Гринь Анна: другие произведения.

Олимпиада. Бубновая дама

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Буба
    homepage counter счетчик сайта
    ЦИКЛ: ОЛИМПИАДА. ИЗДАНО В 2015г.
     Ознакомительный отрывок. Части 1 - 3 из 5. Вышла в юмористической серии Альфа-книги.
       
           
       
       
    Вышла 4/10/15. Гринь А.Г. Олимпиада. Бубновая дама: Фантастический роман / Рис. на переплете С.А.Григорьева - М.:"Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2015. - 314 с.:ил. 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 4 000 экз. ISBN 978-5-9922-2114-5 Современные ведьмы не сидят в темных пещерах, не летают на метле и не пересчитывают бородавки перед зеркалом. Современные юные ведьмы учатся в Академии магического искусства вместе с колдунами, магами и магичками, а получив диплом, уверенно устраиваются на работу по специальности. Именно это и предстоит Олимпиаде - ведьме в двадцать втором поколении, но прежде ей нужно выжить в суровых стенах учебного заведения, не попасть в лапы злодеев, встретить настоящих друзей и влюбиться.
       
    ЗАКАЗ НА ЛАБИРИНТЕ
      
      


   Анна Гринь
  
   Олимпиада. Бубновая дама
  
   Часть первая
   ДОМИК В ДЕРЕВНЕ
  
   В наушниках играла ненавязчивая музыка, может, в сотый раз вплетаясь в мысли такими правильными и чем-то созвучными настроению строчками. Я улыбнулась, плотнее прижала пуговку наушника и углубилась в чтение, но бульканье скайпа вынудило вынырнуть из придуманного мира книги и со вздохом воззриться на экран ноутбука. Звонила бабушка. Пятый раз за последние два дня и третий за утро, что для нее можно было считать настоящим рекордом.
   -- Бабуль, вот вечно ты так! -- продолжая бесполезный спор, проныла я и глянула на бледно-голубое окошко скайпа. Видео, конечно же, баба Верия не включила, и пялиться приходилось на обычную картинку со скромной и милой ромашкой.
   Сама бабка Верия ни скромной, ни милой не была. Да и в будущем стать таковой не планировала.
   -- Что ты ворчишь, как старушка, Олимпиада? -- отчетливо возмутилась бабушка и добавила: -- Еще доживи до моего, а потом учи. Мне современные технологии куда милее, чем возня со склянками и порошками.
   -- Конечно! -- протянула я и подперла кулаком щеку.
   Я, в отличие от бабушки, технологии никогда сильно не уважала. Иногда даже начинала верить, что из нас двоих именно бабушка -- молодая девушка, которой только недавно исполнилось восемнадцать.
   -- Приедешь, поживешь у меня хоть немножко, подышишь свежим воздухом перед учебой.
   -- Я и в городе могу подышать, -- не слишком убедительно поныла я.
   -- Приезжай, -- не терпящим возражений тоном велела моя единственная родственница. -- И захвати вещей побольше.
   -- Что... пойдем в поход?
   Мне нравились вылазки с бабушкой в лес, где она углублялась в рассказы о травах и зельях, которые из них можно было изготовить.
   -- Нет, я хочу посмотреть, в чем ты ходишь.
   -- Ну, ба-а-а!
   -- Нет, вези, -- непреклонно отрубила баба Верия. -- В институт свой ты мини не надеваешь?
   -- Ба-а-а, -- провыла я обиженно. -- Какое мини? Все нормальные люди носят джинсы и свитера. И кеды. Это куда удобнее.
   -- Смотри мне!
   Куда смотреть, старушка не указала, но я поводила мышкой по столу, не зная, о чем еще с ней разговаривать.
   -- Нельзя заранее мне все рассказывать? Вот вечно так! Я бы хоть зелье сварила, -- в который раз за утро проворчала я и услышала все тот же ответ на новый лад:
   -- Ножками тоже нужно топать, а то научила я тебя, на свою беду. На поезде тебе всего несколько часов ехать, ничего с тобой не станет. Давай собирайся и приезжай.
   Отключившись, я несколько минут таращилась в одну точку, пытаясь представить, как пройдут эти два месяца в деревне с бабушкой. Представлялось плохо, поэтому я перестала переживать и поднялась, вспомнив, что уже опаздываю.
   Общеизвестно, что очень неудобно скакать на одной ноге, пытаясь вырваться на свободу.
   Нет, я не оказалась в окружении врагов, не застряла на крохотной тающей льдине посреди моря и даже не ввязалась в передрягу по вине природного везения, собственного любопытства и головы... без мозгов. Всего лишь неудачно выскочила на тротуар из такси, когда из-за угла мне навстречу повалила ватага первоклассников во главе с растрепанной, но веселой учительницей.
   Уследить за малышней она, конечно же, была не в силах, так что ноги мне отдавили, а кто-то особо трудолюбивый оставил след мороженого на джинсах.
   Мысль о спасении бегством на мгновение вспыхнула, но тут же угасла. Пришлось подчиниться судьбе и ждать, когда юные исследователи, как саранча, обглодав меня, сумки и чемодан, устремятся дальше.
   Стоять посреди тротуара после этого испытания показалось опасным, и во избежание повторного штурма подрастающим поколением я быстрым шагом устремилась на вокзал. У раздвижных дверей, откуда на распаренных летней жарой путешественников, встречающих и провожающих мягкими потоками накатывала манящая прохлада, меня остановила трель телефона. Пришлось прервать свой путь к намеченной цели и судорожно захлопать себя по карманам легкой рубашки, разыскивая трубку.
   Чтобы не мешать прохожим, я переместилась ближе к скверу, где деревья больше напоминали застывших в нелепых позах людей.
   "Принцев! Прекрасных!" -- про себя хмыкнула я, поймав вспотевшими пальцами мобильник.
   Конечно же деревья в прошлом людьми не были. Тем более принцами. У представительниц прекрасного пола хорошие экземпляры всегда были в почете и их все же старались беречь. А ведьмы и подавно!
   Поболтав с одной из одногруппниц и обсудив наши достижения после первого курса, я таки вошла в зал вокзала, высматривая на табло нужный поезд.
   Ехать мне не хотелось. Кому охота отправляться в деревню к любимой бабушке на два месяца, чтобы безвылазно сидеть в одном из самых глухих уголков страны? Уж точно не мне. Да еще и добираться туда на поезде. . .
   Появись у меня возможность отвертеться от визита, я непременно ею бы воспользовалась, но судьба ко мне оказалась удручающе жестока и ни разу не подбросила повода улизнуть. Я могла бы, конечно, устроить себе перемещение через котел, сиганув в перемещающее зелье. Но зелье перед этим следовало варить не меньше недели, а я никак не могла оторваться от подготовки к экзаменам.
   Именно поэтому уже через полчаса со скучающим видом я сидела на нижней полке плацкартного вагона, увозившего меня вдаль от любимого мегаполиса. За окном ничего интересного не наблюдалось, в прихваченной с собой книге я с сомнением прочла аннотацию и запихнула мягкий томик обратно, оставив сладкую сказку на самый крайний случай.
   "Розовый сироп, принимать по три ложки пять раз в день", -- с грустью подумала я, от тоски начав присматриваться к соседям.
   Полки в проходе пустовали -- сказывалась близость к туалету. Внизу напротив меня скучал дядечка с синеватым лицом и диким перегаром. На столик он с грустью выложил сверток с сомнительного вида вареной курицей, судя по цвету и размерам -- долго морившей себя голодом, лишь бы разрушить и без того печальному человеку радость от поездки.
   На верхней полке надо мнойлежала девушка, читавшая электронную книгу. Сверху то и дело доносились хохот и едва слышные подвывания, вгонявшие меня в приступы зависти.
   Последним товарищем по несчастью оказался какой-то неопределенный тип. Рассмотреть его я не успела -- укладывала свои вещи, а когда обернулась, он уже преспокойно лежал на полке спиной к нам. Так что приходилось довольствоваться совершенно средним затылком и самыми обычными светло-русыми волосами, стриженными на "два пальца от черепа", как любила говорить моя бабушка.
   Какое-то время, пока поезд медленно выползал за пределы города и оставлял позади редкие деревеньки, я просто вяло пялилась в окно, украдкой наблюдая за соседями. Девушка надо мной периодически похохатывала и щелкала кнопками. Мужчина распотрошил свою курицу, и та отвратно ароматизировала пространство своим специфическим душком. Будто этого ему показалось мало, дяденька отоварился у проводницы парой литров сомнительного дешевого пива и повеселел. Парень на верхней полке, не обращая ни на что внимания, все так же спал, даже не переменив позы.
   В сумерках на безлюдной станции девушка спрыгнула со своей полки, прихватила худосочную сумку и приплясывающей походкой пересекла коридор вагона. На слабо освещенном перроне она пару минут постояла, что-то высматривая в читалке. Я не удивилась бы, если бы любительница книг открывала очередной романчик среди сохраненных файлов.
   Дядька перестал лавировать между полкой и санузлом ближе к рассвету, угомонившись на несколько часов, пока его не растолкала сонная проводница. Избавившись от бледного и лохматого мужика с тихими ругательствами и едва сдерживаемым раздражением, проводница гулко протопала по коридору, скрывшись в своем купе. Озадачившись тем, что никто не пожаловался на шум, я глянула вдоль прохода, к немалому удивлению обнаружив лишь пару занятых полок в противоположном конце вагона.
   Обычно поезда этого направления в летние месяцы не пустовали.
   Присвистнув, я глянула на спящего соседа, вздохнула и попыталась читать книгу, накручивая на палец светло-рыжую прядь. Почти полное отсутствие свидетелей позволяло расслабиться и не притворяться обычной девушкой. Бабушка всегда считала чтение книг в темноте полезным для глаз. Не зря же в свои сто восемьдесят она не носила очки и не жаловалась на мелкие хвори.
   Если бы не бабушка, я осталась бы в городе, но спорить с ведьмой в двадцатом поколении боялась даже ее внучка -- ведьма в двадцать втором поколении. Хуже подчинения правилам старушки могли быть лишь ее расспросы, когда днями напролет баба Верия вытягивала у меня клещами любую подробность на тему "дом -- учеба -- дом".
   -- Привет. -- Я вздрогнула, когда напротив появился фавн. Закинув ногу на ногу и любовно поглаживая шерстку на колене, рогатый хитро мне подмигнули расплылся в усмешке, хотя с его внешностью это больше походило на оскал.
   В детстве длинное личико фавнов с огромными глазами, вытянутым острым носом и непомерно большими ушами мне казалось забавным, пока я в полной мере не узнала природную зловредность этих созданий.
   В поросших шерстью ладонях фавн сжимал пухлый конверт из плотной желтоватой бумаги. Я изогнула шею, силясь рассмотреть большую сургучную печать с оттиском или имя получателя.
   -- Это от кого?
   Писем я не ждала, а в подобных конвертах редко присылали что-то хорошее. В таком конверте, возможно, мне прислали бы отворот поворот из академии, но там на меня пожалели бумаги, чернил и времени на ответ.
   "Уважаемая Олимпиада Ремовна Лись, -- представила я слова на серой казенной бумаге, -- мы вынуждены отказать вам в месте в стенах Академии магического искусства, так как вы не обладаете необходимыми способностями к магии".
   Уф! Уж лучше не знать!
   Вместо Академии магического искусства мне пришлось поступить в самый обычный университет, да и то только потому, что бабушка настояла. В апреле я вновь отправила документы, не представляя, как это дочь заслуженных охотников на нежить не поступит в академию, но пока ответа не получила.
   -- Это не тебе, -- фыркнул рогатый. И я была вынуждена с ним согласиться -- фавны лично доставляли корреспонденцию лишь в исключительных случаях. Меня к таким случаям отнести было точно нельзя.
   -- Ему? -- указала я подбородком на спящего соседа.
   Фавн кивнул и посмотрел на свесившийся с полки край простыни.
   -- Ты не собираешься его разбудить? -- нахмурилась я и поплотнее запахнулась в одеяло.
   -- Это не мое дело, -- пожал плечами посланник.
   Я беззвучно зарычала. Фавны всегда раздражали меня своим соблюдением неписаных правил. Была еще одна не самая приятная деталь: если фавн не исчез, чтобы вернуться потом, а остался терпеливо дожидаться, то это многое говорило о важности получателя.
   Фавн зевнул, взглянул на меня и оскалился. Я едва успела отвести взгляд.
   При первой встрече хитрому созданию удалось окрутить глупую девчонку вокруг пальца, заманив дивной мелодией, что возникла в голове, стоило мне поймать взгляд фавна. Тогда за меня заступилась бабушка, быстро напомнившая фавну, с кем он связался. Сковородкой по рогам надавала знатно!
   -- Прекрати, -- строго велела я. -- Давно уже не играю в эти игры.
   Фавн вновь хмыкнул и, сцапав со столика банан, деловито откусил половину вместе со шкуркой.
   -- Этикеткой не подавись, -- прошипела я и попыталась вернуться к чтению, но в этот момент на верхней полке произошло движение, и мой сосед перевернулся на другой бок, сонно протирая глаза. Заметив, что я за ним наблюдаю, парень прищурился и широко зевнул.
   -- Вам послание, -- учтиво склонился фавн, протягивая письмо.
   Я едва не захохотала, оценив картину. Фавн не мог видеть, куда тычет зажатым в руке письмом, а короткие витые рожки и вовсе не позволяли посланнику выпрямиться после того, как он зацепил в поклоне простыню с верхней полки. Прикусив ребро ладони, я спряталась за книгой и заставила себя не смотреть.
   Молодой человек невозмутимо принял письмо, которым фавн махал у него перед носом, и отпустил посыльного. Рогатый счастливо оскалился и тут же испарился, прихватив с собой еще один банан.
   -- Вот же. . . рогатый... -- вздохнула я, но не договорила, поймав взгляд попутчика, и вновь уткнулась в книгу.
   Не обратив внимания на исчезновение фавна, парень спустился, с недовольной миной прочел строки на конверте, фыркнул и сломал сургуч. Послание оказалось объемным, не меньше двадцати листов, исписанных убористым почерком. Я старалась даже не смотреть в сторону попутчика, не представляя, что он обо мне думает. Понятно, что обычный человек не способен увидеть фавна, но представители магического сообщества обычно не ведут себя как люди и не путешествуют на поездах.
   Вместо этих раздумий я постаралась сосредоточиться на том, кто передо мной. Сложно было отыскать ответ. Парень как парень. Ни в нем самом, ни в его вещах ничего не привлекало взгляд своей нечеловечностью или странностью. Простую футболку-поло и узкие черные джинсы можно было купить почти в любом магазине, а рюкзак с вещами выглядел настолько потрепанным, словно пережил не первого владельца.
   -- Привет, я Гедымин, -- вытянув у меня из рук книгу, усмехнулся попутчик, обнажив недвусмысленно выпирающие клыки под верхней губой.
   -- Липа, -- хрипло ответила я.
   Если бы на моем месте был кто-то из подруг по универу, то они бы уже дрожали, как листья на ветру. Но только не я. Уж кому-кому, а мне, дочери двух охотников и работников Надзора, вампира бояться нечего.
   Гедымин задумчиво смерил меня с головы до грязных пяток взглядом, а затем вопросительно вздернул одну бровь.
   -- Олимпиада. -- Свое полное имя я не любила, терпеть не могла и старалась не озвучивать чаще одного раза в год.
   Иногда мне хотелось превзойти себя, сварить отличное зелье переноса в прошлое, прихватить чугунную сковороду и слетать в тот день, когда отец придумал для меня это старушечье имя.
   Я бы и сейчас не прочь была бы пройтись сковородой по папиному темечку, но вот уже десять лет оба родителя тихо покоились в виде праха в большой банке у бабушки на окне -- все, что от них осталось после неудачной встречи с одним черным колдуном.
   -- Так-то лучше, -- кивнул каким-то своим мыслям вампир и углубился в чтение письма, мрачнея с каждой минутой все больше.
   Делать и дальше вид, что мне интересна книга, я теперь не могла, поэтому подхватила со столика кружку, намереваясь налить себе воды для чая.
   -- И мне, -- попросил Гедымин, не глядя вытащив из рюкзака потрепанную жестяную кружку с погнутым краем.
   В другое время я не промолчала бы, но иметь дело с вампиром с каждой минутой хотелось все меньше. Пусть будет так, как ему хочется, ведь от меня не убудет.
   Чай с бергамотом окутал нас теплым терпким ароматом. Я смотрела в окно на мелькающие в утреннем свете столбы электропередач, попутчик беспрестанно помешивал чай и читал свое письмо. Изредка я косилась в его сторону, но ни цветов на макушке, ни здоровенных ушей у Гедымина не появилось -- как и положено, с вампира магия любой сложности скатывалась, словно вода.
   У меня был выбор: лечь спать или придумать себе какое-то занятие. Я долго рылась в чемодане, получив передышку. Вампир не мог видеть моего лица, а значит, и следить за реакцией.
   Собираясь в дорогу, я вместо вороха одежды набросала много разных вещей, в необходимости которых теперь начала сомневаться. Вот зачем я сунула в карман вместе с расческой и булавками потрепанную колоду карт? Бабушка уж точно не станет со мной играть. Перебрав остальные предметы, я со вздохом принялась раскладывать пасьянс на одеяле, на середине начиная заново.
   Гедымин дочитал последнюю страницу и откинулся на перегородку, прикрыв веки. Так попутчик сидел довольно долго, зажав смятые листы в руках. Он то хмурился, то с горечью улыбался. А потом, словно что-то решив, вздохнул спокойнее и допил остывший чай, посматривая вперед на купе проводницы.
   Вампирья магия способна пробивать стены и порабощать умы обычных людей. Не удивительно, что женщина появилась через считанные секунды, словно вампир позвал ее вслух. Не произнеся ни слова, Гедымин лишь посмотрел проводнице прямо в глаза, мгновенно создавая контакт. Она вздрогнула, кивнула и сонно пробормотала:
   -- Я сообщу заранее, когда будет ваша остановка.
   -- Прекрасно. Чаю и бутербродов.
   Я моргнула от неожиданности, увидев перед собой в мгновение изменившегося вампира. Напряжение и злоба словно рассеялись, сменившись умиротворением. И это пугало еще больше, чем суровый прежний вид. Замешательство все же не взяло надо мной верх, и я уверенно кивнула.
   Проводница широко и как-то излишне счастливо улыбнулась и отправилась к себе.
   -- Обаяния слишком много, -- фыркнула я.
   Вампир хмыкнул и пожал плечами:
   -- Я мало контактирую с людьми. Возможно, ты права.
   Переход на другой уровень общения у него получился таким естественным, словно мы уже несколько часов разговаривали. Я попыталась заглянуть в себя, но не нашла ни влияния, ни раздражения.
   Проводница все с той же идиотской улыбкой притащила поднос с бутербродами и чай в стаканах с подстаканниками. Даже свежий лимон на маленьком блюдце уютно устроился в центре композиции, исходя соком под тонким слоем сахара.
   -- Сыграем? -- Вампир кивнул на карты и откусил половину бутерброда.
   Я пожала плечами. Гедымин собрал карты и небрежно их перетасовал. Не сговариваясь, мы подумали об одной и той же игре, козырем под колоду легла бубновая дама, и мы отгородились веерами карт.
   -- Ты на нее похожа, -- кивнул на картинку вампир. -- Тоже рыжее облако волос, зеленые глаза и алые щеки.
   На его слова я только фыркнула:
   -- Всего лишь еще одна рыжая ведьмочка в семье. И неудачница.
   -- Неудачница? -- хмыкнул вампир и выставил мне две шестерки.
   -- Женщины в моей семье на протяжении двадцати одного поколения получали дипломы об окончании Академии магического искусства, а меня даже не зачислили, -- вынужденно призналась я.
   -- Нет таланта? -- безапелляционно предположил Гедымин, и я расхохоталась. Он спросил серьезно, хотя уверенно противостоял моим попыткам увидеть карты насквозь.
   -- Скорее... просто невезучая, -- отмахнулась я. Обсуждать и дальше свои успехи мне не хотелось, да и как мне может помочь какой-то странный вампир, выбравший в качестве транспорта поезд?
   -- Расскажи, -- настойчиво попросил сосед и обаятельно улыбнулся.
   Будь я обычной девушкой, то уже давно бы растаяла от счастья, но мне повезло родиться ведьмой, а это лучшее противоядие от таких улыбок. Хотя пробирало, надо отдать должное вампиру, до костей.
   -- Сам ведь должен знать, что каждому из нас по окончании школы в ответ на запрос приходит приглашение, но я свое так и не получила, -- сухо изложила я события прошлой весны.
   Зачем какому-то вампиру знать, как ятогда мучилась сама и всех измучила?
   -- А я ведь старалась, специально готовила большую практическую работу по изучению редких ядов.
   -- Яды? -- хихикнул Гедымин и вновь широко улыбнулся. -- Неужели ты ее отравила и поэтому отказали?
   Я фыркнула и закашлялась. У меня и правда возникла тогда мысль отправить в канцелярию академии письмо, пропитанное смесью, от которой там бы все позеленели и пошли жабьими пятнами.
   Вампир расплылся в широкой ухмылке, а потом и вовсе захохотал.
   -- Эй, хватит читать мои мысли! -- встрепенулась я. -- Это нечестно!
   -- Я не читаю, просто по выражению твоего лица и так все понятно, -- довольно, как кот, прищурился Гедымин и подлил мне чаю.
   -- Хотела отправить... подарочек прямо в академию! -- не выдержав, я захохотала, давясь бутербродом с сыром.
   -- Жаль, что ты этого не сделала, -- отсмеявшись, сказал попутчик. -- Было бы интересно увидеть подобное.
   Мы вновь расхохотались, обмениваясь идеями, какой бы наряд подошел секретарю ректора под новый цвет кожи и волос. Игру я выиграла, и мы начали вторую партию. К немалому удивлению, козырной под колоду опять легла дама бубен.
   -- Бубновая дама, -- хмыкнул Гедымин, -- тебе опять повезет?
   "Он серьезно? Да мне никогда не везет! Неудачница -- мое второе имя!" -- подумала я. Но вслух не озвучила, пожала плечами, и мы углубились в игру.
   Когда бубна козырной картой выпала и в третий раз, мы не могли сдержать нервный смех. Я, усевшись по-турецки, содрогалась от хохота, прижав ладони к животу.
   -- Может, это намек? -- предположил вампир, уткнувшись в свои карты.
   -- Какой? -- передернула я плечами.
   -- Что удача где-то рядом? -- подмигнул мне Гедымин.
   -- Такая же рыжая и косматая? -- Я пригладила волосы на макушке.
   -- И красивая, -- добавил вампир, заставив меня на него посмотреть. -- Ходи.
   Я отрешенно глянула на валета. В моем веере уже поселилась бубновая дама, и попутчик об этом знал. Отдавать карту не хотелось, но другого достойного козыря я за игру не припрятала.
   -- Дама кроет валета, -- вздохнула я и выбросила карту.
   -- Валет просто слабенький. -- Вампир сбросил карты в отбой и посмотрел на две мои карты, против которых у него была лишь одна.
   На пикового короля Гедымин выставил козырного:
   -- Зато достойный король победит и даму, и почти всех. Кроме случая.
   -- Случая? -- переспросила я.
   -- Туз не может быть человеком в жизни, значит, он событие, -- ответил вампир и усмехнулся.
   От его взгляда у меня вспыхнули щеки, алая краска затопила шею и лоб, сбивая в кучу мысли. Я знала, что не нахожусь под влиянием магии вампиров, но в то же время чувствовала, что мне интересно и весело с этим странным попутчиком. Даже хочется узнать его ближе, разгадать тайну, скрытую в глубине серых глаз.
   -- Случай... -- согласилась я, вдруг поняв, что рада этой встрече.
   -- Еще чаю? -- уточнил Гедымин и отвел взгляд, в котором вдруг что-то промелькнуло, но я не успела ничего понять.
   Мы молча доели бутерброды и допили чай. Сыграли еще несколько партий, наблюдая, как меняется небо за окном. Говорить не хотелось, а смотреть на вампира я боялась, не понимая, что со мной произошло. Сердце бешено колотилось, мысли вновь и вновь возвращались к загадочному и притягательному моменту, полному таинственности и будоражащего кровь ожидания. И было очень жаль, что этот миг оказался столь коротким.
   Растерянность сменилась разочарованием, когда явилась проводница сообщить об остановке. Вампир стащил с верхней полки свой мешок и улыбнулся:
   -- Мне пора.
   -- Удачи, -- бесцветным голосом ответила я.
   -- У меня ее и так достаточно, -- добродушно ответил он и добавил: -- Тебе она нужнее, Бубновая дама.
   А потом, неожиданно для меня, подхватил мою потную ладошку и невесомо поцеловал кончики пальцев. Я вздрогнула, когда тепло и радость искорками пробежали по телу, и взглянула вампиру в глаза, неожиданно осознав: эта не последняя наша встреча.
   На душе стало легко и светло, и я улыбнулась Гедымину в ответ, а он ответил мне широкой добродушной усмешкой.
   Он ушел и недолго постоял на перроне, пока поезд не тронулся с места. Я сидела, наблюдая, как уменьшается платформа станции, как исчезают из виду признаки цивилизации, поглощенные лесом.
   -- Привет.
   Я вздрогнула и повернулась к возникшему напротив фавну. Рогатый полулежал на коричневом дерматине, помахивая в воздухе толстым конвертом с одной лишь фразой по центру: "Бубновой даме".
   -- Что это? -- нервно спросила я.
   Фавн пожал плечами и молча протянул письмо, тут же растворившись. Дрожащими пальцами я разорвала край конверта и вытряхнула на колени еще один конверт, а из него -- несколько сложенных втрое листовплотной гербовой бумаги. Развернула верхний и, не веря глазам, прочитала короткие сухие строки, лишь с пятой попытки осознав содержание письма.
   -- Я зачислена на первый курс Академии магического искусства, -- ничего не понимая, озвучила я вслух и внимательно рассмотрела и печать, и подпись ректора. Все выглядело настоящим, но верилось с трудом.
   -- Привет, -- вновь появившийся фавн осмотрел столик, похоже, в поисках очередного банана, и разочарованно вздохнул.
   -- Эй, а кто это был? -- воскликнула я, вспомнив про Гедымина.
   Фавн хмыкнул, вздернул одну бровь и довольно захихикал, а потом ловко разорвал первый конверт, который я просто отбросила на одеяло. На листке было написано всего одно слово: "Случай".
   Несколько секунд я напряженно рассматривала буквы, вдруг поняв, что от меня что-то ускользнуло.
   -- Кто он?
   Фавн вяло ответил:
   -- А это так важно?
   Зарычав, я скомкала конверт и бросила шарик в рогатого. Фавн обиженно дернул длинным ухом и исчез, оставив меня в одиночестве.
   -- Что же, вампирюга, мы еще встретимся, и я узнаю, кто ты такой, -- решительно озвучила я вслух. -- И пусть мне поможет удача. Тогда ты от меня не отвертишься!
   Вагон качнуло, колода карт сдвинулась, и часть их слетела на пол. Одна перевернулась, как живая. Я наклонилась, чтобы рассмотреть. С картинки мне улыбалась бубновая дама.
   Неужели удача таки решила хоть раз оказаться на моей стороне?
  
   Через час, когда я уже в двести пятый раз прочла все три листа с подписями секретаря и ректора академии, поезд прибыл на нужную мне станцию. На перрон я сошла в странном расположении духа.
   -- Вроде, все хорошо, отлично даже, но почему же так гадостно на душе?
   Из пояснительной записки к документу о зачислении я узнала, что в прошлом году мне уже высылали приглашение, но почему-то "студентка Олимпиада Ремовна Лись не явилась в город Хилгар для обучения".
   -- Как это понимать? -- пробормотала я, изучая список разрешенных к ввозу в Хилгар предметов.
   Составители подошли к делу с огоньком, полностью уверенные, что с помощью их списка и специальных пометок в скобках я без труда доберусь в академию в лучшем виде ровно к полудню тринадцатого августа и со слезами радости упаду в объятия коменданта общежития.
   -- Ты что застыла? -- Бабуля возникла передо мной, будто из воздуха материализовалась.
   -- Не пугай. -- Я не вздрогнула, но заранее обиделась на своеобразное чувство стиля старушки.
   Как для любимой и единственной внучки, так сразу приплетает современные технологии и человеческие изобретения, а как для себя -- рассекает на метле, творит колдовство и вообще. . . Живет, как правильная ведьма, умудряясь и делать, что хочется, и перед людьми не мелькать.
   -- Пойдем. -- Бабуля указала на спуск с платформы.
   Пришлось мне взять в руки себя, чемодан и сумки и тащиться следом за бабой Верией.
   -- Давай-давай, -- подбодрила ведьмаменя у первой ступеньки. -- Заодно мышцы накачаешь.
   -- Какие такие мышцы? -- как всегда, играя в несознанку, ответила я и улыбнулась пошире. -- Лучше вот скажи мне, почему меня в прошлом году в академию не взяли, а в этом прислали письмо, из которого следует, что приглашение мне раньше высылали?
   -- Что? -- Бабушка молниеносно развернулась, оглядела меня с ног до головы, будто не узнавая. Заприметила торчащие из сумки листы и потянулась к ним, желая выхватить, но я вовремя отступила назад. Ведьма недовольно вздохнула, развернулась и пошла по дорожке.
   -- Бабушка? -- начиная понимать, что к чему, спросила я. -- Ответь, это ты не сказала мне про письмо?
   Баба Верия не ответила, только прибавила шагу. Я побежала следом, чемодан подпрыгивал на ухабах, а в пристроенных сверху сумках дребезжали фен и косметика.
   -- Бабушка, ответь! -- устав сражаться с разбитой дорогой, я остановилась, уперла руки в боки и потребовала ответа.
   -- А что я должна отвечать? -- прошипела бабушка недовольно.
   -- Правду, -- резонно ответила я.
   -- Как ты это письмо получила, мне интересно? -- едва слышно пробормотала бабуля и обмахнулась широким воротником своей блузы. -- Просила же письма мне отправлять... А еще лучше -- вовсе забыть о тебе.
   Поблагодарив какие-то высшие силы и странного попутчика, я обиженно просопела, не боясь быть услышанной посторонними:
   -- Так нечестно.
   -- Что нечестно? -- Бабушка к посторонним не относилась. -- Зачем тебе в эту академию? Зачем тебе вообще в Хилгар? Что ты там забыла? Чем тебе здесь плохо? Учишься, профессию получаешь. Все полезнее, чем магия. Никому она не нужна, чтоб ты знала! Выпускники академии могут работу найти только в пределах Подлунного мира, здесь им дела не найдется.
   -- И чем плохо жить там? -- спросила я, хотя и так знала ответ.
   -- Да, ты родилась там, -- чуть спокойнее отозвалась бабушка, -- потому что твои родители работали в Подлунном в Надзоре, который контролирует действия представителей магического сообщества и следит за законностью магических действий любого вида. Но! Липа, там же они и погибли! Они охотились на нечисть и выслеживали нарушителей магических законов. И где они теперь? Я не хочу для тебя такой участи!
   Вот все и открылось.
   Я шагнула к бабушке и с нежностью обняла ее за плечи:
   -- Бабуль, я не собираюсь заниматься такой работой, -- на самом деле убеждала я не только ее, но и себя. -- Зачем мне это? Гоняться за оборотнями, что вышли на охоту? Магов ловить, занимающихся незаконной деятельностью? Я сама на такое не соглашусь. Да и не возьмут меня. Это мама была сильной ведьмой, а папа -- магом с высоким резервом, а я... В лучшем случае буду клерком обычным... Штрафы брать с дриад, что завели путников в чащу. Раздавать наряды кикиморам на уборку болота. Вампирам выписывать разрешение на получение донорской порции. Что тут опасного?
   Бабушка шмыгнула носом и гнусаво ответила:
   -- А раз так, то зачем тебе в академию? Там пять лет учиться, а перспектив, как ты сама заметила, никаких нет. Не лучше ли обычной жизнью жить, а, Лип? Бытовую магию ты уже частично знаешь, остальному я тебя подучу. И хватит на твой век.
   Тут, конечно, мне пришлось признать, что бабушка упростила, ведь только бытовой магией ни один представитель магических народов обойтись не может. А жизнь у колдунов, ведьм, магов, чародеек и остальной магической братии куда дольше человеческой.
   -- Бабушка, не волнуйся обо мне, пожалуйста, -- попросила я. -- Просто я хочу получить образование, как и все в семье. А то ведь тебе перед правнуками стыдно будет, что я неуч.
   -- Дожить бы до тех правнуков... -- всхлипнула баба Верия.
   -- И не нужно больше мои письма забирать. Я ведь все равно в Хилгар поеду. И ты уже меня не остановишь.
   -- Пошли домой, там поговорим, -- увильнула от ответа бабушка.
   Я усмехнулась, подхватила свои вещи и уже с более спокойным сердцем покатила чемодан по проселочной дороге.
  
   Жизнь в деревне, а особенно, когда это почти заброшенное крошечное местечко вдалеке от больших городов, поселков и даже дорог, хороша в своей неизменности и удивительной молчаливой чистоте. Каждое утро до однообразности прекрасно: просыпаешься под возню кур под окнами, потягиваешься, сладко трешься носом о твердую наволочку, пахнущую немножко шкафом, лавандой и утюгом, зеваешь и вскакиваешь, предвкушая свою порцию свежего молока и тарелку творога с клубникой или блинчиков с вареньем из одуванчиков.
   Это утро не стало исключением. Я потянулась, повзбивала ногами одеяло, перевернулась на живот, зевнув в подушку, и сонно почесала нос.
   -- Вставай, засоня! -- позвала бабушка, услышав, что я уже проснулась. -- Иди поешь, а потом гулять на речку пойдем.
   Я улыбнулась и села, но тут же упала обратно и накрылась одеялом с головой. За несколько дней легко привыкаешь отсыпаться почти до обеда.
   Что еще нужно студенту летом? Сон, еда и никакой нервотрепки. И к осени он будет бодр, здоров и начисто растеряет полученные за год знания.
   -- А зачем нам на речку? -- спросила я, выползая к столу в пижаме.
   Зная свою бабушку, я не ожидала, что поход ограничится банальным любованием природой.
   -- Русалки к себе звали, -- просто ответила старушка, заставив меня усмехнуться, -- что-то у них там произошло.
   Завтрак я проглотила с такой скоростью, что бабушке оставалось только довольно хмыкнуть. Я же не особо обратила на это внимание, побежав переодеваться. Встречу с русалками бабушка обещала мне давно, в прошлом году я гостила у нее совсем мало и повидаться с этими удивительными созданиями не успела.
   Впервые русалок я увидела в компании родителей, тогда подводные жители почти не обратили на меня внимания, как и на всякого человека, жизнь которого -- полная чаша. Потом, уже после гибели мамы и папы, здесь, в деревне, я ходила к реке одна и чуть не оказалась в заложниках водяного. Бабушка долго бушевала, даже отходила меня веником, навсегда отучив от подобных проделок. И я на всю жизнь запомнила, что детям, а особенно тем, кто остался сиротой или без одного родителя, ни в коем случае нельзя приходить к водоемам и рекам в одиночку -- русалки заманят и не отпустят. А уж на болото нос совать не стоит тем более.
   Даже повзрослев и став достаточно уверенной в себе молодой ведьмой, я продолжала опасаться рек. По старой памяти.
   Веник из лозы -- это вам не хухры-мухры! Это вернейшее средство для запоминания. Впечатывает прямо в мозг!
   Имея опыт в общении с русалками, к походу в их владения я готовилась куда основательнее, чем к прогулке в лес, хотя с бабушкой опасаться проделок со стороны подводных жителей не стоило. Но лучше уж лишний раз перестраховаться, чем потом жалеть. Все ж таки опыта у меня было мало. По меркам любого создания волшебного мира, я -- ребенок несмышленый, а таких им их зловредный характер велит крутить в бараний рог, чтобы в будущем боялись. С точки зрения простого обывателя я могла казаться опытной ведьмой, ведь не всякий человек может сделать уборку в доме при помощи магии, сварить зелье для перемещения в пространстве или что-то починить одним взглядом, но для русалок я безнадежная неумеха. Именно поэтому я облачилась в рубаху из бабушкиных запасов, с длинными рукавами и глухим воротом, удобные широкие штаны и высокие резиновые боты. Волосы туго заплела в косу и заколола на макушке кренделем.
   -- Прям колхозница, -- озвучила свое мнение бабушка.
   Она оделась попроще, всем видом демонстрируя уверенность в собственных силах. Что ж, ее право, а я лучше перестрахуюсь.
   -- Любимые брючки мне жалко, так что в речке, если будет нужно, я искупнусь в этом неприглядном виде, -- поджала губы я. -- Всяко лучше. А старой рубашке пара лишних иловых пятен только на пользу пойдет. Очень колоритно будут смотреться рядом с дырками в швах и отметинами от валяния на траве и сборов малины.
   -- Готова? -- спросила бабушка, пряча усмешку.
   Мы под руку вышли из дома и по проселочной дороге отправились в сторону леса.
   Я никогда не спрашивала, почему бабушка решилась перебраться из Подлунного мира в мир людей. И с каждым годом мне все отчетливее казалось, что подобные вопросы неуместны.
   Ну живет здесь дипломированная ведьма, тут ведь волшебные создания обитают. Что странного?
   Дорога виляла меж полей, уводя в сторону от обжитых людьми мест. Вскоре мы и вовсе перешли на видимую только нам тропку.
   -- Что-то леший забаловал, -- заметила бабушка, указывая на основательно вытоптанную траву. -- Лапти у него здоровенные, ходит быстро. Еще с ночи примял.
   Даже если бы баба Верия не обратила моего внимания, то яи сама бы заметила и примятую траву, и пару обломанных веточек на кочке. Тропка лешего серебристо светилась, видимая даже днем, а уж ночью ни за что ее ни с чем не перепутать. Опытный леший любого знатока ночью в лес завести может, обмануть, но только не таких же обитателей волшебного мира, как мы с бабушкой.
   По тропе лешего мы обогнули лес и поднялись на холм, с которого открывался отличный вид на самое широкое место реки. И только владеющим магией были видны густые заросли ивы на левом берегу и кукурузы -- на правом.
   -- А когда это на том берегу кукуруза успела вырасти? -- удивилась я, рассматривая широкую полосу сельхозкультуры.
   Бабушка не ответила и начала спускаться к воде. Я последовала за ней, так и эдак присматриваясь к странному явлению. Особенно удивляло, что для людей кукурузное поле виделось обычными зарослями бурьяна. Пусть и идеальной прямоугольной формы.
   У берега нас уже встречала делегация из полудюжины русалок разного возраста. Одна из речных жительниц, внимательно оглядываясь по сторонам, держала на руках крошечного детеныша, то и дело принимаясь гладить его по короткому хвостику.
   -- Ты вот... на бережочке посиди, Лип, а я тут делом займусь, -- велела бабушка и уверенно направилась к русалкам, а я послушно свернула к прибившемуся к берегу старому сломанному дереву. Его ветви давно растеряли свою листву и теперь крючковатыми гибкими пальцами расчесывали дно в неглубокой запруде, вздымая песок и клочки ила на поверхность.
   Я уселась поудобнее и вытянула ноги, почти касаясь воды каблуками резиновых сапог.
   Правила поведения с русалками я когда-то вызубрила от корки и до корки, чтобы больше не попадать в неприятные ситуации. Именно поэтому и не стала расспрашивать бабушку сейчас. Любой мало-мальски образованный колдун или ведьма -- а о магах и чародейках даже и говорить не стоит! -- знали, что русалки к своим деткам чужих не подпускают. А если по банальной глупости попробовать подойти поближе, то можно и на острый прием нарваться: обстреляют чешуйками или покусают не хуже бойцовой псины.
   -- Привет, -- в паре метров от меня из воды вынырнула хрупкая девушка с темно-зелеными волосами.
   -- Привет, -- отозвалась я, рассматривая русалку.
   "Модница!" -- отметила я про себя, любуясь вплетенными в волосы лилиями и похожими на серебряные подвески рыбками. Кожа русалки отливала зеленью, но с приятным сиянием, словно и под кожей жили мириады крошечных серебристых рыбок.
   -- Красивая иллюзия, -- похвалила я вслух, взглянув на русалку с прищуром, как учила бабушка. Вся красота слетела с подводной обитательницы, как шелуха, явив истинный облик русалки. Он уже мало чем привлекал, но зато и от зависти меня перекручивать перестало.
   Русалка не обиделась, а будто бы даже оценила мое сопротивление своим чарам, а потому выбралась на большой камень у самого берега и, поглаживая спутанные волосы, похожие на тину, спросила:
   -- В академии теперь учиться будешь?
   Я глянула на бабушку, пытаясь понять, когда та, занятая работой, успела проговориться.
   -- Да, буду.
   -- Верия очень не хотела, чтобы ты поступила... -- мягко сказала русалка и улыбнулась, показав острые щучьи зубки. -- Даже писала в академию, чтобы не присылали тебе писем.
   За время, проведенное у бабушки, я перестала обижаться на ее попытки меня обезопасить, так что теперь восприняла слова русалки без злости.
   -- Я хочу учиться.
   Русалка кивнула и заметила:
   -- Ты, если надумаешь после в Подлунном остаться, так и делай.
   -- Почему? -- опешила я.
   -- Верия свою горечь в сердце хранит, но это ее дело. Не слушай бабушку.
   Я улыбнулась русалке, не желая развивать тему, хотя уже поняла, что подводная обитательница знает о жизни моей бабули больше, чем я сама.
   -- А что это за кукуруза на том берегу? -- решив сменить тему, поинтересовалась я.
   -- А ты не знаешь? -- удивилась русалка. -- О... Ах да! Ты же не была здесь, у реки, несколько лет.
   Я подперла голову кулачком и приготовилась слушать очередную местную байку, коих русалки знали даже не сотни -- тысячи!
   -- То была тихая лунная ночь... -- понизив голос, произнесла русалка.
   -- Солнце тогда светило, -- обиженно обозначил свое присутствие еще кто-то.
   Я обернулась, не сразу разглядев в ветвях ивы совсем юную дриаду. Ветерок добродушно трепал ее светло-зеленые локоны, переплетая их с листиками ивы.
   -- Что ты тут забыла? -- растеряв весь повествовательный романтизм в голосе, простонала русалка. -- Река -- наши владения!
   -- Так то река, -- пожала худенькими плечиками дриада, -- а я на иве сижу. Не придирайся. Лучше рассказывай. Я тоже вспомню...
   Русалка недовольно ударила хвостом по воде, пытаясь прицельно обдать лесную нимфу водой, но та ловко увернулась.
   -- Луна освещала еще не успевшую созреть кукурузу... -- сверля товарку взором, провыла русалка.
   -- Солнце! Солнце! Какая луна? -- не обращая внимания на тон русалки, поправила дриада.
   -- Весь мир вокруг замер, будто предчувствуя надвигавшуюся беду...
   -- А то! -- покивала лесная нимфа.
   -- А потом появились они... -- нараспев продолжила подводная жительница. -- Кто-то утверждает, что то был злой колдун и его случайная жертва, решившая своей жизнью спасти все живое.
   -- Кто-то твердит, что это какие-то студенты магической академии из параллельного мира напились и буянили, -- хихикнула дриада.
   -- Р-р-р! -- зарычала на свою товарку русалка и уже спокойнее продолжила: -- То ли это светлый маг гонялся за сорвавшимся с цепи очередным экспериментом. В общем, история о том умалчивает.
   -- Отчего же? -- хмыкнула нимфа, с дерева осыпая подводную обитательницу сорванными листочками. -- Да все в округе слышали тот леденящий кровь крик: "А-а-а! Так нечестно!". Это вполне могли быть и духи из других миров.
   -- История о том умалчивает, -- повторила русалка с нажимом, выбирая застрявшие в волосах листики ивы. -- Одно известно доподлинно -- во все стороны из кукурузы поползли огромные гусеницы...
   -- Ага! Грома-а-адные! -- подтвердила дриада, руками показывая размер насекомых.
   -- Видимо, кто-то узнал об этом и явился, чтобы защитить нас. -- Русалка вздохнула и продолжила снова напевно: -- И был бой великий! И бросались наши защитники в гусениц домашними тапочками...
   -- Тапочками? -- переспросила я, зажимая рот, чтобы не расхохотаться в голос.
   -- Да, -- дружно подтвердили обе рассказчицы.
   -- Во-о-он они! На палках висят! -- Дриада ткнула пальцем в чучело на том берегу, и я присмотрелась, чтобы разглядеть орудие, с которым нужно охотиться на гусениц.
   -- Помогло? -- хихикая, уточнила я у рассказчиц.
   -- Конечно! -- кивнула русалка, выдирая из волос листик. -- Волшебный артефакт подействовал, гусеницы исчезли, не причинив никому вреда.
   -- Наши спасители тоже пропали, -- печально вздохнула лесная нимфа. -- Но мы теперь их всегда вспоминаем, храним тапочки, как великий оберег от природных катаклизмов, и кукурузное поле от людей скрыли, чтобы не смели трогать место сошествия к нам спасителей.
   Я хихикнула, представив, кто на самом деле мог покуситься на урожай кукурузы и прикидывая их реакцию на свежую местную легенду.
   -- Липа, -- позвала меня бабушка.
   Я быстро распрощалась с дриадой и русалкой и поспешила обратно к тропке, на которой уже стояла ведьма.
   -- Значит, я так и не увижу... -- начала я, оборачиваясь к реке.
   -- Нет, -- отрезала родственница. -- Рано тебе еще. Вот сначала со всеми русалками перезнакомлю, потом еще несколько лет надо к ним в гости захаживать...
   -- Да поняла я, -- обиженно простонала я и побрела по тропе. -- Зачем только сейчас с собой водила?
   -- Ну... ты же с одной из них поговорила, -- резонно напомнила бабушка. -- Так что скоро они тебя будут подпускать ближе. И уже не так, как раньше.
   Я вздохнула и пнула камушек, вымещая на нем свое раздражение.
   "Вот уеду в академию и буду там жить, как хочется!" -- подумала я и немного успокоилась.
   Домой мы вернулись уже после обеда: бабушка -- чуть вымотанная прогулкой, а я -- свежая и отдохнувшая.
   -- Бабуль, я погуляю? -- уточнила я, проверяя деньги в кармане. Местный сельский магазинчик не мог похвастаться ассортиментом, но должно же у них там мороженое найтись?
   -- Не уходи далеко, -- велела бабушка.
   -- Я же в августе в академию уеду, -- напомнила я. -- Ты и там будешь меня контролировать?
   Бабуля не ответила, только зыркнула на меня недобро, прежде чем лечь на диванчик в общей комнатке.
   -- Я тебя еще не отпустила, -- напомнила она, когда я уже почти вышла из дома. Я предпочла сделать вид, что не услышала ее слов.
   Солнце припекало голову, и я всего через четверть часа пожалела, что не прихватила какую-нибудь шляпу. Но делать было нечего -- не возвращаться же! -- я просто прибавила шагу, стремясь поскорее оказаться у магазинчика. После можно будет пойти в рощу и поваляться в траве на опушке, слушая гудение пчел над клевером.
   В магазине было прохладно, а под потолком вяло жужжали мухи. Продавщица скучала за прилавком с томиком в мягкой обложке. По внешнему виду книги даже нельзя было определить, что именно читала женщина, настолько выгорела и затерлась яркая некогда картинка.
   Выбрав из двух видов обычный пломбир, покрутившись у полок с резиновыми сапогами и галошами и сосредоточенно оценив размеры и форму чугунков, я отчалила из магазинчика под любопытным взором продавщицы.
   -- А вечером слухи по деревне расползутся, как тараканы, -- хмыкнула я, вспоминая, как задавала вопросы о качестве продаваемых изделий.
   Это местным мои вопросы покажутся странными, а в магической среде имеет огромное значение, чтобы резиновые сапоги были без дырок, а котлы и чугунки -- без брака.
   С мороженым мир уже не казался таким уж неприветливым, и я, весело улыбаясь, потопала по тропинке за магазином, с уверенностью кошки углубляясь в заросли борщевика. С годами люди перестали бороться с этой напастью, отвоевав себе лишь право на дорожку, а могучие сорняки уверенно заняли оставшееся место между старых осин, не давая шанса другим растениям.
   На тропке, как и на любой дорожке в окрестностях, виднелись следы лешего.
   -- Интересно, -- хмыкнула я, обдумывая это наблюдение. -- Скучно ему, что ли, раз так часто и подолгу свои владения без присмотра оставляет, выходя за пределы леса?
   Мне, естественно, никто не ответил, хотя я была не прочь разгадать загадку.
   Понадеявшись, что вспомню и спрошу уже дома у бабушки, я продолжила прогулку, совершенно ни о чем не думая. До рощи дошла уже с одной только палочкой от мороженого и оберткой, засунутой в задний карман штанов. Осмотревшись и выбрав себе уютное местечко подальше от муравейника, я устроилась в траве, собираясь немножко подремать на солнышке. Дома все равно никакого отдыха не выйдет, бабуля обязательно пристанет с очередной порцией расспросов.
   Осмотревшись, я решила отыскать пару широких листиков подорожника, чтобы уберечь нос от ожога, и на коленях полезла в травяные заросли, высматривая такое нужное растение.
   -- Ну где ж ты? -- через несколько минут поисков простонала я, когда даже на тропке подорожник не обнаружился. -- Ладно, я тебя найду, и потом будет плохо!
   Так же на коленках и локтях я устремилась в кусты, уже надеясь отыскать просто что-то подходящее, и едва не ткнулась носом в большую плетеную корзину. Та стояла прямо в зарослях лозы и нахально перегораживала единственный просвет.
   -- Эй! -- воскликнула я и вскочила, заглядывая в высоченную конструкцию. -- В таких только маленьких девочек домой относить...
   -- Только не стоит проверять, влезешь ты в нее или нет, -- хмыкнул рядом кто-то, и я заглянула за корзину, увидев за кустами девушку.
   Та с довольным видом стояла на коленях перед цветком, торчавшим прямо посреди травяного ковра.
   -- Привет, -- сказала я незнакомке, открыто ее рассматривая.
   Едва ли выше меня самой, но куда упитаннее, с короткими, до плеч, волосами небесно-голубого оттенка.
   -- Привет, -- кивнула девушка, -- поможешь?
   Я с готовностью нырнула в заросли и через секунду оказалась рядом с девушкой.
   -- Я Дина, -- представилась незнакомка.
   -- Олимпиада, но можно просто Липа.
   -- Живешь тут? -- уточнила Дина, примериваясь к цветку маленькой лопаткой.
   -- К бабушке приехала, а ты?
   -- Тоже, но моя далековато отсюда, -- поморщилась девушка с голубыми волосами и воткнула лопатку в землю. -- А вот этот дружочек от меня который день прячется!
   Я хихикнула.
   Представляться полностью нам нужды не было. Каждая и так легко опознала в другой наделенную даром, этому в первую очередь учили всех детей. Раньше, чем начать говорить, каждый из магического племени должен был усвоить разницу между своими и чужаками. К чужакам относились все люди без способностей к магии. При них запрещалось вести себя необычно, чаровать и что-либо рассказывать, ведь все ведьмы, колдуны, чародейки и маги начальное образование получали в обычной человеческой школе.
   В Подлунном мире все было немножко проще, там о волшебстве знали все, так что скрываться необходимости не возникало, а детям прививали банальную технику безопасности и запрет на проведение экспериментов над неодаренными сверстниками.
   -- Я в этом году в академию поступаю в Хилгаре... -- призналась Дина.
   -- Я тоже, -- хихикнула я.
   -- Хе-хе, -- развеселилась Дина.
   Мы переглянулись и дружно захохотали.
   -- Забавно, -- успокаиваясь, сказала я. -- Нас здесь не так много. Русалок в реках -- и то больше, а вот встретились же...
   -- Моя старшая сестра уже учебу заканчивает, -- подкапывая растение со всех сторон, прокряхтела Дина. -- У нее годовая практика и работа над дипломом. Родители очень довольны, даже работу ей подыскали в Надзоре. Мне так не повезет, я в бабушку уродилась.
   -- Быть ведьмой ничем не хуже, -- ободряюще произнесла я. -- Мы можем многое из того, что магам и чародейкам не доступно. Да и сил, если рассудить, у ведьмы побольше будет.
   -- В академии нам всем крылья откромсают, -- пессимистично предрекла Дина.
   -- Это как? -- удивилась я, но потом мысленно признала, что совсем ничего не знаю ни о Хилгаре, ни об академии.
   -- А так, -- заметив свое информационное превосходство, Дина на миг оторвалась от дела. -- Да, учеба, жилье за счет казны, питание. Но... Ты список разрешенных к ввозу предметов видела? Или еще не читала?
   Я кивнула и без труда перечислила короткий список, где упоминались в основном одежда и обувь.
   -- Это они не прислали список запрещенного, -- многозначительно хмыкнула Дина. -- Еще лет двадцать назад присылали. Моя тетя Доротея такой получила в свое время.
   -- И что? -- спросила я, садясь и скрещивая ноги.
   -- Раньше был список, и все знали, что нельзя ввозить, а теперь по приезде готовься к тому, что в стены академии войдешь совсем без вещей, налегке, -- криво усмехнулась Дина. -- Все пожитки студентов отправляются в специальную комнату, где тщательно перетряхивают каждую вещь. Все, что покажется странным или подозрительным, заберут и даже на вопросы отвечать не станут.
   -- Но почему? -- удивилась я.
   -- Техника безопасности, -- вздохнула Дина. -- Ты слышала про студента, что своими экспериментами чуть половину города не разрушил?
   Я кивнула, но ничего говорить не стала. Как и очень многие, кто знал настоящую правду о тех событиях, я была вынуждена помалкивать. Большинство представителей магического сообщества считало, что тогда все случилось по вине молодого мага, который не уследил за экспериментом. Людям и нелюдям проще было жить, думая, что здание в центре большого человеческого города взорвалось и рассыпалось в прах, накрыв десятки кварталов вокруг, по чьей-то безалаберности, чем смириться с тем, что где-то в Подлунном мире могут жить сильные колдуны и маги, собравшие в своей коллекции рецептов и формул самые ужасные, запрещенные заклинания.
   Я криво улыбнулась.
   Мои родители многие годы натыкались на следы действия того колдуна, тянули за оставленные им ниточки, чтобы найти и обезвредить, но колдун успешно скрывался, продолжая практиковать темное искусство до самого последнего дня.
   В Подлунном мире, конечно, темные не считались поголовно преступниками. Они жили, как и все, академия ежегодно выпускала из своих стен несколько новых темных. Но то были маги или колдуны солидных темных специальностей, нужных не только в Подлунном, но и в других мирах. Кто-то из них становился некромантом и открывал частную практику, кто-то предпочитал распределение в Надзор. Кто-то даже отправлялся к жрецам, чтобы стать одним из темных хранителей. Но, оставаясь темными по своей сути, эти маги и колдуны подчинялись законам и не убивали никого из разумных магических созданий для своих ритуалов, заклинаний и зелий.
   Колдун, за которым охотились мои родители, уничтожил более дюжины людей, эльфов и оборотней. Случайно или специально, родители так и не выяснили. И это -- только доказанные убийства. А сколько недоказанных?
   Меня передернуло от отвращения, и я попыталась отгородиться от воспоминаний. Над головой все так же сияло солнышко, в кустах трещали воробьи, а Дина рассказывала о жизни в академии.
   -- Подержи-ка, -- попросила девушка и передала мне выкопанный цветок. Его длинные корни цеплялись за землю, змеясь и стремясь вырваться из захвата.
   -- Верткая какая, -- одобрительно пробормотала я, сражаясь с растением. -- Клубни есть?
   Дина вскочила, нырнула с головой в корзину и, вооружившись ножницами, поднырнула под мои руки, быстро стряхивая с корней землю.
   -- Взрослая клубневидная ползуха, -- с нежностью пробормотала Дина, улыбнувшись мне. -- Ее в такое время найти сложно...
   -- А в другое -- еще сложнее, -- покивала я.
   Дина поддакнула и осторожно ссыпала похожие на горошинки клубни в мешочек. После этого мы в четыре руки вернули растение в землю и присыпали землей.
   -- Крепкое, к осени еще урожай даст, -- наблюдая, как ползуха выравнивается и расправляет примятые листья, сказала Дина.
   -- Для чего, кстати, собираешь? -- уточнила я.
   -- Да хочу с собой приготовить немного, -- призналась Дина. -- А то в академии вечно чего-нибудь не достать, а потом майся то бессонницей, то от чьего-нибудь проклятия, то от... -- она оглянулась по сторонам, -- бессильной злобы.
   Мы расхохотались, прекрасно понимая друг друга, -- клубни ползухи входили в состав едва ли не каждого второго состава и являлись компонентом, замедляющим эффект.
   Сложив мешочек в корзину, Дина уверенно взялась за лямки и закинула плетенку за спину, став похожей на экзотическую сборщицу чая.
   -- Хочешь к нам? -- предложила я.
   Девушка с голубыми волосами кивнула, и мы весело зашагали по тропинке обратно в деревню.
  
