Груша: другие произведения.

Глобус

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  - Теперь вы понимаете, почему я не могу пойти официальным путем, то есть обратиться...м-м-м...в правоохранительные органы, - дама, сидящая напротив, поправила безукоризненно сложенную на столе стопку документов и вопросительно посмотрела на меня.
  Честно, я мало понял из того, что тягучие полчаса рассказывала хорошо поставленным голосом директор лицея 'Глобус' Лидия Павловна Лаврова. Прежде всего, недоумение вызывало обращение ко мне: старому консервативному брюзге, пусть даже владельцу небольшого сыскного агентства. Настолько небольшого, что оно состояло только из меня и Дины.
  Мы брались за мелкие, не очень заморочные дела - чаще всего сбор информации для людей, готовых платить за то, чтобы потерять покой. Слежка мужей за женами и наоборот, изучение родителями круга общения детей, иногда настолько пристальное, что проблемы находились или появлялись, а иногда просто выдумывались. Но, не знаю как Дина, а я даже не пытался делать выводы на основании полученных сведений. Собрал - передал - получил гонорар - отвалил. Наверное поэтому, мой бизнес приносил пусть небольшой, но постоянный доход. Тщательность исполнения и умение хранить чужие секреты полностью обеспечивало.
  - Мне бы не хотелось, чтобы вы расспрашивали персонал лицея и особенно детей, как, - она опять замялась, - как следователь.
  Я молча вскинул брови. Этому приему меня научила Дина. Удивление, негодование, заинтересованность, даже крайнюю степень гнева она могла выразить движением бровей, складывая их домиком или собирая к переносице.
  - Наш лицей лучший в городе, - Лидия Павловна сделала ударение на 'лучший', - поэтому здесь часто бывают гости: директора школ, перенимающие опыт, журналисты, социологи. Они общаются с ребятами и учителями, задают вопросы...
  - Ну какой из меня социолог или директор школы, - я откинулся на спинку стула и широко развел руки, призывая Лидию Павловну оценить всю нелепость предложения: невыразительный, лысоватый, а с недавнего времени и седоватый мужик за пятьдесят, одетый в затертые джинсы 'Lee', подпоясанные армейским ремнем со звездой на бляхе, который, правду сказать, был скрыт под пуловером.
  Для пущей доказательности полного несоответствия предлагаемому образу, я, покопавшись в кармане, выудил старую, кнопочную 'Nokia' и положил ее на стол.
  Есть у меня такой способ производить впечатление на клиентов. Кто за дремучего чела принимает, а кто и за параноика. Хотя, я просто считаю, что телефон должен быть только телефоном, фотоаппарат - фотоаппаратом, а интернет - интернетом. И нечего в кармане геолокацию таскать. Конечно, кому очень надо и по кнопочному найдет, но моим разговорам с Диной никакие новейшие технологии не страшны.
  - Вы получите двадцать процентов, - неожиданно жестко сказала директор лицея, - она задумчиво повертела в руках мой мобильник, - у вас хорошие рекомендации от серьезных людей.
  - А какая сумма украдена, напомните?
  - Восемьсот тысяч, - вздохнула Лидия Павловна, - рублей, конечно, - чуть заметно усмехнулась она.
  'Шкурка мышкина пустяк, но из этой шкурочки папа выкроит пиджак и тебе на бурочки', - пропел я про себя и, недолго поизображав сомнение, дал согласие на расследование дела о пропаже денег из сейфа директора лицея 'Глобус', собранных родителями учеников на проведение выпускного вечера. Понятно, что сбор средств был исключительно добровольным, никаких документов о получении не было, что и привело строгого директора Лаврову Лидию Павловну в наши с Диной объятия.
  С этого момента я стал воплощением внимания и сосредоточенности.
  Встал, обошел кабинет, заглянув в каждый угол. Обследовал небольшой сейф, стоящий на тумбе. Сейф был маленький, совершенно примитивной конструкции, даже не кодовый, а просто закрывался на ключ. Царапин вокруг замка, или других следов взлома не было.
  - В каких купюрах были деньги? Сумма ведь не маленькая.
  - В разных, - рассеянно ответила Лидия Павловна, - в основном - пятитысячные, но и тысячных много. Все деньги я складывала в пакет и запирала в сейф.
  - Когда вы обнаружили пропажу? - уточнил я у директора, остро ощущая отсутствие Дины. Она бы сейчас очень помогла.
  - Вчера рано утром, но могу поклясться, что вечером предыдущего дня деньги были на месте. Я уходила поздно, уроки давно закончились и в школе оставались только те ребята, которые участвуют в спектакле, наш системный администратор Андрей и Екатерина Сергеевна, конечно. Преподаватель английского, классный руководитель выпускного класса и главный вдохновитель постановки.
  - Вы уверены, что больше никого не было? - усомнился я.
