Груша: другие произведения.

Рок. Новогодний детектив

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

  
  

Рок. Новогодний детектив.

- Да знаю я, таких как ты,- Ольга злилась и от этого её круглое, миловидное лицо покрывалось пятнами, делаясь некрасивым.
- Каких?- спросила я, скорее для того, чтобы еще больше вывести из себя это ходячее доказательство того, что ангельская внешность не всегда достается ангелу.
- Всё выгоду выискиваете, просто так и шагу не ступите, не рассчитав,- продолжала кипятиться Ольга.
- Ну да, точно,- засмеялась я,- это как-раз про меня,- я же бухгалтер, впрочем, как и ты.
- Девочки, не ссорьтесь,- вступила в разговор Нина, поправив от волнения очки в большой пластиковой оправе. Была у нее такая привычка, когда она волновалась.
- Да мы и не ссоримся,- сказала я,- повода нет, да и чести много для некоторых. Когда мне надоест окончательно , прибью её и делу конец. Достала уже.
Я вышла из кабинета, хлопнув дверью. Вслед мне по коридору несся нечленораздельный визг Ольги. И чего я так раздухарилась, ругала я себя. Мало ли дур на свете? Нервов на всех не хватит...
Наверное, это во мне еще утренний разговор с Дымовым бродит. Да, чувствую я, что к новогоднему корпоративу в родном коллективе подойду на пике формы. Без мужа, нового платья и настроения. Именно в таком порядке.
Утром я узнала, что Дымов завтра уезжает в очередную командировку. Это значило, что в ресторан на празднование нового года с сослуживцами я пойду одна. Потом, перебрав в уме весь свой гардероб, я пришла к выводу, что вполне могу обойтись без нового вечернего платья. Раз уж Дымов меня так подло бросает, то наряжаться мне особенно не для кого. Начальник нашего отдела, Анатолий Владимирович Блеклый, которого мы все за глаза звали Тоша, мною в расчет, как мужчина вообще и кавалер в частности, не брался. И не по причине своей близорукости, а по причине абсолютного равнодушия ко всему, кроме аналитических таблиц и экономических выкладок. Этих двух факторов уже вполне хватало, чтобы свести предпраздничное настроение к нулю, а тут еще Ольга масла в огонь подлила...
Фирма, в которой я трудилась последние несколько лет, называлась " Сфера" и оказывала услуги по внешнему аудиту. Наш отдел, состоявший из четырех человек ( меня , то есть Ксении Груши, Ольги Верховцевой, Нины Беловой и нашего начальника ,Тоши Блеклого) занимался проверкой бухгалтерских документов, составлением аналитических отчетов и оказанием консультационных услуг в сфере строительных инвестиций. Работу я свою, как это не странно, любила. Особенно мне нравилось составлять аналитические прогнозы. Тут я была признанным мастером. Первичную бухгалтерскую документацию проверяла самая дотошная из нас - Нина. Ольга готовила заключения по итогам проверки, а Тоша, как и положено плохому начальнику, проверял каждую цифру и каждое заключение за нами. Так мы мирно жили- поживали, уставившись в мониторы своих компьютеров, пока я не вышла второй раз замуж. Надо признать, что до этого знаменательного события, все три дамы, составлявшие тогда еще дружный коллектив нашего отдела, были не замужем. Точнее сказать, я была в разводе и воспитывала дочь, а Нина с Ольгой были женщинами незамужними и бездетными. Тоша тоже у нас был на выданье, то есть холост. Хотя, злые языки , а именно офис- менеджер, как она себя называла, а попросту секретарша, Наташа Сомова, утверждала, что он женат на бухгалтерском учете. И если Нина, самая старшая из нас по возрасту, относилась к своему положению с удивительным спокойствием, то Ольга...
Со своим будущем мужем , который по странному стечению обстоятельств, приходился мне еще и дальним родственником, я познакомилась очно, приютив у себя его сына- абитуриента. Ольга мне тогда вынесли мозг, что я пустила к себе жить практически чужого мне мальчишку на неопределенное время. В общежитии Диме отказали. А потом, когда выяснилось, что к бедному студенту прилагается отец, с которым у меня случился скоропалительный роман, закончившийся замужеством, то она стала упрекать меня в расчетливости и меркантильности. Ольга и раньше не отличалась ангельским характером, а с недавних пор вообще, как с цепи сорвалась. Цеплялась ко всем и каждому по любому пустяку.
Короче говоря, праздничное настроение никак не приходило. А дождь , поливающий город уже несколько дней, превратив улицы в одну большую лужу, довершал дело.
***
Ресторан, в котором сотрудники нашей фирмы собрались, чтобы отпраздновать наступление нового года, назывался " Рок ". Это было довольно известное в городе место. Оно славилось выступлением рок-групп и скандалами, сопутствующими этим концертам. Публика здесь собиралась разная, но в основном состояла из подростков, рокеров и других социальных групп, которым близка была рок -музыка. Выбор места для празднования нового года был странным. Но это на мой взгляд. А Наташа Сомова, наша секретарша, заказавшая для проведения корпоратива этот ресторан ,считала, что " это круто и харизматично".
