Холмс Шерлок: другие произведения.

Безоблачное небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Ирвин Тродсон с детства мечтал быть летчиком и просто летать среди облаков, наслаждаясь свободой и красотой неба. Но небо Аертгара неспокойно. По вине политиков вспыхивают войны, бесчинствуют на торговых путях воздушные пираты, а порой корабли просто исчезают без следа и свидетелей... И ползут тревожные слухи, слухи о странных самолетах и кораблях без флагов, не оставляющих в живых никого.


Пролог

  
   С затянутого серыми облаками неба сыпал мелкий противный дождь. Над склонами сопок плыли разорванные клочья тумана. На ровной площадке в укромной долине скрывался заброшенный аэродром - просто бетонная полоса, вышка, несколько ангаров да полуразвалившихся казарм.
   Уставшие солдаты прятались от дождя в казарме, но холод и сырость были повсюду. Одни сидели вокруг небольших дымящих костерков, другие спасались от холода и сырости, закутываясь в плащи. Некоторые грызли сухари из пайка, кто-то спал, пока была такая возможность. В лесу под импровизированным навесом из веток и листьев лежали дозорные.
   Генерал вышел из казармы, хмурым взглядом оглядел окрестности, пару раз чиркнул отсыревшими спичками, выругался, смял последнюю сигарету и выкинул вместе с бесполезным коробком спичек. Спустя секунду он пожалел об этом и со злости пнул дверь, заходя обратно в здание.
   - Ну что?!
   - Орать на своих солдат будешь! - неожиданно сорвался доктор. - Все что я мог сделать, я сделал!
   - Извините, - тяжело вздохнул генерал.
   - Я понимаю, нервы, но пожалуйста, держите себя в руках! А еще вам не мешало бы поспать.
   - Скоро отосплюсь.
   Генерал Канханов криво усмехнулся. Он не спал уже вторые сутки и не видел никакого смысла ложиться спать сейчас. За последний месяц он совершил просто головокружительную карьеру от полковника до генерала и главнокомандующего княжества. Вот только его армия сейчас не дотягивала и до роты.
   Он тихо зашел в соседнюю комнату. Там на ржавой кровати лежала девочка, укрытая солдатскими плащами. На её бледном изможденном лице блестел пот, она уже не металась в горячке, а только тихо, жалобно стонала.
   - Какова вероятность, что она выживет? - шепотом задал уже до печенок доставший доктора вопрос.
   - Я не знаю! Я достал пулю и вычистил рану, но боюсь что слишком поздно. Она потеряла много крови и... похоже, что началось заражение.
   - Скажите просто, да или нет?
   - Вы...
   - Послушайте. Мне сейчас предстоит решить очень важный вопрос. Имеет ли смысл отправлять на убой солдат ради соплячки, которая может не дожить и до вечера?
   Врач снял очки и стал тщательно протирать их полотенцем. Генерал терпеливо ждал ответа. Наконец, доктор решился и поднял глаза.
   - Я не знаю.
   Канханов скривился и молча вышел на улицу. Под дождем было лучше, чем внутри.
   "А ведь я это предвидел... предвидел, но что толку?" - мрачно думал он.
   Ему с самого начала было понятно, что этим все и кончится. Патриотичные и пафосные лозунги оказались ложью. Стремительный удар обернулся паническим бегством. Спешно собранное ополчение дралось злее, чем регулярная армия, защищая уже свою землю, но тщетно. Армия противника превосходила по всем параметрам: численность, профессионализм, хорошая техника, современное оружие, трезвомыслящие генералы и здравые политики. Исход был очевиден всем, кроме разжиревших военачальников из генштаба и заносчивых аристократов из Совета.
   Неожиданно послышался шум мотора. Генерал Канханов поднял голову и недоуменно посмотрел на небо: "Кто решился лететь в такую погоду? Свой или враг?"
   - Воздух!
   Бойцы быстро разбежались по укрытиям и замерли, в томительном ожидании глядя в небо. Рев винтов гулял между сопками, и понять, откуда именно летит самолет, было сложно.
   Наконец из облаков вынырнул двухмоторный истребитель-бомбардировщик. На крыльях и бортах были успевшие выцвести знаки одного из кланов горцев, рядом с которыми блестели свежей краской эмблемы ополчения.
   - "Касатка"? Наша?! - удивился один из солдат.
   Самолет прошел над плацем на бреющем полете и покачал крыльями, прося посадки.
   - Быстро освободить поле! - приказал генерал.
   Солдаты оживились и быстро убрали с взлетно-посадочной полосы разных хлам. Через несколько минут летчик посадил "касатку". Канханов первым подбежал к самолету. Летчик спрыгнул на бетон, неловко отдал честь, представился и заметно покачнулся.
   - Сколько часов вы летели?
   - Пять с половиной. Я не знал где вы, пришлось искать с воздуха.
   Генерал немного помолчал, потом тихо спросил.
   - Вы последний?
   - Да, - также тихо ответил летчик. - Остатки сводной авиабригады разбежались, генерал Лейкар отдал мне приказ найти вас, а сам застрелился.
   - Почему вы остались?
   Парень пожал плечами.
   - Не знаю.
   Канханов внимательно всмотрелся в его лицо. "Справится? Не предаст? - подумал он. - Парень молодой, но видно бывалый, из горцов, а они злые и упрямые. Найти заброшенную часть в такой глуши да в такую погоду - это немалого стоит. Мало кто рискнул бы снижаться при такой облачности среди сопок".
   - Отдыхайте. Вашу машину сейчас заправят и осмотрят техники.
   - Товарищ генерал, - тихо сказал летчик. - Её княжеское высочество здесь?
   - Так точно, но она только наследница.
   - Уже сутки как нет... Светлейший князь с супругой погибли.
   - Как?
   Парень опять пожал плечами.
   - Говорят, случайная автокатастрофа во время их бегства из столицы...
   "Ну да, - зло подумал генерал. - Случайная катастрофа. Просто подарок судьбы для республики..."
   - Ясно. Отдыхайте, - вслух сказал он.
  
   Спустя час врач вышел к собравшимся последним защитникам страны.
   - Княгиня Арнельская скончалась пять минут назад.
   Повисла тягостная тишина. Солдаты смотрели на генерала, генерал - на врача, а врач мял в руках полотенце и не подымал глаз.
   - Извините...
   - Нашей страны больше нет, - тяжело уронил Канханов. - Князь и княгиня были подло убиты прошлой ночью, их дочь только что скончалась от раны. Вы сделали все, что было в ваших силах и даже более того! Вы не нарушили присяги и можете с честью уходить. Враг не знает этих мест, так что вы легко проскользнете незамеченными.
   - А як же вы? Товарищ гэнерал?
   - Я останусь и сдам гарнизон противнику. А теперь выполните мой последний приказ! Тело юной княгини не должно остаться врагу! Вы должны пустить слух, что её сожгли, а пепел развеяли.
   - Так точно!
   Солдаты выпрямились и отдали честь генералу. На взлетной полосе зашумел самолет.
   - Тело её высочества будет предано земли по всем обычаям в тайном месте. Это наш последний долг.
  

Часть 1. Неизвестный враг

Глава 1

  
   И без того неважное настроение у меня окончательно испортилось, когда меня попытались убить. День-то в принципе был неплохим, погода хорошая, видимость отличная, но меня хотели убить, а я этого очень не любил. Особенно, когда не понимал за что.
   На войне было просто и понятно, ты на одной стороне, а твой враг на другой, убей или убьют тебя. Когда в пьяной драке твой противник достает нож - тоже все ясно. И уж тем более нет вопросов к воздушным пиратам, эти ребята свои мотивы никогда не скрывают. Но сейчас какого хрена?!
   - Серый, твою мать!!! - зло рявкнул я, резко бросая самолет в сторону. - Какого хрена я ввязался в это дело?!
   Трассеры прошли мимо. Ругаясь на напарника, я до предела увеличил тягу и начал крутой вираж с набором высоты. Два непонятных истребителя повторили мой маневр и пошли за нами.
   - Кто это?!
   - Я не знаю! - спустя мгновение ответил Серый, мой штурман и задний стрелок. - Впервые вижу такие самолеты!
   Я выругался. Все было еще интересней, чем я думал. Раз противник неизвестен, то и о его возможностях оставалось только гадать. Одно радовало - стреляли они со слишком большого расстояния и не очень точно.
   Выбросив из головы все лишние мысли, я сосредоточился на деле. Скрыться в облаках не получится - небо сегодня безоблачное. Под нами теплое тропическое море, несколько коралловых рифов и один необитаемый остров весь заросший джунглями. Прятаться негде, а просить поддержки не у кого.
   - Заходят сзади! - крикнул Серый.
   - Вижу!
   Двигатель на форсаж, штурвал на себя и свечой в пронзительно синее небо! Моя красавица достаточно тяжелый самолет, но мощные двигатели и хорошая конструкция крыла дает возможность довольно быстро набирать высоту. Это не раз спасало мне жизнь и сильно удивляло врагов. Вот и сейчас, один противник отстал и ушел в сторону, решив набирать высоту на более пологой траектории, а второй рискнул пойти за мной и быстро потерял скорость.
   - Попался, - тихо себе под нос прошептал я.
   Резко развернув самолет, я перевел его в пикирование и поймал странный истребитель в перекрестье прицела. В бою думать о лишнем некогда. Так что я сначала выпустил несколько хороших очередей из пулемета и пушек, а потом уже изумился, разглядев конструкцию вражеского самолета за мгновение до того, как он развалился на части.
   - Серый, ты это видел?! - воскликнул я.
   - Да! - ответил напарник. - Отличный выстрел!
   - Да я не об этом! Ты видел, что у него винт сзади?!
   - Необычная конструкция!
   Я невольно усмехнулся. Мой напарник был довольно необычен. Некоторые очень удивительные вещи он воспринимал как что-то само собой разумеющееся, зато всякой ерунде, вроде старинных монет или черепков старого горшка, мог изумляться до глубины своей звериной души.
   Сбив один истребитель, я решил, что с другим тоже будет несложно разобраться и ошибся. Второй противник оказался опытнее и умнее первого. Он не рисковал, а умело использовав преимущество в маневренности, прочно сел нам на хвост. Я пытался его сбросить, но тщетно. Он в точности повторял за мной все фигуры высшего пилотажа, которые я мог выполнить на своей "касатке", а на фокус с резким набором высоты не покупался. Противник просто уходил в сторону только для того, чтобы опять, сделав пару виражей, сесть нам на хвост.
   - Серый, придержи его!
   - Что ты задумал?!
   - Есть одна идея! Помнишь, как мы разобрались с Сивым Аргхом?
   - Понял!
   Я продолжал активно маневрировать, уходя от коротких пристрелочных очередей врага. Серый время от времени стрелял из пулемета, не давай противнику занять удобную позиция для атаки. Со стороны могло показаться, что продолжается хаотичный воздушный бой, но на деле у меня был четкий план.
   Небольшой зеленый остров был все ближе и ближе.
  
   Утро начиналось как обычно. Восход солнца я встретил в ангаре возле третьей полосы главного аэродрома Большого зеленого острова в рабочей одежде и с руками испачканными маслом. Аренда ангара в этом месте обходилась недешево, но мы с Серым рассудили, что дешевле платить за охрану, чем потом искать воров.
   С моря дул свежий бриз. На аэродроме пока царила тишина, только перекрикивалась подуставшие за ночь охранники, да разговаривали зевающие механики. Вставать до рассвета никому не хотелось, но работать под палящим солнцем еще хуже.
   - Так я и знала, что ты уже здесь, - раздался вдруг веселый женский голос.
   Я вынырнул из недр самолета и с удивлением взглянул на гостью.
   - Уже обед? - спросил я. - Надо же, как быстро время пролетело.
   - Я не каждый день валяюсь в постели до обеда!
   С этими словами моя старая знакомая запрыгнула на верстак, демонстрируя длинные загорелые ноги. Заметив мой взгляд, она откинулась назад, без всякого стеснения показывая обнаженный живот и едва прикрытую тонкой тканью грудь. Шая не пыталась меня соблазнить, как могло показаться на первый взгляд, просто по привычке дразнила.
   - Ты давно не заходил ко мне, - с показной обидой протянула Шая. - Как идут дела?
   - Неплохо, - уклончиво ответил я. - В последнее время хороших заказов не было, так, возили всякую мелочь между островами.
   - Ребята в "Дыре" говорили, что ты стал отказываться от хороших заказов, - словно бы невзначай заметила Шая, внимательно рассматривая накрашенные алым лаком длинные ногти.
   - Серому не нравится такая работа, - поморщился я.
   - Он на тебя плохо влияет.
   - Да иди ты, - незлобно послал я подругу. - Знаю, на что ты намекаешь, но меня он устраивает. Где я еще найду такого штурмана?
   - Не злись. Просто ты не замечаешь, как он тебя меняет.
   Я равнодушно пожал плечами. Мы с Серым уже третий год вместе летаем и за это время я привык к нему, как к своей тени. На земле и в воздухе не было напарника надежней. А что до его заморочек - так у кого их нет? Серого многие презрительно называли чистюлей, а некоторые даже пытались откровенно угрожать ему. Но после того, как я собрал ребят и прирезал этих умников - все на Вольных островах запомнили, что моего напарника лучше не трогать.
   - О! Ульрихай, я по тебе скучала! - воскликнула Шая.
   Увидев Серого, она сразу села пособлазнительней, принялась играть с локоном волос и бросать на него томные взгляды.
   - Здравствуй, Шаерада, - Серый как обычно смутился.
   - Ну зачем же так официально? - обиженно спросила Шая. Она спрыгнула с верстака, вплотную прижалась к Серому и томным голосом проворковала: - Для друзей Ирвина я просто Шая.
   - Да... хорошо... Шая, - отчаянно смущаясь и пытаясь отстраниться от демоницы, проговорил Серый. - Мне тут... это самое... нужно с Ирвином поговорить.
   Я тихо посмеивался, глядя на них. Серый добропорядочный семьянин, второго такого добродетельного мужика на всех Вольных островах не сыщешь. А Шаерада сбежавшая из Темной империи демоница и дорогая куртизанка, похотливая как кошка весной. Она всегда смущала Серого своим видом, повадками и вольным нравом. Но чем сильнее он смущался, тем больше нравилось Шае дразнить его.
   - Шая, оставь его, видишь же он пришел о работе поговорить, - попросил я.
   - Хо-ро-шо, - бархатным голоском пропела Шая. - Скучно с вами, мальчики.
   Она послала моему напарнику воздушный поцелуй, улыбнулась мне, показывая белоснежные клыки, и, покачивая бедрами, пошла к пляжу. Серый облегченно вздохнул, а я невольно проводил Шаю взглядом. Пять лет назад она очень помогла мне. Как следует встряхнула меня, дала денег на покупку топлива и запчастей, а также нашла первых клиентов.
   - Что случилось?
   - Работу нам нашел.
   - Опять какая-нибудь благотворительность? - поморщившись спросил я.
   - Ну... нам заплатят, - Серый почесал лапой мохнатое ухо.
   - Понятно, - я раздраженно бросил ключ на верстак. - Опять топливо за спасибо спалим!
   - На этот раз нам действительно заплатят!
   - Сколько? Как в тот раз?! Нам нужно стоящее дело, а ты от каждого второго заказа нос воротишь! И готов поспорить, ты взялся за это дело не из-за денег!
   - Да, - не стал спорить Серый, - но если это так важно, можешь забрать мою долю.
   - Да пошел ты, шкура блохастая, - огрызнулся я.
   - Ирвин, я не так часто о чем-то тебя прошу и на этот раз дело действительно важное.
   - Наверное, эта твоя историчка, попросила? Вечно ты с ней возишься...
   - На этот раз дело действительно важное.
   - Что там может быть важного среди глиняных черепков и заплесневелых свитков.
   - Тебе это будет неинтересно, - устало вздохнул Серый.
   - Слушай, давай я сам буду решать, что мне интересно, а что нет? Хорошо?!
   - Ну... это связано с династией Ашеранов, Илия нашла предметы, которые, как она считает, принадлежали беглой принцессе Сильвии. Есть версия, что она жила какое-то время на Вольных островах, хотя не все историки согласны с этой версией, но на месте раскопок Рошненского городища в сундуке были найдены платья, по покрою напоминавшие платья, которые носили при дворе Гюнтера III...
   - Так-так! Стоп. Гюнтер какой-то там, Ашераны, Сильвия... это вообще все, когда было?
   - Тысячу лет назад, примерно.
   - И какое это имеет отношение к нам?
   - Я же говорю, Илия нашла предметы, которые подтверждают так называемую, Западную версию исчезновения Сильвии...
   - Ааа! Ладно, сожри тебя демоны! Нам точно заплатят?
   - Да.
   - Нам нужно доставить эти самые предметы куда-то?
   - Да, по виду - это обычное женское украшение.
   - Ну вот так бы сразу и сказал, что антиквариат нашли и надо его выгодно продать! - обрадовано заявил я. - Хорошо, готовь маршрут, а самолетом займусь.
   Когда Серый отвернулся и отошел на приличное расстояние, я в сердцах сплюнул и выругался. Отказывать напарнику не хотелось, тем более что другой работы все равно не предвиделось, а я хотел полетать. Но вот что-то свербило в душе, какое-то странное непонятное и неприятное ощущение было.
   Не хотел я за это дело браться.
  
   К обеду на аэродроме царила обычная рабочая суета. Солнце стояло в зените, на небе не было ни облачка, а ветер утих. От бетона тянуло жаром, а раскалившийся металл обжигал руки даже сквозь толстые перчатки. Мы уже приготовили нашу красавицу к вылету и заправили её. Серый прокладывал курс по карте, а я проводил последние проверки.
   Недалеко от нас звено патрульных штурмовиков отряда охотников за пиратами готовилось к вылету. С ревом взлетали курьерские и грузовые самолеты. Один раз взревела сирена, требуя расчистить полосу для аварийной посадки какого-то придурка из Облачного города. В общем, все было, как обычно и на нас никто особого внимания не обращал...
   - Давай на взлет, закончишь возню с маршрутом в воздухе.
   Мой напарник кивнул и выбрался из кабины на бетон, а я наоборот залез в кабину.
   - Элероны*!
   - Есть!
   - Закрылки**!
   - Есть!
   Серый отбежал назад.
   - Рули!
   - Есть!
   Проверив управление, я быстро пробежался взглядом по приборам и показал напарнику большой палец. Он ответил тем же жестом. Я включил зажигание, радуясь, что не нужно как в старые добрые времена вручную заводить оба двигателя.
   Винты быстро раскрутились, двигатели работали ровно и без сбоев. Где-то около минуты я вслушивался в звук их работы и проверял разные режимы, затем показал большой палец Серому. Он нырнул под самолет, убрал из-под шасси тормозные колодки, потом отцепил тросы и быстро забрался на свое место. Оглядевшись, я снял тормоз, и самолет медленно покатился по рулевой дорожке.
   - Серый, прием, - я поправил гарнитуру СПУ***.
   - Слышу тебя, Ирвин.
   - Давай связь с вышкой.
   Я переключил СПУ на внешнюю связь и подождал, пока штурман, а заодно и связист, настроится на волну диспетчерской вышки аэродрома.
   - Вышка, я Волк, прошу разрешения на взлет, прием.
   - Волк, вас слышу, взлет через две минуты на второй полосе, прием.
   - Вышка, вас понял, взлет через две минуты.
   Подрулив к началу нужной мне взлетно-посадочной полосы, я остановил самолет. На посадку шел тяжелый грузовой самолет Р-17. Как и все машины гномов, он был непомерно большим, с толстой обшивкой и чрезмерно мощными, шумными двигателями.
   - Серый, как думаешь, этому утюгу полосы хватит?
   Напарник задумался, и вместо того, чтобы посмеяться над шуткой, всерьез принялся рассчитывать тормозной путь самолета гномов.
   Полосы им хватило, но едва-едва.
   - Волк, взлет разрешаем, прием.
   - Вышка, вас понял, идем на взлет, - переключив СПУ, я сказал Серому: - идем на взлет.
   Вырулив на полосу, я закрыл фонарь кабины, отпустил тормоза, опустил закрылки и начал плавно увеличивать тягу. Серый за моей спиной тоже закрыл кабину и доложил о скорости и направлении ветра - полный штиль. Машина быстро разгонялась. Вскоре я легким движением штурвала приподнял хвост и, удерживая самолет в таком положении, набрал взлетную скорость. Потянув штурвал на себя, я плавно поднял нашу красавицу в воздух.
   Земля медленно уплывала вниз. Доложив диспетчерам о взлете, я убрал шасси, опустил закрылки и повернул в сторону от аэродрома, чтобы спокойно набрать высоту и не крутить головой, в поисках идиотов, не выполняющих указания диспетчеров. Меньше всего на свете я мечтал столкнуться в воздухе с каким-нибудь богатеньким сынком на дорогостоящей машине, забывшим, что за деньги можно купить самолет, но не мозги.
   Сделав круг над Большим зеленым, я выполнил пару виражей, проверяя, как наша красавица чувствует себя в воздухе. Настроение у неё сегодня было замечательное.
   - Серый, какой курс?
   - Так... - он на мгновение замялся. - Я еще не закончил с маршрутом. Так, держи пока на два часа от маяка, как пройдем над Клыками - сориентируемся. И постарайся пока не плясать в воздухе! Мне надо закончить расчеты.
   - Хорошо! - весело крикнул я.
   Набрав нужную высоту, я расслабился. Все опасения и проблемы остались там, на земле, а здесь в небе все зависит только от меня и моих напарников. Один серый и лохматый сейчас возится сзади с линейками и расчетами, а вторая моя напарница плавно идет над синим, сверкающим на солнце морем.
   В воздухе я всегда чувствовал себя спокойно и уверено, будь то полет через тайфун, отчаянная схватка с воздушными пиратами или безмятежное путешествие по безоблачному небу. Вот и сейчас погода была отличная, ветер попутный, а самолет вел себя просто замечательно. Двигатели работали ровно и не капризничали, приборы показали именно то, что должны были.
   Расслабившись, я любовался давно знакомым, но все равно любимым пейзажем: тропическое море, голубые полосы песчаных отмелей и темные пятна коралловых рифов, большие и маленькие ярко-зеленые острова с белоснежными пляжами, темнеющие конусы потухших вулканов, рыбацкие шхуны и красивые прогулочные яхты.
   Пройдя над Клыками - острые и высокие скалы - я повернул в сторону океана. Где-то там нас в условленной точке встречи должен был ждать воздушный корабль, на него-то нам и надо было доставить посылку. На мой вопрос, почему корабль сам не мог прибыть к Большому Зеленому острову либо к Облачному городу, куда бы мы могли привезти посылку, Серый ответил уклончиво. Нехорошее предчувствие вернулось. Но не поворачивать же с половины пути? Да и для деловой репутации подобные отказы от уже принятых заказов смерти подобны.
   Вот только всего в получасе полета от Клыков нас атаковала пара истребителей. Причем видно было, что они ждали именно нас...
  
   * Элероны (рули крена) -- аэродинамические органы управления, симметрично расположенные на задней кромке консолей крыла у самолётов.
   ** Закрылки -- отклоняемые поверхности, симметрично расположенные на задней кромке крыла. Используются для улучшения несущей способности крыла во время взлёта, набора высоты, снижения и посадки, а также при полёте на малых скоростях
   *** СПУ - самолетное переговорное устройство, предназначено для связи членов экипажа между собой, а также с другими самолетами и наземными радиостанциями.
  
  
   Остров был все ближе, но и враг не отставал. Обернувшись назад, я увидел, что истребитель заходит для атаки. Я резко сбросил тягу и ушел в сторону. Противник не успел сориентироваться и проскочил мимо.
   - Сожри меня демон, если я знаю кто это такой! - невольно воскликнул я.
   Странная машина не была похожа ни на один самолет известных мне государств. Остроносая, с двумя пулеметами под небольшими крыльями и двигателем на хвосте, опознавательных знаков не было, как и хвостового оперения. Этот истребитель ничем не напоминал ни машины людей, ни серебристые стрелы эльфов, ни тяжелые утюги гномов, даже черные хищные силуэты самолетов Темной империи были не такими странными.
   Я выпустил несколько очередей вслед противнику, но промахнулся, а тот ловко ушел на разворот и зашел нам в хвост. Я выругался и опять начал маневрировать.
   - Осторожно! Он пытается зайти снизу! - предупредил напарник.
   - Вижу! Держись!
   Я перевернул самолет, Серый тут же открыл огонь по врагу и несколько раз попал, но не нанес серьезных повреждений. Противник ловким виражем ушел из-под атаки.
   Я опять зло выругался. Как ни крути, но этот непонятный истребитель превосходил мою ласточку в маневренности, а сидевший в нем летчик как минимум не уступал мне. Такого не подловить на простой уловке. А стрелял он короткими, экономными очередями, так что нечего было и надеяться на то, что он впустую расстреляет боезапас.
   - Опять заходит!
   - Придержи его!
   Серый тоже стрелял экономно. Его задача была не столько сбить вражеский самолет, сколько просто не дать зайти в удобную позицию для атаки на нас.
   - Вот не хотел же связываться с этим делом!!! - не сдержавшись, крикнул я.
   Напарник промолчал, занятый делом.
   Остров уже был прямо перед нами. Самый обычный остров, один из сотни малых островов архипелага Вольные острова. Скорей всего он необитаемый, хотя там вполне могут обитать какие-нибудь отшельники или рыбаки. Но для меня сейчас важно совсем не это.... Конечно, можно было провернуть такой же фокус просто над морем, но... с морем все сложнее, а рисковать я не хотел.
   После очередного маневра, я перевел двигатели на форсаж* и толкнул штурвал от себя. Да, моя ласточка тяжелее и не такая маневренная как легкий истребитель, но зато у неё два мощных двигателя. Мне не переиграть такого врага на виражах, а вот на пикировании я смогу набрать большую скорость, да и на подъеме потом противнику не уступлю.
   Скорость быстро нарастала, свистел ветер, земля приближалась, но и враг не отставал. Однажды мы с Серым подловили одного придурка. Он непонятно с чего прицепился к нам на легкой и верткой машине. При этом нам он только не мог ничего сделать - пули его мелкокалиберных старых пулеметов просто не пробивали броню моей "касатки", но и я никак не мог поймать его в прицел! Слишком уж резвым он был.
   Глядя на верхушки пальм, я мысленно начал обратный отсчет. Буквально спиной я чувствовал, что противник не отстает, но оборачиваться сейчас было нельзя - малейшая ошибка и мы на полной скорости влетим в землю.
   "Еще немного... еще... еще... три... два... один"
   Штурвал на себя!!!
   Верхушки высоких пальм замелькали вровень с кабиной. Серый молчал, он доверял мне, а вот у меня все спина была мокрой от пота от напряжения и азарта. Враг, конечно же, тоже вышел из пикирования, вот только сильно раньше нас. Я успел подумать, что неплохо было бы пропустить его вперед и зайти на него снизу, но слишком уж большую скорость набрал самолет. Даже заглуши я двигатели, нас на одной инерции пронесет мимо него. Так что... штурвал на себя и в опять в небо!
   - Давай!!! - крикнул я.
   Через пару секунд мы выскочили прямо перед врагом. Серый мгновенно открыл огонь из пулемета, не жалея патронов, и по одному только характеру его стрельбы я понял, что на этот раз он попал. Самолет вдруг тряхнуло, что-то зазвенело, а в шею мне задул сквозняк.
   У меня не было времени оборачиваться назад, сначала нужно было закончить маневр и найти в небе врага. Развернувшись в воздухе, я быстро нашел взглядом странный истребитель. Он шел в стороне от нас и с сильным снижением, его левое крыло было сильно деформировано, и за ним оставался черный дымный след.
   Противник оказался не промах, другой бы на его месте уже давно разбился, а это продолжал лететь. Я вдруг понял, что он вполне может вывести самолет из падения. И будь высота повыше, а местность ровнее - еще неизвестно как бы закончился бой. Но, зацепив другим крылом верхушку пальмы, истребитель мгновенно перевернулся в воздухе и рухнул вниз.
   - Готов, скотина, - с мрачным удовлетворением проговорил я. - Мы его сделали, Серый! Серый?!
   Я обернулся. Фонарь кабины был разбит, а в обшивке виднелось несколько пробоин от пуль.
   - Ты чего молчишь! Мы топлива порядком спалили, как думаешь, хватит добраться до цели или лучше вернуться? Серый, мать твою?!
   Выровняв самолет, я отстегнул ремни и, привстав, насколько позволял фонарь кабины, оглянулся назад. Мой напарник безвольно лежал в кресле, мертвой хваткой сжимая в лапах пулемет. Я не видел что с ним, но заметил пятна крови на осколках стекла...
   Кажется, я что-то заорал. Только что именно не помню... может быть просто орал что-то нечленораздельное...
  
   * Форсаж, форсированный режим двигателя - увеличение мощности двигателя выше обычного. При долгой работе приводит к перегреву двигателя и сильному износу.
  
  
   Наконец-то передо мной появился Большой зеленый остров. Я не стал садиться на аэродроме и сразу пошел к городу. Всю дорогу я выжимал из двигателей все, что можно было, а теперь убрал тягу и начал сбрасывать скорость. Снизившись ниже ста метров, я прошел прямо над улицей и внимательно осмотрел её. Безумие...
   - Жаль, Серый, что ты не видишь это! - весело крикнул я. - Потерпи еще немного.
   Развернувшись, я отвел рычаг от себя, убрал тягу и пошел на посадку.
   - Так, ветер, скорость, высота... - машинально проговорил я вслух, обычно мне помогал Серый, но теперь все делать мне одному. Впрочем, не впервой. - Закрылки... потерпи еще немного! Еще немного...
   Люди внизу, наконец, поняли, что я собрался делать, и теперь разбегались в стороны. Сжав зубы, я держал самолет строго по центру улицы и медленно опускал его на неровную дорогу. Сразу после приземления, машина подпрыгнула и дернулась в сторону, но я успел среагировать.
   - Ха!
   В другое время я был бы счастлив от того, что сумел сделать такое, но сейчас я мог думать только об одном. Остановившись рядом с красивым домом, с невысокой зеленой изгородью, я открыл фонарь кабины и быстро выбрался из неё.
   - Лаира!!!
   Хозяйка дома, высокая и стройная эльфийка уже стояла на крыльце и, скрестив руки, недовольно смотрела на меня. За ней, набычившись, встал крепкий и здоровый бугай.
   - Ирвин, ты правда надеялся впечатлить меня таким ребячеством? - спросила Лаира.
   - Мне нужна твоя помощь! Быстрее!
   Взглянув на меня, она осеклась, переменилась в лице и легко спорхнула с крыльца и выбежала на улицу.
   - Что случилось?
   Я уже открыл фонарь кабины штурмана и расстегнул ремни Серого. Подхватив напарника под руки, я попытался вытащить его, но он оказался удивительно тяжелым.
   - Давай вместе! - здоровый мужик уже стоял на крыле.
   Я молча кивнул, вместе мы достали Серого из кабины и аккуратно спустили на землю. Лаира опустилась возле него и как-то странно посмотрела на меня.
   - Нас подстрелили! - зло бросил я. - Помоги ему, я потом расплачусь!
   - Ирви...
   - Что? Почему ты ничего не делаешь? Его надо отнести тебе в дом?
   Мужик тихо отошел в сторону, а Лаира положила руку мне на плечо. А я сидел возле друга и не понимал, почему она так смотрит на меня и ничего не делает.
   - Ирви, - ласково и нежно произнесла она. - Я не могу помочь, уже поздно... Извини...
   - Почему? - не понял я. - Я... я...
   Я резко отбросил руку Лаиры в сторону, подскочил, взглянул бешенным взглядом на замерших рядом людей, зачем-то кинулся к ним, потом замер и... все наконец понял. Я рухнул на колени и закрыл лицо руками. Злость душила меня, не давала дышать, в горле стоял комок, и хотелось кричать.
   - Почему?!! Почему опять?!!!
  
  
  

2 глава

  
   Решение я принял быстро и после этого уже не колебался. Терять мне, в общем-то, было нечего. За почти пять лет жизни на острове я так ничем и не обзавелся. Жил в съемной комнате на чердаке, вещей особых не имел. Мне даже и прощаться было не с кем! Случайные подруги обо мне уже давно забыли, собутыльники тоже не очень долго будут по мне скучать. Забрав пару памятных мне предметов, я закрыл комнату и спустился вниз.
   - Ирвин? - хозяин гостиницы, увидев меня, сильно удивился. - Ты уже вернулся? Я думал, тебя пару дней не будет.
   - Меня не будет гораздо дольше, - ответил я.
   - Что?
   - Не важно. Слушай сюда, Ральф. Сколько у меня денег на счету?
   Ральф за небольшую доплату хранил деньги постояльцев и даже занимался бухгалтерией для некоторых из них. Он удивился, но не стал ничего спрашивать и достал из сейфа толстую тетрадь.
   - Две с половиной тысячи золотом и полторы сотни серебром, а также немного мелочи валютой Облачного города.
   - Нет. Я улетаю надолго, возможно навсегда. Что мне было нужно я забрал, а остальное, - я на мгновение задумался. - Сгреби все в кучу и храни где-нибудь в сарае. Если я не вернусь через год или два - поступай с этим барахлом как хочешь.
   - Что-то случилось? - насторожился Ральф.
   - Случилось, Ульрихай убит, - сухо ответил я.
   - Как?! Кто посмел?!
   - Если бы я знал... - я со злости ударил кулаком по стойке. - Нас подловили возле Клыков! Нас там ждали! Я разделал одного, а Серый свалил второго, но и его зацепили...
   - Кто это был? На каких самолетах?
   Я взял салфетку и забрал у Ральфа карандаш и быстро нарисовал силуэт тех истребителей.
   - Никогда таких не видел, - сразу признался он. - Они вообще летают?
   - Вот и я не видел!
   Ральф смотрел на рисунок с явным недоверием, но мне было совершенно плевать, верит он мне или нет.
   - Тело Ирвина должны доставить сюда. Его семья живет на другой стороне острова, оправь за ними и отдай им половину золота. Этого им хватит на похороны и на жизнь...
   - А что с остальным?
   - Серебро оставь себе за расходы и хранение, а золото... - я задумался. - Дай мне сейчас пару сотен, а остальное пусть лежит у тебя.
   Ральф быстро сделал пару заметок в записной книге, взял ключ и ушел на пару минут.
   - Кому что передать?
   - Передай семье Ульрихая, что я отомщу за него. Шае привет передай и спасибо. И самое главное, - я посмотрел Ральфу в глаза и зло улыбнулся. - Если сюда придут странные люди и начнут спрашивать про меня - отвечай на все их вопросы. Я нихрена не боюсь. И передай им, что я найду их, где бы они не были!
   Ральф пообещал все сделать, и я не сомневался, что он сдержит свое слово. Он надежный человек.
  
   Я недолго сидел рядом с телом Серого. Не в моих привычках было долго плакать и переживать, да и времени не было. Я даже не стал задерживаться для того, чтобы позаботиться о теле друга, пришлось просить о помощи других людей. Я сразу перегнал самолет на аэродром, заплатил техникам, чтобы они проверили его, заправили и зарядили оружие. Пока я разговаривал с Ральфом и ходил туда обратно, они все сделали.
   Забравшись в кабину, я взял планшет Серого с уже разработанным маршрутом полета. Все было ясно и понятно. Убрав планшет, я взял посылку - небольшой холщовый мешок, завязанный и запечатанный. Весил он всего пару килограммов, и в нем была какая-то маленькая, но увесистая коробка и что-то еще. На мгновение мне захотелось просто разодрать мешок и узнать что там, но я отбросил эти мысли в сторону. Чтобы это не было, но чтобы помешать нам доставить эту посылку нас пытались сбить и убили Серого.
   Запустив двигатели, я немного подождал и связался с диспетчерской вышкой:
   - Вышка, я Волк, прощу разрешения на взлет.
   - Волк, куда тебя опять понесло на ночь глядя? - удивленно ответил диспетчер.
   - Срочное дело, - уклончиво ответил я.
   - Взлет разрешаю, все полосы свободны.
   Набрав высоту, я развернулся на нужный курс и уже не оглядывался на оставшийся позади остров. Бросать все и уходить неизвестно куда сложно лишь первые два раза.
  
   Я не знал, сколько еще врагов болтается в воздухе между мной и кораблем, и рисковать не собирался. Над островами я держался в облаках, а потом, когда вышел в открытое море, и уже стемнело, поднялся немного выше.
   Ночные полеты я всегда любил, особенно в лунные ночи, но сейчас свет был для меня опасен. К счастью сегодня на небо вышли лишь Ахора, Светлая сестра, и маленькая Рэла, от которой света почти не было. Самой большой луны - Леи - не было. Над океаном собралась пелена облаков, и в свете Ахоры они казались большим серебристым покрывалом, укутавшим тихо дремлющий внизу океан.
   Понемногу потягивая из фляги давно остывший кофе, я время от времени сверялся с компасом и делал пометки на плане полета. Лететь без штурмана было очень непривычно, все время хотелось позвать Серого, что-нибудь спросить у него, уточнить маршрут или просто поболтать.
   Над головой раскинулся другой океан, черный как бархат, усыпанный яркими тропическими созвездиями. Мне некогда было любоваться звездами, я постоянно крутил головой и смотрел - нет ли поблизости других самолетов. Но никого не было.
   Когда небо начало светлеть, а звезды тускнеть, я, наконец, добрался до места встречи. Подвесные баки я сбросил еще до этого, и теперь мне едва-едва хватило бы топлива, чтобы дотянуть до ближайшей земли. Хуже всего было то, что я еще и хорошо так опоздал, и не знал, ждали меня или уже нет. Особого выбора, впрочем, у меня не было. Где-то около часа я летал кругами рядом с местом встречи, стараясь при этом расходовать как можно меньше топлива и не думать о возможной посадке на воду. И солнце уже взошло, я увидел вдалеке корабль
   "Изгнанник" оказался тяжелым рейдером необычной конструкции и очень красивым кораблем. Весь выкрашенный матовой серо-голубой краской, он величаво рассекал облака острым носом. Вытянутый киль позволял ему садиться на воду, а небольшие крылья обеспечивали лучшую устойчивость и подъемную силу. Не только орудия главного калибра скрывались в орудийных башнях, но и другие, располагающиеся по бортам. Подойдя поближе, я увидел, что почти все палубы "Изгнанника" надежно укрыты броней, а зенитные орудия и пулеметы находятся за высокими щитами или за амбразурами.
   Я заметил, что все орудия "Изгнанника" расчехлены и поэтому, подлетая к нему, я сначала развернулся, показывая, что под крыльями у меня ничего нет, а потом сделал вираж, чтобы сблизиться на самом неудобном для атаки маршруте.
   - Почтовый курьер вызывает "Изгнанник". Почтовый курьер вызывает "Изгнанник", как слышно, прием.
   Несколько секунд была тишина и только потом мне ответили:
   - Вас слышим, почтовый курьер. С какой целью вызываете нас?
   - У меня для вас срочная посылка. Сейчас, одну секунду, - держа одной рукой штурвал, я достал конверт и прочитал глупую фразу, написанную на нем. - В небе расцветают алые цветы! "Изгнанник", не знаю, что означает эта фраза, но мне сказали произнести её, чтобы вы поняли от кого посылка.
   На этот раз мне ответили сразу.
   - Курьер вас понял. Посадку разрешаю. Садились когда-нибудь на корабле нашего типа?
   - Никак нет. Но садиться на неудобных и коротких полосах мне не в первой.
   Выслушав объяснения, я сделал широкий разворот, сбросил скорость и подошел к "Изгнаннику" со стороны кормы. Там уже горели посадочные огни. Палуба для взлета и посадки самолетов находилась почему-то посреди корабля, а не так как на авианосцах. Стоит немного зазеваться, промахнуться и я расшибусь о толстую броню, возможности уйти вверх и на второй круг уже не будет. Так что я понял, почему подруга Серого искала именно опытных летчиков - у неопытных не было бы и шанса доставить посылку в таких условиях.
   Вспотев от напряжения, я с первого раза зашел на глиссаду*, сбросил тягу, выпустил закрылки, а потом и шасси. Кроме обычных средств, для этой посадки я использовал еще одно. Щелкнув отдельным переключателем, я активировал эльфийские магические камни, вмонтированные в каркас самолета. Заработав, они создали дополнительную подъемную силу, машина словно резко облегчилась на четыреста килограмм. Нагрузка на крылья стала меньше, да и скорость можно было сильнее сбросить перед посадкой, что в свою очередь даст мне возможность сесть на более короткой полосе. Хорошие камни, жаль только что стоят бешеных денег, а заряд в них маленький и ограниченный.
   "Изгнанник" шел на хорошей скорости, что сильно облегчало мою задачу. Но даже так это была самая тяжелая посадка в моей жизни. Едва моя красавица коснулась палубы, я сразу начал тормозить, рискуя завалить самолет на нос. И все равно скорость падала слишком медленно, но не успел я испугаться, как резкий рывок дернул меня назад и самолет остановился.
   Заглушив двигатели, я вытер пот и с облегчением вздохнул. Половина дела сделано, впереди самое сложное.
  
   * Глиссада - в авиации траектория полета летательного аппарата, по которой он снижается перед посадкой. Здесь просто траектория захода на посадку.
  
   Меня сразу проводили на капитанский мостик. Грузный седой мужчина в черном кителе без знаков различия забрал у меня посылку и внимательно рассмотрел печати на письме и холщовом мешке.
   - Все верно, - проворчал он. - Сколько тебе обещали?
   - Три сотни, но дело не в деньгах! - резко ответил я.
   Все присутствовавшие в рубке уставились на меня, удивленные моим тоном.
   - А в чем тогда?
   - Мой напарник и друг погиб из-за этого задания! Его убили, когда мы пытались доставить эту посылку! На нас напали два странных истребителя, я никогда таких не видел!
   - И это, конечно же, наша вина, - язвительно сказал мужчина.
   - Нас ждали на маршруте. Именно нас! - не обращая внимания на его тон, продолжил я. - У моего штурмана осталась жена с детьми.
   - И сколько же нужно бедной вдове, чтобы утешиться в старости? Тысячи хватит? Или двух?
   - Я же сказал, что дело не в деньгах, - медленно свирепея, ответил я. - Моего друга убили, и я хочу знать за что?! Он был хорошим штурманом и другом! Он заслуживал жизни больше чем я! И я не могу позволить, чтобы его смерть была напрасной!
   - И что же ты хочешь, тогда?
   - Возьмите меня в экипаж.
   Мужчина удивленно взглянул на черноволосую женщину в черной форме, стоявшую у окна и с задумчивым видом любовавшуюся облаками. В рубке послышалось тихое перешептывание.
   - Я хороший летчик, а вам ведь еще не раз могут понадобиться посыльные, для доставки непростых грузов. А если нужно, я смогу и воевать!
   - С чего ты взял, что нам нужны летчики? У нас достаточно своих.
   - Хороших летчиков много не бывает. А самолет у меня свой, - я поколебался, не зная выкладывать последний довод или нет. - И, кроме того, дело из-за которого погиб мой товарищ еще не завершено. А я лучше любого наемника хочу закончить его! Довести до конца!
   Мужчина опять бросил взгляд на женщину у окна.
   - И что ты знаешь о деле, за которое так рьяно готов взяться?
   - Немного, - честно сознался я. - Но из-за этого дела мой напарник рискнул жизнью и погиб, а для меня этого достаточно. Я не хочу, чтобы его смерть оказалась напрасной и неотомщенной!
   Немного подумав, я повернулся к женщине и обратился к ней:
   - Капитан, возьмите меня в экипаж, вы не пожалеете об этом.
   - Что ты несешь? - возмутился мужчина. - И к кому ты обращаешься?
   - К настоящему капитану этого судна, - с самым уверенным видом ответил я.
   - Хм... - задумчиво протянула женщина - И как же ты догадался?
   - Вы все время смотрели на меня в отражении на стекле, но делали вид, что любуетесь облаками. И ваш подчиненный непроизвольно поглядывал на вас, словно ждал знака, как ему ответить.
   Женщина развернулась и подошла ко мне, так что я, наконец, смог её разглядеть: невысокого роста и с глубокими черными глазами; тонкие темные брови вразлет и нос с горбинкой придавали чертам её узкого лица что-то хищное, можно даже сказать, ястребиное; а кисти её рук были тонкими и выразительными. Во всем её облике и в плавных движениях чувствовалась врожденная грация и благородство.
   - Вот как? Интересно... как твое имя?
   - Ирвин.
   - И? - женщина выразительно изогнула бровь.
   - Из клана Тродсонов.
   - Значит Ирвин Тродсон.
   - Просто Ирвин, - поправил я.
   - Сам или выгнали?
   - Сам, - сказал я, но через мгновение честно добавил. - По большей части сам.
   - Ясно, - улыбнулась женщина. - Почему ты думаешь, что служба на моем корабле поможет тебе отомстить за твоего друга?
   - Если они не хотели, чтобы эта посылка попала на ваш корабль, то они скорей всего попытаются напасть на вас или так или иначе попытаются помешать вам.
   - Логично. А ты согласишься выполнять приказы женщины?
   Она меня удивляла. По виду явно аристократка с юга, но разбирается в обычаях горных кланов, командует этим странным судном.
   - Я буду выполнять ваши приказы.
   Она опять улыбнулась и повернулась к мужчине.
   - Что думаешь?
   - Тебя наняла Илия, верно? - спросил он у меня. - Такая невысокая девушка с белыми волосами и шрамом на правой руке, чуть выше запястья.
   - Я не приглядывался к ней и совершенно не помню, какого цвета у неё были волосы. Я видел её лишь раз и издалека, а она была в капюшоне, - честно ответил я. - Девушка, которая попросила нас доставить эту посылку, разговаривала с моим напарником.
   - Который потом погиб, - кивнул мужчина и негромко добавил капитану, - очень удобно...
   - Если бы он был их шпионом, он бы никогда не отдал это, - также тихо ответила женщина, показывая на мешок.
   - ... втереться в доверие...
   Я не расслышал большую часть того, что он сказал капитану, но заметил, что она покачала головой.
   - Старпом, запиши его на испытательный срок, объясни, что к чему и заодно осмотри его птицу, - женщина подошла ко мне и протянула руку. - Добро пожаловать на "Изгнанник", я капитан Изабелла Мора, надеюсь ты не пожалеешь о своем решении.
   - Я не подведу, - ответил я, пожимая руку.
   - Пошли.
   Старпом хлопнул меня по плечу и вышел из рубки, я пошел следом за ним, с любопытством разглядывая корабль. В голове мелькнула мысль, что еще можно забрать деньги и просто улететь, но не в моих правилах было отступать. Я думал, что мы спустимся на летную палубу, но вместо этого старший помощник неожиданно втолкнул меня в небольшое помещение и закрыл за собой люк.
   - Поговорим здесь, - он нахмурился и навис надо мной.
   Несмотря на седину, старпом "Изгнанника" был еще вполне крепок и силен на вид. За простыми и грубоватыми чертами лица, скрывались пронзительные голубые глаза, в которых чувствовался ум. У него еще были большие руки с широкими ладонями и мозолями, да и на темно-синей форме заметны были пятна машинного масла, видно, что он не чурался простого труда.
   - Это тебе не пиратская посудина! Здесь дисциплина! Понятно тебе? Дис-цип-ли-на! Пусть ты и понравился капитану, но попробуй только нарушить устав и отправишься за борт летать без самолета. Ясно тебе?
   - Так точно! - я выпрямился и отдал честь.
   - Будешь делать то, что тебе сказано, а не то, что взбредет в твою горскую голову! Офицеров слушать как мать родную и не выеживаться! Ясно?
   - Так точно!
   - Я старший помощник Брюгге. Если тебе что-то понадобиться от капитана обращайся ко мне и не вздумай отвлекать её! Понял?
   - Так точно!
   - А что-то не нравится - выметайся отсюда!
   - Никак нет. Меня все устраивает! - я в очередной раз отдал честь.
   - Ты издеваешься надо мной? - нахмурился старпом. - Что ты руку к голове прикладываешь, как болванчик заведенный?
   - Никак нет, товарищ старший помощник! Выполняю воинское приветствие.
   - Служил в армии? - догадался он. - А опыт военный есть или только ваши пиратские побоища?
   - Так точно, есть военный опыт. Два месяца на фронте.
   - Всего два месяца? - усмехнулся Брюгге. - А потом что? Деру дал?
   - Можно и так сказать, - я пожал плечами. - Наверное, меня можно назвать дезертиром. Только вот...
   - Что?
   - Можно ли дезертировать из армии, из которой уже сбежали офицеры? Можно бросить армию, генералы которой уже торгуются с врагом, чтобы продаться подороже? Что делать солдатам, когда немногие сохранившие верность присяге офицеры попросту стреляются, ибо это проще сделать, чем бороться до конца и принять поражение? Можно ли назвать дезертиром человека, который ушел из уже несуществующей армии?
   - Ты из Гаэльского княжества? - старпом сразу смягчился и перестал хмуриться и нависать надо мной как гора.
   - Да. 18-ый полк ополчения, штурмовая авиация, а потом просто - сводная авиабригада. Сражался два месяца, а потом, - я криво улыбнулся. - А потом не то, что армия - страна перестала существовать. А что было делать мне? Сдаваться на милость врага тошно, а стреляться не из чего было - ополченцам табельное оружие не выдавали. Да и не хотел я стреляться в девятнадцать лет. Бросил все и ушел.
   - И машину свою прихватил?
   - "Касатка" мне от матери досталась, - возразил я. - Она принадлежит только мне.
   Брюгге внимательно смотрел на меня, и на его хорошо лице читалось легкое недоверие. Мол, сказать-то ты можешь что угодно, как это теперь проверить?
   - Всю эту армейскую хрень забудь. У нас так не принято. Но про субординацию я не шутил! Пока я старпом - дисциплина на судне будет жесткой! Понятно?
   - Да.
   - Пошли, посмотрим твою "касатку".
   Спустившись в ангар, я дернулся и невольно положил руку на рукоять ножа. Возле моей красавицы крутились какие-то люди...
   - Старг, что скажешь? - зычным голосом поинтересовался Брюгге.
   От самолета отошел невысокий седой и бородатый мужчина, с грубыми чертами лица. Гном!
   - В обшивке нашел! - механик протянул на ладони странные пули крупного калибра.
   - Хм... - Брюгге взял одну из них и повертел в руках.
   - Я не помню, чтобы разрешал копаться в моем самолете!
   - Не нравится? - сразу обрадовался старпом.
   - Не думай, мы ничего не трогали, - заявил гном. - Просто хотели заправить и увидели дыры в обшивке.
   - Что еще нашел? - перебил его старпом.
   - Кровь на месте штурмана, много крови и обрывки серого меха.
   - Меха?
   - Мой напарник зверочеловек, волк, - ровным голосом ответил я.
   - Волк? Штурман?!
   - Тебе что-то не нравится? - тем же ровным тоном спросил я.
   - Нет, что ты! Я просто удивился... - поспешно ответил Старг. - Знал я парочку зверолюдей. Товарищи замечательные были, а уж в драке да на абордаже им равных не было! Но вот беда, даже счет в кабаке проверить не могли, да и карбюратор от двигателя ни за что бы не отличили.
   - Он был исключением.
   - Значит, Илия доверилась зверочеловеку? - старпом хмыкнул и покачал головой. - С чего бы это?
   - У неё и спрашивай.
   - Так кто на тебя напал? - словно бы невзначай поинтересовался Брюгге, разглядывая необычную пулю.
   - Все равно не поверите, - мрачно ответил я.
   - А ты попробуй.
   - Два истребителя необычной модели... никогда таких не видел, - я помолчал и добавил. - У них двигатель сзади.
   Я думал, что они рассмеются или хотя бы удивятся, но старпом и Старг переглянулись.
   - Что ж, - усмехнулся Брюгге. - В одном ты точно не соврал. И как же ты от них оторвался?
   - Я не отрывался, а сбил их. Одного я свалил, а второго Серый подстрелил, но и его задело...
   Хмыкнув и покачав головой, он пошел к моему самолету. Вокруг нас продолжалась обычная работа, но многие поглядывали в нашу сторону, а некоторые и прислушивались к разговору.
   - Броня хорошая? - поинтересовался Брюгге, постучав кулаком по обшивке.
   - Неплохая, из относительно легкого и прочного сплава, - сдержанно ответил Старг. - Но не гномья.
   Неожиданно мы с Брюгге переглянулись и оба понимающе усмехнулись.
   - Двигатели неродные, - заметил механик. - Гномья работа, но вот клейма я не знаю.
   - Их изготовила одна семья, живущая на Вольных островах. У них своя крупная мастерская.
   - И как же их поставили?
   - У этой модели "касаток" отличный каркас, - объяснил я. - Он изначально делался с большим запасом прочности и из качественной летной стали.
   - Хм... не дурно не дурно. А что это за модель такая?
   - КС-27М, - ответил я. - Пожалуй, лучшая модификация
   - Да? А чем она отличается от худшего варианта? - поинтересовался гном, забираясь под самолет.
   - У неё исключительно удачное сочетание маневренности и брони. Это уже даже не штурмовик, а тяжелый истребитель.
   - Я бы сказал, сверхтяжелый истребитель, - едко заметил Брюгге.
   Я не стал с ним спорить и продолжил:
   - Конечно, с бомбами и ракетами виражи не покрутишь. Но это не 23 или 31 модель, они вообще могут только по прямой летать.
   - Видел я эти утюги в воздухе, - хохотнул Старг из-под брюха самолета. - А еще говорят, что мы, гномы, делаем тяжелые самолеты.
   Я не стал и с ним спорить. На мой взгляд, самый тяжелый бомбардировщик людей легче и маневренней "скоростных" гномьих истребителей.
   - А веса залпа хватит? - поинтересовался старпом. - На "касатках" вроде четыре пулемета должно стоять.
   - Я убрал крайние пулеметы на крыльях, - объяснил я. - Это еще в ополчении начали делать. Толку от них практически нет, а дополнительный вес ни к чему. Пушки и двух спаренных пулеметов вполне хватает для любой цели, а против кораблей или наземных целей на крылья вешают ракеты.
   - По земле у нас стрелять не придется. А вот с такими странными истребителями столкнуться еще придется и не раз, - Брюгге усмехнулся, глядя на меня и добавил. - Тогда и посмотрим, так ли хороша твоя "касатка" и насколько ты сам хорош, проверим.
   Старпом развернулся и пошел прочь. Старг выбрался из-под самолета и с любопытством взглянул на меня.
   - Значит новенький? И со своим самолетом? Ха. Из почтальона в штурмовики решил перейти... Ну-ну.
   На этом, можно сказать, меня и приняли в команду "Изгнанника". Дальше были лишь формальности. Я подписал контракт о найме, мне рассказали о моих правах и обязанностях, оплате и проценте от добычи после успешных операций. А потом выдали матрас с одеялом, сказали, что свободных кают нет, но разрешили спать прямо в ангаре.
   Устраиваясь под крылом самолета, я коснулся рукой и насмешливо произнес:
   - Опять нас с тобой куда-то занесло, красавица, но ничего. Пока мы вместе, мы непобедимы.
   Все летчики любят самолеты, но у меня со своим была особенная связь. На нем воевала еще моя мать. На нем я бежал из родных гор, потом сражался в ополчении, добирался до Свободных островов и дрался с пиратами. А теперь вот я здесь. И снова мы остаемся только вдвоем...
  
  

3 глава

  
   К военной службе мне было не привыкать. В общем и целом все армии мира одинаковы и там сходные порядки. Разве что постоянный гул двигателей раздражал поначалу. Плохо только то, что в экипаж "Изгнанника" меня записали, но вот мое место в нем не определили. Летчики всегда были офицерами на кораблях, а я вдруг оказался рядовым и готов поспорить, это была идея старпома Брюгге.
   На следующий день, увидев свое имя в списке назначенных в наряд на этот день, я флегматично пожал плечами и пошел к боцману. А потом, задрав рукава, вместе со всеми драил палубу, натирал до блеска краны и мыл унитазы. На меня косились, но ничего не говорили. Завтракал и ужинал я в общей столовой, вместе со всеми рядовыми членами корабля, а не с другими летчиками.
   Потом я возился со своей красавицей. Заделывал пробоины, проверял двигатели. Вообще-то это была работа техников, но я привык все делать сам. Старг подошел ко мне долго смотрел, потом довольно хмыкнул и разрешил брать любые инструменты, но предупредил, что запчастей для моего самолета нет. Самое главное, мне помогли прикрепить крюк, который должен был цепляться за специальный трос при посадке на палубу корабля.
   Ко мне присматривались, оценивали. Наблюдали, как я выполняю приказы, как разговариваю с офицерами. Я делал тоже самое. Экипаж "Изганника" был небольшим, но удивительно сплоченным и каждый на корабле был профессионалом, начиная от повара, заканчивая капитаном. Самое необычное было то, что к офицерам рядовые относились в общем как везде. С оглядкой ругали боцмана, желали старпому поскользнуться на лестнице, а вот Изабеллу Мору команда просто обожала. Прикажи она с перочинными ножами пойти на абордаж линкора демонов - они бы сделали это, не задумываясь ни на миг.
   "Изгнанник" внутри оказался довольно тесным кораблем. Броня у него была толстой, большой объем занимали мощные двигатели и просторный ангар для самолетов с летной палубой. Поэтому внутренние коридоры были узкими, а каюты маленькими. Впрочем, при относительно небольшом экипаже это проблем не создавало.
  
   Лишь на третий день меня вызвали к командиру эскадрильи. Служебная комната для летчиков была такой же компактной, как и все прочие помещения на корабле. На стене висела большая доска, рядом в шкафу лежали стопки карт. У другой стены стояли шкафчики для одежды.
   Командиром эскадрильи оказалась высокая и стройная блондинка с красивыми синими глазами и большим уродливым шрамом от ожога на шее и левой половине лица. Одета она была в обычную для команды "Изгнанника" черную форму с погонами старшего лейтенанта и с серебряным значком в виде крыльев на груди. Поймав мой взгляд, она коротко ответила:
   - В кабине горела. Значит ты у нас и штурмовик и истребитель?
   - А еще бомбардировщик.
   - Ха! И вовсе дырки затычка, надо полагать? - едко заметила она. - Меня зовут Рэла Мора. Нет, я не родственница капитана! Однофамильцы мы! Обращаться ко мне можешь по имени, я не старпом с его заморочками. В бою говори просто - командир. Все ясно?
   Голос у неё был совершенно неподходящий к внешности, грубый и хриплый.
   - Да.
   - Хорошо, - проворчала она. - Какой налет?
   - Не помню, - пожал я плечами. - Летаю я уже семь лет, а сколько это часов хрен знает.
   - Меня не волнует то, как ты возил почту или чем ты там занимался! Сколько у тебя боевых вылетов?!
   - Сорок три штурмовки наземных целей, двенадцать на воздушные корабли, девять бомбардировок. Восемь воздушных побед, две на войне, пять в схватках с пиратами и одна победа была на пути сюда.
   - Неплохо, - не моргнув глазом, ответила она. - Наконец-то у нас в эскадрилье будет настоящий салага. Алисия!
   Со стула, стоявшего в углу комнаты, поднялась маленькая, хрупкая на вид и невзрачная девушка. Я её даже и не заметил в комнате, такая она была вся серенькая и незаметная. Бледная кожа, большие пепельно-серые глаза, короткие темные волосы. И от неё пахло чем-то неуловимым и знакомым...
   - Алисия Ирде будет твоим штурманом.
   - Серьезно? Она? - изумленно спросил я.
   - Тебя что-то не устраивает?
   - Хм... - я замялся, не зная, что ответить и потому сказал правду. - Да она же при первой же перегрузке помрет! И пулемет в руках не удержит!
   Алисия густо покраснела и опустила голову. Рэла Мора зло усмехнулась.
   - Видишь? А ты еще спрашивала меня, почему я тебе не даю летать? Вот что салага! Других штурманов у меня нет! Или ты летаешь с ней или отправляешься дальше драить палубу!
   - Ясно! - в той ей ответил я. - Но если она помрет в бою, не выдержав перегрузок - я не виноват!
   - Что будет, то будет. Вот ваше первое задание - разведка по курсу корабля. Вылет через двадцать минут.
   Рэла Мора протянула карту с уже отмеченным районом разведки, курсом корабля и местом встречи. Коротко взглянув, я отдал её Алисии. Она штурман вот пусть и разбирается.
  
   Через восемнадцать минут мы были готовы к вылету. Техники выкатили самолет на лифт и подняли его на взлетно-посадочную палубу. Я сидел в кабине и заканчивал предполетную подготовку.
   - Элероны! - крикнул я.
   - Есть! - ответил техник.
   - Закрылки!
   - Есть!
   - Рули!
   - Есть.
   Я запустил двигатели. Алисия уже сидела в кабине за мной и заметно волновалась. Видно было, что она впервые видит "касатку". Выругавшись, я выбрался из кабины на крыло и быстро показал ей, как разворачивается кресло, и где находятся основные приборы. Проблема заключалась в том, что место штурмана в этой модели "касаток" было крайне неудачно расположено. Приборная доска находилась спереди, а бомбовый прицел и пулемет сзади! Это не проблема, пока вы возите почту, но на войне штурману приходится вертеться туда-сюда, постоянно поминая инженеров.
   Поспешно заскочив обратно, я закрыл фонарь кабины и показал большой палец технику. Он ответил тем же жестом. Я начал постепенно увеличивать тягу, машина начала немного вибрировать, но продолжала оставаться на месте. Я опять показал большой палец, техник дернул за рычаг и самолет резко рванул с места. Короткая пробежка и мы в небе. Первые несколько секунд самолет планировал вниз, но потом, набрав скорость, выровнялся.
   - "Облако", я "Курьер", взлет произвел. Ложусь на курс.
   - "Курьер" вас понял. Сохраняйте режим радиомолчания и выходите на связь только в экстренных случаях. Удачной охоты!
   Я сразу поднялся на две тысячи метров и пошел зигзагообразным курсом. Видимость была отличной, а облачность небольшой, внизу океан сверкал на солнце. Настроение у меня сразу улучшилось. Жаль только, что во время боевого вылета особо не полюбуешься на виды из кабины. Даже если вокруг вообще никого, все равно есть напряжение. Ты ждешь противника, ищешь его.
   На протяжении нескольких часов полета мы с Алисией не сказали друг другу ни одного лишнего слова. Просто выполняли свои обязанности и все. Время от времени она говорила мне, что мы отклонились от маршрута, сообщала о направлении ветра и скорости самолета.
   Через три часа после вылета, я развернулся на обратный курс, намерено отклонившись при этом в сторону. Не доверяя Алисии, я сам следил за маршрутом и теперь проверял её.
   - Возьмите вправо на десять, - сказала она через минуту.
   - С чего бы это? - недовольно спросил я.
   - Мы ушли в сторону с курса возвращения на "Изгнанник", - немного волнуясь ответила Алисия.
   - Ты спишь там что ли?! - рявкнул я. - Какое в сторону! Я сам за маршрутом следил!
   - Я... я не знаю...
   - Вот раз не знаешь, то молчи!
   Несколько секунд Алисия молчала, наверное, проверяла свои расчеты, потом сказала:
   - Мы уходим в сторону от "Изгнанника"!
   - И с чего ты взяла? - насмешливо спросил я.
   - Я вижу это, я штурман!
   - Я тоже штурман, дальше что?
   - Ну... вы наверное ошиблись, тяжело сразу два дела выполнять...
   - Ошибся... проворчал я. - Если ты ошиблась - лично утоплю!
   Я повернул самолет и лег на нужный курс. Солнце уже клонилось к закату, облаков над морем стало больше, и я поднялся еще выше, чтобы обзор был лучше. Но вокруг по-прежнему никого не было.
  
   Добравшись до места встречи с "Изгнанником" я увидел лишь несколько облаков, небо и океан. Выругавшись, я снизил тягу, чтобы экономить топливо и заложил широкий разворот.
   - Я...я... не понимаю, - чуть не плача произнесла сзади Алисия. - Я же все проверила. Мы должны были здесь встретить корабль.
   - Успокойся, - презрительно бросил я. - Что ты за штурман, мать твою, если ты сомневаешься в собственных расчетах?! Правильно все...
   - Но тогда почему?
   - Да причин может быть сотня! Это не важно, смотри по сторонам!
   - Может выйти на связь?
   - Да? И нарушить приказ о радиомолчании, а заодно сообщить всем, что мы тут находимся?! Успокойся!
   - Но... у нас же не хватит топлива добраться до земли, если что...
   - Да? - я резко развернулся, приподнялся и посмотрел на бледную Алисию. - Зато в море искупаемся. Оно в этих местах теплое, и акулы почти не водятся.
   - Я плавать не умею, - жалобно ответила девушка.
   За этой болтовней, я не забывал смотреть по сторонам. Если на корабле хотели таким интересным образом отделаться от меня, то зачем тогда они сообщили мне служебные частоты и дали в штурманы этого ребенка? Значит, все-таки что-то случилось и им пришлось уйти.
   Следующие минут десять мы молчали. Я планировал лететь по спирали и надеялся рано или поздно увидеть "Изгнанник". Но не раньше чем через час я собирался выйти на связь.
   - Самолет на четыре часа! - вдруг доложила Алисия.
   Повернув голову, я увидел истребитель АР-3, летевший в нашу сторону. Точно такие же машины были в ангаре "Изгнанника". Я переключил рацию на прием, но нас никто не вызывал. Подлетев к нам, самолет поравнялся с нами. Летчик жестом показал мне идти за ним, я кивнул. Он снизился к большому облаку и нырнул в него. Последовав за ним, я увидел сквозь мглу яркие огни "Изгнанника".
   Второй раз садиться на корабль было немногом легче, чем в первый раз. Лишь почувствовав резкий рывок, я расслабился и облегченно выдохнул.
   - Можно поинтересоваться? - я обратился к технику, работавшему рядом. - А если этот трос не сработает или оборвется, что тогда будет?
   - Влетишь с разгона вон в ту стенку, - усмехнулся техник.
   Коротко взвыла сирена. Техники засуетились, и через пару секунд приземлился АР-3. Он также пробежался по палубе, зацепил трос и остановился.
   - И много у вас там самолетов разбилось? - спросил я.
   - Да кого-то слушаешь? - вмешался другой техник, кажется, его звали Вили. - Там уже другая система стоит - эльфийские камни - они стопроцентно остановят самолет, но не советую проверять. Один раз при аварийной посадке летчику шею сломало.
   - Это какая у него скорость была?
   - Большая. Его сильно ранили, он не смог опуститься на палубу и на полной скорости влетел в тормозной барьер. Самолет то в общем целым остался, магия остановила его, а вот летчик...
   Мы доложили Рэле Море о результатах разведки. Она выслушала нас, думая о чем-то своем и отпустила. Но я задал вопрос:
   - Почему "Изгнанник" прятался в облаках, а теперь идет полным ходом в чистом небе? Вы чего-то опасались?
   - Опасались? Нет, просто хотели посмотреть что ты будешь делать, не найдя корабль в нужном месте, - небрежно ответила она. - Все, свободны!
   Пока я проверял Алисию, они проверяли меня. Впрочем, ничего странного...
  
   На следующий день, еще до рассвета на разведку вылетели два самолета. Техники, готовившие самолеты к вылету, невольно разбудили меня. Я повернулся на другой бок, полежал немного, но сон уже не шел. Так что я встал и пошел в столовую. Там в этот час никого не было, кроме симпатичной девушки, одной из двух помощниц повара. Немного пофлиртовав с ней, я выпросил у неё кружку горячего кофе и пошел наверх.
   "Изгнанник" шел средним ходом чуть выше облаков. Звезды тускнели, а небо на востоке светлело. Холодный воздух и свежий ветер взбодрили меня и окончательно прогнали остатки сна. На палубе никого кроме меня не было, что меня порадовало. На корабле сложно побыть в одиночестве, если у тебя нет отдельной каюты.
   - Доброе утро.
   Услышав голос за спиной, я вздрогнул от неожиданности и обернулся. На смотровой площадке возле капитанского мостика стояла Изабелла Мора. Женщина была в тонкой белой рубашке и темных брюках, а её волосы свободно развевались на ветру.
   - Доброе утро, капитан, - слегка кивнув, ответил я. - Вам не холодно?
   - Китель в каюте забыла, - с улыбкой объяснила Изабелла. - Да, утро прохладное, но ничего страшного. Не пожалели о своем решении?
   - Нет.
   - Как думаете, куда мы идем?
   - Если вы ночью курс не меняли, а, - я быстро взглянул на небо. - А вы его, похоже, не меняли, то мы идем к Облачному городу.
   - Знаешь его?
   - Конечно, - с легким удивлением ответил я. - Самые богатые мои клиенты живут там. Бывшие клиенты.
   - Вот как. И что же они заказывали?
   - Разное. В основном доставка почты и небольших посылок. Иногда требовалось привезти что-нибудь.
   - Например, контрабанду? - словно бы невзначай спросила Изабелла.
   - И её тоже, - спокойно ответил я. - Хотя в последний год горячие товары мы не возили. Серый... был тем еще чистюлей. Вечно ныл, когда приходилось нарушать законы...
   - Вот как...
   - Капитан! Сообщение от разведчиков!
   Изабелла повернулась и быстро зашла на капитанский мостик. Я допил кофе, немного постоял и тоже ушел с палубы.
  
   Сразу после завтрака, меня вызвали к командиру эскадрильи. В комнату летчиков я зашел последним, все остальные уже собрались. К моему удивлению, среди летных экипажей "Изгнанника" женщин было всего две - это Алсиия Ирде и сама Рэла Мора. А я уже начал считать корабль женским царством.
   - Опаздываешь, салага! - бросила Рэла Мора. - Значит так! Разведка засекла противника! "Изгнанник" должен сегодня добраться до Облачного города, так что, джентльмены, нас ждет непростой день. Надеюсь, поссать и посрать все сходили?! Наша задача прикрывать корабль. Первое звено идет на двенадцать часов от корабля. Второе звено держится строго за кормой и выше на пятьсот метров. Третье прикрывает фланги. Новичок на "касатке"!
   - Да?
   - Берешь ракеты и бомбы и болтаешься где-то рядом. В бой не лезь! Если кто сядет на хвост - визжи как девчонка, тот, кто будет ближе всего к тебе, прикроет тебя. Если все будет гладко - просидишь весь день в кабине. А если появятся корабли противника - покажешь чего стоишь. Твой номер ноль седьмой, а позывной Курьер. Ясно?!
   - Так точно!
   - Вылет через двадцать минут! Выполнять!
   Через десять минут мы с Алисией уже сидели в кабине самолета. Техники подвесили под крылья шесть ракет и загрузили бомбы. Проверив все, я жестом показал, что готов к вылету и нас подняли на взлетно-посадочную палубу. Взлетали мы последними.
  
   В ангаре "Изгнанника" размещались разные самолеты. Среди них были истребители и штурмовики, пара разведчиков и один небольшой транспортный самолет. Причем за некоторыми экипажами числилось сразу несколько машин. Сегодня Рэла подняла в воздух пять легких истребителей АР-3, а сама она вылетела на тяжелом АР-6 "Кондор".
   "Кондор" был единственным успешным результатом сотрудничества людей и гномов в самолетостроении. Он получился очень мощным, с чудовищной огневой мощью - одна 37мм пушка и четыре спаренных 20мм - бронированным не хуже "касатки", но очень тяжелым в управлении и опасным для новичков. Поэтому, а также из-за высокой цены, "Кондоры" в массовое производство так и не пошли, а летали на них только настоящие асы.
   Несколько часов мы шли за "Изгнанником" на небольшой скорости. Истребители не висели на месте, а нарезали круги вокруг. Погода была почти безоблачной, видимость отличной, и вокруг никого не было. Я видел внизу знакомые небольшие острова и скалы, паруса рыболовных шхун, изредка на небольшой высоте проносились разные самолеты. Все они, едва завидев нас, делали большой крюк и обходили стороной.
   Я расслабился, начал зевать в кабине. В этих местах я летать мог без карты и прекрасно видел, что уже через пару часов мы будем в охранной зоне Облачного города. А торговые гильдии очень не любили пиратов и щедро платили премиальные Небесной страже за убитых грабителей и прикрытые корабли.
   Что-то на мгновение закрыло солнце. Я резко поднял голову и присмотрелся. Солнце стояло в зените, и смотреть на него было больно. Несколько секунд я напрягал зрение и увидел, как какая-то тень опять на миг закрыла его.
   - Внимание сверху! - тут же передал я по радиосвязи.
   - Кто что видит? - через пару секунд спросила Рэла Мора.
   - Второй, все чисто!
   - Третий, все чисто!
   - Четвертый, все чисто!
   Я внимательно вглядывался в небо, но тоже никого не видел. Но не успел я признаться, что мне показалось, как в наушниках раздался крик:
   - Атака сверху!!!
   - Работаем!!! - тут же рявкнула Рэла.
   Сделав вираж, я ушел в сторону и выше. Девять истребителей противника упали сверху, бегло обстреляли "Изгнанник" и ушли на разворот. Зенитные орудия дали слаженный залп им вслед. Присмотревшись, я узнал те самые странные самолеты, которые подстерегли меня и Серого...
   Рэла Мора тем временем перестроила эскадрилью в круг вокруг "Изгнанника", а орудия корабля и пулеметы открыли заградительный огонь. Тактика была неплохой, но противник в смертельную ловушку забираться не хотел. Истребители носились рядом, уклонялись от огня и старались разорвать кольцо наших. Некоторые стреляли по "Изгнаннику", хотя это было совершенно бессмысленно, весь экипаж был укрыт броней.
   У меня чесались руки отдать штурвал от себя, выжать до предела газ и ворваться в схватку. Но я сдерживал себя и лишь смотрел по сторонам. С ракетами и бомбами виражи не покрутишь.
   Вскоре кто-то из наших поймал противника в прицел и к морю, оставляя за собой дымный след, понесся первый самолет врага. Через пару секунд Рэла Мора вырвалась из круга, и дала залп по другому истребителю, буквально развалив его на части. За ней увязалось сразу двое, но она тут же нырнула обратно в построение, а они не рискнули и ушли в сторону.
   Обернувшись назад, я увидел, что Алисия развернула кресло и теперь сидит, вцепившись руками в пулемет. Усмехнувшись, я ничего не сказал и продолжил смотреть по сторонам, стараясь не вести самолет по прямой.
   - На девять часов! - крикнула Алисия.
   Прикрываясь небольшим вытянутым облаком, два корвета подкрались к "Изгнаннику" и теперь набирая ход, шли наперерез. Радостно усмехнувшись, я переключил радиостанцию на передачу:
   - "Курьер", вижу два корабля класса корвет. От "Облака" на восемь часов! Атакую!
   Сделав полубочку, я выжал газ и пошел в атаку. Краем глаза я видел, как "Изгнанник" начинает поворачивать в сторону, уходя с направления атаки. Орудийные башни начали неторопливо разворачиваться в сторону кораблей противника.
   Для атаки я выбрал второй корвет, он немного отставал от первого и шел за ним, так что орудия "Изгнанника" не могли эффективно стрелять по нему. Меня быстро заметили. Алисия что-то крикнула, и, обернувшись, я увидел, что пара истребителей заходит сверху. Один из них сгоряча открыл огонь
   - Хрен вам! - весело крикнул я, переводя самолет в пикирование. - Седьмой под атакой! Прикройте!
   Истребители противника висели на хвосте, а наши еще были возле "Изгнанника". Увидев характерные вспышки на корветах, я резко дернулся в сторону. Через пару мгновений недалеко от нас вспухли разрывы зенитных снарядов. Осколки зазвенели, отскакивая от обшивки моей красавицы.
   - Открой бомболюк и сбрось две бомбы! - приказал я Алисии.
   - Но зачем?
   - Выполняй! - рявкнул я.
   Я резко бросил самолет в сторону, уходя от цели. Через секунду Алисия сбросила бомбы, и они полетели в пустой океан под нами. Истребители противника купились на это и, проскочив мимо, пошли на широкий разворот, чтобы перехватить нас. Зенитчики на корветах тоже поправили прицел.
   - Как я соскучился по всему этому! - азартно крикнул я.
   Так весело мне уже давно не было. Меня пытались убить, рядом сражались мои товарищи, лупили зенитки и мимо проносились трассеры. Сжав зубы, я опасным, резким виражом развернул мою красавицу обратно, перевел двигатели на форсаж и пошел к цели.
   Истребители еще только разворачивались где-то позади. На корвете спохватились и открыли заградительный огонь, но на самую малость ошиблись в прицеле. Маневрируя, я проскочил между пулеметными очередями и разрывами снарядов. По обшивке дождем лупили осколки, сзади испугано кричала Алисия, а я радостно смеялся.
   - Получайте! - заорал я.
   Выйдя на дистанцию эффективной атаки, я поставил самолет боком и на вираже выпустил ракеты. Первую пару, вторую... третью... Реактивные снаряды, оставляя за собой струи белого дыма, понеслись к цели. На корвете начали экстренно разворачиваться и снижаться, но было слишком поздно.
   Оглянувшись на мгновение назад, я увидел, как первые две ракеты вонзились в нос корабля противника, третья прошла мимо, зато четвертая попала прямо в иллюминатор капитанского мостика! Пятая и шестая врезались в броню и особого урона не нанесли.
   Вслед нам стреляли, но уже не так активно. За мной по-прежнему гнались истребители, но через пару секунд над нами пронеслась пара АР-3. Спокойно развернувшись, я пошел на второй заход. Ракет уже не было, но остались еще бомбы.
   "Изгнанник" весь окутался дымом, через пару секунд до нас долетел грохот выстрелов тяжелых орудий. Вокруг другого корвета вспыхнули разрывы. Я думал, что они отвернут в сторону. Два корвета внезапной атакой еще могли что-то сделать крейсеру, но после того, как их раскрыли - у них не было и шанса. Но враги оказались не трусливыми, ну или просто самоубийцами.
   Корвет дал ответный залп и выпустил ракеты по курсу "Изгнанника". Но снаряды и ракеты не пробили броню корабля, а второй залп "Изгнанника" накрыл корвет. Я успел заметить, как снаряды пробили броню и разорвались внутри корабля противника.
   - Приготовь бомбы! - крикнул я, и передал по радиосвязи: - Я "Курьер", иду на второй заход!
   На этот раз по нам почти не стреляли. "Наш" корвет горел, я видел, как на его палубе суетятся люди, пытаясь справиться с огнем. Зайдя на цель как по учебнику, я приказал Алисии сбросить бомбы. А потом сразу ушел в сторону и увидел, как другой корвет разваливается на части и падает в море.
   Обернувшись, я посмотрел на оставшийся корабль противника. Бомбы упали точно в центр. Одна разорвалась в надстройке, а вторая пробила палубу и взорвалась там, выбросив из иллюминаторов языки огня.
   Бой закончился. Пылающий корвет пытался ползти следом за "Изгнанником". Все истребители врага были сбиты, а наши остались целы.
   - Зеленая ракета с "Изгнанника", - сообщила Алисия.
   - Возвращаемся! - скомандовала Рэла Мора. - Кому нужна срочная посадка?
   Я быстро глянул на приборы, потом на двигатели и хвост. Все было в порядке, так что я промолчал. "Изгнанник" выстрелом из кормовой башни добил никак не желавший успокоиться корвет.
   - Значит, садимся в обычном порядке! - распорядилась Рэла Мора.
   Выбравшись из кабины, я с наслаждением потянулся, разминая затекшие мышцы. На фюзеляже моей красавице кое-где были небольшие вмятины и пробоины - осколки и шрапнель от зенитных снарядов. Старг, быстро осмотревший самолет, одобрительно кивнул.
   - Все в порядке! Немного подлатаем, и будет лучше чем прежде.
   Я улыбнулся и провел рукой по обшивке.
   - Молодец, - тихо сказал я. - Мы опять справились.
  

