Грубов Николай Сергеевич: другие произведения.

"Сов. Секретно" Дело 003 "Альтернативный С.С.С.Р."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 3. БАМ Љ 1. Альтернативная история, попаданство в другое тело.

   Аннотация:
   "А что, если..."
  Именно это поставлено во главу угла написанной книги или если быть более точным, то здесь просматривается желание показать возможность другого хода истории и в какой-то степени изменить отношение к действительному герою, а не вымышленному. Условия жизни и деятельности всего народа участвующего, так или иначе, в истории России, в большей или меньшей степени и даже в ее незначительной части, которая описывается в книге, и которые были предоставлены герою, невольно ставят вопросы: - Как они влияют на человека? Может ли измениться что-то в судьбе как одного человека, так и всего народа и даже государства, если этот человек будет знаком с будущим этого государства? И как эти послезнания подкрепленные желанием слегка изменить, подправить действительность в соответствии со своим видением истории государства повлияет на судьбу героя? И не являются ли эти условия решающими факторами, влияющими на судьбы не только этого героя, но и многих других заслуженно обвиняемых историками в своих прегрешениях. Пусть и совершенными ими. Но каково им было все это осознавать..., особенно когда понимали что творят?
   В этом стиле написано много фантастических произведений и всегда главный герой делает невозможное возможным. В этой же книге описывается биография человека, так и оставшегося после своей смерти непознанным и непонятым своими современниками и даже близкими ему людьми, он так и остается обитателем своего темного угла, в котором пришлось жить и работать. А вот вымышленному герою предстоит пройти его путь с несколько измененными взглядами на эту жизнь. Что получится в результате? И получится ли?
  Возник интерес и дальше читать? Так прочитайте!
  
   "СОВ. СЕКРЕТНО"
  ДЕЛО Љ 003. "АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ СССР"
  ЧАСТЬ 3. БАМ Љ1.
   "Мы не хотим загонять в рай дубинкой"
   (В.И.Ленин.)
   "Число осужденных за контрреволюционные преступления за период с 1921г. по 1 февраля 1954г. различными судебными и внесудебными органами власти составляет 3777380 человек".
   (Из справки, написанной на имя Н.С. Хрущева.)
  
  Пролог.
  При переезде в купленный мной деревенский дом в заброшенной деревне, который предназначался для летнего проживания всей моей немаленькой семьи, я активно занялся выбрасыванием всякого хлама, которого на удивление было много. Удивление вызвало то что этот дом стоял без хозяина очень продолжительное время, а никто так и не позарился на обстановку и вещи. И хламом если честно все это не выглядело, просто я не хотел, чтобы старые вещи влияли на меня своей аурой. Я так и не выяснил, чей это дом, и кто раньше в нем жил. Менеджер банка, занимающийся реализацией залогового имущества и предложивший мне это строение, тоже ничего не мог сказать по этому поводу. Начальство дало добро на продажу вот он, и нашел покупателя. Он даже не осматривал предварительно то, что выставил на аукцион по продаже залогового имущества, в частности вот эту недвижимость. Его недоумение столь странным фактом было не меньше чем у меня при осмотре дома. Он лишь развел руками, спросил, что я имею против этого и, подписав документы на куплю-продажу, смылся в мгновение ока. А я продолжил осмотр и чем больше осматривал, тем больше удивлялся. И было чему. Даже самовар так и стоял посредине большого обеденного стола, казалось, что все находящееся в этом доме появилось тут совершенно недавно, причем носимых вещей не было. Была мебель, посуда, стояла на тумбочке радиола "Даугава" и рядом горка обычных и виниловых грампластинок. Настольная лампа с зеленым матерчатым абажуром на письменном столе, несколько книг на этажерке и двумя папками с бумагами. Диван и ковер на стене дополняли неприхотливый интерьер, который был обычным для 60-70-х годов прошлого столетия. Весь этот антураж мне напоминал экспозицию в каком-нибудь краеведческом музее. Ценности особой все это для меня не представляло, а уж жене моей и вовсе не понравились. Вырвавшись в девичестве из глубинки, она на дух не переносила все, что могло ей напомнить ее пребывание в деревне, где она жила до поступления в институт. Только раз и съездила на свою Родину, когда умерла ее тетка, у которой она и воспитывалась. Родителей она не знала, вернее не удалось ей быть с ними рядом. Они были журналистами и, оставив двухгодовалого ребенка на попечении тети, уехали в командировку, где и пропали всей группой. Никто в результате организованных поисков ничего так и не нашел, даже трупов, хоть и знали куда поехали и зачем. Поэтому жена не хотела, чтобы хоть что-то ей напоминало те времена.