Она вообще любила изъясняться красивыми иностранными словами. Офис-менеджер, френды, шопить, лойс... Причем, часто применяла их не к месту. Например, Наташа твердо была убеждена, что харрасмент и хоррор - одинаковые по значению слова. Рассадкой за столики всего нашего коллектива тоже занималась Наташа, поэтому можно было не утруждаться поисками логики. За нашим столом, кроме четверых сотрудников нашего отдела, сидел еще начальник службы безопасности фирмы " Сфера" господин Громов с супругой и Наташа Сомова с мужем. Никиту Сомова и жену Константина Дмитриевича Громова, Светлану Васильевну, я видела впервые. Было похоже, что Наташа выбрала ресторан по рекомендации мужа, одетого в кожаную куртку- косуху и увешанного цепями. Светлана Громова была милая дама средних лет. Типичная домашняя хозяйка.Казалось, что она неуютно себя чувствует в шумном ресторане. И одета она была как-то не к месту. В строгий, но довольно элегантный костюм.
Торжественная часть, то есть поздравления и пожелания от Генерального и начальников отделов прошла быстро, под непродолжительные аплодисменты и голодные взгляды, направленные на угощения, расставленные на столах. После поедания холодных закусок, запиваемых изрядным количеством спиртного, коллектив решил перейти к танцам. Я уже готова была присоединиться к массе топчущихся на танцполе сослуживцев, как у меня в сумке зазвонил телефон. Звонила моя дочь. Разговаривать в таком грохоте было просто невозможно, и я вышла в коридор, бросив сумку висеть на спинке стула. Я дошла до холла при входе в ресторан, и перезвонила.
- Мам,- услышала я в трубке Соньки голос,- как ты там, веселишься? Домой еще не собираешься?
- Такие вопросы, -ответила я,- вызывают у меня тревогу. Что вы там затеяли? У Димы сессия, ты помнишь об этом?
- Ну, ты даешь, мать,- засмеялась Соня,- я просто звоню.
- Ты меня пугаешь, на тебя это совсем не похоже, колись.
- Ладно, аналитическая ты наша. Дымов звонил, просил узнать, как у тебя дела. Не скучаешь ли ты без..
Вдруг кто-то дернул меня за руку так, что я выронила телефон. Он упал и отлетел в сторону. Обернувшись, я увидела Нину. Она стояла, зажав рот рукой.
- Ты чего,- спросила я,- тебе плохо? Тошнит?
- Там,- сказала она сдавленным голосом,- там Ольга...
- Что Ольга? Ей плохо?
- Там Ольга... по-моему, мертвая.
- В каком смысле?,- спросила я хрипло, чувствуя, как перехватило горло.
- Она ... не дышит, кажется, - прошептала Нина,- пойдем со мной, пожалуйста, мне страшно...
- Да куда идти-то? В зал?
- Нет... в ку... курилку,- еще тише прошептала она и, схватив меня за руку, потащила за собой..
Комната для курения находилась в противоположном конце коридора. Возле нее уже собралось несколько человек. Растолкав зевак, мы с Ниной подошли ближе. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Ольга мертва. Её фигура выглядела как-то нелепо и была похожа на красивую куклу, которую кто-то небрежно бросил на диван. Белые волосы, завитые в локоны, разбросаны по плечам, ярко-красные губы, открытые голубые глаза, в которых застыло недоумение... Через несколько минут приехала милиция. Нас предупредили, чтобы никто не расходился. Что нас опросят, перепишут фамилии, адреса и отпустят. Процедура эта займет два-три часа. Я решила позвонить домой и предупредить, что вернусь нескоро, и вдруг вспомнила, что телефон то мой так и лежит на полу в холле, у выхода из ресторана, если еще лежит...
***
Я сидела в кабинете директора ресторана уже несколько часов. Сначала милиция опросила и отпустила всех посетителей, которые не работали в нашей фирме. Потом всех сотрудников нашей фирмы, которые не работали в нашем отделе. Затем весь обслуживающий персонал ресторана. Потом всех вообще, кроме меня, Нины и Тоши. Последними, уехали заплаканная Нина и сопровождающий её взволнованный Тоша. Я осталась в кабинете одна. Если не считать капитана милиции Петрова Петра Петровича, который уже пол часа что-то увлеченно писал, не обращая на меня никакого внимания.
- Я вам не мешаю, Петр Петрович?- спросила я, заглядывая в протокол моего допроса, длившегося уже больше часа.
- Нет, Ксения Николаевна, вы мне не мешаете. Но и помочь не хотите.
Я вздохнула и подумала, что встреча с капитаном Петровым, видимо, наказание за грехи мои.
- Я бы с удовольствием, но не знаю, чем могу быть полезна.
