Грубов Николай Сергеевич: другие произведения.

Живой среди мёртвых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Даркфанфик по трилогии А.Круза "Эпоха мёртвых"


   Рассказ, даркфанфик на серию книг А. Круза "Эпоха мертвых".
  
   ЖИВОЙ СРЕДИ МЕРТВЫХ
  
   Я в клетке!
   Вокруг меня зрители, вернее зомби в роли зрителей!
   Первое впечатление по этим безмолвно стоящих рядом со мной "актеров фильма ужасов", что они как будто и не видят меня, но любое мое движение вызывает у них непроизвольное стремление оказаться как можно ближе к предполагаемой пище. Только сетка "рабица" натянутая от пола до потолка останавливает их судорожное поползновение добраться до меня.
   Всякий раз эти их движения вызывают страх и мои бедные волосы на голове, в который уже раз встают дыбом. И это не метафора. Действительно дыбом стоят. Еще бы не вставали, когда передо мной как в кинофильме, который я смотрел ночью по компу, через онлайн, происходят события, которые никак не укладываются в моей бедной головушке. Иногда мне кажется, что я сплю и вижу во сне плохой кошмар в виде продолжения фильма. Нет не так, не кошмар, а УЖАС.
   Вот так вот. Стоило мне всего лишь на одну ночь остаться в моем закутке в роли охранника и ВСЕ. Все вокруг изменилось, и я, проснувшись утром увидел совсем рядом, за сеткой, как один охранник магазина жрет другого.
   Да! Именно жрет!
   В магазине всегда на ночь внутри оставались три охранника. Магазин большой, это даже не магазин, а супермаркет. Зачем эта зам. директора по общим вопросам оставляет внутреннею охрану, я не знаю, но факт налицо. И я тут в роли охранника на ночь, так как один из охранников обязательно должен быть из персонала работников магазина. Так вот два моих напарника и были у меня на глазах и именно один из них жрал другого. Он вгрызался своими зубами в плоть лежавшего на полу и, не пережевывая, глотал куски мяса. Все вокруг них было в крови и вырванных кишок из живота. Меня моментально вывернуло наизнанку. Все мое пиво, сыр и соленая красная рыба, что пил и ел вчера, при просмотре фильма оказались на полу. Даже в туалет нечем уже было сходить.
   Тут не только ужас может охватить, тут обоср-я и обосс-я можно вмиг. Я попытался, между судорогами моего бедного желудка, хоть как-то образумить сумасшедшего охранника, говоря ему, что он не прав и так делать негоже, что его за это накажут. Он как будто и не слышал, давился только очередным большим куском вырванного мяса, пытаясь заглотить его. Но вот он вроде как насытился, встал, и медленно повернулся ко мне.
   Мать родная! Взгляд вроде как на меня и в тоже время в никуда. Пустые совершенно ничего не выражающие глаза зомби.
   Зомби! Точно зомби. Вчерашний фильм был как раз про этих зомби. Глаза как в кинофильме. Пустые и безликие.
   Во бл-дь попал! Если попытаться выбраться отсюда, то вмиг окажешься участником этого "фильма ужасов"
   Блин! Что это! Второй тоже поднимается с пола. Жуть!
   Весь обглоданный с кровоточащими кусками мяса свисающего с разорванной грудной клетки. Точно зомби. Но как? Откуда тут зомби? Или их бешеная собака укусила?
   Точно собака укусила, вон труп вижу. Один из охранников всегда брал с собой на дежурство большую овчарку. Вот она и лежала, без движения. Голова вся разбита. Интересно чем это они ее так? У них же оружия с собой нет. Не резиновой же дубинкой.
   Да какая хрен разница. Видимо взбесилась собачка и стала кусать их, а зубки у нее ого-го какие. Не приведи господи рукой в пасть ее попасть. Вмиг отхватит. Ну, вон, точно. Один из жмуриков без руки, вернее кисти руки нет. Совсем нет.
   Так, надо срочно позвонить.
   Ну блин, невезуха сплошная. Вчера деньги закончились на сотке. Даже не закончил разговор с Нинкой. Вот болван.
   Я бросился осматривать помещение в поисках телефона, хотя точно знал, что здесь ничего похожего на телефон нет. Закуток размером десять на десять метров и высотой почти пять метров здесь, в магазине выполнял функции склада. С трех сторон бетонные стены без окон и дверей, и четвертая сторона, огороженная сеткой рабицей от пола до потолка.
   Клетка.
   Посередине сетки широкая двухстворчатая дверь из уголка и той же сетки. Конечно, эта сетка не столь уж надежное препятствие для желающих проникнуть сюда, но она и не нужна была тут в роли крепкой стенки. Просто обозначила отдельное помещение. Дверь закрывалась на большой висячий замок, а внутри имелся засов, на который я и был закрыт. И, слава богу, что закрылся, а то мог и в этой компании сейчас находиться.
   Сам склад имел разделения в виде больших стеллажей, на которых чего только не лежало. Все что браковали сами продавцы и все что приносили недовольные покупатели, как не прошедшее гарантийного срока, складывали здесь. И я все это пытался отремонтировать. Затем вместе с товароведом сортировали на годное к дальнейшей попытке продать этот хлам, и негодное, которое разбиралось на запчасти. Тоже моими руками.
   Я всегда возмущался, что сюда тащили все что можно и чего нельзя. Даже продукты, у которых срок годности прошел. Специально большой холодильник здесь оборудовали. Как будто если они здесь полежат, то станут опять свежими. Но находились и на эти продукты желающие, покупали за треть цены. Или выбрасывали на помойку, где их подбирали бомжи, отгоняя при этом собак, которые в свою очередь считали, что эти отбросы только ихние, и не хотели делиться с бомжами и с крысами. Очень наглыми крысами.
   В поисках выхода из этой ситуевины я стал метаться по клетке. Что искал - не понятно. Просто не знал что делать, что можно в этом закутке придумать, чтобы избежать того, что было у меня на глазах.
   Силой воли заставил себя успокоиться и подумать. А может ничего не надо делать? Сейчас придет дневная смена охранников, увидит, что тут творится и примут меры. Глядишь, к открытию магазина все само собой и утрясется.
   Я посмотрел на часы, было семь часов 21 марта. До смены еще полчаса. Ладно, пока посмотрю, что можно использовать в качестве оружия. Так, на всякий случай. Я стал медленно просматривать полки. Почти все они были заполнены техникой и электротоварами. Ну, правильно, китайский ширпотреб. Это сейчас стали везти из Европы, а раньше все поступало из Китая. Вот и горело все до окончания гарантийного срока.
   Ничего похожего на оружие не вижу. Как всегда когда что-то надо то не можешь найти, когда не надо - само на глаза лезет. Вот, например это. Вчера отремонтировал бензопилу, китайского происхождения, а стартер, чтобы проверить работает или нет найти не мог, сколько не искал. Вот он, полюбуйтесь - лежит и на меня смотрит. Зараза!
   Стоп! А ведь это мысль. Вчера при просмотре фильма главный герой лихо кромсал зомби именно бензопилой. А чем я хуже.
   И хотя меня основательно потряхивало, и я непроизвольно, со страхом, поглядывал на жуткую сцену, где один охранник жрал другого, а сейчас став почти "друзьями" встали около моей сетки и молча смотрят на меня, иногда делая слабые попытки проникнуть сквозь препятствие. Я тут же кинулся искать пилу. Стартер вроде как подошел. Бензин и масло я вчера еще залил. Специально сходил на заправку ГСМ. Принес двадцати литровую канистру бензина и десятилитровую канистру масла. Хватит на сотню таких зомби. Я вспомнил, как лихо размахивал этим инструментом герой фильма. Попробовал и понял, что меня хватит самое многое на троих. Вроде на первый взгляд и не тяжелый агрегат, но долго не помашешь.
