Гук Кирилл Сергеевич: другие произведения.

Российский императорский флот накануне великой войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Российский императорскийй флот Накануне Великой войны. Написано для Мира Царя Михаила - 7. Рассмотрен период от РЯВ до 1914 года. Изложены вопросы планирования, боевой подготовки и развития флота. Опять таки без графики. Пока. Попозже заменю на ПДФ-ки когда мои друзья будут иметь свободное время, хоть толику. Итоговая версия от 21 августа 2011 года.

НЕ ДЛЯ КОММЕРЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ МОНОГРАФИИ ССЫЛКА НА НИХ ОБЯЗАТЕЛЬНА

Капитан-лейтенант Г---к. К.С.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Российский Императорский Флот

накануне

ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Издание типографии Адмиралтейства

Военно-историческое отделение МГШ

Санкт-Петербург

1999 г.

Оглавление.

  
   I. Списочный состав Российского Императорского флота по состоянию на 1 января 1906 г.
   II. Списание судов Российского Императорского флота в течении 1904-1905 гг.
   III. Боевые потери Российского Императорского флота в Русско-Японской войне.
   IV. Боевая диспозиция флотов на 1 июня 1906 года.
   V. Постройка судов и судостроительные программы во время Русско-японской войны.
   VI. Первые мероприятия морского ведомства по усилению флота после русско-японской войны.
   VII. Программа развития и реформ морских вооруженных сил России.
   VIII. Стратегические основания для плана войны на море, одобренные регентом 19 марта 1907 года.
   IX. Планы развертывания Балтийского флота (1907-1914 гг..).
   X. Планы развертывания Черноморского флота в период (1907-1914 г.г.)
   XI. Планы развертывания Тихоокеанского флота (1907-1914 гг..).
   XII. План развертывания морских сил Северного Ледовитого океана на случай европейской войны 1914 года.
   ХIII. Закон "О флоте", утвержденный регентом 1 мая 1907 года.
   XIV. "Судостроительные программы 1906-1914 гг.".
   XV. Судостроительная промышленность в период 1906-1914 гг.
   XVI. Согласование работы военного и морского ведомств. Решение совета государственной обороны об обороне побережья. Организация береговой обороны.
   XVII. Оружие флота. Морская артиллерия. Торпеды. Мины.
   XVIII. Начало, развитие и становление флотской авиации и аэронавтики.
   XIX. Использование сил флота в охране границ Империи, пресечении контрабанды и охрана промыслов морского зверя.
   XX. Организация морского пехотного корпуса. Штаты. Служба на кораблях и на берегу.
   XXI. Служба связи флота. Радиоразведка. Дешифровальная служба.
   XXII. Русско-Германская морская конвенция. Общение Русского и Германского
   морских генеральных штабов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

I. Списочный состав Российского Императорского флота по состоянию на 1 января 1906 г.

  

ЭСКАДРЕННЫЕ БРОНЕНОСЦЫ

  
   "Екатерина", "Чесма", "Синоп":
   1883-1886-1888/1883-1886-1889/1883-1887-1889 гг., 11050 тонн, 2 ПМ, 14 котлов, 16 узлов, 1120 тонн угля, 2400-3500/10 миль/узлов. Бронирование: борт 203 - 406 мм, барбеты 305 мм, палуба 63 мм, рубка 229 мм. Вооружение: 3 x 2 305 мм/30(кроме "Синопа", на котором установлены 305 мм/35), 8 x 47 мм/43, 4 x 37 мм/28, 7 х 381 мм НТА. Среднекалиберная артиллерия демонтирована и отправлена на Дальний Восток. Корабли в строю, кроме "Екатерины" выведенной в резерв. Морским министром отдано распоряжение подготовить МТК варианты переоборудования кораблей с учетом боевого опыта.
   "Георгий Победоносец":
   1891-1892-1893 гг., 11132 тонн, 2 ПМ, 16 котлов, 900 тонн угля, 15 узлов, 3500/8 миль/узлов. Бронирование: борт 203 - 406 мм, барбеты 305 мм, палуба 63 мм, рубка 229 мм. Вооружение: 3 x 2 305 мм/35, 8 x 47 мм/43, 4 x 37 мм/28, 5 х 381 мм НТА. Среднекалиберная артиллерия демонтирована и отправлена на Дальний Восток. Корабль в строю. Морским министром приказано подготовить МТК варианты переоборудования корабля с учетом боевого опыта.
   "Двенадцать Апостолов":
   1888-1890-1892 гг., 8710 тонн, 2 ПМ, 12 котлов, 15 узлов, 560 тонн угля, 1540/10 миль/узлов. Бронирование: борт 229 - 356 мм, каземат 152 мм, башни ГК 254 - 305 мм, палуба 5 - 66 мм, рубка 203 мм. Вооружение: 2 x 2 305 мм/30, 12 x 47 мм/43, 14 x 37 мм/28, 6 х 381 мм НТА. Среднекалиберная артиллерия демонтирована и отправлена на Дальний Восток. Корабль выведен в резерв. Морским министром приказано подготовить МТК варианты переоборудования корабля с учетом боевого опыта.
   "Три святителя":
   1891-1893-1897 гг., 13320 тонн, 2 ПМ, 14 котлов, 16 узлов, 850 тонн угля, 2430/6 миль/узлов. Бронирование: борт 406 - 457 мм, каземат 152 мм, башни ГК 406 мм, палуба 76 - 102 мм, рубка 76 - 305 мм. Вооружение: 2 х 2 305 мм/40, 10 x 47 мм/43, 10 x 37 мм/28, 6 х 381 мм НТА. Среднекалиберная артиллерия демонтирована и отправлена на Дальний Восток. Корабль в строю.
   "Полтава", "Севастополь":
   1892-1894-1897/1892-1895-1898 гг., 12000 тонн, 2 ПМ, 14 котлов, 16 узлов, 1050 тонн угля, 3750/10 миль/узлов. Бронирование: борт 254 - 368 мм, каземат 76 - 127 мм, башни ГК 51 - 254 мм, башни СК 25 - 127 мм, палуба 63 - 76 мм, рубка 178 - 229 мм, траверса 127 - 229 мм. Состав вооружения "Полтавы" на 1 августа 1905 г.: 2 x 2 305 мм/40, 4 x 2 и 5 x 1  152 мм/45, 8 x 1 75 мм/50, 2 x 47 мм/43. Состав вооружения "Севастополя" интернированного в Циндао и пришедшего во Владивосток с эсминцами 27 декабря 1905 года следующий: 2 x 2 305 мм/40, 4 x 2 и 4 x 1 152 мм/45, 1 x 120 мм/45, 8 x 75 мм/50, 6 x 47 мм/43.
   "Ростислав":
   1894-1896-1898 гг., 10140 тонн, 2 ПМ, 12 котлов, 16 узлов, 1000 тонн угля, 3500/8 миль/узлов. Бронирование: борт 203 - 368 мм, башни ГК 127 - 254 мм, башни СК 127 - 152 мм, палуба 51 - 76 мм, рубка 152 - 305 мм. Вооружение: 2 x 2 254 мм/45, 4 x 2 152 мм/45, 12 x 47 мм/43, 16 x 37 мм/28, 6 х 381 мм НТА. Корабль в строю.
   "Пересвет", "Победа":
   1895-1898-1901/1896-1898-1901 гг., 12670 тонн, 3 ПМ, 30 котлов, 18,5 узлов, 2000 тонн угля, 6200/10 миль/узлов. Бронирование: борт 178 - 229 мм, башни ГК 229 мм, каземат 51 - 127 мм, палуба 51 - 76 мм, рубка 102 - 152 мм. Вооружение на 1 сентября 1905 года: 2 x 2 254 мм/45, 14 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43.
   "Пантелеймон"("Князь Потемкин Таврический"):
   1897-1900-1905 гг., 12600 тонн, 2 ПМ, 22 котла, 16,5 узлов, 1100 тонн угля, 3000/9 миль/уз. Бронирование: борт 178 - 229 мм, башни ГК 254 мм, каземат 127 мм, палуба 38 - 63 мм, рубка 229 мм. Вооружение: 2 x 2 305 мм/40, 16 x 75 мм/50, 6 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 5 х 381 мм НТА. Среднекалиберная артиллерия демонтирована и отправлена на Дальний Восток. Корабль в строю. Переименован в сентябре 1905 года.
   "Ретвизан":
   1899-1900-1901 гг., 12900 тонн, 2 ПМ, 24 котла, 18 узлов, 2000 тонн угля, 5500/10 миль/узлов. Бронирование: борт 51 - 229 мм, переборки 178 мм, башни ГК 229 мм, каземат 152 мм, палуба 51 - 76 мм, рубка 254мм. Вооружение на 1 сентября 1905 года: 2 x 2 305 мм/40, 16 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 х 381 мм ПТА.
   "Цесаревич":
   1899-1901-1903 гг., 13105 тонн, 2 ПМ, 20 котлов, 18 узлов, 1350 тонн угля, 5500/10 миль/узлов. Бронирование: борт 120 - 249 мм, ПТЗ 40 мм, башни ГК 63 - 254 мм, башни СК 30 - 152 мм, палуба 38 - 69 мм, рубка 254 мм. Вооружение на 1 сентября: 2 x 2 305 мм/40, 6 x 2 152 мм/45, 4 x 120 мм/45, 12 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 х 381 мм ПТА.
   "Бородино", "Император Александр III", "Князь Суворов", "Орел", "Слава":
   1899-1901-1904/1899-1901-1904/1901-1902-1904/1900-1902-1904/1902-1903-1905 гг., 15275 тонн, 2 ПМ, 20 котлов, 17 узлов, 1235 тонн угля, 3200/10 миль/узлов. Бронирование: борт 102 - 194 мм, ПТЗ 43 мм, башни ГК 63 - 254 мм, башни СК 30 - 152 мм, каземат 76 мм, палуба 70 - 89 мм, рубка 51 - 203 мм. Вооружение на 1 сентября 1905 года: 2 x 2 305 мм/40, 6 x 2 152 мм/45, 14 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43, 2 х 381мм ПТА.
  
   БРОНЕНОСНЫЕ КРЕЙСЕРА
  
   "Минин":
   1866-1869-1878 гг., 5940 тонн, ПМ, 9 котлов, 12 узлов. Бронирование: борт 140 мм. Учебное судно с 1897 года. Вооружен: 4 x 203 мм/30, 6 x 152 мм/45, 6 x 75 мм/50, 8 x 47 мм/43, 4 x 37 мм/28, 4 пулемета. В строю.
   "Генерал-адмирал":
   1870-1873-1875 гг., 4 750 тонн, ПМ, 5 котлов, 13,6 узлов, 1000 тонн угля, 3900 миль. Вооружен: 4 x 203 мм/30, 2 x 152 мм/28, 6 x 47 мм/43, 8 x 37 мм/28, 2 х 381 мм НТА. Выведен в резерв весной 1905 г.
   "Герцог Эдинбургский":
   1870-1875-1877 гг., 4812 тонн, ПМ, 4 котлов, 11,5 узлов, 1000 тонн угля. Вооружение: 10 x 152 мм/28, 6 x 107 мм/20, 10 x 37 мм/28, 2 х 381 мм НТА. Выведен в резерв весной 1905 г.
   "Владимир Мономах":
   1881-1882-1883 гг., 5750 тонн ( в 1904 5593 тонн), 2 ПМ, 8 котлов, 990 тонн угля, 16 узлов, 3500/8 миль/уз.. Бронирование: борт 114 - 152 мм, палуба 12.7 мм. С 1896 г. перевооружен на 5 x 152 мм/45, 6 x 120 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 3 х 381 мм НТА. В строю.
   "Дмитрий Донской":
   1881-1883-1885 гг., 6200 тонн, 2 ПМ, 8 котлов, 16,5 узлов, 990 тонн угля, 3300/10 миль/уз. Бронирование: борт 114 - 152 мм, палуба 12.7мм. Вооружение: 6 x 152 мм/45, 8 x 120 мм/45 (2 орудия добавлены в августе 1905 г.), 8 x 1 75 мм/50 (установлены в августе 1905 г.), 2 x 47 мм/43, 5 х 381 мм НТА. В строю.
   "Память Азова":
   1886-1888-1890 гг., 6735 тонн, 2 ПМ, 6 котлов, 16,8 узлов, 967 тонн угля, 6100 миль/10 уз. Бронирование: борт 100 - 152 мм, палуба 38 - 64 мм, рубка 38 мм. Вооружение: 2 x 203 мм/35, 10 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 3 х 381 мм НТА. В строю.
   "Россия":
   1895-1896-1897 гг., 12850 тонн, 3 ПМ, 32 котла, 19.7 узлов, 2200 тонн угля, 7740 миль/уз. Бронирование: борт 127 - 203 мм, каземат 127 мм, траверсы 38 - 127 мм, палуба 51 - 76 мм, рубка 305 мм. Вооружение: 8 x 203 мм/45, 16 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43, 5 х 381 мм НТА. В строю.
   "Громобой":
   1898-1899-1900 гг., 12455 тонн, 3 ПМ, 32 котла, 20 узлов, 2350 тонн угля, 8100 миль/уз. Бронирование: борт 102 - 152 мм, казематы 51 - 120 мм, траверса 102 - 152 мм, палуба 38 - 76 мм, рубка 305мм. Вооружение: 8 x 203 мм/45, 16 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43, 4 х 381мм ПТА. В строю.
   "Баян":
   1899-1900-1903 гг., 7330 тонн, 3 ПМ, 26 котлов, 21 узлов, 1200 тонн угля, 2100/14 миль/уз., 3900/10 миль/уз. Бронирование: борт 60 - 200 мм, башни 152 мм, казематы 76 мм, траверсы 178 - 203 мм, палуба - 51 мм, рубка - 152 мм. Вооружение: 3x1 203 мм/45 (две в башнях и одна в палубной установке), 12 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43, 2 х 381 мм ПТА. В строю.

КРЕЙСЕРА

  
   "Диана", "Паллада":
   1897-1899-1902/1897-1899-1902/1897-1900-1903 гг., 6932 тонн, 3 ПМ, 24 котла, 19 узлов, 970 тонн угля, 3700/10 миль/уз. Бронирование: палуба 38 - 63 мм, рубка 152мм. Вооружение 14 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 1 х 381 мм НТА, 2 х 381 мм ПТА.
   "Аскольд":
   1899-1900-1901 гг., 6135 тонн, 3 ПМ, 19 котлов, 24,5 узлов, 1300 тонн угля, 4100/10 миль/уз. Бронирование: палуба 38 - 63 мм, рубка 152 мм, щиты 25мм. Вооружение: 12 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 х 456 мм НТА и 2 х 456 мм ПТА.
   "Богатырь", "Олег", "Очаков", "Кагул";
   1899-1901-1902/1902-1903-1904/1901-1902-1909/1901-1902-1905 гг., 7428 тонн., 2 ПМ, 16 котлов, 23.4 узла, 1200 тонн угля, 4900/10 миль/уз. Бронирование: палуба 38 - 70 мм, казематы 20 - 76 мм, башни 90 - 125 мм, щиты 25мм, рубка 140мм. Вооружение крейсеров различалось. На "Богатыре" были демонтированы обе башни(ввиду полного выхода одной из строя, вторая снята как резерв для других крейсеров), и взамен он получил на нос и корму щитовые установки. Состав его вооружения на 1 января 1906 года следующий: 14 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 х 381 мм НТА и 2 х 381 мм ПТА. Вооружение "Олега" было усилено после Цусимы на 2 x 152 мм/45, и сняты 4 x 75 мм/50. Состав его вооружения: 2 x 2 152 мм/45 и 10 x 152 мм/45, 8 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 х 381 мм НТА и 2 х 381мм ПТА. "Кагул" вошел в строй с проектным вооружением: 2 x 2 152 мм/45 и 8 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 8 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 2 х 381 мм НТА и 2 х 381 мм ПТА. "Богатырь", "Олег" в строю. "Очаков" поврежден артогнем в ходе Севастопольских событий, в ремонте и достройке. "Кагул" на испытаниях.
   "Новик":
   1899-1900-1901 гг., 3080 тонн, 3 ПМ, 12 котлов, 25.6 узлов, 500 тонн угля, 3500/10 миль/уз., Бронирование: палуба 38 - 51 мм, щиты 25мм, рубка 38 мм. Вооружение: 6 x 120 мм/45, 2 x 47 мм/43, 5 х 381 мм НТА.
   "Жемчуг", "Изумруд":
   1902-1903-1904/1902-1903-1904 гг., 3130 т., 3 ПМ, 16 котлов, 23 узла, 600 тонн угля, 2100/12 миль/уз. Бронирование: палуба 20 - 38 мм, рубка 30 мм, щиты 25мм. Вооружение: 8 x 120 мм/45, 4 x 47 мм/43, 3 х 456 мм НТА.
   "Алмаз":
   1902-1902-1903 гг., 3285 тонн, 2 ПМ, 16 котлов, 19 узлов, 800 тонн угля, 3350/10 миль/уз. Вооружение: 6 x 120 мм/45, 4 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43.
   "Русь":
   1887-1888-1888 гг., 9600 тонн, ПМ, 17 узлов: 2 x 120 мм/45 (добавлены в августе 1905 года), 4 x 75 мм/50, 6 x 57 мм/40, 4 пулемета. 9 аэростатов: 1 сферический, 4 змейковых, 4 сигнальных. Планируется к списанию на слом по состоянию КМУ на 1907 год.
   "Штандарт";
   1893-1895-1896 гг., 5480 тонн, 2 ПМ, 24 котла, 22 узла, 900 тонн угля, 1400/14 миль/уз. Вооружение: 8 x 152 мм/45, 6 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43. Разоружен в 1906 году и снова приступил к исполнению обязанностей Императорской яхты.
  
   БРОНЕНОСЦЫ БЕРЕГОВОЙ ОБОРОНЫ
  
   "Петр Великий":
   1869-1872-1876 гг., 9790 тонн, 2 ПМ, 8 котлов, 12.9 узлов, 715 тонн угля, до 1500 миль. Бронирование: борт 203 - 356 мм, палуба 76 мм. 4 x 203 мм/45, 12 x 152 мм/45, 12 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43. С 1902 года начата перестройка в корабль береговой обороны. На корабле работы с середины 1904 года практически не велись и возобновились только летом 1905 года. Классифицирован как броненосец береговой обороны приказом морского министра от 1 декабря 1905 года.
   "Адмирал Ушаков", "Адмирал Сенявин", "Генерал-адмирал Апраксин":
   1892-1893-1897/1892-1894-1897/1894-1896-1899 гг., 4700 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 16 узлов, 400 тонн угля, 3400/9 миль/уз. Бронирование: борт 203 - 254 мм, траверзы 152 - 203 мм, башни 178 мм, палуба 25 - 51 мм, рубка 178 мм. Вооружение: 2 x 2  254 мм/45, 10 x 47 мм/43, 18 x 37 мм/28, 2 х 381мм НТА. "Апраксин" в ремонте после взрыва в башне в сентябре 1905 года. Остальные в строю. 120 мм орудия сняты и отправлены на Дальний Восток.
  
   КАНОНЕРСКИЕ ЛОДКИ
  
   "Манчжур", "Донец", "Запорожец", "Кубанец", "Терец", "Уралец", "Черноморец":
   1886-1887-1889/1886-1888-1889/1886-1887-1887/1886-1887-1888/1886-1887-1888/1886-1887-1889 гг., 1225 т., 2 ПМ, 6 котлов, 13 узлов, 270 тонн угля, 2850/8 миль/уз. Бронирование: палуба 10 мм. Вооружение на "Манчжуре" и "Донце"(стационар на Средиземном море): 2 x 203 мм/35, 1 x 152 мм/35, 4 x 107 мм/20, 6 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 1 х 381 мм НТА. С остальных Черноморских КЛ сняты и отправлены на Дальний Восток 203 мм и 152 мм орудия. Временно были установлены Севастопольским портом по 3x1 75 мм/50.
   "Грозящий":
   1890-1892-1893 гг., 1700 тонн, 2 ПМ, 6 котлов, 13 узлов, 120 тонн угля, 1000/8 миль/уз. Бронирование: борт 76 - 127 мм, траверсы 38 мм, палуба 38 мм, рубка 25 мм, щиты 25 мм. Вооружен: 8 x 75 мм/50, 6 x 47 мм/43, 4 x 37 мм/28, 2 х 381 мм НТА, 80 мин. Осенью 1904 года крупнокалиберные пушки сняты и отправлены на ДВ. В строю.
   "Храбрый":
   1894-1895-1897 гг., 1735 тонн, 2 ПМ, 8 котлов, 14 узлов, 160 тонн угля, 1200/7 миль/уз. Бронирование: борт 76 - 127 мм, палуба, щиты, рубка - 25 мм. Вооружение: 6 x 75 мм/50, 5 x 47 мм/43, 7 x 37 мм/28, 1 х 456 мм НТА. 203 мм и 152 мм орудия сняты и отправлены на Дальний Восток. В строю.

МИННЫЕ КРЕЙСЕРА

  
   "Воевода", "Гридень", "Казарский", "Посадник";
   1891-1891-1892/1892-1893-1894/1892-1893-1894/1891-1893-1895 гг., 432 тонн, ПМ, 2 котла, 22 узла, 85 тонн угля, 1650/10 миль/уз. Бронирование: палуба 13 мм. Вооружение: 2 х 381 мм НТА (носовой и поворотный), 6 x 47 мм/43, 3 x 37 мм/28. Сняты торпедные аппараты. Корабли получили дополнительно по 2 x 75 мм/50. Выделены для несения пограничной службы. Черноморские корабли приступили к несению пограничной службы в январе-феврале 1906 года. Балтийские в марте-апреле.
   "Абрек";
   1895-1896-1897 гг., 535 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 21 узел, 110 тонн угля, 2000/12 миль/уз., Бронирование: рубка 10 мм. Вооружение: 2 x 381 мм НТА (поворотных), 2 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43. В строю.
  

ИСТРЕБИТЕЛИ (ЭСКАДРЕННЫЕ МИНОНОСЦЫ)

  
   Тип "Сокол";
   Первый корабль введен в строй в 1895 г., 220/242 тонн, 8 котлов, 2 ПМ, 29 узлов. Серийные корабли строились с 1896 по 1904 гг.: 250-260/280-300 тонн, 2 ПМ, 8 котлов, 26-27 узлов, 60 тонн угля, 660/12 миль/уз. Вооружение: 2x1 381 мм НТА(поворотных), 1 x 75 мм/50, 3 x 47 мм/43. На Тихоокеанских эсминцах установлено в корме 75 мм орудие вместо 47 мм. На Балтийских и Черноморских эсминцах сняты 47мм орудия и установлено кормовое 75мм орудие и 2 пулемета, по одному с борта. В перегруз корабль мог брать 8-12 мин. "Пронзительный" и "Пылкий" переведены в 1907 год на Каспийское море для несения полицейской службы, пере классифицированы в канонерские лодки и переименованы в "Астрахань" и "Баку". Перед переводом были демонтированы торпедные аппараты и установлены дополнительные орудия и пулеметы. Вооружение их на 1909 год составляло: 4 х 75 мм/50, 4 пулемета.
   БФ: "Подвижный", "Поражающий", "Послушный", "Прозорливый", "Прочный", "Прыткий", "Резвый", "Ретивый", "Рьяный", "Пронзительный"(*), "Пылкий"(*).
   ЧФ: "Свирепый", "Сметливый", "Стремительный", "Строгий".
   ТОФ: "Сердитый", "Скорый", "Смелый", "Статный", "Сторожевой". Были интернированы, пришли во Владивосток 27 декабря 1905 года.
   Каспийское море(с 1907 года): "Астрахань"("Пронзительный"), "Баку"("Пылкий").
   Всего в строю - 20 кораблей.
   "Бдительный", "Беспощадный", "Бесстрашный", "Бесшумный";
   закладывались в 1898-1899 гг., вступили в строй к 1900 году. 350 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 27 узлов, 110 тонн угля, 1500/10 миль/уз. Вооружение: 3 x 381 мм НТА (поворотных), 2 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43. В строю на ТОФ.
   "Властный", "Грозовой";
   1899-1900-1901 гг., 347 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 28 узлов, 82 тонн угля, 1250/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА (поворотных), 2 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43. В строю на ТОФ.
   Тип "Буйный";
   1901-1902-1903/1904 гг., 445 тонн, 4 котла, 2 ПМ, 27 узлов, 110 тонн угля, 1200/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА (поворотных), 1 x 75 мм/50, 5 x 47 мм/43. На Тихоокеанских эсминцах вместо кормовой 47 мм пушки 75 мм орудие.
   ТОФ: "Бойкий", "Безупречный", "Бодрый", "Бравый".
   БФ: "Видный".
   Тип "Громкий";
   Балтийские корабли 1903-1903-1904 гг., Черноморские корабли 1901/1902-1903/1904-1903/1904 гг., 350/405 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 25 узлов, 90 тонн угля, 1300/12 миль/уз. Вооружение: 3 x 456 мм НТА (носовой и 2 поворотных), 1 x 75 мм/50, 5 x 47 мм/43.
   БФ: "Грозный", "Громкий", "Громящий".
   ЧФ: "Жаркий", "Живой", "Живучий", "Жуткий", "Заветный", "Завидный", "Задорный", "Звонкий", "Зоркий".
   Тип "Лейтенант Бураков";
   1905-1905-1905 гг., построены в Гавре, в июле 1905 перешли на Балтику, боеготовы в к лету 1906 года. 402 тонны, 2 ПМ, 4 котла т.Норманн, 26-27 узлов, 1080-1200/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 456 мм НТА(поворотные), 2 x 75 мм/50, 4 пулемета, 12 мин.
   БФ: "Искусный", "Исполнительный", "Легкий", "Крепкий", "Лейтенант Бураков", "Летучий", "Ловкий", "Меткий", "Молодецкий", "Мощный, "Лихой".
   Тип "Финн";
   1904-1905-1905 гг., "Путиловский"/Гельсинфорс (Сандвикский док), доставлены по ж/д, собраны во Владивостоке. 620 тонн, 2 ПМ, 4 котла т.Норманн, 25 узлов, 172 тонн угля, 1050/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 456 мм НТА(поворотных), 1 x 105 мм/40, 2 x 75 мм/50, 2 x 37 мм/30 авт.Максима, 2 пулемета, 24 мины.
   ТОФ: "Доброволец", "Москвитянин", "Финн", "Эмир Бухарский".
   Тип "Украйна"(Тихоокеанские);
   1904-1904-1905 гг., "Ланге"/Рига, доставлены по жд, собраны во Владивостоке. 630 тонн, 2 ПМ, 4 котла т.Норманна, 26-27 узлов, 130 тонн угля, 1105/12 миль/уз. Вооружение: 3 x 456 мм НТА(поворотных), 1 x 105 мм/40, 2 x 75 мм/50, 2 x 1 37 мм/30 авт.Максима, 4 пулемета, 24 мины.
   ТОФ: "Войсковой", "Казанец", "Туркменец-Ставропольский", "Украйна".
   Тип "Всадник";
   1904-1905-1906(весна), 710-750 тонн, 2 ПМ, 3 котла т.Шульца-Торникрофта, 25-26 узлов, 175-200 тонн угля, 1900-2500/14-15 миль/уз. Вооружение: 2 x 456 мм НТА(поворотных), 6 x 75 мм/50, 2 x 37 мм/30 авт.Максима, 4 пулемета, 24 мины.
   БФ: "Всадник", "Гайдамак", "Уссуриец", "Амурец".
  

МИНОНОСЦЫ

  
   Тип улучшенный "Батум", NN254, 255, 257, 258;
   4 единицы построено в 1883-1883-1884 гг., 79 тонн, ПМ, котел, 18 узлов. Вооружение: 2 x 381 мм НТА, 3 x 37 мм/28. Выведены в резерв летом 1905 года и сданы в порт на хранение.
   Тип "Измаил";
   1884-1885-1886 гг., 77 тонн, ПМ, котел, 17 узлов, 17 тонн угля, 800 миль. Вооружение: 2 x 381 мм НТА, 2 x 37 мм/28.
   ЧФ: N 267. Выведен в резерв и сдан в порт на хранение в начале 1906 года.
   Тип "Або";
   построено 11 единиц в 1886-1886-1886 гг., 88 тонн, ПМ, котел, 22 узла, 17 тонн угля, 1000/10 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА, 2 x 37 мм/28.
   БФ: NN 108, 109, 110. Выведены в резерв и сданы в порт на хранение летом 1905 года
   ЧФ: NN 261, 262, 263, 264, 265(потоплен артогнем в декабре 1905 г. в Севастополе, затем был поднят и сдан на слом), 266. В строю.
   Тип "Або" улучшенный;
   построено 11 единиц в 1889-1895 гг., 95 тонн, ПМ, 2 котла, 19-22 узла, 17 тонн угля, 950/10 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА (нос+поворотный), 2 x 37 мм/28.
   БФ: NN 115, 116, 121, 122, 124, 125, 131, 132. В строю, используются как пограничные суда.
   ЧФ: NN 260, 268, 269. В строю, используются как пограничные суда.
   Тип "Або" 3-я серия;
   построено 8 единиц в 1889-1890-1891 гг., 81 тонн, ПМ, котла, 17-20 узлов, 18 тонн угля, 1000/9 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА(поворотных), 2 x 37 мм/28.
   БФ: NN 111, 112, 113, 114, 117. В строю, используются как пограничные суда.
   ЧФ: NN 252, 253. В строю, используются как пограничные суда.
   ТОФ: NN 207. В строю
   Тип "Ревель", N205;
   построены в 1886-1886-1886 гг., 109 тонн, ПМ, котел, 18 тонн угля, 17-18 узлов, 1500/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 381 мм НТА, 2 x 47 мм/43. В строю.
   Тип "Сунгари", NN 203;
   1888-1889-1890 гг., 152 тонны, 2 ПМ, 2 котла, 20 узлов, 30 тонн. угля. Вооружение: 3 x 381 мм НТА (1 носовой+2 поворотных), 3 x 37 мм/28.
   Тип "Даго";
   4 единицы построены 1890-1890-1891 гг., 102 тонны, ПМ, котел, 15-19 узлов, 28 тонн угля, 450 миль/10 уз. Вооружение: 2 x 381 мм (носовой+поворотный), 2 x 37 мм/28.
   БФ: NN 118, 123, 126. В строю.
   ЧФ: N256. В строю, используется как пограничное судно.
   Тип "Адлер", N259;
   1889-1889-1890 гг., 125 тонн, , 2 ПМ, 2 котла, 26 узлов, 41 тонна угля, 480/12 миль/уз. Вооружение: 3 x 381 мм НТА (носовой+2 поворотных), 2 x 37 мм/28. В строю, используется как пограничное судно.
   Тип "Пернов";
   построено 25 единиц в период с 1891 по 1899 гг., 130 тонн, ПМ, 2 котла, 18-22 узла, 20/30 тонн угля, 550/10 миль/уз. Вооружение: 3 x 381 мм НТА (носовой+2 поворотных), 2 x 47 мм/43.
   БФ: NN 103, 119, 120, 127, 128, 129, 130, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142. В строю.
   ЧФ: NN 270, 271, 272, 273. В строю.
   ТОФ: NN 209, 210, 211. В строю.
   Тип "Сестрорецк" , N 104;
   1892-1893-1894 гг., 80 тонн, ПМ, котел, 24 узла, 16 тонн угля, 475/15 миль/уз. Вооружение: 3 x 381 мм НТА(носовой+2 поворотных), 2 x 37 мм/28. В строю на БФ.
   Тип "Улучшенный Сунгари", NN212, 213;
   1900-1901-1902 гг., 204 тонны, 2 ПМ, 6 котлов, 24 узла, 60 тонны угля, 1200/12 миль/уз. Вооружение: 3 x 381 мм НТА(носовой+2 поворотных), 2 x 47 мм/43. В строю на Балтике.
   Тип "Циклон";
   Всего построено 10 единиц до 1903 года. После начала войны по ходотайству Макарова, с кораблей были сняты механизмы, оружие и демонтированы все системы и отправлены на Дальний восток. На Невском заводе и Крейтоне в кратчайший срок изготовлены разборные корпуса и отправлены на Дальний Восток, где были собраны во Владивостоке. Оставшиеся корпуса на Балтик законсервированы. В 1907 году принято решение миноносцы ввести в строй под новыми номерами. Однако вводить в строй, как миноносцы было признано нецелесообразным. В результате корабли были введены в строй к 1911 году будучи оборудоваными как флотские тральщики, имея максимальный ход узлов в 18, и получив вооружение в 1 75 мм и 1 47 мм пушки и тралы. 152 тонны, 2 ПМ, 2 котла, 26 узлов, 26 тонн угля, 450/12 миль/уз. Вооружение: 1 x 2  456 мм НТА, 2 x 47 мм/43.
   ТОФ: NN 215, 216, 217, 218, 219, 220, 223. В строю.
   БФ: NN 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233. На хранении.
  

МИНОНОСКИ

   Тип "Норманн";
   1904-1905 гг., 33-35 тонн, ПМ, котел, 16-17 узлов, 200-250 миль. Вооружение: 1 x 37 мм/30 авт. Максима, 1 пулемет, 2 x 381 мм торпеды в бугельных ТА. Обозначались М.1-24. Построены фирмами Крупа и Норманна. Отправлены по ж/д во Владивосток. Приняли участие в боях. Потеряно 7 миноносок в ходе боевых действий.
   Тип "Никсон";
   1904-1905 гг., 35 тонн, 2 газолинных мотора по 300 л.с. и вспомогательный двигатель мощностью 6 л.с., 20-21 узел, 400 миль/15 уз. Вооружение: 1 x 47 мм/43, 2 пулемета, 2 x 456мм торпеды в бугельных ТА. Собраны на Лазаревском адмиралтействе в Севастополе. Получили обозначение М.25-34. Первоначально предназначались для ТОФ, но ввиду окончания боевых действий отправлены после сборки на БФ.
  

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ

  
   "Форель";
   1904-1904-1904 гг., 16/17 тонн, ЭД, 6/8 узлов, 20/18 миль. Вооружение: 2 x 381 мм носовых ТА(2 торпеды). В строю на ТОФ, как учебная.
   Тип "Протектор";
   1901-1902-1904 гг., 153/179 тонн, 2хбенз./2хЭД, 8/5 узлов, 385/6 миль/уз., 35/3,5 миль/уз., Вооружение: 3 x 456 мм ТА (2 носовых и кормовой/ 5 торпед).
   ТОФ: "Осетр", "Бычек"(доставлена в ноябре 1905 года).
   ЧФ: "Кефаль", "Палтус".
   БФ: "Сиг", "Плотва".
   Тип "Касатка";
   1904-1904-1905 гг., 140/177 тонн, 2хбенз. по 60 л.с./1хЭД 100 л.с., 9/5 узлов, 660/6 миль/уз., 35/3 миль/уз., 30 м. Вооружение: 4 x 456 мм ТА Джевецкого (4 торпеды).
   ТОФ: "Касатка", "Налим", "Граф Шереметьев", "Скат".
   ЧФ: "Макрель".
   БФ: "Окунь".
   Тип "Сом";
   1904-1905-1905 гг., 105/125 тонн, бенз. 160 л.с./ЭД 70 л.с., 8.5/6 узлов, 430/6 миль/уз., 40/4.5 миль/уз., 30 м., Вооружение: 1 x 456 мм ТА(+2 торпеды), 1 x 37 мм/28 (установлена на ПЛ "Соме" в июле 1905 г. На остальных устанавливались в 1906 году.).
   БФ: "Белуга", "Пескарь", "Стерлядь".
   ЧФ: "Лосось", "Судак".
   ТОФ: "Сом", "Щука".
  

МИННЫЕ ЗАГРАДИТЕЛИ

  
   "Алеут";
   1885-1886-1886 гг., в 1902 г. переоборудован в ЗМ, 842 тонны, ПМ, 2 котла, 12 узлов. Вооружение: 250 мин, 4 x 5 37 мм/20. ТОФ
   "Буг", "Дунай";
   1891-1891-1892 гг., 1382 тонны, 2 ПМ, 4 котла, 14 узлов, 130 тонн угля, 2150/8 миль/уз. Вооружение: 425 мин, 6 x 47 мм/43, 4 x 37 мм/28. ЧФ.
   "Амур";
   1898-1899-1901 гг., 2800 тонн, 2 ПМ, 12 котлов, 17 узлов, 650 тонн угля, 3200/10 миль/уз. Вооружение: 450 мин, 9 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43. ТОФ.
   "Монгугай";
   закончен постройкой в 1891 г. Оборудован в минный транспорт в 1904 году. 2500 тонн, ПМ, 2 котла, 9 узлов, 210 тонн угля, 3468 миль/8 уз. Вооружение: 310 мин, 7 x 47 мм/43. ТОФ.
  
  

ЯХТЫ

  
   "Царевна";
   1874-1874-1874 гг., 678 тонн, ПМ, 3 котла, 13 узлов. Вооружение: 4 x 87 мм/24. Императорская яхта на Балтике.
   "Эриклик";
   1866-1867-1869 гг., 1162 тонны, ПМ(колесная), 14 узлов, 1380 миль, 4 x 5 37 мм/20. Яхта командующего ЧФ.
   "Полярная Звезда";
   1888-1890-1891 гг., 3950 тонн, ПМ, 10 котлов, 17 узлов, 1860/12 миль/уз. Вооружение: 4 x 47 мм/43. Императорская яхта на Балтике.
   "Стрела";
   1890-1891-1891 гг., 290 тонн, 2 ПМ, 6 котлов, 17 узлов, 910/12 миль/уз. Вооружение: 2 x 47 мм/43. Бывшая яхта генерал-адмирала. В распоряжении морского министра. С весны 1907 года в распоряжении командующего БФ.
   "Александрия";
   1893-1894-1896 гг., 545 тонн, ПМ, 4 котла, колесная, 14 узлов. Вооружение: 4 x 37 мм/28. Императорская яхта на Балтике.
   "Колхида";
   1886-1887-1887 гг., 580 тонн, ПМ, котел, 11 узлов, 1400 миль. Вооружение: 2 x 37 мм/28. Яхта-стационар Русского посла в Константинополе.
   "Нева";
   1905-1905-1906 гг., 507 тонн, ПМ, 4 котла, колесная, 15 узлов, 500 миль/12 уз. Вооружение: 2 x 37 мм/28. Яхта морского министра.
   "Форос";
   1891 г., 1086 тонн, ПМ, 14.7 узла, 6000 миль/10 узлах. 2 x 75 мм/50. Личная яхта Великого князя Михаила Александровича.
  

ПОСЫЛЬНЫЕ СУДА

  
   "Дозорный", "Разведчик";
   конвоиры императорских яхт, 1903-1904-1905 гг., 100 тонн, 2 ПМ, 2 котла, 16 узлов, 960/10 миль/уз. Вооружение: 1 x 37 мм/28, 2 пулемета.
  
  

ПОГРАНИЧНЫЕ СУДА (КРЕЙСЕРА ОКПС)

  
   "Беркут", "Кондор";
   1902-1903-1904 гг., 325 тонн, 2 ПМ, 14 узлов, 2000/10 миль/уз. Вооружение: 4 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28. Балтика.
   "Орел";
   1896-1896-1896 гг., 125 тонн, ПМ, 12 узлов, 1200/8 миль/уз. Вооружение: 2 x 37 мм/28. Балтика.
   "Роксана";
   1893-1893-1894 гг., 157 тонн, ПМ, 12 узлов, 600/10 миль/уз. Вооружение: 2 x 37 мм/28.
  

УЧЕБНЫЕ СУДА

  
   "Азия";
   бывший US пароход "Колумбус", 1874-1875-1878 гг., 2445 тонн, ПМ, 4 котла, 15,6 узла, 750 тонн угля, 4500 миль. Вооружение: 6 x 107 мм/20, 4 x 37 мм/28.
   "Африка";
   бывший US пароход "Саратога", 1877-1877-1878 гг., 2590 тонн, ПМ, 4 котла, 13 узлов, 960 тонн угля, 6400/9 миль/уз. Вооружение: 5 х 152 мм/28, 4 x 107 мм/20, 4 x 37 мм/28, 5 x 381 мм НТА.
   "Воин";
   1892-1893-1894 гг., 1285 тонн, ПМ, 2 котла, 9 узлов, 135 тонн угля, 2000 миль. Вооружение: 6 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 1 x 381 мм НТА.
   "Верный";
   1895-1895-1896 гг., 1287 тонн, 1 ПМ, 4 котла, 11 узлов, 120 тонн угля, 1800/9 миль/уз. Вооружение: 4 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 1 x 381 мм НТА.
   "Океан";
   1901-1902-1903 гг., 11897 тонн, 2 ПМ, 17 котлов, 18.8 узлов, 1445 тонн угля, 6800/11 миль/уз. Вооружение: 6 x 47 мм/43. Учебный корабль для подготовки учеников машинных команд.
   "Ласточка";
   1903-1904-1905 гг., 140 тонн, 2 ПТА, 2 котла, 18.5 узлов, 21 тонна угля, 350/12 миль/уз. Вооружение: 1 x 75 мм/50, 1 x 47 мм/43. Учебное судно для подготовки машинистов турбинных установок.
   "Рига";
   1899-1899-1900 гг., куплен в 1905 г., 21400 тонн, 4 ПМ, 4 котла, 12 узлов, 2600 тонн угля, 6900 миль. Вооружение: 2 x 152 мм/45, 4 x 120 мм/45, 6 x 75 мм/50, 4 x 57 мм/50, 4 x 47 мм/43.

ТРАНСПОРТЫ

Балтийский Флот

   "Николаев";
   1894-1894-1895 гг., куплен в 1905 г., 13360 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 13 узлов, 1580 тонн угля, 4000/10 миль/уз. Вооружение: 2 x 75 мм/50, 4 x 47 мм/43, 4 x 381 мм НТА (бортовые).
   "Европа";
   1878-1878-1878 гг., 2690 тонн, ПМ, 6 котлов, 10 узлов, 220 тонн угля, 4440/8 миль/уз. 4 x 47 мм/43.
   "Донец";
   (вторая), 1900-1900-1901 гг., куплен в 1905 г., 5920 тонн, ПМ, 2 котла, 12 узлов, 4000 миль, транспорт-мастерская.
   "Хабаровск";
   1895-1895-1896 гг., куплен в 1902 г., 2760 тонн, ПМ, 3 котла, 10 узлов, 200 тонн угля, 1500/8 миль/уз. 2 x 75 мм/50, 2 x 47 мм/43.
   "Самоед";
   1895-1895-1895 гг., 1055 тонн, ПМ, 2 котла, 10 узлов, 1852/8 миль/уз.. 4 x 47 мм/43.
   "Лахта";
   1889-1889-1890 гг., 4800 тонн, ПМ, 2 котла, 10 узлов, 720 тонн угля, 5700 миль.
   "Борго";
   1882-1882-1883 гг., 4630 тонн, ПМ, 2 котла, 9 узлов, 330 тонн угля, 3136/8 миль/уз. Оборудован как десантный - 300 пехотинцев/100 кавалеристов/15 орудий.
   "Соломбала";
   1902-1902 гг., 445 тонн, ПМ, 4 котла, 10 узлов, 1100 миль/7 уз.
   "Описной";
   1901-1901-1902 гг., 445 тонн, ПМ, 4 котла, 10 узлов, 1100/7 миль/уз., 1 х 47 мм/43, использовался как гидрографическое судно.
   "Компас", "Секстан";
   построены в 1859 гг., 251-263 тонн, 10 узлов, 700-800 миль, 1 х 37 мм/28, использовались как гидрографические суда.
   "Пахтусов";
   1898-1898-1899 гг., 1545 тонн, ПМ, 2 котла, 8 узлов, 4400/7 миль/уз., использовался как гидрографическое судно.
   Тип "Водолей";
   "Водолей NN2,3", портовое судно, 660 тонн, ПМ, котла, 9 узлов, 1280/8 миль/уз.
  

Черноморский флот

   "Днепр";
   Построен для морведа 1895-1895-1896 гг., 3480 тонн, ПМ, 2 котла, 9 узлов, 340 тонн угля, 3450 миль. 1 x 75 мм/50, 2 x 37 мм/28.
   "Пендераклия";
   1876-1876-1877 гг., 1005 тонн, ПМ, 9 узлов. 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28.
   "Березань";
   1870-1871-1872 гг. Куплен в 1893 г. 5169 тонн, ПМ, 6 котлов, 13,8 узла, 400 тонн угля, 1920/7 миль/уз. 6 x 75 мм/50, 2 x 37 мм/28.
   "Прут";
   1878-1878-1879 гг., использовался также как ЗМ, 5460 тонн, ПМ, 2 котла, 13 узлов, 1947 тонн угля, 4370 миль. 8 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28, 360 мин.
   "Кронштадт";
   1894-1894-1895 гг., мобилизован в 1905 г., как транспорт-мастерская, 16400 тонн, 2 ПМ, 4 котла, 13 узлов, 1930 тонн угля, 5000 миль. 4 x 47 мм/43.
  
   "Веха";
   ЧФ, 1893-1894-1894 гг., 475 тонн, ПМ, 2 котла, 12 узлов, 920/10 миль/уз.. 2 x 37 мм/28. Использовался как гидрографическое судно.
   "Тендра";
   1904-1904-1904 гг., 425 тонн, ПМ, 2 котла, 10 узлов, 1020 миль. Использовался как гидрографическое судно.
   "Ингул", "Гонец";
   1872-1872-1873 гг., 745 тонн, ПМ, котел, 8 узлов. 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28. Портовые суда.
   Тип "Водолей";
   "Водолей N1", портовое судно, 660 тонн, ПМ, 2 котла, 9 узлов, 1280/8 миль/уз..
  

Тихоокеанский флот

   "Ангара";
   1898-1898-1899 гг., 12050 тонн, 2 ПМ, 30 котлов Бельвиля, 20 узлов, 1580 тонн угля, 5260/12 миль/узлов. Разоружен в январе 1906 года. В ремонте. Оставлен в составе флота. Планируется к оборудованию в качестве аэростатоносца, вместо крейсера "Русь", планируемого к списанию на слом по состоянию КМУ на 1907 год.
   "Иртыш";
   1902-1903-1904 гг., 15000 тонн, 10 узлов, 8 x 47 мм/43.
   "Тунгуз";
   1869-1870-1870 гг., 706 тонн, ПМ, котел, 8 узлов. 4 x 87 мм/24.
   "Якут";
   1888-1888-1889 гг., куплен в 1892 г., 725 тонн, ПМ, 3 котла, 12 узлов, 210 тонн угля, 3600/9 миль/уз. 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28.
   "Камчадал";
   1896-1896-1897 гг., 900 тонн, ПМ, котел, 10 узлов, 160 тонн угля, 3500/8 миль/уз.. 2 x 37 мм/28.
   "Аргунь";
   1902-1903-1903 гг., куплен в 1904 гг., 10500 тонн, ПМ, 3 котла, 8 узлов, 1050 тонн угля, 8400 миль.
   "Сунгари";
   1896-1896-1897 гг., куплен в 1904 г., 6970 тонн, 10 узлов, транспорт.
   "Шилка";
   закончен постройкой в 1897 г., куплен морведом в 1903 г. 3500 тонн, ПМ, 2 котла, 11 узлов, 370 тонн угля, 4080 миль/8 уз. 2 x 47 мм/43.
   "Тобол";
   1899 год постройки, захвачен ВОК, 5500 тонн, ПМ, 2 котла, 8 узлов, 500 тонн угля, 3000 миль. 4 x 47 мм/43.
   "Колыма";
   1893-1893-1894 гг., куплен в 1905 г., 5000 тонн, ПМ, 9 узлов.
   "Анадырь";
   1903-1904-1904 гг., 17350 тонн, 2 ПМ, 6 котлов, 13 узлов, 5760/7 миль/уз.., 8 x 57 мм/40, транспорт-мастерская.
   "Камчатка";
   1901-1902-1904 гг., 7060 тонн, 2 ПМ, 6 котлов, 13 узлов, 8 x 47 мм/43. Угольный транспорт-мастерская.
   "Ксения";
   построен в 1900 году. Куплен в 1906 году. 6123 тонн, ПМ, 2 котла, 11 узлов, 500 т. угля, 5520 миль. Транспорт-мастерская.
   "Надежный";
   построен в 1896 году. 1525 тонн, ПМ, 4 котла, 13 узлов. Портовый ледокол.

Каспийская флотилия

  
   "Геок-Тепе";
   1882-1882-1883 гг., 1100 тонн, ПМ, колесный, 4 котла, 11 узлов, 135 тонн угля, 2000/8 миль/уз. 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28.
   "Аракс";
   1900-1901-1901 гг., 740 тонн, ПМ, 2 котла, 12 узлов, 70 тонн нефти, 1500/9 миль/уз. 4 x 47 мм/43.
   "Астрабад";
   1900-1900-1901 гг., 325 тонн, ПМ, 2 котла, 12 узлов, 720 миль/уз. Вооружение: 2 x 47 мм/43.
  

Русский Север

   "Бакан";
   1895-1896-1897 гг., 885 тонн, ПМ, 4 котла, 11 узлов, 130 тонн угля, 1950/8 миль/уз. 2 x 47 мм/43, 2 x 37 мм/28. (Защита промыслов на Севере).
  

II. Списание судов Российского Императорского флота в течении 1904-1905 гг.

  

Броненосные крейсера:

   "Князь Пожарский"(исключен из списков флота летом 1905 года, продан на слом в 1907 г.)
   Крейсера:
   "Память Меркурия"(исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1906 году); "Рында"(исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1907 году); "Крейсер", "Опричник", "Пластун", "Стрелок" (исключены из списков флота летом 1905 года и проданы на слом в 1907 году);

Броненосцы береговой обороны:

   "Первенец" (исключен из списков флота летом 1905 года и в дальнейшем использовался как баржа), "Кремль" (исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1908 году), "Чародейка"(исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1907 году),
   "Адмирал Грейг"(исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1907 году), "Адмирал Лазарев"(исключен из списков флота летом 1905 года и продан на слом в 1907 году), "Адмирал Спиридов"(исключен из списков флота летом 1905 года, в дальнейшем использовался как угольный склад),
   "Адмирал Чичагов"(исключен из списков флота летом 1905 года, летом посажен на мель у Ревеля и использовался как мишень для артиллерийских стрельб)

Вспомогательные крейсера:

   Приказом морского министра в январе 1906 года разоружены и переданы в собственность "Добровольного флота": "Дон", "Днепр", "Кубань", "Урал", "Терек", "Нева", "Лена".

Канонерские лодки:

   "Мина", "Ёрш", "Бурун", "Буря", "Гроза", "Туча", "Вихрь", "Град", "Дождь", "Снег" (разоружены и исключены из списков флота в течении 1905 года. В дальнейшем часть сдана на слом. Часть, использовалась как портовые суда).

Минные крейсера:

   "Лейтенант Ильин", "Капитан Сакен"(исключены из списков флота летом 1905 года и сданы на слом в 1908-1909 гг.)

Миноносцы:

   "Взрыв", 251, 101, 102, 105, 106, 107(исключены в течении 1905 года и сданы на слом).

Миноноски:

   все числившиеся в составе флота миноноски постройки конца 70-х, были СПИСАНЫ в период с 1904 по 1907 годы. Частично сданы на слом, или проданы в частные руки. Часть использовалась как портовые плавсредства.

Яхты:

   "Держава", "Марево"(исключены в 1905 году и сданы на слом).

Учебные суда:

   "Моряк" (исключен в 1905 году и сдан на слом).

Транспорта:

   "Красная горка", "Петербург", "Днестр" (исключены в 1905 году и сданы на слом).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

III. Боевые потери Российского Императорского флота в Русско-Японской войне.

  

Эскадренные броненосцы

   "Петропавловск"(мины,31.03.04), "Ослабя"(артиллерия,1.08.04), "Император Николай I"(артиллерия, 21.07.05), "Наварин"(артиллерия, 21.07.05), "Император Александр II"(торпеда, 22.07.05), "Сисой Великий" (торпеда, 10.09.05)

Броненосные крейсера

   "Рюрик" (артиллерия/затоплен 1.08.04), "Адмирал Нахимов"(торпеда 22.0.05)
  

Крейсера

   "Варяг"(затоплен, 27.01.04), "Боярин"(мина, 30.01.04), "Забияка"(осадная артиллерия 21.11.04), "Джигит"(осадная артиллерия 24.11.04), "Разбойник"(осадная артиллерия, 26.11.04), "Рион" (артиллерия/затоплен 15.05.05), "Адмирал Корнилов"(торпеда, 22.07.05), "Светлана"(артиллерия, 21.07.05), "Аврора"(мина и торпеда 22.07.05)

Канонерские лодки

   "Кореец" (взорван, 27.01.04), "Сивуч" (взорвана, 12.07.04), "Гремящий" (мины 5.08.04), "Бобр" (осадная артиллерия 21.11.04), "Отважный" (торпеды, 1.12.04).

Заградитель минный

   "Енисей" (мина, 29.01.04).

Минные крейсера:

   "Всадник"(осадная артиллерия, 25.11.04), "Гайдамак"(торпеда, 29.11.04).

Истребители:

   "Внушительный"(брошен, артиллерия 12.02.04), "Стерегущий"(артиллерия, 26.02.04), "Бедовый"(шторм, 15.03.04), "Страшный"(артиллерия, 31.03.04), "Внушительный" (камни, 13.05.04), "Блестящий" (камни, взорван 17.05.04), "Буйный" (мины, 18.05.04), "Лейтенант Бураков" (торпеда 11.07.04), "Боевой" (торпеда, 11.07.04/взорван при капитуляции Порт-Артура), "Решительный" (захвачен, 28.07.04), "Бурный" (артиллерия, 28.07.04), "Выносливый" (торпеда, 29.07.04), "Разящий" (мины, 11.08.04), "Быстрый" (мины 11.08.04), "Стройный" (мина, 31.10.04), "Сильный" (мины, 31.10.04/ взорван при капитуляции Порт-Артура), "Расторопный" (взорван 3.11.04).

Миноносцы:

   "204"(авария, 16.06.04), "208"(мина, 4.07.04), "206"(мина, 25.05.05), "201"(артиллерия, 7.06.05), "202"(мина, 5.07.05), "222" (мина, 7.06.05), "214" (артиллерия/торпеда 18.06.05).
   Миноноски: М.17 (6.06.05, скалы), М.4 (4.06.05, артиллерия), М.8 (14.06.05, артиллерия), М.19 (18.06.05, артиллерия), М.22 (артиллерия/затоплен 16.06.05), катер М.11(протаранен, 7.07.05), М.20(16.08.05, сел на камни, взорван).

Подводные лодки

   "Дельфин" (пропала без вести, 8.06.05).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

IV. Боевая диспозиция флотов на 1 июня 1906 года.

  
   БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ
   Командующий: вице-адмирал Великий князь Александр Михайлович.
   Начальник штаба: контр-адмирал Матусевич.
  
   Порт Кронштадт:
   Бригада броненосцев (контр-адмирал Миклуха-Маклай): "Полтава", "Севастополь".
   Бригада крейсеров(контр-адмирал Иванов): "Дмитрий Донской", "Владимир Мономах", "Память Азова"(несет службу на Средиземном море), "Паллада", "Диана".
   Бригада береговой обороны(контр-адмирал Римский-Корсаков): ББО "Адмирал Сенявин", "Адмирал Ушаков", "Генерал-адмирал Апраксин", "Петр Великий"
   2-я минная дивизия (контр-адмирал князь Ливен): VII-XV дивизионы.
   VII дивизион: "Грозный", "Громкий", "Громящий", "Прыткий".
   VIII дивизион: "Подвижный", "Поражающий", "Послушный", "Прозорливый", "Пронзительный".
   IX дивизион: "Прочный", "Пылкий", "Резвый", "Ретивый", "Рьяный".
   X дивизион: NN212, 213, 104, 142, 117, 118, 123, 126.
   Отряд подплава(капитан 1 ранга Беклемишев): "Сиг", "Плотва", "Окунь", "Белуга", "Пескарь", "Стерлядь".
   Учебный отряд: "Азия", "Африка", "Воин", "Верный", "Океан", "Ласточка", "Рига".
   Отряд обеспечения Балтийского флота: "Николаев", "Европа", "Ангара", "Хабаровск", "Самоед", "Лахта", "Борго", "Соломбала", "Описной", "Компас", "Секстан", "Пахтусов", "Водолей NN2,3", "Бакан"(несет службу на севере по охране промыслов).
   Резервный флот на хранении в порту:
   "Генерал-адмирал", "Герцог Эдинбургский", "Минин".
   миноносцы NN 111, 112, 113, 114, 108, 109, 110.
  
   Порт Ревель:
   Корабли ОКПС: "Беркут", "Кондор, "Орел", "Роксана", "Абрек", "Посадник", "Воевода".
   XIII дивизион(пограничный): NN 115, 116, 121, 122, 124, 125, 131, 132.
  
   Порт Гельсинфорс:
   Шхерный отряд(капитан 1 ранга Сильман):
   КЛ "Грозящий", "Храбрый", ЗМ "Амур".
   XI дивизион: NN 103, 119, 120, 127, 128, 129, 130, 133.
   XII дивизион: NN134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141.
   XV дивизион: миноноски тип "Никсона" М25-34.
  
   Порт Либава:
   1-я минная дивизия(Контр-адмирал Елисеев): I-VI дивизионы.
   I дивизион: "Всадник", "Гайдамак", "Уссуриец", "Амурец".
   II дивизион: "Охотник", "Пограничник", "Сибирский стрелок", "Гвардеец".
   III дивизион: "Донской казак", "Забайкалец", "Стерегущий", "Страшный".
   IV дивизион: "Меткий", "Молодецкий", "Мощный, "Крепкий".
   V дивизион: "Летучий", "Ловкий", "Легкий", "Лихой".
   VI дивизион: "Искусный", "Исполнительный", "Лейтенант Бураков", "Видный".
  
   ВСЕГО: 2 эскадренных броненосца, 4 броненосца береговой обороны, 5 крейсеров(+3 крейсера в реезерве), 38 истребителей, 32 миноносца(+7 миноносцев резерва), 10 миноносок, 6 подводных лодок, 2 канонерских лодки, заградитель минный, 7 учебных судов, 14 транспортных судов обеспечения, 7 пограничных судов.
  
  
  
   ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ
   Командующий: вице-адмирал Вирен.
   Начальник штаба: контр-адмирал Писаревский.
  