- Чистосердечное признание, госпожа Груша, не только облегчит вам душу, но и зачтется при вынесении приговора.
Я во все глаза смотрела на капитана, пытаясь уловить хотя бы оттенок иронии в его словах. Произнести " госпожа Груша" с такой серьезностью мог либо гениальный актер, либо полный идиот. Я склонялась ко второму варианту.
- Больше не произнесу ни слова. Требую адвоката,- сказала я твердо.
- Конечно, конечно. Это ваше право. Можете позвонить своему адвокату, если таковой у вас имеется. И домой рекомендую сообщить, чтобы вас не ждали сегодня.
- Вы прекрасно знаете, что я не могу позвонить ни адвокату, ни домой, по той простой причине, что потеряла телефон.
- А где вы его потеряли? При каких обстоятельствах?
- Петр Петрович, если у вас проблемы с памятью, то загляните в протокол, там все записано. Я уже три раза вам рассказывала, где и при каких обстоятельствах мною был потерян телефон. Если вы думаете, что на четвертый раз от меня услышите, что я оставила его на Майорке три месяца назад, то очень ошибаетесь. И я не понимаю, как смерть Ольги Верховцевой связана со мной или с моим телефоном. На каком основании вы меня задерживаете?
- Вы не волнуйтесь, госпожа Груша, основания у меня достаточно веские. И Ольга Верховцева не умерла, а была убита. И я думаю, что вами.
Я с тоской посмотрела в окно. Была уже глубокая ночь.
- Что же вы молчите?- продолжал капитан,- отвечайте на поставленный вопрос.
Я молчала. И не только потому, что считала абсолютно глупым, бесперспективным и даже опасным дальнейший диалог с капитаном, а потому, что я пыталась вспомнить все, что произошло сегодня вечером с того момента, как мы вошли в ресторан, до того, как ко мне подошла перепуганная Нина.
***
Я немного опоздала, завозившись со сборами. Поэтому, когда вошла в зал, все уже сидели за столиками, а Генеральный говорил о результатах работы нашей фирмы в уходящем году. Речь его прерывалась жидкими аплодисментами. За столом я оказалась между начальником охраны Громовым, которого почти не знала и Ольгой. Торжественная часть закончилась быстро. Ничего примечательного, неожиданного или запоминающегося в ней не было, кроме того, пожалуй, что меня удивил Тоша. Анатолий Владимирович, то есть. Его поздравление, как начальника отдела, было очень живым, эмоциональным и даже, как мне показалось, искренним. Я даже подумала тогда, что оказывается Тоша не совсем сухарь, или даже совсем не сухарь.
После речей и поздравлений все оживились и стали активно наливать и закусывать. Общего разговора за нашим столиком не было. Так, перекинулись несколькими банальными фразами, поздравили друг друга с наступающим.
Опять меня удивил Тоша своим приподнятым настроением и тостами о начале новой, счастливой жизни в новом году. Мне даже показалось, что он выпил лишнего. Громов больше молчал. Поздравил кратко, как и полагается бывшему военному. Наташа Сомова, пожелала всем хэппи нью йеар и много свиитс и лайков в нем. Её муж, увалень Никита, произнес речь в стиле рэп, размахивая в такт рукой. Причем, связующим звеном в его поздравлении было слово " ну". Ну, типа поздравляю, ну, желаю, ну, чтоб денег, ну, чтоб много... Я почему-то подумала в этот момент, что Наташе с мужем трудно общаться. Их словарный запас представлял собой разные области филологии и они вполне могли друг друга не понимать.
Ольга вела себя как всегда. То есть язвила и пыталась переключить внимание всех сидящих за столом, особенно мужскую половину, на свою персону. Она умудрилась нахамить даже скромной Нине. Подняла бокал за то, что в новом году мы все узнаем, какие черти водятся в тихом омуте. Нина только жалко улыбалась и бесконечно поправляла очки. Потом Ольга переключилась на Сомова, намекая на какую-то авантюру, которая погубит его и ,конечно, его жену Наташу, в наступающем году. Как она сказала? ...
"Надо научиться выбирать друзей в следующем году, чтобы не погубить себя и жену." Странное пожелание...
И я бы даже не сказала, что Ольга напилась, хотя Громов подливал ей шампанское, уговаривая выпить. И вообще, как-то пытался усмирить Ольгу. Даже пригласил её танцевать, чтобы увести из-за столика. Потом мое внимание отвлек Тоша. Мы с ним выпили за наступающий, обнялись и даже расцеловались. Только я решила присоединиться к топчущимся на танцполе сослуживцам, как вдруг у меня в сумке зазвонил телефон. Разговаривать в таком шуме было невозможно и я вышла из зала.
- Ксения Николаевна,- голос Петрова прервал мои воспоминания,- подпишите вот здесь. И здесь. И еще вот тут, ниже... с моих слов записано верно. Подпись и дату. 22 декабря.
- Я ничего подписывать не буду,- буркнула я. Мало ли, что вы там написали.
