Гриненкова Лилия: другие произведения.

Тень Океана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Катастрофа
  
  
  
  
  ....Трёхлетняя девочка сидела на большой кровати в тёмной комнате и плакала. Плакала, потому что маленький браслет на её руке показывал красную точку. Отца больше нет. Нет её настоящего отца, который готов был всегда защитить дочь. Нет отца, который за её недолгую жизнь дочери сделал многое. Его нет.
  Теперь она осталась одна. Последняя наследница некогда великого рода.
  Отец умер. Нет, его убили. Убили в борьбе за власть и силу, за оружие. И девочка в свои три года это понимала.
  Девочка плакала от отчаяния. Кто теперь защитит её, кто?
  Чуть светящийся изнутри синим светом, чёрный кристалл в её руке был теплым. Он всегда светился, когда отец и она прикасались к нему. Это вещь их рода, которая не может быть отдана кому-то. Она будет служить только её роду, и только ему. Но как она служит этому роду оставалось загадкой и для неё самой, и для её отца.
  - Пожалуйста, где бы ты ни был, помоги мне, - тихо попросила девочка, сжимая кристалл и крепко закрывая глаза. - Помоги вернуть отца, помоги вернуть маму.
  Девочка сильней заплакала. Матери она даже не помнила. Не знала бабушек и дедушек, не знала никого родного. Лишь знала, что одни человек из её рода жив.
  - Помоги мне, прошу. Защити меня, защити и верни маму с папой. Верни их. Пожалуйста. Верни...
  Девочка не заметила, как кристалл сверкнул слабой вспышкой. Тот, к кому она обращалась, в кого верила из рассказов отца, услышал плач маленького ребёнка. Услышал, впервые за многие годы...
  
  - Алия! - мальчишеский голос Алеона выдернул девочку из воспоминаний. - Граф приказал вернуться в каюты и не покидать пределы главного модуля корабля до отбытия с планеты.
  - Хорошо, - ответила девочка, не отворачивая взгляда от синевы космоса.
  На её глазах застыли слёзы от воспоминания о прошлом. Почему отец не бросил всё и не сбежал вместе с ней к эндорианцам, она пыталась понять не один год. С момента смерти отца прошло уже двенадцать лет. Она помнила, как на её маленьком браслете, который сейчас был надет рядом с нейроускорителем, загорелась красная точка, а зелёная потухла. Это был знак. Знак смерти её отца. С тех пор она возненавидела красный цвет, цвет крови, цвет смерти.
  Алия откинула старые воспоминания, напомнила себе, кто она сейчас, и пошла в каюту, где должен быть Алеон. Он был её единственной любовью. Сколько она себя помнила, он всегда был рядом, всегда защищал её. Второй сын Князя, Алеон всегда был её оплотом. Только с ним она могла почувствовать себя уверенной и спокойной. И с ним она собиралась сбежать на территорию эндорианцев через несколько месяцев, когда будет вылет на закрытую планету в качестве практики. Правда, сами иные ещё об этом не подозревали. Впрочем, они не откажут ей. Она это понимала достаточно ясно. Эндорианцы, в отличие от людей, умеют понимать и всегда готовы помочь, не смотря ни на что. Конечно, если помощь не идёт в разрез их моральным принципам. С этим у белокожих были серьёзные заморочки.
  Пока она шла по серым коридорам флагманского корабля графа Линара Дерриэйдана, мимо неё носились роботы и люди. Эта внеплановая остановка была вызвана крупной катастрофой на одной из добывающих топливо планет. Зачем граф приказал остановиться, Алия не понимала.
  Планета Аскида славилась лучшим топливом для двигателей на всё княжества и даже за его пределами. Она принадлежала одному из тринадцати Великих Домов, дому Экро. Алия случайно узнала, что причиной катастрофы был мощный взрыв где-то на нижних уровнях шахт. Что это за уровни, а, тем более, что там мог быть за взрыв, высокородная не знала.
  Её путь проходил через переход, соединяющий два модуля корабля. Здесь находились два больших ангара и стыковочные шлюзы. И этот путь пересекал дорогу к медицинскому отсеку. К её неудовольствию, она невольно стала свидетелем эвакуации тяжелораненого населения. Зрелище было противным, тошнотворным, и Алия постаралась поскорее исчезнуть из этого места. Вот только ужасных впечатлений от вида обгорелых людей, у большинства из которых могли отсутствовать конечности, ей не хватало. Длинное, узкое серебристое платье и туфли на высоком каблуке не способствовали быстрому перемещению. И ей приходилось вдыхать запах горелой кожи и концентрированных лекарств. Ничего кроме головной боли и рвотных позывов эти запахи не вызывали. Алия закрыла рот и нос рукой, перебивая запахи духами. Она проклинала вентиляцию перехода, которая не успевала устранять эти запахи.
  Она почти дошла до лифтов, ведущим в главный модуль, когда её внимание привлёк парнишка. Он шёл по стенке в направлении медицинского отсека. К удивлению, с ним не было ни одного человека, ни одного робота. Чем этот мальчик привлёк мальчик? Тем, что шёл один? Тем, что шёл сам? Или тем, что он отличался от остальных таких же пострадавших? Хотя чем он отличался? На мальчишке была обгорелая, как и у всех, одежда, порванная в некоторых местах. Лицо его было в опущенное, волосы чёрные, весь измазанный сажей. Она не смогла точно определить его возраст, но он был ещё мальчишкой, скорее, не больше восьми лет.
  - Алия, иди в каюту, здесь ты только помешаешь, - сказал ей взявшийся из неоткуда граф Дерриэйдн.
  Высокий, как и все высокородные, граф Дерриэйдн был типичным представителем Совета Тринадцати. Разве что его старческие привычки и совсем несмешной юмор, приводили многих высокородных в ужас. Сейчас на нём вместо обычного серебряного с красным одеяния дома Дерриэйдн был белый медицинский халат, на лице респираторная маска, на руках резиновые перчатки. Весь его вид говорил о том, что он готов помогать всем низшим без исключения, и плевать ему было на то, что о нём подумают остальные высокородные.
  - Я хочу помочь, - упрямо сказала она, совершенно не понимая, что говорит.
  Тошнотворный запах, распространившийся по коридору, показался ей в этот момент каким-то незначительным, терпимым. И то, что она была высокородной и работать с низшими ей по статусу не полагалось, её сейчас не чуть не волновало.
  - Не советую. Тебе будет не очень приятно. Здесь тебе не столичный центр, - сказал граф, разворачивая её в направлении главного модуля.
  - Я уже бывала в медицинских центрах и видела пострадавших и с более серьёзными ранами. Я должна лучше знать людей, особенно в критических ситуациях, что бы из меня получилась достойная правительница, - быстро сообразила Алия. - Прошу граф, позвольте мне помочь. Хотя бы вон тому мальчику дойти.
  Граф кинул взгляд на мальчишку, нахмурился, а затем вздохнул:
  - Только мальчику, а потом в каюту. Не хватало мне испортить твою и без того раненую психику.
  Алия просияла и направилась мальчику. Она краем глаза заметила, что граф уже ушёл отдавать приказы и назначать кого и куда. Отдавать приказы он умел, как впрочем, и все высокородные. Чем ближе Алия приближалась к мальчику, тем сильней билось её сердце, а в груди росло странное чувство, будто сейчас вот-вот произойдёт что-то невероятное. Мальчик все так же медленно шёл, не поднимая взгляда. Алия осторожно протянула ему дрожащую руку. Она и боялась и хотела, что бы он пошёл с ней.
  Мальчик медленно поднял голову и взглянул на неё. Красивые глаза, отметила она. Глубокие синие, слегка затуманенные. Рассеянный взгляд, сбитое с толку выражение лица. Ни страха, ни паники, только непонимание, недоумение. Через сажу проглядывали некоторые детские черты лица. Волосы у него были грязные, кажется, темно-русые, хотя из-за сажи этого точно не возможно было сказать. На удивление аккуратные брови. Как и волосы, брови не были опалены, что было довольно странно. Нос с заметной горбинкой. Губы были искусаны, покрытые тонкой корочкой запекшейся крови. Подбородок острый.
   Мальчик нерешительно взял её руку, и Алия вздрогнула. У мальчика в руку был вплавлен металл. Он начинался от костяшек пальцев и заканчивался на шее, чуть не доходя до подбородка. Как он ещё выжил, Алия не понимала. Она был точно не вытерпела такую страшную болью. Алия стала медленно вести этого парнишку в сторону мед отсека.
  - Как тебя зовут? - тихо спросила она.
  Её разум понимал, что он сейчас вообще ничего не может соображать, а сердце ждало ответа.
  - Зордар Светлый, - услышала она юный голос, и ей почему-то стало гораздо легче и... радостней.
  - Меня Алия. Приятно познакомиться. Ты откуда?
  Глупый вопрос. Но Алия просто не знала, что спрашивать в такой ситуации. Она очень редко общалась с низшими, а с такими и подавно, и не представляла, что вообще нужно делать в такой ситуации. Обычно она больных видела только в стерильных центрах, под присмотром врачей, довольных жизнью и ни о чём не жалеющих, будто проводить время в больнице для них всё равно, что на курорте.
  - С Аркрау, - ответил тот.
  Алия удивилась. Она не знала что это такое. Да и имя парня тоже странное. Хотя, она мало знает имён низших. Слишком мало. Князь и Совет постарались отгородить её от разговоров с этими людьми, указывая, что они должны только повиноваться, они инструмент и только.
  - Это что?
  - Планета, - уже тише ответил парень.
  - Такой планеты нет, - сразу же воспротивилась она, и поняла, что зря.
  Парень пережил страшную трагедию, а она его тут расспрашивает, да ещё и спросит. Что с ней вообще происходит? Почему она не может просто слушать его и кивать головой, иногда задавая наводящие вопросы, как это часто делает в Совете?
  - Есть, - тон парня как-то странно изменился.
  Алия не стала зацикливать на этом внимание. Есть, так есть. А то, что она не знает где эта планета, хотя по космографии у неё стоит твёрдые сто баллов, здесь пусть ничего не значат.
  - А где находиться эта планета? - дружелюбно спросила она.
  - За пределами досягаемости, - коротко и не ясно.
  - А что ты делал на Аскиде? - Алия перевела тему.
  Где-то она слышала, что разговор лучшее средство для снятия напряжения и восстановления. Чем больше человек начинает мыслить, тем лучше ему становиться. Ни в коем случае нельзя дать пациенту уйти в себя, закрыться.
  - Случайно оказался, - чуть подумав, ответил он.
  При этом на его лице появилась странная, ироничная усмешка. Получилась она у него такая же, как у графа Дерриэйдна, когда он рассказывал ей о своём единственном, погибшем сыне.
  - А где твои родители?
  - Остались на Аркрау, - мальчик остановился, глубоко вздохнул, а затем спросил. - А где я нахожусь?
  - Мы находимся на личном корабле графа Дерриэйдна. Он один из первых кораблей, оказывающих помощь в этой катастрофе. Тебе здесь окажут необходимую помощь и помогут реабилитироваться. А потом доставят туда, куда ты укажешь, то есть к родителям или домой.
  Мальчик выслушал её молча, не показывая каких-либо эмоций. Его челюсти были плотно сжаты, а скорость передвижения снизилась почти до нуля. Мальчик стал прихрамывать. Видимо, шоковый эффект подходил к концу, и скоро он почувствует всю боль, если уже не почувствовал.
  - Отвезут домой, - тихо прошептал он.
  Алия услышала в это фразе столько надежды, столько желания, что ей самой захотелось оказаться дома. Только дома у неё теперь нет. Алия отбросила не прошенные мысли. Мальчик видимо тоже это понял, и улыбнулся:
  - Знаешь, я как-нибудь тебе покажу мой дом, - его голос прозвучал настолько уверенно, что Алия в этот момент не сомневалась, что он сдержит обещание.
  Мальчик снова пошёл, уже чуть быстрее. В нём словно проснулись силы, хромота пропала. Алия завела его в помещение, заполненное ранеными и медиками. Здесь же мелькала седая голова герцога. Что-что, а успевать везде герцог умел, что иногда сводило с ума Алию. Девочка увидела первую свободную кушетку и посадила парня на неё, а затем по наитию стала убирать обгорелую верхнюю одежку. Касаясь его опалённой кожи, Алия испытывала странные чувства. Ей было и приятно. Тело у мальчика было накаченным и это стало для неё открытием. Нет, мышцы не выделялись, как у жителей закрытых планет. Они просто были натренированы. Она редко видела подобное, а тем более у детей. Высокородные парни ни когда не старались качать мышцы, считая, что грубой силой пользуются только низшие слои общества. Девочке так и хотелось положить руку парню на грудь, но сделать она этого не могла при всех. Решение нашлось быстро. Она взяла специальное полотенце и стала оттирать сажу от тела парня. Она вздрогнула снова, когда стёрла сажу с груди. Так красовались четыре рваные раны, оставленные каким-то хищником. Алия продолжила оттирать его тело, аккуратно обведя раны. Запёкшаяся кровь, как и раны, почему-то не вызвали обычного отвращения. Если бы Алеон сейчас бы увидел её, он бы не поверил своим глазам. Остальная кожа мальчика пострадала не сильно. Была немного красноватой, но сильных ожогов не было. Она мало понимала в медицине, но и этих знаний ей хватило, что бы понять, что пострадал он не из-за огня. Травма на груди, металл на руке, огромный кровоподтёк на спине - это явные признаки издевательства, но никак не пожара. Как только она чуть наклонилась и стала протирать ему спину, мальчик не выдержал и упал в обморок ей на плечо. Любого другого она бы оттолкнула. Но его ей захотелось обнять и прижать к себе.
  С сожалением, она положила его на кровать, вызвала роботов. Они осмотрели и сказали, что ему нужно время для восстановления. Алия облегчённо вздохнула и с чистой совестью направилась в каюту, что бы переодеться. И пока она шла, её мысли все были на прикосновениях к этому странному раненому парню.
  - Зордар, - тихо прошептала она.
  Она поняла, что имя этого мальчишки она никому никогда не расскажет, а будет хранить в самых дальних уголках своего холодного сердца.
  
  ***
  Пи...
  Странный звук, доносится до меня.
  Пи...
  Сознание начинает возвращаться.
  Пи...
  Кто-то родной искренне радуется моему возвращению.
  Пи...
  - Восстановление всех жизненно важных функций организма завершено. Повреждение координатора 65 внешних процентов. Включение режима восстановления координатора за счёт резервов организма, - ласковый мелодичный голос прозвучал совсем рядом.
  "Всё не так плохо, как мне показалось вначале, - возникла чужая мысль в голове. - Всё на много хуже".
  После этого наступила тишина.
  
  ***
  
  Граф Линар Дерриэйдн стоял и осматривал медицинский отсек своего корабля. Здесь было много людей с различными травмами и ожогами большей части тела. Корабль графа ближе всех оказался к этой системе и, услышав сигнал бедствия, прилетел на помощь. Конечно, пришлось испытать недовольство высокородных, но без этого уже никак. Хотя графу было уже около семидесяти, он был одним из трёх влиятельных высокородных во всём Княжестве, простирающимся от границ с Эндорианских колоний и заканчивая пустыми территориями. Поэтому мнение высокородных гостей графа не сильно волновало.
  Граф прекрасно понимал, что даже при всей мощности оборудования его медицинского центра, ресурсов хватит едва ли на одну тридцать первую всего пострадавшего населения. Травмы были слишком сильны. Колония не была подготовлена к такой масштабной катастрофе. Не было соответствующего оборудования, больниц, медицинских центров. В отсеке корабля уже погибло более двадцати человек, хотя за три дня беспрерывной помощи удалось спасти много жизней. Люди были шокированы произошедшей катастрофой. Их глаза в первые часы выражали полную растерянность, потом недоумение. А когда первый шок проходил, наступало понимание. И это было самое ужасное время. Роботы и персонал корабля помогали людям, как могли осознать и пережить людям произошедшее.
   Катастрофа. Страшная катастрофа унесла много жизней ни в чём не повинных людей. Три главных шахты на планете были уничтожены, и на их восстановление уйдёт, как минимум, лет пять. Добыча топлива упадёт в разы. Это скажется на экономике Княжества. Плата за полёты между системами возрастёт в разы. Хорошо, что граф имел огромные запасы топлива на своей планете, а так же активно (разумеется, тайно) работал с пиратами, которые поставляли ему много полезного, как товаров, так и информации. Эта катастрофа перепутает многим планы. Зато хоть на три года, но закрытые планеты не будут так активно посещаться работорговцами.
  Граф потребовал от экспертов самых точных данных по всему произошедшему. Но никто не смог ему точно сказать, что же произошло там, на нижних уровнях. По долгу службы граф знал, что в шахтах живут и работают рабы, что там не соблюдаются элементарные меры безопасности, и на жизни людей смотрят, как на пустое место. Знал, но поделать ничего не мог. Даже он, один из высокородный, глава Дома и член Совета Тринадцати. И поэтому граф хоть как-то стремился помочь людям, уже не оглядываясь на мнение остальных.
  Эксперты после первых осмотров только разводили руками и выдавали неточные данные. Страшной силы взрыв произошёл настолько глубоко под землёй, что туда уже не доберёшься. Это были недавно открытые уровни шахт. А нижние уровни всегда были опасны, как температурой, так и живущими там хищниками, а так же высокой сейсмической активностью.
  Граф прошёл через главный зал мед отсека. Там был самый загадочный пострадавший. Граф прекрасно знал, какие хищники, и какие раны здесь наносят. Изучил, пока было время. Но этот случай был странный. Дверь открылась и в маленькой комнатке на кушетке, подключённый к аппарату жизнеобеспечения, лежал мальчик. Роботы-медики хорошо над ним потрудились. Ни одного ожога не было на теле. Но мальчик был истощён физически. Тело было слабым, проглядывались кости. Его, наверное, держали голодом продолжительный срок. Раствор со строительным материалом для организма вводился ему в вены. Роботы пообещали, что он восстановиться через две недели. Граф аккуратно отодвинул ткань покрывала, оголив грудь мальчика. Рёбра были обтянуты тонким слоем кожи. А на груди был странный шрам, оставленный неизвестным. Было очень похоже на рану, оставленную человеком, с очень длинными и острыми ногтями, хотя и имелись различия. Но был ещё один момент, который стоило отметить. От плеча и до костяшек пальцев в его руку был вплавлен свинец. Граф не понимал, как мальчик выжил, раненный, обожжённый, ещё и с таким вот сюрпризом на руке. Но он выжил.
  Вряд ли от его целой личности после такого что-то останется. Будет хорошо, если немного разума, а не страх и безумие. Почему-то графу было его жаль. Мальчишка у мальчишки были короткие темно-русые волосы. Его лицо было таким молодым, и таким ужасным, что граф недолго задержал на нём свой взгляд. Но даже этот мимолётный взгляд захватил черты лица мальчишки. И граф про себя отметил, что лицо мальчика чем-то неуловимо похоже на лицо высокородного, нежели на лицо обычного рабочего шахт. А именно так он и значился в списке пострадавших.
  Граф провёл рукой по странным шрамам на груди мальчишки. Ему на мгновение показалось, что них идёт тепло.
  - Если выживет и сохранит разум, я сделаю из тебя своего наследника, назло всем высокородным, - сказал граф, наклонившись к мальчику.
   Только с такими ранами мальчик никогда не станет нормальным человеком. И разум уже никогда не будет в его власти. Граф это прекрасно понимал. Но он всегда надеялся на чудо. Да, он не верил в бога, не верил в примитивную религию, которую проповедуют люди закрытых планет. Но всё же он понадеялся на чудо. Линар Дерриэйдн развернулся и переключил мысли на других пострадавших. А их было не так мало, как хотелось бы.
  В этот момент глаза мальчика открылись. Голова повернулась, и полный разума взгляд синих глаз зафиксировался на спине графа, где был вышит рисунок Великого Дома Дерриэйдн. Улыбка коснулась краешков губ мальчика.
  "Наследники рода Дерриэйдн как всегда не скупятся на обещания. Только в этот раз тебя опередили", - мелькнула чужая мысль в голове мальчика, а затем глаза закрылись.
  
  ***
  
  Личный корабль графа покинул орбиту планеты на пятый день, когда прибыла основанная часть помощи планете от дома Экро, и направился в столицу Рисар. Его гости, наконец, перестали теребить его вопросами о возвращении. И это не могло не радовать графа. Постоянные одинаковые вопросы раздражали, не хуже тупости некоторых его подчиненных. Ещё двенадцать дней в гиперпространстве, и они будут в столице. Некоторые высокородные отпрыски возмутились затянувшейся дорогой, но граф вежливо заявил им, что из-за прихоти несдержанных, импульсивных, несовершеннолетних детей, какому бы дому они не принадлежали, он, граф Дерриэйдн, не собирается тратить топливо и повышать нагрузку на двигатели, что бы перейти на второй или третий уровень гиперпространства, тем самым сократив до десяти и шести дней соответственно.
  С тех пор больше никто не возмущался, а граф над ними посмеивался. Привыкли малолетки, что всё им позволено, что всё проходит безнаказанно, а тут их останавливает старый граф. За глаза они его называли "старым маразматиком" или "седым недоумком" и это самые безобидные выражения. Граф иногда прослушивал их разговоры и слышал много о себе нового. Любой высокородный на его месте уже устроил малолеткам разнос, но граф просто слушал, наблюдал и делал свои выводы. А выводы уже были. Например, Алиса Меридон, последняя в своём роду, молчала и слушала. Она прекрасно владела своими эмоциями, и её помыслы для графа оставались загадкой, как впрочем, и для других членов Совета. Говорила она не так часто. Хотя, последней представительницы рода это простительно, и, более того, желательно. Когда на тебе лежит такая ответственность, а за спиной у тебя никого нет, нужно уметь себя защитить и не упасть в грязь лицом. Вот защитой ей и служил второй сын князя Леон Беррос. Мальчишка был со своими прихотями и слабостями, но за свою подругу детства стоял горой. Линар понимал, что он не сможет её защитить. Слишком слаб, даже для сына князя. Его легко поймать на увлечении биоиграми и на азарте. Граф пока что просто следил за ним, и не воспринимал в серьёз, как противника, даже в будущем. В Алии было больше силы и опасности, чем в нём, хотя как Алеон как раз обладал большими возможностями. Арис Кориндоран, старше Алии и Алеона на год, вот это уже был достойный высокородный. Его дом был следующим по влиянию после дома Князя Берроса, дома Артегро и дома Дерриэйдн. Дом Кориндоран всегда славился умными полководцами, разведчиками и просто людьми чести. Арис был ярким примером всего лучшего, что было в этом доме. Как впрочем, и всего худшего. Граф прекрасно был осведомлён о тёмных делишках этого молодого человека. И не недооценивал его. Хотя, разум этого наследника оставался для графа скрыт. Арис был не из тех, кого интересуют азартные игры, гонки по космосу или биоигры - забава высокородной молодёжи. Арис был себе на уме. Среди своих сверстников он прослыл хладнокровным и расчётливым. Его отец Дилан гордился сыном. Остальные отпрыски высокородных ничего интересного, как обыденные оскорбления в адрес графа не преподнесли.
  Печально. Печально было смотреть, как затухают таланты в людях. Печально смотреть, как общество пожирает друг друга, как разваливается на части. Граф был человеком дальновидным, благодаря чему не раз становился победителем тайных междоусобных войн Великих домов. И сейчас он довольно чётко предвидел, что в скором времени Княжество ожидают большие перемены, которые не несут в себе ничего, кроме горя.
  Мысли графа вернулись к катастрофе. Она послужит лишь катализатором в конфликте, который назревает уже более десяти лет между Княжеством, Системным Альянсом и Гильдией пиратов. А две нечеловеческие расы - риоры и эндорианцы - не станут вмешиваться, а будут следить, как раса людей уничтожает друг друга. Эндорианцы эвакуируют своих собратьев и закроются в своих системах. Риоры просто выставят дополнительные силы для патрулирования территорий. Хотя, им всё равно. Люди не посмеют даже приблизиться к их системам. Риоры скрытная раса. За последние почти четыреста пятьдесят лет было всего десять встреч с этими существами. Встречи были короткими. После чего они удалялись. Оружие риоров намного сильнее оружия людей, а их корабли летают свободно в третьем пласте гиперпространства, в то время как кораблям людей это даётся с большим трудом.
  Во время полёта, граф часто навещал мед отсек. Больные тяжелораненые почти все приходили в норму. Лишь два человека оставались в критическом состоянии. Это был тот самый мальчик, который завладел вниманием графа, и ещё один молодой человек. Ему было двадцать пять. Родом он был с планеты Брон - изжившей себя планете. Эта была одна из первых планет, на которых человечество основало свои колонии. Как ни прискорбно, но знания о родной планете людей были утрачены. Человека звали Зиф Калар. В списке пострадавших он значился, как неизвестный, что и мальчишка. Это было сделано из соображений безопасности и дальнейших планов графа. Всё-таки это был самый молодой и удачливый капитан пиратского судна "Чёрный астероид", о котором наслышаны не только в Княжестве. Граф должен был встретиться с ним после завершения полёта с отпрысками высокородных, которых он вёз в столицу. Но так получилось, что капитан потерял свой корабль в этой катастрофе, а что с экипажем было неизвестно. Теперь это был простой человек, такой же неизвестный как и мальчишка со странными шрамами. Зиф неоднократно доказывал графу свою преданность, доставляя важную информацию. А всё, потому что в своё время граф позаботился о нём и его младшей сестре, как и о тысячи пострадавших во время пиратского рейда на Брон. Тогда вся семья Зифа и погибла, кроме младшей сестры, которая сейчас находилась в одном из престижных учебных заведений Касса - планеты, подвластной графу. Зиф решил отомстить за смерть семьи и подался в пираты. За нападение он отомстил, но решил остаться пиратом. И вот теперь он находился в мед отсеке в критическом состоянии.
  К концу полёта состояние обоих улучшилось. Только если пират стал приходить в себя, то мальчишка так и продолжал поглощать гиперраствор. Причём поглощал его в больших количествах. Графа это даже удивило. Гиперраствор был предназначен для подобных случаев. В нём содержались витамины и строительные минералы, необходимые для восстановления организма после голода и сильных травм. Организм мальчишки восстанавливался, но не пропорционально поглощаемому раствору.
  
  ***
  Робот-врач подошёл к графу Дерриэйдну. В его металлических руках был общий файл о состоянии всех пациентов мед отсека за весь полёт. Граф в это время стоял у иллюминатора в своём втором кабинете вместе с седым сероглазым человеком, в глазах которого плакался опыт прожитых лет. Взгляд этого человека был цепкий, как сканеры Эльдаров князя. Чуть ниже правого глаза лицо человека рассекала тонкая полоска шрама, заканчивающаяся на подбородке. Человек был одет в серую форму капитана пассажирского корабля.
  - Отчёт о состоянии пациентов готов, - приятным мужским голосом произнёс робот.
  Граф небрежно взял из металлических рук человекоподобного робота голографическую панель - скар, и быстро пробежался взглядом по данным.
  - Милорд, надеюсь, вы прекрасно понимаете, что предлагаете? - поинтересовался у герцога мужчина.
  - Более чем, - ответил герцог, глядя в экран.
  Затем сделал жест, и робот быстро покинул кабинет.
  Корабль герцога находился на орбите Рисара почти час. За этот небольшой срок граф сумел связаться со своим давним знакомым Вэллианом Дориасом, легендарной "Рукой князя", а сейчас простого капитана пассажирского судна, совершавшего рейсы между княжеством.
  - Понимаешь, Вэлл, - граф передал капитану скар. - Мне нужно, что бы мальчишка как можно быстрее восстановился. А в столице Княжества он умрёт быстрее, чем сможет встать на ноги.
  - Зачем вам всё это граф, - капитан просмотрел данные о мальчишке. - Это ведь ребёнок. Простой ребёнок, у которого есть семья.
  - Достоверно известно, что у мальчишки нет семьи, - покачал тот головой. - Мои ищейки собрали все необходимые сведения. У мальчишки нет семьи. Он бездомный, так же, как и тысячи других детей. Сервер данных был сильно повреждён, и определить, чем он там занимался, очень трудно.
  Граф не собирался говорить, что его заинтересовали шрамы на мальчишке. И уж тем более, он не собирался выказывать предположение о происхождении мальчишки. Незаконнорожденный, а может и вполне законно, но скрыто. Мальчишка очень похож на высокородного из обедневшего дома. Граф собирался восстановить его, узнать его Дом и использовать в одной из своих интриг.
  - Хорошо, я возьмусь его восстановлением, - сказал капитан, хотя по его серые глаза были полны скепсиса. - Но за результаты не ручаюсь.
  - Спасибо, Вэлл, ты настоящий друг.
  - Милорд, если бы я был вашим настоящим другом, я бы вам давно, простите за вульгарное выражение, набил морду. И был бы прав.
  Граф криво усмехнулся на это:
  - Но ты, по крайней мере, говоришь мне то, что думаешь, и не пытаешься передо мной выслужиться. Так что, я считают тебя другом.
  Человек только покачал головой. Он хотел бы сказать, что граф - старый маразматик с бредовыми идеями. Чего только его эксперимент по выходу на четвёртый уровень гиперпространства стоит! Заложил много денег, подключил людей, создал базу. Но в итоге не получил ничего. Вэллиан вообще не верил в этот четвёртый уровень. И графу высказал свою позицию. Граф не послушал. В итоге погибли люди. Граф только покачал головой на этот эксперимент. Что б ему сгинуть в поясе астероидов! Совсем высокородный перестал ценить людскую жизнь. Ведь им за это ничего не будет. Они - высокородные - оплот мира и гарант стабильности Княжества. Видал он таких в чёрной дыре. Но этот хотя бы заботился о людях в своих системах и имел жизненные принципы, схожие с моральными. За это его капитан и уважал. В прошлом этот высокородный часто обращался к услугам Вэлла. Капитан тоже иногда просил того о помощи. Вот и сейчас случай, когда высокородному потребовалась помощь. Помочь восстановиться двум молодым людям. На счёт старшего Вэлл имел кое-какие намёки. Всё же капитаном служит вот уже двадцатый год. А вот что понадобилось от мальчишки графу, Вэлл не понимал.
  - И всё же, зачем вам мальчишка? Не проще было бы положить его в реабилитационный центр на Кассе, помочь восстановиться и отправить в какое-нибудь учебное заведение?
  - Не в этот раз, - отверг идею граф. - Не в этот.
  Капитан только покачал головой. Его интуиция опытного космоплавателя говорила, что вся эта затея ничего хорошего не принесёт. Да и зачем помогать восстанавливаться мальчишке, у которого слишком сильные раны и который выжил лишь чудом. Стать нормальным ему не суждено. Впрочем, это не его головная боль. Он сделает всё, что от него потребуют. А дальше пусть граф разбирается сам.
  