  - Здание не хуже банка охраняется. Снаружи и ночью - охранным предприятием, а днем магнитные пропуска, камеры внутри - на нашем системном администраторе, да еще охранник на входе. Вы сами можете убедиться, - Лидия Павловна нажала на кнопку стоящего перед ней компьютера и подозвала меня к монитору.
  На экране, поделенном на сектора, шла запись со всех камер, установленных в здании лицея. В правом нижнем углу стояли дата и время.
  - Флешку возьму с собой, посмотрю дома внимательно, а сейчас, если позволите, вопрос. У кого, кроме вас, есть ключи от сейфа?
  - Запасной ключ от кабинета на вахте, а от сейфа, - она поставила на стол большую дамскую сумку и, к моему удивлению, не стала в ней рыться, как это принято у большинства женщин, вытаскивая попеременно вместо разыскиваемых ключей, то косметичку размером с приличную сумку, то кошелек, то телефон, а то и экзотику в виде вантуса, чему я однажды сам был свидетелем, а дернула за кожаный шнурок внутри, к которому карабином была прикреплена связка ключей и показала мне.
  - Вы поймите, Петр Леонидович, родители наших учащихся - уважаемые в городе люди. Конечно, кража - происшествие неприятное, подрывающее имидж лицея и мой лично, но подозрения, допросы или любые открытые следственные действия по отношению к ученикам просто невозможны. Ваша задача найти вора и доказать его вину. Это уж мое дело - разбираться с семьей виновного ученика или, - она запнулась, - с кем-то из персонала лицея.
  - Давайте договоримся на берегу, - я убрал в карман список с фамилиями тех, кто по мнению директора, был в здании, когда пропали деньги, - я буду вести следствие так, как считаю нужным. А вы помогать по мере сил.
  - Хорошо, - Лидия Павловна вздохнула и добавила, - договорились.
  Лаврова встала из-за стола и пожала мне руку, прощаясь. Только сейчас я заметил, какого она маленького роста, хрупкая и совсем не молодая с сеткой мелких морщин под усталыми, взволнованными глазами.
  *
  Помещение, в котором я ждал Екатерину Сергеевну - преподавателя английского и режиссера школьного театра по совместительству, мало было похоже на столовую моего детства: ни тебе затертых до проплешин пластиковых столешниц, ни стопок тарелок, ни подставок с жирноватыми на ощупь алюминиевыми ложками и вилками с гнутыми зубцами, ни кисловатого запаха тушеной капусты.
  'Эх, не видать им жареных пирожков с повидлом, не откусывать хрустящие их попки, запивая томатным соком из граненого, мухинского стакана', - размышлял я, оглядываясь.
  Яркий пластик дизайнерских стульев и столов, контейнеры с обедами, автомат, забитый бутылками с водой, шоколадками и коробочками с соком.
  Прозвенел звонок и в дверях появилось несколько подростков. Они заняли самый дальний столик и стали тихо переговариваться, бросая на меня заинтересованные взгляды. Потом одна из девочек встала и подошла ко мне.
  - Здравствуйте, - улыбнулась она, - я Ромашкина Екатерина Сергеевна, директор сказал, что вы хотите поговорить со мной.
  - Петр Леонидович, - я тоже выдавил из себя улыбку, внутренне надеясь, что она хоть чем-то отличается от оскала - длительное общение с Диной не прошло бесследно.
   - Меня интересует ваша постановка, хотелось бы познакомиться с ребятами, побывать на репетиции.
  - Так вы из газеты! - обрадовалась моя визави и тряхнула кудрявой головой. Екатерина Сергеевна мало была похожа на учителя, тем более на классную даму. Очень высокая, даже выше меня, стройная, в длинной узкой юбке и объемном ярко-голубом свитере, она была неотличима от старшеклассницы.
  - Ребята, идите сюда, - она махнула рукой подросткам, с которыми пришла.
  - Знакомьтесь: Никита Кольцов, Надя Захарова и Кира Котова, а это, - она положила руку на плечо светловолосого парня, - Вадик Храбров, исполнитель главной роли в нашем спектакле.
  Киру Котову - дочь мэра, можно было не представлять. Фотографии этой некрасивой девочки я не раз видел в интернете и не только. Фотошоп, конечно, творит чудеса, но веснушчатое лицо с блеклыми, неопределенного цвета глазами, трудно было сделать даже милым. Надя, напротив, была яркой брюнеткой с выразительными чертами лица. С Никитой я не успел поздороваться, он как-то засуетился, схватил сумку и со словами: 'Звонок!', - быстро вышел.
  *
  Под школьный театр была отведена одноэтажная пристройка. Когда-то это был гараж. Собственно, здание лицея тоже было перестроено из бывшего особняка. Былая роскошь сохранилась только в витой чугунной ограде, старинный вид которой портили видеокамеры, входной дубовой двери и потолочной лепнине, а в гараже остался подвал, что было по словам Екатерины Сергеевны, сопровождавшей меня на репетицию по переходу, соединяющему оба здания - большой удачей.