   Засучив рукава, мы с ней очищали дом от всех вещей и при очередном перекуре мне на глаза и попались эти две папки с документами. При рассмотрении одной из них там оказались чьи-то дневниковые записи, можно сказать даже в какой-то степени мемуарами. Начав читать, я увлекся. Начало было достаточно интригующим:
  - Не знаю, в чьи руки попадут мои записи. Мне почему-то кажется, что в конечном итоге мои "мемуары" или "дневник" попадут в руки того, кто не выбросит их сразу в корзину для мусора, а вначале прочтет. И если сейчас кто-то их читает, то я бы хотел чтобы эти записи попали в руки писателя. Может тогда, и напечатают эту странную историю. Она несколько фантастична на первый взгляд, но все что тут описано это правда. Хотите, верьте, хотите, нет, но так и было, я ничего не придумал. Почему я хочу, чтобы ее напечатали? Наверное, потому что мне хочется, чтобы мои потомки меня не считали чудовищем, убийцей и мошенником. Все произошедшее со мной настолько удивительно и странно, что мне порой казалось, что я попал в параллельный мир. Поэтому если вы читаете мою историю, то считайте это как историю из альтернативного СССР. Другое решение мне в голову как-то не пришло. Все странно и все столь необычно для понимания любым другим человеком, что ничего и не скажешь кроме как: - "ЭТО ФАНТАСТИКА!"
  Прочитав эти мемуары, я некоторое время находился в сомнении и раздумье. Что с ними делать?
  Потом решил снять копию и оставить у себя, сам дневник отнести в ФСБ. Почему туда? Записи были сделаны человеком всю жизнь связанным с органами и кому как не им, решать судьбу этих документов. Тем более что имя прототипа этого сочинителя я неплохо знал, оно было на слуху современников, и даже то что, судя по описанию, здесь, кроме генерал-лейтенанта Френкеля Нафталия Ароновича присутствовал капитан пограничных войск, причем современной России, и подчиняющийся именно ФСБ, тоже сыграло определенную роль в том, что я отнес эти рукописи именно в эти органы. Спросив разрешение на опубликование в дальнейшем, после некоторой обработки этих записей, получил добро, правда, только через год.
   История первая. Тоннель.
  - Застава! Равняйсь, смирно. Равнение на середину.
  Четкий разворот с взятой под козырек зеленой фуражки ладонью, строевой шаг, и отработанный до автоматизма в результате ежедневного ритуала доклад:
  - Товарищ капитан, застава для проведения боевого расчета построена. Заместитель начальника заставы по боевой подготовке лейтенант Круглов.
  И вновь четкий разворот лейтенанта с точно вымеренным положением рядом с начальником по правую сторону, но чуть-чуть сзади.
  - Вольно! - команда отдана лейтенанту, а тот уже дублирует всему замершему строю пограничников:
  - Застава, вольно.
  Ослабленная нога - это все что можно позволить себе в строю по команде "вольно", все это молодым парням в форме пограничных войск знакомо и привычно. Но сегодня для заставы "Погиби" день особый. Принятое решение командованием Тихоокеанского Пограничного округа о сокращении одной из застав Сахалинского пограничного отряда непосредственно коснулось и их заставы. Стоящая в самом узком месте Татарского пролива застава выполняла важную роль в деле охраны границ очень долгое время и весьма успешно. Но времена меняются, технические возможности пограничников значительно выросли в последние годы, нужда в необходимости сухопутного контроля прибрежной полосы острова отпала, и застава сегодня построена на боевой расчет в последний раз.
  Все уже про это знают и даже в курсе кто, где продолжит служить. Вертолет, прилетевший на заставу и доставивший коменданта погранкомендатуры вместе с двумя корреспондентами с журнала "Пограничник" так и остался стоять недалеко от территории заставы в ожидании первой группы переселенцев и корреспондентов. Понятно конечно, что принятое решение командования необходимо было запечатлеть в истории отряда, но не во всероссийском же масштабе, это уже чересчур. Вот и непонятно капитану Петрову с чего вдруг с такого крупного журнала сюда корреспонденты заявились. Но в тоже время было приятно осознавать, что такая застава как "Погиби" станет на слуху всех пограничников страны. Именно так и сказал комендант, когда сидел в компании офицеров заставы и вертолетчиков совместно с представителями прессы за вечерним ужином на заставе организованным старшиной заставы прапорщиком Талбузиным. Застава славилась на весь отряд как одна из самых хлебосольных и все это благодаря прапорщику. Вот и сегодня он расстарался. Рыба калуга хоть и была под запретом на отлов, но здесь в поселке она не считалась очень уж большим деликатесом. У заставы, а в частности у старшины заставы, контакт с рыболовецкой бригадой был вполне дружеским, и естественно на столе у пограничников заставы нередко можно было увидеть подобные деликатесы. Икра красная, совсем не баклажанная, стояла в настоящий момент на столе, придавая ему весьма красочный вид. Причем была трех видов: - кетовая, горбушовая и нерки, вся хорошего качества. Рыба свежекопченая исходила слезой, а калуга, что лежала посередине стола вообще выглядела как на картине, такую красоту можно было наблюдать только разве на царском столе. Как уж прапорщик умудрился приготовить такую рыбину целиком он так и не рассказал никому из сидевших за столом гостей. Сказал только с глубоким вздохом сожаления:
  - Хороша, ничего не скажешь, жаль в последний раз пробуем. Калуга ведь пресноводная рыба и в море только здесь ее можно увидеть, приспособилась нагуливать жирок в здешних морских водах. До тридцати килограммов порой ловили рыбаки, и размерами не маленькими она тут славится. Только у нас можно увидеть черную икру, больше на Сахалине таких мест нет. Вот кстати ее икорка, попробуйте.