  ***
  Я очнулся, как ни в чем не бывало, если учесть что я помнил только пустоту и немного боли. А ещё я помнил её. Кажется, она представилась как Алия. Я не помнил в подробностях её внешности, только лёгкую улыбку, нежный голос и тепло её тела. Остальное было всё, как в тумане.
  Попытался вспомнить подробности, но память отказывала. Тогда, намучившись, я решил определиться, где я нахожусь. Лежал я на чем-то удобном. Все тело было расслаблено. Но мне казалось, что стоит сделать лишнее движение, и всё рассыпается, и я окажусь на холодном полу в тёмном помещении.
  Набравшись смелости, я открыл глаза. Место, где я находился, светилось мягким белым светом. Я попытался пошевелиться. Я легко поднял свою правую руку. К моему ужасу я увидел, что там было нечто, тянущееся к чему-то у моей кровати. Я вскрикнул от ужаса.
  "Тише, тише, - успокоил меня знакомый серебристый, такой уверенный голос. - Все в порядке. Так и должно быть".
  "Что это, Океан? - мысленно спросил я.
  Разглядывая это. Такие штуки были и на ногах.
  "Это трубки, по которым в твой организм попадают растворы. В них содержатся витамины и минералы, необходимые твоему организму", - ответил он.
  Я закрыл глаза и постарался расслабиться. Я попытался вспомнить, как я здесь оказался. Пустота, отголоски боли, а среди них красивые карие глаза. А больше я ничего мог вспомнить. Ничего. Паника накрыла меня.
  "Не бойся, - снова сказал Океан. - Потеря памяти временная".
  "А кто я"? - спросил я.
  Странно. Как зовут его, я помнил, а вот своё имя - нет.
  "Тебя зовут Зордар, - напомнил мне голос. - Или просто Дар. Мне так больше нравиться".
  "А кто ты"?
  Память вдруг стала подсказывать мне, что Океан - это голос у меня в голове с раннего детства. Я знаю, что я ему безумно доверяю. Он меня никогда не обманывал, и всегда действовал мне на благо, защищал и оберегал. А вот что у меня было за детство, откуда я, откуда он, сказать я не мог.
  "Я не буду тебе говорить этого. Пока не буду, - сообщил мне он. - Видишь ли, малыш, для тебя пока будет лучше оставаться в неведении".
  "Но я смогу вспомнить, кто я"? - спросил я с надеждой.
  "Со временем - да. А если нет, то я тебе помогу. В конце концов, я часть тебя", - ободряюще промыслил тот.
  Хорошо. Хоть что-то радует.
  "А где я"?
  "Честно признаться, я не могу ответить тебе на этот вопрос, - досадливо ответили мне. - Но за твоими травмами все это время смотрели и приводили тебя в порядок".
  "А у меня есть травмы"? - удивился я.
  "А ты на левую руку посмотри".
  Я поднял руку. Вся рука в серебряном, местами чёрном металле. Он впился в кожу от костяшек пальцев до места, чуть ниже плеча. При виде этого я невольно вздрогнул, но отнесся стоически. Металл не причинял боли. Более того, в том месте, где был этот металл, боли вообще не было. Я спокойно мог согнуть пальцы и локоть. Металл распространялся больше в тех местах, где не было костей. Он распространялся по мышцам.
  "Это лишь небольшое количество из того, что ты получил. Где ты получил их - не спрашивай. Я тебе не стану отвечать. И снова пока не стану".
  "Надеюсь, это было не по глупости"? - поинтересовался я.
  Воображение нарисовало мне лицо, закрытое тканью до носа. Синие глаза, в которых плескалось веселье и мудрость, высокий лоб и блондинистую чёлку.
  "Всё возможно", - загадочно ответило мне это лицо.
  Я только вздохнул. Мне казалось, что если я сделаю хоть одно неосторожное движение, вернётся боль, которая пронзит всё моё тело. Но боли не было.
  Штуки на руках мне совершенно не мешали. Тело изнывало от бездействия. Хотелось встать и выйти на свежий воздух, увидеть красивый лесной пейзаж. Мне захотелось пройтись босыми ногами по лесу, среди высоких деревьев и зарослей папоротника. Почувствовать на себе лучи утреннего солнца, услышать щебетание птиц.
  "Так, не надо вспоминать, - возмутился голос, ломая всю картину. - Мне и так тошно без этого. А тут ты ещё с этими картинками".
  "Прости", - я улыбнулся.
  "Это ты меня прости", - ответил тот.
  "За что"? - я несколько озадачился.
  "За то, что втянул тебя в это", - печально ответил мне Океан.
  "Не за что извиняться".
  "О, поверь, в скором времени ты будешь меня проклинать", - голос был полон досады.
  А вот мне почему-то казалось, что его проклинать я не смогу. Океан был часть меня. Я осознавал это чётко. И что бы я не сделал по его просьбе, я сделал намеренно. Меня никто не заставлял.
  Голос внутри меня замолчал. Я почувствовал, что он сильно опечален. Чем, я так понять и не смог. Самым лучшим решением в данной ситуации мне казалось просто не трогать его. Тем более, что у меня есть над чем поразмыслить.
  Я снова открыл глаза и осмотрел помещение. Небольшое. Белые стены, белый потолок. Свет, исходящий из стен, был приятен глазу, не напрягал. По правую руку от меня стояли какие-то ящики, а на них светились символы. Я смутно, но понимал их. Буквы и цифры. Вроде как они показывали частоту ударов сердца, мозговую активность и ещё какие-то волны, до конца которые я разобрать не смог.
  Пока я был занят обзором этого оборудования, а Океан был занят своими мыслями, неведомыми мне, со странным лязгом открылась дверь. Дверь была в стене. Вот только была стена, и тут же появилась дверь. В эту дверь из серого коридора вошёл человек. Он был высокий, статный. Мне почему-то сразу показалось, что он военный.
  "Пилот истребителя, - протянул Океан, печаль которого ушла на второй план. - Бывший. Осанка не совсем та, да и шаг".
  Человек был одет в коричневую куртку из странного материала, чёрные широкие штаны и коричневые ботинки, вид которых у меня вызывал лишь ассоциацию со словом "гравицапы". Ботинки были на металлической подошве.
  - Как самочувствие, - деловито спросил у меня этот человек.
  При этом его серые глаза быстро пробежались по мне и остановились на моей руке.
  - Нормально, - ответил я.
  Голос у меня был суховат, и говорил я с каким-то странным акцентом. В голову закралась мысль, что это совершенно не мой язык, но Океан быстро загнал её туда, откуда она появилась.
  - Это хорошо, - кивнул человек.
  Он поставил перед кроватью стул.
  - Меня зовут Вэллиан. А как тебя?
  - Дар, - ответил я, с подозрением глядя на этого человека.
  "Он определённо не так прост, как хочет казаться, - сделал вывод Океан. - Точно бывший военный. Вон, какой шрам. Похож на след от лазерного тесака. Хотя, все могло и поменяется за столько времени".
  - Интересное у тебя имя, молодой человек, - сказал мужчина. - А откуда ты?
  - Не помню, - честно ответил я.
  А перед глазами почему-то вставала картина красочного коридора из белого мрамора. Солнце проникает через огромные окна, закрытые чем-то прозрачным. По бокам стоят железные статуи, названия которых я не могу вспомнить. Тут я чувствую, как Океан вмешивается и стирает эту картинку из моего воображения.
  "Рано", - только и сказал он.
  - А что ты помнишь? - поинтересовался тот.
  - Ничего, - пришлось признаться мне.
  Мужчина вызывал симпатию, хотя я чувствовал, что Океан относиться ко всему с долей скепсиса.
  - Что ж, я могу тебе рассказать, где тебя нашли, - начал тот.
  "Шахты, Аскида", - сказал Океан.
  - Шахты, Аскида, - повторил я за голосом.
  - Правильно, - кивнул человек. - А ты помнишь кое-что!
  - Наверное, - неуверенно ответил тот.
  - А кто твои родители?
  Я попытался вспомнить, но силуэт в чёрной одежде в моём сознании загородил воспоминания. Он закрыл всё.
  "Не сейчас", - тихо сказал тот.
  - Я не знаю, - пришлось с досадой ответить мне.
  - Ладно, - кивнул мужчина. - Ты сейчас всё равно находишься в медицинском центре на планете Редре. Потом, после того, как ты немного поправишься, ты можешь переехать ко мне.
  "Быстро соглашайся", - сказал мне Океан.
  - Я согласен, - быстро ответил я.
  - Отлично, - кивнул мужчина, глядя на меня с интересом. - Ладно, я пойду. Чуть позже приду, проведаю тебя ещё.
  - До свидания, - сказал я.
  Мужчина ушёл, а мы с Океаном остались.
  "Я не знаю, кто он и что ему от тебя нужно, - начал Океан. - Что-то мне не сильно верится в людскую доброту. Не здесь, - прервали меня. - Но нам нужно с тобой освоиться".
  "И что ты хочешь, что бы я сделал"? - поинтересовался я у него.
  "Делай то, что я говорю", - был мне ответ, и Океан снова покинул меня.
  Нормально! Мне почему-то кажется, он со мной так всегда поступал. Впрочем, мне всего двенадцать лет. А сколько ему? Вроде больше, чем мне. И кто вообще такой Океан? Часть меня и всё?
  "Мальчишка, ты опять забиваешь свою голову моим происхождением, - мысленно вздохнул Океан. - Я же просил тебя не думать об этом".
  "Я не помню, что бы ты мне об этом говори", - заметил я.
  "Тогда я тебе говорю, Зордар. Не стоит спрашивать у меня о том, кто я такой, что я такое, почему я у тебя в голове. Всё равно ты ещё слишком мал, что бы понимать".
  "Я мал? А ты"? - обиделся я.
  "Если я был рождён с тобой, это ещё не значит, что мы одинакового возраста", - был мне ответ.
  - Ничего не понимаю, - сказал я вслух.
  "И не поймешь. Пока", - ответил Океан.
  И что прикажете мне делать в такой ситуации? Вспоминать нельзя. Думать о прошлом тоже нельзя.
  "Можно просто рассуждать о вечном и бесконечном", - мысль была словно из глубины.
  "А разница"?
  Ответом мне была тишина. Интересно, он часто со мной так поступал раньше? Оставлял меня без ответов? Кажется, да.
  Я постарался сесть. Трубки мешали. Я стал аккуратно их отсоединять от себя. Я чувствовал, как во мне растёт недовольство этими действиями. Океан видимо считал, что мне их стоит оставить и лежать на кровати. Но говорить он не ничего не стал.
  Едва я отсоединил последнюю трубку с длинной иглой, из которой капала красная жидкость, у меня закружилась голова. Я не знаю, было ли это вызвано видом жидкости, иглой или моим общим состоянием, но перед глазами мелькнул белый пол, а затем наступила темнота.
  
  Очнулся я снова в кровати. Открыл глаза и встретился с тяжёлым взглядом Вэллиана. Не знаю, как мне удалось его выдержать.
  - Дар, зачем ты попытался вытащить иголки? - поинтересовался он у меня.
  - Я хотел пройтись, - ответил я.
  - Ты слишком слаб для этого, - покачал тот головой. - Твоё тело не до конца восстановилось, что бы ты разгуливал по коридорам. Так что будь добр, больше без моего ведома не вставай.
  Я кивнул, хотя что-то мне подсказывало, что я всё равно пренебрегу его предостережением.
  - Мальчик, - покачал тот головой. - Если ты выйдешь из этого корпуса, из этой комнаты, то у тебя будут проблемы. Очень серьёзные. Ты понимаешь?
  - Не совсем, - сказал я ему.
  Я вообще не понимаю, о чём он. И кто он такой, что бы мне указывать? Я ведь знаю его всего минут пять.
  - Плохие роботы заберут тебя и утащат в тёмную комнату, где тебе будет очень грустно, - как малышку сказал мне Вэллиан.
  "Роботы, - Океан фыркнул. - А фантазии у них вообще нет! Роботы - это далёкий каменный век! Киборги - вот это будущее. Или нет, не так. Киборги - это устаревшее настоящее. Инквизиция - вот это будущее"!
  - Я понял, - сказал я, хотя не был так уверен.
  "Океан, он вообще о чём"?
  "Грубо говоря, если ты выйдешь из палаты, в которой сейчас находишься, без него, тебя возьмут за руки, за ноги и поместят уже в другую комнатку, маленькую, тёмную, где тебя могут побить", - ответил Океан.
  Вот так я лучше понимаю. А то говорят мне всякими загадками. Нет бы чётко и ясно.
  "Дело в том, что они понятия не имеют, какой к тебе подход нужен", - пояснил мне Океан.
  - Вот и молодец, Дар, - кивнул тот.
  "Тебе он не верит, - однозначно сказал Океан. - Сейчас лучше спросить, кто он такой и почему помогает тебе"?
  А действительно! И почему мне эта мысль не пришла в голову?
  - А можно вопрос?
  - Задавай, - разрешил тот, удобнее устраиваясь на стуле.
  - А кто вы такой? И почему мне помогаете?
  - Я Вэллиан, капитан космического пассажирского судна "Путь". Помогаю тебе, потому что ты пострадал в катастрофе, - ответил тот.
  "Нет, я всё понимаю, но почему он тебе это говорит прямо? Он что, никогда с детьми не общался? Ты пострадавший в катастрофе. Образно говоря - потерял дом и семью, пострадал. Твоя психика нарушена. А он говорит с тобой, как с обычным человеком! Даже не так, как с новобранцем в армии"? - возмутился Океан.
  - А вы мне поможете найти семью? - спросил я.
  Мне хотелось узнать, кто мои родители, и почему я оказался на этой странной планете. И почему мне кажется всё вокруг происходящее сном?
  "Зордар, твою семью, как и упоминание о тебе найти не смогут, - был мне ответ Океана. - Не потому что их не существует, а потому что это выходит за рамки их возможностей".
  - Малыш, я сделаю всё возможное, что бы разыскать твою семью, - пообещал мне капитан. - Но я, правда, не уверен, что это удастся. На Аскиде сейчас полный хаос.
  - Ясно, - ничего мне не ясно!
  Из слов капитана у меня в голове возник ещё больший хаос. Почему Океан не может мне просто ответить на все вопросы? У него это очень хорошо получается. А человека я вообще через раз понимаю.
  - Малыш, тебе надо отдохнуть, - добрая улыбка осветила строгое лицо этого человека, и показалась какой-то непривычной, неестественной. - Ты очень сильно пострадал.
  - Я знаю, - мой взгляд непроизвольно перешёл на руку, где был вплавлен металл.
  "Это пройдёт, - уверил меня Океан. - Понадобиться время, но металл вскоре восстановит первоначальную форму. Так что по этому поводу не переживай".
  Я закрыл глаза. На меня вдруг навалилось безразличие ко всему. Я не успел заметить, в какой момент оковы сна окончательно закабалили меня.
  - Он определённо будет жить и радоваться жизни, - это было последнее, что я услышал.
  
  Вэллиан вышел из палаты, где лежал мальчик. Снотворное, введенное в тело, усыпит мальчишку на две недели. К этому времени Вэллиан подготовит все необходимые документы, что бы усыновить его. А согласиться тот или нет, не так уж и важно. У мальчишки просто не останется выбора. Идти ему не куда.
  Пройдя по серым коридорам здания, он вышел в зал передач и вызвал графа. Вэллиана одолевали смутные сомнения. Что-то в этом мальчике было не так. Не может мальчишка, переживший такую катастрофу, быть совершенно нормальным. А этот, если не считать его странного акцента и устаревших слов, иногда проскальзывающих в речи, был совершенно нормальным.
  - Есть результаты? - поинтересовался граф, едва его лицо появилось на небольшом экране наручного компьютера.
  - Да. Мальчишка пришёл в себя. Назвался Даром. Многого не помнит, и вообще кажется с закрытой планеты, - сказал капитан.
  - Да? - граф хмыкнул. - Довольно интересно. Надо его познакомить с эндорианцами. Они в этом профессионалы.
  - Это всего лишь первое впечатление. Он не испугался приборов. Правда, говорит странно, будто изучал язык двухсотлетней давности, - высказал предположение капитан. - Так же он попытался отсоединить себя от аппарата жизнеобеспечения. Ему даже это удалось, но он упал в обморок.
  - Мальчишка мне интересен всё больше и больше. Не дави на него, Вэлл. Он всего лишь мальчишка с больной психикой.
  - Я и не давлю, - поморщился, как от зубной боли, капитан.
  - Он ребёнок. Не стоит говорить ему всё прямо. Он может неадекватно на это отреагировать, и тогда я не получу нужного мне результата.
  - Что ты с ним хочешь сделать?
  - Всего лишь использовать, - растянулся в улыбке граф.
  Капитану так и хотелось выстрелить с бластера в это самодовольное лицо. Он прекрасно знает, что Вэллу жаль мальчика. Бывшая гроза пиратов, погубивший не одну сотню пиратских кораблей, питал острые чувства к детям. Это было связано с мрачными событиями прошлого, которые Вэлл гнал от себя. А граф всё прекрасно понимал, и видел, как больно при этом капитану. Но граф сделал вид, что не заметил. Граф всегда использовал людей как средство. Граф считал всех, ниже себя по рангу, всего лишь материалом. И как капитану не хотелось бороться с этим, он не мог. Таков мир. Мир Княжества. А тем, кому не нравиться прямая дорога или в Альянс или к эндорианцам. Только если эндорианцы предоставляют укрытие на своих территориях, ориентируясь на свои странные характеристики, Альянс берёт всех, но и проверяет серьёзно. И после их проверок не всегда люди выживают.
  - Как скажете, милорд, - кивнул капитан и отключился.
  И почему в мире высокородные правят людьми? Тринадцать Великих Домов, которые управляют целыми планетными системы. И далеко не так радужно, как многие говорят. Высокородным можно родиться, но не стать. Таково правило, берущее своё начало почти тысячу лет назад. Было бы не плохо, если бы кто-нибудь развалил это Княжество и оставил высокородных грызться между собой.
  Мечты, мечты....
  
  Когда я в следующий раз проснулся, я уже находился не в той странной комнате, подключённый к аппаратам, а на кровати. Причём не просто кровати, а на парящей кровати. Она поднималась на полметра над полом. Напротив меня в кресле сидел Вэллиан и смотрел на меня взглядом, будто видящим всю мою душу. Ощущение было не из приятных.
  - Дар, у меня есть для тебя новость, - сказал тот.
  - Какая? - чисто механически сказал я.
  "Да, не умеет он говорить с детьми, - вздохнул Океан. - Не быть ему воспитателем".
  Мне стало смешно от комментария Океана, хотя я соображал ещё плохо. В голове был туман, а в глазах почему-то начинало двоиться.
  "И зачем в тебя ударную дозу снотворного ввели? - продолжил вздыхать Океан. - Ты же ещё ребенок. Так ведь и убить можно".
  - Ты должен прочитать и подписать эти документы. Сроку тебе на все десять минут.
  Вэлл впихнул мне в руки металлическую пластинку со странными символами, а сам скрылся через деревянную дверь. Я уставился на символы. Они двоились и расплывались, и казались... волшебными.
  "Так, давай-ка почитаем, что тут написано, - деловито сказал Океан. - Присмотрись получше, сфокусируйся".
  Я последовал его указаниям. Честно говоря, в моём состоянии это было тем единственным, что я мог делать. Сфокусировался. Символы стали приобретать знакомые очертаний. Но большей информации я от них не добился.
  "Ага, очень интересно, - протянул Океан. - Нет, он вообще обалдел тебе в таком состоянии это подсовывать. Дал бы я ему подзатыльник, чтобы не издевался над детьми".
  "А что это"? - спросил я.
  "Договор на усыновление, - ответил он. - Пролистни вниз".
  "Как"?
  Рукой проведи по краю сенсорного экрана вниз. Текст тут же переместиться.
  Я попытался это сделать, за что получил пару упрёков со стороны Океана, но в итоге научился более или менее перемещать текс. Когда Океан всё прочитал до конца, он сказал мне поставить подпись. Только не мою, а какую-нибудь левую, чем окончательно заморочил мне голову. Туман в голове плюс неясности от Океана разозлили меня, и я поставил просто галочку.
  "Ну что мне с тобой делать, - печально вздохнул Океан. - Хоть измени её как-нибудь. Иначе наш "спаситель" будет на нас не ровно смотреть".
  Хоть я и был на него зол, я всё же перечеркнул галочку посередине и на продлённой черте нарисовал пару закорючек.
  "Так, уже лучше", - удовлетворённо сказал Океан.
  "Лучше для кого"? - поинтересовался я, но Океан промолчал.
  Вэллиан вернулся спустя три минуты. Вид у него был мрачноватый. Взглянув на мою "подпись", он кивнул своим мыслям, а затем обратился ко мне.
  - Молодец, Дар. С этого момента ты носишь фамилию Доридас. Запомнил?
  "Он над тобой издевается, - констатировал Океан. - Ты ещё ребёнок, который не отошёл от травмы, а он тебя уже нагружает всякой информацией! Будь у меня возможность, он бы пожалел о своих словах".
  - Да, - кивнул я, слушая Океана.
  Я испытывал благодарность к своему другу. Я слабо соображал, и мне было страшно. Он помогал мне справиться со всеми ситуациями.
  "Вообще-то я тебя и втянул в это", - печально напомнил тот.
  "Но я ведь не знаю, откуда ты меня сюда вытянул", - напомнил я ему.
  "Ты бы меня по головке не погладил за такое", - мысленно покачал головой тот.
  - Хорошо. Через два дня тебя должны выписать. Я тебя заберу к себе домой.
  - Ладно.
  Вэллиан встал и вышел. А я остался лежать на кровати.
  "Океан, я не понимаю, что всё это значит? Что вокруг меня происходит"?
  "Пока ничего, Дар. Пока ты просто лежишь и восстанавливаешься после потрясения", - ответил тот.
  - Я ведь не помню, что это была за катастрофа в шахтах. Да и какие это были шахты? И что за планета? - вслух спросил я у Океана.
  - Объяснить? - испугал меня чуть хрипловатый мужской голос.
  Я повернул голову. Оказывается, в этой комнате было две парящих кровати. На одной лежал я, а на другой молодой человек. Его голова была лысой, и на ней были две полоски бордовых шрамов. Человек был молодой. Правда, его нос была закрыт белой повязкой. Я бы дал ему сейчас лет тридцать. Слишком серьёзное у него было лицо. Его серые, проницательные глаза смотрели на меня с любопытством.
  - А ты кто? - спросил я прежде, чем получать от него информацию.
  - Меня зовут Нейт, - ответил он. - Я пилот корабля, который был уничтожен во время катастрофы.
  - Дар, - коротко представился я. - Кто я не знаю, откуда - тоже.
  - Слыхал, не глухой, - улыбнулся он.
  Парень мне понравился, даже не знаю, почему.
  - Так тебе рассказать, что это была за катастрофа?
  - Да, я был бы не против узнать.
  - Планета Аскида довольно мрачное место, тусклое, безжизненное. Из него высокородные выкачивают топливо для космических перелётов, даже не задумываясь о жизнях невинных людей.
  - Жизнях?
  - Парень, да тебя конкретно пришибло! - присвистнул тот.
  - Что есть, то есть, - пожал плечами я.
  Слабость в теле по-прежнему была, но уже не такая сильная. Снова чувство присутствия. Океан собрался слушать, что же нам скажет Нейт.
  - Видишь ли, топливо добывается в виде кусков тяжелого металла глубоко под землёй. Потом перерабатывается на заводах, переходит в жидкую фазу, которую и используют космические корабли. Роботов там не держат, слишком дорого они обходятся. Постоянный техосмотр, обслуживание, ремонт. К тому же, там случаются обвалы, частые землетрясения. Чем дальше вглубь планеты, чем больше температура, да и хищников по туннелям бродит много. Поэтому на планете работают рабы, заключенные, или преступники. Свозят их туда пираты или государственные службы. Туда даже отправляли некоторых высокородных. Те быстро загибались под тяжестью труда и условий жизни.
  "В общем, обычное озлобленное общество, которое готово ради прибыли идти по черепам, - фыркнул Океан. - Омерзительно! Вешать всех чиновников и высокородных надо! Или самих туда отправлять, пусть поработают! Как вообще эта цивилизация держится в космосе, если такое происходит?!"
  "Как-то держится", - ответил ему я.
  - Я находился там по делам. В момент взрыва находился далеко. Сначала показалось, были обычные толчки. Никто внимания не обратил. Все продолжали работать. Потом взорвался первый завод, шахты которого были самые глубокие. Ох и разнесло же его! За двадцать километров ошмётки стали отлетели. За ним пошли точки сильные толчки, стали рушиться здания. Я постарался поскорее оттуда убраться, да не тут-то было. Здание перегородило мне путь к космопорту, а потом тот и вовсе взорвался. Пришлось на своих двоих бежать подальше от зданий, благо, бегать умею хорошо. Паника была среди людей сумасшедшая. Все старались убраться поскорее на возвышенность, где зданий нет. Ты, кстати, тоже был среди бегущих.
  - Я? - что-то я такого не припоминаю.
  "И не надо тебе вспоминать то, что там было. Зрелище не из приятных".
  - Да. Идёшь, бредёшь себе, как будто бы с другой планеты. Весь в саже. Оглядываешься, что-то пытаешься сказать. Я тогда быстрее по лестнице побежал, которая на холм ведёт. В тот момент меня и накрыло, - он указал на свои два шрама. - Очнулся уже в этой больнице. Ты на соседней койке лежишь.
  - Ясно, - кивнул я, хотя понимать стал ещё меньше.
  "Поинтересуйся кто такой этот Вэллиан?"
  - Нейти, а кто такой этот человек, Вэлл?
  Парень рассмеялся. Что я такого сказал, что вызвал столь интересную реакцию?
  - Ох, Дар, меня ещё никто никогда Нейти не называл! Меня! - парень заливался со смеху.
  Я растерянно улыбнулся. Парень смеялся заразительно и так искренне.
  - Знаешь, давно я так не смеялся! Пожалуй, так и быть, можешь называть меня Нейти, только не при всех. Иначе что обо мне подумают люди, ведь я же серьёзный человек.
  - Ладно, - кивнул я и откинулся на кровати. - Получается, что я каким-то образом оказался на промышленной планете в момент катастрофы?
  - Да. Но ты не с Аскиды.
  - Почему ты так решил? - удивился я.
  - Ты не видел тех, кто прожил там год. Местный климат и условия такими ухоженными не делают. Ты, скорее всего, оказался с роднёй. Я бы сказал, что ты из высокородных.
  - Высокородных?
  - Ну да.
  - Кто это?
  Парень поднял глаза к потолку, как будто бы спрашивая, почему именно с ним в одной комнате оказался такой вот баран, как я.
  "Это он про меня ещё не знает!" - Океан веселится, глядя на Нейти.
  - Высокородные - это все члены тринадцати Великих Домов. Они правят Княжеством, в котором мы сейчас находимся. Вся территория Княжества, от пустошей до границ с риорами на западе и с эндорианцами - на востоке. Предупреждая твой вопрос, скажу сразу: эндорианцы - это такие высокие, около двух с половиной метров, белокожие создания с четырьмя руками, двумя ногами и большими чёрными глазами почти на половину лица. Увидишь такого в толпе, не ошибёшься. Риоров я лично не встречал, но так, картинки видел. Страшные существа человеческого роста, с горящими красными глазами и чешуйчатой сине-зелёной кожей. Имеют противную привычку телепортироваться прямо у тебя под носом. Но эндорианцев можно встретить только в столице Княжества - Рисаре, а риоров только на границах. Правда, они не церемонятся и разносят все корабли, которые посмеют пересечь их границы. Суровые ребята. Ещё Княжество граничит с государством Лихейн, людское государство. Там правит дерьмократия и власть народа.
  "А я давно говорил, что демократия - это даже не система правления, - заметил Океан. - И ничего хорошего от этой системы не жди".
  - Ты не сильно любишь это государство, - заметил я.
  - Может высокородные и твари, но жить в том государстве ещё хуже. Там под знаком власти народа порой такое твориться, что высокородны кажутся милыми и добрыми спасителями человечества.
  "Пропаганда у высокородных работает как всегда на ура. Сразу видно, что парень в том государстве не был, и разбирается он плохо в обстановке. Хотя, не будем делать посмешнее выводы от информации из сомнительного источника. Сначала сами всё выведаем. К тому же, жить нам в этом мире долго".
  "А есть иные миры?"
  "Вселенная огромна, Дар, и мы не одиноки в ней. Говорю, как специалист в этой области".
  - Дар! Ты чё, завис что ли?
  - Ты что-то говорил? - я переспросил парня.
  Нейти на меня посмотрел как на больного, коим я и являюсь.
  - Ты как-то странно задумался, словно в себя ушёл. Я уж подумал, сейчас плохо станет.
  - Нет, я просто обдумывал, что ты сказал, - ответил я, как можно натуральней.
  - А-а, - протянул тот. - Многовато информации я тебе сбагрил для первого раза.
  - Да нет, нормально, - улыбнулся я.
  - Как знаешь, - пожал плечами тот.
  - А расскажи про высокородных, - попросил я.
  - Да что говорить о них. Всего тринадцать домов. Главный и первый по влиянию идёт дом Беррос. К нему принадлежит Князь. Дальше по влиянию идут остальные дома. Система Аскиды принадлежала дому Экро, он вроде на седьмом месте в списке высокородных домов. Спасал нас корабль герцога Линара Дерриэйдна, второго по влиянию дома. Кстати, Линар является главой дома. Если встретишь этого старого маразматика, поблагодари. Он не обязан был делать остановку, и тем не менее - сделал. Твоя жизнь спасена благодаря ему.
  - Учтём, - кивнул я.
  - Ты один или ещё кто-то, - хитро так поинтересовался Нейти.
  - Я учту, - твёрдо сказал я.
  "Я тоже, - промыслил Океан. - И в следующий раз говори в единственном числе. Понимаю, что нас в твоей голове двое, но тело то одно".
  - Что могу сказать о высокородных. Твари ещё те. У них есть всё: власть, деньги, слава. Кто не высокородный для них низший. Простые люди для них не более, чем инструмент. Держаться от них нужно подальше. Особенно от женщин. Эти мегеры могут обнять и с улыбкой воткнуть лазерный тесак в спину. Хотя, красивые они, высокородные.
  - У каждого свои представления о прекрасном, - заметил я.
  Нейти посмотрел на меня странно.
  - Сколько тебе лет, мальчик?
  "Двенадцать".
  - Двенадцать, - хоть что-то мне стало известно обо мне самом, но говорить это парню я не собирался.
  - Двенадцатилетние мальчики так не говорят.
  - Значит, ты просто мало общался с детьми, - пожал я плечами.
  "Нет, я определённо на тебя плохо влияю, - кажется, Океан улыбался. - И это есть хорошо!"
  - Ха, смотрите какой языкастый! А ведь память потерял. Ты точно уверен, что ничего не помнишь.
  - Ничего, - заглянув в мои невинные глаза, поверил бы и Океан.
  Зато обо мне всё знает Океан, моё прошлое, настоящее и, возможно, будущее.
  - Ладно, парень, замётано. Ты мне начинаешь всё больше и больше нравиться.
  - Думаю, это взаимно, - кивнул я.
  "Знаешь, а мне кажется, он пират", - задумчиво сказал Океан.
  "С чего ты взял?"
  "Манера разговора, цепкий взгляд и моя интуиция".
  "И что теперь?"
  "Ничего. Всегда полезно иметь знакомого пирата. Они, знаешь ли, в вопросах контрабанды настоящие профессионалы".
  "А нам нужна контрабанда?"
  "Сейчас нет. Но кто знает, что ожидает нас в будущем".
  Я задумался. Что-то Океан не договаривает. Хотя, нет, он прямо говорит, что мне ничего не скажет. Только когда ему будет нужно. Сейчас я простой больной, лежу в какой-то больнице, выздоравливаю. Полчаса назад стал сыном какого-то человека, которого вижу второй раз в жизни. Я не знаю ничего о себе, о том, кто мои родители, есть ли они у меня и будут ли искать.
  "Будут. Можешь не сомневаться. Ну, один из твоих братцев будет точно. Как-никак, ты его любимый младший братик, которогnbsp;"Так, не надо вспоминать, - возмутился голос, ломая всю картину. - Мне и так тошно без этого. А тут ты ещё с этими картинками".
о он с пелёнок воспитывал. Только когда он сможет нас найти, пройдёт очень много времени".
  Ладно, искать меня будут, предположитnbsp;ельно, мой старший брат и их у меня несколько. Но найдут не скоро. Что в таком случае я должен делать?
  "Твоя цель сейчас изучать этот мир, стать его частью. Лучшей его частью. Стать тем светилом, к которому будут тянуться миллиарды".
  "Может, это ты про себя?" - искренне понадеялся я.
  "Ты будешь нести этому миру свет и надежду на светлое будущее. А я буду лишь тем, кто будет этот свет направлять. Вот и всё".
  "Чувствую, я от этого буду очень сильно страдать".
  "Не пострадаешь, не станешь светом, - хихикнул голос. - Ладно, не бойся. Просто забей на это гвоздь и не заморачивайся. У тебя впереди несколько лет покоя. Так что, используй их с умом".
  "Пусть будет по-твоему", - с сомнением промыслил я.
  Очень надеюсь, что про свет он пошутил.
  
