Гробокоп: другие произведения.

торсионный бордель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  если под боязнью высоты понимать эту гипнотическую жажду, которая охватывает на самом краю и происходит из желания лишиться отдельности, то между ней и влюбленностью нет никакой разницы. в моем случае, а я никогда не бываю уверен. рассвет медленно наполняет расстелившийся передо мной мегаполис вязким индиго, в котором желто-алым пульсирует светоносная система дорожного трафика, артерии и вены, сосуды и уходящие в жилые дворы капилляры. куболитры отражений струятся в глянцевой глади небоскребов, неон сияет в перекрытиях, на крышах слаженно следят за порядком сигнальные огни. концентрическая площадь перед отелем похожа с этого расстояния на праздничный торт с единственной свечой фаллического постамента посередине. его назначение я выяснить забыл, хотя оно на доступном языке было указано на табличке у фундамента. я многое забыл выяснить с тех пор, как мы сюда прибыли, потому что океан диковинных деталей запинговал восприятие до полного падения концентрации. перегруз и перегрев, сквозь которые я могу только наблюдать издалека, будто между камерой и прочими устройствами натянут слой прозрачной, но плотной целлофановой пленки. окна здесь во всю стену, и когда подходишь к такому вплотную, трудно поверить, что между тобой и этим звездным изобилием есть какие-то преграды. я напрочь забыл о собственном существовании, едва только на горизонте нарисовался первый небоскреб. очень разумно с их стороны строить порты в отдалении от центра, чтобы ты мог въезжать издалека и охуевать постепенно. исполинские сооружения, выполненные с небрежным шиком гигантского скульптора. пасочки из песка и бутылочных осколков.
  - может, хватит? - неуверенно предполагает Райдер мне в спину. он думает, я боюсь высоты, потому что я некогда ранее сам так сказал. этот трепет перед собственным ничтожеством - одно из самых великих наслаждений, которые мне известны. с тем же успехом я боюсь диссоциативов и самого Райдера. его даже сильнее, потому что эта емкость для бездны наделена такой хрупкостью и уязвимостью, что я избегаю подходить или задерживать взгляд, который может как-нибудь навредить квантовым процессам в его существовании. в этом проблема, но ее рассмотрение не приводит ни к каким результатам, хотя туда я прилежно гляжу с разной глубиной резкости уже многие годы, за которые все только более искусен становлюсь в ломании.
  - нюхать будешь?
  кач-фраза, которой можно отвлечь от чего угодно, это да. от разнообразия поступивших за день данных я устал, и благоразумно было бы отказаться, чтобы поспать, но на скорость благоразумие не распространяется. обычно при виде нее я стреляю на поражение до тех пор, пока не исчерпаю запас. тем более, что о сне не может быть и речи, пока он торчит у меня в приватности, невзирая на то, что номера мы взяли два. какое-то время я не утруждаюсь реакцией, так что он занюхивается сам, ошпаривая мне слух и эмпатию, из расчета на то, что соблазн пересилит выдержку, и не ошибается. развернувшись, обнаруживаю, что этот ублюдок не нашел ничего остроумнее, чем насыпать на крышку моего ноутбука, а сам сидит над ним теперь по-турецки и шмыгает с видом лихим и придурковатым на кровати и следит за мной пристально, как ученый.
  - будешь порочить мне технику, - говорю я. белая россыпь на глянцевой черной поверхности, развернувшаяся купюра. хорошо хоть все не сожрал. - и мне придется-таки когда-нибудь оторвать тебе голову.
   - меньшее из зол, - невозмутимо отвечает он. по мере моих приготовлений пристальность возрастает в разы. он вообще все время на меня пялится, то и дело сковывая/связывая/склеивая/складывая в полную невозможность бедных животных идти далее, но проявления моих слабостей созерцает с особым удовольствием. Аммо нравилось смотреть, как я вмазываюсь. тот факт, что они потому возможно меня и не боятся, не отменяет ненависти, которую я испытываю за это и к ним, и к слабостям, глубокой, неудалимой и хронической, как рак. there's a man with the same tattoos as me: > i love him; > i hate him. да ладно, ненависти. отсутствие в этих двоих ненависти пополняет ими список слабостей, только и всего.
  под его неотрывным наблюдением я опускаюсь перед кроватью на колени и скручиваю двадцатку по-новой. фармацевтическое качество, случалось говаривать ей. ну, положим, не фармацевтическое, но хватает, чтобы разделаться с носоглоткой. хха, помню, однажды я чуть не дозанулся, тестируя ее продукт на степень потребимости после разбодяживания толченой глюкозой. ей просто не пришло в голову, что каждая новая дорога после внесения корректив суммируется с терапевтическим эффектом предыдущей. думала, я их жру с концами, как компилятор, хотя чего удивляться - я столько всего пережрал в ее присутствии, что не грех было счесть меня в конце концов невероятным халком от вселенной химикатов.
