Грудинина Наталья Николаевна: другие произведения.

Постмодернизм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Постмодернизм

Посвящается

артисту и гражданину Александру Серову в помаранчевом шарфике, у которого теперь не лучшие времена и который не знает, выберется ли он из этого болота, но который точно знает, что не собирается меняться,

а также водителям маршрутного такси N 48 в микрорайоне Матвеевка,

отцу и сыну Орлянским - моим братьям в Царстве Постоянства Духа

Уж новых мне следов не провести

   Выборы пройдут, а мы останемся, - многозначительно замечает диктор.
  
   Останемся в ж...е, - язвительно уточняет милый мой, бесценный Родя.
  
   Прежде всего хочу поблагодарить за честь выступить перед столь высоким собранием.
  
   Моя давняя страсть найти схожего со мною человека, как теперь стало ясно, оказалась преследуемой демагогией. Приказ Учителя обернулся завещанием Ученика. Листок календаря от 20 апреля с названием ненаписанной книги лег на страницу словаря с толкованием слова "эфемерный" - призрачный, нереальный.
  
   Книга "Пропавший без вести" понравилась очень сильно, особенно глава "Трактат о дерьме". Я совершенно согласна со всем этим.
  
   Хотела бы я встретить того парня, который со спины похож на всех.
  
   - Не плачьте, дорогой Холмс. Давайте веселиться!
  
   - Я веселюсь. Миссис Хадсон заглянула в книгу и сказала, что ничего не поняла.
  
   В широком смысле икона - всякое изображение.
  
   Евангелист Лука нарисовал образ Богоматери на кипарисной доске, и с тех пор святой Лука - покровитель художников.
  
   В храме место иконы строго регламентировано, а цвета - строго символичны: красный олицетворяет кровь, страдание
  
   белый - невинность, духовную чистоту, высоту помыслов
  
   синий - цвет Неба
  
   зеленый - ясной Надежды
  
   золото - небесной Благодати
  
   Так же символичен язык иконы, где голубь - символ Святого Духа,
  
   один дом - это Город,
  
   а дерево - целый Лес, из которого можно идти, но нельзя выйти.
  
   Такова культура человечества, в которой ты нашёл для себя призрачное спасение.
  
   Грядущее от нас скрыто, но исходя из всего исторического прошлого, мы вправе думать, что новый мир будет строиться на основе нездешних истин.
  
   Иначе, отвергшись от Божества, от порыва к трансцендентному, всякое культурное развитие может только повернуть человека к жалкому антропоиду, из которого он произошел после неисчислимых тысячелетий непрерывной борьбы за существование и многих веков медленного духовного роста.
  
   Постмодернизм - ведущая тенденция в литературе нового времени, пытающаяся дернуть за веревочку, не обращая внимания на смерть читателя.
  
   В моей неверной памяти эта обычная современная проза будет всегда ассоциироваться с чем-то прекрасным и добрым, но с чем именно - я не знаю.
  
   На термине "постмодернизм" настаивал Умберто Эко, и мне этого достаточно, ведь кризисность мировосприятия - это не уникальный исторический акт, а неизменно себя повторяющая стадия коловращения человеческого духа, то алчущего рая, то омрачённого его недостижимостью.
  
   Общеизвестны два взгляда на перемены: согласно первому, невозможно два раза вступить в одну и ту же реку, согласно второму - ничто не ново под луной. Первый стоит за перемены и отличия, второй - принципиально за повторяемость и сходство.
  
   Спору нет, как просто было бы писателю, если бы ему лишь нужно было написать иначе то, что уже мастерски написано, но право же, кто мы такие, если только не комбинации чтения, информации и вымысла?
  
   Каждая жизнь - это энциклопедия, библиотека, реестр предметов, совокупность игр, которые непрерывно перемешиваются и упорядочиваются в произвольных вариантах.
  
   Что такое я сам?
  
   Кое-кто угрожал высечь слово "постмодернизм" на моей могиле, но именно это понятие стало определяющим для тенденций в современном театре, музыке, живописи, архитектуре, литературе и литературоведении, философии, психоанализе, историографии, а также в кибернетических технологиях.
  
   Что я сделал?
  
   Я только собрал и использовал всё, что видел, слышал, наблюдал, часто снимая жатву, посеянную другими.
  
   Мой труд - труд коллективного существа. С другой стороны, это стало моим непосредственным переживанием, частью моей Души, моим субъективным миром и, следовательно, претворилось в согласии с законами моей индивидуальной образности.
  
   А он ещё хотел создать по-своему традиционный роман.
  
   Такому роману нужны люди и предметы, не искажённые болезненным сращением со своим наблюдателем, сохраняющие по отношению к нему любезную дистанцию.
  
   У Кафки это могли быть только люди и предметы вторичного мира: длинные коридоры, бесконечные лабиринты, винтовые лестницы, опускающие неприкаянных странников к самому центру Земли и дарующие им способность в одном мгновении видеть вечность и лифты гостиницы "Оксиденталь", поднимающие их до заоблачных высот.
  
   Писатель неохотно, как правило, под нажимом друзей и со смешанным чувством желания и сожаления, извлекал свои рукописи из ящика письменного стола.
  
   Три незавершённых романа были опубликованы только после его смерти: "Процесс" в 1925 году, "Замок" в 1926-ом, "Америка" в 1927-ом.
  
   "Письмо отцу" осталось так и не переданным адресату.
  
   Когда Кафку о чем-то спрашивали, он был готов отвечать, но не более того.
  
   Элиас Каннети обнаружил в "Превращении" поражающую своим совершенством противоположность литературной необязательности - саму воплощённую строгость, которая выражалась в безошибочной верности внутренней логике внешне абсурдного. И если геометрия Лобачевского расширяет представления о природе пространства, то художественный мир Кафки делает это с отвлечёнными, абстрактными вещами.
  
   Чтобы повторить Кафку, нужно самому пережить его трагедию самоотрицания, забыв при этом, что копировать гравюры другого художника труднее, чем воплощать собственные замыслы.
  
   Сам он не любил оценивать предшественников или современников, лишь сравнивал их с собою и почти всегда отдавал им преимущество, соглашаясь или не соглашаясь с ними, а философствуя, тяготел не к логическим построениям, не к законченным формулировкам, но к некоей иносказательности, то есть, ко всему тому, что чуждается однозначных толкований.
  
   Можно ли примирить гордыню индивидуализированной самости и распластанность пренебрежительной безымянности?
  
   Постмодернистская тенденция своими абстрактными размышлениями или вычурным метаязыком стремится заполнить пропасть между конкретными феноменами, которую принципиально сохраняет авторская литература.
  
   Приятие или отрицание постмодернизма зависит от психопатологии академической жизни, включая разнообразные характеры людей и власти в наших университетских кругах, критические расхождения, личные отношения, установленные границы, которые произвольно кого-то включают или исключают, поэтому свою серьёзную базовую работу Жан Франсуа Лиотар назвал "Постмодерн в изложении для детей".
  
   В его понимании это не какой-то новый стиль, приходящий на смену модерну, постмодернизм - просто знак, оттачивающий нашу чувствительность, принуждающий ощущать различия, усиливающий способность выносить невыносимое.
   Карлейлевский взгляд на жизнь как вымысел и на вымысел как жизнь объединяет Борхеса с Сервантесом, Кальвино с Борхесом.
  
   Какой же еще стиль способен так или иначе являть себя миру на протяжении многих столетий? Так что мы и правда имеем дело с некоей доминантой культуры.
  
   Истоки происхождения термина строго неизвестны, хотя мы знаем, что Федерико де Онис использовал его в "Антологии испанской и латиноамериканской поэзии" (Мадрид 1934), в 1942-ом Дадли Фитс, в 1947 - Арнольд Тойнби, считающий, что термин означал новый цикл истории цивилизации приблизительно с 1875 года.
  
   В 50-е годы термин в широком значении употреблял Чарльз Олсон. Абсурдистское представление о мире передают Барт, Беккет, Набоков, Воннегут, Маркес, но не более, чем это делал провинциальный йоркширский пастор Лоуренс Стерн.
  
   Книга "Заблудившийся в комнате смеха" отчаянно спорит с общепринятыми взглядами, откровенно навязывая свою точку зрения, рассматривая мир как проявление Абсурда, а Космос как проявление Хаоса.
  
   Характерная особенность этой прозы - прерывистость, каскадность, неуравновешенность, неожиданные вопросы, необусловленные переходы от одного образа к другому, которые своим содержанием мало связаны, а то и вовсе между собою не связаны, ассоциации и аналогии, вдруг отсылающие к романам Джойса, к началу столетия или к событиям второй мировой войны. Хотя действие повести происходит в 60-е годы, Барту в полной мере удалось показать, как в процессе творчества писатель воссоздает себя и как это влияет на читателя.
  
   Боль убивает не равнодушные города, она расправляется с теми, кто пытается укрыться за их ненадежными стенами.
  
   Я не стал Учителем и не освободил посаженных на цепь, я просто смотрел, как ты плыл в маленькой лодке вверх по большой Реке и лепил в своем разбитом сердце книгу о призрачной Надежде и вечно влекущей к себе Милости.
  
   Метафора "жизнь как безнадёжные длинные коридоры" будет неоднократно встречаться в повествовании.
  
   Автор настойчиво возвращается к ней по принципу кругового вращения одноглазой лошади: заколдованные лабиринты, населённые невиданными чудовищами, кольцевые дороги, подчиняющие своим неумолимым законам и внушающие ужас неопытным путникам.
   Только удивляться - как здесь можно выжить!
  
   Точно помня, что отправился в Америку, внезапно оказаться в Кастилии.
  
   Неожиданно появляются фразы и абзацы, будто сейчас взятые из учебника теории литературы, истории, математики или химии. Призрачная Майя во всем являет иллюзию.
  
   В конце концов, Бальзак следует в кинотеатр, чтобы посмотреть свой любимый фильм "Похождения капитализма".
  
   Все это создает совокупный образ болезненного и непоправимого мира, стилизованного под филологические штудии безвестным писателем, вознамерившимся заново сочинить некоторые главы романа Франца Кафки под новым названием, да так, чтобы и буквы в нём не изменить.
   В энциклопедическом словаре модернизм объясняется как совокупность декадентско-формалистических течений в искусстве конца XIX - нач. XX века, которые развивались вследствие утраты гуманистического идеала, разочарования в стремлении к Истине, потери интереса к социальным проблемам и предметному миру вообще, как выражение кризиса и деградации искусства и разрыва его с традициями реализма.
  
   Возникновению модернизма предшествовали концепции искусства для искусства, тенденции эстетизма, крайнего субъективизма и формализма.
  
   В полной мере модернизм обнаружил себя в экспрессионизме и кубизме, получив дальнейшее развитие в футуризме, абстракционизме и сюрреализме, а также в формах современного антиискусства - поп-арте, кинетизме, минимализме, концептуализме и так далее, для которых характерны элитарность и полнейшая антинародность.
  
   К примеру, кубизм расчленяет и схематизирует реальное изображение, трактуя его как хаотическую совокупность геометрических форм.
  
   Сюрреализм основан на нарочито алогичном изображении мира как скопления случайностей и кошмарной фантасмагории, враждебной человеку.
  
   Абстракционизм отказывается от изображения вообще, подменяя образное отражение жизни беспредметным сочетанием геометрических фигур или цветовых пятен, якобы призванных служить сомнительному самовыражению художника.
  
   Поп-арт представляет собою случайное соседство реальных вещей, как правило, уродливых, безобразных, призванное выразить иррационализм современного мира
  
   Оп-арт основан на оптических иллюзиях, вызывающих ощущение ряби в глазах, головокружение, тошноту, что трактуется его создателями как выражение абсурдности Бытия.
  
   Кинетизм является нагромождением ничего не означающих движущихся конструкций, смысл которых - в отсутствии всяческого смысла.
  
   Как антиискусство, модернизм особенно наглядно проявляется в концептуализме, когда вместо художественного произведения предлагается лишь один замысел, или в минимализме - творчестве, сведённом к пустоте.
  
   Молчащая музыка, невидимая живопись подменяет живую реальность мертвым муляжным подобием, оцепеневшей стереоскопической иллюзией, в полной мере выявляя при этом свою вызывающую антигуманистическую сущность, стирающую границы между деятельностью профессиональной и любительской, серьёзной и шутовской.
  
   Каждое из этих течений ведет к распаду художественной образности и разрушению искусства в целом.
  
   В отличие от модернизма, основанного на сопливой идеалистической философии, прогрессивное искусство опирается на несокрушимые основы материализма. И поэтому здесь не может быть и речи о том, чтобы твой драгоценный Лама тупо сидел под своим вечным деревом, а сумасшедший Гоголь рассматривал дохлую ворону, как будто ему больше нечего делать.
  
   В 1980 году журнал "Атлантик" напечатал статью Джона Барта "Литература пополнения", которая начинается вопросом: Можно ли считать постмодернистскую прозу серьёзным идейно-художественным явлением или это не более чем претензиозная ерунда?
  
   Блока-человека мы уже не воскресим и никогда уже не увидим в нашей повседневной жизни, но любовь к Блоку и тоска по Блоку так велики, что рано или поздно он воскреснет в какой-нибудь поэме или повести совершенно живой, сложный, пленительный, испытавший чудо своего второго рождения. Хассан толкует постмодернизм как явление принципиально нового - в сравнении с модернистским - этапа формотворчества.
  
   В 80-е годы происходит расширение общественно-научного ареала термина: он становится общеупотребительным определением известного умонастроения, что дает возможность говорить о постмодернизме как об универсальном феномене.
  
   В сборнике рассказов "Дублинцы" (1914) и романе "Портрет художника в юности" (1916) английский писатель Джеймс Джойс изобразил безумный мир совершенно реалистически, однако, его последний роман "Поминки по Финнегану" отмечен вызывающим экспериментаторством. Этот веселый клип снят по мотивам фильмов ужасов Альфреда Хичкока, его сюжет никак не соответствует тексту книги - не нужно было этого делать.
  
   Пародией у Джойса является не только его первая книжка стихов, но и его печальной памяти "Улисс".
  
   Этот скандально провалившийся опыт отчетливо свидетельствует о том, что выучили мы на свою голову интеллигентов несчастных, безответственно разрушающих святая святых - художественную ткань произведения.
  
   И хотя это воспринимается иногда как пресловутое новаторство, на самом же деле просто вопиет о загнивании и даже полнейшем разложении души.
  
   Вышеупомянутый гражданин выступает прямым апологетом буржуазного вырождения и сознательным разрушителем в человеке образа Божьего.
  
   У Дерриды вне текста ничего нет, а чехо-австрийский еврей Кафка всё, что не касается его весьма подозрительной литературы, - вообще ненавидит!
  
   Пора обратить внимание на сегодняшних господ постструктуралистов, прячущих за длинными словами, которые порядочных людей только расстраивают, пустоту своей души и неопределённость идейной и прочей ориентации.
  
   Они осмеливаются утверждать, что художественный текст не есть происходящим из реальной действительности, а сам якобы является самодостаточной действительностью.
  
   Таким образом, они сидят на краю пропасти, свесив в неё свои босые ноги.
  
   И как это я смог бы так сидеть!
  
   Просто смотреть страшно, как при бездумном попустительстве некоторых соответствующих учреждений возмутительный тезис "мир как текст" уже приобрёл свой программный, зловеще зомбирующий смысл разрушения мира и реальности.
  
   Пока мы благодушествовали и почивали на лаврах, передовой отряд вездесущего постмодернизма выбил устойчивую скамеечку Гармонии и Ясного Миропорядка из-под наших неверных ног.
  
   Наиболее амбициозная персона современного американского экспериментаторства - Томас Пинчон. Его романы чрезвычайно сложны по замыслу и композиции, перегружены технической информацией, философскими рассуждениями, литературными реминисценциями, прямыми и косвенными цитатами, полны болезненной иронии.
  
   Повествование фрагментарное, зыбкое, нестойкое и призрачное.
  
   Персонажи свободно перемещаются во времени и пространстве, не всегда даже можно установить отдельные ассоциативные связи между героями и сюжетными линиями.
   Книга воссоздает дух и ритм нашего постмодернистского бытия, отчаянного в своей бессмысленности.
  
   А ты хоть раз помыла пол на своей лестничной площадке, покрасила стены хотя бы около своей входной двери?
  
   Вот уборщица нашего цеха, Стеша, каждый день рано утром приносит на наш базарчик молоко, потом заходит в цех и делает уборку в рабочих комнатах и туалетах. Осенью и зимой, в слякоть и грязь. А какой ухоженный у нее палисадник, какая чистота в доме! В разговоре с ней просто поражаешься высокому и прекрасному состоянию ее души. Дерьма вокруг неё просто нет, оно просто не существует!
  
   Никаких издыхающих котов и облезлых собак с ошпаренным взором
  
   никаких забиваемых свиней
  
   и выбрасываемых с пятого этажа овчарок
  
   Кажется, что вокруг неё нет ни зимы, ни погибели
  
   ни падающих с дерев мёртвых птиц
   Она согревает всё это теплом своей чистой души.
  
   А ты своим зловонием только порождаешь и умножаешь его же.
  
   Будь чистой и доброй, и мир станет чище и добрее,
  
   и лев перестанет раздирать трепетную лань.
  
   Трудись в поте лица день и ночь, заражая других своей энергией созидания, и тогда ты будешь видеть не бездомных собак, раздавленных машинами, а Красоту и Гармонию Миропорядка, Совершенный Замысел Творца!
  
   Кто на что смотрит - тот то и видит!
  
   Смотри на Бога - и увидишь Бога, а что же можно увидеть, если не отводить своего застывшего взора от дерьма и дохлых ворон?

не отводить своего застывшего взора от дерьма и дохлых ворон

Нельзя быть против постмодернизма и не против Умберто Эко.

  
   Конец эры культурной монополии проявляется в меланхолии и эклектизме.
  
   Плюрализм сводит нас к бытию среди других, к абсолютному неразличению, равноценности, взаимозаменяемости.
  
   Если спят живые, из гроба вынужден восстать мертвец.
  
   Имплозия, как и было сказано.
  
   Совершенно напрасно вы боитесь приводить ко мне своих детей. Мировоззренческая эпидемия им не грозит: аберрация зрения не заразна. И хотя безумная мозаика фрагментов рационального и иррационального приводит в оторопь мыслящий ум, столкнувшийся со своими пределами, в самой сердцевине рационального разверзаются иррациональные бездны. Мы лучше других, потому что самые покорные из всех.
  
   Трагедия Толстого - это трагедия русского народа. Этот удивительный святой относился к искусству тем серьезнее, чем меньше в него верил.
  
   Он оказался недостаточно экзистенциальным для того, чтобы научить людей не страшиться абсурда и не искоренять саму жизненность бытия, но стоило ему повторить Нагорную проповедь, как к нему пошли посылки с верёвками.
  
   Сегодня меня возили на освидетельствование, и мнения разделились.
  
   В конце концов, меня признали подверженным аффектам и еще что-то такое, но в здравом уме, но я-то знаю, что я - сумасшедший.
  
   Что-нибудь одно: или они сумасшедшие, или я.
  
   И так как их миллионы, а я один, то совершенно очевидно, что сумасшедший - я.
  
   Литературный персонаж, одержимый, пишу коленями и кулаками, размазывая безобразные краски, напяливая на хрупкое тело зеленый костюм балаганного шута и вставляя глаза мёртвой рыбы графу Лотреамону, не находя в себе ни капли доброты, а только ровную, спокойную злобу на себя и на То, Что меня создало.
  
   Есть такой синдром, мировая скорбь, когда всё зло, весь ужас бытия - моё зло, моя боль, моя болезнь, мой ужас.
  
   Жить в мире, всё видеть - и оставаться здоровым?
  
   Какие умственные силы пропадают в пиленье дров, в ставлении самоваров и шитье сапог!
  
   В сущности, Толстой последнего тридцатилетия - человек двух-трех мыслей, с виртуозным литературным мастерством переливаемых из одной формы в другую.
  
   В мире абсурда и безумия, пройдя все ступени духовного развития, не приблизившись к высшей, обратив в силу старческую слабость отказа от деятельности во имя чистой мудрости и надеясь шаманством повторений закрыть брешь не терпящей возражений однозначности. Его могучий ум не мог следовать лишь одной идее из мириад. Никакое учение не способно исчерпать Толстого.
  
   Его непоследовательность, перечёркивающий непротивление акт ухода свидетельствуют об огромности его личности, а не о слабости или малой вере, ведь даже самая большая вера не освобождает от Абсурда.
  
   Кто они, бегущие из дома, ненасытные рабы Майи, отделённые от Бога веществом и движением, временем и пространством?
  
   Чтобы их жизнь обрела смысл, нужно, чтобы цель ее вышла за пределы постижения умом человеческим, когда то, что находишь в себе и страстно проклинаешь, так же огромно и тщетно, как страсть, с которою клеймишь.
  
   Омар Хайям очень сомневался в справедливости мироздания и судил его по законам нормальной логики.
   Его уход увенчал одну из многих великих трагедий, которые могут случиться с человеком. Феномен его гениальности равнялся сумме абсолютной непоследовательности и абсолютному следованию главной линии.
  
   Одни утверждали, что у него волчьи глаза, другие находили в них ангельскую кротость.
  
   Состояние одновременности, множественности, противоречивости, неоднозначности, путаности, разбросанности и обострённое чувство греха этого великого старца превращало его жизнь в непрерывное страдание.
  
  
   Я люблю смотреть, как умирают дети...
  
   В.В. Маяковский
  
   Все пороки, и в высшей степени, и зависть, и корысть, и скупость, и сладострастье, и тщеславие, и гордыня, и злоба, и лживость, и лицемерие - всё есть во мне, - думал князь Андрей, - и в гораздо большей степени, чем у большинства людей. Одно мое спасение, что я знаю это и борюсь. Всю жизнь борюсь.
  
   Боже мой! Что же мне делать, если я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую? Отец, сестра, жена, все самые дорогие мне существа - я их всех отдам за минуту славы, за любовь к себе чужих людей, которых я не знаю!
  
   Человек, весь духовный путь которого - эволюция, углубление, восхождение, бесконечное развитие, в сущности, только то и делал, что ходил по кругу, как одноглазая лошадь.
  
   При всей неповторимости того, что он делал, всё, что случалось с ним в старости, уже было в его молодости.
  
   Всю жизнь он только повторялся.
  
   Строго говоря, Толстой и Ницше - это одно и то же:
  
   оба не могли вынести страшного лика реальности
  
   оба страстно боролись за утверждение открывшейся им истины
  
   оба были добры и сострадательны
  
   оба чувствовали себя мессиями
  
   Зачем Толстой, в конце концов, предал анафеме "Войну и мир"?
  
   Зачем Гоголь сжёг "Мертвые души"?
  
   Действительно ли Кафка не печатал свои романы потому, что не считал себя писателем, а Шекспир действительно относился с пренебрежением к тому, что писал?
  
   Почему Сократ запрещал записывать свои речи и ничего не записывал Иисус?
  
   Почему отказались от всего Антисфен и Диоген?
  
   Были ли они искренни при этом или их самоотрицание может на поверку оказаться самой постыдной формой лжи и лицемерия?
   Когда вас несет уже не форма слова, а сама действительность, уходящая в длинные коридоры и стекающая каплями на запотевшие стёкла противогаза, отец постмодернизма - Екклезиаст склоняет голову с печальным безразличием, и воздух сгущается за его спиной.
  
   Если одни годами вынашивают разные идеи, то почему бы другим не найти для них живительную связь?
  
   Когда Гоголь разуверился в том, что литература может изменить мир, он отрёкся от неё, когда же к подобному выводу пришел Толстой, он весь ушёл в литературу, наполнив её священным пафосом экзистенциальности.
  
   Где вы, братья мои, творящие воздух, как и я?
  
   Жажду глотнуть свежую струю и в момент вдоха останавливаю сердце, чтобы не умереть, ибо в тот самый момент, чтобы не умереть, творю себе воздух.
  
   Пойдешь ли ты таким путём?
  
   Ведь таким путём, бесконечным и узким, твой ум и сметливость не ходят никогда, ну как же - это было бы сущим безумием.
  
   Идти моим путём - всё равно что умереть в самом начале.
  
   И ты не хочешь, потому что боишься задохнуться, ведь ты не умеешь творить воздух.
  
   Почему я обречён оглашать своими криками пустыню, разделяя общество диких зверей, совместным с ними рёвом пытаясь скоротать время?
  
   Неужели это те, кого я ищу? Хожу среди могил.
  
   Господи! Услышь вопль того, чьё тело нечисто, кто есть напасть для священников и ужас для народов. Услышь меня, если сердце моё останется незапятнанным.
  
   Безответный Кьеркегор, всегда ограничивающийся только дневниковыми жалобами и презрительными заметками о своих критиках, мог в редкие случаи написать такие ответные статьи, которые трагически и бесповоротно меняли их жизнь.
  
   Так случилось с Меллером, осудившим интеллектуальный мазохизм безумных "Стадий". Успешному учёному внезапно был отрезан путь к его академической карьере, его лишают кафедры и учеников. Теперь на Кьеркегора обрушивается буря гнева критиков и общественности, но позволить гусям затоптать себя означает выбрать слишком медленную смерть.
  
   Вульгарность насмехается надо мной, посредственность получает доступ в журналы, и эти наглецы начинают считать, что они правы и что они могут формировать общественное мнение - разве это не удивительно?
  
   И при таких условиях хотят, чтобы я жил и писал?
  
   Того, что в Копенгагене господствует жуткая тирания ограниченности и порабощения, не замечают только потому, что каждый вносит в это сравнительно малую лепту.
  
   Поэтому я не хочу отступать и хорошо знаю, что я делаю, в то время, как всякие умники почитают меня за полоумную бездарность.
  
   Презрение к вульгарности толкает к самоутверждению, принимая психопатический характер, и вот уже кажется, что ты преследуем всеми, между тем, как речь идёт о весьма немногих.
  
   Любой бандит считает себя вправе оскорбить тебя, студентки скалят зубы и хихикают, радуясь тому, что выдающийся человек втоптан в грязь, профессора завистливы и втайне симпатизируют нападкам, ещё и добавляя кое-что при этом. Одним словом, бедствие какое-то.
  
   Господи, когда бы не было в глубинах человеческих того места, где всё это можно предать забвению, кто бы смог всё это выдержать!
  
   Друзья не прекращают мучительного праздного общения со мною, будучи не в состоянии ни целиком и полностью принять мои исходные постулаты, ни совершенно от них отказаться.
  
   Эстетический принцип безумного повторения порождает иронию постмодернизма, состоящую в том, что каждому предстоит побывать в шкуре каждого. Рано или поздно каждый родится Кафкой или Кьеркегором, лишённым умения останавливаться перед пределами человеческого разума. В их произведениях будет наличествовать могучий напор исследования пространства отчаяния, вечное безмолвие кафкианских коридоров, комнат, подземелий, замков, лестниц, переходов, призрачных контактов, сближений и приближений.
  
   От боли и ужаса не деться никому - если не в этой жизни, то в следующей.
  
   Как бы ни берёгся и ни предохранялся, ни бежал от чудовищ, как бы ни обманывал себя, что они живут лишь в воспалённом мозгу сумасшедших плагиатов - творцов иллюзорной реальности, догонят, покажут свой страшный лик, рано или поздно.
  
   Пробудись! От серого абсурдного тумана, сквозь который плывут наши незрячие души. Всё равно не спастись тебе от самоедства вопрошений. Беги, Лола, беги.
  
   Одолей плоскостное пространство очумелым вращением одноглазой лошади. Со стороны трёхмерного мира это жертвенная акция - жертвоприношение в неподвижность.
  
   А вдруг увидишь, как встреча разрозненного обращается метафорой единства, ассоциации грозят бесконечностью, совершенный произвол родит творчество. Увидишь, что Хаос так же реален, как Гармония, что жизнь существует не только в тёплых уютных домах, но и на далеких окраинах, куда и дикий волк не забегал, и что постмодернист - фигура столь вызывающей вторичности, что видимо, это всё-таки что-нибудь значит.
   Его тексты составлены по принципу расширяющегося круга душераздирающих проблем. Чтобы их выдержать, нужно быть готовым отправиться на задворки бытия и полюбить эти затерянные пространства.
  
   Не лишись Кьеркегор своей возлюбленной, не имей он мучений плоти, пощади судьба добродетельного Ницше - неужели дух их пошёл бы иным путём?
  
   Лишь когда признаешься себе: я не могу двинуться с места ни взад, ни вперёд, я - это всё то, что не знает куда деваться, я хочу не успокаивать, а смущать людей, искать и находить в других только то, что мучает и терзает меня самого, я хочу знать, чего я хочу и зачем ломлюсь в открытую дверь, я хочу сказать, что не считаю её открытой.
  
   Вчера, когда мы ждали телеграммы о Толстом, покинувшем ночью свой дом, ты сказал: когда-нибудь и я так уйду.
  
   Такого рода личности живут на земле не затем, чтобы показать, как и куда идти, а затем, чтобы, познав тщету подобного движения, поддержать и утешить начинающего, ободрить и вдохновить его на старте, сказав ему: Беги, Лола, беги.
  
   Путешествие туда и обратно, траектория которого внезапно оборвётся в точке Мёбиуса, и тогда лишь слегка обновляя синтаксис в различных вариациях: Я взглянул окрест меня
  
   Путешествие туда и обратно, траектория которого внезапно обрывается в точке Мёбиуса, что позволяет, лишь слегка обновляя синтаксис в различных вариациях, повторять одни и те же слова: Я взглянул окрест меня - душа моя страданиями человечества уязвлена стала.
  
   В 1895 году Шестов написал несколько статей на литературно-философские темы. Первую отказались печатать, потому что автор ставил вопросы, не разрешая их. Вторая была полна редакторских правок типа: Эти писатели обмакивают перо в плевательницу.
  
   Попытка выпустить третью отдельной книгой тоже не имела успеха - никто не хотел печатать неизвестного автора.
  
   Как и каким образом внешнее состояние дел, атмосфера инерции и непробиваемости, самопроизвольно мультиплицирующая и умножающая себя во множестве вариантов, проникнув внутрь его существования, повлияла на него: как говорится, камень упал - и при этом уничтожен человек.
  
   Его последняя статья "Памяти великого философа", напечатанная уже после смерти, была одержима идеей бунта против кирпича, падающего на голову. Сказанное здесь о Гуссерле в ещё большей мере касалось его самого: известно, как хорошо непрямое высказывание.
  
   Автору чрезвычайно и принципиально важно было данное напряжённое пространство собственного текста превратить в изумительно монотонный контекст для встречи чужих голосов, быть может, в жизни никогда не пересекавшихся.
   Исполняемый при этом диалог происходит в некоторой ирреальности, в которой оживает новый смысл, иначе бы оставшийся в вечной немоте, а то, что служило лишь местом встречи для чужих голосов, обретает свой собственный.
  
   Неутомимые борцы с Абсурдом получают философию победителей - апофеоз беспочвенности, ведь там, где почва уходит из-под ног, чувство страха отступает.
  
   Только носящий в себе Хаос знает Гармонию.
  
   Только гремящий цепями Абсурда может увидеть танцующую Звезду.
  
   Только в этой книге самое тягостное и обременительное - общая идея - радостно снимает с себя последние одежды. Автор просит не считать это заурядной причудой.
  
   Без устали сжимая пространство сострадания, наращивая и наращивая напряжение чувства, усиливая и усиливая ритм повторений, я хочу сотворить для вас воздух.
  
   Максимально уподобившись разрозненной и фрагментарной действительности, хочу научить вас бодрствовать и видеть сны одновременно.
  
   Делясь ощущением падения и зависания - дать уверенность обретённого пути.
  
   Абсурд торжествует, когда ты пытаешься уничтожить его в себе, выполняя к тому же его требование сделать это своими руками.
  
   - В самом деле, если жизнь лишена смысла и надежда тщетна, разве не логичней перерезать себе горло? - подсказывает он тебе.
  
   Ответь ему: Нет, это Твоя работа, и я не буду делать её за Тебя!
  
   Некоторые живут, не отдавая себе в том отчёта.
  
   Оттого каждая последующая фраза опровергает предыдущую, а внезапно и ничем не объяснимые восторги и упоения чередуются с безмерными и ничем не объяснимыми отчаяниями.
  
   Ну что достоверно можно сказать о лабиринте кроме того, что он лабиринт, что он завораживает, преследует и пленяет, что в нём можно встретить фантастических чудовищ, что из него нет выхода, что там творится реальное бытие, что в его непостижимых переходах возникают тени безымянных страдальцев, которые ведут за руку идущих следом. Что это звучит, как музыка, и что здесь может случиться не самое страшное в жизни человека - здесь можно потерять Путь, и самое страшное - Путь может потерять тебя.
  
   Победителем Абсурда становится только живущий Его Реальностью, более не нуждающийся в утешениях, заполняющих пропасть между желаниями ума и иллюзиями мира, между Тоской по Единому и Распадающейся на Куски Действительностью.
  
   Я упраздняю эту Тоску и заново создаю эту Действительность. В каждой иной позиции абсурдный ум усматривает лишь Игру и Капитуляцию перед результатами рассуждений.
  
   Моя жизнь наполнилась бы смыслом только тогда, если бы я стал камнем, потому что тогда бы я был частью мира.
  
   Пока же я не могу зачеркнуть свой ничтожный разум, достаточный для того, чтобы противопоставить себя Абсурду, и недостаточный для того, чтобы от Него спастись.
   Ад Настоящего стал моим Царством.
  
   Так уйти или продолжить неравный бой?
  
   Многие живут, не отдавая себе в том отчёта.
  
   Какая еще Надежда в пределах человеческой жизни может сравниться с той, что обещает освобождение из этих пределов, ни ради чего, с единственной целью - повторяться, нагнетая до удушия атмосферу тоски и сострадания?
  
   Только обладающий сознанием человек в состоянии констатировать, что жизнь абсурдна. Для абсолютного отрицания суицида недостаточно, как и ухода вообще: чтобы сражаться - нужно жить. Прими мою усталость, матерь Смерть.
  
   Литература Соединенных Штатов к 1948 году отработала стиль, который назвали модернизмом - стремительный, униформный, утилитарный.
  
   Сегодняшний проект является подчеркнуто постмодерным. Будучи задуманной для использования в качестве библиотеки или картинной галереи, книга состоит из коридоров, в которые можно войти из разных дверей, чтобы обеспечить возможность одновременного видения целостности и разорванности материала. Творческий поиск здесь фактически бесконечен, так как в поле зрения не одна, а много реальностей. По определению Томаса Пинчона - это творческая паранойя, при которой консенсус недостижим, а вместо него возникает и утверждается множественность возможностей.
  
   Фрагментарность в изображении мира, ревизия, переоценка, отторжение принципа "или - или" в пользу " и - и ", невозможность установления чётких границ, определений, отказ от догматизма и детерминизма, раздвоенность, многозначность, подвижность, творческое отношение к традиции, игра с дефинициями, уровнями, категориями, фактами, цитатами, одержимость Игрой. Может быть, литераторы, в конечном счёте, не более чем скоморохи? Ирония и занимательность - все эти признаки постмодернизма стали уже привычными. Да так ли?
  
   Интересно, что некоторые писатели, которых критика соотносит с постмодернизмом, например, У. Гесс (роман "Туннель") называют себя не постмодернистами, а постреалистами.
  
   Также и авторитетный современный исследователь Дж. Клинковиц считает их экспериментальными реалистами.
  
   Таким образом, вопрос "что есть реализм" остается по-прежнему открытым.
  
   Для меня он наиболее осуществим в пространстве высокого постмодернизма.
  
   Я разделяю маньеристский взгляд на художественное наследие прошлого как способ самовыражения человека, пребывающего в проблематических взаимоотношениях с миром.
  
   Только несвязный коллаж фрагментов успокаивает меня
  
   и создает архитектоническое целое
  
   Только в эклектике вижу гармонию
  
   в раздробленности композиции - порядок
  
   только в абсурде - смысл
  
   только в игре - настоящую жизнь
  
   Только в симуляции - действительные симптомы
  
   в уродовании классических форм - красоту
  
   в аналогиях и цитатах - самобытность
  
   в иллюзии - реальность
  
   в призраке - живую плоть
  
   в бунте - религиозное смирение
  
   в истоме - силу
  
   в чувстве вины - ощущение права и непогрешимости
  
   Для человека экзистенциального, воспринимающего мир именно так, постмодернизм - термин не литературоведческий, а мировоззренческий.
  
   Факт не литературной жизни, а жизни как таковой.
  
   Человек абсурда ощущает себя блуждающим по бесконечному лабиринту в соответствии с законами ризомы, и это звучит, как музыка:
      -- Каждый пункт ризомы может быть связанным с будь-каким иным ее пунктом.
  
      -- Не существует никаких точек и позиций в ризоме - только линии.
  
      -- Ризома может быть оборвана в будь-какой точке и так же восстановлена.
  
      -- Своей внешней стороной ризома сотворяет внутреннюю, поэтому ризоматическое целое не имеет ни внутренних, ни внешних измерений.
  
      -- Ризома - это открытая карта, которая может быть демонтирована, повёрнута и полностью изменена.
  
      -- Никто не может предложить некое глобальное описание ризомы, так как она уже глобально оформлена и постоянно изменяется во времени и пространстве.
  
   Для Умберто Эко это не литературоведение.
  
   Крепко удерживая в руках свою любимую игрушку и пользуясь нехитрыми художественными приёмами,он учит нас спасительному умению выходить туда же, куда только что вошёл, слышать диалог с хаосом - только в молчании, видеть систему - только в бессистемности и только в пародии - истинную поэзию.
  
   Как и Невский проспект, постмодернизм совсем не то, чем кажется.
  
   Это секрет, который в действительности лишён того, что может быть раскрыто.
  
   Отважная попытка обвести вокруг пальца и подмять под себя чуждый и враждебный мир, исчерпать его перечнем, написать Испания и в мутном зеркале отразиться Китаем.
  
   Пригвоздить Абсурд к позорному столбу, не отводя взгляда от копии, истребляя ясность, как врага.
  
   Единственная вина постмодернистского текста только в том, что он построен по законам абсурдной реальности.
  
   Призвав на помощь универсальную мудрость народного творчества, я огрызаюсь в ответ:
  
   На зеркало неча пенять, коли рожа крива или Яка симья - таке й солнышко.
  
   Моему любимому постмодернизму не угрожает энтропия закрытых систем, потому что нет системы более открытой.
  
   Когда на берегу Реки сидит мальчик, знающий Учителя, в небе Индии зажигаются двенадцать солнц. Контекст в этом случае оказывается принципиально важнее текста, вторичность материала - ментальной ситуацией, отсутствие потенции - смирением перед лицом Духа и умением смотреть на Страшное в процессе поиска внутренних опор.
  
   И поэтому постмодернистский скоморох потихоньку дёргает себе куски чужих бумажных снов, при этом ничем не рискуя.
   Серый комок, застывший на дальнем плане - собака ли, груда ли земли, софиты, тиражи, коммерция, безразлично: он выскальзывает из рук и рассыпается, превращаясь в малоинтересную серую пыль.
  
   В разное время, по разным поводам, с разной степенью серьёзности и в разных стилевых манерах созданные вещи дают книгу, а не сборник литературоведческих забав.
  
   Герой в ней - совершенно свободный человек, пародист и плагиат. Он заимствует строки, сюжеты и целые литературы, вольно обращаясь с чужими текстами, жанрами и культурным наследием в целом.
  
   Его ожидает истая судьба постмодерниста в стране дураков и плохих дорог - быть раздавленным единым стилем принудительной нормы.
  
   Свобода и эклектика - одних и тех же снов жилицы.
  
   Стильность природы построена на повторяемости образцов.
  
   Флора и фауна дают поучительный урок экзистенции, которой надлежит сочетаться с текучестью средств выражения и материала.
  
   Вместо жизни нам предлагается постмодернистское истечение.
  
   Литература не заменяет Довлатову водки.
  
   Сходство Ницше и Чернышевского становится очевидным:
  
   оба не могли вынести несовершенства реальности
  
   оба страстно боролись за утверждение открывшейся им Истины
  
   оба были добры и сострадательны
  
   оба чувствовали себя мессиями
  
   Может, Кьеркегор и овладел бы своей Региной, а Кафка женился бы на Милене Есенской после десятка сеансов у психоаналитика, но не знаю, что лучше - написать "Заключительный ненаучный постскриптум" или переспать с Региной Ольсен?
  
   Можно, конечно, заменить принципиально взаимоисключающее "или - или" милым сердцу, хоть и несколько похабным "и - и", ведь только простые люди разные, а гении похожи друг на друга, они одинаковы. Сложность художественно одарённых натур весьма однотипна: куда ни плюнь - попадёшь в педераста.
  
   Если Петербург - самый цитатный на свете город, то разве от этого менее живой? менее наполненный настоящей болью?
  
   У Стефана Моравски, видите ли, нет причин для выведения Шестова за рамки философии мифа, признать Батая предшественником постмодернизма он считает недопустимым, а несомненная концептуальная деконструкция Левинаса для него - лишь особая манера философствования.
  
   И что, интересно, он имел в виду, утверждая, что постмодернизм вырастает из духа потребительского общества?
  
   Неужели он не слышал, что Моисей не дошёл до Ханаана не потому, что его жизнь была слишком коротка, а потому что такова человеческая жизнь.
  
   Противопоставить ей мы можем только безнадёжную стойкость томительного коловращения в Царстве Вечного Духа.
   Я люблю играть в мэйл-арт, но предложенные вопросы в "Новом мире" слишком риторичны:
  
   Рентабельна ли постмодернистская продукция? Кто купит?
  
   Они даже не спрашивают: кто прочтёт?
  
   Мой читатель - это пространство, где запечатлены все до единой цитаты.
  
   Его обретение иногда приходится оплачивать смертью.
  
   Автор рад был бы умереть по такому случаю.
  

И ПУСТЬ УМРЁТ АВТОР (глава)

   Народ нуждается в героях, - провозглашает счастливый отец, намереваясь назвать сына как-то помонументальнее - Самсоном, Леонидом или Павсикакием. Но как часто суровая действительность безжалостно опускает нас на грешную землю: ребёнок получает имя Клим. Иным не достаётся и такого.
  
   Достаточно проста и ясна эта функция - служить своеобразным зеркалом исторических событий, отражённых в знаменитом романе. Наиболее значительные из них даны через призму сознания Клима Самгина. Величественный образ народа, в муках избирающего революционный путь, и где-то рядом, нелепо примостившийся буржуазный интеллигент, вечно рефлексирующий, пустой и призрачный, как мечта об ином идеальном человечестве в немыслимых параллельных мирах квантовых уровней и измерений.
  
   На вопрос "А был ли мальчик?" наука не может дать удовлетворительного ответа. Наука пока не в курсе дела.
  
   Когда её непогрешимость рассеивается, реальность приобретает чёткий оскал насилия над человеком в виде зловещего каламбура необходимости неукоснительного подчинения неумолимому Закону Необходимости.
  
   Отвращение поглощает даже сломанные Законом крылья, и жаль остаётся только распятого Христа.
  
   С брезгливым вниманием присматриваешься к окружающим и думаешь, что никого из них не беспокоит мысль о бесцельности Бытия.
  
   Никого не пугает и не возмущает мысль, что каждый из нас является лишь слепым орудием чужой Воли.
  
   Не каждый способен так предельно честно подумать о себе: в сущности я бездарен.
  
   И Климу непонятно, зачем вообще живут все эти люди, зачем они так изворотливы и неискренни.
  
   Порой ему хочется дерзко крикнуть: Эй вы все! Я ничего не знаю, ни во что не верю - и говорю вам это прямо. А вы только притворяетесь верующими. На самом деле вы - лжецы, лакеи простейших истин, которые вовсе и не истины, а бесполезный хлам!
  
   Упорно смотрю в пустой стакан, слушаю тонкий писк угасающего самовара и механически повторяю: т-о-с-к-а
  
   Поняв однажды, что жизнь - это всего лишь насилие, я тем не менее отчаянно пытаюсь сохранить свою независимость и свободу.
  
   В этом смысле массовые сцены играют совершенно определённую роль: они подавляют и давят, не оставляя никакого выбора или места для сомнений.
  
   Трудно различить в этой толпе - людей, кинувшихся за горстью конфет и дико потоптавших друг друга, образ народа, избирающего революционный путь.
  
   Клим смотрит в подзорную трубу на Ходынку, и ему кажется это поле, накрытое непонятным облаком, будто смазанным толстым слоем икры.
  
   Впечатление такое, что они всё ещё давят: уходят не оглядываясь, растоптав человека. Он лежит, а на него ставят ногу, как на болотную кочку.
  
   Жестоко бьют какого-то солдата: он оседает к земле и неслышно кричит.
  
   - Пожалуй, убьют, - говорит один за спиной Клима. Другой равнодушно добавляет:
  
   - Шашкой и убить-то.
  
   Когда Клим видит солдата всё же живым, он облегчённо вздыхает и испытывает острое и напряжённое ощущение, похожее на благодарность и уважение к людям, которые могли убить, но не убили.
  
   А в то воскресенье всё было по-другому.
  
   Толпу в таком настроении он видел впервые: она значительно отличалась от московской, шагавшей в Кремль неодушевлённо.
  
   Его поразили солидность, спокойствие, чистота и опрятность в колоннах.
  
   На его глазах разыгралась жуткая сцена - стреляли в безоружных людей с иконами в руках.
  
   Он шагал, как во сне, почти без сознания, понимая только одно: он никогда не забудет того, что видел - толпу и народ в разрезе пресловутой одновременности.
  
   Себя при этом он не чувствовал увлекаемым.
  
   Теперь он особенно избегал большого скопления людей, даже публика в фойе театра была ему неприятна.
  
   Он инстинктивно держался ближе к дверям, а на улицах, становясь невольным свидетелем какого-нибудь несчастья, брезгливо обходил это стороной.
  
   Массы людей представлялись ему единым неприятным организмом.
  
   - Где же моё место в этой фантастике? - думал он. - И нет никакого другого, идеального человечества, кроме этого.
  
   Откуда вообще такая постановка вопроса: революционер или просветитель?
  
   радикал или склонный к рефлексии?
  
   победитель или побеждённый?
  
   Почему одно должно исключать другое и только удобоваримое "или - или" ни у кого не вызывает соответствующих подозрений?
  
   Где же место фактическому "и - и"?
  
   Исследователи не хотят видеть хоть и сложной, но принципиально цельной философской и эстетической системы путешествующего художника, причём слово "противоречия" обязательно приобретает свой вечный ругательный оттенок: где не бывало следу - уж новых мне следов не провести.
  
   Глядя на залитую слезами землю, говорить, что оная есть приятное божеству обиталище.
  
   Неизвестный гость Ивана в клинике для душевнобольных выходит на балкон с целой связкой ключей, но не пользуется спасительной возможностью.
   - Или высоко? - интересуется Иван и выражает беспокойство, не буйный ли его новый знакомый? - А то я, знаете ли, не выношу шума, возни, насилия и всяких вещей в этом роде.
  
   Ему становится ясно, почему Мастер оказался здесь. Без сомнения, его погубила академическая среда, все эти статьи, вроде "Врага под крылом редактора", "Воинствующего старообрядца", призывы к борьбе с "пилатчиной", бешеная травля, потеря рассудка и сожжение романа.
  
   Гласом вопиющего в пустыне оказывается его отчаянная молитва, обращённая к самому себе: "Рукописи не горят!"
  
   Ещё как горят! И киноплёнка рвётся, и краски выцветают, и музыка замолкает навеки. Совет Воланда никогда ничего не просить у сильных мира сего приобретает единственное объяснение: лучше всё равно не будет, так и не стоит губить душу (господин Мороз).
  
   Тема всепоглощающей трусости доминирующим мотивом связывает вставной сюжет с основным.
  
   Понтий Пилат тоскует о казнённом и в своих сладких снах продолжает с ним неоконченный разговор (Ющенко со своим народом).
  
   - Мы теперь всегда будем вместе, - утешает его Спаситель, и Предатель улыбается во сне и беззвучно плачет.
  
   - Прощай, ученик, - чуть слышно шепчет Мастер и тает в воздухе, - мои побуждения были чисты, но выглядели, как грязь в Лесу, из которого я пытался выйти.
  
   Вдова Даниила Андреева считает сюжетную линию об Иешуа - святотатством. Или Евангелие от Булгакова нуждается в канонизации на Никейском Соборе?
  
   Или кому-либо заказано благовестить об Иисусе?
  
   Прощай навсегда.
  
   Ты был, великий артист.
  
   Ты прожил тысячу жизней.
  
   И вот тебя нет и не будет больше никогда.
  
   Кто-то должен сказать об этом, что всё исчезает бесследно: и эта роза, и этот тюльпан, твои тёплые губы и ясные глаза.
  
   Тонино Гуэрра приехал, когда выпал снег. Он кричал от холода, а мы думали, что он поёт и радовались: какой весёлый итальянец!
  
   Он мечтал остановить время, и так родился фильм "Под облаками" - о герое, пришедшем в мир ради Любви, и о мире, созданном методом фотоувеличения.
  
   Чтобы легче работалось со слишком разными людьми, ему приходилось то и дело принимать форму сосуда.
  
   - Открывай! - встречал он меня нагловатым окриком, входя в дом на тёплой площади, украшенной рисунками Феллини, с окнами, выходящими на барочную роскошь римского изгнанья.
  
   Ещё там ветер тревожил белёсый шёлк.
  
   Я отводил руками невесомую ткань и видел внизу размытую дождями дорогу русской провинции.
  
   Наступала осень - пора свободного полёта листьев.
  
   Мы сидели в саду забытых фруктов и думали о том, что распятие и рождение стерегут нас повсюду. На нас сыпались яблоки Тарковского.
  
   Непредсказуемый персонаж - двадцать вдруг на одной странице - он промахнулся веком.
  
   - Когда у нас будет снег, приезжайте, - говорит ему Лора, щёлкая фотоаппаратом и пытаясь помешать всесильному прошлому покончить с её бесценным настоящим.
  
   Будет ли ещё какой толк из этого, если даже простое путешествие по Италии грозит нам всем убийственной Ностальгией? точка или запятая - поводом для ссоры, а книга о Параджанове - пустой серебристой странностью?
  
   Такова судьба великих людей: современники не понимают их итоговых прощальных романов, которые остаются, по большей части, неоконченными и начинают выполнять задачи, которые автор перед собой и не ставил.
  
   Сквозь смерть и забвение Феллини протягивает нам свою дружескую руку.
  
   - С этим пора кончать, - слышит он совет мудрого создания. - Ты должен привести в порядок свою жизнь.
  
   - Какую ещё жизнь? - думает Феллини, - нет у меня никакой жизни.
  
  

МАЙЯ ЗНАЧИТ ИЛЛЮЗИЯ (глава)

  
   Посвящается моей маме
   Кравец Майе Васильевне
   учительнице химии
   Именно майя древних есть наш закон
   относительности
   Елена Рерих
  
  
  
   Конечное Равновесие
  
   Роберт Бойль обосновал экспериментальный метод и ато-мистическую теорию, процесс обжига металлов, горения, сухую перегонку древесины, анализ, элемент, бред, абсурд.
  
   Отвергнув алхимические представления, первоначальные и простые, вполне не смешанные тела, которые не составлены друг из друга, но являют собой те составные части, из которых составлены все смешанные тела и на которые последние могут быть, в конце концов, разложены, он становится убеждённым приверженцем эмпирии и яростным противником любых теорий и гипотез. Он утверждает анализ состава тел и творит науку химию. Опыт и только опыт - провозглашает вдохновенный скептик, открывая в науке эмпирико-аналитический период.
  
   Антуан Лавуазье количественно изучает явление горения (углерод, сера, фосфор), устанавливает, что масса образованных веществ превосходит массу исходных и доказывает, что воздух - это смесь газов, имеющих свойство сгущаться.
  
   Так учёный завершает коренное преобразование алхимии, начатое Робертом Бойлем. В дальнейшем эти усилия можно было рассматривать как историю развития атомо-молекулярных теорий.
  
   Основоположник современной химии Антуан Лавуазье был обезглавлен безумной толпой в 1794 году.
  
   Весомая материя с невесомым флюидом и отрицательным весом, система количественных методов - звучали для него, как музыка.
  
   Разъярённая толпа так же сожгла лабораторию и церковь в Бирмингеме, где служил Джозеф Пристли, открывший "флогистонный воздух" - кислород.
  
   Генри Кавендиш синтезировал воду, но не объяснил, как он это сделал.
  
   Это всё примеры людей, которые подвели черту под целой эпохой представлений о способах построения материи: частица - для вещества и волна - для явления.
  
   Человеческому уму мало одних частностей: ему необходимы систематические обобщения, поэтому приходится только скорбеть о том, что современное академическое литературоведение, с одной стороны, отличается большим интересом к модернизму, с другой - отсутствием настоящей научности в этом вопросе.
  
  
   Ведь если я действительно демагогически ломлюсь в открытую дверь (Юлия Тимошенко), и постмодернизм, как серьёзное эстетическое явление, не нуждается в моей защите (партия "Батьківщина"), тогда почему Кафку нельзя считать постмодернистом на том основании, что он - серьёзный писатель (памяти Вадима Чистова).
  
   А Ломоносов ещё удивлялся, как это мир может поместиться на трёх китах. Сущность его корпускулярной теории сводилась к следующим простым положениям:
  
   1. Все тела, независимо от их агрегатного состояния, в том числе и флогистон, имеют дискретное строение: они состоят из корпускул, которые, в свою очередь, составлены из атомов.
  
   2. Корпускулы могут быть элементарными - однородными и сложными - разнородными.
  
   3. Теплота не зависит от сосредоточения постоянной материи и есть некое состояние тела, характеризующееся внутренним вращательным движением частиц, энтропией и энтальпией.
  
   4. Явления растворения и перехода из одного агрегатного состояния в другое сопровождается поглощением или выделением теплоты и обусловлены перемещением корпускул.
  
   5. Химические превращения тел вызваны изменением состава корпускул.
  
   Чем объяснить, что развитие науки идет скачками?
  
   В каждый момент времени учёные работают в рамках определённых представлений о природе. Участники научных революций часто ссылаются на некое прозрение, обозначаемое ими как аномалия, то есть то, чего нельзя постичь существующими понятиями в данной области.
  
   В восторженном, самозабвенном состоянии человек реализует свою способность к непосредственному общению с потусторонним миром, постигая истину не разумом, а каким-то другим, невыразимым способом.
  
   Опрос 230 американских учёных показал, что к 83 % из них решение той или иной проблемы пришло интуитивно, без усилий логики.
  
   Материалисты невнятно называют это подсознательной деятельностью мозга. Академик Прохоров считает интуицией то, что другие - просто бредом.
  
   Немецкий философ Якоб Бёме часто впадал в религиозный экстаз. Глубоко верующую душу философа терзал проклятый вопрос:
  
   Как совместить картину вполне абсурдного, жестокого и бессмысленного мира с идеей милосердного и совершенного Бога?
  
   Интересно, что в его мистическое сознание проникло то значение природы, которое она приобрела в последнее время благодаря изучению естественных наук.
  
   Озарения Бёме - вовсе не исключительный случай.
  
   Безусловно абсурдный мир можно объяснить только безусловно абсурдными идеями.
  
   Утверждение об относительности времени и пространства многим казалось поначалу просто невероятным.
  
   Человек не выносит своей глубины, поэтому механизм раздвоенности заложен в нём изначально.
  
   Но почему при раздвоении личности наружу выходит то, что чуждо ей, к чему она относится со страхом и отвращением, против чего протестует всё её подневольное существо?
  
   Почему верующий, страстно молясь Богу, видит чёрта и слышит богохульные речи?
  
   В 1940 году под ногами учёного Гамова закипела Вселенная. Вооружившись практическими знаниями инженера, любопытством вечного студента и настроившись на философский лад, он попытался выполнить работу, которую неосторожно взвалил на себя сам.
  
   Помня слова Платона о том, что знания обитают в головах, наполненных мыслями других и внимательных к своим собственным, он вознамерился пройти путь от геометрии Эвклида до геометрии Лобачевского, от мира тримерного до бесконечного, от точки, в которой уместилась вся масса современной Вселенной, до наших дней.
  
   Его душило страстное и бесполезное стремление постичь те связи, которые точно существуют в окружающем мире, и ясное трезвое ощущение абсолютной невозможности такого постижения.
  
   Его жгло и съедало желание объединить, обобщить, систематизировать.
   Однако, научная теория оказывалась лишь частным случаем системы более высокого порядка, максимальная согласованность и вписанность в которую являлись главными условиями выживания более низких уровней.
  
   Количественной мерой этой согласованности стала информация.
  
   В 1965 году американец Вильсон при переходе на новые компьютеры заметил аномалию. Ему пришлось объяснять как можно большее количество фактов как можно меньшим числом исходных положений и, по мере приближения теории к идеалу, число объясняемого возрастало, а начальные параметры - сокращались.
  
   Геометрия Эвклида, например, состоит из немногих постулатов, но содержит всё многообразие необходимого.
  
   Теории лучше быть открытой, чтобы уметь ассимилировать новые факты и отразить фрагментарность мира, его ревизию, переоценку, сомнение, невозможность установления чётких границ, определений, раздвоенность, многозначность, движение, творческое отношение к традиции, игру с дефинициями, уровнями, категориями, неразрывность комического и трагического, отказ от догматизма и детерминизма, от принципа "или - или" в пользу "и - и", чтобы свести её ядро к принципу оптимальной конструкции и экономии энергии, к Единому Принципу Скорейшего Пути.
  
   - Мудрому не свойственно тратить силы сверх надобности, - говорит Лейбниц Ивану-дураку (демагогия), и тот отправляется на аудиенцию к царю, не слезая с собственной печи.
  
   Журавли летят клином, сжимая Вселенную в точку и взрывая её мириадами звёзд, увлекая за собой в безвозвратную бездну людей и чудовищ. Когда Млечный Путь рассеивается, образуется воздух, которым можно дышать. Мера неопределённости становится мерой разнообразия возможных состояний системы, а соблюдение нормы - выше экономии энергии, поэтому землеройка продолжает прыгать, преодолевая преграду к еде и тогда, когда эту преграду уже убрали, повинуясь универсальному закону безвольного автоматизма. Так что всеобщая борьба живых существ более не является ни борьбой за избыток составных элементов, ни за изобилие непревращаемой теплоты, ни за банальный естественный отбор - теперь это борьба за Энтропию.
  
   Чем больше состояний доступно системе, тем больше у неё шансов на выживание. Так энтропия претендует на роль ещё одного биологического критерия оптимальности и хочет послужить честной мерой свободы системы. И если ты была доброй и баловала своего маленького сына, а он вырос хамом, то это не означает дискредитации доброты как метода воспитания.
  
   Например, по формуле Н=log.n ферзь на шахтматной доске пустой n=64, где n - число положений, Н - энтропия, log.64=6 бит.логарифм по основанию два, если n=I, то Н=log.I=0, то есть ходить некуда. А я всё иду.
  
   Будто меня зовёт кто-то. А кто и куда, я не знаю.
  
   Крысы от сытости со всеми удобствами рвутся в неизвестность: от страха шерсть дыбом, и только вперёд! В 1958 году И.И. Шмальгаузен применил к этой проблеме теорию информации, где X - стимул, Y - реакция на стимул, тогда
  
   I (x,y)=Ep (x,y) log p(x/y) = - Ep (x,y) log p(x) + Ep(x, y)log p(x/y)=H(x) - H(x/y)
   p(x) xy безусловная условная
   энтропия энтропия
   Пока нам известны три параметра: H(x), H(x/y) и Информация.
  
   Томас Пинчон использовал понятие энтропии метафорически.
  
   Темы его рассказов и их смысл связаны с концепцией личности в постмодернизме.
  
   Любимым словом автора стала ностальгия наряду со тщетой, страстью, сосредоточенностью и гибельным восторгом.
  
   Отовсюду несутся раздирающие душу вопли, но уши земные редко слышат их.
  
   Крысы от сытости со всеми удобствами рвутся в неизвестность - только вперёд!
  
   Я никак не могу определить, где кончается моё призрачное существование и начинается реальная жизнь?
  
   Где кончается моя призрачная победа и начинается настоящее поражение?
  
   Где граница действительности?
  
   Но люди предпочитают жить среди призраков. Кто уносит нас в бесконечность?
  
   Кто ввергает в хаотическое блуждание среди равнодушных звёзд?
   И сколько пройдёт веков, прежде чем оторвавшийся Дух сможет снова ухватиться за прежнее звено? Или прежнего уже не найти?
   Так время и пространство превращаются в категории больше эмоциональные, чем точные, а Путь теряет нас.
  
   Так философии отказывают в статусе самостоятельной науки, подрубая тем самым сук, на котором сидят.
  
   Говоря о времени, мы подразумеваем четвёртое измерение, то есть, с одной стороны, некоторое пространство, а с другой - движение по этому пространству.
  
   Ощущение такого движения возникает у нас потому, что мы смотрим на мир как бы через узкую щель и видим только линии пересечения плоскости времени с нашей тримерностью.
  
   Пространство-время как философская категория - едина и обладает некой общей мистической характеристикой искривления, зависящей в каждом данном месте от происходящих именно здесь физических явлений, что в свою очередь, влияет на последние.
  
   По образному выражению физика Дж.Уилера, пространство говорит веществу, как двигаться, а вещество диктует пространству, как искривляться.
  
   Вдвоём они в одной упряжке, но Кто погоняет?
  
   Или Его нет
  
   и только моя Душа
  
   возвращаясь Домой
  
   по злому и тёмному Пути
  
   смотрит на этот безумный мир
  
   из своих вечных длинных коридоров.
  