   Порт Севастополь:
   1-я бригада броненосцев: "Пантелеймон", "Три Святителя", "Ростислав", "Георгий Победоносец". Придан крейсер "Кагул".
   2-я бригада броненосцев: "12 Апостолов", "Синоп", "Чесма", "Екатерина Великая".
   Бригада береговой обороны: канонерские лодки "Донец", "Запорожец", "Кубанец", "Терец", "Уралец", "Черноморец"; минные заградители "Буг", "Дунай"; минные крейсера "Гридень", "Казарский"; "Эриклик" (яхта командующего ЧФ).
  
   Минная дивизия:
   "Зоркий"(флагманский)
   I дивизион: "Жаркий", "Живой", "Живучий", "Жуткий".
   II дивизион: "Заветный", "Завидный", "Задорный", "Звонкий".
   III дивизион: "Свирепый", "Сметливый", "Стремительный", "Строгий".
   IV дивизион: NN 270, 271, 272, 273, 261, 262, 263, 264.
   V дивизион(пограничный): NN 203, 252, 253, 259, 260, 266, 268, 269.
   VI дивизион(резервный): NN 205, 254, 255, 256, 257, 258, 267.
  
   Отряд подплава: "Кефаль", "Палтус", "Макрель", "Лосось", "Судак".
  
   Отряд обеспечения Черноморского флота: "Днепр", "Пендераклия", "Березань", "Прут", "Кронштадт", "Веха", "Тендра", "Ингул", "Гонец", "Водолей N1".
  
  
   ВСЕГО: 8 эскадренных броненосцев, крейсер, 2 минных крейсера, 2 минных заградителя, 6 канонерских лодок, 13 эсминцев, 23 миноносца(из них в резерве 7), 5 подводных лодок, 10 судов обеспечения.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТ
   Командующий: адмирал Чухнин.
   Начальник штаба: контр-адмирал Эбергард.
   В распоряженующего команующего крейсер "Алмаз".
  
  
   Порт Владивосток:
   1-я бригада броненосных кораблей (контр-адмирал Небогатов): "Князь Суворов", "Император Александр III", "Бородино", "Цесаревич", "Орел", "Слава". Придан крейсер "Изумруд".
   2-я бригада броненосных кораблей(контр-адмирал Иессен): "Ретвизан", "Пересвет", "Победа", "Громобой", "Россия", "Баян". Придан крейсер "Жемчуг".
  
   Бригада крейсеров (контр-адмирал Добротворский) "Олег", "Богатырь", "Аскольд".
   Минная дивизия:
   "Новик"(контр-адмирал фон Эссен)
   I дивизион: "Туркменец-Ставропольский", "Украйна", "Войсковой", "Казанец".
   II дивизион: "Финн", "Доброволец", "Эмир Бухарский" "Москвитянин".
   III дивизион: "Бдительный", "Боевой", "Бурный", "Внимательный".
   IV дивизион: "Инженер-механик Дмитриев", "Инженер-механик Зверев", "Лейтенант Сергеев", "Капитан Юрасовский".
   V дивизион: "Внушительный", "Выносливый", "Властный", "Грозовой".
   VI дивизион: "Бесстрашный", "Беспощадный", "Бесшумный", "Бдительный".
   VII дивизион: "Бойкий", "Безупречный", "Бодрый", "Бравый".
   VIII дивизион: "Твердый", "Точный", "Тревожный", "Лейтенант Малеев", "Инженер-механик Анастасов".
   IX дивизион: "Сердитый", "Скорый", "Статный", "Смелый", "Сторожевой"
   X дивизион: NN 215, 216, 217, 218, 219, 220, 223.
   XI дивизион: миноноски М1-3,5-7,9,10,12-16,18,20.
  
   Отряд подводных лодок(капитан 2 ранга Плотто): "Шереметьев", "Скат", "Форель", "Сом", "Касатка", "Осетр", "Налим".
  
   Отряд обеспечения Тихоокеанского флота: "Иртыш", "Тунгуз", "Якут", "Камчадал", "Аргунь", "Сунгари", "Шилка", "Тобол", "Колыма", "Анадырь", "Камчатка", "Ксения", "Надежный".
  
   Порт Порт-Артур:
   Канонерские лодки "Манчжур"
   Отдельный полудивизион: NN 203, 205, 209, 210, 211.
  
  
   ВСЕГО: 9 эскадренных броненосцев, 3 броненосных крейсера, 6 крейсеров, 38 истребителей, 12 миноносцев, 17 миноносок, 7 подводных лодок, канонерская лодка, 13 транспортов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

V. Постройка судов и судостроительные программы во время Русско-японской войны.

  
   Первые неудачи флота в Порт-Артуре, вывод из строя нескольких судов нашей эскадры, побудили морское ведомство в середине 1904 года испросить кредиты на экстренную постройку, для пополнения убыли: 1 броненосного крейсера нового типа в 12-14 тысяч тонн, 3 крейсеров типа "Баян" и 2 минных заградителей типа "Енисей". Последние, три крейсера и заградители, предполагалось, в виду срочности и нежелания затягивать постройку, осуществить по старым чертежам. В частности первым был заказан фирме "Форж и Шантье" броненосный крейсер по типу "Баяна". Позднее планы строительства были пересмотрены. Были отменены заказы на строительство крейсеров и минных заградителей. Объявленный летом конкурс на строительство броненосного крейсера нового типа выиграла фирма "Виккерс", контракт с которой был заключен в августе 1905 года. В конце 1905 года фирме "Вулкан" был отдан контракт на строительство крейсера "Боярин". Весной 1905 года новый морской министр адмирал Иван Лихачев распорядился временно приостановить строительство двух новых эскадренных броненосцев для Балтийского флота. Основанием для этого распоряжения послужила крайне низкая степень готовности, связанная, прежде всего, с отвлечение кадров, средств и материалов Петербургских судостроительных предприятий на подготовку ремонт судов 1 ТОЭ и подготовку похода 2 ТОЭ, а затем и революционными беспорядками начала 1905 года.
   В течении весны-лета были внесены коррективы в проект броненосцев, так полностью заменены 12 8" орудий в башнях на 8 10" орудий, а также качественно усилена противоминная артиллерия путем замены 47 мм и 75 мм орудий на 120 мм орудия и с осени работы закипели вновь.
   В общей сложности в течении 1904-1905 гг., для флота была заказано 5 канонерских лодок - "Хивинец" и 4 судна типа "Кореец", а так же 10 речных канонерских лодок для Амура. Кроме этого Невскому судомеханическому, "Шихау", "Форж и Шантье", "Крейтону" заказано 34 истребителя(эскадренных миноносца) по уже отработанным 350-400 тонным прототипам.
   Независимо от морского ведомства, в виду обильного притока денежных пожертвований от общественных организаций и граждан на восстановление флота, был создан "Особый Комитет по усилению флота на добровольные пожертвования". На собранные суммы Комитетом в период 1905-1907 г.г. были построены 24 миноноски, 18 эскадренных миноносцев по 500-600 тонн водоизмещения (из них 8 отправлены во Владивосток по ж/д и там собраны) и 2 подводных лодки. Позже из остатков средств был заказан в Германии эскадренный миноносец "Яростный", ставший родоначальником огромной серии эскадренных миноносцев строившихся для Императорского флота с 1911 года.

Список заказанных и строившихся судов в период с 1904 по 1907 гг.

   Эскадренные броненосцы "Андрей Первозванный", "Рождество Христово" (СПб).
   Эскадренные броненосцы "Ефстафий", "Иоанн Златоуст" (заложены на Черном море в 1904 году).
   Броненосные крейсера "Адмирал Макаров" (заложен на стапелях фирмы Форж и Шантье).
   Броненосный крейсер "Рюрик II" (Виккерс).
   Крейсер "Боярин" ("Вулкан").
   Канонерские лодки "Хивинец", "Кореец", "Гиляк", "Сивуч", "Бобр" (СПб).
   Речные канонерские лодки "Бурят", "Монгол", "Орочанин", "Вогул", "Вотяк", "Сибиряк", "Зырянин", "Киргиз", "Калмык", "Корел" (Сормовский завод).
   Эсминцы типа "Боевой" для Дальнего Востока: "Бедовый", "Боевой", "Бурный", "Внимательный", "Внушительный", "Выносливый", "Инженер-механик Дмитриев", "Инженер-механик Зверев", "Лейтенант Сергеев", "Капитан Юрасовский".
   Эсминцы типа "Лейтенант Бураков" для Балтики: "Искусный", "Исполнительный", "Легкий", "Крепкий", "Лейтенант Бураков", "Летучий", "Ловкий", "Меткий", "Молодецкий", "Мощный, "Лихой".
   Эсминцы типа "Твердый" для Дальнего Востока: "Твердый", "Точный", "Тревожный", "Лейтенант Малеев", "Инженер-механик Анастасов".
   Эсминцы типа "Деятельный" для Балтики: "Дельный", "Деятельный", "Достойный", "Разящий", "Сильный", "Стройный", "Сторожевой", "Расторопный".
   Эсминцы типа "Лейтенант Шестаков": "Лейтенант Пущин", "Лейтенант Шестаков", "Лейтенант Зацаренный", "Капитан-лейтенант Баранов" ("Наваль").
   Подводная лодки типа "Карп": "Карп", "Карась", "Камбала".
   Подводные лодки типа "Кайман": "Кайман", "Аллигатор", "Дракон", "Крокодил".
   Кроме этого на средства Добровольного комитета были построены 18 эсминцев-"Добровольцев".
   Помимо этих реальных мер по усилению флота, относящихся ко времени войны, в морском министерстве и в правительственных кругах обнаружилось стремление к разработке крупных программ судостроения.
   К концу 1904 г., когда стало ясно, что силы флота на Дальнем Востоке недостаточны, было решено, в целях сохранения своего политического положения, дать ему сильное подкрепление.
   19 октября 1904 года министерство иностранных дел выступило с докладом о необходимости теперь же принять меры к усилению военной и морской мощи России, "в целях защиты наших первостепенных государственных интересов от покушений извне и заключения прочного мира на выгодных для нас условиях".
   Однако, этот доклад был опротестован министром финансов, который заявлял, что "никакое государство, а тем более Россия, не в состоянии одновременно с ведением войны усиливать в сколько-нибудь значительной степени свою боевую готовность на суше, а тем более на море"... "Усиление нами боевого флота, -- писал Коковцев, -- впредь до окончания войны должно быть по необходимости ограничено пределами выданных уже заказов и использованием уже существующих верфей и их подготовкой к сооружению боевых судов"...
   Но вопрос о широком судостроении снова возник через несколько месяцев. Пользовавшийся тогда большим влиянием адмирал Дубасов подал ряд горячо написанных записок о необходимости, хотя бы с полным напряжением сил страны, немедленно приступить к постройке нового флота значительной силы и осуществить ее в два, два с половиной года. Он приводил при этом следующие доводы:
   1) "Настоящей войной разрешается для России не только частный вопрос о том положении, которое она занимала перед войной и которое послужило ближайшим поводом к войне, но обширный общий вопрос о международных политических правах России на азиатском континенте, вопрос о том, приобретает ли Россия или не приобретает, удержит или не удержит за собой необходимое для нее господство на этом континенте..."
   2) "Логика прискорбных фактов настоящей войны не могла не убедить Россию, что достигнуть этой цели она может не иначе, как опираясь на грозную морскую силу, на флот, который в интересах настоящего тяжкого положения желательно и важно иметь теперь же или в самом ближайшем будущем".
   3) "Этот флот должен быть закончен безотлагательно, весь разом..."
   4) "По чрезвычайной важности задачи, для которой новый флот будет строиться, следовало бы отпустить для этого хотя бы последние средства..."
   Записка Дубасова была предметом особого междуведомственного совещания (13 апреля 1905 г.), на которое морское ведомство внесло и свои предположения о необходимости срочной постройки флота. Это совещание признало неосуществимым проект адмирала Дубасова в целом, однако, министр финансов соглашался отпустить некоторую сумму на новое судостроение (75 миллионов в семилетний срок). Что касается задач флота, о которых был выдвинут вопрос морским ведомством, то совещание высказалось в том смысле, что главное внимание должно быть обращено на усиление тихоокеанского флота, а на Балтийском море нужно создать морскую оборону берегов с соответствующими базами и, если необходимо, одну эскадру, "как для самостоятельных действий, так и в виде резерва для Тихого океана".
   Относительно Черного моря совещание признало желательным, чтобы вопрос о проливах был вновь поставлен на очередь при первой возможности. Не признавая вероятным, чтобы наиболее благоприятное решение, то есть открытие проливов только для нашего флота, могло осуществиться, большее число членов совещания, тем не менее, высказалось за желательность решения вопроса в смысле открытия проливов даже для всех, так как в этом случае явилась бы возможность для России иметь общий флот для всех ее морей. При закрытых же проливах -- задача, которую до сих пор преследовал черноморский флот, именно занятие Босфора, по мнению военного министра, к которому присоединились и другие члены совещания, должна быть отдалена на несколько лет, так как особый запас, и вообще все не полные еще средства, заготовленные военным ведомством для десантной экспедиции, в настоящее время получили другое назначение и употреблены для надобностей войны с Японией.
   Поэтому совещание признало необходимым поддерживать черноморский флот в настоящем его составе, перевооружая суда по мере необходимости и заменяя устаревшие из них новыми, которые должны быть такого типа, чтобы быть пригодными для действий в открытом море.
   Между прочим, в постановлении этого совещании сказано: "задачу же, служившую до сих пор основанием всех судостроительных программ черноморского флота, т.-е. занятие Босфора, отложить до более благоприятного времени".
  
  
   VI. Первые мероприятия морского ведомства по усилению флота после русско-японской войны.
  
   Неудачное течение войны на море в 1904 году, внутренние беспорядки, многократно усугубившиеся после гибели Императора, все это требовало коренных изменений в деятельности верховных органов власти. В феврале 1905 года в результате "Меморандума ВКАМа", доклада регенту Е.И.В. Михаилу Александровичу подготовленного офицерами из близкого окружения Великого князя Александра Михайловича, был смещен со своего поста генерал-адмирал Е.И.В. Алексей Александрович. Морским министром был утвержден адмирал Иван Федорович Лихачев, который, несмотря на преклонный возраст, сумел произвести ряд прогрессивных преобразований в деятельности ведомства. В частности первым приказом, подписанным Лихачевым был приказ об учреждении Морского Генерального Штаба. Первым И.д. начальника МГШ стал гвардейского экипажа капитан 2 ранга Виноградов. В конце лета 1905 года в должности начальника МГШ был утвержден бывший командир крейсера "Громобой" капитан 1 ранга Брусилов. В июне было создано учреждение, имевшее в течение всего рассматриваемого периода большое влияние на дальнейшее развитие флота -- совет государственной обороны с великим князем Николаем Николаевичем во главе, подчиненный царю непосредственно.
   На совет возлагалось:
   а) обсуждение общих мероприятий военного и морского ведомств;
   б) наблюдение за последовательным их выполнением;
   в) обсуждение главнейших предположений военного и морского ведомства в целях войны.
   г) наблюдение за осуществлением мер обороны страны;
   д) обсуждение изменений в деятельности военного и морского ведомств;
   е) обсуждение и согласование междуведомственных разногласий по вопросам государственной обороны.
   Морское министерство все свои главнейшие начинания по подготовке к войне впредь должно было проводить через этот совет.
   В феврале 1906 года в ходе очередного заседания СГО, помимо текущих проблем, был поднят вопрос о направлении дальнейшего внешнеполитического развития Российской Империи.
   1. Приоритетными направлениями были приняты - разрешение статуса проливов, укрепление позиций России в Северном Китае и Манчжурии, развитие ДВ, Желтороссии и Азиатской части ИМПЕРИИ.
   2. Политику на Балканах решили вести пока сугубо оборонительную, стараясь не "потерять лицо", но и не вступать в открытый конфликт с АВИ.
   3. В отношении Франции и Германии вести политику, чтобы не испортить отношений ни с французами, ни с немцами.
   В апреле 1906 года морской министр вновь собрал совещание для решения некоторых вопросов, связанных с программой судостроения на ближайшие годы, для подготовки представления в СГО. В своей речи адмирал Лихачев сказал, что "военные силы государства должны развиваться по определенной программе; политика должна указать на нужды, министерство финансов укажет сумму, которая может быть отпущена на удовлетворение этих нужд, а надлежащее министерство разработает соответственную программу развития этих сил".
   В этом и ряде последующих заседаний были подвергнуты обсуждению вопросы нового судостроения. Из постановлений, имевших принципиальное значение, необходимо отметить следующие:
   1) Береговая же оборона в настоящее время абсолютно не соответствует возросшей мощи боевых судов, которым она должна противостоять.
   2) Береговая оборона недействительна, если она не поддерживается боевым флотом; посему одновременно с ней необходимо иметь и боевой флот.
   3) Вследствие эволюции типа боевого корабля, данный момент наиболее благоприятен для усиления флота; следует его теперь же развивать. Современных кораблей еще нет ни у кого. Всем в одинаковой мере надо строить флот, и России, чтобы не уступать в будущем возможному противнику, необходимо приступить как можно скорее к постройке больших судов.

VII. Программа развития и реформ морских вооруженных сил России.

  
   25 мая 1906 года на заседании СГО начальником МГШ капитаном 1 ранга Брусиловым на заседании совета государственной обороны был представлен доклад начальника морского генерального штаба "Программа развития и реформ Российского Флота". Этот доклад создает определенный рубеж в общем ходе мероприятий и плановых предположений морского ведомства после русско-японской войны. Подводя итог состоянию флота к 1906 году, он намечает следующие перспективы его развития.
   "Развитие вооруженных сил страны только тогда может совершаться планомерно, когда необходимость их вызывается удовлетворением потребностей внешней политики". "При создании нашего флота великим основателем была ясно определена цель и программа создания морских вооруженных сил. Но когда эта программа была исчерпана, то в последующее время никакой твердой идеи развития морских сил не существовало. Правда, были неоднократно попытки определить задачи флота и соответственно им развить морские вооруженные силы, но попытки эти никогда не были доведены до конца, частью по финансовым причинам, частью по отсутствию преемственности взглядов лиц, стоящих во главе военно-морского управления. Хотя отечество наше упрочило и расширило свои границы благодаря морским войнам, но отсутствие ясной и определенной программы подготовки к войне мы возмещали чрезвычайным напряжением сил в решительные моменты. Руководители нашей военной политики не понимали тогда, что морская сила государства вырастает медленно и не терпит в направлении своего развития скачков и перерывов, и что поэтому, дабы ускорить рост, нужен, прежде всего, стройный и предусматривающий ее развитие на десятки лет вперед план ее создания. Такого плана у нас не было.
   Вследствие этого, ближайшей задачей морского ведомства в настоящее время является:
   1) упорядочить имеемые морские силы и средства.
   2) установить цель и программу дальнейшего развития морских вооруженных сил.
   Охарактеризовав основные условия организации флота (назначение судов, организация соединений, разделение флота на категории, основы комплектования) и организации подготовки театров военных действий, начальник морского генерального штаба с особенным вниманием остановился на стратегических задачах и путях развития флота.
   Сущность данной части доклада сводилась к следующему:
   а) Обзор со стояния флотов.
  

Балтийский флот.

   "Мысль о необходимости для нас надежной защиты балтийских вод в виду быстрого и планомерного роста флота Германии еще задолго до войны озабочивала морское министерство, которое и наметило соответствующее этой цели кораблестроение. В 1896 году политика наша на Дальнем Востоке потребовала присутствия значительных наших сил в Тихом океане, и под этим влиянием забота о Балтийском море постоянно отходила на второй план. В Балтийском море созидались корабли исключительно для эскадр Тихого океана, которые и уходили по назначению по мере своей готовности. "Во время войны 1904 года спешно была начата постройка на добровольные пожертвования больших эскадренных миноносцев, предназначавшихся также для Дальнего Востока, куда уже были отведены все суда, имевшие хотя какое-либо боевое значение. Таким образом, состав и типы судов Балтийского флота неизбежно являются как бы случайными". Ввиду того, что после окончания войны, на Балтике практически отсутствовали тяжелые корабли, было принято решение о возвращении с Дальнего Востока 2 броненосцев, 4 крейсеров и минного заградителя.
   К 15 мая 1906 года в Балтийском флоте состояли крупные суда:
   2 броненосца ("Полтава", "Севастополь").
   4 броненосца береговой обороны ("Адмирал Ушаков", "Генерал-адмирал Апраксин", "Адмирал Синявин", "Петр Великий").
   5 крейсеров ("Диана", "Паллада", "Дмитрий Донской", "Владимир Мономах", "Память Азова").
   В постройке находились 2 броненосца типа "Андрей Первозванный", броненосный крейсер "Адмирал Макаров"(во Франции), в Британии строился броненосный крейсер "Рюрик", в Германии - крейсер "Боярин". Характеризуя качества линейных судов, начальник морского генерального штаба указал, что все они являются весьма несовершенными и ничтожными в количественном отношении по отношению к нашим возможным противникам. Приводя состав минных судов: 38 эсминцев, 32 миноносца(+7 миноносцев резерва), начальник МГШ заметил, что в течение последнего года минным силам удалось придать должную организацию, но в настоящий момент проблемой является подготовка кадра команд, отсутствия плавучих средств для обслуживания, деликатные их механизмы быстро приводятся в негодность и подлежат ремонту. Кроме этого флот располагает 6 подводными лодками, для которых нужно выработать должную организацию и методы их использования.
   Всего флот располагал: 3 Эскадренных броненосца, 4 броненосца береговой обороны, 5 крейсеров (+3 крейсера в резерве), 38 эскадренных миноносцев, 32 миноносца(+7 миноносцев резерва), 10 миноносок, 6 подводных лодок, 2 канонерских лодки, минный заградитель, 7 учебных судов, 14 транспортных судов обеспечения, 7 пограничных судов.
   Военные порты и их оборудование. Переходя к портам, начальник морского генерального штаба свидетельствовал, что за последние 10 лет все средства шли на судостроение, не уделяя пропорционального количества их на оборудование портов. В результате портовое хозяйство оказалось в печальном состоянии. В Кронштадте (главном порте Балтийского моря) из 4-х имеющихся доков для больших кораблей годен только один, и то при нормальной осадке, в случае же аварии и вынужденного увеличения углубления судов негоден и он. Кронштадтский завод построен 50 лет назад и за этот период совершенно не следовал развитию техники: мастерские малы, дурно оборудованы, водоснабжение Кронштадта в невозможном состоянии, отсутствуют пожарные организации при доках; в отношении погрузки угля порт удовлетворяется первобытными способами. Вследствие неудовлетворительности освещения ночные работы в порту затруднительны. "Ко всем недочетам Кронштадтского порта следует прибавить еще один -- недостаточную его защиту крепостными сооружениями. Дальность стрельбы современных орудий дает возможность бомбардировать Кронштадт, что представляет для него величайшую опасность, по причине большого скопления взрывчатых веществ..." И в целом вооружение приморских крепостей военного ведомства абсолютно неадекватно оружию современных броненосцев, что требует немедленных мер. Средства следующего по величине после Кронштадта порта Либавы, так же недостаточны, многих необходимых станков нет, не хватает плавучих средств и пр. Свеаборгский порт рассчитан лишь для обслуживания 2-3 дивизионов миноносцев. Петербургский военный порт также имеет ряд крупных недочетов. Недостаток снабжения, отсутствие в портах неприкосновенных запасов и прочего, необходимого флоту, приводило начальника генерального штаба к такому же безотрадному выводу, как и при обзоре судового состава.
  

Черноморский флот.

   В составе Черноморского флота в 1906 году были следующие суда:
   8 броненосцев: "Чесма", "Синоп", "Екатерина II", "Георгий Победоносец", "XII Апостолов", "Ростислав", "III Святителя", "Пантелеймон".
   2 крейсера -- "Кагул" и "Очаков".
   2 минных крейсера, 2 минных заградителя, 6 канонерских лодок, 13 эскадренных миноносцев, 23 миноносца (из них в резерве 7), 5 подводных лодок.
   В постройке: 2 эскадренных броненосца ("Евстафий" и "Иоанн Златоуст").
   Приводя перечень судового состава черноморского флота, начальник морского генерального штаба говорил что, он составляет по численности почти полную боевую эскадру. Но так как создавался он в течение большого периода времени, за который военно-морская техника быстро прогрессировала, а наше судостроение не успевало за ней следить, то большая часть судов построена по устаревшим чертежам.
   В настоящее время суда первой постройки настолько отличаются по своей конструкции и вооружению от позднейших, что было бы нецелесообразно ставить их в одну боевую линию. В целом же делался вывод, что Черноморский флот, действуя даже в настоящем своем составе, при поддержке подводных сил, мог бы широко развить оборонительные операции у проливов.
   Что касается портов Черного моря, то доклад генерального штаба рисует их состояние таким же, как и в Балтике. В Севастополе негодны доки для новых судов, порт плохо оборудован и снабжен, не организована подача запасов на корабли, существующая крепостная защита не обеспечивает безопасности порта.
   В Николаеве, который строил боевые суда, нет никаких современных приспособлений для облегчения и удешевления работы. Канал доведен только до 25 футов глубины, так что приходится достраивать корабли в Севастополе; отсутствуют доки для больших судов и миноносцев. Начальник генерального штаба объяснял общий упадок черноморского флота тем, что в течение ряда лет, когда все внимание было направлено на Дальний Восток, пренебрегался вероятный противник черноморского флота -- турецкий флот и была неправильной организация управления флотом.
  

Тихоокеанский флот

   Характеризуя Тихоокеанский флот, начальник МГШ делал вывод, что в лице Тихоокеанского флота Россия имеет свой самый мощный флот.
   Так в настоящий момент на Владивосток базировалось:
   9 достаточно современных эскадренных броненосцев ("Император Александр III", "Князь Суворов", "Бородино", "Орел", "Слава", "Цесаревич", "Ретвизан", "Пересвет", "Победа"), 3 броненосных крейсера ("Баян", "Россия", "Громобой"), 7 крейсеров I и II рангов, 38 эскадренных миноносцев, 12 миноносцев, 17 миноносок, 7 подводных лодок, канонерская лодка.
   Главной задачей флота полагается дальнейшее поддержание высокого уровня боеспособности, достигнутого в ходе войны. Состояние Владивостокского порта для обслуживания признаются недостаточным, несмотря на огромный объем проведенных работ, в том числе по улучшению судоремонта. Для обеспечения боевой деятельности морских сил полагалось необходимым прокладка железной дороги и разработка Сучанского месторождения угля, не намного уступающего по своим характеристикам английским сортам угля "Кардифф" и "Ньюкастл". Также недостаточным полагалось вооружение крепости, несмотря на большие усилия, приложенные в основном флотом к ее усовершенствованию.
   В заключение начальник МГШ испросил высочайшее повеление на экстренное выделение кредитов на строительство 3-х современных двух башенных батарей (башни по типу заказанных для кораблей типа "Андрей Первозванный") в районе Кронштадта, и на острове Русском под Владивостоком. Данное предложение вызвало негативную реакцию военного ведомства, тем не менее, в ноябре 1906 года, после многочисленных согласований и обмена письмами было выделено финансирование по линии морского ведомства и произведен заказ башен и орудий, при этом батареи должны были числиться и укомплектовываться морским ведомством.
   б) Военно-политическая обстановка.
   В этой части доклад генерального штаба касается общих условий, при которых происходило развитие флота, и комментирует военно-политическую обстановку, сложившуюся после русско-японской войны. "В развитии военного флота были периоды, -- говорит доклад, -- когда он был в полном забвении, чего никогда не случалось с армией. Эта неустойчивость в принятом курсе отражалась тяжелым образом и на состоянии флота и на программах судостроения и служила причиной громадного разнообразия в самих типах кораблей, чем русский флот всегда очень невыгодно отличался от однородных флотов сильных морских держав. Шаткость идеи предопределенного противника, против которого строился и готовился флот, вынудила Россию к самой гибельной операции -- перемене противника почти накануне войны. Эта операция стоила нам тяжелейших потерь на Дальнем востоке. Достаточно сказать, что Россия потеряла 7 судов первого класса - шесть броненосцев и два броненосный крейсер. Таких потерь флот в войне не нес за последние полтора столетия. Флот был и является единственным защитником Дальнего Востока. Идея защиты, которого флотом была совершенно правильная и единственно возможная, но выполненная с огромнейшим трудом, прежде всего по непониманию сущности современного флота, не могущего оперировать без надежно оборудованных баз, черпающих свои ресурсы на месте, отсутствия проверки боевой готовности флота непрерывным плаванием и маневрами, имеющими объектом определенного противника.
   Война косвенно, а смута непосредственно повлияли на ослабление черноморского флота. Между тем, участие России в решении всех вопросов Ближнего Востока потребует наличности сильного флота в Черном море, отказ же от участия в решении их повлечет еще более тяжелые последствия, нежели поражения на Дальнем Востоке.
   Отсутствие по сути флота на Балтийском море имеет еще более реальное значение, оно не только чревато грозными последствиями в будущем при господстве на море могущественного соседа, но и отзывается расстройством самого государственного организма. Только как экстренные меры можно оценить возвращение ряда судов с Дальнего Востока на Балтику.
   "Значение флота в общем состоянии государственной мощи столь огромно, что отсутствие его совершенно изменяет политическую и военно-стратегическую обстановку". Обрисовав положение военно-морских приготовлений возможных противников, а также возможные враждебные политические комбинации, начальник морского генерального штаба приходит к выводу, что Россия поставлена в условия борьбы на два фронта -- восточный и западный. "Руководительницей на восточном фронте будет Япония, а в случае вмешательства в войну Китая положение наше будет до чрезвычайности трудное, так как должно повести к отступлению России от берегов Тихого океана, так как в случае сосредоточения наших сухопутных сил для защиты Уссурийского края они легко могут быть отрезаны Китаем".
   "Руководительницей на западном фронте будет Германия, обладающая кроме могущественной армии еще организованным и сильным флотом". "Правый фланг нашего западного фронта -- Балтийское море с прилегающими к нему Прибалтийским краем и Финляндией -- за отсутствием у нас флота, совершенно обнажен вплоть до самой столицы". "Левый фланг нашего западного фронта прикрывается черноморским флотом. Турция, примкнувшая к коалиции тройственного союза, для отвлечения сил наших от западной границы, может повести наступление на Закавказье. Парализовать это наступление может только флот, ударом в самое чувствительное место Турции, при чем предвидится возможность столкновения нашего флота соединенными силами турецкого, австрийского и румынского флотов". "Что на всем западном фронте решается судьба России, не может быть сомнений. Колоссальное напряжение существующих сил обоих противников на западной границе доказывает это с полной очевидностью. Поражение здесь грозит самому бытию государства и отсюда ясно, какое громадное значение получит ослабление наших сил на западном фронте и фланге. Стратегические условия Балтийского моря, допускающие глубокий охват правого фланга, столица, лежащая на морском берегу, отсутствие флота на этом море, готовность к наступлению двух флотов и десантов, брожение на окраинах, возможность восстания в Финляндии в случае роковой борьбы прямо указывают, что наш правый фланг, следовательно весь западный фронт, находится в грозной опасности". Оценивая обстановку момента, начальник генерального штаба приходит к заключению, что наш главный противник -- Германия. Но не только Германия. Он склонен, еще более опасным врагом считать Англию.
   Примечание. В докладе приводится историческая справка в развитие этой мысли. "Направляющей рукой была всегда Англия. Для приобретения господства на морях, постоянное стремление Англии состояло в том, чтобы ослаблять флоты всех прочих морских держав. Стремление это, обнимает обширное поле действий Англии на всеобщем политическом поприще и имело громадное значение на всех путях к достижению исторических задач". Англия при Петре I трижды присылала флот в Балтийское море, но это не помешало Петру закончить великую северную войну, выгодным Ништадтским миром, при содействии созданного им флота. По приобретении нами Крыма, Англия прилагала все усилия, чтобы возбудить против нас Швецию и Турцию, и давала Швеции субсидию для ведения войны. Лишь решительные победы Ушакова склонили Турцию к выгодному для нас миру 1791 года. Одновременно только Балтийский флот успел спасти Петербург от нападения шведов. В Шведскую войну 1808-09 гг., закончившуюся присоединением Финляндии, Англия присылала в Балтийское море свой флот с враждебными для нас целями. В 1841 году усилиями Англии Босфор был поставлен под контроль всех европейских держав и Ункиар-Исскелесский договор изменен в невыгодную для нас сторону, а в 1854-55 гг. Черноморский флот был уничтожен лишь в интересах одной Англии. Именно по ее настоянию внесена статья, коей Россия лишалась права держать свой флот на Черном море. В русско-турецкую войну Англия оказывала явную помощь Турции. В русско-японскую войну -- явное содействие Японии. "Ныне Англия пробует почву для соглашения с нами по самым разнообразным политическим вопросам, а может быть и для союза, имея, к тому веские причины". "Три раза Россия была в союзе с Англией, но все три раза этот союз имел одни бедственные последствия. В 1800 году союз кончился тем, что эскадра Ушакова, по причине враждебного отношения англичан, принуждена была вернуться. У союзника нашего, Дании, была разгромлена столица. В 1807 году был снова разрушен Копенгаген, захвачен Датский флот, а потом и русская эскадра Сенявина". "Англия теперь ищет соглашения с нами, а может быть и союза. Цель его -- вызвать обострение отношений наших с Германией и втянуть нас в войну с ней. Англия хочет одновременно потрясти окончательно наше могущество на суше и ослабить своего соперника -- Германию -- на море. Заручившись согласием Франции и с нами, Англия поставит Германию в тиски. В таком положении Германия не сможет спокойно ждать усиления соседей и будет вынуждена броситься на Россию, как менее готовую, и против которой могут быть сосредоточены и силы ее союзника Австрии. В этой борьбе Англия, не участвуя лично, пожнет только плоды. Обострение отношений с Германией грозит нам величайшей опасностью, с Англией же не меняет дела, так как эти отношения были всегда враждебны. Содействия реального, согласно исторического опыта, в наших делах Англия не окажет.
   Поэтому все шансы за союз с Германией против Англии. Нам представляется редкий случай воспользоваться тем, что могущественная держава стремится и готовится к борьбе с Англией, и надо всячески способствовать этому. Такой случай был у нас в начале прошлого столетия и теперь мы можем учесть, во что нам обошелся отказ от него. Нам надо стремиться достигнуть того союзом с Германией, чего хочет достигнуть Англия союзом с нами".
   Заканчивая свой обзор военно-политической обстановки, указав на историческую роль флота и задачи его в прошлом, начальник генерального штаба приходил к заключению: "Исследование будущих задач нашего флота, с развитием которого столь очевидно и столь тесно связано развитие, процветание и могущество нашего отечества, приводит к заключению, что каждый из самостоятельных морских театров войны должен иметь вполне законченную организацию своего флота и располагать в своих базах всеми средствами для самостоятельного существования. Каждый из трех самостоятельных флотов имеет столь обширные задачи по отношению своих исторически предопределенных противников, что для правильного расчета, на прочном основании своего морского могущества, Россия должна и может примириться с тяжкой необходимостью, быть всегда во всеоружии там, где лежат пути к ее мировому назначению. Великая историческая задача на Ближнем и Дальнем Востоке может быть разрешена только при развитии морского могущества и при помощи сильного боевого флота на Черном море и в Тихом океане, главным противником которого на протяжении двух столетий являлась Англия, которая пользовалась для этого силами наших соседей. К решению этих задач мы не можем приступить, пока не обезопасим себя на западе созданием флота на Балтийском море, где грозит нам наибольшая опасность. Для достижения намеченной цели в настоящем и для развития морского могущества в будущем, мы должны быть в дружбе, прежде всего, с нашим западным соседом, чтобы получить возможность всесторонне приготовиться ко времени решительной борьбы".
   В следующей части своего доклада начальник морского генерального штаба переходит к возможному содействию флота при обороне, при чем останавливается на всех трех театрах войны, указав, что планы войны будут составлены особо (стратегические основания для этих планов были доложены регенту в марте 1907 года). "В настоящее время, -- говорит доклад, -- в виду ничтожности сил, нам не представляется возможным вести какие-либо наступательные операции, а остается одно: использовать наши слабые силы для обороны важнейших пунктов побережья". Признавая самым важным балтийский театр, начальник морского генерального штаба говорит о необходимости сосредоточить все наши кораблестроительные силы и средства на Балтийском море и поставить себе целью создать на этом море в кратчайший промежуток времени, и во всяком случае не более 4-5 лет, флот, который был бы в состоянии бороться с германским при оборонительной войне.
   Что касается черноморского флота, то "по приведении его в порядок он будет представлять достаточную силу и в ближайшем будущем не потребуется его усиление". Относительно судостроительной программы в докладе высказываются основные взгляды: чтобы иметь возможность бороться с германским флотом при оборонительной войне, необходимо создать линейный активный флот, так как минный флот без поддержки линейным флотом не в состоянии оказать германскому флоту сколько-нибудь значительное сопротивление. "Строить важно не отдельными кораблями, но сразу целый тактический организм -- эскадру" (4 броненосца, 2 бронированных крейсера, 6 легких крейсеров, 20 эскадренных миноносцев). "На Балтийском море нам необходимо и достаточно построить теперь одну такую эскадру, и это надо будет выполнить в кратчайший срок -- в 4 года. Если это условие соблюдено не будет, то через 4 года одной эскадры будет уже недостаточно и необходимо будет построить две". Далее доклад указывал на необходимые мероприятия в отношении оборудования портов, реформы организации и подготовки личного состава и пр. Этот доклад, значительная, часть которого здесь воспроизведена, рисует отправные идеи, которыми руководствовался молодой морской генеральный штаб, принимаясь за свою работу.
   В дальнейшем МГШ были подготовлены по предложению морского министра, на основе осмысления опыта прошедшей войны предложения по учреждению на флотах службы рейдового траления, для обеспечения безопасного плавания в районе портов. После детального рассмотрения вопроса, с учетом опыта боевого траления под Порт-Артуром и Владивостоком, МГШ в декабре 1906 года подготовил проект приказа по организации тральной службы. Так приказом оргштатная организация тральных сил предусматривалась следующая. Инспектор тральных сил - контр-адмирал. Начальники тральных сил флотов капитаны 1 ранга. На каждом флоте при главной базе учреждался тральный дивизион 8-и корабельного состава. Командир дивизиона лейтенант - капитан 2 ранга. Во второстепенных портах предусматривалась организация полудивизиона. Были выработаны тактико-технические задания для строительства 2-х типов тральщиков. Первый тип предназначался для траления на рейде. Второй тип предназначался для обеспечения действий сил флота в районе вражеского побережья. Предложения по организации траления на рейде были утверждены без колебаний, и кроме этого в последующий период было переоборудовано в тральщики большое количество устаревших миноносцев. Позднее тральные силы флотов были дополнены судами специальной постройки. В тоже время предложения по строительству морских тральщиков были отвергнуты, так как считалось, что обеспечивать действия линейных сил на больших отдалениях от берега должны эскадренные миноносцы и миноносцы с тралами.
   Следует отметить так же о следующих нововведениях на флоте. Так 1 марта 1906 года приказом морского министра введен новый "Порядок прохождения морской службы". При этом существенным нововведением явилось принятие по образцу Британского флота аттестации путем экзамена на предмет занятия вышестоящих должностей, что позволяло выдвигать достойнейших и ликвидировало прежнюю систему "Ценза". Особо оговаривалось непременные требование для претендентов на занятие адмиральских должностей, учеба со сдачей экзамена, в течении полутора лет в Николаевской морской академии.
   Наконец, упразднялась экипажная организация комплектования судовых команд на Флотах. Взамен было создано три береговых экипажа: Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский предназначенных только для первичной подготовки новобранцев. В неприкосновенности остался только Гвардейский экипаж.
  
   VIII. Стратегические основания для плана войны на море, одобренные регентом 19 марта 1907 года.
  
   Между тем, морской генеральный штаб продолжал работать над составлением соображений, кои должны были быть положенными в основу планов войны на море и усиления флота. Одобрение "программы усиления и реформы морских вооруженных сил России", а так же установленные совместно с начальником сухопутного генерального штаба задачи флоту (см. выше) дали возможность развить последние в виде "стратегических оснований для плана войны на море", каковые были представлены Регенту 19 марта 1907 года. Ими устанавливались определенные идеи решения задач флота на каждом море, исходя из которых, намечался состав необходимых сил. Оставляя в стороне общие соображения, которые аналогичны, в большей своей части, изложенным в докладе морского генерального штаба от 25 мая 1906 года, сущность "стратегических оснований" сводится к следующему:
  
   По Балтийскому театру.
   Наиболее вероятным врагом считается Германия, обладающая сильным военным и многочисленным коммерческим флотами, способная произвести десант на наше побережье в тыл развертывания армии. Швеция предполагается вероятным союзником Германии.
   В виду слабости нашей прибрежной обороны и относительно небольших сил флота, "наиболее вероятен удар по столице, так как занятие ее неприятелем сможет ускорить развязку войны".
   Отсюда делаются заключения:
   1) Россия на Балтийском море никаких наступательных задач не имеет и преследовать их не может, а потому характер войны для нас будет исключительно оборонительный.
   2) Создание надежной обороны балтийских вод необходимо закончить скорейшим образом.
   3) Впредь до обеспечения обороны Балтийского моря, ближайшей задачей нашей внешней политики, должно быть поставлено поддержание союза с Францией и установление дружественных отношений с Германией. При этом целесообразным, явилось бы вовлечение последней в войну с Англией. Считая, что надежная оборона Балтийского моря может быть достигнута только при посредстве флота, способного в открытом море бороться с флотом Германии и опирающегося на подготовленную береговую оборону, Морской генеральный штаб полагал необходимым построить к 1920 году две эскадры, каждая в составе: 8 линейных кораблей, 4 броненосных крейсеров, 9 легких крейсеров, 36 эскадренных миноносцев.
   Однако, учитывая задачу для балтийского флота на ближайшие два десятилетия -- "лишь задержание противника в преддверии Финского залива", решения ее "следует искать путем посильного использования естественных позиций и природных особенностей Балтийского моря".
   Оценивая таковые позиции, морской генеральный штаб пришел к заключению, что район Ревель -- Поркаллауд при надлежащем его укреплении может явиться рубежом, на котором флот не допустит прорыва в Финский залив сильнейшего противника. Оборудование шхерных районов северного берега залива, в качестве опорного пункта для миноносцев, расположение последних в районе Або -- Моонзунд -- Рига для действий в тыл неприятелю создаст еще большую устойчивость обороне. Тыловой позицией станут две новых башенных батареи на подходах к Кронштадту, месторасположение которых было определено прошлым летом. Намечая развертывание сил в районе Ревель - Поркаллауд и учитывая перспективы и обстановку боя здесь, а также и то обстоятельство, что часть германских сил (половина) вероятно будет оставлена против Франции, морской генеральный штаб полагал достаточным для задержания противника при его стремлении форсировать Финский залив ограничиться одной эскадрой, в составе 8 линейных кораблей. "Эта эскадра из 8 новейших кораблей по силе будет равна 8 новейшим германским кораблям, а следовательно германцы будут иметь перевес только числом устаревших кораблей". "Задания для линейных кораблей должны быть таковы, чтобы эту эскадру, в случае нужды, можно было бы послать куда угодно".
   Оборудование театра намечалось в виде следующих мер:
   1) укрепление Поркаллауда;
   2) укрепление Ревеля и устройство в нем базы для флота;
   3) приведение главной снабжающей базы -- Кронштадта, "в состояние, отвечающее своему назначению" (устройство одного нового дока, углубление, упорядочение существующих портовых средств и пр.).
   Наибольшим сроком для осуществления изложенного выше признавалось 10 лет. "Ввиду же крайне опасного нашего положения на Балтийском море создание сил и средств, согласно плану, должно вестись с таким расчетом, чтобы закончить к 1911 году постройку одной бригады линейных судов, 2-х крейсеров, 8-и эсминцев."
   По Черноморскому театру.
   Общая политическая обстановка на Черном море, по мнению морского генерального штаба, выдвигала политические задачи:
   1) Оборонительная -- "обеспечить внутреннее политического положения на окраинах, прилежащих к побережью Черного моря. Преградить доступ неприятельскому флоту и парализовать вмешательство Румынии и Турции в войну России с коалициями".
   2) Наступательная -- "овладение проливами для обеспечения своих границ и для выхода в Средиземное море".
   Для полного решения наступательной задачи признавался необходимым боевой флот способный "после занятия Дарданелл нарушить равновесие морских сил в Средиземном море и не дать неприятельскому флоту вырвать у себя успех". Его состав намечался в размере: 8 линейных кораблей (4-х дредноутов и 4-х додредноутов), 5 крейсеров, 36 миноносцев и соответственного количества вспомогательных средств. Такой флот должен был бы быть готов не позже 1914 года.  При этих условиях в 1914 году можно более широко выполнить оборонительные задачи, а именно: 1) преградить доступ неприятелю в Черное море и 2) парализовать вмешательство Турции и Румынии в борьбу России с коалициями. В целом МГШ, как ранее указывалось, считал необходимым довести состав эскадры до 8 линейных кораблей, заменить устаревшие минные суда новыми минными судами, заготовкой большого запаса мин заграждения". Для оборудования Черноморского театра намечалось: приведение в должный порядок Севастопольского военного порта, начав с постройки там большого аварийного дока, углубления канала в Николаеве до 30 футов, постройки ряда угольных пристаней в отдельных портах и пр.
   По Тихоокеанскому театру.
   Общая политическая обстановка на Дальнем Востоке, по мнению морского генерального штаба, выдвигала следующие задачи флоту:
   1) Оборонительная -- "обеспечить оборону Приморья и русского форпоста - главной базы флота на Дальнем востоке - Владивостока. Поднятый было вопрос о возвращении Порт-Артуру статуса главной базы, был, на данном этапе, единодушно отвергнут. В перспективе Порт-Артур и порт Дальний, который также следовало укрепить, могли стать базой для легких сил, могущих прервать вражеские коммуникации в Желтом море.
   2) Наступательная -- "разгром линейных сил в эскадренном сражении. Уничтожение на переходе морем десантных сил противника. Срыв каботажного судоходства в Японском море. Борьба с вражеской торговлей на судоходных путях Тихого океана".
   Кроме этого в течении последующих лет Морской генеральный штаб развивал весьма широкие планы по переброске на Дальний Восток эскадр (по их готовности) для борьбы с японским флотом. По мере готовности эскадры она подлежала переброске на Тихий океан. Был самым тщательным образом разработан марш-маневр этих сил, причем по годам были распределены подготовительные мероприятия для оборудования баз в пути (ставился вопрос о приобретении острова в Греческом архипелаге, арендовании участков и оборудовании складов на протяжении всего пути). Кроме этого, был положительно разрешен вопрос о необходимости гидрографических изысканий для выяснения проходимости великого северного морского пути.
   Для оборудования Тихоокеанского театра намечалось: приведение в должный порядок Владивостокского военного порта, начав с постройки там большого аварийного сухого дока. Также намечалось построить башенную батарею на острове Русский, организовать угольные станции в Петропавловске и Анадыре, а также провести мероприятия по улучшению военного порта в Николаевске.


IX. Планы развертывания Балтийского флота (1907-1914 гг)


План стратегического развертывания Балтийского флота и войны на море в 1907-8 г.г. План 1910 г. План 1912 г. План 1914 года.

  
   По окончании Русско-Японской войны морское министерство было поставлено перед тяжелым выбором, суть которого заключалась в том, что Столица оказалась практически не прикрыта с моря. В тоже время вернуть в полном составе корабли Тихоокеанского флота на Балтику не представлялось возможным, прежде всего по военно-политическим причинам. В конечном итоге было принято решение начать строительство вынесенных на 70 км от Петербурга фортов, становящихся таким образом передовыми позициями Кронштадтской крепости и все же вернуть часть кораблей с Дальнего Востока. Весной 1906 года с Тихого океана вернулись 2 броненосца, 5 крейсеров и минный заградитель. Именно эти корабля совместно с броненосцами береговой обороны и несколькими десятками вновь построенных миноносцев и стали основой Балтийского флота вплоть до вступления в строй новых кораблей.
  

План стратегического развертывания Балтийского флота в 1907-1908 г.г.

  
   Основной идеей, которая издавна (со времени Крымской войны) довлела над планами обороны Балтийского моря, было опасение неприятельского десанта на побережье. Русский флот на Балтике был всегда слабее вероятного морского противника (в тот момент, когда он был усилен, лучшие суда ушли на Дальний Восток). Эти обстоятельства установили преемственность задач в деле обороны Балтийского моря. На последнем перед русско-японской войной совещании по вопросам обороны берегов с участием представителей военного ведомства (2 июня 1903 года) задача флота была формулирована так: "противодействовать противнику произвести высадку вблизи столицы на срок, необходимый для окончания мобилизации и развертывания нашей армии, назначенной для обороны побережья". Гарнизоны приморских крепостей мобилизовались к концу 2-й недели, полевые войска -- к концу 3-й. "Этот период -- как заявил начальник главного штаба генерал-адъютант Сахаров -- надо признать критическим, в течение его наиболее желательна и необходима помощь со стороны флота. Главнейшей целью его содействия является затруднение выполнению каких бы то ни было десантных операций, так как таковые в этот период могут быть произведены почти без помехи со стороны наших сухопутных войск".
   Так как обстановка после русско-японской войны лишь усложнилась, но по существу не изменила общих условий, создавшихся на театре  -- то сходные директивы флоту ставятся и в течение последующего периода, в частности они присущи и плану 1908 года (план N 18).
   План 1908 года был составлен в предположении, что вероятными противниками явятся Германия, Швеция, Англия, а при известном складе политической обстановки -- и Норвегия. Также не исключалось, что возможна одновременная угроза со стороны великих держав.
   Основные мысли этого плана сводятся к следующему.

Предполагавшаяся задача противника:

   Германии: "десантная операция на берегах Финского залива для совместного с шведской армией наступления на столицу, с целью овладеть ею и оттянуть сюда возможно большую часть сил со стороны западного театра".
   Англия: "захват Або-Аландского архипелага, отторжение Финляндии опираясь на несочуствующие России местные элементы, десантная операция на берегах Финского залива, возможно совместно со своими союзниками для наступления на столицу, с целью овладеть ею чтобы продиктовать условия проведения мирных переговоров".
   Швеции и Норвегии: "отторжение Финляндии, опираясь на несочувствующие России местные элементы, путем высадки десантной армии и действий в направлении Выборг -- Петербург".
   Силам вторжения Балтийский флот на 1908 год мог противопоставить:
   Два старых линейных корабля додредноутного типа, броненосный крейсер "Адмирал Макаров", 3 старых броненосных крейсера (один из них нес постоянную службу на Средиземном море), 4 броненосца береговой обороны, 3 крейсера, 7 канонерских лодок, 12 эскадренных миноносцев в 500 тонн, 16 эскадренных миноносцев в 350 тонн, 10 миноносцев в 250 тонн (типа "Сокол"), 6 минных катеров (типа "Никсон"), 6 подводных лодок, 39 резервных миноносцев. Кроме того, в составе Балтийского флота значились, но не были боеспособны, достраивающиеся и ремонтирующиеся суда: 4 линейных корабля-дредноута, броненосный крейсер, 2 крейсера, 12 эскадренных миноносцев и 6 подводных лодок которые не были укомплектованы командой.
   Сухопутные силы, предназначенные для противодействия десанту, составлялли 22-й и 23-й армейские корпуса, 50-я и 57-я резервные пехотные дивизии. Резервом являлся гвардейский корпус, дислоцированный в Петербурге.
   Оценивая вероятные намерения противника и средства сторон, план 1908 года приходил к следующим выводам:
   1) "Степень опасности тех или других пунктов высадки неприятельского десанта вообще на Балтийском море увеличивается по мере приближения к Петербургу, и с этой точки зрения высадки в Финском заливе следует признать более опасными, чем в Рижском, и потому наиболее чувствительным для нас ударом была бы высадка по восточную сторону Гогланда, вблизи к столице".
   "Транспортные средства противников громадны. Переброска войск в кратчайший срок не встретит затруднений".
   2) "Современные наши морские силы не могут оспаривать у неприятеля обладания Балтийским морем во внешней части Финского залива".
   3) "Высадка двух пехотных дивизий противника не только в районе Або -- Ганге, но и у Поркаллауда, может быть выполнена без всякого сколько-нибудь серьезного противодействия со стороны военно-сухопутных сил.
   4) "Наше положение не изменится привлечением на финляндский театр целого армейского корпуса".
   5) "Мы будем уступать противнику в количестве сил".
   6)"Дислокация и боевая готовность наших сухопутных сил исключает возможность сосредоточения их в районе Тавасгуст -- Гельсингфорс и вынуждает отнести его к востоку, не ближе линии реки Кюмени. Только здесь возможно противодействовать германскому десанту.
   В виду вышеизложенного, начальникам генеральных штабов указана главнейшая задача: оборонить от покушений противника Финский залив восточнее меридиана Гогланда. Для этого сухопутные силы сосредоточиваются на северном берегу, восточнее реки Кюмень, на южном -- за рекой Наровой.
   Для исполнения этого развертывания необходимо возможно ранее известить о появлении противника, при чем чрезвычайно важно задержать неприятельский флот хотя бы на самое короткое время, -- имеют значение даже часы".
   "Морским силам ставится задача: задержать пусть и ценой гибели флота противника на срок 12-14 дней.
  
   Развертывание морских сил намечалось в ходе компаний 1906-1907 гг. в районе острова Гогланд.
   В ходе компании 1908 года, командование Балтийского флота вопреки мнению МГШ спланировало вынести рубеж развертывания морских сил на линию Нарген-Поркалаудд и спланировало следующий вариант действий:
   1) На рубеже Нарген-Поркалаудд должна была быть создана минная позиция, путем постановок здесь минных заграждений. На этой позиции главные силы флота в составе 2-х линейных кораблей и 3 броненосцев береговой обороны должны были дать бой противнику.
   2) Бригаде крейсеров поручалось произвести разведку в районе Даго -- Оланд, выставить активные заграждения банками и затем заманить противника на наши минные поля, и под удары наших подводных лодок и, наконец, отойти на соединение с главными силами.
   3) 1-й минной дивизии (флагманский корабль - новейший крейсер "Боярин") ставились задачи: обеспечение операций бригады крейсеров; занятие шхерной полосы между Або-Аландским архипелагом и производство минных атак на противника; возобновление минного заграждения; постановка активных минных заграждений банками в водах противника чтобы сковать его судоходство. При необходимости отход к Нарген-Поркалаудскому и оказание содействия главным силам. При прорыве противника к Кронштадту действовать на его сообщениях.
   4) 2-я минная дивизия должна была участвовать совместно с главными силами в обороне Нарген-Поркалаудского рубежа, возобновлять минные заграждения, действовать на сообщения противника при прорыве его к Кронштадту.
   5) Отряд подводных лодок должен был действовать перед минным заграждением на линии Нарген-Поркалаудд совместно с главными силами с целью нанесения поражения противнику пытающемуся прорваться в восточную часть финского залива.
   Таким образом, общей идеей плана 1908 года являлось: создать на рубеже Нарген-Поркалаудд минную позицию, ослабить противника на пути в Финский залив минными заграждениями, атаками миноносцев и подводных лодок, и наконец, дать бой на Нарген-Поркалаудской позиции.
   Однако по результатам боевой подготовки и ежегодных маневров было признано, что в отсутствии заблаговременного оборудования театра приморскими батареями и недостаток мин заграждения не давали полной уверенности, что флоту удалось бы справиться со своей задачей. Положение осложнялось тем обстоятельством, что главные силы (линейные корабли и крейсера) на зиму уходили в учебное плавание с гардемаринами за границу, и никогда не было уверенности, что они успеют, и будут иметь возможность вернуться в Кронштадт к моменту начала военных действий, буде таковые последуют внезапно. Ввиду этого 1908 год стал последним, когда линейные корабли Балтийского флота уходили в Средиземное море.
   Что касается армии, назначенной для обороны побережья, то она, в целом, была слабее предполагавшихся сил противника и поставлена в необходимость делить свои силы между северным и южным берегом и вдоль побережья, не зная, куда противник направит свой удар.
   Примечание. Кроме того, на случай вооруженного восстания в Финляндии, был составлен особый план развертывания, который здесь не приводится, ибо он не имеет прямого отношения к подготовке к мировой войне.
   В конце 1908 года было принято решение о сосредоточении наиболее боеспособных кораблей Балтийского флота в Либаве, где предполагалось сосредочить бригаду линейных кораблей, бригаду крейсеров, 1-ю минную дивизию. Вновь формируемую бригаду минных заградителей, бригаду береговой обороны и 2-ю минную дивизию предполагалось сосредоточить в Свеаборге. Кроме того, вновь был поставлен вопрос о полной недееспсобности береговой артиллерии, что в конечном итоге и привело в конце 1909 года к возложению вопросов береговой обороны на флот в полном объеме.
  

План стратегического развертывания балтийского флота на случай европейской войны 1910 года.