   Дина ушла только вечером, уболтав и меня, и бабушку рассказами про своих родственников и академию.
   -- Милая девушка, -- вздохнула бабушка, убирая со стола чашки и чайник с остывшим чаем.
   Я кивнула и унесла на кухню плетенку с плюшками, утащив напоследок несколько, пока бабушка не видела.
   -- Но это все равно не значит, что я тебя отпущу учиться, -- предупредила бабуля.
   -- Бабуль! -- обиженно простонала я. -- Все равно поеду. Вернусь в город, заберу документы из универа и отправлюсь.
   -- Липа, -- начала бабушка, -- я все еще не понимаю, зачем тебе все это?
   -- Ба-а-а! -- привычно протянула я. -- Гены пальцем не задавишь. Не смогу я жить и работать как обычный человек. Не мое это!
   -- Многие справляются, -- поддела ведьма.
   Я фыркнула и ничего говорить не стала. Я совершенно не понимала людей, которые в этом мире предпочли отказаться от своей сути ради странной и ничем не оправданной возможности жить "как все нормальные".
   -- Олимпиада...
   -- Бабуль, я родилась ведьмой и ведьмой буду, -- оборвала я, в упрямстве ничем не уступая бабушке. -- И Дина будет. Мы не из того теста, которое подойдет для булочек. И обсуждать эту тему дальше я не хочу. Пусть те, у кого дар в крови разбавился до прозрачности воды, живут как люди. Ты ведь знаешь, что я поступила в универ, только поддавшись твоим уговорам.
   Бабушка Верия фыркнула и больше ничего не сказала. Я вздохнула, но решила не зацикливаться на очередном витке спора с ведьмой.
   После такого разговора невинный вопрос о книге из библиотекипожилую ведьму ни капельки не насторожил. Хитро улыбаясь, я довольной лисичкой прошмыгнула к нескольким книжным шкафам на большой утепленной веранде и уверенно стянула с полки толстый томик "Легенд".
   -- Что взяла? -- не глядя на обиду, осведомилась ведьма.
   Я тихо зашипела, но уверенно и спокойно озвучила первое же попавшееся на полке название:
   -- "Жаркие ночи".
   Бабушка крякнула в соседней комнате, да и я сама не удержалась от смешка. Это ж надо было выбрать именно любовный роман среди десятков перемешанных с обычными книгами томиков о магии. Но все равно лучше, чем говорить правду.
   Первый раз в "Книгу легенд"я заглянула лет в пять, еще не до конца понимая буквы, руны и только опытным ведьмакам известные символы. Но книгу и не нужно было читать, она сама рассказывала то, что хотелось узнать человеку. Никакой опасности она не представляла, кроме своей исключительной интересности. Если вчитаться, переходя от истории к истории, то можно не заметить, как проходят часы и даже дни. Повзрослев, я научилась подчинять книгу, чтобы та не околдовывала, так что бабушка переживала за меня понапрасну.
   -- А не рано ли тебе?. . Такое! -- запнувшись, уточнила ведьма.
   -- Бабуль, мне уже восемнадцать. К тому же, я еду в академию. Должна же знать, к чему готовиться.
   Бабушка закашлялась и сиплым голосом вопросила:
   -- Что? Готовиться? К чему? Олимпиада!
   -- Отпор давать, -- проходя в комнату и держа "Легенды" так, чтобы бабушка из кресла не могла разглядеть томик, с наигранным непониманием ответила я. -- Что ж еще?
   Бабуля успокоенно обмякла и задышала глубже.
   -- Я тебя умоляю, Липа, не заводи себе там ухажеров.
   -- Это почему же? -- настал мой черед удивляться.
   -- Зачем тебе это? Ты еще молодая, жить да жить...
   В этом я не могла не согласиться с бабулей. Но почему-то тут же в голове промелькнул образ моего кратковременного дорожного попутчика. Немного подумав, я таки решилась спросить:
   -- Бабуль, ты же хорошо знаешь все разновидности существ?
   -- Конечно.
   -- А вот вампиры. . . их можно отыскать? -- осторожно уточнила я.
   -- Сложно, -- ответила ведьма. -- Подолгу на одном месте они не живут, особенно истинные.
   Я кивнула и пошла к себе. После вернулась и деловито прошествовала на кухню, чтобы к плюшкам добавить еще и большую чашку чая.
   -- Что может быть лучше книги, теплой летней ночи, горячего чая и сладостей? -- сама у себя спросила я и усмехнулась, прилаживая томик на колени.
   Но не успела я сделать первый глоток чая, как мимо открытого окна что-то промелькнуло, будто луч света фонарика, а потом над подоконником возникла косматая рогатая голова. Визитер раздвинул горшки с геранью в стороны и осклабился, демонстрируя мне острые зубы.
   -- Что надо? -- не слишком приветливо осведомилась я у фавна.
   Тот вновь усмехнулся и сунул руку во внутренний карман жилетки с преувеличенно обиженным видом:
   -- А здороваться не учили?
   -- Если бы звала, то поздоровалась бы, -- сухо промолвила я и вновь опустила взгляд на разворот книги. -- Что надо?
   Фавн прихватил клыками пару листиков герани и вдумчиво ими захрустел, так что по комнате поплыл резкий запах.
   -- Эй! -- воскликнула я. -- Я бабушке скажу! Это ее цветы!
   -- Жалко бедному несча-а-астному фавну пару листиков? -- скуксился рогатый, даже уши поникли и слезы навернулись на глаза.
   -- Знаю я таких, как ты, -- не поддалась я на провокацию. -- Жалованье тебе позволяет питаться вполне разнообразно, так что оставь цветок в покое.
   Фавн хмыкнул, играть печаль перестал и вновь широко улыбнулся.
   -- Так что? Письмо заберешь? -- осведомился он, помахивая конвертом.
   -- Давай. -- Я отложила книгу и встала в кресле на колени. -- От кого оно?
   -- А мне знать не положено, -- фыркнул рогатый. -- Я письма разношу, а не на вопросы отвечаю.
   -- Давай письмо. -- Я протянула руку, пытаясь выхватить конверт, но фавн, будто специально, и в полный рост поднялся, и от окна отошел.
   -- Прекрасный вечер, не правда ли? -- глянув на звезды, спросил фавн и пошевелил своим длинным носом.
   Я с сомнением приподняла бровь, глядя на рогатого, а тот с хихиканьем протянул-таки мне конверт, добавив напоследок:
   -- Приятно провести.
   Я ничего не поняла, села в кресло и воззрилась на конверт. Он оказался из шершавой светло-зеленой бумаги с вензелем в углу на лицевой стороне. Переплетение букв и рун мне ни о чем не говорило, но никаких других обозначений на конверте не оказалось.
   -- Ну и что тут у нас? -- испытывая небольшой страх, тем не менее, храбро спросила я, вскрывая послание.
   На колени ко мне выпала плотная карточка из зеленого картона, на которой черно-серебряными чернилами было выведено: "Приглашаю приятно провести ночь. Гедымин".
   Я нахмурилась и прикусила губу.
   -- Ответ будет?
   Фавн вновь возник у окна, но уже с розовым горшком изрядно прореженных зарослей жгучего декоративного перца. Я покусала губы, пытаясь разобраться в своих чувствах.
   С одной стороны, я сама собиралась отыскать вампира, но с другой... Встреча с вампиром? Ночью?
   Нет, я, конечно, не боюсь сказочек про вампиров и юных дев, но идея прогулки под ручку с кровососом...
   -- Да, будет, -- решилась я наконец. -- Я согласна.
   Фавн деловито покивал и вытащил из внутреннего кармана жилетки очередной зеленый конверт.
   "Похоже, вампирюга все заранее продумал?" -- сама у себя спросила я, выдергивая протянутое послание из лап рогатого.
   Внутри, опять же, оказалась только карточка, где было выведено всего несколько слов: "В полночь у реки".
   Я фыркнула, но выражать свое мнение на сей счет не стала. Фавн довольно осклабился и исчез. Я сползла по спинке кресла, обхватила ладонями коленки и несколько минут просто сидела, раздумывая над ситуацией. Ситуация основательно мне не нравилась.
   Покачавшись в кресле и пару раз прикусив ноготь, я поднялась, разыскала в сумке телефон и записку с Дининым номером. Знакомая ответила через пять гудков, весело уточнив:
   -- Заскучала?
   -- Привет. -- Я чуть расслабилась и села обратно в кресло. -- Можно тебя спросить?
   -- Валяй, -- легко разрешила Дина и громко зевнула.
   -- Ты своей интуиции доверяешь? -- издалека начала я.
   -- Ведьма всегда и во всем должна верить чувствам, -- наставительно заметила Дина. -- А что?
   -- Вот я тоже так считаю, но... -- Я замялась.
   -- Давай-давай, Липа, рассказывай! -- развеселилась новая подруга. -- А то я запасусь клещами и приду из тебя слова вытягивать! Будет больно.
   Я расхохоталась и кратко пересказала встречу в поезде, упомянув о письме с приглашением.
   -- Вампир, говоришь? -- уточнила Дина. -- Понятное дело, нам их бояться нечего. Вампир ведьме зла не сделает, ведь на нас их магия не действует. Как и на всех из магического сообщества.
   -- Вот поэтому мне и не нравится то, что интуиция против полуночной вылазки... -- вздохнула я. -- Наверное, все же не пойду.
   -- Слушай, а давай я тоже схожу? -- придумала Дина. -- У тебя же нет договоренности о свидании один на один?
   -- Нет! Точно, давай!
   На том и расстались, договорившись встретиться в одиннадцать на дороге к реке.
   Теперь мои чувства угомонились и я куда увереннее принялась за сборы.
  
   Напевая себе под нос, я притопала к месту встречи гораздо раньше Дины и с упоением устроилась на влажной траве, рассматривая звезды. За одежду я не беспокоилась: верные черные джинсы и не такое выдерживали, а в ветровке поверх футболки никакая роса не страшна. А уж в кедах -- от любой опасности...
   -- Привет! -- Дина плюхнулась рядом и глубоко вздохнула. -- Мы бегом бежали.
   -- Мы? -- удивилась я и села, чтобы рассмотреть, с кем она явилась.
   -- Привет, -- поздоровался невысокий молодой человек. Очки чуть съехали на кончик носа, а волосы, и без того взъерошенные, парень взбил пятерней. -- Я Джей.
   -- Это мой брат, -- представила Дина.
   -- Решила с охраной пожаловать? -- спросила я с усмешкой.
   -- Да нет, -- Дина пожала плечами, -- просто увязался следом.
   Джей глянул на нас и, включив фонарик в телефоне, полез в траву, что-то разыскивая.
   -- Э-э-э? -- опешила я, пытаясь понять, что делает молодой колдун.
   -- Не обращай внимания, -- отмахнулась Дина и, как брат, взъерошила волосы пальцами. -- Он уже на третьем курсе... Еще на втором углубился в исследование малоизученных растений разных миров и теперь каждой травке и каждому листику кланяется.
   -- А! -- Я сделала вид, что поняла.
   -- Да и... Мужчины вообще создания странные, -- постукивая пальцами по губам, заметила Дина.
   -- Можно подумать, женщины простые и понятные, -- фыркнул Джей.
   -- А ты помалкивай, -- надула губы младшая сестра, -- я не с тобой разговариваю. Ковыряешься? Вот и ковыряйся молча!
   -- И вам советую помалкивать, -- предложил Джей. -- Вдруг здесь где-нибудь есть вид растения, которое легко спугнуть разговором...
   Я сцедила усмешку в кулак, глядя на одухотворенное лицо нового знакомого. На его футболке сзади был нарисован значок радиации, издали больше похожий на пропеллер.
   -- Пора, -- позвала Дина, и мы направились к реке, время от времени оглядываясь, чтобы убедиться, что Джей идет следом.
   Ночью река преобразилась, будто и не это место я видела днем. Дриады украсили ивы крошечными светящимися жуками, а русалки пустили по воде голубые огоньки только им подвластного пламени.
   -- Ух ты! -- восхитилась Дина. -- И что это тут у нас?
   Мы подошли ближе, с интересом наблюдая за происходящим на берегу. Несколько фавнов, притопывая и помахивая хвостами, играли на флейтах и скрипках. Дриады раскачивались в ветвях и восхваляли ночь, вторя своим пением звонкой мелодии, наяды танцевали на поверхности воды, долинные красавицы напеи кружились в хороводах, смеясь и извиваясь.
   -- Интересно, -- хмыкнула я, -- сегодня какая-то особенная ночь?
   Дина пожала плечами, Джей промолчал. Мы с опаской еще немного приблизились к странному торжеству на берегу.
   Вдруг словно по чьему-то велению зажглись костры и берег осветился, лесные и долинные нимфы закружили вокруг огня, передавая друг другу венки из цветов. Их тонкие, едва ли не полупрозрачные одеяния ничего не скрывали, а сами девушки призывно подмигивали фавнам, словно приглашая потанцевать с ними.
   От толпы красавиц отделилась одна и направилась к нам. Я не сразу узнала в прелестнице ту самую нимфу, что днем рассказывала байки про кукурузное поле.
   -- Привет. -- Дриада перекинула на одну сторону длинные волосы, блеснувшие в темноте, и сообщила: -- Ты рано, но тебя уже ждут.
   Больше нимфа ничего не сказала и, хоть у меня роились в голове вопросы, я молча последовала за красавицей. Дина подмигнула мне, сделав знак, что будет приглядывать за нами, а сама с улыбкой присоединилась к сидящим на ветвях дриадам.
   Покачав головой, я устремилась за лесной нимфой.
   -- Что сегодня за ночь? -- поинтересовалась я, когда мы отошли выше по берегу на пару десятков метров.
   -- Хорошая ночь, -- улыбнулась нимфа и замерла у крайней ивы, низко наклонившейся к реке.
   Я открыла рот, собираясь расспросить дриаду, но та, покружив на месте, унеслась прочь.
   -- Вот же... -- выдохнула я, глядя нимфе вслед. -- И никто толком не объяснит.
   Сзади вдруг дохнуло холодом. Я обхватила себя руками и обернулась, желая выяснить, что произошло. И едва нос к носу не столкнулась со склонившимся ко мне Гедымином.
   Прищурившись и оценив его позу, я тут же обрела душевное спокойствие, сложила руки на груди и холодно произнесла:
   -- Доброй ночи.
   -- Ночь, и правда, отличная, -- улыбнулся Гедымин, демонстрируя острые клыки.
   Я смерила вампира взглядом, будто пытаясь понять его мотивы, но, как и прежде, он подобному рентгену не поддавался.
   -- Как поживаешь, Бубновая дама? -- включив обаяние на все обороты, спросил Гедымин.
   Я знала, что вампирья магия на наделенных даром не действует, но все равно покраснела под взглядом Гедымина.
   -- Зачем... Зачем приглашение прислал? -- спросила я, желая хоть что-то сказать.
   Гедымин пожал плечами и с усмешкой ответил:
   -- Мне скучно. Даже в карты сыграть не с кем.
   -- Ты хочешь сыграть? -- опешила я.
   -- Да, -- усмехнулся вампир и кивнул в сторону. На расстеленном на траве покрывале были расставлены закуски и напитки, а в центре одиноко ютилась колода карт.
   -- Есть на ночь вредно, -- скривила губы я, но первая устроилась на свободном краю покрывала, скрестив ноги.
   Вампир ничего не сказал, уселся напротив и с хитринкой во взгляде наполнил стаканы. Я внимательно наблюдала, как в свой стакан Гедымин плеснул вина из запотевшей бутылки, а мненалилсока.
   -- Маленькая еще, -- отвечая на мой взгляд, ответил он, и я только фыркнула в ответ:
   -- Не такая уж и маленькая!
   Мы молча сделали по глотку, и Гедымин, быстро перетасовав, раздал карты. Не разговаривая, а лишь слушая пение флейт и хохот нимф, мы сыграли первую партию.
   -- А на что играем? -- спросила я, довольно сгребая карты.
   -- На желание, -- предложил вампир. -- Кто выигрывает, тот и загадывает.
   -- Хорошо, но с выполнением после игры, -- согласилась я, уже обдумывая, чего бы запросить за выигрыши.
   "Столько вопросов! -- мысленно взвыла я. -- Надо их все задать!"
   Я раздала карты, и мы довольно уставились в свои веера, думая каждый о своем.
   Мимо на некотором расстоянии, будто что-то увлеченно разыскивая, прошествовала Дина и, убедившись, что у меня все хорошо, вновь вернулась к танцующим.
   -- А кто тот паренек, что пришел с тобой? -- ненавязчиво уточнил Гедымин.
   -- Джей? -- Я на секунду отвлеклась, чтобы глянуть на нового знакомого. -- Это брат Дины, моей подруги. Они просто составили мне компанию.
   Вампир посмотрел на меня, будто проверяя мою искренность, и вновь уткнулся в свои карты.
   -- Валет, -- хмыкнула я.
   -- Король, -- отозвался вампир, хлопнув картой по покрывалу.
   -- Еще валет, -- входя в азарт, хихикнула я, щедро выбрасывая козыря.
   -- Король, -- спокойно перекрыл Гедымин.
   -- А! -- взвыла я, обиженно глянула на вампира, но скинула карты в отбой. -- Даже не хочешь мне подыграть?
   -- Нет, -- усмехнулся Гедымин, -- как же я тогда буду загадывать желание, если проиграю?
   Я надула губы и громко фыркнула.
   Эту партию выиграл вампир, и я приуныла. В следующей мне вновь основательно не везло, зато четвертую я отвоевала себе в плюс.
   -- Ух! -- расплылась я в усмешке, когда раздали в пятый раз, делая вид, что мне достались не мелкие карты, хотя от набора хотелось выть и бросаться в Гедымина дольками мандарина.
   -- Ходи, -- напомнил вампир, и игра началась.
   -- Это будет последняя, -- предложила я, непринужденно вынимая из веера две шестерки. -- И я ее выиграю.
   -- Любишь побеждать? -- как бы невзначай уточнил мой визави.
   -- А кто не любит? -- удивилась я, едва не шипя, когда Гедымин отбился двумя десятками.
   -- Ну... Не все, -- пожал плечами вампир, поглядывая на меня из-за карт. -- Твои родители такие же боевые?
   -- Мои родители погибли, -- после секундного замешательства ответила я. -- И да... они были уверены в себе и любили балансировать на грани.
   -- Ты хорошо их помнишь? -- задал следующий вопрос Гедымин.
   Я нахмурилась, глянула на вампира, но, не заметив в его взгляде ничего, кроме едва ощутимого любопытства, ответила:
   -- Да, я уже была достаточно взрослой, когда все произошло.
   -- Расскажешь? -- предложил он.
   Я пожала плечами:
   -- Да там нечего рассказывать.
   -- Но все же, -- улыбнулся мне Гедымин. -- Интересно.
   -- Почему? -- прищурилась я.
   Вампир пожал плечами и широко улыбнулся:
   -- Люблю истории и люблю, когда их рассказывают красивые девушки.
   -- И часто ты такие вещи говоришь? -- уточнила я, хотя собиралась спросить о другом.
   "Уточнять, как много девушек рассказывают ему истории, как-то не очень тактично", -- договариваясь со своим любопытством, подумала я.
   -- С некоторых... с недавних пор, -- усмехнулся Гедымин.
   Я вздрогнула, поняв, что он хотел сказать совсем иное.
   "Я ему интересна? -- опешила я от неожиданности. -- С чего вдруг?"
   Я быстро прокрутила в голове всю нашу поездку и последний час, проведенный за игрой, но не нашла ничего, что могло на самом деле заинтересовать во мне вампира. Я ведь самая обычная ведьмочка, каких много. Семья не из известных или богатых. Так, всего лишь одна из веточек на фамильном древе обнищавшего рода, представители которого служили эльфам. Словом, я никто. Да еще и рыженькая, в худших традициях историй обо мне подобных.
   -- Так что? Расскажешь? -- напомнил Гедымин.
   -- Ладно, -- я кивнула, -- но там особо нечего рассказывать. В тот день у них был выходной и мы выбрались в город...
   Я всегда с нежностью вспоминала свою жизнь в Подлунном, ведь именно там я родилась и жила с родителями. Только день их смерти старалась вспоминать как можно реже, а с годами даже начала забывать его.
   Ничто не предвещало дурного. Солнечный весенний денек. Ночью шел дождь, и на улочках даже в полдень пахло сыростью, хотя солнце палило и от разогретой черепицы и штукатурки исходил жар. Родители отвели меня в их любимую кафешку на главной площади.
   Мы болтали обо всем на свете, и посреди отцовской речи мимо кафе промчался невысокий мужчина в длинном балахоне. Отец вскочил и, не сказав ни слова, выбежал прочь. Мама стиснула ложечку так, что та согнулась пополам, а потом, велев мне никуда не уходить и сунув кошель с деньгами, последовала за отцом.
   Больше родителей я не видела. Просидела в кафе до закрытия, судорожно вцепившись в кошель и все время поглядывая за окно. Потом плелась домой, тосковала под дверью, не зная, как открыть магический замок...
   -- Через день меня забрала бабушка, -- закончила я свой рассказ. -- О том, что случилось, я узнала уже потом. Взрыв. Темный колдун подорвал целый дом. Никто до сих пор не знает, произошло это случайно или колдун все спланировал, но во время взрыва погибли мои родители. Мне велели помалкивать об этом, а в газетах написали, что произошедшее -- результат экспериментов молодого мага.
   -- Ясно, -- кивнул Гедымин. -- А ты рассмотрела того человека? Это ведь и был темный колдун, правильно?
   -- Я была маленькой и не знала, что надо что-то запоминать, -- я пожала плечами, -- да меня и не допрашивали.
   Вампир улыбнулся и выложил передо мной карту. Я мысленно застонала и ушла в глухую оборону, заранее понимая, что и эту партию проиграю.
   -- Так что? Желания? -- со вздохом спросила я через пару минут, сбрасывая целый веер оставшихся на руках карт.
   -- Да, -- кивнул вампир. -- Сначала ты.
   Я прищурилась, накрутила на палец выбившуюся из косы прядь волос и предложила:
   -- У меня две победы, так что я... задам два интересующих меня вопроса, а ты...
   -- Отвечу на них, -- за меня закончил Гедымин, подхватил с тарелки половинку груши и поднялся. -- По мере сил.
   -- Отлично. -- Я довольно потерла руки, глядя на вампира снизу вверх. -- Вопрос первый: это ты прислал мне письмо с документами из академии?
   -- Да, -- не став кочевряжиться, тут же подтвердил Гедымин. -- Я. Мне стало интересно, что же за история такая с твоим поступлением, а для вампира, да еще и с некоторыми связями, это не сложно. Всего лишь мысленный запрос... и пара поручений, выполненных фавнами-курьерами.
   Я прищурилась, обдумывая слова Гедымина. С одной стороны, он явно не лгал, ведь вампиры и правда могли общаться не просто на больших расстояниях, но даже сквозь миры, а фавны, если захотят, способны доставлять почту быстрее так любимого бабушкой Верией Интернета.
   -- Ясно... -- задумчиво пробормотала я.
   -- Просто решил порадовать тебя, -- мило улыбнулся вампир, -- а то еще когда бы ты это письмо получила... Через месяц?
   Я покивала, соглашаясь, а потом спросила:
   -- Кто ты такой?
   -- Странный вопрос, -- хмыкнул Гедымин и впился в сочный плод зубами.
   -- Нет, я не об этом, -- глотнув сока, сказала я и поднялась. -- Как тебе удалось выяснить про мое поступление так быстро? Это не так просто, как ты пытаешься...
   -- Тут не нужно быть кем-то особенным, -- перебил вампир, -- требуются только связи.
   Я не поверила, но расспрашивать дальше не стала. Если Гедымин решил о чем-то умолчать, толку от него я явно не добьюсь.
   -- Ла-а-адно, -- проныла я. -- А какие у тебя желания?
   -- Хм, -- вампир бросил огрызок в траву и облизал пальцы, -- чтобы такое придумать?. .
   Он оценивающе глянул на меня, и я неожиданно для себя покраснела. Жар прокатился от ушей сначала вверх, так что выступила испарина на лбу, а потом ухнул вниз по спине.
   -- Ты так смотришь, будто прикидываешь, где у меня кровь вкуснее, -- решила пошутить я и охнула, когда Гедымин широко улыбнулся в ответ.
   -- Придумал! -- объявил он довольно.
   -- И что? -- с недобрым предчувствием уточнила я.
   -- Ты мне должна три поцелуя!
   -- Чего? -- взвыла я, даже подскочив на месте. -- Это нечестно!
   -- Вполне честно, -- довольно осклабился вампир. -- Причем... Один сейчас, а остальные -- как-нибудь потом.
   -- Р-р-р! -- рыкнула я, удерживаясь от дальнейших споров.
   "Надо было сразу рамки желаний устанавливать, а я!. . "
   -- Ладно, -- вздохнула я и подошла ближе, подставляя щеку.
   Гедымин ничего не сказал, лишь схватил меня пальцами за подбородок и, развернув лицом к себе, заглянул в глаза.
   "А я думала, у него серые глаза... -- пронеслось в голове, прежде чем он меня поцеловал. -- А они зеленые".
   На миг я потерялась в реальности, наслаждаясь приятным касанием чужих губ и чувствуя на кончике языка сладость груши. Мысли ускользнули прочь, хотя я пыталась понять, мешают ли клыки при поцелуе.
   -- Ну вот, -- Гедымин отпустил меня и отступил на шаг, -- один должок засчитан.
   -- А... -- Я открыла глаза и попыталась собраться с мыслями.
   -- Мне пора, -- подмигнул Гедымин и исчез, а вслед за ним -- и покрывало с ворохом карт и угощением.
   -- У-у-у... -- выдохнула я. -- Вампирище...
   Постояв еще немного на месте, я решила обязательно найти способ, как отвертеться от "долгов", и хмуро направилась на поиски Дины и Джея.
   Если Дина сама рванула ко мне, как только увидела, то ее брата пришлось долго оттаскивать от одной из дриад. Его заинтересовала не столько сама нимфа, сколько необычные цветы, произраставшие над виском лесного создания. Выслушав вопли и причитания Джея, мы таки отвели его в сторону. Дриада напоследок фыркнула, развеяла морок-цветок и, показав мне и Дине язык, убежала к остальным танцующим.
   -- Ты так увлекаешься всякими травами, что даже не замечаешь, как тебя обманывают, -- обиделась Дина.
   Джей не ответил, лишь надулся и, усевшись на траву, отвернулся от сестры.
   -- Как поговорили? -- спросила Дина, делая вид, что на брата не смотрит и смотреть не собирается.
   -- Нормально, -- неопределенно отозвалась я, стесняясь рассказывать подробности. -- Хотела узнать, кто он такой, но Гедымин не признался. А ты... ты его рассмотрела?
   -- Ага, -- кивнула Дина. -- Только я его в первый раз вижу. Сама ведь знаешь, вампиры живут очень обособленно, встретить их сложно, да и в газетах в Подлунном о них ни строчки не найдешь. А вот слухов -- масса.
   Я кивнула, хотя никаких слухов не слышала, подлунных газет не читала, да и в самом Подлунном не была уже много лет. Спасибо любимой бабушке!
   -- Наверное, мы с ним еще встретимся... -- вымолвила я, кусая губы, а сама подумала: "И я даже не знаю, хочу ли этого".
   -- С вампиром? -- уточнил Джей, перестав злиться. -- Обычных парней тебе мало, что ли?
   Я и Дина одновременно фыркнули, а сестра еще добавила Джею пинка пяткой.
   -- Ты что?! -- взвыла она, заметив непонимающий взгляд брата. -- Парней много, да, но симпатичных -- по пальцам пересчитать. А этот... очень симпатичный.
   -- Думаешь? -- переспросила я.
   Тогда, в поезде Гедымин показался мне самым обычным молодым человеком. Да, высоким, да, плечистым, но в остальном -- очень средним и ничем не выделяющимся. В более подходящей его расе одежде вампир не так терялся, да и хитринка во взгляде в сочетании с нахальной улыбкой придавали Гедымину интересности.
   -- Вероятно, -- согласилась Дина. -- Ну что? По домам?
   Я кивнула и засунула руки в карманы ветровки.
   -- Тебя проводить? -- уточнил Джей, глядя на меня.
   -- Не-а. -- Я покачала головой. -- Что со мной случится?
   Мы распрощались и разошлись в разные стороны, хотя Джей так и норовил затеряться среди нимф. Я беспечно зашагала домой, рассматривая окрестности. Зрение, сильно отличающееся от людского, позволяло мне, как кошке, видеть даже в полной темноте. То и дело низко-низко пролетали совы и летучие мыши, не видевшие в гуляющей среди ночи ведьме никакой опасности.
   Уже поднимаясь на холм, сразу за которым открывался вид на деревню, я со вздохом опустилась на землю, устраиваясь поудобнее. Бабушка вечно ругала меня за то, что люблю поваляться на земле, но я ее не слушала.
   -- Странно... -- задумчиво потрогала губы. -- Очень странно...
   "А клыки совершенно не мешают", -- вдруг пришло в голову неуместное наблюдение, и я хмыкнула.
   Одежда пропиталась влагой, но я продолжала лежать, снова и снова прокручивая в голове встречу с вампиром.
   -- Странно... -- повторила я, надеясь, что ответ придет, но ночь предательски помалкивала.
  
   Утро после почти бессонной ночи началось с довольно ощутимого пинка. Я подпрыгнула на кровати, заспанно размахивая руками и посылая волны гнева в того, кто посмел потревожить мой сон. В ответ получила неожиданное и совершенно не уместное в бабушкином доме "мя-а-ау!" и тут же проснулась.
   -- Ба-а-а?! -- воскликнула я, в одном нижнем белье вылетая в большую комнату -- столовую, гостиную и кухню одновременно. -- В доме кот!
   -- И чего ты так орешь? -- миролюбиво уточнила ведьма, продолжая вымешивать тесто. -- Ну... кот. Это не повод драть горло.
   -- Ты завела кота? -- опешила я.
   За все прошедшие дни никакой живности в доме я не видела, о питомцах бабушка не писала, а тут... цельный кот! Да еще какой! Котище!
   -- Нет, приблудился, -- пожала плечами баба Верия. -- Даже не знаю, как звать.
   Безымянный кот выскользнул из спальни, мазнув меня по ногам хвостом, и деловито мяукнул уже ведьме, щуря на нее желтые глаза.
   -- Рыжий пройдоха, -- восхитилась ведьма. -- Сколько тебя не было? И вот явился!
   Я громко выдохнула и вернулась в спальню. Но не успела улечься, как зверь возник на пороге и требовательно мявкнул.
   -- Чего тебе? -- просопела я, накрываясь с головой. -- Я сплю.
   -- Он прав, хватит уже. Вставай. Есть разговор.
   Я с протяжным вздохом зарылась в подушку носом, поведала пуховым недрам о своих печалях и таки поднялась.
   -- Что за разговор? -- спросила я, натягивая шорты и топ.
   -- Важный, -- хмуро отозвалась бабушка, сооружая на большом противне пирог с мясом.
   -- И очень серьезный? -- фыркнула я с усмешкой. -- Бабуль, я...
   -- Нет, ты лучше послушай, -- перебили меня. -- Сядь и послушай.
   Кот, солидарный с этим предложением, устроился на стуле справа от бабушки, выжидательно посматривая на стол. Я мысленно выругалась, но села, тут же глотнув чая из чашки, чтобы не сказать что-нибудь грубое.
   -- Ешь, -- велела Верия, подталкивая тарелку с бутербродами, -- а я буду говорить.
   Я фыркнула и вгрызлась в кусок хлеба с сыром.
   -- До тринадцатого августа еще довольно много времени, но дни пролетят -- не заметишь, -- начала бабушка благодушно. -- Тем более, ты девушка подвижная...
   -- Ба-а-а! -- протянула я с набитым ртом. -- Что на этот раз?
   -- Я все еще не понимаю, зачем тебе учеба в академии, -- перешла к сути бабуля. -- Разве тебе это нужно?
   "Еще как! -- подумала я. -- Ведьма без образования -- это не солидно. Тем более, только там я смогу узнать, кто такой Гедымин. Может, мне он и неинтересен, но тайна волнует. Да и смерть родителей... Вдруг удастся что-нибудь выяснить".
   -- Бабуль, я хочу учиться. Это мое право, между прочим! -- О родителях я упоминать не стала, зная, что тогда ведьма меня точно не пустит.
   -- А толку-то? -- вздохнула Верия, переставляя противень поближе к печке. -- Тут, в этом мире, тебе знания из академии никак не пригодятся.
   -- Ба, -- прищурилась я, склонив голову набок и заглядывая бабушке в глаза, -- а причем здесь этот мир? Ты не рассматриваешь вариант, что я могу остаться в Подлунном?
   -- Липа, зачем тебе там оставаться? -- обиделась она. -- А я?
   -- Ну-у-у, -- не зная, как мягче высказать свое мнение, протянула я, -- я могу найти там работу... Или семью. Вполне вероятно, что свою судьбу я встречу именно там.
   -- Липа! -- вскричала Верия. -- Тебе рано об этом думать. Какая любовь, а? Ишь ты!
   Я вскочила, уворачиваясь от тяжелой бабушкиной руки, сцапала бутерброд с тарелки и отбежала к входной двери:
   -- А что тут такого? Мама тоже папу рано встретила. Им едва по девятнадцать исполнилось. Зато они прожили вместе почти тридцать лет, прежде чем надумали завести ребенка. Родители шли рука об руку всегда...
   -- И посмотри, к чему это привело! -- взвыла ведьма. -- Моя дочь мертва!
   Я не стала отвечать, хмуро дожевывая бутерброд. Мне никогда не нравилось обсуждать эту тему. Это было выше моих сил. Я становилась свидетелем бабушкиной истерики по поводу маминой смерти слишком много раз.
   -- Бабуль, -- я попыталась предотвратить катастрофу. -- Ну что ты вот снова...
   -- Не снова! -- всхлипнула бабушка. -- Но я... Я тебе запрещаю! Слышишь?
   Я замерла, перестав пихать в рот остатки бутерброда, и прислонилась к стене. В голове будто взорвался какофонией звуков расстроенный оркестр, я даже не заметила, как на пол свалилась картина, которую я задела плечом.
   -- Запрещаю, -- повторила Верия строго. -- Поняла?
   -- Поняла, -- кивнула я, смахнула выступившие слезы, подавила желание разрыдаться и твердой походкой пошла в комнату. Там, недолго думая, принялась кое-как запихивать вещи в сумки и чемодан, приговаривая: -- Поняла, все поняла.
   Злая, но отчего-то совершенно спокойная, я собралась едва ли не за минуту, не заботясь о том, что могла что-то забыть.
   "Плевать! -- мысленно повторяла я. -- Плевать!"
   И кривила губы, только так позволяя себе выразить разочарование.
   Чемодан вылетел из дома, направляемый силой мысли, от злости я не желала, да и не могла сдержать дар. Сумки унеслись следом.
   -- Липа? -- Бабушка успела успокоиться и на мои действия взирала с растерянностью. -- Что ты?. .
   -- Я уезжаю, -- хмуро проскрежетала я, натягивая на ноги кеды. -- Раз так, то делать мне здесь нечего.
   Ведьма отряхнула руки и попыталась остановить меня, но я выбежала из дома, едва не пришибив кота дверью.
   -- Липа! -- крикнула бабушка. -- Что ты творишь?
   -- Это что ты творишь, бабушка? -- таки расплакавшись, хмуро спросила я. -- Я не мама. Не надо меня оберегать! Я буду сама решать, как поступить, слышишь?
   -- Я не стану оплачивать твою учебу! -- с горячностью бросила Верия. -- Так и знай!
   Я остановилась, осторожно подвинула сумку поближе к чемодану, стряхнула с щек слезы, развернулась и с неестественной улыбкой произнесла:
   -- Ну и напугала! Боюсь! Если ты забыла, бабуля, то счет родителей уже три года как на меня оформлен. Не пропаду. А учеба в академии, к слову, бесплатная, и ты прекрасно это знаешь.
   После этого я отвесила бабуле низкий поклон, подхватила вещи и потопала прочь.
   -- Липа! Липа, вернись! -- выкрикнула та, но я даже не остановилась.
   По дороге к станции я почти успокоилась, хотя меня продолжало потряхивать, а из глаз катились слезы. Так серьезно мы с бабушкой повздорили впервые.
   "Ничего, -- купив билет и сев на лавочку у кассы, сказала себе я, -- ничего. Все будет хорошо. А если нет, то пусть все вокруг боятся... Ведьма я или нет?"
   Повторив это про себя несколько раз, я окончательно успокоилась. Даже смогла позвонить Дине и договориться о встрече уже в академии.
   "Ничего, я справлюсь, -- стискивая в руке билет, я сама себе кивнула, воткнула в уши пуговки наушников и нацепила на нос очки. -- Я просто скажу, что все будет хорошо. Только нужно как-то поубедительней, чтобы "хорошо" поняло, что оно будет!"
  
