Громов Борис: другие произведения.

Это моя земля (прода)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.95*94  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода ЭМЗ отдельным файлом. Версия от 19.04.2014 г.

  Интермедия пятая. Юра Пак.
  
  - Бойся!
  Бамммм! Ой, блин, мать твою так! Вроде, и не сказать, что громко рвануло это добытое Чугаевым 'специзделие', а по ушам будто великан сложенными 'лодочкой' ладошами хлопнул. Так ведь и без барабанных перепонок можно остаться. Помнится, был в 'бригаде' у Пети Жмыха в начале девяностых один 'бычара', так у того любимая выходка была: при очередном 'разводе лохов' какому-нибудь бедолаге вот так по ушам хлопнуть. Вроде, и бил-то совсем легонечко, но, зараза, умело. Что-то там получалось связанное с резким перепадом давления... Словом, выбивал он беднягам 'перепонные барабанки' на раз. И только дебильно ухмылялся, глядя, как люди от резкой и острой боли корчатся. Тот еще урод. Был...
  - Опять 'включилась'! - сплюнул побелочную пыль один из двух накрепко влившихся в команду милицейских сержантов - Лешка, тот, который с киянкой и клиньями бегал. Хотя, почему 'бегал'? До сих пор у него битком набитая противогазная сумка за спиной болтается.
  - Чего? - не понял его слегка оглохший и малость очумевший Пак.
  - Сволочь эта за дверью, говорю, опять 'включилась', - охотно повторил сержант, да еще и головой в сторону противоположной двери мотнул.
  Теперь Юра и сам услышал равномерное бумканье из-за двери квартиры, расположенной напротив той, которую сейчас пытается взломать старший прапорщик Вова Чугаев. Похоже, там мертвяк в коридоре обосновался. Видимо, в квартире был один, никуда ходить интереса не имел, вот там и отключился, как тот дедушка из 'Бобика в гостях у Барбоса': '... в прихожей, на коврике...'. А потом приперлись бравые 'квартировзломщики', которые сначала зачистили от нескольких болтавшихся на лестницах и площадках зомби подъезд, а потом начали громко разговаривать и разным инструментом греметь. Вот он (или она, кто ж там знает - через железную, обтянутую дешевеньким линялым дерматином коричневого цвета, дверь гендерную принадлежность определить непросто) и пробудился, да начал в дверь долбиться. От большого ума, не иначе: дверь, конечно, фуфло дешевое, но, как ни крути, через четырехмиллиметровый лист железа мертвецу не прорваться. А Пак с компанией к нему в гости забредать тоже не собирались. Они здесь немного по другому поводу. Потом зомби колотить перестал. То ли утомился, то ли всю тщетность своих усилий осознал. А теперь снова это ритмичное 'бум-бум, бум-бум'... Видно, подрыв 'Ключа' на него так подействовал. Как ни крути, в замкнутом объеме тесноватого подъезда стандартной панельной девятиэтажки жахнул небольшой накладной заряд знатно.
  - Готово, - обернулся на товарищей Чугаев, ковырявшийся в проделанной 'специзделием' на месте дверного замка дыре с неаккуратными оплавившимися краями. - Юра, признаю, ты был прав. С меня 'банка бодрящего и соленая рыбка, господин капрал'...
  Про банку и рыбку он явно процитировал что-то, это Юра по интонации понял, но опознать цитату не сумел. Может, что-то сугубо ментовское, специфическое?* Хотя - вряд ли, в специфическом у них, обычно, всякие 'расширить и углУбить в целях дальнейшего недопущения'... В любом случае, похвала матерого милицейского 'прапора' была приятна. Как ни крути - он действительно молодец. Ведь сначала планировалось накладными зарядами дверные петли рвать, благо, у таких дверей они снаружи: так по мерам пожарной безопасности положено - чтоб, если что, пожарные или спасатели могли их 'болгаркой' срезать. А Юра скептически хмыкнул и сказал, что сам когда-то эти двери на все жмыховские 'явки' заказывал... И, в общем... Не то, чтобы украл... Скажем - сэкономил. Железо и вмурованные в стену штифты - надежные и прочные, а вот замки - так себе. Ну, при условии, что ты на них изнутри смотришь. Снаружи-то - только серьезного вида стальная пластина личины да довольно крупная замочная скважина. А сам замочек - так себе, большой, но простенький, без изысков. Вот и предложил кореец снова сэкономить, на этот раз на 'Ключах'. Петель-то - три штуки, а замок один. Чугаев поскреб свой гладко выбритый затылок и согласно рукой махнул, мол, давай попробуем. В крайнем случае - не так уж много теряем - один накладной заряд. Зато в случае удачи - вполне ощутимый прибыток.