   5 апреля 1910 года был утвержден "план стратегического развертывания на 1910 год на случаи европейской воины". В основании этого плана было принято, что "вероятным противником нашим на Балтийском море будет Германия. Возможно предполагать, что к ней присоединится и Швеция, тем не менее положительных данных о существовании военной конвенции между Швецией и Германией -- не имеется". "Не менее вероятным представлась, и возможность этого следовало всемерно учитывать, экспедиция английского флота в Балтийское море как это имело место в ходе Крымской войны."
   Сущность плана сводилась к следующему (сх. N 8):
   Задачи и силы противников. Цели противников предположены теми же, что и в 1908 году, именно: десантная операция немцев на берега Финского залива "для наступления к нашей столице с целью овладеть ею и оттянуть к ней возможно большую часть наших сил от главного театра", со стороны шведов -- отторжение Финляндии и действия в направлении Выборг -- Петербург. Со стороны англичан немедленная оккупация островов Або-Аландского архипелага, поднятие мятежа в Финляндии и прорыв Английского флота в восточную часть финского залива, уничтожение Кронштадтских фортов и высадка десанта непосредственно в столице.
   Силы Балтийского флота -- 4 линейных кораблей (из них 2 линкора-додредноута типа "Андрей Первозванный"), 6 крейсеров ("Рюрик", "Боярин", 2 типа "Аврора", 2 типа "Адмирал Витгефт"), 3 броненосца береговой обороны типа "Адмирал Ушаков", 7 канонерских лодок, 8 новейших эсминцев типа "Г" и "Б" (начали вступать в строй), 12 "600-т тонных" эсминцев, 23 "350-и тонных эсминцев", 9 миноносцев, 12 подводных лодок и 4 заградителя.
   1) Задача Балтийского флота: "сопоставляя данные противостоящих сторон, видно, что современные наши морские силы не могут оспаривать у неприятеля обладание в открытой части Балтийского моря. Вследствие сего, приходится изыскивать благоприятную обстановку, при которой условия местности способствовали бы успеху наших морских сил, при выполнении минимальной оборонительной задачи. Такой задачей является задержать противника в восточной части Финского залива на срок хотя бы 12-14 дней хотя бы и ценой гибели флота".
   2) Основная идея борьбы: "Финский залив в его узких частях дает возможность, посредством постановки минных заграждений при комбинации с подводными лодками, создать обстановку, при которой маневрирование противника будет стеснено, и флот получит возможность занять выгодное положение относительно неприятеля. Шхерная полоса северного берега залива дает возможность минным судам действовать на сообщения неприятельского флота, но при условии, что к моменту главной операции нашего флота минные суда успеют сосредоточиться к району этой операции. Для своевременной подготовки маневренного района необходимо возможно ранее разведать движение флота противника в Финский залив и тщательно изучить возможность и условия плавания в финских шхерах, без финских лоцманов, которые не в коей мере не могут считаться надежным элементом".
   Состав сил и пункты сосредоточения предполагался следующим:
   главные силы: броненосный крейсер "Рюрик" - флагман, полубригада линейных кораблей, полубригада быстроходных крейсеров, 1-я минная дивизия в мирное время базировались на Либаву, резервным пунктом базирования предполагался Ревель, тыловой базой Кронштадт (всего: 2 линейных корабля, 4 крейсера, 28 эсминцев). Морские силы обороны Финского залива: полубригада старых линейных кораблей, бригада береговой обороны, полубригада крейсеров, отряд заградителей, 2-я минная дивизия базировались на Свеаборг.

Задачи сил.

   а) "Рюрик" и линейные корабли типа "Андрей Первозванный", в сопровождении полубригады быстрыходных крейсеров производит разведку в Балтийском море и Финском заливе, защищает минное заграждение, выставленное по плану, маневрирует для вовлечения неприятеля на наше минное заграждение и под удары наших подводных лодок, а затем отходит на Нарген-Поркалаудский рубеж, где вступает "в бой с главными силами противника."
   б) морские силы обороны Финского залива, совместно с береговыми батареями о-вов Нарген, Макилото, Вульф обороняют Нарген-Поркалудский рубеж, выставляют и при необходимости возобновляют минные заграждения.
   в) I минная дивизия имеет задачей: "производство минных атак на противника, следующего в Финский залив, используя шхерную полосу от Свеаборга до Даго; выставление минных заграждений на путях наступления противника; посильную задержку высадки войск противника в районе от Свеаборга до Даго; по мере наступления противника вглубь залива, отход к востоку для совместных действий с главными силами. Дивизия поддерживает постоянную связь с командованием флота для постоянной осведомленности о противнике и получения новых распоряжений".
   г) II минная дивизия имеет задачей: "производство минных атак на противника, находящегося в Финском заливе, базируясь на шхерную полосу от Поркаллауда до Котки; выставление минных заграждений на путях наступления противника; посильную задержку высадки противника в ближайших к Свеаборгу районах"; при наступлении противника вглубь Финского залива отход на восток для совместных действий с главными силами; связь с I минной дивизией.
   д) отряд подводных лодок -- "атаки неприятеля при совместных действиях с нашим линейным флотом".
   е) Отряд заградителей -- "постановка заграждений в маневренном районе, после чего отход в Кронштадт. Отряд мобилизуется в Свеаборге".

Базы и их назначения.

   Планом устанавливается следующее назначение баз:
   Кронштадт -- главная база для главных сил, морских сил обороны финского залива, минных дивизий и отрядов -- балтийского, резервного и бригады подводных лодок.
   Кронштадтская крепость имеет назначением "обеспечить флоту, опирающемуся на Кронштадтский порт, как на базу: а) безопасную, спокойную стоянку на рейдах в гаванях и в доках, при приготовлении к выполнению поставленных ему задач; б) свободный выход из порта во всякое время и возможность развернуться перед боем". В случае потери флота, крепость имеет назначением воспрепятствовать прорыву неприятельских судов к столице, а также воспользоваться кронштадтским портом в качестве своей базы для дальнейших операций.
   Свеаборг -- база и ремонт судов. В случае угрозы захвата крепости, все портовые сооружения должны быть уничтожены и входы на рейды заграждены, дабы неприятель не мог воспользоваться свеаборгским портом в качестве своей промежуточной базы. Назначение свеаборгской крепости: "обеспечить частям флота безопасную стоянку и свободный выход".
   Ревельский порт -- учитывается, как в перспективе имеющий значение в качестве стоянки тяжелых кораблей флота, приготовляется к уничтожению с объявлением мобилизации.
   Либава - "имеет стратегического значение, как незамерзающий порт и является местом дислокации в мирное время главных сил флота с целью обеспечения круглогодичной боевой подготовки. Расположение здесь судов тем не менее не вызывается стратегическими целями, а возможностью здесь лучше подготовить личный состав. С объявлением мобилизации -- подготовляется к уничтожению.
   Таким образом, план 1910 года по существу незначительно отличался от плана 1908 года.
   Стоит отметить, что в полной мере План 1910 года не удовлетворял ни флот, ни морской генеральный штаб. Последний смотрел на него как на временный, пока в строй не войдут полным ходом строившиеся дредноуты. Флот же не был им удовлетворен по причинам, о которых мы говорили выше, из коих главная -- нежелание удаляться в восточную часть Финского залива, оставаясь отрезанными в течение ледостава от открытого моря.
   Вопрос о дислокации флота и районе его развертывания не сходил с очереди. Получила признание идея о невозможности базироваться на Кронштадт, оставляя беззащитным западный район Финского залива и позицию Ревель -- Поркаллауд. Это приводило к мысли о необходимости перенести базирование флота в Ревель и Свеаборг теперь же.
   Все внимание сосредоточивается к центральной позиции (Ревель -- Поркаллауд); "позиция должна быть одна, бой на ней -- решительный", "план операции должен быть один, независимо от времени года" (из записок штаба балтийского флота).
   Идея позиционного боя, до тех пор тактически неразработанная, была исследована с этой точки зрения; результаты указывали на необходимость внести существенные коррективы в прежние предположения о бое на позиции.
   Усиление состава флота вошедшими в строй кораблями, заложенными еще во время русско-японской войны, и судами, отремонтированными, достигнутые результаты в области боевой подготовки флота (главное -- в стрельбе) давали некоторую опору для плана операций.
  

План операции морских сил Балтийского моря на случай европейской войны 1912 г.

  
   17 мая 1912 года по докладу морского министра был утвержден Императором "план операций Балтийского флота на случай европейской войны".
   Сущность плана 1912 года сводится к следующему:

Общие соображения, вытекающие из военно-политической и стратегической обстановки.

   План исходит из того, что Россия связана военным союзом с Францией, а так же имеет военное соглашение о взаимной военной помощи с Германией. Из чего следует что в случае нападения Германии на Францию, Россия окажет последней всю возможную военную помощь. В тоже время в случае нападения любой иной державы на Германию, Россия окажет последней любую возможную военную помощь силами Армии и Флота. Соответственно и Германия окажет военную помощь России. Второстепенные государства, граничащие с Россией -- Швеция и Турция, учитываются склоняющимися на сторону врагов России. Кроме того, план предполагает неприязненное, "с большей или меньшей склонностью к нашим противникам", отношение прибалтийских губерний, Финляндии и Польши.
   Соответственно идея плана формулируется следующим образом:
   - предотвратить прорыв противника на срок 12-14 дней, с момента начала военных действий, требуемый для мобилизации армии, в восточную часть Финского залива. Практическое выполнение этой задачи сводится к бою на заранее подготовленной позиции, используя в решительный момент все имеющиеся средства обороны.
   - в зависимости от действительной обстановки и намерений противника, а также в случае успешного задержания его наступления в Финский залив предполагалось перейти к активному плану действий направленному на нанесение ударов по вражеским коммуникациям и постановку минных заграждений у вражеских портов силами быстроходных крейсеров и эсминцев при поддержке бригады дредноутов.

Основания плана операций.

   Как ранее указывалось, в качестве рубежа обороны и развертывания сил флота была выбрана оборонительная позиция в узкости залива, образуемой о. Нарген и м. Поркаллауд, так называемая центральная минно-артиллерийская позиция, подготовкой и оборудованием которой флот занимался с конца 1909 года. После изучения опыта маневров и боевой подготовки было принято решение об оборудовании флангово-шхерной позиции. Таким образом, противник при наступлении в глубину Финского залива должен был подвергнуться атакам миноносцев, базирующихся на шхеры, а затем встретить главное сопротивление на центральной позиции.
   Что касается Моонзунда, то было принято решение использовать Усть-Двинск в качестве позиции для действий минных сил. Оборудования Моонзундского архипелага береговыми батареями на данном этапе не предполагалось.
   При выборе района развертывания, план видит возможность только двух вариантов: а) в Кроншадте или б) у позиции, т.-е. в западной части Финского залива.
   "Первый вариант дает вполне безопасное развертывание, но зато в течение всего зимнего периода совершенно выводит наш флот с театра и тем самым лишает возможности оказать посильное сопротивление флоту противника...
   Наоборот, второй вариант развертывания подвержен риску нападения, зато позволяет использовать силы Балтийского флота с первого же момента военных действий.
   В связи с избранным районом стратегического развертывания, была назначена зимняя дислокация флота для мирного времени, предусматривающая базирование действующего флота к западу от Кронштадта, ближе к свободной воде -- в Ревеле и Гельсингфорсе, в целях проведения интенсивной боевой подготовки в зимнее время было принято решение использовать Либаву.
   На основании всех приведенных соображений план приходит к следующим основным положениям для операции:
   "1) Для возможного обеспечения от внезапного нападения на наш флот в период его стратегического развертывания и работ по оборудованию позиций, необходимо выставить разведочную завесу в устье Финского залива в помощь существующим постам наблюдения, главными же силами прикрыть работу на центральной позиции.
   2) Воспрепятствование противнику проникнуть вглубь залива достигается боем на центральной позиции, для чего должны быть сосредоточены все наличные силы нашего флота и все средства позиционно-подводной обороны.
   3) Оборудование позиций, зависящее от флота, сводится к постановке обширного минного заграждения, причем эта постановка должна быть произведена тотчас же с началом натянутых отношений и не дожидаясь фактического объявления войны. Теперь, в мирное время, частью уже сооружены, а частью продолжается сооружение батарей, обороняющих заграждения. Стоит отметить, что по мере оборудования батарей, на зиму они консервировались, и на островах оставалась команды охраны, которые должны были содержать орудия и охранять позиции. Такая практика имела место с1909 года по 1913. В зиму с 1913 на 1914 год, личный состав батарей был оставлен на зимовку на островах.
   5) По окончании упомянутых подготовительных работ развернуть у позиции все силы, оставив в устье залива завесу.
   6) Если по выяснении действительной обстановки окажется, что со стороны противника на нас наступают силы второй линии или если попытка противника овладеть позицией окажется неудачной, то явится возможность выйти с нашими оперативно-способными силами и искать боя с противником при благоприятных для нас условиях. Если же мы будем иметь дело с превосходящими силами неприятельского флота, то следует принять решительный бой на позиции, защищая ее до последнего корабля".

Состав сил.

   Планом 12-го года учитываются следующие силы, организованные в тактические соединения:

Оперативная эскадра:

   1-я бригада линейных кораблей: "Петропавловск", "Гангут", "Наварин", "Кронштадт".
   2-я бригада линейных кораблей: "Андрей Первозванный", "Рождество Христово", "Полтава", "Севастополь".
   1-я бригада крейсеров: "Рюрик", "Адмирал Витгефт", "Адмирал Рейценштейн".
   1-я минная дивизия: крейсер "Боярин", эсминец "Яростный", 8 эсминцев типа "Б" и "Г", 12 эсминцев типа "Доброволец" (всего 21 корабль).

Морские силы обороны финского залива:

   Бригада береговой обороны: "Адмирал Ушаков", "Адмирал Синявин", "Генерал-адмирал Апраксин", "Гремящий", "Храбрый".
   полубригада крейсеров: "Диана", "Паллада".
   2-я минная дивизия: 23 "350-и" тонных эсминцев.
   Бригада подводных лодок: 12 подводных лодок.
   Партия траления мин заграждения.
   Береговые батареи о-вов Нарген, Макилото и Вольф.
   Приморский фронт крепости Свеаборг.
   Особая бригада: "Амур", "Ладога", "Онега", "Нарова", "Селигер", "Припять", "Байкал".
   Служба наблюдения и связи в составе трех районов наблюдательных постов и радиостанций: северного, южного и восточного и плавучих средств службы.
   Тыл флота, образуемый Кронштадскими и Петербургскими портами с их пловучими средствами и охраной рейда.

План операции.

   На основании изложенных выше соображений и данных, в случае возникновения угрозы со стороны флота вторжения устанавливается следующий образ действий.
   "Тотчас по окончании мобилизации, приступить к боевому оборудованию центральной позиции и, если позволит время, то и шхерной, одновременно произведя необходимые работы для приведения некоторых районов оперативной зоны в состояние, непригодное для мореплавания. Главнейшая работа по оборудованию позиции, а именно постановка отрядом заградителей обширного минного заграждения должна быть начата по окончании его мобилизации, т.-е. через 12 часов по ее объявлении, потребовав для своего выполнения от 6 до 8 часов, в зависимости от времени года и условий погоды.
   Для прикрытия этой работы, одновременно с выходом отряда заградителей на позицию к устью Финского залива должна выйти 1-я бригада крейсеров, которая установит завесу на линии Дагерорт -- Утэ (или Богшер). Линейные же корабли эскадры под началом командующего флотом, должны выйти к западу от центральной позиции, оставаясь в полной связи с бригадой крейсеров и постами наблюдения, для поддержки, в случае надобности, первых.
   1 и 2 минные дивизии, по окончании своей мобилизации, должны выйти в Моонзунд и на фланговую шхерную позицию для выполнения работ по заграждению (1 минная дивизия заграждает Моонзунд, уничтожает вехи и знаки, согласно особому плану). Часть миноносцев 2-й минной дивизии придается для несения охраны непосредственно при отряде заградителей. Одновременно должна быть убрана, по особому плану, часть ограждений и навигационных знаков. Подводные лодки по окончании мобилизации остаются в Ревеле, находясь в полной готовности к выходу в море, для занятия специальной позиции впереди минного заграждения. По окончании работ отряда заградителей, линейные корабли с 1-ой минной дивизией отходит в Ревель, где располагается на рейде в специально оборудованном месте, находясь в полной готовности к выходу на позицию и принимая все возможные меры к охранению ее. Бригада заградителей, по постановке главного заграждения, уходит в Гельсингфорс или Кронштадт, смотря по обстоятельствам, имея в готовности один заградитель в Свеаборге.
   2-я минная дивизия и бригада береговой обороны вместе со старыми линейными кораблями сосредотачивается в Свеаборге. Таким образом, все работы по оборудованию позиций и оперативного района, согласно плана, должны были закончиться на 5-й день мобилизации; главнейшие же операции должны были быть выполнены через сутки; заграждение центральной позиции -- через 8 часов.
   По окончании всех указанных работ, морские силы предположено было расположить следующим образом:
   1) Впереди в разведке -- 1-я бригада крейсеров на линии Дагерорт -- Утэ, находящаяся в связи с наружными постами наблюдения, в охранении которых находятся эсминцы 1-й минной дивизии.
   2) У центральной позиции -- в Ревеле: 1-я бригада линейных кораблей и 2-я бригада линейных кораблей, 1-я минная дивизия, полубригада бригада крейсеров, бригада подводных лодок, часть бригады траления, плавучая база действующей эскадры и подвижная охрана ревельских рейдов и гаваней.
   3) У флангово-шхерной позиции -- базируясь на Свеаборг, на шхерных участках позиций: 2-я минная дивизия, отряд береговой обороны, часть бригады траления, бригада заградителей.
   Такое развертывание морских сил дает, по заключению составителей плана, следующие преимущества и возможности:
   а) обнаружить присутствие противника возможно дальше от позиции, что достигается выдвижением разведочной завесы за Дагерорт, т.-е. на расстояние, приблизительно, в 100-120 миль к западу от линии Нарген -- Поркаллауд;
   б) быстро сосредоточить главные силы на позиции, не утомляя их длительным крейсированием в заливе;
   в) возможность выдвинуть все наличные минные силы из флангово-шхерной позиции на противника и его коммуникационные пути при подходе к позиции или при движении в западной части залива; "оперативная деятельность минных сил находится, однако, в непосредственной зависимости от времени года и образа действий неприятеля";
   г) возможность быстро сосредоточить все наличные минные силы к позиции в любое время и притом вполне безопасно;
   д) иметь возможность, в случае прорыва неприятеля через позицию, отойти с остатками нашего флота к Кронштадту, имея в своих руках флангово-шхерную позицию, расположенную на путях сообщения противника, при развитии последним операций в восточной части Финского залива;
   е) иметь возможность, в случае благоприятных условий, всеми силами действующей эскадры быстро выйти в море для нападения на противника, имея в то же время обеспеченным свой тыл, в виде оборудованных центральной и шхерной позиций.
   "При обнаружении появления главных сил неприятеля, направляющихся в залив, крейсерская бригада отходит к центральной позиции, не теряя, по возможности, связи с противником. В то же время все наличные силы развертываются на позиции для принятия на ней решительного боя".
   Далее в плане высказано соображение на случай, если намерения противника не совпадут с предположениями плана о его действиях: "Если же противник не обнаружит намерений путем форсирования позиций проникнуть вглубь залива, а предпримет метод постепенности для овладения позицией или ограничится блокадой в устьях залива, при чем силы его будут соизмеримы в отношении к нашим, то предполагается выйти в море с наиболее современными быстроходными силами состоящими из 4 дредноутов, 4 быстроходных крейсеров и 21 эскадренного миноносца с целью поиска и уничтожения отрядов противника в открытом море, в этом случае охрана центральной позиции возлагается на 2-ю бригаду линейных кораблей, полубригаду крейсеров, а шхерной -- на бригаду береговой обороны и 2-ю минную дивизию.
   "Зависимость изложенного плана операций от времени года и мирной дислокации наших сил вызывает некоторые изменения для зимнего времени, так: 1-я минная дивизия зимой находится в Либаве, а потому план операции видоизменяется в зимнее время следующим образом:
   1) 1-я минная дивизия немедленно по окончании мобилизации уходит в Ревель.
   2) 1-я бригада линейных кораблей выходит за ледоколами из Гельсингфорса и прикрывает работу отряда заградителей.
   3) Если шхеры и Моонзунд покрыты льдом, то работы по их оборудованию не производятся".
   В остальном план оставался без перемен как для летнего, так и для зимнего времени.
  

Оборудование центральной позиции.

   Постановку обширного минного заграждения в виде широкого минного поля предположено выполнить в двух группах: главной -- в узкости между северной конечностью острова Нарген и скалою Кальбоденгрунд и специальной -- от береговой отмели у мыса Суроп поперек наружной части суропского прохода на ревельский рейд.
   Постановка главной группы заграждения имеет двоякую цель:
   "1) стеснить свободный проход противника в восточную половину залива и 2) затруднить его маневрирование при стремлении форсировать заграждение"; постановка этого заграждения и охранение его всеми силами имело целью заставить противника принять одно из двух решений -- или форсировать заграждение, находясь за тралами в самых невыгодных для маневрирования условиях, или же вступить в постепенную борьбу за обладание позицией путем развития целого ряда подготовительных операций. Длина минного заграждения -- 15 миль, ширина -- 3 мили; там же оставлены проходы между группами минного заграждения. Эти проходы предполагалось заминировать в последний момент, для чего назначен дивизион миноносцев, находящийся всегда у позиции и имеющий всегда полный запас мин. Кроме того, предположено заминировать бухту Рогервик, дабы воспрепятствовать противнику устроить в Балтийском порту временную базу в первый же момент военных действий. Минные заграждения ставятся на глубину 11 фут. Так как заграждение центральной позиции является основой всего плана обороны, то вопрос о том, успеет ли оно быть поставлено до начала военных действий, до начала наступления противника в Финский залив, являлся одним из самых важных, в зависимости от решения которого находится возможность этот план осуществить. План говорил: "Начало постановки главного минного заграждения может не находиться в зависимости от начала мобилизации; в руках противника и инициатива войны и фактическое объявление мобилизации может совпасть с моментом появления сил противника уже в заливе, когда заграждение будет уже поздно ставить, а потому, впредь до оборудования центральной позиции береговыми батареями и устройства в Ревеле более или менее оборудованной базы флота, необходимо поставить заграждение тогда, когда обстоятельства будут настолько тревожны, что можно будет ожидать начала военных действий с минуты на минуту, что, по всем вероятиям, произойдет ранее фактического объявления войны. Если такой меры не принять, то тем самым идея борьбы на оборудованной позиции подвергнется огромному риску быть неосуществленной наделе, а тогда нашему флоту грозит участь быть просто уничтоженным, не исполнив своей задачи".
   Из прочих работ по оборудованию позиций главнейшими являлись:
   а) достойка и приведение в боевую готовность к лету 1913 года 12" открытых батарей на островах Нарген и Макилото.
   б) достройка, укомплектование и приведение в боевую готовность батарей на островах Карлос, Вимс и полуострове Суроп.
   в)достройка, укомплектование и приведение в боевую готовность батарей флангово-шхерной позиции.
   г) приведение в готовность защитного бона для укрытия стоянки на рейде Ревеля.
   д) организация охраны рейдов и гаваней Ревеля и Гельсинфорса.
  

Прикрытие и охрана работ по оборудованию позиций.

   Для прикрытия работ по оборудованию позиций планом были разработаны надлежащие операции действующего флота, из них главная -- прикрытие отряда заградителей во время постановки ими главного минного заграждения -- была изложена выше. Идея охраны позиции сводилась к тому, что западнее ее предполагалось организовать разведывательную службу судов и постов службы связи. Само же обеспечение позиции от покушений на нее незначительных сил противника достигалось наличием в Ревеле судов охраны рейда и части действующего флота. Планом предусмотрено также пребывание к западу от главного заграждения одной, а может быть и двух бригад крейсеров и миноносцев, равно как и подводных лодок, что в целом должно было дать достаточные силы для ликвидации частичных выступлений неприятеля.

Разведка и наблюдение.

   Как уже было сказано, разведывательная завеса на линии Дагерорт -- Утэ имела своей задачей обнаружить приближающиеся ко входу в Финский залив суда неприятеля, а также определить главные силы противника и их намерения, коль скоро противник направляется к Финскому заливу. В случае появления сильнейшего противника, завеса, не теряя связи с последним, должна постепенно отходить на восток к нашим главным силам в течение того времени, когда эти последние будут находиться впереди позиции, и прямо на последнюю во все последующее время.
  

Задачами отдельных частей флота являлись:.

   На 1-ю бригаду линейных кораблей возлагалось дальнее прикрытие минно-заградительной операции бригады заградителей во время создания позиции. Практически это охранение сводилось к выдвижению линейных кораблей на 100 миль к западу от позиции на все время, пока указанные отряды будут выполнять свои работы, причем, в случае появления неприятеля, на бригаду возлагалась обязанность не допускать его до центральной позиции. Если же это были бы главные силы противника, то бригада должна была отступать к центральной позиции, стараясь своим маневрированием выиграть как можно больше времени. По окончании работ бригады заградителей и 1-й минной дивизии бригада уходит на ревельский рейд, где становится по специальной диспозиции, принимая все меры охранения и находясь в полной готовности к немедленному выходу на позицию. При наступлении противника на позицию бригада заблаговременно выходит к последней и, находясь позади минного заграждения, принимает решительный бой.
   На 2-ю бригаду линейных кораблей возлагалось ближнее прикрытие миннозаградительной операции бригады заградителей во время создания позиции. Практически это охранение сводилось к выдвижению линейных кораблей на 20-25 к западу от позиции на все время, пока указанные отряды будут выполнять свои работы, причем, в случае появления неприятеля, на бригаду возлагалась обязанность не допустить его до центральной позиции. По окончании работ бригады заградителей и 1-й минной дивизии бригада уходит на ревельский рейд, где становится по специальной диспозиции, принимая все меры охранения и находясь в полной готовности к немедленному выходу на позицию. При наступлении противника на позицию бригада заблаговременно выходит к последней и, находясь позади минного заграждения, принимает решительный бой.
   На 1-ю бригаду крейсеров возлагалось установление разведочной завесы на линии Дагерорт -- Утэ, и поддержание там возможно большей бдительности, дабы заблаговременно обнаружить противника. Основной задачей бригады во время ее нахождения в разведочной завесе являлось обнаружение главных сил противника. Однако, задача эта являлась чрезвычайно трудной, особенно имея в виду, что сначала могли появиться броненосные крейсера. Бригаде вменялось в обязанность не допустить легкие крейсера и миноносцы неприятеля в залив, не отвлекаясь, однако, от своей основной задачи; что же касается броненосных крейсеров, противника, то бригаде вменялось в обязанность по возможности не пропустить их вглубь залива, вступив с ними даже в бой, однако, не принимая здесь решительного столкновения; наконец, в случае невозможности удержаться на линии завесы, а также в случае появления главных сил противника бригада должна медленно отходить навстречу 1-й бригаде линейных кораблей, не теряя связи с неприятелем. В случае наступления последнего к позиции бригаде вменялось в обязанность, перейдя на восточную сторону главного заграждения позиции, совместно с 1-й и 2-й бригадами линейных кораблей принять решительный бой с противником. В течение всей разведывательной операции бригада должна была находиться в самой тесной связи с командованием, бригадами линейных кораблей, а также с фланговыми наблюдательными постами Дагерорт и Эре (или Богшер).
   На полубригаду крейсеров возлагались достаточно ограниченные задачи. Так ей вменялась обязанность во взаимодействии с 2-й бригадой линейных кораблей выдвинуться к западу от центральной позиции, и перейдя в подчинение командира бригады линкоров оказывать им содействие, в том числе отражая атаки минных сил противника. При необходимости по плану командующего флотом не исключалось использование бригады для выполнения постановок минных банок на подходах к центральной позиции.
   На 1-ю минную дивизию возлагались следующие задачи: несение дозорной службы, сопровождение бригады заградителей, выполнение задачи по заграждению Моонзунда. В зависимости от образа действий противника, на дивизию могла быть возложена задача атаковать неприятеля ночью при его подходе к позиции или если он станет где-либо к западу от последней. Кроме того, во время самого боя на центральной позиции дивизия, смотря по обстоятельствам, должна была быть использована для противодействия миноносцам противника, для обстрела и уничтожения его тралящего каравана и для других целей...
   На 2-ю минную дивизию возлагались задачи: содействовать оборудованию флангово-шхерной позиции, в том числе уничтожение навигационных вех и знаков и минирования шхерных фарватеров, а затем, базируясь на шхеры, атаковывать неприятеля при его движении в Финский залив. Предусматривался также случай сосредоточения дивизии к центральной позиции для принятия участия в общем бою.
   На бригаду береговой обороны возлагались следующие задачи: оборона флангово-шхерной позиции во взаимодействии со своими береговыми батареями, оказание содействия 2-й минной дивизии. Пресечение попыток неприятельских крейсерско-миноносных сил прорваться в шхеры. В случае прорыва противника через центральную позицию, предполагалось оставаться и маневрировать силами в шхерах от Або до Гельсинфорса, оказывая содействие 2-й минной дивизии в ударах по путям сообщения противника.
   На бригаду заградителей возлагалась постановка главного заграждения на центральной позиции, постановка заграждения в Балтийском порту, после чего заградители должны были идти в Кронштадт, за исключением одного, оставляемого в Свеаборге с полным запасом мин.
   На бригаду подводных лодок возлагалась задача в случае обнаруженния наступления противника выйти к западу от центральной позиции, заняв места для атаки.
  

План операции морских сил Балтийского моря на случай европейской войны 1914 года.

  
   20 ноября 1913 года по докладу морского министра был утвержден Императором "план операций Балтийского флота на случай европейской войны 1914 года".
   Сущность плана 1914 года сводится к следующему:

Общие соображения, вытекающие из военно-политической и стратегической обстановки.

   План исходит из того, что Россия связана военным союзом с Гермнаией по соглашениям 1913 года. Из чего следует, что в случае согласованного с Россией начала военных действий Германией против Антанты, либо нападения Антанты на Германию, Россия ей окажет любую военную помощь силами армии и флота. Равно и в случае начала военных действий со стороны Росии или в случае нападения на нее, Германия окажет ей военную помощь в полном объеме. Соответственно и Германия окажет военную помощь России. Второстепенные государства, граничащие с Россией -- Швеция и Турция, учитываются склоняющимися на сторону врагов России, особенно ввиду определенных усилий направленных на решение вопроса Проливов. Кроме того, план предполагает неприязненное, "с большей или меньшей склонностью к нашим противникам", отношение прибалтийских губерний, Финляндии и Польши.
   Соответственно МГШ по опыту последних маневров линейных сил совместно с германским флотом разработал 2 варианта "Плана 1914 года". Вариант "А" был признан основным и предполагал действия сил Балтийского флота против Англии, идея плана основывается на Русско-Германских военно-морских конвенциях 1912 и 1913 гг. и формулируется следующим образом:
   - оперативная эскадра Балтийского флота, состоящая из 8 линейных кораблей-дредноутов, 3 крейсеров и боеготовых дивизионов быстроходных эсминцев 1-й минной дивизии в случае непосредственной угрозы возникновения боевых действий переходит под оперативный контроль командования германского флота и перебазируется в Вильгельмсхафен по Кильскому каналу. Союзный флот с данного момента именуется Объединенным. Для обеспечения бесперебойной связи и управления командующему оперативной эскадрой, командирам бригад линейных кораблей, на линейные корабли, командирам дивизионов миноносцев и полубригады крейсеров командируются офицеры германского флота в качестве офицеров связи. Русские офицеры связи командируются в штабы командующего Объединенного Флота и командующего разведывательными силами и начальникам линейных эскадр и минных флотилий.
   В случае возникновения угрозы военных действий Объединенный флот в акватории Северного моря переходит на использования специального шифра "Норд". Базирование русских экспедиционных морских сил в Вильгельмсхафене обеспечивается Германской стороной. По линии службы связи, согласно конвенции 1913 года, основываясь на русском опыте, германский флот развертывает сеть радиотелеграфных станций предназначенных для перехвата и дешифрования переговоров британского флота с целью анализа, выявления закономерностей и прогнозирования выходов в море ДОМАШНЕГО ФЛОТА.
   Основной задачей поставленной объединенному флоту является поиск и уничтожение сил английского линейного флота по частям и нанесение окончательного поражения Британскому флоту, с завоеванием господства на море.
   Стоит отметить, что согласно варианта "А" Плана 1914 года, в подчинении командующего Балтийским флотом оставались Морские силы обороны Финского залива в составе полубригады линейных кораблей-додредноутов, бригады заграждения, бригады подплава и 2-й минной дивизии (всего 2 линейных корабля, 6 минных заградителей, 28 эсминцев и 12 подводных лодок), на которые в случае тех или иных непредвиденных ситуаций возлагалась задача минирования центральной и флангово-шхерной позиций прикрытых береговой артиллерий морской крепости Петра Великого, резервной позиции у фортов "Николаевский" и "Алексеевский" и постановка активных заграждений в устье Финского залива на путях движения флота вторжения. В целом задачи минзагов, эсминцев и подводных лодок вполне повторяли таковые согласно Плана 1912 года.
   Кроме варианта "А" был подготовлен вариант "Г", полностью повторяющий План 1912 года но с учетом изменений в корабельном составе. Отдельно стоит отметить, что из состава Балтийского флота на Дальний Восток были отправлены крейсера "Рюрик" и "Боярин", затем в составе Особого отряда - 3 броненосца береговой обороны, 2 канонерских лодки. Еще 2 крейсера, построенные в Германии для Тихоокеанского флота ушли на Дальний восток в начале 1914 года. Весной же 1914 года для обороны Русского севера в Романов-на-Мурмане ушли 2 линейных корабля-додредноута, 2 крейсера и заградитель в сопровождении дивизиона эсминцев.

Состав сил.

   Планом 1914 года учитываются следующие силы, организованные в тактические соединения:

Оперативная эскадра:

   1-я бригада линейных кораблей: "Цусима", "Дажалет", "Телин", "Порт-Артур".
   2-я бригада линейных кораблей: "Петропавловск", "Гангут", "Кронштадт", "Наварин".
   Полубригада крейсеров: "Адмирал Витгефт", "Адмирал Рейценштейн".
   1-я минная дивизия (состав на весну 1914 года): крейсер "Адмирал Бутаков", эсминец "Яростный", 8 эсминцев типа "Б" и "Г".

Морские силы обороны Финского залива:

   Полубригада линейных кораблей: "Андрей Первозванный", "Рождество Христово".
   2-я минная дивизия: 12 эсминцев типа "Доброволец", 16 "350-и" тонных эсминцев.
   Бригада подводных лодок: 12 подводных лодок.
   Бригада траления мин заграждения.
   Морская крепость Петра Великого.
   Приморский фронт крепостей Свеаборг и Выборг.
   Морская крепость Кронштадт
   Особая бригада: "Ладога", "Онега", "Нарова", "Селигер", "Припять", "Байкал".
   Служба наблюдения и связи в составе трех районов наблюдательных постов и радиостанций: северного, южного и восточного и пловучих средств службы.
   Тыл флота, образуемый Кронштадскими и Петербургскими портами с их пловучими средствами и охраной рейда.

Заключение

   Стоит отметить, что угроза десанта являлась важнейшим соображением, обосновавшим оперативную задачу балтийского флота. Эта угроза учитывалась постоянно, начиная с крымской войны, особенно в моменты ослабления наших морских сил. К объективной оценке опасности угрозы десанта противника в Финский залив надо присоединить паническое отношение к этому вопросу в Петербурге, в правительственных и общественных кругах. Это создавало обстановку, при которой оперативная мысль была прикована к десанту. От флота требовалось полное самопожертвование в обороне, с него снимались другие задачи по охране прочих пунктов побережья, угрожаемых в еще большей степени, он был связан одной идеей: защиты подступов к Петербургу. Столь упорное утверждение определенной идеи и та несомненная опасность, каковую представлял германский десант либо десант Антанты, обусловили односторонность плана операций балтийского флота. Он отвечал только этому заданию. Законченных предположений и определенных планов на случай если не будет предпринято наступательной операции в Финский залив -- выработано не было.
   При изменении Военно-политической ситуации, связанной с достигнутыми Русско-Германскими соглашениями, в том числе и военно-морскими, Балтийскому флоту была поставлена задача во взаимодействии с Германским флотом открытого моря, нанести военное поражение Британскому флоту.
   Тем не менее, стоит заметить, что к 1914 году был проведен огромный объем работ по оборудованию театра военных действий. Были модернизированы и перестроены часть Кронштадтских фортов. Построено 2 новых мощных форта на удалении 60 км от порта Кронштадт, образовавших резервную минно-артиллерийскую позицию. Стоит отметить, что форты имели достаточно мощное вооружение, составлявшее по 4х12" и 4х10" орудия на каждом. Главным рубежом развертывания Балтийского флота стал Ревель-Поркалаудский рубеж, центральная минно-артиллерийская позиция. С момента передачи береговой обороны в ведение морского ведомства, последнее прилагало большие усилия к оборудованию центральной позиции. С весны 1913 года комплекс артиллерийских береговых батарей установленных для защиты порта Ревель, на островах на линии Ревель-Поркалаудд и островах флангово-шхерной позиции высочайшим повелением получил название Морской крепости Петра Великого. Особо стоит отметить, что с укомплектованием 12" открытых батарей на о-вах Нарген и Макилото, была получена возможность перекрестного обстрела центральной части позиции. Получила развитие и гидроавиция. Так в середине 1913 года приступили к созданию нескольких станций гидроавиации.
   В заключение стоит добавить, что, несмотря на достижение военно-политического союза с Германией, практически гарантировавшего от проникновения флота Антанты в Балтийское море, в особой бригаде минных заградителей и 2-й минной дивизии на протяжении предвоенного периода и во время военных действий поддерживался высочайший уровень боевой готовности к постановке минных заграждений с целью предотвращения доступа любого противника в восточную часть Финского залива.
  
  

X. Планы развертывания Черноморского флота в период (1907-1914 г.г.)


План стратегического развертывания Черноморского флота в 1907-1908 г.г. План на случай войны с Турцией в 1908 г. План войны России с западными коалициями 1909-1913 г.г. Вопрос о десантной экспедиции в 1911-1914 г.г. План операций Черноморского флота на 1914 год.

  
   Соотношение сил возможных противников и стратегическая обстановка на Черном море в 1907 году учитывалась следующим образом.

Сухопутные силы.

   Русские войска черноморского театра входили в состав Одесского и Кавказского военных округов. Первый состоял из 7-го и 8-го армейских корпусов. "Кроме того, указанные полевые войска, могут быть дополненны резервной дивизией и дружинами ополчения. Против этих сил могут быть сосредоточены румынские войска в составе 2-3 корпусов. Можно полагать, что румынские войска частью будут наступать к Одессе, с переправой на нижнем течении Днестра и для движения далее к Николаеву, как к важной морской базе; но можно ожидать также и высадку десанта на херсонский берег, с целью захвата крепости Очаков, для наступления на Николаев и для действий в тыл нашей армии в Бессарабии".
   "Кавказский военный округ должен сосредоточить свои 3 корпуса в карском и эриванском районах и, кроме того, неисключено, что возможно придется выделить часть сил для оказания помощи частям ОКВС в случае возникновения в Закавказьи и на северном кавказе беспорядков".
   "Против нашей кавказской армии может быть направлена турецкая армия, значительно превосходящая наши силы. Развернувши свой правый фланг против России, Турция свой левый фланг обеспечивает укреплениями на Босфоре". "На побережье юга России находятся укрепленные пункты Очаков, Севастополь, Керчь и Батум. Все они предназначены для морской обороны, которая тем не менее не может считаться достаточно полной. Наши крепости, так же как и на Балтике находятся в критическом положении в мобилизационный период, когда сухопутная оборона их не успеет еще развернуться".
   Что касается морских сил на черноморском театре, то "основания" учитывали их следующим образом. "Как Болгария, так и Румыния не могут иметь современной морской силы, в виду незначительности их государственного бюджета. Флот Турции, хотя и состоит из 2 больших броненосцев, 4 малых, 4 крейсеров и 9 миноносцев, однако, при полном отсутствии организации и в виду устарелости и небоеспособности судов" он мог рассматриваться как реальная сила лишь в союзе с одним из европейских флотов.
   Русский черноморский флот, пригодный для боевых целей, в 1907 году по новой классификации состоял из 2 линейных кораблей-додредноутов и броненосца береговой обороны с современным вооружением, 4 броненосцев выведенных в связи с устарелостью в резерв, крейсера (еще 2 крейсера проходят ремонт и переоборудование), 9 "350" тонных эсминцев и 4 "250" тонных миноносцев, полутора десятков малых миноносцев, 6 канонерских лодок, 2 минных заградителей.
   Кроме того, исправные устаревшие суда могли быть также использованы и усилить эскадру. Предполагалось, что при этом соотношении сил, господство на Черном море остается за нашим флотом и может быть потеряно лишь с проходом через проливы сильного флота какой-либо европейской державы, не допустить которого -- ставилось задачей русским морским силам.
   "Такая стратегическая задача могла быть выполнена:
   1) Заграждением минами Босфора у Черного моря и защитой их своим огнем.
   2) Занятием верхнего Босфора, для чего необходима десантная операция.
   3) Принуждением к тому султана дипломатическим путем и угрозой бомбардировки флотом Босфора, окрестностей столицы и прорывом флота.
   Выполнение десантной экспедиции не входило в планы 1907-8 г. г. и для развертывания черноморскому флоту в эти годы ставилось задание:
   1) Наблюдение за Босфором и устьем Дуная;
   2) Возможное преграждение неприятелю доступа в Черное море, как со стороны Босфора, так и со стороны реки Дунай".
   Согласно этих заданий, идея развертывания черноморского флота в 1907-8 г.г. заключалась в быстром его сосредоточении к Босфору "дабы иметь возможность устроить преграду на нем ранее, нежели неприятель попытается войти в Черное море. Вход неприятеля в Дарданеллы должен служить сигналом черноморскому флоту для начала постановки заграждения на проливе". На 3 день по окончании мобилизации резервных судов, должен был быть выслан наблюдательный отряд к устью Дуная.

План войны с Турцией в 1908 году

  
   В начале 1908 года, вследствие политических осложнений на Ближнем Востоке, возникла угроза воины с Турцией, вызывающее поведение которой по отношению России и усиленные вооружения вызывали серьезное беспокойство русского правительства. Морским генеральным штабом был составлен план войны, в расчете на единоборство с Турцией, получивший одобрение регента 18 февраля 1908 года. План этот не предусматривал десантной экспедиции на Босфор, сущность его сводилась к стремлению заблокировать последний и искать случая разбить турецкий флот, коль скоро таковой выйдет в море. Предполагалось обширная постановка минных заграждений у Босфора, которые, на время отсутствия главных сил флота, должны были охраняться дозорами. Уже после того, как план был составлен и утвержден, председатель совета государственной обороны письмом сообщил морскому министру (19 марта), что в основу плана на случай войны с Турцией должны быть, приняты следующие положения:
   а) нейтралитет со стороны Австро-Венгрии и Румынии,
   б) нейтралитет со стороны Англии,
   в) возможность внутренних осложнений в Финляндии, Польше и на Кавказе.
   г) вероятность совместных действий с Болгарией,
   д) главный театр войны -- Европейская Турция,
   е) приведение нашей армии на военное положение не должно заключать в себе мероприятий, которые могут быть истолковоны как подготовка к войне против Германии и Австро-Венгрии".
   Однако политические события не подтвердили вероятности изолированной войны России с Турцией. Уже к 1909 г. стало вполне ясно, что таковая может иметь место лишь в масштабе общеевропейской войны. Вместе с тем стоит отметить, что итогом изучения военно-политической ситуации на Черноморском театре стало выделение значительных финансовых средств на строительство бригады линейных кораблей- дредноутов.

План войны на Черном море с западной коалицией 1909-1913 гг..

  
   План войны на Черном море России с западной коалицией 1909-1913 г.г.", утвержденный морским министром 8 декабря 1908 года, сводился к следующему:
   1) Военно-политическая обстановка. "Мировое политическое положение ставит Россию в необходимость быть готовой к борьбе с западной коалицией, в которую в разных сочетаниях могут войти Великобритания, Германия, Австро-Венгрия, Румыния и Турция.
   Объединенные силы коалиции могут вступить с Россией в борьбу за обладание Черным морем, так как, достигнув такого обладания, они будут иметь возможность производить высадки на наше побережье Черного моря и прервать столь необходимую для нас связь в этом море между Кавказским и Одесскими военными округами, что особенно страшно ввиду слабого развития линий сообщений на Кавказе".
   Указывая на опасность неприятельских десантов, план ставит главную военно-политическую задачу на случай войны с коалицией: "сохранение обладания Черным морем". "Имея в виду несомненное превосходство морских сил противника, подобная задача может быть выполнена черноморским флотом только временно, и срок этот должен быть обусловлен хотя бы возможностью беспрепятственного производства мобилизации нашими войсками и отправления их на главный театр, на что потребно около 18-21 дней". "В том случае, когда полное обладание морем станет для нас невозможным, главной стратегической задачей нашего флота явится борьба за обладание северо-западным участком Черного моря и всем Азовским морем".
   2) Задачи Черноморскому флоту устанавливались следующие: "главной стратегической задачей флота в этой борьбе является наивозможно продолжительное сохранение за собой обладания Черным морем. Для достижения таковой цели, флот должен преградить доступ противнику, как со стороны проливов, так и со стороны реки Дуная". "Эта задача возлагается на активный флот, усиленный подводными лодками, и установкой минных заграждений в проливах и на внешнем босфорском рейде. Задача преграждения доступа со стороны реки Дуная может быть возложена на суда резервного флота, действия коих должны сопровождаться и установкой минных заграждений на внешнем сулинском рейде".
   "Следующая задача Черноморского флота, а именно -- оспаривание им обладания северо-западной частью Черного моря, может выразиться созданием преград движению противника, состоящих из полей минных заграждений с защитою их флотом, а также действиями подводных лодок". "Борьба за обладание Азовским морем может заключаться в создании преград в Керчь-Еникальском проливе из минных заграждений и защитой их береговыми укреплениями. Означенные задачи могут быть возложены на резервные суда, на приспособленные пароходы, а также на суда активного флота, кои почему-либо окажутся вынужденными отступить от пролива"...
   Развертывание по плану 1909-1913 г. г. было намечено следующее:
   К Босфору должна быть сосредоточена эскадра в составе:
   2 линейных корабля (после вступления в строй двух кораблей типа "Ефстафий"- 4)
   3-4 крейсера
   2-3 дивизиона эскадренных миноносцев (8-12 ЭМ)
   До 3-6 подводных лодки
   2-3 минных заградителя
   У устья Дуная:
   1-2 броненосца береговой обороны резерва,
   2-3 канонерских лодок,
   1 дивизион миноносцев,
   1 заградитель,
   В отношении минных заграждений, предполагалось выставить активные минные заграждения у Босфора (до 1500 мин), у Сулина (150-200 мин), у Констанцы (50-100 мин). Оборонительных заграждений предполагалось поставить в Одесском заливе (600-800 мин), около Севастополя (600-800 мин), в Керченском проливе (300-400 мин). Данные планы действовоали вплоть до 1913 года включительно. Изложенные планы свидетельствуют, что флот должен был лишь своими средствами решать кампанию на море. Этих средств у него хватало для того, чтобы разбить в открытом море турецкий флот, но и только. Ведение же операций по блокаде Босфора являлось затруднительным в случае коалиционной войны, преграждение прорыва в Черное море сильному европейскому флоту -- затруднительным в еще большей степени. Минно-позиционная оборона непосредственных подступов к побережью -- вот что, собственно, является основной идеей, которая устанавливалась в планах Черноморского флота.

Вопрос о десантной экспедиции в 1910-1914 гг.

  
   Под влиянием имевших в 1908 г. место осложнений в Турции и возникшего вопроса о возможном вмешательстве Европы в турецкие дела, проблема десантной экспедиции была вновь поставлена на очередь. В 1909 году состоялось распоряжение о ревизии запасов Одесского военного округа, предназначавшихся для десантной операции. Вслед за этим МГШ и генеральный штаб приступили к пересмотру вопроса о десантной экспедиции на Босфор и разработке соображений по производству десанта в Трапезунд, равно как и для перевозки войск из северных портов Черного моря в Батум для усиления Кавказского военного округа. В 1910-1912 г.г. по этому поводу были неоднократно собираемы совещания, в результате работы которых Морской Генеральный штаб сделал вывод что, что десантная экспедиция к Босфору становится осуществима по мере введения в строй бригады Черноморских дредноутов, строящихся новейших эсминцев и подводных лодок.
   Перевозка войск в Батум, а также десантная операция в Трапезунд -- возможны, для чего сила наших судов и запасы мин достаточны. 31 января 1911 г. начальник генерального штаба написал начальнику морского генерального штаба письмо, в котором, основываясь на заключениях помянутых совещаний, констатировал что "обстановка, в текущий момент не совсем благоприятная, может измениться через некоторое время в нашу пользу, и наша обязанность быть готовыми ее использовать в полной мере". "Главнейший наш враг, -- писал далее начальник генерального штаба, -- на Черном море это -- Турция, с которой мы можем вести борьбу на европейском театре и на кавказском фронте. В первом случае -- потребуется производство десантной экспедиции либо перевозка войск по морю, ибо потребует времени убедить Румынию согласиться на пропуск нашей армии через ее территорию и обеспечение ее запасами.
   Тем не менее, в этой ситуации наш вполне естественный выбор - совместные действия с Болгарами, которым ныне оказывается посильная помощь, как со стороны военного ведомства, так и морского. В всех возможных случаях ядром действующей армии должны быть войска Одесского военного округа, штаб которого должен изучить все, относящееся к такой экспедиции, и подготовиться к немедленному осуществлению этого предприятия, когда обстановка будет этому благоприятствовать..."
   Начальник морского генерального штаба в своем ответном письме подтвердил необходимость совместной разработки планов перевозки и десантных экспедиций, причем, ссылаясь на превосходство черноморского флота над турецким, писал: "вместе с сим считаю для себя крайне приятным сообщить вашему превосходительству, что в настоящее время обстановка на Черном море благоприятна для нашего флота. В связи с чем полагал бы создать Особую группу офицеров МГШ и ГУГШ с задачей непосредственного планирования проведения десантной экспедиции и воинских первозок по черному морю".
   Стоит отметить что по итогам работы Особой группы в глубокой тайне было приступлено к созданию специальных десантно-высадочных средств, строительством которых занимались судостроительные заводы расположенные на внутренних водных путях, затем по мере их вхождения в строй транспортные суда (десантные баржи-лихтеры) типа "Таврия" были рассредочены по причерноморскому бассейну а так же в устьях рек. Проведена большая работа по подбору и учету судов годных для транспортировки войск морем. Летом 1912 года в ходе ежегодних летних маневров была произведена отработка перевозки морем пехотной дивизии отмобилизованной для маневров со средствами усиления и полка морской пехоты с высадкой на необорудованных Батумских пляжах с катеров и шлюпок. На следующий год задачу еще более усложнили. Личный состав для катеров и барж готовили с лета 1913 года в отдельном Одесском десантном батальоне, но подготовку осуществляли на Касписком море. Там же летом 13-го и отрабатывали часть элементов высадки.
  

План операций Черноморского флота на 1914 год.

  
   После Балканской войны, когда Турция стояла на грани военного краха, что неминуемо влекло вмешательство Европейских держав, учитывая, что русские дредноуты стали вступать в строй, МГШ разработал план операций на Черном море на 1914 года. Планом предусматривалось достижение высокой готовности Черноморского флота к проведению совместной с Одесским военным округом десантной операции к лету 1914 года. Планом однозначно предусматривалось овладение берегом Босфора (было разработано несколько вариантов предусматривающие как основную атаку против европейского берега и демонстрацию против Азиатского, так соответственно и наоборот.) с целью установки в складках местности тяжелых гаубичных батарей для предотвращения прорыва флота неприятеля в Черное море. Новейшие гаубицы Круппа калибром 28 см были способных вполне эффективно стрелять с колес по противнику находящемуся на удалении 2-4 км и неспособному манерировать в виду минной опасности и узости.
   Сущность плана 1914 года сводилась к следующему:
   1) Политическая обстановка: "Турция, находится под влиянием Великобритании и управляемая военной партией, может решиться начать новую войну, чтобы получить обратно потерянное положение в ходе Балканской войны и таким образом, создать базу для возрождения страны. Кроме того, вполне вероятно и возникновение в Константинополе вновь беспорядков на религиозной почве сопровождаемых резней христиан, что несомнено является поводом для военного вмешательства России. Великобритания, толкая Турцию на вооружение и войну, стремится путем военного вмешательства под предлогом защиты Турции разорить Российское черноморское побережье, уничтожить военный и торговый флот, поставив тем самым нашу экономику на грань краха, ибо зависимость России от транзита импорта через черноморские проливы общеизвестна. Кроме того, создание вольного города Стамбула, управляемого британской администрацией, позволит наглухо закрыть для России этот важнейший морской торговый путь. Болгария, которой в ходе Балканской войны была оказана несомнено большая финансовая, военная и политическая поддержка в силу тайных договоренностей выступит в решающий момент, на стороне России позволив, кроме того, воспользоваться своими бухтами, как базами для флота. Несомненно, что Румыния до выяснения результатов столкновения и решения вопроса о господстве на море войны также не начнет, сохраняя строгий нейтралитет. Австрия согласно, последних договоренностей будет поддерживать строжайший нейтралитет, тем не менее, благожелательный к России. Таким образом, при планировании и проведении десантной экспедиции на Босфор необходимо поддерживать строжайшую тайну с целью достижения тактической и оперативной внезапности, что, в конечном счете, может вызвать развал и бегство турецкой армии, если судить по опыту Балканской войны.

Силы и средства сторон к 31 мая 1914 года.

   План учитывал следующие силы на стороне турок:
   1 линейный корабль-дредноут "Султан Осман I" (еще один ожидался осенью 1914 года и третий к лету 1915 года);
   3 броненосца ("Мессудие", "Хайреддин Барбароса", "Торгут Рейс").
   крейсер ("Междидие").
   12 эскадренных миноносцев.
   11 малых миноносцев.

Силы черноморского флота:

Дивизия линейных кораблей:

   1-я бригада линейных кораблей
   "Императрица Екатерина Великая", "Императрица Мария", "Император Александр I"
   2-я бригада линейных кораблей.
   "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя"
   Бригада береговой обороны (фактически специально оборудованные для подавления береговых батарей, разрушения фортов и непосредственной артиллерийской поддержки десанта)
   "Ростислав", "Чесма", "Синоп", "Георгий Победоносец", "12 Апостолов"
   Бригада крейсеров:
   "Кагул", "Память Меркурия", "Алмаз" и 2 вспомогательных крейсера-авиатранспорта.
   Минная дивизия:
   Флагман "Варяг".
   5 дивизионов эскадренных миноносцев -- всего 23 (6 типа "С", 4 типа "У", 4 типа "Лейтенант Шестаков", 9 типа "Ж и З").
   Морская авиация -- 15 гидроаэропланов на кораблях. 11 гидроаэропланов в резерве в Севастополе.
   Дивизион воздушных кораблей дислоцирован в Севастополе. Состоит из 7 гидроаэропланов "ИМ" с минным аппратом и запасом в 12 самодвижущихся мин калибром 381 мм и двухмоторного учебного "Гранда". Дивизион предполагалось перебазировать в Болгарию в самом начале операции, для чего на территории Болгарии осенью-зимой с 1913 на 1914 гг. было оборудовано несколько площадок и накоплены запасы бензина для обеспечения действий, как флотского дивизиона, так и 4-5 армейских авиаотрядов.
   Дивизион подводных лодок -- 6.
   Отряд заградителей: "Прут", "Дунай", "Буг", "Мина".
   Кроме того, под оперативный контроль командования Черноморского флота переходили корабли Болгарского флота (крейсер, канонерская лодка, 4 эсминца типа "Сокол", 8 миноносцев)

Стратегическая обстановка.

   На основании изложенного, в плане высказываются следующие заключения:
   "В линейном флоте мы сильнее турок, если не учитывать возможность вмешательства Британского средиземноморского флота. В крейсерах мы тоже сильнее турецкого флота. Наш крейсерский и миноносный флот ввиду ввода в строй новых эсминцев намного мощнее и боеспособнее чем турецкие минные силы. Наш флот может опираться на оборудованную базу -- Севастополь. Отдельные же суда и небольшие отряды могут в некоторых случаях опираться на Очаков, Одессу, Николаев и лиманы, Балаклаву, Керчь и Батум. Турецкий же флот может базироваться только на Босфор, где нет ни доков, ни больших запасов, ни мастерских."
   В общем, следует сделать вывод, что серъезных операций на море со стороны Турок ожидать не стоит, тем не менее, следует учитывать возможность проведения набеговых операций с их стороны. Гораздо более вероятным представляется наступление на Кавказ с целью его завоевания. Но для такого наступления туркам необходимы свободные коммуникационные линии по морю, что они могут иметь только при условии предварительного уничтожения нашего флота или надежной его заблокировки, что при наличном составе и состоянии их морских невозможно, тем не менее, не исключено при проходе в Черное море сил Антанты и участие их в военных действиях на стороне Турок.
   Итак, из вышесказанного следует:
   Главной задачей Черноморского Флота является задача блокирования Босфора постановкой минных заграждений как на подступах к проливу, так и непосредственно в устье пролива в течении 8-16 часов с момента получения соответствующего распоряжения всеми пригодными для этого средствами от минных заградителей до всех пригодных для этого подручных средств. Прикрытие минных заграждений обеспечивается отрядами дежурных сил для чего надлежит спланировать формирование 4-х маневренных групп с базированием на Бургас и Варну, в связи, с чем следует накопить там запасы угля, а так же после начала боевых действий развернуть там плавучий тыл флота, включая нефтеналивные суда, плавмастерские и госпиталь. Далее предлагается 2 плана действий для сил Черноморского флота.
   В первом случае наличный состав Черноморского флота будет использован для обеспечения перевозок сухопутных сил в Болгарию, с целью организации наступления на Константинополь, и его осовобождения от Турецкого владычества. Затем силами сухопутной артиллерии Босфор блокируется для морских сил Антанты, что в прочем не исключает необходимости обеспечить всеми возможными средствами, не исключая и военное давление военного транзита через территорию Румынии с целью обеспечении таких образом устойчивости линиям снабжения.
   Вторым вариантом действий представляется проведение Босфорской десантной операции, главной задачей каковой. опять таки будет являтся блокирование возможности вражескому флоту пройти через Босфор и разорить наше Чероморское побережье. В целях проведения десантной операции особой группой разработано 7 вариантов осуществления высадки, впрочем разбирать их в данной работе мы не будем. Стоит отметить, что целесообразным представляется проведение демонстрационного десанта на европейский берег в районе Румели, в то время как основные силы десанта будут высажены на намного менее охраняемый и хуже укрепленный Азиатский берег. Что тем не менее, позволит нам захватить с тыла форты на азиатском берегу и в дальнейшем их использовать при предотвращении прорыва флота согласия через Босфор в Черное море, а так же разместить у берега в складках местности тяжелые гаубичные батареи, дополнив их затем 6" орудиями Кане из флотского запаса выдвинутыми на прямую наводку.
   В заключение стоит сделать вывод, что использование всех сил Черноморского флота и даже потеря их в сражении представляется вполне допустимым. Захват пролива Босфор, подкрепленный созданием мощной артиллерийской обороны, которая потом будет дополнена установкой тяжелых морских береговых орудий, гарантировано превратит Черное море в наше внутреннее море, гды мы будем напрямую устанавливать режим плавания и порядок перевозок.

Сосредоточение флота.

