Гросс Сергей: другие произведения.

Корса. Дорогой мести

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.26*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Новый мир. На ночное небо взошли две луны. Средневековье, магия, и острая сталь, поджидающая в грязном переулке. Кровь уже пролилась на брусчатку проклятого города. Договор с богиней заключён и условия нужно выполнять. На кону возвращение в родной мир. Теперь его имя - Макс Им Сверо. Бродячий менестрель обрётший новый дом. Неофит Дома Смерти. Неизвестная дичь, на которую ведут охоту сильнейшие маги мира. Жрец культа коварной Каи. Он должен выжить. Он должен вернуться домой.


Глава 1

Дела житейские

Максим

Тихо лилась мелодия. Квартет спрятавшийся в дальней слабо освещённой нише наигрывал ненавязчивый весёлый мотив, то и дело заглушаемый гомоном, царившим в зале. Вокруг витали аппетитные запахи, дразнящие обоняние. Одна из лучших таверн среднего города "белый лебедь" сегодня была забита битком. Отодвинув опустевшую тарелку, я наполнил медный кубок лёгким розовым вином и откинулся на спинку кресла.

Ожидание длилось уже около часа. Аласт запаздывал. Глава местного гарнизона барон Листан Ди Ванто, ради которого я и торчал уже битый час в этом крайне недешёвом заведении, так же не торопился уделить мне время. Накатывала откровенная скука.

Поёрзав спиной о спинку кресла удалось немного снять лёгкий приступ зуда. Очередной кусок татуировки нанесённый Парном доставлял неудобства. С момента нашей с ним встречи прошло уже три месяца, и за это время получилось покрыть магическими письменами только обе руки, грудь и вот теперь спина. А впереди ждал ещё не один сеанс этого крайне садистского действа. Результат же будет только после полного завершения процесса. А пока идея усиления энергетического каркаса лишь тянула из меня золото и приносила одни неудобства.

Поправив рукав на левой руке из-под которого выглядывали уже начавшие бледнеть красные линии, я вновь взял кубок и сделав глоток прикрыл глаза пытаясь абстрагироваться от гудящего зала и прислушался к весёлому мотиву. Звук струнных инструментов сплетался с флейтой.

- Уснул? - раздался рядом весёлый голос.

- Поспишь тут, - ворчливо ответил я и открыв глаза посмотрел на улыбавшегося во все тридцать два зуба Аласта. - Как прошло?

Лицо Аласта сочилось самодовольством. Подозвав разносчицу, он попросил ещё один кубок и вновь обернулся ко мне.

- Отлично! - усмехнулся он. - Ушла вся партия! При том удалось выручить даже больше, чем планировали, - на дне его глаз блестели азартные хитрые огоньки.

Не дожидаясь разносчицы, Аласт взял мой кубок и осушил до дна. Довольно крякнув он с интересом повертел головой осматривая зал. Я забрал кубок обратно и вновь наполнил вином. Идея с самогонным аппаратом похоже оказалась крайне удачной.

Опробовав продукт, вышедший из первой версии аппарата, Доран и Харан наконец признали, что и от менестрелей тоже может быть польза и предложили наладить производство. Что в скором времени и было сделано. К немалому удивлению новоявленных партнёров по нелёгкому бизнесу я поставил полный запрет на продажу сырого продукта. Заниматься полноценным массовым производством ширпотреба не было ни времени, ни желания, а значит нужно было делать упор на цену. А для этого чистый самогон категорически не годился. И вот спустя два месяца работы ушла первая партия крепких ликёров, разлитая в тяжёлые тёмно-зелёные бутылки. На каждой была этикетка с схематичным изображением дуба с ветвистыми корнями, вокруг которого тянулась надпись на русском и английском - "Ищу землян".

В подвале под таверной "старый наёмник" уже стояли обожжённые винные бочки, заполненные виноградным дистиллятом, ждавшие своего часа. Но я всей душой надеялся, что вскрывать их всё же будут уже без меня.

- Достал то что требовалось? - оторвавшись от размышлений задал я вопрос.

- Агам, - кивнул Аласт и двинул ногой под столом ко мне мешок. - Ты ещё должен мне остался.

- Вычтешь со следующей партии.

Аласт молча кивнул. Я же приподнял мешок прикидывая сколько в нём веса. Должно быть килограмм десять. Несколько килограмм "снега Синь-и", остальное прибор. Зачесав пятернёй волосы назад обречённо вздохнул и подтянул к себе кубок. Будет тяжело и неудобно.

Сделав глоток вина, я посмотрел в сторону и поймал на себе взгляд солдата, сидевшего в кругу трёх своих друзей. Парни служили в гарнизоне за городом. Парис, так звали солдата, подмигнул. Я легонько кивнул в ответ.

- Смотри, - сказал я Аласту усмехнувшись.

- На что? - откликнулся друг, завертев головой.

- Да не мельтеши ты! Жди, - оборвал его я.

Аласт замолк и проследив направление моего взгляда стал ждать. Парис подозвал разносчицу и что-то спросил. Расстояние не позволяло расслышать разговора.

- Как у вас нет?! - на весь зал спросил он.

Сидевшие за окружающими столами гости заведения затихли. Встав с возмущённым видом, Парис швырнул на стол несколько монет и прибавил громкости:

- Пойдёмте друзья! - обратился он к своим сослуживцам. - В этом хлеву нет крепких вин Им Сверо! И они себя ещё смеют считать одним из лучших заведений Таворы!

Разносчица стояла с видом крайнего недоумения. Наверно на её памяти из-за подобных причин гости ещё не уходили. Слышавшие перепалку гости заинтересованно проводили взглядами спины товарищей, после чего вернулись обратно к еде тихо переговариваясь.

- Что это было? - Аласт бросил на меня подозрительный взгляд.

- Реклама, - ответил я с улыбкой.

Не бог какая весть, но всё-таки реклама. Хотя не думаю, что и такая здесь часто встречается. Продукт готов к продаже, а значит нужно было создавать ажиотаж. Парни сегодня гуляли за мой счёт. Впереди у них ещё длинный вечер и не один кабак в этом провинциальном Карроском городе который увидит такую же сцену.

Познакомился я с ними где-то недели две назад, пытаясь устроить себе встречу с главой гарнизона базировавшегося за городом. Парис был десятником отряда, служившего там. После долгой ночи и нескольких бочонков эля нам удалось найти взаимопонимание. Итогом той ночи стал сегодняшний вечер и великодушное согласие Ди Ванто выслушать никому неизвестного меня.

К нашему столу вернулась разносчица нёсшая кубок и ещё один кувшин вина. Аласт разлил напиток по кубкам и отсалютовав мне расслабленно развалился в кресле прислушиваясь к музыке. Говорить было не о чем, да и незачем. Время от времени лениво перешучиваясь мы потягивали вино и рассматривали гостей заведения. Но идиллия продлилась не долго. К столику подошёл черноволосый худой как жердь слуга, облачённый в серую ливрею.

- Ньер Им Сверо? - дождавшись от меня кивка он продолжил. - Ньер Ди Ванто просит вас пройти к нему.

- Я скоро, - кинул я вставая Аласту и прихватив небольшую сумку двинулся за слугой.

Ньер Ди Ванто изволил ужинать в отдельном кабинете. Высокий, крепко сложенный тридцатилетний шатен с обветренным лицом с интересом впился в меня цепким взглядом. Слуга исчез, тихо притворив за собой дверь.

- Прошу, - Листан указал мне на кресло, напротив. - Вина?

- Благодарю, но не стоит, - отказался я присаживаясь.

- Тогда перейдём к делу, - усмехнулся Листан. - Мне объяснили зачем вы хотели встретиться и, если честно, я крайне заинтригован.

- Я благодарен за проявленный интерес, - склонил я голову и достав из сумки тубус вытряхнул на стол пачку листов с чертежами и расчётами. - Это поможет сократить время на отдых при переходах, разгрузить воинов, а также уменьшить количество неприятностей, связанных с испорченными продуктами.

Ньер Ди Ванто взял листы и без лишних расспросов с интересом погрузился в чтение. Я же откинулся в кресле и стал лениво изучать глазами убранство кабинета.

Полевая кухня не то чтобы верх технологического прогресса, но в этом мире насколько мне удалось узнать пока ещё не применялась. А это значило, что во время переходов приходилось делать крайне долгие остановки на отдых. Сборка дров, готовка и так далее. Воинам приходилось тащить на себе как минимум дневной запас провианта. Так же децентрализованное питание войска несло ряд других неприятных явлений - начиная от широкого варьирования качества еды, заканчивая пищевыми отравлениями вызванными залежавшимися продуктами.

Если идея будет одобрена, то в моих карманах появится золото. Хотя вряд ли оно надолго задержится. За последние месяцы уже не раз пришлось влезать в долги. Книги, информация, услуги Парана, зелья и многое другое заставляли исчезать полновесные цехины просто с неприличной скоростью. Хотя золото в данном случае было не главным. Нужны были связи с кем-то влиятельным в этом городе. В идеале и в королевстве в целом.

- Когда вы сможете предоставить экземпляр для испытаний? - спросил Листан посмотрев на меня поверх бумаг.

- Он будет закончен к концу этой десятины, - ответил я.

Ди Ванто кивнул, после чего начал подробно допрашивать меня по интересующим его моментам.

Аварис

"Снова этот проклятый маяк Древних... В какой уже раз за эти месяцы? Снова этот лес. Бурые следы крови на сером камне скоро начнут мне сниться. Да почему скоро. Уже снятся, - Аварис ногтем большого пальца подцепил пробку на небольшой склянке и отправил её щелчком в полёт. Описав дугу, пробка упала в траву. - Месяцы. Месяцы скрупулёзной работы. А информации больше не стало. Слепки энергий, обрывки ментальных отпечатков. Даже примитивные и самые базовые сведения вроде фенотипа объекта пришлось вычислять неделями, и то в связи с крайне обрывочной информацией они получились крайне ненадёжными."

Кроваво-красная жидкость полилась из склянки в одну из трубок, обвивающих пустотелый шар, стоящий на треноге перед маяком. Жидкость проделала замысловатый путь и достигнув входа в шар, начала по капле падать в уже находящеюся на дне смесь зелий принявшую грязно-бурый цвет. Пошла реакция: над гладью начал появляться белый туман, пару раз поднялись и лопнули маслянистые пузыри. Спустя минуту сгустившийся туман поднялся вверх и заскользил по одной из выходивших из шара трубок. Внутри трубки были расположены кристаллы, при соприкосновении с туманом окрашивавшиеся в разные цвета.

На виске Авариса запульсировала вена. Он медленно дышал, отсчитывая удары сердца. Рука нырнула в сумку и достала новый флакон с зельем. Очередность зелий и время их добавлений необходимо было соблюдать неукоснительно. Щелчок, и новая пробка приземлилась невдалеке от прошлой. Аварис замер, дожидаясь необходимого момента. Справа заскрипело перо, скользящее по пергаменту.

"Если этот выкидыш ехидны что-нибудь пропустит, то я его отправлю к Вулно по частям", - нервно подумал Аварис скосив взгляд на навязанного главой Таворского филиала Дома Смерти помощника.

Как удалось Вулно договориться с мастером Аданом о помощи в поиске занесённой сущности Аварис не мог даже представить. Но факт оставался фактом: Дион, навязанный некрофилами помощник, стоял по правую руку от Авариса и тщательно конспектировал все полученные результаты. Хотя кое-какие соображения у него были по этому поводу. Вернувшийся от мастера Адана Лакуст сообщил что перед отъездом кто-то порылся в его вещах. Можно было даже не сомневаться, что рылись в поисках письма отправленного в столицу мастеру. И что-то подсказывало Аварису, что письмо нашли и о содержимом доложили Вулно. Порция нового зелья заскользила по стеклянной трубке.

Сделав шаг назад от прибора Аварис устало потянулся и встряхнувшись поплотнее укутался в плащ. Наступил уже поздний вечер и ощутимо похолодало. Ледяной ветерок так и норовил добраться до тела находя путь сквозь слои ткани. Мотнув головой Диону, Аварис двинулся к костру, вокруг которого сидели воины, сопровождавшие магов.

- Командир, зима приближается, - хмуро сказал Лакуст оторвавшись от помешивания варева в котелке, - долго мы ещё будем по лесам лазить?

- Сколько необходимо, столько и будем, - устало рыкнул Аварис.

Лакуст лишь скептически хмыкнул и вернулся к вареву. Остальной десяток дремал, либо лениво переговаривался то и дело бросая голодные взгляды на готовящийся ужин. Огонь костра разгонял сгущающуюся темноту. Один из воинов тихо наигрывал незамысловатую мелодию на тростниковой флейте.

Аварис задумчиво повертел в руках трубку, отсоединённую от прибора, с кристаллами внутри. На кристаллах хранилась вся собранная информация. Обернув трубку в несколько слоёв ткани, он положил её в жёсткий кожаный тубус. Севший рядом Дион зябко протянул руки к огню.

По всему выходило что сущность... человек. Человек оказался возле маяка, после чего блуждал какое-то время по лесу. Следы терялись на юго-восточном тракте, что пролегал мимо Таворы. Да и какие следы. Так, намёки на следы. Возможно человек прошёл дальше по тракту, возможно зашёл в Тавору, а может и утопился в Таво. Точнее сказать, спустя месяцы вычислений, сбора следов и прослушивания астрала, было невозможно. Если занесённая сущность и выжила, то скорее всего она уже далеко.

- Утром мы выходим обратно в Тавору, - произнёс Аварис хмуро смотря перед собой. - Новых данных собрано много, так что месяц вы точно сможете пить пиво по тёплым тавернам, да шлюх мять, а дальше посмотрим.

Лакуст облегчённо усмехнулся и бросил в варево пригоршню порванной на мелкие куски зелени. Воины приободрились и начали доставать тарелки. Всех уже изрядно достало бродить месяцами по лесам выискивая непонятно что, а делать это осенью, под постоянными дождями и холодным ветром желающих было немного.

Впереди ждали пиво, шлюхи и гостеприимные постоялые дворы Таворы.

Максим

Тёмные облака неслись по небу словно испуганное стадо пушистых овец, закрывая собой звёзды и два тусклых серпа сестёр. Ночь была темна и непроглядна. Узкую улочку освещали редкие фонари, разбрасывавшие вокруг себя пятна дрожащего света. Я втянул носом свежий прохладный воздух. В свои права вступала осень. Надвинув капюшон поглубже, резко свернул в проулок гостеприимно распахнувший свои тёмные объятия. Лучшего места для подъема мне вряд ли удасться найти.

Подойдя к стене, поправил кинжал, притороченный за спиной на ремне и подвинул поудобнее увесистую сумку, переброшенную через плечо. Подняв голову вверх, я глубоко вдохнул. Район был довольно неплохой, и несмотря на позднюю ночь здесь ещё можно было встретить редких прохожих и наряды стражи. Медленно выпустив воздух через нос, упёрся носком сапога в щель между крупными валунами из которых была сделана стена и нащупал опору для рук.

Этот дом был удобен тем что одна из его стен являлась крайне невысокой, а в сочетании с довольно крупными щелями и выбоинами была практически идеальной лестницей. По крайней мере за неимением лучшего можно считать её таковой. Медленно и аккуратно переставляя ноги всё норовившие соскользнуть с ненадёжных уступов я подбирался к заветной балке, с помощью которой можно было попасть на крышу. Кажется, это был дом какого-то ремесленника.

Эта часть являлась пристройкой к двухэтажному аккуратному домику, на который под сильным углом и переходила крыша. Добравшись до конца стены, судорожно выдохнул. Пальцы дрожали от напряжения и адреналина. На мгновение замерев, оттолкнулся от стены и повис двумя руками на небольшой балке. Дальше мелочь, нужно подтянуться и забраться на черепицу.

Пропыхтев почти три минуты с трудом забрался. Руки замерзли и покрылись парой неприятных ссадин, в большом пальце левой ладони засела заноза. Распластавшись на краю, я тихо выругался и пополз выше, дабы не навернуться с неё обратно во тьму переулка. От неаккуратного движения ступни одна из керамических чешуек сорвалась и отправилась в полёт.

Прижавшись к крыше всем телом я напряжённо замер. Кусок покрытия казалось с оглушающей громкостью упал на брусчатку разлетевшись вдребезги. Паршивый из меня ниндзя. Нервно задергался уголок правого глаза. Если меня поймают ползающего посреди ночи по крышам, то ничем хорошим это не закончится. Для меня уж точно.

Облегчённо выдохнув и для верности ещё пару мгновений прислушавшись к окружающим звукам, чуть не шевеля ушами, я пополз вверх по крутому скату, на второй этаж. Узкие улочки города защищали от ветра, но здесь на возвышенности он так и норовил прорваться сквозь ткань тонкой куртки. Поежившись, я приподнялся на руках и оглянулся. Город тонул в темноте ночи, лишь небольшими светлячками были разбросаны фонари и редкие освещённые окна домов полуночников. Впереди крыша заканчивалась обрывом. Точнее ещё одним переулком. Хотя, как и большинство переулков в этом городе, он был всего метра полтора в ширину, но тем нее менее предстояло прыгать. Что при учёте черепичного покрытия крыш радовало крайне слабо.

Подобравшись к краю оглянулся на улицы в поисках прохожих, но никого не обнаружив снова уперся взглядом в крышу, напротив. Всего полтора метра. Поднялся. Вдох, выдох, вдох. Главное, чтобы она выдержала мой вес. Будет крайне конфузно свалиться на голову спящим хозяевам. Всплеск адреналина. Сердце забилось быстрее. Сделав два коротких шага я с силой оттолкнулся от края крыши и отправился в полёт.

Черепица противно скрипнула под носками сапог. Дрожащие пальцы вцепились в первые попавшие выступы. Тяжёлая сумка больно ударила по заду. Выдохнув с тихим матом, я вновь прислушался к окружающему миру. Где-то неподалёку раздался крик ночной птицы, гулко разнёсшийся по округе. Ни разговоров, ни шагов. Отлично. Подняв голову, я уцепился взглядом за шпиль венчающий крышу храма Каи. До него нужно было проползи ещё домов пять, прилегающих к друг к другу.

Сумка неудобно болталась и то и дело больно билась о бедро. Пыхтя и пригибаясь к самой черепице стараясь ступать мягким шагом, я двигался в направлении намеченной цели.

- ... он весь вечер выигрывал! Я и Оран в одном исподнем уже сидим, а он всё зубы скалит! - послышался возмущённый голос.

Беззвучно выругавшись на полуночников, я аккуратно выглянул из-за края крыши. По брусчатке расслаблено топала тройка стражников. Один из них постоянно жестикулировал и с упоением рассказывал о своих недавних похождениях.

Прижавшись всем телом к черепице пришлось ждать пока голоса удалятся.

Колени ощутимо потряхивало. Пролёт между домами был больше двух метров. Ближайшая часть крыши храма была практически плоской с невысокими бортами. Видимо это было сделано специально, чтобы направить дождевую воду в нужное русло. Стража давно прошла. На улице было темно и тихо. Я сделал глубокий вдох и шагнул назад. Пологий скат крыши давал простор для небольшого разбега.

Жаль нельзя подняться с улицы или закинуть верёвку. Прыгать очень не хотелось. Резкий рывок и ругаясь матом сквозь зубы я прыгнул.

- ...ть, - вышибло воздух из лёгких.

Я с размаху впечатался в край борта животом. Тяжёлая сумка больно ударила по заднице. Живот разрывало от боли. Руки нервно шарили по черепице пытаясь хоть за что-нибудь ухватиться. Тело, бестолково дергая ногами, медленно сползало назад. Воздух отказывался возвращаться в лёгкие. 

На мгновение прикрыв глаза, я задавил панику и наконец упёрся локтями в борт. Сделав вдох и немного переведя дыхание, с трудом подтягиваясь перекинул своё тело на крышу и облегчённо выдохнул. Получилось.

Нервная дрожь отступала. Не сломал шею, и это радует. Встав на карачки, я поправил сумку и затравленно оглядываясь пополз к коньку крыши, там, где виднелась каминная труба.

Добравшись до места назначения, я сел, привалившись спиной к кирпичной кладке и запустил руку в сумку. На свет показалась длинная толстая верёвка с предусмотрительно завязанными по всей длине узлами и петлей на одном из концов. Закрепив петлю на трубе, я пару раз дернул для верности и потом сбросил верёвку за край крыши. Там меня ждала остеклённая, практически плоская крыша малого зала для жертвоприношений.

В ячейки, образованные балками были вставлены рамы, заполненные разноцветными стёклами в виде замысловатого узора. Спустившись, я медленно перенёс вес на толстую балку стараясь не угодить ногами в стёкла.

Осмотревшись и решив, что лучшего места я не найду, запустил руки в сумку и извлёк наружу магический прибор из стекла и меди размером почти с футбольный мяч. Уловитель магических потоков. Оставлять его беспризорным на крыши откровенно душила жаба, так как стоил он крайне немало, но других вариантов не было.

Аккуратно поставив замысловатый прибор возле стены, я придирчиво осмотрелся и тряхнув головой, помогая себе руками поймать баланс двинулся по балке. Нужно было расставить датчики. У них было какое-то хитрое название, но для себя я их обозвал именно так.

Спустя полчаса работа была закончена. Аккуратно балансируя я вернулся назад к прибору. Присев, положил ладонь на небольшую серебряную пластину на вершине.

- Главное: не упади в обморок. Не упади, - пересохшими губами хрипловато прошептал я и закрыл глаза.

Медитации, занятия в храме и с Парном, помогали понять процессы и хоть как-то научиться управлять магическим потоками, но была огромная проблема, даже две. Подсоединение организма к неизвестному источнику энергии - раз. Слабый энергетический каркас тела - два. Как итог, при любой попытки оперировать магическим потокам - в шести случаях из десяти обморок. Жуткая головная боль - в десяти случаях из десяти.

По руке от сердца разлилось тепло и устремилось в ладонь, а после пошло в серебряную пластину на приборе. В глазах потемнело. Голова налилась свинцом, и начала накатывать пульсирующая боль. Пошатнувшись я неловко уперся левой рукой о стену. Шершавый, словно наждак, камень ободрал кожу ладони. На балку обильным потоком брызнули красные капли, растекаясь безобразными кляксами.

- Повезло, - с трудом выдавил я и прижал кусок ткани, заменявший платок, к носу.

Прибор был запущен. Без подзарядки он сможет функционировать примерно неделю. Больше, в принципе и не надо. Недели должно хватить.

Придя в себя, я вытер кровь с балки и полез назад. Нужно было искать место для спуска. Хватит с меня на сегодня прыжков через крыши. 

Небо приобрело грязно-серый цвет. В свои права вступал рассвет. Ночные тени отступали. Морально и физически измотанный я на автомате брёл по узким улочкам Таворы домой. "Домой", - от этой мысли я усмехнулся. Таверна "старый наёмник", а в особенности сарай на заднем дворе и правда успели стать для меня домом.

