запомнишь.
  - А я помогу, - вклинился Гхсаар.
  - Все волосы повыдёргиваешь, - добавил Океан.
  - И об стену голову разобьёшь, что бы к чужим парням не лезла, - подлил риор.
  - И глаза ногтями выцарапаешь, - Океан вошёл в азарт.
  - Каблуками проткнёшь всё её тело, - риор не отставал.
  - Так, сбавили обороты, ребята, - приказала Алия холодным голосом, обрадовав меня.
  - А что ты будешь делать после окончания экскурсии? - поинтересовалась Зарри милым голосом.
  - Буду я ещё портить свой маникюр ради какой-то низшей, - фыркнула Алия, и мне стало немного грустно.
  - Собирался заняться заданиями по предметам, а потом как получиться, - ответил я.
  - И я не хочу опускаться до драки со слабой низшей ради Дара.
  - Алия, это нечестно, - возмутился Океан.
  - И безответственно, отдавать кому попало такого парня, - согласился риор.
  - Давай сегодня погуляем? - предложила Зарри, прижимаясь ко мне сильнее.
  - Усыплю, отдам в лабораторию, а там и до медицинского вскрытия недалеко, - заявила громко Алия, от чего у меня чуть приступ не случился, а вот Океан и риор наоборот, захлопали в ладоши.
  - Я вспомнил, что меня риор просил помочь со сборкой двигателя. Так что не получиться, - поспешно отказался я.
  Вот уж не предполагал, что они так легко найдут общий язык.
  - Я тобой восхищаюсь, Алия, - довольно сказал Океан.
  - Всё правильно говоришь, - поддакнул Гхсаар.
  А вот я пожалел, что вообще связался со всеми тремя одновременно.
  - Жаль. Может в другой раз? - не сдавалась Зарри.
  Если бы она слышала разговор этих троих, она бы сейчас не напрашивалась на свидание. И мне не хотелось, что бы об этом Алия вообще слышала.
  - Посмотрим, - уклончиво ответил я.
  - Да-а, посмотрим, - заговорщицки протянули риор и Океан одновременно.
  Тут подошли роботы, и старший высокородный повёл всех нас к транспорту.
  - Алия, а ты сейчас в зале Совета? - спросил Океан.
  - Да. Чья была идея подсоединить нас всех к одной связи? - поинтересовалась она.
  - Риора, - ответил тот. - Во всём виноват он.
  И почему я иду и слушаю Зарри, которая пытается втянуть меня в диалог о том, куда можно сходить, а не разговариваю со всеми, в том числе с Алией?
  - Конструктор, а ты не обалдел? - поинтересовался так Гхсаар. - Это в чём же я виноват?
  - Чем вы занимаетесь, госпожа высокородная? - Океан решил проигнорировать реплику риора.
  Я и Зарри зашли в аэробус, сели на предпоследние места. Я надел наушники, сделал вид, что слушаю музыку, и отвернулся к окну.
  - Вам скажи, и вам захочется, Океан, - ответила та.
  - Мне? Ни за что я не променяю свободу на власть в Совете, - ответил тот спокойно.
  - А что, по-твоему, такое свобода? - поинтересовалась Алия.
  - Свобода - это возможность делать то, что я хочу, могу и мне это нравиться. И это всё приносит пользу людям, - ответил Океан.
  - Тебе нравиться создавать что-то новое?
  - Мне нравиться заниматься наукой. И на твоём месте я бы бежал прочь из Совета, - ответил ей Океан.
  - Я глава Дома по праву рождения. И сбежать, бросив всё, означает предать Дом, свой род и всё, во что верили твои родные, - твёрдо сказала Алия.
  - Какая же ты наивная, - ласково сказал Океан. - Ты гонишься за тем, что тебе не интересно, не нужно и не приносит счастья. Ты делаешь то, что велят тебе твой долг, твои обязанности. Ты переступаешь через себя, через свои чувства и принимаешь всё. Но ты ведь хочешь не этого.
  - А ты знаток моих чувств, Океан? - холодно поинтересовалась Алия.
  - Я просто вижу и понимаю то, что ты не хочешь признавать, - ответил тот. - Вся беда в том, что ты с детства была предоставлена сама себе и должна была сама восстанавливать свой Дом.
  - И я, как видите, прекрасно с этим справилась, - властно ответила она.
  - Справилась. Твой Дом уже на пятом месте, обогнав Дом Сики-Моран, - согласился тот. - А брак с Артегро позволит тебе попасть в тройку лидеров, и это в твои двадцать четыре года. Уверен, что не пройдёт и пяти лет, ты поднимешься на второе место.
  - И что вам не нравиться? - поинтересовалась она.
  - Ты существуешь, Алия, но не живёшь.
  - Моя цель подняться в рейтинге на первое место. Это смысл моей жизни. И я ни за что не откажусь от своей цели. И мне всё равно, что ты думаешь об этом. Ты никто для меня.
  - Ты обычно хорошо соображаешь, но сейчас ты сделала не совсем верные выводы и поспешила со словами, Алия, - спокойно сказал Океан. - А так, как я твой друг, ведь друг?
  - Возможно.
  - Я пытаюсь дать тебе возможность свернуть с губительного пути, Алия.
  - Пытаешься направить меня на путь истинный, как отец? - поинтересовалась она холодно.
  - Я тебе не отец, и тебе, Дар, тоже. Считайте меня добрым учителем, который хочет, что бы его подопечные были счастливы, - ответил тот слегка раздражённо.
  - Не верю я в доброту и искренность.
  - Ты ещё скажи, что не веришь в эндорианцев и риоров, - тут уж фыркнул Океан.
  - В них верю. Но не в людей.
  - Люди куда интереснее и эмоциональней, чем обе инопланетных расы, - не согласился риор.
  - Дар, ты ещё здесь? - Алия решила закрыть тему и обратилась ко мне.
  - Здесь он. Слышит всё, но говорить не может, потому что в противном случае, ему придётся слушать короткостриженую особу, - ответил за меня Океан.
  - Лучше уж пусть вас, миледи, слушает, - сказал риор.
  - Да-да. Речи высокородной миледи куда интереснее, чем речи какой-то там низшей из другого государства, - саркастически заметил Океан.
  "Интересно, а почему Алия свой корабль так назвала", - подумал я, слушая весь этот разговор.
  Мои мысли текли плавно под звук голосов из наушника.
  - Алия, а почему ты назвала свой корабль Алмазным? - поинтересовался Океан. - Почему не золотой, серебряный, или устрашающий?
  Океан как всегда прочитал мои мысли и озвучил их, не спросив и меня. Давно пора к этому привыкнуть, а я до сих пор обижаюсь на него, как мальчишка.
  - Потому что мне так захотелось, - ответил та.
  - Тогда уже бы цирием назвала, - вклинился Гхсаар.
  - Океан, Гхсаар, вы раньше общались? - поинтересовалась Алия.
  - Нет, - ответили оба одновременно.
  - А по вам не заметно, - ответила она. - Как два брата разговариваете.
  - Такое поведение имеет место быть, - не стал спорить Океан. - Так почему же ты назвала так свой корабль?
  - А это никуда дальше нас троих не пойдёт? - осторожно поинтересовалась Алия.
  - Я торжественно обещаю, Алия, что никто от меня не узнает об этом, - пообещал Океан.
  - И я обещаю, что никому ничего не расскажу, - пообещал риор. - И посодействую тому, что бы Океан сдержал своё слово.
  - Дар, а ты в качестве обещания можешь что-нибудь нейтральное сказать, - предложил Океан.
  - Свет притягивает к себе тела в космическом пространстве
  - И Дар тоже обещает, Алия, - тут же сказал Океан.
  - Название было взято из сна, - ответила Алия.
  - Из какого? - тут же поинтересовался Океан.
  - Из детского.
  - И о чём он был? - Океан не унимался.
  - Мне это обязательно рассказывать?
  - Начала говорить, так продолжай, - заявил ей риор.
  - Очень давно мне приснился сон, что существует мир, где люди управляют природой силой своего разума. И те, кто достиг в этом искусстве вершин, получал титул "алмазный маг". Вот и взяла название "Алмазный", - неохотно рассказала Алия.
  - Всего-то. А я-то думал, - голос Океана был расстроенный, а вот настроение у него мгновенное поднялось.
  Сначала мне показалось, что он удивлён, но потом меня охватили чувство азарта, восхищения и предвкушения.
  - Зато сон был красивый, - обиженно сказала Алия.
  - Не сомневаюсь в этом, - сказал Гхсаар.
  - Алия, - тон Океана ничуть не изменился, но вот течение его мыслей - точно. И это мне совсем не нравилось. - Какой процент технологий предтеч тебе подчиняется?
  - Около одиннадцати процентов, как и любому другому Дому.
  "А что это значит?" - удивился я, глядя на пролетающий мимо транспорт.
  - Устройства предтеч разбросаны по всей территории Княжества. Никто точно не знает их количество, потому что о половине из них ничего не известно, но они периодически появляются вот уже тысячу лет . Эти устройства позволяют высокородным следить за всем, что происходит в княжестве в режиме реального времени, не выходя из зала Совета. Именно там расположен главный компьютер, следящий за всем. Управлять всеми устройствами могут только высокородные, потому что только их генетический код записан в главном компьютере. Каждый Дом имеет право только управлять только определённым количество устройств из всех. Чем больше влияние Дома, тем больше устройств ему подчиняется. Предугадывая твой вопрос, Дар, могу сказать, что устройства, как и их назначения, настолько разнообразны, что если взять абсолютный контроль над всеми, то и риоры, и эндорианцы ничего не смогут сделать, если будешь их захватывать. Там есть устройства, способные перемещать тебя сквозь пространство, дающие бессмертие, невиданную силу, способные исцелять смертельно больных людей и это лишь маленькие крупицы песка на пляже, - ответил Океан.
  - И каждый высокородный стремиться завладеть как можно большим количеством этих устройств, - добавила Алия. - Самым ценным является устройство, способное стирать генетический код и делать из высокородных - низших. Им сейчас владеет князь, как впрочем, и самыми сильными устройствами, которые нам доступны. Поэтому князем является тот, чей Дом имеет наибольшее влияние. Князь - это закон и порядок в Княжестве.
  - А сделать из низшего высокородного с помощью этого прибора нельзя, потому что стоит ограничитель, - добавил Океан. - Алия, а ты действительно хочешь завладеть стирателем кода? Ты понимаешь, что владение этим предметом ещё больше вгонит тебя в оковы власти, прибавляя серьёзную ответственность?
  - Устройства предтеч - это реальная власть. От власти я никогда не откажусь, - твёрдо сказала Алия.
  Мне стало грустно. Вместо того, что бы строить свою жизнь, Алия вынуждена бороться за власть, идти по головам, каждый раз ожидая удара в спину от своих "друзей". И у неё нет никого, кто бы смог о ней позаботиться, и в какой-то момент сказать "Хватит. Отдыхай, а я со всем разберусь". Кроме этой власти она ничего не видит. Эндорианцы по мере сил пытаются дать понять ей, что такое настоящая жизнь. Но изменить всю её жизнь они не могут.
  - Устройства - это всего лишь устройства, Алия. Лишь знания - власть.
  - Кто ты такой, что бы судить об этом? Ты даже не высокородный!
  - Я всего лишь Океан, Алия. И твой друг, на которого к которому ты всегда можешь обратиться, как и к Дару, - ответил он с какой-то странной интонацией. - И я и Дар хотим, что бы у тебя всё было хорошо, поэтому не стоит отказываться от наших советов.
  - Посмотрим, - ничего не конкретизировала Алия. - У меня появились срочные дела.
  И Алия отключилась.
  - Жаль девочку, - сказал риор, едва сигнал отключения прозвучал в наушниках. - Она одна против всех.
  - Ошибаешься, Гхсаар, - странно сказал Океана. - Она никогда не была одна.
  
  ***
  Огромный золотой зал круглой формы и четырнадцать кресел для членов Совета. Это место было создано давно ушедшей расой, которая обладала просто невероятным могуществом. Алия заняла своё место и стала ждать. Компьютер предупредил её, что сюда направляется князь.
  Компьютером являлось всё здание, но мало кто об этом знал, предпочитая верить, что он занимает лишь один из этажей здания. Компьютер был наделён искусственным интеллектом, поэтому с ним иногда можно было договориться, чем Алия и пользовалась.
  Зал Совета был единственным местом, где Алия хоть иногда расслаблялась. Здесь нанести вред было просто невозможно - не позволяли защитные системы здания.
  - Компьютер, что ты знаешь о пирате Конструкторе? - поинтересовалась Алия.
  В базе данных были сведения обо всех, кто жил на территории Княжества. Другое дело, что эти данные не выдавались, кому попало. И даже князь не имел к ним полного доступа.
  - Разумный, занимающийся разработкой апгрейда кораблей, создатель сайта "Кольцо Разума", создатель гипердвигателя низкого класса.
  - А о его личности что тебе известно?
  - Для просмотра данных личности у вас недостаточно прав, - просто ответил компьютер.
  Что ж, Алия ничего другого и не ожидала. Недостаток прав был у всех высокородных без исключения. Компьютер предтеч не позволял получать информацию больше той, которую, как он считает безопасной и благодарной.
  - Князь задерживается из-за разговора с Икдором Кориндораном, - сообщил компьютер. - Требуется ли ещё информация?
  - Пока это всё, - сказала Алия.
  Что же это за человек такой и откуда ему известны точные данные о стирателе кода? Технологии предтеч настолько сложны, что овладеть ими люди не могут вот уже тысячи лет. Они позволяли управлять собой лишь избранным. Алия относилась к такому числу.
  - Знания - это власть, - прошептала она слова, произнесённые Океаном.
  Ей требовалось сосредоточиться на собственном Доме, но её мысли то и дело возвращались к Дару и остальным. В её голове до сих пор звучали их голоса. Такие живые, весёлые. В них не было фальши, которая была практически во всех речах высокородных. Океан, Дар и Гхсаар делали то, что говорили. Им претила ложь, фальшь. Никто из них не прятался за масками, не стремился показать себя лучше, чем они есть на самом деле.
  - Миледи Алия, - обратился к ней компьютер. - Ваше состояние за последние два месяца ухудшилось на тринадцать процентов, что для вас является существенным. Вам следует как можно скорее принять меры по улучшению своего психологического и физиологического состояния.
  - Выйду замуж - отдохну, - отмахнулась Алия, хотя совсем не была в этом уверена.
  После замужества всё будет куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд.
  - Ваша предстоящая свадьба принесёт лишь в боль и страдание вашей личности. Брак по расчёту это не лучший выход из сложившейся ситуации. Совет: не следует бежать за властью, когда на твоём пути любовь. Прими любовь и власть сама вам придёт в руки.
  Алия подняла голову к центральному экрану, на котором в этот самый момент была заставка: огромный красивый город, архитектура которого поражала воображение. Вместо угловатой, строгой формы, здания имели самые разнообразные формы. В центре этой картины был красивый, белый дворец, круглые башни которого шли ввысь. А над этим дворцом парила треугольная нефритовая башня, казавшаяся на фоне всех строений совершенно чуждой. Между зданиями пролегали большие воздушные дороги, по которым летал транспорт, от похожих на те, что Алия могла видеть каждый день за окном и до совершенно невообразимых форм и размеров.
  Удивлению Алии не было предела. Всегда заставка представляла собой сменяющийся каждый месяц природный пейзаж - горы и реки, моря и озёра, планетные системы и галактики. Но такого она не видела никогда.
  - Что это? - Алия даже встала со своего места и подошла к экрану, что бы лучше рассмотреть.
  - Это видео в реальном времени из столицы одной галактики, находящейся настолько далеко, что в этой галактике ещё не придумали таких огромных единиц измерения, - приятный голос компьютера потряс Алию.
  Все эти здания, корабли, транспорт - это всё сейчас существует настолько далеко, что она и представить себе не может! Алия от шока пошатнулась. Кресло тут же образовалось позади неё, и она обессиленно на него упала.
  Неужели всё это существует? И можно до этого всего как-то добраться? Алия простом смотрела на это чудо космических технологий, того, что создано совершенно в ином мире и пыталась всё запомнить.
  - Что это за галактика? Что за планета? И кто на ней обитает? - Алия задала три из тысячи вопросов, вертевшихся в её голове.
  - Галактика называется Отеран. Планета Рикдер, являющаяся политическим, экономическим и социальным центром галактики. Клонированная именно для этих целей планета, прошу заметить. Отеран является галактикой, где власть принадлежит людям, да и не только им. Люди совместно с другими расами активно и мирно сосуществуют, сотрудничают и познают мир. В данном случае, имеется десять галактик, входящих в "Союз". Как вы видите, миледи, здесь преобладает равноправие между разумными расами. Ущемление прав законно наказуемым. Существует свободная передача информации, что является самым мощным двигателем прогресса. Общество построено на доверии, доброте и балансе разума и чувств.
  - Невероятно, - тихо прошептала Алия.
  В её голове просто не укладывалось, что подобное может существовать.
  - Для вас, высокородных - это невероятно, - согласился компьютер. - Но это именно то, к чему вам, миледи, и всем разумным в этой галактике стоит тянуться.
  Экран погас. Алия растерянно уставилась на него, не понимая, почему ей так внезапно это показали это, и почему так же внезапно оборвали.
  - Ваш разговор не был для меня секретом, поэтому я хотел бы вам показать, что означают слова Конструктора. Знания - это власть. Власть не над народом, не над природой и даже не над инопланетянами. Это власть над самим собой, над собственными желаниями. Подумайте над этим.
  Кресло переместилось на место Дома Меридон, но Алия не обратила на это должного внимания. Этот разговор полностью перевернул её представление об этом мире.
  
