Грарк Алекс: другие произведения.

Альфа Скорпиона -1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Далёкое будущее. Земляне достигают окрестности звёздного гиганта Антариуса...

   "Знать, как действовать, - половина дела, другая половина -
   знать время, когда совершать действие. Для всех дел в мире
   есть надлежащее время, но чаще всего люди упускают его."
   "Таис Афинская" И.Ефремов
  
   Пролог
   Космическое пространство - бесконечно. Когда человек выходит в космос для его изучения и поиска разумных существ, конечно, в первую очередь он предполагает найти такие условия для жизни, которые подходили бы и ему, то есть одинаковые с земными, либо отличающимися совсем немного. И существа, найденные в таких условиях, просто обязаны походить на человека, чтобы можно было поздороваться за руку, поговорить на общую тему, похвастаться новинками применяемой техники, влюбиться в иноземную красавицу. Но из-за огромного количества миров в пространстве и из-за отсутствия равных условий для существования, человечеству в течении двухсот лет после начала Космической эры не встретилось никакой разумной цивилизация. И земляне вынуждены были забираться в Пространство всё дальше и дальше...
  
   Восемнадцать лет назад к Антаресу стартовал с окололунной орбиты самый мощный в то время звездолёт "Арамис", снабжённый усовершенствованным прямоточным двигателем Бассарда. Когда его собирали, земляне в сильные бинокли наблюдали в ясные ночи, как около Луны разгоралась новая звёздочка. "Арамис" поражал человеческое воображение своими размерами. Жилые отсеки могли вместить население нескольких городов - не самых крупных, конечно. О гиганте слагали песни, писали стихи, поэмы и романы. Монтажные работы продолжались почти десять лет: десять лет кропотливого, тяжелого труда и миллиарды тонн ажурной конструкции из лучших сортов мемонита.
   Корабль предназначался для исследования Пространства около одной из крупнейших звёзд нашей Галактики и поэтому должен был выдерживать колоссальные нагрузки. Испытания проводились за орбитой Юпитера и прошли весьма успешно. Ожидалось, что во время полёта за пределами Солнечной системы "Арамис" достигнет скорости около трёх девяток после нуля от светового порога. Эта скорость позволяла достигнуть окрестностей Антареса ещё при жизни первого экипажа, но на Земле должно было пройти времени в тридцать раз больше.
   Сколько раз пытались лучшие умы человечества опровергнуть уравнения теории относительности Альберта Эйнштейна! Возникали красивые, но не состоятельные теории Эрраша, Путару, Левашова, Фрюска. А гений середины двадцатого века остался непоколебим. Несколько расширил теоретические выводы Эйнштейна английский учёный Хокинг. У него была необычная и тяжёлая судьба. Смертельная болезнь привела к тому, что большую часть жизни Хокинг провёл в инвалидной коляске, оборудованной компьютером, на котором он и выполнил главные вычислительные работы, продолжив исследования Вселенной и времени. Скончался Хокинг уже в начале двадцать первого века, но объединить все основополагающие теории физики ему не удалось. Работы продолжали его ученики. Философы левого направления настаивали на своём предположении, что Вселенная и свет неразделимы и мир замкнут в луче света. Однако расчёты такого предположения никто представить не смог. И только через три десятилетия светловолосый юноша из южноафриканского посёлка на берегу океана смог правильно трактовать выводы Эйнштейна и дал возможность увидеть сквозь них новые горизонты для физиков, математиков, астрономов. Так взошла новая звезда Земли - Бет Юнаг.
   Когда Бет родился, "Арамис" уже наполовину был построен, а когда Бет окончил предварительный школьный факультатив и начал обучение в начальной группе университета под руководством знаменитого Ньюскала, "Арамис" затерялся в звёздном пространстве и не подавал никаких признаков жизни, хотя вся внешняя исследовательская мощь планеты не оставляла без внимания тот участок неба, где пылал огненный Антарес, отстоящий от Солнца на шестьсот световых лет.
   Импульсные передатчики, которыми оборудовали суперзвездолёт, могли связать его с Землей теоретически на любом расстоянии, но время - неумолимо, сигналы уже затерялись в нём и о людях, запертых внутри корпуса корабля, ничего не знали. Как они там? Что с ними? Шестьдесят человек - тридцать семей, - что малая песчинка в океане, затерялись в Пространстве и не имели возможности поговорить с друзьями и родственниками. Самыми близкими друзьями и родственниками они сами теперь стали друг для друга, ближе никого не будет до окончания жизни, не считая, конечно, следующие поколения астронавтов.
   Таких кораблей, как "Арамис", больше не строили. Не было просто смысла отсылать уйму металла в неведомую даль, откуда возвратиться будет очень сложно, да скорее всего - маловероятно. Земляне, пользуясь лёгкими планетолётами, изучали околосолнечное пространство, а также планеты, наиболее удалённые от светила. Автоматические станции нашли вблизи Плутона много почти таких же, как и сама малая планета, небольших остатков от протооблака, из которого миллиарды лет назад образовалась Солнечная система. Все они представляли собой безжизненные куски охладевшей во мгле вечной ночи породы. Проектами предусматривалось транспортировать её для переработки на Марс или один из спутников Юпитера. Марс больше подходил для этих целей, так как ближе находился к Луне и Земле. На Марсе сразу можно было выплавлять мемонит для нужд космонавтики, используя термоядерные установки в полярных, ещё не обжитых областях.
   Красная планета медленно заселялась. С одной стороны, этому препятствовали сильные пылевые бури, частенько проносившиеся над всей планетой, а с другой - малый рост земного населения. Люди давно стали контролировать себя в деторождении и не существовало опасности перенаселения, которая в давно прошедшие годы вызывала вражду и войны.
   Большие работы велись на Венере. Эту планету с помощью соответствующей обработки лишили буйной атмосферы и оставили остывать. Через десятки лет Утреннюю звезду предполагалось превратить в цветущий сад. Дикие первозданные горы Венеры манили к себе миллионы туристов и спортсменов. В быстром темпе планета покрывалась установками для выделения из поверхностного слоя избытка связанного кислорода. А пока альпинисты с кислородными аппаратами под наблюдением служб страховки с энтузиазмом атаковали неприступные вершины. Затем эти вершины получали, в основном, девичьи имена...
  
