Груша: другие произведения.

Утром в сосновом лесу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЛД-10 Шура Мещерская. Конкурсный вариант.

  Этот поганый ковид испортил все лето. Планы, которые любовно составлялись и вынашивались всю долгую зиму, полетели в тартарары.
  Отпуск приближался, а возможность уехать в дальние страны отпала.
  Требовалось срочно найти решение вопроса, и оно пришло со звонком моего школьного друга Колюни. После разговора с ним было принято судьбоносное решение - мы едем в деревню!
  Всю дорогу Колюня вводил нас в курс дела. Место, в которое мы направлялись, представляло собой сочетание " собственно деревни" и "профессорских дач". Сосновый лес, живописное слияния двух рек и относительная близость к городу, еще до революции привлекало петербуржцев, как место для отдыха. Мой одноклассник перечислял фамилии университетских профессоров, имевших там дачи: химиков, энтомологов, физиков, инженеров, которые казались смутно знакомыми по школьным учебникам.
   - Кстати, Коль, а как называется деревня, в которую мы едем?- спросила Ирина.
  - Я разве не сказал?- ухмыльнулся он,- Ящера.
  - Как??? - воскликнули мы с сестрой в один голос.
  - Ящера,- повторил Николай,- так же, как река. Речка извилистая, вода в ней торфяная, буро-зеленого цвета, течение сильное, водовороты. Короче, на ящерку верткую похожа. Отсюда и название.
  А рыбы в ней...Особенно, на слиянии Ящеры и Луги. Если места знать, конечно. Я года три назад вот такого сома вытащил,- Колюня развел руки в стороны, бросив руль.
  - А откуда ты вообще эти места знаешь, Николай? - поинтересовалась моя сестра.
  - Так у меня тут практика проходила, когда я в Академии учился. В Жельцах, в соседнем поселке, база художников была. Это сейчас студенты в бывшем пионерском лагере живут, неподалеку от Ящеры. А в том доме, где мы тусовались во время практики, теперь организовали дом- музей худож...Эй, куда прешь? Совсем сдурел?- закричал Колюня на водителя, пытавшегося нас обогнать на узкой дороге.
  - Ничего себе машинки тут катаются,- удивленно сказала я,- это ведь "Бентли"?
  - Да, ваши соседи поехали. Они свою дачу продают, в Москву перебираются. Там такой домина, скажу я тебе.... Но и стоит соответственно. Наверное, очередного покупатели повезли на осмотр угодий.
  Деревня предстала перед нами во всей красе. Старые, с проваленными крышами и забитыми окнами дома чередовались с ухоженными участками и добротными постройками. На центральной улице стоял колодец с длинной палкой. По моим сведениям, почерпнутым из книг и фильмов, подобная конструкция называлась "журавль".
  Въехав на пригорок, машина остановилась.
  - Выходите, приехали!- бодро сказал Колюня.
  Я вышла из машины и обомлела. То, что мой школьный друг называл "дачей в сосновом бору", соответствовало описанию только по части наличия соснового леса. Сооружение, в котором нам с сестрой предстояло провести ближайшие две недели, ни с какой натяжкой нельзя было назвать домом вообще. Это был вагончик, обшитый фанерными листами, выкрашенными зеленой краской. Из окна торчала труба. Рядом, прямо под соснами, в зарослях черники, стоял стол и две скамьи, почерневшие от дождей.
  Я испуганно ойкнула и обернулась на сестру.
  Если во мне, Шуре Мещерской, еще хоть как-то плескалась кровь нашего отца, в роду которого попадались разночинцы, то Ирина была абсолютная аристократка. В её жилах текла темно-голубая, ничем не разбавленная кровь. Наверное, именно поэтому, она даже не повела бровью при виде нашего жилища, а тихо спросила:
  - А где тут уборная?
  Колюня махнул рукой вправо и мы, как по команде, развернулись в ту сторону, куда он указывал.
  На самой вершине холма стояло покосившееся строение неизвестного архитектора. Вероятно вид, открывающийся с этой точки, принудил его оставить между досками щели, шириной с ладонь.