  'Ключей' Володя достал с запасом - полтора десятка. Уж чего начальству Центра спасения наплел - бог весть, думается, про необъятной толщины дужки амбарных замков на воротах оптовых складов. Тех самых, которые вот уже полторы недели находила и один за другим чистила их уже вполне спевшаяся и 'набившая руку' на десятке пушкинских и ивантеевских супермаркетов, команда. Тем возразить было нечего: самим за крупами и консервами кататься в дальнюю и весьма опасную даль, за пределы относительно обжитого и уже местами уютного периметра бывшего Учебного центра ГИБДД Москвы, почему-то категорически не хотелось. Раз Чугаев говорит, что нужно ему - значит нужно. Продукты ведь находит исправно, и колонны с ними по его наводке в Центр идут одна за другой. Ну, и пусть его! Что, в конце концов, такое этот самый 'Ключ'? Какая им от него угроза? Не пулемет же крупнокалиберный, не гранатомет... В общем, жмотничать не стали - выдали. Аккурат после того, как Пак вспомнил и, при поддержке товарищей, навестил совсем уж удачный складик. Не сильно большой, зато под завязку набитый разными, по теперешним временам, уж совсем деликатесами: фруктовыми коктейлями в банках, консервированными крабами да кальмарами и прочей экзотикой. Причем, не той, что в любом 'Перекрестке' или 'Ашане' стояла, а настоящей, которая и раньше была далеко не для всех и за весьма приличные деньги. Вроде настоящего испанского иберийского хамона или французским маринованных миног. Плюс - разные стеклянные емкости, объемом от 'ноль-пять' до литра из распотрошенных супермаркетов. Даже к Паку после этого богатого 'подгона' руководство Центра в лице Гапонова и Скороходько стало относиться подчеркнуто доброжелательно. Что, впрочем, прошедшего горнило бандитских войн начала девяностых корейца не обмануло ни на секунду. Он не просто затылком или спиной, он буквально всей натянутой от напряжения, будто барабан, шкурой своей ощущал нехорошие и холодные взгляды. Пока еще только взгляды. Но Пак был уверен - еще чуть-чуть и к взглядам в любое мгновение может добавиться прицельная 'галка' оптического прицела или яркая точка лазерного целеуказателя. А то и просто прирезать попытаются втихаря. Хотя - вряд ли, О том, что Юра, невзирая на комплекцию, мужик более чем спортивный, недоброжелатели его осведомлены отлично. И рисковать вряд ли станут. Пуля в затылок в нужный момент (причем, желательно, чтобы клиент в этот момент был подальше от базы) и - все, пишите письма мелким почерком. Если учесть, кто (или все таки 'что'? вот, блин, даже правила русского языка из-за восставших мертвецов в тартарары полетели) и в каких количествах по улицам сейчас бродит - и часа не пройдет, как опознавать будет просто нечего. До мослов обгрызут, да и сами мослы в разные стороны растащат. Но случится это не сегодня. И даже не завтра. Пока что Пак им нужен. А значит - есть время подготовиться. Чем он сейчас, собственно, и занима...
  В окружающую реальность Юру вернул несильный, но обидно звонкий подзатыльник.
  - Юра, ау!!! - Чугаев, будто врач-невропатолог, поводил, перед лицом корейца вытянутым вверх указательным пальцем, словно проверяя скорость его реакции. - Проснись и пой, блин! Ты что, сознание потерял? Раза три тебя позвал - ноль реакции. Вот, пришлось при помощи грубой физической силы воздействовать. Ты как, не в обиде?
  Милиционер, будто извиняясь, развел руками, мол, так уж вышло, брат, сам виноват.
  - Нормально все, - смущенно прокашлялся Пак. - Что-то я внезапно в себя ушел. Но уже вернулся.
  - Скорее, вернули! - хохотнул Чугаев. - Это хорошо, что вернулся, давай, веди, показывай, что и где. Не весь же пол нам тут вскрывать.
  Широким жестом старший прапорщик распахнул взломанную дверь.
  - Весь и не нужно, - успокоил милиционера Юра. - Пошли, покажу, где ломать.