  - где ты успел достать это дерьмо? - это дерьмо магнитит на себя все парящие в хаосе шарики у меня в голове, хоть и вынуждает упорядочивать их с излишней скрупулезностью. светлеющая синь рассвета за моей спиной отражается в его расширенных зрачках гипнотическим превью. у него в глазах все выглядит по-другому. невозможность заглянуть по ту сторону заставляет круглосуточно томиться, в какой бы недосягаемости от него я ни оказывался.
  - из багажа успел достать, - лыбится он. - общеизвестный факт в том, что на таможне его обнаруживают только у тех, кого сдали заранее.
  там были какие-то ученые псы, на таможне. они еще задержали внимание на маленькой девочке с мягкой игрушкой в руках, что заставило сотрудников этой конторы изъять субъект из очереди вместе с матерью и подвергнуть тщательнейшему осмотру. такие тонкости эти ребята доверяют собакам. страна упадка и гедонизма против страны, в которой все слишком далеко зашло.
  - в следующий раз используй смартфон, - продолжаю, открывая ноут, чтобы отгородиться. также потому, что у меня созрел план наглядной демонстрации того, как неприятно иногда бывает иметь дело с читерским лайфхаком, который он то и дело надо мной производит.
  - на моем смартфоне защитная пленка, от которой все электризуется и распидарашивается, - отзывается он, нескрываемо обидясь оттого, что я лишил его внимания и предпочитаю пялиться в свой паршивый ноутбук. лезет за телефоном и предъявляет, вскинув руку выше линии моего экрана. - видишь?
  - возьми мой, - говорю я. трюки с соцсетями отдают горечью - в ответ на мои сотни способов читовать у создателя находятся тысячи способов наказания. всегда больно падать в яму, которую выкопал своими руками, но здесь много способов сделать себе больно, и я стараюсь обходить те могилки, в которых уже побывал.
  - пройтись не хочешь? - совершает Райдер последнюю попытку, но судя по тону даже сам на успех не надеется. я слежу за своей репутацией.
  - не, - самое сложное состоит в выборе лица, которое ему понравится. после недолгих раздумий я выбираю Галу. Гала похожа на доминатрикс, ее фотографии я позаимствовал у женщины, с которой проводил успешную психотерапию в целях избавления ее от депрессии, сам я даже не могу с уверенностью назвать ее красивой, но популярность этой героини в данной экосистеме превосходит все ожидания. в связи с чем странно было, что у подобной женщины могут быть причины для депрессии, но поделиться с ней своими выводами я не мог, потому что снимки позаимствовал без ее ведома. в качестве гонорара за роль психотерапевта. она сама при этом думала, что я музыкант, а чье лицо пришлось спиздить для этого - я уж даже и не упомню.
  - monitor lizard, - с презрением фыркает Райдер. покинь он меня в качестве кары за холодность - было бы только лучше, но уходить похоже не собирается. на спидах ему понадобится на что-то направить внимание и куда-то девать болтливость, так что его появление в сети это вопрос времени. я забочусь о том, чтобы засветиться онлайн от себя, и, после усилия на извлечение из недр памяти нужного пароля, залогиниваюсь на втором браузере в Галу. поиск запасных путей к отступлению автоматизирован настолько, что я замечаю вторую вкладку со статьей по торсионным полям уже после того, как открыл и нашел. здесь требуется немного вдохновения. Галын инбокс завален искрометным разнообразием. Гала - женщина утонченная и образованная, настоящая леди, она занимается литературными переводами, увлекается фотографией, интересуется театром, артхаусом и множеством прочей гуманитарной срани, так что ее собеседники, которые допущены приватностью на написание сообщений, это люди по большей части зрелые и достаточно разумные. хотя как сюда попала например вот эта педовня, которой не терпится блеснуть великодушием в дискуссии о живодернях, к которой она меня склоняет в таких низких выражениях только потому, что у Галы есть несколько снимков в мехах, одному богу ведомо. просочилась, как спам-бот. плацдарм лучше подготовить заранее. она ни за что на свете не обойдется без приветствия, так что начать приходится с доброго вечера.
   > вы меня еще помните?
  - упарываться по приезду в чужую страну только для того, чтобы уйти в очередной унылый зашпил в ммо - полное небрежение к функциональности, - говорит майор. бросает за мою баррикаду очередной снаряд. - и ты еще говоришь, что я нихуя не делаю. не скучно?
   > мы с вами пересекались однажды на афтер-пати у одной малоизвестной рок-группы.
  - какое нахер ммо, - отзываюсь я. - о торсионных полях слыхал когда-нибудь?
  - м-м, - задумывается Райдер. - очередная псевдонаучная поебень, кажется, но точно не помню.
  - квантовая физика тоже псевдонаучная, - я меняю браузер, чтобы кинуть ему от себя какой-нибудь трек. первая попавшаяся мишура из посвященных дарк-электро новостей вполне годится. это чтобы сдвинуть ее у него в инбоксе на второе место. - и волновое днк тоже. твой покорный слуга псевдонаучен с ног до головы, если так рассуждать.