   Глава 1. СУРы.
  
   Сегодня учитель физики поставил мне неудовлетворительную оценку за домашнее задание. Правда, я нисколько не расстроился, потому что знал несколько больше, чем показал в ответах. Неудовлетворительную оценку исправить мне было несложно, но для этого ответы должны были расходиться с новыми знаниями, полученными мной и Ником. Пока мы никого в это не посвящали, наверняка могла получиться шумиха: вызвали бы родителей - моих и Ника - воспитывать несколько часов, ещё что-то придумали бы для нашего позора. Мы молчали, не показывали свои расчёты даже близким друзьям. Нас всё равно давно прозвали СУРами (слишком умными ребятами), и мы старались этому соответствовать, всегда находили возможность с помощью шутки увести особо пытливых в сторону, сбить с правильного пути. Особенно приставал с расспросами Джек Симпсон, у него одного из учащихся нашего потока голова варила почти, как у нас, и Джек был ближе всего к разгадке нашей тайны.
   "Арамис" по-прежнему удалялся от Солнца со скоростью почти 300 тысяч километров в секунду, 26 миллиардов километров в сутки. Условия жизни на гигантском корабле были прекрасными для астронавтов, а второе поколение с рождения считало себя астронавтами наравне со старшими и пользовалось всеми благами просторных помещений, спортивных залов, водных бассейнов, травяных футбольных полей. Концентрация населения здесь была чрезвычайно низкой, с перенаселённой Землей не сравнить! Прекрасно настроенные механизмы всегда обеспечивали нормальную - по словам родителей - силу тяжести: мы-то не знали, какой она должна была быть на самом деле. Пока мы росли, нам даже удивительным казалось некоторое напряжение взрослых, они чувствовали себя не в своей тарелке, тосковали по родной Земле, по оставленным где-то в дали Космоса только им известным людям. Частенько, в минуты отдыха, я замечал свою мать со старыми фотографиями или за видеокадрами, где можно было разглядеть неизвестных мне землян - либо смотрящих в объектив съёмочного аппарата, либо выполняющих какую-нибудь непонятную работу. Иногда они смеялись в кадре, но я не мог понять, что их так веселило. Наверное, это было традиционным для землян. Нам в полёте особенно смеяться было не о чём, мы с рождения только и делали, что изучали жизнь во всех её проявлениях на корабле и за его бортом, разбирались с научными дисциплинами, начиная с азов. Нам была поставлена задача к двадцати годам суметь заменить любого члена экипажа нашего звездолёта. Совет корабля предполагал, что такая необходимость может наступить в любое время. Астронавты болели, гибли при ремонтных работах внутри и снаружи корабля, пока это были единичные случаи, но время шло, а с ним уменьшалось количество членов первоначального экипажа. И это при том, что общая численность людей на "Арамисе" достигла за счет подрастающего второго поколения 107 человек, то есть увеличилась почти в два раза.
  
   Пришёл день первого для нас серьёзного аврала на корабле. В условное ночное время прекратилось снабжение электроэнергией бытовых помещений "Арамиса", хотя сам он с той же сумасшедшей скоростью мчался к далёкой цели в направлении к горячему Антаресу для поиска населённых планет около него, либо у его спутника Антареса В. По тревоге подняли весь экипаж и молодёжь в возрасте более пятнадцати лет. Хотя это и оказалась учебная тревога, но нам всем пришлось накрутить по кораблю многие километры в поисках неисправности в энергетических сетях. Как ни странно, повреждение было найдено Джеком Симпсоном. На подведении итогов боевого занятия Председатель Совета звездолета Дэн - он же и капитан космического судна - объявил благодарность Джеку и поставил его в пример остальным подросткам. Оказалось, что экипаж заранее оповестили о ночной тревоге, и все взрослые с интересом следили за нашими действиями, хотя искали неисправность совместно с нами. Отец вечером сказал мне с улыбкой:
   - Сынок! Ты не обижайся, но этот молодой Симпсон - парень, что надо! Бери с него пример...
   Мы с Ником на следующий день заперлись в моей комнате и долго спорили, могли ли опередить соперника? Немного позже мы выяснили, что Совет усложнил всем задачу и точка повреждения при помощи специальной учебной программы оказалась "плавающей", такую можно было обнаружить совершенно случайно любому поднятому по тревоге, правда, члены экипажа были не в счёт, они только страховали наши действия. И тем не менее, от нас Джек тоже получил поздравления, он всё равно их заслужил, у него хватило упорства искать место повреждения как раз в нужных местах, и он делал это раз за разом, пока не добился своего. Ник в тот же вечер пригласил Симпсона прогуляться с нами по верхней палубе корабля.
   - Джек! - начал разговор Ник. - Мы с Сержем подумали, что ты достоин влиться в нашу группу. Раньше ты сам изъявлял желание проникнуть в нашу тайну, теперь мы видим, что ты не будешь помехой, думаем, что сможешь хорошо помочь! И теперь группа увеличивается до трёх человек...
   Джек даже не дал закончить Нику основную мысль. Он сразу воскликнул:
   - Парни! Какой разговор, я - с вами! Речь ведь идёт о новом взгляде на разработанные сотни лет назад уравнения Эйнштейна?
   - Именно об этом! - подтвердил я. - Только у нас условие: никто не должен знать, что мы этим занимаемся. Придёт время - сообщим всем! Всё-равно без помощи наших старейших до конца проблему мы не решим.
   С того дня все ученики заметили, что Симпсон примкнул к СУРам, то есть к нам. И никто не удивился, потому что парень давно показывал прекрасные знания по всем предметам. Напротив, раньше все недоумевали, почему он ещё не с нами?
   Время убыстряло свой ход. Если маленькими детьми мы удивлялись, что оно так медленно движется, то ближе к окончанию школьного курса стало заметно, как нам его не хватает! Здесь и увеличение количества учебных часов, и повышенная программа практических занятий по системам корабля, и физическая подготовка, и подготовка к военным действиям с применением имеющегося на корабле оружия. А ещё появились новые интересы, ребята взрослели, начинали увлекаться девчонками. У тех была своя программа подготовки, и она тоже подходила к концу. А Совет корабля внимательно следил за началом процессов появления третьего поколения на "Арамисе".
  
