Гросс Сергей: другие произведения.

Корса. Дорогой вора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.95*78  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    На ночном небе всходят две луны. Тени прошлого поднимают голову и готовятся напомнить что отгремевшая тысячу лет назад война ещё не закончена. Круг домов стряхивает пыль со знаний предков, в поисках оружия. А за кромкой мира уже притаились жаждущие приумножить своё могущество. Лишь случайно затянутый из-за кромки чужак пытается понять своё место в назревающей кровавой бойне.

    РОМАН ВЫЛОЖЕН НЕ ПОЛНОСТЬЮ

    Рис. на переплете В.Успенской - М.:"Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2018. - 283 с.:ил. - (Фантастический боевик). 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 000 экз. ISBN 978-5-9922-2758-1




Север. Право на месть

Менестрель с севера

Корса. Дорогой вора



В связи с тем что заключён догов с Альфа-книгой на издание, на сайте остаётся не вычитанный ознакомительный фрагмент.

Позже добавлю ссылки где можно будет приобрести книгу в электронном виде, а так же в бумаге.



Как же глупо всё вышло. Так по-дурацки подставиться. Столько времени потратить на тренировки и не успеть сообразить. Не успеть дотянуться до кинжала, висящего за спиной на поясе. Как же глупо...

Крик горящего заживо человека беспорядочно мечущегося по улице в тщетных попытках сбить пламя стоял в ушах. Живот разрывало болью. Ладони, судорожно зажимающие рану, окрасила кровь. Ещё торчавший из живота клинок замедлял скорость кровопотери. Мысли тянулись медленно и вяло. Глупый конец.

Посмотрев в сторону угла, за которым скрывалась дверь в таверну "наёмника" я сделал над собой усилие и закричал:

- Помогите! Кха... Помогите кто-нибудь!

На безлюдной сонной улочке никого не было. Никто не спешил прийти на помощь.

- Помогите вашу мать! Тут человек, - севший голос с трудом поднимался до крика. Закашлявшись, я перевёл взгляд на упавшего и уже затихшего противника, переставшего даже сучить ногами. На лицо наползла кривая усмешка, - догорел...

Огонь погас. От обугленного тела несло нестерпимой вонью. С трудом оторвав руку от живота, я взглянул на окровавленную ладонь и вернул её на место. Как же это всё глупо...

- Только не говори, что ты собрался умирать? - раздался шелестящий голос рядом.

Подняв голову, я посмотрел на стоявшую надо мной тёмную фигуру и зло усмехнулся. Тебя-то мне ещё и не хватало. Не сводя взгляда с собеседницы с судорожным вздохом, помогая себе рукой, принял более комфортное положение. Испачканная кровью ладонь неприятно скользила по мокрой грязной брусчатке.

 

Глава 1

Начало

Дверь кабинета раскрылась от пинка и громко ударилась о стену. Подняв голову от монитора ноутбука, я перевёл взгляд на того, кто так нагло решил ворваться к хозяину кабинета. То есть ко мне.

Через дверной проём прошел Олег, с выражением лица, которое говорило как минимум о том, что конец света назначен на сегодня, а он узнал об этом только полчаса назад. На молодом брюнете двадцати четырех лет был одет дорогой костюм, галстук был развязан и болтался на шее безвольным куском ткани. В руках была на четверть опустошённая бутылка коньяка. Я медленно перевёл взгляд с зашедшего ко мне партнера, на открывающийся из окна пейзаж. На улице день был в самом разгаре и ярко светило солнце. После недолгого созерцания вида, я вновь перевёл меланхоличный взгляд на Олега. Не в его привычке напиваться посреди рабочего дня.

Тем временем, парень с такой же силой захлопнул дверь кабинета. И как оказалось вовремя. В дверном проёме уже начали появляться заинтересованные лица, принадлежащие сотрудникам нашей небольшой компании, спешившие посмотреть, что же такое творится в кабинете одного из начальников. Передо мной, на стол рядом с ноутбуком, со стуком опустилась бутылка коньяка. Олег молча прошёл к шкафу и достал оттуда две рюмки, что поселились там ещё с того дня, как мы вместе с ним открыли нашу небольшую компанию и отмечали это радостное событие, в только что снятом офисе, с небольшой горсткой сотрудников. С того момента прошёл практически год.

Тем временем рядом с бутылкой, также со стуком опустились рюмки. Я откинулся на кресле и с интересом следил за действиями своего партнера, давшего, судя по всему, обет молчания. Олег с лицом полным скорби наполнил рюмки до краев, резким движением подвинул одну из них ко мне, так что часть её содержимого расплескалось по столу, а вторую взял сам и резко выпил. Грохнув опустевшей рюмкой о столешницу и посмотрев на меня тяжёлым взглядом, партнер с горечью сказал.

- Макс, нас дожали!

После чего подтянул к себе кресло, поместил в него свою пятую точку и снова наполнил рюмку. Я, откинувшись на кресле, прикрыл глаза. Приехали.

- Виктор Сергеевич?

- Он. Сссука, - выдохнул Олег, опять опрокинув содержимое рюмки в себя и со злостью уставился на ни в чём не повинную бутылку.

- Через кого?

- Налоговики. Счета нашей фирмы замораживают, - партнер снова наполнил рюмку. - Макс, это конец, мы не сможем сделать выплаты, а ты сам отлично понимаешь, что это значит.

Взяв рюмку, что стояла передо мной, я ещё раз посмотрел на вид из окна и тоже выпил. Я отлично знал, что это значит. Это конец нашей компании, которая просуществовала не так уж и долго.

Познакомились мы с Олегом три года назад в сети, на одном из форумов посвящённому продвижению сайтов. Сначала просто общались и делились опытом. Через несколько месяцев общения уже начали запускать первые совместные проекты. Когда мы открыли нашу компанию, мне только исполнилось двадцать два года. Олег был старше на пару лет. За плечами на тот момент у каждого из нас были только амбиции, опыт ведения бизнеса в сети и успели накопиться неплохие сбережения. Связей не было, помощи ждать тоже не приходилось. Хотя нас это не расстраивало, так как был опыт работы в этой сфере и мы точно знали чего хотели.

Сеть онлайн-магазинов ориентированная на продажу товаров по всему миру, с партнёрской программой, которая платила таким же вебмастерам, какими были раньше мы, процент от покупок приведенных ими клиентов, заработала уже спустя месяц после открытия. Спустя ещё один месяц работы мы смогли не только окупить все вложения, но даже выйти в хороший плюс. В конце третьего месяца нам начало казаться, что мы спим, так как запущенное нами детище превращалось в финансового монстра. Наш бухгалтер был очень удивлен, увидев как его начальство обменялось подзатыльниками, дабы убедиться, что происходящее реально, после того как посмотрело на отчеты за месяц. В общем, в свои небольшие годы мы добились всего, чего хотели, и было бы всё отлично, если бы не одно но...

Месяца три назад мы попали в поле зрения Виктора Сергеевича. Это был мужчина сорока пяти лет, с поломанными ушами и взглядом удава, смотрящим на кролика. Авторитетный бизнесмен формата девяностых годов. Первая наша встреча состоялась возле моего подъезда. Вечером я вышел из машины после долгого дня в офисе с единственным желанием, дойти до своего дивана не уснув по пути, где-нибудь в коридоре. Подходя к подъездной двери, я услышал, как меня кто-то окликнул.

- Максим Северов?

Я обернулся. Ко мне подходил мужчина, с короткой стрижкой, одетый в чёрное пальто. Я вопросительно поднял бровь.

- Да.

- Можно с тобой поговорить?

- О чем? - гм, раздражают меня разговоры с неизвестными личностями, которые поджидают меня возле подъезда.

Мужчина протянул мне руку и улыбаясь сказал.

- О делах, Максимка, о делах. Меня зовут Виктор Сергеевич.

Я непонимающе на него уставился, но протянутую руку пожал.

- Не по статусу нам с тобой обсуждать серьёзные дела на улице. У тебя тут неплохой кабак рядом, пойдем, поужинаем, да заодно и обсудим дело.

Доверия мне этот тип не внушал, но было довольно интересно, какого чёрта понадобилось от меня этой мутной личности. Через десять минут мы уже сидели в баре и ждали заказ. Виктор всё это время смотрел на меня и взгляд его мне совершенно не нравился. Такой дружелюбный, но на самом дне глаз таилась угроза. Появилось навязчивое ощущение, что меня хотят развести. Инициатором разговора быть категорически не хотелось, если этому типу что-то от меня нужно пусть озвучит сам, а ему точно, что-то было нужно... Людей у подъездов, просто так обычно не поджидают...

- Максимка, до меня дошли слухи о вашем предприятии. Вот что значит двадцать первый век, сидя за монитором теперь можно зарабатывать больше чем ведя бизнес в реальной жизни. Да и расходов я смотрю у вас по сравнению с прибылью не много. Всегда любил головастых людей.

Я продолжал молчать и смотрел на него, стараясь сохранить каменное выражение лица, что далось мне очень тяжело. Его лёгкое упоминание о своей осведомленности нашими счетами заставило мою пятую точку посылать настойчивые сигналы, что ничего хорошего ждать не придётся. Тем временем нам принесли заказ. Я подтянул к себе кофе, сделал глоток и опять перевёл взгляд на своего собеседника. Тот же хмыкнул.

- А ты, я смотрю неразговорчивый.

Я оставил от себя чашку с кофе и посмотрел ему в глаза.

- Просто жду, когда вы перейдете к делу.

- Эх, молодежь, - мужчина поморщился, - все куда-то спешите, никакого уважения к старшим. Ну да ладно. Максимка, ты человек серьезный как я успел узнать и если хочешь, то давай к делу. Я хотел бы стать совладельцем вашей компании.

- Совладельцем? - под ложечкой засосало, светская беседа превращается в попытку отжать часть бизнеса.

Мило.

- Да, Максимка, совладельцем. Вы талантливые парни, смогли открыть с нуля такое прибыльное дело, - кандидат в совладельцы сделал глоток пива из бокала и продолжил, со взглядом удава смотрящим на кролика, - но вы ещё очень молоды, у вас мало опыта и совершенно нет связей. Я же наоборот располагаю всем этим и хочу помочь талантливым парням. Притом, на более чем выгодных условиях.

- И на каких, если не секрет?

А писец подкрался не заметно... Идиотом он не выглядел, значит, у него должны быть припрятаны какие-то рычаги давления, чтобы с настолько наглой миной подкатывать с таким, гм, как бы сказать помягче, дурацким предложением. Как только закончим диалог, нужно будет срочно узнать кто это такой. Тем временем собеседник растянул губы в улыбке.

- Условия вполне приемлемые. Пятьдесят процентов от прибыли будет отходить мне, пятьдесят будите делить вы с партнером. Я же в свою очередь беру на себя обязанности улаживать все проблемы, которые могут возникнуть у вашего предприятия.

- Проблемы? - этот разговор мне нравился всё меньше и меньше. А если быть совсем точным, он мне совершенно не нравился.

- Да, Максимка. Довольно часто, у людей, ведущих бизнес, случаются проблемы. Или недопонимание... например, с налоговой, с валютным контролем, да и много с чем другим. Я же, все эти проблемы буду брать на себя.

- У нас нет, - я усмехнулся, - недопонимания с налоговой. Да и большинство возникающих проблем мы вполне в состоянии решить сами.

- Максимка, ты же умный парнишка, и должен понимать, что если нет, то это ещё не значит, что они не возникнут и ещё не факт, что вы сможете их решить.

Замечательно, а вот и рычаги давления. Переведем эту фразу, если не было, то я вам их обеспечу, если не согласишься. В груди начала подниматься волна ярости. Желание послать этого козла становилось непреодолимым. И как же я ненавижу, когда меня называют Максимкой. Медленно сделав глоток кофе, я постарался взять себя в руки. После чего изобразил на лице вежливую улыбку.

- Это очень интересное предложение, - ага, спал и видел, когда предложат, - но вы, как деловой человек понимаете, что такие важные вопросы быстро не решаются. Мне нужно обсудить ваше предложение со своим партнером, - представляю, как пройдет это обсуждение... - Не дадите ли вашу визитку? Как только мы придём, к какому-либо решению, я с вами свяжусь.

Собеседник улыбнулся и протянул мне визитку, которую вытащил из внутреннего кармана пиджака.

- Конечно. Буду ждать. Но Максимка, не затягивайте, мало ли что может случиться.

Надев куртку, я достал из внутреннего кармана бумажник и вытянув купюру, кинул её на стол рядом с полупустой чашкой, после чего, вернул его обратно вместе с визиткой, немного резко кивнув своему собеседнику.

- Спасибо за кофе.

Выйдя из бара, я сразу набрал Олега. Из динамика раздался запыхавшийся голос партнера, и послышался женский смех.

- Да, Макс, что случилось?

- Подъезжай в офис, у нас проблемы.

- Макс, я сейчас с девушкой, до утра не потерпит?

- Не потерпит, проблемы вообще не имеют привычки терпеть, - стоя возле своей машины, я растеряно похлопал по карманам в поисках ключей - Я уже выезжаю, буду ждать тебя в офисе - на этом наш разговор закончился.

Когда на часах стрелка достигла отметки пять часов утра и лучи рассветного солнца начали просачиваться в окно офиса, мы узнали, кем же являлся кандидат в совладельцы нашего бизнеса. Краткая характеристика, составленная одним знакомым знакомых, гласила "бизнесмен формата девяностых годов, недостаточно умный, чтобы перестать работать по старым схемам, но отлично восполняющий этот недостаток большими связями и природной хитростью". Я его отлично понимал, почему он к нам подкатил с таким предложением. Два бывших студента свалившихся в кучу с деньгами, у которых за спиной ни связей, ни поддержки. Два недоразумения вселенной, которые только и ждут, чтобы на них по лёгкому нагрели руки.

С тех пор прошло три месяца. Первый месяц я занимался тем, что пудрил ему мозги и тянул время. Но долго тянуться это не могло, вот тогда и начали возникать первые проблемы. На нас начали сваливаться постоянные проверки, начиная от пожарной безопасности офиса и заканчивая налоговой. Все это время мы искали рычаги давления на этого индивидуума, но не находили. И вот, похоже, его терпение окончательно кончилось. Счета заморожены. И это значит, что наши дела очень плохи. Специфика нашего бизнеса состояла в том, что всё держится на репутации. И как только по сети пойдут первые слухи, что мы не выплачиваем деньги, нам придет конец. И чтобы привлечь людей снова и восстановить к нам доверие, уйдет много времени. Проще вообще всё начинать сначала...

Я взглянул на бутылку, из которой Олег снова наполнял рюмки. Партнёр совсем расклеился. Да и неудивительно, он понимает, какие нас ждут перспективы не хуже меня. Взял сигарету из пачки, что лежала рядом с ноутбуком, я подошёл к окну и открыл его. В этот момент распахнулась дверь. Из двери показалось милое лицо нашей секретарши, которая с интересом начала созерцать всю колоритную картину, раскинувшуюся перед ней.

- Максим у вас с Олегом всё в порядке? Что-ни будь нужно?

Олег осушил рюмку, которую держал в руке и развернувшись к ней в кресле лицом, изрёк:

- Всё просто великолепно! Лучшего времени, у нас похоже уже и не будет! - и с этими словами, в который уже раз за этот день, с громким стуком поставил опустевшую рюмку на многострадальную столешницу моего стола.

Я подкурил сигарету, выдохнул в сторону открытого окна дым и перевёл взгляд на Оксану.

- Всё в порядке.

- Ага, лучше не придумаешь, в тебе оптимист прорезался? - вот не может он помолчать.

- Оксан, проследи, чтобы нас пока никто не беспокоил.

После того, как дверь закрылась, я опять повернулся к окну. Олег подтянул к себе бутылку и перевёл взгляд на меня.

- Что партнёр, может, ещё выпьем? За наш успешный, но недолгий бизнес!

Предложение Олега, я пропустил мимо ушей. Мозг уже запустился в конструктивное русло и начал искать выход, из сложившийся ситуации. М-да, отнюдь не шоколадное море подкатывало всё ближе ко рту и выхода из этой ситуации всё не наблюдалось.

- Чего молчишь? Прыгать, что ли собрался?

Я проследил взглядом за пролетающим в небе самолетом и хмыкнул.

- Наклонностями к суициду не страдаю.

- Угум, а получаешь от них только удовольствие, - хмыкнул Олег, опять развернувшись на кресле к стоявшей на столе бутылке.

Вот на черта он в онлайн бизнес полез, стал бы юмористом, если уж не захотел идти по профессии стоматологом. Петросян от манимейкинга нашёлся. На этой мысли я щелчком отбросил окурок в открытое окно и взглядом проследил за его падением. Мда... далековато лететь... Встряхнув головой, отгоняя идиотские мысли, я сел опять за стол и откинулся на кресле. Олег поставил передо мной рюмку, наполненную до краев. Я взял её в руки, повертел, посмотрел на просвет и поставил опять на стол.

- Решил переквалифицироваться из сеошника в алкоголика?

Партнер осушил очередную рюмку и со злой радостью выдал:

- А одно другому нисколько не мешает, - после изречения, этого без сомнения гениального утверждения, Олег взял сигарету из моей пачки и закурил.

Ой как же все плохо, если некурящего партнера курить то потянуло.

- Может, перейдем к обсуждению того, что мы теперь будем делать?

- А я уже знаю, что буду делать, - парень усмехнулся, развалившись в кресле. - Поеду в Тай, буду держать по старинке пару сайтов, плевать в потолок небольшого бунгало и спать с симпатичными азиаточками, - партнёр хмыкнул. - Предлагаю поехать со мной. После такого, хрен нам светит снова здесь бизнес открыть. А пахать на этого, - партнёр на секунду замялся и прочертил дымящийся сигаретой в воздухе замысловатую фигуру пытаясь подобрать подходящее слово, - козла, я лично не намерен, - после нахождения нужного описания Виктора, Олег ткнул сигаретой в мою сторону, - и тебе не советую.

- Гм... Похоже на план. А потом?

- Потом? - Олег недоумённо поднял на меня глаза. - Тихо загнусь от сифилиса, - На этом подытожив свой план на будущее, он снова наполнил рюмку.

- Шикарные перспективы, - я постучал пальцами по поверхности стола, - а если я предложу другой вариант?

- От гонореи? - партнёр хмыкнул, задумчиво рассматривая свою наполненную рюмку.

- Нет. Поиметь с этой сволочи денег, обломать ему весь бизнес и открыть новую контору, до которой он не сможет дотянуться.

Во взгляде партнера появилась надежда.

- Что именно предлагаешь?

- Продать ему компанию.

- Я лучше сдохну, - в голосе Олега прорезались шипящие нотки, он прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла пытаясь успокоиться.

- Предлагаю вспомнить, что большинство программного обеспечения оформлено на нас, а не на компанию. Также треть дохода идёт с ресурсов, которые тоже оформлены на нас. Теперь убери нас из фирмы и всё что принадлежит только нам, нескольких ключевых сотрудников. Прибавь потерю репутации компании. И учти, что все клиентские базы и базы вебмастеров мы прихватим с собой. Как думаешь, что останется от компании?

Олег скептически посмотрел на меня.

- И ты думаешь, он не попытается нам после этого нагадить и позволит спокойно держать в этом городе офис?

- Попытается, но новую компанию оформим в оффшорах, например в Гонконге. Один хрен у нас там большая часть поставщиков, так что так работать будет даже проще. Дотянуться туда, у него руки коротки, а офис... страна большая, да что там страна, вариант перенести офис в тот же Тай проблема небольшая. У половины наших конкурентов офисы там. Окопались в бунгало на пляжах командами, как партизаны в окопах, и спокойно работают. Это мы до сих пор в Сибири сидим, мёрзнем. Главный вопрос, ты со мной?

Олег наполнил свою рюмку, вторую до сих пор полную пододвинул мне.

- С тобой, - он поднялся из кресла и подождал пока я возьму вторую рюмку и тоже встану. - За то, чтобы эта сволочь подавилась нашей компанией!

Мы выпили, немного постояли и я подошёл к двери. Приоткрыв её, позвал Оксану.

- Да, что-то нужно? - девушка с интересом посматривала мне за спину.

- Да, пригласи, пожалуйста, к нам Женю, Костю и Алису.

- Да, сейчас, - девушка ещё раз бросив осуждающий взгляд на непотребство, творившееся в кабинете и убежала искать приглашённых.