- Так читайте, пожалуйста. Хоть до утра.
Внезапно у капитана зазвонил мобильный.
- Да, слушаю. Отказывается подписывать. Существо дела? Понятно. Понятно. В какое время? Прямо сейчас? А как же... Слушаюсь.
Капитан отложил телефон и посмотрел на меня долгим взглядом.
- Ну что, госпожа Груша, уж не знаю, кто за вас просил, но попросили так, что я вас вынужден отпустить. Но не надейтесь. Под подписку и с последующим вызовом. Вопросы есть или пожелания?
- Вопросов нет. Есть одно пожелание.
- Я слушаю внимательно.
- Не могли бы вы называть меня только по имени отчеству. А то, когда я слышу " госпожа Груша", чувствую себя персонажем из Чиполлино.
- Что? Не любите Родари?,- засмеялся Петров.
Ну, слава богу, решила я. Если этот Петя Петров знает, что Джанни Родари писатель, а не сорт сыра или марка машины, то может он еще и не совсем потерян для общества. Подписав бумагу о том, что я никуда не уеду из города, а явлюсь завтра в отделение милиции к 18.00. я уехала домой на такси, наотрез отказавшись от любезного предложения капитана Петрова доставить меня милицейской дежурной машиной.
***
На следующий день был понедельник. Обычный рабочий день. Дома я ничего не сказала. Наврала, что было очень весело, поэтому разошлись поздно. И что я могу задержаться на работе. Скоро длинные праздники, надо успеть сдать отчеты, работы много.
В фойе фирмы висело фото Ольги с траурной полоской в углу. Фотография была не очень удачная, слишком официальная. Похоже, что взяли её из личного дела и увеличили. Ольга смотрела с нее серьезно и очень строго на всех входящих в здание.
В нашем кабинете отчетливо пахло корвалолом. За столом сидела Нина с опухшим от слез лицом, а рядом с ней стоял Тоша и отсчитывал капли.
- Всем здравствуйте, -сказала я.
- Здравствуйте, Ксения Николаевна,- ответил мой начальник, протягивая Нине кружку с лекарством,- зайдите ко мне, пожалуйста. Я поделил дела, по которым Ольга Игоревна... ,- он взглянул на Нину,- не успела сделать заключения, между вами и Ниной Васильевной. Нужно все закончить до праздников. Заказчики ждут.
Закончив к перерыву свою работу, я решила просмотреть файлы по трем фирмам, которые вела Ольга. По двум заключения были почти написаны, оставались совсем мелочи. День работы, максимум. А по третьей, фирме " Нисона", было довольно много работы. Видимо, Ольга только начала заниматься ею. Я бегло пробежалась по файлу со списком документов. Учредительные, регистрация в налоговой, договора . И вдруг я увидела знакомую фамилию под одним из документов. Генеральный директор инвестиционной компании "Нисона"- Сомов Н.А. Может быть однофамилец? Совпадение? Как- то, у меня мало вязался рэпер Никита Сомов с должностью Генерального директора инвестиционной компании.... В перерыве я подошла к Наташе Сомовой, которая со скучающим видом смотрела в монитор компьютера.
- Привет, Наташа. Ты как? Долго вас вчера с Никитой промурыжил капитан? Он, похоже, въедливый.
- Да нет, мы с Никитосом уже в 10 дома были. Он нас не очень и расспрашивал. Да и о чем? Мы же эйнджелс...
- Ну, ты точно ангел, Наталья Петровна,- сказала я, - а вот, Никита...
- Алексеевич,- засмеяла Наташа Сомова, - он тоже ангел. Даже не сомневайся.
После перерыва я стала штудировать файлы с документами фирмы " Нисона" с особым усердием. Во-первых, я уже не сомневалась, что Генеральным директором этой фирмы был Никита. А во-вторых, у меня из головы не выходил тост Ольги, который она вчера вечером произнесла за столом, обращаясь к Сомову. " Надо научиться выбирать друзей, иначе погубишь и себя, и жену". Через несколько часов, смысл сказанного Ольгой стал для меня более- менее понятен. Инвестиции, сделанные фирмой " Нисона" , были совершенно невозвратными. Фактически, деньги были потеряны. И немалые. Бедный Никита... Здесь уже нужен был не аудит, а хороший адвокат. Интересно, а Наташа знает, какие неприятности у мужа?
- Ксюша, ты прости меня, пожалуйста,- услышала я и обернулась к Нине.
- Это за что мне тебя прощать?,- спросила я удивленно.
- Да ты понимаешь, меня бес попутал,- всхлипнула Нина. Как увидела , как вы с Толиком обнимаетесь и целуетесь.
- С кем я обнималась? С каким Толиком?? Когда?
- Да с нашим Тошей, с моим то есть, там, в ресторане...- опять всхлипнула Нина. Мы ведь это... заявление подали.
- Какое заявление, кому?,- продолжала тупить я.