   Часть вторая
   С ТАКИМИ ДРУЗЬЯМИ И ВРАГОВ НЕ НУЖНО
  
   -- День добрый, уважаемые студенты, -- поздоровался ректор Алиас Думран и широко улыбнулся. -- Теперь я могу вас так называть. Добро пожаловать в стены академии. Мы с преподавателями рады вас приветствовать.
   Преподаватели радости ректора не разделяли и улыбаться студентам не спешили.
   -- Раз мы с вами собрались здесь, то, значит, вы уже успешно заселились в общежитие и даже немного освоились, -- продолжил ректор.
   Я фыркнула, не в силах сдержать злость. О своем прибытии сначала в Хилгар, а потом и в Академию магического искусства я вспоминала с легкой обидой. То, что представлялось мне интересным приключением, на деле оказалось...
   Я поискала наиболее подходящее слово, но ни одно в полной мере не отражало моего разочарования.
   Началось все еще дома, когда я вернулась от бабушки в город и за какой-то час сложила в чемодан разрешенные вещи, хотя до отправления в дорогу меня отделяли две недели ожидания. В академии нужно было носить форму, которую каждому студенту выдавали по приезде. Обычную одежду можно было оставить для редких прогулок в большой город и для каникул. Поэтому я упаковала несколько пар джинсов, майки, джемперы, удобные толстовки, пару курток, охапку носков, белье, несколько пар кед и ботинок. Не забыла и про пижаму. И даже домашние тапочки прихватила. В отдельную сумку ссыпала косметику и сунула средства гигиены.
   Потом сбегала в ближайший магазин канцтоваров и закупилась тетрадками и ручками, не отказав себе в приятных мелочах вроде стикеров в форме яблочка или набора цветных ручек.
   Отбытие в академию начиналось хорошо и весело. И ничто не печалило. О ссоре с бабушкой я старалась не думать. А затем дела отвлекли меня от раздумий.
   Первые проблемы начались сразу после того, как я вышла из портала, который, как и было сказано в письме, открылся передо мной ровно в восемь часов утра тринадцатого августа.
   Впервые пользуясь порталом, я волновалась, но все прошло легко, так что в Хилгаре я появилась бодрая, веселая и очень довольная. Встречные оборачивались на улыбающуюся меня с кучей пожитков, в красных кедах, черных джинсах, синей майке-поло и с заплетенными в четыре косы волосами.
   Дойдя до ближайшего перекрестка, я остановилась и посмотрела на яркое солнышко. Разница во времени по сравнению с миром, который тут называли Солнечным, составляла три часа, так что здесь уже было одиннадцать.
   В целом Подлунный мир мало чем отличался от того, где я прожила последние десять лет, разве что здесь все знали о существовании магии и активно пользовались. Технического прогресса не наблюдалось, ведь все то, что в Солнечном можно было сделать руками, здесь маг изготавливал силой мысли. Люди освоили лишь самые необходимые новшества, вроде электричества и современной канализации.
   К выбору одежды относились вполне терпимо: на улицах можно было встретить как обычную девушку-студентку в джинсах, так и чопорную даму в платье с турнюром.
   Но в остальном Подлунный мир больше напоминал знакомый мне по книгам девятнадцатый век. Только очень своеобразный.
   Земли, на которых располагался Хилгар, как и очень многое в Подлунном, достались людям в ходе переговоров с другими народами. Население увеличивалось, и жить становилось попросту негде. Тогда князья, недолго поспорив между собой, отправились к эльфийским владыкам, и те разрешили людям забрать себе болота, находившиеся меж их земель. Сначала болота осушали и возводили там поселения, после долго делили между княжествами, а спустя годы вся эта территория образовала свое небольшое княжество, мозолившее глаз эльфам. А все из-за интереса к этим землям магов.
   Князь Блот, потомок нескольких княжеских фамилий, имел вздорный нрав и жаждал приключений. Именно поэтому, когда все его соседи устраивали гонения на магов и колдунов, Блот собирал беженцев под свое крыло. В благодарность маги создали для князя удивительные парящие земли.
   Это были небольшие островки, напоминающие зубы великана, выдернутые из земли и поднятые на большую высоту. На этих островках строили важные сооружения, вроде княжеского замка или Академии магического искусства. При этом на парящих землях продолжали течь ручьи и расти деревья, чем особенно гордились маги. Добираться наверх оказалось куда проще, чем из года в год пытаться осушить вечные болота.
   С тех пор прошло много лет, все в Подлунном привыкли к необычному виду маленького княжества, состоящего из нескольких городов, а академия делала Блотское княжество местом ежегодного внимания магического сообщества.
   Попасть наверх, в академию, можно было лишь по приглашению. Его я и предъявила, в числе других приблизившись к невысокому зданию воздушного порта. Здесь мои документы тщательно проверили, приглашение проштамповали квадратной печатью, а все сведенья занесли в амбарную книгу: в Хилгаре контролировали даже такое пустячное дело.
   После недолгого ожидания собравшиеся сели в специальную лодку, что была соединена с дирижаблем, созданным магами из воздушных нитей. Я пристегнулась к сиденью, не столько боясь выпасть за борт, сколько просто ради спокойствия. По сигналу с земли лодка устремилась вверх, поднимаясь все выше и выше.
   С каждым метром все отчетливее просматривались десятки строений, парящих над Хилгаром как необычные статуэтки на своих земляных постаментах. Я подвинулась к краю сидения, насколько позволил ремень, и с восторгом рассматривала как сам город, так и его окрестности.
   На табло позади рулевого лампочками загорались остановки. Академия высветилась первой, так что я едва успела охватить взглядом общий вид нижней части Хилгара, состоявшей из искусственных прямоугольников насыпей, на которых теснились дома, со всех сторон окруженные каналами с перекинутыми через них мостиками.
   По прибытии наверх у меня еще раз проверили приглашение, и я вместе еще с несколькими студентами направилась за сопровождающим в общежитие.
   А потом начались странности!
   Территория академии выглядела ровно так, как и изображалось на всех схемах и картинках, а их я за долгие годы видела столько, что сама легко могла провести экскурсию по внешнему или, как его называли в книгах, "фасадному" двору. За широкой стеной, опоясывавшей учебное заведение, начинался большой парк, скрывавший академию от посторонних глаз. На территории располагались учебные корпуса, общежитие и множество других построек. Каждый новый ректор что-то да менял, но внешний вид зданий оставался неизменным, а потому учиться и жить студентам предстояло в настоящих замках, пронзающих небо высокими шпилями.
   Через парк идти пришлось пешком, но я все равно очень радовалась, предвкушая неизвестность. Предстояло заселиться в общагу, познакомиться с соседкой, распаковать вещи и подготовиться к официальному приветствию первокурсников.
   На полпути сопровождающий свернул с аллеи на выложенную разноцветной брусчаткой дорожку. Студенты переглянулись, девушки явно хотели задать вопросы, молодые люди лишь с сопением поправили рюкзаки, но никто так и не решился окликнуть высокого мужчину в темной мантии.
   Вопросы отпали сами собой, когда сопровождающий вывел нас к подковообразному зданию, поднимавшемуся к небу.
   -- Ну и местечко! -- высказал общее мнение высокий паренек с растрепанными черными волосами.
   -- Это общежитие, -- без всяких эмоций сообщил сопровождающий, -- проходите внутрь и заселяйтесь.
   Если снаружи замок казался легким и невесомым из-за многочисленных стрельчатых окон и каменного кружева украшений на стенах, то внутри на нас обрушилась вся громоздкость этой постройки: необъятные колонны поддерживали своды первого этажа, напоминая не общагу, а холл просторного театра. Светлый мрамор стен и пола давил на присутствующих, а с поблекшей росписи на потолке на нас взирали сотни глаз людей и нелюдей.
   -- Я читала, -- звонко заметила одна из девушек и задумчиво потрогала ближайшую колонну, но тут же отдернула руку, сжав заледеневшие пальцы, -- что раньше, еще до статуса общежития академии, это здание принадлежало древнему и очень богатому роду. Но однажды ночью в Хилгаре случилась кровавая резня. В замок ворвались неизвестные и убили всех, даже младенцев. После здание долго стояло в запустении, а через какое-то время маги перенесли его сюда.
   -- Ой, это все байки, -- откликнулся все тот же растрепанный паренек, и двое молодых людей поддержали одобрительными кивками. -- Никого здесь не убивали, просто здание очень старое.
   -- Мой дядя работает в Надзоре... -- обиделась девушка и глянула на меня и молчаливую рыженькую студентку, ища поддержки. -- Он не стал бы мне врать.
   Паренек фыркнул, но ничего не сказал.
   -- Пойдемте туда, -- предложила я, указывая на двери, над которыми красовалась табличка.
   Студенты переглянулись и зашагали вперед, но не успел растрепанный паренек дернуть на себя ручку, как из недр кабинета раздалось требовательное:
   -- По одному!
   Мы переглянулись и выстроились в ряд. Я пропустила всех вперед, обозначила свое место в очереди горой из чемодана и сумок и отправилась исследовать холл.
   Пока остальные переминались с ноги на ногу, я полюбовалась картинами, посидела на одной из многочисленных лавочек под окнами, поковыряла ногтем несколько замазанных участков на мраморной облицовке и пересчитала всех персонажей, изображенных на потолке.
   Очередь медленно двигалась. За час появилось еще несколько новичков и с полсотни старшекурсников, уверенно поднявшихся в общежитие по одной из пяти лестниц, растянувшихся вдоль одной из стен.
   Устав слоняться без дела, я вернулась в очередь и с печальной миной воззрилась на таких же скучающих ребят. Позади бабахнули двери, возвещая о прибытии еще нескольких "скучающих" или уверенных в себе старшекурсников.
   -- О, смотри, Липа, -- уловила я краем уха знакомый голос и обернулась.
   Дина подмигнула и свалила свои пожитки на пол, а после направилась ко мне.
   -- Ты уже тут, -- улыбнулась подруга, заправляя за ухо голубую прядь. -- Давно?
   -- Давно, -- призналась я и улыбнулась в ответ. -- А где твой брат? Вроде, я слышала его голос.
   -- А, -- отмахнулась Дина, -- уже ускакал на третий этаж. Еле уговорила составить мне компанию по дороге сюда.
   Двери кабинета распахнулись, выпуская очередного счастливчика, и тот налегке последовал к лестницам.
   -- А почему одни идут к одной лестнице, другие -- к другой? -- спросил кто-то позади нас.
   -- Каждая лестница ведет на свой этаж, -- отозвалась Дина. -- Второй и третий -- этажи мальчиков, поэтому все студенты-парни должны пользоваться только первой и второй лестницами. На четвертом и пятом этаже живут девушки. Для них, соответственно, третья и четвертая лестницы.
   -- А пятая? -- спросил все тот же голос, и я разглядела невысокую хрупкую девушку с огромными темно-карими глазами.
   -- А это этаж отщепенцев, -- хихикнул высокий паренек с длинной косой.
   -- Туда редко кого-то селят, -- пожала плечами Дина.
   -- Брат говорил, что раньше там жил вампир, -- опять хихикнул парень и пригладил прядь над виском. -- А до этого, лет двадцать назад, -- целая стая оборотней.
   -- А оборотни чем плохи? -- насупилась Дина. -- Чаще всего они милые.
   Студенты загалдели, а кто-то из девчонок громко фыркнул и заметил:
   -- Кому захочется жить рядом с псиной?
   Дверь хлопнула, очередной первокурсник умчался осваивать выделенную ему комнату, а из кабинета донеслось:
   -- Следующий!
   Следующей была я. Подхватив вещи, я выслушала приглушенные пожелания удачи и юркнула за дверь. Кабинет коменданта больше походил на какой-то древний офис-контору: стены подпирали многочисленные шкафы, повсюду в не пойми каком порядке были расставлены мраморные бюсты, валялись поломанные приборы и книги. К столу пришлось пробираться по узкому проходу, высматривая его в свете настольной зеленой лампы. Шторы на окнах почему-то были закрыты.
   -- Так-так, кто тут у нас? -- осведомился сидевший за столом мужчина и поднес к губам большую чашку. Даже стоя в паре метров от стола, я все равно уловила слишком едкий и плотный, как деготь, аромат кофе.
   Стараясь не морщиться, я протянула коменданту свои документы и приглашение.
   -- Так-так, -- вновь пробормотал комендант и вытащил из стопки рядом с собой большую тетрадь в кожаной обложке. -- Так-так.
   Переминаясь с ноги на ногу, я осторожно рассматривала мужчину, насколько это позволял тусклый свет. Комендант чем-то напоминал свой кабинет: такой же несуразный и странный. А еще он был похож на смычок скрипки: тонкие руки, длинный крючковатый нос на продолговатом лице, несоразмерно вытянутая шея.
   -- Так-так, -- вновь пробормотал комендант и постучал по тетрадной странице карандашом. -- Значит, Олимпиада Ремовна Лись, дочь Рема и Клары Лись.
   -- Да, -- кивнула я.
   -- Помню их, помню, -- хмыкнул комендант и вновь постучал карандашиком. -- Вот только...
   -- Что? -- настороженная тоном коменданта, спросила я.
   Хозяин кабинета встал, прошелся вдоль стола и, взяв в руки, полистал еще одну тетрадь. Пауза затягивалась, и мне это совсем не нравилось. Затем комендант вернулся на место, поправил каждую из неровных стопок книг, которые громоздились на столе, и ответил:
   -- Как вы получили приглашение?
   -- А в чем дело? -- не столько перепугалась, сколько разозлилась я.
   -- Вы не должны были его получить, -- без всяких эмоций проинформировал он. -- В академиюпришло письменное заявление вашего опекуна с отказом. Приглашение в этом году даже не готовили.
   Я ошарашенно уставилась на коменданта, пытаясь осмыслить его слова.
   "Как это?"
   -- Но вот приглашение, -- сам себе сказал он и постучал письмом по тетрадке, -- и оно оформлено по всем правилам и явно не подделка.
   -- Скорее всего... это какая-то путаница, -- нервно улыбнулась я. -- Моя бабушка не хотела, чтобы я шла учиться, но я намерена окончить академию.
   -- Возможно-возможно, -- не стал спорить комендант, -- но есть одна деталь...
   Я вновь напряглась, буквально чувствуя неприятности. И те не заставили себя ждать.
   -- Вот тетрадь, -- комендант указал на стол перед собой, -- в ней учтены все номера приглашений, отправленных студентам.
   -- И что? -- сжав ладони в кулаки, я вздохнула, велев себе не переживать раньше времени.
   -- А то, что у вашего пригласительного -- самый последний номер, видите? -- Комендант поднял письмо и указал на цифры внизу, рядом с подписями. -- По традиции, я расселяю студентов по расе, начиная с более ранних приглашений.
   -- И что с того? -- удивилась я. -- Если все дело в том, что мне надо подождать, то я подожду.
   Я даже выдохнула, успокаиваясь.
   "Если все дело в такой мелочи, то переживать не из-за чего", -- мысленно подбодрила я себя.
   -- Я распределяю комнаты еще до начала заселения, -- вздохнул комендант. -- И... Видимо, я не заметил вашего имени.
   Он помахал страничкой в тетради, чтобы я смогла увидеть одинокую строку на обороте.
   -- И? -- мысленно готовясь к самому худшему, я сглотнула.
   -- Свободной комнаты или места в комнате нет, -- припечатал, как наковальней, комендант. -- Весь четвертый и пятый этаж заполнены. В этом году у нас больше студентов, чем обычно.
   Я прикусила губу, стараясь не нервничать. Комендант, не зная о моих страданиях, задумчиво распахнул еще одну тетрадь и прочитал последнюю запись на развороте.
   -- Я не из города, -- не в силах сдерживать слова, промямлила я и почти выронила из вмиг ослабевших рук вещи. -- Снимать квартиру...
   -- Я этого вам и не предлагаю, -- остановил меня комендант. -- Просто... Единственный оставшийся вариант -- шестой этаж.
   Я открыла рот, пару секунд тупо пялилась на коменданта, пока перед глазами не поплыли желтоватые круги, а потом быстро кивнула.
   -- Согласны? -- даже немного удивился комендант.
   Кивнула я не столько из-за согласия, сколько по инерции -- сейчас готова была на все, лишь бы не думать о поисках жилья. Деньги у меня были, а вот со временем...
   -- Прекрасно. -- Комендант кивнул, в очередной раз постучал карандашом по тетради и сел обратно за стол. -- Так-так, сейчас оформлю.
   Он мелким почерком внес в несколько учетных тетрадей мои данные, все перепроверил и велел:
   -- Вещи сложите вот там.
   Я глянула в указанном направлении, но не увидела ничего, кроме большого каменного куба с выщербленным краем, от которого сильно веяло магией.
   -- Вещи появятся в вашей комнате через некоторое время, -- пробубнил комендант.
   Я вздохнула, перепроверила молнии на сумках и водрузила вещи на куб, откуда они мгновенно пропали.
   -- Ох. -- Я отшатнулась, не ожидая такой оперативности.
   -- Комната шестьсот одиннадцать, -- озвучил комендант, -- пятая лестница. Как подниметесь, приложите ладонь к двери, чтобы чары вас запомнили и замок срабатывал на прикосновение к ручке.
   Я кивнула и спросила:
   -- А кто еще живет на шестом? Преподаватели?
   -- Почти никого, -- пожал плечами комендант, -- этаж самый обычный, но из-за некоторых особенностей считается не самым уютным местом. И все же вам опасаться нечего.
   Я не стала спорить. На самом деле мне было совершенно все равно, где жить, лишь бы на территории академии.
   -- Преподаватели живут или в городе, или на территории главного учебного корпуса, -- отвечая на вопрос, промолвил комендант. -- Верхний этаж главного корпуса переделан под жилой еще несколько столетий назад, когда общежитие перестало вмещать всех: и студентов, и преподавателей.
   Я понимающе покивала.
   -- Можете идти, -- велел комендант.
   Я безропотно поплелась к дверям, прижимая к животу тощий рюкзак с кое-каким провиантом, документами и мелочами, вроде фотографии родителей и "Книги легенд".
   -- Ну что? -- Дина вцепилась в руку, не успела я выйти из кабинета. -- Где? Мне интересно, может... рядом будем? Или вообще, соседками?
   -- У меня последнее имя в списке, -- вздохнула я и глянула на подругу. -- Так что...
   Я не договорила, оглянулась по сторонам и потащила Дину в сторону, чтобы никто не мог услышать разговор.
   -- У меня комната на шестом.
   Дина на минуту замерла, таращась на меня, а потом, сжав кулачки, ввинтилась в очередь и, опередив всех, влетела к коменданту. Расслышать из-за двери разговор никто не смог, хотя возмущенные нарушением порядка и пытались. Видно, на дверях стояла "глушилка". Через пару минут Дина выскочила из кабинета с пылающими щеками, подхватила сумки и вернулась обратно, чтобы через несколько секунд присоединиться ко мне.
   -- Э-э-э... -- промямлила подруга и подергала себя за голубую прядь. -- Да, у тебя комната на шестом. Мне жаль...
   -- Дин, -- я как можно бодрее улыбнулась, -- чего ты? Все нормально.
   -- Пойдем, -- подруга схватила меня за руку и повела к лавочкам, -- сейчас объясню.
   Усадив меня, Дина устроилась рядом и со скорбной миной протараторила:
   -- Ничего страшного, если подумать, нет, но... Лип...
   -- Ну что еще? -- видя сочувствие во взгляде подруги, мне хотелось выглядеть куда бодрее и веселее, чем я себя чувствовала.
   -- Шестой этаж сам по себе -- самое обычное место, но из-за сплетен о нем... Тебя могут просто заклевать из-за этого, -- наконец произнесла Дина и вздохнула. -- На шестом живут изгои. Те, кому нет места на обычных этажах. Понимаешь?
   Я вздохнула и попыталась оценить ситуацию. Понятно, что Дина права и ничего хорошего впереди не ждет, но...
   -- Зато, похоже, соседок у меня не будет, -- усмехнулась я, ища хоть какой-то позитив. -- И, вероятно, остальные обитатели этажа не будут докучать.
   -- Ну да... -- согласилась Дина, взяла мою ладошку и легонько сжала пальцы: -- Хочешь, я попрошу и меня перевести?
   Я расхохоталась и ответила:
   -- Не дури. Не нужно из-за меня ничего такого делать!
   -- Я буду обитать на пятом, -- с едва заметным облегчением промямлила Дина и уже свободнее улыбнулась. -- Соседку еще не знаю. Но ты всегда сможешь у меня бывать!
   Я с благодарностью улыбнулась и с усмешкой произнесла:
   -- Как хорошо, что на мне фиолетовое белье.
   -- Почему? -- не поняла Дина.
   -- В мире полно красок, но фиолетовый куда практичнее и вообще. . . для нервов полезен, -- сообщила я.
   -- Это как? -- не поняла Дина.
   -- Ну не скажешь же ты: "А мне все. . . зелено!"? Не звучит!
   Мы рассмеялись, и Дина уточнила:
   -- Ты не расстроилась?
   -- А зачем? -- удивилась я. -- Переживать из-за комнаты я не хочу. Вот правда! Какой в этом толк? По-хорошему, я вообще могла в этом году не попасть сюда, ведь бабушка не желала, чтобы я училась. Я благодарна Гедымину, что он прислал приглашение, а дальше буду справляться сама.
   -- Это вообще очень странно, -- нахмурилась подруга и уточнила: -- Тебе не кажется? Какой-то случайный попутчик тебя расспрашивает, а потом у него хватает связей и возможностей добыть и переслать тебе твое приглашение, которое явно сложили в архив, не собираясь отправлять, раз есть отказ.
   -- Да, -- я согласно кивнула, -- на случайность похоже меньше всего. Именно поэтому я не буду возмущаться из-за комнаты, ведь у меня, помимо учебы, есть и еще одна цель: узнать, что скрывается за всей этой историей.
   Мы переглянулись, направились к лестницам и на середине пути разошлись. Дина оглянулась на толпу студентов, с разочарованием заметив, что за нами наблюдают, а я без сомнений направилась к лестнице, ведущей на шестой этаж. Вздохнув, подруга дернула себя за голубую прядь.
   Скрывшись с глаз зрителей, я остановилась и со вздохом прислонилась к стене, а после сползла на ступеньки, обхватив коленки руками. Перед Диной я храбрилась, но, оставшись один на один с собой, вынуждена была признать, что стать отщепенцем только из-за расположения комнаты не хочется.
   -- Ничего, -- попыталась подбодрить я себя, -- ничего. Всякое бывает. И это еще не худший вариант. Меня могли просто выставить из академии из-за истории с документами, а так... Поживу на шестом. Справлюсь! Будто до этого не справлялась.
   Стоя в толпе среди других студентов, слушая речь ректора Думрана, рассматривая его солидное брюшко и густую кучерявую бороду цвета воронова крыла, я с печалью вспомнила, как надеялась, что неприятности с комнатой станут единственными. Со вздохом коснувшись виска над правым ухом, я с раздражением вспомнила то, что произошло на лестнице.
   По ступенькам я брела медленно, едва переставляя ноги. Лестницу тускло освещали лампы, отчего резные балясины и перила из темного камня отбрасывали на стены причудливые фигурные тени.
   Благодаря изворотливости архимагов каждая из лестниц в общежитии выглядела одинаково, а разницы между подъемом на второй и шестой этажи студенты не замечали. До своих комнат каждому предстояло преодолеть четыре лестничных марша.
   Вычитав когда-то этот интересный факт в книге, я долго недоумевала над подобным решением, но теперь была рада, что на пути к заветной комнате не придется тащиться по нескончаемым ступенькам.
   Надо было отдать должное домовикам: ни грязи, ни даже пыли я не заметила. Чуть истертые и выщербленные ступеньки поражали воображение своей чистотой, хотя никому, кроме эльфов от природы оная свойственна не была. Я хихикнула, вспомнив, в каком виде оставила квартиру перед отъездом.
   Занятая своими мыслями, я мало обращала внимания на посторонние шумы, пока те не приблизились, и теперь до меня отчетливо долетало эхо голосов сверху. Подняв голову, я никого не увидела, пожала плечами и прислушалась.
   -- Ну, братик! -- Эхо многократно повторило недовольный детский возглас. -- Тут все равно никого нет! Не мешай. Не мешай!
   -- Элса, -- перекрывая вопль, хмуро сказал невидимый мне парень, -- это академия, а не кружок "Умелые ручки" для школьников. Тебе давно домой пора.
   -- Шиш! -- возопила малявка. -- Не трогай! Я же старалась!
   -- Для чего, интересно? -- хмуро уточнил собеседник.
   Раздался разозленный детский вопль, плач, а потом до меня донеслось эхо быстрых шагов.
   -- Отдай! Ой, горячее! -- вопила девочка. -- Шиш!
   Я нахмурилась и пошла быстрее, собираясь если не вмешаться, то понаблюдать за происходящим. Уже поднявшись на этаж, я секунду потопталась на площадке, а после двинулась ко входу в коридор и тут столкнулась с кем-то, вылетевшим из-за поворота.
   -- Ай! -- взвыла я, стукнувшись носом.
   -- Ох, -- отозвался неизвестный.
   "Шшш..." -- сообщила странная субстанция, выплеснувшаяся из котла и попавшая мне на волосы с правой стороны.
   Я зажмурилась и замерла, не понимая, что происходит, а потом, почуяв неладное, принюхалась.
   -- А-а-а! -- взвыла я, дернула майку и принялась оттирать варево с волос.
   -- А-а-а! -- тоненьким голоском секундой позже подхватила темноволосая девочка, выбежав на площадку.
   -- Оу... -- только и смог вымолвить высокий темноволосый парень, едва не уронив котелок.
   -- Вы рехнулись? -- расплакалась я, видя, как на майке остаются длинные рыжие пряди. -- Это же "Пятновыводитель"! Им только ржавчину удалять!
   -- Милый лифчик, -- хмыкнул парень, рассматривая меня.
   Спасая волосы, я совсем забыла, что свечу нижним бельем при посторонних, но шевелюра оказалась важнее чести.
   -- Что?! -- свирепея с каждой секундой все больше, уточнила я. -- Что?
   Парень попятился, прижимая котел к животу, как спасение. Рассерженная и расстроенная, я была готова рвать и метать. Рвать и метать. И мне не казался опасным противником молодой человек на голову выше и с таким разворотом плеч, что институтская подружка Лиза вздохнула и опала осенним листочком, подрыгивая ногой в припадке от восторга.
   -- Ничего... -- тут же пошел на попятную парень. -- Ничего.
   -- Вот и ничегокай с этой гадостью подальше от меня! -- выпалила я и поспешила по коридору, ища дверь в свою комнату.
   -- Девушка, а вы этажом не ошиблась? -- крикнул парень мне вдогонку.
   -- Да-да! -- встряла юная ведьма.
   -- А тебе вообще домой пора, -- рыкнул парень. -- Видишь как...
   -- Шиш... -- проблеяла сестра.
   -- Заткнись, -- велел парень. -- Иди. Чтобы через полчаса духу твоего в академии не было. Вот как вырастешь, тогда и будешь здесь хозяйничать. Лет через десять!
   -- Но, Шишень! -- взвыла малявка. -- А...
   -- Бэ! Иди! И чтоб тебя действительно здесь не было, Элса, а не так, как ты уже придумала, -- предупредил брат. -- Поняла?
   -- Поняла, -- отозвалась девочка. -- Как не понять... Родной брат, называется.
   Я, продолжая оттирать зелье, нашла наконец нужную дверь, с подвываниями прижала ладонь к плотно сбитым деревянным дощечкам, стянутым железными пластинами, и ввалилась в комнату, тут же бросившись в ванную.
   -- Я тебе брат, но из-за твоих причуд!. .
   Дальше я не услышала -- в ушах зазвенело от собственного вопля.
   Дверь в комнату, как и в ванную, я оставила на распашку. С покрасневшим лицом я стояла над умывальником и с болезненной миной смывала с виска остатки зелья. На полу, довершая картину, валялась рыжая коса, от которой отвратительно воняло паленой шерстью.
   -- Э-э-э... -- не в силах что-то сказать, выдохнул мой сосед, вваливаясь в ванную. -- Я могу тебе чем-то помочь?
   -- Что? Пойдешь и утопишься в унитазе? -- выпалила я и зарыдала. -- Что за день-то?! А-а-а!
   Я села на край ванны и, оторвав кусочек туалетной бумаги, громко высморкалась.
   "Минус коса, -- с тоской подумала я. -- Теперь все равно, кто и какой меня увидит. Хуже быть уже не может".
   -- Как я теперь ходить буду? А? -- Я раздосадовано ткнула Шишеня кулачком. -- А? У меня весь висок лысый!
   В зеркале отражалась безрадостная картина: зареванная девушка с потекшей тушью и взлохмаченной челкой (которая вспомнила, что от природы склонна виться). Справа отсутствовали волосы не только над виском. Проплешина выглядела так, как после машинки для стрижки.
   -- Я ж не студентка, а полупризывник какой-то! -- расплакалась я.
   Шишень не выдержал и хихикнул, за что и получил: я щедро полоснула его по лицу раскрытой ладонью, не столько пытаясь навредить, сколько снимая злость.
   -- Ведьма! -- выдал Шишень. Не обвинительно, а лишь констатируя факт.
   Я зарычала и ударила снова, обидевшись на интонацию. Он перехватил мои кулачки без особого усилия и, развернув к себе спиной, лишил возможности вновь ударить.
   -- Пусти! -- взвыла я, пытаясь достать Шишеня локтем или ногой.
   -- В медпункт пошли, -- вздохнул Шиш и подхватил меня на руки. -- Кожа у тебя выглядит не очень, надо смазать чем-нибудь.
   Я громко взвыла и спрятала лицо в ладонях, погрузившись в рыдания. В данной ситуации оставалось себя только жалеть, с упоением размазывая слезы и сопли по остаткам майки.
   -- Еще повезло, что Элса не успела полностью доварить эту гадость, -- вздохнул Шиш, без труда неся меня сначала по коридору мимо треноги, которую я до этого не заметила, а потом вниз по лестнице. Холл общежития Шиш пересек под удивленное молчание толпы студентов. Под такое же удивленное молчание прошествовал со мной на руках мимо собравшихся на дорожке перед главным корпусом преподавателей и свернул к маленькому каменному строению, где располагался медицинский пункт.
   Нас встретила невысокая дородная женщина в форменном халате и чепчике, будто сошедшая с иллюстраций старых книг. От одного взгляда в ее добрые лучисто-золотые глаза становилось легче и не так муторно.
   -- Шишень Бок, что ты уже натворил? -- указав на лестницу, ведущую наверх, уточнила дама требовательно.
   -- Миссис Дрю... -- начал Шиш, но говорить, идя по лестнице со мной на руках, ему, похоже, было не слишком удобно.
   -- Молодой человек, только не начинай оправдываться! -- припечатала медсестра. -- Тебе ли не знать, что родители позволили тебе здесь остаться лишь после долгих уговоров ректора. Стоит отцу узнать о твоих провинностях, и ты отсюда вылетишь, Шишень.
   Наша маленькая процессия прошествовала на второй этаж, где за стеклянными дверями располагалось больничное отделение. Медсестра велела уложить меня на ближайшую кровать и ловко осмотрела рану, почти не прикасаясь к волосам.
   -- Судя по запаху... -- пробормотала миссис Дрю. -- Но, Шишень, ты ведь маг?. .
   -- Элса, -- словно это могло все объяснить, ответил мой сосед и оперся на металлическое основание кровати, на которой я лежала.
   -- Правда? -- уже у меня уточнила медсестра.
   Я была зла, расстроена и вообще хотела на ком-то отыграться, а потому показательно отвернулась, одарив Шишеня презрительным взглядом.
   Я никому не помощник, его сестра сделала из меня чучело, вот пусть сам и выпутывается!
   Шишень, заметив мою злобную мину, беззвучно зашипел и одними губами произнес: "Ух, ведьма!", -- за что тут же получил. Я повернулась к медсестре и со слезами в голосе произнесла:
   -- Мне очень больно.
   Миссис Дрю побледнела, наорала на Шиша и выставила его за дверь, после чего быстро соорудила мне охлаждающий компресс с травами и большую кружку восстанавливающего зелья.
   Попивая жидкость с приятным малиновым ароматом, я наблюдала, как миссис Дрю вносит в журнал мои данные.
   -- Так это Шиш? -- уточнила медсестра, оборачиваясь ко мне.
   После зелья и охлаждающего компресса я уже не злилась так сильно, поэтому честно рассказала, как все произошло. Врать, даже ради маленькой мести магу, я не собиралась.
   -- Ох уж эта семейка! -- вздохнула медсестра и вновь принялась за свой журнал. -- Вечно с ними какая-то беда... И эту беду они несут миру, как флаг.
   Я хихикнула и спросила:
   -- Я не в курсе, вообще последние десять лет жила не здесь.
   Медсестра покивала и, продолжая писать, ответила:
   -- Бедовая семейка. Когда-то прадед Шиша преподавал здесь, в академии, но после ректору пришлось старика Бока...
   -- Выгнать? -- предположила я, когда медсестра надолго замолчала, ставя печати и посыпая чернила мелким песочком.
   -- Ну, со стороны это смотрелось, как проводы на заслуженный отдых, -- усмехнулась миссис Дрю, встала, проверила мой компресс и села рядом на стул. -- Хотя, по сути, да, выгнать. Они дружили, вот ректор первым и заметил, что старик Бок немного тронулся умом.
   Я присвистнула. О свихнувшихся магах и колдунах я лишь в книгах читала, а живьем таких ни разу не видела.
   -- Его отправили на пенсию, потому что даже Надзор стал интересоваться, отчего в одном из корпусов все время то северную, то восточную башню магией сносит, -- хмыкнула медсестра и взяла со столика пузырек из зеленого стекла. В склянке что-то подозрительно хлюпнуло. -- Ну и в первую же неделю старик Бок по камешку разнес часть дома здесь, в Хилгаре. Благо, что Боки живут хоть и в центре, но рядом с каналом, так что никто не пострадал. После этого семейство тоже не выдержало, пришлось им свихнувшегося на опытах прадеда отправить в поместье в Думарусе.
   Я прищурилась, силясь представить карту Подлунного. Не сразу, но удалось вспомнить, что Думарус -- крошечный городок на окраине Блотского княжества, у самой границы с Пресветлым лесом.
   -- Вот там уже всем все равно, какие опыты маг проводит. -- Медсестра накапала из пузырька в ложку ровно тринадцать капель (я посчитала) и сунула мне под нос. -- Глотай, это поможет волосам отрасти. Не обещаю, что за день, но за неделю хотя бы половина длины вернется.
   Я радостно глотнула вязкую и горькую массу, запила водой из протянутого стакана и улыбнулась миссис Дрю.
   -- Молодец, -- похвалила она. -- Обычно девушки не очень охотно принимают лекарства с неприятным видом и запахом.
   -- Я волосы хочу обратно, так что и лягушку съем, если надо.
   И я не лукавила.
   -- Родители у Шишеня не самые... миролюбивые, -- продолжая рассказ, усмехнулась медсестра. -- Мама -- волшебница, а отец -- колдун. И тоже с любовью к экспериментам оба. Не удивительно, что Элса у них вышла такая.
   Я понимающе кивнула, делая вид, что в свои девять лет была примерной девочкой, а не устраивала всем мстю по любому поводу. А то, что Элса планировала месть, было очевидно. Зачем еще надо варить "Пятновыводитель"? Такие зелья очень редко в жизни применяются, хотя состав прост, как три ломаные монетки.
   -- А Шишень? -- уточнила я. -- Даже если родители немножко чудаки, это ж не повод селить его на шестом этаже.
   -- Вот ему от родителей и досталось, -- вздохнула медсестра и поднялась со стула. -- Несколько лет назад он случайно проник в лабораторию, когда его мать проводила опыты с новой формулой заклинания...
   Я присвистнула, уже представляя, что услышу дальше. Чужие опыты дорого обходятся.
   -- Глава семейства после едва жену не пристукнул. -- Медсестра помогла мне подняться. -- Заклинание, из-за своей неустойчивой формулы, оказалось необратимым.
   -- И что? -- с придыханием спросила я. -- Что это было?
   -- Мать Шиша хотела придумать новую формулу для превращения в зверя... -- осторожно вымолвила она, следя за моей реакцией.
   Я присвистнула, но и только.
   -- Формула сработала, мальчишка обернулся волком и несколько дней родители сначала за ним гонялись, потом маялись, пытаясь снять чары... -- все с той же интонацией промолвила миссис Дрю. -- В целом им это удалось, но остались некоторые последствия, из-за которых семья не хотела отпускать в академию.
   -- А почему?
   -- Я его наблюдаю, -- хмуро произнесла медсестра. -- Последствия заклинания, похоже, будут давать о себе знать всю жизнь.
   -- Например?
   Не то чтобы я испугалась. При нынешней жизни встретить оборотня среди обычных людей так же просто, как и среди магов. Бабушка на это обычно с усмешкой говорила: "Это не мы такие, это жизнь такая!"
   -- При очень сильной злости у мальчика появляются клыки и когти, -- вздохнула миссис Дрю. -- Он давно уже себя контролирует, но никто не исключает срыва.
   Я понимающе кивнула. Помнила, как сама была под действием чар русалок. Не самое приятное ощущение, когда начинаешь осознавать, что кто-то другой тобой командует. И русалки -- не самый худший вариант. Куда лучше, чем звериный разум.
   -- Он себя не ощущает при этом зверем, -- успокоила миссис Дрю, -- полностью осознает, кто он. Но в ярости может потерять контроль.
   Теперь ясно, почему Шишеня опасались отпускать. Никому не хочется, чтобы твой сын стал причиной травм или даже гибели кого-то из студентов.
   Со стула медсестра подхватила рубашку от больничной пижамы, я с благодарностью натянула ее на себя.
   -- Но даже работники Надзора не нашли причин для волнения, хотя проверяли мальчика тщательнейшим образом, -- провожая меня к двери, медсестра улыбнулась. -- А ведь у Шиша там дядя работает.
   -- Значит, и нам не из-за чего переживать, -- уже выходя из медпункта, отозвалась я.
   В коридоре, к немалому удивлению, я столкнулась с Шишенем. Улыбка тут же сползла с моего лица, когда я увидела сжатые скулы и хмурый взгляд соседа. Я с независимым видоммолча продефилировала мимо, поскрипывая подошвами кед по каменным плитам пола.
   Шиш тоже не сказал ни слова, лишь ходячей статуей пристроился позади, довольно ощутимо прожигая взглядом спину.
   "Пусть! -- Настроение у меня было на удивление хорошее. -- Вид сзади у меня вполне ничего, так что не страшно, если даже такой вот типчик меня будет разглядывать!"
   Улыбнувшись этой мысли, я уверенно спустилась вниз, вышла из медпункта и направилась обратно к общежитию. Шиш, не отставая, шагал следом. Будь он колдуном, я бы наверняка уже давно отмахивалась от проклятий, но, на мое счастье, он родился магом.
   Можно, конечно, обернуться и сообщить, что я рассказала правду и на него никто не донесет, но мне из чистого упрямства не хотелось этого делать. Пусть хоть так я немножко отомщу. Не все мне, извечно невезучей, страдать!
   В холле общежития меня уже высматривала Дина. Она с криком бросилась сначала ко мне, а потом попыталась влепить затрещину магу, но тот, поняв, что две ведьмы -- это уже перебор, быстро метнулся прочь. Лишь мелькнула у лестницы его темная шевелюра.
   -- Липа-а-а! -- со слезами на глазах взвыла Дина. -- Как же так? Ну как же? Смотрится кошмарно!
   -- Ну, для шестого этажа прическа в самый раз, -- хмуро усмехнулась я. -- Не успела заселиться, а уже в медпункте побывала. Отличное начало.
   -- Это он тебя? -- уточнила Дина, явно прокручивая в голове способы мести.
   -- Его малолетняя сестрица, -- вынужденно призналась я, хотя думала позволить подруге воплотить в жизнь парочку пунктов расправы из явно написанного у нее на лбу списка.
   -- Все равно! -- поджала губы Дина. -- Ужасно!
   -- Через неделю отрастут, -- утешила я подругу. -- Пойдем лучше мою комнату смотреть. Я не успела.
   Комната выглядела какой-то типовой, если можно так выразиться, а Дина подтвердила, что ее отличается лишь цветом полотенец в ванной. Само помещение представляло собой прямоугольник, часть которого занимала кровать под балдахином, а часть -- письменный стол с парой стульев и два больших шкафа по обе стороны от него. В центре комнаты оставался просторный пятачок в пять метров диаметром, устланный мягким ковром. Мебель была обита тканью темного каштанового цвета, шторы, занавешивавшие три узких окна, были того же оттенка. Зато постельное белье пахло лавандой, да и по цвету от этого растения не отличалось.
   -- У меня незабудки, -- призналась Дина.
   -- Креативно, -- хмыкнула я, рассматривая полки в шкафах.
   Здесь нашлись дополнительные одеяла, смена постельного белья, мыло, полотенца, зубная щетка, мочалка.
   Одобрительно покивав, я села на кровать и немного попрыгала, проверяя матрац.
   -- Уборка в комнатах -- дело домовиков, но нам нельзя доводить комнаты до плачевного состояния и портить имущество академии, -- принялась перечислять Дина, и я была этому рада, ведь вряд ли узнала бы обо всем сама, живя отдельно от других. Сосед по этажу не в счет.
   Я прошлась по комнате еще раз, передвинула стул.
   -- Вещи наши появятся после встречи с ректором, а до этого должны зайти и принести каждому форму, -- продолжала Дина, устроившись на кровати, пока я устраняла в ванной комнате беспорядок. -- Я форму в принципе не очень уважаю, но тут это обязательно. Эх-х!
   Мне ответить было нечего, к подобному я уже была морально готова, решив, что отрываться за учебные дни буду в выходные и вечером, переодеваясь в привычные домашние вещи.
   Поэтому, стоя в главном зале первого корпуса, где проходила встреча с ректором и преподавателями, я спокойно воспринимала то, как выгляжу. Все мы были облачены в форму из темно-синего сукна с нашивкой знака академии на левой стороне пиджака или жакета: изображение молнии, переплетенной с цветущей лозой, -- символ создавали еще в те времена, когда учились в академии только люди.
   Парни переоделись в брюки, белые рубашки и фирменные пиджаки. Девушки -- в юбочки, белые футболки и коротенькие жакеты. Чинно и благородно, как в элитной школе. Мне даже стало смешно, когда я рассматривала себя в большом зеркале в ванной.
   Высокая немногословная эльфийка, которая принесла форму, приложила к этому комплекту еще простые узкие черные джинсы, указав, что носить их можно лишь на занятия, множество разноцветных маек, большую стопку белья, обувь. Мне удалось узнать, что никто не будет ругать за неприметные черные кеды с черной же подошвой, так что жизнь, можно сказать, налаживалась.
   Единственное, что немного напрягало, -- вокруг нас с Диной образовалось свободное пространство в полметра. Но я подбадривала себя тем, что никто не наступает на ноги и не пихается.
   -- Уже завтра у вас начнутся занятия, -- тем временем просвещал нас ректор. -- Как вы уже, наверное, знаете, первый месяц обучения в академии посвящен выявлению вашего уровня дара.
   Первокурсники, стоявшие впереди, зашумели, обсуждая слова ректора. Оно и понятно. Прибывая в академию, все мы уже имеем определенной багаж знаний.
   -- Тише-тише! -- потребовал ректор и обернулся к преподавателям. -- Профессор Дорус, прошу вас.
   Вперед вышел высокий мужчина, на вид лет тридцати (хотя кто знает, сколько магу на самом деле?), в такой же парадной мантии, как и все преподаватели, только с нашивкой свечи на плече. Все девушки, даже старшекурсницы позади нас, счастливо вздохнули, разглядывая профессора, а посмотреть, надо сказать, было на что.
   -- Собирательный образ мужчины моей мечты, -- простонала Дина, глядя на блондина почти влюбленными глазами.
   Я удивленно фыркнула, не поддавшись общему веянию. Что я, красивых мужиков не видела? Пф!
   -- Уважаемые студенты, -- начал свою речь профессор и сдержанно улыбнулся, позволяя всем насладиться белизной своих зубов.
   "Позер!" -- мысленно констатировала я. И была услышана -- взгляд профессора скользнул по мне, обещая все муки ада. Я тут же чертыхнулась и отвела глаза.
   Это ж надо! Забыть о том, что профессорам, с их уровнем знаний, ничего не стоит прочесть мысли... Позорище!
   -- С завтрашнего дня у вас начинаются занятия, -- как ни в чем не бывало продолжил профессор Дорус, отточенным жестом проведя пятерней по светлым волосам. -- Утром в холле общежития вы узнаете, в какую из двух групп вас распределили. Именно по расписанию своей группы вы будете учиться в ближайший месяц. Для занятий по медитации вас разобьют на подгруппы, чтобы преподавателям было удобнее с вами работать. В этот месяц мы понаблюдаем за вами, а на медитациях оценим природные способности. Понятно, что многие из вас приехали сюда, явно полагая, что уже и сами все знают и вполне могут сдавать выпускные экзамены. Так вот, должен вас огорчить: ничего вы пока не умеете.
   Старшекурсники позади нас загоготали, а мы с Диной недоуменно переглянулись.
   -- Видимо, -- пробормотала подруга задумчиво, -- после нас ожидает что-то такое, о чем мы...
   -- ...не подозреваем, -- за нее закончила я и кивнула. -- Мне уже страшно. Тебе сестра или брат что-нибудь рассказывали?
   Дина мотнула головой и прошептала:
   -- У студентов академии существует что-то вроде этики... Никто из старших младшим не рассказывает, что их ждет во время учебы.
   Я понимающе кивнула, хотя не хуже Дины осознавала, что дело не в мифической этике, а в банальном желании поиздеваться. Кто ж будет рассказывать все, если можно потом с удовольствием наблюдать за мучениями младших.
   -- Все подробности вам сообщат завтра на вводном занятии, -- продолжил профессор. -- Но будьте готовы показать все, на что вы способны. Отмечу, что количество заученных вами формул заклинаний или составов зелий не имеет значения. Здесь каждый, если можно так сказать, начинает все с нуля. Поэтому заранее предупреждаю: выпячивать свои знания не советуем. Иначе будет очень некрасиво, если вы сядете в лужу перед всей группой и преподавателем.
   Первокурсники притихли, обдумывая слова профессора Доруса, он же обвел толпу внимательным взглядом голубых глаз, переглянулся с ректором и продолжил:
   -- Теперь для второго и третьего курсов...
   Дина, перестав слушать, осматривалась вокруг, со все возрастающим волнением наблюдая недоумение на лицах студентов. Если эльфы и нимфы восприняли информацию спокойно, будто чего-то подобного и ожидали, то колдуны, ведьмы, маги и волшебницы пребывали в волнении и замешательстве.
   -- И как теперь?. . -- начала Дина, но тут же умолкла.
   -- Давай просто доживем до завтра, -- предложила я. -- Все равно сейчас мы ничего не угадаем, только накрутим себя раньше времени. Это учеба. Справимся.
   Подруга покивала, и мы продолжили слушать профессора. После него выступил главный смотритель территории академии, кратко изложив нам список запретов. Мы ничего не запомнили, но смотритель в конце добавил, что полный перечень будет висеть в каждом корпусе академии и в холле общежития.
   -- Не отвертишься теперь незнанием, -- хмыкнула Дина.
   Я заметила, как блеснули ее глаза. Она явно не собиралась полностью следовать правилам.
   После речи смотрителя вновь взял слово ректор, объявив, что в честь начала учебного года всех ждет праздничный банкет в большой столовой, и толпа голодных студентов ринулась в соседний зал, как саранча, перекатываясь волнами между столами. Мы с Диной приотстали, не желая быть растоптанными еще до начала первого занятия, поэтому нам достались только два места с краю самого дальнего столика, да и то, соседи странно на нас посматривали.
   -- Похоже, обо мне здесь знают все, -- заметила я, осматриваясь.
   -- Нет, о тебе только слухи ходят, -- покачала головой подруга и обратила мое внимание на один из столов в центре: -- Вот кое-кого очень осознанно обходят стороной.
   За столиком в центре, в полном одиночестве, без какого-либо стеснения расположился Шишень. Похоже, его нисколько не волновало, что никто не пожелал сесть рядом с ним. Даже наоборот, он с улыбкой передвинул к себе все блюда с куриными ножками, собираясь основательно подкрепиться.
   -- А он хорошенький, -- вздохнула Дина и подперла подбородок кулачком, ковыряя вилкой жаркое.
   -- Что? -- удивилась я и уставилась на моего соседа по этажу.
   Честно признаться, когда тебя скальпируют, как-то нет времени рассмотреть, кто в этом виноват. Да и потом, уже в медпункте, я не удосужилась это сделать. Теперь же ничто не мешало, и я с интересом прищурилась.
   Высокий, широкоплечий, но не громоздкий.
   -- Сушеная воблочка, -- простонала Дина, едва слюни не пуская.
   Я посмеялась, продолжая рассматривать соседа.
   Темные волосы, продолговатые карие глаза и немного азиатские черты лица.
   -- Милашка, -- вынесла вердикт Дина. -- Жаль только, что немножко волчонок... Корейский.
   Я хихикнула и тут же стушевалась, поймав взгляд объекта нашего внимания.
   -- Ой, -- выдохнула я где-то под столом.
   Динка заржала в чашку с соком, тут же им облившись. Мы дружно попытались провалиться сквозь пол, но ведьмы -- народ слишком материальный, чтобы превращаться в призраков.
   -- А все ты, -- прошипела я подруге. -- Мне ж с ним еще на одном этаже сосуществовать как-то!
   -- Значит, -- резонно рассудила Дина, -- надо пользоваться моментом.
   -- Это как же? -- хмыкнула я.
   -- Ну... -- Она покрутила рукой.
   -- Дина, -- фыркнула я. -- Не говори глупостей! Да и... Мы с ним, похоже, в контрах на данный момент.
   -- Ничего, -- уверенно усмехнулась подруга, -- волосы у тебя отрастут, и помиритесь.
   Легко ей говорить, а я физически чувствую, как эти самые волосы растут. Надо какую-то прическу придумать, чтобы скрыть странную асимметрию: сейчас на одной стороне моей головы топорщился юный рыжий барашек, придавая мне вид...
   -- Лихой и слегка придурковатый, -- пробормотала я вслух.
   Мой внешний вид легко было оценить по реакции парней, находящихся в зале. Несмотря на обитание на шестом этаже, очень многие бросали взгляды в мою сторону, но, заметив прическу, тут же с раздражением отворачивались.
   Да-а-а! Ничего они в креативе не понимают! Ну и ладно! Я все равно в академию учиться пришла, а не правильной шевелюрой щеголять.
   Убеждать себя, конечно, можно бесконечно. Особенно если волос жалко, а поделать теперь уже нечего.
   После праздничного ужина все разошлись по комнатам. Дина позвала меня к себе, предлагая провести вечер вместе, пока еще есть время. Я не возражала и с радостью последовала за подругой на пятый этаж. В комнате никого не оказалось, хотя Дина рассчитывала познакомить меня с соседкой.
   -- Она славная, -- признала подруга, -- но у нее уже много друзей здесь, поэтому мы не сидели рядом.
   Я улыбнулась и присела на стул, осматриваясь. На кроватях пестрели разбросанные вещи. На полках в ванной царил хаос в виде тучи косметики.
   -- Мы спешили, -- покраснела Дина, носком кроссовки задвигая под кровать чемодан. -- Хочешь кофе?
   -- А как? -- удивилась я.
   -- У Мелиссы есть самонагревающаяся турка, -- усмехнулась Дина и подхватила оную со стола. -- Она разрешила пользоваться.
   Подруга в считанные секунды засыпала и залила все ингредиенты и принялась следить за процессом, а я ополоснула в раковине керамические чашки, которые соседка Дины тоже привезла с собой.
   Когда подруга уже уверенно разливала кофе по чашкам, в комнату ввалилась пухленькая блондинка, обвела нас взглядом, усмехнулась и кивнула Дине. Та молниеносно схватила еще чашку и налила в нее кофе.
   -- Слышала, тебе досталось сегодня? -- Блондинка устроилась на кровати.
   Я кивнула и улыбнулась.
   -- Я Мелисса, можно просто Лисса.
   -- Олимпиада, Липа.
   -- Приятно. -- Лисса кивнула, а после перегнулась через кровать, чтобы вытащить что-то из сумки. -- Держи. Добавь в чашки.
   Я с сомнением приняла от нее плоскую жестянку, отвинтила и принюхалась.
   -- Что это? -- спросила Дина.
   -- Это эликсир, он залечивает душевные раны и дарит божественное понимание всего сущего, -- многозначительно произнесла блондинка.
   -- Это же коньяк, -- приняв из моих рук фляжку и принюхавшись, фыркнула Дина.
   -- Но-но! Это волшебный эликсир! -- пафосно изрекла Мелисса, и мы дружно захохотали.
   Разошлись мы с девочками лишь ближе к полуночи. Точнее, они едва вытолкали меня вон, велев отправляться к себе, пока еще не поздно. Я все порывалась уточнить, для чего "не поздно", но ответа так и не получила. Пришлось плестись сначала вниз, а потом вверх. По пути к себе я зарулила к доске объявлений, обнаружив там списки и расписание. В холле никого не было, так что своей радостью я поделиться ни с кем не могла.
   Нас разбили на две группы, как и сказал профессор Дорус. В одну вошли все люди, а в другую -- нелюди. Тридцать и десять студентов соответственно. Имена мне ни о чем не говорили, так что я сразу перешла к расписанию.
   -- Завтрак в девять, -- ведя пальцем по строчке, фыркнула я. -- Эх-х... Рано.
   Зевать тянуло уже сейчас.
   -- В девять тридцать -- первое занятие в первом корпусе, -- продолжила я озвучивать пустому холлу, -- аудитория триста двадцать. И что это у нас? Вводная лекция. Загадочно. Во что нас будут вводить?
   Мне никто не ответил. Читать дальше сил не осталось. Выпили мы с девочками всего по три капли на каждую, больше раззадорившись от разговора, чем от "эликсира" Лиссы. Теперь же меня со скоростью вагона метро накрывало усталостью.
   Я развернулась и понесла свое засыпающее тело на шестой этаж.
   За день произошло столько событий, что я вполне могла уснуть прямо на лестнице, устроившись на ступеньке как на подушке. Бабушка иногда рассказывала, как маленькой я вполне могла уснуть в самой странной позе, не замечая неудобств.
   Вспомнив про бабулю, я моментально проснулась и решила написать ей письмо. На свой этаж взлетела со скоростью ветра, по изогнутому коридору домчалась до своей комнаты и уже внутри вооружилась листом бумаги и ручкой.
   И только я собралась начать письмо, как на весь этаж, пробирая до костей, раздался одинокий гитарный аккорд. Я замерла, не веря своим ушам, потом перевела взгляд на будильник, что был среди выданных нам вещей, и хмыкнула. Стрелка при мне дернулась и перевалила за полночь. Решив, что почудилось, я вернулась к письму и даже вывела первое слово, когда звук повторился. Ручка в моих пальцах дернулась, и "у" в слове "Здравствуй" обзавелось несоразмерно длинным хвостиком.
   -- Это еще что за черт? -- выдохнула я, когда звук повторился в третий раз, а потом я с нарастающим раздражением узнала проигрыш из песни одних довольно хорошо известных мне рокеров.
   Для ночи, общаги и Академии магического искусства сие никак не подходило. А со мной, звереющей с каждой секундой все больше, не сочеталось и подавно.
   Несколько минут я пыталась писать под пробирающий скрежет истязаемых струн, потом плюнула и улеглась, надеясь уснуть. Но спустя полчаса сон не пришел. Пугливый он.
   Я зарычала и села, укутавшись в одеяло, прикрыв им уши, но даже сквозь слои ткани звуки пробирались и отдавались звоном в желудке.
   -- Ты издеваешься? -- обращаясь к двери, уточнила я.
   Вставать и идти чинить разборки не хотелось, но я собрала волю в кулак, туда же сунула швабру и с ней наперевес отправилась на поиски звука.
   Под резкие пилящие звуки я кралась по коридору, приникая ухом к каждой двери по обе стороны, пока не добралась до таблички с единственной различимой цифрой "шесть", остальные покрывал слой копоти.
   Источник моих мучений расположился именно за этой дверью. Хмуро проверив, насколько крепко привинчена насадка швабры, я уверенно взялась за ручку и практически просочилась в комнату. Ее обитатель меня заметить не успел, и я со злорадством нависла над увлеченным гитарой Шишенем.
   Сдерживаясь, чтобы гаденько не захихикать, я решила попугать Шиша и, сдернув с одной из кос резинку, накрутила ее на ручку швабры. После чего, зажимая рот рукой, очень осторожненько пощекотала ухо гитариста пушистым украшением резинки.
   Шишень замер, отдернув руку от струн. Я собралась было стукнуть его по плечу шваброй, но не успела. Меня перехватили и скрутили раньше, чем я смогла понять, что происходит. Я вякнула и прижала к себе швабру, таращась на нависшего надо мной мага. Ситуация получалась странной: я на полу, в обнимку со шваброй как с единственной защитой, а Шишень -- надо мной.
   -- Ты! -- выдохнул он, разглядев меня.
   -- Ты чего? -- опешила я и ткнула Шиша в грудь шваброй. -- Дерешься...
   Тут я преувеличила немного, потому что не почувствовала ни боли, ни испуга, но и столь стремительной реакции не ожидала. Люди так не двигаются...
   -- Что ты тут забыла? -- хмуро спросил Шишень, садясь на пол и скрещивая руки на груди.
   -- Всего лишь шла настучать кое-кому по кумполу, чтобы крышечка в сторону съехала и мозги проветрились, -- не менее хмуро проскрежетала я, садясь и не отпуская швабру.
   Сосед по этажу не ответил, только смерил меня взглядом, от чего тут же захотелось одернуть коротенькие розовые шорты и белую майку с котиком на животе, но я независимо фыркнула и вздернула нос.
   -- Ты злая, -- заметил Шишень, при этом сверля меня буравчиками карих глаз.
   -- И почему все говорят, что я злая? -- философски усмехнулась я. -- А как же такие мои замечательные качества, как саркастичность, язвительность, упрямство... И чертовское обаяние?
   -- Отрицательные? -- со смешком уточнил маг.
   -- Почему? -- искренне удивилась я.
   -- Ведьма... -- одними губами произнес Шишень и прошипел: -- Так чего хотела?
   -- Ночь, если ты не в курсе, -- сообщила я, нравоучительно вздернув бровь. -- И все хорошие маги должны вести себя тихо.
   -- А иначе? -- осклабился Шишень, подталкивая к мысли, что уж он-то точно не хороший.
   -- А иначе придет одна злая ведьма... и тебе будет мало места на этаже. -- Я вскочила и направилась к двери.
   Маг фыркнул, перехватил гриф гитары и резко ударил по струнам. Я сжала зубы и направилась к двери, но вместе с новым резким звуком мое терпение лопнуло.
   -- Издеваешься? -- возмутилась я, разворачиваясь.
   Шишень не ответил, отвернулся и сел обратно на стул, извлекая из гитары еще более жуткие звуки. Я зарычала, сжала швабру в руке и потребовала:
   -- Прекрати! Что тебе мешает днем играть?
   Шишень сделал вид, что меня в комнате нет. Я зашипела и приложила рукояткой ему по макушке, не сильно, но основательно.
   -- Эй! -- Маг вскочил и зло на меня уставился.
   -- Попроси сначала поставить тебе звукоизоляционные чары, а потом делай, что хочешь. -- Я поджала губы.
   -- Дверь там. -- Шиш указал мне направление, глядя так, что я должна была упасть замертво, но я лишь фыркнула и вздернула бровь, как бы бросая вызов.
   -- Малявка...
   Я обиделась. Ну и что, что я ниже ростом? Это не повод!
   И кто сказал, что самое грозное оружие в руках женщины, -- сковорода? Он не прав! Женщина сама по себе куда опаснее любого предмета, которым она может в вас бросить. А самая большая мужская глупость -- спровоцировать девушку на бросок.
   Я перехватила швабру поудобнее и запустила ею в мага. Тот ничего подобного не ожидал, но закрыться успел. Гитарой. Швабра отлетела в сторону, а струны кудрями завились к розетке и колкам. Шишень уставился на гитару, я зажала рот рукой и попятилась к двери.
   -- Стой! -- рявкнул он, заметив мое отступление.
   -- Не-а! -- пискнула я и выскочила из комнаты.
   -- Стой! -- Маг рванул за мной.
   -- Отстань! -- взвыла я и, теряя тапки, помчалась по коридору. -- Отстань!
   -- Ведьма! -- рыкнул Шиш.
   -- От мага слышу! -- как ругательство, выпалила я и захлопнула дверь у него перед носом, тут же упершись пятками в косяк. -- Уйди! Ко мне нельзя!
   -- Открывай, -- угрожающе велел Шиш, дергая за ручку.
   -- Эй! К девушке нельзя врываться! -- вякнула я, соображая, как забаррикадироваться от мага.
   -- Открой!
   -- Эй, уйди, сам же шумел, а теперь я у тебя виновата! -- взвыла я. -- У тебя совесть есть?
   -- Есть, -- плотоядно подтвердил Шишень, -- но у нее нет права голоса.
   Я сопела и пыхтела, но грубая мужская сила победила. В итоге, когда Шиш посильнее дернул дверь на себя, я ласточкой вылетела следом, по инерции перебирая ногами. Одна коленка наткнулась на воздух, а вот вторая впечаталась во что-то не слишком мягкое. Лицом я стукнулась о грудь Шиша и обиженно вякнула, прижимая ладони к носу. На пол мы свалились одновременно, каждый держась за пострадавшие части тела.
   -- У... -- простонал незваный гость, поджав колени к животу.
   -- Шам виноват, -- гнусаво простонала я и захныкала: -- А ешли я нош шломала?
   Шиш не ответил, по стеночке, сгибаясь в три погибели, направляясь прочь.
   -- Что? Мштить не будешшшь? -- удивилась я, сидя на полу.
   -- С тобой свяжись, -- простонал маг. -- Я уж лучше уберусь, пока цел...
   -- Я нечаянно... -- искренне простонала я, имея ввиду и гитару, и инцидент в коридоре.
   -- Вот это и страшно! -- выдохнул Шиш.
   Я поджала губы, пригладила растрепавшуюся косу, вспомнила про резинку и швабру, но тут же сникла, понимая, что добыть свои вещи в ближайшее время вряд ли удастся.
   Я потерла нос и на коленях поползла в комнату.
   -- Привет.
   Хлопнув ресницами и пару секунд понаблюдав картину "Вампир в окне, одна штука", я громко взвыла от неожиданности. Гедымин отпустил ручку на раме, икнул и качнулся назад, выпадая из окна. Я сменила вопль на хрип и кинулась к окну.
   Внизу на траве никого не обнаружилось, поэтому я негромко позвала в ночь:
   -- Эй?
   -- Ты чего? -- возникая в воздухе передо мной, уточнил вампир хмуро.
   -- А ты чего? -- обиженно выдохнула я и закашлялась.
   Вот почему так? Еще и учеба не началась, а я уже сорвала голос.
   -- Решил вот заглянуть. -- Вампир нахально отодвинул меня в сторону и бочком пролез в окно. -- Что с волосами?
   Я фыркнула, не желая менять тему.
   -- Разве приглашала? -- уточнила я, сложив руки на груди и пытаясь понять, как Гедымин узнал, где именно меня искать. -- А?. .
   -- Это не великая тайна, -- пожал плечами визитер, осматриваясь. -- Миленько.
   Я вслед за ним обвела комнату взглядом, но ничего милого не обнаружила. Обстановка не изменилась и ночью в тусклом свете потолочной лампы выглядела удручающе.
   -- Так что надо? -- спросила я, а сама прошествовала в ванную. -- К девушке нельзя без приглашения заявляться, если не в курсе.
   Я набросила на плечи халатик и с облегчением затянула пояс на талии. Как-то в присутствии вампира в шортиках мне было неуютно. В комнате я уселась в центре кровати, наблюдая, как вампир нахально топчет мой ковер.
   -- Неужели я не могу заглянуть в гости и проведать знакомую? -- обворожительно улыбнулся мне Гедымин и присел на корточки рядом. -- Давно ведь не виделись.
   Мне хотелось сказать, что и прошлого свидания пока за глаза хватает, ноя удержалась, ограничившись недовольным фырканьем.
   -- В следующий раз...
   -- В следующий раз обязательно буду извещать о визите, -- покорно согласился вампир.
   -- Нет, -- я качнула головой и, заметив поползновения Гедымина, начала отодвигаться на край кровати, -- в следующий раз неплохо бы узнать мое мнение о визите.
   Вампир согласно кивнул и уселся рядом, оборвав мою попытку удрать.
   -- Руки убрал! -- Ситуация из странной переросла в раздражающую. -- Магия тебя не берет, так я и с помощью лампы могу воспитательную беседу провести.
   Гедымин засмеялся, но руки с талии убрал.
   -- Ты бука, Бубновая дама, -- ласково сообщил вампир, -- но ты мне все еще должна два поцелуя, а значит...
   Что это значило, вампир досказать не успел. Мы синхронно повернулись на стук в дверь.
   -- Ведьма, -- позвал из-за двери Шишень, -- швабру свою забери, а то ж в окно выброшу, будешь по кустам искать.
   Я сглотнула и зажмурилась, но так думалось хуже. Вскочив и навернув по комнате пару кругов, я тоненьким голоском выдала:
   -- Сейчас!
   А после вцепилась в вампира и потащила его к окну.
   -- Что? -- не понял Гедымин.
   -- Тебе пора! -- как можно тише сопела я ему в спину. -- Поезд ушел, и всем хорошим вампирчикам пора в гробик!
   -- Эй! -- слишком громко для ситуации возмутился клыкастый. -- Да в чем дело?
   Зарычав, я изменила маршрут и нечеловеческим усилием подволокла Гедымина к шкафу.
   -- Эй! -- повторил вопль вампир.
   -- Давай! -- сопела я, пихая его внутрь. -- Давай, залазь уже.
   -- Куда-а-а? -- упираясь, пыхтел гость.
   В шкафу места хватало только на ту самую швабру, которую приволок Шиш, а вот вампир утрамбовывался с трудом. Но какая женщина может назвать себя таковой, если не способна упаковать, засунуть, уложить и пристроить все и еще немножко?
   Дверца закрылась после того, как я придавила ее плечом, а вампир внутри издал звук, похожий на сдувающийся шарик. Нервно провернув ключ дважды, я помчалась к двери.
   Маг с сомнением воззрился на меня.
   -- Швабра? -- отдуваясь и смахивая пот, спросила я.
   Маг протянул мне требуемое и поверх головы попытался заглянуть в комнату. Я потянула дверь на себя, лишая Шишеня возможности утолить любопытство.
   -- У тебя кто-то в гостях? -- уточнил он, на что я удивленно выпучила глаза и вполне натурально фыркнула со словами:
   -- Какие гости? Завтра на занятия!
   Маг кивнул и удалился, я заперла дверь и, выдохнув, прислонилась к ней. А потом ринулась выпускать вампира.
   -- Ты чего? -- помятый, злой и оскорбленный, Гедымин выбрался наружу с запасной подушкой в обнимку.
   Подушку я отобрала, поставила в шкаф швабру и принялась пихать вампира к окну.
   -- Чего-чего? А как я должна была поступить? -- тихо шипела я, упорно выпроваживая гостя тем способом, каким он и проник в жилище. -- Мне не хочется, чтобы первая сплетня в академии была про меня и мою нравственность.
   -- Вы все взрослые люди. -- Вампир упирался и всячески препятствовал выселению.
   -- И что? Правилами академии присутствие посторонних на территории запрещено, -- просветила я. -- Выметайся.
   -- Злая ты!
   И этот туда же!
   -- Еще немного приключений на сегодня, и я буду не только злой, но и кусачей, -- сообщила я с самым злобным видом.
   -- Должок? -- развернувшись к окну, спросил любитель игры в карты.
   -- Разбитая коленка? -- начиная на самом деле злиться, выдвинула альтернативу я.
   -- Понял, -- кивнул вампир и спиной нырнул в узкое окно, тут же пропав из виду.
   -- Фух. -- Я выдохнула и на подгибающихся ногах поплелась к кровати.
   Сил на письмо уже не осталось, будильник не без злорадства показывал час ночи, и мне ничего не оставалось, кроме как нырнуть под одеяло прямо в халате и зарыться носом в подушку в надежде, что за несколько часов больше ничего не произойдет.
  