  ***
  Что представляло собой здание Совета? Это было огромное конусообразное здание, выполненное из золота. Пик башни был точно срезан ножом под углом сто двадцать градусов, и над ним завис огромный белый шар. Только получив права, я пролетал недалеко от башни, осматривая город. Всего на какое-то мгновение этот шар полыхнул светом. Я не знал и до сих пор не знаю, что это значит. Странно, но эта конструкция почему-то вызвало у меня в памяти странные ассоциации. Перед глазами сразу встала картина - семиэтажное здание, над которым возвышался такой же шар, только размерами поменьше и был он тёмно-красного цвета. Башня так и притягивала к себе взгляд, заставляя отвлекаться от дурных мыслей, которые меня последнее время часто посещали. И касались они в основном Алии.
  Что сказать - предтеч умели строить. Это здание настолько сильно отличалось ото всех, но странным образом вписывалось в архитектуру этого необыкновенного города. Я не был ни разу за всё это время в этой части города. Владения Дома Беррос, а именно здесь, почти в центральной части планеты и находилось здание, не заинтересовали меня ничем, кроме того факта, что где-то здесь жил Алеон. В этой части планеты располагались в основном политические, стратегические и военные объекты, а так же серьёзные заводы, лаборатории и подстанции. Шестьдесят процентов всей энергии растекалось по Рисару именно отсюда.
  Так что делать здесь мне было абсолютно нечего. То ли дело на территории Дома Джастрик - там хотя бы были культурно-развлекательные центры, а на территории Дома Артегро два больших стадиона для аэроциклистов. Это место пользовалось популярностью у молодёжи, предпочитающей активный образ жизни.
  Ещё на подлёте я восхищался зданием Совета, а уж когда мы вышли из аэробуса и вовсе смотрел на это чудо архитектуры, задрав голову и с открытым ртом. Картинки картинками, но они никогда не передадут того восторга, той гаммы впечатлений, которые у меня вызвала башня.
  - Посмотрите-ка, наш гений не впервые видит здание Совета, - гнусно сказал один из высокородных в серебристо-красной одежде Дома Дерриэйдн. - Радуйся, что тебе позволили увидеть его так близко, низший. Таким как ты не место здесь.
  Даже после того, как я "создал" гипердвигатель, отношение остальных высокородных не сильно изменилось. Происхождение по-прежнему имеет огромное значение. Я проигнорировал его, закрыл рот и постарался вести себя прилично и не позволять себе больше таких вольностей.
  Проходя по огромному коридору, я смотрел на то, что создали предтеч и просто восхищался. Золотые залы, белые полупрозрачные колоны, внутри которых, как в желе, перемещались блёстки. Я шёл по коридору, восхищался при виде величия строения. Но в тоже время чувство дежавю нарастало с космической скоростью.
  Это парадный вход. Здесь потолки высотой пять метров. Колоны расположены через каждые семь метров. А дальше мы входим в приёмный зал. Колон здесь было гораздо больше, и они различались диаметрами. В противоположной части зала была широкая золотая лестница с двумя площадками. Я точно знал, что здесь ровно двадцать семь ступеней. Лестница вела к широкой двери, над которой был выполнен абстрактный рисунок. И я знал, что он служит детектором. И он не пропустит никого с оружием или злыми намерениями. Этот вход и был входом в зал Совета, местом, где принимались самые важные решения, касающиеся судьбы Княжества.
  И нас провели в этот зал. Зал был меньше, чем предыдущий. Здесь было четырнадцать кресел, каждое разной формы и цвета. Большая часть кресел пустовала, но мне было всё равно. Мой взгляд сразу же заметил стройную фигуру девушки, которая занимала все мои мысли последние несколько дней и ночей.
  - Наши дорогие гости прибыли, - Зейден Беррос восседавший на кресле, прямо напротив выхода, окинул нас тёплым взглядом.
  - Приветствуем тебя, великий князь, а так же вас, члены совета, - хором ответили мы.
  Зарри все так же держала меня под руку, а мне хотелось её оттолкнуть и подойти к Алие, которая и не обращала на нас никакого внимания.
  Сейчас эта была не та привычная мне девушка, с которой я часто проводил время у эндорианцев, и не та высокородная, купающаяся в лучах славы на своём флагмане. Сейчас это была истинная правительница, глава Дома, графиня и член Совета Тринадцати. Расслабленное лицо, полуулыбка и сосредоточенный взгляд холодных серых глаз, направленный в прозрачный голографический экран, висевший перед ней. Но что-то было с ней не так. Находясь в одной комнате на протяжении семестра, я украдкой наблюдал за ней, и видел, что сейчас она точно не читает то, что написано на планшете. Уголки губ чуть подрагивали, выдавая нервное напряжение.
  - Вы гости, которым посчастливилось попасть в сердце Княжества. Многие на вашем месте готовы отдать за это жизнь, деньги, славу. Такой шанс выпадает раз в жизни, и вы должны гордиться этим.
  Моё внимание привлекло кресло, стоящее между креслом серебристо-красного (Дерриэйдн) и серебристо-зелёным (Фадраден). Серебристо-синее кресло, очень похожее на стоящее у меня дома, на Редре. Оно отличалось от прочих. Если остальные были предназначены больше для расслабления, широкие, роскошные кресла, то это было очень простым, но удобным. Высокая спинка, мягкие ручки. Очень похоже на кресло работника офиса, разве что парит над полом. Без сомнений - это место принадлежало правителям мёртвого Дома Сартадериан. Но в этом кресле было что-то странное. Сначала я подумал, что на поверхности выступают обычные массажные выступы, но присмотревшись внимательнее, я понял, что это не что иное, как маленькие острые иглы. Тот, кто посмеет на него сесть без разрешения владельцев, пожалеет об этом очень сильно.
  - Дар, - Зарри ткнула меня локтем в бок.
  Я сначала не понял, в чём дело, пока не встретился с изучающим взглядом князя.
  - Проявляете интерес к пустующему месту в Совете, юноша? - поинтересовался он вроде и дружелюбно, но что-то мне его тон совершено не понравился.
  - Просто удивляюсь, князь, - чуть поклонился я.
  Высокородные смотрели на меня кто с презрением, кто с превосходством, а кто со злорадством.
  - Поясните всем, что вызвало ваше удивление, - приказал князь.
  - Разве после гибели Дома кресло не убирается? - попытался выпутаться я.
  - Убирается, - не стал спорить князь. - Но дело в том, гости мои, что конкретно это кресло устанавливал гениальный учёный, живший полтысячелетия назад - Алеон Сартадериан. И он установил его так, что убрать его никто из наших учёных не имеет права, а главный компьютер уберёт его только через двадцать четыре года после смерти последнего представителя рода.
  - Спасибо за ответ, князь, - я снова чуть склонился.
  "Глупая отмазка, - сказал тихо Океан. - Кресло не убирается по другой причине. И эта причина гораздо интереснее".
  Белый свет опустился посреди комнаты, заставив всех вздрогнуть от удивления, кроме членов Совета, и на том месте появился полупрозрачный силуэт молодой, красивой женщины лет под тридцать в лабораторном коротком халате, синих брюках и туфлях на низком каблуке. У женщины было приятное улыбчивое лицо, сияющие зелёные глаза и стрижка под каре.
  - Добро пожаловать, молодые люди, - приятным голосом сказала женщина. - Я главный компьютер, приветствую вас.
  - Приветствуем, - нестройным хором ответили мы.
  Я вовсю смотрел на девушку и был уверен, что я её где-то уже видел. Я досконально знал все её неприметные черты лица. Я знал, что на ушах у неё маленькие серёжки с простеньким рисунком цветка. Я знал, что женщина, как только нужно будет искать информацию, заглянет свой голографический планшет, предварительно надев обычные защитные очки. Я знал это так же ясно, как то, что Алия, когда нервничает, начинает резко и тихо барабанить пальцами по поверхности, стола, кресла или в некоторых случаях - меня. Вот и сейчас я краем глаза заметил эти движения.
  - Экскурсии очень редки, поэтому, князь, позвольте мне провести с экскурсию с каждым индивидуально, - попросила женщина.
  - Разрешаю.
  - Отлично, - кивнула женщина и обратилась к нам. - Здесь пятнадцать дверей, а вас сорок два. Каждый из вас может самостоятельно выбрать любую дверь и зайти в неё. Самостоятельно и по одному. За дверью вас ждёт сюрприз.
  Высокородные с азартом направились к дверям, находящимися в стенах за креслами. Их выбор был ограничен, так как они шли в те, к которым принадлежат они сами.
  - Пошли в Дом Меридон, - тихо шепнула Зарри. - Алия наша покровительниц и будет вполне логично, если мы туда пойдём.
  - Да, - согласился я. - Дамы вперёд.
  Тем временем, князь встал и направился в дверь позади трона, вместе с несколькими ребятами в золото-белой форме. Проходя мимо Алии, я кинул взгляд на экран. Ничего, кроме непонятных графиков и диаграмм, а так же цифр там не было. Она даже не обратила на меня никакого внимания, что стало ещё одним ударом по моему избитому сердцу.
  Зарри зашла в золотой проход, и дверь закрылась за ней. А я встал напротив двери и понял, что не хочу туда заходить. Это было словно против моей природы. Меня тянуло к золотому проходу, находящегося за серебристо-синим креслом. Я развернулся (и да простит меня Зарри), и направился к той двери.
  - Тебе интересно, что скрывается за дверью Дома Сартадериан? - голос Алии заставил меня остановиться и повернуться.
  - Да.
  Планшета перед Алией не было. Она сидела в пол оборота и смотрела на меня своими невероятно красивыми глазами. Обычно я мог в них разглядеть раздражение, гнев, смех, радость, облегчение или усталость. Сейчас же, в её глазах я не мог понять ничего. В них была и усталость, и надежда, и что-то ещё, совершенно мне не понятное.
  - Ничего особенного. Стандартная обстановка комнаты, портреты представителей, пара стеллажей с объектами исследований, похвальные грамоты, генеалогическое древо и другие несущественные мелочи, - в её голосе я слышал печать.
  Я заметил, что в зале мы остались одни, поэтому спросил:
  - Что случилось?
  - Просто устала и проголодалась. Составишь мне компанию?
  - Разумеется.
  Моё избитое, в кровоподтёках и синяках сердце, от счастья ускорило свой ритм. Алия встала, и мы вместе направились к выходу.
  - Миледи, я так понимаю, что вы проведёте экскурсию этому молодому человеку?
  Аватар компьютера оказался перед нами.
  - Да. Или на него какие-то планы? - поинтересовалась Алия.
  - Нет, миледи Алия. Верхняя площадка здания сейчас открыта для вас. Подготовить стол?
  - Да.
  - Князь будет уведомлён, что вы принимаете оздоровительные ванны, и доступ к вас запрещён всем, в том числе и Найтену Артегро.
  - Если спросит, - добавила Алия.
  - Как прикажете, миледи, - кивнул аватар и исчез.
  - Искин главного компьютера порой поражает меня, - сказала Алия. - Он может проигнорировать приказы всего Совета, а может действовать без приказа.
  - Это компьютер. И он действует по своей чётко заданной программе, - пожал плечами я.
  Алия остановилась посреди приёмного зала. Я оглянулся и удивился. Я был уверен, что мы не могли так быстро дойти от лестницы до середины. Расстояние слишком большое. Заметив мою реакцию, Алия пояснила.
  - Здесь не всё является таким, каким кажется. Это здание предтеч. Ты можешь идти по пустому узкому коридору, но на его середине ты можешь оказаться в огромном зале с десятком таких же людей, как ты. Предтеч могли создавать приборы управления пространством. Только высокородные могут управлять этими процессами в здании.
  От сплошного пола отделилась квадратная плита и стала поднимать нас ввысь. Я поднял голову. Потолок приближался с большой скоростью. Это был явно экзамен на прочность моих нервов, и я его блестяще провалил, потому что когда мы влетели в потолок, я рефлекторно схватил Алию и пригнулся вместе с ней. Но когда мы прошли сквозь потолок и попали в воздушный коридор, я понял, что мой авторитет в глазах Алии упал ниже уровня пола.
  - Рефлексы у тебя, Дар, хорошие, - улыбаясь, сказала Алия.
  Мои руки со своей талии она убирать не стала, и даже наоборот, сама обняла меня. Глядя в её серые глаза, в которых ничего кроме нежности и тепла не было, я чувствовал себя самым счастливым человеком на этой планете.
  - Специально готовил их для такого случая, - ответил я первой пришедшей на ум мыслью.
  - Охотно верю, - согласилась она.
  Платформа тем временем поднялась до пункта назначения, и мы оказались на крыше этого здания. К моему удивлению, на кристально-чистом тёмно-синем небе сияли звезды. Мы были на вершине башни, а вокруг растилась гладь океана.
  - Ещё одна загадка технологий предтеч. То, что происходит на крыше не видно никому снаружи. Всем кажется, что это скошенная башня, закрытая стеклянным материалом. Но здесь, как ты видишь может быть что угодно, начиная от поверхности океана, заканчивая кратером вулкана или пустотой космоса. Никто не может управлять картиной на крыше, кроме искина.
  - Никогда не думал, что подобное может существовать, - тихо сказал я.
  Я посмотрел под ноги и обнаружил, что стою на воде. Алия потянула меня к накрытому на двоих чуть в стороне столу. Каждый наш шаг оставлял круги на гладкой поверхности, при этом воды мы не касались. Тихий свет, льющийся отовсюду, исчез, едва мы сели за стол. Источниками света для нас стали четыре горящие свечи на столе, от которых веяло приятным запахом, как мне показалось, морского бриза, а так же большой и яркий серебряный спутник, освещавший площадку. Лёгкий тёплый ветерок создавал ощущение комфорта и прохлады, заставляя забыть обо всём. Мы находились далеко от настоящей реальности. Эта реальность принадлежала нам двоим.
  - Интересный у нас обед получился, - заметил я.
  - Очень похожий на ужин, - добавила Алия.
  Возникла пауза. Алия принялась за еду. На её тарелке, как и на моей, было незнакомое блюда. Рядом стояли два хрустальных прозрачных фужера, наполненных тёмной жидкостью. Я тоже принялся за еду. Сквозь тихий звук воды стала пробиваться тихая, романтическая мелодия.
  - Интересный вкус у блюда, - сказала Алия. - Я никогда не пробовала ничего подобного.
  - Полностью с тобой согласен.
  Вкус был лёгкий, но насыщенный. Мои вкусовые рецепторы зависли в распознавании этого вкуса. Я какой-то частью сознания понимал, что ничего подобного я больше никогда не попробую, но мне было всё равно. Мои мысли витали вокруг той, что сидела напротив меня. Её взгляд был направлен куда-то в пространство, а её движения были механическими. Интересно, о чём она задумалась? Думала ли она обо мне? И что она думала обо мне? Может, у меня есть хоть мизерный шанс быть рядом с ней? И если да, то, как мне можно его заполучить?
  - Дар, - Алия позвала меня. - Если бы тебе дали шанс сейчас стать высокородным, главой Дома, членом Совета, ты бы согласился?
  - Я бы никогда не отказался от такого шанса, - ответил я.
  - Ты бы хотел обладать властью и технологиями предтеч, так ведь? - кажется, мой ответ её расстроил.
  - Технологии предтеч и власть ничто по сравнению с шансом быть рядом с тобой.
  Я это сказал? У меня хватило смелости?
  В свете свеч я разглядел в её прекрасных серых глазах удивление и радость. На её красивом лице появилась завораживающая улыбка, и я почувствовал себя счастливее некуда.
  - Спасибо, что ты есть, - тихо сказала она.
  Я не знал, что ещё можно сказать. Мы доели замечательный обед-ужин и встали. Стол со стульями тут же исчез. Мне стало грустно, что время рядом с ней заканчивается. Мне хотелось остаться в этом невероятном мире наедине с ней как можно дольше.
  - Прогуляемся? - предложил я. - Когда ещё выдастся такая возможность?
  Алия не ответила. Она молча взяла меня за руку, и мы вместе с ней пошли. Не знаю, куда мы шли. Просто шли по гладкой поверхности воды навстречу серебристому спутнику и тысячам звёзд на небосводе. Только я и она.
  Внезапно Алия остановилась. Я удивился и посмотрел в её самые прекрасные глаза, ища ответа.
  Мягкие тёплые губы коснулись моих. Моё дыхание сбилось, а сердце остановилось. Все мысли, витавшие в голове, разлетелись оставив только ощущения. Я обнял её и прижал к себе. Пусть она высокородная, а я низший. Пусть она скоро выходит замуж, а я полечу к риорам. Сейчас она принадлежит только мне, и я продлю это время настолько, насколько смогу.
  
  Когда мы спустились в приёмный зал, Алия стала прежней графиней, а я обычным студентом. Она отпустила мою руку и последовала в зал, поманив меня с собой. Мы вернулись в зал Совета, и Алия села на своё место. Она так и не сказала мне ни слова.
  - Молодой человек, - передо мной появился искин. - Экскурсия ещё не закончена. Пройдите, пожалуйста, в любую интересующую вас дверь.
  - Да, конечно, - ответил я.
  Бросив взгляд на Алию, я направился к двери Дома Сартадериан. Дверь плавно открылась передо мной, но в проёме была одна лишь тьма. Мне было всё равно, поэтому я без промедления вошёл в проём.
  Я шёл в темноте, не пытаясь осмотреться. Всё равно во тьме я ничего не увижу. Впереди появился едва различный свет, и я направился к нему. Приблизившись, я увидел, что свет, мягкий синий свет, льётся из дверного проёма.
  Осторожно вошёл в него и оказался в небольшой круглой комнате, больше похожей на кабину подводного исследовательского корабля, потому что стены комнаты были сделаны из стекла, а за ним виднелся огромный риф. Риф был огромен и прекрасен. Я знал, просто знал, что этому рифу более четырёх сот лет. Мелькающие за стеклом рыбы, ракообразные и прочие существа, населявшие его, представляли собой уникальную коллекцию организмов, которых уже нет в живых в природе.
  Я осмотрел комнату. Я стоял на небольшой площадки, от которой шли три ступени. Пол был из серого металла. Посреди комнаты стоял большой чуть закруглённый с обеих сторон стол и массивное удобное кресло. На столе располагались три больших прозрачных тонких экрана, которые сейчас были отключены. На полу лежал тонкий, но мягкий ковёр. Я прошёл внутрь комнаты, оглядываясь. Надо мной были сотни тон воды, давящие на тонкое (!) стекло. Лучи солнца, проникавшие в комнату, преломлялись и создавали уютную, спокойную атмосферу.
  Разноцветные рыбы за стеклом быстро шныряли туда-сюда, взаимодействуя друг с другом и с растениями. Вот большие кораллы красного, синего и сине-зелёного цвета. А вот и длинные красивые жёлтые водоросли, между которыми шныряли рыбы-хамелеоны. Вот под большим кораллом ползёт рак, а впереди его уже поджидает осьминог.
  Комнату накрыла тень, и я поднял взгляд. Огромная сине-белая туша проплывала, казалось, надо мной. Я знал, что это одна из разновидностей китов. Под его белым брюхом то и дело мельтешили маленькие рыбки.
  Я опустил взгляд на стол, к которому подошёл. На нём лежала полупрозрачная тонкая клавиатура, а рядом с ней стояла чашка недопитого кофе. Горячего недопитого кофе. Его терпкий запах разносился по прохладному, пахнущему морем, помещению.
  Я сел на чужое кресло. Удивительно, но оно было точно подстроено под меня. Так странно. Что это за место такое?
  Я облокотился в кресле, таком родном и уютном.
  Перед глазами сразу встали лица высокородных. Лица из сна. Их всех я знал. Их голоса эхом прозвучали в моей голове, а воспоминания из жизни встают перед глазами:
  
  - Алеван, куда ты! Вернись сейчас же!
  - Мам, но на крыше закат лучше видно, - весело отвечаю, выбегая из столовой.
  - Не появишься в кабинете отца через четверть часа, отправлю тебя к Кахару, пусть сам с тобой разбирается, - ответила она совсем не злым голосом.
  
  - Блатик, давай поигаем? - голубые глаза блондинистого чуда смотрят на меня с щенячьей преданностью.
  - Кили, я занят, - устало отвечаю, откидываясь на спинку кресла.
  - Блатик, пожалуйста! А то всё маме лассказу, сто ты опять сидись за тетладями!
  - Мелкая шантажистка, - вздыхаю я, поднимая четырёхлетнее чудо на руки и следуя с ней в её комнату.
  
  - Сын, твои успехи в науке дают повод гордиться всему роду Сартадериан, - усталый старый мужчина сидит на против меня с сигаретой в руках. Его густую блондинистую шевелюру прорезают далеко не редкие борозды седых волос. - Но как политик ты оставляешь желать лучшего.
  - Прости, пап, - отвечаю. - Но меня политика, как и торговля с войной совершенно не интересуют. Лучше я буду приносить пользу людям, открывая что-то новое, чем я буду ссориться, мириться, плести интриги вместе с остальными главами Домов.
  - Алеван, ты - мой старший сын, моя опора и моя защита. Ты - наследник Дома, и ты обязан разбираться и в политике, и в торговле и в войне. А после уже заниматься наукой.
  
  Молодая стройная девушка лет двадцати двух на вид, прижимается ко мне.
  - Я люблю тебя, мой любимый, - тихо шепчет она. - Я не хочу никому тебя отдавать.
  - Не отдавай, - так же тихо отвечаю я ей, понимая, что это последний вечер, перед тем, как я её брошу.
  Она всего лишь девчонка, а я старый граф, соблазнённый ею. И ни какой любви между нами не может быть, даже если мне этого так хочется. Я умру, а она будет страдать очень сильно. Расстаться - единственный возможный выход.
  
  Я стою на мостике своего флагмана и смотрю на песчаную планету. Планету, на которой проживают ни в чём неповинные люди, в основном колонизаторы и рабочие.
  - Всё готово, граф, - ко мне подошёл капитан. - Оружия наведены на главный город, системы работают на сто процентов. Системы охлаждения переведены на полную мощность, а так же стабилизаторы энергии, предохранители и генераторы.
  - Отлично, - я беру из его рук треугольный пульт с тремя комками.
  Теперь риоры просто не смогут проигнорировать угрозы, и им придётся выдать посольство. И тогда ОН предстанет передо мной, и я смогу снова с ним поговорить. Просто поговорить.
  - Огонь, - тихо сказал я, и нажал центральную кнопку.
  Четыре красных лазерных луча вылетели из моего флагмана и направились в сторону города со скоростью света в вакууме. Секунда, и вот уже главный город подвластной мне планеты пылает. Теперь, Кахар, ты обязан появиться.
  