   Для выполнения намеченных операций весь Черноморский флот сосредоточивался в Севастополе. Все суда и отряды, кроме 2-го дивизиона заградителей, подлежащих рассредоточению и маскировке у берега вне Одесского порта, могущие оказаться в момент начала войны вне Севастополя, должны были стягиваться к нему со всей поспешностью. Сосредоточение, мобилизация и развертывание флота производится под защитой севастопольской крепости и морской охраны севастопольских рейдов.
   Обеспечение операции должно заключаться в следующем:
   - в период натянутых отношений, до наступления войны, охрана рейдов должна быть приведена на военное положение, бон наведен, на постах и батареях несется вахта, прожекторами поддерживается световая преграда.
   - на Босфоре и пограничных местах должно быть установлено тайное наблюдение.
   - результаты разведки определяют момент выхода главных сил. Выход назначается с расчетом занять нужную позицию и развернуться для боя до подхода к ней неприятеля.
   - для обеспечения выхода и развертывания, батареи крепости должны быть готовы к бою, а в выбранных местах поставлено минное заграждение; из стационарных мин и морских, которые выставляются таким образом, чтобы флот имел 2 основных прохода и один резервный. За включение крепостного заграждения отвечает начальник охраны рейдов.
   - что касается защиты торгового флота, то план предусматривал порядок его оповещения, сосредоточения к портам и мобизизации в соответствии с планом перевозки войск.

План минирования Босфора

   Планом проведния постановки минных заграждений предусматривался прежде всего выход в море минного заградителя "Краб" для чего последнему устанавливалось 8-ми часовая готовность к выходу в мирное время и двух-часовое в угрожаемый период. После выхода минзаг следовал к Босфору с целью постановки мин в самом проливе. Прикрытие осуществлялось силами 2-3 ПЛ дивизиона подплава которые должны были вести наблюдением за проливом в дневное время, на ночь отходя мористее для зарядки батарей.
   После чего, по готовности проводился выход силами флота. Флот следовал в следующем порядке. Ближнее прикрытие 1-го дивизиона заградителей осуществлялось силами 2-й бригады линейных кораблей, бригады крейсеров, 3-го и 4-го ДЭМ. В дальнем прикрытии находилась 1-я бригада линейных кораблей в прикрытии 1-го и 2-го ДЭМ. Постановка минных заграждений осуществлялась в дневное время 1-м дивизионом минзагов в сопровождении 5 ДЭМ, после чего минзаги возвращались в Севастополь для погрузки мин и перебазирования с ними в Варну. 5-й ДЭМ следовал в Варну, куда к тому времени переходил 2-й дивизион заградителей из Одессы. На 5-й ДЭМ и 2-й дивизион заградителей возлагалась задача проведения ночного минирования ближних подступов к Босфору.

План прикрыия минных заграждений Босфора

   Распоряжением командующего Черноморского флота от 22 апреля 1914 года был разработан порядок формирования маневренных сил для обеспечения дежурства в районе заграждений Босфора после проведения операции по постановке минных заграждений. Формировалось 4 маневренных группы, критерием формирования являлась способность успешно противостоять Турецкому дредноуту.
   1-я маневренная группа: "Императрица Мария", "Варяг", 1-й ДЭМ.
   2-я маневренная группа: "Императрица Екатерина", "Память Меркурия", 2-й ДЭМ.
   3-я маневренная группа: "Император Александр I", "Кагул", 3-й ДЭМ.
   4-я маневренная группа: "Иоанн Златоуст", "Ефстафий", "Пантелеймон", "Три святителя", "Алмаз", 4-й ДЭМ. Кроме того, решением командующего 2-й бригаде временно придавался броненосец береговой обороны "Ростислав".
   Согласно плану дежурная маневренная группа должна была держаться в 8-10 милях у Босфора, периодически маневрируя у кромки заграждения, на ночь, отходя мористее. В случае появления неприятеля, на бригаду возлагалась обязанность не допускать его прорыва через минное заграждение. Если же противника остановить не удалось, предполагался отход к главной базе с удержанием контакта с противником, стараясь своим маневрированием выиграть как можно больше времени, для подхода остальных маневренных групп. По введению в действие решения о проведении высадки десанта флот действовал согласно плана, на проведение десантной операции. Болгарские морские силы, прежде всего дивизион эсминцев, переходящие по оперативный контроль командующего Черноморским флотом предполагалось использовать для осуществления ночной блокады устья Босфора, включающей в себя постановку мин и проведение ночных минных атак на неприятельские суда, пытающиеся преодолеть минные заграждени или вытралить их.

Заключение.

   План 1914 года констатирует, что в случае возникновения европейской войны ГЛАВНОЙ задачей Черноморского флота является предотвращение возможности прохода неприятельских эскадр в Черное море своевременных захватом Босфорского пролива и превращением его в стационарную минно-артиллерийскую позицию. В качестве цены за овладение проливом потеря ВСЕГО Черноморского флота представлялась вполне приемлимой. На этом мнениии политического руководства Российской Империи и был построен план операций Черноморского флота на 1914 год.
  
  

XI. Планы развертывания Тихоокеанского флота (1907-1914 гг..)


План стратегического развертывания Тихоокеанского флота и войны на море в 1907 г. План 1911 г. План 1914 года.

  
   В период последующий военному поражению Японии в ходе Русско-Японской войны, Российское правительство прилагало серьезные усилия по поддержанию Тихоокеанского флота, который на 1906 год являлся самым мощным и боеспособным флотом Империи и находился в состоянии высокой боеготовности. Интенсивно велась боевая подготовка, проводились ежегодные манеры флота. Большое внимание было уделено изучению навигационных и гидрографических условий театра. Проводились также исследования полярных морей, с целью изыскания северного морского пути с востока на запад, но преуспели в этом все-таки балтийцы, прошедшие по СМП в навигацию с 1912 на 1913 год, и в навигацию с 1913 года на 1914 год вернувшиеся обратно. Правда, большую часть пути прошли в сопровождении тихоокеанского ледокола "Хабаров".
   Командование Тихоокеанского флота в 1907 года подготовило 2 оперативных плана развертывания и ведения боевых действий силами флота и вплоть до 1912 года проводило боевую подготовку с учетом, прежде всего действий по плану "Я", предусматривающего ведение наступательных операций против Японии. План "ЯА" учитывал возможность вступления Англии в войну на стороне Японии, но он учитывался в меньшей степени. Ибо предполагал в случае большой Европейской войны вмешательство Великобритании в русско-японский спор на стороне Японии. И это было главное отличие оперативного планирования ТОФ от планирования на Балтийском флоте.
   Тем не менее, по мере количественного увеличения Японского Императорского флота и возрастания угрозы вмешательства в конфликт Англии, появилось понимание в необходимости кардинальной переработки плана, что, в конце концов, и было сделано. К лету 1912 года Штаб ТОФ, руководствуясь общими директивами МГШ, разработал план 1912 года, который и стал основным при планировании боевых действий. План 1914 года представлял собой доработку плана 1912 года, в части, касающейся, прежде всего, операций флотилии Желтого моря и учета возможностей вновь вступивших в строй своих легких крейсеров и эсминцев, а также учета все возрастающих возможностей Японского Императорского флота с поддержкой британских сил, находящихся на станциях в Китае и ЮВА.
   Соотношение сил возможных противников и стратегическая обстановка на Тихом океане в 1907 году учитывалась, следующим образом.
   "На Дальнем Востоке находится одна морская крепость - Владивосток, каковая, по сути, является ключом к Дальнему Востоку, ибо взятие Владивостока и уничтожение Тихоокеанского флота, несомненно, приведет отторжению части наших дальневосточных владений, а именно Сахалина, Курильских островов и Камчатки. Эти пункты практически морской обороны не имеют. Посему Владивосток и жд магистраль, соединяющую его с Хабаровском, надлежит оборонять любой ценой, с каковой целью предполагается содержать ряд армейских соединений в усиленном штате и поддерживать высокую готовность к бою Тихоокеанского флота и Владивостокской крепости.
   Что касается морских сил на тихоокеанском театре, то они учитывались следующим образом. "Наш основной противник на Дальнем Востоке - Японская империя располагает первоклассным и вполне боеспособным флотом ненамного уступающим нашему, особенно учитывая тот факт, что часть судов пришлось отправить на Балтику. Количественно это выглядело следующим образом: ТОФ располагал 7 линейными кораблями додредноутного типа, 5 броненосными крейсерами и 3 большими крейсерами. Японский флот располагал 4 линейными кораблями-додредноутами, 8 броненосными крейсерами и не располагал крейсерами способными противостоять русским 6-тысячникам. Но опять же, учитывая вновь заложенные суда, предполагалось, что даже с учетом послевоенных финансовых трудностей и проблем, они войдут в строй не позднее 1910 - 1911 года.
   В случае возникновения в ближайшие 2-3 года предпосылок к началу войны с Японией Тихоокеанскому флоту ставились следующие задачи в хронологическом порядке.
   1) Поставить оборонительные минные заграждения у Владивостока и прикрыть крепость силами флота на время ее мобилизации и приведения в полную боевую готовность.
   2) Крейсерам и большим миноносцам с целью обеспечения минирования подступов к Владивостоку ставилась задача постановки минных заграждений в территориальных водах Японии на подходах к основным японским портам и у входа во внутреннее море. После выполнения постановки мин, предполагалось провести поисковую операцию по уничтожению японского каботажа и рыболовных судов вдоль побережья о-ва Кюсю и Хоккайдо, после чего, пополнив запасы угля в Корсакове, вернуться к Владивостоку.
   3) После обеспечения мобилизации Владивостока и приведения его в полную боеготовность флоту ставилась задача уничтожения японского флота и недопущения перевозки войск на материк. Решать это предполагалось следующим образом. Действиями крейсеров и миноносцев по уничтожению торгового тоннажа и рыболовецких судов, постановкой мин в прилегающих водах, предполагалось вынудить японский флот выйти в море, вступить с ним в генеральное сражение и уничтожить его. После чего следовало приступить к планомерной блокаде японского побережья с целью прервать всякое сообщение с внешним миром и вынудить к заключению мирного договора на выгодных России условиях.
   4) В этот же период планировалось развертывание полномасштабной крейсерской войны, используя, как суда "Добровольного флота" находящиеся на Дальнем Востоке и пригодные для вооружения в качестве вспомогательных крейсеров, так и направляя вспомогательные крейсера с Балтийского флота, с каковой целью уже в мирное время предполагалось составить списки пригодных судов, и заключить договора с судоходными компаниями с целью их поддержания в мобилизационной готовности.
   В отношении плана противодействия совместным действиям Британо-Японских сил предполагалось выполнение п.1 и п.2 плана "А". п.3 и п.4 были изменены применительно к изменившимся обстоятельствам.
   Они гласили:
   3) После обеспечения мобилизации Владивостока и приведения его в полную боеготовность флоту ставилась максимально затруднить перевозку войск на материк. Но в тоже время констатировался факт, что особых возможностей по срыву воинских перевозок из материковой Японии в Желтое море, в случае нахождения сил прикрытия в составе главных сил Японского флота во взаимодействии с британскими силами в районе Цусимского пролива нет. Ввиду этого был рассмотрен и принят к исполнению вариант с переброской отряда подводного плавания в Порт-Артур, в случае эскалации обстановки, с каковой целью порт Владивостока располагал нужным количеством тяжелых транспортеров, которые постоянно поддерживались в мобилизационной готовности. Более иных мероприятий по операциям в акватории Желтого моря по плану 1907 года не предусматривалось.
   4) В случае конфликта с Англией и Японией предусматривалось развертывание полномасштабной крейсерской войны, используя суда "Добровольного флота" находящиеся на Дальнем Востоке, и пригодные для вооружения в качестве вспомогательных крейсеров. Также, для операций на коммуникациях предполагалось использовать 4 броненосных крейсера: "Пересвет", "Победа", "Россия" и "Громобой".
   Кроме того, штаб Тихоокеанского флота внес на рассмотрение МГШ предложение о внесение в совет государственной обороны "Предложения об одностороннем отказе России от выполнения положений Декларации по морскому праву". В частности, согласно Парижской конвенции Россия соглашалась с выполнением положений первой статьи Декларации, в которой говорилось об уничтожении каперства.
   Согласно этим положениям, пассажирский или портовый корабль, принадлежащий правительству данной страны, не может вести никаких боевых действий в море, если он не поднял военный флаг в порту своей страны, и об этом не было официально заявлено. Согласно Декларации "нейтральный флот признан прикрывающим собственность неприятеля, а нейтральные товары - не подлежащими захвату под неприятельским флагом, за исключением военной контрабанды; наконец, постановлено, что блокада обязательна только тогда, когда действительно содержится морскою силою, достаточною для преграждения доступа к неприятельским портам и берегам".
   Стоит заметить, что парижскую Декларацию о крейсерской войне не подписали Соединенные Штаты Америки, Испания, Мексика, а позже к ней так и не присоединилась Япония. Ввиду этого штаб Тихоокеанского флота обосновано предполагал, что уничтожение каперства может быть выгодно лишь для державы, обладающей сильным военным флотом, и ни одна нация, сколько-нибудь уважающая себя, не может никому позволять определять или как-либо иначе ограничивать характер ее вооружений. И государство, не обладающее достаточно мощным военным флотом, имеет полное право прибегнуть к выдаче каперских свидетельств, чтобы нанести неприятельской морской торговле тот вред, который терпит ее собственная торговля от крейсеров противника, что неизбежно, раз частная собственность на море не признается неприкосновенной. Ввиду этого, предполагалось в нужный момент объявить об отказе от выполнения положений Парижской конвенции и возобновить выдачу каперских свидетельств.
   Изменение соотношения сил на Тихоокеанском театре и изменение политической ситуации к 1911 году вынудило приступить к разработке нового плана стратегического развертывания Тихоокеанского флота и ведения им боевых действий. Основой разработки плана послужили планы 1907 года.
   К весне 1912 года штаб Тихоокеанского флота при участии оперативного отдела Морского Генерального Штаба разработал план стратегического развертывания и ведения боевых действий Тихоокеанским флотом. В основу плана было положено письмо председателя совета государственной обороны, гласящие, что в основу плана войны на Дальнем Востоке должны быть приняты следующие положения:
   а) Япония вступит в войну с Россией только в случае большой Европейской войны, если силы Балтийского и Черноморского флотов будут скованы участием в боевых действиях и не смогут совершить марш-переход на Дальний Восток и только в союзе с Англией, о чем косвенно свидетельствует все нарастающая военная и финансовая помощь Японцам со стороны Великобритании.
   б) Германия окажет содействие России своими Дальневосточными морскими силами.
   в) Необходимо учесть возможность вмешательства армий Китайских военно-начальников на стороне сил Антанты. Что потребует проведения дополнительных особых мероприятий.
   г) главный театр войны - Японское и Желтое моря, Манчжурия.
   План стратегического развертывания и операций Тихоокеанского флота на 1912 год был введен в действие весной 1912 года. Планом предусматривалось в случае возникновения большой европейской войны ведение операций против Японской Империи и в случае принятия соответствующего политического решения - против британской торговли в акватории Тихого и Индийского океанов.
   В соответствии с планом на Тихоокеанский флот возлагались следующие задачи в хронологическом порядке.

Оборонительные:

   1) морские крепости и укрепления привести в боевую готовность согласно плана мобилизации.
   2) произвести развертывание сил флота согласно плана стратегического развертывания.
   3) поставить оборонительные минные заграждения у Владивостока и прикрыть крепость силами флота на время ее мобилизации и приведения в полную боевую готовность.
   4) одновременно произвести постановку минных заграждений у Порт-Артура, у Дальнего и прикрыть минами левый и правый фланги Цзинчжоуской позиции. Вслед за этим выставить минные заграждения у Бицзыво и островов Элиота.
   5) поставить минные заграждения в Татарском проливе с целью преградить доступ противнику к Николаевску и Охе с юга.
   6) поставить минные заграждения у м. Крильон и м. Анива и у Корсакова поста. Произвести постановку мин банками в заливе Анива.
   7) выставить оборонительные минные заграждения на подходах к Охе и к северу от Николаевска.
   По мере обеспечения силами флота приготовления к бою крепостей и укреплений, приступить к выполнению новых задач:

Наступательных:

   1) прервать каботажное судоходство и рыболовство у западного побережья Японии, а также затруднить международное судоходство на подходах к основным японским портам путем минирования территориальных вод Японии и проведения поисковых операций по уничтожению японского каботажа и рыболовных судов.
   2) по выявлению намеченных японцами мест высадки десантов, либо выявленных признаков проведения перевозок войск на материк, принять всевозможные операции с целью максимального затруднения воинских перевозок противника, используя все доступные средства.
   3) приступить к развертыванию полномасштабной крейсерской войны, используя, как суда "Добровольного флота" находящиеся на Дальнем Востоке и пригодные для вооружения в качестве вспомогательных крейсеров, так и мобилизуя специально для этого предназначенные пограничные транспорты. Основным маршрутом развертывания считать пролив Лаперуза, резервными путями Сангарский пролив, а так же вариант развертывания через Николаевскую крепость и прохода в Тихий океан через проливы Курильской гряды.
   По существу приведенного плана стоит отметить, что он был не полным и не учитывал ряд проблем, таких как вопрос взаимодействия с Германскими Дальневосточными морскими силами. Кроме того, линейные силы по плану 1912 года предполагалось использовать только для обороны Владивостока и для дальнего прикрытия операций легких сил. Выявленные в течении маневров недоработки плана развертывания флота и войны на море, привели к разработке нового плана.
  

План войны на Тихом океане с силами Англо-Японского союза на 1914 год.

  
   План войны был разработан штабом Тихоокеанского флота, доработан МГШ и утвержден морским министром 8 февраля 1914 года:
   1) в отношении военно-политической обстановки план предполагал:
   а) "Англия и Япония находятся в военно-политическом союзе. При этом стоит отметить о крайне высокой задолженности японского правительства Лондону, что делает японцев вполне зависимыми от воли Британского правительства. Следовательно, мировое политическое положение ставит Россию в необходимость быть готовой к борьбе на Дальнем востоке с Англо-Японской коалицией при возможном вмешательстве отдельных китайских военноначальников на стороне коалиции. Япония в свою очередь, находясь под влиянием Англии, и обуреваемая реваншисткими настроениями вполне может, пользуясь тем, что Россия втянута в Европейскую войну, решится на новую войну, чтобы вернуть утерянные по ее мнению территории и вернуть свои поколебленные позиции в Китае. Кроме того, японцы, в состоянии пользуясь беззащитностью германских островных колоний, оккупировать их.
   б) Германия окажет содействие своими Дальневосточными морскими силами, для чего в настоящее время в б. Улисса под Владивостоком оборудуется пункт базирования для германской Дальневосточной эскадры.
   в) особенностью нашего стратегического положения является необходимость делить силы и ресурсы между Японским и Желтым морями. При этом, в случае начала военных действий противник с легкостью прервет наиболее кратчайший путь между нашими портами-крепостями Владивостоком и Порт-Артуром.
   2) Стратегические задачи флоту ставились следующие:
   а) обеспечить любой возможной ценой защиту Владивостока, который является основой приморской обороны на Дальнем востоке, крушение которого неминуемо приведет к потере наших Дальневосточных земель, таких как Сахалин, Камчатка и Приморье и проигрышу войны в целом.
   б) максимально затруднить воинские перевозки японской армии с островов на материк, при выборе маршрута перевозок, как в прошедшую войну. Сорвать возможную высадку десанта на севере Кореи либо в Приморьи, с целью прямой атаки на Владивосток.
   в) в акватории Японского моря у западного побережья Японии все возможные силы направить на атаку и уничтожение неприятельского каботажа и рыболовства методом постановки минных заграждений на судоходных путях и в районах интенсивно рыболовства, а так же путем поисковых операций крейсерско-миноносных сил и подплава.
   г) вспомогательные крейсера, а также тяжелые рейдеры планировалось направить для нанесения ударов по прибрежным водам восточного побережья Японии, а так же по судоходным путям, ведущим из САСШ, Индии и Европы.
   3) Политические цели.
   "Главной целью Российской политики в данной ситуации являлось бы удержание Японии от войны с нами и соответственно обороны своих границ. Но ввиду малой вероятности данного исхода, целесообразным представляется сконцентрировать усилия на достижении с японцами мирного соглашения после нанесения ей серьезного ущерба, прежде всего способом блокады побережья и угрозы возникновения голода и разгрома японских сухопутных войск высаженных на материк.
   4) Силы и средства.
   План на май 1914 года учитывал следующие силы:

Владивосток

   Дивизия линейных кораблей:
   Флагман: ЛК "Ретвизан".
   1-я бригада лин. кор.
   "Суворов", "Имп.Александр III", "Бородино".
   2-я бригада лин. кор.
   "Цесаревич", "Орел", "Слава".
   1-я бригада крейсеров
   "Рюрик", "Адмирал Нахимов", "Адмирал Корнилов", "Боярин".
   2-я бригада крейсеров
   "Баян", "Адмирал Макаров", "Олег", "Богатырь"
   3-я бригада крейсеров
   "Пересвет", "Победа", "Громобой", "Россия".
   Минная дивизия
   Флагман: "Светлана"
   1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 дивизионы эсминцев
   (30 эсминцев, из них 14 с ходом не менее 28 узлов).
   Бригада подплава (6 подводных лодок и морского класса и 6 прибрежного)
   Отряд катеров (6 минных моторных катеров)
   Бригада пограничных судов (по мобилизации становятся вспомогательными крейсерами-истребителями торговли)
   Вспомогательные суда и суда охраны рейда
   Всего: 9 линейных кораблей-додредноутов, 7 броненосных крейсеров, 5 крейсеров, 30 эсминцеы, 12 подводных лодок, 6 моторных минных катеров. Кроме того, с Балтики на Дальний Восток готовился к выходу линейный крейсер "Дмитрий Донской", еще один крейсер этого же типа находился на испытаниях.
  

Порт-Артур

   Бригада береговой обороны
   "Адмирал Ушаков", "Адмирал Синявин", "Генерал-адмирал Апраксин", "Храбрый", "Грозящий"
   Бригада крейсеров
   "Аскольд", "Жемчуг", "Изумруд".
   Минная бригада
   Флагман: "Новик"
   9, 10, 11, 12 дивизионы эсминцев (17 эсминцев).
   Дивизион подплава (6 прибрежных лодок)
   Отряд моторных катеров (13 моторных минных катеров)
   Вспомогательные суда и суда охраны рейда.
   Всего: 3 броненосца береговой обороны, 2 канонерских лодки, 5 крейсеров, 17 эсминцев, 6 подводных лодок, 13 моторных торпедных катеров.

Задачами отдельных частей флота являлись:

Владивосток

   На дивизию линейных кораблей возлагалось дальнее прикрытие минно-заградительной операции проводимой силами мобилизованных заградителей на подступах к Владивостоку. Практически это охранение сводилось к выдвижению линейных кораблей на 100 миль к юго-юго-востоку от острова Русский на все время, пока минные заградители будут выполнять свои работы, причем, в случае появления неприятеля, на дивизию возлагалась обязанность не допускать его до кромки минных заграждений. Если же это были бы главные силы противника, то дивизия должна была отступать к кромке минных полей, стараясь своим маневрированием выиграть как можно больше времени. По окончании работ заградителей и минной дивизии дивизия линейных кораблей уходит в пролив Босфор восточный, где становится по специальной диспозиции, принимая все меры охранения и находясь в полной готовности к немедленному выходу на позицию. При этом предполагается, что 1-я бригада выходит для прикрытия западного фланга позиции, а 2-я бригада восточного. Флагман остается в резерве. При наступлении противника на позицию бригада заблаговременно выходит к намеченным рубежам маневрирования и, находясь позади минного заграждения, принимает решительный бой. После выполнения мероприятий по обеспечению обороноспособности крепости Владивосток, дивизию линейных кораблей планировалось использовать, кроме целей обороны крепости, для дальнего прикрытия наступательных минно-заградительных операций и активных действий крейсерско-миноносных сил. В случае стремления высадить на подступах к Владивостоку неприятельский десант предполагалось использовать всю дивизию в ходе совместной операции сил флота по уничтожению десантных транспортов, согласно отдельного плана.
   На 1-ю бригаду крейсеров и лидер минной дивизии, как на самые быстроходные крейсера, в период выполнения минно-заградительной операции на подступах к Владивостоку возлагалось развертывание разведочной завесы на удалении 200-250 миль к югу и к юго-востоку от острова Русский и поддержание там возможно большей бдительности, дабы заблаговременно обнаружить противника. Основной задачей разведочной завесы крейсеров являлось обнаружение главных сил противника. Однако задача эта являлась чрезвычайно трудной, особенно имея в виду, что сначала могли появиться броненосные крейсера. Крейсерам вменялось в обязанность не допустить легкие крейсера и миноносцы неприятеля в район работы минных заградителей, не отвлекаясь, однако, от своей основной задачи; что же касается броненосных крейсеров, противника, то бригаде вменялось в обязанность по возможности путем маневрирования и боя на больших дистанциях затруднить их продвижение, не принимая здесь решительного столкновения; наконец, в случае невозможности удержаться на линии завесы, а также в случае появления главных сил противника крейсера должны медленно отходить навстречу дивизии линейных кораблей и 3-й бригаде крейсеров, не теряя связи с неприятелем. В случае наступления последнего к позиции бригаде вменялось в обязанность, перейдя в районы безопасного маневрирования под защиту береговых батарей, совместно с главными силами флота принять решительный бой с противником. В течение всей разведывательной операции крейсера должны были находиться в самой тесной связи с командованием, главными силами флота, а также с фланговыми наблюдательными постами. После выполнения минно-заградительной операции крейсера планировали использовать раздельно для выполнения набеговых операций и активных минных постановок в прилегающих к Японии водах, с каковой целью полежали формированию 4 маневренных группы:
   Крейсера "Светлана" и 4-й ДЭМ - должны были, используя в качестве пунктов базирования Корсаков пост и Николаевск, проводить активные минные постановки на подходах к крупным портам острова Хоккайдо, действуя согласно призовому праву в отношении нейтральных судов, имеющих на борту военную контрабанду, уничтожать британские и японские торговые суда, а также японские каботажные и рыболовные суда. В случае встречи с военными судами противника предполагалось, используя преимущество в ходе в случае своего огневого превосходства уничтожать противника, либо отходить в случае превосходства противника. Порядок действий в случае встречи с линейным крейсером "Конго" изложен в приказе командующего флота "О действиях крейсерско-миноносных сил в особых ситуациях".
   Крейсера "Рюрик", "Адмирал Нахимов", "Адмирал Корнилов" и 1-й, 2-й, 3-й ДЭМ соответственно, планировалось использовать у западного побережья Японии (о-ва Кюсю, Хонсю); на ближних подступах, и непосредственно в самом Цусимском проливе; вдоль восточного побережья Кореи - с целью постановки наступательных минных заграждений и минных банок на подходах к крупным портам и военно-морским базам, а также в районах интенсивного судоходства и рыболовства. Помимо осуществления поисковых и набеговых операций, крейсера должны были действовать согласно призовому праву в отношении нейтральных судов имеющих на борту военную контрабанду, уничтожать британские и японские торговые суда, а также японские каботажные и рыболовные суда. В случае встречи с военными судами противника предполагалось, используя преимущество в ходе в случае своего огневого превосходства уничтожать противника либо отходить в случае превосходства противника.
   На 2-ю бригаду крейсеров возлагались достаточно ограниченные задачи. Так ей вменялась обязанность во взаимодействии с дивизией линейных кораблей выдвинуться к югу от острова Русский, и, перейдя в подчинение командира дивизии линкоров, оказывать им содействие, в том числе отражая атаки минных сил противника. При необходимости по плану командующего флотом не исключалось использование бригады для выполнения постановок минных банок на подходах к острову Русский. По окончании минно-заградительной операции на бригаду возлагалась задача проведения разведки на удаление до 100 миль от острова Русский, выполнение минно-заградительных операций, в том числе наступательных на больших удалениях от крепости, охрана подступов к крепости от действий крейсерско-миноносных сил противника. В случае стремления высадить на подступах к Владивостоку неприятельский десант предполагалось использовать крейсера совместно с линейными кораблями в ходе совместной операции сил флота по уничтожению десантных транспортов, согласно отдельного плана.
   На 3-ю бригаду крейсеров возлагались также достаточно ограниченные задачи. Так ей вменялась обязанность во взаимодействии с дивизией линейных кораблей выдвинуться к югу от острова Русский, и, перейдя в подчинение командира дивизии линкоров оказывать им содействие, в том числе отражая атаки минных сил противника. При необходимости по плану командующего флотом не исключалось использование бригады для выполнения постановок минных банок на подходах к острову Русский. По окончании минно-заградительной операции бригаду предполагалось использовать для охраны подступов к крепости от действий крейсерско-миноносных сил противника и противостояние совместно с дивизией линкоров главным силам противника, для дальнего прикрытия наступательных минно-заградительных операций и активных действий крейсерско-миноносных сил. В случае стремления высадить на подступах к Владивостоку неприятельский десант предполагалось использовать крейсера совместно с линейными кораблями в ходе совместной операции сил флота по уничтожению десантных транспортов, согласно отдельного плана.
   На минную дивизию возлагались следующие задачи: несение дозорной службы, сопровождение линейных кораблей, крейсеров и минных заградителей, выполнение отдельных минных постановок в прибрежных водах. В зависимости от образа действий противника, на дивизию могла быть возложена задача атаковать неприятеля ночью торпедами при подходе его к крепости. Кроме того, во время самого сражения на подступах к Владивостоку дивизия, смотря по обстоятельствам, должна была быть использована для противодействия миноносцам противника, для обстрела и уничтожения его тралящего каравана и для других целей. Кроме того, для активных действий против неприятеля совместно со своими крейсерами планировалось выделить 1-4 -е дивизионы эсминцев. 8-й дивизион эсминцев предполагалось в случае необходимости перевести в Корсаков пост, с целью обеспечения постановки вспомогательными заградителями минных заграждений в б. Анива и на подходах к м.Крильон и Анива. После чего дивизиону ставилась задача по несению дозорной службы в Лаперузовом проливе.
   Бригада заградителей формировалась по мобилизации и состояла из вспомогательных судов флота оборудованных минными рельсами для постановки минных заграждений. На бригаду ставилась задача постановки оборонительных минных заграждений на подходах к Владивостоку, Николаевску, Корсакову посту.
   На бригаду подводных лодок возлагалась задача прикрытия минно-заградительной операции, скрытная постановка минных банок на входных фарватерах японских военно-морских баз, ведение разведки на подступах к ним, поиск и уничтожение неприятельских военных судов.
   На отряд пограничных судов в случае мобилизации возлагалась задача принять на борт и установить артиллерию, минные аппараты, запасы и укомплектоваться. После чего уже вспомогательные крейсера подлежали посылке в океан для действий согласно призовому праву в отношении нейтральных судов имеющих на борту военную контрабанду, уничтожения британских и японских торговых судов, а также японских каботажных и рыболовных судов на торговых путях, а также в прибрежных водах Японии.
   На службу связи флота возлагалась задача по перехвату и дешифровании переговоров Японского и Британского флотов с целью анализа, выявления закономерностей и прогнозирования выходов в море и проведения последними наступательных операций.
  

Порт-Артур

   На бригаду береговой обороны возлагались следующие задачи: оборона морской крепости Порт-Артур во взаимодействии с береговыми батареями и крейсерами и минной бригадой. Оказание артиллерийской поддержки своим военно-сухопутным силам на флангах Цзинчжоуской укрепленной линии. Пресечение попыток неприятельских сил высадить десанты непосредственно на территории Квантунского полуострова.
   На бригаду крейсеров возлагались достаточно ограниченные задачи. Так ей вменялась обязанность во взаимодействии с бригадой береговой обороны прикрыть проведение силами вспомогательных минных заградителей и минной бригады проведение оборонительных минных постановок. Далее планировалось силами бригады в сопровождении эсминцев поставить наступательные минные заграждения в устье р. Ялу и у Бицзыво. После чего планировалось использовать крейсера для охраны подстпов к крепости, обеспечения развертывания и возвращения легких сил и при необходимости проведения минных постановок. Из состава бригады крейсеров и минной бригады формировалась быстроходная маневренная группа в составе крейсера "Боярин" и 9 ДЭМ для выполнения разведки, наступательных заградительных операций и поисковых операций.
   На минную бригаду возлагались следующие задачи: несение дозорной службы, сопровождение крейсеров и броненосцев береговой обороны, выполнение как оборонительных, так и наступательных отдельных минных постановок. В зависимости от образа действий противника, на бригаду могла быть возложена задача атаковать неприятеля ночью торпедами при его подходе к крепости. Кроме того, во время самого сражения на подступах к Порт-Артуру бригада, смотря по обстоятельствам, должна была быть использована для противодействия миноносцам противника, для обстрела и уничтожения его тралящего каравана и для других целей. Кроме того, для активных действий против неприятеля совместно с быстроходным крейсером "Боярин" планировалось выделить 9-й дивизион эсминцев.
   На дивизион подводных лодок возлагалась задача обороны крепости путем проведения минных атак против военных и транспортных судов противника. Не исключалось и использование подводных лодок в наступательных действиях, но с целью сохранения ограниченного моторесурса предполагалось буксировать лодки миноносцами к районам проведения атак.
   Германские военно-морские силы на Дальнем Востоке
   Согласно русско-германским морским соглашениям в случае угрозы начала военных действий предполагался переход германских сил под оперативный контроль командующего Тихоокеанским флотом. При этом для пришедших в 1913 году на русский Дальний восток 5 линкоров-додредноутов типа "Брауншвейг" была подготовлена для стоянки б.Уллисс. Использовать линкоры предполагалось в качестве 3-й бригады эскадры линейных кораблей. Крейсерская же эскадра оставалась в Циндао, так как в случае угрозы возникновения боевых действий, крейсера предстояло использовать против вражеских коммуникаций. Для обеспечения бесперебойной связи и управления командующему флота, командирам дивизии и бригад линейных кораблей и броненосных крейсеров, командирам бригад крейсеров и дивизионов миноносцев командируются офицеры германского флота в качестве офицеров связи. Русские офицеры связи командируются в штабы командующего германской эскадры и на все линкоры и крейсера. В случае возникновения угрозы военных действий русско-германские силы на Дальнем Востоке переходят на использования специального шифра "Ост".

Заключение

  
   Планы стратегического развертывания и использования Тихоокеанского флота опирались, прежде всего, на опыт победоносной русско-японской войны и предусматривали в целом активный образ действий. Формулируя задачи флота, морской генеральный штаб особо указывал, что главной задачей является принуждение Японии к миру на условии статуса кво. Тем не менее, следует отметить, что в рамках плана предусматривались достаточно жесткие блокадные действия сил Тихоокеанского флота и германских сил на Дальнем востоке, ставящие себе целью провоцирование голода и беспорядков в японской метрополии. Опорой же для операций русско-германских сил становилась морская крепость Владивосток, в укрепление которой были вложены за прошедшие с момента окончании русско-японской войны 10 лет, колоссальные средства. Достаточно сказать, что именно на острове Русский была установлена единственная на тот момент в России 14" береговая батарея. Кроме того, фланги крепости были усилены 12" башенными батареями. Получила развитие и гидроавиция. Так к концу 1913 года была создана гидроавиастанция под Владивостоком.
   В заключение стоит добавить, что, несмотря на устарелость кораблей, уровень боеготовности продолжал оставаться традиционно очень высоким. Так Тихоокеанцы наравне с Черноморцами, смогли освоить эскадренную стрельбу на большие дистанции с управлением огнем бригады с одного корабля. Начиная с 1906 года, на флоте практиковалось круглогодичное плавание. К сожалению, основные усилия по наращиванию сил флота были направлены на Балтику и Черное море. Тем не менее, за 2-3 года перед войной, в состав ТОФа вошли 1 линейный крейсер, 4 крейсера, 14 быстроходных эсминцев и 6 подводных лодок. Что и позволило к началу войны спланировать и потом и провести серию наступательных операций.
  

XII. План операции морских сил Северного Ледовитого океана на случай европейской войны 1914 года.

  
   В 1912 году Император утвердил планы морского министерства по укреплению Русского Севера, особенно памятуя о том, что в ходе Крымской войны Англо-Француские морские силы нанесли серию ударов по Русским окраинам. К вопросу подошли в целом достаточно комплексно. В течении лета и осени была проведена разведка предполагаемой линии железной дороги Архангельск-Мурманск. К строительству Форта "Северный" приступили летом 1913 года, и в течении лета осени 1913 года забетонировали основания для 10" орудий. Для 6" орудий были построены древоземельные основания. В 3 км от огневых позиций в кратчайший срок были собраны из привезенных из Архангельска материалов деревянные казармы и бытовые постройки. К установке орудий и укомплектованию батарей приступили весной 1914 года. Первая стрельба проведена 1 июня 1914 года. Сосредоточение кораблей производили по мере их готовности. "Полтава" и "Севастополь" в сопровождении крейсеров и дивизиона миноносцев пришли в Романов-на-Мурмане в апреле 1914 года.
   1 мая 1914 года по докладу морского министра был утвержден Императором "план операций Флотилии Северного Ледовитого океана на случай европейской войны 1914 года".
   Сущность плана 1914 года сводится к следующему:
  

Общие соображения, вытекающие из военно-политической и стратегической обстановки.

   План исходит из того, что Россия связана военным союзом с Гермнией по соглашениям 1913 года. Из чего следует, что в случае согласованного с Россией начала военных действий Германией против Антанты, либо нападения Антанты на Германию, Россия ей окажет любую военную помощь силами армии и флота, равно и в случае начала военных действий со стороны Росии или в случае нападения на нее, Германия окажет ей военную помощь в полном объеме. При планировании операций на Русском севере стоило учитывать, что второстепенные государства, граничащие с Россией на Севере -- Швеция и Норвегия, учитываются склоняющимися на сторону врагов России.
  

Состав сил.

   Планом 1914 года учитываются следующие силы, организованные в тактические соединения:
   Отдельная бригада:
   "Полтава", "Севастополь", "Паллада", "Диана", "Амур".
   Дивизион миноносцев:
   "Лейтенант Бураков", "Искусный", "Исполнительный", "Видный", "Грозный", "Громкий", "Громящий".
   Дивизион тральщиков
   Отряд вспомогательных судов.
   Форт "Северный"
   Укрепление Архангельск (Военное ведомство)
  
   МГШ, исходя из исторического опыта Крымской и Русско-Японской войн, разработал к весне 1914 года план операций флотилии. Планом предполагалось:
   - организовать оборону Романова-на Мурмане и Архангельска от набегов морских сил Антанты.
   - обеспечить защиту рыбопромышленных и зверопромышленных судов и факторий от норвежских хищников, как в мирное, так и военное время.
   В случае вступления в войну Норвегии на стоороне Антанты предполаголось проведение активных операций по установлению контроля над Шпицбергеном, уничтожению силами крейсеров и миноносцев в прикрытии линейных кораблей каботажного судоходста и рыболовства, постановка минных заграждений в районах интенсивного судоходства, уничтожение сил Норвежского флота.
   В случае же соблюдения Норвегией нейтралитета предполагалось ограничить операции флотилии поисковыми операциями силами бригады крейсеров по выявлению и уничтожению военной контрабанды.

Задачами отдельных частей флота являлись.

   На линейные корабли в случае угрозы военных действий возлагалось осуществление прикрытия постановки мин на подходах к Архангельску и Коле. После постановки оборонительных заграждений на линейные корабли возлагалось, прежде всего, обеспечение дальнего прикрытия крейсерско-миноносных сил во время проведения последними поисковых операций. Вступление в бой линейных кораблей предполагалось в ходе защиты Архангельска и Кольского залива во взаимодействии с береговыми батареями. Кроме того, на усмотрение командующего флотилии было предложено на лето усиливать оборону в Архангельске с целью защиты последнего от набегов сил Антанты. В заключении стоит добавить, что в случае вступления Норвегии в войну на стороне Антанты линейным кораблям ставилась задача по уничтожению ядра Норвежского флота. Местом постоянной стоянки определялся Кольский залив.
   На крейсера возлагалась задача по нарушению неприятельских коммуникаций и борьба с военной контрабандой в водах прилегающих к Норвегии. В случае же вступления в войну Норвегии на крейсера возлагалось проведение операций по уничтожению рыбопромысловых судов и каботажного судоходства на удалении до 600-800 миль к западу от Колы и постановка активных минных заграждений.
   На минный дивизион возлагались следующие задачи: несение дозорной службы на подходах к Кольскому заливу, сопровождение линкоров и крейсеров, выполнение задачи по обновлению позиции у входа в Кольский залив. В случае проведения противником набеговой операции, на дивизион могла быть возложена задача атаковать неприятеля ночью при его подходе к позиции или если он станет где-либо к западу или к востоку от последней. Кроме того, в случае проведения операций по уничтожению судоходства в норвежских водах предполагалось использовать миноносцы на удалении 200-250 миль к западу от Кольского залива.
  

Заключение

   В общем можно сделать вывод о том, что задачи флотилии были, в основном, оборонительными. В случае же проведения наступательных операций силы флотилии предполагалось использовать, прежде всего, с целью нарушения неприятельского судоходства и рыболовства и борьбы с военной контрабандой.
  
  

ХIII. Закон "О флоте", утвержденный регентом 1 мая 1907 года.

  
   Вскоре после создания МГШ морской министр И.Лихачев в служебной записке от 18 сентября 1905 года, адресованной НМГШ капитану 1 ранга Брусилову, распорядился рассмотреть возможность создания законодательного акта, которым бы устанавливались количественный и качественный состав флотов, порядок выделения средств на новое судостроение, сроки службы кораблей в составе флота и порядок их замены.
   Работа над законом "О флоте" продолжалась более двух лет. Главный постулат, который был положен в основу работы - "Строить не отдельными кораблями, но сразу целый тактический организм -- оперативную эскадру" (8 линейных кораблей, 4 броненосных крейсера, 9 легких крейсеров (один из них лидер для ЭМ), 36 эскадренных миноносцев). Первоначально предполагалось иметь единый типовой вариант эскадры для всех флотов, но к весне 1907 года специалисты МГШ посчитали возможным изменить этот принцип для Черноморского флота. Итогом работы стал разработанный морским генеральным штабом "закон о флоте", который являлся попыткой воспроизвести в России такой же порядок, какой был в отношении судостроения в Германии. Опыт проведения судостроительных программ, неустойчивость принимаемых решений, шаткость точек зрения на флот и пр. были достаточно убедительны, чтобы введением "закона о флоте" положить этому предел, обязав законодательные учреждения, раз утвердив программу на много лет вперед, затем считать кредиты забронированными. Проект закона о флоте устанавливал определенный состав флота по годам, с указанием сроков закладки новых кораблей равно и порядок замены устаревших судов.
   Общий срок службы судов с момента закладки устанавливался следующий:
   Линейные корабли - 25 лет (из них в резерве 7 лет).
   Броненосные крейсера - 25 лет (из них в резерве 7 лет).
   Крейсера - 20 лет (из них в резерве 5 лет).
   Эскадренные миноносцы - 20 лет (из них в резерве 5 лет).
   Подводные лодки - 15 лет (из них в резерве 3 года).
   В целом МГШ полагал следующий состав Российского Императорского Флота: 3 оперативных эскадры в составе Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов, и резервную эскадру в составе Балтийского флота, в которую перечислялись устаревшие корабли. При составлении Закона специалисты МГШ учитывали также фактическое состояние дел. Так линейные корабли Тихоокеанского флота начинали подлежать выводу в резерв, начиная с 1915 года, не ранее. Согласно Закона, устанавливалось количество линейных кораблей и броненосных крейсеров, крейсеров и эсминцев в составе активного флота.
   Общее количество должно было составить - 24 ЛК, 8 ЛинКр, 27 КР, 108 ЭМ.
   Проект закона был внесен на обсуждение СГО 28 ноября 1906 года, что вызвало в очередной раз возражения со стороны председателя и представителей военного ведомства, особо не вникнувших в суть предложений морского ведомства. В итоге проект "Закона о флоте" был внесен морским министром на обсуждение совета министров. В целом предложения морского ведомства были встречены положительно, при внесении ряда незначительных поправок. После чего 22 января законопроект был вновь внесен на обсуждение СГО. Ознакомившись с журналом заседаний СГО, регент распорядился доработать законопроект, согласившись, в целом, с основными идеями, предложенными морским ведомством. 28 марта законопроект был вновь внесен для рассмотрения советом министров, который одобрил системный подход морского ведомства к вопросам реформирования флота и рекомендовал законопроект принять. 1 мая 1907 именным высочайшим указом был введен в действие "Закон о Флоте".

XIV. "Судостроительные программы 1906-1914 гг."

  
   К осени 1906 года Морским Генеральным штабом, после согласования морским министром с государственным контроллером и министром финансов была подготовлена программа "Нового судостроения" на ближайший период. Стоит отметить, что впоследствии программы, принятые в течении 1907-1908 гг. получили название "Малой судостроительной программы". 26-го ноября программа была поставлена на обсуждение совета государственной обороны. В заседании имели место крупные разногласия. В частности, по поводу того, какой России нужен флот, сухопутные члены совещания указывали, что он должен быть преимущественно минный, морские же доказывали целесообразность линейного. Со стороны морского ведомства присутствовали морской министр адмирал Лихачев, начальник МГШ контр-адмирал Брусилов, командующий Балтийским флотом вице-адмирал Е.И.В. великий князь Александр Михайлович, командующий Тихоокеанского флота вице-адмирал Чухнин, командующий Черноморского флота вице-адмирал Иессен. Доклад по Программе производил НМГШ, который заявил, что главной целью программы нового судостроения является, прежде всего, создание в кратчайший срок на Балтике боеспособной бригады новейших линейных кораблей, обеспечиваемых должным количеством крейсерско-миноносных сил. При этом необходимый состав эскадры подкреплялся расчетами МГШ. Кроме этого согласно планируемой программе полагалось усилить минные силы на Тихоокеанском и Черноморском флотах.
   Выглядело это следующим образом: Для Балтийского флота предполагалось заложить 4 линейных корабля-дредноута, которые бы образовали бригаду, 2 крейсера, 8 турбинных эскадренных миноносцев, 2 подводных лодки, 16 тральщиков. Для Черноморского флота предполагалось построить 4 турбинных эскадренных миноносцев. Тихоокеанский флот предполагалось пополнить, построив 8 турбинных эскадренных миноносцев. Общая стоимость программы должна была составить 80 миллионов 345 тысяч рублей из расчета на 5 лет. Первые 4 года планировалось выделять по 18 миллионов рублей. В течении пятого финансового года подлежало выделению 8 миллионов 345 тысяч рублей. Отдельно следует заметить, что, несмотря на предложения о строительстве подводных лодок, в МГШ пришли к мнению о необходимости первоначально отработать конструкцию и тип ПЛ. С этой целью финансировалось строительство 2 опытных подводных лодок (средней и малой). Следует также отметить, что именно в это время для обеспечения бесперебойного выполнения будущих программ судостроения, с начала 1906 года комиссией Морского ведомства, куда вошли представители МГШ, МТК и ГМШ был исследовано состояние наиболее важных для осуществления программы заводов. По итогам работы комиссии были внесены морским министром в совет государственной обороны предложения о проведении прямых инвестиций Адмиралтейскому судостроительному заводу, Обуховскому и Ижорскому Сталелитейным заводам. Общая сумма предполагаемых инвестиций должна была составить 9 миллионов 300 тысяч рублей. Инвестиции разделялись следующим образом. В Адмиралтейский завод предполагалось вложить 1 миллион 750 тысяч рублей. В Ижорский завод предполагалось инвестировать 5 миллионов 538 тысяч рублей (большую часть суммы предполагалось истратить на реорганизацию броневого производства). В Обуховский инвестировалось 2 миллиона 22 тысячи рублей (прежде всего на реорганизацию производства тяжелых орудий). Совместным решением Минфина и морведа указанные финансовые средства выделялись ежегодно соответственно в 1907, 1908, 1909 годах. Кроме того, морское ведомство запрашивало дополнительные средства на текущие расходы по восстановлению боевой готовности флотов. Анализ МГШ текущего состояния боевых судов флота, проведенный в первой половине 1906 года и отраженный в докладе морского ведомства на высочайшее имя 22 сентября 1906 был неутешителен. Множество кораблей Тихоокеанского флота имели боевые повреждения, полученные в ходе сражений РЯВ и наскоро исправленные. Сильно изношены механизмы. Требуют частичной замены стволы орудий главного калибра. Необходимо обновление боекомплектов и доведение их до штатов. С судов же Балтийского и Черноморского флота было снято множество орудий и отправлено на Дальний Восток. По мнению МГШ следовало выделить целевым способом средства для приведения сил флота в нормальное состояние.
   Суть предложений МГШ была следующей. Принимается пятилетняя программа финансирования ремонта судов основных классов. Общая смета определялась как 27 миллионов 330 тысяч рублей. Согласно этой программы планировалось:

На Балтийском море:

   Линейные корабли "Полтава", "Севастополь": выполнить поочередно капитальный ремонт с заменой котлов, частично перевооружить.
   Крейсера "Диана", "Паллада": выполнить поочередно капитальный ремонт, модернизацию и довооружить.
   ББО "Адмирал Ушаков", "Адмирал Синявин", "Генерал-адмирал Апраксин": выполнить поочередно капитальный ремонт с заменой котлов, частично перевооружить.

На Черном море:

   Линейные корабли "Пантелеймон" и "Три Святителя" модернизировать с учетом опыта РЯВ в ходе очередных ремонтов.
   ББО "Георгий Победоносец", "Чесма" "Синоп": демонтировать орудия главного калибра, выполнить ремонт с заменой котлов, и сдать на хранение в порт до особого распоряжения.
   Крейсера "Кагул", "Очаков": довооружить.
   Крейсер "Варяг": капитально отремонтировать и переоснастить турбинами, и новыми котлами.

На Тихом океане:

   Линейные корабли "Ретвизан", "Цесаревич", "Суворов", "ИА3", "Бородино", "Орел", "Слава": выполнить поочередно, без вывода из строя боевого ядра, ремонт с устранением боевых повреждений, установкой экономайзеров на котлы, выполнением частичной модернизации, выражающейся в демонтаже ряда верхних конструкций и перевооружением. Проект модернизации был разработан в 1906 году бывшим инженером "Орла" Костенко.
   Броненосные крейсера "Баян", "Пересвет", "Победа": выполнить поочередно капитальный ремонт.
   Броненосные крейсера "Россия", "Громобой": выполнить капитальный ремонт и и перевооружить.
   Крейсера "Богатырь", "Олег", "Аскольд", "Изумруд", "Жемчуг", "Новик": выполнить поочередно капитальный ремонт.
   Кроме того, по опыту Русско-Японской войны офицеры минных сил весной 1906 года высткпили с предложением об усилении вооружения строящихся и находящихся в строю эскадренных миноносцев. Так начальник дальневосточной минной дивизии контр-адмирал фон Эссен подал товарищу морского министра "Записку по ар-тиллерийскому и минному вооружению дивизии эскадренных миноносцев" Н.О. Эссен высказывал 12 главнейших требований, которым должны удовлетворять артилле-рия кораблей. Из них первым значилось применение непременно единого калибра, как обеспечивающего, согласно новым взглядам флота, наивысшую эффектив-ность управления артиллерийским огнем. Наиболее правильным и быстрым решением адмиралу представлялось усиление вооружения эсминцев установкой 88 мм пушек Круппа. В итоге обсуждения вопроса было принято решение об усиление артиллерийского вооружения достраивающихся миноносцев, заменив 75 мм орудия на 88 мм орудия длинной ствола 45 калибров. На всех же действующих эсминцах 15" торпедные аппараты заменены на 18". Артиллерия кораблей приведена к единому стандарту в 3 75 мм пушки. Позднее вооружение на эсминцах водоизмещением более 500 тонн было так же принято решение усилить путем замены имеемой на кораблях артиллерии на 2  120 мм орудия.
   В заключении стоит заметить, что вопрос финансирования "Нового судостроения" и восстановления боеготовности был согласован с советом министров и обрел силу закона 16 мая 1907 года после доклада председателя СГО великого князя Николая Николаевича регенту. Последний подписал именной высочайший указ "Об ассигновании средств на усиление флота и восстановления боеспособности кораблей" о чем морской министр был немедленно уведомлен. К выполнению программы приступили немедленно.
   В период до осени 1906 года, было разработано техническое задание на проект нового линейного корабля и определены его важнейшие тактические элементы, однм из важнейших была возможность иметь в бортовом залпе не менее 8 12" орудий и скорость не менее 21 узла. В апреле-мае МТК были рассмотрены 19 эскизных проектов нового линейного корабля. В итоге для строительства был выбран проект инженера Скворцова с рядом дополнений и уточнений. 24 мая 1906 года морской министр подписал распоряжение о разработке технического проекта. Главным калибром линейного корабля должна была стать новая 12" пушка, которую также еще предстояло разработать.
   История же нового тяжелого орудия началась 18 июня 1906 года, когда решением МТК был утвержден первоначальный чертёж 305мм пушки длиной 50 калибров. Масса орудия составляла 47,34 т, масса снаряда (планируемого удлиненного обр.1907) 331,7 кг, заряда - 163 кг, начальная скорость снаряда 900 м/с.
   30 сентября 1906 года морской министр собрал совещание по вопросу о судостроении, на которое были приглашены министр финансов Шипов и государственный контролер Шванебах. Ознакомив собравшихся с вопросом и указав, что "После спуска на воду строящихся линейных кораблей класса "Андрей Первозванный", все постройки придут в такое положение, что надо распускать рабочих, если не дать работ и заказов", он просил решить теперь же вопрос о необходимости немедленной закладки четырех линейных кораблей, что бы построив их в кратчайший срок иметь на балтийском море бригаду кораблей схожих по своим тактическим характеристикам.
   Оба приглашенных министра выразили принципиальное согласие на отпуск необходимых кредитов. Этим была подготовлена почва для поднятия вопроса о новом судостроении, с надеждой на его осуществление.
   В итоге после обращения морского министра к Регенту, последний дал согласие на закладку 4-х дредноутов на Балтике, дав тем самым толчок для вступления России в гонку морских вооружений.
   Заказы распределились следующим образом - два корабля были заказаны Балтийскому, еще два Адмиралтейскому заводам. Договора на строительство были заключены 7 октября 1906 года и не более чем через пару недель на стапелях начались работы. Линейным кораблям были присвоены названия "Петропавловск", "Гангут", "Кронштадт" и "Наварин".
   В рамках выполнения программ, с Невским судомеханическим заводом был заключен договор на строительство 2-х крейсеров-скаутов. Проект турбинного крейсера был разработан корабельным инженером подполковником Гавриловым.
   В качестве прототипа для нового эсминца заводам принявшим участие в конкурсе на их строительство был предложен отработанный тип "Добровольца". Условиями стали замена машин на турбины, введение смешанного отопления котлов, увеличение количества торпедных труб и усиление артиллерийского вооружения. Для новых ЭМ первоначально решением МТК предполагалось использовать 105 мм орудие, длинной ствола 40 калибров. Затем остановились на модернизированном 120 мм/45 орудии. Их серийное производство налаживалось на орудийном заводе в Перми и ОСЗ. Заказы на строительство кораблей для Балтийского флота получили Путиловский завод и завод "Ланге и сын" в Риге. "Наваль" получил заказ на строительство 4-х кораблей для Черноморского флота. Невский судомеханический и Металлический заводы получили заказ на строительство 8 кораблей для Тихоокеанского флота (по 4 на каждом заводе). Условием заказа являлось строительство, доставка во Владивосток, сборка там и проведение испытаний.
   Следует отметить, что самыми недорогими стали корабли постройки Путиловского завода. Чуть дороже были корабли Рижской постройки. Самими дорогими, что и естественно стали эсминцы постройки Невского завода, немного дешевле оказались корабли Металлического завода, доставлявшиеся во Владивосток. Стоимость эсминцев без вооружения составила от 1 миллиона 50 тысяч рублей до 1 миллиона 125 тысяч рублей. Также стоит заметить, что корабли, построенные для Балтийского и Тихоокеанского флотов, имели очень небольшие внешние отличия.
   В заключение следует отметить, что именно в 1907 году было начато проектирование по инициативе командующего Балтийским флотом Е.И.В, великого князя Александра Михайловича нового эскадренного миноносца. После строительства кораблей в ходе Русско-Японской войны на счетах "Добровольного комитета" оставалось несколько миллионов рублей. Часть средств после обращения в прессу было решено истратить на строительство корабля, который бы превосходил по своим характеристикам корабли аналогичного назначения иностранных держав. Были рассмотрен ряд вариантов и в конечном итоге после многочисленных обсуждений и консультаций, был заключен контракт в мае 1908 года с Путиловским заводом. Корабль был заложен в сентябре 1909 года. Согласно ТТЗ, скорость корабля должна была составить 36 узлов. Вооружение 4 120 мм орудия с длиной ствола 45 калибров и 4 двухтрубных 450мм торпедных аппарата с боекомплектом 12 торпед. 8 в трубах и 4 в запасе. Впоследствии в целях исключения перегрузки были ликвидированы запасные торпеды. Корабль, получивший название "Яростный" строился быстрыми темпами. Паротурбинные агрегаты были поставлены Германской фирмой "Вулкан". Эсминец был спущен на воду летом 1910 года и вышел на испытания весной 1911 года. Корабль оказался во многом этапным. По его образцу в 1911 году было начато серийное строительство эсминцев "Большой судостроительной программы".
   Так как "Законом о флоте" предусматривалось формирование оперативной эскадры для Балтийского флота, то 22 августа 1908 года регентом после предварительного обсуждения в СГО и совете министров был утвержден закон "Об ассигновании средств на постройку четырех линейных кораблей для Балтийского флота". Закон предусматривал строительство 4 линейных кораблей. Стоимость программы должна была составить 112 миллионов 500 тысяч рублей в пятилетний срок. Для строительства был утвержден проект Балтийского завода, особенностью которого было применение 12" трехорудийных башен, разработанных специалистами Металлического завода. Регент утвердил предложение морского министерства о присвоении кораблям названий в честь побед русского оружия в прошедшей войне. В сентябре 1908 года были заложены "Цусима" и "Порт-Артур". В мае следующего года были заложены "Дажалет" и "Телин".
   Принципиальное решение о строительстве линейных кораблей для Черноморского флота было принято еще в конце 1907 года. Но согласовать в совете министров вопрос финансирования строительства кораблей для черноморского флота удалось только осенью 1908 года. 19 сентября 1908 года Регент утвердил закон "Об ассигновании средств на строительство линейных кораблей для Черноморского флота". Общая стоимость программы составила 87 миллионов 250 тысяч рублей, которые предполагалось израсходовать в пятилетний срок.
   В течении 1909 года вновь неоднократно подымался морским ведомством вопрос усиления Тихоокеанского флота. Дефицит госбюджета вынуждал отложить решения вопроса о строительстве новых кораблей для Дальнего Востока. В итоге неоднократного обсуждения Регент утвердил 17 апреля 1910 года закон "Об ассигновании средств на усиление Тихоокеанского флота". Было утверждено строительство: 2 броненосных крейсеров, которые отличались огромной дальностью плавания, 3 крейсеров, 9 эскадренных миноносцев типа "Яростный", 9 подводных лодок. Закон предусматривал израсходовать на строительство кораблей для Тихоокеанского флота 81 миллион 450 тысяч рублей в пятилетний срок.
   Информация о предстоящем строительстве для Турции нескольких дредноутов заставила очень быстро задуматься о дальнейшем усилении Черноморского флота. В конечном итоге, в результате длительных обсуждений и согласований 26 мая 1911 года был утвержден закон об "Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота", которым предусматривалось строительство линейного корабля, 9 эсминцев типа "Яростный" и 6 подводных лодок. Закон предусматривал израсходовать на строительство кораблей для Черноморского флота 51 миллион 725 тысяч рублей в пятилетний срок.
   Продолжая целенаправленно реализовывать планы создания оперативной эскадры на Балтийском море, морским ведомством был согласован с советом министров и СГО и 22 января 1912 года, был высочайше утвержден закон "Об ассигновании средств на спешное усиление Балтийского флота". Законом предусматривалось строительство 4 линейных кораблей, 5 крейсеров, 36 эскадренных миноносцев, 12 больших подводных лодок. По закону предусматривалось израсходовать на строительство линейных кораблей, крейсеров, эсминцев и подводных лодок 263 миллиона 350 тысяч рублей в пятилетний срок.
   Осенью 1911 года, МГШ внес на рассмотрение адмиралтейств-совета предложение о спешном строительстве 18 средних подводных лодок среднего класса для усиления Тихоокеанского флота. По мнению МГШ, стоило создать недорогую подводную лодку для операций в акватории Желтого и Японского морей. Предложение было утверждено морским министром и внесено в качестве законопроекта на рассмотрение совета министров и СГО. Дважды Совмин отказывался согласовать законопроект, наконец, 22 марта 1912 года был высочайше утвержден закон "Об ассигновании средств на спешное усиление Тихоокеанского флота". Законом было предусмотрено строительство 18 подводных лодок водоизмещением 400 тонн общей стоимостью 19 миллионов 499 тысяч рублей.
   В последний предвоенный год, учитывая отсутствие современных крейсеров на Черном море и недостаток легких сил на Дальнем Востоке, был высочайше утвержден закон "Об ассигновании средств на спешное усиление Тихоокеанского и Черноморского флотов" 18 августа 1913 года. Законом предусматривалось строительство 2-х крейсеров и 9 эсминцев т. "Яростный". Расходы на их строительство должны были составить 30 миллионов 989 тысяч рублей.
  