- Ну, решили узаконить, так сказать,- Нина поправила очки.
- Нинуля? Ты с Тошей? Я так рада за вас! - закричала я и бросилась обнимать подругу в порыве чувств.
- Да задушишь, сумасшедшая,- Нина улыбнулась. Ты вот рада, а Ольга, когда увидела как мы с Толиком, ну, в общем, целовались мы с ним, а она вошла,- Нина опять поправила очки дрожащей рукой. И такого наговорила, ты не представляешь. Так кричала, так меня оскорбляла... и Толика...Даже угрожала нажаловаться Генеральному на него, на Тошу.. что он, пользуясь своим служебным положением...,- Нина опять заплакала.
- Вот же зараза! Не может выносить, когда люди счастливы! Ну, то есть не могла...,- поправилась я, спохватившись.
- Так вот, я хочу у тебя прощения попросить,- продолжила Нина,- это я капитану этому рассказала ну, о вашей ссоре с Ольгой. И что ты,- она опять всхлипнула,- сказала Ольге, что убьешь её...
- Да ладно, Нинуль... Бывает. Я сама, знаешь какая ревнивая. Такого напридумываю иногда,- засмеялась я.
- А у тебя не будет неприятностей?- Нина опять поправила очки,- он такой странный, капитан этот.
- Не будет, не переживай,- ответила я бодрым тоном и решила, что мне нужно искать адвоката, а то будет поздно.
Выйдя из конторы, я позвонила Никите Сомову, телефон которого был в уставных документах фирмы, тыкая в кнопки старого Сонькиного аппарата.
- Никита, здравствуйте, это Ксения. Мы с вами вчера познакомились в ресторане.
- Да, здравствуйте. Чем обязан?
- Никита, мне передали дела по аудиту фирм, которые вела Ольга Верховцева. В том числе и по фирме " Нисона".
- Я сказал вашей подруге и повторю вам,- тон Сомова из нейтрально-приветливого превратился в напряжено-взвинченный,- я сам разберусь в этой ситуации и прошу не вмешивать в это дело мою жену. Она ничего не знала и не знает. Я могу забрать заключение и передать его в другую фирму?
- Да, можете, конечно. Но это не изменит существа дела. А почему вы решили, что я собираюсь что-то обсуждать с вашей женой?
- Все вы там заодно. И платить я больше не буду, даже не надейтесь.
- Платить?
- Не прикидывайтесь, Ксения. Ольга Верховцева хоть и стерва была, царство ей небесное, но дурака не валяла. Сразу мне сумму назвала, которую я должен ей заплатить за то, чтобы она Наташе ничего не сказала.
- Вот как... и вы заплатили?
- Только половину. Вторую должен был отдать вчера в ресторане, но не успел.
- Никита, вы простите меня, пожалуйста. У меня и в мыслях не было вас шантажировать. Но можно еще один вопрос? А почему вы так боялись, что Наташа узнает о ваших неудачных инвестициях, что готовы были платить Ольге за молчание?
- А вы разве не знаете?
- Знала бы, не спрашивала.
- Я эти деньги в долг взял.... под довольно большой процент.
- Понятно.
- Но я все верну, вы даже не думайте. Часть суммы уже собрал. Продал свой Харлей,-вздохнул он.
- Никита, я завтра еще раз просмотрю все документы и подумаю, что можно сделать. У меня есть хороший адвокат, специалист по экономическим преступлениям. Думаю, что не все так безнадежно. Но знаете, что я думаю. Я не советчик, конечно, но мне кажется, что вам стоит все рассказать жене. Она любит вас, а значит, простит, поверьте. Она ведь ... эйнджел. Я положила трубку и поехала в милицию на встречу с капитаном Петровым.
***
В кабинете капитана Петрова было так накурено, что мне сразу стало плохо. И так голова не работает, подумала я, так еще и дышать нечем..
- Ну как, Ксения Николаевна,- капитан сделал выразительное ударение на моем имени, чтобы показать, что не забыл о моей просьбе,- готовы ли вы мне рассказать о мотиве преступления?
- Кто шляпку спер, тот тетку и укокошил ,- устало пошутила я.
-Что, какую шляпку? - вздернул брови Петров.
- Простите, Петр Петрович, шутки у меня такие. Мне после ваших вопросов только шутить и остается...
- Неподходящее место выбрали, чтобы юморить. И время тоже, Ксения Николаевна. Признаваться будем?- Петров аккуратно поправил на столе стопку бумаг.
- Не хочу вас расстраивать, но нет,- вздохнула я,- не будем.
- А что вы на это скажете?- Петров с торжествующим видом положил передо мной телефон, упакованный в прозрачный пластиковый пакет,- узнаете?
- Да, это телефон, похожий на мой
- Только похожий или ваш?- грозно спросил капитан.
- Если его включить и посмотреть контакты и прочее, то я могу с большей долей уверенности подтвердить, что это мой телефон,- улыбнулась я. Я думала, что потеряла его навсегда. Но, как оказывается, его не спер..., ой, не украли в ресторане, а наша милиция его бережет.