Подойдя к калитке, я толкнул её плечом и ввалился на задний двор таверны. С громким ударом дверь захлопнулась за спиной. Сонный двор тонувший в предрассветном сумраке словно и не заметил. Эта ночь меня измотала. Неизвестно что получится из этой небольшой авантюры, но как говорится: надежды юношей питают. Несколько довольно сильных ссадин отдавались пульсирующей назойливой болью. Дверь сарая уже маячила совсем рядом. Открыть, скинуть всю одежду и спать.

- И куда же ты ходил ночью? - раздался за спиной до боли знакомы голос.

- Дышал свежим воздухом перед сном, - ответил я устало, оборачиваясь.

Зелёные глаза весело искрились. Чётко очерченные губы изогнулись в весёлой усмешке. Мараграс зябко куталась в тонкую куртку, прижимая к груди небольшой мешок. Каштановые волосы покрывала серая шерстяная шапка. Зима приближается.

- А ты куда в такую рань? - изогнув бровь спросил я.

- Сегодня день памяти, - ответила она.

Я растерянно промолчал. Название "день памяти" мне ни о чём не говорило. Девушка быстро поняла причину моей растерянности.

- Я забываю, что ты не знаешь наших традиций, - улыбнувшись произнесла она. - Сегодня проводят обряд в память об умерших. Пошли, сам посмотришь.

Бросив задумчивый взгляд на серое небо и устало поведя плечами, я кивнул и пошёл за девушкой.

Мы шли в полном молчании плутая по узким улочкам, продвигаясь в сторону порта. Изредка нам на встречу попадались спешащие по своим делам люди. Они не обращали на нас внимания, лишь кутались сильнее стремясь спрятаться от порывов ледяного ветра, стремившегося добраться до обнаженной кожи. Довольно быстро мы оказались в районе пирсов. Девушка на мгновение замялась.

- Нам нужно спуститься к реке, - пояснила она.

- Пошли, - мотнул я головой и уверенно направился в сторону дальнего пирса.

Если что я и знал хорошо в этом городе, так это порт. Быстро пройдя мимо снующих, словно сонные мухи, рабочих я подошёл к краю небольшого обрыва и спрыгнул вниз. Пара небольших камней весело покатились в воду. Подняв взгляд, я протянул Марграс руку. Её прохладная кисть легла в мою ладонь. Через минуты мы уже стояли под пирсом.

Лучи утреннего солнца с трудом пробивались сквозь щели между досками. Под ногами скрипел песок, перемешанный с крупной галькой. Вокруг витал неприятный запах тины и тухлой рыбы. Я окинул своё старое прибежище взглядом и нервно передернул плечами наткнувшись на тёмные пятна давно уже засохшей крови. Старый...

- Откуда ты знаешь это место? - спросила Мараграс отвлекая меня от воспоминаний.

Машинально поправив носком камень, вывалившийся из давно уже не горевшего кострища я безразлично пожал плечами и ответил:

- Я жил здесь первое время, когда только попал в город.

Девушка окинула пространство более внимательным взглядом, немного задержавшись на тёмных пятнах, но надо отдать должное, не стала задавать вопросов.

- Пошли, - сказала она, дёрнув меня за рукав.

Мы подошли к самой кромке воды. Мараграс положила мешок на землю и развязав его, достала пышный венок, свитый из белых и бледно-жёлтых цветов. В центре венка на переплетённых стеблях тонкой лозы была установлена деревянная плошка, в которой стояла короткая толстая свечка. Положив рядом небольшой комок трута, она разожгла его ловко выбив искру огнивом, после чего аккуратно подцепив за край поднесла его к фитилю свечи.

Я поднял взгляд на реку. По тёмной водной глади мимо нас медленно проплывала пара похожих венков с горящими свечами.

- В этот день мы вспоминаем мёртвых, - сказала Мараграс бросив горящий трут в воду. - Друзей, родных, любимых ушедших от нас.

Она опустила венок в воду и лёгким движением тонких пальцев оттолкнула его от берега. Медленное течение реки лениво подхватило его и потянуло в след за проплывшими венками. Мы молча следили за тем как он отдаляется.

- На сбыло пятеро. Отец, мать, младшая сестра - Олис, я и старший брат - Гвер, - тихим голосом заговорила Мараграс словно ни к кому не обращаясь. Её взгляд был устремлён на уплывавший венок. - Четыре года назад на юге долины, принадлежащей моей семье нашли серебряный рудник. Это было довольно неожиданно. На юге же мы граничили с родом Ди"Мора. Старый и влиятельный род, славный не самыми благородными поступками. Через несколько месяцев пришло письмо от главы рода. Он хотел сватать за меня своего сына - Тарана.

Девушка замолчала. Я тоже молчал. Вопросы казались неуместными и лишними. Ей похоже просто надо было выговориться. Новый порыв ледяного ветра словно вырвал девушку из её воспоминаний.

- В приданное он хотел получить приграничный кусок земли, на которой находился рудник. Отец отказал, - на лице Мары появлялась кривая усмешка. - Ещё через пару месяцев, на одном приёме Таран вызвал моего отца на дуэль. Гвер отговаривал отца, предлагал сразиться вместо него, но отец не послушал, - немного помолчав Мараграс продолжила. - В ту ночь умер мой отец. Главой нашего рода стал Гвер. А вскоре пришло новое письмо от Ди"Мора со старым предложением. Брат ответил отказом, в крайне грубой форме. Он всегда был вспыльчивым.

По речной глади уже плыл с десяток венков. Люди просыпались и шли к реке, почтить память усопших. Солнце окончательно разогнало предрассветный сумрак. На бледном лице девушки играли желваки. Взгляд был устремлён вдаль.

- Я проснулась от звуков боя. Разбойники уже ворвались в крепость, - она горько усмехнулась. - Ди"Мора всем потом сказали, что это были разбойники, но это были их люди.

Она вновь замолчала, переживая прошлые события заново. До нас стали доноситься голоса рабочих. Рыбацкие лодки спешили пристать к берегу, дабы разгрузить свой улов.

- Когда я вышла из комнаты, мать и сестра уже были мертвы. Брат силком швырнул меня в тайный ход, а сам отправился продолжать бой. Как я узнала он умер быстро, пронзённый пикой в сердце. Идти к королю и или ещё к кому-то смысла не было, и я бежала к дяде в Кароссу.

Мы простояли в молчании несколько минут. Я приобнял Мараграс. Девушка вздрогнула.

- Пошли, - тихо сказал я и нежно потянул её прочь от реки.

- Друх, - сильный удар сотряс дверь.

Я резко сел на кровати. Рука нырнула под подушку. Ладонь обхватила шероховатую рукоять кинжала. Клинок легко выскользнул из ножен. На обнаженной стали заиграли солнечные лучи пробивавшиеся сквозь мутные стекла узких окон. Щурясь я растерянно оглядывал свой сарай силясь понять, что происходит. Ещё не до конца проснувшийся мозг соображал медленно и со скрипом.

- Друх, - раздался очередной удар.

- Кого принесло?! - раздражённо прорычал я в ответ и кинул кинжал на подушку.

- Хватит дрыхнуть, день на дворе! - раздался до отвращения бодрый и весёлый голос Дорана.

- У кого день, а у кого и самое время для сна, - проворчал я.

Сев на кровати поморщившись потёр огромный синяк на животе. "Надо учиться прыгать по крышам аккуратнее, - пронеслось в голове, - а лучше совсем не прыгать."

Встав с кровати потянулся всем телом до хруста, нашарил на столе флягу с обезболивающим и сделал большой глоток. Уже привычный утренний ритуал. Несмотря на договор с Алаисой, боли так и не прошли, хотя и стали мене интенсивными. Главный жрец на мои жалобы говорил, что нужно молиться Кае усерднее при принесении жертв. Я в ответ лишь тихо бурчал, о том где я это Каю-Алаису видел.

Взяв небольшое полотенце и кусок мыла, завернутого в обрывок кожи, отодвинул щеколду и пинком открыл дверь. Яркое солнце больно резануло по глазам. Подслеповато щурясь я оглядел двор.

- Корса, доброе утро! - раздался ещё один бодрый голос.

- Утро добрым не бывает, - хмуро откликнулся я пробегавшему мимо Сафару.

Парень уже как месяц перекачивал с доков в таверну и теперь помогал в перегонке браги на дистиллят. С мрачным выражением кивнув Дорану я подошёл к бочке с водой и принялся совершать свой утренний туалет. Холодная вода мигом прогнала последние остатки сна.

- Где ходил ночью? - спросил хозяин "наёмника".

- Гулял перед сном, - ответил я, вытирая лицо полотенцем.

- А это откуда, - Доран резко подошёл и хлопнул меня по синяку.

Охнув от боли, я опёрся руками о края бочки пытаясь восстановить дыхание. Даже обезболивающее из местных весёлых грибов не смогло притупить боль.

- Упал, - сипло выдавил я отдышавшись.

- Ну-ну, - скептически произнёс Доран, - в любом случае ты сегодня не боец.

- Тренировка откладывается? - с надеждой спросил я, подбирая упавшее полотенце.

- Даже не думай, - злобно усмехнулся он в ответ, - одевайся. Сегодня начнём отрабатывать кое-что новое, раз уж ты не в состоянии биться.

Через пять минут я уже стоял одетый, и зябко кутаясь в тонкую куртку скептически смотрел на хозяина "старого наёмника". Доран же увлечённо крутил вокруг себя двухметровое чудовище выписывая острой сталью замысловатые геометрические фигуры. Резко прервав свой смертельно опасный танец, он упёр древко в землю и обратился ко мне:

- Сегодня будешь отрабатывать основные удары алебардой.

При этих словах он кивнул на толстое вкопанное неподалеку бревно.

- А можно для начала вопрос? - дождавшись поощрительного кивка я продолжил. - А на хрена?

Доран не стал снисходить да ответа, а просто вздёрнул правую бровь, ожидая какие ещё глупые вопросы я задам.

- Для уличного боя в ночном переулке мне это вряд ли понадобится, по крайней мере я точно не собираюсь за собой таскать такую громадину, - попытался я достучаться до разума старого наёмника увлёкшегося обучением неофита. - Или ты решил пойти в завоевательный поход на таверну Сронса, а меня решил выдвинуть в первом ряду?

- Я тебя понял, - обнадеживающе начал Доран, - но давай поставлю вопрос по-другому. Алебарда и бревно или деревянные мечи и я? - закончил он с недоброй усмешкой.

Я хмуро зыркнул сначала на него потом на бревно. Почесав сквозь куртку синяк на животе пришёл к выводу что глупо отказываться от такого щедрого предложения. Через пять минут я уже стоял перед бревном проинструктированный о трёх базовых ударах.

- Делай раз! - прорычал Доран.

Копейный наконечник ударил в бревно.

- Делай два!

В древесную плоть вгрызся топор.

Пестик размолол в ступе последние крупные куски древесного угля. Я вытер каплю пота собиравшуюся сорваться с кончика носа и подтянул мерный стакан. Стол был уставлен весами, листами с расчётами и чертежами, а также кульками с реагентами. Отмерив нужное количество, я высыпал угольный порошок на лист бумаги.

Вместе с уловителем Аласту удалось добыть по моей просьбе снег Синь-И, а если по-простому - селитру. Вспомнить состав бездымного пороха так и не удалось, так что теперь мне оставалось только экспериментировать с дымным. Точные пропорции смеси в памяти сохранились крайне размыто, так что недолго думая решил сделать несколько вариантов. Отмерив объём серы и селитры, я высыпал их к угольному порошку и тщательно перемешал щепкой. Третий вариант был готов.

Больших иллюзий по поводу своих растущих не из правильного места рук я не строил, но была надежда что кремнёвый пистолет всё-таки осилить удасться. На вундервафлю в окружающем магическом мире он явно не потянет, но неприятный сюрприз даже средней руки магу доставить должен. Ну хотя бы грабителю в тёмном переулке точно. После случая с Кривым ввязываться в поножовщину категорически не хотелось. Мне моя тушка ценна как память о счастливом детстве и портить её не имею не малейшего желания. Так что чем меньше будет плотного боевого контакта с противником, тем лучше.

Кожаные кульки с порохом и листы с пометками и чертежами отправились в заплечный мешок. Взяв с кровати тарелку с недоеденной густой чечевичной похлебкой, я вычистил её ложкой до дна и запил глотком травяного отвара. Время уже перевалило за полдень, нужно было торопиться. Взяв мешок, аккуратно лавируя между хаотично разбросанными стопками книг я отправился прочь из сарая. Возле задних ворот из двора меня уже ждал Талин держащий под уздцы видавшего лучшие времена коня.

- Спасибо, - поблагодарил я парнишку принимая уздцы.

- Будешь должен, - усмехнулся наглец и побежал на кухню оставив меня наедине с конём.

Конь мотнул мордой и уставился мне в глаза взглядом полным вселенской печали.

- Терпи, Буцефал, мне это тоже удовольствия не доставит, - грустно хмыкнув сказал я коню и неуклюже забрался в седло.

Конь под моей тяжестью слегка пошатнулся и покорно двинулся на улицу. Буцефалу я не соврал, отбивать задницу в седле не доставляло ни малейшего удовольствия. Мерно покачиваясь под перестук подкованных копыт по брусчатке, я направлял коня в нужном направлении. Мышцы ещё гудели после утренней тренировки с алебардой. Солнце затянуло низколетящими перистыми облаками. Нервировавший до этого холодный ветер приятно бодрил.

Поправив серую вязанную шапку, я дернул поводья и направил коня по улице, ведущей к северным воротам. Чем ближе было время к зиме, тем всё менее оживлённым становился город. Если в разгаре лета одна из центральных улиц была заполнена людьми въезжающими или покидающими Тавору, то сейчас это когда-то полноводная река напоминала жалкий ручей.

Добравшись до ворот, я кивнул знакомому стражнику и беспрепятственно выехал за город. По бокам от утоптанного тракта раскинулись небольшие улочки пригорода. Скромные дома с большими огородами обнесённые жидкими заборчиками. Изредка в поле зрения попадали стайки детей, увлечённых играми. На обочинах щипали траву выводки кур и гусей под пристальным присмотром стариков. Доехав почти до конца пригорода, я остановил коня и окинул взглядом вид. По правую руку раскинулись холмы. По левую была полноводная Таво по глади которой сновали редкие рыбацкие лодки. А между рекой и трактом пролегал густой лес.

Больше четырёх месяцев назад я вышел к Таворе именно отсюда. Бросив взгляд на огород, подходящий почти к самому лесу я весело усмехнулся и направил коня к дальнему дому. Роман когда-то служил под началом Дорана, но получив ранение решил, что с него хватит разгульной жизни наёмника и решил осесть в пригороде Таворы. Теперь прихрамывающий на правую ногу пёс войны был уважаемым кузнецом. О том, что в первый день появления я спёр с его огорода несколько тыкв он так до сих пор и не знал. Да и вряд ли когда-нибудь узнает.

Из каменного амбара, выполнявшего роль кузни, доносились звуки молота. Облегчённо спрыгнув с многострадального коня, я устало потянулся всем телом и потёр затёкшую задницу. Не понимаю, как можно конные поезди воспринимать как отдых. Конь сочувственно покосился на меня и пару раз моргнув опустил морду к земле принялся щепать траву.                                                                    

- Колса! - раздался девчачий визг.

Из-за полуоткрытый окрашенных зеленой краской ворот выскочил маленький вихрь и начал виться вокруг меня. 

- Стоять! - скомандовал я.

Таиса резко замерла и здрав головку с растрепанными каштановыми волосами уставилась на меня.

- Все дома? - усмехнувшись спросил я и подхватив девчушку усадил её на Буцефала.

Конь недоумённо оторвал голову от земли и покосился на меня. Похлопав его по шее взял за уздцы и повел коня во двор.

- Да! Все! - высоким голосом отрапортовала Таиса. - Ты мне что-нибудь принёс?

Я хмыкнул и выудил из седельной сумки свёрток со сладостями, что мне передала для девочки Лорана. На шум из дома вышла Варена, жена кузнеца, в белом переднике.

- Мама! Колса плишол! - неугомонно вертясь в седле прокричала Таиса.

- Вижу, - улыбнулась Варена и приветственно махнула мне рукой.

Я кивнул в ответ и сняв Таису с седла отправил её к матери. Перекинувшись парой слов с Вареной пока привязывал коня во дворе, я узнал последние новости округи.

- Обедать останешься? - спросила она, остановив меня на пути к амбару.

- Нет, наверно, - пожал я плечами.

Амбар находился в десятке метров от дома, а ещё через десяток, минуя небольшой забор начинался берег Таво. Нырнув в открытую дверь, я окинул взглядом помещение. Роман стоял возле полевой печи, представляющей из себя двухколёсную повозку с двумя баками и дровницей и морща высокий лоб о чём-то размышлял беззвучно шевеля губами. Леон, ученик кузнеца, поодаль самозабвенно стучал молотом по раскалённой полосе металла.

- Думаю, работа почти закончена, - сказал я усмехнувшись.

Роман повернулся ко мне и протянул руку.

- Нужно запрячь лошадей и погонять её немного, а там видно будет, - критично произнёс он. - Завтра наверно будем пробовать.

Я кивнул и пожал его предплечье. Часть конструкции мы заказывали в городе, остальное собирали сами. На данном этапе я уже был мастеру кузнецу не помощник. Всё что мог и знал я уже сделал.

- Смог договориться? - спросил Роман, вновь обернувшийся к кухне.

- Да, ждут опытный образец к концу десятины, - ответил я.

После недолгого раздумья Роман кивнул своим мыслям.

- Успеем.

Бывший наёмник заболел идей полевой кухни, мечтая приложить свою руку к изменению логистики при ведении войны. Он лично с энтузиазмом и редкостной въедливостью дорабатывал мои довольно абстрактные чертежи и довёл наше детище до ума. Хлопнув его по плечу, я направился к Леону.

- Перекур! - рявкнул я пытаясь перекричать звук молота.

Леон поднял на меня растерянный взгляд и прекратил свою медитацию. Прислонив молот к наковальне, он стянул перчатки и откинул назад мокрые от пота тёмно-русые волосы.

- День добрый, Макс, - кивнул он мне протягивая руку.

- Добрый, - откликнулся я, пожав предплечье, - ты доделал то что я попросил?

- Да, - на лице с резкими, рубленными чертами расплылась усмешка, - правда я так и не понял, чем это должно стать.

- Сейчас увидишь, - усмехнувшись ответил я.

Взгляд быстро нашёл большие тиски, стоявшие у стены на грубом дубовом столе.

- Неси туда, - кивнул я на стол и сам направился к нему, на ходу расстёгивая сумку с запасами.

Стряхнув несколько крупных деревянных стружек на пол, я выложил мешочки с вариантами пороховой смеси. Рядом опустилась заготовка ствола длиной сантиметров сорок.

- Поставь деревянный щит туда, - сказал я Леону кивая на стену в которую упиралась трехметровая столешница. 

Пока Леон возился с тяжёлым щитом, сколоченным из грубо отёсанных толстых досок я на глаз засыпал порох в ствол и утрамбовал войлочный пыж. Пальцы от волнения пробивал лёгкий тремор. Уверенности что всё отработает как надо не было.

- Сделал, - отвлёк меня от мыслей вернувшийся Леон.

Я бросил взгляд на установленный щит, кивнул, а после нашарил в одном из мешочков заготовленную свинцовую пулю и закатил её в ствол. Ещё один пыж. Всё. Можно испытывать.

- Так что это? - прогудел над ухом Роман.

- Оружие, - лаконично ответил я и подошёл к тискам.

Зажав между металлических губ тисков отверстием в запаянном основании ствола к верху, я посмотрел поверх трубы на деревянный щит. Должно сработать. Здесь просто нечему не сработать. Примитивный поджиг. Пару щепоток пороха аккуратно легли над запальным отверстием.

- Отойдите подальше, - сказал я и резкими торопливыми шагами подошёл к горну и сунул в него лучину.

Роман и Леон сделали два шага назад. Я вытащил горящую лучину и уже сделав два шага по направлению к тискам остановился. Лучина упала на земляной пол, подошва сапога затушила пламя. Лихорадочно оглянувшись я взял метлу, пинком от неё отделил связку сухих прутьев и взяв ещё одну лучину примотал к палке. Так будет лучше. Наверно...

Остановившись в полутра метрах от тисков, я медленно выдохнул воздух через ноздри. Позади молча переминались с ноги на ногу кузнецы. Палка с привязанной лучиной дрожала. Ещё десять сантиметров. Порох вспыхнул. Я резко отдёрнул руку и замер.

Оглушительный взрыв. Пространство вокруг заволокло дымом.

Подошвы сапог приросли к полу. Желудок упал куда-то в район пяток. Дым медленно рассеивался. Ствола в тесках не было. Боль в правой щеке вырвало сознание из прострации.

Онемевшие пальца мазнули по щеке. На подушечках остались алые разводы. Растерянный взгляд нашарил остатки ствола, лежащие неподалёку от стола.

- Леон, - тихим, немного хриплым голосом позвал я, - Леон, я же говорил, чтобы ты трубу не перекаливал.

- Я не сильно, - глухим голосом откликнулся Леон, - ты же сказал, что она крепкая должна быть.

- Леон, ты дочь собаки, Леон, - ответил я и закашлялся, уперев ладони в колени.

Тяжёлые шаги. Лопатообразная ладонь хлопнула меня по спине.

- А почему дочь? - прогудел Роман.

- Кха, - откашлялся я и втянув в себя воздух шумно выдохнул, - да потому что он - сука! - резко перешёл я на русский.

Глава 2

Неожиданные встречи

Максим

Свинцовый карандаш уже второй час бодро скользил по бумаге. Невесть как занесённый из столицы в провинциальную Тавору знаменитый на всю страну историк соизволил дать лекцию в небольшом зале находившимся в здании филиала Дома Смерти.

Несмотря на регалии лектора в зале собралось едва ли с два десятка человек. Провинция...

Да и крайне отвлечённая тема лекции "Мифы, сложившиеся вокруг Великой Войны" не то чтобы пользовалась большой популярностью среди магов привыкших к чисто практической деятельности. Замолчавший на мгновение лектор сделал глоток воды из стеклянного стакана, поправил чёрную жилетку, застегнутую поверх белой рубахи и продолжил.

- По миру раскиданы некие как их принято называть "обелиски Древних", при этом единого мнения о этих самых "Древних", или о том, как данные обелиски использовались попросту нет, - ехидно усмехнулся старенький маг в седую бороду. - Некоторые теоретики полагают что они являются частями древнего магического механизма по сбору и концентрации силы, но как лично по мне, данное предположение выглядит крайне сомнительным, как с технической, так и с практической точки зрения.

- Ньер Альнир, - подал голос молодой парень с первого ряда поймав паузу в речи старого мага, - а как считаете вы?

- Я считаю, что это просто культовые сооружения, скорее всего потерявшие свою культурную значимость ещё до начала Великой Войны, - пожав плечами ответил ньер Альнир.