  - псевдонаучен, как пиздец, - лениво соглашается он. смарт уже у него в руках. в шаге от успеха, а дальше дело за малым. - инопланетяне тоже, знаешь ли, по ночам посещают мирных жителей Торонто в маскарадных костюмах огромных антропоморфных сов. в чем там суть этих полей?
  - ты сам читать разучился или просто хочешь заебать в доску? - уточняю я, чтобы он отстал. разучился или никогда не умел. на странице у Галы я закручиваю громкость и включаю трек из новости про готик-рок, чтобы он светился у нее в статусе. некий бородатый человек приветствует ее, завидя онлайн. давно, говорит, не брезжила на горизонте. в душе не ебу, кто этот человек, и знать не желаю. вечно они наматываются в каком-нибудь делирии и потом успешно коротают время этим бессмысленным чириканьем вплоть до удаления. удаление при этом нередко повергает их в шок.
  - мне просто лень окунаться в твое задротство, - раздраженно отвечает Райдер. ну я же знаю, что торсионные поля надолго его не удержат, а сеть обретет свойства отличного сливного отверстия для болтовни, едва только он в ней окажется.
  - так сиди и молчи, - ну я же знаю, в случае с ним все еще проще, чем с Эш, потому что при подборе кода к сейфу я могу полагаться на свои собственные предпочтения. и Аммо с ее любовью к прямоте я знаю не хуже, если не лучше, и тот факт, что он был в нее влюблен, только доказывает актуальность моих предпочтений. был или есть. это еще предстоит в скором времени выяснить. лучше бы мне об этом не думать. - или пройдись в одиночестве до ближайшего борделя, грязни там в привычной обстановке, раз тебя так тяготит мое задротство. какие проблемы?
  - ну ладно, ладно, - это просто такая игра. не следует забывать. - хорошо, умник ебаный, будь по-твоему.
   черта с два он уйдет. комната частично озаряется - пятно света на стене и кровати в зоне моей досягаемости дает понять, что смарт пущен в ход и ждать осталось недолго. теперь он пойдет искать по торсионным полям, скорочтением обработает первую попавшуюся статью и скажет, что поебень это псевдонаучная, как он и предполагал. я на их счет придерживаюсь в целом того же мнения, хотя крупица здравомыслия там тоже есть. ну, даже в совах есть, если разобраться. при желании можно оправдать что угодно, лишь бы желание было. медленно, но верно. какой-то парень с концептуально избитой рожей на аве говорит Гале, что послушал по ее наущению кольца нибелунгов и да, вещь очень МОЩНАЯ. очерняю ли я ее имидж тем, что иногда прибегаю к ее помощи для протезирования своей личности - не думаю.
  - да очевидно же, что это наебалово, - произносит Райдер с торжеством. настоящий господин стрелец таков, что всегда находит очевидным то, во что верит, и считает всех, кто в это не верит, либо лжецами, либо просто жалкими даунами. в большинстве случаев сила его убеждения оказывается столь велика, что не возникает даже необходимости в аргументах. людям так и подавай причины для вложения веры. феномен гамельнского крысолова не оставляет меня в покое. парень, который сгубил сначала крыс, а вслед за ними и детей, и все благодаря простой игре на флейте. - хочешь сказать, ты сам в это веришь?
  - я слишком мало об этом знаю, чтобы что-то утверждать, - говорю я. - вот и пытаюсь это исправить, а ты как обычно со своим набором кайфоломных палок в колесах. иди в бордель, там дела наверняка обстоят ужасно интересно. бляди сидят, все такое.
  - тут и знать нечего, - упорствует майор. - толпа психопатов с теорией, которая в куче не держится, в очередной раз мутит воду эзотерическими байками. ну охуеть теперь, а?
  - так охуей, - спорить хочет. в случае со всеми прочими людьми я и сам обычно непрочь. только не сегодня. мое поверхностное натяжение позволяет улавливать мельчайшие колебания. наверное, я смогу разобрать даже падение листиков с деревьев в городском парке, который мы проходили после выхода из метро за квартал от площади с отелем.
  - сам охуевай, - а уходить не хочет. я уж начинаю сомневаться, когда он встает с кровати, по-прежнему зацензуренный лучистым прямоугольником моего экрана, но чирканье зажигалки и последовавший за ним выдох разубеждают. его присутствие в разы увеличивает опасность спалиться, но я не в силах устоять перед соблазном проследить за реакцией. на самом деле я бы предпочел упростить это выражение, но его хрупкость. в сочетании с ценностью и моей неспособностью это выразить, чтобы он понял, где больно. майор все время спрашивает, что сломано, как сломано, кем сломано, почему сломано, потому что чувствует, но не может увидеть, так как в его данных об этом слишком много пробелов. я не могу говорить об этом технически, потому что показывать ему некрасивые вещи слишком стыдно. это еще более больно.