   Интересно, а как же лесорубы целыми днями с ней работают? Это, какие же мускулы надо иметь? Так что попробовать? Я представил, как кромсаю этих мертвецов, и меня снова вырвало. Уже с кровью и какой-то слизью. Просто ничего другого в моем желудке уже не было. Нет не смогу. Лучше все же подожду, пока не придет смена. Да и оружие в моих руках ненадежное какое-то получается.
   Нет, братцы, не под меня это оружие. Я хоть ростом все метр восемьдесят пять, но узкий. Меня в детстве так и звали пацаны: "Эй, узкий, а ну-ка покажи нам, как ты умеешь через задницу до шеи языком доставать". Я уже и тогда занимался йогой и мог скручивать тело по-всякому. Вот и дразнили меня этим. А девчонки восхищались, смотрели с восторгом на мои выкрутасы. Даже некоторые стали вместе со мной ходить на эту секцию. Но тренер не называл ее спортивной, он ее называл духовной школой. Учитель и в институт посоветовал идти на философский факультет, но я со второго курса сбежал и перевелся на технический. Скоро уже будет защита диплома. Два месяца осталось. И стану я инженер-робототехник. А здесь, в магазине, я подрабатываю, на полставки. Нет у меня в настоящий момент родителей, которые могли бы мне помогать, умерли. Старенькие стали, я то у них единственный сын был. Отцу было пятьдесят пять, когда я родился. Они оба, и отец и мать удивились, когда матери сказали что она беременная. Она до последнего думала, что ее просто к старости растащило вширь. А оказалось что поздняя беременность. Не знаю, до какого возраста женщина может рожать, но меня она родила в сорок пять. И назвали меня Нежданом.
   Дорастили меня до двадцати лет и почти в один день умерли. Вперед отец, а через две недели и мать. Так что я остался совсем один на этом свете из всей нашей семьи. Да и какая это семья. Отец из детдома, мать была единственной дочерью в своей семье. Никого нет. Один одинешенек. Нинка правда есть, соседка по лестничной площадке. Обалденная девка! Все мальчишки во дворе ее боялись, всех била. А меня нет. Меня она любила можно сказать с детского садика. Мы тогда на горшках рядом сидели, когда она призналась что любит меня. Вот с тех самых пор мы с ней "неразлей вода", всегда вместе.
   Что-то я задумался. Совсем плохо стал соображать. Не к добру это. И так - оружие. Что можно вместо этой пилы придумать? Жалко, что огнестрела нет. Жахнул бы два раза и все. И мама - не горюй. И путь был бы свободным. Если только смог бы. Ну..., не знаю. Припрет, и смог бы. Наверное.
   Нет, надо ждать. Должны сейчас люди придти. Надо смотреть и вовремя их предупредить. Обычно вместе с охранниками приходит зам. директора. Именно она проверяет пломбы на входной двери, затем открывает замки и снимает с пульта, отзваниваясь по телефону. Только после этого включает освещение и идет к охране внутренней. Убедившись, что все и тут в норме разрешает смене меняться. Я уже все это видел и знаю, что отклонений не будет.
   Вот и они! Открывают наружные двери. Внутренние двери распашные, и открываются автоматически, кода включают электричество. А внешние двери решетчатые, и закрываются на замки, один навесной, а второй внутренний. Именно их при уходе и пломбируют. Потом на пульт звонят и сдают под охрану. Короче та еще морока. Решетчатые двери, как и решетки на окнах фигурные, тарахтят при открывании чуть ли не на всю улицу.
   Ты посмотри, нет, ты только глянь, как эти на звук реагируют, я думал, что мне это мерещиться, а оказывается и в самом деле на звуки двигаются.
   - Эй, ребята, вы куда? Подождите немного, пусть люди войдут в зал.
   Я открыл дверь своего убежища и метнулся вслед за зомби, но, увидев, что один из них стал поворачиваться в мою сторону, приостановился в готовности дать деру назад. Видимо эти "уже не человеки" очень неплохо различают звуки. Я не шумлю, и он опять разворачивается в сторону появившихся и громко разговаривающих трех охранников и Марьи Петровны, нашего начальника.
   Надо предупредить, но как? Если закричать, то они могут опять ко мне повернуть. А мне это надо? Но ведь и предупредить необходимо, иначе нападут и сожрут.
   Первый этаж нашего супермаркета был из двух половинок. Слева большой зал продуктовый, а справа была техника, электротовары, хоз. товары и тому подобные нужные людям вещи. Посередине небольшой холл и эскалатор, ведущий на второй этаж. Лестница, ведущая в подвальное помещение, была обычной, но широкой. Там были складские помещения и там же были две большие двери, которые открывали, когда заезжали машины под разгрузку или, наоборот, под погрузку. У нас в магазине можно и крупногабаритный товар, увидеть, который через обычную дверь не вывезти. Те же квадроциклы, или вон катер речной стоит. Целых четыре метра в длину. И главное его так никто и не покупает, он уже как бы эмблемой магазина стал.
   Увидев, что Марья Петровна неторопливо, как и положено начальнику двинулась навстречу охранникам, которые то же направлялись в их сторону, и что она не замечает несуразности в их внешнем виде и в походке, я что было сил, закричал:
   - Марья Петровна! Бегите отсюда. Бегите быстрее. Это зомби. Они вас сожрут. Бегите и вызывайте милицию.
   Она остановилась, все еще ничего не замечая, и как я понял, чтобы понять и осмыслить, что я такое ей проорал. Никто не поверит в подобное, вот и она стала меня упрекать:
   - Никонов, ты опять хулиганишь. Прекрати безобразие. А то я, в самом деле, вызову милицию.
   А-а-а-а-а, что вы творите. Что такое....
   Это, как я понял, один из зомби сумел добраться до нее. Куда он вцепился, я уже не смотрел. Я рванул вниз, надеясь, что там открыли ворота и смогу отсюда слинять наконец-то.
   Нет! Облом! Никто и не торопился двери открывать.
   Я что было сил, бросился обратно. Как же они быстры. Эти зомби уже жрали мою начальницу. Поодаль стояли трое охранников пришедших вместе с Марьей Петровной. Если сказать что они были в ступоре - значит, ничего не сказать. Они были в глубоком шоке, они стояли и не пытались даже как-то ей помочь.
   Не зная как их вывести из ступора, я решил кинуть в них хоть чем-нибудь. Под руку попали обычные счеты лежавшие на одном из кассовых столов. Схватив их, я запулил в стоящих столбиками охранников, и заорал:
   - Чего стоите болваны. Ведь у вас есть оружие, стреляйте в них. Стреляйте, они бешеные, иначе и вас счавкают. Стреляйте же.
   Все трое вроде как очнулись, и их тут же стало полоскать, так же как и меня совсем недавно.
   Зомби, услышав шум, бросили свою жертву, и пошли к охранникам.
   -Бегите от них! Бегите скорей. Да вы что тупые что-ли? Удирайте от них.
   Как-то неуверенно они стали отходить задом в сторону дверей. Один из них достал травматический пистолет и стал стрелять в приближающего к нему зомби. Попав в тело резиновыми пулями несколько раз, лишь убедился, что это уже не человек и что этой нежити такие выстрелы только как щекотка и не более. Остановить его этим невозможно.
   В это время я заметил, как с улицы стремительно движется точно такой же полуобглоданный мертвец. Двери автоматически раздвинулись, пропуская его внутрь. Я то его видел, а вот те, кто задом пятился в сторону дверей, нет.
   - Сзади! Смотрите сзади!
   И опять бесполезно надрывал свое горло. Охранники ничего не слышали и не видели, все еще находясь в шоке от всего, что происходило у них на глазах.
   Только успел проорать, как один из охранников оказался в объятиях спешившего на зов, голодной плоти в облике пока еще человека, или уже "не человека". Он сразу вонзил свои зубы в плечо охранника, и как мне показалось, зубы у него были на два порядка больше обычных. Рванувшийся от боли вперед, охранник тут же оказался в объятиях идущего на него зомби. Ничего он уже не успел сделать и, оставив в зубах заднего мертвеца окровавленный кусок мяса, вместе с куском вырванной материи, свалился бесчувственным кулем и тут же стал пищей зомби.