Быстро сделав пометку в тетради свинцовым карандашом, я вновь перевёл взгляд на лектора. О многом что он говорил сегодня я уже знал. За последние три месяца были перерыты все местные библиотеки и букинистические лавки. Был тщательно допрошен Паран, а также осторожно опрошены несколько местных магов из дома Смерти.

Что там маги. Я даже хмыкнул про себя. Была попытка вытянуть информацию из Алаисы. Правда затея большим успехом не увенчалась, но полученных сведений хватило чтобы начать отметать бредовые теории о мировых потоках силы, кем является сама Алаиса и о моей роли во всём этом бреде.

По филиалу Дома Смерти даже начал ходить слух что некий ретивый новичок то ли составляет исторический трактат по событиям отгремевшей Великой Войны, то ли занялся теоретической магией и пытается восстановить старинные знания.

Но это даже не вредило, а наоборот помогало. Для владеющих силой с моим уровнем оперирования энергией были только два пути: либо в теоретики, либо в ремесленники низших страт.

Тем временем ньер Альнир продолжил свою речь:

- Некоторые особо увлекающиеся исследователи периода Великой Войны выдвигают предположение что Тоар с помощью "обелисков Древних" смог овладеть тем непостижимым могуществом, которое воспето в небезызвестных легендах. Но я бы скорее это мнение отнёс к области современного мифотворчества, а не к серьёзной теоретической магии.

Лицо старого мага в полной мере выражало его ехидное и насмешливое отношение к подобным теориям и теоретикам. Прокашлявшись он продолжил.

- Существует даже презабавнейший казус. Около этой теории сформировался целый тайный культ, главным постулатом в котором является мнение что Тоар - это перерождение Амагра, бога солнца, - усмехнувшись в бороду продолжал маг, - но оставим заблуждения недальновидным глупцам.

Альнир сощурившись бросил взгляд на окно. Взошедшее высоко в зенит солнце наполнило небольшую аудиторию светом.

- Ладно, будем считать, что лекция закончена, - решительно подвёл итоги маг, - я изрядно проголодался, так что поспешу откланяться. Надеюсь лекция оказалась для вас интересной.

 Альнир встал из-за небольшой кафедры и бодрым шагом покинул аудиторию. На мгновение замешкавшись я забросил тетрадь в сумку и бросился за магом. Ураганом пронёсшись мимо собиравшихся слушателей вылетел в дверь и поймал Альнира уже собравшегося подняться на второй этаж башни.

- Ньер, простите, ньер, - окликнул я старого мага уже ступившего на лестницу.

Резко затормозив я поймал на себе вопросительный взгляд лектора.

- Не могли бы вы назвать источники, повествующие об обелисках Древних?

- А я-то уже думал, что этот город меня удивит, - усмехнулся старый маг.

Я непонимающе поднял правую бровь.

- В каждом городе обязательно находятся хотя бы один-два владеющих кто задаст мне этот вопрос, - пояснил свои слова Альнир увидев моё недоумённое выражение лица. - Воспользуйтесь моим советом, молодой человек, не тратьте своё время на теории идиотов. В мире достаточно вещей, на которое вы можете потратить своё время с куда большей пользой.

- Я это понимаю, - откликнулся я с улыбкой на слова мага, - но всё-таки мне бы было интересно ознакомится с первоисточниками.

Альнир пару мгновений изучал меня скептическим взглядом, после чего снизошёл до ответа.

- Записывайте, - устало произнёс он, - во-первых это труд Соркзана Ди Праз "Древние истоки могущества Карающей Длани Бога"...

Свинцовый карандаш быстро заскрежетал по грубой бумаге тетради.

- Премного благодарен вам, ньер, - уважительно склонив голову поблагодарил я мага.

- Удачи вам в ваших изысканиях, - со скептической усмешкой откликнулся Альнир.

Не тратя больше на меня ни секунды своего времени старый маг направился к лестнице. Рассеянно проводив его спину взглядом, я повернулся и побрёл к выходу из башни перечитывая список литературы, разместившийся на трёх страницах. Далеко не всё из перечисленного можно было найти в библиотеке филиала и это крайне печалило.

Плечо врезалось во что-то твёрдое. Тетрадь полетела из рук на пол.

- Куда прёшь, олух! - раздражённо прорычал голос рядом.

- Прошу прощения ньер, не заметил вас, - рассеяно откликнулся я, подбирая тетрадь, - примите мои извинения.

Повернувшись к раздражённому столкновением мужчине я на мгновение остолбенел. В животе разлился неприятный холодок.

- Принимаю, - ответил маг успокаиваясь. - Впредь смотрите куда идёте.

Одёрнув покрытый пылью коричневый дорожный плащ, маг двинулся дальше по коридору. Я же, забив мандраж поглубже, закинул тетрадь с записями в сумку и не оборачиваясь побрёл к выходу.

Этот маг мне был знаком. Я его видел третий раз, но так близко впервые. Аварис Ди Монта. Маг присланный из столицы и уже третий месяц, рыщущий в окрестностях города в поисках затянутой сущности из другого плана бытия...

И сущности крайне не хочется, чтобы её нашли. Мне не хочется, чтобы меня нашли.

Неуютный холод поселившийся в животе и не думал пропадать. Пройдя через распахнутую окованную медью двустворчатую дверь башни, я глубоко втянул в себя воздух. Солнце успело подняться в зенит. Неожиданная встреча, принесла с собой новые проблемы. Главная из которых являлась как узнать, что нового нарыл скрытный маг в своих блужданиях по окрестным лесам.

Отогнав от себя подальше взбешённый рой мыслей, я бодро зашагал по брусчатке в направлении центральной улицы. Сегодня ещё есть дела. Сегодня меня ещё ждал храм Каи.

О столичном маге буду думать позже...

 

Аварис

Солнце с трудом пробивалось через узкие провалы окон в конюшню при постоялом дворе "гарцующий пёс". В воздухе витали запахи лежалого сена и конского навоза.

- Сальва, отвечаешь за размещение отряда, - обратился Аварис к одному из воинов слезая с коня.

- Понял, - устало откликнулся Сальва приглаживая всклокоченные чёрные волосы.

Аварис одёрнул пыльный плащ и принялся снимать притороченную к седлу сумку с записями и информационными кристаллами.

- Сразу в башню? - удивлённо спросил подошедший Дион. - Может сначала помыться?

- Времени нет, - холодно отрезал Аварис не оборачиваясь к владеющему Дома Смерти.

На губах играла кривая раздражённая усмешка. "А ты надеялся, что успеешь отчёт для магистра написать раньше, чем мы с ним увидимся, - подумал Аварис, - не доставлю такого удовольствия".

Закинув сумку за спину Аварис окинул быстрым взглядом отряд, рассёдлывающий лошадей и двинулся прочь из конюшни на свежий воздух. Быстрым шагом миновав задний двор таверны он вышел на улицу и двинулся по направлению к верхнему городу лавируя между прохожими, каретами и повозками.

До башни филиала Дома Смерти удалось добраться довольно быстро и без задержек. Аварис миновал ворота в башню и влетел по ступеням в главный вход. На мгновение замешкавшись привыкая к полумраку, царившему внутри зала, он проглядел высокого светловолосого студиоза на полном ходу врезавшегося в плечо.

- Куда прёшь, олух! - прошипел Аварис потирая ушибленное плечо.

- Прошу прощения ньер, не заметил вас, примите мои извинения, - поспешно откликнулся рассеянный студиоз.

Быстро ощупав сумку и убедившись, что содержимое не пострадало, Аварис смерил цепким взглядом парня, подбирающего свои записи с пола и раздражённо дёрнул щекой. Слух зацепил жёсткий акцент.

Тем временем парень, собравший свои вещи и повернувшийся лицом к Аварису замер сверля его глазами. "Видимо дожидается приёма извинений или вызова, - пронеслось в голове Авариса мысль, - северяне...". Терять и так изрядно растраченное время совершенно не хотелось.

- Принимаю. Впредь смотрите куда идёте, - ответил Аварис.

Не дожидаясь ответа, он сразу двинулся к лестнице, ведущей наверх. "Не калечить же идиота из-за случайности", - промелькнула в голове Авариса мысль и тут же исчезла. Нужно было уладить все вопросы сегодня, до захода солнца, чтобы уже завтра не теряя времени приступить к поискам.

Миновав четыре пролёта и пройдя по короткому коридору Аварис оказался перед массивной дубовой дверью рабочего кабинета магистра Вулно, главы филиала. Короткий стук.

- Войдите, - донёсся из-за двери задумчивый голос.

Дверь поддалась легко. Хорошо смазанные петли не издали ни звука.

- А, это ты Аварис, - расплылся в дружелюбной улыбке невысокий плотный магистр, откинувшись в кресле с высокой спинкой. - Чем увенчались твои очередные похождения по окрестным лесам?

Аварис не дожидаясь приглашения взял один из стульев, стоявших у двери, поставил напротив стола Вулно и сев устало вытянул ноги.

- Собрал новые данные, - взгляд Авариса задумчиво блуждал по шкафу с книгами стоявшем у левой стены.

- Скоро в новый поход? - улыбка Вулно стала слегка насмешливой.

- С походами покончено, - отрезал Аварис, - сверх того, что уже известно, обнаружить вряд ли удастся.

- Не просветишь что удалось найти? - спросил Вулно внимательно изучая лицо протеже магистра Адана.

Аварис немного помолчал.

- Собрал последние данные с точки переноса. Благо оборудование позволило поднять глубинные пласты эфира. Но, думаю, подробнее о моём путешествии вам доложит Дион, - не упустил возможности подцепить Вулно Аварис.

- Обязательно поинтересуюсь, - протянул магистр. - Так зачем пожаловал? Я смотрю ты сразу с дороги ко мне.

- Я хотел попросить, чтобы с завтрашнего дня вы выделили мне в помощь несколько хороших расчётчиков, а также кое-какие машины. Список и начальные данные для анализа сейчас передам, - произнёс Аварис расстёгивая ремни на сумке.

На стол перед магистром Вулно легла пачка исписанных мелким аккуратным почерком листов. Магистр взял один лист задумчиво и пробежал по нему взглядом по диагонали.

- Что ж, всё будет, - ответил Вулно. - Надеюсь вам удастся поймать пришельца. От этого может зависеть наша безопасность.

- Непременно найдём, - уверенно сказал Аварис.

 

Максим

Возле входа в храм Каи меня встретил Лагар. По молчаливой договорённости он все эти месяцы с подачи Маркуса исполнял то ли роль моего куратора, то ли надзирателя. Поравнявшись со светловолосым помощником главного жреца, я легко кивнул и не останавливаясь вошёл в храм.

Коридор с высоким сводчатым потолком встретил тишиной и безлюдностью. Царивший похоже с самой постройки полумрак с трудом разгоняли редко висящие на стенах фонари.

- Тебя давно ждут, - обратился ко мне бесшумно подошедший Лагар.

- Подождут, - проворчал я, двинувшись по коридору.

- Неуважение к главному жрецу Каи, есть тяжкий проступок, - нудным голосом уже привычно проговорил Лагар.

- Я не член вашего культа, - так же привычно и лениво огрызнулся я, - если что не нравится пусть обращается к начальнице.

Лагар как всегда при упоминании местного божества притих и казалось сжался, ожидая, когда меня поразит молния, посланная богиней, оскорблённой неуважительным упоминанием её всуе.

Наказания как обычно не последовало.

Звук шагов гулко разносился по коридорам. Редко встречались послушники, закутанные в серые хламиды и посетители храма из горожан заплутавшие в лабиринте тёмных коридоров. Уверенно двигаясь по уже давно привычному маршруту в малый церемониальный зал, я обдумывал сегодняшнюю встречу с проклятым магом, идущим похоже по моим следам.

Незаметно для меня, ноги вынесли ко входу в малый зал. У высокой двери уже встречал пышущий негодованием главный жрец Каи Маркус.

- Где тебя носит?! - тихо прорычал Маркус впившись в меня тяжёлым взглядом.

- Дела-дела, едва всё успеваю, - откликнулся я, проигнорировав тон первожреца.

Протиснувшись мимо жреца, я вошёл в зал. Там уже ожидало ещё трое послушников облачённых в серые хламиды с глубоким капюшоном.

- Единственное твоё дело - быть здесь, - голос Маркуса обращённый мне в спину стал ещё более угрожающим.

- Маркус, ты в курсе что за порогом храма целый мир? Полный приключений, пива и женщин? - обернувшись спросил я главного жреца и усмехнулся. - Ты бы вышел, развеялся, может тогда и попустило бы? А то слишком напряжённый.

В нашу сторону начали поглядывать члены культа Каи стоявшие вокруг алтаря. Лагар остановившийся сбоку от меня изображал соляной столб. Лицо Маркуса побледнело. Губы сжались в тонкую нитку.

- Пошли, время не ждёт, - прорычал он, и вздёрнув подбородок зашагал к алтарю.

Я послушно двинулся следом. Чтобы я не говорил, но обязанности придётся исполнять. Иначе разговор я буду уже иметь с держателем моего контракта, а не с Маркусом. Свободу действий мне дают пока я выполняю всё что требуется.

Подозреваю если начну слишком артачится, то быстро окажусь под охраной в одной из здешних келий. А перспектива стать аскетом мне не слишком импонировала.

Хотя шанс позлить спесивого первожреца я упустить просто не мог.

Да и происходящий вокруг сюрреализм вызывал только желание позубоскалить. На полном серьёзе воспринимать жертвоприношения животины на алтаре для реально существующей богини у меня за эти месяцы так и не получилось.

Отбросив посторонние мысли, я остановился возле алтаря и обвёл взглядом присутствующих, откинувших свои капюшоны при моём приближении. Двое были мне знакомы и успели изрядно примелькаться за время посещения храма. А вот высокий смуглый мужик лет тридцати с фигурой больше подходящей скелету чем живому человеку был совершенно незнаком.

Новоприбывший культист с интересом рассматривал моё лицо неприятным цепким взглядом.

- К нам прибыл брат Стабис из Палеро, - сказал Маркус указывая на неизвестного мне культиста. - Необходимо провести обряд приобщения.

- Да прибудет с тобой благословенный свет Каи, брат, - обратился ко мне Стабис.

- Ога, - вяло откликнулся я, - тебе того же, братан.

Смуглое лицо Стабиса посерело, он перевёл полный недоумения взгляд на Маркуса.

- Тащите, жертву, будем приобщать, - усмехнувшись продолжил я, игнорируя переглядывания культистов.

Чтобы меня понять, нужно три грёбаных месяца пару раз в неделю закалывать на проклятом всеми богами алтаре в атмосфере конченного цирка кур, кроликов, козлов и прочий скот.

Кстати про скот.

Я повернулся к Маркусу и протянул руку. Бледный от злости жрец молча вложил в мою ладонь жертвенный нож, сделанный из куска чёрного обсидиана. Переживёт, подобную клоунаду я закатываю редко. День сегодня просто такой. Нервный.

Повинуясь властному жесту главного жреца двое послушников скрылись за боковой дверью. В паре шагов от меня замер Лагар накинувший на голову глубокий капюшон. Парень привычно молчаливо наблюдал за происходящим. Я поднял голову к остеклённому потолку и глубоко втянул воздух носом. Главное, чтобы прибор не подвёл. Хотя об этом сейчас лучше даже не думать.

Опустив взгляд, я встретился глазами с хмурым Стабисом. Нас с ним разделял алтарь. Видимо не такого служителя Каи он ожидал увидеть. Соболезную. Придётся довольствоваться мной за неимением лучшего.

Маркус подошёл к небольшой жаровне, установленной на треноге сбоку от мраморной статуи Каи. Бросив смесь трав он заунывным голосом затянул молитву богине на непонятном наречии. От жаровни медленно начал подниматься белёсый столб дыма, уходящий в небольшое отверстие в потолке.

Пока главный жрец храма распевал мантры, открылась боковая дверь и двое послушников втащили связанную по всем ногам козу. Животное не могло блеять из-за перемотанной верёвками морды, но бешено вращало глазами, похоже понимая, что больше она из этого зала не выйдет.

Животине была выделена роль жертвы для приобщения нового послушника.

В местном храме Каи было примерно с десяток жрецов и десятка три послушников, проживающих либо прямо в храме, либо где-то в городе. Жили эти люди в основном за счёт пожертвований и ремесла. С большей частью из этих людей я так или иначе уже успел пообщаться и в большинстве своём это были приятные люди, даже и не догадывающаяся о том, что главное божество их культа периодически спускается в малый церемониальный зал их храма.

В эту тайну были посвящены не больше семи человек из служителей храма. И ещё семеро с разных концов страны, прошедшие через проведённый мной обряд приобщения.

Приобщение...

Обряд приобщения представлял из себя особое расположение богини к культисту. Декламировалось, что культист отбирается по силе веры и рвению к служению богине, но что-то мне подсказывало что главным критерием для отбора служила способность культиста к оперированию потоками силы. В итоге богиня даровала избранному культисту своё благословение, а я приносил в жертву очередную козу и с помощью магии крови и Каи-Алаисы каким-то образом давал новоиспечённому паладину возможность черпать энергию напрямую из энергопотоков мира.

Я ещё не до конца понимал механизм процесса, и зачем это самой Алаисе, но если не подведёт прибор, установленный на крыше храма, то в скором времени будут получены ответы если не на все вопросы, то на большинство точно.

 - Преклоните колено перед госпожой! - донёсся до уплывшего в отвлечённые мысли сознания торжественный голос Маркуса.

Положив жертвенный нож на алтарь рядом с парализованной козой бешено вращающей глазами, я повернулся к статуе и встал на одно колено. Остальные члены культа уже стояли в коленопреклонённой позе и пожирали взглядами статую, начавшую светиться призрачным светом.

Удар сердца. От статуи отделился полупрозрачный женский силуэт. Ещё удар. На пол шагнула молодая девушка, затянутая в алую ткань, парившую вокруг словно клубы кровавого дыма. С каждым мгновением она набирала всё больше цвета и осязаемости.

Тишина. Лишь оглушающее биение сердец культистов. Я украдкой обвёл собравшихся быстрым взглядом. Ещё немного и кажется ребята описаются от восторга.

Ступившая на бренную землю богиня тем временем подошла к находившемуся впереди всех Стабису. Рыжие волосы ниспадали с плеч словно плащ. Фигура источала волны власти и торжественности.

- Ты верно служил мне все эти годы, Стабис, - тихий голос Алаисы въедался в самые глубины естества, - ты верно следовал дорогой указанной мной.

Алаиса протянула тонкую руку и возложила её на приклонённую голову Стабиса.

- Я дарую тебе своё благословение и свою помощь! - голос богини повысился. - Следуй и дальше выбранным путём!

- Да, Всеведущая! - дрогнувшим голосом откликнулся Стабис.

Богиня повернула голову и впилась в меня пронзительным взглядом. Синие глаза источавшие мягкое сияние казалось вгрызались в само естество. Слова были не нужны. Поднявшись я взял с алтаря жертвенный нож. Обсидиановая рукоять привычно холодила ладонь. Нож взлетел вверх и отточенным ударом обрушился на жертвенное животное.

Парализованная заклятьем коза не шелохнулась. Кровь не осквернила девственно белый алтарь.

Прикрыв глаза я с трудом направлял в алтарь высвободившийся поток энергии, дальше его подхватывал уже воля Алаисы и закручивая в сложнейшие узоры плела заклятье. Температура тела мгновенно подскочила. По жилам словно растёкся жидкий огонь. Все силы уходили на то чтобы не упасть рядом с умертвлённым животным.

Удары сердца отсчитывали мгновения до окончания процесса.

Восхищённый возглас Стабиса. Мой тихий стон боли. Обряд приобщения был закончен. Открыв глаза, я смотрел как силуэт богини начинает таять. Девушка теряла осязаемость медленно превращаясь в лёгкую дымку, тут же развеянную лёгким сквозняком.

Жар медленно отступал, уступая место ознобу. Сглотнув ком подступивший к горлу тихо выдохнул сквозь сжатые зубы. Мои обязанности в этом чудном заведении на сегодня закончены.

Стабис до сих пор пребывал в состоянии экзальтации, остальные культисты медленно начали подниматься.

Положив окровавленный жертвенный нож на небольшой круглый столик стоявший поодаль от алтаря, я резко кивнул Маркусу и размашисто зашагал к выходу из малого церемониального зала. Как обычно после этого обряда меня мутило. Тело изнутри словно покалывали миллионы ледяных игл. Крепко сцепленные зубы сдерживали стон боли.

За спиной послышались шаги, следующие за мной по пятам. Можно было даже не оборачиваться, и так было понятно, что это Лагар несёт свою вечную вахту надзора.

Свернув в очередной развилке, я резко остановился возле огромного окна, украшенного цветастым витражом. Тошнота медленно отступала. Боль теряла свою остроту. Взгляд рассеянно скользил по изображениям, иллюстрирующим неизвестные мне сцены из местной мифологии.

Взгляд зацепился за знакомое изображение Амагра окружённого пламенем, олицетворяющим огонь солнца.

- Как думаешь, Тоар на самом деле был переродившимся Амагром? - задал я вопрос остановившемуся позади Лагару.

Не то чтобы меня сильно волновала тема, всплывшая сегодня на лекции престарелого мага, просто нужно было отвлечься от терзающей тело боли.

- Ересь, - глухо откликнулся Лагар и встал рядом со мной тоже рассматривая витраж.

- Так и думал, - рассеянно пробормотал я. - Что тут изображено?

- Легенда о том, как Амагр отрёкся от себя, - сообщил Лагар.

- В смысле? - немного озадаченно протянул я.

- Амагр полюбил земную женщину, - Лагар указал на первую часть витража, - он решил отречься от своей сути и стать смертным несмотря на уговоры своих сестёр, - указательный палец перекочевал к другой части, - солнце начало гаснуть, оставшись без надзора Амагра. Кая спустилась к нему, но бывший бог отверг все увещевания сестры. Тогда Кая прокляла возлюбленную Амагра, и девушка в скором времени зачахла от болезни и погибла.

- Жёстко, - хмыкнул я, рассматривая витраж.

- Справедливо, - отпарировал Лагар. - Амагр бросил вызов Кае в попытке отомстить, практически погиб, но в процессе битвы вновь осознал себя и вернулся к дневному светилу. Мораль этой притчи в том, что у каждого есть свой путь, с которого нельзя ступать, даже богу, - подытожил свою речь помощник главного жреца.

Боль окончательно отступила. Встряхнувшись я бросил последний взгляд на витраж. Древнегреческие мифы были позабористее всё-таки. Одно соблазнение Пасифаи Посейдоном в облике быка чего стоит. Вот где настоящий хардкор.

Хмыкнув я хлопнул по плечу Лагара.

- Можешь не провожать, дойду сам.

Не дожидаясь ответа, я зашагал к выходу. Мысли медленно начинали крутиться вокруг сегодняшней встречи с магом из столицы.