  - Это что же получается? Вы! Погранцы! Должны следить, чтобы не расхищали морские богатства, а тут как я погляжу, покрывают нарушителей и к тому же сами эту контрабанду употребляют. Коменданту хорошо было известно про такой промысел на заставе, нередко ему тоже перепадали подобные гостинцы, но не мог же он перед корреспондентами в этом признаться, и его серьезный тон вполне можно было понять как недовольство своими подчиненными.
  Старшина, который и отвозил в комендатуру иногда эти самые морские деликатесы, понял хитрый ход коменданта и сумел правильно среагировать.
  - Так мы как раз и задержали нарушителей, ну не выбрасывать же конфискованную рыбу в море, она же уже снулая, вот и решили напоследок себя побаловать.
  - Товарищи корреспонденты так вы что, специально ради нашей заставы сюда из Москвы прилетели? - Я решил отвлечь от скользкого разговора сидящих за столом гостей и задал этот вопрос специально ради этого. Но не знал что делал, и каким боком повернется ко мне этот вопрос, даже не догадывался.
  - Вот кстати, хорошо, что ты заинтересовался этим - коменданту тоже видимо пришла в голову мысль отвлечь гостей от неприятных разговоров про запретную рыбу - не только ради заставы они тут. Есть у них и другой интерес. Ты как-то мне докладывал, что обнаружил вход в тоннель, что при Сталине копали под проливом. Помнишь?
  - Помню, товарищ подполковник, помню и то, как вы тогда меня выматерили и приказали не соваться туда, куда не надо. Так я и все, больше туда и не ходил.
  - Пе-е-тро-о-в, ну что ты мне лапшу на уши пытаешься повесить. Ты же знаешь, что стоит тебе не в тот туалет зайти, а я уже знаю об этом. И ты мне тут говоришь, что не был там. Два раза ходил. Так? И это не смотря на мой категорический приказ не делать этого. Мне поневоле пришлось доложить о твоих изыскательских подвигах вышестоящему начальству. И вот - он кивнул головой в сторону примолкнувших корреспондентов - как результат твоего интереса, прибыли по твою душу. Вернее ради проверки твоей сказки.
  Вероятно, здесь следует несколько отойти в сторону от застольных разговоров, надо понять с какого перепугу я влип в эту историю и откуда я столь неплохо осведомлен про года, когда здесь развернулась великая стройка. Тоннель и железная дорога, которые должны были соединить остров Сахалин с городом Комсомольском - на - Амуре была, можно сказать, детищем очередного Сталинского желания показать всему миру какими гигантскими по размеру стройками занимаются Советские люди. Само строительство, началось с совещания в Москве в марте 1950 года. И как всегда оказалось, что ее нужно было начинать уже вчера. Все кинулись выполнять решение своего великого предводителя великой и могучей страны Советов. Вплоть до смерти вождя велась стройка, а после его кончины как-то вмиг закончилась. Даже как следует, не законсервировали начатые шахты. Эта стройка, несмотря на то, что страна испытывала послевоенные трудности, была нацелена на будущее, на развитие Дальнего Востока, тем более что остров Сахалин только-только стал полностью под контролем Советского Союза. Желание утвердиться прочно и навсегда в этих богом забытых местах сподвигло на подобный ход Сталина. Это лишний раз подтвердило мнение народа - насколько дальновиден был грозный и, тем не менее, умный предводитель великой в то время державы. Железная дорога должна была пройти через Победино - Дербинск - Ниш - Погиби - мыс Лазарева - Де Кастри - Комсомольск - на Амуре. Тоннель предположительно должен был начинаться у разъезда Погиби, и продолжительность его длины по расчетам составляла чуть больше десяти километров. На острове были созданы крупные ИТЛ и лагерники стали основной рабочей силой на этой стройке, хотя и других желающих было предостаточно. Деньги платили немалые и даже те, кто находился за колючкой, тоже получали денежное содержание. На то и были созданы такие исправительно-трудовые лагеря. Труд исправлял неугодных для существующего режима людей, кормить их даром государство не желало.