  - Друг мой, да вы смертельно больны, - выписал мне диагноз стоящий надо мной старый доктор.
  - И без тебя знаю, Эрор. Лучше скажи, сколько мне осталось.
  - Меньше месяца, Алеван.
  - Мне хватит, - киваю я, вставая с медицинского стола.
  - Хочешь перед смертью увидеть ещё раз эту ящерицу? - доктор в халате и респираторе сел напротив меня в кресло.
  - Да, - не стал отрицать я. - Ты ведь знаешь, как мне без него плохо.
  - Знаю, к сожалению. И как бы не старался перебороть вашу связь, она останется. Её нельзя разорвать. Можно только перезавязать на кого-то другого, - тихо ответил он, закрывая глаза. - Так что, звони риорам.
  - Спасибо, Эрор, - говорю искренне. - Не знаю, что бы я без тебя делал.
  Он не ответил. Поворачиваюсь. Он сидит в кресле расслабленный. Его грудь не подымается.
  - Спасибо, - повторяю уже тихо. - Я всегда буду помнить твою заботу.
  
  Поединок
  
  Люди менялись, лица менялись, слова менялись. Я видел жизнь. Всю жизнь гениального, слегка безумного учёного, мудрого, но жестоко правителя, любящего брата и ненавистного врага, любимого одной единственной девушкой, но не посмевшего любить Алевана Первого Сартадериана. Человека, который погубил тысячи жизней ради того, что бы увидеть своего бывшего друга. Человека, открывшего и третий уровень гиперпространства, открывшего вакцину от альпцита. Человека, поднявшего свой, почти уничтоженный род с колен и поставивший его почти во главе Княжества. Того, кто хотел быть простым учёным и жить спокойной жизнью, но ставшего жестоким правителем.
  Едкий и противный запах нашатыря заставил меня открыть глаза и тут же закрыть их от яркого света.
  - Живой, - услышал я голос графа Дерриэйдна.
  - Живой? - это уже удивлённый голос князя.
  Я открыл глаза снова. Я сидел на кресле, а рядом стоял граф и убирал стеклянный пузырёк. Дело происходило всё в том же зале Совета. Я увидел, что весь Совет находиться здесь, а так же все ребята с экскурсии.
  - Ему определённо повезло выжить, - сказала Азела Фадраден. - Молодой человек, вы решили свести счёты с жизнью?
  - Нет, - ответил я, ничего не понимая.
  Перед глазами всё ещё мелькали лица, действия, события Алевана Сартадериана. Голова гудела от переизбытка информации и впечатлений.
  - Интересно тогда почему вы решили сесть на защищённое место в Совете? Радуйтесь, что вас сразу не убило.
  - Я не садился, - ответил я, поднимая взгляд на графа. - Что произошло?
  - Экскурсия закончилась и все вернулись в зал. Здесь мы и застали вас без сознания сидящего в кресле. Что же вас толкнуло сесть в это кресло с шипами? - поинтересовался граф, прищуривая серые глаза.
  Я подскочил с кресла и обернулся. В кресле по-прежнему были шипы.
  - Что происходит?! - ошалело спросил я.
  На меня смотрели все, как на сумасшедшего, в том числе и Зарри.
  - А ты не помнишь? - поинтересовалась холодным голосом Алия.
  Я перевёл взгляд на неё и отрицательно покачал головой. В голове калейдоскопом менялись воспоминания. Алеван Сартадериан... Откуда у меня его воспоминания?
  - Ты пошёл к двери Дома Сартадериан. Дверь открылась, ты постоял перед ней, а затем, развернувшись, пошёл к креслу. Постоял возле него повертел головой, а затем сел и отключился. Тут все и появились, - ответила кратко Алия.
  - А где риф? - тупо спросил я.
  - Какой риф? - не поняла Алия.
  - Молодой человек, да у вас галлюцинации, - граф положил плечо на мою руку. - Искин решил вас, по всей видимости, пожалеть, так как вы больны.
  - Я не болен! Я...
  А действительно, что это я? И кто я? Я - это я или всё же учёный?
  - Не беспокойтесь, граф, - искин появился так же, как и в предыдущий раз. - Юноша вполне здоров, как физически, так и психически.
  - Тогда почему же его кресло не убило? - спросил князь.
  - Мальчик переволновался. Он вернулся к креслам, ему стало плохо и он сел, не обратив внимания на опасность. Мне пришлось убрать ядовитые иглы, что бы с юношей ничего не случилось.
  - Спасибо, - искренне сказал я искину, который меня выгораживал.
  Ведь всё было не так. Совсем не так. Эта комната, кресло, экраны и риф за стеклом. Это всё было реально, как и воспоминания. Мои воспоминания. Кто же я?
  - Раз повода для паники нет, - сказал граф, хлопнув в ладоши, - экскурсия заканчивается и все направляются в академию. Разумеется, кроме вас, молодой человек, так как у меня есть к вам пара вопросов.
  - И у меня, к слову сказать, тоже, - кивнул князь.
  - Я вижу, все так и стремиться задать вопросы моему подопечному, - Алия облокотилась на спинку кресла.
  - А вы имеете что-то против, графиня? - осведомился князь, чуть поддавшись вперёд.
  - Разумеется. Я пекусь о здоровье молодого человека и его психологическом состоянии. Поэтому, я буду признательна, если ему для начала дадут отдохнуть, и только потом уже начнут задавать вопросы, разумеется, в моё присутствии.
  - Замечательно, - сказал граф Дерриэйдн как-то странно. - Искин, перевести помещение в бета-режим.
  Я не успел ничего понять, как все, кто был на экскурсии, исчезли.
  - Графиня Меридон, а вы, не слишком ли, много на себя берёте? - Дилан Кориндоран окинул Алию взглядом, полным насмешки.
  - Что вы, граф Кориндоран, я всего лишь действую исключительно в своих стезях. Или вы считаете, что забота о здоровье молодого человека меня не должна волновать? - спокойно ответила Алия, полностью скопировав взгляд.
  - Всё, Дар, жди неприятностей, - полным уверенности голосом сообщил мне Океан.
  - А мне кажется, вы стали переходить черту, когда ваши возможности и желания совпадают, - все так же гнул свою линию отец Ариса.
  - Я знаю, где заканчиваются мои полномочия, - чётко выделяя каждое слово, произнесла Алия.
  Что бы высокородные не задумали, до добра это точно не доведёт.
  - Знаете? А почему же вы с ним так много проводите времени у эндорианцев?
  - Да как вы смеете...
  - Смею, - резким тоном остановил граф Кориндоран возмущение Алии. - Я занимаю второе место, а ты всего лишь пятое. Знай своё место, Алия. Ты же не хочешь, что бы всё Княжество узнало о твоих связях с низшим.
  Алия покраснела от злости. Её глаза пылали праведным гневом.
  - А вот это уже серьёзное оскорбление, нанесённое при всём Совете, - Океан был недоволен, и это только одна гамма их смешанных чувств, которые я уловил.
  - Я надеюсь, Алия, теперь ты понимаешь, что Совет знает всё.
  - Не стоит ей этого делать.
  Я не успел спросить, чего, как Алия тут же вскочила.
  - Я, графиня Алия Меридон, вызываю вас на дуэль Домов, граф Кориндоран. Причина: оскорбление главы Дома, непочтительное отношение, публичное унижение.
  Я впервые видел Алию такой злой. Казалось, что она сейчас накинется на графа, который смотрел на неё с усмешкой. Мне так и хотелось подскочить и стереть эту усмешку с его надменного лица.
  - Вы ещё не прошли инициализацию, что бы на дуэлях сражаться, - лениво ответил тот.
  Половина Совета заулыбалась, и мне стало так противно. Твари! Да как они смеют насмехаться над Алией!
  "Дуэли на кордах являются тайной прерогативой глав Домов. С помощью дуэлей порой стирается позор, взбираются на высокие места или выясняют отношения. Дуэль опасное и захватывающее занятие, которое проводится с помощью оружия предтеч, предназначенного для этого. У каждого Дома свой стиль боя, своя тактика. Этому учат наследников с детства. В двадцать четыре года, в год совершеннолетия, наступает период инициализации, когда корд официально выдается наследнику, а так же передаётся кодовое слово, которое его активирует. Слово является одной из священных тайн, оно помогает раскрыть весь потенциал оружия. Разумеется, Алие никто его не сказал и её возраст не позволяет ей инициализироваться самостоятельно, что очень трудно. И она никогда не сражалась на дуэлях, всегда их избегая. Я удивлён, что сейчас она сама вызвала графа на дуэль. И восхищён одновременно".
  ???- Я глава Дома Меридон, и не потерплю, оскорблений, даже если они нанесены более сильным родом, - Алия говорила спокойно.
  Но я видел, чего ей это стоило. И видели все в Совете.
  - Заявка на дуэль одобрена. Дуэль начнётся через полчаса в дуэльном зале. У обеих сторон есть время подумать в уединении, - искин появился рядом со мной. - А вы молодой человек, будете свидетелем битвы. Следуйте за мной.
  Я последний раз кинул взгляд на Алию. Она разворачивалась в сторону своего трона, и мимолётно скользнула по мне ничего не значащим взглядом. В нем ничего кроме равнодушия не было. Остальные высокородные тоже направились каждый в свою дверь.
  Искин повёл меня по золотым коридорам.
  - Реальность переходит в режим гамма, - сказал мне искин.
  - И что это значит? - не понял я.
  - Режимы реальности, если можно так выразиться. В гамма режиме могут существовать не только физические тела, как вы и окружающие вас предметы. В этом режиме может осуществляться владение магией.
  - Что это? - удивился я.
  - Именно возможность практиковать магию и дают корды глав Домов, - мой вопрос был проигнорирован. - В этой части галактики магические слои слишком слабы для людей, если конечно, люди не научаться использовать магию расы ахраоров. Но из-за отсутствия этой расы здесь, увы, люди так и не смогут пока обучиться этой магии. Приходиться создавать пространственные каналы в ограниченных местах, что бы люди могли использовать магию. Для того, что бы магия не вышла из под контроля разума и нужны корды. Они так же защищают своих владельцев, ограничивая магию, создавая или дорабатывая не составленные плетения или заклинания. А сейчас мы переходим в режим твидкросинг.
  - А это что за режим? - я тщательно пытался запомнить каждое слово, сказанное мне искином.
  - Сложение двух измерений, в результате которых образуется пространство, или пространственный карман, в котором существует и магия и технология. И в этом кармане могут существовать люди вне реальности.
  - А разница между ними? - я не до конца понимал все эти переходы, учитывая то, что с реальностью ничего не происходило.
  - Между гамма и твидкросингом? Почти никакой. Поэтому высокородные ничего и не заметят, - спокойно ответил искин.
  - Тогда почему ты его включаешь? - я все больше не понимал искина.
  - Потому что ты носитель, - ответил мне искин.
  Я посмотрел на неё непонимающе, но тот больше ничего мне и не собирался говорить. Я не понял, в какой момент мы оказались в небольшом ложе. Светлые стены не из золота, а из странного материала, который я и определить не смог. Вроде и камень, а вроде и металл. Здесь был лишь бежевый бархатный диван и стол с фруктами и соком. Из ложе открывался прекрасный вид на двухсотметровую площадку. Правда, она тут же сменила свои размеры на более компактные - примерно пятьдесят-шестьдесят. Я сел на диван и принялся ждать. У меня не было сомнений, что битва будет сложной.
  
  ***
  Алия стояла у огромного окна в покоях Дома Меридон в башне. За окном, как бы не было невероятно, простиралась бездна космоса, светящаяся миллионами звёзд. Алия не стала задумываться над странностями башни, которых всегда хватало и без этого. Сейчас она думала, как бы выпутаться из сложившейся ситуации. То, что она проиграет сомнений ни у кого не было. Граф был опытным дуэлянтом и место выбил себе только благодаря дуэлям за рейтинг. А юная графиня и стычек между Домами толком не видела, что бы что-то противопоставить. Более того, она знала лишь ограниченный набор фигур, которые мог создать её корд, что бы сражаться против графа: кинжалы, два щита, но она не знала их силы, сфера - в пригодности которой она сомневалась, и длинная плеть. Это и всё, что могла противопоставить накопленному за сотни лет арсеналу фигур Дома Кориндоран.
  Её била мелкая дрожь, и что бы как-то успокоиться, она принялась создавать фигуры. Вот перед ней фиолетовый с треть руки полупрозрачный кинжал. Он был создан неизвестной энергией. Вот перед ней маленький шарик над ладонью, но он тоже тут же растаял.
  Алия нервно выругалась словами, которые слышала от Алеона. Ей надо было что-то придумать. Немедленно! Этот поединок будет всего лишь началом. Её первый поединок, который откроет путь другим Домам. До этого момента никто не пытался вызвать её на дуэль, прекрасно зная, что она не инициирована и корд плохо ей подчиняется, и научить биться на дуэлях её никто не может. Этому просто не позволил случиться искин. Никто не смел вызывать её, пока она не готова. Но теперь, когда она сама вызвалась, следующий поединок станет только вопросом времени.
  Что же делать?
  Алия в отчаянии ударила по стеклу, и по нему прошла рябь. Стекло не было настоящим, но это Алию сейчас не волновало.
  - Столько дрожи перед боем, - глубокий чистый мужской голос заставил Алию резко обернуться.
  Опираясь на(!) воздух, как на стену, стоял человек. Кем он был, Алия даже предположить не могла. Одет во всё чёрное. Черные туфли, чёрные брюки, чёрный длинный плащ с надвинутым капюшоном и чёрная маска закрывающая всё, кроме глаз. Чистый синих глаз. Они смотрели на Алию как-то странно. Словно сквозь неё. Человек был погружён в свои мысли.
  - И что с того? - спросила Алия резко, слишком резко.
  Взгляд человека обрёл осмысленность, и синие, как глубины океана, глаза взглянули в её стальные. Алия отвела взгляд сразу, так тяжело было смотреть в эти бездонные осколки космического пространства. Слишком много в них было силы, власти и... разума?
  - Перед боем следует успокоить свои мысли, а не менять их со скоростью кристаллизации вырвавшейся в воду магмы.
  Алия ничего не ответила. Она знала это и сама, но всё равно не могла успокоиться.
  - Какое тебе дело до смены моих мыслей? - огрызалась Алия.
  Сделала она это инстинктивно, прежде чем осознала.
  - Никакого, - развёл руками тот.
  Миг и вот он уже стоит у стола и наводит что-то в стакане. Его движения то смазаны, словно движения риора, то медленны, как у обычного человека. Вот он быстро наливает кипящую воду из предмета, взятого из воздуха, а вот он насыпает белые кристаллики порошка в этот стакан. Затем добавляет ещё непонятные вещи, похожие на специи, потом на ещё что-то, чего Алия не успевает заметить. И вот жидкость в бокале закрыта плотной завесой густого пара, медленно переливающегося через край бокала. Человек берёт его и внезапно оказывается возле Алии.
  - Выпей это, - сказал он властным тоном
  - Нет, - упрямо сказала Алия.
  - Пей.
  - Не буду.
  - Не будешь - заставлю.
  - Заставишь - покалечу, - Алия по-прежнему не смотрела в его глаза.
  Точно такие же глаза у Дара, у человека... Алия отогнала непрошенные мысли, и уставилась в окно.
  - Сочувствую я твоему мужу, - вздохнул человек.
  Чем-то его голос был похож на голос Дара. И комплекция у него была соответствующая. И ростом он был таким же. Но это был точно не Дар. Алия толком не могла понять, что же в этом странном человеке, взявшемся из неоткуда, пугало её и притягивало одновременно.
  - Что хотел, то и получит, - ответила девушка неуверенно.
  Она впервые почувствовала себя графиней, которой все подчиняются, а простой маленькой девочкой перед отцом.
  - Я не о Найтене говорю, - сказал человек. - Пей.
  - И не подумаю.
  - Сама виновата.
  Человек встал напротив Алии и тело высокородной само повернулось к нему.
  - Пить будешь сама добровольно или сама принудительно? - спокойно спросил человек.
  Алия была ошеломлена. Как?! Как он это сделал? Да кто он такой?!
  - Сама добровольно, - сказала она, справившись с чувствами.
  Человек протянул ей бокал, и Алия взяла его. Приятный аромат манил, и Алия сделала глоток. Вкус был отменный. Графию сложно удивить чем-либо, но этот некто делал это с завидным постоянством. Жидкость была тёплой, и Алия быстро выпила всё, что было.
  - Это средство увеличивает концентрацию и успокаивает. Тебе же предстоит битва.
  Графиня не ответила.
  - Дай руку.
  Алия молча протянула ему руку, на которой был надет корд - семи сантиметровая полупрозрачная пластина, с переливом золотого и фиолетового цветов.
  - Слабоват. Инициализировать его не получиться без крови наследника Дома.
  Алия это прекрасно понимала. Без крови наследника Дома. Человек знал её тайну, которую она так тщательно от всех скрывала. Прятала далеко в с сердце и разуме, а всем лгала в глаза, порой сама забывая, где правда, а где вымысел. И то, что человек знал её тайну, настолько потрясло её, что она оперлась на стекло, чтобы не упасть. Все силы внезапно покинули её.
  - Впрочем, и этого нас с тобой хватит, - продолжил человек, рассматривая Корд. - Воодушевляйся, Алия. Тебе предстоит отстаивать свою честь в дуэли.
  - Да, - кивнула она, хотя внутри у неё появилась пустота.
  То, что она так часто пыталась скрыть, то, что она никому никогда не говорила и то, чего боялась больше всего, произошло.
  - Твоя маленькая тайна никогда не была для меня тайной, - человек говорил спокойно, не выказывая эмоций. - Я узнал, когда ты сама попросила меня о помощи.
  Алия замерла. Её словно оглушили звуковым излучателем. Медленно подняла взгляд на лицо человека. Его синие глаза улыбались ей.
  - Но... почему? - тихо произнесла она.
  - Почему именно сейчас ты хочешь спросить?
  Сейчас просто ошеломлённая девушка кивнула.
  - Я помогал тебе в силу своих возможностей. Помогал, посылая сны.
  Алия поняла, о каких снах говорит человек, нет, глава её Дома, её рода, единственный из родных. О тех, в которых она видела чудесный мир, напиленный невероятными расами, существами и магией.
  - Последние лет шесть я, конечно, дал слабину, но я всегда буду тебе помогать, независимо от моего местонахождения и обстоятельств.
  Слёзы покатились по щекам девушки. Слёзы радости и облегчения. Она не одна. У неё все же есть родные. Человек притянул к себе девушку и прижал к груди. Алия чувствовала головокружительный солёный запах, запах моря. Второй раз в жизни она почувствовала себя защищённой. Первый раз в объятиях Дара. Она сама обняла человека, краем сознания отмечая, что касается как будто Дара. К сожалению, всё хорошее имеет свойство кончаться. Казалось, прошёл миг, прежде чем человек заговорил:
  - У тебя скоро поединок. Тебе нужно как следует собраться.
  - Хорошо, - твердо сказала Алия, чуть отстранившись.
  Человек аккуратно вытер остатки слёз.
  - Ты видела, как сражаются маги?
  - Да.
  - В таком случае, действуй так же. Всё, что ты видела и запомнила - ты можешь использовать. Ведь на фантазию никто не может поставить блок.
  Алия просияла, мысленно предвкушая грядущее событие.
  - Поединок начнётся через пять минут, - прозвучал отовсюду голос искина
  Алия кивнула, хотя не понимала, куда ушло всё время. Её кровный родственник отвёл её к серебряной двери, за которой была площадка для дуэлей. Алия же прорабатывала все возможные комбинации ударов. Теперь-то она начала понимать, как действует корд.
  - Перед тем, как я тебя покину, ты можешь мне загадать желание, а я сделаю всё, что бы оно сбылось.
  - Любое? - тихо спросила она.
  - Любое.
  Алия тихо простонала. Сейчас она могла попросить что угодно, даже занять место князя и это сбудется. Власть и сила - всё это сейчас она могла пожелать и оно бы непременно исполнилось. И пожелала бы ещё месяца два назад. Но не теперь.
  - Я хочу выйти замуж за Дара, и вернуть величие своего Дома, - сказал она.
  - Вот ему я и сочувствую, - человек ухмыльнулся. - Будет сделано. А теперь, глубоко вздохни и ничего не бойся. Я не дам тебе проиграть.
  Алия только кивнула. Уверенность в своих силах была запредельная, а рука на плече предала сил. Алия быстрым шагом вышла в дверь, уверенная в своей победе.
  - До поединка осталось пять минут ровно.
  Приятный, но громкий голос искина заставил девушку проснуться.
   Алия растерянно стала оглядываться. То, что она видела, не выходило из её сознания. Это был сон. Обычный, но такой реальный. Именно такие сны раньше помогали ей справиться с управлением своим Домом без подсказок со стороны членов Совета.
  Слезы навернулись на глазах. Почему сон так быстро прошёл? Почему её покидает это приятное теплое чувство защиты?
  Алия со злостью вытерла глаза. Хватит! Она графиня Меридон, глава своего Дома. Она смогла за какие-то двадцать лет поднять с колен свой Дом. Так неужели она не сможет защитить его честь? А сон дал ей разгадку, как победить в предстоящей битве.
  