 

Аласт

Солнце медленно поднималось над линией горизонта. Ночной мрак отступал, уступая своё место утру. Внезапный порыв ветра сорвал с головы Аласта капюшон тёплого плаща. Парень на ходу поправил капюшон и свернув за угол двухэтажного дома вышел из короткого узкого переулка к пирсам.

Порт оживал с каждым ударом сердца. По середине реки Таво виднелись снующие рыбацкие лодки. Подёнщики уже начали приступать к разгрузке первых торговых кораблей, пришвартовавшихся поздно вечером.

"Так и клиентов упустить недолго", - хмыкнул про себя Аласт.

Голова немного гудела от выпитого вчера вина во время заключения сделки с очередным капитаном, желающим подработать перевозкой незаконных товаров. С трудом заставив выбраться себя из тёплой постели Аласт покинул свою небольшую квартиру в среднем городе и отправился как всегда в порт, дабы помочь вновь прибывшим с организацией разгрузки и доставки грузов.

Хоть вчерашняя сделка и была удачной, но деньги лишними не бывают.

- Эй, ты, как тебя там?! Аласт! Стоять! - донёсся резкий бас.

Аласт вопросительно поднял бровь и медленно повернулся к говорившему. Внутри немного похолодело. К нему подходили трое стражников. Судя по лицам из основного набора, а не рекрутированные в порядке очерёдности артельщики.

Ничем хорошим это пахнуть не могло.

- Я вас слушаю, - спокойным голосом произнёс Аласт обращаясь к главному с медной цепью десятника на шее.

- Тебя хочет видеть начальник, - пробасил стражник с цепью.

- Ньер Ромир? - удивлённо переспросил Аласт разглядывая круглое лицо, покрытое неопрятной щетиной.

- Он самый. Он очень настоятельно просил уделить ему время, - с нажимом сказал стражник. - Откладывать визит не советую. Можем проводить прямо сейчас.

Аласт задумчиво прошёлся взглядом по всей тройке, облачённой в лёгкие кольчуги. Недоумение смешалось с опаской. Захочешь и не откажешься от такого предложения.

- Идёмте, - со сквозившим в голосе фатализмом сказал Аласт.

Стража аккуратно взяла Аласта в коробочку, и процессия двинулась к центральной улице сопровождаемая любопытными взглядами прохожих.

Долго идти не пришлось. Через пятнадцать минут Аласт в сопровождении десятника поднимался по скрипучей лестнице на второй этаж городского управления стражи. Пройдя по узкому коридору, они остановились у самой дальней двери.

Десятник постучал.

- Входи, - раздался из-за двери властный голос.

- Я привёл кого просили, - пробасил десятник, входя в кабинет и вталкивая перед собой Аласта.

Аласт обвёл взглядом аскетично обставленный кабинет и остановил свой взгляд на мужчине сидевшим за столом рядом с окном.

Не узнать неоднозначно знаменитого на весь город начальника стражи было невозможно. Короткий ежик каштановых волос тронула едва заметная седина. Горбатый неровно сросшийся после перелома нос. Пристальный изучающий взгляд светлых, почти прозрачных глаз.

Повинуясь властному жесту руки Аласт прошёл вперед и сел на указанный стул напротив стола.

- Здравствуйте, ньер Ромир, - выдавил из себя похолодевший под взглядом главы стражи парень.

- Знаешь, Аласт, - прищурившись продолжил Ромир, - я о тебе весьма наслышан.

Аласт внутренне поёжился. Разговор начинался совсем нехорошо. Он прилагал все усилия чтобы бушевавшие внутри эмоции не прорвались наружу. Цепкий взгляд начальника стражи всё также беспристрастно продолжал изучать его лицо.

- Ну да к чему нам верить досужим сплетням, - хмыкнув сказал Ромир.

Аласт немного расслабился и незаметно выдохнул. "Возможно я смогу даже выйти из этого кабинета", - пронеслась полная надежды мысль.

Тем временем Ромир продолжил:

- Я знаю, что ты занимаешься продажей новых креплёных вин Им Сверо.

Аласт кивнул под вопросительным взглядом.

- Так вот, я бы хотел приобрести партию для дальнейшего сбыта.

- Конечно, - расплылся Аласт в улыбке, - для вас будут самые лучшие цены какие только возможно.

- Вот и отлично, - ободряюще усмехнулся Ромир. - Но это ещё не всё. Я знаю, что ты знаком с Им Сверо. Мой друг хотел бы приобрести технологию производства.

Аласт замялся.

- Я не могу говорить от имени Им Сверо по этому вопросу.

- Я этого и не ожидал, - пожал плечами Ромир. - Я хочу, чтобы ты передал, что этим вечером я и мой друг, будем ожидать Им Сверо в "жирном гусе", чтобы обговорить покупку технологии.

- Я передам, - кивнул Аласт и встал со стула, - хорошего дня вам, ньер.

- И тебе хорошего, - протянул Ромир. - И передай Им Сверо чтобы он очень хорошо подумал над моим предложением.

- Я всё передам, ньер, - откликнулся Аласт и поспешил выйти из кабинета.

 

Максим

Лучи утреннего солнца с трудом просачивались в сарай сквозь мутные стёкла узких окон. Скрестив ноги, я сидел на кровати опёршись спиной о стену и вертел в руках пластину давно погасшего смартфона. Пластина из стекла и металла смотрелась совершенно инородным фрагментом в окружающей действительности.

Накатила меланхолия. Захотелось увидеть родных. Хотелось посидеть в баре со старыми друзьями. Хотелось просто проснуться с утра, включить любимую музыку, выпить кофе. Хотя бы просто увидеть нормальный унитаз.

Я медленно пытался отогнать накативший приступ воспоминаний.

Душить в себе воспоминания о прошлой жизни с каждым месяцем становилось всё проще. Единственным вещественным доказательством что жизнь до всего этого безумия происходящего вокруг была совершенно другой являлся смартфон. Иногда приходил страх, что если я его потеряю, то и сам могу уже и не поверить в существование другого мира.

Моего мира.

Мысли медленно перетекали в другое русло. Ты станешь великим магом говорили они. Ты будешь фехтовать лучше самых опытных бретеров говорили они. К твоим словам будут прислушиваться мудрецы говорили они. Тебе дадут полцарства и принцессу говорили они. Где? Вашу мать, где?! Где это всё?! В памяти всплыл крайне похабный анекдот из детства, - "Такой большой, а в сказки веришь?".

Фыркнув себе под нос вспоминая сюжеты когда-то прочитанных книг, отбросил смартфон на подушку, набитую слежавшейся соломой. Я - медленно разлагающийся труп на побегушках у непонятной сущности.

Рёбра сковала глухая ноющая боль. Сегодняшние прыжки по крышам закончились ещё более печально чем при установке на храмовую крышу уловитель магических потоков. Босые ноги коснулись холодного пола. Рука с трудом дотянулась до бутылки с грибным отваром. Крупный глоток и пряное снадобье пронесшись по горлу рухнуло в желудок. Спустя минуту боль начала медленно отступать.

Надо будет попросить сегодня Парана проверить, нет ли трещин. Магический рентгенолог хе-хе...

Способностей провести вменяемый анализ своего организма пока не хватало. Последние три месяца я урывками получал информацию по теории оперирования силой, чаще всего у Парана, местами у нескольких слабых магов из филиала Дома Смерти дававших уроки за золотые. Но времени на нормальное усвоение катастрофически не хватало.

И это только теория, с практикой же всё обстояло куда сложнее...

Каст заклинания происходил обычно следующим образом: маг, ну или как местные именовали "владеющий силой", делал "вдох" собирая рассеянную в пространстве энергию. После этого сконцентрированный поток выдавался в пространство формируя определённый узор.

Необязательным, но часто использовавшимся пунктом было произнесение вербальной формулы, выверенной и составленной профессионалами. Смысловой нагрузки слова не несли, но как говорилось в учебнике по теории, голосовые связки создавали вибрации окружающего пространства помогая формироваться плетению. Чем менее искусным был владеющий, тем чаще он прибегал к вербальным практикам.

Количество собранной энергии и возможность оперирования ей определялась энергетическим каркасом организма.

Если тебе подфартило с генетикой, то возможно спустя время ты сможешь швырнуть сгустком плазмы метров на пятьдесят. Если совсем не повезло, как мне, то можно хоть кипятком уписаться от старания, максимум что ты сможешь сделать это клочок огня размером с кулак, который распадётся, отлетев от тебя на полметра.

Причина проста - организм не способен собрать и прокачать через себя нужное количество энергии, а способностей к оперированию хватало чтобы работать с небольшим сгустком на максимально близком расстоянии.

Это конечно можно было обойти. Существовали разные виды сборщиков и накопителей энергии - изобретения местных техномагов, так же дело обстояло и с оперированием, у местных вояк даже были специальные жезлы, которые пускали поток энергии по нужным узорам и практически самостоятельно формировали физическое воплощение заклятья. Но была огромная проблема.

И эта проблема - человек.

Пропуск через себя большего количества энергии, предусмотренного природой, выливалось в крайне неприятные последствия. Энергия де-факто выжигала энергетический каркас тела. Последствия варьировались от всех прелестей жёсткого похмелья вплоть до летального исхода.

Частично это можно было обойти нанесением татуировки специально для этого разработанными чернилами, по уникальному для каждого человека рисунку опиравшегося на энергетический каркас тела. Если всё было проделано правильно, то происходило укрепление природного энергетического каркаса, а сам нанесённый на кожу рисунок нёс на себе часть нагрузки. Это позволяло более комфортно работать со сборщиками, но панацей этот способ назвать было сложно.

Природу не обойдёшь.

Моя же главная проблема заключалась в том, что моя тушка в связи особенностями переноса в этот мир была подрублена напрямую к, как однажды выразилась Алаиса, к энергетическим каналам грозди миров.

Гроздь, вашу мать, миров...

Что это такое и как выглядит я представлял крайне смутно, но факт оставался фактом, тело даже без обращения к энергии постоянно находилось под напряжением, что приводило к медленному, но верному разрушению на субмолекулярный уровне.

Даже забавно, но договор с Алаисой которого я столько избегал, как минимум отсрочил медленную и крайне неприятную смерть. По словам сущности, выдающей себя за местную богиню, во время жертвоприношений она занималась укреплением моего энергетического каркаса, чтобы разрушительные процессы остановились.

Боли и правда стали реже и слабее, да и Паран подтвердил неделю назад, что энергетический каркас развивается, правда он при этом заметил, что развитие странное и не однородное. Да и я практически полностью был уверен, что помимо укрепления происходит что-то ещё.

На все странности должны были дать ответы данные полученные с уловителя магических потоков. Если всё что говорила Алаиса подтвердится, то можно будет успокоится и плыть по течению. В конце концов наш договор предполагал, что в конечном итоге меня окончательно вылечат и отправят на родину предков.

И чем быстрее это произойдёт, тем будет лучше.

Вот только меня терзали смутные сомнения по поводу такого исхода. В любом случае в скором времени я получу кучу новой информации, отталкиваясь от которой станет возможно строить хоть какие-то более или менее осмысленные планы.

С улицы послышался шум и крики. Таверна "старый наёмник" просыпалась.

Поспать сегодня так и не удалось. Ладони с силой потёрли лицо. Хотя это даже радовало. Последний месяц со сном стало совсем плохо. Каждую ночь на сознание обрушивался поток практически осязаемых образов. Не кошмары. Нет. Это будет совершенно неверно. Словно приходилось проживать моменты чужих жизней.

Бой. Смерть. Секс.

Яркие вспышки несли с собой реальные ощущения. Вскакивая в поту посреди ночи, я словно наяву переживал тот удар мечом, ставший во сне последним для меня. Несущаяся конная лавина, ощетинившаяся копьями и мои дрожащие ноги. Каждый вечер я засыпал, мечтая не видеть снов и каждую ночь вскакивал выжатый словно лимон задыхаясь в предсмертной агонии.

"Это побочный эффект от твоего соединения с потоками", - лениво отмахнулась Алаиса, когда я спросил, что происходит. Более подробных разъяснений я так и не получил. Вся надежда оставалась на Парана.

Устало встряхнув головой, я встал и с хрустом потянулся всем телом. Нужно успеть что-нибудь перехватить на кухне и отправляется к Парану.

Подойдя к столу пододвинул полусферу уловителя. Медное основание с тихим скрежетом процарапало доски стола. Мутно белое стекло скрывало внутренности магического механизма. Пальцы взялись за прямоугольный нарост на медном круге в самом центре полусферы. Круг прокрутился и встал с лёгким щелчком.

Потянув на себя, я вытащил зажатую держателями пирамидку информационного кристалла. Самому анализировать данные записанные на кристалл уловителем при моих обрывочных знаниях было невозможно, но вот Паран наверняка найдёт море интересной информации. Если повезёт, то она даже окажется полезной.

Кинув кристалл в небольшую сумку, я быстро намотал портянки и обувшись толкнул дверь сарая.

Утреннее солнце резануло по глазам. Прохладный ветерок приятно бодрил. Возле входа на кухню столпилась стая детей, обступивших что-то весело говорящую Мараграс. Удивившись раннему приходу учеников, я хмыкнул и двинулся к толпе, в надежде протиснуться в кухню.

Незаметно пролизнуть не удалось.

- Привет, Макс! - словно подрезанный заорал, задрав голову белобрысый парнишка, стоявший ближе всех.

- Привет, доброе утро всем, - рассеяно махнул рукой я, поздоровавшись с загомонившими учениками.

Месяца два назад Мараграс посмотрев, как я занимаюсь чертежами припахала меня для занятий со своими учениками. Неделю я стойко отбивался, но в конце сдался и кое-как вспомнив обрывки изрядно подзабытой школьной программы накидал конспект на четыре десятка страниц по основам математики, геометрии, черчения и физики. Даже пришлось самому провести три занятия. С тех пор ученики Мары меня отлично запомнили.

Ещё раз махнув рукой я с трудом продвинулся к двери, но был перехвачен Марой почти у самой цели. Узкая ладно легла выше локтя.

- В город приехал бродячий театр, будут давать представление, - с улыбкой сказала Мараграс. - Пошли с нами? А то я одна боюсь не услежу за ребятнёй.

- Не могу, надо забежать к Парану, - ответил я качнув головой.

- Понятно, - в голосе девушки скользнуло разочарование, - ну тогда мы пошли.

- Хорошо повеселиться, - сказал я на прощание.

- Обязательно, - Мараграс махнула рукой утаскиваемая стайкой ребятни.

Проводив взглядом небольшую толпу, я хмыкнул и вошёл в кухню.

Кухня меня встретила хорошо знакомыми лицами. Всё-таки в таверне слишком людно, даже если забыть про вечно снующих постояльцев. У трёх больших котлов от которых уже тянулись аппетитные запахи колдовала Лорана. В углу за небольшим столом ел яичницу из сковородки Доран. Напротив него, с кислой миной хмуро цедил вино из глиняной кружки Харан.

- Плохой вечер был, Харан, - усмехнувшись спросил я.

- Вечер отличный, утро паршивое, - меланхолично откликнулся ассани.

- Бывает, - пожал я плечами высматривая что можно быстро урвать из съестного.

На глаза попалась тарелка с пирожками. Не раздумывая я схватил самый верхний.

- Позавчерашние, - скосив на меня взгляд сказала Лорана.

- Нормально, - пожав плечами я постучал по почерствевшему тесту пальцем.

- Я видел, что ты опять ночью вернулся, произнёс Доран оторвавшись от яичницы, - Не просветишь чем занимаешься по ночам?

Просвещать хозяина "наёмника" о своих делах не хотелось, хотя вопрос был задан не в первый раз. Но мои проблемы - это мои проблемы. И чем меньше о них известно окружающим - тем лучше.

- Воздухом дышу, - ответил я, задумчиво принюхиваясь к пирожку.

- Ну-ну, воздухом... - протянул ворчливо Доран.

В кухне повисло молчание. Тишину нарушало лишь бульканье в котлах да страдальческие вздохи похмельного Харана.

- Макс, ты чего вообще от жизни хочешь? - после короткого молчания спросил Доран.

- Золота, вина и баб, - не задумываясь ответил я и решительно вгрызся в подсохший пирожок.

- А также попутного ветра в паруса и добрую добычу в абордаже, - оскалившись дополнил меня вышедший на мгновение из похмельного оцепенения Харан.

Пиратская юность давала о себе знать.

- Вот он меня понимает, - проговорил я с набитым ртом кивая на вышибалу.

- Не хохми, я серьёзно, - оборвал меня Доран, - ты в городе вроде освоился, можно сказать полноценно обжился. Не думал осесть?

Я с трудом прожевал пирожок и проглотил. Слишком серьёзные вопросы в такую рань.

- Доран, - медленно начал я, - ты понимаешь, я домой хочу. Задачи осесть в Таворе в моих планах нет.

- Обычно, если хотят домой, то туда едут, ну или идут в крайнем случае, - скептически хмыкнул Доран, - ты же безвылазно в городе сидишь. Только и делаешь что бегаешь от лекаря к жрецам, а от жрецов к магам.

- Всё крайне непросто, - ответил я, лихорадочно думая, как перевести уже не в первый раз опостылевший разговор.

К немалому облегчению меня спас Талин. Тринадцатилетний внук Лораны вбежал в дверь и резко затормозив без предисловий выпалил:

- Макс, там Аласт пришёл. Говорит, что срочно тебя увидеть надо и Дорана.

Мы недоумённо переглянулись с хозяином "наёмника".

- Пошли узнаем что за срочные новости, - сказал Доран вставая из-за стола.

Я в ответ лишь пожал плечами и двинулся за ним в зал.

- Рассказывай, - хмыкнул я, глядя на обеспокоенного товарища. - Что тебя притащило в такую рань.

Рядом на лавку опустился Доран. Зал был ещё практически пуст. Лишь два пожилых мужика тихо вели беседу в дальнем конце зала поедая запеканку.

- Притащил меня в такую рань Ромир..., - начал Аласт рассказ о своих приключениях.

Аласт уже как пару минут закончил говорить, а мы всё молчали. Я задумчиво поскрёб пальцами сквозь рубаху больные рёбра. Не вовремя это всё. Совсем не вовремя.

О Ромире я в первый раз услышал ещё в ту пору, когда не мог на майаре и пары слов грамотно связать. Что забавно, от Аласта же. Мужик довольно давно занимал пост главы начальника стражи, обязанности свои выполнял, но никогда не гнушался провернуть что-нибудь крайне неблаговидное. Контрабанда, вымогательство, даже ходили слухи о организованных им нападениях на караваны.

Крайне опасный мужик.

Были попытки избавиться от него, но ничем хорошим для пытавшихся это не закончилось. Официально Ромир имел купленное баронское дворянство, не большая редкость, любой достаточно обременённый деньгами мещанин в принципе мог его приобрести, но было точно известно, а вот неофициально глава стражи Таворы был бастардом герцога из влиятельного рода. Так что все попытки как-то сдвинуть его официально были заранее обречены на провал.

А неофициально он сам мог подвинуть почти любого с летальными последствиями для оного.

- Что делать будем? - спросил я у Дорана задумчиво рассматривая стену.

- Пойдем на встречу в "жирного гуся", - так же задумчиво откликнулся Доран, - там видно будет.

Я лишь молча кивнул. Там будет видно.

Как же это всё не вовремя.

Глава 3

Напряжение в воздухе

Максим

Перманентно снующие по небу на протяжении последней недели тучи исчезли. Над головой распростёрлось ясное насыщенного лазурного цвета небо. Яркое утреннее солнце слепило глаза. Ноги торопясь несли меня к дому Парана. В голове бродили беспокойные мысли, касающиеся предстоящей встречи в "жирном гусе".

На сам секрет производства хорошо очищенного крепкого алкоголя мне было объективно плевать. Проблем и так было предостаточно. Волноваться из-за сохранения эксклюзивности предприятия, организованного только ради добычи денег я не собирался. Более того, за продажу технологии производственного процесса можно было бы выручить ещё деньжат, которые лишними точно не будут.

Дальняя же перспектива... дальняя перспектива может катится ко всем чертям. Если Алаиса сдержит своё слово, то уже через пару месяцев, край полгода, и моего следа в этом мире не будет.

Но была проблема. И этой проблемой были Доран и Харан.

Всё предприятие держалось на них и по большому счёту являлось их детищем. Самому мне организовать подобное вряд ли бы хватило как времени, так денег и рук, растущих не из самого правильного места. Кинуть людей, вложившихся в это дело всем с моей стороны будет как минимум некрасиво. Сами же старые вояки точно пойдут на обострение и вцепятся в принадлежавшее им зубами. Это они умеют лучше многих.

А значит проблемы будут. Пока непонятно какие, но сомнений в их наличии в обозримом будущем я не питал. Меланхолично вздохнув я повернул за угол и ускорив шаг двинулся к уже замаячившему невдалеке дому старого мага.

К чертям. Всё потом.

Приметная красная дверь распахнулась практически сразу после короткого стука. На пороге как обычно стояла домоправительница Парана в бессменном глухом сером платье. Смерив меня ледяным взглядом, женщина сделала шаг в сторону давая возможность пройти в дом.

- Я тебя тоже рад видеть, Сарана, - хмыкнул я, протиснувшись в небольшой коридор, - не правда ли на улице на редкость прекрасная погода?

Домоправительница мой светский тон не поддержала.

- В лаборатории, - лаконично проинформировала она меня о нахождении старого мага.

Пожав плечами, я двинулся в указанную сторону.

- Он опять не спал из-за ваших дел, - донёсся мне в спину упрекающий голос.

Отвечать не имело смысла. Я Парану не нянька чтобы указывать, когда ему спать. Холод ледяного взгляда сверлящего мою спину ощущался почти физически. Возможно это мнительность, но кажется Саране я более чем не нравлюсь.

"Не, бред. Я же обаяшка", - хмыкнул я в тон мыслям, подходя к плотно притворённой двери лаборатории.

Из-за двери доносились приглушённые голоса. Уже протянутая к дверной ручке ладонь замерла так и не открыв дверь.

- Передай этот тубус в курьерское управление, пусть отправят на почтовый корабль в Палеро, - наставительно произнёс Паран с лёгкой хрипотцой. - Заплати как за особо ценный груз, информационные кристаллы не должны повредится.

- Сделаю, мастер, - второй голос принадлежал ученику старого лекаря.

Голоса смолкли. Похоже мне удалось застать самый конец разговора. Печально.

Чтобы не быть пойманным за подслушиванием я постучал в дверь и не дожидаясь разрешения дёрнул ручку на себя. В лаборатории царила атмосфера творческого бардака. Бумаги с записями разбросаны где попало. Булькала серо-молочная жидкость в большой стеленной колбе на горелке распространяя вокруг себя пряный аромат. Паран сидел за столом склонившись над бумагами. Марис завязывал завязки на заплечном мешке.

- Доброе утро, - поприветствовал я всех присутствующих.

- Доброе, Макс, - откликнулся молодой помощник Парана, закинув за плечи мешок.