   От сытости со всеми удобствами рвусь в неизвестность
  
   Будто меня зовёт Кто-то.
  
   А Кто и Куда - я не знаю.
  
   Отовсюду несутся раздирающие душу вопли.
   Я никак не могу определить, где кончается моё призрачное существование и начинается реальная жизнь?
  
   Где кончается моя призрачная победа и начинается настоящее поражение?
  
   Кто уносит меня в бесконечность?
  
   Кто ввергает в хаотическое блуждание среди равнодушных звёзд?
  
   Или Его нет
  
   и только моя Душа
  
   возвращаясь Домой
  
   по злому и тёмному Пути
  
   смотрит на этот безумный мир
  
   из своих вечных длинных коридоров.
  
   От сытости со всеми удобствами рвусь в неизвестность.
  
   ТОЛЬКО ВПЕРЁД!
  
   Наша действительность в самой себе несёт аналогии, которые позволяют определить отношение известной нам реальности к высшей:
  
   как относится точка к линии, линия к поверхности, а поверхность к телу, так же должно бы относиться трёхмерное пространство к четырёхмерному.
  
   И если Ты был добр к ним, а они тебя распяли, означает ли это дискредитацию принципа доброты как этической прерогативы?
  
   Как в точке невозможно представить себе линию и законы линии
  
   как в линии нельзя представить себе поверхность и законы поверхности
  
   как в поверхности нельзя представить себе тело и понять законы тела
  
   так и в нашем пространстве нельзя представить себе нечто имеющее больше трёх измерений
  
   и нельзя понять законы существования этого
  
   Сталкер, как и все люди, может иметь семью, но это значит не более того, что он, как и все люди, испражняется в туалете или испускает вонючие ветры.
  
   Человечеству необходимо улучшить свои умственные и физические качества, если оно хочет справиться с кормлением бездомных котов.
  
   Геометрия рассматривает линию как след от движения точки
  
   поверхность как след от движения линии
  
   тело как след от движения поверхности
  
   по аналогии, четырёхмерность - это след от движения трёхмерности
  
   Если точку рассматривать как разрез линии
  
   линию как разрез плоскости
  
   поверхность как разрез тела
  
   по аналогии, трёхмерность - это разрез четырёхмерности
  
   Отдельные тримерные тела могут быть разрезаны на части
  
   одного четырёхмерного тела, то есть, времени
  
   Таким образом,
  
   разорванное время
  
   и разорванное сознание человека
  
   отражают абсолютно реальную разорванность и фрагментарность мира
  
   не только на уровне поэтической метафоры
  
   в эстетической системе постмодернизма
  
   Время действительно замыкается в круг
  
   и мы действительно тащимся в нём, как одноглазые лошади.
   Время действительно замыкается в круг
  
   из линейного превращаясь в кольцевое.
  
   Окружающее становится однородным
  
   и враждебно концентрируется вокруг постмодернистской особи
  
   выталкивая её вовне.
  
   Ибо огрубели сердца людей
  
   и не слышат ушами
  
   и глаза свои сомкнули
  
   Вот они стоят все из себя - в смысле эксплицирования
   все из себя - это каждый по отдельности
   общее в виде частного манифестируя
   неудержимо внутреннее на неодолимо внешнее
  
   А может вовсе и не из себя эксплицируются
   все из себя - в смысле экстраполяции
   парадокс Розена - Эйнштейна иллюстрируя
   невыносимо разом все в меня - нездешнего
  
   Все в меня виртуально косвенно интраполируются
   туннельно-коридорно-лабиринтно-дуалистически
   корпускулярно-волново-иномерно континуируя
   дифракционируясь и смещаясь доплерно диалектически
  
   Хотя если смещаются - стало быть разбегаются
   эти галактики под пристальным взглядом хаббловым
   в пятимерное неевклидово низвергаются
   ни поджечь, ни остудить, ни возродить, а надо бы
  
   Без аналогии с пятым нет четвёртого измерения
   нет элементов путешествующих во времени
   нет деформации пространства, нет энергии
   сверхсимметрии нет, надежды, высоких помыслов, смирения
  
   Если вечность - это не бесконечное протяжение, ибо вечен каждый её момент, у мер времени - два измерения. Движение первого идёт по порядку последовательности: сначала причина, потом следствие, а второе будет пятым измерением пространства, то есть, самой вечностью.
  
   Ход времени определяется линейной скоростью поворота причины относительно следствия, равной 700 м/с со знаком плюс в левой системе координат.
  
   Что же собой представляет время как таковое - наука пока ещё не в курсе дела.
  
   Самоирония конечного в том, что оно оказывается лишь очередным началом, снятым бесконечностью, о которой так же трудно говорить, как и о конце: её не удаётся обнаружить ни в чём, кроме как в полагании нового начала, характеризующего бесконечность отрицательно как мнимость и невозможность конца.
  
   Это и есть настоящая ирония, которая никогда не останавливается на достигнутом, неутомимо размывая границы между старой доброй реальностью и текстом, устраняя трёхфазовое деление времени на прошлое, настоящее и будущее.
  
   Устойчивое представление о симметричности и обязательной соотносительности начала и конца искажает асимметричную природу времени и лишает его волшебного свойства незавершимости, срывая с постылой цепи, на которой его так долго держал реализм, помогая незаметно ускользнуть из прокрустова ложа тримерности.
  
   Стоит ли бежать за ним вдогонку, тупо преследуя вчерашний день, продлевая до невозможности печальное с ним состязание?
  
   Стоит ли отождествлять старое время с новым, прошлое с будущим, ведь это категории только исторического сознания, к постсовременности не применимые?
   Её новизна относительна: не какая-то новая эпоха, идущая на смену старой - постсовременность, а её двойник, извечно ей сопутствующий и своей парадоксальностью не укладывающийся в наше представление о ней.
  
   Храни вас Господь Меланхолии, потому что Душа Ваша переменчива, как опал, а начала повсеместно преобладают над концами.
  
   В чудесных первобытных снах Матвея Бройнштейна ещё нет млекопитающих и птиц, потому что их ещё нет нигде, и что распалась связь времён Шекспир ещё не знает. Он пока ещё не в курсе дела.
  
   Ничего окончательного в мире ещё не произошло и вряд ли когда-нибудь произойдёт.
  
   Постмодернизм объявляет войну времени и упраздняет его. Время сдаётся, пространство сдаётся.
  
   Постмодернизм устраняет единственную возможность обрести дистанцию, завершить историю изнутри самой истории, снова и снова оказываясь перед будущим и выходя за свой собственный предел (предел Африки).
  
   Научившись измерять только продолжительность времени, мы воспринимаем его как понятие исключительно пассивное, хотя фактически оно является непосредственным участником мироздания и потому нет понятия более активного.
  
   Ничего окончательного в мире ещё не произошло и вряд ли когда-нибудь произойдёт.
  
   Принципиальное отличие причин от следствий является абсолютным и независимым от точки зрения, то есть, от системы координат. О существовании иных цивилизаций правомерна каждая из трёх возможностей:
  
   1. один идёт в пенсне
  
   2. другой - в магазин
  
   3. идёт дождь
  
   Причины и следствия всегда разделяются пространством. Расстояние между ними может быть сколь угодно малым, но не может равняться нулю.
  
   Они не могут различаться и представляют собой тождественные понятия.
  
   Причины и следствия всегда разделяются временем, промежуток которого между ними может быть сколь угодно малым, но не может равняться нулю. Следствие всегда находится в будущем по отношению к причине.
  
   Зависимость причины от следствия обуславливается абсолютным свойством времени, отличающим будущее от прошлого, которое можно назвать направленностью.
  
   Направленность времени, как некоторой физической реальности, заключается в процессах, устремлённых против возрастания энтропии и вытекает из самой возможности жизни.
  
   Сквозь смерть и забвение Феллини протягивает нам свою дружескую руку.
  
   - С этим пора кончать, - слышит он совет мудрого создания.
  
   - Какую ещё жизнь? - думает Феллини, - нет у меня никакой жизни.
  
   Свойство скалярное выражается существованием промежутков.
  
   Свойство векторное представляется псевдовекторами хода времени.
  
   Время сдаётся.
  
   Пространство сдаётся.
  
   Плевать оно на нас хотело.
  
   В иных организмах ход времени может сильно отличаться от мирового его течения.
  
   Подобно астрофизическим данным, биологические опыты также могут показать в процессах бытия нарушение обычного баланса энергии из-за использования мирового хода времени, поэтому его направленность, которой совершенно не пользуются точные науки, имеет первостепенное значение для натуралиста.
  
   Если взять для примера Луну и Землю, как причинно-следственную пару, и предположить, что Земля подкачивает свой естественный спутник энергией, то это значит, что своей собственной Луна не имеет.
  
   Гипотеза её внутреннего вулканизма вызвала массу критических разгромных статей, и теперь неоспоримо считается, что она относится к планетам, безнадёжно утратившим всяческую способность сводить с ума неприкаянных странников.
  
   Научным обоснованием этому служит 2-й Закон термодинамики о теплоте, которая не может переходить сама собой от более холодного вещества к более тёплому.
  
   Но если Луна лишь мёртвое тело, закончившее свою эволюцию, что тогда даёт ей силу убивать живых людей своим равнодушным сиянием?
  
   Возможна ли здесь вулканическая деятельность?
  
   Козырев занимается этой проблемой почти 30 лет.
   Все эти годы он стойко выдерживает и прямое отрицание, и замаскированный скептицизм.
  
   3 ноября 1958 года в рефлекторе телескопа центр одного из лунных кратеров показался в каком-то необычном состоянии - ярком и светлом.
  
   Проявляя пластинку в лаборатории, учёный увидел полосы свечения газов, которые могли выходить только непосредственно из недр данной планеты. Позже он зафиксировал выброс тепла из этого же кратера.
  
   Но так как это явление затрагивало людей, уверенных в мерности мироздания, то оно прошло незамеченным. Директор луннопланетной обсерватории Джеральд Койпер объявил Козырева шарлатаном и демагогом.
  
   Понадобилось 8 долгих лет, чтобы его всё же признали серьёзным писателем и наградили именной Золотой медалью с бриллиантовым изображением Большой медведицы.
  
   Так было установлено реальное существование причинно- следственных связей между Землёй и Луной, а человечеством сделан ещё один шаг к фундаментальному единству знаний.
  
   Чтобы продемонстрировать физический характер времени, соорудили прибор на обычных рычажных весах: на одном конце коромысла - вращающийся по часовой стрелке гироскоп, на другом - чашка с гирьками. При включении электровибратора, прикреплённого к основанию весов, вибрация должна была полностью поглощаться массивным ротором волчка гироскопа.
  
   Стрелка весов не дрогнула!
  
   Когда гироскоп раскручивали против часовой стрелки - он становился легче, то есть, направление вращения волчка противоречило ходу времени.
  
   Ни одним из известных физических законов этот феномен объяснить нельзя.
  
   Время оказало давление на гироскоп - и возникли дополнительные силы, которые можно измерить, значит, они реально существуют.
  
   И значит время - это физический фактор, действительно обладающий свойствами, позволяющими ему активно участвовать во всех основных природных процессах, надёжно обеспечивать неумолимую связь между ними и соответственно плевать на нас.
  
   Всё вокруг происходит либо с выделением, либо с поглощением времени, поэтому вещества, содержащие углерод, в одних случаях изучают в неорганической химии, а в других - в органической, как бы вторичные от первичных.
  
   В ситуации необратимости вокруг причинно-следственной пары возникает искривление, в котором меняется плотность и другие физические характеристики.
  
   С точки зрения такой реальности всё, что может произойти, уже произошло в будущем и продолжает происходить в прошлом.
  
   Перемещаясь по оси времени, мы только сталкиваемся с определёнными событиями в своём настоящем.
  
   Если Учитель хочет найти спасительную реку для своего Ученика, стать на спицу времени и выйти в Абсолют усилием Воли, то главное для него - не заблудиться в лабиринте.
  
   Боже! Дай мне силы сойти с косого пути одноглазой лошади и не остаться в этой траве простым материалом для млекопитающих и птиц.
  
   Наблюдая за звёздами, мы знаем, что видим эти прекрасные создания не там, где они находятся сейчас, а там, где они находились когда-то.
  
   Иначе обстоит дело с категорией времени: оно не распространяется постепенно по Вселенной, а возникает в ней сразу, мгновенно оказывая определяющее влияние на процессы и материальные тела. Его отдельные моменты непостижимой нитью связывают центр действия от точки Взрыва с объектами, воспринимающими это действие.
  
   Время несёт в себе самом организацию нездешних структур - Царства Божьего внутри нас.
  
   Используя его свойства, можно получить мгновенную информацию из любой одной точки мироздания и передать её в любую другую.
  
   Можно вычислить, где в данный момент находится Звезда - источник самых бурных и могучих процессов во Вселенной, выделяющих колоссальное количество времени, и направить на этот участок телескоп - вес в хитроумном приборе изменится, противоречие со специальной теорией относительности будет преодолено, гипотеза доказана, истинное местонахождение Звезды будет открыто.
  
   Устройство любого объекта подчиняется приблизительно такой универсальной схеме: вещество, время, пространство - форма
   информация и дух - содержание
  
   то есть, в здоровом теле - здоровый дух
  
   Введение Козыревым псевдовекторной добавки к скалярному потенциалу времени, проверенное на изменении веса гироскопа, имеет огромное значение для описания целого ряда космических процессов.
  
   Добавка эта приобретает релятивистский характер и своим отражённым светом ярко проявляется в громадных масштабах Космоса, в котором доминирует принцип максимума информации, насколько позволяют условия.
  
   В нашем сверхъестественном мире, где Достоевский даёт Эйнштейну больше, чем Гаусс, где мышление одновременно исповедует философию, отрицающую значимость Бытия, и философию выводов, разрывающих сердце, где разум принимает то человеческое обличие, то Божественное, где он - лишь инструмент мышления, но не само мышление, где Ностальгия сильнее Науки, - моё Знание Мира не станет осмысленнее никогда, даже если мне удастся проникнуть в его самые отдалённые закоулки и на самые окраины нашего проклятого бытия.
  
   Ведь научная гипотеза всегда выходит за пределы фактов, послуживших основой для её создания.
  
   Тысячи насекомых участвуют в строительстве термитника. В результате вырастает сложнейшее сооружение со строгой системой ходов и вентиляционных каналов, со складами для продовольствия, коридорами, библиотеками, лестницами и подъёмниками, отдельными помещениями для рабочих муравьёв, для королевы и её личинок.
  
   Если термитник перегородить так, чтобы насекомые, находившиеся в одних его частях, были изолированы от насекомых в других, строительство продолжится по той же сложной схеме, а каждый ход, вентиляционный канал или помещение, которые оказались разделёнными перегородкой, прийдутся точно на стыке - одно против другого.
  
   Ни один отдельно взятый термит не способен вместить всю полноту информации о сооружении в целом.
  
   Знание каждого - лишь лепесток общего Знания - Розы Мира.
  
   И в этом случае значение и роль автора теряют свою принципиальность.
  
   Идея авторства размывается, потому что куда лететь - знает только стая.
  
   Когда движется живая стена саранчи, одно насекомое невозможно выделить из массы, заставить изменить траекторию, свернуть с Пути.
  
   Мыши-полёвки во время своих фантастических странствий не огибают глубокий ров, а заполняют его своими копошащимися телами, по которым сотни тысяч других безостановочно продолжат своё героическое движение.
  
   Один Бог знает - куда и зачем
  
   Затоптанные, задавленные, задыхающиеся
  
   перед тем, как самоотверженно погибнуть
  
   они не сделают ни одного усилия, чтобы вырваться, спастись
  
   Они станут самыми покорными из всех, чтобы стать лучшими.
  
   Перед войнами и после них срабатывает особый, известный всем, феномен: наблюдается внезапный рост новорождённых мальчиков. Речь идёт о явлении, повторяющемся с неумолимостью закона. Ясно, что каждый отдельный человек не может по собственному желанию влиять на пол своего потомства. Мы снова сталкиваемся с неким целенаправленным воздействием, источник которого находится вне каждой отдельной особи.
  
   Кто же Он - этот неведомый всемогущий Хозяин?
  
   Летящие брызги бушующего водопада сменяют друг друга с быстротой молнии, между тем как радуга, основой которой они служат, стоит над ними в невозмутимом покое.
  
   Не так ли и сверхорганизм пребывает в равнодушном отупении в то время, как безутешный князь Вяземский пытается своим грузным телом преградить Пушкину вхождение в загадочный лабиринт. Бессильная предсмертная жалоба служит ему песней победителя.
  
   В начале апреля обычно цветут абрикосы. Нежный цвет доверчиво и трепетно тянется к теплу. Обычно в это время бьёт мороз и обугливает беззащитные розовые лепестки. Посему у меня только один вопрос:
  
   Каким образом моё усердное духовное усовершенствование и героические усилия по достижению внутренней гармонии могут устранить это досадное перманентное недоразумение? И правда сказано в Библии: Его мысли - не наши мысли.
  
   Кроме известной нам физической Вселенной можно постулировать некую совокупность полей, образующих нечто вроде её разума, в котором и содержится истина, постигаемая лишь в состоянии фундаментального единства знаний.
  
   Вот набьёшься фундаментально знаниями, постигнешь истину по полной программе - и никакой тебе зимы! никакого мороза! никаких дохлых котов и абрикос!
  
   Возможно, что разум и сознание обладают в устройстве материи таким же действенным статусом, как вещество и энергия.
  
   Осмысление человеком окружающей его реальности возможно лишь в той мере, в какой эту реальность удаётся свести к категориям, доступным его восприятию. На что смотришь - то и видишь. А то ещё смотришь - и не видишь.
  
   Кто же он - этот неведомый всемогущий Хозяин?
  
   МГД-генератор
  
   ГОНГАДЗЕ.
  
   СЕРДЦЕ ЮЛИ.
  
   Бывает нечто, о чём говорят: смотри - вот это новое. Но это было уже в веках, бывших прежде. Бог советует не всё видеть, на что смотришь.
  
   Идёт ветер к югу и переходит к северу, кружится на ходу своём и возвращается на круги своя.
  
   Как в мир входит время? Через материю вместе с пространством? а может быть только через человека?
  
   Рано или поздно расширение прекратится, и муха перестанет жужжать в сетях равнодушного палача.
  
   Вселенная снова сожмётся, а потом снова расширится, и муха снова зажужжит.
  
   Заинтересован ли Бог в этом бесконечном кружении?
  
   Наверное да, потому что так осуществляется его реальное бытие: от расширения до схлопывания, от схлопывания до расширения - тупой бег по кругу вместе с дохлыми котами и абрикосами.
  
   Тупо движется время по этому же кругу, потому что и время - раб Майи. А я тупо - раба Любви.
  
   Я решительно хочу запечатлеть трогательную память науки и остановить бег неумолимого времени, изобразить с максимальной точностью, передать этот образ будущим поколениям, но глаз мой устроен так, что реагирует только на амплитуду и частоту световой волны, в результате я вижу не реальный мир вокруг себя, а лишь отражённый от него Свет.
  
   Читателю, который видит иначе, окажутся малодоступными или даже совсем недоступными те чувства и мысли, которые автор вложил в своё творение.
  
   И почему боги недолюбливают новаторов?
  
   Это проявляется в дивном ощущении, когда нечто происходящее кажется вам уже знакомым, словно с вами всё это уже когда-то было.
  
   Приехав в чужой город, где вы раньше не были никогда, вам кажется, что вам знакома эта улица, и этот переулок, и этот дом.
  
   Накануне распятия восклицаешь: Всё сие уже было.
  
   Против идеи вечного возвращения наука не может привести абсолютно достоверных аргументов. Время идёт то вперёд, то обратно, двигаясь по кругу, люди и галактики беспомощны перед ним. Всё вокруг приходит в упадок, распадается и гибнет, но благодаря контролю поля всё новое воспроизводится по тем же схемам, что и прежние. Прижизненные призраки и двойники выглядят голограммами. Они взаимодействуют между собой, образуя информационное поле Вселенной. Речь идёт о всепроникающем направленном воздействии сил Космоса, для которых пространство и время не могут служить помехой. Время сдаётся, пространство сдаётся.
  
   Идёт ветер к югу и переходит к северу, кружится на ходу своём и возвращается на круги своя.
  
   Бывает нечто, о чём говорят: смотри - вот это новое, но это было уже в веках, бывших прежде.
  
   Когда температура достигает миллиона градусов, появляются ядра водорода и гелия. Сверхплотная точка превращается в горячее облако плазмы - зародыши будущих галактик и галактических скоплений. В их таинственных недрах зарождаются некие стройные системы и зажигается Звезда по имени Солнце - мой брат и духовный Учитель, без холста и красок, сотканный из одних фотонов, в лучах ослепительного Света.
  
   Реликтовые излучения, пронизывающие наш мир, приходят с двух сторон одновременно: из прошлого и будущего. Конец каждого цикла совпадает с началом нового. Каждый атом распадается на первичные частицы. Со всех сторон текут реки вечности. Материя приобретает свойство отражения. Это проявляется в дивном ощущении, когда нечто происходящее кажется вам уже знакомым, словно всё это уже когда-то было. Число возникновений и гибелей бесконечно. Всё оказывается лишь майей, то есть иллюзией, а реальностью - только человек и проявление Бога в веществе, времени и пространстве. Чем больше такое проявление соединятся с проявлениями других - тем больше Он существует, поэтому Бог заинтересован в этом бесконечном кружении, ведь так осуществляется Его Бытие: от расширения до схлопывания, от схлопывания до расширения, безумный бег по кругу - судьба человека и его Вселенной.
  
   Приехав в чужой город, где вы раньше не были никогда, кажется, что вам уже знакома эта улица и этот переулок, и этот дом. Накануне распятия восклицаешь: Всё сие уже было. Против идеи вечного возвращения наука не может привести абсолютно достоверных аргументов.
  
   Я решительно хочу остановить бег неумолимого времени и запечатлеть трогательную память науки. Но фотография даёт лишь плоскую зеркальную картину объекта. А как передать объём отражённых от него волн?
   Если нам доступен не предмет, а лишь те волны, которые отразились от него, то чтобы воссоздать объёмный феномен, нужно в точности передать рассеянное этим предметом поле излучения, другими словами, - результат встречи предмета с полем. И только тогда мы увидим реальный объект, когда никакого объекта там не будет.
  
   Для технического осуществления этой идеи необходимо запомнить, записать, а затем восстановить некую чудесную невидимую эфемерность.
  
   В 1959 году Р.Том развивает теорию скачкообразных изменений, возникающих в виде внезапного ответа системы на главное изменение внешних условий, и подключает к ней бифуркации Пуанкаре и Андронова. Ядром этих исследований являлось пресловутое раздвоение, в широком смысле употребляющееся для обозначения всевозможных качественных перестроек при увеличении или уменьшении параметров, от которых они зависят. Прижизненные призраки и двойники выглядят голограммами.
  
   Молекулы и клетки человеческого тела постоянно перестраиваются, разрушаются и пополняются, но благодаря контролю поля, новые воспроизводятся по тем же схемам, что и прежние.
  
   Когда мы встречаем старого друга, которого не видели в течение шести месяцев, на его лице не остаётся ничего из бывшего в то время, когда мы видели его в последний раз. Но мы легко узнаём его, потому что новые молекулы по приказу поля располагаются по-прежнему.
  
   Прокариоты ещё не нуждаются в ядре, все между собой равны, некому ставить высокие цели, некому организовывать их достижение, однако Ты уже получил информацию об изменении условий и уже послал команду, что делать дальше.
  
   Далее Взрыв и Расширение, но не до бесконечности. Рано или поздно оно прекратится, муха перестанет жужжать в сетях равнодушного палача. Вселенная снова сожмётся и снова расширится. Всё окажется только Майей, то есть иллюзией, а реальностью - только человек и проявление Бога в веществе, времени и пространстве.
  
   Бог заинтересован в этом бесконечном кружении, потому что так осуществляется Его Бытие.
  
   Слово "время" восходит к древнерусскому "воремя" и общеславянскому "вермя" или "вертмя", смыкаясь с индоевропейской основой "vartman", что значит "колея", след от колеса, вертеть, воротить, вращение, коловращение, змея, кусающая свой хвост. Дьяволу нравится, когда его называют Богом.
   Дьяволу не нравятся предложения, перегруженные знаками препинания.
  
   Но Эдвину Хабблу, который видел Взрыв Вселенной, никто не помешает открыть для науки невообразимый мир далёких и близких галактик и для меня Звезду по имени Солнце.
  
   Для технического осуществления этой идеи необходимо взглянуть на феномен Лобачевского сквозь призму открытий Карла Гаусса, запомнить, записать, а затем восстановить некую чудесную невидимую эфемерность - мой Чудный Мир, Который я Помню.
  
   Фотография даёт лишь плоскую зеркальную картину объекта, я же решительно хочу запечатлеть трогательную память науки и остановить бег неумолимого Времени - Бога Тлена и Смерти.
  
   Я решительно хочу изобразить с максимальной точностью всё то, что вижу, и передать это будущим поколениям, но Бог часто советует не всё видеть, на что смотришь. Об этом сказано в Библии: Его Мысли - не наши мысли.
  
   Насколько мозг отличен от отдельной клетки, входящей в его состав, настолько же планетарное сознание отлично от сознания индивида.
  
   Всё ухудшается ещё до того, как улучшится.
  
   Кто тебе вообще сказал, что будет лучше?
  
   Норберт Винер с прискорбием извещает, что его мозг, как материальная система, конечен и ограничен, поэтому Знание в полном объёме для него недоступно, а Вселенная непознаваема.
  
   Наши напряжённые интеллектуальные усилия похожи на усталое спотыкание одноглазой лошади.
  
   Действительно ли существует предсказываемая теорией Великого объединения бесплодная энергетическая пустыня, если нейтрино - массивная частица и если в веществе почти все электрические силы тратятся на удержание электронов вблизи ядра?
  
   Столкнувшись с гиббсовской концепцией Вселенной, потрясённый физик понимает, что его студенческие умозаключения оказались пророческими: в шаткой пирамиде уравнений ему явился призрак неумолимой и всеобщей тепловой смерти.
  
   А после того, как Гиббс с Больцманом использовали методы статической механики, на него свалилось ещё ужасное откровение: энтропия закрытых систем постоянно возрастает, а их составляющие - галактика, двигатель, человек, культура в своём развитии упорно стремятся к наиболее вероятностному состоянию.
  
   И вот, в печальную осень своей жизни, ему пришлось радикально переосмыслить весь свой приобретённый опыт.
  
   Отныне все города, времена года, свои случайные увлечения и встречи ему предстояло рассмотреть в новом иллюзорном свете.
  
   Каллисто не знал, справится ли он с таким заданием.
  
  

Дорогой Леонид Михайлович!

  
   Вы могли бы и не представляться: я Ваш голос узнаю из тысячи.
  
   Простите, ради Бога, что не оправдала Вашего доверия.
  
   Хорошего литературоведа из меня не получится, а быть плохим я никогда не хотела. Во мне нет главного: здорового любопытства, ни малейшей искры научного поиска.
  
   Мне совершенно не интересно, что пишут сейчас о постмодернизме в "Вопросах литературы".
  
   Мне достаточно Эко, Хассана, Барта, Лиотара, Дерриды, Бердяева, Шестова, Камю, Джойса, Кафки, Сковороды, Радищева, Стерна, Окуджавы, Хайдеггера, Пелевина, Кьеркегора, Брюса Ли - это мои самые свежие авторитеты. Они вливают кровь в мои пустые жилы и извлекают из моей души унылые звуки, может быть, когда-нибудь их услышат, что и послужит мне оправданием. А пока мне оправданий нет, кроме одного: постмодернизм для меня - не литературоведение.
  
   Я всегда во тьме и мраке, расчищая себе путь и сражаясь с чудовищами, поэтому яркий свет доброты и участия, изредка слепящий мне глаза, мне не забыть.
  
   Оба тогдашних пожелания я выполнила:
  
      -- Нашла и ознакомилась с работами Марка Липовецкого.
   Выяснила, что постмодернизм вообще не искусство, а отношение к истории и для литературы вряд ли плодотворно, так как является релятивизацией эстетического сознания.
  
      -- Познакомилась ближе с "Вопросами литературы" по Вашей настоятельной рекомендации, чтобы освежить мозги, оторвавшись от устаревшего Умберто Эко. Из этого замечательного журнала (статья Д.Затонского, например,) я узнала, что ни ирония, ни самоирония не располагают к созиданию, и ещё менее располагает к нему - готовность всё подвергать сомнению. Ну и дурак Гейне, когда он не понимал, где кончается ирония и начинается небо.
  
   Поэтому образ Умберто Эко представляется мне таким ясным, таким умным, таким простым и совершенным, что если даже меня убедят, что истина не в нём, а в "Вопросах литературы", я предпочту остаться с ним, нежели с истиной.
   Вот и ответ на вопрос, что будет с постмодернистской литературой, когда иссохнет могучий ствол, вокруг которого она обвилась.
  
   Справедливости ради, именно из этой же статьи я узнала, что, возможно, У. Эко - самая яркая постмодернистская индивидуальность наших дней, а действительно серьёзного писателя Франца Кафку ещё немецкий философ Вальтер Беньямин видел совершеннейшим постмодернистом.
  
   Итак, viribus unitis, объединёнными усилиями преодолеем всё, с Господом невозможного нет.
  
   Он сказал: Поставлю вас на развилке путей. Поставлю немыми и молчащими, но яро звучащими, колоколу подобно, огненными вибрациями Духа.
  
   Кому Поручу огненную работу цементирования пространства? Кому Доверю её?
  
   Кто осознает всю важность творимого делания, когда общая мысль так скудеет?
  
   Где они? Кто придёт им на помощь?
  
   Где силы они почерпнут и кто их поддержит в минуту великой нужды?
  
   Но воины Света, Я с вами. За вами Стою недреманно.
  
   И щит Мой над вами, и с вами Лучи, и Победа за нами. Ручаюсь!
  
   Боритесь и поборите!
  
  
   Грудинина Наталья Николаевна
   член партии "Батькiвщина"
   Силикатная, 281, кв. 23
   8 (0512) 42-98-43; 8(063) 976-56-17
  
   P.S. Летящие брызги бушующего водопада сменяют друг друга с быстротой молнии, меж тем как радуга, которая из них составлена, пребывает в равнодушном отупении.

УРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ (глава)

  
   Со мною люди без имён
  
   Пишу Вам письмо и волнуюсь. Я не верю, что всё это происходит наяву. Свидригайлов отправляется в Америку. Его ждут лабиринты в глухих подземельях аббатства, призраки и чудовища, стонущие болота в деревнях одержания, винтовые лестницы в высоких замках, где гуляет ветер, не задувающий свечи.
  
   У меня тоже всё неплохо: на днях посмотрела фильм Марлена Хуциева "Бесконечность" и узнала, что роман Кафки "Америка" первоначально назывался "Пропавший без вести" - вот удачное название для описания похождений нашего Карла Россмана.
  
   Много раз за эти много-много лет, засыпая ночью, я говорила с Вами: что-то рассказывала, чем-то делилась, как бы продиктовывая послание единственной в мире Наталье Николаевне, насыщаясь своим монологом, наверное, тогда не нуждаясь в ответе или, если честно, предохраняя себя от того вулкана эмоций, каким помню Вас, чудесную, все эти годы.
  
   Всё вышеизложенное можно выразить более ёмко и кратко:
  
   Наташа Сердюк - свинья!
  
   Что же, помилуйте, ради Христа. Я пишу о том, что помню Вас.
  
   Описывать последние сто лет, видимо, нет смысла: время диких ошибок, суеты, печали, иллюзий, грехов и беспокойного одиночества.
  
   Можно вернуться назад и начать всё с чистого листа.
  
   Можно взять что-то старое, но подлинное и настоящее, чтобы создать по-новому. Но зачем, и что потом, и кому всё это нужно?
  
   Кажется, что всё это известно и что, если захотеть, можно найти ответы, что теперь просто некогда этим заниматься, а вот когда вздумаешь, тогда всё и порешаешь.
  
   Но годы идут, вопросы повторяются и повторяются, а ответов нет.
  
   И случается так, как и должно случиться с заболевшим смертельной болезнью: первоначальные признаки кажутся незначительными и случайными, и ты не обращаешь на них особого внимания, потом они повторяются и повторяются, превращаясь в одно невыносимое страдание.
  
   И вот - не успеешь оглянуться, как уже сознаёшь, что то, что ты принимал за случайное недомогание, есть самым важным и значительным для тебя на свете - что это твоя смерть.
  
   Ты можешь ещё есть, пить, спать, дышать, но твоей жизни уже нет и нет больше желаний, удовлетворение которых ты бы находил разумным.
  
   Даже узнать истину я не хочу, потому что догадываюсь, в чём она состоит.
  
   Я будто шёл, шёл и пришёл к пропасти, ясно увидев, что впереди, кроме погибели, ничего нет.
  
   И остановиться нельзя, и ни на шаг вернуться, и ни шагу вперёд не сделать.
  
   И закрыть глаза нельзя, чтобы не видеть, что впереди ничего нет, кроме страданий и настоящей смерти.
  
   Случилось так, что я, здоровый и счастливый человек, вдруг почувствовал, что не могу более предаваться жизни. Мысль о самоубийстве пришла ко мне так же естественно, как раньше приходила тоска по бессмертию.
  
   Меня удивляло только одно, как я мог не понимать этого в самом начале. Ведь это так давно известно: не нынче-завтра придут болезни, смерть близких людей - и ничего не останется, кроме гноя и могильных червей.
  
   Так из чего же хлопотать?
  
   Как может человек - знать об этом - и жить!
  
   Воистину подлец человек. Но подлец и тот, кто его за это подлецом считает!
  
   Одинокий путник, застигнутый в степи разъярённым зверем, спасается в безводном колодце, на дне которого видит дракона, разинувшего пасть.
  
   И несчастный, не смея вылезти, чтобы не погибнуть от зверя, и не смея спрыгнуть на дно колодца, чтобы не быть сожранным драконом, хватается за ветви растущего здесь дикого куста и держится на нём что есть силы.
  
   Руки его ослабевают, и он чувствует, что скоро должен упасть.
  
   Но пока он висит, он находит на листьях капли мёда и ест их.
  
   Так и я держусь за ветви жизни, зная, что в конце её меня неминуемо сожрёт дракон смерти, и я не могу понять, зачем я здесь ещё мучаюсь и зачем попал на это мучение?
  
   Ты спрашиваешь, как я живу?
  
   Вот так и живу.
  
   Столько лет ты тщательно предохранялась от меня. Или презервативы закончились?
  
   Я действительно нисколько не изменилась. Но для тебя это уже не имеет значения.
  
   Я по-прежнему верю, что Добро может и должно существовать без зла, что Прекрасное и безобразное - две стороны жизни только на нашей убогой и несовершенной планете, тонущей в слезах людей и чудовищ.
   Я по-прежнему знаю, что где-то есть Нормальное место, где Добро для опознания не нуждается в зле, а Прекрасное - это не одно из составляющих в известной смысловой паре, а принципиально единственная и самодостаточная категория.
  
   И я по-прежнему живу для того, чтобы эту Веру и это Знание передать своим ученикам.
  
   Гармоничные, всем довольные люди, стремящиеся к счастью, вызывают во мне только брезгливую гадливость. Я шарахаюсь от них, как от прокажённых.
  
   Мне хорошо только с такими же, как и я: несчастными, порочными, замученными жизнью, желательно ещё с какой-нибудь формой инвалидности.
  
   Сам урод, я предпочитаю уродов.
  
   И уж если вы все называете себя людьми - я буду считать себя чудовищем.
  
   Пишу Вам письмо и волнуюсь. Я не верю, что всё это происходит наяву.
  
   Земля танцует танец макабров.
  
   По Дунаю идут корабли, набитые сумасшедшими.
  
   Народ Божий превратился в ассамблею инородцев, изрыгнутых из пропастей неисследованной земли, подчинённой отсутствию всякого закона.
  
   Весь этот лабиринт - не что иное
  
   как исполинских размеров жертвенный костёр
  
   роза при имени прежнем
  
   Тебя выслали в мир, как библейскую голубку, но ты не нашёл зелёной ветки и снова заползаешь в свой тёмный ковчег.
  
   Господи!
  
   Да придет Царствие Твое!
  
   Да будет Воля Твоя и на земле, как на Небе!
   Можно вернуться назад и начать всё с чистого листа, а можно взять что-то старое, но подлинное и настоящее, чтобы создать новое, но зачем, и что потом, и кому всё это нужно?
  
   Философские проблемы, принимаемые нами за крупные вопросы, на самом деле - бессмысленные вопросики.
  
   Как только станет осознан факт, что смысл жизни состоит в том, что она не имеет никакого смысла, сразу же наступает поразительная ясность.
  
   Я был так глуп всегда, что ей-Богу не пойму, почему несчастлив.
  
   Если я желал чего, то наперёд знал, что удовлетворю или не удовлетворю своё желание, из этого всё равно ничего не выйдет.
  
   И если сейчас, в иные минуты, у меня ещё есть пускай не желания, но хотя бы привычки прежних желаний, то я, рано или поздно понимаю, что это обман и ложный образ, и на самом деле нечего желать.
  
   Меня удивляет только одно, как я мог не понимать этого в самом начале.
  
   Мой Путь состоял в отсутствии всякого пути, а мой совершенный метод - в отсутствии всякого метода.
  
   Пока не победил - сражайся до конца, забыв о победе и поражении, о гордости и боли!
  
   Пусть противник оцарапает твоё лицо, а ты расплющишь его плоть
  
   пусть он расплющит твою плоть, а ты сломаешь ему кости
  
   пусть он сломает тебе кости, а ты лишишь его жизни
  
   Не думай о том, чтобы благополучно спастись бегством - пусть твоя жизнь лежит перед Ним
  
   Но если тебе кажется непосильно трудным бешеный темп
  
   заданный бегущим впереди
  
   И ты думаешь, что непременно умрёшь на этой непосильной дистанции
  
   Брюс говорит тебе: тогда умри!
  
   Всё вышеизложенное можно выразить более ёмко и кратко: Наташа Сердюк - свинья. Что же, помилуйте, ради Христа. Я пишу о том, что помню Вас.
  
   Внутренняя энергия человека-победителя может быть сравнима с квантовой энергией, а субатомные структуры сопоставимы с эволюционными силами, которые лежат в основе роста и развития всего сущего.
  
   Эта энергия не поддаётся анализу, как например, элементарные частицы или какие-то другие формы материи, но вместе с тем, её нельзя описать только как волну или процесс.
  
   Любое проявление жизни подражает этому энергетическому двуединству на всех уровнях - от атома до Солнечной системы.
  
   Дэвид Бом выдвинул гипотезу запутанного порядка, описывая Вселенную как своего рода голограмму, части которой являются отражением Единого Целого.
  
   Следовательно, мы - только вихри, а в центре - неподвижная и вечная точка, рождающаяся из движения со скоростью водоворота или торнадо и фатально застывающая в эпицентре, от ядра к периферии.
  
   Действительно ли существует предсказываемая теорией Великого объединения бесплодная энергетическая пустыня, если нейтрино - массивная частица и если в веществе почти все электрические силы тратятся на удержание электронов вблизи ядра?
  
   Держись ядра!
  
   Учись искусству сражения без сражения!
  
   Человек, достигший в этом совершенства, обнаруживает присутствие Духа в каждом своём деянии.
  
   Но каким образом Знание о Вселенной поможет мне не сойти с Пути Победителя?
  
   Философия джит кун до не являлась конечной целью для Брюса Ли, она была для него лишь способом самопознания. Он не имел страха перед противником, потому что самодостаточность была его ядром, а уверенность в том, что он может постоять за себя против кого угодно в этом мире, позволяла ему никогда не чувствовать необходимости показывать себя перед кем-либо.
   Это чувство уверенности в собственных силах было настолько велико, что никакое наглое поведение по отношению к нему, никакое намерение его обидеть, унизить, уколоть или причинить боль не могло даже слегка его задеть.
  
   Название последнего фильма, в котором он снялся, связано с важнейшим и серьёзнейшим постулатом постмодернизма - понятием Игры в наиболее драматичном для неё варианте - Игры со смертью.
  
   Брюс умер, но несмотря на своё видимое отсутствие в материальном мире, он учит и продолжает наставлять других с тем же непререкаемым авторитетом, которым он пользовался в своей короткой, но блистательной жизни.
  
   Всё указывает на то, что он будет продолжать учить, вдохновлять и побуждать целые поколения людей постигать его удивительный способ неиспользования пути как самый достойный и эффективный.
  
   Прощай, брат мой!
  
   Для меня было большой честью разделить с тобой одно время и пространство.
  
   Я ещё многому должен у тебя научиться, и ты можешь научить меня всему.
   Всё, что я всегда наиболее ценил в людях, я нашёл в тебе:
  
   богатый и тонкий духовный мир
  
   трепетное и болезненное отношение к Красоте, животным, детям
  
   и самое главное - умопомрачительное чувство Долга и Справедливости
  
   Справедливiсть є i за неї варто боротись!
  
   Справедливiсть переможе!
  
   то есть справедливость победит!
  
   Когда никто вокруг в тебя не верил, ты твёрдо верил только в себя
  
   Верьте и вы, выходящие из детства юноши и девушки, когда впервые поднимаются в душе вашей вечные вопросы:
  
   Кто я такой? Зачем живу?
  
   И зачем живут все окружающие меня люди?
  
   Верьте только себе, когда ваши ответы будут не согласны с теми, которые были внушены вам с детства, будут не согласны со всей окружающей жизнью.
  
   Не бойтесь этого разногласия, напротив, знайте, что в нём выразилось самое лучшее, что есть в вас - Божественное начало, проявление Которого составляет главный и единственный смысл нашего убогого существования.
  
   Не верьте людям, которые со снисходительной улыбкой скажут вам, что и они когда-то искали ответов, но не нашли, потому что нельзя найти иных, кроме тех, какие приняты всеми.
  
   Не верьте тому, что осуществление Добра и Истины невозможно без зла и заблуждений.
  
   Ищите Царства Божия и Правды Его!
  
   И потому как телесность, движение, пространство и время есть только условия отделённости нашего духовного начала от всего остального, так и наша жизнь представляется нам жизнью пространственного тела, движущегося во времени по бесконечной окружной дороге.
  
   Духовное же существо всегда равно само себе, а изменения в нём являются лишь необходимым условием пребывания организма в состоянии неизменности: только через движение осуществляется неподвижность
  
   только в ощущении мертвенности - секрет жизни
   Будь мёртвым, пока живёшь!
  
   Умри для страха личной потери!
  
   Теперь ты не бессильная, оторванная от всего лодка, плывущая вверх по большой Реке, но по сути, одно целое со всем сущим.
  
   Только отказываясь от самости, Вселенная взращивает своё "я".
  
   Когда уровень сознания становится достаточно высоким, человек впадает в поток, который даёт ему возможность выполнять многие сложные маневры автоматически.
  
   На этой стадии не существует необходимости накапливать дополнительные знания. Вместо этого приходит время опустошить мозговой склад, чтобы не нужно было нести с собой лишний груз, как тяжкий камень, с которым ты карабкаешься наверх, на более высокий уровень личного развития.
  
   Стремление Знания - расти день ото дня
  
   стремление Дао - день ото дня уменьшаться
  
   пока не достигнешь точки бездействия: никакое действие не предпринято, и всё же ничего не осталось невыполненным
  
   Будучи отделёнными друг от друга существами, мы являемся также частью квантовой перспективы, относящейся ко всей системе измерения природы - действительности в её полноте и включающей не только видимый мир вокруг нас, но также субатомный мир, вплоть до предельного уровня перехода, где нет твёрдых или неизменных предметов, где находится царство бесконечной динамической энергии и где в одно мгновение ты - частица, в другое - волна, а в третье - бессодержательная полевая форма.
  
   Наши чувства говорят нам, что мы являемся собственниками твёрдого тела, но квантовая перспектива убеждает нас, что нас на самом деле нет.
  
   Нельзя упорядочить Истину. Делать это - всё равно что пытаться налить в обёрточную бумагу фунт воды и придать ей форму.
   Опустоши свой разум и приобрети аморфность.
  
   Стань водой.
  
   Налей воду в чашку и стань чашкой.
  
   С отроческих лет и до глубокой старости граф Толстой верил лишь в то, что говорил сам, причём часто это противоречило тому, что говорил весь мир.
  
   Он рассматривал религию как духовный путь человечества, первоначальный источник которого коренится в таинственном Божьем Замысле.
  
   Рама знакомит нас с верованиями ариев, Кришна открывает нам Индию, Будду, Ламу, Китай, Небо, Землю, Конфуция, Дао, Дзэн, Брюса Ли и философские основы восточных единоборств.
  
   Ваши дети должны знать, что в основе современной морали лежат знаменитые Десять Заповедей из Ветхого Завета:
  
      -- Я - Господь, Бог твой, который вывел тебя из тьмы египетской, из дома рабства.
  
   Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим
  
      -- Не сотвори себе кумира ни на небе вверху, ни на земле внизу, не поклоняйся ему и не служи ему
  
      -- Не произноси Имени Господа твоего напрасно
  
      -- Помни день субботний, чтобы святить Его: шесть дней работай и делай всякие дела, а день седьмой - Господу Богу твоему
  
      -- Почитай отца и мать, чтобы продлились дни твои на земле
  
      -- Не убивай
  
      -- Не прелюбодействуй
  
      -- Не кради
  
      -- Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего
  
      -- Не желай дома ближнего твоего
   ни жены его
   ни раба его, ни рабыни, ни вола, ни осла его
   ничего, что у ближнего твоего
  
   Ваши дети бьют лягушек в пруду.
  
   Ваши дети вешают на заборах собак с ободранной кожей.
  
   Ваши дети отсекают серпом голову птенцам, выпавшим из гнезда.
  
   Ваши дети скачут на доске, положенной на тело замученного котёнка, выжимая из него кишки.
  
   Ваши дети - это не наши дети.
  
   Наши дети живут в беспросветных мучениях и умирают в 20 лет.
  
  
   Наши дети ходят по длинным затемнённым коридорам, из которых можно выйти только через дверь, в которую вошёл
  
   Нашим детям везде говорят одно и то же: вам здесь нельзя.
  
   Им здесь нельзя, потому что вам можно.
  
   Вам здесь - прямая дорога от начала до конца, а нам - хромой бег по кругу.
  
   Дети Абсурда - наши дети. Вам никогда не завоевать их сердца! И чем больше они будут подчиняться вам, тем больше будут вас ненавидеть.
  
   Лучше раньше, чем позже познать Иисуса и Его Заповеди Любви и Блаженства.
  
   Чему учит нас Библия - Добру или злу? Нужно ли её читать? Может ли быть вред от Библии?
  
   Церкви разные, а Бог один в душе каждого Устремлённого и Тоскующего о Царствии Божием.
  
   Предадим злобные чувства московской и киевской епархии совести их руководителей, как и злобные чувства разных исповеданий друг к другу, чтобы не превратиться в ассамблею чудовищ, изрыгнутых из лабиринтов неисследованной земли.
  
   Будущее человечества - в розе мира, составленной лепесток к лепестку из духовного опыта каждого отдельного человека, каждой церкви, каждого народа.
  
   Роза при имени прежнем - с нашими мы впредь именами
  

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЁМ (глава)

   Светом погасшей звезды пронеслась перед ним вся его нелепая длинная жизнь, и всё в ней оказалось одной большой сплошной ошибкой.
  
   Душило и мучило сожаление о том, что уже ничего нельзя изменить и повернуть обратно.
  
   Всегда по-разному отвечая на детский вопрос: что в жизни самое главное, когда не хватало ума и святости на него ответить, я просто шла, независимо от того, нашла ли при этом пирожок или не нашла, села ли поела или пришлось тащиться, питаясь одним сгущённым воздухом, как Божьим Духом, была ли возможность отдохнуть или приходилось всякий год считать годом Ломовой Лошади.
  
   Никогда ещё не видела, чтобы в одном фильме был собран такой букет из цветов ужаса, горя и любви. Хожу целый день сонной мухой.
  
   Мужчины и женщины хватают за лапки птиц со связанными крыльями и пачкают кровью их белоснежные перья. Они готовят в убойном цехе диетическую продукцию - бросают убитых курей в контейнер.
  
   Птицы ложатся как попало, слой за слоем, ломая себе лебединые шеи, ноги и руки, трамбуясь до плотности Освенцима. По конвейерной ленте медленно плывут вниз головами куры с перерезанным горлом.
  
   Густая чёрная кровь жертвенно пузырится в милосердные женские руки работниц убойного цеха.
  
   - Мне это не нравится, - говорю я уверенно, акцентируя на слове "это".
  
   - Не криви душой, Холден, тебе здесь не нравится всё.
  
   Нет никакого удовольствия вспоминать моих грубых, невоспитанных одноклассников, безбожников, от которых я не слышал ни одного доброго слова, ленивых, не приученных к труду, к уважению старших.
  
   Гораздо приятнее любить верующих: воспитанных, трудолюбивых, уважительных, любящих то же, что и ты, понимающих тебя без слов. Но мне приходится любить именно этих.
  
   Никуда мы не поедем, ни в какие чудные места. Всё будет по-старому, всё будет по-прежнему.
  
   Я сижу в ванной с пулей в животе и дрожу от восторга.
  
   Останки омерзительных чудовищ плюют реликтовым дождём на мою благодатную землю. На это бессильное безумие нет сил смотреть.
  
   Рипли спрашивает, что же будет дальше. Я не знаю, что ей ответить.
  
   Я здесь чужая.
  
   30 июля умер Бергман, 31-го - Антониони. Умерли Феллини, Тарковский, Хуциев, Лариса Шепитько, а Сокуров и Кира Муратова ещё живы. В пространстве понятия постмодернизм.
  
   По-прежнему леплю фразы тяжело и нудно, не поддаваясь соблазну излагать доступнее, хотя мне всегда говорят: живите проще.
  
   Вот потому-то, друг мой, мне так нужна твоя дружба. Перед тобой мне нет нужды оправдываться, защищаться, что-то доказывать, уплотнять до предела свою прозу и делить её на порции, боясь, что ты не переваришь её одним куском.
  
   Зачем мне друг, который меня судит и рассуждает о том, что для меня не требует никаких рассуждений?
  
   В мире, где всё живое тянется к живому, только человек творит себе одиночество.
  
   Повсеместно ныне ум человеческий начинает насмешливо не понимать, что истинное обеспечение лица не в личном уединённом его усилии, а в людской общей целостности.
  
   И за что вообще любить Америку? Там не увидишь проклятый заход солнца 43 раза в один день.
  
   В самом красивом и далёком месте на свете, где-то в пределе Африки, пропал Сент-Экзюпери вместе со своим маленьким принцем. Если вы случайно когда-нибудь там окажетесь, не забудьте утешить меня в моей печали и сообщить, что он нашёлся.
  
   Вступая в эту дикую жизнь и растерянно оглядываясь вокруг себя, я вижу ясно, что эти мучительные искания никогда не прекратятся, так какой срок для битья головой о стенку оптимален для разумного человека?
  
   Одно дело ждать, когда можно дождаться, но когда ждать нечего, какой же смысл?
  
   Не знаю, я, конечно, не королевич, но я бы не заставил ждать себя слишком долго. Сказки бывают литературные и волшебные. У меня тоже, между прочим, есть сказка, довольно приличная, с деревом, лужайкой и белым бычком. Рассказать вам сказку про белого бычка?
  
   Жизнь прекрасна и удивительна, когда она доверху наполнена буквальным дерьмом, а в конце смачно доедается могильными червями.
  
   Когда мир глохнет от стонов бездомных котят и воплей забиваемых коров и свиней, когда страдания переполняют всё, что может их вместить, и они выходят из берегов и текут мутной Рекой, в которой тонут искатели Милости.
   На всё это можно смотреть, но не видеть этого.
  
   Это можно видеть, но отворачиваться от этого.
  
   Дети Абсурда видят и не отворачиваются. Они живут в беспросветных мучениях и умирают в 20 лет. За их спинами сгущается воздух.
  
   Дети Абсурда - это наши дети. Вам никогда не завоевать их сердца.
  
   Они уйдут к вам из слабости, но чем больше они будут подчиняться вам, тем больше будут вас ненавидеть и любить мои лабиринты и длинные затемнённые коридоры.
  
   Послушно ступая по вашей проклятой прямой дороге, они будут ощущать ласковую дорожную пыль родного бега по кругу.
  
   Мысль о бычке не даёт мне покоя.
  
   Я просыпаюсь там же, где уснул: в деревянном тереме, у самой опушки. Мой бычок рядом, но он не спит. Он пятится от окна куда-то за печку. На подоконнике сидят два человека и озирают комнату. У каждого из них по четыре ружья, и я понимаю, что это как раз те самые Братья-разбойники, о которых мне говорил Конёк-горбунок и которых так боится мой белый бычок. Теперь они разбудят мою Спящую красавицу. А когда человека будят разбойники, то лучше бы ему вовсе не просыпаться.
  
   Я вижу, как они поднимают её и, кряхтя, тащат к окну. А мы с бычком идём дальше. Пролетели мимо Гуси-лебеди, пробежала Коза-дереза, осталось позади Лихо Одноглазое.
  
   Сказки бывают литературные и волшебные. Они начинаются таким началом: В некотором царстве, в некотором государстве жили-были дед и баба, и была у них курочка Ряба. А заканчиваются так: я там был, мёд ел, чай пил, вот и сказочке конец, а кто слушал молодец.
  
   Таким образом, можно сделать окончательный вывод, что поэзия Пушкина вся насквозь проникнута действительностью и поэтому она не опасна для юношества.
  
   Также у Пушкина есть лучший друг - Ленский. Особенно помогает их дружбе то, что они оба холостяки: согласитесь, что так удобней дружить.
  
   Мне больше понравился Онегин, потому что он всегда был готов помочь другу.
  
   А жизнь Лариных была неспокойна, потому что Ларин бросил свою жену, и она осталась одна. У неё было большое хозяйство, а она уже в летах, и ей тяжело. Для того, чтобы передать всё сыну, нужно было женить его на подходящей кандидатуре, и так на старости лет у неё появляется столько проблем!
  
   Но зато её Татьяну очень полюбил Онегин. Его сердце пылало, её письма были для него, как Библия.
  
   Человек он был стройный, красивый, но его недостаток, что он был урод.
  
   Те, кто любят меня, любят за то, что в счастливые времена я в своём мире обретаю свободу, которой здесь начисто лишён.
  
   Всё, что не касается литературы, я ненавижу.
  
   На многих литература действует очень сильно: моя подруга, например, неожиданно начала писать стихи и много думать. Раньше с ней такого никогда не случалось - она только ходила со мной на теннис.
  
   Я так поняла, что литература открывает и повышает духовное состояние человека.
  
   Вы научили меня самоуважению, научили мечтать.
  
   Мы узнали, какие были раньше люди, как они жили, любили друг друга и развивали свои впечатления.
  
   Писатель оставил нам откровение о Свете и стремлении к Нему.
  
   В человеке должно быть всё прекрасно, - сказал он. - Воспитанные люди уважают всякую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы, сострадательны, не болтливы, не навязчивы, чистосердечны и боятся лжи, как огня.
  
   Чтобы воспитать себя, нужно иметь большую силу воли и много читать, а я не очень хороший ученик: на уроках балуюсь, много болтаю, ни в чём не могу выдержать и веду себя из рук вон плохо. У меня сломался вечный двигатель. Я хочу стать воспитанным, но сам сделать этого не могу. Мне надо, чтобы мне помогли.
  
   Если бы можно было что-то изменить. Такое ощущение, будто меня связали и одновременно - будто, если бы меня развязали, стало бы ещё хуже.
  
   Я бессилен и опустошён, и должен бы думать только о том, почему у кого-то всё же возникает хоть малейшее желание дотронуться до меня пальцем.
  
   Я пуст, как ракушка на берегу, выпотрошенная родной стихией, апатичен, боязлив, бездумен, не в силах спать, не в силах бодрствовать. Мне нечего рассказывать никогда, никому. Быть таким потерянным, и не иметь даже сил это оплакать.
  
   Я помню, что в "Ромео и Джульетте" мне больше всего нравился Меркуцио, но я не помню - почему?
  
   Всё, что не касается литературы, я ненавижу.
  
   Ну как можно? Такое впечатление, что писатель использует свою книгу в качестве чердака, куда, как Плюшкин, тащит всякий лоскуток или обмылок, чтобы никакое добро зря не пропало.
  
   Эта благородная и трогательная забота об авторах ушедших времён весьма извинительна, но не попахивает ли от этой кучи чем-то более определённым?
  
   Здесь мы видим уже не влияние Гоголя, а просто подражание ему.
  
   Господин Достоевский постоянно передразнивает и обыгрывает его темы и мотивы до того, что это выходит уже и не подражание, а прямое заимствование: столкновение с фантастическим двойником, развивающееся безумие, поражение в неравной борьбе.
  
   Ну как можно?
  
   Как-то раз объявили, что началась война.
  
   - Какое счастье, - подумал Стародум.
  
   Но граф после такого объявления побледнел. Это доказывает то, что у некоторых людей бывает раздвоение личности.
  
   Тут Гоголю стало очень грустно от несовместимости жизни и человека, вот так и получилось, что всё плохо для него кончилось.
  
   Человек он был стройный, красивый, но его недостаток, что он был урод.
  
   Выиграет ли он от моего сплина?
   Может быть, я имею совершенно иные представления о действительности и реализме, чем наши реалисты и критики. Но то, что они называют фантастическим и исключительным, для меня составляет сущность обыденной жизни.
  
   На мою петербургскую повесть - толпа мучителей!
  
   А ведь серьёзнее этой идеи я никогда ничего в литературе не проводил.
  
   Двойником ли, персонифицированным носом, мерзким насекомым или нелепым трансвеститом - легче лёгкого заменим человек в этой невыносимой земной эфемерности.
  
   Это бедное, болезненно самолюбивое существо, вечно боящееся за себя, вечно мучимое усилиями не урониться ни в каком случае, ни перед каким лицом и, вместе с тем, постоянно унижаемое и унижающееся даже перед шельмецом Петрушкой, готово плакать на груди своего злейшего врага, стоит только тому протянуть свою дружескую руку.
  
   Он угнетаем комплексом неполноценности, потому что, как ему кажется, не занимается серьёзной наукой.
  
   Он стесняется, что не математик и потихоньку грызёт своих собратьев литераторов, хотя его орудие - художественное слово окружено такой же невыразимой тайной, что и математическая формула.
  
   Традиция тотального непонимания уходит корнями в глубокую древность.
  
   Учитель диктует: "Русалочка", "Новое платье короля", "нет ничего смешнее маленьких рассказов Чехова" и вскоре проверяет написанное: "Русалочка, или новые планы короля", "нет ничего смешного в маленьких рассказах Чехова".
  
   "Двойник" развёртывает перед потрясённым зрителем анатомию души, гибнущей от осознания реальной постмодернистской разрозненности.
  
   Странная, непонятная вещь!
  
   Не вдохновение, не свободное и истинное творчество породило её, а что-то вроде умничания и претензии.
  
   Её герой - плагиатствующая личность, ступающая за Акакием Акакиевичем из гоголевской "Шинели".
  
   Не только мысль, но и просто смысл этой повести остаётся тайной для разумения нормального человека.
  
   В ней нет ни одного живого понятного слова: всё поддельно, фальшиво, ложно, притянуто за уши и натянуто на ходулях.
  
   Безобразная и бросающая вызов общественному вкусу и морали демагогия!
  
   Этот якобы реально существующий двойник - это что такое?
  
   Мягче всего сказать - неудачная фантастичность и плод воспалённого воображения.
  
   Просто с ума сошёл молодой писатель!
  
   Сказать тебе, возлюбленный друг мой, сколько неприятностей, грусти, гадости, пошлости было вытерплено мною в первый же день моего пребывания в Петербурге - свыше пера моего.
  
   Все гонят, все клянут, на мою повесть - толпа мучителей.
  
   Я теперь - настоящий Голядкин.
  
   И нельзя рассказать что-нибудь хоть Тургеневу, например, чтобы во всех углах Петербурга не узнали, что Достоевский пишет вот то-то и то-то, и так-то и так-то.
  
   Теперь я совсем одинок.
   Брожу над озером и пугаю стаи диких уток.
  
   "Хозяйку" мою тоже обругали сверх всякой божеской меры.
  
   Непонимание тем более невыносимо, что исходит от самых близких людей.
  
   Коллективному творчеству Тургенева и Некрасова принадлежит "Послание Белинского", которое начинается строфой:
  
   Витязь горестной фигуры
   Достоевский, милый пыщ
   На носу литературы
   рдеешь ты, как новый прыщ
  
   Достоевский принадлежит к печальным и строгим искателям Абсолютного. Не сообщив нам новых утешительных истин, он сам оказался значительным этапом Духовного Пути Человечества.
  
   От первого беспомощного шага в этот чуждый и жестокий мир до прощального взора, ощущая себя мучительно потерянным и навеки отлучённым от Благодати, Гармонии и Порядка.
  
   Писатель не раз говорил, что жизнь намного фантастичнее самой отъявленной фантастики и всегда отчаянно доказывал читателям и критикам, что он писатель-реалист, очень обижаясь, когда его обзывали психологом.
  
   Он пытался придать развёртыванию событий предельно динамичный характер, максимально сближая точку зрения героя и рассказчика, изображая происходящее в том реально безумном преломлении, какое они получают в нашем потрясённом воображении.
  
   В сюжет повести он впускал не только реальность, но также иллюзорный план сознания.
  
   Получается, что Голядкин просто сошёл с ума и в своём больном воображении увидел другого Голядкина!
  