  На мое замечание, что вешалка, как говорят, в театральной жизни имеет большее значение, чем наличие подвала, Ромашкина улыбнулась шутке и серьезно сказала:
  - Только не в театре 'Глобус'.
  Следующие несколько минут она трещала без умолку. Оказывается, во времена Шекспира, все роли, даже женские, играли только мужчины, а зрители окружали сцену с трех сторон. Пространство тоже было поделено на три зоны. Собственно подмостки - место обитания живых героев, стропила с натянутой тканью - 'небо', где, понятное дело, место только для добродетельных призраков и ангелов, а подвал - пристанище для грешных душ. В течение действия герои пьес перемещались с подмостков либо вверх, либо вниз, в зависимости от своих поступков.
  - Как вы думаете, - блестя глазами и хватая меня за рукав, спросила Ромашкина, - почему Гамлет уносит мертвого Полония?
  Понимая, что вопрос чисто риторический, я пожал плечами.
  - Да потому, - горячо продолжила Екатерина Сергеевна, - что его просто некуда было девать. Полония. Ну, то есть его труп. Занавеса то не было!
  - То есть вы с ребятами решили перенести традиции шекспировского театра, кроме сугубого мужского участия, конечно, в лицей и таким образом возвести круглый 'Глобус' в квадрат? - я решил остановить исторический экскурс и развернуть разговор в нужную мне сторону.
  Она недоуменно захлопала длинными ресницами, а затем улыбнулась.
  - Простите. Я готова ответить на ваши вопросы о выпускном спектакле. Мы с ребятами ставим 'Гамлета'.
  - А почему именно 'Гамлет'? - спросил я, не удержавшись, и подумал, что мне есть чем удивить вечером Дину.
  Екатерина Сергеевна внимательно посмотрела на меня и сказала:
  - Однажды, капитан корабля 'Дракон', шедшего из Лондона в Африку, чтобы отвлечь во время длительного перехода команду от рома и драк, велел сыграть матросам спектакль. Причем, пьесу выбрать из предложенных самостоятельно, чтобы нравилась. Выбор членов экипажа пал на 'Гамлета'. На удивленный вопрос капитана Киллинга матросня ответила, что в этой пьесе есть все: убийства, призрак, шуты, любовь...
  - А как же 'быть иль не быть', вопросов не возникало? - пошутил я.
  - Мы слишком все усложняем, - Екатерина Сергеевна пожала плечами.
  - Мы, это кто? - уточнил я, хотя уже понял, что госпожа Ромашкина не склонна к рефлексии.
  - Мы, люди, - она опять пожала плечами, - в жизни все просто.
  Репетировали сцену встречи Гамлета и Офелии, которая начинается знаменитым монологом, а заканчивается убийством Полония.
  Принца датского играл белобрысый Вадим Храбров, да так, что я склонен был согласиться, что что-то действительно переусложнили в образе Гамлета почти за пятьсот лет. Сердечных мук исполнитель явно не испытывал, или просто не мог их передать. Кроме того, бесцветная Кира Котова усугубляла ситуацию одним своим полным несоответствием привычному образу красавицы Офелии. Было жаль потерянного впустую времени, и я уже приготовился повернуться к Екатерине Сергеевне, сидевшей рядом, чтобы расспросить ее, как вдруг:
  'Принц, были ль вы здоровы это время?'
  Некрасивая Кира исчезла. На сцене стояло волшебное существо, протягивающее тонкие руки и с мольбой просящее забрать подарки, страдающее, переживающее за любимого. Я был потрясен. Из задумчивости меня вывела возня на сцене, вызванная перетаскиванием довольно упитанного мальчишки, играющего Полония и сопение за спиной. Оглянувшись, я увидел Никиту Кольцова. Екатерина Сергеевна говорила, что он играет Горацио. Я бы доверил ему роль Лаэрта. Ненависть, с которой он смотрел на потного от усилий и пыхтящего на сцене Вадима, трудно было скрыть.
  *
  Дома я все пересказал Дине в подробностях. Сначала она насупилась, а потом, поразмыслив, сложила брови домиком и одобрительно завиляла хвостом.
  Вечером я внимательно изучал записи с видеокамер, комментируя увиденное.