  Глядя, как споро и красиво, буквально в одно движение два милицейских сержанта 'взяли в ломы' и подняли целый пласт ламината, Пак только криво усмехнулся. В голове, будто только что пережитая, возникла картинка двухнедельной давности: тяжело стучащее от напряжения и отдающееся острой болью сердце, заливающий глаза пот, скользящая в мокрых руках маленькая монтировка, прихваченная по дороге из его 'буханки'... И чувство горького разочарования, когда он увидел, во что превратилось оружие по вине безвестного идиота, напихавшего в автомат и пистолеты вместо нормального консервационного 'пушсала' какой-то неведомой дряни. Которая застыла, намертво залепив все внутренности оружия и отмякла только после нескольких часов купания в бензине. Неужто и тут будет то же самое? В принципе - не смертельно, оружие у группы есть, но - не хотелось бы. Несмотря на всю внешнюю благопристойность поведения начальства Центра спасения, Юра буквально каким-то 'верхним чутьем' чуял - грядут серьезные проблемы. И встречать и нужно подготовленными.
  Щелкнул фиксатор складного ножа, чуть слышно треснул под остро отточенным лезвием полиэтилен.
  - Ого! - складывая нож присвистнул севший на край открывшегося под полом квартиры тайника напарник сержанта Лешки сержант Данила, охотно откликавшийся на Даньку, - Нормально так...
  - Что там, Дань? - подошел поближе кореец.
  - А сам, типа, не в курсе? - удивленно изогнул бровь Данька.
  - С чего бы? - по-еврейски, вопросом на вопрос, ответил Пак. - Я все ж таки не последним человеком в 'бригаде' был, мне тяжелым физическим трудом заниматься 'по сроку службы' не положено было. На то 'быки' имелись. Я общее руководство осуществлял.
  - Общее руководство - это круто! - хохотнул сзади Володя. - Стратегия, все дела... Ладно пошли глянем, что там...
  Тяжелая и широкая ладонь Чугаева легонько подтолкнула Юру вперед.
  - Ни хрена себе!
  - Офигеть!
  Их голоса прозвучали одновременно, а потом в комнате на несколько секунд повисла тишина. Все разглядывали лежащий внутри вспоротого целлофанового 'кокона' пулемет ПК. Первым 'очнулся' Чугаев.
  - Красиво, я смотрю, вы жили, Юра, - хмыкнул он, присев на корточки и слегка сдвинув указательным пальцем неаккуратный клок черного целлофана. - Даже номер не вытравили... Твой Жмых что, вообще никого не боялся?
  - Я фиг его знает, - растерянно развел руками бывший 'честный коммерсант' и еще более бывший бандит. - Если честно - даже не подозревал, что в 'бригаде' пулемет был... Может, личная жмыховская заначка? Ну, типа, на самый-самый крайний случай. Когда уже вообще отступать некуда. Он ведь когда-то реально крутой и лихой мужик был...
  - Когда-то? - с явным интересов переспросил Володя. - А потом что?
  - А потом 'протух', - скривил губы в презрительной ухмылке Пак и буквально в паре фраз пересказал в лицах свой последний телефонный разговор с 'видным меценатом и благотворителем'.
  - Вот дебил! - в два голоса вынесли беспощадный вердикт оба сержанта разом.
  - Это каким дерьмом голова должна быть набита, чтоб вот от этого, - Лешка кивнул в сторону вскрытого тайника, - в заграницы рвануть? Кто его, дурака, там ждал?
  Данька закивал, соглашаясь с правотой товарища.
  - Зомби его там ждали, - отмахнулся Пак. - Точно такие же, что и тут, разве что на лицо черные... Хотя, скорее - серые.
  - С чего это? - спросил Данька.
  - Фиг знает, - пожал плечами кореец, - Читал я, вроде, где-то, мол, европейцы и азиаты после смерти сначала бледнеют, а потом кожа синюшной становится, а вот негры - те, типа, сереют.
  - И что, правда? - сержант явно вопросом заинтересовался.
  - Да без малейшего понятия, Дань. Ты думаешь, я по жизни до фига дохлых негров видел? Так написано было, а там - кто его знает...
  - Смотрю, интересные ты книги читал, - хмыкнул Чугаев. - Так, ладно, сильно задерживаться нам тоже не с руки. Незачем лишнее внимание привлекать. Даня, Леха, ветошь взяли?..