   И в этом заключается самая светлая и серьёзная идея повести?
  
   Стоило тогда, подражая Гоголю, называть её поэмой!
  
   Не распад личности, а её утверждение в смертельной схватке с Абсурдом имел он в виду, когда писал о своём герое, что его характер принадлежит к числу самых глубоких, смелых и истинных концепций, которыми только может похвалиться новая передовая литература.
  
   Голядкин - не безумный дурак, а Воин Света.
  
   АНГЕЛ СВЕТА
  
   ПРОСТО АНГЕЛ
  
   А выглядит глупо потому, что умно здесь выглядят только рабы дьявола, только те, кто ему поклоняются, а не те, кто выходит с ним на смертный бой.
  
   Достоевский начал сочинять ещё в родительском доме.
  
   По дороге из Москвы в Петербург в мае 1837 года он мечтал только о поэзии, логично полагая, что передовая литература должна просвещать народы и вести по Пути нравственного совершенствования.
  
   Роман "Бедные люди" был восторженно принят публикой и демократической критикой, а день творческого признания молодого писателя запомнился ему как самый сладкий и неповторимый.
  
   В книге высказана боль о человеке, который сознаёт себя не в силах быть настоящим и полным.
  
   Вступая в эту дикую жизнь и растерянно оглядываясь вокруг себя, он ясно видит, что его мучительные искания никогда не прекратятся.
  
   Со временем восторг Белинского поостыл. В статье "Взгляд на литературу 1846 года", на фоне углубившихся идейно-художественных расхождений с Достоевским, он высказался заметно сдержаннее.
  
   Критик с самого начала недооценивал сформированность Достоевского как писателя, постоянно указывая на его якобы художническую бессознательность.
  
   - Да Вы понимаете ли сами, что Вы такое написали? - воскликнул он при первой встрече, в то время как у Достоевского зря не появлялась ни одна буква.
  
   Постоянно настаивал на необходимости набить руку, приобрести лёгкость в передаче мыслей, освободиться от затруднений в изложении, одолеть препятствия со стороны языка.
  
   Роман будто бы выиграл в случае, если бы автор потрудился очистить его от излишних повторений, нагромождений, если бы упростил синтаксис и сделал слог чётким и ясным.
  
   - Пишите проще, - говорит он Достоевскому, но это звучит, как "живите проще".
  
   Обвиняемый недоумевал: роман находят растянутым, а в нём и слова лишнего нет.
  
   Герой следующего произведения тоже болезненно стремится к воплощению. Он думает, что стать настоящим и полным ему помогут деньги.
  
   Белинский писал о "Господине Прохарчине": сколько нам кажется, не вдохновение, не свободное и истинное творчество породило эту странную вещь, а что-то вроде умничания и претензии. Её герой - плагиат и демагог, ступающий за Акакием Акакиевичем из гоголевской "Шинели".
  
   Белинский признаётся, что не только мысль, но и просто смысл этой повести остаётся тайной для его разумения, что в ней нет ни одного живого, понятного слова или выражения: всё поддельно, фальшиво, натянуто на ходулях.
  
   Типична в этом отношении также работа А. Бема, о содержании которой можно догадаться из выразительного заглавия "Драматизация бреда". В книге высказана боль о человеке, который сознаёт себя не в силах быть настоящим и полным.
  
   И сочинение: лежала мать Сыра-земля холодная. Было темно и страшно. Пришёл Ярило и воскресил её, осветил, обогрел. И вышли из вертепов звери, реки наполнились рыбой, воздух - птицей. Земля породила Человека. Ударил Ярило его по голове молнией, и он стал умный. И потянуло его к графу.
  
   - Какое счастье, - подумал Стародум.
  
   Но граф после такого поворота событий побледнел. Это доказывает, что у некоторых людей бывает раздвоение личности. Хотя Тимошенко утверждает, что на женщин такое не распространяется.
  
   У исследователей тоже нет единодушия в этом вопросе: каким путём передаётся эта зараза, и кто ею болеет чаще - мужчины или женщины, наука не имеет чёткого ответа, наука пока не в курсе дела.
  
   Писатель не придаёт этому особого значения. От первого беспомощного шага в этот чуждый и жестокий мир, в котором смыслом жизни не может быть ничего иного, как только его отсутствие, он ощущает себя страстно и мучительно потерянным, навсегда отлучённым от Благодати, Гармонии и Порядка.
  
   Судьба поставила его перед недвусмысленным выбором: или вниз - к сыну тьмы, или вверх - к Сыну Света.
  
   - Вот я поскорей поступлю в университет, и тогда всё пойдёт, как по маслу, - говорит Раскольников, желая озадачить своего мучителя.
  
   Видя, что его никто не понимает, он страдает и одновременно радуется, что никто не знает причину его душевной болезни. Он смеётся над своим ничтожеством, над тем, что он вот, такой гадкий, стоит перед людьми.
  
   Но Бульба всегда ложился рано.
  
   Он развалился на ковре.
  
   Черты внешности: а) глаза
   б) нос
   в) губы
   г) большие уши
   Взгляд
  
   Горячая любовь к Родине

Відкритий лист до Міністра внутрішніх справ пана Цушка!

  
   20 липня з 10 до 14 години у місті Миколаєві біля офісу партії "Батьківщина" по вул. Фалєєвській, 24 стояла інформаційна палатка Блоку Юлії Тимошенко. Чергувала я - Грудініна Наталія Миколаївна, пропонувала перехожим газети "Наша Батьківщина" (Свідоцтво N 336 від 08.10.2001 року видано управлінням у справах преси та інформації Миколаївської облдержадміністрації) та загальноукраїнську суспільно-політичну - "Вечірні вісті". До палатки був прикріплений плакат: "Поверніть народу 63 соціальні пільги, вкрадені урядом Януковича!".
  
   На установку інформаційної палатки ми мали дозвіл міськвиконкому і всі необхідні документи.
  
   Але ж, як відомо, в Україну після успішного лікування у проклятому натівському закордоні повернувся герой Цушко (особисто я вважаю вибиття дверей ногами не героїзмом, а розбійним нападом, але про те, що Цушко - герой написано на всіх парканах, а ми з дитинства звикли звертати увагу на те, що написано на паркані), і ось о 12 30 на мою милу біленьку палаточку з червоним сердечком і на мене - одну-одиньошеньку напали 5 міліціонерів - три офіцери і два рядових з кийками із своєю власною групою операторів і фотографів.
  
   Вони все чисто фотографували (в принципі, я була не проти, бо перед тим помила голову, зробила макіяж і наділа коротеньку спідничку), але потім з'ясувалось, що вони зажадали більшого - цікавились, що у мене в пакеті, в особистих речах і, навіть, особисто на мені, може, навіть, і під одежою. Одежі на мені було мало, але все одно я була проти. Тоді один з міліціонерів мене заспокоїв, щоб я не соромилась і сказав, що для особистого обшуку жінок у них при собі є жінка. Але і це мене не заспокоїло, я почала верещати і пручатись, і при цьому у мене був зламаний довгий ніготь, а гелеве нарощування нігтя коштує 65 грн.
  
   Ні зброї, ні наркотиків, ніяких заборонених матеріалів, газет, тощо у мене на палатці не було знайдено. Групі захвату були пред'явлені всі документи на палатку, дозволи.
  
   Я не підписувала жодних протоколів і не давала жодних письмових пояснень, бо вважаю такі вимоги до мене незаконними.
  
   В кінці кінців, не знайшовши наркотиків і зброї, група захвату з операторами і фотографами пішла несолоно хлєбавши.
  
   Я отримала матеріальну шкоду (зламаний ніготь) і моральну - все-таки вчителька, 52 роки, і міліціонери, як біля злочинниці - неприємно!
   Але позитиву більше: реклама партії - дуже багато перехожих людей нас підтримували, захищали і ставали на наш бік. Вони казали, що якщо цепні пси коаліції кидаються на палатку Юлії Тимошенко, значить вона справді являє реальну загрозу для ворожої народу влади.
  
   Пізніше я згадала, що цю міліцейсько-операторську групу я вже бачила 26 червня цього року біля облдержадміністрації під час акції проти дерибану землі на Кінбурській косі і проти подальшого будівництва Ташлицької ГАЕС, бо це будівництво знищує нашу рідну землю - регіональний ландшафтний парк "Гранітно-Степове Побужжя" і нашу рідну річечку - Південний Буг.
  
   Тоді ця група напала на дітей, які писали крейдою на асфальті гасла: "Захистіть Кінбурн", "Припиніть дерибан землі". Я запам'ятала чудову дівчину - сміливу, відважну, чисту, відкриту - Бондаренко Женю, яку ці самі міліціонери заарештували і потягли у відділок.
  
   Так, реакція наступає, але я не боюсь, я сміюсь над нею і пропоную робити так само всім чесним людям доброї волі
  
   Реакція не пройде!
  
   Слава Україні!
  
   25 липня 2007 року Грудініна Наталія Миколаївна,
   член партії "Батьківщина",
   вул.Силікатна, 281, кв. 23, м.Миколаїв, 54048
   тел. 8 (0512) 42-98-43; 8(063) 976-56-17
  
   Моя любимая учительница - Наталья Николаевна.
  
   Она мне очень нравится, потому что она - хороший человек - чудесный, радостный, прекрасный.
  
   Роста она среднего, с хорошей фигурой. Походка у неё плавная, манера одеваться стильная, держит себя по настроению: какое настроение - такое поведение.
  
   Голос у неё выразительный, она своим голосом выражает себя, какая она есть. Тему она объясняет не только словами, но и руками, и всем.
  
   Черты лица нежные, но бывают и злыми, бледными от гнева, когда что не так.
  
   Взгляд ласковый, но бывает и резкий. Когда она смотрит на тебя, то сразу понимаешь, чего она хочет. Глаза у неё светло-карие, умные, очень красивые.
  
   Наталья Николаевна производит на всех особенное впечатление: она знает, как помочь в беде и развеселить друга.
  
   Я помню Вас, будто Вы стоите передо мною. Я ещё никогда в своей жизни не видела таких людей, таких друзей.
  
   Моё письмо никому не показывайте, разве что - кому считаете нужным.
  
   Передаю Вам ту тетрадку, которая Вам так понравилась - с белой голубкой и зелёной веточкой в клюве. Я ещё под стрелочкой написала: будьте прекрасны, как птица в полёте.
  
   Вы не думайте, если Суржавская плохо ведёт себя на уроках и огрызается, то Вас не уважает.
  
   Я Вас очень уважаю и люблю.
  
   Привет из Америки.
  
   Только я хочу дать Вам один совет:
  
   постарайтесь не раскрывать перед всеми свою душу
   потому что они слушают и вроде всё понимают
   а на самом деле ни хрена они не понимают
   а просто хотят посмеяться
  
  
   Гасло "Бандити мають сидіти в тюрмах!" доречне тільки в якості передвиборчої обіцянки, а для його реального здійснення ми спізнилися десь на 15 років. Саме в ті часи хапуг, хабарників і спекулянтів ще вважали злочинцями. З початку 90-х років, стомившись від багатовікової та безрезультативної боротьби з корупцією, іншими видами фінансових зловживань, було прийнято дійсно соломонове рішення за принципом: той, хто нам заважає, той нам допоможе, або: те, чого не можемо заборонити - дозволимо! Спекулянтів нарекли підприємцями в період первісного накопичення капіталу, а фізичне усунення власників конкуруючих фірм з наступним привласненням їхнього майна назвали укрупненням. Приїжджає, наприклад, здалеку людина, не обтяжена моральною рефлексією: "бути чи не бути!", "що робити ?", тим паче "хто винен ?", оселяється серед шахтарів, які працюють зранку до вечора, як воли, відкриває їм казино, ресторани, клуби, багатіє на цьому гральному бізнесі, потім фізично усуває (простіше кажучи, замовляє вбивство) всіх конкурентів в районі, області, краї, наприклад, в Донецькому (маю на увазі Ахметова).
  
   Поки він ще злодій і на нього можна знайти управу, якщо мати чесні правоохоронні органи і незалежний суд, але правоохоронні органи уже наскрізь продажні тому ж Ахметову, а суд наскрізь залежний від нього ж. Час упущений. Коли ти вбив одного - ти злодій, а коли ти вбив всіх, і ці мертві душі цілують тобі руки і тягають по футбольному полі з криками "Ура !", бо ти купив і це поле, і футбольний клуб разом з футболістами, і суд, і право на істину в останній інстанції, то ти вже не бандит, не злодій, а чесний громадянин, бізнесмен, герой, і на тебе немає управи! І тоді питання, чи соромно бути багатим в країні злиднів, стає риторичним і не виноситься на розсуд публіки. Це питання вже вирішене на користь відсутності сорому самою початковою позицією "Багаті допоможуть бідним", бо в нормальному суспільстві не повинно бути багатих і бідних, там всі нормально забезпечені і живуть нормально.
  
   Бути багатим серед бідних - аморально, але ця відстала ідеалістична філософія не вдовольняє зубатий прагматизм нових українських руських. Вони демонструють мені свої чисті руки і намагаються переконати, що із зарплатні банкового службовця або "чесного" бізнесмена можна відкласти на чорний день від декілька до 350 мільйонів. І тут питання, по-перше, як це можливо?, а по-друге, навіть якщо це можливо, то навіщо? Навіщо нормальній людині 350 мільйонів? Особливо коли все навкруги страждає від бідності, хвороб, невлаштованості, коли саме повітря здригається від стогонів, страждань.
  
   Люди стояли на Майдані на морозі без туалетів, а Ющенко обіцяв допомогти бідним, кому допоміг? Нікому. А коли це спробувала зробити Юлія Тимошенко, виконуючи його програму "Десять кроків назустріч людям", то він відправив її у відставку.
  
   Кожен реальний крок Юлії Тимошенко назустріч людям зустрічав шалену критику, супротив і безглузді обвинувачення у ручному управлінні та посяганні на святая святих - принципи ринкової економіки, а фінансовий рекет Порошенка поважався і ретельно охоронявся "народним президентом", державою і законом. Донецькі, закарпатські і всі інші депутати були так трепетно і мерзенно недоторкані, що слово "депутат" стало вживатись в народі як матірне.
  
   Кого мав на увазі Ющенко, коли обіцяв, що посадить у тюрми бандитів? Ми всі думали, що тих, хто десятиріччями плутав власну кишеню з державною, хто відмивав гроші, хто використовував різноманітні тіньові схеми, тобто Кучму, Медведчука, Ахметова, Бакая, Васильєва та інших подібних. Тепер жалкуємо, що вчасно не з'ясували позиції щодо цього питання із своїм майбутнім президентом, бо нам залишається тільки безпомічно споглядати, як Єхануров цілується з Кучмою, а Ющенко з Януковичем.
  
   Тому, якщо раніше на вечірніх посиденьках один у одного питали: "Ну що там Ющенко?", то тепер: "Що там чути від Юлі?". Без перебільшення саме Юлія Тимошенко стає дійсно народною надією.
  
   Уже багато чого пробачив нещасний, замордований, зрусифікований український виборець своєму президенту тільки за те, що він український, але все ж таки не все. Юлію Тимошенко не пробачив.
  
   Революція закінчилась. Революція починається. Закінчилась буржуазна, попереду народна.
  
   Юля - пора! Україна в небезпеці, українська національна ідея під загрозою! І, відповідаючи на триваріантну рекламу партії Литвина, чи хочу я:
  
  -- продовження революції
  -- реваншу опозиції
  -- злагоди в суспільстві
  
   я рішуче відповідаю - я хочу продовження революції!
  
   Я хочу реального втілення ідеалів Майдану!
  
   Юля, веди!
  
   Народний призов встає під твої українсько-козацькі прапори.
  
   Оголошуй мобілізацію!
  
   30.09.05 Грудініна Наталія Миколаївна

Заметки агитатора

   Меня зовут Грудинина Наталья Николаевна. Я агитатор от партии "Батькивщина": раздаю газеты, календарики, ленточки, книги о Юлии Тимошенко. В Николаеве этим заниматься трудно, а иногда опасно. Почему?
  
   Наш город - город невест. Вроде бы ничего политического, очень даже безобидно. Но это смотря каких невест ... В 1789 году, когда российской империи понадобились военные корабли, на месте слияния рек Ингул и Южный Буг началось строительство верфи и был основан город из русских переселенцев, названный Николаевом. Чтобы закрепить в этом глухом степном краю тысячи подневольных русских рабов, их массово женили на украинских девушках из близлежащих украинских сёл. Девушки были красивые, трудолюбивые, хорошо пели душещипательные украинские песни - чем ни невесты! Они чисто по-украински, безропотно подчинились жестокой судьбе и нарожали своим русским мужьям детей, которые выросли и начали говорить по-русски и теперь для всех них родина - это Россия. Они голосуют за Януковича, за Витренко.
  
   Они бросаются на мою сумочку с оранжевым бантиком, как злобные собаки, и пытаются оборвать значок с красным сердцем на белом фоне.
  
   Они кричат, что Украины нет, что это выдумка националистов и при этом норовят ударить лопатой по голове (на днях в маршрутке N 24 активист партии Витренко, ехавши с дачи, пытался использовать свою лопату не по назначению об мою голову).
  
   Предметно утверждаю, что агрессия, недоброжелательность, негативная энергия характеризуют практически весь электорат Януковича и Витренко. Вот уже почти два года они не устают доказывать, что Украины нет и нет украинцев. С тех пор, как в паспорте отменили графу "национальность" доказывать это легче. Зачем убрали эту графу? Ради дружбы народов? Но если один народ отказывает другому в самом праве на существование - какая же это дружба?
  
   В 1975-76 годах мне довелось побывать в Эстонии, в г. Тарту. У меня было тогда много проблем из-за моего русского: ни спросить, как куда пройти, ни в гостинице поселиться. Но чудным образом всё устраивалось, стоило мне предъявить в паспорте графу "национальность" - украинка. Тут же и улыбались и улицу показывали и номер в гостинице находили, а почему? Потому что оскорблённые российским шовинизмом украинцы, эстонцы, грузины, крымские татары и т.д. всегда солидаризовались и симпатизировали друг другу. Всегда пытались доказать, что есть Украина, есть Грузия, есть Молдова, есть Россия, и что право на самоопределение имеет каждый народ, а не только русский.
  
   Обратите внимание, что только любовь русского народа к своей родине - России называется патриотизмом, любовь же иного другого народа к своей иной другой родине называется национализмом, таким образом, есть русский патриотизм и эстонский, грузинский, молдавский, татарский и т.д. и т.п. национализм.
  
   Статья в газете "Народная оппозиция" блока Натальи Витренко называется "Звериный оскал украинского национализма". Помилуйте, не согласна, хоть мне уже 51 год, но я считаю себя достаточно привлекательной, чтоб соглашаться с такой оценкой, с таким определением.
  
   Я учительница русского языка, филолог, всю жизнь изучала русскую литературу, культуру. Мой любимый писатель - Достоевский. Но, естественно, я - украинская националистка, потому что я украинка, очень люблю свою родину - Украину, её землю, её природу, её народ и с определением "звериный оскал" категорически не согласна. Мои ученики, мои дети говорят, что у меня хорошее, доброе лицо. Посмотрел бы на себя со стороны этот активист Витренко, когда он пытался пристроить свою лопату не по-назначению, у меня на голове - вот это был оскал так оскал, действительно звериный!
  
   Как-то ко мне в гости приезжала подруга из Эстонии. Походили мы с ней по Советской, по Набережной, по магазинам. Вечером она меня спрашивает "А почему все у вас говорят по-русски, не по-украински?". И добавила в смущении, подумав, что может это она сама что-то перепутала: "А это вообще Украина?".
  
   Переадресовываю этот вопрос вам, уважаемые жители Николаева.
  
   Может, действительно, как говорил витренковский активист с лопатой, и Украины нет, и Николаев - не Украина?
  
   Ну так как, господа переселенцы, что решаете?
  
  
   05.06.2006 Грудинина Наталья Николаевна
   г.Николаев ул.Силикатная 281, кв.23
   8(0512)42-98-43; 8(063) 976-56-17

Нормальные ли люди украинцы?

   Меня зовут Грудинина Наталья Николаевна. В 1982 году я закончила Николаевский педагогический институт и была направлена на работу в СШ N 44 учителем русского языка и литературы. Как молодого специалиста меня "прикрепили" к опытному учителю Гоменюк Алине Павловне - умному, образованному, эрудированному человеку, Учителю с большой буквы, диссиденту по отношению к существующему тогда режиму - воевала за преподавание поэтов серебряного века, за Высоцкого, за право свободной, вольной мысли школьника. И хотя нас жизнь потом разлучила, так как она переехала в Севастополь, я её никогда не забывала, и она всегда оставалась в моей памяти идеалом Человека и Учителя.
  
   Недавно я послала ей фотографии с урока по Голодомору, а потом позвонила, чтобы узнать, получила ли она их. Первый её вопрос был такой: "А ты что проводила урок по Голодомору? Ты тоже считаешь, что Голодомор вам устроили россияне?"
  
   Ну, во-первых, почему - "вам"? Я так склонна подозревать, что это - всем нам.
  
   А, во-вторых, признаюсь, малость подрастерялась, так как абсолютно не была готова к такому вопросу от столь умного, образованного человека, знакомого с Солженицыным, а также с армянским евреем и украинским националистом Параджановым, воскресившим для всего цивилизованного мира тени забытых наших украинских предков.
  
   Обычно на вопросы, требующие доказательств, что ты не верблюд, я не отвечаю и никогда не объясняю, что подобные вопросы - это проявление великорусского шовинизма, всегда претившего как раз лучшим представителям как раз российской культуры. Но из глубокого уважения к личности оппонента я машинально ответила: "Нет, конечно же, виноваты не россияне, а тогдашний режим".
  
   Далее последовал довод: "Ведь и на Кубани был голод, а это же не Украина". Я ответила, что на Кубани как раз компактно проживали украинцы, потому им режим и организовал голод.
  
   - Я тебя умоляю, какие украинцы? На Кубани жили обыкновенные нормальные люди!
  
   Исходя из этого у меня только один вопрос от всей моей исторически необразованной встревоженной филологической души желательно к основательно авторитетным историкам: Так на Кубани жили украинцы или действительно там жили не украинцы, а вполне нормальные люди? И можно ли считать украинцев нормальными людьми?
  
   Как-то меня поразило название статьи в газете "Народная оппозиция" от партии Витренко "Что такое фашизм?". Фашистами там называли воинов Украинской Повстанческой Армии, то есть украинцев, которые воевали с оккупантами на своей родной украинской земле.
  
   А не является ли фашизмом идеология, отказывающая людям в нормальности по национальному или другому признаку?
  
   И не является ли это причиной надвигающейся на Украину волны ксенофобии по отношению к алкоголикам, наркоманам, лесбиянкам, геям, ВИЧ-инфицированным, евреям, цыганам, молдаванам, мусульманам, чернокожим, жёлтокожим, нелегалам, а теперь уже и украинцам, одним словом - ненормальным.
  
   - Кто же нормальный? Только истинный ариец?
  
   Приехали.
  
  
  
   4 февраля 2008 года Грудинина Наталья Николаевна,
   г. Николаев, 54048 ул.Силикатная 281, кв.23
   8(0512) 42-98-43; 8(063) 967-56-17
  
   Сказано: Возвысьте свой голос за Правду!
  
   Господа интеллигенты! Где вы? Где ваш голос?
  
   Вот уже и Николаев вслед за Донецком, Луганском, Харьковом и другими "украинскими" городами разделил этот позор - признал русский язык вторым государственным.
  
   Ладно, так называемый простой народ - темнота, невежество, так сказать "мы университетов не кончали", но вы, интеллигенция - преподаватели высших школ, учителя, поэты, писатели, музыканты, что же молчите вы? В подобных случаях Лев Толстой, например, говорил: "Не могу молчать"!
  
   Неужели вы не знаете, что путь к демократии всегда начинался с национально-патриотического движения? Что так было во Франции, Германии, Италии.
  
   Что интеллигенция всегда разделяла устремления нации к самоутверждению, и даже независимо от своей собственной национальной идентификации.
  
   Честный русский всегда был на стороне украинца - это так просто. Тем более украинец.
  
   Русскоговорящий украинец, который ненавидит свой родной язык, не хочет его изучать - это просто нонсенс, а русскоговорящий украинец-депутат - это уже угроза для нации и государства.
  
   Вы воюете со своим собственным народом. Кто-то должен об этом сказать.
  
   Что народ существует пока есть его главный атрибут - язык. Раньше слово "язык" даже напрямую был эквивалентом слову "народ". Помните у Пушкина: и назовёт меня всяк сущий мне язык (то есть народ).
  
   Народ исчезает, когда ассимилируется другим, обычно близкородственным.
  
   Русский ассимилировал и убрал с этнической карты уже очень много других языков, в том числе, например, и язык моей ученицы Ирины Чадаевой - чувашский. Если её родители иногда между собой ещё говорят по-чувашски, то Ира уже никогда, свой родной язык она уже не знает совсем, и уже нет совсем её народа - он исчез. Я не хочу, чтобы это же случилось и с моим.
  
   Мой родной язык - украинский ассимилирован уже наполовину, и хоть я его ещё помню, ещё знаю, по сути являюсь живым воплощением нонсенса российской имперскости - русскоязычной украинкой.
  
   Обращаюсь также и к русскоязычным украинцам - депутатам, которые приняли это позорное решение.
  
   Опомнитесь! Остановитесь!
  
   Вспомните о своих отцах, матерях, бабушках, дедушках, которые жили или до сих пор живут в близлежащих украинских сёлах. Вы же выросли там среди певучей украинской речи, и я уверена, что с детства не слышали слова "па-руськи".
  
   Откуда же у вас такое стремление к защите русского языка, тем более его никто не обижает.
  
   Разве вам кто-то запрещает говорить по-русски, или писать по-русски, или читать по-русски, или думать по-русски, или вам не хватает русской языковой среды.
  
   Чего вам не хватает? Я знаю чего - совести!
  
   Кто-то должен сказать вам, что вы - предатели.
  
   Великий Байрон погиб на далёких греческих баррикадах, защищая чужой народ, а вы предаете свой!
  
   08.06.2006
   Грудинина Наталья Николаевна,
   учитель русского языка и литературы
   г.Николаев, ул.Силикатная 281, кв.23
   8(0512) 42-98-43; 8(063) 976-56-17

Библейские уроки, или инструкция для козлов

  
   "Наша Украина" так долго не хотела плохую Тимошенко, что теперь поставила всех нас в характерную позу перед хорошим Януковичем. Запасаемся вазелином и замираем в предвкушении вступления в должность... Впрочем, так как у нашего народного президента є декілька мільйонів, да и Мороз после известной смены ориентации человек небедный, то и вазелин для всего померанчевого электората за их счет...
  
   Когда Юлю турнули с премьера, уже на следующий день Кучма душил в сладких объятиях Еханурова и заверял, что теперь, наконец, он спокоен за Украину. Но это были лишь предварительные ласки. По всем законам политической камасутры за ними следует непосредственный акт. А учитывая специфику уподобаний известного кандидата - цветовую гамму, склонность к нетрадиционным формам, то боюсь, мне нечем утешить мой несчастный, преданный и деморализованный померанчевый электорат.
  
   Дорогие братья и сестры, готовьтесь, нас будут козлить!
  
   Глупо и подло в данной интересной ситуации бодро улыбаться, демонстрируя высоту духа, и ободрять друг друга дешевыми сентенциями, типа: та ничего страшного!
  
   И все же, я попробую ободрить.
  
   Во-первых, я имею на это право: у меня есть личный опыт в этом смысле. В молодые годы, когда я училась в вузе и жила на квартире у хозяйки, меня изнасиловал её муж. Это было страшно: и психологическая травма, и депрессия, и деморализация, и отпечаток на всю жизнь. И все же, я предметно утверждаю, что даже и после этого можно сберечь и восстановить и Душу, и Боевой Дух, и Волю к Свободе, и Энергию Справедливости, и Воинство Света.
  
   И я вас всех уверяю, дорогие мои братья и сестры по борьбе за единую и неделимую, унитарную и суверенную, украинскую Украину, мы переживем и это. Хотя и "не сподівались" на такое.
  
   Отсюда урок N 1.
  
   Зло не меняет своей сущности никогда. Например, российский триколор посреди кульбакинского поля в руках мракобесов госпожи Витренко. Не пустили британских летчиков на совместные учения к нашим, управились и разошлись с чувством исполненного долга. Дикость, отсталость и варварство. А в Кульбакино так было всегда. 44 года тому назад, 1 сентября 1962 года, мой отец - Дубовой Николай Максимович, украинец, привел меня - Дубовую Наташу, украинку, в 1 класс естественно русской школы (это же Украина!). Фамилию, имя, отчество своей первой учительницы я не забуду никогда - Закревская Евдокия Ефимовна. Она, естественно, ни слова не понимала по-украински (ведь жила на Украине) и относилась к девочке из украинского села Ганнівки как к второсортному украинскому быдлу. Она сильно удивлялась, почему это я - по-национальности украинка и, проживая в стране, которая называлась Украина, отвечала на уроках по-украински, а не па-руськи.
  
   Одноклассники - дети русских офицеров-летчиков (Кульбакино - это была российская военная база, в/ч 69223 в украинской степи) - Ира Баранова, Галя Матвеева также посмеивались надо мною только потому, что я не русская, а местное украинское сельское быдло.
  
   Так формировался мой национализм - из унижений и обид. Тогда я поклялась выучить их русский лучше их самих. Выучила, стала учителем русского языка, полюбила всем сердцем великую русскую литературу и навеки осталась убежденной и верной украинской националисткой, готовой отдать жизнь за Украину. А в моем родном Кульбакино ничего не изменилось за 44 года - там грозно плещется российский флаг и к Украине и украинцам отношение то же: то есть, навеки с Россией. Депутаты Российской Государственной Думы официально заявляют, что Украины нет, а есть Малороссия, нет украинского языка, что это выдумка националистов, а есть малороссийское наречие. Может, в своих рабских душах мы уже с этим согласились?
  
   Может, вернем в лоно России Крым, Севастополь, а также степь Донецкую, откуда однажды вышел шапки снимать парень молодой (на нашу голову, а вернее, на нашу ..., иное место).
  
   Бесновались в Крыму, сорвали учения, которые благополучно проводились при Януковиче, ведь что можно голубым, того нельзя померанчевым.
  
   И это была их первая победа, и знак нашего поражения.
  
   Отсюда урок N 2.
  
   Злу нельзя давать ни одного шанса. Дашь ему палец - откусит руку, возьмешь место спикера - продашь Душу Дьяволу!
  
   Урок N 3: всякий человек есть ложь, особенно если этот человек Мороз, поэтому не сотвори себе кумира, кроме Господа своего и Украины, а то придется тебе, как и Луценку и Задырке - делать себе харакири.
  
   Подобно Сонечке Мармеладовой, которой, исходя из ее положения, без Бога никак нельзя, глядя и на наше интересное положение, нам тоже никак нельзя без Бога. Он даст нам силу мужественно встретить противные явления жизни и не смущаться темнотой предрассветной и кажущимся торжеством тьмы.
  
   Ведь если даже потеряно все, но сердце пылает - это победа, тем более, если пылает не одно мое одинокое сердце, а пылают сердца моих братьев и сестер по борьбе, сердца воинов Света!
  
   Отсюда урок N 4: побеждает тот, кто объединяется усилиями, т.е. разом нас багато - нас не подолати.
  
   А поодиночке нас, как тот веник из притчи: хрусь - Порошенко, хрусь - Тимошенко, и дружно под козырек - Януковичу.
  
   Итак, viribus unitis, обьединенными усилиями преодолеем все, с Господом невозможного нет. Он сказал: Поставлю вас на развилке путей. Поставлю немыми и молчащими, но яро звучащими, колоколу подобно, огненными вибрацями Духа.
  
   Кому Поручу огненную работу цементирования пространства?
  
   Кому Доверю ее?
  
   Кто осознает всю важность творимого делания, когда общая мысль так скудеет?
  
   Где они? Кто придет им на помощь?
  
   Где силы они почерпнут и кто их поддержит в минуту великой нужды?
  
   Но воины Света, Я с вами. За вами Стою недреманно. И щит Мой над вами, и с вами Лучи и Победа за нами. Ручаюсь!
  
   Вспомним и никогда больше не забудем, кто мы есть: не быдло, не козлы, несмотря на надвигающиеся на нас обстоятельства, что мы - Украины дочки и сыны, что мы - воины Света!
  
   Боритесь!
  
   и Поборите!
  
   03.08.2006 Грудинина Наталья Николаевна
  
   P.S. Некоторые находят мою статью неприличной, но это меня радует - значит люди не разучились отличать приличное от неприличного, добро от зла, Свет от тьмы, Бога от дьявола.
  
   И если сейчас поступок Мороза объявляется приличным и допустимым в высшем обществе, если на 16 году независимости во власть возвращаются коммунисты, если Ахметов, Кивалов, Кушнарев, Пискун, Героиня Украины Засуха в Верховной Раде - это прилично, если прилично то, что Кучма учит нас какую коалицию и как создавать, а Азаров клеймит правительство Тимошенко позором, а вот придут они и, как говорится, научат Родину любить, если все это прилично, то тогда моя статья точно неприличная.

Відкритий лист до Януковича (до 100 днів уряду)

(Громадський захисник, 2006 р., N 47 (133), 23-29 листопада.

Без цензури, 2006 р., N 47 (192), 29 листопада )

  
   Хотіла писати на рідній українській, але ж, раптом Янукович не поймёть, йому ж треба па-руські, на його рідній - другій державній.
  

Уважаемый Виктор Федорович!

   Как я жила до Ваших 100 дней ? Плохо жила: честно, а значит бедно. На свою тощую учительскую зарплату, муж - работающий инвалид III группы.
  
   Что имею в результате Ваших 100 дней?
  
      -- Целому микрорайону Матвеевка, где я живу, отключили отопление (постанова міськвиконкому за N 1652 від 28 серпня 2006 року "Про виведення з експлуатації котельні по вул. Силікатній у мікрорайоні Матвіївка").
  
   Ни при Тимошенко, ни при Еханурове никто на это не решался, а при Вас - это плёвое дело. Отрубили целому району отопление накануне зимы - крутые смелые парни, чё демократию разводить! Сегодня утром уже было 6 градусов мороза. Не хотите провести романтическую ночь в моей квартире, Виктор Фёдорович? Разведём костерок, будем печь картошечку! А мне квартиры не жалко при таком раскладе, горит она ясным пламенем вместе с такой жизнью!
  
      -- С мужа сняли инвалидность, так как он работающий (III группа до Вас это разрешала), а у него ещё в шейке бедра после перелома - металлические штыри (надо снимать, но нет денег на операцию, одна нога длиннее другой после вытяжки на 2 см, не сгибается), ходит с палкой. И вот ещё до снятия метала из организма сняли инвалидность!
  
   При сопливых помаранчевых интеллигентах, этого бы не посмели, а Ваши крутые смелые парни бац - и справку про непризнание инвалидности! Хоть бы сначала гвозди с задницы вытянули! А чё демократию разводить!
  
      -- Тарифы на коммунальные услуги! Про это без слёз не могу, а перед Вами мне плакать никак нельзя. Так что сами догадайтесь насчёт тарифов.
  
      -- Подоходный налог! Грязными у меня 450 грн., а чистыми говорить стыдно - сами посчитайте, только уже по Вашим новым процентам!
  
   Добавлять не добавите, а вот высчитывать будете ещё больше чем раньше! А не стыдно Вам вообще высчитывать с моих грошей?
  
   Может, как крутой смелый парень широким мужским жестом скажете - да не облагайте налогом нищенские зарплаты в 450 грн.!
  
   Ладно, прикалываюсь, конечно. А что мне остаётся - либо вешаться, либо прикалываться. Пока прикалываюсь ...
  
   Так что спасибо Вам сердечное, Виктор Фёдорович, за Ваши 100 дней, за костерок в квартире, за тарифы, за цены, за инфляцию, за подоходный налог, да, чуть не забыла, ещё за бюджет! Говорят, это уже не популистский бюджет проедания, а инвестиционно-прогрессирующий бюджет развития. Я в этих высоких экономических материях не разбираюсь. Как вечно голодная, я могла бы среагировать только на слово "проедания", но раз нашего бюджета это уже не касается, то нечего на это вкусное слово реагировать, а длинные слова типа "инвестиционно-прогрессирующий" меня как того Вини-Пуха только расстраивают.
  
   Я поняла только, что по этому бюджету мне проедание не светит.
  
   А Вам я прогнозирую Майдан, только не в Киеве, а в Донецке!
  
   Потому что костры в квартире этой зимой буду разводить не только я. Потому что кинули не только моего помаранчевого мужа-инвалида, но и тысячу Ваших родных инвалидов-шахтёров.
  
   Потому что не только Киев, но и Донецк будет платить за коммунальные услуги в 2-3 раза больше.
  
   Потому что бюджет ахметовского развития вряд ли понравится всему Донецку, ведь Ахметов - это ещё не весь Донецк, а Донецк - это всё-таки не только Ахметов!
  
   Именно с восстаний донецких шахтёров в 90-х годах поднялся с колен украинский народ и начал борьбу за свои права и независимость.
  
   И я точно знаю, что скоро именно донецкие шахтёры поднимут новую волну восстаний против зажравшихся олигархов, потерявших всякую меру в грабеже народа.
  
   Вы будете свергнуты не помаранчевыми, а Вашим собственным замордованным шахтёрским электоратом!
  
   С цыганским приветом, Ваша Грудинина!
  
   Це я - заплатив по новим тарифам, і моє життя покращилось уже сьогодні!
  
   Тому у своїй Душі я ніяк не знаходжу гарячого відгуку на заклик конструктивних сил з партії Регіонів - "розбудовувати" Україну разом з Януковичем, Ахметовим і Ківаловим.
  
   Та і з Ющенком, який із злочинною легкістю віддав владу, яка так важко дісталась кожному з 15 млн. його виборців!
  
   І били, і нецензурно ображали, і гроші віднімали, і каміння з балконів кидали - за мою помаранчеву стрічку на сумці! Але я її не зняла і ношу і сьогодні!
  
   І не зніму! Додам ще сердечко - і буду носити, доки не поверну владу дійсно рішучому українському президенту, Україні і українцям!
  
   Мене надихають не круглі столи з бандюкам і універсалами, а приклад Господа Нашого Ісуса Христа, який виганяв торговців з Храму, який один ішов проти всіх та казав: "Не мир приніс Я вам, а меч".
  
   Меч духовної боротьби зі Злом і Темрявою.
  
   А якщо Бог за мене - хто сильніше за мене!
  
   Люди, брати мої! Чи ви приспані?
  
   У владі два рази не судимий "проффесор" Янукович, фахівець із закатування в асфальт Ахметов, консультант з чесних виборів Ківалов, Іуда Мороз і паралізований Ющенко.
  
   Тимошенко тим одіозним голосуванням хотіла вивести президента зі стану паралічу та отупіння, в якому він знаходиться з часу, як турнув перший помаранчевий уряд та замінив його на Януковича, як пер в широку коаліцію та підписував Універсал про капітуляцію.
  
   Співає колискову для народу про об'єднання, стабілізацію, консенсус, порозуміння:
  
   спи, мій народе, засни,
  
   згасли Майдана вогні.
  
   І сам приспаний. Приспали Волю!
  
   Міністр з гуманітарних питань - Ян (перепрошую) Дмитро Табачник абсолютно безкарно заявляє: "Ми не можемо дозволити, щоб політику в Україні здійснювала купка україномовної інтелігенції" (яку необачно не всю перебили).
  
   Оцей Табачник на обрії для розрізненого, розпорошеного помаранчевого електорату - справжній мотив і для об'єднання, і консенсусу, і порозуміння між Костенком і Тимошенко, наприклад, яких однаково трясе і верне від цих Табачників, так що розділяє?
  
   Я закликаю всі 15 млн. помаранчевого електорату, що голосували, як і я, за Ющенка, плюнути на свою деморалізацію, на можливе особисте несприйняття Юлії Тимошенко і підтримати її на майбутніх президентських виборах, як єдиного кандидата від проукраїнських сил, як єдину реальну силу, здатну виграти двобій з партією Регіонів.
  
   Пам'ятаєте, як ми "прокатали" тоді Чорновола, бо одночасно балотувались і Левко Лук'яненко, і багато інших достойних людей. В результаті виграв Кравчук, а програла Україна.
  
   І тепер стільки достойників - Катеринчук, Луценко, Костенко, Кириленко, Тягнибок та інші. Поки будуть між собою змагатись, хто на світі всіх миліше -- виграє Янукович.
  
   Тому я за нашого єдиного кандидата, забезпеченого електорально - Юлію Тимошенко.
  
   Слава Україні!
  
  
   25.01.2007 Грудініна Наталія Миколаївна
  

Відкритий лист до Костенка - Тягнибока

   Мене звуть Грудініна Наталія Миколаївна. За переконаннями я українська націоналістка. З 1989 року боролась за незалежність України в лавах Народного Руху, як і всі. Зараз ближче всього мені ідеологічно об'єднання "Свобода", УНП Костенка, але з 2005 року я член партії "Батьківщина". Чому?
  
   Тому що доки Костенки-Тягнибоки відстоюють чистоту своєї правої опозиції і дбайливо охороняють її від розмиття лівою Тимошенко, бандити замість тюрем плавно пересідають у Верховну Раду, відбувається біло-голубий реванш, Ківалов в Одесі відключає 5 канал, а політичний оглядач з "Голосу Америки" каже, що в Україні нема лідера нації, або вже цей лідер - Янукович.
  
   Шановні Костенки-Тягнибоки, я не дурніша за вас і не гірше за вас знаю, хто саме в чистому виді представляє праву ідеологію, а хто не представляє. Я смію стверджувати також, що за ступнем радикальності цієї самої чистої правизни ви мене не перевершуєте. Свій кулемет у мене завжди на горищі, і якщо щось, то я не буду чекати казьоного.
  
   Я завжди готова віддати життя за Україну. Але є стратегія, а є тактика - це абетка політичної боротьби. Мені потрібна Перемога зараз, а не в далекому правому майбутньому, тому я зараз з тими, хто має реальний шанс її здобути, тому що має реальну електоральну підтримку.
  
   А той, хто зараз думає інакше, хто базікає про праву і ліву опозицію, хто чипляється за свої 1,5-2 % і заплющує очі на реальні обставини, хто розпорошує помаранчеві голоси, розколює український патріотичний електорат і тим самим віддає владу Януковичу - вже віддав! я вважаю в кращому випадку демагогом, а фактично провокатором і зрадником українського в Україні! Бо для вас самостійно ідентифіковане ім'я на політичному Олімпі важливіше Перемоги і України! Вам важливо, щоб опозиція була саме правою, а мені плювати, як вона зараз буде називатись, аби тільки вона перемогла. Плюньте і ви, якщо вам справді важливіше Перемога!
  
   Гуртуйтесь навколо реальної сили, підтриманої електоратом, що може здолати ворогів України, навколо БЮТ!
  
   Хіба бути разом з лідером жінкою більш принизливо, ніж стояти в цікавій позі перед Януковичем?
  
   Катеринчук, Князевич, Костенко, Кириленко, Тягнибок, Каськів, Юсов, Стецьків, Кармазін, Кендзьор, Зінченко, Стретович, Пинзеник (пробачте, ради Господа Бога, якщо когось із залишків чесних людей забула перерахувати) - робіть свій вибір, і скоріше!
  
   Здобудемо Перемогу, а тоді вже і розберемось, хто лівий, хто правий, а поки ми всі однакові, бо всі - холуї Януковича!
  
   Ну то й що, що Юлія Тимошенко - жінка?
  
   Україна теж жінка - твоя мати, сестра, наречена, дружина в міцних обіймах ґвалтівника.
  
   І якщо ти чоловік, мужчина - захисти!
  
   Майдан ти вже зрадив! Своєю амбіцією, правою чи ще якоюсь чистотою, розбратом, тупою впертістю. На черзі Україна.
  
   Не зрадь Україну! Вбий хоч на час своє індивідуальне ім'я, забудь про нього, пам'ятай тільки одне святе жіноче ім'я - Україна!
  
   24.08.2006 Грудініна Наталія Миколаївна, член партiї "Батьківщина"
  
   P.S. Моя стаття не замовна і не узгоджена з керівництвом партії ні на вищому, ні на нижчому рівні.
  
   Взагалі то я вовк-одинак, але гуртуюсь, бо жадаю Перемоги.
  
   А ти?
  
   Це ми 24 серпня.
  
   Нас в біло-голубому Миколаєві дуже мало, тому ми не дивимось, хто правий, хто лівий. Ми тулимось один до одного і збираємось до купи всі українські прапори: чорно-малинові націоналістів, синьо-золоті УНП, жовто-блакитні Руху, триколор "Батьківщини". Ми всі рідні, бо ми серед ворогів, і нам треба бути разом, щоб вижити, щоб вижило українське в Україні.
  
   А ви думаєте інакше?
  
   Тоді за що ви там, наверху, боретесь - за чистоту правизни в опозиції, за своє місце в політиці, за владу чи за українську Україну?
  
  

Відкритий лист до голови Народного Руху України

Бориса Івановича Тарасюка

   Розумію Ваші вагання, на кого поставити - на правих чи на БЮТ. За правими - наша мрія. За БЮТ - реальний шанс завалити Януковича. Ставте на реальний шанс. Тоді і здійсниться наша мрія. А Юлія Тимошенко любить Україну не менше Костенка і Тягнибока.
  
   Неможливо після 12 січня? Зрадила Ющенка? Це залежить, як наразі ставитись до Ющенка. Якщо, як і раніше, як до нашого Президента, за якого ми страждали, боролись і стояли практично на смерть. Чи як до зрадника і злочинця.
  
   Як він міг замінити помаранчевий уряд майданівки Тимошенко на ворожий проросійський Януковича?
  
   Хіба усі ті внутрішні і по великому рахунку не досить важливі чвари та інтриги по схемі Порошенко-Тимошенко вартували того, щоб кинути всю Україну під ноги Януковичу?
  
   Хіба Ющенко мав на це одноосібне право? Хіба він одноосібно здобув владу в 2004-му?
  
   Чому не спитав мене, у кожного з 15 мільйонів своїх виборців, які ризикували тоді роботою, безпекою, здоров'ям, життям?
  
   За що ми стояли тоді на смерть? Щоб Ющенко став президентом, а прем'єром - Юля, але ж ніяк не Янукович!
  
   Щоб бандити сіли в тюрми, а не в парламент, в Універсал, в "ширку".
  
   Щоб розкрили справу Гонгадзе. А він поставив донецького Медведька. І зараз так спокійно дивиться на кадровий реванш, що люди кажуть, що йому пороблено...
  
   І він, бачте, демократ, а Юля... зрадниця? Досить!
  
   Об'єднання зусиль НРУ і БЮТ вважаю абсолютно природним, яке народилось знизу. Даю конкретні приклади!
  
   0x08 graphic
Я - Грудініна Наталія Миколаївна, з 1989 року член Народного Руху в м. Миколаєві, починала з Анатолієм Богдановичем Іванюченко, Юрієм Діденко, старим, вже покійним Авраменко, Олександром Георгійовичем Малицьким.
  
   Боролась з комуністичним режимом за державність України. До смерті Чорновола в лавах Народного Руху, після 2004 року вважаю цю боротьбу більш ефективною в лавах БЮТ. Але, як і раніше, співпрацюю з місцевим Рухом.
  
   Малицький запрошує мене та інших БЮТівців на свої засідання, ми беремо участь в їх акціях, допомагаємо розповсюджувати рухівської газети і таке інше. Співпрацюють і наші місцеві відділення: Забзалюк, Тер-Макарянц з Діденко, Малицьким. І не по вказівці зверху, а тому що ми тут - в голубому Миколаєві по-іншому цінуємо своїх.
  
   Я люблю і підтримую всі проукраїнські партії і рухи - Катеринчука, Кириленка, Костенка, Луценка, Вінського, Тягнибока, Тимошенко - це нормально і бажано. Якщо я прагну Перемоги!
  
   А Ви - прагнете?
  
   Тоді єднаймося навколо України і майбутнього Президента - Юлії Тимошенко!
  
   Слава Україні!
  
   7 лютого 2007 р. Грудініна Наталія Миколаївна
  
  
   Коты, собаки и охотники как зеркало общественной морали, или с Новым годом, товарищи!
   Депутат от партии Регионов Виталий Хомутинник проводит экскурсию по дому: на стенах рога и шкуры убитых животных, и под каждым -орудие убийства - ружьё, из которого было убито данное животное.
   2006-й, прости Господи, кончился. Всё позади, как страшный сон: предательство Ющенко, реванш Януковича, козырный Мороз и Симоненко на погоны. 14-й бюджет Азарова, улыбочки Кивалова, Ахметов в законе, Щербань на Украине, Калашников в борьбе за свободу слова!
   У электората тихо сносит крышу, шахтёры не выходят из забоев, токари вешаются прямо на своих рабочих местах. Трамадол - не наркотик, и вообще в Донецке такой проблемы нет. Порошенко обнимается с Клюевым, и практически все - с Януковичем! А сам он в день памяти жертв голодомора стреляет кабанов в охотничьих угодьях, которые содержатся за счёт бюджета, а значит за мой счёт. А чего ради, собственно?
   Бюджет - это распределение средств бюджетникам (а значит мне -учителю) и местным общинам. Причём тут охотничьи угодья Януковича и инвестиции Ахметова? Пусть они финансируются за счёт своих миллиардов, а не за мои бюджетные 440 грн. ВВП у них, видите ли, поднимается!
   Да плевать мне, что у них там поднимается, если мои 440 так и остаются, минус возросший подоходный налог! рост цен! тарифы! инфляция! В итоге - я нищая, а у них - угодья, инвестиции и ВВП поднимается.
  
   За кого они народ держат - по-прежнему за козлов, которые мешают им жить? Или они рассчитывают на то, что деморализация электората будет продолжаться вечно?
   Из этого ружья я убил этого оленя, из этого - этого лося, зайца, медведя, лисицу... Ненавижу охоту и охотников. Брать в руки оружие, целиться в пушистого нежного зверька - белочку, зайчика, лисичку - живых, весёлых, любопытных - и убивать. Они визжат, дёргаются, извиваются, истекают кровью, плачут, прощаются с жизнью. Зачем Янукович и Хомутинник делают это? Чтобы съесть? Нет, они делают это ради удовольствия. Они так отдыхают. Они так проводят время. Нормальный человек будет так отдыхать?
   Убеждена, что в стремлении убивать животных ради отдыха и удовольствия реализуется прямая потребность убивать вообще.
   Когда убивать нравится. Нравится процесс, когда живое, пушистое, весёлое превращается в визжащее, извивающее, кровавое.
   Нравится из живого делать мёртвое. Это нормально? Вопрос к партии Регионов.
   В детстве я с родителями ездила к бабушке в деревню, и дедушка вынужден был убивать кролей и курей, чтобы нас накормить. С утра у него было плохое настроение, он отправлял детей со двора и занимался этим жутким неприятным делом. Сам он вечером с нами не ел мяса, ему было противно. И он бы очень удивился, если бы охотники из партии Регионов предложили ему пойти пострелять кроликов просто так, для отдыха и удовольствия.
   Дамочки натянут на себя шкуру убитого животного и идут себе в ресторан, на приём, на люди - вроде так и надо, вроде это и не дико, и не аморально, и не противно, и не противоестественно. Вроде это нормально.
   Нет, это не нормально. Когда убивают, потом сдирают кожу, потом эту чужую кожу с окровавленного чужого тела надевают на своё. Но меха должны носить те, кто в них родился! Убивать животных, чтобы завладеть их мехом - преступление! В Европе давно уже опасно ходить по улицам в одежде из натурального меха - обольют чернилами, да и вообще дурной вкус, жлобство!
   Мужчины - убийцы, охотники, не обременённые избытком интеллекта - Сталин, Брежнев, Янукович, Хомутинник - идеал голубого электората.
   Ненавижу охоту и охотников. Уж лучше пчёл разводить.
   Богачи с жиру бесятся - своим котикам и собачкам бутики открывают и маникюры делают, а для бедных - что людей, что котов - нет денег. Для бедных и бездомных только одно - по вопросам отлова просим обращаться в администрации районов по телефону 58- 25-85.
   Это страшно. Когда свирепого вида дядьки на глазах мам с детками гоняются за ободранными и голодными котами и собаками и ловят их, и бросают их в клетки, и убивают их, и пускают на пирожки. Нация на всё это смотрит и думает, что это нормально.
   Нет, это ненормально. Общество, где происходят подобные вещи, аморально и обречено.
   Нормально и морально, когда есть приюты для бездомных животных и социальное жильё для бездомных людей.
   Нормально и морально, когда по улицам не бродят голодные, ободранные, беременные кошки и собаки с ошпаренным взором, а в подвалах не нюхают клей ободранные, никому не нужные дети улицы. Эти дети не нужны охотникам из партии Регионов, которые вешают на стены домов рога и копыта убитых ради удовольствия животных.
   Они не нужны обществу, которое переступает через бездомных беременных кошек с ошпаренным взором и идёт на приём или ресторан в шкуре убитого ради удовольствия животного.
   Власть охотников и убийц, общество утраченной морали...
   Нет нам будущего, пока не приберём с помойки последнего бездомного кота, а из Верховной Рады - последнего охотника.
   А если вам не жалко бездомных котов на помойках, да и к охотникам вы относитесь нормально, это только доказывает тезис о глубоком упадке общественной морали и отсутствии светлых перспектив.
   Воинствующие охотники взяли верх над мирными пчеловодами, и Бог отвернулся от Украины!
   Можно ли вернуть Его всемогущее покровительство?
   Самое страшное не в самой охоте и охотниках, а в том, что нас приучают воспринимать это как норму.
   Нас подкладывают под Ахметова и приучают, нежно поглаживая и делая благотворительный массаж в пользу тяжело больных детей.
  
   Нас приучают расслабляться в акте насилия и получать удовольствие.
   Нет, никогда! Не знаю, как с кем, а лично со мной этот номер не пройдёт!
   И новогоднее пожелание остальным: цель Тьмы - слиться со Светом и размыть грань, сотворив вместо чёрного и белого - сплошной серый цвет. Это то, что пытается сейчас сделать с народом современная политтехнология. Для чего? Чтобы уничтожить белый Свет, чтобы Его не было - единство, объединение, стабилизация, злагода, консенсус.
   Янукович - мы за три месяца застабилизировали ситуацию в Украине...
   Ющенко - для экономического возрастания необходима экономическая и политическая стабильность, а Вы - Ю.В., только расшатываете ситуацию. Мы тут так славно всё поделили: мы донецким не мешаем, донецкие - нам...
   Стабильность нужна тем, кто уже наворовал, или - в процессе. А зачем стабильность мне?
   Стабильность тихой погибели, серая стабильность, размывающая грань между Тьмой и Светом, чтобы нашему поруганному электорату, как той Марье-искуснице, стало всё равно: что воля, что неволя, что Свет, что Тьма, что Ахметов, что Кивалов, что Ющенко, что Янукович.
   Украина замерла и расслабилась, и уже готова получить удовольствие. Только не женщина с косой, и только не я! Кто ещё, присоединяйтесь!
   Нет, не накинете на меня серую плесень поражения и стабилизации!
   Пусть Янукович застабилизирует хоть всю Украину - и свою, и "Нашу"!
   Пусть хоть все впадут в модный среди творческой элиты обсерёж идеалов Майдана, со мной этот номер не пройдёт! Я плохо поддаюсь гипнозу!
   Я чётко смотрю и чётко вижу:
   где Воля, а где Неволя,
   где Бог, а где Дьявол,
   где Правда, а где Ложь,
   где белое, где чёрное,
   где Тьма, а где Свет
   и я - воин Света!
  
   кто ещё верит в Него, и
  
   кто Его ещё видит,
  
   кто не погрузился в сплошное серое Януковское Одержание -объединяйтесь и отделяйтесь от Тьмы.
   Не дайте себя окончательно застабилизировать!
   Сопротивляйтесь!
   Духовной силы Вам, крепкой Веры и Божьего благословения.
   А кто захочет подать на меня в суд за дестабилизацию, мешающую стабильно дерибанить, подавайте также на авторов всех четырёх Евангелий: Матфея, Луку, Марка и Иоанна, которые засвидетельствовали нам слова Господа нашего Иисуса Христа: "Не мир принёс Я вам, а меч", а также на Сократа, который сказал: "Если во имя мира мне предложат предать Истину, то я скажу - да будет война!"
   08.03.07 Грудинина Наталья Николаевна,
   член партии "Батьківщина"
   54048 г.Николаев, Силикатная, 281, кв.23
   т.8(0512)42-98-43; 8(063) 976-56-17
  
  

Смажений півень клюнув

   Адам Мартинюк, закриваючи зимову сесію Верховної Ради втілив мрію майданівців і об"єднав БЮТ з "Нашою Україною". Він сказав, що завдання антикризової коаліції - захистити Україну від особи з косою та любих друзів. Маю надію, що вже хоч після цього Юрій Єхануров не буде вимагати вибачень від Юлії Тимошенко за згадку бурятських казок шао-бао.
  
   Мартинюк також запевнив, що ці півні, які однаково клюють і Юлію Тимошенко, і тих любих друзів, які клюють Юлію Тимошенко, прийшли "всерйоз і надовго".
  
   Тепер у Львові Януковича зустрічають хлібом-сіллю, а на свою дачу в Міжгір'ї він уже добирається не на вертольоті, а на автомобільному ескорті. Тепер президентську стратегію національної безпеки України виконує Ахметов, Табачник і голова комісії з правової політики Сергій Ківалов під мудрим керівництвом Володимира Володимировича Путіна.
  
   Наша прем"єрка водила своїх міністрів на ковзанку, в театр. А ці шастають на полювання. Стріляють там кабанів, лосів, білочок, один одного... Дядьки суворі, зайвих веселощів не люблять. "Знаєте, який у Вас буде гумор, я Вам скажу, який у Вас буде гумор..." Тарасюк уже знає.
  
   Якщо не об'єднаймось, будемо знати всі.
  
   Дядьки суворі, зайвого популізму не люблять. Спочатку Ахметов підніме свою економіку, Азаров своє ВВП, а Янукович остаточно застабілізує ситуацію, тоді черга і дійде до народу. За два місяці до виборів піднімуть пензію на 30 грн., і розчулені пензіонери знову віддадуть свої трепетні голоси рідному Януковичу - честі і совісті нашої епохи, батькові всіх часів і народів!
  
   А поки що за цей місяць я заплатила за воду і водовідведення вдвічі більше ніж в минулому, при тому, що всі труби прогнили і тиск не тримають, з усіх дір тече і свище, тому цим водовідведенням я користуватись не можу, щоб не затопити сусідів знизу. А наш ЖЕК каже, що це не в його компетенції.
  
   Сантехніка не в компетенції ЖКГ! Може тепер в ЖЕКах дисертації пишуть? А я, вибачте, з такими низькими матеріями...
  
   Згідно з соцдослідженнями протягом 29 січня-4 лютого 2007 року компанії Reasearch and Branding Group більш ніж третина українців вважають, що якість послуг ЖКГ погіршилась, так за що ж ми тепер платимо в 2, 3, 4 рази більше?
   Чому уряд Януковича перекладає проблему 80 %-ї зношеності основних фондів ЖКГ на мої плечі. Чи не доречніше було б перекласти цей тягар на плечі Ахметова, тобто держави, бо зараз наша держава - це Ахметов.
  
   Так це вже повна стабілізація, чи ще ні?
  
   Данило Яневський питається, що краще - диктатура олігархів чи демократичний безлад? Чому саме так ставите питання?
  
   При Юлії Тимошенко, наприклад, ніякого безладу не було, хоч вперше за всю тисячолітню історію України була справжня демократія. Олігархи були смертельно перелякані і знали своє місце: деякі стрілялись, деякі тікали подалі. Ахметова не було навіть на території України, Кучма ховався в чеських замках і в думках не мав повертатись. А ось буквально на другий день після відставки Тимошенко він уже сяяв радістю з усіх телеканалів і запевняв, що ось тепер-то він спокійний за Україну.
  
   При уряді Тимошенко я платила за нормальними тарифами, кілька разів мені підвищували зарплату і накінець-то почали виплачувати учительський борг по 57 статті, що не платили з 1996 року!
  
   Це взагалі нормально, коли вчитель постійно голодний і просто хоче їсти, тому що я із своїх 450 грн. заплатила за новими тарифами, а тих копійок, що залишились після відрахування підвищеного податку в 15%, після проплати за новими тарифами, вистачає при самій жорсткій економії - на тиждень!
  
   То я, мабуть, вже обіцяної Януковичем повної стабілізації, після якої він має намір почати піднімати зарплати, не дочекаюсь. А не дай Боже захворіти! От пішла я, як вчитель, на профогляд і знайшли в мене болячку, яку треба лікувати, а для цього треба гроші, а їх немає. То поки прийде януковський стабілізець - мені буде кінець!
  
   Ще два слова про мою учительську зарплату. Деякі високопосадовці пояснювали особисто мені таку низьку зарплату так, що завдяки тому, що вчителям платять так мало, в школі залишаються тільки ті, хто працює не за гроші, а із-за справжньої любові до дітей. Тобто, низька зарплата вчителя - це турбота влади про високу якість педагогічних кадрів.
  
   Виходячи з цього, наполегливо рекомендую перенести цей принцип турботи про кадри на депутатів. Я вважаю, що якщо зарплатня депутатів буде така, як у мене, то там, як і в школі, залишаться тільки ті, які працюють не за гроші, а із-за палкої любові до людей.
  