  - Похоже, ребята заигрались. Целый спектакль, куда там Шекспиру. Нет, ну ты посмотри: друг за другом прошли по коридору в сторону директорского кабинета. Маршрут объясним - в конце коридора туалеты. Но все-таки все до одного, по очереди: Надя, Никита, Кира, Вадим, опять Никита, а сисадмин Андрей последний, на закуску. И что особенно интересно: камера, установленная напротив входа в кабинет директора, не работала, пока по коридору школьники ходили. А Андрей уже у работающей стоял, рассматривал ее, крутил, судя по меняющемуся углу изображения, а потом подмигнул и язык высунул. Делааааа.... И еще, - я наклонился и почесал удобно устроившуюся у моих ног Дину за ухом, - запись с камеры у входа в лицей. Вышли все вместе. А потом, смотри, здесь особенно хорошо видно, очень быстро разошлись в разные стороны. Понимаешь? Не гурьбой уходили, не парами, а врассыпную, как незнакомые чужие люди. Ты поверишь, чтобы Никита не проводил Киру? И главное, я никак не могу взять в толк зачем нужно красть деньги детям из самых обеспеченных семей города. Наркотики? Этих бедолаг как ни в одной обычной семье обнюхивают и обсматривают, а иногда даже слежку приставляют, - я покосился на Дину, - новый айфон - смешно. Родители могут им модель, которая выйдет завтра, купить уже сегодня.
  Я задумался.
  - Ты знаешь, Дина, чем отличается интеллигентный человек? - неожиданно для самого себя спросил я свою верную напарницу. Собака подняла морду и заинтересованно уставилась на меня. - Он в своей жизни не делал, как минимум, двух вещей: никогда не заходил дальше салона Анны Павловны Шерер в 'Войне и мире' и не читал 'Гамлета'.
  Глянув на часы, я увидел, что уже больше десяти вечера и, как человек интеллигентный во всех отношениях, не стал звонить директору лицея.
  *
  Утром следующего дня, я взял на вахте ключи от пристройки, поставив подпись и время в журнале. Судя по тому, как спокойно их отдал охранник - человек среднего возраста в камуфляжной форме с усталым лицом и цепким взглядом, он получил по поводу меня соответствующее распоряжение от директора.
  В подвале театра 'Глобус' отчетливо пахло табаком. Окурки концентрировались вокруг под завязку натолканной ими консервной банки, стоящей на полу.
  'Как еще школу не сожгли эти господа артисты: тут тебе и пепельница, и куски какой-то пакли или ваты рядом валяются', - подумал я, снимая с брючины прилипший комок серой ваты.
  Связки книг, столы с инвентарными номерами на ножках, какие-то свернутые в длинные рулоны то ли карты, то ли плакаты, несколько старых офисных кресел. Похоже, что подвал традиционно использовали как склад для всякого пришедшего в негодность, но не списанного имущества. Под театральный инвентарь было расчищено совсем небольшое место прямо у входной двери. Из-под сложенных в коробки тряпок торчали короны, тупые деревянные мечи, на полу валялись туфли с длинными, загнутыми носами, а в самом углу приткнулось наряженное в плащ с капюшоном чучело, по всей вероятности, призванное изображать тень отца Гамлета.
  'При желании, среди всего этого хлама, можно черта лысого спрятать, а не то, что пакет с деньгами', - я горестно вздохнул и вышел из сектора грешников на территорию, занимаемую в табеле о рангах средневекового театра теми, по ком окончательное решение еще не было вынесено.
  *
  Системный администратор занимал маленькую комнату на первом этаже основного здания. Как и полагается, все свободное пространство было заполнено мониторами, процессорами в разной степени потрошения, платами, шнурами и прочей технической дребеденью, которую у программистов принято называть 'железо'.
  Андрей оказался увальнем гренадерского роста с плоским, невыразительным лицом со светлыми, почти прозрачными глазами, окаймленными белыми ресницами. Радости при виде меня он не проявил, как и удивления, а молча кивнул.
  - Не буду ходить вокруг да около, - начал я, - сразу задам самый важный вопрос. Вы хотите помочь сестре?
  - А с чего вдруг ей помощь нужна? - произнес Андрей таким же бесцветным, как и он сам, голосом, не переставая щелкать мышкой, всматриваясь в мигающий монитор.
  - Из сейфа в кабинете директора пропала крупная сумма денег.
  - А при чем тут Кира? - Котов-старший перестал терзать компьютерную мышь и удивленно уставился на меня.
  - Думаю, что ни при чем, - вздохнул я, - но это надо доказать, в чем вы, надеюсь, мне поможете. Вопрос первый, почему несколько дней подряд отключается видеокамера напротив кабинета директора? Второго вопроса пока нет, но будет просьба: установить видеонаблюдение в подвале пристройки, причем так, чтобы об этом никто кроме нас двоих не знал, собственно, как и о нашем разговоре.
  - А вы, собственно, - передразнивая меня, спросил Андрей, - кто? И почему я должен отвечать на ваш вопрос?
  - Клочков Петр Леонидович, - я протянул ему визитку, - частное детективное агентство 'КлоДи'. Ни о чем вам не говорит?
  - А я все думал, какую это Клавдию мать наняла, чтобы следить за Кирой и Никитой, а потом визитку у нее нашел, - Котов криво усмехнулся. - 'КлоДи' - странное название, какое-то французское.
  - Соединение моей фамилии с именем напарницы. Ее зовут Дина.
  - Значит, это вас и Дину нужно благодарить за то, что скандал в благородном семействе не разразился?
