Гуйда Елена Владимировна: другие произведения.

Шустрая Кэт. Курс второй

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наглость и предприимчивость - второе счастье. Скажете - нет? Да, ладно! Мы ж не первый день с вами знакомы. Но если вы еще сомневаетесь... Тогда я, Кэтрина Бирм, единственная живая представительница рода Ролденов, и самая известна личность в Квартале Семи Висельников, ну или просто Шустрая Кэт, докажу вам, что ваши сомнение полностью напрасны. Что летняя практика еще не повод называть меня неучем. Династический брак Высочества - не охотиться на волкодлака. А одна попойка... так. Ладно. Главное не унывать, доверять интуиции и соблюдать баланс магических и физических сил. Сама книжка Первая часть Вторая часть

  ЧЕРНОВИК!!!
  
  
  
  Шустрая Кэт. Курс Второй
  
  
  
  Глава 1. Проклятые болота
  
  
  
  Чёрт! ЧЁРТ! ЧЁРТ!!!
  
  Знаете, до сего дня я и не подозревала, насколько ненавижу болота.
  
  Особенно Проклятые.
  
  Вы даже не представляете, насколько это ужасное место. Да кладбище, на котором хоронят останки некромантских опытов после нашествия на него студентов второго курса во время сессии, выглядит безобидней.
  
  Чвякающая, стонущая и вздыхающая, залитая зеленоватой плесневелой водой местность. Жара и духота. Вонища, как из сточной канавы Квартала Семи Висельников. Одинокая растительность искорёжена до такой степени, что невозможно понять, что оно такое в изначальном замысле Единого. Зато грибов здесь было видимо-невидимо. Каких хочь. И самых невиданных расцветок, от типичных коричневых боровиков и красненьких мухоморов до каких-то синюшных, ядовито-зелёных и зловеще-чёрных. Почему-то именно их хотелось обходить по большой дуге. Не спрашивайте, почему, это был этот... иррациональный страх перед неизвестным. О!
  
  Да что там грибы. Здесь только комары были таких размеров, что казалось - стоит им только на тебя сесть, и заработаешь если не перелом позвоночника, так растяжение какой-нибудь мышцы - точно. Даже герр на особо жёсткой диете не наводил на меня такой жути, как эти птицеобразные насекомые, провожающие нашу разномастную стайку голодными взглядами из кустов.
  
  - Знаешь, я прям боюсь представить, как выглядят лягушки, которые ими питаются, - призналась я шёпотом Высочеству, кивнув на комара, не сильно уступающего размерами упитанной канарейке.
  
  - Честно, я тоже впечатлён, - поморщился Эвер. - Как-то не так я представлял себе летнюю практику.
  
  На что обладающий уникальным слухом магистр Дорк насмешливо хмыкнул, наблюдая за тем, как увлеченно спорят между собой три ведьмы, обступив какой-то лиловенький в ядовито-зелёную точку гриб, по форме напоминающий вешенку.
  
  - Я говорю тебе, что это Асвадиус Короватис - гриб фиолетовый семейства Перебегающих! - ткнула пальцем в даже не подозревающую о таком родстве мимо пролетающую ворону рыжая кучерявая ведьма. Птица на это возмущенно каркнула и поспешила ретироваться, дабы не обозвали как похуже. И только обсуждаемая вешенка не отреагировала на обидное прозвище совершенно никак.
  
  - Ну да! Хочу посмотреть, как ты из этого Асвадиуса приворотное зелье варить будешь, - насмешничала брюнетка, откинув за спину толстую длинную косу и скрестив руки на груди довольно внушительного размера. - Во-о-он им как раз попрактиковаться не на ком, - мотнула она головой в нашу сторону.
  
  - А мне кажется, что Ивильга права, - встряла в спор блондинка, свесившись над поганкой и звучно потянув носом, видимо, решив если не на глаз, так на нюх определить степень её родства с Перебегающими. - Просто из-за повышенной влажности точки на шляпке выцвели и приобрели такой нетипичный окрас.
  
  - Этот нетипичный окрас обеспечит привораживаему типичный по... пищевое отравление, - не оставляла надежд вразумить коллег брюнетка.
  
  - Уже начинаю бояться за мужскую половину группы! - хмыкнул магистр Дорк, растянув губы в предвкушающей улыбке.
  
  Ставлю золотой против драного башмака, сейчас он представлял, как это трио ведьм-недоучек гоняется за нашими парнями, упрашивая попробовать их свеженькое, вкусненькое и очень полезненькое варево.
  
  Упомянутая половина, представив примерно то же, заметно вздрогнула и как-то синхронно сглотнула, видимо представив ЧТО им грозит продегустировать.
  
  - Думаете, они начнут на нас ставить опыты? - ужаснулся Алек, скосив глаза на спорящих ведьм и впервые за несколько дней практики проявив живейший интерес хоть к чему-то.
  
  - Уверен, - кивнул куратор и ухмыльнулся, не то предвкушая созерцание результатов этих опытов, не то... а чёрт его знает, что он себе там представлял, но точно ничего хорошего. Иначе бы так злорадно не ухмылялся.
  
  - Я бы на вашем месте так не радовался, магистр Дорк. Вы, между прочим, тоже числитесь в самых завидных женихах Объединённых Королевств, - поддел магистра некромантии Его Высочество наследный принц.
  
  Куратор задумался, и настроение его немного ухудшилось. Но через несколько мгновений всё же мотнул головой:
  
  - Не. Начнут с вас. Вы моложе, красивей и перспективней, - изрёк твёрдо уверенный в своей абсолютной безопасности магистр. - А пока на вас будут тренироваться - я успею приготовить антидот. Ну или не успею. И тогда Бирм покажет нам всем, как поднять труп, при этом не задев природные потоки тёмной магии. А то скучно как-то, честное слово. Заодно, в случае если Бирм облажается, проверим физподготовку тех, кто останется в живых после экспериментов факультета ведовства. Кругом сплошная выгода и практика.
  
  - Это можно расценивать как покушение на венценосную особу? - высокомерно задрал нос Кислый.
  
  - Это можно расценивать, как практику, студент Кодх! Если мне не изменяет память, Его Высочество, как и любой другой студент, там карлякнули на договоре свою драгоценную подпись под пунктом 'Претензий к администрации не предъявлять, если травмы были получены в результате обучения'.
  
  - Имелось ввиду - 'обучение'... - всё же попытался оспорить приговор Ревель.
  
  Эх, знал бы он Дорка чуть лучше, то не рыпался бы даже.
  
  - А разве это не часть обучения? Вот будете тренироваться бдеть, мои драгоценные. Самая большая ошибка хорошего вояки - это то, что он твёрдо уверен в том, что основная опасность исходит с вражеского лагеря. На деле же кухарка, решившая, что протухшее мясо ещё не повод ходить голодным, обезвредит вашу армию быстрее, чем стихийник, наславший на вас огненные смерчи. Ни один боевик не сможет сконцентрироваться и призвать оружие, если единственной его мыслью будет - как бы не опозориться на глазах у своих сослуживцев и до каких кустов бежать, чтобы не наткнуться на своего боевого товарища.
  
  - Призыв оружия? - придвинулась я поближе, припомнив, что так и не выспросила у боевиков, как выглядит их магия. - А это что такое?
  
  - Бирм, твоя любознательность меня просто радует и умиляет, - почти ласково оскалился Дорк. - Давай-ка ты полюбопытствуешь в пределах своей специализации, а? Ну-ка, золотая моя, обозначь потенциально опасные для проведения некромантского ритуала места в этом прекрасном заповеднике редкой флоры и фауны.
  
  И кто меня за язык тянул?
  
  Ладно. Как там учил меня Рикар...
  
  - И не смей переходить в Тень, - между прочим, добавил куратор.
  
  Вот... тьма.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Можно было бы повозмущаться. Заявить, что это особенность моего дара и... заработать ещё какое невыполнимое условие. Потому лучше молча сделать что говорят и не выпендриваться.
  
  Я окинула взглядом местность. Над лужами, кочками, поросшими острой тонкой осокой и одинокими зарослями густого камыша, лентами и клочками навис зеленоватый, не внушающий душевного спокойствия, туман. Между прочим, именно он придавал чёрным трухлым корягам особой зловещести.
  