  На мысе Лазарева, на той стороне Татарского пролива, откуда и должен был прокладываться тоннель, в кратчайшие сроки заложена была шахта, а в самом проливе насыпан искусственный остров. В марте 1953 года, когда умер Сталин, многие великие стройки по предложению Берии были заморожены и этот тоннель, носивший в то время кодовое название "Строительство Љ 506" тоже попал в этот список.
  Как оказалось, все это корреспонденты отлично знали, и они, по их словам, уже побывали на мысе Лазарева, даже спускались вниз в ствол шахты и сделали фотоснимки, после чего они и пожелали побывать на острове. Информация о том, что пограничники там нашли какой-то прорытый и сохранившийся ствол шахты достиг ушей вездесущих журналистов. Оставить без внимания подобное они не захотели, и подвернувшийся случай по закрытию заставы "Погиби" стал как бы основной причиной их прибытия сюда.
  Я не случайно наткнулся на вход в предполагаемый тоннель, в поселке проживал интересный старик, которому "посчастливилось" быть активным участником этой стройки. Вот он мне и поведал, что все эти шахты, остров в море и другие видимые усилия по строительству тоннеля были ложными, а на самом деле работы велись в уже существующем тоннеле. Этот тоннель был возведен настолько давно, что даже представить невозможно. И он, не смотря на древность, был цел. Вот там и стали его ремонтировать, причем здесь работали одни зеки, вход был огорожен и внутри периметра расположены были бараки лагерников, которые и занимались, собственно говоря, ремонтом этого странного тоннеля. Никого из посторонних туда естественно не пускали, секретность тогда умели хранить и никто даже не догадывался о наличии этого объекта. В результате работы таких "специалистов" в тоннель стала поступать вода, и вскоре весь почти готовый проход под проливом был затоплен. Верить особо этому старику я не хотел, особенно когда он сказал, что за подобную оплошность всех кто был на этом объекте, вживую загнали в шахту, и они все захлебнулись в морской воде, хотя разговоры подобные и сегодня бытуют среди посвященных в секреты прошлых лет людей.
  Примерно поняв по рассказам старика, где находился лагерь с заключенными я и пошел туда. Особо не надеялся что-то найти, только по каким-то странным обстоятельствам мне удалось отыскать вход в тоннель. Никто его специально не маскировал, сама природа постаралась. И я бы его тоже не увидел, как и многие любопытные искатели, до меня побывавшие в этих местах. Я же попал в шахту, когда поскользнувшись на мокром ягеле, скатился в овраг, он был высоким, и скорость спуска по его крутому склону меня буквально втолкнула в небольшое отверстие. Попав в эту яму, я вначале подумал, что угодил в медвежью берлогу, но осмотревшись с помощью фонарика, понял, что это как раз и есть то ради чего я сюда и приперся.
  Как и положено дисциплинированному военному я об этой находке попытался доложить по команде, и комендант на это среагировал, он тоже, как и положено офицеру, добросовестно отфутболил новость вышестоящему командиру, ну а тот его, по-видимому, послал и предложил прекратить заниматься глупостями. Комендант, окрыленный подобным посылом, сделал нечто подобное и в мой адрес. Мое любопытство от этого только подскочило и я начал собирать более - менее доступный материал по поводу стройки века - "БАМ Љ1", ну и тоннеля заодно.
  Много материала мне попадалось по строительству железнодорожных путей на дальнем востоке. Так называемый БАМ Љ 1 построенный опять-таки при помощи лагерников, места, пребывания которых и получили название "БАМ Лаг", были с помощью писателей и журналистов расписан как героический подвиг всего Советского народа. И в честь основного контингента строителей, вездесущих комсомольцев, город к которому и была проведена железная дорога, получил свое заслуженное имя: - Комсомольск - на - Амуре. А вот про продолжение этого пути дальше на север, было мало найдено мной материала, во всяком случае, я понял одно, помешала война, и даже многие пути, проложенные титаническим трудом дальневосточных железнодорожников, были разобраны, чтобы принять посильное участие в достижении победы на фронтах Отечественной войны.
  Не знаю, почему, но меня заинтересовала информация по поводу одного из руководителей и непосредственного исполнителя решений по поводу именно этих рельс отправленных на прокладку путей в годы войны возле сталинградского направления. Эта рокадная дорога вдоль линии фронта длиною в 80 километров была проложена в рекордные сроки. Всего десять суток потребовалось, чтобы дорога была готова. Не знаю, как это было сделано и кем конкретно, толи железнодорожными войсками, толи штрафниками, я не уточнял, да и понимал, что в то время это было не важно. Главное сделано, и причем, вовремя. Приказ выполнен и никого не интересует, как это ему удалось. Как военный человек я знал, как иногда бывает трудно выполнить поставленный командиром приказ, зачастую без дополнительных объяснений, где что взять, и как доставить к месту назначения все необходимое для выполнения этого приказа. Не всякий человек способен такое сделать. За что Френкель, генерал инженерных войск НКВД был, по моему мнению, вполне заслуженно награжден вторым орденом Ленина. Я не мог пройти мимо личности этого человека, и мое любопытство позволило кое-что узнать.