ХV. Судостроительная промышленность в период 1906-1914 гг.

  
   В период после окончания Русско-Японской войны правительство уделило большое внимание вопросам развития судостроения в России. Перестраивались и расширялись существующие казенные предприятия. К серьезным вложениям прибегли и частные предприятия, желая получить заказы на строительство военных кораблей.
  
   Адмиралтейский завод
  
   Адмиралтейский завод в то время представ-лял собой судостроительную верфь, расположен-ную на Галерном островке и в Новом адмирал-тействе, и не располагал ни механическими мастерскими, ни оборудованием для изготовления судовых котлов и механизмов. Необходимость рас-ширения и переоборудования завода была обу-словлена особенностями его исторического разви-тия как казенного предприятия и местом расположения. В качестве справки стоит отметить, что с началом железного судостроения главным местом сооружения судов казенными средствами было выбрано Новое адмиралтейство. Специаль-ная комиссия под председательством контр-адми-рала С.А. Воеводского в период с 1858 по 1862 гг. выработала план переустройства Нового адмирал-тейства, к реализации которого приступили в 1863 г. До русско-японской войны на этой верфи пост-роили ряд крупных броненосцев "Император Алек-сандр II", "Гангут", "Полтава", "Сисой Великий", "Ослябя", "Бородино". Сооружения, возведенные тогда на территории Нового адмиралтейства, со-хранялись с незначительными изменениями до на-чала постройки дредноутов. Стапели и судострои-тельные мастерские были совершенно непригодны для постройки новых линкоров, стоянка для дост-ройки судов отсутствовала.
   Вопросами перестройки Нового адмиралтей-ства занималась комиссия под председательством генерал-лейтенанта С.К. Ратника. На реорганиза-цию верфи требовались огромные средства, поэто-му комиссия пришла к выводу, что выгоднее по-степенно перенести судостроение на Галерный островок. Участки земли, занимаемые заводом, предполагалось продать городу, а вырученные деньги употребить на оборудование верфи Галер-ного островка. Предложенный план не осуществил-ся полностью, завод остался на месте, но строи-тельство крупных судов на нем прекратилось. Впоследствии в 1908 г. часть территории Нового адмиралтейства отошла к Санкт-Петербургскому порту.
   Галерный островок расположен ниже Ново-го адмиралтейства и образован двумя рукавами р. Фонтанки, впадающей в этом месте в Неву. С 1828 г. на нем строили клипера и фрегаты. С 1858 г. верфь Галерного островка находилась в административном подчинении Нового адмиралтейства. По предложению комиссии С.А. Воеводского, для начала развития железного судостроения в России на Галерном островке решено было построить пер-вое железное судно с подряда. Первым таким под-рядчиком стал англичанин Митчел, имевший опыт в постройке железных судов. В 1862 г. с ним зак-лючили контракт на постройку броненосной бата-реи "Не тронь меня". Затем с подряда построили еще ряд судов: монитор "Смерч", броненосный фрегат "Князь Пожарский", канонерские лодки "Чародейка" и "Русалка".
   С началом постройки первого русского бро-неносца "Петр Великий" строительство судов с подряда на Галерном островке прекратилось. С 1881 г. верфь Галерного островка перешла в аренду Франко-Русского завода (бывш. завода Берда), строившего судовые механизмы и котлы. За время аренды, продолжавшейся десять лет, были сооружены такие крупные корабли, как бро-неносцы "Император Николай I" и "Наварин". После возвращения Галерного островка в казну на нем соорудили первый большой камен-ный эллинг для строительства крупных броненос-цев. Здесь один за другим были спущены на воду эскадренные броненосцы "Петропавловск", "Севастополь", "Орел", а также крейсера "Диана" и "Паллада", достроен броненосец "Бородино", спущенный на воду в Новом адмиралтействе. В течении 1901-1906 гг. на территории Галерного ос-тровка был сооружен второй каменный эллинг.
   В 1903 году на территории Галерного островка выросло административное здание, которое не по-зволяло удлинить эллинг и мешало постройке но-вой судостроительной мастерской.
   В целом территория верфи была застроена бессистемно, мастерские и другие сооружения рас-полагались относительно эллингов неудобно и не обеспечивали поступательного движения судостро-ительных материалов в процессе их обработки в направлении от складов к стапелям.
   При достройке броненосца "Бородино" осо-бенно остро сказалось отсутствие достроенного бассейна, заставившее держать корабль у конца дамбы непосредственно на Неве. Но, несмотря на нерациональное расположение обрабатывающих цехов и устаревшее оборудование, стоимость од-ного пуда корпуса судна на верфи Галерного ост-ровка примерно равнялась стоимости пуда амери-канских броненосцев (12,45 руб.). В пе-риод подготовки к походу 2-й Тихоокеанской эс-кадры, когда верфь работала наиболее интенсивно, количество рабочих на Галерном островке до-стигало 3000 человек.
   В течении 1906 года был разобран закрытый деревянный эллинг и перестроен в открытый. Эллинг был удлинен на 30 метров и установлено 4 новых 12 тонных крана. На этом эллинге осенью 1906 года был заложен линейный корабль "Петропавловск". После спуска на воду "Андрея Первозванного" был проведен ряд работ и на каменном эллинге, по части улучшения кранового оборудования, после чего весной 1907 года там был заложен "Гангут". Таким образом, к моменту закладки линей-ных кораблей "Цусима" и "Дажалет" Галерный ос-тровок представлял собой идеальное место для по-стройки крупных кораблей. Остальное хозяйство завода находилось в довольно беспорядочном состоянии.
   В течении 1907 года была проведена реформа в адми-нистративно-хозяйственном управлении верфей Галерного островка и Нового адмиралтейства. Обе верфи объединили под общим руководством, образовался Адмиралтейский судостроительный завод, куда вошли также судостроительные мас-терские Санкт-Петербургского порта. Начальни-ком завода назначили корабельного инженера П.Е. Черниговского, а главным корабельным ин-женером объединенных верфей -- Д.В. Скворцова, который имел двух помощников. В следующем году Адмиралтейский и Балтийский судостроитель-ные заводы стали иметь общее правление, чле-нами которого одновременно являлись оба на-чальника заводов.
   Вопрос о перепланировке Галерного остро-вка, постройке новой судостроительной мастерс-кой и бассейна для достройки судов неоднократно поднимался П.Е. Черниговским и Д.В. Скворцо-вым перед Морским министерством. Инженерами Н.И. Дмитриевым и В.В. Колпычевым было раз-работано несколько вариантов проекта перестрой-ки верфи. В нем предусматривалось, прежде всего, строительство закрытого бассейна для достройки самых крупных броненосцев и сооружение новой судостроительной мастерской. Для устройства бас-сейна предлагалось углубить и расширить правый рукав Фонтанки, впадающий в Неву, и присоеди-нить к верфи часть территории, находившейся за этим рукавом. Планировалась также установка ше-ститонного крана с вылетом стрелы не менее 18 фут. (5,5 м) для погрузки оборудования и установ-ки броневых плит. По размерам бассейн должен был вмещать одновременно два самых крупных корабля. Предполагалось соорудить через правый рукав Фонтанки плавучий мост и соединить Га-лерный островок железной дорогой с железнодо-рожной веткой Путиловского завода.
   Этот проект переустройства Галерного ост-ровка был представлен в Морское министерство и одобрен Адмиралтейств-советом. Сметная сто-имость всех работ по переустройству верфи состав-ляла 1 млн. 17 тыс. руб. без учета строительства бассейна, моста и крана. В смете предусматрива-лось строительство новой судостроительной мас-терской, мастерской между стапелями и новой ли-тейной, оборудование медно-котельной мастерской и закупка новых станков. В нее была включена постройка здания электростанции и перенесение в него оборудования из Нового адми-ралтейства.
   Реорганизация верфи, начатая в соответ-ствии с проектом в 1907 году закончилась в 1911 году. Эти неотложные меры позволили в 1912 году приступить к сооружению гигантских по тем временам линейных кораблей типа "Измаил". Для их строительства закрытые эллинги в течении 1911-1912 гг. были переоборудованы в отрытые стапели.
   Но Адмиралтейский завод по-прежнему представлял собой чисто судостроительное пред-приятие и не располагал производственной базой для постройки судовых механизмов и котлов. По сложившейся на протяжении десятилетий тради-ции механизмы и котлы для судов, строившихся на Галерном островке в Новом адмиралтействе, изготовлял завод Берда, основанный в 1792 года на Матисовом острове, ограниченном р. Невой и р. Пряжкой. Одновременно завод продолжал изготовлять паровые машины и котлы для двух соседних вер-фей. В 1881 г. завод Берда был приобретен фран-цузским акционерным Обществом Франко-Русских заводов и стал специализироваться на производстве судовых механизмов и котлов. Для строительства кораблей управляющий заводом француз де Буи добился передачи в аренду Галерного островка. К концу срока аренды 60 % акций Франко-Русского завода принадлежало Морскому министерству. Связи завода с верфями еще более упрочились, сло-жилась прочная кооперация судостроительных и машиностроительных предприятий. С 1905 года Фран-ко-Русский завод приступил к освоению выпуска судовых паровых турбин. В 1908 году турбины, пост-роенные им, получили диплом и большую золо-тую медаль на Всемирной выставке в Москве. В 1913 году на Адмиралтейском заводе открылась новая, важная в деле обороны отрасль производства, а именно изготовление башенных установок. Как выяснилось по опыту строительства линейных кораблей на конкурсе проектов и цен на башенные установки для линейных кораблей, частные заводы, пользуясь монополией башенного производства, назначали чрезмерно большие цены. Для избежания такой зависимости Морское министерство решило организовать дело постройки башен на одном из казенных заводов, и для этой цели избран Адмиралтейский завод. Законопроект об отпуске средств на оборудование башенного производства одобрен законодательными учреждениями, и законом 13.07.1913 года ассигновано 7292790 руб. на переоборудование завода. На территории острова Большой Сальный Буян, расположенного рядом с заводом, но выше верфей по течению Невы, было решено построить цеха башенного отдела. Проект разрабатывал Путиловский завод, за полтора года до этого закончивший постройку собственного современного башенного завода и имевший уже значительный опыт в этой области. В основу всех предположений по размерам и оборудованию нового производства на Адмиралтейском заводе была принята возможность одновременного изготовления трехорудийных 16" башен на два корабля, считая по четыре башни на каждом. Подготовленный проект был рассмотрен на Адмиралтейском заводе в конце сентября 1913 года. Проектом предусматривались: сборочная мастерская размерами 138x30 (в свету) х15 м (от пола до нижней точки крана) и котельная 139x22x15 м. Крановое оборудование включало два крана по 100 тонн в нижнем уровне и два крана в 20 и 10 тонн в верхнем уровне в сборочной мастерской, один 30 тонные и два 5 тонные консольных крана в механической, и 30 тонные и 20 тонные мостовые краны в котельной мастерской. В начале января 1914 года начались работы по постройке кессона в строящемся здании башенной мастерской для сборки башен (с исполнением работы к июлю 1914 года). Этот кессон должен был иметь вид круглого колодца с внутренним диаметром 11,8 м и глубиной 8 м. В 1914 году на Большом Сальном Буяне были снесены склады торговых заданий (каменные постройки конца XVIII в.) и начато строительство цехов башенного отдела. Общая площадь застройки составляла более 14 тыс.м2. Таким образом, в ходе технического перевооружения 1912-1914 гг. под потребности крупных морских программ Адмиралтейский судостроительный завод становился передовым многопрофильным предприятием. Хотя и принужденный кооперироваться в таком сложном деле, как строительство линкоров-дредноутов, с другими специализированными предприятиями.
  
   Балтийский завод
  
   Наиболее подготовленным к строительству дредноутов оказался Балтийский завод Морского ведомства. Затраты на его оборудование для пост-ройки новых линкоров в размере около 1 млн. 393,3 тыс. руб. были отне-сены Совещанием по судостроению на его запас-ной капитал. Единовременных ассигнований не предусматривалось. В отличие от Адмиралтейско-го завода, Балтийский имел в своем составе меха-нический отдел и строил как корпуса кораблей, так и паровые котлы и механизмы.
   Основанный в 1856 г. М.Л. Макферсоном и М.Е. Карром, Балтийский завод неоднократно пе-реходил из рук в руки. Вначале он занимал неболь-шой участок между р. Невой и Кожевенной лини-ей Васильевского острова, приобретенный владельцами у купца И.С. Мануйлова. Этот рай-он города назывался Чекуши. Возникнув в период бурного развития парового флота, завод с самого начала стал формироваться как машиностроитель-ное предприятие. Это отражалось в его названии, закрепленном в фирменном знаке: "Балтийский ли-тейный, механический и судостроительный завод Карра и Макферсона в Чекушах". К осени 1857 года на заводе работало 400-500 рабочих, в мастерских имелось "достаточное количество нужных станков и механизмов". После обследования специальной комиссией завод был включен в список предприя-тий, на которые распространялись заказы Морс-кого министерства. Характерно, что первый казен-ный заказ завод получил на паровые машины для строящегося плавучего дока, а не на корабли. Постепенно завод расширялся, разделившись к середине 60-х гг. на две самостоятельные части - корабельную и механическую. На корабельной стороне, расположенной между Невой и Кожевенной линией, строились корпуса судов, а на механической, за Ко-жевенной линией, -- паровые котлы и машины. Такое разделе-ние и специализация сохраня-лись вплоть до 1917 года.
   В 1859-1862 гг. завод пост-роил паровые машины для вин-товых фрегатов "Илья Муро-мец", "Ослябя" и "Пересвет", которые, по признанию газеты "Кронштадский вестник", не уступали лучшим механизмам прославленных английских за-водчиков Пенна и Модслея.
   Вложив большие средства в постройку ряда железных су-дов и сооружение железопрокат-ной мастерской, компаньоны вначале прибегли к ссудам, а за-тем, не имея оборотных средств, в 1872 г. объявили о банкротстве. В мае 1874 года завод был продан английскому акционерному об-ществу и стал называться "Балтийским железоде-лательным и механическим обществом". Одним из акционеров общества был главный инженер анг-лийского флота Э. Рид (1830-1907), видный инже-нер-кораблестроитель, автор известной диаграм-мы статической остойчивости -- диаграммы Рида.
   Затем акции общества были скуплены Мор-ским ведомством, и в 1876 г. на смену старому при-шло новое "Русское акционерное Балтийское же-лезоделательное, судостроительное и механическое общество". Управляющим предпри-ятия стал М.И. Кази, много сделавший для его развития. Но Общество так и не сумело распла-титься с долгами. В 1884 году была назначена спе-циальная ликвидационная комиссия для выработ-ки условий принятия завода в казну, которая проработала в течение 10 лет.
   Период с 1876 по 1894 гг. оказался очень пло-дотворным в деятельности завода. За это время было построено много кораблей, в том числе бро-неносные крейсера "Минин", "Владимир Моно-мах", "Адмирал Нахимов", "Память Азова" и др. Преобразился и сам завод. На его территории по-явились новые мастерские -- чугунолитейная, мед-нолитейная, механическая, медницкая, а также прессовая и молотовая кузницы, деревянное зда-ние для чертежной вместе с плазом. На берегу Невы возвели большой деревянный эллинг, где строил-ся крейсер "Рюрик" водоизмещением 12 000 тонн и длиной 132 м. В 1891 году началась постройка крупнейшего в Европе каменного эллинга длиной более 165 м, ко-торая закончилась в середине 1895 года.
   В 1894 году завод полностью перешел в казну на самостоятельный расчет и стал функциони-ровать на средства, вырученные от казенных за-казов, без дотаций Морского министерства. На-чальником завода был назначен корабельный инженер Ратник, который затем возглавил объединенное правление Балтийского и Адми-ралтейского заводов.
   Балтийский завод в это время по количеству сооружений и оборудования уже входил в пятерку крупнейших предприятий Петербурга (Путиловский, Ижорский, Невский, Обуховский), занимая второе место после Путиловского.
   С 1894 по 1899 гг. на расширение производ-ства и закупку нового оборудования было затра-чено 2 млн. 750 тыс. рублей. Между стапелями возве-ли новую судостроительную мастерскую, построили сталелитейную мастерскую с семью тигельными печами, конвертором и вагранками. У восточного стапеля соорудили электростанцию мощностью мегаватт, расширили площадь меха-нического отдела.
   С 1895 г. завод начал выпуск судовых элект-родвигателей и освоение производства паровых котлов системы Бельвиля, значительно усовершен-ствовав их конструкцию. Первые котлы системы Бельвиля отечественного производства были уста-новлены па крейсере "Россия".
   В период 1901-1905 гг. Балтийский завод по-строил броненосцы "Пересвет", "Победа", "Импе-ратор Александр III", "Князь Суворов" и "Слава". В 1904 г. в большом каменном эллинге был заложен эскадренный броненосец "Император Павел 1", который был спущен на воду весной весной 1907 года. С 1905 по 1914 гг. заводом руководил корабельный инженер генерал-майор П.Ф. Вешкурцев, его ближайшими помощника-ми были главный корабельный инженер Н.Е. Ти-тов и главный инженер по механической части Ф.Я. Поречкин. В 1906 году в связи с предстоящим строительством дредноу-тов Балтийский завод приступил к освоению производства турбин-ных механизмов. Для этого на территории завода возвели большую пристройку к механической ма-стерской с выходом на главный проезд. В при-стройке установили крупные токарные, расточные и строгально-долбежные станки массой до 250 тонн каждый для обработки роторов и корпусов турбин-ных механизмов. Для перемещения деталей турбин с позиции на позицию пристройку оборудовали 60-тонным краном. Завод также приобрел станки для обработки турбинных лопаток. В литейной мастерской спешно сооружалась новая пятитонная мартеновская печь для крупно-габаритных отливок деталей турбин. Много труда вложили в подготовку производства и выпуск первых турбин ведущий металлург завода М.К. Скорчелетти, главный конструктор завода В.Я. Долголенко, инженеры П.Е. Старицын, Т.С. Алексеев, конструктор Л.В. Кузьмичев, мастера С.П. Егоров, М.В. Папа-Федоров и др.
   Полным ходом шла подготовка к закладке линейных кораблей и на корабельной стороне. Для строительства линейных кораблей были использованы большой каменный эллинг, который впоследствии для закладки линейного корабля типа "Измаил", разобрали и переделали в открытый стапель и деревянный эллинг, расположенный непода-леку от каменного, на котором в 1906 году был заложен линейный корабль "Кронштадт". Впоследствии стапель расширили до 33 м и оборудовали поворотными стрелами на металлических колоннах грузоподъ-емностью 10 тонн.
  
   Броневое и орудийное производство (Ижорский, Мариупольский и Обуховский заводы)
  
   Существенную роль в строительстве кораблей флота играли еще два завода -- Ижорский, кото-рому отводилась роль главного поставщика бро-ни, и Обуховский, который поставлял артиллерийские орудия и башенные установки. До 1910 года производством брони занимались оба завода, но Обуховский был еще и главным по-ставщиком артиллерийских орудий всех калибров для армии и флота, а Ижорский строил корабли, паровые машины, изготовлял артиллерийские сна-ряды, якоря, якорь-цепи и многое другое.
   По состоянию производственных мощностей на 1907 год Ижорский завод мог поставлять флоту 2000 тонн, а Обуховский -- 1900 тонн брони в год. Этого было недостаточно для удовлетворения потребно-стей в поставке брони для строительства линейных кораблей, так как по расчетам МТК нужно было довести производство брони минимум до 10 000 тонн в год. Поэтому для поставок брони был привлечен и частный Мариупольский завод.
   Многопрофильная специализация Ижорского и Обуховского заводов Морского ведомства сло-жилась исторически. Ижорский завод возник на ме-сте лесопильни, построенной в 1710 г. А. В. Меншиковым на р. Ижоре и снабжавшей верфи Петербурга судостроительным материалом.
   В 1719 г., когда начальником завода был вице-адмирал К. Крюйс, при лесопильне постро-или мастерские для изготовления галерных яко-рей, дреков, медных обшивочных листов и про-волоки, положившие начало Ижорскому заводу и поселку Колпино. В начале 80-х гг. XVIII в. уже действовало несколько самостоятельных заводов (чугунолитейный, медный, молотовый, якорный, плющильный, лесопильный). Но к концу XVIII в. производство пришло в упадок из-за отсутствия опытных мастеров и частых прорывов плотины на Ижоре.
   В 1803 году по инициативе контр-адмирала A.M. Чичагова приступили к строительству ка-менной плотины и углублению Ижоры, а также к переустройству мастерских по плану директо-ра Александровско-Олонецкого завода Гаскойна, который был затем назначен начальником Ижорского завода.
   В новых мастерских завода стали изготов-ляться все металлические изделия, необходимые для постройки деревянных судов. С 1806 года Ижор-ский завод приступает к выпуску артиллерийс-ких орудий для кораблей, а также станков и плат-форм к ним. Начало машиностроению на заводе положило изготовление в 1810 года пятнадцатисильной паровой машины для землечерпал-ки, работавшей на Ижоре.
   Главное производство по изготовлению бро-ни складывалось в 1856-1872 гг. Тогда под руководством К.И. Шведе и П.И. Зарубина построили первые мастерские для выпуска железа и брони. В то же время завод строил небольшие пароходы и баржи, изготовлял котлы и паровые машины мощ-ностью до 400 л.с.
   Первая броневая железная плита размером 13x13 фут. (3,96 х 3,96 м), толщиной 4,5 дм (114,3 мм) и массой 170 пудов (2,8 т), изготовленная в 1866 г., оказалась при испытаниях гораздо лучше анг-лийской. С этого момента Ижорский завод начал постепенно ориентироваться на производство бро-ни. С 70-х гг. стала изготовляться сталежелезная двухслойная броня -- компаунд. Вскоре, однако, выяснилось, что такая броня расслаивается при попадании снаряда и не обеспечивает надежной защиты корабля.
   В 1893 году была сооружена сталеплавильная мастерская с двумя мартеновскими печами, а в 1896 году -- мастерская для цементирования лицевой по-верхности брони по способу Гарвея с четырьмя пе-чами и четырехтонным прессом для загибки плит. Спустя пять лет Ижорский завод освоил производ-ство хромоникелевой крупповской брони, которая значительно превосходила гарвеевскую по каче-ству и была намного дешевле. В это же время рас-ширился броневой отдел завода. К началу нового столетия производство продукции на Ижорском за-воде в металле возросло до 68 320 тонн. На заводе было занято более 3000 рабочих.
   В период подготовки к русско-японской вой-не судостроительные мастерские завода перешли от постройки барж, землечерпалок и речных паро-ходов к сооружению миноносцев. За это время за-водом было построено 19 кораблей и судов, в том числе миноносцы "Разящий", "Пронзительный", "Поражающий" и др. Часть из них в разобранном виде была отправлена на Дальний Восток.
   С 1 января 1907 года Ижорский завод перешел на новую коммерчерскую систему управления, по-добно Балтийскому и Адмиралтейскому заводам. Морское министерство пыталось расширить бро-невой отдел Ижорского завода и увеличить выпуск брони, но ассигнований из ежегодных смет на это явно не хватало.
   В представлении министерства от 7 марта 1908 года в СГО были намечены организационные и технические мероприятия по обеспечению резкого увеличения выпуска брони. Обуховскому заводу предоставлялась возможность сосредоточить все усилия на производстве круп-нокалиберной артиллерии для новых линкоров дредноутного типа.
   На территории Ижорского завода пред-полагалось построить новый броневой завод и расширить или создать заново другие цеха и про-изводства, необходимые для его нормального фун-кционирования.
   Строительство нового броневого завода включало в себя: постройку зданий бронеотделочной и бронезакалочной мастерских, установку кра-на на 50 тонн, печи на 40 тонн, навесных ковшей, гидравли-ческого пресса мощностью 7500 тонн и т.д.; переоборудование и расширение сталеплавильной мастерской; возведение котельной, водопровода, канализации и отопления для новых зданий; рас-ширение электростанции и создание новой кисло-родно-водородной станции.
   Кроме этого, для транспортировки броневых плит требовалось построить железнодорожный мост через Ижору и проложить четыре версты (4,26 км) железной дороги на территории завода. Пред-ложение Морского министерства было рассмотре-но на заседании Совета Государственной обороны и было принято ввиду предстоящего строительства Черноморских дредноутов.
   Комиссия морского ведомства, освидетельствовавшая в 1907 году завод, отметила, что следующим этапом подготовки завода к постройке линкоров является производство цельнотянутых медных труб для паровых котлов новых линейных кораб-лей. Казенные заводы их не изготовляли, а част-ные не могли поставить достаточного количества в установленные сроки. Поэтому цельнотянутые медные трубы для котлов в основном заказыва-лись в Швеции.
   Выпуск труб на Ижорском заводе был начат еще в 1907 года, на что было ассигновано в том же году 400 тыс. руб. из государственного казначей-ства и 260 тыс. руб. из запасного капитала завода. Комиссия посчитала необходимым ассигновать еще 150 тыс. руб. для завершения строительства и оборудования мастерской по изготовлению цель-нотянутых труб.
   Таким образом, строительство броневого за-вода для производства 10 тыс. тонн брони в год и орга-низация производства цельнотянутых труб на Ижорском заводе обходилась государству более чем в 6 млн. 577 тыс. руб. По представлению Мор-ского министерства, одобренного Советом государственной обороны и Госсоветом, был принят закон, в соот-ветствии с которым требуемая сумма была отпущена государственным казначейством в тече-ние трех лет с 1908 по 1911 гг.
   Все новые мастерские вступили в строй в начале 1912 года. На левом берегу Ижоры у самой воды возвышалась сталеплавильня N 2. Так называли новую мартеновскую мастерскую. Железный мост соединял ее с правым берегом. На левом берегу, но в стороне от реки вытянулись огромные корпу-са бронезакалочной и бронеотделочной мастерс-ких. Среди многочисленного оборудования новой бронезакалочной мастерской обращал на себя вни-мание пресс в 10 тыс. тонн, поставленный в 1911 году. Это был самый мощный пресс в России и второй после крупповского в Европе. Он пред-назначался для загибания бортовой, палубной и ба-шенной брони. Когда пресс работал, приборы сей-смической станции в Риге регистрировали землетрясение в районе Петербурга силой 1-2 бал-ла по шкале Рихтера. Новая бронеотделочная ма-стерская поражала своими размерами. Она зани-мала площадь в 24 тыс. кв.м, а станки, установленные в ней, достигали в длину 12 м. После ввода новых мощностей валовая про-дукция завода за счет производства брони и ко-тельных труб стала быстро увеличиваться: в 1910 году -- на 11,5 млн. руб., а в 1911 году - уже на 19,5 млн. рублей.
   Наиболее неподготовленным к постройке ли-нейных кораблей оказался Обуховский завод. На 1907 год ему предстояло изготовить 32 12" орудий в течение 3 лет для линейных кораблей и запас в количестве 8 стволов, кроме того, в соответ-ствии с решениями Морского министерства, четыре двухорудийных башенных установок для линейных кораблей. Мощности же завода позволяли производить всего лишь 12 12" орудий ежегодно, что было совершенно недостаточно ввиду обширных планов по строительству крупной серии линейных кораблей для Балтийского и Черноморского флотов.
   Обуховский завод, основанный в 1854 году A.M. Обуховым и Н.И. Путило-вым, был единственным предприятием в России, из-готовлявшим крупнокали-берные пушки. Первую 12-фунтовую пушку на этом заводе отлили в 1860 году, которая, как показали ре-зультаты испытаний, оказалась не хуже пушек Круппа, а стоила гораздо дешевле. Завод занимал территорию в 12,8 км от Пе-тербурга на берегу Невы вблизи Николаевской же-лезной дороги. С 1865 года предприятие фактически стало казенным заводом Морского министерства, начальником его был назначен капитан-лейтенант А. А. Колокольцев. С 1872 года Обуховский завод при-ступил к изготовлению крупнокалиберных пушек для броненосцев. Первое дальнобойное 12" ору-дие длиной 30 калибров было изготовлено в 1880 году и экспонировалось на Московской промышленной выставке 1882 году. В этот период завод освоил выпуск артиллерийских снарядов, а в 1891 г. изготовил пер-вую 12" двух орудийную башню для броненосца "Наварин". Спустя восемь лет был оборудован на правом берегу Невы собственный полигон для ис-пытания стрельбой своих орудий. Одновременно за-вод, представлявший собой крупное металлургичес-кое предприятие, выпускал различные крупногабаритные отливки для кораблей (рулевые рамы, штевни, гребные валы, броневые плиты и др.). В 1908 году Обуховский завод изготовлял ору-дия всех калибров для Морского и Военного ве-домств, башенные установки, минные аппараты и самодвижущиеся мины (торпеды), приборы Обри к ним, снаряды, оптические приборы и прицель-ные приспособления, бортовую, палубную и ба-шенную броню, гребные валы и самые разнооб-разные отливки массой до 48 тонн.
   Однако многопрофильность производства, частая смена оборудования, обусловленная быст-рым развитием литейного дела и артиллерийской техники -- все это заставило завод прибегнуть к различного рода ссудам и займам. Как у государ-ственных, так и у частных предприятий и отдель-ных лиц. В итоге завод оказался в крайне тяжелом финансовом положении. На 1 января 1908 года для окончания всех принятых к исполнению заказов и уплаты долгов по закупкам материалов ему необ-ходимо было иметь сумму в размере 6 млн. 463 тыс. руб., а заводская касса была пуста, оборотные сред-ства для продолжения деловой деятельности отсут-ствовали, как и средства для расширения произ-водства 12" орудий и изготовления башенных установок. В тоже время на стапелях стояло 4 линейных корабля и еще 7 планировалось к закладке. Все это требовало экстренных мероприятий, дабы не сорвать выполнение судостроительной программы.
   Для спасения завода от финансового краха 17 марта 1908 года Морское министерство вынесло на обсуждение госсовета и совета государственной обороны представление по поводу ассигнований Обуховскому заводу де-нежных средств из государственного казначейства. В нем говорилось, что "вследствие огромного прогресса артиллерийской техники за последние 15 лет вообще, а в больших орудиях, перешедших за это время с длины 35 ка-либров на 40, с 40 на 45, с 45 на 50 и 52 калибра Обуховскому заводу для удовлетворения потребностей Морского и Воен-но-Сухопутного ведомств приходилось постоянно переоборудоваться и расширяться".
   Все это было связано с огромными затрата-ми на приобретение дорогих станков для обработ-ки орудий. При этом модернизации подвергались заводские производства, связанные с изготовле-нием снарядов к ним. Одновременно Обуховский завод осваивал выпуск брони, оптических прице-лов для полевых пушек. Специальных ассигнова-ний на это из государственного казначейства не было выделено, что и явилось причиной крити-ческого финансового положения, в котором ока-зался завод. Представление Морского министер-ства заканчивалось словами: "Если заводу немедленно не будет оказана финансовая помощь, то он вынужден будет закрыться. Трудно пред-видеть, к каким последствиям привело бы закры-тие единственного завода в России по производ-ству орудий крупного калибра". Особое сопротивление выделению внебюджетных средств оказал великий князь Николай Николаевич - председатель СГО. Но, тем не менее, регент распорядился утвердить ассигнование средств на уплату долгов завода и расширение его производства. Наиболь-шая сумма -- почти 1 млн. 755 тыс. рублей -- была ассигнована на оборудование и расширение в те-чение 1908-1910 гг. пушечного отдела, изготов-лявшего 12" орудия. Для развития этого отдела предполагалось занять по-мещение броневого отдела завода, который, в свою очередь, решили со всем оборудованием пе-редать Ижорскому заводу. Часть этой же суммы выделялась на приобретение нового станочного оборудования мастерской по постройке артил-лерийских башен. Кроме того, на территории за-вода предполагалось возвести новую электро-станцию. СГО также признал необходимым ассиг-новать около 396 тыс. руб. на переоборудование снарядной мастерской, так как количество изго-товлявшихся новых фугасных снарядов было недо-статочным, а частные снарядные заводы заявляли непомерно высокие цены и поставляли снаряды низкого качества. Ожидалось, что при принятии указанных мер выпуск снарядов на Обуховском за-воде увеличится в четыре раза, а цена их значительно понизится. Таким образом, Обуховский завод получал, в общем, значительную сумму -- 2 млн. 478 тыс. руб.
   В 1909-1911 гг. на юге России был построен броневой завод частным "Никополь-Мариупольским горным и металлургическим обществом". Предприятие было оснащено по последнему слову техники и по некоторым параметрам выпускаемых броневых плит даже превосходил Ижорский завод. В 1910 г. Никополь-Мариупольское общество получило первый заказ
   на поставку брони для заложенных в 1910 году крейсеров типа "Дмитрий Донской". Позднее завод получил заказ на поставку брони для "Императора Николая II". В 1913 году завод получил заказ на поставку части брони для линейных кораблей типа "Измаил". Осенью 1913 г., в связи с требованиями флота о принятии усовершенствованного способа скрепления плит стыками друг с другом (шпонки типа "клином внаружу" и "ласточкин хвост" из легированной стали), на заводе приступили к интенсивным работам по дооборудованию. Существовавшие мощности, первоначально рассчитанные на выпуск 5 тыс.тонн цементированной брони в год, были до предела форсированы, что позволило в 1913 г. довести годовую производительность до 7 тыс.тонн. На расширение производства и пополнение станочного парка дополнительными станками для фигурной строжки кромок плит было ассигновано 1000 тыс.рублей. Дооборудование завода закончилось в начале 1915 года. Подвергнутые кардинальному переоборудованию в 1907-1913 гг., русские бронепрокатные заводы по мощности своих технических средств не уступали лучшим иностранным заводам.
   Стоит отметить, что в строительстве кораблей флота принимали участие множество российских государственных и частных предприятий. В частности судостроительную сталь поставляли Кулебакский завод и объединение "Продамет"; башни поставляли Металлический и Путиловский заводы; так же в поставках оборудования принимали участие завод "Г.А.Лесснер", "Дюфлон, Константинович и КR", "Симменс и Шуккерт", "Вольта", "Всеобщая компания электричества", "Гейслера" и "Эриксона", "Сормово", Франко-Русский завод.
  
   Путиловский завод
  
   После утверждения Большой судостроительной программы Акционерное общество Путиловских заводов получило крупный заказ на строительство военных кораблей. Предприятию нужно было построить для Балтийского флота два легких крейсера и одинадцать эскадренных миноносцев.
   Начиная с весны 1909 года правление общества начало скупать прибрежные земли Финского залива, включая и небольшие острова. Здесь было решено построить новую первоклассную верфь взамен небольших стапелей и маломощных судостроительных мастерских, которыми к тому времени располагал Путиловский завод. Проектирование верфи и ее строительство велись с помощью германской фирмы "Блом унд Фосс". Протяженность береговой черты Путиловской верфи составляла более 5 км, она занимала площадь, включая водное пространство, около 30 га. К весне 1912 года на территории верфи было закончено возведение основных сооружений, необходимых для строительства кораблей. Среди наиболее крупных сооружений верфи был открытый эллинг для постройки больших судов. Он имел ширину 80 м и длину 250 м. Специальная металлическая конструкция поддерживала на всем протяжении эллинга семь продольных крановых путей, по которым двигались четырнадцать вращающихся мостовых кранов грузоподъемностью до 8 т каждый. Эти краны могли переходить на любой путь. Эллинг позволял одновременно строить два линейных корабля или четыре легких крейсера. Большая судостроительная мастерская верфи обслуживалась двумя 25 тонными и восемью 10 тонными мостовыми кранами. Целое крыло помещения мастерской занимал склад судостроительной стали, над которым помещался огромный разбивочный плаз площадью 25Х Х140 кв. м. Расположение склада стали, станков, мастерских и конструкция эллинга были разработаны так, что судостроительный материал из склада двигался в процессе обработки от станка к станку вплоть до окончательной установки на строящееся судно, все время в одном и том же продольном направлении от склада к стапелю. Для постройки миноносцев и других судов среднего и малого тоннажа имелась малая судостроительная мастерская с сооруженными перед ней шестью открытыми стапелями. Главной машиностроительной мастерской верфи являлась турбинная мастерская, которая по своим размерам и оборудованию не уступала лучшим подобным мастерским за границей. Котельная, слесарная, электрическая, медницкая, столярная и другие мастерские дополняли оборудование верфи. Производительность последних была рассчитана на ежегодный выпуск полного числа механизмов большого крейсера или дредноута, для одного малого крейсера и для четырех миноносцев. Но не только постройкой судовых корпусов и механизмов занимался завод. "Независимо от вопроса о постройке судостроительной верфи, правление Общества Путиловских озабочено было вопросом, имеющем тесную связь с постройкой военных судов независимо от места их сооружения". Речь шла об изготовлении башенных орудийных установок. После того как в 1896 году Путиловский завод разработал и построил первую в России электрическую башню для броненосца "Генерал-адмирал Апраксин", производство подобной продукции стало одной из его постоянных специализаций. Путиловцы построили башни для броненосцев "Победа", "Кн. Суворов" и "Император Александр III", и для "Рождества Христова". С переходом к постройке линкоров нового типа - завод выполнил комплект двухорудийных башен для "Наварина", трехорудийные башни балтийских дредноутов "Цусима" и "Дажалет" и черноморского "Император Александр I". В начале 1911 г. была заложена новая башенная мастерская, которая полностью была готова к осени следующего, 1912 года. В центральном пролете мастерской, обслуживаемом двумя 80 тонными и двумя 10 тонными кранами, могли собираться одновременно до шести башен. Для проверки башен собранных с нижней трубой, имелся цилиндрический бетонный кессон глубиной 10,7 м и внутренним диаметром 10,7 м. Мастерская была рассчитана на ежегодный выпуск четырех башен для орудий самых крупных калибров. Поскольку на изготовление каждой башни уходило от двух до трех лет, в работе могли находиться от восьми до двенадцати башен одновременно. Летом был получен заказ на 8 башен для линейных кораблей типа "Измаил".
   Детально проработав возможность создания крупнокалиберных морских орудий, на заводе решили создать отдел и для их изготовления. Были изучены все обстоятельства этого дела и проработаны все детали как металлургического, так и механического производства. Мастерская для изготовления орудий тяжелых калибров была спроектирована совместно с имеющей большой опыт в этом деле фирмой "Крупп". Мощность ее была рассчитана на выпуск 24 12", 18 14" или 12 16" орудий ежегодно. Компания "Крупп" обязалась установить все оборудование и пустить орудийный завод в ход, и согласно условиям контракта, несла денежную ответственность за успех дела. К постройке орудийного завода приступили в 1910 году после гарантии от морского ведомства на получения заказа на производство 14" орудий проектируемых кораблей. Таким образом, осуществлявшееся Путиловским заводом расширение производства для нужд военного судостроения позволяло ему строить самые крупные корабли не только с полным машинным оборудованием, но и полным артиллерийским и торпедным вооружением. Ежегодная производительность новой верфи по судостроению рассчитывалась на 10 тыс.тонн "металла в деле", т.е. путиловцы каждый год могли спускать на воду по линкору.
  
   Прибалтийские судостроительные предприятия
  
   Основным из ревельских судостроительных заводов являлось "Русско-Балтийское судостроительное и механическое общество". В 1910 году в Ревеле на основе существовавшего металлообрабатывающего завода было образовано "Русское общество для изготовления снарядов и боеприпасов". В том же году это общество приобрело у города за 100 тыс.руб. участок земли, где сразу же началось строительство судостроительного и механического завода. В середине 1912 года новое производство было выделено из состава существовавшего предприятия, и на его основе создано "Русско-Балтийское судостроительное и механическое общество". Морское министерство поддержало планы создания нового судостроительного предприятия. Эта заинтересованность основывалась на выдвигаемых флотом широкомасштабных морских программах, для успеха которых требовалось создание мощной и современной судостроительной промышленности.
   Товарищ морского министра по этому поводу отмечал, что Морское министерство "имея в виду предстоящее усиленное военное судостроение, находит крайне необходимым всеми мерами способствовать развитию в России частного судостроения, т.к. в возможно более широкой конкуренции отечественных судостроительных заводов видит одно из средств понизить стоимость кораблей и достигнуть уменьшения сроков их изготовления". Первоначальные планы правления нового предприятия относительно состава производства включали два стапеля для линкоров водоизмещением до 35 тыс.тонн и четыре стапеля для эсминцев. Предполагалось создать цех для комплектования строящихся кораблей механизмами. Согласно расчетам, в течение четырех лет новое предприятие могло построить два линкора (или вместо них четыре крейсера по 8000 тонн каждый) и 12 эсминцев.
   Проектируемый завод находился в 5 км от Ревеля, на далеко выдающемся в Финский залив мысе Цигельскоппель (Копле). Местоположение его было выбрано исключительно удачно. Строительство завода велось ускоренными темпами. К маю 1913 г. была закончена постройка подъездных путей к заводу, электростанции, плаза и четырех малых стапелей. В сентябре 1913 года на энергично воздвигаемом заводе была произведена закладка четырех эсминцев класса "Верткий". К середине 1914 году строительство завода находилось в самом разгаре. На площади в 27 га создавалось мощное и богато оборудованное современное судостроительное производство. В ходе постройки завода первоначальные планы были даже превзойдены. При окончательной планировке местности предусмотрели площадку для третьего большого стапеля, на случай дальнейшего расширения завода. Сами стапеля для тяжелых кораблей в ходе строительства были закончены только к середине 1915 года, и позволяли строить на них корпуса линкоров длиной до 250 м, шириной до 37 м и водоизмещением до 40 тыс.тонн при спусковом весе до 10 тыс.тонн. Большие стапеля обслуживались шестью пятитонными подъемными башенными кранами. Помимо них, к концу 1914 года было закончено сооружение еще двух стапелей для эсминцев. Мощности механического отдела создавались в расчете на выпуск восьми турбин в год. Трехпролетный турбинный цех был оснащен двумя 60-тонными кранами, двумя кранами по 15 т и новейшим станочным оборудованием. Почти таких же размеров были малая судостроительная, механическая, котельная, медницкая, литейная мастерские и кузница. Большой судостроительный цех был еще более внушительных размеров. Он помещался в здании размерами 250x45 м и был разделен на три пролета - средний в 18 м и два боковых по 13,5 м, каждый из которых обслуживался двумя 5-тонными мостовыми кранами. Над средним пролетом помещался разбивочный плаз размерами 120x18 м. В середине 1915 года было начато сооружение крупнейшего в России сухого дока длиной 300 м и шириной 40 м для кораблей до 12 м аварийной осадки. "В проект судостроения, -докладывал правлению строитель завода, - была положена как основание возможность в ближайшем будущем вести постройку самых крупных военных и коммерческих судов". Осмотр в 1916 году цехов и оборудования Русско-Балтийского завода, еще и тогда не полностью законченного, по словам одного из членов правления Путиловского завода, "вызвал искреннее чувство зависти". Всего на 1 июля 1914 году в строительство и оборудование Русско-Балтийского завода было вложено около 25 млн.рублей.
   В начале 1914 года в результате слияния двух компаний ("Нобель" и "Лесснер"), в Ревеле было организовано акционерное общество "Ноблесснер", специализировавшееся на постройке подводных лодок. Инициаторами его создания выступили директор завода Лесснера, изготавливавшего минное вооружение для подводных лодок, М.С. Плотников, поддержанный Э.Л. Нобелем, завод которого строил двигатели Дизеля, в том числе и для подводных лодок; финансовую поддержку обещал Учетно-ссудный банк. В середине 1912 года, когда были выданы технические условия на проектирование подводных лодок, у общества "Ноблесснер" не было даже земельного участка для строительства будущего завода. Участок вблизи Ревеля приобрели только в октябре 1912 года, строительные работы начались засыпкой прилегающей акватории на берегу Минной гавани, напротив завода "Вольта". Выбор этого места не был случайным. Владельцы "Вольта" вошли в состав акционеров "Ноблесснера", а завод выполнял заказы судостроителей по поставкам электрооборудования для сходивших со стапелей подводных лодок. Стапели для постройки подводных лодок были готовы лишь осенью 1914 года. Первый заказ на строительство ПЛ по "экстренной программе судостроения" был получен на следующий год.
   Военным судостроением занималось также "Акционерное общество механических и судостроительных заводов Беккер и КR" находящееся в Риге. Акционерное общество либавских железоделательных и сталелитейных заводов в начале 1913 года добилось заказа на строительство пяти миноносцев типа "Яростный". Для создания судостроительной базы Общество весной 1913 года приобретает два предприятия - Ревельский металлический завод и Рижский судостроительный завод "Ланге и сын". С этого времени оно становится одним из крупнейших комбинированных предприятий России и получает новое название "Акционерное общество металлургических, механических и судостроительных заводов Бекера и К". Для строительства эскадренных миноносцев стапеля были модернизированы и проведена техническая реконструкция всего предприятия. Техническую помощь в строительстве новой верфи оказывали германская фирма "Вулкан", а также швейцарская фирма "Браун-Бовери". Турбинная и котельная мастерские могли строить турбины типа "Браун-Бовери-Парсонс" и водотрубные котлы системы адмиралтейского типа для эскадренных миноносцев и крейсеров. Стапели и все мастерские соединялись между собой рельсовыми путями. Впоследствии значительною роль в делах предприятия стали играть крупнейшие русские банки: Азовско-Донской промышленный, Петербургский частный коммерческий и Русский торгово-промышленный. В конце 1913 года было заложено 5 эскадренных миноносцев типа "Яростный".
   В 1912 году фирма "Шихау" по соглашению с морским министерством проступила к постройке стапелей для сборки в России серии эскадренных миноносцев, заказ на которые был получен осенью 1912 года. Ведущим доводом для морского министерства послужило значительное снижение цены за корабль. Для организации предприятия в окрестности Риги на правом берегу р. Западной Двины у Мюльграбенского протока (Милгравский канал) был приобретен обширный участок и получено разрешение на строительство верфи. Директор строительных работ К.Кнаппель и весь персонал инженеров и мастеров были полностью приглашены с верфи "Шихау" в Эльбинге. На участке предполагалось разместить шесть стапелей для эскадренных миноносцев, судостроительную и машиностроительную мастерские, электростанцию, кузницу, плаз и поселок для рабочих. Достроечный бассейн планировалось соорудить в Мюльграбенском протоке, укрепив его берега сваями. Для доставки железнодорожных вагонов со станции Старый Мюльграбен через проток решено было использовать специальный ледокольный паром. Причальная стенка сооружалась на месте старой пароходной пристани вблизи стапелей. Сроки окончания всех строительных работ на верфи устанавливались на конец 1913 года. 5 эсминцев типа "Ведущий" были заложены на этой верфи в июле 1913 года. Всего заказ составил 9 кораблей, из которых 4, предназначенные для Дальнего востока, изготавливались целиком в Германии и затем отправлялись на Дальний восток.
  
   Черноморские судостроительные предприятия
  
   В 1907 году "Наваль" получил первый заказ на турбинные корабли. Для строительства 900 тонных кораблей был выполнен ряд работ модернизации существующих стапелей. Была построена дизель-компрессорная станция и внедрена в широких масштабах пневматическая клёпка, сверловка, рубка и чеканка взамен ручных работ. На следующий год предприятие получило заказ на строительство 2-х линейных кораблей типа "Императрица Мария". Следует отметить, что строительство головного корабля было поручено Николаевскому адмиралтейству. Сроки строительства на адмиралтействе линейного корабля оказались запредельными и после спуска на воду корабля, морское министерство по субконтракту передало достройку корабля "Навалю" и заключило с ним соглашение о бесплатной аренде большей части Николаевского адмиралтейства сроком до 1937 года. Получив крупный кредит от Санкт-Петербургского международного коммерческого банка, "Наваль" полностью реорганизовал предприятие. Уже в 1911 году завод получил заказ на строительство серии эскадренных миноносцев типа "С" и еще одного линейного корабля. При этом строительство эсминцев шло достаточно быстрыми темпами. Последний эсминец был сдан флоту к весне 1915 года.
   Стоит отметить, что "Наваль" был построен сравнительно недавно с помощью известной английской фирмы "Торникрофт". На громадной территории завода все цехи и мастерские были размещены по так называемому веерному типу, т. е. в один ряд, их связывали общие рельсовые пути, доступные со стороны берега р. Южный Буг. Судостроительный отдел занимал обширную прибрежную полосу, на которой располагались семь открытых стапелей для строительства судов среднего и малого водоизмещения и огромный двойной крытый эллинг, в котором можно было одновременно строить два судна любого водоизмещения. Благодаря рациональному размещению судостроительных мастерских, новейшему станочному парку и отличному крановому оборудованию Николаевскому заводу удалось достичь быстрых сроков постройки кораблей. Так стапельный период "Строгого" составил около 6 месяцев, а полностью вошел в строй корабль спустя полтора года с момента закладки.
   В 1911 году контрольный пакет акций завода "Наваль", принадлежавший бельгийской фирме, перешел в собственность Санкт-Петербургского международного коммерческого банка. Следствием этого стало преобразование ОНЗиВ в русское акционерное общество под тем же названием. В 1913 году на предприятии были начаты постройкой 2 крейсера для Черноморского флота. К началу 1914 года был построен и введен в эксплуатацию плавдок грузоподъёмностью 30000 тонн. Рассказывая о "Навале" стоит заметить, что для сборки подводных лодок Балтийским и Невским заводами были созданы Николаевские филиалы и были перестроены небольшие адмиралтейские эллинги для сборки на них подводных лодок, полностью изготавливавшихся на Петербургских предприятиях.
   В заключение данного обзора судротроительной промышленности стоит упомянуть верфь Ваддона в Херсоне, привлеченное в 1915 году для строительства небольших судов для флота. А также судостроительный завод РОПиТ и завод Беллино-Фендерих в Одессе. Лазаревское адмиралтейство было полностью перепрофилировано для ремонта судов среднего и малого тоннажа.
  
  
  
   Дальневосточные судостроительные предприятия.
  
   В 1905 году судоремонтные мастерские Владивостока были преобразованы в "Дальневосточный судомеханический завод", который принадлежал морскому министерству на правах административной самостоятельности. Заводу ставилась задача сборки на своих стапелях кораблей класса не выше эсминца и судоремонта любой сложности. В период с 1905 по 1910 гг. на совершенствование предприятия и расширение станочного парка и подготовку специалистов было ассигновано 9 миллионов 343 тыс. рублей. В итоге с 1906 по 1913 были отремонтированы все крупные корабли ТОФ. Часть была модернизирована и перевооружена. С 1908 года завод приступил к сборке 8 турбинных эсминцев для ТОФ. По мере их спуска на воду на стапелях начали собирать эсминцы типа "Р". Для сборки и спуска на воду подводных лодок в кратчайший срок на берегу Уссурийского залива Невский судомеханический завод построил эллинги, часть из которых была передана в субаренду Балтийскому заводу.
  
   В общей сложности судостроительные заводы Российской Империи располагали следующим количеством крупных и средних стапелей на 1914 год.
  
   Адмиралтейский завод (корпуса, орудийные установки) - 5 эллингов (из них два 2 линкоровских и 3 крейсерских).
   Франко-Русский завод (котлы, турбины)
   Балтийский завод - 8 эллингов (2 линкоровских и 6 лодочных).
   Невский завод - 8 стапелей (предназначены для строительства небольших кораблей).
   Металлический завод (орудийные установки, котлы, турбины) - 6 стапелей (предназначены для строительства небольших кораблей).
   Путиловский завод (корпуса, орудия, орудийные установки, котлы, турбины) - 8 (2 очень крупных линкоровских стапеля и 6 миноносных)
   Ижорский завод (снаряды, броня)
   Обуховский завод (орудия, орудийные установки, снаряды)
   Русско-Балтийсктий завод, Ревель (корпуса, котлы, турбины) - 6 (2 линкоровских стапеля в строительстве и 4 миноносных)
   Беккер и К, Рига - 7 (предназначены для строительства небольших кораблей)
   Ноблесснер, Ревель - 8 (предназначены для строительства небольших кораблей)
   Мюльграбен - 6 (предназначены для строительства небольших кораблей)
   Крейтон и К СПБ и Або (малотоннажные корабли, пограничные транспорты)
   Сандвикские Доки, Гельсинфорс
   Наваль (корпуса, котлы, турбины, орудийные установки) - 9 стапелей (3 линкоровских стапеля и 6 предназначены для строительства небольших кораблей)
   Черноморское отделение Балтийского завода - 3 стапеля для небольших кораблей
   Черноморское отделение Невского завода - 3 стапеля для небольших кораблей
   Дальзавод - 6 стапелей (предназначены для строительства (сборки) небольших кораблей)
   Дальневосточное отделение Невского завода - 6 стапелей (предназначены для строительства/сборки небольших кораблей)
   Мариупольский броневой завод (броня)
   Пермьский орудийный завод (Горное министерство) (орудия, снаряды)
   Брянский завод (Военного министерство) (снаряды)
   Харьковский паровозостроительный завод (котлы, турбины)
  
  
   XVI. Согласование работы военного и морского ведомств. Решение совета государственной обороны об обороне побережья. Организация береговой обороны.
  