  - Ну, понятно, жилье, как у кума Тыквы и кривой домишко без дверей, вместо уборной, - произнесла сестра абсолютно спокойным тоном,- зато как красиво вокруг...
  И действительно, пейзаж был идиллический. Солнечный свет рассеивался между соснами, ложась пятнами на кусты черники, усыпанной ягодами. Из ярко-зеленого мха кокетливо выглядывали шляпки лисичек, а дальше, под соснами, видны были кирпично-коричневые точки красноголовиков.
  - Да тут, похоже, не ступала нога человека, - Ирина наклонилась и сорвала несколько ягод с черничного куста.
  - Ступала,- заметила я, внимательно оглядывая окрестности.
  Наш вагончик стоял на пригорке, вдали от соседских домов, но с него просматривалась почти вся деревня. Справа был расположен участок хозяйки, у которой мы сняли " дачу", слева - деревянный, заброшенный дом с большой верандой и двором, заросшим шиповником и иван-чаем, а чуть ниже, почти у самой речки, высились двухэтажные хоромы, выстроенные в стиле "я круче всех". Возле него была припаркована машина, обогнавшая нас.
  - Ну ладно, девчонки, вы тут разбирайте вещи, а я пойду к Сумасшедшему Профессору. Договорюсь, чтобы он вас опекал. Печь помог растопить, да и вообще...
  - А нельзя заботу о нас поручить кому-то нормальному?- ехидно спросила я.
  - Так выбор невелик, Шурик. Либо Профессор, либо Юрка-убивец.
  - В каком смысле убивец?- спросила Ирина, отправляя в рот очередную порцию ягод и щурясь от удовольствия.
  - В прямом. Убил по пьяни дружка своего. Отсидел и вышел.
  Так-то он тихий, когда трезвый. Но я его трезвым ни разу не видел,- Колюня засмеялся и стал спускаться с пригорка...
  - Ир, а, правда, здорово, что мы приехали? Будем ходить по грибы, топить печь..., - затараторила я, увидев, как вытянулось лицо сестры после рассказа о местных жителях.
  Вернувшись, Колюня сообщил, что Сумасшедшего Профессора он дома не застал. Тот ушел на рыбалку вместе с Пиратом. Но Коля оставил ему записку, с просьбой зайти к нам вечером.
  - А Пират это кто?- спросила я, приготовившись услышать историю об очередном маньяке, который, уйдя на пенсию и перестав грабить корабли, поселился в Ящере.
  - Пират - большой черный пёс,- засмеялся Николай,- дворняга, конечно, но умный и очень спокойный...
  - Компенсирует сумасшествие хозяина, видимо,- пробурчала сестра.
  Проводив Колюню, мы стали разбирать вещи. Вагончик оказался хлипким и неприспособленным для жилья только с первого взгляда. В нем было очень чисто и по-крестьянски рационально. Печь сияла свежей побелкой, а рядом с ней были аккуратно сложены поленья дров. Похоже, что тут все было тщательно продумано и приготовлено для приема гостей. Я совершенно перестала сердиться на своего одноклассника, заманившего нас в глушь, соблазнив хорошими условиями. Вагончик был вполне пригоден для проживания, причем, довольно комфортного.
  Глубокой ночью я проснулась от того, что сестра трясла меня за плечи.
  - Ты слышишь? - испуганно спросила Ирина,- волки воют.
  - Какие волки? - я ничего не слышала.
  - Серые...
  - Спи давай, волки в деревню не прий..., - я замолчала, услышав протяжный вой, который раздавался где-то совсем неподалёку.
  - Это собаки деревенские на луну воют, - сказала я, враз проснувшись.
  - Ну да... Полнолуние. Ложись ко мне, Шурик, а? Страшно...
  Я перебралась на кровать к сестре, и мы уснули, обнявшись.
  Утро было чудесное. Солнце шпарило вовсю, обещая жаркий, летний день.