   Утром с кровати я скорее сваливалась, чем вставала, кряхтя и награждая каждого из парней весьма нелицеприятными эпитетами, так что будь они передо мной, по крайней мере маг огреб бы с десяток проклятий. Болело все, даже те мышцы, о существовании которых я раньше не догадывалась. Душ немного унял ноющую боль. Но вот отражение в зеркале мгновенно прогнало прочь едва улучшившееся настроение. На меня смотрела особа, признать в которой студентку (пусть даже и не совсем обычного учебного заведения) не смог бы никто, даже с очень извращенной фантазией. Волосы с правой стороны отрасли сантиметра на два и вились настолько плотными кольцами, что и самая жесткая расческа не могла придать им хоть какой-нибудь презентабельный вид. Остальные пряди или топорщились вверх, или угрюмо падали на плечи.
   -- Стресс -- жуткая штука, -- сообщала я себе, оттягивая веко и с грустью любуясь лопнувшими капиллярами.
   В сочетании с очень светлой кожей и многочисленными веснушками круги под глазами казались признаками какой-то смертельной болезни.
   -- Эх! Еще и занятия... -- простонала я, с тоской подсушивая волосы полотенцем.
   Теперь придется жить без фена и других таких привычных и удобных вещей.
   -- Надо осваивать новые бытовые чары, -- сама себе напомнила я, пообещав сходить в библиотеку и раздобыть нужные книги.
   Согласно правилам, в общежитии было запрещено пользоваться боевой магией и изготовлять составы с классом опасности выше второго. Запрет не распространялся на почти все бытовые чары и многочисленные зелья третьей и четвертой ступени классификации.
   Посетовав самой себе на отсутствие бодрящих зелий в сумке, я быстро оделась в форму, выбрав джинсы, желтую майку, чтобы уже полностью соответствовать образу бледной немочи, подкрасила ресницы и, заплетя волосы в косы, повязала на голову черную бандану, благо захватила целую дюжину всяких платочков. В сумку загрузила тетради, ручки, привезенную из дома плитку шоколада и умчалась вниз, чтобы не опоздать на завтрак.
   Возле расписания уже толпились первокурсники, среди которых я заметила Мелиссу и Дину. Подруги с досадой рассматривали списки и расписание и негромко переговаривались.
   -- Привет. -- Я, стараясь выглядеть бодрой, коршуном упала на них сверху, задорно хихикнув.
   И пусть никто не знает, как именно я провела время перед сном.
   -- Ну ты и... -- выдохнула Лисса, а потом взвыла, рассматривая мою одежду: -- Ты знала, что ли?
   -- Знала о чем? -- удивившись наезду, спросила я, отодвинула Дину с дороги и подступила к доске объявлений.
   Прочитать все расписание вчера я не успела, а уточнив его сейчас, поняла, из-за чего взвилась блондинка. Вторым, третьим и четвертым занятием у нас стояла медитация, в примечаниях к которой жирно значилось: "Форма одежды для девушек -- брюки".
   Половина студенток спешно унеслась переодеваться, а я уселась на лавочку ждать девчонок. Мимо то и дело пробегали первогодки и неспешно дефилировали старшие. Я рассматривала плиты под ногами, носком кед повторяя рисунок, и скучала с каждой секундой все больше.
   -- Ноги уберите, пожалуйста! -- пропищал кто-то рядом, и я оторвалась от созерцания и уставилась на крошечное ушастое создание. В крупных ладошках человечек сжимал маленькую метелку, а стоило приподнять ноги над полом, принялся заниматься дальше своей работой.
   -- Ты домовика, что ли, никогда не видела? -- усмехнулась Дина, садясь на лавочку рядом со мной. -- Лисса сейчас придет.
   -- У меня бабушка без домовика жила, -- призналась я. -- Она своего потеряла как-то, когда из Подлунного уходила, а из родительского дома никто хранителя не забрал.
   -- Как можно потерять домовика? -- удивилась Дина. -- Они же сами уходят следом, если вещи из дома забрать.
   Я промолчала, даже не зная, что именно ответить на слова подруги. С домом родителей все и так ясно: бабушка взяла оттуда только мою одежду, а сам дом продала. Обидно, я ведь даже не знаю, где мы жили.
   -- Бабушка очень быстро уезжала из Подлунного, когда мои родители умерли, -- осторожно ответила я. -- Вот и произошло... несчастье. А нового домовика заполучить очень сложно.
   Дина покивала, и мы уставились на занятого делом человечка. Он махал метелкой, стремительно перемещаясь по холлу и легко уворачиваясь от студентов. Его большие башмаки не издавали ни единого звука, и лишь колокольчики на жилетке едва слышно позвякивали.
   Спустилась Мелисса, и мы отправились в столовую, добывать себе еду. Здесь пришлось отстоять небольшую очередь возле столов, где можно было выбрать себе что-то из предложенных завтраков, а потом мы уютно устроились за одним из столиков.
   -- Нужно быстрее есть, -- посматривая на настенные часы и противореча самой себе, Дина неторопливо пережевывала бутерброд с ветчиной. -- Не хочется опоздать.
   -- Успеем, -- уверенно отмахнулась Лисса чашкой, едва не облив себя молоком, -- до девяти тридцати еще целых десять минут.
   Несмотря на слова Мелиссы, на занятие мы едва не опоздали, влетев в аудиторию за секунду до звонка, а все из-за небольшой стайки таких же первокурсниц, как и мы, которые косили на нас взглядом и довольно громко обсуждали меня. Я реагировала нормально, пропуская мимо ушей смешки девчонок и их попытки меня задеть несуразными слухами. А вот Дина злилась и порывалась пойти скандалить. Мы с Мелиссой едва удержали подругу на месте, выждали, когда студентки уйдут, и лишь после этого поднялись из-за стола.
   -- Это ж надо такое придумать!. . -- сопела Дина, сидя за партой рядом со мной. -- Это уму не...
   -- Тихо! -- в аудиторию вошел профессор Дорус и обвел всех взглядом. -- Вводное занятие уже началось.
   Все тридцать студентов одновременно пригнулись, стремясь спрятаться от чем-то разозленного преподавателя.
   -- Профессора Дарины, которая должна была вести у вас занятие, сегодня не будет, так что вводную лекцию прочитаю вам я, -- произнес Дорус и, хлопнув папкой по столу, сел.
   Мы открыли тетради и приготовились записывать. Профессор встал, прошелся вдоль первых парт, особенно пристально поглядывая на парней, которых в группе оказалось больше, чем девушек. Я вслед за Дорусом тоже обвела аудиторию взглядом, рассматривая каждого из тех, с кем мне придется так или иначе находиться бок о бок ближайшие пять лет. Шишень сидел на последней парте у стенки, вяло рассматривая небо за окном. Я фыркнула и отвернулась.
   -- Ты чего? -- удивилась Дина.
   -- Да так... -- Я дернула плечом и вывела в тетради дату.
   -- Ну что ж, думаю, дома так или иначе вы изучали магию, наблюдая за собственными родителями и повторяя за ними, -- начал свою речь профессор. -- Наверняка каждый из вас способен изготовить три основных состава, которые мы все в той или иной степени используем достаточно часто.
   Студенты переглянулись, недоумевая. Похоже, большинство из нас, как и я, знало только два.
   -- Может, кто-нибудь назовет мне первый общеизвестный состав? -- спросил Дорус и уставился на нас.
   Дина тут же подняла руку и после кивка выпалила:
   -- Зелье для перемещений.
   -- Правильно, -- согласился преподаватель. -- Это одно из самых распространенных зелий. Раньше это зелье было даже популярнее порталов.
   Дина вновь подняла руку и после улыбки профессора отчеканила:
   -- С две тысячи триста двадцать первого года до нашей эры и до тысяча триста тридцатого года нашей эры по летоисчислению Подлунного мира.
   -- Прекрасно. -- Дорус немного подобрел и улыбнулся уже искреннее. -- Но порталы до сих пор не завоевали транспортный рынок полностью из-за специфики их изготовления и использования. Дина, какие еще есть причины?
   -- Заклинание-портал привязано к точкам входа и выхода, -- алея, протараторила подруга. -- Изготовить портал-артефакт сложно и под силу лишь очень сильным магам. А зелье имеет более широкие возможности настройки.
   -- Но при этом... -- подтолкнул к продолжению ответа профессор.
   -- Зелье требует продолжительного срока приготовления и выверенного состава, а портал можно открыть за считанные минуты.
   -- Очень хорошо! -- похвалил препод. -- Кто назовет второе зелье?
   На этот раз руку подняла рыженькая девушка, которую я видела вчера. Запинаясь и смущаясь из-за всеобщего внимания, студентка пробормотала:
   -- Восстанавливающее, или бодрящее, зелье.
   -- Правильно. -- Профессор кивнул. -- Названий у него много, но смысл один. А состав прост настолько, что зелье можно приготовить практически на коленке.
   Я со вздохом представила перед собой чашку со знакомым составчиком.
   -- Кто нам расскажет об интересной особенности этого зелья? -- спросил профессор.
   Студенты помалкивали, задумавшись над вопросом.
   -- Может, Олимпиада нас просветит, как представитель ведьм и колдунов? -- Преподаватель усмехнулся, сверля меня взглядом.
   Решил дать знать, что вчера рассмотрел и запомнил?
   Я вздохнула, отложила ручку и степенно, как мне когда-то объясняла бабушка, принялась отвечать:
   -- Бодрящее зелье по классификации бывает трех видов, каждый из которых предназначен для разного случая. По составу зелья идентичны, разница лишь в пропорциях компонентов. Конкретно -- корня и сока твердолистного бодрянца, названного так по производимому эффекту. В древности...
   -- Это вы усвоите на теории травоведения, -- перебил меня профессор. -- Еще что-то?
   Я подумала и продолжила:
   -- Бодрящее зелье может иметь разный вкус. Это не связано с составом. Просто реакция нескольких компонентов на того, кто варил, и на его взаимоотношения с выпившим зелье.
   -- Правильно, -- кивнул Дорус и с усмешкой еще раз взглянул на меня. -- Это интересная особенность. Для разных людей одно и тоже бодрящее зелье будет пахнуть по-разному. Конкретно для вас чем пахнет сваренное вами, Олимпиада?
   -- Малиной, -- призналась я. -- Но бабушкино тоже пахнет малиной.
   -- Вполне очевидно, ведь ваша бабушка вас любит. -- Дорус подошел ближе, вытянул из-за пазухи и протянул мне фляжку. -- А это?
   Я безбоязненно отвинтила крышечку и глубоко вдохнула:
   -- Испорченная вишня.
   Дорус усмехнулся, а после обнес аудиторию по кругу, давая каждому вдохнуть и ответить навопрос. Я внимательно следила за результатами, чувствуя, что профессор делает эксперимент не просто так. Когда препод вернулся к доске, он глотнул зелья, спрятал в карман флягу и спросил:
   -- Какое-то интересное наблюдение?
   Я кивнула и быстро поднялась, привлекая к себе внимание всех студентов. Похоже, они не следили и даже не пытались уловить какую-то закономерность.
   -- Для всех колдунов и ведьм в аудитории зелье пахло чем-то испорченным, а для магов и волшебниц -- цветами или фруктами.
   Дорус щелкнул пальцами и довольно кивнул:
   -- Все верно. Все именно так. И о чем это нам говорит?
   На вопрос с места ответил Шиш, не отрывая взгляда от тетради:
   -- Маги и колдуны -- не одно и тоже.
   -- Прекрасно. К этому мы еще вернемся, а пока... Кто назовет мне последнее из самых распространенных зелий?
   Вот теперь группа надолго задумалась, все перебирали в уме известные им составы, но никто не решался дать ответ. У меня даже вариантов в голове не оказалось, только пустота. Зелий я знала много, приготовить могла значительную часть из простых, но вот какое еще хочет обсудить профессор?
   Я обвела взглядом одногруппников, но все они помалкивали. Шиш продолжал что-то старательно выводить в тетрадке. Рисовал, наверное.
   Ррр!
   -- Приворотное зелье, -- вяло буркнул он. -- Это же очевидно.
   Профессор хмыкнул и согласно кивнул:
   -- Да, приворотное зелье по частоте применений занимает третье место в магическом сообществе.
   Я фыркнула и глянула на Шиша. Интересно, как он понял, ведь все остальные не догадались? И в очередной раз, будто заметив мой взгляд, маг негромко произнес:
   -- Одно из, профессор, но вам ведь хотелось поднять тему, которая была бы популярна для определенной части этой группы?. .
   И голову поднял, и на меня глянул. Я вспыхнула, хотя повода не имелось, и уткнулась в свою тетрадку, кусая губы. Глаз на затылке у меня никогда не было, но я чувствовала, что маг еще несколько секунд сверлил меня взглядом.
   -- Хм, в какой-то степени, -- согласился профессор, а после продолжил, мрачнея с каждой секундой все больше: -- Ректор просил меня провести с вами беседу на тему зелий.
   Все девушки в группе, уловив, что обращается препод к ним, одновременно выдохнули и уставились на Доруса с видом невинных ромашек. Оглядев эту цветущую, но не такую уж и безобидную полянку, профессор сказал:
   -- Приворотные зелья относятся к четвертому классу опасности, что дает право на их изготовление даже в стенах общежития, но отдельным указом применение зелья без согласия запрещено.
   Девушки разом сникли, даже Дина понуро дернула себя за прядь и вздохнула. Я хихикнула и покачала головой. Неужели первокурсницы уже строили какие-то планы? Или кто-то эти планы даже начал воплощать в жизнь?
   -- Не буду говорить, кто получит выговор, -- продолжил свою речь профессор, -- но напомню, что на эльфов приворотные зелья не действуют. Точнее, у них на зелье аллергия. Поэтому... поберегите учащихся академии, одного пациента миссис Дрю пока хватит.
   Быстро оглядев одногруппниц, я заметила, как покраснела тоненькая темноволосая девочка с большими глазами, как у испуганного олененка.
   -- А теперь вернемся...
   "К нашим баранам", -- закончила я про себя.
   Профессор хмыкнул, но в мою сторону не глянул, закончив сдавленно:
   -- ...к магам и колдунам. Кто из вас знает разницу?
   Вверх взлетело не меньше десятка рук.
   -- А кто сможет эту разницу объяснить? -- задал следующий вопрос Дорус, и студенты сразу сникли.
   Профессор довольно усмехнулся, едва не захохотав. Кто-то из первокурсников, похоже, развеселил преподавателя своими мыслями.
   Я ответ на вопрос знала, как и все в аудитории, но вряд ли смогла бы сформулировать его правильно. Разницу между магами и колдунами все в магическом сообществе познавали на практике, наблюдая за другими.
   -- Что ж, значит, сейчас мы это кратко разберем. -- Профессор прошелся вдоль кафедры и уверенно вывел на доске мелом "КиВ" и "МиВ". -- Колдуны, ведьмы, маги и волшебницы умеют пользоваться магической энергией, преобразуя ее. Колдуны и ведьмы способны поглощать энергию извне, подпитываясь за счет источников силы. Каких?
   Дина уверенно перечислила с места:
   -- Энергия живая, энергия мертвая, энергия сохраненная.
   -- Отлично! -- Препод записал информацию под сокращением "КиВ". -- Примеры?
   -- Живая энергия -- сила земли, воды, огня, ветра, живых существ, -- довольно протараторила Дина, и я с восхищением глянула на подругу.
   -- Прекрасно, Дина. -- Дальше?
   -- Энергия мертвая -- это энергия живых существ, но выпитая до конца. Сюда относятся также силы воды, огня, ветра и земли, если это нарушает естественный ход событий.
   Профессор кивнул.
   -- Ну и энергия, сохраненная в накопителях. -- Дорус перешел к последнему пункту. -- Таким образом, колдуны и ведьмы способны при небольших собственных способностях использовать значительные объемы энергии. Кто-нибудь хочет дополнить?
   -- Колдуны и ведьмы не пользуются формулами для заклинаний, -- небрежно заметил Шиш. -- Это дает им большую свободу действий.
   -- Но и точность страдает, -- подхватила Мелисса. -- Мы представляем что-то мысленно, сплетая в воображении потоки энергии в придуманную форму. Это требует концентрации. Из-за этого единовременно только очень опытные колдуны способны удерживать... допустим, два щита. Или вести и оборону, и нападение.
   -- Прекрасно. -- Профессор перешел к сокращению "МиВ". -- Отсюда следует...
   Поймав взгляд Доруса, пухлый паренек в очках, один из наших магов, поправил ручку на столе и неуверенно промямлил:
   -- Маги и волшебницы используют лишь собственную энергию. Мы можем подпитываться от накопителей, но это единственный способ пополнения энергии.
   -- Ну, не совсем единственный, -- поправил профессор. -- И скоро вы в этом убедитесь. Но в целом все верно.
   -- А я читала... -- вскинула руку и тут же начала говорить Мелисса, -- что маги просто не могут поглощать энергию напрямую. Так, в деле таинственного мистера Драуса...
   -- О нарушениях закона вам расскажут на уроках истории, -- перебил профессор. -- Спасибо, Мелисса. Итак, маги и волшебницы используют собственный дар более чем на восемьдесят процентов, формулы позволяют им создавать несколько заклинаний одновременно или делать заготовки со спусковыми фрагментами, что позволяет снизить концентрацию и лучше ориентироваться в ситуации. У колдунов и ведьм расход собственной энергии составляет только на тридцать процентов, остальное они при необходимости могут пополнить внешней энергией. Колдунам и ведьмам необходима концентрация на каждом заклинании, но и в противостоянии они способны сохранять активность дольше. К тому же именно колдуны и ведьмы придумали большую часть зелий, которыми пользуются и маги с чародейками. В дальнейшем уже с профессором Дариной и на практических занятиях вы разберете более детально разницу, плюсы и минусы, а также исключения из правил. В жизни вам это может помочь.
   -- Но мы ведь живем в мирное время, -- удивилась русоволосая девушка.
   -- Элиза, -- мягко заметил препод, -- сегодня мирное, а завтра... Всякое может быть. Не зря же ряды Надзора постоянно пополняются выпускниками академии.
   Я едва не фыркнула, но сдержалась. Стоящие во главе магического сообщества очень старалась по возможности замять любую ситуацию, которая может вызвать панику. Так замяли и дело моих родителей. Маги и колдуны идут на службу в Надзор осознанно, стремясь обезопасить общество от тех, кто представляет угрозу, и поэтому вдвойне неприятно, что о таких людях и нелюдях предпочитают говорить как можно меньше. А потом многие, не зная, что происходит на самом деле, верят, что живут в мире со всеми.
   Я помнила мало. Иногда мне снились родители. В снах, как и наяву, ониникогда не обсуждали при мне дела, но мне так нравилось подслушивать их беседы через закрытую дверь спальни. Просыпаясь, я пыталась понять, воспоминания это или лишь плод воображения. Но все выглядело слишком реалистично. Я знала о нападениях орков в разных местах Подлунного, помнила имена колдунов, ведьм, магов и волшебниц -- нарушителей закона.
   -- В следующий раз с вами будет заниматься уже профессор Дарина, -- сказал Дорус, перекладывая свою папку со стола на край кафедры.
   -- А вы? -- заинтересованно уточнила Дина.
   -- С вами мы встретимся уже после разделения на пятерки, -- ответил загадочно профессор. -- У первокурсников я веду только теорию трансформации. На втором и последующих курсах -- теорию и практику трансформации.
   Почти все девушки в аудитории блаженно растеклись по партам.
   -- Ты чего? -- едва слышно спросила я Дину.
   Подруга на меня шикнула и продолжила слушать Доруса.
   -- Звонок через минуту, занятия у вас на шестом этаже. Подождете преподавателей в коридоре. Не расходитесь даже после звонка, -- глянув на карманные часы, профессор подхватил свою папку и удалился.
   -- Дина? -- полностью повернувшись к подруге, спросила я.
   -- Он классный... -- вздохнула она.
   Ну, в этом я с ней не могла не согласиться: профессор проговорил с нами целый час, а мы даже не заметили этого. И беседа получилась интересная.
   -- Представляешь, как он ведет свои профильные предметы? -- улыбнулась Дина. -- Красивый... блондин... и так...
   Я фыркнула:
   -- Не влюбись.
   Дина широко мне улыбнулась, давая понять, что она уже немного под впечатлением от профессора. Оглядев аудиторию, я поняла, что большая часть девушек сидит с тем же выражением на лице, что и подруга. Интересно, я одна чего-то не понимаю? На парней Дорус столь сокрушительного эффекта не произвел. Потихоньку я успокоилась, ведь, в конце концов, я приехала в академию учиться, а не засматриваться на преподавателей.
   -- Такой молодой, а уже давно профессор, -- пробормотала Элиза и добавила, глянув на свою соседку по парте: -- Я читала о нем в газетах. Один из талантливейших выпускников академии, исследователь, побывал в горах Дагона, три года жил в Пресветлом лесу, еще Пять лет -- в Светлом и заслужил особое расположение владыки эльфов.
   -- И не женат... -- как самое важное в биографии мага, со значением произнесла Дина, ни к кому конкретно не обращаясь.
   Двое парней-магов, сидевших через ряд от нас, гортанно заржали, явно потешаясь над девчонками, а Шиш хмуро заметил:
   -- Вы ему только конфеты с приворотным зельем не додумайтесь подсунуть.
   Дина обиженно фыркнула и, развернувшись к магу, сухо изрекла:
   -- А это не твое дело!
   -- Ну, одна уже пыталась отравить эльфа, -- даже не поднимая на Дину взгляда, произнес Шишень, -- а к другой... гости по ночам шастают.
   Каким-то чудом я не покраснела и даже не бросилась оправдываться. Уткнувшись в тетрадку, я сделала вид, что очень увлечена своими записями, хотя чувствовала вопросительные взгляды.
   -- Лип? -- позвала Лисса, ткнув меня ручкой в спину, и спросила едва слышно: -- Вы же на одном этаже... Он о тебе?
   -- Глупостей не говори, -- хмуро отозвалась на вопрос Мелиссы Дина. -- Сама же знаешь, что Липа от нас ушла ночью.
   Мелисса хмыкнула, но согласно кивнула, поймав предупреждающий взгляд Дины.
   Дина развернулась ко мне, явно собираясь что-то уточнить, но звонок спас меня от допроса.
   -- Идемте! -- Я вскочила, запихнула вещи в сумку и стремглав кинулась к двери.
   Подруги догнали меня уже на лестнице.
   -- Лип? -- мягко, но настойчиво подхватила меня под руку Дина.
   -- Что? -- с самым невинным видом отозвалась я, шагая по широким каменным ступеням.
   Мимо нас пробегали спешившие на свои занятия старшекурсники, тесня к перилам. Мелисса попыталась повиснуть на мне с другой стороны, но я уверенно вырвалась из девичьего плена и быстро ответила:
   -- Да придумал он все. Не обращайте внимания. Просто Шиш на меня злится, а я -- на него. И все!
   Лисса и Дина переглянулись, ни капельки не поверив, но больше расспрашивать не стали.
   На шестом уже собралась вся группа, и мы присоединились к остальным подпирателям стен.
   -- Как думаете, что будет? -- спросила стоявших рядом студенток похожая на олененка девушка.
   -- Брат проболтался, что группу разобьют на несколько подгрупп, и каждый из преподов будет заниматься со своими студентами, чтобы выявить... -- Парень в очках недоговорил и неопределенно взмахнул рукой. -- Что-то! Он даже не сказал, уверял, что скоро сам узнаю.
   -- Адам, -- обиделась девушка, -- мог бы и подробнее расспросить.
   Я прошлась по коридору, читая надписи на табличках у каждой из аудиторий. Тусклый желтоватый свет мешал как следует разглядеть фамилии преподавателей, так что к каждой двери я подходила почти вплотную, едва не прижимаясь носом к шершавым створкам из темного дерева.
   -- Мрачно тут, -- оценила Элиза. -- Специально, что ли?
   Ей никто не ответил, хотя все в группе явно думали так же. На третьем этаже потолки были ниже, но светлые стены совершенно на нас не давили. Здесь же потолки уходили ввысь, будто для великанов проход делали, но темное дерево, серый камень и холодный мрамор заставляли даже самых уверенных в себе нервно озираться.
   На очередной табличке вместо фамилии стояла какая-то закорючка на эльфийском, я прислонилась к двери и задрала голову, присматриваясь к надписи.
   -- Лео... Си... -- по слогам проговорила я, вспоминая свои мизерные знания эльфийского.
   Дверь резко распахнулась, ощутимо заехав мне по носу.
   -- Ой! -- пискнула я, заваливаясь назад и размахивая руками.
   Уже представляя себе падение и то, как моя пятая точка будет болеть все первое занятие по медитации, я зажмурилась. Но меня подхватили за талию и поставили вертикально. На долю секунды я почувствовала спиной исходящее от моего спасителя тепло, но он быстро отстранился.
   -- Вечно ты неудачно падаешь, -- хмуро сообщил мне на ухо Шиш.
   Я моргнула и обернулась, но маг уже успел отойти.
   -- Студенты... -- пробасил выглянувший из аудитории бородатый дядька. -- Заходим!
   Я глянула на Дину и Мелиссу, уже готовясь к их вопросам, но, похоже, появление препода отвлекло на себя все внимание.
   -- Уф-ф, -- выдохнула я и последней проскользнула в аудиторию.
   Внутри мне понравилось больше. Вдоль одной стены шли огромные, от пола до потолка окна, из которых лился солнечный свет. Парты отсутствовали, вместо них в углу зала на деревянном полу высилась гора бархатных подушек всевозможных цветов и форм. Стены были оклеены тканевыми обоями с рисунком из лоз и цветов на пурпурном фоне. Кое-где виднелись пропалины как от удара огненными пульсарами.
   Не зная, что делать, мы сбились в кучу в центре зала, ожидая указаний. Впустивший нас дядька прошелся по аудитории, что-то бормоча под нос и хмурясь с каждой секундой все больше.
   Прозвенел звонок. Тотчас в зал вошли две волшебницы и танцующей походкой направились к здоровяку. На его фоне они показались нам стройными и невысокими. Хотя рядом с бородачом даже широкоплечий Шиш выглядел дистрофиком.
   -- Добрый день, студенты, -- поздоровалась одна из волшебниц, вытащила из кармана свободных штанов блокнот, перевернула несколько страниц, а потом продолжила: -- Мы преподаватели Торд, Ардус и Картин, и в этом семестре мы будем вести у вас медитацию.
   -- Сейчас мы разделим вас на подгруппы и уже после этого приступим к занятиям, -- подхватила вторая волшебница с коротким ежиком волос. -- Преподаватель Ардус?
   Толстяк поправил пояс на необъятном пузе и зычно велел:
   -- Встаньте в один ряд, чтобы никто никого не перекрывал.
   Мы дружно расступились и вытянулись в цепочку.
   -- Хочу в одну подгруппу, -- пробормотала мне Дина, и я кивнула, соглашаясь.
   Дальше началось странное: каждый из преподов проходил вдоль ряда и по одному выводил студентов, разделяя нас на три части. Мы с девочками переглядывались, пытаясь понять принцип разделения, но уловить закономерность не смогли.
   Маги отдельно от колдунов? Нет. Парни отдельно от девушек? Опять же нет.
   Дину первой в свою подгруппу выбрал преподаватель Ардус, и она одинокой былинкой застыла у окна, с тоской посматривая на нас с Лиссой. Дальше толстяк выбрал пару девчонок-волшебниц и паренька в очках.
   -- Две волшебницы, один маг и одна ведьма, -- прошептала я Мелиссе, та кивнула и сжала кулачки.
   Лиссу Ардус вытянул из строя следующей, а за ней -- рыженькую девушку-ведьмочку.
   -- Три ведьмы, маг и две волшебницы, -- сама себе сказала я и оглядела сильно поредевший строй студентов.
   Волшебница Торд прошлась мимо меня, что-то решая, но в итоге забрала стоявшего рядом колдуна. Я выдохнула и с надеждой осталась ждать дальше. Преподавательницы сделали свой выбор и присоединились к подгруппам. Толстяк тоже обзавелся еще парой из колдуна и волшебницы. А я все стояла. Боковым зрением я видела, что таких, последышей, осталось всего двое. Скосив глаза, я едва не зашипела.
   Шиш.
   -- Ко мне, -- скомандовал толстяк, кивая нам обоим.
   Ну вот что за невезуха? Теперь и в подгруппе нам быть вместе!
   Я, скрежеща зубами, обогнала Шиша и обняла улыбающуюся Дину за талию.
   -- Как славно, как славно, -- едва ли не хлопая в ладоши, тихо радовалась Лисса. -- Мы все вместе!
   -- Все вместе, да, -- не слишком довольно вздохнула я.
   -- За мной! -- скомандовала преподаватель Картин и увела из аудитории свою десятку.
   Перемолвившись парой фраз с бородачом, увела студентов и Торд, оставив нас один на один с Ардусом.
   -- Так. -- Дядька сложил руки на груди и скомандовал: -- Возьмите себе по подушке.
   Пока мы толкались у горы и выбирали посадочное место по душе, препод успел с комфортом устроиться на огромном свернутом одеяле, замерев в невероятной для его комплекции позе.
   -- Тоже хочу так уметь, -- простонала Дина едва слышно. -- Ему ведь, наверное, уже давно за сотню!
   -- Быстрее, -- позвал Ардус, и мы спешно уселись перед ним в один ряд, по возможности попытавшись тоже принять замысловатую позу.
   Через секунду я ощутила, как все тело затекает, поэтому плюнула и просто скрестила ноги в лодыжках. Остальные ребята глянули на меня как на слабачку, даже Шиш, хотя он и не скручивал ноги кренделем.
   -- Прекрасно, Олимпиада, -- неожиданно похвалил здоровяк, -- красота -- это замечательно, но удобство куда практичнее.
   Остальные студенты одновременно издали вздохи и обиженное сопение. Все уселись с комфортом, и только препод не сменил позу. Ну, если ему так удобно, то кто мы такие, чтобы коситься с непониманием? Правильно, мы лопоухие первогодки и вообще должны помалкивать.
   -- Меня зовут Леосий Ардус, и на ближайшие несколько месяцев можете считать меня своим папочкой, куратором и самым главным врагом. Если думаете, что учеба -- это легко, то вы правы. Учеба покажется вам легкой, когда распрощаетесь с медитацией.
   Мы с Диной переглянулись, не представляя, что может быть сложного в предмете Ардуса.
   -- Итак. -- Преподаватель пригладил темно-рыжую бороду, оглядел каждого из нас и не слишком дружелюбно улыбнулся. -- Начнем с того, что все мы учимся магии с пеленок, воспринимая ее, как нечто логичное и естественное. Большинство совершает свои шаги в постижении колдовства, даже не зная основ, инстинктивно. Что ж... Забудьте об этом!
   Мы с девочками переглянулись, сразу почувствовав себя неуютно. Мое шестое чувство подсказывало, что устроит нам сладкую жизнь.
   -- Начнем мы с основ, потому что именно их знание позволит вам легко разбираться со многими сложными задачами, -- продолжил вводную речь здоровяк. -- Недостаточно знать какие-то заклинания, повторенные за родителями. Вы должны уметь видеть магию, уметь повторить чары без чужой помощи, восстановить формулу по произведенному эффекту. Концентрируясь на собственной силе, постигая все ее грани и оттенки, вы одновременно разовьете свои способности и научитесь использовать их как истинные колдуны, ведьмы, волшебницы и маги, а не как доморощенные дилетанты.
   Мы пристыженно засопели. Не так уж приятно, когда тебе адресуют подобные слова, но... Ничего не поделаешь!
   Бабушка Верия почти не занималась моим образованием, научив лишь тому, что было необходимо для нормальной жизни в городе.
   -- И первое ваше задание на сегодня... -- Преподаватель Ардус встал и прошелся вдоль нашего ряда. -- Очень простенькое, детки. Вам нужно закрыть глаза и сосредоточиться на собственной силе, постараться почувствовать каждую частичку внутри вашего тела, а затем создать прямо перед собой управляемый столб магии. Он должен подниматься от пола, не касаясь его, на более чем два метра. Никакого мельтешения, мерцания и вспышек. Только чистая сила без преобразования ее во что-либо. Сядьте подальше друг от друга, были случаи...
   Кто-то из волшебниц подавил нервный смешок. Я пожала плечами, поднялась, подхватила подушку и направилась к стене. Через минуту мы все рассредоточились по залу так, что даже случайно не могли задеть друг друга своими опытами. Видимо, зал и был рассчитан на нечто подобное.
   Прислонившись спиной к стене, вдыхая легкий аромат старой ткани и клея, слушая скрип досок под ногами преподавателя, я закрыла глаза и сосредоточилась на собственной силе.
   -- Это же очень просто, -- тихо просопела одна из девушек-магичек, кажется, Зара. -- Куда проще, чем превращать предметы во что-то другое или...
   Она умолкла, я приоткрыла один глаз и убедилась, что при преподавателе выражать свои мысли вслух волшебница побоялась.
   Несколько минут я судорожно цеплялась за энергию, но та ускользала от меня, давая себя использовать, но не позволяя оценить, как что-то материальное. Интересно, я ведь никогда не задумывалась, как выглядит моя сила. В книгах упоминалось, что материализованная сила каждого из магических существ выглядит по-разному. Даже у детей и родителей могут наблюдаться какие-то отличия. Но зная это, я всегда представляла себе энергию как нечто бесцветное и неосязаемое, словно воздух.
   Продолжая попытки, я вдруг поняла, что потихоньку засыпаю.
   -- Хорошее утро начинается в обед, -- пробормотала я и осмотрелась.
   Пока никто из подгруппы не добился ощутимых результатов. Толстенький паренек в очках успел соорудить перед собой пучок сине-голубого пламени, но огонь лишь нервно подпрыгивал перед ним, не желая превращаться в уверенный столб.
   -- Внимательней, внимательней, -- подбадривал нас препод. -- Думайте, сосредоточьтесь!
   -- Уф! -- пропыхтела Дина в десяти метрах от меня. -- Это и правда сложно.
   Мы продолжали пытаться, но и через час, когда прозвенел звонок, ни у кого, даже у самоуверенной Зары, не вышло продемонстрировать преподавателю что-то, хоть отдаленно похожее на этот самый столб. Второе занятие прошло еще хуже, мы вымотались и проголодались, а результатов добиться так и не смогли.
   -- Отправляйтесь на обед, -- велел Ардус со звонком, -- продолжим после перерыва.
   В столовой мы с девочками кое-как отбили себе немного еды и попадали на стулья, откинувшись на спинки.
   -- Я не понимаю, -- Мелисса явно хотела воскликнуть, но вместо этого прошептала: -- Почему так? Это ведь простенькое задание!
   -- Не такое уж простое, -- простонала Дина, массируя себе плечо. -- Я ничего подобного никогда не делала. Подозреваю, что все дело в том...
   Она замолчала, припав к живительному компоту в чашке. Мы с Лиссой заинтересованно посматривали то на подругу, то друг на друга. Мелисса не выдержала первой. Она отобрала у Дины чашку и потребовала:
   -- Рассказывай, что накумекала?
   Дина загадочно глянула на нас по очереди, потом наклонилась вперед, будто опасаясь чужих ушей, и с чувством произнесла:
   -- Все дело в энергии!
   -- Ясный перец, что в энергии, -- обиженно просопела я. -- В чем же еще?
   -- Вы не поняли, -- принялась ныть Дина.
   -- Так объясни нам, зайчик из рекламы батареек, в чем суть, -- фыркнула я.
   Мелисса непонимающе воззрилась на меня, но мы с Диной одновременно отмахнулись. Если мы начнем объяснять подруге про особенности Солнечного мира и про телевидение в частности, то застрянем в столовой на весь день.
   -- Мы пытаемся просто использовать часть силы, как при создании заклинания, -- стала излагать Дина свои выводы, -- но это неправильный подход!
   Мы с Лиссой вновь переглянулись и задумались.
   -- Мы ведь иначе не умеем, -- вздохнула Мелисса, ни до чего не додумавшись.
   -- Именно, -- согласилась Дина и дернула себя за голубую прядку челки. -- Именно! Мы не умеем, но вот прямо сейчас, похоже, препод нам ничего объяснять не будет. Он подождет, пока с нас окончательно сойдет спесь.
   Я фыркнула и, подперев кулачком подбородок, с грустью уставилась на свой салат:
   -- Похоже, мы раньше загнемся от усталости.
   Даже безуспешные попытки создать столб выматывали не хуже занятий в тренажерном зале.
   -- Я думаю, что нам нужно не пытаться создать что-то, а просто позволить силе внутри течь свободно, выпуская ее за пределы и собирая в нечто, похожее на пучок, -- выдала загадочное Дина. -- Мне сложно объяснить, но...
   -- Да и шак уше яшно, -- с набитым ртом вымолвила Лисса. -- Надо ишпользовать вшу силу. Одна проблема...
   -- Какая? -- Я придвинулась ближе.
   -- Для начала нужно размеры этой силы понять. -- Мелисса со злостью воткнула вилку в котлету.
   Мы дружно уставились на сомнительный кусочек прожаренного фарша и с грустью вздохнули.
   В зал для медитаций мы возвращались печальные, поникшие и готовые еще к двум часам мучений.
   -- Я сегодня буду спать, как пристреленный из ружья суслик, -- простонала Дина, опускаясь на подушку. -- Даже ногой дрыгать не буду.
   Ей никто не ответил. Все в подгруппе чувствовали себя не лучше.
   Я с сомнением посмотрела на свое место, потом на окна, за которыми сияло солнышко. Вспомнилось, что в обычной жизни я бы еще две недели наслаждалась каникулами. Едва не заплакав от грусти, я опустилась на пол и прислонилась к стене.
   Плевать на все! Мне, конечно, хочется учиться, но если от усталости клонит в сон, то я не буду себя перебарывать. В конце концов, создать что-то у меня сегодня не выйдет.
   Я прикрыла веки и принялась думать о своей силе -- эти мысли усыпляли лучше всего.
   -- Сосредоточьтесь, -- доносилось сквозь дрему. -- Полная концентрация.
   -- Да уж... полная, -- промямлила я.
   -- Олимпиада, не спать! -- вдруг рявкнул кто-то над ухом.
   От неожиданности я сначала никак не отреагировала, а потом с воплем вскочила на ноги, выставив перед собой ладони в силовом толчке. Глаза я открыла уже потом, наблюдая картину, от которой хотелось пойти и спрятаться под горой подушек.
   У противоположной стены, потирая спину, сидел единственный в нашей подгруппе колдун Дениэль, а все остальные, в том числе и препод, таращились на меня.
   -- Не люблю... когда подкрадываются... -- приглушенно промямлила я, не зная, как извиняться.
   -- Реакция неплохая, -- вдруг похвалил Леосий Ардус. -- И сила приложена правильно. Один мощный толчок при минимальных затратах. Хорошо, Олимпиада. Но сейчас мы заняты другим. И... не спать!
   Я понуро опустила голову, хотя видела, как мне ободряюще улыбнулась Дина.
   Вот, даже поспать не дают...
   До конца медитации ни у кого так и не получилось создать силовой столб, хотя все мы старались. На дом преподаватель задал нам "здоровый сон", напомнив, что завтра у нас медитация весь день.
   -- Почему? -- постанывая и куксясь, проныла Лисса, присаживаясь на лавочку в холле общаги. -- Почему?
   -- Похоже, теорию нам начнут читать не скоро, -- как самая бодрая, Дина подошла к доске и теперь просматривала расписание. -- Медитация всю неделю.
   Мы с Лиссой застонали, уже представляя несколько выматывающих дней.
   -- Можно, конечно, ничего не делать, -- пожала плечами Дина, -- но мы ведь учиться сюда пришли, а без старания ничего не выйдет. Магия не та область, где можно что-то зазубрить или как-то обмануть преподавателя.
   -- Я вернусь к себе в комнату и просто упаду на кровать, -- призналась я, представляя свое двуспальное счастье во всей красе.
   -- Эй! -- взвыла Дина, глядя, как я разворачиваю шоколадку. -- Это же вредно для фигуры.
   -- Вот именно, -- хмыкнул Шиш, проходя мимо, и нагло отломил кусочек.
   -- У! Маг! -- в спину Шишеню крикнула я.
   -- От ведьмы слышу! -- не остался в долгу Шиш.
   -- Высокие у вас... взаимоотношения, -- дернув бровью, заметила Лисса.
   -- Да уж, -- согласилась я, отламывая себе кусочек. -- Хотите?
   Дина отрицательно качнула головой:
   -- Шоколад слишком калорийный. Это совсем не полезно.
   -- Да? -- спросила я и пожала плечами. -- Ну, тут как посмотреть. Шоколад делают из какао-бобов. Бобы -- овощ. Сахар изготавливают из свеклы, а свекла -- овощ. Ну а овощи полезны для молодого и растущего организма.
   Подруги прыснули, а я добавила:
   -- В любом случае, сейчас даже кило шоколада ни одной из нас не навредит.
   -- Даже наоборот, -- подумав, сказала Мелисса. -- Как бы с этими занятиями мы не исхудали совсем. Магические тренировки куда затратнее физических. Жаль, у меня нет запаса бодрящего зелья.
   -- Его можно изготовить, -- предложила Дина. -- Можно даже варить у Липы, тогда никто не узнает.
   Мы с Лиссой переглянулись, и я одобрительно кивнула.
   -- У меня только бодрянца нет... -- неожиданно вспомнила Дина, и мы приуныли.
   -- А в городе нельзя купить? -- предположила Мелисса.
   -- Первокурсники могут покидать академию только по выходным, -- напомнила Дина и опять вздохнула.
   -- До выходных мы тут откинем копыта, -- простонала я, дожевывая остатки шоколада.
   Лисса покивала и погладила животик с горестным вздохом.
   -- Когда там ужин? -- глядя на нас, встревожилась Дина.
   -- Через час, -- еще горестнее простонала Мелисса. -- Какой бодрянец? Тут уже надо запасы делать в комнате.
   -- Так на каждом этаже есть кладовка, -- проходя мимо, сообщил нам Адам и поправил очки. -- У нас там много всего. Бери, сколько унесешь. Специально для таких вот выматывающих тренировок.
   Мы проводили одногруппника до лестницы недоуменными взглядами и, рассудив, что на моем этаже нам никто не составит конкуренцию, ломанулись к лестнице. Откуда только силы взялись. На шестом мы оказались за считанные секунды, а дальше было делом техники отыскать заветную дверь.
   Собственно, ее и искать не пришлось. Как только мы дошли по коридору до конца, то поняли, где кладовка, потому как дверь была нараспашку, а в заветном для каждого голодающего студента месте с задумчивым видом торчал Шиш. Увидев нас, он прошептал себе что-то под нос -- явно не комплимент в наш адрес! -- и вышел, демонстрируя кучу всего в плетеной корзинке.
   Подхватив капающую на пол слюну, мы голодными гарпиями просочились в кладовку и принялись наполнять стоявшую тут же тару всем, до чего дотянулись руки. Уже у меня в комнате, вытряхнув добычу на ковер, мы устроили незапланированный перекус.
   -- Вот это куда лучше! -- довольно усмехнулась Дина, выбирая, откусить ей от бутерброда с колбасой или от эклера.
   -- Да! -- согласно взмахнула Лисса стаканом с квасом. -- Теперь можно жить!
   -- На ужин пойдем? -- проверяя время на часах, уточнила я.
   -- А как же! -- в один голос подтвердили подруги.
   -- Но с зельем все равно нужно что-то решать, -- вздохнула Дина через несколько минут, отодвигая еду в сторону. -- Одной едой усталость не заглушишь. Это не тоже самое. И сон... Хорошо, но если каждый день такие нагрузки, то сон не поможет восстановиться в полной мере.
   -- И что ты предлагаешь? -- добродушно уточнила Мелисса, осматривая импровизированную поляну.
   -- Я спрошу у Джея, -- решила Дина. -- Он все же мой брат, вдруг да поможет.
   На этом и порешили.
   В столовую девочки ушли без меня. Я устало обняла кувшин с квасом и уснула, не в силах противиться естественной потребности. Но долго наслаждаться розовыми снами, в которых вокруг меня летали ванильные горы мороженого, вафельные трубочки и стаканы, полные газировки, мне не дали. Что-то настойчиво звенело вне головы. Я прижала ладони к ушам, облилась квасом, обиженно взвыла и вскочила на четвереньки.
   -- Кто?
   Ответом мне было все тоже настойчивое звяканье. Я осмотрелась и заметила мельтешение за окном. Там, паря и время от времени ударяясь о стекло, летал туда-сюда большой ворон.
   Озадаченно хмыкнув, я открыла окно, впуская птицу. Ворон ловко ввинтился в узкое окно, будто не раз уже это проделывал, сбросил свою ношу прямо на корзинку с пирожными и улетел.
   -- И что это было? -- Я задумчиво почесала коленку и подхватила послание.
   В большом конверте оказалась тоненькая тетрадка в неприметной обложке из светлой телячьей кожи.
   -- И что это? -- спросила я сама у себя и перевернула обложку.
   Никаких опознавательных знаков ни на тетради, ни внутри не было. Только обложка и с десяток плотных листов, как для рисования.
   Еще немного повертев тетрадь, я в раскрытом виде положила ее на стол и как у живой спросила:
   -- Эй! Есть кто?
   Жизнь в магическом мире приучает к тому, что ничего не происходит просто так. И неприметная с виду тетрадка может таить в себе что-то необычное.
   Не дождавшись эффекта, я подняла разорванный конверт и попыталась отыскать подсказку уже на нем, но на конверте было лишь проставлено мое имя.
   -- Все страньше и страньше... -- Я нахмурилась, сунула смятый конверт в мусорное ведро и, подступив к тетрадке, велела: -- Или показываешь, зачем ты мне, или отправишься в мусорку!
   Тут же посередине чистого листа стали возникать одна за одной буквы, складываясь в слова, написанные знакомым и таким родным бабушкиным почерком.
   "Не вопи!"
   -- Бабушка? -- опешила я.
   "А кто ж еще?" -- появилась новая фраза под предыдущей.
   -- А почему так? Будто мало способов пообщаться, -- больше себе, чем ведьме, сказала я.
   "Если бы ты не уехала, то мы преспокойно бы сейчас разговаривали по телефону или болтали в скайпе", -- сообщила бабушка.
   -- Ба-а-а, -- вспомнив, что так и не написала письмо, а до этого последние несколько недель просто игнорировала бабулю, я покраснела, -- я...
   "Забудь!" -- ответила бабушка.
   -- Но ты ведь сердишься? -- расковыривая рану на своей совести, спросила я.
   "В расчете", -- после минутного размышления написала бабушка.
   -- А что это за магия? Впервые вижу!
   "Потом в книгах почитаешь", -- отмахнулась бабушка.
   -- Ну, ба-а-а! -- привычно заныла я.
   "Лучше мне на вопрос ответь".
   -- Какой?
   "Это ты так в академию собиралась или кто-то посторонний в квартире все вверх дном поднял?"
   Опешив, я села на стул и несколько минут таращилась на тетрадку, перечитывая слова ведьмы.
   -- Ну, я кое-что из одежды на кровати и полу оставила... И еще какие-то бумажки в большой комнате... -- принялась я перечислять.
   "Значит, кто-то забрался и искал".
   -- Что? -- недоверчиво спросила я. -- Что можно искать? Это были просто воры?
   "Нет, я нашла затертый след магического портала... -- принялась рассказывать бабушка. -- Он появился через час после твоего перемещения в Подлунный. И это не тот портал, через который ты попала в академию".
   Слова возникали медленно, и я нервно постукивала пальцами по обивке стула от нетерпения.
   "Перевернули все твои вещи. Похоже, искали какие-то документы. Возможно, фото".
   -- Что-то пропало? -- уже догадавшись, спросила я. -- Шкатулка?
   "Да, она".
   Я откинулась на спинку стула и задумалась.
   -- Зачем она кому-то?
   "Я не знаю, Лип", -- отозвалась бабушка, и по почерку я почувствовала, что она очень напугана: строчка съехала вниз, а последние буквы и вовсе вышли дрожащими.
   Много лет шкатулка просто стояла на полке в моей комнате. Я даже пыль с нее стирала через раз, а открывала и того реже.
   "Я попробую что-нибудь узнать, -- решительно написала бабуля. -- Будь осторожна, ладно?"
   -- Хорошо, -- ответила и кивнула.
   "Тетрадку спрячь и никому не показывай, -- велела бабушка. -- Если будут новости, напишу. Проверяй время от времени".
   Я захлопнула тетрадку, положила ее в ящик стола.
   -- Странно... -- сказала сама себе и качнулась на стуле. -- Там ведь ничего необычного не было. Несколько старых фотографий родителей, какие-то письма.
   Не найдя вразумительного ответа, я перебралась на ковер и налила себе кваса в чашку.
   -- А ты все ешь! -- обличительно воскликнула Дина, врываясь в комнату.
   Лисса звонко хихикнула и устроилась возле меня, отобрав чашку.
   -- Мы нашли выход! -- сообщила Мелисса задорно. -- Готовься, ночью пойдем на дело!
  