  Вдох-выдох. Было такое чувство, что здесь куда ни глянь, везде - потенциально опасные места. Всё бы ничего. Задание было не то чтобы аж  прямо сложное, но меня сбивали с настроя спорящие ведьмы и скрытничающие боевики. И вообще, что это за государственная тайна такая...? Чёрт. А ведь и правда может быть государственная тайна. Как-то я не подумала раньше. Всё ж Высочество и Мастер Меча, а не просто Рыжий и Кислый.
  
  - Би-и-ирм! Ты там решила заночевать? - окончательно сбил меня наставник. - Учти, родная моя, здесь водятся очень редкие, почти вымершие к бесам рогатым виды животинок, охочие до таких вот неосторожных молоденьких магесс.
  
  - Знаете, магистр Дорк, - процедила я, сквозь зубы, - меня просто до глубины моей бессмертной души радует, что вы так заботитесь о моей скромной особе.
  
  - Знаешь, Бирм, - как-то слегка меланхолично передразнил меня магистр, - в тебе есть всё, что угодно: харизма, невообразимая везучесть, живучесть, способность правильно оценить ситуацию и попользовать её с наибольшей для себя выгодой. Но в тебе никогда не было скромности, родная моя. Как, впрочем, и совести.
  
  ЧТО?! Это во мне скромности нет?! Ладно. Во мне действительно скромности ни грамма. Но нельзя же так открыто об этом говорить девушке. Милка после такого объявила бы магистра своим кровным врагом до конца жизни (неважно, чьей, но непременно до самой гробовой доски). А совесть я, между прочим, старательно в себе взращиваю. Она пока маленькая и хилая, но есть же. А вот ещё парочка таких комплиментов - и засохнет к чертям собачим. Без возможности восстановления.
  
  Нужно ли говорить, что после этого, я сосредоточиться не смогла совсем. Задание не выполнила и была награждена внеочередным дежурством у костра.  А вы уже знаете, как сильно я 'люблю' физический труд в любых его проявлениях. Вот то-то же. Море энтузиазма.
  
  Ладно. Я красивая, умная, везучая, и ведьмы так плотоядно стреляют глазками в парней, что душа радуется. А это значит что? А значит это то, что у меня появился реальный шанс спихнуть на них приготовление ужина, заработать пару сребреников и загрызть свою находчивость сухарями и вяленым мясом - вместо нормального ужина. Хотя, положа руку на сердце, в моём исполнении ужин был бы ничем не лучше, чем приворотное зелье из неизвестного гриба как результат творческого процесса ведьм. По крайней мере, эффект от того и другого мог бы не сильно отличаться.
  
  По правде сказать, из нашей подгруппы отменным кулинаром оказался только Кислый. Ну и Дорк, наверное, если бы взялся за этот неблагодарный труд хоть раз. Но надрываться на благо студенческого сообщества он почему-то не очень спешил, а вот критиковать стряпню умудрялся так, что даже Высочество мученически закатывал глаза.
  
  Мне было совершенно наплевать. Хотя вру. Сейчас я бы с радостью променяла самую изысканную стряпню придворного повара на булки с маком и фруктовый чай в исполнении герра и их поглощение в компании с Абрахамом.
  
  Вот так...
  
  
  
  ***
  
  
  
  Ковыряясь вечером в тлеющих углях костра, я думала о том, что практика малость не задалась.
  
  С самой... лошади. Точнее, того четверокопытного зубатого пегого монстра, которого Абрахам нежно звал Ромашка.
  
  От ромашки у животинки было только имя, которое я вообще не понимаю, какой слепой слабоумный ей дал. Если бывший хозяин, содравший с Его Змейшества шестнадцать золотых только за породу, уповал на её послушность и спокойный нрав, то он жестоко обманул некроманта, подсунув ему самого страшного демона Ада, повязанного с самой упрямой ослицей Объединённых Королевств. Да что там Королевств, всего континента так точно.
  
  - Ты издеваешься? - взвизгнула я, оценив щедрый подарок магистра к началу практики и сделав уверенный шаг назад.
  
  Пегое чудовище стояло во дворе особняка магистра Волена, жевало свежевыстиранную рубашку отвлёкшегося в этот момент герра и косило на меня плотоядным взглядом, намекая на то, что не все лошади одной травой да овсом сыты. И я ей верила. Вот прям - без слов и сомнений.
  
  Вообще, с верховой ездой у меня так и не сложилось.
  
  Чёрный Гром Абрахама помимо того, что издевался надо мной с особой жестокостью, совершенно не желая слушаться, так ещё и постоянно норовил цапнуть за всё, до чего мог дотянуться. И этим очень радовал хозяина, который не упускал ни малейшей возможности прокомментировать мои тщетные попытки то ли договориться с лошадью, то ли её задушить тут же на месте, чтобы не мучилась сама и меня не мучила. Гром возмущенно фыркал и плясал, подбрасывая меня, аки мешок с зерном. В общем, вы поняли, да? Куча впечатлений и ни одного позитивного.
  
  Как оказалось, Гром был ещё образцом послушания по сравнению с Ромашкой. Потому как эта гадина, помимо как жрать и показывать свой адский норов, больше ни на что не была способна. И тот единственный день, что мы ехали от столицы до Проклятых болот, я запомню на всю свою оставшуюся жизнь. К вечеру я была твердо уверена, что самое моё любимое блюдо - колбаса. И непременно из конины. Честно-честно. У меня болели ноги, спина, задница и язык, который я прикусила, силясь оторвать свою... прости Единый... лошадь от попавшейся на её пути морковной грядки.
  
  Потому занюханный постоялый двор, выживающий, судя по всему, за счёт полного отсутствия конкуренции, корыто с горячей водой, над которым пыталась пофыркать рыженькая ведьма, и хоть какая постель, показалась мне самым прекрасным, что произошло со мной за тот треклятый день.
  
  И совсем неважно, что утром я чесалась, потому как на мне постоловались все вши и клопы Объединённых Королевств. Это же такая мелочь по сравнению с ужасом, что ждал меня на конюшне.
  
  Можете себе представить всю степень облегчения и радости, которые я испытала, передав эту милую животиночку в руки конюха постоялого двора 'Три сосны', после того как куратор осчастливил нас заявлением, что дальше только пешком. Ибо по болоту верхом совсем никак.
  
  Ну если честно, то счастлива была я одна. Но то такое...
  
  Впрочем, дальше всё так нормальненько пошло.
  
  Наша разномастная компания уверенно продвигалась по болотам. Ведьмы по пути обеспечивали себя запасами и сырьём, боевики бдели на случай нападения неведомых тварей, которых, по словам Дорка, водилось здесь в избытке. Хотя тут, конечно, уверенным на все сто быть нельзя. Потому как магистр некромант жуть как любил наводить на нас страх и ужас. Оттого ведьмы стали малость дёрганными. Боевики напряжёнными. А мы с Алеком и похуже видели и слышали. От куратора так точно.
  
  Странно было другое - почему нас, разнофакультетных, скинули на Дорка? На этот вопрос он честно ответил, что это эксперимент. А рыженькая ведьма после этих слов затараторила молитву Единому, затравленно озираясь по сторонам.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Болото ночью оказалось ничем не лучше, чем болото днём. Стало не так жарко и почти не душно. Зато все эти звуки, искажённые эхом и усугублённые ночным мраком, заставляли подниматься волосы на макушке.
  
  Ну а так, в общем, ничего. Парни жевали сухари и запивали водой из фляг, ведьмы изображали оскорблённую невинность, но сваренную собственноручно кашу всё равно не ели. Дорк - дремал, облокотившись о единственное на маленькой, но сухой полянке дерево. А я ковырялась в краснеющих углях веткой, сидя на поваленном дереве и жалея несчастную, но частично отомщённую себя.
  
  - Кэт, ты чего такая задумчивая? - присел на корточки по другую сторону затухающего кострища Эвер.
  
  - Открываю в себе новые особенности характера, - проворчала я, стуча вспыхнувшей веткой по углям. - Например, вот сейчас я поняла, что жуть какая выносливая и почти не обидчивая. А ещё бессовестная.
  
  Эвер улыбнулся и переместился ко мне, плюхнувшись рядом на колоду.
  
  - Обиделась? - спросил он, обняв меня за шею и притянув к себе.
  
