Губский Владимир Иванович: другие произведения.

Несколько творческих начинаний Сталина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:


  
  
 []
Сталин со Чкаловым после рекордного перелёта..
  
  
   Замечу сразу, что приведенные мною творческие моменты ранние никем не описывались.
   Здесь речь не пойдёт о причинах, характере и масштабах репрессий. Об этом написано много и с различных точек зрения. Это не является предметом разбора данной статьи.
   Здесь не будут обсуждаться таланты Сталина как полководца. Об этом тоже написано много. Но выскажу, вскользь, своё отношение к этому вопросу.
   Человек, получивший Верховное командование в момент национальной катастрофы и приведший армию, народ и страну к национальному триумфу, Великой Победе - является, судя по делам, действительно генералиссимусом.
  
   Но основная мощь гения Сталина проявилась в созидании. Так уж сложилось, что созидание это охватывало не только гражданские мирные сферы, но и военное строительство.
   Всякий понимает, что на заводе начальник цеха не должен хвататься за напильник или гаечный ключ в стремлении выполнить задание. Он должен организовать процесс, в котором слесарь, станочник, инженер и технолог должны исполнять свои функции, как отдельные инструменты в оркестре исполняют свои партии. Он должен быть подобен дирижёру оркестра.
   Руководитель высшего уровня не должен формировать облик новых конструкций (на то есть конструкторские коллективы), не должен открывать новые материалы и изобретать новые технологии (на то в стране должны быть научно-исследовательские институты), он должен организовать дело так, чтобы научно-исследовательские институты исследовали не что-нибудь, что им кажется интересным, а то, что очень необходимо для конструкторов и промышленности, чтобы осуществить реализацию новых конструкций, а промышленность должна быть готова в тот же час подхватить эстафету созидания.
   Руководитель высшего звена должен организовать, не смотря на ведомственные ограничения и местнические интересы, единый процесс инновационного развития экономики государства. Необходимо дирижировать работой многих структур, чтобы научные исследования вовремя открывали возможности для конструкторов творить новые, ранее невиданные, образцы техники, а промышленность перестраивалась сообразно новым технологиям и давала возможность для быстрого развёртывания их массового производства.
   Чтобы это всё выливалось в последовательные и параллельные работы - НИР (научно-исследовательские работы), ОКР (опытно-конструкторские работы) и работы по технологической подготовке производства. При этом во всех звеньях на руководящих должностях должны быть, талантливые и работоспособные (до фанатизма, по возможности) руководители, которые не были бы ни ворами, ни очковтирателями. Кроме структурного созидания, на высшем руководителе лежит ответственность кадровой селекции. У стратега и творца кадровая селекция определяется конечной целью - созиданием. У корыстного интригана, кадровая селекция определяется его алчными корыстными целями.
   При этом в обоих случаях возникают обиженные и недовольные.
   Но горе той стране, в жизни которой, восторжествуют люди второго типа, опирающихся на обиженных и отстранённых от дел своих духовных братьев, более мелких интриганов и корыстолюбцев. И читая писания обиженных интриганов, и веря им во всём, доверчивые люди приобретают извращённое представление об истории своей страны, об её движущих силах, что, в конце концов, обрекает страну на жалкое существование.
  
   Сейчас достижения СССР многие подают как случайные события и результаты озарения отдельных неординарных личностей. Но когда достижений с мировым приоритетом набирается более десятка, то возникает подозрение что это не случайность, а закономерность. И думая над судьбами неординарных личностей созидателей, невольно задаёшься вопросом - А почему эти люди в таком количестве получили поддержку государства, получили материальные, финансовые и людские ресурсы в количестве достаточном для свершений. Тут невольно просматривается закономерность. И, думающий, неизбежно придёт к выводу, что экономика СССР, по крайней мере, послевоенного периода, была экономикой с очень благоприятным инновационным климатом. А проще - СССР обладал инновационной экономикой. Не инвестиции главное, а инновации. Иностранный инвестор вкладывает деньги, дабы вывезти из страны прибыль, пусть даже за счёт низко-квалифицированного (и мало-оплачиваемого) труда. А инновации предполагают развитие, изменение условий труда к лучшему, развитие страны и процветание. Экономика СССР была инновационной и развивалась за счёт реинвестиций, то есть инвестиций возникающих из самого развития страны. И иностранные инвесторы не определяли и не могли блокировать этот процесс.
   Сталин был архитектор инновационной структуры страны. Это дало результаты во всех стратегических направлениях и определило превращение послевоенного СССР в сверхдержаву.
   Очень быстрые (в исторических масштабах) преобразования экономики страны, и структуры управления ею, произошли в годы Великой Отечественной войны. Именно тогда экономика стала приобретать новые качества, управление ею начало подниматься на новую, доселе не виданную высоту.
  
   Пожалуй, знаковым событием в этой цепи качественных изменения является создание в СССР Государственного комитета обороны (ГОКО или ГКО).
   Деятельность этого органа управления недостаточно подробно освещена, изучена и главное недостаточно осознана обществом.
   Его решения однозначно показывают, что ГОКО занимался не фронтовыми операциями и не подменял Генеральный штаб Красной армии, а являлся своеобразным Генеральным штабом экономического планирования в условиях чрезвычайных, в условиях Великой войны.
   За время своего существования ( с 1.07.1941 по 4.09.1945 года, за 1526 дней) ГОКО было принято 9971 постановление (даже больше, ибо некоторые номера постановлений, совершенно секретных, дублировались). В среднем более 6 постановлений в день. Но в начале войны их принималось по 2-4, а в конце десятками иногда сотнями. В среднем в конце войны принималось 30-40 постановлений в день. Ясно, что всесторонне обсудить на одном заседании такое количество важных вопросов не имелось возможности. Для плодотворного обдумывания и оптимизации принимаемых решений при ГОКО создавались постоянные проблемно-ориентированные комиссии и комитеты.
   Особенностью деятельности этих комиссий и комитетов было то, что изыскивалась возможность делать необходимые стране изделия или проводить исследования и разработки на имеющейся материально-технической базе, вне зависимости от её министерского подчинения. Возможность свершения необходимого, зачастую не могла быть осознанна руководством наркоматов (министерств) по объективным причинам, хотя влиял и субъективный фактор (не желание руководства брать дополнительную ответственность на себя, которой и так хватало). Объективным же фактором было то, что в силу специфики узковедомственных задач, знаний, технологий решение проблемы казалось невозможным, ибо требовало выход за рамки стереотипного мышления.
   Для этого в аппарате комиссий и комитетов должны быть люди, которые с одной стороны хорошо знали бы возможности (имеющиеся и потенциальные, скрытые) заводов, институтов, лабораторий, имеющихся в том или ином наркомате, с другой стороны - эти люди должны были знать достаточно, о внедряемых технологиях, чтобы понять, где они могут быть внедрены.
   Так что люди, умеющие только стращать и наказывать, с задачей масштабных внедрений технологий не справились бы даже в том случае, если бы им помогали стада нынешних реформаторов-экономистов.
   Для плодотворной деятельности структур ГОКО необходимо было иметь информацию о состоянии дел на ведущих заводах наркоматов, не зашореную ведомственными соображениями. Необходима была также экспертная оценка материально-технической базы этих заводов для выявления возможностей внедрения дополнительных технологий.
   Читая наименования постановлений ГОКО, мы действительно наблюдаем десятки постановлений, по которым сотням людей даются мандаты ГОКО, удостоверяющие права уполномоченных представителей. Это не доносчики и соглядатаи, а квалифицированные кураторы, ориентированные на определённые задачи оборонного строительства особой важности.
   Информация от уполномоченных в промышленности, наряду с официальными отчётами директоров поступала в комиссии и комитеты ГОКО, там обрабатывалась и на стол председателя ГОКО (Сталина) ложились аналитические и докладные записки, подготовленные в недрах этого вневедомственного аппарата. Сталину приходилось читать ежедневно более 500 страниц аналитической и обзорной информации наряду с потоком корреспонденции.
   Проводились сотни совещаний принимались тысячи постановлений, контроль за исполнением которых, был налажен и ответственность за невыполнение которых была высока.
   Постепенно складывался Генеральный штаб, надведомственного управления народным хозяйством. Можно сказать, что наряду с вегетативной нервной системой (спинной мозг), которой можно уподобить систему наркоматов (министерств), в теле страны начала возникать высшая нервная система (головной мозг), которой можно поставить в соответствие комитеты ГОКО.
   Кадрами, для работы в аппарате комитетов и в развёртываемых вневедомственных структурах, занимался Георгий Максимилианович Маленков. Он со своими помощниками просеивал информацию о сотнях тысяч специалистов, находил настоящие жемчужины кадрового состава.
  Маршал авиации Голованов, главный конструктов Королёв, академики Берг и Курчатов - вот некоторые из этих жемчужин, специалисты высочайшего класса.
   Лаврентий Павлович Берия занимался не только и, пожалуй, не столько военной разведкой, сколько экономической. Это касалось и далёкого зарубежья и внутренних просторов нашей Родины. Его люди не только помогали уполномоченным ГОКО (что им прямо предписывалось), но и проводили инспекционные рейды по массе предприятий для выявления возможностей внедрения того или иного начинания. Это была своеобразная экономическая рекогносцировка.
   И совсем не случайно в трёх специальных комитетах (по атомной проблеме, по ракетостроению, по управляемому высокоточному оружию - ЗРК-ПВО) мы видим Берия и Маленкова в качестве председателя или заместителя.
   В то же время в ГОКО входили, на протяжении всего срока его существования, кроме председателя Сталина и его заместителя Молотова, также Берия и Маленков.
   Сталин возглавлял правительство СССР - был Председателем Совнаркома (Совета министров), эту обычную государственную управленческую структуру, а также возглавлял ГОКО - чрезвычайную, надведомственную управленческую структуру. После упразднения ГОКО её управленческий аппарат сосредоточился в Спецкомитете при Совете министров СССР. Там эти аппараты интегрировались в единую структуру государственного управления. И под председательством Сталина эта структура управления обеспечила инновационное развитие советской экономике и её рывок из разрушенной войною страны в Сверхдержаву.
   Не следует думать, что Сталин, создав великолепную, работоспособную структуру формально председательствовал в ней как свадебный генерал или поздний Брежнев.
   Читающие воспоминания авиаторов, знают - Сталин прекрасно разбирался в вопросах авиации, как в тактико-технических характеристиках самолётов, так и в вопросах их производства.
  Об этом можно читать у лётчиков - Мазурука, Стефановского, Голованова, у конструкторов - Яковлева, Лавочкина и других.
   Но Сталин также разбирался и в танках. Первые два постановления ГОКО, касались вопроса танкостроения -
  N 1сс, от 1.071941г. - Об организации производства средних танков Т-34 на заводе "Красное Сормово",
  N 2сс, от 1.07.1941г. - О производстве танков КВ-1 на Челябинском тракторном заводе.
  
   Известно также плодотворное участие Сталина в вопросе конструирования танка Т-34. Когда Кошкин со своей концепцией среднего танка на совещании с представителями военных оказался в одиночестве - Сталин, именно своим авторитетом, продавил создание опытных танков Т-34.
  Из воспоминаний Грабина известно, о поддержке Сталиным, сконструированных им пушек.
  Замечательна судьба Ледина, который, не получив поддержки в наркомате боеприпасов в вопросе производства снарядов с его взрывчаткой, добивается встречи со Сталиным. Сорок минут Сталин беседовал один на один с матросом Лединым, оставив в приёмной генералов и чиновников из наркомата боеприпасов. Матрос Ледин выходит от Сталина капитаном третьего ранга и руководителем лаборатории, а чиновники вынуждены обеспечивать выпуск снарядов с взрывчаткой Ледина, превосходившей в 4-5 раз по эффективности все зарубежные аналоги.
  
   Если гениальный Цезарь знал всех своих центурионов (около 500 человек), то Сталин знал всех командующих фронтов (более 10), командующих армиями (около 70), командующих дивизиями (около 300), наркомов (более 10), директоров (лично знал несколько сотен), конструкторов (десятки), выдающихся учёных (десятки). И тому и другому это было необходимо для управления.
  
   Сталин вынужден был разбираться не только в военной технике, в военном строительстве и управлении армиями, но и в строительстве фабрик, заводов, электростанций и жилья для людей.
   Тысячи совещаний, десятки тысяч постановлений и приказов, сотни тысяч страниц служебной информации - всё это та работа, которую Сталин выполнял. И надо сказать результативно выполнял. Он созидал структуру управления страной, она созидала народно-хозяйственный комплекс страны, а он изменял мощь страны и благосостояние народа. И мощь страны, и благосостояние народа - неизменно возрастали.
  
   Трудно в одной статье, даже книге, охватить всю творческую деятельность Сталина. Поэтому ограничусь кратким описанием нескольких творческих начинаний Сталина.
  
***
   Над Советским Союзом был занесен вовсе не меч врага. Меч нужен для поединка. Но какой может быть поединок, когда субъект нападения лишён возможности адекватно ответить, когда субъект нападения будет истекать кровью, не имея возможности даже крайним напряжением сил своих нанести смертельную или чрезвычайно болезненную рану противнику.
   Над Советским Союзом был занесен топор палач. Топор плача, маньяка-вивисектора, который после обезглавливания жертвы её рассекает на части, с изошрённо-садисским удовольствием наблюдает за конвульсиями жертвы, который, в конце концов, поглощает останки, сначала со смаком высосав мозг.
   Этот маньяк вивисектор обладает холодным расчётливым в своём злодействе разумом. Он долго и терпеливо готовится к своей чёрной мессе. Жертва должна быть обессилена и затравлена.
  Она должна быть обезоружена так, что бы её можно было методично и хладнокровно убивать, не опасаясь для себя серьёзных последствий. Она (жертва) должна быть объявлена исчадьем ада. А действия вивисектора должны восприниматься как сакральные действия очищения мира.
   Иногда, кажется, что этот злодейский разум, вовсе не наш, а является порождением далёких и таинственных космических сил внеземного происхождения. Все же зримые деятели, проводящую навязываемую людям линию поведения, кажутся лишь марионетками этой космической силы, какие бы книги о "Великой шахматной доске" они не писали, какие бы речи в Фултонах они не произносили.
   Но речь в Фултоне - прозвучала. И над Советским Союзом, одной из крупнейших стран на планете Земля, был занесен топор палача. Лезвие сверкнуло в багряном свете заката. Заката Человеческой Цивилизации.
   Но это видение, эту угрозу, мог увидеть тот, кто мог видеть тонкий ментальный мир нашего бытия. Но не всякий, из увидевших, мог развернуть деятельность противостоящую, казалось бы, неумолимому Року.
   Уже имелось колоссальное неравенство сил. Уже цепенели сердца людей планеты от ужаса, содеянного в Хиросиме и Нагасаки. И людям планеты была указана жертва. Заклание этой жертвы должно принести людям Новый Мировой Порядок.
   Но во главе Советского Союза оказался человек, не только увидевший всю совокупную угрозу страны, но сумевший сделать так, что фатальный конец для страны, для всего мира, отодвинулся на десятилетия, далеко за пределы его личного физического существования на Земле.
   --------------
   И нам было показано, что с силой, исходящей из Центров Космического Зла, земного, космического или сакрального происхождения, можно бороться. И можно её победить.
  Не знаю через сколько лет, произойдёт вновь нужное сосредоточение сил человеческих, когда вновь появится Генералиссимус Человечества, способный и организовать эти силы, и повести их в бой, и победить. Но знаю, что это будет, потому что: СТАЛИН - это ЗНАМЕНИЕ.
  
  
  

Пехота садится на вертолёты.

  
   Первое начинание, которого я коснусь - боевое применение вертолётов.
   Каким образом моё внимание привлёк этот вопрос? А дело было так.
   Читая книгу Марины Расковой "Записки штурмана", я неожиданно столкнулся с информацией о приёме у Сталина, на котором Марина Раскова присутствовала. Присутствовали лётчики, первые Герои Советского Союза, главные конструкторы самолётостроители, женский экипаж, совершивший рекордный перелёт на Дальний Восток (Гризодубова, Осипенко, Раскова), но, что для меня оказалось неожиданным, и члены семей героических женщин (родители и дети).
  Читал я книгу, относясь к мнению автора с максимальным доверием. Рейтинг Марины Расковой у меня гораздо выше, чем у современных искателей чревоточины в СССР, которые войны не видели, а очевидцами у них фронтовые парикмахеры и снабженцы.
   Марина Раскова в 27 лет стала Героем Советского Союза за рекордный полёт на самолёте "Родина". Во время Великой отечественной войны она добилась и возглавила формирование трёх женских авиаполков. Она не увидела Великой Победы - погибла в 1943 году в возрасте 32 лет.
   Некоторым покажется, что там особенного сиди в самолёте и лети куда подальше, а будет рекорд или нет, зависит от создателей самолёта. Но именно Марина Раскова, в рекордном полёте самолёта "Родина", подверглась чрезвычайным испытаниям, которые и многим мужчинам не по плечу.
   Она была штурманом в том полёте. Радионавигации в ту пору практически не было. А посему именно от штурмана зависит точность выдерживания маршрута, а от этого зависит и судьба рекорда. Если самолёт к цели будет лететь зигзагами (из-за ошибок навигации), то может и не долететь к цели, а то и совсем заблудится.
   В полёте было обледенение в совокупности с большой облачностью. Командир экипажа, Гризодубова, подняла самолёт выше облаков на высоту 5000 метров. Земли и ориентиров на ней не было видно, радионавигация не работала. Единственный выход - определить положение самолёта по звёздам. Но, стёкла в кабине самолёта обледенели, и сквозь них определить положение звёзд было невозможно. Марине пришлось открыть люк вверху кабины и высунуться из самолёта по пояс. Вдумайтесь - на скорости 400 километров в час, при обжигающем ледяном ветре; на высоте 5000 метров, при кислородном голодании; вести измерения положения звёзд с помощью секстанта - трудно, редко кто и справится. Но Марина справилась. Этим её испытания не ограничились. Ввиду странности конструкции самолёта, штурман сидел в отдельной кабине, и перебраться к остальным членам экипажа никак не мог. А кабина штурмана была в голове самолёт, вся застеклённая, и поэтому в случае вынужденной посадки, обеспечивала чрезвычайно большие возможности, отправится на тот свет. У самолёта кончилось горючее, и ему предстояла вынужденная посадка в тайге. И так как Марина не могла уйти из своей опасной кабины, то ей пришлось выпрыгнуть с парашютом. Что, кстати, было предусмотрено по аварийному плану. Она оказалась одна в тайге. И с плиткой шоколада, и револьвером - 10 дней в одиночку добиралась до места посадки самолёта. Ей пришлось испытать и голод, и угрозы нападения диких зверей, тонуть в болоте, и выбраться из него.
   Так что, источник информации, Марина Раскова, человек заслуженный, мужественный и, при всём при том, она ещё и красивая женщина.
   Стоит всё же почитать её "Записки штурмана". Это настоящий носитель духа эпохи. В книге она описала не только этот полёт, но свой путь в авиацию. И, на мой взгляд, это произведение заслуживает большего внимания публики, чем - "Сволочи" и "Штрафбат". Но не мне указывать почтенной публике, что читать. Тем более, что свинья свою лужу всегда найдёт, а соловей, по-прежнему, соловьём поёт. Как говорится каждому своё - плюрализм.
   Дав предварительно характеристику источнику информации, перейду к обсуждению вышеозначенного момента.
   Так вот, на приёме у Сталина произошёл разговор об авиации. Всё вытекало из обсуждения рекордного полёта и спасательной операции.
   Сталин неожиданно спрашивает Марину Раскову -
  -- Скажите, какие изменения надо внести в конструкцию самолёта, чтобы штурману не пришлось покидать его в обстановке аналогичной вашей?
  -- Такие изменения можно внести. Они весьма просты. Надо сделать дверь из кабины штурмана в кабину лётчиков - отвечает Марина.
   Сталин поворачивается к конструкторам и говорит -
  -- Вам товарищи конструкторы надо это учесть в своих проектах!
   Я думаю, что такое замечание было более действенным, чем трёхэтажная матерщина и угрозы ссылки в Сибирь. Сталин психологически верно, ненавязчиво, сделал назидание конструкторам. Как же конструкторы могли бы далее пренебрегать этим, если они услышали это от молодой красивой женщины, которая благодаря их оплошности едва не лишилась жизни. Сталин уповал в данном случае не на страх, а на совесть.
   Далее разговор переходит к рассмотрению спасательной операции.
   Естественно, что Марина произносит слова благодарности. Её ведь искало множество людей, авиация, десантники и охотники. А Сталин в разговоре с ней говорит о действиях авиации в будущем. О применении вертолётов в поисково-спасательных работах и в десантных операциях.
  Марина только удивляется знаниям Сталина в этой области.
   Могут сказать, что Сталин такое слышал от министров или конструкторов. Но вертолётов тогда не было. Их не делали, а поэтому министры в своей деятельности их не касались и об этом не говорили. Не было конструкторских бюро, разрабатывающих вертолёты, а потому все конструкторы приходили к Сталину по другим вопросам и о вертолётах не говорили.
   Военные стратеги тоже об этом не говорили. Что-то я не встречал в мемуарах Жукова или даже Рокоссовского не только рассуждений о тактике применения, но даже упоминания о самих вертолётах, рассматривая сказанное ими о тех временах.
   Ещё не поднялся в воздух, на американском континенте, первый вертолёт, русского эмигранта Игоря Сикорского (что произойдёт в 1939 году), а Сталин вёл об этом приватные беседы с авиаторами.
   Могут сказать, что это застольная беседа и последствий её (дело было в 1938 году) не видно во время войны.
   А вот здесь мы должны вникнуть в технологию воплощения идей в жизнь государства.
   Прежде чем делать обобщения и заключения, нужно знать об инкубационном периоде - и самих разработок, и становления научно-производственной базы. Сталин, конечно, об этом знал, ибо был тем человеком, которому пришлось этого коснуться в своей непосредственной работе.
   Сколько проходит времени от получения технического задание, до воплощения его в металл. Три - пять лет, если это изделие достаточно сложное, а не простой держак от лопаты.
  Если проектируемое изделие не является революционным, новаторским, то разработку передают, после испытаний и небольших доводочных работ, в серийное производство, и народное хозяйство или армия получают, через пару лет, необходимое изделие в массовых количествах.
   Но совершенно другое положение дел складывается, когда изделие новаторское, революционное. Небольшие доводочные работы превращаются в нескончаемую череду проб и ошибок, аварий и, даже, катастроф. Так предначертано Человеку продираться в Неведомое. При хорошем управлении и удачном стечении обстоятельств, это удлиняет путь на три-четыре года, а при плохом управлении идея просто гробится, умирает, и воплощения в массовые изделия не получает.
   Отсюда мы видим, что внедрение новых, но имеющих ранее освоенные аналоги, изделий занимает 5-7 лет, а революционных - 8-11 лет. И на какое же применение в войне можно было надеяться? Зная, что времени мало и ресурсы страны ограничены, Сталин не стал инициировать воплощения своих революционных идей перед войною. А военные теоретики об этом всю войну и молчали. Не по причине запрета на такие размышления, а по той причине, что у них такие мысли не рождались, а Сталин с ними своими мыслями не делился. Так мелькнуло за столом в разговоре с Мариной Расковой, написано и издано ею, в своей книге, до войны. Но теоретики, почему-то не подхватили, а указаний не было.
   Так что, Сталин поболтал за столом и забыл о практическом воплощении сказанного? Вовсе нет. И это мы видим после войны.
  
   После войны мы наблюдаем просто фейерверк попыток создания вертолётов. При поддержке государства и соответствующем финансировании. Происходит возникновение и становление вертолётных конструкторских бюро Миля и Камова, которые и ныне являются остовом российского вертолётостроения, а заодно и мировыми брэндами. Вертолёты проектируют и создают Братухин и Яковлев. Яковлевский летающий вагон Як-24 намного опередил своё время и, чувствует моё сердце, не без участия великого кукурузника и его сподвижников, был похоронен как объект серийного строительства. Этот вертолёт Яковлева стал объектом подражания американцев. Их "Чинук" (Boeing CH-47 Chinook) - концептуальная калька Як-24.
  Вертолёт Як-24 совершил первый полёт 3 июля 1952 года, а СН-47 - 21 сентября 1961 года.
  Як-24 брал на борт 30-40 человек, а СН-47 - 44. Обе машины для десантных операций.
  Если вспомнить, что в 1952 году страной руководил Сталин, то мы видим, что застольная беседа с Мариной Расковой в 1938 году - не просто красивые слова, сказанные красивой женщине.
  Если же вспомнить, кто сделал Яковлева заместителем министра авиационной промышленности, не отобрав у него руководства конструкторским бюро, то укрепимся в этой мысли. Для оживления памяти смотрите книгу Яковлева - "Цель жизни". Здесь мы видим именно ту руку Сталина, которой она и была - руку организатора народно-хозяйственного комплекса страны.
   Виртуозы информационной войны договорились до того, что взлетевший в США, в 1953 году, вертолёт Пясецкого Н-16 дал толчок конструкторской мысли СССР, которая, подражая ему, в 1952 году подняла в воздух вертолёт Як-24. Конечно, если договорится, что 1952 год следует за 1953, то действительно налицо отставание СССР от Запада. Не знаю, что курят и что пьют трубадуры приоритета Америки, знаю, что нормальному человеку столько не выпить.
  
 []
Вертолёт Ка-8 в одном из первых полётов. Фото 1948 года.
  