   Согласно указания совета государственной обороны, судостроительные программы морского ведомства подлежали предварительному согласованию между начальниками сухопутного и морского генеральных штабов. В виду этого, 9 января 1907 года контр-адмиралом Брусиловым и генералом Палицыным был составлен и совместно представлен МИХАИЛУ доклад, получивший одобрение. Этим докладом были установлены задачи флота на всех морях.
   На Балтийском море "сухопутной армии важно быть уверенной, что морские силы империи в этих водах в состоянии помешать и в крайности затруднить десант восточнее меридиана реки Наровы. Положение сухопутной армии было бы обеспечено, если бы указанная граница, по имеющимся морским средствам, могла бы быть отодвинута западнее к меридиану Ревеля или, еще лучше, к линии Аланды-Моонзунду".
   На Черном море: "обеспечение господства на Черном море требует, чтобы флот был могущественным и характера активного, дабы быть в состоянии исполнить важнейшую в судьбе России задачу -- открыть и обеспечить за нею проливы. Эти условия побуждают стремиться к созданию сильного активного флота и к созданию средств для борьбы на Дунае, дабы обезвредить опасность, которая грозит нашему богатому югу от соединенных покушений Австрии и Румынии".
   На Дальнем Востоке главной задачей флота является активный характер действий, имеющий своей целью обеспечение безопасности Российского Дальнего Востока и Желтороссии. Также в число задач флота является срыв коммерческих перевозок и нарушение обеспечение армии имеющей своей целью вторжение в Русскую Манчжурию.
   Серьезнейшим вопросом являлась организация обороны побережья. Совет государственной обороны неоднократно обращался к обсуждению вопросов об обороне наших побережий, поводом к чему послужил внесенный в совет вопрос о разграничении прав и обязанностей морских и сухопутных начальников при совместных действиях и объединении власти в приморских крепостях. Ранее уже говорилось, что осенью 1906 года морское ведомство по своей инициативе добилось решения о финансировании строительства трех береговых батарей, каждая из двух двухорудийных башен с 12" орудиями. Что естественно вызвало негативную реакцию военного ведомства. В течении зимы и весны 1907 года на ряде заседаний СГО обсуждали вопрос обороны побережья. В конечном счете, 29 июля 1907 года Е.И.В. регент великий князь Михаил, в целях установления единовластия в крепости Владивосток, повелел подчинить коменданта крепости во всех отношениях командующему Тихоокеанским флотом. Постановление совета имело большое принципиальное значение для последующего развития отношений между морскими и сухопутными начальниками и в некоторой своей части послужило причиной многих недоразумений на этой почве.
   Следующим и решающим шагом оказалось решение Совета Государственной Обороны, утвержденное 17 апреля 1909 года Регентом о передаче береговой артиллерии в ведение морского ведомства и преобразовании ряда крепостей в морские крепости. Военное ведомство обязали передать приморские фронта крепостей расположенных на побережье, береговую артиллерию, запасы и личный состав из военного ведомства в морское. Этим же решением флоту передавались в полное распоряжение крепости Кронштадт, Севастополь, Владивосток, Порт-Артур, Очаков, Либава. Начальники крепостей непосредственно подчинялись командующему Флотом на театре военных действий. В ведении военного ведомства осталась сухопутная оборона. Приморские фронты остальных крепостей, также переходили в распоряжение морского ведомства. Коменданты приморских фронтов в вопросах непосредственной обороны крепости при атаке с суши подчинялись коменданту крепости, который так же являлся главным начальником в повседневных вопросах.
   Юридическим документом, определившим вышеуказанные вопросы, стало "Положение об обороне побережий" подписанное МИХАИЛОМ 7 июля 1909 года. В состав положения были включены следующие пункты.
   1) Совет находил необходимым при выработке нового положения об управлении войск и при переработке морского устава принять к руководству необходимость общих положений о главнокомандующем и учреждения при нем соответственного органа для управления морскими силами (морской отдел у сухопутного главнокомандующего) или сухопутными силами (сухопутный отдел у морского главнокомандующего); о равенстве в служебной иерархии командующих флотом и армией и о совместных действиях (объединение власти по сравнению должностей, при чем должно быть установлено служебное соответствие должностей обоих ведомств).
   2) Постановлено обязать обоих начальников генеральных штабов совместно выработать план обороны побережья всех русских морей.
   а) распределить военно-морские силы в каждом море на свободно действующие эскадры подчиненные непосредственно командующим флотами, не имеющие непосредственной задачей обороны побережья и на силы прибрежной обороны, подчиненные соответствующим морским начальникам предназначенные специально для береговой обороны, поставив последним соответственные задачи, в связи с задачами сухопутных сил, предназначенных для той же цели.
   б) разработать организацию прибрежного наблюдения в военное время при условии оставления в мирное время пунктов дальнего наблюдения в ведении морского ведомства и пунктов ближнего наблюдения в ведении пограничной стражи.
   3) Решено переработать положение об управлении крепостями, причем были выставлены следующие принципиальные положения (приводим главнейшие):
   а) Начальник Морской крепости является начальником гарнизона, коему подчиняется начальник сухопутного отдела, отвечающий за сухопутную оборону.
   б) ему должны быть предоставлены права для более действительного надзора за частями военного ведомства.
   в) Морская крепость должна иметь свои морские средства обороны, количество и состав коих должны исчисляться для каждого района особо, в зависимости от стратегического значения ее и от местных пограничных условий. Вообще эти средства могут состоять из подвижной минной обороны, судов предназначенных для сторожевой службы и траления фарватеров, судов для войсковых перевозок, разведочных и посыльных судов и проч...
   д) Начальнику Морской крепости не должны подчиняться находящиеся на рейде суда, входящие в состав боевых эскадр.
   е) Начальник сухопутной крепости является начальником гарнизона, коему подчиняется начальник морского отдела, отвечающий за береговую оборону.
   ж) ему должны быть предоставлены права для более действительного надзора за частями морского ведомства.
   В изложенных постановлениях совета государственной обороны, прежде всего, видна тенденция согласовывать деятельность, как самих ведомств, так и начальников в пунктах непосредственного соприкосновения деятельности частей флота и армии.
   В общем, самым значительным сдвигом стала передача береговой обороны в ведение морского ведомства. Притом, несмотря на то, что процесс передачи сил и средств Приморских крепостей оказался неполным, так, к примеру, вопрос о передаче минных рот решался до весны 1912 года, уже тот момент, что флот мог планировать свои действия без согласования с военным ведомством, которое и ранее откровенно манкировало вопросы береговой обороны, был значительным шагом вперед в деле развития обороны побережья. Далее расмотрим вопросы развития берегвой обороны в промежутке между войнами.
  

Береговая оборона Балтийского моря.

   Как уже ранее указывалось, существовавшие приморские крепости Балтийского моря на начало 1906 года были в очень дурном состоянии, Военное ведомство, в руках которого было сосредоточено веденние ими, не заботилось о поддержании их вооружения на уровне современных требований; средства, которые отпускались на береговую оборону, были крайне незначительные. Что касается морского министерства, то оно до русско-японской войны было целиком поглощено созданием флота для Дальнего Востока, а на Балтийском море -- интересовалось только Либавой. Таким образом, крепости Кронштадт, Свеаборг, Усть-Двинск и Выборг "влачили существование", не будучи обновляемые в течение многих лет. В результате к 1906-1907 г.г. состояние их было таково:
   1) Кронштадтская крепость явно устарела, сильно отстав от вооружения морских судов, ее вероятнейших противников. Орудия не были в состоянии предохранить порт и рейды от бомбардирования с моря, конструкции самих укреплений с современной точки зрения уже являлись неудовлетворительными.
   2) Свеаборгская крепость представляла собой музей отживших образцов орудий и построек и по своей слабости не могла иметь сколько-нибудь серьезного боевого значения.
   3) Усть-Двинская крепость была не в лучшем состоянии, нежели Свеаборг.
   4) Либава, по своему стратегическому положению, для обороны Финского залива значения не имела, хотя, будучи недавней постройки, она располагала современным вооружением.
   5) Приморские укрепления Выборга давно потеряли всякое боевое значение.
   После русско-японской войны военное ведомство предприняло пересмотр вопроса о приморских крепостях, причем в основу решения был положен принцип: уменьшить число крепостей и хотя бы важнейшие из них привести в надлежащее состояние, усилив их вооружение.
   Соответственно этому было решено: Свеаборг и Усть-Двинск -- упразднить, Либаву оставить в прежнем состоянии, понизив ее в разряд крепостей III класса, все усилия употребить на улучшение обороны Кронштадта. Но такое решение ни в какой мере не могло удовлетворить морское ведомство, которое протестовало против упразднения Свеаборга и Усть-Двинска, считая, что: а) "так как вопрос о Свеаборге находится в тесной связи с вопросом о выборе места новой базы для флота и созданием обороны Финского залива и его устья, то необходимо оставить крепость в настоящем состоянии до разрешения последнего вопроса"... и б) "в Усть-Двинске предположено устроить минную станцию, каковая требует защиты". Вследствие возражений морского министерства вопрос о крепостях был внесен в совет государственной обороны, который постановил (27 июня 1907 г.):
   1) Крепость Усть-Двинск упразднить, оборону устья Двины возложить на минные средства морского ведомства, сохранить батареи Больдераа и Мюльграбен, возложив на них обеспечение минной станции.
   2) Признать, что крепость Свеаборг не имеет стратегического значения; сохранить в крепости лишь укрепления, могущие иметь значение по отношению к современному политическому положению Финляндии.
   Несмотря на то, что это постановление 6 июля было утверждено регентом, морской генеральный штаб не согласился с принятым решением относительно Свеаборга, которое противоречило утвержденным "стратегическим основаниям" плана войны, где предполагалось развертывание флота в будущем перенести в район Ревель -- Поркала-Удд, с опорой на Свеаборг. Указывая, что "нет основания упразднять те укрепления, которые в недалеком будущем придется создавать", генмор настаивал на следующих доводах:
   1) Хотя Свеаборг и утратил значение для линейного флота, тем не менее, он остается весьма важной морской позицией.
   2) Расположение в Свеаборге отряда минных судов в значительной мере облегчает группировку наших морских сил.
   3) С упразднением же укреплений морское ведомство будет вынуждено вовсе отказаться от дислокации здесь минных сил.
   Спор между военным и морским ведомствами принял острые формы. В конце концов, последнее добилось приказания регента Свеаборг не только не разоружать, но, наоборот, даже усилить его приморский фронт.
   Точка зрения военного ведомства является весьма показательной как для характеристики совместной деятельности, обоих министерств, так и для позиции совета государственной обороны, который игнорировал требования флота, хотя последние, как видно, базировались на утвержденные директивы. Таким же образом, оно долгое время отрицательно относилось к идее создания ревельского укрепленного района, и лишь после долгой борьбы морское ведомство получило его согласие. Береговая оборона весьма страдала от разногласий. Положение осложнялось тем обстоятельством, что все приморские крепости были в руках военного ведомства, которое рассматривало их под своим углом зрения, нисколько не сообразуясь с планами действий и развертывания флота. Морское же министерство, будучи самым тесным и непосредственным образом заинтересовано в развитии приморских крепостей, являвшихся, прежде всего, опорными пунктами для флота, было устранено от управления ними. В результате морское министерство усилило давление и с 1907 года начало настаивать на передаче вопросов береговой обороны морскому ведомству. Более того, вразрез мнению военного ведомства, было в инициативном порядке заказано 6 башен, по образцу башен "Андрея Первозванного" для создания трех береговых батарей, двух на подходах к Санкт-Петербургу и одной на острове Русском. Первую башню собрали в начале 1909 года на заводской яме. Балтийские батареи достигли боевой готовности к весне 1910 года. Тихоокеанская батарея полностью введена в строй к осени 1911 года.
  

Создание Ревель-Поркаллаудского укрепленного района.

   Вопрос о постройке ревельской крепости оказался тесно увязан с оперативными планами развертывания Балтийского флота. Впервые вопрос об укреплении линии Ревель-Поркалаудд встал после маневров 1908 года, когда силы Балтийского флота были развернуты на этом рубеже. В начале 1909 года МИХАИЛ распорядился внести вопрос на обсуждение крепостного комитета генерального штаба. Результатом этого было, что в сентябре того же года военным ведомством была организована изыскательная партия для обследования ревельского района в целях устройства там крепости (в партию был приглашен представитель от флота). Со своей стороны, морское ведомство также образовало свою изыскательную партию для определения мест временных установок, в случае надобности, береговых 6" и 8" батарей для защиты минной позиции. Таким образом, оба ведомства, и морское, и сухопутное начали самостоятельные шаги по подготовке к строительству ревельской крепости. К ноябрю 1909 года было выработано комиссией военного ведомства, согласованное с морским генеральным штабом, "стратегическое назначение" ревельского укрепленного района, получившее утверждение регента 16-го ноября. Оно заключалось в следующем:
   "1) Ревельский укрепленный район должен содействовать нашей эскадре, маневрирующей в районе Ревель -- Поркаллауд, в ее задаче воспрепятствовать прорыву противника вглубь Финского залива.
   2) Укрепленный район должен состоять из 2-х участков: а) ревельского и б) поркаллаудского.
   3) Укрепления Ревеля должны защищать с моря от бомбардировки, взятия открытой силой и внезапных нападений на базу эскадры на о-ве Карлос (на ревельском рейде); обеспечить флоту свободный выход из порта и возможность развертывания перед боем; частью береговых батарей допускать обстрел, хотя бы дальним огнем, Балтийского порта.
   4) Укрепления у Поркаллауда. пополняя собой назначение ревельского участка, в отдельности должны:
   а) прикрывать расположенные к востоку от меридиана Поркаллауда базы минного флота, необходимого для завершения успеха эскадры,
   б) препятствовать к проникновению в шхерные проходы между мысом Поркаллауд и о-вом Макилото.
   5) Оба участка, в их общей совокупности, имеют назначением фланкировать промежуток между ними, при чем фронтальная оборона, а также контр-атаки в случае охвата противником одного из участков, выполняются маневрированием эскадр.
   6) Непосредственное обеспечение укреплений от захвата противником с моря и с суши возлагается на особо назначенные для сего части.
   7) Широкое обеспечение доступов к базе флота с суши лежит на обязанности полевой армии".
   По этим заданиям был составлен проект ревельской крепости, который был закончен вчерне лишь к началу марта 1910 года. Тем временем осенью 1909 года с поста начальника СГО был смещен великий князь Николай Николаевич и взамен назначен именным высочайшим указом вице-адмирал великий князь Александр Михайлович, который немедленно поставил вопрос о передаче в ведение морского ведомства вопросов береговой обороны. Поводом для этого послужил поданный начальником штаба Балтийского флота вице-адмиралом Матусевичем рапорт морскому министру (5-го сентября 1909 года), в котором он категорически ставил вопрос о "не выясненных в настоящее время взаимоотношениях между морскими и сухопутными начальниками, вследствие неразрешенного вопроса о высшем управлении морскими крепостями..." "Так как сооружение крепости Ревель является делом решенным, этот вопрос необходимо окончательно разрешить, передав приморские крепости в ведение морского ведомства..." Вице-адмирал Эссен указывал, что, по его мнению, если во главе приморской крепости будет находиться сухопутный генерал, то от него, "как от не понимающего истинного назначения крепости исключительно, как базы для флота, будут исходить излишние требования и стеснения, которые могут свести на нет все труды по воссозданию и обучению флота и подготовке укрепленной позиции"... "В таком случае, лучше совершенно отказаться от мысли создать свою морскую мощь, раз с самого начала придется встретиться с борьбой за свою самостоятельность и с отстаиванием своих прав, непроизводительно тратя на это свою энергию..." Рапорт командующего флотом являлся отражением спора между морским и военным ведомствами, никогда не прекращавшегося, но теперь обострившегося: о подчинении приморских крепостей. Моряки требовали их передачи в руки морского ведомства, так как их использование теснейшим образом связывалось с действиями флота; "они совместно решают задачу обороны важнейших направлений от флота противника; их вооружение, подготовка, методы управления огнем, организация и пр. должны быть вполне согласованы между собой, требуя единого руководства в бою, при подготовке и обучении в мирное время; двойственность организации была здесь недопустима. Морское ведомство обладало более мощным техническим аппаратом, чем армия, ему было более доступно оборудование крепостей последними достижениями в области техники, в особенности артиллерийской. Наконец, моряки вполне сознавали, что успех обороны побережья, возможность выполнения флотом возложенных на него по планам операций -- всецело зависели от состояния приморских крепостей, обеспечивающих базы флота. Еще были свежи впечатления от осады и падения Порт-Артура, когда эскадра с трудом вырвалась из практически захлопнувшейся западни, понеся тяжелые потери. Не были забыты также уроки Севастополя, который в ходе Крымской войны не был в состоянии обеспечить флоту возможность действовать в открытом море. Этот рапорт морским министром был доложен Михаилу, который положил на нем резолюцию: "согласен с мнением адмирала Матусевича".
   Вопрос обсуждался на госсовете и совете государственной обороны, в конечном счете, дабы положить конец бесконечному обсуждению регент распорядился:
   - возложить на морское ведомство ответственность за организацию и обеспечение береговой обороны отечественных берегов.
   - крепости Кронштадт, Очаков, Севастополь, Владивосток, Николаевск-на-Амуре с 1 марта 1910 года передавались в распоряжение морского ведомства со всем личным составом, вооружением и запасами, и отныне их следовало именовать "Морскими" крепостями.
   - кроме того, морскому ведомству передавались в распоряжение приморские фронта второстепенных крепостей, таких как Усть-Двинск, Свеаборг, Батум, Выборг, Керчь.
   - приступить к созданию Ревельского укрепленного района.
   В связи с поднятым вопросом о переподчинении крепостей, была образована комиссия из представителей морского и военного ведомств, которая окончила свои работы 5-го января 1911 года, вынеся такое постановление:
   "1) Морское ведомство берет на себя составление законопроекта об отпуске необходимых ассигнований на ремонт и развитие морских крепостей и приморских фронтов крепостей военного ведомства и проводит его через Совмин и СГО.
   2) Военное ведомство передает все указанные в журнале СГО крепости и приморские фронта крепостей, не подлежащих целиком передаче в распоряжение морского ведомства.
   3) Морское ведомство берет на себя ремонт, улучшение и строительство морских крепостей и береговых батарей.
   Эти положения были одобрены, и уже 7-го января 1911 года ответственность за организацию береговой обороны полностью передана морскому ведомству. Акты о передаче крепостей, орудий, боеприпасов и иных запасов утверждены. Работавшая в течении года кадровая комиссия флота тщательно изучив состояние дел в крепостях внесла в СГО предложение об увольнении а в ряде случаев и привлечении к уголовной ответственности за преступную небрежность ряда высших и старших офицеров крепостей.
   Тем временем был подготовлен проект строительства Ревельской крепости, согласно которому строительство предполагалось осуществить в два этапа. Первый этап планировалось завершить к лету 1916. Первоначально предполагалось строительство 12" башенных батарей на островах Нарген и Макилото, но уже в конце 1912 года с целью быстрейшего ввода в строй Нарген-Поркалаудского рубежа вместо башенных орудий были утверждено строительство открытых установок. Вторым этапом, который предполагалось окончить к 1921 году, планировалось усилить Нарген-Поркалаудский рубеж строительством 14" башенных батарей и организовать оборону Моонзундских островов. 26-го апреля 1912 года ревельская крепость была переименована в "морскую крепость Петра Великого". Работы по сооружению ревельской крепости были начаты самым интенсивным образом, и к моменту начала войны был выполнен огромный объем работ, но сооруженные батареи имели временный характер, орудия устанавливались на древо-земельных основаниях, кроме 12" открытых батарей и потом подлежали замене уже бетонными, солидными укреплениями.
  

Тихоокеанские крепости.

   На побережье Тихого океана Россия обладала следующими крепостями: Владивосток, Николаевск и пребывавший в разрушенном состоянии Порт-Артур. Их состояние было ощутимо лучше европейских крепостей, если не считать конечно же Порт-Артура. Колоссальные работы были выполнены по усилению Владивостока. После РЯВ на острове Русский началось сооружение башенной 12" батареи, позднее к 1914 году дополненной еще двумя 12" башенными батареями и единственной в России башенной 14" батареей. Большие по объему работы проводились во Владивостоке по превращению временных древоземельных укреплений в современные бетонные. Кроме Владивостока был укреплен Николаевск и сооружен ряд отдельных батарей на Сахалине и силами корабельных команд сооружены временные позиции в Петропавловске. Установка орудий там предполагалась только по мобилизации. С 1911 года выполнялись работы по восстановлению Порт-Артура ставшего морской крепостью. Установка орудий производилась, как правило, на прежних позициях, с целью снижения затрат. Сухопутная же оборона Квантуна строилась на сооружениях Цзинчжоуского укрепрайона прикрытого с флангов фортами вооруженными 10" орудиями. Кроме того, было сооружено несколько стационарных позиций для стрельбы 12" жд батарей, правда, в строй к лету 1914 года удалось ввести только одну трехорудийную батарею.
  

Черноморские крепости.

   На побережье Черного моря Россия обладала следующими крепостями: Севастополь, Очаков, Керчь и Батум. Их состояние нисколько не было лучше балтийских крепостей. В сравнительно оборудованном состоянии был Севастополь, все остальные крепости представляли собой давно устаревшие и по вооружению и по постройке сооружения. Когда в 1907 году поднялся вопрос об упразднении некоторых крепостей, то было решено оставить на Черном море лишь Севастополь, остальные ликвидировать. Однако это решение встретило возражения со стороны морского ведомства, особенно в отношении Очакова, который прикрывал вход в Днепровско-Бугский лиман, на берегу которого находился Николаев, имевший особое значение как центр военного судостроения. Военное ведомство настаивало на своем решении упразднить эту крепость, однако, спор был решен в пользу морского министерства, и крепость была оставлена. Решения об упразднении крепостей Керчь и Батум так и не были выполнены вплоть до начала войны. Силами морского ведомства в период до Великой войны был сооружен ряд батарей для защиты портов Одесса и Новороссийск. Что касается Севастополя, то таковой был усилен, в том числе и строительством 2-х открытых 12" батарей, однако, не в той мере, как это требовалось для полной безопасности порта и стоянки судов в севастопольской бухте.

Северные крепости.

   На побережье Белого моря Россия имела относительно слабые укрепления Архангельска. После принятия решения об организации флотилии северного ледовитого океана в 1912 году было начато сооружение несколько береговых батарей для защиты Кольского залива. Позднее эти укрепления получили название форта "Северный". Вооружить укрепления Архангельска современной артиллерией так и не удалось.
  
  

Морские крепости и укрепления

Морская крепость Кронштадт

   Комендант: контр-адмирал Стеценко.
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-майор Абашидзе

Приморский фронт

Северные форты

   Форт "Зверев"
   120 мм/50 орудий Виккерса - 4.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 3.

Южные форты

   Форт "Милютин"
120/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 2.

Остров Котлин

   Форт "Риф"
10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
6"/45 орудий Кане - 8.
   Форт "Шанц"
10"/45 орудий обр.1895 года - 8.
6"/45 орудий Кане - 8.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.
   Форт "Константин"
13.5"/35 кинжальных орудий - 2.
11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 5.
   75 мм/50 орудий Кане - 7.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.
   Форт "Александр I"
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 6.
   Форт "Петр I"
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.

Противодесантная оборона острова Котлин:

   6"/12 крепостных гаубиц обр.1910 года - 12.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 36.

Передовые форты

   Форт "Обручев"
   6"/45 орудий Кане - 6.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 2.
   Форт "Тотлебен"
   6"/45 орудий Кане - 6.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 2.
   Батарея Лавенсари
   8"/50 орудий обр.1908 года - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.
Батарея Соммерс
   8"/50 орудий обр.1908 года - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.

Правый фланг крепости

   Форт "Николаевский" (Ино)
12"/40 башенных орудий - 4.(Две двухорудийных башни)
11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
6"/45 орудий Кане - 8.
Противодесантная оборона форта:
   6"/12 крепостных гаубиц обр.1910 года - 6.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 18.

Левый фланг крепости

   Форт "Алексеевский" (Красная Горка)
12"/40 башенных орудий - 4. (Две двухорудийных башни)
11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
6"/45 орудий Кане - 8.
Противодесантная оборона форта:
   6"/12 крепостных гаубиц обр.1910 года - 6.
   3"/30 полевых орудий обр.1900 года - 18.
   Батарея "Серая лошадь"
6"/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 5.

Крепость Выборг

   Комендант: генерал-лейтенант Петров
   Заместитель коменданта по морским делам: капитан 2 ранга Минин

Приморский фронт

   9"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   8"/30 орудий морского ведомства - 4.
   6"/35 орудий морского ведомства - 10.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 12.

Крепость Свеаборг

   Комендант: генерал-лейтенант Бауер
   Заместитель коменданта по морским делам: капитан 1 ранга Борисов

Приморский фронт

   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 8.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 8.
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 12.
57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 5.
  

Морская крепость Петра Великого

   Комендант: контр-адмирал Щетинин.
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-майор Апакидзе

Флангово-шхерная позиция

   о.Милли-Ландет
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/58 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.
   о.Куэн
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   о.Хестэ-Бюссэ
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   о.Лонгерн
   6"/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/58 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.
   о.Стура-Фагере
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   о.Порсе-Клубб
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   о.Стура-Трескэ
   120 мм/45 орудий Кане - 4.

Центральная позиция

   о.Макилото
   12"/52 орудий обр.1907 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 8.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.
   57 мм/58 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.
   о.Нарген
   12"/52 орудий обр.1907 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 8.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.
   57 мм/58 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.
   о.Вульф
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   п-ов Вимс
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   о.Карлос
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   п-ов Суроп
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.

Всего на приморском фронте:

   12"/52 орудий обр.1907 года - 8.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 36.
   120 мм/45 орудий Кане - 20.
   75 мм/50 орудий Кане - 40.
   57 мм/58 орудий Гочкиса морского ведомства - 16.

В качестве противодесантной обороны на островах имеется:

   120 мм/12 гаубиц Круппа - 12.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 48.
  

Крепость Усть-Двинск

   Комендант: генерал-лейтенант Миончинский
   Заместитель коменданта по морским делам: капитан 2 ранга Зельгейм

Приморский фронт

   11"/22 береговых орудий обр.1877 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 6.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 7.

Морская крепость Либава

   Комендант: капитан 1 ранга Шернкрейнц
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: полковник Зверев

Приморский фронт

   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 6.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 8.

Противодесантная оборона

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года. - 36.

ВСЕГО: 54 орудия.

  

Морская крепость Одесса

   Комендант: контр-адмирал Рейн

Приморский фронт

   12"/35 орудий обр.1877 года - 2.
   11"/35 береговых орудий обр.1887 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   9"/12 береговых мортир обр.1877 года - 2.
   8"/35 орудий обр.1877 года - 3.
   6"/45 орудий Кане - 7.
   75 мм/50 орудий Кане - 11.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 6.

Противодесантная оборона

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 24.
  

Морская крепость Очаков

   Комендант: контр-адмирал Вырубов
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-майор Матвеев

Приморский фронт

   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 8.
   9"/12 береговых мортир обр.1877 года - 6.
   8"/35 орудий обр.1877 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 12.
   75 мм/50 орудий Кане - 11.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 6.

Противодесантная оборона

   120 мм/12 гаубиц Круппа - 12.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 36.
  

Морская крепость Севастополь

   Комендант: вице-адмирал Эбергард
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-лейтенант Ананьин

Приморский фронт

   12"/52 орудий обр.1907 года - 8.
   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 8.
   6"/45 орудий Кане - 18.
   120 мм/45 орудий Кане - 3.
   75 мм/50 орудий Кане - 14.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 11.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 5.

Крепость Керчь

   Комендант: генерал-майор Мартынов.
   Заместитель коменданта по морским делам: капитан 1 ранга Вальронд.
   Керченский крепостной пехотный батальон
   Керченский крепостной артиллерийский батальон

Приморский фронт(Крымский берег)

   9"/22 береговых орудий обр.1877 года - 4.
   8"/35 орудий обр.1877 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   120 мм/12 гаубиц Круппа - 4.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 10.

Противодесантная оборона

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 18.

Укрепление Тамань

   9"/22 береговых орудий обр.1877 года - 4.
   8"/30 орудий обр.1877 года - 4.
   6"/35 орудие морского ведомства - 3.
   6"/28 орудий морского ведомства - 5.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 6.

Противодесантная оборона

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 18.
  

Морская крепость Новороссийск

   Комендант: контр-адмирал Мессер

Приморский фронт

   11"/35 береговых орудий обр.1883 года - 4.
   9"/22 береговых орудий обр.1877 года - 6.
   8"/50 орудий обр.1908 года - 2.
   6"/45 орудий Кане - 7.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 10.

Противодесантная оборона

   120 мм/12 гаубиц Крупа - 2.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 8.
   3"/17 горных орудий обр.1904 года - 3.
  

Крепость Михайловская(Батум)

   Комендант: генерал-майор Ельшин
   Заместитель коменданта по морским делам: контр-адмирал Горчаков

Приморский фронт

   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 2.
   9"/22 береговых орудий обр.1877 года - 6.
   6"/45 орудий Кане - 8.
   75 мм/50 орудий Кане - 10.
   57 мм/40 орудий Гочкиса морского ведомства - 14.
  

Морская крепость Владивосток

   Комендант: контр-адмирал Герасимов.
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-лейтенант Артемьев.

Приморский фронт

Правый фланг крепости

   Форт Михайловский (полуостров Чупрова, северный берег б.Славянка):
   12"/52 орудий обр.1907 года, башенных орудий - 4. (Две двухорудийных башни)
6"/45 орудий Кане - 6. (Три двухорудийных башни)
   75 мм/50 орудий Кане - 6.

Противодесантная оборона форта

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 16.

Фланговые батареи крепости

   Батарея на Брюса
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Клерка
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Гамова
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Посьет
   75 мм/50 орудий Кане - 6.
   Батарея Путида
   6"/45 орудий Кане - 4.

Левый фланг крепости

   Форт Георгиевский
   12"/52 орудий обр.1907 года, башенных орудий - 4. (Две двухорудийных башни)
120 мм/50 орудий Виккерса - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 8.

Противодесантная батарея форта

   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 16.

Фланговые батареи

   Батарея Аскольда.
   75 мм/50 орудий Кане - 6.
   Батарея Путятина
   6"/45 орудий Кане - 6.
   Батарея Попова
   105 мм/40 орудий обр.1900 года - 4.
   Батарея Поворотная
   75 мм/50 орудий Кане - 3.

Передовая позиция

Островные батареи

   Батарея Римского-Корсакова
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Стенина
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Рикорда
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Рейнике
   105 мм/40 орудий обр.1900 года - 3.
   Батарея Шкота
   75 мм/50 орудий Кане - 4.

Батареи на острове Попова

   Батарея Амурская
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   Батарея Андреевская
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Андреевская-бис
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Низинная
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 4.

Батареи острова Казакевича

   Батарея Центральная
   14"/52 орудий обр.1913 года, башенных орудий - 6. (Три двухорудийных башни - башня N1 боеготова к маю 1914 года, башня N2 боеготова в августе 1914 г., N3 введена в строй только осенью 1916 года)
   Батарея Опорная.
   12"/40 орудий обр.1895 года, башенных орудий - 4. (Две двухорудийных башни)
   Батарея Вятлина
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   Батарея Таран N1
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   Батарея Таран N2
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Створная N1
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Створная N2
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Новосильцевская
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Каразина
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Южная N1
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Южная N2
   75 мм/50 орудий Кане - 4.

Противодесантный дивизион острова

   6"/12 гаубиц обр.1910 года - 12.
   3"/30 полевых орудий обр.1902 года - 18.

Береговые батареи Амурского залива

   Батарея Купера
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 5.
   Батарея Иннокентьевская
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Сапёрная
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   Батарея Безымянная
57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 4.

Береговые батареи Уссурийского залива

   Батарея Лагерная
   6"/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 3.
   Батарея Горностай
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   Батарея Соболь
   120 мм/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Уссурийская (м.Три камня)
   75 мм/50 орудий Кане - 3.
   Батарея Д (б.Большой камень)
   75 мм/50 орудий Кане - 3.

Береговые батареи обороны пролива Босфор Восточный

Батареи полуострова Муравьева-Амурского

   Батарея Басаргина
   8"/50 орудий обр.1906 года - 3.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 3.
   Батарея Петропавловская мортирная
   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   Батарея Петропавловская
   6"/45 орудий Кане - 4.
   Батарея Назимовская
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Голдобинская мортирная
   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 6.
   Батарея Голдобинская
   75 мм/50 орудий Кане - 6.
   Батарея Чуркина
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 4.
   Батарея Токаревская мортирная
   11"/12 береговых мортир обр.1877 года - 4.
   Батарея Токаревская
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 2.
   Батарея Тигровая
   6"/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 4.
   Батарея Госпитальная
   8"/50 орудий обр.1906 года - 3.

Батареи Северной части острова Казакевича

   Батарея Ларионовская
   6"/45 орудий Кане - 5.
   Батарея Южная Ларионовская
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   57 мм/50 орудий Гочкиса морского ведомства - 6.
   Батарея Северная Ларионовская
   120 мм/50 орудий Виккерса - 6.
   Батарея Причальная
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 4.
   Батарея Поспеловская
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Аякс
   120 мм/50 орудий Виккерса - 2.
   Батарея Скрыплева
   120 мм/50 орудий Виккерса - 2.
   75 мм/50 орудий Кане - 2.
  

Морская крепость Николаевск

   Комендант: контр-адмирал фон Юргенсбург
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-майор Болотов.

Приморский фронт

   Устье Амура
   12"/35 орудий обр.1877 года - 2.
   11"/22 береговых орудий обр.1877 года - 7.
   10"/45 орудий обр.1895 года - 2.
   9"/12 береговых мортир обр.1877 года - 5.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   6"/28 орудий морского ведомства - 10.
   120 мм/50 орудий Виккерса - 2.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 9.
   Пр.Невельского(полуостров Лазарева)
   11"/22 береговых орудий обр.1877 года - 2.
   9"/35 орудий морского ведомства - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 6.
   Оха (прикрытие нефтепромыслов)
   10"/45 орудий обр.1895 года - 2.
   8"/30 орудий морского ведомства - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   120 мм/50 орудий Виккерса - 4.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 6.
  

Морская крепость Порт-Артур

   Комендант: контр-адмирал Немитц
   Заместитель коменданта по сухопутной обороне: генерал-майор Долгов

Приморский фронт

   12"/40 башенных орудий обр.1895 года - 4. (Две двухорудийных башни)
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 16.
   120 мм/50 орудий Шнейдера - 2.
   75 мм/50 орудий Канне - 8.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 23.
   Форт "Александровский":
10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Форт "Екатериненский" (Талиенван):
10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.

Укрепление Инкоу

   Комендант: генерал-майор Поручнев
   Заместитель коменданта по морским делам: капитан 1 ранга Фефелов

Приморский фронт

   9"/35 орудий морского ведомства - 4.
   9"/12 береговых мортир обр.1877 года - 6.
   6"/35 орудий морского ведомства - 6.
   6"/28 орудий морского ведомства - 4.
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 14.
  

Укрепление Корсаков

   Комендант: капитан 1 ранга Глинка

Приморский фронт

   Корсаков пост
   6"/35 орудий морского ведомства - 6.
   Батарея Крильон
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Батарея Анивы
   8"/50 орудий обр.1908 года - 2.
   75 мм/50 орудий Кане - 6.

Противодесантная оборона

   3"/13 горных орудий обр.1904 года - 36.
  

Укрепление Петропавловск-Камчатский

Приморский фронт

   Комендант: капитан 1 ранга Оленин.
   Батарея Большая Лагерная
   6"/35 орудий морского ведомства - 4.
   Батарея Максутова
   6"/28 орудий морского ведомства - 6.
   Портовая батарея
   57 мм/48 береговых орудий Норденфельда - 6.

Противодесантная оборона

   3"/13 горных орудий обр.1904 года - 12.
  

Укрепление Романов-на-Мурмане

   Комендант: капитан 1 ранга Сонцев.

Приморский фронт

   Форт Павловский
   10"/45 орудий обр.1895 года - 4.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 4.
   Причальная батарея
   75 мм/50 орудий Кане - 6.

Противодесантная оборона

   3"/13 горных орудий обр.1904 года - 18.
  

Укрепление Архангельск

   Комендант: капитан 1 ранга Мроз.

Приморский фронт

   10"/45 орудий обр.1895 года - 2.
   8"/35 орудий морского ведомства - 3.
   6"/28 орудий морского ведомства - 8.
   6"/45 орудий Кане - 4.
   75 мм/50 орудий Кане - 6.

Противодесантная оборона

   3"/13 горных орудий обр.1904 года - 36.
  

XVII. Оружие флота. Морская артиллерия. Торпеды. Мины.

  
   Морская артиллерия на протяжении столетий являлась главным оружием флота и благодаря промышленной революции совершила к началу 20 века огромный скачок. Росли калибры, увеличилась дальность стрельбы, росла ее разрушительная сила. Уроки Русско-Японской войны оказали огромное влияние на ее развитие. Так в период с 1906 года 1914 год создано новое поколение орудий имевших более высокие характеристики. Создание орудий исходило из новой доктрины русской морской артиллерии, провозгласившей отказ от прежней формулы "высокая начальная скорость+легкий снаряд" и принятие новой доктрины гласившей "умеренная начальная скорость+тяжелый снаряд", которая была принята после вдумчивого изучения и анализа боевых повреждений кораблей, результатов стрельб, в том числе практических, а также иностранных материалов.
   Огромную роль сыграли достаточно дорогостоящие опыты на Черном в море на списанном броненосце в течении 1906-1907 гг. По их результатам была принята новая линейка снарядов образца 1907 года. Для снаряжения снарядов с 1907 года стал применятся тринитролоул. Продолжала развиваться теория стрельбы, и на флотах стали складываться свои школы боевого применения артиллерии. Результаты опытных и практических стрельб тщательно анализировались. Были последовательно приняты "Правила артиллерийской стрельбы" 1906 года, 1908 года, 1911 года и наконец 1913 года. Состязательные артиллерийские стрельбы проводилась на ежегодных маневрах на "Императорский приз". К 1912 году на Черноморском и Тихоокеанском флотах была отработана бригадная централизованная стрельба.
   Большое внимание было уделено также созданию мобилизационных запасов на флотах. Так распоряжением артодела ГУК были установлены нормы наличия боекомплектов, составлявшиеся из расчета 1 полный боекомплект на берегу и один в арсеналах. Кроме этого весной 1911 года было выдвинуто требование к наличию на складах запасных стволов для крупнокалиберных орудий из расчета 1 ствол на 4 орудия. и запасных установок для орудий среднего и малого калибра. Однако стоит констатировать, что предвоенные планы по накоплению мобилизационных запасов не были выполнены в полном объеме.
   Материальная часть русской морской артиллерии к началу лета 1914 года:
  
   356 мм/50 орудие образца 1913 года
   356мм/50 орудия предназначались для вооружения линейных кораблей типа "Измаил". Морское ведомство первоначально заказало 4 ствола для морского полигона в начале 1910 года. Два орудия были изготовлено на Обуховском заводе и 2 на фирме Круппа. Полигонные станки были изготовлены на Металлическом заводе. Огневые испытания первого орудия были начаты в Германии на опытном полигоне Круппа в ноябре 1911 года. Испытания на морском полигоне были начаты в январе 1912 года. По результатам проведения испытаний проект был доработан и 21 мая 1912 года был заключен контракт с Путиловским заводом на поставку 84 356мм/50 орудий. Из них 48 собирались поставить на линкоры, 6 для батареи на острове Русском, сооружение которой велось с лета 1911 года и 30 запасных орудий. Фирма Круппа получила заказ на 24 ствола, 60 стволов должен был изготовить Путиловский завод. Позднее, ввиду проблем с освоением производства стволов Круппу передали изготовление еще 12 стволов. Фирма Круппа отстреляла на полигоне первый серийный ствол весной 1913 года. Первый Путиловский ствол был закончен изготовлением в сентябре 1913 года. Заказы на башенные установки были распределены следующим образом. Заказ на три береговые башни получил Металлический завод в середине 1911 года. Заказ на башни линейных кораблей получили соответственно Путиловский(4), Металлический(8) и Обуховский(4) заводы. Береговые башни были собраны на ямах в начале 1913 года. Доработка проводилась в течении полугода, после чего башни были разобраны и отправлены во Владивосток. Башня N1 была изготовлена к стрельбе и испытана в мае 1914 года, башня N2 в августе 1914 года, башня N3 была закончена только летом 1915 года. Первая корабельная башня была закончена в декабре 1913 года на Металлическом заводе. Корабли вступали в строй с конца 1915 года. Устройство 356 мм/50 башен близко к устройству 305 мм/52 башен. Интересным новшеством стало то, что основные э/д башни должны были работать на переменном трехфазном токе, а не на постоянном. Длина ствола составляла 50 клб, число нарезов 84, крутизна их хода 30 клб, глубина нарезов 2.67 мм. Вес затвора 1.5 тонны. Вес ствола с затвором 81-82 тонны. Трехорудийная башенная установка: угол вертикального наведения -5R...+35R. Скорость вертикального наведения 3 град/с, скорость горизонтального наведения 3 град/с. Длина отката около 1,500 мм. Диаметр шарового погона 10,190 мм. Броня: лоб и задняя часть - 305 мм, крыша и бока - 203 мм, качающийся щит - 50 мм. Вес качающейся части одного орудия 127.7 тонны, вращающейся части башни - 1,200 тонн, вес всей башни 1,390 тонн. Скорострельность 1.5-2.5 выстр/мин. Боекомплект 85 выстрелов на ствол, из которых 50 для быстрой стрельбы и 35 - с перегрузкой. Башню обслуживало 18 двигателей переменного тока общей мощностью 510 л.с. К орудиям были приняты снаряды весом 747.8 кг: бронебойный обр.1913 года длиной 3.9 клб, взрывчатое вещество - 20 кг; фугасный и полубронебойный снаряды обр.1913 года длиной 4.5-4.75 клб, взрывчатое вещество - от 66 до 82 кг. Начальная скорость для снарядов была принята 800 м/с. Вес заряда 178-203 кг пороха. Приказом морского министра для 14" орудий определен боекомплект в 320 выстрелов на ствол.
  
   305 мм/52 орудие образца 1907 года
   В 1907 года на Обуховском сталелитейном заводе (ОСЗ) началось проектирование 305мм/50 пушки. Однако из-за низкого качества примененной стали ее ствол удлинили на 2 клб - чтобы снизить давление пороховых газов при сохранении баллистических характеристик. В середине 1907 года ОСЗ было заказано 34 305мм/52 пушки (32 для дредноутов типа "Петропавловск" и 2 на полигон). Ствол орудия состоял из внутренней трубы, скрепленной тремя рядами цилиндров (по два в ряду). Поверх цилиндров надевался кожух с кольцевыми выступами для соединения с салазками станка. Сзади в кожух ввинчивался казенник, в котором помещался поршневой затвор. Длина ствола 15,850/52 мм/клб, длина нарезной части 12,852 мм, длина каморы до дна снаряда 2,443.5 мм. Длина хода нарезов постоянная - 29.89 клб. Число нарезов 72. Глубина нарезов 2.28 мм. Вес затвора 933.6 кг. Вес ствола с затвором 50.6 тонны. Всего до 1 марта 1914 года Морское ведомство заказало для береговой обороны и кораблей ОСЗ 207 пушек, из 45 предназначались для береговой обороны. При заказе запасных стволов исходили из 1 запасного ствола на 4 орудия. 305мм/52 пушки установили на линкорах класса "Петропавловск", "Цусима", "Императрица Мария", "Император Николай II", крейсерах класса "Дмитрий Донской", на башенных береговых установках и на открытых береговых установках. К 305мм/52 пушкам были приняты снаряды обр.1907 года весом 446 кг. Бронебойный снаряд длиной 3.9 клб содержал 12.5 кг взрывчатого вещества, взрыватель КТМБ или КТМФ. Полубронебойный снаряд длиной 4.9 клб содержал 44.7 кг взрывчатого вещества, взрыватель КТМБ или КТМФ. Фугасный снаряд длиной 4.9 клб содержал 55.1 кг взрывчатого вещества, взрыватель МРД. В 1915 году в боекомплект ввели пулевую шрапнель весом 331.7 кг и длиной 3.1 клб с трубкой ТМ-10. В 1915 году в боекомплект 305мм/52 пушек поступают химические снаряды. Удушающим отравляющим веществом снаряжались практические снаряды. К 1 января 1916 года на флоты было отправлено 589 удушающих снарядов, переделанных из практических снарядов. На каждый ствол полагалось по 400 выстрелов.
   Для снарядов обр.1907 года был принят заряд весом 132 кг марки 305/52, V0 = 800 м/с, дальность стрельбы 23,230 метров при угле +25R и 26,500 метров при угле +35R.
   Вначале были спроектированы двухорудийные башенные установки для линкоров типа "Петропавловск". Впоследствии в 1910 году проект был незначительно доработан, и было заказано еще 4 башенных установки для обороны Владивостока. Проектирование 305мм/52 трехорудийных башенных установок для линкоров типа "Цусима"/"Императрица Мария" начали в августе 1907 года. Для крейсеров типа "Дмитрий Донской" был принят немного модифицированный проект трехорудийной башенной установки отличающейся от линкоровских, прежде всего ослабленным бронированием. В общей сложности к 1 мая 1914 года Путиловским, Металлическим, Обуховским и Николаевским заводами было изготовлено окончания работ 14 двухорудийных башен и 32 трехорудийных башен. Станки установок имели гидравлические тормоза отката веретенного типа и гидропневматические накатники. Длина отката нормальная 1,270 мм. Наведение орудий производилось от э/д с помощью муфты Дженни. Впервые в этих установках в горизонтальном положении вместо катков использовались шары диаметром 152 мм. Угол вертикального составлял -5R...+35R, скорость вертикального наведения 3 град/с, скорость горизонтального наведения 3 град/с.
  
   305 мм/40 орудие образца 1895 года
   Проектирование 305 мм/40 орудия было начато Обуховским сталелитейным заводом (ОСЗ) согласно журналу МТК от 18 октября 1891 года. В марте 1895-го проведены испытания стрельбой первого 305 мм/40 орудия, изготовленного ОСЗ. 305мм/40 орудие стало первым орудием нового поколения. Это было первое 305 мм орудие, проектировавшееся под заряды бездымного пороха. Оно не имело цапф и было первым с поршневым затвором.
   Скрепление орудия состояло из трех рядов цилиндров и колец. На скрепленный ствол надевался кожух, в который ввинчивался казенник с резьбой для поршневого затвора. Длина ствола 12,192/40 мм/клб, нарезной части - 9,611 мм, каморы - 1,965.9 мм. Число нарезов 68. Глубина нарезов 1.78 мм. Крутизна нарезов смешанной системы: в начале на длине 0.5 клб нарезы постоянной крутизны, затем - прогрессивной крутизны и в конце на длине 4 клб - постоянной крутизны. Вес затвора около 800 кг. Вес орудия с затвором по проекту (на август 1892 г.) - 42,834 кг, в 1914-1917 гг. изготавливали орудия весом 44,250 кг. Сдача орудий велась ОСЗ с 1895 года по 1911 годы, при том в последние годы завод изготавливал запасные орудия и производил ремонт расстрелянных орудий. С началом великой войны ОСЗ был выданы новый заказ на производство 16 резервных стволов. 305 мм/40 орудия установили на броненосцах "Три святителя" (4), "Сисой Великий" (4), класса "Полтава" (12), "Ретвизан" (4), "Цесаревич" (4), класса "Бородино" (20), "Потемкин" (4), класса "Евстафий"(8), класса "Андрей Первозванный" (8) - всего 68 орудий.
   После РЯВ, в срок до 1911 года произведен 21 ствол, с целью создания запаса. В 1911 году распоряжением морского министра 6 стволов было использовано для создания железнодорожных транспортеров, три из которых были введены в строй к весне 1914 года. Два транспортера строились для военного ведомства. Для их эксплуатации были созданы бетонные огневые позиции N1, N2, N3 у Порт-Артура. Приступили к созданию огневых позиций под Владивостоком. В мае 1914 года жд батарея N1 отправлена на Дальний Восток. Жд батарея N2 была введена в строй в начале 1915 года и была использована для обороны проливов. 305 мм/40 башенные установки для броненосцев "Сисой Великий", "Полтава" и "Петропавловск" были заказаны Металлическому заводу 18 мая 1893 года. Еще две двухорудийные установки для броненосца "Севастополь" - 20 ноября 1894 года. Обуховскому заводу по чертежам Металлического завода. Металлисты сдали все 6 башен с мая по сентябрь 1895 года. Испытания стрельбой были проведены на "Сисое Великом" в октябре 1896 года, на "Полтаве" в июне 1900 года и на "Севастополе" в сентябре 1900 года. Все приводы установок гидравлические. Угол вертикального наведения -5R...+15R. Скорость горизонтального наведения гидравлическим приводом 2.2 град/с. Время открывания гидравлического замка - 14 с. Фактическое время заряжания орудия на "Сисое Великом" в 1896 года 2 мин. 22 с. Длина отката фактическая 864-965 мм. На "Сисое Великом" толщина вертикальной брони 305 мм и вес всей брони 358 тонн, на "Полтаве" соответственно 254 мм и 316 тонн.
   305 мм/40 башенные установки для броненосца "Три святителя" заказали Металлическому заводу в мае 1892 года, испытаны стрельбой на корабле в декабре 1895 года. Это была последняя башенная установка с гидравлическим приводом на Черноморском флоте, тем не менее, и в ней имелись интересные нововведения: впервые подача снарядов производилась прямо из трюма без передачи на нижнюю палубу; впервые установки были уравновешены относительно оси вращения; компрессор станка, помещенный под орудием, не сообщался с гидравлическим трубопроводом, и накат орудия после выстрела производился не силой напора из этого трубопровода, а энергией, накапливаемой при откате в особом аккумуляторе, соединенном с воздушным резервуаром. Вертикальное наведение гидравлическое и ручное, в обоих случаях осуществлялось посредством зубчатой дуги, прикрепленной к станине прицельной рамы и соединенной с бесконечным винтом. Горизонтальное наведение гидравлическое и ручное. В поворотном механизме с гидравлическим приводом использовались тросы и полиспасты, а в ручном - цепь Галля. Прибойники гидравлические, телескопические. Угол вертикального наведения -5R...+15R, угол горизонтального наведения 270R. Длина отката 815 мм. Высота оси орудия над палубой 1,829 мм. Вес установки 176 тонн. 305 мм/40 башенные установки для броненосца "Ретвизан" заказаны Металлическому заводу в июне 1898 года. Обе установки были собраны на заводе, затем разобраны и в 1900 года отправлены в США для монтажа на корабле. В башнях "Ретвизана" впервые в отечественном флоте применили электрические приводы наведения, подачи снарядов и т.п. Ток во всех был постоянный. Тормоз отката гидравлический, накатник гидропневматический. Досылка снаряда производилась телескопическим прибойником и приводом от э/д. Замок орудия открывался только вручную. Угол вертикального наведения -5R...+15R. Скорость вертикального наведения 2.5 град/с. 305мм/40 башенные установки для броненосцев типа "Бородино" проектировались с июня 1898 года и изготавливались двумя заводами. Башни для броненосцев "Бородино", "Орел" и "Слава" делал Металлический завод, а для "Императора Александра III" и "Князя Суворова" - Путиловский завод. Приводы установок электрические. Тормоза отката гидравлические, накатники гидропневматические. Установки Металлического завода и Путиловского завода имели ряд конструктивных отличий, например, в прибойнике и т.п. Угол вертикального наведения -5R..+15R, угол горизонтального наведения ? 135R. Скорость горизонтального наведения 3 град/с. Толщина брони: вертикальной - 254 мм, крыши - 51 мм. Вес носовой установки 182 тонны, кормовой - 180 тонн (для башен Путиловского завода). На испытаниях на "Славе" скорость заряжания составляла 1.5 мин. В отношении произведенных до РЯВ башен стоит отметить, что на всех оставшихся в строю кораблях в ходе ремонтов, угол вертикального наведения удалось довести за счет откидывающихся бронезаслонок до 35 град. 305 мм/40 башенная установка броненосца "Князь Потемкин Таврический" спроектирована и изготовлена "Обществом судостроительных, механических и литейных заводов" в городе Николаеве. Сборку башен на корабле провели в октябре-декабре 1904 года, а первую стрельбу - 29 апреля 1905 года. Приводы башни электрические. Башню обслуживали 9 э/д общей мощностью 134 л.с. Тормоз отката гидравлический, накатник гидропневматический. Длина отката максимальная 1,067 мм. Механизм вертикального наведения секторный с электрическим приводом. Для обстрела укреплений Босфора угол вертикального наведения был сделан необычно большим -5R...+35R. Скорость вертикального наведения 2.7 град/с. Угол горизонтального наведения ? 130R, скорость горизонтального наведения 3 град/с. Скорострельность на приемных испытаниях башни - 1 выстрел за 4 мин. Толщина вертикальной брони спереди 254 мм, сзади 127 мм (у кормовой башни - 102 мм). Вес откатных частей с пушкой 51.87 тонны, вес качающейся части 64.2 тонны. Полный вес носовой установки 63.64 тонны, кормовой - 57.4 тонны. 305 мм/40 башенные установки броненосцев типа "Андрей Первозванный" проектировались Металлическим заводом с июля 1903 года. Их принципиальным отличием стала повышенная скорострельность, время заряжания было доведено до 30 с. Для этого, в частности, существенно переделали замок пушки. Заказы на 305 мм/40 башенные установки распределялись следующим образом: Металлический завод - для броненосцев "Андрей Первозванный" и "Рождество Христово", ОСЗ - для броненосцев "Евстафий" и "Иоанн Златоуст". Все установки строились по чертежам Металлического завода. Позднее заказ был дополнен. Путиловскому заводу было заказано 6 башен для 3-х башенных береговых батарей. 2-х для обороны Санкт-Петеребурга и 1-й для обороны Владивостока. Все приводы в башнях электрические. В марте 1911 года на линейных кораблях типа "Андрей Первозванный" начали работы по установке муфт Дженни, окончательно доработав башни к весне 1912 года. Тормоз отката гидравлический, накатник гидропневматический. Угол вертикального наведения -5R...+35R. Угол горизонтального наведения носовой башни 270R, кормовой - 300R. Скорость вертикального наведения 2.7 град/с., скорость горизонтального наведения 2.4 град/с. Бронирование: вертикальная броня спереди и с боков 203 мм, сзади 254 мм, крыша 63.5 мм (у "Евстафия" и "Иоанна Златоуста" вертикальная броня 254 мм кругом). Полный вес установки 221,719 кг.
  
   254 мм/45 орудие образца 1892 года
   В 1891-1892 гг. Морское и Сухопутное ведомства решили принять единое 254 мм/45 орудие. Баллистические данные морских орудий кроме "Победы" оказались отвратительными. 254 мм береговые орудия оказались на примитивных лафетах и имели вначале низкую скорострельность. Производство 254 мм/45 орудий велось на Обуховском сталелитейном заводе (ОСЗ). Длина орудия составляла 11,430/45 мм/клб, длина канала 10,983/43.2 мм/клб, длина нарезной части 9,045 мм. Крутизна нарезов постоянная 30 клб (однако у части пушек была переменная, у дула 25 клб). Число нарезов 68, глубина нарезов 1.27 мм. Вес поршневого замка 400 кг. Вес орудия с замком колебался от 22.5 тонны (у "Пересвета" и "Ростислава") до 27.6 тонны (у "Победы"). В отличие от 254мм/45 береговых орудий морские орудия не имели цапф. В боекомплект пушек входили равновесные снаряды (225.2 кг) длиной 3.1-4 клб, унифицированные с боеприпасами 254мм/45 берегового орудия. Для боевых стрельб использовались только стальные снаряды. Снаряды обыкновенного чугуна при стрельбе боевыми зарядами часто раскалывались при вылете из дула. Поэтому их использовали только для практических стрельб. Для большинства орудий был принят заряд 65.6 кг бездымного пороха с V0=693 м/с и дальностью 16,840 метров при +35R. Орудия "Победы" имели V0=777 м/с и дальность 20,490 метров при +30R. 254мм/45 башенные установки для броненосцев береговой обороны "Адмирал Ушаков", "Адмирал Сенявин" и "Генерал-адмирал Апраксин" изготовили на Путиловском заводе. Компрессор станков гидравлический, а накатник гидропневматический. На "Адмирале Ушакове" и "Адмирале Сенявине" вертикальное наведение осуществлялось посредством двух гидравлических цилиндров, наполненных водой, штоки которых прикреплялись к качающимся рамам. Был и резервный механизм с ручным приводом и зубчатой дугой. Угол вертикального наведения -5R...+15R. Горизонтальное наведение также имело гидравлический и ручной приводы. Угол горизонтального наведения 270R. Толщина вертикальной брони 178 мм. На "Генерале-адмирале Апраксине" впервые в русском флоте приводы вертикального и горизонтального наведения делались электрическими. Угол вертикального наведения -5R...+35R. Вес башни на "Генерале-адмирале Апраксине" 244 тонн. Испытания башен стрельбой: "Адмирал Сенявин" - июль 1897 года; "Адмирал Ушаков" - сентябрь 1897 года; "Генерал-адмирал Апраксин" - июль-август 1899 года. Проект 254мм/45 башенных установок для броненосцев "Пересвет" и "Ослябя" был представлен Металлическим заводом в январе 1896 года. Первую из них изготовили в июне 1898 года. Стрельбы на "Пересвете" и "Ослябе" прошли в 1901 года. Компрессор станка гидравлический, накатник гидропневматический. Цилиндры противооткатных устройств при откате оставались неподвижными. Приводы наведения электрические. Подъемный механизм винтовой. Вращение башни производилось цепями Галля. Действия с замком - от электропривода или вручную при угле +2R. Угол вертикального наведения -5R...+35R. Угол горизонтального наведения (носовой и кормовой башни) 270R Вес станка без орудия 14,824 кг. Вес носовой башни 420 тонн, кормовой 370 тонн. Башню обслуживали 10 э/д общей мощностью 84 л.с. Для броненосца "Победа" башни изготавливались Путиловским заводом по тем же техническим условиям и имели небольшие отличия от башен Металлического завода. В частности, подъемный механизм имел зубчатый сектор, а не винт, а поворот башни осуществлялся шестерней, связанной с зубчатым погоном.
   В боекомплект для орудий после Русско-Японской войны входили снаряды весом 225.2 кг: бронебойный снаряд обр.1907 года, длинной 3.07 клб, содержащий 3.89 кг тротила; фугасный снаряд обр.1907 года с донным взрывателем, длинной 4 клб, содержащий 28.3 кг тротила; бронебойно-фугасный снаряд обр.1907 года, длинной 3.2 клб, содержащий 8.3 кг тротила. Начальная скорость, с зарядом обр.1907 года составляла 762 м/с. Позднее, после передачи береговой обороны в ведение морского ведомства снаряды старого образца переснаряжались тротилом. Производство снарядов продолжалось вплоть до 1914 года. В период после русско-японской войны по мере расстрела стволов проводилась замена старых стволов, на вновь изготовленные. Для "Генерал-Адмирал Апраксина" была заново изготовлена башня после имевшего место взрыва в ней. Собрана на корабле в 1908 году. В ходе капитальных ремонтов на кораблях имевших 10" орудия, углы возвышения доводились до +35R. Осенью 1910 года Брянскому и Пермскому заводам были заказаны новые лафеты для береговых орудий позволяющие иметь углы вертикального наведения -5R...+35R. Заказ был завершен весной 1914 года. Вначале заменялись лафеты на батареях Дальневосточных крепостей. Затем на Черноморских. Работы по замене лафетов на Балтике завершили к началу 1916 года. Весной 1914 года на ОСЗ вновь приступили к изготовлению стволов для создания резерва на замену расстрелляных. Всего было произведено 18 стволов до весны 1916 года.
  