  Подойдя к кривому домишке, как с легкой руки Ирика мы стали называть туалет, я увидела, что у заброшенной дачи стоит машина скорой помощи и автомобиль полиции. Рядом снует несколько человек, а между ними мечется большой черный пёс.
  - Ир, там что-то случилось, похоже,- обратилась я к сестре.
  - Родиона Тимофеевича ночью убили, - раздался в ответ чей-то голос.
  Обернувшись, я увидела пожилую женщину, одетую в легкий летний халатик веселой расцветки и босую.
  - Здравствуйте, я Лидия, можно баба Лида. Хозяйка домика, в котором вы живете, - приветливо продолжила она, - мы с внуком только вчера вечером приехали, уж не стала я к вам заходить, беспокоить.
  Познакомившись и обсудив условия нашего житья-бытья, мы вернулись к разговору об убийстве.
  - Убитый местный житель? - спросила Ирина.
  - Да не так, чтобы совсем местный, но живет давно, - словоохотливо поведала наша хозяйка, - Сумасшедший Профессор. Слышали, наверное? Ума не приложу, что он ночью делал во дворе Зинкевичевой дачи? Его дом в другой стороне, возле реки.
  - К нам шел, - ахнула я, - Колюня, то есть Николай, ему записку оставил. А почему его Сумасшедшим Профессором называют? Ну, то есть называли.
  - Да так как-то повелось. Он сначала сюда на лето приезжал, на рыбалку ходил. А потом прижился, совсем из города переехал. Изучал тут что-то, исследовал. Историей дач интересовался.
  Здесь раньше людей известных много жило, но кто в 20, кто в 30 сгинул. Кого война не помиловала. Где наследники объявились, где так и гниют дома, никто не ездит. Эх, жаль Тимофеича. Хороший мужик был, вежливый. Не курил и не пил совсем...
  - Пират, Пират, ко мне,- вдруг зычно крикнула баба Лида, и чёрный пёс понесся вверх по пригорку, услышав знакомый голос.
  - Заберу к себе, пусть живет, - сказала она, - беря собаку за ошейник. Пойдем, сиротинушка, я тебя покормлю.
  И с этими словами баба Лида пошла к дому, уводя за собой поникшего Пирата.
  Днем, после прогулки по лесу, сбора черники и грибов, мы пришли на центральную улицу деревни, к колодцу. Лида предупредила нас, что сегодня приедет автолавка.
  Разглядывая людей, собравшихся возле фургона, привезшего продукты, я поняла, что еженедельный приезд его в деревню по своей значимости равен светскому рауту. Несколько бабулек, возле которых прыгали внуки в ожидании мороженого, пожилой мужчина, молодая женщина с младенцем на руках, все были одеты, как на праздник. Рядом с нами стояла группа молодежи, в которой без труда можно было опознать студентов-художников. По дредам, фенечкам на запястьях и нескольким этюдникам, прислоненным к сосне. Собравшиеся местные обсуждали убийство Профессора. Молодежь галдела и смеялась. Нас с сестрой критически осмотрели, и кто-то тихо сказал: " У Лидки живут, у Кабанихи".
  К автолавке подъехала машина, и из неё вышел совсем молодой человек в полицейской форме. Очередь ему приветливо закивала, здороваясь.
  Он подошел к художникам и, протянув им что-то длинное и узкое, похожее на палку с ручкой, спросил:
  - Это чье будет имущество?
  - Ой, Галка, смотри! Твой муштабель нашелся. Ты еще и заявить не успела, а тебе его уже нашли,- обратился парень в дредах к тощей девице, увешанной цепями.
  - Под протокол опознание этого... штабеля проводить надо,- запнувшись на незнакомом слове, произнес полицейский.
  - Да, это мой, - неожиданно низким голосом сказала Галка, - видите, царапина сбоку. Точно мой. Я его вчера на берегу забыла, возле того дома козырного, днем. Мы Ящеру писали с солнечными бликами, реку то есть.