   Первой работой Камова в вертолётостроении был Ка-8, с мотоциклетным двигателем. Эта работа, по причинам вышеизложенным, получила официальное финансирование МАП (министерства авиационной промышленности). Это было в 1947 году. А этому предшествовало, в 1946 году, официальное задание Камову, работающему в отделе новой техники ЦАГИ (Центральный аэро-гидродинамический институт), написать книгу-обзор о винтокрылой технике в мире.
   Снизошло вдруг прозрение на министерских чиновников, и они стали заказывать научно-технические обзоры, а потом и разработки по вертолётной тематике. Не надо обладать гениальными дедуктивными способностями, чтобы определить источник просветляющей силы чиновников.
   Почему же эти просветляющие силы выбрали Камова для написания обзора по винтокрылой технике. Дело в том, что ещё до Великой Отечественной войны он создал автожир А-7. А на автожире основную подъёмную силу создаёт винт, который раскручивается не двигателем, а набегающим потоком воздуха - являясь своеобразным вращающимся аналогом крыла самолёта. Мало того, что автожир был сделан, испытан и продемонстрирован правительству (в 1931г.), для его серийного производства Камову был выделен завод, который располагался в Ухтомской, а во время войны был эвакуирован в Бириии Свердловской области. На этом заводе производством автожиров руководил М.Л. Миль, которому так же после войны были предоставлены возможности создавать вертолёты.
   Вот так началось становление КБ Камова. Конечно сам Камов - личность незаурядная, выдающаяся. Но в том и талант масштабного руководителя, чтобы находить своим замыслам талантливых исполнителей, энтузиастов до фанатизма.
   Замечу, что ещё в 1948 году американское командование отрицательно относилось к идее вооружения армии вертолётами. Не было ещё концептуального понимания.
   А в Советском Союзе, осенью 1948 года, небольшой коллектив, создавший вертолёт Ка-8, преобразован в ОКБ-2 (особое конструкторское бюро) и получает государственное финансирование.
   Мало того, Сталин вполне правильно решает, что не гоже конструкторам вертолётов самим дорабатывать авиационные движки для использования в конструкции вертолёта. И конструкторским бюро Швецова в Перми и Ивченко в Запорожье было поручено создать двигательные установки для вертолётов, оснастив их необходимым редуктором, выведя мощность на вал с необходимыми для вертолётчиков оборотами.
   В Запорожье создавались двигатели малой мощности - АИ-4Г - 55л.с., АИ-26ГП - 575л.с., а в Перми двигатель большой мощности - АШ-72В - 1700 л.с.
   Второй вертолёт Камова взлетает в августе 1949 года, и к концу года завершает программу госиспытаний. Этот вертолёт был оснащён двигателем АИ-4Г, специально созданным для малых вертолётов. Вертолёт мог садиться на сушу и воду, а потому позиционировался, как разведывательная машина для военно-морского флота.
   В 1951 г. было принято решение Бюро по военным и военно-промышленным вопросам при Совете Министров (при Сталине) о постройке войсковой серии вертолетов Ка-10 по договору с Военно-морским флотом СССР.
  
  
   Сталин, являющийся Председателем Совета министров (премьер-министр), был великолепным хозяйственником-созидателем и не во все свои замыслы посвящал высокое партийное руководство. Так что искать в воспоминаниях партийных функционеров ответы на многие вопросы жизни Сталинского СССР - просто обрекать себя на неполное и тенденциозное освещение вопроса. Нужно обращать внимание не на решения пленумов и съездов партии, а на решения Совмина и его структур.
   С 1947 года начинается история и другого выдающегося КБ вертолётостроения в СССР - КБ Миля.
  26 марта 1947 г. приказом начальника ЦАГИ "...для решения научных проблем по геликоптеростроению и штопору самолета..." была создана лаборатория ?5, с которой и началась история КБ. Понятно, что начальник ЦАГИ озаботился решением проблем геликоптеростроения не сам по себе, а после указания свыше. Если бы сам по себе, то масштабной реорганизацией не занимался (ибо на это требуется солидное финансирование), а используя имеющиеся силы, прорабатывал бы вопрос. А если учесть, что начальником лаборатории ?5 становится М.Л. Миль, который руководил серийным производством первых в мире боевых автожиров, то становится ясно, что для такого кадрового переноса полномочий начальника ЦАГИ не хватало, что однозначно указывало на принятие решения на более высоком уровне.
   Благодаря этим импульсам, передатчиком которых являлся начальник ЦАГИ, уже в 1948 году первый вертолёт Миля Ми-1 взлетел. Вертолёт оснащался двигателем АИ-26ГП, специально созданным для вертолётов в Запорожском КБ. Были ещё испытания и доводки, но с 1951 года вертолёт Ми-1 выпускается серийно. При этом двигатели его, совершенно синхронно, начинали серийно производится в Запорожье.
  
Вертолёт Ми-1 на учениях 1948 года
  
   За 9лет серийного выпуска было изготовлено 2680 машин (до 1960 года).
   Но руководитель СССР явно стремился к более весомым результатам. Что вылилось в решениях им подписанных.
   Так по постановлению Совета Министров СССР от 5.10.51 г. десантно-транспортный вертолет должен был перевозить в фюзеляже 12 десантников, легкую полевую пушку калибра 57 или 76 мм либо армейский автомобиль ГАЗ-67Б или ГАЗ-69. Общая масса перевозимого груза должна была составлять 1200 кг в нормальном варианте и 1600 кг в перегрузочном. Это был вертолёт для решения оперативно-тактических задач в современной войне. И использование его предполагалось массово.
   Это втрое превышало возможности вертолёта Сикорского - YH-19A. Который поднялся в воздух 10 ноября 1949, и которому было суждено сломать оппортунизм американских военных, примерами успешного применения в Корее в 1951 году.
   Но от успехов применения отдельных машин, до масштабных оперативно-тактических применений американским военным и их вертолетостроению предстояло эволюционировать ещё более 10 лет.
   А созданный конструкторским бюро Миля, по вышеозначенному постановлению, вертолёт Ми-4 совершил первый полёт 3 июня 1952 года. (при Сталине).
 []
Отработка боевых задач на учениях с применением лучшего в мире на то время военно-транспортного вертолёта Ми-4
  
   Вертолёт взлетел через 9 месяцев после выхода постановления Совета Министров СССР. А это значит, что постановление принималась в ситуации, когда двигатель для вертолёта был практически готов (разработан). А ведь на разработку двигателя тоже нужно было время. Это двигатель конструкторского бюро Швецова - АИ-82?. Это была, конечно, модификация испытанного в боях двигателя, главной доработкой которого - было создание мощного редуктора (1700 л.с.), с отбором мощности на основной и на вспомогательный винты.
   Так что американские истоки у создания этого вертолёта могут быть, как говорится - "притянуты за уши".
   В декабре 1952 г., в Саратове развернули серийное производство Ми-4(при Сталине). В следующем году, по окончании войсковых испытаний, Ми-4 был принят на вооружение, и в ежегодном воздушном параде участвовало уже 24 серийные машины. Всего саратовский завод построил за период с 1952 по 1954 гг. 152 вертолета. Затем производство Ми-4 перевели на Казанский вертолетный завод, где до 1966 года построили 3155 машин.
   Но вертолётные заводы появлялись по ходу дела, путём перепрофилирования и нового строительства.
   В армии были созданы вертолётные полки, а слушатели военных академий получали знания об использование военных частей нового типа в современной войне.
   В вертолётном полку, как правило, было 3-4 эскадрилии Ми-4 по 16 машин и 1-2 эскадрилии Ми-6 по 10-12 машин. Всего в полку было до 60 вертолётов. Одним из первых был сформирован 793 ОВП (особый вертолётный полк) в 1952 году (при Сталине).
   Происходили быстрые преобразования и в промышленности и в армии, что обеспечивало невиданное ранее качество вооруженных сил страны.
  
   Все отечественные историки, словно сговорившись, твердят, что американский опыт в Корее дал толчок и СССР, и Сталину. Но в 1947 году войны в Корее ещё не было, а Камову и Милю дали возможность развиваться, создав материальную базу и обеспечив государственное финансирование.
   А в 1951 году, не ожидая прозрения американских военных в Корее, в Советском Союзе начинается СЕРИЙНОЕ производство вертолётов КА-8 и Ми-1.
   Но Сталиным была поставлена задача, создания вертолётов для переброски групп десантников и пушек. Поставлена задача создать машины для аэромобильных групп. А на базе их планировалось создание вертолётных полков для проведения массовых десантных операций. И вертолёт для этого (МИ-4), и первые вертолётные полки (793 ОВП) были созданы в 1952 году.
   Заметим, что в Корее у американцев не было никаких вертолётных полков, а были отдельные, в целом удачные, применения вертолётов, первые из которых появились, там, в 1951 году.
   Аналогичный Ми-4, американский "Ирокез" фирмы Бэлл - в 1954 году только начали проектировать, а массовое применение он получил во Вьетнамской войне, своеобразным символом которой он является. Ещё говорят, что наши военные у американцев переняли опыт применения вертолётов в массовом количестве. Просто американцы применили то, о чём говорил Сталин Марине Расковой в 1938 году, то чему он способствовал появиться в Советских вооруженных силах в массовом количестве. Применили на 30 лет позже высказанной Сталиным концепции, и на 15 лет, позже, созданных Сталиным вертолётных полков. Сталин не стал организовывать войнушку в чужой стране, дабы показать свой приоритет. Де факто приоритет у Сталина.
   До прибытия в Корею первых двух вертолётов Сикорского в 1951 году, в американских верхах действительно царило непонимание роли вертолётов в военных действиях, и это у них в мозгах произошёл концептуальный прорыв. В Советском Союзе Сталин такую концепцию высказывает в конце 1938 года, а после войны начинает осуществлять. То, что ряд советских военных теоретиков и государственных деятелей не понимали этих начинаний Сталина (а Сталин ликбеза для чиновников не организовывал), и делает их попытки освещения истории вопроса необъективными. По непонятным для таких летописцев причинам в Советском Союзе в 1947 году открывается государственное финансирование разработок вертолётов с прицелом на масштабное серийное производство. И через десять лет Советский Союз становится мировым лидером в области вертолётостроения. Точнее сказать, он им являлся с самого начала, просто выставленные, гораздо позже своего рождения, на международных салонах вертолёты неоднократно потрясали мировую общественность и наглядно демонстрировали это мировое лидерство СССР.
   Так, например, поднявшийся в воздух в 1957 году Ми-6 имел - взлётный вес 44 тонны, мощность двигателей 2х5500 л.с., грузоподъемность 12,5т. А гораздо позже поднявшийся в воздух (1961г) американский "Чинук" (CH-47), крупнейший их военно-транспортный вертолёт, имел - взлётный вес -22т, мощность двигателей - 2х2800л.с., грузоподъемность - 8т. Как видим, ни по абсолютной грузоподъемности, ни по тяговооружённости, превосходства у американцев нет.
   Автору этих строк в далёком 1972 году пришлось, в составе студенческого строительного отряда (около 50 человек), лететь, над болотистыми топями Сибири, к месту строительства посёлка около газового месторождения. Этот трудовой семестр был наполнен яркими впечатлениями, одним из которых было - полёт на вертолёте Ми-6. На грунтовом аэродроме посёлка, то и дело взлетали и садились эти 44- тонные махины. Летали люди, трактора, самосвалы, бетономешалки...
  Студенты тех лет воспринимали всё это с одной стороны, как необычное, а с другой стороны, как должное. Инновационное развитие Советского Союза воспринималось как нормальное развитие человеческого общества, а личные восторги воспринимались как радостные впечатления от соприкосновения с настоящей творческой жизнью страны. Нам было радостно от того что не на картинке, не на телеэкране мы созерцаем эти машины, не только можем их потрогать, как на выставке, а летать в них в рабочем порядке. Эту возможность не просто имели, но и реализовывали тысячи советских студентов.
   А янки до сих пор так и не превзошли этот вертолёт, вертолёт, десантирующий студенческие строительные отряды на севере Тюменской области 40 лет назад.
   Начало создания крупнейшего в мире вертолёта с газотурбинным двигателем скрывается под отложениями, нанесенными на историю нашей Родины мутными потоками "Хрущевской оттепели". Без упоминания имени Сталина история звучит так - думал Миль над военно-стратегическими вопросами и решил построить вертолёт, который, не только пушку и её расчёт может брать на борт, но и артиллерийский тягач, дабы быть десанту и на земле, как на небе - мобильному. Прикинул Миль, что поршневых двигателей для такого дела недостаточно и решил ставить на борт газотурбинные двигатели. Не важно, что таких двигателей ещё нет на планете Земля, поговорю ка я с конструктором Соловьёвым и уговорю его - думал Миль. Конструктор Соловьёв решился сделать такие двигатели, но предупредил - успеха не будет, если пару сотен заводов и десятки конструкторских бюро нам не помогут. Те помогли и вертолёт получился. Надобно было сказать о финансовых проблемах такого деяния сотен заводов, но тут добросовестных историков поджидает мина. Такие проблемы без постановления Совета Министров не решаются, а как об этом упоминать, если председателем этого Совета Министров был в ту пору Сталин. Вот без него и получается, что вертолёт Ми-6 напрямую вытекает из энтузиазма Миля, Соловьёва и сотен других руководителей заводов и КБ, которые в едином альтруистическом порыве сотворили сиё деяние.
   Но реальность не такая романтическая, а более прозаична.
   Сталин по опыту, недавней в ту пору, Великой Отечественной войны знал, что реальная современная война потребует переброску и людей, и пушек, и тягачей, и боевых машин десанта, разведывательных машин. Всё это было понятно ещё до создания первых военных вертолётов - Ми-1, Ка-10. Но нельзя было с такой колоссальной машины начинать. Шли постепенно, но быстро и целеустремлённо к этому результату. Сталин понимал, что составом роты боевые задачи дивизии не выполняют, ибо в дивизии этих рот с полсотни. Поэтому и существуют более крупные подразделения, чем рота, ибо есть задачи им не посильные. Аналогично и задачи стратегически значимых технологических прорывов решаются не кучками энтузиастов и одиночными КБ, а широким фронтом исследовательских, конструкторских и промышленных работ. И этот фронт работ требует чёткой координации, исполнительской дисциплины и творческого подхода к делу.
   Полученные Кузнецовым в Куйбышеве наработки по турбовинтовому двигателю на базе немецкого ЮМО-012 передаются в Пермское конструкторское бюро Швецова для создания на базе их вертолётного газотурбинного двигателя. Решение принято на основании достигнутых успехов в создании двигателя и редуктора для вертолёта Ми-4.
   Сталин понимает, что за увеличение полезной нагрузки вертолёта в 3-4 раза надо заплатить соответствующим увеличением мощности двигателя. Выжатые Кузнецовым 5500 л.с. с нового турбовинтового двигателя ТВ-2Ф соответствуют примерно тому уровню мошности, который необходим для нового вертолёта. Двигатель необходимо доработать, оснастив его соответствующим мощным редуктором. А кто создал самый мощный редуктор - КБ Швецова для двигателя в 1700 лс для вертолёта Ми-4. Кто в стране ещё имеет подобный опыт? Никто! Кто желает взять на себя ответственность за такое новаторство? Никто! Но надо ведь для страны! Логично поручить это самому продвинутому на момент принятия решения, даже если он и сомневается в успехе. Конечно, надо помочь силами смежных и родственных предприятий. И вот так, без альтернативных вариантов, выбор падает на КБ Швецова. Швецов пережил Сталина всего лишь на несколько дней. Поэтому основные проблемы пришлось решать приемнику Швецова - Соловьёву. Он наследовал не только права, но и ответственность Швецова. А им было получено задание Сталина. И Соловьёв занимается двигателем для вертолёта Ми-6, не потому что этого хочет или об этом просит конструктор Миль, а потому, что таковым является наследуемое дело конструкторского бюро Швецова, которое выполняет эту задачу до момента смерти Швецова.
  
 []
Первый в мире тяжёлый вертолёт с газотурбинным двигателем - Ми-6. Этой 44 тонной махине, взлетевшей в 1957 году уступают все западные военно-транспортные вертолёты, в том числе и 22 тонный американский 'Чинук'
  
   Представитель второго поколения тяжёлых военно-транспортных вертолётов конструкторского бюро Миля, созданный на базе глубокой модернизации вертолёта Ми-6 - вертолёт Ми-26 и ныне является крупнейшим в мире. Он имеет взлётный вес 56 тонн, полезную нагрузку - 20 тонн, а мощность двигателей 26 000л.с. (2х13 000 л.с.- Д-136). Американский "Чинук" даже не второй. Он, как описано выше уступает даже Ми-6, начатому при Сталине и взлетевшему в 1957году. Это отставание американских вертолётостроителей на полвека говорит о том, что они отстали навсегда. Если вспомнить, что в Советском Союзе был создан, поднялся в воздух и был продемонстрирован международной общественности на авиасалоне, вертолёт Ми-12 (В-12) со взлётной массой 100тонн, полезной нагрузкой - 40тонн и мощностью двигателей 40 000 л.с., то понимаешь что догнать Советский Союз Запад до сих пор не смог и в обозримом будущем (этак ещё 50 лет) не сможет.
   А не получается у них это потому, что они не могут создать редуктор для передачи мощности на винт, если эта мощность превышает 10 000 л.с. (решено в Советском Союзе в 1952году на двигателе НК-12).
  
 []
В небе Ми-12. Этот 100тонный вертолёт способен перевозить 40 тонную баллистическую ракету для подводных лодок. Собственно для быстрой доставки ракет он и строился. Западу до него как до Марса.
  
   Новые концептуальные представления о боевом применении вертолётов конструкторами вертолётов, были творчески осмыслены, и появление новых конструкций стало следствием этого осмысления. Особенно интересна история появления вертолёта поля боя, настоящей "воздушной боевой машины пехоты"- Ми-24.
  
 []
Пара 11тонных летающих танков Ми-24 на боевом задании. Это и ныне лучшие в мире вертолёты огневой поддержки. Кроме лучшего в мире бронирования и ракетно-пушечного вооружения они несут 8 человек десанта в своём бронированном чреве. -
  
   Уже не было Сталина, а, впитанная при его правлении, концепция, давала свои плоды. Фактически не получая технического задания, Миль в своём КБ выработал новый облик вертолёта. Это боевая машина пехоты, но пехоты аэромобильной. Эскизный проект был сделан без задания и финансирования, за счёт внутренних ресурсов. Эскизное проектирование началось в 1966 без технического задания, когда после смещения Хрущева (октябрь 1964г) в 1965 году стало ясно, что блокировка поставленная Хрущевым на перспективных авиационных разработках, снимается. Еще шли кадровые перестановки в верхних эшелонах власти в стране и в армии, а конструктор Миль решил начать эскизное проектирование новой машины. Только в мае 1968 сверху пришло техническое задание. И каково же было удивление военных, когда макетной комиссии в следующем году был представлен не деревянный макет, а настоящая машина, которая в том же 1969 году и взлетела в воздух. Здесь мы наглядно наблюдаем живучесть и плодовитость структур авиапрома, заложенных при Сталине.
   Постараемся осмыслить тот факт, что фактически без государственного финансирования и одобрения вышестоящих структур Миль создаёт боевой вертолёт вместо деревянного макета. Для этого у него должны были быть (и были, как это он показал воочию) ресурсы и возможности такого деяния. (Что сейчас, пожалуй, не встречается).
   Дело в том, что созданная при Сталине система отношений давала выдающимся творческим личностям большие права и большие материальные возможности.
   В создаваемых конструкторских бюро обязательно имелся опытный завод. Директор этого завода подчинялся не министерским чиновникам и руководителям главных управлений, а Главному конструктору. Это естественно, если смотреть с позиций доминанты творческого потенциала. Во время создания новой опытной машины отдельные детали и узлы, их посадочные места и компоновку переделывают по многу раз, иногда десятки раз. И если бы не конструктор определял приоритеты изготовления деталей, а директор завода, то о сжатии сроков создания новых машин можно было бы не думать. Так что для директора опытного производства Главный конструктор был Царь и Бог. Когда директор видит, что Главный конструктор делает, например, не деревянный макет, а настоящий вертолёт с настоящими двигателями, то ему только остаётся выполнять эти указания. Кому, и главное зачем, может пожаловаться директор? Начальнику главка в министерстве? Так начальник главка сам понимает, что талантливых Главных конструкторов берегут как национальное достояние, а таких, как он чиновников из его же подчинённых можно выбрать. Министр же понимает, что директоров и начальников главков много, а их дублёров, которые могут встать вместо них, в десятки раз больше, а вот Главные конструкторы это самоцветы его отрасли, это главный ресурс, который может создать условия сотворения новой техники. А за неё, за новую технику, спрос суровый и сроки создания её жёсткие, можно сказать для простых смертных не посильные.
   К Сталину на совещание министерские чиновники не ходят, а лишь министры, а Главные конструктора у него бывают на совещаниях. И Главные конструктора это те люди, которых Сталин слушает, а им, Главным конструкторам, позволено даже возражать Сталину, аргументировано, конечно.
   Главный торг за ресурсы - фонд заработной платы, комплектация кадрами, оснащение приборами, станками и оборудованием, объёмах поставок материалов и комплектующих изделий, идёт при завязке проекта новой машины. Требования Главных конструкторов всесторонне обосновывается, конечно, с необходимым запасом. А в министерстве эти требования стараются ограничить, но естественно в разумных приделах. Вот так от одного успешного проекта, к другому крепнет конструкторское бюро. Неудачи же в выполнении проектов сначала разъедают созданный за годы успешной работы запас прочности и стабильности. Несколько же неудач может привести к свёртыванию деятельности конструкторского бюро.
   Лидеры же отрасли могли себе позволить вместо деревянного макета создать летающую боевую машину, как это и случалось иногда. В том числе такова история создания вертолёта Ми-24. Пишут, что Ми-24 был вторым в мире специализированным боевым вертолётом огневой поддержки. Первым, мол, был американский вертолёт "Кобра", взлетевший в 1967 году. Но это всего лишь, только слова. "Кобра" не превосходила по грузоподъемности Ми-4 (созданный при Сталине в 1952), а по вооружению не превосходила его модернизированный вариант для поддержки пехоты.
   Ми-4 имел - взлётный вес 7600 кг, мощность двигателя - 1700 л.с., максимальную скорость - 225 км/час.
  "Кобра" имела (родившись на 15 лет позже Ми-4) - взлётный вес - 4550, мощность двигателя - 1690 л.с., максимальную скорость - 315км/час.
   Преимущество в скорости у "Кобры" не имело решающего значения, ибо, имеющиеся на то время, системы ПВО сбивали летающие объекты, летящие с вчетверо большей скоростью. А вот огневая мощь, защищенность и бронирование, проигрывали (за счет меньшей массы), а это для десанта внутри вертолёта жизненно важно.
   Естественно, что имея 7,5 тонную машину способную нести противотанковую пушку или 16 десантников, имея его модификации - транспортную, поисково-спасательную, противолодочную, нетрудно было догадаться сделать его модификацию для огневой поддержки войск. Что в Советском Союзе сделали, не дожидаясь родов фирмы Бэлл.
   На борт Ми-4 установили - сохранив подфюзеляжную пулеметную установку, по бортам машины узлы подвески на держателях БД-3-57КРВ неуправляемых авиационных ракет С-5М и С-5К в блоках УБ-16-57УМ, пусковые установки противотанковых управляемых ракет К-4В "Фаланга" с четырьмя ракетами 9М17В с радиокомандной системой наведения и стартовавших с направляющих 2П32. Дополнительно установили оптический прицел ОПБ-1Р и визир 9Ш121.
 []
У вертолёта огневой поддержки Ми-4 установили 6 блоков (по 3 с каждого борта) по 16 ракет (всего 96 ракет) и по 2 управляемые (всего 4) противотанковые ракеты
   А американская фирма ещё мучилась в родах. То, что американцам казалось прорывом, советскими разработчиками достигалось модернизацией имеющейся техники.
   Но в 1969 году в Советском Союзе родилась поистине революционная машина. Имея взлётный вес 11 тонн, вертолёт имел скорость - 360 км/час. Это обеспечивалось превосходной тяговооружённостью. Вертолёт имел 2 двигателя по 2500 л.с. При этом, он имел солидное бронирование, не превзойдённое никем до сих пор. Например, лобовое стекло имело толщину 100 мм и не пробивалось пулей не только автомата, но и крупнокалиберного пулемёта, а по касательной держало удар снаряда 20-мм пушки. Это был (и есть) настоящий летающий танк. Он нёс превосходное (превосходящее все американские аналоги) стрелково-пушечное вооружение, набор неуправляемого и управляемого ракетного вооружения и бомбовую нагрузку. Это был истребитель танков и бронетехники противника.
   Американцы могли удивлять африканцев своей вертолётной техникой, пока те не увидели Ми-24 в бою. Когда аборигены поняли что убить лётчика в вертолёте из автомата и пулемёта не удаётся даже на стоянке, попав в лобовое стекло, то их представления о сильных мира сего немного видоизменилось. И, конечно, создателей этого чуда они оценили, как очень сильных магов. Они видели создание неизвестных магов, о которых молчат радио, телевидение и газеты. Тайные эти маги возглавлялись некогда самым сильным шаманом мира сего.
   Лобовое стекло "Кобры" и "Апача" не выдерживает попадания пули из пистолета. Вся надежда на то, что получится увернуться.
   Модернизацией вертолёта Ми-24, является, продаваемый до сих пор за рубеж - Ми-35. Самой эффективной мерой защиты от них, Запад считает - недопущения факта продажи Россией таких машин неугодным американцам странам. А то во время миротворческой операции поубивают много американских парней.
   Впечатления американского пилота, которому довелось летать на Ми-24, заслуживают внимания. Они изложены здесь - http://www.airforce.ru/articles/mi24usa/mi24usa.htm
  В конце концов, Слейтон (американский пилот, летающий на Ми-24 на спецполигоне) произнес то, что является, несомненно, высшей оценкой - "Вы знаете, если бы я хотел летать на вертолете только для удовольствия, вне всяких сомнений Hind (Ми-24) оказался бы на самом верху моего выбора".
   До сих пор Ми-24 и его модернизации являются основой аэромобильных частей российской армии. Вот уже более 40 лет оставаясь, пожалуй, самыми грозными вертолётами огневой поддержки в мире.
   Это всего лишь второе поколение аппаратов, созданных при Сталине (Ми-4).
   Ми-24 создан через 16 лет после смерти Сталина, теми структурами, которые он создал и укрепил.
   Разрушительные процессы Хрущевской оттепели, когда оттаяли все нечистоты, и двадцатилетие властвования деструктивных сил не смогли перекрыть тот творческий импульс сталинской эпохи в вертолётостроении.
   Внимательный читатель заметит, что воплощение проектов послевоенного вертолётостроения не имеет той протяжённости во времени, которую описывал автор в начале.
   Это ещё один феномен послевоенного СССР. Удалось сжать время, словно в каком-то фантастическом мире. Проекты делались в невиданные ранее и позднее сроки. Например, первый в мире реактивный межконтинентальный бомбардировщик Мясищев разработал (от момента получения тех задания) и создал (выкатили собранный самолёт из цеха) за полтора года. (Этот самолёт весил около 200 тонн). Но феномен сжатия времени, не является предметом рассмотрения этой статьи.
   Вот такое оно, первое (в моём освещении) творческое начинание Сталина.
  