   Соревнования по плаванию на корабле проводились ежемесячно, причём в них принимали участие все желающие независимо от возраста. Плавание - один из избранных видов спорта для замкнутых систем обитания, типа колоний на безатмосферных планетах, их спутниках или космических кораблях Дальнего поиска. Как обычно, в определённый ещё ранее Советом, первый понедельник месяца все любители плавания собирались в огромном помещении с гигантским бассейном. Это же помещение готовили для легкоатлетических соревнований, для занятий с мячом. Сегодняшний день совпал с годовщиной отлёта с Земли и приз должен был вручить Председатель Совета. Дэн сам всегда участвовал в заплывах и часто обгонял многих молодых членов экипажа. Но сегодня мы Дэна не увидели, отец сообщил нам с Ником, что Председателю пришлось заняться какими-то более важными делами, а приз поручено вручать ему. Я гордился своим отцом, потому что он был одним из первых заместителей Дэна и частенько подменял его в разных ситуациях.
   Мы с Ником и Джеком пошли к своей группе готовиться к стартам, групп всего было четыре: парни, девчата, мужчины и - совсем небольшая группа - женщины. Вначале заплывы проводили для девчат, остальные болели за своих хороших знакомых. Хотя мы все были здесь знакомы, но всё равно у каждого человека были свои симпатии к отдельным членам большой команды звездолёта. Мне, например, нравилась сестра Джека Элен. К сожалению Элен нравилась и Нику, что не мешало нашей дружбе и общим увлечениям новыми теориями при изучении Пространства и времени. Мы сидели рядом и громко подбадривали девушку, которая несколько упустила старт и плыла теперь только третьей. Элен всегда классно плавала и часто в заплывах была первой. А сейчас после половины дистанции вперёд вырвалась чернокожая Рейра. За неё тоже болело много поклонников и шум стоял приличный. Рейра отличалась своеобразной красотой народов Африканского континента, у неё было мощное мускулистое тело и все шансы прийти сегодня к финишу первой. Но мы всё равно верили в свою звезду Элен и, похоже, не напрасно: на финишной прямой у неё почти получилось достать Рейру, плывущая какое-то время второй Карен Ацурян не смогла тягаться с Элен и осталась на третьей позиции, а к финишу Рейра и Элен пришли одновременно. Правда, фотофиниш показал, что африканка вырвала победу лишь в долях секунды.
   Девчонки растянулись на песке под яркими лучами искусственного солнца, чтобы отдохнуть после заплыва, затем Элен поднялась и пришла к нам. Ничуть не огорчённая поражением, она оживленно стала рассказывать о своих действиях при заплыве:
   - Всё-таки, - заключила она, - я её почти сделала!
   Мы с Ником поздравили девушку и пошли к старту. Джек задержался с сестрой.
   - Как ты думаешь? - спросил я у Ника. - Не пригласить ли нам Элен в группу? Всё-таки она его сестра...
   - Вот тогда мы точно перестанем готовить свой прорыв! - ответил Ник. - Зачем заниматься формулами, когда можно будет любоваться профилем красотки?
   Я промолчал, понимая, что он прав. Но мне очень хотелось чаще видеться с Элен, а другого выхода не было. У девушки было собственное увлечение: от природы она была одарённым человеком, прекрасно рисовала с натуры. У нас в жилых каютах у каждого было по несколько акварельных рисунков Элен. И не только у её близких приятелей и подруг, она отдавала свои работы всем, кто пожелает, вывешивала их в комнатах общего пользования. Мы иногда удивлялись, когда она успевает хорошо учиться?
   Нас догнал Симпсон и сообщил тревожную новость:
   - Мне встретился Алекс Нехлюдов, говорит, что Председатель Совета Дэн заперся в своей каюте и никому не отвечает.
   Оглядевшись, я не нашёл среди зрителей и участников соревнований своего отца, значит, действительно что-то случилось на верхней палубе, вблизи блока управления звездолётом. Иначе он был бы здесь, скоро ведь должно состояться награждение отличившихся пловцов. Джек поторопил нас:
   - Опаздываем к старту!
   В заплыве у нас было десять участников. Только Джеку удалось войти в тройку призёров, мы с Ником остались в середине списка, а вырвал победу Стив Кубейн. Это был изящный юноша с немного ассиметричным лицом, любимец преподавателя словесности. У него была тяга к сложению стихов и часто мы видели Стива в одиночестве на улицах жилых кварталов, некоторые свои стихи он читал на торжествах по какому-нибудь случаю, мне, правда, они не нравились, потому что голова была забита математическими формулами. А Ник был в восторге от Стива, единственно, что нам не совсем было по душе, это слишком частое уединение парня. Когда мне приходилось встречать в таких случаях Стива, я поражался явной печали в его огромных глазах, он редко веселился вместе с нами и почти не подходил к девушкам. Ходили слухи, что Стив наизусть знает все свои стихотворения, а их у него накопилось огромное количество, как у древних знаменитых поэтов Земли.
   После окончания стартов я позвонил отцу, чтобы сообщить ему об этом и поторопить с награждением победителей. Отец долго не отвечал, потом каким-то упавшим голосом сообщил мне, чтобы его не ждали:
   - Передай старшим групп, что произошло чрезвычайное происшествие, которое задерживает меня в рубке корабля. Но думаю, что моё отсутствие не очень испортит праздничный настрой ребят, ведь само по себе награждение - условность для этой области Дальнего космоса!
   Я пересказал ребятам разговор, заявив, что детали случившегося мне неизвестны. Все собравшиеся с пониманием отнеслись к ситуации и постепенно разошлись по своим делам. Элен с подружками удрала на дискотеку разучивать новые танцы, мы втроём решили подняться на верхнюю палубу. Дверь в рубку была открыта, мой отец сидел с дежурным пилотом у пульта, а Дэна здесь я не увидел.
   - Мужайтесь, друзья! - тихо сказал отец. - Дэна с нами больше нет, он найден мёртвым, причём причины смерти сейчас устанавливаются в медицинском отсеке. Предлагаю разойтись по своим каютам, сейчас вы мне не понадобитесь.
   Мы спустились ко мне и с полчаса обсуждали случившееся.
  