Женя занимался в нашей компании поставщиками, вёл все переговоры и так же проводил все сделки. Константин заведовал вебмастерами, а также финансами. Алиса была общительной девушкой и заведовала рекламой. Самые ключевые сотрудники, которые, несмотря на то, что некоторые даже не успели закончить институт, отлично справлялись со своей работой. Мы с Олегом долго их искали, но потраченное время того стоило.

Я подошёл к открытому окну и снова закурил. В дверь постучали и все трое сотрудников вошли, с интересом рассматривая раскинувшуюся перед ними картину.

- Привет, у нас проблемы? - Женя, высокий ушлый тип сразу чувствовал, когда пахнет жаренным.

- И главный приз сегодня выигрывает Евгений, за самое точное определение ситуации! Возьми с полки пирожок! - кто-то ест, когда нервничает, кто-то грызет ногти, а моего напарника прорывает словесное недержание.

- Что-то не вижу пирожков, - Алиса подошла к столу и взяла бутылку коньяка, оценивая, насколько она опустела. - Мальчики, а вы не рано пить начали или у начальства каждый день праздник?

- У начальства каждый день траур, так что будь хорошей девочкой и поставь бутылку на место, - Олег поудобнее устроился в кресле.

- Так что случилось? - Константин уже успевший усесться на один из свободных стульев, переводил напряженный взгляд с меня на Олега.

Я щелчком выбросил окурок, вслед за предыдущим и повернулся к троице.

- Вы уволены.

У Константина открылся рот, Женя с сомнением во взгляде смотрел на меня. Алиса же удивленно подняла бровь.

- Это из-за замечания про выпивку посреди рабочего дня?

- Нет, у нас тут образовалась большая ж... - я взглянул на Алису, - проблема. Так что вы трое сейчас пишите заявления на увольнение с обязанностью отработать ещё одну неделю, после чего молчите и никому, ничего не говорите. К концу недели мы выдадим вам приличную премию за увольнение, и вы в тот же день как освободитесь, едите подальше из города. Желательно за Урал, или например, куда-нибудь на курорт, недели на две.

- Гм..., - Женя посмотрел на меня потом на партнёра, - и к чему такая конспирация?

- Скорее всего, я перестраховываюсь, но я должен быть точно уверен, что вас в этой фирме больше не будет, и что вы мимоходом не попадете под раздачу.

- Под раздачу чего? - Костян вопросительно на нас посмотрел.

-П..., - чёрт, Олег, тут же девушка.

- А что будет через две недели? - Алиса как обычно уловила самый важный момент в разговоре.

- Через две недели будет открыта новая компания, ваши должности и зарплаты сохраняются, плюс будите получать процент от прибыли. Постараемся, после того, как всё уладим перетащить и остальных сотрудников. Но есть одна сложность. Возможно, придется переехать, по крайней мере, на время, или что вероятнее перейдём на удаленный формат работы. Пока мы не решим все неприятности.

- Куда переехать?

- Это будем решать позже, на общем собрании.

***

- Максимка, нехорошо так подставлять людей. Тебя родители этому в детстве не учили?

Ненавижу, когда меня называют Максимкой. Я поднимался из травы, в которую упал после двух сильных ударов одного из мордоворотов Виктора. Ещё больше ненавижу, когда меня начинают бить. Обычно на это я сильно обижаюсь и начинаю отвечать. Я скосил взгляд на громилу, разминавшего кулак, ушибленный о моё лицо. Под курткой явно прорисовывался контур кобуры. Но это явно не тот случай.

По лицу текла кровь, кажется, эта сволочь сломала мне нос. Болевой шок притуплял чувствительность. Я начал подниматься на ноги, когда на меня обрушился очередной удар, снова опрокинувший меня обратно на землю.

Мы были в лесу. По моим прикидкам где-то километрах в сорока-пятидесяти от города. В него меня привезли Виктор и два его подручных, на фоне которых я, со своими не субтильным телосложением смотрелся как щуплый подросток никогда не слышавший о физкультуре. Они умудрились перехватить меня на трассе по пути в аэропорт. Если б я знал, что эта гнида на такое пойдет, то свалил бы из города на неделю раньше. Хотя этого отморозка отлично можно понять, он потерял ну просто неприлично большие деньги. Очередной удар ногой по рёбрам прервал мои размышления.

Наш ход конём удался на все сто процентов. Сразу после разговора в кабинете, Олег связался со своим знакомым, который занимался оффшорными фирмами и на следующий же день вылетел в Гонконг. Оформлять компанию через местные конторы мы не решились, так как боялись, что информация уйдет раньше времени. Я же связался со специалистами из интернет андеграунда. Хакерами если точнее. Была уплачена приличная сумма, но оно того стоило. Был получен полный доступ к переписке Виктора и также к личному компьютеру и смартфону, после чего телефон был поставлен на прослушку. Да и ноутбуки имеют такое полезное устройство как веб-камера. При нужном опыте и программном обеспечении личный компьютер превращается в отличный инструмент для скрытого видеонаблюдения за человеком. 

Также был нанят частный детектив, что опять влетело в приличную сумму, большая часть из которой была уплачена за молчание, но после этого, источник наших неприятностей был под плотным колпаком. И мы узнали море интересной информации. Начиная от его любимого порно сайта и заканчивая съемкой обсуждения сделок, которые проводил Виктор, и они были далеки от буквы уголовного кодекса. Вся эта информация уже была анонимно передана в прокуратуру, и как удалось узнать у одного из моих знакомых по институту, что там работал, дело шилось во всю. Наш оппонент успел нагадить куче людей, и они с удовольствием пользовались шансом отыграться на нём.

На той же неделе я связался с Виктором и предложил ему выкупить фирму, если он уж так хочет владеть нашим предприятием. Сбив цену в половину, он согласился. И со словами, "Максимка, и вот зачем нужно было до такого доводить?" подписал договор. И стал обладателем пустышки, которая к тому же должна была большие деньги нашей новой фирме, за фиктивные услуги. И раз я нахожусь в лесу, и меня от души пинают два шкафообразных существа, по недоразумению принявшие образ людей, значит, до него наконец-то дошла вся глубина задницы, в которую он угодил. Хорошо, что хоть про дело в прокуратуре ещё не знает, иначе бы сразу убил и пустился в бега.

- Максимка, тебя совесть не мучает? Спишь спокойно? - кто бы говорил про совесть...

Я перевернулся на спину и с трудом сел, облокотившись на кусок камня, глубоко вросший в землю. Он некстати напомнил мне надгробную плиту. Лишь бы не мою...

- Как младенец, - я оскалился во все, пока ещё целых, тридцать два зуба, но внутренний голос подсказывал, что такая удача продлится недолго.

Новый удар заставил голову дёрнуться назад и больно приложиться затылком о плиту. Волосы стали влажными. Похоже, потекла кровь. Говорили же мне, что мой гонор и язык не доведут меня до добра. Я прикрыл глаза, пытаясь заставить окружающий мир не расплываться в цветных сполохах. Нужно терпеть и наобещать ему что угодно, и в идеале умудриться смыться до того, как меня заставят выполнить обещанное. Как только выберусь из этой ситуации в срочном порядке залягу, где-нибудь поглубже, и хрен меня кто оттуда выкурит пока этого отморозка не прижмут. Выберусь. Я хмыкнул про себя. Никогда не думал, что я оптимист...

- Максимка и что мы с тобой будем делать? - Виктор Сергеевич проникновенно посмотрел мне в глаза.

Я провёл ладонью по разбитым губам и посмотрел на окровавленную ладонь.

- Я всё верну, - произнёс я опустив взгляд и постаравшись придать голосу побольше испуга, что если не врать самому себе, было сделать не так уж и сложно.

- Конечно, вернёшь, - Виктор глумливо улыбнулся, - а куда ты денешься. Ты мне ещё возместишь также за потраченное на тебя время. А если не вернёшь, то навеки упокоишься под ближайшим деревом. Чёрт, - мужчина сплюнул в траву, - настолько хитрого и наглого щенка встречаю впервые. И к тому же - тупого. Не нужно было лезть во взрослые игры. Согласился бы с моим предложением и работал бы спокойно. А теперь я вынужден участвовать в такой неприятной ситуации. И все, что случилось, это только твоя вина Максимка.

Глубоко вздохнув, я вытер ладонь от крови о штанину джинс и опять перевёл взгляд на Виктора.

- Молодой, горячий, исправлюсь...

Кто ж меня за язык то вечно тянет. Новый удар был получен от самого Виктора Сергеевича. Хороший удар. Сразу видно - душу вложил. Голова опять ударилась о плиту. Неудачно я как-то сел...

- Не кривляйся, это невежливо, - назидательно произнёс Виктор, помассировав руку, которой нанёс удар.

Ага, зато бить по морде это верх этикета...

В глазах всё расплывалось, воздух вокруг начал казаться подёрнутым лёгкой дымкой. С какой-то отстранённостью я подумал, что, похоже, получил как минимум сотрясение мозга. Виктор отошёл на пару шагов, вытащил из кармана пиджака носовой платок и начал брезгливо оттирать мою кровь со своего кулака.

- Поднимайся. Сейчас свяжешься со своим партнёром и молись, чтобы он перевёл деньги. Иначе ты получишь прописку посмертно, в этом самом лесу, под этим камнем рядом с которым сидишь.

Я послушно начал подниматься. Чёрт, как же меня хорошо отделали. Похоже, у меня теперь есть реальный шанс победить в конкурсе лучшая отбивная месяца. Я встал. Выпрямиться с первой попытки не получилось. Меня повело в сторону. Чтобы не упасть я облокотился на плиту и закашлялся. На куске камня красными пятнами растекалась моя кровь. Прокашлявшись и пару раз глубоко вздохнув собираясь с духом, я силой воли заставил мир вокруг не кружиться.

Выпрямившись, я повернулся к вымогателям. Зрение опять начало выкидывать фокусы. Мир вокруг просматривался, будто сквозь пелену дыма. Появилось неприятное ощущение падения в пустоту. Я вновь пошатнулся и на этот раз упал, с размаху ударившись головой о плиту. Последнее, что мне удалось услышать, перед тем как отключился, была реплика одного из мордоворотов:

- Что бл... за чертовщина происходит?!!

 

Глава 2

Новый мир. Нервы сдают у всех

Сознание пришло рывком, а за ним, в голову накатывающей лавиной нахлынула боль. Из груди помимо воли вырвался сдавленный стон. В расплывающееся сознание пришла мысль: "Какого чёрта, я вообще решил очнуться?"

Сколько времени прошло, пока я не перестал изображать неподвижный труп, в попытках справиться с головной болью и смог всё-таки заставить себя открыть глаза, так и не удалось понять. Может быть минута, а может и все полдня. Открыв глаза, пришлось сразу же их закрыть, так как по ним больно резанул яркий солнечный свет. Похоже, проваляться без сознания пришлось довольно долго, так как когда меня привезли в лес и начинали, гм... уговаривать, только смеркалось, а сейчас уже, судя по яркости солнца, почти полдень.

Собравшись с духом и для уверенности сделав пару больших вздохов, я охнул. Рёбра обожгло сильной болью. Оставалось надеяться на то, что это просто ушибы, а не переломы. Сделав ещё пару вздохов, но на этот раз небольших, чтобы не нагружать сильно грудную клетку, смирившись с мыслью, что нужно прояснять ситуацию и понять почему меня решили бросить, я поднял веки.

Первое, что бросилось в глаза это бескрайнее синее небо, которое проглядывало сквозь стебли травы, возвышающиеся над головой. Пролежав около десяти минут бродя по небу бессмысленным взглядом, я пытался сообразить, когда настолько успела вырасти трава, которой вчера ещё не было. Как только мне надоело бесцельно лежать, а прийти хоть к каким-то выводам так и не удалось, попытался сесть. Первая попытка оказалась неудачной, так как резкий приступ головной боли заставил лечь обратно и снова закрыть глаза. Спустя ещё минут пять всё-таки удалось придать телу вертикальное положение и подтянуть себя к чему-то холодному и гладкому. Прислонив голову к поверхности камня, я обрадовался ему как другу. Значит, ещё там, где и был вчера.

Осторожный осмотр места, на котором я сидел, чтобы не потревожить голову и не вызвать новый приступ боли, показал, что вокруг не видно ни черта кроме травы, вымахавшей судя по всему на добрых полтора метра. Также осмотр выявил, что людей вокруг не обнаружено, кроме единственного недоразумения, сидящего посреди поляны и больше напоминающего хорошо отбитый кусок мяса, чем человека.

Безрезультатно поломав голову над тем, какого чёрта меня бросили в лесу, не доведя дело до логического конца, и как здесь так быстро выросла трава подобных размеров, я так и не пришёл ни к какому заключению. Яркое летнее солнце резало щурившиеся глаза. Отложив размышления в сторону, я принялся себя осматривать.

Инвентаризация помятой тушки не порадовала. Хотя грела мысль, что всё могло бы быть намного хуже. На лбу появилась большая ссадина, похоже след от встречи с плитой при падении, так же на затылке волосы слиплись от крови. Жутко болели рёбра, которые вчера нежно погладили ногами мордовороты Виктора. Радовало, что нос всё-таки не был сломан, хотя и прилично распух. Губы разбиты и наверно больше напоминали вареники.

Вердикт крайне неоднозначный. Жить похоже я буду, но сильно сомневаюсь, что в ближайшее время этот факт будет меня безумно радовать, так как болело буквально всё. Ну хоть ничего не сломано. Били сильно, но аккуратно, что, впрочем, не слишком удивляло. Должников обычно убивать сразу не принято, иначе они не смогут ничего отдать.

В голову вновь полезли мысли, какого чёрта меня бросили здесь одного? Решили оставить в покое? Ага, мечтать не вредно. Этот урод явно не склонен ко всепрощению. Или решили, что я приложился о камень намертво и сделали ноги, оставив тело в лесу? Могли бы и прикопать в таком случае... хотя бы чисто из вежливости...

Я ещё раз оглянулся вокруг. М-да, а поляна похоже не та...

Над высокой травой возвышались деревья, совершенно мне незнакомые. Как минимум вчера мне их наблюдать не приходилось. Хотя если быть честным, вчера было совершенно не до окружающей флоры и думаю меня можно отлично понять. Ещё раз присмотрелся к деревьям. Не узнаю я таких пород. Хотя больше похоже на клёны, но форма листьев ближе к тополям. Прикрыв глаза, прижал голову к камню. Прохлада немного успокаивала головную боль. Так, камень вчера был. Уже хорошо. Тогда с чего пейзаж поменялся? Не открывая глаз, ощупал свою опору и пришёл к неутешительному выводу - всё-таки придётся встать.

Справившись с болью, с третьей попыткой мне удалось твёрдо встать на ноги и обернуться. И застыть...

Плита, возле которой меня превращали в отбивную и о которую я приложился головой, была не больше метра. Эта же, вытянулась от земли на добрых метра два, и почти до половины, начиная снизу, тянулись странные узоры. Я прикрыл глаза, борясь с ощущением уплывающей от меня реальности. Какого чёрта? Нет серьезно, что за чушь творится в этом мире? Ответы давать на эти вопросы никто не спешил.

Поборов желание встряхнуть головой, прогоняя наваждение, так как боялся вызвать новый приступ боли, я прислонился спиной к плите и медленно сполз по камню, вновь приняв сидячее положение.

Машинально похлопав себя по карманам куртки, извлек на свет пачку сигарет и зажигалку. С удивлением осмотрев содержимое пачки, радостно хмыкнул. Все сигареты остались целы. Достав одну и подкурив, устроился поудобнее, насколько это позволял сделать холодный камень, прикрыл глаза и просто курил, стараясь выбросить всё из головы.

Боль начала понемногу отступать. Легкий порыв ветра принёс прохладу, освежив избитое тело. В сознание опять полезли отогнанные подальше мысли. На этот раз отмахнуться от них не получилось. Я вздохнул. Период релаксации оказался недолгим. Надо постараться понять, что произошло, пока я был в отключке. Поляна явно другая. Точно не та, на которой меня добрый час доводили до кондиции куска хорошо отбитого мяса и на которой я вырубился. О чём это говорит? А говорит это о том, что меня таскали по лесу без сознания как мешок с картошкой, после чего бросили. А вот почему бросили, это уже интересно. Не тот Виктор человек, чтобы отказаться от идеи вернуть свои деньги. Странная ситуация...

Может это юмор такой у представителей современного криминалитета? М-да... о времена, о нравы. Раньше мафиози были солиднее, отрубленную голову любимого коня, например, в постель подкидывали, а это как-то совсем несерьезно. Хотя Виктора тоже можно понять. Коня у меня нет, кота или другого любимца чью голову можно было бы мне подкинуть тоже... Нет, всё-таки ситуация пахнет откровенным бредом.

Отбросив окурок и минуту попялившись в пустоту перед собой, я пришёл к выводу, что ответов на свои вопросы сидя на месте найти не смогу. Да и нужно как-то выбираться из этого леса домой. Похлопав руками по куртке, с удивлением нащупал смартфон, завалившийся в подклад. Хорошо, что меня не обыскали как следует, так хоть связь осталась. А осталась ли? Мысленно читая все пол молитвы, которые были известны, я медленно выуживал телефон из подклада лёгкой куртки и всей душой надеялся, что он остался цел.

Спустя две минуты, показавшиеся вечностью, добыча была извлечена на белый свет. Продолжая тщетные попытки вспомнить ещё какие-нибудь молитвы, включил его. Смартфон, явно издеваясь, утверждал, что сети не обнаружено. GPS так же не находило ни одного доступного спутника. Ситуация складывалась не весёлая, да и если честно, весёлой она не была и до этого. Взглянув на время, указанное на экране, я окончательно понял, что вчера мозги стрясли не только мне. Смартфон показывал три часа ночи, а солнце на небе говорило, что сейчас никак не меньше одиннадцати утра.

Выругавшись на великом и могучем, я сделал над собой усилие, и встал. Осмотревшись вокруг, до сих пор мутным от боли взглядом, попытался решить, куда идти. Легкий ветерок взъерошил волосы. С минуту постояв на месте, я с грустью поднял глаза к небу и мысленно послал пеше-сексуальным маршрутом Виктора и двух его подручных, что завезли меня непонятно куда, да ещё и решили потаскать по лесу. Обведя взглядом окружающее пространство констатировал, что левая сторона ничем не хуже, чем все остальные и пошёл в выбранном направлении, медленно переставляя ноги, с надеждой выбрести к людям ещё до конца дня.

Прогулки на свежем воздухе полезны для здоровья и от этого даже можно получать удовольствие. Многие люди, ютясь в своих квартирах и душных офисах, только и мечтают, о такой вылазке на природу, и мне очень повезло... "Ещё бы по почкам не били, было бы вообще отлично", - бесцеремонно вмешался в мой сеанс аутотренинга язвительный внутренний голос.

Уже несколько часов я тащился по лесу, которому не было видно конца, и как мантру повторял "Мне хорошо. Я на природе. У меня ничего не болит, чёрт... ну совсем ничего не болит...". С каким же удовольствием я буду сидеть на суде у этого ублюдка, обеспечившего мне отдых на природе и телесные повреждения средней тяжести. А, чёрт с ним, с Виктором. Выберусь к людям, тогда буду о нем думать, сейчас можно порадоваться тому, что на дворе середина лета, а не зима, да и прогулки на свежем воздухе, как говорят, полезны для здоровья, особенно при моём сидячем образе жизни. Гм, а вот побои не очень... Интересно, а одно другое компенсирует? Как-то я в этом сомневаюсь...

Ситуация постепенно начала усугубляться жаждой. Последний раз я пил вчера, часов в шесть вечера, если не считать того, что позже, наглотался своей же собственной крови. О том, что тогда же я и поел в последний раз, вообще старался не вспоминать. Проснувшийся желудок начал давать знать о своём присутствии урчанием и явно хотел сказать, что жив и не пострадал после вчерашнего избиения, и не отказался бы, что-нибудь переварить, но с ним дела обстояли пока ещё терпимо. В довершении меня слегка подташнивало, и как это ощущение уживалось, вместе с голодом я понять был не в силах, серьезно начиная беспокоиться, что получил сотрясение мозга. По крайней мере, это бы меня не удивило.

М-да... я ещё наивно предполагаю наличие данного вещества в своей бестолковой голове. Если бы оно у было, то вряд ли бы я оказался в подобной ситуации.