  - Под протокол,- строго повторил сержант,- как орудие убийства. Подробно расскажете, где, как, при каких обстоятельствах вы его потеряли и где находились вы и все ваши друзья вчера в ...
  - Кто следующий? - громко спросила продавщица автолавки. Следующими оказались мы с Ириной, поэтому, не дослушав, что именно должны были рассказать студенты под протокол полицейскому, пошли за покупками.
  Пока мы расплачивались, сзади подошел щуплый, подвыпивший мужичонка и, откашлявшись, сказал:
  - Танюха, привет! Сигареты то привезла? Я ж заказывал.
  - Да, привет. Возьми у Ивана в кабине. Блок "Космоса", как всегда.
  Мужичонка кивнул и, сунув продавщице смятую купюру, пошел к водителю.
  Вернувшись домой и удобно расположившись за столом, расположенным прямо под соснами, мы ели вкуснейшую молочную кашу, добавляя в нее чернику.
    Ирик задумчиво рассматривала соседнюю дачу, в которой ночью нашли убитого Сумасшедшего Профессора.
    - Тебе не показалась знакомой фамилия владельца?- вдруг спросила она.
    - Ничуть, я её даже не запомнила,- ответила я, любуюсь заходящим солнцем. Оно красиво окрашивало розовым верхушки сосен.
    - А я точно где-то недавно слышала про этого Зинкевича или читала,- неуверенно протянула сестра и вдруг добавила,- давай сходим к дому, посмотрим.
    - Что ты там осматривать собралась?- удивленно спросила я. Раньше за тобой склонности к авантюризму не замечалось.
    - Но мы же не в дом, а так, рядом, - горячо стала убеждать меня сестра, - интересно ведь... Приключение. Пойдем, пока окончательно не стемнело.
    Калитка соседней дачи была закрыта на проволочную петлю, и мы легко зашли во двор. Несмотря на то, что здесь недавно произошло убийство и на надвигающиеся сумерки, ничего зловещего в нем не было.
    Заросли иван-чая, сарай с провалившейся крышей, молодые елочки, разросшиеся кусты шиповника. Участок травы, видимо тот, где лежал труп, был вытоптан, но трава уже стала подниматься.
    - Смотри, - почему-то шепотом сказала Ирина, - дорожка за дом протоптана.
    - Ну, протоптана, и что? И почему ты шепчешь?
    Ирина потянула меня за руку и мы, идя по чуть заметной тропинке, зашли за угол дома, с глухой стороны которого оказалась приставлена лестница, достающая до окна.
    - Видишь? - таинственно зашептала сестра.
    - Вижу, - подтвердила я, - и что с того? Ты посмотри, она скоро развалится от старости.
    В доказательство я подергала лестницу и с удивлением обнаружила, что ветхая с виду, она была вполне крепкой.
    - А это что? - Ирина наклонилась и подняла с земли окурок. Она покрутила его в руках и даже понюхала.
    - Свежий, - огласила она свой вердикт. Сигареты "Космос" с фильтром.
    Меня это новость совершенно не поразила, но, чтобы не расстраивать Ирика, я сказала:
    - Здорово! Пойдем домой, а? Скоро дождь ливанет, смотри, как небо затянуло, да и прохладно становится...
    Возвращаясь домой, я увидела, что на холме, возвышающемся за заброшенной дачей, сидит индеец. Силуэт четко выделялся на закатном небе. Он сидел и смотрел куда-то вдаль, водя перед собой руками.
  Ночью я спала беспокойной. Мне снились ящерицы, пираты и индейцы...  
  На следующее утро я проснулась поздно и обнаружила, что Ирины в домике нет. Накинув куртку прямо поверх пижамы , я отправилась на её поиски. Сестра нашлась рядом с кривым домишком за странным занятием. Она прыгала, подняв вверх правую руку, и при этом чертыхалась.
  - Чем это ты тут занимаешься? - удивленно спросила я, - утреннюю зарядку делаешь?
  - Да связи нет. Видишь, как пасмурно. Вчера даже в доме инет был, хотя и неустойчивый. А сегодня только на пригорке, да еще подпрыгнуть нужно.