   На следующий день с утра был назначен сбор всего состава экипажа в зале экстренных заседаний. Мой отец кратко сообщил о смерти капитана "Арамиса" и зачитал записку, найденную им при Дэне. Дэн в ней оповестил о неизлечимой болезни, предвидении своей внезапной кончины и назначении следующим капитаном звездолёта второго своего заместителя - Джеймса Рукера. Рукер стоял здесь же, рядом с отцом, он принял от него записку, являющуюся одновременно приказом и склонил голову. Затем посмотрел на собравшихся и сказал:
   - Жизнь всегда делает нам неожиданные сюрпризы. Таким сюрпризом оказалась и смерть нашего капитана. Это не первая смерть в полёте, и, скорее всего, не последняя. Тем не менее, мы по-прежнему летим по выбранному направлению к Антаресу. Уверен, что нас ждут неожиданные открытия после долгого пути.
  
   Глава 2. На острове.
  
   После преобразования Организации Объединённых Наций в Единый парламент планеты и подписание руководителями всех стран мирной декларации прошло уже два века. С войнами было покончено, оружие частично уничтожили, а остальное было надёжно сохранено для возможных конфликтов с враждебными цивилизациями и уничтожения опасных для Земли астероидов. Научные институты всех стран начали заниматься над проблемами планеты сообща, были отброшены всякие придуманные для обогащения кучки людей преграды типа ноу-хау: все открытия мгновенно становились общим достоянием землян, это привело к резкому ускорению технического прогресса, к освоению Луны и соседних планет. Над северными холодными областями были зажжены искусственные светила большой мощности, что позволило резко изменить климат, улучшить условия проживания населения в высоких широтах, обеспечить высокую урожайность сельскохозяйственных культур и исключить риски неурожайных дет. Начинались рассмотрения долгосрочных проектов по перемещению спутников планет-гигантов на более близкие орбиты в Пояс жизни, чтобы осуществить на них массовое перемещение землян из стран с высокой концентрацией населения. Слово "олигарх" исчезло из обихода, люди уравнялись в своих правах и принадлежащей им собственности.
  Они поняли, что только труд, соответствующий врождённым способностям и вкусам, многообразный и время от времени переменяющийся - вот что нужно человеку.
  