  - Да нет, что ты? - поморщилась я, растянувшись на колоде и умостив голову ему на колени. - И вообще, по толщине и непробиваемости кожи могу дать фору вымершим драконам. Ты же в курсе, где я воспитывалась. Лучше скажи, чего ты такой рассеянный в последнее время?
  
  Эвер, поморщившись, перехватил мою руку и забрал тлеющую ветку.
  
  - У отца очередной приступ на тему династического брака. В этот раз мы заключаем военный союз с Листией, - нехотя поделился он, ковыряя в углях моей веточкой, которая снова послушно вспыхнула. - Я не маленький и понимаю, что однажды всё же придет время заключить мир с Тасаверийскими островами или подкрепить - с любым из королевств континента Ливерсил. Но так не хочется.
  
  - Всё так плохо?
  
  - Ты даже не представляешь, насколько. Знаешь, если бы хоть одна из принцесс, которых мне сватали, была похожа на тебя, женился бы - не раздумывая. Но...
  
  - Ой, да ладно! С каких это пор наследный принц подлизывается к нищей воровке без рода и племени? - улыбнулась я. - А если серьёзно, то в стенах Академии тебе бояться нечего. Студенты неприкасаемы даже для короля.
  
  - Ой, Кэт. Тебе ли не знать, как это всё относительно. Корона имеет сильное влияние на магистрат, магистрат - на Академию... уловила? Да и вообще, есть такое понятие как долг. И от него никуда не денешься.
  
  - Да-а-а, дерьмо дела. Ну ты не волнуйся. Что-то придумаешь, как-то выкрутишься. Его Величество - не зверь же какой.
  
  - Угу. Он старый интриган и слишком хороший политик, - поморщился наследное Высочество. - И... Кажется, моя будущая жена в это самое время поступает в нашу Академию.
  
  - Да ладно?! - вскочила я. - Хотя что-то в этом есть...
  
  - Угу. Проблема в том, что она, как и я, не афиширует своего происхождения. Последний и единственный раз листийскую принцессу я видел, когда ей было три года. И потому кого именно прочат мне в супруги - неизвестно.
  
  - Так. Ты мне это брось. По ходу дела разберемся. И обязательно выкрутимся. На меня можешь рассчитывать, если что. Тем более - я тебе должна, а долги я не люблю ещё больше, чем непонятные ситуации с кучей неизвестных. Всё будет хорошо. Зуб даю!
  
  Эвер улыбнулся и хотел что-то сказать, но из темноты вдруг совершенно неслышно показался силуэт хиленькой девчушки, прервав наш преинтереснейший разговор.
  
  - Здравствуйте! - поздоровался ребёнок, неловко переминаясь с ноги на ногу.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Так сразу сложно было сказать - сколько ей лет, но явно маловато для того, чтобы шастать ночью по болотам. Может, пять, может, и того меньше. Красные отблески углей делали её промокшую рубашку и бледное личико чуть розоватыми, играли красными искрами в её тёмных глазах. Мокрые волосы сосульками свисали до плеч. А синенькие губы однозначно давали понять, что ребёнок замёрз к демоновой бабушке.
  
  - А вы не видели мою маму? - пропищала девчушка. - Я потерялась. И ищу маму. Вы не знаете, где она?
  
  И так жалостливо она это говорила, что даже видавшая разное я чуть было не прослезилась.
  
  Что уж говорить о Высочестве?
  
  - Мы не видели твою маму, но ты можешь подождать её здесь, - вскочил он, намереваясь усадить девчонку у костра.
  
  - Нет! Я лучше поищу маму! - сделала шаг назад девочка.
  
  Что-то нехорошее, тревожное, шевельнулось у меня внутри.
  
  - Стой! Стой, кому говорю, - вскрикнула я, вцепившись в рукав Эвера и мгновенно переходя в Тень.
  
  И не зря, я вам скажу.
  
  Вокруг дышала и ластилась ко мне тьма. Извивалась змейками и уже привычно цеплялась за руки, заползала в рукава...
  
  Убаюкивала.
  
  Усилием воли я сбросила с себя её цепкие щупальца, сосредоточившись на незваной гостье.
  
  Твою ж ты... прости Единый.
  
  То, что мы так опрометчиво приняли за заблудившегося ребенка, на деле оказалось обычной нежитью. Ну, может, не совсем обычной, но нежитью - однозначно. Чёрным сгустком с красными огнями глаз в сером пространстве Тени, в которой никогда не было дня или ночи.
  
  И только я настроилась избавиться от неё самым доступным для меня методом, как прямо перед моим носом пролетело что-то, искрясь, переливаясь всеми цветами радуги и, едва коснулось девчушки, вспыхнуло так, что ослепило меня даже здесь.
  
  Беса тебе в... ухо! Какого демона это вообще было?
  
  Тьма мягко вынесла меня в реальность, но я всё так же стояла, согнувшись, почти ослепнув и витиевато, в красках и не стесняясь в выражениях, которых мне и знать не положено, рассказывала всё, что я думаю о том, кто так изысканно и осторожно решил избавиться от поздней гостьи.
  
  В паре шагов визжала, как недорезанный поросенок, нежить. Притом так, что мне грозило не только ослепнуть, но и оглохнуть в чёртовой бабушке.
  
  - Бирм, мать твою... мы уже поминали! - прошипел куратор. Злой. Мне даже видеть его не нужно было, чтобы понять, что злой, как разбуженный посреди дня вурдалак.
  
  - Что вы к моей матери пристали? - моргая и уже мысленно, но не менее эмоционально, костеря своего благодетеля, спросила я. - И вообще, я ни при чём...
  
  - Вот и плохо, что ни при чём. Ты мне скажи, в каких облаках тебя носило на лекциях по болотной нечисти?! Я что, зря воздух сотрясал?! А?
  
  - Ничего не зря. Я просто не успела...
  
  - Не успела она. Скажи спасибо студентке Кидран...
  
  - Спаси-и-ибо! - протянула я, отвесив шутовской поклон и тем самым выражая всю степень благодарности за столь неожиданную и своевременную помощь.
  
  - Не паясничай, двоечница... Если бы не ведьма, то ты уже бы таскалась по болоту за кикиморой, пока не плюхнулась в трясину. Я неделю... НЕДЕЛЮ им рассказываю о технике безопасности...!!
  
  - Я не двоечница...
  
  - Это как раз поправимо, - вздохнул Дорк, тяжело вздохнул и махнул рукой, мол: что с вас, неучей, взять можно.
  
  В этот момент я как раз проморгалась и даже вытерла заливающие всю мою физиономию слёзы.
  
  - Всё, очухалась? - участливо спросил куратор и после моего не совсем уверенного кивка рявкнул: - Студенты-некроманты - сюда.
  
  Не знаю, из-под какой болотной кочки выпрыгнул Алек, но возле магистра он был быстрее, чем я вздохнуть успела. За ним так же быстро материализовался Кислый с факелом, освещая наши растерянные и злющую магистра... пусть будет лица. - Итак, моё разочарование. Лучшие студенты группы, инициированные некроманты, которых обставила ВЕДЬМА. Мой личный позор...
  
  - Может, хватит? - несмело квакнула я.
  
  - Это я решу, когда хватит! - рявкнул Дорк так, что заткнулись неумолкающие сутками лягушки, решив, что брачные игры могут и подождать до более благоприятной экологической обстановки. - Ладно... значит, смотрим сюда, неучи. Это, - ткнул он пальцем в корчащееся пищащее нечто, - совсем юная кикимора. Манюсенькая, раз не побоялась явиться к огню и не почуяла магов. А это значит... что это значит Бирм?
  
  - Что нам повезло? - сглотнув вязкую слюну, сказала я.
  
  - Ну как вариант, - согласился Дорк. - Это вообще значит, что прежде чем раздвигать ноги, нужно думать головой. А эта дамочка - результат того, что кто-то решил избавиться от нежелательной беременности, скорее всего. И ещё... то, что вы мне зачёт по нечисти пересдавать будете. ОБА!
  
  - И что нам с ней делать? - как-то растерянно спросил Алек, уже привычный к эмоциональности нашего наставника.
  
  - Хороводы вокруг неё водить, - зло сказал магистр. - Бирм, что делают в таких случаях?
  
  - Ну, можно упокоить на твёрдой земле и похоронить нормально, на жальнике.
  