  СЮРПРИЗ
  
  Раскалённый в три тысячи градусов стержень сваривал накрепко два конца труб в единое целое. Это был уже десятый по счёту участок труб за сегодняшнее утро. Работа была не тяжёлой, но выматывала достаточно сильно. Я выключил подачу топлива, убедился, что трубы приварены накрепко и нет ни единой трещинки и всё абсолютно герметично, я снял с лица защитную маску и устало вытер пот со лба. Линии передачи энергии, которые были спрятаны в трубах, прошли тройное тестирование и были готовы к работе. Этим занимался всю ночь Океан. Мне же с утра оставалось только закрыть их. Я взглянул на наручные часы. Десять. И того с этими трубами я промучился четыре часа. Трубы были диаметром пятнадцать сантиметров, а металл, из которого они состояли, поддавался сварке с трудом. Больше трёх тысяч градусов нельзя было давать пламени, иначе я рисковал задеть провода. Так что мучился я с ними долго.
  Сложил аккуратно аппарат в нормальное положение, иначе Океан будет очень сильно возмущаться. Он ненавидит, когда оборудование разбросано, или эксплуатируется в неподобающих условиях. Как же так, бесценные инструменты бросать! Лишь после этой операции я со спокойной совестью пошёл в душ.
  С тех пор, как меня выписали из больницы, я жил у Вэлла. Он жил один в огромном доме. Хотя, это уж больше походило на родовое поместье. В этом доме могли спокойно жить сотня людей, ещё и место осталось бы. Зачем ему такой огромный дом, я не понимал. Хотя в нём я спокойно жил, большую часть времени вдвоём с Океаном. Вторая часть меня спокойно управляла моим телом. Поэтому, ночами, когда засыпал мой разум, бодрствовал Океан. О нём можно говорить долго. Океан - настоящий сервер знаний. С тех пор, как мы стали жить в этом доме, он стал моим учителем, братом, отцом. Я не знаю, в какой момент он стал управлять моим телом. Кажется, это было всегда. Но делал он это только с моего разрешения, никогда не давил на меня. Не знаю, когда моё тело успевало отдыхать, если оно то и дело либо было занято работой за компьютером, либо работало в ангаре. Так уж получилось, что с больницы мы с Нейти больше не виделись. Целый год мы с Океанам изучали различную литературу, преимущественно техническую. У меня от информации голова трещала, а Океану хоть бы что. Он и понимал больше меня. Поэтому, когда через год я снова встретился с Нейти, я уже многое знал о мире и технике, спасибо Океану.
  Мы с ним посидели в кафе в городе. Догадка Океана была верна - Нейти был пиратом. Он прибыл на планету, что бы починить свой корабль. Ремонт стоил дорого, а на тот момент лишних финансов у него не было. Океан попросил помочь ему. Нейти согласился. Я перелазил все внутренности корабля, что бы Океан вынес вердикт - починить сможем своими силами.
  Пригнали мы многотонную махину в ангар. Ангар у Вэлла был знатный. Каких деталей там только не было. В общем, в течении трёх недель я, Океан и Нейти мучали корабль. Нейти сначала на меня косо смотрел, когда я ругался с Океаном. Со стороны это выглядело, как раздвоение личности. Потом привык. Решил, что это последствия катастрофы, и махнул на нас рукой. Главное, что мы починили ему корабль. Только сказал, что бы кроме него о моём раздвоении личности даже Вэлл не знал. На вопрос почему, мне ответили, что если при медосмотре окажется, что я болен шизофренией, меня к кораблям не подпустят и вообще упекут в сумасшедший дом на лечение. И вообще, с головой шутки плохи. После того как мы починили его корабль, он улетел снова по своим делам. Вэлл этого момента не застал, так как вернулся с очередного полёта. Он работал капитаном пассажирского судна и часто совершал многомесячные перелёты. Первый месяц он был со мной, показывал всё, обучал меня. Потом, как только удостоверился, что со мной всё в порядке будет в его отсутствие, улетел. Тогда я и Океан стали действовать свободно.
  Нейти вернулся снова через три месяца, привёз деньги за ремонт и предложил мне сделать своего рода мастерскую, раз у нас так хорошо всё получается. Мы с Океаном согласились, и вот уде пятый год чиним корабли. Ремонт обычно пираты проводили на своих базах, там дешевле и все детали есть. Но в нашу мастерскую они летали по одной простой причине: мы делали не простой ремонт. После нашего ремонта корабли летали в два, а то и в три раза быстрее. Всему виной был Океан, который каким-то неведомым для пиратов конструкторским решением увеличивал скорость кораблей и повышал срок их эксплуатации. С тех пор и я, и Нейти стали знамениты. Я узнал, что Нейти среди пиратов известен, как Зиф Калар, один из удачливых пиратов. Я был известен, как Светлый, на чём настоял Океан, хотя я и не понимал, почему. Себя он просто обозначил, как Конструктор. Нейти это понравилось, и он иногда посмеивался, утверждая, что как бы наши конкуренты не искали, Конструктора им не найти. Океан предпочитал не высовываться, хотя иногда и вёл дела вместо меня. Он был мозгом всего нашего предприятия.
  Этот корабль, не знаю откуда, пригнал Нейти. Корабль был новенький, я бы сказал только с конвейера. Кому понадобилось делать ему апгрейд, я не знал. Океан тоже, но за те деньги, что нам заплатили, мы и не должны были задавать лишних вопросов. Хотя, с Океана станется. Я не знаю, где он берёт время, только у в ангаре, в закрытом помещении, стоял сервер со странным сайтом и передатчик. На сервере располагался сайт нашей ремонтной мастерской, и ещё несколько наших проектов, а так же куча чужих сайтов, которые платили нам деньги. На что Океан их копил, мне известно не было. Опять же он молчал. Надо признать, сайт пользовался популярностью. Его библиотеку то и дело штурмовали, а социальную сеть каждый день пытались взломать. Но ничего не получалось. В программировании я был не силён и это мягко сказано. Знал только то, что Океан использовал совершенно иную систему кодирования, нежели те, что используются в Княжестве. Как итог, сайт для хакеров был неприступен. Отследить информацию было невозможно. Зато и я и Океан имели к ней полный доступ, но не использовали её.
  Струи холодной воды приятно охлаждали тело, дарили расслабление и просто кайф. Душ - хорошее изобретение. Стоя под водой можно подумать о вечном и бесконечном.
  Мне уже девятнадцать с половиной лет, я высокого роста, крепкого телосложения из-за постоянной физической работы. Внешность у меня довольно привлекательная, по словам местных девушек. Говорят они мне это в те редкие моменты, когда Нейти меня таскает по дискотекам и я расслабляюсь, а Океан уходит куда-то вглубь моего разума. Я уже имею хорошую репутацию в определённых кругах. Приёмный сын самого Вэллиана, бывшего грозы пиратов, а сейчас простого капитана, я являюсь достаточно ценным для пиратов. Вэлл знает о моей работе лишь то, что я чиню корабли, иногда нашего космопорта. Может и догадывается, чьи корабли посещают его дом в его отсутствие, но пока молчит. У меня есть собственный сервер, несколько успешных сайтов. Так же имею собственный старый корабль, который мы с Океаном двоим собрали из остатков запчастей. Я успел побывать во всех окрестных системах, перезнакомился со многими людьми.
  Можно сказать, жизнь удалась. Осталось только завести семью. Старый пират по прозвищу Скорый как-то сказал мне, когда один из его скоростных истребителей стоял на ремонте:
  - Вот всё у тебя есть и друзья, и работа. Но молод ты ещё для брака. Тебе бы бороздить просторы космоса, утирать нос княжеским псам, нагонять страх на Великие Дома.
  - Куда уж мне утирать нос княжеским псам, - фыркнул я. Кстати, за пять лет работы я ни разу не встречался с охранниками правопорядка. Вовремя их отводил Нейти. К тому же мастерская была известна только определённому кругу лиц, и корабли сюда доставлялись замаскированные под обычные.
  Я сделал себе завтрак из свежих овощей, фруктов, каши из местных злаков и всё это запил несколькими капсулами специального раствора, в котором содержаться витамины и минералы, необходимые для моего растущего организма.
  'Да-да, организм растёт и нуждается в хорошем строительном материале', - поддакнул Океан.
  'Куда уж больше. И так каждый день эту гадость, называемую пищевыми заменителями употребляю'.
  'Радуйся, что ты её мешаешь с фруктами, овощами и мясом. Некоторые люди нормальной еды годами не видят'.
  Я оставил его реплику без внимания, включил ультрабук, подсоединился к интернету и стал проверять почту. На сайте мастерской несколько заявок на ремонт и апгрейд. Это скидываем Нейти, пусть выбирает, потому что Океан следующий месяц решил сделать нам отпускным. Сказал, хватит ремонтировать, надо и исследованиями заняться. Что он под этим подразумевал, остаётся лишь гадать. Впрочем, я догадываюсь. Океан уже третий год бредит созданием андроида. Хочет сделать его управляемым от мозговых волн. Тогда я буду управлять своим телом, Океан своим андроидом. Просто и эффективно. Проверил почту. Ничего нового, кроме уведомлений о том, что заказы на детали получены и сроки их доставки. Залез в социальную сеть. Сообщений новых нет, заявок в друзья нет, как не прискорбно это сознавать, новостей тоже. Стал лазить по многочисленным группам. С каждым разом не перестаю удивляться, какие разные люди и какие разные интересы. Кто-то любит слушать обычную, спокойную музыку, кто-то восхищается дискотечной, а кто-то обычные звуки природы. Кто-то создает красочные трёхмерные картины, а кто-то обычные карикатуры, кто-то делает смешные комиксы. Люблю посидеть и полистать их. Настроение сразу поднимается. Но сейчас меня это интересовало меньше всего.
  Тот быстро открыл редактор сайта. Жуткая картина. Экран становиться чёрный, а на нём интересными, плавными символами записаны какие-то цифры и коды. Океан в течение пятнадцати минут писал очередной код моими руками.
  Странное это чувство, когда тело тебе не принадлежит. Твои руки движутся сами по себе, твои глаза и голова перемещаются под действием чужой воли. Ты словно отходишь на второй план, а на первый становиться кто-то другой, чужой, но в то же время родной.
  'Я ухожу, меня не трогать. Протестируй передачу энергии, затем все предохранители и протестируй двигатели. После этого можешь быть свободен. А лучше собери сумку. Полетим завтра по делам'.
  'Да, господин гений', - привычно ответил я, что бы услышать любимые сердцу слова.
  'Я не гений! Сколько тебе, мой ненаглядный, можно это повторять?!'
  Обожаю, когда он беситься. По большому счёту это потому, что больше эмоций я от него не чувствую. Он всегда спокоен, как лёд. Просто сама безмятежность. И когда он беситься, я чувствую его эмоции, и от этого я чувствую себя живым. Вернулся к просмотру сайта, стал читать новости. Я не люблю их читать, но Океан настаивает. Мы с ним пришли к компромиссу. Я пробегаю глазами по заголовкам. Если что-то интересное, я читаю, если нет, не обращаю внимания. Океана это устроила. Новости, как всегда, не очень-то и радовали. 'Спор между Домом Кориндоран и Джастрик из-за принадлежности астероидного пояса разгорается с новой силой!' Высокородные опять грызнуться из-за территорий. Как обычно это ничем хорошим не закончится. Я уже давно привык к этим высокородным разборкам, внимания на них не обращал. А Океана они интересовали почему-то. 'Пираты опустошили одну из научно-исследовательских баз у пустошей'. Вот это уже интересней. Признаться, с тех пор как мы с Океаном стали заниматься апгрейдом пиратских судов, приходилось иногда проводить исследования. Поэтому к научным исследованиям, да и вообще учёным у меня появился повышенный интерес. А вот у Океана он, похоже, был всегда. Открыл, пробежал по небольшой статье новостей. Интересно, почему всегда, как только речь заходит о высокородных, так статья получается внушительного размера. А как только об исследованиях или чем-то действительно важном, так хорошо, если маленький столбец. Небольшая статья, но мне её хватило, что бы сделать выводы. Небольшая научно-исследовательская база на территории Дома Меридон. Занималась изучением пустоши - огромного космического пространства, которое ещё не смогли преодолеть корабли Княжества. В пустоши нет ни астероидов, ни планет, даже космического мусора. Сплошные аномалии, искажений полей, сильные излучения, несущие смерть всем живым организмам. На границах они можно летать, но чем дальше в пустошь, тем опасней и страшней. Кстати, провинившихся пиратов отправляют в пустошь. Дают небольшой корабль и отправляют. Если корабль преодолевает определённый барьер и возвращается, его прощают. Но такое случается редко. Нет, возвращаются процентов восемьдесят, но они уже не способны нормально мыслить, иногда двигаться. Они становятся калеками и посмешившем среди пиратов. Кстати, одним из королей пиратов тоже можно стать, пройдя подобное испытание. Там процент выживших значительно больше. Всё потому, что эти два испытания происходят на разных участках пустоши, ведь её границы не однородны. Нейти как-то даже проболтался мне, что хочет стать королём пиратов. Я тогда спросил, зачем ему это? Он ответил, что стать королем, значит записать себя в анналы истории пиратов навечно. Ведь не многие проходят это состязание. К тому же, это испытание проходит раз в пять лет. И только одни может стать новым королём. Я тогда пожелал ему удачи в испытании, а себе пожелал никогда туда не попасть. Рисковать жизнью ради чего-то сомнительного, извольте. Кстати, насколько я знал, всеми пиратами управляют двадцать королей. Двадцать капитанов, у каждого из них есть свой маленький флот и своя база.
  На базу совершили рейд большие силы, следовательно, кого-то из королей. Охрана на базе тоже была приличная, так что в скором времени точно будет мне много ремонта. Ну да ладно, это забота Нейти. А у меня отпуск. База была уничтожена полностью, а уничтожают всё за собой только семеро из королей. Учитывая, что у каждого своя база и своя территория для нападения, круг сужается до трёх подозреваемых. Границы пустоши они общие. Открываем пиратский сайт, на нашем сервере. Некоторые пираты прознали, что наш сервер защищён, поэтому организовали здесь сайт рекламы и новостей пиратского мира. Я через этот сайт иногда детали заказывал. Смотрим по колонке, так и есть, нападение совершил один из королей, по прозвищу Чёрный барон. Научная база уничтожена, как не прискорбно это сознавать. Исследования, которые проводили учёные на протяжении двух лет утеряны. Почти. Открываем раздел сайта о продаже награбленного. Так и есть: 'Сервер данных научно-исследовательской базы Калейпрон плюс приложение'. Цена впечатляющая, тридцать два миллиона стандартных единиц. Нормальный, новый корабль в Княжестве стоит около двадцати миллионов стандартных единиц. Учитывая, что пиратам эта информация нафиг не нужна, можно сказать, что цену заламывают просто так, что бы больше клюнуло. Цену можно и сбить.
  'Покупай весь сервер. Они даже представления не имеют, что такое сервер с данными научной базы. И на цену не смотри'.
  Даже если бы Океан мне сейчас этого не сказал, я бы всё равно её купил. Учёные трудились не напрасно. Их исследования не должны пропасть у кого-то или быть уничтоженными. На моём счету было сто двадцать миллионов. На моём личном счету, и это не считая счёта Океана. Так как нас было двое, то Нейти делил долю на три части. С его стороны это было очень умно, потому что Океан может и обидеться.
  Связываюсь с торговцем, списываемся о цене. Сбиваю её на тридцать миллионов. Сделка фиксируется. Перевожу половину суммы на счет Чёрного барона, и мне высылают сервер. Прибудет он через три дня. Тогда отошлю вторую половину. На этом сайте сделки честные. Были случаи вначале, когда одни хотели получить деньги за просто так. Не тут-то было. Сервер у нас мощный, Океан у нас умный. Быстро провели операцию по взлому счетов мошенников и перевели деньги получателю в двойном размере. Таких случаев было двенадцать. Больше за три года лишаться денег никто не рискнул.
  Я допил пищевой заменитель. Коктейлем или соком его язык не поворачивается назвать, и пошёл заниматься делами. Хорошо, что скоро отпуск.
  
  ****
  Алия была зла. Нет, она была просто в ярости. Как посмели жалкие пираты напасть на научную базу на территории её Дома! Она бы не стала беспокоиться, если бы это была простая база. Подумаешь, лишилась бы сотни людей. Ничего, найдётся ещё больше. Но на этой базе находились ученые эндорианского Альянса. Поэтому, когда в три часа ночи её разбудила белокожая эндорианка Ани и сообщила эту новость, Алия сразу же, подняла всех своих чиновников, особенно охрану, и направилась на границы своей системы.
  И вот сейчас, стоя возле огромного, иллюминационного окна флагманского корабля Дома Меридон, она размышляла. База успешно работала на протяжении двух лет. Единственное, что могло привлечь пиратов, это карта пустоши. В ней хорошо скрываться от погони, когда знаешь каждую аномалию. А ученые продвинулись в изучении путей достаточно далеко. Но это и было единственным, что могло их привлечь. Ну, может ещё быстрые корабли, которые были на базе. И всё. В остальном на базе были обыкновенные люди, проводились обыкновенные исследования. Что же могло вызвать их интерес. Вернее кто?
  Ладно, будем исходить из того, что есть. Карты. Карты они моли бы получить по окончанию исследования. Взломать сервер было бы достаточно просто, так пираты часто и делали. И даже не пираты, а хакеры других Домов. Корабли? Вряд ли. Они бы не стали привлекать мощный флот для такой мелочи, как три прототипа кораблей, да ещё и не до конца собранных. Люди? Рабов они могли набрать и с закрытых планет, или даже с пассажирского корабля. Это для них не проблема. Оборудование, металл? Нет, вряд ли. Этого добра у пиратов достаточно. Следовательно, это было что-то другое. Мощный флот и полное уничтожение. Сто процентов заказ от другого Дома. От любого из двенадцати.
  Алия устало потёрла вески. В свои двадцать два года у неё было много врагов, как и у любого высокородного, а вот родных вообще не было. О том, что на базе эндорианцы, она проговорилась не так давно в академии. Кто-то слышал. И этот кто-то доложил кому-то из Совета Тринадцати. Те в свою очередь заказали пиратам базу. Те прилетели и уничтожили. И не докажешь, что это всё по наводке. А пираты могли и не знать, кто заказчик и что там эндорианские ученые. Эндорианцы уничтожают пиратов, Алия теряет доверие эндорианцев, а зачинщик всего этого счастлив. Алия села на кресло в этой огромной комнате, налила себе успокоительного и стала смотреть, как за окном несколько десятков зондов обследуют остатки базы в поисках выживших. Как же всё хитро придумано. Жаль, это не она придумала.
  Дверь открылась, и в её личную каюту прошла Ани. Высотой в два с половиной метра, худые, тонкие руки, как и тело. Одета она была в белое, под стать коже, одеяние. Лицо вытянутое, худое. Большие, черные глаза, полные печали, маленькие ноздри, небольшой рот.
  - Зонды ничего не обнаружили, - медленно проговорила эндорианка.
  - Мне жаль, - устало сказала Алия.
  Как же она от всего этого устала! Почему ей нельзя быть простой низшей, радоваться жизни со своим избранником? Потому что она родилась высокородной. Последней из своего некогда великого рода. И весь род сейчас зависит от неё.
  - Твои слова ничего не значат, Алийя, - эндорианка села рядом с высокородной.
  - Ты сожалеешь. Ты опечалена и испытываешь эмоцию: гнев, ярость, боль, раздражение. Ты устала. Алия только опустила глаза. Только эндорианцы всегда понимали лучше людей. Шесть лет назад она хотела убежать к ним, спрятаться от своего рода. Но Ани тогда поговорила с ней, и объяснила, что она не должна убегать от трудностей, что это её жизнь, быть высокородной. Если станет очень трудно, она может уйти к ним. Но пока она справляется, она должна быть с людьми.
  - Ученый, который изучал пространство, был мне, как вы выражаетесь, мужем.
  - Простите, что подвела вас.
  Алие хотелось выть в голос и крушить всё вокруг. Как она могла допустить такое? Ведь знала же, что если с эндорианцем что-то случиться, проблем будет больше чем астероидов в поясе. Так нет же, погналась за выгодой для своего Дома! Вот итог её ошибки.
  - Ты не виновата, Алийя. Не вини себя. Что сделано, то сделано. Жаль, что труды моего мужа были уничтожены. Получается, что он работал всё это время напрасно.
  - Я обещаю, что найду тех, кто виновен в этом и верну всё, что смогу, - твёрдо пообещала Алия.
  - Это опасно, Алийя. Пираты жестоки. Вы люди уничтожаете все, что не понимаете.
  - Хотя бы образец корабля для полётов в пустошь, но я вам верну, - сказала Алия.
  - Ты действительно веришь, в то, что хочешь совершить. Делай то, что считаешь нужным. Но не делай это целью жизни, - эндорианка вздохнула. - Карательный рейд под командованием Гхсаара уже в пути. Через несколько дней они пересекут границу Княжества. К тому моменту виновные будут найдены. Эндорианка встала и ушла, оставив Алию в одиночестве.
  Алия откинулась на кресле и попыталась заснуть. Сейчас уже ничего не сделаешь. А после сна обычно хорошие мысли приходят в голову.
  Она заснула на кресле, пытаясь откинуть тревожные мысли. Она хотела позабыть всё, и увидеть свои детские сны, в которых она бывала в красивых городах, видела невероятных существ, видела чудеса, видела другой мир. Мир, в котором не было зла, в котором люди использовали силу своего разума и называли её магией. Но эти сны пропали шесть лет назад.
  
  ***
  
  Сервер привезли ровно через три дня. Доставили его почтой на дом. Вэлла дома не было, Нейти пропал где-то в системах. Эти три дня я делал андроида по схемам Океана. Пока что у нас работала только кисть руки, единственная пока что собранная деталь, но и она собрана была не до конца. Я спрашивал Океана, почему бы не заказать готового робота и не переделать его. Тот ответил, что проще собрать его с нуля, чем переделывать под те требования, что хотел сделать он.
  