- Утро... а сколько времени? - рассеяно спросил Паран так и не оторвавшийся от бумаг.

- Вы вообще спали, мастер? - задал я вопрос смотря на осунувшееся лицо Парана.

Старый маг насмешливо посмотрел на меня и фыркнул. Под лихорадочно блестевшими глазами старика пролегли глубокие тени. Паран был прав. Не мне говорить о долгом и здоровом сне.

- Я пойду, - попрощался Марис на ходу застёгивая коричневую стёганую куртку.

- Сделай до обеда, - напутствовал его Паран.

- Сделаю, - донёсся голос Мариса уже из коридора.

- Дверь притвори, - сказал мне старый маг, пока я задумчиво рассматривал записи на одном из подобранных листов.

Закрыв дверь, я подтянул один из стоявших у стены стульев к столу мага и усевшись запустил руку в нутро своей сумки. На стол бережно опустилась пирамида информационного кристалла.

- Что это? - Паран вопросительно поднял бровь смотря на кристалл.

- Данные по магическим возмущениям во время жертвоприношения, - ответил я.

Паран бережно взял кристалл. Покрутив пару секунд пирамидку перед глазами, он поднялся из кресла, подошёл к столу, на котором была установлена тяжёлая конструкция из сплетений медных трубок уходящих внутрь мутно-зелёного стеклянного куба. Установив кристалл в четырехгранное углубление на вершине, Паран коснулся ладонью медного круга на боку и на секунду прикрыв глаза запустил машину.

В воздухе повисла четырехмерная картина из сплетений линий и цветных пятен. Управляя потоком силы старый маг начал трансформировать зависшее голографическое изображение, открывая данные по разным пластам астрала.

Для меня подобная запись магических возмущений была пока тёмным лесом. Чтобы работать с данными такого уровня нужен был не один год опыта и познания в теоретической структуре силы и её потоков.

Паран погрузился в изучение данных забыв об окружающем мире. Мои же мысли медленно крутились вокруг посылки с информационными кристаллами, которую он поручил отправить Марису.

Если не считать Алаису, Паран был единственным человеком на этой планете, который знал обо мне почти всё. Скрывать от него сложившуюся ситуацию было по большому счёту бессмысленно. Он и так вдоль и поперек изучил слепок энергетической матрицы моего организма и понимал происходящее с моей тушкой куда лучше меня самого.

По большому счёту единственное что было от Парана скрыто это моё иномирное происхождение. Но и это боюсь было для него могло и не являться тайной. По крайней мере подозрения, судя по иногда проскальзывающим вопросам, у него были.

Впрочем, мне нужна была его помощь, и пока информация обо мне не выходит за пределы этого кабинета меня всё устраивало.

Старый маг же за всё прошедшее время, оправдывал мои ожидания, не спеша предавать огласки миру новость об обнаружении преинтереснейшей морской свинки для опытов. У него на это были свои причины. Главная из которых: искренняя ненависть ко всему сложившемуся магическому сообществу.

В молодости ещё будучи подающим надежды начинающим магом Паран связался с каким-то тайным орденом. Что оно из себя представляет я понимал крайне смутно, плохо разбираясь в местных политических раскладах, но суть была проста: ордену не нравилась сложившаяся структура как общества магического, так и светского.

Старик крайне неохотно распространялся об этом, а мне если быть откровенным не особо хотелось вдаваться в подробности местных социополитических дрязг, но по обрывкам фраз можно было понять, что корни у этой структуры росли похоже ещё из времён Великой Войны.

В общем, тайной для власть имущих его участие в ордене не осталось, и подающий надежды маг был предан опале. С тех пор Паран зарабатывал себе на жизнь в качестве лекаря, полностью углубившись в теоретические основы магии.

Короче говоря, у меня были все причины полагать, что моя тайна останется тайной. Но новость о письме беспокоила. Хотя возможно это просто паранойя разыгралась и со мной никак не связано.

После встречи лицом к лицу с магом, посланным из столицы на мои поиски нервы изрядно шалили.

- Сложно пока что-то сказать точно, но похоже мои последние теории подтверждаются! - вырвал меня из раздумий возбуждённый голос Парана.

Старик устало отошёл от прибора и взяв бурлившую всё это время на горелке колбу вернулся ко столу. Плюхнувшись в кресло, он извлёк два небольших медных кубка из ящика стола и разлил жидкость из колбы в оба. Один пододвинул мне, второй взял сам и тут же сделал небольшой глоток блаженно смежив веки.

- Что это? - спросил я подозрительно принюхиваясь исходящей пара жидкости.

- Зелье, - откликнулся Паран раскрыв лихорадочно блестевшие глаза, - снимает усталость, бодрит, возвращает силы и ясность уму, - продолжил он, вновь прихлебнув из кубка, - моя личная разработка кстати.

Пожав плечами, я сделал глоток. Горячая жидкость пронеслась по горлу и упала в желудок разливаясь жаром по всему телу.

- Какие теории? - спросил я, возвращаясь к брошенной фразе старого мага.

- Я сегодня окончательно закончил с расчётами, и по всему выходит, что за границами нашего мира существует массив накопленной энергии, к которой ты можешь обратится и оперировать, - уйдя в свои размышления начал Паран.

- Спасибо, кэп, - вяло откликнулся я, - я об это уже в курсе и вам объяснял.

- Не прими за оскорбление, - хмыкнул старый маг, - но слова дилетанта ничего не значат. Псам в подворотне будешь рассказывать о том, что ты уже знал, а мне нужны точные данные.

Я лишь пожал плечами в ответ.

- Это ещё не всё, я нашёл подтверждение теории Кларика, - самодовольно продолжил Паран. - Касательно беспокоящих тебя снов и твоему рассказу об изучении языка. Кларик предполагал, что существует, как он выражался инфосфера, и как сильный астральщик заявлял, что однажды сам смог к ней подключится.

- Более понятно можно? - спросил я, приподняв бровь.

- Твоя энергетическая матрица имеет доступ помимо накопленной во вне энергии ещё и к инфосфере. Кларик предполагал, что после смерти, часть наших накопленных знаний попадает туда и при желании мы можем к ней обратится.

Пригубив из кубка, Паран помолчав минуту продолжил свою мысль.

- После того как произошло твоё соединение с этой структурой, ты подсознательно обратился к знаниям, отсюда быстрое усвоение языка. Все же неприятные последствия для твоего организма, всего лишь следствие пропуска такого объёма информации через себя.

Я минуту молчал. На душе было погано.

- Контролировать это как-то можно? - разорвал мой голос повисшую тишину.

- Теоретически - да, - сказал Паран, - практически же... маловероятно. По крайней мере в твоём случае.

Слова старого мага мне категорически не нравились.

- Пойми правильно, любой маг бы убил за тайну, того как получить доступ к таким возможностям. Но не один здравомыслящий человек не провёл бы на себе подобный обряд без должной подготовки организма. Изначально следовало бы трансформировать тело, энергетическую структуру, возможности к пропуску информации, за ту черту, когда уже владеющий не сможет называться в полном смысле человеком, и только после всего этого приступать к работе с такими высокими сферами.

- Меня спросить хочу я это делать или нет никто не удосужился, - мрачно произнёс я.

Всё сказанное больше походило на смертный приговор. Была надежду на Алаису, но полагаться на её слова полностью очень не хотелось.

- Не всё так плохо, - успокаивающе сказал Паран, видя мою реакцию, - мы занимаемся усилением твоего энергетического каркаса, как только татуировка будет закончена станет лучше. К тому же чтобы не происходило в храме, это тоже идёт твоему организму на пользу.

- Вы лучше меня понимаете, что это всего лишь отсрочка, - сказал я вставая со стула.

Подойдя к окну, я окинул взглядом внутренний двор Парана. Внутри бурлило бешенство. Глубоко вздохнув медленно выдохнул. Перепады настроения становились всё резче последнее время. Хотя это и не удивительно с подобными новостями. Пальцы поскребли рёбра сквозь рубаху. Боль в теле начинала усиливаться. Достав из внутреннего кармана куртки фляжку, сделал глоток обезболивающего настоя.

- Нужно провести анализ данных, возможно на основе них я смогу найти другие возможности для лечения, вновь заговорил Паран.

- Возможно разорвать связь? - устало спросил я, пряча фляжку обратно в карман.

- Пока могу сказать, что вероятнее всего разорвёт связь смерть, - ответил Паран почесав короткую седую бороду.

- Оставим этот вариант на самый крайний случай, - криво усмехнулся я.

- Хотя если быть до конца откровенным, я не уверен, что и это поможет, - продолжил Паран свою мысль, - но могу сказать точно, что все беспокоящие неудобства, больше волновать тебя не будут.

- Поверю вам на слово, - протянул я в ответ.

Пройдясь по комнате, я вновь сел на стул напротив старого мага.

- Как твои упражнения? - задумчиво спросил он.

Я поднял правую ладонь. "Вдох". Привычно закололо в висках. На кончиках пальцев заплясали языки пламени.

Последние два месяца не прошли зря. Пусть мне удавался всего один безобидный фокус, но суть была не в этом. Суть была в том, чтобы провести каст, абстрагируясь от потоков. При всех имеющихся вводных этот нехитрый фокус балансировал на грани суицида. Одна ошибка и лавина энергии колышущаяся где-то на грани восприятия грозила смять мой организм как цунами, обрушившиеся на соломенную хижину.

- Отлично, думаю скоро можно будет попробовать провести эксперимент к обращению к энергии за грань, - задумчиво сказал Паран.

- Идея похожа на не самую гуманную попытку суицида, - резко ответил я магу.

Иногда подход Парана к моей тушке как к лабораторной крысе изрядно коробил. Паран задумчиво постучал кончиками пальцев по столешнице.

- Нет так нет, - ответил он, - в любом случае пока рано. Нужно сначала перевести тебя на оперирование с большим объёмом энергии чем сейчас.

- Подождёт, - хмуро оборвал я мага уже начавшего строить планы на свою подопытную свинку, - сначала о важном. Я ночью кажется рёбра отбил, можете проверить?

- Тебе нынешних проблем со здоровьем не хватает, новых ищешь? - повеселев спросил Паран?

Я промолчал. Вопрос был явно из разряда чисто риторических. Паран же отсмеявшись выудил из ящика стола перчатку с закреплённой на ладони матово-белой полусферой и кивнул в сторону кушетки.

- Ложись.

Уговаривать меня не пришлось.

- Есть небольшая трещина на втором правом ребре, - сказал Паран после недолгого вождения надо мной ладонью в перчатке.

Полусфера, источавшая тусклое мягкое свечение, медленно погасла. Сняв перчатку, Паран положил её на рядом стоявший стол и вернулся ко мне.

- Ну, всё что не случается - к лучшему, - усмехнулся маг. - Вот заодно и научишься оперировать большим объёмом.

Я бросил на Парана скептический взгляд. Подобная фраза обычно не сулила ничего хорошего. Для меня уж точно.

- Помнишь форму плетения малого лечебного заклятья? - спросил он, разминая запястья.

Я неуверенно кивнул в ответ.

- Отлично, а если даже и не помнишь, - усмехнулся Паран уже отлично меня изучивший, - двигайся по указанным мной путям.

Ещё один кивок. От этой грёбаной магии в моей жизни только одни неприятности.

Паран положил сухую ладонь с узловатыми пальцами мне на голову. Тут же пришло ощущение вторжения. Описать было сложно. Словно ты в своей голове больше не один. Когда поблизости была Алаиса, возникало такое же чувство, только вот ей не требовалось не прикасаться, ни моё согласие.

Одного, полученного ей той ночью в переулке, когда из моего живота торчал нож, похоже было достаточно.

"Вдох". По телу начал разливаться уже привычный жар. От ладони Парана начала исходить покалывание, резко перешедшее в зуд, расползающийся где-то под черепной коробкой. Словно в голову запустили стаю муравьёв. Подчиняясь указанным мастером направлениям, я двигал энергетические потоки, сплетавшиеся в замысловатый узор. Зуд перерос в покалывание.

Энергия двигалась с трудом, словно продвигаясь сквозь плотное желе. Шквалом нахлынула головная боль. Сознание медленно начало уплывать куда-то в темноту.

- Держись! Осталось немного, - рявкнул Паран.

Голос звучал приглушённо, словно прорываясь из далека. Тело на мгновение пробила нестерпимая боль, заставившая выгнуться с мерзким хрустом позвоночник. Паран лишь успел отшатнуться. Тело забилось в конвульсиях.

Сознание так и не пропало в блаженном забытье, балансируя на самой грани. Чувства медленно, со скрипом возвращались обратно. Вместо размытых цветных пятен перед глазами зависло обеспокоенное лицо Парана делающего пассы руками. Пальцы ощутили шершавую обивку кушетки. Последним вернулся слух.

Практически замерший мир резко приобрёл безумную, практически невозможную чёткость.

Отодвинув руку Парана зависшую перед лицом, я одним движением поднялся с кушетки. Тело пробивала лёгкая дрожь. Энергия бурлила в жилах, словно по венам струился жидкий огонь. Будто кто-то сделал укол адреналина.

- Держи, - раздался голос Парана.

Голова резко с хрустом повернулась на неожиданный звук. Старый маг протягивал белое полотенце. Видимо недоумение чётко отразилось на моём лице.

- Вытрись, - пояснил он.

Пальцы мазнули по лицу. Алые разводы окрасили подушечки пальцев. Приняв полотенце я с силой стёр обильно вытекшую из носа кровь.

- Всё-таки слишком большой объём, - покачал головой Паран возвращаясь в кресло.

- Я себя отлично чувствую, - недоумённо откликнулся я на слова мага разминая кисти рук.

Хотелось прыгать, бежать. Тело требовало незамедлительного действия.

- Вспомни об этом завтра, - криво усмехнулся Паран.

Эйфорию словно смело рукой. За всё нужно платить. Особенно если пытаешься проглотить кусок, превышающий твои способности.

- Была бы у тебя хотя бы десятая ступень, - вяло протянул Паран. - Это одна из простейших форм лечебных заклятий, слегка мной доработанная. И ты даже от неё чуть сознание не потерял...

Я мазнул взглядом по испачканному кровью полотенцу, небрежно брошенному на кушетку, и пошёл к столу, за которым сидел Паран. Адреналиновый угар начал медленно утихать. Энергия больше не била ключом. Осталась лишь бодрость. Сев на стул прислушался к организму. Рёбра больше не болели.

- Придётся подыскать что-то менее энергозатратное, что больше подойдёт твоим способностям, - задумчивый голос Парана оторвал меня от самоанализа. - Пока не пытайся его практиковать самостоятельно. Будет очень некстати если ты погибнешь, залечивая какую-нибудь царапину.

- Очень печально, - эхом откликнулся я.

- Возможно после завершения внешнего каркаса удастся снизить вероятность летального исхода. Кстати, - оборвал свои размышления Паран, -деньги принёс?

- Как всегда ньер, как всегда, - хмыкнув ответил я.

Рука нырнула в сумку и извлекла кошель, туго набитый серебряными монетами.

Золота уже не осталось...

- Раздевайся и на стол, - кивнул Паран указывая направление, - сегодня закончим спину.

Я молча стянул рубаху и пошёл к столу. Паран же возился возле шкафа вытаскивая инструменты для нанесения татуировки.

Возможно, когда она будет закончена, то окупится с троицей и позволит не сдохнуть.

Возможно...

 

Солнце медленно ползло по небосклону. День подходил к концу, в свои права неуклонно вступал вечер. Я брёл из порта по направлению к таверне "старый наёмник". Спина безбожно чесалась и болела. Воспалённая от сотен уколов кожа горела огнём. Поднявшийся прохладный ветер приятно обдувал разгорячённое лицо.

После Парана пришлось сделать большой крюк через букинистическую лавку. Встретивший как родного хозяин лавки час рылся в книгах, но всё-таки смог найти х мне книги в которых упоминался Тоар и обелиски древних. Пожевав губы, я попросил отложить две. Денег осталось совсем немного, да и те ещё были необходимы, но переборов в себе скупердяя взял всё-таки заметки о войне одного из именитых историков и теоретиков.

Осталось только найти время чтобы осилить пухлый том.

После букинистической лавки ноги понесли в порт, на поиски Аласта. Мне не давало покоя письмо Парана, и, наверное, единственный человек, который мне бы помочь в этом вопросе был Аласт.

И он не подвёл.

- Сафар! - окликнул я мирно посапывающего парня, привалившегося спиной к покосившемуся сараю в котором стоял огромный самогонный аппарат.

Из трубы чадил белёсый дым. Производство не останавливалось.

- Что? - сонно спросил Сафар приоткрыв один глаз.

- Помощь твоя нужна, - начал я, - нужно найти одного человека. Срочно.

- Насколько срочно? - Сафар открыл второй глаз.

- Лучше вчера.

Поймав недоумённый взгляд парня, я тихо выругался. Несмотря на усвоение языка идиоматические выражения автоматически вплетались в речь порой делая её совершенно непонятной для местных.

- Сможешь найти до ночи? - поправился я.

Сафар задумчиво почесал затылок.

- Думаю да, если он конечно в бега не подался, - усмехнулся парень.

- Не должен, - отзеркалил я усмешку.

- Ну тогда пойду запрягу малышню с порта, через пару часов откопаем кого угодно, - уверенно сказал Сафар поднимаясь с земли. - Рассказывай, кого искать?

Я быстро пересказал данные полученные полчаса назад от Аласта. Позади послышался стук двери кухни.

- Макс, ты где бродишь?! - раздался зычный окрик Дорана.

- Всё понял? - спросил я у Сафара. Дождавшись кивка, я выдохнул, - Ну и отлично. Я на тебя надеюсь.

Махнув на прощание парню рукой, я двинулся к нервно ожидающему меня хозяину "наёмника".

- У лекаря задержался, - не дожидаясь очередного вопроса, пояснил я свою задержку.

- Нам пора выходить, - отрезал Доран.

- Может ну его, нахрен? - усмехнувшись спросил я.

Сегодняшний опыт с лечебным заклятьем давал о себе знать. Медленно подступал откат. Всё как обычно начиналось с лёгкого покалывания в висках.

- От таких встреч не отказываются, - сказал Доран смотря на меня как на идиота.

- Минуту, с кухни что-нибудь пожевать возьму, - обречённо ответил я, двинувшись к кухне.

- Мы в таверну идём, "гений", - раздался мне в спину голос Дорана.

- И ты серьёзно думаешь, что мне там пожрать спокойно дадут? - махнув рукой не оборачиваясь ответил я.- И кто из нас "гений" после этого?

Заскочив на кухню я нос с носом столкнулся с Мараграс. Поддержав чуть не упавшую от столкновения девушку, я быстро оглядел кухню в поисках съестного которое можно урвать с собой.

- Я слышала про встречу, как думаешь, как всё пройдёт? - спросила Мара одёргивая платье.

- Не знаю если честно, - ответил я.

Чего ожидать я правда понятия не имел. Внутри бурлило раздражение. Количество проблем и так хватало, а тут приходилось куда-то идти и зачем-то разговаривать с совершенно посторонними людьми. Зацепившись взглядом за тарелку выпечкой, я быстро направился к ней, и выдернув первый попавшийся крендель направился на улицу.

Мара перехватила меня у самого выхода придержав за локоть.

- Удачи.

- Будем надеяться, что она не понадобиться, - откликнулся и приобняв на прощанье девушку вышел во двор.

- Мне нужно с вами пойти, - бурчал стоявший ко мне спиной Харан.

- Не стоит, ладно отставить споры, - Доран повернул голову ко мне. - Готов?

- Готов, - пробурчал я, вгрызаясь в крендель, проглотив кусок практически не жуя, продолжил, - пошли.

Хлопнув по плечу Харана Доран пошёл к выходу. Махнув вышибале на прощание рукой, я последовал за хозяином "наёмника". За спиной с громким стуком захлопнулась калитка.

- Разговор буду вести я, - проинструктировал меня Доран.

- Я только за, - пожав плечами безразлично ответил я.

Меньше всего мне хотелось прибавлять и к так немалым проблемам ещё и местные бизнес разборки. С большим удовольствием посижу на задних рядах.

Дорога до "жирного гуся" находящегося на другой стороне среднего города заняла около получаса не слишком спешного шага. Мы стояли возле дверей таверны и собирались войти.

Доран толкнул дверь. Таверна встретила обилием приятных ароматов, вычищенными до блеска полами и приглушенными разговорами немногочисленных посетителей. Доран окинув зал быстрым взглядом, указал подбородком на дальний стол, стоявший в уединении, и двинулся в его сторону. Я последовал следом.

За столом нас ожидали двое мужчин, лениво потягивающих вино из серебряных кубков. Ромира я узнал сразу, короткий ёжик каштановых волос и горбатый, переломанный когда-то давно нос. А вот черноволосый мужчина с аккуратной козлиной бородкой и резкими чертами лица был мне не знаком.

- Присаживаетесь, ньеры, - произнёс Ромир указывая раскрытой ладонью на стулья по другую сторону стола.

- Благодарю, рад встрече, - откликнулся Доран, присаживаясь.

Я последовал его примеру. Уютная атмосфера таверны навевала сон.

- Может вина? Здесь подают замечательное палерское из их прибрежных провинций, - предложил Ромир.

- Не стоит, - отверг предложение Доран.

- Ну как хотите, - не стал упорствовать Ромир.

Повисло молчание. Глава стражи Таворы задумчиво всматривался в наши с Дораном лица. Взгляд светлых, почти прозрачных, глаз был внимательным и цепким. От соседних столов доносились обрывки разговоров и стук кубков.

- Знакомьтесь, - нарушил затянувшееся молчание Ромир указав ладонью на сидевшего с ним рядом мужчину, - Сард Ди Саен. Помощник главы совета артелей Таворы.

Я с интересом посмотрел на представителя совета артелей. Про Сарда я слышал в первый раз, хотя если быть откровенным, артели мне были слабо интересны, так что не удивительно что информация об этом человеке прошла мимо меня. Мужчина лишь с достоинством кивнул нам, не проронив ни слова.

- С каких пор совету артелей есть дело до скромных винокуров? - лицо Дорана выразило высшую степень наигранного недоумения.

- У нас есть интересы в разных сферах, - хищно улыбнулся Сард.

- Ладно, ньеры, давайте тогда не будем затягивать и перейдём к делу, - сказал Ромир, хлопнув ладонью по столу. - Мы бы хотели купить у вас технологию производства крепких вин. Готовы предложить двадцать цехинов.

Уголок губ еле заметно приподнялся в усмешке. С одной стороны, двадцать золотых были большими деньгами, с другой же они явно не стоят того чтобы терять эксклюзивность на производство. Судя по выражению лицо Дорана, он подумал о том же.

- Благодарю, но мы откажемся, - чётко разделяя слова отверг щедрое предложение Доран.

- А что скажет Им Сверо, - цепкий холодный взгляд Ромира упёрся мне в глаза. - Это же ты занимался технологией.

Это был не вопрос, это было утверждение. Глава стражи похоже собрал всю информацию перед тем как сделать предложение.