  - Не можно, а нужно. Как правило. А можно оставить её в покое и не злить болотника. Потому как нам, мои родненькие, ещё назад через болота чесать. Кидран, чем ты там кикимору огрела?
  
  - Порошок из спор сиреневой слизи, - гордо задрала нос и просветила нас брюнетка.
  
  Я вспомнила эту самую вонючую склизкую субстанцию, над которой восторженно ахали и умилялись ведьмы, и меня ощутимо передёрнуло.
  
  - Давай, потруси тут своей гадостью вокруг, чтобы наш улов до утра не смылся в трясины и не наворотил чего-то неприятного. Кикиморы - они ж злопамятные, прям как... Я. Хворс, дежуришь первым, Бирм через два часа, Кодх через четыре, я через шесть...
  
  - А я? - подал голос Эвер.
  
  - А вы, мой дорогой студент Риодель, ещё мне пригодитесь, даже не сомневайтесь. Всё. Я устал, а мне, между прочим, ещё завтра со старостой селения разговаривать.
  
  - Ой, а здесь есть селение? - взвизгнула блондиночка. - Так что ж мы по болотам ночуем?
  
  - Чтобы прочувствовать всю радость практики! - воздел палец к небу магистр Дорк. - Спать! Сейчас же! Что-то я перенервничал на ночь глядя. С вами, пустоголовыми, до старости не дотяну!
  
  Ну да.
  
  У меня появились сомнения насчёт того, что мы дотянем до конца практики.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2. Потерянные Подковы
  
  
  
  Деревня, спрятанная в окружении этих непролазных странных болот, показалась на горизонте неожиданно. Когда мы уже твёрдо уверились в том, что это очередная жестокая шутка магистра некромантии. Встретила она нас покосившейся придорожной вывеской с коряво нарисованным названием. Не знаю, как там Алек вычитал, что это Потерянные Подковы, но я решила поверить ему на слово, состроив самую умную рожу, на которую была способна.
  
  Всю ночь мы глаз не сомкнули, потому как кикимора то выла, то тихонько плакала, то визжала, но не замолкала ни на секунду. И сейчас единственное, о чём я могла вообще думать - кровать и нормальная еда.
  
  После ночного позора я старалась затеряться в толпе, но удавалось мне это плохо. Потому как - только поднимала глаза, неизменно наталкивалась на кураторский внимательный взгляд.
  
  Было стыдно и обидно. Но мы и не такое переживали, переживём и это.
  
  И вообще - я только учусь. Имею право на ошибку. Пока... Тем более, что все остались живы и невредимы. Кроме моего самолюбия, вообще никто не пострадал. Так что обошлось всё, и ладно.
  
  Ну вот примерно так я себя успокаивала и уговаривала, плетясь в хвосте нашей подгруппы и, стараясь сделать вид, что ничего смертельного не случилось, разглядывала эти самые Подковы.
  
  То, что они Потерянные - сомнений не вызывало совершенно никаких. Во времени так точно. Интересно, они хоть в курсе, что живут в каких-то трёх, от силы четырёх, днях пути от столицы? Что-то мне подсказывало, что однозначно - нет.
  
  - Даже не думал, что в Объединённых Королевствах ещё есть такие глухие места, - озвучил мои мысли Ревель.
  
  - Вы даже не представляете, студент Кодх, насколько глухие места есть в Объединённых Королевствах, - тут же отреагировал на его реплику куратор. - Да даже в Горвихе есть такие распрекрасные места...
  
  И то правда. Что это я.
  
  Но, в общем, тут ничего так. Деревня оказалась маленькая. От силы дворов десять, а может, и тех не было. Аккуратненько, чистенько. Домики маленькие, но симпатичные. Курочки кудахчут, козочки блеют... красота и спокойствие. Скукота, одним словом. Интересно, Сонеа Удачливая нас с Лиской в такую же деревню собиралась переселить?
  
  Так, что-то я отвлеклась...
  
  Детвора с прутиками и мелкими не то собаками, не то крысами-переростками гнала огромное стадо блеющих чёрных рогатых коз в сторону редкого подлеска за чертой деревни. Женщины с деревянными ведрами в руках что-то оживлённо обсуждали у колодца. А мужики - спорили, обнявшись с вилами, граблями, топорами и лопатами. Ну и вообще - у кого что было.
  
  Нас заметили сразу. А встретили такими счастливыми лицами и с такой надеждой в глазах, что у меня появилось ну совсем нехорошее предчувствие. И ещё одна ночевка в болотах показалась не самым неприятным, что может случиться за время нашей практики.
  
  - Господин чёрный колдун! - воскликнул отделившийся от остальных мужик лет сорока.
  
  Ну... это я так прикинула на глаз. Потому как за его густой рыжей бородищей лица видно не было. Зато стать видна сразу. Такого в лесу встретишь, с медведем на раз перепутаешь.
  
  Был он в самой типичной одежде востока Объединённых Королевств. В чёрных брюках и зелёной рубашке, с закатанными по случаю жары чуть не до самых плеч рукавами. И, кстати, не сильно отстал в этом от моды столичной, распространённой в Квартале Ремесленников или Торговцев.
  
  - Господин чёрный колдун! Как же хорошо, что вы к нам наведались!
  
  'Господин колдун' поморщился, видимо, оценив уважительное обращение к своей особе.
  
  - Здравствуйте, Ивлисий! - выдавил Дорк, быстро взял себя в руки и изобразил живейший интерес и участие к чужой беде. - Боюсь представить, что могло вас так встревожить, что вы аж забыли о банальном гостеприимстве.
  
  Мужик тут же сбился с шага, спохватился, быстро мазнул взглядом по женщинам у колодца и, мотнув головой в сторону одного из домов, рявкнул:
  
  - Брыська, быстро гостей принимай как положено!!
  
  
  
  ***
  
  
  
  Как там положено - я не знаю. Но уже через пять минут молодая женщина, маленькая и худенькая, как тростинка, проводила нас всем составом в ближайший от колодца домик. Выглядела она полной противоположностью своему, похоже, мужу. Где-то моего роста. В тёмном платье из грубого льна и белом платке, из-под которого выбивались чёрные непослушные пряди.
  
  Ведьмы тут же принялись помогать хозяйке накрывать на стол, парни - занимать места за столом, надеясь, что готовить это трио сегодня уже не будет, и хоть раз за эти несколько дней им перепадет что-то посытнее и вкуснее сухарей и вяленого мяса. А я решила, что некромант всё же не совсем девушка и может со спокойной душой отказаться от хозработ. По крайней мере, ведьм же не заставляли ночью стеречь оглушённую их адским зельем кикимору.
  
  Домик, к слову, оказался таким же маленьким внутри, каким казался снаружи. Пара окон (слава Единому, застеклённым, а то я уже думала, здесь бычьим пузырем по сей день оконницы затягивают), стол, лавки, на которых мы расселись. Печка... Ну и в углу напротив входа - фигурка-оберег в виде какого-то страшилища, отдалённо напоминающего пса с крысиной мордой. Не знаю, кто тот гениальнейший мастер, так качественно изобразивший домашнего любимца Повелителя Ада, но упаси его Единый, если ему вдруг взбредёт в голову увековечить в своей работе кого-то повлиятельней собачонки.
  
  Так, о чём это я? А!
  
  Словом, едва мы набились битком в эту комнату, резко стало нечем дышать. Один хозяин дома занимал столько места, что его жена ходила мимо бочком, стараясь везде успеть и никого не задеть. Летняя жара и болотная духота, не щадившая нас ни разу за всё время практики, радостно уступила место палача духоте помещения.
  
  Как-то мне сразу перехотелось есть. Зато я с такой жадностью во взгляде провожала кувшин со ржаным квасом, что Высочество похлебнулся и, от греха подальше, отдал его мне. И который, едва я сделала пару глотков, так и не занявший место за столом Дорк у меня, в свою очередь, тут же и перехватил.
  
  - Так что у вас случилось? - потягивая квас прямо из кувшина и совершенно игнорируя мой возмущённый взгляд, спросил магистр.
  
  - Так... это... волкодлак случился, - признался тут же староста Потерянных Подков. - Жизни уже вторую седьмицу от него нету... то козу задерёт... то воет...
  
  - Ой, ка-ак во-о-ое-ет, - встряла его жена, ставя на стол тарелку с кашей. - Прям вот душа разрывается!
  