   Его товарищи, достав резиновые дубинки, пытались спасти попавшего в беду, но вскоре и сами попали в лапы зомби, видимо потеряв сознание от страха так как никакого сопротивления уже не оказывали..
   Тут дернувшись, стала подниматься Марья Петровна. Содранное с лица мясо, открывающее череп, и вылезшее глазное яблоко, висящее на нервной ниточке, и кровь все еще льющаяся из огромной раны напоминавшее собой вылитое на человека ведро кетчупа, все это вроде как уже и ставшее привычной картиной, тем не менее, создавало видимость нереального потустороннего мира.
   Я завыл, как волк воет на луну, и хотел броситься от этого места как можно дальше. Но ноги стали совсем как ватные и передвигались еле-еле.
   Они меня не слушались!
   Я понял, что если сейчас не смогу сделать отсюда ноги и не вырвусь из этого ада то мне кранты.
   - Спасение утопающего - дело рук самого утопающего. - Сказал я сам себе и заставил все-таки себя двигаться. Тем более, что, вспомнив о пожарном выходе на втором этаже в женском туалете я воспрял духом и мне стало несколько легче. Повинуясь инстинкту зажатого в смертельные тиски капкана зверя, я рванул в сторону второго этажа. Это я так подумал, что рванул, на самом деле только чуть-чуть увеличил темп передвижения своих ватных ног. Но все-таки кое-как взобрался по стоявшему без движения эскалатору и оглянулся назад. Там в двери вошли две толстые женщины. Увидев творившееся безобразие, они заверещали неожиданно тонкими и пронзительными голосами, но так и остались стоять на месте.
   - Значит, не у одного меня ноги отказывают в случае испуга. - Подумал я, и, не став ждать, что же будет с обезумевшими женщинами, стал двигаться в сторону туалета.
   - Ну да! Хер да маленько! Так меня тут и ждут распахнутые двери.
   Переход в безопасное место для меня был закрыт. Закрыт на решетку, а на петлях висел огромный замок. Я нервно засмеялся, постоял, подергал, и так как пиво вчерашнее как оказалось еще не все ушло из меня, то я решил облегчиться. Лилось из меня долго, или мне так показалось. Не дождавшись полного облегчения, спрятал свое хозяйство и вернулся к мысли найти себе оружие.
   Я уже понял, что выбраться из магазина без оружия мне не светит. Здесь наверху ничего подходящего я не вижу. Здесь обувь, одежда, постельное белье. Короче одни тряпки.
   Оружие, или что-то хоть как-то напоминавшее оружие, можно найти в хозяйственном отделе магазина. А оно внизу, рядом с техникой.
   Спускаясь вниз, я увидел уже не двух зомби, а семь, которые, разделившись почти поровну, с увлечением, грызли еще двоих.
   - Это что же получается. Это как снежная лавина. Укусив соседа, ты превращаешь его в такого же зомби, как и сам, потом тот кусает другого соседа, и пошло поехало. Так ведь это же зараза. Это как оспа. Или может на город сбросили бактериологическую бомбу?
   Я не замечал даже что стал разговаривать сам с собой.
   - Может это ученые, где-то недоглядели, и выпустили заразу в город, наверняка еще и антивируса у них нет.
   Так ведь скоро вся Москва станет бешеной. Никто не знает про этот вирус и даже не предполагают, как он опасен. Ведь как оно может быть. Ушел отец семейства на работу и через час возвращается. Внешний вид родного человека вызывает желание ему помочь. А он в ответ набрасывается и начинает жрать ничего не знающего близкого ему человека. Бр-р-р-р, мерзость-то какая.
   Или начинают вызывать скорую помощь, и его везут в больницу, а там народу уже, тьма тьмущая. За два часа все станут зомби.
   Нарисованная мной же картина повергла меня в уныние, но и заставила думать.
   - Надо срочно в инет зайти и предупредить всех. Телефона нет, но ведь есть компьютер.
   Ноутбук так и стоял на столе разложенным с ночи.
   - У Нинки есть комп, есть почта, куда она регулярно заглядывает. Надо ее обязательно предупредить, она же первая кинется помогать таким, у нее характер такой. Уже все бабушки в округе знают, что она им может помочь перейти дорогу. Она и меня спасет.
   Все. Решено, возвращаюсь в свою берлогу. Там и компьютер, там и укрытие, там и оружие подберу. Интернет там тоже подключен. А иначе как бы я схемы доставал для этих хитрых китайских безделушек.
   Я, стремясь стать мышкой, незамеченным для зомби, пробрался обратно к себе. Не понимая, что сам себя загоняю в клетку. Как я позже проклинал себя за свою глупость, за трусость и нерешительность.
   Но дело сделано, и я захлопнул свою мышеловку. Это стало ясно как дважды два - четыре, буквально через десять минут. Пока я лихорадочно пытался включить ноутбук, около моей клетки нарисовались сразу три зомби и встали как часовые, около дверей, периодически пытаясь проникнуть сквозь металлическую сетку.
   - Влип!
   Сразу же пришла мне в голову эта мысль, как только я понял, что батарея компа разряжена вчерашним просмотром кинофильмов. Переходник был где-то тут, я точно помнил, но найти пока не мог.
   - Неужели дома оставил? Да нет же, он всегда в сумке был. Хоть батарея у меня в компе и была хорошая, запросто шесть часов тянула, но переходник был всегда рядом. Нет, ну почему всегда так. Почему бы сразу не поставить на зарядку, так ведь нет же, понадеялся, что дома поставлю.
   У меня же сегодня отгул за ночное дежурство. И мы с Нинкой на лыжах решили последний раз покататься в этом сезоне. Будет ждать. А, вдруг не дождавшись, пойдет меня искать? Ничего, не подозревая и не догадываясь. Ведь запросто может попытаться кому-нибудь помочь. А этот несчастный раз и сцапает ее. Ну, сожрать сразу не сожрет, Нинка та еще штучка, сама кого хочешь, "съест". Но много ли надо в такой ситуации. Как я понял, хватит и простого укуса. Зараза проникает сразу. Только от человека зависит, через какое время превращается тот в зомби, через час, или через десять минут. Но это-то как раз не столь важно. Важно то, что выхода в таком случае ни у кого нет. Вот и бродят тут такие.
   Продолжая судорожно проверять полки стеллажей в поисках завалившегося куда-то переходника, я сбрасывал на пол все, что попадало под руку, тем самым еще больше усложняя свои поиски. На минутку отвлекся от поиска и взглянул на своих "часовых". Они как приклеенные стояли около дверей. Зато в зале их прибавилось. Люди шли в магазин, за покупками не зная еще, чем это чревато и что они идут в западню. При виде буйства крови, ходячих полускелетов с обгрызенными мордами, они впадали в болезненное состояние называемое всегда как "Отказ конечностей в результате перенесенного стресса и шока". Шума при этом было много, но не все могли удрать и многие становились очередной жертвой своих предубеждений и простого обычного страха.
   "Пиршество" в зале было в полном разгаре. Вот тогда я и почувствовал в первый раз как у меня на голове встают волосы дыбом.
   Выхода из этой вакханалии у меня как я понял, уже не было. Я обзывал себя трусом, рохлей, бараном и т.д. и т. п., но это не помогало. Ноги меня из этой клетки никуда не хотели тащить.
   Я понимал, конечно, что ноги тут ни при чем, но какая разница.
   Я просто не знал что делать!
   Переходник пока не нашел, оружие тоже. Бензопилу, правда, оставил на видном месте. Но это на крайняк. Вот еще молоток и длинная отвертка, их я тоже положил рядом с бензопилой. Больше что-то, что было бы похоже на оружие, вокруг не просматривалось.