  - Зачем тебе интернет? С утра пораньше решила новости почитать? - ухмыльнулась я.
  - Не дает мне покоя этот Зинкевич, хозяин дачи. Не могу вспомнить, где я слышала эту фамилию.
  - Давай позавтракаем и сходим вон на тот высокий холм, - я махнула рукой в сторону возвышения, на котором мне вчера померещился индеец, - может быть там связь будет.
  - Если так подумать, - сказала Ирина, - то Сумасшедший Профессор погиб из-за нас. Прочитал записку Николая и, как верный рыцарь, поспешил на помощь дамам....
  - Ты неисправимый романтик, Ирусь, - улыбнулась я, - но ты права, Профессора жалко, хоть мы его и не знали. Не понимаю только , как может помочь расследованию этот твой... Зинкевич.
  Давай на стол накрывай, а я пойду к речке прогуляюсь.
  - Ты же в пижаме, - удивилась Ирина.
  - Ну, во-первых, я куртку сверху надела, а во-вторых, брючки вполне себе симпатичные, клетчатые и на них не написано, что они пижамные, - огрызнулась я и стала спускаться вниз по тропинке.
  На самом деле у меня был повод улизнуть. Пока я стояла на пригорке у кривого домишки и разговаривала с сестрой, я заметила, что возле забора у дома нуворишей курит мужик. В моей голове тут же созрел коварный план - стрельнуть у него пару сигарет.
   Я полностью согласна с Марком Твеном, что бросить курить очень легко, я сама, как и он, делала это много раз. Вот и сейчас я была в стадии бросания и не курила уже больше года. Но, то ли воздух в деревне был настолько чистым, что мои лёгкие требовали привычного городского смога, то ли события последних дней на меня произвели такое впечатление, курить хотелось ужасно. А моей сестре еще больше хотелось, чтобы я окончательно бросила эту вредную привычку.
  - Доброе утро, вы не дадите мне пару сигарет?
  - Бог любит Троицу, берите три, - улыбнулся мужик в ответ на мою просьбу, - только у меня крепкие, "Космос". Подойдут?
  - Да, спасибо. Это ваш дом? Красивый, - завела я светскую беседу, посчитав, что сразу уйти неудобно.
  - Пока нет, но скоро будет мой. Я его покупаю, - мужик широко улыбнулся и добавил, - а вы моя будущая соседка, я так полагаю.
  - Нет, мы снимаем тут... домик. Вон тот, зеленый с трубой, который на пригорке.
  - Да уж, действительно домик, - засмеялся он, - и не страшно вам в такой хибаре жить?
  - Не страшно,- буркнула я, обидевшись на "хибару" и стала спускаться к реке.
   На холме связь действительно была. Пока мы взбирались на него, пока Ирина что-то гуглила и скачивала в телефон, вокруг совсем потемнело, поднялся ветер. Вдали засверкали молнии и загрохотало. Мы кубарем скатились с холма и побежали к дому.
  Гроза разразилась нешуточная. За окном выло, сверкало и грохотало.
  Свет в домике пару раз мигнул и погас. Мы зажгли свечи, заботливо припасенные хозяевами, и Ирина извлекла из шкафчика бутылку массандровского Хереса.
  - Чтобы не так страшно было,- сказала она.
  Не успели мы разлить вино по чашкам (другой подходящей посуды не нашлось), как в дверь постучали.
  - Не открывай,- зашептала я, схватив сестру за руку.
  - Что за глупости,- удивилась она,- наверняка хозяйка или у кого-то важное дело. Без особой надобности по такому дождю никто не пойдет.
  Она решительно открыла дверь.
  На пороге стоял тощий мужичонка, которого мы видели вчера у автолавки.
  В одной руке он держал топор, а в другой - мокрый букет садовых цветов.
  - Здравствуйте, я Юра,- сказал он и пьяно икнул.
  " Юрка-убивец", - промелькнуло у меня в голове.
