Губарев Виктор Кимович : другие произведения.

Загадка Эксквемелина

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья о загадочном авторе книги "Пираты Америки" А.О.Эксквемелине.


   Виктор Губарев
  
   Загадка Эксквемелина
  
   Эксквемелин, Александр Оливье (Alexander Olivier Exquemelin) - корабельный хирург, участник походов флибустьеров Тортуги и Ямайки в 60-70-е годы XVII в., написавший книгу "Американские морские разбойники" (в русском переводе - "Пираты Америки").
   Биография этого человека окутана сплошной завесой тайны. До сих пор исследователи не могут обнаружить документы, которые помогли бы выяснить, где, когда и в какой семье он родился, кто он по национальности, какое образование получил и каково его настоящее имя. Первое издание книги А. О. Эксквемелина "Пираты Америки" вышло на голландском языке в 1678 г. в амстердамской типографии Яна тен Хоорна. В ней автор рассказывает о себе лишь в первых двух главах.
   "В год 1666, второго мая, - сообщает он в первой главе, - мы отбыли из гавани Гавр-де-Грас на корабле "Сен-Жан", принадлежавшем Дирекции Высокой Французской Вест-Индской компании, и было на этом корабле двадцать восемь пушек, двадцать моряков, двести двадцать пассажиров, состоящих на службе Компании, и вольных особ со слугами. У мыса Бофлер мы остановились, чтобы встретиться с еще семью кораблями Компании, шедшими из Дьеппа, и военным судном с тридцатью семью пушками и с командой в двести пятьдесят человек. Два корабля направлялись в Сенегал, пять - на Карибские острова, а мы - на остров Тортугу. Вскоре к нам присоединилось еще около двадцати судов, шедших к Ньюфаундленду, и несколько голландских кораблей, которые направлялись в Ла-Рошель, Нант и Сен-Мартен. Таким образом, флотилия наша состояла из тридцати судов, и мы готовы были принять бой, ибо узнали, что недалеко от острова Орнай нам пересекли путь четыре английских фрегата (каждый по шестьдесят пушек).
   Наш командир кавалер Сурди отдал необходимые распоряжения, и мы пошли под всеми парусами при попутном ветре, а туман очень кстати быстро скрыл нас от англичан. Чтобы избежать встречи с врагом, мы шли вплотную к французскому берегу и встретили фламандский корабль из Остенде. Его шкипер пожаловался нашему командиру, что в это утро был ограблен французским пиратом. Военный корабль тотчас же погнался за пиратом, но догнать его не смог. Тем временем французы, приняв нас за англичан, подняли по всему берегу тревогу, ибо они опасались, что мы совершим высадку. Хотя мы и подняли наши флаги, нам не поверили.
   Затем мы отдали якорь у рейда Конкет в Бретани (близ острова Уэссан), чтобы запастись провиантом и пресной водой. Взяв все необходимое, мы снова отправились в путь, намереваясь обойти мыс Ра-де-Фонтено, дабы избежать пролива Сарлинг, где мы рисковали встретиться с английскими военными кораблями. В этом проливе очень сильное течение и множество утесов. Он расположен у французского берега на 48R10' северной широты и весьма опасен, так как его рифы скрыты под водой. Поэтому на нашем корабле все, кому не доводилось здесь плавать, были крещены на следующий манер.
   Главный боцман облачился в длинный балахон, надел шляпу забавного вида и взял в правую руку деревянный меч, а в левую - горшок с колесной мазью. Его лицо было вымазано сажей. Он нацепил на себя ожерелье из деревянных гвоздей и прочих корабельных мелочей. Все, кого еще судьба не заносила в эти края, становились перед ним на колени, и он крестил им лбы, ударяя при этом по шее деревянным мечом, а подручные боцмана обливали их водой. Сверх этого каждый "крещеный" должен был отнести к грот-мачте бутылку вина или водки. Впрочем, у кого вина не было, того и не просили об этом. На тех кораблях, которые еще сами не бывали в этих местах, брали вино и с их командиров; все это сносили к мачте и делили.