Стараясь не сбиться с выбранного курса, я шёл только вперёд. Солнце нещадно пекло. Пот тонкими струйками стекал по вискам. Безумно хотелось пить.

Всё время моего путешествия, которое длилось уже часа четыре, не покидало ощущение неправильности окружающего мира. Вокруг, знакомые породы деревьев странно перемешивались с флорой, которую я точно знал, что раньше не видел. Никогда не считал себя особым знатоком растений, да и мои вылазки на природу обычно ограничивались шашлыками с пивом, но не покидало ощущение, что пушистый северный зверёк, носящий гордое название "писец" ещё покажется на горизонте, и вчерашний вечер, как и сегодняшнее утро, не будет уже казаться такими ужасными.

Чётко сформулировать в мысли это ощущение так и не получилось, но я всегда доверял своим предчувствиям. Как показывала практика на такие вещи у меня чутье. Жаль, что прислушиваюсь я к нему редко...

Спустя пару часов путешествия, когда горло окончательно пересохло, и в нем уже можно было жарить яичницу, я услышал еле различимое журчание, доносившееся откуда-то справа. Все мысли в сознании заслонило только одно желание - пить!

Не разбирая дороги, я ломился сквозь кусты, словно ужаленный носорог, продираясь к источнику звука. Спустя десять минут журчание усилилось и из последних сил, продираясь сквозь заросли колючего кустарника, обдирая и так уже пострадавшее лицо и руки, наконец прорвался на берег небольшой реки. С улыбкой блаженного идиота, я кинулся к воде и запнувшись о корень какого-то растения, растянулся на земле во весь рост.

Пролежав пару мгновений и придя в себя после удара о землю моей многострадальной тушки, я с кряхтением поднялся и отряхнул штаны. На колене красовалась большая дыра в районе правого колена. Переведя взгляд на реку, шириной метра два, я отёр ладони от налипшей грязи. В мозгу бродили мысли о том, что после употребления воды неизвестной чистоты весёлое времяпрепровождение в ближайших кустах мне обеспечено. Это в лучшем случае. Но мысль надолго не задержалась и наплевав на всё, я опустился на колени рядом с самой кромкой воды и начал пить.

Прохладная вкусная вода принесла долгожданное блаженство. Влага проливалась из сложенных корабликом ладоней. Оторваться от процесса утоления жажды получилось только минут через десять. Упав тут же на берегу, на пятую точку, я прикрыл глаза с улыбкой полностью счастливого человека. Если бы избитое тело не болело и не саднили свежие царапины, я окончательно бы почувствовал себя на отдыхе. Ещё бы в идеале мангал с шашлыками и женскую компанию... М-да, как говорится, мечтать не вредно.

Зачерпнув горсть воды я намочил раскалённые солнцем волосы. Мгновения блаженства, к моему сожалению продолжалось недолго. Желудок вновь нагло пробился сквозь чувство нирваны, в которое я погрузился и решительно отрезал, что одной водой он сыт не будет, но перспектив пообедать не было совершенно.

С грустью посмотрев на быстро текущую воду и встряхнув головой пытаясь отогнать навалившуюся апатию, взял себя в руки. Смысла оставаться на месте нет, и вряд ли он появится. Нужно выходить обратно к людям иначе я тут загнусь от голода.

Достав смартфон и узнав, что сети по-прежнему не обнаружено, с тяжёлым вздохом потерев разбитый нос, я побрёл вдоль берега речки, уже сегодня к ночи надеясь выйти к цивилизации. Ведь меня отвезли не так уж и далеко от города. Но всё-таки странно, что до сих пор не появилась сеть и мобильник пока болтается бесполезным куском пластика в кармане...

Сумерки подкрались незаметно. Сосредоточившись на монотонном переставлении ног в попытке абстрагироваться от чувства голода, я осознал, что начинает смеркаться, а лес до сих пор не кончился. Оглядевшись вокруг, я выбрал самое, как мне показалась, удобное место и уселся, облокотившись спиной о ствол дерева.

М-да. На губах блуждала грустная улыбка. Мы строим планы, чтобы они рушились. Судя по всему, спать придётся в этом лесу. Смирившись с фактом и за полчаса собрав сушняк, я развёл небольшой костёр, чтобы хоть как-то разогнать всё больше сгущающуюся темноту создающую угнетающую атмосферу.

Смотря на языки пламени, я всё пытался понять, что за чертовщина творится. По моим прикидкам уже как минимум должен был кончиться лес и начаться либо деревни, либо дачные посёлки, или хотя бы трасса, но складывается ощущение, что ему конца и края не видно. Телефон по-прежнему говорил, что сети нет. Оторвав задумчивый взгляд от костра, я посмотрел на текущую воду реки и зябко потянулся. Не смотря на тепло костра, ночь была прохладной.

Ничего не понимаю, такого быть не должно. Я точно помню сколько времени и примерно с какой скоростью мы ехали в этот лес, и если даже учитывать то, что меня ещё передвигали в бессознательном состоянии, бросив в итоге в неизвестном месте, то всё равно, я не мог оказаться настолько далеко от людей, что за день не смог выйти хотя бы к какой-нибудь дороге, не говоря уже о выходе из леса.

Гнетущее состояние усиливалось. Голод отдавался болью в уже давно пустующем желудке. Апатия навалилась с новой силой и усугублялась окружающим пейзажем, начавшим меня всё больше нервировать. Пытаясь поднять настроение, я достал смартфон и включил плеер на первой случайной песне, положил его рядом и подкурив сигарету, зацепился взглядом за отражение уже успевшей выйти луны на воде.

Не поднимая головы к небу, я встал и нетвёрдой походкой подошёл ближе к реке, недоуменно уставившись на отражающуюся картину. Из телефона доносился позитивный голос певца, а я пытался осознать не мерещится ли мне то, что я вижу, и собираясь с духом, чтобы посмотреть вверх и сверить отражение и реальность. Подняв взгляд, я замер.

-Да я не рок стар, но моя гитара горит.

Это так просто, если ты почувствуешь ритм...

Чувство времени исчезло. Я осознал себя стоящим в той же позе, с открытым ртом, всё так же пялящимся на ночное небо, когда из динамиков раздался уже хриплый голос Лепса, поющий о том насколько он сегодня счастливый. Я же в настоящий момент счастливым себя не чувствовал... ну совершенно... скорее я чувствовал себя психом внезапно обнаружившим, что он действительно спятил. И если, до сих пор, я не считал себя сумасшедшим, хотя многие мои знакомые и друзья мне говорили об обратном, то теперь, точно был уверен, что вчерашнее происшествие с ударами по моей дурной голове завершило процесс превращения в полоумного. И что-то мне подсказывало, что в скором времени я стану гордым обладателем желтого билета...

В сознание возник яркий образ врача, протягивающего мне на открытой ладони две таблетки, а рядом с ним стояли две симпатичные мило улыбающиеся медсестры, в соблазнительно коротких будоражащих воображение белых халатиках. Дополняла всю созданную в моём воображении картину и придавала ей ещё больше реальности, комната с белыми и такими уютно мягкими стенами.

Потерев глаза руками, я опять поднял глаза к небу, но галлюцинация и не думала исчезать.

Медленно выпустил воздух из лёгких. М-да... не все удары по голове одинаково полезны... Встряхнувшись в попытке отогнать помешательство, я вновь поднял глаза вверх. Врач с доброй улыбкой и весёлыми таблетками так рядом и не появился, а с ночного неба на меня по-прежнему смотрело две луны... Две!

Бледно-голубой спутник, почти в полтора раза больше нормальной луны, висел посередине звёздного неба, слегка загораживая жёлто-красный шар диаметром в половину его меньше.

Чувство реальности успело только помахать на прощание рукой. Первые мысли, пронёсшиеся в голове, были бессвязными и преимущественно матерными. Я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Вокруг по-прежнему раздавалось тихое потрескивание костра, а из динамика смартфона теперь доносился голос солиста Би-2. Пришло понимание, что наконец-то время пушистого северного зверька настало. Выпускайте кракена!

Я поднял веки и не отрывая взгляда от ночного неба, отбросил погасший окурок в сторону. Дрожащими руками извлек из кармана пачку сигарет, зажигалку и нервно закурил по новой. Сознание отказывалось воспринимать окружающую реальность, и ту картину, что раскинулась на ночном небосклоне. Момент, когда я провалился в сон, совершенно стёрся из сознания.

***

Новый день для меня начался с боли во всём теле, затёкшем от ночи проведенной на голой земле. С трудом приняв сидячее положение и немного придя в адекватное состояние, в сознании всплыли вчерашние воспоминания. Перед глазами стояли две луны, так не свойственные для картины привычного мира. Отогнав ведение, я потёр лицо руками и поднял взгляд на небо. Солнце давно взошло. Обычное, до боли знакомое солнце. Лазурный небосвод с редкими перистыми облаками не нёс в себе даже намёка на ночную галлюцинацию.

-Кхе, - я с кряхтением встал, разгоняя кровь по затёкшему телу, и побрел к реке умываться.

Водные процедуры освежили, и прогнали последние остатки тумана из сознания. Посмотрев на своё отражение в бегущей воде, криво усмехнулся. Какой только бред не видится, когда с головой обращаются, как с футбольным мячом. Усталое, начавшее зарастать щетиной лицо в отражении ответило такой же усмешкой. На этом окончательно списав привидевшуюся ночью картину на сотрясение мозга и лишний раз помянув добрым словом Виктора, я, как и вчера, направился по течению речки.

До обеда монотонно шагал по выбранному маршруту, на ходу проверяя телефон на доступность связи, но радовать он меня не спешил. Окружающий пейзаж всё чаще цеплял глаз своей непривычностью флоры и фауны, но сознание отгораживалось и отказывалось воспринимать не естественность мира вокруг. Желудок окончательно обосновался возле позвоночника и периодически только жалобно напоминал о себе, но хоть чего-нибудь более или менее подходящего на роль еды так на глаза и не попадалось, кроме странных грибов, которые я так и не решился попробовать, во избежание отравления.

Окончательно выдохшись, я присел на камень возле берега, устало вытянул натруженные ноги и в сотый раз проверил доступность связи, но чуда не случилось. Вдруг со стороны реки раздался всплеск. В прозрачной воде отлично было видно крупную рыбу, лениво плавающую почти у самой поверхности.

Желудок вновь начал подавать сигналы, что ему срочно нужна еда. Я быстро обшарил взглядом берег, но так и не найдя ничего подходящего на роль рыболовной снасти, вновь посмотрел на рыбину. Упускать возможность, хотя и более чем призрачную, набить желудок совершенно не хотелось.

Медленно встав и скинув ботинки, я приблизился вплотную к краю берега и осторожно наступил на скользкий камень, торчащий из воды, чтобы оказаться поближе к своей жертве. Представитель речной фауны меня похоже не замечал. На протяжении пятнадцати минут, затаив дыхание, я ждал, пока рыба подплывёт максимально близко. Сердце бешено колотилось. Ожидание увенчалось успехом. Медленно, чтобы не спугнуть добычу, я нагнулся к самой водной глади и подготовился к броску.

Бросок окончился фееричным провалом. В самом начале движения нога соскользнула с мокрой поверхности камня. Уже падая я вцепился в чешуйчатое тело рыбы. Речная тварь в панике забилась, пытаясь вырваться из объятий внезапно напавшего хищника. Борьба длилась считанные секунды. И окончилась победой рыбы. Больно оцарапав ладони острыми плавниками, она вывернулась из захвата и бешено работая хвостом умчалась вдаль по течению.

Мокрый и злой я выполз на берег, отплевываясь от воды, которой успел наглотаться и обогащая местную фауну запасом русского матерного языка.

Стоя на четвереньках на берегу и с бешенством смотря на землю, пытался унять дыхание. Какого чёрта ты решил рыбачить голыми руками! Идиот! Возомнил себя Беаром Гриллсом? Или опытным рыбаком, которому и удочка не нужна? Придурок! Ты на рыбалке то был последний раз года три назад, и та в основном заключалась в пиве, да бренчанию на гитаре возле костра!

Я в бешенстве со всей силы ударил кулаком о мокрую от натекшей с меня воды землю, пытаясь выпустить все накопившиеся эмоции за эти дни. Не помогло. Угодив кулаком о небольшой камень и до крови разбив о него пару костяшек, повалился на траву продолжая оглашать матом окрестность, прижимая повреждённую руку к груди.

Полежав с закрытыми глазами на земле успокаиваясь, я сделал глубокий вдох. Выдохнув сел, хмуро уставившись на медленно текущую воду. Так дальше жить нельзя! Или я выйду из этого чёртового леса к людям или сдохну здесь от голода в течении недели.

- Надо было брать уроки по выживанию и ориентированию в дикой местности, - язвительно хмыкнул я в свой же адрес.

Окончательно придя в себя и смирившись с мыслью, что нужно вставать и идти, я опять направился вдоль берега, бурча себе под нос:

- Разговоры с самим собой - плохой признак, не зря тебе две луны привиделись. Степень сумасшествия прогрессирует...

***

Сумерки опять застали меня в лесу. Почему до сих пор не то что не удалось найти людей, а хотя бы элементарно выйти из этого леса, я понимать отказывался. Вариант того, что мой путь шёл кругами отпадал со стопроцентной вероятностью. Про реки в виде спирали слышать не приходилось, а от берега я не отходил ни на шаг. Доступа к мобильной связи так и не появилось. GPS по-прежнему отказывался находить спутники. Ситуация начинала всё больше нервировать. Сознание балансировало на грани истерики.

Желудок постоянно урчал и его начало сводить голодными спазмами. Единственное из еды, что удалось найти, это куст какой-то красной ягоды, отдаленно похожей на малину. Точно опознать её я так и не смог, хотя если быть честным, то не слишком и пытался. Плюнув на предосторожности, объел весь куст. Чувство голода слегка притупилось на пару часов. Перспективы вырисовывались крайне мрачные.

Мои невесёлые мысли прервало чириканье, раздавшееся с ближайшего дерева. Приглядевшись к нижним веткам, я увидел птицу, похожую на голубя, но почти раза в два крупнее своих сородичей. Представитель пернатых издал очередную трель, и похоже пытаясь ей подпеть голодным урчанием отозвался мой желудок. Закусив губу, я начал оглядываться в поисках какой-нибудь палки или камня, чтобы попробовать подбить наглую и судя по виду довольно вкусную птицу.

Короткая и тяжелая палка нашлась быстро, буквально в паре шагов от того места где я стоял. Медленно приблизившись и так же медленно подняв метательный снаряд, чтобы не спугнуть резкими движениями жертву, сидевшую в метрах шести от меня и пока ничего не подозревающую, взвесил палку в руке, привыкая к весу. На лицо наползла мрачная улыбка. Если повезёт, то скоро удастся поесть. Главное не промахнуться.

Сделав небольшой шаг, в попытке приблизится к объекту своей охоты, я замер. Взгляд птицы упал на меня. Зрительный контакт длился пару минут, всё это время я старался быть неподвижным. Кажется, даже перестал дышать. Не найдя ничего для себя интересного, голубь отвернулся, а я с облегчением тихо выдохнул и сделал ещё один небольшой шаг. Приблизившись на максимально близкое расстояние, я замахнулся и с силой метнул палку.

Бросок почти удался. Снаряд пролетел в миллиметре от крыла и даже слегка задел его. Птица испуганно взмыла в воздух, перед этим обгадив землю под собой во время взлёта, и стала наворачивать круги, оглашая окрестности мерзким криком.

- Тварь!

Неудача от броска и режущая боль в желудке разжигала внутри настоящее бешенство. Наглая птица, закончив кружить вокруг и орать, уселась на макушке дерева, с опаской осматривая окрестности на наличие хищника. Взгляд оторвался от несостоявшейся жертвы. Застыв я не мигая смотрел на ночное небо.

- Вашу мать, не может быть... всё-таки не показалось...

С усыпанного мелкими огоньками звёзд неба на меня, как и прошлой ночью, смотрело две луны. Окончательно пришло осознание того, что привидевшаяся картина реальна. Списав вчерашнее видение двух спутников планеты на помутнение рассудка, я за прошедший день смог себя убедить, что всё показалось, игра больного воображения, но подсознательно я опасался наступления ночи, и вот она пришла. Появилось ощущение, что внутри что-то оборвалось и желудок рухнул куда-то вниз.

- Не может быть..., - голос опустился до шёпота.

- Каурааа! - раздался голос голубя с макушки дерева.

С трудом оторвав взгляд от спутников, я перевёл его на наглую птицу.

- Чему радуешься, тварь? - глаза заметались в поисках нового метательного снаряда. - Сейчас, сейчас, подожди секунду.

- Куарвааа!

- Заткнись! - в приступе бешенства я подобрал с земли первый попавшийся камень, и метнул в птицу. Камень пролетел в метре от птицы. - Сука!

Злость и отчаяние начали захлёстывать сознание. Подобрав с земли очередной камень, вновь с силой метнул его в наглую пернатую гадину. Снаряд пролетел очень близко и голубь сорвался в новый полёт, оглашая своими мерзкими криками окрестность, а я, не рассчитав силы, потерял баланс и растянулся во весь рост на земле, больно приложившись лицом о выступающий корень.

Скрипя зубами и срываясь на мат, я встал и опять с ненавистью посмотрел вверх, попеременно переводя взгляд с лун, на орущую птицу. Схватив очередной камень, метнул его в наглую тварь.

- Заткнись! - голос почти сорвался на фальцет. - Этого не может быть! - новый снаряд пролетел в нескольких метрах от птицы. - Не может!

Пернатое создание поняло, что покоя здесь, с взбесившимся человеком рядом, не будет, и огласив в последний раз окрестности криком, полетела куда-то вдаль. Я проводил её взглядом полным ненависти.

- Не может...

Подойдя к дереву, на котором недавно сидела несостоявшаяся добыча, я прижался лицом к покрытому шершавой корой стволу.

- Не может, - удар лбом содрал корочку покрывающую успевшую подзатянутся ссадину, - не может, - кулак врезался в ствол дерева, - не может! - вместо членораздельных слов вырвалось рычание.

Спустя мгновение, град удров обрушился на ни в чем не повинное дерево. Крик срывался на неразборчивый рык. В висках пульсировала кровь. Взгляд заволокло красной пеленой. Само "я" отошло на задний план и утонуло под яростью и отчаянием.

- НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Наверное, именно такое состояние называют нервным срывом. Когда прошло первое удивление и начинаешь осознавать, что коричневое море подступающие уже ко рту реально и это отнюдь не шоколад, и выхода из этой ситуации не видно, человека накрывает.

Остатки сознания и того, что раньше было личностью, пропало и казалось, что уже никогда не вернётся. Кровь из разбитых рук ложилась красными пятнами на траву вокруг и покрывала собой ствол несчастного дерева, которое молчаливо терпело побои в конец спятившего человека.

Из последних сил ударив по стволу, я тяжело дыша прижался к нему. Постояв пару минут, повернулся спиной и сполз медленно вниз, прижимая к груди израненные руки. Боли не было. Ничего не было.

Приняв сидячее положение, я не мог оторвать глаз, от двух таких непривычных и невозможных в нормальном мире лун. Слеза скатилась по щеке и упала в траву. Сознание отказывалось принять происходящее за реальность.

- Я здесь умру, - охрипшим голосом я озвучил в пустоту единственную мысль, бившуюся в черепной коробке.

Замерев в нелепой позе, прижимая к себе разбитые в кровь руки, молодой парень не отрывал взгляда от ночного неба, которое было так непохоже на небо его родного мира.

***

- Учитель, как вы себя чувствуете?

Ученик одного из самых влиятельных магистров дома "Ищущих Знания" склонился над своим учителем, лежащим в постели, как только увидел, что он очнулся. Проведённый два дня назад эксперимент дался ему тяжело. Машина древних впервые за десятилетие была запущена, и по всем показаниям процесс шёл правильно, но на последний стадии произошёл сбой, после чего учитель, испытывавший устройство на себе, потерял сознание.

- Я в норме, Аварис, не в первый раз уже со мной это происходит, - шатен, на вид лет сорока пяти, с поседевшими висками с трудом принял сидячие положение. - Демоны! Всё как и десять лет назад! - он вытер выступившую из носа кровь, платком, учтиво протянутым учеником. - Мы перепроверили все манускрипты, по всем данным все маяки работают исправно, но как и в прошлый раз, что-то вмешалось в процесс!