  - Лучше вместо благодарности помогите найти деньги. Их ведь можно просто вернуть на место, - я многозначительно посмотрел на Андрея.
  - Андрюх, я забегу после уроков, - в кабинет вошел Никита, - но, увидев меня, запнулся и замолчал.
  - Да, заходи, конечно. - Он мне с подготовкой компов к экзаменам помогает, - объяснил Андрей, когда дверь за Кольцовым уже закрылась, - соображает малый, ничего не скажешь.
  - Все-таки, я бы хотел услышать ответ на вопрос и установить в подвале камеру.
  Андрей кивнул, соглашаясь.
  С камерой видеонаблюдения ясности не было. Андрей сам недоумевал, что с ней происходит. Он ее настраивал, переустанавливал, менял, но ничего не помогало. Камера выходила из строя с завидной периодичностью, выключаясь по вечерам примерно на полчаса, а потом удивительным образом опять начинала работать.
  - И как давно это началось? - уточнил я.
  - Дней пять назад. Я задерживался пару раз допоздна, пытаясь ее починить, вон, - он кивнул на дверь, - даже с Никитой хотел посоветоваться, да меня их классная из зала выгнала, сказала, что мы своими перешептываниями мешаем репетиционному процессу.
  - Похоже, что там не баг, а фича, (*) - произнес я задумчиво.
  Андрей удивленно посмотрел на меня и мне показалось, что это была единственная искренняя, живая эмоция, которую я уловил за весь разговор.
  *
  Вечером я включил компьютер и уселся в любимое кресло. Дина устроилась, положив морду на мои стопы. Не знаю, какую цель она преследовала, пригвождая своей тяжелой головой меня к полу, но к концу просмотра записи с видеокамеры, установленной в подвале, мой левый носок был мокрый от ее слюней, а спина затекла.
  - Эй, мы так не договаривались, хватить дрыхнуть, - я встал, отодвинув собаку, и прошелся по комнате.
  Запись была длинная, а интересная только местами. Днем в подвал вообще никто не заглядывал, а во время репетиции туда несколько раз спускался толстый мальчишка, играющий Полония, чтобы покурить, затем Надя с короной на голове вместе с Вадимом - Гамлетом, с той же целью. Красавица Захарова сидела в сломанном кресле с царской осанкой, милостиво кивая прохаживающемуся с сигаретой в руке Храброву. Похоже, они повторяли текст. Затем появились Кира с Никитой. Они о чем-то разговаривали, причем довольно эмоционально. Никита даже пнул ногой бедного отца Гамлета. Затем бурно целовались, а потом опять разговаривали, но уже спокойно.
  - Ты помнишь эту историю, Дин? - обратился я к собаке, оторвавшись от экрана. Она продолжала обиженно сопеть из-за того, что я имел наглость согнать ее с насиженного, вернее, належанного места, но заинтересованно приподняла одно ухо.
  Несколько месяцев назад в агентство обратилась Любовь Валентиновна Котова - жена мэра и мать Андрея и Киры. Она сообщила, что получила информацию о том, что у ее дочери с Никитой Кольцовым близкие, выходящие за рамки дружбы, отношения. Госпожа Котова просила понаблюдать, как она мягко выразилась, за ее дочерью вне школы. В лицее, объяснила она мне, есть кому проследить за Кирой. Вознаграждение было щедрое и я согласился. И не с места в карьер, а как человек дотошный, изучив все, что мог выяснить о семье Котовых. Оказалось, что за глянцевым благополучием семьи мэра бушевали нешуточные страсти. Первым взбрыкнул Андрей. После окончания лицея он отказался поступать в один из престижных столичных вузов, где ему было приготовлено место, а окончил местный колледж. Затем, несмотря на яростное сопротивление родителей, сын самого мэра устроился работать системным администратором в лицей на мизерную зарплату, что, по их мнению, было сделано специально, чтобы их 'опозорить', так как в 'Глобусе' учились дети городской бизнес элиты и чиновников. Затем тихая Кира стала встречаться с Никитой Кольцовым, отец которого был конкурентом Котова и явно метил сменить его на посту главы города. Я наблюдал за детьми больше месяца и каждую неделю отчитывался Любови Валентиновне, что отношения между ее дочерью и Никитой вполне невинные. Конечно, я немного кривил душой. Они были влюблены, что пытались скрывать перед всеми, кроме близких друзей: Вадима Храброва и Веры Захаровой. Любовь Валентиновна постепенно успокоилась, но все-таки, посоветовавшись с мужем, заставила дочь посетить знакомого гинеколога, с целью, как она выразилась 'убедиться в целомудренности дочери', чем вызвала у Киры нервный срыв, а у меня стойкое отвращение к чете Котовых.