  - Цыц ты, раскудахталась, - попытался оборвать её муж, но куда там.
  
  - А что сразу цыц? Скажешь, что не так? Ка-ак заведёт... слёзы на глаза наворачиваются, - шмыгнула носом Брыська.
  
  - Волкодлак - это у нас кто? - спросил шёпотом у меня Эвер.
  
  - А я знаю? - пожала я плечами, не сводя взгляда со старостиной жены, которая уже вещала, что это зверь так для погибшей в болотах суженой своей поёт. Всё надеется, что она не сгинула в трясине и обязательно к нему придёт, как только песню его услышит.
  
  - Одно ясно: розовая меланхолия - явление, от среды обитания не зависящее. Милка бы уже побежала кружевным платком сопли волкодлаку вытирать, - сказала я и улыбнулась зыркнувшему на меня Алеку.
  
  - Волкодлак - это оборотень, я так понимаю, - прошептал Алек, примерившись в пирожку, который точно никаким зельем начинён не мог быть в силу того, что испечён был самое позднее - вчера.
  
  - В таком случае мы тут ничем помочь не... ай! - подпрыгнула я, оттого что магистр Дорк ощутимо наступил мне на ногу.
  
  - Да что вы говорите, Брысья? Какой кошмар! - сочувствовал волкодлаку, хозяйке дома и особенно мученически закатившему глаза хозяину наш куратор. - Какая трагедия! Ладно, расценки обычные. Сейчас разместимся и вечером разберёмся с вашим волкодлаком.
  
  Осчастливленная новостью Брыська громко хлопнула глиняной миской с кашей из толчёного ячменя по дубовому столу и со словами: 'Я в лех, на минуточку! За огурцами' - вылетела из дома. Мы дружно сделали вид, что упомянутый лех находится в соседском дворе и в окно совсем не видно, как Брыська, размахивая руками, делится свежими новостями с соседкой через забор.
  
  А вообще и без капусты или огурцов, или за чем там побежала Брыська к соседке, завтрак получился что надо. Вкусно, сытно и без приворотного зелья.
  
  
  ***
  
  
  
  - Магистр Дорк, а каким вообще мы боком к оборотням? - спросила я, когда все мы, сытые, довольные и счастливые, вышли на улицу. - Некроманты же только там нежить упокоить, духа призвать...
  
  - Знаешь, Бирм, - спокойненько так сказал куратор, не сводя взгляда с такого же, как и все, домика на самой окраине деревни. - Я мог такой подлянки от кого угодно ожидать. Из-за тебя, паразитки такой неблагодарной, я едва не лишился ежегодной премии за особо тяжёлую работу с практикантами. Я её учу тут всем премудростям и прехитростям нашего ремесла...
  
  Ну да, конечно. Ни слова, ни намека на то, что у нас тут целая операция по зарабатыванию магистру лишнего медяка на кусок чёрствого хлеба, да ещё и куча претензий ко мне.
  
  - Прошу прощения, магистр, - покаянно опустила голову я, понимая, что дважды облажаться за одни сутки - это уже роскошь. А потому лучше заткнуться и не высовываться.
  
  - Прощаю. И, Кэт, практика не только у некромантов, а и у двух боевиков. Им, между прочим, тоже жизнь уразнообразить хочется...
  
  Ну, это да. Что-то я об этом не подумала.
  
  Ребятам же мои терзания были до левой пятки. Местные девушки тех возрастных категорий, когда уже чётко знаешь, откуда дети берутся, как раз стреляли глазками, намереваясь если не расстрелять наповал, то хоть подстрелить кого на одну ночь. Больше всего внимания, к слову, доставалось высокомерно дравшему нос Мастеру Меча Объединённых Королевств. И, кажется, штурм этой крепости успеха не сулил.
  
  Ну, то такое.
  
  - Овнега, деточка моя драгоценная, - окликнул магистр ведьму-блондинку, которая тут же вытерла руки о штаны, бросив неблагодарный труд мытья посуды. Тем более, что помогать в этом нелёгком задании старостиной жене сбежалась та женская половина деревни, которая за расстрел студентов Академии Магии и Ведовства глазами могла огрести по шее от мужей.
  
  - Да, магистр Дорк, - подбежала она к нам.
  
  - Сходи-ка, дитятко моё милое, во-о-о-он к тому домику. Там живёт ведьма Талвия. Скажешь, что тебя прислал к ней на практику магистр Дорк. Давай, моя хорошая. Не стой столбом.
  
  Овнега, подпрыгнув от радости и, не иначе, оказанной чести, понеслась в указанном направлении.
  
  - А мы что делать будем? - всё же решила я подать голос, потому как стоять под палящими лучами полуденного солнца было весьма сомнительное удовольствие.
  
  Магистр не ответил. Мне показалось, что даже и не услышал моего вопроса.
  Спустя неполную минуту после того, как Овнега скрылась за дверью того домика, от которого магистр так и не оторвал взгляда, оттуда на улицу вылетела всклокоченная женщина. Издалека не получалось рассмотреть толком ничего, кроме копны огненно-рыжих волос, но вот расслышать...
  
  - РИДВЕЛ!!! Скотина наглая! - прокатилось оглушающее над Потерянными Подковами. - Ты совсем...
  
  - Та-а-а-ак, не остыла. Похоже, начнём мы с подготовки ловушки на оборотня, - сказал Дорк, резко разворачиваясь в сторону того самого подлеска, в котором с утра скрылись козы. - Догоняйте.
  
  - Холеру тебе на обед! - не унималась ведьма, сыпля проклятиями.
  
  - Не расслышал - она там, в конце этого пожелания приятного аппетита, сказала 'саанам'? - не оборачиваясь, спросил Дорк.
  
  - Нет, по-моему, - растерянно ответила я.
  
  - Значит, только для вида выпендривается, - хмыкнул куратор, но шаг не замедлил.
  
  Вы когда-нибудь видели, как ретируется магистр некромантии? Нет?
  
  Сногсшибательное зрелище, которое повторно мне вряд ли удастся увидеть.
  
  
  
  Глава 3. Охота на волкодлака
  
  
  
  ***
  
  
  Это, конечно, было совершенно не моё дело, но меня не снедало такое любопытство с того самого дня, как нас водили на экскурсию в следственный комитет Горвиха. И пусть только в целях ознакомления, но было в том что-то... этакое. Когда всю жизнь бегаешь от стражи, а тут опаньки... и вот она я, красавица, да ещё и под защитой Академии Магии и Ведовства. А вообще - интересно у них там было. Пока в морг не спустились. Вот в тот самый момент даже мой желудок заметался, как шаровая молния в стеклянной банке. Оказывается, есть ещё в мире вещи, способные меня удивлять.
  И как вы думаете, кто у нас изображал пса над сахарной косточкой? Совершенно верно - Фаул.
  
  Ну, то такое... как-нибудь потом расскажу.
  
  Так о чём я?
  
  Ах, да. О том, что меня просто с ног валило любопытство.
  
  И даже готовящие волчью яму Эвер, Ревель и Алек не вызывали ни интереса, ни желания помочь.
  
  - Бирм, ты там на муравейник не села? - лениво спросил куратор, подбадривая практикующихся студентов язвительными замечаниями и ядовитыми насмешками.
  И если Алек уже не обращал на это никакого внимания, а Эвер сам по себе был человеком из тех, которые тоже могли перца в кальсоны насыпать, не то что словом пальнуть... То Кислый уже потихоньку вскипал и думалось мне, что совсем не от жары.
  
  - Не-а.
  
  - Тогда чего подпрыгиваешь, словно решила передавить всех насекомых Проклятых болот своей тощей за... ты поняла.
  
  - Вообще-то, не такая она у меня и тощая, - решила я, что всё же справедливость превыше всего, и чёртов баланс, которым шантажировал меня Абрахам, уже отложился не только на... в общем, на субтильное нечто я уже не смахивала.
  
  - Хворс, ты этой палочкой волкодлаку в зубах ковыряться собрался? - отвлёкся от моей скромной персоны магистр. - Если да, то всё же выбери что-то посущественней и желательно с серебряным наконечником. Оборотни такое жуть как любят, - и снова вернув всё внимание мне, сказал: - Ну давай, спрашивай уже. Смотреть на твои терзания, конечно, одно удовольствие, но Абрахаму я обещал вернуть тебя целой и невредимой.
  