4 глава

  
   Облачный город - пожалуй, самый странный и удивительный город на свете. Прекрасный и ужасный, город великих творцов и преступников, обитель искусства и порока. Он лежал на пересечении важных торговых путей, через него шли караваны груженные: золотом, гномьей сталью, эльфийскими магическими камнями и драгонитом, шелками и изысканными деликатесами. На просторных рыночных площадях, в дорогих магазинах и темных узких переулках можно было купить любой товар: запрещенные во всем мире темные артефакты, редкие наркотики и даже рабов.
   Управляли городом сами торговцы, а точнее Совет торговых гильдий. Я лишь по слухам знал, о том какие жестокие схватки за власть, деньги и влияние происходят там. Иногда вражда семейных кланов выплескивалась на улицы города и тогда по ночам в море скидывали десятки трупов, а то и живых людей - акулы и прочие морские твари хорошо подчищали следы.
   Где деньги и законы, всегда появляются контрабандисты и пираты. Многие из них тоже жили в Облачном городе, постоянно гуляя по тонкой грани между большим кушем и петлей на шее. Другие крутились рядом, проживая на одном из Вольных островов. До недавних пор я тоже был частью этой жизни, возил контрабанду, продавал информацию, обманывал стражников и спал с пистолетом под подушкой.
   Город располагался на большом небесном острове, одном из самых крупных в мире. В воздухе его поддерживало не крупное месторождение драгонита, а древнее заклинание, неизвестно кем созданное. Хотя всей правды никто не знал, торговые гильдии ревностно оберегали тайну. Самая нижняя точка острова находилась на высоте полторы тысячи метров над морем, там, в скальном массиве поставили несколько батарей, а верхние шпили башен Небесного квартала достигали двух тысяч ста метров.
   Обычные города делятся на районы. В центре обычно самые респектабельные кварталы, там стоят дорогие особняки, деловые центры и прочее. На окраинах живут люди победнее. В Облачном городе все было совсем не так, как в нормальных городах. Кварталы богачей и трущобы шли в вперемешку, и зависело это от самых разных факторов, но в первую очередь от высоты.
   Самым престижным районом считался Небесный квартал. Там находились все основные административные и деловые центры и там же стояли фамильные особняки крупных торговцев. Находясь выше облаков, этот район почти постоянно наслаждался хорошей погодой, чистым и свежим воздухом.
   Самым же неблагополучным местом все называли Норы. Это сеть технических туннелей в скальном основании Облачного города. Фактически это канализация. Туда стекают все отходы, и там расположились самые вредные химические производства. Живут там только самые нищие жители города, те, кто не смог удержаться в районах повыше.
   Облачный город строился сам на себе, рос все выше и выше. Одни кварталы строили поверх других. Фабрики оказывались глубоко внутри города и отравляли воздух целым районам. Фермы строили поверх жилых домов, а над фермами могли построить особняк. В итоге город выглядел как порождение чьей-то безумной фантазии, а выражения "упасть на дно" или "подняться повыше" для местных жителей звучали не в переносном, а в самом, что ни на есть прямом смысле.
  
   "Изгнанник" имел право заходить во внутренний порт Облачного города, а далеко не каждый корабль мог получить такие привилегии. Рядовые торговцы пришвартовывались к пирсам внешнего порта, а то и вовсе цеплялись за буи поблизости. Я в порту Облачного города не был ни разу, аэродром для самолетов находился с другой стороны города, и поэтому вышел на палубу и с любопытством разглядывал его.
   Внутренний порт располагался за широкими воротами и под надежной крышей. В этом просто невероятном по размерам зале мог поместиться небольшой город или весь военный флот какого-нибудь гордого, но маленького государства. В эллингах стояли личные корабли глав торговых гильдий, флагман Небесной стражи, прекрасный и изящный серебристый эльфийский корабль, был даже одним своим видом внушавший страх черный с хищными очертаниями крейсер Темной империи Радек.
   - Демоны, - зло воскликнул один из матросов "Изгнанника", стоявший рядом со мной. - Они то, что тут делают?
   - Наверное, дипломаты, - ответил его товарищ. - Видишь вон там, за "Изумрудом" торчит корма? Это "Королева Виктория", судно дипломатической службы Северной республики. Похоже, что они опять пытаются договориться на нейтральной территории.
   - Опять? - я вмешался и задал вопрос.
   - Да, - кивнул матрос. - Надо купить свежих газет в порту, узнать, что у них там случилось. В прошлый раз у них был пограничный инцидент со стрельбой у спорных островов. Тогда все закончилось, во многом благодаря посредничеству Облачного города, взаимными извинениями.
   Где-то глубоко в душе что-то шевельнулось. Я уже несколько лет ничего не слышал о Северной республике, в состав которой теперь входило Гэльское княжество, вернее уже не княжество, а просто область. На тропическом острове, где много приключений, выпивки и красивых женщин легко было забыться.
   Разглядывая корабли разных стран, я заметил и мощные орудийные башни, размещенные в разных углах гигантского зала. На таком расстоянии одного их выстрела хватило бы, чтобы разнести даже линкор, если бы он вдруг сумел протиснуться сюда. Неудивительно, что они разрешили кораблю демонов зайти в эллинг. Хозяева Облачного города охотно пускали важных гостей в святая святых небесного острова, но порох держали сухим, а ружья под рукой.
   "Изгнанник" подошел к выделенному для нас эллингу и остановился. Небольшой буксир зацепил нас и медленно затащил внутрь. Массивные захваты раскрылись и плавно обхватили снизу корпус корабля, фиксируя его. Мягкий толчок, а потом оглушающая тишина... Когда привыкаешь к постоянному, монотонному гулу двигателей, то перестаешь замечать его, зато потом, когда они наконец останавливаются, становится как-то не по себе, словно чего-то не хватает.
  
   К моему удивлению, никаких ограничений на прогулки на "Изгнаннике" не было. Если ты свободен, то можешь спокойно идти гулять. Надо было только отметиться у вахтенного на выходе и вернуться к вечеру. Накануне казначей - второй гном на борту - выдал мне аванс и скромные премиальные за участие в бою. На такую мелочь особо не разгуляешься, но я и не собирался напиваться, так пройтись по нескольким знакомым барам, выпить и поспрашивать людей.
   Внутренний порт охранялся гораздо строже аэродрома. Здесь на каждом углу стояли стражники, но они были на удивление вежливыми и обходительными. Первый же патруль охотно показал мне, как быстрее всего пройти в город. Впрочем, немного подумав, я понял, что ничего удивительного в этом не было - в этой части Облачного города на моем месте легко мог оказаться консул из какого-нибудь государства. А кому нужен дипломатический скандал из-за тупорылого и наглого стражника?
   На узких улицах города было как обычно сумрачно, тесно, шумно и душно. Где-то внизу гудели машины, и раздавался лязг парового молота, из воздуховода несло машинным маслом и разогретым металлом. Проталкиваясь мимо бегавших туда-сюда курьеров, разносчиков еды и рабочих, я быстро прошел мимо рабочих кварталов и добрался до центрального рынка.
   В центральных районах Облачного города, где дома стоят друг на друге, улицы многоуровневые. А это длинные металлические платформы для пешеходов, сотни лестниц и мостиков, перекинутых с одной стороны улицы на другую на высоте десятка метров. На нижнем уровне даже днем темно, а небо практически не видно, и ощущение, словно ты стоишь на дне колодца, но при этом под тобой не земля, а крыша чьего-то дома.
   И вот на одной такой улице и расположился один из самых коротких, но уж точно самый высокий рынок в мире. Торговые прилавки тут стояли на пешеходных платформах, а то и на мостиках. Несколько магазинов построили прямо над улицей. По мостикам и переходам ходили уличные торговки, у которых не было своих прилавков. Всюду бегали мальчишки, кричавшие:
   - Мистер! Мистер! Не хотите себе новую шляпу? Зайдите в магазин "Шляпы и прочие головные уборы от Дональда!"
   - Уважаемые дамы и господа! Проголодавшись, заходите в закусочную "Свиные ребрышки" на четвертом уровне, сразу за гномьим банком!
   - Вечерние ведомости! Купите газету, мистер! Вечерние ведомости! Узнайте, куда зашли переговоры Северной республики и Темной империи! Новый спор в Совете гильдий! Пираты вновь бесчинствуют на торговых путях! Не хотите газету, прекрасная леди?
   - Жареные каштаны! Жареные каштаны!
   - Мистер, не хотите букет цветов для своей любимой?
   Я любил это место. Мне нравилась вечная суета этого людского муравейника, запахи каштанов, специй и мяса, крики зазывал и уличных торговок. Я мог часами наблюдать за чумазыми пацанами, рабочими в потертой одежде, мужчинами в костюмах и фетровых шляпах и девушками в корсетах и с гогглами на шляпках. Именно тут как нигде чувствуется жизнь.
   Но сейчас я не тратил время зря. Зашел в один бар, выпил там пива и поболтал с местными завсегдатаями. Потом спустился на самый нижний уровень, свернул в подворотню, попутно врезав по морде слишком наглому пушеру*, и зашел в одно не самое пристойное заведение.
   Внутри кабака как всегда было сильно накурено, воняло кислой капустой, дешевым пивом и перегаром. Народу в темном зале почти не было, слишком рано для. Изрядно потасканная проститутка с яркой краской на уставшем и опухшем лице оживилась, но поймав мой взгляд, сразу погрустнела и вернулась к почти пустой кружке пива.
   - Надо же какие гости, - усмехнулся стоявший за барной стойкой Джек. - Чего тебе? Пожрать или выпить?
   - Я похож на свинью, которая будет жрать твои помои? - ответил я, садясь на стул.
   Барная стойка вся была изрезана, и покрыта пятнами самого разного происхождения. Несколько темно-бурых пятен оставил я сам, пустив кровь одному перебравшему пива придурку.
   - Яичницу с беконом будешь? - предложил он и уточнил. - Для тебя свежее возьму.
   - Давай, - я достал из кармана пару серебряных монет и кинул ему.
   Джек был моим старым знакомым. Познакомились мы с ним за столом в одном подпольном казино. Ему было очень весело, он накурился, напился, потерял осторожность и обул меня и еще двух богатеев в карты. Мне было, в общем все равно, проиграл - сам виноват, но вот те двое обозлились, позвали головорезов и полезли в драку... а вот тут уже разозлился я.
   - Я слышал, Серого убили, - негромко сказал он, разбивая яйца на сковородку.
   - Да, - коротко ответил я.
   - Я про это ничего не знаю. Серьезно, Волк! Ты меня знаешь, тебе бы я бесплатно все сказал, но ничего не знаю.
   - Успокойся, ты лучше мне скажи, ты вот такие самолеты видел когда-нибудь.
   Я протянул ему рисунок. Я думал, что он рассмеется как все и спросит, может ли подобное летать, но он ответил мне:
   - Если бы видел - не разговаривал сейчас бы с тобой. Они живых свидетелей никогда не оставляют.
   - Откуда ты знаешь?!
   - Тише ты! - сразу испугался Джек.
   - Отвечай.
   - Подожди, - он поставил передо мной тарелку с подгоревшим беконом, наполовину сырой яичницей и ломтем серого хлеба, Готовить Джек никогда не умел.
   - Ты когда-нибудь наймешь себе повара или нет?
   - Где ты найдешь повара, который согласится здесь работать? - хмыкнул Джек.
   - Так что ты знаешь?
   - Только слухи, - покачал он головой. - Некоторые пилоты и матросы, когда нажрутся, начинают рассказывать о жутких самолетах, которые появляются из ниоткуда и не оставляют свидетелей. А винты на их машинах стоят сзади. Никто не знает, кто это, пираты, демоны или работорговцы? Я даже не знаю, видел кто их на самом деле или это очередная байка суеверной матросни?
   - Я их видел, - спокойно сказал я.
   - И остался жив?
   - Я да. А Серый нет.
   - Вот как... - Джек сел. - Значит это правда...
   - Я не знаю, что тебе рассказывали и не знаю, правда это или нет. Но такие самолеты на самом деле существуют. А про их корабли ты слышал?
   - Нет. Про них никто ничего не рассказывал. Только самолеты и все.
   - Ясно.
   Я достал из кармана золотую монету и отдал её Джеку.
   - Волк, да я бесплатно тебе рассказывал... - смешался он.
   - Это не за рассказ, а за работу. Собирай все слухи о них и записывай.
   - Все?
   - Любые. Даже самые безумные и бредовые. Я потом сам разберусь, что правда, а что нет.
   - Понял. Сделаю. А ты сам куда пропал-то?
   - Я теперь летаю высоко, - уклончиво ответил я, вставая с места.
   - Эй, ты доедать что не будешь?
   - Собакам лучше отдай! И найди себе повара!
   На тот выигрыш Джек купил себе эту дыру и превратил её в первосортный кабак. Тут собирались не абы кто, а самые сливки дна Облачного города, деловые люди района. Зарабатывал Джек неплохо, его защищала хорошая банда, но готовил он просто ужасно, а на работниках и продуктах вечно экономил.
  
   *Пушер - уличный торговец наркотиками.
  
   Заглянув в еще пару мест и поспрашивав, я решил просто отдохнуть в одном приличном заведении. Но по дороге к нему услышал шум и приглушенные ругательства с уровня ниже. Из чистого любопытства я перегнулся через перила и посмотрел вниз. А там оказалась испуганная Алисия, окруженная подвыпившими матросами.
   - Пошли вон! - резко сказал я. - Она со мной.
   - А ты хто таков? Ануслезайсюдапоговорим! - невразумительно буркнул самый пьяный и агрессивный из них.
   Усмехнувшись, я перелез через перила и легко спустился ниже. А затем достал нож и пару раз перебросил его из одной руки в другую.
   - Ну? Кто первый?
   - Да... мы ничего.
   - Ну... мужи-ик, шутканули просто. Мы эта... пойдем.
   Один из матросов рыпнулся было в мою сторону, но его более трезвые товарищи подхватили за руки и потащили за собой. Проводив их насмешливым взглядом, я убрал нож в ножны и повернулся к Алисии.
   - А ты чего тут забыла? Приключения искала?
   - Я в магазин шла, - насупилась девушка. - А тут эти пристали.
   - Понятно. Что ты купить хотела?
   - Ткани рулон.
   - Хм... ну ладно, пошли!
   Не слушая возражений, я схватил её за руку и потащил за собой. Поднявшись на пару уровней, мы перешли на другую сторону улицы, и зашли в небольшой, но шумный ресторанчик "Небесный кит". Я подошел к барной стойке, посадил Алисию и подозвал бармена.
   - Эта девушка со мной, присмотри за ней.
   - Все будет в лучшем виде, - сразу заверил меня бармен.
   Меня в этом заведении хорошо знали.
   - Сиди здесь, можешь что-нибудь заказать. Готовят здесь неплохо. А я сейчас приду.
   - Но...
   - Сиди здесь и жди меня!
   Не слушая её возражений, я вышел из ресторана. Стража Облачного города хорошо снабжалась деньгами, служба в ней считалась почетной, поэтому, в общем и целом в городе было спокойно. Если конечно не обращать внимания на то, что творится на дне города. Но, тем не менее, преступников хватало и даже благородные дамы за покупками предпочитали ходить с пистолетом на поясе или с парой телохранителей.
   Минут через десять я вернулся. Народу в "Ките" стало заметно больше. Пока я протискивался к барной стойке, успел увидеть, как кто-то нетрезвый начал клеится к Алисии. Бармен ему что-то сурово сказал, и тот сразу же стал отходить, а потом повернулся и увидел меня.
   - Волк... - он испуганно вскинул руки. - Да я ничего, у меня и в мыслях не было...
   Я раздраженно жестом руки послал его подальше, подошел к Алисии и протянул ей сверток с тканью. Она развернула его и, вздохнув, посмотрела на меня.
   - Что?
   - Ну...
   - Говори, что не так?
   - Мне цвет другой нужен был, - смущенно сказала она. - И это шелк, а он же дорогой...
   Мысленно выругавшись, я бросил бармену монету и, схватив Алисию за руку, потащил её за собой. Она что-то пыталась возразить, но я её не слушал.
  
   Хозяйка магазина тканей, только взглянув на мое лицо, рассмеялась красивым и мелодичным смехом. Её помощница попыталась сдержаться, но тоже хихикнула. Алисия ничего не понимала и удивленно смотрела на нас.
   - Хватит, а? - недовольно сказал я.
   - Извини, но это очень смешно, - ответила эльфийка. - Надо было все-таки поспорить с тобой. Лира, помоги выбрать ткань.
   - Но, это же все очень дорого, - испуганно сказала Алисия.
   - Да, - согласилась Лидаэль. - Я продаю дорогие ткани: эльфийский шелк, батист, аларнский лен и тончайшую шерсть. Так что, подарив тебе небольшой отрез, я не разорюсь.
   - Не стесняйся, - кивнул я. - Она мне должна, так что это скорее мой подарок, а не её.
   Я лично стеснятся, не собирался. Сел в кресло для клиентов и налил себе полный бокал эльфийского белого вина. Пару лет назад Лидаэль была моей любовницей, потом мы расстались, но сохранили хорошие отношения. С эльфийками в этом плане вообще проще, они не влюбляются в людей и не видят трагедии в расставании.
   Лира увела Алисию на склад, а Лидаэль села рядом со мной. Когда я в первый раз пришел за тканью, она долго пыталась узнать у меня подробности - какая именно ткань мне нужна и какого цвета. А когда я взял первый попавшийся отрез, рассмеялась и сказала, что я скоро вернусь.
   - Почему ты сразу не пришел вместе с ней? - поинтересовалась Лидаэль.
   - Не подумал, - признался.
   - Типичный мужчина, - усмехнулась она. - Она твоя новая подруга? Ты меня удивляешь, Ирвин.
   - Ты что, с дуба упала? - изумился я. - Эта мышь серая моя подруга? Она просто напарница, штурман...
   - Значит про Серого правда? - сразу помрачнела Лидаэль.
   - Да.
   Она вытянула руку, собираясь коснуться меня, а то и погладить по голове, но я схватил её за запястье.
   - Не надо, - тихо, но твердо сказал я.
   - Извини...
   Между нами повисло неловкое молчание. Я терпеть не мог жалости или чего-то подобного.
   - Я собираюсь отомстить за него, - сказал я, просто для того чтобы что-то сказать. Разбить стену, возникшую между нами.
   - Не сомневалась в этом.
   - Правда, пришлось поступиться своей свободой. Штурмана вот навязали мне, - пожаловался я.
   - Мне кажется, ты её недооцениваешь, - мягко сказала Лидаэль.
   - Женская солидарность, - презрительно фыркнул я.
   - Спорим? - тут же с азартом предложила эльфийка.
   - Давай. На что?
   - Ну... если я окажусь не права, то нарушу собственное слово и еще раз пересплю с тобой. А если ты проиграешь - купишь у меня самое дорогое платье для неё.
   - Хм... - усмехнулся я. - А давай! Только ты же не продаешь одежду.
   - Не переживай, я расширяю магазин и скоро буду продавать наряды.
   Я не сомневался, что выиграю.
  
   На обратном пути без приключений тоже не обошлось. Алисия торопилась вернуться на корабль, но при этом по дороге решила накупить новых ниток, иголок и разных других швейных принадлежностей. Получив в подарок отрез дорогого шелка, она решила, что неправильно будет возиться с ним со старыми ножницами и толстыми, грубыми нитками, и захотела взять все новое.
   Я, пока она выбирала, слонялся рядом. Не то, чтобы я слишком за неё переживал, просто не хотел, чтобы с ней что-нибудь случилось. Как бы то ни было, мне нужен штурман и стрелок. Пусть даже такой как она.
   Скучая, я смотрел по сторонам и потому увидел драку на самом нижнем уровне улицы. Облокотившись на перила, я с любопытством стал наблюдать за ней. Четверо человек отбивались от странных нападавших. На обычных обитателей дна Облачного города они были не похожи, на каких-то заезжих грабителей тоже. Все в одинаковых серых плащах и полумасках на лицах. Отбивались люди неплохо и грамотно, прикрывали друг другу спины и не стеснялись рубить врагов насмерть.
   Вдруг с головы одного участника драки слетел капюшон, и стало видно, что это женщина с красивыми черными волосами. Приглядевшись, я узнал в ней Изабеллу Мору.
   - Алисия! Будь здесь и никуда не уходи!
   Оглядевшись по сторонам, я залез на перила и прыгнул на железную трубу в нескольких метрах. Обхватив её ногами, я быстро соскользнул по ней вниз и спрыгнул на мостик, едва не сбив при этом дородную, прилично одетую женщину. Извинившись, я перепрыгнул с мостика на крышу магазина, съехал по ней и уже, потом оказался на нижнем уровне.
   Драка кипела. Бойцы с "Изгнанника" прикрывали кого-то небольшого, закутанного в плащ, а нападавшие упорно пытались его убить. Огнестрельное оружие при этом никто не использовал, чтобы не привлечь внимание стражи.
   Я с разгону влетел в драку. Ударил ногой одного, отбрасывая его в сторону, и тут же всадил нож другому в шею. Изабелла резко развернулась и удивилась, увидев меня, но сразу сориентировалась.
   - Прикрой здесь! - крикнула она и с абордажной саблей наголо бросилась в узкий проход рядом.
   Обдумывать её приказ времени не было, на меня бежали сразу трое врагов. Выругавшись, я перебросил нож из руки в руку и, прищурившись, улыбнулся им. Первый подбежал ко мне и широко замахнулся дубинкой. Перехватив его руку, я быстро ударил ножом ему в подмышку и живот, а потом толкнул на другого противника.
   Третий уже был рядом со мной, вооруженный ножом, он кинулся на меня совершенно самоубийственным приемом. Я пнул его в колено, перехватил руку и сам ударил ножом в горло. Второй противник за это время успел подняться на ноги, но его огрел дубинкой матрос с "Изгнанника".
   - А ну стоять всем! Бросить оружие и лечь на землю!
   Подняв голову, я выругался. Сверху в нас целились из винтовок стражники, другие уже бежали вниз. Вот только их не хватало...
   - Спокойно, ребята, - Изабелла Мора на ходу вытирала платком саблю, следом за ней шел раненный в плечо старпом. - Где ваш капитан?
   - А ну лежать, сука!!!
   Не в меру ретивый стражник бросился на нас, замахиваясь дубинкой. Старпом качнулся, словно падая, но ловко перехватил его и вывернул руку на болевой прием. Стражник попытался было дернуться, вскрикнул от боли и замер.
   - Повежливее с дамой.
   - Я спросила, где ваш капитан?
   - Отставить! - через перила на пятом ярусе перегнулся один из самых опасных людей в Облачном городе, капитан стражи Риг дэ Вега. Высокий, смуглый и с черными глазами под густыми бровями. - Изабелла, любовь моя, я же просил тебя сидеть спокойно.
   - Милый, - ласково пропела Изабелла и тут же рявкнула. - А не засунуть ли тебе свою дубинку в жопу?! По-твоему я должна сидеть и ждать, пока твои люди соизволят оторвать задницу от лавки?
   - Хорошо-хорошо, - развел руками Риг дэ Вега. - Тогда разбирайся со всем сама. Но еще раз устроишь драку в центре города и - нет, тебя не трону - пол твоей команды на каторгу пойдет!
   Изабелла улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй. Риг де Вега сплюнул вниз. Что характерно, все зеваки, любовавшиеся дракой, давно куда-то делись, решив, что себе дороже быть свидетелем такого разговора.
   - Возвращаемся на корабль! - приказала Изабелла.
   - У нас будут проблемы? - тихо спросил у неё Брюгге.
   - Побесится и успокоится, - также тихо ответила она.
   - А ты тут как оказался? - Брюгге наконец увидел меня. - Случайно, наверное?
   - Брюгге, уйми свою паранойю, - насмешливо протянула Изабелла. - Он ушел с корабля за три часа до нас и не мог знать, куда мы пойдем. Возвращаемся!
   Я отбежал в сторону и позвал Алисию. Девчонка, не будь дурой, быстро догнала нас. Я схватил её за плечо и втолкнул в центр нашего строя. Капитан, увидев её, удивилась.
   - Алисия? А ты что тут делаешь?
   - За покупками ходила, Изабелла, - без тени смущения ответила Алисия. - И Ирвина встретила.
   - Давно? - насмешливо взглянув на старпома, спросила Изабелла.
   - Ну... часа полтора назад наверное.
   Брюгге сделал вид, что ничего не слышал. До порта мы добрались без приключений. Заминка возникла только с лифтом, но тут уже нам ничего не угрожало, так что мы стояли спокойно, хотя и поглядывали по сторонам. На всякий случай. Девушка, закутанная в плащ, сбросила капюшон. У неё были удивительно красивые пепельные волосы и мягкие уши, напоминавшие лисьи.
   - Кстати, Илия, - мягко начал Брюгге. - Ты узнаешь его?
   - Нет, - после секундной заминки ответила девушка, глядя на меня. - А кто это?
   - Вот и мне очень интересно, кто же это? Что скажешь, Ирвин?
   - Так вы Ирвин? - сразу обрадовалась Илия. - Ульрихай много рассказывал о вас! А я еще думала, где же могла видеть вас? Лицо знакомым показалось. Значит, вы доставили посылку? А где Ульрихай? Он на "Изгнаннике"?
   - Ульрихай погиб в воздушном бою, - очень спокойно сказал я и шагнул к ней, но неожиданно уперся в руку Изабеллы.
   - Спокойно, приятель. Ты же не собираешься сделать какую-нибудь глупость?
   - Нет, капитан. Я просто хочу спросить, как так вышло...
   Я осекся, едва взглянул на лицо Илии.
   - Он погиб... а... как?
   Она сама кинулась ко мне и схватила за одежду.
   - Как так вышло?!
   - Нас ждали, - спокойно сказал я. - Мы победили, но Серый был тяжело ранен, а я... не успел доставить его к врачу.
   - Ждали значит...
   Она опустила взгляд, а её уши поникли. Изабелла насмешливо смотрела на Брюгге, а тот не знал, куда деть взгляд. Остальные, тактично молчали.
   - Значит это моя вина, - очень тихо проговорила Илия. - Я думала, надеялась увести погоню за собой. Мне некого было попросить, кроме Ульрихая. Он говорил, что его напарник лучший летчик на Вольных островах. И я думала, что вы сможете доставить посылку, а я затеряюсь в Облачном городе.
   Мне на это нечего было сказать. Вся злость исчезла, будто её и не было. Я думал, что Илия фактически подставила нас, сделав какую-нибудь глупость или еще что-то в этом роде, из-за чего Серый и погиб. Но все оказалось гораздо сложнее.
   - Лифт пришел.
   Мы зашли в него, поднялись на нужный уровень и все вместе вернулись на корабль. И удивительное дело, едва вахтенный закрыл за нами люк, я сразу почувствовал себя гораздо спокойней.
  

5 глава

  
   На следующий день я опять ходил в город. На этот раз без приключений, но мне удалось услышать кое-что интересное, в том числе и о некоторых членах команды "Изгнанника". О вчерашней драке ходили разные слухи, но подробностей никто не слышал. Самым интересным было то, что на нас напали какие-то приблудные люди, о которых не знали вообще ничего.
   Вернувшись на "Изгнанник", я сразу пошел к капитану. В коридоре, возле двери в каюту капитана я неожиданно столкнулся со старпомом. Я шагнул в сторону, пропуская его, но он лишь повернулся, полностью перекрывая мне проход.
   - Куда?
   - К капитану.
   - Да? - восхитился Брюгге. - С чего бы это?
   - Надо сказать одну важную вещь.
   - Ну пошли, - он нехорошо усмехнулся и развернулся обратно.
   Без стука открыв дверь, он схватил меня за плечо и буквально втолкнул в каюту.
   - Товарищ капитан, тут с вами поговорить хотели, - насмешливо произнес он.
   - Ирвин? - удивилась Изабелла Мора. - Ну, проходи, садись.
   Капитанская каюта на "Изгнаннике" была, конечно, больше любой другой каюты на корабле, но ненамного. Обставлена она была скромно. Небольшой круглый иллюминатор, простая лампочка под потолком, у переборки стоял шкаф, рядом с ним рабочий стол. Посреди каюты был прикручен к полу красивый низкий стол из красного дерева, а рядом с ним два кожаных диванчика - единственное пятно роскоши и уюта.
   Оглянувшись, я увидел, что за аркой находится еще одно небольшое помещение. Там стояла кровать, застеленная темно-синим покрывалом, еще один шкаф и стойка с оружием. Я разглядел уже знакомую абордажную саблю, шпагу и пару пистолетов.
   Изабелла сидела на диванчике, одетая в свой обычный черный наряд без знаков различия, она жестом предложила мне сесть напротив. Брюгге остался стоять за моей спиной.
   - Капитан, вы слышали про отряд "Вепрь"?
   - Ты хотел сказать банду? - презрительно фыркнул Брюгге.
   - Да, - никак не отреагировав на слова старпома, ответила Изабелла. - Это наемники и пираты. У них достаточно крупный отряд кораблей, много головорезов и летчиков.
   - Именно. А еще им заплатили за вашу голову.
   - Вот как, - Изабелла иронично изогнула бровь. - Хорошо, пусть встают в очередь.
   Брюгге за моей спиной хохотнул.
   - Они ждать не собираются, - совершенно серьезно сказал я. - Их флот на днях видели на Вольных островах и они искали добровольцев на бомбардировщики.
   - Откуда ты знаешь? - резко спросил Брюгге.
   - Откуда? - я повернулся и с ухмылкой взглянул на него. - Об этом не говорят в борделях квартала Красных фонарей? Ну надо же...
   Брюгге побагровел от злости, а Изабелла довольно усмехнулась.
   - Капитан, об этом уже сегодня знает половина Семи ветров и Вонючего колодца, а завтра полгорода будет делать ставки. Все знают, что кабаны собрались напасть на вас, когда вы отойдете от Облачного города.
   - И что ты предлагаешь? - начал старпом.
   - Вопрос не на мою должность! - резко перебил его я. - Я ничего не предлагаю и не собираюсь!
   - Тихо! Уймись, Брюгге! И ты не кипятись, горец! - вмешалась Изабелла. - Я все поняла.
   - Мы можем уйти ночью...
   - Ночью? Скажи Ирвин, меня многие боятся?
   Вопрос был неожиданным.
   - Да я не сказал бы...
   - Видишь Брюгге, а ты предлагаешь уйти ночью, - странно улыбнулась Изабелла Мора. - Репутация уже ни к черту, всякие свиньи охотно берут заказы на мою голову. Надо напомнить... У тебя все?
   Я на мгновение замялся и бросил быстрый взгляд на старпома.
   - Если все, то пошли! Нечего время у капитана отнимать!
   - Брюгге, я уверена у тебя много дел, - мягко сказала Изабелла.
   - Но... - он замялся у двери.
   - Ты боишься, что он достанет нож и убьет меня или, что я достану коньяк из шкафа, напою его, а потом соблазню?
   Брюгге еще сильнее побагровел, разозлился и вышел в коридор, сильно хлопнув дверью.
   - Хм, а он влюблен в вас, - невольно заметил я. - И ревнует.
   - Он знает, какие мужчины мне нравятся, вот и переживает.
   - А насколько реален вариант с коньяком и... - я показал глазами в сторону кровати.
   - Вот наглец! - довольно воскликнула Изабелла и расхохоталась.
   Тряхнув волосами, я достал бутылку вина и поставил её на стол.
   - Так ты что, в самом деле, пришел меня соблазнять? Я ведь на самом деле коньяк предпочитаю!
   - Нет, это просто подарок, - покачал я головой. - А я, что, в самом деле, в вашем вкусе?
   - Да, - кивнула она и добавила. - Но с подчиненными я не сплю. Это надеюсь, понятно?
   Она продолжала улыбаться, но в глазах был лед. Куда уж яснее?
   - Разумеется. Вино - это просто знак благодарности за то, что взяли меня в команду. Оно с вашей родины.
   - Серьезно? - она взяла бутылку. - Ну да, молодец, сумел узнать.
   - Я хотел спросить, кто наш враг?
   - Наш? - уточнила Изабелла Мора.
   - Мой друг погиб. Философы любят рассуждать о морали и о том, что у всех своя правда, но меня это все не волнует! Они убили моего друга, и мне плевать какие у них там были планы, цели и правды! Я буду мстить.
   Она долго молчала и смотрела на меня, потом тяжело вздохнула и покачала головой.
   - Извини, Ирвин. Все слишком сложно, чтобы объяснить в двух словах, а мне еще думать, как разделаться с этими свиньями. Кроме того, это не лучшее место для такого разговора.
   - Хорошо. Я подожду, когда будет лучшее время и место.
   - Жди. Ждать придется не долго, это я тебе обещаю.
   Я встал и пошел к выходу, но возле самой двери повернулся.
   - Знаете, капитан, я всегда не любил "вепрей" и надеялся однажды свалить парочку с неба.
   - Значит, скоро твои надежды сбудутся.
  
   Выйдя от капитана, я пошел обратно в ангар, но в лифте столкнулся с Илией. В отличие от всех остальных на корабле, она была не в форме, а в обычном белом платье с короткими рукавами. Увидев меня, девушка удивилась и обрадовалась.
   - Здравствуйте! А я вас ищу.
   - Добрый день. Зачем я вам понадобился?
   - Мм... давайте лучше поговорим в моей каюте, там нам никто не помешает.
   - У вас на корабле есть своя отдельная каюта? - удивился я.
   - Да, я штатная волшебница "Изгнанника".
   Это многое объясняло. Волшебников было много среди эльфов и демонов, свое странное колдовство было у гномов, а вот человеческий род магией обделили. Хорошо если на пару миллионов человек рождался один с даром. Поэтому я ничуть не удивился, увидев, что на тесном "Изгнаннике" каюта Илии не уступала размерами капитанской, а по роскоши и комфорту превосходила её.
   - Ирвин, вы будете чай? - спросила Илия. - Правда, он холодный уже, но с лимоном.
   - Спасибо, не откажусь.
   У Илии, также как и у капитана, в центре каюты стоял стол и два дивана. А почти все остальное пространство было занято книжными полками и шкафами, в которых были закреплены разные банки, склянки и пробирки. На столах в творческом беспорядке валялись разные камни, куски хрусталя, бумаги и книги. Поймав мой взгляд, Илия смущенно потерла кончик носа.
   - Извините, у меня вечно такой бардак.
   Я пожал плечами. Мне-то какое до этого дело?
   - Я хотела спросить вас о Ульрихае...
   - Извините, но вы же полукровка, верно ведь?
   - Да, - спокойно ответила Илия. - Моя мать была лисицей, она приняла облик человеческой женщины и соблазнила отца. Думаю, это было несложно. А потом она подкинула меня на порог его дома. Он воспитывал меня... относительно воспитывал, но через шесть лет маскировочное заклинание разрушилось, и он увидел мои уши...
   - И он выгнал вас, - презрительно бросил я.
   - Если бы. Он попытался убить меня... и у него почти получилось, но тогда, то я и узнала что волшебница.
   Илия говорила все это спокойным голосом, и я невольно поразился её силе. В шесть лет понять, что ты не человек, убить собственного отца и не сломаться после этого. Такое не каждый бы смог.
   - Я просто удивлен. Обычно зверолюди относятся к полукровкам с презрением, а Ульрихай называл вас другом.
   - Люди тоже полукровок не любят, - сухо ответила Илия. - Да и зверолюдей тоже, но вы же называли его другом.
   - Он был больше чем друг, он был моим напарником.
   - Ульрихай много про вас рассказывал, жаловался, что вы влезаете в разные темные дела и нарушаете законы.
   - В этом он весь и был, - грустно усмехнулся я. - Ему нужно было кормить семью, он вечно экономил на себе. А стоило мне найти прибыльное дело, как он сразу начинал ворчать, что это незаконно, но от денег не отказывался.
   - Про это он тоже говорил.
   - Серый вообще любил поговорить, - заметил я. - Он мне постоянно пытался что-то рассказать такое... историческое. Все пытался доказать, как важны раскопки на острове. А мне казалось, что это просто его собачье стремление покопаться в земле и найти старые кости.
   - Он же волк, а не собака.
   - Знаете, разница не столь уже и велика, - усмехнулся я.
   Мы еще долго вспоминали Ульрихая. Мы с Илией знали его только с одной стороны, и было интересно послушать о другой, о той, о которой при его жизни мы оба не очень то и интересовались.
  
   На следующий день, рано утром "Изгнанник" вышел из порта, и вся команда знала зачем. Еще до того, как офицеры вернулись с совещания у капитана, мы все уже готовились к бою. Страха не было, хотя я, ничего не скрывая, рассказал все, что знал о "вепрях".
   К моему удивлению Алисия тоже была совершенно спокойна. Она стояла возле моей красавицы, уже одета в летную форму, и изучала сводку погоды. Я подошел к ней сзади и посмотрел через плечо - синоптики обещали сильную облачность, дождь и слабый ветер. Увидев меня, девушка немного напряглась.
   - Ты не боишься боя? - спросил я. - Это будет не та недавняя разминка, а тяжелое сражение с опытным и многочисленным противником.
   - Я никогда не боюсь летать, - ответила Алисия. - Это единственное, чего я не боюсь.
   - Совсем не боишься?
   - Когда рядом снаряды разрываются - страшно, - честно призналась она.
   Включилась громкая связь, и раздался голос капитана:
   - Доброе утро, товарищи. Полагаю, что слухи уже обошли весь корабль и все в курсе, зачем мы так рано вышли из порта. Так что сразу перехожу к делу. Это не наш обычный враг, а просто наемники, но не честные бойцы, а пираты и убийцы, как бы они себя сами не называли. "Вепри" не гнушаются грабежом пассажирских судов и нападением на отдаленные поселки. Пару лет назад именно они разграбили эльфийское поселение Зеленый лог, убив несколько сотен остроухих и захватив почти три десятка эльфиек в рабство, включая подростков.
   Услышав это, я зло усмехнулся. В прошлом году и Лидаэль, и Лаира просили меня узнать, кто напал на Зеленый лог, но мне это не удалось. Слишком хорошо были заметены следы. Кто бы знал, что судьба так неожиданно столкнет меня с ними.
   - Эльфы объявили, что за голову каждого участника этого преступления они заплатят по таланту* золота, а за главаря живым или мертвым - десять талантов.
   - С чего это вдруг отсроухие так расщедрились? - негромко проговорил стоявший рядом с нами техник.
   - Из-за детей, - мрачно ответил ему Старг.
   - Я знаю, кто заплатил "вепрям" за наши головы, так что пленных мы сегодня брать не собираемся. И жалеть врагов не будем! Я знаю, мы могли бы с легкостью обмануть их и уйти! Но зачем это делать, когда мы можем, как следует развлечься?! Давно мы не дрались ребята, да и в кошельках ветер гуляет! Мы идем в бой, и я знаю, что все вы покажите себя!
   Последние слова Изабеллы команда встретила радостным гулом. Техники улыбались, прикидывали сколько денег получат на этом деле и готовились к бою. Старг хлопнул меня по плечу (для этого ему пришлось встать на цыпочки).
   - Ну что парень, вот и твой шанс показать себя. Что вешать тебе?
   - Бомбы и ракеты под завязку! - вместо меня ответила Рэла Мора. - Летчики и штурманы ко мне!
   Инструктаж был очень коротким. Первыми на разведку вылетели разведчики на легких Ар-3. Пока они были в воздухе, нам оставалось только сидеть возле радио и ждать.
  
   * Талант - редкая мера веса, обычно используется только для золота или другого драгоценного метала. Примерно 25 кг.
  
   - На взлет! - рявкнула на весь ангар Рэла Мора.
   - Ну, понеслась, - проворчал Старг. - Удачной охоты!
   Я быстро запрыгнул в кабину, Алисия немного замешкалась, но через пару секунд уже пристегивалась. Боевую задачу нам никто не ставил, так что приказ передадут непосредственно в воздухе.
   Рэла Мора вылетела на "Кондоре", следом за ней взлетел еще один Ар-3, и три ударных штурмовика "Феникс". Хорошие машины, одноместные, верткие и мощные. Один у них недостаток - из-за отсутствия заднего стрелка они были слишком уязвимы с задней полусферы.
   - Значит так, ребята! Враг не знает где мы и поэтому разделил силы. Три тяжелых фрегата идут строем недалеко от нас. Прикрытие с воздуха у них нет, но вокруг полно их разведчиков, так что, чтобы голова вертелась постоянно! Кого собьют - лично поймаю и утоплю! Ясно?
   К цели мы шли на высоте в две тысячи метров в слое облаков. Из-за этого пришлось поволноваться, потому что одно дело в одиночку прятаться в облаках, и совсем другое дело строем. Нет ничего глупее и обиднее, чем врезаться в товарища по эскадрилье еще до встречи с врагом.
   Рэла Мора аккуратно провела нас мимо вражеских разведчиков и вывела на атаку с неожиданной для противника стороны. Как оказалось, пока мы летели "вепри" решили разделить силы. Два фрегата остались на прежней высоте над облаками, а один снизился ниже. Дурость, как точно прокомментировала Рэла Мора. Сразу стало понятно, что реального военного опыта у них не было.
   - Зэл пошел! Игнио за мной!
   Рэла Мора сначала решила атаковать снизившийся фрегат. Я продолжал вести самолет прежним курсом у нижней кромки облаков. На тяжелом, но устаревшем фрегате атаки не ожидали. Его зенитчики с перепугу взяли слишком большое упреждение и промахнулись первым залпом. Ударили пулеметы, но летчик успел сделать вираж и уйти в сторону.
   И в этот момент в атаку пошла сама Рэла Мора. На её "Кондоре" не было ни ракет, ни бомб, но против такой цели этого и не требовалось. Пушки с легкостью вспороли тонкую палубу, вскрыли легко бронированные надстройки и буквально скосили расчеты орудий. А идущий следом "Феникс" сбросил бомбы. Корабль мгновенно вспыхнул огнем.
   - Ребята добивайте его! "Курьер" за мной!
   Через мгновение "Кондор" пронесся рядом с нами. Я подтвердил получение приказа и вслед за ней пошел через облака. Некоторое время перед кабиной была лишь белая муть, а потом по глазам ударило ослепительное солнце и яркая синь неба.
   - Держись! - крикнул я Алисии.
   Через мгновение небо вокруг нас вспыхнуло от разрывов зенитных снарядов. Рэла Мора упорно шла вверх, и я не отставал. С двух фрегатов по нам палили из всего, что могли, но из-за расстояния не попадали. Маневр с набором высоты непосредственно в зоне поражения орудий противника всегда считался крайне рискованным, если не сказать самоубийственным. Но Рэла учитывала отсутствие воздушного прикрытия у врага и относительную слабость их зениток.
   Набрав высоту, Рэла развернулась и начала пикировать на ближайший к нам корабль. Никаких других приказов не было, так что я без колебаний пошел за ней. Этот фрегат был новее, чем тот оставшийся ниже облаков. Заградительный огонь стал еще злее и точнее. По обшивке постоянно стучали осколки и пули. Одно бронестекло в фонаре кабины покрылось трещинами, но выдержало. Палуба корабля была все ближе.
   И опять Рэла ударила всеми пушками, убивая людей на палубе фрегата и разгоняя расчеты зениток. Огонь по нам сразу стал слабее, и это позволило мне выровнять самолет и зайти точно на цель. Я знал этот тип кораблей и знал его слабое место.
   - Алисия! Кидай бомбы строго за центральной надстройкой! Слышишь?! Так чтобы они упали перед носовой башней!
   - Да!
   Пикируя на полной скорости, я зашел точно на цель и осторожно потянул штурвал на себя. Через пару мгновений, я почувствовал толчок, и самолет сразу стал легче и маневренней, сжав зубы, я перевел двигатели на форсаж и ушел на крутой вираж в сторону. А еще через пару секунд нас сильно встряхнуло ударной волной.
   - Он разваливается! - завопила Алисия.
   Обернувшись, я увидел, что нос фрегата разорвало в клочья, а палубные надстройки покорежены и охвачены огнем, вниз летели дымящиеся обломки. От взрыва бомбы, взорвались снарядные погреба. Иной раз от такого сразу весь корабль погибает, но этому повезло. Второй фрегат спешно разворачивался и набирал высоту.
   - Отлично, салага! - крикнула Рэла Мора. - Так держать! Пошли за вторым!
   За вторым, так за вторым, подумал я, разворачиваясь и заходя на атакующий курс. На этот раз все было проще. Пока командир на "Кондоре" расстреливала их сверху, я подкрался сзади и всадил все четыре ракеты по корме, там где внутри скрывался двигательный отсек. А потом на развороте прошелся вдоль борта, разбивая пушкой и пулеметами иллюминаторы.
   После этого Рэла Мора собрала всех и повела обратно. На подбитом мною фрегате раздался еще один взрыв, и он, весь охваченный пламенем, камнем полетел в море. Второй фрегат сильно потерял ход и теперь медленно плелся в слое облаков, надеясь добраться до ближайшего острова. Но я знал, что с ним тоже можно сказать покончено. На Вольных островах полно стервятников и они не упустят возможности накинуться на подбитый фрегат.
   Бой только начался, а "вепри" уже потеряли два фрегата, а третий фактически вышел из боя.
  
   Обратно мы летели без приключений, но вскоре получили сообщение, что "Изгнанник" атакован авиацией противника. Легкое оживление в эфире сразу исчезло, все опять молчали и ждали приказов.
   - Внимание всем, - раздался в наушниках злой голос Рэлы. - Штурмовики держитесь рядом. В бой не лезть! При первой возможности уходить на посадку! Курьер, ты исключение, пойдешь моим ведомым!
   - Так точно! - ответил я.
   Я и так в строю шел следом за Рэлой, так что ничего не изменилось. Воздушного боя я не опасался, без бомб и ракет, да с частично израсходованным топливом моя красавица ненамного уступит истребителям.
   Вскоре мы увидели "Изгнанник" он шел полным ходом нам на встречу облепленный, словно мухами, черными точками разрывов снарядов и чужими самолетами. Я сразу насчитал не меньше двух десятков. Что ж, будет весело.
   - Держись! - сказал я Алисии. - Позволишь кому-нибудь зайти в хвост...
   - Не дам! - резко ответила она.
   Я быстро оглянулся, она уже сжимала в руках пулемет. Посмотрим...
   Рэла Мора повела нас на заход со стороны солнца. Пока мы разворачивались и заходили, я успел разобраться в ходе воздушного боя. Хорошо бронированный "Изгнанник" пока получил лишь несколько незначительных повреждений. Похоже, что его обтекаемые формы неплохо защищали от бомб, а толстая бортовая броня спасала от ракет. Атаковал его разношерстный сброд с Вольных островов. Я даже узнал пару особенно ярко раскрашенных самолетов.
   - Командир, тех двух раскрашенных как попугаи "Ястребов" надо сбивать в первую очередь! - передал я по радиосвязи.
   - Ясно! - коротко ответила Рэла Мора, и через полминуты приказала. - Атакуем! Рвем их строй и отгоняем от корабля!
   Она коршуном кинулась сверху, поймала в прицел зазевавшегося противника и одной очередью развалила его, а потом пошла через самую гущу врагов. Мне ничего не оставалось, как идти за ней, через кипящее от разрывов и очередей небо. Даже просто уцелеть тут было не просто, а она ухитрилась свалить еще одного врага.
   Я крутился у неё на хвосте, отчаянно вертелся, уходя от атак врага, и сам очередями прикрывал командира. А она проходила, разворачивалась и опять шла в самый центр схватки, выбирала одну цель и поражала её одной короткой и очень точной очередью. Я же ни в кого попасть, просто не успевал.
   На третьем вираже Рэла подловила Косого и залпом пушек снесла ему крыло. Я успел лишь усмехнуться и проводить его самолет взглядом. Всего полгода назад он хвастался в таверне на Большом зеленом, что однажды поймает меня в небе и завалит. Его закадычный товарищ тут же попытался зайти Рэле в хвост. Я сразу повернул в его сторону и обстрелял его. Он ловко выкрутился и ушел на вираже в сторону... прямо под очередь командира.
   Рядом крутились другие наши. Стрелки на "Изгнаннике" тоже недаром свой хлеб ели. Я видел, как прямым попаданием разорвало легкий одномоторный "Клинок". Всего через пару минут такой схватки, наши враги не выдержали и бросились врассыпную, а Рэла отдала приказ заходить на посадку.
  
   После посадки, я снял шлемофон и вытер пот со лба. Механик запрыгнул на крыло и сам сдвинул фонарь кабины.
   - Все в порядке?
   Я устало показал ему большой палец. В короткой схватке я не только расстрелял почти весь боезапас, но еще и сорвал голос, ругаясь на родном языке и крича в эфир, сообщая об очередном самолете, заходившим кому-нибудь в хвост. Выбравшись на палубу, я увидел, что Алисия тоже вся мокрая от пота.
   - Сколько раз стреляла?
   - Ни разу, - помотала она головой. - Не успевала прицелиться.
   - Ирвин! - рявкнула через весь ангар Рела Мора. - Что стоишь, прохлаждаешься? Марш в штаб! И давай быстрее, я тебя в задницу расцелую! Теперь ты мой ведомый! Два самолета себе записывай, мне не жалко!
   - Есть, - кивнул я. - Пошли, Алисия. Бой только начался.
  

6 глава

  
   В комнате предполетной подготовки царила напряженная атмосфера. Я с удивлением увидел возле стола Изабеллу Мору, она советовалась с Рэлой. Подойдя поближе, я заметил фотографии на столе.
   - Взгляни, Курьер, - Рэла подтолкнула черно-белые снимки поближе ко мне.
   Фотографии делали с большой высоты, но на фоне белых облаков хорошо выделялись темные силуэты кораблей. В основном, судя по размерам, фрегаты и корветы, вокруг какая-то мелочь, в общем, типичная пиратская эскадра, разношерстная и неслаженная. Но в центре грамотно составленного защитного ордера типа звезда выделялся поистине выдающийся своими размерами корабль.
   - Что скажешь?
   - В центре авианосец, - сделал я очевидный вывод. - И вокруг него лучшие силы. Ядро отряда. Остальные просто пушечное мясо.
   - Верно, - криво усмехнулась Изабелла. - Они оказались немного хитрее, чем я думала. Три фрегата были лишь приманкой, а мелочь, напавшая на нас первой волной, нужна была лишь для того, чтобы связать нас боем. А вот идут их основные силы. Они зажмут нас между двумя отрядами, а потом накроют массированным налетом штурмовиков.
   - Это если мы им позволим! - рявкнула Рэла.
   - Хороший настрой, - одобрительно кивнула Изабелла. - Но их гораздо больше, чем я ожидала.
   - Надо уничтожить авианосец, - сказал я, разглядывая фотографии.
   - Ха, - не сдержался один из летчиков. - Как ты это себе представляешь? Они поднимут в два раза больше самолетов и разобьют нас еще на подходе, а тех, кто прорвется, этот ордер изрешетит заградительным огнем!
   - С "Изгнанника" тоже его не достать. Он просто скроется в облаках, - добавила Изабелла.
   - А я смогу его достать, - уверенно заявил я. - В одиночку.
   - Ты так боишься быть моим ведомым, что решился на самоубийство?! - восхитилась Рэла Мора.
   - Нет. Они идут слишком большим отрядом. Вокруг них постоянно носятся разведчики и самолеты прикрытия самых разных моделей. Понимаете? У них нет никакого единства в раскраске или типах машин.
   - Ты хочешь подобраться под видом их самолетов? - прищурилась Изабелла. - Но если тебя раскроют...
   - Риск есть, - согласился я. - Но группа не пройдет совершенно точно. Они просто числом нас зажмут, а вот у одиночки есть шанс. Кроме того - они просто не будут ждать угрозы от одного самолета. Что он может сделать?
   - Ну, допустим авианосцу один самолет, что комар на заднице, кусает, сука больно, но от этого еще никто не умирал!
   - Это авианосцу один самолет до жопы, - нагло ухмыльнулся я, выбирая нужную фотографию. - А это обычный сухогруз, переделанный в боевую баржу. Я сомневаюсь что "вепри", при всей их наглости, смогли достать и поставить на корабль компактный и мощный военный несущий двигатель, а на такой корабль, учитывая его центровку, надо их сразу два! Итого мы имеем изначально тяжелый корпус, два здоровых и тяжелых двигателя, а еще эта баржа должна нести на себе до полусотни самолетов, цистерны с топливом для них, патроны, бомбы и ракеты. Для брони места просто не остается.
   - Хм... ты думаешь, что он настолько уязвим? - спросила Изабелла.
   - Уверен в этом! Поэтому они его поставили в центре защитного ордера! В идеале по их плану авианосец не должен даже попасться нам на глаза.
   - А твоя "касатка" сможет взять достаточно небольших бомб, чтобы поджечь его. Тем более что их самолеты, наверное, уже на палубе стоят, заправленные и снаряженные для вылета, - Рэла Мора злорадно улыбнулась. - Если правильно зайдешь, то перепугаешь их всех, как лиса в курятнике!
   - Какой у тебя план?
   - Я поднимусь как можно выше, зайду со стороны солнце, но неторопливо. До последнего буду просто лететь, словно так и должно быть. А потом камнем свалюсь на них, сброшу бомбы, отстреляюсь ракетами и сразу в облака. Они идут всего на сотню метров выше верхней кромки облачности. Прорвусь туда и на форсаже оторвусь от них.
   - Хорошо, - кивнула Изабелла. - План идиотский, но может сработать.
   - Откуда простой курьер знает, как нападать на противника, превосходящего по численности? - спросил один седой летчик.
   - А как вы думаете, мы сражались против Северной республики? - поинтересовался я. - Когда я попал на фронт, на один наш самолет приходилось пять вражеских, а к концу войны соотношение уже было один к десяти. А мы каждый день выходили на боевые вылеты и пытались самоубийственными атаками хоть немного их задержать. Я уже делал так! Только не против пиратов на сухогрузе - а против профессиональных военных на боевых кораблях!
   - То-то я смотрю, зашел ты на тот фрегат прямо как по учебнику, - усмехнулась Рэла. - Ну что, капитан, рискнем?
   - Да. Одним самолетом мы можем рискнуть. Если получится, то, - Изабелла улыбнулась, - уже вечером мы будем пить шампанское.
   - Только вот что, паря, - Рэла криво ухмыльнулась. - Учти что под ними море, а мы выслать спасателей не сможем. У нас с одной стороны этот театр самодеятельности, а с другой ансамбль песни и пляски с гребанных островов. Усекаешь?
   - Вполне.
   - Так что без обид. Ты знаешь, на что идешь, а я не хочу, чтобы мне икалось, когда тебя акулы будут обгладывать.
   - Разрешите выполнять?
   - Удачной охоты.
   Я повернулся, чтобы выйти и увидел, как Изабелла смотрит прямо на Алисию и негромко говорит:
   - Ты можешь остаться, мы найдем ему другого штурмана.
   - Нет, - твердо ответила бледная Алисия. - Какой я буду напарницей, если сбегу при первой опасности?
   - Дело твое.
  
   Подготовка к вылету была обычной. Я проверил закрылки, элероны и рули и запустил двигатели. Разогрев их, я показал большой палец техники, тот ответил тем же жестом и отпустил нас. Через пару секунд мы уже были в небе.
   В полете мы с Алисией почти не разговаривали. Я сразу повел самолет на высоту, она рассчитала курс и направила меня. Высоко над облаками погода была отличной. Ярко синее небо, жгучее солнце и бархатистая белая равнина внизу, в разрывах которой блестело море. Поймав попутный ветер, я быстро добрался до цели.
   - Они внизу! На одиннадцать часов! - доложила Алисия.
   - Вижу! Начинаю маневры, следи за хвостом!
   Я продолжил вести самолет, словно не видя большого флота внизу. Небо было чистым, лишь у самой кромки облаков крутились практически неразличимые с высоты темные точки. Разворачивался я медленно, стараясь не выдать себя резкими маневрами. Впрочем, на пяти тысячах метров над уровнем моря, да еще и с полной нагрузкой, "касатка" на виражах не намного лучше утюга.
   - Два самолета развернулись в нашу сторону! На десять часов.
   - Они ниже на две тысячи метров! - ответил я, быстро глянув в ту сторону.
   Это всего лишь дежурное звено патрульных. Заметив подозрительный самолет, они решили проверить его. Об этом я не подумал, надо было лететь без ракет, сейчас бы спокойно показал бы им пустые крылья и все.
   - Они поднимаются!
   Голос Алисии мне показался каким-то странным, но я не обратил на это внимания. Не до того было. Резко повернув штурвал, я начал пикировать, вначале плавно, но с каждой секундой все круче и круче. Скорость нарастала, нагрузка на крылья сильно возросла, и самолет начало трясти.
   Через десять секунд рядом вспухли черные разрывы снарядов. Снизу потянулись трассеры очередей. Патрульные истребители бросились наперерез, но они были слишком далеко. Вцепившись двумя руками в штурвал и до боли сжав зубы, я удерживал самолет в крутом пике.
   Нас тряхнуло так, что на мгновение в глазах потемнело и зазвенело, но я даже испугаться не успел. Палуба авианосца уже была прямо перед нами, времени на размышления и маневры не осталось!
   - Готовься! - заорал я, с трудом вытягивая самолет из пикирования.
   Я ошибся, забыл, насколько сильно возрастает скорость при пикировании, и теперь у нас была лишь пара мгновений на сброс бомб, а на ракеты времени вообще не было! Все вокруг меня словно замерло и потеряло краски. Я во всех подробностях видел стоявшие на палубе штурмовики и бомбардировщики, их расцветку и подвешенные под крыльями бомбы, разбегавшихся перепуганных людей и пули летевшие в меня. Сжимая от злости и напряжения зубы, я выровнял самолет буквально за десяток метров, до цели и провел его прямо над палубой.
   Сердце словно кольнуло толстой иглой. Не успела! Не сбросила! Но через долю секунды я услышал сзади взрывы, а самолет хорошо встряхнуло ударной волной. Оглядываться времени не было, я, резко сделав полубочку, нырнул в облака и ушел на большой скорости.
   Надо морем моросил мелкий дождь. И только когда на лицо попало что-то мокрое, я увидел, что часть бронестекол фонаря разбита. Скорость оказалась слишком большой, так что самолет я выровнял всего в паре сотен метров над водой.
   - На пять часов!!!
   Следом за нами из облаков вышли три истребителя Ар-2. Я едва успел уйти с линии атаки, заложив очень крутой вираж. Ситуация была хуже не придумаешь, до облаков высоко, союзников никаких поблизости нет, а враг вот он.
   Пару минут я выжимал из своей красавицы все, что можно на крутых виражах и орал по связи, что срочно нужна помощь. Ракеты, чтобы не мешали, я выпустил в море. А вот враги наоборот никуда не спешили. Поняв, что деться мне некуда, они не спеша развернулись, разделились и зашли на меня с трех сторон.
   Каким бы ты не был асом, какая бы великолепная машина у тебя не была, но в одиночку против слаженной группы противника шансов у тебя не будет. На фронте я видел героев, которые думали иначе, до конца войны дожили лишь те, кто быстро попал в госпиталь или плен. Но в бою об этом не думаешь. В бою, если честно, вообще думать некогда.
   Один противник быстро догнал меня и повис на хвосте, обстреливая короткими очередями. Я попытался оторваться от него, уйдя на вертикаль, но там меня уже поджидал второй. Ловким виражом он зашел на меня с очень удобной позиции, и мне пришлось срочно уходить вниз. А вот третий истребитель куда-то пропал. Я крутил головой, пытаясь его найти, но не видел его. Алисия пыталась стрельбой из пулемета отогнать хотя бы одного врага, но тщетно. Стрелять она не умела.
   Первый отвлекает. Второй связывает боем. Третий... наносит удар...
   Откуда он взялся, я так и не понял. Просто появился вдруг свпереди и сверху. Время опять замерло, я видел истребитель врага, разглядел отметки на крыльях, двигатель и черные дула пулеметов. Он заходил на меня с почти идеальной позиции.... В отчаянном порыве, я резко дернул штурвал и выжал педали, разворачивая самолет, но смысла в этом почти не было. Я никак не мог успеть, ни развернуться к нему носом, ни уйти из-под атаки.
   С криком, чувствуя, как дрожит от напряжения машина, я почти развернулся... и самолет встряхнуло прямого попадания. За спиной с грохотом разлетелись бронестекла, зазвенели пули, обшивка на левом крыле пошла лохмотьями. И все.
   С удивлением оглянувшись, я увидел, как мимо нас проносится охваченный огнем истребитель. Моему изумлению не было предела, когда я увидел, что в небе кроме нас и двух Ар-2 никого нет.
   - Кто его подбил?! Ты видела?!
   - Я попала в него!
   Я не поверил, но было и не до этого. Оставшиеся двое опять заходили на нас. Я начал разворот, пытаясь не дать им зайти в хвост, но они были слишком опытны и слишком маневренны. Через пару секунд черно-белый Ар-2 уже заходил на атаку сзади и сверху. Он очень спешил, но Алисия открыла огонь раньше... Потеряв полкрыла, самолет сразу закрутился, свалился в штопор и ушел в воду.
   - Разорви меня карась!!! - заорал я в восхищении. - Еще один остался!
   Или он с самого начала был опытнее других, или пример товарищей многому его научил, но последний противник упорно держался вне зоны поражения заднего пулемета. Он пытался зайти снизу, и пара пристрелочных очередей прошла совсем рядом с самолетом.
   - Держись крепче! - крикнул я Алисии.
   Штурвал на себя, активировать эльфийские камни, двигатели на форсаж и свечой в небо! Враг не отстал. Он болтался сзади и пытался подстрелить, но мощности двигателя ему не хватило, чтобы идти за мной на столь крутом наборе высоты. Дождавшись, пока он немного отстанет, я заложил такой крутой вираж, что в глазах от перегрузок потемнело, но зато противник оказался в прицеле.
   Секунд пять я стрелял по нему из пушки и пулеметов, но из-за расстояния противник сумел вывернуться. Все-таки преимущество в маневренности было у него. Пришлось уходить на разворот и опять на перегрузки, но Ар-2 все равно успел закончить вираж раньше и зайти мне в хвост. На этот раз сверху, но Алисия не стреляла.
   - Ты чего? Патроны кончились? - крикнул я.
   Резко приподнявшись, насколько позволяли ремни, и развернувшись, я увидел что Алисия сидит в кресле, безвольно свесив голову. Стекла вокруг неё были разбиты.
   Выругавшись, я опять пошел на вираж. Противник понял, что на этот раз стрелять по нему никто не будет и стал заходить на атаку. Вот только я в эти игры играть больше не собирался. Выйдя из виража, я потянул штурвал на себя и наконец-то ушел в облака.
   Ситуация лучше не стала. От противника я оторвался, но Алисия была без сознания, а в какой стороне от меня "Изгнанник" я не знал. Моя красавица, несмотря на повреждения, в воздухе держалась уверенно, разгоряченное лицо обдувал ветер, и топливо было на исходе.
   Вынырнув из облаков, я увидел далеко позади густой столб черного дыма и темные точки истребителей высоко в небе. Чьи это были самолеты, я не знал, так что пошел в сторону от них.
   - Курьер вызывает Облако. Курьер вызывает Облако, - в ответ тишина. - Курьер вызывает Облако. Курьер вызывает облако! На связь!
   - Курьер, слышу вас плохо, - сквозь треск и шипение помех раздался голос в наушниках. - Где вы находитесь?
   - Не могу определить! Штурман тяжело ранен или убит!
   - Курьер, не ссы! Вижу тебя! И не шкерься! Это мы сзади тебя идем!
   Я обернулся назад и посмотрел вверх. На таком расстоянии не определить, свои это или чужие, но придется рискнуть. Я развернулся и пошел на сближения, но был наготове. Оказалось, что все-таки свои.
   Рэла Мора на "Кондоре" прошла надо мной и повела за собой на "Изгнанник". Через пару минут из облаков вынырнули еще четыре Ар-2. Рэла тут же приказала мне возвращаться на корабль, а сама повернула на них. Еще через пару минут я увидел "Изгнанник".
  
   Сразу после посадки, я выскочил из кабины, но моя помощь не требовалась. Техники быстро запрыгнули на крылья и осторожно вытащили Алисию из кабины. У неё на лице и воротнике я заметил следы крови. Внизу уже стояли наготове санитары с носилками.
   - Ран не вижу, возможно, просто обморок из-за перегрузок, - быстро осмотрев девушку, ответил медик. - И вам тоже надо в лазарет.
   - Зачем? - удивился я.
   Вместо ответа он показал мне на одежду. Весь левый рукав был в крови. Я стянул куртку и закатал рубашку. Как я и думал, это была лишь царапина, но от санитара отделаться было сложнее чем, от вражеского истребителя, севшего на хвост. Он не успокоился, заставил меня сесть на ящики в ангаре и начал перевязывать меня. Зашумел лифт, опуская вниз только что прибывший самолет.
   - Курьер, я тебя точно расцелую, скотина ты такая! - Рэла Мора спрыгнула с платформы, не дожидаясь пока она опустится, но подбежав ко мне, нахмурилась. - Что с девчонкой? Ранена?
   - Не знаю, говорят, потеряла сознание от перегрузок.
   - Ясно, - Рэла выругалась. - И правду толку от неё...
   - Запиши на её счет два сбитых самолета.
   - Что? - она прищурилась. - Ты выпил уже что ли и подбрел на радостях?
   - Если бы, - усмехнулся я. - Она двумя очередями две вторых "арки" свалила. Сам бы не поверил, но если бы не это, кормил бы я сейчас рыб.
   - Однако... ну что ж, новичкам везет. Но ты точно на сегодня свое отлетал.
   - Почему это?!
   - Да потому, что у тебя сейчас ни самолета ни штурмана нет, - увидев выражения моего лица, Рэла добавила. - Не переживай, работы тебе и здесь хватит. Капитан сказала, что мы идем в атаку на главную эскадру свиней. Понял?
   - Авианосец горит?
   - Пылает, как жопа смазанная горчицей! Хрен там кто сегодня взлетит или сядет!
   - Ваш самолет к вылету готов, - доложил Старг.
   - Отлично! Ну, пожелай мне удачи, бородатый! - Рэла хлопнула гнома по плечу и легко запрыгнула в кабину.
   - Удачной охоты! - ничуть не обидевшись, ответил Старг. - А ты в порядке?
   Я встал, подвигал рукой и поправил повязку на лбу. Как оказалось меня не только ранило в плечо, но и осколком рассекло лоб и оторвало кончик уха. В целом - легко отделался.
   - В небо не пускают, но на койке валяться не буду.
   - Отлично! Это по-нашему! Найдем тебе дело.
   В последнем я не сомневался.
  
   Пока бой не начался, я успел сбегать в лазарет. В пустом и чистом помещении, с белоснежными покрывалами на койках скучали медсестры и врачи. Увидев меня, они оживились, но узнав, что я пришел всего лишь проведать Алисию, забыли про меня. Только одна симпатичная синеглазая девушка с интересом погладывала в мою сторону.
   Алисия спала на самой дальней койке. Я тихо поинтересовался у врача, Карела Игниса, что с ней случилось, а он сначала спросил, в каких условиях проходил полет. Я объяснил.
   - Сначала у неё началось кислородное голодание, вы поднялись на слишком большую высоту и без кислородных масок. У неё даже кровь из носа потекла.
   - Мы же были в одинаковых условиях, а у меня все нормально было, - удивился я
   - Так вы же горец, - ответил мне врач. - Вы приспособлены к жизни на больших высотах и разреженному воздуху.
   - Вот так...
   - Да. Хорошо, что вы находились на высоте относительно недолго, иначе последствия могли быть печальнее. Но и так нагрузка на организм оказалась очень большой, после к этому добавилось напряжение воздушного боя, сильные переживания, все это вымотало её, ослабило и в итоге при критичных перегрузках, девушка просто не выдержала и все.
   - Понятно.
   Неудивительно, что этой хрупкой девчонке не хватает выносливости. Но в следующий раз такая её слабость может погубить нас обоих. Поблагодарив врача, я пошел обратно в ангар. Устал или нет, а бой в самом разгаре и каждый человек на счету.
  
   Самое страшное для воздушных кораблей - это пожар. Огонь быстро распространяется, пожирает деревянные части кораблей, проводку, корежит металл, а тушить его нечем - воды нет. Небольшое пламя можно затушить огнетушителями или просто сбить мокрыми тряпками. Но если он разгорелся, то шансов на спасение остается мало.
   "Вепри" не были трусами. И когда я сбросил на их авианосец добрый десяток зажигательных бомб, они не бросили корабль, а стали бороться за него. Несмотря на то, что от взрывов и пожара сразу стали рваться бомбы на самолетах, а бензин из пробитых баков огненной рекой побежал вниз, наемники сумели опустить авианосец к морю, сбросили в него насосы и стали тушить пожар.
   Но из-за этого им пришлось забыть о "Изгнаннике", лучшие их силы бросились на спасение авианосца и прикрытие. Строй эскадры был разорван, одни корабли остались на высоте, другие спустились к морю. Всякая шушера с Вольных островов, собранная специально для этого сражения и вовсе разбрелась в стороны.
   А вот Изабелла ничего не забыла...
  

7 глава

  
   Взревела сирена боевой тревоги и сразу в динамиках раздался напряженный голос старшего помощника:
   - Внимание всему экипажу - боевая тревога! Всем занять места согласно боевому расписанию!
   Меня так и не успели приписать ни к одной команде, так что я схватил пару огнетушителей и бросился наверх. Мимо меня проносились люди, спешившие занять свои места. Неожиданно весь корабль вздрогнул и донесся грохот залпа - выстрелили орудия.
   - Воздух!!!
   Я забежал на правую орудийную палубу. Поставив у стены огнетушители, я оглянулся и подскочил к свободному пулемету у широкой амбразуры. Сами орудия находились выше палубы, в орудийных башнях, а здесь располагались элеваторы, для подачи снарядов, поворотные механизмы башен и зенитные пулеметы.
   - Эй! - сразу окликнул меня офицер. - А, ты из летчиков, ну стой тогда.
   Ну да, конечно, никто бы не разрешил неподготовленному человеку стоять за пулеметом, а то он еще свои же самолеты посбивает. А я знал, как выглядят наши самолеты и где они летают. А еще знал, с каких направлений будут заходить враги.
   На верхней палубе уже вовсю хлопали зенитки. "Изгнанник" сделал несколько резких маневров, еще раз раскатисто прогремел залп главным калибром. Присмотревшись, я разглядел вдалеке неровный строй кораблей противника. Из-за дистанции они пока не могли стрелять.
   Слева показалось звено штурмовиков, они старались проскользнуть снизу и атаковать ракетами. Повернув пулемет, я открыл огонь, вдаль понеслись трассеры. Спустя мгновение, ко мне присоединились другие бойцы. Мы стреляли не по самим самолетам, и даже не в точку упреждения, а перекрывали им наиболее удобный вектор атаки. Вражеские летчики начали маневрировать, пытаться обмануть нас, но мы на уловки не велись. Тогда они решили рискнуть и прорваться.
   Через пару секунд у одного вспыхнул двигатель, и он свалился вниз. Его товарищ выпустил ракеты и резко развернулся. Я поймал его на развороте и всадил ему в борт целую очередь, но он закончил маневр и ушел в сторону. Ракеты прошли мимо, лишь одна врезалась в кронштейн над верхней палубой и взорвалась, не причинив почти никакого вреда.
   Но это было только начало. С другой стороны на нас зашли сразу пять штурмовых самолетов. Я стрелял по ним, под ноги со звоном сыпались горячие гильзы, рядом что-то кричал офицер, но его слова заглушал грохот пулеметов, зениток и залпы орудий. Один самолет вспыхнул, у другого летчика не выдержали нервы и он свернул в сторону, третий выпустил ракеты раньше времени. Я по наитию опустил прицел и короткой очередью сбил одну ракету, еще одну взорвали товарищи, а остальные прошли мимо.
   Два оставшихся штурмовика проскользнули сквозь огонь и ударили по борту.... Смертоносный свинцовый дождь хлестнул по амбразурам. Я инстинктивно пригнулся за броневым щитком, кто-то стоявший рядом не успел и упал раненый. Раздался крик: "Санитар!". Сжав зубы и наплевав на смерть, я выглянул и увидел врага, он был так близко, что я разглядел силуэт пилота за фонарем кабины. Его пулеметы сверкали огнем, пули звенели по броне совсем рядом со мной.
   Будь бы я в самолете - отвернул бы в сторону и ушел на вираж. А так... чуть поправив прицел, я зажал гашетку и ударил по нему. Линия трассеров прошла чуть ниже, и тогда я плавно повел стволами пулемета вверх и в сторону. Двигатель самолета задымился, а кабина брызнула сверкнувшими на солнце осколками стекла!
   Не успел я порадоваться, как меня ударило обжигающей волной воздуха и отбросило в сторону. Через пару секунд я кое-как поднялся и встал на колени. В ушах звенело, вокруг все было затянуто едким дымом. Встряхнувшись, я увидел перед собой лежащего на спине молодого парня, из его шеи толчками выплескивалась кровь. Чисто машинально, я зажал рану и только потом окончательно пришел в себя.
   - Санитара!!! Быстро!!! - заорал я.
   Через амбразуры и большую рваную дыру в борту дым вытягивало наружу. Огня не было, как и паники. Через минуту ко мне подбежали два санитара, оценив состояние парня, они начали оказывать ему помощь на месте.
   А я бросился к первому свободному пулемету, проверил коробки с патронами и приготовился стрелять. Бой продолжался. Все также хлопали зенитки и грохотали тяжелые башенные орудия.
   Я не видел всей картины боя, но насколько мог судить, "Изгнанник" шел полным ходом на врага, а они уже разбегались. И в этом не было ничего удивительного. Я очень хорошо знал эту публику. Они обожали грабить, нападали нахрапом и старались взять наглостью, умели рисковать, но очень не любили получать отпор. Поняв, что "Изгнанник" это полноценный военный корабль, они, все еще имея численное превосходство, сразу потеряли весь интерес к сражению.
   Надо полагать, что Изабелла знала об это ничуть не хуже меня.
  