  ***
  
  Как только прозвучала команда выхода, я напрягся. С одной стороны площадки появился граф, а с другой - Алия. Высокородная шла по площадке быстрым шагом. Её стальные глаза пылали уверенностью в собственных силах, а на лице сияла довольная улыбка.
  Я уставился на Алию, как на что-то невероятное. Её словно подменили за эти полчаса. Не было и признака страха или равнодушия. Она словно шла не на дуэль, а на праздник.
  Граф и графиня встали напротив друг друга в центре в метрах десяти.
  - Даю тебе последний шанс, Алия отказаться от поединка, - сказал граф милосердным тоном.
  - Вы оскорбили как меня, так и моего подопечного, граф Дилан, - улыбаясь, ответила Алия.
  - Надеешься вывести меня из равновесия своей фамильярностью? - поинтересовался тот, глядя на Алию, как на нашкодившего ребёнка.
  - Что вы, граф Дилан, всего лишь общаюсь с вами на равных, - ответила, продолжая улыбаться, Алия.
  - Ты слишком мала, что бы так обращаться ко мне. Тебе придётся извиняться и за эти свои слова, - ухмыльнулся граф.
  - Когда я выиграю, граф Дилан, вы, стоя на коленях, извинитесь перед Даром Доридасом, а потом и передо мной, - уверенно сказала Алия.
  Граф только покачал головой.
  - Ты дорого заплатишь за свои слова, - сказал он.
  - Я в этом сомневаюсь.
  Межу ними возник луч света, и обои стали расходиться в разные стороны. Граф шёл спокойно, даже вальяжно. Алия же быстро и уверенно. Как только оба оказались на достаточном друг от друга расстоянии началась дуэль. Её начало было ознаменовано подлым ударом графа. Он резво развернулся и пустил в Алию что-то чёрное. Всё было настолько стремительно, что я не успел и крикнуть, что бы предупредить. На миг всё замедлилось на столько, что я разглядел, чёрный сгусток энергии, быстро летящий к спине высокородной. Она даже обернуться не успела. Сгусток оказывается в каких-то сантиметрах от спины и... разлетается о синие крылья. Иначе называть было нельзя. Большие синие крылья закрывали собой высокородную. Алия развернулась, швыряя в ответ с десяток фиолетовых кинжалов. Они летели на много медленнее, чем сгусток графа, поэтому тот без труда отбил их черной волной. Крылья за спиной Алии пропали.
  - Граф Дилан, я была о вас лучшего мнения, - Алия всё продолжала улыбаться.
  - Что же с ней произошло? - голос графа Дерриэйдна почти над ухом заставил меня чуть ли не отскочить на пару метров.
  Откуда он взялся? Ясно, что пришёл через дверь! Я был так занят поединком, что просто не заметил его.
  - Что-то хорошее, - предположил я.
  - Возможно, - не стал спорить граф, садясь рядом со мной.
  Бой продолжался. Граф Кориндоран создал перед собой с десяток тёмных сгустков, которые стремительно ринулись на Алию. Алия инстинктивно закрыла лицо, как бы защищаясь, и сгустки разбились о фиолетовую стену. Граф тем временем продолжил наносить удары. В сторону Алии полетели уже чёрные длинные иглы. Их было множество. Я вгляделся в Алию, и картина приблизилась на столько, что Алия казалось в трёх метрах от меня. С её лица слетела улыбка, появилась напряженность. Я видел, как она создала новый щит, но тот разлетелся от игл. Ещё чуть-чуть и они бы попали прямо в Алию, но её снова от удара спасли синие крылья.
  - Странно это всё, - вдруг сказал мне граф Дерриэйдн.
  - Что именно? - не понял я.
  - Этот цвет - цвет Дома Сартадериан. Алия создаёт щиты цвета Дома Меридон, как и должно быть, но эти сданные "крылья" другого цвета. Я никогда ничего подобного не видел и не слышал о таком. Высокородный может принадлежать только одному Дома. Другого не дано.
  - Может, это её персональная защита, как новичка. Она ведь не прошла инициализацию, - предположил я, даже не представляя, что такое иниализация.
   - Нет. При инициализации высокородный просто становиться единственным владельцем корда. Его корд как бы эволюционирует, модернизируется, и превращается в корд главы Дома.
  С этими ловами граф показал свою руку. Если у Алевана это был браслет, у Алии - очень широкий браслет, то у графа Дерриэйдна корд начинался от запястья и заканчивался у сгиба локтя.
  - Но корд моей подопечной не инициализировался, при этом успешно отражает атаки опытного дуэлянта. Что-то здесь не так.
  Я не стал ему говорить, что не так здесь поведение высокородных, как последних подлецов. Сами виноваты.
  Тем временем Алия создала перед собой ещё два щита и вытянула вперёд руку. Перед рукой сформировалась сфера и, пролетев сквозь щиты, молнией ударился о щит графа, разбившись со страшным звуком и тучей искр. Я ясно увидел, как граф Кориндоран зажал уши, согнувшись пополам. Но и Алия пострадала. Впрочем, проведя рукой по ушам, она снова вернулась в состояние боя, и это меня обрадовало. Она снова вытянула руку и с неё тут же сорвалась сфера, затем ещё одна и ещё.
  - Алия явно решила оглушить Дилана, - хмыкнул граф Линар Дерриэйдн.
  - Может быть, - сказал я.
  Сферы разбивались о щит, выбивая радужные искры и чудовищной силой звук. Если бы не глушители в ложе, я бы тоже пострадал. Может быть, если бы граф сейчас сдался, всё бы прекратилось быстро и просто. Но граф был слишком горд, что бы признать своё поражение, и каким-то чудом направил одну за одной чёрные волны. Они разбили две сферы с меньшим звуком и полетели в Алию. Щиты встретили волны стоически. Две волны разбились, а самая последняя задержалась, со звонким скрежетом разбив один щит и принявшись за другой.
  Воодушевлённый, граф отправил ещё одну волну. И пока Алия пыталась отбиться от них, граф Кориндоран свёл руки крестом, и перед ним образовались две чёрные линии в виде креста.
  - Коронный удар, - прошептал мне мой сосед. - Если Алия выдержит его, то у графа Кориндорана будут серьёзные проблемы.
  Тем временем крест перед графом Кориндораном набрал мощь и стал размером больше, чем грузовой аэромобиль, а Алия подавила волны, но осталась без щитов. Вот теперь я испугался по-настоящему. Только продержись!
  Крест резко сорвался в сторону Алии, и я чуть не закричал от страха. Но крест так и не достиг своей цели. Он как что-то незначительно, разбился о щит. Не просто щит. На ум сразу же пришла мысль, что Алию защищал рыцарь. Огромный полупрозрачный фиолетовый рыцарь. Его громадный щит полностью закрывал Алию, меч в одной руке был направлен в сторону врага, а сам он стоял на одном колене. На голове был шлем с прорезями для глаз, пылающий фиолетовый огнём.
  - Забери меня пустошь, что это? - ошарашенно спросил граф, тоже подавшись вперёд.
  Граф Кориндоран был полностью согласен с графом Дерриэйдном, так как смотрел на это чудо широкого раскрытыми глазами.
  - Откуда столько силы? - продолжал спрашивать сидевший со мной граф.
  Алия довольная произведённым эффектом, улыбалась. Сейчас это была не обычная улыбка, полная радости. Сейчас эта улыбка больше походила какому-нибудь чудовищу, жаждущему крови.
  - Нет, Алия, - тихо прошептал я.
  Я не верил своим глазам. Нет! Она не может быть такой же, как и все высокородные. Алия другая.
  Но она решила доказать мне обратное. Резкое движение, и вот уже меч рыцаря несётся в сторону высокородного. Но, не дойдя и до половины, рыцарь растворяется, а посередине появляется искин.
  - Поединок закончен по причине истощения обоих сторон. Объявлена ничья.
  Никто из дуэлянтов не стал спорить. Граф упал на колени и закрыл уши руками. Досталось же ему. Но меня больше волновала Алия. Она чуть пошатнулась. Я быстро выскочил из ложа. В моей голове билась лишь одна мысль: я должен ей помочь.
  Искин сегодня был явно на моей стороне, потому что коридор внезапно закончился серебряной дверью, которая открылась передо мной, открывая путь к Алии. Она так и стояла на одном месте, схватившись одной рукой голову.
  - Алия! - я подскочил к ней.
  Вовремя. Её повело в сторону, и я успел её подхватить на руки. Глаза дорого мне человека, сейчас были зарыты. Тоненькая струйка крови с губы выглядела неестественно на бледном, как мел, лице.
  - Отнеси её в покои, - приказал мне искин.
  Я последовал его указаниям. Покои оказались в десяти метрах от выхода. Осторожно положив Алию на большую, застеленную золото-фиолетовыми простынями кровать, я стал оглядываться в поисках искина или хотя бы аптечки. Но на глаза мне попался лишь графин с жёлтой мутной жидкостью. Я подошёл и принюхался. Сладковато-кислый запах был мне знаком, но я не мог никак вспомнить, где же я его чувствовал. Налил жидкость в прозрачный бокал и подошёл к кровати Алии. Девушка все же открыла глаза. Увидев меня, попыталась что-то сказать, но я не дал ей.
  - Ты слишком слаба. Тебе нужен отдых.
  Аккуратно вытерев рукавом кровь с её лица, я сказал:
  - Выпей хотя бы этого.
  Она не сопротивлялась. Я помог привстать ей и выпить содержимое, а затем, лечь обратно.
  - Спасибо, - тихо прошептала она.
  - Всегда пожалуйста, - улыбнулся я, сев рядом.
  Бледность с лица постепенно уходила. Я держал её за руку. Мысли в голове метались. Глядя на неё, слабую и беззащитную, я впервые осознал всё, через что приходиться проходить высокородным. Быть высокородным - это испытание. Облечённые властью люди жестоки. Если ты покажешь свою слабость, они тут же ударят по ней. Если ты будешь к кому-то привязываться, этому человеку не грозит ничего, кроме смерти. Если ты будешь идти против всех, ты сам погибнешь. Такие слова, как честь, доверие, любовь для высокородных пустой звук. А для глав Домов это всё несбыточная мечта. И что в таком случае я, простой мальчишка, которому исполниться скоро двадцать лет, могу сделать, что бы защитить ту, которую люблю? Я ничего не могу. Ничего!
  Я стисну зубы от осознания своей беспомощности. Я должен, я обязан стать сильнее, стать тем, кто сможет реально противостоять высокородным. Стать тем, кто сможет изменить этот мир к лучшему.
  - Что бы ты не задумал, Зордар, не делай этого, - голос Алии отвлёк меня от мрачных мыслей.
  - С чего ты взяла, что я что-то задумал? - как можно легкомысленней спросил я.
  - Твое лицо красноречивее слов, - ответила она, садясь.
  Я помог ей. Наши глаза оказались на одном уровне. Мою руку она так и не выпустила.
  - Алия, я не хочу, что бы что-то подобное происходило. Я не хочу, что бы ты страдала, - серьёзно сказал я.
  - Ты не высокородный, Дар. Тебе не понять того, что мы делаем, - Алия вздохнула. - Порой, я и сама не понимаю, зачем нам всё это нужно. Зачем эти интриги? Зачем власть? Почему наш мир стал именно таким?
  Высокородная печально положила голову мне на плечо и замолчала. Ей, как и мне, было над чем подумать. И она подкинула мне серьёзную тему для размышления.
  Я не знаю ни одного устройства предтеч, которое физически принесло человеку боль по своей сути. Все устройства: Дома, корды, передатчики, фонтаны, станции были предназначены для использования во благо. Я уверен, что те, кто первыми завладели кордами, были хорошими людьми. Но что же происходит сейчас? Почему высокородные вместо того, что бы помогать людям, стремятся завладеть технологиями и миром? Почему они ведут войны и плетут интриги, когда можно жить спокойно и развиваться? Почему они вместо союза с эндорианцами стремятся разрушить все связи? И почему они вместо добра причиняют зло?
  "Когда-то и я задался этими вопросами, - прозвучал голос Океана. - Предтеч обладал поистине невероятной силой и мог предсказывать то, что должно появиться через столетия. Каким бы ни был предтеч, он стремился сделать добро, порой совершено непонятными и жестокими, на первый взгляд, методами. Он ведь не зря окружил Княжество пустошами. Не зря построил столько зданий и передатчиков. Не зря подарил высокородным корды".
  "И к какому выводу ты пришёл?" - спросил я.
  "Я пришёл к тому выводу, что человечество само загнало себя в такие рамки. Вместо движения вперёд люди сами решили стоять на месте и давить тех, кто стремиться вперёд. Высокородные получив власть, командуют теми, у кого власти нет. Они играют жизнями миллиардов, на которые им наплевать. А все, потому что нет хорошей системы контроля и осознания долга. Высокородные привыкли, что это им все должны, забывая, что они сами ДОЛЖНЫ служить народу. Сильные должны служить слабым. Слабые должны поддерживать сильных. Этот закон применим только к разумным существам, к тем, кто может изменять эту вселенную. От этого зависит наша жизнь".
  "Я уверен, что предтеч не был глупым. Почему же он дал такое страшного оружие в руки людей, не способных обращать его на добрые цели?"
  "Когда он строил систему, систему Домов, всё было по-другому. Люди стали стремиться к цели, к науке. Они стали постигать всё вокруг, стали учиться жить в гармонии. Тогда времена были тёмные, и не многие знают в действительности, что там происходило. Тем, кто тогда правил это не нравилось, но у высокородных была сила. С её помощью они с как можно меньшими жертвами стали рушить старый и строить новый мир. И всё шло к тому, что человечество должно было вырваться вперёд, стать самой сильной расой! Но что-то пошло не так".
  "Что?"
  "Вселенная огромна, Дар. И её населяют как разумные, так и враждебные существа".
  "Эти два понятия не подходят друг другу. Можно быть разумным и враждебно настроенным".
  "Нет. Разум исключает агрессию. Разум, добро, любовь - неразрывно связаны. Агрессия и враждебность никогда не относились к нему. И те, кто населяют нашу вселенную, могут принадлежать либо к тем, либо к другим. А те, кто несёт с собой агрессию, стремятся уничтожить все, что сотворил разум. И кто-то, кто в состоянии войны с предтеч, сломал хорошую систему, разбудив самые страшные чувства в людях, такие как зависть, гордость, ненависть, предательство. Разбудил, когда человечество большей частью избавилось от них. С тех пор высокородные и сражаются между собой за власть, вместо того, что бы вспомнить свои цели, что бы служить народу, а не своим желаниям".
  "Откуда тебе это известно?" - моему удивлению не было предела.
  "Если я скажу, что предтеч мне сам сказал, ты мне все равно не поверишь, - кажется, улыбаясь, ответил Океан.
  "Я давно привык тебе верить. Только ума не приложу, где ты встретил живого предтеча?"
  "Это он меня встретил, а не я",
  "Но ведь предтеч умерли больше тысячи лет назад!"
  "Предтеч живы. Точнее, жив. Поверь, этот предтеч ещё долго будет жить".
  "Не понимаю".
  "Поймёшь в своё время, Дар. Я надеюсь, что ответил на твои вопросы или тебя ещё просветить по этому поводу?"
  "Нет, мне хватает", - ответил я.
  - Знаешь, - тихо сказала Алия. - Есть кое-что, что я должна рассказать.
  - М? - увлекшись разговором с Океаном, я на несколько секунд выпал из реальности.
  Она села удобнее и стала снимать корд. По крайней мере, мне так сначала показалось. Но корд вместо этого открылся, и она достала черный кристалл, внутри которого сияла серебристо-синяя дымка. Но кристалл был неправильный. Приглядевшись, я с удивлением обнаружил, что это всего лишь половина очень похожего на цирий кристалла. Место разлома было неестественным, странным.
  - Это моя самая главная тайна, - тихо скала она, протягивая мне кристалл.
  Я осторожно взял его, и кристалл в моих руках, сверкнув, перестал светиться.
  - Я на самом деле принадлежу Дому Сартадериан, а вовсе не Меридон. И вместо того, что бы восстанавливать свой род, я восстанавливаю чужой.
  Я молчал, пытаясь понять последствие сказанного. Нельзя родиться под знаменами одного Дома, но жить при этом и управлять другим. Это аксиома высокородных. В таком случае, почему же ей так долго удавалось владеть одним Домом, принадлежа при этом по крови другому?
  - Мой отец погиб, когда мне было три годика. Точнее, его убили. Убили за наследие Дома, - Алия говорила спокойно, будто это не причиняло ей никакой боли.
  - Из-за территорий и технологий предтеч?
  - Нет.
  Я удивился. Обычно это единственный стоящий повод ссориться с другими Домами.
  - Алеон Сартадериан, на которого ты так похож, занимался очень многими разработками, причем весьма успешно. Оружие, способное разносить вражеские крейсеры на раз лишь, лекарство от вирусов, модели кораблей, новые пути гиперпространства, альтернативное топливо, учебные программы для военных и для детей инвалидов - это лишь малая часть из того, что он успел за свою жизнь. В его правление Дом поднялся после войны из руин на второе место. Неизвестно, что сдержало его на пути к первому, но на протяжении всего правления, ниже второго он не опускался. После войны с Лихейном высокородных осталось мало. Из Дома Сартадериан уцелел лишь он. По слухам редких счастливчиков, побывавших на его родной планете, у него была огромная лаборатория, простирающаяся на сотни километров.
  - Но ведь он уничтожил все о себе: флот, лаборатории, оружие, - вспомнил я рассказ Океана.
  - Никто не видел его мертвого тела. Предположительно, он умер от разновидности альпцита, но наследники Дома так не считали. Так же остатков лаборатории никто не нашел. Считается, что он скрыл её где-то в своем Доме на Гарме, своей родной планет. Прошло уже почти пятьсот лет, но лаборатория так и не была найдена.
  - Но она существует? - поинтересовался я.
  - Считается, что это миф, только вот за этот миф высокородные лет двадцать не могут решить, что кому достанется. Сейчас, когда считается, что никого из рода Сартадериан не осталось все пытаются проникнуть туда.
  - Но всем мешаешь ты?
  - Я и князь. Князь один из немногих знает, что я Сартадериан. Это его была идея отдать меня в этот Дом в тот момент, когда два Дома были почти полностью уничтожены в одно время.
  - Почему?
  - Чтобы меня не использовали как разменную монету для получения доступа к Дому Сартадериан.
  - И все из-за лаборатории, которой не существует, - покачал головой я.
  - Никто из моих предков так и не нашел путь к лаборатории, поэтому она считалась мифом. Я единственная в этом мире, кто знает, что лаборатория существует, где она находиться и как туда попасть.
  Я удивленно уставился на неё. Знает где лаборатория? Но почему тогда она не проникла туда?
  "Нет, не одна, - категорично сказал Океан. - Есть ещё ты, я и риор. Этот точно знает".
  "Я не знаю о лаборатории ничего", - настороженно заметил я.
  - Кристалл у тебя в руках - первая часть ключа к лаборатории. Где вторая часть находится, я не знаю. Только поэтому я не могу туда попасть, - Алия опустила взгляд. - Что толку стоять у открытой двери, если не знаешь, как в неё пройти. Дом на Гарме состоит из двух частей - старой, построенной при помощи технологии предтеч и новой, построенной Алеоном. Стык между ними в главном коридоре. Подносишь кристалл к этому стыку, и появляется дверь. Открыть её можно, но пройти нельзя. Силовое поле блокирует проход и что бы его отключить, нужен второй ключ.
  "А где второй ключ?" - спросил я у Океана.
  "Может тебе ещё рассказать, кто такой предтеч?" - съязвил Океан.
  Неужели что-то в этом мире он не знает и я это нашел?
  - Почему ты мне это рассказываешь? - спросил я у Алии, отдавая кристалл.
  - Кристалл твой. Как и мое прошлое Дома Сартадериан, - отказалась от него Алия. - Я собираюсь подняться на первое место в рейтинге. Дом Меридон, пусть он и не мой по крови, я все равно принадлежу уже ему. Князь любит напоминать мне, что может открыть всем тайну моего рода. Если Совет узнает, что я не в своем настоящем Доме, против меня будут все. Я боялась этого больше всего на свете и поэтому молча выполняла его указания, поддерживала, когда хотела совсем другого. Но теперь, когда у меня есть связи с эндорианцами и риорами, когда я могу победить в битвах на рейтинг, мне нечего бояться. Тайна Дома Сартадериан теперь твоя и только тебе решать, уничтожить то, что открыл мой биологический отец или попытаться найти этому применение.
  Алия встала и подошла к большому панорамному стеку, за которым всходило солнце.
  - И даже все развернется по самому плохому сценарию, я не сдамся и продолжу дело всей своей жизни.
  Я с силой сжал кристалл в руке. Алия сейчас дала мне больше, чем я мог рассчитывать. Встал и подошел к ней.
  - Я найду способ попасть в лабораторию, - шепнул я ей, обнимая за плечи. - Если понадобиться, я пересеку пустоши, уничтожу высокородных, договорюсь с пиратами. Но я стану тем единственным, кто будет рядом с тобой всегда.
  Сейчас я готов был ринуться в бой, разнести голыми руками половину флота Дома Беррос и даже уничтожить Найтена, но не дать никому подойти к ней. Она моя.
  Алия повернулась ко мне. Медленно провела теплой, мягкой ладонью по моей щеке.
  - Ты - мой, Зордар, и всегда им будешь, - прошептала она, словно боясь, что нас могут услышать.
  - Да, - тихо согласился я, и примкнул к её губам.
  
