Грицхальд: другие произведения.

К вопросу о нереальности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Реальность.
    То, что бьёт тебя сзади асфальтом в затылок. Приблизительно так я некогда сформулировал ключевое отличие реальности от псевдореальных миров. "То, о ключевых законах чего нельзя договориться" - так сие звучало в более интеллигентной формулировке...

  Реальность.
  То, что бьёт тебя сзади асфальтом в затылок. Приблизительно так я некогда сформулировал ключевое отличие реальности от псевдореальных миров. "То, о ключевых законах чего нельзя договориться" - так сие звучало в более интеллигентной формулировке. Филип Дик выдвинул аналогичный вердикт: "Реальность - это то, что не исчезает, когда ты перестаёшь в это верить".
  Но можно ли перестать верить в то, что бьёт тебя сзади в затылок?
  Здесь обе формулировки - первый вариант первой формулировки и единственный вариант второй - как будто плавно смыкаются.
  Прежде никто не сомневался в существовании реальности.
  Реальность, на эмоциональном уровне, в первую очередь воспринимается человеком именно как принципиальное "не то" - так, кажется, рассуждали экзистенциалисты? Нейрофизиологи вроде бы подтвердили: человек отличает реальность от сновидения или от собственных фантазий по очень простому принципу - принципу расхождения с ожиданиями.
  Чем ярче расхождение, тем острее чувство реальности.
  Предельно острым расхождение с реальностью становится при осознанном конфликте с ней. Ты конфликтуешь с реальностью или реальность с тобой - сие не столь существенно. Существенно то, что конфликт должен быть настоящим - а не подобным борьбе с серыми инопланетными гуманоидами в голове фаната уфологии.
  Сейчас конфликтовать с реальностью нет особой нужды.
  Человек всё менее и менее ударяется об острые углы реальности. Соответственно, человек всё менее и менее склонен верить в её существование.
  Ещё существуют конфликты и продолжают существовать затруднения? Да, кое-где они ещё реально существуют - и вовлечённые в них люди, как правило, менее всего склонны подвергать сомнению существование Вселенной. Но многие из окружающих нас конфликтов и затруднений - уже порождения Нереального Мира. Так ли уж нужен нам социальный статус? Требуется ли нам - по-настоящему - знать количество планет на орбитах вокруг Солнца?
  Чем меньше реальности, тем больше нереальности.
  Энергетический заряд внутри нас требует выплеска наружу. Отсутствует внешний противник для победы над ним и для растраты упомянутого заряда? Сначала создадим себе иллюзорного или реального противника - а затем победим.
  Уровень произведённой нами нереальности соответствует наименьшему компоненту из двух величин: уровня наших избыточных внутренних сил и уровня отсутствия реальности.
  Уравнение не вполне корректно.
  Тут я исхожу из представления о реальности как о своеобразной губке с безграничной влагопроницаемостью, которая при жёстком контакте с человеком - а без жёсткости контакт не будет восприниматься как "реальный" - неизбежно со временем впитает любое количество его жизненных сил.
  При отсутствии поглощающей наши силы реальности - в лице саблезубого тигра, лесного пожара, злобного врага из другого племени, - наши нерастраченные силы ярким пламенем выплёскиваются из нас наружу, формируя Нереальность.
  Это, вроде бы, достаточно ясно.
  При желании само существование общества можно рассмотреть как невербальный договор по созданию и поддержанию Нереальности. Боюсь, однако, что версия эта сама по себе станет её частью - ведь у существования человеческого социума есть и множество иных задач помимо порождения мифов.
  Сейчас мы как будто научились упорядочивать Нереальность.
  Именно "научились" - первоначально мы не умели и этого. Достаточно изучить фольклор и мифологию древних народов, чтобы ощутить, что первобытный человек на заре времён существовал одной ногой в Нереальности - практически не разделяя сферу собственного воображения и сферу чувственного восприятия. Множество рудиментов прежнего человеческого бытия несут на себе отпечаток сей древней особенности - взять те же народные приметы, вроде "не клади шапку на стол". Приметы, которым легко найдёт объяснение любой биоэнергетик или любой психотерапевт, - но если объяснение от первого создаёт некоторые логические проблемы и вряд ли может быть легко принято всерьёз, то объяснение от второго говорит о чрезвычайной внушаемости и о весьма неконтролируемом ассоциативном аппарате наших предков.
  Стоит ли удивляться, что Сферой Воображения наших предков - Нереальностью тех времён - могли легко манипулировать те, кого впоследствии назовут чародеями и колдунами?
  Что произошло потом?
  Мы сумели с течением времени сублимировать избыток воображения и жизненных сил в нас, вытеснив Нереальность на страницы фантастических книг и в кадры фэнтезийных фильмов. Частично - в научно-популярные брошюры. Разве рисуемая современным научным мировоззрением картина множества звёзд, галактик и чёрных дыр, состоящих из силовых полей и мельчайших элементарных частиц, в свою очередь являющихся лишь колебаниями двенадцатимерной браны, не является в какой-то степени даже более невероятной и удивительной, чем мир мифологических представлений древнего славянина или индуса?