  Я вышел, расписался в получении и завёз его в ангар. Сервер был закрыт в большой трёхметровый контейнер. 'Интересно, какие аномалии были открыты за эти годы, - задумчиво спросил Океан, пока я вскрывал печати. - Я когда-то давно интересовался ими и обнаружил более трёх десятков неизвестных видов. А ведь это только на небольшом клочке пустоши'.
  'Кто его знает. Сам же говорил, что космос полон тайн. Никогда не знаешь, где кого и что найдёшь'.
  Контейнер открылся не с первого раза, и даже не со второго. Но когда он открылся... Рефлексы у меня были хорошие, поэтому поймать на себя почти трёхметровое тело я успел. Океан прошипел что-то неприличное, завуалированное и на нескольких языках сразу. С моих губ тоже готовы были сорваться все слова не нормативного лексического значения, которые я наслушался у Нейти.
  'Приложение, что б их током в ноль три ампера ....!!!'
  'Эндорианец, - как-то отстранено подумал я. - У нас проблемы?'
  'Нет, Дар, что ты. У нас всего лишь апокалипсический коллапс! Эти жертвы мокрой магнитной сепарации подсунули нам эндорианца, - названный объект что-то промычал. - Пираты не связываются с эндорианцами, потому что за смерть сих разумных выступает карательный отряд риорского элитного флота. Высокородные их пропускают по своим территориям, и виновные наказываются быстро и жестоко. И если наше 'приложение' к серверу умрёт, как ты думаешь, по ком будет плакать риорская инквизиция?'
  Что нам нужно делать в этой ситуации? Правильно, спасать это чудо пока оно ещё дышит. Тащить такое вот существо на себе довольно проблематично, но я всё-таки закинул его на спину и утащил в свою комнату в ангаре. Кровать у меня была без спинок, поэтому погрузить на неё эндорианца, и положить его мощные ноги на стул проблемы не составило.
  И только после этого я осмотрел существо. Признаться честно, оно вызвало у меня только жалость. Худое, измученное лицо инопланетянина морщилось от боли. Глаза закрыты. Из маленького рта то и дело вырывался нечеловеческий стон. Его кисти с тремя пальцами то и дело сжимались и разжимались в кулаки. На том месте, где у человека обычно находиться печень, была криво наложенная повязка, полностью пропитанная серой жидкостью - инопланетной кровью.
  - Вот твари! - Океан, как и я, был зол. - Как они вообще посмели напасть на это существо! Быстро за аптечкой! Я сбегал за всеми аптечками в доме, принёс воды, достал бинты, вату.
  - Никогда не лечил инопланетян, - сказал я, аккуратно убирая пропитанную кровью повязку.
  - Я тоже. Но всё бывает в первый раз, - ответил мне Океан моим, но чужим голосом. - Как он вообще не умер от потери крови? Хотя, помниться, я читал, что эндорианцы способны жить какое-то время с половиной литра крови в своём теле. Видимо, ещё не вся вытекла. Обрабатывай рану.
  Рана была около семи сантиметров в диаметре. Причём она была странная.
  'Судя по всему, сначала это была рана от бластера. Видишь копоть по краям одежды. Потом какая-то тварь ударила его прямо в рану чем-то острым, что пошла кровь. Срезай одежду'.
  Я достал металлический скальпель. Лазер, конечно, режет хорошо, но не в данном случае. Срезал одежу до пояса. Мне стало противно, страшно и меня взяла злость. У этого необыкновенного создания пода по всему телу была не молочно-белой, а светло-серой, видимо кровоподтёк. Хотя, что я знаю о физиологии инопланетян? Одна из его рук, в суставе была как-то повернута неправильно.
  'Явный вывих. Надеюсь не перелом. Видимо, те твари не гнушались поиздеваться над бедным существом. А потом решили от него избавиться посредством нас. Повязку наложили, чтобы не умер раньше времени, а только тогда, когда будет в наших руках. Как всё просто! Перекинуть на кого-то смерть. Когда придут риоры, сказать, что инопланетянин жив, а потом передать наш адрес. Риоры прилетают, а он мёртв. Риоры нас убивают, а пираты празднуют победу'.
  Мне стало страшно. Если всё так, как сказал Океан, валить отсюда надо и срочно.
  'Нет. Побегом дело не решить. Ты пока раны обрабатывай, а затем вколи ему небольшую дозу гиперраствора и поставь капельницу с водой. Если люди состоят на девяносто процентов из воды, то эндорианцы на девяносто пять. Обезвоживание для них смертельно. А наш пациент на грани. Нужно в него хотя бы литр вернуть, а потом заменим другими лекарствами. Это пока что единственное, что мы можем сделать для него'.
  Я сделал всё, что сказал Океан. Иглу в вену эндорианцу поставил раза с пятого. Ну не мог я найти у него вену. В капельницу с водой через полчаса добавил сто миллилитров гиперраствора. Пусть поправляется.
  Потом я залез в интернет, отдал тело Океану, а он уже стал заметать следы. Нет, кто бы это не задумал, сделали всё правильно. И не подкопаешься к ним, что подкинули нам сюрприз. Ведь в списке ясно было сказано: сервер плюс приложение. Но кто ж знал, что приложение будет таким вот! Ладно. Сейчас главное, что бы эндорианец выжил и все следы, ведущие к нам затерялись. А Океан это может устроить. nbsp;
&
  Вечером состояние эндорианца улучшилось. За день мы смогли взять в больнице оборудование для поддержание жизни. Плюс кое-что у нас с Океаном было в ангаре. Плюс Океан что-то сделал с гиперраствором. Я не знаю что. В это время я спал. Когда очнулся, около двухсот миллилитров красной жидкости как-то странно сияли. На мой вопрос, что это, Океан отмахнулся. Я осторожно коснулся пузырька с лекарством. Не знаю, как это описать, но мне показалось, что чувствую содержимое как свои пять пальцев. Оно было тёплое, приятное, словно лучи солнца. Океан приказал мне поставить вколоть десять грамм этого лекарства в инопланетянина, и идти заниматься делами.
  Так я и сделал, хотя мне казалось, что лучше нам находиться с раненным, пока его состояние очень плохое. Океан был непреклонен. Поэтому, когда чем-то встревоженный Нейти влетел на кухню, я сидел там как ни в чем не бывало и копался в интернете.
  - У нас проблемы, Дар, - заявил он с порога. Интересно, какая у него реакция будет, когда я ему сообщу о пациенте в моей комнате?
  - Ты что-то взорвал? - поинтересовался я спокойно.
  - Если бы! Всё гораздо хуже. Поэтому, тебе бы лучше как можно скорее куда-нибудь улететь.
  - Что случилось?
  - Карательный рейд.
  - А мы тут причём? У нас нормальная мастерская, всё почти законно и риоры нас тронуть не должны, - Океан сделал вид, будто ничего необычного не произошло.
  Он мастерски владел моим телом, поэтому неудивительно, что Нейти ничего не заподозрил. Хотя, Нейти умел отличать, когда говорит Океан, а когда я.
  - Риорам плевать на это. Короли сейчас в панике. Из-за того, что Чёрный барон убил эндорианца, достанется всем. Надо залечь на планету и не высовываться, пока риоры не улетят.
  'Это вряд ли. Чёрный барон не дурак. Они обязательно передадут информацию про эндорианца и нас. А риоры тогда не будут их атаковать. Таковы уж условия рейда. Карают только виновных'.
  - Хорошо, я залягу на дно, и не буду высовываться. А лучше отправлюсь, как и планировал, на отдых, - сказал Океан.
  'Про инопланетянина ему знать ни к чему. Если не знает, невиновен. Невиновен - не тронут'.
  - Я сейчас лечу на Вегу-5. Можешь полететь со мной.
  - Нет. У нас с Даром свои планы. Спасибо, за заботу, Нейт. Мы сами.
  - Счастливых звезд, Дар, Океан.
  И Нейти быстрым шагом покинул наш дом.
  'Что будем делать?' - лениво поинтересовался я.
  'Выпутываться из сложившейся ситуации. Для начала вскроем сервер, перекачаем данные, и отправим шифром через подпространство на Рисар. А так же сообщение, что гражданин их Альянса жив, но не здоров. В общем, все данные. Откроем часть истории, как он к нам попал, покажем, что зла причинять не собираемся, а хотим вернуть. И что Чёрный барон хотел его убить. Отошлём снимки тела, как приложение и спросим, что ещё мы можем сделать для его выздоровления. Так же попросим, чтобы нас не искали, и что сами вернём инопланетянина. И что бы карательный рейд прошёлся по пиратам, как и полагается. Я не собираюсь терпеть издевательства над иными существами'.
  'Они поверят?'
  'Знаешь в чём отличие людей от инопланетян, Зордар?'
  'В чем?'
  'Они разумны'.
  На взлом сервера и перекачку данных у нас ушла почти вся ночь. В перерывах мы проведали эндорианца, вкалывали ему лекарства, а так же следили за состоянием. Океан на всякий случай сделал две копии сервера, после чего огромный компьютер, который был доставлен вместе с 'приложением' был уничтожен. В очередной раз, проверяя состояние эндорианца, я спросил вслух.
  - Океан, а что такое подпространство?
  - Само название говорит за себя. Это передача волн, импульсов, энергии и даже материи вне зависимости от реального пространства и времени. Расстояние для подпространства неважно. В этом заключается основной плюс подпространства. Можно создать портал и перемещаться через тысячи галактик всего за один миг.
  - Но насколько я знаю, технологии порталов ещё не существует. Даже у риоров, а те умеют телепортироваться. Или я опять чего-то не знаю.
  - Дар, вселенная огромна. Она существует не один миллиард лет. До нас могли существовать расы, которые ушли далеко вперёд в плане развития технологии.
  - Ты имеешь в виду технологии древних предтеч? Здания, которых до сих пор стоят на некоторых планетах?
  - Предтеч всего лишь осколок, а не цивилизация. То, что сейчас осталось в этом мире появилось сравнительно недавно, всего какую-то тысячу лет назад. До этого существовали в этих пределах три расы: риоры, эндорианцы и люди. Именно предтеч установил границы пустоши. Именно он разделил Княжество на двадцать четыре сектора и дали начало высокородным. К сожалению, из двадцати четырёх домов остались только тринадцать.
  - Откуда тебе это известно?
  - История для того и написана, что бы мы знали, что было и когда, - ответил тот.
  - То есть, если ты захочешь, сможешь создать портал ведущий скажем, в соседнюю систему? - вдруг предположил я.
  - Для того, что бы такой портал работал, нужна огромная энергия, Дар. И не только энергия, но и надёжная техника. Если портал где-то открылся, значит, где-то должен быть выход. Для этого в соседней системе должен быть второй портал.
  - Но ты сможешь? - не уставал допытываться я. Интерес во мне так и взлетел до небес.
  - Если мне это будет интересно, смогу.
  Это заставило меня призадуматься. Кто же Океан такой, что сможет создать такую технологию? Откуда ему известно столько всего, чего не известно лучшим учёным мира? И почему он это скрывает от всего мира?
  'Не забивай голову, малыш. В своё время ты сам всё узнаешь'.
  
  ***
  
  Алия сидела в родовом поместье на планете Алмазоур и просматривала последние данные об экономике её Дома. Ани тоже находилась здесь. Сейчас эндорианка ждала, когда на планету прибудут передовые отряды риорских сил вместе с несколькими эндорианцами.
  За эти четыре дня была собрана вся имеющаяся информация, и выяснено, кто из пиратов стоял за этим нападением. А стоял за ним Черный барон, один из двадцати королей пиратов. Он осознавал, что рейда не избежать, поэтому связался с органами власти и с Алией в частности, и сообщил, что эндорианец жив, только находиться не в его руках. Он полностью подтвердил все догадки Алии. Пират действовал по наводке Дома Кориндоран. Алия прекрасно знала, что это не так. Дому Кориндоран сейчас дела нет до неё. И уж тем более нет смысла строить против Алии и её дружбы с инопланетянами козни. Направить их мог только глава дома - Дилан, или его старший сын - Арис. Но если глава дома сейчас был занят спором с Домом Джастрик, то у Ариса были свои дела. Арис сейчас усилено занимался подготовкой в военном училище, после чего собирался продолжить обучение в академии Гейне, как раз на её курсе. Учебный год начинался через полтора месяца, и сдать все необходимые предметы ему сейчас было крайне важно. Для остальных сделать заказ королю пиратов было бы проблематично.
  Как бы там ни было, риоры могут пощадить пиратов, если слова короля подтвердятся. Но Алия в это слабо верила. Кто бы не стоял за заказом, он уничтожил эндорианца, даже если король пиратов этого ещё не знает и искренне верит в свои слова. Передатчик на руке завибрировал. Её вызывал начальник охраны.
  - Что-то случилось, Джейден? Я же просила не беспокоить, когда я занята, - холодный, властный голос Алии должен был заставить начальника охраны, старого и преданного слугу пожалеть о вызове.
  Алия была за многое ему благодарна. Он с детства охраняет её, всегда был предельно честен и предан. Его не раз пытались подкупить и ещё больше убить, но он всегда выпутывался из тех ловушек, что ему устраивали. Она не хотела быть с ним резка, но в последние дни на высокородную навалилось слишком много стресса.
  - Прошу прощения, миледи, но граф Линар Дерриэйдн требует аудиенции с вами.
  - Хорошо. Можешь быть свободен.
  Алия провела по Корду, и через пару секунд на большом экране её рабочего стола появилось лицо графа. Он по-прежнему был старый, седой, с хитрыми, умными серыми глазами. На его лице появилось ещё больше морщин. Граф отказывался красить волосы и делать пластические операции, как это делают все, в том числе и нынешний князь.
  - Добрый день, граф, - сказала глава рода Меридон.
  - Действительно добрый для тебя, Алия, - чуть улыбнулся граф.
  - Вы так считаете?
  - Я это утверждаю.
  Алия чуть улыбнулась, а в этот момент попыталась сообразить, с чего бы это графу утверждать что-то. Граф был одним их тех немногих людей, которым на Алию не было наплевать. Нет, он был себе на уме, и если нужно, использует её, не задумываясь. Дело было в том, что граф преподавал в академии, и она училась в той группе, которой он руководил. Соответственно, у них было достаточно времени познакомиться. Это если не учитывать то, что иногда она, Алеон и другие часто бывали у графа. Он очень любил рассказывать о нравах молодежи и всех поучать. Остальные делали вид, что слушали, а Алия слушала, через раз, правда, но даже пыталась найти в его речах положительные стороны. С тех пор он стал относиться к ней с большим вниманием, и даже пару раз прикрывал ей от печальных последствий поспешных решений, правда, потом ей пришлось очень долго выслушивать его бредовые идеи про четвертый уровень гиперпространства.
  - Чем же вызвано ваше утверждение?
  - Видишь ли, Неиса, одна из моих коллег эндорианцев, утверждает, что Сайен жив.
  Сайеном звали того самого эндорианца, которые проводил исследования пустоши.
  - Я знаю, - кивнула Алия.
  - Нет, девочка моя, ты не знаешь. Тебе ведь это пираты сообщили?
  - Да, - не стала спорить Алия, проглотив 'девочку'.
  - Так вот, несколько часов назад эндорианцам, неизвестно каким образом обойдя наши системы слежения, пришло довольно объёмное сообщение. Весь сервер данных научной базы. Алия напряглась, и стала внимательно слушать графа. Черный барон ничего не говорил про сервер данных. Пиратам он не нужен. Их интересуют деньги.
  - Откуда сообщение пришло, выяснить не удалось. И это было очень странно. Ты можешь себе представить, что весь огромный сервер научной базы без слежки был передан прямиком эндорианцам на Рисар?
  - Слабо, - ответила Алия.
  Алия видела сервер и знала его объёмы. И если всю информацию перекинули так, что бы даже шпионы графа этого не заметили, это ничего хорошего не значило.
  - Мне тоже стало интересно. Сигнал словно из неоткуда взялся. Да ещё и странно зашифрован. В мой центр попал шифр, но они только пожимают плечами и утверждают, что с подобным не встречались.
  - И только данные сервера были присланы? - поинтересовалась Алия. Было интересно узнать, что же это за сигнал, но жизнь эндорианца её волновала куда сильнее.
  - Было маленькое приложение. Так, фотографии эндорианца с многочисленными побоями, пара вывихов и ранение, которое успешно затягивается. Просьба источник не искать, эндорианца как-нибудь пришлют. И ещё был вопрос, как его лечить?
  - И что за выкуп они потребовали на этот раз?
  Пираты или даже простые люди знали, что за спасение эндорианца можно получить очень многое. В частности, пропуск на их территорию и свою полную безопасность. Уж на территории Альянса высокородным никогда их не достать.
  - Самое интересное, что о выкупе не было ни слова. Ни о выкупе, ни о награде за спасение. Даже за данные о сервере.
  - Это довольно странно, - Алия задумалась.
  - Да, девочка, это странно. Ведь никто не откажется от награды. Да эндорианцы и без того могут отблагодарить неплохо. А уж за спасение из рук пиратов тем более.
  - Что-то тут не так, - с сомнением сказала Алия. - Не верю я в бескорыстность.
  - Я тоже. Нет таких людей, которым не нужна была бы награда. Даже короли не гнушаться вырвать его из рук своего коллеги и вернуть властям, что бы получить выкуп, - кивнул граф. - Но сдаётся мне, здесь замешаны высокородные, кто-то из глав Домов. Кому-то выгодна жизнь эндорианца. Выживет он, эндорианцы не закроют границы и будут действовать на территориях людей. Но вот бы узнать, кто?
  - И каковы же будут наши действия? - поинтересовалась Алия.
  Раз уж граф сообщил ей это, значит, собирается действовать с ней в паре в одной из своих интриг. А в интригах граф был мастер.
  - Пока что сообщи это Ани, а риоры пусть сделаю то, что должны сделать. Намёк на это, кстати, был в том послании. Я думаю, риоры с радостью пройдутся лазерами по всем пиратам и даже больше. У тебя ведь проблемы с наркоторговцами? - Алия кивнула. - Направь риоров и на них. Это пойдёт на благо твоего Дома. Таким образом ты оградишь себя от лишнего беспокойства на ближайшие года два. Потому что риоры обычно нападают только на виновных, а тут все будет не совсем так, как все привыкли. И сейчас, Алия, самое время засылать шпионов.
  - Спасибо, граф, - кивнула высокородная.
  - Рад помочь. И надеюсь, что в новом учебном году ты сменишь научного руководителя, - вот и та цель, которую граф преследовал.
  - Не сомневайтесь, ведь господин Доран Сики-Моран плохо выполняет свои обязанности.
  - О чём я и говорил тебе неоднократно, - довольно улыбнулся граф, и отключился.
  Алия откинулась на кресле. Да, граф прав, утро доброе. Но не стоит сидеть в кресле долго. Дела не ждут.
  
  ***
  
  Два дня лечения эндорианца прошли на ура. Он перестал стонать от боли, раны его очень быстро заживали, сердцебиение, а у эндорианца было два сердца, приходило в норму. Сородичи моего 'приложения' выполнили просьбу, и ненадолго вывесили на своём сайте методичку о том, как залечить те раны, список которых я им отправил. Поэтому, когда вечером, после очередной перестановки капельницы и выкалывания в вену (нахожу с первого раза!) растворов, меня схватили за руку, я испугался не сильно.
  - Помоги, - прошептало существо, чуть приоткрыв черные глаза. - Я заплачу...
  - Мне ничего не нужно, - ответил я.
  Моё лицо было закрыто защитной маской, потому что пришлось паять мелкие детали. А это та ещё работка. Паяльник конечно не такой мощный, как сварочный аппарат, но стержень греется, и при соединении деталей иногда выскакивают искры. А Океан порой просто помешан на технике безопасности.
  - Я дам тебе... всё... что хочешь...
  'Тоже мне нашёлся, джин из лампы', - фыркнул Океан, а я его фразы не понял.
  - Я хочу, что бы во вселенной был мир, - пафосно сказал я. - А так как ты этого не можешь исполнить, то спи и не беспокой меня.
  Надеваем ему маску со снотворным газом, и пациент засыпает. Он уже расплатился с нами сервером данных. Хотя, сервер мы не у него покупали.
  Через три часа прибыла почта. Как я собирался отдать эндорианца, не привлекая внимания? Да очень просто. Я уже договорился со своими знакомыми и из разных концов княжества по почте были отправлены без знаков несколько контейнеров, похожих на тот, в котором прибыл эндорианец. Все они были оборудованы системой жизнеобеспечения. Разумеется, все были отправлены через несколько подставных лиц. А некоторые заказы сделал по интернету. Вся почта на Рисаре собирается в одном складе. Там уже сложно будет определить, что откуда прибыло, и выяснить практически не возможно. И, разумеется, наш контейнер на почту попадёт незаконным, незарегистрированным путём, так что вычислить его будет уж точно не возможно. Сомнительно, конечно, но Океан пообещал, что все подводные камни он замял. За здоровье эндорианца я не волновался. Система жизнеобеспечения работает нормально, а всё время полёта он проспит под действием сонного газа. Он абсолютно безопасен для инопланетян.
  И когда корабль с эндорианцем покидал пределы планеты, я проводил его взглядом, и вернулся к своим делам. Теперь главное, исчезнуть куда подальше.
  
  Испытание
  
  Ночь выдалась тяжёлой. Я то и дело просыпался. То мне было душно, и я включал кондиционер, то мне было холодно, и я зарывался под одеяла, выключая кондиционер, то у меня болела голова, то меня преследовали огромные страшные кроваво-красные глаза, полные ненависти.
  Я честно пытался отключиться, но у меня это получалось с большим трудом. Поэтому я встал в пять утра и направился в душ. Холодная вода заставила мозг окончательно проснуться. Океан то ли спал, то занимался своими теоретическими исследованиями, но я его не чувствовал.
  Вышел на улицу. Прохладный ветерок принёс с собой химический запах топлива из ангара, и мне стало противно. Я надел наушники, включил бодрящую музыку и побежал. Пробежка была эффективным способом разогнать противные мысли, снять последствия кошмара, опустошить голову и просто приятно провести время.
  Бегал я целый час. Именно столько мне понадобилось, что бы окончательно проветрить голову. Заходя в дом я обнаружил несколько пар обуви. У меня гости? Двое. Одна пара явно Вэлла, а вот вторая. Я со злорадной ухмылкой тихо пробрался в дом. Из прихожей хорошо было слышно голоса, раздающиеся из кухни. Я тихо подошёл к двери. Моя догадка верна. Тенью проскользнул в кухню. Моя жертва сидит на стуле и громко рассказывает Вэллу о том, какие его ждут испытания. Вэлл меня видит, но не подаёт виду. Спасибо! Я тихо подкрался и резким движением убрал стул из под сидевшего.
  - ДАР!!!
  - С возвратом, братишка! - широко улыбаюсь молодому человеку, сидящему на полу с растерянным выражением лица.
  А нечего было антифриз водой менять. У меня генератор сгорел, а он в это время был за пределами системы.
  - Да уж, лучше бы не возвращался, - пробурчал тот, под смех Вэлла.
  Вэн, мой двоюродный сводный брат. Возраста мы с ним одного, поэтому, когда Вэлл его и меня познакомил, я был рад. Мой братишка был красивым молодым человеком, с чистым лицом, с которого редко когда сходила улыбка. Темные волосы ниже лопаток, бледно-зелёные глаза, густые ресницы. Первое время мы с ним часто дурачились, пока мне его мелкие шутки не надоели. Подменивать Вэллу вместо пены для бритья, клеящую пену, или делать скользкий пол под ногами моего приёмного отца или же добавить в кофе Нейти немного машинного масла. Первое время мне это нравилось, но потом показалось всё ненужным, простым и противным.
  - Ты год здесь не появлялся, - заметил я.
  - Лучше бы и больше тебя не видел, - тот сел на стул и обиженно уставился на меня, но я проигнорировал его взгляд.
  - Увы, но это не в моей и даже не в твоей власти, - развел я руками. - Как дела? Каким солнечным ветром тебя сюда занесло?
  - Прямым, - ответил Вэн. - Вот думаю, скучно мне, а не слетать ли к братцу?
  - И вот ты здесь, - кивнул я.
  - Дар, у меня к тебе разговор касательно твоего будущего, - обратился ко мне Вэлл.
  - Я весь во внимание, - я сел рядом с братцем, наливая себе свежий фруктовый сок.
  Моё будущее за эти шесть лет мало волновало Вэлла. Я был большей частью предоставлен Океану. Так что мне было интересно, что сейчас скажет мой приёмный отец.
  - Тебе уже почти двадцать лет. Как раз тот самый возраст, когда многих юношей принимают в элитные учебные заведения.
  Он сделал паузу, а я всё так же смотрел на него. Если он думал, что я задам вопрос, то ошибся. Я молчал.
  - Видишь ли, Дар, Вэн собирается поступать в Академию Гейне. Учитывая то, что ты любишь заниматься техникой, и я тебя видел за чтением технической литературы и прочими занятиями, думаю, тебе тоже стоит попробовать сдать тест.
  - А почему бы и нет, - пожал я плечами.
  Я хотел устроить себе небольшой отпуск от работы, так что это вполне подойдет. Вэлл не в обиде, Океан возмущаться вряд ли будет и мне полезно мир осмотреть. Надо же иногда себя и в другой области пытаться применить. А о том, что я вряд ли сдам этот тест, я Вэллу говорить не собирался. Мои знания узкой направленности, растянутые Океаном, вряд ли помогут мне сдать вступительные экзамены.
  - Вот и отлично, - Вэлл кивнул. - Тогда иди в душ, собирай вещи и вылетаем.
  - Так быстро? - удивился я.
  - До Рисара лететь две недели, поэтому нам стоит поторопиться, что бы успеть к экзамену. Вот за эти две недели в корабле вы будете усилено готовиться.
  Плохо. Хотя. Корабль, стоящий на ремонте из-за угрозы риоров вряд ли сейчас станут забирать, так что бояться нечего. А потом его отгонит Нейти. Закрою ангары, замок там мощный, а коды у пирата есть. Сервер работает автономно. Я его уже года три не видел. Что ещё? Электричество отключить, проверить все ли будет работать нормально. Я ведь всего на два месяца примерно или меньше. Так что, проблем не должно быть.
  - Хорошо. Я пойду собираться.
  Из вещей я кинул несколько чистых сменных комплектов, сервер с сайтом, скайр на правую руку. Левую руку я всегда старался прятать, потому что металл, вплавленный в руку, вызывал у людей, как минимум, шок. Со времени катастрофы металл сошёл с верхней части руки. Он сейчас располагался чуть ниже локтя и почти не касался кисти. За шесть лет это прогресс. Океан так и умалчивал, откуда он у меня и почему я никогда не чувствовал от него боли. К слову, это был не свинец, как сначала, предположил Вэлл. Это был странный сплав, исследовать который никому не давал Океан, в том числе и мне. Через два с половиной часа я был полностью собран, дом закрыт и поставлен на сигнализацию. Когда я сел на заднее сиденье аэромобиля, я окинул свой дом, в котором я жил шесть лет, печальным взглядом. Странное чувство говорило, что его я увижу не скоро.
  
  Две недели перелёта для меня превратились в сущий ад. Океан демонстративно ушёл на нижние уровни сознания, заявив, что основы учёбы я должен постигать с разными учителями. Вот вам и постиг, блин! Две недели под строгим контролем Вэллиана. Я говорил, что он бывший военный? Капитан целой эскадрильи войск Дома Беррос? Гроза пиратов при старом князе? Нет? Теперь говорю! И все его военные навыки обучения он вспомнил на двух, ни в чём не повинных детях. Наш распорядок был такой: завтрак, учёба, обед, учёба, полдник, учёба, ужин, час свободного времени, учёба, восьмичасовой сон. Всё! И так две недели. Под конец даже я не выдерживал, а Вэн, у которого с самого начала было очень энергии, сломался под конец первой недели. Так что прилёт в столицу стал для меня и Вэна, как отпускная для пирата.
  Столицей Княжества был громадных размеров город на стандартной планете Рисар. Планета имела один спутник. Я так и не понял, почему именно один? С двумя, а тем более с тремя гораздо проще. Больше территории, больше околопланетных баз, больше условий для торговли и развития. Я задавал этот вопрос самому себе (читай Океану), и мне был дан ответ, что такая планета напоминает ему её. На вопрос кому кого я ответа так и не получил.
  Космопорт, в котором я оказался, был в двадцать раз больше, чем я видел на Редре. Меня просто поразили огромные масштабы сооружений, в которых умещались тысячи больших и малых кораблей. Поэтому шёл я под руку с Вэллом, так как мои глаза были устремлены на всё окружающее, а изо рта то и дело доносились вздохи восхищения. В моём воображении просто не укладывалось, что всё это громадное здание смогли построить люди. Не своими руками, но силой своего разума. Они создали гигантские машины, которые поднимали многотонные плиты, похожие на цемент, и закрепляли их вертикально с такой силой, что они уже не могли сдвинуться, даже если бы в них врезался среднего размера крейсер. Из небольшого ангара, куда сел наш пассажирский корабль, мы отправились на остановку, а затем, сев на аэробус, направились вроде как к Вэллу на квартиру или что-то такое. Я не сильно этим интересовался, так как всё моё внимание было сосредоточенно на столице.
  Огромные здания, устремлённые своими пиками в небо, пронзали редкие облака. А между ними, как между лепестками травы, паутиной летали тысячи аэромобилей, спидеров, глайдеров, аэроциклов, мелкий межсистемных кораблей. А внизу, по широким дорогам, словно муравьи, туда-сюда ходили люди. С высоты в несколько сотен метров они казались такими маленькими, такими смешными, что я невольно смеялся от этой картины. В аэробусе я был не единственный, кого захватывала картина. Мои соседи - два брата-близнеца на пару годов младше меня, тоже глядели с восхищением. Все остальные же или были погружены в собственные мысли, или смотрели передачи на скайрах, или смотрели в окно.
  Вэн косился на меня и посмеивался. Он уже бывал в столице, и для него это великолепное зрелище было не таким уж красочным, как для меня. Но я не обращал на него внимания, полностью захваченный невероятной картиной этого города.
  'Завораживает, не так ли?' - тихо поинтересовался Океан.
  'Я готов кричать в голос от восторга! - мысленно прокричал я. - Никогда не думал, что увижу нечто подобное'.
  'Я тоже', - как-то странно сказал он и исчез, оставив меня восторгаться увиденным.
  Когда мы прилетели, и зашли в квартиру, я спросил Вэлла, где буду жить. Вэн показал мне небольшую комнатку. Мой взгляд упал на кровать. Я не раздеваясь, бросил свою сумку на пол и, завалившись на кровать, уснул самым счастливым сном.
  