- Прекратите иронизировать!- рявкнул Петров.
- А что? Вы не бережете?- удивленно спросила я.
- Так вот, Ксения Николаевна. Это распечатка сообщений, полученных на ваш телефон вчера, 22 декабря. На ваш, на ваш, даже не сомневайтесь,- добавил он. В 19.38 вам пришло сообщение от Верховцевой Ольги следующего содержания: " Тянуть дальше некуда. Или ты расскажешь все прямо сейчас, немедленно или... берегись. Ты меня знаешь ". Вы можете объяснить, с кем и о чем должны были поговорить в ресторане? И почему вам угрожала убитая?
- Не могу. Я ни с кем не собиралась ни о чем особенном разговаривать ни в тот вечер, ни вообще. И у Ольги не было ни малейшего повода мне угрожать. Хотя...
-Что хотя?- Петров даже наклонился ко мне, ожидая продолжения.
- Ольга Верховцева была таким человеком, что могла угрожать даже в том случае, если кто-то случайно поставил на ее стол стаканчик с кофе.
- Ксения Николаевна, перестаньте отпираться. Повторяю вопрос еще раз. За что вы зарезали Ольгу Верховцеву?
- Так она зарезана была?- удивилась я,- а крови я не увидела, когда с Ниночкой в курилку заглядывала. Наверное, освещение не то или от волнения не заметила...
Капитан Петров невнятно хмыкнул и положил передо мной еще один пакетик. В нем лежал канцелярский нож, японский, фирмы OLFA. Я узнала его сразу.
- Вам знаком этот предмет?- зловеще спросил Петр Петрович.
- Да. Это нож, похожий на тот, который был у меня в сумке в ресторане. Я даже не обратила внимания, что он у меня пропал. Спасибо, что вы нашли его.
- Ксения Николаевна,- Петров начал краснеть и хватать воздух ртом,- зачем вам в ресторане, на корпоративной вечеринке, нужен был канцелярский нож???? Которым, кстати сказать, и была убита ваша подруга.
- Она мне не подруга,- отчеканила я. А по поводу ножа.... Вы ведь в курсе, что скоро Новый год?
Лицо Петрова стало покрываться красными пятнами.
- Так вот,- продолжала я,- скоро Новый год, а значит, надо дарить подарки. Ну, так принято. Вы знаете, я очень люблю не только дарить подарки, но и красиво их упаковывать...
Глаза Петрова стали наливаться кровью.
- А для того, чтобы красиво и аккуратно разрезать оберточную бумагу, нужен канцелярский нож,- как ни в чем не бывало продолжала я,- лучше японский. Он качественней. Вот я его и купила. А из сумки выложить забыла.
- Госпожа Груша,- просипел капитан, вытирая пот со лба,- я понимаю, вы считаете, что ваши связи наверху позволяют себя так вести, но всему есть передел!
- Наверху?- я удивленно посмотрела на потолок,- вы о ком? Должна честно признаться, что я - агностик, а это несколько ослабляет связи...
Продолжить я не смогла. Петров треснул кулаком по столу и закричал.
- Я вызову вас завтра! Уходите!
- А протокол?- вежливо спросила я,- подписывать не нужно?
- Завтра!!! В 18.00!!!!
- До свидания,- я и вышла из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь.
***
- Ксения Николаевна,- услышала я за своей спиной,- подождите! Оглянувшись, я увидела начальника охраны Громова Константина Дмитриевича , который шел по коридору отделения милиции.
- Здравствуйте, а что вы тут делаете?- удивленно спросила я,- вас тоже капитан Петров вызвал?
- Петя в кубе?- засмеялся Громов. Нет, я тут по своим делам. Вы домой? Могу вас подвезти.
- Спасибо, это будет совсем не лишним. А то я после работы, да еще в кабинете так накурено было, что ...А Петя в кубе, это остроумно. Но, по-моему, капитан не большой ценитель юмора.
- Да, Петя - человек серьезный, что есть, то есть.
По ветровому стеклу машины Громова барабанил дождь. Красные габаритные огни впереди идущих авто расплывались, преломляясь в потоках дождя. Да, погода сосем не новогодняя, как и настроение, подумала я. Громов молчал.
- Константин Дмитриевич, а можно вопрос? Вы и есть те связи наверху, которые помогают мне до сих пор оставаться на свободе, как считает капитан Петров?
- Не преувеличивайте, Ксения Николаевна. Если вы виноваты, то ответственности вам не избежать. Но на данный момент никаких прямых улик нет. Отпечатки стерты. Нож из вашей сумочки мог взять кто угодно. Вы ведь ее за столиком оставили, когда выходили из зала. И потом, несколько человек видело, что вы разговаривали по телефону в противоположном конце коридора , в холле, в момент, когда произошло убийство.
- А вы не слишком осведомлены о ходе расследования?- удивилась я.