  
  

Непробиваемый купол Москвы.

  
  Второе начинание - создание ПВО Москвы.
   Об этом упоминает не один исследователь, но как-то вскользь, не рассматривая, ни масштабы деяния, ни его последствия в жизни страны.
   ПВО (противовоздушная оборона) Москвы в годы войны показала себя с лучшей стороны, например, несколько лучше даже чем ПВО Лондона (Великобритании) в знаменитой "Битве за Англию".
  Масштабы воздушных боёв в подмосковном небе недостаточно освещены не только в зарубежной, но и в отечественной литературе.
   Приведу всего лишь один эпизод, описанный в книге Стефановского "Триста неизвестных".
  Стефановский Пётр Михайлович - Герой Советского Союза, генерал-майор авиации. Он был командующим западным сектором ПВО Москвы в 1941 году. В его подчинении было несколько авиадивизий и полков с числом самолётов около 600. Удивительным моментом в его биографии является то, что он с генеральской должности (уровень командующего воздушной армии), после снятия угрозы под Москвой, ушёл простым лётчиком-испытателем в ЛИИ ВВС (летно-исследовательский институт). Он пришёл из лётчиков-испытателей, кстати, по просьбе Сталина, и вернулся туда же. Вернулся, выполнив с честью задание Сталина. Этот поступок и в ту пору мало кто понимал. А он не мог им объяснить, что испытывать новые машины и лететь в неизведанное для него более высокое счастье, чем быть генералом-командармом.
   В один день, как он описывает в своей книге, разгорелось воздушное сражение под Москвой. Самолёты уходили и уходили в бой. В конце-концов, командующий ПВО Москвы приказал ему отправить в бой все самолёты до последнего, все резервы. И 600 самолётов отправились в воздушный бой. Если учесть, что у командующего ПВО Москвы были в распоряжении самолёты ещё 3-х секторов ПВО Москвы, то можно только догадываться, сколько же самолётов с советской стороны и сколько немецких самолётов участвовало в этом воздушном сражении. Совокупные силы немецких воздушных флотов, нацеленных на Москву, были - 1800-2000 самолётов.
   Упомянутое, вскользь Стефановским, воздушное сражение является грандиозным. Американцы и японцы в битве при Мидуэй (эпохальной и переломной в войне между США и Японией) использовали 250-300 самолётов с каждой стороны.
   Главной темой книги Стефановского являются испытания самолётов, описание интересных и удачных конструкций, показавших хорошие результаты при испытаниях, но по непонятным причинам не выпускавшихся серийно. Поэтому в ней - и сражение под Москвой, и даже гибель Чкалова всего лишь фрагменты, а не развёрнутые в подробностях картины, к сожалению.
   Немцы теряли каждый день по 40-50 машин в подмосковном небе, но, всё же, отдельным самолётам удавалось прорваться.
   После атомных бомбардировок американцев, положение с ПВО Москвы, более могучей, чем в 1941, не могло удовлетворить Сталина.
   Перед Советским Союзом встала, фантастическая в ту пору, задача - создать ПВО Москвы, которая обеспечивала бы полное прикрытие столицы. Чтобы ни один самолёт, даже при налёте нескольких тысяч бомбардировщиков, не смог прорваться к Москве.
   Над этой задачей думал Сталин, аналитические исследования проводили масса лабораторий и институтов. Нужно было найти правильную концепцию строительства ПВО. Сталин же не давал приказа создавать ПВО, пока не сформировалась концепция, основные требования к ПВО, теоретически просчитанные варианты её воплощения.
   Было ясно, что системы радиолокации, дальнего обнаружения и сопровождения целей будут играть в этой системе главную роль, именно им предстояло заблаговременно обнаружить самолёты противника и не дать ни малейшей возможности пробраться скрытно и нанести удар.
   Так же было понятно, что зенитная артиллерия, с её невысокой вероятностью поражения (по нормативам - 800 снарядов на сбитый самолёт) не годятся для такой системы. Часть самолётов гарантированно проходила через позиции зенитной артиллерии.
   То же можно говорить и об истребительной авиации. По статистике собранной в годы Великой Отечественной войны строились математические модели ПВО. В результате тоже не получалось полного прикрытия. Отдельные самолёты гарантированно прорывались. Гарантировала этот прорыв массовость налёта. Что делать?
   Хорошо нам рассуждать, когда ответ задачи известен - управляемая зенитная ракета (ЗУР). Но в ту пору таких ракет не было. Им предстояло ещё родиться. И предстояло ещё сделать важнейший шаг - принять стратегически верное решение и сделать ставку на ЗУР.
   Многие знают, что в лабораториях третьего рейха родились первые ЗУР. Но обращаю ваше внимание на то, что имея, отработанное в лабораторных условиях, решение, никто в третьем рейхе так и не принял стратегического решения - сделать ставку на них. Печальные результаты этого, известны - тотальные бомбардировки Дрездена англо-американской авиацией, унёсшие в один день 150 000 жизней гражданского населения и раненых (что примерно равняется числу жертв от двух атомных бомб сброшенных на Японию).
   Надо сказать, что простой установкой тысяч ракет и сотен радиолокаторов, вокруг города, проблема не решалась, а потому решение было совсем не очевидным.
   Надо было всё это увязать в единую систему и не просто связать кабелями передачи данных от радиолокаторов к позициям ЗУР, надо было в считанные секунды обработать эти данные, решить массу систем дифференциальных уравнений второго порядка и запускать ракеты.
   Не хватало главного звена - мозга системы.
   Надо было понять, что ЗУР и радиолокаторы, дополненные нужной системой управления и принятия решения - способны в своей совокупности решить задачу. И не менее важно было понять, что такую систему управления на данном уровне техники можно сделать.
   И принять такое решение может ни ракетчик, ни связист, ни радиоэлектроник, а человек, мысленно вставший над этими частностями, видящий главную стратегическую цель и имеющий, к тому же, необходимую полноту власти.
   Например, у Гитлера, необходимая полнота власти была, а должного понимания не было - необходимое решение принято не было, Дрезден свидетель. Оказалось не важным, что ракеты и радиолокаторы у немцев были.
   Нельзя сказать, что к Сталину вдруг пришло озарение. Этому предшествовала большая работа.
   За несколько лет до этого, 4 июля 1943 года, за день до начала битвы на Курской дуге, председатель ГОКО (Государственный комитет обороны) , Сталин, подписал постановление ? 3686сс - "О мероприятиях по организации производства радиолокационной аппаратуры", в соответствии с которым был образован Совет по радиолокации при ГОКО.
   С организации этого совета и начинается процесс создания радиоэлектронной промышленности СССР.
   Председателем совета был назначен Маленков. Это был замечательный специалист по подбору кадров высокого уровня знаний, умений и ответственности. Вспомним высказывание Сталина - Кадры решают всё! И зная, что Маленков был главным специалистом по подбору кадров высочайшего уровня, можно себе представить, в чём смысл его председательствования. Подбор основных интеллектуальных и организаторских кадров для новой отрасли, обеспечивающий её ускоренное развитие с самого начала существования.
   Заместителем Маленкова в Совете по радиолокации становится Берг Аксель Иванович, инженер контр-адмирал, профессор Военно-морской академии.
   Почти сразу Совет по радиолокации создаёт "Всесоюзного научно-исследовательского института радиолокации", который возглавил Берг.
   Наибольший опыт по созданию комплексов по управлению огнём был тогда у разработчиков комплексов вооружения для военно-морского флота. Оттуда приходят кадры в институт. Создавались новые конструкторские бюро, появлялись кафедры радиолокации в учебных заведениях.
   Совсем не удивительно, что первым боевым реактивным снарядом с системой радионаведения явилась система типа "воздух-корабль", которая называлась "Комета". Главными конструкторами её были Куксенко и Серго Лаврентьевич Берия. Для этой задачи 8 сентября 1947 года постановлением Совета министров было организовано СБ-1 (специальное бюро). Сколько не приходилось читать, но ответа на вопрос - кто родил идею этого комплекса, так и не нашёл.
  Устоявшийся вариант таков. Серго Берия выбирает такую тему диплома, Куксенко ему помогает, как научный руководитель проекта. Многие считают, что Куксенко и подал идею, и, используя родственные связи Серго Берия, в конце концов, смог, косвенным путём, создать СБ-1 и стать одним из его руководителей.
   На это можно возразить, что сверхважность такой системы Серго Берия мог понять раньше Куксенко, ибо общался не только со своим отцом Лаврентием Берия, но и со Сталиным. Серго Берия был одним из сотрудников сопровождавших Сталина в Тегеран. И отвечал он за установку аппаратуры прослушивания разговоров Черчилля и Рузвельта. И понятно не раз, по долгу службы, общался со Сталиным. А Сталин любил разговаривать со специалистами в военной технике о перспективах их отрасли. Как было сказано ранее, даже на банкете он с Мариной Расковой говорил об авиации. Я никоим образом не утверждаю, что идею подал Сталин, но разговор о радиоаппаратуре неизбежно должен быть соскользнуть и на радиостанции, и на радиолокаторы, и требования к ним в условиях современной войны. Так что кандидатура Серго Берия на место прародителя (концептуального) противокорабельного реактивного управляемого оружия тоже имеет большую вероятность. А дорогу от концепции к практическому воплощению конечно лучше знал Куксенко, как более знающий предмет, ведь не зря же он был научным руководителем дипломной работы Серго Берия. Как бы там ни было, но последствия этой дипломной работы колоссальны. Что стало ясно, когда 21 октября 1952 года выпущенный с самолёта Ту-4 один самолёт снаряд "Комета", взорвавшись, переломил пополам и затопил крейсер "Красный Кавказ".
   Работы по проекту "Комета" шли полным ходом, когда выкристаллизовалась идея комплекса ПВО Москвы. Её кристаллизация привела к возникновению Третьего главного управления (ТГУ) при Совете Министров, основной задачей которого и было обеспечение создания ПВО Москва. Тот факт, что система ПВО Москвы начинала рождаться в строжайшей тайне даже от Министерства обороны СССР, говорит о том, что военные теоретики не имеют к рождению идеи никакого отношения. И среди научно технических работников концептуального прародителя системы нет. Берия и Куксенко получают правительственное задание и вряд ли были инициаторами его получения, ибо "Комета" давалась тяжело, а дополнительной головной боли не хотелось. Единственным кандидатом остаётся Сталин. Кроме того, что его подписи стоят под всеми правительственными документами по этой системе, он же является её концептуальным родителем.
   И вот СБ-1, работая с напряжение над проектом "Комета", получает ещё одно революционное задание создать систему ПВО Москвы с фантастическими параметрами. СБ-1 преобразовывается в КБ-1, усиливается кадрами и материально технически, и приступает к созиданию сего феноменального проекта. Главными конструкторами системы назначаются Берия и Куксенко, откуда её первоначальное название "БерКут".
   Зенитную управляемую ракету для комплекса ПВО Москвы (В-300) поручили разрабатывать конструкторскому бюро Семёна Лавочкина.
  
 []
Ракеты В-300, созданные КБ Лавочкина, на позиции одного из полкоа системы С-25. Таких ракет в полной боевой готовности стояло вокруг Москвы 3360. Это ракеты первого залпа. Далее перезарядка и пуски до скончания самолётов противника.
  
   Вся дальнейшая судьба конструкторского бюро Семёна Лавочкина накрепко связалась с управляемыми ракетами, а потом и космическими аппаратами. После зенитных управляемых ракет в КБ Лавочкина разрабатывают межконтинентальную крылатую ракету, с дальностью полёта в 6500 км. Эта крылатая ракета с прямоточным маршевым двигателем конструкции Бондарюка в стратосфере, вне досягаемости всех тогдашних систем ПВО со скоростью в 3500 км/час, уточняя свой курс по звёздам, должна была достигнуть другого континента и лишить зарвавшегося противника неприкосновенности. Взглянув на компоновку комплекса "Буря" мы увидим нечто знакомое - компоновочную схему американского Шатла. Не дожил Лавочкин до времени их плагиата, и потому некому было спросить с них за кражу интеллектуальной собственности.
  
   После смерти Сталина и Лаврентия Берии, Серго Берия оказывается в опале, его сначала сажают в тюрьму, а потом отправляют в ссылку на Урал, силою заставив сменить фамилию, выдали паспорт на имя Сергея Алексеевича Гегечкори. Закончил жизнь Серго Берия всё же Главным конструктором в Киеве. Опальному Гегечкори пришлось пройти путь от инженера до Главного конструктора уже без поддержки сильных мира сего, а даже при их противодействии, сначала сильном, а потом всё убывающем. Сидел в тюрьме и страдал в ссылке под чужой фамилией этот, безусловно, талантливый человек лишь за то, что был сыном своего отца. И это при том, что заслуги его перед Родиной велики, всё же он стоял во главе создания двух феноменальных оборонительных систем. Одна из них точно является продолжением его дипломной работы.
   После отстранения Берии, КБ-1 возглавил талантливейший человек, будущий академик - Расплетин (повезло стране). Необходимо всё же сказать, что Расплетин стал главным конструктором КБ-1 в августе 1953, а четырьмя месяцами раньше 26 апреля 1953 года (через 52 дня после смерти Сталина), при испытаниях элементов системы, впервые в мире зенитно-ракетной системой был сбит стратегический бомбардировщик - Ту-4 (клон американского В-29). Система доказала свою способность сбивать носителей атомного оружия.
  
   Что собой представляла система "Беркут" (позже С-25).
   Вокруг города Москвы располагались позиции ракетных комплексов 56 полков.
   Каждый полк имел 60 пусковых установок, радиолокационное оборудование обеспечивающее захват и сопровождение 20 целей, вычислительный комплекс, обеспечивающий решение задачи попадания ракет в 20 различных целей, и управление пуском и полётом 60 ракет к этим 20 целям (всё это - одновременно). При трёхкратном резервировании обеспечивалось гарантированное уничтожение 20 целей одним ракетным залпом. Пусковые установки перезаряжались, и залпы повторялись, уничтожая двадцатками самолёты противника. Боезапас (ракеты) хранился в поземных бетонированных хранилищах, хранилища соединялись с пусковыми позициями, бетонированными подъездными путями, по которым должны были сновать туда-сюда транспортно заряжающие машины. Всё это должно было действовать и после прохождения ударных волн и выпадения радиоактивных осадков после атомных взрывов. Связь между комплексом управления и стартовыми позициями должна была действовать и после гигантского электромагнитного импульса, сопровождающего атомный взрыв. Поэтому кабельная система прокладывалась в поземных бетонированных и экранированных каналах.
   Между всеми 56 полками, их командными центрами, были проложены бетонированные дороги, подземные бетонированные и экранированные кабельные туннели. Суммарной протяжённостью несколько тысяч километров. Все 56 координационно-вычислительных центров, также соединялись информационными и командными каналами связи (подземными). Вся система позволяла одним залпом в 3360 ракет поразить 1120 целей. Залп должен был следовать за залпом, самолёты должны были гореть, падать и взрываться. И так должно было продолжаться до тех пор, пока не кончатся самолёты противника.
   Система представляла собой гигантский суперорганизм - состоящий из людей, ракет и электроники, который по невероятно сложному алгоритму должен был выжить и победить в условиях атомной войны.
   Не было такого комплекса на планете Земля ни у кого, кроме Советского Союза.
   В факте существования такой оборонительной системы кроется ответ на вопрос - Почему же Америка не нападала, имея ядерное превосходство? Не особая склонность к гуманизму, а вполне обоснованные страхи не давали возможности им излиться атомным огнём на просторы нашей Родины.
  
   Но было и второе поколение этой уникальной оборонительной системы, простоявшей на охране неба Москвы до середины 80-х годов. Это система притиворакетной обороны - А-135.
   Это тоже многопозиционная система с возможностью одновременного поражения сотен целей. Она состояла из ракетных комплексов двух типов.
   Ракеты первого типа поражали баллистические ракеты противника где-то там в стратосфере.
   Ракеты второго типа поражали космические аппараты - спутники, космические корабли и станции, летящие по орбитам на высотах до 300 км.
  
   В 1983 году были проведены показательные учения Советской Армии. Об этих учениях заранее были проинформированы е США и страны НАТО. Им оставалось только пристально наблюдать, всеми имеющимися у них техническими средствами, за прохождение этих учений.
   В рамках учений, были проведены - пуски баллистических ракет с атомных подводных лодок, пуски ракет со стратегических бомбардировщиков, пуски ракет с мобильных ракетных комплексов находящихся на суше, были запущены два спутника мишени. Все цели - ракеты, стартовавшие с подводных лодок, с самолётов, с мобильных комплексов и оба спутника - были уничтожены.
  Руководство Пентагона пребывало в стрессовом состоянии. Президент Рейган между прочим тоже. Но потом некие мастера психологической войны разработали сценарий запугивания мира Стратегической Оборонной Инициативой (СОИ). И актёр Рейган сыграл роль патриарха вкладывающего в руки Америки меч джидая для 'Зв1здных войн'. И всё это шоу происходило тогда, когда СССР уже имел этот меч и продемонстрировал свою умелое владение им.
  То, что руководство, партократы, в СССР повелось на эту обманку - не совсем факт. В недрах партаппарата уже были вскормлены гробовщики Великой страны, а потому и в информационной войне СССР - промолчал.
   Эти ракеты буржуазно-либеральное руководство России, естественно под давлением США, так и не осмелилось вновь выпускать (не разрабатывать, а выпускать уже созданные и отработанные изделия) и ставить на замену тех, которые простояли на боевом дежурстве более 20 лет. Эти ракеты сняты сейчас с боевого дежурства, так и не превзойдённые никем на Земле, так и не рассекреченные. Безопасность Москвы, конечно, ухудшилась. Но что такое Москва по сравнению с личным благополучием нынешних руководителей.
   И они смеют плохо говорить о Сталине! Впрочем, их можно понять, если представить чтобы с ними было при Сталине.
  
   Вот такое второе творческое начинание Сталина.
  
  
  

Атомный флот - флот неограниченной дальности.

  
   Третье начинание - создание атомного флота СССР.
   Создание атомного флота СССР не только является замыслом Сталина, но и результатом его творческих усилий.
   Если, предположим, архитектор спроектировал дом, при нём заложили фундамент и начали строить цокольный этаж, а потом архитектор умер, но дом достроили по его чертежам и ввели в эксплуатации, то творцом его, всё же, является этот архитектор, а не тот человек, который присутствовал на процедуре приёмки дома.
   Такое положение с историей создания в СССР атомного флота, а также стратегических и космических ракет.
   Давайте рассмотрим это постепенно. Сначала поговорим об атомном флоте.
   Как и в области создания атомной бомбы, так и в области создания атомного флота лидерами являются американцы. Отставание в вопросе создания атомного флота закономерно. Не освоив технологии обогащения урана, не запустив цепной реакции урана нельзя создать и производные от них атомные энергетические установки и атомные двигатели для флота. А цепную реакцию, которая приведёт к взрыву проще реализовать, чем научиться управлять этим энергетическим джином. В атомном реакторе электростанции или корабля идёт управляемая цепная реакция. Поэтому сначала страна создаёт атомное оружие, а потом уже осваивает управление атомной реакцией.
   Поскольку СССР создал атомную бомбу в 1949 году, на 4 года позже американцев, то и эти 4 года являлись своеобразной форой у американских специалистов атомного судостроения.
  Интересно отметить также тот факт, что американские судостроители проектировали и строили только военные атомные корабли и подводные лодки, а СССР построил целую серию гражданских атомных кораблей. И какая страна миролюбивей? Вопрос непростой, ибо люди с нетрадиционной ориентацией ума дают парадоксальный ответ.
   Кроме этого фактора, в вопросе строительства атомного флота СССР следует учитывать ещё один очень важный фактор, который влияет на реализации программы атомного судостроения.
   Это колоссальное отставание в количестве кораблей (прежде всего в количестве эсминцев и крейсеров) от Запада (от коалиции США-Великобритания).
   Флот СССР имел 35 эсминцев, флот США более 350, а английский флот более 200.
   Десяток советских крейсеров противостоял более сотни крейсеров США и Великобритании.
   Как бы не желал, Сталин, любивший авиацию, построить советские авианосцы, что облегчило бы доставку ядерного оружия к американскому континенту, но это было бесполезно с чисто практических соображений. При таком соотношении эсминцев и крейсеров, все построенные авианосцы, в случае войны (а возможно и без такого случая) были бы потоплены морскими армадами Запада. То же можно сказать и об атомных кораблях.
   Мне лично непонятно, с каких таких практических соображений адмирал Кузнецов, имени нынешнего российского авианосца, уговаривал Сталина строить авианосцы. Может плохо моделировали в его штабе морские сражения при соотношении сил 35 против 500?
   Мне кажется, почему-то, что любой здравомыслящий человек, имея ввиду, вышеуказанные, соотношения крейсеров и эсминцев, считал бы преждевременным строительство сверхдорогих кораблей, которые могли быть запросто потоплены противником, и предложил бы сначала исправить положение дел с этим дисбалансом сил, а потом бы говорил о программах строительства авианосцев и атомного флота.
   Сталин вот так, как это приходит на ум здравомыслящему человеку, и поступил.
   Реализованная Сталиным в 1947-1952 годах программа военного кораблестроения дала стране 70 новых эсминцев и 20 новых крейсеров. За следующие пять лет предполагалось построить 110 эсминцев и несколько десятков крейсеров. А вот потом и появлялись условия достаточной защищенности у создаваемых авианосцев и атомных кораблей. Итак, можно ориентировать строительство авианосцев и атомоходов на 1957 год. Атомные подводные лодки можно было вводить в строй несколько ранее.
   То, что высшее руководство ВМФ (тот же Кузнецов) не являлось генератором стратегии развития советского флота после войны, а страдало отсутствием глубокого стратегического мышления, видно из следующего факта.
   Сталин осуществил разделение каждого из флотов - Черноморского, Балтийского, Северного, Тихоокеанского, на две части. В результате получилось 8 флотов, которые назывались просто -
  1, 2...8 ВМФ. Сколько желчных замечаний в мемуарах мы читаем по этому поводу. Вот например, что пишет Егоров Георгий Михайлович - штурман, помощник командира подводной лодки, в своих мемуарах - "Фарватерами флотской службы" -
   "Да, еще в начале 1946 года произошло разделение Балтийского флота. Вместо одного стало два - 4-й и 8-й. Следовательно - два штаба, два тыла и вообще всего по два, кроме сил флота, ведь простым распоряжением количества боевых кораблей не удвоишь!
  Чем это объяснялось - сказать трудно.
   Но бывший, в то время, Народным комиссаром ВМФ адмирал флота Н. Г. Кузнецов, как он пишет в своих мемуарах, категорически возражал против разделения. !".
   Ну, прямо предстаёт перед глазами самодур и параноик, делящий без всякого рационального смысла флоты на пары. Но эта аппеляция, якобы умеющего стратегически мыслить профессионала, к обывателю дурно пахнет. Пахнет профанацией, ибо предполагает обывателя, либо слабо информированным, либо ложно информированным.
   Решение Сталина совсем нетрудно объяснить. Трудно было бы объяснить, если бы штабной аппарат удваивался, а состав кораблей флота не изменялся, но ведь это не соответствует действительности. Сталин собирался увеличить количество кораблей флота в 6-8 раз за десять лет, а за первые пять лет в 3 раза (что реально и произошло). Вот и получалось, что при прежней структуре штабов управляемость флота терялась. Кроме того оперативные просторы, театры боевых действий, ввиду нахождения территории вероятного противника за океаном, резко расширялись. Флот должен был стать ОКЕАНСКИМ, а это резко увеличивало нагрузку на штабы. Флот должен был насыщаться новым оружием - ракетами, радиолокационными станциями, электронными системами управления огнём. А это в свою очередь требовало создания новых управлений, обучение новых кадров, отработке новых боевых задач с комплексом новых вооружений. Что также ложилось дополнительной нагрузкой на управленческие структуры флотов. Сталин знал теорию систем управления, так, например, при строительстве системы ПВО Москвы в 1941 году, когда число авиационных дивизий в подчинении Начальника ПВО Москвы перевалило за 30, Сталин разбил систему ПВО Москва на четыре сектора, назначил командующих каждым сектором, со своим штабом конечно, но подчиняющихся единому командующему ПВО Москвы, и управляемость ПВО улучшилась (Это описано у Стефановского).
   Выходит штурман, помощник командира подводной лодки не смог своею мыслью охватить все эти проблемы, но адмирал Кузнецов, по долгу службы должен был, и владеть всей этой информацией, и сделать правильные в стратегическом отношении выводы. О чём же он пишет в своих мемуарах.
  "В один из дней весной 1946 года у меня состоялся разговор со Сталиным по телефону. Он предложил разделить Балтийский флот на два. Сначала я, как всегда, попросил время подумать, а потом, дня через два, ответил ему, что считаю это неправильным. Театр небольшой и с оперативной точки зрения неделимый. Сталин, как выяснилось позднее, остался моей позицией недоволен, но тогда, ничего не сказав, повесил трубку. Я еще не догадывался, что "быть грозе". Что же происходило за кулисами, как это известно теперь?
  А И.Микоян, не знаю, по своей инициативе или по поручению Сталина, решил переговорить на эту тему с И.С.Исаковым. Тот, узнав позицию Сталина, счел более благоразумным согласиться с нею, хотя это не укладывалось ни в какие рамки нормальной точки зрения адмирала, хорошо подготовленного в оперативном отношении. Исаков, при его прекрасных отдельных качествах, всегда опасался за свое служебное место. К тому же он был честолюбив и "греша перед своей совестью", (по его же словам) в те дни выступил против меня, лишь бы не идти против течения. Позднее (когда у власти был Н.С. Хрущев) он сжег записки (25 посещений Сталина), относящиеся к встречам его со Сталиным. В другой раз объявил в печати авианосцы "покойниками", а мне, смущаясь, говорил, что это дело редакции. Чепуха! Исаков знал, как вести дела с редакциями.
  Сталин, которому была доложена точка зрения Исакова, приказал рассмотреть этот вопрос на Главном Военно-Морском совете. Послал туда А.А.Жданова и А.И.Микояна. Все моряки были согласны со мной, кроме И.С.Исакова, хотя и тот только воздержался.
  Это один из примеров, когда принималось "волевое" решение, что я признаю иногда необходимым. Но в данном случае А.А.Жданов и А.И.Микоян, не являясь специалистами, могли поддержать мнение Сталина, а решающую роль сыграл высококвалифицированный адмирал И.С.Исаков.
  Вызванные на следующий день в кабинет к Сталину, мы докладывали ему свое мнение. Еще в приемной я почувствовал, что в воздухе пахнет грозой".
   В этих словах не виден полёт стратегической мысли, а видны излияния человека погруженного в интриги. Он, безусловно, знал, что флот должен выйти в Океан, что численность и насыщенность оружием и электроникой его возрастёт во много раз, но не говорит об этом. Не видно обсуждение проблемы с точки зрения стратега. Моряки не поддержали замысел Сталина! А знали ли они эти замыслы. Это похоже на стенания ротного, который матерится, что заслали чёрти куда, но не ведает каков замысел комдива. Сталинский тест на стратега Океанского флота Кузнецов очевидно не прошёл. И обиделся на Сталина. Потом уже без Сталина его подставили с гибелью линкора "Новороссийск". Хрущёв развязывал себе руки для уничтожения построенных при Сталине кораблей (думаю, этому Кузнецов противился бы). Как не отслеживал Николай Герасимович интриги, но вылетел из обоймы на крутом повороте, так и не поняв, что же с ним на этих "Крутых поворотах" дважды произошло. Результаты похожи, а причины разные.
   После ознакомления с "Крутыми поворотами" Н.Г. Кузнецова становится понятно нежелание Сталина делиться замыслами об атомном флоте с руководством ВМФ. Первая атомная подводная лодка СССР проектировалась втайне от руководства ВМФ!
   Любил Николай Герасимович большие корабли, а в особенности авианосцы, правда не понимал, почему для СССР ещё не настало время их строить, но поразительно ещё и то, что об опыте американцев в войне с Японией на Тихом океане он, ни словом, не обмолвился. А интересно в том опыте то, что в войне на Тихом океане американцы дублировали командование находящимся в Океане флотом. Эти два командования (штабные, административные структуры флота) дублировались для того чтобы меняться ролями - управление боевыми группировками и тыловые вспомогательные функции они выполняли поочерёдно. Оказалось, что во время интенсивных боевых действий в Океане штабные работники тоже выдыхаются, теряют новизну восприятия, остроту мышления, напористость и инициативу. Их тоже надо регулярно отводить в тыл для психологической разрядки и отдыха.
   Так вот немного поразмыслив над раздвоением флотов, осуществлённым Сталиным, сразу приходит на ум американский опыт управления Океанским флотом в экстремальных (боевых) условиях.
   Даже в мирное время при активном пополнении состава флота и расширении круга задач следует применять аналогичную структуру управления. Пока действующий флот отрабатывает учебно-боевые задачи, несёт текущую службу, нарабатывает новые оперативно-тактические приёмы в усложнившихся условиях новых реалий, второй административно-штабной аппарат (второй флот) готовит кадры, казармы, береговое обеспечение, формирует экипажи для строящихся кораблей (за пять лет построили около 100 эсминцев и крейсеров), создаёт новые подразделения технического обеспечения, согласовывает со специалистами по новому вооружению регламенты работ и т.д. Войдут в строй новые корабли и пойдёт у них боевая работа. Прорыв в Мировой океан без тяжкой работы невозможен. Сталину нужно не просто плавание в океанах несколько кораблей, а курсирование крупных боевых ордеров в Океанах, так, как то подобает Великой державе современности.
   Могут сказать, умер Сталин, снова слили флоты, а в Океан вышли. Да вышли, но в кастрированном состоянии. При Хрущеве флот Советского Союза не только не достиг запланированной Сталиным численности кораблей, но просто уменьшил численность по сравнению с 1953 годом. Никита Предтеча дарил корабли, ставил в отстой, резал на металл, разрезал в доках.
  