   Команда Бета Юнага работала целыми сутками, стараясь не допустить цепную реакцию непрерывно появляющихся новых знаний, которых не было в традиционной астрофизике. Необходимо было не торопясь выстроить стройную систему, подобную единой теории поля Эйнштейна, но уже на более высоком уровне современных знаний. Этим занимались отобранные в разных странах лично Юнагом молодые ученые, не зацикленные на теориях, изложенных в современных учебниках, по которым получали образование в лучших учебных заведениях планеты. На специально выделенной территории физики и астрофизики искали подходы к совершенно необычным решениям задач, определяющих скорость перемещения материальных тел в реальном пространстве-времени.
   Работа велась на одном из океанских островов вблизи Австралии. Лаборатория была связана постоянно действующим воздушным мостом с красавцем Сиднеем. Именно через Сидней лаборатория снабжалась всем необходимым: провиантом, точными инструментами, средствами связи, последними сообщениями об открытиях ученых, работающих в том же направлении. В группе Юнага работали Николас Крейг, Пит Симонсон, Ла Ци, Северин Ольховский. Главным методом решения сложных вопросов здесь была мозговая атака, ребята собирались вместе на несколько суток и, не отрываясь от дела, вгрызались в проблему до победного конца. Этим молодям людям не составляло труда за ночь подготовить сотню компьютерных файлов с новыми противоречивыми формулами в исследуемой области знаний. А потом несколько суток они же сравнивали содержимое файлов, до хрипоты спорили о том, кто прав, а кто находится на ложном пути познания истины.
   А ночами Бет Юнаг вновь изучал работы Альберта Эйнштейна, кроме того, он интересовался ходом рассуждений великого физика прошлых лет, его отношением к своим работам и работам других физиков и математиков.
   Многие математические решения, которые использовал великий Эйнштейн при исследовании физических и космологических вопросов, были актуальны до настоящего времени. При жизни, занявшись проблемой Единой теорией поля, которая должна была объединить гравитацию, электромагнетизм и теорию микромира, Эйнштейн создал две версии ЕТП. Но ни одна из них ему не пришлась по душе. Обе модели были математически изящны, из них вытекала не только общая теория относительности, но и вся электродинамика Максвелла - однако они не давали никаких новых физических следствий. А чистая математика, в отрыве от физики, никогда Эйнштейна не интересовала, и он забраковал обе модели. Сначала Эйнштейн пытался развить идеи Калуцы и Клейна - мир имеет пять измерений, причём пятое имеет микроразмеры и поэтому невидимо. Получить с её помощью новые физически интересные результаты не удалось, и многомерная теория была вскоре оставлена (чтобы много позже возродиться в теории суперструр). Вторая версия Единой теории основывалась на предположении, что пространство-время имеет не только кривизну, но и кручение; она тоже органично включала Общую теорию относительности и теорию Максвелла, однако найти окончательную редакцию уравнений, которая описывала бы не только макромир, но и микромир, так и не удалось. А без этого теория оставалась не более чем математической надстройкой над зданием, которое в этой надстройке совершенно не нуждалось.
   В разговоре с немецким математиком Германом Вейлем Эйнштейн как-то сказал ему: "Умозрительно, без руководящего наглядного физического принципа, физику нельзя конструировать".
   Постепенно новая единая теория поля, позволяющая математически описать все физические проблемы, намеченные ещё в годы Эйнштейна, а также значительно позже, была всё-таки создана молодыми учеными группы Юнага. Несколько выводов из неё позволили приступить к проблеме движения сквозь пространство-время абсолютно по-новому...
  
  
  
  
   Глава 3. Изменение цели.
  
   Причины гибели Дэна, установленные медиками корабля, оказались неутешительными, Председатель Совета сделал себе укол вещества, мгновенно парализовавшего сердце. Возраст в семьдесят пять лет был не критическим для Дэна, он мог исполнять свои обязанности ещё много времени, передав затем бразды правления обычным путем. Но было, очевидно, что Дэн страдал каким-то недомоганием, неизвестным наблюдающему медперсоналу, которое заставило Председателя принять такое внезапное решение. Никому он не жаловался на самочувствие и покончил с собой неожиданно для всех.
   Дэн не был связан с кем-либо, жены у него не было. Кроме Дэна был на корабле ещё один человек из первоначального - стартового - состава, не связанный узами брака. Это был инженер связи Алекс Нехлюдов, его пригласил в полёт сам Дэн, потому что у них до этого состоялось два совместных полёта: один - к Сатурну, для изучения колец, а другой - за пределы Солнечной системы, связанный с испытанием некоторых вновь созданных приборов будущего звездолёта "Арамис". Алекс прославился ещё в Высшей Школе космоплавания своими глубокими познаниями в разнообразных системах связи, поэтому он привлёк к себе внимание Дэна, который решил навестить Нехлюдова и выяснить его мнение по поводу полёта "Арамиса". Алекс был одиноким человеком, его ничто не удерживало на Земле, а объём знаний, полученный при обучении и самообразовании, позволил Дэну включить инженера в список экипажа звездолёта.
  
   Джеймс Рукер слыл человеком, совершенно не боявшимся трудностей. Видимо, это была одна из причин оставить капитаном именно его, когда Дэн принимал решение. Джеймс, встречаясь с новой проблемой, никогда не старался отложить её решение на последующее время, он сразу определял астронавтов из молодёжи, более всего готовых к борьбе с неприятностями. Объяснив участникам группы, что за работа им предстоит, Рукер уже предполагал варианты решения, но не ограничивал никого в своём видении проблемы. В течении рабочего дня капитан несколько раз связывался с группой и координировал поиски решений, поражая своей настойчивостью и эрудицией. Не было ещё случая, когда команда, набранная Рукером, не находила выхода из самого трудного положения.
   Пришло время, когда "Арамис" приблизился к Антаресу на достаточное расстояние, чтобы начать поиски подходящих планет для проверки на существование любых жизненных форм. Как и положено, в первую очередь начинали изучать планеты, входящие в Пояс жизни. Приборы звездолёта неторопливо ощупывали участки пространства впереди себя. Всего было обнаружено в системе звезды сорок девять объектов с массой более массы Венеры. Обычно все руководства по изучению планетных систем рекомендовали в первую очередь начинать с объектов именно, похожих по внешним характеристикам на соседку Земли. Планеты с меньшей массой практически не подходили для жизни. Крупные планеты, типа газовых гигантов от Нептуна до Юпитера тоже не могли рассматриваться, как имеющие разумные формы жизни, однако их тоже тщательно изучали вместе со спутниками, некоторые из которых имели атмосферу с достаточным содержанием кислорода и массу, близкую к землеподобным планетам. При наличии большого количества энергии - внутренней и внешней - такие спутники рассматривались, как кандидаты на появившуюся когда-то жизнь. Какая это могла быть жизнь: в виде слабой растительности - мох на скалах, или развитой разумной цивилизации - в любом случае её следовало изучить и внести в Звёздный каталог. Пока каталог насчитывал только одну главу, да и то про Землю и колонизированные землянами в Солнечной системе планеты. Орбитальные телескопы не нашли других кандидатов в Звёздный каталог, а сложно прошедшая экспедиция в систему тройной звезды Альфа Центавра, кроме разочарования и печали для землян ничего хорошего не принесла. Были только два сообщения от её участников. В первом сообщении капитан Серебров поведал о благополучном подлёте к первой по ходу звезде - красному карлику Проксиме Центавра - и начале исследований первых двух найденных планет и окружающего их космического пространства. А во втором сообщении, пришедшем только через год, второй помощник капитана простился с Землёй. История первого похода землян к звездам оказалась трагической. Обе самые отдаленные от Проксимы планеты были мертвы, кроме скал и холодных замёрзших озёр из метана ничего обнаружено не было. Позже была высадка членов экипажа на третью - ближайшую к Проксиме планету, которую обнаружили астрономы Земли ещё в начале прошлого века в числе так называемых экзопланет. С ней было связано очень много надежд, потому что она расположена на самой границе Пояса Жизни, температура у поверхности держится в среднем около нуля градусов по Цельсию. Имеется плотная атмосфера, почти постоянно закрытая холодными облаками из водяного пара. То ли быстрое вращение вокруг Проксимы - за двадцать земных дней, то ли недостаток тепла, получаемого от красного карлика, но факт оставался фактом: на экзопланете, отстоящей от звезды на расстоянии всего половины астрономической единицы, жизни обнаружено также не было. После перелёта к звёздам Альфа Центавра "А" и "В", близким по свойствам нашему Солнцу, экипаж окончательно убедился в том, что планетные системы тройной звезды безжизненны, причём от членов многочисленного экипажа никого не осталось в живых. Серебров погиб одним из первых при посадке на одну из планет у Альфа Центавра "В" во время неожиданного извержения вулкана. А Томасу Хорроу, которому удалось отправить последнее сообщение, оставалось жить несколько дней в одиночестве на корабле, в который по воле случая врезалась блуждающая комета.
  