  Я опять сел в кресло и еще раз пересмотрел записи с камер того дня, когда была совершена кража. Составил хронометраж. Засекал время, которое каждый из ребят проходил под видеокамерой, установленной в начале коридора, исчезал с радаров возле кабинета директора, а затем появлялся опять, когда шел в обратном направлении. В среднем каждый из них отсутствовал пять - семь минут. Никто ничего не нес, карманы ни у кого не были оттопырены. Потом, встык, посмотрел запись из подвала. Посидел, пару минут, обдумывая.
  - Ну что, Дина, будем договариваться? Как считаешь? - обратился я к притихшей собаке, набирая номер директора лицея 'Глобус'.
  Мое сообщение о том, что я нашел деньги, но не нашел вора, почему-то не очень обрадовало Лидию Павловну.
  - Давайте встретимся завтра и все обсудим, только приходите пораньше, до уроков, - добавила она.
  *
  Утром следующего дня я стоял у кабинета госпожи Лавровой задолго до начала первого урока. Это можно было считать моим личным достижением, так как для того, чтобы оказаться в лицее в назначенное время, выбритым и в свежей рубашке, мне пришлось встать в неимоверную рань, выволочь на прогулку сонную Дину и привести себя в порядок. Распираемый от гордости, я стоял в ожидании прихода директрисы и размышлял о том, что с завтрашнего дня, хотя завтра и не понедельник, начну новую жизнь - пробежка по утрам, контрастный душ, здоровое питание. Тут только я заметил, что дверь в кабинет закрыта не очень плотно. Постучал - тишина. Оглянул коридор - пусто. Решительно дернул дверь на себя.
  Я даже не понял, что произошло. Вибрирующий звук, резкий удар в правый бок. Инстинктивно прижал к нему руку, оглядел пустой кабинет. На полу валялся бутафорский меч, по виду деревянный. Похоже, что в меня метнули именно его. Окно закрыто, да и этаж второй. Дальнейшему осмотру помешал приход Лидии Павловны. Она быстро завела меня в кабинет, закрыла дверь и ощупала мой бок, заставив снять пиджак и рубаху.
  - Ушиб, причем довольно сильный, - уверенно сказала она, - поболит, конечно. Лаврова посмотрела на меня внимательно. - Надеюсь, что все произошедшее останется между нами?
  - Вам не кажется, что забота о престиже лицея стала переходить разумные границы? - вместо ответа спросил я, одеваясь.
  - Но ведь ничего серьезного не произошло. Чья-то глупая шутка, шалость.
  - Хороша шалость, - пробурчал я, осматривая кабинет, - вы сантиметров на двадцать меня ниже, следовательно, если бы первой вошли вы, то удар бы пришелся в область груди, а там, кто его знает, чем это могло закончиться.
  Через несколько минут я знал, как была устроена ловушка. Примитивно, но довольно хитро. Шнур, удерживающий деревянный кинжал, был привязан к трубе отопления, причем довольно высоко, а второй конец его примотали к дверной ручке. Если кто-то открывал дверь, дергая ее на себя, то бутафорский кинжал выстреливал. Система срабатывала как арбалет. Я поискал глазами стул и попытался придвинуть его так, чтобы отвязать шнур от трубы. Но в кабинете нашлось только кожаное директорское кресло на колесиках, которое невозможно было использовать из-за его больших размеров и неустойчивости, и пара тяжелых дубовых стульев с изогнутыми спинками, совершенно не желающими влезать в пространство межу столом и стеной, вдоль которой шла труба. Помучавшись с подсобными средствами, я, потирая бок, задрал вверх руки и отвязал шнур. Потом попросил включить запись с видеокамер. Увиденное было ожидаемо. Камера напротив кабинета директора опять отключалась, по экрану шла рябь, на которую я уже насмотрелся дома.
  - Как вы попали в мой кабинет? - вдруг запоздало спохватилась Лидия Павловна.
  - Да вот, пришел пораньше. Увидел, что дверь приоткрыта...А дальше вы знаете.
  - Вы нашли деньги? Где они?
  - Не переживайте, они в надежном месте, - я усмехнулся, - только незадача в том, что пока не ясно, кто их украл. Да и сегодняшнее происшествие, - я потрогал бок, - вносит дополнительную путаницу в мои умозаключения.
   'Новую жизнь, с целью сохранения старой, стоит отложить хотя бы до понедельника. Да и Дина поспать любит', - думал я, шагая по коридору, соединяющему здание лицея с пристройкой.
  *
  К середине воскресенья, по десятому разу пересматривая записи с камер, я совсем запутался. Никак у меня не вязалась кража с 'покушением' на директора. Тем более, что деньги были спрятаны именно там, где я и предполагал: в теле отца Гамлета. Чучело было аккуратно распорото по шву и прикрыто плащом, а купюры натолканы глубоко вовнутрь.