   Первая советская атомная подводная лодка (К-3 проекта N627) спущена на воду 9 октября 1957 года (в срок, исчисленный выше), а американская "Наутилус" в январе 1954 года.
   Мы видим, что четыре года опережения в атомных технологиях здесь сказались, но и второе оговоренное обстоятельство тоже здесь сказалось.
   Заметим, что атомная первая советская атомная подводная лодка была спущена на воду пятью днями позже запуска первого в мире советского искусственного спутника Земли. Вот так практически одновременно созрели плоды на тех деревьях в саду советского экономического комплекса, которые взрастил Сталин.
   Если оценить характеристики первой советской атомной подводной лодки с характеристиками первых американских атомных лодок, то заметно преимущество советской лодки. Вот так с первой атомной лодки СССР стал лидером в строительстве атомных подводных истребителей.
 []
Первая советская атомная лодка 'Кит' проекта 627
   Первая советская атомная подводная лодка К-3 имела следующие основные характеристики -
  - подводная скорость хода - 30 узлов,
  - предельная глубина погружения - 300 метров,
  - мощность на валу (2 винта) - 35 000 л.с.
  - вооружение 8 торпедных аппаратов калибром 533мм с 20 обычными и 6 ядерными торпедами.
  Американский "Наутилус" имел:
  - скорость -23узла,
  - глубину погружения - 200м,
  - мощность - 13400 л.с.,
  - вооружения не имел ибо был эксперементальным.
  Вторая американская атомная подводная лодка "Сивульф" имела аналогичные характеристики при другом типе реактора, но будучи также экспериментальной всё же имела на вооружении 6 533мм торпедных аппарата.
  Первая серия американских атомоходов "Скейт", состоящая из 4 кораблей имела следующие характеристики:
  - скорость - 25 узлов,
  - предельную глубину - 250м,
  - мощность - 7000л.с. на двух ходовых винтах,
  - вооружение 8 - 533мм торпедных аппарата.
  Следующая серия из 6 атомных подводных лодок типа "Скипджек" имела -
  - скорость - 30узлов,
  - предельную глубину - 300 м,
  - мощность - 15000л.с.
  - вооружение - 6 торпедных аппаратов.
   Итак, настрогав, до 1960 года, 12 атомных торпедных подводных лодок, американцы ни по одному из параметров, определяющих ходовые качества и огневую мощь подводной лодки, не превзошли первую советскую подводную лодку. Главным фактором отставания американцев была тяговооруженность лодки, которая у всех этих лодок была значительно меньше чем у советской. А где слабая тяговооруженность, там и худшая манёвренность (время разгона лодки до максимальной скорости также значительно больше). Хуже маневрируешь, с большей вероятностью проигрываешь в бою.
   Кто же кого догонял?
   Наконец, американцы к 1960 году рискнули превзойти первую советскую подводную лодку по глубине погружения. Этот амбициозный проект назывался "Трещер". Таких лодок соорудили 14 штук. Но попытка нырнуть глубже русских закончилась печально. Нырнуть глубже получилось, а вынырнуть не удалось. И значащиеся в проекте предельные глубины в 360 м (которые их пиарщии округляют до 400) пришлось пересмотреть. И нырять глубже 300м очень не рекомендовалось. Что показала катастрофа "Трещера"? Она показала неспособность американской инженерно-конструкторской мысли, на тот момент, обеспечить нужный запас прочности подводных кораблей.
   Каковы же характеристики этого типа подводных лодок?
  - скорость - 30 узлов,
  - максимальная глубина погружения - 360 м (исправлено на 300 м, ценою гибели экипажа в 126 человек).
  - мощность - 15 000 л.с.
  - вооружение - 4 торпедных аппарата 533мм.
   Тяговооруженность опять значительно уступает К-3 (всего лишь на 20 000л.с.), огневая мощь тоже.
   Так к середине 60-х годов, американские атомные подводные истребители оставались отстающими от первых советских атомных подводных лодок. А их к началу 1964 года успели построить 14 штук (1 - проекта 627, 12 - проекта 627А, 1- проекта 645). И все 14 лучше 26 американских (1-Наутилуса, 1-Сивульфа, 4-Скейтов, 6-Скипджеков, 14-Трещеров).
   Один проект атомной лодки, начатый при Сталине (645 проект отличается от 627 типом реактора на жидком металле), стоил американцам десятилетнего отставания в подводных атомных истребителях. Это отставание в техническом плане так и осталось до сих пор. А вот прекращение строительства лучших атомных лодок, а потом и откровенное их уничтожение, а вместо них навязывание стране более отсталых решений превратило гонку подводных вооружений для Советского Союза в изнуряющую экономически задачу. И это произошло при искаженном восприятии стратегии строительства атомного флота при последующих руководителях государства, что дополнительно оттеняет правильность Сталинской стратегии строительства атомного флота. Если бы потом не рушили её, то имели бы значительно лучший результат для страны.
  
   Помимо общестратегического обеспечение, Сталин сделал и организационно-технологическое обеспечение возникновения советского атомного флота. Рассмотрим его.
  
   Первое главное управление (ПГУ) было образовано постановлением ГОКО ? 9887сс от 20 августа 1945 года.
  Это был орган, который должен привести к конкретным реализациям проекты по атомной энергетике (не только бомбы), которые прорабатывались учёными теоретически. Именно ПГУ должно было осуществлять управление работой НИИ, КБ, заводов разных отраслей, а при необходимости и создавать НИИ, КБ и заводы, в разных концах страны, координировать их взаимодействие для достижения поставленных целей в кратчайшие сроки.
   По заданию ПГУ Академия наук СССР проработала вопросы внедрения атомной энергии в промышленных и военных целях. И в апреле 1946 года в ПГУ получили предложения АН СССР за подписью её Президента - Вавилова. В них была изложена программа необходимых исследований в этой области и необходимое материально-техническое обеспечение исследовательских работ. Эти вопросы председатель Спецкомитета, Берия, отразил в проекте постановления Совета министров, которое после обсуждения и доработки было утверждено Сталиным.
   В марте 1947 г. на научно-техническом совете (НТС) ПГУ с участием И.В. Курчатова, Н.Н. Семенова, А.Л. Завенягина, В.А. Малышева и др. было принято решение приступить к научно-исследовательским и подготовительным проектным работам по атомным энергосиловым установкам (АЭУ) применительно к кораблям, самолетам, электростанциям . Научное руководство возлагалось на членов НТС И.В. Курчатова, А.И. Алиханова и Н.Н. Семенова.
   В ноябре 1949 г. по инициативе И.В. Курчатова НТС ПГУ рассматривает и поддерживает подготовленные ЛИП АН СССР соображения о создании "атомного двигателя для кораблей с мощностью двигателя 10 000 кВт на валу". Эта задача считалась первоочередной.
   Заметьте, это заседание НТС ПГУ проходило до взрыва первой атомной бомбы СССР.
   Институты получают задание детально проработать этот вопрос. И вот, в Институте физических проблем АН СССР, под руководством А.П. Александрова, выполняется работа по определению возможности (в первую очередь, по массогабаритным характеристикам) размещения ядерной установки на подводной лодке. Предлагалась двухконтурная паро-производящая установка с реактором, охлаждаемым гелием, тепловой мощностью 40 МВт. По оценкам авторов, реакторная установка весила около 360 т и "вписывалась" в подводную лодку (ПЛ) с диаметром прочного корпуса 6,6 м. При этом общий вес реакторной установки с биологической защитой составлял около 650 тонн.
   После проработки вопроса с судостроителями стало ясно, такой реактор впишется в подводную лодку водоизмещением 3500-4000 тонн.
   В Советском Союзе в это время крупносерийно строили подводные лодки 613 проекта водоизмещением 1600 тонн и лодки 611 проекта водоизмещением 2600 тонн. Так что чуть большая лодка не представлялась невероятной.
   Курчатов, Александров и Доллежаль подготовили докладную записку и отправили её обычным путём через министерство судостроительной промышленности СССР. Результат был отрицательным. Предложение отклонили как нереализуемое. Тогда учёные пошли другим путём.
   В начале сентября 1952 года на стол Сталина легла их докладная записка - "Представление о возможности создания атомной подводной лодки". А 9 сентября 1952 года выходит постановление Совета Министров (за подписью его председателя - Сталина) N4098-1616 "О проектировании и строительстве объекта N 627". В этом постановлении и перечислялись необходимые организационные мероприятия, назначались ответственные руководители для создания советской атомной подводной лодки.
   Да, о потенциальной возможности такого строительства Сталину доложили известные учёные, но потенциальную возможность необходимо было превратить в реальную. Причём в сжатые сроки, сконцентрировав усилия сотен организаций и сотен тысяч людей. Это своеобразная стратегическая операция в промышленности. Необходимо отметить, что к работе в этом направлении советские люди тогда относились как к ФРОНТОВЫМ будням.
   А стратегическая операция требует напряжённой работы ШТАБА. А штаб инновационного прорыва у Сталина был и начальником этого штаба был Лаврентий Павлович Берия.
   Берия возглавлял Специальный комитет при Совете министров СССР (а по существу, при его председателе). В Спецкомитет входило три главных управления - 1 -по атомной энергии, 2- по межконтинентальным ракетам, 3- по управляемому ракетному оружию наземному, морскому и воздушному и прежде всего ПВО Москвы. Это были межотраслевые структуры с чрезвычайными полномочиями, которые давали задание на научные разработки и производство институтам и заводам, которые формально входили в различные министерства, но управлялись, частично или полностью, главными управлениями Спецкомитета. Поначалу, всё закреплялось подписью председателя Совмина - Сталина, но потом начали работать, накатанные и закрытые от вмешательства министров, горизонтальные связи.
   Проблем было множество. Было не ясно, какой же реактор лучше всего подойдёт для подводного флота.
   По результатам предварительных проработок ЛИП АН СССР в ноябре 1952 г. было представлено техническое задание на энергоустановку с водо-водяным реактором.
   Параллельно с этим в лаборатории "В", под руководством А.И. Лейпунского прорабатывалась установка с реактором на промежуточных нейтронах со свинцово-висмутовым теплоносителем (охлаждение жидким металлом).
   А в другой лаборатории, под руководством Д.И. Блохинцева, прорабатывалась идея канального, охлаждаемого водой реактора с более эффективным, чем графит, бериллиевым замедлителем
  и отражателем из окиси бериллия, позволяющими уменьшить размеры реактора.
   Таким образом, вырисовывалось три типа реакторов.
   Мало того, что в реакторах необходимо использовать и экзотические сплавы и прецизионные сварочные технологии, так ещё сплавы корпуса лодки предлагались разные.
   Ситуация напоминала тридцатые годы в авиастроении. И Сталин понимал, что никто в данный момент не скажет, что окажется эффективней, нет у человечества такого опыта. И как в авиапроме, в своё время, была дана возможность разным талантливым людям, с разными техническими идеями, возглавить конструкторские бюро и воплотить свои замыслы в жизнь, так и вначале 50-х необходимо было дать простор инициативе и попробовать воплотить в жизнь различные варианты.
   Надо создать подводные лодки с разными реакторами, с разными корпусами, в том числе и из титана, а потом сравнивать их технические характеристики при испытаниях и эксплуатации.
   Всё это нашло отражение в принятых руководящих документах. Составлялись планы работ НИИ, КБ и заводов на годы вперёд. Стратегическая цель - обеспечение безопасности государства - должна быть достигнута вне зависимости от конкретного технического решения.
   Многовариантность подхода и разпараллеливание работ должны обеспечить достижение цели.
  
   Для обеспечения надёжности ядерной энергетической установки подводной лодки предусматривалось двукратное дублирование - два реактора, два парогенератора, две турбины и два ходовых винта. Это давало возможность лодке продолжать плавание при одном работающем реакторе.
   Скудоумие либералов доходит до того, что они иронизируют по этому поводу, считая это ненужным оригинальничанием, стремлением отличаться от американцев. Но, думающий, понимает, что это повышает надёжность лодки и значительно.
   Так, например, в 1962 году при первом плавании советской атомной лодки (К-3) к Северному полюсу, подо льдами Северо-ледовитого океана, пришлось остановить один реактор и турбину из-за повышенных вибраций в турбине. Экипаж умудрился, продолжая плавание подо льдами, в походных условиях заменить подшипник на главном валу турбины. Задание было выполнено, не смотря на эту нештатную ситуацию. Но этого бы не случилось, если бы у лодки не было двукратного резервирования и, ни умение экипажа, ни его мужество не привели бы к успеху.
  
   Перед тем как появиться первой советской атомной подводной лодке, в СССР была построена первая в мире атомная электростанция (1954г). Понятно, что в её появлении заслуга Сталина, который умер в 1953году, но дал старт и проектированию и строительству этой электростанции.
   Хрущёв ещё занимался кадровыми перестановками и укреплением своей команды, а промышленность успешно воплощала в жизнь Сталинские замыслы.
   Мощность электростанции была небольшая 5 тыс. кВт (Днепрогэс имел мощность 640 тыс. кВт.).
   Ясно, что прямое значение её (как источника электроэнергии) в народнохозяйственном комплексе страны было мизерным. А вот косвенное, инновационное значение она имела огромное.
   Во-первых, отлаживалась сама технология превращения атомной энергии в электрическую.
   Во-вторых, именно эта электростанция (Обнинская АЭС) стала учебным тренажёром, с реально работающим атомным реактором, для подводников, готовящихся к службе на атомных подводных лодках. Об освоении управления атомным реактором на Обнинской АЭС пишет в своих воспоминаниях капитан Лев Жильцов (он же пишет и о ремонте турбины во время похода к Северному полюсу).
   Мы видим, что Сталин всесторонне готовился к появлению атомного флота в СССР. Надо сказать, что Сталин мыслил не только военными, но и мирными созидательными категориями. При нём же стали проектировать (в 1956 году закончили строительство) первый в мире атомный ледокол - "Ленин".
   СССР - единственная в мире держава, построившая гражданские атомные корабли, в основном ледоколы ("Ленин", "Арктика", "Сибирь", "Россия", "Севморпуть", "Таймыр", "Советский Союз", "Вайгач") и достроенные в России "Ямал", "50 дет Победы". Итого 10 атомоходов мирного назначения. Запад - ни одного. Только извращённая психика либералов может это объяснить агрессивностью СССР и особым миролюбием Запада.
   А ведь стратегия такого развития советского флота исходит от Сталина и проталкивается в жизнь Берия (Спецкомитетом и его Первым ГУ).
   Для атомных ледоколов Обнинская АЭС имела ещё большее значение, потому, что они имеют привод не от паровой турбины, а от электродвигателей, которые питает бортовая атомная электростанция. Фактически Обнинская АЭС - прообраз бортовой АЭС атомных ледоколов.
  Осмыслив это, ещё раз поражаешься тому здравому, всестороннему подходу, который советское руководство заложило в основу программы атомного кораблестроения.
  
   Выбор между водно-водяными реакторами и реакторами с охдаждением жидким металлом был неочевиден и американцам. Вслед за своей первой атомной лодкой "Наутилус" они построили вторую атомную подводную лодку "Сивульф" (SSN-575) с охлаждением жидким металлом - натрием. Не смотря на то, что лодка никакими выдающимися характеристиками не обладала (скорость до 20 узлов, погружение до 200м), её судьба складывалась драматично.
  Введенная в состав флота 30 марта 1957 года она оказалась норовистой в эксплуатации, происходили отказы оборудования и аварии. После одной из аварий в которой, в результате потери плотности трубок первого контура и разрыва трубок второго контура произошла утечка радиоактивного натрия, что привело к смерти нескольких человек экипажа, и поставила крест на реакторах этого типа в американском подводном флоте. В декабре 1958 году реактор лодки с жидкометаллическим охлаждением заменили на водо-водяной.
   Советские строители подводных атомоходов приступили к строительству лодки с жидкометаллическим теплоносителем в 1955году. Но это было не следование за американцами, а собственный поиск альтернативы в ядерных энергетических установках. Как было сказано выше, этим ещё с 1950 года занималась лаборатория под руководством академика АН УССР А.И. Лейпунского. Это направление получило одобрение Сталина, и было включено в планы работ ещё в 1952 году. В 1955 году дошла, наконец, очередь до технического проектирования. Лодку заложили 15 июня 1958 года и спустили на воду 1 апреля 1962 года. Это была лодка 645 проекта, спроектированная ОКБ-143 под руководством Перегудова (тем, кто проектировал и первую атомную лодку). Научным руководителем проекта был академик Лейпунский.
   Корпуса лодки 627 проекта и 645 проекта аналогичны. Это позволяло сравнить в эксплуатации аналогичные по гидродинамическим характеристикам конструкции оснащённые различными силовыми установками и сделать более корректными выводы о преимуществах того или иного типа реактора.
   Лодка имела теплоносителем сплав свинца и висмута (у американцев был натрий). Характеристики её были значительно лучше, чем у американской (скорость - 30 узлов, глубина погружения - до 300м) .
   На советской лодке также произошла авария с человеческими жертвами, но, в отличии от американцев, в СССР идею реакторов с жидкометаллическим теплоносителем не похоронили.
  И это дало в результате шедевр атомного судостроения. Таким шедевром стали атомные подводные лодки-истребители проекта 705.
 []
Непревзойдённая Западом до сих пор титановая подводная лодка с атомным реактором охлаждаемым жидким металлом - 'Лира' проекта 705
   Эта небольшая подводная лодка, с титановым корпусом и реактором с жидкометаллическим теплоносителем, ныряла на глубину до 450м и имела скорость в подводном положении до 41 узла. Американцы до сих пор так и не преодолели скорости в 40 узлов.
   Но мало того, что эта лодка обладала феноменальной скоростью, она ещё обладала и феноменальной манёвренностью. Этот подводный истребитель субмарин и надводных кораблей (прежде всего авианосцев) противника, массой в 3000тонн мог развернуться на полной скорости (75 км/час) за 45 секунд. Эта лодка могла уворачиваться и уходить от торпед противника.
   Дата спуска на воду первого атомохода этой серии - 22 апреля 1969 года. С тех пор прошло более 40 лет, но её технические характеристики так и остались недостижимые для техносферы Запада. Они вообще не могут строить подводные лодки из титановых сплавов, технической культуры не хватает.
   За двадцать лет службы этих лодок на них не был потерян ни один человек. Не смотря на головотяпство верхнего руководства.
   Поскольку при остановке реактора металл-теплоноситель (свинцово-висмутовый сплав) застывает в трубопроводах и делает их дальнейшую эксплуатацию невозможной, то реактор не останавливали и после возвращения из похода. Так и проработали реакторы на этих лодках без остановки более 20 лет. Для обслуживания на берегу, стоящей с включенным реактором, лодки было предусмотрено формирование для каждой из лодок второго (берегового экипажа). Но этого не было сделано. Вся нагрузка легла на основной (единственный) экипаж.
   Только представьте - после трудного похода в акватории мирового океана экипаж атомной лодки вернувшись, отдыхает и расслабляется. При этом расслаблении он должен приглядывать за исправной работой атомного реактора своей лодки. Счастливого отдыха - товарищи!
   Не было в ту пору Сталина, и никто из высоких начальников, за такое отклонения от регламента обслуживания атомных подводных лодок, не был - ни разжалован, ни отправлен на свежий воздух в Сибирь для размышлений об ответственности за порученное дело.
   Есть два замечательных эпизода из истории службы этих атомоходов, задокументированных советскими подводниками (и не только советскими).
  
   В 1986 году во время учений три лодки 705 проекта были развёрнуты в районе Лафонтенских островов для слежения за АУГ (авианосной ударной группировкой) во главе с авианосцем "Америка". Как вспоминает командир атомной подводной лодки (АПЛ) "К-64", капитан 1-го ранга А.С. Пушкин -
  "Три АПЛ осуществляли слежение за соединением, совершенно не напрягая усилий. И столько дней, сколько продолжалось слежение, всё соединение кораблей находилось под угрозой полного уничтожения".
   Командир АПЛ "К-123", капитан 1-го ранга А.С. Богатырёв, вспоминает -
  "При обнаружении многоцелевой АПЛ ОВМС НАТО, когда её командир понял, что за ним уже ведётся слежение около часа, он начал активно маневрировать, чтобы занять позицию в нашем кормовом секторе. Но мы, постоянно поддерживая контакт, не давали выполнить этот манёвр. В результате получилось движение 2 АПЛ по кругу в течении 22 часов...".
   Изнуряющая американца, подводная круговерть была прекращена советской лодкой по приказу с берегового командного пункта.
   Ни одна иностранная лодка не могла сравняться с АПЛ проекта 705 ни по скорости, ни по манёвренности. Это единственная в мире подводная лодка способная уклонится от самой скоростной торпеды в мире (советская торпеда "Шквал"), которая неслась под водой со скоростью 360 км/час (200 узлов). Кстати таких торпед у НАТОвцев - ни тогда, ни сейчас не имеется.
   Догадливый читатель, верно может угадать судьбу этих замечательных, непревзойдённых до сих пор, атомных подводных лодок с титановым корпусом и жидкометаллическим реактором. Да, они выведены из состава ВМФ России, и отправлены на слом незабвенными реформаторами. Неспокойно было капитанам авианосцев, когда эти лодки находились на боевом дежурстве, и США тяжело было вести свою бесноватую политику запугивания мирных стран. А кому служили и служат реформаторы? Отгадайте с трёх раз.
  
   Для того чтобы вышли в океан подводные лодки с титановым корпусом надо было решить массу проблем. Причём надо было очень многое решить ещё до начала проектирования подводной лодки.
   Надо было разработать и освоить промышленностью - производство из титана листового и сортового проката, плит, поковок, штамповок, сварочной проволоки, горячекатаных и холоднокатаных труб, защитных покрытий и многих других технологий.
   Для решения этой массы проблем с 1953 года в Центральном научно-исследовательском институте конструкционных материалов (ЦНИИ КМ "Прометей") развернули масштабные исследовательские работы, которые, с 1956 года, начинают внедряться в производственную практику. Для чего по приказу министра судостроительной промышленности Б.Е. Бутомы формируется специализированное направление по исследованию сплавов для морского применения. Фактически речь шла об отработке технологий в промышленном масштабе.
   На Верхне-Салдинском металлургическом заводе была разработана и внедрена технология выплавки слитков массой до 10-15 т. На Ижорском заводе была освоена прокатка крупногабаритных титановых листов длиной до 6 м и толщиной до 80 мм. В ЦНИИ КМ "Прометей" удалось разработать технологию сварки полуфабрикатов из титановых сплавов в больших толщинах и большой протяжённости.
   И вот после всех этих работ, которые хотя и делались ударными темпами, всё же потребовали несколько лет напряжённой работы, только после этих грандиозных приготовлений можно было начинать проектирование атомной подводной лодки с титановым корпусом.
  