- Слишком. Слишком для постороннего человека. А я в органах больше двадцати лет проработал. И начальник этого отделения - мой друг и однокашник. Так что...
- А я думала, вы бывший военный,- удивилась я.
- Военным тоже пришлось быть. И даже воевать. Правда, пацаном еще. В Афгане. И со Светланой мы там познакомились. В Афганистане, в смысле. Она в госпитале работала. Медсестрой.
- Светлана Васильевна?- удивилась я,- медсестрой в военном госпитале? Такая домашняя, милая и уютная? Совсем не похоже.
- Ну да. Железный, скажу я вам, характер, у этой милой и уютной,- улыбнулся Громов.
У нас ведь трое сыновей, взрослых уже, конечно. Они, как и невестки, у нее по струнке ходят. Так что... Свете моей, взводом командовать можно. Только внуки из бабушки веревки вьют,- Громов опять улыбнулся. А что по поводу сообщения, которое вам на телефон пришло. Странное.... У вас есть какие-нибудь мысли ?- вдруг спросил Константин Дмитриевич.
- Ни малейшего представления не имею,- вздохнула я,- бред какой-то. Может быть, она меня с кем-то перепутала, когда отправляла смс? И потом, меня не оставляет мысль, что вообще Ольга делала в комнате для курения? Она не только не курит, но и дыма табачного не переносит, вечно на Тошу шипит, что от него табаком несет.
- А Тоша это Анатолий Владимирович , начальник вашего отдела?
- Да,- кивнула я. Скорее всего, Верховцева пошла в курилку с кем-то или за кем-то, с кем хотела поговорить. А если учесть, что взять канцелярский нож из моей сумки мог только тот, кто сидел за нашим столиком...то....
- А почему вы так решили? Нож мог взять любой человек, находящийся в зале..
- Этот кто-то должен был знать, что в моей сумке лежит такой странный предмет . И, кроме того, он должен был влезть в мою сумку на глазах Сомовых и Светланы Васильевны, которая вообще рядом сидела... Машина Громова вильнула и резко остановилась.
- Вот мы и приехали... Да, мыслите логично. Вы действительно хороший аналитик. Не зря меня Генеральный попросил помочь.
- Мои аналитические способности меркнут по сравнению с железобетонной уверенностью капитана Петрова в моей вине. До свидания и спасибо, что подвезли.
- До свидания, Ксения Николаевна! Всё будет хорошо, не переживайте.
***
Весь следующий день я сидела на работе, тупо уставившись в монитор компьютера и пытаясь собраться с мыслями.
- Ксюша,- услышала я голос Нины,- ты что, уснула? Третий раз тебя зову. Тоша спрашивал про заключение по фирме " Нисона". Готово?
- Да, сегодня закончу. Кстати, Нинок, а у тебя остался телефон того адвоката, к которому мы обращались с " Гольфстримом"? Я не нашла, я ж с Сонькиным телефоном пока хожу.
- Ты бы и в своем не нашла. У тебя в телефонных контактах такой же бардак, как на столе. Вот как я у тебя занесена?
- Нина Раб,- засмеялась я. А что? У меня еще есть Нина Ман, что означает маникюр и Нина Сос, то есть соседка. Развелось вас, Нин...
- Ну вот. Поэтому ты телефона адвоката и не сможешь найти. Он у тебя какой-нибудь Виктор Николаевич Ад,- улыбнулась Нина,- а у меня все точно. Меня Ольга научила, очень удобно. Вот смотри... Александров Виктор Николаевич- адвокат, Белов Николай Петрович- сантехник, Громов Константин Дмитриевич- охрана, Груша Ксения Николаевна...все по порядку.
- Нин,- перебила я подругу,- а ты что в курилке делала, когда Ольгу нашла?
- Да ничего я не делала,- растерялась Нина,- Толика искала. Думала, что он курить пошел. Но его там не было. Там вообще никого не было, кроме...- Нина хлюпнула носом.
- Ксения Николаевна, можно вас на минуточку?,- в комнату заглянула Наташа Сомова.
- Ксюша, Никита мне все рассказал,- горячо зашептала Наташа, когда мы вышли в коридор. Но он не убивал Ольгу. Я точно знаю. Он вообще из зала не выходил.
- А кроме тебя это кто-то может подтвердить?- спросила я.
- Ну... не знаю. Громов с Ольгой танцевали. Потом они вернулись за столик. Потом я отвлеклась... А когда кто-то в зале сказал, что в ресторане произошло убийство, за нашим столом кроме нас двоих никого не было. Я это точно помню. Нет, не знаю, кто может подтвердить, что Никита был рядом со мной, кроме меня,- растерянно протянула Наташа.
- Ладно, я заключение по фирме твоего мужа советую передать адвокату. Телефон дам. Думаю, что шансы вернуть деньги есть.