Магистр одного из самых закрытых и таинственных домов владеющих силой сделал пару глотков из стакана с водой, что стоял рядом с кроватью на столике.

- Аварис, вы смогли собрать данные по потокам?

- Да, учитель. Доступ к свободным потокам удалось получить только частично и так же, как и в прошлый раз идет утечка в неизвестном направлении. Та же ситуация складывается и с потоками идущими из-за края мира, к утечке которая образовалась десять лет назад прибавилась ещё одна, нам же удается вытянуть всё меньше энергии.

Магистр устало прикрыл глаза.

- Что говорят счетоводы, экранировать потоки удастся?

- В случае с потоками нашего мира, есть вероятность успеха, но насколько большая, сказать пока никто не берётся. В случае же с потока за краем мира, дела обстоят намного хуже. Если с внутренними потоками мира, складывается ощущение, что кто-то просто присосался к нашему каналу, точнее он раздвоился, но большая часть силы поступает к нам, то во втором, наши специалисты говорят, что утечка создана появлением естественных узконаправленных каналов, которые берут своё начало за кромкой, и судя по всему добраться к их началу вряд ли получится.

- Да гори эта машина огнём! Не зря Тоар попытался уничтожить все упоминания о ней, после того как запустил! - магистр перевёл дыхание немного успокаиваясь. - Кстати, удалось перенаправить потоки, от него, на нас и появились какие-то новости о его состоянии?

- Спящий Бог до сих пор спит, мастер, - Аварис понизил голос до шёпота, - и хвала небу, что он не замечает наших действий. После последнего запуска к нему идут всё меньше каналов, и смею надеяться, он так и не проснётся даже после того как мы его отрежем от всех. Я только боюсь, что с вами может случится тоже, что и с ним.

- Успокойся, Аварис, - учитель сел на кровати и улыбнулся, глядя на ученика. - Тоар допустил ошибки, которые мы учли. Он не подготовил своё тело и сознание и оказался не готов к управлению такими огромными потоками энергии. Но что не говори, Тоар не был глупцом, и смог вогнать себя в состояние временной смерти раньше, чем потоки сожгли его.

- Учитель, разведка совета домов говорит, что орты уже развернулись почти на всём юге и скоро могут начать действовать открыто.

Магистр тяжело вздохнул.

- Предоставь мне к вечеру все доклады по состоянию дел на юге, в отдельности по каждому королевству. Будем надеяться, что ортодоксальные твари дадут нам больше времени.

 

 

 

 

Глава 3

Люди бывают разные

Утро началось так же резко, как и пришёл вчерашний сон. На небе, затянутом редкими дождевыми облаками, всё ещё были видны блеклые силуэты спутников новой планеты.

- Новой планеты..., - я обкатал непривычное словосочетание на языке, и вновь взглянул на бледнеющие очертания лун, скривившись, словно от зубной боли.

Всё ещё с трудом верилось в произошедшее, но силуэты лун на небе не давали предположить других вариантов. Хотя была возможность, что я просто сошёл с ума. На лицо наползла мрачная улыбка. Шикарно. Никогда не думал, что буду надеяться на собственную невменяемость.

С трудом встав и отогнав прочь все мысли, роящиеся в голове, я потянулся до хруста во всём теле и начал стягивать одежду. Новая планета или просто сошедшая с ума старая, или даже моё безумие, но нужно решать, что делать дальше. И главное, если в ближайшее время не получится поесть, то долго мучатся сомнениями о своём психическом здоровье, мне не придётся.

Скинув одежду, я направился к реке и занялся водными процедурами. После того как удалось с себя смыть всю грязь и кровь, и промыть свежие ссадины на руках, пришло время стирки.

Когда рассвело окончательно, восходящее солнце застало меня голым, сидящим на земле скрестив ноги и задумчиво оглядывающим окружающие пространство. К состоянию голода я уже привык, и желудок всё реже сводило спазмами, но взамен пришло полное осознание, что организм перешел на внутренние резервы и их надолго не хватит. Что-то срочно нужно было делать.

Не придумав ничего лучшего, я стал бродить по берегу. Спустя полчаса безрезультатных поисков, наконец-то решил углубиться на пару десятков метров в лес. Уже через пятнадцать минут, я с задумчивым видом разглядывал стаю улиток, ползающих по широким листьям куста неизвестной породы, и пытался побороть брезгливость, всё больше смиряясь с мыслью, что ничего лучшего я найти уже не смогу. Да и улиток уже есть приходилось в принципе. Правда эти виноградных не слишком напоминали, да и я специалистом по французской кухне не был.

Сходив на берег за футболкой, я скидал всех улиток в импровизированный мешок, и развёл небольшой костёр, в который раз удивившись тому, что никогда не предполагал, что буду рад своей вредной привычке. Через полчаса костёр практически прогорел. Отодвинув в сторону ещё горевшие крупные ветки, разворошил угли и скинул туда раковины, словно картошку. Оставалось только ждать. Устроившись поудобнее возле большого камня, я задумался о насущном. А именно, где я всё-таки нахожусь и что делать дальше.

Собрав все свои наблюдения об окружающем пространстве, я пришёл к окончательному выводу: вариантов, кроме того, что это другая планета, просто нет. Единственное откинул процентов пять вероятности, на тот случай если всё-таки окончательно двинулся крышей, но в это мне верилось ещё меньше чем в перемещения между мирами, или планетами или где я вообще.

По спине пробежали мурашки, я бросил взгляд на улиток, а потом на реку, из которой пил воду и промывал раны. Вспомнились куст с ягодами, объединенный мной вчера. Внезапно нахлынувшая паника отступила. Если даже это и другой мир, то никаких особо опасных микробов я пока не встретил. По крайней мере, искренне на это надеюсь. Иначе первые признаки болезни должны были бы уже проявиться. Так что по этому поводу можно пока не волноваться.

Даже если мой иммунитет не выдержит местных микроорганизмов, с этим я сделать не смогу ровным счётом ничего, так что портить себе настроение смысла нет никакого. Чёрт, но всё-таки путешествия между мирами...

Всё естество кричало, что подобной ситуации не могло быть в принципе. Никогда и ни при каких условиях. Просто потому что это невозможно.

Из памяти всплывали какие-то полу бредовые теории о пространственных карманах, временных искажениях, множественности миров и параллельных реальностях. Наравне с ними перед глазами проплывали сюжеты прочитанных книг и фантастических фильмов. Роясь в обрывках воспоминаний последней ночи в своём родном мире, я так и не находил ответа на мучивший меня вопрос. Как?

Последнее, что вспоминалось, это момент, когда я падал. Приближающийся к лицу камень и удивленный возглас одного из мордоворотов, и всё. Дальше чернота. Да ещё было какое-то нарушение зрения. Тогда показалось, что мир задрожал и подернулся дымкой. И так же чувство падения куда-то вниз. Дальше только утро на странной поляне, с почти двухметровой каменной плитой, напоминающей памятный обелиск.

Ситуация отчетливо отдавала бредом. Нашарив рукой куртку, я достал из кармана пачку сигарет. Встряхнув её, открыл большим пальцем крышку и в очередной раз скривился. В скором времени, в дополнение ко всем радостям этого путешествия прибавиться и ломка от отсутствия никотина. Я достал сигарету и подкурил.

Судя по всему, с вопросом "как?" я окончательно зашёл в тупик, поэтому, откинув его на ближайшее время в сторону, начал изучать окружающий мир и определятся с дальнейшими перспективами. Первое чему уже можно было порадоваться - воздух явно пригоден для дыхания. Земное притяжение примерно такое же, как и на родной планете, а если учитывать то, что попив из местной реки и умяв ягоды, я сразу не отдал концы, моё фото смело можно вывешивать на доску почёта вселенских везунчиков.

Я весело оскалился. Забавно насколько гибка человеческая психика. Ещё пару дней назад я даже не предполагал, что буду радоваться запечённым в костре улиткам и тому, что не загнулся после первого вдоха кислорода на неизвестной планете. Поворошив раковины в углях, порадовался тому, что моё состояние хоть ещё и далеко от отметки "в норме", но благодаря вчерашнему срыву нервная система спустила пар и сегодня я уже мог соображать немного более адекватно.

Ладно, ситуация далека от моего представления о весёлом и безмятежном времяпрепровождении, но трупом быть хуже и с этим не поспоришь.

Необходимо подвести выводы о мире, в котором оказался... Я не смог удержаться и вновь хмыкнул. Слишком уж дико это звучало. Из всего, что мне известно можно сделать вывод: местный мир вполне пригоден для обитания Homo Sapiens, что уже само по себе не может не радовать. Осталось только выяснить водятся ли эти самые сапиенсы на местных просторах, и какой у них сейчас уровень развития. Учитывая, что за эти пару дней, которые мне посчастливилось здесь провести, я не заметил ни одного самолета, а в ночном небе не было и намека на какой-либо спутник, это наводило на мысль, что-либо человек здесь совсем не водиться либо уровень развития местной цивилизации ещё не достиг такого технологического уровня.

Я сорвался на истеричный смех. Чёрт! Сижу посреди леса, неизвестно сколько смогу ещё в нём прожить и выберусь ли отсюда вообще, но уже строю предположения высоким слогом о цивилизации в этом мире, как какой-то идиотский персонаж в книге про попаданцев. Ха, умора! Ситуация была бы совершенно комичной, если бы не являлась настолько ужасной и выхода из неё видно пока не было. Попаданец...

Мой смех становился всё более истерическим. Что делать, когда ситуация кажется безвыходной? Когда всё происходящее выглядит совершенно невозможным и нет никого, кто бы сказал, как выпутаться из окружающего бреда. Я лично повалился на землю и всё сильнее смеялся, распугивая живность вокруг.

Картина думаю, была вполне эпичная. Посреди густого леса неизвестной планеты, выходец с земли с разбитыми в кровь руками, сидел на берегу реки в одних трусах и просто ржал словно взбесившийся конь, катаясь при этом по земле, пытаясь выразить и выплеснуть этим смехом всю горечь от сложившейся ситуации и всё безумие, что начало охватывать.

Отсмеявшись, я вновь сел и вытер выступившие слезы тыльной стороной ладони. Несколько раз глубоко вздохнув хмыкнул, чуть опять не сорвавшись на смех. С адекватностью своего мышления я явно погорячился. Ладно, поистерил и хватит, будем считать, что план по нервным срывам на сегодня выполнен. Становиться халявным кормом для местной живности желания не было, а значит, придётся, как-то выбираться из этой вакханалии абсурда. Определившись со своей главной задачей, я вытащил палочкой из углей улиток и стал с нетерпением ждать, под звуки урчащего желудка, пока они немного остынут.

Так, что нам подсказывают сюжеты книг, в случае если это перенос в другой мир? По логике я должен выйти из леса к местному селению папуасов, продемонстрировать зажигалку и закосить под какого-нибудь бога огня, например. Отхватить лучшее бунгало, обзавестись гаремом и начать ковать булат...

Или выйти из леса. Наткнуться на местный баронский замок. Вызвать плохого эксплуататора крестьянства на бой, победить его и занять почетное место во главе замка. Также сразу необходимо отхватить принцессу, ну или как минимум герцогиню. А, ну да, и начать ковать булат...

А что если здесь вообще не гуманоидная форма жизни? Ну нет. На таких принцесс я не подписывался...

Ладно, комичность комичностью, но сделать хоть какие-то выводы, пусть даже и неверные, нужно. Остался ещё один вариант. Я оказался в не зоны полётных маршрутов и тупо проморгал все спутники. Аккуратно взяв первую раковину и палочкой подцепив из неё запеченную в собственном соку улитку, внимательно осмотрел её. Короче, как ни крути, придётся идти дальше, пока не наткнусь хотя бы на следы обитания человека. Если они вообще есть в этом чёртовом мире.

Подытожив свои размышления, я разжевал улитку и скривился. М-да, толи этот вид сильно отличается от виноградных, то ли без чеснока и масла их вообще готовить не стоит, но вкус у них отвратный. К тому же на зубах поскрипывали какие-то камушки. Если мне не изменяет память, при выращивании улиток для гастрономических целей их заставляют голодать несколько дней и похоже не зря. Может, стоило их выпотрошить и промыть? Я скептически осмотрел вторую улитку. Нет, это не вариант. Потрошить улиток, звучит ещё более дико, чем их есть. Лучше их просто глотать не жуя.

В первый раз с того момента как очнулся в этом лесу, меня не терзал голод. Ощущение сытого желудка пьянило, а настроение взлетело до небес и даже небольшой моросящий дождь его не смог испортить.

На протяжение этого дня я прошёл больше чем за всё предыдущее время, собирая по пути всех улиток попадавшихся на пути, скидывая их в мешок в который превратилась футболка. Так же впервые я подготовил удобную постель из веток и травы, и смог наконец отоспаться, а не мучиться на голой земле. Ночь, а с ней и две луны, висящие в небе, я встретил уже без ярких эмоций, только с лёгким раздражением, которое заменило собой удивление и ужас.

Рассвет нового дня я встретил сидя в кустах, мрачным взглядом наблюдая восхождение солнца и гадая, что именно послужило причиной острого приступа диареи, ужин улитками, местная вода или просто начала идти акклиматизация организма. Так ничего и не выбрав, спустя полчаса я отправился в дорогу, решив пропустить завтрак, чтобы не усугублять положение.

К полудню я уже отошёл на километров десять от места ночёвки. Утренняя слабость организма прошла и путешествие давалось всё легче. Похоже, просто начал втягиваться в ритм. Обедать улитками категорически не хотелось, так как воспоминания о сегодняшнем пробуждении, когда я еле успел добежать до кустов, были ещё слишком свежи. Так что, увидев на отмели стайку рыб, не превышающих в длину десяти сантиметров и больше всего напомнивших мне кильку, в сознании сразу вспыхнуло воспоминание об одном эпизоде передачи о рыбалке, которую я даже не смог вспомнить, когда именно смотрел и зачем. План действий созрел моментально.

На поиск ветки нужной длины, дерева похожего на молодой клён, и на её отламывание и очистку от листьев и сучков, ушло почти двадцать минут, после чего я вытряхнул улиток из футболки в куртку. Согнув один конец ветки, закрепил его шнурком, в виде петли и натянул на неё предмет одежды. Критическим взглядом осмотрев изделие, решил признать, что на сачок для рыбалки, за неимением альтернатив, сойдет.

Раздробив раковины пары улиток и разделав их на несколько частей, я кинул получившуюся приманку в сачок и медленно, пытаясь дышать через раз, начал заводить его в воду, стараясь касаться им дна. Спустя десять минут, удалось незаметно, практически не распугав стаю рыбёшек, подвести свою рыболовную снасть прямо под них. Усевшись на берег, я стал ждать, пока над сачком их соберется побольше, чтобы шансы выловить хоть кого-нибудь достигли максимума.

Через пять минут я решил что время пришло. Ждать дальше смысла нет. Скоро эти мини-пираньи сожрут всю наживку и причин оставаться над сачком у них не останется.

Аккуратно взяв палку, стал медленно поднимать сачок из воды, пытаясь не распугать резким движением рыб. Когда футболка показалась из воды, стая заволновалась и начала метаться по сачку. Десятку удалось выпрыгнуть обратно на свободу, но оставшиеся попались в ловушку. Стараясь не перевернуть сачок, я медленно его вытащил на берег. Отнеся добычу от реки я окончательно расслабился. Теперь они точно никуда не денутся. Как же я был не прав...

Следующие пятнадцать минут я с матом метался по берегу вытаскивая из травы рыб, распрыгавшихся из сачка в разные стороны, сразу же, как только я положил его на землю, и скидывал их в футболку, снова перепрофилировавшуюся в мешок.

Потрошение мелкой рыбы куском острого камня оказалось ещё тем удовольствием, но за полчаса получилось кое-как управится. Критически осмотрев небольшую кучку добычи, я грустно хмыкнул. Могло бы конечно быть и больше, но до вечера должно хватить. Вот перед сном придётся опять играть с судьбой, перекусывая улитками. Лучше каждое утро удобрять местную растительность, чем мучатся голодом.

Пока рыба запекалась на углях, нанизанная на тонкие прутики, я бродил вдоль берега. Метрах в двадцати от того места где я стоял, в глаза бросилось неестественно черное пятно на земле. Заинтересовавшись явлением, я решил подойти ближе и рассмотреть, что это такое. Не дойдя пяти шагов, я удивленно замер.

Сердце радостно забилось. Люди! Здесь есть люди! Я стоял практически перестав дышать разглядывая место прогоревшего костра. Вся земля вокруг была утоптана.

Подойдя к кострищу, присел возле него на корточки и потрогал остывшие угли. Они были совершенно холодными. О чём это говорит? На губы наползла саркастическая улыбка. А ни о чём. Следопыт из меня такой же, как и балерина, но как минимум можно понять, что костёр прогорел не полчаса назад точно.

Главное, что факт остается фактом. Люди здесь есть! А это давало надежду, что я не умру в этом лесу в одиночестве! Долго в дикой природе, одному и без каких-либо подручных средств, протянуть мне не удастся. Про то, что тут бывают зимы, думать вообще не хотелось. Лёгкая куртка, рассчитанная на позднюю весну, от мороза защитит вряд ли. Тут же промелькнуло чувство благодарности к судьбе, зато, что меня выкинуло в тёплый климат, а не куда-нибудь в земли вечной мерзлоты. Хотя, вспомнив про то, что судьба могла бы меня вообще не трогать и оставить в покое в моём родном мире, чувство благодарности мгновенно испарилось.

Вспомнив о том, что у меня жарится рыба, я побежал обратно к своему костру и успел её снять до того, как она превратилась в угли. Медленно жуя, пытаясь растянуть удовольствие, всё-таки рыба отличается от улиток по вкусу в более положительную сторону, я молился, чтобы организм на этот обед отреагировал не так, как на вчерашний ужин сегодня утром.

Закончив с приёмом пищи, быстро собрал все свои пожитки и начал более детально обследовать стоянку неизвестных мне путников. Судя по количеству следов здесь было как минимум три человека. Остановились, разожгли костёр, наловили рыбы и похоже переночевали. Опустившись на четвереньки над наиболее чётким следом, внимательно его рассмотрел. След подошвы был странным, полностью плоским, и никакого рисунка протектора, что удивительно, ведь даже на домашних тапочках производители стараются сделать подошву более шершавой. Также осмотр показывал, что следов, какого-либо мусора, вроде сигаретных окурков, бутылок, пакетов или консервных банок тоже не обнаруживается. Задумчиво потерев подбородок уже начавший обрастать длинной щетиной, я сел на одну из брошенных лежанок.

Люди здесь есть. Хотя... если мы берём за данность перемещение между мирами, какого чёрта здесь быть именно людям, а, например, не прямоходящим кроликам? Непроизвольно вырвался смешок. Ладно, чтобы не строить на пустом месте ещё и теории о виде местного населения, буду считать, что это люди... по крайней мере две ноги есть, а значит вероятность большая. Надеюсь, что смогу к ним выбраться, и не сдохнуть среди этих деревьев! Губы растянулись в усмешке. Ага, сможешь как нормальный человек откинуть копыта среди себе подобных от пера в бок, особенно если взять за теорию, основанную на осмотре лагеря, что уровень развития здесь не слишком высок, а ты совершенно не знаешь языка и одет вряд ли по местной моде. Про традиции можно в принципе даже промолчать. Хотя может мне попался лагерь сознательных туристов, которые не мусорят где попало.

А если ещё предположить, что здесь есть развитая монотеистическая религия, не прошедшая стадию, гм, скажем так враждебности, то тебя просто запишут в одержимые, по принципу всё что непонятно, значит опасно, и либо на костре сожгут, либо голову отрежут, и мне лично оба варианта не слишком импонировали.

Я устало потёр лицо руками и встряхнулся пытаясь отогнать подальше мысли о скорой кончине. Какой смысл портить себе нервы раньше времени. Да и зачем так предвзято о монотеизме? Попасть к язычникам тоже будет удовольствия мало, учитывая жертвоприношения и ритуальный каннибализм. Чёрный юмор начал разжигать злобное веселье. Хотя может местные, как у некоторые племена в Африке, просто практикуют поедание себе подобных из чисто гастрономических предпочтений. Короче, вариантов окончания своей жизни можно придумать ещё масса. Необходимо выдвигаться и решать всё на месте.