   > добрый вечер, пишет он Гале. давайте на ты.
   > с удовольствием, отвечает она. какое-то время уйдет у него на сбор данных и оценку ее привлекательности. Гала - стройная и женственная, она предпочитает носить свои длинные черные волосы распущенными и пользуется очками, которые по всем признакам входят у него в список фетишей. влюбиться у него шанса нет, но. бытовая промискуитивность. я сожалею, что не могу сразу перейти к матчасти, и во введении нужно осторожничать. я хотел бы начать с того чтобы поцеловать его в бедро немного выше колена. белое шелковое на ощупь бедро. эта матчасть считается на одном из стримов непрерывно, и я так привык себя от него экранировать, что напряженность там давно приобрела свойства контактного рельса или высоковольтного кабеля в цистерне с водой. одного прикосновения будет достаточно, и для сохранения хладнокровия обычно приходится на карманное зеркальце собирать конденсат.
   > какой именно рок-группы, если не секрет?
   можно подумать, ты тут сутками не вылезаешь с афтерпати, ага.
   > Mary's Tears, или что-то вроде. не самый удачный нойз-рок с разогрева Heckler & Koch.
   спасибо экспрессии, с которой он год назад плевался на это афтерпати в своем уютненьком дневнике. Руд на него тоже плевался, да и я на их месте не преминул бы, и кто бы тут не плевался. все эти бедолаги не знали, что идут на афтерпати к разогреву, пока на нем не оказались, и единственный плюс, который они смогли из этого вынести - бесплатное бухло.
   > начинаю припоминать. не самое удачное афтерпати как следствие. я был небось здорово пьян там, раз умудрился тебя не заметить.
  - платье ей заблевал, или что, - бормочет майор. некоторое усилие требуется на то, чтобы подавить ухмылку.
  - кому?
  - да тут телка какая-то..
   > ты там был с товарищем, и я не хотела тебя отвлекать. потом очень жалела об этом, потому что никак не могла тебя найти, и только недавно догадалась заглянуть в список участников с события.
  - говорю же, иди в бордель. там эти телки кишмя кишат, и никто не нудит про торсионные поля, - настаиваю я, и он награждает меня смешком, меняя положение на кровати.
  - с тобой под рукой бордель всегда при мне, зачем далеко ходить.
  - очень торсионный бордель просто, - он цыкает в ответ. я хотел бы включить музыку, но за наушниками в сумку лезть лень.
   > да ладно. ты бы послужила настоящим лучом света в нашей дурной компании на том празднике жизни, это уж точно.
   > хаха, говорит Гала. использует ли она смайлы? нет, не использует. в шкурах любителей смайлов и неграмотных мне не удается расслабиться, а на счету у Галы есть одно серьезное достижение, которое не было бы доступно, не будь я в состоянии расслабиться и сосредоточиться. в былые времена я применял ее на Лиама, пока не выяснил, что он все-таки вырос в пидара. вскоре после этого пришлось перебазироваться на некоего Кайла.
   > меня зовут Энди, очень приятно, говорит майор. черта с два тебя зовут Энди, но он говорит это затем, чтобы восстановить справедливость, потому что ее страница называется по имени.
   > мне тем более. серьезно, очень рада, что наконец тебя нашла.
   > чем ты занимаешься? спрашивает он в попытках выяснить цель визита, но не тут-то было.
   > сухое белое пью. потому и пишу тебе, наверно. а то ты у меня уже с неделю в закладках, все молчу и смотрю, а написать боюсь
   );, как говорится.
   > ты чего, я ж не кусаюсь, врет Райдер. только по особым поводам. вот пить на рассвете довольно рискованно сдается мне, тем более если впереди рабочий день. или у тебя выходной?
   > я работаю на дому, и до рассвета еще целый час.
  ну-у, потому что столица, в которой она живет, та, откуда мы вчера выехали, располагается в другом часовом поясе. судя по тому, как рассосалась в комнате тьма, на улице у меня за спиной уже совсем светло.
   > ты не занят? продолжает Гала. так, чтобы это звучало двусмысленно. нет слов, одни эмоции. Эш я кормил с двух рук. один назывался Андерс и использовался, чтобы как-то выражать обожание. с этим было много проблем, потому что она все время норовила выяснить, кто я на самом деле такой, когда проследила связь между пунктами своего виш-листа, которыми иногда с ним проговаривалась, и вещами, которые я подбрасывал ей в сумку. а вот второй, не слишком красивой, но добросердечной и остроумной девочке по имени Кейси удалось стать на тот момент ее лучшей подругой. к большому прискорбию для меня.
   > в каком смысле?
   > хочу предложить тебе встретиться, говорит Гала.
   он фыркает.
   > когда? и не сочти за грубость, но зачем?