   Голландцев также крестили возле этих утесов. Крестили их и близ утесов Берланга, лежащих недалеко от берегов Португалии на 39R40' северной широты. Это очень опасные рифы, потому что ночью они совершенно не видны из-за высокого берега. Способ крещения у голландцев совсем не такой, как у французов. У них принявшие крещение, словно преступники, трижды прыгали в воду с самой высокой реи, а некоторым, по особой милости, разрешали прыгать с кормы. Но истинным геройством считался четвертый прыжок - в честь Его Высочества или капитана. Того, кто прыгал первым, поздравляли пушечным выстрелом и поднятием флага. Кто не желал лезть в воду, платил по голландским правилам двенадцать стюйверов, а офицеры - половину рейксдалдера. Пассажиры же платили столько, сколько с них потребуют. Со шкиперов кораблей, еще не бывавших в этих водах, брали большую бочку вина; если они противились, в отместку отсекали фигуру на носу корабля, и шкипер или капитан не имели права воспрепятствовать этому. Все полученное передавалось главному боцману, который хранил трофеи до захода в гавань, а там на вырученные деньги покупали вино и делили со всеми находившимися на корабле без исключения. Ни голландцы, ни французы так и не могли растолковать, зачем все это делается, говорили только, что это старый морской обычай...
   Когда мы миновали пролив, нас подхватил попутный ветер, и мы дошли до мыса Финистерре, но там попали в жестокую бурю и потеряли друг друга из виду. Шторм длился восемь дней. Было жалко смотреть, как корабль бросало из стороны в сторону и пассажиры падали с правого борта на бак, не имея сил подняться, потому что всех трепала морская болезнь. Матросы, занятые работой, просто переступали через них. Потом снова все стихло, небо прояснилось, и мы пошли своим курсом так быстро, что вскоре пересекли тропик Рака. Это круг, придуманный звездочетами; он лежит словно пограничная черта по пути солнца на север на 23R30' северной широты. Тут нас снова крестили тем способом, о котором я уже упоминал, потому что у французов в обычае крестить и под тропиком Рака, и под тропиком Козерога. И нас подхватил попутный ветер, что было для нас весьма кстати, поскольку воды уже не хватало...
   На широте острова Барбадос мы заметили английский пиратский корабль, который вознамерился догнать нас. На нем было двадцать четыре пушки. Но, заметив, что мы сильнее, он ушел от нас. Мы пустились в погоню и выстрелили из наших восьмифунтовых пушек, но паруса у него были лучше, и мы скоро отстали.
   После этого мы опять легли на свой курс и вскоре увидели остров Мартинику. Мы стремились к рейду Св. Петра [Сен-Пьер], но разыгравшийся на дальнейшем пути шторм задержал нас. Мы решили было отправиться на Гваделупу, но шторм оказался таким сильным, что мы не смогли пройти и туда. В конце концов, никуда не заходя, мы дошли до острова Тортуги, куда, собственно, и направлялись. Мы проследовали вдоль берега Пунта-Рики [Пуэрто-Рико], веселого и прекрасного острова, заросшего лесом до самых вершин. Вскоре перед нами открылся остров Эспаньола, который мы опишем позже. И, наконец, 7 июля этого же года мы достигли острова Тортуги, не потеряв ни одного человека. Здесь были разгружены товары Компании, и корабль с несколькими пассажирами отправился в Кюль-де-Сак".
   Во второй главе Эксквемелин сначала описывает Тортугу, а затем сообщает о своих злоключениях в качестве кабального слуги.