   При строительстве первой подводной лодки из титана (проект 661 - Анчар) выбрали водя-водяной тип реактора.
   Лодка проекта 661 (К-162) была заложена - 28 декабря 1963 года и спущена на воду - 21 декабря 1968года.
   От принятия стратегического решения до спуска на воду титановой подводной лодки в напряженных трудах научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро и многих заводов различных отраслей промышленности прошло 16 лет. А замахнулись то на дело невиданное и никем в мире не опробованное. Судя по полученному результату, работы были хорошо организованны, должным образом финансированы, обеспечены необходимыми ресурсами и кадрами.
   И так уж получилось, что первая титановая подводная лодка при испытаниях развила скорость хода 44,7 узлов (кратковременно более 45узлов) что и сейчас более чем через 40 лет является мировым рекордом скорости для подводных лодок. Лодка хотя была и опытной, но полноценным боевым кораблём с подводным водоизмещением в 7000тонн, вооруженной 10 противокорабельными ракетами подводного старта - "Аметист", кроме этого имела ещё 4 торпедных аппарата.
  
   Среди титановых лодок советского производства есть ещё шедевр подводного судостроения. Это самая глубоководная подводная лодка в мире (проект 685 - Плавник). Она могла погружаться более чем на 1000 метров (1250).
  
  В Советском Союзе было построено 19 атомных подводных лодок с титановыми корпусами. Это АПЛ проектов:
  - 645 "Кит"(1-04-1962г.) - первая опытная - 1шт.,
  - 705 "Лира" (22-04-1969г.) (непревзойдённая никем в мире до сих пор) - 7шт.,
  - 685 "Плавник" (9-05-1983г.) (непревзойдённая никем в мире до сих пор) - 1шт.
  - 945(А) "Барракуда" (29-07-1983г.) - 4шт.
  - 941 "Акула" (23-09-1980г.) - 6 шт.
  
  "Барракуду" не превосходят американские "Вирджиния" (4шт. 2004-2008г.) и "Сивульф-2" (3шт. 1989-1998г.) . Можно сказать о примерном равенстве с "Сивульфом-2".
   Да и сам "Сивульф-2" проект полследыш за советской "Барракудой". Точнее за проектом 971 "Щука-Б" (6-10-1982г.), который отличается от "Барракуды" стальным корпусом.
   Более совешенную лодку проекта 945-Б "Марс", которую американцы до сих пор не превзошли, либерасты приказали разрезать на стапеле.
   Даже простоё возобновление строительства лодок 705, 685 и 945 проекта делает Россию недосягаемым лидером в области атомных подводных истебителей. (Сейчас ни одной лодки 705 и 685 проектов нет в ВМФ России, что очень устраивает Запад).
   Единственным атомоходом с титановым корпусом, который уступал и уступает американским была "Акула". При своей непревзойдённой до сих пор массе она уступала лодкам "Огайо" по огневой мощи (20 баллистических ракет, а у американцев 24). Но сам замысел проекта 941, это прекрасный индикатор стратегического скудоумия, кто его протолкнул к промышленному внедрению - отдельный разговор.
   Сейчас строительство титановых лодок в России свёрнуто, ибо грозит Западу своим превосходством.
   У Запада не оказалось суперменеджера, равного Сталину и Берия, который мог бы возглавить и осуществить технологический прорыв в мир титановых атомоходов.
   Возникает подозрение, что теперь такого суперменеджера нет и у России. А её умело выбросили из мира титановых атомоходов.
  
   Структурные основы индустрии строительства атомного флота и основные направления его строительства -
  - атомные электроходы-ледоколы для народнохозяйственного освоения Арктики,
  - атомные подводные лодки с водно-водяным реактором,
  - атомные подводные лодки с жидкометаллическим реактором,
  - атомные подводные лодки с титановым корпусом,
  -- заложены при Сталине и при непосредственном его участии.
  
   Если читатель понял, кто стоял у истоков строительства атомного флота СССР и кто является его гробовщиком, то он вполне способен сделать вывод кого надо уважать, а кого надо презирать.
  
  Таково третье творческое начинание Сталина.
  
  
  

Мы перелетим Океан.

  
  Четвёртое начинание - создание стратегических реактивных бомбардировщиков.
  
   В эру реактивной авиации Советский Союз вступал с отставанием от Германии и Великобритании. И в той и другой стране в конце войны выпускались серийно реактивные самолёты. И, само собой разумеется, у них же, выпускались серийно реактивные двигатели.
   У англичан в 1943 году взлетает высотный реактивный истребитель Gloster G41 Meteor с двумя турбореактивными двигателями фирмы Rolls-Royce. И хотя его максимальная скорость была 660 км/час (но потолок превышал 12000м), этот самолёт успешно применялся для борьбы с немецкими реактивными самолётами-снарядами "Фау-1" и использовался с апреля 1945 года в боевых действиях в Голландии и Германии. До конца война у англичан было около 300 таких самолётов.
   С немецкими технологиями Советский Союз знакомился, как с завоёванными трофеями. Перевезенные в город Куйбышев немецкие специалисты в конструкторском бюро Н.Д. Кузнецова в составе отдельных конструкторских бригад занимались проектированием и внедрением на базе имеющихся технологий двигателей JUMO-004 и BMW-003.
   Работы в Куйбышеве, при всей их авральности, не укладывались в сроки, вытекающие из складывающейся международной обстановки. Поэтому Сталиным было принято решение купить лицензию на реактивные двигатели у фирмы Rolls-Royce. На это Сталин денег и золота не пожалел. И двигатели по английской лицензии стали производить на советских заводах. Понятно, что Сталин дал указание - создать двигатели более совершенные, чем у англичан. Не только дал указание, но и обеспечил финансовые и материально-технические условия их создание.
   Вот так реактивное двигателестроение, наряду с отечественными корнями, получило немецкие и английские корни.
   Конструкторы самолётов - и истребителей, и бомбардировщиков исходили в своём проектировании из освоенных, или осваиваемых в ближайшие годы, советской промышленностью, реактивных двигателей.
   В ранних сценариях атомных войн США, используя военные базы на территории Великобритании, могли организовать атомную бомбардировку Советского Союза бомбардировщиками не способными перелетать через океан. И хотя в этом случае советская авиация гарантировано уничтожала все вооруженные формирования и военные объекты на Британских островах, США оказывались стороной не пострадавшей и даже очень выигравшей от исчезновения двух своих бывших союзников по антигитлеровской коалиции. США, гарантированно становились единственной Сверждержавой и обеспечивали себе Мировое господство.
   Дабы эти планы атомного уничтожения СССР не осуществились, надо было во чтобы то ни стало достать этих ястребов за океаном.
   Достать янки за океаном можно было, создав межконтинентальный носитель атомного оружия.
   Эта задача становилась к началу 1951 года очень актуальной, ибо разведка дала Сталину представление о готовящемся сценарии атомной бомбардировки городов СССР. Непробиваемый ракетный заслон Москвы только создавался, но планы ястребов опережали его появление. Угроза над страной нависла ужасная. И Сталину удалось развеять эту угрозу и заставить противника пересмотреть свои планы. Чрезвычайно весомым аргументом Сталина стал, появившийся в СССР первый в мире реактивный стратегический бомбардировщик межконтинентальной дальности.
  Случилось очередное технократическое чудо. Никакими шансами в глазах врага СССР не обладал. И вдруг ТАКОЕ!
   В 1947 году Советский Союз ещё учится у англичан и немцев создавать реактивные двигатели с тягой в 1тонну, и вдруг через шесть лет взлетает самолёт с четырьмя реактивными двигателями с тягой 8,5 тонн каждый, и этот самолёт может доставить через океан, преодолев более 8000 км, атомную бомбу массой 5т, с тротиловым эквивалентом, ну просто страшно подумать каким.
  
 []
Сверхзвуковой реактивный бомбардировщик М-50 в сопровождении истребителей Миг-21
  
   В будущем и конструктор двигателя Микулин, и конструктор самолёта Мясищев будут отстранены заботливым Хрущевым от руководства конструкторскими бюро. Микулин в 1955 году, а Мясищев, умудрившийся создать в 1959 году ещё одно чудо - сверхзвуковой стратегический межконтинентальный бомбардировщик М-50, будет отстранён от работ, а его конструкторское бюро ликвидировано в 1960 году. Достали видать ребята прогрессивное мировое сообщество.
   И когда в 1961 году, стоящий на трибуне Мавзолея за руку с Гагариным, Никита Хрущёв приветствовал проносящийся над Красной площадью в сопровождении истребителей, фантастический для созерцающих его иностранцев, сверхзвуковой гигант М-50, конструкторского бюро, его создавшего, уже не существовало. У советских людей должно было складываться благоприятное, прогрессивное, впечатление о лукавом и злобном разрушителе - Никите Хрущеве.
  А самолёт М-50, откуда был взят (с заброшенной стоянки), туда и был возвращен. Никто не позволил советской авиапромышленности его серийно производить.
   Разобравшись с персонофикацией основного гасителя советских технократических чудес, разберёмся с персоной эти чудеса генерирующей.
  
   Непосредственным автором первого чуда М-4 (гарантированного достигающего американского континента с ответным боевым визитом в случае нападения на СССР), был авиаконструктор Мясищев. Это был невероятно удивительный человек, намного опередивший время, с огромным количеством замыслов, казавшихся современникам фантастическими.
   О нём сказал один из советских маршалов - Проекты Мясищева, конечно, осуществят, когда потомки забудут о наших могилах!
   Конструкторское бюро Мясищева создавалось трижды и трижды уничтожалось. И творческая судьба Мясищева, который, по созданным машинам, может быть назван выдающимся авиаконструктором, драматична и, можно сказать, весьма показательна. А показательна она, прежде всего тем, что его деятельность очень сильно задевала интересы геополитических сил и они находили всякий раз комбинацию интриг, дабы уничтожить его конструкторское бюро. Это не подозрительность Сталина и не конструкторская ревность Туполева, это дыхание зверя, против которого Мясищев делал разящее оружие и мог сделать такое, что, пожалуй, лишило бы их всех надежд на глобальную гегемонию. Если дать себе немного поразмышлять о содеянном и задуманном Мясищевым, то поймёшь не только страхи врагов, но и то где эти враги находятся.
  
  Эпизод же связанный со Сталиным привожу здесь.
   Когда у Туполева созрела концепция его дальнего бомбардировщика Ту-16, он её обсуждал со Сталиным. Туполев решил использовать для бомбардировщика 2 двигателя Микулина, которые показали, при испытаниях, тягу в 8,5 тонн. Самолёт, носитель атомного оружия, получался с дальностью в 6000 -6500 км.
   Сталин спросил Туполева -
  -- А нельзя ли, установив ещё два двигателя, построить бомбардировщик с дальностью в 11000 - 12000 км?
  Туполев быстро прикинул, что самолёт получается со стартовым весом более 150 тонн, ответил -
  -- Нет, нельзя!
   Туполев получил от Сталина устное, а вслед за ним и письменное (постановление Совета министров), одобрение идеи самолёта Ту-16, пошёл воплощать идею в материальную форму.
  Но вопрос о самолёте межконтинентальной дальности так и остался открытым, а такой самолёт был чрезвычайно необходим.
   Туполев только в январе 1951 года создал межконтинентальный бомбардировщик Ту-85 с дальностью полёта 12 000 км. Но, только родившись, он уже морально устарел. Самолёт имел 4 поршневых двигателя мощностью по 4500 л.с. каждый, что давало скорость 100 тонной махине 638 км/час. Но за год до этого советские реактивные истребители МИГ-15 убедительно доказали, что стратегический бомбардировщик с поршневыми двигателями вряд ли сможет выполнить свою задачу. В начавшейся войне в Корее, МИГи за короткий срок отправили с небес на землю 69 летающих сверхкрепостей В-29.
   Сталин понимал - нужен реактивный межконтинентальный самолёт. Туполев это тоже понимал, но взяться за задачу не мог.
   Прошло некоторое время и на стол Сталина положили докладную записку профессора Московского авиационного института, Мясищева, в которой обосновывалась возможность создание такого самолёта при достигнутом уровне техники.
   Сталин был достаточно осведомлён и об уровне советского двигателестроения и о технических характеристиках самолётов имеющихся и ещё не созданных, но необходимых, что бы оценить реальность обоснования. Но он, конечно, навёл справки о Мясищеве, побеседовал с ним и после этого созвал техническое совещание с присутствием известных авиаконструкторов, военных и министра авиационной промышленности Хруничева.
   На совещании обсуждался вопрос межконтинентального реактивного бомбардировщика, носителя атомного оружия. Никто не высказался о возможности создать такой бомбардировщик в предлагаемые Сталиным сроки - 2 года. Всем казалось это невозможным, как и Туполеву, который также присутствовал на совещании.
   Выдержав паузу, Сталин сказал -
  -- Но есть человек, который считает возможным создание такого бомбардировщика. Мы, конечно, дадим ему возможность осуществить задуманное. Дадим завод, конструкторское бюро, дадим возможность набирать любых людей. Подключим необходимые заводы и отрасли для создания комплектующих изделий. Пусть свершит этот проект. И пусть сделает всё в нужный срок.
  
  В марте 1951 года выходит постановление Совета министров о создании КБ. В июне 1951 года Мясищев получает техническое задание, в котором военные оговаривают необходимые параметры бомбардировщика.
  В декабре 1952 года из цехов завода выкатывают уже воплощённую в металл машину, а в январе 1953 года она подымается в воздух. Взлётный вес заправленного бомбардировщика был около 180 тонн.
   Создать коллектив, оснастить его всем необходимым для работы, совершить эскизное и техническое проектирование огромнейшей машины, озадачить смежные организации техническими заданиями и получить от них всю массу комплектующих, создать технологическую оснастку для изготовления тысяч деталей и отработать технологии их изготовления, все детали изготовить, осуществить сборку машины - удалось за 1 год 10 месяцев. Это и сейчас, и тогда - считалось невероятным, но было сделано.
   Следует сказать, что Туполев весьма ревностно отнёсся к работе Мясищева над стратегическим реактивным бомбардировщиком и решил тоже поучаствовать в этой технологической гонке. Он уже знал, что Николай Кузнецов создал турбореактивный двигатель мощностью 5000 л.с. и в тот момент завершал работы по созданию двигателя вдвое мощнее. Поэтому он обратился к Сталину за разрешением на разработку турбовинтового стратегического бомбардировщика. Сталин его предложение поддержал, но сроки оставил прежними. При чрезвычайной сложности задачи, работа над двумя проектами обеспечивала большую вероятность успеха. Заметим, что Сталин не навязывал задание Туполеву. Он понимал, что если нет веры в успех, то и драться за работу не следует. Когда Туполев был морально готов, и заявил это сам - Сталин дал ему возможность воплощения замысла.
   Туполеву было во многом легче, чем Мясищеву. У него был слаженный коллектив, у него был опытный завод, у него были отлажены связи со смежниками. А Мясищеву это приходилось создавать по ходу дела. Поэтому нет ничего удивительного в том, что самолёт Туполева взлетел на 2 месяца раньше самолёта Мясищева.
  
 []
Межконтинеттальный стратегический бомбардировщик Ту-95. Первый полёт декабрь 1952 годы. Он и ныне стоит на страже России.
  
   Первый опытный Ту-95 взлетел в декабре 1952 года. А в январе 1953 года взлетел самолёт Мясищева - М-4. Но из-за катастрофы Ту-95 в 13-м полёте в серию пошёл М-4, став первым в мире серийным стратегическим бомбардировщиком межконтинентальной дальности.
  
 []
Первый в мире межконтинентальный реактивный бомбардировщик Мясищева М-4
  
   Оба конструктора доложили Сталину о выполнении задания правительства.
   Так что чудо созидания было совершено сразу в двух вариантах.
   Но условия, при которых свершаются такие чудеса, должны созреть. Эти условия - плоды настойчивого труда, и для созревания таких плодов нужен замечательный садовник-селекционер.
  Рассмотрим процесс созревания этих условий. Для этого из 1953 года надо перенестись в 1945 год.
   В феврале 1945 года на Ялтинской конференции Советский Союз дал обещание вступить в войну с Японией на стороне союзников.
   Сталин воспользовался этим обещанием СССР для того чтобы попытаться получить от США 120 стратегических бомбардировщиков В-29 для использования в войне с Японией, но получил вежливый отказ. Причина этого отказа окончательно прояснилась на Потсдамской конференции. А именно тогда, когда Трумэн сказал Сталину об успешном испытании атомной бомбы. Эти бомбардировщики должны были стать стратегическими носителями атомного оружия. Они становились важным инструментом в геополитике.
   Запрос американцам о поставках 120 В-29 был направлен 25 мая 1945 года. Несколько дней подумав, американцы прислали свой отказ. Это уже был второй отказ (первый запрос был от 19 июля 1943 года). Это подтверждало, наряду с другой информацией, самые мрачные прогнозы.
  Сталин стал действовать незамедлительно, не дожидаясь атомных взрывов в США. Ему следующие несколько ходов противника были ясны.
  
   Сталин попросил Александра Голованова проработать вопрос - какой нужен стратегический бомбардировщик Советскому Союзу.
   Мало кто знает, кто такой Александр Голованов. А это выдающийся человек! Его неординарность видна по его карьерному росту, можно сказать беспрецедентному - как у нас в стране, так и за рубежом. В 1941 году он был майором, а в 1943 году - маршалом авиации. От майора до маршала за два года. Он стал маршалом в 39 лет.
   А предано его имя забвению потому, что он был одним из соратников Сталина. Александр Голованов командовал Дальней авиацией СССР. А Дальняя авиация подчинялась не начальнику ВВС, а лично Верховному главнокомандующему. И численность её к концу войны была более 1000 самолётов. По сути, Дальняя авиация - это стратегическая авиация СССР. Именно она бомбила Берлин и военные объекты Германии и их союзников, начиная с 1941 года.
  Дальняя авиация перебрасывала оружие и боеприпасы партизанам Украины, Польши, Югославии.
   Но со стратегическими бомбардировщиками была в СССР напряжённая ситуация.
  
   Самым большим советским бомбардировщиком был Пе-8. Он пустой весил около 20 тонн, а максимально заправленный и снаряженный 35 тонн. Мог брать до 5т бомб и имел дальность 3600 км. Всего в СССР было произведено 93 таких самолёта. Примерно по 20 самолётов в год.
   Александр Голованов был знаком со всеми советскими бомбардировщиками и с американскими, поставляемыми по ленд-лизу и с В-29, которых оказалось в Советском Союзе - 4 штуки. Они совершили вынужденную посадку на Дальнем Востоке. Голованов был знаком и с техническими данными перспективной машины Туполева "64" (сам же участвовал в выработке технических требований к нему). Он понимал, что рассчитывать на скорое создание подобной машины не стоит. Много времени было упущено.
   Голованов предварительно обсуждал с Лаврентием Берия требования к самолёту, носителю атомного оружия и сказал, что В-29 подходит для этой задачи.
   Берия и Голованов доложили свои соображения Сталину.
   Сталин начал склонятся к выводу, что надо перенести все технические решения с американского самолёта прототипа на вновь создаваемый советский бомбардировщик. Но без разговора с конструкторами, прежде всего с Туполевым, он не принимал окончательного решения. Для разработки и отладки своих технических решений - времени просто не оставалось.
   В начале июня 1945 года Сталин встретился с Туполевым и министром авиационной промышленности - Шахуриным.
   Сталин, прежде всего, поинтересовался мнением Туполева об американском бомбардировщике В-29. Туполев ответил, что бомбардировщик хорош и по скорости, и по дальности, и по бомбовой нагрузке, и его оборонительное вооружение, 12 крупнокалиберных пулемётов в подвижных башнях, очень эффективно.
   Всё это дополняло информацию Голованова, который как лётчик отметил ещё - удобство кабины (её эргономику), наличие хорошей радиоаппаратуры и бортовую телемеханику.
   Решение стало ясным. Надо было обговорить детали реализации.
   Сталин спросил Туполева -
  -- Что нужно для воспроизводства такого самолёта из советских материалов и комплектующих?
  То, что нужен соответствующий двигатель, Сталин конечно понимал. На самолёте В-29 было 4 двигателя с мощностью 2200 л.с. каждый.
   Советские штурмовики последних моделей имели двигатели по 2000 л.с. В нескольких конструкторских бюро разрабатывались ещё более мощные двигатели. Поэтому вопрос с моторами советского производства Сталин считал решённым. Его интересовали другие особенности и трудности создания самолёта.
   Туполев сказал, что многие приборы, радиоаппаратура и элетромеханика в Советском Союзе не делается. А для создания всех необходимых комплектующих необходима согласованная работа многих конструкторских бюро и заводов, которые должны параллельно разработке самолёта разработать много сложных механизмов и конструктивных материалов.
   На что Сталин ответил, что такая помощь во всех отраслях будет обеспечена.
   Но Туполев, как практик, понимал, что в согласованиях многих требований будет потеряно масса времени, прежде всего, в министерских инстанциях. А со своими собратьями конструкторами других отраслей он общий язык найдёт быстро. И тогда он высказал все эти опасения Сталину.
   Сталин пообещал Туполеву, что постановление Совета министров СССР с оговоркой всех необходимых прав разработчика он подпишет, как только Туполев представит список необходимых полномочий и мероприятий.
   Вот так родилась проблемно ориентированная межотраслевая кооперация.
   Необходимое постановление Сталин подписал. И работа закипела.
   Через несколько дней В-29 с Дальнего Востока были перегнаны на подмосковный аэродром, где попали в руки инженеров, техников и конструкторов Туполевского конструкторского бюро.
   Много пишут о том, что Ту-4 (так стал называться разрабатываемый Туполевым самолёт) скопирован с В-29 до винтика, до формы пепельницы в пилотской кабине, особо подчёркивая, что самые большие трудности заключались в переводе дюймовых размеров в метрические. Но это мудрствования от лукавого. На Ту-4 вместо 12 пулемётов калибра 12,7мм установили 10 пушек калибра 23мм. Мало того что масса снаряда была в 10 раз больше массы пули американского пулемёта, так внутри ещё и взрывчатка была. Спрашивается - каким это образом, при копировании и переводе дюймовых размеров в метрические, из пулемёта получилась пушка?
   Спаренная пушка имела и больший вес, и большую силу отдачи, чем спаренный пулемёт. Что из этого следует? А то, что и механизмы орудийных башен должны быть мощнее, ибо скорость поворота орудий в бою определялась динамикой боя и должна быть не хуже, чем у, более лёгкой, американской конструкции. Значит телемеханика, подобная по принципу, должна быть более мощной, а не вульгарной копией. А это не копирование, а совершенно новое проектирование крупногабаритных конструкций весом с полтонны. Вот только на этих башенках более тонны дополнительного веса набежало.
   Более мощные привода требовали более мощных генераторов. Проблемы множились лавинообразно. Их решали другие конструкторские бюро в других отраслях, но в согласованные сроки.
   Подумайте что легче, разработать оригинальную пепельницу или двухпушечную орудийную башенку с электромеханическими приводами и системой стабилизации. Мало того, что в области эргономики новшеств не требовали, а даже оговаривали то, что лётчиков эргономика самолёта устраивает наилучшим образом.
   Двигатели на самолёт поставили советские (АШ-73, конструкции Швецова), которые оказались мощнее американских на 200 л.с. каждый. Суммарная мощность двигателей В-29 - 4800 л.с. , а у Ту-4 - 5600 л.с. Тут тоже на копию совсем не похоже.
   Геометрическую форму самолёта Туполев скопировал. Он поступил оптимально. Самый большой советский самолёт (Пе-8) был в снаряженном состоянии 35 тонн весом, а создавался воздушный корабль весом более 65 тонн. Проблемы аэродинамической доводки такой огромной машины требовали солидных трат времени и естественно финансовых средств, а его и так было мало. В скопированную у американцев, отлаженную аэродинамически, геометрию всё равно пришлось вносить доработки, ибо машина получилась на 2 тонны тяжелей, что изменило моменты инерции конструкции относительно всех трёх осей.
   Самолёт получился с меньшей дальностью, но более грозным (10 пушек как никак), чем американский.
   19 мая 1947 года самолёт Ту-4 совершил свой первый полёт. За несколько лет Ту-4 выпустили более 800 штук. Советский Союз получил свой первый носитель атомного оружия. Только вот оружия атомного ещё два с половиной года не было.
   Как же сдерживал Сталин решительных парней, сбросивших атомные бомбы на японские города, 4 года - с августа 1945 по август 1949 года? Разбудил чувства гуманности у заокеанских воротил? Нет. Он заставил работать чувство, которое эти геополитики любят пробуждать и эксплуатировать у представителей друг стран и народов. Это чувство страха. Как же его Сталин разбудил?
   Шоковой терапией.
   Казалось бы, что участь СССР решена. Колоссальное превосходство Запада в вооружениях, которые обеспечивают мировое господство.
   Атомное оружие у Запада есть, а у СССР нет. Абсолютное превосходство Запада.
   Океанский флот Запада имеет более 500 эсминцев, более 100 крейсеров, более 15 линкоров и более 10 авианосцев. СССР имеет - 35 эсминцев, около 8 крейсеров, 3 устаревших линкора и ни одного авианосца. Более чем десятикратное превосходство Запада.
   Стратегическая авиация Запада (США и Великобритания) имеет более 3000 стратегических бомбардировщика, которые могут сбросить атомную бомбу на Москву, Ленинград и другие города СССР. СССР до городов США вообще достать не может, а только Британские острова получат удар возмездия и то лишь обычным оружием. Колоссальное превосходство Запада.
   Надо было припугнуть США. Показать, что они не просто досягаемы, а уничтожаемы Советской Армией.
   И была разыграна красивая комбинация на Великой шахматной доске (как любят выражаться Бзежинские).
   Потсдамская конференция проходила перед вступлением СССР в войну с Японией.
   У американских военных очень чесались руки применить атомное оружие. Но совершенно непонятно было, что потом делать с миллионной Квантунской армией. Сухопутная армия Японии была янки не по зубам. А в случае атомной бомбардировки она с фанатичной яростью сражалась бы. И победить её американцы в обозримом будущем не могли.
   Но Сталин обещал на Ялтинской конференции, что за открытие второго фронта в Европе, СССР через три месяца после победы над Германией расплатится открытием военных действий против Японии на сухопутном театре военных действий. США надо было услышать подтверждение этих гарантий Сталиным. И тогда по всем расчётам Квантунская армия Японии через некоторое время, этак через полгода, перестаёт существовать.
   Сталину Трумэн сообщает об испытаниях атомной бомбы в США, что Сталин знает по своим каналам. Сталин кроме этого знает о подготовке атомного удара по Японии и понимает, что это просто демонстрация всесокрушающей силы, рождающегося Нового Мирового Гегемона, всем народам и СССР в первую очередь. Сталин тоже готовит демонстрацию всесокрушающей силы.
   Сталин подтверждает обязательства Советского Союза на Потсдамской конференции.
  