  Увидев короткие кивки в ответ, он продолжил:
  - Значит, приступайте к чистке. Приводите 'машиненгевер' в боевое состояние, а мы вЮрой остальное барахло из нычки достанем.
  Сержанты вновь синхронно коротко кивнули и, подхватив сверток с пулеметом, отошли, чтобы не мешать, в сторону. Чугаев с Паком сели на пол на краю тайника и начали один за другим доставать из него покрытые пылью увесистые свертки.
  - Кстати, Володь, а при чем тут 'бойся'?
  - А, - смущенно наморщил переносицу старший прапорщик, - это я в армии еще от саперов нахватался. Они когда что-то потенциально опасное сделать собираются, обязательно это дело голосом обозначают. Предупреждают...
  - А почему все-таки 'бойся'?
  - Да как тебе сказать?.. - задумчиво протянул он в ответ. - Ну, не орать же 'Fire in the hole!', как американцы... Мало того, что для русского уха тарабарщина, так еще и слишком длинно. А предупреждающий окрик должен быть коротким, понятным и ёмким.
  - А, это вроде как грузчики на том же Черкизоне: 'Дорожку!' кричат, когда через толпу телегу с товаром волокут? - припомнил Пак.
  - Угу, - кивнул Чугаев, - именно. Громко, емко, произносится быстро и никаких дополнительных пояснений не требует... Так и тут. Иногда еще 'Паааберегись!' кричат, слыхал я такой вариант, но мне 'Бойся!' почему-то больше нравится. Солиднее выходит, без ненужной легкомысленности. 'Бойся!' - это серьезно. О, вот это я понимаю!
  За разговором они достали и расставили рядом с собой все содержимое тайника, а теперь Володя, ширкнув ножом по обтягивающему пыльный и оплетенный паутиной сверток светло-коричневому скотчу, влез внутрь.
  - Не знаю, что там лихости, но с головой у твоего, ныне, полагаю, уже покойного... хотя, может, и беспокойного... босса полный порядок был. Обстоятельного человека видно сразу.
  - Это что за кракозябкатакая? - Пак окинул взглядом извлеченную Чугаевым из свертка железяку.
  - Сам ты, Юра, кракозябра. Узкоглазая и бестолковая. Сразу нестроевого видно, - лишь отмахнулся и горестно вздохнул прапорщик. - А это - машинка Ракова. Самое, при работе с пулеметом, наиценнейшее устройство. Она для снаряжения лент, понимаешь?
  - Пока не очень, - пожал плечами кореец. - Нет, то что она для снаряжения - это понял. А восторгаться-то чем?
  - А это я тебе потом объясню, - скорчил зловещую физиономию Володя. - А вернее, вживую продемонстрирую. Дам тебе четыре звена на двадцать пять патронов и попрошу вручную хотя бы ленту-'сотку' собрать. А потом дам проделать то же самое, но уже при помощи 'кракозябры'.
  - Может, не стоит? Я и на слово тебе с удовольствием поверю...
  - Нет, не пойдет. Лучше всего доходит на личном опыте - это всем известно. Вот мы тебе этот опыт и организуем. Но позже... У тебя что?
  Пак приподнял над полом ближайший к нему сверток.
  - Судя по форме и весу - 'цинк' с патронами.
  - Ты вскрывай, давай, а не предположения строй.
  - Хорошо, вскрываю, - покладисто согласился кореец.
  Расползся под лезвием швейцарского 'Венгера', добытого Юрой в торговом павильончике разных туристических сувениров и подарков, что стоял в холле обчищенного ими примерно неделю назад супермаркета. Там много чего было: фонари, фляги, топорики складные лопаты, но явно опытный в подобных вопросах Чугаев лишь фыркнул презрительно, мол, барахло. А вот швейцарские 'складни' оценил, и красные 'Викториноксы' и серые 'Венгеры'. Их выгребли все, что были. Каждый себе выбрал, кому какой больше по душе пришелся, да и про запас набрали. Таких ножиков теперь еще не скоро из Швейцарии подвезут. Да и есть ли она теперь, Швейцария? Пока Юра со Светой отсиживались в его доме 'Полянке', телевизор практически не выключался, но ни на одном из каналов новостей о самой нейтральной стране мира Пак так и не увидел. Хотя, может просто пропустил за какими-нибудь делами? Да нет, вряд ли, кому в разверзшемся по всему миру аду была в тот момент интересна маленькая Швейцария?