   "...Все слуги Компании были проданы - кто за двадцать, кто за тридцать пиастров. Меня также продали, потому что я был слугой Компании, и, как назло, я имел несчастье попасть к самой отменной шельме на всем острове. Это был вице-губернатор, или помощник коменданта [месье де ла Ви]. Он издевался надо мной, как мог, морил меня голодом, чтобы вынудить откупиться за триста пиастров, и ни на минуту не оставлял в покое. В конце концов, из-за всех этих невзгод я тяжко захворал, и мой хозяин, опасаясь, что я умру, продал меня за семьдесят пиастров одному хирургу. Но по выздоровлении я оказался совершенно наг, у меня только и осталось что рубашка да старые штаны. Мой новый хозяин был несравненно лучше: он дал мне одежду и все, что было необходимо, а после того как я отслужил у него год, предложил выкупиться за сто пятьдесят пиастров, причем он готов был повременить с уплатой до тех пор, пока я не накоплю эти деньги.
   Обретя свободу, я оказался гол, как Адам. У меня не было ничего, и поэтому я остался среди пиратов, или разбойников, вплоть до 1672 года. Я совершил с ними различные походы...".
   Заметим, что современные исследователи допускают участие Эксквемелина только в двух из описанных им походов - в экспедициях Генри Моргана на Маракайбо (в 1669 г.) и Панаму (в 1670-1671 гг.), поскольку лишь в описаниях этих походов повествование ведется от первого лица. В обоих случаях он, видимо, исполнял обязанности корабельного хирурга.
   В предисловии к первому советскому изданию "Пиратов Америки" (1968) Я. М. Свет отмечал, что Эксквемелин, скорее всего, был голландцем, поскольку "никаких примет, которые могли бы указывать на иноземное происхождение автора или хотя бы на длительное пребывание в странах, лежащих за рубежами Нидерландов, в книге усмотреть не удается".
   В 1679 г. книга Эксквемелина была издана в Нюрнберге (Германия) на немецком языке ("Die Americanische See-RДuber"). При этом автор почему-то был назван А. О. Нюрнбергом. Спустя два года, в 1681 г., вышло испанское издание "Пиратов Америки" ("Piratas de la America, y luz Ю la defensa de las costas de Indias Occidentales"), переводчик которого решил, что автор книги был французом. В 1684 г. в лондонских издательствах Уильяма Крука и Томаса Maльтуса вышли английские версии книги под названием "Буканьеры Америки" ("Bucaniers of America"); издатели воспользовались переводами как с голландского, так и с испанского изданий. На сей раз автор был объявлен фламандцем и назван не А. О. Эксквемелином (A. O. Exquemelin), а Джоном Эскемелингом (John Esquemeling), "одним из буканьеров".
   В 1686 г. парижский издатель Жак Лефевр выпустил первый французский вариант "Пиратов Америки" ("Histoire des aventuriers flibustiers qui se sont signalИs dans les Indes, etc."), дополнив его десятком новых глав. Переводчик Жан Фронтиньер заявил, что автор книги - француз родом из Онфлёра и известен ему лично. Настоящее имя автора (если верить Фронтиньеру) - Александр Оливье Эксмелен (Oexmelin). Переводчик добавил также, что Эксмелен между 1672 и 1686 гг. трижды посетил Америку - первый раз на голландской службе, а во второй и третий раз - по поручению испанских властей. Эту версию активно поддерживают современные французские исследователи. Ссылаясь на какие-то записи в голландских архивах, они утверждают, что весной 1674 г., находясь в Амстердаме, Эксквемелин нанялся хирургом на один из кораблей эскадры адмирала Михаэля де Рёйтера. Эта эскадра совершила поход в Вест-Индию, где оперировала против французского судоходства и совершила неудачный налет на Мартинику, после чего вернулась в Голландию. В 1678 г. Эксквемелин продал свою рукопись издателю Яну тен Хоорну, который якобы совершил перевод французской рукописи на голландский язык, убрал некоторые части, переделал другие и даже добавил новую главу, чтобы сделать книгу более привлекательной для голландской публики. В 1679 г. Эксквемелин стал членом Голландской хирургической гильдии и ему было разрешено заниматься медицинской практикой в Амстердаме, после чего след его теряется. В 1686 г. он объявился в Париже, где по поручению командования королевского военно-морского флота составил письменный отчет о реке Чагрес, протекающей по Панамскому перешейку. Во время своего пребывания во французской столице Эксквемелин был представлен адмиралу графу д'Эстре, с которым он, возможно, уже встречался в 1669 г., после взятия Морганом Маракайбо. В том же году, как отмечалось выше, появилось французское издание "Пиратов Америки".