  Все возвращается к началу
  
  - Дар, какая встреча! Я думала, что ты не летишь, - Зарри повисла у меня на шее.
  С памятных событий в башне прошло две недели. Вернулся я к эндорианцам только под утро. Риор мне вопросов не задавал, а Ани и так прекрасно все видела на моей "сфере", чтобы что-то уточнять.
  Эти дни я был занят поиском информации. Я и сам себе не мог объяснить, что конкретно я пытался найти: законы, прецеденты, случаи из истории, что-то связанное с низшими и высокородными. Для начала я пошел в библиотеку и стал искать какие-нибудь данные о том, может ли низший стать высокородным? Умом я понимал, что шанс один на миллион, но интуиция подсказывала, что всё возможно.
  Ответа на этот вопрос я так и не нашел, зато заметил, что за мной постоянно следит Эльдар графа Дерриэйдна. Тип этих роботов трудно заметить, но, вероятнее всего, граф не стремился скрывать от меня факт слежки, особенно после того, как я открыл четвертый уровень гиперпространства и за моим интервью гонялись все кому не лень. Роботы этого класса тоже принадлежат к разработке Алевана или Алеона, как бы его там не называли. И по сей день эти роботы являются гарантом стабильности и мощи Дома. Всего их пять. Один принадлежит графу, два князю, четвертый Дому Кориндоран и пятый - Дому Артегро.
  Океан в это время был занят чем-то в глубинах моего сознания. После того, как открылась тайна Алии, он стал странно вести себя. Как и Гхсаар. Мой телохранитель носился с древним планшетом, что-то высчитывал, проверял, переговаривался с эндорианцами, высокородными, и про меня попросту забыл. А именно его помощь мне бы сейчас очень пригодилась.
  В перерыве между моими бесплодными поисками, со мной связался Нейти. Я очень удивился, когда узнал, что он на Рисаре. Наша последняя встреча была, мягко говоря, не располагающая к общению. Мы договорились встретиться в кафе в районе Дома Меридон.
  Я прилетел на своем аэроцикле на пять минут раньше. Во время полёта заметил, что мой аэроцикл стал выдавать странные шумы. Придется перебрать его после возвращения и посмотреть, в чем проблема. Но Нейти в кафе не было ни ко времени встречи, ни через полчаса.
  Кафе находилось на крыше невысокого гостиничного комплекса. Нейти сказал, что здесь работает его друг и что место проверенное. Я бы на его месте даже по таким местам не ходил, зная, что его разыскивает Дом Джастрик. Кстати, о представителях этого Дома.
  - Привет, Дар! Как дела?
  Ко мне за столик подсел Крайт. Маскировался он знатно, я и не сразу узнал его. Лишь висевшая над плечом портативная камера выдавала его. Впрочем, не мало тех, кто носят камеры на плече.
  - Привет, Крайт, - ответил я.
  Не сказать, что мы с ним друзья. Так, просто знакомые. После Форума несколько рас пересекались, не более.
  - Как тебе жизнь под лучами славы? Почему ты бежишь от известности? Сделал такое открытие и спрятался за спину риоров? Их заслуга не большая. Подумаешь, помогли разработать гипердвигатель. Но ты же открыл формулу и принимал в разработке непосредственное участие!
  Крайт как всегда многословен, даже слишком для высокородного. За этого его многие не любили и более того, я слышал, пытались убрать. Если бы он в свое время придумал Форум, либо жил где-нибудь в глубинах своего Дома, либо его не было бы вовсе.
  - Не люблю журналистов после Форума. Только не обижайся, - ответил я, оглядываясь.
  Нейти опаздывал и мне это не нравилось. А присутствие Крайта может его вспугнуть. Нейти не следует светиться в местных новостях и вообще в интернете, мало ли кто его узнает.
  - Сама скромность! - широко улыбнулся тот. - Вот почему ты так популярен у высокородных и графини Меридон в частности.
  Я сжал зубы, но внешне оставался спокоен.
  - Крайт, я, конечно, все понимаю, но я жду человека для важного разговора, - высокородный начал меня раздражать.
  - Ладно-ладно, - легкомысленно сказал тот. - Ну да ладно. Я вот что хотел спросить? Как бы ты поступил, предположим, узнав, что черед два дня начнётся война между Лихейном и Княжеством? А сегодня через два часа в космопорту Дома Беррос пассажирский корабль под номером пятьсот семьдесят два, заполненный наследниками высокородных, учащихся в академии, небольшое число низших а с ними графиня Меридон, генерал Найтен Артегро и ещё несколько высокопоставленных высокородных отправляется в безлопастное место на планете Гарме, родной планете Дома Сартадериан? Туда, допустим, принимаются только проинформированные, которые знают пароль: "Я на конференцию по делам молодежи". Я, вот, например, сейчас бы направился туда, а ты как считаешь?
  Я нахмурился. Война с Лихейном? Почему именно сейчас? Разве был повод? Крайт шире улыбнулся. И прежде, чем я что-либо успел сказать, встал и удалился.
  Ситуация складывается все хуже и хуже. Ещё и Нейти опаздывает!
  - Извините, пожалуйста, а вы ведь Дар Доридас?
  Я взглянул неизвестно и столкнулся с металлическими глазами неизвестного. На нём надет костюм аэроциклиста - точная копия моего, разве что выглядел изношенным и потертым. Странно, ведь этот костюм очень прочный. Шлем скрывал лицо, и лишь серые, как у Алии глаза, смотрели на меня с какой-то тоской.
  - Да-да, - ответил я.
  Странный парень. Не то, что бы он мне не нравился. Просто было что-то неправильное в нём.
  - А можно ваш автограф? -спросил он, протягивая мне гололист.
  - Конечно, - ответил я, быстрым движением расписываясь. - А позвольте узнать ваше имя?
  - Нет! - и через мгновение поспешно добавил. - Прости, ...
  Следующее слово я не расслышал, потому что прозвучало оно очень тихо. Не изветсный быстро развернулся и ушёл. Я не понял, в какой момент он исчез из моего поля зрения. Вот он идёт прямо, а вот его не стало.
  Я тряхнул головой, а затем обнаружил на столе два синих, загнутых вниз крыла. Сделаны они были из странного материала, на ощупь словно золото, но я готов был поклясться, что это было не так. И они были тяжелыми.
  Я набрал на скайре номер Нейти, но тот остался без ответа. Меня стало разъедать беспокойство. Такого прежде не случалось. Может это все из-за войны?
  "У тебя час, что бы собраться и ещё минут сорок что бы добраться до корабля",- сказал мне Океан.
  "Но как же Нейти?"
  "Он не маленький мальчик. Не беспокойся".
  Я расплатился за чашку чая, заказанную во время ожидания через терминал на столе. Время-время! Аэроцикл тихо взревел, но странных шумов не наблюдалось. Только я хотел направить его в сторону академии, как показатели на панели управления стали сбиваться. Купол аэроцикла закрылся, стекла потемнели. Я насторожился. Что-то с управлением?
  Мой транспорт медленно стал взлетать. Курс на приборе навигации был направлен в другом направлении, в сторону Дома... Сартадериан.
  Приборы вмиг все потухли и я оказался всего лишь ан секунду в непроглядной темноте. А затем на панели появилась маленькая голограмма человека. Сине-серебрянное одеяние дома Сартадериан, черные короткие волосы, специальные очки.
  - Моя любимая дочь, Алия, я очень надеюсь, что эта запись до тебя дойдет, если вдруг со мной что-то случиться.
  Это был граф Гелдан Сартадериан, последний известный правитель Дома Сартадериан.
  - В этой записи я хотел бы тебе раскрыть, пожалуй, самую важную тайну нашего рода, которую ты должна знать. Я тебе, дочка, рассказывал уже, что мне после тщательных многолетних поисков удалось найти лабораторию Алеона Сартадериана, нашего предка. Но лаборатория - это ничто по сравнению с тем, что нас ожидает. Я собрал все данные, все гипотезы, все наблюдения, тщательно проработал историю и пришел к неутешительному выводу. Все, что мы знали о последних неделях жизни нашего великого предка - ложно. Я сам сомневаюсь в своих догадках, но факты говорят о том, что он вовсе не умер, как многие считают.
  Чего? Как это не умер? Люди не могут жить так долго!
  - Я и сам не сразу поверил. Это ведь невозможно, зная все законы физики. Я узнал из старых хроник и уцелевших обрывков записей, что Алеван в последние годы жизни изучал технологии предтеч. Его достижения в этой сфере были поистине неоценимы. Я долго пытался добраться до сути его разработок. Этот поистине гениальный человек разрабатывал сразу несколько направлений, совершенно отличных друг от друга, и было сложно выделить его основную тему. И это оказались поиски бессмертия.
  Я замер. Неужели ученый нашел способ обойти время, существовать и по наши дни?
  - К сожалению, мне не удалось узнать, чем конкретно он занимался. Корды, главный искин башни и Дом с большим трудом дали мне крупицы информации, и те лишь добавили ещё больше гипотез, сомнений, выводов, не дав конкретного результата. Его последний проект называется "Аркрау". Суть этого проекта заключалась в том, что бы обновить все параметры, вплоть до ДНК и подарить Алевану новую жизнь. Эта процедура должна была длиться не более года по самым худшим прогнозам. Но что-то пошло не так. Тело Алеона так и осталось в той капсуле, где происходил опыт. И эта капсула находиться в той самой лаборатории, которую я тебе показывал. Более того, мне удалось с большим трудом разглядеть эту капсулу, ведь силовое поле пропускает только самые примитивные, неорганические предметы, не способные причинить вред тому, кто находиться в лаборатории. И если её открыть, то капсула откроется. И тогда нас ждет ужасное будущее. Алеван давно сошел с ума, и даже обновление всех параметров с сохраняем его психофизических данных не принесет ничего хорошего ни княжеству, ни эндорианцам, ни тем более риорам. Я до сих пор не знаю, что между ними произошло, но Алеон решительно настроен уничтожить риоров. Для этого он столько готовился, для этого он создавал оружие. Прошу тебя, дочь моя, не позволь ему выйти из этой камеры. Уничтожь ключ любым способом, какой найдешь. И никогда, слышишь, никогда не дай второму ключу оказаться вместе с первым в нашем Доме. Я верю в тебя, Алия.
  Дальше Гелдан говорил о том, как он очень сильно любит Алию, как хочет, что бы она стала сильной и умной, что бы приняла наследие Дома, добилась успехов и была счастлива. Была счастлива.
  Когда он закончил, голограмма исчезла, и аэроцикл вернулся под мое управление.
  Уничтожить ключ. Я так и сделаю.
  Но сейчас мне нужно совсем другое.
  Быстрым движением по панели аэроцикла, я направился в космопорт Дома Беррос.
  Что же твориться в этом мире? Странно. Я ведь точно знаю, что Алеон Сартадериан был другим. Только вот откуда я это знаю? Кто я вообще такой?
  Космопорт встретил меня как всегда шумом, суетой и большим количеством людей. Все было как обычно: кто-то куда-то бежал, кто-то ожидал, кто-то довольный возвращался с далеких рубежей, а может и ближних звезд. Кто-то наоборот улетал. Кто-то плакал, провожая любимого человека, кто-то смеялся, встречая.
  Что я знал о главной планете Дома Сартадериан? То, что это спутник, вращающийся вокруг газового гиганта. Солнце этой системы синее. Живут там в основном немногочисленные колонисты. За последние двадцать лет из-за дележки территорий между людьми и риорами, большинство покинуло родные края, и нырнуло под крылышко других Домов.
  Отправив свой аэроцикл к эндорианцам через почтовые услуги космопорта, я быстрым шагом направился в сторону посадочной площадки. Охраны было не больше обычного и заметить какие-то различия или готовящуюся бурю было невозможно. Но я точно знал, она есть. Где-то между двумя огромными залами, я столкнулся с человеком. Высокий, но черты лица совершенно неприметны. Таких в этом космопорту сотни, если не тысячи.
  - Направо, зал номер семь, пятая платформа, - вместо извинений сказал он картавым голосом и быстро удалился.
  Я сделал вид, что просто проигнорировал "извинения" и сменил направления. У меня не возникло мыслей, что Крайт все это подстроил, но вот чувство приближающейся бури было. А в четвертом зале я встретил Зарри, Вейру и Гелаца. Одеты они были по разному: Гелац - в широких штанах, легкой майке и поверх рубашка. Зарри как всегда стильно и красиво - юбка выше колен, кожаная куртка и футболка со стразами. Вейра как обычно: белая блузка, пиджак и брючки.
  - Я тоже, - ответил я растерянно.
  Мои мысли хаотично менялись. Война, тайна Дома Сартадериан, мои воспоминания. Да что твориться?!
  Когда мы подошли к пятой платформе, нас уже ждал тот самый мужчина, что столкнулся со мной. Или мне показалось? Этот был одет в форму служащего космопорта.
  - Цель вашего полета? - поинтересовался он дежурным голосом, таким же картавым.
  - Мы на конференцию по делам молодежи, - ответил Гелац за нас всех.
  - Проходите.
  Нас провели по металлическому узкому коридору, длинной метров в сто. Каждый шаг гулко отдавался эхом. Провели до небольшой двери в космический корабль. Стюардесса приветливо проводила нас по местам. Корабль был большой. Здесь уже находилось по меньшей мере сотня студентов академии. Обычный корабль для ближних перелетов, если не считать того, что здесь были высокородные. Все они были одеты в обычную форму академии, как и все студенты. И тут мы четверо, как белые вороны.
  - Староста! - из какого поворота выбрался этот вихрь в ярко-оранжевой спортивной куртке и таких же штанах.
  Синие волосы торчали во все стороны. Улыбка до ушей.
  - Староста ты, если не помнишь, - сказал я, чувствуя на себе взгляд нескольких десятков глаз.
  - Какой там! - весело ответил тот.
  - По какому случаю ты так вырядился? - поинтересовался я, глядя на него.
  - Какой староста - такая и группа, - пожал плечами тот, и я только возвел взгляд к потолку.
  - Скорее не староста, а руководитель группы, верно, Алия, - легла мне на плечо тяжелая рука Алеон.
  - Верно, - ответила высокородная.
  Одета она была не в обычное платье, а в костюм, больше подходящий для походов.
   - Не стойте в проходе, - чуть подтолкнула нас Алия.
  Мы вчетвером быстро направились вглубь корабля вслед за Дрейном. Он пробрался через большое количество студентов, странно косящихся на нас. Ещё бы!
  Пришли мы в просторную каюту с тремя диванами, несколькими креслами, столом посередине с голографическим проектором, на котором был изображен человек в скафандре. Здесь уже сидел Крайт, Китан, Аст и Блара. Что примечательно, Крайт был одет точно так же, как и в кафе. Аст в форме академии, Китан в рубашке и брюках, а Блара в темно-коричневом платье.
  - О, явились не запылились, - обрадовался Крайт. - А мы вас ждали! Как добрались? Как ощущения? Готовы к полету? Я вот всех собрал из вашей группы и даже больше. Полет будет увлекательным в веселой кампании. Кстати, я на досуге поискал несколько словестных игр, так что скучать вам не придется.
  - Да-да, - поспешно ответил я.
  Столь разносторонние люди собрались в одном месте. Мне кажется, или что-то должно произойти?
  Я сел на один из диванов. Слева села Зарри, как бы случайно положив мне руку на колено. Остальные расселись, кто по креслам, кто по диванам.
  - Веселая будет экскурсия, - заметил Китан.
  - Конечно, - кивнул Дрейн. - Кстати, Вей, тебе очень идет костюмчик.
  - Для тебя я Вейра, - холодно ответила та.
  Она тихо ненавидела этого высокородного хлыща, и я её полностью поддерживал. Но мое отношение к нему стало лучше, после того, как я однажды в аудитории, пока ни кого не было, хорошенько приложил его головой к стене и постарался ясно объяснить, что сделаю с ним, если он хоть раз посмотрит на Вейру косо.
  - Брось, мы же друзья, - легкомысленно сказал тот, пересев с кресла к ней на диван. - Признаюсь, был нехорошим высокородным и делал то, что не надо. Но я же изменился в лучшую сторону, благодаря нашему старосте.
  Вейра отодвинулась от него.
  - Ты мне не друг, - чуть ли не по слогам сказала она.
  - Дрейн, оставь её, - сказал я.
  - Тогда пусть она меня простит, - пожал тот плечами.
  - Может тебе ещё и Алию позвать в качестве свидетеля, - нахмурился я, потому что обстановка могла в любой момент перерасти из нейтрально дружелюбной в опасную. А это согласитесь, не очень.
  - Дар, а почему ты единственный, кто называет графиню Меридон по имени? Эту привилегию могут позволить себе очень немногие люди. Чем ты заслужил эту привилегию? На это как-то повлияли ваши занятия у эндорианцев? - поинтересовался Крайт.
  Все взгляды моментально перешли на меня.
  - А вы у неё спросите, - перевел стрелки и остался доволен, ведь спросить у Алии духу не хватит, а если и хватит, что ж, дураком больше, дураком меньше.
  - Вы ведь с ней у эндорианцев часто проводите время. И на экскурсии ты ходил в Дом Меридон. И где вы познакомились семь лет назад? Почему из-за тебя у неё с Арисом возник странный спор?
  - Крайт, мои отношения с графиней являются моим личным делом. И я не хочу о них распространяться, - в моём голосе зазвенели нотки стали.
  До Океана далеко, но что бы Крайт замолчал, вполне хватило. Впрочем, замолчал не только он. Зато после этого мне совсем расхотелось сидеть здесь. Стены давили на меня, я начал задыхаться. Я встал и направился к выходу под взглядами друзей. Дверь открылась быстро, и я столкнулся с высокородной. Конкретно, с какой уточнять не буду. Я сделал шаг в сторону, пропуская её, но Алия как всегда сделала все по-своему. Взяв под руку, она вернула меня в помещение.
  - Кто его обидел? - поинтересовалась она холодным голосом.
  - Все в порядке, графиня, - привычка высокородной лезть в мои дела меня злила.
  - Тогда почему ты такой мрачный? - казалось, что её голос мог заморозить и пространство и время.
  - Друг на встречу не пришел.
  - Отстань от парня, неугомонная ты наша, - Арис опустился на диван рядом с Вейрой.
  - Что за друг? - Алия его будто и не слышала, умеет игнорировать всех, когда хочет.
  - Зиф, - разумеется, настоящая причина крылась в другом.
  - Этот что ли? Нашел за кого беспокоиться, - легкомысленно сказала она.
  Она заставила меня сесть, причём рядом с Зарри. Алеон устроился на кресле, словно князь, и следил за нами ленивым взглядом.
  - Вот поэтому я и беспокоюсь, - ответил я, дернув плечом.
  - Ребят, у меня отличное предложение! А давайте запрем Алию с Даром где-нибудь в двигательном отсеке до конца полетов? - предложил Алеон, за что получил два испепеляющих взгляда.
  - Поддерживаю, - поднял руку Арис.
  - А вот я против, - заявил Дрейн.
  - Значит общим количеством голосов решено - запираем, - констатировал Алеон, за что получил разряд молнии от Алии.
  Корд - универсальный инструмент и его применение варьируется от применения в качестве аксессуара, средства защиты, и заканчивая наказанием всяких личностей!
  - Между прочим, я для тебя стараюсь, - Алеон "обиделся". - Для твоего личного счастья и морального удовлетворения.
  - Ты забываешь, что он низший, - Алия облокотилась на спинку дивана, не отпуская мою руку.
  Почему-то не кстати пришла мысль, что несколько дней назад с этим самым низшим она провела ночь. Но не кричать же об этом на весь свет.
  - Низший, высокородный, какая разница? Зато сколько удовольствия будет! - Алеон развлекался во всю.
  - У меня отличная идея, Дар. Ты ведь мне поможешь вышвырнуть одного очень надоедливого высокородного за борт корабля.
  - С удовольствием, Алия, - ответил я.
  - И опять он тебя назвал по имени, - заметил Крайт. - Почему ты разрешаешь ему так спокойно называть себя по имени? Ты ведь графиня уважаемого Дома, и терпеть такую фамильярность.
  Алия провела рукой по корду и повернулась ко мне лицом. В стальных глазах я заметил искорки негодования, разочарования и требования.
  - Нас не слышат. Так что у тебя с Зарри?
  Мне кажется, или Алия ревнует?
  - Ничего. Она просто одногруппница. Не больше, - осторожно сказал я.
  Стоит вспомнить, что Алия обещала с ней сделать, когда я ехал на экскурсию. А зная характер моей возлюбленной, я не сомневаюсь в её словах.
  - Неужели? - Алия выгнула бровь.
  - Да, - я выдержал её испытывающий взгляд.
  - Хорошо, допустим, я тебе поверила. Тогда почему ты такой мрачный? В то, что ты беспокоишься о своём дружке пирате я не верю.
  Я краем глаза заметил, как Дрейн что-то начал оживленно втолковывать Вейре, которая в свою очередь все ближе и ближе двигалась под защиту Ариса.
  - Я последнее время был очень занят, - уклончиво ответил я. - И кое-что нашел. Но это я могу сказать только наедине.
  Ей нужно рассказать о том, что я видел в аэроцикле. Это послание было адресовано ей, и оставить все в секрете мне совесть не позволяла.
  - Нас никто не слышит, если надо и видеть не будут.
  - Это не тот разговор, - покачал головой я. - Давай поговорим об этом в другой раз.
  Правда, я не знаю, как рассказать ей про отца. Она отказалась от своего рода, наследия, а тут выясняется такое. Хранить тайну Дома от прямой наследницы я не собираюсь.
  - Хорошо, - кивнула она, чуть расслабившись. - Ты знаешь, куда мы летим?
  - Гарме.
  - Верно, - Алия даже не удивилась моей осведомлённости.
  - Боишься?
  - Я графиня Меридон и мне не пристало бояться находиться в чужом Доме, - холодно ответила она.
  В её глазах и намёка на боль не было. Лишь решимость. Но я чувствовал, что ей больно.
  - Сколько нам лететь? - спросил я, что бы убрать неловкую паузу.
  - Двадцать четыре часа. Алмазный доставит нас на место. Стоит ли говорить, что на его борту Гхсаар командует не хуже высокородного?
  Я улыбнулся. Гхсаару только дай возможность командовать, и он использует её на все сто процентов. Другое дело, что пользуется он такими возможностями крайне редко, больше оставаясь в положении подчиненного.
  - Он может. Кстати, что касательно риоров и разделения территорий. Риоры не настаивают?
  - Инициатор данного проекта - Гхсаар, но так как он сейчас занят, переговоры временно прекращены и территории пока что не тронуты никем. Риоры периодически их патрулируют, чтобы никто не завелся, вроде пиратов.
  - Меня пропустили, - хмыкнул я.
  - Что поделаешь, если пираты втираются в доверие к риорам, причем неведомым образом.
  - Разве? Я вроде прямо сказал ему кто я.
  - То-то он за тобой тенью ходит, - Алия улыбнулась, от чего мое сердце забилось быстрее. - Но это уже частности.
  - Война - не причина лететь на Гарме, даже если там нас будут охранять флот Дома Беррос вместе с риорами и эндорианцами. Найтен ведь на Алмазном вместе с князем?
  Я спросил прежде, чем успел осознать, что может скрываться под этим.
  - Ты прав, - Алия опустила взгляд.
  - Они хотят открыть тайну твоего рода?
  Князь и Найтен в сговоре, это ясно всем.
  - Да, - Алия забарабанила по мне своими длинными ноготками. - И где это лучше всего провести, как не в настоящем Доме?
  - Верно. Только признает ли тебя компьютер?
  - Вот это уже другой вопрос. Без кристалла им будет это сложно сделать, а искин Дома не так лоялен и не так человечен, как искин башни. Много чего возможно.
  Корд на руке Алии засветился. Символы были на языке предтеч, но я давно уже понял, что могу их читать. Сообщение от Найтена.
  - Мне нужно идти, - Алия встала. - Алеон, Арис, идемте.
  - Уже? А как же поговорить с Даром? - Алеон сделал растерянный вид.
  - Пять минут. И надеюсь, разговор пойдет не о новых играх и новинках интернета, - раздраженно сказал Алия, направляясь к выходу.
  - Прошу меня простить, дела не ждут, - Арис встал, откланялся и последовал за Алией.
  - Идем, студент, - второй сын князя позвал меня. - Для тебя есть маленький разговорчик.
  Я вздохнул и последовал за Алеоном. Он повел меня из каюты к лестнице, ведущей в рубку. Но до рубки мы так и не дошли. Убедившись, что мы одни, Алеон провел по корду, как до этого Алия.
  - Дай руку.
  Я протянул ему правую руку. Он провел по ней своим кордом. На матовой пластинке языком предтеч было написано "совпадений - 0, генетический код - отсутствует, ДНК - оригинальная". На что меня сейчас проверяли?
  - Ты не высокородный, - сказал мне Алеон.
  - Это все знают, - мне стало смешно.
  Алеон классный парень, но его поступки и слова меня порой убивают.
  - И не клон.
  - Да как бы знаю, - пожал плечами я.
  Понятия не имею, зачем он это делает, но со стороны выглядит глупо.
  - Послушай меня, - голос Алеона приобрёл стальные нотки. - То место, куда мы летим, будет кишеть высокородными, которые с удовольствием попытаются завладеть тобой. Ты открыл новый уровень гиперпространства и это только начало. Алию могут подставить в любой момент, и более того, попытаться убить. Слишком высоко поднялась она за последнее время. А на тебя могут объявить охоту. Ради власти люди часто совершают жестокие поступки.
  Я слушал его, и сам прекрасно понимал, о чем он говорит. Из-за того, что я низший, меня в расчет никто не берет и моим мнением не интересуется. Меня просто поставят перед фактом. Только вот есть одно но. Я не собираюсь мириться с произволом высокородных. Я собираюсь стать одной из весомых фигур в Княжестве. И плевать, что только высокородные могут полностью управлять технологиями предтеч. Вот только занялся я этим слишком поздно.
  Не знаю, что так сильно повлияло на меня. Поединок Алии и время после, или же воспоминания давно умершего учёного, невесть как оказавшиеся в моей памяти?
  - Я не хочу, что бы Алия пострадала или вышла замуж за Найтена.
  - Потому что ты хочешь сделать её своей? - я начал злится.
  - Она и так моя, - флегматично ответил тот, а я сжал кулаки. - Но она для меня как сестра.
  Я молча смотрел на высокородного, который я бы сказал, был моим приятелем всё это время. Что-то он явно хочет. Я давно заметил, что наш Алеон не так прост, как кажется. В играх он просто мастер, показывает блестящие результаты, а в реальности простой любитель женщин и выпивки. Но я чувствовал, что это все ширма, за которой скрывается кто-то умный и опасный. Пару раз я даже замечал, что взгляд у него становился слишком серьёзным для такого человека.
  - Ты ведь хочешь, что бы она стала твоей? - голос Алеона приобрёл искусительные нотки.
  - Допустим, - уклончиво ответил я.
  Чтобы не задумал Алеон, это весьма интересно и возможно выгодно для меня. Вот только где его выгода?
  - Предлагаю заключить союз, - тихо сказал Алеон. - Я знаю, каким образом ты сможешь, если не стать высокородным, но мужем Алии. Я помогу тебе добиться её и отобрать у Найтена.
  - А что я в свою очередь должен сделать? - за все нужно платить.
  Услуги высокородных всегда стоили высоко, а услуги этого высокородного, насколько я смог оценить, стоят очень дорого.
  - Всего на всего убить Найтена.
  Я усмехнулся. Вот и проявляется настоящая личность Алеона. Та, которую он так тщательно скрывает.
  - Есть такие ребята, наемные убийцы называются. Так вот, я к ним не отношусь, - спокойно сказал я. - Я предпочитаю решать все без крови, в крайнем случае - мордобитием.
  - И что ты этим добился? - Алеон хищно усмехнулся. - Твоя возлюбленная сейчас сидит где-то в корабле, в том самом, ядро которого ты строил, и рядом с ней жених. Мы сейчас разговариваем, а они...
  Резким движением я припечатал его к стенке. Алеон уставился на меня широко открытыми глазами. Провоцируя меня он ожидал реакции, но не такой.
  - А теперь послушай меня, - мой голос, как жидкий азот, заставлял замирать все. - Мне плевать, что ты задумал. Я в твоих планах не учувствую. Алию я добьюсь сам, пусть это мне много чего будет стоить, но сам.
  "Успокойся", - тихий, серебряный голос ворвался в моё сознание, окутанное холодной яростью.
  Голос Океана каким бы тихим не был, вернул мой разум на место. Я отпустил Алеона, извинился, и направился к выходу, хотя меня разрывали противоречивые чувства. Океан может все, а что могу я? До свадьбы осталось всего ничего, а я так и не поднялся с позиции низший. Разве что изменю позицию на пират. Или может друг риоров? Но ни то, ни другое не поможет мне в ближайшие дни сорвать свадьбу Алии!
  