  Запись всего дня, вечера, ночи и раннего утра перед 'покушением' я просмотрел трижды. Днем была суета: учителя, несколько учеников, какие-то посетители, сама Лидия Павловна сновали туда-сюда. Ближе к вечеру, около четырех, в кабинет заходил Андрей с большой черной сумкой, он поднялся с первого этажа. Камера сняла его со спины. Затем Екатерина Сергеевна прошла по коридору со стороны пристройки и вошла в кабинет в половине пятого. В руках у нее была стопка бумаг или тетради, разглядеть точнее было сложно. Уборщица с ведром и шваброй поднялась по лестнице в начале шестого. Котов и Ромашкина находились в кабинете меньше пяти минут, а уборщица, дородная, крупная женщина, в рабочем халате поверх одежды и платке, минут пятнадцать. Когда она выходила из кабинета, она споткнулась, да так, что согнулась пополам и чуть не упала. Через какое-то время в коридоре появился Никита Кольцов. Он шел медленно, оглядываясь по сторонам. Камера напротив кабинета уже отключилась, и он довольно надолго пропал в 'слепой зоне', а потом опять появился, когда уже возвращался в пристройку быстрым шагом, почти бежал. Затем запись опять пошла и первый человек, появившийся на экране, был я, топчущийся у двери.
  Похоже, что хитроумную ловушку устроили в тот момент, когда камера была отключена. Ведь для того, чтобы накрутить веревку и пристроить бутафорский кинжал, злоумышленнику понадобилось бы не меньше минут пятнадцати - двадцати.
  *
  - 'Любите книгу, она облегчает вам жизнь, дружески помогает разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей...', - громко продекламировал я классика, слова которого стояли эпиграфом в электронной библиотеке.
   - Проверим, Динка? Буду читать вслух. Вникай, - и я открыл первую страницу трагедии Шекспира 'Гамлет'.
  Не знаю как Дина, но к третьему акту я увлекся, а когда появились приезжие актеры и я понял, что Гамлет использует их пьесу 'Мышеловка' для провокации, только чтобы убедиться, что Клавдий действительно убил его отца, мне оставалось только хлопнуть себя по лбу.
  Я схватил телефон и, невзирая на то, что уже было около одиннадцати вечера, набрал номер Лавровой. 'Ничего, уже можно, я уже наполовину не интеллигент', - успокоил я себя.
  Лидия Петровна ничуть не удивилась позднему звонку, а я попросил завтра к шести вечера собрать всех, чьи фамилии я ей продиктую.
   *
  Охранник выдал мне ключ от здания школьного театра и ткнул пальцем в журнал, чтобы я за него расписался.
  - Во сколько вам в пятницу уборщица сдала ключи от кабинета директора? - спросил я, внимательно листая журнал.
  - Вера Тимофеевна? - удивился охранник, - у нее свои. Она лет двадцать уже тут работает, директор ей доверяет. Да и убирает она в разное время. То утром, до уроков, то вечером, когда все разойдутся.
  
  К шести часам в кабинете Лавровой собрались все, кого я пригласил: Котовы, Андрей и Кира, классный руководитель выпускного класса Ромашкина Екатерина Сергеевна, Никита Кольцов, Надя Захарова и Вадим Храбров. Ребята стали полукругом напротив стола директора, а Екатерина Сергеевна и директор сидели. 'Положение не самое комфортное, когда все на тебя смотрят', - думал я, становясь в центре. Но мои волнения были напрасны, так как все взгляды притягивал директорский стол, на котором высилась гора из мятых купюр вперемешку с комками серой ваты, которой было начинено чучело. Все молчали.
  - Меня зовут Клочков Петр Леонидович, - начал я, - частный детектив. Ни для кого из присутствующих здесь не новость, что из сейфа была украдена крупная сумма денег. Подчеркиваю, ни для кого.
  - Но, - продолжил я, - несмотря на то, что деньги найдены, мой заказчик, - я кивнул в сторону Лавровой, - требует найти вора, чтобы строго его наказать. Кто-то желает высказаться по этому поводу? Признаться?
  Я обвел всех взглядом.
  - Я, это я украл деньги, - вперед вышел Никита Кольцов.
  'Ожидаемо', - подумал я.
  - И как ты это сделал? Как открыл кабинет? Где взял ключ от сейфа?
  - Очень просто, - Никита заметно волновался, - ключ от кабинета стащил на вахте, а от сейфа, - он замялся, - просто повезло, он у Лидии Павловны из кармана выпал, когда она по коридору шла. Потом сделал дубликаты и...
  - Так прямо из кармана и выпал? - я усмехнулся, - ну, продолжай.
  - А чего продолжать? Камеру отключить - плевое дело. Я программку написал и у Андрюхи, то есть у Андрея Ивановича, ее поставил. Она, программка эта, - Никита оживился, - камеру в шесть вечера отключает каждый день, а в половине седьмого - включает.
  - Очень интересно. А деньги ты в мешке нес? Видишь, куча какая на столе? В карман не затолкаешь.
  - Ну да, - протянул Никита.