  Нафталий (Натан) Аронович Френкель. Еврей. Спекулянт, контрабандист, нэпман и отъявленный мерзавец, к тому же друг Ягоды и Япончика, превратившийся в генерала НКВД. И это только малая толика эпитетов и нехороших слов в его сторону. А я читая некоторые незначительные данные опубликованные в печати подумал, что человек поставленный в условия того времени и сумевший пройти этот жизненный путь вполне заслуженно по меркам понятий людей Советского времени мог считаться одним из людей, которым тогда советовали подражать. И только секретность информации по таким специалистам не дали возможности написать про него книгу, чтобы подрастающее поколение брало пример, как надо служить своей Родине. Я кстати читал много про героев гражданской войны, отечественной войны, зачитывался произведениями Шолохова, изучал, как и большинство тогдашних школьников, книгу "Как закалялась сталь" Н.А. Островского. Ведь именно такие люди описаны во многих подобных книгах, и они были для Советских людей идеализированными героями, примерами для подражания и это у многих из нас было вполне осознанно. Ну, может, как и я недостаточно были в курсе всех дел, что они творили во имя победы коммунизма во всем мире. Но то, что этот человек, так же как и Павка Корчагин, имел силу воли, огромное желание жить и быть полезным людям как он это понимал - это, несомненно. Он был всего лишь деятелем своего времени и делал все так, как понимал. Клеймить его как мы клеймим допустим того же императора Нерона или Гитлера нужно, хотя бы ради того чтобы не допустить подобных людей к судьбам мира. Но и понять их можно. Зачастую они "творили во благо". Уж как они понимали это благо это другой вопрос, но они верили, что делают доброе и главное нужное дело.
  Несомненно, потребность людей в исторической правде велика. Желание исправить ошибки или, по крайней мере, не допустить повторения подобного тоже велико. И писатели сегодняшнего времени, которые касаются в своих книгах этого вопроса, тоже искренне желают "исправить" допущенные ошибки, а читатели активно их поддерживают. Я не исключение. Читая про этого "негодяя" вдруг подумал: - А как бы я себя повел на его месте? Я имел в виду себя как человека, неплохо информированного по истории своего государства, знающего почти все значительные ошибки и к тому же имеющего свое мнение по их поводу. Но как появилась, мысля, так и растворилась.
  Я же не думал, что она может воплотиться наяву.
  Все это у меня в голове естественно появилось не тогда, когда мои гости уже активно обсуждали что нам необходимо взять с собой в поход по местам "былой славы" наших, российских людей. Мы сидели за столом и обсуждали, кто, что потащит на своем горбу в поисках подтверждения мифа о туннеле, а все остальное: все мои мысли, догадки и понимание, все это появилось у меня спустя некоторое время. Именно после того, что я пережил, и появились они, эти мысли. Ибо дела, что я делал в последующем и мои мысли - это две разные вещи. Именно тогда я стал постигать, как следует понимать слова "человек в овечьей шкуре", немного конечно не точно, но суть одна. Моя точка зрения несколько может, и не совпадала с мнением других людей, но зато она была. И я считаю, что такие люди, как например этот вот Френкель были все разные. Пусть они делали неправильные дела и даже в чем-то преступившие законы проживания в этой стране, но все они считали место, где родились и жили, своей Родиной, как и все остальные люди, они обладали своим законным и непререкаемым правом здесь жить, работать, воспитывать своих детей и быть в этой земле похороненными. Это их право.
  Нам уже не узнать: Как все это было? Документы - это всего лишь бумажки и зачастую они написаны или под диктовку власть имущего, или лично заинтересованными людьми в судьбе того или иного человека. Но всем нам хотелось бы хоть чуточку прикоснуться к этой тайне скрытой временем и недостоверными документами. Ведь не секрет что само слово "тайна" всегда провоцировало людей на необдуманные поступки, так что и мы, собираясь покопаться в истории с туннелем, в данном случае были не исключение.
  Старшина заставы активно участвовал в словесной подготовке к выезду на природу, он пообещал, что с питанием будет все нормально и нам не придется голодными бродить по шахте. Он, кстати, в последний мой выход к этому месту сопровождал меня и был весьма заинтригован всем, что нам удалось тогда увидеть.