  - Это вам, девушки, - сказал он, протягивая Ирине букет.
  - Чем обязаны? - спросила она, с испугом поглядывая на топор и пропуская совершенно мокрого посетителя в дом.
  - Так это, - мужичонка опять икнул, - Лида просила с печкой вам помочь. Растопить в смысле. Щепок нарубить и вообще..., - он замялся и покосился на бутылку вина, стоящую на столе.
  Я решительно убрала её в шкафчик.
  - И это, - добавил Юрка-убивец, проводив бутылку печальным взглядом, - в баню завтра она, в смысле Лида, вас приглашает. Баня у нее хорошая, хоть и по-черному.
  Мужичонка засуетился перед печкой и скоро в ней весело затрещали дрова.
  - Вы, как все прогорит, вот эту штучку задвиньте, ну, чтобы тепло не ушло. И это, - он шмыгнул носом и покосился на шкаф, в который я спрятала вино, - обращайтесь, если надобность какая...
  Весь следующий день шел дождь. Я валялась на кровати с книжкой, а Ирик что-то изучала в телефоне и писала в блокноте.
  - Шишкин, - вдруг сказала она.
  - Какой Шишкин? - переспросила я, отрываясь от чтения.
  - Иван Иванович. Годы жизни 1832-1898.
  - И?
  - Надо посоветоваться, - серьезно сказала сестра, отложив в сторону исписанный листок, - и свести все факты вместе.
  Я ничего не понимала, но подсела к столу и стала внимательно слушать Ирину.
  Известный русский художник-живописец Иван Иванович Шишкин был человек весьма не бедный. Кроме большой квартиры в столице, ему принадлежали земли под Петербургом. В частности те, где располагалась деревня Ящера и поселок Жельцы.
  Именно в этих местах написал он большинство своих пейзажей.
  После его смерти, наследниками большой коллекции картин стала сестра его второй жены и дочь-художница.
  В голодные двадцатые годы женщинам пришлось продавать картины коллекционерам, чтобы как-то прокормиться. Основным покупателем был друг семьи, известный инженер-электрик Зинкевич. Будучи по натуре человеком аккуратным, Зинкевич вел реестр купленных картин. На основании этого реестра , опубликованного в интернете, несколько лет назад было установлено авторство картины " Дама с собачкой ". Ранее она значилась, как произведение неизвестного художника.
  В этом реестре было несколько полотен, местонахождение которых не было установлено. В том числе и загадочная надпись " Вариант 1", напротив которой стояла самая большая сумма.
  - Ну и что?- спросила я, дослушав.
  - Ты понимаешь, все сходится. Дача Зинкевича, убийство Профессора, реестр.
  - Не думаешь ли ты, что на заброшенной даче с 20-х годов прошлого века висит подлинник Шишкина???
  - А может, никто внимания не обращал?- неуверенно сказала сестра.
  - Да за это время там даже ломаные табуретки потырили из заброшенного то дома. А он ведь и не сразу бесхозный стал, дети-внуки у этого электрика были?
  - Не знаю, - но давай рассуждать логически,- сестра перевернула лист и стала водить по нему пальцем.
  - Нападение на Сумасшедшего Профессора во дворе дома - раз, окурок сигареты " Космос" - два, муштабель - три.
  - Ну, ясно, если ударили муштабелем, приспособлением для вырисовывания мелких деталей, то обязательно из-за картины... Логика - железная,- засмеялась я.
  Но сестра не сдавалась.
  - Надо нам сходить в дом и самим все посмотреть,- решительно сказала она.
  - Ты что? Серьезно?- я чуть не захлебнулась от возмущения,- ты серьезно считаешь, что сто лет никто не обращал внимания на картину, висящую на стене?
  - Вполне серьезно,- упрямо продолжала сестра, - погиб человек и в его гибели косвенно виноваты мы, надо разобраться.
  - Пусть полиция разбирается, - буркнула я, понимая, что остановить Ирину невозможно. Можно только хоть немного взять ситуацию под контроль.