   Матвієнко заявляє, що він в опозиції до уряду Януковича, при цьому верещіть на весь Майдан, що не хоче бути з Юлією Тимошенко, прямо стогне, що його нахиляють перед БЮТом. А коли Ющенко нахиляв його перед Януковичем і штовхав в широку коаліцію, щось я не чула жодного стогону, хоч тоді стогнав весь Майдан, стогнала Україна. Тільки у Катеринчука і спрацював тоді блювотний рефлекс і він вийшов з "Нашої України". А інші нічого, проковтнули ...
  
   Матвієнко боїться, бачите, того часу, коли людей, які думають не так, як Юлія Володимирівна, будуть переслідувати, і прочая брєдятіна.
  
   Поки Ви хворієте на вигадані Вами фобії, ми з Вами уже стали тою купкою україномовної інтелігенції, якій пан Табачник не має наміру дозволяти творити українську політику.
  
   Янукович з Мартинюком уже майже нічого не боїться, крім одного - нашого об'єднання, коли ця купка об'єднається і поведе за собою український народ і стане народом - сильним і нездоланним.
  
   Які б там амбіції не були у наших лідерів, що би там не бовкнув Ковтуненко чи Терьохін щодо Луценка, як би із сльозою в голосі не кричав на БЮТ ображений Доній, всі ми приречені стати єдиними проти мафії Януковича.
  
   Інакше не переможемо.
  
   22 лютого у Верховній Раді прокатили кандидатури президента МЗС і СБУ. Які ж були головні претензії кризовиків? А їх було небагато, точніше одна - українська мова Огризка. Цю претензію вголос виказали тільки дурні комуністи, розумні регіонали мовчали, але мовчки таки проголосували проти, бо всі вони - і голубі, і червоні, - вороги всього українського.
  
   Єдиним закидом Огризку було те, що він, представляючи в світі державу Україну, розмовляє не російською, а українською мовою!
  
   Люди! Українці! Доки ми будемо терпіти російських окупантів у вищому законодавчому органі України?
  
   Патріоти, об'єднуйтесь! Вставайте на захист нації! Добиваймося розпуску цього антинародного, антиукраїнського парламенту!
  
   Єднаймося заради Перемоги!
  
   Тільки вперед!
  
   Слава Україні!
   Прокурору Миколаївської області
   Стоянову Миколі Степановичу
  
   громадянки Грудініної Наталії Миколаївни,
   яка проживає по вул. Силікатній 281, кв.23
   м.Миколаїв 54048

Заява

  
   Прошу розглянути правомірність постанови N 745 про накладання адміністративного стягнення від 21 березня 2007 року.
  
   Мене цікавить, хто і на якій підставі збирав і подавав матеріали на Грудініну Наталію Миколаївну. Чи у нас повернувся 1937 рік, коли на яку завгодно людину можна було збирати матеріали і "шити справу". Мене ніхто не ловив на місці злочину, ніхто за руку не хапав, ніхто в моїй присутності не складав жодних протоколів, жодного документа по цій "справі" я не підписувала. Нікому не казала, що я 1955 року народження, що проживаю за такою-то адресою, що я працюю в школі N 24. Яким чином і хто отримав такі відомості? Тепер я почуваю себе оголеною. Може у мене і телефон на прослуховуванні? Як це відповідає правам людини і Конституції?
  
   Яким чином адміністративна комісія встановила, що саме Грудініна Н.М. "попсувала побілені зупиночні павільйони червоною фарбою"?
  
   Враховуючи все вищенаведене, прошу розібратись, наскільки правомірне накладення адміністративного стягнення в сумі 34 грн. саме з мене?
  
   В листі голови адміністративної комісії Косьянова О.В. повідомляється, що повістка мені була надіслана відділом соціально-економічного розвитку мкр. Матвіївка. А також, що мою справу! комісія розглядала за протоколом, складеним на мене начальником цього відділу.
  
   Категорично протестую: про існування такого відділу у Матвіївці мені нічого не відомо, жодного разу в цей відділ мене не викликали і не виказували жодних претензій, що хтось там намалював щось на зупинці.
  
   Мені просто страшно, адже за період всієї цієї тяганини на зупинках і на парканах в Матвіївці з'явилися нові написи: "Тимошенко - сука", "Ющенко - мудак", "Януковичу так!" і т.п. І якщо тепер комісія подібним чином буде за кожний напис накладати стягнення саме на мене просто тому, що я їй чомусь не подобаюсь, бо інших підстав нема, то у мене не вистачить зарплати - вона у мене дуже маленька. Прошу захисту від беззаконня.
   Адже анонімна інформація при відкритті справи останній раз використовувалась в 1937 році, а зараз в будь-якій державній установі документи без особистого підпису до впровадження не приймаються, їх просто викидають в кошик для сміття.
  
   А ось бідний "пересічний" громадянин, у нього вже "поїхала криша" від всіх цих Морозів, Ковтуненків, Кінахів, Замковенків в сукні і прикрасах Юлії Тимошенко.
  
   І ось 9 березня, в святий для всіх українців день - День народження Шевченка, на зупинках в Матвіївці з'явився напис (як на мене, дуже патріотичний і симпатичний) - "Будь українцем! Юля".
  
   І ось 16 березня 2007 року, начальником відділу соціально-економічного розвитку с.Матвіївка Юрченко Н.І. на підставі анонімної інформації на мене було складено адміністративний протокол без мого відома, без мого ознайомлення і за відсутності мого підпису, і потім було накладено штраф 34 грн.
  
   А я ходжу з помаранчевою стрічкою на сумці і з пакетиком БЮТ.
  
   У зв'язку з несплатою мною штрафу добровільно, постанову про примусове стягнення на підставі анонімки і протоколу без мого відома і мого підпису було направлено до державної виконавчої служби.
  
   Я писала скаргу в департамент громадської безпеки МВС, і начальник Департаменту В.І. Маєвський допоміг мені об'єктивним розслідуванням справи, в ході якої і з'ясувалось, що вона була відкрита на підставі анонімної інформації і протоколу без ознайомлення, без мого відома і мого підпису.
  
   Відповів мені і заступник голови адміністрації Центрального району м. Миколаєва О.В. Косьянов, вказавши, що мене оштрафували згідно з рішенням Миколаївської міської ради від 19.04.07 N 12/21 "Про затвердження правил благоустрою, санітарного утримання території, забезпечення чистоти і порядку в місті Миколаєві", яка уповноважила посадових осіб складати протоколи на громадян міста, які порушують ці правила.
  
   Але О.В. Косьянов не дав уточнення, чи мають право ці посадові особи складати протоколи без відома громадян міста, без їх ознайомлення, без їх фізичної присутності на місці порушення і без їх підпису і саме головне - на підставі анонімної інформації!
  
   Так що, кому і десь - 2007 рік, а мені в Матвіївці - 1937-й!
  
   Вчора їхала по місту і с жахом спостерігала обписані паркани героєм Цушком! А як і це "безобразіє" мені припечатають та ще запишуть в герої Святослава Пискуна, який мужньо пробивався до свого рідного прокурорського крісла під прикриттям "Беркута", славного коменданта-"майданівця" Лук'янова, який дослухався закликів Олександри Кужель до біло-блакитного електорату не бути зайве інтелігентними і виштурхав, як старшу дружку, державну охорону на чолі з Гелетеєм з приміщення генеральної прокуратури. А логічно! Хіба у нас генеральна прокуратура державна? Ні, вона уже належить партії Регіонів, то і охоронять її повинна не державна, а "Беркут" - кишенькова охорона нашої горезвісної коаліції.
  
   А якщо ще згадають славнозвісного борця за свободу слова і права журналістів - бойця Калашнікова?
  
   На всіх цих героїв моєї вчительської зарплати в 450 грн. - не вистачить. Одна надія, що цих "безобразій" саме на мене не повісять, враховуючи мою помаранчеву стрічку.
  
   До речі, про героїзм. Це коли "Беркут" вибиває ногами двері в прокуратуру, то начебто героїзм, а як в вашу квартиру, то уже начебто і бандитизм.
  
   Також, коли б'ють по головах дурних фанів - Цушко герой! А як по твоїй голові, головах твоїх дітей, дружини, твоєї мами - то вже виглядає і не так героїчно.
  
   Хоча не відразу б'ють. Спочатку на підставі тієї ж анонімки відкривають справу і збирають на тебе інформацію. В тій постанові про штраф були вказані всі відомості про мене: прізвище, ім'я, по-батькові, рік народження, місце роботи, посада, адреса і навіть ідентифікаційний код, хоча ніхто мене про це не запитував і нікому я про це не розповідала. Ну чисто тобі 1937 рік!
  
   Я уявляю, скільки зусиль і скільки доносчиків було задіяно, щоб все це зібрати. Щоб на майбутнє полегшити життя нашим сучасним кагебістам, доповідаю: Грудініна Наталія Миколаївна, 1955 р.н., загальноосвітня школа N 24, вихователь групи продовженого дня, вул. Силікатна, 281, кв. 23, тел. 42-98-43, ідентифікаційний код 2024502561.
  
   Поки я, дорогий читач, ділилась з тобою своїм горем, Печерський суд закрив справу щодо Цушка і дав зелене світло для справи Гелетея.
  
   Тепер у мене, як у того героя з фільму "Кавказька полонянка" тільки дві дороги: або вони мене - в Сибір, або я їх - на вибори!
  
   Это после всего...
  
   После того, как в ходе объективного расследования было установлено, что процедура наложения штрафа была произведена с рядом нарушений: без протокола на месте события, без подписей участников и свидетелей события, на основании устной анонимной информации через две недели после собственно события.
  
   Вызов-предупреждение был отправлен по почте без уведомления (на почтовом штемпеле 16 августа, получила я его 18-го и поэтому никак не могла явиться 17-го, как было предписано).
  
   Вызов за N 18029 не имеет даты - она вытерта штрихом, так же и дата в самом тексте вызова сначала вытерта штрихом, а сверху от руки написано 17-е.
  
   Вобщем, кустарщина, откровенное хамство и вызывающее беззаконие.
  
   В свою очередь, с такой же степенью ответственности и юридически правовым основанием утверждаю, например, что Коваленко О.Л. 13.08.07 написал на заборе Терновской развилки "Цушко - герой", а потом подумал и закрасил буквы "ро" в слове "герой".
  
   В подтверждение этому могу предоставить прямо сейчас от 2-х до 10 свидетелей.
  
   Люди доброй воли! Записывайтесь в свидетели по адресу 54048, г. Николаев, ул. Силикатная, 281, кв.23 (тел. 8(0512)42-98-43), 8(063) 976-56-17, Наталья Николаевна.
  
   По поводу голосования за премьера, когда член партии Регионов Владислав Лукьянов взобрался в президиум и нагло отобрал у головы ВР его личную карточку, чем лишил коалицию одного голоса, которого как раз и не хватило для избрания Юлии Тимошенко. Теперь Богатырёва с Герман верещат, что у коалиции не хватает голосов. Так заберите чужую карточку у своего члена и верните её владельцу - тогда и хватит. Как говорится, просьба вернуть за вознаграждение, ибо у партии Регионов без вознаграждения дела не решаются.
  
   Лично мне в подобных ситуациях проще. Я воспитатель группы продлённого дня, и когда кто-то из моих воспитанников крадёт чужую вещь, я просто беру ёго за ухо и заставляю вернуть.
  
   Есть у нас в группе один такой будущий член партии Регионов - Стёпа Гринечко, который время от времени так и норовит подобрать что плохо лежит. Вчера он на глазах у всей честной компании забрал у Кости Брускова маленький фонарик, но я ему тут же популярно объяснила, что этого делать не следует и вернула вещь владельцу. И пока этот Стёпа ещё член будущий, то я могу не опасаться, что завтра мне будет заблокирован стульями вход на моё рабочее место, а Стёпа потребует, чтобы я извинилась за то, что он вчера украл у Кости фонарик. Пока он ещё не член партии Регионов, то за хулиганство и безобразие извиняется он сам.
  
   Но ничего, Стёпа, у тебя ещё всё впереди, дерзай! Вот вырастешь, станешь депутатом, и у тебя появится возможность абсолютно безнаказанно на глазах у всей страны в прямом эфире творить любые хулиганства и безобразия, красть у людей чужие вещи, а потом ещё и требовать сатисфакции от пострадавшего за своё воровство!
  
  
   14.12.07 Грудинина Наталья Николаевна, воспитатель ГПД
   г.Николаев, 54048, ул. Силикатная, 281, кв. 23
   8(0512) 42-98-43; 8(063) 976-56-17
  
   Дякую за лист, за календарик - він стоїть тепер на моєму столі. З котиками у мене абсолютно особливі відносини. Якби я написала книгу, то дала б їй назву "Всі коти - ангели" (а дала "Постмодернізм"), дякую за газету, сьогодні я віддала її в нашу шкільну бібліотеку.
  
   Василь Стус для мене - це святе. Як ми лякали продавців в миколаївських книгарнях, коли шукали збірку його віршів! Це треба було бачити! Так і не знайшли. Вибране "Палімпсест" мені привезли з Києва. Мої улюблені: "На схід, на схід, на схід, на схід", "Потрібен янгол помсти", "Як добре те, що смерті не боюсь я", "Цей берег зустрічей - і не збагнеш:
   чи то твоє життя обабереге,
   чи - очі в очі - двох смертей шереги
   зближаються, пустившись власних меж.
  
   В овали болю безкінечний світ
   вривається захланно, ніби злодій,
   допоки духи не промовлять: годі,
   ще на тобі і кров твоя, і піт,
  
   ще повен скверни ти. І недомога
   твоя - спізнати долі ліпоту:
   все презмагати стежку цю круту
   від царства Сатани до царства Бога".
  
   Справді, саме УНП і саме Костенко нічим себе не заплямували. Справді, відома Ваша публічна ініціатива щодо мегаблоку, а також відома і позиція БЮТ в цьому питанні. Начебто, є підстави для публічного вибачення. Але.
  
   З ким блокуватись? З Матвієнко? З "націонал-патріотичними" антисемітами? З переродженцем Касківим? Я з ними в розвідку не піду, і Тимошенко не раджу. Навіть Луценко боїться створювати з ними спільний блок без попереднього письмового зобов'язання з їхнього боку не об'єднуватись після виборів з Регіонами, комуністами і соціалістами.
  
   Жаль, що я не буду блаженна - бо не складаю Надію на Господа. І на жодного з людей - не складаю. Взагалі не маю Надії. Та й Віри. Тільки Любов, і тільки Біль. І кров серця. І Світло. І впевненість, що Світло у темряві світить, і темряві не обгорнути Його!
  
   Посилаю Вам на пам'ять деякі ілюстрації з книги "Постмодернізм". Я, як дитина, наївна і сентиментальна, але не вважаю це недоліком. І ніколи не змінювала себе в цьому напрямі, і не змінюю. І не люблю, коли люди змінюються, дорослішають, розумнішають. Я - дурненька. І слава Господу, розумнішою не стану ніколи.
   Ні, я не змінююсь, не дорослішаю, не розумнішаю. Все просто - ота клята постмодерністська одночасність, оте саме кляте "і-і" замість такого зрозумілого і любєзного серцю "або-або".
  
   Одночасно - за об'єднання всіх проукраїнських демократичних сил, безумовно і однозначно. І завжди - і півроку назад, і сімнадцять років назад, і зараз, і завтра.
  
   І одночасно - біль. Біль за походи до ширки Матвієнка і взагалі його стабільно перманентний погляд в бік Регіонів заради "єдності".
  
   Біль і відраза до антисемітизму тої самої радикальної частини українського націоналізму, за яку я, маючи таки краплю єврейської крові, готова віддати життя.
  
   І біль, який не передати, якщо Ви здатні зрозуміти душевні страждання матері за свою дитину. Каськів буквально вбив мого сина, його долю, його Душу, його Віру, саме життя.
  
   А мусимо блокуватись, бо понад усе любимо Україну, навіть більше за своїх власних дітей!
  
   Та й щодо всього іншого - звичайна одночасність, майже на побутовому рівні, як то - люблю і ненавиджу. Не від звинувачень до любові, ні! Саме тому, що люблю і вважаю своїми - тому і звинувачую. У вузькості позиції, у мишиній возні навколо назви, квот, першої п'ятірки, списків, що не підібрали Литвина, Супрун і таке інше.
  
   Я ніколи і ні в чому не звинувачу Ковтуненка, наприклад. Для нього у мене тільки жаль і молитви за його пропащу Душу.
  
   А Вам - Успіху на тернистому шляху до об'єднання проукраїнських демократичних сил.
  
   Надсилаю Вам свою книгу. Пробачте, що на російській. Хоч я і дочка українського націоналіста Дубового Миколи Максимовича, але зростала в роки окупації і навчалась в російській школі, мислю російською. Але ж, маю надію, що я не буду нести відповідальність за дії окупаційного режиму. Як виправдання, можу навести той факт, що пропрацювавши все життя вчителем російської мови і літератури, я так активно боролась за українську незалежність і українську мову, що залишилась без роботи і працюю зараз в групі продовженого дня.
  
   Ваша Грудініна,
   пробачте, але з любов'ю
  
   "Фашисты" по мнению Витренко, которые были уничтожены фашистами: Елена Телига расстреляна в Бабьем Яру в феврале 1942 года, Олег Ольжич 10 июня 1944-го замучен в концлагере Заксенхаузен, Романа Шухевича, Непокорённого, мерзким, гнусным, предательским способом убили советские энкаведисты-кагебисты.
  
   Мы тоже, две неофашистские крысы:
  
   1. Первая неофашистская крыса - Грудинина Наталья Николаевна, учительница русского языка и литературы.
  
   2. Вторая неофашистская крыса - её ученица Чадаева Ирина Александровна.
  
   30 июня 2007 года по телеканалу "Так" в городе Николаеве смотрели фильм о Романе Шухевиче "Непокорённый".
  
  
  
   Голові Всеукраїнського об'єднання
   "Свобода"
   Тягнибоку Олегу Ярославовичу
  
   Так, тепер у Вас є достойне державника заняття - відтягнути 0,5-1,5 % від єдиного націонал-демократичного блоку на користь Януковича.
  
   Я б життя віддала бодай за одну соту відсотка в загальний кош, а Вам треба віддати і не життя, а тільки бренд.
  
   Ось так завжди - піна нашого українського гетьманства.
  
   Правду каже реклама партії Регіонів - вожді помаранчевої революції не можуть працювати разом, тому не варті керувати державою.
  
   То давайте віддамо владу Януковичу?
  
   Він знову прийде і посилить російську окупацію в Україні.
  
   І знову на багато років ми будемо бідними родичами на своїй землі, знову будемо доводити, що УПА - це не фашисти, а наша повстанська визвольна армія, що Симон Петлюра, Степан Бандера, Роман Шухевич - це не фашистські прихвостні, а святі герої України, що голодомор був, що єдина державна мова - українська.
  
   І знову мене будуть матюкати і бити, хапати міліціонери на вулицях за помаранчеву стрічку, будуть штрафувати за напис "Будь українцем!", а у моїх учнів знову будуть проблеми з курсовими на тему "Українські національні традиції у моральному вихованні дітей".
  
   То хай інші рвуть одне місце на німецький хрест, а ти собі сиди і плекай праву чистоту, а Янукович нам всім накладе одну на всіх резолюцію, бо це ми один одного ділимо на чисто правих і на не чисто правих, або на правих і лівих, а для Януковича ми всі: і луценківці, і тимошенківці, і тягнибоківці, всі одне - бандерівці! І в Миколаєві я не бютівка, я - бандерівка.
  
   Я більше не хочу бути на пташиних правах у себе вдома, бо я - українка, і на цій землі поховані мої предки, і вони завжди говорили українською. А мені для Перемоги може не вистачить Ваших відсотків.
  
   У відомому сенсі це політична смерть, але сказано - зерно, щоб вирости і жити, повинно впасти в землю і вмерти.
  
   Целый день 8-го апреля меня приветствовали словами "Христос воскрес!". А я завидовала людям, для которых всё так просто: весь год для них Иисус мёртв, можно спокойно жить, грешить, решать свои дела, покупать, продавать, предавать, а на Пасху отметить светлое воскресение - и все дела.
  
   У меня по-другому: Иисус живёт во мне каждый день своей высокой моральной планкой и стережёт, и судит меня.
  
   Каждый день я распинаю Его каким-то недостойным поступком, мыслями, побуждениями. И каждый день Он воскресает во мне через покаяние, слёзы, стыд, молитву. Каждый день, а не раз в году я говорю: "Христос воскрес! Слава Ему!".
  
   Конечно, такая напряжённая духовная жизнь не каждому нравится. И далеко не каждый готов так жить. Гораздо проще один раз на Пасху сказать: "Христос воскрес!", чем воскрешать Его в себе ежедневно и ежеминутно напряжёнными духовными усилиями напряжённой духовной жизни, как и, например, любить и почитать женщину легче один раз в году 8 Марта, чем делать это каждый день, или вспоминать о ветеранах один раз в году 9 Мая, а не заботиться о них каждый день весь год.
  
   Как и гораздо проще заниматься своим садиком-огородиком, декларировать свою видимую аполитичность и только обывательски брюзжать и ругать любую власть: мол, все они одинаковые, чем занять активную гражданскую позицию, разобраться в сложной политической ситуации и стать не бездумным исполнителем чьей-то злой воли, а сознательным вершителем своей собственной судьбы и судьбы своей Родины.
  
   Конечно, проще слепо поверить какому-то политику, например, Януковичу, и передать ему свою обязанность думать, чем попытаться самому своим собственным умом проанализировать всё, что происходит вокруг.
  
   Вот сейчас сотнями и тысячами из Донецка, Харькова, Николаева мы едем в Киев кого-то защищать. А кого? В первую очередь, Верховную Раду. Кто стоит во главе её? Спикер Александр Александрович Мороз. Помните, он был на помаранчевом Майдане, рядом с Ющенко, Тимошенко, Луценко. Он называл Януковича бандитом, говорил, что его место в тюрьме, что, когда помаранчевые придут к власти, то первым делом это и сделают - посадят Януковича в тюрьму. Но потом что-то у Мороза не получилось, и мы всё это уже ему забыли и простили, и теперь едем его защищать, чтобы он не потерял спикерское кресло. Как бы там ни было, но фактически Мороз за это кресло предал помаранчевых, и теперь он с бело-синими. Но где гарантия, что в следующий раз, когда ему кто-то другой предложит это кресло, он не предаст бело-синих? Почему мы должны ехать в Киев и стоять там, защищая его теперешнее кресло, ведь он использует нас, как пушечное мясо, в своих целях. И, конечно, гораздо проще бездумно позволить себя использовать, чем подумать, остановиться и воспротивиться этому.
  
   Мне могут возразить, что, в основном, мы едем защищать Януковича. А слабо подумать и на эту тему? Уже целый год Янукович - премьер-министр, вся исполнительная власть, все министры всех отраслей промышленности, вся промышленность, финансы, банковая система - всё в его руках. В самом начале его премьерства я писала ему письмо с большой просьбой отменить подоходный налог с самой маленькой зарплаты бюджетников, как, например, у меня в 450 грн, как было раньше, когда с минимальной зарплаты в 70 руб. подоходный налог не брали. Когда в 1972 году я не поступила в институт и год работала уборщицей на 70 руб., подоходный налог с меня не высчитывали, а сейчас мои 450 грн. - это те же 70 руб. по тем ценам и тарифам, которые сейчас есть. И я просила правительство Януковича рассмотреть этот вопрос и отменить подоходный налог с минимальной зарплаты. Вместо этого мой подоходный налог с 13 % повысили до 15 %. Вслед за этим повысились тарифы на коммунальные услуги в 2-3 раза и бешено поднялись цены на всё.
  
   В результате, вот я получила зарплату, отдала её за квартиру и коммунальные услуги и осталась на Пасху абсолютно без средств существования. Холодильник отключен за ненадобностью, еды нет вообще: ни хлеба, ни картошки, ничего другого, подсушила несколько заплесневелых огрызков хлеба, погрызла с чаем - вот и всё разговление. Я думаю, что член партии Регионов и близкий друг Януковича - Ринат Ахметов, самый богатый человек в Украине, разговелся по-другому вместе с Януковичем в Донецке. А моя жизнь улучшилась уже сегодня до такой степени, что впору вешаться. И потому я не поеду в Киев их защищать, потому что мне в моей нищете защищать нечего. Ну а кому есть что защищать - пусть едут.
  
   Встретила сегодня знакомую, она хвасталась, что ездила на 3 дня в Киев и "заработала" 300 грн. Донецким давали по 200 грн. в день, остальным - по 100 грн., студентам - по 10 грн. в час. Да... накупила бы еды и просто наелась бы - бананов, конфет, сосисок. Но, во-первых, я гордая. А, во-вторых, я привыкла деньги зарабатывать, а не получать их иным экзотическим способом.
  
   В любом случае защищать такое правительство я в Киев не поеду - ни бесплатно, ни за деньги. Если, например, шахтёров Янукович обидел меньше, если платит им достойную зарплату и вовремя, или они вообще не такие гордые - пусть едут.
  
  
   12 апреля 2007 года Жительница г.Николаева Грудинина Н. Н.
  
   Случайно в газете "Большая перемена" прочла статью Леонида Михайловича Шкарубы "Белые хризантемы". Статья опубликована в рубрике "Дискуссионный клуб". Я не собираюсь дискутировать со своим любимым преподавателем, нет причин.
  
   Всё, о чём он пишет - правда. Я выпускница пединститута 1982 года и готова подтвердить, как и все мои сокурсники, что действительно не всё продаётся. Что Леонид Михайлович, действительно, относился к нам уважительно, деликатно, интеллигентно, что, действительно, взращивал нас, как белые хризантемы. Что поддерживал, раскрывал возможности каждого студента, носился с каждым, как с собственным ребёнком. Что педагогика его была действительно сердечной, и что он отдавал нам своё сердце, знания, опыт и был нам товарищем и другом. Что его лекции всегда были очень интересны, на высоком научном уровне, никогда, ни на одной лекции не было скучно. Годы общения с этим ярким, талантливым преподавателем, умным, тонким и глубоким человеком стали одним из самых ярких впечатлений моей жизни. Так что ни претензий, ни опровержений в моём письме не будет - только небольшое дополнение.
  
   Я считаю, что институции педагогики - детские садики, средние школы, лицеи, вузы и т.п. должны быть, кроме всего прочего, а скорее всего, в первую очередь - светочами в мире тьмы. И этот очаг Света должен быть мощным и действенным, а любимый преподаватель - не только и не столько умным, интеллигентным, уважительным, знающим, эрудированным, культурным, талантливым, ярким, неординарным и т.д. и т.п., а просто быть Активным Борцом за Свет.
  
   И здесь не откупишься ни Культурой (даже если признать, что культура - это высшее достижение цивилизации), ни Искусством (даже если признать, что искусство - это мистическая тайна и связь с Богом), ни даже самой Религией (если даже учесть, что религия - это Духовный Путь человечества).
  
   Только этого мало.
  
   Главное - это Свет и реальная Борьба со Тьмою.
  
   Быть или стать Духом, разгоняющим тьму, насыщающим всю окружающую сферу мыслями совершенно иного порядка. Если все в этой сфере голосуют за Януковича, это знак, что надо голосовать за Ющенко, при этом совершенно ясно, что Ющенко здесь символ.
  
   И тогда ты узнаешь, что излучаешь Свет, когда тёмная сфера ополчится на тебя.
  
   Если же ты пребываешь в гармонии с тёмной сферой, в мире и согласии со всеми, и мир не ополчается на тебя, то где же Свет? Не в тебе. Ибо Он не от мира сего и нетерпим этим миром, и всегда тотчас же вызывает против себя яркое противодействие.
  
   В этой же газете нытьё: "Сегодня люди перестали верить власти и потеряли чувство Родины".
  
   Во-первых, власти не нужно верить. Верить нужно Богу и Свету. А власть нужно контролировать и вынуждать её быть слугой народу.
  
   Во-вторых, имеющий чувство Родины его не потеряет. Не потеряет сам и своим примером будет утверждать это чувство в других.
  
   А Родина для меня - это Свет.
  
   И я - воин Света.
  

АНГЕЛ СВЕТА

ПРОСТО АНГЕЛ

   А выгляжу глупо потому, что умно здесь выглядят только рабы дьявола, только те, кто ему поклоняются, а не те, кто выходит с ним на смертный бой.
  
   Господи!
   Вожделею к Твоему неведомому пространству!
  
   Я справді, як і раніше, вважаю Вашу позицію правильною, а позицію Тягнибока неправильною. Позицію лідера БЮТ обговорювати пізно та і даремно. Вона пре, як танк, окремою колоною прямо до президентства. А я ось ще трошки відпочину після цього виборчого кошмару та й допоможу їй в цьому.
  
   Я не вважаю, що народити єдину і потужну проукраїнську праву партію заважає будь-яка позиція Юлії Тимошенко. У роз'єднаності, гетьманстві і недалекоглядності правих - КУН, "Свободи" та інших - вона не винна.
  
   Не треба з відчаю погоджуватись на ширку. Не треба!!!
  
   Коли до цього закликає президент, він не думає про Україну, хоч це і декларує. Він при цьому думає про свої особисті майбутні президентські перспективи. Але, мабуть, уже всім ясно, що президентом буде Юлія Тимошенко. І саме за подібної обставини ми і побудуємо справжню Українську державу, про яку ми всі мріємо.
  
   А партію Регіонів ми просто поглинемо за всепереможними законами пасіонарності.
  
   Рано чи пізно Україна стане державою патріотів і націоналістів!
  
   Щодо президентства. Планові вибори все одно грядуть. Це не залежить ні від мене, ні від Вас, ні від Юлії Тимошенко. Це невідворотна даність. І я впевнена, що їх результати будуть мати пряме відношення до інтересів українського народу, української нації, української держави.
  
   Зробити вигляд, що президентських виборів не буде, або не важливо - Тимошенко чи Янукович? Що справа не в прізвищі, а в масштабності реформ і зміні Конституції? Що якщо тільки скасувати політреформу, то і Януковича переживемо? Ці пісні Каськіва не для мене.
  
   Приклад з Ющенком - теж не аргумент, бо саме він особисто винен, а не політреформа. Саме він не проявив політичну волю і волю взагалі. Він і саме він особисто винен в нереалізації ідеалів і обіцянок Майдану: замовники Гонгадзе не покарані, фальсифікатори виборів не покарані, Ахметов в Україні і процвітає, Єхануров цілується з Кучмою, Матвієнко косить око на Регіони - і все це з благословення і під крилом президента Ющенка.
  
   І Ви будете казати, що прізвище президента не має відношення до інтересів українського народу? Що причина в недолугій політреформі? А може в недолугому президенті?
  
   Звичайно, треба скасувати політреформу, але разом з президентом Ющенком! І замінити його на президента, який крім патріотизму і націоналізму буде ще мати достатньо політичної і чоловічої волі, щоб цей патріотизм і націоналізм реалізувати і відстояти. А єдиним справжнім вольовим чоловіком в сучасній політиці, достатньо підтриманим електорально, я вважаю тільки Юлію Тимошенко.
  
   Мало 2-3 голосів переваги? Невідомо, як воно буде? А як Бог дасть.
  
   Як казав Л. Толстой: Роби, що повинен робити, а буде - що буде!
  
   Ви робіть так, як Вам совість підказує: робіть єдину націонал-демократичну українську партію на основі УНП і РУХу, бережіть єдність української демократії, борітесь за цю єдність, захищайте її від Єханурова, Матвієнка, Каськіва, Плюща, від Універсалу N 2, 3, 4 тощо, від ширки, не робіть нічого такого, що противно Вам і Богу, а Він все владнає.
  
   Пасіонарність - це неминуча зміна світогляду з темного на світле, поглинання янучар патріотами і перемога над янучарством!
  
   Це всепереможна тенденція 21 сторіччя з особливою місією саме на Україні і на Юлії Тимошенко. На ній благословення Боже і покров Божої Матері. І це дуже близько до патріотизму і націоналізму.
  
   Ленінсько-ющенківський план "ні миру, ні війни" для мене, для Юлії Тимошенко, для Ісуса Христа неприйнятний. Янучарам у мене відповідь одна: Да буде війна!
  
   Бо темряву треба не змішувати із Світлом, а відділяти від Світла і поглинати її Світлом, а не підписувати з темрявою Універсали.
  
   Бо як сказано в Євангелії від Іоанна, який доніс до нас слова Господа нашого Ісуса Христа "Мир Мій даю вам, але не так, як мир дає, Я даю вам" (глава 14 стих 27),
  
   Матфея, який доніс до нас слова Господа нашого Ісуса Христа: "Не думайте, що Я приніс мир на землю; не мир Я приніс, а меча" (глава 10 стих 34),
  
   Луки, який доніс до нас слова Господа нашого Ісуса Христа: "Чи думаєте ви, що Я прийшов дати мир на землю? Ні, говорю вам, а розділення" (глава 12 стих 51),
  
   а також Сократа, який сказав: "Якщо заради миру мені скажуть зрадити Істину, то я скажу - Да буде війна!".
  
  

Резюме

составленное Зинько Евгенией - ученицей моей ученицы Иры Глушковой, то есть фактически моей педагогической внучкой

  
   Грудініна Наталія Миколаївна, проживає у м. Миколаєві, вул. Силікатна, 281, кв.23, тел. 42-98-43, українка.
   Народилась 6 червня 1955 року в селищі Леонідово Поронайського району Сахалінської області в сім'ї військового та вчительки. В 1959 році переїхала з сім'єю в м. Миколаїв у зв'язку з демобілізацією батька, закінчила середню школу N 14 м. Миколаєва у 1972 році.
   Навчалась на філологічному факультеті в Тартуському Університеті. У 1979 році перевелася у зв'язку з сімейними обставинами в Миколаївський педагогічний інститут ім. Сухомлинського, який закінчила у 1982 році.
   Останні 10 років працювала в СШ N 44 вчителем російської мови та літератури, викладала зарубіжну літературу. Має двох дорослих синів.
   У 2003 році змушена була покинути роботу у школі у зв'язку з переїздом до Матвіївки. З того часу не може влаштуватись за спеціальністю.
   Ерудована та професійно компетентна. Талановитий педагог та яскрава людина. У своїй роботі керується принципами Макаренко. Має багаторічний досвід роботи з важкими дітьми. Має творчий підхід до роботи: успішно організовувала театральні та літературні гуртки в школі та має індивідуальний підхід до кожної дитини. Проявляє в учнях творчі здібності та ініціативність. Має навички психологічного консультування та допомоги, надзвичайно контактна з дітьми, відносини з ними ґрунтує на обоюдній довірі. Надає великого значення патріотичному вихованню молоді. Ідеально підходить для роботи в інтернатах.
   Важливий принцип в її роботі - відсутність знехтуваної дитини у колективі, усі - любимі та потрібні, в кожному класі завжди виховує дух братерства. Активно бореться з такими негативними емоційними проявами в колективі, як жорстокість, байдужість та егоїзм, та перемагає зло добром.
   Дуже любить дітей та не уявляє свого життя без них.

Здравствуйте, Наталья Николаевна!

  
   Как у Вас дела? Как здоровье? У меня всё хорошо. Вот опять заболел.
  
   У нас в школе умер ученик 11 класса Вадик Журавлёв. Он упал в коридоре. Пока вызывали "Скорую", он умер. Врачи потом сказали, что у него всё внутри лопнуло.
  
   Вечером пошёл дождь при сильном ветре. Он сильно качал деревья и вываливал из гнёзд птенцов. Они падали на асфальт и разбивались. Утром их подчистую сожрали собаки.
  
   Звёзды горели ясным звонким светом и обжигали сладкими надеждами.
  
   Но кому летать, а кому кости собирать.
  
   Бесплотный тонкий эфир, пронизывающий основополагающие начала жизни, крепкая и единственная связь с Тем, Кого надо было бы выдумать, если бы Его не было.
  
   Вовсе не для того, чтобы объяснить происхождение грома и молнии или держать в повиновении безмолвствующий народ.
  
   Выделить человека из животного царства и сделать прекрасным его Божественный лик.
  
   Даже атеисты не смогли выдумать ничего лучшего: круша Бога истинного, они тут же создавали своего.
  
   На их совести тупой взгляд на религию как на часть культуры, примитивное её отождествление с ортодоксальной церковью, массовый отход интеллигенции от её спасительных вопросов. Но, как говорится, есть в чём каяться, да нечем: нет Бога - нет и совести.
  
   Размысли о Божественном, созерцай Его беспрерывно
  
   направь своё сердце по Пути Истины и взирай на Господа Единого
  
   Который бессмертен
  
   Никем не видимый, Он - видит всякого
  
  
  
   По мере того, как человек побеждает чувственные искушения, Бог даёт ему проникнуть в сокровенные тайны Бытия
  
   а уступающий телу подпадает под власть Закона, управляющего стихиями, становясь при этом жертвой последних и обрекая себя на безнадёжное невежество и смерть
  
   По Гермесу, Бог-Дух, Человек-Астрал и Природа-Материя есть три составные части мира. Если соединение Духа и материи изобразить через цифру 10, то Дух в ней - это 1, а материя - 0. Всё начинается с материализации Духа, а заканчивается идеализацией материи.
  
   Знание не должно поглощать Веру, а Вера не должна предписывать Знанию, - восклицаем мы и думаем, что овладели безграничными возможностями философии и уже встали на вожделенную спицу времени.
  
   Но Истина всё так же далека от нас. Она смеётся над нами и поворачивается к нам задом, предлагая вместо жизни - только тщету и постмодернистское истечение.
  
   Сумев полюбить Христа, Иуда без оглядки пошёл за Ним, но зависть к Учителю толкнула его на предательство.
  
   Судьба поставила его перед недвусмысленным выбором: или вниз к сыну тьмы, или вверх - к Сыну Света.
  
   Почему Раскольников ненавидел Лужина и тратил время на разговоры со Свидригайловым?
  
   От чего зависит отношение человека к своему двойнику?
  
   Вот я поскорей поступлю в университет, и тогда всё пойдёт, как по маслу, - говорит Раскольников, желая озадачить своего Мучителя.
  
   Он смеётся над своим ничтожеством, над тем, что он, такой гадкий, стоит перед людьми. Что его никто не понимает, что он страдает и одновременно радуется, что никто не может раскрыть причину его душевной болезни.
  
   Как подвести учащихся к основному конфликту - между Раскольниковым и миром, им отрицаемым?
  
   Как обратить их внимание на жёсткое сгущение красок в создании образов-персонажей, тесноту, духоту, гротеск в изображении страданий?
  
   Как объяснить, что братья Стругацкие не писали фантастику, что фантастическое - это реализм?
  
   что Свидригайлов - трагический, а Лужин - карикатурный двойник Раскольникова
  
   что поиски наиболее эффективных путей в преподавании литературы только начинаются
  
   что в наши дни растлился Дух
  
   Я таращу глаза из окошка, пытаясь разглядеть деревья, дома, людей, кусты, холмы? камни, брёвна, куски твёрдой чужой земли.
  
   Стремительно сменяющийся пейзаж действует врачующе, и я забываю всё, и только помню, что некий Севлеп 1 в 306 году до н.э. победил какого-то Чиндрегупта.
  
   Я еду на Выборгскую сторону. А ночью мне снится море, Оно с ровным настойчивым шумом бьётся волнами о мою душу, разбиваясь пеной на миллионы брызг, выбрасывая на берег ракушки, медузы, водоросли и оглушённых винтами катеров рыб.
  
   Я лежу у Его ног, ловя открытым ртом воздух, как одна из этих рыб, убитых родной стихией.
  
   Мы с бычком меняемся ролями. Теперь Он тащит меня на верёвке.
  
   Он бежит впереди, потому что у него вдвое больше ног и вчетверо меньше соображения.
  
   Я-то сразу сообразил, что белое впереди - это не белая ворона, а просто ещё одно приключение на нашем пути. Вместо вороны мы видим белые сугробы, ледяные поля и белую принцессу - Снегурочку.
  
   - Му-у!- говорит мой бычок. Снегурочка пугается, вскрикивает и разбивает ледяную сосульку. Я пытаюсь её утешить и спрашиваю:
  
   - Скажите, пожалуйста, где вы достали такую сосульку?
  
   Я смотрю на Снегурочку и замечаю, что она тает. Капли катятся у неё из глаз - всё крупнее и крупнее. Я боюсь, что она сейчас совсем растает, и спешу объяснить свою мысль:
  
   - Я только потому спросил, что красивая была сосулька.
   Правильнее, конечно, было бы сказать, что это Снегурочка красивая, но я боюсь, что она обидится, и поэтому говорю о сосульке. Но это всё равно не помогает, и Снегурочка тает буквально на глазах.
  
   Может быть, меня зовут Иванушкой-дурачком, а может быть, Иваном-царевичем, но вдруг Снегурочка перестаёт таять и замечает моего бычка.
  
   - Какой беленький! Он у вас не из снега?
  
   - Нет, он из шерсти. А это у вас не тропинка?
  
   Всё вокруг белым-бело, и мой бычок сливается с общим цветом. О том, что будет завтра, я стараюсь не думать. Завтра мы простимся со Снегурочкой и опять останемся вдвоём.
  
   Мы выйдем на дорогу, и с каждым шагом будем от неё всё дальше.
  
   Я смотрю на ровную снежную пелену и не вижу в ней ни одной снежинки. Огонёк бежит по щепочке и, не удержавшись, валится в снег. За ним второй, третий. Звёзды вспыхивают при свете огня и гаснут.
  
   Они прилетели с самого неба, чтобы здесь, на земле, погаснуть.
  
   - Снегурочка, - говорю я, - не надо, прошу тебя! Я не могу видеть, как ты таешь. Когда ты таешь, мне хочется растаять вместе с тобой!
  
   Мне хочется, но я не таю. Я не могу выжать из себя ни одной капли.
  
   Аты, баты,
   шли солдаты,
   Аты, баты,
   на базар.
   Аты, баты,
   что купили?
   Аты, баты,
   самовар.
  
   Одинаковые ноги взлетают выше головы, а голова при этом не испытывает никакой неловкости.
  
   Аты-баты, как ножницы, стригут пространство, то удаляясь от нас, то опять приближаясь, и мне никак не удаётся постичь истинный смысл этого движения. Десять шагов туда - десять шагов обратно. Как бы далеко ни ушли, всякий раз возвращаются на прежнее место.
  
   А тропинка всё ждёт. Она стоит у ларька и не желает двигаться с места.
  
   Сумерки всё гуще - к нам подступает Тёмный Лес. Бычок прижимается ко мне - ему страшно. Он боится, что из-за дерева выскочит серый волк, и я рассказываю ему сказку.
  
   В некотором царстве, в некотором государстве жил-был белый бычок. И он полюбил белую ворону. Он ходил по двору, заглядывал на деревья и так высоко задирал голову, что все смеялись и говорили ему, что он ловит ворон, но ему была нужна только одна белая ворона.
  
   Только одинокие худые котята, униженно бегущие за равнодушными ногами.
  
   Только одинокие худые котята со стынущим сердцем в морозную ночь.
  
   Только злые снега, покрывающие могильным саваном одиноких худых котят на всех этих холодных пустых дорогах под этим равнодушным злым Небом.
  
   В железном Городе, где никогда не всходит Солнце и где деревья не сбрасывают листьев. Город без людей.
  
   Каменные джунгли. Царство затемнённых коридоров, мрачных строений, подземелий, бессмысленных уродов - машин, камней, кирпичей, углублений. Подземелья, в которых можно ориентироваться только по шорохам из ржавых труб.
  
   Бесплотный тонкий эфир, пронизывающий основополагающие начала жизни, крепкая и единственная связь с Тем, Кого надо было бы выдумать, если бы Его не было.
  
   Может быть, я и не Иван-царевич, и не Руслан Лазаревич, но если мой бычок не доспит, то какое это будет иметь значение?
  
   Я никогда не примирюсь с Абсурдом и буду отличать его от Гармонии до последнего часа своей мучительной жизни.
  
   Первым и наиболее ярким впечатлением от курса религиоведения было откровение преподавателя, что обязательным условием назначения на эту должность являлся его атеизм. Это как бы от председателя союза композиторов требовалось, чтобы у него обязательно отсутствовал музыкальный слух.
  
   В пояснительной записке к курсу написано: "...такие направления деятельности как просвещение, медицина, экономика, наука, власть должны руководствоваться нерелигиозными принципами".
  
   Вот беда и нашей власти, и нашей медицины, и нашей экономики, и нашей науки, и нашего, с позволения сказать, просвещения.
  
   В тупик убого материализма ведёт курс религиоведения, целью которого объявляется "...познакомить школьников с бесценным духовным сокровищем, которое в течение многовекового развития накопила религия, определённым образом отражая весь путь человечества, пробуждая интерес учащихся к познанию сокровенных тайн древних мифов".
  
   Мол, активизируйте изучение религии, так как, ну что ж поделать, если именно в этой сфере (так сказать, примитивной вследствие своего невежества) накопило человечество свои духовные богатства.
  
   Уместна ли такая снисходительность к основной форме восхождения человечества к Богу?
  
   Конечно, это из-за необходимости сохранения курса как такового.
  
   Однако, если уж слишком принимать во внимание подобные причины, то как вообще возможен разговор на теоретическом уровне?
  
   Доцент Тартуского университета Валерий Иванович Беззубов, всю жизнь изучавший творчество Андреева, вынужден был защищаться по Горькому, чтобы получить возможность хотя бы постмодернистского выверта о "дорогой Леониде".
  
   Такое было время, но его зловещие знаки видны и на этой пояснительной записке. Данный убогий документ извинителен, ведь курс нужно было "пробить", а цель оправдывает средства.
  
   Однако, если уж слишком принимать во внимание подобные причины, то разговор на теоретическом уровне становится вообще невозможным.
  
   От первого беспомощного шага в этот чуждый и жестокий мир
  
   до прощального взора ощущаешь себя страстно и мучительно потерянным, навеки отлучённым от Благодати, Гармонии и Порядка.
  
   Бросившие меня, время от времени, являются средь бела дня, как пугающие призраки с того света.
  
   На столе живая рыба с плавниками дыбом от болевого шока. Вспоротая и выпотрошенная, вся корчится и бьёт хвостом.
  
   Визжащая свинья, когда ей вобьют кол в сердце. Время беспрерывного предсмертного визжания зависит от мастерства забойщика.
  
   Загнанные лошади, бездомные котята. Ободранные грязные котята в ящиках для мусора, перерывающие мусор в поисках еды.
  
   Рипли сражается с чудовищами, но их не становится меньше. Они меняются внешне, но не по сути - янычары, опричники, манкурты, одним словом, - чужие.
  
   - Как их убить? Как уничтожить?
  
   - Это невозможно.
  
   - Брехня!
  
   В одной руке огнемёт, в другой - Джонси.
  
   Все, кто верит в меня - за мной!
  
   Чужой бросает нам вызов: либо мы - его, либо он - нас.
  
   Либо Украина - либо Малороссия!
  
   Либо Соборность - либо федерализм!
  
   Либо Европа - либо Азия, где Гарри Каспарову заламывают руки и бросают в омоновский фургон. Слава путинской России!
  
   Депутат от партии Регионов Виталий Хомутинник проводит экскурсию по дому: на стенах рога и шкуры убитых животных, а под каждым орудие убийства - ружьё, из которого было убито каждое данное животное.
  
   Всё позади, как страшный сон: реванш Януковича, козырный Мороз и Симоненко на погоны, 14-й бюджет Азарова, улыбочки Кивалова, Ахметов в законе, Щербань на Украине, депутат Калашников в борьбе за свободу слова!
   У электората тихо сносит крышу, шахтёры не выходят из забоев, токари вешаются прямо на своих рабочих местах. Трамадол - не наркотик, и вообще в Донецке такой проблемы нет. В день памяти жертв голодомора Янукович стреляет кабанов в "своих" охотничьих угодьях, которые содержатся за счёт бюджета, а значит, и за мой счёт. А чего ради, собственно?
  
   Они уверены, что деморализация электората будет продолжаться вечно.
  
   Из этого ружья я убил этого оленя, из этого - этого лося, зайца, медведя, лисицу.
  
   Ненавижу охоту и охотников.
  
   Брать в руки оружие, целиться в пушистого нежного зверька - белочку, зайчика, лисичку - живых, весёлых, любопытных - и убивать.
  
   Они визжат, дёргаются, извиваются, истекают кровью, прощаются с жизнью.
  
   Зачем Янукович и Хомутинник делают это? Чтобы съесть? Нет, они делают это ради удовольствия. Они так отдыхают. Они так проводят свободное время. Нормальный человек будет так отдыхать?
  
   Убеждена, что в стремлении убивать животных ради отдыха и удовольствия реализуется нереализованная напрямую потребность убивать вообще.
  
   Когда убивать нравится.
  
   Когда нравится процесс, когда живое, пушистое, весёлое превращается в визжащее, извивающееся, кровавое, мёртвое.
  
   Нравится из живого делать мёртвое. Это нормально? Вопрос к партии Регионов.
  
   Дамочки натянут на себя шкуру убитого животного и идут себе в ресторан, на приём, на люди - вроде так и надо, вроде это и не дико, и не аморально, и не противно, и не противоестественно, и нормально.
  
   Нет, это не нормально.
  
   Когда убивают, потом сдирают шкуру, потом эту чужую шкуру с окровавленного чужого тела надевают на своё.
  
   Но меха должны носить те, кто в них родился!
  
   Убивать животных, чтобы завладеть их мехом - преступление!
  
   Мужчины - убийцы, охотники, не обременённые избытком интеллекта - Сталин, Брежнев, Янукович, Хомутинник, Кушнарёв - идеал голубого электората.
  
   Ненавижу охоту и охотников.
  
   Уж лучше пчёл разводить на мирной пасеке.
  
   Единство, объединение, стабилизация, злагода, консенсус, демагогия.
  
   Мы за три месяца застабилизировали ситуацию в Украине. Стабильность тихой погибели, размывающая грань между Тьмой и Светом, чтобы нашему поруганному электорату, как той Марье-искуснице, стало всё равно: что воля что неволя, что Свет что Тьма, что Давидович что Кивалов, что Ющенко что Янукович.
  
   Украина замерла и расслабилась, и уже готова получить удовольствие. Только не я!
  
   Я чётко смотрю и чётко вижу:
  
   где Воля, а где неволя
  
   где Бог, а где дьявол
  
   где Правда, а где ложь,
  
   где Белое, а где чёрное
  
   где тьма, а где Свет
  
   и я - воин Света!
  
   А кто захочет подать на меня в суд за дестабилизацию, мешающую стабильно дерибанить, подавайте также на авторов Евангелий: Иоанна, который донёс до нас слова Господа нашего Иисуса Христа "Мир Мой даю вам, но не так, как мир даёт, Я даю вам" (глава 14 стих 27),
  
   Матфея, который донёс до нас слова Господа нашего Иисуса Христа: "Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч" (глава 10 стих 34),
  
   Луку, который донёс до нас слова Господа нашего Иисуса Христа: "Думаете ли вы, что Я пришёл дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение" (глава 12 стих 51),
  
   а также на Сократа, который сказал: "Если во имя мира мне предложат предать Истину, то я скажу - Да будет война!".
  
   И НЕКИЙ ДУХ ПРОНЁССЯ ПЕРЕД ЛИЦОМ МОИМ
  
   И Я ПОЧУВСТВОВАЛ ЕГО ЛЁГКОЕ ДЫХАНИЕ
  
   И ВОЛОСЫ МОИ СТАЛИ ДЫБОМ
  
   Власть охотников и убийц, общество утраченной морали.
  
   Нет нам будущего, пока не приберём с помойки последнего бездомного кота, а из Верховной Рады - последнего охотника.
  
   Нас подкладывают под Ахметова и приучают, нежно поглаживая и делая благотворительный массаж в пользу больницы для бедных.
  
   Нас приучают расслабляться в акте насилия и получать удовольствие при этом.
  
   Депутат Макеенко поздравляет украинский народ с принятием бюджета на 2007 год.
  
   Щёлкаю зубами от голода и холода, и бессильной злобы, и не разделяю его восторга.
  
   Наш микрорайон отключили от центрального отопления постановлением горисполкома N 1652 от 28 августа 2006 года, хоть я, как законопослушная дура, платила за отопление всю зиму, всю весну, всё лето, да ещё и осень до октября, ещё и месяц после того, как уже котельню разобрали на металлолом.
  
   Чужого нельзя оставлять на корабле, его нужно сбросить в космос, иначе он сменит кожу и станет опасным и неистребимым. И тогда вся жизнь Рипли превратится в одну большую смертельную схватку - с чудовищем.
  
   Почему ты не выбросил его, когда оно было одно, когда оно само было смертельно напугано и не осмеливалось и носа в Киев сунуть, когда без охраны шагу дальше вокзала бы не ступило? Когда оно само бежало прочь - на острова, в Москву, в Саратов. Ахметов, Щербань, Бакай, Белоконь - несть числа нечисти!
  
   Когда от ужаса уничтожало само себя, когда смирилось и ждало приговора народа и истории. Но Эшу было интересно ставить эксперименты - возможно ли приручить Чужого? Можно ли из опричника, янычара и манкурта сделать украинца и патриота и приспособить его для использования в мирных целях. Но Чужой плюётся кислотой, Майдан истекает кровью.
  
   Ты уже всё понял, Эш, но ситуация вышла из-под твоего контроля: кругом валяется змеиная кожа, в подворотнях грабят и поздно кричать караул.
  
   Рипли всё сражается с чудовищами, но их не становится меньше. Они множатся и меняют свой лик, но не меняют своей сущности - янычары, опричники, манкурты, одним словом - чужие.
  
   И дело не только в том, что говорил о рекламе, веселил от души, а потом-таки брякнул заветными полстраницами о неизменном одиноком страннике, который идёт, вглядываясь в расплывающиеся от слёз очертания далёкого берега напротив.
  
   Дело в том, что так умирает автор, осуществляя тем самым прямую тенденцию современной прозы.
  
   Тексты составляет действительность, уходящая в длинные коридоры и стекающая каплями на запотевшие стёкла противогаза. Мой воздух глотают пустые города. Я плохо вижу дорогу, но хорошо слышу шум погони. Первый выстрел бьёт по ногам, я бегу и смеюсь. От выстрелов в руки и плечи меня просто разбирает хохот. Раскалённый металлический стержень протыкает сердце насквозь. Оглушающе звонкий визг достигает эффекта зашкаливания. В этом безумном вопрошении уже нет надежды на избавление от мук. Кричат уже не потому, что хотят разжалобить Мучителя, просто ещё немного больно.
  
   Когда просматриваем киноплёнку, мы удивляемся, что хотя каждый кадр сам по себе интересен и самостоятелен, но в целом это не составляет единой картины, мы не ощущаем единства этих кадров, только разрозненность и фрагментарность, только сплошной постмодернизм.
  
   Только наша Жизнь, хороня каждого из нас по отдельности, меняя местами, тасуя, как колоду карт, превращаясь для каждого в разрозненный, бессвязный и бессмысленный постмодернистский осколок, остаётся сама по себе манифестом махрового реализма - до неприличия целостной и единой.
  
   Только и мы тогда - сами по себе, вне жизни, вне её омерзительных объятий. И в таком случае ей нечего требовать от нас взамен - мы ей ничего не должны.
   Вечером я сижу на балконе, но теперь мне не хватает смелости поднять голову и посмотреть в эти холодные чужие звёзды.
   Если все мы идёт к Богу, то откуда мы все пришли?
  
   А если - от Бога, то зачем было от Него уходить?
  
   По узким ледяным коридорам, по грязным дворовым галереям, по лестницам с этажа на этаж, стуча во все двери подряд, то не отваживаясь ни с кем заговорить, то моля о помощи каждого встречного.
  
   Вчера ещё казалось, что убери советскую власть - и всё кончится.
  
   Довлатов показал, что Абсурд находится внутри, а не снаружи, что он слишком очевиден, чтобы доказывать это каждой очумелой буквой.
  
   Ему хватило ума, чтобы глупо прожить свою жизнь, но не хватило на то, чтобы не сожалеть об этом.
  
   Приходили из церкви свидетелей Иеговы, спрашивали, как меня зовут. Намекали, что если у меня, как у каждого нормального человека, есть имя, то и у Бога оно должно быть.
  
   Не много у меня осталось сил, но я сохранил Слово Твоё и не отрёкся от Имени Твоего.
  
   Я знаю, как растопить лёд и раскрошить камень, как поменять все утвердительные предложения на отрицательные без всякого ущерба для всякого смысла.
  
   Господи!
  
   Дай мне новоё имя, как обещал, и не изгладь его из книги Жизни Твоей, и исповедай его перед Отцом Твоим и перед Ангелами Твоими.
  
   Сжигаю и сжигаю всё больше времени, без конца повторяю одни и те же действия, прохожу заново одни и те же уровни, чтобы игра занимала хотя бы часов 50 чистого времени, хотя интереса здесь на час-два. Мне бы хотелось играть в игры, где все впечатления сжаты в одном минутном объёме.
  
   Мне бы хотелось видеть на пыльной дороге царей в пурпурных одеждах, но я ничего не вижу, кроме старухи с козой.
  
   И кого же по-твоему имел в виду Иисус, когда передавал ангелу Ефесской церкви, что знает дела его и труды его, и терпение его, но имеет против него то, что он оставил первую любовь свою?
  
   Если мы настойчиво ищем Господа, то мы не будем потворствовать собственному равнодушию и праздности. Напротив, мы будем проявлять необыкновенное рвение.
  
   И тут здрасте-пожалуйста: въезд и выезд запрещён, и ни войти ни выйти. Радости, горести, привязанности, волнения больше не заполняют нашей жизни - всё, что было так дорого для нас, что так манило и пленяло. Нас влекут теперь лишь высокие замки.
  
   Отщепенец, привыкший к брани и пинкам, опустившийся до того, что безропотно принимаешься за любую работу, вспомни, откуда ты ниспал и покайся, и твори прежнее в Душе своей, а если не так, то скоро Придёт к тебе и сдвинет светильник твой с места.
  
   Я живу там, где престол сатаны и сражаюсь с ним мечом уст моих и сердца моего, и я содержу Имя Твоё и не отрекаюсь от веры Твоей даже в те дни, когда умерщвлены уже все свидетели Твои.
  
   Как вечерний предзакатный дождь смывает палящий зной и духоту, так уходит жизнь моя.
  
   В последний раз смотрю я на эту обитель страданий, на все эти высокие горы, замки, на бездомных котов и собак, на всех птенцов, выпавших из гнезда, на эти бойни, помойки, подворотни, мясокомбинаты, птицефабрики, ракушки, морские звёзды, кровь, слизь, кишки, мздру, шкуру, лимфу, сукровицу. "Земля, прощай!", - говорю.
  
   Я закрываю глаза, думая о том, как у Бога дела с именем?
  
   Деликатный, тактичный, умный, ироничный, добрый, ласковый, верный, нежный и сильный. Для того, чтобы я танцевал под Твоим взором, Тебе нужно вставить в меня пружину из китового уса.
  
   В твоем теле тоже есть душа, но ты говоришь, что таких, как ты, большинство, а таких, как я, нет. Но кто же я? Униженный больше всех. Мне даже улечься посреди улицы будет недостаточно, чтобы быть замеченным. Сплошное недоразумение, идиот, два левых башмака на правую ногу, двадцать вдруг на одной странице, обиталище одних только унылых звуков - много раз я брался за перо и только бросался им. Вот и сейчас высунулся из своего угла, пробил головою потолок, показался всему свету и просто весь дрожу.
   -На Пушкинской выйдем? - спрашиваю тебя.
   - Не-а, - отвечаешь.
   - На рынке?
   - Не-а
   - Вообще не выйдем?
   - ...
  
   Я жду Тебя и держу, что имею, и никто не восхитит венца моего. Гряди скоро! Сделай побеждающего столпом в храме Бога Твоего, чтобы Он уже не вышел вон. Напиши на нём имя Бога Твоего и имя Града Твоего, Нового Иерусалима, нисходящего с Неба на Облаках Твоих.
  
   Сделай, чтобы те из сатанинского сборища пришли и поклонились пред ногами моими и венцом моим и познали, как Ты возлюбил меня, потому что я сохранил Слово Терпения Твоего. Сохрани и Ты меня в годину искушений, которые придут на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле.
  
   Как тот Иаков, который до зари упорно боролся с материализовавшимся ангелом и был благословлён за такую настойчивость. Отказался ли он от своего желания? Нет, он стал горячо молиться, и Бог ответил на его молитвы и так дал ему смелость.
  
   Мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве - мир не имеет начала во времени и границ в пространстве.
  
   Всякая сложная субстанция состоит из простых частей - ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых частей.
  
   Причинность согласно законам природы есть не единственная причина, из которой могут быть выведены все явления в мире; для объяснения явлений необходимо допустить какую-нибудь свободную причину - не существует никакой свободы, всё в мире совершается по законам природы.
  
   К миру принадлежит или как часть его, или как его причина, безусловно необходимое существо - нет никакого абсолютно необходимого существа ни в мире, ни вне его.
  
   Я возделываю свой сад уже и после того, как со всякими садами покончено.
  
   Таким образом, я поступаю так, как если бы максима моего поступка посредством моей воли могла бы стать всеобщим законом природы.
  
  
   Тем самым я решительно отвергаю стремление к счастью как принцип этичного поведения и вместо счастья ставлю мораль и безупречность, и тем самым увеличиваю возможности человека в его неравной борьбе с обрушившейся на него действительностью.
  
   Жестока и бессмысленна наука жизни и совершенствования Души. Человек рождается в безобразных муках, растёт в буквальном дерьме и в дерьме же умирает. Всё естество человека страдает и протестует против физиологических отправлений. Только извращенец может говорить: что естественно, то не безобразно. Безобразно.
  