  Заинтригованными до предела оказались, и мои гости, когда мы с ними попали уже конкретно на место. Я особо не расширял вход в штольню. Да и не думал я тогда еще что это и есть вход в тоннель. Мало ли какие разработки могли здесь вестись. Мы втроем проникли в эту дыру, я зажег фонарь, и мы стали внимательно осматривать то, что предстало перед нашими глазами. Света было маловато от одного фонаря, я предложил моим попутчикам тоже зажечь свои фонарики. Когда темнота отступила, все увидели что мы стоим в полный рост в каком-то помещении, причем, то, что это было помещением, а не самим тоннелем мы поняли сразу. Мы с прапорщиком уже все это видели, и то, что присутствующие сегодня в этом помещении в первую очередь заметили железную дверь, новостью не оказалось, мы тогда так и не решились открыть загадочную дверь. Я еще надеялся, что кто-то займется этой загадкой и не стоит нам начинать без соответствующего разрешения тут распоряжаться. Да и страх, что там за дверью, возможно, находиться какое-либо взрывное устройство, тоже повлияло на мое решение оставить все на месте, как оно и было до нас. Само помещение было размерами квадратов тридцать, бетонные стены покрытые плесенью даже на взгляд были влажными, дверь подверглась воздействию ржавчины, и при попытке ее открыть она просто-напросто рассыпалась, а из проема дыхнуло на нас еще большей сыростью и мрачной темной тишиной. Все затаили дыхание в ожидании.... Каждый из нас напряженно вслушивался в эту жуткую тишину и никто не хотел первым переступить порог двери ведущей в неизвестность. Наконец, самая храбрая из нас, а это была Наташа, рискнула и переступила порог. Она как руководитель группы собственно и должна была первой рискнуть, тем более это ее снедало любопытство и желание прославиться, напечатав такую сенсацию. Открытие старой загадки умело сокрытой временем и заинтересованными в сохранении тайны людьми принесло бы ей заслуженную славу. А я почему-то всегда в таких случаях старался не торопиться, придерживаясь умной мысли в весьма поучительной пословице: "Тише едешь - дальше будешь" поэтому и не ринулся первым в проход.
  Свет от наших фонариков выхватывал то дно этого тоннеля, то потолок нависший над нами, и мы, рассматривая все это уже не сомневались, что перед нами часть этого самого тоннеля. Сам ствол его уходил под небольшим уклоном влево, в сторону моря, а вторая часть вела вглубь острова и она была заложена камнем. Видно было, что кладка искусственная и сделана временно, вполне может быть, что это в свое время было сделано специально. Я уже не сомневался что рассказ старика про заключенных, работающих на этом объекте, вполне имеет место быть, а закладка прохода ведущего куда-то вглубь острова носит еще больше тайн, чем сам тоннель под проливом.
   - По всей видимости, это звенья одной цепи и нам просто посчастливилось коснуться этой тайны - высказала вслух Наташа, примерно то же самое, что и мы с ее товарищем подумали в этот миг. Ее напарник принялся фотографировать, надеясь, по всей видимости, что ему с его аппаратурой, которую он с таким бережением таскал на себе, вполне по силам запечатлеть все, что мы здесь увидели. В общем-то, ничего такого чтобы сразу пролило свет и объяснило бы нам, что мы видим в этом тоннеле, мы не увидели. Но сам факт наличия его - одно это, несомненно, станет сенсацией.
  - Ванюша, ты просто прелесть. Найти такое! Уму непостижимо. Это намного больше, чем я ожидала - молодая журналистка была в восторге и от избытка чувств кинулась меня целовать. Я не сопротивлялся, а что тут такого. Девушка вполне себе ничего, да и я не женат..., вроде бы как не женат. Толи разведенный, толи просто покинутый, я в этом так и не разобрался. Ждал когда проявит инициативу моя бывшая половинка сама. Она-то уж точно знала, кто из нас виноват в расставании. Так что поцелуи молодой журналистки мной встречались с большим желанием. Видимо почувствовав это мое состояние, она тут же перешла вновь к прежней манере поведения. Как никак представитель прессы, и к тому же старшая в группе.
  - Ну что ребята пойдем, пройдем по тоннелю чуть дальше.
  - Наташа, не стоит так рисковать - попытался высказать свое мнение ее напарник. Я так и не удосужился с ним познакомиться. Он не представился, как и положено гостю, а я и не настаивал. - Нам надо много света чтобы фотографии получились, да и меры безопасности, в конце концов, нужно соблюдать. А вдруг обвал и нас тут засыплет.
  - Ну, на этот случай я оставил в машине двух солдат, да и водитель еще есть - поспешил успокоить журналистов, так как мне самому было интересно посмотреть, что там дальше. Одному лезть дальше мне как-то не с руки. Легкий мандраж и сейчас присутствовал, вполне возможно, что и у моих попутчиков что-то такое присутствовало. Наташа приостановилась, оглядела под светом фонарика нависающий над нами потолок, затем на уходящий вниз пол, что-то прикинула про себя и решительно двинулась вперед.