   Как-то раз Серый рассказывал мне, что сильнее всего развитие технологий повлияло на темп сражений воздушных кораблей. Еще лет сто назад два противоборствующих флота, увидев друг друга на горизонте, могли несколько часов маневрировать, прежде чем выйти на дистанцию эффективной стрельбы.
   А сейчас "Изгнаннику" на это понадобилось пять минут. Отбив атаку остатков самолетов врага, и разогнав арьергард из отбросов Вольных островов, Изабелла повела нас на основные силы врага. Выглянув наружу, я с удивлением увидел в строю противника, два подбитых в самом начале фрегата. Их команды не только смогли сохранить корабли, но еще и вернулись в бой. Да уж, "вепрей" явно не стоило недооценивать.
   Я сначала помог отнести раненых в лазарет. Для этого потребовалось пару раз сбегать туда и обратно. Потом пришлось на пару с санитаром бежать в ангар, там приземлился подбитый самолет, летчик был ранен.
   Бой начался с новой силой. Теперь корабль каждые секунд тридцать вздрагивал от выстрелов орудий главного калибра. По внутренней связи звучали резкие приказы, вся команда лихорадочно работала.
   - Вызов в боевую рубку!
   Мы с санитаром переглянулись и схватили носилки.
   - Принято!
   И опять бег по коридорам и лестницам. Неожиданно пол под нами словно провалился, а весь корабль содрогнулся. Я попытался удержаться на ногах, но не смог. Мой товарищ оказался опытней, он протянул мне руку, помогая встать.
   - Черт, это прямое попадание!
   Через мгновение зазвенела пожарная тревога, и по громкой связи раздался голос старпома:
   - Пожар первой категории! Носовой отсек!
   Через минуту мы добежали до боевой рубки. Тут было ветрено, на полу валялись осколки толстого бронестекла, а возле двери сидел бледный человек, зажимающий руками рану на ноге.
   - Право на десять! Полный ход! - рявкнула Изабелла, даже не замечая нас, потом нагнулась к переговорному устройству и прокричала. - БЧ-1 и БЧ-2. Огонь по передовому фрегату! Подбейте его, наконец!!! Приказ эскадрилье - отогнать в сторону второй фрегат или подбить его!
   - Брюгге докладывает, пожар на носу потушен.
   Услышав это, я сообразил, что пока Изабелла стоит здесь, старпом находится на капитанском мостике. Все правильно, нельзя чтобы в бою капитан и старпом находились в одном месте.
   - Два корвета "свиней" справа по борту! Дистанция семь триста! Высота два сто! - доложил матрос, принимавший сообщения от наблюдателей.
   - БЧ-3 - открыть огонь по корветам!!! - немедленно приказала Изабелла.
   - Ирвин!
   Оглянувшись, я увидел, что раненый уже на носилках. Я поднял их и увидел, что Изабелла бросила на меня быстрый взгляд и сразу отвернулась. А мы поспешили в лазарет.
   Пока мы бегали в боевую рубку, лазарет успел сильно измениться. Едва я перешагнул через порог, как в нос ударил резкий запах крови и лекарств. На ближайшей койке орал матрос, с разорванным осколками животом. Один санитар удерживал его, пока медсестра вкалывала ему обезболивающее. Санитары и врачи все были перепачканы, подтеки крови были даже на полу. Раненные кричали и стонали.
   К нам сразу подбежала медсестра.
   - Что?!
   - Осколок в бедре!
   - Артерия задета?
   - Нет!
   - Киньте его в угол, не помрет!
   И сразу забыла про нас, бросившись к другому раненому.
   - Нет! Пожалуйста, не надо!! Не надо!!!
   Оглянувшись, я увидел молодого паренька, бившегося на столе и пытавшегося вырваться из мертвой хватки санитара. Его правая рука была практически оторвана чуть ниже локтя.
   - Держи крепче, - хладнокровно сказал врач. - Сестра! Наркоз быстро!
   Подбежавшая девушка прижала к лицу парня ткань, пропитанную хлороформом. Он дернулся, но его удержал санитар. Врач, быстро перетянул правую руку парня жгутом, и начал ампутацию.
  
   В лазарете мне было нечего делать. Узнав, что большинство раненых с правой орудийной палубы, я поспешил туда, чтобы заменить кого-нибудь из них.
   Грохот орудий и взрывы вражеских снарядов уже слились в единую канонаду. Корабль непрерывно вздрагивал от выстрелов или от попаданий. На правой орудийной палубе было ветрено, через несколько пробоин в борту врывался свежий воздух. Под ногами валялись брошенные использованные огнетушители и осколки снарядов. Увидев меня, ближайший офицер закричал:
   - Свободный?! Хватай тележку и подтаскивай снаряды!
   Снаряды подавались на палубу несколькими элеваторами, и оттуда их подтаскивали на тележках непосредственно к орудийным башням. Конечно, в современных орудийных башнях было еще проще, элеватор подавал снаряды прямо в башню, но и такой способ был достижением прогресса. Я еще помню корабли, в которых снаряды носили вручную из снарядного погреба. Впрочем, так было и надежней, повреждение одного элеватора не выводило из строя орудие, а попадание в башню не грозило детонацией погреба.
   Подбежав к элеватору, я поднял пятидесятикилограммовый снаряд и переложил его на тележку. И быстро потащил его к орудию. Там меня уже ждали, переложив снаряд на небольшой подъемник, я нажал на кнопку, и снаряд ушел наверх.
   Я успел как раз вовремя. Раздался резкий звуковой сигнал, и все орудия разом громыхнули, выпуская снаряды по противнику, через мгновение зазвенели выброшенные гильзы. Их отпихивали ногами в сторону или через специальные отверстия выкидывали с корабля.
   Схватив очередной снаряд, я закинул его на тележку и бросился обратно к орудию. Рядом с бортом раздался взрыв, через амбразуры залетели горячие осколки, и зазвенели по полу.
   - Вот твари, со взрывателями снаряды!
   Еще один залп, выглянув на мгновение через амбразуру, я увидел, как возле корветов вспыхивают разрывы снарядов. Попасть по противнику не такая простая задача, как часто кажется людям незнакомым с военным делом. Оба корабля постоянно маневрируют, перемещаются в пространстве. Известные наводчику данные о дистанции и угле прицела устаревают быстрее, чем он успевает их использовать. Поэтому корабли стреляют залпами, чтобы повысить шанс попадания.
   - Да где эти гребанные летчики?! Корветы их работа!!! - зло заорал артиллерист рядом.
   - Дистанция четыре сто!!! Угол минус пять градусов, вправо пятнадцать!!!
   Опять сигнал и опять залп. Ветром дым затянуло на палубу, звенят отлетающие в сторону гильзы. Рядом рвутся вражеские снаряды, корабль вздрагивает от попаданий. Что-то кричит офицер. Кашляя от попавшего в легкие дыма и мокрый от пота, я подтащил очередной снаряд к подъемнику, нажал на кнопку, но он лишь вхолостую зажужжал.
   - N*#&! - одновременно заорали мы с заряжающим.
   Схватив снаряд, и зарычав от натуги, я поднялся по крутой лестнице и подал снаряд заряжающему. А сам быстро скатился вниз и бросился к ближайшему ящику с инструментами. К счастью поломка была незначительной и я быстро её исправил.
   - Дистанция три восемьсот!!! Угол минус четыре градуса, вправо двенадцать!!!
   - Осколочными снарядами, задержка пять с половиной секунд! - приказал командир палубы.
   Стоявший рядом с телеграфом человек, перевел его рукоять на фугасные снаряды. Невольно я подумал, каково это находится там, глубоко внутри корабля, не видеть и не знать, что происходит снаружи и только получить сигналы, какие снаряды подавать?
   Нас накрыло очередным залпом, один снаряд попал по палубе прямо над нами, но не пробил броню. Расчеты орудий продолжали лихорадочно работать, я видел напряжение на лицах артиллеристов и понимал, что их сейчас даже взрыв на палубе не отвлечет от дела. Нечто похожее чувствовал я, прорываясь через заградительный огонь и заходя на цель. Все лишнее просто исчезает.
   - Готов!!! - взревел наблюдатель. - Первый корвет падает!
   Через мгновение все мы в едином порыве радостно взревели!
   - Работаем!!! - надрывая горло, проорал приказ командир. - Не расслабляться!!!
   - Дистанция три семьсот!!! Угол минус четыре градуса, вправо одиннадцать!!!
   - Осколочными снарядами, задержка пять секунд!!!
   Еще один залп. И опять я бежал с тележкой к элеватору, хватал тяжелый снаряд и тащил его обратно. Я уже давно был мокрый от пота и пропах дымом. Как это все отличалось от воздушного боя, где я, даже если был ведомым или летел в строю эскадрильи, был сам по себе и зависел лишь от своего самолета и напарника за спиной.
   Прозвучал вызов с боевой рубки. Командир выслушал приказ, коротко ответил и громко скомандовал:
   - Приготовится к повороту! Орудия зарядить бронебойными! Дистанция две двести! Угол ноль! Потом на фугасные!
   Корабль накренился на левый борт, гильзы и пустые огнетушители покатились и ударились об переборку. Я подтащил бронебойный снаряд и подал его наверх. "Изгнанник" продолжал поворот. Я успел еще раз сбегать к элеватору, забрать фугасный снаряд, а когда пошел обратно, увидел через амбразуры фрегат, всего в двух километрах от нас.
   - А неслабо его потрепали...
   - Ага, - согласился я
   Вся носовая часть фрегата была разворочена, и там полыхал огонь. Некоторые надстройки превратились в груды искореженных обломков, носовая башня была сильно повреждена, а часть бортовых орудий уничтожена. Но он все еще держался и был очень опасен для нас. Вдруг он почти весь окутался клубами дыма.
   - Приготовиться!!! - закричал наблюдатель.
   Только я отбежал к переборке, как нас накрыло... Снаряды с грохотом рвались на броне, осколки залетали внутрь через амбразуры и пробоины и визгом рикошетили от палубы и переборок. Меня вдруг обдало воздухом, я повернул голову и увидел в полуметре от себя ровную дырку с вогнутыми краями. Бронебойный снаряд пробил броню и переборку, но к счастью не разорвался.
   Через секунду наши орудия выстрелили в ответ. Как минимум два из них попали в него, пробили броню и разорвались внутри отсеков. Наши артиллеристы поправили прицел и успели дать второй залп на секунду раньше противника.
   - На корме пожар! - крикнул наблюдатель.
   По глазам ударила яркая вспышка, что-то обожгло скулу, а через мгновение грохот взрыва оглушил меня, и сразу произошел еще один взрыв, сильнее! На этот раз меня отбросило взрывной волной назад, я упал и на пару секунд потерял сознание...
   Вся палуба была затянута густым едким дымом, а на потолке плясали отблески огня, и слышался какой-то надоедливый звон... Сообразив, что к чему я подскочил на ноги и бросился к ближайшему огнетушителю.
   - Пожар на БЧ-3! Есть раненые! - орал кто-то возле переговорного устройства.
   Схватив огнетушитель, я сначала сбил пламя с горевшего человека, а потом бросился к элеватору. Вражеский снаряд разорвался рядом с ним, и из-за этого детонировал фугасный снаряд. Верхнюю часть элеватора разнесло, вокруг все горело, но к счастью ударная волна не пошла вниз к снарядному погребу.
   Несмотря на пожар и дым, бой продолжался. Прозвучала команда, и раздался еще один залп. Артиллеристы не обращали внимания на пожар и занимались только своей работой.
   - Санитар! Нужен санитар!
   - Дистанция две сто! Угол один, вправо три! Фугасными!
   - Еще огнетушители! Рей, пулей на склад, тащи еще огнетушители!
   Следующий снаряд попал прямо по орудийной башне, пробил броню и разорвался внутри, выбросив на палубу огненный вихрь, обломки метала и части человеческих тел. Выругавшись, я схватил снаряд, закинул его на тележку и опять потащил его к орудию.
   - По соседнему борту тоже хорошо прилетело! - мимоходом поделился новостями санитар, уносивший раненых. - Но и наши в ответ хорошо били!
   - Готов!!! - вне себя от радости заорал наблюдатель
   Через мгновение до нас дошло эхо сильного взрыва. Бросившись к амбразуре, я увидел облако огня и дыма на месте вражеского фрегата. Но бой еще не закончился. "Изгнанник" опять повернулся, и мы увидели еще один корабль "вепрей", поднимающийся из облаков.
   - Дистанция три триста! Угол минус десять, влево пятнадцать! Бронебойными!
   Эти сорок минут боя показались мне вечностью...
  
   Разбив основные силы "вепрей", Изабелла развернула "Изгнанник" и повела его к оставшимся кораблям врага круговым маневром. Это дало возможность отдохнуть людям, исправить повреждения и оказать помощь раненым.
   Я попал в отряд, который занимался срочными работами на верхней палубе. Надо было убрать обломки, вставить новые бронестекла в боевой рубке и на капитанском мостике, хватало и других забот. Пока мы всем этим занимались, "Изгнанник" снизился ниже облаков. Дождь кончился, но было по-прежнему хмуро и сумрачно, внизу волновалось море
   - Смотри, пожар они почти потушили, - произнес Старг, работавший рядом со мной.
   Я оглянулся и увидел вдалеке практически у самой воды два фрегата "вепрей", несколько корветов и вытянутый сильно обгоревший авианосец. Над ним поднимался небольшой дымок.
   - Эй вы там! Прочь с палубы! - крикнул нам офицер из боевой рубки.
   - Верно, - проворчал Старг. - Мужики, собирай инструмент и внутрь!
  
   В ангаре меня ждал сюрприз. Техники подлатали мою красавицу и приготовили её к вылету. Алисия уже стояла рядом, взглянув на неё, я увидел не смытые до конца пятна крови на руках и одежде.
   - Я в лазарете помогала медсестрам, - негромко сказала она, поймав мой взгляд.
   - Ну что, салага?! Отсиделся на корабле? - весело спросила Рэла Мора. - Пойдешь на еще один вылет или тут понравилось?
   - Нет, я лучше в небо! - невольно вырвалось у меня.
   Она рассмеялась и хлопнула меня по плечу. Вскоре пришел приказ на вылет, и мы по порядку взлетели с "Изгнанника" и поднялись выше него. Доложив о взлете, я переключил радиостанцию на прием и стал ждать приказов.
   Из кабины самолета "Изгнанник" выглядел весьма побитым: краска слезла и закоптилась, броня помята, кое-где зияли пробоины, несколько орудийных башен уничтожено. Глядя на все это, я невольно вспоминал весь тот ад, который недавно там творился... Нет уж, за штурвалом самолета лучше и проще.
   "Изгнанник" не менял курса и скорости, враг уже был зоне поражения главным калибром, но бой все не начинался. Догадавшись, что к чему, я переключил радиостанцию на прием на общей волне и сразу услышал:
   - Все, мы больше никогда не перейдем тебе дорогу! Ты победила!
   - Ну надо же, - рассмеялась Изабелла. - И вы готовы сложить оружие и сдаться в плен?
   - Нет, я предлагаю мирно разойтись. Мы были неправы и страшно заплатили за эту ошибку. И... - говоривший сделал паузу и добавил. - Мы готовы выплатить определенную контрибуцию.
   - Мне не деньги нужны, а ваши жизни!
   - Послушайте! К чему это бессмысленная бойня?! - в его голосе явственно послышалось отчаяние. - Да, вы сможете добить нас! Но мы успеем ответить и убить ваших людей! Но зачем? Мы же не убийцы, а солдаты!
   - Когда эльфы просили тебя не трогать их детей, ты что им ответил? - неожиданно спросила Изабелла.
   - Ч-что? Какие эльфы?
   - Ты тут незнанку не врубай, чай не сявка какая-нибудь у хвостатого на разборе!
   Я невольно хмыкнул, Изабелла помимо всего прочего, как оказывается, еще и знает жаргон низов Облачного города.
   - Думаешь, я не знаю, что это вы сделали? Много на кошках* наварились?
   - А что? С тобой поделиться надо было?! - с неожиданной злобой произнес главарь "вепрей". - Причем тут эльфы?!
   - Да притом, что шавки вы подплинтусные, а не солдаты. Да и правило у меня такое - убивать всех, кто мне вызов бросил. В этом небе никто не смеет мне дорогу переходить, а я смотрю, многие это стали забывать, пора напомнить.
  
   * Кошки - на сленге преступников Облачного города так называют эльфийских рабынь.
  
   Переговоры закончились грохотом орудий "Изгнанника". После первого выстрела, корабль повернулся и дал залп правым бортом. Снаружи это выглядело красиво - огненные всполохи, вырывающиеся из стволов, быстро рассеивающиеся клубы дыма.
   - Всем за мной и не зевать! - приказала Рэла Мора.
   Корабли противника открыли ответный огонь, возле "Изгнанника" вспыхнули разрывы снарядов. Я представили, каково сейчас там и опять поежился. Позиция у "Изгнанника" была заведомо лучше. Он был на более выгодной высоте и стрелял всеми орудиями правого борта. А врагу сначала нужно было перестроиться и развернуться.
   Рэла Мора отправила всех на один корвет, а сама повела меня к другому. Первым заходом, она обстреляла его палубу, а я сбросил бомбы. Небольшой корабль мгновенно охватило пламя, и он вышел из боя.
   Пролетая мимо авианосца, я увидел последствия своей атаки. Там куда мы сбросили бомбы, зиял черный провал, из которого поднимался дымок. Почти вся палуба обгорела и местами провалилась. От стоявших наверху самолетов остались лишь обугленные и разорванные ошметки металла.
   Другие наши штурмовики тем временем разделались со вторым корветом, а мы с Рэлой пошли на второй заход. Но не успели мы атаковать корабль, как он сам отвесно рухнул в море, окутался клубами пара и быстро ушел под воду. Авианосец уже не представлял никакой угрозы, так что остались лишь фрегаты.
   Вепри, надо отдать им должное, дрались отчаянно. Набрав немного высоту и скорость, они активно обстреливали "Изгнанник" из всех орудий. Маневрируя, фрегаты пытались обойти наш корабль и зайти с носа. Это была неглупая тактика, но Изабелла не позволила им этого сделать. Заложив резкий разворот, она повернула "Изгнанник" к врагу левым бортом, немедленно открывшим огонь.
   Пока башни главного калибра "Изгнанника" медленно разворачивались, Рэла Мора повела нас в атаку. Она первая спикировала на ближайший фрегат и открыла по нему огонь из пушек, вспоров палубу и разогнав по укрытиям расчеты зениток и орудий. Сразу вслед за ней атаковал я, сбросив оставшиеся бомбы.
   Вместо того, чтобы выйти из атаки спикировав к морю или наоборот уйдя в сторону и вверх, Рэла Мора сделала вираж и вышла в борт второму фрегату. Поняв её мысль, я пошел за ней. По нам активно стреляли, но часть зенитных орудий уже была выведена из строя, а остальные не успевали прицелиться. Сама Рэла лишь обстреляла борт корабля, а вот я выпустил по нему все ракеты, целясь в орудия и капитанский мостик.
   - Так, теперь отходим в сторону и смотрим!
   Что мы и сделали. Вокруг "Изгнанника" непрерывно разрывались снаряды, а сам корабль активно маневрировал. В таких условиях посадка на него была бы самоубийством.
   Развязки не пришлось ждать долго. Сначала один фрегат, получив прямое попадание стокилограммового снаряда, взорвался и рухнул в море, потом второй загорелся и начал снижаться пока не оказался в воде. Там он, неспособный маневрировать и вести эффективный ответный огонь, быстро был добит.
   Сразу после этого на авианосце подняли белый флаг. Изабелла отправила на него десант, а потом как трофей привела за собой в Облачный город, поразив всех его жителей. Этот бой еще долго вспоминали на Вольных островах.
  

8 глава

   "Изгнанник" неделю стоял в ремонтном доке. Спокойные и невозмутимые гномы ремонтировали его круглосуточно, работая в две смены. Можно было все сделать быстрее или дешевле, но Изабелла не экономила на корабле или команде. Раненых из корабельного лазарета отправили в лучшую больницу Облачного города, где им выделили отдельную комфортную палату и приставили лучших врачей. Потерявшим конечности обещали сделать механические протезы. А тела погибших отправили их родственникам, вместе с чеками на крупную сумму.
   Эльфы на самом деле не поскупились на награду. Они щедро заплатили за уничтожение отряда "вепрей" и выкупили у Изабеллы всех пленных. Остроухие при этом обещали, что всех наемников ждет честный суд, но я все равно судьбе пиратов не завидовал. Впрочем, чтобы эльфы с ними не сделали - они это заслужили.
   Через пару дней на летной палубе устроили настоящий пир для всей команды. Гуляли весело и шумно. Главный кок заказал самых разных блюд и деликатесов в городе, поставили столы и бочки с пивом и вином. Как я узнал, такие совместные пьянки были обычным делом для команды "Изгнанника". За одним столом пили офицеры и рядовые матросы, летчики жаловались на жизнь артиллеристам, а зенитчики объясняли летчикам, почему не стоит заходить в зону их огня.
   Обсуждали, конечно, в основном недавний бой. Делились впечатлениями и мыслями, кого-то ругали, беззлобно, кого-то хвалили. У каждого отряда уже был свой разбор ошибок и полетов, офицеры вместе с капитаном разбирались с тактикой в целом. Но тут шло именно общее обсуждение, чтобы каждый понимал, что делали другие люди в бою, которых он лично видеть не мог.
   В разгар пьянки ко мне подошел старпом. Он протянул мне окованный серебром рог полный крепкого вина и спросил:
   - Выпьешь?
   - Выпью, - ответил я и, не моргнув глазом, выпил. - Благодарю.
   - Нет, оставь себе, это подарок, - возразил он. - Все, твой испытательный срок закончен, ты теперь член команды.
   Брюгге хлопнул своей лапой меня по плечу и пошел дальше.
   Через какое-то время я решил выйти на верхнюю палубу. Там было относительно свежо и прохладно, но также шумно, как и внутри. Гномы меняли поврежденные листы брони, в соседнем эллинге швартовался корабль, мощные прожектора охранников медленно поворачивались, освещая весь внутренний порт.
   - Решил свежим воздухом подышать? - спросила Изабелла, вышедшая из темного угла.
   - Да, думал, здесь никого не будет сейчас.
   - Я тоже, - усмехнулась женщина. - Угостить сигарой?
   - Спасибо, не курю.
   - Как хочешь, - она затянулась и выпустила струю дыма.
   - Брюгге сказал, что я прошел испытательный срок...
   - Да, - коротко подтвердила Изабелла. - Не жалеешь о своем решении?
   - Нет, вы отличный капитан.
   - Странный комплимент для женщины, - тихо рассмеялась Изабелла.
   - Это правда. Команда вас обожает, вы хороший тактик и стратег. Немногие капитаны смогли бы выиграть такой бой. И я понял, почему все эти "джентльмены удачи", так охотно ошиваются вокруг Вольных островов, грабят эльфов, но даже не пытаются пощипать Северную республику или Империю Радек. Вся их вольная братия не выдержит боя даже с одним современным военным кораблем.
   - "Изгнанник" не военный корабль. Мы тоже, в каком-то роде, охотники за удачей.
   Некоторое время мы стояли молча, наблюдая как буксиры тянут торговый корабль.
   - Ты осуждаешь меня?
   - За что? - искренне удивился я.
   - За то, что убила несколько тысяч человек, ввязалась в бой, в котором погибли члены команды, а другие остались инвалидами.
   Я тихо рассмеялся.
   - Что смешного?
   - Да я просто подумал, что если бы на моем месте был бы Серый, он бы с радостью начал разговор на эту тему. Вы бы сейчас выслушали несколько часовых лекций на тему морали, добра и справедливости...
   - А что скажешь ты?
   - Для меня убить человека ножом проще, чем вам выкурить сигару, - спокойно ответил я. - Я сбрасывал бомбы на жилые кварталы по приказу людей, которые получили за это ордена, а меня и моих товарищей назвали военными преступниками. Я видел генералов, продававших собственных солдат. Я видел глаза товарища по эскадрилье, который по ошибке сбил корабль полный женщин и детей. А на Вольных островах я жил с убийцами, наемниками, работорговцами и пиратами. Что я могу ответить на ваш вопрос?
   - Ты не похож на человека, который переживает из-за того, что убивал на войне.
   - А кто сказал, что я переживаю? Была война, я убивал, пытались убить меня, мне повезло, а им нет. Если ты умер с оружием в руках - сам виноват, что оказался слабым, а если ты гражданский и умираешь безоружным - ну так кто мешал тебе пойти в армию?
   - Интересная позиция... А как насчет детей?
   - Дети... - я долго молчал, прежде чем ответить. - Дети всегда страдают сильнее других и платят за грехи родителей. Таков мир. А что ответите вы? Вы переживаете?
   - Я? Нет. Меня в этой жизни волнует лишь одно.
   Я вопросительно посмотрел на Изабеллу.
   - Чтобы в этом небе не было никого, кто мог бы бросить мне вызов! Никого! Слабые погибают, сильные живут. А все остальное... твой напарник... как ты называл его рассуждения о добре и морали?
   - Я... - я замялся.
   - Говори прямо.
   - Хрень собачья, - я все-таки не смог сказать как есть и выразился мягче.
   - Вот именно, - жестко сказала Изабелла. - Все это хрень собачья. Лишь тот, кто силен, может защитить то, что ему дорого... или отомстить за то, что было ему дорого.
   Я удивленно посмотрел на капитана, но мне хватило ума не задавать вопросов. Её сигара давно догорела, но она не обращала на это внимания. Изабелла постояла еще немного, невидящим взглядом смотря в сторону, а потом молча развернулась и ушла внутрь. Я проводил её взглядом и пошел обратно на летную палубу. У меня было слишком много своих демонов в душе, чтобы беспокоить чужих.
  
   Проснулся я утром с отвратительным привкусом во рту, ноющей головой и прекрасным ощущением прикосновения горячей гладкой кожи к телу. Я лежал на узкой койке, а на мне сладко спала красивая и обнаженная черноволосая девушка, и я бы очень хотел вспомнить, как её звали.
   Я очень осторожно выбрался из-под девушки, старясь её не раззудить, и едва не наступил на механика, спавшего прямо на полу. Рядом с ним лежала рыжеволосая красавица. Собрав в охапку свою одежду, я легонько пнул мужика. Он дернулся, но сразу замер, с непередаваемым выражением лица глядя на свою спутницу. Я тихо показал ему на дверь, он кивнул. Очень тихо и аккуратно мы выбрались из каюты.
   - Спасибо, - буркнул механик, держась за голову.
   - Не за что, - негромко ответил я. - Блин, где бы похмелиться...
   - Пошли... уй... нахрен я так пил вчера, - он с раскаянием посмотрел на дверь каюты. - Как же её звали то...
   - Она медсестра... - неуверенно ответил я.
   - Не важно, - махнул техник и опять охнул. - Пшли, у меня в шкафчике есть.
   Отхлебнув какого-то самогона, я почувствовал себя лучше. После этого можно было и делами заняться.
  
   Наградные за бой были щедрыми. Я сходил к Лидаэли, несколько минут смотрел, как она смеется, и заказал у неё платье для Алисии. А потом заглянул в кабак Джека. У него оказались хорошие новости. Правда, пришлось немного подождать в отдельной кабинке в его кабаке.
   Он выглядел как заправский воздушный волк в старой потрепанной штормовке с седой бородой и запахом перегара. Кого-то такой вид мог обмануть, но мне сразу было видно, что он давно на мели. Я молча подвинул к нему поднос с едой и выпивкой. Он поблагодарил и начал есть.
   - Что вы хотите узнать?
   - Ты видел такие самолеты? - я протянул к нему рисунок.
   - Да... раздери меня акулы. Я видел их!!! - в ярости он смял листок бумаги.
   - Расскажи где и когда?
   - Зачем? Хочешь посмеяться над стариком?! Хотя... раз ты накормил, можешь смеяться... - он махнул рукой и угас, вспышка ярости ушла, оставив его без сил.
   - Я тоже их видел, - спокойно ответил я. - И сбил два, но они убили моего штурмана.
   - Врешь!
   - С чего бы это? Так ты их видел или просто придумал эту историю, чтобы выпрашивать на выпивку в кабаках?
   - Видел... это было двадцать лет назад. Я служил помощником капитана на "Сентинеле". Это был торговый корабль семьи Трорсанов из этого города. Хороший, быстроходный клипер, на нем можно было бросить вызов и пиратскому фрегату! Это был хороший рейс, мы шли курсом на Жемчужные острова. Везли вино, оружие и сталь для островитян и собирались закупить там груз драгоценных камней, ценного дерева и жемчуга. Выгодное дело.
   - Сколько судов было в отряде?
   - Шесть. Все лучше суда семьи Трорсанов. Командовал отрядом сам Мэл Трорсан, глава семьи. С ним еще была его любимая дочка. Как сейчас помню её... черные волосы и глаза, бойкая и непослушная. Она забралась на корабль тайком, а когда её нашли матросы - уже было поздно разворачиваться.
   - И что случилось?
   - Буря, - старый моряк потемнел, а в его глазах были слезы. - Всего лишь буря или месть жестоких богов. Мы решили обойти её с юга, чтобы не рисковать, а надо было идти через её сердце!
   - Вы обошли бурю с юга и где оказались?
   - Там был материк. Большой, не отмеченный на картах материк. Мы думали, что нам улыбнулась удача... а оказалось что мы нашли гнездо демонов...
   - Там были демоны? Из империи Радек?
   - Если бы! Несколько старых матросов твердили, что мы зря зашли в эти места. Они говорили, что это запретные земли. Что боги покарают тех, кто нарушил запрет и взглянул на них... если бы мы их послушали... о боги, почему мы не прислушались к ним?!
   Он обхватил лицо руками и зарыдал. Я молчал и ждал. Наконец он успокоился и продолжил рассказ.
   - Они напали со стороны солнца. Мы не ждали атаки, но не испугались и приняли бой. Я командовал схваткой с юта*. Наши зенитки били по ним, и клянусь, мы за пару минут боя сожгли шесть их проклятых самолетов! Я помню тот день. Было очень жарко. По мне стекал пот, и я снял китель, оставшись в рубашке. Я смотрел на них и удивлялся, как могут летать такие несуразные самолеты?
   Он отхлебнул пива.
   - С двух других наших кораблей взлетели истребители, немного, всего четыре "эфки".
   - "Эфки"? - переспросил я. - В смысле самолеты серии ЭФ?
   - Да, старые машины. Даже тогда они были старыми, но они достойно вступили в бой. Мы бы отбились от этого неожиданного нападение, но...
   - Что случилось?
   - Появился он. Сверкающий на солнце истребитель без двигателей с узкими крыльями и невероятно быстрый. Быстрее чем у эльфов.
   - Как он летал?
   - О, парень, если бы ты видел его в воздухе - ты бы обделался. Он рассекал воздух так быстро, что он словно взрывался! Клянусь, я не вру. Он мгновенно пронесся рядом с нами и спалил наши истребители. А потом зашел на второй круг и ... это словно удар молнии был и наш корабль "Молот" взорвался.
   - От одного выстрела?
   - Клянусь богами! Это не была ракета или что-то вроде этого, это... магия. Что еще это могло быть? Прежде чем мы успели опомниться - мы остались одни. И тогда он зашел на нас. Я приказал развернуть орудия и открыть по нему огонь. Я сам кинулся к зенитке и наводил её. Мы стреляли, стреляли как проклятые но...
   - Он прорвался.
   - Да... он прорвался и выстрелил. Это была лишь вспышка, а когда я очнулся, то плавал в море на обломке дерева.
   - Как ты выжил?
   - Я не знаю, - он развел руками. - Перед боем мы были невысоко, метрах в ста, наверное, от моря и недалеко от берега. Почему меня отнесло в море, а не выбросило на берег - я не знаю. Я не видел никого из своих товарищей. Я думал, умру в море от жажды и голода, но меня подобрали и доставили в Облачный город. Я пришел в дом Трорсанов... сначала они не хотели даже признавать меня, думали, что я просто нищий, но шло время, а корабли не появлялись.
   - И что они сказали?
   - Меня долго расспрашивали, сначала члены семьи, потом военные из Небесной стражи. Говорят, они даже отправили корвет, чтобы проверить мои слова, и он не вернулся. Но это лишь слухи, передо мной никто не отчитывался. Семья Трорсанов разорилась, а я оказался на улице. Какое-то время я пытался устроиться на другой корабль, но стоило мне подняться на борт и выйти в небо - как меня охватывала паника. По ночам снились кошмары, и я не мог поднять голову и посмотреть в небо. Так я и опустился до пьяницы...
   - Кто-нибудь еще выжил?
   - Не знаю, - он покачал головой. - Я никого не встречал. Наверное, нет. Если бы кто-то выжил и добрался бы до Облачного города, он бы подтвердил мои слова, и я бы об этом узнал.
   - Покажи на карте, где это было.
   Он показал, а я дал ему полный кошель медных монет. За золото или серебро его убили бы еще до вечера.
   - Ты слышал, что в последнее время эти самолеты стали встречать возле Вольных островов?
   - Да, слышал. Вранье пьяниц вроде меня...
   - Серьезно? - с насмешкой спросил я.
   - Да, я разговаривал с некоторыми из них. Но несколько кораблей на самом деле пропало, а пираты это были или нет - кто знает. Слухи ходят, но...
   - Я сам видел эти самолеты недалеко отсюда.
   - Значит, эти твари выбрались из логова и рыщут в поисках добычи. Я помолюсь, чтобы они не нашли тебя.
   - Помолись лучше, чтобы я нашел их, - зло усмехнулся я.
   - И что сделаешь, когда увидишь их?
   - Отомщу за нас обоих. Двоих я уже сбил, но в том бою погиб мой напарник.
   Он встал и ушел, нетвердо стоя на ногах. Таких как он полно в этом месте, офицеров потерявших корабли и надежду выбраться со дна, на которое упали. Поблагодарив Джека за помощь, я вернулся на "Изгнанник" в раздумьях. Ситуация получалась еще интересней.
  
   * Ют - кормовая надстройка или кормовая часть палубы на корабле.
  
   Прошло еще несколько дней. Я гулял по Облачному городу, пока была возможность, копался в "касатке" и слушал наставления Рэлы по тактике эскадрильи. Недавний бой был разобран поминутно, каждый маневр и каждый выстрел, все действия, команды и слова были записаны и проанализированы. Для меня подобная работа была впервые.
   - Серьезно? - удивилась Рэла Мора. - Ты же не просто наемник, а военный летчик.
   Я пожал плечами.
   - У нас ничего подобного не было. В лучшем случае при нелетной погоде мы просто разговаривали и делились опытом друг с другом.
   - Гхм... неудивительно, что вы проиграли войну.
   Я лишь развел руками. Мы были лишь ополченцами. Дворяне из армии смотрели на нас как на недоразумении и при разговоре презрительно цедили сквозь зубы. Ну а мы... мы просто сражались, как умели и быстро погибали.
   - У вас хоть офицеры были?
   - Были... первое время.
   - Первое время?!
   - Да. Они слишком быстро кончились.
   - Как же вы воевали?
   - В основном везением и наглостью, - признался я. - Армия была быстро разбита и деморализована. Лишь немногие полки сражались до конца. Ополчение дралось жестко, но наши подразделения были слишком разрознены. Связи со штабами практически не было, да и приказы оттуда поступали такие, что лучше бы их не было. Два месяца мы сражались, как могли, несли огромные потери и быстро отступали. Какое-то время мы держались лишь за счет того, что противник не смог организовать наступление из-за разлившихся рек. А потом наступил неизбежный финал.
   Меня слушали с интересом. О недавней войне Гэльского княжества и Северной республики здесь, конечно же, слышали все, но о подробностях никто не знал.
   - Ирвин Тродсон, на капитанский мостик!
   Я обернулся, у двери стояли два бойца с пистолетами на поясе. Рэла Мора нахмурилась и встала с места.
   - Пойдем вместе. Занятие окончено!
   Она открыла свой шкафчик и достала оттуда кобуру с пистолетом и повесила на пояс. Стоявшие у двери бойцы это видели, но никак не прокомментировали. Вместе мы поднялись на мостик. Там меня уже ждали люди, которых я меньше всего ожидал увидеть - офицеры Гэльского княжества. Пять человек и все с пистолетами. Одного из них я очень хорошо знал
   - Вот он! - торжествующе заявил Рэдрик, указав на меня пальцем, и протянул руку Брюгге. - Благодарим за сотрудничество.
   - Какое еще сотрудничество? - усмехнулся старпом, демонстративно сложив руки на груди.
   - Это гнусный преступник и дезертир, мы забираем его с собой!
   Двое человек шагнули ко мне, я быстро достал из-за пояса нож. Через мгновение, стоявшие за мной бойцы вскинули пистолеты и целились они не в меня.
   - Как это понимать?! - Рэдрик побагровел от злости.
   - Ирвин, ты его знаешь? - спросил старпом.
   - Да. Рэдрик дэ Трусливая скотина.
   - Как ты смеешь, дрянь?!!! - заверещал он.
   - Как я смею? - нехорошо улыбнулся я и шагнул вперед, отпихивая в сторону офицера. - Тебе, сука привет, от полковника Мориса!
   Прежде чем меня успели остановить, я поймал его за шиворот и отхватил ножом пол уха. Через мгновение на капитанском мостике начался хаос, на меня навалились гэльские офицеры, на них наши бойцы. Рэла с удовольствием врезала кому-то по морде. Рэдрик визжал как свинья резанная.
   - Отставить! - рявкнул старпом.
   Повинуясь его приказу, меня отпихнули в сторону. Рядом со мной встала Рэла Мора и недвусмысленным жестом прижала меня рукой к стене.
   - Он это заслужил? - хладнокровно спросила Рэла.
   - Да.
   - Кто такой полковник Морис?
   - Один из немногих честных офицеров княжества, погиб в бою из-за трусости этой скотины!
   - Да как ты...
   - Я сказал тихо! - опять рявкнул Брюгге. - Четко и по делу, в чем вы обвиняете Ирвина Тродсона.
   - Он дезертир!
   - Я тоже! Дальше что?!
   - Он... похитил княжеские реликвии!
   Я расхохотался.
   - Как ты смеешь смеяться, дрянь?!
   - В чем дело, Ирвин? Ты правда их похитил?
   - Я не знал, что эти побрякушки на самом деле реликвии княжеского дома, а иначе бы продал их подороже.
   - Объяснись.
   - Когда война закончилась, я получил последний приказ. Доставить в безопасное место тело малолетней княжны и мешок с какими-то побрякушками.
   - И что ты сделал?
   - Бросил её тело на улице какого-то городка, чтобы её подобрали местные власти и похоронили как неизвестную, а побрякушки пропил в кабаках за упокой высокородных выродков, просравших страну и расплатился ими за билет до Вольных островов.
   На лице Брюгге не было никаких эмоций. А вот офицеры Гэльского княжества хотели меня убить.
   - Что ж. Еще одна часть твоей биографии подтвердилась, - он хотел сказать что-то еще, но осекся и выпрямился. - Капитан на мостике! Смирно!
   - Вольно, - сказала Изабелла. - Что случилось?
   Брюгге быстро пересказал всю суть претензии ко мне. То, что она потом сделала, удивило всех. Изабелла забрала пистолет у одного их охранников и приставила его мне ко лбу.
   - А теперь повтори еще раз, глядя мне в глаза, - жестко сказала она.
   - Я выбросил тело Ирины Арнельской, наследницы престола Гэльского княжества в канаву какого-то городка и пропил фамильные реликвии её дома.
   - Я тебя сейчас застрелю, - пообещала Изабелла. - Это правда?
   - Да, - глядя ей в глаза, ответил я.
   Она тихо рассмеялась и убрала пистолет.
   - На "Изгнанник" люди попадают разными путями, и у многих темное прошлое. Но для меня имеет значение лишь то, что ты делаешь на корабле. Старпом, выгони посторонних с корабля.
   - Есть!
   - Вы не смеете!
   - Еще как смею! Это мой корабль, а вы лишь трусливые отщепенцы, сбежавшие из своей страны! - рявкнула Изабелла. - Пошли вон, пока я не приказала расстрелять вас!
   Я перевел дыхание. Охранники быстро вытолкнули посторонних.
   - Они постараются поймать его в городе, - негромко сказал Брюгге.
   - Я буду рад этому, - сухо ответил я.
   - Ирвин, я запрещаю тебе покидать корабль, - сразу ответила Изабелла.
   - Я под арестом?
   - Нет. Я понимаю, что ты хочешь убить этого труса, но я не хочу терять хорошего летчика из-за столь пустяковой мести, - жестко ответила Изабелла. - Впрочем, времени у тебя все равно не будет. Завтра мы выходим в долгий поход.
   - Капитан? - сразу встрепенулся Брюгге.
   - Да, - кивнула Изабелла, отвечая на его невысказанный вопрос. - Я узнала, что хотела. У нас есть цель.
   Команда корабля сразу же оживилась.
   - Отлично! Надоело киснуть в доке! - заявила Рэла. - Пошли, Курьер с интересным прошлым! Дел у тебя сейчас и правда много будет!
   Мы вышли с мостика, старпом там уже раздавал приказы и потребовал смыть кровь с пола, а Рэла вдруг, словно невзначай спросила меня:
   - Ты, в самом деле, выбросил принцессу в канаву?
   - Княжну, - поправил я и, поколебавшись, ответил. - Нет, я подложил её тело в общую кучу погибших ополченцев и её похоронили вместе с ними в братской могиле.
   - Я так и подумала, - кивнула она. - А капитану, зачем соврал?
   - Потому что там были эти уроды, - сухо ответил я. - Я не верю этим продажным тварям, а последний мой приказ был: "Чтобы никто не знал, где могила княжны".
   Рэла Мора одобрительно кивнула, поверив мне. А я и не знал, что умею так хорошо и убедительно врать...
  

9 глава

   Облачный город медленно исчезал сзади, окутанный легким смогом и утренним туманом. Я с непонятной грустью стоял на корме "Изгнанника" и, облокотившись на фальшборт, смотрел на него. Изабелла сдержала свое слово и мне не дали выйти в город, завалив разной работой.
   - Еще десять раз, - не оборачиваясь, сказал я.
   Впрочем, это сложно было назвать работой. Меня официально записали как члена эскадрильи, выдали два комплекта повседневной формы и поставили на довольствие как офицера. Именно с моим офицерским званием и были связаны основные проблемы, мне совершенно непонятные.
   Хотя "Изгнанник" и не был именно военным судном, но многие морские традиции на нем строго соблюдались. Офицеру на корабле полагалось питаться не в общей столовой, а в кают-компании, и спать не в одной из общих спален, а в отдельной каюте. Если с местом за столом в кают-компании проблем не было, то вот свободные каюты отсутствовали. Мне бы лично хватило и койки вместе с техниками, тем более что со многими из них я уже успел сдружиться. Но вот наверху уперлись рогами...
   - У меня в каюте есть свободная койка, - неожиданно предложила Алисия.
   - Ну... - протянула Рэла Мора. - Будет ли это удобно...
   - Я доверяю ему свою жизнь, думаю, как-нибудь переживу, если он увидит меня в пижаме, - просто ответила девушка.
   - Ну, раз никто не против, то пойдет.
   - Странно, что раньше никого не подселили к ней, - равнодушно заметил я.
   - Ха! Алисия у нас особенная. Ей отдельная каюта полагается! - насмешливо ответила Рэла.
   Я искоса взглянул на смутившуюся Алисию и не стал ничего спрашивать. В конце концов, я сам попал на "Изгнанник" на необычных условиях.
  
   В каюте Алисии было чисто, по-девичьи уютно и приятно пахло лавандой. Иллюминатор закрыт занавеской, на столе чистая скатерть, а у кровати маленький мягкий коврик и тапочки. Кровать, кстати была двухъярусной, наверху лежали подушки в расшитых наволочках и мягкие игрушки.
   Алисия нерешительно замерла в центре, не зная, что делать.
   - Ты спишь внизу? - спросил я, зная ответ, и тут же сказал, - значит, освобождай верхнюю койку.
   Я отвернулся, чтобы убрать вещи в шкаф. Там висело несколько комплектов формы, другие вещи, несколько пучков засушенной лаванды и разные платья. Из чистого любопытства я достал одно из них, длинное и черное, и взглянул на покрасневшую Алисию.
   - Тебе не пойдет это платье, - коротко сказал я.
   - Я шью его на заказ, - ответила девушка. - Для одной медсестры из лазарета.
   - Понятно.
   Я вернул платье на место.
   - Тебе не нравится? - осторожно спросила Алисия.
   - Платье или эта плюшевая каюта?
   - Каюта...
   - Нет, не нравится. Это комната девочки, а не штурмана и стрелка боевого самолета.
   - Я...
   - Что ты? - насмешливо спросил я.
   - Я хочу летать.
   - Летать ты как раз не умеешь, девочка. А вот стреляешь неплохо, - задумчиво заметил я. - Значит, хочешь летать? А терять сознание от перегрузок хочешь?
   - Нет.
   - Тогда снимай рубашку и за мной.
   - Куда? - испуганно спросила Алисия, вцепившись в воротник.
   - В ангар!
   - Зачем?
   - Увидишь!
   Серого, эта блеклая сероглазая мышь не заменит, но без стрелка я летать не смогу. А значит, придется заниматься с ней. Может что-то и получится.
  
   - Я... все...
   Я повернулся. Мокрая от пота Алисия стояла на одном колене и тяжело дышала. Я невольно скривился, но махнул рукой.
   - Две минуты отдыха.
   Оглянувшись назад, я увидел, что Облачный город уже скрылся из виду. "Изгнанник" бодро шел куда-то на север. Чуть ниже послышался шум мотора и через пару секунд в небо взлетел разведчик. Отлетев подальше, самолет развернулся и, покачав нам крыльями, полетел по курсу корабля.
   - Нас на разведку не пошлют? - наивно поинтересовалась Алисия.
   - Сомневаюсь, - ответил я. - Моя красавица жрет слишком много топлива, да и глупо отправлять на разведку тяжелую "касатку", когда есть Ар-2.
   - Жаль.
   - Любишь летать? - я взглянул на напарницу.
   - Очень, - ответила она.
   - Тогда еще пять кругов по ангару!
   Девушка тяжело застонала, но возражать не стала и пошла вниз. Я заставил её пробежать все семь кругов, а потом велел качать пресс. Техники и другие летчики над нами откровенно потешались, пока в ангар не заглянула сама Рэла Мора. Она одобрительно посмотрела на меня и кивнула.
   - Так, а вы что стоите, языками вхолостую работаете?! Ну-ка, стройся! Двадцать кругов по ангару, двадцать отжиманий и весь остальной комплекс упражнений! Выпол-нять! Ирвин! Тебя это тоже касается, горный ты наш красавец!
   Выругавшись, я побежал за остальными. Теперь не только техники, но и другие зеваки, не скрываясь, ржали над нами.
  
   Работы хватало, даже с учетом того, что меня освободили от нарядов. Приходилось заниматься штурманской подготовкой, сидеть на занятиях по тактике и часами находиться в форме рядом с самолетом во время дежурств. А еще я записался в наблюдатели и теперь днем или ночью стоял на одном из постов с биноклем. В свободное время я копался в самолете или занимался с Алисией, иногда приходилось отвечать на самые разные вопросы.
   - Я давно спросить хотела. Почему место штурмана так странно устроено? - наивно поинтересовалась Алисия. - Разве нельзя было перенести приборную доску назад?
   - Честно? Понятия не имею. Но если когда-нибудь увижу человека, придумавшего это - я ему передам много хороших пожеланий от Серого.
   Худенькой и маленькой Алисии было просто развернуться, а вот Серому вечно колени мешали...
   - А пятна, это же кровь, да?
   Несколько секунд я смотрел на темные пятна на обивке кресла, а потом ответил точно так же, как в свое время сказал Серому:
   - Это не твое дело.
   Серый тогда клацнул зубами, но тактично не стал, ни о чем спрашивать. Алисия удивленно взглянула на меня и тоже не стала задавать глупых вопросов.
  
   Я еще пару раз встретился с Лаирой, черноволосой медсестрой из лазарета, а потом аккуратно и вежливо свел отношения к дружеским. К счастью характер у неё был достаточно простым и веселым. От неё я узнал, что подобные легкие и короткие романы между членами команды "Изгнанника" были не редкостью. В иных обстоятельствах, это могло бы породить случаи ревности со всеми вытекающими последствиями, но на этом корабле все считали себя членами одной большой семьи.
   В кают-компании царило практически полное равноправие. У офицеров званий не было, только должности и поэтому фактически все офицеры были равны. Например, мне, как летчику, что-то приказывать могла лишь Рэла Мора, либо старпом с капитаном. Поэтому атмосфера за столом царила дружеская, нередко веселая. Люди делились новостями, обсуждали планы и рассказывали смешные истории, под привычный и монотонный гул двигателей корабля.
   Изабелла редко присутствовала за столом, чаще всего она ела в своей каюте. Вместо неё приходил старший помощник и раздавал указания, чем порой портил аппетит.
   После ужина в кают-компании собирался импровизированный офицерский клуб. Часто в гости приходили красивые девушки с камбуза или лазарета, по такому случаю одевавшие корсеты, платья или блузки с юбками и шляпки по последней моде Облачного города. Можно было посидеть на диване, выкурить сигару и за стаканом вина или коньяка побеседовать о литературе, музыке или политике. Во всем этом я разбирался примерно также, как медсестра в устройстве двигателей "касатки", но за столом часто играли в карты на мелочь. Это мне нравилось больше, чем обсуждение книг, которых я никогда не читал.
   Алисия ни разу не приходила вечером в кают-компанию. Она убегала сразу после ужина, переодевалась в пижаму, с вышитыми синими цветочками и занималась шитьем. Пижама была закрытой, плотной и выглядела откровенно детской, и даже эта одежда отлично скрывала фигуру девушку.
  
   Сирена боевой тревоги мгновенно вырвала меня из сна. Спрыгнув с койки, я кинулся к шкафу с одеждой, сразу схватил форму Алисии и кинул ей. А сам быстро натянул штаны, куртку и бросился в ангар. В коридоре я столкнулся с несущимися на орудийную палубу артиллеристами. Пропустив их, я побежал дальше и быстро скатился по лестницам вниз.
   Сирена ревела. Двигатели резко взвыли и корабль несколько раз сильно качнуло. Я забежал в ангар и сразу бросился к своей "касатке". Возле неё уже работали техники.
   - Быстро! Быстро!! - рявкнул Старг, подгоняя остальных. - Дежурное звено вылетело?!
   - Так точно!
   - Остальные к взлету!
   В ангар забежала Алисия, буквально на ходу стягивая волосы в короткий хвост. За ней заскочило несколько других летчиков. Я уже сидел в кабине и запускал двигатели. Алисия ловко заскочила на свое место.
   - Закрылки! Элероны! Все приборы в норме!
   Неожиданно техник дал знак заглушить двигатели. Я удивился, но выполнил. Один за другим другие летчики глушили самолеты и также удивленно оглядывались. А потом из темного угла вышла Рэла Мора с круглыми часами в руках.
   - Ну, что черепахи беременные, уложились в норматив?!
   - Внимание всем, отбой тревоги! - раздался в динамиках голос старпома. - Повторяю, отбой тревоги! Это была учебная тревога. Командирам подразделений доложить капитану о результатах проверки, остальным отбой!
   - И часто у вас бывают учебные тревоги? - поинтересовался я.
   - Редко, - отозвался Рок, один из механиков. - Обычно только боевые.
   Логично. С тех пор как мы вылетели из Облачного города, не было ни одного столкновения с противником. Самое время встряхнуть команду учебной тревогой.
  
   "Изгнанник" бодро шел курсом на северо-северо-запад. С каждым днем становилось все холоднее. Вскоре на внешней обшивке по утрам стала появляться изморозь, да в самом корабле было прохладно. Матросы начали постепенно утеплять корабль и задраивать лишние вентиляционные отверстия. А в один прекрасный вечер включили отопление внутренних помещений.
   Дежурить на наблюдательных постах стало сложнее. Часто дул холодный ветер, а у меня не было теплой одежды. За годы жизни в тропиках я уже успел подзабыть, что бывают холода и перестал обращать внимания на времена года. И поэтому очень удивился, узнав, что вообще-то сейчас самая середина зимы. Пришлось выпрашивать теплые вещи у интенданта.
  
   Как-то раз я получил приглашение от капитана зайти вечером к ней в каюту. Старпом в этой время дежурил на капитанском мостике и не мог поскрипеть зубами. Я подошел к двери и вежливо постучал.
   - Открыто!
   - Добрый вечер, капитан.
   Изабелла с улыбкой оглядела меня. Против обыкновения она была не в форме, а в черном платье с открытыми плечами и декольте. Её красивые волнистые волосы были расчесаны и уложены в простую прическу.
   - А тебе идет эта форма.
   - Спасибо.
   - Присаживайся.
   На столе стояли тарелки с закусками, бутылка коньяка и два стакана, а свет в каюте был приглушен. Если бы не её собственные слова, сказанные мне пару недель назад в этой самой каюте, я бы подумал, что она решила меня соблазнить.
   - Разведка доложила, что рядом с нами только караван тяжелогруженых гномьих кораблей. Так что капитан может немного расслабиться, - насмешливо призналась Изабелла, садясь на диван и закидывая ногу за ногу.
   - Польщен, что вы решили расслабиться именно в моей компании, - ответил я, садясь рядом.
   - Просто поговорить хотела в неформальной обстановке и без лишних свидетелей. Но сначала выпьем.
   Я без труда понял намек, открыл бутылку и налил коньяк в стаканы. Мы чокнулись и выпили без тоста. Коньяк был хорошим, крепким и выдержанным. Я сразу выпил полный стакан, схватил с тарелки несколько тонких ломтиков копченого мяса и закусил. Изабелла не спеша сделала несколько глотков, поставила стакан на стол и закурила сигару.
   - Коньяк пить ты не умеешь, - с улыбкой сказала Изабелла.
   - Может быть, - ответил я, накладывая на кусок хлеба ломтики сыр. - Вкусное мясо.
   - Это хамон, - видя, что название мне ни о чем не сказало, она объяснила. - Сыровяленая особым образом свинина.
   - Интересно. Наверное, дорогой деликатес?
   - Да, это тарелочка стоит с десяток золотых монет.
   - Однако, - я не стал брать мясо, и потянулся за сыром.
   - А этот сыр стоит еще дороже, - откровенно посмеиваясь, добавила Изабелла,в полумраке каюты её черные глаза казались такими загадочными. - И есть его вместе с хлебом чистое варварство! А эти оливки с острова Лилор, самый дорогой сорт в мире, между прочим.
   - Тогда я лучше буду пить, не закусывая, - с деланной серьезностью сказал я, наливая себе еще коньяка.
   - Да не стесняйся, Ирвин, пробуй все, что есть на столе, - рассмеялась она, а потом сделала вывод: - ты никогда не был в высшем обществе.
   - Не был, конечно. Кто бы пустил за стол такого необразованного горца, как я?
   - Для необразованного горца ты довольно умен. И жесток, - неожиданно добавила она. - Ты в самом деле собирался убить того дворянина из Гэльского княжества?
   - Да. И я это сделаю. Рано или поздно.
   - Опасно так прямо говорить о таких планах, - Изабелла прищурилась, глядя на меня.
   Я пожал плечами.
   - Не думаю, что вам будет жаль эту падаль. Может и опасно прямо говорить, но врать я не люблю.
   - Но превосходно умеешь это делать.
   - Что, простите?
   - Ничего, просто мысли вслух. Я слышала, у тебя был роман с медсестрой Лаирой, - с оттенком легкой ревности проговорила она.
   - Да, был, - признался я. - Вам еще налить?
   - Да, пожалуйста. Именно был?
   - Да. Именно что был, - честно ответил я. - Он и начался случайно. Я немного перебрал и... такое бывает.
   - Бывает, это верно.
   - Я постараюсь, чтобы больше таких романов не было.
   Я думал, что Изабелла рассмеется или не поверит мне, а она испугалась.
   - Ирвин, ты меня не понял, я не собираюсь вмешиваться в такие вещи! "Изгнанник" все-таки не военный корабль!
   - Я знаю, - спокойно ответил я. - Это мое личное решение. Я не гажу там, где живу. Да и вообще, отношения с женщинами меня сейчас не интересуют.
   - Серьезно? - удивилась Изабелла. - Не успей я тебя узнать, я бы решила что ты по мальчикам.
   Я поперхнулся.
   - Нет, по эльфийкам, - честно ответил я. - Не шутите так, пожалуйста. Некоторые мои соплеменники на такие шутки могут отреагировать несколько горячо...
   - Я знаю, что вы народ горячий. Но по эльфийкам? И как успехи? - насмешливо приподняв бровь, поинтересовалась она.
   - Ну, - я картинно начал загибать пальцы сначала на одной руки, а потом на второй. - Пятеро.
   - Серьезно? И как так получилось?
   - Ну, - я замялся. - Наверное, это не лучшая тема для разговора с женщиной в романтической обстановке.
   - Верно. Но считай, что я приказываю, - коварно улыбнулась она.
   - Хм, - я склонил голову к плечу и хитро посмотрел на Изабеллу. - Я бы не стал выполнять такой приказ, но когда вы так улыбаетесь, я готов и в ад слетать.
   Что ж, смутить её мне все-таки удалось.
   - Все просто. Эльфийкам безупречная красота приелась еще в их родных лесах. Эльфийка скорее переспит с лысым, щербатым уродом с переломанным носом, чем соблазнится смазливым красавцем. Второе, любые отношения с эльфом - это затянутые на несколько лет ритуальные ухаживания, а с человеком можно переспать здесь и сейчас. Ну а самое главное - эльфийки не влюбляются в людей, но с удовольствием заведут легкие, ни к чему не обязывающие отношения.
   - Но ведь есть и подвох.
   - Есть, - согласился я. - Нужно смириться с тем, что ты никогда не станешь для эльфийки кем-то важным. Она всегда будет относиться к тебе как... хорошему приятелю... даже нет. Как к хорошему собутыльнику в баре. Вы случайно встретились, сейчас вам хорошо, но рано или поздно один из вас встанет, попрощается и выйдет из бара, и больше вы не увидитесь и даже не вспомните про него. И главное правило - ни в коем случае не влюбляться в эльфийку.
   - И тебя это устраивает?
   - Более чем. Поэтому я легко могу соблазнить любую эльфийку.
   - А смог бы соблазнить меня? - Изабелла откинулась на спинку дивана, и словно бы случайно провела пальцами по шее и вниз, к ложбинке в вырезе декольте.
   - На этот вопрос я не отвечу даже под страхом смерти, - с улыбкой сказал я.
   - Фу, какой ты скучный. Налей мне еще.
   - Пожалуйста.
   Я подлил коньяка Изабелле и налил себе.
   - Давай лучше поговорим об Алисии.
   - Об Алисии? Почему о ней?
   - Скажем, это мой каприз. Что ты о ней думаешь?
   - Девчонка.
   - И все?
   - Мелкая девчонка. Ей бы в куклы играть, а она почему-то воюет...
   - Это правда, что она сбила два истребителя? - Изабелла пристально посмотрела на меня. - Ты не преувеличил?
   - Нет. В жизни не видел, чтобы кто-то так метко стрелял, - задумчиво ответил я. - Она никак не могла разобраться, как стрелять из пулемета, потом не могла поймать никого в прицел. А когда разобралась во всем - двумя короткими очередями свалила два самолета.
   - Ты не задумывался, что она вообще делает на корабле?
   - Задумывался, - честно ответил я. - Особенно мне интересно, почему ей дали отдельную каюту?
   - Потому что она моя племянница.
   - Что?
   - А что, не замечаешь семейного сходства? - с лукавой усмешкой спросила Изабелла.
   - Честно говоря - нет.
   - И, тем не менее... она с детства бредила небом, но куда ей в летчики. Поэтому она выучилась на штурмана. Ей бы в мирном небе летать, почту возить, к примеру... она хороший штурман, старательный и точный. Но пока что самое безопасное место в небе, это каюта, укрытая броней "Изгнанника".
   - Тогда почему вы отпустили её со мной? Откуда вы могли знать, что не предатель и не убью её в первом же вылете, а сам не сбегу?
   От удивления, я даже протрезвел немного, но от реакции Изабеллы я удивился еще сильнее. Она рассмеялась.
   - Ирвин, да тебе же насквозь видно! Я ни на секунду не сомневалась в твоих мотивах! Это Брюгге с его паранойей вечно шпионов боится, а я своему чутью доверяю.
   - Но... допустим, но как же та атака на авианосец, шансов вернуться ведь почти не было...
   - Да, - Изабелла замолчала. - Когда вы улетели, я корила себя, что не заставила её остаться. Но ей пора взрослеть. И пора обрести собственные крылья. Главное, чтобы ты не обманул её, Ирвин.
   - В каком смысле?
   - Ты очень красив, - прямо сказала она. - Она может в тебя влюбиться, так что, прошу тебя, не разбей ей сердце.
   - Гхм... - от такой просьбы я опешил. - Извините за прямоту, но она настолько непривлекательна для меня, что я столько не выпью. Если она в меня влюбится - то это будут только её личные проблемы, потому что я лично ничего для этого делать не собираюсь!
   - Я так и думала, просто хотела предупредить.
   Мы еще какое-то время поговорили, потом она намекнула, что мне пора уходить. Я сразу поднялся и попрощался. Этот поздний разговор еще долго не давал мне покоя. Что Изабелла хотела от меня и зачем завела такой разговор про Алисию?
  

10 глава

  
   За бортом было довольно холодно - двадцать семь градусов мороза. На востоке только-только начало светлеть, хотя уже было десять часов утра. Так далеко на север я еще ни разу не забирался.
   - "Облако", это "Курьер". Взлет произвел, ложусь на курс.
   - "Курьер" вас понял, выходите на связь только в исключительных случаях. Удачной охоты!
   - "Облако", вас понял.
   Мы вылетели с "Изгнанника" с залитыми под завязку основными баками и подвесными. Задача стояла простая - обследовать огромную площадь в пустом океане без каких-либо ориентиров и найти дрейфующий объект размером не больше корабля. Кроме нас на поиск отправили и другие самолеты, но у них запас топлива был гораздо меньше и они не могли далеко улетать от "Изгнанника".
   - Надеюсь, ты хорошо выспалась? - сказал я Алисии. - Нас ждет сложная работа!
   - Я продержусь! - крикнула она в ответ.
   - Захватила кофе?
   - Да! И бутерброды!
   - Перевожу двигатели в экономичный режим! Смотри по сторонам!
   - Хорошо!
   Вообще смотреть по сторонам было моим делом, у Алисии стояла задача серьезней - следить за маршрутом. В месте, где нет никаких ориентиров, заблудиться проще простого...
   После нескольких недель постоянного гула двигателей корабля, мерный рокот мотора самолета казался приятной музыкой. Да и посидеть за штурвалом после такого перерыва было настоящим удовольствием.
   Солнце поднялось и в кабине стало жарковато, я расстегнул теплую куртку. Видимость была отличной, в небе не было ни облачка, а океан под нами был непривычно темным и холодным даже на вид. Часто встречались целые поля плавающих льдин. Если возле Вольных островов главной проблемой были акулы, то здесь о них можно было не беспокоиться. Упавший в ледяную воду человек все равно не продержится и четверть часа.
   В обед я съел бутерброд с мясом, запивая его холодным кофе. Мы прочесывали квадрат за квадратом, но ничего не находили. Вскоре после обеда опустели подвесные баки, и я их сбросил в океан.
   Мы с Алисией практически не разговаривали друг с другом, только обменивались короткими фразами по делу. Чтобы долго перекрикивать шум двигателей, надо иметь такую глотку, как у Серого.
   - Ты что-нибудь видишь?!
   - Нет! - спустя секунду ответила Алисия. - Нас сносит ветром, возьми на пять вправо!
   - Понял. На пять вправо!
   Ветер становился сильнее. И на горизонте показалась темная полоса облаков. Похоже, что от хорошей погоды скоро останутся лишь воспоминания.
   - Вызов! Нас вызывают с "Изгнанника", но слышно плохо!
   - Понял! - я переключил СПУ на прием и прислушался.
   - ... О...ко... ает .. урьера!
   - "Облако", я "Курьер", слышу вас плохо! Как поняли, прием!
   - ..рьер .. ас понял! ...сь.
   - "Облако", вас плохо слышно! Повторите, прием!
   - курьер, возвроща.... ак поняли? ..ем!
   - "Облако", вас понял! Возвращаемся! Прием.
   - ..урьер, вас понял!
   - Алисия, возвращаемся!
   - Поняла! Разворот и курс строго на юг!
   - Понял!
   Вернулись мы быстро. "Изгнанник" все это время не стоял на месте и шел на север, а мы летали зигзагами. Всего через час связь стала гораздо лучше, я связался с кораблем, и там подтвердили приказ на возвращение. А еще через полчаса начало темнеть, и мы увидели огни "Изгнанника".
  
   В ангаре было непривычно шумно и людно. Выбравшись из кабины, я спрыгнул с платформы, не дожидаясь пока она опустится до конца и поймал за руку пробегавшего мимо летчика.
   - Зэл, ты не знаешь, почему нас так быстро вернули?
   - Руник нашел храм! Меня отправляют на патрулирование. Капитан сказала, что мы высадимся на него с рассветом!
   - Удачной охоты!
   Он кивнул и побежал к своему самолету. Я повернулся к Алисии и с усмешкой покачал головой.
   - Слышала?
   - Да, - с обидой ответила она.
   Руника вообще не отправляли на поиск. Он вылетел на ежедневное патрулирование и случайно наткнулся на храм в месте, в котором никто даже не предполагал, что он там находится. Как оказалось, карты сильно устарели.
  
   На следующий день погода испортилась. Все небо затянуло облаками, воздух потеплел, и все говорило о том, что скоро начнется снегопад. Видимость была плохой, так что с рассветом высадиться на небесный остров не получилось, только к обеду.
   Первыми на остров по тросам спрыгнули бойцы. Они рассыпались по окрестностям и прочесали его, а затем подали сигнал зеленой ракетой. После этого туда спустилась бригада техников, под командованием Старга. "Изгнанник" отошел в сторону и опустился на одну высоту с островом. Это было ювелирное маневрирование, одна ошибка могла привести к столкновению, но все прошло гладко. Техники пришвартовали корабль и натянули подвесной трап.
   Изабелла Мора одной из первых вышла на остров, рядом с ней стояли Илия и Брюгге.
   - Брюгге, держи двигатели горячими, а команду на постах. Передай Рэле, пусть постоянно держит выше облаков звено истребителей.
   - Так точно.
   - Старг, начинайте работы. Надо оттащить этот кусок подальше на юг.
   - Сложная задача будет, - гном почесал затылок. - Надо добраться до скального основания, чтобы вбить в него сваи и закрепить якоря.
   - Поэтому стоит начать пораньше. Ирвин!
   - Слушаю, капитан.
   - Возьми в оружейной винтовку и керосиновый фонарь. Пойдешь с нами.
   - Так точно.
   Я быстро сбегал в оружейную комнату и спустился на остров. С серого неба падали первые снежинки. Безымянный небесный остров выглядел пустым и заброшенным. Повсюду были лишь руины: обломки камней, упавшие колонны, остатки стен и почти заросшая травой брусчатка. Снега практически не было, наверное, сдувало ветрами. У самой большой груды камней, за баррикадой из рухнувших колонн виднелся черный провал - вход в некий храм.
   Зайдя внутрь, я сразу прикрыл глаза из-за вспышек магния. Люди фотографировали стены, исписанные странными символами. Стоявший возле входа боец сказал мне сразу идти дальше, к капитану.
   Пройдя несколько темных коридоров, идущих вниз под уклоном, я вышел в большой зал с круглыми колоннами, подпиравшими потолок. Высота этого помещения была метров десять, не меньше, а конец скрывался в темноте. Капитан стояла слева от входа с керосиновым фонарем в руке и задумчиво разглядывала письмена на стене. Илия рядом что-то быстро записывала в блокноте, её пушистые уши дергались, ловя шорохи в зале.
   - Ирвин, - обратилась ко мне Изабелла Мора. - Скажи, тебя никогда не удивляло, почему столько разных рас живет в нашем мире? Люди, эльфы, гномы, орки, демоны...
   До этого момента я даже не подозревал, что в этом может быть что-то удивительное. Это... как удивиться тому, что небо голубое, а вода мокрая. Поэтому на вопрос Изабеллы я не смог ничего ответить и лишь пожал плечами.
   - Кроме того, посмотри, как все удобно получилось. У эльфов и гномов свой материк и они прекрасно поделили между собой его поверхность и недра. Людям достался Северный континент. А орки и демоны живут на Даркхорде. Каждой расе по своей земле.
   - Так что в этом удивительного? - не понял я. - Мы же не удивляемся тому, что птицы живут в небе, а рыба в воде?
   Илия тихо хихикнула.
   - Какой ты не любопытный, - усмехнулась Изабелла. - Настоящий ученый никогда ничего не должен воспринимать как нечто само собой разумеющееся, а все должен проверять и задавать себе вопрос "Почему?".
   - Хорошо, что я не ученый...
   - Это плохо, - без тени шутки ответила Изабелла. - Я тоже не ученый, в отличие от Илии, но мне пришлось разобраться в очень многих вещах. Ты спрашивал, кто наш враг. Все еще хочешь узнать ответ?
   - Да, конечно.
   - Так вот, это самое подходящее место и время, так что, будь добр, напряги свою голову, я два раза повторять не буду.
   Я собрался, Изабелла, похоже, не шутила.
   - Так на чем я остановилась?
   - Каждой расе по своей земле.
   - Именно. Было бы очень интересно прочитать древние летописи, но, к сожалению лишь эльфы их сохранили, но они долгое время не интересовались ничем, за пределами своих земель. Что же касается людей, то самая странность заключается в том, что на многих землях Северного континента нет никаких следов наших поселений. Древние колонии зверолюдей находят, археологи собрали большую коллекцию каменных инструментов и могут проследить их медленное развитие. А люди просто раз - и появились. Внезапно.
   - В некоторое время их поселения существовали лишь на весьма ограниченной территории. В Долине эдельвейсов, - негромко произнесла Илия.
   - Верно, - Изабелла повернулась ко мне и прищурилась. - Тебе ведь знакомо это название.
   - Долина эдельвейсов? - ответил я. - Конечно, мне знакомо это название, я вырос на утесе Рох и по утрам смотрел на эту долину сверху. Но о чем это говорит?
   - Люди пришли в этом мир из другого, - ответила Изабелла.
   - И завоевали зверолюдей, - добавил Илия. - И поэтому и люди и зверолюди так презирают полукровок, с их точки зрения - это плод союза со злейшим врагом.
   - Но ведь люди и зверолюди никогда не воевали! - удивился я.
   - Воевали, Ирвин, и очень много! Просто забыли об этом.
   - Хорошо, но... что значит из другого мира?
   - Ты спал с эльфийками, а ты с ними разговаривал? - прямо спросил меня Изабелла.
   - Разумеется.
   - Ты никогда не слышал от них слова - эаларвель.
   - Эалараваэль, - поправил я Изабеллу. - Так оно правильно произносится.
   - Это название их родного мира. Эльфы бежали оттуда по причинам, которые они тщательно скрывают. Ты об этом слышал?
   - Я думал, это просто... - я замялся. - Просто место, из которого эльфам пришлось уйти из-за войны с кем-то.
   - Нет, не просто место. Целый мир. И гномы тоже пришли из другого мира, что хорошо отражено в эльфийских летописях. Но и эльфы и гномы появились в этом мире одними из последних, а люди пришли гораздо раньше, так же как и орки с гоблинами.
   - И что с орками, они тоже из другого мира?
   - Скорей всего. Но с ними все очень сложно, они же кочевники и до своей письменности так и не додумались. Они прекрасно жили себе племенами, а их устные сказания постепенно забывались, пока на севере их континента не высадились люди.
   - Да-да, люди единственная раса, которая вечно стремилась к расширению своей территории, - негромко прокомментировала Илия.
   - Можно подумать, орки или эльфы такие безобидные и добрые, - недовольно проворчал я.
   - Нет, не добрые. Но они не стремятся к экспансии по своей природе, а люди стремятся. Люди и орки сражались на Даркхорде несколько столетий, прежде чем не установилось шаткое равновесие. Человеческие государства утвердились на побережье и в горах, племена орков контролировали степь, а на пограничных территориях даже сформировалось несколько общих княжеств. Примерно в это же время люди и эльфы столкнулись друг с другом возле Вольных островов. Эльфы могли первыми занять Облачный город, но мы их опередили. В целом равновесие в мире почти установилось, но в этот момент в Аертгар явилась последняя раса.
   - Демоны, - вырвалось у меня.
   - Именно, - Изабелла кивнула и отвернулась от меня. - Демоны буквально за несколько лет захватили весь Даркхорд, люди и орки не успели опомниться, как оказались в составе Темной империи.
   Изабелла Мора пошла вдоль стены, разглядывая хорошо сохранившиеся мозаики. Я тоже смотрел на них, но ничего не понимал. Какие-то люди, какие-то строения, надписи под ними и прочее... Что к чему? Серого бы сюда, он бы лапу отдал за возможность взглянуть на этот храм. Да и Илии с Изабеллой с ним было бы интересней разговаривать.
   - Видишь, Ирвин? На этих фресках изображены лишь люди, орки и зверолюди. Ни эльфов, ни гномов, ни тем более демонов.
   - И что с того?
   - Это означает, что были сделаны в эпоху еще до появления этих рас в Аертгаре. И тебя ничего не удивляет?
   Я задумчиво посмотрел на изображенные из кусочков темного стекла шатры орков и на такие же простые дома людей. Корабли на море тоже выглядели примитивно.
   - Кто их сделал? На таких простых кораблях люди не могли переплыть через океан и узнать о орках...
   - Надо же, а я думала ты и не догадаешься, - с легким удивлением заметила Изабелла. - Вот именно. Кто построил этот храм в эпоху, когда людей здесь и близко быть не могло, и изобразил на фресках людей и орков?
   - И кто же это?
   - А вот это самое интересное... в этом мире некогда существовала развитая цивилизация. Этот храм является одним оставшихся следов, этой цивилизации, а другой след - свидетельство - хранит твой народ, Ирвин.
   - Мой?!
   - Да. Илия, ты все записываешь?
   - Все что имеет значение. Разные славословия в адрес владык мне неинтересны, - ответила Илия.
   - Скажи, Ирвин, ты помнишь сказание о эйрхатах?
   - Помню.
   - Расскажи его.
   - Это... просто история.
   Я прокашлялся и начал рассказ:
   - Эйрхаты пришли с юга. Они обрушились с небес на долины кланов, и ярость их была страшна. Молнии, град и взрывающиеся камни с небес рушили крепости, сжигали города и деревни. Первыми пали Хитрые лисы. Затем пришел черед клана Дагорат. Игнисоны всем народом отступили в крепости Ардахов но и вмести они не выстояли. Кланы спешили объединиться, лучшие воины собирались вместе, но Эйрхаты были непобедимы. Гнев их стирал долины, ярость их рушила горы.
   И тогда собрались последние воины кланов, и возглавила их Альра из клана Горных соколов, что жили выше всех других кланов. Вместе они пошли в бой и хотя пали все до единого, храбрость их была столь велика, что устрашились Эйрхаты и отступили. Но они могут вернуться, а поэтому днем и ночью надо следить за небом!
   - Не очень складно, - заметила Изабелла.
   - Я не лучший рассказчик... что запомнил, то и рассказал.
   - Капитан! Мы закончили с той комнатой!
   - Переходите в эту!
   В зал зашли люди с фотоаппаратами. Они стали расставлять фонари, мерные линейки возле стен и заниматься прочей работой. Мы с Изабеллой и Илией пошли дальше, чтобы они не мешали нам.
   Вся стены была покрыта искусными мозаиками, но местами они осыпались. Изображали они все-то же - мирный труд народов, возводивших храмы и города, обрабатывавших поля и занимающихся ремеслами. Всюду были надписи, которые для меня ничего не означали, хотя Илия, похоже, спокойно их читала.
   Но одна мозаика меня заинтересовала. Она изображала войну и была больше других. Горы на ней уходили под самый потолок, кое-где я видел небольшие темные крепости, внизу все было охвачено огнем, по дорогам маршировали колоны солдат, а с воздуха их прикрывали странного вида воздушные корабли. Некоторые крепости защищались, но видно было, что им осталось недолго держаться. Прищурившись, я разглядел изображенных мерзкими варварами защитников горных замков и башен.
   - Не узнаешь? - спросила меня Илия.
   - А что я должен узнать?
   - А ты присмотрись к горам.
   - Горы как горы, - я пожал плечами.
   - Это ваши горы, Ирвин. Каердрат. А война, которую ты видишь, та самая, о которой ты только что рассказывал. Здесь, правда, она называется по-другому: "Усмирение владыками горных дикарей".
   - Успешное усмирение? - с усмешкой поинтересовалась Изабелла.
   - Конечно, - кивнула Илия. - Враг разбит, наши победили, остались лишь незначительные отряды противника высоко в горах, но их можно будет добить потом.
   Девушка помолчала, а потом грустно заметила:
   - Вот так обычно и бывает. Два исторических источника свидетельствуют об одном событии, но говорят о нем по-разному, подчас совершенно противоположные вещи. Как узнать, какой правдив?
   - Сравнить с третьим?
   - Верно. Но никакого третьего источника нет.
   - Так кто же врет? - спросил я. - Наша легенда или эта мозаика?
   - Да никто не врет. Эту мозаику, очевидно, сделали во время войны. Видишь, об окончательно победе ни слова, боевые действия в самом разгаре. А ваша легенда говорит о том, что кланы были практически разгромлены, что им пришлось отступить к самым вершинам и там удалось, наконец, разбить врага. Но об этом здесь ни слова, что может говорить только о том, что либо поражение посчитали незначительным, либо автор мозаики о нем не знал во время работы над ней.
   - Понятно. Но если эти самые владыки победили, куда, же они тогда делись?
   - А это очень хороший вопрос, Ирвин. Что скажешь Илия?
   Волшебница задумалась, потом повела пушистым ухом и пошла к концу зала. Мы с Изабеллой пошли за ней.
   - Я думаю, что поражение в горах стало переломной точкой в их истории. Что-то произошло, что-то такое из-за чего их империя быстро пришла в упадок. Они отступили отовсюду и везде были разбиты. Их храмы были уничтожены везде, куда могли дотянуться люди или орки.
   - Орки тоже разрушали храмы? - переспросила Изабелла.
   - Да. В их древних песнях есть упоминания о великой войне с непонятным врагом. Скорей всего именно с этими владыками. Аха, так я и думала...
   - Что?
   - Ирвин, не хочешь взглянуть на ваших небесных демонов или эйрхатов?
   Прежде чем я успел ответить, Илия щелкнула пальцами, и над нами вспыхнул небольшой ярко светящийся шар. А стене сразу засверкала выложенная драгоценными камнями и металлами мозаика, изображавшая прекрасную девушку с золотыми волосами и голубыми глазами, возле её ног на коленях стояли люди, с восторгом и трепетом взиравшие на ней. Девушка покровительственным жестом приветствовала их, а в другой руке держала сноп пшеницы. Но самым важным было другое - за спиной девушки были раскрытые и взметнувшиеся вверх серебреные крылья.
   - Это же сколько сапфиров и изумрудов здесь, - невольно прошептала Изабелла. - Расковырять бы её...
   - Изабелла! - возмущенно воскликнула Илия. - Это же важное произведение искусства!
   - Демоны с неба, значит... - негромко проговорил я.
   Это было странно, но глядя на эту прекрасную девушку, я чувствовал глухую тревогу и неприязнь. Что-то такое было... что-то странное...
   - Раз - туман сгустился, два - вниз он опустился, три - разбежались все, четыре - вышел демон из тумана, пять - кто не спрятался, шесть - ему попался, семь - взметнулись крылья снежные, восемь - в небе скрылся демон, девять - не спастись уже тебе!
   - Что это? - спросила Изабелла.
   - Детская считалка, - ответил я.
   - В вашем языке слова снежные и белые - синонимы, - задумчиво прокомментировала Илия.
   - Да. А само слово эйрхат означает небесный демон или демон с неба.
   - В общем, все к одному, - заметила Илия и взглянула на Изабеллу.
   - Да. Можно сказать, что твоя догадка полностью подтвердилась. Наш враг и древние эйрхаты - одно и тоже.
   - Капитан!!! У нас гости!!!
   Изабелла выругалась и побежала к выходу. Мы с Илией переглянулись и помчались обратно.
   - Все на корабль, срочно! Сфотографируйте крылатую девушку в конце зала и пулей на корабль! Ирвин, в небо!
   Кивнув, я сломя голову помчался на корабль. В ангаре уже вовсю шла подготовка к бою. Запрыгнув в кабину, я повернулся к Алисии.
   - Ракеты и бомбы подвешены, баки на половину! - быстро доложила она.
   - Отлично! Кто напал?
   - Враг! - поймав мой взгляд, она добавила - Наш главный враг.
   Я взглянул на приборы и внезапно понял, почему после обещания рассказать о враге, Изабелла начала столь долгий экскурс в историю. Я заколебался, но через мгновение мотнул головой и собрался. Демоны или нет, но я их бил раньше, смогу и сейчас!
   - К взлету готов!
  