   Омерзительны и безобразны проявления физиологии в человеке: запах пота, половых органов, запах мочи и экскрементов. Мучительна и невыносимо оскорбительна для человека необходимость посещать туалет и извергать из себя мерзко пахнущее... Омерзительна гимнастика полового акта...
  
   Какая травма ребёнку узнать, что э т о делают не только плохие, развратные дяди и тёти, но и папа с мамой, и все так делают, и ты так будешь делать...
  
   Нередко у детей на этой почве бывают серьёзные психологические срывы. Но кто на это обращает внимание?
  
   И заметьте, не человек своими грехами довёл себя до такого омерзения, а всё это дано ему изначально. Кем? Какой смысл в этом?
  
   Зачем комары сосут кровь, оводы кусают лошадь до смерти? Зачем нужны летучие мыши-вампиры, тараканы, пауки, крысы, крокодилы, акулы, саранча? Кто придумал их всех?
  
   Зачем природа так жестока и бессердечна?
  
   Чтобы жить? Но если для того, чтобы жить, одному нужно пожирать другого, то зачем вообще такая жизнь, и что тогда в такой жизни, кроме жестокости и абсурда? И кто тогда проявит к нам милость, если наш Бог-отец - Абсурд?
  
   Не может издевательство и милость исходить от одного существа, как не может течь горькая и сладкая вода из одного источника. Если наш Отец - Абсурд, то глупо ждать от Него милости.
  
   Почему наша жизнь обязательно должна быть по уши в буквальном дерьме?
  
   Если это придумал всесильный Бог и если Он действительно всесильный, то почему Он придумал именно такую омерзительную форму бытия - с физиологическими отправлениями и с биологической цепочкой взаимного пожирания?
  
   Почему бог отдаёт тело Человека, которое он создал якобы по своему образу и подобию, на поедание белым жирным могильным червям?
  
   И, кстати, насчёт образа и подобия, надеюсь не в буквальном смысле. Забавно представить себе Бога на унитазе. Кощунство? А я на унитазе - не кощунство?
  
   Не могло высшее духовное существо быть творцом безобразного куска материи с прямой кишкой и анальным отверстием. Но если прав Дарвин, то где же тогда Бог в процессе создания человека?
  
   Может быть, дьявол-садист придумал тело человека со всеми его дырками и палками, а Бог вдохнул во в с ё э т о Душу и Дух? Но зачем было всесильному Богу пользоваться таким омерзительным сосудом? Неужели Он не мог создать ничего более приличного, чтобы носителю Его бессмертного Духа хотя бы не приходилось ежедневно срать?
  
   - Не придавай этому значения, - говорят мне. - Не обращай внимания.
  
   Как же не обращать, если это так дурно пахнет...
  
   Или можно так отупеть, чтобы ко всему привыкнуть?
  
   -На Пушкинской выйдем? - спрашиваю тебя.
   - Не-а, - отвечаешь.
   - На рынке?
   - Не-а
   - Вообще не выйдем?
   - ...
  
   Как тот Иаков, который до зари упорно боролся с материализовавшимся ангелом и был благословлён за такую настойчивость. Отказался ли он от своего желания? Нет, он стал горячо молиться, и Бог ответил на его молитвы и так дал ему смелость. Тем самым решительно отвергая стремление к счастью как принцип этичного поведения и вместо счастья поставив мораль и безупречность, и тем самым увеличивая возможности человека в его неравной борьбе с обрушившейся на него действительностью.
  
   Со всех сторон из мглы глядят на нас
   Зрачки чужих, всегда враждебных глаз
   Ни светом звёзд, ни солнцем не согреты
   Стремя свой путь в пространствах вечной тьмы
   В себе несём своё изгнанье мы -
   В мирах любви неверные кометы
   Закрыт нам путь проверенных орбит
   Нарушен лад молитвенного строя
   Земным богам земные храмы строя
   Нас жрец земли земле не причастит
   Безумьев снов скитальный дух повит
   Как пчёлы мы, отставшие от роя
   Мы беглецы, и сзади наша Троя
   И зарево наш парус багрянит
   Дыханьем бурь таинственно влекомы
   По свиткам троп, по росстаням дорог
   Стремимся мы. Суров наш путь и строг
   И пусть кругом грохочут глухо громы
   Пусть веет вихрь сомнений и обид
   Явь наших снов земля не истребит
   Полночных солнц к себе нас манят светы
   Ах, не крещён в глубоких водах Леты
   Наш горький дух, и память нас томит
   В нас тлеет боль внежизненных обид -
   Изгнанники, скитальцы и поэты.
   Явь наших снов земля не истребит
   В парче лучей истают тихо зори
   Журчанье утр сольётся в дневном хоре
   Ущербный серп истлеет и сгорит
   Седая зыбь в алмазы раздробит
   Снопы лучей, рассыпанные в море
   Но тех ночей, развёрстых на Фаворе
   Блеск близких Солнц в душе не победит
   Нас не слепят полдневные экстазы
   Земных пустынь, ни жидкие топазы
   Ни токи смол, ни золото лучей
   Мы шёлком душ, как ризами, одеты
   Нам ведом день немеркнущих ночей
   Полночных солнц к себе нас манят светы
   В колодцах труб пытливый тонет взгляд
   Алмазный бег вселенные стремят
   Системы звёзд, туманности, планеты
   От Альфы Пса до Веги и от Беты
   Медведицы до трепетных Плеяд
   Они простор небесный бороздят
   Творя во тьме свершенья и обеты
   Мы вдаль несём. Пусть тёмные планеты
   В нас видят меч грозящих миру кар
   Мы правим путь свой к Солнцу, как Икар
   Плащом ветров и пламени одеты
   Но странные, его коснувшись, прочь
   Стремим свой бег от солнца снова в ночь
   Вдаль по путям парабол безвозвратных
   Слепой мятеж наш дерзкий дух стремит
   В багровой тьме закатов незакатных
   Закрыт нам путь проверенных орбит
   В мирах любви неверные кометы
   Сквозь горних сфер мерцающий стожар
   Клубы огня, мятущийся пожар
   Вселенских бурь блуждающие светы
   Тому, кто зряч, но светом дня ослеп
   Тому, кто жив и брошен в тёмный склеп
   Кому земля - священный край изгнанья
   Кто видит сны и помнит имена
   Своей тоски навеки одинокой
   Как зыбь морей пустынной и широкой
   Он не отдаст. Кто оцет жаждал - тот
   И в самый миг последнего страданья
   Не мирный путь блаженства изберёт
   А тёмные восторги расставанья
   В душе встают неясные мерцанья
   Как будто он на камнях древних плит
   Хотел прочесть священный алфавит
   И позабыл понятий начертанье
   И бродит он в пыли земных дорог
   Отступник жрец, себя забывший бог
   Следя в вещах знакомые узоры
   Быки идут, жнёт серп, бьёт колос цеп
   В реке плоты, спит зверь, вьют гнёзда птицы
   Так видит он из складок плащаницы
   И смену дней, и ход людских судеб
   Без радости, без слёз, без сожаленья
   Следит людей напрасные волненья
   Без тёмных дум, без мысли "почему"
   Вне бытия, вне воли, вне желанья
   Вкусив покой, неведомый тому
   Кому земля священный край изгнанья
   Того простор полей не веселит
   Но каждый шаг, но каждый миг таит
   Иных миров в себе напоминанья
   Но ужас звёзд от знанья не потух
   Мы помним всё: наш древний тёмный дух
   Ах, не крещён в глубоких водах Леты
   Наш звёздный дух забвением ночей
   Не замкнут круг. Заклятья недопеты
   Когда для всех сапфирами лучей
   Сияет день, журчит в полях ручей
   Для нас во мгле слепые бродят светы
   Наш горький дух. И память нас томит
   В нём навий яд, могильные отравы
   В нём время спит, как в недрах пирамид
   Но ни порфир, ни мрамор, ни гранит
   Не создадут незыблемой оправы
   Для роковой пролитой в вечность лавы
   Что в нас свой ток невидимо струит
   Гробница Солнц! Миров погибших Урна!
   И труп Луны, и мёртвый лик Сатурна
   Запомнит мозг и сердце затаит:
   В крушеньях звёзд рождалась мысль и крепла
   Но дух устал от свеянного пепла
   В нас тлеет боль внежизненных обид
   Томит печаль и глухо точит пламя
   И всех скорбей развёрнутое знамя
   В ветрах тоски уныло шелестит
   Но пусть огонь и жалит и язвит
   Но никогда - ни счастье этой боли
   Ни гордость уз, ни радости неволи
   Ни наш экстаз безвыходной тюрьмы
   Не отдадим за все забвенья Леты
   Кто жаждал быть, но стать ничем не смог
   У птиц гнездо, у зверя тёмный лог
   А посох нам и нищенства заветы
   Долг не свершён, не сдержаны обеты
   Не пройден путь, и жребий нас обрёк
   Мечтам всех троп, сомненьям всех дорог
   Расплёскан мёд, и песни не допеты
   О, в срывах воль найти, познать себя
   И горький стыд смиренно возлюбя
   Припасть к земле, искать в пустыне воду
   К чужим шатрам идти просить свой хлеб
   Тому, кто зряч, но светом дня ослеп
  
   Вот и вся моя жизнь: мёртвая ворона с распахнутым клювом и задранными кверху лапками. Мария отрешается от видимого только ею и жадно ест кусок своей милостыни. Я иду, наступая на издыхающих котят. Мир замер в ожидании предсмертного крика. Им только кажется, что ты стоишь на кафедре и машешь руками, пытаясь объяснить эту боль. На самом деле на твоём чердаке воркуют голуби. Ты - Сруль. Наше дело дрянь, - начинаешь ты слова утешительной молитвы. И тут кто-то бьёт тебя в ребро и подталкивает к столу, где у тебя требуют документы. На многих в таком случае нашёл бы столбняк. Только выстоять, - шепчешь ты себе, но тайно всё же надеешься на Победу. У исследователей нет единодушия в определении жанра этих произведений. Автор же придавал этому особенное значение, вплоть до уточнения подзаголовка. Подражая Гоголю, свою повесть "Двойник" он назвал петербургской поэмой, желая подчеркнуть, что жизнь - это смертельная болезнь, передающаяся половым путём.
  
   Достоевский принадлежит к печальным и строгим искателям Абсолютного. От первого беспомощного шага в этот чуждый и жестокий мир.
  
   Лишь бы дорога не кончалась.
  
   На всём ощущается рука милосердного Господа.
  
   С ужасом я смотрю на пустырь, где меня заставляли выполнить Чью-то работу. Швейк пьёт, с нежностью думая о своём поручике. Всякому, кто в эту минуту взглянет на него, в голову не придёт требовать с него какие бы то ни было документы. У Швейка такой вид, словно он упал с Луны или с какой-нибудь другой планеты. С креста смотрит на него измученное лицо Спасителя, а всё вокруг кажется страшным и нереальным. К утру совершенно выбиваешься из сил и готов кричать караул, но всего лишь кружишь вокруг памятника Палацкому на Морани.
  
   Всё идет своим чередом. Мюнхгаузен изнемогает от излишней серьёзности, Рипли наполняет сердца мужеством, Ребекка плетётся следом. От её любимой куклы осталась одна голова, но она благодарит Бога и за это. Земля кажется Дон Кихоту сплошным чудовищем. Инженер Баркасов возрождается к постылой жизни - он идёт и выполняет свои обязанности. Щедрые густые охапки альпийской зелени рвут из моего живота, а из мёртвого уха ясно слышится шум волны, как из перламутровой раковины. Пришедшие на панихиду расходятся по домам. Кинематографическая лестница не выдаёт своего секрета. Сколько бы не кружил по её бесконечным пролётам, всё равно окажешься на той площадке, где соседский кот пьёт своё вечное молоко. Соседка спускается по ступенькам в булочную, мальчишка бегает туда-сюда, то вверх то вниз. Только мне нет там дороги, ни входа ни выхода. Мне там нельзя. Хоть улечься посреди улицы.
  
   - Хорошенькое дело: на кого Бог, на того и люди! - возмущаюсь я и возношу свою молитву к высокому и равнодушному Небу. Потынявшись вволю и потрещав костями, угомоняюсь на чужом чердаке. Рядом воркочут голуби. Я - Сруль. Сердце бьётся и рвётся, как живое, с неистребимой яростной силой отправляя ввысь свою Мечту о Любви, Милости, Счастье и Жизни. Господи! Слава Тебе Прекрасному, Светлому, Единому, Непорочному! Благодарю Тебя за всё. Сохрани моё сердце для Себя. Прости, Благослови и Помоги, Господи! Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Аминь!
  

ЖИЗНЬ НЕ МОЖЕТ СВОДИТЬСЯ К ОТЧАЯНИЮ

(КРИТИКА ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФИИ И. КАНТА)

   Иммануил Кант - немецкий философ и учёный 18 в., родоначальник немецкого классического идеализма, один из самых умных людей, которые когда-либо жили на Земле. Не удивительно, что он, как и другие умные люди, подвергал критике познавательные возможности человека. Только дурак уверен, что он знает много, и в принципе, может узнать всё.
  
   Ещё древнегреческий философ Сократ справедливо считал, что строение мира, физическая природа вещей принципиально непознаваемы. И мудрый человек всегда найдёт в себе достаточно ума, чтобы сказать: чем больше я знаю, тем больше понимаю, что я ничего не знаю.
  
   В работах "Критика чистого разума", "Критика практического разума" и "Критика способности суждения" учёный изложил основные взгляды на эту проблему: может ли разум человека постичь строение и смысл мира? Познаваем ли он в принципе умом человеческим?
  
   Кант пытался доказать, что невозможно выстроить систему умозрительной философии до тех пор, пока не проведено исследование форм познания и границ наших познавательных возможностей вообще, то есть, где находится потолок нашего познания, что мы можем, а чего, увы, уж никак нет?
  
   Как вообще человек должен относиться к этому потолку - должен ли он, упершись в Него, смиренно отступить, или, несмотря на видимую невозможность, попытаться его пробить, поднявшись над своими возможностями и, в конце концов, над самим собой?
  
   Что в этой безумной попытке человека - величие или грех? Величие неудержимого полёта к Истине или грех желания сравняться с Богом?
  
   Принято считать, что так Иммануил Кант стал агностиком, то есть, пришёл к утверждению, что мир принципиально непознаваем, а природа вещей недоступна, вещи существуют сами по себе, они "вещи в себе". Их можно познать только в той мере и в том качестве, в которых эти вещи являются нам - таким образом, мы можем рассчитывать только на наш практический опыт, но не на наш разум. Разум человека перед природой вещей бессилен. Так считают агностики.
  
   Кант видит, что достоверное теоретическое знание может быть достигнуто только в математике или других точных науках, поэтому, в принципе, они так и называются - точные.
   Следовательно, Канту они не интересны, так как, по большому счёту, они не могут ответить ни на один по-настоящему серьёзный вопрос: Бог придумал человека или Человек придумал бога? Если Бог существует сам по себе, то Кто Он и откуда Он взялся? Стоит ли Кто над Ним? Что значит Смерть, и что после смерти? Что такое бесконечность, есть ли границы у Вселенной, есть ли другие формы бытия? В чём смысл жизни на Земле и есть ли он вообще - смысл? Ни одна из точных наук не может удовлетворить разум человека в этих вопросах, потому что в разуме заложено неудержимое стремление к безусловному Знанию, к Истине.
  
   Заложено, опять-таки, Кем?
  
   Под давлением этого неудержимого стремления человеческий разум стремится к решению таких вопросов, которые он не в состоянии решить, на решение которых он не запрограммирован, опять-таки, кем?
  
   Вопросов, которые выходят за пределы его компетенции.
  
   Кто поставил эти пределы?
  
   Почему, если эти вопросы выходят за пределы компетенции человеческого разума, почему они возникают в нём? Откуда?
  
   Почему человек бьётся над проблемами пространства и времени, пытаясь решить их в полном объёме, если заведомо знает, что они никогда не будут решены в полном объёме, что они будут решены только в той степени, в которой позволят точные науки. Как ни бейся, человек, а дальше квантовой физики не пойдёшь. Есть границы познания, есть потолок.
  
   Или пойдёшь?
  
   Абсолютная истина не доступна человеку. Мы оперируем лишь той, что как дышло - куда повернёшь, туда и вышло. С равной степенью достоверности можно доказать, что мир конечен и бесконечен, что неделимые частицы существуют и что таких частиц нет, что всё причинно обусловлено и что всё случайно и спонтанно.
  
   Такая неуловимость прикладной относительной истины, её неабсолютность, необязательность породили философию экзистенциализма. Канта можно считать её духовным отцом.
  
   Идеалистическая философия абсурда должна выполнить задачу гораздо более существенную, чем та, что решают математика, физика и так далее, а именно, привести к вере в существование таких предметов умопостигаемого мира, каковыми являются Свобода, Бог, Бессмертие, Бесконечность.
   Кант хотел, чтобы Вера в их Бытие не могла быть поколеблена никакой научной критикой, никаким прогрессом наук и научного знания. Он стремился доказать, что убеждение в существовании этих "вещей в себе" возможно только на основе идеализма особого рода. Это идеализм, обосновывающий учение о принципиальной их непознаваемости и об ограничении теоретического познания областью одних лишь видимых явлений. Именно такой идеализм Кант называл критическим и в обосновании этого идеализма видел философскую оригинальность. Всякое расширение и углубление наших знаний является познанием не вещей самих по себе, а только того, как они проявляются для нас, как мы их представляем. Сами же по себе эти вещи являются недоступными для нас "вещами в себе".
  
   Так пространство и время, лежащие в основе математики и физики - не формы существования самих вещей, а только формы нашей чувственности, нашего восприятия. Так же, как и понятия субстанции, причинности, взаимодействия и так далее - не действительные законы этих вещей, а только убогие формы нашего ограниченного рассудка.
  
   И даже при самом большом углублении научное знание никогда не может быть Знанием о том, что выходит за пределы тех форм, посредством которых осуществилось это познание.
  
   Проще говоря, выше себя не прыгнешь, или частью целого не постигнешь всего этого Целого.
  
   Если бы даже вся Природа раскрылась перед нами, мы никогда не были бы в состоянии ответить на те вопросы, которые выходят за её пределы, то есть вопросы о свободе, бесконечности, бессмертии и Боге. Кант критикует разум, чтобы укрепить и утвердить Веру.
  
   Границы, которые он определяет разуму - это те границы, перед которыми в бессилии останавливается не только наука, но и практика веры. За пределами этих границ вера должна стать неуязвимой. В основном ради укрепления и утверждения веры Кант и критиковал познавательные возможности человека. Это, конечно, благородно, но малоперспективно и совершенно не исчерпывающе, потому что оставляет все традиционно детские вопросы по-прежнему открытыми.
  
   Бог придумал человека или Человек придумал бога? Если Бог существует сам по себе, то Кто Он и откуда Он взялся? Стоит ли Кто над Ним? Что значит Смерть, и что после смерти? Что такое бесконечность, есть ли границы у Вселенной, есть ли другие формы бытия? В чём смысл жизни на Земле и есть ли он вообще - смысл?
  
  

ФИЛЬМЫ АРТУРА АРИСТАКИСЯНА (глава)

   Речь не идёт об отправке одного из Ангелов в командировку на Землю
  
   Вначале забивают свинью. Год до этого у неё было имя, её кормили, ласкали, чесали бок. Она узнавала хозяйку по шагам. Теперь несколько сильных мужчин хватают её, переворачивают на спину, привязывают проволокой и верёвками. Всё это время несчастное животное кричит от боли и ужаса. На огне раскаляют докрасна металлический стержень. Забойщик резко и сильно бьёт в область сердца, в нарисованный круг. Здесь главное - точность и сила удара. Если кол попал точно в сердце и сразу проткнул его насквозь, то невыносимый предсмертный визг будет сводить с ума минут 10-15. Неопытный и недостаточно сильный забойщик может продлить кошмар до получаса.
  
   Целое искусство - разделка трупа: жир, кости, мясо разных категорий. Вынутое сердце сокращается в руках палача. От горячей печени исходит пар. Ещё минуту назад всё это жило, страдало, взывало к Чуду, Спасению, Милости. Но где она, Милость?
  
   С треском выдираются кишки из привычного тёплого ложа. Выжимается из них содержимое, всё тщательно моется. Можно сварить кровь, с чесночком.
  
   Кто заставляет меня жить в таких противоестественных условиях бытия?
  
   Кто сделал мне вкусным то, к чему всё внутри меня испытывает почти мистический ужас и отвращение?
  
   Кто лишил меня нормальной среды обитания?
  
   Кто издевается над моей Душой?
  
   Отворачиваясь от ужасного и безобразного и делая вид, что его не существует, посмотри на себя, читатель. Если основы бытия не кажутся тебе ужасными, дикими и абсурдными, кто и каков ты сам?
  
   Значит, тебя не иссушает невыносимая Тоска по Высокому, Чистому, Милосердному, Идеальному и Недосягаемому? Без дерьма, крови и страданий.
  
   Что ты знаешь о Тоске по Гармонии, если ты не видишь Абсурда в основах Э Т О Г О бытия?
  
   Что ты знаешь о Гармонии, если ты не дитя Абсурда?
  
   Я зову вас, дети Абсурда. Родные мои, братья по больной крови. Я зову вас, нахожу вас и теряю вас навсегда.
   Я иду по кругу, и мне видно всё, что делается вокруг.
  
   Золушка по-прежнему продаёт в ларьке свои волшебные палочки. Она радуется, что люди тянутся к чудесам. Люди тоже радуются - идёт зима, надо запасаться дровами.
  
   Сорока-ворона кашку варила, деток кормила. Как быстро летит время! Ещё недавно они были такие маленькие, и вот уже - такие большие. А сосед Горыныч, напротив, как-то вроде поменьше стал. Одни в гору идут, другие - под гору.
  
   Я протаптываю свою тропинку. Спешить мне некуда. На повороте передо мною открывается море. Море - это много воды. Берег - это много песка. Вода заливает песок, и он от этого становится морем.
  
   - Здравствуй, старик!
  
   Но он не слышит меня.
  
   - Как ловится?
  
   Он не слышит.
  
   Вытащил невод, разложил на песке. Рыбы плюхаются в море, как в котёл с водой. Старик снова забрасывает. Ловись, рыбка, большая и маленькая.
  
   Раз, два, три, четыре, пять. Вышел зайчик погулять.
  
   Терем-теремок, кто в тереме живёт? Это я живу, баба Яга. Ты бы зашёл, если всё равно ходишь.
  
   Я ей объясняю, что мне некогда, что мне надо ходить по кругу. Идти туда, а потом обратно, а потом опять туда. Потому что повторение - мать учения.
  
   - Я и сама мать, я понимаю, - вздыхает баба Яга. - Только трудное это наше дело, материнское. Детки-то нынче знаешь какие пошли?
  
   Ничего, я ещё до них доберусь. Я с них шкуру спущу, с окаянных. Пусть знают, что мать - это мать! Мне-то самой много ль надо? Ведь всё для них! иродов, чтоб им свету божьего не видать, чтоб им подавиться собственными костями!
  
   Ладушки-ладушки, где были? У бабушки.
  
   На ловца и зверь бежит: старик-таки поймал свою золотую рыбку.
  
   И как это всё понимать? Старик, которому давно пора помирать, вдруг
   на старости лет поймал золотую рыбку. И зачем ему золотая рыбка?
  
   Куда-то подевалась баба Яга, может к детям своим поехала.
  
   А я иду по своим следам. У меня была и Спящая красавица, и Снегурочка, и Белый бычок. А теперь и ни Белой вороны, и ни Синей птицы, и даже ни бабы Яги. Где-то старушка до своих детей добирается. А мне некуда добираться. У меня сказка бесконечная.
  
   Жили-были три солдата - вот и сказочка начата. Жили-были три павлина - вот и сказки половина. Жили-были три гуся - вот и сказочка вам вся. Как бы ни так!
  
   Я поворачиваюсь и иду в обратную сторону.
  
   Я иду и наступаю на множество дождевых червей, размокших от влаги. Они беспомощно копошатся, пытаясь уползти от погибели. Спрятать голову от людей, от света неоновых ламп, от страха, духоты и ужаса.
  
   Кант советует остановиться - раз упираешься в потолок, зачем расшибать о него голову.
  
   Я несчастный Робинзон Крузо, заброшен на необитаемый остров без всякой надежды на избавление.
  
   Я Божий человек Георгий Вицин, творец незаметной жизни, нищенствую в старости, потому что все деньги уходят на кормление бездомных собак.
  
   Я певица Жанна Агузарова, обладательница золотого голоса, верю, что день придёт - и сгинет тьма.
  
   Надеюсь когда-то вернуться в общество себе подобных.
  
   Среди ночи звонит Поляков и интересуется, как мои дела на личном фронте. Всё внутри оказывается текучим, формы не даются наперёд, и их постоянно приходится создавать заново. Как вода, я пролился, и расторглись все кости мои. Сердце моё сделалось, как воск, и растаяло посреди внутренностей моих. И снова от целого счастья в руках трепещет лишь одинокое синее перо.
  
   Усталым рабом лежу в поле. Небо дышит свежим сеном и горит мириадами звёзд. Лечу в бездонное сверканье. И раньше сомнения были, но теперь я ясно вижу, что ограблен, что я перед Э т и м, как слепой крот, как моя пепельница.
  
   Напрасно блистательный разум столько лет вёл меня по лабиринту познания истины: в итоге мы с ним оказались в тупике, где он сам выглядит бесполезным, ни на что не годным, и нам нечего сказать друг другу.
  
   И даже способность понимать, столь необходимая в естественном мире, оказалась вдруг только скудным и жалким даром, требуя отказа от самого усилия быть понятым.
  
   Я объясняю тебе это не потому, что надеюсь объяснить, а потому, что боюсь разучиться это делать.
  
   Стань рекой.
  
   Ступай на окраины Бытия из средних поясов человеческого прозябания.
  
   Открой себя для истин, не похожих на суждения.
  
   И не думай, что ты знаешь, что делал я в то время, пока ты от меня предохранялся.
  
   Я искал в лабиринтах жизни ту настоящую действительность, где природа законов противоречия и тождества радикально менялась бы таким образом, чтобы не мы им повиновались, а они бы повиновались нам, оставаясь спокойными, когда за спиной сгущается воздух, и становились бы на дыбы, когда казнят праведника.
  
   Ты же тогда как раз совершенствовался в искусстве вовремя останавливаться. Чего же ты хочешь?
  
   Сергей Параджанов нарисовал тебе новую картину.
  
   Пусть ночью нам приснятся львы - не страшные и жестокие хищники, а свободные вольные звери, весело играющие в зарослях на берегу тёплого моря, полного опасностей и тайн, удивительных богатств и ужасных чудовищ, поднимающихся из неведомых глубин.
  
   Чего ради нам ненавидеть друг друга? Мы все заодно, уносимые одним ветром. Мы команда одного корабля.
  
   Работая только ради материальных благ, мы сами строим себе тюрьму и запираемся в одиночестве, и все наши богатства - прах и пепел. Они не могут дать нам то, ради чего стоит жить, но придёт срок этому страшному уединению, и поймут все разом, как неестественно отделились один от другого.
  
   Одно дело камень, который считает себя падающим свободно, другое - такой же, но уверенный, что падает в силу соответствующей природы всего сущего.
  
   Одно дело мышление, которое хочет и может бесстрашно смотреть в глаза смерти, другое - которое от смерти отворачивается, о смерти не думает и о смерти забывает, это мышления разных измерений.
  
   От Сталкера не нужно предохраняться или бежать, но именно этого он удостаивается в первую очередь. Видимая реальность абсурдна, да и чего иного можно ожидать от людей, обладающих сознанием камня. Чтобы быть - надо течь, чтобы жить - надо стать мёртвым, чтобы создать нечто целостное - нужно эту целостность разрушить.
  
   Писателю Куркову хотелось бы верить... Ну раз хотелось - так верь!
  
   Платон кажется серьёзным писателям возмутительным демагогом, а его горячее обращение к невидимому - нелепым и напыщенным, как речь Гаева перед многоуважаемым шкафом.
  
   Но как заставить замолчать Платона?
  
   Он был из тех неясных фигур, кто зарывает свой талант в землю вместо того, чтобы сколотить на нём приличное состояние. Он писал, рисовал, играл на скрипке, летал, изобретал, исследовал, страдал, любил, помнил, мечтал, будил мысль и воздействовал на чувства.
  
   Постижима ли его великая тайна? Мир невоплощённых надежд, сломы, драмы, синдромы, хлопок оглушительно короткой жизни, выходящей за пределы времени и пространства.
  
   Друг мой! Я один, но я не могу быть один. Как будто не падающие листья шелестят над моей головой, а бежит река живой воды, и мне необходимо дать её тебе.
  
   Весь смысл и радость моя, и долг мой, и всё - только в том, чтобы я нашёл тебя и дал тебе пить.
  
   Я боюсь, что река уйдёт себе в море, и мы останемся опять одни, навек разлучённые.
  
   Я кричу. Но мой крик в золотой пустыне возвращается ко мне обратно.
  
   Только собственная жена разделяет со Сталкером его путь, да и то из жалости.
  
   Даровитый человек, равного которому не видел свет, преданный и безжалостно затравленный, погибает среди невежественной толпы.
  

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Я наступаю на множество дождевых червей, размокших от влаги. Они беспомощно копошатся, пытаясь уползти от погибели. Спрятать голову от людей, от света неоновых ламп, от страха, духоты и ужаса.
  
   Кант советует остановиться: раз упираешься в потолок, зачем расшибать о него голову?
  
   Смирись, гордый человек, стань рекой. Ступай на окраины Бытия из средних поясов человеческого прозябания. Открой себя для истин, не похожих на суждения.
  
   И не думай, что ты знаешь, что делал я в то время, пока ты предохранялся от меня.
  
   Прочнейшее дерево ломается под сильным нажимом, а легчайший бамбук выживает, покорно сгибаясь под ветром, и мы любим предсмертье и не мешаем Аристотелю благоговейно молиться на Необходимость, как не мешаем коммунистам праздновать 1 Мая.
  
   Смирись, гордый человек. Сергей Параджанов нарисовал тебе новую картину. Из множества раковин, убитых родной стихией, по которой ползёт улитка, как по склону Фудзи.
  
   И даже наша способность понимать, столь необходимая в естественном мире, становится только скудным и жалким даром, требуя отказа от самого усилия быть понятым.
  
   Жестока и омерзительна жизнь человека от омерзительного процесса его рождения с кровью и калом пополам до омерзительных жирных белых могильных гробовых червей.
  
   Омерзительна биологическая цепочка взаимного пожирания.
  
   Основы бытия изначально невыносимо жестоки и омерзительны.
  
   Страдания и мерзость совершенствуют Душу? Но какой смысл в этой науке, если душа младенца - чистая доска и не помнит ни одного урока?
  
   Пока на свете есть уроки литературы, будет кому учить нас чувствительности, взаимопониманию, доброте. Будет кому помочь осуществить свои надежды. Распознать, где добро и где зло, где правда и где ложь, где красота и не очень.
  
   Эти уроки научат быть смелыми и видеть человека в любом его образе.
   Вот недавно читали повесть про несчастных детей в подземелье. Их было очень жаль, многие прямо на уроке плакали. В книгах передаются разные чувства и когда читаешь, то всё это будто испытываешь сам и так развиваешь свою убогую душу.
  
   Верите ли вы в братство людей?
  
   Чего ради нам ненавидеть друг друга? Мы все заодно, уносимые одним ветром. Мы все - команда одного корабля.
  
   От Сталкера не нужно предохраняться.
  
   Только человек может помочь человеку перенести потерю того, что отнял Бог. Только человек может пожалеть человека, потому что он рядом, а не на недосягаемых высотах, потому что он добр, потому что он любит.
  
   Утром ты выплюнешь какую-то странную жидкость и тебе покажется, будто в груди что-то разорвалось.
  
   - Только бы мне больше не сражаться! - взмолишься ты, подняв голову к небу и напрасно ожидая от него милости и облегчения. Завтра тебе предстоит сражаться снова, и на этот раз ты будешь знать, что борьба бесполезна.
  
   Усталым рабом лежишь ночью в поле. Небо дышит свежим сеном и горит мириадами звёзд.
  
   И раньше сомнения были, но теперь тебе совершенно ясно, что ты ограблен, что ты перед Э т и м, как слепой крот, как твоя пепельница.
  
   И что же дальше? Кант советует остановиться: раз упираешься в потолок, зачем расшибать о него голову?
  
   Мир так сложен, непонятен, чудовищен, а простой люд так многочисленен и невыносим, - думает Конни.
  
   В постели с егерем его прыгающие бёдра казались ей смешными, а убыстряющиеся толчки, подскоки ягодиц и сокращение бедного мокрого пениса - просто безобразным фарсом.
  
   О какой гармонии вообще может идти речь в такой комической ситуации?
  
   И на что только ушли все эти годы?
  
   Во второй половине 20 века мир постигла сексуальная революция.
  
   Она поставила любовника леди Чаттерли на большую дорогу, как убийцу с ножом в руке.
  
   Этот пламенный революционер, наконец, получил право стать также и просветителем, так как, сами понимаете, в этом деле без этого никак нельзя.
  
   И фактическое "и-и" одержало-таки долгожданную победу над самоуверенным и тупым "или-или", правда лишь в данной нежной и сомнительной области.
  
   Последствия и этой революции были так же губительны, как и любой другой, потому что радикальная форма преобразования в любом случае менее предпочтительна, чем эволюционная.
  
   В интимной сфере вперёд вырвались потребности исключительно физические, что вызвало уродливый перекос в сторону тупого материализма, а ведь интимный в переводе с латинского значит "глубоко личный", "сокровенный", "задушевный".
  
   Французы перевели более точно, хоть и пошло - "внутренний", "самый глубокий", то есть, чем глубже, тем лучше.
  
   С седьмого неба брякнувшись на землю, не являясь больше высшей духовной ценностью, торопливо предлагает: займёмся любовью - известная литература, заполонившая рынок, из которой ушли проблемы и сложности, противоречия, поиски истины и след самой истины.
  
   И вот, в печальную осень своей жизни ему всё пришлось увидеть в новом иллюзорном свете и, оставаясь в душе совершеннейшей Шошей, просвещать народы и отстаивать революционные убеждения.
  
  
   ЛЮБОВНИК ЛЕДИ ЧАТТЕРЛИ - РЕВОЛЮЦИОНЕР И ПРОСВЕТИТЕЛЬ (глава)
  
   Лишённый слов, чтобы в этот беспредельный беспорядок внести порядок. Невыразимое выразить, безумное подчинить рассудку. Удержаться, когда сносит и тащит, цепляясь за бугорок, камень, растение, корень, комок твёрдой чужой земли.
  
   Какой я писатель? Я не издал ни строчки.
  
   Во всех моих рассказах герой желал только одну женщину, сам же я хотел заполучить весь женский род.
  
   Сидя за чужим столом, я перелистывал страницы своих любимых книг, потом выписывал из них на маленькие листочки любимые слова и фразы, потом тасовал их, как колоду карт, и видел, как это хорошо!
  
   Мертвецы приходили ко мне по ночам и оставляли отпечатки пальцев на ванночке с парафином. Вот я умираю, и что проку мне в моём первородстве?
  
   Однообразно и печально проходили наши дни. Морис яростно бичевал Бога с самого дня Творения. Он швырял каменьями во Всемогущего и в то же время пылал религиозным пламенем. Он говорил, что с тех пор, как Бог безмолвствует, мы Ему ничего не должны.
  
   - Морис, перестань говорить глупости, я не могу больше этого слышать, - просила его Дора. - Ты заболеешь от этого.
  
   - Плевать, не стану я ещё более больным, - огрызался Морис, - лучше скажи, ты всё ещё за революцию?
  
   Все наши разговоры сводились к одному: почему мы сиднем сидим в Варшаве и никуда не едем, хотя вокруг давно пылают печи Освенцима?
  
   У всех были свои причины: я не мог оставить жену, Морис - Дору, а Хаймл - уехать без Селии.
  
   Да и какой был нам смысл бежать, когда 3 миллиона евреев оставались?
  
   В мозгу снова и снова слышались Дорины причитания: зачем ты здесь стоишь, потерянная душа? Твои массы перебили уже столько народу, что некуда складывать трупы.
  
   Когда я шёл по улице, то боялся, что балкон упадёт мне на голову.
  
   Проходил мимо полицейского и думал: вдруг он скажет, что я украл что-нибудь и заберёт меня в тюрьму.
  
   Одержав моральную победу над Фелендером, сам я так запутался, что уже не мог ни над кем смеяться, ни над какими заблуждениями. Мне всегда приходилось дорого платить за то, что другому ничего бы не стоило. В мозгу снова и снова слышались Дорины причитания: зачем ты здесь стоишь, потерянная душа?
  
   Мертвецы приходили ко мне по ночам и оставляли отпечатки пальцев на ванночке с парафином. Аскетический дух протестантизма извлекал Господа из церковной системы и возвращал Его каждой отдельной особи. Из бессвязных осколков создавался мир, способный до боли сжать мёртвое сердце. Однообразно и печально проходили дни. Я тасовал их, как колоду карт, и видел, как это хорошо!
  
   Как может тот, кто жил, любил, надеялся, спорил с Богом - вот так взять и стать ничем? А вы что скажете?
  
   - Не знаю, - отвечал я, как обычно. - Для таких, как я, смерть - долгое дело. Ты учился, учился - и вот умираешь. Плоть съедают могильные черви, а вполне обученная жестокостью жизни и многочисленными страданиями Душа впадает в абсолютную амнезию и только тупо наблюдает, как её очередное пристанище усердно гадит в пелёнки 24 часа в сутки.
  
   Мне говорят, что жестокость жизни и многочисленные страдания совершенствуют душу. Но какой смысл в этой науке, если младенец не помнит ни одного урока?
  
   - Цуцик, Вы знаете, я вольнодумец, но где-то внутри у меня такое чувство, что и Селия здесь, и Дора, и Ваша Шоша. Да и как это возможно - просто исчезнуть?
  
   Как может тот, кто жил, любил, надеялся, спорил с Богом - вот так взять и стать ничем?
  
   А вы что скажете?
  
   - Не знаю, - ответил я по обыкновению.
  
   - До сих пор не знаете? Сколько можно не знать!
  
   Демагогия - говорить, что жизнь прекрасна, когда она доверху наполнена буквальным дерьмом, а в конце смачно доедается могильными червями.
   Когда мир глохнет от стонов бездомных котят и криков забиваемых животных. Когда страдания переполняют всё, что может их вместить, и они выходят из берегов и текут рекой, в которой тонут искатели милости.
  
   Демагогия - это предполагать, что собака, выброшенная с пятого этажа на асфальт, была в прошлой жизни убийцей и потому выброшена справедливо.
  
   А бездомные собаки, которых ловят сеткой и бросают на холодный голый пол, могли оказаться бешеными и покусать почтенного гражданина, который называет меня демагогом.
  
   В твоих мутных стремительных водах, река, любовь и страсть обречены изначально, и человек всегда, в конце концов, остаётся наедине с самим собою, своей тоскою и одиночеством, своей жизнью и своею смертью, и нельзя делать ставку на любовь.
  
   Есть только Дух и жизнь Духа в человеке, и это единственное, чем мы владеем и чего никто не отнимет.
  
   Что там поделывают бедные воробушки?
  
   По Спинозе, мороз, воробьи и сам я - проявление одной субстанции.
  
   Какой я писатель? Я не издал ни строчки.
  
   От выстрелов в руки и плечи меня просто разбирает хохот. Я бегу и смеюсь. Спотыкаюсь и падаю.
  
   Я умираю.
  
   Тебе страшно от моей книги, где выход там же, где и вход, а мне страшно всегда, без перерывов.
  
   Ищешь ли ты Иегову настойчиво?
  
   Господи!
  
   Вожделею к Твоему неведомому пространству.
  
   Мы так долго ехали, бежали, мчались, стремились, мечтали, видели в снах, так долго шли, тащились, ползли, плыли.
  
   Почему же, мой друг, ты медлишь теперь, когда всё позади, почему не поднимаешься из своей грохочущей бездны?
  
   - Где твоя душа и почему она не сливается с моею? - спрашивает и не отстаёт она, но егерь не понимает.
  
   - Моя девонька, - беспомощно лепечет он в ответ, нежно, но невразумительно.
  
   Этот человек был ей совсем чужой: он сидел на корточках, как настоящий шахтёр, и говорил только "моя девонька".
  
   Он говорил, что поубивал бы всех лесбиянок и что настоящая женщина только та, с которой возможен нормальный половой акт.
  
   Он бросал ей обидные и несправедливые слова: "Тебе нужна лишь острая любовная игра, а сердце твоё остаётся холодным".
  
   Он был скуп на слова, а ей хотелось, чтобы он снова и снова повторял и рассказывал, как он сильно её любит.
  
   Так госпоже Чаттерли и предоставилась возможность умереть в одиночку, несмотря на все горячие приветы Джона Томаса леди Джейн.
  
   Её сердце, как и прежде, осталось пустым, душа неприкаянной, дух неутолённым, любовь и страсть обречёнными изначально, а гармония принципиально недостижимой.
  
   Таким образом, заурядная любовная история переросла себя и явилась откровением о той самой тщете, которую любовь и секс не устраняют, а только подчёркивают.
  
   Для благополучной и умной Хильды самая великая любовь - лишь эротический опыт, для Конни все прозрения впереди, а Меллорсу всё ясно уже сейчас.
  
   Ему только кажется, что он нашёл простую женщину, идеально приспособленную для естественного полового акта. На самом деле, у неё кроме ладной и тёплой попки, есть ещё и духовные запросы, которые ему нечем удовлетворить.
  
   Клиффорд не так уж глуп и пуст, как пытается представить его Конни, ища себе оправданий. Он интересно мыслит и бесспорно высказывает авторские убеждения по вопросам семьи и брака: "Важна общность людей на протяжении всей жизни. А что эти сиюминутные связи, особенно те, которые держатся не духом, а плотью? Раз-два, разлетелись - и всё? Половой сферой брак не исчерпывается".
  
   Может, в душе бедная женщина и хотела бы согласиться, только вдруг у неё начинали дёргаться руки и ноги или током било в спину, или отчаянно колотилось сердце. По поводу этих мистических состояний её отец выразился просто: А что бы тебе ухажёра завести? Познала бы все радости жизни.
  
   - Где твоя душа и почему она не сливается с моею? - пристаёт Конни к егерю, но егерь не понимает.
  
   - Моя девонька, - беспомощно лепечет он в ответ, нежно, но невразумительно.
  
   Он был скуп на слова, а ей хотелось, чтобы он снова и снова повторял и рассказывал, как он сильно её любит.
  
   Так госпоже Чаттерли и предоставилась возможность умереть в одиночку, несмотря на все горячие приветы Джона Томаса леди Джейн.
  
   Её сердце осталось пустым, душа неприкаянной, дух неутолённым, любовь и страсть обречёнными изначально, гармония принципиально недостижимой.
  
   Таким образом, заурядная любовная история переросла себя и явилась откровением о той самой тщете, которую любовь и секс не устраняют, а только подчёркивают. Потому что горячо влюблённый человек острее и болезненнее ощущает несовершенство предлагаемой близости, потому что в таком восторженном состоянии он почти готов вспомнить, как Это Было Когда-то и Где-то и как Это Должно Быть на самом деле.
  
   Я люблю тебя, мой великий немой. Когда ты заговоришь, меня уже нигде не будет, и я не услышу тебя. Но хоть я, наверное, бездарен, твоему таланту меня нечему научить. Всегда я старался отдаться Богу всецело, но пережил лишь короткие мгновения единения с Ним. Нет обета, который бы я не нарушил.
  
   И всё же, несмотря на вынужденную разлуку, на грязь и сплетни, на возвращение жены Меллорса и козни Клиффорда в бракоразводном процессе Джон Томас шлёт нежный привет своей леди Джейн.
   Женщины думают о смерти не так, как мужчины, молодые не так, как старые, бедные не так, как богатые.
  
   Среди детей и подростков бытует мнение, что своею смертью можно наказать, удивить, обратить внимание, доказать глубину и серьёзность своих чувств. Смерть добавляет человеку значительности, но когда такое действительно случается, мы сожалеем, что главного не успели или не захотели сказать. А что в жизни главное?
  
   Скучно на земле, когда лучшие моменты переживаешь на чердаке с голубями. Вся моя прежняя жизнь была потрачена на скорбь и напрасные сожаления. Может быть, меня ждёт другая? В стране вечной милости, где не мучают животных, где можно слушать музыку без рыданий и смотреть на море без конвульсий и судорог.
  
   Самое главное, что ты мог сказать, ты уже сказал. Что ж, один говорит, тысячи молчат, а жажда утоляется новой печалью. Господи! Вожделею к Твоему неведомому пространству. Дай мне сил в единоборстве с небесами и не дай пасть перед лицом их чудовищного безразличия.
  
   Я лежу у Его ног, ловя воздух открытым ртом, как одна из рыб, убитых родной стихией.
  
   Вы скажете, что в Индии не бывает зимы? Господибожемой! Да мне везде зима. Зима и погибель. Смотрю на мир слепыми воспалёнными глазами и всё вокруг для меня - лишь сухая горячая боль.
  
   Только ободранные лишайные собаки с ошпаренным взором и торчащими рёбрами. Только одинокие худые котята со стынущим сердцем в морозную ночь на всех холодных пустых дорогах, униженно бегущие за равнодушными ногами. Только холодные злые снега, покрывающие могильным саваном одиноких худых котят со стынущим сердцем в морозную ночь на всех холодных пустых дорогах.
  
   Это можно видеть, но отворачиваться от этого.
  
   Ваши дети бьют лягушек в пруду
  
   вешают на заборах собак с ободранной кожей
  
   отсекают серпом головы птенцам, выпавшим из гнезда
  
   скачут на доске, положенной на тельце замученного котёнка, выжимая из него кишки
   Это можно видеть, но отворачиваться от этого.
  
   Отворачиваясь, даже и не говори, что знаешь Гармонию и Прекрасное.
  
   Если основы бытия не кажутся тебе дикими и абсурдными - не знаешь.
  
   Свинью хватают за ноги, переворачивают на спину и тащат к месту забоя, крепко привязывают проволокой и верёвками. Всё это время перепуганное животное кричит от боли и ужаса.
  
   Целый год до этого у безымянной туши было имя, её кормили, призывали, ласкали, чесали бок.
  
   Она узнавала хозяйку по шагам. Теперь раскаляют металлический стержень.
  
   Очень крепкий мужчина - забойщик резко и сильно бьёт в область сердца, в нарисованный круг. Главное - точность и сила удара.
  
   Если кол попал точно в сердце и проткнул его насквозь, то невыносимый визг будет сводить с ума 10-15 минут.
  
   Неопытный и недостаточно сильный удар может продлить кошмар до получаса.
  
   Жир, кости, мясо разных категорий.
   С треском выдираются кишки из привычного тёплого ложа, от горячей кровавой печени исходит пар, вынутое сердце сокращается в руках палача.
  
   Ещё минуту назад всё это жило, страдало, взывало к Чуду, Спасению, к Милости.
  
   Но где она, Милость?
  
   Только ободранные лишайные собаки с ошпаренным взором и торчащими рёбрами, только одинокие худые котята со стынущим сердцем в морозную ночь на всех холодных пустых дорогах, униженно бегущие за равнодушными ногами, только холодные злые снега, покрывающие могильным саваном одиноких худых котят со стынущим сердцем в морозную ночь на всех холодных пустых дорогах.
  
   Смотрю на мир слепыми воспалёнными глазами и всё вокруг для меня - лишь сухая горячая боль.
  
   Каждую живую секунду своего полумифического существования, постоянно и одновременно неся в себе очарованность и погибель, пребывая в состоянии жёсткого бунта против неумолимого Творца вселенских страданий, против мирового Зла и безразличия Неба.
  
   Быстрей! Прочь от дождя и отчаяния, бездомности и неприкаянности.
  
   Сегодня мне тепло, потому что отец принёс дров и разжёг камин. Сухие поленья горят с треском, искры летят и летят вверх. Нельзя терять ни минуты, нужно сосредоточиться, осознать: что же теперь делать, как жить?
  
   Разве они серьёзно? Разве это может быть правдой? Я робко цепляю взглядом отца - напряжённая укоризна, скорбная неотвратимость. Бесполезно просить его - не выгоняй меня, не оставляй одного на этой холодной пустой дороге. Бесполезно уговаривать взять с собой. Потому что я такой хороший, весёлый, милый.
  
   Бесполезно пытаться разжалобить своим отчаянным намерением бежать за ногами пока хватит сил.
  
   Воздух вокруг меня сгущается и шепчет: "Уходи. Тебе здесь нельзя".
  
   Быстрее! Прочь от дождя, отчаяния, бездомности и неприкаянности. Нельзя терять ни минуты, нужно сосредоточиться, осознать.
  
   Через минуту я уже мчусь в машине по прямой дороге и таращу глаза из окошка, пытаясь разглядеть деревья, дома, людей на обочинах, кусты, холмы, камни, брёвна, куски твёрдой чужой земли. Через час стремительно сменяющийся пейзаж действует врачующее, и я только помню, что некий Севлеп 1 в 306 г.до н.э. победил какого-то Чиндрегупта.
  
   Ночью мне снится море. С ровным настойчивым шумом бьётся оно волнами о мою душу, разбиваясь пеной на миллионы брызг и выбрасывая на берег ракушки, водоросли, медуз и оглушённых винтами катеров рыб.
  
   Ветер срывает с афишных тумб и бросает к ногам наши ожидания и надежды: "Оклахомский публичный театр. Приглашаются все!".
  
   Когда я просыпаюсь, моря нет. Шумит и бьётся кровь в моей бездыханной голове.
  
   Я спускаюсь в грохочущий ад машинного отделения и вижу прекрасное лицо моего старинного друга. По вечерам, в своём грязном углу, он пытается устроить всё по-своему: улучшить, изменить, усовершенствовать.
  
   Вся моя прежняя жизнь была потрачена на скорбь и напрасные сожаления. Может быть, меня ждёт другая? В стране Вечной Милости, где не мучают животных, где можно слушать музыку без рыданий и смотреть на море без конвульсий и судорог.
   Самое главное, что ты мог сказать, ты уже сказал. Что ж, один говорит, тысячи молчат, а жажда утоляется новой печалью. Господи! Вожделею к Твоему неведомому пространству. Каждую живую секунду своего полумифического существования, постоянно и одновременно, то в состоянии очарованности, то погибели, и всегда в состоянии жёсткого бунта против неумолимого Творца вселенских страданий, против мирового Зла и безразличия Неба.
  
   Вот такие бедствия страшные и потрясают меня и убивают дух мой, и я уже не вмещаю в своей груди всех этих бед и мучений. Где же та милостивая рука, что вырвет боль из моего тела, как пучок сочной альпийской зелени. Господи! Взгляни на немощного человека!
  
   Деревья не сбрасывают листьев в моём железном городе. Мой город без людей. Спасительные каменные джунгли, подземелья, в которых ориентируешься по шорохам из ржавых труб. Царство затемнённых коридоров, камней, кирпичей, углублений.
  
   Я несу Тебе мою свечу, прикрывая рукой её ненадёжное пламя.
  
   Цепляясь за всё, что подвернётся - бугорок, камень, растение, корень, комок твёрдой чужой земли. Я выпрямляю плечи и ощущаю прежнюю смелость в сердце. Ночью в моей обалделой голове шумит кровь, а когда я просыпаюсь, в окно, как в иллюминатор, бьётся море.
  
   - Нет, - говорит Александрина. - Этого не мог придумать Бог.
  
   Время от времени порывы ветра вздымают присохшие кровью пёрышки, внезапно открывая взору тех, кто хочет это видеть, белоснежный и тонкий пух.
  
   Одна американка, прочитав книгу, заметила: муж - интеллектуальный вампир, любовник - сексуальный маньяк, бедняжке не из чего было выбирать.
  
   Когда приехал Ральф, она надела его любимое платье: этот цвет назывался "пепел розы".
  
   Невольно спрашиваешь себя, а что будет с этой любовью, если после изнурительных шахтёрских трудов герой уже не сможет обеспечить ей торжество эроса? Так лгут поэты? и человеку нужны не одни сантименты?
  
   У Даши, лежащей на асфальте, рука была синяя, аж чёрная. Наверное, когда они уже поняли, что натворили, но изменить уже ничего не могли, этот ужас отразился чёрным цветом на теле одной из девочек. Смерть для них была бегством от животности. Кони через животность бежала от смерти. Её тело под халатом вечно зудело и ныло. Она хотела, чтобы сильные мужские руки трогали её всю, везде и долго.
  
   Она ни в чём не понимала и не пыталась понять мужа: откуда у него стремление прославиться, и что значит для него его дело. Она не разделяла его страхов, ночных ужасов его души.
  
   Нет, не светит нам ничего хорошего в мире, требующем имён и местоимений, жаждущем твоей покорности, настаивающем на твоём рабстве.
  
   Воздух моей Родины соткан из теплоты и участия, он пьянит свободой, лечит раны добротой и дружеским расположением. Всякий Учитель находит там своего Ученика, несущего ему чашу для подаяний.
  
   По чудесным просторам моей Родины текут волшебные реки, и в их милостивых водах утонет наша смертная печаль.
  
   Отправимся туда, откуда бежал я в тоске и одиночестве. Быстрей! Прочь от дождя и отчаяния, бездомности и неприкаянности.
  
   Завтра мы уходим. Наши безумные сны полетят в стремительном вихре, догоняя ускользающую реальность, и меня понесёт за ними вослед.
  
   Я иду по своим следам. Я хожу по кругу, который не имеет конца. Жили-были три солдата - вот и сказочка начата. Жили-были три павлина - вот и сказки половина. Жили-были три гуся - вот и сказочка вам вся. Как бы не так! Я поворачиваюсь и иду в обратную сторону.
  
   Может, подождать здесь?
  
   На ловца и зверь бежит: старик поймал золотую рыбку.
  
   И как это понимать? Старик, которому давно пора помирать, поймал золотую рыбку. И зачем ему золотая рыбка?
  
   Куда-то пропала баба Яга. Может, к детям своим поехала? Помнится, она говорила: "Я ещё до них доберусь!".
  
   Она ни в чём не понимала и не пыталась понять мужа: откуда у него стремление прославиться, и что значит для него его дело. Она не разделяла его страхов, ночных ужасов его души.
  
   Безучастная ко всему, что бы он для неё ни сделал, со своим горячим любовником, которого она так сильно полюбила за то, что он трогал её всю, везде и долго, идёт по тропинке, толкая впереди себя инвалидную коляску, а любовник сзади щупает её всю.
  
   Впервые судьба послала ей не мужчину-ребёнка, юнца или мужчину-калеку, которого нужно нести на себе, а зрелого мужчину-самца, который даёт наслаждение, любовь-жизнь, слепое обожание - мечту всякой простой души.
  

Дорогой Карл!

  
   Напрасно я, конечно, уехала. От себя не убежишь. Не знаю, что на меня тогда нашло. Заметила вечером, как ты посмотрел на свой чемодан, и утром не стала ждать, когда ты его достанешь.
  
   Ким нашёлся. Он теперь живёт при храме. И у него есть ученик, который носит ему чашу для подаяний. Ну ты знаешь нашего Кима...
  
   Он говорит, что этого Ученика ему дал Бог чудесным образом, и всем рассказывает, как однажды он умирал от тоски и голода на пустынной дороге и вдруг услышал таинственный зов. Обернувшись, он увидел мальчика, который протягивал к нему чашу, полную горячего риса.
  
   Я думаю, что всё на самом деле было проще. Мало ли в Индии добрых, сострадательных людей.
  
   Я не делюсь с ним своими соображениями, хотя мне всё равно бы не удалось его разочаровать. Да и зачем? Куда он без своих привидений?
  
   Я рада, что мы живём в одном городе и часто видимся.
  
   И самое главное - у Кима неожиданно объявилось множество влиятельных знакомых из его прошлой жизни. Представь, наш меланхолический друг был раньше шпионом английской разведки! Правда, это известие на него не произвело никакого впечатления, всё равно он ничего не понял, только отрешённо закатил глаза. Ну ты знаешь...
  
   Однако, я извлекла максимальную пользу из этого сюрприза: я получила твоё имя - Карл Россман, и адрес. У меня теперь такое предчувствие, что мы больше никогда не расстанемся. Приезжай немедленно.
  
   Господибожемой, я не могу без тебя жить. Больше я никогда не позволю воздуху сгуститься за твоей спиной. Он будет всегда прозрачен и чист, как моя любовь к тебе!
  
   Выходи! Почему ты не поднимаешься из своей грохочущей бездны?
  
   Всего, что мучило тебя и терзало, больше нет. Твои родители никогда не умрут. Их не будут есть черви. Больше никто никого не будет есть. Будет только Свет Доброты и Милости. Только Свет и Милость - единственная среда обитания, приемлемая для всего живого, сотворённого не для страдания и мерзости, а для Красоты и Радости.
  
   Бекки снова заплакала, и Том снова начал её утешать, но он уже столько раз делал это, что слова утешения больше не действовали, а звучали, как насмешка.
  
   В конце концов, девочка так измучилась, что задремала и уснула. Том был и этому рад.
  
   Он стал думать о прошлом и весь ушёл в тяжкие воспоминания, как вдруг Бекки проснулась с тихим весёлым смехом, который тут же замер у неё на губах.
  
   Они свернули в какой-то коридор и долго шли по нему молча, заглядывая в каждый встречный переход в надежде, не покажется ли он знакомым, но всё им здесь было чужое.
  
   Каждый раз, когда Том начинал осматривать новый ход, Ребекка не сводила с него глаз, ища подтверждения своим надеждам, и он говорил весело:
  
   - Ничего. Это ещё не то, но скоро мы найдём.
  
   Однако, с каждой новой неудачей Том всё больше падал духом и скоро начал поворачивать куда попало с безумной мыслью наткнуться именно на ту галерею, которая была им нужна.
  
   Он по-прежнему твердил, что всё в порядке, но страх свинцовой тяжестью лёг ему на сердце.
  
   - Прислушайся, - тихо сказал он Ребекке.
  
   Глубокая тишина, такая мёртвая, что слышно было, как они дышат, нависла со всех сторон.
  
   Том крикнул, эхо откликнулось и прокатилось по пустым коридорам, замирая в отдалении, переходя в тихий гул, похожий на чьё-то безответное рыдание.
   Бекки села на землю и так горько заплакала, что Том испугался, как бы у неё не разорвалось сердце. Он сел рядом и обнял её. Она спрятала своё лицо у него на груди, прижалась к нему, изливая весь накопившийся ужас и бесполезные сожаления.
  
   Мальчик уговаривал её собраться с силами и не терять надежды, но она отвечала, что больше так не может.
  
   Тогда он стал упрекать и бранить себя за то, что довёл её до такой беды, и это неожиданно помогло. Она сказала, что попробует собраться, встанет и пойдёт за ним куда угодно, лишь бы он перестал себя казнить.
  
   И они опять пошли дальше куда глаза глядят, только бы не сидеть на месте. Просто им больше ничего не оставалось делать, как идти не останавливаясь. Надежда снова ожила в их измученных сердцах, но не потому, что им было на что надеяться, а потому что Надежде свойственно оживать.
  
   Звёзды горели ясным звонким светом. "Кому летать, а кому кости собирать", - информировала жизнерадостная надпись на фронтоне центра парашютного спорта.
   Город вырос у их ног, как смутный сон. Почва под ногами зашевелилась, задвигалась и ожила, готовая разверзнуться и поглотить навеки. Каждая безобидная травинка превратилась в громадную, лохматую лапу, поднимающуюся и разящую тяжко и глухо. Весь этот сказочный и нелепый мир махал перед моим уродством своими гигантскими крыльями, при этом всем остальным представляясь простой и трудолюбивой безобидной мельницей в излучине тихой воды. Разве так не бывает?
  
   - О, неужели же всё это могло произойти здесь этим утром? Неужели же я поднял топор и размозжил ей голову? Неужели действительно слышал тяжкий звук упавшего тела и видел кровь, хлынувшую как из опрокинутого ведра? Заступись, поручись Сам за меня перед Собою! Иначе, Кто поручится за меня? Ты Сам поставил меня притчею для народа и посмешищем для него. Где же Надежда моя и Ожидаемое мною кто увидит?
  
   Словно черви после дождя, отовсюду выползали безногие, безрукие, горбатые, слепые, хромые, кривые, покрытые язвами, прокажённые, парализованные. Мужчины, женщины, животные, возраст, пол, здоровье, болезни - всё в этой толпе казалось общим; всё слилось, перемешалось, наслоилось одно на другое, и на каждом теперь лежал отпечаток каждого. Это был некий чудный мир, невиданный и неправдоподобный. Всматриваясь в него, я думал: если я существую, существует ли всё окружающее? Если существует всё окружающее - существую ли я?
   Ползу ползком по терниям проклятого пути, всё ещё сдираю себе колени и ломаю ногти, вонзая их в омерзительную пустоту, смотрю и не вижу, прислушиваюсь, но не слышу ни звука и не читаю, а едва разбираю по слогам, толкаясь среди теней и зыбких контуров, превращая вещи в химеры, людей в призраки, искажая формы. Мне необходимо вмешательство высших сил. Да где они, высшие силы?
  
   Но расступилось же море перед Моисеем - отчаянным беглецом из Египта. Господи! Вожделею к Твоему неведомому пространству.
  
   Фильм решили снимать в максимально приближенной обстановке - среди пациентов психоневрологического диспансера. Здесь я и принял своё отчаянное решение: раз не в моей власти избежать папы шутов, флажков Жеана Фурбо, майского деревца, факелов и петард, так не лучше ли пробраться к самому средоточию праздника и пойти на Гревскую площадь?
  