   я так хорошо помню вечер, когда четырнадцатилетняя девочка Эш из моего класса на вопрос о самочувствии ответила своей интернет-подруге Кейси, что чувствует себя ужасно. этот вечер навсегда отпечатался ощущением, будто мне на голову медленно выливают огромное ведро свернувшейся ледяной крови. девочка Кейси в молчании внимала истории девочки Эш о походе в гости к однокласснику по имени Лиам, давнем предмете ее воздыханий, который оказался вопреки ее ожиданиям лишен всякой романтики. чувствует себя отвратительно с тех пор как Лиам угостил ее клофелином в шампанском и съебался, оставив на милость своего кореша Мартина, второго ее одноклассника, который, оставшись с девочкой Эш с глазу на глаз, решил ни в чем себе не отказывать, хоть на полную отключку клофелина и не хватило, и про документацию этого веселья фотосъемкой на телефон не забыл, чтобы было чем терзать на будущее. Эш было больно, гадко и страшно, кровь медленно заполняла пространство между мной и монитором, заливала глаза, вытесняла из легких весь воздух, впитывалась под кожу, грязная, холодная, мертвая, поганая кровь, Аммо тронула меня за плечо - эй, плакса, что случилось на этот раз?
  я люблю тебя, не бойся, ответила Кейси,
  я убью его нахуй, ответил я. он не может больше существовать.
   > ты там?
  конечно же, детка.
   > прямо сейчас было бы замечательно, если ты не занят. поможешь мне прикончить вино.
   > я бы с радостью, не застрянь я тут в каких-то ебенях в другой стране. вернусь только через несколько дней. жаль что ты не написала раньше, я только вот прибыл и ничем не занят. у тебя ко мне какое-то дело?
   > наверно,
  широчайший спектр ощущений. я не смел даже лишний раз на нее посмотреть, так боялся случайно нарушить эту абсолютную гармонию, нечаянно развеять ее сияние, нечаянно спугнуть это средоточие, одной ее тени хватало чтобы напрочь вышибить мне мозги ебаной жаждой, которую некуда было девать
   > я очень скучала по тебе
   > мы знакомы?
  думает, это Аммо развлекается, ублюдок наивный. Аммо такими вещами не развлекается. возможно, она была права все разы, когда мы спотыкались о конфликт приоритетов. я изначально это подозревал, поэтому Аммо позволялось быть за рулем, в знак чего я называл ее mastermind, а она меня - пациент зеро.
  зеро,
   > не думаю. прости, я наверно выгляжу глупо. просто очень тебе рада
   > ты
   > и очень волнуюсь, потому что каждый день о тебе думаю с тех пор как увидела. ты слишком красивый, тебя невозможно забыть
   > нет, это женщина на фотографиях красивая, а не я. не уверен, что это твои фотографии, но это не суть важно потому что я все равно нахожусь вне досягаемости и проверить не могу. ты живешь с кем-нибудь?
  с дьяволом разве что.
  - передай воду, пожалуйста, - говорит майор. я выглядываю из-за своей баррикады, чтобы проследить, куда он указывает, и заодно отмечаю его слабо порозовевшие скулы. спиды и некрасивых людей украшают, потому что взывают к чуткости и удаляют лишнюю жидкость, просто красивых усиливают, а он теперь и вовсе ослепителен, как солнце. дотянувшись до бутылки, отвинчиваю крышку и делаю пару символических глотков - она газированная, так что отвращение пересиливает жажду - и протягиваю ему.
  - давай, еще на нотик выверни. мою кровать заодно окропи тут как следует, не забудь.
   он ловит мой взгляд и снисходительно улыбается в ответ, как школьник, обыгравший взрослого в шахматы.
  - ты скучный, злобный, пидарский тролль, - сообщает со сладким злорадством. приглашающе влажный рот, упоротый взгляд. по моему хребту медленно ползет вниз щекочущее острие ножа. едкое лезвие скальпеля. прервав его на уровне лопаток я перевожу взгляд в экран.
   > у меня есть девушка, но это неважно. я всегда мечтала узнать, что ты существуешь.
   > подожди. я очень рад тебя видеть, но
   > я очень хотела бы тебя поцеловать.
   > я очень хотел бы тебя полюбить,
   > я очень хотела бы отдать тебе все что у меня скопилось в тайничке за эти годы только для тебя. я очень хотела бы чтобы тебе было тепло. я очень хотела бы сделать тебе приятно.
  пальцы болят,
   > я тебя хочу, говорит Райдер. Райдер не дурак, но - for fucks sake, каким же медленным ему случается бывать.
   > я хочу посвятить себя тому, чтобы делать тебе приятно. я хочу целовать тебя везде, хочу тебя вылизать с ног до головы. вылизывать тебя каждый день утром и вечером. я завидую воде в которой ты купаешься
  - эй, Джоди, - он звучит растерянно и немного смущенно. я цыкаю и склоняюсь в зону его обозрения.
  - ну?
  - ты когда-нибудь занимался киберсексом?