  Мы долетели до места назначения быстрее, чем запланировано. Я все это время сидел в двигательном отсеке и... читал. Я читал историю, читал статьи, факты и изучал многое о высокородных. В моей голове где-то на грани мелькала мысль, как можно сорвать свадьбу Алии, но оформить её я так и не смог. Она дразнила меня, казалось, я вот-вот схвачу её, но она выскальзывала в последний миг.
  Планета Гарме встретила нас дружелюбно. Нас, огромную толпу народа. Многие были в шоке, что мы так быстро долетели.
  - Так вот почему в корабле не были предусмотрены обычные анабиозные камеры, - стукнул себя по лбу Вэн.
  Он летел с нами, только пропал где-то в недрах корабля. Мой братец вообще стал странной личностью.
  - Это все вовсе не обычная конференция, - проинформировал нас Арис, который, кстати, стоял с Вейрой. - Мы прилетели на свадьбу Алии Меридон и Найтена Артегро.
  Сказав это, Арис, Вейра и остальные почему-то странно уставились на меня. А я в это время стоял и смотрел на величественное здание из непрозрачного кристалла, который, казалось, вот-вот лопнет. Высотой здание было навскидку этажей так двадцать пять. Впрочем, это была только половина. Вторая половина состояла из чёрного камня - эфтелия. Это очень ценная природокаменная порода, которая добывается только на этой планете. По характеристикам она в два, а то и в три раза лучше мрамора. Все шахты, которые были здесь, оккупировали высокородные Дома Сартадериан и состроили себе большой такой Дом, пристройка к центральному.
  - Удивительное здание, - как бы между прочим ответил я, наслаждаясь переходами, разными уровнями зданий и стараясь гнать от себя противные мысли, на которые меня так усердно клонили. - Прекрасное место для брачной церемонии.
  Ребята, особенно Алеон, покосились на меня уже с насторожённостью. Такое ощущение, будто все знали все о моих отношениях с Алией.
  - Да, великие были представители этого Дома,- сказал мне Крайт.
  "Знаешь, малыш, - голос Океана, прозвучал надо мной. - Что-то мне все это не нравиться. Я хоть и часть тебя, но меня все окружающее словно подавляет".
  "Подавляет?" - испугался я.
  "Да. Такое чувство, что здесь я не могу существовать".
  "Океан..."
  "Успокойся. Все хорошо, - Океан в моем воображении улыбался. - Я уверен, что так и должно быть. Не всю жизнь же тебе жить с голосом в голове".
  Я опустил взгляд. Я чувствовал, как что-то родное и тёплое внутри меня начинает медленно, но верно уходить. Я обхватил себя руками. Со стороны казалось, что я просто замёрз, но на самом деле я пытался удержать это тепло внутри себя.
  "Все будет хорошо, Дар. Даже если ты меня не слышишь, я все равно буду следить за тобой", - полный уверенности голос Океана, такой родной и тёплый, становился все тише и тише.
  - Да, - тихо сказал я сам себе.
  Тепло окончательно покинуло меня, и в душе наступила пустота. Я чувствовал, будто бы меня разорвали надвое и забрали часть, чужую, но родную.
  - Братишь? - рука Вэна на плече заставила меня отвлечься от ощущений, и они пропали.
  - Все нормально, Вэн. Просто я замерз.
  - В таком-то костюме? - Дрейн скептически посмотрел на меня.
  - А чем тебе не нравиться мой костюм? - поинтересовался я у наглого высокородного, глядя ему в глаза.
  Сейчас меня бесили все, мне хотелось стереть с его лица эту ухмылочку, заставить заткнуться. Но делал вид, что все нормально, что я спокоен. Так я ничего никогда не добьюсь. Только преобладание разума сделает меня сильнее.
  Дрейн отвёл взгляд, да и остальные тоже старались смотреть куда угодно, но не на меня.
  - Нормальный костюм, - примирительно сказал высокородный. - Под цвет твоих глаз.
  Я устало поднял взгляд на фиолетово-белый гигант. Атмосфера спутника была создана искусственно, поэтому небо было темно-синим. На небе ни облачка. Лучи палящего солнца бело-синего светила заставили меня закрыть глаза. Мягкий ветерок принёс с собой запах экзотического растения. Запах...
  
  - Кахар... Прошу тебя, вернись...
  Слезы катятся по моим щёкам. Я потерял в этой войне все: семью, друзей, себя. И самое главное, я потерял ЕГО.
  Ветер принес с собой мягкий, терпкий запах дерева Эро. Синий лист коснулся моего лица, и упал на стеклянную крышу когда-то могущественного, а теперь разбитого Дома. Руины - все что осталось от постройки предтеч и моего Дома.
  Он виноват во всем!
  - НЕНАВИЖУ! Лучше тебе не возвращаться, тварь! - искажённый механическими нотками крик разносится по всей территории и пугает сидевших на сине-жёлтых деревьях птиц.
  - Алеван, - охрипший голос зовёт меня, но я не поворачиваюсь.
  Эрор - все, что осталось от моей прошлой жизни.
  - Идем. Ты ничего не можешь поделать, - тихий и спокойный голос.
  Я не стану к нему поворачиваться. Никто не должен видеть моих слез. Я - граф Сартадериан!
  - Хорошо.
  Незаметно вытираю остатки влаги. Слезы высохли, а в груди осталась пустота. Да, я теперь граф, и слабость мне не позволительна. Я - граф, я больше не учёный. И никогда им не буду снова. Никогда!
  
  Я открыл глаза. Почти все уже покинули посадочную площадку. И мне пора.
  "И никогда, слышишь, никогда не дай второму ключу оказаться вместе с первым в нашем Доме". Слова последнего представителя Дома Сартадериан зазвенели в моей голове набатом. Ему не о чем беспокоиться. Второй ключ так и не найден, а если и будет найден, то первый навсегда затеряется, и его никто не сможет найти. Я провел по забинтованной части руки. Матовая пластина, въевшаяся в мою руку, скрывала кристалл. Вот уж не думал, что она умеет открываться и вмещать в себя что-то.
  Платформа со студентами не дождалась меня и стала опускаться. Вэн кинул на меня растерянный взгляд, но остановить её не мог. Я кивнул, что все в порядке и дождусь другую. Корабль, привезший нас сюда, тоже взлетел, оставив за собой головокружительный запах топлива.
  Моя память вдруг стала кристально чистой. Я четко осознал, что знаю об этом месте все, что знал высокородный. Знаю все коридоры, все системы, программное обеспечение, знаю, что где растет и почему именно там, а не в другом месте. Знаю, почему здание Дома не достроено до конца. И я знаю, что я Зордар Светлый. У меня есть тринадцать братьев, но лиц и имен я не могу вспомнить. И я знаю, что я никогда не был похож на них, потому что на мне лежит древнее проклятие, которое и привело меня сюда. И я знаю, что мой настоящий Дом называется Аркрау.
  Я вздрогнул. Аркрау. Последний проект, над которым работал Алеван Сартадериан? Значит, это не совпадение, то, что я так на него похож? Но ведь Алеон проверил меня и ДНК не совпадает. Я просто внешне похож! Я не клон, и во мне даже нет генетического кода высокородных. Океан говорил, что у меня есть нормальные биологические родители. Я нормальный человек. Только вот почему меня преследуют картины жизни этого сумасшедшего больного ученого? Генетические модификации? Генетическая память? Или чип в мозгу? Нет, не чип, ведь точных данных об этом ученом нет. Он стер многое, а я вижу то, что знать практически невозможно.
  Погруженный в себя я не заметил, как прибыла платформа. Рассеяно вступив на неё, я продолжил перебирать все варианты, связанные с моим прошлым. Одно ясно точно - все связанное с Домом Сартадериан пробуждает во мне воспоминания об ученом. Если мне попытаться себя стимулировать и вызвать ещё больше видений, может, тогда я найду ответы на волнующие меня вопросы.
  Тень закрыла солнце, и я резко отскочил. На моем месте тут же оказался бело-красный силуэт риора.
  - Ты беспокойный, - сообщил он мне приятную весть.
  - Звездец, я то думаю, что со мной происходит? - сорвался я.
  Нормальный человек никогда не станет прыгать вниз на метров десять. И при этом сообщать мне такие вот факты.
  - Рад, что смог тебе помочь, - важно кивнул тот.
  От того что бы наброситься на риора меня удерживал тот факт, что я намного слабее его и если надо, он мне в секунду сломает все что можно. Но с ним я вдруг почувствовал себя увереннее. Беспокойство пропало.
  - Да уж, - вздохнул я.
  Платформа опустила нас на нижний уровень, где небольшой пассажирский аэромобиль уже нас ждал. Всего в нем сидело человек тридцать и все смотрели на меня негодующим взглядом. Впрочем, завидев за моей спиной риора, быстро взгляды опустили.
  Нас довезли до возвышавшегося, словно сталь клинка, Дома. Высадили. А там творился порядок, устроенный отрядом военных в форме Дома Беррос. Не наш один корабль прилетел на столь важную церемонию. Подняв голову, я заметил входящий в верхние слоя атмосферы корабль графа Дерриэйдна. Разумно с его стороны привести сюда свой флагман. Мало ли что может произойти, уж это он точно понимает.
  - Какой корпус предпочитаешь? - прошептал мне в ухо Алеон, от чего я вздрогнул.
  - Пожалуй, новый, - я имел в виду пристройку к Дому. - От технологий предтеч мне слегка не по себе.
  Алеон хмыкнул. Ничто не отражало на его лице последствия нашего разговора.
  - Тогда ты один там будешь ночевать, - и, скосив глаза на моего телохранителя добавил. - С капитаном Гхсааром.
  - Неужели нет никого, кто бы хотел попасть в новую часть? - удивился я.
  - Нет, - ответил тот. - Низшие стремятся узнать о технологиях предтеч больше. Для них это что-то недостижимое. Высокородные не хотят покидать привычное им место, путь даже это и принадлежит мертвому Дому.
  - Значит, я один какой-то неправильный? - хмыкнул я.
  - Правильный. Только с отклонениями от общей массы в сторону улучшений, - проинформировал меня Гхсаар, на что я лишь покачал головой.
  - Он прав, - подтвердил Алеон. - Можешь хоть сейчас идти в новый корпус и выбирать себе комнату. Все они в твоем распоряжении.
  - Не слишком много полномочий для тебя? - риор угрожающе придвинулся к высокородному, вынуждая его на шаг отступить.
  - В связи с тем, что Дом мертв, князь имеет право на его ограниченное использование, - быстро пояснил Алеон. - А так как я сын князя, я тоже имею такое право.
  - Высокородные выскочки, - фыркнул Гхсаар, взял меня за локоть и потащил к выходу. - Пойдем располагаться.
  Риор в мгновение ускорился, и все смазалось. Ощущение эйфории охватило меня. Не каждый день такое происходит, поэтому я наслаждался каждым мгновением.
  Мы остановились на площадке, созданной из быстрорастущего кристалла - хаджирата. Полупрозрачный светло-зеленоватый, он создавал необыкновенную атмосферу. Отсюда вели три пути - один налево, другой направо и третий вверх на лифте.
  - Выбирай, - коротко и ясно сказал риор.
  - Право, - я даже не думал.
  - Иди, - кивнул тот.
  Я озадаченно уставился на риора.
  - А ты?
  - Я буду эти дни в Доме. Мне там безопаснее.
  - Хорошо.
  Я думал, что хоть немного понимаю риора, а оказывается все совсем не так. Гхсаар исчез из моего поля зрения.
  - Блекс, - пробормотал я и стал подниматься по ступенькам.
  Хотя, раз я остался здесь один, значит, никто мне не помешает заняться исследованиями и попытаться найти что-нибудь об этом ученом и стимулировать приступы воспоминаний.
  Быстро взобравшись по лестнице, я попал в коридор с высокими сводчатыми потолками. И вот тут я понял, что за прошедшие четыреста с лишним лет изменилось тут многое. Хотя бы взять эти потолки. Они были совершенно другими и куда выше. Стены были испещрены узорами, а сейчас они были просто гладкими, как стекло. Коридор был меньше, а дверей здесь было всего три штуки. А может быть, все совсем иначе? И моя память об этом поместье мое разыгравшееся воображение?
  Мотнув головой я пошел выбирать себе комнату. Как выбирать? Мы задержимся здесь максимум на неделю, жить я все равно буду один. Я не привередлив, поэтому открыв первую попавшуюся дверь, и обнаружив просторную комнату, я решил остановиться здесь.
  Кровать здесь была здесь одна и я не преминул на неё прилечь. Зря я это сделал. Усталость комом на меня навалилась, и глаза тут же сами с собой закрылись. Как же я устал.
  