   254 мм/50 орудие образца 1906 года
   254 мм/50 орудия были установлены только на крейсере "Рюрик". Их спроекти-ровала и изготовила английская фирма "Виккерс". Проба ору-дий на крейсере состоялась 27 сентября 1908 года. Позже ОСЗ заказали орудия для "Рюрика" в запас. Первое было испытано 20 сентября 1911 года на морском полигоне, а еще пять завод сдал в 1912 году. Перед уходом на Дальний Восток на крейсере были заменены расстрелянные в ходе боевой подготовки стволы. Расстрелянные были отправлены на Завод для восстановления.
   Внутренняя труба орудия скреплялась двумя рядами ци-линдров. Сзади на них был надет кожух, соединенный двумя кольцами с казенником. Затвор поршневой, системы Виккерса. Длина нарезной части 10 249 мм. Крутизна нарезов постоян-ная 30 клб. Число нарезов 60. Вес орудия с затвором 27 846 кг. В боекомплект к 254 мм пушке входили снаряды в 225,2 кг, взаимоза-меняемые с 254 мм/45 морской и береговой пушками: бронебойный снаряд обр. 1907 года длиной в 3,07 клб, ВВ 3,89 кг тротила; фугасный обр. 1907 года длиной в 4,0 клб, ВВ 28,3 кг тротила и фугасный "старого чертежа" длиной в 3,2 клб с ВВ 8,3 кг. Взры-ватели всех снарядов одинаковы: обр.1913 года - 11ДМ и 11ДТ.
   Заряды для всех снарядов одинаковы: 84-- 87 кг ленточ-ного пороха, дававшие Vo = 899 м/с. Дальность стрельбы сна-рядов обр. 1907 года 18 520 м при +21R и 22 224 м при +40R.
   Конструкция 254 мм/50 башенных установок была разработана фирмой Виккерсом полностью по русским стандартам. Угол ВН --5R...+35R. Приводы ВН и ГН электрические. По техни-ческим условиям скорость ВН 2 град/с, скорость ГН 2 град/с. Длина отката максимальная 686 мм. Скорострельность около 2 выстр./мин.
  
   203 мм/50 орудие образца 1907 года.
   203мм/50 пушка была спроектирована на Обуховском сталелитейном заводе в 1906 году. К огневым испытаниям ствола на полигонном станке приступили весной 1907 году. Ствол орудия состоял из внутренней трубы, трех скрепляющих цилиндров, кожуха и казенника. Нарезы постоянной крутизны. Глубина нарезов 1.52 мм. Затвор поршневой, трехтактный системы ОСЗ. Вес затвора 257 кг. Орудие оказалось малосерийное. Всего было изготовлено 12 орудий для вооружения линейных кораблей типа "Ефстафий", 6 орудий для перевооружения "Пантелеймона" и затем еще 12 стволов для береговых батарей и ЖД установок, в том числе и армейских.
   В состав боекомплекта входили бронебойно-фугасный и фугасный снаряды весом 112.5 кг длиной 3.9-4.0 клб. Вес взрывчатки соответственно 14 и 15.1 кг. Снаряды комплектовались взрывателями МРД и МРН. Заряжание - картузное, зарядами бездымного пороха весом 39 кг.
   Установки изготовливались на ОСЗ. Палубная установка имела следующие характеристики. Угол вертикального наведения -8R...+35R. Заряжание могло производиться при углах -3R...+5R. Скорость горизонтального и вертикального наведения вручную - 2R в секунду. Скорострельность 3-3.5 выстрела в минуту.
  
   203 мм/45 орудие образца 1895 года
   203мм/45 пушка была спроектирована на Обуховском сталелитейном заводе (ОСЗ) под руководством Бринка в 1892 года. Ствол орудия состоял из внутренней трубы, двух скрепляющих цилиндров и кожуха. Нарезы прогрессивной крутизны. Затвор поршневой, системы Розенберга. Длина нарезной части 7,530 мм. Число нарезов 48. Глубина нарезов 1.65 мм. Вес замка 201 кг, вес ствола с замком 12,183 кг. 203мм/45 пушки, изготовленные на ОСЗ, устанавливались на станках на центральном штыре и на одноорудийных башенных станках. К 1902 году ОСЗ изготовил 13 орудий. В ходе РЯВ было изготовлено еще 4 орудия. 203 мм/45 орудиями вооружались крейсера "Россия" (4), "Громобой" (4), "Баян" (2), а также канонерская лодка "Храбрый" (2, в ходе РЯВ сняты и отправлены на Дальний восток). В ходе войны изготовлено и установлено весной 1905 года на корабли 4 орудия. В 1906-1913 гг. изготовлено 29 орудий и 9 запасных стволов к ним. Орудия были установлены на крейсерах "Богатырь"(2), "Олег"(2), "Кагул"(2), "Очаков"(2), "Адмирал Макаров"(2), "Россия" и "Громобой" (добавлено по 2 орудия). В 1915 году производство 203 мм/45 пушек на ОСЗ возобновили, чтобы заменить расстрелянные орудия.
   Первоначально (до 1907 г.) в состав боекомплекта входили бронебойный, фугасный и сегментный снаряды весом 87.8 кг и длиной 2.5-2.6 клб. Причем сегментные снаряды оснащались 45-секундными дистанционными трубками. Затем на вооружение принимаются снаряды обр. 1907 г.: фугасный весом 87.8 кг, вес взрывчатого вещества - 9.3 кг, длина 3.04 клб, взрыватель обр. 1913 г. и полубронебойный весом 106.9 кг, вес взрывчатого вещества - 9.3 кг, длина 3.95 клб, взрыватель МРД. Заряжание 203мм/45 пушки - картузное, зарядами бездымного пороха марки 203/45. Вес заряда 29-32 кг. 203мм/45 станки на центральном штыре были спроектированы на Обуховском заводе по образцу 152мм/45 станков Канэ на центральном штыре. Характерное отличие 203 мм/45 станка от 152мм/45 Канэ - наличие двух секторов подъемного механизма вместо одного. Угол вертикального наведения -5R...+18 первоначально, впоследствии для открытых установок был доведен до 40R, для казематных установок как правило доходил до 30-33R. Длина отката 429-476 мм. Высота оси цапф от основания тумбы 1,410 мм, диаметр окружности крепежных болтов 2,160 мм. Вес откатных частей с орудием 18,500 кг, качающейся части - 21,620 кг. Вес установки со щитом около 28.5 тонн. Все действия с 203 мм/45 установкой, включая наведение, производились исключительно вручную. В 1908 г. на Морском полигоне состоялись испытания 203 мм/45 станка, к которому фирмой "Дюфлон и КR" было приспособлено два э/д (4 л.с. к подъемному механизму и 2 л.с. к поворотному). Моторы имели только одну скорость (3R10' в секунду вертикальную и 2R24' в секунду горизонтальную), что послужило одной из причин отказа от данной системы электрического наведения. Одноорудийные башенные установки для крейсера "Баян" и "Адмирал Макаров", строившихся во Франции, были изготовлены французами, за исключением станков "Адмирала Макарова", изготовленных на Металлическом заводе. Вертикальное наведение производилось сектором, укрепленном на правой стороне станка. Угол вертикального наведения -8R...+35R. Тормоз отката гидравлический, накатник пружинный. Заряжание могло производиться при углах -8R...+5R. Из всех операций электрифицировали только две - горизонтальное наведение и подачу боеприпасов, для чего имелось два электродвигателя по 5 л.с. каждый. Открывание затвора, вертикальное наведение, досылка снаряда цепным прибойником и другие операции производились вручную. Скорость горизонтального наведения от электродвигателя - 2R в секунду, скорость вертикального наведения вручную 1.6R в секунду. Вес станка без орудия 11,172 кг. Толщина вертикальной брони 125 мм, крыши 51 мм.
  
   152 мм/50 орудие образца 1913 года
   152мм/50 орудия спроектированы Обуховским сталелитейным заводом (ОСЗ) специально для вооружения новых крейсеров. Этими орудиями были вооружены крейсера типа "Светлана"(12), "Адмирал Нахимов"(14), "Адмирал Грейг"(48). Всего до лета 1913 года было заказано 74 орудия и 18 запасных стволов к ним. Тело орудия состояло из внутренней трубы, трех скрепляющих цилиндров, кожуха и скрепляющего кольца. Сзади в кожух ввинчивался казенник. Затвор поршневой трехтактный системы Виккерса. Длина ствола 7,620/50 мм/клб, длина канала 7,467 мм, длина нарезной части 6,121 мм. Крутизна нарезов 29.89 клб. Число нарезов 36, глубина их 1.14 мм. Вес орудия с замком 6,850 кг. В боекомплект орудия входили фугасные снаряды обр.1907 года, вес 49.76 кг, длина 4.1 клб., вес взрывчатого вещества 7.1 кг тротила, взрыватель обр. 1913 года. или МР. Заряжание орудия картузное. Вес заряда для фугасных снарядов 17 кг. V0 снарядов 823 м/с. Дальность стрельбы при +30R у фугасных снарядов обр.1907 года 14,640 метров. Компрессор гидравлический. Накатник пружинный. Подъемный механизм винтовой с ручным приводом. вертикального наведения -5R...+35R , скорость вертикального наведения 3 град/с, скорость горизонтального наведения 3 град/с. Длина отката 375 мм. Вес откатных частей 7,230 кг, вес качающейся части 10,150 кг. Скорострельность 5-7 выстр/мин. Для крейсеров типа "Светлана", "Нахимов" были произведены палубные орудия, прикрытые щитами с толщиной брони 25.4мм. С 1912 года Металлический завод приступил к проектированию 2-х орудийных башенных установок для крейсеров типа "Адмирал". Наведение предусматривалось от электроприводов при этом скорости и горизонтального и вертикального наведения должны были достигать 6 и 3.5 град.сек соответственно согласно ТТЗ. Первая двухорудийная башня была собрана на яме Металлического завода в летом 1914 года.
  
   152 мм/45 орудие системы Кане образца 1891 года
   В начале 1891 года во Франции русской делегации была продемонстрирована стрельба из 120 мм/45 и 152 мм/45 пушек системы Канэ. Стрельба из них производилась унитарными патронами, и французы ухитрились получить огромную скорострельность - 12 выстр./мин. из 120-мм пушек и 10 выстр./мин. из 152-мм. Управляющий Морским министерством решил ограничиться приобретением у Канэ чертежей, не заказывая образцов орудий. В августе 1891 года был заключен договор с обществом "Forges et Chantiers de la Mediterranes", согласно которому Канэ представил чертежи станков к ним, снарядов, гильз и трубок (взрывателей). В 1893-1894 гг. в сухопутной артиллерии проводились опыты с 152 мм/50 пушкой Канэ. Но в 1895 года на вооружение береговых крепостей приняли 152 мм/45 пушку Канэ. Другие орудия, в том числе 75 мм/50 орудия Канэ, предлагались ГАУ, но приняты не были. С 1892 г. ОСЗ приступил к выполнению заказа. До января 1901 года завод сдал 135 152мм/45 пушек, а с мая 1900 года по май 1901 года - 46 . Несколько позже производство орудий Канэ начал Пермский завод. В 1897-1900 гг. ему заказали 37 152 мм/45 орудий. (Здесь и далее речь идет только об орудиях Морского ведомства.) В ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. было отмечено несколько разрывов дульной части 152 мм/45 пушек, поэтому после войны развернули производство 152 мм/45 орудий, скрепленных до дула. Их устанавливали на послевоенных крейсерах. С 1909 года морское ведомство приобретало орудия для установки на береговых батареях. После РЯВ выпуском орудий занимались ОСЗ и Пермский завод. 152мм/45 пушки первого образца состояли из трубы, кожуха и муфты. Длина ствола 6,858 мм. Кожух скреплял ствол на длине 3,200 мм. Длина нарезной части 5,349 мм. Первые партии орудий имели постоянную крутизну нарезов в 30 клб., а последующие - переменную крутизну от 71.95 клб. в начале до 29.89 клб. к дулу. Число нарезов 38, глубина нарезов 1.0 мм. Затвор поршневой, весом 120-126 кг. Вес ствола с затвором 5,815-6,290 кг. 152 мм/45 пушки, скрепленные до дула, состояли из трубы, трех скрепляющих цилиндров, кожуха, казенника и двух колец. Внешние очертания пушки стали существенно другими, что потребовало изменения конструкции станков. Вес пушки остался прежним. Первоначально у всех снарядов для 152 мм/45 пушки вес был одинаков - около 41.4 кг. Так, бронебойный снаряд "старого чертежа" имел длину 2.8 клб. и содержал 1.23 кг мелинита, взрыватель 11ДМ. Фугасный стальной снаряд "старого чертежа" длиной 3 клб. содержал 2.713 кг тротила, взрыватель 9ДТ. Правда, часто, "в целях экономии" по-прежнему отливали снаряды из обыкновенного чугуна длиной 3.25 клб., с весом взрывчатого вещества 1.365 кг черного пороха и ударной трубкой обр. 1884 года. После 1907 года имеемые снаряды морского ведомства переснаряжались толом, а после 1910 года и снаряды, входившие в боекомплект береговых батарей. С 1907 года в боекомплект были введены фугасные снаряды обр. 1907 года, вес 49.76 кг, длина 4.1 клб., вес взрывчатого вещества 7.1 кг тротила, взрыватель обр. 1913 г. или МР. С 1913 года в боекомплект ввели шрапнель весом 41.46 кг, длиной 3.6 клб. с 45-секундной трубкой, позже замененной ТМ-10. Вес одной пули 0.021 кг, диаметр 15.9 мм. В 1915 году приняли ныряющий снаряд весом 48.1 кг и длиной 4.67 клб., вес взрывчатого вещества 10.2 кг, взрыватель НВ или НВ-2. В 1915 г. начали поступать химические (удушающие) снаряды, которых было выпущено до конца войны 3,000, переделанных из стальных практических снарядов. Пушки Канэ являлись первыми в России патронными орудиями среднего калибра. Первоначально заряжание в них было унитарным, но затем перешли к раздельному. Журналом МТК от 04 июня 1901 года для этого ввели укороченную на 19.3 мм гильзу, которая только касалась дна канала. Длина новых гильз составляла 1,095 мм, вес от 14.5 до 15.46 кг.
   К основным снарядам был принят заряд бездымного пороха весом 12-12.5 кг, а к ныряющему снаряду - 1.2 кг. Дальность стрельбы при угле, метры.
   Снаряд V0, м/с 20R 25R 40R
   Фугасный, обр. 1907 года 762 14,080 15,550 18,470
   Шрапнель 793.6 11,890 --- ---
   Ныряющий 228.6 3,110 --- ---
   14 января 1892 года Артиллерийским отделением МТК были рассмотрены рабочие чертежи 152 мм/45 и 120 мм/45 установок Канэ на центральном штыре. Чертежи утвердили и передали в производство на ОСЗ. Устройство обоих станков аналогично. Подъемный механизм с зубчатой дугой. Угол вертикального наведения -6R...+20R. Угол горизонтального наведения 360R. Тормоз отката гидравлический, веретенного типа. Накатник пружинный. Длина отката 375-400 мм. Высота оси орудия над палубой 1,150 мм. Диаметр окружности по центрам фундаментных болтов 1,475 мм. Вес качающейся части 8,300 кг. Вес щита 991 кг. Общий вес станка без орудия 6,290 кг, с орудием - 14,690 кг. Станки на центральных штырах при угле горизонтального наведения 100R требовали больших портов, поэтому для закрытых батарей были введены бортовые станки. Бортовой станок вращался в горизонтальной плоскости на одном переднем и 4 задних катках. Ось вращения проходила через порт. Вес установки 6,961 кг. Для 152 мм/45 орудий, скрепленных до дула, Металлический завод специально спроектировал станок на центральном штыре. Подъемный механизм винтовой. Угол вертикального наведения -6R...+35R. Угол горизонтального наведения 360R. Скорость вертикального наведения 3 град./с., скорость горизонтального наведения 5 град./с. Тормоз отката веретенного типа, накатник пружинный, длина отката 380 мм. Высота оси орудия над палубой 1,359 мм. Диаметр окружности по центрам фундаментных болтов 1,475 мм. Щит башнеподобный, толщиной 76 мм, весом 3,440 кг. Вес качающейся части 9,170 кг. Вес станка без орудия 9,992 кг, с орудием - 16,240 кг. Скорострельность 7 выстр./мин. Расчет 10 человек. Летом 1912 г. был испытан станок обр.1911 г. на центральном штыре конструкции ОСЗ. Угол вертикального наведения -5R...+35R. Угол горизонтального наведения 360R. Максимальная длина отката 465 мм. Высота оси орудия от основания палубы 1,410 мм. Вес откатных частей 6,740 кг, вес качающейся части 8,990 кг. Вес установки с орудием 17,330 кг. Для линейного корабля "Три Святителя" выделили 14 152 мм/45 станков обр.1911 года. 152 мм/45 башенные установки в русском флоте изготавливались по собственным проектам четырьмя заводами: Металлическим - 26 башен; Путиловским - 18; Обуховским - 16; Французским - 6 башен для броненосца "Цесаревич" (по конструкции близки к установкам Путиловского завода). ОСЗ изготовил по четыре башни на три броненосца класса "Полтава" и на броненосец "Ростислав". 152 мм башенные установки ОСЗ, наиболее ранних выпусков, существенно отличались от установок Путиловского и Металлического заводов. Они оказались неудачными, и от их производства пришлось отказаться. Особенностью установок ОСЗ было то, что вращающийся стол был цилиндрический, а не эллиптический, как в прочих уравновешенных установках, но ось сдвинута по отношению к оси поданной трубы назад. В башнях размещались станки Канэ на центральном штыре с демонтированным поворотным механизмом. Вертикальное наведение только ручное. Горизонтальное наведение от электромотора или вручную. Путиловский завод изготовил 12 башен для броненосцев "Император Александр III" и "Князь Суворов". Вращающийся стол эллиптической формы. Горизонтальные катки конические. Установка центрировалась двумя системами (верхней и нижней) вертикальных катков. Станки тождественны станкам Канэ на центральном штыре. Угол вертикального наведения -6R...+20R. Угол горизонтального наведения для носовой и кормовой башен 135R, для средней - 180R. Вертикальное и горизонтальное наведение производилось от э/д (вертикальное наведение - 2х1.5 л.с., горизонтальное наведение - 1х10 л.с.). Скорость вертикального наведения 3.25 град./с., скорость горизонтального наведения 5 град./с. Толщина вертикальной брони 152 мм. Вес установки без брони и орудий 49,810 кг. Металлический завод изготовил двухорудийные 152-мм башенные установки для броненосцев "Бородино", "Орел", "Слава" (18х2) и крейсеров класса "Богатырь" (4х2) - итого 26 башен. Система вращалась на конических катках. Башня центрировалась системой вертикальных катков, а также особой цапфой (нижним штыром). Наибольшие отличия от других 152-мм башенных установок имели станки Металлического завода. Башенные станки Металлического завода представляли переходный этап от 152 мм станков Канэ к 152 мм станкам Металлического завода на центральном штыре. Компрессор еще откатывался вместе с орудием, но два пружинных накатника были неподвижны (они располагались по бокам станка). Подъемный механизм - винт, связанный шарниром с обоймой. Вертикальное и горизонтальное наведение от э/д. Угол вертикального наведения -6R...+25R. Досылка снарядов (ручная) производилась в пределах углов заряжания (-3R...+3R). Вес одного станка без орудия 3,440 кг, с орудием 9,271 кг. В заключение стоит отметить, что башенные установки после русско-японской войны модернизировались в ходе прохождение ремонтов. Как правило заменялись или дорабатывались электрические привода наведения, принимались меры ко всемерному увеличению углов вертикального наведения и скорости и точности наводки. Башенные установки с крейсеров были позднее установлены на берег и включены в состав береговой обороны Владивостока. Кроме того, после РЯВ модернизированные 152 мм орудия Кане обр.1891 года получили крейсера типа "Адмирал Витгефт".
  
   120 мм/50 орудие обр.1908 года
   Первые 120 мм/50 орудия Виккерса доставили в Россию в начале 1905 г. для Сухопутного ведомства. Позже их назвали 120 мм/50 орудиями I образца. В ходе проектирования новых дредноутов было решено вооружить новые дредноуты более мощным противоминым орудием. Испытания нового орудия провели в 1909 году, после чего было начато валовое производство 120 мм/50 орудий на Обуховском сталелитейном заводе (ОСЗ) по заказу Морскогоо ведомства.
   Морские орудия, изготовленные ОСЗ и Пермским заводом, называли орудиями II образца. Орудия устанавливались на линейных кораблях и линейных крейсерах типа "Донской". Тело орудия состояло из внутренней трубы, скрепленной по всей длине тремя цилиндрами в один ряд, а с середины орудия до казенного среза - еще и кожухом. На кожух навинчен казенник. Замок поршневой системы Виккерса. Длина ствола 6,000 мм (50 клб.). Длина нарезной части 5,042 мм. Крутизна нарезов постоянная в 30 клб. Число нарезов 28, глубина 0.96 мм. Вес замка 82-84.5 кг. Вес ствола с замком 3,150 кг. В боекомплект 120 мм/50 орудия входили снаряды:
   - фугасный обр.1907 года весом 23.4 кг в 4.0 клб, взрывчатое вещество - 2.35 кг, взрыватели обр.1913 г., 7ДТ, МР;
   - фугасный обр.1911 года весом 23.4 кг в 5.0 клб, взрывчатое вещество - 2.53 кг, взрыватели обр.1913 г., МР;
   - шрапнель (введена в 1915 г.), вес 20.7 кг, в 3.73 клб с 22-секундной трубкой или ТМ-6; - - ныряющий весом 26.1 кг. в 5 клб, взрывчатое вещество - 5.16 кг, взрыватель НВ;
   - осветительный беспарашютный весом 23 кг в 4.3 клб с трубкой МТ-6;
   - химический (МЗ было заказано в 1916 г. 25,000 таких снарядов).
   120мм/50 орудие ОСЗ имело унитарное заряжание, заряд 7-8 кг бездымного пороха.
   Снаряд обр.1907 года - V0 = 800 м/с и дальность 11,430 метров при +20R.
   Шрапнель - V0 = 820 м/с и дальность 10,610 метров по трубке.
   Осветительный снаряд V0 = 660 м/с и дальность 10,430 метров по трубке.
   Ныряющий - V0 = 216.4 м/с и дальность 2,190 метров.
   120 мм/50 морские орудия устанавливались на станки на центральном штыре. Компрессор гидравлический, накатник пружинный. Подъемный механизм секторный. Поворотный механизм червячного типа. Толщина броневого щита 76 мм. Угол вертикального наведения -10R...+25R. Угол горизонтального наведения 360R. Скорость вертикального наведения 3.5 град/с, скорость горизонтального наведения 4-5 град/с. Длина отката 272-290 мм. Высота оси ствола от основания тумбы 1,117 мм. Вес откатных частей 3,300 кг. Вес щита 1,855 кг. Полный вес установки 8,700 кг. Скорострельность палубных установок 7-8 выстрелов в минуту. Кроме этого с 1912 года было налажено производство башенных установок для линейных крейсеров типа "Дмитрий Донской", линейных кораблей типа "Измаил" и "Императора Николая II". Компрессор гидравлический. Накатник пружинный. Подъемный механизм винтовой с ручным приводом. Привод поворотного механизма электрический, с муфтами Дженни. Угол вертикального наведения -5R...+35R, скорость вертикального наведения 5 град/с, скорость горизонтального наведения 5-6 град/с. Длина отката 375 мм (279 мм). Высота оси цапф над плоскостью центров шаров 1,875 мм (1,519 мм), диаметр башни по шарам 2,591 мм. Бронирование: лоб, бока 51 мм, крыша 25.4 мм, неподвижная броня 51 мм. Вес откатных частей 3,300 кг, вес качающейся части 4,440 кг, общий вес башни 43.1 тонны. Скорострельность 5-6 выстр/мин.
  
   120 мм/45 орудие обр.1911 года
   Новое 120 мм орудие было спроектировано на основе 120/50 орудия образца 1908 года и было специально передназначено для вооружения новейших эскадренных миноносцев. Орудие было спроектировано на Обуховском заводе и прошло испытание весной-летом 1911 года. Первым новейшие орудия получил эсминец "Яростный".
   Тело орудия состояло из внутренней трубы, скрепленной по всей длине тремя цилиндрами в один ряд, а с середины орудия до казенного среза - еще и кожухом. На кожух навинчен казенник. Замок поршневой системы Виккерса. Длина ствола 5400 мм (45 клб.). Длина нарезной части 4,842 мм. Крутизна нарезов постоянная в 30 клб. Число нарезов 28, глубина 0.96 мм. Вес замка 82-84.5 кг. Вес ствола с замком 3,150 кг. В боекомплект 120 мм/50 орудия входили снаряды:
   - фугасный обр.1907 года весом 23.4 кг в 4.0 клб, взрывчатое вещество - 2.35 кг, взрыватели обр.1913 г., 7ДТ, МР;
   - фугасный обр.1911 года весом 23.4 кг в 5.0 клб, взрывчатое вещество - 2.53 кг, взрыватели обр.1913 г., МР;
   - шрапнель (введена в 1915 г.), вес 20.7 кг, в 3.73 клб с 22-секундной трубкой или ТМ-6; - - ныряющий весом 26.1 кг. в 5 клб, взрывчатое вещество - 5.16 кг, взрыватель НВ;
   - осветительный беспарашютный весом 23 кг в 4.3 клб с трубкой МТ-6;
   - химический (МЗ было заказано в 1916 г. 25,000 таких снарядов).
   120мм/50 орудие ОСЗ имело унитарное заряжание, заряд 7-8 кг бездымного пороха.
   Снаряд обр.1907 года - V0 = 762 м/с и дальность 10,660 метров при +20R.
   Шрапнель - V0 = 792 м/с и дальность 10,610 метров по трубке.
   Осветительный снаряд V0 = 660 м/с и дальность 10,430 метров по трубке.
   Ныряющий - V0 = 216.4 м/с и дальность 2,190 метров.
   120 мм/45 морские орудия устанавливались на станки на центральном штыре. Компрессор гидравлический, накатник пружинный. Подъемный механизм секторный. Поворотный механизм червячного типа. Толщина броневого щита 25 мм. Угол вертикального наведения -10R...+30R. Угол горизонтального наведения 360R. Скорость вертикального наведения 3.5 град/с, скорость горизонтального наведения 5-6 град/с. Длина отката 272-290 мм. Высота оси ствола от основания тумбы 1,117 мм. Вес откатных частей 3,300 кг. Вес щита 800 кг. Скорострельность 6-8 выстр/мин.
  
   120 мм/45 орудия обр.1891 года
   Патронные 120мм/45 орудия Канэ были приняты на вооружение вместе со 152 мм/45 орудием. Первоначально их изготавливали только на Обуховском сталелитейном заводе, затем к выпуску был подключен Пермский завод. К 01.05.1901 г. завод сдал 76 таких орудий. После русско-японской войны ОСЗ перешел к выпуску 120 мм/45 орудий, скрепленных до дула. Эти орудия устанавливались на канонерских лодках, эсминцах и вспомогательных судах. Нескрепленный ствол состоял из трубы, скрепленной кожухом, и добавочного кольца. Затвор поршневой. Нарезка канала сначала постоянная, затем прогрессивная и, наконец, на длине 6 клб у дула - вновь постоянная. Скрепленный ствол состоял из внутренней трубы, трех цилиндров, скрепляющих трубу у дула, кожуха и казенника. Длина ствола 5,400 мм (45 клб), длина нарезной части 4,261.7 мм. Крутизна нарезов у дула 29.89 клб. Число нарезов 30, глубина 0.8 мм. Вес замка 67-69 кг. Вес орудия с замком 2,989-3,096 кг. Первоначально к 120 мм/45 орудиям полагались снаряды весом 20.47 кг: бронебойный длиной 2.8 клб и фугасный в 3.5 клб. После русско-японской войны применялись снаряды обр.1907 и 1911 годов:
   - фугасный обр.1907 года весом 23.4 кг в 4.0 клб, взрывчатое вещество - 2.35 кг, взрыватели обр.1913 г., 7ДТ, МР;
   - фугасный обр.1911 года весом 23.4 кг в 5.0 клб, взрывчатое вещество - 2.53 кг, взрыватели обр.1913 г., МР;
   - шрапнель (введена в 1915 г.), вес 20.7 кг, в 3.73 клб с 22-секундной трубкой или ТМ-6; - - ныряющий весом 26.1 кг. в 5 клб, взрывчатое вещество - 5.16 кг, взрыватель НВ;
   - осветительный беспарашютный весом 23 кг в 4.3 клб с трубкой МТ-6;
   - химический (МЗ было заказано в 1916 г. 25,000 таких снарядов).
   Заряжание 120 мм/45 орудия унитарное. Длина гильзы 937 мм, вес 8.8 кг. Длина патрона от 1,308 до 1,477 мм. У снарядов 1890-х гг. V0 = 823 м/с, дальность 5,720 метров при +6R (предел - 9,520 метров). Для снаряда обр.1907 г. V0 = 762 м/с и дальность 11,300 метров при +25R, и 15,000 метров при +38R. Для шрапнели V0 = 792 м/с и дальность 10,100 метров по трубке (18R). Для ныряющего снаряда V0 = 350 м/с и дальность 2,380 метров. Первоначально для 120мм/45 орудий Канэ предназначались два станка системы Канэ - на центральном штыре и на бортовом (для закрытых батарей). Оба станка изготавливались ОСЗ. Станок Канэ на центральном штыре: цилиндр гидропневматического компрессора составлял одно целое с обоймой, соединенной со стволом. Накатник пружинный. Подъемный механизм имел одну зубчатую дугу. Штыровое основание - круглая стальная отливка, которая крепилась к палубе или бетонному основанию болтами. На нем имелся круговой желоб с шарами, на которых лежала своим дном поворотная рама.
   Угол вертикального наведения -7R...+20R. Угол горизонтального наведения 360R. Длина отката 294 мм. Высота оси цапф от основания тумбы 1,050 мм. Вес откатных частей 3,800 кг., вес качающейся части 4,400 кг. Вес щита 900 кг. Вес установки с пушкой и щитом 7,500 кг. Станок Канэ на бортовом штыре почти одинаков со станком на центральном штыре. Угол горизонтального наведения 100R. Высота оси цапф над основанием 1,150 мм. Вес станка без орудия 4881 кг. Внешние размеры скрепленных до дула 120 мм/45 орудий отличались от нескрепленных, и их нельзя было установить на станки Канэ. Поэтому Металлический завод спроектировал под новый образец орудия станок на центральном штыре для канонерских лодок. Принципиальное отличие станка Металлического завода от станков Канэ - замена подъемной дуги винтом, кроме того, противооткатные устройства сделали неподвижными. Угол вертикального наведения -7R...+25R, на более поздних моделях +30R. Угол горизонтального наведения 360R Длина отката 284 мм. Высота оси цапф от основания тумбы 1,125 мм. Вес откатных частей 3,608 кг, вес качающейся части 4,756 кг. Вес щита 1,402 кг. Вес установки с орудием и щитом 8,780 кг.
  
   75 мм/50 орудие образца 1891 года.
   Документацию на 75 мм/50 пушку Канэ купили в 1891 г. вместе со 152 мм/45 и 120 мм/45 орудиями Канэ. 75 мм/50 пушки были приняты только в Морском ведомстве. Артиллерийский комитет ГАУ в июне 1892 г. рассмотрел вопрос о возможности введения 75мм/50 пушки Канэ в сухопутной артиллерии и отказался от нее. 75 мм/50 пушка серийно изготавливалась на Обуховском и Пермском заводах. Обуховский завод (ОСЗ) к 01.05.1901 г. сдал 234 пушки. С 01.08.1909 г. по 01.01.1917 г. - 268 пушек. В 1917 г. - 19 шт., в 1918-м - 0, в 1919-м - 10 шт., в 1920-м - 10 шт. и в 1921-м - 10 шт. Пермский завод в 1900-1907 гг. сдал около 70 орудий. Затем производство приостановили до 1914 г. В 1914-1916 гг. завод поставил 103 орудия. 75 мм орудие являлось основным противоминным калибром броненосцев и крейсеров русского флота и главным калибром миноносцев. После Русско-Японской войны 75 мм орудия теряют свое значение и постепенно снимаются с кораблей. Первоначально орудия складировались. С 1910 года было принято решение использовать 75 мм для береговой обороны и для вооружения вспомогательных судов. С 1912 года АО ГУК было принято решение использовать 75 мм орудия в качестве противовоздушных. Пушка состояла из ствола, скрепленного кожухом и добавочным кольцом. Затвор поршневой. Длина ствола 3,750/50 мм/клб., длина трубы 3,616/48.2 мм/клб., длина нарезной части 2,943.5 мм. Крутизна нарезов переменная (у дула 30 клб.) Число нарезов 18, глубина 0.6 мм. Вес замка 25 кг. Вес ствола с замком 879-901 кг. До 1905 г. в боекомплект 75мм/50 пушки входили только бронебойные снаряды весом 4.9 кг и длиной 2.7 клб. На дистанции 915 метров они пробивали по нормали 117-мм броню. В начале 1905 года была введена пулевая диафрагменная шрапнель весом 4.91 кг в 2.9 клб., содержавшая около 184 пуль диаметром 12.7 мм и весом 0.010 кг каждая. Трубка 22-секундная. Позже появился фугасный снаряд обр. 1907 г. весом 4.91 кг в 3.36 клб., взрывчатое вещество - 0.52 кг тротила, взрыватель обр. 1913 года или МР. В 1915 году ввели: фугасный зенитный снаряд весом 5.32 кг в 3.2 клб. с 22-секундной трубкой; ныряющий снаряд весом 4.5 кг в 3.4 клб., взрывчатое вещество - 0.76 кг, взрыватель НВ; зажигательный снаряд в 3.3 клб. и осветительный в 3.3 клб. с 18-секундной трубкой. В 1917 году введен зенитный снаряд Розенберга с палочной шрапнелью весом 5.75-5.97 кг, длиной 2.8-4.5 клб., трубка 22-секундная или МТ-6.
   Заряжание пушки унитарное. Гильза латунная длиной 662 мм, вес 3.032 кг. Заряд - 1.5 кг бездымного пороха, для ныряющего снаряда - 0.2 кг.
   По таблицам стрельбы 1896 г. бронебойный снаряд имел V0 = 823 м/с и дальность 6,400 метров при +13R и 869 м/с при +21R. Фугасный снаряд обр. 1907 г. V0 = 823 м/с, дальность 7,870 метров при +20R. Фугасный (толовый) зенитный V0 = 747 м/с, дальность 7,690 метров при +20R, 8,420 метров при +25R и 9,150 м. по трубке 28 секунд (+35R). Шрапнель пулевая с 22-секундной трубкой V0 = 823 м/с, дальность 6,400 метров по трубке. Шрапнель "Р" весом 5.75 кг. V0 = 738 м/с, дальность 7,500 метров при +19R41' и 8,970 метров при +40R. Ныряющий снаряд V0 = 229 м/с, дальность 2,010 метров.
   Первоначально 75мм/50 пушки устанавливались на станках Канэ на центральном штыре. Компрессор гидравлический, откатывался вместе со стволом; накатник пружинный. Подъемный механизм с зубчатой дугой. Поворотный механизм посредством валов и шестерен сцеплялся с зубчатым погоном, прикрепленным к штыровому основанию. В 1896-1898 гг. на ОСЗ создали станок системы Меллера. Он весил почти в два раза меньше старого за счет облегчения и упрощения конструкции: механизм горизонтального наведения был упразднен, а поворот орудия производился плечом наводчика. Подъемный механизм имел зубчатую дугу. Чтобы уменьшить вес противооткатных устройств, ввели гидропневматический накатник и в два раза увеличили длину отката. Для палубных установок Металлическим заводом был создан 75мм/50 станок на центральном штыре обр. 1906 г. с центральным компрессором, неподвижным при откате. Накатник пружинный. Подъемный механизм винтовой. Поворотный механизм имел цилиндрическую шестерню, сцепленную с круговым погоном. Модернизированный вариант станка Металлического завода обр. 1906 г. получил название станка обр. 1908 г. Как ранее указывалось, 75 мм орудия было принято решение использовать для противовоздушной обороны. Первые переделанные зенитные станки сдали уже осенью 1913 года. Станок Меллера позволил орудию иметь угол возвышения +55R. Таких установок изготовлено 77 штук. Затем ОСЗ доработал станок, и угол возвышения удалось довести до 75R. С лета 1917 года орудие устанавливалось на новый станок, угол возвышения которого был доведен до +85R.
  
   В заключении стоит добавить, что кроме указанных систем на вооружение Императорского флота поступили с 1906 года 8.8 см орудия SK L/45 C/06. этими орудиями частично закупленными в Германии, а большей частью изготовленными на Пермьском орудийном заводе, были вооружены достраивающиеся в течении 1906-1907 гг. эсминцы типа "Доблестный", "Лейтенант Бураков" и "Инженер-механик Зверев".. Кроме того одним из уроков Русско-Японской войны стала возрасшая опасность носителей торпедного оружия. И если для поражения эсминцев наиболее приемлимым на флоте считали 120 мм орудие, то для обстрела неожиданно появившихся на сверхмалых дистанциях минных катеров нужно было очень скорострельное оружие. Старые 47 мм и 37 мм орудия считались для этого уже неподходящими. Выходом посчитали принятие на вооружение 37 мм автоматического орудия Максима, производством которого занимался ОСЗ. Артоотдел МТК полагал необходимым вооружить 4-мя орудиями каждый корабль I ранга и 2-мя орудиями каждый корабль II ранга. Данное решение было утверждено морским министром, но производство автоматов в межвоенный период шло достаточно медленно, в основном из-за ограниченного финансирования и корабли в лучшем случае получили по паре орудий. Позднее после ряда опытов с 37 мм автоматами сочли возможным попробовать увеличить калибр и разработать орудие взяв за основу ствол и баллистику 47 мм орудия Гочкиса. В итоге в 1911 году была разработана новая 47 мм автоматическая пушка, которую после длительных испытаний приняли на вооружение в 1913 году, как 47 мм автоматическое орудие обр.1913 года с длинной ствола 43 калибра. До начала войны было произведено всего 17 орудий.
   Тем не менее, тот факт, что ОСЗ к началу великой войны имел налаженное производство 37 мм и 47 мм автоматов сыграл огромную роль в организации впоследствии противовоздушной обороны флота и армии. В 1912 году была закуплена ограниченная партия (38 штук) американских автоматических пушек системы МакКлена.
  

ТОРПЕДЫ

  
   Торпедное, или как тогда называли, минное оружие широко применялось в ходе Русско-Японской войны. Наиболее совершенной к РЯВ стала торпеда образца 1898 года под индексом "Л". Спроектированная заводом Лесснера на основе фиумских образцов, она в течение ряда лет находилась в серийном производстве на отечественных заводах. Ее скорость составляла 30 узлов, вес заряда взрывчатого вещества - 64 кг. Именно торпеды образца 1898 года, помимо заказанных в 1904 году Шварцкопфу, явились основным образцом, применявшимся кораблями Российского флота в русско-японской войне. Применялись торпеды главным образом миноносцами. Однако стреляли также крейсера с целью потопления поврежденных кораблей противника в ходе Цусимского сражения и транспортов. С миноносцев в основном стрельба производилась ночью или на рассвете в условиях ограниченной видимости, как в бою у острова Дажалет. Дистанция не превышала, как правило, нескольких кабельтовых. Первоначально стреляли одиночной торпедой, затем к концу войны применяли 2-3 торпеды в ходе атаки. В 1904 году Российский флот первым принял торпеду Уайтхеда калибра 450 мм, вследствие чего она получила название "Stlura Russo" - в переводе с итальянского "русская мина". В русско-японской войне торпеда образца 1904 года практически не использовалась. Фиумский завод поставил России 93 штуки. В дальнейшем производство наладили на Обуховском заводе и заводе Лесснера. С началом изготовления торпед в России в них внесли некоторые конструктивные улучшения. Важным этапом в развитии торпедного оружия явилось внедрение в энергосиловые установки "сухого", а затем и "влажного" подогрева сжатого воздуха. Еще в 1899 году лейтенант И.И. Назаров, проводя на Черноморском флоте эксперименты с подогревом сжатого воздуха, докладывал: "Результаты этих опытов... показывают, что прогревание сжатого воздуха в самодвижущихся минах является могучим средством для увеличения их скорости и дальности". Первой торпедой Уайтхеда с "сухим" подогревом сжатого воздуха стала торпеда образца 1908 года. Приобретенная в том же году для Российского флота, она в широких масштабах производилась и на отечественных заводах. Взаимоотношения русских специалистов с Фиумским заводом были деловыми и достаточно тесными. К началу 1912 года завод закончил разработку новой торпеды, а уже в апреле с фирмой Уайтхед и КR заключили договор на поставку 250 торпед этого типа с правом их изготовления в России и обязательством поставить два первых образца через пять месяцев со дня заключения контракта. В сентябре того же года в Фиум выехала русская комиссия, в состав которой вошли видные торпедисты Е.А. Пастухов, Б.Л. Пшенецкий, А.В. Трофимов и П.Н. Тахибиев. После испытаний, результаты которых убедили членов комиссии в соответствии торпед техническим условиям договора, завод приступил к изготовлению заказанной партии. Торпеда, получившая наименование 45-12, явилась последней и наиболее совершенной, созданной Фиумским заводом до начала великой войны. Ее главная особенность заключалась в "подогревательном аппарате с впрыскиванием и испарением воды". По сравнению со всеми предыдущими образцами благодаря подогревательному аппарату торпеда 45-12 обладала значительным преимуществом в дальности и скорости хода. К лету 1914 года Фиумский завод отправил 36 из 250 заказанных торпед. Остальные торпеды были получены к концу 1915 года. Производство торпед 45-12 было налажено на отечественных заводах к осени 1913 года. Поскольку в процессе изготовления и пристрелки первых их образцов обнаружилось немало недостатков, торпеда подверглась значительной модернизации. Многие изменения и улучшения в ее конструкцию были внесены представителями Минного отдела Главного управления кораблестроения и конструкторами заводов Г.А. Лесснера и Обуховского.
   1 ноября 1913 года приказом морского министра было впредь установлено именовать минами - неподвижные мины заграждения, а самодвижущиеся мины - торпедами.
   В марте 1914 года с аэроплана "Илья Муромец" был сброшен весо-габаритный макет торпеды Уайтхеда весом 30 пудов. 15 марта начальник МГШ направил письмо в минный отдел ГУК, в котором потребовал в кратчайший срок разработать и произвести специальную мину Уайтхеда. Испытания опытного образца были начаты в октябре 1914 года, но довести до валового производства торпеду удалось только к осени 1915 года, после чего торпеда получила наименование 45-15. Паралельно к маю 1914 специалисты завода Лесснера доработали для приминения с аэропланов 18 торпед типа "Л". Следующая партия из 24 торпед была доработана к декабрю 1914 года.
   Опыты, проводившиеся с 1907 года с подрывом зарядов у борта списанных судов, прежде всего связанные с испытанием противоминной защиты новых линейных кораблей, дали ценную информацию заключающуюся в том, что для уничтожения тяжелых кораблей противника требуются более мощные заряды весом не менее 160-200 кг. Разместить такой заряд в корпусе калибра 450 мм практически не представлялось возможным, приходилось переходить на более крупный калибр. Во всем мире таким калибром стал 533 мм (21 дюйм). В конце 1914 года заводу Лесснера заказали шесть "опытовых 21-дюймовых мин". В разработке приняли деятельное участие представители фирмы Уайтхеда. Завод принялся за разработку этих образцов, и к осени 1915 год начали испытания 2-х опытных образцов. Конструктивно торпеда представляла собой увеличенную торпеду 45-12. Испытания и доработки продолжались вплоть до осени 1916 года, после чего приступили к валовому производству. Торпеда образца 1916 года обладала по тем временам высокими тактико-техническими данными. Ее боевой заряд составлял 215 кг, а расчетные скорость и дальность хода достигали 45 узлов на 3 километра и 30 узлов на 10 километров.
  

После 1906 года на вооружении Русского флота состояли следующие торпеды:

   15" (381мм) торпеда типа "С", образца 1897 года, весом 426 кг, имевшая 2 скоростных режима - 900 м/25 узлов и 400 м/30 узлов; снаряжалась 64 кг пироксилина.
   15" (381мм) торпеда типа "Л", образца 1898 года, весом 430 кг, имевшая 2 скоростных режима - 900 м/25 узлов и 600 м/30 узлов; снаряжалась 64 кг пироксилина. Торпеды типа "Л" использовавшиеся в Воздушных силах были переснаряжены на тротил.
   18" (456мм) 45-04 торпеда проекта Фиумского завода обр.1904 года, весом 648 кг, имевшая 2 скоростных режима - 2000 м/25 узлов и 800 м/33 узла; снаряжались 70 кг пироксилина (с 1909 года, в ходе обслуживания переснаряжались тротилом).
   18" (456мм) 45-07 торпеда проекта Фиумского завода обр.1907 года, весом 641 кг, имевшая 3 скоростных режима - 2000 м/27 узлов, 1000 м/34 узла и 600 м/40 узлов; снаряжались 90 кг тротила. Сталебронзовая торпеда для подводных лодок.
   18" (456мм) 45-08 торпеда проекта Фиумского завода обр.1908 года, весом 650 кг, имевшая 3 скоростных режима - 3000 м/23 узла, 2000 м/27 узлов и 1000 м/38 узлов; снаряжались 95 кг тротила. Первая торпеда с сухим подогревом.
   18" (456мм) 45-10 торпеда проекта Фиумского завода обр.1910 года, весом 665 кг, имевшая 4 скоростных режима - 4000 м/25 узлов, 3000 м/29 узлов, 2000 м/34 узла и 1000 м/40 узлов; снаряжались 100 кг тротила. Сталебронзовая торпеда для подводных лодок.
   18" (456мм) 45-12 торпеда проекта Фиумского завода обр.1912 года, весом 810 кг, имевшая 3 скоростных режима - 6000 м/28 узлов, 5000 м/30 узлов и 2000 м/43 узла; снаряжались 112 кг тротила. Первая торпеда с влажным подогревом.
   18" (456мм) 45-15 торпеда проекта завода Лесснера обр.1915 года, весом 460 кг, имевшая 1 скоростной режим - 1000 м/35 узлов; снаряжались 90 кг тротила. Специальная укороченная торпеда с влажным подогревом. Предназначалась для катеров и аэропланов.
   21" (533 мм) 53-16 торпеда проекта завода Лесснера обр.1916 года, весом 1660 кг, имевшая 2 скоростных режима - 10000 м/30 узлов, 3000 м/45 узла; снаряжались 225 кг тротила. Торпеда для подводных лодок и надводных кораблей.
  
   По окончании русско-японской войны пришло время тщательного анализа результатов приминения минного оружия. Уже в первый послевоенный год в ходе боевой учебы миноносные соединения приступили к планомерной обработке группового приминения торпедного оружия. Миноносцы на всех флотах практически круглогодично соврешали учебные походы. Уже в 1908 году минный офицер Гончаров в своем рапорте указывал, что существующие пороховые заряды, используемые для выброса торпед, демаскируют корабль выходящий в атаку, и позволят противнику уклониться от торпедного выстрела. Кроме того, для достижения большей вероятности попадания следует применять все торпеды залпом, приняв все меры для увеличения скорости торпед и дальности их хода. Путь решения виделся следующий - создание беспламенных зарядов. Создать беспламенные заряды удалось только к лету 1913 года, когда удалось привлечь высочайшие возможности германской химической промышленности. Поставки специальных зарядов начались поздней осенью 1913 года. После Русско-Японской войны для эсминцев на Путиловском заводе были разработаны двухтрубный торпедый аппарат соответственно обр.1905 и 1908 гг. и трехтрубный торпедный аппарат образца 1913 года.
   В заключении стоит рассказать о крайне важном в деле развития минного оружия вопросе пристрелочных станций. В Севастополе, первая постоянно действующая пристрелочная станция начала функционировать в 1887 году. Создали ее на базе старого парохода "Брестовец". На нем установили "две пусковые решетки, опускавшиеся на два фута (0.61 м) ниже днища, большой "воздухонагнетательный насос", станки и прочее оборудование. Для стрельбы из надводного аппарата станции придавалась миноноска. Место стоянки обоих судов определили в Килен-бухте. Отсюда по направлению к Голландии (местность на Северной стороне) и проходила линия стрельбы. За первый год своего существования Севастопольская станция пристреляла 24 торпеды. Для этого пришлось сделать 466 выстрелов. Береговая же пристрелочная станция появилась на Черноморском флоте лишь в 1898 году. Ее постройки возвели на южном берегу Северной бухты неподалеку от места якорной стоянки прежней станции. В связи с увеличившейся дальностью хода торпед пришлось лишь несколько переориентировать линию стрельбы. Теперь она проходила по направлению к Сухарной балке. Возросшие тактико-технические характеристики торпед обусловили необходимость создания новой пристрелочной станции и на Балтике. Размеры Военной гавани уже не могли обеспечить их пристрелку. Участились потери торпед от ударов о стенку гавани. В связи с этим осенью 1903 года для выбора нового места для пристрелочной станции создали специальную комиссию. Она рассмотрела три предварительно отобранных места: на малом Транзундском рейде в бухте Койвисто, в Выборгском заливе и в бухте Царевна под Свеаборгом. Последнее место признали наиболее подходящим. Однако острова, на которых предполагалось разместить станцию, являлись частной собственностью и уговорить их владельца на продажу не удалось. Непреодолимым препятствием оказалось и общественное мнение жителей Гельсингфорса, использовавших эти острова для летнего отдыха. В поисках другого места для пристрелочной станции были рассмотрены многие варианты, в том числе и такие, как постройка специального бассейна в Кронштадте восточнее Военной гавани, размещение станции на Шуваловских озерах, в Сестрорецком разливе и ряде других пунктов. Наконец в 1907 году место выбрали - Копенское озеро на южном берегу Копорского залива (в настоящее время оно называется Копанским). От залива озеро отделяется узким перешейком. Будучи вытянуто с севера на юг на семь верст, оно имело глубину до 49 футов (14.9 м) и славилось исключительно прозрачной водой. Его удаление от Петербурга по шоссе составляло 100 верст, а от железной дороги 20-30 верст. С владельцем озера герцогом Мекленбург-Стрелецким быстро договорились, и 20 октября 1907 года Обуховский завод получил заказ на строительство пристрелочной станции, оценивавшееся по предварительной смете в 313 тыс. руб. Требовалось соорудить саму станцию в виде деревянного строения на сваях или ряжах, построить каменную электростанцию, установить паровой котел и динамо-машину, возвести жилые дома и т. д. Предусматривалась даже разработка специального вагона для перевозки торпед по железной дороге. Строительство станции началось 14 января 1908 года, а уже 7 августа того же года Обуховский завод приступил к пристрелке первой партии торпед. Для их доставки в Копорский залив зафрахтовали пароход "Взрыв". От пристани, вынесенной из-за мелководья далеко в залив, торпеды предполагалось транспортировать по подвесной дороге. Часть ее проходила над водой, для чего между берегом и пристанью установили на ряжах столбы. Подвесная дорога приводилась в действие электромоторами, дублирующим средством являлась рельсовая колея, проложенная по специально сооруженной эстакаде. Однако в свой первый приход пароход "Взрыв" эту систему действующей не застал. Торпеды пришлось сбрасывать за борт "хвостами вниз", а затем буксировать к берегу. Далее до станции их катили по дороге, как бревна. По условиям договора ввод станции в действие должен был завершиться пристрелкой шести торпед с последующей их передачей на крейсер "Боярин". Но из-за повреждений, полученных во время транспортировки, пристрелять первую партию торпед в установленные сроки не удалось. Передача станции в собственность Морского министерства затянулась, и только в 1909 году для ее приемки создали специальную комиссию. В процессе ее работы выяснилось, что строительство станции осуществлялось со значительными упущениями и недостатками, в связи с чем, комиссия сделала многочисленные замечания и высказала ряд предложений. В их число включили строительство железной дороги по южному берегу Финского залива, проведение телефонной линии до Ораниенбаума для связи с Кронштадтом и Петербургом и т. д. Оказались среди замечаний и такие, что свидетельствуют о весьма заботливом отношении наших предшественников к вопросам экологии: "Всеми мерами оберегать озеро от загрязнений, тем более что в нем почти нет течения. Прекратить спуск жидких нечистот, устроив сливной бетонный колодец с насосом для опоражнивания". Честь замечаний Обуховский завод принял, как соответствующие договору, выполнение же других связал с дополнительным финансированием. Так или иначе, но 15 июля 1910 года Копенскую пристрелочную станцию приняли на баланс Морского министерства. Ее главным назначением стала пристрелка торпед, поступающих на флот с заводов Лесснера и Обуховского. Кронштадтскую станцию стали использовать лишь для пристрелки отремонтированных торпед.
  

МИНЫ

  
   Опыт применения мин в русско-японской войне определил два основных направления в их совершенствовании. Прежде всего, требовалось обеспечить безопасность обращения с минами при постановке в случае повреждения гальваноударных колпаков. Соляной (сахарный) предохранитель такую безопасность гарантировать не мог - в свежую погоду соляные (сахарные) таблетки могли растаять задолго до начала постановки. Во-вторых, требовалось приспособить минные якоря для быстрой и удобной постановки мин на ходу.
   Первую проблему удалось решить просто. Вспомнили предложенный еще в 1901 году минным кондуктором Ф.Ф. Скрябиным гидростатический предохранитель, делавший мину опасной только после ее прихода на заданное углубление. Что касается второй проблемы, то еще в 1894 году лейтенант А.П. Угрюмов предложил ставить мины с рельсовых путей, проложенных на верхней палубе корабля. Но тогда после испытаний предпочтение отдали более надежному механическому способу лейтенанта В.А. Степанова и об идее Угрюмова забыли более чем на десять лет. Вспомнить о ней заставила война, в ходе которой мины ставили не только с минных заградителей, но и миноносцев. После войны инженер Миклашевский, предложил в 1906 году совместить якорь мины с тележкой. Это изобретение имело огромное значение, так как позволяло ставить мины с любых кораблей, оборудованных сравнительно простыми рельсовыми путями с минными скатами. Теперь появилась возможность устанавливать активные минные заграждения крейсерами, эсминцами и даже катерами. Перемещение мин по рельсам и забортным скатам обеспечивалось двумя роликами, держащая сила была увеличена за счет специальной лапы. Компактность нового якоря позволила существенно (на 30-60 %) увеличить количество мин, принимаемых на корабль. Проведенные испытания "... дали превосходные результаты, обращение с якорем удобное, постановка мин, производившаяся ... на ходах до 17-18 узлов, совершенно точная, автоматические механизмы ... действовали без отказа". Как показал опыт Великой войны, масштабы боевого применения мин на море и их влияние на ход боевых действий намного превзошли предвоенные расчеты и предположения. Оказалось, что наиболее подготовленными в этом отношении были русский и германский флоты.
  
   Якорная гальвано-ударная мина образца 1908 года
  
   Эта мина являлась дальнейшим развитием гальваноударных мин образца 1898 и 1906 годов. Предохранитель размещался в крышке единственной монтажной горловины сверху мины, пружинный буфер смягчал рывки минрепа, пять гальванических свинцовых колпаков размещались по периметру корпуса мины. Каждый колпак содержал в себе сухую угольно-цинковую батарею с электролитом в стеклянной ампуле - "склянке". При ударе корабля о мину, свинцовый колпак сминался, "склянка" разбивалась и электролит активизировал батарею. Ток от батареи поступал на запальное устройство и воспламенял детонатор. В качестве взрывчатого вещества вместо пироксилина стал использоваться тротил, якорь установили на 4 ролика, для удержания мины при качке предусмотрели рельсовые захваты. Мина была оборудована противотральными патронами - минными защитниками конструкции П.П. Киткина. Для постановки мины на заданное углубление использовался автоматический штерто-грузовой способ, предложенный еще в 1882 году лейтенантом Н.Н. Азаровым - выдающимся новатором минного дела в отечественном флоте. Суть этого способа заключалась в следующем. Размещенная на якоре вьюшка с минрепом оборудовалась специальным стопором, состоящим из щеколды, пружины и штерта с грузом. При сбрасывании за борт мина, обладавшая положительной плавучестью, оставалась на поверхности. Под действием груза штерт оттягивал щеколду, что обеспечивало свободное сматывание минрепа. Якорь начинал погружаться, разматывая минреп. В момент касания грузом дна напряжение штерта ослабевало, и щеколда под действием пружины стопорила вьюшку. Продолжая погружаться, якорь увлекал мину на глубину, которая точно соответствовала длине штерта с грузом. Порядок приготовления мины к постановке состоял из двух этапов: предварительного, когда устанавливались гальваноударные колпаки, "склянки" с электролитом, предохранительный прибор, приращивались проводники и проверялись все электрические цепи, и окончательного, предусматривающего лишь установку запальной принадлежности. Конструкция этой мины оказалась настолько удачной, что, после незначительной модернизации в 1936 году, под шифром "образца 1908/31 гг." она оставалась на вооружении отечественного флота вплоть до середины 60-х годов.
  
   Тактико-технические характеристики:
   Тип взрывчатого вещества, масса заряда: Тротил, 150 кг
   Взрыватель: 5 гальваноударных колпаков с электрическим запалом
   Предохранительное устройство: Соляной (сахарный) разъединитель
   Наибольшая глубина моря: 110 метров
   Способ установки на заданное углубление: Автоматический штерто-грузовой, с поверхности
   Корпус: Шар из листового железа
  
   Якорная ударно-механическая мина образца 1912 года
  
   Эта мина, созданная на базе мины образца 1908 года с ударно-механическим взрывателем, была снабжена гидростатической системой автоматической установки на заданное углубление, предложенной еще С.О. Макаровым. Сущность этого способа заключалась в следующем. Вьюшка с минрепом, размещенная на мине, снабжалась гидростатическим стопором. При сбрасывании мины за борт стопор препятствовал сматыванию минрепа. Увлекаемая якорем, мина начинала погружаться. При достижении определенной глубины гидростатический стопор освобождал вьюшку, и мина начинала всплывать, а якорь продолжал погружаться. С приходом мины на заданную глубину гидростат срабатывал, вьюшка стопорилась, и мина устанавливалась на нужное углубление.
  
   Тактико-технические характеристики:
   Тип взрывчатого вещества, масса заряда: Тротил, 165 кг
   Взрыватель: Ударно-механический с капсюльным запалом
   Предохранительное устройство: Соляной (сахарный) разъединитель и гидростат
   Наибольшая глубина моря: 130 метров
   Способ установки на заданное углубление: Автоматический с гидростатическим стопором, с глубины
   Корпус: Шар из листового железа
  
   Минный защитник конструкции П. П. Киткина, 1912 год
  
   В связи с появлением контактных тралов, флотские специалисты начали изыскивать пути защиты минных заграждений от траления. В 1912 году П.П. Киткин закончил разработку первого автоматического минного защитника. Конструктивно он представлял собой буй, удерживающийся под водой с помощью якоря. На буйрепе через определенные расстояния подвешивались подрывные патроны. При соприкосновении с ними трал перебивался. После успешных испытаний началось серийное производство минных защитников.
  