   Я стал думать, из чего можно соорудить хоть какое-то подобие оружия. Еще раз внимательно осмотрел помещение, ничего подходящего. Непроизвольно взял в руки отвертку. Острая. А ведь может сойти как колющее оружие. Нужно только придать законченный вид.... Копье. Точно копье. Теперь надо найти что-то похожее на древко. Взгляд зацепился за два пылесоса с алюминиевыми трубками. А что? Вполне подойдут. Стал вбивать друг в друга части трубок, получилось нормальное изделие. Легкое, правда. Теперь заталкиваем ручку отвертки в трубку. Черт, не лезет. Значит нужно подстрогать. Вот так.... Теперь получилось. Хорошо, что ручка отвертки деревянная. Ну и закрепим двумя шурупами, чтобы не болталась в трубке. Дрель есть, сделать дырки не проблема. Все! Готово. Нет еще не готово... Нужно заточить получше. Для этого у нас есть точильный станочек. Не большой, ну, нам и не нужен большой. Вот теперь все. Нет, не все. Нужно испытать. Желающие есть, не проблема. Стремно как-то на людях пробовать. Пусть и превращенных в нелюдей, но все равно не по себе. Гадкое чувство.
   - Все! Долой сопли. Жить хочешь? Так действуй.
   Трое зомби так и стояли около сетки. И пролезть не могут и отойти тоже не в состоянии. Они как мне показалось, так и вопили молча:
   - Ударь в меня, ударь в меня.
   А может, у них остался разум, и они очень хотят, чтобы их упокоили. И я не убиваю их, а произвожу эвтаназию. Я же понимаю, что не по своей воле стали такими, мне их жалко. Но себя еще больше жалко. Все эти мертвые мерзкие существа представляли в настоящий момент для меня опасность, и я должен ее убрать.
   Подойдя к двери, я с содроганием и ужасом воткнул свое копье в тело стоящего вплотную к сетке зомби, прямо туда, где когда-то было сердце. Ну и что? Как стояло, так и стоит. Даже крови нет. Видимо или вытекла или свернулась.
   Я лихорадочно стал тыкать своим оружием в разные участки тела стоящего у сетки зомби. То, что для любого человека стало бы смертельным, для этого существа было, что мертвому припарка. Ну да, черт, мертвее не бывает. Но ведь двигаются, и жрут!
   Наконец я догадался воткнуть копье в глаз. Тот просто лопнул, и тело стало оседать на пол. Черно-красная жидкость, выплеснувшись из пробитого глаза, достала и меня. Тело больше не подавало никаких признаков жизни. Да что я такое говорю, оно и так безжизненно было. Оно умерло. Совсем. Навсегда.
   Взбодренный успехом я тут же проделал эту эвтаназию и с другим зомби. Тот также молча и не сопротивляясь, улегся рядом с первым. Но вот третий почему-то отошел от сетки на недосягаемое расстояние.
   - Они что же, соображают что ли? - Пронеслось в моей голове.
   - Это очень плохо и самое главное непредсказуемо. Что от них еще можно ждать?
   В это время по залу пронесся какой-то зверь. Я успел увидеть, как тот свободно лавируя между препятствиями, пронесся, да, да, именно пронесся, по залу и с ходу врезался в сетку. Под тяжестью этого монстра сетка прогнулась и опасно так заскрипела. Не успокаиваясь на этом, зверь повторил свое стремление проникнуть к свежему мясу в моем лице. Теперь я смог уже разглядеть, что это когда-то было большой собакой. Когда-то красавец дог, а сейчас огромный зверь. Мутация его преобразила в исчадие ада. Шерсти нет, лишь на загривке сохранился клочок, уши и так были небольшие, купированные, а сейчас только обозначены и скорее напоминают маленькие рожки, пасть вытянулась, и клыки в этом обнаженным черепе просто ужасали своими размерами. Ноги состояли из одних сухожилий приклеенных к костям и лапы заканчивались уже не лапами, а чем-то таким, что больше напоминало лапу орла кондора. Почему я узнал, что это дог? Да по ошейнику. С этим догом всегда гуляла хрупкая красивая женщина. И эта собака в высоту спокойно доставала до ее груди. Мы всегда с ужасом ждали при встрече, что этот кабель переросток вдруг сорвется с поводка и женщина ничего с ним не сможет сделать. И намордник не поможет. Счавкает. Просто какая-то собака Баскервилей. Так вот ошейник на ней был особый, так называемый строгий ошейник - парфорс. Он представляет собой скрепленные друг с другом стальные дужки, загнутые концы которых при рывке затягиваются и шипы впиваются в шею собаки. Вот они и выделялись на фоне шеи этого зверя. Интересно, кто смог укусить такое чудище, что бы оно превратилось вскоре в такое быстрое и страшное оружие дьявола.
   Мне некогда было не то, что осмыслить все, что тут произошло за какие-то полдня, мне не хватало времени просто подумать и понять, что нужно в подобной ситуации сделать, чтобы выжить. Жалкое подобие оружия в моих руках никак не способствовало уверенности, что я останусь в живых при такой агрессии со стороны собаки-зомби. Не знаю, каким образом собака превратилась в такого грозного зверя, но если это в результате мутации под воздействием вируса, то вскоре ко всем нам подберется пушистый зверек - песец. И будет всем полный пи-ц.
   Страх какой! Никогда не видел подобного. Самые извращенные человеческие придумки, показанные в фильмах ужасов, не могли соперничать с той реальностью, что творилась на глазах. А ведь то, что все это будет при жизни человека, никто не верил, даже не предпологал. А оно вот, нате вам, вы же мечтали об этом. Так и жрите все, что хотели видеть и, просматривая это в фильмах наслаждались мыслью, что это фантастика и все невзаправду.
   Бл-дь, знать бы того, кто подобное придумал, убил бы самым извращенным способом.
   - Ох, дьявол его забодай! Он же мне так всю сетку разнесет. ...
   Выходит, что у собаки появились мозги или еще что-то такое, что позволяет ей сообразить, как нужно действовать, чтобы достать живое мясо. А почему не жрет зомби? Почему ему нужен свежачок?
   - И как его отвлечь?
   Отвлекла его от меня стрельба. Возле маркета остановились две машины УАЗика - буханки. И оттуда как раз и раздавалась стрельба. Стреляли по зомби, которых на стоянке возле магазина набралось уже достаточно много.
   Я заволновался, и чтобы лучше видеть происходящее залез на мой рабочий стол. Минут сорок понадобилось, чтобы очистить небольшую стоянку перед магазином. Видимо посчитав, что уже выбили всех зомби, несколько человек с различным оружием в руках выбрались из машин и, выстроившись цепью, стали двигаться в сторону магазина, отстреливая по пути все, что еще двигалось.
   Перед дверью остановились и собрались в кучку. Затем по двое, с изготовленным к бою оружием, стали двигаться к внутренней двери. Зомби, которых в помещении было уже много, видимо разбрелись по залам и перед дверью, как ни странно никого не было видно.
   Шесть вооруженных людей я насчитал, когда они опять собрались в кучку, но уже в зале. Один из них стал что-то объяснять или приказывать. Не знаю, что он там говорил, было далековато до них, и я даже не пытался им, что-либо кричать. Да и поздно уже было. Слишком понадеялись на свое оружие, и вероятно им пока не встречались подобные твари как эта. Зомби-дог, каким-то образом взобравшись на балку, которая в виде полукруга висела по всему фойе и служила здесь как держатель светильников в виде декоративного элемента, прыгнул с этой балки в середину собравшихся людей. Считанные минуты понадобились этому зверю, чтобы расправиться с вооруженными, но в тоже время беззащитными людьми. Никто даже выстрелить не успел. Настолько мощными и мгновенными были действия этого зверя.
   Вот тебе и зомби. Оказывается, среди них есть разные твари. Есть и такие, как эта бывшая собака. Она и раньше была страшной и непредсказуемой, а сейчас она или он, или сам дьявол во плоти растерзал всех вооруженных людей на моих глазах, и за столь малое время.
   От ужаса перед подобной тварью и только что произошедшей на моих глазах бойни у меня подогнулись колени, и я чуть не свалился со стола на пол.