   Уговаривали меня девочки долго. Даже не столько уговаривали, сколько наседали с угрозами и требованиями. В конце концов, пришлось согласиться на все и даже предоставить зачинщицам беспредела в виде спонсорской помощи листок, вырванный из учебной тетради.
   -- Вот! -- ползая по ковру и рисуя на бумаге схематичный план академии, выдала Дина. -- Вот сюда нам надо!
   Я с сомнением рассматривала рисунок, где с большим трудом угадывались объекты. Неровным пятном Дина обозначила земли академии, штриховкой -- парк, а квадратиками -- здания.
   -- Это наша общага, -- подруга ткнула в надкусанный пончик слева, -- а это -- главный корпус. -- Я глянула на перечеркнутый квадратик. -- За ним -- корпуса два и три, дальше -- оранжереи, а уже за ними, вот здесь... -- Мы с Лиссой посмотрели на россыпь точек. -- Здесь есть огород. И там профессор травоведения выращивает много всего полезного. Джей сказал, что бодрянец растет под большими дубами. Нужно лишь осторожно пробраться мимо оранжерей, где может кто-то из преподов проводить ночную практическую по цветущим ночникам, -- и все.
   -- И все? -- сомнением переспросила я. -- А не поймают? Мы же все правила нарушаем.
   -- Если будем вести себя тихо, то никто не поймает, -- убежденно заверила Мелисса. -- Да и сколько нам нужно? Мы же корни трогать не будем, а за несколько листочков никто нам...
   -- ...лапки не поотрывает, да? -- хмыкнула я, вспомнив, сколько раз бабушка устраивала мне порку за попытки изничтожить ее посадки полезных растений.
   -- Ну, Липа! -- на два голоса взвыли подруги, и мне ничего не оставалось, кроме как махнуть на них рукой и отбросить в сторону логику.
   Для вылазки я переоделась в удобную одежду и обувь, пристроила за плечи рюкзак и села ждать, нервно теребя ремешок наручных часов. С девочками мы договорились встретиться в холле общежития в двенадцать, когда все разойдутся по комнатам. Время тянулось медленно, и я все больше переживала из-за нашей затеи, но останавливаться было уже поздно.
   Как только часы на прикроватном столике дзынькнули и стрелки дружно указали на двенадцать, я поднялась и отправилась к двери. За порог выходила крадучись, опасаясь встречи с Шишем. С него станется ошиваться где-нибудь поблизости!
   Подкравшись к выходу на лестничную площадку, я осторожно заглянула за угол и выдохнула довольно.
   -- И куда намылилась? -- раздалось позади вкрадчивое.
   Подпрыгнув и едва не упав, я развернулась и с кулаками бросилась на Шиша.
   -- Зачем пугаешь?
   -- Если человеку нечего скрывать, то и напугать его сложно, -- сообщил мне Шишень, помахав перед собой книгой. -- Так куда?
   -- Не твое дело, -- хмуро отозвалась я и направилась к лестнице.
   -- Ночью? С рюкзаком? Решила побег устроить? -- поддел он.
   -- Не дождешься, -- уверенно фыркнула я, спускаясь по лестнице.
   Шишень облокотился на перила и принялся наблюдать за моим неторопливым спуском.
   -- Вы с подружками что-то задумали? -- спросил он, когда я уже спустилась на следующую площадку.
   -- А тебе не все равно? -- резонно уточнила я.
   -- А совесть твоя знает, что вы задумали? -- вместо ответа хмыкнул он.
   -- Совесть в деле, -- негромко сообщила я, скрываясь из виду.
   Из холла мы с Диной и Лиссой выходили по одной, невинными бабочками просачиваясь за двери, бочком огибая общагу и устремляясь к высокой живой изгороди, вдоль которой еще утром шли на наши первые занятия.
   -- Брат, вот гад, -- сопела едва слышно Дина, -- не мог сразу предупредить! А нам теперь...
   -- Тс! -- громко зашипела Мелисса, зажимая подруге рот. -- Девчонки говорили, ночью территорию академии охраняют. Не надо привлекать внимание.
   Дальше мы крались в полной тишине, нарушаемой лишь непонятными вспышками в северной башне второго корпуса.
   -- Что это? -- пригибаясь и стараясь слиться с изгородью, Лисса вздрагивала при каждом луче света, вылетавшем из окон башни.
   -- Практика у четвертого курса, -- прошептала Дина. -- Они проходят погодную магию.
   Мы с Лиссой одновременно завистливо вздохнули.
   -- Вот там, -- Дина ткнула пальцем вперед, где между изгородью и деревьями виднелись оранжереи. -- Обогнем и... почти пришли.
   Дальше шли, согнувшись в три погибели. Если бы в этот момент кто-то вздумал выглянуть в окно из третьего корпуса или через стеклянные стены оранжерей, то очень удивился бы, рассматривая три кряхтящие и шепотом подбадривающие друг друга фигуры. Еще и Лиссе вздумалось начать ныть и проситься обратно.
   -- Тише ты, -- слишком громко для тихой августовской ночи просопела Дина, волоком таща за собой упирающуюся подругу. -- Поздно сдаваться, мы уже по самые уши!
   Я хихикнула и тут же охнула, попав ногой в кротовую нору:
   -- Дракон тебя раздери!
   Вопль эхом отразился от стекол оранжереи, я, поймав неодобрительный взгляд подруг, закрыла рот и, разведя руками, отряхнула ботинок.
   -- Скоро тут будет половина академии, если не прекратите ныть и вопить, -- предупредила Дина. -- А учитывая, что мы уже пришли...
   Мы остановились и с восторгом уставились на грядки с целебными травами.
   -- Вон он, -- прошептала Мелисса, указывая пальцем на крайний ряд, где виднелись высокие кустики с широкими листьями.
   -- Зайдем вглубь и нарвем, но так, чтобы никто ничего не заметил, -- предложила Дина, и мы согласно закивали.
   -- Бодрянец сейчас цветет... -- предупредила я, первой ныряя между грядками. -- Осторожно, ладно?
   -- Кому объясняешь? -- оскорбилась Дина и фыркнула с видом профессионального ночного сборщика трав.
   Мы надолго замолчали, занятые делом. Я сосредоточенно подрезала большие сочные листья у основания стеблей, стараясь выбирать самые незаметные места, и складывала добычу в холщевый мешочек. В комнате листья нужно будет разложить на ткани и дать полежать часов двенадцать.
   -- Долго еще? -- уточнила я у девочек и глянула сквозь заросли, пытаясь рассмотреть Дину и Лиссу.
   Какой-то странный свист на миг отвлек и заставил повернуться на сто восемьдесят градусов. Ничего не заметив, я вновь позвала подруг:
   -- Эй? Где вы там?
   -- Кто "вы"? -- раздался над самым ухом пробирающий до костей звонкий голосок.
   Волосы даже под банданой встали дыбом. Я зажмурилась, чувствуя, как взбесившиеся мурашки устремились от шеи вниз, к копчику.
   -- Лип, мы сейчас, -- едва слышно сообщила мне Дина.
   Я по инерции кивнула и медленно обернулась, нос к носу столкнувшись с зависшим над землей призраком. Полупрозрачный тоненький юноша в старинном облачении с интересом меня рассматривал, склоняя голову то к одному плечу, то к другому.
   -- Вам не положено здесь быть, -- сообщил он, складывая руки на груди.
   Пережив первое потрясение, я сглотнула, пискнула и попятилась. Удивительно, что рюкзак не выронила! На плечи посыпалось что-то светлое и ароматное, но я не обращала внимания, пялясь на призрака.
   -- Девочки... -- позвала я, но вместо слова получилось неразборчивое мычание.
   Глубоко вдохнув, чтобы вновь позвать, я сначала закашлялась, а потом чихнула, чувствуя на языке вкус чего-то сладкого.
   -- Пыльца, -- пискнула я, прикрывая нос и рот ладошкой, но было уже поздно. -- Пхчи!
   -- Эй, Липа, тише, -- сказала из зарослей Лисса. -- Не привлекай внимание.
   -- А мы уже... Хи-хи... -- не в силах преодолеть смех, выдохнула я. -- Ой, не могу!
   Дина и Лисса ломанулись между рядами растений с тихим рыком:
   -- Липа, брысь от бодрянца! Надышалась пыльцы! Вот невезуха!
   -- Гы-гы-гы, -- согнувшись пополам, утробно ржала я посреди грядок. Действие пыльцы оказалось сильнее воли, и я уже не думала о том, что могу привлечь к себе внимание.
   -- Надо ее вывести, -- сказала Дина, подхватывая меня под локоть.
   -- Хи-хи-хи! -- звонко засмеялась я. -- Какой он смешно-ой!
   -- Кто? -- не поняла Мелисса.
   -- Призрак! -- сообщила я и ткнула пальцем перед собой.
   Девочки обернулись и одновременно взвыли, пятясь и таща меня за собой. К концу ряда с бодрянцем мы добрались за считанные секунды, но на траву упали сразу три ржущие на всю округу девицы.
   -- Надо уносить ноги, хо-хо-ха! -- пискнула Лисса, хватаясь за живот. -- Ой, не могу!
   -- Девочки, вставайте, -- пропищала Дина и громко заржала, напугав кружившего над нами призрака.
   -- А-а-а! Как мы бежали! А! -- качаясь по траве, хихикала я. -- Как бежали! Может, еще разок?
   -- Не, надо убираться, -- кусая воротник рубашки, пискнула Мелисса.
   -- Я только ползком могу, -- простонала я.
   -- А я вообще не могу, -- зарыдала от смеха Дина. -- Бросьте меня. Я не могу. Гы-гы-гы! Не могу. Ползите без меня!
   -- Никогда, -- хором возразили ей мы и дружно заржали.
   Перевернувшись на спину, я икнула и уставилась на звезды:
   -- Звезды красивые...
   -- Где? -- хихикнула Дина и легла рядом.
   -- Там... -- Лисса пристроилась с другой стороны от меня.
   -- Надо ползти, -- сглатывая, напомнила я.
   -- Я не могу, хо-хо-хой, -- покачала головой Дина. -- Совсем!
   Неожиданно звезды исчезли из нашего поля зрения.
   -- Эй, -- я обиженно хихикнула и села, -- что за?. .
   -- Так и знал, что вы во что-то ввяжетесь, -- хмуро ткнул меня пальцем в лоб Шиш, склоняясь над нами. -- Надо же... Три девицы, и все три...
   -- Смешной Шиш! -- заржала Мелисса и ущипнула его за лодыжку.
   С меня даже на секунду дурман пыльцы спал, когда я заметила реакцию мага. Не ожидавший такой фамильярности, он умолк и пару секунд пялился на Лиссу, а та на него, потом Мелисса звонко икнула, и маг пришел в себя.
   -- Живо в общагу! -- велел Шишень и указал нам пальцем направление.
   -- Какой хмурый Шиш, -- не удержалась я, садясь и подвигаясь поближе к магу. -- Злой Шиш!
   -- Девчонки, вы хоть понимаете, что скоро всю академию растревожите? -- спросил маг, таращась почему-то только на меня.
   -- Понимаем... -- обхватив ногу Шишеня и сжав пальцами ткань джинсов, я подтянулась повыше и закончила фразу: -- Но остановиться не можем.
   -- Сейчас я вам помогу, -- пытаясь отцепить меня от себя, прорычал Шиш. -- Так помогу!. .
   -- Шиш... -- проныла я. -- Плохой Шиш! Хих!
   -- Ведьма, отцепись, -- дрыгнул ногой Шиш. -- Живо в общагу! Все трое!
   Я отпустила джинсы мага, упала на траву и тихо захихикала. И хихикала даже тогда, когда за лямки рюкзака Шишень приподнял меня вверх.
   -- Гы-гы! -- выдохнула я, поджимая ноги. -- Полетели!
   -- Ага, сейчас я придам тебе и скорость, и направление... -- угрожающе выдохнули мне на ухо.
   Вместо страха я громко хихикнула и заболтала ногами.
   -- Вперед, -- пиная Дину и Лиссу по кроссовкам, скомандовал Шиш.
   Подруги немного посопротивлялись, но потом на четвереньках двинулись вдоль изгороди.
   -- Идите-идите, никуда не сворачивайте, -- хмуро сопел позади ведьм Шиш, неся меня на вытянутой руке.
   -- Звездочки на небе, -- сообщила я магу, когда он на меня глянул и пощелкал пальцами перед носом.
   -- У-у-у! -- протянул Шишень. -- Эй, сколько ж ты вдохнула?
   -- Было вкусно, -- призналась я и заулыбалась.
   -- Понятно, -- кивнул он, встряхнул рюкзак и меня вместе с ним. -- Есть кто дома? -- И даже попытался постучать меня по лбу.
   -- Руки убери, нахал! -- взвыла я и принялась размахивать руками, пытаясь ударить мага.
   -- Успокойся! -- застонал Шиш, заваливаясь на дорожку. -- Ай! Ведьма!. .
   -- Что ведьма? -- вяло уточнила я, поудобнее устраиваясь на широкой груди мага. -- Почему ты такой жесткий?
   Шиш помянул на одном выдохе всех моих родственников по линии ведьм и колдунов, увернулся от почесывания за ушком и рывком высвободился. Я пожала плечами и устроилась поудобнее, пристроив рюкзак под голову.
   -- Поднимайся, -- велел Шишень, дергая меня за руку.
   -- Не-а, я спать, -- сонно промямлила я и сладко зевнула.
   -- Ведьма! -- простонал маг. -- Что ж с тобой делать-то, а?
   -- Не кантовать! -- бодро хихикнула я и сонно причмокнула.
   -- Лежи здесь и никуда не уползай, -- вздохнул Шишень, -- я спроважу твоих подельщиц и вернусь.
   Мне было все равно. Сон накатывал волнами, полностью подчиняя меня себе, унося сознание в розовые грезы, навеянные пыльцой бодрянца.
   Минуты текли медленно, в голове мягко растеклась пустота. Я улыбалась небу, щурясь, как от яркого солнышка. Даже вновь появившийся призрак не напугал, а лишь вызвал симпатию.
   -- Хороший призрак, добрый призрак, -- как маленькому ребенку, с нежностью сообщила я и хихикнула в ладонь.
   -- Буба? Почему ты лежишь на земле?
   Меня ни капельки не смутило появление в поле зрения Гедымина.
   -- Приве-э-эт! -- улыбаясь и рассматривая вампира, громко выдохнула я. -- Буба? Забавно... Хи-хи! Бу-у-уба!
   -- Так почему ты лежишь на земле? Да еще ночью? -- уперев руки в боки, с видом прокурора уточнил Гедымин.
   -- Где оставили, там и лежу, -- честно ответила я. -- Я лежу-у-у! И на звездочки гляжу-у-у!
   Захотелось петь, но я не могла с ходу вспомнить ни одной песни, поэтому стала придумывать ее сама, пусть никогда не была сильна в поэзии.
   -- На дорожке лежу-у-у и на звезды гляжу-у! Звезды, звезды далеко... -- конец фразы вышел слишком фальшиво, и я сбилась, попыталась повторить, но снова последнее слово вышло неудачно. -- Надо другое...
   -- Давай, -- Гедымин подхватил меня на руки, -- я провожу тебя в общагу.
   -- Сама дойду! -- решила я обидеться на вампира. -- Вот полежу еще немного и сама пойду.
   -- Ага, -- согласился Гедымин и понес меня по дорожке.
   -- Поста-а-авь, -- потребовала я и замахала руками.
   Гедымин подчинился и остановился у живой изгороди. На земле мне оказалось не так уютно, как хотелось бы: ноги подгибались, а рюкзак немилосердно давил на плечи, будто я в него не пару пучков листьев сложила, а охапку дров. Чтобы не упасть, я вцепилась в рубашку вампира. Тогда он уверенно обхватил меня за талию и прижал к себе.
   -- Не так близко, -- возмутилась я, пытаясь отодвинуться.
   -- Почему же? -- усмехнулся он, рассматривая мое лицо.
   -- Потому что! -- как самый лучший ответ на все возможные вопросы, отчеканила я и уперлась Гедымину в грудь ладонями.
   -- Ты же мне еще два поцелуя должна, -- напомнил вампир вкрадчиво.
   -- Сроки мы не устанавливали, -- парировала я, чувствуя, как стремительно спадает с меня хмель.
   -- Эх, Буба... -- поджал губы вампир, ослабил хватку и осторожно коснулся губами моих губ.
   Я фыркнула и отступила от Гедымина, ощущая, что действие пыльцы полностью прекратилось. Отойдя на шаг, я огляделась, определяя, в какую сторону мне нужно идти, и заметила появившегося на тропинке Шишеня. Маг на секунду замер, разглядывая меня и вампира, а после развернулся и пошел в обратную сторону.
   Во рту появился горьковатый привкус, скорее всего, вызванный остаточным действием пыльцы, но мне почудилось, словно сама возникшая ситуация отдает неприятными нотками.
   "Какого дракона?" -- сама у себя спросила я и задумалась.
   Ничего предосудительного я не сделала, но почему-то чувствовала себя виноватой.
   -- Липа? -- позвал Гедымин. -- Ты чего?
   Похоже, он мага не заметил и всего лишь удивился моей странной реакции.
   "Именно что странной! -- мысленно фыркнула я. -- Кого волнует, что подумал Шиш? Уж явно не меня!"
   -- Мне надо в общагу, -- сообщила я вампиру и быстро зашагала вдоль живой изгороди.
   -- И ты не хочешь со мной поговорить? -- обиженно протянул вампир.
   -- О чем? -- резонно уточнила я. -- Я ведь не просила сюда являться? Лично мне с тобой обсуждать нечего.
   -- Ты вредная, -- с легкой гордостью признал вампир.
   Я не ответила, сосредоточившись на дорожке под ногами. Меня все еще немного качало, но я останавливала все попытки Гедымина придержать меня под локоть.
   -- Я сама...
   -- Я мог бы тебя отнести, -- усмехнулся вампир, -- мне не сложно.
   -- Тогда случайные свидетели решат, что между нами что-то есть, -- хмуро ответила я.
   -- А разве это не так? -- удивился вампир.
   Я задумалась над его вопросом и чуть не споткнулась. Гедымин ловко придержал меня, уберегая от падения.
   "Все же хорошо, когда есть рядом кто-то", -- предательски решила логика.
  