- Доран Ди Костра выражает нашу общую позицию, - пожав плечами ответил я. - Мы готовы предоставить вам самые лучшие цены на оптовую закупку, готовы обсудить другие ваши предложения, но потеря эксклюзивности производства не в наших интересах.

- Что ж, ньеры, не смею вас больше, задерживать. Я пришлю к вам на днях человека за винами, - улыбнулся Ромир, лишь взгляд остался по прежнему цепким и холодным. - Наше предложение останется открытым, если вы решите передумать.

- Не стоит, - уверенно ответил Доран поднимаясь со стула, - наше решение не изменится.

- Никогда нельзя быть таким категоричным, ньер Доран, - с улыбкой произнёс Ромир, - В этом мире меняет всё.

- Я запомню, - холодно ответил Доран склонив голову прощаясь.

Я в свою очередь лишь махнул рукой на прощанье и двинулся за Дораном. Встреча оказалась короткой и не слишком впечатлила, хотя последние слова Ромира несли в себе явную угрозу. Улица встретила холодным порывом ветра, ударившим в лицо. Поёжившись я накинул на голову объёмный капюшон куртки.

- Нужно будет договориться о посменном дежурстве, - задумчиво произнёс Доран.

Его взгляд рассеянно скользил по улице. Пожав плечами, я подтолкнул его под локоть и двинулся прочь от "жирного гуся". Дежурство, так дежурство. Дорану виднее.

 

Аварис

На стол перед Аварисом лёг новый лист со скорректированными расчетами возмущений слоёв астрала. Устало пробежавшись глазами по строкам вычислений, он вновь пододвинул к себе уже не раз изученный информационный кристалл. Если все векторы просчитаны правильно, то возможно удастся более точную картину.

Просторный кабинет находился в полуподвальном помещении в башне Дома Смерти. Пять стоявших возле стен были заняты счетоводами, Сальвой и подсаженным магистром Дионом. Протеже главы филиала не переставал раздражать. Всё время маячил где-то за спиной, то и дело суя нос в происходящие процессы.

"Он же как теоретик ничтожество, Вулно мог бы хотя бы подсадить компетентного шпиона", - раздражённо подумал Аварис ставя пирамидку кристалла в проекционный постамент.

Помассировав прикрытые веками уставшие глаза, он положил руки на боковые пластины и вывел весь массив записанных слоёв астрала. На настройку проекции по новым данным ушло около часа. Лучи вечернего солнца окончательно перестали пробиваться через узкие подвальные окна. Аварис отвлёкся на мгновение от проекции и активировал лампу.

Взгляд рассеяно скользил по сплетениям линий и разноцветных пятен, срезаемых послойно пытаясь вычленить упущенные ранее детали. Резко остановившись, Аварис склонился ближе к проекции. Новые расчёты помогли более детально настроить цветовую гамму, показывающую возмущения, происходящие в астральных планах.

Чем старее происходило возмущение, тем менее отчетливыми становились следы, сливаясь с более свежими. Но на седьмом слое удалось разглядеть ранее незамеченное сероватое пятно.

Аварис нервно погладил дрожащими от волнения пальцами пластины интерфейса. Слои плавно начали раздвигаться. Пятно становилось всё более чётким. Аварис поморгал, пытаясь понять не кажется ли ему. Характер узора линий говорил, что перед ним всплыл обрывок отпечатка энергетической матрицы перенесённой сущности.

Удача. Именно ради этого момента он все эти месяцы рыл окрестные леса, докапывался до самых глубоких слоёв астрала и сводил их вместе. Тяжёлая, долгая, крайне кропотливая работа дала результат.

- Что-то нашёл, - донёсся до Авариса заинтересованный голос Диона.

Протеже главы филиала отложил записи, над которыми работал и встав из-за стола двинулся к Аварису.

Лёгкое движение энергии, пятна смешались, закрывая найденный обрывок.

- Что там? - спросил Дион внимательно вглядываясь в проекцию.

- Показалось, - раздражённо ответил Аварис и кивнул на небольшое фиолетовое пятно. - подумалось на мгновение что это обрывок отпечатка матрицы.

- Нет, - задумчиво протянул Дион, - просто деформация пласта, последствие от той вакханалии выплесков энергии что творилась рядом.

- Да, - устало ответил Аварис, - всё, мне нужно поесть.

- Могу послать на кухню, - угодливо предложил Дион.

- Нет, - покачал головой Аварис, - пойду в таверну. Еда, пару часов сна, и займусь перепроверкой расчётов.

- Возможно ты и прав, - согласился Дион, - освежить голову не помешает.

Дождавшись пока шпион главы филиала вернулся к своему столу, Аварис скинул кристалл со сведёнными слоями и пачку листов с расчётами в сумку. Потянувшись всем телом до хруста, он помотал головой и поднялся из-за успевшего осточертеть стола.

- Сальва, кончай, на сегодня работа окончена, - окрикнул единственного члена своего отряда, находящегося в кабинете Аварис.

- Одну минуту капитан, и пойдём, - откликнулся воин.

Аварис медленно побрёл к выходу. Через пару минут послышались нагоняющие шаги. Сальва поравнялся со своим командиром и замедлил шаг. На лице Авариса блуждала расслабленная улыбка. Он впервые за долгое время был счастлив.

- Чему радуешься, командир? - недоумённо спросил Сальва скосив взгляд на главу отряда.

- День сегодня отличный, - откликнулся Аварис.

Башня Дома Смерти осталась позади. Они медленно подходили к одной из центральной площадей, уже опустевшей к позднему времени. На небе начали загораться первые звёзды.

- День отвратный, - проворчал Сальва. - Весь день копались в расчётах и безрезультатно.

- Результат есть, - усмехнувшись просветил своего подчинённого Аварис.

- В каком смысле? - Сальва даже сбился с шага услышав новость.

- Нужно всё перепроверить, но кажется удалось обнаружить отпечаток матрицы чужака, - пояснил Аварис.

- Это же прорыв, - Сальва резко остановился, - но почему... а, некрофилы.

- Именно, сующие во всё что только можно свой нос некрофилы, - кивнул Аварис. - Это дело нашего Дома. Смертникам в них нечего делать.

- Что будем делать? - спросил Сальва, вновь двинувшись за командиром.

- Ты же местный? - припоминая рассказы Сальвы спросил Аварис.

- Был когда-то, - откликнулся Сальва, - но с тех пор уже десяток лет минуло.

- Нужно достать эссенцию души.

- Командир, - медленно начал Сальва, - у некрофилов возможно и найдётся пару штук.

- Нет, - резко отрезал Аварис.

Ноги незаметно вывели беседующих магов к выходу из верхнего города. Впереди их ждал ужин и тёплые кровати, которых безумно не хватало всё это время лазанья по лесам. Сальва молча обдумывал слова командира.

- Не самому же её добывать... не мой уровень. Да и...

- Знаю, - дёрнул щекой Аварис, - из каменного мешка разве что пустить в расходник.

- Некрофилы узнают, - покачал головой Сальва.

- То-то и оно, - согласился Аварис.

Сальва на мгновение замялся.

- Нужно проверить, но в трущобах жил дикий колдун, - неуверенно сказал Сальва.

- И ты молчал? - удивлённо поднял бровь Аварис.

Укрывательство диких, не входящих в дома полуобразованных колдунов было тяжким преступлением перед советом домов. Не похоже на верного своему долгу и слову воину.

- Понимаешь, командир, - начал Сальва, - он мне сильно помог в малолетстве. Если бы не он, то возможно я бы и не узнал, что являюсь владеющим, да возможно бы и в живых не остался.

- Понял, - откликнулся Аварис. - Разговор останется между нами, совету один замшелый колдун без надобности. Переживут. Обращайся, пусть поможет.

- Сделаю, командир, - кивнул Сальва, облегчённо выдохнув.

- Нужно будет ещё отделать от Диона, необходимо время на проведение расчётов по матрице и подготовку к вызову, - в голосе Авариса сквозила усталость и довольство проделанной работой.

- Охотник? - удивлённо спросил Сальва.

- Охотник, - подтвердил Аварис.

 

Максим

- Чем всё закончилось? - спросил Сафар встретивший нас у входа в "наёмника".

- Что-то мне подсказывает что ещё ни хрена не закончилось, - пожав плечами ответил я.

- Это мы ещё посмотрим, - хмуро сказал Доран оскалив в кривой усмешке передние зубы.

Я промолчал. Сказать сверх того, что уже было сказано по дороге было нечего. Время покажет смирились ли два занимательных товарища с нашим отказом.

Доран хлопнул по плечу Сафара и прошёл внутрь таверны. Проводив его спину взглядом, я обернулся к Сафару.

- Получилось? - произнёс я, вопросительно дёрнув подбородком.

- Да, - помедлив ответил парень. - Прибегали за пять минут до вашего прихода малые, говорят нужный тебе мужик зашёл в таверну у Баска.

- Та, что на окраине среднего города со стороны порта? - спросил я, сунув руку в сумку и задумчиво ощупывая содержимое кошеля.

- Она самая, - подтвердил Сафар.

Уже собираясь двинуться по новому маршруту я остановился. Лицо парня было уж очень обеспокоенным.

- Ты сказать ещё чего хотел? - задал я вопрос.

- Да так, просто рассказать хотел, - дождавшись одобрительного кивка он продолжил. - Щербатого Гронга помнишь? Из подёнщиков.

Я кивнул. Сложно было забыть человека, решившего тебя ограбить в первый же день появления в городе.

- Его нашли дохлым в трущобах, - продолжил Сафар. - Зарезали как свинью.

- Значит нашёл себе новые приключения и не осилил ответку, - пожал я плечами.

Беспокоится из-за Щербатого не было ни сил, ни желания. Видимо очередной грабёж пошёл не по плану и добычей стал он сам.

- Возможно, - дёрнул щекой от досады Сафар, - но дело не в одном Щербатом. Последний месяц наши с порта пропадают. Кого-то находят как Щербатого, кого-то нет.

- Что стража говорит? - спросил я озадаченно.

- Молчат. Очередной ублюдок сгинул, туда ему и дорога, - скривившись ответил Сафар. - Хотя слухи ходят что до порта тоже самое творилось в трущобах у южных ворот. Теперь исчезновения у нас идут.

- Предположения есть? - спросил я, переваривая мысль об объявившемся косплеере Потрошителя.

- Люди бурчат, говорят маги шалят, - посерев сказал Сафар, - сам знаешь, у нас Дом Смерти в городе, а за ними дурная слава. Не в обиду тебе, - хмыкнул парень, намекая на моё номинальное членство в данной организации.

- Попробую поспрашивать как в очередной аз наведаюсь, - пожал я плечом. - Может магики в курсе что в городе творится.

- Удачи, - скептически усмехнулся Сафар.

Я лишь махнул в ответ рукой и пошёл прочь от таверны натягивая на голову глубокий капюшон, двигаясь по направлению к западной части среднего города. Новости конечно неприятные, но как гласит главный принцип стоицизма: не можешь повлиять, забей и продолжай делать своё дело.

Чем мне и стоит заняться.

Спустя пятнадцать минут я уже стоял у входа в таверну Баска. На большой вывеске над дверь была грубо намалёвана деревянная кружка с пенной шапкой. Заведение было относительно дешёвым, но добротным. День таверн сегодня. Проснулся в таверне при постоялом дворе, встречу провёл в таверне, и теперь опять таверна. Вот только как бы печально это не было, нормально выпить и здесь не получится.

Встряхнувшись, я толкнул дверь и вошёл в таверну.

Просторный зал с низким потолком встретил галдежом, духотой и табачным дымом. Взгляд брошенный из-под глубокого капюшона быстро заскользил по посетителям выискивая человека, подходящего под данное Аластом описание. Обнаружив худого как жердь мужика с приметным рваным шрамом на левой щеке, я зашагал к дальнему столу лавируя между подвыпивших посетителей и хаотично сновавших разносчиц.

Подойдя к столу я без спроса расслаблено уселся на лавку напротив удивлённого посетителя явно не ожидавшего гостей. Мужик оторвался от тарелки с кашей, отодвинул стакан с элем и недоумённо посмотрел на меня. Впавшие щёки нервно дёрнулись.

- Привет, - поздоровался я.

- Привет, - откликнулся мужик, внимательно всматриваясь в моё лицо похоже пытаясь вспомнить знакомы ли мы.

После недолгого раздумья недоумения в его взгляде только прибавилось. Проигнорировав незаданный вопрос, я взял стоявший напротив кувшин, понюхал и отставил в сторону. Взмахом руки подозвал разносчицу.

- Вам что-нибудь принести? - спросила низким грудным голосом подошедшая пышная девушка.

- Кувшин вина получше, - ответил я, протянув серебряную монету.

Девушка тут же словно испарилась, незаметно скрывшись меж спин посетителей. Я ленивым взглядом рассматривал зал. Мужик напротив прокашлялся.

- Как здоровье, Двин? Болеешь? - спросил я, не отрывая взгляд от зала.

- Нет. Хорошо, - помедлив ответил он, - мы знакомы?

- Теперь - да, - пожав плечами ответил я.

Разносчица появилась также незаметно, как и исчезла. С подноса на стол перекачивал кувшин и два медных кубка. Наполнив оба, я подвинул один к Двину второй взял сам.

- Прошу. Разбавленное пиво - зло в чистом виде, лучше вино, - отсалютовав кубком напряжённому Двину я сделал глоток.

Двин к кубку не притронулся, продолжая сверлить меня полным нарастающего напряжения взглядом.

- Двин, - лениво начал я, - знаешь, слухи ходят что тело посланца короны к магистрату обнаружили?

Лицо Двина приобрело восковой оттенок. Послышался скрип зубов. Правая рука сжала до побелевших костяшек нож, лежавший рядом с тарелкой. Немигающие карие глаза пожирали меня горя от ненависти. Выдох сквозь сжатые зубы был больше похож на шипение.

- Вижу, что не слышал, - пожал я беззаботно плечами, - ну да ладно, земля ему пухом.

Я отсалютовал кубком и пригубил вино. Плотоядный взгляд продолжал сверлить меня. Казалось ещё мгновение и нож в руке ничем неприметного таворского почтового клерка метнётся ко мне ядовитой змеёй.

Внутренне поёжившись я широко улыбнулся.

- Я вообще зачем пришёл к тебе, - продолжил я, посмотрев на нож в руке мужика полным насмешливого скепсиса взглядом, - мне услуга нужна.

Двин продолжал молчать. Его ладонь поудобнее перехватила рукоять ножа. Выудив из сумки туго набитый кошель я как можно более незаметно поставил его рядом с кубком клерка. Во взгляде ненависти не убавилось, но прибавилось интереса.

- К вам сегодня поступила посылка от лекаря Парана, - откинувшись спиной на стену продолжил я. Мне нужно чтобы она оказалась у меня как можно скорее.

- Я не имею права, - разлепив плотно сжатые губы хрипловато произнёс Двин.

- Ты не беспокойся, это вредно, - хмыкнул я, глядя ему в глаза. - Принесёшь мне посылку, я тебе её верну на следующий же день, и ты её отправишь. Никто ничего и не заметит, а ты даже неплохо заработаешь.

Лицо Двина выражало мучительное движение мысли. Через пару мгновений я увидел, как кошель, в котором лежали мои последние сбережения, исчез за пазухой клерка.

- Договорились, - хмуро сказал он и отложив нож вновь вернулся к тарелке с кашей.

- Вот и отлично, - улыбнулся я.

Осушив одним глотком остатки вина, я поднялся и собираясь было покинуть словоохотливого собеседника остановился.

- И Двин, хочу предупредить не делать глупости, - сказал я глядя в глаза клерку.

"Вздох". Пальцы медленно прочертили четыре обожжённых паласы на выщербленной столешнице.

- Во-первых - не получится, во-вторых - наш маленький секрет быстро перестанет быть секретом.

Двин помедлив пару мгновений кивнул и опустил глаза в тарелку. Я же пошёл прочь, стараясь не застонать от боли отката. Простейший фокус отнял последние силы. Сегодня организм и так был перенапряжён по полной. Да и шантажировать конченного отморозка не самое полезное занятие как для здоровья, так и для нервов.

- Хэй! Весем новости! - заплетающимся языком заорал дородный мужик размахивающий пивной кружкой. - Я скоро женюсь! - продолжил он, обозревая посетителей таверны осоловевшим взглядом. - Буду рад, ик, всех вас видеть!

Я прошёл за спиной орущего толи от счастья толи от нервов мужика. Поддержав пошатнувшегося жениха, обошёл гудящий стол и облегчённо вывалился на свежий воздух. Усталость внезапно навалилась неподъёмным грузом. Я откинул капюшон и подставил разгорячённое лицо холодному ветру.

Полгода назад пропал без вести человек посланный короной к магистрату Таворы для заключения какой-то непубличной сделки. У посланца с собой были векселя на несколько тысяч золотых. Все считали, что мужик свалил с деньгами в закат, и только один скупщик и Аласт знали, что один незаметный клерк прочитал посланные из столицы документы и сообщения что скоро приедет человек с деньгами. А вскоре после пропажи посланника расплатился со всеми игральными долгами.

На него бы никто и не подумал, но Двин решил продать крайне приметные украшения. Аккуратно решил продать, незаметно, по-умному. Но если что-то знают двое, значит это уже не секрет.

Жадность губит...

Я втянул прохладный воздух и расслабленно двинулся в сторону "наёмника". На город опускалась ночь. На тёмном небе начали появляться первые бисерины звёзд. Если клерк не сглупит, то я смогу получить информацию о переписке Парана и не разболтал ли он кому чего лишнего о своей подопытной мыши.

- Ты же знаешь, что я приглядываю за тобой? - раздался рядом до боли знакомый голос.

Сил даже испугать уже не было на неожиданный звук. Я устало скосил глаза. Рядом в такт моей неспешной походке шагала Алаиса с интересом рассматривая улицу. Многослойная алая ткань обтянула фигуру повинуясь ветерку.

"Скорее всего иллюзия", - пронеслось в голове. В осязаемой форме она появлялась крайне редко, ссылаясь на непонятные ограничения, в основном девушка появлялась в виде неосязаемой проекции.

- Вопрос риторический? - лениво откликнулся я на вопрос.

- Нет. Искренний интерес, - сказала она с усмешкой наблюдая как какой-то залётный матрос отливал прямо на стену закрытой лавки.

Матрос обернулся, проводил меня мутным взглядом и вновь отвернулся к стене. "Иллюзия", - вынес я вердикт. Как дебил иду, и разговариваю сам с собой. По крайней мере так это видят редкие прохожие.

- Я же тебе говорил о своих попытках укрепления энергетического каркаса, - наугад предположил я.

- Ты о своей неуклюжей попытки помочь мне в выполнении взятых мною же обязательств? - усмехнулась девушка. - Так ты всё только усложняешь. Если бы я сегодня упустила контроль над потоками, то ваш милый эксперимент с профессором закончился бы крайне печально.

- Спасибо, - вяло поблагодарил я.

- Договор выгоден нам обоим, - напомнила мне Алаиса, - не усложняй и так не самую простую задачу.

- Есть, капитан, - отсалютовал я двумя пальцами от виска. - Как прогресс в твоих делах?

На мой вопрос никто не ответил. Девушка уже исчезла, вернувшись вновь куда-то за границу этого мира. Или в другой пласт реальности. Да в общем плевать.

Надо хоть немного поспать.

Глава 4

Охота началась

Максим

"...Начиналось второе столетие Великой Войны, когда пришёл ОН. Тоар, прозванный "Карающей дланью богов" переломил ход войны в нашу пользу..."

Усталый взгляд скользил по строкам, написанным хронистом, ставшим свидетелем событий, развернувшихся почти тысячу лет назад, и скрупулёзно записавшим свои наблюдения. Мужик, судя по записям лично был знаком с Тоаром, и тем более ценна была книга, купленная в букинистической лавке.

Конечно это была всего лишь копия. Конечно она была переписана с других, более ранних копий. И конечно же она пестрила неточностями, перевранными или не так понятыми и изменёнными фразами. Но ничего лучшего под рукой не было, а значит приходилось довольствоваться тем что есть.

"...человек, практически равный по силе богам однажды сказал мне, что обрёл своё могущество в Козьих горах..."

Козьи горы, это если мне не изменяет память, где-то на севере Кароссы...

Дрожащие пальцы взяли перо. С третьей попытки ходившему ходуном стальному жалу удалось попасть в узкое горлышко чернильницы. Пытаясь совладать с дрожью, я кривовато вывел в толстой тетради в кожаном переплёте последнее прочитанное предложение.

Отложив перо, устало выдохнул и сжал в кулак пробиваемую тремором ладонь. Со времени применения заклятья лечения скастованного у Парана, гореть ему в местном аналоге ада, шёл третий день.

После подобного лечения, нужно было лечиться вновь...

Откат отпускал медленно. В первый день мне не удалось даже встать с постели, какой там писать. Боль, лихорадка, да редкие вспышки проясняющегося сознания - единственные воспоминания о том дне.

Сейчас, на третий день уже удавалось ходить. Недолго и недалеко, но всё-таки не изображать из себя немощное бревно. Сознание тоже пришло в норму, и не напоминало месиво из несвязных обрывков мыслей. В общем организм шёл на поправку.

Книга древнего хрониста пестрила описаниями битв разразившимися в этом мире уже много столетий назад. Маги не слабо тогда повеселились, перепахав до основания существовавшее на тот момент общество...

Дрожащие пальцы переворачивали всё новые и новые страницы.

"Карающая длань богов с каждым днём становился всё безумнее. Соридан, оказался третьим городом, жителей которых он объявил предавшими идею нового мира и собственноручно предал их смерти. Реки крови залили улицы. На месте когда-то цветущего города остался лишь пепел и руины..."

"Вот и герой, прославленный в веках...", - пронеслось в голове.

Я устало потёр пальцами глаза опустив веки.

Возможно моё предположение было неверным, но всё говорило о том, что Тоар каким-то образом смог подсоединиться к энергетическим потокам грозди миров. Судя по тому, что оперировать полученной силой он мог, и судя по всему вполне комфортно для своего самочувствия, то сначала он провёл трансформацию тела.

Хотя, судя по последним прочитанным строкам, в этом я больше не был уверен. Головой похоже "Длань богов" подвинулся сильно. Возможно сознание не выдерживало полученной информации.

А возможно хронист не понимал подоплёку действий Тоара, и речь идёт не о сбрендившем массовом убийце карающим врагов, а о сбрендившем маге проводящим ритуалы на основе магии крови...

Пальцы вновь начали перелистывать страницы. Взгляд скользил по диагонали пытаясь нащупать интересующие меня места, пропуская описания битв, рассуждения о конфликте и тому подобные детали. Добравшись почти до самого конца книги, я резко остановился.