   А ведь я уже планировал до этого, используя мое копье, выбраться из моей клетки и попытаться, пробежав зал, выскочить на улицу. Хоть и была моя задумка очень рискованной, но я надеялся, что мои ноги под страхом смерти побегут, и не будут тормозить. Теперь я понял, что эта безрассудная затея не пройдет. При наличии подобной твари все мои попытки окажутся моим последним подвигом. Я к такому еще не готов.
   Водители машин, что стояли возле магазина, увидев эту картину, не стали вмешиваться во все это. И не испытывали желания помериться силой с этим зверем. Они были испуганы не меньше чем я и моментально уехали.
   Моя надежда на вооруженных людей угасла. Привлеченные шумом стрельбы к стоянке перед магазином стали собираться новые зомби. Цепная реакция как я понял, была в действии.
   От всего увиденного у меня пробудилось страшное желание поесть, нет, не так - ПОЖРАТЬ.
   Я даже испугался. А вдруг эта зараза распространяется и воздушным путем. И я уже заражен. И первый симптом - это пробудившийся аппетит. Это что же, я скоро буду, как и они? И стану жрать, себе подобных? Тогда лучше умереть и не видеть, как я стану одним из них.
   Нет, что-то маловероятно. Просто я волнуюсь и страшно испуган. Я и раньше замечал, что в подобной ситуации всегда хотел кушать. Тем более, я уже почти сутки ничего не ел, если не считать пива с рыбой. Да и те уже давно из меня вынесло.
   Я решил, что настало время посмотреть, что там, в холодильнике из продуктов имеется. И что можно использовать в пищу, не боясь последствий. Эта вотчина была не моей, и я никогда не интересовался, что там лежит и сколько.
   Теперь же заглянув в холодильник, и внимательно просматривая, что же мне бог послал, я понял, что всего, что тут имеется, мне хватило бы не меньше чем на полгода.
   - Это хорошо! Просто супер!
   То, что лежало в холодильнике, хоть и было просрочено по срокам хранения но, тем не менее, было вполне съедобно. Конечно, совсем рядом в продуктовом отделе магазина была масса продуктов и еще больше на складах и холодильниках внизу в подвале.
   - Но нам туда не надо. Нафик, нафик. Пускай себе и дальше лежит. Мы тут попасемся.
   Я набрал нарезку в пакетах, взял банку мясной тушенки, поискал что-нибудь из напитков и хлеба. Но тут был облом. Ни напитков, ни хлеба я не наблюдал. Вот есть печенье в коробках, вафли, даже пряники, но хлеба нет. Ну ладно, то, что хлеба нет, как-нибудь переживу. А вот попить? Это проблема. Та вода, что текла у меня из труб, была чисто технической, я даже для чая ее не использовал. Только руки там помыть или что-то из деталей.
   - А вдруг ее отключат? И что тогда? Надо срочно запастись водой.
   Я оставил на будущее мысль покушать и занялся новой проблемой. Раковина с краном находились в закутке, и хоть там было тесновато, но проблемы, чтобы наполнить какую-нибудь емкость не было. Я обежал вновь свое помещение, теперь уже в поисках тары под воду. Ничего похожего не нашел. Зато нашел переходник к ноутбуку.
   - Ура! Скоро я смогу связаться с моей Ниночкой. Я поставил на подзарядку свой ноут и продолжил поиски подходящей емкости под воду. Две бутылки из под шампанского, лежащих под диваном, не решали дела. Только лишний раз напомнили, как нам с Нинкой было тут хорошо. Нинку здорово возбуждал тот факт, что мы с ней занимаемся любовью, чуть ли не на глазах посетителей маркета. Она тогда была так сексуальна.... Я даже застонал от мысли, что все, что было хорошего в моей жизни, может и не повториться.
   Усилием воли сдержал желание зарыдать, совсем как в детстве, когда у меня забирали полюбившуюся игрушку.
   - Ищи емкость, ищи емкость - я заставил себя думать о насущном, и не раскисать. Хоть я и чувствительный человек, и могу расстроиться от любой мелочи, но плакать, никогда не плакал. Правда, в моей жизни моментов, когда хотелось не просто плакать, а рыдать в голос, хватало. Взять хотя бы смерть моих родителей. Но тогда рядом со мной была моя подруга....
   Канистра с бензином и канистра с техническим маслом явно не годились под воду.
   Взгляд непроизвольно задержался на стиральных машинах, что стояли одна на одной в одном из углов помещения. Четыре полуавтоматических стиральных машины, в каждую из которой можно залить почти пятьдесят литров воды. Это что-то! Но вот спустить верхнюю...? Могу и не осилить. Они тяжелые, мы втроем кое-как составили одну на другую, корячились тут часа два. Просто уронить? Не уверен, что целыми останутся.
   - Думай, думай, кретин. Ты же всегда был сообразительным.
   Нинка, когда хотела подольститься ко мне, всегда обращалась в таком случае с добавлением слов: "Умненький-разумненький посоветуй мне, как я могу на мою жалкую стипендию купить вот это жалкое украшение в виде золотых сережек?" Ага, жалкое.... А стоят как паровоз. Но выкручивался, и покупал. А куда денешься, если я такой умненький - разумненький.
   А может ну их нафик? Поищу еще что-то похожее. Ну, вот же. Десять чайников электрических, и как я раньше не обратил на них внимания?
   Я стал поочереди вытаскивать из коробок негодные чайники и заполнять их водой.
   - И так, каждый чайник два с половиной литра, значит, я могу запасти воды где-то около двадцати пяти литров воды. Хватит? Или все-таки что-нибудь еще поискать? Кстати теперь можно и уронить стиральную машину, не жалко. Сейчас наполню чайники и пойду ронять. Поставлю еще вот эти коробки под падающую машинку. Может и смягчат удар. Мне же не ремонтировать ее, мне самое главное не повредить емкость. Шланги порвутся? Ну и пусть. Заткнем отверстия и все.
   Увлеченный этой идеей я вмиг собрал коробки и сложил их под машинкой на пол. Привязал к машинке найденный кусок провода и потянул, та с грохотом свалилась с верхотуры, и почти не пострадала. Лишь слегка треснула обшивка. Вскоре все машинки выстроились в ряд, ожидая, когда я их наполню водой. Шланг, как ни странно я нашел быстро и вскоре процесс наполнения стиралок водой пошел.
   - Так, с проблемой воды я вопрос решил. Теперь покушать и заняться почтой.
   Занятый вопросами выживания в этой ситуации я совсем упустил из вида, что зомби никуда отсюда не исчезли, и их стало гораздо больше, а, отъевшись на свежатине, они стали намного подвижней и опасней. Сейчас уже никто не пытался из живых пройти в магазин за продуктами, но те, кто был мертвым почему-то шли именно к магазину. Хорошо еще, что дверь не раздвигалась как раньше.
   - Стоп! Дверь не раздвигается! Значит, света нет. Только дежурное освещение, как ночью.
   Я побежал к месту, где оставил заряжаться свой комп.
   - Идиот! Жрать он захотел! Даже не убедившись, что зарядка идет нормально.
   Лампочка, подвешенная на самом потолке, в виде лампы дневного света, относилась к дежурному освещению, и она горела своим обычным светом дневного света. Но все розетки, находившиеся в помещении, были запитаны от другого источника. Поэтому я и гонял свой комп вчера без подпитки.
   - Черт, черт, черт! Надо же, как я лоханулся. Интересно когда свет отключили? И зачем? Зачем? Да наверняка там, на подстанции тоже подобное происходит. Что стоит выключить рубильник? Так, на всякий случай. Вот и нашелся перестраховщик. Взял и вырубил ток, а его счавкали зомби. И все! Пиз-ц котенку больше ср-ть не будет. Теперь все остались в районе без света. Мои электрические приборы и инструмент без электричества просто железки. Придется каким-то образом подключиться к дежурному освещению. Странно, что и его не вырубили, хоть холодильник останется включенным.
   И как бы в ответ на мое пожелание дежурный свет тут же перестал функционировать.
   Я в изнеможении опустился на диван. Уже ничего не хотелось делать, да и что еще можно сделать. Кругом облом. Да пошло оно все на хер. Пусть кому надо думают, есть же милиция, чоновцы, войска, наконец. Да мало ли людей, которые должны в подобной ситуации спасать людей.