  - Мама... мамочка! Забери меня...
  Вокруг темнота. Я замерз. Я один.
  - Мама, мне очень страшно...
  - Все в порядке, малыш.
  Кто-то склонился надо мной, провел теплой рукой по волосам. Я сжался в комок. А вдруг это бандит? Или некромант. Он меня на опыты заберет!
  - Я не забираю маленьких детей на опыты, - мягко сказал он. - Зато я их спасаю и отвожу домой к маме и папе.
  Я осторожно поднимаю голову. Синие глаза, мои глаза, смотрят на меня с теплотой.
  - Идем. Я верну тебя.
  Я с опаской принимаю его руку в странной перчатке, и он быстро берет меня на руки.
  - Все будет хорошо, Зордар, все будет хорошо.
  
  Луч солнца заставляет меня поморщиться и закутаться в одеяло с головой. Не хочу вставать, а хочу спать у него на руках.
  У кого?
  Резко вскакиваю. Я нахожусь на Гарме в комнате, которую вчера выбрал. Сколько же я спал?
  Потом до меня доходит, что куртку с меня кто-то снял, укрыл тонким плотным одеялом. Скорее всего, Гхсаар, только он у нас такой заботливый. На стуле рядом с кроватью лежат брюки, рубашка, туфли. Сходив в душ и одевшись, покинул комнату и направился на поиски друзей. А где друзья там и еда.
  Сон, приснившийся мне, показался каким-то нереальным, далеким. Но это были воспоминания. И это были МОИ воспоминания! Неужели память понемногу начинает возвращаться ко мне? Врачи сказали, что это невозможно, но Океан сказал обратное. Значит, скоро я узнаю, кто же я на самом деле!
  Проходя между стыком Дома и нового корпуса, я невольно кинул туда взгляд. Двери, о которой говорила Алия, не было, даже при имеющемся у меня ключе. Но я не расстроился и пошел дальше.
  Я ожидал, что все мои друзья будут в столовой. Так и оказалось. Ребята сидели в большом банкетном зале, иначе назвать нельзя. Надо заметить, что здесь было три стола, поставленные буквой П. Надо ли говорить, что посередине сидели все члены Совета Тринадцати? По правую сторону от них сидели высокородные не такого высокого положения, такие как Алеон, Арис, Крайт и другие. А напротив них были мои друзья. Живот настойчиво просил еды, так как в кафе я нормально не поел, а после перелета сразу лег спать.
  - Опаздываешь, Доридас.
  Голос за моей спиной принадлежал высокородному, которого я был бы рад вообще никогда не встречать.
  - Простите, не знал, что обедать здесь ходят по расписанию, милорд, - я старался говорить спокойно, как учил Океан.
  Найтен Артегро по-свойски положил мне руку на плечо.
  - Расслабься, парень. Я очень надеюсь, что ты будешь сотрудничать с не меньшим энтузиазмом со мной, ведь я - будущее Дома Меридон.
  - Не будем загадывать, милорд, - Океан гордился бы мной, зубы даже не скрепили.
  - Какой ты интересный, - Найтен чуть склонил голову. - У меня есть пара проектов, которая, я уверен, тебя заинтересует. Ты ведь разбираешься в формулах гиперпространства.
  Я даже выдавил из себя слабую заинтересованную улыбку. Что там говорил Алеон про убийство этого высокородного? Мне если он сейчас же не уберет руку и не отпустить меня к ребятам, что чувствую, я соглашусь на это сомнительное предложение, и даже не попрошу Зифа поискать мне наёмников - сам все сделаю. Голыми руками.
  - Ты, наверное, голодный. Как некрасиво тебя задерживать. Условия сотрудничества мы обсудим позже.
  И Найтен на удивление поспешно покинул меня. Что это с ним? Впрочем, мне легче.
  Я бухнулся на стул между моими Китаном и Зарри.
  - Дар, почему ты такой хмурый? - поинтересовалась Зарри, хлопая глазками.
  Потому что та, которую я люблю, сейчас сидит, держась за руку с другим, подумал я, но в слух сказал.
  - Не выспался.
  - Ой, а мы столько видели за эти несколько часов! Как везет высокородным! Даже самый роскошный отель в Лихейне не может сравниться с половиной Дома!
  Зарри что-то ещё говорила, но я её не слушал.
  Передо мной была тарелка с зеленым блюдом. Я видел его впервые, но без опаски принялся за еду. Вкус был... морской. Я вдруг отчетливо ощутил холодный морской ветер, соль, застывшую на губах, холодную воду и страх.
  
  ... Холодная вода обожгла меня, словно тысячи холодных игл, разом впились во всего меня. В голове шумело от удара. Я попытался закричать, и в мои лёгкие хлынула вода. Я барахтался, боролся, пытался всплыть, но не мог. Лёгкие горели огнём.
  - Замри!
  Властный голос враз подавил всё, и я замер в воде. Боль и холод отступили от меня на мгновение, потом накинулись снова, но уже не с такой силой.
  - Плотность твоего тела меньше плотности воды, поэтому тебя просто вытолкнет наружу. Главное не двигайся.
  Тело требовало немедленных действий, но голос властвовал над всеми моими действиями, над всеми инстинктами. Я даже не мог пошевелить своей рукой или моргнуть. Я замер.
  Меня вытолкнуло на воздух, и я сделал глоток воздуха, что бы зайтись в кашле. Меня тут же потянуло вниз, на дно.
  - Успокойся, и потихоньку двигайся. Вспомни, как Гед учил тебя плавать и держись на поверхности.
  Слушая голос, я постарался удержаться над водой. Глаза резало со страшной силой, лёгкие по прежнему горели. Я кашлял. Болело место удара. Но я был жив.
  - Так, молодец, малыш. Хороший мальчик. Отлично держишься.
  Этот спокойный властный голос придавал мне сил. Кашель прошёл, боль тоже, но холод остался.
  - Теперь осторожно двигайся вперёд, к берегу. Рассчитывай силы, что бы быстро не выдохнуться.
  Я хотел ему сказать, что не умею плавать. До берега, песчаного берега, было очень далеко. Где мама? Где папа? Они должны меня спасти!
  - Ты видел, как плавают лягушки? Нет? Зато ты делал ежедневно зарядку. Ты хорошо умеешь делать ножницы. Тут то же самое. Просто делай эти движения по направлению к берегу и у тебя всё получиться. А пока ты будешь плыть, твою пропажу заметят мама с папой и братья и помогут тебе выбраться. Вот, молодец, правильно. Пальцы соедини, ведь у тебя нет перепонок, как у лягушек. Отлично! Смотри, как у тебя хорошо получается!
  Я медленно плыл. Было холодно и страшно. Я не оборачивался, боясь увидеть плавник огромной акулы или щупальца чудовища, которое меня съест.
  - Здесь нет ни каких чудовищ, - уверенно сказал голос. - Нет и быть не может. Их сотни лет назад истребили маги, которые пришли сюда за животными. Зачем им лишние проблемы? Поэтому не бойся, здесь тебя никто не тронет.
  - Х-холо-ддно, - прошептал я, боясь, что меня не услышат.
  - О, не беспокойся! Сейчас всё исправил.
  И действительно вода вокруг меня стала тёплой, согревая меня. Плыть стало легче. Холодный ветер тоже стал тёплым. И вода и ветер вместе подталкивали меня вперёд, и я почти перестал плыть сам, ведь стихии несли меня.
  - Вот, молодец! Хорошо держишься парень. Ты уже почти на берегу. Смотри, как всё хорошо для тебя складывается. Не успел упасть, уже на берегу!
  Я вышел на берег, прошёл пару метров от воды и упал на горячий белый песок. Я ЖИВ!
  - Конечно, жив, - подтвердил голос.
  Он стал в половину тише. Он покидал меня.
  - Кто ты? - единственное, что я смог спросить у него.
  - Океан, - на грани слышимости ответил голос и пропал окончательно.
  Усталость, страх, боль и паника навалили на меня. В ужасе я постарался отползти как можно дальше от берега. Если я там останусь, щупальце чудовища меня может схватить.
  - Зордар! - полный тревоги голос Геда послышался где-то рядом.
  Тут же появился и он, упав передо мной на колени. Его аквамариновые глаза были испуганы.
  - Братишка, как ты?
  - Гед, - прошептал я. - Мне страшно.
  Он схватил меня и прижал к себе.
  - Всё хорошо. Всё будет хорошо...
  
  Меня плеснули водой, и я пытаюсь ударить того, кто это сделал.
  - Дар!
  Открываю глаза. Надо мной склонилось порядка десяти человек.
  - Ээ, вы чего?
  - Скорее уж, ты чего, - хмыкнул Дрейн. - Упал со стула и начал дергаться, кричать что-то непонятное, потом сжался в комок и замер. Мы тебя еле в чувства привели.
  С двух сторон мне помогли подняться Вэн, глядящий на меня с беспокойством и Китан.
  - Припадочный, - услышал я реплику какого-то высокородного.
  - Может, Доридас, ты объяснишь всем, что это сейчас было? - взгляд графа Дерриэйдна был ледяным.
  Ну да, ученик его кафедры только что уронил его престиж. Ещё и слезы. Блеск, просто! Хорошо, что никто не понял, что я кричал.
  - Ну, как бы это объяснить...
  - Четко и по делу.
  Граф явно решил не церемониться со мной. А вот Алия вообще не показывала вида, что её что-то волнует. Помоги мне Эл справиться со всем этим!
  - У тебя кровь, Дар.
  Алия сидела за столом высокородных, но её голос казалось прозвучал совсем рядом. Я провел рукой под носом и на руке вперемешку с водой действительно была кровь.
  - Забери меня предтеч, - тихо прокомментировал я это событие. - Прошу всех меня простить. Я в медпункт.
  - Ты даже не знаешь, где это, - рука Дрейна удержала меня.
  У них что, это семейное ложиться руки на плечи.
  - Руку убрал! - гаркнул я.
  Высокородный отпрянул на два шага, да и окружающие тоже. В глазах Дрейна я прочитал растерянность. Впрочем, мне высоко до уровня, что это с ним. Я быстрым шагом направился к противоположной двери. Насколько я помню, это самый быстрый путь в медпункт. А для этого мне пришлось пройти через весь зал, провожаемый разными взглядами.
  Увы, дойти мне не дали. И почему именно посреди зала передо мной явился риор.
  - Алеван не умер, - чистый двойной голос риора, полный счастливых ноток ни изменил мое настроение.
  - Я знаю, - коротко сказал я и хотел было идти, но риор меня резко повернул к себе.
  - Ты не понял. Алеван жив. Вот, - он потряс передо мной старыми гололистами. - Здесь описаны его опыты по продлению жизни! Тридцать один опыт! А удался только один. Алеван...
  - В анабиозной камере в лаборатории, - раздраженно кинул я. - Сообщи что-нибудь новое.
  - А ты откуда...
  - Предтеч сказал! - как же меня все бесят!
  Я оттолкнул его от себя и целеустремленно направился к двери.
  
  Алия проводила напряженным взглядом спину молодого человека. С последней их встречи он очень изменился. В его взгляде появился опасный огонек, который только что разросся в пламя. Как же не вовремя он решил показать свой характер! Да и к тому же что-то странное происходит. И то, что он сейчас сказал Гхсаару на счет давно умершего ученого. Правда ли это?
  - Господин Гхсаар, - голос князя нарушил тишину. - Вы случайно говорили не о...
  - Я говорил не тебе, Беррос, - рявкнул риор.
  - Да как ты...
  - Будь ты хоть трижды князем, - голос риора сменили механические нотки. - На территории чужого Дома все ваши способности ограничены. И я бы настоятельно не рекомендовал кому-либо из высокородных пытайся отомстить мальчишке за такое поведение или пытаться вытрясти из него информацию. В противном случае я созову сюда весь флот риорского Конгломерата.
  - Две войны Княжество не выдержит, - как бы между прочим заметил граф Дерриэйдн.
  Хотя сейчас был самый напряженный момент, грозящий перерасти в глобальную конфронтацию.
  - Но вам придётся извиниться, - Алия попыталась сгладить все, пока не поздно.
  - Извини, - сказал риор князю. - Между прочим, Дар ещё сдерживается. Боюсь, что благодаря тебе, Алия, вместо розысков Алевана мне придется стелить за тем, чтобы Дар не сделала очередную глупость. Иначе, мне Алеван голову оторвет.
  Он говорил через внутреннюю связь и никто его больше не мог слышать, кроме Алии, Дара и Конструктора, кем бы тот ни был.
  - А про то, что сказал Дар, - Алия говорила тихо, что бы её расслышал только Гхсаар.
  - Правда. Только не в анабиозной камере, а восстановительной. Другими словами, мой Алеван закончил восстановление своего организма и сейчас просто спит. Не проснулся он раньше, скорее всего из-за сбоя в программе, ведь техника тоже не защищена от ошибок. Но в том, что он жив, сомнений нет. Осталось только его разбудить и придет всему Княжеству, как выражается Дар, полный звездец.
  - Но ты ведь его не разбудишь, Сартадериана? - с надеждой спросила Алия.
  Гхсаар говорил о том, что Алеван может сделать, если окажется жив.
  - Я похож на идиота? - развел тот руками, и Алия вздохнула с облегчением. - Конечно, разбужу. Какое мне дело до вашего Княжества?
  И риор с гордым видом направился вслед за Даром, а затем ускорился и исчез.
  - Я один не понял, что это было, - тихо спросил Алеон у Алии.
  Графиня обернулась и посмотрела на друга детства.
  - Лучше тебе и не понимать дальше.
  
  Я пробирался сквозь густые заросли заповедника. Деревья, кустарники, животные, насекомые - здесь изменилось все за четыреста лет. Из памяти высокородного я знал, что заповедник посадил его отец. Так уж получилось, что после смерти двух наследников, граф и его жена решили, что третьей смерти не выдержат. Им с большим трудом удалось сделать так, что бы Дом переместился на другую планету, сделав таким образом защищенное место, куда обычные высокородные не попадут. Близость к границам с риорами сводило все опасности к минимуму. Риоры не люди и с людьми не контактируют. Разумеется, о перемещении Дома стало известно, но слишком поздно. Дело в том, что искин закрыл данные о Доме Сартадериан от остальных, а на месте старого продолжала быть голограмма, весьма искусная надо заметить. В день рождение наследника, роды которого прошли тяжелее, чем остальные, и были посажены тысячи деревьев на этой далекой луне газового гиганта.
  Свой путь я прокладывал с помощью ликра, взятого с одного из закрытых складов. Надо ли говорить, что мне для этого пришлось контактировать с Домом? Тот был очень любезен и разрешил мне взять ликр. Церемония бракосочетания должна была начаться сегодня через полчаса. Весь вчерашний день я старательно избегал с людьми любых контактов, а утром и вовсе сбежал из Дома. Мне казалось, что если я там останусь, то умру от разрыва сердца, потому что все вокруг говорило о свадьбе Алии и кошмарах, связанных с войной и смертью пятисотлетней давности.
  В заповеднике я знал одно место, где бы я мог спрятаться и меня не нашли. Кахар и Алеван часто сидели там, рассуждали о принципах гиперпространства, строили планы на будущее и просто весело проводили время, когда ещё были друзьями.
  Алеван, каким бы жестоким ни был, любил своего друга. И если бы не глупые человеческие предрассудки, сплетни и давление, все было бы куда проще. Риору из-за странной эмоциональной связи между ними, требовались простые прикосновения к человеку. А люди, заметившие это, стали слагать всякую чушь, небылицы, которые повлияли на Алевана. В итоге, больно было обоим, а совершенно чужие люди продолжали насмехаться, сочиняя омерзительные истории одну за одной.
  Я вышел на поляну и вздохнул с облегчением. Где-где, а здесь время словно было не властно. Пятиметровое сине-фиолетовое дерево, с коричневой корой, стояло на возвышенности. Две толстые ветки были раскинуты параллельно друг другу, а между ними висел старый, выцветший гамак, на котором любил спать Кахар. Толстый ствол рвался ввысь, а другие ветви покрытый синими листьями, нависали над гамаком, закрывая его от солнца. Здесь витал приятный легкий запах, вызвавший во мне ностальгию. Пятьсот лет прошло.
  Скинув рюкзак под дерево, я, проверив состояние гамака, устроился на нём. Лучше плавать в чужом прошлом, чем мириться со своим настоящим. Настоящим, повлиять на которое я не в силах. Бело-голубое солнце набирало свою яркость. Я закрыл глаза.
  
  - Ты не мой сын! И никогда им не станешь!
  - Папа, я твой сын! - слезы градом льются из моих глаз.
  - Посмотри на себя! Ты совсем не похож на нас! Ты даже на свою мать не похож! Ты не из нашей семьи!
  Мощные руки хватают меня за шкирку, как котенка и тащат к зеркалу. Там я вижу отражения. Мальчишка лет десяти-двенадцати, с заплаканными синими глазами, стоит на коленях. А над ним возвышается мощная фигура. Я вижу руки с золотыми перстнями. Вижу белую мантию, мягкую, но её прикосновения к коже вызывают жжение. Я вижу мощную золотую цепь на шее, увенчанную кругом с четырьмя символами. Я вижу светло-русые тонкие волосы. Но я не вижу лица.
  - Папа... - плачу. - Я такой же, как и все!
  - Ты - никто, понял меня! Ты даже не имеешь права носить фамилию Светлый! Ты не имеешь права называться Зордаром!
  - Но если я, не я, то кто я? - все, что вырывается из моих уст, последнее.
  - Ты - никто.
  Рука отпускает меня, и человек в белой мантии уходит. А я остаюсь, глядя на маленького мальчика, потерявшего в миг все.
  В зеркале вдруг медленно появляется ещё один силуэт. Белый халат, заляпанный посередине чем-то черным и маслянистым. Кисти и рукава тоже в этом веществе. Блондинистые волосы, которых тоже не минула чернота. Но это не важно. Я смотрю в глаза. Мои глаза. Он смотрит на отражение, видит меня. И в его взгляде сожаление. Он встает рядом со мной на одно колено, медленно снимая с рук перчатки.
  - Ты - это ты, - серебристый, такой родной голос говорит со мной. - Ты - это личность, ты индивидуум, отличный ото всех. Тебе не быть таким как они, потому что ты намного лучше их, намного умнее. Им не понять твоей природы в силу своего невежества. Они видят тебя и не понимают. Не понимают, и начинают бояться. Затем их страх превращается в ненависть. Они пытаются изолировать тебя, передать кому-то. Они пытаются тебя сломать, - обе перчатки, вывернутые наизнанку, полетели в карман, рукава были закатаны. Он положил руку мне на голову. - Но ты, Зордар Сартадериан. И ты покажешь им, что ты не сломался, что ты преодолел все препятствия. Ты сможешь все!
  - Я - Сартадериан, - как завороженный повторяю я, все так же глядя в глаза отражению. - Я Зордар Сартадериан.
  