"Война изматывала и тяготила его с каждым днём всё сильнее. С каждым днём он всё больше отдалялся от мира, проводя каждую свободную минуту в медитациях. Тело его крайне истощилось и покрылось язвами. Всё чаще он говорил, приближённым что вскоре ему придётся покинуть войска. Но он обещал, что вернётся и принесёт с собой новое знание и те, кто останется верен ему, подниматься до небывалых высот. Ему нельзя было не верить.

Мы ждали и страшились времени, когда он решил покинуть нас. И это время настало неожиданно для всех. Тоар исчез этой ночью.

Мы будем ждать, когда он вернётся к нам."

Я резко захлопнул книгу. Вряд ли удастся в ней найти что-то сверх того, что уже записано в тетрадь. Отхлебнув из фляжки обезболивающего отвара, я с трудом встал с табурета и рухнул на кровать. Задумчивый взгляд скользил по потолку, исследую трещины на рассохшихся балках перекрытия.

Описания состояния Тора всё больше утверждало меня в мысли что кровожадный маг прошлого был подключён к энергетическим потокам грозди миров. И во многом проходил через тоже, что я сейчас. Скорее всего он искал выход из сложившейся ситуации, пытался провести модификацию тела, но судя по тому, что о нём так никто больше ничего не слышал, ни черта у него не вышло.

Печально. Для меня печально. Тоару уже лет как девятьсот плевать на все печали.

Хронист говорил, что Тоар вёл дневники. Возможно удастся найти какие-то обрывки его записей. В конце концов криворукие маги, затащившие меня в свой мир, просто обязаны были базироваться на исследованиях Тоара, а значит эти записи существуют. Вот только что они поделиться ими со мной, можно даже не надеяться.

Но нельзя же уничтожить все следы. Должно что-то быть, что гуляет по рукам. Какие-то обрывки. Только где их искать...

Головная боль начала усиливаться.

Я опустил руку и поднял с пола один из листов с записями. Двин не подвёл и принёс вчера тубус, отправленный Параном неизвестному получателю. Пришлось повозиться аккуратно, срезая раскалённым ножом сургучную печать, а после ещё больше ушло времени на её восстановление, но до письма добраться удалось.

Правда толка от этого пока не было...

В тубусе лежали пара кристаллов в бархатных мешочках, набитых сеном для амортизации, и лист бумаги, испещрённый непонятными символами. Толи какой-то здешний мёртвый язык, толи шифровка. Ответа пока не было. Да и моих познаний в криптографии откровенно не хватало чтобы с уверенностью определить это.

Я пробежался ещё раз взглядом по строкам непонятных символов.

Письмо вместе с кристаллами Сафар утром отнёс обратно Двину. Мне же остался лист, с аккуратно скопированным письмом. Но что с ним теперь делать я откровенно не знал.

Хотя был один вариант...

Я уронил лист обратно на пол. Всё равно мне необходимо наведаться в библиотеку Дома Смерти. Возможно там удастся найти помощь. А пока стоило поспать. Откат до сих пор терзал организм.

 

- Ньер Ранвир, как поживаете? Как внуки? - поинтересовался я у седого как лунь деда, согнувшегося над огромным фолиантом приветливо улыбнувшись.

Библиотека Дома Смерти находилась в обширном полуподвальном помещении под башней. Тусклый вечерний свет с трудом проникал через узкие окна, но магические светильники мягко разгоняли сгущающийся полумрак. Рядом со входом в библиотеку находилась конторка, за которой и сидел ньер Ранвир. Дальше же начинали тянуться стеллажи, уставленные пыльными книгами с пожелтевшими от времени страницами.

- Да уж лучше тебя, Максим, - ответил поднявший на меня глаза архивариус с ехидной усмешкой.

- Это уже неплохо, - ответил я и присел на стул, стоявший подле широкого стола.

За последние месяцы у меня со старым магом, выстроились практически дружеские отношения. По крайней мере он единственный кто называл меня полным настоящим именем.

С кряхтением маг поднялся с конторки, и присел по другую сторону стола.

- Давно не заглядывал, - упрекающее обратился ко мне Ранвир. - Где тебя так помотало?

- Оперировал большим объёмом силы, чем нужно, - пожал я в ответ плечами.

Маг лишь понимающе кивнул. Старик находился на той же ступени силы что и я, и в молодости наверняка сам не раз превышал допустимые для оперирования объёмы.

- Я же не с пустыми руками, - хлопнув себя по лбу воскликнул я.

Ладонь нырнула в сумку и извлекла на свет бутылку, заполненную красноватой жидкостью.

- Такого вы нигде больше не найдёте, - сказал я протягивая бутылку архивариусу. - Не палерские вина конечно, но рецепт отличный.

Старик откупорил плотно притёртую пробку и принюхался к ягодной настойке.

- Запах уже неплох, - усмехнулся он, - я сейчас.

Старик скрылся в небольшом закутке. После раздался стук, шорох и он вернулся, неся два небольших медных кубка и завернутый в холщовую ткань кусок вяленого мяса. Разложив всё на столе, он принялся сноровисто разливать настойку по кубкам, я же, выудив из-за голенища узкий засапожный нож и протерев его платком, нарезал мясо.

- Не надумал пойти ко мне в помощники? - спросил Ранвир, пригубив напиток.

- Нет, ньер. Пыльные книги наводят на меня скуку, - откликнулся я, подцепив двумя пальцами тонкую пластинку мяса.

- То-то мне тебя выгонять первые месяцы приходилось взашей ночами, - усмехнувшись ответил он, припомнив прошедшие месяцы нашего знакомства.

Я лишь пожал плечами. Повисла тишина. Допив первую порцию, архивариус вновь разлил наливку по кубкам.

- Ньер Ранивр, а что за новые лица появились? Видел недавно совершенно незнакомого мага в башне, - как можно более бесстрастно спросил я.

- Да ты совсем невнимательный я смотрю, - откликнулся Ранвир повеселевшим голосом, - этот маг из столицы, из Дома Ищущих, уже несколько месяцев в башню заглядывает. Приедет, о чём-то с Вулно переговорит, и снова прочь из города. Хотя последнюю неделю да, задержался он у нас.

- И что делает? - спросил я пытаясь вытащить больше информации.

- Да демоны его знает, - ответил, скривившись Ранвир, - сейчас вон неподалёку постоянно с группой счетоводов что-то вычисляют. Сидят целыми днями и носа из лаборатории не кажут.

- Хотя похоже ничего у них не получается, - помедлив добавил он.

- С чего ты взял? - спросил я, подняв удивлённо бровь.

- Смурные ходят, - пожал плечами архивариус, подцепив кусок мяса, - да и я обрывки разговоров слышу. Не сходятся у них расчёты. Ладно, демоны с ними. Я совсем забыл. Сделал тут кое-что. Думаю тебя заинтересует, - сказал он вставая из-за стола.

Скрывшись на мгновение в своём закутке, он вернулся с небольшой книгой в чёрном кожаном переплёте.

- Дарю! - сказал старый архивариус, протянув книгу.

Я с интересом открыл книжку на случайной странице. "Создание подконтрольного объекта с набором внедрённых рефлексов". Пробежавшись по строкам, выведенным аккуратным бисерным почерком и схемам, я хмыкнул. Сразу видно адепт Дома Смерти.

- Это все мои наработки, на основе изучения медитативных техник диких колдунов и их соединения с классическими практиками, - гордо объяснил мне содержание книги Ранвир, - потратил на сведение последние две недели. Уникальная вещь, хотя и крайне спорная. Думаю, тебе может помочь. Дикие славятся своим обходом ограничений в оперировании. Хотя это уже и не наука в полном смысле этого слова.

- Спасибо, Ранвир, - благодарно кивнул я продолжая изучать записи.

Крайне занимательная вещь. И возможно полезная. Старик всю жизнь потратил на обход ограничения обусловленного его низкими способностями к сбору и оперированию энергией.

- Теперь даже неудобно, - заговорил я с трудом оторвавшись от книги, - но ты мог бы мне оказать две услуги?

- Говори, - усмехнулся архивариус, взяв руки кубок.

- Мне нужна любая информация о исследованиях Тоара, любые упоминания. Никто лучше тебя не знает этот архив.

- Я поищу, - задумчиво ответил Ранвир.

- Спасибо, - вновь сказал я, - и ещё мне нужно помочь понять, что тут написано.

Я выудил из сумки листок, на котором была записана всего одна строка из письма Парана, и протянул его архивариусу.

- Что это? - спросил он, с интересом разглядывая символы.

- Не знаю, - развёл я руками, - обнаружил в одной книге и мне это до сих пор не даёт покоя.

- Посмотрю, чем смогу помочь, - ответил Ранвир откладывая лист, - но с тебя ещё пара бутылок такой настойки.

Усмехнувшись он поднял кубок.

- Даже не сомневайтесь, ньер, - ответил я, поднимая кубок в ответ, - даже не сомневайтесь.

Повисла тишина. Я расслабленно скользил взглядом по стеллажам с пыльными книгами. Мысли медленно крутились вокруг полученной информации. То, что теперь на меня вёл охоту не только Аварис с отрядом головорезов, но и был подключен целый отдел магов Дома Смерти, категорически не радовало. То, что маги зашли в тупик со своими расчётами радовало, но стоило бы узнать какую информацию им удалось узнать.

Лаборатория расположена совсем рядом, всего пара поворотов по тёмному коридору...

Я тихо выдохнул. Как не взгляни, но вламываться в лабораторию в самом сердце Дома выглядело верхом наглости. Да и непонятно что там удастся найти. Возможно кроме отвлечённых расчётов там ничего и нет. Взвешивая все "за" и "против", я взял кубок и сделал небольшой глоток.

"Не сегодня", - я резко подвёл черту под своими размышлениями.

- О чём задумался? - спросил немного осоловевший от настойки архивариус.

- Говорят люди пропадают. Раньше в трущобах, сейчас в районе порта, - откликнулся я, запретив себе даже думать пока о взломе лаборатории.

- Они там всегда пропадают, - проворчал Ранвир, - сплошные гнездовья бандитов и душегубов.

- Если бы всё было как обычно, слух бы не шёл, - пожал я плечами. - Люди думают на Дом Смерти.

- Мы то тут причём? - удивился Ранвир расправив пятернёй седую бороду.

Я лишь пожал плечами. Логическая связь между Домом Смерти в основе которого была работа с магией крови и послесмертными эманациями и пропажами людей напрашивалась сама. Озвучивать и так понятные выводы местных смысла не имело.

Архивариус немного помолчал.

- До меня доходили слухи, но пока об этом предпочитают не распространятся, - медленно сказал он, - пара наших магов работает вместе со стражей. Думают, что в городе орудует кто-то из "диких".

Я кивнул, давая понять, что услышал. Жизнь и так не в самом безопасном городе, стала в разы опаснее.

- Ладно. Я пойду, - сказал я архивариусу поднимаясь со стула. - На дворе почти ночь, а лишний раз ссориться с охраной, запирающей ворота в верхний город не хочется. Спасибо тебе за всё ещё раз, и надеюсь на твою помощь.

- Всегда рад, - ответил Ранвир пожимая моё предплечье на прощание, - забегай как будет свободное время.

- Обязательно, - откликнулся я, подходя к небольшой лестнице, ведущей к выходу.

Коридор встретил полумраком. Светильники, редко развешанные на стенах, с трудом разгоняли сгущающийся ночной мрак. С левой стороны был выход из подвала. С права, путь к лаборатории магов. На мгновение замерев, я сделал пару неуверенных шагов в сторону правого поворота.

- Ты куда пошёл? - раздался за спиной тихий голос.

По телу от неожиданности прошла дрожь. Я повернулся и столкнулся взглядом с молодым парнем сверлящим меня взглядом.

- Собираюсь выйти на улицу, ньер, - вежливо ответил я.

- Выход в другой стороне, - указал большим пальцем себе за спину маг.

Цепкий взгляд внимательно изучал моё лицо.

- Спасибо, ньер, - благодарно кивнул я.

Не дожидаясь новых вопросов, я двинулся мимо мага, прочь из подвала Дома. Было бы глупо самому идти в руки ищущих меня магов. По-хорошему бы вообще нужно рвать когти из города, но у меня здесь пока слишком много дел. Взгляд мага холодил спину.

Оказавшись на улице, я втянул прохладный ночной воздух. Ослабленный откатом организм был измотан недолгой прогулкой. Стоило сразу иди к себе в сарай и снова завалиться спать.

 

- В этот раз я лучше проковал места нахлёстов полосы и сделал больше отпуск металла, - с нервными нотками в голосе говорил Леон.

Он опасливо поглядывал на зажатый в тисках новый ствол, уже набитый порохом и заряженный свинцовой дробью. Сделав шаг назад Леон попытался зайти мне за спину. Прошлое испытание похоже произвели на него неизгладимое впечатление.

Роман благоразумно встал в дверях кузни и с интересом следил за новым тестом ствола.

Я ещё раз поудобнее перехватил вспотевшей ладонью скобу грубо сколоченного круглого щита. В правой руке была зажата длинная палка с намотанной просмолённой тряпкой. Чадившая тряпка уже успела почернеть и обуглиться. Сжал побелевшими от усилия пальцами скобу, я задумчиво подвигал щит вверх-вниз.

Что прикрывать в первую очередь: голову или пах? Сложный выбор...

"Попробуем сжаться", - решил я, и вытянув руку подпалил порох.

Короткая вспышка. Полуметровая труба с грохотом и искрами выплюнула заряд. Свинцовая дробь выбила фонтанами каменную крошку из крупной кладки. Между стеной и зажатым в тисках стволом медленно рассеивалась лёгким сквозняком белёсая дымка пороховых газов.

Я облегчённо выдохнул сквозь сжатые зубы.

Получилось!

- В этот раз не разорвало, - неуверенно прогудел над ухом Леон.

Я уронил щит на землю, за ним последовал запал. Подойдя к тискам цепким взглядом попытался найти следы трещин на металле. За спиной вновь раздалось сопение взволнованного Леона.

- Похоже всё нормально, - задумчиво протянул я.

Это и правда успех.

- Попробуем ещё раз, - в моём голосе зазвучал азарт.

Вытащив из сумки мешочки с порохом и дробью, вновь зарядил ствол орудуя длинной щепкой словно шомполом трамбуя пыжи. Насыпав небольшую горку пороха над запальным отверстием, я вернулся к месту прошлой диспозиции и поднял щит и почти погасший запал. Леон встал рядом, больше не делая попытки спрятаться за мной. Похоже полностью уверился в надежности своей работы.

Это он зря. Пока ещё рано.

- Огонь! - сказал я и вновь подпалил порох.

Грохот. Искры. Пороховые газы. Свинец выбил дробь о каменную кладку.

Отбросив щит, я вновь вернулся к стволу. Цел! Цел зараза!

- Новое орудие смертоубийства - это всегда занимательно, но нам ехать пора, - пробасил от двери Роман.

- Идём, - откликнулся я.

- Леон, готовь кухню! - крикнул Роман своему подмастерью.

За спиной послышались удаляющиеся торопливые шаги Леона. Я склонился над стволом. Напряжённый взгляд пытался найти малейшие дефекты на металле. По-хорошему надо отстрелять хотя бы десять-двадцать раз. Тогда можно будет быть относительно уверенным что эту дуру не разорвёт при очередном выстреле в руках. В мозгу пронеслись суммы на селитру и серу.

Такие пострелушки крайне недешёвое удовольствие, ну да экономить на безопасности последнее дело.

- Выходим, - вновь раздался бас Романа.

Я обернулся. Кузнец уже скрылся с глаз. Ещё раз бросив взгляд на ствол, я накинул на него ветошь и подобрал сумку. Завтра надо будет заняться отстрелом, а сегодня ещё есть срочные дела. Нас ждут в гарнизоне.

Солнце успело подняться уже высоко. Наступил полдень. Мы изрядно задержались с выездом. Я прищурил глаза от слепящего света и двинулся к воротам. Леон уже запряг в повозку с полевой кухней лошадь и восседал на козлах. Роман переговаривался о чём-то с женой и трепал по голове дочку. Махнув ему рукой, я отвязал Буцефала от забора и приладил верёвку к заду телеги.

- Нужно ещё кое-что сделать, - сказал я Леону усаживаясь рядом с ним на козлы.

- Что? - заинтересованно спросил подмастерье кузнеца.

Я выудил из сумки чертежи и сунул их Леону.

- Это называется кремнёвый замок, - пояснил я, указывая на первый рисунок. - Ствол нужно будет обрезать, приладить к деревянной рукояти, как тут, - ткнул я пальцем в следующий рисунок, - а сбоку, в районе пропила необходимо установить такой механизм. При ударе кремня будут высекаться искры и поджигать горючую смесь. С меня цехин. Смотри, если что непонятно - спрашивай.

Леон мотнул головой и погрузился в изучение чертежей.

- Ну что. Поехали, - сказал Роман.

Кузнец держал под уздцы оседланного коня.

- Поехали, - кивнул я и взялся за поводья.

 

Поездка до гарнизона у нас заняла около двух часов пути по окружным дорогам. Примитивные рессоры паршиво гасили неровности утоптанной дороги, так что я успел изрядно отбить задницу о козлы. Гарнизон окружал крутой земляной вал, венчавшийся короной частокола. Мы свернули с западного тракта и остановились перед широкими воротами обитыми медными листами. Небольшой участок разрыва земляного вала был перекрыт массивной каменной стеной.

Из небольшой караульной расположенной рядом с воротами выбежала пятёрка солдат и преградила нам дорогу ощетинившись копьями. Вперёд вышел коренастый мужик с кустистой бородой и обвёл нашу небольшую компанию внимательным взглядом. Помедлив, вглядываясь в наши лица, мужчина чётко поставленным голосом обратился к Роману, остановившемуся по левую сторону от телеги.

- Кто такие? По какому делу?

- Хорошего дня, ньер, - крикнул я с козлов перетягивая внимание главы караула на себя, - сообщите командующему Ди Ванто, что приехал Им Сверо и привёз образец!

- Корнт, - обратился главный к одному из солдат, - бегом!

Ещё молодой парнишка облачённый в короткую кольчугу бодро сорвался и скрылся за небольшой дверью в воротах. Отдав приказ глава наряда обернулся к нам с интересом рассматривая нашу повозку. Я же покосился на Леона, до сих пор изучавшего чертежи. Парень морщил лоб и беззвучно шевелил губами, не замечая ничего вокруг.

Объяснить чертежи Леону было занятием не самым простым. Пространственное мышление отсутствовало напрочь. Что, впрочем, было не слишком удивительно, для парня, выросшего в глухой деревне в мире средневекового уровня развития.

С Романом всё было проще. Его отец был архитектором в столице Кароссы. Правда его отец помимо архитектуры любил захаживать в игорные заведения, и однажды по-крупному влез в долги, не смог расплатиться и был убит. Сыну пришлось выживать на улице, а в скором времени он вступил в отряд наёмников в качестве подмастерья полкового кузнеца. Но это уже отдельная история. Главное, что Роман получил в своё время отличные зачатки образования и опыт работы с чертежами. Его же подмастерью приходилось долго и нудно объяснять каждую линию. Но парень сообразительный, должен справиться.

По-хорошему нужно было бы сделать нормальные патроны, но была одна проблема: я совершенно не представлял, как сделать капсюли. Из памяти с трудом удалось вытащить названия "гремучая ртуть" и "бертолетова соль". Как получить что первую, что вторую память подсказать отказывалась. Пришлось озадачиться кремневым замком, пока не найду другого варианта.

- Что за странная повозка? - оторвал меня от мыслей заинтересованный голос главы караула.

Я рассеяно посмотрел на него и пожал плечами.

- Машина для вашего гарнизона, скоро сам увидишь.

Караульный явно не был удовлетворён моим ответом, но его новый вопрос уже собиравшийся сорваться с губ был прерван вернувшимся посыльным.

- Командующий велел пропустить, - отчитался он перед начальником.

Глава караула лишь кивнул и отдал команду открыть ворота. Через пару минут телега со скрипом сдвинулась с места и въехала во внутренний двор гарнизона.

По левую руку раскинулись продолговатые бараки казарм. По правую кухня, склады и хозяйственные помещения. В самом центре находился двухэтажный штаб. За ним, на отдалении, виднелись небольшие домики, судя по всему место проживание офицерского состава. Повинуясь командам главы караула, я направил повозку к штабу.

Откуда-то издалека доносились басовитые крики. Остановив лошадь рядом со входом в штаб, я привстал и с трудом разглядел небольшой кусок тренировочной площадки, который открывался через ряды казарм. Ряд парней упражнялся с копьями, тыча ими в болванов, сделанных из брёвен. Каждое движение предвосхищал зычный голос офицера.

- Сверо, ну показывай, что привёз, - отвлёк меня от зрелища голос Ди Ванто.

Я опустил взгляд и увидел вышедшего из штаба командующего и ещё пару мужчин, облачённых в форменные рубахи.

- Рад вас видеть, ньер, - поприветствовал я его кидая спрыгивая с повозки.

Подойдя к нему, я пожал предплечье протянутой руки.

- Это Роман, - кивнул я на спешивающегося кузнеца, - второй автор кухни.

- Рад познакомиться, - поздоровался командующий с подошедшим кузнецом.

- Я тоже, ньер, - пробасил в ответ Роман.

- Ну что, рассказывай, как эта демонская машина работает, хмыкнув сказал вновь, повернувшись ко мне Ди Ванто.

- Прошу за мной, - пожал я плечами и повёл процессию к задней части повозки.

Демонстрация заняла немного времени. Впрочем, ничего сложного, что потребовало бы долгих объяснений в полевой кухне и не было. Печь, небольшая дровница, да два бака для еды. Я отошёл немного в сторону. Двое офицеров переговариваясь в полголоса что-то обсуждали с Романом.

- И как ты до этого додумался? - спросил Ди Ванто встав рядом.

Я в ответ лишь пожал плечами.

- Вас всё устраивает, ньер?

- Вполне, - командующий сунул руку за пазуху и извлёк из внутреннего кармана куртки кошель, - пять цехинов. Как бы не сложилось с этой повозкой, но идея отличная.

Я принял кошель и благодарно кивнул.

- Посмотрим, как пройдут полевые испытания. Возможно что-то придётся дорабатывать. Надеюсь ты не собираешься никуда уезжать из города?

- Нет, ньер, - мотнул я головой, - в ближайшее время я никуда не собираюсь.

- Вот и отлично, - удовлетворённо сказал Ди Ванто, - сейчас я отберу отряд, вы обучите парней, и они завтра отправятся в поле. А там уже пришлю гонца.

- Конечно, ньер, - пожал я плечами, - давайте приступим.

 

- Терпи, Буцефал. Ещё немного и будем дома, - прошептал я на ухо коню потрепав за гриву.

Буцефал промолчал. Что, впрочем, и неудивительно для коня. Распрямившись в седле, я проводил безразличным взглядом молодого парнишку, выбежавшего из будки превратной стражи и дёрнув за поводья направил коня по обочине центральной дороги.