   Нда.... Спасать людей от людей. Ну, а что ты хочешь? Именно так и есть. Людей от людей. От бывших людей, если быть точным. Я тут сижу в клетке и ничем не могу помочь людям. Себе бы хоть чем-то помочь. Тут не до жиру, самому бы быть в живу.
   Я как-то совсем вяло стал готовить для себя завтрак, обед и ужин, все за раз. За всей этой беготней я и не заметил, что день уже клонится к вечеру.
   На меня напала какая-то апатия. Мне стало безразлично и как-то даже наплевать, на то, что будет со мной, с Ниной, со всеми кого я знал. Все по барабану. Даже на стоящих около сетки группы мертвецов. Запах, правда, уже достал. Кроме запаха разлагающихся трупов мной убиенных зомби еще добавился резкий запах пролитого на пол ацетона.
   Картина приближающихся зимне-весенних сумерек отдавала какой-то зловещей безысходностью. Да и стоящие тут и там мертвецы непроизвольно добавляли красок в эту окружающую меня действительность.
   - Картина Репина "Не ждали", только написанная в другом измерении.
   Все равно на заднем плане моих мозгов шевелилась мысль, что все, что происходит со мной - это всего лишь сон, что стоит только проснуться и все исчезнет. Не будет этих чего-то ждущих мертвецов, не будет страха и неуверенности, не будет желания покончить с собой, которая стала меня последний час навязчиво посещать. Все исчезнет, останется только радость оттого, что этот кошмар мне всего лишь приснился.
   Безразлично жуя свой продпаек, я продолжал автоматически наблюдать за зомби. В зале их вроде, как и не много, откуда набежали и когда, не понятно. И что-то пока молчит дог, не видно его и не слышно. Но тела погибших от его клыков людей я не видел. Может, он их и утащил куда-нибудь в укромный уголок, чтобы другие не мешали? Тогда что это значит? А это значит, что тварь становится все более и более мыслящей. А это не есть хорошо. Вскоре те, кто для него сейчас является пищей, могут встать и уйти. Ему придется искать другую пищу, а она вот, сидит и ничего не предпринимает, так как сложила ручки и бездействует. А скоро ночь. Света нет, и не будет. Мертвецам без разницы есть свет или нет. Они все равно ничего не видят, но они чувствуют и запах, наверное, различают. Вон своих-то, никто никого не трогает. Тихо мирно немного поглодали друг друга, пока запах был как у свежатины, а потом при появлении запаха ацетона, как я уже понял исходящего от мертвяков, перестали и стоят, как ни в чем не бывало.
   Почти соратники, вернее сотрапезники. И этот дог тоже не посмотрит ночь на дворе или утро. Отдыхает его пища или нет. Бары-Бер ему, и все. Мне тогда наверняка будет крышка. Надо мне озаботиться убежищем.
   Ничего подходящего на первый взгляд я не наблюдаю. Ну, разве только холодильник. Все равно он теперь в бездействии. Правда запах там сейчас будет еще тот. Да и сыро там. Лед то, какой никакой был, а сейчас все растает. И потекут ручьи, и воздух станет.... Да уж, представляю. С одной стороны разлагающиеся мертвецы с другой мясокопчености в холодильнике. Никакой вентиляции не хватит. Кстати, а ведь это мысль. У меня здесь почему-то устроен выход, или вход в вентиляционные шахты, не знаю что правильно, да и не нужно это мне было. Сами шахты достаточно большие. И решетка в них легко открывается. Сам видел, когда проверяли исправность вентиляции то ее, снимали, и в это отверстие легко заползал ремонтник.
   Я молодец! Я действительно умник-разумник. Ведь это же готовое убежище и спальный номер на одного.
   Я немедленно приступил к оборудованию моей спальни. Высоковато конечно, это и хорошо и плохо. Нужно стремянку подставлять. Она у меня в наличии. Четырехметровая, алюминиевая, складная, крепко стоит и не шатается при ее использовании лестница. Интересно, сможет ли использовать ее какой-нибудь зомби, чтобы добраться до меня? Да и пусть.... Нет, не пусть. Я себя люблю, поэтому и здесь постараюсь себя обезопасить. Я привяжу к лестнице вот этот провод и после того как залезу внутрь, опрокину лестницу, а конец провода привяжу у себя там в трубе. Надо будет, подтяну и поставлю лестницу в положение готовности. Как это будет на практике, потом посмотрим. Зато уже по лестнице никто не залезет. Теперь нужно подумать, как мне залазить. Задом или передом? При всей моей гутаперчивости я вряд ли свободно смогу в этой трубе поворачиваться.
   Да, та еще, заморочка. Если только доползать вон до того разветвления и там пытаться разворачиваться. Нужно попробовать.
   Не долго думая я, прихватив с собой свое копье и фонарик, полез в этот вентиляционный короб. Сделан он был из толстой оцинкованной жести и закреплен был неплохо к стене и потолку, поэтому я не боялся, что под моим весом сорвется с крепежа. Уже лазили ремонтники, прочищали. Крысы там себе гнезда понаделали, вот они их оттуда и выгоняли.
   Так, опять лоханулся, я то придурок чуть было про них не забыл. Не сказать, что я их особо боюсь. Нинка держит у себя белую крысу и ничего, я даже разрешал по себе лазить. Но все равно стало как-то не по себе. А вдруг они так и живут в этом коробе. Как это у них получается не понятно. Тяга при работающей вентиляции нехилая. Тянет, будь здоров. Ну да ладно, все равно уже залез.
   Я включил фонарь и, выставив на всякий случай свое копье вперед, пополз по коробу. Пыли было много, и я непроизвольно расчихался, даже слезы выступили. И это чуть меня не погубило. Крысу я увидел уже в метре от своей морды. Вернее ее морду от моего лица в метре увидел. Реакция моя сработала четко, и я моментально успел воткнуть свое копье в эту морду. Фонарик естественно упал и я не смог сразу увидеть попал или нет. Поэтому я так и продолжал тыкать своим копьем вперед и, судя по всему, попадал. Приостановившись на мгновение, я смог ухватить свой фонарь, который укатился под меня, и осветил то, что было передо мной.
   Никогда не видел ничего подобного. Большая, даже можно сказать огромная с большой пастью, в которой были даже не зубы, а клыки.
   - Ну сука, ну мразь, чикатила еб-я! Это же надо превратиться из вполне себе милой крыски в подобное чудище-юдище. И чуть было мной не поужинала.
   Так что, и крысы значит, в зомби превращаются. И сколько их здесь? И что, моя спальня занята, стало быть?
   - Ну уж, нет. Это моя на сегодняшний день можно сказать голубая мечта. И расставаться с ней я не намерен. Крови, как и у человеческих зомби, нет, буду толкать вперед до колодца. Она, наверное, по нему и поднялась из подвала. Вот мы ее туда и отправим обратно. А теперь подумаем, как и здесь себя обезопасить от таких гостей.
   А разворачиваться в этом треугольнике вполне могу. Нужно что-то объемное затолкать в отвод, чтобы уже никто по нему не поднялся. Ну, это не проблема.
   Берем пустой мешок и набиваем его разной мелочевкой железной. Вот так, и все. Пыж готов. Забьем мы туго в пушку пыж, и никто его оттуда не вытащит. А грызть железо даже зомби-крысаки не станут. Ну и второй на всякий случай сварганим. Заложу им центральный короб.
   - Фу..., ну и устал же я сегодня. Все, больше ничего делать не буду. Да и темно уже стало. Конечно хорошо бы туда диван поставить, жаль, крупноват он для моей спальни. Но у меня есть одеяло и подушка тоже есть. Так что вполне неплохо для сегодняшней моей ситуации.
   - Спокойной ночи Нинок.
  
   22. 03. город Москва. Супермаркет "Звездочка" на выезде с проспекта Вернадского.