 []
Сталин на Потсдамской конференции.
  
   Конференция завершилась 2 августа 1945 года. А 6 августа 1945 года атомная бомба с бомбардировщика В-29 была сброшена на японский город Хиросиму. 8 августа 1945 года вторая атомная бомба была сброшена на японский город Нагасаки. Мир замер в оцепенении. США пересекли границу нормального бытия Человечества. Начиналось экстремальное бытиё Человечества, в первую очередь Советского Союза.
   Правильно говорят - хорошо удаётся экспромт, заранее подготовленный.
   США совершали напряженную работу в течении нескольких лет, чтобы выдать свой адски убийственный экспромт.
   В Советском Союзе экспромт готовился около трёх месяцев.
   И вот 9 августа 1945 года Сталин делает ответный ход на просторах Евразии. Он не такой быстротечный, как взрывы атомных бомб, но не менее грозный и поразительный.
   Советский Союз день в день, ровно через три месяца после капитуляции Гермнии, 9 августа 1945 года вступает в войну с Японией.
   Советские армии переходят в наступление и начинают громить Квантунскую армию. Управление японской армией стало нарушаться и исчезать в первый же день, а через 3-4 дня было утеряно и не восстанавливалось до полного разгрома, который наступил удивительно быстро, через 14 дней.
   За это время советские войска прошли на 1500 километров вглубь китайской территории.
   Ни горы Хинган, ни пустыня Гоби, ни бетонированные доты со смертниками, ни лётчики-камикадзе не могли остановить всесокрушающего движения лучшей армии мира.
  Танки переползали горные хребты, проходили через пустыню, самолёты бомбили и расстреливали из пушек потерявшие управление массы войск. За две недели территория Китая, превышающая по площади всю Западную Европу, была освобождена (захвачена) советскими войсками. Вот с тех пор и появилось, и в западных штабах, и у советского солдата мнение, что Европе в случае военного столкновения с Советским Союзом не устоять более 2 недель.
  Западные аналитики сделали поправку на то, что только тоталитарные режимы Германии и Японии могли так долго сдерживать советские войска. Так что 2 недели это даже очень оптимистично для Запада.
   В штабах за океаном поняли, что за три месяца такая всесокрушающая, тектоническая сила была переброшена из Европы за тысячи километров вглубь Азии. Вопрос - а может ли эта сила быть переброшена на Американский континент? Такое перемещение грозит Америке фатальным исходом. Штабные аналитики знали ответ - да, может! И знали даже КАКИМ ОБРАЗОМ?
   Самоё трагикомичное в том, что американцы сами помогали СССР прокладывать этот путь.
   Контур этого пути отмечен трассой - АлСиб (Аляска-Сибирь), которую строила и эксплуатировала советская сторона, и её продолжением - АлКан (Аляска-Канада), которое строили и эксплуатировали американцы.
   Не имея стратегической авиации, можно достать США тактической авиацией, используя цепь аэродромов между которыми расстояние около 1200 км, что соответствует дальности тактический авиации. Именно на таком расстоянии располагались аэродромы трасы АлСиб. На аэродромах самолёты получали не только горючее, но и техническое обслуживание. Имелось много пилотов с большим опытом перегонки самолётов по трассе. Так что путь проложен, базы и кадры подготовлены. Осталось укрепить, расширить и ринутся по этому пути.
   Надо сказать, что советская авиационная промышленность в конце войны вышла на уровень производства - 40 000 самолётов в год. За 3 месяца после окончания войны с Германией советская авиация получила 10 000 самолётов дополнительно к 15000 имеющимся в войсках.
  И оставалось только посчитать, как быстро 25 000 самолётов СССР смогут перебросить большую армейскую группировку на Аляску. Танки двинутся на кораблях по Северному морскому пути. Во льдах Северо-Ледовитого океана преимущество Запада в военных кораблях тает. Танки поплывут обычными пароходами, караванами с ледоколами под охраной эсминцев. В жизнеспособность караванов при могучем прикрытии с воздуха на Западе верили, опробовано войной.
   Складывалась фантастическая картина, вполне просчитанная - города и промышленность СССР гибнут от атомных бомб, а Советская Армия, пронзая Сибирь, Ледовитый океан, Аляску и Канаду прорывается в США. И что она сделает с носителями Нового Мирового порядка, зная участь миллионов своих сограждан, матерей, жён и детей, сгоревших в атомном огне, это просто трудно вообразить. Но результат получался однозначный - СМЕРТЬ ЗАПАДА.
   Закончилась война с Японией и после разбора полётов в американских штабах пришли к выводу - а воевать нам рановато, есть ещё на Аляске дела.
   Никакие бетонированные и прочие линии Манергейма, пусть пересекающие всю Канаду не воспрепятствуют прорыву Советской Армии. Ей, во что бы то ни стало, нельзя позволить высадится на Аляске. Нужно укреплять Аляску - строить там авиабазы, подтягивать атомные бомбы, напалм и прочие инструменты. Засуетились американцы в своём укрепляющем порыве, а Советский Союз получил ещё время для восстановления (наращивания) сил.
   Когда тысячи эшелонов перебрасывали армии на Восток, другие тысячи эшелонов, следующие из поверженной Германии, везли военные трофеи - части и целые реактивные двигатели, реактивные самолёты, станки, оборудование, документацию и даже немецких специалистов.
   Когда в августе 1945 гремели бои с Квантунской армией, в подмосковное небо поднялся реактивный самолёт - Мессершмидт-262, пилотируемый советским инженером-летчиком А. Г. Кочетковым. Наследие поверженной Германии стало осваиваться советскими специалистами. Проходили испытания, проходили совещания, вырабатывались стратегия и тактика создания советской реактивной авиации.
   Особый комитет ГОКО, возглавляемый Г.М. Маленковым, проделал большую работу. В руках у ведущих самолётостроительных и двигателестроительных конструкторских бюро и заводов появились - и документация, и образцы немецкой реактивной техники.
   И документации, и образцов, и даже немецких специалистов оказалось достаточно для того, чтобы наладить серийное производство реактивных двигателей Jumo-004 (фирмы "Юнкерс") и BMW-003 (концерна BMW). Конечно, требовалось напрячь и собственные мозги и руки. Но это в Советском Союзе умели делать.
   Главным центром по освоению немецких инновационных трофеев стало конструкторское бюро, возглавляемое Климовым. Оно в 1942 году было эвакуировано из Ленинграда в Уфу.
   Почему выбрали Климова?
   Его двигатели стояли на самолётах "Як", которых сделали около 36000 штук.
   Но были и другие конструкторские бюро, которые внесли также огромный вклад в советскую военную авиацию.
   Двигатели конструктора Микулина стояли на штурмовиках Ил-2, а их было построено около 40 000 штук. Микулин, правда, ещё работал над перспективным двигателем мощностью в 4500 л.с., что превышало мощность любого из иностранных поршневых двигателей и превышало на 1000 л.с.
   Моторы конструктора Аркадия Дмитриевича Швецова стояли на истребителях Семёна Лавочкина (Ла-5, Ла-7), на бомбардировщиках Ту-2. Это тоже составляло десятки тысяч машин.
  Но его озадачили созданием двигателя АШ-73 для стратегического бомбардировщика Ту-4, а потом разработкой двигателя для вертолётов Ми-4 и Як-24.
   Конструкторские бюро Климова, Микулина и Шевцова - это три кита советского авиационного двигателестроения.
   Так что у Сталина было несколько вариантов исполнителей программы внедрения в производство немецких, а позднее английских, реактивных двигателей.
   Выбор пал на Климова может быть потому, что ему не раз приходилось внедрять в производство иностранные лицензионные двигатели.
   Выбор пал на Климова, но все двигателисты получили подробную информацию о немецких разработках, включая натурные образцы.
   Если учесть, что немцы даже в 1945 году умудрились создать более 5000 реактивных двигателей в металле, то образцов этих хватило всем - и американцам, и англичанам, и советским конструкторам.
  
   Сделав всё возможноё для приобщения к делу реактивного двигателестроения всех видных умов страны, Сталин не стал пассивно дожидаться плодов сего посева, а решил заткнуть брешь немецкими разработками. Ситуация, как ранее показывалось, была критическая, отсрочка, добытая шоковой терапией, быстро таяла.
   Ещё 28 апреля 1945 года приказом по авиапрому было поручено главному конструктору Климову В.Я., выпустить рабочие чертежи двигателя JuMo-004B и внедрить его серийное производство под маркой РД-10 на уфимском заводе N 26. Чуть позже 13 июня 1945 года аналогичным приказом главному конструктору Колосову С.Д. было поручено внедрить в производство двигатели BMW-003, под маркой РД-20, на казанском заводе N 16.
   Следует заметить, что слепое копирование в технике часто даёт отрицательный результат. Почему? Дело не в точности соблюдения размеров деталей. Дело в том, что эти детали, в силу технологических особенностей промышленности конкретной страны, делаются из несколько иного материала. Повторить сплав трудно, не всегда удавалось, а это меняло физические характеристики детали, она, в экстремальных условиях напряжённой работы, вела себя по-другому. И, в конце концов, требуемые характеристики изделия получались хуже и его копирование признавалось нецелесообразным. Так было с образцами советских танков Т-34, захваченных гитлеровцами. Их инженерам так и не удалось воспроизвести необходимый состав и микроструктуру брони и алюминиевого сплава картера двигателя. Так танк Т-34 и не удалось скопировать.
   Так что воссоздание изделия, двигателя или самолёта, по образцу - процесс творческий и требует немало усилий не только конструкторов, но и исследований металлургов, изучение работы изделия на стенде по различным физическим характеристикам - тепловым, акустическим, прочностным, энергетическим и многим другим.
   И, следовательно, без довольно широких стендовых и лабораторных исследований воссоздать изделие невозможно. Кроме приборного оснащения необходимы ещё и нужного уровня аналитические мозги.
   Так что задание на воспроизведение конструкции привезенной из другой страны, задача нетривиальная и требует талантливых исполнителей. А если нет необходимого технологического потенциала в стране, то даже наличие мозгов не даст положительного результата.
   Если другие знакомились с немецкими конструкция, как с интересными, авангардными решениями, то коллективам Климова и Колосова предстояло этим авангардные решениям обеспечить серийное производство на советских заводах. Предстояло построить лаборатории и испытательные стенды, которые кардинально отличались от существующих. Предстояло выпускать чертежи, изготавливать, испытывать, переделывать чертежи, изготавливать и вновь испытывать пока двигатели не покажут устойчивую работу в течении 25 часов. Таков был первый назначенный ресурс двигателей. Сколько было аварий и взрывов на испытаниях - никто не скажет. Работавшие фронтовики скажут, что их было значительно меньше, чем во время артподготовки на фронте. По сравнению с фронтом это были мирные будни, но наши современники о таких мирных буднях читают в фэнтези.
   Когда отгрохотала канонада войны с Японией, отгрохотала канонада испытаний на стендах, стало возможным ставить вопрос перед разработчиками о конструировании самолётов под двигатели РД-10 и РД-20.
   Конструкторским бюро Яковлева и Лавочкина были поставлены задачи спроектировать - однодвигательные самолёты-истребители, а коллективам Микояна и Сухого - двухдвигательные истребители.
   Яковлев и Лавочкин делали конструкции с двигателем РД-10, Микоян с двумя двигателями РД-20, а Сухой с двумя двигателями РД-10.
   Сначала бюро Лавочкина и Сухого ориентировали на использование двигателя ТР-1, конструкции Люльки. Но двигатель был разрушен, при ресурсных испытаниях, и пришлось переориентироваться на РД-10. У Люльки ещё не было собственного конструкторского бюро, созданного по всем канонам инновационной политики, поэтому ему было чрезвычайно трудно при воплощении своих замыслов.
  
   Архип Михайлович Люлька, который, ещё до войны, будучи преподавателем Харьковского авиационного института, занимался турбореактивными двигателями, получает, наконец, не смотря на эту неудачу, все условия для плодотворной творческой деятельности. В 1946 году он назначается главным конструктором вновь создаваемого конструкторского бюро, которому придаётся завод.
  
   Положение, при котором конструкторское бюро получало в своё распоряжение завод, стало обычным в практике советского инновационного строительства.
   Мозги ставились выше производственных мощностей, но оставшись без производственных мощностей, мозги засыхали и окостеневали. Поэтому верхнее руководство создавало симбиоз конструкторского коллектива, исследовательских лабораторий и производственных мощностей. И в этом симбиозе решающей и определяющей была воля главного конструктора, которому и давалась юридически вся полнота власти. Он же отвечал перед правительством за результаты продвижения в область новых, дерзких инженерных решения. Блуждающие в бесплодных, или мёртворождающих эмпириях убирались со своих должностей. Они принудительно уступали дорогу более талантливым организаторам и проводникам в Неведомое. Убирались с переднего края в тылы научно-технической революции. Ведь они практически доказали свою неспособность быть первопроходцами. Удивительно, но факт - Сталин отличал (в большинстве случаев) творческие поиски и вынужденные задержки от блужданий с Сусаниным научно-технической революции во главе.
   Автор не метафорически, а в прямом смысле пользуется термином - "научно-техническая революция". Именно тогда в послевоенном СССР она и началась. И мир вскоре понял, что в Советском Союзе произошло что-то ранее не ведомое в мире. Время конструкторских разработок сократилось, внедрение в производство нового происходило лавионообразно и самое поразительное - не последовательно вовлекая в этот процесс разные отрасли народного хозяйства, а параллельно. За этим всем просматривался надотраслевой орган управления, который осуществлял координацию и синхронизацию инновационных процессов.
  
   Заметим, что были поставлены задачи, использовать двигатели на основе немецких разработок (РД-10 и РД-20) наряду с отечественной разработкой ТР-1. Кроме того однодвигательные и двухдвигательные (а таким был Ме-262) схемы истребителей должны были не просто сделаны, а пройти сравнительные испытания и учебные бои с поршневыми истребителями и бомбардировщиками. Таким образом, мы видим всесторонний, многоплановый подход к решению вопроса о путях развития реактивной авиации.
   24 апреля 1946 года первые советские реактивные самолёты МИГ-9 и Як-15 поднялись в воздух.
 []
Первый советский реактивный истребитель Миг-9
   МИГ-9 поднялся в воздух несколькими часами раньше чем Як-15.
   Микояну удалось добиться старта своего детища, вопреки запрету на все испытательные полёты в связи с подготовкой авиации к первомайскому параду. Микоян звонил лично командующему авиацией Московского военного округа - Василию Сталину. Василий Сталин разрешил лично взлёт первому советскому реактивному самолёту.
   Самолёты Микояна и Яковлева испытывались и готовились к показу на параде в честь дня авиации СССР - 18 августа.
   18 августа 1946 года советские люди и зарубежные гости могли наблюдать полёт двух первых советских реактивных самолётов - МИГ-9 и Як-15.
   Через несколько дней Яковлев и Микоян, совместно с министром авиационной промышленности - Хруничевым, были вызваны в Кремль.
   Сталин поставил задачу к 7 ноября 1946 года построить и продемонстрировать на параде 20 самолётов Як-15 и 10 самолётов МИГ-9.
   Разность в количестве объяснялась -
  - во-первых, тем, что Як-15 имеет 1 двигатель, а МИГ-9 - 2 двигателя,
  - во-вторых: самолёт Як-15 был сделан на основе серийного самолёта Як-3, и можно было использовать задел серийных заводов, а реактивные двигатели распределялись поровну.
  
  Приказом Министерства авиационной промышленности СССР N 617 от 12 сентября обязывались изготовить -
  - завод N 1 в Куйбышеве 10 машин МИГ-9,
  - завод N 31 в Тбилиси 20 самолётов Як-15,
  - завод N 21 в Горьком 4 самолёта Ла-150,
  - завод N 301 в Горьком 4 самолёта Ла-150 -
  и к 20 октября передать их ВВС.
  
   Задержка с выходом приказа (Сталин ведь дал указание в конце августа) объясняется тем, что в перечень изготавливаемых к параду машин Лавочкину хотелось вставить упоминание о Ла-150. Но Ла-150 всё никак не мог подняться в воздух. Наконец 11 сентября 1946 года Ла-150 взлетел. Теперь министерские чиновники, с минимумом риска для себя, могли вставить в план производства изготовление установочной партии самолёты Ла-150.
   Самолёт Сухого - Су-9 поднялся в воздух 13 ноября 1946 года. Он опоздал к парадным приготовлениям. Кроме того он явно уступал МИГ-9 по своим характеристика. Но все четыре КБ в 1946 году задание Сталина выполнили.
  
   На всех заводах даже военпреды удивились срокам. Даже в годы войны для освоения опытных машин заводам отводилось 2-3 месяца (в зависимости от новизны и сложности) на изготовление первого экземпляра. И ещё пару месяцев отводилось для изготовления опытной партии в 5-10 машин.
  
   Казалось бы, какая спешка, ведь видимой угрозы и боевых действий нет.
   Но это лишь поверхностный и неглубокий взгляд на ситуацию. Война шла незримая, в ментальном пространстве бытия Человечества.
   Разведка приносила Сталину неутешительные сведения. Призрак атомной войны вновь завитал над Советским Союзом. Очень нужен, стал очередной сеанс шоковой терапии для осатеневших бывших союзников.
   Сталин задумал показать иностранцам полёт над Красной площадью полка советских реактивных истребителей поэскадрильно представляющих три различные реактивные машины. Пусть потом думают - сколько таких полков разбросано на территории Советского Союза, сколько времени пролетали лётчики на этих реактивных машинах чтобы продемонстрировать прекрасную слетанность. Пусть теряют время на сбор сведений, пусть переигрывают сценарии в штабах с учётом вновь открывшихся обстоятельств. Это даёт дополнительное время для развития и наращивания мощи.
  
   За сорок дней создать 38 реактивных истребителей, совершенно новых для серийного производства - задача фантастическая. Пройдёт всего пару лет, и один из заводов будет производить в месяц более 100 реактивных бомбардировщиков Ил-28. Но это будет уже отлаженный серийный процесс. Первые машины делать нелегко. Почему?
   Если у вас есть штамп, то вы можете штамповать за смену сотни деталей. А если его нет, а требуется массовое производство, то такой штамп надо изготовить. Сначала надо спроектировать матрицу и пуансон для этого штампа, а потом их изготовить, провести термообработку. А если таких проблем тысячи, то вы сначала возитесь со всеми вспомогательными изделиями (пуансонами, матрицами, формами для литья...). Короче - вы проектируете и создаёте оснастку для изготовления тысяч деталей. Потом делаете детали, многие из которых, путешествуя со станка на станок, переходят из цеха в цех, требуя таким образом целого технологического ряда оснастки, пока, наконец, не попадают на сборку и там, наконец, устанавливаются на своё место в изделии.
   Никаких чертежей оснастки и представления о ней самой у конструкторов самолётных конструкторских бюро не было, ибо она бывает различной в зависимости от конкретного завода и его оборудования. Не было даже комплектов чертежей для серийного производства. Как описывает Яковлев 50-60 тысяч копий чертежей, для серийного производства, ему удалось сделать за пару дней, напрягая все участки светокопирования города. А на заводе изучив эти чертежи необходимо - создать технологические карты и чертежи необходимой оснастки, потом изготовить оснастку, а потом, наконец, начать изготавливать детали самолёта. Как сказано выше на это в войну, в чрезвычайном режиме военной мобилизации, отводилось от 60 до 90 дней. Сейчас требовалось это сделать за 7-10 дней.
   Конструкторские бригады всех КБ - Микояна, Яковлева, Лавочкина были откомандированы на предписанные заводы, где, для отдыха и сна, им прямо в цехах положили матрацы, на которых они урывками отдыхали, посменно конечно, ибо рабочий день стал непрерывным на много дней.
   Да, много тысяч деталей оснастки спроектировали и изготовили за 8-10 дней. За оставшийся месяц изготовили все 38 самолётов. Одному планеру самолёта Як-15 не повезло - остался без двигателя, не успели двигателисты изготовить замену взорвавшемуся на стенде.
   Самолёты заводские лётчики не облетывали, их не доводили в опытных полётах при заводе, а разбирали, грузили в эшелоны и гнали на подмосковный аэродром. Их собрали на аэродроме 24 октября 1946 года, за 13 дней до парада. Надо их облетать и отрегулировать, научить молодых пилотов из ВВС летать на принципиально новых машинах, наконец, провести групповые полёты, отрабатывая слётанность. На всё это 12 дней, а на 13-й вылет на парад. При этом надо не забывать, что у каждого самолёта двигатель с 25 часовым ресурсом, но главное не имеющий замены.
   Лётчики-испытатели ЛИИ (летного исследовательского института) начали облёт машин. На каждой из 37 машин требовалось всё отрегулировать, потратив 3-4 полёта. Через пару дней все 37 самолётов отрегулировали и подготовили для обучения пилотов. Да пилоты были молодыми, но опытными, прошедшими войну. И всего за неделю все они освоили свои машины. Два-три дня потратили на отработку слётанности в парадном строю.
   7 ноября 1946 года все 37 самолётов - 19 - Як-15, 10 - МИГ-9 и 8 - Ла-150 были готовы к полёту. Лётчики заняли свои места в кабинах, ожидая команды на взлёт. Но из-за низкой облачности над Москвой, полёты не только реактивных, но и поршневых самолётов отменили. Воздушный парад не состоялся.
   Так что же сеанс шоковой терапии, задуманный Сталиным, и с такими трудами массы народа подготовленный, не состоялся?
   Состоялся! Разве причуды погоды помеха для генералиссимуса?
  Не знаю, какой из методов психологического воздействия более эффективней, явный или неявный, но у Сталина ведь один из них - явный, не получился из-за капризов погоды, потому остался только один.
   Разведслужба вероятного противника была довольна, что не скажешь о штабных аналитиках. В руках разведки оказались очень важные материалы - фотографии готовых к старту, с лётчиками в кабинах десятков реактивных самолётов СССР. А вот фотографии их полётов целыми эскадрильями, звеньями, парами.
   Разведка радовалась недолго, так как сразу же схлопотала, важное задание - собрать сведения, сколько таких вот полков реактивной авиации спрятал Сталин на аэродромах огромнейшей страны. Всё это надо делать срочно - время дорого.
  
   Сталин получил, таким образом, так необходимое дополнительное время. Работа по созиданию реактивной авиации продолжалась, протекая одновременно с работой по наращиванию морской мощи державы.
  