11 глава

  
   Взлетали мы последними. Набирая высоту, я заметил противника. Три крупных фрегата странной конструкции и уже знакомые истребители с двигателями на хвосте. Корабли противника засверкали всполохами выстрелов.
   - Уходим в сторону, пока не наберем высоту! - крикнул я Алисии.
   Сжав зубы, я взглянул на "Изгнанник". Наш корабль только набирал высоту и скорость и был очень удобной мишенью. Но снаряды попали не в него, а в остров! Я с изумлением увидел, как взрывы разносят древние развалины на нем. Следующий залп оказался точнее, бронебойные снаряды ушли вглубь острова и разорвались там.
   Алисия удивленно вскрикнула, да и я был в легком шоке. Остров начал стремительно падать вниз, разваливаясь на обломки. Спустя несколько долгих секунд они рухнули в воду, взметнув вверх фонтан воды. Какое-то время вода колебалась и плескалась, но потом успокоилась и от "важнейшей археологической находки" не осталось ни следа. Эх, надо было хоть пару камушков из той мозаики отковырять...
   - Ты когда-нибудь видел такое?!
   - Нет! - ответил я. - Судя по всему, из-за взрывов драгонит потерял заряд или заклинание разрушилось!
   - Там наши оставались?!
   - Нет! Капитан приказала всем уйти на корабль!
   "Изгнанник" дал залп по врагу. Следом за орудиями главного калибра, выстрелили пушки правого борта. Вокруг вражеских кораблей вспыхнули разрывы снарядов. "Изгнанник" с каждой минутой набирал скорость и высоту. Не знаю, зачем противник решил уничтожить остров, но время они упустили.
   - Внимание всем, прикрываем корабль! - приказала Рэла Мора. - Курьер, за мной!
   - Понял! Выполняю! - ответил я. - Алисия следи за хвостом!
   - Уже!
   Между кораблями началась артиллерийская дуэль. Погода ухудшалась на глазах, ветер усиливался, снег уже вовсю сыпал с неба и видимость снижалась. Наши истребители затянули вражеских штурмовиков в смертельную карусель на вертикалях и не давали им вырваться. А Рэла вела меня в обход на врага.
   - Черт!!! - крикнула вдруг Рэла Мора.
   Она заложила резкий вираж и ушла на разворот назад. Я недоуменно повернулся, глядя ей в след. Мне было непонятно, почему она вдруг ушла назад, но в бою нет времени задавать глупые вопросы. Я также резко развернулся и пошел за ней.
   - Ирвин! - окликнула Алисия - Посмотри назад!
   Я обернулся и обомлел. Вокруг передового корабля врага полыхала синяя полусфера. Снаряды разрывались на ней, не причиняя фрегату никакого вреда. Магическая защита. Я выругался. Понятно, почему Рэла развернулась.
   С "Изгнанника" взлетели две красные ракеты - приказ самолетам заходить на срочную посадку. Орудия дали залп, но снаряды начали рваться на полпути к вражеским кораблям, выпуская клубы дыма.
   - Сбрось бомбы! - приказал я Алисии. - Идем на посадку!
   Снег уже шел густым хлопьями. Фрегаты противника исчезли в белой пелене, да и "Изгнанник" был еле виден впереди. Было очевидно, что Изабелла решила не ввязываться в бой и уйти, воспользовавшись плохой погодой.
   - Всем на посадку! Повторяю! Все идем домой, гулянка отменяется! Курьер, избавился от багажа?!
   - Разумеется! - ответил я.
   Где-то сзади вспыхнула ярко-синяя вспышка и через мгновение мы все оказались посреди чистого неба...
   - Что за...
   Вокруг до самого горизонта было безоблачное небо, ярко светило полуденное солнце и падали вниз последние хлопья снега. А через мгновение возле "Изгнанника" вспыхнули разрывы вражеских снарядов.
   - Ирвин, мне страшно...
   Из-за шума двигателей едва расслышал слова Алисии. В другое время я бы не упустил возможности наорать на неё, но сейчас... мне стыдно было в этом признаться, но по спине стекала струйка холодного пота. Я нервно сглотнул, дрожащими пальцами переключил СПУ на передачу и сказал:
   - Похоже, вечеринка все же состоится. Я Курьер, начинаю атаку!
   - Верно, мать твою за ногу! Курьер иди на штурмовку, я прикрою!! - рявкнула Рэла. - Остальные в круг! Зэл, командуй! И чтобы не одна тварь не прорвалась к кораблю!
   "Изгнанник" окутался всполохами выстрелов. Развернув самолет, я начал набирать высоту и уходить в сторону, чтобы зайти с фланга. Мимоходом пожалев, что бомбы уже на дне морском, я стал прикидывать, как лучше использовать ракеты.
   Наши артиллеристы стреляли метко, но толку было мало. Снаряды лишь без толку рвались на магическом щите. Противник стрелял заметно хуже, но "Изгнанник" защищала только броня, так что расклад был не в нашу пользу. В воздухе дело для нас было немного получше. Оглядываясь, я видел дымные следы, падавших вражеских самолетов и слышал по рации победные возгласы наших летчиков.
   Когда я подошел поближе, то смог лучше разглядеть корабли противника. Они были странной, необычной конструкции, но по размерам и огневой мощи соответствовали фрегатам. Вот только... у меня сложилось впечатление, что конструктора их совершенное не волновала ни защита экипажа, ни даже живучесть самого корабля. Орудия не то, что не были убраны в башни, у них даже броневых щитов не было! Зато на палубе было множество несуразных и архаично выглядящих надстроек, причем большинство из них были деревянными. Идущий впереди фрегат выглядел современней и получше. На носу у него стояли три мощных орудия, частично прикрытых чем-то вроде фальшборта. А вот два других словно из прошлого века сбежали.
   Подготовка у экипажей тоже была не очень. Они стреляли часто, но целились плохо. Опять же, за то время что я заходил для атаки, я успел заметить, что орудия передового фрегата вели огонь кучно, а вот артиллеристы двух других если и попадали по "Изгнаннику" то только случайно.
   Для атаки я выбрал именно передовой фрегат, как самый опасный из них. Но стоило мне пойти на него, как со всех трех кораблей открыли плотный заградительный огонь. Зенитные снаряды разрывались совсем рядом, трассеры пулеметных очередей проходили прямо возле нас. Маневрируя, я пытался зайти на врага, но крайний левый фрегат неожиданно вырвался вперед и просто закрыл собой передовой корабль. От подобного идиотизма я просто раскрыл рот...
   Корабли противника смешались, оказались слишком близко друг от друга. Артиллеристы "Изгнанника" не упустили такой удачи, но снаряды лишь разрывались на магическом щите... Игра шла не по правилам.
   Выругавшись, я бросил самолет в пике и ушел в сторону. Рэла Мора молча следовала за мной.
   - Командир, атаковать нет смысла! - доложил я.
   - Поняла! На два часа!
   Взглянув, я увидел шесть истребителей противника. Они вырвались из боя, бросили прикрываемые штурмовики и помчались прикрывать фрегат от атаки, которая не нанесла бы ему серьезного урона? В действиях противника, казалось, совсем не было логики.
   Мы с Рэлой не стали сворачивать и уходить в сторону, а пошли в лобовую атаку. Прием рискованный, но в нашем случае оправданный. Наши самолеты были тяжелее и лучше защищены, да еще вес залпа был больше чем у врага. Особенно "кондор".
   Уровень подготовки летчиков врага оказался очень разным. Одни вовремя бросились врассыпную, другие замешкались. Рэла с ходу свалила своего противника и ушла на разворот. Я поймал одного в прицел, выждал пару секунд и зажал гашетку. Мой враг даже не попытался уйти в сторону, он как баран летел прямо и ждал, пока его собьют. Его самолет мгновенно вспыхнул и развалился в воздухе.
   - Двое на хвосте! - через мгновение доложила Алисия и открыла огонь.
   - Ирвин, двое мне на хвост сели!!! - рявкнула Рэла. - Слишком верткие гады! Сними их!
   - Понял!
   Рэла активно маневрировала, но наши враги были легче и маневренней. Два истребителя приклеились к ней и обстреливали её из пулеметов. Особого вреда они причинить не могли, но все равно хорошего в этом было немного. Двое повисли у нас на хвосте, но Алисия короткими очередями не давала им прицелиться.
   Выжав газ до предела, я развернулся и пошел за "кондором". Когда прикрываешь другой самолет, то сбивать врага не обязательно, главное просто отпугнуть его, заставить отвернуть в сторону или просто не дать прицелиться. Быстрыми короткими очередями по курсу я помешал противнику, сбить никого не смог, но Рэлу прикрыл. По мне самому в это время активно стреляли, но не попадали.
   Рэла Мора не просто так уходила от врага, а шла к месту основного боя. Там вовсю носились наши самолеты и штурмовики противника. Поймав кого-то в прицел, она с ходу разнесла его очередью из пушек.
   - У меня на хвосте двое! - крикнул я в эфир. - Прикрываю командира!
   - Понял, Курьер! Держись! - ответил Руник.
   Один Ар-2 развернулся и пошел наперерез мне.
   - Есть один!
   - Зэл! Сзади!
   - Ребята прикройте!
   - Не ссы! Я рядом!
   Прикрывая командира, я, наконец, поймал в перекрестье прицела истребитель противника и попал ему прямо по двигателю. В это время Руник сбил одного из тех, кто пытался подстрелить меня, а Алисия подбила другого.
   - Еще один!
   - Двое идут к кораблю! На перехват!
   Сделав бочку, я повернулся и дал очередь по противнику, заходившему на кого-то из наших. Не попал, но спугнул.
   - Курьер!!! В сторону!!!
   Не раздумывая, я бросил машину в сторону и вниз. Мимо прошла очередь, и пронесся истребитель противника. Выругавшись, я развернулся и понял, что потерял Рэлу. В круговерти воздушного боя стоило лишь на секунду отвлечься и все. А вот такие вот собачьи свалки хуже всего...
   - Сзади заходит! - крикнула Алисия.
   - Понял!
   Я ушел на крутой вираж и наконец, увидел "кондор". Рэла была уже на другой стороне воздушного боя, и её прикрывал кто-то другой. Пытаясь разобраться в том, что происходит в воздухе, я увидел что "Изгнанник" повернулся бортом к фрегатам врага и ведет беглый огонь. Изабелла, искусно маневрируя, поставила корабль так, что противнику приходилось целиться против солнца. И при этом орудия "Изгнанника" стреляли по очереди, а фрегаты почти не отвечали.
   - Ирвин! - неожиданно крикнула Алисия. - Они не могут стрелять и держать защиту одновременно!
   - Интересно, - задумчиво проговорил я. - Молодец!
   Вот и все. Самолеты противника один за другим падали, не в силах оказать сопротивление. Они смогли задеть один наш самолет, но тот смог сесть на "Изгнанник".
  
   Что-то сверкнуло. Странный самолет сверкающей серебреной стрелой пронесся мимо и ударил чем-то вроде молнии по одному из наших самолетов. Ар-2 даже не взорвался, а... ярко вспыхнул рассыпаясь в пыль.
   - Рунник!!! - заорал кто-то.
   А я сразу вспомнил слова того бывшего старпома...
   - Все врассыпную, мать вашу!!! - закричала Рэла. - Маневрируйте и уходите!!! Изабелла, здесь "охотник"!!!
   "Охотник" ушел свечей вверх, и я готов был поклясться, что он за секунды поднялся на полторы тысячи метров. Развернувшись, он также быстро понесся вниз, ударил молнией и... Зэл успел уйти лишь в последнюю секунду, до предела выворачивая штурвал и работая педалями. Я поморщился, представив какую перегрузку при этом перенес он и его самолет.
   Играть с настолько опасным врагом в догонялки я не собирался, так что сразу ушел в сторону и вверх. Похоже, что против этого неведомого "охотника" броня не имела смысла. Изабелла, видно, понимала всю опасность этого противника. "Изгнанник" развернулся и открыл огонь всеми орудиями по "охотнику", но толку от этого было мало. Артиллеристы просто не могли поймать столь верткий самолет в прицел.
   Фрегаты врага за время боя успели сократить расстояние до "Изгнанника" и теперь открыли огонь с близкой дистанции. А вот с нашего корабля по ним почти не стреляли, сосредоточив весь огонь по "охотнику".
   В эфире я слышал крики наших летчиков и отчаянную ругань Рэлы. Под удар попал еще один наш самолет, с летчиком которого я так толком и не успел познакомиться...
   - Он заходит на корабль!!! Он атакует!!
   - ****!!!
   "Охотник" ударил молнией по "Изгнаннику". На мгновение у меня замерло сердце, а потом я увидел, что над кораблем вспыхнуло серебристое сияние, отразившее атаку врага.
   - Есть попадание!!! Подтвержд... Что за?!!
   - Всем, у ублюдка защита!!! Повторяю, у него защита!!! - закричала Рэла.
   - Алисия, держись! - крикнул я.
   Развернувшись, я толкнул ручку штурвала от себя и пошел на фрегат. По нам тут же открыли заградительный огонь и довольно плотный. Самолет трясло от близких разрывов, по броне звонко стучали осколки и пули. Несколько бронестекол покрылись паутиной трещин, но выдержали.
   - Никогда, никогда так не делайте, - усмехаясь, прошептал я себе под нос.
   Фрегат уже был почти передо мной, но я продолжал пикирование. Пальцы лежали на гашетке, но я пока не стрелял.
   - Кто-нибудь видит, где "Курьер"?! "Курьер", ты куда делся, мать твою?!
   - "Курьер", ответьте "Облаку". "Курьер", ответьте "Облаку"!
   Мне было не до разговоров, сжав зубы, я потянул штурвал на себя, выводя самолет из пикирования, и открыл огонь. Очередь из пушки и пулеметов вспорола деревянную палубу, а потом я добавил ракетами, всаживая их сверху в надстройки и по носовым орудиям. Через мгновение вражеский фрегат остался позади, а я резко завалил самолет на крыло и ушел вниз и в сторону.
   - "Курьер", "Облаку"! У фрегатов нет защиты!
   - "Курьер", повторите!
   - Повторяю, у фрегатов врага нет защиты!
   Обернувшись, я увидел столб дыма над передовым кораблем противника. Через пару секунд вокруг фрегатов вспыхнули разрывы снарядов, некоторые попали прямо по кораблям.
   - Вот так-то! Алисия, ты в порядке?!
   - Да! - ответила девушка.
   Её голос показался мне слабоватым, но раз она не потеряла сознание, то уже хорошо.
  
   Ситуация в воздухе опять изменилась. "Изгнанник" развернув орудия, открыл огонь по фрегатам и быстро поджег их. Охотник заметался в воздухе, не зная, что делать. Он несколько раз заходил на "Изгнанник" и атаковал его, но каждый раз вокруг корабля вспыхивало серебристое сияние, отражавшее молнию. Других вражеских самолетов в воздухе больше не было, а наши держались подальше.
   А небо тем временем опять закрывали темные тучи. Наконец, Охотник решился и ушел к своим кораблям. С "Изгнанника" немедленно передали приказ идти на посадку. Когда я подлетел к кораблю, на его палубе что-то ярко сверкнуло, и вокруг нас опять закружилась снежная метель, но сквозь пелену снега я все равно разглядел стоявшую на палубе Илию с посохом в руках.
   Посадка прошла без проблем, техники закатили самолет на лифт и опустили его в ангар. Выбравшись из самолета, я устало побрел в комнату летчиков. Там за столом сидела укрытая одеялом и с чашкой горячего чая Илия, рядом с ней стояла Изабелла, Рэла с усталым видом стягивала с себя куртку.
   - В общем, все прошло не по плану... - подвела итог Изабелла. - Кого мы потеряли?
   - Руника, - мрачно ответила Рэла. - И Варда Крехна на штурмовике. Ирвин, ловко ты придумал с атакой на фрегат. Как догадался?
   - Никак, - ответил я. - Просто надо было что-то делать, вот я и рискнул.
   - По крайне мере мы теперь знаем, что Сферу защиты у них могут создавать только сами эйрхаты, а их может быть немного.
   - Дальность полета у них тоже небезгранична, - добавил Рэла. - Иначе с чего бы он так засуетился, когда мы подпалили их корабли?
   - А ты что скажешь, Ирвин? - неожиданно спросила меня Изабелла.
   - Странные они, - пожал я плечами. - Уровень подготовки очень разный, я такое у нас в ополчении видел. Когда в один бой бросают сразу и опытных и новобранцев.
   Я потер лоб.
   - Корабли у них необычные... им словно наплевать на защиту экипажа. Хотя это глупость несусветная...
   - Почему это? Ты не думаешь, что их главарям просто наплевать на жизни солдат?
   - Бред, - я покачал головой. - Темная империя разве оплот добра и справедливости? Но корабли их защищены неплохо! Да и как иначе может быть?
   - Все просто, Ирвин, - ответила Изабелла. - Наш настоящий враг - это только Охотник. Именно он небесный демон, эйрхат.
   - А остальные?
   - Просто рабы. И на их жизни эйрхатам наплевать. В смысле вообще. Погибнут эти - в бой пошлют других. А их рабы не боятся смерти, не умеют задумываться или сомневаться - они беспрекословно подчиняются. Если им прикажут атаковать - они будут лезть вперед, пока все не умрут или пока не отменят приказ.
   - Бред... это же. Мы сегодня шутя разбили их отряд, какой смысл был отправлять подразделение заранее обреченное на поражение?
   - А кто сказал, что он проиграли Ирвин? - едко поинтересовалась Изабелла. - Они добились, чего хотели. Храм сейчас лежит на глубине океана. А какая там глубина? Пятьсот метров? Тысяча? Две тысячи? Кто знает...
   - Потери их не интересуют, - добавила Рэла. - А когда дело серьезное, появляется кто-нибудь из них и... в прошлый раз мы потеряли всех и едва не лишились корабля. Сегодня нам еще повезло.
   - Я не предполагала, что они заберутся так далеко на север... - с досадой заметила Изабелла.
   - Неужели копье Альры на самом деле хранилось внутри? - задумчиво проговорила Илия. - Или они просто решили не рисковать?
   - Мы это уже никогда не узнаем.
   - Копье Альры? - переспросил я.
   - Да. То самое оружие, которым легендарная героиня твоего народа смогла победить небесных демонов.
   - По крайне мере у нас есть...
   - Мы живы, так что будем рады этому, - резко оборвала её Изабелла. - Возвращаемся в Облачный город. Надо пополнить запасы и отдохнуть!
   Она схватила Илию за руку и вытащила её из комнаты. А Рэла без стеснения стянула с себя одежду. На ногах и спине у неё тоже были уродливые шрамы от ожогов.
   - Что? Красивая? - зло спросила она.
   - Это от "охотника"? - спокойно спросил я.
   - Нет. Он убивает сразу насмерть.
   - А почему "охотник"?
   - Потому что они не сражаются с нами. Просто убивают. Как волки добычу. Ты видел, как он летает - что может сравниться с этим? Даже эльфы при всей их магии не способны на подобное!
   Я кивнул. Справиться с таким невозможно, а если учесть что он еще и постоянно защищает себя магией...
   Пока я переодевался, в комнату заглянуло еще несколько летчиков. Мы обменялись парой фраз и все. Говорить никому особо не хотелось, да и разбирать полеты тоже. Мы все всё делали правильно, просто игра шла не по правилам... Когда все ушли, Рэла спросила меня:
   - В Облачном городе уйдешь с корабля?
   - Прогоняешь?
   - Нет. Но мы все на этом корабле знаем, за что сражаемся и с кем. И уже видели Охотников.
   - Я не уйду, - спустя пару секунд ответил я. - Я тоже знаю, из-за чего я сражаюсь, а скоро, надеюсь, еще и узнаю с кем.
   Рэла подошла ко мне и положила руку на плечо.
   - Поверь. Никто от тебя ничего не скрывает. Но некоторые вещи лучше не знать, так крепче спать. Поверь моему опыту. Приходи вечером в кают-компанию. Выпьем за ребят.
   Она вышла и закрыла дверь. Я подошел к зеркалу и провел рукой по подбородку. Уже пора было бы и побриться.
   - Духи гор, во что же я ввязался... - тихо проговорил я, глядя на свое отражение в зеркале.

Часть 2. Разведка

1 глава

  
   Утро начиналось замечательно. Впервые за долгие недели я проснулся в тишине, а не под монотонный гул двигателей "Изгнанника" и не на узкой койке, а в просторной и мягкой постели. Рядом со мной сладко спала красивая рыженькая девушка, приятно пахнущая чем-то цветочным.
   Потянувшись, я встал с постели и подошел к узкому окну, закрытому толстой, грубой решеткой. Солнце в этот проулок не заглядывало никогда, но судя по ярко горящим фонарям и толпе людей на улице, день уже давно наступил. На корабле я мог выйти и подышать свежим воздухом, тут же для этого мне бы пришлось пройти не меньше пары километров по лестницам и пешеходным переходам. Везде свои недостатки.
   Пока я любовался видом из окна, девушка проснулась, охнула и бросилась торопливо одеваться. Я с удовольствием полюбовался её красивой фигурой. Она оделась и бросила на меня осторожный взгляд.
   - На тумбочке.
   - Ох, и попадет мне, - облегченно вздохнула девушка, пряча несколько бумажных купюр в лиф. - Помоги, пожалуйста, корсет затянуть.
   Я помог.
   - Спасибо. Тебе принести завтрак сюда?
   - Нет, спасибо я сам спущусь.
   Разговаривая, мы оба немного смущались. Ей было неловко от того, что она взяла у меня деньги, а мне потому, что я никак не мог вспомнить её имя. Я знал только то, что она работала горничной в этой гостинице. И была горничной умной и понимающей, что нужно мужчинам после долгого похода.
   Когда я спустился в ресторан, там уже оставалось немного людей. Большинство давно позавтракало и разбежалось.
   - Я смотрю, умеешь ты койку душить. Или все никак не мог оторваться от той рыжей? - насмешливо спросила меня Рэла Мора, допивающая кофе.
   - Не язви, - отмахнулся я. - Командир, мы на отдыхе.
   - Смотри, не загуляй. Не хватало мне еще летчиков из-за триппера терять.
   Я махнул на неё рукой и, забрав у раздатчицы тарелку с едой, сел обедать.
  
   Возвращение в Облачный город прошло без приключений, но в каждодневной тяжелой работе. Нужно было заделывать пробоины, менять разбитые иллюминаторы, ремонтировать орудия и разные механизмы. Первые дни после боя "Изгнанник" шел полным ходом и часто менял маршрут, а летчикам приходилось постоянно вылетать на разведку. Потом стало полегче.
   Я помогал техникам. Тяжелей всего пришлось работать на верхней палубе. Холодный ветер продувал насквозь, на морозе пальцы пристывали к металлу, а в перчатках было очень неудобно. Алисии тоже пришлось непросто, она ухаживала за ранеными в лазарете и вся пропахла кровью, гноем и лекарствами.
   Илия и Изабелла постоянно закрывались в каюте Илии. Что они там делали, я конечно не знал, но догадывался, что они изучали фотографии и зарисовки из того храма. Все, что у нас осталось от него.
   В Облачном городе Изабелла поставила "Изгнанник" на полный ремонт, а команде дала месяц отпуска. Многие сразу уехали проведать родных, а для тех, кто решил остаться в городе, она сняла гостиницу в хорошем районе. Конечно, это был не роскошный отель, но даже мне здесь понравилось, а что уж говорить о тех, кто почти безвылазно провел на корабле около года? Возможность мыться горячей водой без ограничений, спать на кровати и завтракать когда проснешься, а не по распорядку дня многого стоит.
  
   Несколько дней я и в самом деле отдыхал. Прогулялся по знакомым, узнал о свежих сплетнях у Джека, сводил Алисию на рынок за тканями и прочими вещами, заодно забрал платье у Лидаэли. Заплатить мне за него пришлось крупную сумму, но еще сложнее было все правильно объяснить напарнице. Алисия долго не могла понять, почему я должен ей купить платье и почему вообще спорил.
   - Ты не доверял мне?
   - Да, - честно ответил я. - И, учитывая, что ты в первом же серьезном бою потеряла сознание - я думаю, что у меня были причины сомневаться в тебе. А ты так не считаешь?
   - Да, но...
   - Но как оказалось - я ошибался, а уговор дороже денег. Поэтому бери это как подарок. Если вдруг не понравится - выкинь или продай кому-нибудь.
   Лидаэль только хмыкнула и увела Алисию в примерочную. Она действительно расширила свой магазин и теперь еще и одежду. Через минут пять Лидаэль позвала меня посмотреть, но я отказался. Мне это было неинтересно.
   - Раньше ты платил золотом, - недовольно ответила Лидаэль, когда я отдал ей больше половины своего заработка на "Изгнаннике".
   - Чем платят зарплату, тем и расплачиваюсь, - пожал я плечами.
   Как таковой единой валюты в Облачном городе не было. Большой популярностью пользовались золотые и серебряные монеты, отчеканенные в разных странах. Особенно высоко ценились крупные и тяжелые золотые монеты гномов. А вот эльфийские серебряные обычно использовали в качестве своеобразных украшений. Власти Облачного города печатали бумажные купюры разного достоинства, но, несмотря на то, что эта валюта обеспечивалась золотом, люди с недоверием относились к бумажным деньгам.
   Со слов Лидаэли я понял, что она не стала на самом деле давать Алисии самое дорогое платье - оно бы её попросту не подошло бы. Впрочем, хитрая эльфийка внакладе не осталась. Вместе с платьем мне пришлось заплатить и за туфли с перчатками и другими аксессуарами для наряда. Можно было конечно поспорить, что уговор был только про платье, но я махнул рукой. В конце концов, это всего лишь деньги.
  
   Спустя пару дней отдыха, я решил навестить капитана и поговорить с ней. Изабелла, наверное, могла купить себе дом в Облачном городе, но предпочитала жить на корабле.
   На "Изгнаннике" было непривычно пусто и тихо. Я прошелся по темным коридорам, заглянул в безлюдный ангар. Самолеты словно спали, накрытые чехлами. Я не удержался и взглянул на мою красавицу, провел рукой по её обшивке. А потом поднялся наверх и постучал в дверь капитанской каюты.
   - Ирвин? - удивилась Изабелла. - Отпуск только начался, а ты уже на работу рвешься?
   - Да вот, решил в гости зайти, - я достал из сумки бутылку коньяка.
   - Ну, заходи.
   Изабелла пропустила меня в каюту и забрала бутылку. Она была одета в обычную темную форму без знаков различия, а её стол был завален бумагами. Пока команда отдыхала, капитан продолжала работать. Я думал, что Изабелла уберет бумаги со стола или накроет их, но она ничего это делать не стала. Взглянув на документы, я видел списки фамилий, столбы цифр, названия разных фирм и наименования товаров, и везде цифры, цифры и еще раз цифры.
   - Извини, наливать не буду, мне нужна трезвая голова. Видишь вот, бухгалтерией занимаюсь.
   - Мы в плюсе или минусе? - полюбопытствовал я.
   - Какие могут быть прибыли от подобных рейсов? Хорошо еще, что эльфы золото выплачивают регулярно, а иначе пришлось бы опять в долги залезать... - проворчала Изабелла, аккуратно складывая документы. - Говори, зачем пришел, не расходы же обсуждать?
   - Ну... если я скажу, что соскучился по вам, вы, конечно, не поверите мне?
   - Нет, не поверю, - улыбнулась Изабелла.
   - А зря, по такой женщине как вы скучать начинаешь буквально через час после разлуки.
   - Спасибо.
   - Я хочу поговорить.
   Изабелла сложила руки на груди и откинулась на спинку дивана.
   - Рэла Мора сказала, что все на нашем корабле, знают, за что сражаются.
   - И тебе интересно, за что именно?
   - И да, и нет... мне больше все-таки интересно с кем и почему?
   - Ну, ты же провел собственное расследование, - заметила Изабелла. - Много узнал?
   Я пожал плечами.
   - Да не особо... ходят слухи о том, что корабли пропадают. Некоторые истории правдивы, другие не очень. Вы в любом случае знаете больше, хотя бы потому, что как-то узнали, что я сам искал ответы. Следили за мной?
   - Нет, я не слежу за своими людьми и не интересуюсь, кто и с кем спал. Хотя сплетнями со мной делятся регулярно. Но у меня есть союзники, которые помогают мне отслеживать все слухи о нашем враге. И как только ты начал собирать информацию - о тебе узнали.
   Изабелла встала и достала из ящика письменного стола большую свернутую карту. Когда она расстелила её на столе, я увидел что это точная карта мира, на ней подробно были изображены Вольные острова, Северный континент, земли эльфов и гномов, хорошо прорисовано побережье Даркхорда.
   - Видишь, эту белую область в южном полушарии? Знаешь, что это?
   - Запретные земли?
   - Именно...
   Раздался стук в дверь. Изабелла нахмурилась, но не успела приподняться, как человек сам открыл дверь и бесцеремонно зашел внутрь.
   - Здравствуй дорогая. Закрылась на корабле, ко мне в гости не заглянула, - произнес с наглой улыбкой Риг дэ Вега, - нехорошо.
   - Садись, - раздраженно бросила Изабелла, махнув рукой на диван.
   Я подвинулся, а начальник стражи Облачного города, словно не заметив этого, сел рядом с Изабеллой. Мне это не понравилось.
   - Надо же, какое знакомое хмурое и смуглое лицо, - с усмешкой произнес он, глядя на меня. - Черные волосы, густые брови, черные глаза, наглый взгляд, чуть, что и сразу рука на ноже, по такому описанию легко тебя узнать, не правда ли?
   - Мы не встречались лично, - сухо ответил я.
   - Увы, увы, я бы очень хотел тебя увидеть. Один из самых талантливых контрабандистов Вольных островов и Облачного города. Не боишься держать при себе преступников, любовь моя?
   - Я уже сказала один раз, скажу и еще. На "Изгнанник" попадают разными путями и по разным причинам, но меня не волнует прошлое моих людей - лишь то, что они делают на корабле, для корабля и его команды. Понятно?
   - Да шучу я, просто шучу, - Риг дэ Вега шутливо поднял ладони вверх. - Как у вас говорят, не пойман не вор. Не так ли?
   - Я не возил контрабанду, - спокойно ответил я. - Я лишь доставлял посылки для уважаемых в Облачном городе людей. Членов торговых гильдий, чиновников, офицеров стражи и других. А то, что эти люди не хотели соблюдать законы Облачного города - уже не моя проблема. Тем более что мы оба знаем, что в том самом порту, в том самом городе, где так яростно обыскивали мой самолет, без каких-либо проблем разгрузили целый галеон малолетних рабынь, трупы которых потом на Дне находили.
   На лице у этого человека не дрогнул ни один мускул. Даже выражение лица не поменялось. Но от его взгляда и тона голоса мне стало не по себе.
   - Мы оба знаем, что тех, кто это допустил, потом казнили.
   - Я слышал, что их судили, - кивнул я.
   - Тогда услышь и то, что я их лично казнил, а вот ты...
   - Тот анонимный донос написал, - перебил его я. - А также позаботился о том, что те, кто детей похищал, пошли на корм крабам.
   - Мальчики, это все очень интересно, но если вы начнете тут драться, я обижусь на вас обоих.
   - Ну что ты, дорогая, мы просто разговаривали, - с улыбкой ответил Риг дэ Вега. - Не злись, а лучше расскажи о своих успехах.
   - Их нет. Мы нарвались на тройку фрегатов, усиленных охотником. Они уничтожили храм.
   - Ну, надо же... - со странным выражением лица проговорил он. - И следов никаких не осталось? Как удобно...
   - Следы остались на броне "Изгнанника". Весьма характерные следы, - сухо ответила Изабелла. - Я потеряла двух летчиков, а если бы не Илия - мы бы все там остались.
   - Как это произошло?
   - Я видел, - ответил я. - Они появились неожиданно из облаках и сразу ударили по храму. Им хватило всего двух залпов и все рухнуло в океан.
   - Ну да, хороший подчиненный всегда поддержит капитана...
   - Хорошо, я тебя обманула, а ты раскусил нас - рассмеялась Изабелла. - Все, наше соглашение разорвано. Тебе показать, где выход или сам найдешь?
   - Да верю я, верю, - отмахнулся он. - Просто не верится, что они забрались так далеко на север. Почему ты не взяла с собой кого-нибудь еще?
   - Потому что не ждала их там, - ответила Изабелла. - Я тоже думала, что они не поднимаются выше тропиков.
   Она опять встала и достала из письменного стола большой запечатанный конверт. Вернувшись к нам, она села на диван рядом со мной и протянула конверт Ригу.
   - Это копии фотографий, которые мы успели сделать в храме. Я собиралась через пару дней отдать их тебе.
   Риг дэ Вега вскрыл конверт и стал рассматривать снимки.
   - Так, на чем мы остановились?
   - На запретных землях.
   - Ирвин, а ты удивительно хороший слушатель, - немного неожиданно для меня сказала Изабелла. - Я давно это заметила, ты всегда знаешь, кто, на чем остановился.
   - Не знаю, - я пожал плечами. - Наверное, это просто привычка с детства. В горах, когда зима выдается особенно суровой и делать особо нечего, долгими вечерами старики рассказывают истории, а дети их слушают. Некоторые рассказчики порой засыпают прямо на ходу, и приходится их будить и напоминать, где они остановились.
   - Понятно... Ладно, продолжим. Это запретные земли, задумывался, почему их так назвали?
   - Честно говоря - нет. Меня это просто не интересовало раньше.
   - Там пропадают корабли. Это случалось и раньше, но последние лет пятьдесят оттуда вообще никто не возвращался.
   - Эта область лежит в стороне от основных торговых маршрутов.
   - Да. Но ты спрашивал, за что сражаются люди на корабле. После... - Изабелла на секунду запнулась. - После уничтожения каравана семьи Трорсан, начали пропадать корабли и севернее запретных земель. Вплоть до экватора.
   - Как много?
   - Кто знает? - вмешался в разговор Риг дэ Вега. - Если корабль пропал без вести, кто в этом виноват, шторм или пираты? А может быть это темные охотятся?
   - Темные не трогают корабли за пределами своей территории, а потерпевшим крушение обычно помогают, - возразил я.
   - В общем, на первые слухи никто не обращал внимания. Много ведь баек ходит о кракенах, летающих китах и прочей чепухе. Но когда стали пропадать десятки судов, а случайно выжившие люди стали рассказывать о странных кораблях и самолетах, с винтом хвосте, которые не щадят никого и нападают без предупреждения и требований... Совет гильдий забеспокоился.
   - И ты взялся за расследование?
   - Все, что, так или иначе, угрожает Облачному городу, касается меня. Да, я взялся за расследование.
   - А почему этим не занимается Небесная стража?
   - Потому что это не её дело. Небесная стража - это просто флот. А я возглавляю разведку.
   - Что? А...
   - Удобно, не правда ли? Многие даже не задумываются о том, что у Облачного города есть разведка. А другие никогда не подумают, что этим занимаются стражники, которые обычно только взятки вымогают у купцов.
   Да уж. Риг дэ Вега действительно самый опасный человек в Облачном городе. Как командира стражи его ограничивают законы города, а как главу разведки, его не ограничивает даже Совет.
   - А еще появилось много людей, которым было интересно, что же случилось с их родственниками или друзьями. Ведь неизвестность, она хуже всего.
   - И что, у всех членов команды кто-то погиб или пропал без вести из-за этих демонов?
   - Да нет, конечно, больше половины просто люди, которые нанялись на корабль. Но и они знают, кто наш враг.
   - Интересно, вы со всеми членами команды так разговариваете? - поинтересовался Риг дэ Вега.
   - Почти. А теперь, может поделитесь своими успехами?
   - Их не больше чем у вас, - недовольно признался он. - Все как вы и говорили, эти фанатики абсолютно не боятся пыток. Мои палачи в растерянности...
   - Вы сумели взять кого-то живым? - удивилась Изабелла. - Поздравляю.
   - Было бы с чем... Они не боятся смерти, отказываются сдаваться. Да, нам удалось схватить нескольких из них живыми, но они при первой же возможности кончали жизнь самоубийством. Один из них просто перегрыз зубами свои запястья... а остальные упорно молчат, как их не ломай.
   - Сколько вы групп смогли взять?
   - Две. Еще за одной ведем наблюдение, надеемся хоть так вычислить их кураторов или хотя бы связных. Как-то же они получают информацию и приказы!
   - Удачной охоты вам, капитан, - с усмешкой пожелала Изабелла.
   Похоже, было, что она сама в успех стражи Облачного города не верила.
   - Благодарю, любовь моя, - лучезарно улыбнулся Риг дэ Вега, он достал из кармана два незапечатанных конверта с золотыми монограммами*. - Вот ваши приглашения, а сейчас позвольте откланяться.
   Риг дэ Вега поклонился и вышел из каюты. Изабелла открыла оба конверта. Я не присматривался к ним, но заметил, что это официальные пригласительные на какое-то мероприятие.
   - Удачно, что ты решил зайти именно сегодня, - сказала Изабелла.
   - Почему? - я напрягся.
   - Передашь это Алисии. Это ваше приглашение на прием в гильдии "Рейнклист".
   - Наше?
   - Да. По этим пригласительным можно взять одного спутника, подразумевается, что это супруг или просто, скажем так, официальный любовник или любовница.. Со мной пойдет Рэла Мора, а с тобой Алисия.
   - Вы пойдете с Рэлой? - удивленно спросил я. - А вы... что...
   Изабелла взглянув на мое лицо, вдруг расхохоталась. Она смеялась долго, пока на глазах не выступили слезы, а я не знал куда деться.
   - О боги, Ирвин, не смеши так, пожалуйста, - все еще посмеиваясь, попросила она. - Ну и мысли у тебя. А с виду и не скажешь.
   - Я ничего такого не имел ввиду, просто, ну... Да мало ли что бывает! Я в Облачном городе и не с таким сталкивался!
   - Ладно, пролетели уже. На всякий случай мне нужна пара бойцов покрепче, но при этом это должны быть офицеры и люди достаточно осведомленные и понимающие, что о некоторых вещах болтать нельзя.
   - Тогда может быть, я пойду с Рэлой, а вы с кем-нибудь еще? - предложил я. - Какое оружие с собой брать?
   - Оружие никакое брать нельзя, это официальный прием. Обыскивать гостей, конечно, никто не будет, но все-таки. И нет, ты пойдешь именно с Алисией, потому что приглашение выписано на её имя и в отличие от вас с Рэлой, она знает, как вести себя в высшем обществе. Тебе, кстати, придется купить костюм.
   - Костюм? - нахмурился я. - А так пойти нельзя?
   - Нет, конечно!
   - Капитан, я, конечно, все понимаю, надо так надо, но... - осторожно начал я. - Может я просто соберу ребят и мы рядом покараулим. И в случае чего ворвемся.
   - Ирвин! - тяжело вздохнула Изабелла. - Мне нужно чтобы ты пошел на этот прием. Понятно?
   - Да. Но за вашу репутацию я не отвечаю.
   - Репутация у меня то, что надо, - улыбнулась Изабелла. - После того как на балу Рэла вырубила бутылкой шампанского высокородного князя, а Брюгге высморкался в платок герцогини, моей репутации не повредит даже дюжина диких горцев.
   Я не знал смеяться мне от таких слов или возмущаться. Хотя доля правды в словах о диких горцах была.
   - Если ты категорически не желаешь идти, я подберу другого кавалера для Алисии, но тогда ты не узнаешь кое-чего важного про наших общих врагов. Так что скажешь?
   - Надо пойти попросить одну знакомую подобрать мне костюм, у неё много знакомых портных в городе.
   - Вот и хорошо, - Изабелла протянула мне конверт. - Послезавтра после обеда приходите на корабль. Отправимся на прием вместе, а то с тебя станется еще пойти пешком.
   Я решил сделать вид, что мне даже и не приходила в голову такая глупость, хотя я бы именно пешком и пошел бы. Как еще можно передвигаться по Облачному городу?
  
   *Моногра?мма  -- знак, составленный из соединённых между собой, поставленных рядом или переплетённых одна с другой начальных букв имени и фамилии или же из сокращения целого имени. Используется в качестве подписи на письмах, приказах или произведениях искусства
  

2 глава

   Выбрать костюм оказалось не так просто. Приличные наряды загодя заказывают у портных, а я пришел за два дня. К тому же, как оказалось, я понятия не имел что это такое - приличный костюм. В моем понимании приличная мужская одежда - это просто одежда чистая и не рваная. Я же, в конце концов, не женщина чтобы наряжаться!
   После таких слов Лидаэль схватилась за голову и выругалась не хуже иного грузчика или портовой шлюхи. А потом оставила магазин на помощницу и потащила меня к своей знакомой, владелице портной для мужчин. Та придирчиво глядела меня, а потом приказала принести целый ворох одежды, от которой по тем или иным причинам отказались заказчики.
   Обе женщины долго перебирали одежды, откидывая отбракованные варианты, мое мнение, при этом их совершенно не интересовало. Мне оставалось только покорно помалкивать и стоять истуканом, когда ко мне прикладывали очередную рубашку или жилетку.
   В конечном итоге мне пришлось купить длиннополый черный сюртук, такого же цвета брюки, серую жилетку и белую шелковую рубашку с черным галстуком, и белые перчатки. Я думал, что на этом все, но не тут-то было. Лидаэль и её подруга потащили меня сначала в обувной магазин, где выбрали для меня черные ботинки, а потом в шляпный, где купили темную фетровую шляпу. Потом мы вернулись в магазин Лидаэли где меня все это заставили одеть.
   - Ну... - задумчиво протянула подруга Лидаэли.
   - Лучшего мы все равно уже не добьемся, - вздохнула Лидаэль.
   - Верно.
   Я посмотрел на себя в зеркало. Выглядело неплохо, но на Большом зеленом острове человек в таком наряде прожил бы недолго. Как минимум умер бы от жары.
   - Тебе бы еще часы, шейный платок вместо галстука, да что-нибудь отличительное, вроде значка серебряных крыльев на груди. Но это все тебе не по карману будет.
   - Ни один уважающий себя джентльмен не одел бы такой костюм, но по крайне мере в лицо тебе смеяться никто не будет.
   Ботинки жали, галстук давил на шею и вызывал неприятные ассоциации с удавкой, да и шляпа неудобно сидела на голове. Но когда я на это пожаловался, мне сказали, что надо было раньше заказывать костюм и обувь, чтобы их сделали по моим размерам.
   - Не забудь, что шляпу при входе в помещение необходимо снять, - сказала Лидаэль. - Головные уборы в помещении могут носить только офицеры в форме и женщины.
   - А зачем я тогда вообще шляпу покупал? Приехал бы без неё и все.
   - О боги, Ирвин, ты должен прийти на прием в шляпе, зайти внутрь и снять её там, чтобы все видели что ты, как уважающий себя человек, имеешь шляпу и носишь её!
   - Так я же её не ношу!
   Эльфийка тяжело вздохнула и закатила глаза.
  
   В назначенный день я пришел на "Изгнанник" и переоделся в купленный костюм. Правда, пришлось повозиться с галстуком. Я не знал, как его правильно завязывать, к счастью с этим мне помогла Алисия. Она осмотрела меня и заметила, что костюм у меня хороший, а главное отлично показывает, что я не беден, но и не какой-нибудь выскочка, разодевшийся в дорогие вещи.
   - Ирвин.
   - Что?
   - Я... - Алисия вдруг густо покраснела и протянула мне небольшую лакированную деревянную шкатулку. - Это подарок.
   - С чего вдруг? - удивился я.
   - Ну, - девушка замялась, - ты мне платье подарил, и мне неудобно стало.
   - Я просто проспорил, - недовольно ответил я
   Принимать её подарок я не собирался, но из вежливости и любопытства открыл коробочку и увидел хорошие карманные часы с позолоченным корпусом. На крышке стояло клеймо известной эльфийской фирмы. Часы этой фирмы славились своей точностью и надежностью, эльфы вообще мастера по всяким механическим штуковинам.
   - Мне неудобно было, а часы для летчиков вещь нужная и...
   Взглянув на девушку, я улыбнулся ей и поблагодарил за подарок. Часы мне сразу понравились.
   Я не стал её ждать, а спустился к выходу с корабля. Некоторое время мне пришлось скучать в одиночестве, потом появились Изабелла и Рэла. Капитан не стала оригинальничать и надела парадную форму: черный китель с серебряным аксельбантом, погонами капитана и нашивкой с вышитым серебряными нитками названием корабля, на поясе висела шпага в украшенных ножнах.
   - А почему мне нельзя было пойти в форме? - невольно вырвалось у меня.
   - Потому что у тебя её нет, - с едкой усмешкой ответила Изабелла и добавила, - ты не офицер регулярного флота, а значит тебе форма и не положена.
   Костюм у Рэлы был интересней: белая блузка с вольно расстегнутым воротником, корсет, подчеркивающий узкую талию и высокую грудь, черная юбка до середины бедра, облегающие черные брюки и сапоги почти без каблуков. На голове у неё была небольшая шляпка, украшенная стилизованными летными очками и шестеренками. А светлые волосы были собраны в прическу, открывавшую обезображенную ожогом шею женщины.
   Я задумчиво рассмотрел её, а потом подошел поближе и без стеснения ощупал её корсет.
   - Еще не выпил, а уже руки распускаешь? - восхитилась Рэла.
   Я отвесил её шутливый поклон и отошел в сторону. В корсете под тканью хорошо чувствовались твердые металлические пластины, за голенищем сапога легко можно было спрятать нож, а под короткой юбкой пару пистолетов. И готов поспорить, что у капитана вместо церемониальной рапиры, вполне боевая шпага.
   - А ты хороший костюмчик себе прикупил, - заметила Рэла. - На такого красавчика заглядываться будут, может мне сразу тебя закадрить, пока ты на какую-нибудь красавицу не запал. Хотя тебе ведь рыженькие нравятся.
   Рэла подошла ко мне и бесцеремонно запустила руки под сюртук. Нащупав рукоять ножа, она усмехнулась.
   - Так и вы командир, сегодня принарядились, - с улыбкой ответил я.
   - Серьезней себя ведите, мы не на гулянку в кабак собрались, - одернула нас Изабелла.
   - Я готова.
   Алисия подошла к нам. Изабелла удивленно посмотрела на неё, да и Рэла одобрительно хмыкнула. Лидаэль превзошла саму себя, сумев преобразить эту невзрачную мышку в симпатичную девушку.
   Так как подчеркивать у Алисии нечего было, в её наряде не было ни корсета, ни открытого декольте или короткой юбки. Платье из переливчатого серого шелка открывало одно плечо и аккуратными складками, наподобие тоги, прикрывало грудь и спускалось до щиколоток. На руках были длинные атласные перчатки под цвет платья, а на голове красивый серый берет с ярким пером. Это перо было единственным ярким пятном во всем её облике, словно мазок красной краски на черно-белом рисунке.
   - Не знала, что у тебя есть такое платье, - удивленно произнесла Изабелла.
   - Это подарок Ирвина.
   - Однако.
   - Ну, точно серая мышка, - усмехнулась Рэла. - Но тот, кто подобрал тебе этот наряд мастер.
   Алисия с благодарностью посмотрела на меня, а я от этого взгляда неожиданно для себя смутился. Хорошо, что никто не обратил внимания.
   - Пора ехать, - сказала Изабелла.
   Когда мы вышли из корабля, многие работавшие поблизости рабочие уставились на нас. Не каждый день в этом месте можно увидеть женщин в вечерних нарядах. Недалеко от трапа стояла самоходная повозка, тихо пыхтевшая трубой. Паровой котел и топка находились спереди, кочегар как раз закончил подкидывать уголь и вытирал руки ветошью. Сзади находился деревянный кузов, напоминавший старые кареты, такими же старомодными были и большие деревянные колеса, их, похоже, сделали из железной березы, чья древесина не уступает по прочности иным металлам.
   Я открыл перед Изабеллой дверь, а сам с любопытством посмотрел на повозку. Облачный город оставался одним из немногих мест, где подобные старинные машины все еще были в ходу. Во всех остальных человеческих государствах давно перешли на двигатели внутреннего сгорания.
   Внутри кузов был оббит темно-красным бархатом, стояли мягкие кожаные диваны. Когда мы все сели, водитель закрыл дверцу и забрался на свое место. Кочегар сел рядом с ним. Водитель дал свисток, и машина тихо поехала по улице.
   Потом нам пришлось ждать лифта, который поднял нас на один из самых верхних уровней города. Там повозка поехала по оживленной улице среди таких же пассажирских повозок и тяжелых грузовых. Ехать нам пришлось по району вечно затянутому смогом. Прямо под ним находился крупный фабричный район и дым из заводов и мастерских поднимался сюда.
   Конечно, по закону заводы должны выводить дымовые трубы не на соседнюю улицу, а на внешние стены города. Но на таких трубах вечно экономили, они забивались сажей и через многочисленные прорехи просачивался дым. А маленькие мастерские вообще не утруждали себя подобными вещами. В итоге дым, угольная пыль и разные испарения поднимались вверх, а местные воздуховоды не справлялись. Кроме того через этот район проходило несколько транспортных магистралей, а машины на паровых двигателях не добавляли свежего воздуха.
   К счастью, мы быстро проехали этот район и поднялись еще выше, на самый верхний уровень города. И здесь было красиво. На вечернем небе уже хорошо была видна самая большая луна - Лея. Тут само небо было хорошо видно!
   Улица проходила по широкой аллее, засаженной кипарисами и пальмами. Вместо многоэтажных домов, прижимавшихся друг к другу, здесь утопали в зелени садов красивые двух-трех этажные особняки. По дорожкам неспешно прогуливались джентльмены и дамы с зонтиками. Кое-где в парадной форме дежурили стражники, очень учтивые к местным жителям, и не очень к тем пропахшим дымом и сажей обитателям нижних уровней осмеливавшимся забраться сюда.
   Я думал, что нам сюда, но повозка проехала этот квартал и направилась к башням и многоэтажным высоткам Небесного квартала. Здесь жили и работали не просто богатые жители города, а его хозяева.
  
   Повозка притормозила перед воротами одного массивного шестиэтажного здания, украшенного флагами с родовым гербом семьи. Только взглянув на него из окна, я представил нагрузку на основание и мысленно охнул. Говорят, один клан в Облачном городе уничтожили, подточив опоры под их родовым гнездом. Не выдержав нагрузки, уровни обрушились до самого дна, погребая сотни непричастных людей.
   В Облачном городе выражение низко пасть порой звучало буквально.
   - Добрый вечер, ваш пригласительный, пожалуйста? - с поклоном обратился к нам слуга в красной ливрее.
   Изабелла показала его, и тот с поклоном отошел в сторону и сделал жест рукой. Повозка двинулась дальше и подъехала прямо к парадному входу в здание. Водитель спрыгнул и открыл перед нами дверь. Я вышел первым и подал руку сначала Изабелле, а потом и Алисии, Рэла лишь презрительно фыркнула и выбралась сама.
   Мы прошли внутрь, слуги открыли перед нами двери. Внутри нас встречал дворецкий, он вежливо поклонился и попросил наши пригласительные. Алисия и Изабелла отдали их. Я снял шляпу и вручил её одному из лакеев.
   Когда мы зашли в зал, где проходил прием, мажордом стукнул большим украшенным резьбой позолоченным посохом и громко представил нас:
   - Благородная Изабелла Мора ди Лардо, капитан корабля "Изгнанник" и её спутники!
   Стоявшие поблизости люди с интересом взглянули на нас. В центре внимания, конечно, была Изабелла, но и на меня с Алисией погладывали. А один молодой парень, в форме лейтенанта Небесной стражи открыв рот, уставился на Рэлу Мору.
   - Что смотришь? - нарочито хриплым голосом спросила у него Рэла. - Подожди, сейчас я зальюсь шампанским и можешь кадрить меня.
   Бедный парень не знал куда деться, а Изабелла бросила на Рэлу страшный взгляд и что-то прошипела сквозь зубы. На Рэлу, впрочем, это не подействовало.
   - Ирвин, - негромко сказала мне капитан. - Прогуляйтесь пока с Алисией по залу. Смотри только не напивайся и не лезь в драку. Жди сигнала от меня.
   - Сигнала начать напиваться или полезть в драку? - уточнил я.
   - Еще один! - зло процедила Изабелла. - Мы не развлекаться сюда приехали!
   Изабелла и Рэла пошли к группе мужчин, что-то тихо обсуждавших, а мы с Алисией направились к столам. Я надеялся перекусить, но едва взглянув на угощения, понял, что зря не пообедал перед приемом.
   На серебряных тарелках лежали миниатюрные бутерброды, прозрачные ломтики копченого мяса и сыра, маленькие пирожные, тарталетки с икрой, устрицы и другие деликатесы. Таким не наешься.... Хуже всего было то, что все вокруг практически не притрагивались к еде, так, иногда, словно из вежливости пробовали. А мне не хотелось вести себя как деревенщина и набивать рот у всех на глазах. Я взял со стола бокал с шампанским и подал его Алисии, а потом сам быстро выпил два бокала и закусил парой бутербродов побольше.
   Потом мы с Алисией неторопливо прошлись по залу. Я рассматривал обстановку: большие люстры с множеством ярких лампочек, тяжелые шторы из дорогой ткани, серебряную посуду и бокалы из тонкого стекла. Но больше всего меня поразил небольшой мраморный фонтан посреди зала. Подойдя к нему, я увидел, что вода прозрачная, как в горном ключе. И это в городе, в котором вода была единственным товаром, не облагавшимся ввозной пошлиной, потому что самые страшные в истории Облачного города бунты вспыхивали именно из-за нехватки чистой воды.
   - Что-то не так? - тихо спросила меня Алисия, как-то уловив, что у меня изменилось настроение.
   - Тысячи людей внизу пьют вонючую мутную жижу, пока здесь бьет фонтан чистой воды.
   Алисия промолчала, а я по-иному взглянул на пиршество вокруг нас. Почти все продукты и вода в Облачном городе привозные. Их доставляют в основном с Вольных островов, но они не могут полностью обеспечить потребности города. Цены растут, места не хватает, люди вынуждены ютиться в маленьких каморках, пока здесь в огромном полупустом зале вокруг фонтана разгуливают люди в дорогих костюмах и дамы в нарядных платьях с украшениями из золота, платины и драгоценных камней.
   И хозяева особняка не просто так поставили фонтан и выставили на столы баснословно дорогие здесь продукты. Это демонстрация богатства. Дескать, посмотрите, мы настолько богаты, что можем позволить настолько расточительно использовать воду и ставить на стол тарелки со свежими устрицами. Серый как-то сказал, что Облачный город удивительно наглядный и яркий пример социального расслоения человеческого общества. Теперь я его понял.
   Гости впрочем, на всю эту роскошь не обращали внимания. Они воспринимали все как должное. И вопреки опасениям Лидаэли надо мной никто не спешил смеяться. Джентльмены во фраках и смокингах иногда поглядывали в мою сторону, но без интереса.
   А мне очень быстро стало скучно. Женщины, тихо хихикая и прикрывая лица веерами, сплетничали между собой. Мужчины занимались, в общем, тем же самым, только покуривая сигары и никого не стесняясь. Разговаривали они в основном о политике, обсуждали предстоящее голосование в Совете торговых гильдий. Мне все это было неинтересно, поэтому я развлекал себя шампанским и закусками.
  
   Через какое-то время появился глава торговой гильдии Адам Рейнклист, высокий, слегка полноватый мужчина с короткой седой бородкой и внимательными, цепким взглядом. Он поблагодарил всех пришедших в гости, а потом начал долгую речь. Начало я еще пытался слушать, там было что-то про успехи гильдии за последний год, но потом я упустил нить и стал просто разглядывать людей и поедать закуски, благо на меня никто не смотрел.
   Речь закончилась, но почти все собравшиеся гости разговаривали с Адамом или стояли рядом и слушали, что он отвечает на вопросы. Поэтому я с невозмутимым видом продолжил, есть, запивая все хорошим коньяком.
   - Я же говорил, что это он.
   Удивившись, я повернулся и увидел перед собой офицеров Гэльского княжества, тех самых, которые требовали от Изабеллы выдать меня. Сейчас они смотрели на меня с торжествующим видом, словно я уже был у них в руках.
   - Здесь тебя некому защитить! - с радостью заявил Рэдрик.
   Я сунул руку под сюртук и взялся за нож, собираясь без лишних слов разделать эту свинью. Ни он, ни его товарищи даже не подозревали, насколько они близко к смерти.
   - Джентльмены! Соблюдайте приличия, - громко призвал Риг дэ Вега, подходя к нам. - Не забывайте, что вы в гостях!
   - Капитан, это наше личное дело, - ответил ему Рэдрик. - Этот человек арестован нами.
   - Да? Не расскажите мне, когда это Облачный город стал частью Гэльского княжества? - иронично поинтересовался Риг де Вега. - Единственный, кто может здесь кого-то арестовывать, это я.
   - Этот человек преступник!
   - Возможно, но на каком это основании вы собрались вершить закон на территории Облачного города? Гэльское княжество вправе потребовать от нас выдачи преступника, но не более того. Так что подавайте официальный запрос, и мы даже сами доставим вам этого человека на территорию Гэльского княжества. Кстати, не подскажите, где оно находится? - Риг де Вега сделал вид что задумался, а потом хлопнул себя по лбу. - Ах да, точно, такой же страны больше нет! И это неудивительно, впервые вижу партизан, сражающихся с оккупантом столь далеко от него.
   Рэдрик побагровел, но проглотил оскорбление. Он не был достаточно смел, чтобы спорить с таким человеком.
   - Так что, если у вас есть разногласия с этим человеком, то вы можете вызвать его на дуэль.
   - Как там надо правильно отвечать, когда вызывают на дуэль? - спросил я.
   - К вашим услугам, назначайте время и место, - любезно подсказал мне Риг дэ Вега.
   - К вашим услугам, сэр Рэдрик Дэлрей, назначайте время и место.
   - Драться с ним на дуэли? Слишком много чести этому выродку...
   Я даже не успел ничего сделать. Непонятно когда успевшая подойти к нам Рэла Мора с веселой улыбкой схватила с подноса ближайшего слуги бутылку шампанского разбила её об голову Рэдрика. Он покачнулся и рухнул на пол. Во всем зале наступила полная тишина. Я невольно оглянулся. Алисия, охнув прижала руки к лицу, а Изабелла громко выругалась.
   - Прощу прощения, просто у меня идиосинкразия в острой форме на подобных благородных уродов, - издевательски улыбаясь, сказала Рэла.
   - Я думал, мы пришли в приличное общество! - резко заявил другой гэльский аристократ. - А здесь принимают всякую шваль! И покрывают преступников!
   - Преступников? - переспросил Адам Рейнклист. - Объяснитесь, что вы имеете ввиду?!
   - Вот этот человек трус, предатель и дезертир!
   Все посмотрели на меня, а я лишь усмехнулся. Стоявшие рядом люди, словно невзначай отошли в сторону, а Алисия наоборот встала рядом со мной. Она выглядела испуганной серой мышкой, но мне все равно было приятно, что она не отошла в сторону. Я знал, что сейчас расскажут про меня, знал, что мне придется отвечать, но бежать было некуда. Так что я стоял и слушал, как я бросил тело княгини, как продавал её драгоценности.
   - Это правда? - спросил Адам Рейнклист, выслушав обвинения в мой адрес.
   - Да, - кивнул я. - По большей части, правда.
   - Так значит, княгиня Арнельская погибла?
   - Конечно, - ответил я. - Умерла от раны и начавшейся лихорадки. А что было делать мне? Трястись над её телом?
   - Тебе было приказано, чтобы никто не смог найти её могилу! А ты...
   - Но ведь, как я понимаю, никто и не смог её найти, - невозмутимо произнес Адам Рейнклист. - Так чем вы недовольны?
   - Но...
   - Кстати, сударь Ирвин Тродсон.
   Я удивился, услышав свое имя. Не думал, что глава одной из крупнейших гильдий может знать его.
   - Я хотел бы вас кое с кем познакомить.
   Адам сделал жест и из-за спин джентльменов, напоминавших скорее тренированных бойцов, а не аристократов и торговцев, вышла юная девушка в светло-голубом платье с корсетом, удивительно красивая с тонкими чертами лица, серо-голубыми глазами и с диадемой в пепельно-серых волосах. Она смело подошла ко мне и с улыбкой посмотрела, подняв голову.
   - Вы меня узнаете?
   Я сглотнул и рванул воротник, мне не хватало воздуха, и я не знал что делать, что говорить...
   - Я...
   - Не волнуйтесь, я больше не собираюсь скрываться. Я выросла.
   Вздохнув, как перед прыжком в воду, я ответил:
   - Не так уж вы и выросли... ваше высочество.
   А потом опустился перед ней на одно колено.
   - Что это значит?! - рявкнул Рэдрик, которого уже успели привести в чувство.
   Все гости в зале внимательно смотрели на нас и молчали. Происходившая на их глазах история полностью захватила их.
   - Это значит, что Ирина Арнельская, княгиня и законная правительница Гэльского княжества жива и здорова! - громко заявила Изабелла, выходя вперед. - Так ведь, Ирвин?
   По её глазам я видел, что она откровенно смеялась надо мной. А я чувствовал себя дураком и не понимал, что происходит и почему...
   - Ваше высочество... - Рэдрик, покачнувшись, преклонил колено перед княгиней. - Это... такая радость для всех нас! Я... извините, я просто не знаю что сказать!
   - Для начала извинитесь перед ним, - сухо подсказала ему Ирина, показав на меня. - Встань, пожалуйста, Ирвин. Это я должна кланяться тебе, а не ты мне.
   - Но он же...
   - Спас мне жизнь.
   - Ваше высочество, он украл ваши семейные реликвии!
   - Да? - удивилась Ирина Арнельская. - Вы в этом уверены?
   - Конечно! Он сам в этом признался!
   - Я слышала. А еще он утверждал, что я мертва! Вот только я жива, а княжеские реликвии сейчас на мне! Или вы не узнаете диадему моей матери и кольцо моего отца?
   Она отвернулась от Рэдрика, обвела взглядом гостей.
   - Хотите, я расскажу, как на самом деле все произошло. Этот человек, последний верный присяге летчик, в плохую погоду нашел среди гор заброшенный аэродром и приземлился там. А потом пролетел через кишевшее вражескими истребителями небо и доставил меня в безопасное место. А сам отправился обратно, за гроши продавая известные драгоценности и болтая в каждом встречном кабаке, что я мертва! Он увел погоню за собой, зная, чем ему это грозит. Он не побоялся ни смерти, ни вечного позора. А вы бы смогли так поступить? - Ирина ожгла взглядом растерявшихся аристократов.
   - Так почему он нам ничего не рассказал? - пролепетал один из них. - Мы не смели и надеяться, что вы живы, ваше высочество.
   - Потому что гроша вы ломанного не стоите, - не стесняясь, рявкнула Рэла Мора. - Никто бы в здравом уме не доверился бы таким, как вы!
   - Это уж точно, - усмехнулся Риг де Вега, - готов поспорить, как минимум двое из вас этим вечером побегут в посольство Северной республики, спеша доложить о появлении княгини раньше других.
   - Как вы смеете?! - скорее испуганно, чем возмущенно крикнул Рэдрик.
   - А мне, что, заняться этим всерьез и выяснить, кто из вас предатель?
   - Ваше высочество, все было не так сложно, как вы сказали, - негромко произнес я. - Погода была нелетной и вражеские истребители стояли на аэродромах. Для меня это был не самый сложный полет.
   - Но самый важный для меня, - возразила Ирина. - А когда я проснулась, то самые ценные драгоценности, подлинные реликвии моей семьи лежали под подушкой.
   Я заметил среди гостей несколько человек, наблюдавших за всем с каменными лицами. На одном из них я увидел орден Северной республики. Постепенно на них с интересом стали поглядывать и другие люди и им пришлось высказаться. Краем уха я услышал, что это посол.
   - Это очень неожиданное известие, - осторожно произнес дипломат. - Мы, безусловно, рады тому, что вы живы. Позвольте мне от лица Северной республики пригласить вас в наше посольство для переговоров.
   - Я готова рассмотреть ваше предложение мирного договора только после полного вывода оккупационных войск с территории Гэльского княжества! - резко ответила Ирина Арнельская.
   - А до тех пор гильдия Рейнклист будет обеспечивать безопасность Ирины Арнельской, - заявил Адам Рейнклист.
   У меня уже голова шла кругом, поэтому я практически не понимал о чем идет речь. Возмущенный посол что-то начал доказывать Адаму Рейнклисту, тот что-то насмешливо ответил. Рэдрик совершенно потерянный сидел на стуле и прижимал платок к ране на голове. Другие гэльцы выглядели потрясенными и ошарашенными. Ничего не понимавшая Алисия стояла рядом со мной.
   Риг дэ Вега, неожиданно с криком бросился через толпу и метнул короткий нож в обычного слугу, разносившего закуски и напитки по залу. Тот захрипел, сделал пару шагов и упал, сжимая в руке пистолет. Через мгновение Рэла и Изабелла уже с оружием в руках закрывали Ирину. Опомнившись, я достал свой нож, и, отпихнув Алисию в сторону, встал рядом с княгиней.
   Вокруг началась суета. Раздался истеричный женский визг, кто-то бросился бежать в панике. Несколько обычных на вид гостей очень ловко и профессионально скрутили другого слугу. Возле Адама Рейнклиста стояла его охрана. А Риг дэ Вега уже раздавал указания.
   - А вот, наконец, и веселье, - улыбнулась Рэла. - Может нам тоже парочку промытых схватить?
   - Не спеши! Прикрываем княгиню! - коротко приказала Изабелла. - Алисия быстро к стене или спрячься за какой-нибудь колонной!
   Но драться нам не пришлось. Люди Рига и охранники гильдии навели порядок и поймали убийц. Княгиню увели куда-то в задние комнаты, перед гостями извинились и отправили их домой. В зале остались лишь столы, слуги, которые наводили порядок и еще несколько человек.
   Я подошел к одному из столов и выпил пару бокалов коньяка сразу. К моему удивлению ко мне присоединилась Изабелла.
   - Хороший коньяк, - похвалила она. - Адам не поскупился.
   - Вы все знали?
   - Что именно?
   - Что Ирина жива?
   - Конечно, - просто ответила Изабелла. - Знала и довольно давно. Мне просто было интересно посмотреть на то, как далеко ты готов зайти, защищая её, а также проверить, насколько хорошо ты умеешь врать.
   - Вот как...
   - Злишься? - усмехнулась она. - Ну, уж извини, мне тоже было неприятно, что мой подчиненный мне врал глядя мне в глаза.
   - Я почти не врал вам, - сухо ответил я. - До сегодняшнего вечера я не знал, жива княгиня или умерла.
   От удивления, Изабелла замерла, не донеся бокал до рта.
   - Серьезно? Ты ничего не знал?!
   - У неё была сильная лихорадка, рана воспалилась. А я доставил её к старому надежному знакомому и очень хорошему... ветеринару. Мы оба были уверены, что она не доживет и до утра следующего дня.
   - И ты не стал дожидаться этого, а сразу ушел...
   - Да. Я... я не знал, жива она или нет. Но шли годы, а о ней не было никаких вестей. Когда я на капитанском мостике говорил, что она Ирина мертва, я сам в это верил.
   - Понятно. А зачем было рассказывать, что ты её выбросил в канаву и все остальное?
   - Чтобы было убедительней, - усмехнулся я. - И чтобы никому даже в голову не могло прийти, где на самом деле стоит её искать.
   - Ты перестарался. Поверь, руководство Северной республики даже тебя искало лишь для вида и потому, что этого требовала аристократия. Они очень не хотели, чтобы убитая их солдатом двенадцатилетняя девчонка превратилась в знамя мятежников, а её могила стала местом, где будут взывать к отмщению. Бесследное исчезновение Ирины их очень порадовало и они даже не пытались её искать.
   - Но она ведь могла оказаться живой.
   - Они опросили солдат на той базе, все подтвердили, что малолетняя княгиня умерла. Канханова несколько лет держали в тюрьме, но он упорно твердил одно и то же. Нашли даже врача, но и он не раскололся.
   - Вот как.
   - Да. Тебе было достаточно сказать, что просто похоронил её в лесу и все.
   Я пожал плечами. Как говорил мой дед: "Умная мысля приходит опосля". Когда я убегал от охотников из республиканской разведки, мне некогда было придумывать стройную и красивую версию. Я просто говорил то, что первое пришло в голову, не задумываясь о последствиях.
   - Лучше расскажи, зачем надо было брать с собой оружие, тащить меня на эту встречу и кто пытался убить её. Республиканцы? Ну да, кто же еще...
   - Ирвин, - насмешливо взглянула на меня Изабелла. - Не вздумай идти работать детективом. Как могли республиканцы подослать убийц, если они точно также как и ты считали Ирину мертвой? Да их посол пять минут стоял с открытым ртом!
   - Тогда кто?
   - Наш враг. Его агенты давно проникли в Облачный город.
   - Эйрхаты?!
   - Да. Нам нужно было эффектное представление, чтобы все сразу узнали, что Ирина жива. И ты как нельзя лучше для этого подходил. Летчик, пожертвовавший своей репутацией чтобы спасти юную княжну. Герой, рискнувший всем. Завтра это будет во всех газетах!
   - Этого мне еще не хватало...
   - Не ворчи. Так вот, мы с Ригом знали, что их агенты готовят покушение на Ирину, хотя понятия не имеем как они вообще могли про неё узнать? Мы договорились обо всем с Адамом и поэтому, кстати, нас с тобой и Рэлой не проверяли на входе, как всех остальных гостей.
   - Но зачем им Ирина?
   - А это очень интересная история, но поговорим мы об этом в другой раз. А пока, уж извини, но мне придется прервать твой отпуск.
   - Что еще? Надо опять на какой-нибудь прием пойти? - с отвращением поинтересовался я.
   - Нет, надо доставить несколько писем в разные уголки мира. Ты еще не забыл, как работал почтальоном? Извини, что не даю вам с Алисией отдохнуть, но сам видишь, события развиваются слишком быстро.
  

3 глава

  
   Солнце еще не встало, но на аэродроме Облачного города уже было людно и шумно. Взлетали и садились самолеты, чьи-то техники ругались с аэродромными рабочими. "Изгнанник" все еще стоял в доке, так что мою красавицу выгрузили из корабля и на транспорте доставили на главный аэродром Облачного города.
   Таможенники, заметив меня, хотели по старой памяти прицепиться, но увидев, кто меня сопровождает, как по волшебству скрылись из виду. Риг дэ Вега цепким взглядом обвел окрестности и приказал своим людям рассредоточиться вокруг. К вылету нас готовили техники "Изгнанника" во главе со Старгом, а провожала сама Изабелла Мора.
   - Послание надежно спрятано? - спросила она.
   - Да.
   - Уж можете мне поверить, прятать контрабанду он умеет, - с усмешкой сказал Риг дэ Вега.
   - Вам главное добраться до...
   - Я знаю, - перебил я Изабеллу. - Это моя основная работа, я возил почту гораздо дольше, чем воевал. А по этому маршруту я вообще могу пролететь с закрытыми глазами.
   - Тебе приходилось так часто возить почту в Империю Радек? - вдруг заинтересовался Риг дэ Вега.
   - Да.
   - Потом будешь его допрашивать, - перебила его Изабелла. - Вам пора.
   Кивнув, я забрался в кабину, через пару секунд на свое место села Алисия. Изабелла и Риг отошли в сторону, а Старг забрался на крыло и подошел к нам.
   - Все в порядке?
   - Да, - ответил я. - Кофе под рукой, бутерброды тоже. Все что необходимо в багажном отделении.
   - Слушай, я знаю, что этот тип двигателей довольно экономичен, но при такой нагрузке расход возрастет...
   - Старг, я летал из Облачного города этим маршрутом, и мне всегда хватало топлива.
   - Тогда удачной охоты. Но помни, что на всякий случай кто-то из нас будет постоянно дежурить на этом аэродроме.
   Старг спрыгнул с крыла и отошел в сторону. А я провел предвзлетную подготовку, запустил двигатели и связался с диспетчерской вышкой и получил разрешение на взлет. Изабелла, Старг и Риг подняли руки в напутственном жесте и мы с Алисией ответили им тем же.
   - Я думала, мы уже никогда не взлетим! - неожиданно заявила Алисия, когда мы уже отлетели от Облачного города на пару километров.
   - Я тоже, - рассмеялся я. - Впервые меня так провожали!
   Хотя чего греха таить, мне было приятно, что столько человек искренне переживало за нас с Алисией. Приятно и непривычно.
  