  На следующий день, был первый вступительный экзамен. Вэн разбудил меня с утра, даже не вылив на меня воды. Вид у него был взволнованный. Ну да, он готовился к этому экзамену несколько лет. А так как мне было глубоко фиолетово, я собирался спокойно, но волнение Вэна передалось и мне. Холодный душ, быстрый завтрак пролетели со скоростью света. Вэлл дал мне новую чистую одежу, заявив, что в том, в чём я обычно хожу, по столице не ходят. Я только пожал плечами, надел синие лёгкие брюки, черную (почему черную?!) рубашку, кожаные туфли, очки и был готов. Вэн глядя на меня только довольно хмыкнул, но ничего не сказал. Вылетели мы в академию ровно в восемь, и к девяти были там.
  Здание одной из престижных академий всего княжество меня поразило своим возрастом, нежели своим видом. Отличием от окружающих зданий являлся, во-первых, цвет материала. Он был не зеркальный, как большинство элитных зданий, и не серым или коричневым, как у промышленных зданий. Это здание было зеленовато-белого цвета. Сам материал здания очень походил на когда-то видимый мной цемент, и даже при прикосновении практически ничем не отличался. Но этот материал был на основе алюмосиликатов с добавлением щелочи. Его характеристики были почти в десяток раз лучше, чем цемент. К сожалению, технология изготовления потерялась в веках. Вторым отличием было то, что на само здание были нанесены различные рисунки, в то время как современные здания были гладкими, как сталь. Само здание представляло собой прямоугольное строение с плоской крышей.
  Как оказалось, места на тестировании нам забронировали, и не просто кто-то, а очень хорошие друзья.
  - Дар! - Вейра бросилась ко мне в объятья, и я с удовольствием закружил её.
  - Давно не виделись, Вей. Ты стала ещё красивее.
  - Вейра, мы в обществе, веди себя прилично, - упрекнул её старший брат Аст.
  Вейра быстро чмокнула меня в щеку и отпрянула, сделав вид, будто ничего и не было. Аст только возвёл глаза к потолку. А я просто улыбнулся, обрадованный встрече со старыми друзьями.
  Аст и Вейра брат с сестрой, друзья Вэна и мои. Их отец, глава компании 'Глакс', занимающейся перевозкой пассажиров между системами. Вэлл очень хорошо общается с их отцом, и они иногда приезжали на месяц погостить. Мы с ними быстро подружились. Вейра на десять месяцев младше Аста, но, тем не менее, они учатся вместе. Вейра - полная противоположность Аста. Если тот скрытный, серьёзный, даже замкнутый, то Вейра улыбчивая, общительная девушка.
  - А тебя и не узнать, Дар, - заметил Аст. - Я даже принял тебя сначала за высокородного.
  Я рассмеялся.
  - Меня за высокородного? Ты посмотри на мои руки, - я продемонстрировал ему мозоли от работы на ладонях. - Разве могут быть такие руки у правящих Княжеством?
  - Если убрать мозоли, вполне, - сказал Аст.
  Я только улыбнулся на это.
  - Рад с вами встретиться, ребята. Не видел вас не меньше, чем этого пройдоху, - я ткнул под ребро братца.
  - Надеюсь, за генератор ты ему отомстил? - поинтересовалась Вейра.
  - Да, так, немного.
  - У меня до сих пор спина болит! - возмутился братец.
  - А должно кое-что другое, - подколол его я.
  - Ну тебя с твоими шуточками, - махнул на меня рукой Вэн.
  - А где ваши родители? - поинтересовался я.
  Фигуру отца друзей или кого-то из родственников я не наблюдал.
  - Он на очередной встрече, - ответил спокойно Аст. - Он привёз нас и оставил здесь.
  - Ясно.
  - Я, пожалуй, тоже вас оставлю. Дела, знаете ли, встречи, - сказал нам Вэлл.
  - Иди-иди, дядя. Тебя все ждут! - радостно сказал Вэн.
  - Если провалишься, Вэн, я тебя в армию устрою, - серьезно пригрозил мой приёмный отец.
  - А если провалиться Дар? - вот прохвост!
  - Дару можно. Он мой сын. Ему быть умным не обязательно.
  'Что значит, необязательно?! У! Развратитель молодого поколения!'
  Я честно заржал на этот комментарий Океана. Учитывая, что я сын военного, и то, что по габаритам я обычно больше своих сверстников, мои умственные способности всегда принижали. Правда, когда подобное услышал Нейти, он долго под столом валялся. Потом заявил, что если я тупой солдафон, то он дочь высокородного. Как итог, под столом лежал уже я.
  - Вот, он даже не обижается, - указал на меня Вэлл. - Так что смотри у меня, племянничек, не подведи. И вы двое тоже. Иначе и тебе Аст светит армия.
  Как только Вэлл скрылся из виду, Аст достал два маленьких пластиковых жетона и спрятал за спину.
  - Кому-то из вас двоих придётся сидеть в другом зале, - сказал он. - Ваш выбор, господа.
  Я указал на правую руку, Вэн - на левую. В другом зале придётся сидеть мне. Не больно то и хотелось сидеть с ними! Справимся. Я же не один, со мной Океан.
  - Тестирование в нашем зале начнётся через пять минут. В твоём - через двадцать, Дар, - сообщил Аст. - Идём на места.
  Мы попрощались у большой аудитории. Мне нужно было подняться на третий этаж, в то время как они остались на втором. У моей аудитории было много народа, а двери были закрыты. Я оглядел пёструю компанию абитуриентов, и устроился на подоконнике рядом с лестницей. Открыл бутылку сока, сделал глоток и стал наблюдать. Как только открылась дверь, абитуриенты потоком ринулись туда. 'Стадо баранов в новые ворота', - прокомментировал Океан.
  Я чувствовал, что он недалеко ушёл в сознание, но и не полностью со мной. Впрочем, когда будет нужно, и он как всегда появиться.
  Пока народ вбивался в аудиторию, по лестнице вбежал молодой человек. На вид я ему бы дал не больше двадцати - двадцати одного года. Высокий, красивый, мужественное лицо, короткие светло-русые волосы. Одежда парадная военная, вроде как курсант какой-то академии иди училища. Парень остановился на верхней ступени, сжимая в одной руке китель, в другой - жетон с номером.
  - Это четвёртая аудитория? - поинтересовался он, запыхавшимся голосом. - Тест начался?
  - Да. А тест будет через минут пятнадцать, - пожал я плечами.
  - А что это люди туда спешат забиться? - удивился он.
  - Дверь только что открыли.
  Парень сел рядом со мной, устало вытер пот белым платочком. Он что с утра марафон бежал, раз так замаялся? Я протянул ему бутылку с соком. Он странно посмотрел на бутылку, потом на меня. Во взгляде было недоверие. Но жажда после бега его победила, и он сделал пару маленьких глотков.
  - Арис, - протянул он мне руку через минуту.
  - Дар, - я ответил на рукопожатие.
  - Куда собираешься поступать?
  - Куда возьмут, - честно признался я.
  - Сам решил или кто-то сюда отправил? - парень сделал ещё несколько больших глотков.
  - Отец сказал, что бы прошёл, - ответил я. - Вот я и оказался здесь. Мой братишка внизу тоже его проходит. Мне не принципиально сдам или не сдам. Главное, что попытаюсь.
  - Неужели ты не хочешь попасть в самую лучшую академию Княжества? - удивился он.
  - Честно, - я задумался. - Как-то не особо.
  - По-твоему быть тупым, не имея высшего образования - это хорошо? - презрительно спросил тот. - Здесь взамен роботов преподают настоящие доктора наук и профессора! Здесь собрана самая лучшая база знаний и практическая база. В этой академии никогда не преподавал ни одни робот. Я вообще не понимаю, как люди, обучающиеся у роботов, могут что-то знать? Они же мыслят по шаблону!
  - Я учился дома под своим собственным руководством. Отец военный и не считает, что образование мне очень уж нужно. Так что, если я не пройду, он не обидеться. А мне самому всё равно. Я и без образования в академии имею хороший дом, свое собственное прибыльное дело, свободный график и никаких обязательств перед родителями и родственниками. Так что, мне от академии не холодно и не жарко, - его тон заставил меня напрячься.
  Кто бы ни был этот парень, он явно не так прост. Почти во всех школах, вузах, академиях преподают роботы. Это практично и целесообразно, на взгляд высокородных. Но в элитных учреждениях, таких как академия Гейне и ей подобных, где обучаются высокородные, преподают люди, что считается самым лучшим для обучения. У роботов есть программа, и как бы вы не старались, не будет эффекта неожиданности на занятиях, как и живого общения. А ведь именно живое общение, взаимодействие людей и является необходимостью для обучения, будь то первоклассник или студент последнего курса.
  - Никаких обязательств? - парень странно усмехнулся. - Тебе везёт.
  - Как посмотреть, - пожал плечами я.
  Мы замолчали. Не знаю, о чём он думал, а я вот наслаждался тем, что находился в столице Княжества. Огромные здания, тысячи разных людей, лиц. Мне нравилось наблюдать за толпой и выделять определённых людей, что бы проследить за ними взглядом. Вот, например, блондинка с модельной фигурой и длинными ногами. Она что-то весело говорила двум своим подругам и улыбалась, будто её ждёт впереди не два часа теста, а два часа наслаждения. А вот тот молодой человек в обычном строгом костюме. Лицо серьёзное, сосредоточенное. Он что-то медленно повторяет губами, как будто старается не забыть.
  - Скажи, Дар, - моё внимание привлёк Арис. - Ты хочешь или нет попасть в академию?
  Сказано было так, будто от моего ответа будет зависеть, попаду или нет, и не важно, как я напишу тест. Я задумался? Оно мне надо? У меня всё есть, что нужно. Терять время в этой академии нет смысла. Однако я хочу остаться в городе. В этом красивом, высокотехнологическом городе. При мысли о возвращение в свой дом, меня накрыла странная смесь чувств, будто, если я туда вернусь, то останусь один на многие километры. А здесь люди, миллионы людей.
  - В академию попасть хочу не особо. А вот в городе бы остался, - честно ответил я.
  - А что ты думаешь о высокородных? - вдруг перевёл тему парень.
  - Я с ними не встречался, и до этого времени у меня было всё отлично. Так что, предпочту обходить их десятой дорогой. Мало ли что им в голову взбредёт.
  Парень странно ухмыльнулся, и похлопал мне по плечу.
  - Редко в наше время встретишь человека, который незнакомцу говорит такие предельно честные слова.
  - А смысл мне кого-то обманывать? Моё мнение вряд ли кого-то серьёзно заинтересует в этом огромном городе. Кто я по сути дела? Просто парнишка, не имеющий ни власти, ни влияния, ни хороших покровителей. Врагов мне не надо, друзья у меня хорошие. Зачем тогда мне оскорблять кого-то ложью?
  - Потому что это Рисар, парень, - ответил мне курсант. - И поверь, за всей его красотой скрывается нечто страшное, с чем тебе не стоит сталкиваться.
  - Буду иметь в виду, - улыбнулся я. - Пойдём в аудиторию. Все уже зашли.
  Я и Арис прошли в аудиторию. Жетоны указали нам на самые последние места. Что представляла собой аудитория? Огромное помещение с несколькими сотнями парт на одного человека. Я сел на самую последнюю под номером - 546. Арис сел справа от меня - 547. Было ещё несколько свободных мест, но к тому времени, когда прозвенел сигнал о начале теста ни кто так и не появился.
  В присмотре со стороны людей мы не нуждались, так как здесь повсюду стояли роботы и камеры видеонаблюдения. Так что списать просто нереально. Хотя, если знать лазейки, то все вполне можно. На парте включился электронный монитор и появился список предметов, которые я должен выбрать. 'Физика, химия, математика, информатика, роботехника и история. Выбирай эти предметы'.
  Я выбрал те предметы, что мне сказал Океан и стал писать тест. С физикой надо признаться, у меня были проблемы. Нет, стандартные формулы я знал, а вот дальше. То же было и с математикой, а про информатику молчу. Роботехника еще, куда ни шло, и историю я тоже знал более-менее. 'Океан, я на тебя надеюсь', - промыслил я и стал отвечать на задания.
  Тест меня повеселил. Даже не так, повеселили меня ругательства Океана в адрес составителей этих заданий.
  'Кто, скажите мне кто решил, что война с риорами началась из-за риорской оккупации?! Да риоры десятым пространством людей обходят!... Какие генераторы, плазменные?! На флагманском корабле?! Да у них энергии, как у батарейки для аэроцикла!... Назовите причины, мешающие открытию четвёртого уровня гиперпространства. Ответ - базисы. Как нет такого варианта ответа?!'
  В общем, я почти два часа пытался справиться со смехом. Иногда ловил на себе удивлённые взгляды Ариса. Парень явно не понимал, почему идиотская улыбка не сходила с моего лица. Я жестами указывал ему на тест, тот смотрел на свой и в его взгляде я видел - не понял. И только потом до меня дошло, что он не слышит комментарии Океана. Голос друга для меня был всё равно, что голос рядом стоящего человека.
  После того, как я закончил с тестами, оставалось до конца десять минут. Я решил не тратить зря время и вышел из аудитории. Арис догнал меня через минуту.
  - Ты сейчас куда? - поинтересовался он.
  - Я пойду искать своего братишку, а, потом, наверное, поедем домой, - ответил я.
  - А результаты теста не хочешь узнать?
  - Братишка сообщит. Не буду лишать его удовольствия позлорадствовать надо мной.
  - Ясно. Удачи тебе, Дар. Надеюсь, увидимся ещё.
  - И тебе, Арис. Было приятно познакомиться.
  Мы обменялись рукопожатиями, и парень ушёл в другую сторону.
  'Интересный молодой человек, - заметил Океан. - Как он тебе?'
  'Вполне нормально. Дружелюбный', - ответил я.
  'Что ж, надеюсь, что это так', - как всегда загадочно сказал Океан, а мне осталось только гадать, кто этот парень.
  Вэн нашёлся через пять минут. Точнее, он меня нашёл и отвел к остальным.
  - Ну, как? - поинтересовался я. - Узнали результаты?
  - Да. Мы все прошли, - обрадовала меня Вейра.
  - Рад за вас, ребята, - улыбнулся я. - Куда теперь?
  - А ты не хочешь узнать свой результат? - удивился Вэн.
  - Я думал, ты мне его скажешь, - ответил я. - А вообще, мне не интересно. Хотя, тест был весёлый.
  Аст отвесил мне дружеский подзатыльник.
  - Тестирование - серьёзный шаг в жизни. И если ты его упустил...
  - То пойду я в армию, - закончил за него я.
  - Ты не исправим, - Вейра взяла меня под руку. - И как только ты умудряешься даже в такой ситуации быть самим собой, обычным человеком?
  'На всё воля Океана', - пафосно подумал я, на что получил не менее пафосное.
  'Воля Океана приказывает идти и узнать результаты этого наитупейшего теста!'
  - Наверное, потому что мне всё всегда фиолетово. Где можно результаты узнать?
  Меня отвели к большому экрану, у которого уже столпилось очень много людей. Каким образом Вэн туда протиснулся при его габаритах, я так и не понял, но через пару минут он спустился и протянул мне маленькую карточку.
  - Поздравляю вас, студент кафедры Гиперпространственной навигации!
  И столько в его взгляде гордости было, а взгляды остальных сразу переменились, что мне стало не по себе.
  - У меня только один вопрос - это хорошо или плохо? - настороженно спросил я.
  - Это замечательно, - ответил мне Аст. - Эта кафедра находиться под покровительством Дома Дерриэйдн, влиятельного Дома. Ты можешь неплохую карьеру устроить.
  - Понял. Спасибо, - кивнул я.
  - Ну что, идём отмечать? - деловито спросил Вэн.
  - Да! - обрадовалась Вейра, и мы направились к выходу.
  
  Молодой человек двадцати двух лет в строгом бело-золотом одеянии дома Беррос проследил за четвёркой молодых людей с верхнего уровня помещения. Парень проводил взглядом спину высокого юноши, идущего под руку с девушкой. Присмотреть за мальчишкой его попросил один странный, но хороший знакомый, не раз выручавший парня из осложненных ситуаций.
  - Алеон, хватит стоять и смотреть. У нас дел невпроворот, - голос Алии отвлёк молодого человека.
  Кинув прощальный взгляд на четвёрку, Алеон пошёл к своей подруге. Что ж, дела не ждут.
  
  Вэн меня поздравил, с тем, что я поступил, оставил нас в квартире, а сам снова ушёл по делам. Пусть идёт, я уже давно привык к его уходам. Я устроился в комнате. Она была самой маленькой в этой квартире. Одно окно, стол, кровать, полка для вещей, кресло и шкаф. Вот, пожалуй, и всё, что здесь было.
  'Это получается, что мы здесь будем жить как минимум полгода? Надо бы сервер установить и подключить'.
  'Я тоже так думаю', - согласился я.
  - Дар, - Вейра зашла в мою комнату. - Мы собираемся вечером по случаю поступления пойти в кафе. Ты с нами?
  - Да, я с вами. Только мне ещё нужно будет съездить в магазин и купить вещей, - ответил за меня Океан.
  'Я не хочу!' - я был просто сражён наглостью Океана.
  'А я тебя не спрашиваю. Ты идёшь'.
  'Твоя привычка решать всё за меня, Океан, иногда раздражает'.
  'Зордар, ты ещё молодой и зелёный. Тебе веселиться нужно. И так лет пять учился и работал. Пора бы и пожить в своё удовольствие'.
  'Это не то, что я хочу. Мне куда интереснее лазить в интернете, чем среди множества незнакомых людей'.
  'Человек - существо общественное. Отдаляться от друзей чревато последствиями для твоей психики. Так что ты будешь делать то, что я сказал. Потом ещё спасибо скажешь'.
  - Даар! - Вейра провела перед моим лицом рукой. - Опять завис?
  Это она, Аст и Вэн называют явление, когда я занят диалогом с Океаном и ничего не вижу и не слышу. Вэлл объяснил это последствием катастрофы, а я не стал переубеждать. Мне иногда так и хочется поверить, что Океан всего лишь последствие катастрофы. Но мой друг каждый раз убеждает меня в обратном, показывая знания того, что я знать в принципе не могу.
  - Да. Не обращай внимания.
  - А деньги у тебя есть? - поинтересовалась Вейра. - Вэлл ведь ушёл.
  - Деньги у меня есть, - моё собственное состояние, заработанное трудом, умом и потом.
  - А тебе компания в магазине не нужна? - а глаза такие хитрые-хитрые.
  - Не откажусь, - ответил я.
  'Ты ей определённо нравишься'.
  'Я много кому нравлюсь, - не стал я спорить с Океаном. - И что из этого?'
  'А сам никого не любишь'.
  'Что поделать, не встретил я ту единственную, ради которой буду готов пустошь пересечь'.
  'Что-то я в этом сомневаюсь', - на что это мой друг намекает?
  - Хватит зависать, - Вейра ткнула мне в живот кулачком. - Переодевайся, перекусим и поедем, покупать тебе одежду.
  Обед был короткий. Всему виной эти пищевые заменители, которые меня просто достали. Нет бы, почувствовать вкус настоящего мяса, овощей и фруктов, впиться в них зубами. А тут даже жевать не надо. Проглотил пищевой заменитель и готово.
  Отец Вейры и Аста неплохо получал, поэтому спокойно обеспечивал им личного водителя и транспорт. Так как Вейра была в столице неоднократно, она сразу определила, в какие магазины нам стоит ехать. Аст заявил, что у него все вещи есть, а Вэн не отказался составить мне компанию. Поэтому летели мы втроём.
  Вейра своё дело знала, и быстро обновила мой гардероб и увеличила его чуть ли не втрое, если учесть, что сюда я приехал с небольшой сумкой, половину которой занимала моя техника. Так же в честь поступления она подарила мне и Вэну замечательный мужской одеколон.
  - Вейра, что хочешь, но больше я с тобой по магазинам не пойду, - заявил ей Вэн. - Так устал, что даже сил никуда идти нет.
  - Мы все идём на приём в элитный клуб 'Чудо вселенной'. Я получил четыре официальных приглашения. Он находится при академии. Там можно будет познакомиться со студентами из своей группы, старших курсов, преподавателями и, что самое важное - высокородными, - сообщил Аст, раздавая каждому из нас по золотому конверту.
  - О, можно будет узнать, куда я попал и что у меня за специальность, - обрадовался я.
  - Класс! Можно будет познакомиться с высокородными! - Вэн мой восторг разделял параллельно.
  - А если ещё и встретиться с членами дома Кориндоран, - мечтательно сказала Вейра.
  - Кому что, - заметил я. - Сколько у нас времени?
  - Пара часов, - ответил мне Аст. - Начинается всё ровно в шесть. Хотя, учитывая дорогу, то около часа.
  - Я же не успею! - Вейра вскочила и побежала по своим делам.
  А я пошёл в свою комнату. После того, как Вейра освободила душ, я туда проник с боем, уложив на пол Аста и Вэна. После надел чистую белую рубашку, чёрные новые брюки и использовал подарок Вейры.
  Когда мы собрались, к месту встречи нас отвёз личный водитель Аста и Вейры.
  - Дар, ты не знаком с высокородными, поэтому я тебе кое-что о них расскажу, - начал Аст, когда мы отъехали от дома.
  - Мне всего лишь стоит держаться от них подальше, - сразу сказал я. - Потому что они могут меня уничтожить, если захотят, так?
  - Да, - кивнул тот. - Поэтому, веди себя в клубе тихо и далеко от нас не отходи.
  - Понял.
  - Если вдруг они с тобой заговорят, веди себя вежливо, на скандал не нарывайся, а если что-то попросят сделать или прикажут - лучше сделай. Поверь, это будет лучше для твоей безопасности, даже если это будет нечто выходящее за рамки. Ко всем высокородным обращайся милорд или миледи. Они высокородные, независимо от своего положения в Доме.
  - Ясно. Не нарываться, держаться вас, вести себя тихо, выполнять их приказы, если вдруг что и вообще притвориться тенью.
  - Молодец, соображаешь, - кивнул мне Аст.
  Моё отношение к высокородным было двоякое. С одной стороны я их не любил, хотя бы потому что порой законы, созданные ими вводили меня в бешенство. Они досконально разработают систему маршрутов для поездки элиты общества, а на простой народ им наплевать. С другой стороны моё отношение было нейтральным, потому что почти всё меня в их власти устраивало. По крайней мере, что-то серьёзное меня не касалось.
  До места доехали без происшествий и достаточно быстро. Там уже было очень много народа, но вход заблокировали четыре робота. Рядом то и дело шастали репортёры, вспыхивали камеры, кто-то кричал, кто-то кого-то звал. Нас пустили в трёхэтажное здание спокойно, едва мы предъявили содержимое конвертов. После шума улицы для моих ушей был настоящий рай наводиться в этом помещении. Мы прошли в первый большой, красный зал. В моём понимании клуб - это место, где есть бар, громкая живая музыка или просто музыка, много веселящейся молодёжи и красивых девушек, и полу мрачность помещения. Место, где можно расслабиться. Здесь же был приятное тихое освещение, тихая обстановка. Я про себя назвал его гостевым залом. Здесь было много людей, преимущественно молодёжи. Великих и ужасных высокородных я не увидел.
   Ребят, простите, но я здесь вижу Каларда. Мы с ним учились в одной школе. Так что я отойду, - и Аст скрылся быстрее, чем мы успели сказать 'а'. Сестра своего брата не отстала и исчезла, едва мы прошли во второй - зелёный зал. Здесь уже стояли у стен большие столы, накрытые различными блюдами и напитками.
  - Там моя старая знакомая, так что я тоже отойду, - заявила Вейра и скрылась.
  - Если и ты исчезнешь в следующем зале, я не обижусь, - сказал я Вэну.
  - Брось, куда я от тебя денусь?
  - А куда ты можешь? - поинтересовался я.
  Вэн покрутил головой, кого-то увидел и состроил просительную рожицу.
  - Иди уж, - сказал ему я.
  Вэн быстро исчез из моего поля зрения, затерявшись в толпе. Мне ничего не оставалось делать, как сесть где-нибудь и ждать их. Если что, они позвонят, благо, скайр я настроил. Следующий зал был синим. Здесь не было стола с яствами, но зато здесь были удобные кресла, диванчики, а посередине зала стоял большой красивый фонтан, в чистой воде которого играли лазерные лучи. Я сел напротив фонтана на край дивана и стал созерцать его. Признаться честно, за эти несколько дней я, наконец, нормально сел и меня никто не трогал, бежать-спешить не нужно было. Я просто отдыхал.
  'И как тебе столица сего Княжества?' - давно ожидаемый вопрос.
  'Мне нравиться. Я бы остался жить в этом городе, если бы у меня был стабильный доход, собственная квартира и интересное дело, - ответил ему я. - Столько людей, столько лиц. Мне кажется, что когда я вернусь домой, то я окажусь словно один во вселенной. У меня сумасшедшее желание выйти в час пик туда, где очень много людей и забиться в толпу'.
  'Интересное желание. А мне такого никогда не хотелось. Всегда мечтал, что бы меня никто не трогал, не мешал проводить исследования. Я мечтал об одиночестве'.
  'Получил?'
  'Более чем. Меня никто не трогал, но когда я хотел со всеми поделиться своими открытиями, хотел, что бы меня кто-то похвалил или сделал замечание, меня не слышали, - голос Океана стал грустным. - Я чувствовал себя каплей воды в литре кислоты'.
  'Интересное сравнение'.
  'Поэтому, малыш, всегда мечтай о том, о чём жалеть никогда не будешь. Мечты ведь имеют привычку сбываться'.
  'В таком случае, о чём ты сейчас мечтаешь?' - мне стало жутко интересно.
  'Мечтаю? Я давно перестал мечтать. Я давно забросил веру и надежду'.
  'Почему?'
  'Потому что очень много времени прошло. Когда ты узнаешь обо мне всю правду, ты поймёшь'.
  'Хотелось бы, что бы этот момент настал как можно скорее, - промыслил я. - Ведь ты моя самая большая загадка в жизни'.
  'Что бы разгадать загадку, достаточно просто подумать'.
  'Ты начинаешь отходить от темы', - заметил я.
  'А какая у нас тема? Мы же о городе говорили. Хотя, иногда перед тем, как войти в состояние сна, в оковы моего разума иногда попадают осколки чувств. Я не знаю, мои они или чужие. И тогда я всегда засыпаю в далёком городе в сине-зелёной башне, под взглядом светящихся неоновым светом, зелёных глаз'.
  'Это твои мечты?'
  'Возможно. Но я давно перестал мечтать', - Океан усмехнулся своим словам.
  'Может, тогда стоит попытаться начать мечтать?'
  'Может и стоит. Но я не вижу смысла'.
  И Океан ушёл. Я чувствовал, что ему больно об этом говорить. Странно, но в такие моменты я лучше всего ощущаю его. Он становиться для меня таким близким и таким родным. Кто же ты, Океан?
  Я бы и дальше продолжил размышлять, но чувство чужого взгляда, направленного на меня, заставило меня оглянуться,... что бы наткнуться на задумчивый взгляд глубоких, красивых серых глаз, направленных на меня. Я даже дышать перестал. Это была она. Та девушка, что снилась мне первое время, когда я только восстанавливался после больницы. С тех пор она стала только красивее. Шикарные, гладкие волнистые черные волосы, ниспадающие ниже груди. Лицо, лишённое каких-либо недостатков, аккуратный прямой нос, пухлые губы, накрашенные тёмно-красной помадой. На ней было длинное бежевое платье без лямок, идеально сидящее на её тонкой фигуре, не лишённой изящных форм. Значит, она не сон, а реальный человек, и те обрывки разговора, что я помню - тоже! Не знаю, узнала она меня или нет, но подойти все же решила. И с каждым её новым шагом моё сердце билось всё быстрее, а груди нарастала настоящая буря чувств.
  - Молодой человек, а вас случайно не Зордар зовут? - поинтересовалась она мягким, приятным голосом.
  - Да, это моё имя, - ответил я.
  В голове взрывались и собирались новые мысли. Что ей сказать, что спросить? Она села рядом и продолжила.
  - Вы вряд ли меня помните.
  - Вы ведь Алия?
  - Верно, - легкая улыбка коснулась её губ, вгоняя меня в жар.
  Она села рядом со мной изящно и грациозно.
  - Вы шесть лет назад помогли мне, когда я был в, мягко говоря, плохом
  состоянии, - вспомнил я.
  - Да-да. Теперь я точно уверена, что это вы. Сначала даже не поверила. Не думала встретить вас вот так.
  - Как вы меня узнали? Столько лет прошло, - спросил я.
  - Вы первый, чьи глаза я запомнила, - ответила она. - Никогда не встречала таких синих глаз.
  - Спасибо, - я не знал, что ещё сказать.
  Мне было очень приятно, что она запомнила мои глаза, и что она меня вообще помнила.
  - Как рука?
  - Пять операций плюс время и половины из того кошмара не стало, - я продемонстрировал ей чистую кисть, и не беда, что я соврал. - Ещё пару операций и вовсе останусь без травмы.
  - Я рада, - ещё одна лёгкая улыбка. - Если тебе не сложно, то давай на ты?
  - Я не против. Ты учишься в академии?
  - Да. Четвёртый курс политэкономического института, кафедра межсистемных взаимоотношений, группа УОМ-03.
  - А я только первый курс не знаю, какого института, кафедры Гиперпространственной навигации, кто его знает какая группа, - честно признался я.
  - Если ты на такой интересной и сложной кафедре, то, скорее всего, ты в группе Н-01 или Н-02. Первый курс обычно одна или две большие группы. А после второго идёт разделение на более узкоспециализированные группы, - просветила она меня.
  - Надеюсь, узнаю в скором времени, где я, - улыбаюсь.
  Мне приятно с ней общаться. Сердце чуть успокоило ритм, но все ещё стучит сильнее обычного.
  - Узнаешь. Кстати, здесь где-то бродит заведующий вашей кафедры, граф Дерриэйдн. Это, кстати, его корабль оказывал пострадавшим помощь.
  - Да, я знаю. Мне рассказал сосед по больничной палате.
  - Ты нашёл родных после катастрофы?
  - Нет. Меня сильно приложило, и когда очнулся, помнил только то, как меня зовут.
  - Амнезия? Она ведь должна пройти за столь большой срок. И, насколько я помню, у тебя не было травмы головы, - нахмурилась Алия.
  - Врачи сказали, что участки головного мозга, отвечающие за память, были несильно повреждены, а некоторые нейроны и вовсе уничтожены безвозвратно. Так что, я уже никогда не вспомню, кто мои родители.
  Врачи действительно мне дали такое заключение. Память уже никогда не вернётся. Когда мне это сообщили, я растерялся. Я думал, что воспоминания потеряны. Океан показания врачей подтвердил, но заявил, что придёт время, и он сможет поделиться воспоминаниями, моими воспоминаниями. Я тогда только посмеялся, и решил, что это не возможно. Но чем больше я узнаю о нём, тем больше понимаю, что может, и сделает всё, что обещал, дай только время.
  - Сожалею. Трудно, наверное?
  - Я бы не сказал. Меня усыновил Вэллиан Доридас.
  - Тот самый Доридас, бывший капитан эскадрильи 'Рука князя'? - удивилась она.
  - Да, он самый.
  Я не сильно удивился её реакции на такое известие, потому что так реагируют все. В своё время имя моего приёмного отца громыхало как на просторах Княжества, так и за его пределами. Мне Нейти как-то признался, что в те времена риоры даже уменьшили свои патрули на границах, потому что пираты вели тогда себя тихо и осторожно. Не то, что сейчас.
  - Вот так новости! Не знала. И как он в роли отца? Я, честно говоря, его не представляю нормальным человеком. Это просто живая машина, исполняющая волю князя!
  Её замечание меня немного обидело, но я и бровью не повёл.
  - Нормальный отец, может, где-то грубоват, резковат и требует от меня, словно нормы для новобранца. Но всё вполне терпимо, - ответил я на вопрос.
  Мы бы могли ещё долго разговаривать, не прерви нас Арис. Он подошёл к нам вместе с незнакомым мне парнем. В глаза сразу бросилось то, что Арис был одет в чёрно-серебряный дорогой костюм, цвет Дома Кориндоран. Спутник же его был одет не менее дорого. Бело-золотой костюм вызвал у меня чувство восхищения и даже зависти. Я бы от такого тоже не отказался. Вместе эти двое настолько выделялись на общем фоне, что я сразу понял - передо мной высокородные.
  - Алия, опять за старое, - сказал с упрёком Арис. - Ведь я же просил, никаких игр сегодня. А ты меня мало того, что проигнорировала, так ещё и выбрала себе жертву из числа тех, кто находиться под моим покровительством. Ты же, Дар, повёлся на её сладкие речи.
  - Ты серьёзно опоздал, Арис. Мальчишка, - она провела рукой с длинными, острыми ногтями по моей щеке так, - давно принадлежит мне. Даже раньше, чем ты успел стать его покровителем. Кстати, когда ты успел?
  От того ощущения лёгкости в общении с ней не осталось и следа. Она стала, словно, ядовитой змеёй, готовой наброситься в любой момент. Тон изменился до неузнаваемости.
  - Раньше, чем мы оказались здесь, - ответил Арис, и его тон тоже изменился, стал прохладным, словно лёд.
  - Дар, как давно ты знаком с Арисом? - поинтересовалась у меня Алия, заглянув мне в глаза.
  Её рука оказалась на моей груди так, будто бы я был её собственность. Будто бы я принадлежал ей полностью. В какой-то мере, так оно и было.
  - С сегодняшнего утра, - ответил я, как можно спокойнее.
  Не хватало окружающим узнать того, что её прикосновения начинают меня сводить с ума. -
   А я знакома с ним уже шесть лет, - Алия перевела победный взгляд на Ариса, у которого на щеках заходили желваки. - Так что, не тебе указывать мне, что с ним делать.
  - Но я бы настоятельно не рекомендовал использовать Дара в своих играх, - Арис был само спокойствие.
  - Я и не собираюсь, - пожала она плечами. - Мои игрушки редко держаться дольше месяцы. А я хочу поставить свой персональный рекорд. И Дар в этом вопросе мне подходит как никто другой.
  - Ладно, - тон Ариса стал таким же непринуждённым, как и сегодня утром. - Пойдёмте в другое место, где мы можем нормально поговорить, не привлекая внимания.
  - Идём, - Алия встала.
  Высокородные развернулись и направились к выходу, а я так и остался сидеть на диване с растерянным взглядом, совершенно не понимая, что сейчас произошло. Хотя, до меня стали доходить некоторые мысли. В частности то, что мои новые и старые знакомые - высокородные. Замечательно! А ведь Аст просил меня держаться от них подальше. И что значат слова про игры и покровительство?
  - Дар! Пошли.
  Я поднял взгляд и увидел как третий высокородный, имени которого я не знал, стоял в десятке метров от меня и ждал. Арис с Алией к этому моменту прошли половину зала. Пришлось встать и идти. Незнакомый высокородный был чуть выше меня. Волосы русые отросшие, но недлинные, густые. Чёлка спадала на лоб, густые брови, голубые глаза. Нос чуть расплюснут. Тонкие губы, а на острие подбородка росла борода. Арис был одет в бело-золотой пиджак, красную рубашку, белые брюки.
  - И когда ты умудрился познакомиться с этой фурией? - поинтересовался парень, указывая на Алию.
  - Она, можно сказать, спасла мне жизнь, хотя я подробностей не помню, - ответил я.
  - Ничего себе! - удивился парень. - И всё это время она молчала! Вот я ей устрою допрос с пристрастием.
  Я скептически глянул на парня. Кем бы он ни был, до Ариса и Алии ему далеко.
  - Ты уверен, что потянешь?
  - К сожалению, нет, - печально вздохнул тот.
  Я рассмеялся. Парень определённо мне нравился. Хоть он и высокородный, третий встреченный мной, но общаться с ним даже проще, чем с моим сводным братцем, или кем он там мне приходиться.
  - Кстати, не обессудь, но я не знаю твоего имени, - сказал я.
  - Алеон.
  - Дар. Хотя ты моё имя уже знаешь.
  - Ты где учишься, Дар?
  - Кафедра Гиперпространственной навигации, - привычный ответ.
  - Сочувствую, - похлопал меня по плечу тот. - В общем, если будут разрывать на кусочки, беги ко мне.
  - В плане?! - я ошарашенно посмотрел на парня.
  - Арис и Алия редко когда спорят из-за чего либо. Они хорошо друг друга знают с детства. Можно сказать, если между представителями Домов может быть дружба, то они прекрасно дружат. Несколько минут назад, я не знаю почему, но Арис и Алия вступились в битву за тебя. Арис пока что уступил, но вряд ли бросил битву окончательно. Ты учишься на кафедре, на которой заведующий граф Дерриэйдн, а это ещё тот псих. И он очень ревностно относиться к своим ученикам. Так, что, можно сказать, за тебя ведут борьбу три Дома. А я, как четвёртый, предлагаю тебе убежище. Океан, во что я ввязался!
  'Не ты ввязался, а тебя ввязали', - голос, словно издалека, значит, разбираться должен сам.
  - Думаю, пока перемирие, я никуда дёргаться не буду, иначе хуже станет, - осторожно сказал я. - Кстати, ты не пояснишь, что за игры и что за покровительство?
  - Без проблем, - пожал плечами тот. - Каждый студент этой академии закреплён за определённым высокородным. Эта встреча и была организована для этих целей. Высокородный может быть, как граф Дерриэйдн, заведующим кафедрой и ты его за весь срок обучения можешь и не увидеть. Могут быть такие, как Арис. Он старше нас на два года, но поступил на курс с нами, потому что учился в военной академии. Пока он учился, кто-то был закреплён за ним, но опять же его не видели. Или же можно быть закреплённым за такими, как я и Алия, непосредственными учениками академии. Это нужно для того, что бы каждый ученик не высокородный мог в случае конфликта с высокородными обратиться за соответствующей поддержкой. Ведь с высокородными спорить себе в ущерб. Хотя, если ты не правильно выберешь высокородного, то могут быть и проблемы, особенно, если идёт война между Домами. В таком случае лучше спрячься и не высовывайся, или уходи к другому высокородному. Иначе ты рискуешь стать жертвой разборок.
  - Ясно, - кивнул я, хотя вся эта информация должна быть осмыслена как следует.
  - А что касается игр, то тут всё очень просто. Алия любит влюблять в себя таких вот ничего не подозревающих низших, как ты, а потом разбивать им сердца, причём особо жестоким образом. Эта забава всех высокородных девушек, но Алия среди них формальный и неформальный лидер. Так что не надейся, ты не станешь исключением. Пока ты делаешь вид, что не любишь её, она с тобой ласкова. Как только ты это покажешь, можешь прощаться со своим сердцем.
  И ведь не скажешь, что Алия на такое способна. А ведь способна, и ещё как!
  - Знаешь, мне кажется, что ты мне не просто так это говоришь, - осторожно заметил я.
  - Не просто так, - согласился тот. - Алия моя возлюбленная. Поэтому в моих интересах, что бы объекты её интереса жили как можно дольше.
  - А она отвечает тебе взаимностью? - я неудачник.
  - Полной.
  Дважды неудачник. Почему именно она спасла меня и стала моим идеалом? И почему у неё уже есть тот, кого она любит?
  - В таком случае, я постараюсь как можно меньше вам мешать.
  А мне так хотелось ударить Алеона по спокойному, безмятежному лицу, забрать отсюда Алию и улететь куда подальше. Мучительно хотелось. Но даже если я это сделаю, что я могу ей предложить? Кто я, а кто она? Высокородные - это правители целых систем. У них есть всё, что они хотят. А у меня кроме раздвоения личности, собственного сайта и нескольких миллионов единиц на счету нет ничего.
  - Ты и не сможешь, - сказал Алеон. - Ты смотрел первый сезон Войны миров?
  - Чего? - тряхнул я головой, перестраиваясь на новую тему.
  - Войны миров.
  - Что это?
  Алеон остановился и посмотрел на меня как на идиота. Я ответил ему почти таким же взглядом.
  - Не делай вид, что не слышал о самой крутой биоигре Княжества.
  Я задумался. Биоигры. Я слышал, что это очень продвинутые технологии. Ты ложишься в специальную капсулу, на голову надевают специальный шлем, закрепляют, и ты перемещаешься в компьютерную реальность. Так всё реально, даже боль. Только порог боли значительно меньше, чем в реальной жизни. Если тебе прострелят руку, ты почувствуешь лишь боль как от пореза. Хотя, порог боли могут и поднять при желании.
  - Честно, не слышал, а может, слышал, но не придал значения. Я не увлекаюсь играми, да и мне есть, чем занять своё свободное время. Куда интереснее посмотреть комиксы, чем играть неизвестно, сколько времени, - ответил я.
  - Веб-комиксы? Ты их читаешь? - удивился он.
  - Да. Мой любимый про путешествие неудачливого пирата. Жаль он закончился. Я читал его весь год, с самого первого выпуска и всегда ждал продолжение. Даже у автора Четвёртая маска стал самым преданным фанатом!
  - Ты тоже пользуешься сайтом Кольцо Разума? - парень удивлялся всё больше и больше.
  - Ага. Это единственный сайт, на котором я зарегистрирован.
  - Правильно. Остальные сайты, поверь моему опыту, цифровой хлам.
  Следующие несколько часов, устроившись в закрытой комнате, за столом мы с Алеоном обсудили последние новости из жизни сайта (давно я там не был), поделились новыми идеями, обсудили события, комиксы, видео. Алеон носил с собой суперкомпьютер, под названием Корд. Такие были только у высокородных. Суперкомпьютеры были техникой предтеч. С их помощью можно было легко связываться друг с другом, защищать себя, сканировать пространство и это только малая часть того, что может Корд. Об этих компьютерах ходят легенды, но никто из низших не может ими обладать, а высокородные не стремиться поделиться тайнами. Мы без труда зашли на сайт и смотрели новинки киноиндустрии, комиксы, делились комментариями. С помощью Корда Алеван создал голограмму, заменившую пространство и мы словно находились не в комнате в кафе, а сами были если не героями, то очевидцами видео. Глядя на это чудо техники, шириной в семь сантиметров, закреплённое в качестве браслета на руке, я молча завидовал высокородному. Алеон меня приятно удивил, оказавшись знатоком сайта, и показал мне столько нового, что я тихо завидовал, а Океан посмеивался надо мной. Ещё бы! Один из создателей сервера (хоть и посредственный) не знает, что у него на сайте твориться. Хотя, учитывая то, что на сайте зарегистрировано более ста миллионов человек, это вполне себе естественно.
  Не знаю, сколько бы мы так ещё просидели, но на мой скайр пришло сообщение от Аста, что он ждёт меня у выхода.
  - Домой? - спросил Алеон.
  - Да. Меня уже ждут.
  - Дай номер своего скайра.
  Я продиктовал ряд цифр и букв.
  - Мне бы очень хотелось ещё раз вот посидеть с тобой, - сказал я.
  - Мне тоже, - кивнул тот. - Думаю, как-нибудь увидимся.
  - Удачи, - сказал высокородный на последок.
  - До свидания, - ответил я и ушёл.
  Пока я спускался, Аст закидал меня сообщениями, что бы я поторапливался. Когда я вышел на улицу, людей казалось, ещё прибавилось, поэтому я с трудом пробился к нужному мне аэромобилю. Залез внутрь и понял, почему Аст был так нетерпелив. Вейра сидела на кресле, закрыв лицо руками, а её плечи сотрясали беззвучные рыдания. Вэн сидел напротив с виноватым выражением лица, а Аст рядом с каменным.
  - Полетели, - коротко приказал Аст.
  Я осторожно приобнял Вейру.
  - Всё хорошо, Вей, успокойся, - тихо сказал я.
  - Ничего не хорошо! - Вейра забилась в истерике. - Ты ничего не понимаешь!
  Да, что я могу понимать, если даже не знаю, в чём дело.
  - Все пройдёт, - только и сказал я, прижимая её к груди. - Всё будет нормально. Всё образуется.
  Всю дорогу до квартиры Аста и Вейры, я шептал слова успокоения. Вейра только прижималась ко мне и плакала. Аст и Вэн не делали попыток помочь мне, потому что всё могло оказаться куда хуже. Под конец, она уснула, и мне пришлось заносить её домой на руках. Аст ничего так и не сказал. Их водитель довёз нас до дома.
  - Что произошло? - спросил я, когда аэромобиль отъехал от их квартиры.
  - Высокородные, - сказал, как плюнул. - Дрейн Артегро. Он нашего возраста, учится в политэкономическом, где и все высокородные. Он вместе с дружками попытался соблазнить Вейру. Сам понимаешь, столица, высокородные. У кого угодно снесёт голову.
  Да уж. У меня точно снесло. Всё равно хочу врезать Алеону, только потому, что Алия ему отвечает взаимностью, по его же словам.
  - Ему почти удалось это сделать.
  - Почти?
  - Не знаю как Вейра смогла найти в себе силы, но она сказала ему нет. Тогда он попытался взять её силой на глазах у высокородных. Я был там, и ничего не смог поделать.
  - Что они сделали? - моим голосом можно было сейчас замораживать льды в океане.
  - Немного. Только порвали часть платья, потому как им помешал кто-то из старших высокородных, кажется, из дома Кориндоран. Арис, кажется.
  Я выдохнул. Вейра была мне как сестра и лучшая подруга. И какие-то твари, привыкшие брать всё, посмели покуситься на неё. Это они сделали зря. Я найду способ им отомстить. Да так, что бы вся академия над ними насмехалась.
  - Дрейн Артегро, говоришь? А кто ещё?
  - Я не знаю их имён, - виновато сказал брат.
  - Хорошо. Я выясню.
  Я не винил брата за то, что он не вступился за Вейру. Он боялся за себя, ведь гнев высокородных мог коснуться его. А мой брат не отличался храбростью, или я её за ним не замечал. Он был мелочным. Но ведь весь наш мир состоит из мелочей, которые складываются в большие детали, и обрушиваются на нас. Я уставился в окно. Город сиял, не так как днём, но сиял, словно в тёмной комнате кто-то поставил свечу. Какие бы игры не вели высокородные, какие бы интриги не плели, я никому не позволю причинять вред тем людям, кого я могу назвать родными.
  'Собираешься мстить?' - Океан был сейчас полностью со мной, и смотрел на тот же город, что и я.
  Не знаю, что видел он, а я начинал видеть не его красоту, а его позор. Арис предупреждал, что город имеет под собой что-то страшное. И город не преминул мне это показать как можно быстрее.
  'Ты как-то сказал, что месть заставляет человека быстро сгорать в своих эмоциях и ведёт к гибели'.
  'Ты запомнил мои слова? Я рад'.
  'Но я хочу отомстить. А так же хочу отгородить родных от высокородных. Но не знаю как'.
  'Любая задача решаема, стоит только заставить себя думать. Главное, что бы она не несла в себе зла'.
  'Как насчёт направить высокородных на высокородных?'
  'Я тебе о чём говорил только что? - вздохнула часть меня. - Это довольно легко сделать. Но не сейчас, Дар. Сперва нужно прозондировать почву под ногами и убедиться, что внизу у нас залежи базальта и гранита, а не сплошной кварцитопесчаник. Иначе ты и я рискуем оказаться в песчаной воронке, из которой нам не выбраться'.
  'Ты прав. Сначала мы всё проанализируем'.
  