   Самый лучший истребитель получился у Микояна. Он сделал самолёт лучше Ме-262, хотя и располагал аналогами немецких двигателей. Преимущество в скорости и маневренности получилось оттого, что Микоян отбросил схему Ме-262, с двумя двигателями на крыльях, а разместил их в фюзеляже. Таким образом, уменьшив лобовое сопротивление, он получил прибавку скорости, и, уменьшив момент инерции относительно продольной оси, улучшил манёвренность. Поднявшийся в воздух 13 ноября 1946 года Су-9 напоминал Ме-262 по компоновке и при равной с Ме-262 тяговооруженности, не превзошёл немецкий самолёт ни скоростью, ни манёвренностью.
   Самолёты Яковлева и Лавочкина также уступали МИГ-9 в скоростных данных, но оказались более манёвренными, что просто объяснялось их меньшим весом. Но уступка в скорости более чем на 100 км в час, сводила преимущества на нет.
   На совещании у Сталина Яковлеву пришлось подвести итог тому, что показала практика - с одним двигателем тягой 800-900 кг, истребитель, способный превзойти американские и английские самолёты с двигателями тягой в 1600 и 2200 кг, создать не удастся. Даже двухдвигательный МИГ-9 уступал английским "Метеорам" и американскому "Шутинг Стару". Нужен более мощный двигатель.
   Сталин думал - как быть? Конструкторам авиадвигателей дана информация, документация и чертежи немецких двигателей не только освоенных немецкой промышленностью, но и перспективных моделей. Климов своё дело сделал, и сделал хорошо - двигатели РД-10 и РД-20 серийно выпускает советская промышленность. Но это двигатели вчерашнего дня, они были у гитлеровской Германии. А двигателями завтрашнего дня на основе немецких же прототипов занимаются Кузнецов и Колосов. Они ещё не преодолели всех трудностей. У немцев эти двигатели так и не нашли своего воплощения. Сложны были проблемы, которые нужно было решить, прежде чем двигатель родится и уверенно заревёт на стенде. Нужно время!
   Конструктор Люлька вроде бы подвёл - не создал вовремя двигатель, но он не имел полноценных возможностей. Теперь Архипу Люльке созданы нормальные условия для творческой работы - он имеет своё конструкторское бюро, он имеет завод, лаборатории ЦИАМ (центральный институт авиационного моторостроения) в его распоряжении. Но ему надо ещё время для преодоления проблем. Какое?
   И Кузнецов, и Колосов, и Люлька говорят - вот-вот, через три-четыре месяца двигатели будут! Но, наверное, к успеху придут через полгода. Даст ли судьба стране эти полгода? Интересно, что скажут конструкторы самолётов?
   Яковлев предлагает купить у англичан двигатели и лицензию на их производство. Двигатели фирмы "Роллс-ройс" - "Нин" с тягой 2200 кг. И "Дервент" с тягой 1600 кг.
  -- Какой же дурак продаст свои секреты? - вырвалось у Сталина, потом Сталин вспомнил, что за 300 процентов прибыли капиталист пойдёт на любую сделку и стал слушать внимательно Яковлева.
   Действительность оказалась прозаической. Лицензии действительно фирма "Роллс-ройс" продала ряду государств. Значит можно, пристроится в этот ряд.
   Из разговора с Климовым Сталину стало ясно, что без разработки новых жаропрочных сплавов и внедрение их в промышленное производство, надёжных двигателей, со значительным ресурсом, создать не удастся.
   Сталин встретился с металловедом Кишкиным и обсудил вопросы разработки таких сплавов. Кишкин уже имел заслуженную славу. Он, ещё до войны, в свои 25 лет взялся за разработку броневой стали и через три года разработал её. Потом разрабатывал сплавы для бронеспинок истребителей и штурмовиков. И он, по мнению Сталина, был тем человеком, который потянет работу над жаропрочными сплавами для реактивных двигателей.
   Из разговора с Кишкиным стало ясно, что без создания новых лабораторий, без привлечения науки о физике металлов, поиски будут долгими и малоэффективными. Значит надо такие лаборатории создавать. И создаётся лаборатория Физики металлов. Которую - возглавляет Кишкин.
   Для заключения договора, выгодного для фирмы "Роллс-ройс" и для Советского Союза в декабре 1946 года в Англию направляется советская делегация. В делегацию входят Микоян, Климов, металловед Кишкин. Кроме реактивных двигателей делегация уполномочена вести переговоры о поставках в Советский Союз реактивных истребителей "Глостер Метеор 4" и "Вампир" фирмы "Де Хэвиленд".
   Задержу немного внимание читателя на сопутствующей теме.
   Читая воспоминания специалиста из КБ Микулина - "Микулин - человек легенда" и убеждаясь в правдивости его рассказа об испытаниях первых реактивных двигателей (исходя из опыта своей работы в КБ авиационного двигателестроения) был поражен прямо выпирающей ложью.
   Касаясь этой знаменитой командировки в Англию за двигателями, автор пишет, что из восьми членов делегации лишь двое (из КБ Микулина и Климова) остались на свободе, а остальные посажены.
   Мысль сразу отрабатывает - "В Англию ездили: - конструктор самолётов Микоян, он не посажен; конструктор двигателей Климов, он не посажен; металловед Кишкин, он не посажен и, упомянутый автором, специалист из КБ Микулина, тоже не посажен". Вот так сразу четверых вспомнил и все четыре - продолжали творческую работу на свободе после приезда из Англии. О чём же пишет, точнее, врёт автор? Кто те неведомые и не названные люди, ушедшие в лагеря? Плод вымысла. Почему? Кроме специалистов в делегации были - переводчик и особист, а также чиновники из министерства авиационной промышленности и Внешторга (вот 8 и получается). То, что мы не знаем этих людей - вполне понятно. Ведь у них были весьма пикантные задачи. Только надёжным людям, без их упоминания в прессе, мог Сталин поручить заключение сделки, в которой с очень большой вероятностью присутствовали презенты (взятки) английским бизнесменам, которым надо было решиться в условиях холодной войны продать СССР двигатели. Сделка состоялась с далеко идущими, благоприятными для СССР, последствиями. Так за что же этих людей садить? А то что, эти люди не мелькали на виду у других и помалкивали о свершённом - легко объясняется. Таким образом, уличив сразу автора во лжи, и, поразмыслив, отнёс эту ремарку к категории ПОЛНОГО ВЫМЫСЛА. Не думаю, что автор имел какие-то основания для этой лжи, он, скорее всего, имел прямое указание сделать такую вставку от врагов наших. Ему казалось, что особого греха в том нет, что за выход в свет своих воспоминаний он платит такой вот припиской. Вот так усилиями врагов, и людей, поддавшимся на их уговоры, творятся "чёрные мифы" о советской действительности.
  
   Двигатели у англичан удалось купить, а истребители нет. Сталин не очень печалился. Речь шла о возможностях поставки в начале 1948 года, а к тому времени советские конструкторы создадут свои самолёты, не хуже английских. Вот стоило дать Микояну двигатели, аналогичные немецким, и он сразу, с первой же попытки превзошёл хвалённый Ме-262. Менее года потребовалось для этого. Пусть англичане дадут двигатели, а потом пусть удивляются результату.
   Всё так и получилось. В начале 1947 года первые реактивные двигатели фирмы "Роллс-ройс" прибыли в Советский Союз, а 30 декабря 1947 года взлетел МИГ-15, легендарный истребитель, ставший сразу же лучшим в мире. Вот так с первой попытки Микоян превосходит немецких конструкторов, со второй попытки англичан, американцев, а заодно и весь остальной мир.
 []
Убийца американских летающих крепостей реактивный истребитель Миг-15
Ошеломительным оказался и масштаб внедрения аналогов английских двигателей их за 1947-1952 годы (всё при Сталине) Советский Союз создал более 25 000. На этих двигателях построили 9000 истребителей МИГ-15 и 6000 бомбардировщиков Ил-28. И тот и другой оказались лучшими в мире. С 25 000 реактивных двигателей ещё несколько тысяч осталось для других экспериментальных и серийных изделий. Сами англичане похвастаться такими масштабами не могли. И примечательным было то, что взяв у англичан двигатель с тягой 2200кг, в Советском Союзе сразу же получили двигатель с тягой 2700кг. Вот так копировали, вот так докопировались.
   Многие ли могут похвастаться тем что копия на 25% имеет большую тягу чем оригинал.
   Но пока делегация Микояна-Климова пребывала в Англии, в Советском Союзе в конструкторском бюро Микулина заработал его первый реактивный двигатель - АМТкРД-01, который стал, сразу же, самым мощным в мире с тягой в 3300 кг. Да он ещё не прошёл ресурсные испытания, не доведен на стендах, но уже самый мощный в мире. Можно сказать, что в январе 1947 года, ещё до получения английских двигателей, в Советском Союзе был создан двигатель, значительно превосходящий английские, а заодно и американские, которые клонировались по английскому прототипу. И это был двигатель созданный Микулиным без зарубежных аналогов, по собственной, оригинальной компоновке.
   Это был двигатель для бомбардировщика. Но Туполев и Ильюшин уже работали над бомбардировщиками в расчёте на английские двигатели и их советские аналоги.
   Это были бомбардировщики Ту-12 и Ил-22.
   Так началось своеобразное соревнование конструкторов Туполева и Ильюшина за создание фронтового бомбардировщик (бомбардировщика работающего на небольших дальностях во фронтовой полосе).
   Ил-22 создавался на базе двигателей Люльки. Двигатели были слабее Микулинских, их надо было установить 4 штуки.
   Ту-12 создавался на базе фронтового бомбардировщика, прошедшего войну - Ту-2.
   24 июля 1947 года первый советский реактивный бомбардировщик - Ил-22 поднялся в воздух. Это было всего на 4 месяца позже взлёта первого американского бомбардировщика В-45, который впервые взлетел 17 марта 1947 года. Теперь уже не годы, а всего несколько месяцев отделяли советский авиапром от американского. Да Ил-22 был хуже американского В-45, проблема двигателей держала конструкторов. Но ещё до полёта Ил-22, даже до полёта В-45, было ясно, что советский авиапром в течении года выйдет на передовые рубежи. Двигатель Микулина на стенде, громогласно заявил об этом.
   После первых попыток создания фронтового бомбардировщика, успешных, но с параметрами, которые требовали улучшения, Сталиным было принято решение создавать фронтовой бомбардировщик на базе английских двигателей "Нин" и их советских вариаций, которые создавались с дополнительным запасом тяги. Он понимал, что та же проблема двигателей, сдерживает конструкторов бомбардировщиков точно так же как и конструкторов истребителей.
   Сталин понимал, что Микулину нужно ещё некоторое время для доводки двигателей, а английские двигатели и испытаны, и доведены до приемлемого ресурса.
   Так Туполев, отрапортовав о взлёте Ту-4, сразу же получил задание на разработку фронтового бомбардировщика с английскими двигателями - Ту-14.
   Ильюшин, получив неудовлетворительный результат при использовании двигателей Люльки в конструкции Ил-22, решил тоже прорабатывать проект фронтового бомбардировщика с английскими двигателями. Но задания на такую разработку он не получал. Используя имеющиеся в его распоряжении силы и производственные мощности, он разрабатывает и строит свой реактивный фронтовой бомбардировщик - Ил-28. Правительственное постановление на его разработку Ильюшин получает за месяц до первого полёта самолёта.
   Самолёт Ильюшина получился лучше, чем у Туполева. Кроме преимущества в скорости он имел более лучшую, кормовую двухпушечную установку, и кроме этого обладал очень высокой технологичностью. Его фюзеляж и крылья штамповались и собирались из двух половинок. Этот самолёт в прямом смысле можно было штамповать сотнями и тысячами.
   Но Туполев имел много сторонников среди военных и на совещании по выбору образца для серийного производства военные поддержали проект Ту-14. Когда дело дошло до рассмотрения Сталиным, он понял что Ил-28 лучше и в бою, и в производстве, и с эксплуатации. И волевым решением, презрев все принципы демократии, утвердил Ил-28 для серийного производства. Ту-14 достался утешительный приз. Его после доработок стали выпускать, как торпедоносец.
   Запад к тому времени не имел сопоставимых самолётов подобного класса. Во фронтовой полосе и в прибрежной зоне советская авиация оказалась на лидирующих позициях. Шёл 1948 год. Уже проходил испытания МИГ-15.
   Но США развивали свою авиацию с несколько иной военной доктриной. Им нужна была авиация для бомбардировок стран и народов. И они усердствуют в этом.
   Фирма Боинг создаёт самолёт-мутант - В-36. На нём, наряду с 6 поршневыми двигателями, стояли - 4 реактивных двигателя. При своей дальности 12 000 км он имел крейсерскую скорость 380км/час и лишь с включенными 6 поршневыми и 4 реактивными двигателями он имел скорость - 680км/час. Не успев родиться, он уже морально устарел. Но американцы его серийно выпускали. Зачем? Тут надо уяснить себе, что кроме Советского Союза, против которого на таком мутанте не попрёшь, на планете Земля существует ещё масса стран и народов. А как с ними разговаривать, если они не будут чувствовать, что в любую минуту с небес на их города посыпятся бомбы. Так что серийный выпуск В-36 - это не свидетельство тупоумия американских стратегов, в свидетельство их изуверского мышления. К аналогичному типу самолётов, которые создавались для гегемонии над слаборазвитыми странами, относится и В-50.
   Так что Сталин за 3 года нейтрализовал всю стратегическую авиацию США, в качественном отношении и сразу же позаботился, чтобы качество дополнилось необходимым количеством.
   Сначала новый полк реактивных истребителей вливался в оборону страны каждый месяц, потом каждые 10 дней, потом каждые 3 дня. И американцы постоянно вынуждены были пересматривать разрабатываемые сценарии войны с СССР. Действительно - посчитаешь - у русских 100 реактивных самолётов, проверишь, а их уже 800, пересчитаешь - 1500, уточнишь - 2500.
  Тяжко было их штабным аналитикам. Но они были честные ребята, и говорили о результатах - мы войну проиграем, лучше и не начинать. И стратеги поступали как лучше.
  
   Стратегический самолёт, по современным меркам, с дальностью полёта 12000 км, в Советском Союзе взлетел 9 января 1951 года. Это был самолёт с поршневыми двигателями - Ту-85. У него были 4 двигателя мощностью по 4500 л.с. каждый. Американцы в В-36 использовали 6 поршневых двигателей, благодаря которым самолёт развивал скорость 380 км/час. А советский Ту-85 с 4 двигателями развивал скорость 640км/час, что его равняло с В-36 при включенных дополнительно 4 реактивных двигателях. Мощность 1 двигателя Ту-85 - 4500 л.с., а 1 поршневого двигателя В-36 - 3300л.с. Это наглядно показывает, что битву за мощные поршневые двигатели США - проиграли, ещё тогда в конце 1940-х годов, при Сталине. Если учесть то, что в СССР Баландин работал над созданием поршневого двигателя мощностью более 10 000 л.с. (при этом конструкция двигателя была столь оригинальна, что такие двигатели до сих пор называются - моторы Баландина), то понятно, что далее США превращались в аутсайдера в авиационном двигателестроении.
   Но разворачивалась гонка уже в новой области двигателестроения - реактивном двигателестроении. Здесь американцы за счёт передачи ещё в войну английских двигателей и лицензий имели более ранний старт, чем советские конструкторы. Дальнейшее обогащение плодами немецкой инженерно-конструкторской мысли произошло, можно сказать, одновременно и в США, и в СССР.
   И к чему пришли эти страны в 1951 году?
   Американцы к тяге двигателя в 3500кг, а Советский Союз к двигателю с тягой в 8500кг. Здесь вся совокупная работа инженерно-конструкторской мысли Запада, объединённого в крестовом походе против СССР, бала превзойдена работой мысли Сталинского СССР. И это не смотря на имеющуюся фору в 3-4 года. Их догнали и обошли стремительно. Ни о каком следовании за Западом, начиная с 1951 года, говорить не приходится, ибо СССР становится мировым лидером авиационного двигателестроения.
   Отсутствие мощного двигателя заставляет американских конструкторов увеличивать их число на самолёте. Так, например, бомбардировщик В-47 имел 6 двигателей по 3300кг тягой. Этот бомбардировщик уже имел приличную скорость 950 км/час и дальность 6500км, что хотя и было в пределах дальности В-29, но в ту пору считалось уже средней дальностью. В-47 начал поступать в войска в 1951 году.
   Взлетевший в апреле 1952 года советский бомбардировщик Ту-16 превзошёл В-47 и по скорости (1050км/час), и по дальности (7500км). Ту-16 имел всего 2 двигателя, но они по тяги равнялись 6 американским. А это, кроме всего вышесказанного, давало преимущество в эксплуатации советскому самолёту.
   За десять лет производства, которое прекратилось в 1963 году, благодаря усилиям Никиты Хрущева, было изготовлено более 1500 самолётов - Ту-16. Самолёт настолько получился удачным, что прослужил Советскому Союзу всё оставшееся время и был заботливо утилизирован демократами в 1993 году. Это был носитель ракетно-ядерного оружия, который своим присутствием в этой реальности, делал нереальными некоторые мрачные фантазии западных ястребов.
   Ту-16 своим существованием показал, что Сталинский задел скреплял СССР до конца его существования.
   Ту-16 сконструировали в конструкторском бюро Туполева, его двигатели - АМ-3 - сконструировали в КБ Микулина, сплавы, используемые в конструкции самолёта и двигателя, разработали в ВИАМе (Всесоюзный институт авиационных материалов), где работал в лаборатории Физики металлов - Кишкин. Деятельность этих организаций координировалась министерством авиационной промышленности, а связи с поставщиками и разработчиками в иных отраслях координировалась надведомственными структурами при Председателе Совета министров Сталине. И Микулин, и Туполев, и Кишкин неоднократно встречались со Сталиным, который предпочитал личные встречи в особо важных случаях. И как видим встречи эти были плодотворными.
  
***
   9 марта 1953 года небо Москвы затянуто плотной облачностью. Хмурое небо, хмурые лица людей. У многих слёзы бегут по щекам. Дует пронзительный ветер. Москва, советский народ, Советский Союз хоронит Сталина.
   Что же не летят сталинские соколы, что же не закружатся в скорбном полёте над Москвою, над осиротевшим народом?
   Но нет, вот слышен натужный звук реактивных двигателей - летят. Низко летят, никто не думает о возможности столкновения с высотными зданиями, не о том сейчас мысли. Москва, советский народ, Советский Союз - хоронят Сталина.
   Только реактивные Ил-28 смогли совершить прощальный, скорбный полёт. Летели низко, в плотном строю, эскадрилья за эскадрильей, летели самолёты, которые из виртуальной реальности, через магический технократический процесс, тысячами материализовались в нашем мире за каких-нибудь пять лет. Летели самолёты, которым собственно и суждено было материализоваться благодаря Сталину.
  
  
  

Ракеты - независимость и космическая свобода.

  
  Пятое начинание - создание межконтинентальных и космических ракет.
   Возникает вопрос: - каким образом СССР, когда в руинах были тысячи городов, после жестокой войны прокатившейся по его территории, имея во много раз меньшие финансовые возможности, не имея тысячи чертежей ракет разных типов, которые американцам передал Вернер фон Браун, не имея опоры на тех специалистов, которые уже осуществили определённый прорыв в ракетостроении в Германии (Вернер фон Браун перешёл к американцам со своими главными специалистами), обогнал Америку в создании межконтинентальной и космической ракеты?
   Если американцы во всём имели преимущество (деньги, специалисты, наработки, не разрушенную бомбардировками страну), то в чём же причина отставания, в чём же причины успеха СССР. Может у Советского Союза был таки джокер в кармане?
  То, что это случилось благодаря верному руководству партии, говорилось, но в это не верили не только американцы, но и многие советские люди.
   Когда в нынешние времена возникает новый бренд на мировом рынке, то обычно этот успех приписывают слаженной работе менеджмента и талантливости топ-менеджеров.
   А может и с советским прорывом сработали эти факторы? Талант топ-менеджера плюс слаженная работа менеджмента (управленцев). Поскольку не видно иных, вменяемых, объяснений, то, наверное, это так.
   Самый верхний топ менеджер известен - Председатель Совета министров СССР, Иосиф Виссарионович Сталин, а немного пониже - Председатель Специального комитета при Совете министров - Лаврентий Павлович Берия.
   По мнению либералов, первый только и думал, как мочить людей в сортире и других местах, а второй как баб насиловать. То что при этом у либералов не получается внятного объяснения инновационного прорыва и превращения сталинского СССР в сверхдержаву, их не волнует. Дано задания очернять любым способом этих двоих, дабы никто не поверил, что они-то и вывели СССР в сверхдержавы.
   Ну а кто разрушал сверхдержаву и перевёл её обломки в состояния третьеразрядных держав - мы помним. Кстати эти разрушители и раскручивали все чёрные мифы, направленные на созидателей и их предводителей.
   Специальный комитет просуществовал с 20 августа 1945 года до 26 июня 1953 года. Он был упразднён в тот же день, что и устранён Берия.
   Это объясняет, почему Советский Союз не выиграл гонку за Луну.
   В гонке за выход в космос у Советского Союза было отставание в техническом заделе, меньшее, чем в США, финансирование, США имели главных специалистов ракетчиков гитлеровской Германии, но Советский Союз гонку выиграл.
   Начиная гонку за Луну, США по прежнему имели - преимущество в финансировании и импортных мозгах, а вот приоритет в техническом заделе утратили. То есть Советский Союз получил дополнительное преимущество. Но гонку за Луну проиграл. Потерял Советский Союз главный инструмент инновационного прорыва. Потерял Специальный комитет при Совете министров СССР. Орган не бюрократический, а технократический, который встал над бюрократией министерств и ведомств, не подчиняясь им, направляя деятельность различных институтов, конструкторских бюро и заводов различных министерств, к достижению общей цели. Оркестр без дирижера не смог сыграть симфонию.
   На это наложились, и размолвка Королёва и Глушко, и смерть самого Королёва, и раскольничья деятельность Челомея, использующего родственные связи своего сотрудника Сергея Никитовича Хрущева. Но будь в СССР Спецкомитет - и размолвки не было бы, и раскольники не появились бы, и, возможно, Королёв остался бы жив, не надорвав своего сердца в борьбе с чиновниками, не говоря уже о том, что были бы иные материальные компоненты инновационного микроклимата.
  
   В Португалии был король, которого называли - Генрих Мореплаватель. Но он никуда не плавал и не посылал морских экспедиций. Основное его деяние - создание хранилища знаний о мореплавании, архивов карт, школы морской навигации. Он умер, но Португалия распахнула двери в эпоху географических открытий. (Васко да Гама)
   Многим неизвестно, что Сталин, когда его отчислили из семинарии (отнюдь не за неуспеваемость) некоторое время работал в обсерватории. А молодой Иосиф был романтиком, писал стихи (очень даже неплохие, вошедшие в дореволюционную антологию грузинской поэзии). И тайны звёздного неба его интересовали в различных аспектах, и конечно методики наблюдений тоже. Это дало себя знать при его практической деятельности, как руководителя государства.
   Автор этих строк помнит свои мучительные потуги, когда он, будучи учеником 3-4 класса, взял в руки и начал читать учебник Астрономии для десятого класса (Учебник 1950 года издания). Трудно было в нём разобраться (для 3 классника). Он не содержал красочных картинок с изображением планет Солнечной системы и физические характеристики условий на планетах мне не бросились в глаза и не запомнились. А вот сферические системы координат, рисунки с изображением больших кругов и углов между ними вперемешку с формулами запомнились. Запомнилось и то, что я в них тогда не разобрался. Но теперь я понимаю, что тогда (в сталинскую эпоху) старшеклассник получал элементарную базу знаний, которая являлась фундаментом для подготовки штурманов для флота и авиации. Если правитель хочет прорыва страны в моря-океаны, в небеса и космос - то действует как Генрих Мореплаватели или Иосиф Сталин, актуализируя знания об астрометрии и астронавигации. Если хочешь помешать стране в таких прорывах, то надо из учебников по астрономии сначала убрать все знания об астронавигации (знания о системах сферических координат), а потом и саму астрономию убрать из школьной программы.
   Такой процесс и был реализован у нас в стране. И геостратегические последствия ясны, как у сталинских деяний, так и у деяний реформаторов. Реформы, направление которых никогда не указывалось, объективно направлены на удушение страны, на разрушение её цивилизационной достаточности, на её варваризацию. За такие реформы может голосовать либо дурак, либо враг народа и страны.
   Вот и подумайте, имел ли Сталин основания задавать вопрос некоторым -
  -- Вы дурак, или враг народа?
   И совершая дедуктивную работу, постарайтесь ответить, хотя бы себе - Существовали ли такие люди (действия которых определялись этой дилеммой) объективно или они плод подозрительности Сталина?
  
   Но перейдём от геостратегических размышлений к конкретике ракетостроения.
   Вернёмся в первую послевоенную пятилетку.
   Если рассмотреть развитие ракетостроения в первые, послевоенные годы, то картина складывается странная. Все говорят о немецком наследии, которое получили советские конструкторы, все признают, что это были крохи по сравнению с тем, что вывезли американцы, все описывают процесс - и вывоза специалистов, и вывоза технических образцов, но как-то обтекают вопрос , а как это всё было организовано, кто стоял за всем этим. Москва, стояла за всем этим, пишут. Такой вот лишённый личностных качеств управляющий субъект.
   Но ведь был такой субъект инновационной политики СССР, который сделал стратегическую ставку на ракеты, тогда, когда их точность была в десятки раз хуже, чем точность бомбометания с бомбардировщиков, а дальность измерялась не тысячами, а несколькими сотнями километров (300 км у Фау-2).
   Стратегическая ставка на ракеты могла быть только у того человека, который понимал, что проблема недостаточной точности и дальности ракет, проблема временная. А чтобы она всё же была успешно решена необходимо, создать - лаборатории и конструкторские бюро в этом направлении. И это было сделано.
   Не обошлось в этом вопросе без привлечение немецких специалистов и анализа их технических решений.
   Процесс вывоза немецких технологий, оборудования и специалистов из Германии в Советский Союз протекал не стихийно, а организованно. Для этого был создан Особый комитет при ГОКО, постановлением ? 7590сс от 25.02.1945года. Руководителем Особого комитета назначен - Маленков Г.М.
   Особый комитет занимался вопросами репараций.
   В особом комитете готовятся те сотни постановлений по вывозу оборудования, документации, специалистов из Германии, которые потом были приняты ГОКО. Сотни заводов из десятков городов Германии, на тысячах эшелонов, покатили на место будущей дислокации в СССР.
  Но чтобы организовать этот процесс, в Германию, ещё до окончания войны, начали прибывать специалисты различных ведомств. Их одевали в военную форму, давали звания от майора до полковника, для того чтобы вызывать какое-то внимание, без предъявления документов с особыми полномочиями. Таких офицеров в армии окрестили "профсоюзными".
   Таким вот "профсоюзным" офицером был и Королёв, и Черток, который написал мемуары - "Ракеты и люди".
  
   13 мая 1946 года было принято Постановление Совета министров СССР ? 1017 - 419сс "Вопросы реактивного вооружения". Текст этого постановления приводится в Приложении ?1.
  Читая это постановление, содержащее 31 пункт, мы видим - что Комитет по реактивной технике создаётся со своим аппаратом, наделяется чрезвычайными правами, которые не какому-нибудь министру отменять, в восьми министерствах создаются управления по реактивной техники, создаются научно-исследовательские институты и конструкторские бюро (НИИ-88 в котором работал Королёв в том числе, и его конструкторское бюро в том числе), обеспечивается - и материальная база, и подготовка кадров для вновь создаваемых структур.
   И знаменитый Королёвский Совет Главных конструкторов стал возможен именно в среде и при обстоятельствах созданных этим постановлением, ибо все те КБ, Главные конструкторы которых и собрались в Совет Главных, были созданы в результате реализации этого постановления.
  
   Заметим также, что председателем вновь созданного комитета стал тот же Маленков Г.М.
   Складывается такое впечатление, что Маленкова как бабку повитуху всегда направляли к рождающемуся ребёнку. А ребенком таким был вновь создаваемый научно-промышленный комплекс для решения народнохозяйственных задач (в данном случае - задач ракетостроения).
  И надо признать роды прошли успешно. Весь мир тому свидетель.
  
   Начинает вращаться механизм, в котором шестерёнками являются даже не заводы, а министерства.
   Но в этом огромном механизме не всё двигалось легко и без сбоев, как по маслу. Не без сопротивления внешнего и внутреннего страна ускоряла своё движение. Но не всё получило правильную оценку в дальнейшем историческом периоде.
  
   Было бы странно, если бы враги наши не сделали всего возможного, дабы народ наш был о Маленкове не очень хорошего мнения, а о его прогрессорской роли в истории СССР вообще ничего не знал.
   Да Маленков не совсем ловкий и изощренный политик, не смог в 1957 году организовать отставку Хрущёва (что очень прискорбно, хотя пытался - что похвально), но специалистом по определённому кругу вопросов он был высококлассным.
   Его нам рисуют как интригана и антисемита. Дают гепертрофированный ракурс его участия в так называемом "Ленинградском деле", рисуя его как погромщика светлой памяти в Музее войны г. Ленинграда.
  