   Рукер вместе с членами Совета проанализировал полученные данные обо всех объектах Антареса. Подходящих планет и спутников, где следовало бы проверить наличие жизни со спуском на поверхность, не нашлось. Такой итог прогнозировался ещё на Земле в Центре космических исследований. Звёздный гигант Антарес был слишком горяч и массивен, обладал интенсивным рентгеновским излучением и надежды на многочисленные планеты около него у землян не было. Следовало лететь на спутник Антареса - звезду с совершенно другими характеристиками - Антарес "В", в системе которой уже почти сто лет назад были обнаружены несколько планет в Поясе жизни, то есть на том расстоянии от центрального светила, где, укрытые плотной атмосферой, планеты имели среднюю температуру поверхности, близкую к 10-15 градусов по Цельсию. При этой температуре вода находится в жидком состоянии, что допускало возможность зарождения жизни.
   "Арамис" направился к звезде Антарес "В". Экипаж и подрастающая молодёжь знали о планах Совета корабля, жизнь на звездолёте продолжалась в прежнем режиме. Многие парни уже освоили профессии пилотов, штурманов, специалистов связи, знали устройство двигательных установок и могли при необходимости принять участие в их ремонте. Все свободные вакансии были заняты. Поэтому та молодёжь, которая была готова работать наравне с первым поколением астронавтов, но не успела войти в состав экипажа, занималась дальнейшим изучением используемой на корабле техники и окружающего космического пространства, под руководством учителей моделировала условия реальных аварийных ситуаций, а также возможность обнаружения разумных существ на неизвестных пока планетах, рассматривала лучшие варианты действий членов экипажа и пассажиров корабля в подобных случаях.
   Рукер решил, что пора усилить состав экипажа, введя дополнительных членов команды в связи с приближением к последней точке путешествия - к системе планет, вращающихся вокруг голубой звезды Антарес "В".
  
   Приближение ко второй звезде прошло не без приключений. Блуждающий крупный астероид своим краем задел звездолёт и сильно повредил обшивку. И хотя полной разгерметизации корабля не произошло, Рукеру необходимо было послать в пространство несколько человек для осмотра и восстановления поверхностного слоя. В составе обновлённой команды имелись люди, которые умели проводить сварочные работы в открытом космосе, проблема состояла только в том, сколько времени придётся эти работы вести: менять состав ремонтной бригады или поручить выполнение работы только одним и тем же людям.
  
   Вышедшим на поверхность корабля астронавтам было необыкновенно жарко. Механизм скафандра не справлялся с отводом тепла, которое начало быстро накапливаться под горячими лучами новой звезды. Фидель махнул рукой, призывая всех на другую сторону, там - за корпусом звездолёта не будет такого эффекта и можно будет наладить систему теплоотвода. Все двинулись за ним, цепляясь за страховочный трос.
   - Ник! - передал по радиосвязи Фидель. - Это твоя часть работы, попробуй сначала у себя отрегулировать температуру, а затем займёшься нами.
   Ник Стегов уже начал тестирование скафандра. Звезда не должна была дать такого большого эффекта, причина крылась в чём-то другом. Проверка механизма скафандра сейчас всё покажет. Возиться пришлось довольно долго, но всё-таки механик смог найти причину: первоначальная настройка управления была выполнена совершенно для других внешних условий, скафандр испытывался ещё около Земли, рядом с Большой космической станцией. При сиянии Солнца, до которого было целых сто пятьдесят миллионов километров, и отрегулировали системы скафандров, но отправили их с экспедицией в звёздные дали, где даже Солнце практически не просматривалось. И здесь, на расстоянии всего в половине астрономической единицы, находилась другая, более горячая звезда - голубой гигант Антарес. Болгарин выполнил необходимую поправку в автоматике регулирования температуры внутри скафандра, затем выглянул на внешнюю сторону обшивки космического корабля, убедился, что всё нормально, и передал другим астронавтам, какие действия необходимо предпринять. Уже через десять минут все четверо занимались ликвидацией пробоины. Работы оказалось довольно много. Обшивка разошлась на протяжении пятидесяти метров, и астронавтам пришлось заниматься с ней до самого ужина. Но любая работа когда-нибудь заканчивается. Бригада справилась быстрее, чем планировали, и уже вечером весь состав экипажа ужинал вместе. Рукер сдержанно поблагодарил астронавтов - и тех, кто выходил в космос, и тех, кто их страховал.
   - Через два дня мы достигнем окраины планетной системы, - прямо в пищеблоке сообщил Рукер. - Приборы уже начали работу по поиску подходящих объектов, где возможна жизнь. Здесь тоже достаточно планет, система Антареса "В" является намного старше Солнечной. Поэтому наши шансы сильно повышаются. Чем старее звезда, тем больше времени у биологических структур для их развития, для появления разумных существ. Вскоре могут появиться хорошие новости.
  