  - Ну ладно, - примирительно сказала я, - попробуем осмотреть эту дачу. Вот сразу после бани и пойдем.
  По двору, возле дома бабы Лиды носился Пират, ловя палку, которую ему бросал Юрка-убивец. Непонятно было, кому процесс доставлял большее удовольствие.
  - Не бойтесь, пес хороший, смирный, - сказал баба Лида, встречая нас у калитки,- только вот почему-то невзлюбил этого, который приезжий, что дачу у Смирновых покупает. Вчера на него набросился, еле оттащила.
  - Целый день с ним возится, больше чем мой внук. Нашлись родственные души, - смеясь, добавила баба Лида, кивнув в сторону Юры.
  - А внук-то у вас какого возраста?- спросила я.
  - Да взрослый уже, в Академии художественной учится. Сейчас у них практика тут пейзажная. Так целый день по лесу болтается, поесть забывает, - вздохнула баба Лида.
  Показав нам где что находится в бане, она пожелала легкого пара и ушла.
  Надо сказать, что мы с сестрой городские жители во всех поколениях и в деревенской бане были впервые.
  Разведя в больших мисках горячую воду из чана, мы стали мыться, с удовольствием вдыхая влажный воздух, пахнущий травами.
  Но скоро перед нами встал неразрешимый вопрос.
  Куда выливать воду? Никакого слива мы не нашли, а лить воду на пол не решились.
  - Может, её на улицу выносят?- неуверенно спросила сестра.
  - Не знаю... но странно как-то голяком на улицу выбегать.
  - А на пол лить не странно?- парировала сестра.
  - Может спросить у хозяйки? - нерешительно предложила я,- сейчас дождевик наброшу и сбегаю...
  - Давай, только быстро.
  Я надела плащ, застегнула его на все пуговицы, убедилась в том, что он не просвечивается, и вышла из бани. Не успела отойти несколько шагов, как чуть не врезалась в Юрку-убивца .
  - Юрий,- обратилась я к нему,- не подскажете, куда воду в бане выливать?
  - К-к-какую воду? - заикаясь, переспросил он.
  - Мыльную...
  - Так это, на пол, а то куда ж, - оторопело ответил убивец.
  - Спасибо, Юрий, вы мне очень помогли, - серьезно ответила я и, давясь от смеха, вернулась в баню.
  Поздно вечером мы стали готовиться к вылазке на заброшенную дачу. Идея мне эта категорически не нравилась, и я всячески пыталась отговорить сестру.
  - Давай подумаем еще раз, какие у нас есть улики, - я стала перечислять,- окурок, муштабель и .... Пират!!!!
  Не знаю, как там с Шишкиным, но с убийством у меня все сложилось в голове мгновенно.
  Я поделилась своей догадкой с сестрой. Правда, мне пришлось признаться, что я начала курить... Но в свете всех обстоятельств, мое признание прошло почти незамеченным.
  - Ир, давай к Лиде сходим, пусть участкового вызовет, а? Не стоит нам туда лезть, вот чувствую, что не стоит,- уговаривала я сестру.
  Под напором аргументов она согласилась, и мы легли спать, решив утром все рассказать в полиции.
  На рассвете меня разбудила сестра.
  - Шурик,- взволнованно зашептала она,- он там, на даче. Я видела, как он заходил во двор. Надо брать злоумышленника на месте преступления.
  - Ты что? Убийцу? Здорового мужика хочешь задержать? - я даже проснулась от злости.
  - Нет, ты беги к Лиде, пусть полицию вызывает. А я тут понаблюдаю.
  Вдруг сбежит?
  - Ага, только ты не вздумай туда нос совать. А наблюдать лучше всего из кривого домишки, там в щели все видно, а тебя не видно, - инструктировала я сестру, быстро натягивая на себя джинсы и свитер.
  - Нет, там замкнутое пространство, отступать некуда,- рассудительно ответила Ирина.
  Куда и зачем она собралась отступать я так и не поняла, но согласилась.