  - да, - говорю. - неоднократно. однажды я был очень влюблен в лесбиянку из Германии, которая делала витч-хаус и обладала неземным голосом, так с ней это происходило самопроизвольно, стоило нам только вступить в диалог. едва я видел ее онлайн, как это начинало происходить, точнее говоря.
  - э, - говорит майор. - но ты ведь сказал, что она лесбиянка?
  - ну да, - подтверждаю я. - она даже по-английски почти не говорила, представляешь.
  - ты знаешь немецкий?
  - натюрлих, - говорю я. - не то чтобы очень, и большую часть я после этой неприятной истории уже проебал, но с грехом и английским пополам справлялся.
  - погоди, - не отстает Райдер. - но ведь ты сказал, что она лесбиянка.
  - лесбиянка, - критически медленный, я бы сказал. one-legged low frequency. - знаешь, некоторые люди бывают пидарами. дефект у них такой есть.
  - но о каком же киберсексе ты мне тогда тут заливаешь?
  - о киберсексе между двумя женщинами, о каком же еще.
   > хочу пахнуть как ты, хочу тебя наполнять
  - однако же ты пытаешься мне втереть, что занимался лесбийским киберсексом с певицей на немецком языке, - пренеприятнейшая вышла история, не так ли.
  - ну, она не раз писала, что она bicurious, так что я не думал, что правда окажется настолько фатальной, чтобы все обрушилось. я очень старался тогда. суммы, которую я ей за все время нашей дружбы успел подарить, хватило бы на оплату полугодовой ренты за пентхаус в центре этой вашей столицы.
  - и что потом?
  - потом моя глупость зашкалила до того, чтобы открыться, хаха факин ха.
  - и?
   > я завидую всем предметам, к которым ты прикасаешься. я обожаю твои руки
  - ну, сразу в момент признания я был в таком ахуе от ужаса ее потерять, что она в свою очередь перепугалась, как бы я не покончил с собой, пошли она меня нахуй сразу же, так что повела себя как истинный джентльмен и даже полайкала фотки, которые я выкинул, решив идти до конца. я верил ей сильно, - трудно было не верить. человеку, который может фонить на тебя сквозь столько жутких непреодолимых километров, да так сильно, чтобы эмоции делали из тебя какое-то жалкое животное вместо человека, трудно было не сдаться.
  - а дальше? - он на секунду опускает взгляд в телефон, который держит в руке, и совсем чуть-чуть краснеет, что отзывается во мне крупнокалиберной отдачей и стекается в низ живота первой волной возбуждения. жаль, что нельзя просто снюхать его, как дорогу порошка. застрелить на поражение.
  - а дальше она попросила меня помочь в решении проблемы с установкой новых дров на аудиокарту, и поскольку инструктировать ее текстом в переводе на немецкий для меня было ненужным усложнением, мы решили воспользоваться тимвьюером. который она забыла закрыть, когда ушла спать - или не закрыла намеренно и не ушла спать, а осталась там посмотреть, как я подчиняюсь сталкерскому чутью и лезу в ее хистори, в котором без особого труда обнаружился вскоре сокрушенный пересказ нашей охуительной истории лучшей подруженьке, венчавшийся восхитительным определением wenig liebenswert.
  - я не говорю по-немецки, чувак, - говорит Райдер. - к сожалению. что это значит?
  - ээ, - в этом языке достойного эквивалента за прошедшие несколько лет так и не обнаружилось. - unlovable, я думаю, не будет ошибочно.
  слово unlovable, оно вообще такое
  - ты что, выдумываешь все?
  - какой же ты медленный, - не выдерживаю я. - делать мне нечего по-твоему эти сквозные ранения выдумывать или что?
  - это слишком дико, - выражение, царящее у него на лице, я уже видел у Хлои, младшей сестры из ролика про Лили и сюрприз с диснейлэндом. - какой-то ебаный пиздец.
  - какой есть, - не то, чтобы мне приятно было это вспоминать, но мало есть вещей, которые мне вообще вспоминать приятно, и я привык. unlovable - отличное определение тому, что я всегда боялся в себе обнаружить. никто из кандидатов меня не подвел, и я крушил и рвал с их помощью до тех пор, пока этот несчастный источник проблем у меня в груди, или где он там, не осумковался уже напрочь, его только вырезать теперь можно вместе со всеми прилегающими тканями во избежание некроза. Райдер теперь очень хочет, чтобы я ему отдал, и я сильнее всего на свете хотел бы ему отдать, но все налаживается так восхитительно только если в ходе упрощения выражения сократить меня самого. - так что там с киберсексом?
  - ничего, - говорит майор. опускает взгляд в погасший смартфон, жмет кнопку блокировки, чтобы вернуть подсветку, долго и мучительно изучает переписку, пересчитывая в свете полученных данных. - господи, какое коварство, сукин ты сын.
  - легкое и непринужденное, - я ведь даже и не пытался, в общем-то. - при желании я мог бы делать это годами. водить тебя за твой скудоумный нос годами без малейшего труда и упиваться контролем, который ты так отчаянно пытаешься мне вменить.