   По мнению некоторых исследователей, в 1697 г. Эксквемелин в качестве хирурга участвовал в корсарской экспедиции барона де Пуанти на испанский город Картахену (Новая Гранада). Согласно иным данным, в 1699 г. он оставил Францию, чтобы совершить путешествие в Америку. Тогда же появилось второе (двухтомное) французское издание "Пиратов Америки", содержавшее много новых глав. Все они были написаны неизвестными людьми и основывались на отчетах о различных пиратских и каперских экспедициях 80-90-х годов XVII в.
   Несмотря на то, что французская версия о французском происхождении Эксквемелина остается весьма популярной и в наше время, голландские исследователи продолжают утверждать, что автор "Пиратов Америки" был их соотечественником. С ними солидарен и Я. М. Свет. "Тому свидетельство, - пишет он, - язык книги. Правда, тен Хорн располагал кадрами отличных переводчиков, и они могли довести до совершенства любой французский оригинал. Но как раз то обстоятельство, что текст книги не причесан и не отполирован и к тому же пестрит вульгаризмами, свойственными коренному уроженцу центральных провинций Нидерландов, лишает силы гипотезу о переводном характере "Пиратов". Фламандская версия также отпадает, поскольку в тексте книги "фламандизмы" совершенно отсутствуют. Подобного эффекта не смог бы добиться ни один редактор тенхорновского заведения, да и вряд ли бы издатель стал очищать от фламандских привесков рукопись автора, поскольку читатель-голландец в такой чистке не нуждался: фламандские диалектизмы были ему понятны".
   Интересную гипотезу о том, кто скрывался под псевдонимом Эксквемелин, выдвинул голландский историк Хогеверф. По его мнению, "Пираты Америки" были написаны голландским путешественником и писателем Хендриком Берентсзооном Смексом (1643-1721). В ранней молодости Смекс побывал в Ост-Индии и Австралии, а в 1666-1673 гг. странствовал по землям Америки (т.е. как раз в то время, когда там побывал таинственный Эксквемелин). Смекс был членом Голландской хирургической гильдии и был тесно связан с издательской фирмой тен Хоорна. В 1708 г. он издал у Николаса тен Хоорна (сына Яна тен Хоорна) свою книгу "Описание могущественного королевства Кринке Кесмес". Хогеверф предположил, что при перестановке слогов и замене двух букв псевдоним Эксквемелин может быть прочитан как испанизированная форма имени и фамилии Смекса (Enrique Smeeks).
   Кем бы ни был автор "Пиратов Америки" - голландцем, фламандцем или французом, - не вызывает сомнения тот факт, что он действительно побывал в 1666-1672 гг. на островах Антильского архипелага, жил среди буканьеров и флибустьеров и собрал немало достоверной информации об их наравах, обычаях и походах. В то же время нельзя согласиться с утверждением Я. М. Света, что книга Эксквемелина "обладает неоценимым достоинством: она достоверна от первой до последней строки". На самом деле даже в первом, голландском, издании наряду с правдивой, выверенной информацией мы без труда можем обнаружить немало фактических ошибок и мифов. В основе их - некритическое использование автором сведений, полученных их во время бесед с пиратами, охотниками, кабальными слугами и пленными испанцами.
   ........................................
   ? В.К.Губарев, 2008

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"