  Свадьба-свадьба-свадьба! Казалось, об этом событии пели и стены, и низшие и высокородные. Наследница Дома Меридон и наследник Дома Артегро должны были вот-вот соединить свои судьбы. Этому радовались союзники, это злило противников, этого ждали хозяева положения. Казалось, что ничто не может помешать этому событию, готовящемуся не один год. Алия прекрасно понимала, что если она не выйдет замуж, полноправного титула графини ей не видать, даже не смотря на всю лояльность искина. А это будет значить лишь одно - Дом будет ослаблен и откатиться на далекие позиции в рейтинге высокородных. Как бы ей хотелось, что бы ненавистного рейтинга, заставляющего бороться высокородных, не существовало!
  Она стояла перед дверью в роскошном белом платье с длинным подолом. Вокруг неё суетились визажисты, парикмахеры, стилисты, в сотый раз перепроверяя, все ли идеально сделано. В душе у Алии был настоящий ураган эмоций, но внешне она была спокойна, и мало кто может понять, какими усилиями ей это удалось. Неважно, какие у тебя чувства, ты - высокородная, графиня, и обязана думать о Доме, а не о личном счастье.
  - Небольшой экскурс в историю, - серебристый голос Океана ворвался в её мысли, отвлекая от реальности. - Знаешь, как в своё время поступил всеми любимый Алеван Сартадериан? Он ведь тоже был в таком же положении, что и ты, единственный, в своём Доме. Он заключил брак с предложенной князем Сулмаром высокородной из рода князя. Не для выгоды в рейтинге. Алеван знал, что власть зависит не от рейтинга, а от того, как ты ведешь себя и некоторых факторов. Она сказал перед алтарём на языке предтеч: использую поправку двести точка два ноль пять
  - И что случилось? - спросила Алия, когда Океан замолчал.
  - Истою, Алия, учить надо. И Хартию Домов. К тому же, тебе эта фраза не подойдет. Скажи лучше использую пункт десять дробь один.
  - И?
  - Я всего лишь предложил. А решать уже тебе.
  Океан отключился, а Алия так и осталась стоять, совершенно не понимая смысла сказанного. С чего бы пирату ей давать советы. Она не то, чтобы ему не доверяла, ведь Дар поручился за него и все его слова были закреплены делами. Но тогда она знала все последствия, а сейчас нет. И откуда ему всё это известно. Какую он преследует цель? Впрочем, его помощью можно будет воспользоваться.
  Стилисты закончили, едва князь переступил порог помещения.
  - Дорогая моя, ты выглядишь великолепно.
  Алия слегка улыбнулась. Зейден Беррос старался заменить ей отца, точнее, делал вид. Она часто ребенком проводила время в его Доме, вместе с Алеоном.
  - Кажется, что ещё вчера я носил тебя на руках, защищал от напастей других высокородных, - князь всегда не упускал случая намекнуть, что Алия ему многим обязана. - А сегодня ты уже почти графиня, твой Дом будет на пятом месте, и скоро ты станешь матерью прекрасных детей.
  - Дети - цветы жизни. Собрал букет и бабушке, - произнесла Алия, вспоминая букет, подаренный Даром.
  - Очень остроумно, Алия. Рад, что ты находишь время шутить, - князь был в прекрасном настроении. - Я рад, что смог воспитать достойную высокородную, которая идет вперед, не смотря на трудности.
  Интересно, как он будет на неё смотреть, когда она отберет у него титул князя? Это ведь вопрос времени, но никак не вопрос действий. И он это прекрасно знает. Но это будет самая сильная битва за место, которая будет в её жизни. Князь знает её лучше кого бы то ни было, он может предвидеть каждый её шаг, не зря же он князь вот уже больше двадцати лет. И её придется делать то, чего она раньше не делала, мыслить по-другому, использовать другие методы, порой далекие от моральных принципов.
  - Спасибо, князь. Ваша похвала дороже всех.
  - Кстати, я тут поймал передачу, интересную такую передачу на замаскированных под мегаволны частотах. Использует её наша темная личность, а именно, Гхсаар. И созывает он сюда не свой карательный отряд, а Золотую армаду, которая в десять раз больше этого маленького отряда. Это я к тому, что если кто-то попытается на тебя надавить во время церемонии, сможешь прикрыться и риором, и его армией. Но ни в коем случае, слышишь, ни в коем случае не делай поспешных решений. В крайнем случае, я вытащу и тебя, и Дара.
  - Ну, что, дочка, идем навстречу судьбе? - князь галантно подставил руку.
  Алия приняла её на автомате, мило улыбаясь, хотя её начало трясти. Да что себе позволяет этот риор?! На чьей стороне он играет?
  - Алия, я вызвал Золотую армаду, - риор так же, как и Океан, не спрашивал разрешение на связь. - Я это к тому, что если ты попытаешься разорвать помолвку, у тебя будет весомый аргумент против всех высокородных. В крайнем случае, если против встанут все Дома, территории риорского Конгломерата для тебя открыты.
  Алия молча обалдевала. Чтобы не задумали эти двое, это будет нечто грандиозное.
  Дверь открылась, и все мысли о пирате с риором разом вылетели из головы. Сейчас она должна была играть роль послушной невесты. Зал бракосочетания был в каждом Доме. Этот зал был огромный, увенчанный прозрачным куполом. Лучи солнца падали прямо на алтарь, построенный предтеч. От его вида Алию пробила дрожь. Мысли в голове заметались, как птицы в клетке, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Она однозначно не хочет выходить за Найтена. Уж лучше это будет простой низший Дар. Кстати, касательно него.
  Алия постаралась незаметно найти его среди сотен гостей. Низшие с высокородными сидели отдельно. К тому же, форма академии была на всех учащихся этого заведения, как и других. Алия смогла найти группу Дара по синей голове Дрейна. Дар сидел на самом крайнем к стене месте, закрывая руками голову. Глаза были закрыты, голова чуть опущена. Он сидел с каменным лицом, как впрочем, и Дрейн, и Алеон, и Вэн, брат Дара.
  Графиня отвела взгляд на алтарь, рядом с которым её ждал улыбающийся Найтен. В душе бушевала буря. Может вырваться из захвата князя и броситься к риорам за помощью? Кстати, Гхсаар сидит среди почетных гостей, вместе с Кхейлой, Ани, Сайеном, и ещё пара риоро, а так же послами Лихейна, главами крупных компаний, корпораций, знаменитых репортеров. Среди них сидел и Крайт, как ведущий Форума и репортер главного информационного правительственного сайта.
  Алию никогда не было так страшно, как сейчас. Взгляды всех гостей направлены на неё, и вместо того, что бы упиваться вниманием, как она обычно делала, ей хотелось сбежать, закрыться. Она чувствовала себя хрупкой, одинокой, беззащитной жертвой, отданной на растерзание хищникам.
  - Все хорошо, Алия. Мы с тобой, - голос Океана действовал ободряюще, и это придало ей сил.
  Они прошли к алтарю, и князь оставил её наедине с Найтеном. По древним традициям союз между высокородными заключал искин. Он должен был внести новую семью в реестр высокородных, тем самым узаконив все права и обязанности. Искин Дома Сартадериан, не смотря на многолетний сон, появился как и полагается. Это был обычный человек в белом халате с нашивкой на груди символа Дома Сартадериан. Его глаза были синего цвета - наследственной чертой всех высокородных этого Дома.
  - Мы собрались здесь, что бы заключить союз между двумя высокородными, готовыми взять на себя ответственность за управление нашими судьбами, - церемониальная фраза прозвучала живо, торжественно, как будто это событие было праздником в жизни высокородной. Найтен взял Алию за руку, и та сильно впилась ему ногтями в руку. Как он это ненавидел, пару раз даже ломал ногти, а Алия со злостью снова их отращивала, ещё длиннее и острее.
  
  Я открыл глаза. Слезы всё ещё стояли в глазах. Это было прошлое, моё прошлое. Отец отказался от меня, потому что я не похож на остальных и на него в частности. Но Океан принял меня. Точнее, я теперь уверен на все сто процентов - это Алеван Сартадериан и никто другой. И это он являлся голосом в моей голове. Поэтому его воспоминания, его кошмары и его ощущения передались и мне, как и внешность. Вот только почему? Как? Из-за какого-то проклятия? Но я понятия не имею, что это. А если учесть оговорку искина Башни, что я носитель? Точно! Получается, я носитель Алевана, его внешности, его воспоминаний, его разума. Но как это возможно?
  Я сел и попытался понять. Попытался вспомнить. Ответы были в моей памяти, стоило только захотеть их найти. Знать, что вспомнить. И я старательно напрягся, вспоминая все, что было сказано о проклятии.
  
  ... - Все куда сложнее, Гед.
  Мои глаза закрыты, разум на грани сна. Тихие голоса доносятся, но я даже не пытаюсь понять, о чем они говорят. Опять тетя что-то с братом разбирает. Она ведь его наставница.
  - Твой брат вообще не должен был родиться. Твоя мать должна была умереть, а не родившийся ребенок прерваться в чудовище и принести нам всем хлопот. Все ведь знали, что он станет сильнейшим и последним сыном твоего отца, это предсказал архимагистр Сивелиус. Только вот твоя мать во время наложения проклятия не умерла. Проклятие подействовало правильно, и даже мои действия его бы не отменили. Было что-то другое. Твой брат родился преждевременно, трудно, но родился здоровым. Да, не похожем на вас всех, да, лишенным магических способностей. Но он родился живым, здоровым и умным.
  - Это из-за его сильного дара? - предположил Гедеон.
  - Я тоже поначалу так думала и отталкивалась от этой теории. Только во время наложения проклятия на твоего брата, было ещё кое-что. Синяя дымка была в посылке вместе с проклятием. И если проклятие принадлежало темной магии, то дымка не принадлежала магии вообще. Я её попросту не чувствовала. Она легко обошла щиты алмазной ступени и вошла в тело твоей матери, и скорее всего, осталась в ребенке.
  - Ты не ты, если не стала искать первопричину.
  - Верно, - согласилась та. - Знаешь, в твоем брате живет кто-то. Кто-то могущественный, и настолько нам чуждый, что ход его мыслей и действия понять не представляется возможным. Эта дымка - своего рода тоже проклятие. Оно поселяется в самых сильных магах и лишает их магии, а затем постепенно влияет на их разум. Многие маги сходили с ума. А некоторые принимали его, и их считали безумцами. Кстати, именно эти безумцы и создали Среднее королевство, которое сейчас удачно запускает в космос спутники. Я не знаю, что с твоим братом пытается сделать эта личность, но ей не в коем случае нельзя давать власть. Кроме войны оно ничего не принесет.
  Теплая женская ладонь прошлась по моей щеке. Я слабо понимал, о чем они. Я хотел уснуть, но не мог. Кто-то не давал мне этого сделать.
  - А знаешь, что послужило источником этого проклятия?
  - Что?
  - Этот обломок кристалла, - тетя зашуршала одеждой. - Достоверно известно, что именно внутри него и содержалась эта дымка. Откуда он был принесен, пока я тебе сказать не могу. Да и вообще, я тебе много сказала.
  - Странный. Похож на кристалл осмия...
  - Для тебя все кристаллы одинаковы, - фыркнула тетя. - Это далеко не осмий. Я не знаю, каким воздействиям был подвержен этот кристалл, и что его смогло разрушить так четко, будто заклинание. Ведь это очень сложно, поверь, я пробовала. Кристалл закрыт энергетическим полем неизвестной природы. Кстати, любопытное наблюдение. Если дотронуться кристаллом до твоего брата, - холодное, по ощущениям стекло, коснулась моей щеки. - Он начинает светиться, будто внутри него заключена чья-то душа. Удивительное явление....
  
  Я открыл глаза и у меня был шок. Я смотрел на ствол дерева, но не видел его. В ушах била кровь.
  "И никогда, слышишь, никогда не дай второму ключу оказаться вместе с первым в нашем Доме".
  Ключ! Вторым ключом все это время был не кристалл, а я. Я! Во мне была вторая часть, и когда Алия отдала кристалл, он сверкнул, соединившись с первым. А здесь, на Гарме, я чувствовал, что меня что-то покинуло. Не знаю, как это объяснить, но это был Алеван. Может быть, его разум был каким-то образом поделен предтечем, ведь Алеван говорил, что встречал его. И тогда получается, что Алеван сейчас вернулся в своё тело! То есть Океан вернулся в своё тело, о котором он мечтал! Я ведь с момента прилета не слышал его.
  Так, стоп, а что мне тогда сейчас делать? Бежать в Дом и кричать всем, что Алеван вернулся? Меня Эльдары выпроводят обратно и не посмотрят, кто я. Или сказать риору? Нет, этот псих, с ним лучше не связываться. А если попытаться найти Алевана? Точнее, Океана. Он единственный, кто может во всем этом разобраться!
  Я ринулся с места, как будто за мной гнался неведомый монстр. Растения заповедника стали моей преградой. Они цепляли меня, попадались под ноги, царапали, вставали на пути. Я сбился со счета, сколько раз падал, и снова вставал. Бежал, перепрыгивал корни. В некоторых местах залазил на деревья и перепрыгивал с одного на другое, потому что преградой служили толстые стволы деревьев.
  И вот я уже у входа в Дом. Странно, но мысль о том, что сейчас где-то там проходит свадьба Алии, меня не посетила. Я открыл дверь и вошел... что бы столкнуться с самим собой.
  
  Алия стояла у алтаря и пыталась вслушаться в слова искина. Скоро все закончиться.
  Внезапно, ощущение тревоги окутало её. Как будто вот-вот должно случиться что-то страшное, что-то ужасное. Графиня попыталась сделать успокаивающее упражнение, но чувство тревоги только усилилось. Ей хотелось броситься с места и начать что-то делать. Взгляд заметался во все стороны. Вот рядом стоит Найтен, спокойный, уверенный, будто ничего не происходит.
  - Ты чувствуешь? - тихо спросила она, не надеясь на положительный ответ.
  - Будто рядом заработали дефлекторные щиты?
  Разум, до этого пытавшийся успокоить разбушевавшиеся чувства, вскипел волной. Сейчас что-то должно произойти! Что-то страшное.
  - Внимание! Намечается буря третьей категории, - голос искина в голове заставил Алию, и многих высокородных вздрогнуть.
  Найтен тихо выругался, а Алия против воли вздохнула с облегчением. Буря... Её настоящий отец погиб именно в тот момент, когда случилась такая буря, только категории девятой. Её не видит никто, и она не действует ни на что, кроме технологии предтеч. Сбой кордов, главных компьютеров, искинов и многих функций Домов. В этот момент высокородные становятся такими же беззащитными, как и низшие. Из-за этого явления когда-то погибали Дома и отделилось отдельное государство - Лихейн. Высокородные как могли старались не дать этой информации пробиться наружу. Но некоторые всё же знали о ней. Так Киору удалось проникнуть в хранилище Дома Джастрик пока буря затрагивала только одни Дом.
  Буря обычно бывает через минуту-пять после предупреждения. А это означает, что пока она не пройдет, свадьбу провести нельзя.
  Алия обернулась на князя. Тот что-то быстро говорил графу Артегро. Затем её взгляд упал на Дара. Парень сидел, как ни в чем не бывало на своём месте. Взгляд направлен на неё, только глаза закрыты. Алия чуть успокоилась. Вроде он ничего предпринимать не собирается. Только вот чувство тревоги не ушло, а наоборот, усилилось.
  
  Напротив меня стоял я. Первое, на что я обратил внимание - это глаза. Глаза чистого, синего цвета, смотрящие на меня с тоской. Грустная полуулыбка. Волосы такие же взбаламученные, торчащие во все стороны. Вот только они не русого цвета, а блондинистого.
  Я второй стоял напротив меня с прямой спиной, сложенными на груди руками. Одежда на мне была официальная для Дома Сартадериан. На левой руке чуть выглядывал корд, тонкий витой браслет.
  - Океан, что происходит?
  Глупый на самом деле вопрос. Океан так просто мне никогда не расскажет, потому что считает, что я должен сам все понять. А я не могу. Не могу! Я не понимаю, что он делает? Зачем до последнего скрывать от меня правду? Зачем все эти недомолвки? Он ведь знает, что я никогда не пойду против него!
  - Тебе пора возвращаться домой, Зордар, - серебристый голос, мой голос ответил мне.
  Я напрягся.
  - Домой - это куда?
  - На Аркрау.
  - А ты? - я перестал вообще что-либо понимать.
  - Ты мне больше не нужен.
  Я не ответил. Просто сделал шаг назад, прислонился к холодной двери и медленно сполз на пол. Океан смотрел на меня холодным взглядом и молчал.
  Пять слов. Пять слов ударили по мне сильнее, чем когда мне кто-то оставил шрам на груди. Сильнее, чем когда в мою руку выплавился странный металл. Сильнее, чем когда либо. Мой разум принял эти слова. Он привык верить Океану, что бы тот ни сказал. А вот сердце пыталась найти в безразличном тоне что-то похожее на шутку. Но не находило.
  - Почему? - единственное, что я смог выдавить из себя.
  - Ты всего лишь эксперимент, очередной неудавшийся эксперимент, мальчик, - надо же, он снизошел до ответа.
  - Почему не удавшийся?
  - Потому что ты моя неудачная копия, - пожал тот плечами.- Карикатура, попытка, муляж, слепок. Ты всего лишь тень. Тень Океана.
  Пространство рядом со мной задребезжало. Воздух сначала уплотнился, затем взорвался, и рядом со мной появилась воронка, размером с дверной проём. Темный провал портала, ломающий законы физики. Воздух должен был трещать от разрыва энергии, но не трещал. Все было в абсолютной тишине.
  - Сам пойдешь, или мне тебя заставить? - короткий вопрос.
  Я встал. Душу разрывало на тысячи осколков. Повернулся к нему спиной. Не хочу видеть его взгляд, не хочу видеть его лицо, не хочу слышать его голос. В голове крутилось тысячи слов обиды. Хотелось кричать во весь голос все, что я о нём думаю. Горло сдавил спазм, но я все же смог выдавить из себя несколько слов.
  - Я верил, что ты - это я.
  И сделал шаг вперед.
  
  Если бы Алия могла, она бы закричала. Корд впился в кожу. Платье закрывало то место, но высокородная чувствовала, что проходит инициализация. Та самая, после которой она может считать себя по праву графиней, и ничто уже не сможет повлиять на неё, ни князь, ни Совет, ни даже искин Башни.
  Корд оплел руку до локтя, и остановил своё распространение. Но Алии эти несколько мгновений казались вечностью. Парализующее действие прекратилось, графиня, теперь уже полноправная графиня, смогла двигаться.
  Вот только она ничего не делала. Стояла, как статуя.
  - Буря завершилась, - сообщил искин.
  Найтен рядом хмыкнул. Времени для действий оставалось мало.
  Алия в который раз обернулась. Дар по-прежнему сидел на месте. Только теперь она смогла рассмотреть его синие глаза, смотрящее в потолок. Глаза, полные боли. Тут он закрыл глаза, а когда открыл, в его взгляде напрочь отсутствовали эмоции. Сердце кольнуло.
  - Алия Меридон! Вы официально признаётесь графиней своего Дома, на данный момент единственно выжившей. Желаете ли вы продолжить бракосочетание или в виду сложившихся обстоятельств отказываетесь? - искин обратился к Алии неожиданно для всех.
  Взгляд синих глаз был полон тепла и нежности.
  - Я отказываюсь от бракосочетания, - громко сказала она.
  - Инициализация корда успешна завершена. Дом Меридон официально находится под вашим контролем и этот факт обжалованию не подлежит. Счастливого правления!
  Искин исчез.
  Алия развернулась и, не скрывая довольной улыбки, направилась к князю. Теперь ей никто не сможет помешать в достижении главной цели.
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"