   Полет проходил спокойно. Погода была замечательной, а видимость превосходной. Пройдя по оживленному фарватеру, я не глядя на карту, свернул в сторону и пошел привычным маршрутом. Небо над Вольными островами я знал лучше, чем правую ладонь, так что Алисия могла спокойно отдохнуть и подремать.
   Незадолго до обеда я посадил самолет на Косом обрыве. Этот тропический остров был самым южным из архипелага Вольных островов и на нем часто садились самолеты для дозаправки. Пока техники заливали топливо, мы с Алисией выбрались из самолета размять ноги и сходить в туалет.
   Солнце стояло практически над головой, и было невыносимо жарко и душно. Мы с Алисией сразу промокли от пота, а местные техники работали, раздевшись по пояс. Металл раскалился, и забираться обратно в кабину было непросто.
   - Давно ты к нам не залетал, Волк, - дружелюбно заметил куривший дешевую сигару толстоватый мужик.
   - Все в другую сторону приходилось летать, - ответил я.
   - Понимаю. Что везешь?
   Рэдгх был начальником аэродрома и имел право задавать такие вопросы. Более того, это была его прямая обязанность.
   - Морскую соль, - не моргнув глазом, соврал я.
   - Понимаю, - расхохотался он. - Так и запишу.
   - Записывай...
   - Я слышал про Серого, - негромко произнес Рэдгх. - Говорят его убили... тихие убийцы.
   - Тихие убийцы? Это кто такие? - Нахмурился я.
   - Они появляются внезапно. Нападают без предупреждения, но не грабят, а просто убивают всех и в плен не берут. Те немногие, что выжили, рассказывали про странные корабли, и самолеты с винтами на хвосте. Да-да, Ирвин, я понимаю, что это звучит как бред опившегося рома придурка, но...
   - Это правда, Рэдгх, - спокойно ответил я. - В небе стало неспокойно...
   Мы оба подняли головы и посмотрели в пронзительно синее и жаркое тропическое небо.
   - Так ты везешь морскую соль?
   - Да.
   - Удачной охоты.
   Расплатившись с ним за топливо, я забрался в кабину самолета, и мы отправились дальше. И первым делом я набрал высоту, чтобы хоть немного освежиться.
   - Как же жарко там! - тяжело вздохнула Алисия.
   Обернувшись, я увидел, что она стянула куртку и осталась в легкой рубашке.
   - Терпи! Нам еще экватор пересекать!
   - Я знаю!
   Косой обрыв остался далеко позади. Вскоре мы пролетели над последними небольшими и необитаемыми островками, и вышли в открытый океан.
   - Теперь я полагаюсь на тебя! - крикнул я.
  
   Полеты над океаном на большие расстояния опасны. Ориентиров никаких нет - вокруг лишь безбрежная синь. Стоит совсем немного отклониться от курса, и через пару часов ошибка уже будет исчисляться десятками километров. А ведь здесь, случись что, даже приземлиться будет некуда.
   Во время первого полета в этом направлении мы с Серым попали в сильную грозу. Нас долго швыряло в воздухе, а потом выбросило в сторону. Черные тучи, сердито громыхая, пошли дальше, а мы понятия не имели, где оказались и куда нам дальше лететь? Все что нам осталось, так это взять курс по направлению к суше. Нам повезло, мы не просто добрались до земли, но еще и увидели сверху поселок, зажатый между морем и пустыней. Мы смогли там приземлиться и купить у местных жителей топливо, а заодно сделали интересное открытие.
   Но на этот раз нам везло. Погода была замечательной. Алисия верно проложила курс и учитывала ветер. А еще она, несмотря на усталость, тихо что-то напевала себе под нос и вообще была на удивление веселой.
   - Хорошее настроение?! - спросил я.
   - Да! Всегда мечтала полететь через океан!
   - Ты же уже давно летаешь на "Изгнаннике"!
   - Это другое! Я хотела сама и... чтобы мирно!
   Я повернулся к ней и понимающе улыбнулся. Действительно просто везти почту, когда можешь любоваться облаками и разглядывать мир с высоты птичьего полета гораздо интереснее самого активного сражения.
   - Смотри вниз! - крикнул я Алисии.
   - Это Барьерный риф?!
   - Именно!
   Прямо под нами была длинная и неведомо кем созданная цепь коралловых рифов. Шириной она была всего от пары сотен метров, до полутора километра в разных местах, но тянулась тысячи километров, окружая материк.
   - Серый мне как-то рассказывал, что в давние времена десятки мореплавателей пытались обойти Барьерный риф!
   - И не смогли?!
   - Нет, конечно!
   Барьерные рифы были непреодолимым препятствием до изобретения воздушных кораблей и самолетов.
  
   Когда солнце стало клониться к горизонту, мы уже были за экватором. Алисия стала заметно беспокоиться и проверять расчеты. Она боялась, что мы отклонились от курса, но погрешность оказалось небольшой и несущественной. Приглядевшись, я увидел далеко впереди темную полосу суши.
   А еще примерно через полчаса мы уже летели над песчаными дюнами. Я постепенно снижал самолет и смотрел по сторонам. Каких-то приметных ориентиров в пустыне порой не больше чем в океане, но все-таки тут есть, за что зацепиться взглядом. Солнце уже опускалось за горизонт, а темнеет в этих местах быстро. Но нам повезло. Увидев вытянутую столовую гору, я сразу повернул к ней.
   - Как пройдем над горой, открой кабину и выпусти две световые ракеты! - приказал я.
   - Слушаюсь!
   Во время второго круга я внимательно рассмотрел поверхность и наметил место для посадки. А потом развернулся, сбросил скорость, зашел на третий круг и посадил самолет на скалу.
   Я легко выбрался из кабины и первым делом достал из багажного отделения керосиновую лампу, заправил её и зажег. Алисия тем временем кое-как вылезла на крыло и с громким стоном выпрямилась.
   - Устала сидеть? Походи вокруг, разомнись, но далеко не отходи.
   Пока девушка разминалась, я достал сумки и занялся привычным делом. Расстелил на камне несколько толстых покрывал и бросил сверху шерстяное одеяло. Достал и заправил примус, а потом занялся ужином. Обычно все это делали мы с Серым, но сейчас мне было проще и быстрее все сделать самому, чем объяснить что-то Алисии.
   В пустыне быстро темнело, а еще быстрее холодало. Переход от дневной жары к холоду для непривычного человека был очень резким и ошеломляющим. Алисия уселась на покрывала, закуталась по шею в одеяло и наблюдала за мной. А я вдруг неожиданно подумал, что впервые за довольно долгое время забочусь о ком-то. Странное ощущение...
   - Держи, - я снял с огня уже открытую банку тушенки, взял ложку и ломоть хлеба и протянул Алисии.
   - А ты?
   - Ешь. А я себе еще одну банку разогрею.
   Она попробовала подержать банку в руке, но сразу обожглась и взяла лежавшее рядом полотенце. Я взял еще одну банку тушенки из нашего пайка, открыл её и поставил на примус.
   - Вы часто так ночевали?
   - Постоянно, как летали в эту сторону, - ответил я. - Эти столовые горы очень удобны, на них легко сесть.
   - А здесь безопасно?
   - Конечно. Эта часть пустыни практически необитаема, только вдоль побережья встречаются небольшие деревушки рыбаков. Но даже если кто-то здесь и появится - забраться на гору практически невозможно.
   - Хорошо, - Алисия поежилась. - Только холодно очень.
   - Это пустыня, - я пожал плечами.
   Вокруг нас была кромешная темнота, освещаемая только светом звезд, лун на небе не было видно. Ветер затих, так что мы слышали только гудение примуса. Алисия быстро съела тушенку и посмотрела голодным взглядом на дно банки. Я усмехнулся и дал ей бутерброд с копченым мясом. Закипела вода в небольшом чайнике, я заварил чай и налил две кружки. Достал из пайка плитку шоколада и протянул вместе с кружкой чая Алисии.
   В ночной тишине вдруг раздался резкий и противный не то вой, не то чей-то вопль. Алисия испугано вскрикнула и подскочила.
   - Что это?!
   - Просто гиена, - с легкой усмешкой ответил я, вспоминая, как сам в первый раз испугался этого крика.
   - Я думала, в пустыне никто не живет.
   - В ней полно жизни, просто все живое в этих местах умеет прятаться днем и выходит на охоту ночью.
   Закончив с ужином, мы устроились на ночлег. Алисия закуталась в одеяло, но от холода не смогла заснуть. Сквозь дрему, я слышал, как она возиться и пытается согреться. Вздохнув, я притянул девушку к себе и накрыл своим одеялом. Несмотря на кромешную темноту, я заметил, что Алисия сильно смутилась. Но возражать она не стала, наоборот плотнее прижалась ко мне.
   А я мысленно вздохнул. Да, это не лохматый Серый, который отдавал мне свое одеяло, а сам прекрасно спал под открытым небом. Рядом с ним даже я казался изнеженным горожанином.
  
   Я проснулся с рассветом. Разогрел завтрак, сварил кофе и разбудил Алисию. Пока она умывалась из кружки, завтракала и пила кофе, я достал из багажного отделения пару канистр с топливом и долил его в баки. В принципе нам должно было хватить и без этой дозаправки, но лучше не рисковать. Утром было довольно холодно, но едва солнце встало - сразу потеплело. А когда мы собрались лететь дальше, стало жарко.
   Почти все утро мы летели над пустыней. Слева я видел полосу океана, а справа - темневшие у горизонта горы. Местность была мне знакома, тут я мог пролететь и без карты. Под нами тянулись однообразные песчаные дюны, потом их сменила плоская и выжженная солнцем каменистая равнина.
   Часам к одиннадцати, я намеренно взял ближе к морю и поднялся выше. Алисия удивилась, но спрашивать ничего не стала, только внесла изменения в маршрут. Где-то около часа мы летели на высоте в три с половиной тысячи метров, а потом я повел самолет вниз.
   - Смотри! - крикнул я Алисии, продолжая снижение. - Это одно из чудес света!
   Девушка вскинулась, оторвалась от приборов и прильнула к стеклу, глядя вниз широко раскрытыми от восхищения глазами.
   Посмотреть и было на что. Пустыня обрывалась резко, словно отрезанная ножом, и начиналась заросшая густой тропической зеленью дельта Льенга. Мы летели над тысячью больших и маленьких островков, утопавших в зарослях тростника и кувшинок. Величественная река здесь медленно текла к морю, разбившись на сотни рукавов и тысячи проток.
   Я снизился ниже тысячи метров и повернул на юг. А под нами кипела жизнь. Птицы бродили по мелководью, купались в воде бегемоты, на крупных островках хорошо выделялись рисовые поля и сделанные из тростника хижины местных крестьян, сновали в протоках небольшие лодки.
   - Здесь почти не бывает дождей, но благодаря Льенгу эта земля кормит несколько миллионов человек! - крикнул я.
   - Сколько тут животных! - в ответ крикнула Алисия.
   Дав ей полюбоваться, я поднял самолет повыше и повел по оживленному фарватеру. Внизу по реке плыли баржи с зерном и мясом, а в воздухе сновали почтовые самолеты и медленно летели торговые корабли из разных мест. Я узнавал флаги торговых компаний Северной республики, Облачного города, эльфийские корабли и, конечно же, тут было много судов Темной империи. И не только их...
   - Ирвин, на нас заходят два черных истребителя!
   Резко обернувшись, я увидел патруль темных.
   - Не волнуйся, это просто патруль!
   Через полминуты они вызвали нас и потребовали назваться.
   - Почтовый курьер, идем из Облачного города в Рахтаниф! - ответил я. - Везем только почту, груза нет!
   - И вы из самого Облачного города летите? - недоверчиво поинтересовался патрульный.
   - Мы ночевали на одной из столовых гор в пустыне!
   - Понятно! Следуйте строго по фарватеру, в случае отклонения в сторону от разрешенного коридора, патруль имеет права сбить вас без предупреждения!
   - Да-да! Я не первый раз летаю этим маршрутом! - ответил я и добавил, уже только для Алисии: - параноики долбанные! Вечно им шпионы мерещатся!
   - А что они вообще здесь делают?! - спросила Алисия. - До границы Империи Радек еще четыреста километров.
   - Формально Эртаниф независимая страна, но на самом деле она под плотным протекторатом темных! На восточном берегу Льенга полно их военных баз, а если они построят их еще и на краю пустыни - мы больше не сможем летать в Рахтаниф! Слишком далеко и тяжело будет без ночевки на столовых горах!
   - А почему бы им не построить город на берегу моря?! Им же тоже это было бы выгодно!
   - А спроси этих уродов!
   Темную империю никто не любил. Серый мне как-то рассказывал, что единственная причина, по которой демоны так и не аннексировали Эртаниф, это необходимость иметь условно нейтральный город на границе для торговли и связи с другими народами. На территорию самой Империи Радек иностранцев не пускали никогда. Исключение демоны делали только для потерпевших крушение, да и то... им практически ничего не давали увидеть.
   В столицу Эртанифа, город Рахтаниф мы добрались к обеду. Там было как обычно жарко, шумно и пыльно. Повсюду были песок и пыль, они буквально скрипели на зубах и забивали нос. Я сразу закрыл нижнюю часть лица платком и посоветовал Алисии сделать также. К сожалению это не помогало от запахов...
   Вонь в Рахтанифе не менялась никогда. Воняла чем-то затхлым вода в каналах, из ангаров несло керосином, который нерадивые техники из местной обслуги вечно разливали, из дешевых закусочных тянуло прогорклым жиром и сгоревшим мясом. Но хуже всего были трущобы, стихийно существовавшие вокруг аэродрома. Их обитатели не имели никакого представления о гигиене и зарабатывали исключительно попрошайничеством, проституцией и мелким воровством. Грязные, вонючие со слипшимися сальными волосами и язвами на теле они могли напугать кого угодно одним своим видом.
   Я объяснял Алисии, что делать, если к ней попытаются пристать уличные попрошайки, но к счастью темные все-таки навели относительный порядок. Они огородили забором дорогу, идущую от аэродрома к городу, а конный патруль отгонял самых непонятливых.
   Кварталы для состоятельных жителей Рахтанифа отделялись от трущоб и промышленных окраин тенистыми аллеями и парками. На этих улицах было чисто и свежо, работали фонтаны и стояли беседки, где любой горожанин мог посидеть в теньке и отдохнуть.
   - Как будто в другой мир попали, - негромко заметила Алисия.
   - В любом крупном городе так, - усмехнулся я. - Есть окраины, а есть фасад.
   Можно было сесть в одну из повозок и быстро доехать до цели, но мы с Алисией решили прогуляться пешком. Вскоре мы подошли к монументальному зданию из черного гранита с узкими окнами и высоким забором из толстых железных прутьев, заостренных наверху. Ворота были закрыты, а у калитки стояла вооруженная охрана, но нас пропустили без досмотра и вопросов.
   Скромная табличка "Посольство Империи Радек" возле двери совсем не вязалась с общим видом здания. Внутри было прохладно и сумрачно. Мелкий служащий усадил нас на диван, предложил холодной воды и пообещал, что секретарь нас скоро примет. Ждать и в самом деле пришлось недолго.
   Зайдя в небольшой кабинет, я на мгновение замер. Вместо секретаря посольства, за столом меня ждал офицер Темной империи и, судя по знакам различия, далеко не последний.
   - Письмо, - коротко сказал он.
   - Зарегистрируйте его, - коротко сказал я, протягивая письмо.
   - В этом нет нужды. Вы свободны.
   - Нет, в этом есть нужда, - спокойно возразил я. - Я должен буду отчитаться о том, что доставил письмо по адресу.
   - Завтра утром ты получишь ответ! - резко ответил офицер. - Для Изабеллы Моры это будет более ценным доказательством, чем бумажка из канцелярии! Завтра в восемь ноль-ноль быть здесь!
   Я промолчал и вышел из кабинета, о подобном меня предупредили. А вот о том, что меня ждало за дверь - нет. Мне не дали и шагу сделать.
   - Пройдемте с нами, господин курьер.
   Трое солдат и офицер с ними были вежливы, но непреклонны. Алисия уже стояла рядом с ними и испуганно смотрела на меня.
   - Завтра я должен получить ответ и отправиться в обратный путь.
   - Мы знаем, господин курьер, - все также вежливо ответил офицер. - Не волнуйтесь, ваш самолет в безопасности.
   Стиснув зубы, я пошел за офицером. Солдаты шли за нами, вежливо держа винтовки в руках. Нас провели в подвал и завели в небольшую комнату без окна. Внутри было достаточно уютно. Стояли две застеленные кровати, на столе поставили вазу с фруктами и кувшин с водой, на книжной полке лежали книги на разных языках, за дверью был душ и туалет. В общем, нам предоставили все условия, кроме возможности погулять на свежем воздухе. Любезный офицер сообщил, что скоро принесут обед, а ужин приготовят исходя из наших пожеланий.
   - Мы арестованы? - сразу спросила Алисия, едва наши конвоиры закрыли дверь.
   - Разве это похоже на тюремную камеру? - переспросил я. - Нет, просто... понятия не имею, что им взбрело голову. Может быть, просто они хотят убедиться в том, что мы утром получим ответ, а может, хотят по винтику разобрать мой самолет и убедиться, что у меня нет тайных посланий для шпионов!
   - Ну, зато нам не нужно тратиться на гостиницу и еду, - заметила Алисия.
   - Ты собираешься есть то, что они нам принесут?
   - Ну... мне кажется, если они захотят нас убить, то они это точно сделают, так что яда можно не бояться.
   Почесав затылок, я признал её правоту. Действительно, им ничего не мешает вместо ужина расстрелять нас прямо в этом подвале.
  

4 глава

   Справедливости ради надо сказать, что накормили нас темные не плохо. А рано утром дали запечатанное письмо и привезли на военный аэродром, куда, как оказалось, еще вчера днем перевезли мою "касатку". Я невольно поглядывал на стоявшие по соседству черные остроносые истребители и штурмовики, хотя и понимал, что в этом месте любопытство наказуемо.
   Мой самолет уже стоял на взлетной полосе и возле него вытирал руки техник в оранжевой куртке. Когда мы с Алисией подошли поближе, он повернулся и от неожиданности я едва не вздрогнул. Перед нами стоял настоящий демон: темная кожа, красные глаза с узкими вертикальными зрачками, выступающие клыки и раздвоенный язык.
   - Ваша птичка готова к полету.
   - Надеюсь, вы все на место прикрутили, - бросил я.
   - Мы провели обычную предполетную подготовку, - с обидой в голосе ответил демон-техник. - Кому могло понадобиться копаться в этом старье?
   - Да-да, допустим, я вам поверил, - кивнул я. - И тайные послания или контрабанду вы не искали.
   На это демон ничего не сказал, а только пошел прочь. К нам подошел молодой офицер темных, тоже демон, но больше похожий на человека. Его расу выдавали только красные зрачки и увеличенные клыки, возможно, он был не чистокровным демоном, а полукровкой.
   - Позвольте принести вам извинения за назойливое внимание, - негромко сказал он.
   - Хорошо. Спасибо что по местным традициям не стали держать нас три дня, - сухо ответил я.
   - Начальство перестраховывалось, - не обратив внимания на мои слова, продолжил офицер. - У нас опять обострение на границе, Северная республика устроила очередную провокацию.
   - А мы, разумеется, с этим могли быть связаны. С письмом из Облачного города, - не выдержал я. - Вам не проходило в голову, что провокаций против вас было бы немного меньше, не будь вы столь подозрительными?
   - Возможно, - сухо ответил полудемон. - Удачного полета и передайте наши наилучшие пожелания Изабелле Море.
   Пожалуй, еще никогда в жизни я так не спешил с взлетом. Только набрав высоту и уйдя в пустыню, я вздохнул с облегчением.
   - Мы опять будем ночевать на горе?! - поинтересовалась Алисия.
   - Нет! Я не смогу заснуть, пока между мной и этими параноиками не будет лежать океан! Пойдем сразу на Косой обрыв!
   - А мы успеем?!
   - Да!
  
   Обратный полет в итоге оказался не без приключений. Мы легко и быстро прошли над пустыней и вышли в открытый океан, но пройдя над барьерным рифом едва не попали в грозу. Пришлось срочно менять маршрут и обходить грозовой фронт, и из-за этого крюка к Косому обрыву мы добрались только к полуночи.
   В баках к тому времени было уже почти пусто. Я успел несколько раз проклясть свое решение, но проклятьями самолет не заправишь. Еще хуже была усталость. Я-то привык подолгу летать, а вот для Алисии третий день полетов подряд оказался уже выше её возможностей. Тем более такой долгий день.
   - Косой обрыв, вызывает Волк! Косой обрыв, отвечайте!
   В ответ была тишина.
   - Косой обрыв, вызывает Волк! Отвечайте!
   - Не отвечают, - спросила Алисия.
   - Сейчас ответят, - пообещал я. - Держись.
   Я провел самолет буквально над крышами домов, ориентируясь при этом только на огни с земли и полагаясь на память.
   - Надеюсь, это их разбудило!
   На земле зажглись прожектора, а в поселке наоборот спешно затушили все огни. Я на всякий случай отлетел в сторону моря, а то ведь еще подстрелят с перепугу...
   - Кого там демоны принесли?!
   - Косой обрыв, вы там спите, что ли все?! Или все перепили рома?! Зажигайте огни, мне нужна посадка!
   - Ну, садись, картечь тебе в движок и сахар в баки!
   Меня знатно обматерили, но посадочные огни зажгли и даже сообщили направление и скорость ветра у земли. В целом посадка прошла неплохо.
   - Волк?! Раздери тебя демоны! - рявкнул на весь ночной аэродром Рэдгх. - Ты сдурел ночью через океан лететь?!
   - И я рад тебя видеть, - ответил я. - Где твои техники, надо закатить мою красавицу в ангар, завтра раньше обеда мы никуда не полетим.
   - Да я думаю... зачем ты так рисковал?
   - Были причины, - коротко ответил я и, взглянув на Алисию, добавил. - Завтра поговорим, а сейчас нам надо загнать машину в ангар и найти номер в гостинице.
   - Хорошо. Эй, Рыжий! - крикнул Рэдгх. - Открой седьмой ангар и помоги им.
   Поставив "касатку" в ангар, мы пошли в гостиницу. К счастью Рэдгх уже разбудил управляющего, и он дал нам ключи от комнаты и даже нашел на кухне остатки ужина. Наскоро перекусив, мы с Алисией завалились спать.
  
   На следующий день, я как обычно рано проснулся, быстро перекусил и пошел проверять самолет. Потом заправил его и подготовил к полету. Когда я вернулся обратно в номер, Алисия еще спала.
   - Просыпайся, соня, - я толкнул девушку и стал собирать свои вещи.
   Алисия что-то невразумительно буркнула, но поднялась и пошла умываться. Когда она вернулась и стала одеваться, я заметил, что она двигается немного сковано и иногда морщится.
   - Спина болит? - спросил я.
   - Да...
   - Понятно, - я выглянул в окно. - Ладно, время у нас еще есть, снимай рубашку и на живот ложись.
   - Зачем? - испуганно спросила Алисия.
   - Насиловать тебя буду! Снимай рубашку и ложись на кровать, я отвернусь.
   Я и в самом деле повернулся к стене, все равно смотреть там не на что было. Через несколько секунд кровать заскрипела. Алисия была удивительно послушной, наверное, если бы я, в самом деле захотел с ней переспать - она бы согласилась также легко и просто.
   Алисия легла на кровать, она сняла рубашку и осталась только в коротких штанах. Без одежды она казалась совсем худенькой и хрупкой. Я сел на кровать рядом с ней и положил руки её на плечи, девушка сразу напряглась.
   - Да расслабься ты, - раздраженно бросил я.
   Я начал аккуратно разминать ей плечи, а потом спустился ниже и стал массировать спину и поясницу. Кожа у неё была тонкой и очень нежной, поэтому приходилось делать массаж осторожно, чтобы не оставить синяков. Алисия быстро перестала напрягаться из-за моих прикосновений и доверчиво расслабилась. Правда уши и щеки у неё сильно покраснели...
   - Все, одевайся.
   Алисия быстро оделась и повернулась ко мне. Глядя на неё, я не сдержал улыбки, я всего лишь сделал ей небольшой массаж, а она смутилась как от непонятно чего...
   - Легче стало?
   - Да, - немного удивленно ответила девушка.
   - Тогда завтракай и собирайся. Нам еще до Облачного города лететь.
  
   Через час мы взлетели и после обеда уже были в Облачном городе.
   - Быстро вы вернулись, - заметила Изабелла. - Я ждала вас только завтра.
   - Я и быстрее летал на этом маршруте, - пожал я плечами.
   - Так, и что они ответили... - Изабелла быстро читала письмо, хмурилась, а потом зло порвала его и бросила на стол: - Параноики! Как они бесят!
   - Значит, мы летали зря? - поинтересовался я.
   - Да, - мрачно ответила она. - Надеюсь, следующие ваши поездки будут более успешными.
   - Следующие?
   - Вы вылетаете завтра. Вот список адресов и письма.
   Взглянув на длинный список и большую стопку писем, я мысленно вздохнул.
  
   Следующие три недели нам с Алисией было не до отдыха. Изабелла, фактически, отправила нас в длительную командировку на Северный континент. Конечно, она дала нам крупную сумму денег, назвала номер счета и пароль, по которому мы могли в случае необходимости снять еще денег, а также написала адреса людей, у которых мы могли получить помощь. Ну а чтобы меня, как военного преступника, не арестовали в Северной республике, Изабелла каким-то образом получила для меня дипломатические документы.
   Пока только эльфы смогли сделать самолет, способный на прямой перелет из Облачного города на Северный континент. Так что нам пришлось лететь на быстроходном клипере, платить за каюту и место в трюме для "касатки". А потом уже летать между разными городами на материке.
   Некоторые районы я знал, некоторые нет. Одно письмо нужно было доставить в бывшую столицу Гэльского княжества. Возвращение на родину прошло гладко, меня никто не узнал. И к моему некоторому удивлению бывшее Гэльское княжество вполне себе процветало в составе Северной республики. Вместо назначаемых сверху бургомистров и пэров, на местах правили избираемые мэры и губернаторы. Разница, впрочем, была не велика, воровали и те и другие одинаково. Но школы работали, в больницах врачи принимали бесплатно, и даже где-то строили новые дороги и новые общественные аэродромы. Земли сбежавших дворян раздали крестьянам, а их дворцы превратили в музеи.
  
   Пролетая мимо одного небольшого гэльского городка, я решил остановиться на небольшой отдых. Алисия удивилась, но не стала спорить и задавать лишних вопросов, просто как обычно внесла изменения в маршрут. Заплатив за стоянку на небольшом частном аэродроме, я снял комнату на двоих в гостинице и пошел гулять по городу. Алисия осталась отдыхать в гостинице.
   Раньше я нечасто бывал в этом городке, поэтому мог не бояться, что меня кто-то узнает. Прогулявшись по центральным улицам, я зашел в один из небольших пабов. Таких по всему Гэльскому княжеству десятки тысяч.
   Внутри было чисто, светло и уютно. Столы были круглыми и высокими, за ними полагалось стоять, а не сидеть, полы были из некрашеных гладко обструганных досок. Напротив входа располагалась высокая барная стойка, возле которой стояли круглые табуретки. Время еще было рабочим, так что в пабе никого не было, только за барной стойкой сидел один посетитель в старых залатанных штанах, ношенной летной куртке и проседью в темных волосах.
   Я зашел и спокойно сел рядом с ним. Пабы моей родины отличались от кабаков Облачного города не только чистотой, но и дружелюбием завсегдатаев.
   - Еще один летчик, - буркнул бармен. - Тоже выпить пришел?
   На паре секунд я растерялся и не знал что ответить. О том, что я летчик он легко мог догадаться по куртке, но почему еще один и почему сразу выпить.
   - О, коллега, - усмехнулся успевший выпить летчик. - Не обращай на него внимания, это просто я его уже успел разозлить своим нытьем. Эх... сегодня день битвы у Лестрина... вот я и пью за тех, кто уже ничего не выпьет.
   Я замолчал, уставившись взглядом в исцарапанную столешницу барной стойки...
   - Мне пива, пожалуйста, темного.
   - Ты тоже там был, верно? - сразу догадался летчик.
   - Да, - ответил я. - Штурмовик.
   - Истребитель. Горные соколы, вторая эскадрилья.
   - Ополчение, двенадцатый полк, - на всякий случай соврал я. - Нас бросили в атаку третьей волной.
   Мы молча выпили, я пива, а он местного коньяка.
   - Понятно... мы уже после первой не могли драться. Половина птичек в хлам, два десятка летчиков погибли...
   - Да уж, нашли друг друга, - проворчал бармен.
   - Да иди ты, - беззлобно ругнулся летчик. - Ты не видел, какой там ад был... а главное, все зря.
   У безвестной деревни Лестрин состоялось главное сражение между воздушными силами Гэльского княжество и Северной республики. Наше командование решило устроить генеральное сражение, в дух войн вековой давности, и бросило в атаку основные силы флота и авиации. Республиканские летчики за несколько часов буквально в фарш перемололи весь цвет регулярных эскадрилий и тогда в атаку послали практически неподготовленное ополчение...
   - Это точно...
   После той битвы началось форменное избиение армии княжества. Какое-то время удалось продержаться только за счет сильных дождей, из-за которых раскисли дороги, а переправы размыло.
   - Вот за что мы воевали? - горько спросил летчик. - За то, чтобы теперь пропивать пособие от наших же врагов?
   - Мы воевали за страну.
   - За какую страну? Дворяне о нас только что ноги не вытирали, а как жареным запахло, сбежали бросив. Только из моего полка дезертировало семь графов и два барона! Вот скажи мне, горец, много в ополчении дворян было?!
   - Мало, - честно ответил я. - Троих помню, еще о десятке слышал.
   - Вот и я помню только графа Архуана, который подбитый пошел на таран республиканского бомбардировщика да паренька молодого из семьи Растаров, которого в первом же бою сожгли! А остальные? А до войны ходили, и здороваться со мной брезговали, хоть мы и в одной эскадрилье летали!
   Он замолчал и попросил бармена налить ему еще. Я медленно пил пиво, хотя тоже вдруг захотелось выпить чего-нибудь покрепче, но нельзя, завтра дальше лететь.
   - Вот видишь, друг, страна наша принадлежала дворянам, а защищать её бросили нас с тобой... Ох, хоть я и терпеть не могу этих заносчивых республиканцев, но правильно они сделали, повесив своих аристократов, ох и правильно же это было. Сделай мы также, может, и жили бы сейчас в своей стране, а не как...
   Летчик махнул рукой и опять выпил полный стакан.
   - Ты пособие получаешь? - поинтересовался я.
   - Да, - ответил он, похлопав по ноге. - Как пострадавший на войне, через два дня после битвы у Лестрина меня сбили, пули раздробили колено, да и ударился я сильно при посадке, в позвоночнике что-то там сместилось, теперь не хожу, а ковыляю с палкой...
   Не хотелось об этом думать, но правда порой очень горькая, в Гэльском княжество пособий по инвалидности просто не существовало, даже для ветеранов войны. Я это очень хорошо знал.
   Допив пиво, я попрощался со своим собеседником и вернулся в гостиницу. А на следующий день мы с Алисией полетели дальше. Но я еще долго вспоминал летчика, имя которого я не узнал, и думал, как бы могла сложиться моя судьба, если бы меня сбили, а войну мы бы выиграли?
  
   Мы с Алисией часто ночевали в гостиницах, ели там же, благо Изабелла не поскупилась и дала нам достаточно денег. Но пару раз приходилось садить в полудикой местности и спать на земле под крылом самолета. За это время мы побывали в разных государствах и двух десятках городов. Один раз даже застряли в одном сыром и вечно дождливом городке. Сначала произошла поломка в самолете, мы её исправили за день, но Алисия успела промокнуть и простыть. Ей пришлось несколько дней провести с температурой и больным горлом в постели, а мне поить её чаем, куриным бульоном и лекарствами.
   Не обошлось даже без приключений. В одном из небольших независимых княжеств нас захотели ограбить. Несколько истребителей попыталось загнать нас на свою территорию и насильно посадить на небольшой полосе, но когда Алисия удачной очередью подожгла одного нападавшего, остальные сразу предпочли уйти в сторону.
   Собрав полную сумку ответных писем, мы отправились обратно. В прибрежном порту, купили билет на быстроходный клипер, загнали самолет в трюм и через пять дней прибыли в Облачный город.
  
   Но отдохнуть и на этот раз не получилось. Отпуск у команды уже закончился, "Изгнанник" отремонтировали и ждали только нас. Буквально через пару часов, после того как мою "касатку" перевезли на корабль, Изабелла приказала выйти из порта на ходовые испытания.
   - Устал? - поинтересовалась Изабелла, слушая мой доклад.
   - Да не особо, - я пожал плечами.
   - Это хорошо, - улыбнулась она. - Потому что у меня для вас еще одно задание.
   - Ясно, - коротко ответил я.
   - Не переживай, у вас с Алисией будет несколько дней чтобы отдохнуть. Последние две письма надо передать в Совет старейшин гномов и королю эльфов.
   - Гхм...
   - Что? - изогнув бровь, поинтересовалась Изабелла.
   - Несколько дней? Нет, против гномов я ничего не имею, деловые люди, ну то есть, гномы, а вот эльфы...
   - Я знаю о традициях Летнего дворца, и рассчитала время. Письмо примут через пару дней после вашего прибытия.
   - Когда нам вылетать?
   - Послезавтра утром. Мне все равно нужно погонять корабль и провести учения, так что заодно сократим вам дорогу.
  
   К своему удивлению, я был рад провести на "Изгнаннике" пару дней и увидеться с товарищами по эскадрилье, техниками и другими знакомыми. Корабль после ремонта немного изменился, кое-где добавили брони, в других местах разместили новые зенитные орудия. Рэла обрадовала меня, сказав, что доработали систему торможения на взлетной палубе, а также с помощью магии сделали что-то вроде ветрового щита, который отводил в сторону завихрения воздуха, порой мешавшие зайти на посадку.
   Были и другие усовершенствования. На орудийных палубах разместили новые более совершенные орудия, а элеваторы теперь подавали снаряды непосредственно в орудийные башни. Это должно было неплохо повысить скорострельность, а для защиты от детонаций добавили броневые перегородки.
   Мне пришлось много о чем рассказать, ответить не на один десяток вопросов и пожаловаться на Изабеллу, которая так и не дала отдохнуть. Ну и заодно я познакомился с новичками. Больше всего новобранцев было, конечно же, среди техников и артиллеристов, но пополнили и эскадрилью. Причем одного летчика я знал.
   - Ирвин? - удивленно воскликнул Ферхат. - Ты здесь служишь?
   - Я да, а вот ты что тут забыл? - поинтересовался я.
   - Да вот, нанялся на службу.
   - Надоело в страже, что ли?
   - Выгнали меня из стражи, - скривился Ферхат. - Долгая история...
   Жизнь у Ферхата была довольно интересной. Родившись практически рабом, он сбежал и попал к пиратам, но стал не пушечным мясом, а опытным летчиком. В семнадцать лет он убил главаря своей банды и занял его место. Разбойником он был хитрым и удачным, но его подвела наглость. Ограбив однажды караван крупной торговой гильдии Облачного города, Ферхат сильно разозлил Небесную стражу. Его загнали в угол, разбили и взяли в плен живым.
   После быстрого суда, Ферхата должны были связать и живым скинуть с высоты в полторы тысячи метров в море. Но тут похитили дочь влиятельного члена Совета Облачного города. Пираты сами владели хорошим флотом и требовали не денежный выкуп, а пять новых военных кораблей. А в случае отказа обещали прислать девушку в трех коробках.
   И тут Ферхат сбежал, а через пару дней прилетел прямо в Облачный город вместе со спасенной девушкой. После чего Ферхата все равно судили, но после обвинительного приговора, предложили искупить свою вину службой в Небесной страже. Пять лет его посылали на самые опасные вылазки и чуть ли не в одиночку заставляли атаковать пиратские корабли, надеясь, конечно, что он погибнет как герой или попытается сбежать, после чего его можно будет поймать и казнить как дезертира.
   Но он не только выжил, но и прославился. И даже после того, как полностью отбыл наказание, остался служить в страже и даже стал командовать эскадрильей.
   - Ладно, потом расскажешь!
   Вторым новым летчиком оказалась невысокая рыжеволосая девушка, Кайра. И именно она была в нашей эскадрилье настоящим новобранцем. Хотя общий налет у неё был неплохим, но реального боевого опыта не было.
  
   Маршрут из Облачного города к эльфам считался довольно опасным. На прямой перелет топлива хватить не могло, так что приходилось делать промежуточные остановки на небольших островках посреди океана и маленьких воздушных островах. Последние еще надо было найти, потому что их регулярно сносило с обычного места сильными ветрами. И нетрудно догадаться, что ждало летчиков, промахнувшихся мимо очередного острова.
   Нам на "касатке" было немного проще, чем многим другим. Имея больший запас топлива, мы могли выбирать более безопасный маршрут, останавливаться для отдыха и дозаправки на удобных островах, и при этом у нас еще оставалось горючее для маневра. Поэтому мы с Серым нередко летали по этому маршруту и неплохо на этом зарабатывали.
   Сейчас же было еще проще. "Изгнанник" подвез нас, так что мы сразу по прямой рванули к эльфам. Погода была не очень: сильная облачность, ветер. Где-то южнее шел циклон. Но полет прошел нормально, хотя время от времени нас начинало болтать в воздухе. И ближе к вечеру мы уже пролетали над прибрежными скалами, окружавшими острова, населенные кланами гномов.
   Уже в сумерках я посадил самолет на небольшом аэродроме возле прибрежного городка эльфов. Я сразу пошел к эльфийским пограничникам, получать разрешение на пролет дальше. Остроухие строго к этому относились и не давали, кому попало летать над их священными лесами. Нарушителя могли и сбить. Потом я договорился с техниками о заправке. Бородатые гномы уже собирались в паб, но за небольшую надбавку согласились еще поработать.
   Алисия тем временем успела сходить в туалет, купить пару булочек и немного размяться. Я видел, что она сильно устала за день, хотя, казалось бы, что сложного посидеть некоторое время в кресле штурмана? Нас самом деле, это тяжелая работа, которая сильно выматывает. Часами ты сидишь, не имея возможности встать и размяться, затекает спина и ноги, от постоянного гула двигателей болят уши, солнце печет через стекло кабины, хочется пить, но много пить нельзя - в туалет ведь не сходишь.
   Я хотел как можно быстрее попасть в столицу эльфов, чтобы как можно раньше записаться на прием и передать письмо Еще в полете мы с Алисией все обсудили и поэтому после заправки сразу взлетели.. Уже полностью стемнело, но над лесом всходили все три луны. В такую ночь летать не сложно, тем более над эльфийским лесом.
   - Красиво как! - воскликнула Алисия, сразу забыв про усталость.
   Я довольно улыбнулся. Верхушки странных эльфийских деревьев словно светились мягким серебристым цветом. Крупные озера мягко мерцали синим светом, а небольшие деревушки и городки сверкали разноцветными огнями как цирки или карнавалы. Эльфы любили ночь, но у них она была не темной и мрачной, а яркой и веселой.
   - Ух ты! - опять восхищенно воскликнула Алисия.
   На этот раз её поразил эльфийский истребитель. Красивый серебристый самолет, похожий на вытянутый острый наконечник копья, украшенный двумя тонкими крыльями, спустился к нам сверху и пристроился слева. За стеклом кабины я разглядел черноволосую эльфийку, она лучезарно улыбнулась нам и помахала рукой. А потом резким, невероятным маневром с переворотом в воздухе ушла вверх и назад.
   - Эльфам законы аэродинамики не писаны, - завистливо проворчал я.
   Если бы я попробовал сделать что-то подобное на "касатке", в лучшем случае у меня бы просто ничего не получилось, самолет потерял бы скорость и сорвался в штопор. А в худшем случае - крылья переломились бы, не выдержав запредельной нагрузки. А ей ничего.
   - Как она так может?! - спросила Алисия.
   - Магия! - просто ответил я.
   Если бы эльфы хоть немного лучше продумали защиту побережья и ввели бы обязательную службу, то ни одному бы пирату в мире и в голову бы не пришло попытаться напасть на них. А так...
  
   Как я и предполагал, передать письмо гномьим старейшинам было проще простого. Почта у гномов работала безотказно, так что самое больше через сутки мы должны были получить ответ, и при этом нам с Алисией не нужно было забирать в лабиринт подземного гномьего царства.
   А вот с эльфами все было как всегда. В Летнем дворце как раз был сезон стихов посвященных тюльпанам, и вся знать занималась коллективным написанием длинной поэмы. И, конечно же, никто не мог отвлечься от столь важного государственного дела, ради какой-то там политики. Так что, мы сняли номер в небольшой гостинице на тихой окраине эльфийской столицы. Столицу эльфов все называли просто столицей потому, что выговорить её название никто кроме самих эльфов не мог.
   Следующие несколько дней мы с Алисией отсыпались, гуляли по городу, угощались эльфийскими деликатесами, в основном фруктами, потому что ни улитки, ни лягушачьи лапки у нас никакого аппетита не вызывали. Алисия на весь день застряла на рынке, возле торговцев тканью, а я предпочел найти себе на ночь скучающую молодую эльфийку.
   Но через два дня, к моему огромному удивлению, нам вручили ответное письмо, вместе с ответом от гномов. Мало того, что Изабелла действительно не ошиблась в расчетах, так еще и оказалось достаточно значимой особой для короля эльфов, раз он из всех докладов и писем, скопившихся за месяц, первым написал ответ именно ей.
   Мне оставалось только гадать о том, какие обширные были связи у Изабеллы, и какое такое дело она затеяла, что обратилась за помощью сразу ко всем правителям нашего мира?
  

5 глава

   Получив ответ от эльфов и гномов, Изабелла наконец-то сказала, что больше никаких писем нет. "Изгнанник" стоял во внешнем порту, готовый взлететь в любую минуту. Запасы были пополнены, кладовые ломились от продуктов, в ангаре везде стояли ящики с новыми запчастями, а снарядные погреба под завязку набили снарядами. Рэла каждый день выводила эскадрилью на тренировку, но мы с Алисией в них не участвовали. Мою "касатку" почти полностью разобрали для планового ремонта и замены отслуживших свое узлов.
   Мы с Алисией опять привыкали к нашей маленькой, пахнущей лавандой каюте. После разных номеров в гостиницах было тесно и неудобно, но зато больше не нужно думать о том, что завтра утром придется лететь дальше и надо заранее собрать вещи, чтобы ничего не забыть.
   Вроде бы все шло по старому, но жизнь любила преподносить сюрпризы. Сначала в ангаре "Изгнанника" появился новый самолет - новейший двухместный дальний разведчик СР-7 "Тень". Вооружение, на мой взгляд, у него было слабое, а брони вообще не было. Зато он был быстрым, легким и маневренным, а потолок у него был просто невероятный - 12 тысяч метров. На своей "касатке" я мог подняться максимум на шесть тысяч, некоторые истребители могли забраться и повыше, но только с кислородным оборудованием на борту. Я слышал, что эти машины изготавливались исключительно для ВВС Северной республики, и в продаже их не быть не могло. Оставалось только гадать, каким образом Изабелла смогла достать его.
   Потом я узнал, что этот самолет сильно модернизировали эльфы, в частности поставили эльфийские камни, позволявшие чуть ли не вертикально посадить самолет с помощью магии. Я не поверил и заглянул внутрь. Если в моей "касатке" эльфийские камни были размером с ноготь мизинца, то тут стояли булыжники с кулак Брюгге.
   Но на этом сюрпризы не закончились, вскоре после этого, рано утром, когда мне почему-то не спалось, я увидел, как на корабль в сопровождении трех телохранителей зашла девушка в плаще с капюшоном. Встречала её лично Изабелла Мора. Я решил не лезть в чужие секреты и сразу ушел на палубу, подышать свежим воздухом.
  
   Ближе к обеду почти все техники ушли из ангара. Одних Старг отправил за запчастями, у других нашлась срочная работа в другом отсеке. Алисия изучала новый погодные карты, а я возился с "касаткой".
   - Извините.
   Услышав тихий мелодичный голос, я удивился и выглянул. Рядом стояла Ирина Арнельская. Увидев княгиню, я невольно замер. С того вечера мы ни разу не виделись, хотя я часто о ней думал. Сейчас она была в простом наряде - кожаной летной куртке со штанами и без макияжа, но, удивительным образом, мне она показалась гораздо красивей, чем тогда. А какие у неё были красивые серые глаза...
   - Извините, мы тогда не смогли поговорить.
   Я очнулся и быстро выбрался из под самолета. Руки были перепачканы в масле, от меня воняло потом и керосином, но княгиня смотрела на меня с любопытством и... с восхищением? За кого она меня принимала?
   - Я так и не успела поблагодарить вас, за все, что вы для меня сделали.
   - Не стоит, ваша светлость, это был мой долг, - просто ответил я.
   - Не просто долг, - покачала головой юная княгиня. - Вы из горцев, а у них не так много причин верно служить моей семье. В тот день, я думаю, их и вовсе не было, - с горечью добавила она.
   - Ваша светлость...
   - Не стоит, - покачала она головой, увидев, что я хочу возразить. - Я знаю, что... мои родители во всем виноваты.
   Некоторое время мы стояли молча. Я не знал, куда деть глаза, Ирина думала о чем-то своем. Хорошо, что в ангаре никого не было, и нас никто не видел.
   - Это тот самолет? - вдруг спросила она.
   - Да.
   - Можно взглянуть?
   - Конечно.
   Я осторожно, стараясь не запачкать, помог княгине подняться на крыло, а потом залез следом. Ирина подошла к сиденью штурмана и присела рядом.
   - Мне почему-то казалось, что здесь просторней... Наверное потому, что я была маленькой. А еще сильно трясло, сколько бы я потом не летала, меня ни разу так не трясло.
   - Вы помните, как мы летели? - удивился я
   - Смутно, только образы и яркие моменты, - ответила она. - Помню шум дождя и что мне было тепло, помню, что трясло так сильно, что рана разболелась...
   - Погода была очень плохой, - кивнул я. - Шел дождь, а мне приходилось идти по кромке облаков. Я боялся, что, несмотря на погоду, республиканцы держат в воздухе патрули. А у вас из-за этого открылась рана и пошла кровь.
   - А еще я помню ваш голос, - улыбнулась вдруг Ирина, глядя на меня. - Сколько не пыталась, не могла вспомнить, что вы говорили, а вот голос запомнился.
   Я промолчал, потому что сам не помнил, что говорил тогда. Хотя, казалось бы, не так давно это было...
   - Эти пятна на сиденье, это кровь? - спросила Ирина.
   - Да, - ответил я и, смутившись, попробовал объяснить: - сначала у меня просто не было денег поменять кресло, а потом... мне захотелось, чтобы что-то осталось на память.
   Я был уверен, что она будет смеяться, но она лишь немного удивленно посмотрела на меня. А потом достала из кармана платья золотое кольцо с крупным сапфиром и протянула его мне.
   - Возьмите лучше это.
   - Я не могу...
   - Берите, прошу вас, - Ирина схватила мою руку и всунула кольцо мне. - И спасибо вам.
   Она повернулась и пошла к лестнице. А я сел на холодный пол ангара, пытаясь собрать мысли и чувству в кучу. Как я не старался выкинуть из головы тот полет, одной встречи было достаточно, чтобы все вспомнить. В молодости мы все хотим быть героями, но потом жизнь учит нас другому. Долгое время я думал, что окажись я еще раз в такой ситуации - отказался бы, не раздумывая. Потому что ведь, нет ничего глупее, чем рисковать своей жизнью, жертвовать всем, что у тебя есть ради столь глупой вещи как честь и верность тому, кто и не посмотрел бы на тебя в другой ситуации.
   А сейчас... я еще долго сидел, разглядывая кольцо. Для тонких пальцев Ирины Арнельской оно было великовато, а мне как раз бы пошло. Если бы я носил кольца.
  
   В тот же день меня вызвали в каюту капитана.
   - Вызывали? - спросил я, заходя в каюту капитана.
   На диване за низким столом уже сидели Илия и Ирина Арнельская. Увидев княгиню, я вдруг понял, что даже не задумался о том, что она вообще делает на корабле и как Изабелла с ней связана?
   - Ирвин, я понимаю, что ты не часто видишь столь родовитых аристократов, но так пристально разглядывать девушек неприлично, - с едкой усмешкой заметила Изабелла.
   Я смутился сел на диван и уставился на лежавшую на столе карту. Местность, изображенная на ней, была мне неизвестна. Но не успел я толком её разглядеть, как зашли другие гости: Рэла Мора, Брюгге и Риг дэ Вега.
   - Вот все и собрались, прошу, садитесь.
   Брюгге, скрестил руки и привалился к переборке, Рэла без лишних церемоний уселась рядом со мной, а Риг дэ Вега сначала обворожительно улыбнулся Изабелле, потом с поклоном поцеловал руку Ирине и сел рядом с ней. Изабелла осталась стоять.
   - Я бы хотела, чтобы это собрание проходило в другом месте и с большим числом участников, но выбирать не приходиться, - сухо проговорила Изабелла и продолжила: - Северная республика, Империя Радек, а также Альянс эльфов и гномов отказались помогать нам. Все, чего мне удалось добиться, так это получить новейший самолет-разведчик.
   - Не удивительно, - хмыкнул Риг дэ Вега. - Северная республика и Темная империя разорвали переговоры. По моей информации в Северной республике объявили частичную мобилизацию флота. Следить за демонами практически невозможно, но насколько удалось узнать, они тоже перебрасывают силы ближе к спорным островам.
   - Им так не терпится помериться силами? - проворчал Брюгге.
   - Мы здесь не политику собрались обсуждать! - резко перебила их Изабелла. - Наш враг вот он!
   Капитан подошла к столу и ударила кулаком в самый центр большого белого пятна на карте.
   - Здесь, в центре так называемых Запретных небес скрываются наши враги - эйрхаты. Они издавна нападали на корабли, проходившие мимо, самый известный случай - это уничтожение эскадры дома Трорсанов. Но теперь эйрхаты охотятся далеко за пределами Запретных небес.
   - За последний месяц они перехватили и уничтожили как минимум четыре крупных корабля из Облачного города, включая корвет Небесной стражи, - добавил Риг дэ Вега. - Чтобы избежать паники, эту информацию мы держим в секрете.
   - У нас у всех свои причины ненавидеть этих тварей. Долгое время мы лишь собирали информацию, действуя поодиночке, - произнесла Изабелла и обвела всех присутствующих взглядом. - Но теперь мы можем сделать кое-что действительно важное. И крайне опасное.
   - Мы собираемся провести разведку Запретных территорий или Запретных небес, кому как больше нравится, - продолжила Рэла Мора. - Во время прошлых попыток мы выяснили, что в центре находится небольшой континент. Его побережье - это дикая территория, которую постоянно патрулируют небесные демоны.
   - А что внутри континента? - спросил Риг дэ Вега. - Вы пытались пробраться туда?
   - Пытались, - ответила Изабелла. - И обнаружили, что континент защищен сильным вихрем. Ураганом, сквозь который невозможно пройти.
   - Но можно пролететь над ним, - добавила Рэла Мора. - Для этого нам нужен самолет, способный подняться выше десяти тысяч метров и опытный летчик.
   Рэла коротко взглянула на меня.
   - А также нам нужен человек, способный защитить от магии охотников, - добавила Илия, глядя на Ирину Арнельскую.
   - И эти люди согласны помочь нам? - поинтересовался Риг дэ Вега.
   - Я согласна, - ответила княгиня.
   - Ирвин, ты готов рискнуть? - спросила меня Изабелла. - Если ты согласишься - у тебя будет чуть больше месяца, чтобы освоить "Тень".
   - Почему вы выбрали меня?
   - Потому что ты талантливый летчик, - ответила Рэла Мора.
   - Ты не хуже меня, - возразил я. - Как и многие другие.
   - Да, но из нас всех у тебя одного есть опыт полетов в дикой местности и посадки самолета вне аэродрома. Кроме того, ты лично заинтересован в успехе разведки.
   - Это да... Что нас там ждет?
   - Это никому неизвестно, - ответила Изабелла. - Мы даже не представляем, что вы увидите, когда прорветесь через вихрь. Возможно цветущую равнину, возможно горные хребты. Может быть, вы сразу нарветесь на сотни самолетов противника, а может, там нет вообще ничего.
   - Мы постараемся снабдить вас всем необходимым.
   - Ну, хорошо, со мной все понятно, а причем тут её светлость? - спросил я.
   - Долгая история, - ответила Илия. - Но я попробую рассказать все коротко. Ты знаешь, на каком основании Гэльское княжество присоединило к себе Каердрат?
   - Просто завоевало его? - предположил я.
   - Ирвин, ну хоть историю своего народа ты бы мог знать? - насмешливо спросила Изабелла.
   - Формальным предлогом было наше родство с династией горных князей, - заметила Ирина. - И когда князь Ирас погиб на охоте, не оставив наследников, мой прадед, князь Георгий Арнельский объявил свои претензии на его трон. Но кланы этого не признали, так что фактически Ирвин прав, мы просто захватили Каердрат.
   - Но родство было! - возразила Илия.
   - И какое это имеет отношение к нашему делу? - поинтересовался Риг дэ Вега.
   Я тоже этого не понимал.
   - Самое прямое, - ответила Илия, и продолжила: - Дом Соколов происходил от Альры, и когда он погиб, единственными её наследниками остались Арнельские.
   - Из которых в живых осталась лишь наша гостья Ирина, - задумчиво произнес Риг дэ Вега.
   - Именно. Сейчас она единственный живой потомок Альры и единственный человек, который сейчас владеет силой достаточной для защиты от эйрхатов, - сказала Илия.
   - Ты же тоже можешь от них защитить, - удивился я.
   - Не совсем, - возразила волшебница, - я могу только противопоставить их силе свою, а Ирина может... гораздо больше. Как могла это делать Альра.
   - Итак, Ирвин, ты согласен полететь на разведку вместе с Ириной Арнельской? Это будет очень непростое задание, - прямо спросила Изабелла.
   - Но если у нас получится, то мы можем узнать что-то такое, что поможет нам победить их. Да, я согласен.
   Ирина, поймав мой взгляд, улыбнулась мне. А я внезапно сообразил, что в ближайшие несколько месяцев моим напарником будет сама княгиня...
   - Тогда обсудим детали. В операции будет участвовать "Изгнанник" при поддержке кораблей из Небесной стражи Облачного города...
   Раздался резкий звонок телефона, Изабелла взяла трубу, выслушала кого-то и коротко сказала: "Пусть заходит".
   - Риг, к тебе гонец со срочным посланием.
   - Ни минуты без меня не могут, - выругался Риг дэ Вега вставая с места.
   Когда он вышел из каюты, Изабелла продолжила объяснять первую часть операции. Я почти не слушал её и разглядывал карту, пытаясь представить, как будет выглядеть полет над совершенно неизученными землями? Где, например, придется садиться для отдыха? А сколько понадобиться топлива? Вряд ли в Запретных землях найдется удобный аэродром, на котором можно будет дозаправиться...
   Риг дэ Вега зашел в каюты и быстро подошел к Изабелле и что-то прошептал ей на ухо. Изабелла изменилась в лице и плотно сжала губы. Несколько секунд она молчала, а потом подошла к столу, сняла трубку и приказала:
   - Боевая тревога! Приготовиться к срочному выходу через пять минут!
   - Капитан? - воскликнул Брюгге.
   Риг дэ Вега стремительно вышел из каюты. Мы с Рэлой переглянулись и тоже вскочили с места. Спустя мгновение зазвенел сигнал боевой тревоги, а за дверью послышался топот.
   Когда мы с Рэлой забежали в ангар, там уже кипела предбоевая суета. Механики спешно заправляли самолеты и заряжали их. Старг раздавал указания:
   - Быстро! Быстро! Работаем!! Все машины к вылету!
   Алисия уже стояла, сложив руки, возле нашей наполовину разобранной "касатки". Рэла, поймав мой взгляд, развела руками, мол, ничего не поделаешь, лишних самолетов нет.
  
   "Изгнанник" вышел из порта, но далеко уйти нам не дали корабли Облачного города. Несколько фрегатов преградили нам путь, Изабелла смачно выругалась, но спорить не стала, а приказала лечь в дрейф. Самолеты подняли на взлетную палубу и приготовили к вылету, а техники стали собирать мою "касатку".
   Я где-то с час помогал механикам, а потом вышел верхнюю палубу, взглянуть на появившегося противника. Там уже стояло несколько любопытных матросов, я забрал у одного из них бинокль и посмотрел на темные точки у самого горизонта. Узнать до боли знакомое боевое построение кораблей Северной республики было несложно...
   - Кто это? Не пойму... флагов не разглядеть, а силуэты непонятные, - задумчиво проговорил стоявший рядом со мной матрос.
   - Северная республика, - ответил я.
   - Они что, собрались с Облачным городом воевать?! Какая собака их укусила?
   Я сжал зубы и вернул бинокль... Нетрудно догадаться, за кем они пожаловали.
   - Ирвин! - резко окликнули меня. - На капитанский мостик!
   Атмосфера на капитанском мостике была напряженной. Рулевой и другие матросы с офицерами старательно делали вид, что полностью поглощены управлением корабля. Ирина Арнельская стояла, сложив руки, у иллюминатора и безучастно смотрела на приближавшиеся корабли противника. Брюгге с мрачным видом нависал над картой, расстеленной на столе, а Изабелла кусала губы и не скрывала злости. Она была настолько зла, что я невольно выпрямился и застегнул пуговицы на рубашке.
   - Ирвин, угадаешь, зачем сюда явилась вторая ударная эскадра Северной республики?! - зло спросила Изабелла.
   - Им нужна княгиня Арнельская, - сухо ответил я.
   - Именно! А вот х... им!!
   - Это ударная эскадра, - сухо заметил Брюгге. - Авианосец, линкор и четыре тяжелых крейсера и это не считая кораблей сопровождения. У них будет как минимум четырехкратное превосходство в воздухе.
   - А как же Небесная стража? - спросил я.
   - Совет гильдий не рискнет бросить вызов Северной республике, - ответил Брюгге. - Даже этой эскадры хватит, чтобы разбить фрегаты и защитные батареи Облачного города.
   - Мы не можем отдать Ирину! - рявкнула Изабелла. - Я поставлю "Изгнанник" прямо над Небесным кварталом и пусть кто-то попробует напасть на нас!
   - А если из Облачного города нас обстреляют?
   - Да пусть только попробуют! - ухмыльнулась она. - Мы можем уничтожить полгорода, просто сбрасывая бомбы через нижние люки!
   - Капитан! - бледный Томас, офицер связи, обратился к Изабелле. - Радиограмма с "Алаверто"!
   - Дай сюда! - она буквально вырвала бумагу из рук бедного Томаса. - Ультиматум значит! Ирина Арнельская должна явиться на флагманский корабль эскадры "Алаверто". Один час на размышления! А потом что?!
   - Я согласна... - В общем шуме голос Ирины не сразу услышали. - Я готова отправиться на корабль республиканцев!
   - Не дури! - рявкнула Изабелла. - Я найду выход!
   - Какой?! Ты должна лучше меня понимать, что такой флот не мог незаметно подойти к Облачному городу! У них может быть половина Совета куплена! Поэтому тебе и не дали уйти!
   - Капитан, она права.
   - Я знаю!!! Ирвин, сумеешь вырваться?
   Я взглянул в иллюминатор и покачал головой. Небо чистое, до темноты еще часа четыре, а сегодня как раз все три луны должны быть на небе... От скоростных истребителей на "касатке" не оторваться. Да и куда лететь?
   Изабелла замолчала, сжав кулаки и тяжелым взглядом буравя Брюгге. Тот и бровью не повел.
   - Томас, отправь ответ. Записывай: через час Ирина Арнельская с сопровождением прибудет на борт "Алаверто". Но если через час после этого она не вернется на "Изгнанник", я передам все военные секреты Северной республики Империи Радек, включая новейший самолет-разведчик СР-7, и добьюсь полного разрыва отношений между Облачным городом и Северной республикой.
   - Так точно!
   - Думаешь, поверят? - спросил Брюгге.
   - А мне плевать, - ухмыльнулась Изабелла. - Если не поверят - это уже будут их проблемы!
   - Они ответили. Обещают отпустить Ирину Арнельскую самое позднее через два часа, но требуют, чтобы она явилась одна.
   - Одна? - Изабелла прищурилась. - Хорошо, отвечай им, что мы согласны. Двигатели малый вперед! Подъем на триста метров и разворот на курс 870!
   - Капитан? - встревожился Брюгге.
   - Не бойся, - усмехнулась Изабелла. - Должны же мы на чем-то доставить Ирину до места? Кстати, Ирвин, раз ты все равно здесь, не боишься отправиться вместе с ней в лапы республиканцев? Ты же у них числишься военным преступником.
   Я сначала решил, что это такая шутка, потом собрался резко ответить, но поймав взгляд княгини, проглотил уже готовые слова. В её глазах было столько радости и надежды, что ничего другого мне и не оставалось.
   - Нет. Не думаю, что они будут страшнее того, что нас ждет в Запретных землях.
   - Как знать... - задумчиво проговорила Изабелла. - Слишком уж они странно себя повели...
   - Капитан! Республиканцы срочно запрашивают нас о цели маневров. Из Облачного города спрашивают тоже самое.
   - Ответь им на открытой волне - мы везем прекрасную княгиню прямо в лапы её врагов! И пусть все видят и слышат, что Северная республика открыто похищает людей! - весело заявила Изабелла Мора.
   - Их это не обрадует, - мрачно заметил Брюгге.
   - А плевать я хотела на это. Нечего было мне дорогу переходить...
   Я взглянул в иллюминатор, чувствуя странную тоску в сердце. Спустя столько лет прошлое все-таки нагнало меня, и бежать больше некуда. Что может быть глупее, чем добровольно отправиться в лапы врага?
   И это ведь даже не разведка, когда у тебя есть самолет и шанс вырваться живым...
  

6 глава

   Республиканцам пришлось понервничать, когда "Изгнанник" нагло пошел на них. Их корветы и фрегаты заметались вокруг линкора и авианосца. Крейсера рассредоточились, а в небо срочно поднялись еще две эскадрильи самолетов. Изабелла, хитро улыбаясь, приказала держать курс и скорость.
   Нам всем пришлось пережить пару неприятных минут, под прицелом нескольких десятков тяжелых орудий. Я, впрочем, не сильно переживал, наоборот, я бы скорее обрадовался началу боя...
   Ирина Арнельская ушла переодеваться, а я пошел прятать оружие под одеждой. Я, конечно, не тайный убийца, способный пронести на себе целый арсенал, но несколько хитростей знал. Спасибо собутыльникам на Большом зеленом острове и в Облачном городе, умевшим проносить заточки в тюрьмы. Когда я уже почти собрался, в каюту заскочила Алисия.
   - Ирвин! - воскликнула она и сразу осеклась, увидев, что я в форме. - Так это правда...
   - Да, - коротко ответил я.
   - Зачем?
   - Алисия, Ирина младше тебя, а её отправляют прямо в руки её врагов. Надо чтобы хоть кто-то был рядом с ней.
   - Но почему именно ты?!
   Я удивленно взглянул на девушку. Впервые эта серая мышь в моем присутствии поднимала голос, да и вообще, я впервые видел у неё какие-то другие эмоции, кроме смущения.
   - Так надо, - я хотел оттолкнуть её и выйти, но что-то меня остановило, поэтому я еще раз повторил, глядя ей в глаза: - так надо, Алисия.
   - Хорошо, только возвращайся.
   - Обязательно, - усмехнулся я. - Или я похож на героя, который собирается жертвовать своей жизнью?
   Республиканцы отправили за нами небольшой катер, но Изабелла как могла, тянула время и выматывала им нервы. Я понятия не имел, зачем она это делала, может быть просто из-за того, что они её разозлили.
   На верхней палубе меня уже ждала Рэла Мора, хмурая и в летной форме с шлемофоном в руке.
   - Не нравится мне это все, - сразу сказала она.
   - Ты сейчас разве не должна быть в кабине самолета?
   - А толку? - хмуро спросила Рэла. - На один наш у них пять истребителей будет...
   - Вот поэтому мне и приходится лететь к ним.
   Погода была хорошей, легкий ветер трепал нам волосы. Солнце медленно клонилось к горизонту. Три десятка крупнокалиберных орудия целились в нас, пока мы непринужденно разговаривали на палубе.
   Сначала появились десантники и матросы. Полтора десятка бойцов разбежались по палубе и заняли оборону. Спустя пару минут к борту "Изгнанника" подошел республиканский катер - небольшое летучее судно, без оружия и брони, но красиво украшенное. Матросы поймали брошенные с катера веревки и пришвартовали его, а потом поставили трап. По нему на палубу нашего корабля перешел офицер республиканцев.
   А потом наверх вышли Изабелла и Ирина Арнельская. Княгиня, насколько я могу судить, оделась безупречно. Черное строгое платье с корсетом и воротником, небольшая шляпка с темной вуалью, перчатки и немного украшений. Строго, без излишеств, но подчеркнуто аристократично. На республиканцев её высочество взирало холодно и с надменной отстраненностью.
   - Выше высочество, прошу на борт.
   Ирина Арнельская не удостоила его и взглядом. Я подошел к ней и встал справа от неё и чуть впереди.
   - Разве мы не договорились, что её высочество прибудет к нам одна? - изобразив вежливое удивление, поинтересовался офицер.
   - Её высочество изволило изменить свое решение и взять с собой одного сопровождающего - также вежливо ответила Изабелла. - И либо так, либо мы вообще отказываемся от каких-либо переговоров!
   - Не надо так горячиться, мы не против. Прошу на борт.
   Я взглянул на капитана, она еле заметно кивнула, и мы пошли. Напутственных слов не было, мы и так все уже знали. Едва мы поднялись, как катер начал отшвартовываться.
   - Ваше высочество, для нас честь принимать вас на борту нашего скромного катера. Мы подготовили для вас каюту.
   Офицер говорил вежливо и с улыбкой, но можно было не обольщаться, это была не просьба, а приказ. Ирина проигнорировала его любезность и молча пошла в каюту. Я также молча пошел за ней.
   Нас провели в кают-компанию. Для такого маленького корабля она была удивительно просторной и роскошной. Похоже, что этот катер использовали для прогулок высших офицеров флота и именитых гостей. Сейчас на столе стоял только графин с водой и несколько чистых стаканов.
   Я остался стоять, а Ирина, подобрав платье, осторожно присела на край дивана. У неё на лице была все та же холодная надменность. Только плотно сжатые губы и проглядывающие сквозь пудру красные пятна на лице выдавали волнение девушки.
   Катер несколько раз покачнулся, отходя от "Изгнанника" и набирая скорость.
   - Спасибо, что согласился отправиться со мной, - тихо проговорила княгиня.
   Я хотел ответить, что это мой долг, но вовремя осекся. Какой долг? По отношению к кому? Долг гэльского ополченца перед правительницей? Так ведь я уже давно не ополченец, а Ирина не правительница. Долг перед правящей семьей? Так ведь я не дворянин. Долг как офицера "Изгнанника"? Ну...
   - Мы напарники, - коротко ответил я.
   Ирина благодарно улыбнулась мне.
   - Надеюсь, что хотя бы ты сможешь вернуться.
   - Это вряд ли, - я покачал головой. - В Северной республике меня давно обвиняют в военных преступлениях.
   - За что?
   - Ну, в первую очередь за то, что я спас вас. Меня обвинили в краже княжеских реликвий и в надругательстве над телом.
   - Теперь стало известно, что это ложь. Обвинения с тебя должны снять.
   - Наоборот, - усмехнулся я. - Теперь они еще больше будут злиться на меня, из-за того что я так ловко обманул их. А еще есть сбитые моей эскадрильей пассажирские суда, тогда погибло около тысячи человек...
   - Как?! - Ирина вскинула голову, от удивления широко распахнув глаза и приоткрыв рот.
   - Как-как? - я развел руками. - Шла война. Во время патрулирования мы увидели вражеский конвой. На приказ следовать за нами они не отреагировали, командир приказал сбить их. Это было несложно. А потом уже на нашем аэродроме мы узнали, что это были пассажирские суда.
   - И что тогда?
   - Ничего, - равнодушно ответил я. - Это уже никого не волновало, генштаб был практически парализован, руководство страной рассыпалось на глазах, так что до нас и этих судов никому не было никакого дела.
   Немного помолчав, я зачем-то добавил:
   - Я не стрелял по этим судам. За час до этого мы наткнулись на подбитый республиканский корвет. Я сбросил на него все бомбы и попал, а ракет у меня не было. Так что когда мы встретили эти суда - я просто прикрывал атаку товарищей.
   - Значит, ты не виноват...
   - Нет, - я усмехнулся и покачал головой. - То, что я не стрелял лишь случайность. Если бы командир приказал не мне сбить корвет, а другому летчику, он бы прикрывал, а я сбивал пассажирские суда.
   - И все-таки...
   - Да не будет никто разбираться, стрелял я или нет! Подтвердить это могли бы только те летчики, которые в тот день были вместе со мной, а они почти все погибли. Так что мы или оба отсюда выберемся или оба застрянем надолго...
   На этом разговор закончился. Ирина Арнельская опять надела маску холодной надменности, а я от скуки сел возле иллюминатора и стал разглядывать флот республиканцев, особенно их флагманский линкор "Алаверто". Во время войны такие корабли я мог видеть только на фотографиях от разведчиков.
  