   Глава 4. Ожидание.
  
   Полёт продолжался уже с меньшей скоростью. Наша тройка СУРов смогла решить некоторые уравнения, на которые мы возлагали большие надежды. Но Джеймс Рукер, собравший по нашей просьбе лучших физиков и математиков корабля и потерявший с ними целых три дня для их изучения, показал нам главные ошибки в расчётах. Не вышло из нас последователей Эйнштейна, мы с Ником Стеговым и Джеком Симонсоном сильно переживали. Затратить столько времени на бесполезную работу! Вечером мы заперлись в моей каюте и чуть не перессорились. Но не успели, так как всех троих вновь вызвали к Рукеру. Он находился в рубке с моим отцом и пригласил нас попить с ними чаю.
   - Серж! - начал Джеймс Рукер во время неспешного чаепития. - Совет корабля, учитывая вашу дружбу и хорошие знания космофизики, решил предложить именно вас направить в первый облёт коричневой планеты, находящейся у нас по курсу.
   - Что такое? - насторожился Ник. - Мы пока не знаем, о какой планете разговор...
   - Да никто пока не знает, - сказал Рукер. - Сведения о системе планет в системе Антареса "В" только поступают и расшифровываются. В том месте, где, по всей вероятности, расположен Пояс Жизни и куда держит путь "Арамис", найдена только одна цель - коричневая планета. Сейчас трудно говорить наверняка, отчего такой оттенок у этого объекта - ведь мы хотели бы видеть похожую на нашу Землю голубую планету - но другого впереди ничего нет. Вы достаточно подготовлены, знаете устройство наших планетолётов, командиром назначим опытного Отара Коврова. Думаю, что такая команда добудет достаточные сведения. Садиться на планету вам не придётся, но приблизиться на достаточное расстояние, чтобы разглядеть её через установленные на планетолёте приборы, вы сумеете. С Ковровым мы уже всё обговорили. Завтра и полетите, а звездолёт будет продолжать снижать скорость.
   - У вас есть какие-то возражения? - спросил мой отец, в первую очередь посмотрев на меня.
   - Мы выполним любой приказ! - ответил за всех Джек Симпсон.
   - И ещё! - добавил командир экспедиции. - Хочу предупредить вас, что экспедиция сама по себе очень ответственная и опасная. Вы понимаете, что вести себя нужно осторожно, это не знакомая вам Солнечная система. Отар поручился за вас, он неоднократно проводил занятия для лётного состава и посчитал, что вы трое больше всего подготовлены.
   Отец чуть подмигнул мне перед нашим уходом. Мы довольные уходили из рубки. Таких пилотов, как мы, Ковров подготовил немало, трудно сказать, почему он остановился именно на нас. Пока дошли до своего коридора, поняли, что радоваться особенно нечего, рано радоваться. И разошлись по каютам готовиться к старту. Через десять минуть ко мне пришла Элен.
   - Я слышала, что ты меня покидаешь?
   - Но наверняка слышала, что покидаю не насовсем! - ответил я. - Поможешь?
   - Конечно! - она принялась проверять вещи, которые я начал уже доставать из ящиков. - Прошу: не торопись в полёте с принятием решений. Обдумайте сначала, всё бывает в космосе.
   - Да цел буду, не переживай!
   - Вижу, что ты обо мне совсем не думаешь, - грустно произнесла Элен и села на кровать. И что это на неё нашло? Я-то про другую и не думал никогда!
   - Не печалься, милая, обещаю вернуться! Что здесь лететь? Пару астрономических единиц, не больше. К тому же, на планету опускаться не будем. Только облетим.
   - Мне всё равно боязно, я привыкла, что ты почти всегда со мной рядом, всегда поддерживаешь. Как я буду без тебя?
   - Ты меня будто хоронишь! Через несколько дней прилечу и буду тебе медленно и подробно всё рассказывать: как сели в планетолёт, что съели за завтраком, как смотрели в телескоп, как фотографировали, как меряли у себя давление, как проверяли скафандры...
   Элен вскочила и стала бить меня своими ладошками по груди:
   - Издеваешься надо мной, да? Я-то думала, что ты меня любишь!
   Мне пришлось обхватить её небольшую фигурку, я прижал руки Элен к себе и стал целовать их.
   - Как же это я не люблю тебя? Давай так: прилечу, и мы с тобой официально станем мужем и женой. Нам выделят большую каюту и начнём жить настоящей парой. Детей родим. Представляю, какие у нас с тобой будут красивые дети!
   - Правда? - Элен моментально перестала кукситься, расцвела улыбкой. Её улыбка была самая обаятельная на "Арамисе", видимо, поэтому я в неё и втрескался в своё время.
  