  - Ничего не произошло за такой срок, значит и сейчас ничего не случится. Мы недалеко пройдем, да и вряд ли сможем это сделать, вода, по всей видимости, в тоннеле имеется, иначе не бросили бы такую возможность его использовать. Странно, что я тут не вижу рельсы. Ведь если мы натолкнулись на тоннель, который планировали использовать как железнодорожный тоннель то и рельсы должны быть.
  Так как напарник молчал, я решил поддержать разговор Наташи:
  - Вероятно, где-то дальше они и есть. Мы же не знаем планов строителей. Этот участок, где мы сейчас находимся достаточно далеко от пролива, вы же сами видели. - Я старался подбодрить своих товарищей и увлечь их с целью продолжить осматривать этот тоннель, мне не давало мое любопытство остановиться и принять правильное решение. Вся моя рассудительность и осторожность пропали под напором неосознанного желания идти дальше. Я бы сказал, что меня бес попутал, именно так я рассуждал потом, уже после всего, что случилось со всеми нами в том тоннеле.
  Мы осторожно стали продвигаться дальше, освещая по мере возможности путь своими фонариками. Они не позволяли в полной мере увидеть весь объем помещения, только выхватывали незначительные участки. Но и этого хватило, чтобы понять, что размеры тоннеля не совсем подходят для проезда поездов. Высота примерно метра четыре, ширина тоже где-то под пять метров и наклон чересчур резко обозначенный - все это не предполагало наличия прохода здесь под поезд. Мы переговаривались между собой, комментируя увиденное, все-таки более спокойно себя чувствуешь, когда идет разговор, даже какая-то появляется уверенность что ничего странного в том, что мы тут ходим, нет. Я, во всяком случае, отвлекся от своих сомнений и спокойно воспринял дальнейшие изменения в тоннеле. Мы вышли к месту, откуда, по всей видимости, и начинали вести подготовительные работы по ремонту прохода и подгонки его под размеры поездов. Помещение намного больше, чем было предыдущее и было чем-то вроде технического помещения или какой-то энергетический узел. Увидели и вход в продолжение тоннеля, перегороженное толстой решеткой с большими воротами, которые были закрыты огромным замком, висящим на двух створках. Что дальше находится мы не стали выяснять, вполне достаточно было и того что увидели. За решеткой была вода, она покрытая тухлой и вонючей коркой, непонятно из чего состоящей, подступала почти вплотную к решетке и, уходя в темноту, наверняка заполняла собой в дальнейшем весь тоннель.
  - Неужели старик был прав, и здесь произошло убийство сотен заключенных? - Тихо, находясь под впечатлением увиденного, заговорила Наташа, нарушив наше общее молчание.
  - Пока это не установлено точно. Да и вряд ли кто захочет тут что-то уточнять. Что-то мне кажется, вряд ли найдутся желающие нырять в эту воду и что-то там искать. Да и запах тут еще тот, чувствуете?
  Видно и мои попутчики почувствовали запах, оба принюхивались, пытаясь понять, чем это так тут смердит.
  - Пахнет, как будто я зашла в нефтехранилище. - Она, продолжая принюхиваться, продолжила разговор. - Тут ты не прав. Имеются и такие люди. Есть энтузиасты, их хлебом не корми, дай только понырять в такие вот водоемы. Проникают во всякие неисследованные пещеры, в том числе и находящиеся под водой. Я бы конечно ни за какие коврижки не стала сюда спускаться, а им это в кайф.
  - Нафиг, нафиг, я бы тоже не рискнул. Мне и здесь хватает впечатлений. - Это заговорил наш фотограф, осветив нас, стоящих вдвоем возле решетки, яркой вспышкой своей аппаратуры.
  Что послужило, по всей видимости, причиной взрыва скопившегося какого-то газа. Что и как произошло мне никогда уже не узнать. Думаю и моим напарникам тоже. Во всяком случае, когда я очнулся и начал кое-что соображать, я четко понял, что меня в том виде, к которому я привык за свои тридцать два года, нет. Тело, в котором я себя обнаружил, было не мое. Это точно, и я это уяснил, прежде чем опять провалился в безсознанку.
   История вторая. Одесса.
  - Изя, вы идиёт, шо вы тут развели свои дешевые манцы, к чему махать своими граблями так беспардонно. Смотри, поц все еще в отключке. А я ж говорил, что разговор у нас культурный. Говорил?
  - Миша, ну и гец с ним. Оклемается, и будут разговорчики у нас с этим пупырем по делу. А то падла такая кудой-то не тудой повернул. Я не я, и мамка не моя.