  
  Покровитель?
  
  Учеба должна была начаться, как и положено, в начале сентября. У меня ещё было три недели до этого знаменательного события. Аст и Вейра покинули планету по своим делам, и об их отлёте мне сообщил Вэн. Братишка весь следующий день был расстроен и поэтому не вылезал из-за компьютера.
  'От высокородных одни проблемы', - сказал Океан.
  'Неужели все они такие? Просто у меня в голове не укладывается, как можно на людях так унизить девушку в приличном обществе? До такого даже пираты не опускались!'
  'Много ли ты знаешь о пиратах, мальчишка, - фыркнул Океан. - Они бывают ещё хуже, как и в каждом обществе. Есть пословица такая: 'в семье не без урода'. Так и здесь, в каждом обществе, даже в высокородном, есть люди плохие и хорошие. И не стоит по одному судить обо всех'.
  'Я не сужу'.
  'Судишь. О пиратах ты судишь по Нейту. О высокородных пока у тебя нет чётко определённого мнения, так как вчера ты увидел несколько разных представителей Домов, но судишь по самому плохому. А ведь твоя Алия высокородная, причём та ещё стерва'.
  'Алия не стерва! - возмутился я. - И она не моя. У неё уже есть любимый человек. И кто я для неё? Всего лишь простой смертный'.
  С каждым словом мне становилось всё хуже и хуже. Океан, полностью прибывающий рядом, посмеивался. Я чувствовал, что ему совсем не весело. А после ночных кошмаров, которые не давали мне нормально спать ночью и вовсе стал обеспокоенным. Я чувствовал, что он боится чего-то.
  'Что-то у меня настроения как у кислорода, у которого отняли оба водорода, - невесело сказал Океан.
  'В смысле?'
  'Улетучилось'.
  'Всё, пошли искать твои водороды!'
  Быстро переобулся, накинул куртку, взял карточку, паспорт и пошёл на улицу. Вэн даже не обратил внимания на мой уход.
  'И что тебя на улицу потянуло? - фыркнул Океан. - Сидел бы себе в комнате, информацию искал. Так нужно же тебе обязательно прогуляться'.
  'Сам виноват. Кто говорил мне, что свежий воздух полезен?'
  'Вот и дыши им. А лучшего всего надень дыхательную маску с кислородом. В этом городе никогда не знаешь, что и где производиться. И вообще в городах воздух загрязнён различными отходами производства'.
  'Это ты мне сейчас намекаешь, что собираешься уйти на нижние пласты моего сознания, и я буду бродить один?'
  'Да'.
  'Нет, так не пойдёт. Испортил настроение, будь добр раздели его со мной'.
  'Не хотел я в столицу, - тихо вздохнул Океан. - Для меня это слишком'.
  'Я тоже, если ты помнишь, не рвался. Меня просто поставили перед фактом'.
  'Нет, об этом нам с тобой не стоит говорить. Раз уж мы ищем настроение, то давай его искать не в спорах. Там только истина рождается'.
  'А я и не спорил', - заметил я.
  'Ты со мной спорить собрался?'
  Я рассмеялся. Ох уж этот Океан!
  Мы вышли из здания на улицу. По тротуарам ходили люди. Их было не так много, как в тот раз, когда я прилетел сюда и смотрел на них из кабины аэробуса. Я шёл, смотрел на лица, на одежду. Как же здесь всё отличается от дома. Причём в худшую сторону. У людей на лицах застыли, как маски безразличные, загруженные, обеспокоенные выражения. Кто-то смотрел вперёд, кто-то смотрел под ноги, кто-то то и дело на пролетающие мимо аэромобили. Одеты были люди по разному, но у всех была одна характерная особенность: слишком открыто. Или я просто не замечал в нашем городе такого. Почти все девушки, встреченные нами по пути, носили юбки, длинна которых была далеко не ниже колена.
  'Это широкий пояс или всё-таки юбка?' - задавался вопросом Океан, глядя на проходящих мимо девушек, которые стрельнули в меня заинтересованными взглядами.
  'Может, лучше не знать ответ на этот вопрос?'
  'Вопросы нужны для того, что бы получать на них ответы. И знаешь, мне не очень понравилась вчера Алия, но по сравнению с ними она просто образец целомудрия'.
  'А почему бы и нет. Она ведь высокородная, а высокородные должны быть примером', - я улыбнулся.
  'Святая инквизиция! Упасите меня от такого примера!'
  'Почему?' - не понял я.
  Океану Алия не нравилась, и я это очень хорошо чувствовал.
  'Она холодная, расчётливая, циничная и жестокая. Пока тебя кошмарики мучили, я все же поискал информацию о ней в интернете, посмотрел новости. Я раньше мало обращал внимания на род Меридон. Практически ни сколько. И зря. Эта девушка последняя в роду, а это, поверь, не так-то просто. В три года она осталась одна, почти на руинах своего Дома. А что мы имеем теперь. Её Дом на седьмом месте в списке высокородных. Забери меня предтеч, если 90 процентов этого успеха не её заслуга!'
  'Разве это плохо?'
  'Наивный малыш. Ты даже не представляешь себе, что значит быть высокородным. Если она выжила в этих условиях, да ещё и добилась таких высот в столь раннем возрасте, это ничего хорошего не значит. Выжить в обществе высокородных, даже имея опеку Дома не просто. А уж если ты столь юна и за спиной у тебя нет того, кто за тебя заступится, кроме себя самой... Поверь, я сочувствую девушке, и восхищаюсь ей. Но для тебя это ничем хорошим не кончиться'.
  'Я тут причём? То, что она собирается меня использовать в своих целях, ещё не значит, что они плохо на мне отразиться'.
  'Нет, мне на это по большому счёту наплевать. В любом случае, мы сможем выпутаться из её интриг. А вот твои чувства по отношению к ней меня беспокоят'.
  'Она просто красивая девушка, которая спасла меня когда-то. Это благодарность и ничего больше, - попытался я переубедить Океана. - У неё своя жизнь, у меня своя. Да, я восхищаюсь её красотой и как любой нормальный парень реагирую на это, но это не значит, что я мне нравиться её характер. Её поведение вчера ясно дало понять, кто я такой. Так что если ты беспокоишься, что я сойду с ума и буду, как последний кретин бегать за ней, не стоит. И вообще, мне Вейра больше нравиться. Милая, добрая девушка'.
  'Да, Вейра действительно хорошая девушка. Она бы тебе подошла'.
  'Всё, закрыли тему высокородных. Вернёмся к насущному. У меня возникло желание облететь весь город, - я глянул на пролетающие мимо аэромобили с завистью. - Но транспорта у меня нет, а пешком я город нормально не обследую'.
  'Аэроцикл - транспорт на все случаи жизни!' - прорекламировал мне Океан.
  'Думаешь?'
  'Уверен'.
  Весь день мы потратили на поиски, где купить хороший аэроцикл, детали к нему и соответствующую одежду. Одежду выбирал я, средство передвижения выбирал я, а вот запчасти выбирал Океан. Зачем спрашивается брать детали на только что купленный аэроцикл? Ответ прост и банален - апгрейд. Выбери я самый дорогой и навороченный аэроцикл последней модели, мой друг всё равно бы стал подбивать меня на модернизацию, так как летать на этом чуде техники он отказывался, мотивируя это тем, что может создать намного лучше, быстрее и надёжнее. Я не стал с ним спорить, зная, что с пор с Океаном мне ничего не даст, ведь с его знаниями переспорить не удастся.
  Мы обошли пять разных центров продаж аэроциклов. Если первые три были так себе, не слишком крупные, то последние два просто огромны. Они предоставляли поистине громадный выбор товара. У меня просто глаза разбегались от обилия такого великолепия. Каюсь, мне захотелось иметь весь этот богатый ассортимент. Сотни аэроциклов различных марок и моделей.
  Я прошёлся по рядам, высматривая подходящий. Было очень сложно выбрать. Я готов был ходить и смотреть, выбирать не один час и даже день, подобрать что-то именно под себя.
  'Что нам нужно? - вмешался в мои мысли Океан, когда я разглядывал очередной ряд. Сколько их было до этого два, три? - Мощный двигатель, прочный облегчённый корпус, хорошая внешняя защита, что бы тебя ветром не снесло и обтекаемая форма. Так что ориентируйся на эти параметры'.
  'Тебе легко, а мне сложно сделать выбор. Тут их такое количество! Да и фирма должна быть понадёжнее'.
  'Фирма нас не интересует. Я сам тебе фирма'.
  'Почему мне с тобой иногда так тяжело?'
  'Потому что я злой и коварный. Так и жажду поиздеваться над своей доброй и наивной половинкой'.
  Я вдохнул. И почему этот голос портит мне минуты наслаждения?
  - Ищешь что-то подходящее под себя?
  Я обернулся и увидел перед собой, одетого в защитный костюм, аэроциклиста. На парне был шлем, так что лица я его разглядеть не мог.
  - Да. Что-то мощное, защищённое, но не груду железа, обтекаемой формы, - ответил я. - А выбрать в таком множестве прекрасного не могу.
  - В этом отделе тебе нечего делать. Здесь только средняя мощность или слабая для двигателей. Тебе на третий этаж.
  - Спасибо, - поблагодарил я и направился к лестнице.
  Но не дошёл, потому что увидел то, что я хочу! Это был он! Мой аэроцикл. Не большой по сравнению с громадинами, но и не маленький. Серебристо-черная окраска идеального, гладкого корпуса так и притягивала. Не было видно ни одной внутренней детали, всё чётко. Это чудо стояло на постаменте, на фоне большого полотна города и притягивала, звала меня к себе.
  'Н-да, я определённого хочу, что бы мы его купили', - голос Океана оторвал меня от созерцания.
  Я подошёл чуть ближе, до края защитной линии, отделявшей меня и это великолепие современной техники.
  - Парень, эта вещь тебе не по карману, - аэроциклист положил мне руку на плечо.
  - Сколько? - только и спросил я, не открывая глаз.
  - Двадцать миллионов единиц.
  Я ошалело посмотрел на аэроциклиста.
  - Шутишь? Да я корабль за такие деньги куплю!
  - Эта модель единственная в своём роде. Завод изготовил её по специальному заказу Гилдена Сартадериана, последнего из рода Сартадериан. Её только сегодня выставили на продажу, хотя прошло уже более девятнадцати лет.
  - Почему же её не купил кто-то из высокородных? - удивился Океан.
  - Потому что никто эта вещь принадлежит другому дому, погибшему Дому. А высокородные относятся к этому слишком щепетильно. Совет Тринадцати три года заседал по этому поводу и наконец решил продать аэроцикл.
  - А ты почему же его не купишь? - поинтересовался я, подозревая подвох.
  - Отец запретил, заявив, что если я возьму этот, то он лишит меня моей коллекции из двухсот аэроциклов. Поэтому и не могу, - ответил тот, а я присвистнул.
  - Ничего себе! Мне бы тоже хотелось такую коллекцию. Двести штук!
  'Быстрее покупай аэроцикл, пока не поздно. Иначе нас опередят'.
  Океан как всегда прав. Зачем медлить?
  - Кто здесь есть из управляющего персонала? Я его покупаю.
  - За такую цену? - удивился аэроциклист.
  - Он того стоит, - потёр я в предвкушении руки.
  Парень отвёл меня к менеджеру по продажам, и через полчаса я стал счастливым обладателем замечательного аэроцикла. Я никогда не летал на аэроциклах, и правил полётов по воздушным трассам не знал. Пока Океан будет его переделывать, у меня будет время поучить правила, а потом сдать экзамен на права. Всё время сделки он был со мной, следил за переводом денег и за заключением договора. Хоть я его лица и не видел, но складывалось чувство, что он очень хотел обладать этим аэроциклом. Я даже немного опасаться стал.
  - Вы заберёте его сразу или же вам доставить на место.
  - У меня прав нет, так что лучше доставьте на место.
  - Подожди, - прервал меня аэроциклист. - У меня есть права. Давай поедем вместе.
  - Давай, - согласился я. - Только мне ещё форму защитную купить нужно.
  Посмотрю, как правильно управлять аэроциклом, за одно и город осмотрю. Менеджер так странно на меня посмотрел, но ничего не сказал, и у меня закрались нехорошие подозрения. Океан, как только я поставил подпись и получил документ о купле-продаже, удостоверился, что всё в порядке и улёгся спать.
  Форма была подобрана быстро и всё тем же аэроциклистом в том же центре продаж. Он настаивал, что бы я купил обычный, без наклеек костюм серебристо-синего цвета. Почему именно этого, он не ответил, сказав, что так надо. Аэроцикл ждал нас у выхода. Я поверить не мог, что он мой и только мой. И, тем не менее, это было так. Аэроциклист отработанным движением сел на место водителя, а я устроился позади. Ремни безопасности тут же оплели мои ноги. Вместо того, что бы держаться за впередисидящего руками, здесь были оборудованы специальные рычаги безопасности, которые тут же появились, едва я сел. И как только я закрепился, аэроцикл тут же резко дернуло вперед, так, что если бы не удерживали меня рычаги ремнями, я бы точно откинулся назад.
  - Куда тебя отвезти?
  Я назвал ему адрес, и он повёз меня. Я летел, любовался видом, наслаждался скоростью. Защита активировалась и закрыла нас прозрачным куполом. Водитель из аэроциклиста был отменный. Я не знал город, но лететь по нужному мне адресу мы могли бы конечно долго, но не два с половиной часа. Я ничего против не сказал, хотя, когда меня довезли и я слез, ноги у меня затекли жутко.
  - Спасибо, - сказал я ему. - Ты классный водитель.
  - Это тебе спасибо. Я давно мечтал полетать на этом аэроцикле.
  