  - да что же за мстительный уродец, - запоздало гневается майор. где там. он играет без правил, а я по каким-то причинам должен этим правилам следовать. это даже на тизер к тому что он со мной проделывает не потянет. - что же мне теперь, всех людей в интернете остерегаться по-твоему?
  - мне ведь даже прикидываться не пришлось, - настолько медленный, что иногда как будто вообще не дышит, ага. он взирает на меня сверху вниз с угрюмой задумчивостью так долго, что я начинаю подозревать - может, пытается усилием воли прожечь во мне дыру или что-нибудь вроде, а сам даже не думает ничего - но наконец устает и возвращает внимание к телефону.
   > я хочу тебя уебать, сука
  - ну, рискни для разнообразия.
  - занимайся своими ебаными торсионными полями, - злобно говорит он и перекатывается на кровати ко мне спиной балетной последовательностью точных движений.
   > я хочу растолочь твои блядские пидарские очочки умника в порошочек и скормить его тебе вместе с пидарской белой оправой умника
   > не понимаю, о чем ты, говорит Гала.
  - оставь в покое мои очочки. эти запасные очочки служат мне верой и правдой еще со старшей школы, и никто иной как ты послужил причиной поломки нормальных, а этот пластик специальный и такие в первом попавшемся магазине оптики я легко и непринужденно заказать не смогу.
  - заткнись.
   > ha ha x 3, пишет Гала.
   > чтобы ты не мог больше вешать мне на уши эту душеспасительную лапшу про тяготы, торсионные поля и прочий проверочный спам для школоты. не хочу я тебя уебать, а только вылизать и выебать и еще раз вылизать и выебать, хочу починить и допустить везде и больше никогда не выпускать и не отпускать. я беру тебя за руку и от меня ничего не остается, я никогда не думал что где-то есть кто-то кто сможет такое со мной проделывать одним своим видом. я хочу только вылечить все от чего тебе сука больно везде или ты думаешь я этого не чувствую или думаешь мне от этого не больно. даже какие-то шлюхи которых ты в глаза не видел удостоились большего доверия, так что я должен сделать чтобы его заслужить?
   > пожалуйста наберись терпения
   > пожалуйста не будь глухонемым аутистом, потому что нет ничего, что может заставить меня перестать
  - пожалуйста, сам и заткнись.
  - пожалуйста, отсоси. ты, кажется, хотел сделать приятное, так иди сюда и приступай.
   это жуткое ощущение. от того что он его улавливает, оно резонирует и становится жутким х2. по мне грустно протягивает высоковольтное электричество, взвывая на поворотах, оно такое огромное, что я меркну и теряюсь на фоне, стоит ему только чуть-чуть взволноваться. круги на поверхности нефтяного озера от столкновения тектонических плит.
  - прости, - говорю. говорить это в разы сложнее чем писать. - я такой поломанный, что боюсь тебя заразить,
  - ты не хотел сделать приятное? эта баба хотела? - как же еще ему объяснить. - шикарная баба вышла, кстати. это игровые фантазии, прилагающиеся к персонажу?
  - эта баба могла бы сделать приятное на моем месте. если бы она была здесь на моем месте, она могла бы делать приятное не переставая. она бы только этим и занималась, будь она вместо меня, я клянусь.
  - ее приятное было бы совсем не так приятно, если ты не в состоянии сам догадаться, - он переворачивается на спину, награждая меня видом своего профиля, и уставляется в потолок. - как будто я там чего-то еще не видел, - он наверное от меня уже здорово заебался. риск неизбежной потери возрастает с каждым днем, отчего по всей глади все больше и больше помех, от которых слова дробятся и желания размазываются под всеядным прессом тревоги все сильнее и сильнее. я мастер потери времени и трейнспоттинга. паузы заполняются демонтажными акциями легко и непринужденно, потому что больно никогда не перестает быть. как занюхивать более разбавленный фен менее разбавленным.
  - ждешь, когда я уйду, - говорит Райдер. - потому что этот этап уже изучен и безопасен, и не заебало до сих пор?
  - да мне просто нечего, - и всегда было нечего. когда доходит до эмоций, есть только два способа их выражать - сломать что-нибудь или расплакаться. или то и другое одним махом, но реже.
  - да в тебе цунами, - устало отвечает он. - оно у меня в костях звенит когда я на тебя смотрю.
   очень больно, больно, больно. отсутствует условный оператор. я сгораю от страсти при мысли что мог бы быть тобой, эта мысль конечна как станция метро, на которой все пассажиры покидают вагон. я сгораю от страсти медленно и бесполезно, как при любом другом разложении. распад сопровождается выделением тепла, ускоряющего распад.