С кузнецом и его подмастерьем я распрощался ещё на подъезде к городу. Роман хотел заехать к своему знакомому, я же торопился скорее попасть в таверну. Желудок сводило голодными спазмами. Въехав в Тавору через восточные ворота, я, расслабленно покачиваясь в седле, медленно двигался в сторону среднего города объезжая снующих по дороге торговцев.

Период ярмарок медленно подходил к концу. Оживлённый поток снующих по улицам людей с каждым днём становился всё меньше. Погода становилась всё прохладнее. Бросив взгляд на небо, я расстроено выдохнул. Солнце клонилось к закату. Сумерки только начинали сгущаться, но день уже подходил к концу. Слишком долго провозились в гарнизоне, хотелось успеть за сегодня куда больше.

Взгляд лениво скользил по лицам прохожих. Наткнувшись на лоточника, торгующего выпечкой, я направил коня к нему. Дотерпеть до таверны было уже не реально. Кроме скромного завтрака на скорую руку, я так нормально и не поел.

- Крендель, будь добр, - обратился я к лоточнику протягивая ему несколько медных монет.

- Конечно, ньер, сегодня отличные крендели! - с широкой улыбкой ответил лоточник.

В мои руки тут же перекачивал крендель уже начавший черстветь к концу дня. Выровнявшись в седле, я сразу же вгрызся в выпечку. Буцефал с полной меланхолии мордой брёл вдоль дороги. Проглотив кусок не жуя, я умиротворённо выдохнул. "Откат" практически прошёл, в кошеле появилось золото, а значит на услуги Парана мне должно пока хватить. А теперь и голодная смерть откладывалась. Жизнь явно налаживается!

- Ньер Сверо, не уделите мне время? - послышался смутно знакомый голос откуда-то сбоку.

Проглотив очередной кусок кренделя, я придержал за уздцы коня и повернул голову на голос.

- Смею вас заверить, на долго вас не задержу, - вновь обратился ко мне Сард, вышедший из кареты.

"Вот и поел", - раздражённо подумал я, пряча надкушенный крендель в сумку.

- Чем могу служить, ньер Сард? - спросил я, слезая с коня.

Взгляд помощника главы совета артелей был цепкий и изучающий, улыбка же в противоположность была широкой и дружелюбной. Взяв Буцефала под уздцы, я подошёл к карете.

- Прошу внутрь, - продолжая широко улыбаться пригласил жестом меня в карету Сард.

- Я с конём, ньер, - пожал я плечом.

Лезть в тёмное нутро откровенно не хотелось. В душе ещё теплилась надежда закончить этот разговор как можно быстрее и поехать домой в таверну.

- Свен, - гаркнул Сард.

Карета качнулась, а через мгновение показался молодой парнишка, слезший с козл.

- Возьми коня ньера, - указал он кивком парнишке на моего коня.

Неохотно передав уздцы Буцефала парню, я влез в тёмное нутро кареты вслед за Сардом. Салон был на удивление просторным. Усевшись на скамью, обитую чем-то мягким, я оказался напротив Сарда и парня лет двадцати пяти с откровенно бандитской рожей.

- Это - Карад, глава цеха жестянщиков, что на улице Тысячи рук, - пояснил мне Сард, кивая на чесавшего трехдневную щетину мордоворота.

Я кивнул в ответ. Кард также не удостоил меня словами, лишь обозначив лёгкий кивок. Карета тронулась. От неожиданности я качнулся и откинулся на спинку скамьи. Наблюдая за моей неуклюжей попыткой выровняться, Кард криво усмехнулся. Я выругался про себя. Рессоры здесь даже у карет ни к чёрту. Отбивать задницу на каждой кочке, мне надоело ещё во время дневной поездки на полевой кухне.

- В нашу прошлую встречу, не показалось что вам неудобно разговаривать при своём друге, поэтому я хотел поговорить с вами наедине, - начал разговор Сард.

- О чём именно вы хотели поговорить? - спросил я, делая как можно более удивлённое лицо.

- Я хотел повторить своё предложение, - терпеливо пояснил Сард, - мне бы очень хотелось приобрести у вас технологию производства крепкий вин.

- Как не печально, но я вынужден вновь ответить отказом, - развёл я руками со скорбным лицом. - Дело принадлежит не только мне, и я бы не хотел подставлять своих друзей.

- Я понимаю вашу дилемму, и даже готов повысить цену. Я готов предложить пятьдесят цехинов, и так же защиту, если вдруг ваши друзья будут на вас обижены, - увещевающим тоном продолжил гнуть свою лини Сард.

- Простите ньер, - покачал я головой в ответ, - но это не обсуждается.

- Да чё ты ломаешься как девка, - резко влез в разговор Карад хриплым басом, - к тебе как человеку обратились со всем вежеством. Денег больше предложили. А ты пасть свою кривишь, словно не уважаемые людьми общаешься, а со шпаной трущобной.

- Ваше мнение очень важно для нас, - хмыкнул я, смерив взглядом главу цеха жестянщиков.

Кажется, я начал понимать, зачем он присутствует при этом разговоре. Жаль не поймёт отсылки.

- Чё ты там сказал? - взвился Карад. В руках парня блеснул нож. - Ты надо мной посмеяться решил? Давай, шутник! Ещё одно неровное слово и посмотрим, что я смогу найти в твоих потрохах.

- Железку убери, а то ненароком обнаружишь её в своей заднице, - криво усмехнувшись я посмотрел в глаза начавшему звереть Караду. - Ньер Сард, вы псину свою не успокоите? - продолжая сверлить глазами главу цеха жестянщиков, я обратился к Сарду.

- Как ты меня назвал падаль?!...

- Тихо Карад, - скривившись одёрнул своего подручного ньер Сард. - Я уверен, что Сверо не хотел тебя оскорбить. Просто атмосфера накалилась.

Карад пару мгновений ещё пожирал меня плотоядным взглядом, но всё же убрал нож. После минутного молчания Сард продолжил:

- Так что скажешь по поводу моего предложения?

- Я уже ответил, ньер, - уже спокойным тоном ответил я, - я несу ответственность не только перед собой. Так что нет.

- Крайне прискорбно, - вяло откликнулся Сард.

- Мне жаль, что я вас расстроил. Тормози! - рявкнул я кучеру отодвинув штору.

Карета резко затормозила. Я вновь качнулся и в этот раз чуть не слетел со скамьи.

- Всего хорошего вам, ньеры, - кивнул я приоткрывая дверь, - надеюсь вы не держите на меня зла.

Пальцы Карада впились в мой рукав.

- Мы ещё с тобой увидимся, - прошипел он, приблизив лицо.

- Руку убери, - холодно ответил я, дёрнув локтем.

Пальцы главы цеха жестянщиков разжались, лишь на его лице появилась кривая усмешка. Кивнув на прощанье Сарду, я вышел на свежий воздух. Сумерки окончательно сгустились и успела наступить ночь. На небе начали появляться первые бисерины звёзд. Взяв уздцы Буцефала из рук мальчишки-слуги, я отошёл от кареты и подставил лицо прохладному ветру.

Когда меня нахрен оставят все в покое?

 

Позади раздался скрип колёс и цокот копыт. Карета медленно удалялась прочь, увозя с собой малоприятную компанию представителей местного бизнес-сообщества. Пару минут я просто стоял посреди безлюдной ночной улицы. Взгляд рассеяно скользил по зданиям прикидывая, в какой части города меня высадили.

- Пошли, Буцефал, домой пора, - дёрнул я коня за уздцы.

Карета двигалась от ворот в южную часть города, "старый наёмник" же располагался в северо-западной. Пройдя с десяток шагов рядом с конём, я остановился и залез в седло. Буцефал меланхолично побрёл в сторону центральной дороги.

Запустив руку в сумку, я извлёк наружу практически забытый недоеденный крендель. Хотелось есть и спать. На всё остальное было если честно плевать. Даже на произошедший только что разговор, обещавший в скором будущем мне немалые неприятности. То, что они последуют можно даже не сомневаться.

Проглотив кусок кренделя, я скользил рассеянным взглядом по ночному небу, на котором появились два серпа сестёр. Буцефал всхрапнул резко всхрапнул и засучил ушами. Выровнявшись в седле, я окинул улицу, тонувшую в ночном мраке, напряжённым взглядом. Тишина.

- Тихо, Буцик, чего волнуешься? - удивлённо спросил я у коня потрепав его по холке.

Конь не ответил, лишь захрипел и начал взбрыкивать, крутясь на месте.

- Ихххооххх!!! - паническое ржание коня разнеслось по сонной улице.

Буцефал дико забил копытами о брусчатку выбивая подковами искры. Остатки кренделя полетели на землю. Я панически вцепился обеими руками в луку седла.

- Какого?! - зарычал я натягивая уздечку.

Пятки ударили в бока коня. Буцефал продолжил биться в панике. На морде выступила пена. Глаза бешено вращались. Окружающий мир слился в одно сплошное смазанное пятно. В ушах свистел ветер. Затёкшие пальцы до боли вонзённые в седло резко соскользнули с шершавой кожи. Полёт показалось растянулся на минуты. Буцефал вставший на задние ноги. Дома, взирающие на улицу чёрными провалами окон. Мои пальцы растопыренные на манер птичьих когтей пытающиеся ухватиться за пустоту.

Мгновенье и мир вновь закрутился.

Удар о дорогу. Перед глазами вспыхнули снопы разноцветных искр. До слуха донёсся удаляющийся цокот копыт и затихающее конское ржанье.

- Буцефал, твою же мать, - простонал я пытаясь заставить мир вокруг перестать кружится.

По левой стороне спины и локтям расползалась раскалённым свинцом боль. Пара крупных вдохов. Я со стоном выгнул позвоночник. С трудом перевалился на живот. Ладони упёрлись в шероховатый камень брусчатки. Встав на четвереньки, я обвёл мутным взглядом тёмную улицу. Ни души.

- К чертям ствол и кухню, этот мир срочно нуждается в двигателе внутреннего сгорания...

Во рту стремительно появился железистый привкус крови. Сплюнув кровавый сгусток на серый камень брусчатки, я выпрямился на коленях. В пяти шагах от меня тусклый свет звёзд искривился, словно высвечивая на мгновение из пустоты расплывчатый прозрачный силуэт. По пылающей от боли спине прошли мурашки.

Глаза резко моргнули. Силуэт исчез. Лишь тёмная улица. Лишь пустота. Из лёгких вырвался вздох облегчения. Не все удары головой о землю одинаково полезны...

Оперившись на одну ногу, я замер, преклонив одно колено. Полупрозрачный силуэт вновь появился. Три шага. Фигура подслеповато повела головой, словно принюхиваясь. По животу начал расползаться леденящий страх.

- Алаиса, это глупые шутки, - хрипловато выдохнул я в сторону фигуры.

Один движением я встал на обе ноги. В руке блеснул кинжал, отражая тусклый свет звёзд. Это Алаиса. Должна быть Алаиса. Никто другой, способный на такие внезапные появления в экстравагантных обликах мне был больше не знаком. Фигура вновь исчезла и через секунду появилась в шаге от меня.

- Алаиса, ответь, - практически умоляюще прошипел я.

Ладонь, обхватившая шершавую рукоять кинжала, обвитую кожаным шнурком, вспотела. Человек-невидимка вновь повёл размытой мордой и уставился точно на меня. Еле уловимый красноватый отблеск полупрозрачных глаз. Холод пробирающий до самых костей.

Рука дёрнулась ядовитой змеёй. Остро отточенное лезвие метнулось в лицо твари.

Пустота. Тишина. Клинок рассёк воздух и замер. Напряжённый до невозможности слух пытался уловить малейший шорох. Я медленно повёл глазами пытаясь поймать новое искривление света.

Лёгкий перелив появился слева. Среагировать я так и не успел. Полупрозрачная рука вытянулась и запустила когтистую лапу мне в череп. Тело начали пробивать конвульсии. Искривив рот в гримасе ужаса, я пытался кричать. Тщетно. Из лёгких вырвался лишь еле слышный хрип. Сознание гасло.

"Алаиса! Похоже нашему договору пришёл конец!", - пронеслась в голове мысль, подстёгнутая ментальной попыткой докричаться до богини.

Мир вокруг плыл и тонул в чёрном безмолвии. Лишь полупрозрачное чудовище и я. Застывшие посреди безлюдной улицы. Словно отыгрывая сцену из фильма ужасов.

 

Аварис

Аварис поднёс к стеклянной трубке тяжёлый медный транспортир и замерил угол наклона. Сверившись с записями на лежащем рядом листке, он осторожно отодвинулся от части сложнейшей конструкции из переплетений трубок и сосудов, занявшую добрую половины комнаты. Устало сев на пол он с облегчением выдохнул и наклонил с хрустом шею в бок. Тело ломило от усталости, но он был собой доволен.

Расчёты конструкции и настройка с привязкой к месту создания заклинания заняли последние четыре дня. Времени хватало лишь на то, чтобы сделать короткие, всего на пару часов, перерывы на сон. С трудом поднявшись с пола, Аварис подошёл к окну и распахнул настежь ставни. Ночь только вступала в свои права. Загорелась первая звезда. Из номера, расположенного на втором этаже постоялого двора открывался вид на ближайшие улицы, тонувшие в мраке.

Взяв с кровати тяжелый секстант, Аварис ещё раз сверил верность сделанных ранее замеров. Грубая погрешность и всё пойдёт прахом. Работа последних дней будет уничтожена, а вызванное сбоем магическое возмущение могло прервать жизнь кастующего. Аварис нервно пробежался глазами по сделанным расчётам. Всё должно быть верно...

Швырнув секстант обратно на кровать, Аварис поднял сумку с зельями и через минуту поисков среди склянок, вытащил на свет три бутылочки. Осталось подготовить проводящую субстанцию, через которую будет проходить энергия. Наклонившись он поднял большой бурдюк наполненный свиной кровью. Уже собираясь откупорить плотно притёртую крышку, Аварис остановился.

Раздался резкий стук в дверь.

Отложив бурдюк, Аварис поднял с кровати жезл и идя к двери передвинул сегменты в положение плазменного шторма. Механизм с тихим щелчком встал в нужное положение. Остановившись возле сбоку от двери, запертой на тяжёлый затвор, Аварис подал голос:

- Кто?

- Свои, командир, - донёсся из-за двери приглушённый голос Сальвы.

Аварис выдохнул и отодвинул затвор, впуская воина внутрь комнаты. Нервы были на взводе. Избегать членов Дома Смерти становилось всё сложнее. Последнее чего он хотел, так это просветить их о своей самовольной попытке поймать чужака.

- Принёс? - задал Аварис вопрос бросая жезл на кровать.

- Да, командир, - откликнулся Сальва, доставая из заплечного мешка толстостенный покрытой пылью бутыль. - Мой знакомец до сих пор в городе, и не бросил своих занятий.

- Тогда приступим, - отрезал Аварис.

Подняв бурдюк со свиной кровью, он вырвал пробку и подтянул к себе первую склянку. "Вздох". Жидкость из первого флакона ухнула в бурдюк, активированная силой. Из горлышка начали подниматься тонкие струйки пара. Второй флакон. Снова "вдох". Закончив подготовку проводящей субстанции, Аварис кивком указал Сальве на воронку, валявшуюся на полу.

В каких-либо пояснениях воин не нуждался. Уже не в первый раз, да и не первый год они вместе проводили совместные касты. Аккуратно обойдя конструкцию из взаимосообщающихся сосудов и трубок, Сальва поднял воронку над входным сосудом. Аварис тонкой струёй влил подготовленную свиную кровь в воронку.

Алая жидкость начала заполнять трубки и переливаться из одной колбы в другую. Опустошив бурдюк, Аварис выдохнул и отшвырнул сосуд в сторону. Встав рядом с треногой, на которой был установлен интерфейс из стекла и меди, он положил руки на боковые пластины и приступил к активации конструкции.

"Вздох". Начал работать сборщик силы. "Вздох". Энергия начала струиться по механизму приходя по проводящей субстанции. Свиная кровь забурлила.

- Сальва, - разлепив пересохшие губы произнёс Аварис.

Сальва взял со стола информационный кристалл, с частичным слепком энергетической структуры чужака и встав с другой стороны механизма установил его в небольшое углубление в стеклянном молочно-белом шаре. Воздев руки по сторонам от шара, он сделал "вдох" и запустил следующий этап. Как один из сильнейших астральщиков Дома Ищущих, он должен был стать поводырём для созданной сущности.

Аварис отступил от интерфейса. Переведя дыхание, он взял принесённый Сальвой сосуд и с силой выдрал пробку, уже казалось приросшую за долгое время. Одно рукой держа воронку, он пустил тонкой струёй тёмно-бурую жидкость в сосуд. Эссенция души. Человеческая кровь, насыщенная смертными эманациями медленно умертвляемого человека.

Влив жидкость до последней капли, он поставил опустевшую бутыль на пол и встал возле интерфейса. Сердцебиение ускорилось. Вся работа этих дней, все расчёты и выстроенная с таким трудом конструкция, да и сами их с Сальвой жизни зависели от этого момента. Похолодевшие ладони легли на медные пластины. "Вздох".

Пару мгновений бушующий океан силы бурлил в стеклянных трубках, грозя прорвать хрупкое стекло. Скулы Авариса свело от напряжения. Тонкая струйка крови побежала из носа по белому словно мел лицу. Казалось время остановилось. Мгновение и над конструкцией начала формировать бесформенная полупрозрачная клякса, по которой волнами пробегали цветные всполохи. Словно северное сияние решило появиться в комнате захолустной таверны.

Сальва тихо застонал сквозь сжатые зубы. На нём теперь полностью лежала задача формирования интеллекта и набора рефлексов у создаваемой сущности. Происходящее действо было скорее в сфере знаний Дома Смерти, но все демоны преисподней будут свидетелями, нет такого знания, которое было бы недоступно адептам Дома Ищущих.

Полупрозрачное пятно начало медленно приобретать форму человекоподобного силуэта сжавшегося в позе зародыша. Пара ударов сердца. Веки поднялись и стал различим еле уловимый красноватый отблеск глаз. Астральный охотник родился. Силуэт пошёл волной и исчез. Через мгновение преломившийся свет звёзд высветил распрямившуюся жутковатую фигуру возле распахнутого окна.

Аварис убрал руки с интерфейса и подошёл к Сальве.

- Держишь? - нервным голосом обратился он к своему войну кидая обеспокоенный взгляд на замершую полупрозрачную фигуру.

- Да, командир, - не слишком уверенно откликнулся Сальва.

- Веди его к Северному тракту, чужак пришёл оттуда, - облизнув пересохшие губы скомандовал Аварис.

По полупрозрачному существу прошла волна и охотник исчез. Минуту потекли медленно. На лбу Сальвы выступила испарина.

- Встал на след, - хрипло произнёс Сальва, - чужак зашёл в город.

Аварис вытащил платок и протёр лоб астральщика. Теперь нужно выявить наиболее свежий след и проследить куда чужак направился из города.

- Обнаружил свежий след... - удивлённо сказал Сальва, - совсем свежий!

- Он до сих пор в городе?! - чувство бушевавшие внутри Авариса было бы опрометчиво назвать просто удивлением.

"Три проклятых месяца! Три пошедшим демонам на корм месяца!!! А этот ублюдок всё это время был под самым носом!", - злость внутри Авариса бурлила и грозила выплеснуться самым убойным заклинанием если бы только была подходящая цель.

- Вижу его, - взволнованно заговорил Сальва. - Он совсем рядом. Возможно в соседней части города. Севернее.

- Показывай, - резко сказал Аварис ложа пальцы на виски воина.

В сознание хлынул поток информации. Астральное зрение отличалось от естественного. Мир предстал смесью разноцветных мазков, словно вышедших из-под кисти безумного художника. Еле уловимые очертания улицы. Угольно чёрный силуэт охотника, и переливающийся цветной комок астрального отражения чужака.

Накинув метку на охотника, Аварис открыл глаза.

- Я его держу, командир, - прохрипел Сальва.

На висках астральщик вздулись вены.

Аварис бросился к двери. Распахнув её он с размаху постучал в номер напротив.

- Лакуст! Сбор! При оружии! Быстро! - гаркнул Аварис в закрытую дверь.

Крик грозил поднять на уши всю таверну. Дверь спустя мгновение открылась, на пороге оказался подобравшийся Лакуст, в одной рубахе и с мечом в руке.

- Бой?! - лаконично спросил он у командира.

- Чужак найден! Захват! Он в двадцати минутах от нас. Поднимай всех выходим! - скомандовал Аварис.

Оставив война заниматься сбором отряда, он вернулся в комнату к застывшему у механизма Сальвы.

- Я его держу, командир, - тихо шептал Сальва, - я его держу.

Аварис бросился к кровати, накинул куртку, застегнул пояс с мечом и взял в руки жезл. Окинув быстрым взглядом комнату, в поисках забытого, он зло дёрнул щекой и кинулся к двери. Позади раздался грохот и звук битого стекла.

Аварис резко развернулся. С таким трудом выстроенная конструкция складывалась словно карточный домик. Вскипевшая смесь свиной и человеческой крови вскипела и выплеснулась на пол исходя паром и на глазах сворачиваясь. Застывший с запрокинутой головой Сальва рухнул на пол. Из носа и ушей мага потекла кровь.

- Что случилось? - раздался за спиной голос Лакуста.

- Тана сюда, быстро. Выступаем, - гаркнул Аварис и бросился к стоявшему возле кровати заплечному мешку.

Через несколько мгновений на пороге комнаты возник Тан. Ещё молодой, полковой лекарь удивлённо обвёл взглядом царившую в комнате вакханалию

- Ты знаешь, что делать, - отрезал Аварис швырнув воину футляр с зельями.

Тан лишь кивнул и бросился к потерявшему сознание Сальве. Аварис вылетел из комнаты и понёсся по лестнице на первый этаж. В зале уже стояли вооружённые до зубов воины. Что-то лепетал испуганный трактирщик.

- За мной! Быть наготове, - уже спокойным голос отдал команду Аварис и отшвырнув в сторону мельтешащего под ногами трактирщика выбежал на улицу.

Безлюдные тонущие в темноте улицы Таворы проносились мимо оставаясь позади. Очередной поворот и ноги вынесли запыхавшегося Авариса на улицу, где ещё недавно был астральный охотник, захвативший чужака. Улица была пуста.

- Где?! - прорычал в бешенстве Аварис. - Где он демоны его пожри?!

Сердце бешено стучало. Во рту расползался неприятный железистый привкус от быстрого бега. Аварис ещё раз обвёл взглядом пустынную улицу. Чужак исчез. Охотник мёртв. Слепок уничтожен.

- Командир, кажется к нам на сабантуй смертники пожаловали, - тихо сказал Лакуст коснувшись плеча Авариса.

Маг направил бурлящий бешенством взгляд в указанном воином направлении. Мимо яркого фонаря пронёсся конный отряд, спешащий к месту, на котором стоял Аварис.

- Что делать будем? - спросил Лакуст положа руку на эфес меча.

- Молчать, - коротко скомандовал Аварис, - говорить буду я.


Оценка: 7.26*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"