   Утром, отключив будильник, я еще долго валялась в постели, а потом отмокала под душем, приходя в себя и прокручивая в голове события ночи. Занятая этим важным, но не слишком полезным делом, в столовую я явилась в числе последних, порадовавшись, что девочки уже заняли мне место.
   -- Лип, ты нормально вчера вернулась? -- понизив голос до шепота, уточнила Дина. -- Тебя Шиш привел, как и нас?
   -- Привел? Вас? -- фыркнула я в ответ, избегая отвечать на вопрос о себе. -- Скорее, допинал. Вы же только на четвереньках могли передвигаться.
   Подруги переглянулись и покраснели.
   -- Ну да... -- тихо признала Мелисса. -- Так и было. Но это неважно. Все нормально? Шишень на тебя больше всего злился. Так и сказал, что хочет отчихвостить одну рыжую ведьму, у которой...
   -- ...у которой крышу снесло, -- закончила Дина. -- Я плохо помню события ночи, после того как вдохнула пыльцу.
   -- Я тоже, -- согласилась Лисса. -- Ты что-то сделала, Лип?
   -- Да я тоже плохо помню, -- передернула плечами я и сунула в рот ложку овсянки, чтобы отделаться от вопросов.
   На самом деле, помнила я все очень хорошо. Особенно начиная с появления Гедымина.
   Обернувшись, я отыскала взглядом мага. Шишень как всегда сидел за отдельным столиком, с мрачным видом поглощая завтрак. Заметив интерес, Шиш встретился со мной взглядом и скривился, будто увидел что-то отвратительное. Я обиженно поджала губы и вернулась к своей овсянке, пообещав себе, что больше не буду думать об этом противном маге.
   В девять тридцать в зал для медитаций мы входили с плохим предчувствием.
   -- Не уверена, что сегодня что-то получится, -- вздохнула Эллоя -- темноволосая стройная волшебница.
   -- Весь день здесь сидеть, -- согласно протянула Арина и переглянулась с нами, ища поддержки у остальных ведьм.
   До прихода препода больше никто ничего не сказал, что мне было только на руку -- в тишине всегда удобнее предаваться легкой дреме.
   Леосий Ардус появился в зале только через десять минут после звонка, стремительно прошелся между нами, а потом пессимистично заявил:
   -- Возвращаемся к вчерашнему заданию!
   -- Преподаватель Ардус, -- вдруг обратился к здоровяку Адам, -- а как долго мы будем заниматься попытками создать...
   -- Пока не получится, -- прервал студента бородач. -- Если вы не сможете освоить элементарное, то вам нечего делать в академии.
   -- А не могли бы вы более подробно описать нам, как выполнить задание? -- попросила Ника, не слишком надеясь на ответ. Она даже зажмурилась, опасаясь наказания.
   -- Понять суть задания -- и есть часть самого задания, -- сообщил преподаватель.
   -- Но хоть маленькую подсказку... -- просительно сложила ладошки Лисса.
   -- Если только маленькую. -- Ардус уселся на свое сложенное одеяло. -- Лет до шестнадцати-восемнадцати пользоваться силой вы можете, но не в полной мере. Да и пытаться как-то повысить свои возможности чревато. Именно поэтому в академию вы поступаете после школы, когда и ваше тело, и разум, и сила успели полностью сформироваться.
   -- И что? -- нахмурился Дениэль.
   -- Вот и подумайте над этим, -- хмыкнул препод и, вытащив из складок книгу, развернул ее на середине.
   Мы дружно переглянулись и вновь приуныли.
   -- А если кто-то справится быстрее, чем за месяц? -- задала вопрос Арина.
   -- Вы и должны справится раньше, -- оторвавшись от книги, сообщил Ардус. -- У нас с вами еще много всяких тренировок.
   Загрустив, студенты вновь переглянулись. Я вздохнула и закрыла глаза, решив хотя бы попытаться сделать то, что от нас хотел преподаватель.
   Итак, для начала выбросить из головы все мысли. Все!
   Мысли из головы уходить не желали, пришлось долго с ними возиться, избавляясь по одной.
   "Нельзя думать о том, какие выводы сделал обо мне и Гедымине Шиш, -- твердила я. -- Нельзя думать о том, что кто-то мог видеть или слышать нас с девочками. И ни в коем случае нельзя думать о том поцелуе у живой изгороди..."
   После нескольких попыток удалось избавиться ото всех мыслей и полностью сосредоточиться на собственном дыхании. Свет из окон приятно грел шею и плечо, и я представила прохладную траву в глубине парка, где можно спрятаться от всего мира и почитать "Книгу легенд".
   Зеленая полянка. Сквозь ветви деревьев на землю падают яркие лучи солнца, а ветер приятно постукивает неплотно задвинутой крышкой корзины, где на дне спрятан кувшинчик с холодным соком и большая тарелка с хлебом и ветчиной. И мысль эта, обычная и приятная, насыщает лучше самой еды, принося спокойствие и уверенность, ведь можно в любой момент остановиться, отложить книгу, сделать себе бутерброд и съесть его, запивая соком и жмурясь от сочетания кислого, сладкого и соленого во рту.
   Вдыхая и выдыхая воздух, слушая скрип половиц, я даже ощутила на языке вкус хлеба. Принюхавшись, я открыла глаза и обиженно застонала, видя, как преподаватель самозабвенно уплетает большущий бутерброд.
   -- Не отвлекайся! -- махнул он на меня рукой. -- Работай!
   Я фыркнула и перевела взгляд на Дину. Подруга сидела, понуро уставившись в пол и рисуя пальцем круги.
   -- Пс! -- позвала я ее. -- Ты как?
   -- Как я? -- вздохнула Дина. -- Со стороны, наверное, кажется, будто я думаю, но на самом деле в моей голове бегает одинокий таракан и причитает: "Что делать? Что делать?"
   Я хихикнула, а вслед за мной и те, кто сидел к Дине ближе всего. Посмотрев на задумавшихся одногруппников, я заметила хмурый взгляд Шиша. Показалось даже, что он беззвучно фыркнул.
   "Прекрати на него посматривать, -- приказала я себе. -- Что за бред, Липа? Ты ни в чем ни перед кем не виновата. И уж тем более ты не должна оправдываться за свое поведение перед одним из студентов, с которым знакома третий день и из-за которого у тебя на голове ужас что творится".
   Я отвела взгляд, немного задрала нос, удерживаясь от того, чтобы расстроенно всхлипнуть.
   И почему вечно вляпываюсь в ситуации, из-за которых выгляжу глупо?
   Боковым зрением я заметила, что моя попытка скрыть обиду разозлила мага еще больше. Он отчетливо рыкнул и отвернулся.
   "Чего это он?" -- опешила я.
   Ладно, у нас с ним не самые лучшие отношения с первой встречи. Ладно, он уверен, что я донесла на него за случай с "Пятновыводителем". Ну и, в конце концов, никто не заставлял его идти за нами прошлой ночью. Но почему сейчас он так злится? Я ведь, в конечном счете, почти не доставила хлопот. С Диной и Лиссой было куда больше возни. Так в чем я виновата?
   Не найдя ответа, я зажмурилась и вновь принялась обдумывать задание преподавателя.
   К обеду мы все снова вымотались и уходили из зала с мыслями лишь о еде.
   -- Олимпиада, Дина, Мелисса, -- у самых дверей нас окликнул преподаватель Ардус, -- зайдите к профессору Дорусу после обеда. Можете немного опоздать, но не задерживайтесь слишком сильно.
   Мы с подругами переглянулись, а затем дружно отыскали взглядом Шишеня. Он преспокойно продолжал сидеть на подушке, будто и не собирался обедать.
   -- Я сейчас, -- кивнула я девочкам. -- Вы идите и возьмите мне чего-нибудь, а я поговорю с... этим.
   Дина кивнула и утащила за собой Лиссу, хотя Мелисса очень хотела остаться и поучаствовать в разговоре.
   -- Это ты донес на нас? -- сев напротив Шишеня, хмуро спросила я.
   Маг несколько секунд сидел неподвижно, будто и не слышал меня, но я терпеливо ждала. Наконец он вздохнул, глянул из-под ресниц и хмуро ответил:
   -- Зачем мне это?
   -- Затем, -- с нажимом произнесла я, но продолжать не стала. К чему повторять всю историю наших взаимоотношений в аудитории, где есть свидетели?
   -- Никому я не доносил, -- устало прикрыл века Шиш. -- Я не выспался, потому что занимался транспортировкой двух девиц, которые были очень даже против. Я зол, потому что был вынужден этим заниматься. Но я не доносил на вас, хотя следовало.
   -- Тогда кто же это сделал? -- не слишком ему веря, уточнила я.
   -- Например, кто-то из привидений, -- пожал плечами маг.
   Я тихо зашипела, вспомнив про паренька-призрака, который меня напугал.
   -- Вот! -- кивнул Шиш. -- И не надо валить на меня все шишки. Могла бы и спасибо сказать, что я отвел... точнее, практически отнес твоих подруг в общагу.
   Недоуменно на него воззрившись, я уточнила, не совсем понимая сути его замечания:
   -- Но почему я должна это делать? Во-первых, тебя никто не просил нам помогать.
   -- Прекрасно, в следующий раз не дождетесь, -- едко бросил маг.
   -- И вообще, это Дина и Мелисса должны говорить спасибо, а не я, -- не давая себя сбить, напомнила я. -- Я до общаги дошла сама.
   -- И не одна, -- давая понять, что видел нас с Гедымином, сказал Шиш.
   -- И что с того? -- искренне удивилась я.
   -- Ничего, -- хмуро проговорил маг.
   -- Вот именно. -- Я кивнула и поднялась.
   В столовой мы с девочками долго ломали головы над тем, донес ли на нас призрак, или это сделал кто-то другой. Так ни до чего и не додумавшись, мы уточнили у старшекурсников, где искать профессора, и отправились на третий этаж.
   Нужный нам кабинет располагался рядом с аудиторией, где прошло наше первое занятие. Дорус хмуро указал нам на стулья перед своим столом, и мы нервно на них устроились, взглядами пытаясь подбодрить друг друга.
   -- Итак... -- отложив в сторону какие-то бумаги, профессор встал. Мелисса и Дина, хоть и тряслись от страха, но непроизвольно вздохнули, наблюдая за ним.
   Преподаватель прошелся вдоль стола, глянул в окно, а после развернулся к нам и довольно сухо уточнил:
   -- Призрак Метью сегодня утром сообщил мне о ночном происшествии, -- со значением произнес Дорус. -- И я вами очень недоволен, юные леди.
   Мы понуро уставились на собственные ноги, потому что смотреть на преподавателя было стыдно.
   -- Профессор... -- взяв на себя ответственность, начала Дина. -- Это была моя идея...
   -- Мне все равно, чья! -- Дорус резко ударил кулаком по столешнице. -- Это сейчас не имеет никакого значения.
   -- Накажете? -- вздохнула я, уже готовая к любым последствиям.
   -- Если еще раз вы устроите нечто подобное, когда за вами никто не присматривает, -- хмуро предупредил профессор, -- то накажу обязательно, чтобы раз и навсегда отбить желание совершать глупости. Да, вы на территории Академии магического искусства, но это не значит, что вы в безопасности!
   Мы с девочками одновременно нахмурились и переглянулись.
   -- Если вы не знаете, то призраки вольны самостоятельно решать, что делать с нарушителями распорядка, -- сообщил профессор. -- И, предупреждая вопросы, это записано в правилах академии!
   Мы дружно закивали, не веря, что обошлись без наказания.
   -- Идите! -- махнул рукой Дорус. -- Только... Олимпиада, останься на пару слов...
   Девочки сочувственно и одновременно завистливо глянули на меня и скрылись за дверью, а я осталась один на один с профессором.
   -- Садись, мне нужно кое-что тебе сказать, -- уже мягче произнес Дорус и указал на стул.
   Я с сомнением вернулась на место.
   -- На самом деле... я правда прошу вас быть осторожными, -- устроившись в своем кресле, сказал профессор, -- но главная причина вовсе не в призраках.
   -- Тогда в чем? -- Я облизала губы и заерзала на стуле.
   -- Сегодня утром мне прислала письмо твоя бабушка, -- хмуро сообщил профессор.
   -- Если она рассказала о том, что мой дом кто-то ограбил, то...
   -- Помолчи, -- велел Дорус и встал. -- С Верией я лично не знаком, но я знал твоих родителей.
   Я удивленно хмыкнула и решила послушать.
   -- Десять лет назад, когда я только получил звание профессора, -- углубляясь в воспоминания, усмехнулся Дорус, -- я упросил друзей, чтобы меня познакомили с работой Надзора. Там и встретился с твоими родителями. Их считали лучшими. Высшие чины и даже совет магического сообщества были о них наслышаны. А потом они погибли...
   Я глубоко вздохнула и понуро кивнула.
   -- Расследование прекратили, чтобы не порождать лишних слухов, -- продолжил Дорус. -- Но мне было любопытно, так что в материалы дела я заглянул.
   -- Зачем вы мне это рассказываете, профессор? -- сухо уточнила я. -- Это было давно.
   -- Затем, что когда твоя бабушка сообщила мне об ограблении, я сразу же связался со знакомым из Надзора, -- быстро ответил Дорус, -- и оказалось, что материалы дела твоих родителей тоже пропали.
   У меня по спине прокатился озноб. Подавшись вперед и почти облокотившись на стол профессора, я спросила, осторожно подбирая слова:
   -- Что вы имеете в виду?
   -- Кто-то очень хочет скрыть улики, которые приведут сотрудников Надзора к убийце твоих родителей.
   -- Который несколько лет подряд занимался запрещенной магией, -- вздохнула я.
   -- Кроме того... -- Профессор запнулся, будто раздумывая, говорить мне или нет. -- Есть подозрение, что пока колдун проводил свои опыты, за его разработками охотились. -- Дорус звонко щелкнул костяшками. -- Так что твои родители могли погибнуть не из-за колдуна, а кого-то еще. А улики могли выкрасть, надеясь с их помощью найти колдуна или что-то, что укажет на него.
   -- Думаете... -- мне было страшно озвучивать собственную догадку, но я справилась и уже увереннее спросила: -- Думаете, кто-то чего-то от меня хочет?
   -- Мне на эти вопросы никто не ответит, -- пожал плечами Дорус. -- Надзор -- организация очень закрытая. А мой знакомый смог узнать лишь то, что касалось архивов. Именно поэтому я прошу тебя, Олимпиада, будь осторожнее.
   -- Неужели кто-то захочет мне навредить? -- нервно рассмеялась я. -- Я ведь только мельком видела того колдуна. Даже описать не смогу.
   -- Твоя бабушка просила тебе не говорить, но... -- Профессор замялся.
   -- Что бабушка просила не говорить? -- начиная злиться, зло спросила я.
   -- Она не хотела, чтобы ты поступала в академию, потому как боялась. Боялась, что произойдет нечто подобное, -- вздохнул Дорус, прошелся по кабинету, налил в стакан воды и поставил передо мной.
   Я нервно поблагодарила, шумно выпила половину, расплескав немного на колени. Руки дрожали, хотелось расплакаться прямо здесь, в кабинете профессора, чистеньком и уютном.
   -- Но ведь за десять лет меня бы уже давно нашли, -- воскликнула я, пытаясь унять дрожь.
   Профессор усмехнулся и нравоучительно сообщил:
   -- Тебя, если я ничего не путаю, увезли из Подлунного практически сразу?
   Я кивнула.
   -- И вещей с собой вы прихватили очень мало... -- наталкивая меня на догадку, произнес Дорус.
   -- Сквозь миры сложно проследить путь человека? -- предположила я.
   -- Конечно, -- одобрительно покивал профессор. -- Умница, поняла сама.
   -- Я посылала в прошлом году свою работу по ядам...
   Профессор налил воды и себе, выпил и произнес:
   -- Тогда-то и отыскали, вероятно. Даже, скорее всего, ожидали в академии.
   -- Но почему тогда?. . -- начала я.
   -- Твое письмо стало сигналом, но в академию в прошлом году ты не явилась, а при переходе в другой мир сложно правильно настроить поисковые чары, -- пожал плечами Дорус. -- Скорее всего, тебя обнаружили незадолго до прибытия сюда, а потом решили подождать, чтобы обыскать квартиру спокойно, не опасаясь столкнуться там с тобой.
   -- Почему? -- задала я резонный вопрос.
   -- Десять лет злодей скрывался и не тревожил общество слишком сильно, -- прищурившись, профессор прислонился к книжному шкафу позади своего стола. -- А смерть ведьмы, пусть и в другом мире, все равно бы отозвалась в Подлунном магическим выбросом.
   Меня передернуло при мысли о собственной смерти.
   -- Думаете?. .
   -- Просто будь осторожна, -- попросил Дорус. -- В любом случае... это не помешает. Можешь идти.
   Я кивнула и медленно вышла из кабинета. По лестнице я поднималась, едва переставляя ноги. В голове царил полный сумбур. Хотелось, чтобы кто-то обнял меня и уверил, что все будет хорошо.
   В зал для медитаций я вернулась, опоздав на занятие почти на полчаса, но преподаватель лишь кивнул мне, будто уже знал о нашем с Дорусом разговоре. Сев на подушечку, я вытянула перед собой ноги и беззвучно заплакала, стараясь, чтобы никто этого не заметил. Зачем кому-то видеть мои слезы? Даже Мелиссе и Дине.
   "Нужно быть сильной! -- решительно повторила я себе. -- Нужно быть сильной! Может быть, профессор не прав и я никому не нужна? Это было бы куда лучше. Да, родители были лучшими в Надзоре, но я-то не такая! Мне страшно. И я не хочу жить с ощущением опасности!"
   Одно дело -- препираться с кем-то из одноклассников, одногруппников, с соседкой по лестничной клетке. Да даже с хамом-собачником, что выгуливает злобную псину без намордника, намного легче, ведь проклятие, даже высказанное случайно, цепляется к человеку намертво и не дает жить спокойно несколько дней, награждая бессонницей, плохим аппетитом и усталостью. Пусть это и противозаконно... Справляться же с реальной опасностью куда сложнее, особенно когда до конца неизвестно, чего ждать.
   Вытерев слезы ладонями, я вздохнула и уставилась в окно, пытаясь настроиться на нужную волну.
   Неожиданно сильный порыв ветра растрепал выпущенную из-под банданы челку, перепутав мысли. Я вдохнула поднятую с пола пыль и громко чихнула.
   -- Что за?. . -- открывая глаза и осматриваясь, чтобы понять, кто нарушил покой в зале, я так и замерла с приоткрытым ртом.
   Шиш сидел у противоположной стены, обосновавшись едва ли не в самом темном углу. Но теперь этот угол ярко освещался неоново-синим столбом то ли пламени, то ли обретшего цвет ветра.
   -- Сила... -- вздохнула Дина. -- Ух ты! Похоже на источник...
   То, что создал маг, и правда напоминало источник силы, как его рисовали в книгах.
   -- Красиво... -- вздохнула с завистью Ника. -- И непонятно.
   -- Молодец! -- похвалил Ардус, переворачивая страницу книги. -- Справился первым. Можешь быть свободен. Сегодня ты хорошо позанимался.
   Шишень не ответил, он просто сидел и любовался своим творением. Впрочем, как и мы все.
   Сила завораживала. Подобравшись ближе, мы внимательно рассматривали ее. Энергия только слегка обретала воплощение, напоминая едва проявившуюся паутинку. Сотни или даже тысячи слоев этой паутинки тянулись вверх, образуя быстро движущийся по кругу столб, плавной пульсацией повторяя дыхание мага.
   -- Здорово... -- с завистью пробормотал Адам и поправил очки на переносице. -- Но как?
   -- Вспомните лекцию профессора, -- обронил Шиш и улыбнулся, ладонью сминая источник -- фокус, подвластный лишь хозяину силы, любому другому она причинит вред.
   Ребята дружно отшатнулись, а я осталась сидеть на месте, словно меня гвоздями прибили к полу.
   -- Липа? -- позвала Дина, но я не ответила, встала первой и вернулась на место. Подруга пожала плечами и тоже отправилась к своей подушке.
   Ей незачем знать, что поразила меня не подсказка Шиша, а улыбка мага. Оказывается, я ни разу за эти дни не видела, как он улыбается. Не зло или с превосходством, а искренне и светло, как поглощенный радостью человек.
   Следующий час я сидела и просто думала, прокручивая в голове слова профессора Доруса. Неужели Шиш не обманул нас и профессор действительно дал нам подсказку?
   -- И как это понять? -- шептала себе под нос Дина, посматривая на остальных.
   Студенты думали.
   -- Кажется, еще немного -- и вы будете скрипом своих извилин высекать искру! -- все так же не отрываясь от книги, хмыкнул преподаватель и улыбнулся, услышав наши дружные вздохи. -- Думайте-думайте, Шишень дело говорит.
   -- Понять бы, что это значит... -- простонала Лисса и прихлопнула себя по лбу ладошкой.
   Дениэль хмыкнул, глядя на Мелиссу, а потом с видом собственного превосходства заявил:
   -- Это же просто!
   Все тут же уставились на него, ожидая, что Ден повторит действия Шишеня, но Дениэль, не ожидавший такого пристального внимания, стушевался и зажмурился.
   -- Шишень даже опередил мои ожидания, -- заметил Ардус, перевернув страницу. -- Но оно и понятно...
   -- Почему? -- насторожилась Зара, явно не меньше других желая получить подсказку. -- Потому что он из рода Боков? Это сильные маги, и кое-кто из его родичей сидит в совете. Все дело в этом? В силе?
   -- Скорее в возрасте, -- хмыкнул преподаватель. -- Мальчишке не так давно исполнилось девятнадцать, вот ему и было чуть проще.
   -- У него преимущество перед нами? -- расстроилась Эллоя.
   -- Только в этом задании, -- пожал плечами. -- В остальном у всех равные шансы, и решать будет лишь упорство и сила.
   -- Хотите сказать, что следующей должна показать силу Липа? -- прищурившись, уточнила Арина.
   Все ребята уставились на меня, а Мелисса кивнула и подтвердила:
   -- Нам всем по семнадцать, а Липе -- уже восемнадцать.
   Я напряженно глянула в глаза каждому из ребят, а потом расстроенно попросила:
   -- Не давите на меня!
   Но даже после этого я продолжала чувствовать заинтересованные взгляды.
   -- А в других подгруппах что? -- едва слышно спросила Лисса.
   -- Моя соседка, Хлоя, сказала, что у них уже трое справились, -- шепнула Арина.
   -- А в другой подгруппе еще никто, -- сообщил Адам. -- Мой сосед там.
   Повздыхав еще немного, студенты замолчали.
   "Слова профессора... Слова профессора... -- повторяла я про себя. -- Он рассказывал нам о..."
   Маги и колдуны. Сила. Разница.
   Зацепившись за это, я принялась разматывать клубок ассоциаций и догадок.
   Сила магов и колдунов разнится. Ведьмы и колдуны впитывают часть силы извне, преобразуя ее в то, что могут использовать.
   А маги и волшебницы?
   Они сами генерируют силу.
   Маги и волшебницы -- источники силы. А колдуны и ведьмы -- линзы?
   Линза?
   Мы берем силу, пропускаем ее через себя, смешивая с собственной, и на выходе получается преобразованная энергия.
   Продолжая думать, я представила себе, что стала большой линзой, сквозь которую проходит свет. Кожей я впитывала солнечное тепло, и это позволяло легче воспринимать процесс преобразования, хотя прямо сейчас я собиралась показать только собственную силу, пусть ее и у меня и не так много.
   "Тепло проникает сквозь кожу, золотыми искорками пробегает по жилам, а потом..."
   Первая попытка провалилась. Даже с закрытыми глазами я видела, как нервно дернулся воздух в полуметре передо мной, сила всколыхнулась, но и только.
   -- Ох! -- застонав, я попробовала еще раз. И еще.
   Пот градом заструился по лбу и вискам, майка прилипла к спине от усилий.
   -- Медленнее, Олимпиада, не торопись, -- предупредил преподаватель. -- Медленнее. Адам, неплохо. Давай еще.
   -- Оу! -- воскликнул Адам и даже отшатнулся, когда перед ним, закручиваясь спиралью и изгибаясь, как торнадо, закрутился на месте столб силы.
   -- Ох! -- расстроенно вздохнула Дина и обиженно сжала углы подушки. -- Ну во-от!
   -- Старайся, -- посоветовал преподаватель. -- Адам, молодец! Можешь быть свободен.
   -- И их осталось восемь, -- голосом из трейлеров к фильмам ужасов сообщила Эллоя.
   Мы притихли, пытаясь выполнить задание.
   -- Не хочу быть последней, не хочу быть последней, -- причитала Дина, раскачиваясь из стороны в сторону.
   -- Никто не хочет! Не мешай! -- взвыла Зара и запустила в Дину блокнотиком.
   Подруга выставила вперед руку, заслоняясь легким щитом. Когда блокнот отразился и упал, а вслед за ним рассыпался и щит, лопнув, подобно мыльному пузырю, Дина задумчиво прикусила губу, глянула на ладонь, сжала пальцы в кулак, а потом сосредоточенно зажмурилась.
   Я смотрела на нее, поэтому увидела, как под небольшим углом вверх взвились легкие крылья, будто сотканные из пыли. Крылья тянулись к потолку, сплетаясь между собой в тонкий, но яркий белый луч.
   -- Ну что же это такое! -- печально застонала Арина. -- Дина первая из ведьм!
   Я улыбнулась подруге, любуясь ее творением.
   -- Очень хорошо, Дина, -- похвалил Ардус. -- Легко и красиво.
   -- Я буду вас ждать на первом этаже, в большом зале, -- прошептала Дина, подхватила свою сумку и выскочила за дверь.
   -- Ну, кто еще сегодня справится? -- хмыкнул преподаватель. -- Вы молодцы. В прошлом году первые удачные попытки были только через неделю занятий.
   Воодушевившись, мы все вновь сосредоточились на силе.
   "Может, я как-то не так делаю?" -- после десятка неудачных попыток решила я.
   Разбор по полочкам не помог, так что я просто сидела и прокручивала в голове свои попытки. Повторяя снова и снова, даже разозлилась немного, плюнула и прокрутила все в обратном порядке, думая лишь о блестящих крупицах золотой солнечной пыли.
   Золотая пыль...
   -- Золотая пыль, -- повторила я вслух, представляя, как миллионы крошечных частиц вспархивают с моих плеч, коленок и волос, взвиваются вверх, всполохами огня вытягиваясь в тонкие нити, а те, в свою очередь, свиваются между собой в один невесомый канат, поддерживая друг друга и не давая возможности оборваться.
   Я не открывала глаза, но видела силу так четко, будто смотрела прямо на нее. И видела, как сила движется, уверенно втягивая в себя воздух и поглощая его, как питательный субстрат.
   -- И Липа! -- простонала Арина.
   -- Прекрасно, Олимпиада, -- похвалил препод. -- Отлично сделано, но не надо так сильно тянуть силу извне.
   Я распахнула глаза, стараясь не терять концентрации и меньше реагировать на слова окружающих, хотя это, в общем-то, и не требовалось. Чистая сила просто струилась передо мной, дышала вместе, как часть меня, и совсем не требовала усилий.
   Подмигнув Лиссе и пожелав подруге удачи, я вылетела из аудитории и помчалась вниз, перепрыгивая через ступеньку. Звонок еще не прозвенел, так что никто не мешал мне наслаждаться маленьким успехом.
   -- Яху-у-у! -- не слишком громко, но уверенно выкрикнув, я села на перила и в порыве азарта и восторга скатилась вниз, довольно вцепившись внизу в шишечку мраморного столбика.
   Мне так понравилось, что весь путь до первого этажа я решила проделать на перилах, вприпрыжку перебегая лестничные площадки.
   -- Хих! -- оседлала я очередную импровизированную горку и покатилась вниз, тут же попытавшись затормозить, когда внизу показался кто-то из преподавателей.
   От неожиданности я его даже рассмотреть не успела, больше заботясь о пристойном поведении. И только проходя мимо, наконец взглянула на мужчину.
   Он казался очень старым, хотя шагал по лестнице уверенно и бодро, даже насвистывал себе что-то под нос.
   -- Здравствуйте, -- осторожно поздоровалась я, стараясь незаметно проскользнуть мимо.
   -- Добрый день, студентка, добрый день, -- с кряхтением покивал преподаватель, -- шалите?
   -- Что вы, нет... -- сглотнув, я затрясла головой и поспешила прочь, пока мужчина не успел меня ни о чем спросить.
   Все время оборачиваясь и поглядывая на преподавателя, я спустилась на следующую площадку, перевела дух, посматривая вниз, и спокойно пошла дальше.
   -- О чем ты говорила с профессором Арбертом? -- тревожно спросила подбежавшая ко мне Дина. -- Я видела...
   -- Ни о чем, -- удивилась я вопросу. -- А что?
   -- А, ты ж не знаешь! -- вспомнила Дина и дернула себя за прядь волос. -- Он ведет зелья. Будет учить нас изготавливать разные составы. На первом курсе это зелья и снадобья седьмого и шестого уровня. Он очень строгий!
   -- Похоже, занятия у него начнутся в следующем месяце, -- резонно предположила я. -- Я не буду переживать из-за зелий раньше времени.
   -- Думаешь, Ардус и дальше будет задавать нам что-то сложное? -- вздохнула подруга.
   -- Думаю, мы справились с самым легким, -- пессимистично сказала я.
   -- Тогда... -- Дина задумалась. -- Давай перекусим, я прихватила немного булочек из кладовки, а потом с Мелиссой отправимся в общагу варить бодрящее зелье.
   Я кивнула, и мы, взявшись за руки, пошли в большой зал.
  
   Часть третья
   ТЯЖЕЛЫЕ СТУДЕНЧЕСКИЕ БУДНИ
  
   Следующие несколько дней для нас всех слились в один, когда теряется разница между сном и бодрствованием. Утром я подолгу отмокала в душе, свыкаясь с тем, что нельзя вернуться в комнату и спрятаться под одеялом, одевалась и тащилась в столовую по инерции, ела, не чувствуя вкуса, а потом в компании девочек шла на выматывающие занятия.
   Мы с Диной очень надеялись, что после выполнения первого задания у нас появится небольшая передышка. Но как же мы ошибались!
   Для нас четверых Ардус отгородил половину зала и рассказал, что делать дальше. И мы с тоской посматривали на ребят за щитом, которые неспешно трудились над своим заданием.
   Мое предположение о том, что дальше будет только хуже, оправдалось. Каждое утро Дина напоминала мне об этом. А когда Мелисса прошла первое испытание и присоединилась к нам, то подруги стали костерить меня в два голоса. Я же старалась не отвлекаться на их слова и не терять концентрацию.
   Задание казалось очень простым, но только на первый взгляд. Ардус выдал каждому по маленькому коврику, снабженному чарами левитации. Сидя на нем в метре над полом, мы должны были одновременно удерживаться на воздушном потоке под нами и уворачиваться от силовых кулаков, что двигались в хаотичном направлении. Замешкаешься или отвлечешься -- и все, здравствуй, пол!
   Я отбила коленки в первый же день. Дина и Мелисса валялись наравне со мной. Адам падал чуть реже и лишь ближе к вечеру, когда накатывала усталость. И только Шиш уверенно держался на маленьком кусочке ткани диаметром в полметра. Кажется, он даже спал большую часть дня, как большой самоуверенный кот.
   -- У! Маг! -- беззвучно простонала я, рассматривая Шишеня. Что-то ястребиное было в чертах его лица. Длинный нос с едва заметной горбинкой, высокие скулы, непривычный, но чем-то интересный разрез глаз, желтоватая кожа и черные блестящие волосы. Сама того не желая, я иногда задумывалась над тем, как было бы здорово протянуть руку, запустить пальцы в густые пряди на затылке Шиша, сжать и... -- И об коленку, гада. Об коленку!
   Мало того, что нервирует на занятиях своей расслабленной позой, так еще и по ночам самым наглым образом бренчит на гитаре. Не удивительно, что днем дрыхнет! Я бы тоже отсыпалась, если бы занималась столь бесполезным делом часами напролет! А так у меня вечером сил нет даже на то, чтобы пойти с ним поругаться по поводу шума. Постанывая, я просто накрываю голову подушкой.
   -- Ты чего? -- посматривая на мага, спросила Лисса, видя, как я сверлю Шиша злым взглядом.
   -- Еще немного, и я буду спать в любой позе и в любой обстановке, -- призналась я, едва не свалившись с коврика, когда пропустила толчок силы в левый бок. -- Даже если рядом будут взрываться огненные пульсары!
   Дина и Лисса слушали мои рассказы каждый день, поэтому одинаково повздыхали.
   -- Ай! -- вскрикнула я, в который раз за час свалившись на пол.
   Распластавшись на животе звездочкой и наслаждаясь покоем, я блаженно улыбнулась. Коврик, потеряв пассажирку, осенним листиком спланировал вниз и снежной шапкой накрыл пятую точку.
   -- Олимпиада, сначала! -- скомандовал Ардус.
   -- Можно я тут полежу, а? -- спросила я с тоской, завидуя преподавателю, который сидел в центре комнаты со своей неизменной книгой. -- Прикинусь ветошью и полежу немножко. Я даже храпеть не буду. Правда!
   -- Олимпиада, сначала! -- повторил преподаватель строго, и я с обиженным стоном поднялась.
   -- Опять вечером к миссис Дрю идти надо, -- отряхивая коленки, мстительно сообщила я. -- Изводите вы студентов, преподаватель Ардус!
   -- После спасибо скажете, -- хмыкнул бородач и уткнулся в свою книгу.
   Дина и Лисса одновременно прыснули, а после также дружно растянулись на полу, поймав спиной силовую волну.
   -- Внимательнее, внимательнее, -- вздохнул препод и пригладил бороду. -- Вам даже колдовать не надо, лишь не терять бдительность, а вы и с этим справиться не можете. Как вы собираетесь учиться дальше, проходить практику или участвовать в тренировочных поединках?
   -- А можно я дальше выберу такой курс, где не нужно ни с кем участвовать в спаррингах? -- осторожно спросила я.
   -- Нет, -- тут же отозвался Леосий. -- Ваши спарринги начнутся еще на этом курсе, и первые -- в ближайшее время.
   -- Что? -- переспросила я и снова свалилась на пол, больно приложившись копчиком. -- Ай!
   Преподаватель на миг оторвался от книги, смерил меня взглядом и повторил все еще раз, слово в слово.
  