   Республиканцы не стали нас томить. Катер достаточно быстро перелетел к линкору и сел в его ангаре. Нас в сопровождении караула сразу повели к лифту на верхние палубы. При этом никто с нами не разговаривал, а всех зевак разогнали.
   В кабине лифта было тесно и сумрачно. Большая часть охраны осталась снаружи, а с нами поехали всего двое офицеров и солдат с винтовкой. Глядя на него, я невольно усмехнулся. Армейская тупость, похоже, интернациональна. В уставе написано, что солдат должен конвоировать людей с оружием - значит, дадим ему оружие. И никого не волнует, что в узких проходах корабля он с этой винтовкой ничего сделать не сможет, а вот я смогу задушить его ремнем от его же винтовки. Или попросту зарезать его же ножом, пока он будет пытаться развернуться в тесном проходе.
   Мы с Ириной стояли рядом друг с другом. Неожиданно она схватила меня за руку. Только сейчас я сообразил, насколько страшно ей было. Я мягко сжал её узкую ладонь и еле заметно улыбнулся ей.
   Когда лифт поднялся на нужную палубу, Ирина отдернула руку и с гордым видом выпрямилась. Она первая шагнула вперед и пошла по коридору. Офицеры и солдаты на мгновение замешкались и поспешили за ней, но теперь со стороны они выглядели не как караул, а как нерасторопные сопровождающие.
   Нас завели в просторную по меркам "Изгнанника" каюту. Она была отделана деревом, на полу лежал мягкий ковер, на стенах висели картины. Возле широких иллюминаторов стоял дубовый стол, за которым сидел мужчина лет сорока на вид. В его волосах уже была заметная седина, а на лице хватало морщин, но в целом он был еще довольно крепок. Но что было особенно характерно - он был не в форме, а в костюме.
   - Рад вас видеть в добром здравии, ваше высочество Ирина Арнельская, - откинувшись в кресле, негромко произнес мужчина.
   Он даже и не думал вставать. Ирина молча подошла и протянула ему руку. Мужчина не пошевелился. Ирина, артистично изогнула бровь, продолжая держать руку. Он усмехнулся, встал и с поклоном поцеловал руку княгини.
   - Поговорим наедине, - коротко распорядился он.
   Один из офицеров взял меня за плечо и толкнул к выходу, но я резко отпихнул его и остался стоять на месте.
   - Без него я буду молчать как рыба, пока не выйдет положенное время и мне не придется вернуться на "Изгнанник", - с легкой улыбкой на губах произнесла Ирина.
   - Ваше высочество, но разговор может пойти о делах личных и присутствие свидетелей... - возразил он.
   - Мистер Гэлловер, вы должны помнить, что по этикету незамужняя девушка не может оставаться в одиночестве с мужчиной, не являющимся членом её семьи, - резко перебила его Ирина Арнельская.
   Дарет Гэлловер скривился как от лимона, услышав про этикет. Я никогда не видел его в лицо, но услышав фамилию, сразу понял кто он такой. Влиятельный политик Северной республики, трижды занимал должность чрезвычайного консула, под его влиянием находились генералы, адмиралы и целые министерства. Именно он фактически командовал силами Северной республики во время войны с Гэльским княжеством, и именно по его инициативе княжество было аннексировано.
   - Хорошо, пусть будет по-вашему. Обыскать его!
   Я не успел глазом моргнуть, как мне заломили руки и толкнули к стене. Один из офицеров быстро и профессионально стал обыскивать меня. В мгновение ока он нашел припрятанный нож и пару метательных лезвий.
   - Все? Негусто...
   Я выпрямился и отряхнул одежду.
   - Смотрите не потеряйте мое оружие! - недовольно сказал я.
   - Дайте нож сюда, - вдруг попросил Дарет Гэлловер, взяв мой нож в руки, он внимательно осмотрел его. - Надо же. Ты из горцев? Или украл где-то этот нож?
   - Я из клана Тродсонов, - коротко ответил я.
   - Хорошо. Этот нож потом тебе вернут. Возьмите его офицер. Лайнец, останьтесь, остальные свободны.
   Все офицеры и солдаты вышли, остался лишь то, кто обыскивал меня. На нем был мундир лейтенанта воздушного флота, но я готов был поспорить на свою голову, что этот человек совсем не лейтенант, да и служит не во флоте, а в разведке.
   - Ваша настойчивость меня удивляет, - начала разговор Ирина. - Вам должно быть пришлось затратить много денег и влияния, чтобы суметь в напряженное для вашей страны время взять целый флот и погнать к Облачному городу. Я уж молчу про дипломатические последствия. Конечно, Совет гильдии испугался вас, но уже завтра они забудут про испуг и попытаются отомстить вам. Думаю, что они как минимум вдвое поднимут пошлины на товары Северной республики, а возможно, что и введут санкции.
   - Я рад, что вы понимаете, насколько высоки ставки, - спокойно ответил Дарэт Гэлловер. - И я думаю, вы уже поняли, что вам помочь некому. Ну, не считая этого отчаянно храброго горца. Читать-то он умеет? Некоторые говорят, что горцы скорее ближе к животным, чем к людям, и что им не под силу некоторые вещи, например чтение.
   Я вспылил, но быстро взял в себя руки. Как-то раз Изабелла вечером в кают-компании рассказывала о том, на каком языке ведутся политические переговоры. Дарэт намеренно меня провоцировал, чтобы получить повод убрать меня из каюты. Не случайно и то, что он не предложил Ирине кресло, а сам продолжал сидеть.
   -Не думаю, что оскорбление офицера Гэльского княжества делает вам честь, - хладнокровно заметила Ирина Арнельская. - Кроме того, можете ли вы честно признаться, что у вас есть люди, которые будут хоть вполовину также верны вам, как этот офицер верен мне? Как много ваших подчиненных отправилось бы с вами без оружия к людям, чье слово стоит не дороже использованной туалетной бумаги и которые прославились угрозами женщинам и убийствами безоружных людей.
   - Лайнец, какого они интересного о нас мнения. Ты когда-нибудь убивал безоружных или угрожал женщинам? - откровенно веселясь, поинтересовался Дарэт Гэлловер.
   - Нет, сэр. Не доводилось.
   - Расскажите это летчикам из двенадцатого полка ополчения Гэльского княжества, - негромко произнес я. - Сколько их было? Пятнадцать или двадцать? По вашему приказу, сэр Дарэт Гэлловер, их расстреляли. Без суда.
   - А вы видели этот приказ? - резко спросил Дарэт. На лице у него заиграли желваки. - Видели?! Или на каком основании вы клевещете на меня?
   - На основании того, что летчики были расстреляны, а люди, сделавшие это, заявляли потом, что это было по приказу сверху!
   - Это была ошибка! - отрезал Дарэт Гэлловер. - Северная республика гуманно обращается с пленными! Все солдаты и офицеры Гэльского княжества после войны были амнистированы, за исключением виновных в военных преступлениях!
   - Не зачем так горячиться, - я пожал плечами. - Я вам верю. Но вы расскажите это родственникам убитых в плену солдат и офицеров.
   - Это была ошибка! И виновные были наказаны!
   - Очень хорошо. Так родственникам погибших и скажем, - поддержала меня Ирина. - А теперь, сэр, я надеюсь, вы все-таки перейдете к делу! Потому что у меня нет желания и лишней секунды находиться рядом с вами! Говорите, наконец, зачем я вам понадобилась?!
   От злости Ирина раскраснелась. Она часто дышала и неосознанно сжимала маленькие кулаки.
   - Хорошо, перейду к делу. Ваше высочество Ирина Арнельская, Северная республика не может позволить вам находиться на свободе, создавать правительства в изгнании, собирать недовольных и разных авантюристов, чтобы раскачивать ситуацию в Гэльском автономном округе. Мы слишком много средств потратили на развитие этого отсталого региона, чтобы позволить, кому бы то ни было устраивать провокации и восстания. Гэльского княжества нет и не будет!
   - Вот как? - холодно спросила Ирина. - Что меня ждет? Публичная казнь, тюремная клетка или несчастный случай? Скажем, я подавилась оливкой за обедом или случайно поскользнулась в ванной и очень неудачно ударилась головой.
   - У меня к вам другое предложение. Если вы его примете, то останетесь на свободе.
   - И что же это?
   - Стать моей женой.
   В каюте повисла пауза. Ирина потеряла дар речи, Лайнец быстро взглянул на Дарэта, а я... я тоже потерял дар речи.
   - Мое предложение может пока...
   - Это шутка?! - резко спросила Ирина Арнельская, и закричала: - Вам мало того, что вы сделали?! Мало этой демонстрации силы?! Вы еще и издеваться надо мной вздумали?!! Думаете, что раз меня защитить некому, то...
   Ирина вдруг сбилась на полуслове, побледнела, часто задышала и попыталась расстегнуть воротник...
   - Вам плохо? - сразу встревожился Дарэт Гэлловер. - Лайнец, воды!
   Он схватил стоявший у стены стул и поставил его возле княгини. Я помог ей сесть и расстегнуть воротник платья.
   - Если вы хотели меня вывести из себя или напугать, то вы добились своего, - негромко проговорила Ирина, она взяла стакан с водой, но пить не стала.
   - Я не шутил и не издевался над вами, - сухо ответил Дарэт. - Я приношу вам извинения за свои слова, я слишком много времени общался с политиками и забыл, как следует разговаривать с женщинами. Если хотите я стану перед вами на колени и протяну кольцо, так кажется было принято в Гэльском княжестве.
   - Вашими стараниями моей страны больше нет. И всего пять минут назад вы убедительно объяснили мне, что её и не будет больше никогда.
   - Ваше высочество, - Дарэт и в самом деле опустился перед ней на одно колено и посмотрел снизу вверх. - Вы не сможете победить в этой войне. Вы уже её проиграли. Вас ждет или вечная жизнь в изгнании на подачки от других или почетная ссылка в глухую провинцию республики. Но с моей женой никто не посмеет так поступить. Кроме того, наш брак сможет, наконец, примирить наши народы и положит конец вражде. Ваша страна лишилась суверенитета, но она по-прежнему существует. Ваши люди никуда не делись, они все еще живут в Гэльском крае и называют себя гэльцами.
   Ирина смотрела на него с очень странным выражением лица, стакан в её руке заметно дрожал. В какой-то момент я испугался, что она сейчас плеснет водой ему в лицо или ударит стаканом, но княгиня сдержалась.
   - Вы думаете, я соглашусь выйти замуж за убийцу моих родителей?! - зло выкрикнула она.
   Дарэт Гэлловер подскочил и отшатнулся как от удара. Его лицо побагровело, схватив со стола графин с водой, он с силой запустил его в стену.
   - Да не убивал я ваших родителей, бес их побери!!! - крикнул он. - Именно с этого все и пошло наперекосяк! Каждая вшивая собака теперь тявкает на меня из-за угла! Все винят именно меня в их смерти, а я не причем!!!
   - Отчего же тогда они погибли?!
   - Это был несчастный случай, - глухо ответил Дарэт. - Сильный дождь, горная дорогая и неумелый водитель. Никто не отдавал приказа их убить! Никто! Я строго приказал взять их живыми и невредимыми!
   - А меня вы тоже приказали взять живой? Показать вам шрам от пули вашего солдата?
   - А чего вы хотели, когда решили с боем прорываться? Вас переодели в мужскую одежду. В суматохе боя кто-то мог принять вас за солдата и выстрелить, а ведь это могла быть и шальная пуля. Пулям, знаете ли, все равно кто у них на пути, простой солдат или княжна, - с мрачным видом ответил Дарэт Гэлловер. - Все должно было пройти не так. Мы собирались взять княжескую семью в плен и вынудить вашего отца отречься от престола. После чего вам была бы назначена государственная пенсия и выделено одно или два имения. Скорей всего на одном из воздушных островов.
   - И я должна в это поверить?
   - Хотелось бы, чтобы поверили, потому что это правда. Все должно было пройти тихо и гладко, а вышло... ваши родители погибли, вас все посчитали мертвой. И все решили, что это моих рук дело! Мне в лицо только что не плевали! Люди, которые были обязаны мне всем, стали распускать за моей спиной слухи! Каждая вшивая газетенка писала о том, что я убийца! Даже додумались до того, что я лично из револьвера расстрелял всех, а потом приказал подстроить несчастный случай!
   - А как же я? - невольно вырвалось у меня. - Княжну же должны были на меня повесить.
   - Так это ты её вывез тогда? - Дарэт искоса взглянул на меня. - И еще додумался придумать, что бросил её тело в канаве. Мы первым делом проверили всех мертвых бездомных и тела бродяг, найденных на улице, и выяснили, что это ложь для отвлечения внимания.
   - Но вам было очень удобно поверить в эту ложь, не так ли?
   - Да, - признал Дарэт. - Нам было очень удобно, что главными виновниками смерти княжны посчитали гэльских ополченцев. Но еще лучше было бы, если бы она оказалась живой.
   - Допустим, я вам поверю. Соглашусь стать вашей женой. Но что помешает устроить мне несчастный случай вскоре после свадьбы?
   - Мне сорок пять лет. В таком возрасте уже... поздно искать себе жену, особенно по любви. Вокруг меня много женщин, но всем им нужны мои деньги, влияние и власть. Вам нечего бояться ревнивой фаворитки или того, что мне вдруг захочется отравить жену, чтобы женится на другой. Что же до политических причин, то их просто не будет. Если вы не будете пытаться подрывать порядок в Северной республике, то, уж поверьте мне, наши спецслужбы наоборот будут держать вас под особой охраной.
   Ирина молча слушала его, а потом опустила голову, держа в руке стакан с водой. Я видел, что она напряженно думала. Я тоже размышлял. Странное предложение и необычное, но... не лишено смысла. Даже я был в курсе того, что конфликты порой именно так и решали - браком между правителями враждовавших стран.
   - Мне надо подумать, - наконец ответила Ирина.
   - Конечно, - кивнул Дарэт Гэлловер. - Лайнец, проводи её высочество в приготовленную для неё каюту.
   - Спасибо, но меня вполне устраивает моя каюта на "Изгнаннике".
   - Боюсь, если вы уйдете, то можете попасть под влияние определенных авантюристов, - возразил Дарэт. - Которые будут вас подталкивать к борьбе за власть. Я не могу этого допустить.
   - Вы забыли про ультиматум Изабеллы Моры? - спросила Ирина Арнельская. - Я могу вам гарантировать, что она на самом деле сможет устроить вам полноценную войну с Облачным городом, не считая других проблем.
   - Она слишком много о себе думает. Кроме того, я надеюсь, что вы скажете ей, что добровольно решили задержаться у нас в гостях.
   - Добровольно? - артистично изогнув бровь, уточнила княгиня.
   - Да, добровольно. Вы же не хотите, чтобы я был вынужден отдать приказ уничтожить "Изгнанник", который так удобно устроился в прицеле двух десятков орудий нашего флота?
   Лайнец осторожно кашлянул.
   - Что такое? - с деланным недоумением спросил Дарэт.
   - Спутник нашей уважаемой гостьи, боюсь, ему придется задержаться у нас.
   - В самом деле? И почему же?
   - Если он утверждает, что именно он тот летчик, который вывез её высочество из окружения, то получается что он тот же летчик, который разыскивается за военные преступления.
   - Хм...
   Республиканцы с легкой усмешкой взглянули на меня. Ирина приподнялась и с волнением прижала руки к груди.
   - Это ошибка! - заявила она.
   - Может быть, - не стал спорить Лайнец. - Но нужно точно это выяснить. Если уважаемый Ирвин Тродсон невиновен - ему ничего не угрожает.
   - Это не ошибка, - покачал я головой. - И вы это знаете. Потому что мы проиграли войну, а значит все гэльские солдаты преступники, а вот республиканские просто иногда ошибались. Разбомбили на Эльне баржи с беженцами - это ошибка. Расстреляли сдавшихся в плен летчиков - это просто ошибка. Подстрелили княжну - ну подумаешь, солдат ошибся. Погибли князь и княгиней - так это вообще несчастный случай был! Сколько еще несчастных случаев и ошибок сделали ваши солдаты?
   - Интересно, хочешь сказать, что ты невиновен?
   - Я хочу сказать, что военные преступления - это удел проигравших войну. А у победителей бывают только случайные ошибки.
   - Сэр Гэлловер, - вмешалась в наш спор княгиня. - Я надеюсь, что вашего влияния хватит на то, чтобы прекратить преследование одного человека. Вы так много говорили о том, что пора наладить мир и закончить вражду, но на деле наоборот продолжаете её. К чему эта месть Ирвину?
   - Ну что вы, это никакая не месть. Более того, я уверен, что любой суд придет к выводу, что доказательств вины Ирвина Тродсона нет, а обвинять человека на основании одних лишь подозрений нельзя. Собственно говоря, этот суд можно устроить на борту "Алаверто" и после этого он будет полностью свободен и оправдан.
   - Если я останусь на корабле? - уточнила Ирина.
   - Ваше высочество, мы либо заканчиваем войну, либо продолжаем её. Другого не дано. Я предлагаю вам её закончить.
   - Хорошо, я приму ваше предложение, - на мгновение прикрыв глаза, ответила Ирина. - Но сейчас я отправлюсь на "Изгнанник", а завтра до вечера надеюсь получить решение суда, полностью оправдывающее Ирвина Тродсона.
   - Выше высочество, - мягко произнес Дарэт Гэлловер. - К сожалению, вы должны остаться на "Алаверто". Сразу после свадьбы вы будете полностью свободны, и я никак не буду ограничивать вашу свободу. Но сейчас я вынужден просить вас остаться со мной.
   - Нет.
   - Ирина, вы не оставляете мне выбора, - с сожалением покачал головой он. - Поверьте, я не хочу ни устраивать судилища над вашим спутником, ни угрожать Изабелле, ни давить на вас. Но я должен закончить эту войну. Так или иначе.
   - Хорошо, - Ирина сильно побледнела. - Тогда закончим её моей смертью!
   Она резко выхватила гранату из расстегнутого воротника платья гранату и, прежде кто-то что-то успел сделать, выдернула чеку и зажала скобу. Дарэт побелел и невольно отступил назад. Лайнец наоборот бросился к княгине, но я вовремя опомнился и встал перед ним.
   - Ты смертник? - прошипел он.
   - Не двигайся или разожму руку!!! - истерично закричала Ирина.
   - Ваше высочество...
   - К стене!!! Оба!!!
   Лайнец не пошевелился, тогда Ирина сама отошла назад к стене. Я встал рядом с ней, внимательно следя за каждым движением республиканцев.
   - Ваше высочество, Ирина, послушайте, - успокаивающим голосом начал Дарэт.
   - Заткни пасть, сука!!! - рявкнул Ирина. - Я уже слушала тебя, теперь меня послушай, выродок рахальский*!!! Жалуешься, что репутация пострадала из-за смерти моих родителей?! И теперь ты решил очистить свое имя, мол, не стала бы Ирина Арнельская выходить за меня замуж, если бы я на самом деле убил её родителей!
   - Ирина...
   - Рот закрой, или клянусь богами, я сейчас засуну гранату себе под корсет! А потом Изабелла постарается, чтобы каждая даже самая вшивая газетенка написала, что Дарэт Гэлловер настолько был одержим идей, убить всех членов семьи Арнельских, что воспользовался служебным положением, погнал за юной княгиней флот, угрозой заставил явиться на флагманский корабль и собственноручно жестоко убил её! И попробуй потом доказать, что это не так!
   Дарэт нервно сглотнул. Лайнец вопросительно взглянул на него, но тот еле заметно покачал головой. У меня по спине потекла холодная струйка пота. Умирать мне совсем не хотелось, но было уже поздно. Оставалось только поддерживать Ирину и надеяться на то, что республиканцы уступят.
   - И не думай, что я испугаюсь смерти! Я согласилась принять участие в такой операции, что тебе с твоими политическими играми даже и не снилось! Пока ты тут в войну решил поиграть и показать безоружной девушке, насколько крут и силен, я собираюсь отправиться в Запретные земли. И не факт что вернусь оттуда живой! Да плевать я хотела на Северную республику, у меня другие проблемы. У нас у всех другие проблемы!!! И если бы ты вместо угроз предложил нам помощь - да я бы уже юбку перед тобой задрала бы!!! Хочешь так имей, а хочешь политические браки заключай!!!
   Ирина орала так, что на шум в каюту ворвались охранники с оружием в руках. Дарэт то бледнел, то багровел, но не успевал даже и слова вставить.
   - Так что я сейчас же возвращаюсь на "Изгнанник"! Ирвин вместе со мной! А потом ты начнешь выполнять свои обещания, а я, если вернусь живой из разведки, подумаю, принимать твое предложение или нет! Понял меня?!!
   - Я...
   - Ты понял меня или нет?!
   - Сэр, - вдруг вмешался один из вбежавших в каюту офицеров. - Решайте скорее, флот Облачного города прислал ультиматум. Они грозят объявить войну, если мы немедленно не отпустим княгиню Арнельскую.
   Дарэт Гэлловер медленно развел руки в стороны.
   - Хорошо. Я принимаю твои условия.
   Ирина молча повернулась и пошла к двери.
   - Разойдитесь! Я возвращаюсь на "Изгнанник"! И не задерживайте меня, у меня уже рука затекла!
   Я молча забрал, свой нож и пошел за спиной Ирины. Охранники пошли рядом с нами, многие из них с уважением смотрели на княгиню. Они хорошо понимали, кого она только что переиграла и из какой ситуации смогла выбраться.
   Возле катера нас догнал Дарэт Гэлловер.
   - Ваше высочество, мне жаль, что так вышло.
   - Да? А может быть, надо было хоть немного довериться той, кого собрался в жены брать?!
   - Вы правы, я поступил опрометчиво и теперь раскаиваюсь в этом. Передайте Изабелле, что я готов предложить ей помощь и что я прошу её подумать над другой кандидатурой для разведки.
   - Нет никаких других кандидатур! И вы бы об этом знали, если бы проявили хоть каплю интереса!
   - В любом случае мои предложения в силе. Что касается Ирвина Тродсона, то вынужден признаться, что все мои слова были блефом. Еще год назад была объявлена всеобщая амнистия и сняты все обвинения со всех участников войны.
   - Хорошо.
   - Можете отдать гранату, в любом случаю я вас отпускаю.
   Ирина повернулась и пошла на катер. Она встала рядом с бортом, не выпуская из руки гранаты, и никто не решился предложить ей пройти в каюту.
  
   * Рахальцы - народ, проживающий в Северной республике. Официально не имеет никаких преимуществ перед другими национальностями страны, но считается титульной нацией.
  
  
   За время перелета Ирина не произнесла ни слова. Вскоре катер пришвартовался к борту "Изгнанника". Мы вдвоем перешли по трапу на наш корабль и только тогда девушка с облегчение выдохнула.
   - Давай гранату, - сказал я, протягивая руку.
   - Я не могу, - испуганно произнесла Ирина. - Рука не разжимается.
   Я подошел и взял её руку в свои и начал аккуратно разжимать тонкие пальцы. Девушка стояла молча глядя мне в глаза. Рядом с нами замерли матросы с "Изгнанника" и республиканцы. Все молчали.
   Наконец я забрал гранату и, хорошо размахнувшись, бросил её подальше от борта. Через четыре секунды она взорвалась, не долетев до воды сотни метров.
   - Так она все-таки боевая, - прошептал офицер республиканцев.
   - А какой смысл блефовать с учебной? - презрительно бросила Изабелла.
   Ирина покачнулась и упала на меня, я едва успел подхватить её. Вокруг сразу началась суета, но Изабелла быстро навела порядок: выгнала республиканцев, вызвала двух санитаров из лазарета и разогнала всех любопытных.
   - Ничего страшного, просто перенапряжение и сильный стресс, - коротко сказала Изабелла. - У самого штаны сухие?
   - Сухие, - ответил я. - Хотя идея с гранатой была очень неожиданной. Можно было предупредить меня.
   - Я надеялась, что до этого не дойдет, - признала Изабелла. - Это был самый крайний случай.
   - Этот умник сказал, что готов предложить свою помощь.
   - Ха! Готов он! Небось боится, что все узнают как он в штаны наложил перед девчонкой с гранатой!
   Она покачала головой и пошла на капитанский мостик. А я немного постоял, рассматривая республиканские корабли, а потом пошел в ангар. У механиков всегда припрятано немного водки или самогонки, а мне сейчас очень хотелось выпить.
  

7 глава

   Когда Облачный город остался позади, мне сразу стало спокойней. "Изгнанник" бодро шел на юг в сопровождении крейсера и двух фрегатов Небесной стражи. Помощь республиканцев оказалась скорее жалкой попыткой извинений за свои действия и свелась к перечислению некой суммы денег. Я бы плюнул и отказался бы от такой "помощи", а Изабелла взяла деньги. Правда сказала при этом: "С паршивой овцы хоть шерсти клок".
   Постепенно жизнь вошла в привычное русло распорядка дня на корабле. Подъем, завтрак, работа, занятия по тактической подготовке, обед, опять работа, дежурство, ужин и вечер в кают-компании. Но вскоре у меня появилось новое дело.
   Прежде чем отправиться на разведку, мне нужно было сначала научиться летать на новом самолете, а это оказалось не так уж и просто. Первые дни я просто заучивал расположение приборов и пытался к ним привыкнуть. Помогала мне в этом Рэла. Я сидел в кабине СР-7 "тень", а она стояла рядом и отдавала мне приказы, а я должен был быстро их выполнить. Получалось не всегда.
   - Высота! Слева, мать твою! Когда ты уже запомнишь?!
   - Сбрось газ! Рукоять справа!!!
   - Да запомни ты уже, температура масла слева от датчика давления!
   В полете важна каждая доля секунды и порой некогда искать, где находится тот или иной датчик или переключатель. А если замешкаться, особенно в бою, то...
   И только потом я поднял "тень" в первый полет... и он едва не стал для меня последним. Сложно перечислить все ошибки, которые я совершил за полчаса вылета. Этот самолет после "касатки" был слишком легким и вертким. Я по привычке резко дергал за штурвал, с силой давил на педали, и вместо плавного поворота "тень" резко швыряло в сторону, да так что самолет едва не срывался в штопор.
   А про посадку я вообще лучше промолчу... Одно радовало, что летал я один, так что случись что, только бы я и погиб.
   Меня в этом самолете раздражало буквально все! Непривычное кресло, другое расположение приборов на доске, даже двигатели звучали не так, и из-за этого я постоянно нервничал, мне казалось, что они глохнут и надо добавить газу.
   - Слушай, Курьер, ты что никогда не летал на других самолетах? - нахмурившись, спросила Рэла.
   Я молча мотнул головой. Для летчика это большой минус, поэтому обычно я об этом не говорил, но тут уже деваться некуда было.
   - Однако... Ладно, лишим мы тебя самолетной девственности, не переживай.
   Уже в следующий вылет мне стало проще. А еще через пару дней я худо-бедно освоился и уже не боялся, что перепутаю что-нибудь или сорвусь в штопор. Хотя привыкнуть к "тени" у меня все равно не получалось. Это была не моя "касатка". Не мой самолет и все тут.
  
   Когда мы летели на север, то с каждым днем становилось все прохладней, а сейчас наоборот. Я много раз пересекал экватор, но на самолете-то это было быстро, а на корабле... Да еще и погода не радовала.
   В полдень солнце висело прямо над головой, палуба раскалялась так, что жгла ноги даже через подошвы сапог. А если неосторожно прикоснуться рукой к металлу, то сразу получишь ожог. Внутри было не лучше, вентиляция гнала в коридоры не прохладный морской воздух, а жаркую и липкую духоту.
   От попыток выключать днем вентиляцию лучше не становилось, потому что много тепла шло от двигателей "Изгнанника". Да еще и на корабле довольно быстро начинало вонять потом, машинным маслом и топливом.
   Но работу никто не отменял. Единственную поблажку получили от старпома матросы и техники, им разрешили не работать днем на верхней палубе. Механики в ангаре раздевались до пояса. На кухне повара готовили больше холодных блюд, чтобы не приходилось включать печи. А летчики во время вылета сразу старались подняться как можно выше, где было прохладней.
   А по вечерам бывали сильные грозы с ливнями и резкими порывистыми ветрами. Это было серьезным вызовом для рулевых и матросов корабля, но зато свежий воздух после грозы приносил облегчение.
  
   Кроме освоения нового самолета, я также был занят дежурством на наблюдательных постах. Хотя старпом назначил меня на второстепенные посты и составил для меня гибкий и щадящий график. Впрочем, таких как я, дежуривших от скуки, на корабле всегда хватало.
   Во время этих дежурств я учился работать с секстантом и учил расположение звезд южного полушария. Конечно, работе штурмана я был обучен. Но, во-первых, секстант я последний раз брал в руки лет пять назад, если не больше, а во-вторых, знал звездное небо только северного полушария, потому что именно там я и учился всему. А моя мама даже не предполагала, что судьба может занести меня южнее экватора.
   Алисия с радостью согласилась помочь мне. Я дежурил в "вороньем гнезде" - самом высоком наблюдательном посте корабля. Несмотря на то, что солнце уже клонилось к закату, жара и не думала спадать. Я стоял с биноклем в руках в легкой рубашке с короткими рукавами, да еще и расстегнутой, и в коротких шортах. Все это было настолько не по уставу, что Брюгге, увидев меня, разорался бы на полкорабля, но к счастью он по наблюдательным постам не ходил.
   Услышав стук, я оглянулся и увидел, как по лестнице поднимается Алисия, держа в одной руке сверток с чем-то. Я протянул девушке руку и помог ей подняться. Ветер сразу взъерошил её недлинные волосы.
   - Я тебе пару бутербродов принесла, - сразу сказала Алисия, разворачивая сверток.
   - Давай, - я взял бутерброд и сразу откусил большой кусок, а потом через бинокль оглядел весь горизонт. - Мостик, это воронье гнездо, горизонт чист.
   - Воронье гнездо, вас понял.
   Перекусив, я занялся работой. Секстант штука очень удобная и полезная, но чтобы его правильно применять, надо знать множество деталей и уметь пользоваться специализированными справочниками для штурманов. В частности, надо помнить, что истинное положение звезды может искажаться из-за атмосферы, если она уже низко у горизонта. Хватало и других тонкостей. Хорошо еще, что Алисия была хорошим учителем, а я не все успел забыть.
   - Правильно?
   - Не совсем, - покачала головой Алисия. - Но точных расчетов сейчас не сделать, солнце уже слишком низко, а так ты все правильно делал. Надо будет завтра днем попрактиковаться.
   Я невольно поморщился, перспектива жариться на палубе меня совсем не радовала. Отложив в сторону секстант, я взял бинокль, навел его на горизонт и прямо по курсу корабля увидел темное пятно. Присмотревшись, я понял, что это такое.
   - Мостик, это воронье гнездо, на два градуса слева по курсу грозовой фронт! - я передал примерное расстояние до него и высоту облаков.
   - Воронье гнездо, вас понял.
   Из-за жары Алисия вспотела, но расстегнула только верхнюю пуговицу рубашки. Как обычно, стеснялась. Мы доели бутерброды, а тем временем темное пятно на горизонте превратилось в широкую черную полосу. "Изгнанник" взял вправо, следовавшие за нами корабли Облачного города сделали тоже самое.
   - Иди вниз, - сказал я. - Сейчас гроза начнется.
   Алисия на мгновение замялась и неуверенно взглянула на меня.
   - А можно я здесь побуду? Тут ведь не намного опасней, чем внутри?
   - Как хочешь, - я равнодушно пожал плечами.
   Через пару минут меня вызвали с мостика и приказали приготовиться к шторму. Как будто я сам не видел, что гроза быстро приближается...
   - Точно не хочешь уйти вниз? - еще раз спросил я.
   - Нет.
   Я опять пожал плечами и закрыл люк, ведущий вниз, чтобы вода не стекала вовнутрь корабля. Гроза тем временем быстро приближалась.
   - Красиво...
   Действительно, зрелище было завораживающе красивым. Внизу под кораблем тихо плескался безмятежно синий океан, большая часть неба оставалась чистой и голубой, солнце медленно опускалось к горизонту, а на юге все выше поднималась черная стена облаков. Среди туч уже сверкали яркие разряды молний и доносился приглушенный рокот грома.
   Матросы быстро и привычно проверили палубы корабля, задраили всю иллюминаторы и люки, а потом и сами скрылись внизу. "Изгнанник" плавно опустился на более низкую высоту. Нам нечего было, и пытаться подняться выше грозы, не каждому самолету это под силу, так что оставалось прятаться внизу. Точно также к шторму готовились на других кораблях.
   Гроза быстро приближалась и вскоре закрыла большую часть неба. Алисия с интересом любовалась зрелищем, а я достал из специального ящика плащ и накинул ей на плечи.
   - Надень плащ, а не то промокнешь до кожи.
   - А ты?
   Вместо ответа я снял с себя рубашку и убрал её в ящик, положил сверху секстант с биноклем и плотно закрыл его. Вскоре кромка облаков была практически над нами, а еще через пару минут солнце скрылось за тучами и сразу потемнело. Непрерывно сверкали молнии, глухо рокотал гром, и тянулись к воде нити проливного дождя. Я видел, что грозовой фронт такой широкий, что обойти его "Изгнанник" не смог бы никак. Вместо этого рулевые снизились до пятисот метров и дали полный ход, чтобы как можно быстрее прорваться под грозой.
   Волна холодного воздуха ударила по нам, прогоняя духоту. Алисия подняла лицо навстречу ветру и плотнее стянула у горла края плаща. Яркая вспышка сверкнула совсем рядом с кораблем, Алисия испугано вскрикнула, но через мгновение её голос заглушил оглушительный грохот!
   Стена дождя накрыла "Изгнанник" и все вокруг сразу исчезло в плотной пелене тропического ливня. Потоки воды хлестали по броне корабля, ручьями сбегали по надстройкам и палубе и водопадами низвергались в бурное море. Я мгновенно промок, капли сильно били о голую кожу, а вода стекала по волосам и норовила залить глаза. Но в целом это было даже приятно, такой вот бесплатный освежающий душ.
   Молнии изломанными стрелами сверкали вокруг, на мгновения освещая "Изгнанник". Яркие вспышки били по глазам, а гром оглушал. Массивный корабль вздрагивал от особенно резких порывов ветра, норовивших столкнуть его с курса, но уверенно держал ход. Пару раз молнии били прямо в антигрозовой щит "Изгнанника".
   Здесь, в вороньем гнезде, ветер был особенно сильный. Я сам держался одной рукой за поручень, а другой на всякий случай прижимал к себе Алисию, обхватив её чуть пониже груди. Взглянув на неё, я вдруг с удивлением увидел, что она счастливо хохочет. Поймав мой взгляд, Алисия повернулась и, по движению её губ, я понял, что она что-то сказала, вот только ничего не было слышно.
   Не дождавшись от меня ответа, Алисия вдруг легким движением сбросила плащ. Её рубашка мгновенно намокла и прилипла к коже, но девушку это ничуть не волновало. Она с видимым удовольствием подставляла лицо дождю и смеялась.
   "Вот тебе и тихоня", - удивленно подумал я.
   Дождь закончился также быстро, как начался. Я обернулся назад, один за другим корабли Небесной стражи выныривали из пелены грозового ливня. Молнии уже сверкали позади нас всех, а гром шумел потише и пореже. Я достал из укрытия трубку телефона:
   - Мостик, это воронье гнездо. Корабли сопровождения целы и визуально невредимы.
   - Воронье гнездо, вас понял.
   - Смотри радуга!!! - восхищенно воскликнула Алисия.
   Мне больше понравилось сверкавшее на солнце и неохотно успокаивающееся море. Глядя на белые барашки волн, поднятых сильным ветром, я невольно задумался о том, каково это было бы встретить грозу не в воздухе, а внизу, среди бушующей воды?
   Совершенно мокрая и счастливая Алисия повернулась ко мне. Вода стекала по её светлым волосам, вся её одежда насквозь промокла, но девушку это совершенно не волновало. Невольно усмехнувшись, я отжал на себе шорты и достал из ящика рубашку.
   - Иди в каюту, чудо, и переоденься, - с улыбкой сказал я. - Не хватало еще, чтобы ты опять простыла.
   - Хорошо.
   Она бросила грустный взгляд на уходившую к горизонту грозу и стала спускаться вниз. А я взял в руки бинокль и опять стал наблюдать. Никогда не понимал людей, которым нравятся грозы.
  
   Ирина Арнельская пару дней провела в лазарете "Изгнанника". Пережитый стресс не прошел для неё даром. Но зато благодаря этому ей не пришлось еще раз встречаться с республиканцами. С того дня мы почти не встречались друг с другом, я был занят своей работой, а она своими делами.
   Но где-то через неделю Ирина пришла после ужина в кают-компанию. В тот вечер, вопреки своим привычкам, Изабелла тоже решила провести время вместе с офицерами. Она сидела в кресле и с задумчивым видом курила сигару. Я играл в карты с Рэлой, Брюгге и Фертахом.
   Княгиня пришла в черной кожаной куртке летчика и черной треуголке. Необычный наряд удивительно шел ей и неплохо сочетался с пепельно-серыми волосами. Когда все вдруг замолчали и уставились на неё, девушка нерешительно замерла, но спустя секунду собралась и смело шагнула к стоявшему книжного шкафа дивану.
   - Это девчонка уже считает себя летчиком? - тихо и насмешливо проговорила Рэла.
   - Она просто не захотела выделяться, надевая вечерний наряд, - заметил Брюгге. - Она не только не часть команды, но еще и княгиня.
   - Хм, тогда понятно, - ответила Рэла, и громко произнесла. - А ловкий был фокус с гранатой! Эти республиканцы обделались как салаги непуганые!
   Возникшее в кают-компании напряжение исчезло, словно его и не было. Люди посмеялись и поддержали Рэлу.
   - Так с ними и надо, - усмехнулся Фертах. - Они могут только пугать, а если ты вдруг показываешь, что не боишься даже смерти - то сразу теряются и паникуют.
   - А вообще сволочи эти республиканцы, - заметил один из артиллерийских офицеров. - Считают, что раз они сильные, то законы им неписаны и можно что угодно творить!
   - Это верно. Курьер, с Гэльским княжеством они ведь также поступили, просто взяли и захватили его? - спросил меня другой офицер.
   - Почти, - ответил я, и заметил краем глаза, что наша новенькая летчица, Кайра краснее и слишком сильно сжимает бокал с вином.
   - Тут поневоле пожелаешь темным разорвать этих республиканцев!
   - Это верно! А вы молодец, ваше высочество.
   - Я тоже из Северной республики, - с вызовом заявила Кайра.
   - И что? - хмыкнула Рэла Мора. - Мы же не про тебя говорим.
   - И ты хочешь сказать, что республиканцы правильно поступают? Мало того, что захватили страну так еще и попытались убить княгиню. Это нормально...
   - А нормально было, когда ночью на наш город бомбы сбросили?!
   - Нечего было войну начинать!
   - Это политика, - Ирина встала рядом с красной как вареный рак Кайрой. - И оккупация моей страны, и попытка захватить меня - обычная политика. А простые люди здесь не причем.
   - Это точно, - поддержал я княгиню. - Тем более что нам нечем гордиться в той войне. Мы её начали, и мы же её позорно проиграли. И мирные города наша авиация бомбила не меньше, чем республиканская.
   - И ты тоже бомбил? - резко спросила меня Кайра.
   - Нет, - покачал я головой. - Я же штурмовик, мы города не бомбим. Но расстреливали нас республиканцы также как и летчиков бомбардировщиков.
   - Ты, девочка, не понимаешь что такое война, - холодно взглянув на Кайру, сказала Рэла. - Если я тебе завтра прикажу напасть на другой корабль, ты что будешь делать?
   - Выполню приказ, - дерзко ответила Кайра.
   - Да? А если ты потом узнаешь, что корабль вез не пиратов, а обычных людей? Что тогда? А если я тебе завтра скажу штурмовать с воздуха какой-нибудь поселок на острове? Что ты будешь делать? Зайдешь с разворота, спикируешь и распотрошишь из пулеметов соломенные хижины? А как ты с воздуха увидишь, кто там внизу, мирные жители или солдаты?
   - Я...
   - А никак ты не увидишь! И ты либо выполнишь приказ и станешь убийцей, либо я тебя за невыполнение приказа застрелю перед строем. Как труса и предателя! Вот это и есть война, девочка. И на этой войне Ирвин твой товарищ, в бою он может прикрыть тебе спину, как уже прикрывал меня и других летчиков.
   - Да ладно вам, насели всей кучей на девочку, - вступился за неё Фертах. - А я вот пиратом был, дальше что? А потом стал охотиться на других пиратов, а сейчас вообще наемник и подписал контракт с капитаном "Изгнанника". Не имеет значения кто ты и откуда, важно лишь кто ты сейчас!
   - Вот именно! - заявила Ирина. - Здесь я не княгиня Гэльского княжества, а она не солдат республиканской армии! А что касается войны... то виноваты в ней только мои родители. И больше никто.
   - На войне редко бывают правые или виноватые, - негромко произнесла Изабелла Мора. - Также как и в политике. У простых же людей и вовсе нет выбора. Твоя страна вступает в войну, и ты идешь убивать или быть убитым. Кайра, ты возмущена тем, что тут не любят республиканцев только за то, что они республиканцы. Но если бы Ирина Арнельская не смогла вырваться с их корабля - ей бы каждая собака в спину шипела, а то и в лицо плевала. Только за то, что она гэльская княгиня. А уж про то, что сделали бы с Ирвином, я вообще молчу. В войну гэльских летчиков нередко расстреливали.
   - Тех, кто это делал, потом судили, - неуверенно возразила Кайра.
   - Да, судили для вида, - кивнула Изабелла. - И тут же амнистировали. Мол, пора покончить со старой враждой. Но кто теперь вернет жизнь убитым и здоровье тем, кто оказался на каторге только за то, что защищал свою страну? Вы победили в войне и поступили с побежденными так, как захотели. И это ваше право. Право сильного и победителя, но не жди, что побежденные будут вас любить. Не жди, что Ирина будет счастлива от того, что даже здесь ей не дают жить. Только из-за того, что она родилась княгиней. Не жди, что Ирвин будет хорошо отзываться о стране, из-за которой ему пришлось бежать на Вольные острова. А чем он виноват? Тем, что храбро сражался и до конца выполнил свой долг?
   - Я и не жду...
   - Ты теперь не республиканка, а член команды "Изгнанника". И у нас у всех один враг и это не Северная республика.
   На этом спор закончился. Ирина отвела Кайру в сторону и стала с ней разговаривать. Я не слышал, что они обсуждали, но видел, как новенькая постепенно расслабилась и стала улыбаться. Ну а мы продолжили играть в карты.
   - Пиратом он был, - нехорошо улыбнулась Рэла. - Нашел чем хвастаться.
   - Что? - с невинным видом поинтересовался Фертах, - продолжим ругаться, но в более тесном круге?
   - Да нахрен ты мне сдался, ругаться еще с тобой. Ты мне просто скажи, в чем интерес пиратствовать?
   - Деньги, - спокойно ответил он. - Также как и везде, все дело в возможности урвать себе немного золота или серебра, чтобы просадить его на выпивку и баб. Кто поумнее, откладывает денег, чтобы уехать куда-нибудь в спокойное место и там купить себе какую-нибудь лавку, мастерскую или гостиницу.
   - И ради этого убивать и грабить? - спросил Брюгге.
   - А ты когда-нибудь задумывался о том, что самые большие грабители - это буржуа? Взять хотя бы графа Морсерта. Ему принадлежат крупные верфи в Облачном городе.
   - И что с ним не так? Хорошие корабли делает.
   - А то, что на его предприятиях нет пособий по болезни или травме, - ответил Фертах. - Если человек будет травмирован - его вышвырнут вон. И для обычных рабочих не предусмотрены выходные или отпуска. Морсерт строит дешевые и качественные корабли только за счет того, что его рабочие живут впроголодь.
   - Ну, такова жизнь...
   - Ага. А взять чайные плантации семьи Лесвиг? На них же рабы трудятся, причем они покупают их у пиратов. Но пираты у нас злодеи, а члены семьи Лесвиг - уважаемые, а главное порядочные и честные люди!
   - И это по-твоему оправдывает пиратов? - спросила Рэла.
   - Нет, - Фертах бросил карты на стол и сгреб мелочь. - Но не надо делать вид, что пираты - это что-то противоестественное и крайне ужасное. Это просто часть жизни. Кто-то работает на плантации за миску еды, кто-то стоит у станка двенадцать часов, задыхаясь от смрада, кто-то спит до обеда на шелковых простынях и наслаждается всеми благами жизни, ну а кто-то пиратствует.
   - Еще партию? - спросил я, собирая карты.
   - Валяй, - махнула рукой Рэла.
   - На меня тоже сдавайте, - кивнул Брюгге, вставая из-за стола. - Я сейчас вернусь.
   - А я согласен с Фертахом, - проговорил я. - Я тоже разного насмотрелся и в Облачном городе и на Вольных островах.
   - Ну еще бы, - усмехнулась Рэла. - Два сапога пара, тоже ведь законы нарушал, контрабанду возил.
   - Ага, - не стал я спорить. - Возил. А Фертах как раз должен был ловить меня, когда служил в страже.
   - А разве Небесная стража ловит контрабандистов? - удивилась Рэла.
   - Нет, не ловит, - ответил Фертах. - Это дело городской стражи и таможенников. А Небесная стража контрабандистов убивает, как конкурентов.
   - Серьезно?
   - Да. Львиная доля контрабанды провозится на кораблях Небесной стражи. А за то, что я отказался в этом участвовать, мне подложили в каюту пару бутылок контрабандного коньяка и вышвырнули с флота. Как оказалось, защитники Облачного города не намного честнее и благороднее пиратов.
   Вернулся Брюгге, и мы продолжили играть в карты. А все моральные разглагольствования я выбросил из головы. Жизнь слишком сложна, чтобы можно было кого-то судить. Это Серый, будь бы он здесь, азартно начал рассуждать на тему морали, долга и ответственности.
  
   Когда я уже освоился с "тенью", Рэла решила провести высотный полет. Подготовка к нему заняла много времени. Для начала надо было прочитать несколько учебников про полеты на большой высоте.
   Эти служебные пособия были написаны на рахальском диалекте, и на каждой книге стояло несколько грозных печатей, сообщавших об их крайней секретности. Республиканцы передали Изабелле служебные пособия для летчиков вместе с самолетом.
   Читали мы их вдвоем с Рэлой. Она сама никогда не поднималась выше шести тысяч метров, так что ей все это было очень интересно. Кроме того, я то ведь во многом был самоучкой, меня мать учила летать, так что я просто не умел читать учебники и без помощи Рэлы ничего бы в них не понял. Но теория, теорией, а практика важнее.
   Погода была отличной. Видимость идеальная, практически штиль, небо чистое до горизонта. Вместе со мной взлетела Рэла Мора, но не на своем "кондоре", а на самолете-разведчике Ар-3. Она должна была сопровождать меня до шести тысяч метров. Но перед полетом предстояло проверить связь.
   - Я Курьер, как слышно?
   - Курьер, слышу тебя хорошо! - ответил оператор на "Изгнаннике".
   - Слышу отлично! - подтвердила Рэла.
   - Ларингофон работает нормально, - сказал я.
   - Подтверждаю!
   Кроме особых правил, для полетов на больших высотах требовались еще и особые приборы. Например, ларингофоны для связи. Это была такая странная ерунда, которую нужно было прицеплять к гортани, и которая каким-то непонятным образом передавала твою речь, даже если ты сам себя не слышал.
   Вообще надо сказать, что моя "касатка" сильно устарела и именно в кабине "тени" я это остро чувствовал. Взять хотя бы эти ларингофоны, с ними не нужно было орать, пытаясь перекричать шум двигателей. Радиостанция на СР-7 была в два раза меньше и легче тех, что стояли на "касатках", но при этом раза в три мощнее. Да и другие приборы были точнее.
   - Начинаю подъем!
   - Поняла, Курьер, иду за тобой!
   Я летал по поднимающейся спирали, постепенно и плавно набирая высоту. Можно было, конечно, подняться быстрее, но зачем рисковать, когда в этом нет никакой необходимости?
   На шести тысячах метров я остановился. Дышать на такой высоте было сложно даже мне, хотя и привык с детства к разреженному горному воздуху. "Изгнанник" казался отсюда небольшой серой искоркой, которую легко было потерять на фоне океана.
   - Высота шесть тысяч сто! - доложил я. - Надеваю кислородное оборудование!
   Нацепив маску, я включил подачу воздуха. Это было очень непривычно и странно.
   - Ну все Курьер, дальше сам! - сообщила мне Рэла. - А я тебя здесь подожду!
   - Понял, продолжаю подъем.
   Дальше было сложнее. С каждой последующей тысячей метров самолет слушался меня все хуже и хуже. В какой-то момент я в буквальном смысле перестал чувствовать под крыльями воздух, запаниковал и чересчур резко дернул штурвалом в сторону. Самолет сразу же свалился на крыло и провалился вниз на пару сотен метров.
   - Что случилось?! Курьер?! - услышав мою ругань, сразу забеспокоилась Рэла.
   - Все под контролем! - доложил я, вытирая выступивший на лбу пот. - Высота восемь тысяч четыреста метров, продолжаю подъем!
   После девяти тысяч меня начало сильно сносить в сторону, поэтому пришлось постоянно поправлять курс. Ветер был бешеный, самолет начало раскачивать и подкидывать, почти как во время грозы, хотя небо по-прежнему было чистым. В пособиях я читал про подобное явление. Почему-то на больших высотах иногда встречались очень сильные ветра.
   На десяти тысячах я остановился, доложил и начал маневры. А это было крайне непросто. Машина вела себя совершенно иначе. На любое движение штурвалом или педалями, самолет реагировал с заметным опозданием. Он вел себя, словно сонная и уставшая лошадь, вяло слушающаяся наездника. И в тоже время любой резкий маневр приводил к тому, что самолет на пару мгновений просто терял управление.
   В какой-то момент я по старой привычке сильно дернул штурвалом. Самолет резко вильнул в сторону, дал сильный крен и внезапно провалился вниз. Я сразу повел штурвал на себя, стал работать педалями, пытаясь поднять самолет выше, и от нагрузки у меня потемнело в глазах, раздался противный шум в ушах и я едва не потерял сознание.
   В этом полубессознательном состоянии я инстинктивно попытался сорвать маску с лица, чтобы мне ничего не мешало дышать. Хорошо, что застёжка была тугой и у меня ничего не получилось.
   Рэла была внизу и ничего не заметила. С "Изгнанника" тем более ничего не могли увидеть. Если бы я отключился, потерявшую управление "тень" сильным ветром за несколько минут унесло бы за десятки километров в сторону и друзья не смогли бы найти даже обломков.
   Придя в себя, я начал снижаться и раньше времени попросил разрешения на посадку. Выбравшись из самолета, я облегченно растянулся на полу ангара. Ко мне сразу подбежала Алисия.
   - Ты в порядке. Пить хочешь?
   - Давай.
   - Что-то ты быстро вернулся, Курьер, - нахмурившись, спросила меня Рэла.
   - Если бы я знал, что все будет так тяжело, я бы отказался, - ответил я. - Храни боги тех безвестных героев, по чьим словам писали те учебники.
   Потом выяснилось, что за этот короткий полет я похудел на пять килограммов. Высота оказалась опасной и непокорной. Сильная турбулентность, быстрые ветра, нехватка воздуха и странное поведение самолета. Я попробовал представить, как будет выглядеть война на такой высоте, и понял, что это за гранью возможностей людей и техники. Неудивительно, что в Северной республике решили использовать высотные самолеты-разведчики. Выше десяти километров, невидимые с земли они будут в полной безопасности.
   Правда для меня лично оставалась загадкой, что можно разглядеть с такой высоты? И какой тогда смысл в такой разведке?
  
   Кроме летных тренировок и уроков по навигации, занимались мы и теоретической подготовкой к разведке. Предстояло составить несколько разных планов и подробно их расписать. Зависело все от того, что мы найдем за границей Запретных земель. Первый план действий был самым простым и коротким: если в течение определенного времени не получится найти место для безопасной посадки самолета, надо будет развернуться и вернутся обратно.
   Второй план был сложнее. Мы с Рэлой, Алисией и парой толковых штурманов долго рассчитывали, сколько топлива, воды и пайка мы сможем взять на самолете. Задача была не из легких. Казалось бы чем больше всего, тем лучше, но на самом деле лишний вес серьезно снижал максимальную скорость самолета и его маневренность, а главное увеличивал расход топлива. Получался парадокс, чем больше ты возьмешь топлива - тем больше ты его потратишь. Также надо было рассчитать потребление воды и еды на двоих человек, учесть возможность поломки и взять с собой необходимые запчасти.
   В общем и целом выходило, что максимум мы могли провести там около недели, садясь ночью на землю и отдыхая. Главное было постараться за это время найти что-нибудь интересное, но при этом не заблудиться и вернутся обратно к месту встречи с "Изгнанником".
   Третий план предусматривал самые фантастические варианты развития событий. Например то, что мы сможем найти на этом загадочном континенте союзников или просто сумеем внедриться в логово врага и разузнать побольше. Тут надо тоже надо было заранее подумать о разных вещах, например о том, как и где лучше прятать самолет и сколько времени можно провести в разведке.
   Единственная тема, которой мы вообще никак не касались, это - авария и потеря самолета. И так было понятно, что в этом случае мы ничего не сможем сделать...
  
   Перед нашим первым совместным полетом Ирина так волновалась, что я решил, что она раньше никогда не летала на самолетах. Оказалось, что летала, в основном как штурман, но и азам пилотирования владеет и даже два раза успешно садилась. На высоте Ирина чувствовала себя не хуже меня, и все перегрузки выдержала неплохо, не потеряв сознания.
   После этого мы каждый день по нескольку часов проводили в воздухе. Я окончательно освоился с управлением "тени" и привык к ней. Ирина же убедилась в том, что её магические способности ничуть не страдают из-за высоты и нехватки кислорода.
   Во время последнего тренировочного полета, мы семь часов летели на высоте в одиннадцать тысяч метров. Удовольствие то еще. Воздух из баллонов сухой, от него пересыхает горло и хочется пить, но маску снимать нельзя. Солнце на такой высоте какое-то слишком яркое и жгучее, без темных очков лететь просто невозможно. Солнечные лучи буквально обжигают кожу. Мне-то еще ничего, а вот у Ирины сразу обгорели все неприкрытые участки лица и рук.
   Но "тень" вела себя превосходно. Привыкнув к особенностям управления на большой высоте, я хорошо чувствовал самолет и был уверен в нем и своих способностях. Ирина тоже показала себя с лучшей стороны, за весь полет я не услышал от неё ни одной жалобы, даже когда прямо спрашивал её о самочувствии.
   Пока я управлял самолетом, Ирина делала фотографии разными способами. По её просьбе я пару раз снижался, потом наоборот поднимался на максимальную высоту или наклонял самолет, чтобы обеспечить ей наилучший обзор. В итоге она сделала больше трехсот фотографий штатной аппаратурой "тени" и около сотни на два ручных фотоаппарата. Снимали они как-то по-другому, без магниевых вспышек и на пленку, которую потом надо было проявлять особым образом.
   Я таких фотоаппаратов и не видел раньше, а когда узнал их стоимость, поперхнулся. Но, по словам Ирины, довольно скоро начнется массовое производство подобных фотоаппаратов и цена на них сильно снизиться, так что чуть ли не любой желающий сможет заниматься фотографией. В такое мне сложно было поверить...
   Несколько фотографий "Изгнанника" Изабелла приказала повесить в кают-компании. С десяток хороших фотографий отправили на корабли Облачного города в качестве подарка.
   В общем и целом, мы подготовились к полету настолько, насколько это вообще было возможно.
  

8 глава

  
   Вылет был назначен на раннее утро и прошел он без особых церемоний. Ну... почти без церемоний. Все возможные проверки СР-7 техники под руководством Старга провели еще накануне днем. После этого погрузили наши вещи, запас продовольствия и воды, оружие, карты, фотопленку и целую кучу прочих необходимых вещей. А Илия проверила заряд эльфийских камней.
   Все прощальные разговоры прошли накануне вечером. Мы с Ириной поужинали с Изабеллой, потом Ирина ушла к Илии, а я посидел немного в кают-компании, поболтал с друзьями и ушел в нашу с Алисией каюту. Сама Алисия к тому времени уже спала.
   Ночью "Изгнанник" подошел на максимально близкое расстояние к Запретному континенту. Из-за этого всей команде пришлось стоять на постах, а летчики ночевали в ангаре возле самолетов. Но все обошлось, нас никто не заметил.
   - Все готово, - доложил Старг, вытирая руки ветошью.
   Я молча кивнул. Первый раз за долгое время я всерьез волновался перед полетом, а все из-за того, что первый раз меня провожало столько людей и все они нервничали и чуть ли не прощались со мной, как с покойником!
   Алисия стояла рядом со мной и тревожно смотрела на меня. Рэла мялась, не зная, что сказать. Илия, сильно волнуясь, что-то объясняла Ирине. Даже Изабелла закурила прямо в ангаре, не обращая внимания на недовольные взгляды Старга, демонстративно притащившего огнетушитель. Один лишь Фертах был совершенно спокоен.
   - Держи, - он протянул мне небольшой и удобный нож. - Смотри не потеряй нигде! Он мне удачу приносит!
   - Спасибо.
   - Я бы хотела с тобой полететь, - тихо сказала вдруг Алисия.
   - В другой раз, - равнодушно бросил я, но потом, взглянув на неё, зачем-то пообещал: - После возвращения я попрошу Изабеллу разрешить нам полетать на "тени", так высоко ты точно никогда не забиралась.
   Девушка обрадовано согласилась.
   - Удачной охоты, Курьер, - коротко напутствовала меня Рэла.
   - Смотри не потеряй никого, командир.
   - Удачи, Ирвин, - сказала Изабелла.
   - Давай паря! - зычно крикнул Старг.
   Я быстро забрался на свое место и проверил, чтобы все было под рукой. Алисия встала рядом и подала мне планшет с картой, небольшой сверток с бутербродами и флягу с кофе.
   - Все как ты любишь, - тихо сказала она.
   - Не скучай, напарник, - ответил я.
   Алисия улыбнулась мне и ушла в сторону. Техники убрали лестницу и подняли лифт на летную палубу. Я запустил двигатель, проверил его на разных режимах, потом еще раз проверил закрылки, элероны и рули. Все работало.
   - Облако, я Курьер, к взлету готов! - привычно доложил я.
   - Курьер, взлет разрешаю! Удачной охоты!
   На взлете перегруженный самолет немного просел, но быстро выровнялся. Я сразу активировал эльфийские камни, чтобы экономить топливо.
   Погода была подходящей, на высоте в две тысячи метров висела сплошная облачность. Сразу после нашего взлета, корабли должны были спрятаться в облаках и уйти дальше в океан, где им предстояло ждать нас. Скрываться от патрулей врага, маневрировать и каждый день ждать нашего появления, не зная при этом, живы мы или нет.
   И неизвестно еще, кому придется сложнее, нам с Ириной, или им...
  
   Поднявшись на высоту, я повернул в сторону Запретного материка. Облака остались далеко внизу, и где-то там скрывался "Изгнанник". Волнение тоже осталось позади, за штурвалом самолета я был как обычно спокоен и сосредоточен.
   - Как самочувствие? - спросил я.
   - Отлично, - ответила Ирина.
   Я отметил на планшете время. Воздуха в баллонах у нас было всего на двадцать часов, так что необходимо следить за его использованием. Потом я проверил по компасу направление, записал скорость и внес поправки в маршрут. Сейчас мне приходилось одному следить за всем этим делом.
   Полет проходил спокойно, но один раз я увидел два самолета, летевших над облаками перпендикулярно нашему курсу. Я сразу начал подниматься выше, но они нас не заметили. Слишком большое расстояние было между нами, я сам их заметил лишь потому, что они выделялись на фоне облаков.
   Вскоре мы прошли над береговой линией. Впереди уже виднелись покрытые снегом вершины гор, некоторые из них достигали высоты в шесть - семь тысяч метров. Сразу же за горами поднималась черная стена облаков. Все, как и говорила Изабелла...
   Приблизившись к Штормовой стене, я некоторое время летел параллельно темным тучам. Скорость ветра там была впечатляющей, больше чем в том страшном тайфуне, в который мы с Серым однажды по глупости вляпались, да так, что еле смогли вырваться из его лап. Среди черных туч постоянно сверкали молнии, а пару раз я видел пролетавшие куски непонятного мусора, да и песка и пыли там хватало.
   Одного взгляда хватало, чтобы понять, что это не могло быть чем-то естественным и природным. От осознания масштаба этого рукотворного урагана у меня выступил пот на спине. Я нервно передернул плечами, возникло желание развернуться и улететь обратно... но Изабелла была права, невозможно воевать против врага, о котором ты ничего не знаешь.
   Я заложил широкий разворот с набором высоты, для храбрости тихо напевая про себя простенькую горскую песню. "Тень" вела себя отлично, а вокруг никого не было. Поднявшись на двенадцать тысяч метров, я повернул к Штормовой стене, так её прозвали на "Изгнаннике".
   - Ирина, ты готова?
   - Да, - коротко ответила княгиня.
   - Тебе не страшно?
   - Очень.
   - Мне тоже...
   Первые секунд десять все было неплохо, самолет летел ровно, верхняя кромка туч была ниже нас на две тысячи метров. А потом вдруг самолет резко подбросило вверх на сотню метров, после чего он провалился вниз метров на пятьсот!
   Я не успел даже выругаться. От резких перегрузок потемнело в глазах, сзади испуганно вскрикнула Ирина. Вцепившись в штурвал, я пытался удержать самолет, но его как щепку бросало из стороны в сторону. От жесткой турбулентности корпус так стонал, что я мгновенно вспотел, казалось еще мгновение и крылья просто переломятся...
   "Тень" бросало то вверх, то вниз, резкие порывы едва не разворачивали её. Встречный ветер снижал путевую скорость, я выжимал из двигателя все, что можно было, но самолет продвигался вперед совсем ненамного. А пару раз самолет просто проваливался вниз, и в такие моменты я буквально нутром чувствовал, как близко находятся, несущиеся с бешеной скоростью, темные тучи. А ведь там внизу еще и горы... нет ничего легче, чем при нулевой видимости на полной скорости влепиться в каменную стену.
   Но у меня не было, ни страха, ни сомнений, ни тем более паники. В таких ситуациях думать, о чем-либо просто не успеваешь, все силы уходят на борьбу со стихией. До боли сжав зубы, упираясь спиной в кресло и ногами выжимая педали, я, вцепившись двумя руками в штурвал, удерживал машину на нужном курсе, стараясь угадывать направление воздушных потоков.
   Чисто интуитивно (думать времени не было) я понял, что единственный шанс - это прорваться через шторм. Обливаясь потом и лихорадочно оглядываясь по сторонам, я, опять же чисто интуитивно бросил самолет вниз и попал в мощную струю воздуха. Этот поток, словно отбойное течение в море, очень быстро пронес нас несколько десятков километров и выбросил в сторону. Нас еще несколько раз сильно тряхнуло, а потом самолет попал в сильный нисходящий поток...
   Стрелка высотометра просто завертелась, показывая, как быстро мы снижаемся. Я подавил первый порыв резко задрать штурвал. Вместо этого я плавно повел его на себя, немного повернул самолет и... надо было бы добавить тяги, но она и так была максимальной. Потеряв после этого еще две тысячи метров высоты, мы выскочили из нисходящего потока на высоте пять с половиной тысяч метров.
   - Мы прорвались, - хрипло произнес я.
   "Тень" опять летела прямо и легко. Вокруг нас было лишь чистое и безоблачное небо, а черная Штормовая стена осталась позади и мы с каждой секундой отдалялись от неё.
   - Я думала, что мы сейчас умрем, - ответила мне Ирина. - Хорошо что, я в туалет сходила перед вылетом...
   - Я снижаюсь. Посмотрим, что там внизу.
   Достав планшет, я отметил наш курс и посмотрел на хронометр. Он сообщал, что безумный полет над штормом занял всего пять минут, а не полчаса, как мне показалось. Записав все, я быстро убедился, что вокруг нас никого нет, убрал тягу и начал плавное снижение.
   Обзор из кабины "тени" был отличным. Всего слегка накренив самолет, я мог посмотреть, что находится под ним. Очень удобно, особенно для разведчика.
   - Почему все такое серое? - удивленно поинтересовалась Ирина.
   - Потому что это пустыня.
   Трудно было с чем-то перепутать этот безжизненный пейзаж. Признаться, я был удивлен. Я ожидал чего угодно, но только не пустыню. Предполагалось, что за Штормовой стеной мы обнаружим загадочную страну Эйрхатов, их города, крепости и летающие острова, а увидели одну лишь пустошь цвета детской неожиданности...
  
   Поначалу я старался держаться на четырех тысячах метров, но потом расслабился и спокойно спустился до двух. И в небе и на земле не было вообще никого. Не было видно ни городов, ни поселков, ни дорог, ни чего-либо еще. Только серая глина, пески, невысокие холмы и русла давно пересохших рек.
   На небольшой высоте мы смогли отдохнуть от сухого воздуха из баллонов, выпить воды и перекусить бутербродами. Ирина делала фотографии, но редко. Фотографировать, в общем-то, было нечего. После обеда нам предстояло решить самый важный вопрос.
   - Попробуем найти место для посадки или разворачиваемся? - спросил я.
   - Не знаю, тут... - Ирина задумалась. - Не может же весь материк быть пустыней? Надо хотя бы пару дней полетать здесь.
   - Согласен. Кроме того, я не уверен, что смогу сегодня опять через шторм пролететь. Да и самолет надо проверить после такого испытания.
   - Значит, сегодня ночуем в пустыне.
   Я поднял самолет до трех тысяч метров и стал искать место, где можно было бы приземлиться. Это оказалось не так уж и просто, привычных и удобных столовых гор тут просто не было. Садиться на песок было самоубийственной глупостью. Оставались еще такыры*, но их надо было сначала найти.
  
   * Такыр - твердая, как правило, глинистая почва в пустыне на месте пересохшего водоема.
  
   Уже после обеда я увидел крупное пересохшее озеро. Отметив этот ориентир на карте, я решил сделать над ним круг и разведать окрестности, как вдруг Ирина воскликнула:
   - Город! Ирвин, город на три часа!
   Взглянув, я увидел среди невысоких песчаных дюн развалины домов. Это был не город, просто поселок и не самый большой. Но, тем не менее, это первые следы местных жителей, замеченные нами.
   Я повернул в его сторону и сделал несколько кругов над ним, на низкой высоте. Я разглядывал окрестности, выискивая любою возможную опасность, а Ирина активно фотографировала руины. После четвертого круга я прошел над дном пересохшего озера и рискнул приземлиться в этом месте.
   - Держись крепче! - предупредил я Ирину
   Посадка прошла без проблем. Облегченный с помощью магии самолет легко сел на твердую почву. Тормозной путь, правда, получился немного длиннее, чем на бетоне, но в целом проблем не было. Не глуша двигатель, я открыл фонарь кабины и встал на ноги, внимательно оглядываясь по сторонам.
   Все было спокойно, никто не выскакивал из руин и не бросался к нам с оружием. Тогда я забрался обратно и аккуратно подрулил поближе к развалинам города. Выбравшись из самолета, я первым делом развернул его в сторону взлета и откатил поближе к глинобитной стене здания.
   Пока Ирина разминалась рядом, я заглушил двигатель. Потом достал из багажного отделения маскировочную сеть и натянул её над самолетом. Ветер у земли был слабым, но я все равно на всякий случай плотно закрыл фонарь кабины и плотно укутал тканью двигатель.
   - Чтобы песок не попал, - объяснил я Ирине.
   Из багажного отделения я достал винтовку и повесил на плечо. Ирина, взглянув на меня, надела пояс с кобурой. Казалось, что вокруг ни души, но рисковать не стоило.
   - Далеко не отходи.
   - Хорошо.
   Пока она осматривала окрестности, я проверил крылья и хвостовое оперение самолета. Все было в полном порядке, инженеры Северной республики не зря ели свой хлеб, корпус СР-7 был легким, но гибким и прочным. Обратной дороги можно было не опасаться.
   Вместе с Ириной, мы обошли пустынный город. Он производил смешанное впечатление. Абсолютно тихий, заброшенный, занесенный пылью и песком. Все здания были небольшими, одноэтажными и очень примитивными. Похожие глинобитные хижины я видел в трущобах Рахтанифа. Там все строили быстро и как можно проще и быстрее.
   Мы заходили в некоторые дома, которые сохранились лучше других. Как я и ожидал, там было практически пусто. Печей не было, только сохранились следы очагов. Вместо кроватей были лишь небольшие топчаны возле стен, на некоторых остались следы полуистлевших циновок. Мебель из дерева встречалась очень редко, хотя в столь сухом климате она не могла сгнить. Также мало мы нашли домашней утвари, только черепки от очень примитивной глиняной посуды, зачастую даже необожженной.
   В одном месте я заметил остатки небольшого огородика. Его не занесло песком благодаря стене закрывавшей его от пустыни. Рядом был очень глубокий колодец, метров тридцать глубиной, не меньше. Но полностью пересохший.
   - Странно... - заметила Ирина.
   - Почему?
   - В столь глубоком слое должна быть вода, - пробормотала она.
   В хижине рядом мы нашли пожелтевшие от времени скелеты людей. Ирина испуганно выскочила на улицу, а я остался и осмотрел их. И кое-что мне очень не понравилось... это было неправильно.
   К закату солнца, мы осмотрели большую часть города, и нашли еще двадцать скелетов, практически все они были нетронутыми. Многие лежали на топчанах, но несколько просто валялось на земляных полах домов, а то и просто на улице. Я подозревал, что большую часть скелетов скрывает песок, но у нас не было времени проводить раскопки.
   Эх, Серый был бы в полном восторге. Он как-то говорил, что вот такие вот погибшие города просто замечательный клад для археологов...
  
   Темнело в пустыне быстро. Ни мне, ни Ирине не хотелось далеко отходить от самолета, поэтому мы расположились возле него. Я расстелил постель под крылом, а примус поставил немного подальше, в специально выкопанной ямке, чтобы огонь был как можно незаметней.
   Княгиня с аппетитом съела простую походную еду и выпила чай. Глядя на неё, я подумал о том, как сильно она не похожа на всех известных мне аристократок. Те были изнеженными, разбалованными и довольно капризными... Порой некоторые из них увлекались мною, как чем-то интересным и экзотичным. И каждый раз такие отношения оставляли у меня ощущения чего-то неприятного... в конечном итоге я просто зарекся вообще смотреть в сторону дворянок.
   Ирина Арнельская была совсем другой. Выносливой и терпеливой, она стойко переносила перегрузки, конечно, когда мы попали в шторм, она сильно перепугалась, так и ведь и я тоже... А сейчас Ирина спокойно ела не самую вкусную еду, жевала пресные галеты и запивала их горьковатым чаем. Даже Алисия порой жаловалась на еду и на ночевку под открытым небом. От княгини я ни разу не услышал ни единой жалобы
   - Странный город... - тихо проговорила Ирина.
   - Не то слово.
   - Ты ведь о чем-то думаешь? Верно?
   - Да, - ответил я, удивленный её проницательностью. - Мне не нравится все эти скелеты.
   - Мне тоже... люди погибли, а их никто даже не похоронил.
   - Не в этом дело, они слишком целые.
   - И что в этом такого?
   - А то, что так не бывает. В любом нормальном месте свободно лежащее тело будут объедать падальщики. А в пустыне особенно. Здесь мясо на дороге не валяется, даже кости должны обглодать, а в городке все скелеты практически нетронутые.
   - Хм...
   - А еще в этом городе слишком мало песка.
   - Мало?
   - Да. Тела людей лежат тут очень долго. В сухом климате они должны были мумифицироваться, а они истлели. Но в тоже время за столь долгое время этот городок не занесло песком. В общем, странно все это.
   Ирина задумалась и потянулась еще за одной кружкой чая.
   - Лучше оставь на утро, - посоветовал я. - Воду надо экономить, мы не рассчитывали на то, что тут будет пустыня.
   - Точно, - вздохнула Ирина. - Как тут тихо...
   - Слишком тихо, - кивнул я.
   Казалось, что в этой пустыне нет ничего живого, хотя так не бывает. Не должно быть...
   - Холодно как, - поежилась девушка.
   - Забирайся под одеяло, - посоветовал я. - Скоро будет еще холодней.
   Я привык к тому, как быстро холодает в пустыне после захода солнца, но здесь температура падала слишком быстро. И воздух был как-то чересчур сухим. Все здесь было неправильным...
   Перед тем, как пойти спать, я достал секстант и по звездам определил наши координаты. А потом достал из багажного отделения все лишние тряпки и постелил их поверх одеяла. Лишними они не будут.
   - Ирина... - неуверенно начал я, одно дело было спать так рядом с Алисией, а совсем другое дело с княгиней.
   - Что?
   - Ночью будет очень холодно, в пустынях всегда так. Если вы не против, я могу лечь под одно одеяло рядом с вами.
   - Конечно, - быстро ответила Ирина. - Так будет теплее.
   Едва я лег рядом, как девушка прижалась ко мне. Я почувствовал, что она дрожит и постарался получше её укутать одеялами.
   - И опять ты на "вы" перешел, - вздохнула Ирина, устраиваясь поудобней.
   - Это просто от смущения, - пошутил я. - Не каждую ночь мне приходится спать в обнимку с княгиней.
   - Это там я княгиня, а ты простолюдин. А здесь мы напарники, - совершенно серьезно напомнила она.
   Но даже так нам было очень холодно. Температура быстро упала ниже нуля, чего я совершенно не ожидал. Даже в пустыне не могло быть так холодно ночью. Ирина заснула быстро, но во сне, в поисках тепла, постоянно пыталась прижаться поближе ко мне. А я спал вполглаза, все-таки мы были на чужой территории, да и холод сильно мешал.
  
   Едва солнце поднялась из-за пыльных холмов, так сразу сильно потеплело. Я разбудил Ирину и начал готовит их припасов нехитрый завтрак. Вокруг на песке и пыли не было никаких следов. Вообще никаких.
   После завтрака мы еще раз осмотрели поселок и окрестности. Ирина попросила меня выкопать небольшую яму, а когда я сделал это, она долго рассматривала глинистую почву.
   - И что там такого интересного? - от скуки я зевнул.
   - Не знаю, я могу ошибаться, но, как мне кажется, этот город построили на дне озера.
   - Это как?! - удивился я.
   - Ну в смысле на дне пересохшего озера. Если это так, то это означает, что люди переселялись ближе к воде, когда озеро высыхало. Они пытались что-то выращивать, просто поливая поля... очень примитивный и трудоемкий способ. Он отнимал у местных жителей так много времени, что у них просто не оставалось времени делать что-то еще. Понимаешь меня?
   - Поэтому у них такие бедные дома.
   - Да, и керамика примитивная. Похоже, что они даже гончарным кругом не пользовались и не обжигали горшки.
   На лице Ирина появилось странное выражение, она смотрела на руины поселка, сдвинув брови, на лбу залегла глубокая складка, а в глазах была печаль.
   - Понимаешь, Ирвин, что тут произошло?
   - Засуха? - осторожно предположил я.
   - Не просто засуха, а вечная засуха. Местные жители пытались с ней бороться, орошали поля, перемещались вслед за отступающей водой, копали глубокие колодцы, но, в конечном счете...
   Она замолчала, глядя на пустой поселок...
   - Нам надо поискать еще, рядом должны быть и другие города.
   Я кивнул и пошел готовить самолет. Надо так надо. В самолетах я разбирался, в отличие от мертвых городов. Не знаю, что видела Ирина, глядя на руины, возможно, тоже самое, что увидел бы Серый или Илия. Для меня же там были просто занесенные пылью и песком развалины.
  
   За следующие два дня мы обследовали большой кусок пустыни, всюду было одно и то же: песчаные барханы, выжженные на солнце такыры, занесенные пылью и песком руины городков и деревушек, пересохшие русла рек и даже остатки леса.
   Несколько раз мы садились возле опустевших городов, но ничего интересного не находили. В одних вообще ничего не было, кроме глинобитных стен, в других мы находили остатки утвари и мебели, высушенные на солнце мумии местных жителей или скелеты.
   Я мало что понимал в том, что находила Ирина, меня удивляло другое - погода. И днем и ночью, и у земли и на высоте стоял практически полный штиль. Можно было уловить лишь небольшое течение воздуха и всегда в одном направлении - к горам и Штормовой стене. А еще было слишком сухо, так сухо, словно в воздухе не было ни одной, самой маленькой капли влаги. Вечером не выпадала роса, а утром на обшивке самолета я не находил инея.
   Вода кончалась быстрее, чем мы рассчитывали. Припасов хватало, также как и топлива для "тени", но из-за слишком сухого воздуха нас с Ириной постоянно мучила жажда, и как мы не старались экономить воду, она убывала слишком быстро. Мы не предполагали ничего подобного, когда готовились к разведке, да и не могли мы подумать о таком, когда весь опыт путешествий говорил о том, что даже в самой жаркой пустыне можно найти воду. Я попытался. Выкопал яму, поставил ведро и натянул пленку и... ничего. За полдня на пленке появился лишь небольшой налет влаги.
  
   На третий день вопрос о возвращении стал ребром. Разбив лагерь, я проверил запасы еды и собрался состряпать ужин из консервов.
   - Что на ужин? - поинтересовалась Ирина.
   - Рыба с галетами.
   - Опять, - поморщилась девушка. - Может лучше тушенку откроем?
   - Тушенка на завтрак, - не согласился я.
   Супу бы сварить, да воды мало. Поэтому я просто вывалил две банки рыбных консерв в котелок и покрошил туда немного овощей. Получилась очень густая похлебка, практически рыбно-овощная каша.
   - Нашла что-нибудь интересное? - поинтересовался я.
   - Нет, все одно и то же.
   Она закусила губу, глядя на занесенные песком руины. Этот город был больше других, но от него практически ничего не осталось.
   - Даже скелетов и мумий не видно... возможно люди ушли из этого города, когда засуха только начиналась, - вслух подумала Ирина. - Без раскопок и точного изучения, сложно что-то сказать.
   - А разве так непонятно, сколько лет этим развалинам?
   Тяжело вздохнув, Ирина выразительно посмотрела на меня. А я не сдержал улыбки, иногда так забавно их подкалывать, прикидываясь дураком. Серый мне как-то все уши прожужжал на тему определения возраста всякого там мусора, найденного на раскопках.
   Взметнув облако пыли, на камень рядом с нами мягко опустилась девушка в короткой белой тунике с золотой вышивкой, посеребренных сандалиях и с большими белоснежными крыльями за спиной. Золотистые локоны обрамляли красивое лицо с тонкими бровями и большими голубыми глазами. Посмотрев на нас, прекрасная незнакомка заговорила на странном и певучем языке, совершенно непохожим ни на один известный мне язык, но каждое её слово болезненным эхом отдавалось в голове так, что я понимал их смысл.
   - Вы забрались в самый центр Мертвых земель, рабы. Странно, что вам это удалось, но возрадуйтесь. Я не брошу вас здесь, а заберу обратно.
   Мы с Ириной быстро переглянулись. Я уронил на песок ложку и начал приседать, одновременно хватаясь рукой за кобуру, Ирина плавно сдвинулась в другую сторону, собираясь отпрыгнуть к стене. Демон с неба, герой страшных сказок моего детства смотрела на нас и все больше недоумевала.
   - Бедные, от жажды и жары, вы наверное тронулись умом... в таком случае, возможно, милосерднее было бы убить вас...
   Внезапно она взглянула на самолет за нами и распахнула глаза в изумлении.
   - Вы же из внешнего мира! Вы свободные люди?!
  

9 глава

  
   Я схватил пистолет и резко вскинул его, снимая с предохранителя, Ирина отпрыгнула в сторону. Но незнакомка не собиралась нападать, она смотрела нас с... восторгом и удивлением.
   - Не бойтесь! Я не трону вас! Не убегайте! - поспешно воскликнула она.
   Я осторожно и быстро оглянулся. Вокруг никого не было, впрочем, её появления мы тоже не заметили. Я не собирался верить врагу, но Ирина вдруг сделала мне знак рукой, чтобы я не спешил.
   - Почему ты решила, что мы из внешнего мира? - спросила княгиня.
   - Вы ведете себя так, как не повел бы ни один раб и на вас другая одежда, - ответила крылатая девушка. - Вы разрешите мне поговорить с вами?
   - Откуда нам знать, что ты не причинишь нам вреда?
   - Если бы я хотела, я бы уже убила вас, - спокойно ответила она. - Меня зовут Риесарха Неша и я просто путешественница, а не риегал.
   - Кто такие риегалы?
   - Вы не знаете? А, ну да... Риегалы защищают нас от врагов, ловят сбежавших рабов и убивают несогласных.
   - А откуда нам знать, что ты не риегал? - спросил я.
   - У меня нет оружия и брони, - спокойно ответила Риесарха Неша
   Мы с Ириной переглянулись, она еле заметно кивнула и села на свое место. Риесарха, немного помедлив, села на камень перед ней. А я отошел немного в сторону и остался стоять так, чтобы эта крылатая не могла видеть сразу нас обоих. Кобуру я оставил расстегнутой, на всякий случай.
   Разговаривала с незваной гостьей Ирина, а я смотрел по сторонам и почти не слушал, что они говорили. Но все было тихо, никто к нам не подкрадывался. Уже стемнело и быстро холодало.
   - Это Мертвые земли, все живое давно покинуло эти места или умерли.
   - Тогда где же вы живете?
   - В Небесной обители, - ответила Риесарха. - А как вы научились делать самолеты? Вы нашли остатки наших разбитых самолетов?
   - Возможно, - уклончиво ответила Ирина и тут же с восторженным любопытством поинтересовалась. - И какая она, Небесная обитель? Должно быть красивая...
   - Это лучшее место в мире.
   - Правда? Вот бы побывать там...
   - Да... Небесная обитель восхитительно прекрасна! Улицы, мощенные белым мрамором, дома и храмы, украшенные сверкающим на солнце золотом, великолепные сады. Тысячи рабов день и ночь заботятся о красоте и чистоте города.
   - Ух-ты! А на чем ты путешествуешь? На своих крыльях?
   - Нет, - засмеялась Риесарха, - моя вимана за тем барханом. А...
   - Вимана? Это что-то вроде наших самолетов? Нет, - тут же махнула рукой Ирина. - Обычным самолетам должно быть далеко до ваших виман. Она, наверное, целый корабль одним выстрелом может уничтожить!
   - Нет, - улыбнувшись, покачала головой Риесарха. - Вимана - это не регха риегалов. Оружия на ней нет и летает она медленно.
   - А что такое регха?
   - Самое совершенное оружие. От него нет спасения.
   - Правда? - восторженно спросила Ирина.
   - Конечно. Регхи могут подниматься на такую высоту, на которой уже нет воздуха.
   - Ого! А так разве бывает?! А чем пилоты там дышат?
   Вокруг все также было тихо. Ирина, спасаясь от холода, накинула на себя одеяло. Я остался стоять на месте. А эта крылатая продолжала сидеть на камне в легкой тунике, словно и, не чувствуя мороза.
   Поначалу я не понимал, почему вдруг Ирина резко поглупела, и только потом понял, что она ловко и непринужденно выуживает важную информацию, а сама при этом почти ничего не говорит. Более того, представляет нас довольно отсталыми варварами, которых можно не опасаться.
   - Ты называешь эти места Мертвыми землями, но мы видели много давно заброшенных поселков, - задумчиво проговорила Ирина. - Что случилось с этой землей? Почему она стала такой?
   - Не знаю, - равнодушно ответила Риесарха Неша. - Раньше я вообще думала, что Мертвые земли всегда были такими, пока однажды не увидела развалины большого города.
   Ирина начала расспрашивать про город, крылатая охотно ей отвечала. По её словам получалось, что она нашла действительно крупный город, а не еще один поселок. А вскоре Риесарха предложила завтра вместе отправиться туда, и прежде чем я успел открыть рот, Ирина согласилась.
   - Тогда до завтра, - сказала крылатая.
   Она поднялась на ноги, расправила крылья и легко взлетела в воздух, подняв кучу пыли.
   - Интересно, как она летает? - задумчиво проговорила Ирина. - Сильных грудных мышц не видно, крылья слишком маленькие для её размеров, да и... магия, наверное... Надо будет завтра спросить её об этом.
   - Ты серьезно?! - возмутился я.
   - Что? - удивилась девушка.
   - Я думал, ты просто заговорила ей зубы, а мы сейчас запрыгнем в "тень" и умчимся куда подальше! А ты на самом деле собираешься вместе с неё куда-то лететь?! Ты серьезно?!
   - Ирвин, - мягко произнесла Ирина. - Я не учу тебя управлять самолетом, так что, пожалуйста, не учи меня собирать информацию.
   - Но это же опасно!
   - Мы с самого начала знали, что идем на риск, разве нет?
   - Зачем рисковать просто так?! Мы и так уже узнали достаточно много важного, пора возвращаться!
   - И что мы узнали? Что где-то там скрывается логово эйрхатов?! А мы разве не знали этого раньше?! Что мы узнали, Ирвин?
   От напора княгини я растерялся. И как-то запоздало подумалось, что Изабелла забыла определить, кто из нас старше и кто вправе отдавать приказы.
   - Ирвин, ты, что испугался что ли? - удивленно спросила Ирина.
   Я возмущено открыл рот и... закрыл его, не сказав ни слова. За такое оскорбление я порой убивал, но на княгиню не мог даже голос поднять. Раздраженно повернувшись, я со злостью пнул попавшийся под ноги камень.
   - Извини...
   - Давай ужинать и спать, - коротко ответил я.
   Перед сном я достал все наши веревки с колышками и натянул их вокруг места ночлега. Потом привязал к веревкам пустые консервные банки и небольшие колокольчики. А перед тем как лечь спать, положил рядом с постелью оружие.
   Когда я лег, Ирина по привычке прижалась ко мне.
   - Извини, я не хотела обидеть тебя.
   - Зачем так рисковать? Это же очевидная ловушка!
   - Нет! - вздохнув, ответила Ирина. - Нет там никакой ловушки, да у этой дурехи крылотой все на лице же написано! Как ты не понимаешь этого? Это же простая путешественница, скучающая аристократка! Она даже не поняла, что мы в любой момент могли её убить! Ты встал в стороне, а она даже не старалась держать тебя в поле зрения и легко отвлеклась на меня. С чего нам её бояться?
   Ирина лежала слишком близко ко мне. Я чувствовал её взволнованное дыхание, ощущал тепло её тела и почти не вслушивался в её слова. От её немытых волос пахло потом и грязью, но сейчас мне этот запах казался лучше духов аристократок.
   - Ирвин, ты что, заснул? - тихо спросила Ирина, и тут же сама себе ответила: - Точно спит уже, а я распинаюсь тут...
   Обиженно засопев, она заворочалась под одеялами, отворачиваясь от меня.
  