   Вот травка - и дождём её сечёт, и снегом покрывает, а она всё такая же, зелёная, сочная, живая, вверх растёт - и сейчас, как тысячу лет назад, всегда одинаковая, не меняется.
  
   Впервые за много долгих дней я забыл про свои страдания, безумная галлюцинация уступила место впечатлениям менее сбивчивым и менее преувеличенным; дух, обитавший в моём убогом теле, оскорбился моим убожеством и несовершенством, и всё, что я пережил в эти мгновения, осталось для меня неопределённым и сбивчивым, и смутным - увы!
  
   Это доказывает, что можно быть гением, но ничего не понимать в чуждом тебе искусстве: фрагменты, осколки, обрубки, переулки, тупики, лабиринты. Пока летел вниз, объяснял свой нудный речитатив - неприятное мгновение, дорожная пошлина, переход из ничтожества в небытие, которое поэты называют преисподней, или лгут поэты? И пока ты скрипел на своей телеге от одного шлагбаума до другого, я целую сотню их оставил позади себя - ни знакомых, ни дороги! Куда бежал? Проклятая жизнь! - бормотал, - ни хлеба, ни крова.
  
   Когда и другое тело гулко стукнулось наземь, я наконец опустил топор и обвёл всё это мутным взором: вот всё, что я любил. Скоро дала себя знать усталость, но не хотелось ей поддаваться. Несчастным пленникам даже страшно было подумать, как это они будут сидеть на месте. Двигаться хоть куда-нибудь всё-таки было лучше - это могло привести к спасению, а сидеть - значило призывать к себе смерть и ускорять её приход.
  
   Где-то наверху ветер терзал сердца и травы, гнул одинокие деревья и гордые спины. А здесь было темно и тихо, капли точили камень, сырые коридоры вели, петляя.
   Одинокая бешеная звезда носилась по чёрному небу, не опираясь ни на китов, ни на милость. Немыслимо бесконечный Космос тащился по кругу, как одноглазая лошадь, увлекая за собой в безымянную бездну людей и чудовищ.
  
  
   КАСТИЛИЯ (глава)
  
   Вот в какую переделку попал Карл: не мог доставить себя туда, куда был направлен, ни взад ни вперёд не мог двинуться. Замок стоял, как всегда, далёкий и недоступный, будто ждал, что его будут брать приступом.
  
   - Хорошенькое дело, - думал Карл, - изволь идти в место, которое становится тем дальше от тебя, чем больше к нему идёшь, хоть иди в обратную сторону.
  
   Сёстры врут обе: одна, чтобы ехидно ни в чём со мной не согласиться, другая - чтобы, наоборот, согласиться со всем. Никто не хочет сказать мне правду.
  
   Атмосфера чужого воздуха, болотная гниль - всё, что ещё вчера мучило и пугало меня, сегодня влечёт и обещает усладу. Тот, Кого раньше я ни разу в жизни не видел, но Кого постоянно ждал, с жадностью, - теперь передо мною! И призыв этот в ночной тиши неотразим.
  
   Голова моя пылала. Я уже видел все эти далёкие чужие края, куда стремилась моя душа - весь этот фантастический и неправдоподобный мир. Туда-сюда сновали люди. Горничная без конца поправляла подушки и разглаживала складочки на простынях. Будто меня поселили в железном доме.
  
   - Уехать бы мне отсюда, - подумал Карл. - Кому-то надо уехать - либо мне, либо им всем.
  
   Посмотри на меня, проснись! Неужели Тебе никто из нас не нужен?
  
   Я пришёл к Тебе издалека, даже не зная точно, существуешь ли Ты на самом деле.
  
   Отворачиваю голову вбок, как бы пропуская мимо ушей все вопросы, обращённые ко мне, все сочувственные речи, всю поддержку, дружеское расположение и искреннюю любовь. Бездна влечёт меня к себе. Я свешиваю в неё свои босые ноги: ни ехать не могу, ни остаться.
  
   Стою и тупо смотрю на серое пятно, похожее на человека и огородное пугало одновременно, качая обалделой головой: таких людей не бывает, в то время, как пятно медленно отделяется от пейзажа и оказывается, несмотря ни на что, человеком.
  
   Чем могло бы мне сейчас помочь моё любимое слово "продержаться"?
  
   Джойс справляет поминки по Финнегану, Кастанеда рассылает своих воинов на борьбу с кромешной тьмой, а я тупо смотрю на серое пятно.
   Голова моя пылает. Я уже вижу все эти далёкие чужие края, куда стремится моя душа: первобытные заросли с дикими островами, гнилыми болотами и мутными ручьями - весь этот фантастический и неправдоподобный мир.
  
   В Венеции мне была смерть и страстное желание куда-то уехать. Но где мне будет лучше? Где она, эта нужная дверь, все они похожи одна на другую. Когда думаешь, что нашёл её и решаешься её открыть, и не думай, что там окажется Эрлангер.
  
   Когда человек так образован, то не скоро сообразишь, глуп он или нет. Я могу наворачивать что попало старику Спенсеру, а сам в это время думаю про уток.
  
   Туда-сюда снуют люди. Горничная без конца поправляет подушки и разглаживает складочки на простынях. Меня поселили в железном доме.
  
   Я ужасный лгун: как начну врать, так часами не могу остановиться, буквально часами.
  
   Для Вас было бы гораздо лучше где-нибудь обосноваться, чем без толку шататься по белу свету. Дядя был такого же мнения. И с чемоданом было бы всё в порядке.
  
   Теперь я совершенно не понимал, почему всю дорогу так старательно оберегал свою драгоценную ношу, а сейчас так легко позволил себе её лишиться. Это мой большой недостаток - мне плевать, когда у меня что-нибудь пропадает. Мама просто из себя выходила, когда я был маленький.
  
   Город-колосс казался пустым и никчемным. Руки у сидящего были волосатые, а под волосами виднелась татуировка: "что нас губит" и "только вперёд!".
  
   - Уехать бы мне отсюда, - подумал Карл.
  
   Он испытывал тяжкое чувство оттого, что ему было тревожно в месте, предназначенном для покоя. Туда-сюда сновали люди. Аккуратная горничная без конца поправляла подушки и разглаживала все складочки на простынях. До смерти хотелось лечь и уснуть, но он боялся это сделать. Будто его поселили в железном доме.
  
   Чтобы кровь не стекала на пол, он прижимал руки к животу и думал о господине Поллундере. Похоже, он был обманут мнимыми друзьями. Дядя судил о нём правильно, и лишь его принцип - не влиять на суждения Карла был злосчастной причиной этого визита и этих блужданий по коридорам.
   Карл уже решил, что безостановочно ходит по кругу, и мечтал только о том, чтобы вновь отыскать дверь своей комнаты. Он испытывал тяжкое чувство оттого, что ему было тревожно в месте, предназначенном ему для покоя. По дороге в ванную он вдруг стал воображать, что у него пуля в кишках. Чтобы кровь не стекала на пол, он прижимал руки к животу и думал о господине Поллундере. Похоже, он был обманут мнимыми друзьями. Дядя судил о нём правильно, и лишь его принцип - не влиять на суждения Карла был злосчастной причиной и этого визита, и этих блужданий по коридорам. Здесь его взгляд везде упирался в глухую стену.
  
   Вот в какую переделку попал Карл: не мог доставить себя туда, куда был направлен, ни взад ни вперёд не мог двинуться.
  
   Наверное, нужно было взять пример с Иеремии и улечься прямо посреди улицы, глядишь - и за тобой бы немножко поухаживали. Только вряд ли у меня всё это получилось бы так удачно и естественно, как у него - он всё равно победил бы в борьбе за сочувствие, да и в любой другой тоже.
  
   Хорошо бы где-нибудь отыскать людей - добрых, чистых, искренних, гостеприимных. Пусть они громко всплеснут руками, увидев меня, и побегут в ванную, чтобы набрать горячей воды. Я буду сидеть там с пулей в животе и никто не спросит у меня документы, и никто не бросится к телефону сообщить куда следует, что появился неизвестный, весь в грязи, называет себя Перецем, но только это не Перец, потому что Перец убыл на Материк, и приказ об этом уже отдан и завтра уже будет вывешен.
  
   Сегодня четверг, а до самого вторника я был полон искренней решимости ехать к тебе. Но мысль о том, что я предстану перед тобой, стала для меня невыносимой.
  
   - Кошмар, - тихо сказал портье и повернулся к Карлу.
  
   Пожалуйста, Тереза, уйди. При тебе мне трудно будет защищаться. Я буду сидеть в ванной с пулей в животе, и никто не спросит у меня документы. В пространстве вокруг меня невозможно жить, а ты не хочешь этому верить. В Венеции мне была смерть и жгучее желание отправиться в странствие. Голова моя пылала. Но я никому ничего не сказал и никуда не поехал.
  
   Отворачиваю голову вбок, как бы пропуская мимо ушей все вопросы, обращённые ко мне, все сочувственные речи, всю поддержку, дружеское расположение и искреннюю любовь. Бездна влечёт меня к себе. Смотрю на своё нелепое отражение и чувствую только срам и безнадёжность. В непобедимом стремлении к славе и любви к себе чужих людей я выхожу на сцену читать стихи и забываю слова.
   Это было хуже и гаже, чем в самом безобразном сне: вначале мёртвая тишина, затем дружеские хлопки и ободряющие возгласы - давай! давай! Пытаюсь вспомнить и продолжить, жалко улыбаясь. Кое-как добредаю до конца под жалкие аплодисменты - жалкий, жалкий. Как тот унылый жилец, которому лучше бы сидеть в своём углу и не высовываться. Я пробиваю крышу головой и показываюсь всему свету, несчастья так и сыпятся на мою голову.
  
   Впереди - зима и погибель, и эта дорога, и этот бесконечный путь. И этот Замок с играющими там детьми, и вокруг него очумелое пространство.
  
   Хорошенькое дело, - думал Карл, - изволь идти в место, которое становится тем дальше от тебя, чем больше к нему идёшь, хоть иди в обратную сторону.
  
   Не дальняя дорога утомляет меня. Утомляет и обессиливает неисполнимость ни одного из моих желаний: ничего из того, чего я так страстно хочу, не может быть исполнено. Трудно на чём-то сосредоточиться, всякий разговор только расстраивает и добавляет усталости, всё является в мутном и нереальном свете: дома, как картонные, Замок с играющими там детьми, очумелое пространство вокруг него, и улочки, каналы, мосты, лабиринты.
  
   Наверное, нужно было взять пример с Иеремии - выставить напоказ свою действительно ужасную усталость и улечься прямо посреди улицы. Только вряд ли у меня это получилось бы так же удачно и естественно, как у него - он всё равно победил бы в борьбе за сочувствие, да и в любой другой тоже. Голова моя пылала. Я уже ясно видел все эти далёкие чужие края, куда стремилась моя душа - весь этот фантастический и неправдоподобный мир.
  
   Долго ли ещё сопротивляться? - спрашивал я себя, понимая, что у меня нет выбора. Тот, кого я раньше ни разу в жизни не видел, но Кого постоянно ждал с жадностью, Тот теперь стоял передо мною.
  
   Как тот унылый жилец, которому лучше было бы сидеть в своём углу и не высовываться, пробил крышу головой и показался всему свету.
  
   Это было хуже и гаже, чем в самом безобразном сне: картонные домишки под серой луной, и этот Замок с играющими там детьми, и тернистый путь к Нему, и вокруг Него очумелое пространство, все эти улочки, каналы, мосты и магические лабиринты.
  
   Мы вышли из-под северного портала и пересекли кладбище. Ветер неистово выл. Я испугался, что мы наткнёмся на аббата.
  
   - Притворимся привидениями, - предложил Вильгельм.
  
   Но, слава Богу, мы никого не встретили. И через два часа после повечерия, при скончании шестого дня, мы вошли в предел Африки. Но если бы мы шли правильно и сделали бы всё так, как надо, то оказались бы в Кастилии - в этой подземной Атлантиде, куда подевались все люди после того, как Чужие заполонили эту Землю.
  
   Нам не было страшно, бедному собраться - только подпоясаться.
  
   Безобразная тварь зашевелилась и ожила. Блестящая чешуя посыпалась с её массивного хвоста, будто тысяча серебряных звёзд взлетела в воздух.
  
   Мы потеряли представление о времени и пространстве. Мы блуждали вслепую. В конце концов, мы уперлись в глухую стену и были вынуждены проделать весь этот путь в обратном направлении.
  
   Мы вернулись в зал, где стояло высокое зеркало, готовое сожрать меня, но я не испугался. Подняв фонарь высоко над головой, я шагнул вперёд.
  
   Так я решил довести своё дело до конца и не терял надежды. В этот момент выяснилось, что симфония, которая должна была произвести особое впечатление на моих слушателей, не может быть исполнена, потому что всех моих музыкантов съел мир.
  
   - Ну что же, - подумал я, - в конце концов, и тех, кто остался, достаточно, чтобы меня дослушать.
  
   Час моего мучительного пробуждения совпал с часом вечерней трапезы. Исчезло всё. Зачем же было так восторгаться, превращая для собственного удовольствия всё, что попадалось на глаза, в пыль и прах, тщету и забвение.
  
   Где тот сад, в котором я впервые увидел тебя? Исчезло всё.
  
   Как говорится, человек был красивый, но его недостаток, что он был урод. Увидев его, женщины закрывали лицо руками.
  
   - О, противная обезьяна, - говорила одна.
  
   - Такая же уродливая, как и злая, - прибавляла другая.
  
   - Сущее квазимодо, - заключала третья.
  
   Я стоял на пороге своей убогой хижины, наблюдая у своих ног всех этих стройных, хорошо сложённых красавцев.
  
   Ну что же, - думал я, - в конце концов, и тех, кто остался, достаточно, чтобы меня дослушать.
  
   Так я решил довести своё дело до конца и не терял надежды. Как тот унылый жилец, которому лучше было бы сидеть в своём углу и не высовываться. Лишённый слов, чтобы сказать.
  
   Невыразимое выразить, безумное подчинить рассудку.
  
   Удержаться, когда сносит и тащит, цепляясь за всё, что подвернётся под руку - бугорок, камень, растение, корень, комок твёрдой чужой земли.
  
   Теперь мне нужно было закрепиться в деревне - этом сообществе своих между собою людей, где даже ничтожный Герстекер с красной рожей занимал неизмеримо высшее положение, чем я - никем не признанный и всему чужой, которому даже улечься посреди улицы было бы недостаточно, чтобы быть замеченным.
  
   Бесполезно было противиться соблазнам чужбины - только всё глубже вязнуть, только гибнуть в ней.
  
   О, чужбина - родина моя!
  
   Я не из Замка, не из Деревни, всему чужой, всюду лишний, живу своим умом и не слушаю ничьих советов, ну и обижал меня всякий, ну и что?
  
   Унылая и чуждая жизнь, всё время начеку, с оглядкой на все стороны. Сплошь вокруг меня люди, которые понимающе переглядываются между собой, подлые заговорщики! говорят, что не знакомы друг с другом, а сами и улыбаются одинаково, когда я вообще не улыбаюсь. Все они мне в тягость. Но им можно всё из того, чего мне - никак нельзя!
  
   Что может быть глупее: сначала вызывают в срочном порядке, а потом выясняется, что я здесь вообще никому не нужен. Что я здесь - ничто, пустое место!

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Неужели я проделал весь этот долгий путь только для того, чтобы быть отправленным обратно?
  
   Судьба всегда играла мной, и я всегда безропотно ей подчинялся, считая это истинным сопротивлением, но теперь мне совершенно ясно, что на самом деле судьба слепа и бессмысленна, и потому, в конце концов, непонятно, устоял ли я или, напротив, ей поддался, и получалось, что жизнь моя прошла впустую, и прожил я её неправильно.
  
   Меня гонят отовсюду. Служанки буквально цепенеют при моём появлении, лифтёры при виде меня застывают на месте, помощники наступают мне на пятки - мне остаётся только сидеть на краю обрыва и бросать камешки в бездонную зелёную бездну. Оттого я и подумываю о себе всякий раз, как только упомянут Кламма.
  
   Теперь мне всё равно, на что смотреть - на Город, существующий только в моей неверной памяти, или на Замок, реально встающий на моём пути - чем я пристальнее вглядываюсь, тем меньше вижу.
  
   Мне предстоит быть готовым на всё, и я - готов!
  
   Ничтожество, пустое место, которому даже улечься посреди улицы недостаточно, чтобы быть замеченным, - я не могу помешать Кламму приблизиться к своим саням, однако, он и шагу не ступит, пока я здесь топчусь в глубоком снегу.
  
   Почему вы не пускаете ко мне своих детей? Почему шарахаетесь от меня, будто на моём несчастном лбу горит какая-то горькая печать? Все вы от меня добиваетесь, чтобы я впал в окончательный пессимизм и боялся бы чуть ли не всего на свете. Конечно, Кламм будет беспокойно озираться, увидев меня здесь и зная, что не вынесет моего вида, но велика ли честь быть для всех пугалом огородным?
  
   Я только хотел избавить тебя от угрызений совести и невозможных решений, а ты сказала, что заранее была уверена в моей несостоятельности - увы, ты всегда была готова предпочесть меня моим лукавым полоумным помощникам.
  
   Меня просто тоска берёт, когда ты с самого утра говоришь, что завтра мы уходим, но мы не уходим никогда.
  
   Ты трещишь без умолку, а я упорно молчу. Уже не умом я понимаю бессмысленность твоих слов - на ум я уже давно не рассчитываю. Всю свою жизнь с его помощью я пытался добраться до сути, но никуда не добрался.
  
   Теперь мне всё равно на что смотреть - на Город, существующий только в моей неверной памяти, или на Замок, реально встающий на моём пути. Мне предстоит быть готовым на всё, и я - готов!
  
   В одно мгновение передо мной целые деревни проваливаются сквозь землю и образуют глубокие воронки, и стремительно заполняются кипящей водой - там тает снег и плывёт туман, а по ночам купаются полуживые русалки. Какое зрелище, Карл! Какое зрелище!
  
   Им не нужно спать, не нужно есть, дышать, ничто их не пугает. Они ничего не боятся, ничего не понимают, никогда не устают, не теряют терпения, не знают горьких потерь и болезненных разочарований - живые и мёртвые одновременно.
  
   Утром я могу встретить одну из них в какой-то из наших канцелярий уже в форменной одежде, спокойную и молчаливую, и только дикий нездоровый взгляд да запутавшийся в волосах мясистый, шевелящийся стебель выдаст её - хранительницу Одержания.
  
   Стремящиеся из Леса, как и ставшие на Путь к Нему, должны бы настороженно относиться к подобным встречам и скорее их остерегаться, а не лететь навстречу безумной мошкой в то время, как мы все, ничем не умея помочь, только суетимся вокруг да бегаем, а человек всё ждёт, всё надеется.
  
   Поэтому я и не сдаюсь и с головой ухожу в эту кажущуюся службу, которую ты наблюдаешь всё это время, считая её полезной и целиком реальной, а я до сих пор сомневаюсь в своей работе и беру из воздуха поводы для бесконечных размышлений и ни на чём остановиться не могу.
  
   Я несу Тебе мою свечу, прикрывая рукой её ненадёжное пламя, с нелепым упорством возвращаясь к началу пути, стоит только ветру сгубить эту трепетную жизнь.
  
   Как давно уже я иду по этой улице. Мокрый снег летит мне навстречу, слепит глаза и затыкает рот. Меня готовы довести куда угодно, лишь бы от меня избавиться. Герстекер тащит меня подальше от родных мест, где свет для меня решительно меркнет.
  
   О, чужбина - Родина моя! Бесполезно противиться твоим соблазнам - только всё больше теряться в твоих немыслимых закоулках, только всё глубже вязнуть в твоих сумрачных низинах, только гибнуть.
  
   Что может быть глупее: сначала вызывают в срочном порядке, а потом выясняется, что я здесь вообще никому не нужен. Здесь я - ничто, пустое место.
   Я не из Замка, не из Деревни, всему чужой, всюду лишний, живу своим умом и не слушаю ничьих советов.
  
   Сначала меня хитростью заманивают сюда, а потом грозятся выкинуть обратно. Среди ночи выселяют из пустой гостиницы, уверяя, что она переполнена. Я бросаюсь к телефону, пытаясь защитить себя, но из трубки слышится только бесполезный далёкий звон, только шум и бессмысленное пение. Но не лучше, если сквозь непонятный треск вдруг различишь ясное слово, тогда самое лучшее - бежать.
  
   Каждый пытается меня утешить, убедить меня, что всё это мне только кажется, каждый пытается напустить на меня страху. Меня рвут на части. Замок стоит на горе и ближе не становится. Бюргель говорит и говорит, что иногда важные чиновники вроде Эрлангера, а может быть и Кламма, посылают вместо себя кого-то из своих менее значительных коллег, чтобы не расчувствоваться и не решить дело в пользу просителя.
  
   Он говорил и говорил об этом, он признавался, а я не понял! В самый ответственный момент своей жизни я уснул, а проснувшись, узнал, что Эрлангер, не дождавшись меня, уехал. Но я же не терял Его из виду и не спускал с Него воспалённых глаз! Не был ли он принят вместо меня? - страшная догадка! Неслыханная, непостижимая дерзость!
  
   Сплошь вокруг меня люди, которые переглядываются между собой, подлые заговорщики! Говорят, что не знакомы друг с другом, а сами и улыбаются одинаково, когда я вообще не улыбаюсь. Все они мне в тягость. Но им разрешается всё из того, чего мне нельзя, нельзя и нельзя.
  
   Сначала меня вызывают в срочном порядке, а потом выясняется, что я здесь никому не нужен. Выходит, что я проделал весь этот долгий путь только для того, чтобы быть отправленным обратно.
  
   Единственная реальность - шум и бессмысленное пение, всё остальное- привидения и обман. Никакой серьёзной связи с Городом на самом деле нет - телефон может зазвонить в двух шагах от тебя, а может не зазвонить вовсе.
  
   Ничего общего с Замком не может быть у Герстекера. Тем не менее его первого допускают к Эрлангеру. Тем не менее именно с ним хочет говорить секретарь Кламма. Тем не менее он запросто болтает со слугами в гостинице и знает, что Пинцгауэр давно уже не бывал здесь, внизу. Откуда это ему известно?
  
   Откуда ему известно, что с Эрлангером лучше не говорить, если он в свой ночной приезд вдруг уснёт в комнате за перегородкой? О чём он шепчется сейчас со слугами, делая вид, что меня не замечает. Я располагаюсь прямо посреди улицы в луже крови. Неужели я проделал весь этот долгий путь только для того, чтобы быть отправленным обратно? И с чего было так хлопотать и волноваться! Кто может сказать окончательно, что это хорошо и необходимо? И кто может поручиться, что во второй или третий раз я не подумаю иначе, не переменю своего решения?
  
   Хозяйка гонит меня с постоялого двора. Среди ночи меня выселяют из гостиницы. Ледяные пальцы служителя с перекошенным от ужаса лицом касаются моего плеча. Я бросаюсь к телефону в отчаянной попытке защитить себя, но из трубки мне слышится только бесполезный далёкий звон, только шум и бессмысленное пение. Чемодан бьёт по ногам, мешая и войти, и выйти. Хозяйка бежит за Кламмом в страхе, что я сменю его на посту директора, и гонит меня с постоялого двора. Поэтому я не сдаюсь и с головой ухожу в эту кажущуюся службу, которую ты наблюдаешь всё это время, считая её вполне полезной и целиком реальной, а я до сих пор сомневаюсь в своей работе и беру из воздуха поводы для бесконечных размышлений, и ни на чём остановиться не могу.
  
   Я стою на кафедре и размахиваю руками, пытаясь передать эту боль, но на моём чердаке уже воркуют голуби. Замок тонет в глубоком снегу. Буквально на моих глазах и в считанные минуты всё преображается и меняет свой облик: неумолимый террорист, захвативший 800 заложников, вдруг превращается в сверх меры заигравшегося ребёнка и шепчет упакованному в оружие сообщнику: "Мама, родная, что мы творим!", а в следующее мгновение он лежит в луже крови, и его застывшие тонкие пальцы покоятся на голом беззащитном животе. Тупо смотрю на это и пытаюсь успокоиться, но не успокаиваюсь. Неожиданно в голову мне приходит мысль, что просто тебя раздражает моё упрямое стремление попасть в Замок и в особенности то, что кроме этого, меня больше ничего не интересует. Но ведь это было известно тебе с самого начала. Я ошибся, и вот чего стоила моя ошибка - ты ушла к моим врагам, пополнив армию моих мучителей.
  
   В самый ответственный момент я уснул, а проснувшись, узнал, что Эрлангер, не дождавшись меня, уехал. Только усталость, только нечеловеческая усталость была тому причиной. Подлая, пока я лежал у твоих ног, ты считала часы до своего триумфа! Каждую секунду я был готов ринуться в бой, но образы врагов таяли при моём приближении - то преследователь, то преследуемый!
  
   Какого эффекта я ждал, когда противостояние всё время уходило от меня, таяло, издевалось, насмешничало - его невозможно было догнать. Я больше не думал ни о Фриде, ни о Герстекере, даже о Замке - умозаключения Бюргеля усыпили меня окончательно. Только нечеловеческая усталость была тому причиной. Я уже не видел того, что просто било всем в глаза. Все рвали меня на части.
   Даже привидения утром исчезают, но не таков был Карл.
  
   Герстекер побежал вперёд, чтобы его встретить. Каждую секунду я был готов ринуться в бой, но ощущение безнадёжности окружного пути и замещённости его собственной тенью не покидало меня. Я больше не думал ни о Фриде, ни о Герстекере, даже о Замке - умозаключения Бюргеля о разновидностях компетенции секретарей усыпили меня и окончательно вывели из строя. Долго ли мне ещё сопротивляться? - больше я себя не спрашивал. Какого эффекта я ждал, когда противостояние всё время уходило от меня, таяло, издевалось, насмешничало, преследователя невозможно было догнать. И когда Бюргель окончательно решился мне помочь и, нарушив все предписания, спросил, чего же я всё-таки хочу, я уже спал и во сне праздновал победу. Никто не стал меня будить - бывают возможности настолько широкие, что ими никогда и не воспользуешься.
  
   Бывают такие дела, которые рушатся не от чего-нибудь, а именно сами по себе. Бывают такие пробуждения - лучше не просыпаться!
  
   Только усталость была тому причиной - я уже не видел того, что просто било всем в глаза, и мне предложили немедленно покинуть графские конюшни.
  
   Поговаривали, будто бы известный чиновник уже приехал, но и никто не был до конца уверен, что это тот самый. Ни в чём нельзя быть до конца уверенным в общении с господами из Замка. Они изменчивы и неуловимы, как привидения, и далёкие и недоступные - а рукой подать!
  
   Что ещё вам нужно от бывшего землемера? В какую ещё непроглядную даль поручено вам меня отправить?
  
   Замок так и стоит на горе и ближе не становится. Но я не сдаюсь и беру из воздуха поводы для бесконечных размышлений, и ни на чём остановиться не могу. Буквально на моих глазах и в считанные минуты всё преображается и меняет свой облик.
  
   Я лежу под твоими ногами в луже крови, но слышу только Твоё оглушительное молчание, Господибожемой!
  
   Я помешал Кламму сесть в свои сани, секретарям - выйти из комнат и получить необходимые документы, а жителям Деревни я помешал жить, как они жили прежде - лишний, лишний, нелепый, жалкий, одним словом -чужой.
  

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Противостояние всё время уходит от меня, тает, издевается и насмешничает, а преследователя невозможно догнать - только страдать и гибнуть.
  
   Пока я лежу у твоих ног, ты считаешь часы до своего триумфа!
  
   Я дал тебе возможность проявить себя на более высоких позициях, но ты разочаровала меня и принудила вернуться обратно - туда, где была отравлена моя жизнь.
  
   В прихожей меня по-прежнему стерёг Герстекер, но он даже не подозревал, насколько он теперь смешон и уже бессилен передо мною.
  
   Ты сказал мне, что я не ангел, но откуда тебе знать, как они выглядят?
  
   А следующий раз -
   глухонемая
   приду на свет,
   где всем свой стих дарю,
   свой слух дарю.
  
   Ведь всё равно -
   что говорят -
   не понимаю.
   Ведь всё равно -
   кто разберёт? -
   что говорю.
  
   Бог упаси меня -
   опять Коринной
   в сей край прийти,
   где люди твёрже льдов,
   а льдины - скал.
  
   Глухонемою -
   и с такою длинной -
   вот - до полу -
   косою,
   чтоб не узнал!
  
   7 апреля 1920
  
   В срочном порядке собираю вещи и покидаю обжитые места. Мертвецы стерегут меня повсюду. "Вперёд и только вперёд!" - горит в мозгу завет незабвенного Тузика.
  
   Куда я рвусь, и зачем? В голове лишь одно: я здесь никому не нужен, я здесь не могу научить никого ничему из того, что я умею. Отпустите меня!
  
   Обойдя все немыслимые кабинеты в поисках директора, в конце концов, не найти никого более на него похожего, чем я сам - на кого не нападёт столбняк?
  
   Мёртвые птицы сыпятся с дерев, как осенняя листва. Повсеместно осушают болота, искореняют леса и живьём варят русалок прямо в их горячих волшебных озёрах. Ничто больше не делает моё сердце более уязвимым и не находит в нём ни малейшей возможности для будущих бед и несчастий.
  
   Я не хочу возвращаться к пережитому ужасу, но только там, где Ужас, в Душе моей рождается Надежда, а где тепло и солнечно - не рождается совсем. На всех моих тёмных и пустых дорогах я отчаянно стремлюсь навстречу страшным незнакомцам и с досадой отвергаю старых добрых друзей. Чего ждать от старого друга и солнечных полян?
  
   Теперь я стою на пороге того самого страшного бесконечного лабиринта, откуда нет дороги назад, и он даже не ведёт по кругу. Двигаясь по его узким душным коридорам, нельзя даже, в конце концов, оказаться в том месте, откуда вышел и начал свой путь - стоит сделать один только шаг.
  
   Злые мальчишки бросают снежками в мою золотую маску. Мёртвые птицы сыпятся с дерев, как осенняя листва. Одинокий бомж усердно наяривает на гармошке, и пробегающие мимо собаки останавливаются поглазеть на это унылое веселье.
  
   Я стою в двух шагах от выхода, от людей, от тропы, от города. Мимо деловито ползут щенки клоаки, полчаса назад родившиеся на моих глазах. Замок - позади меня, на холме, до него - рукой подать, но Ему совершенно всё равно, что последний из жаждущих лежит перед Ним неподвижно в золотой пыли в равнодушном забвении.
  
   В это тёмное нехорошее время на всех этих тёмных и пустых дорогах хорошо бы встретить тебя - единого светлого в этом чуждом и жестоком мире, чтобы ты почесал на ночь пятки, мой духовный пастырь и проводник!
  

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Что с того, что моя дочь оказалась валютной проституткой - я положил пистолет на стол и вышел вон. У развилки я задумался и наверх не пошёл, а потащился вниз к озеру. Жгучее желание вернуться Домой от долгого безнадёжного ожидания иссохло, истончилось и потеряло былую силу и страсть. Я хорошо понимал, что я здесь никому не нужен, что здесь я не могу научить никого ничему из того, что умею. Впереди была зима и погибель, мёртвые птицы сыпались с дерев, как осенняя листва. Маркес и Битов ещё были живы, но уже умерли Высоцкий, Цой, Тальков. Тот Ерофеев, что "Москва-Петушки" - умер, а что "Русская красавица" - ещё жив.
  
   Невидимое сотрудничество с космическими силами происходит в видимых нелёгких условиях нашего проклятого Бытия. Я стою на мосту и смотрю, как тает солнце. Весть мерещится мне повсюду. Под звуки забытого вальса, под истошные крики "вира" и "майна" я развешиваю старые фотографии и закрепляю их прищепками, как выстиранное бельё. Ржавая игла больно царапает пластинку, телефон в трубке гудит, как сумасшедший, на грязных тротуарах торгуют Босхом.
  
   Что записывать в эти полчаса? - кровь стынет в жилах. Путаны говорят мне "ты": "Поздравляем, профессор!". Молодой человек в белых канифасовых панталонах поворачивается на мгновение, придерживая шляпу от вдруг налетевшего ветра, и смотрит мне прямо в глаза. Моя незавидная участь - сплясать и быть сожранным. Утром просыпаюсь с ощущением, что сегодня меня точно убьют, вечером думаю: ну не сегодня - так завтра.
  
   Творец Мирового Зла, Источник Вселенского Страдания, Законодатель Жестокой Зимы, разрушительных землетрясений, проливных дождей, смывающих с лица земли города и сёла, палящего зноя, выжигающего посевы и вызывающего голодоморы, автор Формулы Бытия, подразумевающего конец уже в самом начале, ставящего печать неизбежной "естественной" смерти на каждом новорождённом младенце, творящего могильных червей, мышей-вампиров, жирных пиявок, мерзких пауков, мух, комаров, змей, рак, чуму, СПИД, холеру, Кто Ты? Где Ты? Хочу Найти Тебя и Призвать к Ответу!
  
   Вечно мне мозолит глаза то, чего другие вовсе не замечают. "Кто придумал, чтобы людей ели черви?" - не спрашивают в этих местах. Это не принято в приличном обществе. Мне остаётся лишь сидеть на краю обрыва и бросать камешки в зелёную бездонную бездну. Мне остаётся лишь безысходное сопротивление да безадресный бунт, именуемый как в простонародье, так и в академических кругах - демагогией. А ты воздействуй словом, сильный человек, вещай без оглядки на грозящую опасность, глаголом жги сердца людей!
  
   Верь себе в то великой важности время, когда в первый раз загорится в Душе твоей Свет твоего Божественного происхождения. Не туши Его, а всеми силами береги и давай Ему разгореться! В этом одном, в разгорании Этого Света - единственный великий и радостный Смысл жизни всякого человека. Ведь и Марк Крысобой изменится, если с ним поговорить!
  
   Сижу в траве и качаю обалделой головой: таких людей не бывает! Если повернуть фотографию обратной стороной - ничего не изменится. Ничто не может заставить меня выйти из границ трагического мироощущения.
  
   Словно в болоте, увяз в этом чужом городе, растерял всю свою весёлость и привычку к занятиям. Утром просыпаюсь с ощущением, что сегодня меня точно убьют. Вечером засыпаю с мыслью: ну не сегодня - так завтра!
  
   Наблюдаю, думаю, рассуждаю, переживаю радость труда и горжусь созданным, творю красоту и нахожу в этом своё счастье, восхищаюсь природой, музыкой, искусством, обогащаю свой духовный мир, принимаю близко к сердцу горе и радости других людей, переживаю их непростые судьбы, как глубоко личное дело, оставляя в каждом из них часть своей души, здоровья, жизни. Главное для меня - любовь к детям. Моя школа - это школа воспитания добрых чувств. Ведь если добрые чувства не воспитывать с детства, то откуда им взяться в зрелости, а государство платит учителям меньше, чем уборщицам.
  
   Единым росчерком пера я отменяю все существующие директивы и издаю новые - сколько можно морочить мне голову!
  
   Путаны говорят мне "ты", я смотрю на них мёртвыми глазами. В срочном порядке собираю вещи и покидаю обжитые места, безумное путешествие в один конец - тошнотворная бесконечность.
  
   И то сказать, какой толк от всех этих людей, что числятся сейчас живущими! Их интересует только одно - почём нынче ходят мёртвые души? Как ненавистна мне их духовная пустота!
  
   Я иду по жёлтому полю мимо столбов, преграждающих мой путь, мимо встревоженных зайцев, перебегающих мне дорогу. Персонажи сумасшедшего Босха выскакивают из своих полотен и ступают на мою безумную землю. Тузик раздаёт всем подряд свои полезные советы. Голая женщина просит закурить. Я скачу на одной ножке и пребываю бичом Божьим для всех хозяев и хозяек всех гостиниц мира.
  
   Вступаю в неравный бой и гибну, а насквозь лживая Бетси процветает!
  
  
   Всё кипит, дышит, течёт, взрывается. Дожди заполняют пустые впадины в горах и рождают моря и океаны. Это неправильно - я говорю тебе это целый день. Придержу шляпу от налетевшего вдруг ветра и отвернусь от Тебя.
  
   Я всё оставлю и отправлюсь на Выборгскую сторону. Я сяду в поезд, который повезёт меня неизвестно куда, мимо столбов, мимо перебегающих дорогу зайцев, мимо людей, тропы, города, где бродит отпущенный на свободу Карл Россман, не находя себе нигде приюта, ни в чём покоя, где ты поёшь прежние гимны, где я предаю Тебя на Земле и на Небе!
  
   С брезгливым вниманием присматриваюсь к окружающим и думаю о том, что никого из них не беспокоит мысль о бесцельности Бытия. Они разговаривают друг с другом, хлопают друг друга по плечам и дружески улыбаются друг другу. Им всем здесь хорошо. Мне бы бежать отсюда, но куда? Автобус стоит в чистом поле.
  
   Моя позиция принципиально ясна: я не хочу принимать участия в унизительной для человека суете жизни. Накануне я не узнал своих старых помощников, которым сам же доверил свои инструменты. Я как будто видел их в первый раз - как такое возможно?
  
   Судорожно припадаю к подоконнику и смотрю вниз на пустыню, в которую неразличимо слились серая земля и серое небо. Похоже, что здесь никогда ничего не изменится к лучшему. От первого шага и до последнего вздоха стоишь на тёмной и пустой дороге, и куда бы ни пошёл, всё равно собьёшься, и куда бы ни пришёл, всё равно пожалеешь.
  
   Еду в поезде, который везёт меня неизвестно куда, с брезгливым вниманием присматриваюсь к окружающим и думаю о том, что никого из них не беспокоит мысль о бесцельности Бытия, никого не мутит от отсутствия воздуха.
  
   Ничему не могу сказать: это мои владения, моя земля.
  
   Этот Мир нужно сотворить заново, но сотворить Его как следует.
  
   Я лежу на дне самого глубокого ущелья, куда не ступала нога человеческая, где не живут ангелы, Михаил Врубель, Богородица, Царевна-лебедь, портрет Брюсова, Ангел.
  

АНГЕЛ СВЕТА

  

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Прощай, немытая Россия,
   страна рабов, страна господ,
   и вы, мундиры га - Лу- бы - Е,
   и ты - им преданный народ!
  
   Целуй и дальше руку своего Хозяина, своего Папы. Путин - это чудо. Россия только недавно покончила с внутренней смутой.
  
   Уже близится час моей жертвы.
  
   За год правительства Януковича внешний долг Украины вырос с нуля при Тимошенко до 100 миллиардов долларов. Азаров говорит, что это неприлично мало, что мы неприлично мало должны. Мы говорим, что это очень много, что это неприлично много. Азаров говорит: "Да пашли вы все!".
  
   И что мы имеем? Тарифы выросли в 3-5 раз, подоходный налог вырос с 13 до 15 %, цены выросли, инфляция выросла, вобщем растём, товарищи.
  
   Тимошенко толкает страну в гражданскую войну, Цушко её предотвращает, Головатый верещит: "Я - Наполеон!", Замковенко воображает себя женщиной, Кинах за 53-й номер в списке Регионов предаёт и бросает свою партию, Богусловская за номер 3-й на глазах у всего честного народа отдаётся Ахметову прямо на сцене съезда партии Регионов - Ахметов сидит напротив в помаранчевом галстуке, принимает её и при этом улыбается так, как может улыбаться только воплощённый дьявол.
  
   Янукович развивается и растёт, целуем руки Януковичу.
  
   Вся моя жизнь была полна лишений и борьбы. Много раз я был в опасностях, в трудах и изнурениях. Близится час моей жертвы.
  
   По 5-му каналу показывают передачу "Технология успеха" от Анатолия Кинаха. Моя ученица возмущается: "Чему детей учат?".
  
   Пуская восхищённые слюни, ты благословляешь этот великий и разумный, единственный способ размножения и вскармливания млекопитающих и предлагаешь рассмотреть, как из огромного, раздвинувшегося мокрого влагалища, мучительно толчкообразно извергается уродливый
  
  
   весь в обильной кровавой пене
  
   похожий на длинноногого таракана
  
   плод
  
   Раввин в сладостной молитве исступлённо благодарит всесильного Бога за сотворение человека со всеми его палками и дырками, предназначенными для продолжения рода, но во мне всё это, устроенное таким хитроумным и совершенным образом, не вызывает ни малейшего восхищения и преклонения
  
   Т О Л Ь К О О М Е Р З Е Н И Е И У Ж А С
  
   Депутат Макеєнко вітає український народ з прийняттям бюджету на 2007 рік, але я не поділяю його захоплення. Сиджу в холодній хаті і клацаю зубами від холоду, голоду й безсилої злості. Наш мікрорайон Матвіївка відключено від опалення постановою міськвиконкому N 1652 від 28 серпня 2006 року, хоч я, як законослухняна дурненька, платила всю весну, літо, осінь аж до жовтня, ще місяць поспіль після постанови. Котельню розібрали на металобрухт, я заплатила близько 300 гривень за всі послуги, що залишились, із своєї зарплатні в 450 гривень і отримала залишок 150 гривень на місяць.
  
   Якби депутата Макеєнко посадити на мої 150 грн. в холодну хату без опалення в грудні місяці, чи зберіг би він своє захоплення з приводу прийняття бюджету, як і з будь-якого іншого приводу!
  
   Пан Азаров вручив пану Затуліну орден "За Відродження України".
  
   "Не мир приніс Я вам, а меча, - каже Господь. - Мир Мій Даю вам не так, як світ дає, але Мир Мій даю вам".
  
   Чужого не можна залишати на кораблі, його треба скинути в космос, інакше він змінить шкіру і стане небезпечним і таким, якого неможливо знищити.
  
   Тоді все життя Ріплі стане однією великою і постійною битвою - битвою на смерть з Чудовиськом.
  
   Чому ти не викинув його, коли воно саме було налякане і не сміло носа в Київ сунути, коли без охорони кроку далі вокзалу б не ступило?
  
   Коли воно саме бігло світ за очі - на острови, в Москву, в Саратов. Ахметов, Щербань, Бакай, Білоконь, Боделан - без числа нечисті!
  
   Коли від жаху вбивало саме себе - Кравченко, Кирпа, інші!
  
   Коли покірно чекало вироку народу та історії - зразу після Майдану!
  
   Ні, тобі було цікаво робити експерименти - чи можливо приручити Чужого і використати його в мирних цілях?
  
   Чи можливо з опричника, яничара і манкурта зробити українця і патріота?
  
   Чужий плюється кислотою, а Майдан стікає кров'ю.
  
   Ти пізно зрозумів, Еш: ситуація вже вийшла з-під твого контролю. Навкруги розкидана зміїна шкіра і пізно кричати: Караул!
  
   Сивкович наказує тобі: Замовкни!
  
   Янукович їде в Америку проводити там твій зовнішньополітичний курс. Товстоухов не пускає Тарасюка на засідання Кабміну, а Азаров вручає Затуліну орден "За Відродження України".
  
   Я сиджу в холодній хаті, клацаю зубами від холоду, голоду і безсилої злості і відмовляюсь адекватно сприймати оточуючу дійсність. Дійсність плюється в мене Абсурдом.
  
   Ріплі б'ється з чудовиськами, але їх не стає менше. Вони змінюються зовні, але не по суті - яничари, опричники, манкурти, одним словом, - чужі!
  
  -- Як їх вбити? Як їх знищити?
  
  -- Це неможливо!
  
  -- Брехня!
  
   Сивкович іронізує: ось, мовляв, "Наша Україна" скоро зіллється в любовному екстазі з Блоком Юлії Тимошенко. Знає, чого йому боятись!
  
   В одній руці вогнемет, в другій - Джонсі.
  
   Всі, хто вірить в мене - за мною!
  
   Чужий кидає нам виклик: Або ми його, або він - нас!
  
   Або Україна, або Малоросія!
  
   Або Соборність, або федералізм!
  
   Або Європа, або Азія!
  
   Ми публічно зливаємось в любовному екстазі, здійснюючи тим самим страшний сон Сивковича та кажемо: Ніяких "або"!
  
   Тільки УКРАЇНА!
  
   Тільки СОБОРНІСТЬ!
  
   Тільки ДЕМОКРАТІЯ!
  
   Тільки ПЕРЕМОГА!
  
   Насправді я поважаю кличний відмінок, особливо в "Отче наш". Просто сама не використовую, але це стара і довга історія, і нецікава.
  
   Про долю зерен, що падали край дороги, та між терен, та на добру землю - я знаю і пам'ятаю. Але все ж таки наполягаю, що доля зерна, що вмерло і дало життя - інша та унікальна. І саме вона має відношення до нашої унікальної української політичної ситуації.
  
   На багатий врожай особливо не сподіваюсь, хоча і сподіваюсь на диво, адже ж розступилось море перед Мойсеєм!
  
   Господи! Простри руку Свою над морем нашого чортополоху!
  
   Саме зараз! Як в моєму остаточному варіанті "Постмодернізму" картинка і мотив "Сейчас!"
  
   Щодо теми Тягнибока і Ваших душевних натяків, що його позиція може виявитись далекогляднішою і виправданою в найближчій історичній перспективі...Це й так! І Тягнибок із своєю правою чистотою правий. І Годунок правий у своєму двобої з Каськівим, який і справді продав партію, спитайте у Родіона! І Ющенко здав Майдан, і Каськів здав "Пору", і треба ще "здати" УНП, і РУХ і т.і.
  
   Вмерти окремим і прекрасним. Моїй дитині вмерти - "Порі". Мій біль і кровотеча. Моя дитина. Мій Родіон. Розбите серце і кровотеча навіки.
  
   Мій синьо-жовтий прапор УНП, на верхній полиці разом з помаранчевим плащем з Майдану, який я з того часу не прала, щоб зберегти бруд, той бруд, той дощ...З мого Майдану.
  
   Мій РУХ. 1989-й, 1990-й. Перші акції. Значки з Києва - маленькі. Синьо-жовті прапорці, перші в Миколаєві. Проблеми на роботі, Київ, шахтарі, студенти, міліцейські кийки, палатки. Надії, зради, падіння і вставання. І кровотечі. І саме зараз - вмерти! Окремим і прекрасним! Як саме те зерно.
  
   Щоб народити - єдину і потужну силу. Єдину і потужну!
  
   Таку як УНП, РУХ, "Свобода", "Пора", як Роман Шухевич, як Василь Кук, окремі і прекрасні - єдину і потужну націонал-демократичну українську партію.
  
   І я вірю в прекрасне майбутнє моєї України - воно буде українським!
  
   Мої діти в групі (1-2 кл.) розмовляють навіть на перервах між собою - українською! Це вже насправді їх рідна мова! Вони вже не моральні потвори, як я - руськоговорящая українка!
  
   Матір Божа! Благослови Україну та моїх українських дітей!
  
   Уявіть! Якщо на полиці стоять російські і українські книжки, то мої діти щиро обирають і читають саме українські!
  
   А вчора на прогулянці Оля Рижкова (іронія долі, але у мене знову є Оля Рижкова) каже: "Наталя Миколаївна, можна Вам заспівати мою улюблену пісню?" І знаєте, що вона заспівала - Гімн України! Та ще й з таким "вираженієм"! Я просто заплакала.
  
   А улюблений вірш у неї - "Заповіт" Шевченка.
  
   А улюблена книжка - "Кобзар".
  
   І не тому, що вчитель сказав, не тому, що я займаюсь національним вихованням (хоч і не без того), ні! Просто їй подобається українське слово великого українського поета.
  
   Так що, Україні бути!
  
   Слава Україні!
  
   Заступнику начальника управління громадської
   безпеки УМВС в Миколаївській області
   Сніцаренко С.Г.
  
   громадянки Грудініної Н.М.
   вул. Силікатна, 281, кв. 23, м.Миколаїв
   на N 10/Г-23-з від 13.08.07
  
   Мене дуже тішить, що наша міліція, яка нас береже, так щиро і завзято переймається захистом честі та гідності Прем'єр-міністра України В.Ф. Януковича, але, по-перше, якщо у людини є честь і гідність, то немає необхідності захищати її з допомогою міліції, а то шо то тоді за честь і гідність... А без міліції слабо?
  
   А по-друге, чому так вибірково? Честь і гідність прем'єр-міністра захищається з міліцією, а в 100 метрах від нашої палатки стоїть палатка Вітренко і там роздають газети для чесних і думающіх людей, де бідного нашого Президента склоняють по всіх статтях, називають його фашистом, малюють свастику і кінчають такими висловами, що культурна людина не може цього повторити.
  
   Виходить, якщо громадянин Манченко В.П. звернувся до Вас із заявою про образу честі та гідності Прем'єр-міністра України, до речі, я до цих пір так і не зрозуміла, чим це я його так сильно образила, так ви одразу реагуєте, а якщо, наприклад, я до Вас звернусь, що практично в кожній газеті ПСПУ, комуністів, соціалістів глибоко і глобально топчеться честь і гідність Президента України, то як? Чи посада саме прем'єр-міністра має права особливої недоторканості?
  
   А моя честь і гідність - це взагалі ніщо, пустий звук? В тій же вітренківській газеті, наприклад, особливо шанованого мною і мільйонами патріотів України, вождя українського визвольного руху Романа Шухевича ображають набагато крутіше ніж прем'єр-міністра, називають гітлерівським псом і оголошують йому так зване всенародне прокляття, виключаючи тим самим особисто мене взагалі зі складу народу.
  
   До того ж нагле і цинічне порушення закону в частині втягування дітей в цю злобну, агресивну вакханалію - "растёт молодёжь, растёт наша смена".
  
   До листа додаю вирізки з газет, які я взяла в палатці за 100 метрів від нашої, на яку ніхто з міліції не нападав, бо у нас Президента можна обзивати фашистом, це у нас в межах закону, а ось чіпать прем'єр-міністра, зась!
  
   Я справді не згодна з діями працівників міліції в даному випадку, бо вважаю їх дії по наведенню порядку вибірковими, але я не буду звертатись до прокуратури Центрального району з цього приводу, бо я людина вдячна і пам'ятаю, що саме співробітники УМВС області допомогли мені - постанову N 745 від 21.03.07 про стягнення штрафу на підставі анонімки таки скасовано. Можна сказати, що справедливість таки є, і за неї варто боротись, чи не так?
  
   Зі свого боку, від усієї душі і всього свого серця бажаю вам, щоб міліція насправді залишалась осторонь будь-яких політичних подій та перебувала на сторожі інтересів простих громадян (але все-таки, якщо в якійсь палатці роздають газети, де нашого Президента називають фашистом, не гріх би і злєгка зреагувати).
  
  
          -- З повагою, вдячністю, надією, вірою і любов'ю,
   Грудініна Наталія Миколаївна
  
   З почуттям глибокого задоволення сприйняла заяву уряду Януковича, що вони-де добре пошукали і таки знайшли, як збільшити податки для відповідного збільшення соціальних виплат.
  
   Але ентузіазм мій швидко впав, коли чоловік приніс післяопераційні лікарняні. Як з'ясувалось, з них вирахували податок за грудень-січень.
  
   Зріс податок на доходи з 13 до 15 %. Тобто, з моїх жебрацьких учительських 450 грн. 2 % заберуть і віддадуть пенсіонеру. Оце професіонали - знайшли сокирку під лавкою!
  
   Турбота Януковича за свій пенсійний електорат напередодні дострокових виборів мені цілком зрозуміла, але чому за мій рахунок?
  
   А куди піде чи вже пішов зовнішній борг в 10 млрд. доларів - найбільший за всю історію України! На інновації Ахметова? Вітаю, хлопці! Ви непогано влаштувались!
  
   Дайте вам спокійно працювати? Щоб ще 20 млрд. позичити? Нагребете кредитів, інноваційно-інвестиційно з ними розберетесь, а там - дострокові вибори, про що свідчать народні прикмети: загострення активності агресивних соціалістів та підвищення пенсій урядом Януковича. Потім прийде Тимошенко - кадрова невістка української політики - навішаємо на неї всіх собак - і всє дєла!
  
   Що би робила партія Регіонів без неї? На кого ж тоді б вішали бензин, цукор, м'ясо, газ, ціни, тарифи і т.п. Байдуже, що після неї були вже 2 уряди! Байдуже, що вже 8 місяців рулить Янукович!
  
   Але хто ж таки убив Налестро? Все одно - Юлія Тимошенко. Воістину, якщо би не існувало Юлії Тимошенко, то партія Регіонів її би вигадала. Як і Миколу Левченка. Виношу йому глибоку подяку від націоналістів України за ефективну консолідацію свідомого українства.
  
   Принагідно виражаю співчуття Чорноволу, Олені Лукаш, Ганні Герман та іншим україномовним членам партії Регіонів, адже, як з'ясувалось, вони розмовляють не мовою цивілізації, а мовою забитіх сіл.
  
   На 5-му каналі у Єгора Соболєва один проти одного - два сини двох батьків. Вибір політичних опонентів логічний: син Олекси Гірника, який спалився за єдину державну українську мову, проти російської окупації і русифікації - Євген Гірник ("Наша Україна") і син В'ячеслава Чорновола, Тарас, член партії, яка ту русифікацію здійснює, однопартієць Левченка.
  
   Ну що, синку, помогли тобі твої ляхи?
   Ти хоч знаєш, які про тебе анекдоти в народі ходять? - Тарас Бульба вбиває Тараса Чорновола...
  
   Чи тобі начхати на усну народну творчість? Зрозуміло чому. Бо відношення народу до зрадників батька і Вітчизни відоме і однозначне - прокляття і ганьба.
  
   Околдовал меня этот сумрачный каменный профиль и загадочный взгляд. А на самом деле жалкий, незначительный ты человек. И ещё беспомощнее, чем я сам. Костистая грудь батрака под белоснежной шёлковой рубашкой - подлый, низкий обман! Да, я хотел попасть в Замок с тобой, но с тем, каким ты мне казался прежде - самодостаточным и недоступным, а не с таким - ясным и понятным, простым в своих чувствах ко мне и до отвращения зависимым от моих чувств к тебе.
  
   В глухом этом пространстве, где ты ничего не понимаешь с самого начала и в любом наряде ощущаешь только тоску существования, только бедность да бедность, да несовершенство нашей жизни, мир кажется мне чужим и раздробленным.
  
   Каждый мой день - сплошное насилие, и я заранее предвижу, что и завтра полковник будет склонять меня к шпионажу.
  
   Живи так, как подсказывает тебе твоя совесть, ни о чём не заботься, ничего не бойся, не падай духом, не сдавайся, не иди никому на уступки, не хнычь и не плачь - и нас похоронят в одном гробу! Я прощаю тебе твою измену и моего врага, погубившего мою жизнь.
  
   Его собака и орехи кушает, а ты сидишь себе сиднем: никуда не уехал, ничего не предпринял - ходишь кругами и больше ничем не интересуешься.
  
   Так пропал без вести или погиб? Или тебе уже всё равно? Или ты уже разучился видеть разницу?
  
   В глухом этом пространстве, где ты ничего не понимаешь с самого начала, никого не беспокоит мысль о бесцельности Бытия.
  
   Мир кажется чужим и раздробленным: сначала он превращает меня в жалкое насекомое, а потом медленно и безжалостно убивает.
  
   Где логика в этом мире? Где смысл? Где правда, где справедливость, где истина? Где милосердие? Почему дитё плачет? Почему зимой умирают бездомные котята? Почему в подворотнях бьют собак и нищих? Даже ради того, чтобы избавить тебя от горя, я не сойду на этот берег. Скажи: помоги - и протяни мне свой пистолет.
  
   Всё, что я сделал, всё, что сделаю, всё, что когда-то посмею сделать - будет в сущности такая малость. Теперь или никогда!
  
   Теперь я - поляна, заросшая лишайником и волокнистыми грибами.
  

ПРОСТО АНГЕЛ

  
   Стою на пороге того самого страшного лабиринта, решаясь на прыжок в один конец - сгину я там в этих гулких чужих просторах. Снегом занесёт ваши ветхие домишки, затрещат деревья от лютых холодов, попадают птицы с веток, как осенняя листва, собаки бешено погонят несчастного зайца и догонят его и разорвут на части. И я закрою глаза, чтобы не видеть этого. Я буду бить молоточком по толстому льду, освобождая мёртвое яблоко, белое поле, красную кровь, стылые сердца.
  
   Разве теперь я захочу и дальше бороться с желанием выкинуть что-нибудь эдакое! Теперь ни за что не сойти мне на берег. Или я ничего не понял в этой жизни, или она действительно ничего не стоит. В глухом этом пространстве, где ты ничего не понимаешь с самого начала и в любом наряде ощущаешь только тоску существования, бедность да бедность, да несовершенство нашей жизни, страшную тину опутавших нас мелочей, глубину и силу раздробленных повседневных характеров, друг мой! ты один знаешь, что я есть, но ты - в подавляющем меньшинстве, и тебе придётся с этим смириться. Даже ради того, чтобы избавить тебя от горя, я не сойду на берег. Живи так, как подсказывает тебе твоя совесть, ни о чём не заботься, ничего не бойся, не падай духом, не сдавайся и не иди никому на уступки, не хнычь и не плачь - и нас похоронят в одном гробу! Я прощаю тебе твою измену и моего врага, погубившего мою жизнь. Мир кажется мне чужим и раздробленным и никак мне не нравится. Сначала он превращает меня в жалкое насекомое, а потом медленно и безжалостно убивает. Каждый мой день - это сплошное насилие, и я заранее предвижу, что и завтра полковник будет склонять меня к шпионажу.
  
   В этом чёртовом мире всё схвачено, как на киностудии. Куда же мне дальше падать? Разве теперь захочу и дальше бороться с желанием выкинуть что-нибудь эдакое? Теперь я - поляна, заросшая лишайником и волокнистыми грибами. Меня вызовут и спросят, и удивятся, да кто я такой, и откуда здесь взялся. И зачем я только на свет Божий родился?
  
   Я ни за что не попаду в здание Управления, а если и попаду, то никого там не застану, хотя бы только что там стены дрожали от людского топота и шума. С преданностью и восхищением мне проиграют одну партию за другой и ни за что не отклонятся от раз и навсегда выбранного проиграшного варианта. В самый решительный момент только у меня под рукой не окажется своего телефона, и я схвачу чужую трубку, но услышу только треск и бессмысленное пение. И я закрою глаза, чтобы не видеть этого, и заткну уши, чтобы не слышать. Я буду бить молоточком по толстому льду, освобождая мёртвое яблоко, а золотые кресты на всех ваших церквях будут равнодушно смотреть на белое поле, на красную кровь, на стылые сердца.
  
   Лучше бы мне всё это поджечь, в крайнем случае, врежут по морде - и все дела! Отовсюду вытолкнут, объяснив подоходчивее, что я есть самый ничтожный, самый никчемный, самый несмышленый в людском сообществе человек. Мне скажут: исчезни, и я покорно соглашусь, действительно считая, что я должен исчезнуть, ещё более решительнее, чем все вокруг. Я пребуду в состоянии простого и ужасного смирения до тех пор, пока башенные часы не пробьют три пополуночи. Потом я опущу голову и вздохну в последний раз.
  
   Разве теперь я захочу и дальше бороться с желанием выкинуть что-нибудь эдакое!
  
   Или я ничего не понял в этой жизни, или она действительно ничего не стоит.
  
   Вместо того, чтобы воспользоваться Дуней, я пойду и застрелюсь. Схвачу Варнаву за тонкую руку и, едва выдерживая стремительность его шага, побегу за ним, наивно полагая, что теперь у нас одна задача, одно направление, одна дорога, одна цель - только вперёд. Как бы не так! Просто Варнава шёл домой, а почти летел - потому что привык ходить быстро!
  
   Мой автобус стоит в чистом поле. Мир кажется мне чужим и раздробленным, будто сконструированным из совершенно разнородных и совсем не подходящих друг другу материалов. Телефон в трубке трещит, как сумасшедший, словно стараясь проникнуть не только в мой жалкий слух, но и куда-то глубже, в самую сердцевину моей души. Весть мерещится мне повсюду. Нужно что-то предпринять, решить, потребовать отчёта. Мне нужно бежать отсюда, но куда?
  
   Я оставляю Тебе весь этот абсурдный нелогичный мир, который мне совершенно не нравится. Я иду Домой по жёлтому полю, и надо мной на белых облаках плывёт мой белый вечный Город.
  
   Я выхожу на воздух в сопровождении своих помощников и приобретаю статус Ведущего Борьбу. Может быть, действительно здесь ничего и никогда не изменится к лучшему, но это не значит, что мы не должны и пытаться ничего изменить.
  
   Я любил Тебя, как носителя Духа, Который через тебя говорил, Который был мне дорог и Который всякий раз меня раздражал и вызывал внутреннее сопротивление, которое я сам в себе ненавидел, но ничего не мог с собой поделать. Теперь я потерял Тебя и Дух, Который сам по себе мне недоступен. Я нахожусь в неистовстве, но не знаю, от чего именно - от того, что потерял тебя или от того, что вообще тебя однажды встретил. Я злюсь, не смея решить окончательно: трус я или предатель, и что лучше?
  
   В минуты размышления не думаю ни о чём. Всё кипит, дышит, течёт, взрывается, дожди заполняют пустые впадины в горах, образуя моря и океаны. Любое сочувствие и милость, так желанные ещё вчера, мне больше не нужны и просто невыносимы. И если мне теперь снова скажут: тебе здесь не место, то я уже не найду убедительных аргументов, чтобы воспротивиться и восстать. Я судорожно припаду к подоконнику и посмотрю на пустыню, в которую неразличимо слились серая земля и серое небо.
  