  - поцелуй меня, - вопросительно произносит Райдер в пространство. я закрываю ноутбук, щелкнув крышкой, и от греха подальше прячу его под кровать. тут слишком светло. слишком далеко, слишком поздно. ничего не получится, потому что я уже здесь. уберите это из кадра, кто вообще пустил его на съемочную площадку. руки опускаются при виде этого в считанные секунды. - поцелуй меня, - говорит настойчивее, так что я встаю на коленях и, облокотившись на просевший под моим весом матрас, касаюсь губами его руки, потому что она оказывается ближе всего. я хочу уйти. у него удивительные руки, музыкальные и нервные кисти, цветная обмотка вен и чеканный каркас костей под тонкой, мертвецки бледной кожей, девичьи запястья - я без труда могу сомкнуть ладонь вокруг обоих сразу и еще место для третьего осталось бы, - широкие продольные полосы истеричных шрамов на предплечьях. - еще. - я закатываю рукав рубашки и целую в один из этих шрамов. гладкая розовая поверхность, под которой все стучит и проводит ток, гоняет информацию и согревает. какое оно все. слишком безупречно, слишком уязвимо. слишком ярко. отказывают датчики. - еще. выше, - еще я не успеваю, потому что он высвобождает из-под меня руку, берет за волосы и тянет назад, отрывая от кровати, пока садится. ну, это потому что целоваться в прежнем положении было неудобно. я произвожу попытку снять очки, но он ловит мое запястье где-то на полпути и жмет на него изо всех сил в поисках равновесия, одновременно ввинчивая пальцы мне в голову и утыкая кончик языка в мои зубы. открой рот закрой глаза. это больше похоже на попытки вставить кому-нибудь кляп, чем на поцелуй, возвратно-поступательные попытки заткнуть меня языком, я задыхаюсь, он отрывается с влажным чмоканьем пустоты. весь его подбородок в слюнях и мой тоже, по вкусу его слюней я скучаю всегда с далекого первого раза, не отпуская моих волос он перемещается на край кровати до тех пор, пока не утыкает колени мне в грудь, и опускает ноги на пол по обе стороны от меня. он собирается скрестить их у меня за спиной сейчас, я знаю.
  - глотай, ты сука, сука, - кладет вторую ладонь мне под челюсть и тянет вниз, приникая ртом ко рту с таким тщанием, будто задувает паровоз. а, что. тянет на себя, жмется всем телом, дрожа и впечатывая мне в солнечное сплетение свой мощный даже сквозь джинсы стояк. его язык у меня во рту занимает свое законное место, я хочу его вместо кляпа. я хочу его везде. штанга клацает по штанге, его бедра медленно и мерно втираются мне в бока. привкус крови, надеюсь это моя. вперед-назад. однажды я уже делал с ним как велено, но тогда во мне из-за плутона не было меня. он сглатывает сам, заманывая к себе в рот. единственный на свете. оглушительный звон в ушах. настойчиво тикающий дискомфорт в штанах. не удержавшись, Райдер соскальзывает с кровати мне на колени, с ощутимым треском обрывая волосы, и жмется крепче, смыкая зубы на моем кадыке. только в особых случаях. как паук. камня на камне не останется. я теряюсь от многообразия. изволь выпить меня одним глотком, как паук. еще немного и я кончу в джинсы чтобы он уже никогда не заткнулся со своими издевательствами. я не знаю, что делать, но он знает за меня.
  - эй, блядь, - дрожит и задыхается с хохотом, нагибая меня на себя за волосы, чтобы дотянуться до уха. - пошли, блядь, пройдемся, здесь воздух исчерпался уже от накала.
  боится и сам. я не знаю, должно получиться нечто вроде ядерной реакции. что может быть хуже идеи в освежеванном виде с утра пораньше гулять на спидах по оживленному мегаполису, не знаю тем более.
  - пожалуйста, имей терпение.
  поломать и расплакаться х200, взметнувшаяся взвесь никак не желает оседать, он слишком близко чтобы я мог
  - я в твоем распоряжении, только не убегай.
   вернуть регуляторы систем охлаждения реактора в исходное положение
  возьми себя в руки
  - я буду спать.
  он хохочет, пока не захлебывается на вдохе, как люди пьяные или в истерике. я и сам в истерике. вся эта хуйня радостно тонет в истерике, все так разорвано, как после крепкого удара по башке
  или хорошего разряда, или пяти кубов плутона
  - я не уйду. хочу на это посмотреть. что ты называешь сном
  - состояние временной гибернации. немощные нервные системы в этом нуждаются время от времени, знаешь
  мои руки заклинило у него за спиной, потому что положение в котором они там оказались было слишком исходным, так что ему приходится высвобождаться самостоятельно. сам виноват. его лицо блестит от слюней, но своего я не отираю. мне ничего не мешает, оно и так все мое.
  - особенно разогнанные нервные системы, конечно.
  - четенько сдох, - э, я хотел сказать, чтобы он не уходил. он и так не уйдет, к счастью, не сегодня. майор умудряется одновременно сиять и облизываться.
  - интенсивная терапия, - жмет плечом. - всякое случается порой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"