  
   Грохот разбитого стекла меня буквально подбросил и я врезался затылком в потолок своего убежища. Не сразу сообразив, где я, заметался в испуге, даже мелькнула мысль, что меня заживо затолкали в гроб. Громко прозвучавшие выстрелы из какого-то автоматического оружия сумели мне напомнить, где я, и что тут делаю.
   - Спокойно Ждан, спокойно. Ты не в гробу и даже не в дурдоме. Это мир превращается в большой такой дурдом. И ты в нем в качестве непонятно кого, еще не мертвец, но и живым тебя уже можно не считать.
   Я смог подтянуть свою лестницу и спуститься вниз. Влез на свой стол и стал смотреть, что тут произошло. В проеме стеклянных дверей торчал небольшой грузовик, задом к магазину. Видимо кто-то такой умный решил таким образом войти в магазин. Разбить то разбили, но железки по бокам не дали проехать внутрь магазина, и машина стояла на месте. А может, так и задумано было. Это хорошо, что внешние решетчатые двери были распахнуты и они достаточно большие. Грузовичок их даже не задел. А вот внутренние двери хоть и стеклянные, но не такие большие.
   Выскочившие из кабины три человека вели стрельбу по мертвецам, причем не прицельно в голову, а просто пуляли куда попало, как в кино, когда на тебя идет цепь вражеских солдат и тебе надо автоматическим огнем поразить как можно больше врагов.
   Враги были. Мертвецы! Зомби! И двигались они как Дроздовцы на Чапаевцев. Мерно передвигались, молча и целенаправленно. Такая стрельба ничего и никого не могла испугать. Да и Анки-пулеметчицы тут со своим пулеметом тоже не наблюдается. И нет тут живых, только мертвые. И тишина, прерываемая только грохотом стрельбы и криками живых, вернее одним сплошным матом.
   Я так и не смог понять, зачем они, таким образом, пытались сюда попасть. Ведь теперь они не смогут уехать на своей машине. Она зажата стойками двери. А поддержки на улице что-то не видно.
   - Вот идиоты!
   Я ни разу не стрелявший и не служивший в армии и то не стал бы делать подобное. Без поддержки, без разведки, и еще при этом так бездарно жечь патроны. У них, что бездонные карманы и там везде лежат патроны. Я им ничем не могу помочь. Они как видно не рассчитывали, что здесь внутри окажется так много зомби. Двери то были закрыты. Они как я уже понял, рассчитывали проехать внутрь магазина, загрузить, сколько смогут продуктов, и тут же слинять по трупам зомби.
   - Отмороженные какие-то. Может им сюда ко мне прорываться. А иначе они рискуют, после того как расстреляют патроны оказаться все теми же мертвецами, причем свежатинкой. Дог наверняка уже где-то изготовился и ждет. Хитрый сволочь, не лезет под пули.
   И я принялся орать:
   - Стреляйте только в голову, берегите патроны, прорывайтесь сюда. Здесь я, здесь, сюда, ко мне.
   Увлеченные пальбой в никуда, они попадали в зомби, но не всегда результативно. Они не слышали меня, и продолжали все также жечь патроны. Страх овладел ими. Люди уже не могли не только слышать, но и думать. Тем временем в разбитую дверь стали проникать и те зомби, которые были на улице.
   - Все, кранты им.
   Тем не менее, я продолжал орать и один из стрелков услышал мой призыв. Он стал целенаправленно двигаться ко мне, даже что-то прокричал своим товарищам. Я хотел уже проорать, что бы смотрели вверх и что там может быть зверь, который умеет лазить и поверху. Но не успел.
   Дог как будто знал, что я могу предупредить людей. Он повторил свой трюк. Сразу же, как только жертва оказалась под ним. Он прыгнул на одного из стрелявших, в результате тот свалился на пол, и тут же перекусил ему горло, быстро перекинулся на стоящего в оцепенении от увиденного второго стрелка, и вот уже два трупа. Третий почти добежал до меня, и я приготовился открыть дверь, но те зомби, что всю ночь стояли без движения около мой сетки моментально среагировали и уверенно пошли на перехват. Стрелок, находясь в пяти метрах от меня, ничего лучше не придумал, как открыть огонь по этим зомби. Пули загрохотали по моим полкам, и одна из них угодила мне в плечо. Удар был сильным. Как будто меня ударили палкой. И очень болезненным. А главное, что стрельба этого придурка никого кроме меня не поразила. В результате он оказался в смертельных объятиях двух так проголодавшихся мертвецов.
   Жалобный, по детски беззащитный и испуганный крик, раздался за сеткой. Я еще смог увидеть, как с него сдирали куски плоти с лица, и кровь хлестала во все стороны. Потом от боли я потерял сознание.
   Первое что я сумел почувствовать, когда очнулся это слабость и головокружение. Затем боль в плече и еще удары по ноге приоткрытой двери. Я скосил глаза на дверь.
   - Ох, е... твою мать!
   За дверью стоял зомби и несмело так толкал приоткрытую дверь. Она не могла полностью открыться только потому, что моя нога прижимала створку и не давала открыться полностью. Зомби продолжая ритмично нажимать на сетку тоже не мог додуматься и толкнуть ее посильнее. Да и чем ему думать и как - он же мертвый? Блин, мертвый, но голодный.
   Все тело болело, но мне было не до него. Я стал медленно подниматься на ноги, и, прижав с усилием дверную половинку ко второй, заталкиваю запор на место. Сразу же боль, на которую я до этого под страхом оказаться в лапах зомби не обращал внимания, пронзила меня со страшной силой. Опустив глаза вниз, я увидел расплывшуюся лужу крови вытекшей с меня. Взгляд мертвого, стоящего за сеткой, меня можно сказать гипнотизировал и мешал думать. Но мне хватило мужества и сил сделать несколько шагов и отойти от сетки. Сделанные шаги меня почти обессилили.
   Я понимал, что если не сделаю перевязку, то вскоре истеку кровью, и ничто уже меня не спасет. Смотреть, как жрут друг друга зомби мне стало не интересно. Привыкаю, что ли. Люди они такие. Ко всему могут привыкнуть и приспособиться. Как крысы или тараканы. Их бьют, а они крепчают.
   Аптечка у меня в столе. Что - что, но аптечку мне моя начальница выдала сама, ну не совсем сама, но распоряжение сделала она. Причем, неплохую аптечку мне выдали. Но вот добраться до нее....
   Целых шесть шагов надо сделать и постараться не свалиться. Наверное, минут сорок мне пришлось мелкими шажками передвигаться в сторону, где лежала эта аптечка. Но вот, наконец, я тут. Достал осторожно коробку, а она достаточно большая, и одной рукой с помощью зубов я еле - еле смог ее поставить на стол.
   - Теперь точно бензопилой не смогу махать, да и копьем будет не под силу. Вот и перевязку делать мне самому будет несподручно. А ведь надо и свитер с рубашкой снять. И то и другое намокло в крови сильно. Может пока просто поверху бинт потуже наложить? Интересно пуля выскочила или так и торчит в плече? У-у-у сука, как больно то. Вот и помог, называется. Из-за своей же глупости и попал. Ведь видел, что эти придурки уже покойники, так нет же, полез помогать.
   Вот и помог. Кто бы мне теперь помощь оказал.
   С великим трудом, и с помощью такого же великого русского языка так богатого на матершинные слова, я смог стянуть с себя и свитер и рубашку. Хорошо еще, что видимо ТЭЦ не отключили, и отопление работало исправно, а так от холода тут было бы не камильфо. Правда теперь после вторжения машины, тепла может и не быть. Все вытянет на улицу. А свитер уже использовать нельзя, пришлось его порезать. Но есть куртка теплая, и есть одеяло. Залезть, конечно, я еще смогу в мою спальню, но вот слазить будет очень трудно.
   С раной было очень трудно возиться. Нужно было ее промыть, убедиться, что она сквозная, залить ее перекисью, потом обработать йодом, нанести мазь бактерицидную и засыпать стрептоцидным порошком. А уж бинтовать было вообще немыслимо. Хорошо, что я такой гибкий и мог себя обнимать, доставая руками, друг - друга.