  Отдельной темой являются наши политические взгляды.
  Симулятор.
  Симулятор реальности. Симулятор сражений. Симулятор побед.
  Загвоздка в том, что Реальность и Нереальность часто любят, соприкасаясь, смешиваться. Опора иллюзии - в её подобии правде. Никто бы не верил обману, не будь тот похож на явь или не намекай в каком-то отношении на явь.
  Тут есть проблема.
  Мы - дети информационных технологий, выросшие в эпоху Свободы Слова, привыкшие думать, что как будто б иначе не может и быть.
  Но слово - предтеча к действию.
  Так, по крайней мере, было ещё для наших предков - более того, иные из них отождествляли Слово и Дело. Признав же за Словом приватность своего рода, сформулировав представление о Свободе Слова - представление, согласно которому слова человека являются столь же частным и вольным его делом, сколь и его мысли, - мы как будто оторвали слово от реальности.
  При том, что оно было и остаётся её частью.
  Стоит ли удивляться лицемерию и взаимоисключающим параграфам в современных законах о свободе слова? С одной стороны - ты вправе говорить всё. С другой стороны - ты не вправе "разжигать национальную рознь", а иногда и "призывать к свержению существующего строя".
  "В чём же тут свобода, зачем она тогда вообще?" - разочарованно вытягивается лицо юного максималиста, только вчера услышавшего о принципе свободы слова, а сегодня узнавшего о существующих наряду с ним законодательных ограничениях.
  "Ты можешь брать из холодильника всё, что тебе вздумается. Однако мороженое и салат оливье - самое вкусное в холодильнике - не трогай".
  Действительно, в чём же заключается весь пафос Свободы Слова, если речь не идёт о свободе произносить речи "против правительства" или "против существующего строя"? В разрешении свободно обсуждать длину юбок, вкус фломастеров или иные не имеющие принципиального значения вещи? То есть предполагается, что прежде этого разрешения de facto не существовало?
  Но Слово - предтеча к Делу.
  Зародыш.
  Из него, словно из кокона, может вылупиться наружу что угодно - причём вовсе не обязательно имеющее приглядный вид. Инстинктивно в воображаемой ситуации "чтец речей против существующего строя - и противостоящее ему правительство" наши симпатии на стороне бунтаря. С ним существенно легче ассоциировать себя - ведь в правительство никто из нас заведомо не попадёт. В то же время практически каждый из нас способен указать - или думает, что способен указать, - на те или иные существенные недочёты правительственной работы.
  Но что выпорхнет наружу в результате раскрытия кокона?
  Танки на Красной площади?
  Улицы в крови?
  Кто сейчас может это знать? Наше воображение, при всех его замечательных качествах, весьма ограничено в одном своём свойстве: мы всегда можем легко вообразить себе "лучшее от хорошего" - но лишь с чрезвычайным трудом способны вообразить "худшее от плохого". Охотно доверяясь тому, кто обещает решить проблему автомобильных пробок, мы рискуем в будущем остаться без автомобилей вообще, - но кого это волнует, если автомобильные пробки есть непосредственно ощущаемая нами неприятность, в то время как рассуждения об опасностях "раскачивания лодки" выглядят придуманными и нереальными страшилками?
  Нереальность.
  Мы привыкли, что мир вокруг нас чуть более чем наполовину нереален. Отсюда проистекает стремление лишить его реальности целиком, устранить элемент связанной с реальностью ответственности - то есть принцип "Коснувшись пальцем раскалённого докрасна металла, ты обожжёшься".
  Нереальность стремится к экспансии.
  Этот иллюзорный спрут хочет расшириться, охватывая своими химерическими фантомными щупальцами всё большую и большую часть повседневного бытия.
  В нас много, очень много нереализованной энергии - которой отчасти мы сами не даём реализоваться. Что делать, если сидеть на диване чрезвычайно удобно, а эволюция не предусмотрела механизма, который был бы противоположен лени и способствовал сбросу излишних сил?
  Точнее говоря:
  - не предусмотрела социально безопасного механизма.
  Существующие ныне в человеке механизмы сброса энергоизбытка, увы, так или иначе опасны для общества. Даже когда человек в погоне за иллюзией ярких ощущений и действий с головой увязает в иллюзорном мире анимэ или толкиенистских игр - общество теряет потенциально полезного индивидуума. Пусть индивидуум и не принадлежит обществу наподобие раба или крепостного, но что было бы, если бы сей маршрут повторили все? Иные же пути сброса энергоизбытка, связанные уже с неиллюзорными активными действиями в реальном мире, зачастую выводят человека за грань существующих принципов или противопоставляют его стабильности общества.
  Терроризм и оппозиционерство как способ сброса энергоизбытка.
  Смешно?
  Но:
  - ещё экзистенциалист Сартр в первой половине двадцатого века писал о "свободно тотализующихся группах", сиречь пламенно-фанатичных сектах или революционных кружках, как о возможном способе для современного урбанизированного обывателя преодолеть ощущение бессмысленности бытия.