   Я проснусь однажды утром после беспокойного сна и увижу, что превратился в страшное насекомое. Замок шутя примет мой отчаянный вызов и шутя будет держать в постоянном страхе. Как такое вообще возможно?
  
   Пишу книгу, вспоминая все свои страшные золотые сны. Всему чужой, и это видно, и тут уже ничего не поделаешь.
  
   Я ничего не выдумываю, не леплю в своём воспалённом воображении, я просто хочу, чтобы ты тоже увидел этот мир в неискажённом свете мира нормального - чистого, доброго, милосердного, простого, понятного и объяснимого.
  
   С брезгливым вниманием присматриваюсь к окружающим и думаю о том, что никого из них не мучает мысль о бесцельности Бытия, никого не мутит от отсутствия воздуха.
  
   Господи! Вознеси меня с этой земли в иную землю!
  
   Ты был призван менять сознание людей и возвращать их в первоначальное состояние. Ты, как никто другой, умел поднимать их с колен, но я ни разу не сказал тебе об этом.
  
   Ты сокрушался, что силы твои потрачены напрасно и жизнь твоя прошла впустую. Ты ждал от меня справедливого и мощного опровержения, но мой трусливый предательский язык ни разу не повернулся воздать тебе должное - необыкновенному, не похожему ни на одного из всех встреченных мною людей, самому главному человеку в моей жалкой и постылой жизни.
  
   Я любил тебя, как носителя Духа, Который через тебя говорил. Теперь я потерял тебя и Дух, Который сам по себе мне недоступен.
  
   Я злюсь, но не знаю, от чего именно - от того, что потерял тебя или от того, что вообще тебя однажды встретил.
  
   Может быть, действительно здесь ничего никогда не изменится к лучшему, но это не значит, что мы не должны и пытаться ничего изменить.
  
   Способность к изменению окружения, к преодолению инерции агрегатного состояния среды - пассионарность.
  
   Следовательно, Ангел не дрался, а лишь имитировал борьбу. И он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моём? (оно чудно)
  
   И он сказал: вся моя жизнь была полна лишений и борьбы. Много раз я был в опасностях, в труде и изнурении. В любое время готов был умереть за имя Господа.
  
   У Папы нет постоянного имени. Меняются Папы - меняются и их имена. Не случайно Иаков получит новое имя позже, а не сразу. Он видел Бога лицом к лицу.
  
   Твою задачу никто, кроме тебя, не выполнит. А ты постоянно уходишь в сторону.
  
   А ведь это только первая книга Библии. Впереди ещё полтора десятка книг.
  
   И что же сейчас?
  
   Хотя, безусловно, судить может только тот, кто сам абсолютно чист. Даже Иаков не может определить этого сейчас.
  
   Только сейчас он получил новое имя, а не во время битвы с Ангелом.
  
   Сейчас нам достаточно понять мысль автора - пролетая через Солнечную систему, планета Нибиру создаёт группу представителей новой цивилизации, которые идут в народ учить его.
  
   Сейчас они получают иные наборы хромосом и иное информационное обеспечение собственного мозга.
  
   Они получат новое имя сейчас.
  
   Мы - избранные, и мы должны быть вместе.
  
   Но теперь не печальтесь и не жалейте о том, что вы продали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни.
  
   Ибо теперь два года голода на земле: ещё пять лет, в которые ни орать, ни жать не будут.
  
   Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением.
  
   При этом никакого принуждения, насилия над личностью или её уничтожения.
  
   Никому я не желаю зла. Наоборот, люблю врага своего и молюсь за него перед Богом. Поэтому нет моей вины в том, что у тебя пали мором 34 фазана.
  
   Да благословит тебя Ангел, избавляющий меня от всякого зла.
  
   На помощь Твою надеюсь, Господи!
  
   Освобождается место для народа новой цивилизации и одновременно уничтожается предыдущая.
  
   Старая исчерпала себя и должна умереть.
  
   Что показал автор в этой картине? Он показал, что Адам и Ева прибыли из Царства Небесного на Землю. Адам и Ева - начало шестой цивилизации. С них начнётся род человеческий, и с новым набором хромосом.
  
   Эпизод с рождением мальчика означает появление небесного посланника. Он приплыл через звёздные врата вверх по большой реке на маленькой лодке, в плетёной корзине по реке жизни.
  
   Это посланник Господа, и здесь речь идёт о том, что на Земле появился человек, которому Вселенский разум дал особый интеллект и возможность постоянного общения с Ним. Душа этого человека прислана из верхних ступеней Иерархии управления Вселенной.
  
   Автор показал, как организована Солнечная система и сконструирована каждая планета на физико-химическом и энергетическом уровнях. Плевать мне, как она организована, когда кучи котят в мусорных баках, под подъездами, под ногами. Впереди зима и погибель - игрушки дьявола.
  
   Согласно классификации Тритемия, аббата монастыря бенедиктинцев, ученика Корнелия Агриппы, мир разделён между семью гениями Каббалы.
  
   Каждый Ангел правит один лунный год, то есть 354,4 года:
  
   1. Первым стоит Ангел Сатурна Орифиил. Сотворение - период дикости и тьмы.
  
   2. Вторым Ангелом является Анаил, дух Венеры. Общины и поселения.
  
   3. Третий - Захариил, Ангел Юпитера. Приобретение знаний и рождение государств.
  
   4. Затем приходит Рафаил - Ангел Меркурия. Новая культура, книгопечатание.
  
   5. Самаил - Ангел Марса. Войны, катастрофы, гибель государств, передел мира.
  
   6. Габриил - Ангел Луны. Передышка и возрождение. Белый праздник.
  
   7. Михаил - Ангел Солнца.
  

АНГЕЛ СВЕТА

  
   ПРОСТО АНГЕЛ
  
   Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского.
  
   Однажды провёл он стадо далеко в пустыню и пришёл к горе Божией Хориву.
  
   И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста.
  
   И видел он, что терновый куст горит огнём, но не сгорает.
  
   Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает?
  
   ГОРИ, МОЁ СЕРДЦЕ,
  
   БЕСТРЕПЕТНО, СМЕЛО,
  
   НЕ ПРИХОТЬЮ ЧУВСТВ,
  
   НЕ БЕСПЛОДНОЙ ТОСКОЙ,
  
   А ЖАЖДОЙ ВЕЛИКОГО
  
   ОБЩЕГО ДЕЛА,
  
   БОРЬБОЙ ЗА СВОБОДУ
  
   ОТЧИЗНЫ РОДНОЙ
  
   Поэт-революционер
   Алексей Михайлович Гмырёв
  
  
   Его и пуля не берёт,
   И песня не берёт!
   Так и стою, раскрывши рот:
   Народ! Какой народ!
  
   Когда ни сила не берёт,
   Ни дара благодать, -
   Измором взять такой народ?
   Гранит - измором взять!
  
   Что радий из Твоей груди
   Достал и подал: вот!
   Живым - Европы посреди -
   Зарыть такой народ?
  
   Бог! Если Ты и сам такой,
   Народ моей Любви
   Не со святыми упокой -
   С живыми оживи!
  
   20 мая 1939
  
   Не умрёшь, народ!
   Бог тебя хранит!
   Сердцем дал - гранат,
   Грудью дал - гранит.
  
   Процветай, народ, -
   Твёрдый, как скрижаль,
   Жаркий, как гранат,
   Чистый, как хрусталь.
  
   21 мая 1939
  
   Щодо кумирів. Що я творю собі кумира з Юлії Тимошенко.
  
   Коли Ющенко роздає відзнаки за особливі заслуги Колєснікову і Ківалову і заводить в уряд Тимошенко троянських коней у вигляді кучмівського залицяльника Єханурова і непідписанта Оніщука (бо й не підписав би!). І то кумир!
  
   Мій кумир - Майдан. І всі ті люди, і кожен з них, що стояли тоді і стоять досі і завжди до скону - на Майдані. І Костенко, що встояв проти Шуфрича. Бо я б не змогла, тільки б заплакала і все.
  
   Мої кумири - водії маршрутки N 48 в м. Миколаєві - батько і син Орлянські. Їм різали шини, але вони не знімали символіки. Ніхто не міг збити їх з ніг, тільки ось почесна грамота Ківалову від представника президента малость їх подрастроїла, розірвала груди і облила кров'ю. І співак Сєров, який від цього і не міняється.
  
   І Луценко - кумир, і Кириленко, і Катеринчук, і Гєна Задирко, і Юлія Тимошенко, і Лєна Забзалюк, і Свєта Ярова, і Костя Саботович, і Володимир Ралко, і всі великі українці: князь Ігор, первопечатник Іван Федоров, гетьмани Петро Конашевич-Сагайдачний, Іван Мазепа, Іван Скоропадський, Павло Полуботок, Данило Апостол, Кирило Розумовський, Іван Виговський, Петро Дорошенко, Дмитро Вишневецький (Байда), Байда, Гонта, Наливайко, державник Богдан Хмельницький, кошові отамани Іван Сірко і Максим Дубовий і вся Запорізька Січ, герой Устим Кармелюк, герої Крут, вічний революціонер Іван Франко, Михайло Грушевський, Володимир Винниченко, Леся Українка, Левко Лук'яненко, Іван Світличний, Василь Стус, Роман Шухевич, Степан Бандера, Олександр Довженко, Анатолій Солов'яненко, Катерина Білокур, останній лоцман Микола Садовський, лідер нації В'ячеслав Чорновіл, Тарас Бульба, який убиває Тараса Чорновіла, і всі-всі, абсолютно всі, кожен особисто, хто голосував за Блок Юлії Тимошенко або за Нашу Україну-Народну Самооборону, кожен - мій кумир.
  
   Брюс Лі - мій кумир, Віктор Цой, Григорій Сковорода, Дон Кіхот, Ріплі, Бог, Істина, Справедливість, Милосердя, Світло, Воїн Світла, Один в полі воїн - мій кумир, Ангел - мій кумир, Просто Ангел, Брат Сергій Бодров, Ігор Тальков, Олексій Мерес'єв, Фредді Меркурі, Лєв Толстой, орел Духу - горобчик Едіт Піаф, Робінзон Крузо, Олександр Суворов, Олександр Сєров, у якого зараз не кращі часи, і який не знає, чи вибереться він з цієї багнюки, але знає напевно, що змінюватись не буде.
  
   Мій кумир - педагог Григорій Ващенко, який дав мені виховний ідеал українства, режисер Сергій Параджанов, який навчив мене Родіну любить, великий українець Тарас Шевченко - мій конкретний кумир!
  
   А якщо Біблія забороняє мені мати таких кумирів, то я краще залишусь зі всіма ними і кожним з них - моїми братами в Царстві Духа, ніж з Біблією.
  
   Один из методов шифровки текста заключается в том, что картина, которую описывает автор, скрыта в простом рисунке. Читатель теперь сам определит, как происходило действие.
  
   В действительности же Моисей получал информацию через свою Душу непосредственно в мозг, то есть у Моисея иное строение мозга и ДНК, отличное от обычного человека.
  
   Господь увидел, что он идёт смотреть, и воззвал к нему из среды тернового куста, и сказал: вот Я!
  
   И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: "Бог отцов ваших послал меня к вам". А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?
  
   Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий во всём - Иегова. Вот имя Моё навеки. Что в имени тебе Моём?
  
   Поэтому у Моисея два имени: ангел Михаил и Мессия.
  
   Ищешь ли ты Иегову настойчиво?
  
   Давление усиливается, и многие верующие готовы отказаться от своих убеждений, лишь бы их не трогали.
  
   Значит ли это, что война неизбежна? Нет, не значит.
  
   Новая религия не противопоставляется старой, а поглощает её согласно всепобеждающим законам пассионарности.
  
   Теперь фараону уже некому помочь. Он остался один на один с Господом в лице Моисея.
  
   И двинулся Ангел Божий, шедший перед станом Израильтян, и пошёл позади их.
  
   И вошёл в средину между станом Египетским и между станом Израильтян, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь.
  
   И простёр Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь, и сделал море сушею, и расступились воды.
  
   Господь крепость моя и слава моя, моё спасение, Бог мой, и прославлю Тебя, Бога Отца моего, и превознесу Тебя, Господь муж брани, Иегова имя Тебе.
  
   Попытка возврата в старое время - это нарушение законов Вселенной, и она карается Вселенским разумом очень жестоко: возвратиться - значит умереть.
  
   Неоднократное повторение говорит о том, что автор пытается дать информацию в зашифрованном виде.
  
   На самом деле этого не было.
  
   Автор подчёркивает именно детали несоответствия, неправдоподобия. Он описывает события, которые будто бы действительно произошли - это исторически известно. Но при описании этих событий подчёркивает наиболее сомнительные и неправдоподобные моменты.
  
   Автор будто бы на самом деле не хочет, чтобы читатель поверил, что эти события действительно происходили.
  
   Так не складывается логическая картина. И мы только заняты поиском зашифрованной связи. Так сказать, фамилии и сюжет вымышлены, а их совпадение с фактическими является случайным. Просчитанные сюжетные картины будущего наложены на какой-то известный случай, о котором всем хорошо известно.
  
   В 2004 году меня и били, и деньги отнимали крутые пацаны с голубой ленточкой на лбу, и с балкона камни бросали, и материли, а теперь действительно, как говорит Киселёв: зрушення єсть - теперь только матерят, чем, правда, очень сузили широкий доселе арсенал методов насаждения демократии от партии Регионов.
  
   Таким образом, в тексте образуются два слоя: временной (попытка возврата в ушедший зодиакальный год) и кармический (уничтожение душ, не справляющихся с задачами, возложенными на них).
  
   Ты сам уничтожил свою Душу!
  
   Кого ты обманываешь, когда говоришь, что в твоём духовном падении виноват Ющенко? Ющенко только кинул Майдан. А ты погубил свою бессмертную Душу.
  
   Иди вперёд и не оглядывайся, презренная жена Лота.
  
   Иди вперёд, хотя путь тебе неизвестен.
  
   Господь сказал Моисею: того, кто согрешил передо Мною, изглажу из книги Моей! Уберу из книги жизни и корни тех, кто не решается идти вперёд.
  
   И будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай, и предстань передо Мною.
  
   Вытеши себе две скрижали каменные, и я напишу на сих скрижалях:
  
   Чтоб ты сдохла вместе со своей Юлькой!
  
   Гори вместе со своей палаткой, шлюха американская!
  
   ГОРИ, МОЁ СЕРДЦЕ,
  
   БЕСТРЕПЕТНО, СМЕЛО,
  
   НЕ ПРИХОТЬЮ ЧУВСТВ,
  
   НЕ БЕСПЛОДНОЙ ТОСКОЙ,
  
   А ЖАЖДОЙ ВЕЛИКОГО
  
   ОБЩЕГО ДЕЛА,
  
   БОРЬБОЙ ЗА СВОБОДУ
  
   ОТЧИЗНЫ РОДНОЙ
  
   Вытеши себе две скрижали каменные, и я напишу на сих скрижалях слова: гитлеровского пса Шухевича под всенародное проклятие!
  
   Помилуй меня, Господи!
  
   30 июня вечером по николаевскому телеканалу "Так" смотрела художественный фильм "Непокорённый" про жизнь и смерть последнего командующего Украинской Повстанческой Армии Романа Шухевича.
  
   Почему украинской? Потому что боролись на своей украинской земле и никогда не переступали границы Украины, никогда не воевали на чужой земле, только защищали свою.
  
   Почему повстанческой? Потому что повставали? то есть восставали против оккупантов - тех людей, которые приходили с оружием в руках на нашу родную украинскую землю и пытались арестами и расстрелами установить свой оккупационный "порядок": российско-советский или немецко-фашистский. Восставали против всякого. Потому и повстанческой.
  
   Воевали и против польской власти, которая считала Львов польским городом, закрывала там украинские школы, украинский язык, украинскую культуру.
  
   Воевали против немецко-фашистских оккупантов, которые вначале вроде разрешили провозгласить восстановление украинского государства, а потом посрывали украинские флаги и начали расстреливать украинских националистов, непокорных гитлеровскому режиму - Ольжича, Телигу и много много других.
  
   Украинских националистов расстреливали и немецкие фашисты, и советские кагебисты, как они выследили и убили Романа Шухевича.
  
   УПА воевала против сталинской карательной системы - НКВД.
  
   НКВД - это было то же гестапо. Они убили миллионы людей. Убили моего любимого поэта - Осипа Мандельштама, моего прадедушку Дубового Максима Максимовича в 1937 году только за то, что он был простым украинским хозяином на своей земле, а не пролетарской засцыкой.
  
   Убили дедушку моего мужа Грудинина Ивана Ивановича в 1937 году, донского козака со станицы Жуковка Ростовской области только за то, что он был смелый вольный человек, не покорившийся системе, полный георгиевский кавалер.
  
   Сталинская машина уничтожала всех, у кого было своё мнение, кто не покорялся, кто хотел жить честно и вольно, оставаясь личностью, а не винтиком и колёсиком.
  
   Конечно, украинский крестьянин "себе на уме", украинский интеллигент, который возжелал говорить не па-масковськи, а по-украински и при том на своей родной украинской земле, в своей хате, в своей державе со столицей не в Маскве, а в Киеве - автоматически становился смертным врагом и для польской власти, и для советско-сталинской, и для немецко-фашистской. Он становился непокорённым - и его уничтожали. Логично: если враг не сдаётся - его уничтожают.
  
   Мою бабушку, Царство ей Небесное, Павлючок Екатерину Павловну, камсамольци в кожаных куртках пришли ночью и выбросили вместе с маленькими детьми зимой на мороз просто так, ни за что, то есть абсолютно ни за что: в политику никогда не вмешивались - простые украинские крестьяне-земледельцы, моя хата с краю - не помогло! Это нормально? Это советская власть? Лес рубят - щепки летят? Только на мою семью - слишком много щепок. Для меня это не щепки, а мои родные невинные люди.
  
   И вот Роман Шухевич, не имея ещё украинского государства, потому что официально оно было провозглашено лишь 24 августа 1991 года, собрал людей, которые не мирились с любой оккупацией, с любым режимом, возглавил освободительное движение украинского народа и стал непокорённым. Но 5 марта 1950 года НКВД-исты его всё-таки выследили и убили.
  
   Совпадение, но ровно через три года, 5 марта 1953 года умер Сталин - самый страшный тиран всех времён и народов.
  
   Наступила оттепель 60-х, и хотя потом был 1972 год, когда я закончила 10 класс, и наша школа N 14 г. Николаева с украинским языком обучения в одночасье стала руськой без всякого референдума, а потом арестовали и угробили нашего великого украинского поэта Василя Стуса за то, что он писал стихи на украинском языке, и хотя и сейчас у моих учеников периодически возникают проблемы с защитой курсовой на тему "Українські національні традиції в моральному вихованні школярів" только за упоминание имени Стуса и сравнительных статистических данных об уровне преступности во Львове и Донецке, и хотя на территории Украины собираются сейчас поставить памятник российской императрице Екатерине II-й, которая как раз эту Украину благополучно доконала, по свидетельству Тараса Шевченко, потому что она уничтожила козацтво и Запорожскую Сечь, а теперь ей благодарная Украина ставит за это памятник, и хотя Харьковский горсовет принимает решение об отмене гимна Украины на своих заседаниях - партия Регионов не способна повернуть вспять поступательный ход истории человечества к Свету.
  
   Свет и во тьме светит и тьма не объяла Его.
  
   Ни циничное враньё партии Регионов про стабильность и добробут, про улучшение жизни уже сегодня, ни грязные предвыборные технологии, ни "Технології успіху" Кінаха і Ковтуненка, Бродського і Мороза.
  
   Их всех ждёт судьба Иуды и приговор Истории.
  
   Воля або смерть - провозглашают духовные дети Романа Шухевича.
  
   Слава Украине! - говорят они нам.
  
   И мы отвечаем - Героям Слава!
  
   Козак ничего не должен бояться. Это только вначале страшно, а потом уже и не страшно - никто не тронет.
  
   Иди вперёд и не оглядывайся. Иди вперёд, хоть путь тебе неизвестен. И будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай, и предстань передо Мною.
  
   Вытеши себе две скрижали каменные, и Я напишу на сих скрижалях слова:
  
      -- Я - Господь, Бог твой, который вывел тебя из тьмы египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим
  
      -- Не сотвори себе кумира ни на небе вверху, ни на земле внизу, не поклоняйся ему и не служи ему
  
      -- Не произноси Имени Господа твоего напрасно
  
      -- Помни день субботний, чтобы святить Его: шесть дней работай и делай всякие дела, а день седьмой - Господу Богу твоему
  
      -- Почитай отца и мать, чтобы продлились дни твои на земле
  
      -- Не убивай
  
      -- Не прелюбодействуй
  
      -- Не кради
  
      -- Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего
  
      -- Не желай дома ближнего твоего, ни жены его, ни раба его, ни рабыни, ни вола, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.
   Таким образом в тексте два слоя: временной (попытка возврата в ушедший зодиакальный год) и кармический (уничтожение душ, не справившихся с задачами, возложенными на них).
  
   Спаси, Господи, душу мою!
  
   Избави, Господи, от ужаса и страха.
  
   Я слаб, Господи. Напустил на себя слепоту, напустил на себя седину, снегом белым припорошил.
  
   Помилуй меня, Господи!
  
   И сказал Господь Моисею: не обижай ближнего твоего, не делай неправды, не враждуй на брата твоего в сердце твоём.
  
   Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего.
  
   Помогай ближнему, но делай это скромно, без желания возвыситься. Если видишь, что у соседа мало зерна, - оставь недожатой полосу и скажи ему, что закончил работу. Дай возможность человеку немного увеличить свой доход трудом, хотя и на чужом поле. При этом он всё-таки не крадёт.
  
   Не обижай ближнего твоего, и не грабительствуй. Ахметов, плата наёмнику не должна оставаться у тебя до утра, а не с 1996-го года долги шахтёрам, которые только в 2005 году отдала сука Тимошенко.
  
   Не восставай на жизнь ближнего твоего и не закатывай его в асфальт, если даже в результате этого можно присоединить к себе его предприятие.
  
   Не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь!
  
   Я избрал тебя. (Труба тебе, Ахметов).
  
   Ты должен свернуть с пути, по которому пошёл.
  
   Твоя путеводная звезда - безупречность.
  
   Все возносимые святыни, которые возносят сыны Израилевы Господу, отдаю тебе, и сынам твоим уставом вечным, данным для тебя и потомству твоему с тобою.
  
   Никто не устоит передо Мною, а кто поднимет меч, от него и погибнет.
  
   О, человек! Сказано тебе, что добро, а что зло, и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить перед Богом твоим.
  
   Не находятся ли и теперь в доме нечестивого сокровища нечестия? (А, Ахметов?).
  
   Отвратительные, закатанные в асфальт.
  
   Ты отдаёшь много денег на благотворительность, на лікарню майбутнього.
  
   Ты пытаешься отдать жертву.
  
   Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчётными потоками елея?
  
   Разве отдашь ему первенца твоего за преступления твои и плод чрева твоего - за грех Души твоей?
  
   Глас Господа взывает к городу, и так как богачи его исполнены неправды, и жители его говорят ложь, и язык их есть обман в устах их, то Он неисцелимо поразит тебя опустошением за грехи твои!
  
   Гнев Господень будешь нести, потому что согрешил перед Ним, доколе Он не решит дела твоего и не совершит суда над тобою.
  
   Тогда выведет Он тебя из тьмы на Свет, и ты увидишь Правду Его!
  
   Покайся, ибо приблизилось Царство Небесное!
  
   А надеющиеся на Господа обновятся в силе, поднимут крылья, как орлы, потекут, и не устанут, пойдут и не утомятся.
  
   Помоги тем, кто не умеет зарабатывать.
  
   Не начинай войны из-за денег, территорий, нефти.
  
   Большие деньги и благополучие - не зло, а зло - это концентрация всех действий вокруг одной цели - деньги любой ценой!
  
   Ответ Иисуса - не хлебом единым!
  
   Но всяким Словом, исходящим из уст Господа.
  
   И знай в сердце твоём, что Господь Бог твой учит тебя, как человек учит сына своего.
  
   Храни заповеди Господа, Бога твоего, ходи путями Его и боясь Его.
  
   Не только материальные блага нужны человеку, но и духовные.
  
   Человек должен создать структуру организации и управления Человечеством, которая будет осуществлять ряд функций:
  
   1. Развитие Души и отправка её обратно в Иерархию.
  
   2. Обеспечение энергией человечества и создание условий для его непрерывного развития.
  
   3. Защита человечества от катастроф.
  
   Центральный вопрос философии: что первично - Дух или Материя?
  
   В Библии ясно сказано: В Начале было Слово, то есть Идея, Дух - первичны. А материя - потом.
  
   Так считают идеалисты, помаранчевые.
  
   Бытие, то есть материя, деньги, материальные блага определяют сознание - говорят коммунисты, социалисты и партия Регионов.
  
   В партии Регионов идеалистов нет. Там есть охотники, очень много охотников.
  
   Не искушайте Господа!
  
   Когда введёт тебя Господь, Бог твой в ту землю и с теми хорошими городами, которые ты не строил, господин Ахметов,
  
   и с домами, наполненными всяким добром твоих конкурентов, которых ты закатал в асфальт,
  
   и с колодезями, высеченными из камня, который ты не высекал,
  
   с виноградниками и маслинами, которые ты не садил, а отнял силой.
  
   Тогда берегись, чтобы не забыл ты имя Господа, который вывел тебя из тьмы египетской, из дома рабства.
  
   Господа, Бога твоего, бойся! Это твой главный Пахан, и только Ему одному служи, и только Его именем клянись!
  
   Ибо Господь, Бог твой, который среди тебя, есть Бог ревнитель.
  
   Чтобы не воспламенился гнев Господа, Бога твоего, на тебя и не истребил Он тебя с лица земли!
  
   Лікарнею майбутнього - не откупишься!
  
   Покайся и отступись!
  
   Смерть твоя стоит за спиною, и нет спасения Душе твоей!
  
   А рецепт Иисуса чрезвычайно прост: Господу Богу поклоняйся, а не деньгам и нефти, и Ему одному служи.
  
   И се Ангелы приступили и служили Ему.
  
   Под словом Ангелы подразумеваются технологии связи иерархий земных и космических. Эта связь осуществляется информационно через Луч управления.
  
   И народ, сидящий во тьме, видит Свет великий.
  
   И сидящим в страхе и тени смертной сияет Свет.
  
   Структура иерархии Космического управления Вселенной такова, что законы, действующие в ней, не позволено нарушать даже Богу.
  
   Поэтому, если операция крещения возложена на Ющенко, то она не может быть выполнена никем другим.
  
   Так что, если Юлии Тимошенко определено в её программе бороться с врагами Украины, то все её попытки тихо жить в деревне и выращивать капусту будут наказаны законом Космоса.
  
   Хотя внешне человек не выглядит виноватым.
  
   Так и бегство Иисуса в Назарет.
  
   Город Назарет расположен в Галилее, почти в 100 километрах от Вифлеема. Если соединить эти две точки, то построенный вектор не совпадёт с направлением движения Космического Луча.
  
   Но Христос не должен был бежать в Назарет.
  
   Не нужно было этого делать.
  

Указ

Президента України

Про присвоєння Р. Шухевичу звання Герой України

  
   За визначний особистий внесок у національно-визвольну боротьбу за свободу і незалежність України та з нагоди 100-річчя від дня народження та 65-ї річниці створення Української повстанської армії постановляю:
  
   Присвоїти звання Герой України з удостоєнням ордена Держави ШУХЕВИЧУ Роману Осиповичу - головному командирові Української повстанської армії у 1942 - 1950 роках, генерал-хорунжому (посмертно).
  
    
  

Президент України 

В. ЮЩЕНКО 

м. Київ

12 жовтня 2007 року

N 965/2007 

  
     
  

0x01 graphic

Указ Президента України

Про відзначення 65-ї річниці створення Української повстанської армії

  
   З метою відновлення національної пам'яті та історичної справедливості, зміцнення суспільної злагоди, консолідації суспільства та з нагоди 65-ї річниці створення Української повстанської армії, на підтримку ініціативи широких кіл громадськості, Світового ювілейного організаційного комітету з відзначення 100-річчя від дня народження Романа Шухевича та 65-ї річниці створення Української повстанської армії постановляю:
  
   1. Раді міністрів Автономної Республіки Крим, обласним, Київській та Севастопольській міським державним адміністраціям:
  
   розробити за участю громадськості заходи щодо відзначення 14 жовтня 2007 року 65-ї річниці створення Української повстанської армії;
  
   вжити заходів щодо поліпшення соціально-побутового та медичного обслуговування колишніх учасників українського визвольного руху, провести роботу з вивчення їх повсякденних потреб, вишукати можливості надання ветеранам українського визвольного руху адресної матеріальної допомоги та вручення їм пам'ятних подарунків;
  
   забезпечити проведення відповідних тематичних виставок, лекцій з історії українського визвольного руху, поповнення та демонстрацію музейних експозицій.
  
   2. Кабінету Міністрів України прискорити вирішення в установленому порядку разом із Львівською обласною державною адміністрацією питання щодо спорудження у місті Львові пам'ятника Роману Шухевичу.
  
   3. Київській міській державній адміністрації вжити заходів щодо завершення у 2008 році розбудови та впорядкування в місті Києві парку вшанування борців за незалежність України.
  
   4. Міністерству закордонних справ України забезпечити проведення закордонними дипломатичними установами України заходів з відзначення 65-ї річниці створення Української повстанської армії, зокрема, із залученням представників української громадськості за кордоном.
  
   5. Державному комітету телебачення та радіомовлення України підготувати цикли тематичних теле- і радіопередач, забезпечити широке висвітлення у засобах масової інформації підготовки і проведення заходів з відзначення 65-ї річниці створення Української повстанської армії.
    

Президент України 

В. ЮЩЕНКО 

м. Київ

12 жовтня 2007 року N 966/2007 

  
     
  
  
   Ты умножишь народ, увеличишь радость его.
  
   Ибо ярмо, тяготившее его, и жезл, поразивший его, и трость, притеснившую его, Ты сокрушишь, как в день Мадиама.
  
   Наконец-то открываются новые возможности.
  
   Иисус учит учеников и проповедуют всем, кто его слушает.
  
   Одновременно идёт массовое исцеление больных на голову. Это делает Иисуса знаменитым.
  
   Исцелённые им поступают следующим образом: они ловят его и берут под стражу, потом пробивают руки-ноги гвоздями и вешают на деревянном кресте.
  
   Целитель душ и больных голов умирает мучительной смертью. Дух же его воскресает на третий день, подавая всем нам пример и Надежду.
  
   "Следуй за Мной", - говорит Он. И мы следуем.
  
   Об этом, собственно, и речь.
  
   Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
  
   Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
  
   Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
  
   Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
  
   Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
  
   Блаженны чистые сердцем, ибо они узрят Бога.
  
   И Город, стоящий на верху горы.
  
   Город на облаках
  
  
   Когда исполнятся все пророчества полностью, все события от точки до точки, тогда внезапно поднимется сильный ветер и снесёт всё, и всё вознесётся и растает и исчезнет с лица земли - все эти бойни, коровы, свиньи, мясокомбинаты, птицефермы, коты, котята, медузы, раковины, кровь, слизь, сукровица, рога и шкуры убитых животных в особняке депутата Хомутинника.
  
   Можно ли строить такие особняки и жить в них, когда твой народ живёт в нищете?
  
   Энергия должна поступать в готовом виде извне, не затрагивая собственный ядерный реактор - МГД-генератор.
  
   Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему.
  
   Идёт ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги свои.
  
   Все реки текут в море, но море не переполняется; к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.
  
   Не может человек пересказать всего - что было, то и будет, и нет ничего нового под солнцем.
  
   Бывает нечто, о чём говорят: смотри, вот это новое, но это было уже в веках, бывших прежде нас. И нет памяти о прежнем. Да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.
  
   Я предпринял большие дела: построил себе большие дома, посадил себе виноградники и всякие плодовитые деревья. Устроил себе сады и рощи. Сделал себе водоёмы для орошения. Приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня. Также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме.
  
   Собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завёл у себя певцов и певиц и все услаждения сынов человеческих.
  
   И сделался я великим и богатым больше всех: чего бы глаза мои ни пожелали - я не отказывал им. Не возбранял сердцу моему никакого веселия.
  
   И оглянулся я на все дела мои, и вот всё - суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!
  
   И обратился я, чтобы взглянуть на мудрость мою, и безумие и глупость, ибо что может сделать человек сверх того, что уже сделано?
  
   И сказал я в сердце моём: и меня постигнет та же участь, что и глупого. К чему же я сделался таким мудрым?
  
   Потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого. В грядущие дни всё будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым.
  
   Теперь в зодиакальном году каждому апостолу даётся период продолжительность в 365 лет, то есть практически один лунный год. Становится понятной привязка Трисмегиста каждого лунного года к конкретному Ангелу и связь его характера с результатами правления.
  
   На помощь Твою надеюсь, Господи!
  
   Стою на кафедре и размахиваю руками. Оля спрашивает меня, правда ли, что Юлия Тимошенко хочет продать Украину фашистам?
  
   Партия Регионов в Донецкой области запрещает работать учителям в комиссиях, если они представляют БЮТ или блок "Наша Украина-Народная самооборона". Депутаты от партии Регионов оказывают давление на учителей, угрожая потерей рабочих мест, и принуждают выйти из состава комиссий.
  
   В этих словах не угроза, а сожаление. Мы понимаем, что человечество - на пути к новой организации. И партия Регионов не способна помешать этому поступательному движению.
  
   Сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?
  
   Или можно так отупеть, чтобы ко всему привыкнуть?
  
   И враги человеку - домашние его.
  
   Их в действительности двое: Моисей (от Бога) и Аарон (от человечества). То есть, у Папы должен быть Ангел, который определяет его действия, ибо он тот, о котором сказано: се Я посылаю Ангела Моего, перед лицом Твоим, который приготовит Путь Твой пред Тобою.
  
   Его действия не напрасны и не случайны. Кто имеет уши слышать, да слышит!
  
   Вам играли на свирели, и вы не плясали, вам пели печальные песни, и вы не плакали. Но если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись.
  
   Но говорю вам: Тиру и Сидоне отраднее будет в день Суда, нежели вам.
  
   И ты, Капернаум, до небес вознесшийся, покайся!
  
   Отринут я от очей Твоих, однако я опять увижу святый Храм Твой!
  
   Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита голова моя.
  
   И так лучше мне умереть, нежели жить.
   Явление, которое очень точно и глубоко понял Лев Гумилёв, назвав его пассионарностью - постепенное психологическое преображение целого этноса и переход его в новое состояние решительным изменением вектора движения.
  
   Конечно же, мы поглотим партию Регионов в соответствии со всепобеждающими Законами пассионарности.
  
   Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи - свои сомкнули, да не узрят очами, и не слышат ушами, и голосуют не сердцем, а головою, а больные на голову.
  
   И не покаятся, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.
  
   И возопил я: долго ли, Господи!
  
   И сказал Он: доколе цены не возрастут в 10 раз, доколе не опустеют города и не останутся без жителей, и дома без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет.
  
   И удалит Господь этих людей, и будет великое запустение. Ибо, кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет.
  
   Пошлёт Сын Человеческий Ангелов Своих и соберут из Царства Его все соблазны и всех делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную.
  
   Тогда праведники воссияют, как солнце в Царстве Отца их.
  
   Да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои, изреку сокровенное от создания мира, доколе не скиснет всё. Суд Божий произойдёт в этот период: изыдут Ангелы и отделят злых из среды праведных.
  
   Но Моисей боится, и он пытается объяснить Господу, что войти к фараону с требованиями может только человек, равный Ангелу - его же просто уничтожат.
  
   Подтверждением служат 10 египетских казней, а затем водный барьер для армии Египта.
  
   Мёртвые выйдут из могил. Они равны между собой, а всякая попытка возвыситься карается Вселенским разумом. Иисус не хочет, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу свою для искупления многих.
  
   Наступит ночь на винограднике, и пройдёт, и взойдёт Солнце.
  
   Оживит нас, и восставит нас, и придёт к нам, и мы будем жить перед лицом Его.
  
   И пошлёт Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных от края небес до края.
  
   И солнце померкнет, и луна не даст света своего. Произойдут мощные землетрясения и вулканоизвержения.
  
   МГД-генератор изменит структуру течения плазменных токов. В глубине земли образуется жаркое включение, аналогичное Большому Красному пятну. Это остров относительно холодного вещества в раскалённых потоках плазмы.
  
   Силы небесные поколеблются. На Землю придёт Иисус Христос.
  
   Силы Небесные поколеблются. На Землю придёт Иисус Христос.
  
   Но до этого Ангелы соберут избранных со всего света. И спасутся только те, на кого они укажут. Остальные погибнут.
  
   Но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам: знайте, что близко, при дверях.
  
   О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы Небесные, но только Отец Мой один.
  
   Но если я имею Отца, то почему Он не защищает меня от ударов?
  
   Толпа радостно и живо воспримет окружающее: ей хочется видеть кровь. И если через час будет распят Понтий Пилат, толпа будет точно так же радоваться этому зрелищу. Тогда будут плевать ему в лицо и заушать его, другие же ударять. Силы Небесные поколеблются. На Землю придёт Иисус Христос.
  
   Он поймёт, что корабль двинулся навстречу айсбергу, и остановить процесс уже нельзя.
  
   И меня ждёт такая же судьба, как и всего Человечества, - скажет он перед катастрофой. Также и разбойники, распятые с Ним.
  
   Папу будут проклинать за бездействие, но он будет знать, что нет выхода.
  
   Действительная причина совсем в ином: два физических явлений, причём одно вызовет другое, произойдут, и на Земле наступит тьма. Как будто кто-то залил всё чёрной тушью.
  
   7 марта 1911 года тьма накрыла целый город с населением 50 тысяч человек (Луисвилл, штат Кентукки, США). Многочисленные свидетели ярко описывали охвативший их ужас перед непроницаемой темнотой, сопровождающейся исчезновением звуков. Всё словно было залито густой чёрной краской.
  
   Подобные случаи известны и в более экзотических вариантах: с 6 до 9 часов на всю Землю опустилась тьма.
  
   Объяснение этому событию есть: потоки плазмы движутся вокруг ядра и раскручивают земную кору.
  
   Держись ядра!
  
   Переход из одной эпохи в другую изменит положение Земли в пространстве и времени - вымрут динозавры, энергия возрастёт. Если мощности не хватит, то ядерный реактор получит новую команду и увеличит напряжение в МГД-генераторе.
  
   После картины Хаоса родится новая структура.
  
   В момент всплеска энергии реактора происходят нарушения в мозге человека - люди становятся больными на голову. Они хватают и ловят Иисуса, пробивают ему руки-ноги гвоздями и вешают его на деревянном кресте.
  
   На выборах они голосуют не сердцем, а головой, а больные на голову.
  
   Эта картина и описана евангелистом: "от шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого".
  
   Жаль, что человечество так долго издевалось над пророчествами Нострадамуса. Лучше бы люди устали от этого и не занимались осуждением того, что им недоступно.
  
   Нет Моисея, Иисуса Навина, Иеремии. Нет Иисуса Христа, Мишеля Нострадамуса. Но уже ясно всё, о чём они предупреждали.
  
   Мир тем, кто ушёл, а приходящие на их место сделают мир лучше.
  
   Однако, катастрофы ещё не закончились. Это лишь второй этап. Первым была третья мировая война, вторым - деление тектонических плит, но впереди третий - пролёт планеты Нибиру через Солнечную систему.
  
   Человечество ждёт новое сотворение мира.
  
   Человек не может всего рассказать, например, как здыхал тот котёнок, как он лежал, вытянув лапки, на подушке, и натужно стонал, под мордочкой пятно от слюны, и описялся, так натужно стонал, потому что перемёрз, бездомный, на асфальте, вокруг чужих равнодушных людей - не людей, очень внешне похожих на людей, потому что и Рипли ошиблась как-то, думая, что Эш - человек, а он оказался роботом.
  
   У них нет сердца, поэтому им нечем голосовать, кроме головы, а больные на голову, и в голове нет сердца.
  
   Поэтому они так ненавидят значки с изображением сердца на лацкане пиджака и заставляют его снять, а иначе уволят.
  
   Ещё и президент попал однажды с этим Эшем в историю, но я уже не помню, в какую.
  
   Вот тебе и любимый литературный герой - либо промотает всё, либо запьёт, либо застрелится. Его собака и орехи кушает, а ты сидишь себе сиднем, никуда не уехал, ничего не предпринял, ходишь кругами и ничем больше не интересуешься.
  
   На рассвете прибываешь в Деревню, а до вечера тебе уже всё здесь в тягость.
  
   Пустой, как ракушка на берегу, которую может раздавить нога любого прохожего, бессильный спать, бессильный бодрствовать.
  
   Меня отделяет от погибели только один безумный шаг, и сгину я здесь в ваших гулких чужих просторах. Разве теперь я захочу и дальше бороться с желанием выкинуть что-нибудь эдакое!
  
   В глухом этом пространстве, где ничего не понимаешь с самого начала и в любом наряде ощущаешь только тоску существования, лишь бессилие жизни и страшную тину опутавших нас мелочей.
  
   Я думаю, что я один такой, и просто не верю, что на свете может существовать ещё хотя бы один такой человек.
  
   Я жду Кламма у его саней, но он не выходит.
  
   Я жду Тузика в его машине, но он не едет.
  
   Пропуск мне не выдают и проигрывают одну партию за другой, а я вижу, что поддаются!
  
   Всё вокруг такое не похожее на тот мир, который должен быть на самом деле, что мне кажется, будто я сплю.
  
   Впереди нас ждёт Белый праздник.
  
   Тузика уже перевели в лаборанты и отправили в Лес, а его исправную машину разобрали на запчасти.
  
   Всё сие уже было и прошло.
  
   Всё, что я уже сделал, всё, что ещё сделаю, всё, что ещё посмею сделать, будет в сущности такая малость.
  
   По дороге мы можем потеряться, поэтому каждый из нас сам должен уметь найти дорогу Домой.
  
   Живи так, как подсказывает тебе твоя Совесть, ни о чём не заботься, ничего не бойся, не падай духом, не хнычь и не плачь, никогда не сдавайся и не иди никому на уступки, и впереди нас ждёт Белый праздник.
  
   Крестьяне терзают меня своим назойливым вниманием. Все рвут меня на части.
  
   Во всём мерещится мне весть.
  
   Но кто осмелится выкинуть меня сейчас отсюда, кто станет на меня жаловаться, если я только что сидел над обрывом и бросал камешки в зелёную бездонную бездну. Если служанки цепенеют при моём появлении, если я сам начинаю думать о себе всякий раз, когда упомянут Кламма.
  
   Меня отделяет от погибели только один безумный шаг, и сгину я здесь в ваших гулких чужих просторах, и только Ты один не будешь уговаривать меня остаться.
  
   Я оставляю Тебе весь этот абсурдный нелогичный мир, который кажется мне чужим и сконструированным и который мне совершенно не нравится.
  
   Я иду Домой по жёлтому полю, и надо мной на белых облаках плывёт мой белый вечный Город.
  
   ГОРОД НА ОБЛАКАХ (глава)
  
   Хоть он и пропал без вести,
   но где-то есть
  
  
   Даже привидения утром исчезают, но не таков был Карл.
  
   Пустой, как ракушка на берегу, которую может раздавить нога любого прохожего, бессильный спать, бессильный бодрствовать, подобный овце, потерянной ночью в горах. Ни остановиться, ни передохнуть, как гонимый по степи ветром шар перекати-поля, по дороге, увлекающей вперёд ли, назад, когда всё, что осталось уже позади, вдруг забрезжит на горизонте ясной молодой зорькой. Но если ты пришёл ко мне только с этим, то напрасно утруждал себя, взбираясь на такую высоту.
  
   Смотрю вниз в подзорную трубу на землю, будто смазанную толстым слоем человеческой икры, жужжащей и тревожно снующей, как улей роящихся пчёл, по которому ударили палкой. Всё здесь порождает тысячу оптических обманов и неверных суждений - моё жилище, моё логово, моя оболочка, обитель, созданная специально для меня, несвязный коллаж фрагментов, перекрёстки, переулки, переходы, тупики, тошнота, убожество, и всё равно на что смотреть.
  
   Только несвязный коллаж фрагментов успокаивает меня, только в пародии вижу истинную поэзию, только в иссушающей жажде - утоление, только в истоме - силу, только в Абсурде - Гармонию.
  
   Возможно ли при таком уродстве чувствовать позор своего положения?
  
   Полюбив Ольгу и став ей достойным мужем, я начну новую жизнь - деятельную, осмысленную, красивую. Господи! Вознеси меня с этой земли в иную землю!
  
   И даже в самый безоблачный день, когда кажется ничто вокруг не угрожает ничему, вдруг по одному только слову, по знаку старшего, мгновенно снимаешься и несёшься, ошалевший, даже не затушив костра, и визжат колёса, стремительно наматывая серую пряжу окружного пути, и нет ему конца-края, ни остановиться, ни передохнуть, как гонимый по степи ветром шар перекати-поля, по дороге, увлекающей вперёд ли, назад, когда всё, что осталось уже позади, вдруг забрезжит на встречном горизонте ясной молодой горячей зорькой. Господи! Вознеси меня с этой земли в иную землю! На всех моих входных дверях давно написано: выхода нет. И мне предстоит с этим жить. Но кто осмелится выкинуть меня теперь отсюда, когда я только что сидел над обрывом и бросал камешки в зелёную бездонную бездну. Меня отделяет от погибели только один безумный шаг, и сгину я здесь в ваших гулких чужих просторах.
  
   Желая подбодрить себя и припугнуть кастеляна, я нагло вру о своих значительных связях в Замке, но он не уличает меня во лжи. Он подтверждает, что знает об этом.
   В лукавом облике Герстекера, в шёлковой рубахе Варнавы мерещится мне весть - ни остановиться, ни передохнуть. Смотрю вниз в подзорную трубу на землю, будто смазанную толстым слоем человеческой икры, и это напоминает мне улей роящихся пчёл, и порождает тысячу оптических обманов и неверных суждений. Здесь нет высот, которые бы я не одолел, нет глубин, в которые бы не спустился.
  
   И публика здесь совсем иная: взрывная, пёстрая, шумная. Она визжит и кривляется, и хватает за руки, и лезет в душу, и заглядывает в глаза, и говорит, и предлагает, и предсказывает, и казнит, и милует, и ставит на Царство, и возводит на Эшафот. Человеческий облик, смутно проступающий сквозь эту скорбную оболочку, вызывает у зрителя лишь омерзение и ужас.
  
   Занавес закрывается, а с ним все коровы, бойни, коты, котята, розы, жабры, рыбы, медузы - только шумит река по своим серым камням, безучастная ко всему, казнят ли грешника или распинают праведника на её равнодушных берегах.
  
   Кто принёс сюда верёвку и топор? - допытывается судья, но спасающие собственные головы не выдают виновного. Когда зарывают яму, не плачут. Ветер гасит скорбные свечи, "здравствуй" и "прощай" меняются местами - хорошо, что и раньше я не имел привычки ни к первому, ни ко второму, оставалось только потребовать третьего, стукнув кулаком по столу: "А компот!", а если меня спросят, при чём здесь компот, то я отвечу, а при чём здесь здравствуй?
  
   Время от времени вырываю у себя клоки волос, хватаюсь руками за голову, чтобы оторвать её. С бессмысленным видом стою на берегу безмятежной реки и тупо смотрю перед собой, воспринимая всё будто через магическое стекло, увеличивающее размеры. Всё окружающее - деятельное, напряжённое, ясное, воплощённое, - причиняет боль. Я пуст, как ракушка на берегу, которую может раздавить нога любого прохожего, бессильный спать, бессильный бодрствовать, подобный овце, потерянной ночью в горах. Лишь бессилие жизни ощущаю я и не имею сил это оплакать. В глухом этом пространстве, где ты ничего не понимаешь с самого начала и в любом наряде ощущаешь лишь тоску существования, бедность да бедность, да несовершенство нашей жизни.
  
   Чего непременно хотел бы избежать человек, то ему и подсунут в первую очередь. И даже в самый безоблачный день, когда кажется ничто вокруг не угрожает ничему, вдруг по одному только слову, по знаку старшего, мгновенно снимаешься и несёшься, ошалевший, даже не затушив костра, стремительно наматывая серую безнадёжную пряжу вечно тщетного окружного Пути - ни остановиться, ни передохнуть.
  
   С упоением отдаюсь этим злобным мыслям и не прошу за них прощения. С бессмысленным видом стою на берегу безмятежной реки и тупо смотрю перед собой, воспринимая всё будто через магическое стекло, увеличивающее размеры. Всё окружающее - деятельное, напряжённое, ясное - причиняет невыносимую боль.
  
   Лучше бы мне всё это поджечь, но я понимаю, что мне просто врежут по морде - и все дела! Отовсюду вытолкнут, объяснив подоходчивее, что я есть самый ничтожный, самый никчемный, самый несмышлёный в людском сообществе человек. Мне скажут: исчезни, и я покорно соглашусь, действительно считая, что я должен исчезнуть, ещё более решительней, чем все вокруг. Разве теперь я захочу и дальше бороться?
  
   Разве я что-нибудь сделал не так? - казню я себя снова и снова, и не отваживаюсь ни в чём себя упрекнуть. Перемена должна была наступить - от этого зависело всё дальнейшее, все пути, которые сейчас казались незримыми, - но она не наступила. Я вступал в борьбу с неизбежным влиянием прожитой так каждой минутой, где все рвут меня на части, и удивлялся только тому, что у кого-либо хоть изредка возникает желание дотронуться до меня хотя бы мизинцем.
  
   Лучше бы мне никогда не высовываться из своего угла! Никакого содействия - только немое сопротивление! Помощники, которые только сбивают с пути и подтачивают скудные силы, - от вас помощи не больше, чем от света далёких звёзд! И я сам беспомощен - ни насытиться, ни надышаться.
  
   Я уже так далеко забрёл на чужбину. Здесь воздух состоит из других частей - такая тоска. Уже никого не вижу. Вокруг меня только мечты, парящие, танцующие, играющие мною.
  
   Почему мне должны быть симпатичны все эти люди, осознающие свободу как необходимость, если совершенно ясно, что необходимость - это уже не свобода, просто поймай мгновение и дли его. Всё сие уже было и всё прошло. Всё, что я уже сделал, всё, что ещё сделаю, всё, что ещё посмею сделать, будет в сущности такая малость. Ничему не могу сказать: это мои владения, моя земля.
  
   Впереди нас ждёт Белый праздник, и если у тебя есть хоть одна единственная возможность увидеть всё, что ты хотел - просто поймай мгновение и дли его. По дороге мы можем потеряться, поэтому каждый из нас должен уметь сам найти дорогу Домой. Живи так, как подсказывает тебе твоя Совесть. Делай, что должен, и будь что будет.
  
   Пустой, как ракушка на берегу, которую может раздавить нога любого прохожего, бессильный спать, бессильный бодрствовать.
  
   Что требовать с такого? И это тот человек, который был мне так близок! Мнимый помощник, который только сбивал с пути и подтачивал скудные силы!
  
   Я уже ясно видел, что заблудился, что зашёл слишком далеко, что зашёл дальше всех. Но даже страх обратного пути не мог заставить меня остановиться. Теперь мне было проще, легче и свободнее, чем когда-либо, и я понимал, что не может быть ничего бессмысленнее, бесполезнее, чем это освобождение, эта победа, эта недосягаемость, эта неуязвимость.
  
   Столько усилий уходило на ходьбу - своими мыслями я уже не владел. Всё окружающее причиняло мне только страдание. Просто уму непостижимо, как я всё это терпел, и до сих пор ещё терплю. Меня гонят отовсюду, а теперь и ещё более явно, будто я в последнее время стал для всех чем-то ещё более значительным, чем был прежде. Все шепчут и переглядываются, и хлопочут, чтобы мне понравиться. Подлые заговорщики! Говорят, что не знакомы друг с другом, а сами и улыбаются одинаково, когда я вообще не улыбаюсь. Неужели я проделал весь этот долгий путь, чтобы быть отправленным обратно? Самый униженный среди всех сейчас, я уже наперёд был поставлен на Царство, и один Бог знал, в какой непостижимой золотой дали восходили все мои будущие невозможные эшафоты.
  
   Смотрю на всё через магическое стекло, увеличивающее размеры. Располагаюсь прямо посреди улицы - самый униженный среди всех сейчас. Ясно вижу, что заблудился, что зашёл дальше всех. Ошибка природы, двадцать вдруг на одной странице, два левых башмака на правую ногу, тупое недоразумение, идиот - возможно ли вообще при таком уродстве чувствовать позор своего положения? Что требовать с такого!
  
   Вы в силах только разбудить мой исполненный Дух - Чего сами не имеете! Лучше бы вам запереться в самом дальнем углу, а не пробивать потолком голову, высовываясь наружу, чтобы показаться всему свету, покалечив при этом свою форму, малодушно предав Память.
  
   Вы ничем другим и не связаны друг с другом, как только тем, что не спускаете с меня своих воспалённых глаз. Вы мните, что убиваете живых. Да и что значит убить - только прервать сновидение, только разбудить исполненный Дух - Чего сами не имеете.
  
   Боже, Боже, - думал я, - да скажи же Ты всем этим людям. Что же могло заманить меня в эти унылые места, как не желание здесь остаться?
  
   Конечно, это бесполезное ожидание, изо дня в день без всякой надежды, ломает человека и лишает его сердце мужества. Мне бы побыть здесь хоть немного! Передо мною открывается такой огромный, такой неправдоподобный мир! Почему же во имя какого-то не знакомого мне, но известного всем Закона, нужно обязательно убрать меня с дороги? Неужели я проделал весь этот долгий путь, чтобы быть отправленным обратно?
  
   Невыносимы этот мрак и эта тишина. Жажду хоть что-нибудь увидеть. Уже никого не вижу. Всё равно я пропущу Его, уйду отсюда или останусь, тогда уж лучше ждать тут и тут не дождаться. Вокруг меня только мечты, парящие, танцующие, играющие мною.
  
   Спотыкаюсь на каждом шагу и не нахожу себе места, поддаюсь наваждению, будто эти иллюзии, эти призраки и есть моя настоящая жизнь. Я уже так далеко забрёл на чужбину, как до меня не забредал ни один человек. Здесь самый воздух состоит из других частей - такая тоска и отчуждённость! Вокруг меня только мечты. Значит всё это только обман - и так ему поддаться!
  
   Разве я что-нибудь сделал не так? - казню я себя снова и снова и не отваживаюсь ни в чём себя упрекнуть. Ни насытиться, ни надышаться здесь, где все рвут меня на части. Никакого содействия - только немое сопротивление, и сам беспомощен, и от вас помощи не больше, чем от света далёких звёзд. Мнимые помощники, которые только сбивают с пути и подтачивают скудные силы!
  
   Конечно, можно было бы подчиниться, тут и возражать нечего, но ведь заранее ничего не известно. Никто не обращает на меня внимания, и я себе иду и иду изо дня в день. Передо мною открывается такой огромный, такой неправдоподобный мир! Хочется с ним соприкоснуться, чтобы убедиться в его существовании. Почему я с самого начала так упрямо и тупо сопротивлялся?
  
   Если бы я тогда одержал победу, меня конечно же стали бы уважать, но раз мне это не удалось - я был исключён из людского сообщества, я был исключён отовсюду. Боже, Боже, - думал я, да скажи же Ты всем этим людям: что же могло заманить меня в эти унылые места, как не желание здесь остаться?
  
   Конечно, это бесполезное ожидание, изо дня в день, безо всякой Надежды, ломает человека, делает его нерешительным, лишает его сердце мужества и, в конце концов, отнимает у него ощущение Победы, которая, как ему казалось, будет всю жизнь служить ему надёжной поддержкой и опорой. Мне бы побыть здесь хоть ещё немного!
  
   Я чувствую, я точно знаю, что мне было что-то здесь предоставлено, и только я сам виноват, что не извлёк из всего этого пользы.
  
   Зачем я потратил так много времени на пустые разговоры с людьми, для которых всё равно - что воля что неволя, что Дом что чужбина?
  
   Не важно - от слабости или трусости не выполняешь сразу возложенное на тебя. Стоит только вслушаться в то, что ты говоришь - ну как можно тебе верить?
  
   Конечно, это бесполезное ожидание, изо дня в день без всякой надежды, ломает человека, делает его нерешительным и лишает его сердце мужества. Когда те барьеры, овраги, обрывы, которые ты теперь уже ни за что не сможешь преодолеть, были такими же, какие ты уже десятками и сотнями благополучно преодолел.
  
   Ты здесь ни свой, ни чужой, ты здесь лишний, твои намерения никому не известны, у тебя такой вид, будто ты упал с другой планеты.
  
   Ты самолюбив, а я - ничуть, ты обижаешься, а я - нет, ты думаешь только о тех крупных и мелких гадостях, которые происходят сейчас с тобою, меня они вовсе не задевают.
  
   Не важно - от слабости или трусости не выполняешь сразу возложенное на тебя.
  
   И нет ничего зазорного в том, чтобы обеспечить себе помощь человека теперь незначительного, невлиятельного, а в данный момент падшего так низко, что всех отпугивает, но который в далёком фантастическом будущем превзойдёт всех.
  
   Собери всё своё терпение, призови на помощь все силы небесные, не заботься ни о чём другом, потому что Я пришёл сюда вовсе не для того, чтобы ты жил в почёте и благоденствии.
  
   Следуй за Мной!
  
   Или можно так отупеть, чтобы ко всему привыкнуть?
  
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ
  
   ИЗУЧЕНИЕ ПОСТМОДЕРНИЗМА В ШКОЛЕ
  
   Заранее принимаю совершенно справедливые упрёки автору в дилетантизме, ненаучности и, непременно, в демагогии.
  
   В качестве извинения сообщаю, что оный попался на крючок пустопорожних заявлений о том, что постмодернизм, буде, проник уже не только в литературу, но и в литературоведение и, стало быть, там тоже царит уже сплошной демократизм.
  
   В действующей ныне программе по зарубежной литературе для 11-го класса общеобразовательных школ Украины под редакцией К.О. Шаховой 1 литература модернизма и постмодернизма не обозначается и не разделяется.
  
   Конец 19-начало 20 ст. подаётся как мировой авангард.
  
   Отмечаются поиски новых принципов и форм отображения действительности в творчестве П. Верлена, А. Рембо, Г. Аполлинера, М. Метерлинка, О. Уальда, Р.М. Рильке, в русской поэзии серебряного века.
  
   Для изучения предлагаются имена Ф. Кафки, А. Камю, Г. Бёлля, Г. Маркеса, И. Бродского, С. Довлатова, В. Набокова, А. Битова, Виктора Ерофеева, Венедикта Ерофеева и других.
  
   Но термины "модернизм" и "постмодернизм" не используются.
  
   Однако, игнорировать их, при освещении литературного процесса, мы не имеем права хотя бы на том основании, что "литературный постмодернизм выражает преобладающее мировосприятие эпохи, духовную, культурную, социальную, политическую, экономическую ситуацию в мире" 2, что он стал сейчас "определяющим для тенденций в театре, музыке, живописи, архитектуре, литературе, литературоведении, философии, психоанализе, историографии, в кибернетических технологиях и т.д. на протяжении последних десятилетий" 3.
  
   Постмодернизм сегодня - "самая живая, самая эстетически актуальная часть современной культуры; и среди лучших его образцов есть и просто отличная литература, хотя большинство из современных "игроков в бисер", то есть, писателей-постмодернистов - дилетанты, кустари-одиночки" 4, - считает Сергей Носов.
  
   На термине "постмодернизм" настаивал Умберто Эко.
  
   Пишу для тех, кому это - достаточное основание.
  
  
   1. Програма середньої загальноосвітньої школи з українською мовою навчання. Зарубіжна література 5-11 клас. Укладач К.О. Шахова. Київ, Освіта, 1995
   2. Карен Степанян. Кризис слова на пороге свободы. Знамя, 1999, N 8, с. 205
   3. Ихаб Хассан. Культура постмодернизма. В книге "Вікно в світ", 1999, N 5, с. 99
   4. Сергей Носов. Литература и игра. Новый мир, 1992, N 2, с. 232
  
   Начиная разговор о постмодернизме, невозможно не затронуть проблему модернизма в целом.
  
   Тем более, что в статусе обоих этих терминов есть нечто общее - достаточная неопределённость.
  
   В 1931 году Гарри Мартинсон остроумно заметил, что понятие "модернизм" может означать всё что угодно.
  
   Практически то же самое говорит в 1983 году Умберто Эко о постмодернизме.
  
   И подводит неутешительные итоги Соломия Павлычко в 1997 году: "Современное академическое литературоведение, с одной стороны, отличается колоссальным интересом к модернизму, с другой - отсутствием серьёзных обобщений на эту тему" 1.
  
   Что же в таком случае можно посоветовать учителю?
  
   Прежде всего обозначить литературу модернизма, ознакомив учащихся с необходимостью разделения понятий "модерность" и "модернизм", показать сложности и разночтения в терминологии:
  
   1. Модерность - большая эпоха всемирной истории, следующая за Средними веками до середины 20 века.
  
   2. Модернизм - определённый культурный период, завершающий эпоху модерности и продлившийся примерно полвека, от конца 19 до 60-х годов 20-го2.
  