Тропинку, ведущую от лагеря куда-то в лес, я нашёл быстро. Отходить от берега ставшей уже почти родной реки жутко не хотелось, особенно в свете того что тары для воды у меня с собой не было, а практика показывала, что жажда вещь крайне неприятная, но упускать шанс нельзя.

- Алкоголик Петя бежал домой с бутылкой водки и случайно попал в другой мир, и сразу вышел к дикому племени. Там его встретили вождь и шаман, после того как они на троих распили пузырь огненной воды, местные признали в Пете реинкарнацию их бога. Пете дали лучший дом, и двух симпатичных мулаток, видно подрабатывающих на досуге топ моделями. Наутро, видимо из-за похмелья, Петя не смог вызвать дождь и прекратить засуху, что являлось прямой обязанностью божества, вождь с шаманом признали, что ошиблись и сожрали Петю этим же утром, сожалея, что огненная вода кончилась...

- Атеист Вася, шёл домой с митинга возле церкви, где убеждал прихожан, что бога нет. Бог решил, что Васе стоит прогуляться по соседним мирам. Вася попал в средневековую деревню, где жил и быстро учился языку, после того как смог более-менее нормально выражаться, ляпнул местному священнику, что религия опиум для народа. Священник откровения не оценил и сжёг Васю на костре как еретика...

- Верующий парень Леша, шёл домой и провалился в соседний мир. Леша решил стать миссионером и нести свет религии заблудшим душам. Язык он выучил моментально и стал читать проповеди. Представители местной религиозной организации не оценили появление здоровой конкуренции и забили миссионера камнями...

- Дзюдоист Слава, возвращаясь из спортзала попал в средневековый мир, и сразу напоролся на местных разбойников. Там он узнал, что вертушка с ноги в голову смотрится хоть и эффектно, но мало помогает против толпы мужиков, вооруженных топорами. Разбойники были не очень обрадованы добычей в виде пятисот рублей и мобильника. Светлая память Славе...

Закончив очередной рассказ вслух, о том, как здорово на самом деле попасть в другой мир, которые я бубнил себе под нос идя по слабо протоптанной тропинке, судя по сюжету чисто из врождённого мазохизма, прорвался через очередной участок заросший кустарником, и оказался на опушке леса. Впереди виднелась лента дороги!

Я подошёл ближе. Не асфальтированная трасса конечно, а обычная полевая, хоть и более чем широкая, но тем не менее это была дорога! От избытка чувств я упал на колени и просто смотрел на неё. Сейчас она казалась самым прекрасным видом, что я когда-либо видел. Дорога представляла собой полосу утоптанной земли шириной около трёх метров. Это говорило о том, что здесь есть хоть какая-то цивилизация и что скоро я встречу людей, а также рано или поздно смогу выйти к какому-нибудь населённому пункту.

Поборов бурю эмоций, вызванную этим не поражающим современного человека видом, но дающий надежду на спасение, начавшему смиряться с неизбежной смертью в одиночестве среди леса, я поднялся с колен и бодрой походкой пошёл по спасительной ленте, протянувшейся через равнину.

 

Спустя час ходьбы по утоптанной земле, по которой было идти куда приятнее, чем по дикой местности, продираясь через заросли кустарника, я увидел небольшое облако пыли. Внутри будто что-то перевернулось. Ладони вспотели, сердце в груди забилось быстрее. Впереди, кто-то едет!

Приободрившись, я ускорил шаг, а потом сорвался на бег, не в силах оттягивать встречу. Бег длился не долго, учитывая испорченные никотином лёгкие и общее состояние организма, который ещё приходил в себя после недавних побоев. Запыхавшись, я остановился, выровнял дыхание и посмотрел вперёд. Да, это и правда люди. Уже можно было разглядеть повозку, на которой сидело трое человек. Сделав несколько глубоких вдохов, я опять быстрым шагом пошёл вперёд, временами срываясь на бег.

Спустя минут пятнадцать люди на повозке меня тоже заметили и остановились, я же продолжал приближаться к ним короткими перебежками. Чувство самосохранения и здравый смысл покоились где-то в глубине сознания, и возвращаться не спешил. В голове билась только одна мысль: "Я встретил людей!".

Добежав до повозки и остановившись в четырех метрах от неё уперев руки в колени пытаясь отдышаться, я смотрел на первых встреченных в этом мире людей во все глаза. Одеты они были неброско. Тёмно-коричневые штаны из грубой материи, похожей на мешковину и серые полотняные рубахи.

Ближе всего ко мне сидел светловолосый парень, лет двадцати пяти, ростом примерно метр шестьдесят пять и широкими плечами, которые своим видом могли внушить уважение любому тяжелоатлету. Рядом сидел колоритный мужик, с лопатообразной чёрной бородой и рваным шрамом под правым глазом. За вожжами находился самый высокий из тройки, бывший ниже меня на полголовы, худой как жердь короткостриженый тип с серьгой в левом ухе.

Я смотрел на них, они смотрели на меня. Никто, не проронил ни слова. Неловкая пауза стала затягиваться. Не придумав ничего лучше, я улыбнулся во всю ширину рта и помахал ладонью.

- Привет мужики, до города не подбросите?

Сидящие на повозке люди недоуменно переглянулись, после чего лысый повернулся ко мне и выдал какую-то тарабарщину. На этот раз пришла моя очередь впасть в ступор.

- Эмм... Do you speak english?

Недоумения во взгляде моих собеседников не убавилось. Я предпринял ещё одну попытку:

- Франсе? Мон амур, мон ами? А ля гэр ком а ля гэр? Пардон муа? - выдал я всё, что вспомнил из французского языка, но прогресса не было. Зато местные, устроившись поудобнее на краю повозки, решили похоже послушать, что ещё я выдам.

- Спаниш? Амиго! Буэнос ночес. Чёрт! Ан, цвайн, драй! Швайне! - я уже начал закипать. - Пица, макароне. Боне сара! Русо туристо вашу мать!

После последней фразы, произошла первая реакция. Светловолосый спрыгнув с повозки, подошёл ко мне. Обойдя вокруг внимательно меня рассматривая, он остановился напротив.

- Сафо эра астели вин?

Я с грустью посмотрел на него, потом в поисках поддержки на двух других аборигенов, но не найдя её, опять перевёл взгляд на светловолосого.

- Я не понимаю, - развёл я руками.

Светловолосый вновь сделал круг, внимательно разглядывая мою одежду и перекидываясь короткими фразами со своими попутчиками. Остановившись напротив, он посмотрел по сторонам, никого больше не обнаружив он широко мне улыбнулся. Я улыбнулся в ответ. И сразу после этого меня опрокинул на землю мощный удар в челюсть.

Придя в себя через пару мгновений и обнаружив, перед глазами уже не лицо светловолосого, а бескрайнее синее небо, почувствовал, что кто-то дёргает за левую ногу. Приподнявшись на локтях, с недоумением посмотрел на парня, увлеченно стягивающего мой ботинок, даже не потрудившись развязать шнурки. Ещё пару мгновений я осознавал нелепость ситуации, и наконец, осознав её, двинул с размаху пяткой в нос светловолосого детины. Парень растерянно сел на пятую точку, одной рукой зажимая сломанный нос и держа во второй мой слетевший с ноги ботинок.

Подскочив, я оглянулся вокруг и как оказалось вовремя. Ко мне уже нёсся кулак чернобородого. Уйти с траектории я не успевал. Приняв удар на левое плечо, удалось прикрыть голову, я нанес прямой с правой в подбородок. Мужик отшагнул назад. Встряхнул головой, ни секунды не раздумывая он выхватил нож, висевший на поясе. Быстро шагнув вперёд сокращая дистанцию, он попытался меня пырнуть. Движение было молниеносным, и давно отработанным. Развернув корпус, уйти от клинка полностью не получилось. Левый бок обожгло, словно раскаленным железом. Зажимая широкий порез, я отпрыгнул на пару шагов назад и обвёл быстрым взглядом поле боя.

Ситуация складывалась прискорбная. Хотя светловолосый всё ещё сидел на земле, отбросив наконец мой ботинок и пытался поставить на место сломанный нос, но чернобородый был уже готов к новому броску. Короткостриженый же в это время слазил с повозки, держа в правой руке дубинку.

Похоже, ребята решили, что чужеземец неспособный связать и пару слов на их языке к жизни в обществе не приспособлен и самым милосердным поступком будет проделать в этом недоразумении пару лишних дырок ножом, дабы избавить беднягу от мучений жизни. Несмотря на все эти дни блуждания по лесу, более шикарной перспективы отдать концы мне ещё не предоставлялось.

Мысленно излив весь свой словарный запас нецензурной лексики за одно мгновение, и не дожидаясь пока бородатый решит предпринять вторую попытку увидеть мои внутренности, я повернулся спиной и дал что есть силы деру, в сторону леса, из которого только недавно мечтал выбраться, матерясь по пути по поводу утраты одного ботинка.

Сзади слышались крики и судя по топоту за спиной чернобородый решил попробовать меня догнать и завершить начатое им дело, но человек бегущий за людьми, которые возможно могут его спасти и человек убегающий от психа с ножом, это совершенно два разных результата по скорости.

Через минуту, показавшуюся вечностью я вломился в кусты, и не сбавляя темп обдирая до крови руки и рвя одежду об острые ветки помчался в чащу леса.

***

Магическая защита дома начала поддаваться. Из правой ноздри короткостриженого мужчины с чёрными с проседью волосами потекла тонкая струйка крови. Напряжение практически достигло апогея. Четверо мужчин закутанных в чёрные плащи подхватили небольшой таран и по кивку вновь нанесли удар по воротам загородной резиденции рода Им Лакуров. Ещё десяток обнажив короткие мечи ждали, когда будет открыт проход во внутренний двор. Замерший рядом молодой парень в серой мантии напряжённо шептал неразборчивые слова, толи заклинание, толи просто ругательства.

- Вперёд, - крикнул маг пошатнувшись, и вытер рукавом текущую кровь.

Ученик поддержал мужчину за локоть. Ворота распахнулись под ударом тарана и в неё сразу же ворвался вооружённый десяток, бросившись на немногочисленную стражу что находилась за воротами. Звуки боя длились недолго. Через минуту на дворе вновь стояла тишина. Двое мужчин ходили между тел защитников дома и не спеша добивали ещё дышавших.

- Пошли, Марин, - произнёс старший маг и направился к уже открытой двери дома брезгливо переступая через лужи крови и обходя тела убитых.

Прогулка по дому была недолгой. Через пять минут проломив очередную баррикаду два мага и пятёрка бойцов оказались в просторной гостиной где сгрудилось семейство Им Лакуров. В дальнем углу прятались за юбкой женщины два ребёнка, мальчик и девочка лет четырёх. Впереди женщины стоял молодой, как и всё семейство смуглый, мужчина, обнажив полутораручный меч. Рядом опираясь на стол трясущимися руками стоял совершенно седой старик. Глава рода.

- Здравствуй, Хатеп, - улыбнулся вошедший мужчина.

Бойцы уже окружили парня с мечом, озиравшегося словно затравленный волк. Дёргаясь то в одну то в другую сторону он пытался закрыть своим телом женщину с детьми.

- И тебе привет, Брин, - ответил вымученной улыбкой, истощенный магическим поединком, глава рода, - хотя не скажу, что рад встрече.

Марин остановился за спинами бойцов, сделал несколько манипуляций руками и мечущийся парень сначала выронил меч, а после осел на пол и потерял сознание. Не проронив не слова двое вооруженных мужчин подхватили тело и понесли его прочь из зала. Третий указал клинком женщине что бы она пошла следом.

- Он останется жив? - нервно спросил Хатеп, смотря за тем как выводят его внуков вместе с матерью прочь из зала.

- Да, после небольшого допроса он займет твоё место в круге домов юга, - спокойно произнёс Брин, - твоё же будущее более печально, но если ты нам всё расскажешь без сопротивления, то твои последние дни не будут столь ужасными.

- Что тебя интересует? - глава рода Им Лакуров устало опустился на стоявшее рядом кресло.

- Меня интересует многое, но начнём мы с сети совета домов на юге, - улыбнулся Брин устраиваясь в кресле напротив. 

 

Глава 4

Я хочу жить

На поляне заросшей высокой травой, рядом с двухметровой плитой, напоминающий давно забытый памятник, посвященный стершемуся из памяти событию, клубился дым, появившийся из ниоткуда. Через несколько мгновений дым приобрёл форму человеческой фигуры, и окончательно воплотился в красивую девушку с длинными рыжими волосами. Пока она оглядывалась по сторонам, словно принюхиваясь к окружающим запахам, немного в отдалении точно так же появлялась вторая фигура, ставшая высоким, молодым брюнетом.

- Алаиса, ты уверена, что мы возле правильного маяка?

Девушка раздражённо дернула щекой.

- Более чем. Местные тупицы неверно настроили уловитель и уже в какой раз затащили к себе в мир инородную сущность, - склонившись над вытоптанной травой у основания обелиска она потянула носом воздух, после чего коснулась бурых пятен засохшей крови, отчетливо выделяющихся на сером камне, и весело рассмеялась. - Человек! Только что наш круг возможных вариантов действий расширился.

Парень внимательно осмотрел окружающее пространство.

- Я бы не радовался раньше времени. В прошлый раз сосуд не то что зациклить потоки, даже в малой степени оперировать ими был не способен.

- Может и повезёт, а если нет, то хотя бы увеличит время для выполнения остальных вариантов, - девушка погладила тонкими пальцами бурое пятно, после чего отошла от обелиска. - Магистра, эту старую хитрую крысу, уговорить переключить все каналы на нашу сеть, точно не получится. Делится силой с нами, - рыжеволосая выражением выделила последнее слово, - он не станет, а с этим, - она кивком головы указала на примятую траву, - может всё получится. Главное, чтобы он был способен выдержать весь объем энергии и информации, - девушка сузила глаза и кровожадно усмехнулась. - По крайней мере до того момента, пока процесс привязки не будет завершён. Потом он всё равно только помешает, - она снова подошла к камню и провела ладонью по его шершавой поверхности. - Безумный, глупый Тоар... он даже не смог до конца понять, что представляют из себя маяки Первых, и всё туда же, захотел получить силы богов, - девушка злобно хмыкнула. - Надеюсь ему сняться кошмары в могиле. Теперь из-за этого идиота приходится ловить посредников для получения доступа к потокам.

- Ты сможешь его отследить? - брюнет тоже подошёл ближе к каменной плите.

- Нет, - девушка огорченно мотнула головой, - точнее, не сейчас. Он только прибыл, и его отражение ещё не успело записаться в информационно-энергетическую матрицу мира. Слепок энергетики и сознания я сняла, теперь остается ждать.

***

- ...ть! Вашу ж мать! - воздух с шумом вышел сквозь зубы. - Виктор! Аргххрр. Ссссука! - я сделал пару крупных вдохов и смахнул пот, обильно текущий по моему лицу, смешивающийся с потоком слёз. - Чтоб тебе в пресс хате сидеть перед судом.

По ночному лесу разносились мои крики, а вокруг витал запах палёной плоти. После встречи с троицей представителей местного населения прошло уже два дня.

Чернобородый гнался за мной довольно долго, но в итоге, судя по всему решил, что добыча не стоит таких усилий и бросил преследование. Я же всё мчался сквозь лес, забыв про усталость, пока чуть не вбежал в реку, вдоль берега которой шёл все эти дни. С десяток минут я прислушивался к окружающему пространству, пытаясь уловить звуки приближающейся погони, но её не было.

Плюнув на всё, я упал на пятую точку на том же месте, где и стоял. Вытянув уставшие ноги, и убрав руку от раны на боку, что оставил нож чернобородого, посмотрел на повреждение. Зрелище выглядело довольно жутко, но, похоже ранение получилось не слишком опасное. Нож порезал кожу и слегка задел мышцы. Кровь начинала понемногу сворачиваться и бежала уже не так обильно, как во время бега.

Стянув дырявую футболку и тщательно прополоскав её в реке, я развёл небольшой костёр, и приступил к быстрой сушке, сделав в процессе огнем ещё несколько прорех. После чего плотно обмотал торс импровизированным бинтом, в попытке хоть как-то перевязать рану. Передохнув с полчаса, нервно прислушиваясь к звукам окружающего леса, отправился в дорогу, по инерции идя старым маршрутом по течению реки. Желание оказаться подальше от возможной погони было непреодолимым.

Понимание того, что с раной творится что-то малоприятное, появилось только сегодня утром. Всё пространство вокруг пореза покраснело и опухло. К обеду поднялась температура. Когда начало смеркаться, я уже находился в полу бредовом состоянии, сидя у костра и нервно прикусив губу, грел на огне металлическую бляху, оторванную с задней стороны джинс, зажав её в щель на конце короткой толстой палки.

Тело била крупная дрожь и я даже не мог понять от чего больше, то ли от начинающейся лихорадки, толи от того, что именно собирался с собой сделать. "Чёрт, хирург с местным наркозом был бы сейчас очень кстати", - промелькнула мысль, когда я с тоской рассматривал раскалённую бляху и конец палки, покравшийся малиновым угольками. Но приёмного покоя рядом нет, хотя бы антибиотиков и бутылки водки с бинтами тоже. Зато есть рана и судя по ощущениям, внутри полным ходом развивается заражение.

Вытащив палку из костра, я посидел десяток секунд собираясь с духом и добрым словом помянул Виктора, из-за которого здесь оказался. Сделав два больших вдоха, резким движением приложил раскалённый кусок металла к ране.

- ...ть!!!!

Боль была нестерпимой, хотелось орать, скулить и кататься по земле. Я себе позволил только первые два действия, еле сдерживаясь, чтобы не начать биться в припадке боли. По ощущениям эта пытка длилась вечно. Пришлось ещё раз нагревать бляху и обработать участок раны, оставшийся пропущенным. Кажется несколько раз в процессе отключалось сознание, но экспериментальное самолечение, к немалому облегчению, подошло к концу.

Откинув палку с зажатым куском металла, принесшего мне столько боли, подальше, я упёрся мутным взглядом на луны этой безумной планеты. Не глядя, нащупал правой рукой пачку и с трудом достал последнюю сигарету и зажигалку. Оставлять её до лучших времён не имело смысла. Уверенности, что я завтра проснусь, не было.

Подкурив дрожащей рукой и сделав глубокую затяжку, я вновь посмотрел на ночное небо. А здесь всё-таки красиво... И как же глупо всё вышло... Полное осознание того факта, что всё вокруг реально и это не сон, не бред моего больного воображения и не компьютерная игра, где мне просто отводилась роль стороннего зрителя, пришло только сейчас. Слегка приподнявшись на локтях, принял более удобное положение. Как же больно...

Выпустив дым из лёгких, я смотрел, как он растворяется в воздухе бесследно. Всё-таки я идиот. Выскочил к первым попавшимся людям, даже секунды не пораскинув мозгами, чем это может закончиться, и всё, что сейчас со мной происходит, только моя вина. Следствие моих неправильных решений. Я скривился от очередного приступа боли в обожжённом боку.

Жаль только одного, что не оставил ни чего после себя в родном мире. Чёрт, нужно было хотя бы завести семью, чтобы родителям остался внук. Я криво усмехнулся. Какая семья в двадцать два года? Да и если бы даже завёл, сейчас бы оставил на земле вдову с маленьким ребенком. Чёрт знает что лучше...

Сознание угасло незаметно. Недокуренная сигарета выпала из ослабевших пальцев.

***

 Утро так и не наступило, вместо него со всей мощью навалился лихорадочный бред. Сколько дней я лежал, метаясь по постели из травы и веток, сгораемый заживо от поднявшейся температуры, обливаясь ручьями пота, так понять и не удалось. Сознание билось в смеси галлюцинаций, бреда и изредка прорывающейся реальности.

Во время редких приступов просветления, когда ко мне возвращалось сознание, я надрываясь доползал до реки и пил воду. В одну из таких вылазок, чуть не посчастливилось утонуть на отмели. Упав в обморок во время утоления жажды, я уронил голову в воду.

Ситуация становилась всё более безвыходной. В моменты просветления казалось, что оно будет последним. Я умирал, каждой клеткой тела ощущая, как жизнь уходит по капле. Чёрт как же это глупо. Я хочу жить. Жить вашу мать!

В который уже раз, придя в сознание и услышал рядом с головой журчание, на мгновение пожалел, что успел отползти, перед тем как отключится... Так было бы проще... Затянувшаяся агония полностью вымотала физически и морально. Но в этот раз что-то было не так. К боли в боку и лихорадке прибавилась боль в левой руке.