  
  
  ***
  
  
  Алия сидела в своём кабинете, пила любимый кофе и старалась не думать, о том, что предстоит сделать. А предстояло много. Через две недели начнётся учеба в академии, и нужно всем подготовить указания, потому что после будет трудно вырваться, граф уж об этом позаботиться. Одно радовала высокородную. Эндорианцы продлили свой контракт на работу со студентами. Из-за скандала, который Дом Притнэ устроил два года назад, инопланетяне покинули столицу, и она разрешила им заниматься у себя на территории изучением пустоши. Не знаю, как граф Дерриэйдн и графиня Дрея Экро смогли их уговорить, но они вернуться. Правда, теперь они будут выбирать, кого обучать сами и их предметы не будут обязательными. Хотя, будь воля Алии, она бы ни за что не покидала пределы корабля эндорианцев весь период обучения. Эндорианцы являлись тем идеалом, к которому она стремилась. С этими белокожими существами она могла говорить о чём угодно, даже о тайнах своего Дома, зная, что их никто не узнает. Из-за того, что она в ранние годы стала графиней, эндорианцы, разумеется с разрешения Совета, помогали девушке постигать их культуру и учили тому, чему могли научить только они. Их доброта, забота и искренность сильно повлияли на Алию, на её мировоззрение, на её действия. Повлияли даже в большей степени, чем весь Совет и Джейден, начальник охраны.
  - Алия, как ты думаешь, если я изображу эндорианцев, они не сильно обидятся? - Алеон, сидевший напротив и что-то рисовавший в своём корде, поднял на неё глаза.
  Алеон. Какой же он ещё мальчишка. Алия любила его всю свою жизнь, и их чувства были взаимны. Он всегда всё понимал, ему она могла в редкие минуты уткнуться в грудь и молча плакать. Он ни разу не упрекнул её, не оскорбил и не обидел. Но он был слишком наивным и зависимым. Сломать его было проще простого, стоило только надавить на его зависимость биоиграми или на его любовь к красивым девушкам. Алия прощала ему любовниц, потому что и сама была далеко не такой невинной, как могло казаться. Но это всё было только на благо её Дома, и власти. Чем больше власти, тем меньше она зависела от других, тем меньше её могли контролировать.
  - Конечно, нет, если только ты не изобразишь что-то, что сможет оскорбить их моральные устои.
  Алеон задумался, а затем принялся рисовать. Мало кто знал, что Алеон очень любит это делать. Даже его отец, князь Зейден Беррос, понятия не имел об увлечении сына, полагая, что кроме игр, девушек и порой выпивки его второго сына ничего не интересует. Алию мало интересовало его увлечение. К искусству она относилось не то, что бы отрицательно, но в серьёз его не воспринимала. Для чего нужны эти картины и скульптуры? Что бы увековечить себя, или что бы над тобой потешались все? Зачем нужно сочинять глупые, бессмысленные стихи и песни? Они только отнимают время и не приносят пользы. Но Алеон занимался этим всерьёз, порой даже больше, чем играми.
  - Что ты думаешь о Даре? - вдруг спросил Алеон.
  - О ком? - переспросила Алия, внутренне напрягаясь.
  - О том парне, с котором ты мило беседовала и которого намерена использовать в игре, - ответил Алеон, не поднимая головы.
  - А тебя что-то не устраивает? Или ты о нём беспокоишься, так же как и Арис? - Алия откинула и заинтересовано посмотрела на лицо Алеона, в поисках эмоций. Он не умел их скрывать, это она точно знала. Сейчас его лицо так и оставалась сосредоточенным, бесстрастным, как всегда, когда он рисовал.
  - Все хотят его использовать, - сказал он. - В том числе и у меня есть на него кое-какие планы.
  - Какие же?
  Алии даже не пришлось делать вид, что заинтересована. Встреча с парнем стала для неё полной неожиданностью. Вот так, спустя шесть лет, она увидела того маленького мальчика, который когда-то едва до плеча ей доставал. А что теперь? Теперь он вырос, возмужал, окреп, но по прежнему привлекал к себе внимание. В тот вечер на него указала её 'подруга' Зика Дерриэйдн, троюродная внучка нынешнего графа Линара Дерриэйдна. Алие он понравился с первого взгляда. Она сначала подумала, что он один из высокородных. Его твердая походка, прямая спина. Каждое движение так и говорило об уверенности. Низшие так не ведут себя, особенно, только что поступившие. Алия сначала попыталась определить его принадлежность к Дому, но парень не был одет в какие-либо цвета. Мезара Джастрик, преподавательница этики, пожилая женщина, возраст которой перевалил за шестой десяток, посмотрела тогда на парнишку, и вынесла вердикт - он не высокородный. Девушки сначала расстроились, а потом Зика предложила Алие парнишку в качестве новой жертвы в игре, прекрасно зная, что графиня хотела бросить игры в прошлом году и уйти с поста лидера. Графиня хотела просто проигнорировать её, но тут Мезара выдала им совершеннейшую глупость, заявив, что парень очень похож на выходцев из мертвого Дома Сартадериан. Алия поинтересовалась, с чем это связано. Преподавательница тогда ответила, что только у выходцев этого Дома такой странный взгляд. Алия окинула парня изучающим взглядом, пока остальные пытались определить, кто же из них подойдёт первым. Уж слишком желанной добычей он стал, не высокородный, но уверенный в себе. Как известно, высокородные не любят, когда кто-то из низших ведет себя подобно им. И когда парень, словно почувствовав ей взгляд, поднял глаза, Алия столкнулась с синими, как небо глазами. Эти глаза, только слегка мутноватые, были у того мальчишки, которому она когда-то помогла дойти до медотсека. Взгляд парня дал ей понять, что она тоже была узнана. Поэтому, пока остальные спорили, кому же он достанется в качестве жертвы в игре, Алия направилась к нему. И не ошиблась, это был он.
  - Парень будет главным персонажем моих картин.
  - Всего-то, - разочарованно вздохнула Алия. - Я ожидала большего.
  - А ты не против, если ты там тоже будешь изображена? - Алеон не отрывался от планшета.
  Девушка встала, обогнула стол и встала позади кресла её парня. Обвила его шею руками и страстно шепнула над ухом:
  - Не против.
  Алеон не проявил ни малейшего интереса, все так же глядя на планшет. Алия увидела лишь три отдельно нарисованных окошка.
  - Собираешься рисовать очередной комикс? Так уж и быть, я посмотрю каждую картину, в которой буду я.
  - Не сомневаюсь.
  Алия так и не заметила опасной усмешки, которая появилась на губах высокородного.
  
  
  
  ****
  
  
  
  Две недели у нас ушли на то, что бы перебрать и переконструировать заново внутренности аэроцикла. Аэроцикл был сделан под заказ, но это было более двадцати лет назад, пока ещё не появились новые энергосберегательные детали. В перерывах я учил правила дорожного движения для аэроциклов, аэробусов и лёгких межпланетных транспортов. Хотя летать на одноместных кораблях по космосу я не собирался. У меня космофобия. Когда я смотрю на бескрайние просторы космоса, у меня начинается жуткая паника. Из-за этого Нейти часто надо мной посмеивался. Как оказалось, он поделён на четырнадцать частей, точь в точь повторяя рисунок владения системами. Так же изучал новости столичной жизни и иногда ездил на городских аэробусах, что бы лучше узнать город. Домов тринадцать, а секторов четырнадцать. Когда я задал этот вопрос Океану, он задумался, а потом сообщил, что Совет ни как не может решиться, кому же будут принадлежать владения Дома Сартадериан. И вовсе не потому, что они внутри себя не могут это сделать. Просто спор за территории идёт ещё и с риорской стороной. Риоры не хотят, что бы сектор, в котором граница их владений пересекается с Княжеством, принадлежала кому-то из высокородных, кроме членов все того же мёртвого Дома. И раз уж Дом был разрушен, то почему бы не забрать владения себе и не предоставить двум другим Домам новые границы?
  'Океан, а что говорят люди, живущие там, на планетах? Неужели их мнением риоры не интересуются?'
  'Видишь ли, Дом Сартадериан последние, примерно, лет сто испытывал, скажем так, затруднения. Четыреста с лишним лет назад это был действительно Великий Дом. В его власти были около восьми колонизованных планет. С тех пор Дом с каждым годом всё терял и терял своё могущество. Особенно лет сто пятьдесят назад, когда началась настоящая охота на высокородных. Этот Дом пострадал сильнее всех. Он лишился в течение небольшого промежутка времени большинства планет и на момент гибели последнего из рода там оставался единственная колонизованная планета. Все остальные не пригодны для колонизации, но достаточно богаты залежами различных месторождений, в том числе месторождение цирия'.
  'А что такое цирий?'
  'Это кристалл, достаточно специфический кристалл. Известно лишь одно месторождение на всё Княжество, Лихейн, Альянс и Конгломерат. У него поистине уникальные энергетические свойства, не до конца изученные. Насколько я знаю, изучением цирия всерьёз занимался только Алеван Сартадериан, ученый, который стал злым роком своего рода'.
  'Что же он такого сделал? - удивился я. - Почему для всего рода?'
  'Его современники называли его гениальным учёным, который на самом деле, таковы не был. Кто по сути такой Алеван был? Что хорошего он сделал за всю свою жизнь? Ему принадлежит открытие сначала второго, а потом и третьего уровня гиперпространства. Второй слой был открыт им, когда ему было всего семь лет'.
  'Ничего себе! Семь лет! Да он был поистине гением!'
  'Безумным был и злым гением, - фыркнул он. - Ему принадлежит множество открытий в математике, физике, химии и немного в биологии. Он был конструктором, любил экспериментировать. И его эксперименты большей частью заканчивались плачевно для тех, на ком он испытывал. Да и все его эксперименты носили весьма жестокий характер. Самый знаменитый его 'эксперимент', - Океан ядовито выделил это слово, - это испытание оружие тотального уничтожения для своего флота. Два миллиона тридцать тысяч семьсот пятьдесят два человека. Два крейсера и поместье с пригородом. А все потому, что ему не понравилось замечание одного из высокородных о чрезмерной жестокости его экспериментов. Вот он и решил доказать экспериментальным путём, что он может быть ещё хуже. За одно и проверил своё оружие. Эксперимент ОФМ-102. Оружие, флагман, моментальное уничтожение. Сто второй эксперимент дал поистине невообразимые результаты. Устройство, размером с небольшой истребитель, способное за пять секунд разрезать флагманский корабль на две части. Две установки, быстрая наводка, пятнадцать секунд и врагов нет. И самое главное - энергии было предостаточно, что бы опустошить все Княжество и полететь против риоров. Правильная тактика, удачный момент и если развязать войну с риорами, то легко их уничтожить, и скорость кораблей не спасёт, и защита'.
  Я поёжился. Да, если такое устройство попадёт в жаждущие крови и власти руки, то ничего хорошего не дождёшься.
  'Что же случилось с оружием и тем ученым? Я что-то не слышал о том, что бы там быстро уничтожались пираты или флагманские корабли высокородных были оснащены таким вот оружием'.
  'Как тебе сказать, - протянул Океан, решаясь, ответить мне на вопрос или нет. - Учёный пропал без вести. Да, именно так. Следов его не нашли. Его лабораторию тоже, а лаборатория у него была огромная. Прототипы оружия и всех его разработок тоже были потеряны, его личный, боевой линкор, на котором по информации было установлено оружие, был уничтожен. Лишь небольшая часть обломков висела над планетой. Из-за этого спор за территорию Дома Сартадериан ведётся не шуточный. Ведь лаборатория существует, иначе через семьдесят лет после смерти ученого, его потом не нашёл бы расчёт формулы и накидки двигателя для перехода в третий пласт гиперпространства'.
  'А четвёртый уровень? Нейти говорил, что его не существует, но разработки ведётся'.
  'О существовании четвёртого уровня Алеван предположил, но не рассчитал. Ведь четвёртый уровень - это, очень грубо говоря, другое измерение. Если первые три пласта различаются в скорости передвижения корабля в открытом космосе, то для четвертого пласта нужно открывать окно гиперперехода'.
  'И всё это я буду изучать на своей кафедре? - поинтересовался я. - Про переходы и пространство?'
  'Да, но, возможно только в общих чертах. Скорее, вас будут ориентировать на управление кораблями. Однако если взять во внимание, что граф Дерриэйдн занимается разработкой четвёртого уровня, то возможно и тебе удастся туда попасть, если ты понравишься графу'.
  'А я бы хотел заняться разработкой этого четвёртого уровня и гиперпереходами. Мне стало немного интересно. И знаешь, имя ученого мне странно знакомо, будто я его уже где-то слышал', - я напряг память.
  'Слышал, - не стал отрицать Океан. - В моих ругательствах'.
  Я рассмеялся. Океан иногда может загнуть что-то вообще невероятное, совершено отличающееся от того, что я слышал от пиратов, а они на это мастера. Только если у пиратов неприличный мат, часто переходящий в описание органов человека, а у этого прямо научные термины. Правда, Океан ругается очень редко. Серьёзно он ругался в тот момент, когда на меня упал эндорианец. Вот тогда я услышал ругательства на нескольких языках сразу, только разобрать на каких мне не удалось.
  
  
  Подошёл день начала учебы.
  'Как так вообще можно жить, - возмущался Океан, когда я собирал учебную сумку: скайр, свежий сок, запасная форма вот, пожалуй, и все, что я взял. - Ни тебе линейки нормальной, ни знакомства с куратором. Скинули всё, что нужно на скайр и рады стараться. Вот и получается, что люди нормально не общаются между собой, а так, учатся годами как чужие!'
  'Ты преувеличиваешь, - заметил я. - Все нормально. Да и мне так легче. Все везде указано'.
  'Нет, Дар, я говорю факт. И вообще я возмущён тем, сколько всего ты несёшь в академию! Один скайр! Сплошь техника. А где бумага?!'
  'Что вообще такое бумага?' - не понял я друга.
  'Пролетели в гиперпереход, - отмахнулся Океан. - Иди уже, а то на автобус опоздаешь'.
  Я перекинул сумку через плечо и пошёл на остановку. Вэн извинился и улетел с друзьями на аэромобиле. Для меня там места не нашлось. Обиделся я не сильно. Общественный транспорт полезен. Нужный мне аэробус подлетел к воздушной остановке, едва я на неё сошёл с подъёмника. Сев на свободное заднее сиденье в полупустом аэробусе, я надел наушники и стал любоваться городом. Скайр на руке завибрировал от полученного сообщения. Неизвестный номер. Странно. Я открыл содержимое и просмотрел. Картинка, присланная неизвестным, меня рассмешила. Это был комикс из трёх черно белых картинок. Картинка первая: парень, очень похожий на меня сидит перед дверью с надписью 'комиссия' и трясётся от страха, дожидаясь своей очереди. Картинка вторая, он сидит в кабинете на кресле.
  Напротив него старый высокородный, на груди которого написано Л. Дерриэйдн. Он злобно смотрит на парня глазами яростным взглядом и орёт: 'Сколько уровней гиперпространства?' и парень, дрожа от страха, отвечает: 'четыре'. Картинка третья: высокородный со счастливыми глазами прямо на лоб парню вешает гололист 'принят с отличием'. Не знаю, кто нарисовал это, но мне понравилось.
  'Напутствие от старших', - будто бы улыбаясь, заметил Океан.
  'Кто бы ни прислал, спасибо ему, повеселило. А то я уже нервничать начинаю'.
  'Ты прочитай, что написано внизу сообщения'.
  Действительно. Я даже не заметил. Там было набрано всего несколько слов: 'Какой бы ни был злой высокородный, к каждому можно найти свой подход. Друг'.
  'Кто-то явно желает быть твоим другом. Чем-то ты привлекаешь внимание'.
  'А почему бы и нет, - пожал я плечами, хотя, наверное, со стороны это показалось странным. - Надо заметить, этого автора в сети я ещё не встречал'.
  'Значит, кто-то оценил тебя как фаната комиксов, - сказал Океан. - И ничего плохого в этом нет'.
  Я тоже так решил и успокоился, сохранив файл в скайр. Дальше до академии добрались без приключений.
  Академия встретила меня нейтрально, так же, как и любого низшего ученика. Подлетая с другой стороны, мне удалось разглядеть три корпуса. Первый был главный, самый большой. Там по имеющейся информации занимались студенты как высокородные, так и низшие. Второй был лабораторный корпус. Он был не на много меньше первого, и там учились простые студенты с разных планет. Третий был такой же, как и лабораторный. Назывался он учебный корпус, и учились там только высокородные. Простых смертных, как я туда пускали только по великим праздникам. Мои кафедра находилась почти на стыке лабораторного и главного корпусов где-то посередине высоты здания. Я спокойно поднялся на лифте вместе с такими же студентами, как и я, и, пользуясь навигационной картой на скайре, направился в нужный кабинет.
  'Глупость это всё, навигационные карты, - снова вздохнул Океан. - Лучше, когда студент сам ориентируется и ищет. Это своего рода первый шаг на пути к преодолению препятствия 'неизвестность' в жизни'.
  'А по мне очень удобно, - не согласился я. - Не буду долго плутать и не туда попадать'.
  'Малыш, как жаль, что ты потерял память и поэтому тебе не с чем сравнить'.
  'Хватит меня уже малышом звать. Я ведь не маленький', - вздохнул я.
  'Я знаю тебя с самого рождения, так что имею права тебя так называть. А ты нет, потому что я старше'.
  'Иногда мне хочется пойти и проверить свой мозг на наличие имплантата искусственного разума. Это было бы хоть какое-то объяснение тому, что ты есть'.
  'Имплантаты - это так банально, - лениво сказал он. - Я совершенно иной уровень'.
  'Лучше бы был имплантат. Его хотя бы извлечь можно', - с сожалением подумал я. Нужная мне аудитория уже была заполнена студентами-первокурсниками. Всего их, на мой взгляд, было примерно сто восемьдесят человек. Целый поток. На меня никто не обратил внимания. Я нашёл свободное место в самом дальнем углу на отдельной парте, снял сумку, включил тихо музыку на скайре. По расписанию стоял вводный урок. Меня всего охватило волнение, и я ждал. Это первый раз, когда я буду обучаться так же, как и мои сверстники. Домашнее образование под чутким взглядом Океана давало свои плоды, но общения с равными по возрасту все равно не хватало, а брата и друзей мне было мало. Вэлл видел мои успехи, поэтому не спешил меня зачислять ни в школу, ни в училище. Сейчас я ждал кого угодно, хоть эндорианцев в роли преподавателей или роботов, высокородных или киборгов, о которых мне рассказывал Найти. Но не студентов, да ещё и высокородных.
  Двадцать человек. Красивые, высокие юноши и девушки. В каждом движении грация, в каждом жесте уверенность. Глядя на них я понимал - действительно высокородные, люди, привыкшие править.
  При их появлении вся аудитория затихла. В воздухе повисло молчаливое напряжение.
  - ПД-01, встали, - высокая блондинка в красно-золотом недлинном платье обратилась к аудитории.
  Примерно двадцать человек с разных концов аудитории, в том числе и рыжий парень, сидевший достаточно близко ко мне, встали.
  - Вы под моим покровительством. Садитесь.
  Парень облегчённо вздохнул и сел.
  Следующим из высокородных был молодой человек моего возраста в бледно-синем костюме.
  - ГС -01.
  Так продолжалось до тех пор, пока все группы не были защищены, кроме, моей - Н-03. Все потому, что мы и так находились под покровительством Дома Дерриэйдн. Потому оставшиеся несколько человек называли кто троих, кто четверых, и забирали их себе индивидуально.
  - Надеюсь, вы понимаете, что с этого момента и до окончания вашего обучения вы принадлежите своим Домам? - поинтересовалась всё та же первая блондинка.
  - Да, - не стройно отозвалось со всех концов аудитории.
  - Вы будете...
  Запасная дверь в аудиторию открылась, прерывая её. Все взгляды устремились туда. В аудиторию грациозно, словно шагая по подиуму, вошли трое высокородных. Меня бросило в жар, ведь всех троих я знал. Вся аудитория подскочила, а высокородные, до этого выглядевшие хозяевами положения, поклонились вошедшим, а те лишь кивком обозначили им своё внимание.
  - Распределение покровителей уже прошло? - властным тоном поинтересовался Алеон.
  - Да, милорд, - ответила блондинка с почтением. - Всё согласно списку.
  - Будьте любезны предоставить список, - сказал Арис, и список был ему тут же передан в руки.
  Я перевёл взгляд на последнюю высокородную. Она заметила меня, и в её глазах мелькнул очень нехороший огонёк. Что-то мне захотелось забиться в дальний угол, хотя я и так в нём. А затем, к моему облегчению, она перевела взгляд на свой острый маникюр.
  - Милорд Кориндоран, мы разделили всё, как и полагается, - чуть вышел вперёд синеволосый юноша. - Список одобрен студенческим советом академии.
  - Мне это известно, Дрейн Артегро.
  Так вот ты какой, зверь невиданный (нахватался выражений от Океана), чуть ухмыльнулся я. Тот, кто посмел унизить Вейру. Погоди немного, и я тебе всё припомню.
  - Так что же вас привело сюда? - поинтересовалась блондинка.
  - Так как граф Дерриэйдн будет полгода занят, он попросил нас троих присмотреть за группой Н-01 и Н-02, - ответил Арис. - Названные группы встаньте.
  В аудитории поднялось около шестидесяти человек, в числе которых меня не было. Вот интересно, это хорошо или плохо?
  - Н-01 находиться под покровительством Дома Кориндоран, - сказал Арис.
  - Группа Н-02 находиться под покровительством Дома Беррос, - следом сказал и Алеон.
  - А группа Н-03 находится под моим личным покровительством, - в тишине аудитории прозвучал властный голос Алии, с которым ни Арис, ни уж тем более остальные высокородные не сравнились. Все, в том числе высокородные и даже Арис с Алеоном перевели удивленные взгляды на Алию.
  - Н-03? - раздалось со всех концов аудитории.
  - Какая Н-03? - удивился рыжий парнишка рядом со мной.
  - Разве есть такая группа? - спросил Арис у Алии. - В списке она не значится.
  - Студент группы Н-03, встань.
  Я встал. Взгляды высокородных казалось, пронзали меня тонкими иглами.
  - Я протестую, Алия! Не было такого правила! - Арис перевёл яростный взгляд на высокородную.
  - Как судья вашего спора, подтверждаю, что у тебя нет такого права, - поддержал Алеон гораздо спокойнее.
  - Я член Совета Тринадцати, графиня Меридон, член совета директоров института Межрасовых отношений, владелица титула Трёх высокородных и не имею права? - чуть наклонила голову в бок Алия. - Вы, право, шутите?
  - Всё равно это против правил, - не согласился Арис чуть спокойнее. - Наш спор так и не был доведён до логического завершения.
  - Давай тогда продолжим его, так как разрешение графа Дерриэйдна не имеет к нему никакого отношения. Всё равно при любом раскладе ты проиграешь, - голос Алии был полон самодовольства. - А что касается тебя, Алеон, так ты получил, что хотел. Или ты тоже хочешь присоединиться к спору?
  - Претензий не имею, - ответил тот.
  - Я ещё не проиграл, - сказал Арис Алие. - А ты ещё не победила.
  - Маловато у тебя сил спорить со мной, - Алия перевела взгляд на меня, а затем развернулась и вышла из аудитории.
  - Она снова тебя переиграла, Кориндоран, смирись, - сказал Алеон Арису.
  - Не дождётся. Она ещё не победила, - холодно сказал Арис.
  - Она выиграла ваш спор вне его.
  - Но сам спор она проиграет, - сказал Арис, отдал список и вышел, вслед за Алией.
  - Совет на будущее, Дар, - Алеон повернулся ко мне. - Как можно меньше попадайся Алие на глаза. Иначе, к окончанию этого полугодия она тебя сломает.
  - Спасибо, милорд, - кивнул я.
  Алеон тоже развернулся и покинул аудиторию, а я сел на место. Оказался я, как говорит Океан, между молотом и наковальней. Да уж, попал, так попал. Высокородные странно на меня посмотрели, но ничего не сказали. К удивлению я поймал на себе злой взгляд Дрейна. Ему судя по всему вся эта ситуация не нравиться. И это сыграет мне на пользу. Радует пока одно, я не стал ещё её игрушкой, как мог бы. В противном случае, проблем было бы больше.
  - Группы Н могут покинуть аудиторию, так как ваши покровители удалились, - сказал, будто плюнул Дрейн Артегро.
  Все ученики этих групп встали и быстро стали покидать помещение, в том числе и я. Выйдя в коридор, я направился в сторону столовой. Делать всё равно было нечего, до конца пары много времени, так что можно посидеть и подумать над тем, в какую же засаду я попал. Спор между Алией и Арисом все ещё продолжается. Не знаю его сути, но игрушкой Алии я стать не хочу. Она, безусловно, очень красивая девушка, от которой трудно отвести глаза, но характер у неё страшный. Она не остановиться, пока не получит то, чего хочет, это было ясно. А хотела она заполучить меня в качестве своей игрушки. Такая перспектива меня не устраивала. Интересно, почему меня сразу не предупредили, что здесь очень много высокородных? Я бы тогда подумал хорошо и не согласился, потому что от высокородных ничего хорошего ждать не придётся. Я был несколько удивлён тем, что я оказался один в свой группе. Это если не учитывать странность того, что о такой группе многие слышали впервые.
  - Парень из Н-03!
  Я остановился и обернулся. Ко мне шла троица студентов из других Н групп. Один был длинноволосый брюнет в зелёной форме, такой же, как и у меня. Второй была симпатичная девушка с русыми волосами и татуировкой на шее в виде закрученной спирали. А третьей была очень даже красивая, статная девушка с короткой стрижкой и серьгами с алмазами. Кожа у неё была покрыта ровным загаром, что придавало её внешности хищные черты.
  - Не повезло тебе, - сказал парень, когда они подошли ко мне. - Попасть под покровительство главы Дома Меридон.
  - Это я уже понял, - вздохнул я.
  - Меня, кстати, Китан зовут. А это Блара, - симпатичная девушка. - И Зарри, - та, что мне понравилась.
  - Дар, - представился я.
  - Ты куда сейчас? - спросил Китан.
  - Да, в общем, никуда. Собирался в столовую, - пожал я плечами.
  - Мы тоже туда идём, - кивнула Зарри. - Присоединишься?
  - Конечно, - улыбнулся я. - Вы из какой группы?
  - Из Н-02. Будущие навигаторы, - гордо сказал Китан.
  - А какая разница в группах? - поинтересовался я. - Чем 01 от 02 и 03 отличаются.
  - Первая от второй практически ничем, только дополнительными предметами. А вот о третьей группе мы сегодня услышали впервые. Хотели узнать от тебя.
  - Я и сам толком не знаю. Думал у одногруппников спросить, но таковых не
  оказалось.
  - Надеюсь, это не очередной эксперимент графа Дерриэйдна, - сказала Китан.
  - Всё может быть. Но надеюсь, меня такая участь минует.
  Девушки улыбнулись.
  - А вы с какой планеты?
  - Я отсюда, - сказала Блара.
  - Я с Касса. Это владения Дома Дерриэйдн, - ответил Китан.
  - А я с Гейзера. Это в государстве Лихейн, - продолжила Зарри.
  - И как живётся девушкам в Лихейне? - поинтересовался я.
  - Лучше, чем здесь, - ответила, улыбаясь, Зарри. - Но здесь намного лучше учебная база. Так и поступила сюда, что бы выучиться и продолжить дело отца. А ты откуда и почему
  сюда поступил? - Я с границ Лихейна и Княжества, с планеты Лоран. Поступил сюда случайно, просто пройдя тестирование, хотя не стремился.
  - Ого! Да ты молодец. Не каждый так просто попадает сюда. Ты кстати платник или бюджетник?
  - Э, - я задумался. - Не знаю.
  - Дар, ты откуда такой взялся, раз не знаешь! Оплата года обучения на нашей специальности стоит порядка семисот тысяч единиц. Не каждый может оплатить обучение, если он не высокородный, - удивилась Зарри.
  - Я, правда, не знаю. Мой отец мне ничего такого не говорил. Мне просто предложили пройти тестирование и я смог набрать нужное количество баллов, для того, что бы пройти, - а стоит задуматься, кто оплачивает моё обучение в столице.
  - А кто твой отец? - спросила Блара.
  - Вэллиан Доридас, капитан пассажирского судна.
  - Так ты сын Вэллиана Доридаса?! - воскликнул Китан, испугав меня. - Тогда все вопросы отпадают. Твой отец командир легендарной эскадрилий 'Рука князя', которая поймала не одну сотню пиратов! Он живая легенда! Никогда не думал, что буду учиться на одном курсе с его сыном.
  - Я его приёмный сын, - сразу же сказал я, но пыл парня это не охладило.
  - Да какая разница! Он же воспитывал тебя, как родного сына.
  - Да, - не стал отрицать я.
  Вэлл действительно относился ко мне, как к сыну, в те редкие моменты, когда был со мной. Да, порой слишком резко, как с солдатом или подчинённым. Но он воспитывал меня. А я так и ни разу не смог называть его отцом. У меня просто язык не поворачивался. Мне проще Океана называть отцом, чем его. И я даже его один раз назвал так, на что он сильно возмутился и попросил меня не называть, заявив, что у меня есть родной отец. И братом попросил тоже не называть, что-то пробурчав типа: 'их и так слишком много'.
  - Значит ты его сын. И все равно, что приёмный.
  Я разговаривал с ними, пока у нас не закончилось свободное время. Китан оказался большим фанатов 'Войны миров', а так же её участником. Эта биоигра была очень популярная на Рисаре. Многие высокородные в неё играли. Она была проста, как жизнь. Все те же тринадцать домов противостоят нашествию полчищам чудовищ из пустоши. По сути игра, эта сплошная война против чудовищ. Можно зарегистрироваться один раз и играть только за один Дом, как в реальной жизни. Если тебя в ней убьют, то твой профиль автоматически стирается, и восстанавливается только через пять лет. Там много нюансов, как и в настоящей жизни, но я разбираться не стал, потому что меня это не привлекает. Блара оказалась аэроциклисткой и состояла в группе аэроциклистов 'Трист', которая летала на территории Дома Артегро. Узнав, что у меня тоже есть аэроцикл и я собираюсь получить права, она обрадовалась и сказала, что готова меня с удовольствием принять в группу и познакомить со многими её участниками. Зарри же была обычной девушкой, которая приехала сюда учиться. С Бларой они были давними подругами, поэтому она тоже пропадала в компании аэроциклистов. Ребята мне понравились. Веселые, без замашек высокородных.
  - Дар! - вихрь в зеленой форме академии кинулся мне в объятья, и благодаря рефлексам я успел её поймать.
  - Привет, Вей. Форма академии тебе очень к лицу.
  Девушка чуть смутилась от комплимента, но так и продолжила меня обнимать. Три моих пары закончились, в том числе и та, с высокородными. Вейра поймала меня, когда я уже шёл к выходу.
  - Дар, пошли со мной на тестирование.
  - Какое тестирование? - удивился я.
  - Это тестирование может пройти каждый и оно не долгое, - заверила меня Вейра. - Нужно всего лишь пойти в эндорианский корпус, заполнить анкету и ответить на пару вопросов инопланетян. Аст не пошёл со мной, потому что ему нет дела до инопланетян, а мне очень хочется. Дар, ну пожалуйста!
  'Тестирование у эндорианцев? А почему бы и нет! - обрадовался Океан, хотя перед этим я почувствовал, что он чего-то боится. - Давно хотел изучить иную расу'.
  - Ладно, идём, - кивнул я.
  Мне это не слишком нравилось. Перед глазами сразу встало тело того разумного, что я лечил. Я отогнал мысли в сторону и последовал за Вейрой, которая на радости тянула меня за собой. Мне даже стало интересно, что это за эндорианский корпус. Он располагался за главным. Корпусом это было сложно назвать, потому, как это был корабль. Необыкновенной, плавной формы корабль, устремлённый вертикально ввысь. Я даже задержался, что бы осмотреть его из окна. Огромный, гладкий, великолепный белый корабль. Все его линии были плавные. При виде его я затаил дыхание. Коридор, через который мы шли, был заполнен студентами. Их было очень много, поэтому Вейре пришлось снизить свою скорость. Дальше повёл уже я, медленно пробиваясь в корабль. Причём интересно, что людей, стремящихся покинуть корабль не меньше, чем туда спешащих. Судя по их мрачным лицам, тест они не прошли.
  Таки пробившись в корабль, такой же белоснежный изнутри, как и снаружи, мы последовали за потоком студентов. Вейра ни на шаг от меня не отступала, и крепко держала меня за руку. Пробившись через очередь, мы попали в большое помещение. Здесь студенты заполняли какие-то странные, не похожие на обычные гололисты предметы. Нет, внешне всё было соответственно, но вот состояли они из какого-то материала, далеко не голографического происхождения.
  'О, бумага! - обрадовался Океан. - Эндорианцы, я вас обожаю!'
  Океан действительно был рад тому, что видели мы, и моё настроение быстро поднималось на новую ступень.
  'Бери ручку на столе, и заполняйте формы. Писать ты точно обучен'.
  Я спорить не стал, а выполнил то, что мне говорил Океан в точности. Вейра даже удивилась, когда я дал ей ручку и форму. Так как все места были заняты, мне пришлось заполнять на колене, а Вейре - на моей спине. Пока заполняли формы, слушали разные интересные высказывания в адрес эндорианцев с их странными технологиями. Форма была проста: имя-фамилия, курс, предмет изучения. Я подумал и выбрал садегистику, так как остальные предметы, типа истории, социологии, философии и других гуманитарных наук мне были известны. Вейра выбрала эндорианский и садегистику. Язык я брать не стал, почему, я и сам не знаю. Океан не был против. Но и желанием не горел, что для него странно. И я уверен на сотню процентов, что эндорианский он не знает.
  После заполнения мы направились в очередь к одному из столов, за которым сидели эндорианцы. Наша очередь дошла быстро. Я даже сесть не успел, как эндорианец сказал:
  - Вы приняты, молодой человек.
  - А как же вопросы? - озадаченно спросил я.
  Всем студентам передо мной задавали по два-три вопроса и говорили, приняты они или нет. Почти вся очередь впереди нас была отвергнута.
  - Ваши данные нам подходят. Поэтому пройдите в зал два и ожидайте. Форму положите сюда.
  - Спасибо, - ответил я растерянно, положив лист в маленькую стопку. А ведь они даже не посмотрели на мои ответы.
  Вейре пришлось отвечать за двоих:
  - Почему вы хотите учиться у нас?
  - У вас дают хорошее образование.
  - Почему вас интересует наш язык?
  - Он мелодичен и я бы хотела его изучить.
  - Как вы относитесь к искусству?
  - Положительно. Я получаю от него эстетическое удовольствие.
  - Вы давно дружите?
  - Почти шесть лет.
  - Вы приняты. Зал два. Ожидайте.
  - Спасибо.
  Я взял Вейру под руку и пошёл с ней в указанный зал. На входе стояли двое эндорианцев в серых костюмах, закрывавших всё тело. Они пропустили нас без вопросов. Второй зал был в три раза меньше первого и построен полукругом. Там уже сидели счастливчики, которых приняли, а их было не так много. Вроде знакомых лиц здесь не наблюдалось.
  - Дар, Вейра! - с первого ряда нам приветливо махал Вэн. - Вы прошли!
  - Мало того, что жить с ним, так теперь ещё и учиться вместе! - наигранно возмутился я, спускаясь к нему. - Как тебя вообще приняли!
  - Мне задали всего один вопрос, - гордо заявил тот.
  - А меня без вопрос приняли, - довольно заявил я.
  - Что бы эндорианцы тебя и без вопросов приняли?! Да я лучше в пустошь полечу, чем в такой бред поверю! У тебя на лице написано, что ты пират!
  - Куда уж мне простому смертному до тебя, о, великий и могущественный любитель антифризов!
  В меня полетела ручка, которую я легко поймал.
  - Вейра, сделай ты что-нибудь с ним! - обиженно сказал Вэн.
  - А что с ним сделать, если ты антифриз любишь? - похлопала глазками Вейра.
  - В кого вы такие злые?
  - Уж точно не в тебя, - улыбнулся я.
  Мы как раз спустились. Парты здесь были на троих. Вейра села посередине, а я так и остался стоять.
  - Что выбрал? - поинтересовался я у братца.
  - Эндорианский.
  - О, значит, вместе ходить будем, - обрадовалась Вейра. - Я тоже его выбрала. Больше не могу, времени не хватает.
  - А что ты, Дар, выбрал? - поинтересовался братец.
  - Садегистику.
  - Что это за предмет?
  - Понятия не имею, - честно сказал я.
  - Вполне в твоём стиле, выбрать что-то совершенно неизвестное, - фыркнул братец.
  - И сделать всё лучше всех, - похвалила меня Вейра.
  Я оставил его реплику без внимания и сел. Вовремя. В зал вошла эндорианка. Да, именно она. А следом за ней шли высокородные. Их было человек десять, не больше. К моему сожалению, там были всё те же три знакомых лица. Я быстро отвернулся и постарался сделать вид, что высокородных не заметил, в том и числе мою покровительницу. Эндорианка вышла вперед и встала за кафедру.
  - Добрых времени суток, уважаемые дамы и господа. Прежде, чем мы приступим к обычной вводной части, я бы хотела сделать небольшое объявление. Мы собираемся заняться вплотную изучением человеческого поведения в разных условиях. В абсолютно разных. Даже в опасных. Этот предмет занимает достаточно большое количество часов, поэтому остальные предметы, выбранные вами у нас, фактически исключаются. Те, кого интересует это предложение, пожалуйста, подойдите ко мне.
  В аудитории наступила осязаемая тишина. Изучение поведения в опасных ситуациях? Лишь для того, что бы эндорианцы получили свои данные по людям? Не знаю почему, но у меня в голове сразу появилось мысль согласиться на это авантюрное предложение.
  'Океан?'
  'Делай, как считаешь нужным', - вот и весь ответ моего друга, донёсшийся до меня откуда-то издалека.
  Если бы ему это не понравилось, он бы мне сказал. Следовательно, ничем опасным мне это не грозит. Поэтому я встал и пошёл к эндорианке.
  - Псих, - донеслось до меня бурчание моего братца.
  'Мы не самоубийцы, мы простые ученые!', - веселые мысли Океана донеслись до меня, что сразу подняло мне настроение.
  - Молодой человек, вы уверены, что готовы рискнуть ради того, что бы мы получили данные о вашей расе? Ведь наши исследования могут нанести вред вашему организму, - сразу призналась эндорианка.
  - Но не смертельный же, - улыбнулся я.
  - Не смертельный. Но порой вы будете оказывать в безвыходных ситуациях, почти на грани отчаяния, на грани жизни и смерти.
  - Вы сами себе противоречите, - заметил я.
  - Мы говорим не о смерти физической, а о смерти вашей личности. Давление будет на вашу психику. Порой очень сильное давление.
  'Подумаешь смерть личности! У тебя всё равно есть запасная!' - Океан веселился в предвкушении экспериментов.
  Я не знаю почему, но он просто обожал и получал почти физическое наслаждение от удачно проведённого эксперимента. И это было ни с чем несравнимое чувство. И чем сложнее и опасней был эксперимент, тем, больше было счастья у этой интересной личности.
  - Я рискну, - твердо сказал я эндорианке.
  - После того, как вы подпишите соглашение, вы не сможете отказаться, - заметила эндорианка. - Эксперимент очень важен, и сбежать вам не удастся.
  - Дар, бросай эту затею! - крикнул Вэн. - Ты мне ещё живой нужен.
  - А я умирать не собираюсь. Мне просто интересно.
  - Самоубийца, - вынес вердикт брат.
  - Мы не самоубийцы, а простые ученые, - сказал я услышанную от Океана фразу. - Так что, я согласен на эксперимент и иду на него добровольно.
  - В таком случае подумайте ещё раз, молодой человек, - снова сказала эндорианка. - Эксперимент может сильно на вас повлиять.
  'Они меня умудрились заинтриговать! Соглашайся! Я уже хочу знать, что за эксперимент!'
  - Я уверен в своём решении, и отказываться от него не собираюсь.
  - В таком случае, подпиши здесь и здесь.
  Она протянула мне документ, и я быстро подписал его, предварительно пробежав глазами. Обо всех опасностях они меня предупредили, так что, я согласен. Вейра на это только покачала головой.
  - Вы можете быть свободны, юноша. Завтра мы изменим ваше расписание. Из какой вы группы?
  - Н-03.
  - Н-03? А разве есть такая группа?
  - Я её единственный представитель, - ответил я.
  - Замечательно. В таком случае с вами проблем не предвидеться. Можете быть свободны.
  Я развернулся и быстро пошёл по направлению выхода. Кивнул на прощание Вейре и Вэну и пошёл. Недалеко ушел.
  - Зордар.
  Я остановился как вкопанный в десяти шагах от двери кабинета. Только один человек во всей галактике знал моё полное имя.
  - Куда ты так спешишь уйти? - поинтересовалась Алия, подойдя ко мне.
  - Спешу домой, графиня, - ответил я, глядя в её холодные, но такие красивые серые глаза.
  - Что-то срочное? - выгнула она бровь.
  - Нет, миледи.
  - В таком случае, проводи меня до выхода из академии.
  - Как скажете, миледи.
  Я и она теперь уже вместе пошли по белоснежным коридорам эндорианского корабля.
  - Знаешь, ты не перестаешь меня удивлять, Зордар, - сказала Алия. - Ты так и стремишься быть рядом со мной. - С чего вы так решили, миледи? - поинтересовался я. Не знаю, что задумала Алия, но лучше быть с ней вежливым и не нарываться. И лучше узнать, что ей от меня нужно.
  - Ты будешь вторым добровольцем в этом эксперименте, который устраивают эндорианцы. А первым добровольцем вызвалась я.
  Я резко остановился от такого известия. Алия, сделав пару шагов, обернулась и улыбнулась, глядя на моё растерянное лицо.
  - Простите, миледи, но почему вы решили подвергнуть свою жизнь риску? Разве вы не глава Дома и ваша жизнь очень ценна, что бы понапрасну рисковать ей.
  Алия пошла к выходу, и я направился за ней.
  - Тебя просто запугали, мой милый мальчик, - мне от её тона стало не по себе. - Эндорианцы никогда не причинят вред людям. Для них самих это достаточно неприятно. Это простое запугивание позволяет отсеять слабых личностей, которые не в состоянии понять эндорианские морали и правила. Для эндорианцев человек должен быть чист, не должен лгать и должен быть готов отстаивать свои жизненные принципы и рискнуть ради них жизнью. Тебя отговаривали друзья и эндорианцы, но ты не пошёл на попятную. В тебе появился интерес послужить другим, даже если твоей жизни угрожает опасность. Именно таких кандидатов они искали, именно таких добивались. Я думала, пройдёт не одна неделя, прежде чем подберётся второй кандидат. Но я не ожидала, что всё сложиться так быстро.
  - Так что же все-таки предстоит сделать в этом эксперименте? В чем его суть? - спросил я.
  - Суть достаточно проста. В течение этого учебного года они попытаются сделать из нас команду. Мы должны будем выполнять их поручения, помогать в исследованиях и сами станем объектом исследований. Если всё пойдёт гладко, то через два года, а если все сложиться очень хорошо, и через год, я и ты отправимся в эндорианский Альянс. Прошу заметить, что эта огромная честь, ведь эндорианцы мало кого пускают к себе на территории, - ответила Алия.
  - Интересно, очень интересно. Не скажу что мечтал, но я бы не отказался побывать у них на планете, - сказал я, задумавшись.
  Побывать в эндорианских владениях, увидеть, как они живут, посмотреть на их корабли, на их культуру. Это бесценный шанс, который даётся лишь раз в жизни.
  - Но это при условии, что мы станем командой, Зордар, - Алия положила мне руку на плечо, и у меня мурашки по коже пробежали.
  - Со своей стороны не вижу в это препятствий, миледи. Но не сочтите за дерзость, с вашей стороны они присутствуют.
  - И какие же препятствия для достижения нашей цели ты видишь? - её острые ногти впились мне в плечо.
  - Вы пытаетесь сделать меня своей игрушкой и использовать для развлечения, что совершенно не способствует командному духу, - рискнул ответить я, и Алия убрала руку. Ногти бы ей по обрезать!
  - Если бы я хотела сделать тебя своей игрушкой, Зордар, то я бы это сделала ещё тогда, в кафе, ещё до того, как ты узнал, что я высокородная. Ведь как иначе объяснить тот тон, с которым ты ко мне обращался, - она посмотрела на меня и я утвердительно кивнул. - Даже Арис бы не стал помехой на моём пути. Как я уже сказала в тот вечер, ты мне нужен для других целей и от своих слов не откажусь. Но как только я их достигну, думаю, у меня не будет помех сделать тебя полностью подвластным моей воли.
  - Не думаю, что у вас получится это сделать, - сказал я ей.
  Что бы она там не задумала, стать полностью подвластным ей я не собираюсь. К тому же, как говорил мне Океан, предупреждён, значит вооружён. А Алия только что рассказала мне свои планы. Так что, у меня будет, что ей противопоставить.
  - Говори, что хочешь, Зордар. Но когда ты будешь стоять передо мной на коленях, я тебе обязательно напомню твои слова, - Алия говорила так, словно не сомневалась в своих словах и действиях.
  - Я буду стоять перед вами на коленях после того, как напишу уравнение четвертого уровня гиперпространства, то есть никогда, - ответил я ей.
  - Все сначала так самоуверенно говорят, а потом они попадают в мои руки и больше не спорят с моими словами, - самоуверенности ей не занимать.
  Да и пусть думает, что хочет. Я не все, на удочку её не попадусь. К тому же у меня есть предохранитель по имени Океан, который сможет уберечь меня от её пагубного влияния.
  - Как тебе первый день в академии? - перевела она тему.
  Мы вышли с ней из корабля в главный корпус. Это было словно попадание в другой мир. Серые коридоры, по которым туда-сюда ходят студенты и преподаватели. Сейчас студентов было не так много, поэтому мы продвигались быстро.
  - Я узнал о том, что учусь один в группе. Познакомился с ребятами из других групп. Познакомился со странными, на мой взгляд, преподавателями, которые только качали головой, глядя на одного меня. Увидел эндорианский корабль. Побывал на эндорианском корабле. Мнение моего брата относительно меня с позиции 'псих' переместилось в позицию 'чокнутый псих'. Моя подруга решила, что я сошёл с ума. И я получил покровительство члена Совета. Как-то так, - ответил ей я.
  - Чем отличается первая позиция твоего брата от второй? - поинтересовалась она, обводя взглядом коридор и идущих по нему людей.
  Надо сказать, что через один с ней почтительно здоровались незнакомые студенты. Что тут скажешь, член Совета Тринадцати.
  - Первая позиция означает, что мои умственные способности и моя точка зрения отличаются от привычной ему. Вторая позиция обозначает, что я больной на голову и мне нужно лечиться в психиатрическом отделении столичной больницы, миледи, - ответил я в своей обычной манере.
  - Тогда передай своему брату, что тебе нужно лечиться не в столичной больнице, а в Лихейне, потому как твоё заболевание сумасшествием может передаться окружающим воздушно-капельным путём.
  - Передам ваши слова дословно, - сказал я, улыбаясь. - Позвольте заметить, что общаясь со мной, вы рискуете заразиться вирусом сумасшествия.
  - Меня окружают порой совершенно невменяемые люди, Зордар, поэтому у меня давно выработался иммунитет, - легко выкрутилась она. - Меня уже ждут, так что можешь идти по своим делам. Иначе тебе придётся беседовать с моим начальником охраны.
  Я поднял голову и заметил людей в золото-фиолетовой форме. Их было трое. Все крепко сбитые. Возглавлял их мужчина с грозным лицом и шрамом на половину лица. Его взгляд бледно-зелёных глаз упал на меня, и я содрогнулся, потому что ничего, кроме неприятностей, этот взгляд не обещал.
  - Вы правы, миледи, я, пожалуй, пойду. Ярких звёзд вам!
  И я поспешно сменил траекторию движения по направлению к лифтам. Не стоит мне пересекаться с этими ребятами, иначе могу и рёбер не досчитаться, за то, что не так посмотрел на их высокородную госпожу.
  Зайдя в лифт, я нажал на кнопку четвёртого этажа, где располагались воздушные остановки. Перед тем, как дверь закрылась, я поймал на себе цепкий взгляд начальника охраны. Что-то странное было в этом человеке. Без сомнений, он меня запомнил.
  