   -- Не верю, что впереди выходные, -- произнесла Мелисса, выходя из зала в конце занятий.
   -- Не верю, что мы отучились неделю и выжили в таких условиях, -- вздохнула Дина.
   -- Не верю, что мы тут только неделю, -- простонала я, повисая на перилах. -- Я хочу в общагу, но не дойду. Коленки болят.
   Подвинув Мелиссу с дороги, мимо пронеслась стайка старшекурсников. Дина завистливо глянула им вслед и призналась:
   -- Хочу, чтобы медитации закончились поскорее.
   -- Нам с преподавателем Ардусом до конца семестра как-то сосуществовать надо, -- напомнила Лисса, куда увереннее меня спускаясь вниз.
   -- Ай! -- всхлипнула я, едва-едва переставляя ноги.
   Подруги сочувственно посмотрели на меня, а Дина уточнила:
   -- К миссис Дрю пойдешь?
   -- Если дойду, -- с сомнением озвучила я свои мысли.
   Мимо проскочил кто-то из другой подгруппы, и мы посторонились, пропуская студентов. Я опять повисла на перилах и, стараясь не стонать, предложила:
   -- Бросьте меня здесь и спасайтесь! А я как-нибудь доковыляю до медпункта.
   -- Надо меньше отвлекаться на болтовню, -- хмыкнул Адам, чинно проходя мимо. -- А то вы горазды трепаться.
   Мелисса сжала ладони в кулачки и ощутимо приложила ими одногруппника в спину.
   -- Эй! -- возмутился Адам, подхватывая слетевшие с носа очки. -- Что ты творишь?
   Оттеснив мага, по лестнице вниз скатилась волна парней.
   -- Пятый курс... -- уверенно простонала Лисса, умудряясь даже в состоянии усталости заглядываться на красавчиков. -- Какие...
   -- Не захлебнись, -- хмыкнул позади нас Шиш.
   Я поджала губы и слилась с перилами, делая вид, что меня здесь нет. Смерив нашу троицу взглядом и потрепав пальцами челку, маг поудобнее пристроил сумку на одно плечо, а потом рывком взвалил меня на другое.
   -- Эй! -- пискнула я, повисая вниз головой.
   Шиш ничего не сказал, даже слушать меня не стал, преспокойно отправившись вниз.
   -- В медпункт ее, в медпункт! -- крикнули нам вслед Лисса и Дина.
   -- У! Предательницы! -- простонала я и замерла, сложив руки на груди, но долго в таком положении не выдержала и хлопнула Шишеня по спине: -- Мне неудобно, между прочим.
   Маг не ответил, уверенно продолжая свой путь.
   -- Шиш! -- чувствуя себя мешком с картошкой, простонала я. -- Ну будь ты человеком, а не...
   -- Не кем? -- вдруг зло закончил маг.
   -- Ну-у-у... -- подбирая слово, я помахала перед своим носом пальцами. -- А не плохим человеком.
   Шишень ответ не оценил, встряхнул меня, пристраивая поудобнее, и прихватил за ремень джинсов, чтобы я не сползла ему за спину.
   -- Ну, Шишень! -- обиделась я. -- Не буду с тобой разговаривать, а про ночной шум расскажу ректору!
   -- Маленькая доносчица, -- хмуро отозвался сосед, выходя из главного корпуса. -- Помалкивай, а то посажу на траву прямо здесь.
   -- Как цветочек? -- пошла я на попятную.
   -- Как пугало огородное! -- фыркнул он.
   В медпункте миссис Дрю собственноручно выставила возле одной из кушеток ширмочку, велела магу подождать и помогла мне осторожно стянуть джинсы.
   -- Что ж ты так, деточка? -- хмыкнула она, рассматривая мои отбитые коленки. -- Сейчас намажем чем-нибудь заживляющим.
   Я рассчитывала получить обычные восстанавливающие компрессы, но медсестра в отсутствии посетителей подошла к делу с огоньком. В прямом смысле!
   Она вскипятила отвар из каких-то трав, долго промывала мои царапинки, повторяя, что поговорит с Леосием, потом мазала коленки каким-то полупрозрачным составом с резким ароматом болотной тины, после наложила согревающую лепешку из трав, туго перебинтовала и еще дополнительно перетянула мягкой тканью.
   -- Да не стоит, -- пыталась я отделаться от заботы медсестры, но кто бы меня слушал.
   -- Ушибы только на первый взгляд кажутся безобидной травмой, но потом суставы опухнут, -- наставительно погрозила мне пальцем миссис Дрю.
   Я смирилась и покорно позволила сделать себе чашку чаю с медом, а потом осмотреть голову.
   -- Волосы отлично отросли! -- усмехнулась медсестра, убирая перегородку. -- Ничего не заметно.
   -- Надо только отрезать лишнее, -- вздохнула я, рассматривая свою шевелюру.
   Благодаря средствам миссис Дрю волосы справа, и правда, вернулись к их нормальной длине, но остальная шевелюра не желала отставать, так что в расплетенном виде мои волосы походили на прическу какой-то эксцентричной барышни: с одной стороны до лопаток -- гладкие ровные локоны, еще не успевшие почувствовать на себе мои ухищрения по выпрямлению, а с другой -- едва ли не вдвое длиннее перепутанные, торчащие вверх пряди.
   Оставив волосы в покое, я отхлебнула чаю, зажмурилась от удовольствия, а, открыв глаза, увидела Шиша. Он сидел у стола медсестры, вытянув в проход ноги, и рассматривал меня из-под ресниц. Представив, как выгляжу, я густо покраснела.
   Еще бы! Растрепанная, бледная, все еще немного угловатая девчонка. И смотрюсь жалко на аккуратной кушетке, застеленной белыми простынями. И коленки из-под простыни выступают, а руки на фоне ткани кажутся еще бледнее, с болезненной синевой вен.
   -- Сейчас тебе надо отдохнуть, а завтра постараться больше не падать так неудачно, -- складывая мои штаны в бумажный пакет, сказала медсестра. -- А сейчас в кроватку. И спать!
   Я вздохнула и потянулась, собираясь встать, но сделать этого не успела. Шишень поднялся, обогнул кушетку с другой стороны и подхватил меня на руки вместе с простыней, прикрывавшей мою наготу.
   -- Отнеси ее, но осторожно, -- одобрила миссис Дрю, отдавая мне пакет. -- А с Ардусом я поговорю!
   По дороге к общаге я предпочла помалкивать и вообще игнорировать мага, делая вид, что сплю. Зажмурившись, я расслабленно прижимала бумажный пакет к животу и мечтала поскорее оказаться у себя в комнате.
   -- Я уже в который раз вижу, как ты таскаешь Липу на руках, -- выдернула меня из задумчивости Арина, уверенной походкой дефилируя к общаге от главного корпуса. -- Что между вами, а, ребятки? Да еще и ты, Липа, в таком виде...
   Я взглянула на одногруппницу и предпочла промолчать, игнорируя вопрос. Романы в академии, конечно, никто не запрещал, но и не поощрял.
   -- Мне вот тоже это интересно, -- раздалось позади едкое замечание.
   Наверное, я должна была покраснеть и засмущаться, но вместо этого я подергала замершего на месте Шишеня, чтобы он развернулся, а после хмуро спросила, с вызывающим спокойствием сложив руки на груди:
   -- Что ты здесь делаешь?
   Гедымин добродушно рассмеялся, будто бы и не замечая моего настроения. Я смерила любопытствующую Арину злобным взглядом, отчего та икнула, развернулась и поспешила к общаге.
   -- Поставь меня, -- попросила я мага. Тот пожал плечами, но не отпустил меня, а пройдя несколько шагов, посадил на лавочку и только после этого направился прочь.
   -- Привет, -- продолжая улыбаться, вампир сел рядом и довольно осмотрелся. -- Отличное местечко!
   Я его радости не разделяла, но предпочла пока об этом не сообщать.
   Лавочка стояла в небольшой рукотворной нише в живой изгороди, закрывая нас от палящего солнца и создавая ощущение уединенности. Дорожка из плоских камней, ведущая к общаге, пока пустовала: первокурсники разбрелись по комнатам, а старшие, скорее всего, удрали в город. Мне тоже хотелось побывать внизу, благо нам было разрешено это делать в выходные.
   -- Так что ты здесь делаешь? -- поправляя простыню, уточнила я.
   -- Не хочешь зайти в общагу и уже там поговорить? -- мягко предложил Гедымин, отбирая у меня пакет и заглядывая внутрь.
   -- Не-а, не хочу, -- сухо ответила я. -- Лучше на вопрос ответь.
   Вампир поправил пуговку на сером, с черным кантом, пиджаке, вытянул ноги, убедившись, что стрелки на черных брюках выглядят идеально, а носки ботинок сияют, и только после этого преспокойно сообщил:
   -- У меня дела в академии.
   -- А! -- фыркнула я, не удовлетворившись подобным ответом. -- А какие?
   Гедымин вновь мне улыбнулся, пригладил чуть отросшие с момента нашей первой встречи волосы и неопределенно пожал плечами, после чего выдал еще более неопределенный ответ:
   -- Кое-какие вопросы к ректору Думрану.
   -- Вопросы? Это какие же? -- недовольно уточнила я, смерив вампира взглядом.
   -- Много будешь знать, плохо будешь спать, -- ответил Гедымин, щелкнув меня по носу. -- Ты сегодня выглядишь очень мило.
   Я едва удержалась от смеха, услышав комплимент. Интересно, он серьезно?
   -- Похоже на издевку, -- приподняв бровь, сообщила я.
   -- Что ты! -- с самым честным видом вскинул руки вампир, но я ему не поверила.
   Как вообще можно верить чужим словам, когда я прекрасно знаю, как выгляжу? Да в нынешнем виде я больше на обезьянку-погорельца похожа, чем на симпатичную девушку. Тем более, сидеть на лавочке средь бела дня приходится в простыне.
   -- Раз у тебя дела к ректору, то и иди к ректору, а не ошивайся у общаги, чтобы задавать мне совершенно неуместные вопросы, -- строго отчитала я вампира.
   Он вздохнул, на секунду показавшись мне куда старше своих лет, а после растянул губы в куда более привычной холодной усмешке:
   -- Но могу я хотя бы узнать, что рядом с тобой делает этот тип?
   -- Нет, не можешь, -- хмуро прищурилась я. -- С чего вдруг?
   Вампир посмотрел на меня так, будто я должна была что-то понять сама, но я предпочла сделать вид, что не понимаю и не хочу понимать.
   -- Мне обидно это слышать, -- прискорбно сообщил Гедымин. -- Очень обидно, Буба.
   Я спокойно наблюдала, как он встает и отряхивает пыль с брюк, а потом задала вопрос, который мучил меня несколько дней:
   -- Что ты делал в том поезде?
   Вампир резко обернулся и глянул на меня. Я попыталась понять его эмоции, но Гедымин умело их скрыл за маской равнодушия.
   -- Почему спрашиваешь?
   -- А странно очень, -- честно призналась я, до конца не зная, что именно хочу услышать в ответ.
   -- Что странно? -- встав передо мной, спросил вампир.
   -- Слишком много совпадений. Это и странно.
   Гедымин присел передо мной на корточки и, заглядывая в глаза, добродушно заметил:
   -- Не вижу ничего странного. Мы случайно оказались в одном поезде. Ты мне понравилась. Вот и решил помочь, раз это в моих силах.
   "Вот это и странно!" -- подумала я, продолжая хмуриться.
   -- Перестань, тебе не идет. -- Вампир потянулся и пальцем разгладил морщинку у меня на лбу. -- Таким хорошеньким девушкам совсем не идет хмуриться.
   -- Ага, а еще думать, -- криво усмехнулась я, вставая. -- Мне миссис Дрю прописала отдых, так что я пойду. Приятных дел!
   -- Ну, раз я помешал тебе, то, как джентльмен, должен помочь даме добраться до кроватки, -- сообщил вампир, подхватывая меня на руки.
   Я обиженно засопела, но промолчала.
   Пусть несет. Хоть какой-то прок с него.
   -- Ну не злись, -- примирительно попросил Гедымин. -- Что на тебя нашло?
   Мне хотелось высказать, что именно на меня нашло, но я решительно затолкала гневную отповедь поглубже и велела себе помалкивать. И не потому, что у меня накопилось слишком много вопросов, а больше из-за того, что никто не хотел и не собирался давать на них ответы. Спрашивать Гедымина бесполезно. Он, похоже, настроен и дальше отшучиваться. Остается лишь надеяться, что...
   Я прикрыла глаза и на секунду представила, что самое ужасное предположение -- правда. По телу тут же пробежала дрожь.
   -- Холодно? -- заметив мою реакцию, спросил вампир.
   -- Да просто не очень хорошо себя чувствую, -- слабо отозвалась я.
   Скорее всего я ошибаюсь или просто понимаю все неправильно, ведь у меня не так много фактов.
   "Не делай пока выводов!" -- приказала я себе, но тут же признала, что, как и после разговора с профессором Дорусом, в голове царит каша.
   -- Сама поднимусь, -- на пороге общаги опомнилась я и задрыгала ногами, требуя себя опустить.
   Вампир пожал плечами, но выполнил мое желание, после чего отступил на шаг, рассматривая меня на фоне больших двустворчатых дверей.
   -- Мне жаль уходить и бросать тебя одну, -- доверительно сообщил вампир, заглядывая в глаза. -- Впереди выходные... Не хочешь ли куда-нибудь выбраться вместе?
   -- Может быть, -- сухо отозвалась я и развернулась, собираясь со скоростью черепахи ковылять на свой шестой этаж.
   -- Буба...
   Я обернулась, вопросительно глянув на Гедымина.
   -- Я пришлю тебе завтра записку, -- предупредил он и, кивнув, пошел прочь.
   -- Ну, записка ни к чему не обязывает, -- хмуро решила я и с кряхтением вошла в холл.
   -- Буба? -- переспросил преградивший мне дорогу Шиш. -- Как мило!
   -- А подслушивать нехорошо, -- с вызовом произнесла я, пытаясь обойти мага по дуге.
   Студенты, собравшиеся в холле, с интересом наблюдали, как я ковыляю. Шиш, прислонившись к косяку, тоже понаблюдал пару секунд, а потом преспокойно подхватил на руки. Я хмуро прижала к груди пакет, стиснула простыню, которая едва не сползла на пол, и зажмурилась, делая вид, что я не я и лошадь не моя.
   -- Оригинальное у тебя транспортное средство.
   Видимо, Адаму в голову пришла та же самая мысль, которую он не преминул озвучить.
   Шишень замечание одногруппника проигнорировал, а очкарик не стал ничего добавлять, как-то слишком поспешно переключившись на беседу с другими студентами. Я полулежала на руках мага с закрытыми глазами и не стала проверять ситуацию, резонно рассудив, что мое вмешательство не требуется. Сплетен теперь будет -- мамочки мои!
   -- Заведи себе наколенники, что ли, -- свернув к лестнице, сказал Шиш. -- Боевой маг из тебя точно не выйдет...
   К чему это было сказано, я не поняла, но предпочла не уточнять.
   -- Вот и найди мне наколенники, раз такой умник, -- сухо предложила я. -- А у меня все не так плохо, просто повязки мешают нормально передвигаться.
   Шиш хмыкнул, давая понять, что ни одному моему слову не поверил. Я тут же обиделась, будто он мне по секрету сообщил, что ему уже рассказали, какая Липа Лись по жизни неуклюжая.
   У двери в мою комнату маг даже не затормозил, бесцеремонно толкнул ее коленкой. Я завопила, протестуя, но что может одна измотанная тренировками девушка против парня, который весь день успешно продрых? Да еще и дверь -- предательница! -- открылась без вопросов.
   -- Эй, тебе сюда нельзя! -- щипая мага за предплечье, хмуро проинформировала я.
   -- Ну, другим же можно, -- усмехнулся Шишень и усадил меня на кровать.
   Я обиженно надулась и грозно засопела.
   -- Нет! Никому нельзя! Это все вокруг почему-то считают, что им можно!
   И ведь чистую правду сказала!
   Шиш оценивающе на меня глянул, будто хотел убедиться в искренности, неопределенно усмехнулся и вышел, оставив меня один на один с раздумьями.
   "Поверил? А если нет, то насколько мне это неприятно?"
   После минутной попытки разобраться в себе я плюнула и кое-как устроилась на кровати поудобнее, набросив на ноги покрывало. Спать не хотелось, но я заставила себя лечь и закрыть глаза.
   -- Надо отдохнуть, надо отдохнуть, -- твердила я себе, представляя, как высплюсь. -- Завтра не надо на занятия, поэтому...
   -- Липа! -- прервали мои размышления вопли за дверью. -- Открывай! Мы пришли! Мы пришли по твою душу!
   -- Не заперто, -- вяло дрыгнув ногой, я вновь села и печально уставилась на ворвавшихся в комнату девушек.
   -- Ты спишь, что ли? -- опешила Дина. -- Не-э-эт! Спать нельзя! Выходные только начинаются. Нам нужно сегодня повеселиться, а завтра -- гулять, в город...
   -- Да-да! -- перебивая подругу, подскакивала на месте Лисса. -- А сегодня -- веселиться.
   -- Почему? -- удивленно вздернула я бровь. Ни за обедом, ни после занятий подруги не казались мне слишком радостными.
   Через минуту, когда гостьи решили, кто расскажет мне новость, выяснилось, что расписание на следующую неделю уже висит в холле. И именно из-за него подруги так обрадовались.
   -- Тем, кто прошел первое задание, -- усевшись у меня в ногах, вещала Мелисса, -- можно приходить на медитации к одиннадцати. А это все мы, Шиш и Адам. В других подгруппах тоже где-то половина студентов будет позже ходить.
   -- И так -- всю неделю, -- довольно подтвердила Дина. -- Но это еще не все!
   -- А что еще? -- уже куда бодрее уточнила я.
   -- После обеда теперь у всех не медитация, а теория простейших заклинаний, -- скороговоркой произнесла Мелисса.
   -- Я уже видела учебники, -- захлопала в ладоши Лисса. -- Очень интересные и подробные. Кое-что мы уже знаем, но многое будем изучать впервые. Здорово, да?
   Убедившись, что и я считаю новость хорошей, девчонки сбегали в кладовку и натаскали провизии.
   -- У меня скоро надо уборку делать, а то кто-нибудь по запаху обнаружит, где филиал склада еды, -- хмыкнула я, впиваясь зубами в кусочек холодного мяса.
   -- Ну, кладовку ж специально придумали для вечно голодных нас, -- пожала плечами Дина. -- Ее домовики постоянно чистят и обновляют.
   -- Ага, а из спален, пока нас нет, все испорченное выносят, -- подтвердила Лисса.
   Наевшись и напившись, мы немного полежали на моей кровати, придумывая занятие, которое бы не требовало ночных вылазок. После долгих споров победила Мелисса, решившая, что из имеющихся у нее компонентов можно сделать отличную маску для волос.
   -- А еще мне девочки с четвертого этажа с выпускного курса... -- блаженно жмурясь, принялась рассказывать Лисса.
   После долгого и занудного рассказа о том, как подруга сначала выспрашивала, а потом обменивала кое-что из своих запасов, удалось узнать, что она стала обладательницей чудодейственной укрепляющей сыворотки, изготовленной эльфийками-пятикурсницами.
   -- Я видела эффект! -- живописала Мелисса, активно жестикулируя. -- Волосы гладкие и шелковистые. Прелесть!
   Раздав задания, я расположилась среди подушек и следующие полчаса наблюдала, как Мелисса с Диной таскают ко мне то сумки, то какие-то горшочки, то странно пахнущие свертки. Довершал картину набор с ножницами и расческами.
   Посовещавшись друг с другом, экспериментаторши сообщили мне, что опыты ставить будут на мне как на самой длинноволосой и "трудной" пациентке. Я отбивалась по мере сил, но меня все же затолкали и усадили на принесенный стул, несмотря на все попытки прекратить беспредел.
   -- Смирно сиди! -- грозно велела Мелисса. -- Сейчас мы из тебя красавицу делать будем!
   Я сопротивлялась и доказывала, что и так вполне ничего, но подруги уверили, что красоты много не бывает, и приступили.
   Зажмурившись, я пережила стрижку в исполнении Дины. К моему облегчению, она лишь выровняла мне все волосы по длине и чуть-чуть поправила челку, убрав лишние несколько миллиметров.
   -- А теперь!. . -- Мелисса довольно схватила горшочек, и подруги, сталкиваясь лбами, принялись смешивать в нем компоненты. Мою попытку бегства прервали суровыми окриками, и я смирилась с участью подопытного кролика.
   Сначала мне намочили волосы и намазали их отвратительно смердящей массой.
   -- Терпи, -- повторяла Дина, зажимая нос пальцами и махая тетрадкой у раскрытого настежь окна.
   -- Терпи тут, -- причитала я, чувствуя жжение. -- Ощущение, что у меня не маска на волосах, а пламя!
   -- Терпи! -- припечатала грозным голосом Лисса. -- Потом спасибо скажешь!
   При попытке смыть маску выяснилось, что клейкая субстанция основательно сроднилась с моей шевелюрой, так что выдирали ее с горем, моими стонами и воплями по поводу очередного "гениального" варианта решения проблемы.
   Когда маска оказалась-таки смыта и вычесана, а волос у меня на голове стало чуть-чуть меньше, подруги вытащили заветную баночку с эльфийским составчиком.
   -- А может, не надо? -- с надежной уточнила я.
   -- Надо, -- уверенно кивнула Дина и принялась капать из флакончика прямо мне на макушку, проходясь следом расческой.
   Что что-то не так, я сообразила, когда Лисса как-то странно хмыкнула и стала подавать Дине знаки.
   -- Эй, девочки, что случилось? -- хмуро спросила я, разводя в стороны пряди, чтобы лучше видеть подруг.
   Те шушукались, совсем меня не обнадеживая. Отобрав флакончик, я прочитала состав, сильно смазанный чьими-то неаккуратными пальчиками, икнула и с низкого старта, забыв о коленках, рванула к зеркалу. Постояв несколько секунд, хмуро рассматривая свои волосы, я с той же скоростью ринулась к ванне.
   -- Наверное, часть маски так и не смылась, вот она и... вступила в реакцию с... -- затихая при каждом моем вопле, оправдывалась Мелисса.
   -- Может, отойдет, -- с надеждой выглядывала из-за косяка Дина.
   -- Я вас!. . -- поливая голову, орала я. -- Я вас сама отхожу!
   -- Ну, Ли-и-ип, -- проныла Лисса. -- Может... ничего?
   Через полчаса, когда я вылила на себя полпузырька шампуня, выяснилось, что чудесное эльфийское средство по стойкости превзошло самую лучшую краску и после реакции с несмывшимися компонентами маски легло на моей шевелюре неровными разноцветными полосами, преимущественно зелеными и синими.
   -- Ну-у-у... -- поспешила успокоить Дина. -- На меня посмотри, я сознательно свои блондинистые патлы крашу в голубой. А у тебя...
   -- Очень эффектно! -- подхватила Мелисса.
   Я хмуро переводила взгляд с одной подруги на другую, стараясь не смотреть в зеркало. Из зеркала же на меня пялилась очень злая девица со странно и не слишком аккуратно прокрашенными несколькими прядями на макушке и в челке.
   -- И как мне теперь с этим ходить? -- осведомилась я, складывая руки на груди. -- Опять банданкой прикрывать?
   Дина и Лисса тут же принялись придумывать способы скрыть оплошность, но попытки замаскировать их парикмахерский шедевр успехом не увенчались.
   -- Ох, вот говорят, что после плохого всегда наступает хорошее, -- стоя перед зеркалом и тягая себя за упругие голубые и зеленые пружинки, просопела я. -- Чувствую, меня ж порвет от счастья!
   Мои страдания прервал стук в дверь. Увлеченная своим отражением и подбадриванием девушек, я по инерции крикнула: "Да?" -- и снова уткнулась в зеркало. Дверь негромко скрипнула, впуская гостя, а после нескольких секунд молчания раздалось покашливание, еле сдерживаемый смех и ехидное замечание:
   -- Неплохой вид.
   Озадаченно обернувшись, я вопросительно уставилась на подпиравшего косяк Шишеня, а он, сбросив на пол пару наколенников, прошелся по мне спокойным взглядом торговца, будто оценивая...
   Что?
   Я проследила за взглядом мага, а потом с воплем спряталась за спиной у Дины.
   -- Ты зачем врываешься? -- обиженно заныла я.
   Мелисса подхватила с кровати простыню и отгородила нас с Диной от мага. Я вздохнула чуть спокойнее, радуясь, что теперь Шиш не может видеть мои голые ноги.
   -- Сама же впустила, -- напомнил Шишень и прищурил и без того узкие глаза.
   -- Уходи, -- велела Дина, -- не до тебя сейчас.
   -- Я и вижу, -- хмыкнул Шиш. -- Вы еще желтую рубаху найдите.
   -- За-а-ачем? -- по инерции спросила Мелисса.
   -- А чтоб уж точно на огородное пугало Липка походила, -- хмыкнул маг, ловко увернулся от полетевшей в него тетрадки и добавил: -- Раз уж с именем не повезло, так нужно же по полной развить тему в образе, чтобы никто не усомнился, что студентка первого курса Олимпиада -- ходячая проблема.
   Я зашипела, выдернула у Лиссы простыню, кое-как ею обмоталась и с недвусмысленной улыбочкой направилась к гостю.
   -- А тебя это вообще не касается! -- выпалила я, подступив почти вплотную. -- Не твоя же проблема!
   -- Не моя, -- спокойно согласился Шиш, распрямляясь и там самым давая понять, какая я мелкая рядом с ним.
   "А ведь он выше Гедымина... -- закралась в голову странная мысль. -- Хотя в плечах... Нет. Не шире. Просто выше, от этого и кажется крупнее".
   Я встряхнулась, поджала губы и направилась в ванную, сказав напоследок:
   -- Мне медсестра отдыхать велела, между прочим.
  
   Записка от вампира появилась вместе с вороном. Птица долго стучала в окно, привлекая мое внимание. Я же лежала в постели, не пытаясь даже пальцем пошевелить. В конце концов, посланник, то ли обладая разумом, то ли выдрессированный кем-то, заткнул конверт из светло-зеленой бумаги между прутьями решетки и улетел.
   Фыркнув, я отвернулась, чтобы даже не видеть, как конверт треплет ветер. Улетит? Ну и ладно! Не больно-то и хотелось.
   С перипетиями своей жизни я с горем пополам смирилась к утру, тогда же встала и извлекла из ящика стола тетрадку бабушки.
   -- Ба-а-а! -- позвала я, перевернув исписанную страницу. -- Мне нужно с тобой поговорить.
   Ведьма отозвалась не сразу, мне пришлось долго звать.
   "Что?" -- возникшие буквы резко смазались, будто бабушка случайно прошлась по чернилам пальцами.
   -- Ты что-то узнала? -- без надежды уточнила я. -- Хоть что-нибудь? Я говорила с профессором Дорусом...
   "Нет", -- пришел быстрый ответ.
   -- Совсем?
   "Если ты говорила с Адрианом, то знаешь все, -- написала бабушка Верия. -- У меня не так много связей, чтобы расспросить кого-нибудь из посвященных".
   Я вздохнула и положила тетрадку перед собой.
   -- И что это значит? Ничего? Кто-то украл шкатулку, перевернул квартиру... И все? -- Я нервно обняла себя за плечи, представляя разгром в маленькой квартирке на окраине города.
   "Я предложила бы тебе вернуться, -- написала бабушка, -- но знаю, что ты этого не сделаешь".
   Быстро кивнув, я ответила:
   -- Понятно, что здесь куда опаснее, но, ба... А можно хоть к кому-то обратиться? Ведь если это тот колдун или его подручные, то...
   "Я сообщила", -- не дала мне закончить ведьма.
   -- И? -- нетерпеливо задала я вопрос.
   "Поблагодарили и посоветовали не лезть в это самой, -- написала бабушка, и я не удержалась от вздоха, заметив, что даже от почерка бабули веет раздражением: буквы заострились и наклон вправо стал заметнее. -- И тебе -- тоже".
   -- И что это даст?
   "Они уверены, что раз тебя никто не тронул, то..."
   -- Ба? -- позвала я.
   "Возможно, ищут что-то", -- закончила ведьма.
   -- Ба, еще вопрос, -- немного подумав, решилась я. -- Тебе о чем-нибудь говорит имя Гедымин?
   "Нет".
   -- Совсем? -- уточнила я. -- А то, что он вампир, о чем-то может тебе сказать?
   "Нет", -- повторила ответ бабушка.
   -- Ох, ладно, -- вздохнула я. -- Буду спать.
   "Спокойной ночи!"
   Отложив тетрадку, я повернулась на бок и постаралась не думать о странностях, но заснула лишь после того, как пообещала себе еще раз поговорить с профессором Дорусом.
  
   Субботнее утро для меня началось ближе к обеду. Никто не беспокоил, про меня будто забыли. Дина и Мелисса, вероятно, боялись показаться на глаза после вчерашнего, а Шиш, к большому моему удивлению, не нарушал ночной и утренний покой гитарными страданиями.
   -- Вот это я понимаю! Ура! -- с кровати я спрыгнула, будто заново родившись. Даже коленки не болели, поэтому я смело сняла с них компрессы и отправилась в душ.
   И такое радостное пробуждение тут же было испорчено...
   Кран задумчиво плюнул порцией еле теплой воды, а потом на меня обрушился ледяной поток. Заорав, я выскочила из ванны и тут же замоталась в полотенце.
   -- Нет, ну все правильно! -- стуча зубами, кивнула я своему отражению. -- Выходные не могли стать для меня отдыхом. Похоже, вся жизнь в академии будет для меня одним сплошным испытанием, -- подмигнув себе, я куда бодрее добавила: -- Ничего! Это недолго! Всего пять лет, Липа. Всего пять лет!
   Одевшись и зачесав волосы в высокий хвост, чтобы хоть как-то скрыть цветные пряди, я спустилась в холл и получила у коменданта небольшой прямоугольный кусочек меди с выбитыми на нем числами и буквами.
   -- Тоже пропуск получила? -- заискивающе спросила Дина, выловив меня в толпе студентов у расписания. -- Пойдем в город?
   Найдя Мелиссу, мы направились к маленькому воздушному порту.
   -- Неужели прошло так мало времени? -- хмыкнула Дина, заметив дату на табло.
   Мы дружно переглянулись и расхохотались.
   -- Будто целый месяц, -- призналась Лисса.
   Спуск в город вновь ничем приметным не запомнился, как и поход в банк, чего не скажешь о первой же кондитерской лавочке, откуда мы ушли лишь спустя несколько часов, обвесившись многочисленными свертками с шоколадом, мешочками с сахарной ватой и связками с леденцами в форме сердечек, зайчиков и белочек. После долго отдыхали в большом парке на окраине, наслаждаясь игрой шарманщика и видом с холма. У добродушного дяденьки с бочкой на колесиках купили по большому бокалу сладкого лимонада в одноразовых магических кувшинчиках и устроили настоящее сладкое пиршество.
   -- Я потом неделю не буду на конфеты смотреть, -- хихикнула Дина, раскусывая шоколадный шарик с дробленым миндалем. -- Но вкусно!
   Мы с Лиссой согласно закивали, прихлебывая лимонад.
   В парке, где чопорно прогуливались дамы в длинных платьях с оборками, держа под руку не менее чопорных кавалеров, мы, тройка безалаберных девиц в брючках и майках, смотрелись столь вызывающе, что очень хотелось вести себя плохо. Особенно когда дамы бросали на нас гневные взоры, а джентльмены наоборот -- заинтересованные.
   -- Сколько выпускниц после окончания академии работает по профессии? -- с любопытством уточнила я у Мелиссы.
   -- Мало, -- честно призналась та и вздохнула: -- Близкие не хотели отпускать меня сюда. Ну, кроме папы, конечно...
   О себе она рассказала нам еще в первый день посиделок, с интересом слушая истории про другой мир. Сама Мелисса родилась и всегда жила в Подлунном. Ее родные обосновались в крошечном городке у границы с землями гномов, и большую часть детства Лисса провела, наблюдая за работой матери. Та продавала травы и различные простые зелья как людям, так и гномам. Знания в семье передавались из поколения в поколение, до Мелиссы никто из родственников не учился в Академии магического искусства, но отец, будучи не самым преуспевающим колдуном, желал дать дочери хорошее образование.
   В Хилгар Лисса приехала задолго до начала занятий и поселилась в маленькой комнатке над лавкой с травами, которую ей сдал местный лекарь и старинный друг деда. Лисса несколько недель привыкала к шуму города, его широким мощеным улицам, вечно спешащим куда-то жителям, к запаху болота. Но больше всего к тому, что приходилось жить самой.
   -- Я раньше никогда никуда не ездила, -- рассматривая свои ладошки, усмехнулась блондинка. -- Даже одежду мы не покупали, а шили сами. Нравы у нас очень строгие, так что за первую и последнюю попытку пройтись по центральной улочке в брюках меня едва не арестовали.
   Мы с Диной переглянулись.
   -- Городок совсем маленький, -- с усмешкой вспоминала Мелисса. -- Несколько улиц, и только одна из них вымощена булыжником. Дома простые, в основном в два этажа. Гостиницы нет. Да и живут там, надо сказать, люди определенного достатка: рабочие, которых нанимают гномы, торговцы средней руки да ремесленники, что выкупают часть добываемой гномами меди. Мы там были единственной семьей колдунов: я, родители, бабушка и дядя Фил. Благо... травники! -- Она усмехнулась. -- Не маги. Вот нам и прощали многое из того, что магам бы с рук не сошло. А так... Я с бабушкой пропадала в горах, собирая травы, а в городке мы появлялись редко.
   -- Мой дядя так живет, -- кивнула Дина. -- Но он увлечен изучением свойств драгоценных камней. Хочет получить идеальный вариант камня-накопителя, соединяя разные кристаллы и металлы.
   Допив лимонад и съев половину конфет, мы неторопливо прошлись по городу, любуясь тем, как раньше других зажигаются фонари на воздушной части Хилгара. Повздыхали, что происхождение не дает нам возможности попасть в один из дворцов князя или богатых дворян, а после отправились в академию, договорившись устроить в воскресенье что-нибудь веселое и безопасное.
   В комнату я ввалилась уставшая, мечтая лишь о душе -- наконец! -- и мягких объятиях подушки, а вместо этого напоролась на укоризненный взгляд вампира. Он сидел на стуле и помахивал тем самым письмом, которое я так и не удосужилась достать из-за окна.
   -- О, привет, -- смущенно выпалила я, осторожно скосив глаза на кровать и убедившись, что в мое отсутствие домовики не только ее заправили, но и засунули бабушкину тетрадку в общую стопку к другим учебным принадлежностям. -- Что надо?
   -- Сегодня ты куда добрее, -- по-своему оценил мое поведение Гедымин.
   -- Выспалась, -- не стала вдаваться в подробности я.
   Сбросив покупки на покрывало, я сделала вид, что очень увлечена сортировкой, искоса наблюдая за вампиром.
   -- Ты меня игнорируешь? -- мягко уточнил вампир, встав и пересев на кровать.
   -- Скажем так... -- постучав себя по губам леденцом, завернутым в шелестящую вощеную бумагу, сказала я. -- Хм... Мне не совсем ясно твое ко мне внимание.
   -- Почему же? -- пальцем раздвигая гору конфет и за хвостик вытягивая шоколадного мышонка, непринужденно уточнил вампир.
   Я смерила его хмурым взглядом и на вопрос не ответила. Мы оба понимали, что мой вопрос небезоснователен, а вампир лишь пытается как можно дольше играть в несознанку.
   -- Во-первых, я считаю, что вампир, да еще и с какими-то связями, которые позволили ему легко уладить дела с моим поступлении в академию...
   -- Буба, -- попытался отвлечь меня Гедымин.
   -- ...не может вот так просто ехать в плацкартном вагоне, да еще и рядом со мной, хотя практически все места были свободны, -- не давая себя сбить, сказала я. -- Это странно и выглядит слишком нелепо.
   Гедымин вздохнул, но ничего не сказал.
   -- Во-вторых, -- тут я улыбнулась, -- да, я ведьма и, вероятно, довольно милая... временами. Возможно даже красивая. Но не на столько, чтобы банальный дорожный флирт перерос в интерес к моей персоне.
   -- Ты отлично играешь в карты, -- примирительно заметил вампир.
   -- Ну и... в-третьих, как-то все выглядит еще страннее, если учесть, что мою квартиру ограбили, а ты слишком навязчиво расспрашивал о родителях.
   Гедымин вздохнул, оценивающе глянул на развернутую конфету, а потом сказал:
   -- Тебе так нужна правда?
   Я кивнула, внимательно наблюдая за вампиром. Тот посерьезнел, обреченно вздохнул и встал, перестав выглядеть милым и добродушным. Показалось даже, что немного повеяло холодком. Я с любопытством исследователя подалась вперед, увлеченно принюхиваясь.
   -- Ну и почему в книгах пишут, что, когда вампиры не маскируют свои чары, в воздухе пахнет сырой землей, -- оскорблено воззрилась я на Гедымина. -- А это что? Туалетная вода "Мужская краса"?
   Вампир сначала закашлялся, а потом рассмеялся и заметил:
   -- Правду говорят, что дети от родителей, как яблоки от яблонь.
   Внешне он мало изменился, только стал казаться чуть взрослее, да на небрежно накинутом на плечи пиджаке появился аккуратный значок Надзора.
   -- Вряд ли бы ты смог причинить мне вред, -- пожала я плечами, -- поэтому родители тут ни причем.
   -- Уверена? -- хмыкнул Гедымин, садясь на стул и забрасывая ногу на ногу.
   -- Если бы хотел, то уже давно сделал, -- резонно отозвалась я и устроилась на кровати так, чтобы было удобно слушать и видеть вампира. -- У тебя было много возможностей, но ты ими не воспользовался.
   -- А что если это было просто потому... -- Гедымин отправил в рот шоколадного мышонка, -- что ты не знала об обмане?
   -- Слишком сложно, -- покачала головой я. -- И слишком неправдоподобно.
   -- Раз мы разобрались с тем, что ты девочка подозрительная и в обычную влюбленность бедного и несчастного вампира не поверила, то... -- Гедымин сухо улыбнулся, а потом кивнул, давая мне карт-бланш.
   -- Ты работаешь в Надзоре, так? -- задала я вопрос, хотя и так уже знала ответ.
   Вампир кивнул и добавил:
   -- Гедымин Приони. Отдел контроля за действиями, не превышающими третий уровень опасности.
   Я хмыкнула, оценив доверие. Прошлое я помнила плохо, но знала, что работники Надзора не разбрасываются сведениями о себе, ведь это может дать преимущество перед возможным противником.
   -- Третий уровень... -- повторила я и прищурилась. -- И как это связано со смертью моих родителей, колдуном и делом десятилетней давности? Третий уровень -- это ведь даже не нарушения, совершенные разумными магическими существами.
   Гедымин одобрительно кивнул и отметил:
   -- Ты знаешь классификацию отделов Надзора.
   -- Когда мама уставала, то вместо книжки читала мне этот перечень на ночь, -- хмуро призналась я. -- Не самое интересное чтиво. Я под него всегда засыпала.
   -- А я говорил своему шефу, что дочь охотников проще посвятить в дело, чем пытаться задурить ей голову, -- довольно сказал вампир.
   Я искривила губы в усмешке и ничего не сказала. Не объяснять же Гедымину, что мне не достался ни сильный дар, как у отца, ни развитое чутье, как у мамы. Я родилась и выросла самой обычной ведьмочкой. Да и в учебе вряд ли смогу выделиться. На первое же задание потратила кучу времени, и уши краснеют, когда кто-то с гордостью говорит о моих родителях. А что догадалась и сопоставила странности? Не такое уж это достижение.
   -- И как связано дело моих родителей и твой отдел? -- спросила я Гедымина.
   -- Надеюсь, этот разговор не станет известен каждому в академии? -- уточнил вампир, а после моего обещания помалкивать продолжил: -- Шеф расследовал эту историю... Там еще... Все дело в опытах, которые ставил тот колдун.
   -- То есть?
   -- Ему удалось что-то создать, -- выдал тайну Надзора вампир. -- Что-то, что может оказаться очень опасным для людей.
   -- И? -- Я даже подалась вперед, желая знать подробности.
   -- И теперь, после его гибели, кто-то разнюхал про исследования и пытается воплотить идею в жизнь, разыскивая все, что может хоть как-то помочь в повторении опытов... -- вздохнул вампир.
   -- Что можно искать? -- хмыкнула я. -- Пепел колдуна? Если тогда он взорвал себя, моих родителей и весь дом, то найти хоть что-то будет проблематично.
   Вампир смерил меня взглядом, словно видел перед собой глупую девчонку, а потом ответил:
   -- Твои родители долго за ним охотились, возможно, они случайно еще раньше узнали про эксперимент, но...Совершенно точно, что сведения не были утрачены вместе с гибелью колдуна. Несколько раз за последние годы мы сталкивались с попытками проводить эксперименты по созданию... -- Вампир хлопнул себя по губам, а потом с тяжелым вздохом продолжил: -- Извини, но вот это уже тайна Надзора, и раскрывать ее...
   -- Поняла-поняла, -- отмахнувшись, я предложила: -- Совсем не обязательно выдавать тайны, но если что-то касается меня, то я хочу это знать.
   -- Резонно, -- согласился Гедымин, -- хотя мы как раз таки пытались оградить тебя от лишней информации.
   "Выведав что-то без моего ведома!" -- хмуро подумала я, но вампиру сдержанно улыбнулась. За маленький обман на него сердиться даже не подумала, ведь на самом деле ничего плохого Гедымин мне не сделал, только помог.
   -- Рассказывай дальше, -- попросила я.
   -- Эксперименты были разными, -- вздохнул вампир, -- и мы не сразу заметили связь. Это вообще сложно было сделать. Служба Надзора состоит из множества подразделений, а они, в свою очередь, делятся на отделы. И если охотники работают на всю организацию в целом, имея доступ к полным картотекам и архивам в любом из отделов, то сами подразделения между собой сотрудничают редко. -- Вампир утащил с покрывала еще одну конфету. -- Есть большая разница между взбесившимся колдуном, что может перемещаться по всему Подлунному миру, меняя города, княжества и королевства, и природными явлениями, вроде просачивающейся из другого мира ядовитой плесени или обнаглевшей нечисти. Не говоря уже о локальных группах подконтрольных обитателей.
   Я негромко фыркнула, удержавшись от напоминания, что по классификации Надзора вампиры также относились к контролируемым созданиям.
   -- Естественно, отделы вроде моего не обмениваются статистикой странных явлений, -- пожал плечами Гедымин. -- Мы бы и не заинтересовались делами других подразделений, если бы не инвентаризация!
   Я хихикнула, заметив страдальческое выражение на лице вампира.
   -- Что, и у вас это не любят?
   -- А где любят? -- хмыкнул Гедымин и продолжил: -- Тут-то и выяснилось, что материалы по делу твоих родителей кто-то выкрал. И даже не озаботился скрыть пропажу -- в перечнях документыпо-прежнему числились. Дело четы Лись не мелочь вроде случайно взорвавшейся колбы в лавке лекаря в присутствии покупателя, поэтому шеф взял расследование под свой контроль. Начали копать, подняли все возможные архивы, где могли быть еще сведения о деле того колдуна, допросили сотрудников, работавших десять лет назад, а потом разыскали все отчеты о похожих делах последних лет. Сведений было мало, так что охотники передали материалы в наш отдел, ведь хотя и были зафиксированы опасные очаги магии, но колдунов или магов при этом никто не видел.
   -- То есть, вроде как это все само по себе? -- переспросила я.
   -- Вроде как, -- согласно кивнул вампир. -- Охотников не так много, и им есть чем заняться помимо сбора данных. Ну, так мой шеф сказал... Он сам пытался во всем разобраться сначала, очень переживал... А потом и меня подключил.
   "Вот точно никогда не буду охотницей, -- решила я. -- Да и вообще... Не пойду в Надзор!"
   -- А чем занимаешься ты? -- решив выяснить все, задала я один из самых важных для себя вопросов. -- Пытаешься разузнать, что известно мне? Да еще так, чтобы я ничего не заподозрила?
   Вампир усмехнулся, а я опять почувствовала себя ничтожной малявкой, которая видит лишь круги на воде, но не способна рассмотреть больше.
   Углубиться в размышления на эту тему мне не дал стук. Нахмурившись, я огляделась и едва не завопила, заметив за окном морду фавна.
   -- Издеваетесь? -- вместо вопля спросила я и выдохнула. -- Так ведь и напугать можно! Я хоть и ведьма, но такая рожа, да еще в сумерках, не самый приятный вид.
   Гедымин ничего не ответил, лишь неторопливо прошел к окну, распахнул его и принял у посланника пухлый конверт. Я исподлобья наблюдала за вампиром, не представляя, что именно мог доставить фавн такого срочного, раз ему пришлось добираться до моего этажа, а ведь летать рогатые не умеют, чай не бабочки. Я хихикнула, представив хмурого, покрытого темной шерстью фавна в розовой балетной пачке с парой больших нежных крыльев, как у бабочки-капустницы, прихлопнула рот ладошкой и поймала конфету, которую фавн нагло подманивал к себе.
   -- Брысь! -- крикнула я и силой мысли захлопнула окно.
   Фавн обиделся, показал мне язык и ухнул вниз, как мешок с цементом, перевернувшись в падении.
   -- Моя цель, как и других работников Наздора, -- предотвращать что-либо, способное навредить как представителям магического сообщества, так и тем, кто не обладает даром, -- привлекая мое внимание, сказал Гедымин. -- Любыми средствами. И при этом мы должны не допускать утечек информации.
   -- И что? -- фыркнула я, не очень разобравшись в словах вампира.
   И так, похоже, он считает меня хоть и догадливой, но не самой умной девушкой.
   Интересно, сколько ему лет? По вампирам же не поймешь. На вид может быть едва ли больше двадцати, а на деле "юный" вампир окажется вдвое или втрое старше моей бабушки.
   -- А то! Когда мы поняли, что, не найдя подробностей об эксперименте, злоумышленники могут попытаться добиться подсказок от тебя, решено было действовать, -- ответил Гедымин.
   -- Но почему таким способом? -- прищурилась я, задавая вопрос. -- Нельзя было просто...
   -- Ну, действия мои начальство не курирует, -- усмехнулся вдруг вампир, садясь обратно на стул. -- Передо мной лишь поставили две задачи, а уж как я буду их исполнять -- мое дело.
   -- Какие задачи? -- не повелась я на улыбку Гедымина.
   Пусть! Пусть довольно симпатичный и даже, по мнению Дины, красивый, но меня улыбочками не проймешь!
   -- Защита и информация, -- перечислил вампир. -- Мой план был достаточно прост: легкая влюбленность позволит мне находиться рядом... и при этом интерес к твоему прошлому не будет выглядеть странно.
   -- Моя влюбленность? -- ехидно уточнила я. -- Или твоя игра в якобы влюбленность?
   Гедымин хмыкнул и спросил:
   -- А первое было возможно?
   -- Меня бабушка воспитывала, -- напомнила я. -- А она у меня настолько разумная и сильная женщина, что и мне от нее мозгов перепало. Я уже давно не девочка-цветочек, чтобы нежно млеть от любого внимания к себе.
   Сказала и порадовалась, что не покраснела, ведь хоть немножко, но я соврала. Да, Гедымин немного мне нравился. Даже... чуть больше, чем немного! Но не настолько, чтобы я влюбилась.
   "Спасибо, бабушка!"
   -- Жаль, -- хмыкнул вампир. -- Так было бы намного проще.
   -- И что теперь, раз я все знаю? -- Я переборола свою неловкость, стремясь узнать важную информацию.
   Вместо ответа вампир протянул мне распечатанный конверт. Я нахмурилась, но взяла и заглянула внутрь, а потом вытащила сложенные вдвое листы.
   -- Это договор о молчании, -- объяснил Гедымин. -- Подписав его, ты обещаешь не рассказывать никому о том, что узнала от меня по поводу Надзора, без особой надобности. А также...
   -- Вижу-вижу, -- перебила я вампира. -- Охрана моей ценной персоны под видом... тут сказано: "Образ, не вызывающий подозрений". Хо-хо! Довольно размыто, да?
   -- Внешне все останется ровно так, как и до нашего разговора, -- пояснил Гедымин. -- Со стороны будет выглядеть так, будто я за тобой ухаживаю. Ну, раз теперь ты знаешь, то у меня лишь несколько просьб. Не таких уж сложных, -- предупредил мои возражения вампир. -- Во-первых, все же отвечай на послания. Очень прошу
   Я фыркнула, но, сложив руки на груди, кивнула.
   -- Во-вторых, предупреждай, если собираешься за пределы академии, -- продолжил перечислять вампир. -- И никаких прогулок ночью!
   Я засопела, но промолчала.
   -- Далее...
   -- Поняла, поняла я, -- вскочив, я прошлась по комнате. -- Одной не ходить, ночью спать в своей постельке, обо всем рассказывать и делать вид, что между нами что-то есть. Так?
   Гедымин кивнул и протянул серебряную ручку.
   -- Так ли все это нужно? -- усомнилась я. -- Меня хотят убить?
   -- Лучше предупредить опасность, -- ответил вампир. -- Но...
   -- Но? -- вздернула я бровь.
   Хотелось подойти к вампиру и хорошенько потрясти его за плечи лишь потому, что ситуация мне совсем не нравилась.
   -- Но при этом я хочу узнать больше о тех, кто ищет способ воспроизвести эксперимент колдуна. А если они будут знать, что за тобой присматривает Надзор, то и носа не высунут, -- честно рассказал Гедымин, и я захохотала, выпуская наружу свою нервозность.
   Вот оно что! Вот то, что я чувствовала кожей, но не могла осознать. Интуиция подсказывала, что меня тянут в опасную игру. Я всего лишь подсадная утка, иначе и не назовешь, а Гедымин -- охотник, ждущий хищника.
   Опасно ли все это? Очень. Но, похоже, нужно соглашаться, ведь от меня мало что зависит.
   -- А о чем ты говорил с ректором? -- Я со вздохом протянула подписанный договор вампиру, и тот поставил свой росчерк внизу каждой страницы.
   -- Шеф установит следящие чары на шпилях башен и еще проведет инструктаж для призраков-охранников, -- ободряюще потрепал меня по плечу Гедымин. -- Думаю, тебе совершенно не о чем волноваться, но если ты что-то вспомнишь из разговоров родителей, то не забудь рассказать. -- Он снял с пальца и протянул мне тонкое черное кольцо с небольшим темно-фиолетовым аметистом в центре. -- Если захочешь послать весточку, то нажми на камень -- это артефакт-передатчик. Через несколько минут рядом с тобой будет ворон. Это мое личное, а не рабочее. Не удивляйся.
   Я кивнула, принимая кольцо. Оно оказалось холодным и чуть шершавым, а от камня, наоборот, исходило приятное тепло. Я осторожно надела кольцо на указательный палец, опасаясь, что оно окажется большим, но артефакт мгновенно подстроился поднужный размер.
   -- Поняла, но в таком случае...
   -- Да? -- придвигаясь ближе, улыбнулся вампир.
   Я нахмурилась, видя, что он вновь играет ранее обозначенную роль. Может, в другое время я даже оценила бы это, но не сейчас.
   -- Перестань заявляться ко мне, как к себе домой, -- велела я.
   -- Ладно, -- посерьезнев, вскинул руки Гедымин. -- Ты права. Что ж...
   -- Да, тебе пора, -- Я недвусмысленно указала взглядом на окно.
   -- Жестокая... -- хмыкнул вампир. -- Буба.
   Я зашипела, вскочила и принялась подталкивать Гедымина в спину. Он смирился с необходимостью удалиться, хотя вздыхал и посматривал на меня с удивительно искренней тоской.
   -- Иди, -- хихикнула я, -- отчет напиши для начальства.
   -- Надо, -- уже у рамы согласился вампир, перебрасывая ногу через подоконник. -- Только...
   -- И, кстати, про должок забудь, -- расставляя все точки над "i", сообщила я. -- Я никому ничего не буду рассказывать и даже соглашусь делать вид, что ты мне нравишься, но ничего более!
   Гедымин хмыкнул, глянул мне в глаза, будто пытаясь увидеть мысли, но я уверенно экранировала любые попытки пробиться в мою голову. Иначе...
   Я все же покраснела, осознавая, что немножко лгу сама себе. Играя в реалистку, я все равно оставалась немножко романтиком, а таким личностям неприятно осознавать, что все наши отношения с вампиром -- лишь умело разыгранная им пьеса. И хочется, пусть и неосознанно, чтобы чувства ко мне были чуть глубже, чем роспись в договоре.
   "А нужно ли это мне?" -- задала правильный вопрос логика. Вряд ли, но... Но хочется, чтобы хоть флирт был не из-за задания, а по более естественным причинам. Ведь... Ведь вампир сам выбрал такую тактику.
   Я вздохнула, приказав себе думать меньше, и повторила:
   -- Тебе пора.
   Гедымин улыбнулся, поймал мою ладонь, когда я подняла руку, чтобы заправить волосы за ухо, и невесомо поцеловал кончики пальцев.
   -- Долга больше нет, -- сказал он и прищурился, как большой кот.
   Я промолчала, не зная, что сказать. Очень сложно найти верную тактику поведения, если, даже открыв правду, с тобой продолжают играть.
   -- Пиши, если что, -- сказал на прощание Гедымин и скрылся в провале окна.
   Оставшись одна, я еще долго рассматривала макушки деревьев в подступающей темноте, вдыхая прохладный воздух и думая о разговоре с Гедымином. Казалось бы, мы во всем разобрались, но почему все стало еще более запутанным?
   -- А может, это я возвожу воздушные замки там, где ничего нет? -- захлопнув раму, спросила я себя. -- И вообще!. . Я приехала в академию не флиртовать или в любовь играть, а учиться!
   Решительно кивнув на этой фразе, я забралась в постель и мгновенно уснула, пообещав себе не витать в облаках и сосредоточиться на занятиях.
  