  Когда мы с бабой Лидой подбежали к нашему домику, Ирины там не оказалось. Вооружившись кочергой, я помчалась к заброшенной даче, а баба Лида осталась дожидаться полицию.
  Влетев в дом, я увидела следующую картину. Моя сестра, белее мела, стояла посреди комнаты, прижимая руки к груди. На полу лежал "покупатель" дачи, у которого я стреляла сигареты, а над ним, склонившись, стоял индеец...
  Через час, мы все, кроме Юрки-убивца и Пирата, охраняющих связанного подозреваемого, сидели за столом на кухне у Лиды и она нас отпаивала чаем. Мы, это я, моя сестра, участковый, примчавшийся на велосипеде из соседнего поселка где он жил, и индеец, которым оказался Влад, внук бабы Лиды. На голове у мальчишки была повязка, удерживающая торчащие как перья кисти, что и придавало ему издалека сходство с индейцем.
  - Мое изобретение, - гордо сказал Влад, - кисти в лесу положить некуда, а так удобно и они всегда под рукой.
  Мы слушали его рассказ о том, как он, сидя на холме и рисуя лес на фоне восходящего солнца, заметил, что в заброшенный дом, во дворе которого произошло убийство, вошел мужчина, а через некоторое время - женщина. Недолго думая, он спустился с холма, влез по лестнице в окно и огрел мольбертом мужика, пытавшегося наброситься на мою сестру.
  Участковый строго выговаривал Ирине, что она, мягко говоря, поступила опрометчиво, войдя в дом, с чем я была совершенно согласна.
  - Скорее всего,- сказал полицейский , прихлебывая чай,- Родион Тимофеевич увидел, как незнакомый мужчина пытается по лестнице влезть в окно заброшенной дачи. Думаю, что он принял его за вора или за поджигателя. Бедствие какое-то с этими поджогами, - вздохнул он. А тот, застигнутый врасплох, ударил старика по голове этим... муштабелем. Много ли пожилому человеку надо?- участковый опять вздохнул и достал из портфеля какие-то бумаги.
  - Вот, что я нашел у задержанного. Ксерокопия архивного документа, похоже на отрывок из письма частного характера.
  Он откашлялся и прочитал:
  " ....вчера заходил З. Принес настоящего чаю, не морковного. И деньги за картину Ксюши, ту, с осенним букетом, ты знаешь.
   Сказал, что первый вариант надежно спрятан до лучших времен. Иван был бы доволен, что она вернулась в родные места. Да, нам уж не бывать там, не стоять у того окна, не смотреть на лес, на холмы и речку. Да и настанут ли они, лучшие времена..."
  - Надо хоть посмотреть из-за чего весь сыр-бор, пока машина за арестованным приедет, - добавил участковый.
  От всего пережитого, мы даже не развернули то, что извлек из тайника под окном злоумышленник.
  - Непонятно, зачем ему нужен был муштабель?- бурчал Влад, разворачивая находку, - подозрение на студентов-художников навести? Так он же не знал, что Профессор его застукает и крик поднимет?
  - Он хорошо знал биографию Шишкина,- сказала молчавшая до сих пор Ирина, - как орудие защиты муштабель - замечательная вещь. Иван Иванович, будучи человеком взрывного характера, по молодости попал в полицию из-за драки в мюнхенской пивной. Отколотил художник обидчика ручкой муштабеля...
  Когда свернутый в рулон холст был освобожден от мешковины, мы ахнули...
  - Ой, - сказала баба Лида,- картинка, как на фантике от конфеты... Только где медведи?
  Перед нами была хрестоматийная работа Шишкина "Утро в сосновом лесу", но без медведей....
  - Их другой художник дорисовывал, Савицкий - объяснил Влад, - и та, вторая работа, что в Третьяковке, больше.
  - А вы знаете, как умер Иван Шишкин?- вдруг спросила сестра.
   За мольбертом, а этот...,- Ирина вздохнула, - мог погибнуть под мольбертом.
  - Судьба, - глубокомысленно произнес Влад, - с аппетитом откусывая бутерброд.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"