  Три пары пролетели как аэроцикл мимо здания, и у меня был обеденный перерыв, после которого должны быть ещё две пары, а потом эксперименты у эндорианцев. Обед мой составили пару капсул пищевых заменителей и свежий сок, который я утром себе готовил. Для меня это было как традиция. Так что сидел я себе на подоконнике на сто двадцатом этаже и смотрел на город, просто отдыхая.
  - Какие люди! - услышал я знакомый голос.
  Оторвал взгляд от окна. Надо мной навис Арис. Рядом с ним находилась Алия, Алеон и ещё двое высокородных - парень и девушка. Девушка была в серебристо-красном платье, цвет Дома Дерриэйдн. Ниже Алии на полголовы, блондинка с зелёными глазами. Вторым был парень в серебряно-зелёном костюме, цвет Дома Фадраден. Он был тощий брюнет с заглаженными волосами, аккуратными очками с тонкими стёклами и глазами тёмного, почти чёрного цвета.
  - Добрый день, милорды, миледи, - я чуть наклонил голову, но своей позы я не менял.
  Алия едва заметно улыбнулась мне, Алеон чуть кивнул в знак приветствия, а остальные просто проигнорировали.
  - Что ты здесь делаешь? - поинтересовался Арис, вполне дружелюбным тоном, таким, как мы в первый раз встретились.
  Как будто бы он не является первым претендентом на пост главы Дома Кориндоран, а я не просто низший.
  - Отдыхаю, жду конца перерыва, - ответил я.
  - Сильно устал? - поинтересовался он.
  - Нет. После того, как меня отец две недели гонял, пары для меня просто отдых, - улыбнулся я.
  - Арис, нас ждут, - нетерпеливо сказала блондинка, глядя куда угодно, но не на меня.
  Ну да, зачем высокородным общаться с таким, как я?
  - Идите без меня, - ответил ей Арис. - Я бы хотел поговорить с молодым человеком.
  - Без нас? - поинтересовался Алеон.
  - Можно и с вами, - ответил Арис улыбаясь.
  - В таком случае, я останусь, - сказала Алия. - А потом придём вместе, да Алеон?
  - Да, - кивнул тот.
  Двое высокородных кинули на меня презрительные взгляды, и молча, удалились. Как только они скрылись из виду, Арис сел напротив меня на подоконник.
  - Все же Алеон, ты прав, - сказал Арис.
  - В чем же? - удивилась Алия.
  - В том, что наш Дар очень похож на великого учёного. Ему волос перекрасить и маску надеть, и будет полная копия.
  - На кого я похож? - не понял я.
  - На самого выдающегося учёного, которого когда-либо видели высокородные. На того, о чьей дружбе с риорами ходят легенды. На того, кто создал мир, который мы сейчас видим. На того, чьи открытия в медицине спасли множество жизней. На того, единственного, кто открыл секрет пустошей, - Алия сделала паузу, и все трое посмотрели на меня, в ожидании, что я узнаю кто это.
  - А с риорами ещё и дружить можно? - удивился я.
  Алия рассмеялась чистым звонким смехом, от которого мне так тепло на душе стало. Алеон и Арис её поддержали.
  - Дар, ты меня просто поражаешь! - отсмеявшись, Алеон провёл привычным жестом, откидывая чёлку со лба. - Ты вроде не глупый, а простых вещей не знаешь.
  - Я не высокородный, что бы всё знать, - сказал я им.
  - Раз такое дело, то почему бы юноше не показать, на кого он похож, - предложила Алия, положив руку мне на плечо.
  - Алия, молю, только без ногтей, - я перевёл взгляд на её ногти. - У меня после вчерашнего ещё следы остались.
  Высокородные переглянулись, а затем залились новой порцией смеха.
  - Добро пожаловать в клуб пострадавших от нашей великой и могущей графини Алии Меридон! - пафосно сказал Алеон.
  - Третьим будешь, - кивнул Арис улыбаясь. - Мне она шею расцарапала.
  - А мне как-то умудрилась всё лицо, - добавил Алеон.
  - Сами виноваты, что под горячую руку попали, - пожала плечами Алия, не убирая руку с плеча, но и не впиваясь в него.
  - А Дар что, тоже под горячую руку попал? - хитро поинтересовался Арис.
  - Нет, - как ни в чём не бывало, ответила Алия. - Дар попал под холодную.
  - Злая ты, Алия, - покачал головой Алеон.
  - Я сама доброта, - улыбнулась Алия. - Идём, покажем молодому человеку причину нашего удивления.
  Трое высокородных отвели меня в большой выставочный музей на тринадцатом этаже. Чего здесь только не было!
  - Вот, посмотри на себя, - сказала Алия.
  Я взглянул на портрет человека и на несколько мгновений лишился речи. На меня смотрел молодой человек с седыми волосами, но такой же причёской, как и у меня. Половину лица закрывала необычной конструкции маска. Во всём остальном это был я. Мои синие, как глубины океана, глаза, смотрели на меня взглядом, полным печали, боли и ненависти ко всему. По крайней мере, мне так показалось вначале. Потом я увидел только безразличие в его взгляде, но не такое, как у моих знакомых. У них безразличие было напускное, а у портрета было безразличие к жизни.
  - Это один из немногих портретов, великого учёного, который дошёл до нас, - сказала Алия.
  - Алеван Сартадериан, - прочитал я надпись под портретом.
  - Правильно читается Алеон, - поправил меня носитель этого имени.
  - Тебя в честь него назвали? - поинтересовался я, глядя на портрет.
  - Да, - ответил высокородный.
  - Это был действительно великий учёный, - сказала Алия. - Ему принадлежит открытия второго и третьего уровня гиперпространства. Это, пожалуй, его самое знаменитое открытие.
  Так значит это тот самый учёный, про которого мне рассказывал Океан. Вот уж сюрприз, так сюрприз.
  - Так же он является создателем роботов боевого класса 'Эльдар', которые по прошествии пятисот лет до сих пор никто не смог превзойти и открытие передвижения пустошей, - добавил Алеон.
  - А его двадцатилетняя дружба с риорами и вовсе вошла в легенды. И его вклад в победу княжества против Лихейна и вовсе неоценим, - поддержал Арис.
  - А что за дружба с риорами?
  - Алеон Сартадериан с самого детства был другом риоров. Так как он был просто гениален в раннем возрасте и в семь лет открыл второй уровень гиперпространства, он общался с таким же гениальным риором, что не смогло не отразиться на его знаниях. Риоры и Алеон провели не одно исследование, прежде, чем они расстались, после чего риоры навсегда закрыли свои территории от людей.
  - Почему закрыли? - поинтересовался я, продолжая смотреть в глаза своему портрету.
  Чем дольше я смотрел , тем труднее мне было оторвать взгляд от его синих, загадочных, полных уверенности и ехидства глаз.
  - Потому что тогда началась война, - ответил Арис. - А после войны они открывать границы не пожелали. Почему, до сих пор никто не знает. Но это и хорошо. Не хватало нам, что бы по нашим планетам ходили эти чешуйчатые твари.
  - Не знала, Арис, что ты расист, - поддела его Алия.
  - Нет. Просто не люблю риоров. От них одни беды.
  - Не скажи. Вот на территорию моего Дома они принесли только много положительного, - поспорила Алия.
  - Перебили более миллиона человек, это, по-твоему, положительно? - фыркнул Арис.
  - Люди сами себе подписали смертный приговор, когда взялись за продажу людей, наркотиков и пиратство, - не согласилась Алия. - Так что риоры всё правильно сделали.
  - В кого ты такая безжалостная? - вздохнул Арис.
  - Арис, я тебе поражаюсь. Тебе скоро становиться главой Дома, членом Совета, а ты думаешь, что гуманными целями можно всё решить? - Алия посмотрела на Ариса своим холодным взглядом.
  - Насилие могут применять только люди по отношению к людям и только после справедливого суда. Инопланетяне не должны вмешиваться в наши дела. Они не имеют на это права. И как ты вообще позволила им сделать то, что они сделали на твоей территории?
  - Я глава Дома, и в первую очередь забочусь о его процветании. И то, что риоры сделали, только укрепило позиции моего Дома. Пираты не скоро оправятся от такого удара, наркоторговцы сейчас будут прятаться как крысы от травли.
  - Они только ожесточатся, и будут давить на твои владения с новой силой, - поспорил Арис. - Они не простят тебе такой выходки. Тебе никогда не истребить пиратов, бандитов и всякую низшую шваль. Их надо держать в страхе, и с ними нужно считаться. Сейчас, нанеся им такой удар, ты себя подставила больше, чем кто бы то ни был. И тебе не стоит забывать Алия, что ты одна и тебе с делами не справиться.
  Алия сверкнула на него такими полным гнева взглядом, что я даже сделал шаг назад. Вставать между высокородными это сознательно обеспечить себе проблемы.
  'Вмешайся, - посоветовал Океан, отрывая меня от созерцания портрета. - Не стоит им сталкиваться. В будущем это может нам принести неприятности'.
  'Алеон не вмешивается, а ведь он высокородный. Вмешаться сейчас - это обозначить нам очень серьёзные проблемы'.
  'Проблемы? Что ты знаешь о настоящих проблемах?' - фыркнул Океан.
  - Кажется, кое-кто забывается, с кем разговаривает, - голос Алии стал холодным и властным, требующим подчинения и не терпящим возражений. - Или ты решил, что тебе всё сойдёт с рук, Кориндоран?
  - Мой дом на втором месте, в то время как твой на шестом. У нас разные весовые категории, Меридон, - так же холодно и властно ответил Арис.
  - Дар, пойдём, - Алеон потянул меня. - В дальнем конце есть ещё один портрет.
  - Пошли, - кивнул я.
  Ох уж этот Океан! Проходя между гневными высокородными, 'случайно' споткнулся на ровном месте. Арис и Алия в четыре руки удержали меня от падения.
  - Спасибо, - я чуть смущённо улыбнулся, и попытался пойти дальше.
  Не тут то было. Высокородные не отпускали меня, и пройти не давали. Вот вам и остановил я их. Арис и Алия смотрели друг на друга уничтожающими взглядами, потом Арис вздохнул.
  - Ладно, прости, Алия. Я намерено коснулся запретной темы.
  - Арис, смирись, Алия уже не та маленькая девочка, на которой ты тренировал свои навыки высокородного, и которая тебе постоянно проигрывала, - похлопал его по плечу Алеон.
  - Как ни прискорбно это сознавать, но ты прав. Алия, за прошедшие три года, что я учился, ты стала настоящей правительницей своего Дома.
  - Спасибо, Арис. А ты стал прекрасным наследником своего, - чуть улыбнулась Алия.
  - Это всё прекрасно, господа высокородные, но вы не могли бы меня отпустить. А то я чувствую себя в несколько неудобном положении, - сделал я замечание двум высокородным.
  Трое высокородных посмотрели на меня взглядами, полными превосходства. Что-то мне не по себе.
  - И всё-таки спор ещё не закончен, - сказал Арис, отпуская меня.
  - Но ты всё равно его проиграл, - обворожительно улыбнулась Алия, взяв меня под руку.
  - А я, похоже, в скором времени испытаю на себе всю мощь двух Домов, - вздохну я.
  - Только одного, - и Алия впилась когтями в мою руку, в том месте, где у меня была забинтована рука.
  - Алия, ты не исправима, - возвёл глаза к потолку Арис.
  - За это ты меня и любишь.
  - Если тебя не любить, то жить станет просто опасно, - подметил Алеон.
  Мы рассмеялись. Я почувствовал себя в их компании так легко и не принуждённо, и мне захотелось продлить этот момент как можно дольше.
  - Ребят, я года два так не смеялся, - я глубоко вдохнул. - С вами так легко и интересно.
  Высокородные замолчали. С их лиц сразу пропало выражение радости, и они стали какие-то серьёзные.
  - Ты действительно так считаешь? - поинтересовалась Алия.
  - Да, - озадаченно ответил я. - А что тут такого?
  - Нет, ничего, - как ни в чём не бывало, ответил Арис, снова улыбаясь.
  'Я совсем их сейчас не понял, Океан', - пожаловался я ему.
  'Всё довольно просто. Они просто не привыкли, что в их компании кто-то, а тем более низшие, чувствуют себя легко и весело. Обычно пред ними приклоняются, их чтят, их боготворят. А ты с ними чувствуешь себя весело, смеёшься, пытаешься сгладить их скандалы, хотя они этого ещё не поняли. С тобой им легко. Вот они и удивляются. И чувствую, после такого борьба между Алией и Арисом разойдётся не на шутку. А Алеон сделает всё, что бы они друг друга нейтрализовали, а сам заберёт себе приз, то есть тебя'.
  'Как? И зачем это ему?' - я был в полном недоумении.
  'Пока можно лишь догадываться', - ответил Океан.
  - Скоро звонок, - заметил я.
  - И почему ты так стремишься покинуть наше общество? - спросила Алия, но руку мою всё же отпустила.
  - Я не стремлюсь, просто обстоятельства играют против меня, - пожал я плечами. - Счастливых звезд, миледи, милорды.
  И как можно быстрее я покинул господ высокородных. Шагая по коридорам академии, я думал над словами Океана. Высокородные. Мне казалось раньше, что быть высокородным - это здорово. Но теперь я понимаю, что они просто несчастны. Если уж с ними все люди чувствую себя напряженно. С ними никто нормально не разговаривают. У них нет настоящих друзей. Каково это жить без друзей? Я мысленно содрогнулся. Вейра, Аст, Вэн, Нейти - это мои настоящие друзья. Что бы я без них делал? Хотя, без них я бы выжил. А вот без Океана - нет.
  'Выжил, - не согласился Океан, опять слушая мои мысли. - Точнее, ты бы сюда никогда не попал. Без меня твоя жизнь была бы иной'.
  'Жить без тебя? Я не представляю, как это', - подумал я.
  'Придёт время, и ты всё поймёшь'.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Ю.Клыкова "Бог — это я" (Научная фантастика) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | Г.Ярцев "Хроники Каторги: Цой жив еще" (Постапокалипсис) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте��Помощница верховной ведьмы��. Анетта ПолитоваИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваБез чувств. Наталья ( Zzika)Турнир четырех стихий-2. Диана ШафранЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария Высоцкая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"