С трудом разлепив глаза, сощурив их от яркого света, и скосив взгляд, передо мной предстала колоритнейшая картина, от которой в нормальном состоянии у меня бы волосы на затылке зашевелились, но не удивляться, не ужасаться сил больше не было. Здоровая жирная крыса вгрызлась в запястье и уже успела отхватить пару приличных кусков.

Тварь! Я ещё не сдох! Бешенство захлестнуло сознание и придало сил ослабевшему организму. С максимальной резкостью, на какую был сейчас способен, схватил крысу поперек туловища. Животное забилось в истерике и в панике впилось в ребро ладони. Издав стон боли, я с трудом перевернулся на бок, а потом лёг грудью на падальщика, придавив его всем весом тела. Наша борьба длилась почти пять минут, умирающий человек против крысы. С трудом перехватив животное за шею, сделал резкое движение и позвонки хрустнули. Издав последний писк крыса испустила дух. Эта короткая схватка забрала у меня все силы. Уронив голову на землю я потерял сознание.

Вновь удалось открыть глаза, когда на ночном небе уже взошли луны. Перевернувшись на спину и отодвинув от себя труп невезучего любителя падали, я подполз к реке и утолил жажду. Вернувшись обратно к мёртвой крысе, с трудом принял сидячее положение, облокотившись спиной на торчавший из земли булыжник. Мутный взгляд упёрся в темноту разлившуюся вокруг. Сил выносить это состояние больше не было. Всё окружающее пространство пропитали запахи пота, крови и экскрементов. Последнее, меня злило сильнее всего. Гордость настойчиво протестовало против хождения по большому в свои же штаны. По крайней мере, после трёх лет, ну и как минимум до восьмидесяти...

Нужно либо заканчивать с этим, либо как-то выбираться. Тянуться так дальше больше не может. Мой взгляд упал на труп крысы. С чего-то надо начинать... без еды, я загнусь наверняка.

Взяв в руки тело животного и помедлив пару мгновений смиряясь с неизбежностью, чтобы развести костёр сил просто не было, вгрызся в бездыханное тельце, пытаясь зубами разорвать шкуру и добраться до мяса, надеясь на то, что оно не успело испортится. Поедание сырого мяса отобрало все силы. Откинув от себя практически полностью обглоданный скелет и куски шкуры с внутренностями, я лёг на землю и уставился на луны.

В голове настойчиво крутились мысли на тему, сколько проходит времени от смерти до появления трупного яда, а также какая концентрация становится опасной для жизни. Жизни... на лицо наползла кривая усмешка. Моё состояние жизнью не назовешь. Да и если брать концентрацию опасную для здорового человека, в моём случае её смело можно делить на десять. Хотя, я ничего не теряю. В любом случае эта агония, когда-нибудь должна закончиться. Так или иначе... В этот раз получилось уснуть, а не потерять сознание.

Пробуждение произошло от того, что на лицо падали капли мелко моросящего дождя. Открыв глаза, я смотрел в ясное небо. На светло-голубой лазури не было и следа туч. Капли дождя словно появляясь сразу у самой земли. Прислушавшись к организму, с немалым удивлением понял, что этот раунд с болезнью остался за мной. Жутко болел весь левый бок, но это была обычная боль повреждённых тканей, а не воспалившейся раны, что не могло не радовать. Так же ныло покусанное запястье, но, злобная ухмылка украсила моё лицо, за него я уже поквитался.

С трудом встав и потянувшись всем телом разгоняя кровь, первым делом я принялся сдирать с себя одежду. Брезгливо отбросив в сторону штаны и трусы, зашёл в воду и начал себя отмывать, практически сдирая кожу, в попытке избавится от въевшихся запахов. Из реки выбрался только через полчаса и всё же не чувствовал себя полностью чистым.

Пожалев, что меня не закинуло в этот мир с набором сменной одежды, пришлось заняться одним из самых противных дел в моей жизни, которые я вспомнил, а именно отстирыванием одежды, от всех последствий болезни.

Закончив со стиркой и окончательно выбившись из сил, выбрался из воды и растянулся на траве. В теле ещё не прошла предательская слабость и общее истощение организма пока оставляло желать лучшего. Немного поспав и восстановив силы, я перенес свой лагерь на тридцать метров ниже по течению, чтобы, меня не преследовали мерзкие запахи, насквозь пропитавшие старое место ночёвки.

В нем я провел трое суток, лежа на подстилке из травы восстанавливая силы и периодически устраивая массовый геноцид локального масштаба поголовью улиток, а также гусениц, лягушек и всему, что хоть с небольшой натяжкой можно было назвать едой, в весьма скромной зоне моей досягаемости.

Ветер дул в лицо, приятно холодя кожу, я бодро шагал по берегу всё той же реки и думал, что буду делать, когда выйду к поселениям. Если здесь есть такая широкая дорога, то должен быть и какой-нибудь региональный центр, мегаполис местного пошиба, к которому она ведет и если мне не изменяет интуиция и логика, то находится он должен как раз по течению этой реки. Выходить на дорогу желание отшибло напрочь. Ещё одной подобной встречи с местным населением я могу и не пережить...

 

- Чёрт! - вырвался возмущенный возглас, наступив на очередной острый камень левой ногой.

Вот и ещё одно напоминание того, почему не следует ходить где попало. М-да, похоже во мне начала зарождаться ксенофобия ко всем жителям этого мира. Заранее. На всякий случай. Я уже начал сомневаться, сдались ли мне вообще эти люди. В лесу уютно, хорошо, комары не кусают. Интересно, а здесь медведи водятся? Другая мысль, другая мысль...

С грусть поскреб пальцами свои выступившие рёбра. Как ни крути, а выходить всё-таки придётся. На улитках долго не протянешь. Ладно, буду готовиться к худшему. Как говорят, жизнь оптимистов полна разочарований, а вот жизнь пессимистов сплошь наполнена приятными неожиданностями, так что будем решать проблемы по ходу их поступления... На этой мысли я резко остановился, впав в ступор от открывшейся картины, после выхода из очередных кустов.

- Приплыли...

В траве лежало тело невысокого, полного мужчины лет сорока, с перерезанной глоткой. Вокруг валялось какое-то тряпьё, видно не понадобившееся грабителям. То, что это было именно ограбление сомневаться не приходилось. На лице на мгновенье промелькнула грустная улыбка. Пару сантиметров левее и я бы валялся не так уж и далеко от него.

Присев на лежавший рядом камень, я рефлекторно похлопал по карманам куртки и не обнаружив в нём пачки, раздраженно дернув щекой, вспомнил, что последнюю сигарету выкурил ещё до лихорадки. Лёгкий ветер доносил от трупа запах недавно начавшегося разложения. К горлу подступила тошнота. Что с этим чёртовым миром! Рот искривился в горькой усмешке. Тоже, что и с нашим. Человек всегда остается человеком. Скатится до состояние животного просто, нужно лишь дать понять, что последствий не будет.

Я ещё раз осмотрел место трагедии. Тряпьё при внимательном рассмотрении оказалось предметами одежды, залатанными или имеющими прорехи. Видимо по этой причине ими побрезговали грабители. Начиная себя ненавидеть, я подошёл ближе и подобрал мешок, с длинным разрезом на дне. С детства меня учили, что нельзя ничего брать с кладбища, но сейчас нет ненужных вещей, а этому парню, я взглянул на труп, они теперь без надобности, и хотя моралистом я не был, такое неуважение к покойнику мне претило.

Собрав все вещи, раскиданные по берегу, я остановился над трупом, моё тело пробила судорога, глубоко вздохнув, я пытался задержать дыхание и нагнулся над покойником.

- Извини мужик, но мне сапоги всё-таки нужнее.

Довольно мерзко ощущать себя мародером. В компьютерных играх, в которые играл последний раз наверно в старших классах школы, для меня это был нормальный поступок, но вот обирать настоящего мертвеца было не только противно, но и мерзко. Когда я стянул первый сапог, запах разложения усилился, смешавшись с запахом давно немытых ног, и ударил прямо в нос всем набором неповторимых ароматов. Успев отбежать от мертвеца лишь на несколько шагов, меня согнуло в приступе тошноты.

Стоя на коленях и опёршись на обе руки, моё тело пробивали судороги. Через пять минут в желудке не осталось даже воспоминания о завтраке, а наружу выходила только одна желчь. Отдышавшись, я сплюнул горький сгусток слюны в траву и вытер тыльной стороной ладони рот. После чего отёр руку о землю. Сделав пару глубоких вдохов, я оглянулся на труп. Ни чего не изменилось. Мертвец так и лежал, оскалившись в небо широким разрезом горла. Ещё раз сплюнув на землю, я поднялся и побрел обратно.

Стянув с мертвого парня второй сапог и всё-таки удивившись, вспоминая свою встречу с местным населением, что грабители их оставили, хотя, судя по небольшим дырам на носках, может быть и не удивительно, я подобрал выпавший из-за голенища нож.

Отнеся все свои трофеи к куче ранее собранного тряпья, я вернулся к трупу с большим куском сухой крепкой коры и начал рыть яму. Всё-таки неправильно так оставлять человека лежать на корм зверью, тем более обобрав его.

Через три часа, закончив работу и прикопав труп в неглубокой яме, я постарался как можно быстрее отойти от места захоронения. Ночевать рядом с покойником посреди леса, желания не было совершенно. Шагая между деревьев и продираясь сквозь кусты, в голове вертелся припев давно услышанной песни группы "Король и шут - Сапоги мертвеца", скорость движения ускорялась непроизвольно. На душе было мерзко.

Ночь я встретил сидя возле костра и ужиная ненавистными улитками. Трофейная одежда была уже выстирана и развешана на нижних ветвях деревьев, растущих рядом. Закончив с едой и прокляв то, что в этом чёртовом лесу нет ни одного ларька с шаурмой, подтянул к себе уже успевшие высохнуть возле костра сапоги.

Ботинки с коротким голенищем были сделаны из чёрной, грубой кожи. На носках красовались дырки. Поборов брезгливость, вызванную воспоминаниями о том, откуда их недавно снял, натянул сапог на левую ногу и выматерился. На мою лапу эта обувь явно была маловата. Стащив с ноги не подошедший сапог и с грустью взглянув на одинокий кроссовок, я потянулся к трофейному ножу. Босиком было ходить невозможно. Левая ступня была вся изранена. Так что сандалии были более предпочтительным вариантом, чем вообще никакой обуви.

Попыхтев десять минут над сапогами срезая носки, чтобы удалось впихнуть в них свою ногу. Критически осмотрев результат, предпринял новую попытку обуться. Эксперимент удался. Встав и пройдясь по берегу привыкая к обуви, я остановился и посмотрел на пальцы ног, прилично выходившие за край подошвы. Пошевелив ими и иронично хмыкнув, вспомнил волка из старого советского мультика "Ну, погоди". За неимением лучшего, сойдет.

Закончив с обувью, я перешёл к другим предметам одежды. Отобрав из кучи тряпья двое штанов и рубашку, с наименьшими повреждениями отложил их в сторону. Так же, в более-менее приличном состоянии оказался плащ, представляющий из себя кусок ткани, с завязками и капюшоном. Вся одежда была сделана из мешковины или грубого льняного полотна. Все остальные тряпки, в некоторых ещё с трудом можно было опознать предметы гардероба, отложил в сторону и начал более пристально изучать повреждения отобранной мной одежды.

У одних штанов была распорота штанина, на вторых красовались большие дырки на коленях. У рубахи серого цвета рукав был оторван до локтя. Минуту посмотрев на всё это безобразие растерянным взглядом, я резко встал и пошёл к тому месту где видел осколок кости, принадлежность которой распознать не смог, во время сбора сушняка.

Вернувшись с ним к костру и взяв нож, попытался отколоть длинную щепку. С пятого раза это всё-таки удалось. Сделав небольшую бороздку на толстом крае и разобрав на нитки один из кусков ткани, в прошлом похоже бывшей рубашкой, приступил к починке одежды. Процесс занял почти полтора часа, а результат получился, мягко говоря, не идеальным. Закончив штопать вещевой мешок, я решил примерить одежду.

Осмотрев себя и весело оскалившись, представил, как на меня будут реагировать. Выглядел я как последний оборванец. Чёрные сапоги с низким голенищем, вместо носков оканчивались дырками и из них торчали пальцы, обмотанные самодельными портянками. Коричневые штаны, оказавшиеся короче, чем требовалось, были подвернуты до колен и теперь больше напоминали бриджи, пояс я также немного ушил, так как по ширине они были больше требуемого и спадали. Рубаха потеряла второй рукав, став чем-то вроде футболки, грязно серого цвета, жавшей в плечах и груди. Завершала образ тёмно-серая шапка, напомнившая мне короткий поварской колпак. За местного теперь я может и сойду, но точно не на зажиточного купца или человека вообще хоть когда-нибудь в своей жизни видевшего деньги.

Почесав затылок, скрытый под шапкой, пришёл к выводу, что может это не так уж и плохо. По крайней мере, за вот эти вот, с позволения сказать, ботинки, меня убивать точно никто не захочет. Найдя позитивный момент в своём новом образе, я переоделся и упал на лежанку из травы возле костра.

Лежа на спине, по недавно появившейся привычке, с ненавистью посмотрел на луны. Жутко хотелось курить. Сон шёл плохо, но в итоге получилось отключиться. Во сне ко мне пришли кошмары, где главным действующим лицом был покойник, закопанный днём.

***

Высоко висящее в зените солнце застало меня на опушке леса, изумленно застывшего возле крайнего дерева и не решающегося выйти из-под защиты зелени.

Буквально через пятьдесят метров начинались поля, засеянные, судя по всему зерном и ещё какой-то растительностью, разглядеть которую с этого расстояния не представлялось возможным. Дальше начинали тянуться дома. Обычные деревянные избы, огороженные кривыми частоколами. Постройки почти вплотную подходили к каменной стене, высотой метров пять, за которой с холма, где и заканчивался лес, был виден крупный город. Полевая дорога, выходящая из-за деревьев по левую руку, превращалась в покрытый брусчаткой тракт, стрелой проходя между полей и домов, ведущий к высоким воротам, через который шли и ехали на повозках и телегах люди, стремившиеся попасть в город.

По правую руку из леса выходила речка, вдоль берега которой я шёл всё это время и вливалась в настоящего гиганта, шириной около километра. По речной глади сновали корабли. Паруса в основном были опущены и двигались они за счёт вёсел. Кусок берега возле города был огорожен трёхметровыми деревянными обмазанными глиной стенами, вплотную подходившими к каменным. Возле пирсов были пришвартованы корабли. С возвышения, на котором я стоял, можно было рассмотреть, как на дальних посудинах сновали люди, разгружая тюки.

Рука рефлекторно потянулась к карману, где обычно лежала пачка сигарет. Вспомнив, что их больше нет, нервно дернув щекой, прекратил движение и сел на землю, разглядывая раскинувшуюся картину. В голове царила пустота. Прохладный ветер резким порывом взъерошил волосы. Только недавно я думал, что уже осознал перемещение между мирами и смирился, но очередное столкновение с окружающей действительностью в который раз привело в шок.

Теперь смело можно утверждать, что сделанные выводы, после первой встречи с местным населением, были верными. Судя по городу, высоким развитием цивилизации и не пахло. С новой силой навалилась тоска. Что я здесь буду делать, не было никакого представления. В развитом мире были шансы попасть в поле зрения местных учёных и возможно обойтись даже без летальных методов изучения, а в лучшем варианте надеяться на помощь в поиске дороги домой. В средневековье надеяться на подобное было глупо. Больше шансов попасть к местным инквизиторам и отправится на костёр, если конечно здесь практикуют именно такие методы очищения заблудших душ.

Надежда на возвращение домой таяла. Жить же здесь... Как? Даже если получится выучить язык, то, что я буду делать.

- Ковать булат Макс, а заодно делать автомат Калашникова в ближайшей кузнице, - на лицо наползла ехидная улыбка.

От дома на отшибе, возле реки, раздавались звуки кузнечного молота. Я заржал, повалившись на спину.

Нужно соответствовать жанру, ты же на земле читал о подобных ситуациях, у тебя уже есть подготовленный план действий. Дуешь к ближайшему барону, валишь его, желательно наглухо и все его вассалы признают тебя своим повелителем. Потом на базе хозяйства начинаешь проводить индустриализацию, куя булатные мечи и собирая калаши. Аха! Булат, чёрт! Успокоившись и опять сев, попытался начать мыслить в более конструктивном русле.

Так отбросим булат в сторону. Тем более что я о нём знаю только то, что он бывает кованным и литым. В чём разница, даже не представляю. Самое смешное, чем отличается кованый булат от дамасской стали, я тоже без понятия. Про калаш можно даже не вспоминать. Разобрать и собрать его смогу, спасибо ещё урокам в школе, но про то чтобы даже начертить его по деталям речи не идет.

Чёрт, последние пять лет, я провел по большому счёту за монитором получая навыки, которые крайне маловероятно смогу применить в этом мире. Что-то мне подсказывает, что здесь, про онлайн продажи, линкбилдинг и сайтостроение никто не слышал, и скорее всего ещё долго не услышат. Про грамотное составление продающих страниц и аудит трафика тоже. На лицо наползла мрачная улыбка, ну есть ещё высшие образование, но и по нему я дипломированный менеджер, самая дурацкая профессия которая на основной профиль никак не тянет даже в родном мире, а в местных реалиях её, так же как и свою основную деятельность, можно просто отбросить.

Вспомнилась драка на дороге, боевые качества... М-да, тут тоже не особо густо. За плечами бокс, на уровне любителя. Свой уровень я знал хорошо, и врать себе же смысла не было. Любой кмс меня мог раскатать за минуту, чем в общем и занимался мой друг детства, пару раз в месяц вытаскивая меня в спортзал на спарринг. На земле этого было более чем достаточно. Профессиональные спортсмены редко лезут первыми в драку, а на какого-нибудь пьяного идиота в клубе, этого обычно хватало. От толпы же, будь ты хоть десять раз шаолиньским монахом или крутым спецназовцем, лучше бежать, задавят тупо количеством.

Ножевой бой? Вытащив из свертка с одеждой полоску дрянной стали с обмотанной кожей ручкой и скептически её рассмотрев, сунул обратно. Тут тоже нечем гордиться. Основы, преподанные мне тем же другом, позволяли не порезаться в процессе махания оружием и если повезет, даже попасть куда нужно. Да и если вспомнить рассказанную им же статистику, что сходясь в спарринге два человека, если у одного из них есть даже начальный уровень владением ножа, а у другого большой опыт, в девяти случаях из десяти режут друг друга. Так что сомневаюсь, что мне захочется выяснять уровень ножевого боя у местных.

На этом можно подвести черту. Стандартного героя боевика попаданца, я напоминаю разве что отдаленно фигурой, и как подсказывает опыт, каким бы ты здоровым не был, это преимущество заканчивается при первой же встрече с рукопашником хорошего уровня, или просто с человеком держащим в руках лом. Как говорят, чем больше шкаф, тем громче падает. Тот же Юра, бывший на пол головы ниже меня и более субтильного телосложения, зато с хорошо поставленным ударом, натренированным годами, доказывал это не один раз. На этом мои бессмысленные терзания подошли к концу.

Дождавшись наступления ночи, я сделал вылазку на поля и срезав несколько тыкв, вернулся в свой лагерь. Поджаренная на углях тыква оказалась приятным разнообразием, после диеты, где основу составляли улитки. Сон пришёл легко, кошмары с покойником меня больше не беспокоили, зато беспокоил завтрашний день. С утра я решил идти в город. Рано или поздно местные заметят, что их огород разграбляет нелегал из другого мира, и что-то подсказывало, что рады они не будут. Значит, придётся легализоваться. И именно о завтрашнем выходе к местному населению строился весь сюжет кошмаров, пришедших ко мне этой ночью.

***

- Рад видеть вас в добром здравии прекраснейшая! - магистр дома "Ищущих Знание" преклонил колено перед высокой стройной женщиной, лет пятидесяти на вид, сидевшей в кресле, внешность которой ещё сохранила следы былой красоты.

- Адан, с каких пор ты, старый лис, опускаешься до лести? - женщина смотрела на своего старого знакомого с невозмутимым лицом, только смеющиеся глаза выдавали её настроение.