   На следующий день я проснулся до рассвета и тихо выбрался, из-под одеял. Воздух был холодный и морозил лицо. Я поспешил натянуть перчатки и засунуть пистолет в кобуру. Всю ночь я спал вполглаза и внимательно прислушивался к малейшим звукам вокруг нас.
   - А вы рано встаете.
   Резко подскочив, я ударился головой о крыло самолета, тихо выругался и откатился в сторону. Наша вчерашняя гостья сидела рядом и с любопытством разглядывала примус. Я готов был поклясться, что никого и ничего не слышал, но она словно и не пыталась скрываться, просто сидела и даже первая заговорила. Или это была уловка.
   - Наших рабов до рассвета не разбудить, - пожаловалась Риесарха Неша.
   Она смотрела на меня спокойно и без тени насмешки или угрозы. Я демонстративно достал из кобуры пистолет и проверил его обойму. Крылатая с любопытством следила за мной. Я направил пистолет ей прямо между глаз, а она только полюбопытствовала:
   - Что это такое?
   Притворяется или на самом деле не понимает?
   - Оружие.
   - А.
   Реакция меня удивила. На лице крылатой на мгновение появилось что-то вроде неприязни, и она сразу потеряла ко мне интерес и опять начала разглядывать примус. На мгновение у меня появилось желание спустить курок и закончить на этом, но вместо этого я убрал пистолет в кобуру и принялся за обычные утренние хозяйственные дела.
   Когда я разжег примус и поставил на него чайник, на лице у Риесархи появился прямо-таки детский восторг. Он восхищено что-то приговаривала на непонятном мне языке и любовалась огнем. Для эксперимента я достал из-под самолета винтовку.
   - Что это за палка?
   - Оружие.
   - А.
   Стоило её услышать про оружие, как она сразу вернулась к наблюдению за примусом.
   - Какая интересная штуковина. Я не чувствую в ней никакой магии. Как она работает?
   Я коротко объяснил.
   - Надо же! - восхитилась крылатая. - Вы не владеете магией, но сумели компенсировать этот недостаток умом! Люди поистине поразительные животные!
   Резко взглянув на неё, я промолчал. На её лице не было ни малейших признаков желания намеренно оскорбить меня. Либо это ошибка перевода, либо просто наивное непонимание смысла слова...
   - Как ты с нами разговариваешь? - спросил я.
   - Высшие изначально умеют обращаться к низшим так, чтобы они нас понимали, - объяснила Риесарха Неша, и снисходительно, словно рассказывая очевидную вещь, добавила: - Как бы мы еще смогли направлять вас?
   - Когда людям нужно разговаривать с представителями другого народа, они учат их язык.
   - У разных групп людей разные языки? - удивилась крылатая. - Вас так много?
   Я прикусил язык и сделал вид, что не расслышал вопроса. А потом и вовсе ушел заниматься самолетом и не обращал внимания на эту птицу-переростка. И так уже лишнее ляпнул.
  
   Мы взлетели первыми. Поднявшись на полторы тысячи, я заложил широкий разворот и стал поглядывать вниз. Вскоре на фоне серой земли сверкнул на солнце странный, раскрашенный в ярко-синий цвет самолет. Он больше походил на большую и толстую сигару с маленькими, тонкими крыльями и необычным длинным хвостовым оперением, напоминавшим ласточкин хвост.
   "Вимана" поднималась вертикально, но довольно медленно. Эльфы подобное проворачивают гораздо быстрее и эффектнее. Впрочем, это гражданский самолет, ему особая скорость и маневренность и не нужна по идее...
   - Ирвин, не показывай всех наших возможностей, - попросила меня Ирина.
   - Ты же сказала, что доверяешь ей, - раздраженно заметил я.
   - Я не доверяю ей! - резко возразила девушка. - Я понимаю ход её мыслей и знаю, на что она способна, а на что нет! Это разные вещи.
   - Хорошо, я понял.
   Я пристроился сзади и немного выше этой самой "виманы" и почти убрал тягу двигателя. Большая скорость не требовалась, и заодно я экономил топливо.
   Лететь пришлось долго, практически весь день, но оно явно того стоило. Мы увидели не очередной поселок, а настоящий город. Большой, с широкими улицами и просторной площадью перед белоснежным зданием с сияющими на солнце золотыми куполами.
   Риесарха Неша легко посадила свой странный самолет, а вот мне пришлось повозиться. Я сделал четыре круга на низкой высоте над городом, прежде чем выбрал достаточно ровное место и твердым грунтом. Крылатая с явным любопытством наблюдала за нашей посадкой и сразу подлетела к нам.
   - Я думала, вы все-таки умеете пользоваться магией, - немного удивленно сказала она. - От вашего самолета явно тянет необычной магией, но садились вы как обычные боевые рабы.
   - Боевые рабы? - сразу спросил я.
   - Слуги риегалов. Они летают на самолетах, похожих на ваш. Магия им неподвластна.
   "Понятно, Изабелла была права, - подумал я. - Неумелые летчики на старых самолетах всего лишь рабы, которых бросают на убой"
   Не доверяя крылатой, я ни на секунду не расставался с оружием, хотя с ним мне было неудобно заниматься обычными хозяйственными делами. Пока я разбивал лагерь, Риесарха и Ирина успели осмотреть окрестности. Закончив, я присоединился к ним.
  
   Город отличался от других только размерами и хорошей каменной кладкой домов. В нем было также пустынно и заброшенно. Совершенно беззвучная тишина давила на уши и нервировала, только песок тихо шуршал под ногами. Не было даже ветра.
   Из интереса, мы заглядывали в некоторые дома. Там под слоем пыли и песка лежала мебель, встречались кое-где простые кувшины и тарелки из обожженной глины, на стенах в одном большом здании мы увидели потускневшие и облупившиеся от времени фрески. А вот тел погибших людей мы не нашли. Ирина часто фотографировала и охотно разговаривала с Риесархой. Девушки один раз даже заспорили, не согласившись в чем-то друг с другом. Я к их разговору почти не прислушивался, мне все эти рассуждения о стилях керамики и разнице в каменной кладке были неинтересны.
   Вскоре мы добрались до большого центрального здания из белого мрамора с золотыми куполами. Ирина поменяла в фотоаппарате пленку и несколько раз сфотографировала его снаружи, а потом мы зашли в храм. Я думал, что внутри будет темно, но оказалось что в куполе много узких окошек, через которые проникал свет, равномерно освещавший просторный зал. И, как ни странно, но явно массивный купол держался только на стенах, никаких колонн не было.
   - Это явно строили не местные жители, - заметила Ирина, с восхищением разглядывая его.
   - Верно, - ответила Риесарха Неша. - Самое интересное не это, идите за мной.
   Ирина пошла за ней к противоположной от входа стене. Я немного помедлив, последовал за ними. Храм меня не сильно впечатлил, и мне было непонятно, что в нем так понравилось Ирине. Гораздо больше меня занимал вопрос, настоящим ли золотом покрыт купол и как бы это проверить?
   На стене я увидел уже знакомые мне мозаики, точно такие же, как и в том храме на севере. Ирина внимательно разглядывала их и фотографировала, а Риесарха Неша переводила надписи. На этот раз я внимательно слушал её, но ничего интересного не услышал, пока она не перешла к последней мозаике, обрамленной обсидианом.
   - Что это? - спросила Ирина.
   - Война с Врагом, - коротко и печально ответила Риесарха.
   На мозаике был изображен пылающий город, над которым висели воздушные корабли. Построение у них было интересное, отчасти напоминавшее защитное построение флота Северной республики. А напротив них были изображены странные кроваво-черные с хищными очертаниями корабли. Было в них что-то странное и пугающее.
   - Враг обрушился на наши мирные города и стер их все, - глухо рассказывала крылатая. - Они не щадили никого, сжигая города и убивая всех его жителей. Всего за пару месяцев вся наша страна была уничтожена. Нам пришлось бежать и прятаться за защитным Вихрем, бросив на произвол судьбы людей и орков. Долгое время мы думали, что за пределами Вихря не осталось никого живого, кроме Врага.
   Мы с Ириной переглянулись. Риесарха Неша очень характерно выделяла интонацией слово "Враг", но при этом говорила не про людей или орков.
   - А как выглядел этот враг? - спросила Ирина.
   - Никаких изображений или описаний не сохранилось. Даже эти черные корабли выдумка мастера-художника.
   Еще одна загадка. Сюда бы Илию или Серого...
   Прогуливаясь по храму, пока Ирина и крылатая разговаривали, я увидел мозаику, изображавшую крылатую девушку, почти точно такую же, как в том храме на севере и тоже выложенную из разных драгоценных и полудрагоценных камней. Воровато оглянувшись, я достал нож и начал отковыривать некоторые камушки в углу мозаики.
   - Ирвин?! - приглушенно воскликнула Ирина, увидев, чем я занимаюсь.
   - Что? - удивился я. - Они все равно тут никому не нужны, а мне пригодятся.
   - Д-да как ты можешь так говорить? Это же произведение искусства, а ты! Это воровство!
   - Почему это воровство? Ты разве видишь в этом городе кого-то, кто мог бы сойти за хозяина этого искусства? - поинтересовался я, отколупывая крупный изумруд. - Зараза, крепко сидит... Вы тоже, когда археологией занимаетесь, не спрашиваете мнения хозяев.
   - Это совершенно другое дело! - зло прошипела Ирина. - Это наука, а ты просто воруешь...
   - Не вижу разницы, - честно ответил я.
   - Ты хотя бы подумай о том, что подумает о нас Неша!
   - Сказать тебе честно? - я подошел к Ирине и негромко сказал. - Срать я хотел на неё и то, что она подумает обо мне. Такие как она пару месяцев назад убили моих товарищей по эскадрилье "Изгнанника", а еще по их приказу Серого и еще тысячи других людей.
   - Ты ведешь себя словно грязный дикий горец! - на гэльском языке выпалила княгиня.
   - Да? - совершенно спокойно спросил я. - Может быть, потому что я и есть горец?
   Ирина замолчала, глядя на меня со странным выражением в глазах. А я отвернулся и продолжил выковыривать драгоценные камни. Если продать всего десяток столь крупных изумрудов в Облачном городе, то вырученных денег надолго хватит семье Серого да и мне тоже останется.
  
   После ссоры в храме, мы с Ириной не разговаривали до самого вечера. И как-то так само собой получилось, что Риесарха Неша ужинала с нами. Она без опаски попробовала мою похлебку, но сразу скривилась и отказалась её есть, предложив взамен необычные, пахнущие орехами и фруктами лепешки. Я не стал их пробовать, а вот Ирина, не обращая внимания на мои предостерегающие взгляды, спокойно съела несколько штук.
   - Нам пора возвращаться, - сухо сказал, я протягивая Ирине кружку с чаем. - Воды осталось в обрез.
   - У вас мало воды? - сразу вскинулась Риесарха. - Я могу привезти вам столько, сколько нужно!
   - Спасибо, конечно, но...
   - А лучше просто побудьте моими гостями, в моем доме достаточно и еды и воды. Вы сможете отдохнуть и рассказать мне о том, как живут люди за Вихрем.
   Услышав такое, я растерялся и не сразу сообразил что сказать. Поэтому Ирина успела ответить первой и сразу согласилась, чем очень обрадовала крылатую. А мне едва хватило терпения дождаться, пока она улетит.
   - Давай поговорим-ка, - я схватил княгиню за руку и бесцеремонно поднял её на ноги. - Ты сейчас серьезно говорила?
   - Да, - ответила Ирина. - И я не разрешала себя за руки хватать!
   В другой ситуации злой тон княгини и ярость в её глазах остановили бы меня, но не сейчас.
   - Совсем рехнулась! Может, мы еще и наручники сами на себя наденем?!
   - Да если бы Неша хотела нас убить или взять в плен, она бы сделала это еще утром, когда мы спокойно спали!
   - Она могла просто опасаться нас и решить для начала войти в доверие, чтобы получше расспросить!
   - Да чего ты так боишься?
   - Мы на войне! Мы не путешественники, а военные разведчики! Если нас поймают - допросят, а потом вздернут на веревке как вшивых пиратов! Ты видела когда-нибудь, как вешают людей?!
   - Вот именно! Мы на разведки и мы должны привезти не фотографии руин и песка, а информацию о враге! Или ты забыл о нашем задании?
   - Я не забыл! Вон там сидит ценный источник информации! Схватим её, допросим и все узнаем!
   - И что мы узнаем? Только то, что она скажет, а мы даже не поймем, что из её слов будет правдой, а что враньем!
   - Тогда просто разговори её!
   - Я это и делаю, но нужно время! Кроме того, как узнать, что она говорит, правду или ложь? Надо самим посмотреть и все разузнать!
   - Стоп! Если ты ей доверяешь настолько, что готова отправиться к ней в гости, то тогда просто расспроси её, она скажет правду. А если не доверяешь - то какого такого собралась к ней в логово?!
   - Ирвин! Что может знать жеманная барышня из Небесного квартала Облачного города о военных возможностях Небесной стражи? Сам подумай! А эта Неша точно такая же как они, простая как пробка скучающая девица из богатых. Она знает только то, что ей самой интересно! Что мы от неё можем узнать?
   - Допустим ты права! Допустим, она не выдаст нас их страже. Но нас же все равно узнают! Даже этой хватило одного взгляда, чтобы понять кто мы!
   - Ирвин, как часто по твоему богатые люди смотрят на слуг? Я однажды ради шутки переоделась в пажа и прислуживала за столом аристократам, которые меня знали и ни один из них меня не узнал! Эйрхаты не будут даже смотреть лишний раз в сторону рабов!
   - А если посмотрят? Мы не рабы!
   - Риск есть, но мы, же с самого начала об этом знали!
   Ирина от злости раскраснелась и не замечала ночного холода. А я тоже давно разозлился и перестал себя контролировать.
   - Да какой смысл будет в том, что мы оба погибнем и ничего не сообщим Изабелле и остальным!
   - Ты прав, - быстро ответила Ирина. - Нам обоим рисковать незачем, так что я отправлюсь одна, а ты жди меня здесь. Если я не...
   Рассвирепев, я от души врезал кулаком по стене рядом с девушкой. Она испуганно вскрикнула и сжалась, ожидая следующего удара.
   - Я не трус, - прошипел я.
   - Что? - испугано пролепетала Ирина. - Я этого не говорила...
   Я молча плюнул в сторону и сел возле керосиновой лампы. Через минуту Ирина подошла и опустилась рядом.
   - Ирвин, я...
   - Не важно, - сухо ответил я.
   - В самом деле, нам двоим нет смысла так рисковать...
   - В конце концов, закрой рот и не неси чушь! - рявкнул я. - Как мне без тебя возвращаться?! И что я скажу? По дороге потерял?!
   На этом наш разговор закончился. Ирина пошла спать, а я забрался в кабину самолета, и, положив рядом винтовку, прикрыл глаза.
   Немного остыв, я невольно начал всерьез обдумывать идею Ирины. С одной стороны резон в её словах был, мы можем многое узнать. Но и риск слишком велик. И это будет не тоже самое, что отправиться в гости к республиканцам. Тогда все было просто и понятно, либо получится вырваться, либо плен и вполне возможно расстрел или каторга.
   А вот что нас ждет в логове Эйрхатов... невозможно даже представить. Лично я больше всего боялся, что меня заколдуют, превратят в раба и пошлют в атаку на "Изгнанник".
  
  

10 глава

   Проснувшись, я первым делом проверил пистолет под подушкой. Потом поднялся и прислушался - обычная лесная тишина. Не смотря на то, что ни одно из моих подозрений не оправдалось, расслабляться я не собирался, ведь достаточно всего одной ошибки...
   Когда я спустился в столовую, Риесарха Неша уже сидела за столом и завтракала фруктами. Кивнув ей, я сел рядом и взял себе целое яблоко, хотя рядом лежали дольки яблок, груш и апельсинов присыпанные сахаром и странными приправами.
   - Все не доверяешь мне? - слегка улыбнувшись, спросила она. - Боишься, что отравлю?
   - Не понимаю, зачем портить фрукты разной ерундой.
   Конечно, не доверял, но говорить об этом вслух не собирался.
   Я до сих пор не понимал, как согласился на авантюру Ирины. Мы с ней три раза горячо спорили, один раз даже при Риесархе, и каждый раз я побеждал, мои аргументы были весомы и убедительны, как сказал бы Серый, но... я почему-то здесь. В самом логове врага. Наверное, права была старая горская пословица: "Спорить с женщиной, что с небом ругаться".
   Так что, тщательно спрятав "тень" в укромном месте, мы с Ириной сели в "виману" Риесархи и добровольно явились к ней в гости. В пути я держал в кармане гранату и был готов с любой момент выдернуть чеку, но крылатая не обманула. Она на самом деле спрятала нас в своей усадьбе и никому не выдала, пока.
  
   Логово эйрхатов впечатляло. Оно располагалось на небесном острове в два раза больше того, на котором построили Облачный город, но в отличие от него, здесь не было той чрезмерно плотной многоуровневой застройки. Усадьбы крылатых тварей находились на приличном расстоянии друг от друга, и только в центре было некое подобие города.
   Остров весь был покрыт зеленью, местами блестели пруды и небольшие озерца. А ведь вокруг была выжженная солнцем пустыня. На вопрос Ирины, Риесарха объяснила, что весь остров накрыт магическим куполом, который удерживает влагу и контролирует температуру воздуха.
   Усадьба Риесархи Нешы находилась почти на самом краю острова в красивом сосновом лесу и по соседству с живописными развалинами из белого и черного мрамора. Её двухэтажный дом тоже был построен из мрамора, или по крайне мере им облицовывали стены. Планировка здания была интересной - внешние стены глухие с узкими дверьми и окошками, напоминавшими бойницы, зато посередине устроили внутренний двор с садом и небольшим прудом. А вот забора или какой-либо ограды вокруг усадьбы не было, сад просто плавно переходил в лес без четкой границы.
   К моему удивлению Риесарха жила в доме совершенно одна, ни слуг, ни родственников у неё не было. Поэтому она нам сказала выбирать себе любую подходящую комнату, кроме её собственной спальни. Большая часть комнат оказалась давно заброшенной, в одном месте даже провалилась крыша, да и саду отчаянно требовался садовник. Но одно крыло было в относительном порядке, там мы с Ириной и устроились.
   Побродив по дому, мы нашли много удивительных вещей. Полные шкафы одежды, съеденной молью, полки с книгами затянутыми паутиной и пылью, мебель из красного или черного дерева, статуэтки и шкатулки из нефрита или малахита. Кое-где на тумбочках и столиках валялись драгоценности очень тонкой работы и немыслимой цены, по сравнению с некоторыми изделиями реликвии княжеского дома Арнельских казались дешевыми поделками. Риесарха, увидев нашу реакцию, совершенно равнодушно разрешила брать все, что понравится.
   Через десять минут Ирина с большим трудом вырвала у меня из рук сумку плотно набитую кольцами, серьгами и ожерельями. Она назвала меня варваром и положила все обратно, приказав ничего не трогать. Я впрочем, тихо ускользнул в заброшенную часть дома и там набрал еще столько же золота и драгоценных камней.
   Сама Ирина, конечно, интересовалась украшениями и одеждой из тонких тканей, но без особого энтузиазма. И неудивительно, она ведь росла среди подобной роскоши в доме одной из богатейших гильдий Облачного города. Гораздо больше княгиня заинтересовалась книгами.
  
   Риесарха помогла нам замаскироваться под обычных рабов. Она согласилась с мнением Ирины, что никто из эйрхатов не станет присматриваться к двум рабам, даже если они будут выглядеть немного необычно, но проблема будет в настоящих рабах. Они-то сразу увидят обман.
   - С языком ничего не сделаешь, - задумчиво проговорила Риесарха. - Вы не сможете выучить его за пару дней, да и поведение у вас совсем не рабское.... Но это не беда, есть одна идея. Главное одеть вас правильно.
   С Ириной проблем не было, а вот со мной Риесархе пришлось повозиться. Она перебрала несколько больших сундуков со старой одеждой, прежде чем нашла что-то подходящее по размеру для меня. Это оказались штаны из грубой некрашеной ткани и длинная рубаха, доходившая мне до середины бедра. Подпоясавшись куском ткани, я посмотрел на себя в зеркало - вот уж точно раб. Даже самые нищие бродяги на Вольных островах не надели бы такой одежды.
   Вскоре из соседней комнаты вышла Ирина в очень интересном наряде. Короткая красная юбка почти полностью открывала длинные крепкие ноги. А выше пояса на ней была лишь полупрозрачная белая блузка, совершенно не скрывавшая небольшую, но красивую грудь. Запястья обхватывали золотые браслеты, на шее красовалось красивое жемчужное колье, а в волосах я заметил заколки, украшенные драгоценными камнями.
   На пару секунд я потерял дар речи. Не то, чтобы меня можно было смутить подобным нарядом, но одно дело танцовщица в дорогом борделе Облачного города, а другое дело Её светлость княгиня Ирина Арнельская, наследница гэльского княжества.
   От моего взгляда Ирина густо покраснела, но не стала закрываться руками. Наоборот открыто и смело взглянула мне в глаза. А я все-таки спросил, почему она так оделась?
   - Это обычный наряд домашней рабыни, - ответила Ирина. - Ты загорелый и крепкий на вид, а у меня белая кожа и слишком чистые руки. Никто не поверит, что я много работаю.
   - Да но, - возразил я. - Ты к...
   - Это там, а здесь я разведчик и главное для меня выполнить задание.
   Дальше я спорить не стал. Впрочем, и смысла особого не было, все равно по словам Риесархи к ней в гости никто не ходит, а домашние рабыни потому и называются домашними, что их из дома не выпускают.
   После этого Риесарха дала нам с Ириной по массивному золотому браслету с простой на вид защелкой. Надев его на правую руку, я вдруг понял, что не могу снять его обратно.
   - Что...
   - Это важно, - быстро сказала Риесарха. - Без этого браслета вас примут за беглых рабов и сразу позовут риегалов. И не бойтесь, это практически разряженные браслеты, они никак не смогут повлиять на вас, а вы при необходимости сможете снять их даже без моей помощи.
   Я быстро взглянул на Ирину, она кивнула, подтверждая слова крылатой.
   - Когда вы соберетесь в обратный путь, я сниму их с вас, - добавила Риесарха.
   Присмотревшись к застежке, я сразу заметил пару слабых мест. Если там немного надпилить, то браслет легко сломается даже от несильного нажима. Чтобы там не говорила эта крылатая, доверять ей я не собирался.
  
   Сидя в четырех стенах многого не узнаешь. Так что через пару дней я в роли слуги пошел вместе с Риесархой на прогулку. Крылатая не спеша шла по дороге, а я покорно брел следом, держа над ней зонтик, и смотрел по сторонам.
   Многое в этом странном месте меня удивляло. С одной стороны - это был самый богатый город в мире. Нигде я не видел столько золота, серебра, мрамора, малахита и нефрита. Вместо черепицы здесь запросто могли использовать пластины из золота, внешние стены обделать нефритом или малахитом, а серебром выложить дорожку к дому. Такая невероятная роскошь просто поражала.
   И в тоже время это был один из беднейших городов, что я видел. Целые кварталы стояли заброшенными, серебряные заборы и нефритовые стены обвивал плющ, крыши крытые золотом зияли провалами, а среди мраморных статуй паслись козы. Немногие встречавшиеся нам люди были запуганы и истощены от голода. А рынок, на который заглянула Риесарха, оставил просто неизгладимое впечатление.
   На потемневших от грязи мраморных плитах стояли грубо сколоченные прилавки, на которых продавали такие "деликатесы", как лебеду, крапиву, крысиное мясо, мелкие бататы и овощи, которые в Облачном городе использовали только как корм для скота. А грозные демоны из легенд, эйрхатты, словно последние нищие торговались за горсть корявых огурцов, пару кувшинов козьего молока или лежалую козлятину. Платили они при этом стальными монетами, а то и вовсе бартером! Сама Риесарха купила всего лишь мешок орехов, расплатившись двумя кристаллами драгонита.
   Глядя на все это, я не мог избавиться от ощущения, что меня обманули. Мне казалось, что все это просто спектакль, которые разыгрывают для меня одного. Но нет. К Риесархе подходили другие эйрхаты, все в красивых тонких белоснежных одеждах и спрашивали её: "Где она смогла найти столь здорового раба?". Это при том, что я никогда не считал себя крупным человеком. Да, у меня крепкие мышцы и на здоровье жаловаться не приходилось, но каждый второй механик на "Изгнаннике" был крупнее и шире меня в плечах.
   Вернувшись в усадьбу Риесархи, я начал расспрашивать её о том, что увидел. И мои вопросы сильно удивили её.
   - Бедно живем?! Мы живем прекрасно! У нас наконец-то появилось достаточное количество продовольствия и даже численность рабов немного увеличилась. Я помню времена, когда мне приходилось варить суп из травы и листьев! А сейчас я могу спокойно пойти на рынок и купить себе мешок орехов.
   Я поставил мешок орехов в пустой шкаф и промолчал, хотя мне очень хотелось кое-что рассказать Риесархе. Но она сама обо всем догадалась.
   - Ирвин, Небесная обитель показалась тебе бедной? - прищурившись, прямо спросила она.
   - Как сказать, - начал я. - За те два камушка, которые ты отдала торговцу, в Облачном городе можно купить хороший дом или старый тихоходный воздушный корабль. А вот такие орехи, там где я жил, даже нищие не едят. Для них это... ну словно трава. Если умирать от голода - то съесть можно.
   Крылатая надолго задумалась.
   - Когда мы встретились в Мертвых землях, вы ели мясо. У вас его так много, что вы спокойно берете его в поход?
   - Это было не мясо, а мясные консервы. Обычная походная пища, не самая вкусная, но сытная.
   Она опять замолчала, а потом задумчиво проговорила себе под нос:
   - Если для вас мясо просто походная еда, то что же тогда для вас деликатесы...
   Не дожидаясь ответа, Риесарха вышла из комнаты. А я пошел искать Ирину и нашел её в библиотеке. Княгиня, скрестив ноги, сидела на полу, грызла большую грушу и читала толстую потрепанную книгу. Вокруг неё лежало еще десятка два разных книг.
   - Уже вернулись? - обрадовано спросила Ирина, и жадно потребовала: - Рассказывай!
   Присаживаясь на пол рядом, я невольно бросил взгляд на грудь девушки, едва прикрытую тонкой полупрозрачной тканью. Ирина этого не заметила или сделала вид, что не заметила.
   - В общем, все очень странно...
   Слушая мой рассказ, Ирина все сильнее хмурилась и о чем-то думала. А когда я пересказал свой разговор с Риесархой, она и вовсе надолго ушла в себя.
   - Это и в самом деле очень странно...
   - Что именно?
   - Все, - туманно ответила Ирина. - И этому может быть только одно объяснение...
   - Какое?
   - Ирвин, лучше будет, если ты сам обо всем догадаешься, - она покачала головой.
   - Слушай, раз уж мы забрались сюда, то уж могла бы от меня ничего не скрывать!
   - Ты не понял! У меня есть всего лишь несколько догадок! Но я ведь могу и ошибаться, поэтому будет лучше, если ты будешь на все смотреть своим взглядом! Понимаешь?
   - А каким еще я могу смотреть взглядом, как не своим? - озадачено спросил я.
   - Не воспринимай все буквально, - раздраженно отмахнулась Ирина. - Это была метафора.
   - Мета кто?
   - Не кто, а что! Метафора, ну значит просто такое выражение.
   Я так ничего и не понял, так что махнул на все рукой. Не хочет ничего говорить - и не надо. Сам разберусь.
  
   После обеда пошел дождь. Ирина, наскоро перекусив, продолжила копаться в книгах. В этом деле я ничем не мог ей помочь, меня ведь Илия не научила языку эйрхатов, так что делать мне было нечего. И поэтому, отчасти из-за скуки, а отчасти из любопытства я согласился помочь Риесархе Неше. Она попросила принести из "виманы" два тяжелых мешка и высыпать их содержимое на пол в одной комнате, отдалено напоминавшей мастерскую.
   - И что это такое? - спросил я, глядя на кучу разнообразных железок, смахивающих на детали от странных механизмов.
   - Мой хлеб/заработок/пропитание.
   Я скривился от неприятной боли в голове. Каждый раз, когда Риесарха говорила что-то, чему в известных мне языках не было однозначного обозначения, я словно бы одновременно слышал сразу несколько слов. И ощущения от этого были болезненней, чем обычно.
   - Из-за того, что я встретила вас, я меньше времени занималась работой, и мне пришлось вернуться немного раньше. Так что будет честно, если ты мне поможешь, - с веселой улыбкой заявила Риесарха.
   Честно сказать, мне было совершенно наплевать на трудности этой крылатой девицы, да и на её пропитание тоже. Но так как делать мне все равно было нечего, я согласился.
   - Надо аккуратно разобрать все это барахло/старье/запчасти и достать вот такие камни, - Риесарха показала мне пару кристаллов драгонита и средних размеров эльфийский камень.
   Суть работы мне сразу стала ясна - надо разбирать старые, давно сломанные механизмы, чтобы извлечь еще пригодные драгониты и эльфийские камни. На Вольных островах и в Облачном городе полно людей занимающихся тем же самым. Драгонит - минерал необходимый для двигателей воздушных кораблей, а эльфийские камни можно зарядить магией, для последующего использования в механизмах или артефактах. Конечно, такие вот уже использованные камни хуже новых, но они и дешевле, а значит, спор на них будет.
   Работа была непривычной, но не особо сложной, главная проблема была не расколоть камни. Немного повозившись, я приспособился к непривычным инструментам и разобрался в незнакомых механизмах. После этого дело сразу пошло веселей.
   - Где ты их находишь? - поинтересовался я.
   - В основном в старых городах в Мертвых землях. Иногда попадаются разбившиеся воздушные корабли, многие из них разобрали на части еще до моего рождения, но пару раз мне везло найти нетронутые.
   - Это твой основной заработок?
   - Да. Особенно хорошо платят риегалы. Иногда я нахожу книги или разные интересные штуковины, но они никому неинтересны. Например, все эти золотые и серебряные безделушки. Многие из них я нашла в заброшенных усадьбах Небесной обители.
   - И много таких как ты?
   - Таких как я?
   - Ну, крылатых, которые тоже ищут драгонит и эльфийские камни на продажу.
   - Всего несколько высших... - Риесарха с любопытством спросила: - Почему ты называешь меня крылатой? Что означает это слово?
   - Потому что у тебя есть крылья. Крылатая - значит с крыльями.
   - Хм...
   Риесарха расправила крылья и задумчиво на них посмотрела, а потом сложила обратно.
   - У птиц тоже есть крылья, они тоже крылатые?
   - Ну да, - кивнул я. - Они крылатые звери, а ты крылатый человек...
   Я ответил, не задумываясь, и не сразу понял что ляпнул. А потом посмотрел на золотоволосую голубоглазую девушку, сравнил её с эльфийками, демонессами, гномками и зверолюдьми и задумался... Если не считать крыльев, она гораздо ближе к людям, чем все остальные расы нашего мира. Риесарха, впрочем, поняла все по-своему.
   - Ты считаешь, что лишь крылья отличают меня от низших? - с холодным презрением спросила она.
   Я промолчал, потому что на самом деле не знал, чем еще она отличается от нас, кроме как непонятной гордостью и крыльями.
  
   На следующий день Риесарха отправилась продавать добычу военным и взяла меня с собой. По её словам, было бы странно, если бы она не взяла с собой раба, хотя мне показалось, что она просто не хотела таскать мешки с зерном. Но спорить я не стал, для меня это была возможность взглянуть на базу врага.
   Чтобы не идти пешком и не тащить купленные товары через весь остров, Риесарха полетела на "вимане". Как и в прошлый раз, она села на кресло пилота и просто положила руки на два больших кристалла кварца на приборной панели. Внешне не было никаких внешних проявлений того, что этот странный самолет завелся. Не светились кристаллы, не было никакого звука или вибрации от работающего двигателя. "Вимана" тихо и плавно поднялась метров на двадцать в воздух и неспешно поплыла к другому краю острова. Полет был недолгим, всего через пять минут Риесарха приземлилась на небольшом аэродроме.
   На первый взгляд ничего особенного тут не было. Несколько трехэтажных зданий, ряды ангаров и складов, наблюдательные вышки, флаги показывающие направление ветра, взлетно-посадочные полосы и широкие площадки для воздушных кораблей. Но мне сразу бросились глаза знакомые истребители с двигателями на хвосте и причудливые очертания фрегатов. Один из кораблей врага я легко узнал - именно его я обстреливал в том бою на севере и теперь с мрачным удовлетворением смотрел на следы того боя.
   Людей было немного. Десятка два возилось на побитых кораблях. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что ремонтники из них никудышные. Еще около десятка техников возилось с самолетами, за ними наблюдал один эйрхат в белой тунике и с жезлом в руке. Еще один крылатый в серебряной кирасе и с таким же жезлом следил за разгрузкой фрегата.
   - За мной, - холодно бросила Риесарха.
   Вслед за ней я пошел к самому украшенному зданию. Я старался не смотреть по сторонам и не проявлять эмоций. Я понимал, что я в самом что ни на есть логове врага и могу увидеть лица тех, кого раньше разглядывал только в перекрестье прицела. Кто-то из этих эйрхатов мог быть убийцей Рунника и Крехна, кого-то из товарищей этих людей мог убить я. Меня бросало в мороз от мысли, что меня могут в любой момент раскрыть, и словно обдавало жаром, когда я думал, сколько всего важного сейчас смогу узнать.
   Риесарха зашла в здание, пройдя мимо двух часовых людей с необычными копьями в руках, и без стука зашла в одну из комнат. Сидевший за столом высокий и мускулистый эйрхат в темно-красной тунике, взглянув на Риесарху, поднялся и поприветствовал её интересным образом. Он слегка склонил голову, прижал левую руку к сердцу и немного приподнял крылья. Она ответила ему почти также, только руку прижала не к сердцу, а к губам.
   - Надо же, госпожа моя, вы приобрели столь дорогого раба? - поинтересовался эйрхат.
   - Я его не покупала, а нашла в Диких землях недалеко от предгорий, - мелодично ответила Риесарха.
   - Повелительница моего сердца, разумно ли связываться с дикими низшими?
   - Господин мой! - немного повысив голос, заявила Риесарха. - Должна ли я понимать ваши слова, как намек на то, что я не способна управиться с низшим?
   - Нет, что вы, хозяйка моей души! У меня и в мыслях подобного быть не могло! Но дикие низшие некультурны, глупы и совершенно недисциплинированны...
   - О, это мне известно! - весело воскликнула крылатая. - Но этот, хоть и совершенно не воспитан, не обделен соображением и понимает команды. Кроме того, он благодарен, что может спать в безопасном месте и пить воду каждый день. Ну а если заартачится...
   Риесарха, прищурившись, взглянула на меня и щелкнула пальцами. В тоже мгновение меня пронзила дикая неестественная боль, словно бы вся кровь внутри мгновенно вскипела, а мышцы свело судорогой... Длилась это всего долю секунды, но мне хватило с лихвой, я долго не мог отдышаться и избавиться от предательской дрожи в руках и ногах.
   - С парой низших я уж управлюсь.
   - С парой? У вас еще один такой?
   - Нет, дикарка. Красивая и горячая, но тоже невоспитанная, - небрежно заметила Риесарха.
   - Госпожа моя, не хотите ли вы обменять этого низшего? Я думаю, мы сможем как следует вознаградить вас.
   - Нет-нет, и даже не уговаривайте меня, - с усмешкой покачала головой Риесарха Неша. - Наслышана я о ваших порядках, у вас его или забьют до смерти или превратят в тупое и бестолковое животное, а вернее всего он сгинет без пользы в одном из ваших рейдов. А я же собираюсь найти ему хорошую пару, думаю, потомство у него будет хорошим.
   - Жаль, - немного помрачнев, ответил эйрхат. - Ну, тогда уж щенков его, мы точно сразу выкупим. У него широкая грудь, хорошее зрение и он явно вынослив... нам бы пригодились такие боевые слуги. Смотрите, владычица моя, не прогадайте, если примут закон "о военных нуждах" мы его конфискуем у вас, при всей моей преданности к вам.
   - Все так плохо?
   - Да, - коротко ответил он. - Рейд Эрстарха едва не закончился полным провалом, он наткнулся на "охотника".
   - Охотник? Кто это такой?
   - Корабль, - ответил эйрхат, совсем по-человечески сжав кулаки от злости. - Крайне опасный корабль, который охотится за нашими рейдерами и сбивает их. Только риегалы могут заставить его отступить. Большего я рассказать не могу.
   - Даже мне?
   - Даже тебе, - немного поколебавшись, он предложил: - Госпожа моя, если вы примите наше предложение...
   - Никогда, - резко ответила Риесарха. - Я помогаю вам, сотрудничаю с вами, правлю ваши карты Мертвых и Диких земель, но я не стану одной из вас!
   - Слово повелительницы моих мыслей для меня закон, - поклонился эйрхат.
   - Вот, что удалось собрать.
   Риесарха положила на стол мешочек с драгонитом и эльфийскими камнями. Эйрхат тщательно рассмотрел и взвесил каждый камень.
   - Пять мешков зерна, два ящика сушенного мяса и сто монет.
   - И все? - недоверчиво спросила Риесарха.
   - Извините, - опустив голову, ответил крылатый. - Большего мы дать не можем.
   Когда мы вышли из здания, Риесарха отвела меня на склад и приказала отнести мешки и ящики в её "виману". И пока она ходила за деньгами, я все сделал. На мешках с зерном, я увидел печати торгового дома "Рашек", а на ящиках - эмблемы гильдии "Рейнклист". Не трудно было догадаться, каким образом здесь оказался этот груз, и про какие рейды говорила эта крылатая сволочь. Забавно, но за таинственным и необъяснимым исчезновением торговых судов стояло банальнейшее пиратство.
  
   Уже на подлете к усадьбе, Риесарха, вдруг обратилась ко мне.
   - Ирвин, извини, что пришлось причинить тебе боль, но иначе он мог не поверить мне. Если бы я знала, что встречу именно его - я бы не стала брать тебя с собой.
   - Ничего страшного, - ровным голосом ответил я.
   Все то, что я узнал и увидел сегодня, окупило бы и не такую боль.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что я действительно не связана с риегалами.
   - Зачем ты мне это говоришь?
   - Потому что я знаю, что ты боишься и ненавидишь их. Я чувствовала твои эмоции.
   Я вздрогнул.
   - И ты уже встречался с ними и скорей всего в бою. Я думаю, что вы с Ириной не просто путешественники, как она сказала мне, а разведчики.
   Я сжался, перед прыжком, хотя догадывался что это бессмысленно...
   - Не бойся, если бы я хотела - я бы уже сообщила о вас риегалам.
   - Но почему ты этого не сделала?
   - Не знаю, - негромко ответила Риесарха, не поворачиваясь ко мне. - Чутье/интуиция/предчувствие... Мир не такой, как нам рассказывают жрецы в Храме, и вы с Ириной лучшее тому доказательство.
   Она аккуратно посадила "виману" возле своего дома и повернулась ко мне. Взглянув в её голубые глаза, я вдруг понял что Ирина сильно недооценила её, когда сравнивала с бестолковыми барышнями из богатых семей Облачного города. Риесарха совсем не глупа...
   - Поможешь перенести мешки в дом?
   Но довольно наивна.
  

11 глава

  
   Проснувшись от шороха в комнате, я дернулся и открыл глаза. Возле двери стояла Риесарха, улыбнувшись, она подняла руки, показывая, что в них ничего нет.
   - Извини, я думала, ты уже не спишь.
   - Ничего страшного...
   - Тебе что-то хорошее снилось? Ты улыбался во сне.
   Хорошее? Я нахмурился, пытаясь вспомнить ускользающий сон... запах лаванды, Алисия, как обычно смотревшая на меня снизу вверх пепельно-серыми глазами, наша каюта на "Изгнаннике"...
   - И опять улыбаешься, - с необычной теплотой заметила Риесарха. - Тебе очень идет улыбка.
   Надо же, а я и не заметил, что улыбаюсь...
   - Что ты хотела?
   - Я надеялась, что ты опять мне поможешь.
   - С чем на этот раз?
   - Есть одно место в Диких землях, я никак не могу туда пробраться одна, а там должно быть много чего интересного. Думаю, вам это тоже будет интересно, Ирина уже согласилась.
   Выслушав Риесарху, я быстро взвесил все за и против, и кивнул в знак согласия. Действительно, почему бы и не прогуляться? Кроме того, было еще одно дело, которое нам необходимо сделать.
  
   После посещения аэродрома риегалов, я все в подробностях пересказал Ирине то, что услышал и увидел. Особенно про груз и слова того эйрхата о неудачных рейдах.
   - Ты думаешь, "охотник" - это "Изгнанник"? - выслушав меня, спросила Ирина.
   - А есть другие корабли, которые несколько раз подряд встречались с эйрхатами в бою и побеждали?
   - Интересно... значит у них острая нехватка ресурсов и рабов, - задумчиво пробормотала Ирина. - Как-то это не вяжется с тем образом древнего и бесконечно опасного врага, который нарисовали себе Изабелла и Илия...
   - Они крайне опасны, - возразил я. - Именно потому, что голодны. Пока только их странная осторожность останавливает их от налета на Облачный город или Вольные острова. А ведь они могут с легкостью их разграбить.
   - Ты уверен?
   - Я видел риегала в бою. Справиться с ним невозможно. Всего две или три твари с легкостью уничтожат все военные корабли Облачного города, а прикрытые магическими щитами фрегаты подавят защитные батареи.
   - Ты не прав, - возразила Ирина. - Оборона Облачного города опирается не только на орудия батарей и флота, но и на сильную магию. Думаю, даже риегалам будет не так просто её прорвать. А вот Вольные острова прикрыть сложно будет.
   Я не стал спорить, потому что вспомнил, как сильно нам помогла всего одна волшебница - Илия. А в Облачном городе, по слухам, два десятка волшебников и волшебниц. Вместо этого я рассказал о том, что Риесарха Неша нас раскрыла.
   - Вот значит как, - удивилась Ирина. - Я думала, она просто скучающая и беззаботная аристократка.
   - Она бродяга, - возразил я. - А бродяги всегда наблюдательны и любопытны. Но она не очень любит риегалов.
   - Повезло, что мы встретили именно её...
   - А я о чем тебе говорил?! Нас легко могли разоблачить и выдать...
   - Риск был, - согласилась княгиня. - Но разве мы смогли бы все это узнать без риска?
   - Не смогли бы, - признал я. - Впрочем, ничего удивительного, что мы наткнулись именно на Риесарху. Остальные эйрхаты не бывают в Мертвых землях.
   Впрочем, что там делать, кроме как копаться в давно покинутых развалинах?
  
   Лететь пришлось долго. Риесарха, разумеется, управляла "виманой". Ирина полусидела-полулежала на подушках сзади и опять читала книги. А я сидел рядом с Риесархой и рассказывал ей о том, что видел, стараясь избегать некоторых подробностей.
   - Там совсем другая пустыня, с вашей её не сравнить. Днем, конечно, особой разницы не видно, зато ночью...
   - Что ночью?
   - Столько всего слышно. Крики гиен и шакалов, а иногда любопытные пустынные лисички подбегают прямо к костру. Они маленькие с большими ушами и очень громкие. Некоторые из них настолько наглые, что могут у тебя прямо из-под носа еду своровать.
   - Правда?
   - Конечно! Как-то раз мы с Серым проглядели, что плато, на котором мы приземлились, имело хороший спуск, и ночью к нам сразу шестеро лисиц на запах прибежало. Пока мы одних отгоняли, один ушастый засранец тихо прокрался сзади и съел все наши бутерброды с ветчиной.
   Ирина тихо рассмеялась сзади.
   - Людей так много, что вы зарабатывали себе на жизнь, просто перевозя их письма?
   - Ну не то чтобы просто... - ответил я. - В основном мы зарабатывали на посылках и на контрабанде.
   - Контрабанда? Что это такое? - заинтересовалась Риесарха.
   - Ну, как сказать, обычно, когда что-то ввезешь в какой-нибудь город, например алкоголь, нужно платить определенную сумму за каждую бутылку.
   - Зачем? - удивилась она. - Какой смысл брать деньги за то, что кто-то привез с собой какой-то груз?
   - Это называется таможенные пошлины, - ответил я. - И никто не знает, зачем они нужны, но их очень много. А еще есть налоги - часть того что ты заработал ты должен отдать государству
   - Как странно... может быть у вас еще принято платить только за то, что у тебя есть дом? Зачем все это?
   Мы с Ириной дружно переглянулись. Это она еще про налоги на детей не слышала.
   - Налоги нужны для содержания армии, стражи, строительства дорог между городами, аэродромов и портов для воздушных кораблей и для много чего еще, - объяснила Ирина.
   - Например, для загородных особняков правителей и чиновников, личных воздушных яхт, дорогих украшений... - добавил я.
   - Ну... такое тоже бывает, - признала княгиня.
   - Как у вас все необычно.
   Интерес Риесархи Неши к миру за пределами её родного континента меня ничуть не удивлял. Наоборот, я всячески его разжигал, рассказывая о самом интересном, что видел, и даже немного приукрашивал действительность.
   Риесарха слушала меня с интересом, удивлялась тому, что мир такой большой и что в нем столько много людей, эльфов и гномов. По её словам, большинство эйрхатов верят, что весь мир выглядит как Мертвые земли и только в Небесной обители можно жить.
   Добраться до нужного места мы не успели, поэтому остановились на ночлег. Ночевали мы прямо внутри самолета, благо места в нем хватало. Перекусив лепешками с сушеным мясом, мы с Ириной прямо на полу возле сидений расстелили несколько толстых покрывал с двумя одеялами, а Риесарха в хвосте разложила личную койку и улеглась на неё.
  
   Когда утром мы с Ириной проснулись, Риесарха еще спала, лежа на животе и раскинув крылья в стороны. Пока я доставал наш паек, Ирина разбудила её, а потом внимательно наблюдала, как Риесарха зевает, потягивается и складывает крылья. При этом туника немного сползла вниз, открывая грудь.
   - А ведь вы изначально не были крылатыми... - внезапно произнесла Ирина.
   - Что?
   - У тебя обычная для женщины грудь и нет развитых грудных мышц, спишь ты на животе, но летаешь не хуже некоторых птиц.
   - И что? - удивленно спросила Риесарха.
   - Мне кажется, что и кости у вас обычные, как у людей, а не тонкие как у птиц. Ты летаешь только за счет магии, ты бы не смогла поднять свой вес такими небольшими крыльями, да и этими махать, как следует, не сможешь, потому что развитых для этого мышц у тебя нет.
   Мы с Риесархой одинаково сильно удивились, но Ирина на этом не остановилась.
   - Риесарха, ты можешь раздеться? Ирвин, закрой глаза и отвернись!
   Крылатая удивилась еще сильнее, но сняла с себя тунику, а я, ради приличия, отвернулся. Тщательно рассмотрев и, судя по звукам, ощупав, Риесарху, Ирина окончательно убедилась в своем предположении.
   - У вас от обычных людей, дети бывают? - прямо спросила она.
   Риесарха от такого вопроса просто окаменела. Несколько секунд она возмущенно молчала, стоя с открытым ртом, а потом громко возмутилась, сказав что подобного быть не может в принципе!
   - Тогда почему у вас сквозь пальцы смотрят на то, что высшие развлекаются с низшими одного пола, но любая связь высшего с противоположным ему по полу человеку категорически запрещена?
   - Потому что это противоестественно! Это мерзко!
   - А чем я отличают от Ирвина? Почему если ты переспишь со мной - это нормально, а если с ним - это мерзко? Может быть потому, что у вас и Ирвина могут быть здоровые дети, что просто невозможно, будь мы действительно разными видами?
   - Может разными расами? - уточнил я.
   - Ирвин, виды и расы - это разные вещи! Если ты переспишь с женщиной даркской расы - у вас вполне могут быть дети. А вот у тебя и эльфийки детей быть не может в принципе, потому что люди и эльфы - это разные виды.
   Совершенно растерявшаяся Риесарха, робко попыталась поспорить с Ириной.
   - А как же крылья? Разве у людей они есть?
   - Нет, - согласилась Ирина. - Но и у вас их раньше не было. Кстати, вы рождаетесь сразу с крыльями или они отрастают потом?
   - Они начинают расти с трех лет, - растеряно ответила крылатая.
   - Ну, я так и предполагала, - кивнула Ирина. - Не похоже чтобы ты могла родить ребенка со здоровыми крыльями, бедра слишком узкие.
   После этого Риесарха надолго ушла в себя и даже отказалась завтракать. А я же не понял и половины доводов Ирины. Какие-то расы, виды, грудные мышцы, кости... есть крылья - значит, может летать. У людей и эльфов не бывает детей, потому что мы разные расы. Что тут странного? Илия или Серый в этом бы возможно разобрались бы... хотя подождите-ка...
   - Ирина, а откуда берутся полукровки людей и зверолюдей?
   - А вот это, Ирвин, самая большая загадка в этой области наук, - совершенно серьезно ответила княгиня. - И об неё многие зубы сломали. По всем признакам мы и зверолюди разные виды и у нас в принципе не может быть здорового потомства. А оно есть. Причем человеческий облик доминирующий признак, от зверолюдей у потомства могут быть, только уши, хвосты и некоторые другие мелкие признаки вроде иного строения зубов или острого зрения и обоняния, но и они пропадают очень быстро. Буквально за два поколения...
   Я скривился и поспешил перебить Ирину, пока она опять не ушла в дебри науки. И зачем отвечать так много и подробно, когда достаточно просто сказать "Не знаю"?
  
   После завтрака мы полетели дальше. Риесарха молча управляла "виманой" и разговаривать не хотела. Ирина с головой погрузилась в чтение книг. Ну а мне осталось только пялиться на однообразную серую пустошь внизу. К счастью лететь пришлось недолго. Вскоре мы с Ириной увидели зрелище, которое в нашем мире никто и никогда не видел - лежащий на земле воздушный остров.
   Он был большим, лишь немногим меньше того, на котором построили Облачный город. Упав с высоты, он глубоко ушел в песок и раскололся на несколько крупных частей. Самый большой осколок острова лежал относительно ровно, а вот остальные сильно накренились. Здания на нем разрушились, местами ветром нанесло кучи песка, сады и рощи давно засохли.
   - Что произошло? - спросила Ирина. - Эта архитектура... здесь жили твои соплеменники, Риесарха. Что случилось с островом?
   - Его уничтожили, - ответила крылатая. - Это случилось задолго до моего рождения. И об этом не любят говорить, я смогла узнать три версии произошедшего с Аэрградом, но, ни одна из них не дает ответа на все вопросы.
   - Была война, - коротко произнес я.
   Обе девушки сразу обернулись на меня и удивленно спросили:
   - Почему ты так решил?
   - Эти следы я ни с чем не перепутаю, - я ткнул пальцем на хорошо различимые неровные ямы на дорогах города и характерные разрушения некоторых домов. - Город обстреливали из тяжелых орудий и возможно бомбили.
   - Ты уверен? - уточнила Риесарха.
   - Я уже видел подобное...
   Ирина молча кивнула, понимая о чем я говорю. А вот Риесарха бросила на меня удивленный взгляд.
   - В самом городе почти ничего интересного не осталось, - негромко проговорила Риесарха. - А вот в центре я нашла много... странного.
   - В городе совсем ничего не осталось? - поинтересовалась Ирина.
   - Ирвину бы там понравилось, - лукаво улыбнувшись, ответила Риесарха. - Там можно найти много золотых украшений и цветных камней.
   Недовольно буркнув в ответ, я отвернулся и стал разглядывать город с высоты.
  
   В центре города на холме возвышались остатки некогда большого и, наверное, красивого здания. Мне оно напомнило собор или здание театра, на дворец или замок оно походило меньше. Я думал, что Риесархе нужны именно эти руины, но она посадила "виману" в стороне, рядом с наполовину обрушившейся крепостью из гранита, облицованного черным мрамором.
   Выбравшись из "виманы", я поморщился, вдыхая сухой и горячий воздух. Как ни странно, но я уже успел привыкнуть к комфортной влажности логова эйрхатов. Ирина ловко спрыгнула на землю и тоже недовольно фыркнула. Риесарха вышла из самолета последней и закрыла за собой люк.
   Перебросившись парой фраз, мы пошли вслед за Риесархой внутрь крепости. Мне сразу бросились в глаза крупные пробоины в стенах и странные выщерблины в некоторых местах, отдаленно напоминавшие следы попаданий пуль. Остановившись, я поковырялся ножом в одной из них, но так и не понял, что могло оставить такую отметину.
   - Ирвин!
   - Иду!
   Во внутреннем дворе крепости ничего интересного не было. Большинство построек было разрушено во время боя или течением времени. Высокое трехэтажное здание в центре находилось не в лучшем виде: одна стена полностью рухнула, крыша провалилась, лестницы и полы зияли большими дырами. Обойдя его, мы увидели небольшую каменную пристройку, на удивление неплохо сохранившуюся.
   - Нам сюда, - сказала Риесарха.
   Внутри небольшого здание было темно, через пару мгновений возле Риесархи засветился мягким голубоватым светом небольшой шарик, размером чуть больше моего кулака. В его свете мы увидели уже знакомые фрески на стенах и большую мозаику, выложенную из разноцветных драгоценных и полудрагоценных камней. Мозаика изображала, конечно же, красивую крылатую девушку.
   Риесарха подошла к одной фреске и надавила на неё. И к нашему с Ириной удивлению там открылась хорошо замаскированная дверь. Разумеется, там не было никакого древнего механизма, автоматически открывающего дверь, как в дешевых приключенческих романах. Нет, это была самая обычная дверь, просто без ручки и искусно замаскированная рисунком на стене. Узкая лестница резко уходила вниз, спускаться по ней было неудобно, а вскоре мы уперлись в сплошной завал. Присмотревшись, я увидел, что его пытались расчистить, но...
   - Мне не хватило сил, да и потолок постоянно осыпается. Одна я побоялась копать дальше.
   - А что там может быть? - полюбопытствовала Ирина, как бы случайно взглянув на Риесарху.
   - Там, - крылатая явно заколебалась, но потом решила ответить: - Я не знаю точно, но там должно быть спрятано что-то важное. Возможно там архив с книгами или летопись событий. В нашей истории слишком много странных пробелов.
   - Я заметила, - негромко произнесла Ирина. - Её и историей то назвать сложно, так, легкий рассказец.
   Риесарха совершенно по-человечески дернула щекой, но ничего не ответила. А я из их разговора понял только то, что там что-то важное. Наверное, золото? Или склад с драгонитом? Последнее предположение я высказал вслух. Обе девушки одинаково вздохнули и укоризненно посмотрели на меня. Не знаю почему, но мне все больше нравилось дразнить их, прикидываясь дураком.
  
   Раздевшись по пояс, я занялся тяжелой работой. Мелкие камни я сгребал в мешок и отдавал Риесархе, которая вытаскивала их наверх, а крупные выносил наружу сам. Разгребать завал оказалось непросто. Места на узкой лестнице не хватало, и даже мне одному там не развернуться было, я постоянно локтями задевал стенки. Да и инструментов не было, хорошо еще, что Риесарха и Ирина, побродив вокруг, принесли мне несколько железных прутьев. Их я использовал вместо лома.
   Некоторые камни за прошедшие годы под собственным весом хорошо и плотно улеглись друг на друга, и покидать насиженное место не собирались. Прутья гнулись у меня в руках, перчатки быстро порвались, и приходилось работать голыми руками, а с потолка сыпались новые камни. Несколько мест я кое-как укрепил прутьями, палками и обломками досок, но это было лишь временной мерой.
   Риесарха пыталась помогать мне, но её помощь сводилась в основном к моральной поддержке и магии освещавшей лестницу. Ирина бродила по окрестностям в поисках досок и чего-то, что можно было использовать вместо лома. Заодно, она сделала еще одно крайне важное для нас дело.
   Разведчикам мало узнать важную информацию о враге - её еще надо как-то передать командованию. Мы узнали многое, но сообщить об этом Изабелле было не так просто. Мы с Ириной опасались, что эйрхаты смогут засечь магическое сообщение или радиопередачу и вычислить нас. Пока они ничего не подозревали, они не видели ничего подозрительного в двух диких низших, но перехватив наше сообщение, риегалы не могли не сопоставить факты и не вычислить нас.
   С другой стороны был риск провалиться позже и вообще не успеть ничего сообщить на "Изгнанник". Но все было продуманно заранее. Ирина записала магическое сообщение на крупный кристалл и спрятала его где-то в этих развалинах. И в случае необходимости ей будет достаточно отдать короткий и быстрый мысленный приказ, чтобы кристалл активировался и мгновенно отправил сообщении Илии на "Изгнанник". Я не понимал, как работает эта магия, но доверял Ирине. Риесархе мы, конечно же, ничего не сказали.
   За день работы я смог раскопать всего около метра завала. Выбравшись вечером на улицу, я сел на камень и посмотрел на стертые до крови ладони. Как я только ни старался защитить руки, сначала работал в перчатках, потом когда они порвались, просто обматывал руки тканью, но все это мало помогло.
   - Ирвин...
   Риесарха тихо охнула, увидев мои ладони. Ничего не говоря, она села рядом и взяла мои руки в свои.
   - Зачем ты...
   - Подожди! - перебила она меня.
   Через несколько мгновений я почувствовал тепло, идущее от её рук, а боль стала утихать. А спустя пару минут от мозолей и порезов не осталось ни следа.
   - Так будет лучше, - тихо произнесла Риесарха.
   Вставая, она покачнулась и едва не упала. Я успел схватить крылатую за плечи и помог ей сесть.
   - Извини, дай мне немного посидеть...
   - Это из-за магии ты так устала?
   - Да, я, - Риесарха запнулась.
   - Недостаточно сильна для таких заклинаний, - спокойно произнес я.
   - Ты разбираешься в магии? - удивилась она.
   - Нет, просто мне приходилось общаться с волшебниками.
   Некоторые эльфийки в постели очень любили поболтать, а одна, будучи целительницей, все уши мне прожужжала на тему того, как сложно лечить магией людей.
   - Не стоило тебе так напрягаться.
   - Нет. Ты повредил руки не просто так, а помогая мне. Я должна была помочь тебе, - совершенно серьезно ответила крылатая.
   Ужинали и ночевали мы опять в "вимане". Я так устал за день, что просто сел там на пол, привалился спиной к обшивке и мгновенно задремал. Потом меня разбудили и сунули в руки бутерброд из лепешки и тушенки. Я быстро съел его и опять заснул.
  
   На следующий день работа пошла быстрее. Мне удалось укрепить досками провалившийся потолок, и теперь я мог не бояться, что какой-нибудь камень свалится мне на голову. Наловчившись, я стал быстрее убирать камни, а вскоре выяснилось, что завал не такой уж и большой как казалось раньше. Ближе к вечеру я расчистил лестницу, а дальше находился коридор, потолок которого оказался целым. Убрав скатившиеся вниз обломки, я наконец-то вздохнул с облегчением - дальше проход был свободным.
   Быстро перекусив, мы спустились вниз, и пошли дальше по коридору. Все сгорали от любопытства и хотели узнать, что же там дальше. К счастью коридор скоро закончился небольшой комнатой, больше напоминавшей келью монаха. И не было здесь ни сундуков с сокровищами, ни стеллажей книг, ни стоек с оружием. Стоял обычный письменный стол, рядом был неширокий деревянный топчан, с истлевшим от времени одеялом, чуть в стороне стоял сервант с пустыми кувшинами. На топчане лежала мумия эйрхата. В замурованной комнате было сухо и не было насекомых, поэтому его тело относительно неплохо сохранилось. Удивляла его поза, он лежал на спине, сложив руки на груди, а на лице застыло странное выражение полного умиротворения. Словно бы этот крылатый умирал в полном спокойствии.
   - И это все? - тихо спросила Риесарха.
   - Подожди, здесь какие-то записи! - воскликнула Ирина.
   Она подошла и внимательно осмотрела толстую тетрадь, лежавшую на письменном столе. А потом очень аккуратно её открыла.
   - Она хорошо сохранилась, но почерк... я не смогу это прочитать.
   - Дай мне.
   - Осторожно! Мы не знаем, сколько лет пролежала здесь эта тетрадь, обращаться с ней нужно крайне аккуратно.
   Риесарха кивнула и начала читать вслух:
   - Историю пишут победители, а проигравшим остается только надеяться на то, что хоть кто-нибудь услышит их историю. Я могу лишь молиться богам, что мой дневник не сгниет, не истлеет от времени, а попадет в руки пытливого историка. Но кем он будет и сможет ли прочитать его?
   Мы проиграли. Разбиты. Уничтожены. Мы недооценили врага. Риегалы встали на сторону жрецов, а у нас не нашлось сил им противостоять. Скорей всего все мои товарищи уже убиты и лишь мне одному удалось сбежать и укрыться в этом убежище. Но - вот горькая ирония! - это убежище станет моей усыпальницей. Выход завален, дышать становится все сложнее, а еды и воды у меня всего на пару дней.
   Риесарха остановилась, переводя дыхание. Ирина задумчиво произнесла:
   - Риегалы встали на сторону жрецов? Гражданская война...
   - Пока есть время - запишу самое главное, - продолжила читать Риесарха, бледнея с каждым словом. - Если ты, читающий эти строки из народа небес, то пойми - мы не боги! Мы не высшие, а люди не низшие! Эта все чушь жрецов а, правда в том, что мы лишь хотели научить людей, не дать им совершить наши ошибки, взять за руку и провести из неразумной юности в спокойную зрелость! Но как, когда мы впали в эту безумную гордыню?! Почему мы возомнили себя богами?! Кто тот надменный гордец, первый сказавший: "Люди подчиняются нам по закону мирозданья"? Я не знаю...
   Долго, слишком долго рассказывать о том, как жрецы стали навязывать всем свои законы и как мы выступили против этого и проиграли. У меня нет времени поведать об этом, а все иные записи жрецы найдут и уничтожат, дабы стереть саму память о нас. Что они придумают? Сомневаюсь, что они смогут полностью стереть Аэрград. Но тогда они обязательно сочинят легенду, объясняющую другим обломки нашего некогда прекрасного города. Назовут это все карой божией за грехи наши или что-то в этом роде...
   Риесарха стояла совершенно пораженная и бледная как мел. Она часто сбивалась от волнения, но продолжала читать.
   - Но мы были! И мы жили! Здесь, в Аэрграде мы жили наравне с людьми. Любили и страдали, жили, боролись и вместе приняли последний бой. Мы не боги и никогда ими не были. И мы ни в чем не превосходили людей.
   И еще одно! Надеюсь, это прочитают вовремя, а иначе последствия могут быть самыми ужасными. Я не знаю, правы были предки, спрятавшиеся от Врага за Штормовой стеной, или они просто струсили, но одно можно сказать точно - защита убивает нас самих. Данные наблюдений показывают четкую динамику снижения осадков. Сейчас сложно поверить, что пустыня Ривай еще два поколения назад была настолько небольшой, что человек мог за два дня пешком пересечь её! Наша земля задыхается от жары, умирает от жажды, дожди идут все реже, а воздух становится все суше. Жрецы пытаются скрыть все! Они магией вызывают дождь над Небесной обителью, но это лишь обман!
   - Я так и думала, что с дождем у вас что-то нечисто было, - негромко проговорила Ирина.
   - Уже сейчас засухи оставляют без еды тысячи людей внизу! А скоро все будет еще страшнее, а вслед за людьми придет и наш черед! Что можем мы, потомки гордых хозяев небес, делать своими руками? Мы забыли о земледелии и скотоводстве, плодовые деревья в наших садах растут лишь благодаря работе людей-садовников. Если города и деревни людей внизу погибнут - нам останется лишь умирать от голода на небесных островах! Возможно, какое-то ничтожное количество наших потомков продержится в Небесной обители за счет её размеров и магии жрецов, но что они будут из себя представлять?
   Не выдержав, Риесарха уронила тетрадь и выскочила из подземной комнаты. Мы с Ириной переглянулись. Хорошо, что магический шарик, светивший нам, остался на месте.
   - Ты ведь об этом тогда говорила? - спросил я.
   - Да, - кивнула Ирина. - Весь их город - это лишь тень былого величия. Он словно труп, в котором завелись черви, вроде жизнь продолжается, и тепло есть и даже какое-то шевеление присутствует, но это немножечко не то.
   Пожав плечами, я пошел наверх. Проблемы крылатых меня совершенно не волновали. Подумаешь, устроили войну между собой, да перепугались до смерти так, что сами себя задушили. Наш враг слаб? Ну так нам же лучше.
   Сейчас мне было интересно только, как устроить хороший набег на их Небесную обитель? Это вам не деревеньки эльфов на побережье, и не караваны торговцев из Облачного города, тут одного рейда хватить, чтобы прожить остаток жизни, ни в чем не нуждаясь. Как мне казалось, вся проблема заключалась в этом проклятом Шторме. Если убрать его - логово эйрхатов окажется беззащитней глупого богатенького сынка из Облачного города нажравшегося рома в таверне на одном из Вольных островов.
   Вот только как убрать его?
  

12 глава

   Найти Риесарху оказалось не просто. Лишь спустя полчаса поисков я увидел силуэт девушки на вершине высокой стены собора, попасть туда без крыльев для обычного человека было бы крайне непросто. А вот я, тяжело вздохнув, снял сапоги и полез наверх, надеясь, что кирпичи не начнут вываливаться у меня из под ног.
   Поднявшись на самый верх, я спокойно встал на ноги и выпрямился. Крылатая, обернувшись, удивленно воскликнула и посмотрела вниз. Не знаю, что она там хотела увидеть, наверное, лестницу или веревку.
   - Хороший вид, - заметил я, глядя на освещенные закатным солнцем руины города.
   - Как ты сюда забрался?!
   - По стене, как же еще?
   - Но...
   - Я вырос в горах, - я сел, свесив ноги, и потянулся, разминая руки. - В детстве и не по таким стенам забирался легко.
   - Я хотела побыть одна.
   - Да? - равнодушно спросил я, делая вид, что не замечаю обиженного взгляда. - Тогда надо было предупредить, я бы на другую стену забрался.
   Риесарха отвернулась и уставилась взглядом куда-то вдаль. Я решил просто посидеть рядом. Если бы она захотела, то легко бы перелетела в другое место, а раз осталась то сама заговорит. Или не заговорит, мне было, в общем-то, все равно.
   - Ирвин, почему ты нас ненавидишь? - неожиданно спросила Риесарха.
   - С чего ты это выдумала?
   - Я эмпат, - грустно улыбнулась крылатая, видя, что я не понимаю, она объяснила: - Я умею чувствовать эмоции других людей. Сейчас, когда я все это читала... ты злорадствовал...
   - Правда? - хладнокровно поинтересовался я. - Мне казалось, что мне просто все равно, но раз ты так говоришь...
   Я равнодушно пожал плечами.
   - Так почему?
   - Вы враги, - без особых эмоций признался я. - У меня был товарищ, Серый.
   - Тот, с которым вы почту возили?
   - Да... Его убили, как вы их там называете, боевые рабы. Прихвостни риегалов...
   - Вот как... - Риесарха, опустила крылья и погрустнела. - Но, ты же видишь, что не все высшие риегалы... я сама не люблю их...
   - А вот вторая причина, - я взял в руки камень и, хорошо размахнувшись, кинул его, целясь в дыру в крыше соседнего здания. - Ты говоришь о себе "высшие", а о нас "низшие". А кто из нас высший, а кто низший? Ваша Небесная обитель лишь захолустная деревня рядом с Облачным городом. Да даже на Вольных островах люди живут лучше и богаче, чем вы, гордые повелители небес, побирающиеся пиратством, чтобы не умереть от голода на развалинах своего величия.
   - Мы учили и защищали вас! - возмущенная Риесарха вскочила на ноги.
   - И что дальше? - усмехнулся я. - Я раньше пил ром и самогонку из кокосовых орехов, а сейчас сижу на краю мира в городе, который не видел никто из людей, эльфов или гномов. Важно лишь то, где мы сейчас и что имеем, а вчерашним днем сыт не будешь.
   - По-твоему прошлое не имеет значения?
   - Да как сказать, - я пожал плечами. - Опыт штука полезная, опять, если тебе кто-то денег должен или грешок за кем-то водится, тоже помнить надо. Ну а так, что толку помнить, что у тебя вчера жратва была, если сегодня её нет? Что толку помнить, кем был твой прадед, если ты сам можешь только баранов пасти? Какая разница, кем вы были сотни лет назад, если сейчас вы умираете от голода среди руин?
   - Возможно, ты прав... но прошлое важно.
   Я пожал плечами. Охота кому-то копаться в руинах - его право. Если кому-то нравится жить в доме с провалившейся крышей и считать себя при этом невесть кем - тоже его право. Я не гордый крылатый, а дикий горец, но в моей комнате крыша не протекала, а на столе всегда было мясо.
   Солнце опустилось за горизонт и сразу стало холодать. Риесарха встала и с сомнением посмотрела на меня.
   - Тебе помочь спуститься?
   - Еще чего, - фыркнул я. - Иди ужин готовь, я сейчас подойду.
   Крылатая несколько секунд смотрела на меня, склонив голову к плечу, а потом, расправив крылья, легко взлетела в небо. А я, вздохнув, начал осторожно спускаться, надеясь что ни один кирпич, не вывалится из под... От неожиданности я вскрикнул, Риесарха спикировала с высоты и, схватив меня сзади, легко оторвала от стены. Пару мгновений я болтал ногами над старинной мостовой, но не успел я выругаться, как уже стоял на камнях внизу.
   - *****!
   Крылатая громко и заливисто рассмеялась.
   - Какое интересное выражение, - ничуть не обидевшись, произнесла она. - Извини, но это очень забавно.
   - Да уж... - зло проворчал я.
   - Не обижайся, Ирвин! Ирвин, ну извини!
   Зло сплюнув, я пошел к нашему лагерю. Риесарха весь вечер подшучивала надо мной, я в ответ ругался, а Ирина смеялась, глядя на нас обоих.
  
   На следующий день мы завалили камнями вход в подземную келью, оказавшуюся могилой, и полетели обратно. Ирина возилась с найденным дневником, Риесарха молчала, а я размышлял. Я попросил крылатую завернуть в то место, где мы оставили "тень", чтобы забрать пару нужных вещей.
   Самолет был на месте и в полном порядке. Его немного присыпало песком, так что теперь с воздуха его было не видно. Я сам нашел его только потому, что запомнил несколько ориентиров. Из багажа я забрал несколько гранат и динамитных шашек.
   Нам уже пора было возвращаться на "Изгнанник", а перед этим я хотел устроить небольшой сюрприз риегалам, но потом передумал. Учитывая меры безопасности, даже такой диверсант как я легко мог поджечь их склады или даже взорвать один из их кораблей. Но какой в этом был бы толк? Все, чего можно было добиться, так это переполоха, подозрений и значительного усиления мер безопасности. Сейчас наши враги даже не подозревали, что к ним так легко пробраться, а значит, теперь мы могла заслать к ним не двух разведчиков, а целый отряд. Но если они будут настороже...
   Также у меня была мысль сделать что-нибудь с их защитой, убрать этот проклятый Шторм. Ирина объяснила мне, что магия такого уровня нуждается в постоянно поддержке и для этого необходимо специальное устройство. Она не вдавалась в подробности, но сказала, что для контроля заклинания такого масштаба необходима целая система магических устройств, и если уничтожить одно из них, а лучше главное, то заклинание просто исчезнет. Но так как мы с Ириной даже не предполагали, где может находиться что-то подобное, то и от идеи пришлось отказаться.
  