  - Кольцов! - вмешалась в разговор Лидия Павловна. - Как ты мог! Ты понимаешь меру своей ответственности? Все последствия? И еще эта дикая выходка с кинжалом! - она всплеснула руками.
  - Какая выходка? - растерялся Никита и покраснел.
  - Это не он, - вперед выступила Кира Котова, - это я украла деньги.
  - Кира! Очень благородно с твоей стороны, но ты превратно понимаешь, что такое дружба, - учительским, назидательным тоном завела Лаврова.
  - Ладно, все успокоились и стали на место. У меня нет времени и желания выслушивать вранье каждого из вас. Поэтому, я расскажу свою версию, а вы поправите, если ошибусь, - я помолчал, собираясь с мыслями.
  - Вся эта история замешана на любви, предательстве, мести и жажде власти, совсем как 'Гамлет', - усмехнулся я.
  - Вы, - я повернулся к притихшим ребятам, - мстили тому, кто предал Киру и Никиту, сливая родителям Киры информацию. Никита отключил камеру именно так, как он нам рассказал. Ключ от кабинета, я думаю, действительно стащили с вахты и сделали дубликат. Деньги выносили все по очереди, частями и складывали в заранее приготовленный тайник. А с ключом от сейфа, вам помогла, - я посмотрел на Ромашкину, - Екатерина Сергеевна. Она, я думаю, вас и надоумила отомстить Лидии Павловне, у которой с пропажей денег будут большие неприятности. Ненавязчиво так, исподволь внушила эту мысль. А потом и ключ от сейфа 'забыла' на самом видном месте.
  - Вы, - обратился я к Лавровой, - наверняка ключ давали классному руководителю. Деньги ведь не вам, а ей сдавали. Не носила же Екатерина Сергеевна такие суммы с собой, а директор не всегда на месте. Я прав? Передавали ключ от сейфа Ромашкиной?
  Лаврова кивнула.
  - Да, я и забыла совсем, я тогда на совещание уходила, вот и, - растерянно сказала директор.
  - Только вы, ребята, не тому человеку мстили. В лицее за Никитой и Кирой шпионила, - я выдержал паузу, - Ромашкина Екатерина Сергеевна. Но истинная цель семьи Котовых, уж простите, была не в том, чтобы разлучить влюбленных. Нужен был компромат на Никиту, точнее рычаг воздействия на его отца, Кольцова-старшего. Не удалось обвинить сына конкурента на пост мэра в совращении несовершеннолетней, так кражу на него повесить решили. Но когда госпожа Ромашкина увидела, что вора ищут плохо, а может и совсем не найдут, она решила устроить 'покушение' на директора. Тем более, ваша классная дама начала подозревать, что в краже участвовал не один Никита, а деньги заказчика отрабатывать надо. Екатерина Сергеевна переоделась уборщицей и вошла в кабинет второй раз, чтобы доделать арбалет. Во время репетиции она послала Кольцова на второй этаж основного здания с каким-то поручением, зная, из разговора Андрея с Никитой, что камера отключится в шесть вечера.
  - Она, Екатерина Сергеевна то есть, его, Никиту то есть, - впервые подал голос белобрысый Вадим Храбров, - попросила сходить туда, в лицей то есть, сказала, что тетради забыла где-то на подоконнике второго этажа. А потом, когда он, Никита, вернулся, она, Екатерина Сергеевна, сказала, что ошиблась и тетрадки у нее в сумке, то есть нашлись они, тетрадки, - Вадик даже взмок, пока произносил такую длинную фразу.
  - У вас нет доказательств, - сказала тихо Екатерина Сергеевна.
  - Я и не собираюсь ничего доказывать, хотя это проще простого. Ключ в день 'покушения' вы сдали на вахту значительно позже, чем вышли из кабинета. Да и Вера....Тимофеевна, уборщица, подтвердит, что она не заходила в кабинет вечером. А вообще, сами тут решайте, что дальше делать. Деньги я нашел, вора, - я усмехнулся, - тоже. Так что, гонорар мы с Диной заработали честно.
  *
  -Никита, подожди, - я догнал его уже на лестнице, - объясни мне, почему ты взъелся на Вадима?
  - А чего он, - Никита засопел, - на нее ТАК смотрит?
  - На кого? - опешил я, - на Киру? Так он ведь Гамлета играет, пусть бездарно, но все-таки пытается изобразить любовь.
  - Угу, я ему изображу, - и он засопел, совсем как моя Дина, когда сердится.
   *
  'Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми, тихими, покровительственными интонациями, которые свойственны состарившемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую лысину, и покойно уселся на диване', - вслух читал я Дине, мирясь с огромными сносками перевода с французского, чтобы прорваться дальше салона Анны Павловны Шерер, к войне и миру...
  
  ___________________________________________________________________________________
  (*) 'не баг, а фича' - профессиональный сленг, обозначает, что это не ошибка в программе (баг), а функция, возможность (фича) ее.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"