- Никакой лести, Агуэда, ты для меня всегда останешься прекраснейшей, - мужчина поднялся и грустно вздохнул, вспоминая прошлое. - Эх, зря ты тогда отвергла моё предложение и выбрала Суона.

- Хватит, Адан, прошло уже больше шестидесяти лет, - женщина улыбнулась, - Суон Второй, был хорошим человеком, и я рада, что провела с ним лучшие годы своей жизни. Ты ко мне пришёл вспомнить прошлое или по какому-то делу?

- По делу, Агуэда, по делу, - магистр окончательно отбросил воспоминания и перешёл на официальный тон. - Я к тебе пришёл, как к главе круга домов Кароссы.

Вдовствующая королева Кароссы встала с кресла и подошла к окну.

- Есть новые известия с юга?

- Да. Ситуация практически по всем странам юга материка усугубляется, - магистр зло дернул щекой. - Наша разведка выяснила, что агенты ортов очень глубоко внедрились в ключевые структуры. Когда юг вспыхнет, там начнется как минимум резня всех против всех и это в лучшем случае. Вы сами отлично знаете, что южная знать всегда симпатизировала ортодоксальным идеям. Всё более или менее неплохо в Палеро, с нашей помощью Махти Третьему удалось вычистить страну, если орты выберут вариант внешнего вторжения, то оно начнётся именно с этой страны и у нас будет время для противодействия.

- Жаль, что единственная наша опора в этом регионе, это этот старый извращенец, - Агуэда презрительно скривила губы и покачала головой.

- Тем не менее, Агуэда, на юге не та ситуация чтобы разбрасываться союзниками. Ты это понимаешь даже лучше меня.

- Понимаю Адан, ещё как понимаю, за столько лет этой демоновой политики, - женщина опять села в кресло, - передай все данные по югу моему сыну. Правитель должен иметь точную информацию, перед тем как отправить делегации на юг. Что требуется от меня как от главы круга?

- Необходимо собрать большой совет. На Монаре, во всех трех княжествах мы потеряли наши разведывательные сети, и что-то мне подсказывает, что дело не обошлось без предательства. Также всё сложнее становится работать на Утонувшем Скорпионе. На этом архипелаге идёт непонятная суета, но получить точную информацию пока не удаётся. Все доклады к вечеру тебе передаст мой ученик.

- Хорошо, я завтра свяжусь с главами и объявлю сбор, - женщина задумчиво смотрела в окно, потом перевела внимательный взгляд на магистра. - Ты плохо выглядишь, Адан, твой проект "Меч Спящего" добьет тебя. Для Тоара это ничем хорошим не закончилось.

- Спасибо за беспокойство, Агуэда, - магистр грустно улыбнулся, - но остановить уже ничего нельзя. Мы учли все недочеты Тоара, но, как оказалось кое-что пропустили. Слишком большие объемы силы и информации. Даже подготовленное тело их с трудом выдерживает, но мы работаем над этим. А знаешь, что самое смешное? - магистр сел в соседнее кресло и тихо рассмеялся. - Мы десять лет уже пытаемся отсечь побочные линии, по которым уходит энергия и которые не дают получить полный контроль, но как оказывается, если бы не они, у нас просто не было бы времени чтобы исправить ситуацию. Нагрузка была бы слишком велика.

- Мне это не нравится Адан, это очень опасно.

- Ни чего уже не изменить, - на губах магистра появилась горькая усмешка, - орты давно готовились к реваншу, и мы должны быть готовы. Любой ценой готовы. Моя жизнь - это малая плата.

 

Глава 5

Полукровка

- Саран сент ин харан! Эвари аника сант! - надрывался лавочник, торгующий рыбой, в попытке привлечь покупателей.

Рынок бурлил. Между торговых рядов бродили покупатели. Надрывали глотку продавцы на разные лады, стоящие за прилавками с товарами. Грузчики что-то грузили на телеги, а потом эти телеги уезжали в неизвестном для меня направлении. Я же стоял, возвышаясь скалой над бурлящей массой, прислонившись к столбу, вкопанному рядом с парковкой для лошадей, гм... то есть привязью, и следил за жизнью местного населения, ловя на себе неприязненные взгляды недалеко стоящих парней, работающих на этой привязи, местными аналогами парковщиков и сторожей, а также снующих мимо покупателей.

Проходящая, в паре шагов, по своим делам женщина, лет сорока, с корзиной в руках, осмотрела меня с ног до головы, и презрительно пробурчав что-то себе под нос, пошла своей дорогой. Близился полдень...

Проснувшись, я оделся по местной моде, скинув свою одежду в мешок с кусками заранее обжаренной тыквы и засунув нож за голенище, так же как и у покойника, которому он раньше принадлежал, двинулся к городу, с чётким планом действий - влиться в толпу и прикинуться ветошью, не отсвечивая, и не привлекая внимания. Тело, от волнения, пробивала мелкая дрожь.

К воротам города я подошёл рано утром, быстро миновав поля и пригород. Надежды на то, что мой внешний вид не будет выделяться, не оправдались. Сложно слиться с толпой, когда твой рост метр восемьдесят пять и светлая шевелюра, а окружающие люди в подавляющем большинстве шатены, со средним ростом метр шестьдесят, шестьдесят пять. Стараясь не пялиться, я украдкой рассматривал окружающих людей, спешащих к воротам. Окружающие же не страдали моими предрассудками о вежливости и смотрели, словно на экспонат из кунсткамеры.

Одеты идущие рядом со мной граждане были весьма разнообразно. Похоже, здесь собрались не только жители из местного пригорода, но также путешественники всех мастей. Посмотрев на одну из проезжающих мимо повозок, приковавших моё внимание тем, что была в отличии от остальных, присутствующих здесь, запряжена не лошадьми, а странными быками, напоминающими плод любви между яком и конем тяжеловозом, я запнулся и замерев на месте и уставился на сидящего на козлах человека... или не человека... или всё-таки человека...

Окружающий бред заиграл новыми красками. Мужик, держащий вожжи, ответил взаимностью и с интересом разглядывал меня в ответ. Крикнув что-то внутрь кузова, накрытого тентом, он опять уставился на меня. Через мгновение наружу показались два таких же рогатых головы! Возничий указал в мою сторону пальцем, после чего двое новых персонажей так же уставились на меня с кривыми усмешками.

Выглядели все трое колоритно. Широкие коренастые фигуры. Бритые черепа украшали татуировки. Из растительности остались только рыжие бакенбарды, сливающиеся с усами, свисающими ниже подбородка. Лбы у всех троих украшали рога, толщиной в два больших пальца, вытягивающимися почти на пять сантиметров.

Поборов ступор и с трудом отведя взгляд от местных сородичей Хеллбоя, я возобновил движение. Один из странной тройки что-то мне крикнул на местном наречии. Повернувшись к нему и показав полный набор зубов в дружелюбной улыбке, я развёл руками, давая понять, что не понимаю, после чего прибавил шаг. Ссориться с этими троими, после того как заметил у возничего короткую шипастую булаву, желания не было.

Встав в одну из двух очередей, на которые разделился поток желающих войти в город, на пешеходов со всадниками в одной и повозками в другой, стал ждать, когда дойдет моя очередь, периодически ловя на себе напряженные и презрительные взгляды. Медленно подходя всё ближе к воротам и стараясь не обращать внимания на нездоровую реакцию толпы, удалось наконец-то увидеть процесс работы местного кпп.

Стражники, одетые в кольчуги, с накинутыми поверх синими накидками с белой полосой по центру и изображением вставшей на дыбы лошади напротив сердца, и короткими мечами на поясах, проводили осмотр повозок. Какой-то чиновник стоящий рядом за конторкой, судя по всему, делал опись товаров, ловко орудуя пером, обмакивая его в рядом стоящую чернильницу, делал записи в толстой книге и осматривая, судя по всему особо подозрительные вещи, которые ему подносили на проверку, после чего въезжающий отсчитывал монеты и проезжал внутрь.

Соседнюю очередь, в которой стоял я, так же проверяли два стражника и писец, записывавший после несколько заданных вопросов и предъявленного документа, имеющего вид куска кожи с какими-то надписями, разглядеть которые с такого расстояния не удавалось, правда, предъявляли не все, что-то в книгу. Беспокоясь о том, что за вход будут взимать деньги, после прочтения кучи книг, в которых так или иначе действие шло в средние века, я с облегчением вздохнул. Денег с людей входящих без товаров, не брали. Зато начало беспокоить отсутствие местного паспорта, но взглянув на очередного входящего в город, бедно одетого старика с посохом в руке, который не предъявлял документы, но всё-таки вошёл, немного успокоился.

- Сальян нара миск? - задал мне вопрос чиновник, поднимая усталый взгляд от книги. Посмотрев внимательно в моё лицо, которому я постарался придать максимально глупое выражение и осмотрев одежду, его лицо приобрело брезгливое выражение, которого не было, когда он разговаривал со стариком, одетым ненамного лучше меня.

Я внутренне напрягся от такого предвзятого отношения, но взял себя в руки.

- Сальян нара миск? - повторил чиновник, двое стражников в это время напряглись и взялись за рукояти мечей.

Изобразив на лице самую дружелюбную и глупую улыбку, на которую был способен, и про себя приговаривая, "Улыбайся, Макс, люди любят идиотов..." я вытянул руку и показал на проход в город.

- Мммммм! - лучше пусть принимают за блаженного. Иностранец, не знающий ни одного слова на местном наречии, будет только вызывать больше вопросов, особенно когда поймут, что говорит он на языке, который не понимает ни один местный полиглот.

Через мгновение стража расслабилась и посмеиваясь, стали что-то обсуждать. Судя по тому, что в это время они поглядывали на меня, создавалось впечатление, что обсуждали мою персону. Взгляд чиновника стал менее злым, но брезгливое выражение лица не поменялось, что-то записав в книгу, он махнул рукой. Приняв этот жест за "Проходи", и почувствовав, как расслабилась моя пятая точка, не убирая с лица глупого выражения, я зашёл в город и двинулся по центральной улице.

Город прямо скажем, не поражал воображение, что не слишком удивительно. Современный человек привык к более фееричным зрелищам, чем кварталы с одно или двухэтажными каменными и в редких случаях деревянными зданиями. Вокруг ощутимо попахивало фекалиями и помоями. Запах доносился из выгребных ям, тянувшихся вдоль дороги. Мимо сновали люди, спешащие по своим делам. Немного зазевавшись разглядывая дивный новый мир, я не услышал приближающийся шум и поплатился за это.

- Варра каса форс! - раздался злобный рык за спиной, а в следующие мгновение правое плечо вспыхнуло болью.

Отскочив в сторону, я наблюдал как мимо проезжает повозка с товарами закрытыми рогожей, а возница не останавливаясь и больше не обращая на меня внимания охаживает плетью бок лошади.

- Гнида, - процедил я сквозь зубы потирая плечо пострадавшее от плети, - добро пожаловать в феодализм, Макс.

Помассировав пострадавшее место, я ещё раз выругался и двинулся дальше, в этот раз более внимательно следя за дорогой. Есть и плюсы. Лучше уж плеть чем нож...

Пройдя бедные кварталы, я вошёл через очередные ворота, разграничивавшие внутреннее пространство города. Возле них стоял скучающий наряд стражи. За воротами распологалась более чистая и ухоженная часть города. Останавливать меня никто не стал. Проводив мою персону неприязненным взглядом, стража продолжила нести службу.

Этот квартал меня радовал больше, чем расположенный рядом с воротами. Все сточные канавы были более глубокими и закрытые каменными плитами, и судя по журчанию, доносившийся из-за редких решеток от которых поднимался неприятный запах, все нечистоты выносились потоками воды куда-то, за черту города. Крупные плоские камни, расположенные как попало, сменились на аккуратную брусчатку. Часто встречались куски зелёных насаждений. У большинства домов, был небольшой сад на заднем дворе, но больше всего начинали удивлять стекла, вставленные в рамы домов. Стекло было прозрачным и однородным, и совершенно не клеилось с моими представлениями о развитии техники в средние века, которые царили вокруг. Забавный факт надолго в сознании не задержался, отложившись где-то в глубине, а мозг продолжил анализировать окружающий мир.

По моим впечатлениям в городе жило тридцать-сорок тысяч населения, если сравнивать с средневековыми городами на земле, то это настоящий мегаполис. По улицам постоянно сновали люди. Игнорируя взгляды прохожих, и стараясь составить более целостную картину жизни живущих здесь людей, я размышлял о перспективах.

Первая перспектива, которая вырисовывалась, это получить перо под рёбра в ближайшей подворотне. Так что в бедные кварталы лучше не соваться, да и не особо шляться в принципе по улицам после наступления темноты. Район портов тоже по идее должен быть более опасен, чем центральные. Короче до наступления ночи нужно будет найти какой-то угол, в который можно будет забиться и спокойно переночевать.

Так же, в полный рост вставала проблема денег. Как я уже успел убедиться, они тут есть. Местное общество насколько можно судить уже давно миновало эпоху первобытного коммунизма, и главным инструментом товарно-денежных отношений являлись деньги. Свой провиант, две запеченные тыквы и небольшой запас уже приготовленных улиток, я смогу растянуть не более чем на два, максимум три дня. Нужно найти работу. Вспоминая про методы казни в средние века, пробовать себя в качестве карманника совершенно не хотелось. Да и сложно лазать в карманы людям, когда ты настолько выделяешься в толпе. Но как искать работу в средневековом городе неизвестной планеты, не то что не понимая жизни местного общества, но даже не зная языка, хотя бы на базовом уровне, представления не было совершенно.

Побродив по городу и так и не попав в центральные богатые кварталы, в которые меня не пустила стража, в довольно невежливой форме отправив назад при попытке пройти очередные ворота, я к полудню вышел на рынок.

Похоже, все рынки, во всех мирах были одинаковыми. Вокруг царил шум толпы. Сновали люди, постоянно что-то покупая и продавая. Продавцы надрывали глотки пытаясь привлечь внимание к своим товарам. Идя между рядами, я разглядывал ассортимент, обливаясь слюной. Нормальной еды мой желудок не видел уже давно.

Большинство торговцев меня игнорировали, да и не мудрено, на платежеспособного клиента я был совершенно не похож, особенно в одежде, которая мне была явно тесновата и кое-как заштопана во множестве мест. Довершало картину исхудавшее, небритое лицо, несущее на себе следы измождения. Проходящий мимо лоточник, на лотке которого была какая-то выпечка, громко крича, привлекал внимание к своему товару. Мимолетно весело улыбнувшись, подумал, что с моими познаниями местного языка, он с таким же успехом мог бы обкладывать всех матом, отличия я бы вряд ли заметил.

- Хая! Сарка рой! - отвлекшись на свои размышления, я даже не заметил, как сбил с ног девушку, несущую в руках корзину с покупками, которые теперь валялись на брусчатке рядом с упавшей шатенкой.

- Извини... ммм..., - еле успев скорректировать слова извинения, что вырвались на автомате, в мычание, дабы не выбиваться из выбранного образа блаженного, наклоняясь к девушке, чтобы помочь ей подняться.

Довольно высокая, по местным меркам, шатенка со слегка вьющимися волосами, заплетенными в объемную косу, большими зелёными глазами и красивым лицом, подняла на меня взгляд. Сначала в нём промелькнуло удивление, потом появился лёгкий испуг. Улыбнувшись, чтобы успокоить её, помог шатенке подняться, после чего быстро подобрав корзину начал собирать разбросанное по брусчатке содержимое.

Удивление красотки быстро прошло, как в общем и испуг и она, отряхнув своё коричневое платье выгодно подчеркивающее привлекательную фигуру, присоединилась ко мне в сборе разбросанных покупок, что-то затараторив на местном языке. Судя по интонациям, сначала шли обвинительные речи, а потом вопросительные. Я же в ответ просто улыбался и разводил руками. Мычать в ответ симпатичной девушке не хотелось совершенно, но и на кофе пригласить я её не мог. Как минимум по трем причинам: незнание языка, отсутствия в карманах денег, и в принципе понимания есть ли тут кофе и кофейни.

- Мараграс! Сафо сарка миен!? - Нарушила нашу неловкую пародию на интимную беседу женщина лет сорока, несущая с собой большую корзину набитую продуктами, опасливо посматривая на мою небритую, отощавшую физиономию.

Девушка обернулась и начала что-то горячо отвечать. Женщина же, похоже взявшая на себя роль наседки, отвечала ей, недвусмысленно показывая на меня пальцем. С сожалением признав, что на этом празднике жизни я совершенно лишний и привлечение внимания к моей и так выделяющейся персоне на пользу не пойдет, подобрав последние четыре яблока и подойдя к девушке, стоящей рядом со своей надзирательницей, кинул их ей в корзину, но через секунду, хитро подмигнув зеленоглазой, выхватил одно из яблок и отсалютовав двумя пальцами от виска, развернулся к ним спиной и бодрым шагом двинулся вдоль рядов, на ходу вгрызаясь в сочный плод. Из-за спины раздался возмущенный крик наседки и смех зеленоглазой. Я лишь помахал в ответ, не оборачиваясь, надкушенным яблоком и усмехнувшись, прибавил шаг.

Эта встреча меня развеселила и отогнала прочь, впервые за последнее время, все размышления о своём будущем в этом мире, о родном мире и о перспективах возвращения домой. Всё-таки здесь есть красивые девушки, а значит этот мир уже не так уж и плох.

Сделав небольшой круг по рынку, находясь до сих пор в приподнятом настроении, я вернулся к началу и прислонившись к столбу у коновязи, где прибывшие на четвероногих средствах передвижения покупатели могли их оставить, перед тем как пойти по торговым рядам, стал следить за происходящим, пытаясь установить соотношение цен местных денег и товаров, стараясь хоть в чём-то, наконец, разобраться. Простояв так почти два часа и почувствовав разыгравшийся голод от витающих вокруг запахов еды, я двинулся прочь. От яблока, которое я подрезал у зеленоглазой, в желудке не осталось и следа, а здесь мне не светит ни найти работы, ни купить что-то поесть, за неимением местной валюты.

Немного прогулявшись, я зашёл в небольшой парк и сев на первую попавшуюся лавочку, развязал мешок и достав кусок тыквы впился в него зубами. Проходивший мимо мужик, увидев эту картинку, что-то презрительно сказал глумливо улыбаясь.

- Укуси меня, - произнеся ему вслед своё пожелание, я с жадностью откусил ещё один кусок тыквы.

Эти беспричинные презрение и злоба, смешанная с удивлением начинали бесить. Особенно при учёте того, что на других нищих такой реакции не было. Больше всего злило то, что причин я не видел. Весь день ходил и как идиот всем улыбался, а в ответ всегда две реакции: либо презрение, либо смешанная со страхом злоба. Чёрт, это жутко бесило. Реакция не новая, в своём мире с ней тоже приходилось сталкиваться. Обычно я относился к этому с иронией. По большому счёту мне всегда было плевать на мнение малознакомых мне людей и объяснять им те или иные свои действия, нужным не считал, но всегда понимал причину реакции. Сейчас же, она меня ставила в тупик и злили не эмоции, вызванные моей персоной, а непонимание причин. "Ладно, - я проводил взглядом очередного прохожего, - за неимением лучшего объяснения будем считать, что у них тут у всех поголовно "комплекс Наполеона" распространён". Доев кусок тыквы, кое-как приглушив голод, пошёл в направлении портовых кварталов. Там я ещё не был.

Порт встретил меня суетой. Вокруг сновали люди, разгружая и загружая корабли. Пришвартовывали свои небольшие лодки рыбаки, которые рано утром, ещё до рассвета выходили на рыбалку, а сейчас возвращавшиеся с уловом. Ходили несколько нарядов стражи, выделяясь синими пятнами из общей серой массы. Недалеко от пирсов стояли и сидели мужчины, одетые в какое-то тряпьё. Изредка к ним подходили люди, после чего несколько голодранцев уходило с ними к ближайшему кораблю или лодке, и занимались разгрузкой или погрузкой.

Ещё раз осмотревшись вокруг, я двинулся к подёнщикам и присел немного в отдалении от рабочих на пустую грубо плетеную корзину, в которой зияли несколько дыр, перевернув её вверх дном. Люди бросали на меня неприветливые взгляды. Кто-то даже что-то крикнул, но не увидев никакой реакции с моей стороны, быстро потеряли интерес. Я же, увидев, как с корабля, стоящего недалеко, спускаются две высокие фигуры, замер с открытым ртом. Чувство реальности опять начало ускользать, и картина мира, в которую я с трудом впихнул местные лица рогатой национальности, вновь начала трещать по швам.