  - Изя я вас умоляю.
  - Та я шо? Я ничого. Я ж, слегка ему врезал, больше для куражу.
  - Изя, а если бы окочурился?
  Я вслушивался в ленивую перебранку находящихся рядом со мной людей, не открывая глаз, и суматошно пытался понять: - Что случилось? Где я? Последнее, что я запомнил это взрыв. И вот вдруг этот странный разговор. Голова болела страшно, я даже думать мог с трудом. Мозги, в моей голове напрягаясь от моего усилия думать, просто скрипели, я даже вроде как чувствовал, как они скрипят. А тут еще этот странный разговор. Вроде говорят на русском, но слова какие-то...., смахивает на разговор приблатненных. И вот это имя - Изя, больше на еврейское походит, но Миша явно русское.
  - Поглянь, Миш, нет, ну какая вопиющая нахальства. Лежит тут как барин, и спокойно себе слушает, о чем мы тут балакаем. Мы тут в расстройствах шо пупырь энтот вот-вот загнется, а антон энтот лежит и насмехается нами. Нет ну и нахальная ж морда. А еще интелехент.
  - Изя ну ты меня прям умиляешь. Мы с Натанчиком старые знакомые, он можно сказать мой друг, а ты тут всякие ширли-мырли развел. Натан - я по пинку в бок понял, что это уже ко мне непосредственно обращаются - послушайте, чито я вам скажу. Я сейчас в последний раз вам делаю предложение. Или мы друзья или мы враги. Ну, так чито вы скажите за это дело?
  Я не знал, как мне быть, толи продолжать делать вид, что ничего не слышу, толи что-то надо ответить. Главное сейчас, как я понял, следует разобраться, что со мной приключилось и где я нахожусь. Все настолько непонятно, что совсем непонятно. Я со страхом открыл глаза. Прямо передо мной стоял один из собеседников, а второй чуть в стороне с револьвером в руке крутя его на пальце.
  Тот, что стоял, был в шляпе котелке, небольшого роста, смуглый, с усиками над верхней губой в костюме "тройка" бежевого цвета, в руках черная трость с большим набалдашником, и он этой тростью слегка покачивал из стороны в сторону, как бы примеряясь к предстоящему удару этим самым набалдашником. Меня это невольно загипнотизировало, и я подумал, что мне лучше что-то ответить иначе может и прилететь от этого странного человека. Я сделал вид что закашлялся, пытаясь понять, что надо говорить в таких случаях, одновременно попытался подняться из положения "лежа". Голова моя, судя по разговору этих двух бандитов, а я уже не сомневался, что это они самые и есть, болела еще и потому что словила сильный удар одного из находящихся в помещении людей.
  Мне помог подняться молодой человек с тростью, даже стал отряхивать меня от невидимой пыли одновременно приговаривая:
  - Шикарный вид. Натан ты нас не понял, такая встреча и вдруг ты пошел в отказ. Мы же всегда ладили. Ну ладно, я тоже имею чувства, я виноват - он без всякого перехода накинулся на стоящего сзади своего подельника - Изя, извиняйтесь прямо среди здесь.
  - Миша я вас внимательно понял и конеЧно прошу пардона.
  - Ну и чито вы скажите за это дело, Натан? Вы же видите, как Изя раскаивается. Ну и его понять можно, чито это с вами случилось? Отчего так нервничать. Ну не нравлюсь я вам, так я же не червонец, чтобы тебе нравится. Ты мне...., по всему чувствовалось, что и ему я не нравлюсь, но он не хотел усугублять положение - всегда был как друг и я всегда говорил, что еврей с евреем всегда может договориться. Ну, нет у тебя золота, ну и гец с ей, зато грошей то у тебя, наверное, куры не клюют.
  То, что он мне явно не нравится вместе со своим напарником, мне даже говорить не нужно было и так понятно, но я и сам себе не нравился. Короткий осмотр меня любимого еще больше ввел меня в ступор. Роста я был такого же, как и стоящий рядом со мной бандит, одет я был в примерно такой же костюм "тройку", руки ухоженные, но с короткими пальцами и на двух из них были перстни, а я никогда не любил подобные излишества носить. Стало понятно, что я - это вовсе и не я.
  По всей видимости, стоящий передо мной этот МИША понял по моему полубезумному взгляду, что я не в себе.
  - Натан, ты же такой зажиточный, что не дай бог, и уж несчастные пятьдесят тысяч платить нам для тебя ничего не стоит. Я тебе последний раз предлагаю, не пори глупость, плати и будешь все также для меня другом. Мы больше не станем к тебе заходить, ты сам заходи, когда гроши будут, не жадничай, наплюй да разотри, гроши мусор, не стоит так за них кипятком ссать. Договорились? Так я жду тебя прямо завтра и гроши, гроши не забудь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"