   Иными словами, модернизм, по определению М. Эпштейна, - это последний период эпохи модерности, а постмодернизм - это первый период эпохи постмодерности.3
  
   Учителю может помочь удобный справочник Лукьяновых, в котором модернизм определяется как стремление отразить "новые общественные и психологические явления новыми художественными средствами и путём создания принципиально новых жанров", как термин, "характеризующий
  
  
   1. На допомогу вчителю зарубіжної літератури. "Тема", 1999, N 3, с. 2
   2. М. Эпштейн. Прото-, или Конец постмодернизма. "Знамя", 1996, N 3, с. 207
   3. - " - там же, с. 208
  
   искусство начала-середины 20 века".1
  
   Разные исследователи подразумевали под этим термином различное содержание. В данном справочнике основным свойством модернизма названо "стремление... к обновлению устаревших художественных систем, тяга к построению такой художественной реальности, которая была бы мало связана с действительностью или даже противопоставлена ей"2, а представители модернизма характеризуются как художники нереалистического направления.
  
   Это является хорошим поводом для беседы в старших классах на темы: "Что такое реалистические и нереалистические направления?
   Что такое реалистичность, реальность, реализм в искусстве?".
  
   Учащимся можно предложить подготовиться к дискуссии, которая состоится после ознакомления с классическим трудом по теории постмодернизма - "Заметки на полях "Имени розы" У. Эко.
  
   Первыми представителями модернизма в справочнике Лукьяновых названы Марсель Пруст, Франц Кафка, Джеймс Джойс, что также спорно.
  
   Исходной позицией модернизма здесь справедливо считается абсурдность жизни, поэтому писатели этого направления не могут пользоваться средствами традиционной поэтики. Абсурд для таких писателей
   становится не только фоном, но и сутью существования, экзистенцией. Закономерно, что сборник произведений Ф. Кафки в серии "Интеллектуальная библиотека" вышел под условным названием "Реальность абсурда"3.
  
   Мировой литературный процесс в справочнике дан как смена творческих методов: мифологический реализм античности - средневековый символизм - реализм Возрождения - барокко и классицизм - сентиментализм и просветительский реализм - романтизм - натуральная школа - реализм - модернизм - постмодернизм.
  
   Однако, определения постмодернизма в этом справочном издании нет. В этом случае учитель может воспользоваться академическим литературоведческим словарём.4
  
  
   1. Е.Г Лукьянова, С.А. Лукьянов и др. Зарубежная литература в таблицах и схемах, 1999, с. 84
   2. - 2 - там же, с. 103
   3. Ф. Кафка. Реальность абсурда. Симферополь. "Реноме", 1998
   4. Р.Г. Гром'як та Ін. Літературознавчий словник. "Академія", Київ, 1997
  
   Можно также посоветовать учителю написанную на достаточно научном уровне работу Ю. Морозова об эстетических принципах модернизма в журнале "Тема". Подаю конспективно основные её положения:
  
   1. Отказ от историзма. Мифологизация. Вместо отражения-копии - отражение-символ. [Ведь если отношения с реальностью не примитивны, то существующая в воображении реальность, т.е. отражение-символ, более реальна для человека, чем отражение-копия, к которой он принуждаем ежедневно].*
  
   2. Отказ от социологизации действия ради самого действия.
  
   Ю. Морозов предлагает в качестве примера модернистской асоциальности "Портрет Дориана Грея" Оскара Уайльда. [Как же тогда быть с совершенно определённым социальным поведением этого романа? Когда актрису Элину Быстрицкую спросили, в чём секрет её молодости и красоты, она ответила, что в юности прочла повесть о красивом юноше, превратившемся в урода из-за кровавых грехов. Повесть эта настолько потрясла молодую актрису, что она поклялась не делать в жизни ничего плохого, чтобы это не отразилось на её лице. Таким образом, "асоциальный" роман изменил к лучшему целую жизнь, подобно бесспорно социальному "Что делать?", который "меня всего перепахал...". Поэтому говорить об отказе модернизма от социологизации можно лишь в самом прямом, упрощённом смысле, не забывая о том, что социологизация может быть выражена не схематично, контурно и декларативно, а всей тканью художественного произведения].
  
   3. Отказ от рационализма всех предшествующих культур - к иррационализму [Повод для дискуссии в 11 классе: Корни иррационализма. Иррационализм зародился, может быть, в недрах самого махрового рационализма].
  
   4. Отказ от психологизма. Противопоставление реалистическому психологизму - феноменологической теории сознания. В. Джеймс в 1890 г. в "Научных основах психологии" дал определение, которому будет суждена долгая жизнь - "поток сознания".
  
   Слово "поток" оказалось семантически плодовитым. Ю. Морозов отмечает, что метафора "поток" или "река" наиболее естественно отражает сознание.1 [Аннета Ривьер в переводе с фр. "река" - "очарованная душа", т.е. способ жизни, в этом случае - "не быть, а течь" Герман Гессе "Игра в бисер"].
  
   * Здесь и далее в квадратных скобках от автора статьи
   1. Ю. Морозов. Мистецтво на стрічці Мьобіуса. "Тема", 1999, N 3, с. 5-11
   Это форма не бытия, а существования, экзистенции, т.е. истечения.
  
   Не случайно философским обоснованием модернизма стал экзистенциализм.
  
   Переход философии экзистенциализма в литературу осуществили Сартр и Камю.
  
   Человек, для которого жизнь - ужас, выбирает из сотен других и ставит на одну полку книги Хайдеггера, Кьеркегора, Бердяева, Шестова, Ницше.
  
   Визитной карточкой этого философского направления можно считать высказывание Сартра: "Экзистенциализм - значит гуманизм".
  
   Тем, кому это лишь абстрактные выкладки, поясню словами Жана Франсуа Лиотара из работы "Состояние постмодерна": "Постмодерновое знание оттачивает нашу чувствительность, заставляет ощущать отличия, усиливает способность выносить невыносимое". Поэтому объявление постмодернизма "терапией для интеллектуальной элиты", на что указывает Т.Е. Савицкая" 1 , не кажется мне столь убийственно ироничным.
  
   Так и есть, экзистенциализм может помочь в непомерных страданиях, потому что он в них разбирается.
  
   Для Кафки абсурд реален, Камю идёт кругами бессмысленности: детство, юность, бракосочетание, дети, старость, смерть, которая обрывает цепь, завершая тем самым очумелый путь одноглазой лошади.
  
   В этом случае сюжет не играет большой роли, и Гоголь испытывает в нём затруднение.
  
   Карл Россман - человек уничтоженный, он просто идёт, воспринимая свой путь как навязчивый сон, не ожидая от жизни ничего, кроме мелких пакостей. Рассказ о его пути становится тем глотком воздуха, которым дышат идущие за ним.
  
   По смыслу этот рассказ вырастает до романа, по объёму сокращается до повести. Начинаются проблемы с жанром: Пушкин называет поэму романом, Гоголь - роман поэмою.
  
  
  
   1. Т.Е. Савицкая. Постмодернизм на Западе: привычный шок или новые нормы. Москва, РГБ, 1999
  
   Некоторые писатели уточняют определение "роман" разнообразными эпитетами: Мати Унт - наивным - "Прощай, рыжий кот", Матс Траат коротким - "Танец вокруг парового котла", "Пейзаж с яблоней и трубой маслозавода", Энн Ветемаа "Реквием для губной гармошки", Хейн Каарел Хеллат "Фуги на парадоксах". У Ольги Бергольц для определения жанра своих "Дневных звёзд" вообще не находится слов. Барт вещает о смерти жанра, а человек в квадратных скобках составляет текст под названием "И пусть умрёт автор".
  
   Раскованность в потоке сознания благодарно оборачивается точностью и выразительностью художественного слова.
  
   Мифы о модернизме оказываются замечательно живучими.
  
   В кратком словаре по эстетике1 модернизм определён как суммарное понятие, обозначающее совокупность течений в искусстве конца 19-начала 20 веков.
  
   Развивался вследствие утраты искусством гуманистического идеала, разочарования в стремлении к истине [что есть Истина?], потери интереса к предметному миру [как так можно?].
  
   Он явился выражением кризиса и деградации искусства в буржуазном обществе [на самом деле - выражением кризиса человека в абсурдном мире].
  
   Для течений модернизма характерны крайний субъективизм [а где вы видели не субъективное искусство?], разрыв с художественной правдой [у каждого своя правда], полный отказ от реалистических традиций [что есть реализм и реалистические традиции в искусстве?], формализм [но формализма в искусстве нет и быть не может, так как нет формы без содержания], элитарность [с этим всё предельно ясно: выучили на свою голову интеллигентов несчастных!], антинародность ...
  
   Учителю пригодятся краткие, хотя и спорные характеристики отдельных модернистских направлений в этом словаре:
  
   Кубизм расчленяет и схематизирует реальные [реальное - каждому своё] изображение, трактуя его как хаотическую совокупность геометрических фигур [а может быть, "с той стороны" это так и выглядит].
  
   Сюрреализм основан на нарочито алогичном изображении мира как скопления случайностей и кошмарной фантасмагории, враждебной человеку
  
   1. Краткий словарь по эстетике под ред. М.Ф. Овсянниковой. Москва, "Просвещение", 1983
  
   [достаточно распространённый и имеющий право на существование взгляд на реальность от Иеронима Босха до Сальвадора Дали, от Откровений Иоанна Богослова до Франца Кафки и Виктора Пелевина].
  
   Оп-арт основан на оптических иллюзиях, вызывающих ощущение ряби в глазах, головокружения, тошноты, что трактуется как выражение сущности [но если и правда тошнит...].
  
   Модернизм особенно наглядно проявляется в таких его течениях, как концептуальное искусство, где вместо художественного произведения предлагается один замысел [вверх по большой реке на маленькой лодке], или минимальное искусство, сведённое к пустоте: молчащая музыка, невидимая живопись [чистый лист бумаги с изображением моря, много чистых листов бумаги с разными изображениями моря: море на рассвете, море в яркий полдень, лунная дорожка в "Море-океане" А. Барикко].
  
   Далее "Краткий словарь по эстетике" успокаивает нас в той части, что модернизм основан на идеалистической философии, и что распад искусства в модернизме стирает границу между деятельностью профессиональной и непрофессиональной, что даёт наглость человеку в квадратных скобках писать книги и статьи о постмодернизме, помня о том, насколько бы Ермолова лучше играла на сцене вечером, если бы днём стояла у шлифовального станка.
  
   Комментировать этот, бесспорно, устаревший взгляд на модернизм не имело бы никакого смысла, если бы он не оказался столь живучим в мифах о постмодернизме.
  
   В действующей программе для общеобразовательных школ термин "постмодернизм" не упоминается и не выносится для изучения ни одного безусловно постмодернового произведения. С известной оговоркой, к таковым можно отнести творчество экзистенциалиста А.Камю и "Сто лет одиночества" Г.Маркеса.
  
   Остаются имена, упомянутые в обзоре: А. Битов, Виктор Ерофеев, Венедикт Ерофеев, С. Соколов, М. Садур и др. Можно зацепиться за это "и др.", включив в список выдающегося писателя современности, автора постмодерновых романов - Виктора Пелевина.
  
   Чтобы разобрать одно из его произведений, можно использовать 2-4 часа для бесед по современной литературе, выделяемых программой. Но, прежде чем заняться этим, учителю следует разобраться самому и ознакомить старшеклассников с проблемой постмодернизма в целом.
  
   Одну-две обзорных лекции стоит посвятить теории вопроса - это будет интересно и поучительно.
  
   Окунувшись в мир противоположных мыслей, учащиеся будут совершенствовать умения критически смотреть на предмет, искать и отбирать доводы, близкие собственным, формировать и обосновывать свою точку зрения.
  
   Что же такое постмодернизм?
  
   Сугубо формально - "это не более чем нечто, появившееся в литературе после эпохи модернизма"1.
  
   Следует оговориться по двум пунктам:
  
   1. Есть модерн и модернизм, есть постмодерн и постмодернизм, то есть, в широком и узком смысле.
  
   В широком - вечная духовная категория, как считал Умберто Эко,
   в узком - метод литературы с 60-х годов 20 века по наше время.
  
   Любое произведение, которое преодолевает примитивное копирование действительности и отражает жизнь максимально адекватно - кусками текущей реальности, может быть соотнесено с модерном и постмодерном:
  
   записки Г.Сковороды и "Слово о полку Игореве", "Путешествие из Петербурга в Москву" и Л. Стерн со своей "почти беспардонной свободой в обращении с героями, читателями, сюжетом"2 - всё духовное, беспокойное, вечное, истинно этическое и социальное, потому что будит мысль, сердце, душу и дух человека по-настоящему.
  
   Постмодернизмом уместно будет называть литературу, продолжающую отчаянные попытки творческих людей наиболее точно отображать преломление абсурдного мира в человеке.
  
   2. Есть так называемый "еретический" и "традиционный" постмодернизм.
  
   Первый означает радикальный разрыв с гуманистической традицией, второй сохраняет преемственность, ориентируясь на высокие образцы в
  
  
   1. Д. Затонский. Постмодернизм в историческом интерьере. "Вопросы литературы", 1996, N 3, с. 2
   2. - " - там же, с. 19
  
   литературе и литературоведении.1
  
   Условная дата рождения термина - 1949 год.
  
   Его первооткрывателем был Джозеф Гаднат, который в 1949 году опубликовал статью "Постмодернистский дом"2.
  
   Единого терминологического определения в отечественной и зарубежной науке нет, но нас должно успокаивать размышление о том, что "стремление к чёткости в определении угрожает превращением в редукцию, схему, упрощение, ведь постмодерн, как утверждают его теоретики, не столько метод, сколько способ мышления, не столько круг определённых культурных явлений, сколько образ миропонимания"3, [а я бы ещё добавила - образ жизни, способ жизни, сама жизнь].
  
   Ценный материал по истории термина учитель найдёт в книге И. Хассана "Культура постмодернизма"4. Эта работа будет хорошей поддержкой тому, кто не склонен ограничивать постмодернизм временными рамками, а термину отводит роль символа, знака. Например, здесь акцентируется версия Арнольда Тойнби о революционной роли этого явления в истории цивилизации приблизительно с 1875 года.
  
   После краткого ознакомления учащихся с историей термина "постмодернизм" нужно дать различные варианты его определения.
  
   В этом учителю существенную помощь окажет обстоятельная статья О.М. Николенко "О литературе второй половины 20 века", где есть также обзор философии постмодернизма: Ж. Дерриды, Ж. Батея, Ж.Ф. Лиотара, размышления о месте направления в мировом литературном процессе, определения попутных постмодернизму терминов: интеллектуализм, экзистенциализм, магический реализм, а также рассматриваются жанры литературы постмодернизма.5
  
   Далее знакомим учащихся с классиками по теории постмодернизма.
  
   _____________----_____________________________________________________
  
   1. Л. Стародубцева. Архітектура постмодернізму. Київ, "Спалах", 1998, с. 18
   2. В кн.: Л. Стародубцевої "Архітектура постмодернізму". Київ, "Спалах", 1998, с. 18
   3. - " - там же, с. 21
   4. І. Хассан. Культура постмодернізму. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 5, с. 8
   5. О.М. Ніколенко. "Література 2-ї половини 20 ст.". "Зарубіжна література в навчальних закладах". 1998, N 10, с. 37-39
  
   Ж.Ф. Лиотар в работе "Постмодерн в изложении для детей" (1983), состоящей из писем автора, утверждает, что постмодерн - это не какой-то новый стиль, приходящий на смену модерну, а нечто иное. Праотцами постмодернизма он называет Беккета, Борхеса, Набокова, Маркеса, Кальвино, Воннегута.1
  
   Джон Барт утверждает новаторство постмодернизма именно потому, что "всё это - лишь возвращение к давно-давно пройденному"2.
  
   Наиболее глубоким и тонким исследователем, безусловным авторитетом в этой области считаю Умберто Эко. Он настаивал на термине "постмодернизм", и для меня это - достаточное основание.
  
   Ученикам даём краткую справку: У. Эко родился в 1932 году. Он известный итальянский учёный, семиотик, то есть, специалист по знаковым системам (напоминаем и такую точку зрения: постмодернизм - просто знак), писатель, автор постмодерновых романов "Имя розы", "Маятник Фуко", литературовед.
  
   В 1966 году издал работу "Поэтика Джойса", в которой применил теорию знаковых систем.
  
   Суть этой теории в том, что ничего нельзя объяснить словами. Слова - лишь верёвочки, привязанные к различным понятиям-знакам. И если я говорю, значит пытаюсь встревожить чужое понятие, когда оно есть.
  
   И если я страстно хочу рассказать о своём личном ощущении, то этим ничего никому не объясняю, а лишь беспомощно дёргаю за верёвочки.
  
   В 70-х годах 20 века теорию знаковых систем разрабатывал также профессор Тартуского университета Ю.М. Лотман. Он дружил с Умберто Эко и встречался с ним в Италии.
  
   В 1980 году, когда знаменитый роман "Имя розы" был всё-таки опубликован в Советском Союзе, Лотман написал к нему послесловие с не слишком постмодернистским названием "Выход из лабиринта".
  
   Блуждания героев оправданы пространственной моделью Ж. Делеза (1977) и У. Эко (1985), которая представляет культуру как открытый динамичный лабиринт-ризому с такими её характеристиками:
  
  
   1. Ж.Ф. Лиотар. Постмодерн в изложении для детей. В журнале "Иностранная литература", 1994, N 1
   2. В. Оленева в зб. "Вікно в світ", 1999, N 5, с. 77-78
  
   1. Каждый пункт ризомы может быть связанным с каким-угодно иным её пунктом.
  
   2. Не существует никаких точек и позиций, только линии.
   атея, Ж.Ф. Лиотара, размышления о месте направления в мировом литературном процессе, определения попутных п
   3. Ризома может быть оборвана и так же восстановлена в какой-угодно точке.
  
   4. Своей внешней стороной ризома сотворяет другую ризому, поэтому ризоматическое целое не имеет ни внутренних, ни внешних измерений (круги внутри круга).
  
   5. Ризома - открытая карта, которая может быть демонтирована, повёрнута и полностью изменена.
  
   6. Никто не может предложить некое глобальное описание ризомы, так как она уже глобально оформлена и постоянно изменяется во времени1 [и пространстве, например, Зона в "Сталкере" Тарковского, поэтому, в известном постмодерновом смысле, словосочетание "выход из лабиринта" является оксюмороном].
  
   Заметки на полях "Имени розы" не менее ценны, чем сам роман. Их можно считать манифестом постмодернизма.
  
   "Где те, что жили до нас на свете?" - в этих строчках из заключительного гекзаметра Бернарда Морланского уже, практически весь, пафос постмодернизма - оживить, вернуть, привлечь, не дать бесследно исчезнуть, влить свежую кровь, объединить всех, когда-либо смотревших на это небо, на эти звёзды от сотворения мира и до последнего дыхания человечества.
  
   Сложное отношение к проблеме называния: от исчезнувших вещей остаются пустые имена - "Имя розы", местоимение вместо имени, что в имени тебе моём?
  
   Стремление к невозможности принятия единственной смысловой версии в заголовке: "Название должно запутывать мысли, а не дисциплинировать их".2
  
   Умберто Эко настойчиво не называет свои произведения рассказом,
  
  
   1. Л. Стародубцева. Архітектура постмодернізму. Київ, "Спалах", 1998, с. 25
   2. У. Эко. Заметки на полях "Имени розы". "Имя розы". Москва, "Книжная палата", 1989, с. 429
   повестью, романом, он называет это - книгой. Для него это принципиально.
  
   И становится обидно, когда критики игнорируют этот принцип постмодернизма, как и многие другие принципы постмодернизма, позволяя себе при этом пренебрежительный тон к постмодернизму, как к чему-то второсортному, несовершенному.
  
   Например, И.К. Моисеев с недопустимой недоброжелательностью пишет: "Сучасний... постмодернізм накидає нам уявлення про іграшковість літератури, "гру в бісер" словами, образами, цитатами, стилями, видуванням повітряних замків - ні на що не схожих авторських світів, ... уже кажуть не роман, а текст".1
  
   Видимо, Умберто Эко, прежде чем называть свой роман текстом, нужно было посоветоваться с Моисеевым.
  
   В одной из важнейших характеристик ризомы текст и мир находятся внутри друг друга, т.е. мир как текст и, следовательно, текст как мир, а значит и вне текста ничего нет, и всё, что не касается литературы, я ненавижу.
  
   Отсюда следует, что настойчивое употребление современными писателями слов "книга", "текст" вместо "роман" не является их капризом, а философски и эстетически обусловлено.
  
   И всё, что от нас требуется, - это уважать иные философские и эстетические принципы так же, как и свои собственные.
  
   Моисеева не останавливает даже имя Гессе. Обыгрывая название гениальной книги, он считает "игрой в бисер" [в уничижительных кавычках] - святая святых постмодернизма, его творческую лабораторию - "видування повітряних замків, ні на що не схожих авторських світів", игру словами, образами, цитатами.
  
   У. Эко употребляет слово игра без кавычек, не желая говорить достаточно серьёзно, чтобы не стать уязвимым: "Ирония и игра - это единственное, что нам остаётся".2
  
   Некоторые принимают такие болезненные декларации за чистую
  
  
   1. І.К. Мойсеїв. Методика рушає назустріч програмі. Київ, "Зарубіжна література", 1998, N 12/76, с.3
   2. У. Эко. Заметки на полях "Имени розы". В книге "Имя розы", Москва, "Книжная палата", 1989, с. 436
   монету, и вот уже громко звучат обвинения в "іграшковості" литературы, хотя не много труда надо, чтобы понять, что эти фразы для Эко - маска самосохранения от жестоких и категоричных людей, признающих только одну истину - свою собственную, или, с другой стороны, действительно игрой, определённой мистификацией господ, главной бедой которых является излишняя серьёзность.
  
   Философские и эстетические принципы постмодернизма, провозглашённые У. Эко на полях одной из самых читаемых книг в мире, настолько признаны, по крайней мере, в зарубежном литературоведении, что приобрели уже статус своеобразной азбуки по этому вопросу.
  
   Эта работа написана так умно и просто, что её можно взять за основу, готовясь к обзорной лекции по постмодернизму в 11 классе.
  
   Очерчу основные её положения:
  
   1. Всякая история пересказывает историю уже рассказанную, во всех книгах говорится о других книгах, книги разговаривают друг с другом [и это не от неумения выдать что-нибудь доселе небывалое, непременно сшибить публику самобытностью своего неповторимого "Я", а из-за принципиальной позиции постмодернизма в переходе от Единого к Множеству со всеми вытекающими отсюда идейно-эстетическими последствиями], то есть "я говорю, что Валле говорит, что Мабийон говорил, что Адсон сказал"1.
  
   2. Чтобы написать роман, нужно "сотворить мир [ни на что не похожий, авторский, выдувая воздушные замки], как можно лучше обустроив его".2
  
      -- Способ рассказывания через слова того, кто не понимает ничего, чтобы дать понять всё.
  
   4. "Мой текст, в сущности, это история лабиринтов, и совсем не только пространственных"3.
  
   5. У книги не может быть один сюжет [у романа - может, у книги - нет. Романы пишут, книги - составляют].
  
   6. Сюжет книги, текста может возродиться под видом цитирования
   __________________________________________________________________
  
   1. У. Эко. Заметки на полях "Имени розы". Москва, "Книжная палата", 1989, с. 437
   2. - " - там же, с. 439
   3. - " - там же, с 439
   других сюжетов или продолжения книг.
  
   7. Постмодернизм - не хронологическое явление, а некое духовное состояние, если угодно, подход к работе. И в этом смысле правомерно утверждать, что у любой эпохи есть свой постмодернизм.1
  
   Последнее утверждение Умберто Эко может послужить поводом для дискуссии.
  
   Любые поиски в искусстве правомерны и, так или иначе, отражают действительность.
  
   Другое дело, что иных критиков длинные слова типа "постмодернизм" только расстраивают.
  
   В справочнике Лукьяновых, к примеру, нереалистичным назван романтический тип творчества, когда "действительность активно пересоздаётся",2 а человек беспомощно барахтается на стыке двух миров. Разве?
  
   И возможно ли всерьёз признать нереалистическим способ изображения происходящего как момента случайного, а времени "без протяжения и границ" в свете современных научных данных?
  
   Как раз постмодернизм и пытается преодолеть трёхфазовость времени: деление на прошлое, настоящее и будущее. Он хочет быть не какой-то новой эпохой, идущей на смену современности, а её вечным сопутствующим двойником. Приставка "пост", в этом случае, стремится в глубины прошлого, пытаясь овладеть будущим.
  
   Парадоксальность этого стремления не укладывается в сознание обывателя. Она становится воздухом тех, для кого постмодернизм - не метод, а способ жизни и сама жизнь.
  
   Новизна постсовременности относительна.
  
   Давно назрела необходимость отказаться от оценочного использования определения "реалистический".
  
   __________________________________________________________________
  
      -- Эко. Заметки на полях "Имени розы". Москва, "Книжная палата", 1989, с. 461
   2. Е.Г. Лукьянова, С.А. Лукьянов и др. Зарубежная литература в таблицах и схемах. Харьков, "Академия", 1999, с. 37
  
   Распалась связь времён, - говорит вполне постмодерновый поэт Шекспир.
  
   И хотя мы уже давно и прочно усвоили постулат об этапном делении творчества писателя на раннего романтического и зрелого реалистического (Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Блок), подобное использование определения "реалистический", как чего-то более совершенного, всякий раз неприятно поражает. Вопрос о реалистическом в искусстве должен быть принципиально открытым, ведь от ответа на вопрос "что есть реалистическое в искусстве?" зависит ответ на вопрос "что есть постмодернизм?".
  
   Обидно, что как только художественное произведение "выламывается" из некого ряда, так его тут же и лишают почётного звания "реалистический", или, если имя уж слишком громкое, норовят хотя бы приправить подходящим "художественным" определением: романтический, психологический, фантастический, магический, мифический, мифологический, но непременно реализм.
  
   Ведь условились же считать творческие попытки наиболее адекватно отображать действительность, не вмещающуюся в прежние формы, - модернизмом, и тогда не страшно, что границы постмодернизма расширяются в ту или иную сторону, или вообще размываются.
  
   Искусство, литература - категории вечные, духовные, не подвластные законам материального мира [горит бумага, но рукописи не горят], поэтому Гомер, Маркес и Толстой живут приблизительно в одно и то же время и в одном пространстве - в сердце "человека в мире", "человека в пейзаже".
  
   Не зря в школьном курсе литературы наиболее ценится её общечеловеческий, вневременной смысл.
  
   Исходя из этого, продуктивно ли рассматривать литературу как последовательную смену художественных методов? Ведь такой взгляд порождает массу "детских" вопросов:
  
   Какое последнее произведение модернизма и первое - постмодернизма?
  
   Кафка - модернист или постмодернист?
  
   Маркес - модернист, постмодернист или магический реалист?
  
   Что есть "Дохлый осёл" Стерна, "Хозяйка" Достоевского или "Петербург" Белого?
  
   Может, условно говоря, всегда были лишь два художественных метода, не сменяющих друг друга, а существующих одновременно:
  
   так называемый "реализм" массовой литературы, мало имеющий отношение собственно к творчеству
  
   и так называемый модернизм как отчаянные попытки художественного преломления по сути абсурдной действительности разнообразными, часто экспериментальными, приёмами.
  
   Хотя, именно самые скандальные модерновые произведения формального направления, тот же непонятный "Улисс" Джойса, более адекватно копируют действительность, чем, от первой до последней буквы понятные, романы Марининой и Доценко.
  
   Не целесообразнее ли делить методы не на реалистические и нереалистические, как это принято и в школьном курсе литературы, а, подобно тому, как это принято в философии, на методы, базирующиеся на материалистических воззрениях, и на методы, базирующиеся на идеалистических, конечно, по принципу равноправия и равноценности. Только в таком случае товарищи материалисты вынуждены будут хотя бы немножечко подвинуться, а определение "реалистический" потеряет функцию ордена.
  
   Сколько горечи в "ироничной" жалобе И. Хассана: "Слово постмодернизм кое-кто угрожал высечь на моей могиле".
  
   Когда люди просто пишут так, как реально видят и ощущают, но им отказывают в этом праве на теоретическом уровне и отводят в литературе роль "игрунов", лишь театрализующих действительность и ничего не умеющих, кроме цитирования,
  
   когда уважаемые и серьёзные учреждения издают сборник по вопросам постмодернизма и на его развороте, в качестве программного, помещают вырванные из контекста, но в данном контексте звучащие определённо зловеще, слова Хемингуэя: "Как просто было бы писателю, если бы ему только нужно было написать иначе то, что уже мастерски написано",1 тем самым, уже заранее постмодернизм унижая и, кроме того, превращая известного писателя, в определённом смысле, из жертвы в орудие, тогда,
   справедливоси ради, на другом развороте нужно поместить высказывание не
  
  
   1. "Віко в світ". Зарубіжна література: наукові дослідження... Нац. АН України, Інститут літератури ім. Т.Г. Шевченко. Незалежний центр наукових досліджень. 1999, N 5.
   менее авторитетного лица - И.В. Гёте, которое так же, как и предыдущее, обрело бы значение философского и эстетического постулата противоположного толка: "Что такое я сам? Что я сделал? Я собрал и использовал всё, что видел, слышал, наблюдал. Мои произведения вскормлены тысячами индивидов, невеждами и мудрецами, умными и глупыми, все принесли мне свои мысли, свои способности, свои надежды, свою манеру жить.
  
   Я часто снимал жатву, посеянную другими, мой труд - труд коллективного существа".1
  
   Два общеизвестных взгляда на перемены, ей-Богу, равноценны:
  
   согласно первому, нельзя дважды вступить в одну реку,
  
   согласно второму, ничто не ново под луной.
  
   Первый стоит за изменения и отличия, следовательно, за самобытность,
  
   второй - за повторяемость и принципиальную схожесть.
  
   Отсюда тенденции к размыванию жанра и смерти автора.
  
   Авторство - не цель, цель - текст.
  
   Вне текста - ничего нет. Всё, что не касается литературы, я ненавижу.
  
   Первый - это "Я", "Моё!", "Я сам это написал!", то есть, самость, гордыня.
  
   Второй - это "мы", "наше", "мы все вместе это написали", то есть, общность, смирение.
  
   Смирись, гордый человек! Прими участие в объединительной миссии литературы. И тогда, может быть, красота действительно спасёт мир.
  
   "Первый противопоставляющий, сохраняет бездну между конкретными феноменами, второй, объединяющий, заполняет эту бездну абстрактными размышлениями или метаязыком"2.
  
  
   1. И.В. Гёте. Избранные философские произведения. Москва, 1964, с. 376-377
   2. І. Хассан. Культура постмодернізму. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 5-8, с.99-111
   Постмодернизм, живущий по екклезиастовским эстетическим принципам круга вечного возвращения, дышащий одним воздухом со всеми, кто жил под этим небом и под этими звёздами от сотворения мира и до последнего дыхания человечества и пишущий своё "дружнєє посланіє - і мертвим, і живим, і ненародженим", - хрупок, мнителен и уязвим.
  
   Так что смелей, мой критик. Пусть не дрожит нож в твоей руке.
  
   Да и что случится с "игруном", организатором театрализованной прозы, не автором, не писателем, а лишь составителем текстов, Бумажным человечком! Все его страдания - это буквы, надёрганные из чужих бумажных снов.
  
   "Мы не можем, - пишет И. Хассан, - провозгласить торжественную дату появления постмодернизма, поэтому мы постоянно открываем его следы в творчестве Стерна, Блейка, Лотреамона, Рембо, Гофмансталя, позднего Джойса, Дюшана, Арто, Русселя, Кафки"1.
  
   Т.Е Савицкая ссылается на Ж. Дерриду, который "прослеживает мировоззренческие истоки постмодернизма у немецких романтиков и Ф. Ницше"2.
  
   Эта особенность отмечена и в популярной художественной энциклопедии: "Постмодернисты 90-х гг. стали придавать своему творчеству значение внеисторического художественного мышления, живущего во времени "без протяжения и границ" (В.Жуковский), использующего вечные, вневременные идеи и формы"3.
  
   Постмодернизм имеет знаковую, семиотическую природу. И это также связано с основополагающими философскими категориями времени и пространства, вневременности и одновременности. Время в "Улиссе", с одной стороны, натуралистично точно, с другой - его нет вовсе.
  
   И. Хассан предлагает две условные схемы, которые помогут учителю:
  
      -- Схему типов художественных изменений за последние сто лет.
  
   Авангард (нач. 20 века): кубизм, футуризм, дадаизм, сюрреализм,
  
  
   1. І. Хассан. Культура постмодернізму. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 5-8, с.99-111
   2. Т.Е. Савицкая. Постмодернизм на Западе. Москва, РГБ, 1999, с.6
   3. Популярная художественная энциклопедия. Ред. В.М. Полевой. Москва, "Советская энциклопедия", 1986
   супрематизм, конструктивизм и т.п.
  
   Модернизм: французский символизм, Пруст, Жид, ранний Джойс, Рильке, Манн, Элиот, Фолкнер и др.
  
   Постмодернизм: характеризуется несвязностью, деконструктивностью, подражая способу организации действительности; напоминает неукротимый дух авангарда, поэтому его иногда называют неоавангардизмом.
  
   2. Схему различий между модернизмом и постмодернизмом
  
   Её можно изготовить как наглядность, дополнив наблюдениями из Ж. Дерриды, Ж.Ф. Лиотара и др.
  

МОДЕРНИЗМ

ПОСТМОДЕРНИЗМ

  
   Форма (соединённая, закрытая)
  
   Антиформа, открытость
  
   Жанр
  
   Текст
  
   Цель
  
   Игра (с цитатой)
  
   Запланированность
  
   Случайность [я тебя слепила из того, что было]
  
   Иерархия
  
   Анархия
  
   Контроль (логос)
  
   Измождённость (молчание)
  
   Произведение
  
   Процесс
  
   Присутствие
  
   Отсутствие, исчезновение, но одновременно и всеприсутственность
  
   Тяготение к центру
  
   Распылённость, фрагментарность
  
   Семантичность
  
   Риторичность, назидательность
  
   Связность
  
   Несвязность, произвольность, свобода
  
   Композиция
  
   Декомпозиция как особая организация текста, исключающая однозначность прочтения
  
   Отбор
  
   Комбинирование, эклектизм, интертекстуальность
  
   Тип
  
  
   Мутант, чудовище, урод
  
   Определённость
  
   Неопределённость, ошибка, пропуск
  
   Паранойя
  
   Шизофрения
  
   проявление болезни
  
   Болезнь
  
   суждение, не поддающееся исправлению никакими доводами
  
   распад, расщепление психики
  
   Бред
  
   тенденция к хроническому течению, неизменному и постоянному
  
   Нарастание напряжения
  
   снижение волевых проявлений, безвольный автоматизм
  
   зрелый возраст и пожилой
  
   молодой возраст (17-25 лет)
  
   болезненная ясность
  
   состояние спутанности
  
   образование новых сверхценных идей
  
   стереотипность и хаотичность
  
   Бог-Отец
  
   Святой Дух
  
   Ветхий Завет
  
   Новый Завет, Евангелие, Благая Весть
  
   И. Хассан делает принципиально важный вывод о том, что проблема постмодернизма лежит не только и не столько в плоскости литературоведения, а касается, в конечном итоге, моральных и мировоззренческих вопросов. Она касается Игры Единого с Множеством, в смысле, играет нами Бог, то есть, сущностного единства экзистенции и её восприятия как разнообразия, внутренней одинаковости и видимого отличия, присутствия и отсутствия не периодами и чёрно-белыми полосами, а каждую живую секунду своего полумифического существования, неся в себе очарованнность и погибель, пребывая в состоянии постоянного бунта против Мирового Зла и Равнодушия Неба.
  
   "Мы не можем себе позволить выбирать ... между Единым и Множеством, - отмечает в заключение И. Хассан, - между Определённостью и Неопределённостью",1 между модернизмом и постмодернизмом. Конечное равновесие.
  
   Учителю необходимо также хотя бы упомянуть о Джоне Барте, который, подобно Умберто Эко, является и писателем, и автором базовых трудов по постмодернизму.
  
   Достаточный материал о нём есть в обзоре В.Оленевой,2 а в работе Т. Денисовой учитель найдёт интересные сведения о романах американского писателя Томаса Пинчона, о творчестве других постмодернистских писателей, их высказывания о перспективах этого спорного и неоднозначного явления в литературе и искусстве.3
  
   Таким, в самом общем виде, может быть материал для 1-й лекции по теории постмодернизма.
  
   Желательна ещё и вторая - для обзора критической литературы.
  
   Учитель может выполнить эту задачу самостоятельно, может задействовать отдельных учащихся (Одна критическая статья - один ученик, или по группам: одна статья - одна группа учащихся), обозначив проблему и оказав необходимую помощь юным литературоведам.
  
   В гуманитарных классах можно дать больше инициативы и возможности для творчества, провести нестандартные уроки: интервью с писателем, критиками, конференция для журналистов, составление рукописного журнала, написание критической статьи и т.п.
  
   Для начала разговора о критическом осмыслении постмодернизма предлагаю книгу И. Гарина "Неизвестный Толстой", которая своими парадоксальными суждениями может зажечь мысль старшеклассников, расширить их кругозор и научить преодолевать ограниченность односторонних умозаключений.
  
   Автор книги пишет о модернизме в творчестве великого реалиста и о параллелях с Джойсом.
  
  
      -- І. Хассан. Культура постмодернізму. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 8, с. 113
   2. В. Оленева. Література США 20 ст. "Вікно в світ", 1999, N 5/8, с. 77-84
   3. Т. Денисова. Від нонконформізму до постмодернізму. "Вікно в світ", 1999, N 5/8, с. 66-70
  
   В конце жизни Лев Толстой мечтал "писать вне всякой формы".1
  
   И. Гарин считает, что проблемы "Толстой - модернист", "Толстой и Джойс", "Кафкианство Толстого" (Ужас бытия - мой ужас) могут быть темами для исследований, иллюстрируя этим мысль о том, что свой постмодернизм есть не только у каждой эпохи, но и у каждого писателя.2
  
   В этом контексте тем более легковесными выглядят многие критические работы современных авторов с их зловещими обвинениями в "распаде художественной ткани" произведений постмодернизма как "свидетельства распада души", "разрушения человека как образа Божьего", разрушения текста как разрушения мира и т.п.3
  
   Безусловно, такое мнение объяснимо, оно является одним из ответов на вопрос, что есть искусство?
  
   Должно ли искусство давать обаятельный и легкопереваримый образ Цельности и Гармонии, в том числе и человека по образу и подобию, или оно имеет также право рисовать уродливое, но адекватное изображение Разрозненности, Дисгармонии и Абсурда, каковым постмодернистское искусство видит мир и замученного миром человека.
  
   Второй взгляд имеет столько же прав, сколько и первый.
  
   Он подтверждён философски - экзистенциализм,
  
   представлен теоретически - Эко, Барт, Хассан, Лиотар и др.
  
   воплощён художественно - Джойс, Эко, Кафка, Гессе, Маркес, Битов, Стругацкие, Ерофеевы, Пелевин.
  
   Поэтому уничтожительный тон свысока "печальной памяти Улисс"4, "этим Пелевиным - Ерофеевым"5, о Пелевине "высокохудожественно" в
  
  
   1. И.И. Гарин. Неизвестный Толстой. Харьков, СП "Фолио", 1993, с. 95
   2. - " - там же, с. 11
   3. В. Ілля. Модернізм, постмодернізм...Київ. "Образотворче мистецтво", 2000, N 1, 2, с. 9-19
   4. В. Ілля. Модернізм, постмодернізм...Київ. "Образотворче мистецтво", 2000, N 1, с. 9
   5. Н.Переяслов. Оправдание постмодернизма. "Наш современник", 1999, N 2, с. 271
  
  
   кавычках!1, "уж если сегодня, например, шедевром современной литературы критики называют "Имя розы"2 [это они так иронизируют], там же иронично о Битове, как об "отце отечественного постмодернизма"3 по отношению к талантливым представителям от литературы мог бы быть уместен только от критиков такого же масштаба.
  
   Хотя, чем крупнее личность, тем шире у неё диапазон приемлемости, и на слонов лают только моськи.
  
   Гений Толстого вмещал в себя и махровый реализм, и модернистскую фрагментарность так же, как и гений Джойса, чередуясь и сменяясь: реализм, модернизм, постмодернизм.
  
   Они вбирали в себя разрозненный и дисгармоничный мир, сохраняя в себе при этом человека по образу Божьему.
  
   Можно ли знать цену Прекрасному, отворачиваясь от Безобразного? Делая вид, что его не существует? Не испытав дрожи отвращения к нему?
  
   Посмотри на себя, критик постмодернизма.
  
   Кто и каков ты, если основы Бытия не кажутся тебе дикими и абсурдными, распылёнными и несвязными, фрагментарными и разрозненными?
  
   Значит, тебя не иссушает Тоска по Высокому и Недосягаемому, Цельному и Единому?
  
   Что ты знаешь о Гармонии, если ты не дитя Абсурда?
  
   Поистине: "Не бідність, не злидні, а обмеженість мислення - наш спільний ворог"4.
  
   Те же, набившие оскомину, обвинения постмодернизма в "создании эффекта преднамеренного хаоса", восприятии мира как "разорванного, отчуждённого, лишённого смысла", в игре, снижении роли автора - в статье
  
  
   1. В. Курицын. Постмодерновая епоха учит конформизму. "Литературная газета", 24.04.1994
   2. С. Костырко. "Игра в бисер" в условиях рынка". Журнал "Лепта", 1993, N 5, с. 149
   3. - " - там же, с. 150
   4. З листа вчителя В.І. Жванка. Журнал "Тема", 1999, N 3, с. 3
  
   с угрожающим названием и эсхатологическими пророчествами о "смертности нового искусства, которое не будет иметь потомства".1
  
   Некоторые исследователи до сих пор отказывают постмодернизму в статусе термина и пишут это слово в кавычках.
  
   Вызывает недоумение, когда в кавычках употребляется также слово "высокая" в определении высокая теория постмодернизма. Очевидно, Т.Е. Савицкая таковой не считает теорию Барта, Хассана, Эко.2
  
   Там же "сумрачную и угрюмую культуру постмодерна [извините, яка сім'я, таке й солнышко] обвиняют в том, что она "рассеивает ауру чего-то ненатурального, металлического, ледяного и нереального".3
  
   Но что есть реальность?
  
   Если Савицкая разделяет мнение Ницше о двух вечных имманентных началах в культуре - "диониссийском" и "аполлоническом", то почему на практике признаёт право на существование лишь одного?
  
   Постмодерновое зрение она справедливо называет "составным глазом", который преломляет мир, дробит его на образы из кусочков, создавая "культуру кусочков", но почему-то считает это видение "наведённым" и неорганичным для человека.4
  
   Кто вообще уполномачивает на такие глобальные обобщения, звучащие некорректно не только по отношению к Гоголю, Достоевскому, Кафке, Джойсу, Леониду Андрееву, но и к Толстому, которому "нравилась фрагментарность, разрозненность", который был "противником системы"5, а также и к массе простых людей так называемого "диониссийского", абсурдистского начала, например, ко мне и, в конце концов, к той самой реальности, которую Савицкая называет "иллюзорной", а постмодернизм, который, кстати, эту реальность только адекватно отражает, а не создаёт, - "децентрализованным, аллегорическим, шизофреническим"6 [что является и не оскорблением постмодернизма, а простым перечислением его эстетических принципов]?
  
  
   1. В. Мириманов. Распад картины мира. "Научные чтения", 1999, N 9
   2. Т.Е. Савицкая. "Постмодернизм". Москва, РГБ, 1996, с. 4
   3. - " - там же, с. 5
   4. - " - там же, с. 7
   5. И.И. Гарин. Неизвестный Толстой. Харьков. СП "Фолио", 1993, с. 89
   6. Т.Е. Савицкая. В поисках новой рациональности. Научно-информационный сборник. Москва, РГБ, с. 8-10
   Что же касается обвинения постмодернового видения в том, что оно "теряет способность воспринимать мир таким, каков он есть"1, помилуйте, да какое художественное направление возьмёт на себя смелость утверждать всерьёз, что оно отражает мир таковым?
  
   Не постмодернизм дробит и расщепляет целостное "я", вновь и вновь "низвергая в бесплодные блуждания по бесконечной горизонтали - лабиринтам существования"2, а сама, вовсе не иллюзорная, реальность, уходящая в длинные коридоры и стекающая каплями на запотевшие стёкла противогаза, которой нет вне текста и отрицать которую можно лишь с той степенью уверенности, в какой пребывает гордый страус, зарывший голову в песок.
  
   Корректно ли также считать "метафорическое истолкование постулатов квантовой физики" лишь "квазинаучной философией"?3
  
   А вот Эйнштейн неплохо относился к возможностям метафоры, утверждая, например, что для открытия теории относительности Достоевский дал ему больше, чем Гаусс.
  
   Постмодернизм обвиняют в "неплодотворности попыток создания новой виртуальности", "нравственном релятивизме" и даже "творческой импотенции"4, называют его произведения "помутившимися зеркалами"5, вещают о том, что "постмодернистские тексты не читают, их просто имеют в виду"6, наполняя свои статьи сплошь издевательской интонацией.
  
   Зачем же так неблагосклонно вы отзываетесь о нём?
  
   Удивительно ли, что наиболее чуткие из постмодернистских авторов то
   уходят из литературы, то возвращаются, то "вдруг обрушиваются с неожиданной резкостью и гневом на людей из толпы, обвиняя их в одичалости и умственной отсталости"7.
  
   Примером конструктивной, доброжелательной критики, которая, хотя и "не хочет быть так же больной из состраданья к своему предмету, но и не
  
  
   1. Т.Е. Савицкая. В поисках новой рациональности. Научно-информационный сборник. Москва, РГБ, с. 8-10
   2. Т.Е. Савицкая. В поисках новой рациональности. Москва, РГБ, с. 13
   3. - " - там же, с. 13
   4. Ю.И. Сохряков. Проблемы истории литературы. "Наш современник", 1999, N 5, с. 271
   5. В. Курбатов. Помутившиеся зеркала. Москва, 1996, N 2
   6. П. Басинский. "Мерси. Мерси". "Литературная газета", N 36, 07.09.1994
   7. К. Степанян. Кризис слова на пороге свободы. "Знамя", 1999, N 8, с. 205
  
   желает совсем уж потерять его из виду"1, может послужить статья Стефана Моравски о философских основах постмодернизма.
  
   Автор статьи отмечает, что он вёл дискуссию в той мере, в какой для него были "постижимы подход и осуществление постмодернизма".2
  
   В том же ключе можно отметить статьи Н. Переяслова о романах Ю. Козлова "Одиночество вещей" и В. Артёмова "Обнажённая натура".
  
   Литературу постмодернизма критик называет литературой сотворения мира, сотворения текста и новой реальности, а многочисленные примеры цитирования из Довлатова, Достоевского отмечает как нечто положительное.3
  
   На постмодернизм здесь возлагаются большие надежды, ему отводится роль мостика, сближающего "экспериментаторство с традиционностью, занимательность с духовностью, формотворчество с поисками истины, эстетство с публицистикой"4.
  
   Ну вот - можем, когда хотим, - хорошая, здоровая критика!
  
   После обзорных лекций на уроках-беседах о современной литературе можно рассмотреть роман В. Пелевина "Омон Ра".
  
   Чтобы эти уроки прошли с максимальной отдачей, их нужно хорошо подготовить.
  
   Во-первых, - текст.
  
   Без текста действительно ничего нет, урока литературы - точно.
  
   А книга - один-два экземпляра на класс. Поэтому нагло пренебрегаем грозным авторским правом и размножаем роман на ксероксе. В книге 15 небольших глав, каждую из которых готовит 1-2 старшеклассника. В результате получится столько текстов, сколько экземпляров "своей" главы размножил каждый ученик: от 1 до 15.
  
   К заключительному уроку книги можно переплести и вручить после
  
   1. Т.Е. Савицкая. Постмодернизм на Западе. Москва, РГБ, 1999, с. 9
   2. С. Моравски. О различных сторонах постмодернистского мышления. Москва, 1999, с. 32
   3. Н. Переяслав. Оправдание постмодернизма. "Наш современник", 1999, N 5, с. 276
   4. - " - там же, с. 280
  
   подведения итогов лучшим учащимся.
  
   Уроки проходят в форме так называемой защиты главы.
  
   После небольшого вступительного слова учителя о месте В. Пелевина в современной литературе учащиеся "защищают" по порядку 15 глав романа в контексте: "Омон Ра" как факт искусства постмодернизма (по 1-2 учащихся на одну главу).
  
   Такая форма может быть использована только в работе с учениками, владеющими элементарными навыками проблемного анализа художественного текста.
  
   Во вступительном слове о Пелевине нужно отметить, что это один из наиболее ярких писателей современности, автор романов "Чапаев и Пустота", "Омон Ра", "Жизнь насекомых", "Поколение П" и др., которые являются талантливыми постмодернистскими текстами.
  
   Это давно поняли благодарные читатели и даже некоторые критики.
  
   Если В. Курицын в 1994 году не находил в Пелевине ничего особенного, а "на весь "Омон Ра" лишь 2-3 хорошие придумки"1, то в предисловии к тому же роману в 1999 году он показывает уже определённое понимание основных постулатов постмодернизма: "...пустота тоже есть род бытия" и даже называет молодого автора "ясным солнышком русской литературы".2
  
   Если ученики усвоили философские (экзистенциализм) и эстетические (искусство отражения абсурдной реальности) принципы постмодернизма, а также знакомы со схемой различий между модернизмом и постмодернизмом И. Хассана, то хотя бы некоторые из них заметят принципиальную некорректность замечания В. Курицына о малом количестве придумок в "Омоне Ра", ведь постмодернистский текст - это не придумки, а узнавание.
  
   Учитель ставит проблемный вопрос: Что в "Омоне Ра" узнаваемого, вечного, переходящего из текста в текст, из одной живой души в другую?
  
   Старшеклассники пытаются ответить на этот вопрос, разбирая, одну за другой, главы романа.
  
   Чем больше в постмодерновом тексте узнаваемого, тем он ценнее.
  
  
   1. В. Курицын. Постмодернистская эпоха. "Литературная газета", 24.08.1994
   2. В. Курицын. Предисловие к "Омону Ра". Москва, "Вагриус", 1999, с. 20
   Учитель может взять на себя анализ первой, а может и не делать этого, только включаясь в обсуждение по ходу, в зависимости от цели урока и уровня подготовки класса.
  
   Уже в 1-й главе романа имеется определённый "джентельменский" набор постмодернизма как литературы узнавания: проблема имени, жизнь в режиме безвольного автоматизма настолько механического, что даже не было противно, наличие образов-знаков, очерчивающих мир Пелевина, неповторимый и банальный одновременно, по принципу: всё это было, но нигде и никогда не было (Космос, ракета, самолёт, небо, облака, Вьетнам), подача нереальных ситуаций как реальных (в детстве, в тёткином телевизоре лётчик из реинкарнационного обследования, которому он подвергся много позднее), а также другие случаи воспоминаний о будущем, заменяющая небо военкоматовская стена, представляемый реальный полёт в самолёте по пустынной улице над заснеженном полем, проблема идентификации собственного "я", то есть, человека, которого, в конце концов, с полной уверенностью мог бы назвать собой.
  
   Здесь уместно выступить учащемуся, которому предварительно было дано творческое задание составить словарь Пелевина - из типично постмодернистских слов, словосочетаний, выражений, которые переходят от одного писателя - изобразителя абсурда - до другого: непередаваемая тоска, невыразимая тоска, луна, одиночество, крик, коридоры, низкие коридоры, узкие коридоры, пещеры, стены, туннели, лифты, лестницы, подземелья, лабиринты.
  
   Это задание можно усложнить: найти в романе так называемые вечные образы и символы-представления о человеческой жизни:
  
   жизнь как длинный коридор
  
   жизнь как подвиг обыденности (люди обедают, просто обедают)
  
   жизнь как путешествие дилетантов, не умеющих совершить подвиг и его совершающих
  
   жизнь как подвиг внутри стальной кастрюли
  
   жизнь как бессмысленность в круге вечного возвращения
  
   "когда все живые умрут в одном направлении, реальность переворачивается, и они оживают, то есть, начинают умирать в другом"1
  
  
   1. В. Пелевин. Жизнь насекомых. Романы. Москва. "Вагриус", 1999, с. 84
   жизнь как забывание: не помню, не вспомнил, провал в памяти
  
   жизнь как долгий осенний путь
  
   жизнь как свет далёких звёзд
  
   смерть как фон жизни
  
   мир как представление
  
   "... поняв, что мира и свободы не достичь ни за что, духом я устремился ввысь"1
  
   Продолжая разговор об узнаваемости как эстетическом принципе постмодернизма, уместно будет напомнить учащимся утверждение Умберто Эко о том, что книги говорят между собой.
  
   Какие книги и о чём говорят в романе Пелевина "Омон Ра"?
  
   Фантастические романы Алексея Толстого.
  
   Найти бы Того, Кто эту ракету склеил, - мрачно сказал Митёк, - обязательно бы Ему по морде дал.
  
   Я стал лихорадочно искать какую-нибудь мысль, которая дала бы мне силы ползти дальше, потому что одного страха перед вожатым было уже мало.
  
   Герои Пелевина доводят свои движения до безвольного автоматизма.
  
   Слово "смерть" присутствует в их жизни подобно бумажке с памятной надписью, висящей на стене теряющих память жителей Макондо.
  
   Известные сюжеты-мифы становятся абсурдными, постмодернистскими - училище имени Корчагина, Матросова, Мересьева.
  
   Абсурд становится действительностью, да и самолётов у нас в стране всего несколько, летают вдоль границ, чтобы американцы фотографировали.
  
   Абсурдный герой Пелевина становится похожим на поверженного победителя, и ему легко быть побеждённым.
  
  
   1. В. Пелевин. Жизнь насекомых. Романы. Москва. "Вагриус", 1999, с. 27
  
   Атмосфера абсурда воссоздаётся при помощи многочисленных деталей: ковровая дорожка, которую выбивали, а затем забыли, андеграунд чеховских обыденных пьес, которые вырастают из повседневности, но имеют природу героизма.
  
   Завершая урок, учитель отмечает условную историчность романа, опираясь на опыт работы с подобными текстами.
  
   Можно организовать также небольшую дискуссию о перспективах постмодеризма и познакомить с различными высказываниями на этот счёт:
  
   постмодернизм себя исчерпал и скоро подохнет под забором1
  
   Учитель даёт возможность высказаться учащимся по этому вопросу и высказывается сам.
  
   Некие постмодерновые штучки с обыгрыванием названия статьи Н. Ивановой "Звезда и смерть Х. М." всё-таки вселяют автору надежду на то, что, во-первых, постмодернизм как творческий метод действительно проникает во все сферы, в том числе, и в литературоведение, а посему позволителен и иным, а, во-вторых, читающие эту работу и поэтому также отнесутся с известной долей иронии к самой иронии по её поводу.
  
  
   1. Н. Иванова. Жизнь и смерть. "Дружба народов", 2000, N 8, с. 196
  

Литература

   1.Постмодернізм. Літературознавчий словник - довідник. Ред. В.Г. Гром'як, Ю.Г. Ковалів, В.І. Теремко. Київ, "Академія", 1997
  
   2.Постмодернизм. Популярная художественная энциклопедия: Архитектура, живопись, скульптура. Ред. В.М. Полевой. Москва, "Советская энциклопедия", 1986
  
   3.Модернизм. Советский энциклопедический словарь. Изд. 3-е, Москва, "Советская энциклопедия", 1985
  
   4.Модернизм. Краткий словарь по эстетике. Под ред. М.Ф. Овсянниковой. Москва, "Просвещение", 1983
  
   5.Лукьянова Е.Г., Лукьянов С.А. и др. Зарубежная литература в таблицах и схемах. Харьков, "Академия", 1999
  
   6.Дискуссия о постмодернизме. "Вопросы литературы", 1991, N 11-12
  
   7.Барт Д. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. Москва, 1989
  
   8.Басинский П. Мерси!.. Мерси! скажет русский реализм агентам постмодернизма. "Литературная газета", N 36, 07.09.1993
  
   9.Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. Изд. 4-е, "Современная Россия", 1979
  
   10.Бердяев Н. Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы (1923). Москва, "Феникс", 1990
  
   11. Блейк У. В одном мгновенье видеть вечность. В кн. "Литературные манифесты западноевропейских романтиков". Москва, изд. МУ, 1980
  
   12.Блюменкранц М. Введение в философию подмены. 1994
  
   13.Гарин И.И. Неизвестный Толстой. Харьков, СП "Фолио", 1993
  
   14. Гёте И.В. Избранные философские произведения. Москва, 1964
  
   15.Давыдов О. У трупа старой культуры. "Независимая газета", 24.03.1994
  
   16.Дарк О. Без/с бесов. Чистые кристаллы постмодернизма после объяснений Независимой газеты. 26.01.1994
   17.Денисова Т. Літературний процес 20 ст. Від нонконформізму до постмодернізму. В зб. "Вікно в світ". Київ, Нац. АН України, Інститут літератури ім.. Т.Г. Шевченка, Незалежний центр наукових досліджень зарубіжної літератури в Україні, 1999, N 5-8
  
   18.Ерофеев В. Москва-Петушки. Москва-Петербург, "Интербук", 1990
  
   19.Затонский Д. Постмодернизм в историческом интерьере. "Вопросы литературы", 1996, N 3
  
   20.Зверев А. 20 век как литературная эпоха. "Вопросы литературы", 1992, N 2
  
   21.Иваницкая Е. Постомодернизм=модернизм? "Знамя", 1994, N 9
  
   22.Иванова Н. Жизнь и смерть симулякра в России. "Дружба народов", 2000, N 8
  
   23.Ивбулис В. Модернизм и постмодернизм: идейно-эстетические поиски на Западе. Москва. 1983
  
   24.Ілля В. Модернізм, постмодернізм, авангард. - І все на нашому грунті. "Образотворче мистецтво", 2000, N 1-2
  
   25.Камю А. Творчество и свобода. Статьи, эссе, записные книжки. Москва, 1990
  
   26.Костырко С. "Игра в бисер" в условиях рынка. "Лепта", 1993, N 5
  
   27.Курицын В. Постмодерновая эпоха учит конформизму. "Литературная газета", N 3, 24.08.1994
  
   28.Курицын В. Постмодернизм? Новая первобытная культура. "Новый мир", 1997, N 2
  
   29.Курицын В. Группа продлённого дня. Предисловие к книге В. Пелевина "Жизнь насекомых". Романы. Москва, "Вагриус", 1999
  
   30.Лиотар Ж.Ф. Постмодернизм - изложение для детей. "Иностранная литература", 1994, N 1
  
   31.Мириманов В. Распад картины мира. "Научные чтения", 1999, N 9
  
   32.Мойсеїв І.К. Методика рушає назустріч програмі. Київ, "Зарубіжна література", 1998, N 12/7
  
   33.Моравски С. О различных сторонах постмодернистского философского мышления. В сб. "Культура в современном мире". Москва, выпуск 1, изд. РГБ, 1999
  
   34.Морозов Ю. Мистецтво на стрічці Мьобіуса, або від чого відмовився і що провістив модернізм. В журналі "Тема". Модернізм: визначення, теорія, практика. На допомогу вчителю зарубіжної літератури. Упорядник Ю.І. Ковбасенко. Київ, Педагогічна преса, 1999, N 3
  
   35.Ніколенко О.М. Література 2-ї половини 20 ст. Зарубіжна література в навчальних закладах. 1998, N 10
  
   36.Николенко О.Н. Современная антиутопия. Харьков, 1996
  
   37. Ницше Ф.О. О пользе и вреде истории для жизни. Сочинения в 2-х томах, том 1, Москва, 1990
  
   38.Носов С. Литература и игра. "Новый мир", 1992, N 2
   39.Оленева В. Література США 20 ст. Short story і постмодернізм. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 3
   40. Парамонов Б. Постмодернизм. Конец стиля. "Независимая газета", 26.01.1994
   41. Пелевин В. Жизнь насекомых. Романы. Москва, "Вагриус", 1999
   42.Переяслов Н. Оправдание постмодернизма. "Наш современник", 1999, N 5
  
   43.Рейнгольд С. Русская литература и постмодернизм. "Знамя", Москва, 1998
   44.Савицкая Т.Е. В поисках новой рациональности: постмодернизм как культурология современности. Научно-информационный сборник. "Культура в современном мире", выпуск 1, Москва, изд. РГБ, 1996
  
   45.Савицкая Т.Е. Постмодернизм на Западе: привычный шок или новая норма. Научно-информационный сборник. "Культура в современном мире", выпуск 1, Москва, изд. РГБ, 1999
  
   46.Стародубцева Л. Архітектура постмодернізму. Київ, "Спалах", 1998
  
   47.Старопанова И. Русская постмодернистская литература. Учебное пособие для студентов, аспирантов, преподавателей-филологов и учащихся старших классов. Москва, 1999
  
   48.Степанян К. Кризис слова на пороге свободы. Москва, "Знамя", 1999, N 8
   49.Степанян К. Постмодернизм - боль и тревога наша. "Вопросы литературы", 1998, N 5
   50.Хассан І. Культура постмодернізму. В зб. "Вікно в світ", 1999, N 5/8
   51.Фуко М. Что такое автор? "Лабиринт", 1991, N 3
   52.Эко И. Заметки на полях "Имени розы". В книге "Имя розы". Роман. Москва, "Книжная палата", 1989
   53.Эпштейн М. Прото-, или Конец постмодернизма. Москва, "Знамя", 1996, N 3
   54.Эпштейн М. Постмодернизм в России. Москва, 2000
  
  
   После написанного.
  
   К началу этого учебного года вышла новая программа по зарубежной литературе, в которой предусмотрено изучение постмодернизма.
  
   Таким образом, данная книга в целом утратила свою актуальность.
  
  
  
  
  
  
  
  
   252
  
  
   253
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"