  В разрезе тускло блеснул в падающем на пол комнаты через большое окно солнечном свете матово-зеленый бок металлической коробки. Юра перевернул ее крышкой кверху. Ой, блин, а букв-то, а цифири всякой! Но аббревиатура ЛПС и цифры 7,62 видны вполне отчетливо. Не подвела интуиция.
  - Все верно, патроны.
  - Это хорошо, - радостно оскаблился Володя. - Но маловато, что такое неполные четыре с половиной сотни патронов для ПК с его-то скорострельностью? На пять-шесть минут плотного огневого контакта от силы...
  - Вова, ты меня прости, конечно, но с кем это ты собрался так плотно 'огнеконтактировать'?
  - Пак, ты б не умничал, а, - с деланной ленцой в голосе протянул Чугаев. - Заметь, это не мне начальство Центра мечтает голову откусить. Как раз моя светлость на вполне хорошем счету, похоже. Уже подкатывали пару раз с выгодными и заманчивыми предложениями. Очень сладкую жизнь обещали...
  - Например? - Юре на самом деле было интересно, как же именно выглядит в представлении верхушки Центра спасения эта самая 'красивая жизнь'. По-хорошему, именно от этого и зависели его дальнейшие планы: то ли пытаться замириться и как-то устраиваться на месте, то ли рвать когти, причем, не исключено, что рвать с мясом и шумом-гамом, в смысле, с кровью и пальбой. Уж как получится.
  - Ууу, - протянул милиционер, - такую картинку нарисовали - закачаешься. Этакийнео-феодализм с элементами всяко-разного заманчивого. Мол, есть люди, способные постоять за себя и за других. Они - белая кость, властители. А есть те, которые сами защититься не могут. Скотинка серая, бесправная. Вот и выходит, что первые, типа, бояре, а вторые - как есть холопы. И дело холопов - на бояр пахать и всячески создавать им комфорт и удобства. А бояре их будут за это защищать...
  - Не, ну а что,- прикинул не успевший позабыть 'период первоначального накопления капитала' в России Пак, - вполне знакомая ситуация. Есть лоховатые но нагулявшие жирка 'коммерсы', а есть 'реальные пацаны'. 'Коммерс' пашет как Папа Карло и кует деньгу, а 'реальные' его стригут и доят. А если вдруг на горизонте появляются другие 'реальные', претендующие на жирного лоха - забивают с ними 'стрелку' и выясняют, кто из них 'реальнее' и у кого 'кокосы!' круче...
  - Ага, как есть 'крышевание' в чистом виде, - согласился прапорщик.
  - А феодализм-то тут при чем?
  -Так не дорассказал я! Короче, ведь в те же девяностые 'коммерс' вполне мог соскочить: уйти из бизнеса совсем, переехать куда-то, в милицию пойти, в конце концов... А куда народу из Центра сейчас податься? Те, кто посмелее да порешительнее, кто в себя верили и на свои силы рассчитывали - те еще когда слухи про раздачу оружия на Ярославке в Мытищах пошли, собрались и уехали. Так что, большая часть тех, кто остался, самостоятельно выжить не надеются. Ну, вот и решили наши 'бугорки', что их такой настрой в народе вполне устраивает, но нужно идти дальше.
  - И сильно дальше? - Пак уже и сам понял, к чему ведет Чугаев, но хотел убедиться.
  - Да практически до нового крепостного права со всеми вытекающими...
  - Это, в смысле, 'на конюшне запорю, быдло свинячье' и право первой ночи?
  - Да чуть ли не до небольшого гарема, если такое желание возникнет. Мол, они сами по себе - нет никто, а раз мы их защищаем, то они за это, получается, должны, как земля колхозу...
  - Вот это нормально! - оживленно присвистнул у них за спиной Данька.
  - Чо там тебе нормально, салага?! - рыкнул Чугаев. - Пулемет что ли дочистил уже?
  - Почти, - прижух тот.
  - Вот и работай дальше! И не подслушивай, о чем старшие разговаривают!
  - Зря ты так, Вов, - перебил Пак прапорщика ,и отложив в сторону очередной вскрытый тюк, на этот раз с двумя новенькими пустыми патронными коробами, обернулся к сержантам, корпевшим над пулеметом.