  - А Талвия эта - кто? - тут же выпалила я давно заготовленный вопрос.
  
  - Ведьма. Я ж сказал, кажется. Или ты думаешь, я это на ходу придумал, чтобы от студенток ведовского факультета избавиться? В таком случае, ты меня глубоко ранила и оскорбила.
  
  - Вам она кто? - уже не надеясь на какой-то нормальный ответ, всё же выдавила я, растеряв добрую долю изначального энтузиазма.
  
  - Студент Кодх, энергичней работаем лопатой. Энергичней. Вы же просто засыпаете на ходу, а волколдак бдит, между прочим. И кто знает, под каким кустом, - продолжал издеваться куратор, сорвав зелёное яблоко просто над головой и вцепившись в него зубами. - Будешь? - предложил он мне свой огрызок. Я с не хилым сомнением покосилась на сей дикий и, несомненно, полезный фрукт и отрицательно замотала головой. - Талвия - это моя личная беда, в которую попадает хоть раз в жизни даже самый заядлый холостяк.
  
  Несколько секунд я переваривала информацию.
  
  - Жена?! - взвизгнула я, едва не подпрыгнув от такого неожиданного поворота событий.
  
  - Ну и чего ты орёшь, как парализованная баньши? - поморщился Дорк. - Не совсем жена. Она пока думает. Уже тринадцатый юбилейный год. Думал, остыла. Но... ведьма - она ведьма и есть, - почему-то мечтательно улыбнулся куратор именно после этой фразы, и в голосе его появились непривычно нежные и мягкие интонации.
  
  М-да. Боюсь даже представить, что такого в этой женщине, если магистр некромант так мечтательно улыбается, говоря о ней.
  
  - А остыла после чего? - несмело спросила я.
  
  - Да так... был у неё один ухажер из королевской семьи, - снова расплылся в улыбке, на этот раз злорадной, куратор. - Знаешь, почему-то, когда человека просишь нормально, он распускает перья и кричит, что до гробовой доски от своей любви не откажется. Но стоит только им оформить место в фамильном склепе, рядом с легендой Объединённых Королевств и основательницей всего королевского рода всего-то полтысячелетней несвежести... И всё... любви как не бывало. Ну, Талвия теперь обижается. Мол, я разрушил её будущее... свадьба должна была состояться уже через неделю... и лучше она сгниёт в Проклятых болотах, чем пойдёт за меня замуж.
  
  - И что?
  
  - Ну как видишь. Ведьма, - отгрыз Дорк кусок кислицы, поморщился и выплюнул куда-то под куст. - Студент Риодель, вы полагаете, что оборотень впечатлится вашей венценосной родословной, подожмёт хвост и присягнёт вам на верность, как послушный подданный Объединённых Королевств? Нет?! В таком случае, не стоит подпирать этот дуб. Он стоит там четвёртую сотню лет и без вашей помощи. И вообще, что-то я устал. Бирм, ты за старшую. Смотри. Вам в засаде сидеть. А я не выспался сегодня. Так что потише там, ладно?
  
  И, не дожидаясь нашей реакции и возмущений со стороны работников, перевернулся на бок и, кажется, и правда уснул.
  
  Я на это всё развела руками, мол, сама не знаю, как так вышло. Вскочила и подошла к яме, из которой выглядывала верхняя часть туловища грязного, что самое настоящее чудище болотное, Ревеля. Эвер снова приклеился к стволу дерева. А Алек просто плюхнулся на землю с видом 'пусть лучше оборотень сожрёт, только Дорк больше ничего делать не заставляет'.
  
  - Ну, ребятушки, активней-активней, - решила я подбодрить охотников на волколака. - Зато шкуру потом загоним на чёрном рынке за три десятка золотом. Я даже знаю, где именно такое добро загребут с когтями и клыками.
  
  - Знаешь, я бы сейчас заплатил сам в три раза больше - только бы упасть под каким-нибудь кустом и проспать до завтрашнего вечера, - признался Ревель.
  
  - Так это ж всегда пожалуйста, - обрадовала я его. - Будешь приманкой, если что.
  
  Над поляной повисла зловещая тишина, которую даже я прерывать уже побоялась. Всё же не бессмертная.
  
  - А знаешь, Кэт, когда-нибудь из тебя выйдет прекрасный наставник для юных некромантов, - наконец сказал Высочество, снова примеряясь к лопате.
  
  - Если она доживёт до этого момента, - проворчал Ревель, загоняя свой инструмент в землю.
  
  И только Алек насмешливо хмыкнул, продолжая затачивать колья сидя.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Дорк проснулся ближе к ночи. Точнее, просто ночью. Когда на чистое ночное небо поднялась полная огромная луна, своим бледным светом превратившая нас, уставших и злых, в достоверное подобие вурдалаков, а болота завели свою обычную песню со вздохами и подвыванием.
  
  Магистр некромант критично осмотрел ловушку, плюхнув на её дно малый световой шар, потом нас и недовольно пощёлкал языком.
  
  - Ну и как вы, такие вымотанные, собираетесь сражаться со взрослым оборотнем? - поинтересовался он, за что был награждён такими злыми взглядами, что ещё чуть-чуть и вспыхнул бы, как сухой тасаверийский ромовый тростник. - Милые мои, самоотверженные. Запомните раз и навсегда. Всё, что вы делаете, должно быть вам в помощь. А вы что? Вы, бриллиантовые мои, изгваздались, вымотались к чертям собачьим и теперь не то что сражаться с кем-то - стоять на ногах можете с трудом. М-да... будете на свои сочные тылы приманивать волкодлака. И знаете что? В именно этом случае вам страшно повезло, потому что у вас есть выспавшийся и свеженький я. А вот в следующий раз...
  
  В этот момент Ревель изобразил из себя того самого несчастного, но страшно злого оборотня, который уже, небось, издох самостоятельно и скоропостижно. От икоты. По крайней мере, зарычал Кислый весьма натурально и качественно.
  
  - Да-да, студент Кодх. Не стоит так радоваться своей везучести. Кстати, родные мои, лучше вам вываляться в грязи, волкодлаки ж - они знаете каким нюхом обладают... на вас с самой столицы посбегаются.
  
  Всё. Сейчас начнут загрызать одного магистра. И вовсе вам не волкодлаки, а просто студенты.
  
  И только я о том подумала, как из кустов послышалось утробное рычание. Кажется, настоящего зверя.
  
  - Чёрт! - взвизгнула я и каким-то даже мне непонятным способом оказалась на том самом дубе, который так старательно подпирал недавно Эвер.
  
  И весьма вовремя.
  
  Потому как из хилых кустов прямо рядом с той самой яблоней, под которой спал недавно куратор, медленно и плавно выходил зверь.
  
  Не так... Выходил ЗВЕРЬ!
  
  Зверюга просто.
  
  Нет, конечно, было в этом бычке-переростке что-то от волка. Но не так много, как мне думалось поначалу.
  
  Вообще-то, ковыряясь в несвежих знаниях о 'Видовых особенностях нечисти Объединённых Королевств', я всё же представляла себе обычного волка, просто размером побольше. А на самом деле оборотень был... да страшное чудище был оборотень. Во-первых, волколдак ходил на задних лапах (и об этом, кстати, в книжках не писали). Ростом было метра два с половиной. Грудь... или как эта часть тела у него правильно называется - была такой ширины, что вход в драконью пещеру в Дийвенских скалах закрывать ею мог. Да так, что комар не пролетит мимо. Ну и вкупе с приплюснутой мордой, как у сторожевых псов городской стражи, пастью, оскалившейся длиннющими клыками, маленькими острыми ушами, горящими желтоватым светом глазами и утробным рыком... - полный ужас! Короче, признаюсь, я была близка к тому, чтобы опозорить доброе имя тетушки Алги Бирм, которая так, наверное, и не узнала, что обзавелась такой эксцентричной племянницей.
  
  - Демонов... пуп! - ругнулся Ревель, тут же приняв боевую стойку.
  
  В этот момент я совершенно забыла, что там, внизу, меня жаждет приласкать голодный оборотень, и буквально свесилась с ветки, за малым не стукнувшись о макушку Высочества. Потому как впервые у меня появилась возможность увидеть, что ж оно такое - магия боевиков.
  