   Новая учебная неделя началась куда лучше, чем предыдущая, хотя и не для всех. Мы с сочувствием взирали на тех, кто еще бился над первым занятием, но не спешили подсказывать, разобравшись, что чужой опыт никак не повлияет на скорость достижения результата.
   -- Все вы разные, -- вышагивая перед нашей, уже пополнившейся Никой и Ариной группой, говорил преподаватель, а мы завистливо следили, как шквальные порывы и магические кулаки огибают его, вновь нападая на нас. -- Даже две ведьмы не обладают схожей силой. Впрочем, у магов -- тоже самое. Наши занятия направлены на то, чтобы исследовать себя, постигать собственную силу и учиться использовать лучшие... выигрышные особенности.
   -- Еще бы они у нас были, -- простонала я, вновь приземляясь на пол.
   Как бы я ни злилась на Шишеня, но благодаря наколенникам, которые он мне принес, я страдала от падений немножко меньше, пусть и не стала падать реже.
   -- Ну, никто не виноват, что студентка Олимпиада Лись, дочь заслуженных охотников и одной из самых сильных пар "маг -- ведьма" оказалась столь неуклюжей, -- с усмешкой сложил руки на груди бородач, наблюдая, как я с кряхтением пытаюсь устроиться на своем коврике. -- Но, вполне вероятно, что ты, Липа, окажешься более умелой в чем-то другом.
   -- Например? -- полюбопытствовала Мелисса, цепляясь за края своего летательного средства.
   -- Когда все остальные таки пройдут первое испытание, -- загадочно начал преподаватель, -- мы это узнаем.
  
   -- Что он имел ввиду? -- уже сидя в столовой и быстро расправляясь со своей порцией супа, уточнила я. -- Мне кажется, я самая невезучая не только в нашей подгруппе, но и среди всех, кто поступил в этом году.
   -- Неправда, -- не согласилась Арина, услышав мои слова. Она развернулась на стуле с ложкой йогурта в руке и сообщила, как военную тайну: -- В другой подгруппе парень по имени Макс расшиб себе лоб на первом занятии, а потом... -- Она рассмеялась. -- В общем, после каждой медитации он отправляется к миссис Дрю. То занозу в палец вгонит, то синяков наставит, то в стенку врежется. Вот уж кто невезучий.
   -- Жаль, -- хмыкнула я, -- а так хотелось, чтобы все лавры достались мне.
   Дина и Мелисса засмеялись, да и Арина с Никой и Эллоей за соседним столиком не удержались от смешков.
   -- Впереди еще много предметов, -- проходя мимо с подносом, заметил Шиш, -- еще успеешь отхватить свой приз неудачницы.
   Я зашипела и едва сдержалась от желания запустить в мага вазочкой с соусом.
   -- И что вы никак не поделите? -- наблюдая за моей реакцией, спросила Лисса. -- Шиш хоть и вредный, но тебя он задирает куда чаще, чем кого-либо.
   -- Но и на руках таскает Липу он чаще, чем кого-либо, -- хихикнула Дина.
   -- Да он только ее и носит! -- поправила Мелисса, и подруги расхохотались, но тут же умолкли, заметив мой свирепый взгляд.
   -- Девочки, прекратите, -- велела я, -- а то... Пусть я и не могу сконцентрироваться, чтобы не свалиться с коврика, но надрать вам обеим уши...
   Дина фыркнула, а Лисса заметила:
   -- Мы же правду сказали!
   -- Правду, -- кивнула я. -- Но я слышать ничего не хочу про этого мага. Хватит с меня того, что он постоянно маячит перед глазами.
   Подруги захихикали, Дина склонилась к столу и спросила:
   -- Что ты так на него взъелась? Пусть и вредный, но в целом же симпатичный парень!
   -- Потому что половина моих проблем -- из-за него! -- отчеканила я. -- Да и просто... Он меня раздражает!
   Подруги переглянулись, но я предпочла проигнорировать их взгляды и сосредоточилась на большой порции вишневого пудинга.
   На занятие по теории мы явились задолго до звонка и расположились на нейтральном третьем ряду в аудитории. Дина и Мелисса перестали сверлить меня взглядами и теперь обменивались идеями по поводу тех простейших заклинаний, изучением которых нам предстояло заняться. Как и все представители магического населения, мы знали множество этих самых простейших, но, конечно же, никто и никогда не объяснял нам принцип действия.
   Преподаватель явилась сразу после звонка, сообщила, что зовут ее профессор Алиса Дарина, и тут же перешла к делу, со скоростью автомата надиктовывая нам огромное количество информации. Она безостановочно читала лекцию, прерываясь лишь на десятиминутные перемены, не улыбалась и смотрела мимо нас, словно тридцать студентов мало волновали профессора.
   Отправляясь после уроков в столовую, чтобы перекусить, Дина поделилась с нами наблюдением:
   -- Она такая... будто ей не хочется быть в академии, но профессор вынуждена.
   Мы с Лиссой переглянулись и пожали плечами, не зная, что сказать по этому поводу. Я никаких выводов сделать не успела, слишком занята была конспектированием. Отметила лишь внешний вид женщины, да и то мельком, в самом начале. Потом я интересовалась только тетрадкой и ручкой, а вовсе не размышлениями.
   Алиса Дарина выглядела явно чуть старше из-за строгой прически и консервативного серого платья в викторианском стиле. На нас она взирала сквозь стекла очков в тонкой металлической оправе, и во взгляде преподавателя теории простейших заклинаний не сквозило и тени таинственности и увлеченности своим предметом.
   -- Может... она практику отрабатывает? -- предположила Мелисса через несколько минут, получив свой кисель и пару кексов с черникой. -- Она довольно молода, хоть и пытается это скрыть.
   Дина обдумала эту мысль и хмыкнула:
   -- Это маловероятно. В академию не принимают слишком молодых преподавателей. Это не закон, но негласное правило многих и многих ректоров.
   -- Но она профессор, -- напомнила я. -- Значит, не так молода, как вы рассуждаете.
   -- Мой дядя стал профессором в сорок, а в свои восемьдесят пять выглядит едва ли на тридцать пять, -- парировала Дина. -- Он продолжил обучение сразу после академии. Вполне вероятно, что и Дарина так же не стала искать престижную должность, а сосредоточилась на изучении наук и написании исследовательских работ.
   -- Давайте расспросим Ардуса, -- нашла я выход. -- Он же сказал, что теперь для нас как папочка, вот пусть и расскажет историю профессора.
   Подруги поддержали мою идею, и на следующий день до начала занятий мы подкрались к преподавателю и задали ему сакраментальный вопрос. Обведя подгруппу взглядом и обнаружив, что ответ интересует не только нас троих, бородач вздохнул и рассказал:
   -- Это не самая приятная история. Я хорошо знаю Алису, она была когда-то в моей подгруппе. Очень талантливая девочка. Схватывала на лету. Сильный маг. Ей прочили отличную должность еще до завершения учебы, к тому же ее отец занимает довольно высокое место в свите князя Арлийского, хорошего друга кого-то из эльфийских владык. На практику ее отправили в Пресветлый лес, а после она год служила при дворе в Сумрачном лесу.
   Мы дружно присвистнули, оценив перспективы. Кто бы что ни говорил, но талант лучше всего сочетается со связями, от этого святого союза рождается такое приятное и желанное всеми нами благосостояние.
   -- Но потом она не рассчитала силы... -- вздохнул преподаватель. -- Слишком верила в себя. Да и... Тут мы сами немного виноваты, ведь убедили ее в превосходстве. В итоге...
   -- Истощение, -- перебила Ардуса Ника. -- И конец всем мечтам.
   -- Да, -- даже не заметив бестактности студентки, кивнул бородач и подтянул рукава свободной клетчатой рубахи, -- именно так. Была вероятность восстановления способностей, но... Не сложилось.
   Больше преподаватель ничего не сказал, а мы в раздумьях разошлись по местам.
   -- Однако, -- протянула Дина, -- не хотела бы я...
   -- Это ведь как... -- вздохнул Адам, поправляя очки, -- как без руки жить. Магия для нас не просто что-то отдельное, а как часть нас самих.
   Следующие несколько дней прошли для нас всех, как в забытье: до обеда -- физические тренировки, а после -- попытка не уснуть лицом на тетрадке. В таком ритме никто даже думать не успевал, зато все искренне радовались, когда еще кто-то из подгруппы после выполнения задания переходил из одной части зала в другую.
   К концу недели уже вся наша десятка справилась с первым заданием, и преподаватель освободил половину от занятий на понедельник, других загрузив по полной программе. Мы с девочками радовались, но не слишком, уже зная, что после вся подгруппа будет занята новым делом.
   И именно теорию по этому заданию, как оказалось, надиктовывала нам профессор всю неделю. Об этом мы узнали от самой Дарины, когда та закончила утомительный и не интересный курс первого вида простейших заклинаний.
   -- Кто бы сомневался! -- вздохнула Дина утром перед занятиями.
   Она неспешно поедала порцию овсянки с финиками и перелистывала конспект. Я хихикнула, глядя на страдальческую рожицу, что Дина при этом корчила.
   -- Да ладно, -- отмахнулась более жизнерадостная Лисса, -- ничего сложного в этом нет. Да, профессор долго, нудно и с какими-то нелепейшими подробностями описывала нам столь простой процесс, как превращение силы в огонь и наоборот.
   -- Не забудь, -- я вскинула вверх палец, -- что она разобрала весь процесс сразу с двух точек зрения.
   -- Да-да, -- со стоном запуская ложку в кашу, согласилась Дина, -- с точки зрения магов и с точки зрения колдунов. Целую тетрадку исписали!
   Наше мнение разделяли и другие ребята, особенно страдальческий вид был у Дениэля, который последним в нашей подгруппе прошел первое испытание и отбил локти и коленки на втором.
   -- Интересно, что же мы будем делать сегодня? -- задала вопрос девушка из другой подгруппы, жившая в соседней комнате с Диной и Мелиссой.
   -- Что-что? -- хихикнул кто-то из старшекурсников, проходя с подносом мимо. -- Третье задание?
   Те из нашей группы, кто сидел поблизости, дружно закивали.
   -- Свечку зажигать! -- ухмыльнулся студент и загоготал.
   -- И почему мне не нравится его реакция? -- задала риторический вопрос Арина.
   Мы все разделяли ее опасения, а потому на шестой этаж отправились с предчувствием самого худшего.
   Нона первый взгляд все оказалось не так плохо, какмы думали.
   В зале не гулял шквальный ветер, не летали взбесившиеся силовые кулаки. Только в центре на расстоянии в несколько метров друг от друга стояли в ряд пять толстых свечей.
   -- Мне все равно это не нравится, -- просопела Арина от порога. -- Давайте сбежим, а? Ощущение такое, словно дальше будет только хуже!
   Адам и Эллоя подтолкнули ведьмочку в спину, не давая возможности скрыться.
   -- Страдать, так уж вместе, -- поддержала действия магов Зара.
   -- Берите подушки, -- велел Ардус, появляясь из подсобки, которую я раньше не замечала. -- Сейчас я вас распределю и приступим.
   -- К... чему? -- дрожащим голосом уточнила Арина.
   -- Все очень просто, -- дождавшись, когда мы взяли по подушке из общей кучи, произнес бородач, потирая ладони. -- От вас потребуется лишь концентрация.
   Мы с ребятами переглянулись, ожидая подвоха. Про второе задание преподаватель говорил так же. Из всей подгруппы, похоже, только Шиша не волновали трудности. Он уверенно подбрасывал и ловил подушку, едва слушая Ардуса.
   -- Итак, для начала я разделю вас на пары, -- принялся объяснять препод. -- Завтра вы поменяетесь и будете тренироваться с кем-то другим, а сегодня... -- Он обвел нас, замерших, как кролики, взглядом. -- Начнем с Шишеня.
   Ребята с опаской потупились, ведь с не самым общительным и дружелюбным парнем мало кто хотел быть в паре.
   -- Так... Шишень и Дина, -- объявил препод, и подруга беззвучно застонала. -- Мелисса и Адам. Дениэль и Эллоя. Арина и Зара. Ну и Олимпиада и Ника.
   Мы переглянулись и, следуя указаниям Ардуса, уселись напротив друга, так, чтобы между нами оказалась свеча. Мы с Лиссой сочувственно вздыхали, глядя на печальное личико Дины, но ничем не могли ей помочь.
   -- Всего на один день, -- беззвучно ободрила я подругу. -- Завтра ему достанется кто-то другой!
   -- Например, ты... -- шепнула мне Мелисса, и я загадала, чтобы подобное столкновение произошло как можно позже.
   Я глянула на Шиша и, поймав его взгляд, скривилась. Он мне в ответ только недобро фыркнул.
   -- Задание очень простое, -- повторил Ардус, -- но важное.
   -- Почему? -- за всех спросил Адам и поправил вечно сползающие на кончик носа очки.
   -- Потом узнаете, -- хитро ответил преподаватель и принялся объяснять: -- Как видите, я вас разделил на пары "маг -- колдун". Каждый день вы будете менять партнера по тренировке, а я -- за вами наблюдать. Все вы одного уровня, пусть вам и может казаться обратное.
   -- Разве? -- простонал Ден, переживавший свой провал. Никому не хочется быть последним.
   -- Еще на первом занятии мы с преподавателями постарались разделить вас так, чтобы группы были примерно равны по силе, -- пояснил Ардус.
   -- Хотите сказать, -- насторожилась Эллоя, посматривая на Дениэля с превосходством, и колдун ответил темноволосой одногрупнице взглядом мученика, -- что в нашей подгруппе нет лидера? Того, кто сильнее. И того, кто... слабее, тоже нет? А другие подгруппы? Мы сильнее или слабее?
   Ребята с опаской уставились друг на друга, будто ожидая невидимого удара.
   -- На данный момент вы всего лишь мелкие козявки, -- фыркнул бородач, -- и значите не больше, чем подушки, на которых сидите.
   Мы все дружно потупились, признавая правоту преподавателя.
   -- И ни одна подгруппа не сильнее, -- разочаровал Эллою препод. -- А сейчас -- о задании! Итак, маг должен зажечь свечу. А колдун -- потушить ее, поглотив энергию огня.
   -- И все? -- не услышав больше никаких объяснений, удивилась Дина.
   -- Каждый день всю неделю, -- улыбнулся Ардус. -- Простенько, да?
   -- Почему мне это не нравится? -- вздохнула Арина.
   Примерно через час мы поняли, что простеньким задание было только со слов препода. Нет, зажигать свечку взглядом умели все маги, как и все колдуны были в состоянии ее затушить. Вот только...
   Ника в тридцатый раз провалила попытку и громко выдохнула.
   -- Это несложно, но утомительно, -- простонала она, убирая со лба светлые пряди. -- Я устала.
   Я могла сказать тоже самое, ведь потушить свечку, впитав энергию огня, было сложнее, чем просто задуть потоком воздуха, а для этого приходилось тратить и свою силу.
   -- Это всего лишь еще одно задание на выносливость, -- заметил Шиш, когда преподаватель вышел из зала. -- Развивает концентрацию и позволяет видеть реальные возможности каждого из нас.
   -- Откуда только знаешь? -- фыркнул Адам, свечки которого Лисса гасила мгновенно.
   За дни учебы ребята привыкли к Шишу настолько, что уже не вспоминали про ходившие о нем слухи. Дружить не дружили, но и не косились.
   -- Надо чаще общаться со старшими курсами, -- поняла Дина усмешку своего напарника.
   Со свечкой у них не ладилось: Шишень исправно зажигал огонек на фитиле, а Дина то не могла его затушить, то едва не устраивала пожар.
   -- И что? -- вернулся к расспросам Адам.
   -- А то, что все наши занятия здесь пока просто вводные, дальше, когда Ардус за нами понаблюдает, то разделит на пятерки для больших практических занятий и на пары для спаррингов, -- терпеливо пояснил Шиш.
   -- Это как? -- удивилась Ника, вытирая пол со лба. -- Нас поделят на сильных и слабых?
   -- Нет. -- Шиш прищурился, и свеча в очередной раз вспыхнула. -- Нас разделят по совместимости.
   -- А! -- воскликнула Эллоя. -- Я знаю! Мама мне рассказывала.
   Все дружно посмотрели на нее.
   -- Все началось с Надзора, -- стушевалась Эллоя. -- Там выяснили, что лучшая команда получается в паре "маг -- колдун", и принялись формировать подобные "боевые двойки".
   -- Ну да, -- согласилась Дина, -- в таких двойках суть не в том, что оба напарника сильны, а в том, что в паре они создают максимально неуязвимую связку.
   -- Они дополняют друг друга, -- встряла в объяснения Арина. -- Но зачем это нам в академии?
   -- Это давняя практика. -- Преподаватель беззвучно открыл дверь и вошел. -- Все наши занятия помогают вам расширять свои возможности и при этом познавать себя, изучая сильные и слабые стороны.
   -- И как же нам узнать сильные и слабые стороны, зажигая и гася свечку? -- вздохнула помалкивавшая до этого Зара.
   -- Как по мне, так я, похоже, вообще неудачница, -- шепнула я Дине. -- И сильных сторон у меня нет.
   -- Вполне вероятно, -- хмыкнул Шиш, услышав меня.
   Я сверкнула на него взглядом, пообещав себе устроить соседу непростой день, когда мы окажемся в одной связке.
   -- Сейчас, как это ни удивительно, у вас есть все шансы отыскать свою двойку, -- ответил на вопрос Зары Ардус. -- К концу недели мы вы сами это поймете.
   -- Но как? -- не отступала волшебница.
   Преподаватель взглянул на часы на стене и ответил:
   -- До обеда осталось два часа, за это время вы должны успеть расплавить свечу!
   -- Что? -- опешила я, глядя на толстую восковую свечу не меньше десяти сантиметров в диаметре.
   -- После каждой удачной сцепки "зажечь -- потушить" на пол будет стекать капля, -- объяснил препод.
   -- Но ведь... -- простонала Лисса. -- Это сколько же нужно...
   -- Вот именно! -- прикрикнул бородач. -- Так что хватит болтать. Трудитесь.
   Мы с Никой переглянулись и с обреченными вздохами приступили к выполнению. Остальные пары тоже взялись за дело, потея и переглядываясь. Ардус усмехнулся и расположился на своем одеяле, наблюдая за нами.
   Где-то через час у Эллои и Дена случилась внезапная остановка -- волшебница старалась, но никак не могла зажечь свечку.
   -- Давай же, -- подбодрил ее колдун. -- Мы и так медленнее всех делаем.
   Я посмотрела на свечки ребят, но ни у кого из подгруппы особой разницы не заметила.
   С каждой минутой маги и волшебницы все медленнее и медленнее зажигали свечи, в то время как мы, ведьмы и колдун, легко их тушили, пусть и расходовали силу.
   -- Не могу, -- еще через четверть часа выдохнула Эллоя и откинулась назад, раскинув руки в стороны. -- У меня не хватает резерва!
   -- Еще сорок пять минут, -- напомнил препод, отрываясь от книги.
   -- Но я не могу, -- возмутилась Эллоя. -- Мне не хватает силы. Не из ауры же черпать?! Это опасно!
   -- Вы работаете в паре, -- хмыкнул Ардус. -- Если один не справляется, то другой должен ему помочь.
   Мы все переглянулись, осмысливая слова преподавателя.
   -- Помочь? -- переспросила Ника, державшаяся из последних сил.
   -- Да. -- Преподаватель кивнул.
   В зале для медитаций повисло молчание, которое через несколько минут нарушил Дениэль:
   -- У нас два задания? Ведь передача силы -- довольно трудоемкий процесс...
   -- Маги и волшебницы почти не способны впитывать силу извне, -- хмуро напомнила всем Зара. -- Или совсем нет, или всего несколько процентов.
   -- И как же нам быть? -- простонала Эллоя, поднимаясь и разминая затекшие ноги.
   -- Тренироваться, -- напомнил Ардус, вновь погружаясь в чтение.
   Мы с ребятами переглянулись, дружно вздохнули и принялись за дело. Теперь после того, как тушила свечку, я концентрировалась и пыталась передать Нике только что полученную порцию энергии. Но, к нашему с ней огорчению, ничего не выходило.
   -- Пробуйте, пробуйте, -- подбадривал бородач нас каждые несколько минут. -- Тренировка и еще раз тренировка!
   К обеду мы все настолько устали, что на подносы себе сгрузили по двойной порции всего, что предлагалось в столовой. Женщина, наливавшая всем суп, с сочувствием посматривала на наши осунувшиеся лица и подкладывала в тарелки побольше гущи.
   -- Если бы я знала, что это сложно, -- положив голову на столешницу, вздохнула Арина. -- Эти тренировки так выматывают!
   -- Именно, -- согласилась Зара. -- Казалось бы... Простейшие задания, но, повторяя их по тысячу раз, уже не находишь не то что магических, а даже физических сил.
   -- Если я еще больше растолстею от такого питания, -- сокрушенно призналась нам с Лиссой Дина, -- то буду очень сильно горевать.
   -- Смотри, как бы ты не похудела! -- предрекла Мелисса и жадно впилась в кусочек баранины на косточке.
   Я согласно хмыкнула, отправляя в рот ложку рагу из овощей.
   Занятия с Ардусом выматывали нас настолько, будто мы не магией занимались, а таскали мешки с камнями. Бодрящее же зелье силы не восстанавливало, а лишь не давало уснуть.
   -- А у кого-то стало получаться? -- поглядывая на ребят из подгруппы, уточнила Эллоя.
   -- У нас с Адамом пару раз вышло, -- призналась Мелисса, -- но как же теперь я зверски хочу есть! Той силы, что я пыталась в него влить, хватило бы... -- Она задумалась над сравнением. -- Пару щитов поставить можно было!
   -- Я едва смог этой силой свечку зажечь, -- вздохнул очкарик. -- Это очень сложно -- принимать чужую энергию.
   На теорию мы все шли, будто на праздник, обычное конспектирование теперь нам казалось приятным и легким занятием. Когда вся группа из тридцати человек уселась, а девочка из другой подгруппы, имени которой я не помнила, старательно вытерла доску, профессор размашисто записала новую тему.
   -- Простейшее взаимодействие, -- проговаривая слова, записала Дина в тетрадку.
   За несколько следующих лекций мы узнали, что подобрать каждому колдуну и магу партнеров, с которыми у них будет лучший показатель магического взаимодействия, не так уж и сложно, что наилучший показатель передачи энергии от колдуна к магу был зафиксирован лет сорок назад и составлял порядка пятидесяти процентов и что процент можно повысить путем тренировок, даже если сначала ничего не вышло.
   -- Не верю я в это! -- сопела Дина, когда мы в четверг поднимались на шестой этаж. -- У меня пока лучший показатель с Никой, но все равно!. .
   -- Я вчера с Шишенем намучалась, -- простонала Лисса. -- Он сильный маг, но передача у нас не получилась совсем.
   Дина покивала, подтвердила, что ей с магом тоже не понравилось выполнять задание, и заметила:
   -- Удивлюсь, если ему по итогу пару подберут.
   Я пожала плечами, стараясь не вспоминать, что сегодня или завтра мне как раз предстоит разделить свечку с Шишем.
   Во вторник мне попалась Зара и мы едва не спалили зал, когда она в первый раз зажгла свечу. Волшебница перестаралась, и пламя лизнуло подушку, на которой я сидела. После этого я, нервничая по любому поводу, напустила дыму, пытаясь потушить свечку. Особенно неприятным оказалось то, что Шиш, сидевший по соседству, презрительно фыркнул. Мне было стыдно, и не помогало даже то, что с Ариной у мага взаимопонимание тоже не клеилось.
   В среду над заданием я билась в компании Эллои, но и тут не обошлось без казусов, благо их прикрыл успех Арины и Адама. Ребята так уверенно перебрасывались ходами, будто партию в теннис играли. За все прошедшие дни только им удалось расплавить свечку почти на половину и заслужить одобрительный кивок преподавателя.
   -- Адама и Арину объединят в пару, -- убежденно заверила нас Дина, заходя в зал.
   Мандражируя из-за следующего партнера, я пританцовывала до самого звонка. Мало того, что у меня и так ничего выдающегося не получается, так еще и все вокруг это видят!
   Мне повезло, и испытание в виде партнерства с Шишенем отложилось до пятницы, а сегодня мне достался Адам. Но радовалась я недолго. После вчерашнего успеха очкарик совсем не хотел работать со мной, посматривая, как идут дела у Арины. Рыжеволосой досталась Ника, и обе девушки со страдальческими минами пытались приноровиться друг к другу.
   Зато повезло Мелиссе, ее партнерство с Эллоей давало результаты, и напарницы уверенно ускорялись с каждой секундой, радуясь растекающейся вокруг свечи лужице.
   -- Интересно, -- заметила Эллоя, на миг прервавшись, -- пусть мне и удается получить совсем немного энергии, но она очень легко "усваивается".
   -- Это потому, что вы делаете простейшее взаимодействие, -- ответил Ардус. -- Если партнер подобран правильно, то чистая энергия практически не вызывает трудностей при поглощении. Пусть всего каких-то десять процентов, но они впитываются вами легко.
   -- Такое чувство, будто, по вашему мнению, преподаватель Ардус, это огромное достижение, -- просопела я, переживая, что даже с отличившимся Адамом у нас ничего не выходит.
   -- На данном этапе -- да, -- согласился бородач. -- После мы тренировками поднимем процент, заодно развивая индивидуальные навыки каждого из вас.
   -- Профессор Дарина сказала, что практически у каждого есть совместимость с любым партнером, -- вздохнула Ника, заправляя за ухо выбившуюся светлую прядь. -- Так зачем нам искать какого-то идеального, если все равно после будем тренироваться, чтобы повысить успешность передачи энергии?
   -- Потому что это сейчас вы передаете и получаете только энергию, -- строго просветил Ардус, и мы в ужасе уставились друг на друга, представляя, что нас ждет дальше.
   -- Мне уже страшно, я уже боюсь, -- простонала Арина.
   -- Ух! -- протянула Дина, дергая себя за голубую прядь.
   Отстрадав положенное время до обеда и позавидовав Дине, у которой к концу занятия таки стало получаться в паре с Зарой, я в компании подруг отправилась обедать и на очередную лекцию к профессору. Почему-то Дарина опаздывала, хотя раньше такого с ней не случалось. Вместо того, чтобы галдеть, все студенты поудобнее устроились на партах, отдыхая после обеда.
   -- Вот чему в академии учат в первую очередь, так это переходить в спящий режим в любом положении, в любом месте и в любое время, -- простонала Мелисса, подкладывая под голову сумку.
   Мы с Диной засмеялись, а потом и сами улеглись на лавку, свернув жакеты вместо подушек.
   -- Эх, сейчас бы к Ардусу, -- проныла я подругам, -- там же такие мягкие подушечки, и солнышко пригревает в окна.
   Дина и Лисса поддержали меня, синхронно закивав. Но не успели мы задремать, как дверь в аудиторию распахнулась. Адам, сидевший к выходу ближе всех, от резкого звука пошатнулся и едва не свалился в проход, но его сосед по парте вовремя придержал очкарика под локоть.
   -- Добрый день, студенты, -- пройдя к кафедре, поздоровался профессор Дорус.
   Тридцать сонных голосов были ему ответом.
   -- Сегодня профессора Дарины не будет, я ее замещаю, -- проинформировал нас Дорус.
   -- И это прекрасно... -- простонала еле слышно Дина, наблюдая за профессором.
   -- Она смотрит на него, как на десерт, -- шепнула я Мелиссе, а та едва слышно промямлила:
   -- О... Если это будет десерт в комплекте с обручальным колечком, то я согласна на все...
   -- Думаю, никто не будет против, если сегодня вместо лекции я немного расскажу о том, что ожидает вас на следующей неделе, а после вы отправитесь готовиться к завтрашним занятиям, -- объявил профессор.
   Студенты радостно переглянулись и загалдели, предвкушая, как проведут освободившиеся часы.
   -- Итак... -- дождавшись тишины, профессор прошелся вдоль кафедры, сцепив пальцы за спиной. -- Завтра у вас последняя тренировка в парах по заданию со свечой, насколько я знаю.
   Кто-то из ребят радостно поддакнул.
   -- К обеду вы узнаете, с кем из подгруппы будете заниматься самостоятельной подготовкой к большой лабораторной работе, -- просветил нас Дорус.
   Арина подвинулась к Адаму, и тот ободряюще ей улыбнулся. Я с завистью шмыгнула носом.
   Видимо, я неудачница! Ни с одним из тех, с кем я уже занималась, особых результатов не вышло. Только с Никой, но наш успех не шел в сравнение с достижениями других ребят.
   -- Если мы не подожгли и не задымили зал -- это уже победа? -- сама у себя едва слышно спросила я и с раздражением глянула на Шиша. Именно с ним мне предстояло завтра плавить свечу, и опозориться хотелось меньше всего.
   "Раздражает!" -- подумала я.
   -- Липа, сосредоточься, -- окликнул меня профессор, я мгновенно покраснела и уткнулась взглядом в столешницу.
   -- Почему это Шишень на тебя пялится? -- хмыкнула мне на ухо Дина.
   Я шикнула на подругу, предпочитая сделать вид, что очень внимательно слушаю профессора.
   -- В понедельник у вас не будет занятий вообще... -- после этих слов профессора студенты опять загалдели. -- Думаю, завтра профессора Дарины вам так же ждать не стоит, но точнее увидите утром в расписании.
   В аудитории стало очень шумно, и Дорусу пришлось повысить голос, чтобы всех успокоить.
   -- Свободные учебные часы вам даются не для того, чтобы маяться дурью! -- громко хлопнув по столу преподавателя, напомнил профессор. -- Это время вам дано на подготовку к лабораторной!
   -- Профессор, расскажите, пожалуйста, какую именно лабораторную мы будем делать? -- с милой улыбкой спросила Мелисса. -- Мы ведь прошли еще очень мало материала!
   -- Достаточно, чтобы предстать перед комиссией во вторник, -- усмехнулся Дорус. -- Ничего сложного, но вам придется доказать, что вы не просто так просиживаете половину для в зале для медитаций.
   Студенты притихли, опасливо поглядывая друг на друга.
   -- Ну что же... -- Дорус подхватил свою папку. -- Можете быть свободны.
   Я осталась сидеть на месте, тупо пялясь в одну точку и обдумывая слова профессора.
   -- Лип, ты идешь? -- позвали подруги, но я отмахнулась, сказав, что найду их позже.
   Через каких-то несколько секунд студенты покинули аудиторию, только Адам о чем-то договаривался с Ариной, а Шиш беззаботно дрых на последней парте. Я со вздохом глянула на счастливую парочку и поднялась.
   -- Профессор...
   Задавать вопросы не хотелось, но мое беспокойство было сильнее гордости. Профессор оторвал взгляд от документов в папке и вопросительно воззрился на меня.
   -- Можно я вас спрошу? -- собралась я с духом.
   -- Конечно. -- Дорус кивнул и вновь вернулся к чтению документов.
   -- А что... -- спрашивать оказалось страшно, и мой голос дрожал. -- А что, если кто-то не справиться с заданием... Я имею ввиду, если кому-то не найдется подходящей пары. Тогда и подготовка ничего не даст...
   -- Олимпиада, -- мягко произнес Дорус, -- я уверен, ты справишься. Это очень простое задание. С ним все справляются.
   -- Я вот думаю, что... может, зря я здесь? -- произнесла я, тяжело сглатывая. -- Возможно, я слишком слабая, чтобы учиться в академии. Мои родители... Они были потрясающими, а я... не унаследовала от них ничего.
   Дорус с доброй усмешкой покачал головой и заверил:
   -- Тебе кажется. Вот увидишь, через пару лет ты вполне можешь выбиться в отличницы!
   "Если бы!" -- мысленно простонала я.
   -- Иди, -- кивнул профессор на дверь. -- И не забивай себе голову глупостями!
   Уже в коридоре меня обогнал Шиш и хмыкнул, наклоняясь, чтобы я услышала его едкое замечание:
   -- Боишься вылететь из академии? Правильно!
   Я зашипела ему в спину и едва удержалась от желания повесить небольшое, но сложное проклятие, тайную разработку бабушки. Но он мгновенно скрылся из виду, не давая мне шанса.
   Как бы я ни злилась, а страх за свое место в академии не покидал меня.
   -- Завтра у меня в паре Шиш, -- шагая по коридору к лестнице, сама себе сказала я, -- и...
   -- Что "и"? -- хмыкнула поджидавшая меня на лестнице Дина.
   -- Да мы с ним вряд ли сможем что-то сделать вместе! -- призналась я подруге.
   -- Если ты не знаешь, то в группе ставки делают... -- как бы невзначай сообщила Дина.
   -- На что?
   -- На то, подеретесь вы или таки сработаетесь, -- хихикнула она.
   -- И на что ставят больше? -- с сомнением уточнила я.
   -- Не скажу! Но я тоже пару монет поставила.
   Я покачала головой и распрощалась с подругой на втором этаже, отправившись в библиотеку. Мне хотелось побольше узнать о передаче энергии, чтобы хоть как-то справиться с заданием. Ведьма-библиотекарша отправила меня в раздел лечебной магии, уверив, что именно там есть книги с подробным описанием процесса передачи силы.
   Листая книги, я задумчиво рассматривала корешки. Почти все работы в секции лечебной магии хоть и рассказывали о нужной мне теме, но подавали информацию с точки зрения магов и волшебниц, что мне совсем не подходило. Заскучав, я перешла в соседний ряд, ища что-нибудь интересное, чтобы почитать в тени деревьев, раз выдалось время и можно поваляться на траве. И тут мой взгляд выхватил из ряда книг широкий томик с золотыми тесненными руническими буквами.
   -- "Неснимаемые заклинания", -- прочитала я и вытянула книгу.
   Та тут же распахнулась на середине, явив мне иллюстрацию: колдующий маг с руками-лапами. От неожиданности и реалистичности картинки, я отшатнулась и выронила том из рук. Он гулко шлепнулся на пол, продолжая гипнотизировать меня иллюстрацией. На миг даже показалось, что с острых когтей стекает кровь, а в траве у ног мага распростерлось бездыханное тело.
   -- Чего книгами бросаешься? -- хмуро спросил Шиш, выглядывая в проход из другого ряда.
   Я нахмурилась, совсем не ожидав увидеть его в библиотеке, и полуобернулась, собираясь высказать, что производимый мною шум его не касается, но неловко оступилась и плюхнулась на пятую точку, больно ударившись локтем о полки.
   -- Ой... -- пискнула я, кусая губы и поглаживая ушибленную руку.
   -- Неуклюжая, -- вздохнул Шиш довольно беззлобно и направился ко мне, но замер, не дойдя пары шагов.
   Я проследила за его взглядом. Смотрел Шиш на тот же книжный разворот, который меньше минуты назад я и сама рассматривала. Маг мгновенно изменился в лице. Он подхватил книгу, глянул на иллюстрацию, пролистал до начала главы и зачитал вслух:
   -- "Лжеоборотни и им подобные". Вот что тебя интересует?
   Шиш прожег меня взглядом, захлопнул книгу и вогнал ее на полку к другим, будто гвоздь вбил. После этого наклонился, подхватил меня под мышки и рывком поставил на ноги.
   -- Тебе пора уже научиться меньше падать! -- презрительно бросил он и, развернувшись, удалился, будто я раздражала его одним своим присутствием.
   -- Но... -- простонала я, прикусив губу. Как он смеет на меня злиться?
   Эта мысль привела меня в чувство.
   Как какой-то маг смеет обижаться или злиться на меня, даже не дав шанса что-то объяснить? Нет! Это нечестно!
   -- Завтра посмотрим, кто кого, -- рыкнула я и стукнула по полке. Ответом мне было облачко пыли.
  
   Утро пятницы для меня началось с хмурой решимости.
   -- Если и вылечу из академии, так хоть не в одиночку! -- сказала я своему отражению и прихлопнула ладонью по раковине.
   Похоже, такой же решимостью, но только по достижению успеха, запасся и Дениэль. Он наворачивал овсянку со свирепостью голодного тигра, готового к сражению.
   -- Бедная Ника, -- хмыкнула Лисса, поглядывая на русоволосого колдуна. -- Гляньте, как его глаза сверкают.
   Мы дружно покивали, а я удержалась от стонов отчаяния, зато на занятия шла последней, едва переставляя ноги, желая оттянуть неизбежное хоть на несколько минут. Подруги мне сочувствовали, конечно, но легче от этого не становилось.
   Хорошо им! Их партнеры уже определены, а у меня...
   Я задумалась, сопоставляя прошедшие занятия, и мелко затряслась, осознавая, что выбор у меня не велик: или Ника, или Шиш.
   -- По закону подлости!
   Ну почему не может так случиться, чтобы я оказалась пусть не лучшей, так хоть не самой нерадивой неумехой. Хуже нынешней ситуации только та, при которой к лабораторной нам с магом придется готовиться вместе.
   Войдя в зал, я осмотрелась, разыскивая Шишеня, и тут же поймала на себе его злой взгляд.
   Уф-ф-ф!
   Хотелось спрятаться, но деваться в просторном зале некуда, так что я в отчаянии набралась решимости и устроилась на свободном месте с краю, поближе к двери.
   -- Сегодня последнее занятие со свечой, -- объявил Ардус, -- на следующей неделе вы приступите к подготовке и проведению лабораторной работы. В конце занятия я определю окончательные пары, а также раздам темы лабораторных.
   Арина едва слышно застонала и промямлила так, что слышали ее только я и сидевшая по другую сторону Дина:
   -- А я у старшекурсников уже выспросила и в библиотеке порылась...
   Я хмыкнула, про себя отметив, что не только мне пришло в голову поискать дополнительную информацию в библиотеке. Интересно, а что искал Шишень? Почему я не глянула название секции, у которой он торчал?
   Обругав себя, я уставилась на ботинки преподавателя, слушая его пояснения.
   -- Советую вам начать подготовку уже сегодня, -- наставительно глянул на каждого бородач, сложив руки на груди.
   -- А что будет на лабораторной и после нее, преподаватель Ардус? -- задала правильный вопрос Ника. -- Зачем нам эта лабораторная?
   -- За вами будет наблюдать преподавательский состав, -- принялся пояснять препод. -- Вы должны показать себя с лучшей стороны, чтобы по итогам их оценок попасть в наиболее удачную для каждого из вас пятерку. В пятерках вы будете сдавать групповые практические работы по очень многим заклинаниям. В правильно составленной команде даже самый слабый участник окажется на своем месте.
   Я смотрела на преподавателя, но уловила беззвучный смешок Зары, когда она глянула на меня. Хотелось развернуться и остудить зазнавшуюся брюнетку, но раньше меня это сделала Дина, хмуро шикнув на свою новоиспеченную напарницу.
   -- Так же преподаватели посмотрят на вашу работу в сцепках по двое, -- продолжил преподаватель. -- Это даже важнее. Если в пятерках вы будете сдавать пройденный материал по итогам семестра, то в двойках вам куковать все пять лет.
   Дина рядом расстроенно вздохнула и шепнула мне на ухо:
   -- Кажется, только Арина и Адам рады такому исходу.
   Я не могла не согласиться с подругой. Парочка рыжих отлично спелась, они даже ходить стали вместе, расставаясь лишь в холле общежития. Еще немного, и вся академия поймет, что они встречаются.
   -- Три пары уже определились, -- сказал Ардус, -- надеюсь, сегодня и остальные проявят себя.
   А то как же!
   Я перевела взгляд на сидевшего напротив мага и содрогнулась. Шиш так откровенно сверлил меня злым взглядом карих глаз, что хотелось помахать над головой, проверяя, не висит ли на мне уже пара десятков проклятий, хоть оных там быть не могло.
   Ну и что я вчера такого плохого сделала? Случайно встретила в книге упоминание о чарах, жертвой которых он стал? Ну я же в этом не виновата! Специально не искала!
   Сглотнув, я предпочла перевести взгляд на свечку.
   -- Все, за работу! -- скомандовал Ардус и отступил.
   Огонек на свечке передо мной мгновенно вспыхнул, я даже моргнуть не успела, а сидевший сбоку от Шиша Адам резко отшатнулся, услышав тихий рык.
   Я стиснула зубы и затушила свечу, но не успел фитиль остыть, как пламя вспыхнуло снова.
   "Он быстрый", -- подумалось мне, а дальше времени на размышления не осталось.
   Я не успевала тушить свечу, как маг вновь ее зажигал. Со стороны казалось, будто пламя просто мельтешит из стороны в сторону.
   В таком темпе мы перебрасывались не меньше часа, не глядя друг на друга и не разговаривая. Я злилась все больше, понимая, что Шиш просто пытается меня загонять.
   "Не получит он от меня силы, пусть не думает даже!" -- мысленно выкрикнула я и искривила губы.
   -- Шишень, Олимпиада, осторожнее, -- подал голос преподаватель, -- и перейдите уже на передачу энергии.
   Я фыркнула, делая вид, что не услышала препода.
   Обойдется Шиш и без моей помощи! Нечего! Он вредный!
   -- Тише, тише, -- простонала Дина, глядя, как пламя над нашей с Шишем свечкой вытягивается с каждым разом на сантиметр выше, -- пожар не устройте!
   -- Тут стены покрыты защитным зельем, -- отмахнулся Ден. -- Даже при большом усилии не подожгут.
   Мы с Шишем таки переглянулись, и тут мне в голову пришел план злобной маленькой мести. В очередной раз потушив свечу, я плавным толчком кинула в сторону мага сгусток чистой энергии, следя за его реакцией. Шиш хмыкнул, на миг замер, сосредотачиваясь и пытаясь поглотить эту силу. Саму энергию я не видела, -- такому учили на втором курсе, -- но физически чувствовала, как Шиш принимает магию и каких усилий это ему стоит. Поймав момент, когда сила заструилась по венам мага, впитываясь, как влага в землю, я сосредоточилась и бросила еще энергии. А потом еще.
   Заметил он прибавку или нет, но остановить передачу не пытался. Даже глаза закрыл, прислушиваясь к себе. А потом нахмурился и глянул на меня. В его глазах читался вопрос, будто он не понял, что произошло. Честно говоря, я тоже не совсем поняла, что случилось, потому как в воздухе излишков собственной энергии я не ощущала, хотя пыталась их притянуть. Ведь не мог Шиш принять все, что я ему кинула?
   Маг прищурился и глянул на свечку. Волну жара я почувствовала раньше, чем вспыхнуло пламя. Я будто наблюдала за происходящим со стороны, как в замедленной съемке.
   Вот фитиль вспыхивает, на нем бурлят, преобразуясь, крупицы силы. Энергия оплетает тонкую льняную нить, та шипит и растворяется в огне. Пламя вытягивается вверх, все разрастаясь и разрастаясь, призмой прогибаясь от мага ко мне.
   В какой-то нереальной тишине я услышала крик Дины, когда подругу за руку оттаскивал в сторону Ден. Глянуть на Дину я не успевала. Я вообще ничего не успевала. Даже откатиться в сторону, уклоняясь от огненной линзы, что грозила упасть на меня сверху.
   Мое тело среагировало раньше, чем я сама поняла, что делать. С выставленных вперед ладоней сорвался широко развернувшийся щит, двумя лазоревыми крыльями отгораживая меня от надвигающейся опасности.
   Бабушка всегда повторяла, что при неожиданном и сильном магическом ударе нужно обязательно закрывать глаза, но, похоже, именно в этот раз я позабыла все нравоучения. Да и самого удара от столкновения огня со щитом я почему-то не боялась. Вместо испуга, попытки хотя бы отвернуться или заслониться, чтобы избежать ожога, если мой щит развалиться, я почему-то смотрела на Шишеня, больше занятая его реакцией на происходящее. В его взгляде не осталось ни капли злости, только волна ужаса.
   Почему?. .
   Огненная линза столкнулась с моим щитом, и тот лопнул, хоть и поглотил большую часть жара. Меня, как куклу отбросило назад, прокатив по полу. Я охнула, пытаясь вдохнуть. В ушах звенело, а я все никак не могла понять, из-за чего.
   Звуки вернулись сначала какофонией, лишь секундой позже распавшись на голоса моих перепугавшихся сокурсников. Ко мне подбежала Дина и принялась трясти, требуя ей ответить. Почти сразу к ней присоединилась и Мелисса.
   -- Тише, -- попросила я. -- Не кричите.
   -- Адам, сбегай за медсестрой! -- перекрикивая всех, приказал преподаватель. -- Выглядят они нормально, но кто знает...
   Они?
   Я села и быстро огляделась, пытаясь понять, кто еще пострадал. Ровно в такой же позе у противоположной стороны тряс головой Шиш. Похоже, его немного оглушило волной, которую мой щит обратил в другую сторону. Арина что-то громко говорила, но я не могла разобрать слов.
   -- Ну вы, ребят... даете, -- хмыкнула Эллоя, носком ботинка поддевая край постепенно застывающей кляксы, в которую превратилась наша с магом свеча. Подушки по обе стороны от кляксы едко чадили, наполняя зал дымом.
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Дыхание магии" (Приключенческое фэнтези) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Ю.Меллер "Кому верить?" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"