  Им, кстати, повезло. В отличие от первого тайника, тут пулемет был законсервирован не неведомой темно-коричневой гадостью, обозванной самим Юрой 'серидолом', а вполне пристойным белесым и полупрозрачным консервационным жиром, который Чугаев, едва глянув, назвал маргуселином. Оказался тот маргуселин штукой вполне адекватной: не засох, не застыл и снимался вполне нормально. Вот только был он очень жирным и было его в пулемете много...
  - Ничего там нормального, парни. Только скотство сплошное. Одни, получается, 'белые люди', хозяева и повелители, а вторые - никто и ничто, холопы, быдло и рабы... Ничего не напоминает?
   Данька в ответ лишь плечами недоуменно пожал, зато явно более эрудированный лешка, оттирая куском тряпки жирные пальцы рук, понимающе закивал.
  - Ага, точно, было что-то такое относительно недавно. И про господ и холопов, и про рабство и про чью-то там неполноценность... Юберменьши, унтерменьши... Только там, помнится поголовье рабов сначала еще и уменьшить планировали в несколько раз, чтоб господские земли не занимали и воздух зря не расходовали. Помнится, очень плохо все для 'господ' тогда закончилось.
  - Это ты про фашистов что ли? - сообразил Данька. - Так это ж не то совсем. Те ж. суки, войной пошли, убивали, там, насиловали, силой принуждали...
  - А тут, думаешь, не так все будет? - пристально вгляделся в лицо сержанта Пак.
  Тот даже поежился под пронизывающим взглядом корейца.
  - А думаешь так?
  - Ну, давай по-простому, - легонько прихлопнул себя ладонями по коленям Пак, - подруга есть у тебя?
  - Ну, есть, - Данька явно не понимал, при чем тут его подруга.
  - Вот есть у тебя девушка, она тебе нравится. Может, даже, любишь ее. Она хорошая, красивая... И тут - бац, ты встречаешь еще более красивую и предлагаешь ей третьей быть. Как думаешь, согласится?
  - Да для начала надо бы, чтоб подруга согласилась, - хохотнул сержант. - А так - черт его знает, они разные бывают. Может, и согласится...
  - Мы не про 'разных', - упрямо гнул свою линию Пак. - Есть, понятное дело, такие шаболды, что хоть с собакой сношаться будут, лишь бы спать мягко и жрать сладко. Не про таких речь, а про нормальных.
  - Если про нормальных, то вряд ли, - вздохнул Данька. - Да и подруга активно возражать будет, вплоть до применения подручных средств...
  - Идем дальше. Не хочешь ты от своей идеи отказаться, подругу избил, чтоб помалкивала, ту, вторую, заставил как-то... Ну, не знаю... Да тоже избил, чего сложности плодить. Как думаешь, родственники что девушки твоей, что той, второй, как к этому отнесутся?
  - Думаю, хреново, - веселость из голоса Даньки пропала, он уже явно начал догадываться, к чему ведет хитрый кореец.
  - И я так думаю. Да вот беда - ты ж теперь не просто Данька-сержант. Ты теперь крутой парень. Автомат и пистолет имеешь, пулемет, вон, откопал и в порядок привел почти... А главное, речь-то у нас на самом деле не про тебя, нормального и правильного парня, а про урода, который в больной башке своей уже и до холопов и до гаремов сам додумался. Дальше тебе объяснять нужно?
  - Нет, не нужно, - отрицательно мотнул головой тот. - Как раз такая же хрень и выходит, только масштабы поскромнее. А так - один в один. Тот у кого оружие и гнил в башке будет глумиться над нормальными, но безоружными как ему захочется...
  - Вооот, - одобрительно протянул Пак. - А у многих ли штатских в нашем Центре на руках оружие есть?
  Судя по выражению лица, сержант на эту тему раньше даже не задумывался.
  - Да которые с оружием были - почти все разъехались давно. Остались только те, у кого ничего нету. А зачем им оно вообще? Они и пользоваться не умеют толком. Начудят еще чего. Да и это - мы ж есть.
  - Все верно, - кивнул Пак. - Вооруженных на базе мало. Те, что сразу с оружием были или потом в Мытищах у армейцев его получили - те почти сразу двинули сами свою жизнь обустраивать. Им сидеть и чьей-то милости ждать, по ходу, характер не позволял. Остались только безоружные и не шибко решительные. Да, охрана у них, вернее - не у них, а у Центра есть. Только что за охрана? Ты многих из тех, кто вокруг 'бугров' наших хороводится, по прежним временам знал?