   После того, как я проводил Элен в коридор девушек, мне стало самому грустно от расставания с ней. Кто знает, как пройдёт наш полёт? Ковров - лучший пилот на звездолёте, но всё зависит не только от него. Уже на переходе к следующей палубе, в самом тёмном углу на ступеньках лестницы я заметил какого-то человека. Было уже поздно, и я подошёл узнать, не нужна ли помощь. Но мог сразу догадаться, что это был Стив Кубейн. Он сидел с закрытыми глазами и тихо шевелил губами. Конечно, наш поэт сочинял бессмертные стихи. Я иногда ему завидовал, мне тоже хотелось научиться писать стихи, написал бы кучу стихов для Элен и читал бы ей вечерами! Странно, у Элен и Стива было что-то общее: они видели мир по-другому, не так, как все люди. Главным для них всё-таки было творчество, Кубейн писал прекрасные стихи, а моя Элен рисовала чудесные картины. И темы для картин и стихов они находили где-то у себя в голове. Мне казалось иногда, что моя девушка увлечётся нашим поэтом и забудет про меня. Тогда я точно пропаду, потому что не представлял и дня без неё... Я стал потихоньку уходить от Стива, боялся помешать ему. Но он всё-таки окликнул меня:
   - Серж! Ты давно здесь стоишь?
   - Извини, не знал, как начать разговор! - сказал я. - Только подошёл, подумал, что кому-то стало плохо. А потом решил, что могу тебе помешать, ты же постоянно творчеством занимаешься...
   - Ты улетаешь завтра?
   - Да. Почему-то все об этом уже знают.
   - Но это же значительное событие в нашей замкнутой системе! Меня вот никто не пошлёт, даже не стали обучать пилотированию. Представляешь, как тяжело на душе? Даже девушки не обращают на меня внимание! Стихи мои читают, но любить меня не любят...
   - Стив! А у тебя есть на примете девушка, о которой ты постоянно думаешь?
   - Да, но это Элен Симпсон...
   Я стоял, потрясённый его ответом. Зачем я задал этот вопрос?
   - Но точно знаю, что Элен любит тебя, и мне здесь ничего не светит. Ты это должен понимать, вы давно, как единая семья. Вообще-то я давно хотел тебе об этом сказать, но мы немного разные, ты - технарь, а мне до вашей группы так далеко, что мы близкими друзьями никогда не сможем стать. Поэтому мне и приходится от всех скрываться в одиночестве.
   - Почему? - горячо сказал я. - На звездолёте все равны, чем бы не занимались. Близкими друзьями становиться не так сложно. Я люблю твои сочинения, хорошо, что ты их не скрываешь и позволяешь всем читать. Мы с Элен часто берём томик твоих стихов и читаем вслух, когда нам становится по какой-то причине грустно.
   - Да, это хорошо, что на звездолёте всё предусмотрено, даже возможность создавать настоящие бумажные книги. Но многие, как прежде, предпочитают читать с электронных планшетов, вмещающих большое количество информации. В некоторые модели можно вместить лучшие прозаические и поэтические произведения за последние триста лет. В них только тяжело искать любимые вещи, особенные для каждого... С книгой мне всегда было общаться легче.
   - Не отвлекаю тебя от сочинительства? - полюбопытствовал я. Ведь Стив выполнял свою работу, он не был виноват в том, что родился поэтом и писать стихи у него выходит лучше, чем управлять космическим кораблём.
   - Ты мне не мешаешь. Я сейчас полностью пустой, не поверишь, но это так и есть. Уже несколько дней я не могу написать ни строчки, у меня ничего не получается, и я страдаю от этого, - он помолчал немного и удивил меня следующими словами. - Сейчас мне хотелось бы выйти в космос, облачиться в скафандр и покинуть этот надоевший, сжимающий меня со всех сторон звездолёт! Он давит мне на душу...
   Я вдруг заметил слёзы на его глазах. Стив Кубейн, несмотря на кроткий нрав, отличался рослой фигурой, и никогда ребята из моей группы не догадывались, что ему бывает так паршиво. На спортивных соревнованиях он неизменно нас опережал, а вот в обычной обстановке ему, оказывается, не всегда было здорово. Вполне возможно, что это началось у него после гибели родителей. Им пришлось заниматься ремонтом резервного ядерного двигателя, что-то там пошло не так, и они приняли большую дозу гамма-излучения, спасти их не удалось. Стиву в то время уже стукнуло двадцать лет. И он отказался от моральной помощи Совета корабля, понадеявшись на собственные силы?
   - Давай договоримся с тобой, Стив! - предложил я. - Как только вернусь из полёта, а это произойдёт через пять - шесть дней, мы выйдем в космос вместе. Я договорюсь с отцом, мы добьёмся разрешения, и ты посмотришь, какой он великий - этот Дальний Космос!
   Кубейн с интересом посмотрел на меня:
   - Ты не шутишь?
   - По таким поводам люди не шутят! - ответил я. - Так что? Сможешь дождаться меня для этой прогулки?
   Мы уточнили со Стивом, как будем действовать, чтобы получить разрешение, и пошли в свои каюты. Он вновь выглядел счастливым человеком, готовым горы свернуть. И мне трудно было представить, что, вернувшись из своего непростого полёта, я узнаю, что Стив Кубейн меня всё-таки не дождался.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Н.Королева "Кошки действуют на нервы -1-" (Юмористическое фэнтези) | | М.Ваниль "Чужая беременная" (Женский роман) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | Н.Ерш "Разведи меня, если сможешь" (Любовная фантастика) | | Наталья "Знай " (Современный любовный роман) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | Anna Platunova "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"