   Но только детально разбирающийся в интригах послевоенной внутренней политике, скажет вам, что "Ленинградское дело" надо рассматривать, как контрудар Маленкова по тем силам, которые раскрутили послевоенное "Дело авиаторов" (было и довоенное), которое кончилось отставкой министра авиапрома Шахурина и начальника ВВС Новикова. Новикова и Шахурина посадили в тюрьму, как не пытался этого избежать Сталин. Но удар в деле авиаторов был направлен на Маленкова, а Шахурин и Новиков, как выдвиженцы Маленкова, должны были оттенять всю глубину его кадровых просчётов. И добились таки, перевода Маленкова из Москвы в Казахстан. Тихой сапою совершался кадровый переворот в верхах СССР. Председатель Госплана СССР - Вознесенский манипулировал плановой нагрузкой предприятий, чтобы члены их команды выглядели передовиками и получали карьерный рост. Секретарь ЦК Кузнецов совершал кадровые перестановки а Ленинграде, а добравшись до места опального Маленкова (по партийной линии), стал делать рокировки по всей стране.
   Но кончилось у интриганов всё весьма печально. Их своеобразный "Ротари-клуб" был разгромлен, Маленков вернулся в Москву, а его противники удалились весьма далеко, а некоторые лишились жизни.
   Я обещал не касаться вопроса о репрессиях. Но эти краткие замечания касаются судьбы человека сыгравшего большую роль в инновационной деятельности послевоенного СССР. Его противников судьба обделила видными результатами деятельности, но кипение интриганских страстей у них было бурное.
   Последующие события показали, что Маленков наиболее плодотворно работал в тандеме с человеком с твёрдою волей, сначала со Сталины, потом с Берия. Но оставшись без их поддержки он проиграл интриганам и его таланты оказались не востребованными.
   Обстановка как видим складывалась напряженная и в творческом и во внутриполитическом плане.
  
   Но подобранные Маленковым люди начинали свою творческую деятельность с великим энтузиазмом. Энтузиазм, вытекающий из творческой сути человеческой личности, совмещённый с поддержкой государственных структур, давал великолепные результаты. И в жизни страны появляются свершения нигде в мире ранее не наблюдаемые. Какое там заимствование у цивилизованного Запада! Абсолютный всепланетный приоритет!
  
   Таким приоритетом обладала автоматическая система управления летательными аппаратами (самолётами и ракетами), которая корректировала маршрут полёта по наблюдениям за звёздами.
   Когда мы читаем, что в СССР была впервые в мире создана система астронавигации для самолётов и ракет, то не задаёмся вопросом - а почему это стало возможным?
  Когда начинали разработку в этом направлении, то штурманы-авиаторы, имеющие и знания, и навыки навигации по звёздам не верили, что автоматически это можно осуществить. И никакими лекциями это им не удавалось доказать. Поверили, когда автоматы повели ракеты по звёздам за тысячи километров. Оппозиция этому делу имела численное превосходство. В демократическом порядке такое решение принять было невозможно. Да командно-административными методами решались такие вопросы и как видим успешно.
  
   Королёву несколько раз пришлось встречаться со Сталиным.
   Первый раз в вопросе становления ракетостроения позиция Сталина, как будто бы перечёркивала творческие замыслы Королёва. Сталин давал задание воспроизвести немецкую ракету "Фау-2", а Королёв видел, как сделать лучше и пытался протолкнуть более авангардный проект.
  Но Сталин сказал -
  - Не надо лучше, сделайте такую-же, но с советских комплектующих.
  Сталин как прагматик оказался прав. Не отвлекаясь на ещё невиданные новшества, разработчики и так столкнулись со множеством проблем технологического характера. Да таких проблем, которые влекли строительство новых цехов и заводов.
   Это и проблема электрических разъёмов, контакты в которых постоянно рассоединялись при действиях вибраций и перегрузок, и проблемы герметизации трубопроводов, уплотнения которых постоянно в экстремальных условиях давали течь, что приводило к возгоранию топлива и взрывам, и проблем надёжности реле в тех же условиях. Эти проблемы заставили изменить и конструкцию разъёмов, и технологию их изготовление и материалы в них применяемые. Это давалось нелегко, требовало перестройку не нескольких людей, а многих производств.
   И вот когда базовые технологии были отлажены, то возникла возможность быстрого развития своих творческих замыслов.
  
   Когда настало это время, Сталин инновационным замыслам Королёва не мешал. А в случае необходимости и оказывал содействие.
   Так произошло на одном из совещаний, где представители военных подвергли резкой критике результаты стрельб тактическими ракетами. Точность была недостаточной, и встал вопрос вообще о целесообразности дальнейших работ. Королёв выступил и провёл параллель с тактическим ракетным оружием, реактивными миномётами "Катюша", отдельные снаряды которых обладали меньшей точность, чем снаряды пушек, но в целом система оказалась очень эффективной в годы войны. И Сталин принял предложение оставшегося в одиночестве Королёва. Но нельзя сказать, что именно красноречие Королёва решило вопрос положительно. Развивать целую отрасль, создавать цеха, заводы, лаборатории, стенды и конструкторские бюро, не имея чёткого представления о перспективах дела - это не было свойственно Сталину. Если принято стратегическое решения, делать и развивать, то отдельные неудачи не могли поставить крест на перспективном направлении в связи с пониманием Сталиным, что неудачи первопроходцев - дело естественное.
   Успешные стрельба ракетой с атомным зарядом в 1952 году, убедила не только Сталина и Королёва в правильности пути, но и сломала недоверие военных. Авторитет Королёва стал настолько значительным, что и после смерти Сталина его мнение оставалось во многом решающим.
  
  С начала триумфальных полётов советских космонавтов, в советской печати (не говоря про зарубежную) утверждалось, что ракета Р-7 выведшая в Космос - и первый спутник, и первого человека разработана в 1954-1957годах. Мне и тогда казалось слишком уж малым время для создание прорывного, революционного изделия и как-то уж очень красиво оно вписывалось в раскрутку имиджа партийного лидера - Никиты Хрущёва.
  
 []
Ракета Р-7 с первым в мире искусственным спутником Земли. 4 октября 1957 года.
  
   Да в 1954-1957годах работали над созданием ракеты Р-7, но и до 1954 года работали. А старт программе создания этой ракеты точно относится к времени деятельности Сталина.
   Ссылаются на постановление правительства 1954г. о начале проектирования ракеты Р-7. Но это было начало технического проекта. А научно-исследовательские работы и эскизный проект, которыми занимались сотни людей в десятках институтов и конструкторских бюро не считались, о них лукаво умалчивали.
   Чем отличается технический проект от эскизного проекта? Технический проект - это проект, заканчивающийся технической документацией на изготовление изделия, включающий как чертежи, так и технологии изготовления деталей, узлов и систем объекта. На этом этапе проектирования скомпонованный на этапе эскизного проекта облик изделия (ракеты), с его массовыми, энергетическими, управленческими характеристиками, воплощается в конкретные чертежи с учётом ныне существующих, освоенных технологий.
   Так, например, если открыли и испытали в лаборатории транзистор, то это не значит, что он будет использоваться как элементная база изделия. Пройдут году, отработают промышленную (а не кустарно-опытную) технологию изготовления того же транзистора, проведут массу испытаний на стендах, дабы убедится в его работоспособности в условиях нагрузок соответствующих реалиям космического полёта, а потом лишь (при успешных тестовых испытания) примут решение использовать его в ответственном изделии.
   Так что в техническом проектировании опираются на освоенные технологии и существующие (или вот-вот рождающиеся) комплектующие изделия. А комплектующие изделия бывают простые и сложные. И кому это придет в голову осваивать экзотическое изделие, если и применять его пока некому. Так вот на этапе эскизного проектирования и решаются вопросы о своевременной закладке проектирования и изготовления сложных комплектующих узлов и агрегатов в различных отраслях промышленности. И то это мыслимо лишь в том случае если эти другие отрасли возьмутся в оперативном порядке осваивать новые изделия.
   Для директивного обеспечения процесса межотраслевого взаимодействия в сложных (и надо сказать экстремальных) условиях и существовал Специальный комитет при Совете министров СССР. А внутри Спецкомитета существовало Второе главное управление, которая и ведало проблематикой ракетостроения.
   Этот сложный организм надо было создать и отладить. К началу 50-х годов этот механизм уже был отлажен и действовал чётко.
  
   Предварительные изыскания по созданию ракеты, в будущем получившей название Р-7, начались в 1950 г. при выполнении работ по теме Н3 "Исследование перспектив создания РДД различных типов с дальностью полёта 5000-10000 км с массой боевой части 1...10 т". Тема выполнялась по Постановлению от 4 декабря 1950 г.
   В работе участвовали не только ракетчики, но и двигателисты (ОКБ-456 - Глушко), разработчики систем управления (НИИ-885 Рязанский, Пилюгин), институты моторостроения и аэрогидродинамики (ЦИАМ, ЦАГИ), математический институт им. Стеклова и многие другие. И всё это предшествовало эскизному проектированию.
   На этом этапе стало ясно, что основные трудности создания ракеты связаны с созданием двигателей, радитехнических средств управления полётом, с созданием теплоизоляции головной части, входящей в атмосферу со скоростью 6000-7000 м/с.
   Требовалось не просто констатировать трудности и сказать, - такого еще в мире не существует, а наметить пути их преодоления. И сколь бы экзотичным или архаичным не казалось найденное решение, если оно казалось оптимальным или единственным - его осуществляли. Подключались управленцы Второго ГУ, Спецкомитет генерировал директивы, которые (при необходимости) утверждались Председателем Совета министров (Сталиным) и продвижение в зону неведомого осуществлялось.
   Продолжением темы Н3 явилась тема Т-I "Теоретические и экспериментальные исследования по созданию двухступенчатой баллистической ракеты с дальностью полёта 7000-8000 км". Работы проводились согласно Постановлению от 13 февраля 1953 г (подписано - Сталиным). Цель работы - эскизный проект.
  
   В октябре 1953 г. (уже без Сталина) по указанию заместителя Председателя Совета Министров СССР В.А.Малышева масса головной части увеличивалась с 3000 кг до 5500 кг при сохранении дальности полёта.
   А с 20 мая 1954году начали выполнять технический проект.
   В августе 1957 года Советский Союз испытывает первую в мире межконтинентальную баллистическую ракету, а 4 октября 1957года запускает первый в мире искусственный спутник Земли.
   Это сделала ракета Р-7, которую начали проектировать при Сталине и сумели сделать лишь потому что в Советском Союзе существовала специальная инфраструктура, осуществляющая инновационные прорывы, существовал ШТАБ инновационных прорывов и управленческие структуры координирующие работу десятков отраслей и сотен заводов. Заводы, институты и конструкторские бюро в разных концах страны работали слажено, словно различные инструменты в симфоническом оркестре, управляемые талантливым дирижером.
  
   Кстати, вышеозначенные проблемы с теплозащитой боеголовки, входящей в атмосферу со скоростью около 7000 м/сек, с запуском первой межконтинентальной ракеты встали во всей красе. Макет боеголовки сгорел и не долетел до Земли. Но успешное решение этой проблемы фактически и решило проблему теплозащиты, возвращаемого из космоса, космического корабля, для полёта человека.
  
   Космический корабль "Восток", на котором взлетел Гагарин, корабли "Союз" и ныне бороздящие космическое пространство - выводились и выводятся в космос ракетой Р-7.
   Этот шедевр космического ракетостроения рождался при Сталине, пережил эпоху триумфов и падений страны, серую эпоху Хрущёва, чёрную эпоху Горбачёва-Ельцина.
   Можно лишь констатировать выдающуюся жизнестойкость сталинских начинаний.
  
  5 марта 1953 г. (Королёв, еще не зная о кончине вождя) пишет с Капустина Яра жене в Москву: "Тревога не оставляет сознание ни на минуту. Что же с ним (Сталиным) будет и как хочется, чтобы все было хорошо".
  6 марта: "Умер наш товарищ Сталин... Так нестерпимо больно на сердце, в горле комок, и нет ни мыслей, ни слов, чтобы передать горе, которое всех нас постигло. Это действительно всенародное, неизмеримое горе - нет больше нашего родного товарища Сталина... В самые трудные минуты жизни всегда с надеждой и верой взоры обращались к товарищу Сталину. Сталин - это свет нашей жизни, и вот его теперь нет с нами..."
  7 марта: "Не могу ни за что взяться и собраться с мыслями".
  8 марта: "Как страшно тяжело на сердце".
  9 марта: "Слушали по радио похороны товарища Сталина. Как страшно тяжело... Я плакал... Кроме неисчерпаемого народного горя к тому, что было сказано... добавить нечего. Наш товарищ Сталин будет вечно жить с нами".
  
   Слабым духом враги, за многие годы непрерывной клеветы, смогли внушить чувство стыда за эти искренние слёзы, сильные духом так и умирали, и умирают, не стыдясь своих слёз в те памятные дни.
  
  
ПРИЛОЖЕНИЕ N1
  
  Совет Министров СССР
  Постановление N 1017-419 сс от 13 мая 1946 г.
  Вопросы реактивного вооружения
  Считая важнейшей задачей создание реактивного вооружения и организацию научно-исследовательских и экспериментальных работ в этой области, Совет Министров Союза ССР постановляет:
  
  
  
I
  
  
  1. Создать Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров Союза ССР в составе:
  т.Маленков Г.М. - председатель
  т.Устинов Д.Ф. - заместитель председателя
  т.Зубович И.Г. - заместитель председателя, освободив его от работы в Министерстве электропромышленности
  т.Яковлев Н.Д. - член Комитета
  т.Кирпичников П.И. - член Комитета
  т.Берг А.И. - член Комитета
  т.Горемыкин П.Н. - член Комитета
  т.Серов И.А. - член Комитета
  т.Носовский Н.Э. - член Комитета
  
  2. Возложить на Специальный комитет по реактивной технике:
  а) наблюдение за развитием научно-исследовательских, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению, рассмотрение и представление непосредственно на утверждение Председателя Совета Министров СССР планов и программ развития научно-исследовательских и практических работ в указанной области, а также определение и утверждение ежеквартальной потребности в денежных ассигнованиях и материально-технических ресурсах для работ по реактивному вооружению;
  б) контроль за выполнением министерствами и ведомствами заданий Совета Министров СССР о проведении научно-исследовательских, проектных, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению;
  в) принятие совместно с соответствующими министрами и руководителями ведомств оперативных мер по обеспечению своевременного выполнения указанных заданий.
  
  3. Специальный комитет имеет свой аппарат.
  
  4. Установить, что работы, выполненные министерствами и ведомствами по реактивному вооружению, контролируются Специальным комитетом по реактивной технике. Никакие учреждения, организации и лица без особого разрешения Совета Министров не имеют права вмешиваться или требовать справки о работах по реактивному вооружению.
  
  5. Обязать Специальный комитет по реактивной представить на утверждение Председателю Совета Министров СССР план научно-исследовательских и опытных работ на 1946-1948 гг., определить как первоочередную задачу воспроизведение с применением отечественных материалов, ракет типа ФАУ-2 (дальнобойной управляемой ракеты) и Вассерфаль (зенитной управляемой ракеты).
  
  
  
II
  
  
  6. Определить головными министерствами по разработке и производству реактивного вооружения:
  а) Министерство вооружения - по реактивным снарядам с жидкостными двигателями;
  б) Министерство сельскохозяйственного машиностроения - по реактивным снарядам с пороховыми двигателями;
  в) Министерство авиационной промышленности - по реактивным самолетам-снарядам.
  
  7. Установить, что основными министерствами по смежным производствам, на которые возлагается выполнение научно-исследовательских, конструкторских и опытных работ, а также производство по заказам головных министерств, утверждаемых Комитетом, являются:
  а) Министерство электропромышленности - по наземной и бортовой радиоаппаратуре управления, селекторной аппаратуре и телевизионным механизмам, радиолокационным станциям обнаружения и определения координат цели;
  б) Министерство судостроительной промышленности - по аппаратуре гироскопической стабилизации, решающим приборам, корабельным станциям обнаружения и определения координат цели и расстояния до снаряда, системам стабилизации корабельных стартовых установок, головкам самонаведения реактивных снарядов для стрельбы по подводным целям и приборов*;
  в) Министерство химической промышленности - по жидким топливам, окислителям и катализаторам;
  г) Министерство авиационной промышленности - по жидкостным реактивным двигателям для дальнобойных ракет и производству аэродинамических исследований и испытаний ракет;
  д) Министерство машиностроения и приборостроения - по установкам, пусковой аппаратуре, различным компрессорам, насосам и аппаратуре к ним, а также другой комплектующей аппаратуре;
  е) Министерство сельскохозяйственного машиностроения - по неконтактным взрывателям, снаряжению и порохам.
  
  
  
III
  
  
  8. В целях выполнения возложенных на министерства задач создать:
  в министерствах вооружения, сельхозмашиностроения и электропромышленности - Главные управления по реактивной технике;
  в министерстве Вооруженных Сил СССР - Управление реактивного вооружения в составе ГАУ и Управление реактивного вооружения в составе Военно-Морских Сил;
  в министерствах химической промышленности, судостроительной промышленности, машиностроения и приборостроения - Управления по реактивной технике;
  в Госплане Совета Министров СССР - отдел по реактивной технике во главе с заместителем председателя Госплана.
  
  9. Создать в министерствах следующие научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и полигоны по реактивной технике:
  а) в Министерстве вооружения - Научно-исследовательский институт реактивного вооружения и конструкторское бюро на базе завода N 88, сняв с него все другие задания, с размещением этих заданий по другим заводам Министерства вооружения; конструкторское бюро на базе завода;
  б) в Министерстве сельхозмашиностроения - Научно-исследовательский институт пороховых реактивных снарядов на базе ГЦКБ-1, конструкторское бюро на базе филиала N 2 НИИ-1 Министерства авиационной промышленности и Научно-исследовательский полигон реактивных снарядов на базе Софринского полигона;
  в) в Министерстве химической промышленности - Научно-исследовательский институт химикатов и топлив для реактивных двигателей;
  г) в Министерстве электропромышленности - Научно-исследовательский институт с проектно-конструкторским бюро по радио- и электроприборам управления дальнобойными и зенитными реактивными снарядами на базе лаборатории телемеханики НИИ-20 и завода N 1. Поручить т.Булганину рассмотреть и решить вопрос о передаче Министерству электропромышленности завода N 1 Министерства Вооруженных Сил, с тем чтобы выполнение программы этого завода было возложено на Министерство электропромышленности;
  д) в Министерстве Вооруженных Сил СССР - Научно-исследовательский реактивный институт ГАУ и Государственный центральный полигон реактивной техники для всех министерств, занимающихся реактивным вооружением.
  
  10. Обязать министерства вооружения (т.Устинова), сельхозмашиностроения (т.Ванникова), электропромышленности (т.Кабанова), судостроительной промышленности (т.Горегляда), машиностроения и приборостроения (т.Паршина), авиапромышленности (т.Хруничева), химпромышленности (т.Первухина), Вооруженных Сил (т.Булганина) утвердить структуры и штаты управлений, НИИ и конструкторских бюро соответствующих министерств.
  
  
  
IV
  
  
  11. Считать первоочередными задачами следующие работы по реактивной технике в Германии:
  а) полное восстановление технической документации и образцов дальнобойной управляемой ракеты ФАУ-2 и зенитных управляемых ракет Вассерфаль, Рейнтохтер, Шметтерлинг;
  б) восстановление лабораторий и стендов со всем оборудованием и приборами, необходимыми для проведения исследований и опытов по ракетам ФАУ-2, Вассерфаль, Рейнтохтер, Шметтерлинг и другим ракетам;
  в) подготовку кадров советских специалистов, которые овладели бы конструкцией ракет ФАУ-2, зенитных управляемых и других ракет, методами испытаний, технологией производства деталей и узлов и сборки ракет;
  
  12. Назначить руководителем работ по реактивной технике в Германии т.Носовского с пребыванием его в Германии. Освободить т.Носовского от других работ, не связанных с реактивным вооружением. Помощниками т.Носовского назначить тт.Кузнецова (ГАУ) и Гайдукова.
  
  13. Обязать Комитет по реактивной технике отобрать из соответствующих министерств и послать в Германию для изучения и работы по реактивному вооружению необходимое количество специалистов различного профиля, имея в виду, что с целью получения опыта к каждому немецкому специалисту должны быть прикреплены советские специалисты.
  
  14. Запретить министерствам и ведомствам отзывать, без ведома Специального комитета, своих работников, находящихся в Германии, работающих в комиссиях по изучению немецкого реактивного вооружения.
  
  15. Министерствам вооружения, сельхозмашиностроения, авиационной промышленности, электропромышленности, химпромышленности, машиностроения и приборостроения и Вооруженных Сил СССР в месячный срок подготовить и представить на утверждение Специального комитета по реактивной технике конкретные планы конструкторских, научно-исследовательских и опытных работ в Германии по реактивному вооружению, с установлением задания и сроков для каждого конструкторского бюро. Для ознакомления с проводимыми работами по реактивному вооружению в Германии, в целях подготовки плана предстоящих работ, командировать в Германию тт.Устинова, Яковлева и Кабанова с группой специалистов сроком на 15 дней.
  
  16. Поручить Министерству Вооруженных Сил СССР (т.Булганину) сформировать в Германии специальную артиллерийскую часть для освоения, подготовки и пуска ракет типа ФАУ-2.
  
  17. Предрешить вопрос о переводе конструкторских бюро и немецких специалистов из Германии в СССР к концу 1946 года. Обязать министерства вооружения, сельхозмашиностроения, электропромышленности, авиационной промышленности, химпромышленности, машиностроения и приборостроения подготовить базы для размещения немецких конструкторских бюро и специалистов. Специальному комитету по реактивной технике в месячный срок внести в Совет Министров СССР предложения по этому вопросу.
  
  18. Разрешить Специальному комитету по реактивной технике устанавливать немецким специалистам, привлекаемым к работам по реактивной технике, повышенную оплату.
  
  19. Обязать Министерство Вооруженных Сил СССР (т.Хрулева) выделить для обеспечения всех советских и немецких специалистов, занятых на работах по реактивному вооружению в Германии:
  бесплатных пайков по норме ? 11 - 1000 шт. по норме N 2 с дополнительным пайком - 3000 шт.
  автомашин легковых - 100 шт.
  грузовых - 100 шт. и снабдить горючим и водительским составом.
  
  20. Обязать Министерство финансов СССР и советскую военную администрацию в Германии выделить для финансирования всех работ, проводящихся Специальным комитетом по реактивной технике в Германии, 70 млн. марок.
  
  21. Разрешить Специальному комитету по реактивной технике и министерствам заказывать в Германии различное оборудование и аппаратуру для лабораторий научно-исследовательских институтов и Государственного центрального полигона реактивного вооружения в счет репараций. Поручить Специальному комитету совместно с Госпланом и Министерством внешней торговли определить перечень заказов и сроки их поставки.
  
  22. Поручить Специальному комитету представить Совету Министров СССР предложения о командировании в США комиссии для размещения заказов и закупки оборудования и приборов для лабораторий научно-исследовательских институтов по реактивной технике, предусмотрев в этих предложениях предоставление комиссии права закупки по открытой лицензии на сумму 2 млн. долларов.
  
  23. Обязать заместителя министра внутренних дел т.Серова создать необходимые условия для нормальной работы конструкторских бюро, институтов, лабораторий и заводов по реактивной технике в Германии (продовольственное снабжение, жилье, автотранспорт и др.). Министерству Вооруженных Сил СССР (т.Хрулеву) и главноначальствующему СВА т.Соколовскому оказать т.Серову необходимое содействие.
  
  
  
V
  
  
  24. Обязать Специальный комитет по реактивной технике учесть все вывезенное различными министерствами и ведомствами оборудование, приборы, аппаратуру, а также материалы и образцы по реактивной технике и перераспределить их между соответствующими министерствами и ведомствами в соответствии с возложенными на них задачами.
  
  25. Поручить Министерству Вооруженных Сил СССР (т.Булганину) внести в Совет Министров СССР предложения о месте и строительстве Государственного центрального полигона для реактивного вооружения.
  
  26. Обязать Специальный комитет по реактивной технике представить Председателю Совета Министров СССР на утверждение положение о премировании за разработку и создание реактивного вооружения, а также предложения о повышенных окладах для особо квалифицированных работников по реактивной технике.
  
  27. Разрешить Специальному комитету по реактивной технике приравнять вновь создаваемые министерствами вооружения, сельхозмашиностроения, авиационной промышленности, электропромышленности, машиностроения и приборостроения, химической промышленности и Вооруженных Сил СССР научно-исследовательские институты и конструкторские бюро по реактивному вооружению в отношении заработной платы и снабжения промышленными и продовольственными товарами к научным учреждениям Академии наук СССР в соответствии с постановлением СНК СССР ? 514 от 6 марта 1946 года.
  
  28. Обязать Министерство авиационной промышленности (т.Хруничева) передать Министерству вооружения специалистов по двигателям, аэродинамиков, самолетостроителей и др. в количестве 20 человек.
  
  29. Обязать министра высшего образования т.Кафтанова организовать в высших учебных заведениях и университетах подготовку инженеров и научных работников по реактивной технике, а также переподготовку студентов старших курсов других специальностей по реактивному вооружению, обеспечив первый выпуск специалистов по реактивному вооружению по высшим техническим учебным заведениям не менее 200 человек и по университетам не менее 100 человек к концу 1946 года.
  
  30. Поручить Специальному комитету по реактивной технике совместно с Министерством высшего образования отобрать из научно-исследовательских организаций Министерства высшего образования и других министерств 500 специалистов, переподготовить их и направить для работы в министерства, занимающиеся реактивным вооружением.
  
  31. В целях обеспечения жильем переводимых в СССР немецких специалистов по реактивной технике, поручить т.Вознесенскому предусмотреть в планах распределения выделение до 15 октября 1946 года 150 разборных финских домов и 40 рублевых восьмиквартирных домов по разнарядке Специального комитета по реактивной технике.
  
  32. Считать работы по развитию реактивной технике важнейшей государственной задачей и обязать все министерства и организации выполнять задания по реактивной технике как первоочередные.
  
  
  Председатель Совета Министров Союза ССР
  И.СТАЛИН
  
  Управляющий делами Совета Министров СССР
  Я.ЧАДАЕВ
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона 1" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список