  - Ну, не сказать, что многих, но кое-кого - вполне, в одном УВД служили...
  - И как они тебе, в основном?
  Тут Данька всерьез задумался, явно не зная, что ответить. Зато почти не колебался с ответом Чугаев.
  - Да никак. Амебы, по большей части. По службе - нулёвые, ниочемные. Только и умели, что начальникам гузло зализывать. Понятно, не все, есть и нормальные, правильные. Тот же Доронин из БЭПа или Семенкин из 'уголовки'. Но мало таких. Почти все нормальные в первые дни легли, когда ни информации толком не было, ни знаний... А эти тогда вперед не лезли, вот и уцелели. Да они, кстати, и сейчас-то в герои не рвутся. Когда кто-то из них с нами за периметр выбирался?
  Сержантам ответить явно нечего. Но они под таким углом ситуацию даже и нерассматривали, по ошарашенным лицам видно... Эх, молодежь...
  - Погоди, Володь, а мы что же? - с обидой в голосе протянул молчавший все это время Лёшка.
  - Ага, и мы, - согласился Чугаев. - И ко мне самые гнилые из аморфных уже начали с задушевными беседами за планы на будущее подкатывать. Думаю, еще чуть-чуть - и к вам подойдут каким-нибудь теплым вечером. А вот на месте нашего азиатского соратника я бы теперь в одиночку гулять поостерегся бы. Есть мнение, что еще немного, и может с тобой, Юрок, приключиться внезапный несчастный случай на производстве. Не тому кошаку ты яйца прищемил, не тому...
  - Вы чего, мужики, серьезно?
  Глаза у обоих сержантов, что Лешки, что Данилы округлились, будто у совят.
  - Никаких шуток, - грустно усмехнулся Пак. - Мое мнение полностью с Володиным совпадает. Разве что времени я себе даю чутка побольше. Полагаю, еще неделю-полторы меня трогать не будут: не все 'вкусные' склады я показал. А вот потом - да, или ногу случайно подверну и мертвяку на зуб попаду, или по неосторожности в голову себе при чистке пистолета выстрелю. Трижды...
  - Так, погодите! - совсем уже ошалевший от внезапно свалившейся на голову информации Лешка затряс головой. - И что вы по этому поводу, вообще ничего делать не собираетесь?
  - С чего бы 'не собираемся'? - улыбнулся Чугаев. - Еще как собираемся. И уже делаем. Причем - прямо сейчас делаем...
  - Аааа, - сообразил Данила.
  - Ага, - передразнил его Пак. - Учтите оба - никакого пулемета и патронов - не было. И на квартиру эту мы не заезжали - на складах были, смотрели, что там и как. И, кстати, эта квартира - не последняя. Все ясно?
  - Неа, - замотал головой Данька.
  - Чего тебе не ясно? - вздохнул Чугаев.
  - Да про какую такую квартиру мы вообще сейчас разговариваем? - с невинными глазами выдал сержант.
  
  
  57. Фраза про бодрящее и рыбку стянута Чугаевым из повести братьев Стругацких 'Парень из преисподней'.
  
Оценка: 7.95*94  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Раб из нашего времени-7.Возвращение" К.Полянская "И полцарства в придачу..." Е.Азарова "Охотники за Луной.Ловушка" Е.Кароль "Зазеркалье для Евы" Е.Никольская "Чужая невеста" К.Измайлова, А.Орлова "Футарк.Второй атт" А.Левковская "Безумный Сфинкс-2.Салочки с отражением" М.Николаев "Телохранители" А.Алексина "Перехлестье" Е.Щепетнов "Монах.Шанти" Г.Гончарова "Средневековая история-3.Интриги королевского двора" Т.Коростышевская "Мать четырех ветров" Л.Ежова "Ее темные рыцари" И.Георгиева "Ева-3.Колыбельная для Титана" А.Джейн "Мой идеальный смерч-2.Игра с огнем" В.Сафронов "Жди свистка,пацан" А.Быченин "Черный археолог-3.Конец игры" Е.Казакова, А.Харитонова "Жнецы страданий" М.Николаева "Алая тень" А.Черчень "Дипломная работа по обитателям болота" В.Кучеренко "Алебардист" А.Гаврилова, Н.Жильцова "Академия Стихий.Танец огня" В.Чиркова "Тихоня"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"