  Нереальность пульсирует и разбухает.
  Нам не хватает яркости повседневных переживаний, мы неизменно стремимся к большему. Комиксы, анимэ, флэшмобы - случайна ли растущая короткометражность, отрывчатость подобных произведений или мероприятий?
  Мы боимся не успеть насытить себя.
  Отсюда наша любовь к короткометражному - к тому, что можно успеть проглотить за один или за два присеста. Любовь к бесконечным телесериалам с обширными сюжетными вселенными и сложными взаимоотношениями десятков персонажей на первый взгляд выпадает из этой колеи - но здесь, скорее всего, дело в том, что субъективно каждый телезритель убеждён в своей свободе оторваться от сериала после просмотра очередной серии.
  Нереальность ограничена тесными рамками Реальности.
  Желая высвободиться, лишиться сковывающих ограничений, она подталкивает нас к окончательному бунту против Реальности - к отмене и упразднению всего, что тем или иным образом ограничивало бы демиургов Нереального Мира.
  Мы жаждем отделить Слово от Дела.
  Окончательно разрешить всё, что относится к сфере сугубо информационной, сняв все запреты. Разграничить сферу слов и сферу действий, чтобы никого нельзя было переместить за решётку из калёных прутьев из-за публично сказанных слов - чтобы любое деяние в информационной сфере юридически равнялось нулю.
  Благородно?
  Проблема в том, что любое Слово способно Возыметь Последствия и что Нереальность питается Реальностью по своей природе.
  Простейший тест:
  - представьте себе добропорядочный мир с советской или даже викторианской моралью, где все вежливы, достопочтенны и благовоспитанны, раскланиваясь друг с другом на улице, стараясь как можно реже ссориться с супругами, вести достаточно упорядоченную личную жизнь и уж конечно не преступать начерченную мелом линию уголовного закона.
  Представили?
  Теперь:
  - представьте себе, что любой гражданин воображённого вами мира после работы или во время неё, желая расслабиться, может просмотреть в Мировой Информационной Сети снафф-видеоролик или прочитать литературно филигранный порнорассказ о переживаниях маньяка, смачно насилующего и расчленяющего своих жертв.
  Получится ли картина складной?
  Теоретизировать о подобных мирах приятно. Нечто подобное описывалось в "Пещере" у супругов Дяченко - реальность, где все ведут благообразную общественную жизнь, и скрытый слой бытия, где граждане сублимируют неотреагированные комплексы и обиды.
  Но осуществимо ли подобное на практике?
  Кроме того, если это осуществимо:
  - не произойдёт ли в результате окончательного разрыва между мирами стремительная утрата ценности одного из них? Фантастика как жанр высоко популярна среди читателей молодого возраста, что психологи объясняют дремлющими в подкорке неосознанными надеждами ряда "Что-то необыкновенное может когда-нибудь произойти и со мной". Если же нереальное будет на всех уровнях сознания и подсознания восприниматься человеком как целиком и полностью нереальное, то сможет ли наш добропорядочный гражданин достопочтенного общества получить удовольствие от того же порнорассказа?
  Мы имеем парадокс.
  Стремясь освободиться от цепей реальности, Нереальность подмывает своё собственное основание.
  Вместе с тем:
  - отказаться от неё мы уже не в силах.
  Помимо всего прочего:
  - никто не знает, сколько в повседневных наших взглядах, дающих нам волю и силу к существованию, Реальности и Нереальности.
  Мы все - нереально-зависимые.
  Есть ли, собственно, существенная разница между подростком, сладко грезящим о том, как через несколько лет он вырастет и станет богатым бизнесменом или благородным рэкетиром, - и престарелым умудрённым философом, грезящим о том, как спустя миллионы лет человечество сольётся в единую ноосферу или преобразует Космос?
  Потому мельчайшее покушение властей на Свободу Слова и воспринимается нами столь болезненно - даже в тех случаях, когда Имеющие Право пытаются перекрыть доступ к морально неодобряемому нами контенту. Нас терзает мысль об утрате хотя бы мельчайшей частицы Нереальности - ведь когда-нибудь дело может дойти и до покушения на нравящееся нам.
  Сериал "Angel's friends" инфантилен, ориентирован на детскую аудиторию и явно не особо соответствует религиозным канонам. Однако мне грустно думать, что его могло бы не быть.
  Нереальность бьётся в ворота Этого Мира, накатываясь волна за волной...
  Готовы ли мы к полной легализации всего, связанного со Словом? К тому, что наши дети - которые, заметим, располагают от рождения совершенно разными комбинациями генов и совершенно разными стартовыми характерами, а от родителей не вполне честно всегда ожидать высоких педагогических навыков, - смогут с самых ранних лет встретить в информационном поле всё, что угодно?
  Вряд ли.
  Впрочем, как подсказывает мне интуиция, если до эксперимента подобного рода когда-нибудь и дойдёт - нас об этом не спросят.
  Как и всегда, собственно.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Истинная. Три мужа для принцессы"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"