   - Хоть здесь пригодилось мое непонятное никому увлечение йогой. - Подумалось мне, когда я с большими промежутками на отдых, все-таки смог перетянуть свою рану.
   Входное пулевое отверстие было небольшое, а вот при выходе пуля вырвала клок мышцы, но зашить это я никак не мог. То, что пуля прошла по мягкой части подмышки, меня и обрадовало, и в тоже время огорчило. То, что кости остались не поврежденными это хорошо, а вот то, что с поврежденной мышцей я не смогу видимо двигать рукой, это плохо.
   Тем не менее, часа через три я уже лежал на диване и наслаждался покоем, и незаметно толи уснул, толи просто отключился. Проснулся я уже в темноте, проснулся оттого, что мне было холодно. Хоть и натянул я на себя свою "Аляску", но открытые двери магазина сделали свое дело, и мартовский холод давал о себе знать. Да и аппетит разыгрался не на шутку. Странно, пусть рана и небольшая, но все равно что-то я не слышал, чтобы раненые просили кушать, разве только тогда когда шли на поправку.... Но мне до этого еще далеко, а кушать хочется. Но сначала в туалет. По тяжелому я еще и не ходил тут ни разу. Ну да, и нечем было ходить. Один раз всего и поел за двое суток. Три ночи я уже здесь в этой клетке ночую. И две из них с жуткими соседями. Может мемуары мне стоит писать. А то умру здесь, и никто не узнает, как мне бедному тут плохо было одному в этом аду.
   Все, уговорил, противный. Завтра же и начну писать. А сейчас пойдем искать место, где у меня будет мой клозет. Чтобы такое приспособить под парашу? Хоть вони и так хватает, но все равно лишнее нам не нужно. Ну и что я смогу тут найти в темноте. Но сил терпеть, уже нет. Ладно, пока подстелю бумагу, а завтра уберу. Наверное, уже сегодня. А какое сегодня число?
  
   23.03. Город Москва. Супермаркет "Звездочка" на выезде с проспекта Вернадского.
  
   Провозился со своим облегчением долго. Да и куда спешить то? Сделать обычное дело в этот раз мне пришлось с большими сложностями и матами. Стали вспоминаться даже такие словечки как ...., нет, не буду писать, неудобно. Где и когда я их слышал, не помню, а вот сами слова вспомнились. И я понял, что зря иногда на людей говоривших с матом перематом наезжают. Иногда без них никак, просто невозможно. Я их теперь понимаю очень хорошо.
   Дождавшись рассвета, я заглянул в свой холодильник. Слава богу, пока еще не воняет ничего. Выбрал то, что не нужно открывать или применять силу для открывания и неплохо так подзаправился. Нашел даже чем запить. Целый ящик просроченного кефира нашел. Мне кажется, что кефир и так из просроченного молока делается. Или не так? Я не в курсе. Но пошел он в меня с великим удовольствием. Тем более, что на меня смотрели, или не смотрели, но видели, шесть зомби стоящих молчаливо возле моей клетки. И я тут, в роли непонятного зверька. Прямо как в "Доме один" все нараспашку. Жаль поговорить не с кем. Так и свихнуться не долго. Сам с собой я конечно говорю, но надоедает. Вот и приспособился писать. Благо тут у меня бумаги хватает и ручек много. Пиши - не хочу. Хорошо, что рука у меня раненая левая, а то и писать нельзя было бы.
   Все что тут было, я уже написал. Нового пока ничего нет. Ну, разве только то, что в магазин набилось дохрена зомбей, или зомби. Да какая хрен разница. Короче их тут много. То же, наверное, тепло ищут. Интересно, а живых в городе еще много? Судя по иногда доносившейся стрельбе, еще есть живые. Может, и войска уже подвели. Отстреляют всех мертвецов, потом еще зачистку сделают и все. Жизнь опять пойдет по накатанной колее. Ну конечно не как раньше, но все равно не так как сейчас у меня.
   А как там ты, Нинок? Я хочу воспользоваться своим положением и сознаться. Нинок, милая, если ты жива, знай, что ты для меня всегда была самой красивой, самой желанной, самой доброй и заботливой женщиной. Я не могу похвастаться другими победами на сексуальном фронте и, не знаю, какие ощущения бывают с другими, но, тем не менее, знай, что все те минуты близости с тобой для меня были как огонь в ночи. Яркими и запоминающими. Мне вполне хватало тебя и всего, что было у нас с тобой. Эти твои ласковые руки, твои пальчики, что я так любил перебирать и целовать по очереди, приговаривая при этом "Этому дала, и этому дала и вот этому дала, а вот этому бедненькому еще не дала", и как ты в ответ смеялась таким счастливым, звонким смехом. Помни что ты для меня все. Не знаю, что я для тебя значу, но те слова, которые ты мне шептала в минуту страсти всегда со мной и они звенят во мне как колокольчики. Все, больше про это писать не буду, а то расплачусь.
   Попробовал перебинтовать рану. Кое-как отодрал повязку, засохла кровь. Но что удивительно - рана то заживает. Кровь не сочится, гноя нет. А ведь я боялся, что ткань в рану попала, и загноится. Но нет, все хорошо. Ну, как хорошо, относительно, конечно. Рука бездействует, и пальцы не шевелятся даже. Только боль есть, не знаю я не врач, но слышал от кого-то или читал, что если в пальцах есть боль, то не все еще потеряно и рука сможет действовать. Посмотрим, если буду жив.
   Что-то мне в последнее время не нравится оживление среди зомби. Какие-то шустренькие особи появились. Эти "шустряки", и передвигаются быстрее, и внешне как-то мутируют. Зубы растут у них что ли, уж больно внешне напоминают доберманов, я имею в виду по зубам.
   А один так и вообще на дога смахивает. Так же быстр, и они оба могут даже по потолку передвигаться. Ко мне пока не лезут, но боюсь, что вскоре у них появится такое желание. Как заметил, они все больше свеженькие трупы любят, на стоящих здесь ветеранов и не смотрят. Я для них, наверное, как мясо в холодильнике. Пока есть свежее то и не надо из холодильника доставать. Пригодится в плохие дни.
   Жутко и страшно мне. И в то же время привык. Или просто чувства притупились. Я иногда делаю так, чтобы отключатся от реальности, и не замечать все то, что тут творится. Вспоминаю свою жизнь, своих друзей и врагов. Правда врагов то у меня и не было, так только, если поругаемся из-за несхожести мнений по каким либо вопросам и все. Хорошее все-таки было время. Пусть и не хватало многого, чего хотелось, но вот сейчас мне вся та возня кажется сущей безделицей и мне порой кажется, что мы тогда просто не понимали, как прекрасна жизнь, как она вкусна, и как ее не хватает тем, кто не в состоянии полностью ею насладиться. Я готов сейчас иметь только необходимое и не пытаться даже, как раньше, заиметь то, чего нет у других. У меня сейчас только одна мысль. Выжить и вновь увидеть своих друзей, свою милую Нинок. Да просто свой город, свою квартиру. Эх, как бы я хотел вернуться назад и чтобы все, что вижу сейчас, оказалось просто сном.
   Ну вот, кажется, накликал беду. Первый удар и сразу сетка провисла. Оба этих страшилища, решили мной перекусить. Ничего мне больше не остается, как попытаться пролезть по вентиляции куда-нибудь. Прощайте!
  
   Уже корячась в узком пространстве вентиляционного короба, Неждан услышал стрельбу где-то рядом. Надежда, вспыхнувшая в нем, тут же погасла, когда об его укрытие что-то сильно ударилось, и коготь зверя проник в жесть короба.
   - Еще несколько таких ударов и они меня вскроют, как консервную банку отстраненно подумалось ему. Не стоит уже дергаться достанут везде.
   Стрельба раздавалась совсем рядом. Последнее что он услышал, прежде чем пуля прошила его тело, был голос его Нинки.
   - Ищите, ищите он где-то здесь. Я знаю, я чувствую, он живой....
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"