  Левую руку Мастера Меча объяло синеватое свечение. Растянулось и сплелось, вытягиваясь в идеальный клинок. Я не очень разбираюсь в холодном оружии, но, кажется, сие произведение оружейного искусства называется - рапира. Мелькнула мысль, что магия боевиков ведёт себя приблизительно так же, как моя родная тьма в Тени. И тут же была благополучно забыта.
  
  Прямо подо мной такое же свечение, только ярко-оранжевое, формировалось в метательное копье в руках Эвера.
  
  Краем глаза я заметила как рыпнулся Алек, поднимая с земли заточенный, но не прилаженный в яму, кол. Но его куратор остановил, железной хваткой вцепившись в плечо.
  
  - Ты боевик? Нет? Тогда стой и не дёргайся, - настоятельно рекомендовал он моему одногруппнику. - Лучше внимательно смотри. Счас начнётся...
  
  И именно в этот момент зверюга, утробно зарычав, упала на все четыре конечности и резко прыгнула на Ревеля, преодолев расстояние между ним и боевиком одним прыжком и разбрызгивая вокруг вязкую слюну - тот едва успел увернуться и отскочить - и тут же по-собачьи пригнулась к земле, уворачиваясь от атаки Его Высочества. Метательное копье Эвера, не достигнув цели, хлопнулось о землю и рассыпалось искрами. А оборотень, извернувшись, прыгнул уже на Рыжего.
  
  Высочество, у которого едва начали сплетаться оранжевые ленты энергии, тоже помянул часть тела демона, только уже не пуп, и шмыгнул за ствол дуба, малость ограничив мне обзор. Именно поэтому возню по ту сторону дерева я пропустила. Заворочалась, стараясь всё же увидеть, что ж оно там происходит, и чуть в который уже раз не свалилась с ветки, когда эта парочка неожиданно выскочила обратно. Ревель в это самое время прыгнул справа, полоснув животинку. И, похоже, попал. Потому что оборотень взвизгнул, как маленький щенок, и отбежал к той самой яблоне, под которой спал Дорк, снова припав на передние лапы и зло оскалившись.
  
  - Аккуратней там! - взвизгнула я. - За целую шкуру вдвое дороже дают.
  
  - О! Узнаю мою драгоценную студентку! - обрадовался куратор. - А то уже испугался немного, что сытая жизнь тебя вконец испортила.
  
  - Может, тогда спустишься и сама её снимешь? - предложил Высочество.
  
  - И не стыдно вам, студент Риодель, такое порядочной девушке предлагать? - продолжал потешаться куратор. - А ещё наследный принц Объединённых Королевств! Образец благочестия и мужественности...
  
  Образец витиевато выругался и снова отскочил, убегая от разозлённого раненого оборотня. Неудачно споткнулся и полетел прямо в подготовленную волчью яму. Полетел бы... если бы не вовремя среагировавший волкодлак, который, не церемонясь, цапнул Высочество за... штаны и, дёрнув обратно, уронил на землю, как мешок с картошкой.
  
  Повисла неловкая тишина. Все дружно замерли, включая оборотня.
  
  - Ну всё... ты себя раскрыла, Салин, - сказал морщась Дорк. - Поигрались и хватит!
  
  Волкодлак на это снова встал на задние лапы и, качнувшись, перекувыркнулся через голову.
  
  Я даже сообразить ничего не успела, как куратор уже укутывал в неизвестно откуда взявшееся полотно девушку.
  
  Поначалу она мне показалась маленькой, юной и хрупкой. Но когда я всё же пришла в себя и спустилась на землю, то поняла, что не тут-то было. Девица оказалась на голову выше меня. Да что там меня? Она по росту Эвера почти догнала. А по возрасту - Дорка. Жилистая и мускулистая. Пепельные волосы острижены и растрёпаны. А через всю лопатку тянулась кровавая полоска свежей раны.
  
  - Твою ж мать, Ридвел! - тут же напустилась она на Дорка. - Мы с тобой как договаривались? Последний раз я тебя послушала, клянусь всеми богами, которые мне только известны. Скотина некромантская...
  
  - Я ж откуда знал, что они такие энтузиасты... - развёл руками Дорк.
  
  - Не знал - зачем устроил этот спектакль? Надрались бы, как обычно, погорланили песни...
  
  - После прошлогоднего волания песен у троих жительниц Потерянных Подков случился нервных срыв и одна поседела. За ночь.
  
  - Самогон не очень был, - поморщилась девица. - А за моральный и физический ущерб я требую семьдесят процентов от заработка.
  
  - Вообще охамела? - удивился наглости соучастницы магистр. - Пятьдесят пять максимум!
  
  - Да счас же, у меня боевое ранение, - продемонстрировала она подсыхающую и затягивающуюся на глазах рану. - Шестьдесят пять, ни медяком меньше. Иначе завтра же лишу тебя ежегодной премии.
  
  - Змея ты, а не волк, - продолжал торговаться не хуже базарной торговки Дорк. - От твоего ранения до утра и шрама не останется... Шестьдесят и не наглей.
  
  Девица фыркнула, задумалась и всё же кивнула:
  
  - Ладно. Но пьём за твой счет. И только попробуй опять купить ту бормотуху у старой клячи Тэй, - и уже после этого повернулась в нашу сторону, полыхнув жёлтым светом волчьих глаз. - О! Какие нынче хорошенькие птенчики в Академии Магии и Ведовства перышки взращивают. Самогон пьём?!
  
  - Ну... - замялся Ревель, видимо переживая из-за схватки с женщиной.
  
  - Пьют все, кроме этой малолетней пигалицы, - мотнул головой в мою сторону куратор. - Хотя... Бирм, ты в пьянке буйная?
  
  - Да вроде не очень... - растерянно сказала я.
  
  - Тогда она пьёт тоже. Всё, идём уже. А то мне эти болота в печёнках сидят. Каждый год одно и то же. Лучше бы на тасаверийские острова сбежала...
  
  - Кто сбежала? - спросил шёпотом Алек.
  
  - Совесть его, - поджала я губы, следуя за куратором и волкодлаком в простыне.
  
  
  
  Глава 4 Трактир 'Поющая сирена'
  
  Как оказалось, за теми кустами, из которых выскочила Салин, змеилась узкая, но хорошо натоптанная тропинка, врезаясь в стену сгустившегося тумана, качавшегося в свете бледной луны. Эта тропа петляла, как пьяный заяц, но не обрывалась, ее не заливало, что просто несказанно нас радовало. После прогулок по Проклятым болотам, я даже настолько хорошей дороге была удивлена и все время готовилась к какой-то гадости.
  
  Но нет. Все так нормальненько было...
  
  В какой-то момент Салин скрылась в густых зарослях камыша и через минуту вышла оттуда уже одета и готова к предстоящей гулянке.
  
  Но жаловаться на жизнь не перестала.
  
  Оказывается, я и не знала, какая у наемников жизнь тяжелая. И торговец нынче пошел не тот. Все норовит если не задаром попользовать бедных искателей удачи, так хоть сделать это с наименьшими для себя потерями. И долги нынче выбивают с помощью недипломированных менталистов. И куда эти полуслепые древние мумии в магистрате смотрят? Таким, как Салин скоро и на кусок плесневелого хлеба не заработать.
  
  Я припомнила этих самых мумий магистрата и поняла, что мне совершенно плевать, куда они там смотрят, лишь бы не на меня.
  
  Ее монолог никто не прерывал, но никто толком и не поддерживал, кроме Дорка.
  
  Где-то через минут двадцать ее причитаний, тропа постепенно начала превращаться в дорогу, а после врезалась в широкий тракт. Ночью, к счастью, абсолютно пустой. Иначе наша компанийка, как пить дать, обеспечила бы неосторожному путнику сердечный приступ. Здесь мы уже могли идти не друг за дружкой, а как нам было удобно.
  
  И совсем скоро послышался разноголосый вой под жалобное треньканье какого-то струнного инструмента, взрывы хохота и прочие признаки хорошей гулянки. А совсем скоро и заведение, на вывеске которого развалилась грудастая женщина с кружкой пива в руке и одним прищуренным глазом. Под теткой была подпись 'Поющая сирена' и вход, а шаге от которого шатался, вцепившись рукой в стену, мужичок. С какого боку прижалась сирена к болотам - было совершенно не понятно. Хотя...
  