- Спасибо, Ксюша! Это все из-за квартиры... Мы же снимаем, а Никита хотел свою побыстрее купить. В долг деньги взял и решил выгодно вложить,- она горько улыбнулась,- вот и вложил. А Ольга, стерва еще та .... Никиту моего шантажировала и, ты представляешь,- зашептала она мне в самое ухо,- Константина Дмитриевича тоже. У них ведь роман был. А потом что-то произошло и они расстались. Так Ольга ему проходу не давала, угрожала жене рассказать... А Никита не убивал, ты мне веришь?
- Верю,- сказала я. Причем, совершенно честно сказала, так как была почти уверена, что знаю имя человека, который убил Ольгу Верховцеву.
***
В шесть часов вечера я сидела перед кабинетом капитана Петрова Петра Петровича или, как его называли сослуживцы, Пети в кубе, раздумывая, как рассказать ему все, что мне удалось узнать.
- А что вы тут делаете, госпожа Груша?- голос Петрова вывел меня из раздумий.
- Что значит что?- удивилась я,- вы ведь сами мне вчера сказали, чтобы я...
- Идите домой. Дело закрыто. Убийца сам пришел, с повинной. Он сейчас у нашего начальника в кабинете.
- И... кто убил Ольгу?
- Идите домой, Ксения Николаевна,- вздохнул капитан,- и не разбрасывайте ножи и телефоны где попало. Громов Константин Дмитриевич ее убил. На почве ревности в состоянии аффекта....
На следующее утро, первый человек, которого я встретила, войдя в вестибюль, была Светлана Васильевна Громова. Она стояла возле фотографии Ольги и внимательно ее рассматривала.
- Здравствуйте,- неуверенно поздоровалась я.
- Здравствуйте, Ксения... Николаевна?
- Можно просто Ксения.
- Ксения, мне нужно поговорит с вами. Меня Костя просил. Константин Дмитриевич то есть. Можете мне уделить пару минут.
- Да, конечно.
Мы вышли из здания и сели на лавочку в небольшом парке. Светлана Васильевна достала сигарету и закурила.
- И ...как вы теперь жить с этим будете?- задумчиво спросила я.
- Именно поэтому Костя и просил меня с вами поговорить. Он сказал,- она сделала глубокую затяжку и прикрыла глаза,- что вы все поймете и просил вам передать, что это его выбор и он просит вас молчать. Кстати, а как вы догадались, что это я... убила Ольгу Верховцеву?
- Мне Наташа сказала про ... отношения, которые были между вашим мужем и Ольгой. Сразу стал понятен смысл сообщения, которое она прислала на мой телефон.Она просто перепутала рядом стоящие контакты... Громов- Груша... Может быть спешила или волновалась, не знаю. Но реальная возможность взять нож из моей сумки незаметно была только у вас.... И Константин Дмитриевич это понял после разговора со мной.
Светлана Васильевна затушила сигарету. Руки у нее дрожали.
- Деточка, я понимаю, о чем вы сейчас думаете. Но у нас дети, внуки и ...Костя все взял на себя. Сказал, что это его вина и ему отвечать. Я давно подозревала, что у него есть женщина. Но не знала кто. А в ресторане, когда увидела Ольгу и как она себя ведет, как смотрит на моего мужа, мне все стало ясно. Я чувствовала себя такой униженной...У меня просто помутился рассудок, когда Ольга там, прямо в зале ,стала мне говорить, что мой муж уходит к ней. Если бы Костя во всем признался раньше. Сказал, что он порвал все отношения с Ольгой. Это рок....
Светлана Васильевна закурила еще одну сигарету и продолжила.
-Пока они танцевали, я взяла канцелярский нож, который заметила в вашей сумке, когда вы вынимали из нее телефон, положила в карман жакета и пошла в курилку. Ольга меня догнала в коридоре и опять стала говорить, что Костя меня не любит и ни я, ни семья ему не нужны. А дальше вы знаете...
- Светлана Васильевна...Вы простите меня, но у меня не укладывается в голове, как вы, такая женственная, домашняя... И почему вы взяли нож из моей сумки, рискуя привлечь к себе внимание?
- Этими тупыми столовыми ножами,- она горько улыбнулась,- сразу убить можно только очень сильным ударом. А Ольга- молодая, сильная женщина. Но если тонким острым предметом, да знать куда... я ее сзади ударила, чуть выше шейного позвонка. Я ведь медсестра. Анатомию знаю. Да еще в Афгане два года. Этот удар мне наши ребята показали. Сказали, что я всегда смогу себя защитить... даже если у меня в руках будет только вязальная спица...,- она помолчала и добавила,- можете пообещать мне, Ксения, что вы выполните просьбу Константина Дмитриевича?
Я молчала, смотрела на Светлану Васильевну и думала, как обманчиво бывает впечатление, которое производит человек.
- Спасибо, Ксюша,- тихо сказала Громова - и ... прощайте.
Уходила она с прямой спиной и гордо вскинутой головой. Железная женщина. Ей не взводом, а полком командовать можно...

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"