С корабля спустились трое, насколько я мог судить, мужчин, ростом метр семьдесят, метр семьдесят пять. Кожа была иссиня-чёрной. Чёрные волосы, заплетённые в тугие косы, открывали острые кончики ушей, тянувшиеся к затылку, а в лицах с резкими чертами проявлялось что-то звериное. Один из них засмеялся, и я слегка передёрнул плечами. Развитые резцы, которые он оскалившись выставил на всеобщее обозрение, больше напоминали клыки хищника, чем зубы.

Тройка быстрым шагом прошла мимо подёнщиков, о чём-то увлечённо переговариваясь на языке заметно отличающимся от местного наречия, и скрылась, свернув в какую-то улочку. Я же продолжал сидеть с открытым ртом, пытаясь собрать заново развалившееся представление об этом мире. Что будет дальше? Рыжие рогачи тут есть. Неправильные клыкастые негры тоже. Дальше будут зеленокожие гоблины? Или эльфы? Я судорожно вздохнул. Маразм крепчает. Чем дальше, тем меньше я что-то понимаю в этом мире.

- Хэй, Корса, мали ран? - вырвал меня из пространных размышлений голос молодого парня, подошедшего к подёнщикам и сейчас обращавшегося ко мне.

Рядом с ним уже стояло три голодранца.

- Ммммм? - я встал и вопросительно поднял бровь.

Парень внимательно посмотрел мне в глаза, потом осмотрел одежду, и хмыкнув, махнул рукой зовя идти за собой. Выбранная им тройка уже двинулась за ним. Не мешкая, подобрав свой мешок, я бодро зашагал за парнем.

Его реакция меня удивила, ни следа эмоций, которые уже стали для меня привычными, не было. Был только хитрый прищур глаз и саркастическая усмешка.

***

Аласт быстрым шагом подошёл к толпе подёнщиков. Сегодня удалось перехватить раньше всех хорошего клиента, только что причалившего с грузом кож и мехов, и нуждавшегося в грузчиках. Осмотрев присутствующих быстрым взглядом, ткнув пальцем в троих подёнщиков, которых часто нанимал и остановился взглядом на светловолосом бугае. Парень сидел с ошарашенным выражением лица, смотря вслед уходящим асани.

- Что за новенький? - Аласт обратился к ближайшему оборванцу из выбранной тройки.

- Дык не знает никто. Сегодня прибился. Нелюдимый. Молчит, не отвечает, когда люди спрашивают. Одним словом, полукровка, - подёнщик дернул себя за жидкую бороденку и сплюнув себе под ноги скривился. - Удивляемся, что до сих пор ни на кого не кинулся. У этих выкидышей горных великанов, как люди грят, всегда беда с головой и злые сильно.

- Полукровка? - губы Аласта растянулись в усмешке.

"Ну что взять с этой темноты. Тут, в восточных провинциях, и не видели никогда полукровок". Парень родился и вырос на юге Кароссы в портовом городе Нарина. На границе, от которой город находился в недели пути, между Кароссой и королевством Савента, были горы, в которых жили великаны, часто устраивающие набеги на близлежащие поселения в предгорьях.

После набегов оставались трупы и рождались полукровки, которые хоть и были ниже, чем их чистокровные родственники, но обладали таким же агрессивным характером. В сочетании с низким интеллектом, также бывшим особенностью полукровок, унаследованным от своих высоких предков, делал из них опасных животных. Чаще всего их продавали в качестве гладиаторов в королевства юга или просто убивали.

Аласт внимательно осмотрел сидящего недалеко парня. Звероватых черт, присущих полукровкам, не было. Высокий лоб и светлая шевелюра, выдавала в парне скорее северянина, чем выродка великанов. "М-да, нужно же было так вымахать, - Аласт почесал нос, - может высокородный? Среди них это не редкость... хотя вряд ли, - парень ещё раз придирчиво осмотрел бугая, - какого демона потомку высокородных ходить в обносках. По крайней мере полноправному, а бастарды редко вымахивают до таких же размеров".

- Хэй, Половина, работа нужна?

Реакция бугая оказалась забавной. Повернувшись к Аласту, с его лица сначала пропало ошарашенное выражение. Острый взгляд впился в лицо обратившегося к нему парня, после чего также быстро, наползла улыбка и глуповатое выражение лица. Прежним остался только взгляд.

- Ммммм? - промычал здоровяк, вопросительно приподняв бровь.

Аласт усмехнулся. Такой цирк он видел впервые. Насколько нужно быть идиотом, чтобы притворяться полукровкой? Махнув парню рукой, он повернулся и пошёл к кораблю заказчика. Загадки, загадками, а работу нужно выполнить.

***

Проработали мы вчетвером до самого вечера. Сначала разгружали тюки с кожами с большого корабля, потом же переключились на рыбачьи баркасы, из которых перегружали рыбу в повозки. Закончив с очередным кораблем, я сел, скрестив ноги на землю, рядом с пирсом. Смахнув тыльной стороной ладони пот поморщился от пропитавшего всё и вся запаха рыбы. Устало вздохнув я поднял голову к небу. Солнце начинало клонится к закату.

- Корса, ванта тун, - ко мне подошёл нанявший нас парень, которого, насколько я понял из разговоров, звали Аласт и уронил рядом со мной небольшой шевелящийся мешок. Похоже премию в виде рыбы выдали каждому.

Я со вздохом поднялся, подобрал мешок и вопросительно посмотрел на Аласта. Парень усмехнулся, после чего достал мешочек с деньгами и отсчитал десять медных монет. На этот раз усмехнулся я и продолжил держать руку, в которую Аласт ссыпал монеты. Парням, работавшим со мной, выдали по пятнадцать. Улыбка парня стала ещё шире, и он добавил не хватающие пять монет.

Зажав монеты в кулак, я благодарно кивнул и с чувством что меня поимели, двинулся прочь. Выданных монет, судя по моим наблюдениям на местном базаре, хватит на небольшую головку козьего сыра и может быть ещё на пять-шесть лепёшек. Не густо...

Усталой походкой я медленно переставлял ноги по брусчатке. Порт успел практически обезлюдеть. Подёнщики, матросы и прочие местные обитатели спешили разбрестись по домам и кабакам. Мне же торопится было некуда. В голове меланхолично бродили мысли. Основной темой размышлений были две пересекающиеся темы. Как приготовить рыбу и где можно поспать. Не успел я отойти и на пятьдесят метров, как мои пространные размышления прервали два небритых мужика преградивших мне путь. Одета колоритная пара была в тряпьё, подобное тому, что сейчас было одето на мне. Взглянув на них осмысленным взором, удалось вспомнить, что их лица я уже сегодня видел, в толпе подёнщиков.

- Сфаро рен! Канто ина санти ран! - разразился возмущенной речью щербатый тип с клочковатой бородой.

Я с грусть про себя вздохнул. Какого чёрта им от меня надо?

- Ммммм, - промычав в ответ и улыбнувшись пошире, я попытался пройти дальше, но они вновь заступили дорогу.

- Сфаро! Ран ломсу квита! - продолжил разорятся щербатый, строя злобную гримасу.

Уронив мешок с рыбой и поставив рядом другой с пожитками, я убрал улыбку с лица и повёл плечами, разгоняя в уставшем теле кровь. Всё дело движется к драке. Поведение мужиков больше сомнений не вызывало. Бежать было некуда, да и смысла тоже. Завтра я собирался снова прийти работать в порт. Других вариантов, чтобы добыть денег пока не предвиделось, а значит, придётся доказывать представителям местного пролетариата, что я имею право на работу и кусок, который они считают своим.

Криво усмехнувшись, я посмотрел на щербатого и вопросительно поднял бровь. Щербатый ответил мне такой же улыбкой, а через мгновение на голову обрушился сильный удар. Третий участник потасовки, подошёл ко мне незаметно сзади и пустил в ход дубинку. Охнув и пытаясь унять сноп искр устроивших безумную пляску перед глазами, я развернулся к новому участнику и ударил прямым в голову. Мужик уронил дубинку и потерявшись сел на землю.

Закончить дело мне не дали. По голове нанесли новый удар, от которого я упал на землю. Деньги, до этого зажатые в кулаке, покатились по мощеной камнем площади с весёлым звяканьем. Мужик, не участвовавший в драке, кинулся их собирать. Щербатый, не отвлекаясь на мелочи продолжил орудовать дубинкой. Сильные удары, отражавшиеся в теле вспышками боли, обрушивались на спину, плечи и голову, которую я прикрыл руками, не имея никакой возможности подняться. 

Вдруг откуда-то со стороны раздался злобный окрик и удары прекратились. С трудом приподняв голову, я увидел приближающийся наряд стражи. Щербатый помог подняться первому нападавшему, до сих пор сидящему на земле и кинулся вместе с ним прочь. Парень же, собиравший монеты, подхватил мешок с рыбой и попытался схватить второй с вещами, но я вовремя в него вцепился. Плюнув на добычу, которую не смог вырвать, он побежал вслед за своими напарниками.

Не имея ни каких сил подняться, я продолжил лежать, всё так же вцепившись в мешок. Один из подошедших стражников что-то спросил. Я не ответил. Второй, после недолгого ожидания, легонько пнул меня по спине. Издав стон, я с трудом принял сидячее положение, уставившись мутным взглядом перед собой. Один из стражников присел и помахал перед моим лицом ладонью, что-то спросив. Я машинально кивнул в ответ.

Стражники помогли мне подняться и о чём-то разговаривая, пошли дальше. Я же стоял всё в том же месте пытаясь собраться с мыслями. День выдался совершенно неудачным. Посмотрев в сторону, куда убежали Щербатый с компанией и скривившись двинулся к берегу реки. С трудом спустившись по крутому склону, рядом с пирсом, я положил мешок и умылся. Чёрт, прощать такое нельзя, иначе завтра всё повторится по новой.

Сев рядом с тем местом, где умывался, я подтянул к себе мешок. Достав оттуда рубашку, которая была порвана до состояния, когда починке уже не подлежала, кинул её рядом и вынул из-за голенища нож. Парой быстрых движений, отделив рукава от остального тряпья, я вложил один в другой и завязал узлом один из краёв. Нужно прийти в себя и найти этих тварей. У них мои деньги... а главное, моя ЕДА!

Нашарив рядом с собой пару увесистых камней, засунул их в рукав, после чего засыпал внутрь получившегося продолговатого мешка песок. Взвесив в руке будущее орудие труда и обороны, прикидывая тяжесть, удовлетворенно хмыкнул и сделал ещё один узел, фиксируя наполнитель, после чего повязал ещё узлы по всей длине рукояти. Взмахнув импровизированным кистенем, признал его вполне годным и отложив в сторону, лёг, вытянувшись во весь рост на земле.

Голова была ещё мутная, тело болело. Особенно болел шрам от ножа чернобородого, только недавно начавший рубцеваться. Умиротворяюще плескалась вода, накатывавшаяся на берег. Пролежав полчаса, я со вздохом поднялся, отгоняя головную боль мыслью, что голова - это кость и поэтому болеть не может.

Снова умывшись, встряхнулся всем телом. Состояние организма ещё было далеко от нормы, но больше времени у меня нет. Найти нападавших нужно сегодня. Закинув мешок с вещами за спину и сунув нож за голенище, я взмахнул пару раз кистенем, привыкая к оружию и вскарабкался на пирс.

Напавших на меня подёнщиков я нашёл на удивление быстро. Они сидели под самым дальним пирсом, варя в котелке, на небольшом костре, мою рыбу. Вся тройка была весела и смеясь переговаривалась. Сердце забилось быстрее. Меня начало охватывать бешенство. Почему бы и не веселится? Ужин и бабки на халяву. День у них явно выдался лучше моего. Сделав глубокий вдох, я перехватил поудобнее кистень, конец которого был обмотан вокруг правой ладони. "Лишь бы не убить", - промелькнула в сознании мысль. Злобно оскалившись я прыгнул с края пирса, прямо перед костром.

Тройка удивленно уставилась на человека, появившегося перед ними. Не тратя ни секунды, я нанес кистенем удар по голове парню, который собирал монеты. Противник потерял сознание и разлёгся на земле, раскинув руки. Повернувшись к Щербатому, попытался повторить удар, но мужик успел уклониться и удар шара, набитого камнями и песком, пришёлся по ключице. Взвыв от боли, он перекатился подальше, а я, не отвлекаясь на него, повернулся к третьему. Удар пяткой в грудь, пресёк попытку подняться. Подскочив вплотную к стонущему противнику, ударил что было силы ногой в живот. Удар кистенем по голове добавилось ещё одно бессознательное тело возле костра.

Поворачиваясь в ту сторону, где был Щербатый, я успел заметить движение и отскочить, но нож всё равно успел задеть левое плечо. Песок оросила брызнувшая кровь. Противник ощерился и что-то лающе прорычал.

- Кто кого поборет гнида! - оскалился я в ответ теряя последние капли самообладания и развёл руки, предлагая сделать первый ход.

Щербатого не нужно было долго упрашивать. Он сделал шаг вперёд, держа нож перед собой, а я, подцепив носком горстку песка, швырнул его в лицо противнику. Рефлекторно отшатнувшись, Щербатый пропустил удар кистенем по челюсти. Неловко отступив назад, пытаясь не потерять равновесие, он не заметил новый удар, пришедшийся прямо на голову. Упав на землю, щербатый скрючился от боли, что-то подвывая. Подступив ближе, я откинул ногой в сторону, выроненный противником нож и ударил ещё раз кистенем. После чего уронил кистень и сев сверху на Щербатого, начал от души вколачивать его голову в землю кулаками.

Еле взяв себя в руки, я остановился, с трудом успокаивая тяжёлое дыхание. Щербатый находился уже в полубессознательном состоянии. Лицо превратилось в одно сплошное кровавое месиво. Рядом валялись несколько зубов. Склонившись над ним, похлопал по щекам, приводя противника в сознание. Через минуту на меня уставился практически адекватный взгляд. Прижав за горло Щербатого к земле, я оскалился и чеканя каждое слово проговорил, более чем уверенный в том, что хоть слов он не поймет, но общий смысл уловит точно.

- Слушай сюда, тварь, ещё раз встречу вас у себя на дороге, отправлю на корм рыбам. Понял? - Щербатый смотрел на меня ожидая продолжения. Жестко усмехнувшись, я отпустил горло и нанес сильную пощечину. - Понял, спрашиваю? - до мужика, похоже, дошло, что от него требуется какая-то реакция. Испугано издав что-то невразумительное, он кивнул. - Вот и умничка, - проговорил я, похлопав его по щеке. - А теперь спи родной, - с этими словами я нанес сильный удар в левый глаз, от которого Щербатый потерял сознание.

Тяжело дыша, сев рядом с поверженным противником, я устало уставился на текущую чёрную воду. "М-да, насыщенный выдался сегодня день", - пронеслась в сознании отстраненная мысль. Скривившись, я потрогал неглубокую рану на плече, из которой продолжала сочится кровь. Когда же, наконец, оставят мою тушку в покое, и не будут пытаться проделать в ней новые дыры, не предусмотренные природой?

Поборов усталость, я встал и проверил, живы ли первые два мужика, беспокоясь, не прибил ли их насмерть. Оба противника дышали. Облегчённо переведя дух, я обшарил тела всех троих, после чего выпотрошил все вещевые мешки и отобрал добычу.

К моим вещам прибавились две штопаные рубахи и одни штаны, принадлежавшие самому крупному из троицы, так же в мой мешок перекочевали пара плащей, деревянная ложка, и три ножа. Оставлять колюще-режущее этим придуркам не было никакого желания, выбрасывать же душила жаба. Туда же отправилась одна дубинка. Остальные две я выкинул в реку.

Так же нашёл съестные припасы, которым обрадовался, как ребёнок подарку на новый год. Несколько лепёшек, немного солёного мяса, какая-то крупа, небольшой мешочек с солью и пол головки козьего сыра. Оторвав сразу кусок лепешки и засунув его в рот, я подтянул кошельки, снятые с бессознательных тел. Быстрый подсчёт показал, что я обогатился на семьдесят медных монет, а у щербатого нашлась даже одна серебряная.

Весело улыбнувшись, ссыпал деньги в кошельки и закинул их в мешок. Голодная смерть, похоже, отменяется. Завязав тесёмки, я услышал стон, донесшийся от парня, который первым потерял сознание. Встав и подойдя к нему, посмотрел в только что открывшиеся, ещё мутные глаза.

- Выспался?

Парень что-то невразумительно промычал в ответ. Я ласково улыбнулся.

- Спи дальше, - наклонившись, с этими словами, нанес удар, вновь выбивший сознание из тела.

Осмотрев поле боя, я подошёл к костру, на котором стоял чудом не тронутый в этой свалке котелок с ухой и принюхался к содержимому. Обмотав ладонь кистенем, взял котелок за ручку и стараясь не расплескать содержимое, выбрался на площадь.

Через полчаса я уже сидел под одним из свободных дальних пирсов, объевшись ухой и с отличным настроением смотря на луны, взошедшие на ночном небе. В ближайшую неделю я не сдохну. По крайней мере, не от голода точно. На этой оптимистичной мысли веки опустились, и пришёл сон о родном мире.

***

Лампа, стоящая на письменном столе, уютно освещала кабинет. В небольшом камине потрескивали дрова. Старый маг откинулся в глубоком кресле и взял со столика бокал вина. Бумажная работа успела его изрядно измотать.

- Прекрасный букет, - сделав небольшой глоток и довольно сощурившись произнёс Брин.

Сеть совета домов была разгромлена практически полностью в большей части юго-запада континента. Из соседней комнаты донёсся душераздирающий крик. Маг раздраженно поморщился. Им Вирханс был слишком строптив и неразговорчив. "Хотя вкус у него неплох", - подумал Брин осматривая убранство кабинета, в котором он проработал весь день разбираясь с донесениями отрядов.

Отдыхать старому магу пришлось недолго. Через десяток минут в дверь сначала вежливо постучали, а после в кабинет вошёл высокий темноволосый парень с тонкими чертами лица.

- Что-то важное, Марин? - оставив бокал с вином спросил Брин.

- Да учитель, - вежливо кивнул парень, оправляя чёрную мантию, - появились новые сведения. Из Кароссы в Палеро по слухам собираются направить последние разработки совета для усиления гвардии Махти Третьего.

- Псы унюхали запах неприятностей, - задумчиво протянул старый маг, постучав пальцами по столику, - судя по донесениям наши действия стали им известны, вот и решили подсуетится. Хотя не ожидал что решат раскидываться своими разработками. Видимо решили перестраховаться...

Старый маг замолчал и взял бокал вина. Тихо потрескивали дрова в камине. Через небольшое витражное окно было видно, как ветер разогнал обрывки тёмных туч и показались сёстры. Высокий худой ученик не решался прервать размышления мастера.

- Подними все контакты. Мне нужно знать, как они будут доставлять груз, и когда именно, - после недолго молчания произнёс Брин. - Как кстати обстоят наши дела в Палеро?

- Не особо хорошо, - помедлив отрапортовал Марин, - ключевые фигуры под бдительной охраной. Ввести своих людей в малый круг владеющих Палеро пока не удалось. Единственные хорошие новости, - усмехнулся парень, - удалось найти сочувствующих среди дворянства. Но там приходится действовать осторожно, так что сказать что-то наверняка пока не представляется возможным.

- Понятно, - кивнул Брин. - Как там младший Им Лакур?

- Занял место своего внезапно скончавшегося деда в малом круге Сьериса, - улыбнулся Марин, - его жена и дети переправлены в дом Комара, что бы благородный Им Лакур не терял здравомыслия.

- Отлично, - словно в такт своим мыслям кивнул старый маг, - действуй по плану.



В связи с тем что заключён догов с Альфа-книгой на издание, на сайте остаётся не вычитанный ознакомительный фрагмент.

Позже добавлю ссылки где можно будет приобрести книгу в электронном виде, а так же в бумаге.



PS

Пока не уверен когда приступлю к продолжению, но для тех кто хочет отслеживать оставлю url файла. http://samlib.ru/g/gross_s_g/tmenestrel2.shtml


Оценка: 5.95*78  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Рейн "Обряд в снежную ночь"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Избранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаНедостойная. Анна ШнайдерЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКукла Его Высочества. Эвелина ТеньПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаНевеста двух господ. Дарья ВеснаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"