  В общем, картина привычная и ничем не удивляющая.
  
  Салин взбежала по деревянным ступенькам, толкнула мужика, от чего тот тут же кувыркнулся через перила, шмякнулся о землю и смачно, но не очень разборчиво, выругался. Оборотница на это не отреагировала ровным счетом никак и рывком открыла дверь.
  
  Треньканья, завывания, перегар и запах прокисшей капусты прямо-таки обрушился на нашу компанию. Я даже присела от неожиданности.
  
  - Что, Шустрая, отвыкла уже? - тут же прокомментировал мои маневры Ревель, еще не простивший мне попойку 'У Рохаса', по случаю окончания первого учебного года.
  
  - Да что ты, драгоценный мой? Это я просто настраиваюсь, чтобы всех вас обставить и занять лучшее место, - хмыкнула я, обогнув Кислого и рвонув к двери. - И кто последний - первую не закусывает.
  
  - Что-то мне подсказывает, что здесь особо-то и нечем, - проворчал, потянув носом и поморщившись, Алек.
  
  - Поверь, Хворс, - успокоил его куратор. - после того, как ты отведаешь местного самогона - будешь готов дровами загрызать.
  
  ***
  
  Внутреннее убранство 'Поющей сирены' не слишком то отличалось от ее близкого родственника из Квартала Семи Висельников 'У Рохаса'.
  
  Такие же давно немытые столы и лавки, деревянная стойка за которой стоял мужик с распухшим красным носом и огромной серьгой-кольцом в левом ухе. За его спиной просто к стене был приколочен видавший виды штурвал, на котором не хватало пары-тройки ручек. Между столов сновали две худенькие девушки, возраст которых так сразу определить не получилось бы и у хорошего целителя. Ну и контингент здесь был тот еще... Небритые пропитые рожи постоянных клиентов и откровенно бандитские физиономии проезжих. Изучающие взгляды катал и призывно-оценивающие - старательно изображающих вожделение дешевых шлюх.
  
  В общем, не впечатлило меня это место совершенно. Как впрочем, и не напугало. И похуже видела.
  
  А вот Мастер Меча не стал скрывать своего возмущения, но кто ж его слушать будет?
  
  Салин прошла по, битком набитому залу, выбрала самый более-менее чистый стол, за которым кто-то спал, тюкнувшись в столешницу лбом. И, подцепив его пальцем за шиворот, сбросила просто на застеленный сухой, но уже сильно потоптанной осокой, пол. Мужик на это только всхрапнул и устроился поудобней, подложив кулак по щеку.
  
  - Что-то мне идея с попойкой уже не очень нравится, - засомневался Алек.
  
  - Правда, а я думал, что все в восторге и только мне противно даже дышать в этом заведении, - тут же вставил свой медяк Ревель.
  
  - Я вас не держу, - пожал плечами до противного невозмутимый куратор, занимая место рядом с наемницей. - В добрый обратный путь. И скажете там ведьмам, чтобы приготовили мне на утро зелье от похмелья. Только, пожалуйста, так чтобы такая Рыжая и жутко злющая дамочка не слышала.
  
  - Что до сих пор не оставляешь надежды затащить Талвию в Храм? - оскалилась в улыбке Салин, цапнув за руку бегущую мимо и запыхавшуюся девушку.
  
  - Я всегда отличался постоянством в своих привычках, - тут же ответил Дорк.
  
  - Ну, да. Так, милая, - обратилась она уже к официантке. - Нам бутыль той настойки на волчьей ягоде, что Хурум прячет в подвале. Печеные куриные крылья, картошку, тушеную капусту с грибами, огурцы, помидоры, булки... - и повернувшись к нам, спросила. - Квас или пиво? Хотя что это я - давай по кувшину и того и другого.
  
  - Смотрю на тебя, Салин, и понимаю, что в некоторых случаях все же лучше с оборотнями дела не иметь. Твоих аппетитов хватит, чтобы небольшой остров в Тассаверии год прожил безбедно. А если сэкономить, то и того дольше,- восторгался наглостью наемницы Дорк. - Что же в прошлый раз, когда угощала ты, таких желаний не проявляла?
  
  - Зато ты, помниться, не стеснялся...
  
  О, Единый! Кажется, мы попали между молотом и наковальней.
  
  
  
  ***
  
  Спустя полбутылки настойки, три песни и два десятка куриных крылышек, я уже едва могла говорить.
  
  И даже не потому, что самогон дядьки Хурума бил в голову не хуже контрабандного виски Рохаса, а потому что так орала о приключениях 'Веселой вдовушки Мараши', известных во всех Объединенных Королевствах, что сорвала горло и теперь могла разве что подкаркивать и хлопать в ладоши, задавая ритм. Хотя моей немощности почти никто и не заметил. Салин, чуть подвывая, выводила разухабистую песню о Девице, что слишком долго ждала моряка из-за Белых морей. И, похоже, именно этот шедевр был самым популярным в 'Поющей сирене' потому, что только спящий и вдрызг пьяный не подхватил задорный мотив. Даже хозяин трактира пританцовывал и постукивал широкой ладонью о стойку.
  
  Вообще, здорово было здесь. Нет, не подумайте, что я ностальгирую и все такое. Но, теперь я понимала, почему надушенная аристократия тайком сбегала в нижние кварталы. Никаких тебе условностей, ограничений... полная свобода действий, не стесненная косыми взглядами такой же зажатой в рамки знати. Дерзкий вызов обществу... пусть даже втихаря.
  
  - Кэт, ты куда? - поймал меня за руку, самый трезвый из нас всех Ревель.
  
  - Отли... в дамскую комнату, - ответила я, качнувшись от того, что была неожиданно сбита с заданной траектории.
  
  - Может, тебя проводить? - с сомнением следил он за моими героическими попытками стоять ровно.
  
  На что я все же вцепилась в столешницу и гордо задрала подбородок.
  
  - Да счас же! Я вообще-то приличная девушка...
  
  - Ладно-ладно! - тут же пожалел о том, что вообще рот открыл, Кислый. - Смотри только там осторожней.
  
  Осторожней не очень получалось. Все потому, что трактир 'Поющая сирена' качало, как рыбацкую шлюпку в шторм. Или это меня так бросало? В общем я перемещалась уверенными, но не очень ровными перебежками к двери, периодически на кого-то наталкиваясь и о кого-то спотыкаясь.
  
  
  
  Ночь дышала прохладой, обнимала свежестью и напевала голосами цикад и ночных птиц. Уставшие и понадрывавшие голоса посетители трактира притихли, и только сейчас я поняла - насколько вообще устала.
  
  И все же ночная прохлада немного выветрила дурман из головы и даже вернула возможность держаться твердо на ногах.
  
  Потому я не быстро, но вполне уверенно, спустилась с невысокого крыльца и, не напрягаясь из-за отсутствия отхожего места, зашла за угол. Судя по запаху, напрягаться в 'Поющей сирене' было вообще не принято. Ну по крайней мере, теперь я не чувствовала себя неловко.
  
  И когда уже готова была вернуться на боевой пост и снова отстукивать ритм какой-то веселой песни, дорогу мне заступили двое не самого дружелюбного вида.
  
  Вот, бес рогатый! А я ж их сразу заприметила. Такие обычно подвыпивших того... по башке, и карманы чистят. Рожи вообще, что надо. Громилы, до дрожи в поджилках напоминающие, амбалов того же Гори Полумесяца, адский котел ему пожарче. У одного для пущего страха еще и грязная повязка на один глаз.
  
  Ну, вы понимаете. От такой красоты неписанной у меня вмиг кишки узлом завязались. Так сказать, безусловный рефлекс.
  
  - Здрасте! - продемонстрировала я свою врожденную вежливость и манеры. - Там уже свободно, ребятки. - мотнула я головой на тот самый, исполняющий роль нужника, угол. - Я подглядывать не буду.
  
  На мои слова не отреагировали никак.
  
  И подбодренная успехом, я уже намеревалась мирно их обогнуть и забыть, аки случайно пробегающих мимо волкодавов, как один из них резко вскинул руку, и в лицо мне полетела какая-то пыль.
  
  Дрянь!
  
  Я даже пикнуть не успела, как мир, и без того не очень четкий, поплыл, подернулся туманной дымкой и нырнул в непроглядную темень. А сознание благополучно оставило меня разбираться без него.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"