   Опять шел дождь. Ирина читала книги, пытаясь найти в них что-то важное. Риесарха куда-то пропала, а я чистил оружие. Жить на земле мне уже порядком надоело и мне уже снилось ночью, что я смотрю на облака сверху и вижу внизу яркие тропические острова.
   - Ирвин, - вдруг окликнула меня Риесарха.
   Крылатая только что пришла с улицы, белая накидка, напоминавшая плащ, намокла и облепила тело, а с перьев капала вода. Она пыталась вытереться полотенцем, но доставала только до кончиков крыльев.
   - Поможешь?
   Я молча подошел к ней и взял в руки полотенце. Риесарха повернулась ко мне спиной и расправила крылья. Перья оказались на удивление мягкими, только большие и длинные маховые перья были пожестче.
   - Не люблю дождь, - пожаловалась крылатая.
   - Да, вы явно не из водоплавающих птиц, - заметил я, вспоминая наших гусей, тем никакой дождь не страшен.
   - Спасибо, - поблагодарила Риесарха, забирая полотенце. - Как закончишь... это твое дело, можешь подняться на второй этаж, я... поговорить хочу.
   - Хорошо, - кивнул я.
   Собрав винтовку и пистолет, я вымыл руки и пошел наверх. Риесарха сидела в плетенном кресле на веранде выходившей во внутренний дворик, на мраморном столике рядом стояла бутылка с золотистым напитком и два украшенных золотом хрустальных кубка. А чуть в стороне от этой роскоши струйка воды бежала с потолка в подставленный таз. Я уже, впрочем, начал привыкать к такому контрасту роскоши и разрухи.
   Напиток в бутылке оказался каким-то фруктовым вином, приятным на вкус, но немного сладковатым. Риесарха смотрела на сбегающие с крыши струи воды и о чем-то меланхолично размышляла. Я не стал её торопить и просто сидел рядом и ждал.
   - Ирвин, каков мир за пределами защитного Вихря? Каков он на самом деле?
   Я хотел было продолжить рассказывать сказки, но что-то в голубых глазах девушки меня остановило. Я запнулся на полуслове, перевел дыхание и неожиданно для себя сказал:
   - Если честно, это довольно отвратное место, где процветает пиратство, работорговля, а человека могут убить за горсть монет или просто потому, что он из другой страны. Но все... - я задумался. - Все зависит от того каков ты сам и что хочешь от мира. Я родился в высоких горах и рос среди сурового и жестокого народа, который так и не принял ни мою мать ни меня самого. Не приняв их правил, я ушел с гор и отправился странствовать. Воевал за страну, но мы проиграли. Ирину тяжело ранили, я спрятал её у надежного друга, а сам отправился в изгнание. Потом жил на Вольных островах. Это красивое место, но там нельзя показывать слабость. Я спал с пистолетом под подушкой и никогда не расставался с ножом. Я бы не сказал, что тамошние жители особенно жестокие, просто... они просто сначала проверяют тебя. Если ты слаб - тебя сожрут и забудут, но если ты силен, они могут даже начать тебя уважать или хотя бы не будут трогать, зная, что у тебя тоже есть зубы и когти. Я жил какое-то время и в Облачном городе. Там... как и везде, полно хороших людей и полно конченых тварей. Одним я помогал, или они помогали мне, а других мне, порой приходилось убивать, о чем я ничуть не жалею.
   Риесарха внимательно меня слушала, а я приблизился к ней и понизил голос.
   - Видишь в чем дело, я не знаю ответа на твой вопрос. Однажды мы с Серым попали в песчаную бурю. Мы три дня прятались от ветра и песка под "касаткой", дышали через ткань и молились, чтобы выдержали веревки, которыми мы закрепили самолет. А когда буря закончилась, то вокруг нас намело целые кучи песка, а наш мешок с запасами воды попросту сдуло с места и засыпало. Мы так его и не нашли. И вот представь. Три дня мы прятались от бури, потом сутки расчищали плато вокруг самолета, чтобы взлететь. Стояла ужасная жара, а у нас не было ни глотка воды, а из еды осталась лишь соленая рыба. Но то утро, когда буря закончилась и взошло солнце - это было самое красивое утро, которое я видел в жизни. Весь наш мир как та пустыня - суровое и опасное место, в котором живут милые и забавные пустынные лисички, а по утрам после бури от красоты захватывает дух у тех, кто смог эту бурю пережить.
   - Ты любишь этот мир, - неожиданно сказала Риесарха.
   - Да, наверное, - я пожал плечами. - Хотя до того, как я оказался в этом гиблом городе, я этого не понимал. Но, увы, наш мир прекрасен именно тогда, когда у него не получилось тебя убить.
   - У нас тоже есть пустыня и горы...
   - Это все не то. Ваша пустыня мертвая, в ней не осталось жизни.
   - Я знаю, но может быть еще не поздно... - еле слышно проговорила Риесарха.
   Я не понял, что она хотела этим сказать, но не стал переспрашивать. Вместо этого я налил себе полный кубок и едва не уронил его из-за просьбы Риесархи.
   - Я хочу сбежать отсюда, улететь вместе с вами, но сначала помоги мне уничтожить Вихрь.
   - Что?
   - Я дочитала дневник до конца. Его автор, увы, так и не назвал себя, но это не важно... он писал, что то, что должно было быть нашей защитой, стало нашей погибелью. Вихрь как-то нарушил естественную циркуляцию воздуха, и из-за этого у нас перестали идти дожди и все засохло... Ты рассказывал много интересного, но ни разу даже не упомянул о Враге. И я чувствую, что ни ты, ни Ирина, не понимаете, о чем я говорю. Значит в защитном Вихре уже давно нет никакой необходимости.
   - Тогда покажи этот дневник этим вашим жрецам, пусть отменят заклинание или снимут его, или как там это делается...
   - Нет, Ирвин, - покачала головой Риесарха. - Они, скорее всего, просто убьют меня, а дневник спалят. Жрецы в давнем союзе с риегалами, а те скрывают правду о том, что происходит во внешнем мире. Их власть держится на страхе перед неизвестным.
   - Понятно, допустим, я согласен помочь тебе, - старательно скрывая мысли, проговорил я. - Но как это сделать?
   - Я не знаю, поэтому и прошу твоей помощи...
   Дождь постепенно затихал. Риесарха никак не могла допить один единственный кубок вина. Неожиданно она начала буквально исповедоваться мне, при этом крылатая говорила так много и быстро, что мне оставалось только кивать головой время от времени. Рассказывала она о том, как впервые задумалась о вранье жрецов, как начала искать крупицы правды, как собирала все, рассталась с последними друзьями, как пришлось работать на риегалов, чтобы зарабатывать на еду и отвести от себя подозрения, потому что они следили за теми, кто покидает Небесную обитель.
   Мне было не впервой выслушивать подобные монологи. На Вольных островах и в Облачном городе было много людей и нелюдей готовых высказать все накопившиеся в душе случайному собутыльнику в кабаке. Я привык внимательно выслушивать их, сочувственно кивать или добавлять нужные комментарии и... забывать все, переступив порог кабака. Впрочем, ничего иного от меня и не требовалось. Вот и на этот раз я забыл большую часть рассказа Риесархи, едва она закончила говорить.
  
   На следующий день втроем сели обсуждать план действий. Выяснилось, что Риесарха знает, где именно находится устройство, поддерживающие заклинание Шторма. Ирина, выслушав описание этого устройства, сразу сообразила, как вывести его из строя. Ну а мне оставалось самое простое - пойти и взорвать его.
   Да, оказалось, что не зря я брал с собой динамит и гранаты. Заклинание поддерживалось с помощью огромного магического кристалла и десятка крупных эльфийских камней. По словам Ирины, нужно было расколоть главный кристалл и сместить расположение эльфийских камней относительно него, а проще всего все это было сделать хорошим взрывом. Осталось дело за малым - изготовить бомбу и пронести её в нужное место.
   В общем и целом на все про все ушло у нас два дня. Мы с Риесархой осторожно разведывали проходы, думали, как прорваться мимо стражников, а потом успеть уйти до взрыва. С бомбой тоже пришлось повозиться. Мы опасались что нескольких гранат и динамитных шашек не хватит, так что Риесарха добавила все свои запасы драгонита, а Ирина зачаровала пару магических кристаллов и эльфийских камней на мгновенное высвобождение огненной магии. После этого перед нами встала проблема - как сделать так, чтобы вся эта куча взорвалась одновременно, а не по очереди? Как вообще это все взорвать и остаться при этом в живых и желательно со всеми конечностями?!
   Другая немаловажная задача - отход. После взрыва мы должны были как можно быстрее покинуть Небесную обитель и добраться до "тени". "Вимана" была для этого слишком тихоходной, но и наш самолет нельзя было перегонять слишком близко к Небесной обители - её могли заметить.
   Но постепенно нам удалось со всем этим разобраться. Бомбу слепили, "тень" перегнали поближе и спрятали её в укромном месте. Вещи собрали. Общий план действий составили и многократно детально проговорили, обсудив все возможные варианты развития событий. Осталось лишь как следует выспаться, не спеша позавтракать и все сделать. Время для операции мы подобрали с таким расчетом, чтобы оказаться возле нашего самолета в сумерках и лететь ночью.
  
   В отличие от девушек, я ничуть не переживал насчет завтрашнего дня. Не было у меня такой привычки волноваться заранее. Опыт полетов на старом самолете в тропических широтах среди внезапно налетающих гроз приучил меня к тому, что ничего нельзя предсказать заранее, а значит и думать об этом не стоит.
   Для Ирины же это была первая авантюрная операция, а Риесарха, если называть вещи своими именами, собиралась предать свой народ. Какое тут могло быть спокойствие? Поэтому я ничуть не удивился, когда поздно вечером Ирина пришла в мою комнату.
   Княгиня держала в руках небольшой магический светильник, сделанный из темного стекла в виде свечи. Осторожно шлепая босыми ногами по полу, Ирина подошла к моей постели и негромко позвала:
   - Ирвин, ты не спишь?
   - Уже нет, - немного недовольно ответил я и рывком сел в кровати. - А тебе чего не спится?
   - Ну...
   - Садись, раз пришла, - я похлопал ладонью рядом со мной.
   Ирина поставила светильник на стол и, не приняв моего предложения, осталась стоять, прислонившись спиной к высокой спинке стула. Свет от светильника при этом очень удачно падал на девушку, показывая, что на ней лишь полупрозрачная рубашка из тончайшего шелка и золотые украшения: тонкие браслеты на руках, сережки и ожерелье. Распущенные пепельно-серые волосы мягкой волной накрывали плечи, а полы рубашки едва прикрывали крепкие и красивые ноги.
   - Я волнуюсь... не могу заснуть...
   - Не переживай, все пройдет нормально, а если что, то я со всем справлюсь.
   - Я переживаю не об этом. В тебе я не сомневаюсь, - неожиданно призналась Ирина.
   - Тогда в чем дело?
   - Знаешь... я должна перед тобой извиниться, - девушка смущенно отвела взгляд в сторону. - Я не имела права заставлять тебя идти за мной в это логово эйрхатов.
   - Но ведь ты оказалась права, - удивленно возразил я. - Мы узнали такие вещи, о которых и подумать не могли. А то, что мы сделаем завтра...
   - Все так, но я думала не об этом! А... - Ирина осеклась и со странным выражением на лице смотрела на меня. Её серые глаза странно блестели, а губы некрасиво кривились, казалось еще секунда и она заплачет. - Я думала о том, что лучше бы мне не возвращаться живой!
   Выпалив это, княгиня замолчала. Молчал и я, переваривая сказанное. Иногда я кажусь тугодумом, иногда специально корчу из себя недалекого дурака, хотя в науках и в самом деле не силен, но идиотом я не был. Я прекрасно понял все, что хотела - не смогла! - сказать Ирина Арнельская.
   Встав с кровати, я подошел к ней и положил руки на её плечи. Она стояла не то с испугом, не то со странной надеждой глядя на меня и прижимая руки к груди.
   - Ирина, - тихо начал я. - Однажды я уже спас тебя от республиканцев. Если потребуется, я сделаю это еще раз. Мы возвращаемся не в Республику, не к старому козлу решившему сломать твою жизнь, а домой, на "Изгнанник". Не надо бояться возвращения домой.
   - Спасибо, - слабо улыбнулась Ирина. - Но ты не сможешь победить весь республиканский флот. А Изабелла Мора...
   Она замолчала и не стала договаривать. Я пожал плечами. Я и не думал драться со всем республиканским флотом. Зачем? Мир большой, а руки у Северной республики не настолько длинные, как порой кажется некоторым её политикам.
   Я убрал руки и отступил на пару шагов от княгини, чем, кажется, огорчил её. Ирина подняла голову и, расправив плечи, с заметным, хотя скорей всего неосознанным вызовом, посмотрела на меня. Она опять стояла так, что свет просвечивал сквозь почти прозрачную ткань и очерчивал её стройное тело.
   Пожалуй, впервые в жизни я так колебался, глядя на столь неприкрытое предложение. Едва взглянув на красивый и откровенный наряд Ирины, а потом и полюбовавшись на её смелые позы, я понял, что она пытается меня соблазнить. Пытается, честно сказать, неумело, но очень старательно. С любой другой девушкой я бы уже давно послал бы к демонам всю политику, проблемы и все прочее и занялся бы более приятным делом.
   Но она ведь княгиня. Пусть и лишенная практически всего наследства, совершенно бесправная и беззащитная, но княгиня.
   - Я не хочу сегодня спать в одиночестве, - с отчаянной смелостью выпалила Ирина, краснея до кончиков ушей.
   Я помолчал пару секунд, размышляя, что сказать на это, но ничего не придумав, спросил прямо:
   - Ты потом не пожалеешь об этом?
   - Нет, - твердо ответила она, дрожа не то от волнения, не то от страха.
   Ирина погасила светильник и сама подошла ко мне. После это мне уже было бы стыдно колебаться. Подхватив ей за талию, я приподнял её и поцеловал в губы. Ирина поначалу растерялась, испуганно замерла, но потом обвила меня руками и стала неумело отвечать на поцелуй. Она дрожала от волнения, прерывисто дышала и крепко держалась за меня, словно боясь, что я передумаю и попробую отстраниться от неё.
   Подхватив подол тонкой рубашки, я потянул её наверх. Ирина на пару секунд растерялась, не понимая, чего я хочу, но потом подняла руки. Оставшись обнаженной, она смущенно прижала руки к груди и застенчиво улыбнулась. Чувствуя, как она напряжена, я легко подхватил её под коленями и чуть ниже талии, перенес на кровать и сам лег рядом, на ходу скидывая штаны.
   В постели Ирина сильно волновалась, даже нервничала, и из-за этого никак не могла расслабиться. Чувствовалось, что она очень неопытна. Поэтому я лежал рядом с ней, целовал в шею, шептал на ушко нежные слова и просто ласкал её. Я откровенно наслаждался близостью Ирины, слушая её взволнованное, прерывистое дыхание и вдыхая тонкий, еле ощутимый аромат волос и разгоряченного тела.
   Невольно я вспоминал Ирину то тонкой, тяжело раненой девчушкой, то красивой аристократкой на приеме, то бесстрашным бойцом на борту республиканского корабля, то верной напарницей в разведке. Нравилась ли она мне? Да. При всем моем опыте я не встречал девушек похожих на неё. Но при этом я не мог не думать о том, что будет, когда мы все-таки вернемся обратно...
   Ирина, наконец, перестала стесняться и стала активнее отвечать на мои ласки. Она сама с заметным удовольствием гладила меня, запускала пальцы в мои волосы и целовала. И вскоре я сам выбросил все лишние мысли из головы. Какая разница, что будет потом...
  
   "А ведь зарекался спать с аристократками", - подумал я спустя пару часов, засыпая в обнимку с Ириной.
  

13 глава

   После ночи проведенной с Ириной я проснулся рано. Осторожно, чтобы не разбудить девушку, вылез из постели, потянулся и невольно покачал головой. Княгинь в моем списке раньше не было, да и вообще, таких прекрасных девушек не было. Даже эльфийки, прекрасные и совершенные, были другими, не такими живыми, наивными, сильными и горячими. О случившемся ночью я не жалел, хотя прекрасно понимал, что все этим и закончится. Она княгиня, а я бродяга, выгнанный из собственного рода.
   Единственное, что меня смущало, так это приснившаяся ночью Алисия, смотревшая на меня странным взглядом. Точно также она смотрела на меня, когда мы застряли на три дня в одном приморском городишке. Внезапно налетел сильный циклон, а вместе с ним проливной дождь и неслабый ветер, в общем, погода нелетная. Я поставил "касатку" в ангар и загулял с какой-то черноволосой кареглазой девчонкой, а потом еще с и рыжей... И вот когда я возвращался домой под утро, Алисия смотрела на меня этим странным обиженным взглядом, но ничего не говорила.
  
   Неприметная и невысокая белая башенка в два этажа пряталась среди деревьев и кустов. К ней вела узкая тропинка, протоптанная меж разросшихся кустов шиповника. Я бы никогда не подумал, что там может быть что-то важное.
   Тихо и незаметно продираясь через заросли шиповника, я порвал штаны с курткой, заработал с полсотни царапин и вспомнил все известные мне ругательства. А Риесарха просто пролетела над кустами и приземлилась сразу возле башни. Еще и ехидно улыбалась, глядя на меня.
   - Идем дальше, - тихо буркнул я.
   Снаружи охраны не было вообще, а внутри она оказалась чисто символической - два тощих раба с копьями. Ворвавшись в помещение, я вырубил обоих раньше, чем они успели подняться на ноги. Достав пистолет, я быстро сбежал вниз по лестнице, Риесарха последовала за мной. Там в небольшом круглом зале возле огромного светящегося кристалла синего цвета стояло несколько крылатых в разных одеждах.
   - Что ты здесь забыл, низший? - резко спросил меня эйрхат в небесно-голубой накидке расшитой золотом и со странным белым посохом в руке. - Риесарха Неша? С каких пор тебе позволено бывать в Святом месте?
   Вместо ответа я выстрелил ему в голову. Жрец без звука повалился на пол и в конвульсиях задергал ногой. Риесарха испуганно вскрикнула, двое младших прислужников в простых белых накидках окаменели. Я двумя выстрелами убил обоих и немедленно бросился к кристаллу. Сняв с себя рюкзак, я положил его возле кристалла, вытянул огнепроводный шнур и поджег его.
   - Уходим! Быстро!
   Я бросился обратно к лестнице и буквально взлетел наверх по ней. Риесарха не отставала. Когда мы выскочили на улицу, она взлетела и, обхватив руками за грудь, перенесла меня через кусты. Дальше я опять побежал сам, а Риесарха полетела рядом.
   Сначала под ногами содрогнулась земля, сразу же раздался грохот взрыва, а потом все вокруг залило светом ослепительно яркой вспышки. Когда сияние немного утихло, я обернулся и увидел столб магического пламени, переливающегося всеми цветами радуги.
   - Сработало! - радостно крикнула сверху Риесарха.
   По плану сначала взрывчатка должна была расколоть кристалл и поджечь куски драгонита, а потом зачарованные Ириной магические камни должны были высвободить из обломков кристалла магическую энергию и воспламенить её. И все получилось лучшим образом. И дело теперь осталось за малым - успешно сбежать из растревоженного логова врага.
   Я не был удивлен тому, что столь важное место охранялось так слабо. Кого могли бояться эйрхаты в своем логове? Все враги были далеко отсюда, за пределами запретного континента. Да и века спокойствия дали о себе знать.
  
   Мы без проблем добрались до спрятанной в кустах "виманы", где нас ждала Ирина. Спокойно взлетев, Риесарха направила самолет в нужную сторону и расслабилась... И как оказалось, зря.
   - От нас требуют немедленно приземлиться, - испугано произнесла крылатая, обернувшись на меня.
   Я выругался. Звено истребителей аккуратно шло сзади нас и немного выше. Идеальная позиция для атаки, а на этом тихоходном корыте оторваться невозможно в принципе.
   - Как они могли нас так быстро вычислить?! - с испугом спросила Ирина.
   - Какая разница?! Что нам делать?!
   - Тихо! - рявкнул я, пресекая поднимающуюся панику. - Крылатая, что именно они требуют?
   - Требуют немедленно приземлиться на базе риегалов.
   - Отлично! Соглашайся и иди к аэродрому.
   - Но...
   - Давай! Других вариантов все равно нет.
   Риесарха отвернулась и положила руку на небольшой кристалл на панели управления "виманой". Связь у эйрхатов была странной, явно магической и телепатической. Но мне некогда было об этом задумываться.
   - Ирина, без магии нам не вырваться.
   - Что ты задумал?
   - Нет времени объяснять, - соврал я, на самом деле никакого даже примерного плана у меня не было, но не сдаваться же врагу! - Просто... нам нужно будет справиться с риегалами. Если у нас получится, то сможем вырваться.
   - Хорошо.
   - Крылатая, когда мы сядем - не глуши свою повозку.
   - Как понять "не глуши" - искренне удивилась Риесарха.
   - Двигатель не выключай! - рявкнул я.
   - Но... в "вимане" нет двигателя...
   - Не важно! Главное чтобы ты могла сразу поднять это корыто в воздух!
   Я лихорадочно готовился к схватке и проверял свой небольшой арсенал: две гранаты, пистолет и многозарядную винтовку. Выглянув в иллюминатор, я велел Риесархе сесть рядом с истребителями противника.
   - Не бойтесь, действуем по обстановке, - быстро сказал я девушкам, времени на объяснения уже не оставалось. - Крылатая, попробуй отбрехаться от них, главное не бойся и побольше наглости и злости!
   Едва "вимана" опустилась на аэродроме, как к нам направилось сразу четверо эйрхатов в сопровождении трех рабов с копьями. Крылатые были в серебряных кирасах и с жезлами в руках. Риесарха первая вышла наружу, Ирина встала рядом с ней, покорно опустив голову.
   - Что случилось? - громко спросила Риесарха Неша. - Как вы посмели мне угрожать?!
   - Ты разве не знаешь?!
   - Где ваши манеры?! - мгновенно взбеленилась крылатая.
   Риегалы опешили, Риесарха выглядела не испуганной преступницей, а взбешенной аристократкой, разъяренной тем, что ей помешали. Один из эйрхатов начал оправдываться, другой поспешил сообщить, что произошло нечто ужасное и поэтому потребовались особые меры безопасности, а вот еще один... он внимательно следил за Риесархой, скользнул взглядом по Ирине, а потом вдруг посмотрел мне прямо в глаза. Мысленно выругавшись, я поспешил опустить голову, но этого мгновения хватило, чтобы нас раскрыли...
   Эйрхат резко расправил крылья и вскинул жезл, целясь в Риесарху. Я схватил винтовку, оттолкнул крылатую в сторону и, прижав приклад к плечу, выстрелил. Три риегала замерли от неожиданности, а четвертый мешком упал на бетон.
   - Это они!!!
   Упав на колено, я открыл беглый огонь по противнику. Рабы упали замертво, еще один риегал, жалобно вскрикнув, дернулся и, уронив жезл, рукой зажал рану на плече. Раздался странный резкий вой и, судя по тому, что из некоторых зданий стали выбегать люди и эйрхаты - это был сигнал тревоги.
   По глазам вдруг ударила яркая вспышка. Несколько раз моргнув, я увидел в нескольких метрах от себя рассеивающееся пламя. В ход пошла магия! Я выпустил последние патроны во врага и стал перезаряжать винтовку.
   - Не так быстро, низшие!
   Вскинув голову, я увидел, как на нас сверху падает еще трое риегалов. Все в броне и с жезлами в руках. Я поспешил загнать на место магазин, но Ирина успела раньше. Она взмахнула рукой и крикнула на старом горском языке:
   - Воздух расступись под крыльями демонов!
   И в то же мгновение эйрхаты с воплями ужаса рухнули с высоты десяти метров. Последние мгновение они отчаянно махали крыльями, но те их не держали.
   - Силы покиньте мышцы демонов!!
   Все эйрхаты вокруг нас, кроме Риесархи, упали на землю. Я не медля расстрелял ближайших к нам врагов и бросил разряженную винтовку в "виману". Риесарха Неша стояла, застыв как статуя, в изумлении глядя на происходящее.
   - Взлетайте! Живо!!! - рявкнул я. - Риесарха! Быстро взлетай и уходи!
   Очнувшись, она молча кивнула мне и заскочила внутрь. А я поймал взгляд Ирины и ответил на немой вопрос:
   - За ней! Я прикрою вас!
   Кивнув, княгиня запрыгнула в "виману" и закрыла за собой люк. А я достал из-за пояса пистолет и побежал к истребителям. Два из них уже стояли с заведенными двигателями, полностью готовые к взлету. В одном из них сидел летчик, в другом никого не было. Сзади раздались выстрелы, обернувшись, я увидел, что выбегающие из зданий люди стреляют из необычных винтовок по взлетающей "вимане". Некоторые бросились на помощь к валявшимся на бетоне риегалам, другие побежали ко мне.
   Времени у меня уже почти не оставалось. Я застрелил летчика, сидевшего в самолете, потом на бегу достал гранату и бросил её в стоявшие рядом с ангарами истребители. Второю, хорошо размахнувшись, я закинул открытую дверь ближайшего склада. От взрыва самолеты противника загорелись, а на складе что-то задымилось.
   Над головой засвистели пули. Пригибаясь, я добежал до истребителя и заскочил в кабину. Внутри все было непривычно и незнакомо, но самолет все равно остается самолетом. В основе всех самолетов лежат одни те же принципы, так что и управляются все они в конечном итоге одинаково. Кроме того, Рэла нас всех заставляла учить особенности этих истребителей с двигателями на хвосте, чтобы мы хорошо понимали, чего от них ждать в бою.
   - Спасибо тебе, командир, - негромко произнес я, пригибаясь от пуль.
   Угнанный истребитель уже бежал по взлетной полосе, все быстрее набирая скорость. Взлетать приходилось ориентируясь исключительно на собственные ощущения, все приборы на панели показывали какие-то странные символы, вместо цифр, а времени разбираться с этим всем не было.
   Не имей я опыта на легкой и верткой "тени", то попытка угнать такой необычный самолет закончилась бы для меня быстро и печально. А так мне хватило пары напряженных минут и нескольких весьма опасных моментов, чтобы более-менее освоиться с ним. Правда я так и не понял, как убирать шасси и где управление закрылками?
   Оглядевшись, я увидел вдалеке "виману" и пару истребителей у неё на хвосте. Мысленно помолившись всем богам, которых вспомнил за пару секунд, я выжал газ до упора и погнался за ними. Один раз, оглянувшись назад, я увидел суету на базе врага и поднимающийся столб дыма от стоянки самолетов. Минут на пять-десять я их задержал, и за это время надо было успеть оторваться...
   Короткий воздушный бой оказался, пожалуй, самым веселым в моей жизни. На чужом самолете, не понимая толком как им управлять, лишь примерно представляя себе его возможности, в одиночку мне пришлось схватиться с двумя не самыми худшими противниками. Отчаянно маневрируя и стреляя короткими очередями, я отгонял врагов от "виманы". Спасало меня лишь то, что они в первую очередь пытались сбить Риесарху, а на меня обращали меньше внимания.
   Во время очередного крутого виража сзади что-то отчетливо звякнуло, а потом загремело. Резко обернувшись, я убедился, что по мне никто не стрелял, а значит, что-то сломалось в двигателе. Лучше и быть не могло... Тут же я увидел что один из врагов уже практически зашел для атаки на "виману". Дернув штурвал, я задрал нос и тут почувствовал, что тяги не хватает. На приборах мелькали какие-то символы, замигало красным цветом несколько лампочек.
   Стрелял я почти на удачу, буквально за доли секунды предугадывая траекторию полета вражеского самолет, и попал! Двигатель у него на хвосте вспыхнул от попаданий пуль. Истребитель, оставляя за собой дымный след, пошел вниз. А я спустя мгновение едва не сорвался в штопор. На любом известном другом самолете именно это бы и произошло и мне бы оставалось молиться на запас высоты, но этот удивительно легко вышел из сваливания*. Похоже, что у двигателя на хвосте были свои преимущества перед обычным его расположением.
   Второй самолет неожиданно развернулся и полетел обратно к логову эйрхатов. Вздохнув с облегчением, я пристроился в хвост "вимане" и вот тут начались настоящие проблемы...
   Мой истребитель терял высоту. На приборной панели все горело красным, какие-то символы мигали, но я и без этого понимал, что все очень плохо. Обернувшись назад, я увидел, что сзади остается струя белого дыма. Что это могло быть, я не представлял. Возможно, двигатель перегрелся, возможно, лопнул какой-нибудь маслопровод или шланг для подачи топлива... понять можно только заглянув в него, а в полете это, скажем так, затруднительно.
   Я сбавил тягу двигателя, и постарался удерживать самолет на одной высоте, но он все равно снижался. Хуже всего было то, что у меня не было связи с Ириной и Риесархой. Я никак не мог сообщить им о своих проблемах и мог только надеяться, что они заметят, если мне придется пойти на срочную посадку.
  
   Сва?ливание в авиации -- резкое падение подъёмной силы в результате нарушения нормальных условий обтекания крыла воздушным потоком (срыва потока с крыла).
  
   К счастью лететь надо было недолго, и вскоре я увидел знакомые ориентиры. Садиться пришлось с ходу, без предварительного захода. Я не мог рисковать, не зная, сколько топлива в баках и сколько еще выдержит двигатель. Посадка в целом прошла удачно, только под самый конец самолет вдруг резко подпрыгнул на бугре, шасси выдержали, а вот я сильно прикусил язык.
   Ирина сразу подбежала ко мне.
   - Ты в порядке?
   - Да, надо срочно взлетать!
   - И ты не будешь меня спрашивать, как я смогла расправиться с риегалами? - немного обиделась Ирина.
   - Нет времени! - ответил я, а потом положил ладонь на горячую обшивку трофейного самолета. - Спасибо, что не подвел, - тихо произнес я. - Извини, но придется тебя оставить здесь...
   Я побежал к нашей "тени" и начал стягивать с него маскировку, время от времени тревожно поглядывая на небо. Риесарха и Ирина тем временем собирали наши вещи и маскировали "виману" и угнанный истребитель. Выкатив самолет на открытое место, я достал из багажа запасные канистры и перелил топливо в баки, а канистры выбросил, как лишний вес. Потом я избавился от тяжелых маскировочных сетей, некоторого лишнего снаряжения и части провианта. После этого пришлось повозиться с местом стрелка, убирая оттуда все, что можно было.
   С яркого синего неба немилосердно палило солнце. Пот стекал по телу, а у меня не было лишней секунды его вытереть. Времени не хватало буквально ни на что. Открыв технические люки, я проверил двигатель, потом вооружение. Все вроде бы было в порядке, песка и пыли там, к моему облегчению, не оказалось. В очередной раз, бросая взгляд в небо, мне померещилась черная точка вражеского самолета. Замерев от мгновенного испуга, я понял, что у меня просто точки перед глазами мельтешат от напряжения и жары.
   - Ирина! Хватит спорить! - крикнул я, обрывая её спор с Риесархой. - Помоги мне.
   Проверив закрылки, элероны и рули, я стал готовиться к взлету.
   - Ирвин, не хочешь перекусить? - спросила Риесарха.
   - Нет времени, - ответил я, и немного поколебавшись, протянул руку, чтобы забрать пару лепешек. - В полете погрызу.
   - Ирвин!!!
   Мы с крылатой сразу обернулись на отчаянный крик Ирины. В километрах пяти от нас на север летело звено истребителей. Нетрудно было догадаться, кого они ищут. Я выругался сквозь зубы, нам повело буквально чудом. Погоня искала нас в воздухе, а не земле, поэтому они шли так высоко, но в любой момент все может измениться.
   - Все, давайте взлетаем! Усаживайтесь!
   Я выбрался из кабины и помог Ирине и Риесархе разместиться вдвоем. Это было очень непросто. Ирина-то сидела на своем месте, пристегнувшись ремнями, а вот Риесархе пришлось сидеть на полу, поджав ноги под себя и сложив крылья, и при этом еще и прилечь на колени Ирины.
   - Кошмар, - прокомментировала Ирина. - У меня так ноги быстро затекут.
   - Проверь, тебе ничего не мешает? - спросил я.
   - Нет. Обзор хороший, пулемет в руках, а фотографировать все равно нечего уже, - ответила она.
   - Риесарха, ты как?
   - Ужасно, - сдавленным голосом ответила крылатая. - Крылья упираются в панель, да и ногам очень тесно.
   - Зато пристегивать тебя не надо, так что терпи. Если нас нагонят, то Ирине придется отстреливаться, а мне нужно будет вертеться в воздухе. И крепко держись за Ирину или за кресло, иначе можешь разбить голову о приборную панель. Все!
   Запрыгнув на свое место, я пристегнулся, запустил двигатели и закрыл фонарь кабины. Разогнав самолет, я плавно поднял его в воздух и сразу начал набирать высоту и скорость.
  
   Стоило мне оказаться в небе, как от неуверенности и страха не осталось ни следа. Я вновь был в своей стихии, где все зависело только от меня, а я не сомневался ни в своих умениях, ни в летных качествах самолета-разведчика СР-7 "Тень". И даже охотников, вернее риегалов, на их невероятных самолетах я больше не боялся. Ирина обещала справиться и с ними.
   Конечно, нас сразу заметили. Едва мы поднялись до двух тысяч, как Ирина увидела позади нас два истребителя противника. Они были слишком далеко и не могли причинить нам проблем. А вскоре еще одно звено появилось впереди, чуть левее нашего курса.
   Враг ловко зажал нас в клещи. Вероятно, слева и справа тоже были истребители противника, скрывающиеся в засаде и ждущие, что я резко изменю курс. А я не стал дергаться и продолжал идти строго на север, постоянно набирая высоту.
   - Ирина!
   - Да!
   - Начинай передачу!
   - Хорошо! - ответила Ирина. - Риесарха, убери голову, мешаешь.
   Теперь, когда нас нашли, скрываться не было смысла. Ирина отправила давно записанное магическое сообщение Илии и сразу же начала передавать радиограмму, используя мощную, но компактную радиостанцию, переданную военными Северной республики вместе с самолетом. А где-то там за горами "Изгнанник" скрывался в облаках над океаном и давно уже ждал от нас хоть одной весточки.
   Высота росла медленней, чем мне хотелось. Две с половиной тысячи метров, три тысячи. Три двести.... Три пятьсот. А противник приближался быстрее, чем мне бы хотелось. Я уже видел впереди не просто черные точки, а характерные силуэты истребителей с двигателями на хвостах.
   Наконец мы поднялись выше четырех тысяч метров. Пустошь внизу слилась в единообразный серый фон, солнце уже коснулось горизонта. Я заложил широкий разворот с плавным набором высоты. Вражеские истребители упорно ползли за нами
   - Ирвин, я закончила!
   - Хорошо!
   - По нам стреляют!!!
   - Не бойся!
   Я быстро оглянулся назад. И правда стреляли. Трассеры проносились в метрах ста ниже и правее. Противник открыл огонь на предельной дистанции - явный признак отчаяния. На высотомере уже четыре тысячи шестьсот. Я заранее надел маску и включил подачу воздуха, чтобы потом не отвлекаться Очереди проносились все ближе и ближе. Другая группа истребителей противника быстро приближалась спереди. Продолжая все тот же плавный разворот, я начал маневрировать, уклоняясь от стрельбы врага.
   - Ирвин! Один самолет падает!
   Резко обернувшись, я увидел, что один из преследователей падал вниз. Через пару секунд он вышел из сваливания, но и этого было достаточно. Его напарник попытался атаковать нас, задрал нос и... так же ушел вниз.
   - Ну вот и все.
   Я повернул самолет и увеличил тягу двигателя. Теперь можно было расслабиться. На этой высоте истребители противника достать нас не могли. Двигателям их самолетов просто не хватит воздуха, а вот "Тень" наоборот лучше всего работает, когда поднимается выше пяти тысяч метров. Небо уже темнело, еще немного и враг нас потеряет в ночном небе, а к утру мы уже будем слишком далеко.
   Увидев высоко над головой серебристую искорку, я инстинктивно дернул штурвал, резко уводя самолет в сторону! А через мгновение рядом промчался сверхбыстрый "охотник"! Ирина испуганно вскрикнула, а я выругался и сразу сжал зубы, бросая самолет вниз и в сторону, уходя из под атаки второго эйрхата.
   Первый тем временем развернулся, набрал высоту и опять заходил на нас. Понять их замысел было несложно. Они хотели выдавить нас с высоты, заставить уйти вниз, где уже ждали их подручные. Тогда они бы легко окружили нас, зажали бы и вынудили сесть на землю. Зачем-то они захотели взять нас живыми...
   - Ирвин! Держи самолет прямо! - внезапно попросила меня Ирина.
   - А еще что попросишь?! - зло рявкнул я.
   - Мне нужно время! Всего пару секунд! - Видя, что я колеблюсь, Ирина добавила: - Пожалуйста, доверься мне!
   Времени на размышления уже не было. Сжав зубы, я силой воли подавил инстинкты и не стал уходить в сторону. Риеагалы парой заходили на нас сверху, один чуть вырвался вперед. Обернувшись назад, я мысленно отсчитывал секунды, рука на штурвале подрагивала, по спине стекали капли пота... ну же... быстрее...
   Короткий вскрик Ирины и яркая вспышка произошли одновременно. И тут же один из самолетов риегалов камнем полетел вниз, а второй резко рванул в сторону от нас. Через несколько секунд далеко внизу под нами вверх взметнулось небольшое облачко песка и пыли, отмечая падение невероятно быстрого и опасного противника.
   - Ну ты даешь, Ирина! - Невольно вырвалось у меня. - Жаль, что тебя не было с нами в том бою на севере!
   - Я... - Ирина сбилась, а потом громко воскликнула: - Ирвин, Риесарха задыхается! Ей не хватает воздуха!
   Я быстро взглянул на высотомер - пять тысяч семьсот. Надо снижаться, но внизу враг, а в небе еще достаточно светло...
   - Попробуйте дышать по очереди!
   - Хорошо!
   В горячке погони я совсем забыл о том, что у нас было всего две маски для дыхания на высоте. Да и запас воздуха был рассчитан только на двоих...
   Когда окончательно стемнело, я спустился до высоты в четыре тысячи метров. Но держаться так низко мы могли только до утра, а потом придется опять подниматься выше. Магия Ирины может защитить нас от эйрхатов, но не от их рабов. Но самая главная проблема впереди - высокие горы и ураган над ними. Конечно, заклинание, создавшее его, уже уничтожено, но у нас нет возможности ждать пару месяцев, пока он окончательно утихнет.
  

14 глава

   Ночь заботливо укрыла нас самым черным своим покрывалом. На небе была лишь маленькая и темная Рэла, от которой почти не было света, а две другие луны должны были взойти лишь под утро. А внизу ни огонька, ни искорки - сплошная темнота. Над океаном такой никогда не бывает. Во-первых, вода отражает свет звезд и лун, а во-вторых, он сам порой светится, особенно в тропиках.
   Темнота помогала нам, надежно скрывая от преследователей. Но она же и мешала мне. Глазу не за что было зацепиться, внизу сплошная чернота, над головой почти неподвижные звезды, словно россыпь ярких брильянтов на черном бархате. Казалось, что самолет просто висит на одном месте, а плавное покачивание на воздушных потоках убаюкивало и расслабляло. Глаза сами собой закрывались...
   Сильно зевая, я изо всех сил боролся со сном. Пил воду, жевал лепешки и полоски сушенного мяса. Зажимая штурвал коленями, я использовал секстант и по звездам уточнял наши координаты. Конечно, результат получался приблизительным и с большой погрешностью, но сейчас особая точность и не требовалась. Но Алисии мне сильно не хватало...
   Ирина и Риесарха давно уснули. А для меня время тянулось невыносимо долго. Минуты медленно текли, проходили часы, а ничего не менялось. Все также негромко жужжал мотор, сверкали над головой тропические созвездия, а внизу расстилалась сплошная чернота. Казалось, что самолет вообще не двигается...
   Наконец небо на востоке начало светлеть. Когда рассвело настолько, что стало возможно различить внизу силуэты холмов, барханов и других препятствий, я стал искать место для посадки, одновременно ища взглядом вражеские самолеты. Нам дважды повезло - вокруг нас никого не было, так еще рядом оказалось небольшое пересохшее озеро с крутым берегом. Разбудив Ирину и Риесарху, я посадил самолет и сразу же выбрался из него.
   - Быстрее! - я забрался на крыло и протянул руку Риесархе, помогая ей выбраться из кабины.
   - Ой! - крылатая громко застонала, растирая сведенные судорогой ноги.
   - Посиди пока рядом! Ирина, помоги мне!
   Вдвоем с ней мы развернули самолет и затолкали его к обрыву, а потом быстро накрыли маскировочной сетью и присыпали пылью. И только потом, я с наслаждением потянулся, разминая затекшие за ночь мышцы.
   - Ирина, разбуди меня в одиннадцать часов или как только увидишь в воздухе самолеты.
   - Хорошо. Завтракать будешь?
   - Нет.
   Отдав долг природе, я бросил под самолет куртку, лег на неё сверху и сразу же уснул...
  
   - Ирвин! Проснись, быстро!
   Я мгновенно подскочил и тут же сильно ударился головой об обшивку самолета. В другой ситуации Ирина и Риесарха обязательно бы рассмеялись, но на этот раз они даже не улыбнулись. Высоко в безоблачном небе хорошо были заметны три черные точки. Звука моторов я не слышал и это очень радовало.
   - Они далеко. Который час?
   - Двадцать пять минут одиннадцатого.
   - Хорошо, как только они скроются, мы взлетаем.
   - Сначала поешь!
   Я покачал головой и, достав бинокль, сел следить за врагами. Как я и думал, риегалы не смогли собрать достаточное количество самолетов и пилотов, чтобы прочесывать пустыню. Им приходилось небольшими группами патрулировать небо, в надежде заметить нас издалека.
   - Сходите в туалет, - предупредил я девушек. - Следующая остановка будет не скоро.
   Солнце сильно припекало. Даже в тени под самолетом было очень жарко, а чрезмерно сухой воздух высушивал горло.
   Подготовка была недолгой. Мы быстро все собрали, я на ходу съел пару лепешек, несколько кусков вареного мяса и выпил кружку бульона. Самое главное, я подробно объяснил Ирине и Риесархе как надо дышать воздухом по очереди и как его при этом экономить.
   Заведя двигатель, я быстро поднял "Тень" в воздух и также быстро набрал высоту. Конечно же нас заметили, но слишком поздно и догнать нас враги не смогли.
  
   Полет проходил спокойно. Большую часть времени я держал высоту в четыре с половиной тысячи метров. Дышать на такой высоте неподготовленному человеку сложно, но можно какое-то время. Уже через пару часов на горизонте показалась темная полоса гор и Шторма над ними. Оглянувшись, я увидел далеко позади черные и серебристые точки.
   - Я начинаю набор высоты!
   - Мы готовы! - ответила Ирина.
   Надев и закрепив маску, я потянул штурвал на себя и увеличил тягу двигателя. И пока было время, еще раз проверил все расчеты. Мне сильно не хватало Алисии, а внизу не было ни одного знакомого ориентира. Вроде бы я вышел в нужный район, но уверенности в этом не было...
   Поднявшись на высоту в двенадцать тысяч метров, я повернул к Шторму. По идее он должен был стать слабее, но я особой разницы не заметил. Высота туч и скорость ветра сильно не изменилась.
   - Держитесь крепче!
   Самолет резко провалился вниз, а через мгновение сильным порывом его едва не развернуло! Вспотев от напряжения, я упирался ногами в пол и сжимал штурвал двумя руками. Машина меня почти не слушалась, её щвыряло в стороны, то подкидывало, то бросало вниз. Двигатель работал с натугой, на такой высоте ему не хватало воздуха. В какой-то момент я вдруг увидел, что тучи прямо под нами. Я попытался поднять самолет повыше, но тщетно - сильный нисходящий поток тянул вниз.
   - Держитесь!!!
   Все вокруг исчезло во мгле. По корпусу застучали бесчисленные песчинки, словно мы попали в песчаную бурю. Самолет бросало из стороны в сторону, двигатель ревел с нагрузкой, а я ничего не видел и сразу потерял ориентировку в пространстве. Несколько минут, обливаясь потом, я пытался подняться выше, но ничего не получалось. Тогда мне оставалось только одно... положившись на свое чутье, я расслабил руки и позволил воздушному потоку понести нас. Трясти стало меньше, нагрузка на конструкцию ослабла, осталось только надеяться, что по курсу не окажется высоких горных пиков.
   Минут через пять нас выбросило над густо заросшими предгорьями. Выправив самолет, я взглянул на высотомер - 6 700. Первым делом я осмотрелся, по эту сторону Шторма в небе было множество кучевых облаков, а вот врага пока не было видно.
   - Вы в порядке?
   - Да! - ответила Ирина. - Но было страшно!
   Я повел самолет на снижение к ближайшей группе облаков. Не хотелось мне торчать у всех на виду.
  
   Неприятности не заставили долго себя ждать. Сначала я почувствовал, что "Тень" ведет себя как-то не так, неуловимо изменился шум двигателя, а скорость стала падать. Взглянув на прибор, я увидел, что число оборотов двигателя снизилось, а температура масла выросла. Я примерно представлял, что могло случиться, и был почти уверен, что за пару часов смог бы подлатать самолет. Проблема была в том, что для этого надо было как минимум приземлиться.
   Осторожно снизившись, я выглянул из облаков. Внизу, насколько хватало глаз, расстилались густые тропические джунгли, только далеко впереди блестела полоска океана. И не было видно ни одной полянки. Тихо выругавшись, я увел самолет обратно в облака.
   - Ирвин, что-то случилось? - встревожено спросила Ирина.
   - Нет, пока все в порядке! - крикнул я в ответ.
   "В порядке" продолжалось еще целых двадцать минут. До района встречи с "Изгнанником" оставалось еще чуть больше часа полета. Я вел самолет на высоте около четырех тысяч метров, стараясь держаться в облаках. Мне легко удавалось держать нужную скорость, но при попытке набрать высоту, сразу чувствовалась нехватка тяги, а стоило повысить нагрузку на двигатель, как он сразу начинал греться.
   - Ирвин!!!
   Облако вокруг нас исчезло. Оно не кончилось, его не сдуло порывом ветра, оно просто испарилось. Чертова магия! Впереди по курсу три фрегата эйрхатов разворачивались к нам бортом! Позади из зарослей джунглей поднимались звенья истребителей, небольшая прореха в деревьях оказалась хорошо замаскированным аэродромом. Ну а высоко над нами, отсекая малейшую возможность набрать высоту, барражировали остроносые машины риегалов. Обложили нас грамотно, ничего не сказать.
   Я сглотнул. Ирина тихо выругалась.
   На фрегатах сверкнули характерные вспышки. Очнувшись от мгновенного шока, я резко дал газу и бросил самолет в пике. Через пару мгновений над нами разорвались зенитные снаряды! Противник оказался до обидного метким. Следующие разрывы легли прямо за нами, несколько осколков по касательной, оставляя царапины, шваркнули по обшивке.
   Будь я на родной "касатке", чихал бы я на эти зенитки. Но "Тень" разведывательный самолет, а не боевой. Брони нет, вооружение скорее символическое, главное его оружие - скорость. Но вот скорости-то как раз у нас и не было!
   Уже через минуту нам на хвост плотно сели истребители рабов эйрхатов. Легкие и верткие машины намертво вцепились в наш след и не собирались отставать. Я выжимал последние остатки из двигателя, буквально насиловал его, активно маневрировал, но стоило мне оторваться от пары врагов, как сзади тут же появлялись другие. Трассеры регулярно проносились рядом. А Ирина ничем не могла помочь, потому что сами риегалы не приближались к нам.
   Вскоре в крыльях и в хвостовом оперении появились небольшие симпатичные дырки. Фрегаты эйрхатов открыли быстрый заградительный огонь, отсекая единственный путь к спасению. Еще одна группа кораблей шла к нам с востока, а другая с запада, и сомневаться в их принадлежности не приходилось.
   - Ирвин! На нас заходят сзади! - отчаянно крикнула Ирина.
   Я молча бросил самолет в сторону. Рядом пронеслись трассеры, а вслед за ними пролетел не рассчитавший скорость истребитель. Я мгновенно воспользовался ситуацией, зашел ему в хвост и всадил хорошую очередь из пулеметов! И ничего не произошло.... Я попал, но противник просто ушел на вираж и все. А мне оставалось лишь в бессильной злобе орать проклятья.
   Противник действовал обдуманно. Он расчетливо, грамотно и последовательно отсекал все возможные пути. Я не мог ни уйти на высоту, ни спрятаться в облаках, ни прорваться на север к морю.
   - Ирина, начни, наконец, стрелять, раздери тебя демоны!!! - в ярости крикнул я, осознав вдруг, что весь бой никто меня не прикрывает сзади.
   Меньше чем через минуту я пожалел о своих словах. Ирина стреляла из пулемета очень активно, быстро и совершенно бесцельно. Там где Алисия сбила бы как минимум два самолета врага, Ирина лишь немного попугала летчиков противника. В итоге мне стало лишь тяжелее. Теперь враги не опасались близко подходить к нам сзади.
   Яркая вспышка ударила по глазам, все поплыло, а в ушах зазвенело... Встряхнувшись, я увидел перед собой торчащие макушки тропических деревьев. Выругавшись, резко взял на себя и вывел самолет из пикирования, и только потом понял, что фонарь кабины практически разбит. В сапоге вдруг почему-то стало мокро, а правая нога стала хуже слушаться, но я не обратил на это внимания. Хуже всего был небольшой белый дымок, струящийся из пробоины в обшивке прямо над двигателем.
   Самолет стал слушаться значительно хуже. Осмотревшись, я увидел струю топлива вырывающуюся из бака и излохмаченное левое крыло. Пока я был в отключке, кто-то ловкий успел изрешетить хвостовое оперение. Стрелка, показывающая температуру масла в двигателе, непрерывно росла.
   Я вдруг понял, что больше не переживаю, на меня снизошло странное спокойствие. Я совершенно отстраненно фиксировал повреждения, прикидывал, через сколько минут самолет рухнет в джунгли, и наблюдал, как истребители заходят для очередной атаки. Звуки доносились до меня как сквозь толстую вату. Ирина что-то отчаянно кричала, но я её почти не слышал...
   - ...еключи... а... вин, пере... н... рием!
   Еще раз встряхнувшись, я переключил радиостанцию на прием и...
   - Курьер, мать твою за ***!!! Уходи к земле!!! Ты на линии огня!!! Курьер!!! Отвечай!!!
   Я мгновенно бросил самолет в пике. А через пару ударов сердца облако в паре километров от нас и метров на пятьсот выше вдруг озарилось многочисленными зарницами. В воздухе пронесся знакомый шелест, и позади нас небо вспыхнуло огнем множества разрывов. Вражеские самолеты бросились врассыпную, сразу забыв про нас.
   "Изгнанник" вышел из-за облаков и открыл беглый огонь по самолетам врага. Я увидел, как от него отделяются до боли знакомые силуэты наших истребителей. Немного в стороне корабли Облачного города вступили в перестрелку с фрегатами эйрхатов. А из нашего двигателя вырвалось веселое пламя...
  
   Я был совершенно спокоен. Вокруг нас кипел бой. Истребителей врага было больше, чем наших. Земля была слишком близко, а "Изгнанник" слишком далеко. Времени на размышления практически не осталось.
   - Ирина!
   - Все позади! - радостно отозвалась девушка.
   - Ирина, - очень спокойно произнес я. - Слушай меня внимательно. Я сейчас выровняю самолет и подойду как можно ближе к побережью.
   - Что? Мы горим?!!
   - Ирина, слушай меня!
   - Д-да.
   - Отстегни защелки фонаря кабины!
   - Он отвалился и улетел!
   - Отлично! Сначала пусть Риесарха встанет на ноги и приготовится! Потом ты отстегни ремни! Когда я скажу, выпрыгивайте обе из кабины! Парашют не раскрывай! Пусть Риесарха поможет тебе приземлиться!
   - А ты?
   - За меня не переживайте!
   Конечно, Ирина мне поверила не сразу, но я, наверное, никогда в жизни не врал так убедительно и складно. Огонь быстро разгорался, и медлить было нельзя.
   - Давай!!! - заорал я.
   Я резко накренил самолет и в этот момент Ирина и Риесарха выпрыгнули. Ветер мгновенно унес их в сторону, но я успел заметить, что крылатая схватила Ирину и расправила белые крылья. Теперь осталось еще одно дело. Я опять включил радиостанцию.
   - Курьер, раздери тебя демоны, где ты?! - услышал я в наушниках резкий голос Рэлы.
   - Все в порядке! Падаю!
   - Что?!
   - Слушай внимательно! Княгиня выпрыгнула из самолета над джунглями! С ней крылатая, она не враг, а перебежчик! Любой ценой спасите их обеих!
   Высота падала, огонь разгорался. Едкий дым ел глаза, попадал в легкие, мешал дышать и видеть что-то перед собой. А правая нога болела все сильней.
   - Я поняла! Вижу тебя, держись!
   - Спасайте княгиню и крылатую!
   - Курьер!!! Все, кто рядом с ним, прикройте его! Облако, у нас проблемы!
   - Я слышу вас! - в эфире прозвучал голос Изабеллы. - Ирвин, бросай самолет и тоже прыгай. Мы подберем тебя.
   - Не могу, - честно ответил я.
   Конечно же, я не собирался рисковать жизнь из-за чужого самолета, но ничего не мог сделать. Ранение оказалась гораздо тяжелее, чем показалось сразу. У меня не было сил вылезти из кабины и выпрыгнуть, наверное, сказывалась потеря крови и отравление дымом. Кроме того, мне из последних усилий удавалось удерживать самолет в относительно ровном планировании. Отпусти я штурвал, и он наверняка сразу же свалится в штопор. Да и не умел я прыгать с парашютом, а учиться поздно.
   - Курьер!!!
   - Иду на вынужденную посадку! - крикнул я.
   Рация захрипела, зашуршала и перестала работать. Ноги стало припекать, а из-за дыма я уже практически ничего не видел. Казалось, что я падаю целую вечность, но взглянув на хронометр, я увидел, что с момента прыжка Ирины и Риесархи не прошло и двух минут.
   Сквозь дым и пламя я разглядел пляж. Узкая полоса песка между джунглями и морем. Двигатель уже не работал. Шасси я выпускать не стал, на такой поверхности садиться без них безопасней, чем с ними...
   От удара я на пару секунд потерял сознание... очнувшись, я понял что боль стала только сильнее. Теперь болела и не слушалась еще и левая нога. Я попытался отстегнуть ремни, но у меня не получилось. Тогда я достал нож и перерезал их. Затем попытался приподняться на руках, чтобы хотя бы просто перевалиться через борт и вывалиться из кабины, но от натуги я инстинктивно сделал глубокий вдох, заглотнул много дыма и рухнул обратно.
   Задыхаясь от дыма, я попытался еще раз, но пламя прорвалось через приборную панель в кабину. Одежда на мне загорелась. Я заорал, попытался сбить огонь и понял, что все это бессмысленно, а затем от боли и дыма я потерял сознание...
   ... опять сильная боль... резкий рывок... чей-то голос... женщина, зачем она так кричит... больно... нечем дышать... золотые волосы и глаза, голубые как безоблачное небо...
  

15 глава

   Больно... больно... сознание плывет... где я... что случилось...
   - Осторожней! Срежьте, наконец, эту одежду!
   - У него шок!
   - Укол .... !
   Сознание уплыло...
  
   Внизу все такое маленькое. Снежные пики гор, тонкие ручейки горных рек, игрушечные домики.
   - Мама! Мама! Смотри, мост!
   - Вижу, сына, не мешай.
  
   У всех вокруг кроме мамы есть еще и папа, а у меня нет. Никогда раньше я об этом не задумывался, но сегодня... ведро воды тяжелое, а тропинка к дому кажется такой длинной и крутой. И как только мама несет сразу два ведра?
   - Мам! А где мой папа?
   Мама вздрагивает и расплескивает воду. Почему-то она опускает голову и молчит.
   - Рано или поздно ты должен был спросить... Ирвин, твой папа погиб на войне.
   Война? Что такое война... это как в тех историях, в которых славные герои побеждают врагов?
  
   Взрослые опять ругаются. Я закрываю глаза и отворачиваюсь к стене, чтобы думали, что я сплю.
   - Не забывайся! Ты чужая нам! Если бы не твой сын - ноги бы твоей здесь не было, шлюха равнинная!
   Звонкий удар.
   - Ах ты тварь!!!
   Вскочив на ноги, я бросился на защиту матери. Соседка, вцепившаяся в волосы матери удивлено вскрикнула, когда я врезался в неё всем телом. На следующий день меня жестоко побили её сыновья, но я все равно не жалел об этом. Вскоре все запомнили, что мою маму нельзя обижать...
  
   - Он потерял много крови. Рана нагноилась, мы сделали что смогли, но боюсь, ничего другого нам не остается.
   Голоса доносятся откуда-то издалека... нет сил думать, о чем они говорят... так хочется спать...
   - Вы уверены?
   - Сильные ожоги на ногах и теле... Организм просто не справляется.
  
   Первый полет. Руки дрожат, по спине течет пот. Но в наушниках звучит спокойный, чуть хрипловатый мамин голос:
   - Расслабься, Ирвин, взлететь каждый дурак сможет, и в воздухе тоже держаться не сложно. Помнишь, что самое главное?
   - Приземлиться?
   - Ха! Еще ни один самолет не остался в воздухе. Главное не просто приземлиться, а так, чтобы после этого можно было еще раз взлететь! Желательно на том же самом самолете! Понятно?
   Еще бы не понять, мама. Это наш единственный самолет. Запчастей на него нет, топливо стоит дорого, а клану до нас никакого дела. Случись что с ним - мне до конца жизни вкалывать, не разгибаясь на чьей-нибудь шахте или каменоломне.
  
   - Видите? Выбора нет, действовать надо сейчас.
   Тяжелый вздох.
   - Он вас за это не поблагодарит.
   - Мне самому это не доставляет никакого удовольствия! Но выбора нет! Сестра! Хлороформ!
  
   В зале тишина. Все смотрят на меня. Кто-то осуждающе, кто-то с презрением, некоторые даже с радостью.
   - Ты все сказал? - спокойно, даже равнодушно спрашивает старейшина клана, старый седой горец сидящий на подушках на почетном месте.
   - Да! - с вызовом ответил я.
   - Пусть самолет оставляет и идет!
   - Он мой! - прорычал я, неосознанным движением выхватывая нож.
   - Ирвин-Ирвин, - качая головой, со вздохом произносит женщина стоящая рядом со мной. - Ты так ничего и не понял...
   В каменном зале прохладно и сыро, несмотря на жарко горящие дрова в очаге. На улице шумит сильный дождь.
   - Ирвин сын Ибриса и Тайлы, можешь идти своей дорогой, - с незаметной усмешкой произносит вердикт старейшина.
   Развернувшись, я вышел из зала. Больше меня ничего не связывало с родным кланом. Впрочем, он никогда и не был для меня родным. Они не приняли мою мать, да и меня тоже. Я так и остался для них полукровкой... сыном чужачки...
  
   Опять больно... сознание плывет...
   - Доктор! Давление упало, пульс нитевидный!
   - Срочно...! И два кубика... !
   Темнота...
  
   - Привет, - парень дружелюбно улыбается, вытирает о грязную штанину руку и протягивает её для рукопожатия. - Ты Ирвин? Я Альфред, твой стрелок и штурман. Очень приятно!
   - Стрелять умеешь? - спрашиваю я.
   - Из пулемета нет, а вообще да, но в основном по уткам да банкам.
   ....
   - Ал! Ал!! Ал!!!
   Едва самолет остановился, я выскочил из кабины и бросился к Альфреду, но было уже поздно. Парень висел на ремнях, безвольно опустив руки, а из трех дыр на груди лениво сочилась кровь. Мой первый напарник...
  
   Время от времени я ненадолго приходил в себя, но потом опять проваливался в тяжелое забытьё, наполненное полубредовыми видениями и обрывочными воспоминаниями прошлого. Из-за лекарств я почти не отличал явь от бреда и с трудом понимал, где нахожусь...
  
   Вторые сутки за штурвалом. От усталости слипаются глаза, а руки не слушаются. Давно пора приземлиться, чтобы отдохнуть, но негде... внизу везде враг. Да и в небе не лучше... повсюду патрули республиканцев. Их истребители барражируют выше облаков, поэтому мне приходится постоянно прятаться в тучах и бороться там с ветром и обледенением...
   К нужному месту я добрался в темноте. Дождь усилился, порывы шквалистого ветра бросали самолет в стороны, а внизу была лишь раскисшая от воды поляна...
   От удара зубы клацнули так, что я едва не откусил себе язык, а "касатка" отскочила от земли и подпрыгнула вверх. На второй раз получилось лучше...
   - Ирвин! Ты сдурел в такую погоду летать?! Какого демона тебе понадобилось?
   Хвала богам, он был на месте.
   - Да ты с ума сошел... - смертельно побледневший Арей смотрит на лежащую на столе худую раненую девушку. - Это же...
   - Да. Это именно она.
   - Но... как?!
   - Арей, нет времени! У тебя есть хоть канистра топлива?
   - Ты собрался лететь? Ты вконец одурел?! Да ты же на ногах не стоишь!!
   - Мне надо увести погоню... - покачиваясь от усталости, ответил я. - У меня есть план...
   План... я тогда и свое имя с трудом мог вспомнить, не то, что планы какие-то сочинять... ляпнул первое, что пришло в голову...
  
   Очнувшись, я долго лежал с закрытыми глазами. Меня разбудили чьи-то громкие вопли. Я слышал стоны, ругань и хороший такой храп, а главное - размеренный гул двигателей "Изгнанника".
   Открыв глаза, я попытался приподняться, но не смог. Во всем теле была сильная слабость, под повязками на животе сильно чесалась кожа, а когда я пошевелился, в левой ноге ниже колена вспыхнула острая боль.
   - Ирвин!
   Ко мне кинулась встревоженная Алисия. Она была в белом халате, запятнанном засохшей кровью, и платке, закрывавшем волоса.
  
   - Тихо, лежи, тебе нельзя напрягаться. Я сейчас позову врача!
   Оглянувшись по сторонам, я понял, что лежу на койке в самом дальнем углу корабельного лазарета. Там, где обычно размещали тяжелобольных.
   - Как вы себя чувствуете?
   У врача были такие круги под глазами, да и в целом он выглядел столь уставшим, что мне сразу стало стыдно от того, что я не помнил его имя.
   - А..г.. - из пересохшего горла вырвался лишь хрип, я откашлялся и попросил: - Можно воды... горло сильно пересохло...
   - Да, разумеется, - врач кивнул Алисии. - Вам сейчас лучше поспать, вставать ни в коем случае нельзя, у вас перелом ноги. Так что отдыхайте.
   Он сразу же повернулся и ушел. А я выпил стакан воды и сразу же заснул.
  
   На следующий день я уже окончательно проснулся. Во всем теле была сильная слабость, но мне хотя бы хватило сил на то, чтобы немного приподняться в постели. Алисия опять была рядом со мной.
   - Лежи! Тебя нельзя вставать!
   Я попросил её подвинуть подушку, чтобы лежать немного повыше. Даже это небольшое усилие меня вымотало. Откинувшись на спину, я разглядывал Алисию. Она заметно осунулась, даже похудела (хотя, казалось бы, куда ей худеть?), а под серыми глазами темные круги.
   - Ты сама, когда спала нормально? - спросил я. - Много раненых?
   - Очень, - тихо ответила Алисия. - Чтобы быстрее забрать тебя с пляжа, Изабелла опустила корабль и в этот момент сразу три снаряда попали по правому борту. Первые дни в лазарете никто почти не спал, времени очень не хватало. Сейчас уже полегче стало.
   - Долго я спал?
   - Пять дней.
   - Так долго? - поразился я. - Меня ведь всего-то немного обожгло!
   - Немного? - Алисия удивленно приподняла брови. - Ирвин, когда тебя принесли, врач предложил усыпить тебя. У тебя на ногах местами ожоги четвертой степени и...
   Она вдруг осеклась и отвела взгляд в сторону.
   - Что еще? - спросил я.
   - Перелом ноги, несколько ран и потеря крови.
   Я уже почувствовал какую-то странность, да и Алисия вела себя подозрительно. Я откинул в сторону одеяло и замер, до боли сжимая зубы, не давая крику вырваться... правая нога заканчивалась чуть ниже колена...
   В ушах раздался противный звон, а в глазах потемнело. Я понял, что не дышал несколько минут. Алисия что-то отчаянно говорила, пыталась меня успокоить, но её слова не доходили до меня.
   Я - калека. Калека...
  
   Несколько дней я провел, просто тупо глядя в стену. Меня расспрашивали врачи, Алисия постоянно прибегала и пыталась утешить, кажется, кто-то еще заглядывал. А я молчал и даже не поворачивал голову в сторону гостей. Мне пытались объяснить, что выбора не было, что организм просто не справлялся с чересчур сильными ожогами, осколок раздробил кость и что без ампутации я бы просто умер.
   Они не понимали, что мне было бы проще сгореть в самолете, чем жить теперь так... какой смысл жить калекой? Какой смысл жить, если больше никогда не сможешь взглянуть на облака сверху?
   Когда я немного набрался сил, от меня потребовали подробного доклада. И если Илия еще могла потерпеть, то вот Рэла ждать не желала ни минуты. Она оставляла меня в покое до тех пор, пока я не пересказал во всех подробностях, что именно я видел в городе эйрхатов. А потом заставила нарисовать его план и карту. Последнее было сложнее всего. Навигационный журнал сгорел вместе с самолетом, а я никогда не отличался хорошей памятью на цифры, поэтом смог назвать лишь примерные координаты.
   - Ну что ж, - немного разочаровано проговорила Рэла. - Хоть шерсти клок... с подбитой куропатки.
   Скрипнув зубами, я отвернулся к стене.
   - Да не скрипи как кровать под шлюхой в портовом борделе! Меня тоже сбивали и не раз.
   Я ничего не ответил. Рэла пожала плечами и вышла.
   "Изгнанник" шел полным ходом, видимо Изабелла спешила вернуться в Облачный город. Раненых постепенно выписывали, и в лазарете становилось спокойней. Мне несколько раз меняли повязки, и каждый раз врач говорил, что ожоги заживают довольно быстро.
   А я продолжал смотреть в одну точку... через какое-то время я даже думать перестал. Вообще никаких мыслей в голове не было. Я просто лежал, ел когда меня кормили, пил, когда предлагали воду и механично отвечал на вопросы, не задумываясь над их смыслом. И я даже не замечал, кто и зачем приходит ко мне...
   Конечно, меня пытались растормошить. Рэла однажды даже от души врезала, после чего её несколько врачей и медсестер силой вытолкали из лазарета. Заходили ко мне знакомые летчики и механики, все хотели помочь мне. А я все глубже и глубже увязал в депрессии.
  
   - Просто сесть на землю любой дурак сможет! Главное не просто приземлиться, а так, чтобы после этого можно было еще раз взлететь! Желательно на том же самом самолете!
  
   От напряжения у меня перехватило дыхание, потемнело в глазах и зашумело в ушах. Даже просто встать с постели оказалось тяжело. Отдышавшись, я, опираясь на стену, подтянул к себе костыли и встал на них. После долгого бездействия тело неохотно меня слушалось, под повязками зудела молодая кожа и... до боли хотелось почесать правую ногу ниже колена.
   Как ни странно, но меня никто не заметил. Выбравшись из лазарета, я медленно поковылял по коридору к лестнице. Отрезок пути, который я раньше проходил меньше чем за минуту, сейчас занял у меня минут десять. Причем мне пять раз приходилось останавливаться и отдыхать, прислонившись к переборке.
   Лестница оказалась для меня почти непреодолимым испытанием. Один раз я запнулся на ступеньке и упал. А потом долго лежал и собирался с силами, чтобы встать. В конце концов я приноровился подниматься по лестнице с помощью костылей и смог подняться на наверх и выйти наружу.
   От свежего воздуха, пахнущего морем, я захмелел как от крепкой выпивки. Я кое-как сел на палубе и положил костыли рядом. Над головой горели яркие тропические звезды. Вспомнив уроки Алисии, я прикинул, какой сейчас час, и понял что "Изгнанник" уже перешел экватор, а значит и что до Облачного города осталось недолго.
   Подумав об этом, я задумался и о том, что делать дальше. Хотя все было очевидно - собрать все имеющиеся у меня средства, если не хватит - занять у знакомых, и заплатить за хороший протез... плохо, что все собранные драгоценности пропали в сгоревшем самолете.
   Сидя на палубе, я задремал. Разбудил меня один матрос, он же помог мне вернуться в лазарет. Но в тот же день я перебрался в нашу с Алисией каюту. Врачи, конечно, пытались настоять на том, чтобы я долечивался под их присмотром, но особо не упорствовали.
   Лежа на своей койке, я часами наблюдал за тем, как Алисия работает над очередным платьем. Казалось бы, это мало чем отличалось от безделья в лазарете, но разница была огромна. Глядя на напарницу, я чувствовал странное спокойствие и уют.
   А в один прекрасный день Алисия меня сильно удивила. Она зашла в каюту, пряча за спиной какой-то сверток. Я сказал ей, что книги, которые мне дали, скучные и совсем неинтересные.
   - Ирвин, я тут... - Алисия вдруг зарделась и молча, протянула мне сверток. - Это тебе.
   Удивившись, я взял подарок и развернул его.
   - А...
   - Тебе не нравится? - испугано спросила Алисия.
   - Как ты узнала? - растерянно поинтересовался я. - Ты сама все это вышила?
   У меня в руках была темно-красная мужская рубаха с традиционной вышивкой горных кланов. И это была не просто вышивка! Узор говорил, что это рубаха вольного бродяги и воина, покинувшего свой клан! Я тут же слез с кровати и надел её.
   - Так как ты узнала?
   - Илия подсказала, - смущенно ответила Алисия. - Тебе нравится?
   Вместо ответа я обнял её и едва не упал вместе с ней на пол.
   - Извини.
   - Ничего страшного.
   - Спасибо, мне никто не дарил таких подарков. Мне вообще мало кто дарил подарки.
   От моих слов Алисия обрадовалась и еще сильнее покраснела.
  
   Изабелла сказала, что оплатит мое лечение и установку протеза. Но я все равно каждый день тратил по нескольку часов на прогулки по кораблю на костылях, а вскоре даже стал сам ходить на ужин в кают-компанию. Правда при этом меня всегда сопровождала Алисия. Её забота была такой трогательной.
   Остальные ко мне относились как-то по простому. Брюгге ворчал, что я отлыниваю от работы, механики жаловались, что им не хватает моей помощи. Рэла однажды хлопнула меня по плечу и сказала:
   - Молодец, что не раскис. Честно сказать, если бы ты и дальше лежал на койке и изображал умирающего лебедя, я бы сильно в тебе разочаровалась.
   А Фертах и вовсе не стеснялся шутить надо мной:
   - Зато тебе на одной ноге не нужно ногти стричь. Да и вообще, паек тебе можно урезать.
   - Это почему же?
   - Как это почему? Ты стал меньше, так что и жрать тебе можно меньше!
   А вот Ирина ни разу не заглянула ко мне. Как мне сказали, они с Илией день и ночь сидели в каюте и чем-то занимались. Изабелла запретила беспокоить их и даже еду лично носила им.
   В целом, жизнь налаживалась. Пока я не спросил про Риесарху...
  
   - Вот, полюбуйся, - насмешливо произнесла Рэла. - Ты молодец, мы ведь и не надеялись живьем поймать кого-нибудь из этих тварей.
   Я молчал. Риесарха меня не видела. Она стояла, опустив голову, на коленях в тесной каморке. Руки её были скованы кандалами и за цепи подвешены к потолку, на ногах тоже были оковы, а на шее висел тяжелый ошейник. И словно бы этого всего было мало, её еще и раздели догола, грубо обстригли, обрезали перья на крыльях...
   Рэла что-то говорила, но я не слышал её. Во рту пересохло, руки дрожали, а кулаки сжимались сами собой. Я смотрел на Риесарху и не мог отвести взгляда...
  
   - Ирвин! Ирвин!!
   Никогда не думал что на костылях можно так быстро бежать. Ничего не понимающая Рэла пыталась меня догнать, но я ей не отвечал. По дороге мне попалась Ирина.
   - Ирина!
   - Чт.. о, Ирвин, привет. Извини, я, - княгиня с явным раскаянием на лице отвела взгляд в сторону.
   - Ты знаешь, что с крылатой сделали?!
   - Ты чего? - испугано спросила Ирина.
   - Ты видела, что с ней сделали?!
   - Да, но что случилось...
   - Ты еще спрашиваешь?! - заорал я. - Пошли к Изабелле!
   - Зачем?
   - Действительно, зачем я тебе понадобилась?
   Прямо передо мной стояла Изабелла в своем обычном наряде. За ней маячил Брюгге. На шум прибежали и другие люди, в том числе и Алисия.
   - Капитан, это как понимать?!
   - Что именно? - насмешливо спросила Изабелла.
   - Почему с Риесархой так поступили?!
   - Даже не знаю, - явно насмехаясь надо мной, протянула она. - Хм, может быть, потому что она враг?
   - Она помогла нам! - рявкнул я. - Без неё мы бы не сделали и половины того сделали! Она не пленник!
   - Нет, она именно пленник. И не будь она столь ценна как источник информации - я бы лично перерезала ей глотку.
   Изабелла Мора говорила мягким мелодичным голосом, но Брюгге и Рэла побледнели и инстинктивно выпрямились. Остальные свидетели стали бочком отходить подальше. В глазах капитана светилась странная и непонятная ярость, смешанная со злостью.
   - А ты что молчишь?! - я резко спросил у Ирины.
   От моего взгляда княгиня отшатнулась назад.
   - Ирвин, но она же на самом деле наш враг.
   - Ты же мне сама говорила, что она не опасна! Риесарха впустила нас в свой дом, прикрыла нас!
   - Да, и чем это для неё закончилось? Я не хочу повторять её ошибку.
   Я осекся и замолчал. Изабелла насмешливо смотрела не меня.
   - Ну, что еще скажешь, горячий горец?
   - ...
   - Ну, говори же. Ты так рвался поговорить со мной, напугал Рэлу и Ирину, а теперь стоишь и молчишь?
   - Какая же ты дрянь...
   От пощечины я потерял равновесие и упал на спину, сильно ударившись затылком о металлическую переборку. Похоже, что я потерял сознание, потому что когда пришел в себя, то все стояли по-другому. Ирина и Рэла сидели возле меня, а Алисия кричала на Изабеллу.
   - Смотри, пришел в себя твой горец, ненаглядный, - презрительно бросила Изабелла.
   Я оттолкнул Рэлу и Ирину и сам поднялся на ногу.
   - Ох, какой взгляд хороший, - промурлыкала Изабелла, ближе подходя ко мне. - Нравится, когда тебя женщины бьют? Еще хочешь?
   Брюгге попытался отвлечь её, Рэла сунулась было встать между мной и Изабеллой, но отшатнулась от её взгляда. А я с ненавистью смотрел прямо в её черные глаза...
   - Зря вы так поступили, капитан, - медленно проговорил я. - Это подло.
   - Что подло, мой хороший? Подло надежно охранять врагов? Подло сражаться с врагами? Или подло наказывать непонятно что возомнивших о себе наемников?
   Изабелла подошла так близко, что я чувствовал её разгоряченное дыхание.
   - Подло мстить беззащитным, - очень тихо ответил я. - Подло мстить тем, кто не виноват в ваших бедах и при этом еще и беззащитен.
   - Вот как? Ты морали будешь мне читать? - она отступила назад и подняла правую руку.
   - Нет, - я ухмыльнулся. - Но Риесарха не ваша добыча, а моя. И мне решать, как с ней поступать, а не вам.
   Изабелла громко и звонко рассмеялась. Смеялась она одна.
   - Ой, насмешил меня. Ладно, сделаю скидку на то, что ты ранен и прощу тебя. На первый раз. Его добыча...надо же... щенок, у тебя есть корабль? Или может быть за тобой стоят люди? Сколько у тебя наемников? А? На этом корабле ты мой подчиненный. И все твое, кроме обосраных трусов, принадлежит мне. Тебя даже лечат за мой счет!
   От злости и осознания беспомощности хотелось кричать. Что я мог сделать, стоя на костылях на чужом корабле? Одно слово Изабеллы - и меня могли просто выбросить за борт. Тот же Брюгге легко так бы и сделал, несмотря на то, что еще вчера мы вместе сидели за одним столом. В поисках поддержки, я взглянул на Ирину, но и она отвела взгляд в сторону...
   - А это ведь именно она спасла меня, вытащила из горящего самолета, - произнес я. - Да, корабль был твой, и самолет тоже. Но ведь это я рисковал жизнью там! Это меня могли поймать в плен! Пока ты тут отсиживалась! Сколько было у нас шансов вернуться?! Но я полетел, потому что ты, капитан, сказала, что так надо! И я полетел и не задавал лишних вопросов! И когда горел в самолете, я не задавал лишних вопросов и не боялся!!! Меня волновало лишь то, чтобы все не оказалось напрасно! Чтобы Риесарха попала тебе в руки! Чтобы ты узнала все что нужно о ТВОИХ врагах! За твою месть я свою ногу отдал и не жалел до этого дня!!! И теперь ты мне так отвечаешь, капитан?! Да засунь себе это золото в задницу... вместе с протезом.
   - Пошел вон, - коротко бросила Изабелла. - Как только мы придем в Облачный город, ты заберешь свое ведро с гайками, все свои вонючие тряпки, получишь расчет у казначея и уйдешь. Тебе понятно?
   - Более чем, - я ухмыльнулся. - Костыли можно забрать с собой или прикажешь ползком убраться?
   Изабелла молча отвернулась и ушла. Тяжело покачав головой, Брюгге тоже отвернулся и ушел.
   - Ирвин, я... - робко обратилась ко мне Ирина.
   - Удачи, вам, ваше высочество, - равнодушно ответил я.
   Княгиня несколько секунд стояла, а потом резко развернулась и убежала.
   - Ирвин, зачем ты...
   - Командир, она вытащила меня из горящего самолета. Она спасла мне жизнь, а ей обещал свободу и хорошую жизнь здесь. Понимаешь теперь, кто я благодаря вам?
   Рэла тоже ушла. Алисия подошла и подала мне костыль.
   - У тебя кровь идет и может быть сотрясение. Пошли в лазарет.
   - Нет, в этой больнице больно дорогое лечение...
   - Тогда пошли в каюту, я сама все сделаю.
   - Ты тоже думаешь, что я дурак? - с необычной для себя самого тоской спросил я.
   - Ты мой напарник, - тихо ответила Алисия. - Я всегда на твоей стороне.
   Напарник... недолго нам осталось быть напарниками. Алисия ведь тоже член команды "Изгнанника". А мне, в который уже раз приходится все бросать и уходить...
  

Эпилог

   На горизонте показались окутанные дымкой смога башни Облачного города. "Изгнанник" неторопливо плыл к нему, рассекая корпусом остатки утреннего тумана. Жаркое южное солнце все выше поднималось в ярко-синем и безоблачном небе.
   Изабелла лениво пила свежезаваренный кофе и размышляла о первоочередных делах. Риесарха в камере проклинала людей, обманувших её, и переживала за свой город. Мрачный как туча Ирвин Тродсон стоял на палубе, опираясь на костыли, и думал о том, что готовит ему будущее...
   Далеко на востоке флоты Темной империи Радек и Северной республики, словно две стаи хищников, с настороженным видом ходили вокруг маленьких клочков земли посреди океана, готовясь к смертельной схватке. А далеко на юге эскадра эйрхатов выступила в поход на Облачный город.
   Тем временем в своей каюте зверочеловек-полукровка Илия закончила перевод книги эйрхатов. Испуганно-ненавидящим взглядом она смотрела на записи в своем дневнике, пушистые уши её были прижаты, как у рассерженной кошки, а сама она шипела...
   - Неправильно... это все неправильно... мы где-то ошиблись. Ошиблись...
   Утренний ветер нес запах пороха и далекий отголосок барабанов войны...
  
   Конец первого тома.
   Сентябрь 2017 - август 2018.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"