   Малая якорная мина типа "Рыбка", образца 1915 год
  
   Очень удачная по своим характеристикам мина, использовалась против подводных лодок противника и для постановки на малом углублении.
  
   Тактико-технические характеристики:
   Тип взрывчатого вещества, масса заряда: Тротил 15 кг
   Взрыватель: Ударно-механический с капсюльным запалом
   Предохранительное устройство: Гидростат
   Наибольшая глубина моря: 130 метров
   Способ установки на заданное углубление: Автоматический штерто-грузовой, с поверхности
   Корпус: Рыбовидный с хвостовым стабилизатором, из листового железа
  
   Специальная подлодочная мина ПЛ-100
  
   С 1907 года велась разработка мины для строившегося в Николаеве первого в мире подводного минного заградителя "Краб". В работе непосредственное участие принимал конструктор "Краба" М.П. Налетов. В основе конструкции, получившей индекс ПЛ-100, лежала мина образца 1912 года, приспособленная к постановке из минных труб подводного заградителя. В собранном виде мина имела почти нулевую плавучесть, что обеспечивало сохранение диффрентовки заградителя в момент постановки мин. Достигалось это за счет специальной воздушной полости в якоре, которая, с выходом мины из трубы заградителя, быстро заполнялась водой. Якорь получал отрицательную плавучесть, и мина опускалась на дно. После отработки часового механизма срабатывал стопор вьюшки, мина начинала всплывать и устанавливалась на заданное углубление с помощью гидростата.
  
   Тактико-технические характеристики:
   Тип взрывчатого вещества, масса заряда: Тротил, 100 кг
   Взрыватель: Ударно-механический с капсюльным запалом
   Предохранительное устройство: Соляной (сахарный) разъединитель и гидростат
   Наибольшая глубина моря: 130 метров
   Способ установки на заданное углубление: Автоматический с гидростатическим стопором, с глубины
   Корпус: Шар из листового железа

XVIII. Начало, развитие и становление флотской авиации и аэронавтики.

   Конец XIX - начало XX века стали временем бурного развития воздухоплавания и внедрения его достижений в военное дело. Начавшись с привязных аэростатов, развитие авиации привело к разработке управляемых аэростатов, а в начале века - и к созданию летательных аппаратов тяжелее воздуха - самолетов. На маневрах, проходивших в 1902-1903 гг. в районе Красного Села, Брест-Литовска, Вильно, был получен положительный опыт использования привязных воздушных шаров в целях разведки. На основании этого опыта Военным министерством было принято решение о создании воздухоплавательных подразделений в других крепостях - всего 65 шаров. Привязные шары стали заменяться змейковыми аэростатами конструкции В.В. Кузнецова и аэростатами немецкого производства "Персиваль". 1 и 2 Восточно-Сибирские воздухоплавательные батальоны активно участвовали боях русско-японской войны. Морское ведомство в 1904 году приобрело и переоборудовало для этого специальное судно вспомогательный крейсер "Русь", который принял участие в финале боевых действий на Дальнем востоке, в том числе в Цусимском сражении. Получив во время Русско-Японской войны опыт применения воздушных шаров, моряки с энтузиазмом приняли появление управляемых аэростатов и самолетов. Уже в 1909 году для нужд флота закуплены аэроплан "Демуазель", "Райт", "Блерио" и дирижабль "Парсеваль", получивший наименование "Учебный N1". Стоит отметить что вопросы воздушного дела находились в ведении служб связи флотов, что по мнению ряда чинов флота тормозило его развитие. Уже 12 сентября 1909 года капитан корпуса инженеров флота Абрамов обратился с докладом на имя морского министра, в котором он ставит вопрос о подчинении воздухоплавателей на флоте не начальнику службы связи (морские воздухоплавательные парки подчинялись начальникам службы связи соответствующих флотов), а непосредственно командующим флотам. Это могло бы обеспечить развитие воздушного дела на флоте и исключить всякие тормозящие элементы. Абрамов также поставил вопрос о подготовке воздухоплавательных кадров, утверждая, что назрела необходимость расширения одногодичного курса в учебном парке и что вообще пора готовить инженерные кадры в высших учебных заведениях. Первый полет флотского аэроплана был совершен лейтенантом Дорожинским на "Демуазеле" 16 августа 1909 года в Севастополе. 22 мая 1910 года, лейтенант Пиотровский на самолете "Блерио-XI" с механиком на борту совершил первый в России полет над морем из Петербурга в Кронштадт. За полчаса он пролетел 25 верст. К концу следующего 1910 года были приобретены 5 аэропланов. Стоит заметить, что летом 1910 года был создан "Особый комитет по усилению воздушного флота на добровольные пожертвования". В следующем 1911 году часть аппаратов были приобретены на средства комитета. Всего для морского ведомства приобретено 14 аппаратов. Русские моряки широко проводили опыты по применению самолета на море. Так 11 мая 1911 года лейтенант Дыбовский осуществил поиск подводной лодки с аэроплана, заложив тем самым основы противолодочной борьбы с воздуха. Организационное начало авиации Российского флота было положено 19 апреля 1911 г., когда морской министр адмирал Чухнин дал "добро" на формирование в Севастополе и Кронштадте морских авиаотрядов в составе двух отделений, в каждое из которых входило по три аэроплана. В течении 1912-1913 гг. продолжалось приобретение аэропланов для морского ведомства. При этом закупались как гидропланы и поплавковые самолеты так и колесные аэропланы, которые использовались, прежде всего, для авиационных опытов и обучения пилотов. В феврале 1912 года морской министр адмирал Чухнин распорядился прекратить приобретение воздушной техники за границей и всемерно содействовать началу производства авиамоторов и аэропланов на отечественных казенных и государственных заводах в целях ликвидации зависимости от заграничных поставок и подписал разработанное МГШ "положение об Авиационной службе". Исключение делалось только в целях приобретения единичных экземпляров аэропланов и моторов, которые могли бы послужить образцом. На флотах приступили к организации авиастанций. Проводились опыты по сбрасыванию бомб по морским целям, дискутируется возможность минных постановок и торпедных атак с воздуха. В 1913 году на каждом из флотов сформированы разведывательные гидроотряды и воздухоплавательные отряды. Приступили к производству летающих лодок типа Донне-Левек (ФБА) и "Кертис". На заводе Щетинина построена летающая лодка отечественной конструкции Щ-1 и вскоре начато ее производство. Для флота построено 2 тяжелых аэроплана "Гранд" на поплавках. Осенью 1913 года у британской фирмы АВРО приобретено несколько аэропланов типа "Авро-504". Первый боевой опыт русская флотская авиация получила в 1912 году во время Балканской войны. Решением морского министра был направлен в Болгарию авиаотряд, сформированный из летчиков-добровольцев (как офицеров флота, так и гражданских). Для авиаотряда было приобретено 3 "Блерио-XI", 5 "Фарман-IV" и 2 "Кертис-А1". Колесные аппараты успешно действовали во время осады турецкой крепости Андрианополь и во время боев на Чаталджинской позиции. Русские летчики вели разведку, сбрасывали листовки, обеспечивали связь. Тогда же было проведено опытное применение небольших, массой около 8-16 кг бомб и гранат, что вызывало очаги пожаров в крепости. Использование противником ружейного и артиллерийского огня против самолетов заставляло выполнять полеты на высоте 1000 м и более. Поплавковые Кертисы использовались для морской разведки и обороны Варны. Отмечено несколько случаев бомбардировок турецких кораблей. Полученный боевой опыт был внимательно изучен руководством морского министерства. По опыту Итало-турецкой и Балканской войн, основными задачами флотской авиации считалась разведка, бомбардирование и связь. В случае оказания содействия сухопутным войскам предполагалось корректировать огонь артиллерии по невидимым целям на суше. Предусматривалось вооружение самолетов пулеметами и легкими бомбами, но указывалось, что ведение боевых действий не должно отвлекать авиацию от выполнения основной задачи по разведке. Тем не менее, именно в 1913 году морское ведомство всерьез озаботилось вопросом применения торпед. В августе начаты опыты по сбрасыванию первоначально макетов торпед с "Гранда".

Комплектование.

   Комплектование летно-подъемным составом производилось путем отбора добровольцев из состава экипажей судов и береговых сил флота. Подготовка летно-подъемного состава производилось в школе авиации в Каче под Севастополем, имевшей отделы воздухоплавания (дирижаблей) и авиационный. Кроме того подготовка летчиков, в т.ч. и офицеров, проводилась в частном порядке на курсах при Московском обществе воздухоплавания, Санкт-Петербургском политехническом институте, а также во Всероссийском (Санкт-Петербург), Одесском, Киевском, Рижском, Харьковском и других аэроклубах и за границей. Наземный обслуживающий и тыловой персонал комплектовался на основе всеобщей повинности, но в первую очередь отбирались призывники, имевшие необходимые гражданские специальности (механики, мастеровые и т. п.).
  

Аэропланы и дирижабли, состоявшие на вооружении Императорского флота к 1 июня 1914 года.

  

"Блерио-XI"

  
   На первом Парижском авиасалоне в 1908 году Луи Блерио выставлял два самолета: большой биплан схемы "утка" и маленький моноплан. Биплан оказался неудачным, больше о нем ничего слышно не было, зато моноплану "Блерио-XI" было уготовано большое будущее. Несмотря на то, что по сравнению с предыдущим более-менее удачным самолетом Блерио (Bleriot-VIII) он выглядел совсем маленьким, его летные качества оказались очень хорошими, и самолет производился в больших количествах до самой войны, как самой фирмой, так и другими по лицензии и без нее. Самолет был сконструирован на фирме Блерио несколькими конструкторами, под руководством Raymond'а Saulnier. Фюзеляж прямоугольного сечения обтягивался полотном только в носовой части. Крыло крепилось на растяжках от стоек на фюзеляже. Поперечное управление осуществлялось перекашиванием крыла ("гошированием"). Стабилизатор - под фюзеляжем в хвостовой части, сначала с цельноповоротными законцовками, позднее стали устанавливать обычный руль высоты. Впереди - оригинальное шасси с рычажно-пружинной амортизацией и самоориентирующимися колесами, рама которого придавала самолету характерный вид. В качестве костыля использовалось колесо или две перекрещивающиеся металлические дуги. Ручка управления у пилота имела типичный для Блерио вид - сверху она имела "руль" (который не крутился, а служил просто удобной ручкой), а снизу - колоколообразную конструкцию (cloche), к которой крепились тросы управления. Выставленный на авиасалоне самолет имел небольшой "плавник" каплеобразной формы, установленный на стойках, к которым крепились крыльевые растяжки, двигатель REP (30л.с.) и четырехлопастный пропеллер. Он впервые поднялся в воздух уже после выставки, 18 января 1909 года. Вскоре самолет был доработан: заменен двигатель на более легкий Анзани (25л.с.) с двухлопастным пропеллером Chauviere, площадь крыльев увеличена с 12 до 14 кв.м., "плавник" снят, руль поворота увеличен, большая часть фюзеляжа обшита полотном. В таком виде Луи Блерио совершал на нем полеты на различных "авиационных митингах", оттачивая свое мастерство. Через некоторое время Блерио решил участвовать в борьбе за объявленный газетой Daily Mail приз в 1000 фунтов за первый перелет через Ла-Манш. 25 июля 1909 года, дождавшись окончания бушевавшего несколько дней шторма, после нескольких тренировочных взлетов Луи Блерио объявил о намерении пересечь Канал. Сразу же в море вышел эсминец Escopette с мадам Блерио среди прочих наблюдателей, готовый оказать помощь в случае вынужденной посадки. Убедившись, что все работает нормально, примерно в 4 ч. 40 мин. утра Блерио вылетел в сторону Англии. Полет проходил на высоте 50-100 метров. Самолет быстро обогнал сопровождающий его эсминец и вскоре потерял землю из виду. Надо заметить, что приборов на его самолете не было никаких, отсутствовали даже компас и часы. В результате через некоторое время Блерио потерял представление о нужном направлении полета. По его словам "казалось, что самолет стоит на месте". Все что ему оставалось - стараться лететь прямо. Удача улыбнулась ему - и примерно через 10 минут "слепого" полета он увидел английский берег, хотя это оказалось и не совсем то место, на которое он рассчитывал. Сориентировавшись, он повернул на юг вдоль берега к Дувру, где его ждали. Посадка получилась не очень удачной, были поломаны шасси и пропеллер, но главное было сделано. Самолет "Блерио-XI", прозванный за этот перелет "Ла-Манш", стал сразу знаменитым. Повторно Ла-Манш был пересечен только почти через год, в мае 1910. Большое количество машин заказали военные ведомства Англии, Франции, России, Бельгии, Италии и других стран. Покупали его и пилоты-авиалюбители. Строился серийно во многих модификациях на фирме Блерио, а также - по лицензии - в Италии на фирме Сосьета Итальяна Трансаэро (SIT) и в России на заводах Щетинина и "Дукс". Самолет строился до 1914 года, на него устанавливались различные двигатели, такие как 50 и 10 л.с. Gnome, 50л.с. Anzani, 2-хцилиндровые Coudert, Dutheil et Chalmers, Clement-Bayard, 4-хцилиндровые Humber и Labor-Picker. К началу войны число конструкций самолетов фирмы Блерио уже перевалило за пятьдесят, однако самой удачной и популярной оставалась одиннадцатая - Bleriot-XI. Конечно, с 1909 года конструкция этого самолета неоднократно менялась, однако производилась все под тем же названием, иногда с добавлением приставок типа XIbis или XI-2. Главные изменения заключались в установке все более мощных двигателей. Качественный скачок произошел, когда появился ротативный двигатель Gnome, сначала 50, а потом и 100 л.с. Запас мощности позволил сделать самолет двухместным, хотя и потребовалось некоторое усиление конструкции. Изменилась схема подвески крыла - пилон для крепления растяжек стал более простой треугольной или пирамидальной формы. Заднее колесо заменяли на деревянный костыль или две металлические дуги. Дальность полета существенно увеличилась, и в апреле 1911 уже был возможен беспосадочный перелет из Лондона в Париж, что и осуществил Pierre Prier. Расстояние в 400 км было преодолено за 3 ч. 56 мин., полет проходил на высоте 700-1000 метров. В сентябре 1911 на Bleriot-XI с двигателем Gnome был установлен рекорд высоты полета. Roland Garros поднялся на 4250 метров. Bleriot-XI стали одними из первых самолетов, примененными в военных действиях. В начале Итало-Турецкой войны в ноябре 1911 на фронт вместе со своим самолетом был срочно вызван капитан Piazza, победитель летних Итальянских Соревнований по маршруту Bologne-Venise-Rimini-Bologne. Вскоре к нему присоединились другие авиаторы на самолетах Bleriot-XI, Nieuport-IV, Farman и Etrich Taube. Piazza наблюдал с воздуха за передвижениями противника, управлял огнем артиллерии. Иногда брал 2-4 небольшие бомбы в кожаной сумке, с запалами в кармане. Над турецкими позициями он доставал бомбу на колени, ввинчивал запал, бросал ее через борт и наблюдал "зловещие результаты". Впечатленное результатами использования авиации, итальянское правительство еще увеличило число самолетов на фронте. Русским морским ведомством до начала войны было приобретено в общей сложности 11 аэропланов типа "Блерио". Из них 5 было приобретено непосредственно во Франции, из которых 3 было отправлено в Болгарию. Еще 6 было приобретено на заводе "Дукс". К лету 1914 года 4 исправных, но довольно изношенных аэроплана числились в составе воздушных сил Балтийского флота.
   ЛТХ имевшихся в наличии к лету 1914 года аппаратов: размах крыльев - 10.2 м, длинна 9 м, площадь крыла 20.9 м.кв., масса пустого самолета 350 кг, нормальная взлетная 570 кг, мотор "Гном" 80 л.с., макс.скорость 106 км/ч, крейсерская скорость 85 км/ч, продолжительность полета 3-3.5 часа, экипаж 1-2 че ловека. Вооружение: не предусмотрено. В отдельных случаях на борт брали несколько мелких бомб, сбрасывавшихся вручную или с помощью самодельных приспособлений.
  

"Большой Балтийский"

   Сикорский приступил к строительству большего многомоторного самолета в 1912 году. В выступлении на Втором всероссийском воздухоплавательном съезде он отмечал, что "будущее авиации за тяжелыми, но быстроходными аппаратами, которые своей громадной скоростью и массой дадут авиатору надежную опору в воздухе..." В начале 1913 года фюзеляж и крылья были готовы и производили большое впечатление своими размерами. В феврале 1913 г. все части самолета в основном были готовы. Общая сборка "Гранда" (название вначале было вполне неофициальным, позже приклеилось к самолету) производилась на Комендантском аэродроме и завершилась к началу марта 1913г. Размеры и масса "Гранда" превосходили примерно вдвое все, что было тогда в мировой практике самолетостроения: размах верхнего крыла составлял 27 м, нижнего - 20, общая их площадь - 125 м, взлетный вес самолета - более 3 тонн. По проекту четыре двигателя "Аргус" по 100 л.с. располагались в тандемных установках на нижнем крыле вблизи фюзеляжа. Это было сделано на случай, если вдруг откажет один из двигателей, чтобы разворачивающий момент был минимальным. Размещение двигателей на крыле освобождало кабину для полезного груза, упрощало систему охлаждения, облегчало наземное обслуживание. В начале апреля "Гранд" был готов к испытаниям. В течение месяца было совершено несколько пробежек и подлетов в пределах аэродрома. На пробежках самолет легко выдерживал направление, при штурвале в нейтральном положении сам поднимал хвост. Разбег составлял примерно 400 м. После отрыва Сикорский прибирал газ, и "Гранд" снова катился по Земле. Во время этих кратковременных подлетов удалось установить, что самолет нормально реагирует на действия рулями управления, хотя и с некоторым запаздыванием. Из-за больших размеров и массы сказывалась его инерционность. Первый полет, с двумя установленными моторами, состоялся с корпусного аэродрома вечером 27 апреля 1913 года. После пробных взлетов, показавших, что "Гранд" (так назван был этот величайший в мире аэроплан) вполне способен к полету даже с двумя моторами, Сикорский перешел к совершению ряда полетов в окрестностях Петербурга и над городом. 10 мая "Гранд" совершил первый продолжительный полет над Петербургом. Позднее было принято решение тандемное размещение двигателей заменить рядным, и 23 июня самолет совершил полет уже с новым расположением моторов. Будучи в Красном селе, император Михаил II выразил желание осмотреть "Гранд". Самолет перегнали туда, и 25 июня на аэродром прибыли высокие гости. Царь вначале обошел корабль вокруг. Сикорский следовал за ним. Как всегда, он был немногословен и только отвечал на вопросы высокого гостя. Император, известный своими увлечениями автомобилями и гоночными катерами задавал вопросы по существу и вполне корректные с инженерной точки зрения. Осмотрев самолет снаружи, император пожелал подняться на борт. Они по очереди забрались по приставной лестнице на балкон и там продолжили беседу. Придворный фотограф их так и запечатлел. На императора самолет произвел большое впечатление. В качестве памятного сувенира Сикорский вскоре получил золотые часы. Воздушный корабль совершил много полетов над Петербургом. Слетал до Гатчины и обратно. Длина маршрута составила 100 км. На борту самолета находилось семь человек. За этими полетами гиганта наблюдало множество людей, и вскоре "Гранд" получил новое имя - "Русский Витязь". Он и раньше иногда назывался так, теперь же это имя окончательно утвердилось. 12 июля 1913 года Сикорский на "Русском Витязе" установил мировой рекорд продолжительности полета - 1 ч 54 мин, имея на борту восемь человек. Так началась серия ошеломляющих мировых рекордов российских воздушных кораблей. За создание первого в мире многомоторного самолета указом Императора И. И. Сикорскому выдана премия в 300 тыс. руб. Тем временем еще весной воздушный корабль вызвал огромный интерес у морского ведомства. В МГШ посчитали, что необходимо испробовать применить хорошо зарекомендовавшее себя оружие - самодвижущиеся мины, с аэроплана, что сулило существенное повышение эффективности дневного применения этого оружия. Для опытов специалисты Кронштадтского арсенала приступили к доработке 10 торпед типа "Л". Для проведения испытаний 22 июля "Гранд" перелетел на Гатчинскую авиастанцию. Сюда уже были доставлены макеты самодвижущихся мин обр.1898 года типа "Л". В течении месяца аппарат дорабатывался для подвески оружия. Дело было абсолютно новым. Подвеска была в кратчайший срок спроектирована лейтенантом Голенищевым-Кутузовым и рассчитывалась на применение торпед типа "Л". Уже 17 августа с аэроплана был сброшен в воду на Кронштадтском рейде габаритно-весовой макет торпеды. После чего ГУК заключило контракт с РБЗ на строительство к 12 ноября 2-х аппаратов по типу "Гранд" (в заказ было включено изготовление 2-х комплектов поплавков) с минной подвеской.
   Для опытов был выделен район невдалеке от строящихся укреплений у д.Красная Горка, куда была отбуксирована списанная яхта "Держава". После месячных учений со сбросами макетов было принято решение о сбросе снаряженной торпеды. 29 сентября 1913 года "Гранд", пилотируемый Сикорским, сбросив с третьего захода, торпеду, попал в среднюю часть яхты у фок-мачты. Яхта затонула спустя 10 минут. За полетами наблюдали с борта крейсера "Адмирал Витгефт" высшие чины морского ведомства во главе с морским министром светлейшим князем Ливеном. На следующий день Шидловский и Сикорский были приглашены на коллегию морского ведомства. По результатам обсуждения было принято решение о проектировании нового аэроплано лучше соответствующего требованиям морского ведомства.
   Первый корабль по типу "Гранд" был изготовлен в середине ноября и перегнан на Гатчинский аэродром, где был принят лейтенантом Лавровым. Второй корабль был сдан 1 декабря 1913 года. "Гранд" остался в распоряжении завода и использовался для обучения пилотов и был серьезно поврежден при посадке 29 мая 1914 года. Более не восстанавливался. Флотские корабли I и II имели поплавки в отличии от первого "Гранда". Ввиду того, что погодные условия в Петербурге с трудом можно назвать благоприятными, 26 декабря было принято решение обучение летчиков для морского ведомства и отработку вопросов применения самодвижущихся и метательных мин перенести на Черное море. После отправки обоих кораблей на Черное море и облета их там, первый сброс торпеды типа "Л" флотскими летчиками был выполнен 7 марта 1914 года к востоку от Фороса. В начале мая корабль I был передан для дальнейшего использования в Севастопольскую авиашколу. Корабль II продолжал использоваться в основном в учебных целях в Дивизионе воздушных кораблей.
   Летная эксплуатация построенных "Грандов" дала огромный объем информации. На базе полученных знаний и опыта эксплуатации первого "Гранда" уже строилась другая, более совершенная машина. Так русский "Гранд" стал родоначальником всех многомоторных тяжелых самолетов в мире. В заключении стоит заметить что распоряжением морского министра аэропланы следовало именовать "Большой Балтийский I и II".
   ЛТХ: размах крыльев - 27/22 м, длинна 20 м, площадь крыла 120 м.кв., масса пустого самолета 3500 кг, нормальная взлетная 4200 кг, 4 мотора "Аргус" по 100 л.с., макс.скорость 90 км/ч, крейсерская скорость 70 км/ч, дальность 270 км, экипаж 2-7 человек, вооружение: 1-2 ружья пулемета Мадсена, в начале лета в ходе мобилизации июня минная подвеска с кораблей сняты и заменены на сооруженную в севастопольских мастерских импровизированную кассету для сброса бомб.
  

"Илья Муромец"

  
   Полеты "Русского Витязя" полностью подтвердили возможность создания тяжелых многомоторных самолетов, и свою заинтересованность в таких аппаратах проявило военное министерство. С августа 1913 г. на Русско-Балтийском вагонным заводе (РБВЗ) началась постройка прототипа нового четырехмоторного тяжелого аэроплана, который получил название в честь русского былинного богатыря "Илья Муромец" (оно стало общим названием для различных модификаций этой машины, строившейся на заводе с 1913 года). Прототип был готов в начале декабря 1913 года и 10 числа совершен первый полет. На этом аппарате было сделано дополнительное среднее шасси. Уже после первого полета "Ильи Муромеца" ГУК заключило контракт на 12 аэропланов 26 декабря 1914 года. Главное Военно-Техническое Управление (ГВТУ) заключило 7 мая 1914 года контракт с РБВЗ на постройку еще 10 аэропланов этого типа. В феврале вне текущих контрактов РБВЗ был построен второй экземпляр, на котором были более мощные "Аргусы" - 2 по 125 и 2 по 140 сил. Корабль получил впоследствии почетное наименование "Киевский" в честь знаменательного апрельского перелета Петербург-Киев-Ново-Сокольники-Петербург. Первыми пилотами воздушных кораблей стали инструкторы Гатчинской авиашколы, которых учил вождению конструктор Сикорский на корабле "Киевском", ставшем учебным. В мае школа приобрела наличной покупкой этот "Муромец". Корабль получил N II.
   Первый корабль, изготовленный для морского ведомства, был облетан 2 марта 1914 года лично Сикорским вместе со старшим лейтенантом Лавровым. Машина имела следующие отличия от опытного корабля. Вместо 100-сильных "Аргусов" были установлены "Майбахи" по 180 л.с. Сухопутное шасси было заменено на гидро: два поплавка крепились по одному под средними моторами к специальным стойкам шасси на резиновых шнурах-амортизаторах, третий же был хвостовой. Торпеда типа "Л" подвешивалась на усовершенствованной подвеске. Штат для флотских аэропланов был утвержден следующий: командир корабля, помощник, минный офицер, 1-2 механика. На аппарат полагалось вооружение из пулемета Максима в носовой части, и 1-2 ружей-пулеметов Мадсена или Федорова обр.1913 года. Для того чтобы отличить от аппаратов заказанных военным ведомством с мая 1914 года все имевшиеся ИМ получили дополнительное обозначение "М" - морской. Всего к 1 июня 1914 года было принято флотом 8 кораблей (III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X). Командирами кораблей распоряжением морского министра утверждались Лавров, Римский-Корсаков, Литвинов, Григорьев, Потемкин, Гессе, Воронцов, Иванов. 1 мая сформирован отдельный дивизион воздушных кораблей, командиром которого назначен капитан 2 ранга Додоров. Аэропланы собирались, облетывались и затем вновь разбирались и отправлялись на Черноморский флот, где к тому времени была организована гидростанция. В заключение стоит заметить, что первый успешный сброс учебной торпеды типа "Л" с корабля V был выполнен 2 мая 1914 года. Кроме этого, для Дивизиона в мае испытали тяжелые бомбы представлявшие собой переделанные 10" фугасные снаряды с трубкой мгновенного действия и приваренными стабилизаторами. Несколько таких бомб испытали в море в 12-14 мая 1914 года, и хотя в судно мишень не попали из 5 сброшенных бомб ни разу, самая ближайшая, разорвалась в 10 метрах от борта, нанеся серъезные осколочных повреждений. Испытания признали успешным и заготовили партию из 30 бомб силами Севастопольского арсенала. Бомба предназначена была для сброса с минной подвески.
   Из заказа военного ведомства первый аппарат был готов только к началу июня и получил наименование XV. Отличием армейских "Муромцев", а они так и обозначались по документам "ИМ-А", было использование более дешевых и менее мощных "Аргусов" мощностью 140 л.с. Военное ведомство, в отличие от морского, считало поначалу главным предназначением аппарата ведение разведки. Военное ведомство в июле 1914 года утвердило штат "Команды для аэроплана типа Илья Муромец, состоявшей из 4 офицеров, 1 военного чиновника и 40 нижних чинов. На аппарат предполагалось мощное вооружение: 37 мм пушка Гочкиса, 2 пулемета "Максим", 2 ружья-пулемета "Мадсен" и 2 пистолетов "Маузер"(от установки пушки отказались быстро). Один корабль приравнивался к полевому отряду и придавался штабам армий и фронтов. Командиром 2-го воздушного корабля был назначен штабс-капитан Е.В.Руднев, 15-го поручик А.В.Панкратьев.

Модификации

   "Илья Муромец": размах крыльев - 32/22 м, длинна 22 м, площадь крыла 182 м.кв., масса пустого самолета 3800 кг, нормальная взлетная 5100 кг, 4 мотора "Аргус" по 100 л.с., макс.скорость 97 км/ч, крейсерская скорость 70 км/ч, дальность 300 км, продолжительность полета 3 часа, потолок 1500 м, экипаж 7 человек, вооружение: проектом не предусматривалось.
   "Илья Муромец Киевский": размах крыльев - 30.95/22.45 м, длинна 19 м, площадь крыла 150 м.кв., масса пустого самолета 3040 кг, нормальная взлетная 4650 кг, 4 мотора "Аргус" 2х140 л.с. и 2х100 л.с., макс.скорость 100 км/ч, дальность 500 км, потолок 3000 м, экипаж 4 человека, вооружение: 1-2 пулемета Максима, 2-3 ружья-пулемета Мадсена или Федорова обр.1913 г., 150-200 кг бомб.
   "Илья Муромец-Ф (Флотский)": размах крыльев - 32/22 м, длинна 23.5 м, площадь крыла 182 м.кв., масса пустого самолета 4800 кг, нормальная взлетная 6300 кг, 4 мотора "Майбах" по 180 л.с., макс.скорость 115 км/ч, крейсерская скорость 80 км/ч, дальность 550 км, потолок 3500 м, экипаж 5 человек, вооружение: 1-2 пулемета Максима, ружье-пулемет Мадсена, торпеда типа "Л" на минной подвеске или 225 кг бомба. Во второй половине 1914 года оснащены бомбовыми кассетами для сброса небольших бомб.
   "Илья Муромец-А" (армейский): размах крыльев - 30.95/22.45 м, длинна 19 м, площадь крыла 150 м.кв., масса пустого самолета 3600 кг, нормальная взлетная 4800 кг, 4 мотора "Аргус" 2х140 л.с. и 2х125 л.с., макс.скорость 100 км/ч, дальность 400 км, потолок 2500 м, экипаж 4 человека, вооружение: 1-2 пулемета Максима, 2-3 ружья-пулемета Мадсена или Федорова обр.1913 г., 250-300 кг бомб.

Сикорский С-10 "Гидро"

  
   Первый С-10 был, по сути, облегченным за счет снижения прочности самолетом И. И. Сикорского С-6Б. Самолет разрабатывался с весны 1913 года. Договор на поставку был заключен между РБВЗ и ГУК 24 июня. С-10 "Гидро" предъявили комиссии 25 августа 1913 года. Фюзеляж самолета прямоугольного сечения с полукруглым гаргротом, имел деревянный каркас и обшивался фанерой (4-мм в носовой части и 3-мм в хвостовой). Капот двигателя изготавливался из алюминиевых листов. Самолет был двухместный, причем в кабине пилоты располагались рядом, а штурвал управления был перекидной от одного летчика к другому. Крыло двухлонжеронное, цельнодеревянной конструкции, обтянутое полотном. Элероны - только на верхнем крыле. Между нижним крылом и фюзеляжем были просветы по 0,45 м для обзора вниз. Оперение обычного типа со стабилизатором и треугольным килем. Каркас изготавливался из дерева и обтягивался полотном. Стойки крыла деревянные. Растяжки имели оригинальную, присущую машинам И. И. Сикорского конструкцию: это были две параллельно натянутые стальные проволоки с деревянной прокладкой между ними, обмотанные шнуром. Эта конструкция позволяла почти в 2 раза снизить аэродинамическое сопротивление растяжек. В отличие от С-5А, у С-10 появился небольшой гидроруль. Основные поплавки разделялись на несколько водонепроницаемых отсеков, их размеры: длина - до 4,0 м, ширина - 0,7 м, высота - 0,36 м. Ясеневый каркас поплавка обшивался фанерой толщиной от 3 мм (верх и переборки) до 6-12 мм (бока и днище), крепление медными болтами. Стойки поплавков изготавливались из ясеня, все остальное из американской сосны. Экипаж размещался в тандем в отдельных кабинах с двойным управлением. Для морского ведомства в конце августа 1913 года было заказано 11 поплавковых аэропланов. Двигатели ставились на самолетах морского ведомства только рядные 6-цилиндровые "Аргус" (100 л. с.) с бортовыми радиаторами. Вооружение отсутствовало. Топливные баки под крылом имели обтекаемую форму. К 1 июня 1914 года в исправном состоянии было 5 аэропланов, остальные были списаны по тем или иным причинам. Существенным фактором затруднившим эксплуатацию аппарата стала его чрезмерная хрупкость для морского самолета.
   ЛТХ: Размах крыльев - 13.68/8.8 м, длинна 8 м, площадь крыла 35 м.кв., масса пустого самолета 550 кг, нормальная взлетная 850 кг, мотор "Аргус" 100 л.с., макс.скорость 100 км/ч, крейсерская скорость 70 км/ч, продолжительность полета 4 часа, потолок 2000 м, экипаж 2 человека, вооружение: нет, с началом войны несколько небольших бомб, а впоследствии ружье-пулемет Мадсена или Федорова.
  

Авро-504

  
   По любым меркам Avro 504 был примечательным самолетом. Истоки самолета Avro 504 лежат в Avro 500, и первый Avro 504 поднялся в воздух в английском Брукленде в июле 1913 года, оснащенный ротативным двигателем Gnome, мощностью 80 л.с. В сентябре он принял участие во втором авиационном Дерби в Хендоне, финишировав на четвертом месте, и показал среднюю скорость 107 км/час. За этим последовало значительное количество полетов, и контракт военного ведомства на 12 самолетов для Королевской воздушной команды (RFC - Royal Flying Command), подписанный летом 1913 г. Еще несколько Avro 504, было заказано частными лицами, некоторые с поплавками и другими модификациями. Британское Адмиралтейство также заказало самолет Avro 504. Самолет также вызвал интерес и у Русского морского ведомства, ибо самолет отличался чрезвычайной легкостью управления. В итоге через подставных лиц было приобретено 3 колесных Avro 504 с комплектами поплавков. Все самолеты были отправлены в Севастополь ибо предназначались, прежде всего, для учебных целей. В ходе обучения был поврежден 1 аппарат и по решению авиотдела ГУК отправлен на РБВЗ с целью изучения и копирования. Исходя из опыта эксплуатации, в августе морское ведомство заказало 50 аэропланов. На серийных самолетах русской постройки ставились моторы "Гном" или "Калеп-80". Позднее стали ставиться также моторы "Оберрусель". Осенью самолетом заинтересовалось военное ведомство, заказав в ноябре 1914 года 100 самолетов. В заключение стоит отметить, что Авро-504 долго продолжал оставаться в эксплуатации, и как стандартный учебный самолет, использовался в военном и в морском ведомствах вплоть до 30-х. Кроме того, самолет оказался удобен в качестве гражданского и использовался как почтовый и экскурсионный самолет, а так же как буксировщик планеров.
   ЛТХ: Размах крыльев - 10.97 м, длинна 9.1 м, площадь крыла 30.6 м.кв., масса пустого самолета 485 кг, взлетная 850 кг, мотор "Гном-80" или "Калеп-80" или "Оберрусель", макс.скорость 120 км/ч, крейсерская скорость 100 км/ч, продолжительность полета 4-6 часов, практическая дальность 400 км, потолок 2500 м, экипаж 2 человека, вооружение: нет, в боевые вылета брали несколько небольших бомб и штатное оружие состоявшие из револьверов и карабина, впоследствии стали брать ружье-пулемет Мадсена или Федорова обр.1913 г.
  

Дукс-Farman HF.15/16

  
   Воодушевленный успехом своей четвертой модели, Henry Farman продолжил ее совершенствование. Он убедился в необходимости гондолы, защищающей пилота и снижающей аэродинамическое сопротивление, отказался от использования переднего руля высоты, соединил элероны так, что когда один опускается, то другой поднимается. В 1912 году появился самолет HF.15, вобравший в себя все новшества. Двухместный полутораплан с толкающим винтом. Конструкция смешанная. Продольные балки хвостовой фермы, контуры оперения и элементы шасси из стальных труб, крылья деревянные с полотняной обшивкой, гондола выклеена из фанеры. Верхнее крыло этого самолета было значительно большего размаха, чем нижнее. Элероны на нижнем крыле отсутствовали, а на верхнем занимали большую часть размаха крыла. Балки хвостовой фермы были не параллельны, а сходились к рулю поворота. Руль высоты монопланный. На самолетах устанавливались ротативные двигатели Гном от 70 до 100 л.с. (большая часть аппаратов русского производства получила моторы Гном-80 или Калеп-80/100), не требовавшие громоздких радиаторов для охлаждения. HF.16, созданный в середине 1913 года по требованию военных, отличался несколько меньшими размерами, площадью крыльев и рядом незначительных технологических усовершенствований. Этот тип выпускались серийно на русских заводах. Самолеты отличались исключительной простотой пилотирования и надежностью. Стоит отметить, что в России Фарман приобретался в основном для армейских воздушных сил. Уже в 1913-м Фарман HF.15 был принят на вооружение французских, английских, бельгийских ВВС в качестве связной и разведывательной машины. Морское ведомство летом 1913 года приобрело 4 поплавковых Фармана на Дуксе, которые затем использовались в Севастопольской школе. .
   ЛТХ: Размах крыльев - 13.76 м, длинна 8 м, площадь крыла 35 м.кв., масса пустого самолета 410 кг, нормальная взлетная 650 кг, на аппараты ставились моторы Гном мощностью 70 и 80 л.с., Калеп мощностью 80 и 100 л.с., макс.скорость 90 км/ч, крейсерская скорость 80 км/ч, продолжительность полета 3-3.5 часа, потолок 2500 м, экипаж 2 человека, вооружение: изначально не предусматривалось, с началом войны ставились пулеметы Максим на импровизированной установке или ружье-пулемет Мадсена. Пилоты могли брать 15-30 кг бомб в кабину.

"Кертисс" моделей Ф/К

  
   В 1913 году Генри Кертисс создал однореданную летающую лодку, деревянный трехстоечный биплан с двухместной кабиной - Кертисс "Модель F". Весьма удачный самолет Модель F был бипланом с подвесными элеронами между верхним и нижним крыльями. Конструкция деревянная, крыло и хвостовое оперение с полотняной обшивкой, однореданный фанерный корпус, в котором размещались рядом два члена экипажа в открытой кабине впереди крыльев. Тяга обеспечивалась двигателем Кертисс-О мощностью 75 л.с., вращавшим толкающий винт. Двигатель крепился на стойках под центропланом верхнего крыла. В России самолет, доставленный фирмой на Гатчинскую авиастанцию, испытывался в течении лета 1913 года. Разработанная с учетом выявленных недостатков модификация самолета Модель F, выпущенная в начале 1914 года, имела закругленные концы крыльев, более жесткий корпус и усиленные стойки, поддерживающие двигатель. Всего для Тихоокеанского флота ГУК 2 сентября 1913 года было заказано 24 машины, из которых к июню 1914 года моряки получили 16 аппаратов. Остаток заказа из 4-х машин был получен в Николаевске в начале августа и отправлен по Амуру в Хабаровск, а оттуда во Владивосток, куда прибыл в сентябре. В ходе перевозки 4 аппарата были утеряны, будучи обнаружены на борту норвежского парохода "Сигурд" досмотровой группой британского крейсера. Таким образом, к 1 июля фирма Кертисса полностью выполнила заказ. Кроме того, фирма поставила полтора десятка моторов и полтора десятка ремкомплектов. В итоге на организованной при "Дальзаводе" авиамастерской было собрано еще 6 аппаратов к октябрю 1914 года. "Кертиссы" участвовали в боях на Тихом океане с начала войны. Аэропланы летали как с берега, так и с борта крейсера "Ангара". С весны 1915 стали постепенно заменяться, первоначально на Щ-5, а затем и на Щ-9. Последний экземпляр был разбит в середине 1917 года.
   ЛТХ: Размах крыльев - 12.67 м, длинна 8.33 м, площадь крыла 28.5 м.кв., масса пустого самолета 517 кг, нормальная взлетная 850 кг, мотор Кертисс VX мощностью 100 л.с., макс.скорость 100 км/ч, крейсерская скорость 72 км/ч, продолжительность полета 4 часа, потолок 2500 м, экипаж 2 человека, вооружение: не предусматривалось, с началом войны ставились пулеметы Максим на импровизированной установке или ружье-пулемет Мадсена или Федорова обр.1913 года. Пилоты могли брать 30-60 кг бомб в кабину. Позднее весной 1915 года, дальневосточные аэропланы получили 2 бомбодержателя.

Депердюссен поплавковый

   Двухместный расчалочный среднеплан с двухлонжеронным крылом постоянного профиля с перекашиванием вместо элеронов, и с вырезом у фюзеляжа для обзора вниз. Фюзеляж четырехгранный расчалочный, у кабины сверху и снизу снабжен круглым обтекателем (гаргротом). Двигатель -- "Гном". Сухопутный самолет обладал неплохими летными данными, на конкурсе военных аэропланов 1913 г. в Петербурге занял третье место. После длительных переговоров во Франции закупили "Депердюссен" тип D, и наладили их производство на заводе "Дукс". Позже производство наплажено и на заводе Лебедева. Морское ведомство приобрело 7 аппаратов на колесах и 2 поплавковых по типу С-10. Самолеты летали на Балтийском флоте и в Севастопольской летной школе.
   ЛТХ: Размах крыльев - 11.6 м, длинна 7.15 м, площадь крыла 23.5 м.кв., масса пустого самолета 450 кг, нормальная взлетная 750 кг, мотор Гном-Моносупап мощностью 80 л.с., или Калеп-80 мощностью 80 л.с., макс.скорость 101 км/ч, крейсерская скорость 80 км/ч, дальность полета 250-350 км, потолок 2500 м, экипаж 2 человека, вооружение: не предусматривалось, с началом войны ставились пулеметы Максим на шкворневой установке (позднее Максим-А) или ружье-пулемет Мадсена или Федорова обр.1913 года. На специальные бомбодержатели вдоль бортов кабины могли подвешиваться небольшие бомбы. Как правило могли взять в полет до 30-45 кг бомб.
  

Донне-Левек ФБА

  
   В 1912 году французский авиатор, лейтенант флота Жан де Коню (Победитель гонок Париж-Рим) и предприниматель М.Шрек работавший в компании "Френч Райт Ко" основали фирму ФБА, зарегистрированную в Англии, в то время как производство располагалось во Франции. Первый полет летающая лодка Франко-Британской авиационной компании совершила в 1912 году. Это была однореданная, плоскодонная лодка очень простой конструкции. Лодка имела деревянный каркас и облицовку. Сечение в носовой части прямоугольное, в хвостовой - трапецивидное, узкой гранью вверх. Крыло двухлонжеронное, на стойках над лодкой. Верхнее крыло имело гораздо больший размах и оборудовалось элеронами "Фармановского" типа. Стойки и подкосы, а также каркас крыла деревянные. Подкрыльевые поплавки понтонного типа. Оперение со стабилизатором но без киля. Двигатель "Гном" - ротативная 7-ми цилиндровая звезда воздушного охлаждения. На лодках выпущенных в 1912 году устанавливался 50-сильный Гном. С 1913 года стал устанавливаться 80-сильный Гном. Осенью 1912 года русское морское ведомство приобрело эту летающую лодку. Главными отличиями этой лодки, обозначавшейся в документах фирмы как модель "Б" была иная конструкция корпуса и складывающимися крыльями для хранения в судовых условиях. После двухмесячных испытаний было признано, что лодка вполне удовлетворяет нуждам флота, и было принято решение о строительстве лодок данного типа в России. Весной ГУК приступил к проведению конкурса на строительство партии из 36 летающих лодок Российскими предприятиями. Так как морское ведомство первоначально не устраивали заявленные цены, принятие решение затянулось до июля 1913 года, когда стороны, наконец пришли к соглашению. Контракт был заключен с заводом Лебедева на строительство 36 аппаратов. Первый изготовленный в России на аппарат облетан в конце сентября 1913 года. Летающие лодки ФБА "Донне-Левек" поступали в авиаотряды Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов.
   ЛТХ: Размах крыльев - 13.68 м, длинна 8 м, площадь крыла 33.5 м.кв., масса пустого самолета 540 кг, нормальная взлетная 850 кг, на аппараты ставились моторы Гном-Моносупап мощностью 100 л.с., или Калеп-100 мощностью 100 л.с., макс.скорость 105 км/ч, крейсерская скорость 85 км/ч, дальность полета 350-400 км, потолок 2500 м, экипаж 2 человека, вооружение: не предусматривалось, с началом войны ставились пулеметы Максим на шкворневой установке (позднее Максим-Авиационный) либо ружья-пулеметы Мадсены или Федорова обр.1913 года. На специальные бомбодержатели вдоль бортов кабины могли подвешиваться небольшие бомбы. Как правило, могли взять в полет до 30-45 кг бомб.
  

Щетинин - 1

  
   В начале лета 1913 года на заводе Щетинина начались первые работы по гидросамолетам. Начались они почти случайно. Морской летчик капитан по адмиралтейству Д.Н. Александров разбил летающую лодку купленную Франции, эксплуатировавшуюся в морской авиации Балтийского моря. Так как полет Александрова, закончившийся аварией, был им произведен с нарушением ряда формальностей и ему угрожало взыскание, которого можно было избежать, отремонтировав самолет и тем самым вернув казне убыток. Александров обратился на Русско-Балтийский вагонный завод. Там за ремонт запросили 6 500 руб., на заводе Лебедева - 6 тыс. руб. Такая цена была Александрову не по средствам. Тогда он обратился на завод Щетинина. Здесь Д.П. Григорович, по совету заведующего чертежным бюро Андрея Николаевича Седельникова, уговорил Щетинина отремонтировать самолет бесплатно, но при этом изучить его для дальнейших работ по летающим лодкам, к которым собирались приступить. С Александрова взяли для приличия 400 рублей и самолет ему отремонтировали. Поскольку нос лодки был разбит совершенно. Д. П. Григорович восстановил его по своим соображениям, сделав более килеватым. В общем, получилась лодка Доннэ-Левек, но с изменениями. Она исправно летала. По чертежам гидросамолета Доннэ-Левек, выполненным с натуры при его восстановлении с некоторыми изменениями. Д. П. Григорович осенью 1913 г. построил свою первую летающую лодку Щ-1. Стоит отметить, что копирование было по сути нелегальным. Тем не менее, лодку построили. Корпус был на один метр короче, чем в Доннэ-Левек, кроме того, Д. П. Григорович изменил профиль крыльев, сделав его более близким к профилю Фармана. Нос лодки был сделан килеватым, днище на редане - вогнутым, за реданом - слабо килеватым, высота редана по бортам была около 200 мм, по оси - 80 мм. Двигатель - Гном в 70 л.с. Площадь и форма крыльев были, в общем сохранены. Коробка крыльев точно так же помещалась над корпусом лодки на трехногих кронштейнах высотой около 160 мм, сваренных из стальных труб. Самолет был облетан в январе 1914 года на лыжном шасси, после чего завод Щетинина получил заказ на строительство еще 5 аэропланов. Самолеты официально обозначались Щ-1 по названию завода С.С.Щетинина. Летающая лодка Щ-1 летала, в общем удовлетворительно, но требовалась ее дальнейшая доработка, повышение ее летных качеств. Следующей за Щ-1 летающей лодкой Григоровича стала Щ-2 (Морской второй) - более крупная, тоже двухместная, с двигателем Калеп в 80 л. с. Размеры и площадь крыльев были значительно увеличены, обводы лодки сильно изменены. Хвостовая часть трехгранного сечения (вершиной вверх) была приподнята на хвосте. Угол продольной килеватости был очень мал, редан вогнут и невысок. Под хвостом была пристроена на шарнирах лыжа. Коробка крыльев, установленная над корпусом лодки, монтировалась на стойках мотоустановки на высоте 100 мм над лодкой. Стабилизатор был сильно увеличен. Впервые в России постройка корпуса лодки Щ-2 производилась на стапеле килем вверх. Построено всего 2 самолета. Первый построили в середине июля 1914 года, и 1 августа начались испытания в Гребном порту. Они закончились катастрофой, летчик П.В.Евсюков погиб. Второй был сдан флоту в сентябре 1914 года после доработки. Летал на Черноморском флоте. За Щ-2 последовала летающая лодка Щ-3. Это было видоизменение самолета Щ-2 с двигателем Гном-Моносупап в 100 л. с. Корпус лодки оставлен прежний, но еще раз был изменен профиль крыльев. Полеты показали, что улучшений по сравнению с лодкой Щ-2 не получилось. Неудовлетворительной была мореходность. После опытной лодки Щ-3 была выпушена серийная летающая лодка Щ-4. Этот гидросамолет являлся видоизменением Щ-3 с тем же двигателем. Был изменен профиль крыльев и незначительно - корпус лодки. Редан был вогнутый, низкий, угол продольной килеватости очень малый. Стабилизатор был сделан с изменяемым в полете углом установки, для чего служил винтовой подъемник под его передней кромкой. Работы проводились осенью 1914-1915 гг. Все проведенные изменения дали некоторое улучшение и после испытаний, проведенных в Севастополе, летающая лодка Щ-4 была принята морским ведомством в шести экземплярах на Черноморском флоте к февралю 1915 года.
   ЛТХ: Размах крыльев - 13.68 м, длинна 8 м, площадь крыла 33.5 м.кв., масса пустого самолета 420 кг, нормальная взлетная 820 кг, на аппараты ставились моторы Гном мощностью 80 л.с., макс.скорость 90 км/ч, крейсерская скорость 70 км/ч, дальность полета 220-250 км, потолок 2000 м, экипаж 2 человека, вооружение: не предусматривалось, с началом войны ставились пулеметы Максим на импровизированной установке или ружье-пулеметы Мадсены или Федорова обр.1913 года. Пилоты могли брать 15-30 кг бомб в кабину.
  

Щетинин-5

  
   В продолжении следует заметить, что трудность проектирования гидросамолетов состоит в том, что, кроме аэродинамических качеств, присущих любому летательному аппарату, гидросамолет должен обладать еще и специфическими свойствами: плавучестью, остойчивостью, непотопляемостью и мореходностью. От Щ-1 до Щ-5 авиаконструктору приходилось буквально на ощупь подходить к оптимальному варианту проектируемого летательного аппарата. Двухместная летающая лодка Щ-5 совершила свой первый полет 27 декабря 1914 года. Контракт на 50 аэропланов был заключен с заводом Щетинина 28 января 1915 года. В целом Григоровичу удалось оптимально соединить в Щ-5 высокую мореходность корпуса лодки с великолепными летными данными самолета. Взлетно-посадочной площадкой для аппарата могла стать водная поверхность с высотой волны до 0,5м. Тщательно спрофилированное днище лодки не "прилипало" к воде и легко отделялось от нее при взлете. Посадочная скорость составляла всего 70 км/ч. Увеличена площадь нижнего крыла. Редан лодки оставался вогнутым, но высота его снижена в центре - до 70 мм, а по бортам - до 140 мм. Скулы на редане снабжены полозками, с помощью которых гидросамолет мог выходить из воды на площадку спуска. Щ-5 обладала хорошей мореходностью, была легкой и простой в управлении. На аэроплан уже предусматривалась установка пулемета Максим (авиационного) впереди правого сидения. Конструкция корпуса Щ-5 - типичная для других гидросамолетов Григоровича. Каркас лодки изготовлялся из ясеня, обшивка - фанерная, толщиной от 3 мм по бортам, а на палубе до 5-6 мм. Редан на днище накладной из 10 мм фанеры. Иногда для прочности корпуса толщина обшивки в средней части достигала 5 мм. Сборка корпуса проводилась на латунных шурупах и промазывалась свинцовыми или цинковыми белилами. В стыках обшивки корпуса ставились фанерные полоски-накладки на медных заклепках. Некоторые швы и стыки фанеры обивались снаружи медной фольгой и пропаивались оловом. Снаружи корпус лодки покрывался бесцветным лаком, внутри - олифой. Силовой набор корпуса лодки состоял из шпангоутов, и местами ставились диагональные раскосы, поперечный и продольный набор соединялся зажимами из 3 мм фанеры. Кроме того, применялся при сборке специальный "морской клей" и особый раствор творога в нашатырном спирте, повышавший гидростойкость склеенных соединений. Деревянные части крепились шурупами, на весь корпус лодки их уходило до 15 тысяч. Все работы выполнялись вручную. Конструкция крыльев - двухлонжеронная, расчалочная, очень тонкого профиля - порядка 4% хорды крыла. Верхнее и нижнее крылья соединены крестообразно металлическими расчалками и, кроме того, такие расчалки соединяли крылья с носом лодки. Тросы управления рулями и элеронами проложены вне лодки и крыльев. Хвостовое оперение, расположенное над изогнутой хвостовой частью лодки на стойках из металлических труб, было очень легким и не жестким: "хвост" на вираже заметно скручивался, дрожал от обдува воздушным винтом, но никогда не ломался. Стабилизатор - деревянный, с подкосами под задний лонжерон, соединенный также металлическими расчалками с килем. Угол установки стабилизатора мог изменяться перед полетом. Рули и киль сварены из тонкостенных стальных труб с несколькими деревянными нервюрами и обтянуты тканью. Звездообразный двигатель воздушного охлаждения устанавливался на центральных стойках коробки крыльев на листовой раме с дополнительной опорой под носок двигателя. Сам топливный бак располагался за кабиной летчиков. Летающая лодка Щ-5 - хорошо продуманная гармоничная конструкция с удачным аэродинамическим профилем и достаточной площадью крыльев, что обеспечивало неплохие летные данные машины. Удачное сочетание силовой установки с размерами и массой самолета обеспечивало простое и безопасное управление в воздухе. Лодка обеспечивала достаточный запас прочности при нормальной эксплуатации и позволяла легко производить отрыв от воды при взлете, обладала устойчивостью на рулении.
   ЛТХ: Размах крыльев - 13.62 м, длинна 8.6 м, площадь крыла 37.9 м.кв., масса пустого самолета 660 кг, нормальная взлетная 960 кг, на аппараты ставились моторы Гном-Моносупап мощностью 100 л.с. или Калеп-100, или импортные "Оберрусель", макс.скорость 105 км/ч, крейсерская скорость 87 км/ч, продолжительность полета 4 часа, потолок 3300 м, экипаж 2 человека, вооружение: не предусматривалось для учебных аппаратов, разведчики же получали пулеметы Максим, или Максим-Авиационный, или ружье-пулемет Мадсена или Федорова обр.1913 года. На специальные бомбодержатели вдоль бортов кабины могли подвешиваться небольшие бомбы. Как правило, могли взять в полет до 30-60 кг бомб.

Дирижабли

  
   "Кобчик"- Дюфлон и Константинович, 1911 года., полужесткий. (или "Балтийский")
   Экипаж - 4 чел. Размеры: Длина- 48,0 м, Макс.диаметр- 9.5 м Объем оболочки 2400 куб. м. Вес: нагрузки- 400 кг. Двигатель1х50 л.с. Скорость полета- 50 км/ч. Время полета- 4 час. Потолок практический - 1000 м. Использовался в учебных целях. Разрушен в ходе шторма весной 1914 года.
   "Гриф", Парсеваль, мягкий 1911 года., отремонтирован в 1913 г . (или "Черноморский N1")
   Экипаж - 5..15 чел. Размеры: Длина- 70,0 м, Макс.диаметр- 14,0 м Объем оболочки 7600 куб. м. Вес: нагрузки-3700 кг. Двигатель: "Бенц", 2х110 л.с. Скорость полета- 59,0 км/ч. Время полета- 20 час. Потолок практический - 2300 м Вооружение - 2 х7,62 мм "Дрейзе"х3000 патронов (на хребте оболочки и в гондоле), 350 кг бомб. Радиостанция 1 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (100 миль).
   "Чайка"- Астра, 1913 года. Тип Астра-Торрес, мягкий. (или "Черноморский N2")
   Экипаж -8..12 чел. Размеры: Длина-78,0 м, Макс. диаметр- 15,0 м Объем оболочки 10000 куб. м. Вес: нагрузки- 5400 кг. Двигатель: "Майбах", 2х200л.с. Скорость полета- 63,0 км/ч. Продолжительность полета - 20 час. Потолок практический - 3500 м. Вооружение - 2 х7,62 мм "Максим"х3000 патронов (на хребте оболочки и в гондоле), 410 кг бомб. Радиостанция 1 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (100 миль).
   "Беркут"- Ижорский завод, мягкий, 1912 года. (или "Тихоокеанский N 1")
   Экипаж -8..12 чел. Размеры: Длина-77,0 м, Макс.диаметр- 15,5 м Объем оболочки 9600 куб. м. Вес: нагрузки- 3530 кг. Двигатель: "Бенц", 2х150л.с. Скорость полета- 68 км/ч. Продолжительность полета - 20 час. Потолок практический - 2400 м. Вооружение - 2 х7,62 мм "Дрейзе"х3000 патронов (на хребте оболочки и в гондоле), 300 кг бомб. Радиостанция 1 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (100 миль).
   "Буревестник", "Орел", "Альбатрос"- Шютте-Ланц, 1914 года. Жесткий (или "Тихоокеанские N 2, 3, 4"). Доставлены на Дальний восток и собраны соответственно в феврале, апреле и июле 1914 года.
   Экипаж -12..20 чел. Размеры: Длина-144,0 м, Макс.диаметр- 18,2 м Объем оболочки 25 000 куб. м. Вес: нагрузки- 6200 кг. Двигатель: "Майбах", 4х180 л.с. Скорость полета- 88,0 км/ч. Продолжительность полета - 20 час. Потолок практический - 5200 м. Вооружение - 2х7,62 мм "Максим"х3000 патронов (на хребте оболочки и в гондоле), 500 кг бомб. Радиостанция 2 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (250 миль).
  

Боевой состав и организация Флотской Авиации.

  
   Всего на 1 июня 1914 года по спискам в составе Воздушных Сил Флота было 80 аэропланов и 5 дирижаблей.
   Разведывательная авиация. Первоначально Разведывательная авиация должна была входить в состав службы связи флотов. Позднее после утверждения морским министром положения об авиационной службе осенью 1912 года при командующих флотами организованы соответствующие авиационные службы. Приказом морского министра с мая 1914 года все авиационные части следовало именовать воздушными силами флота. К организации гидро и авиастанций на флотах приступили в 1911 году.
   На лето 1914 года положение с системой базирования и обеспечения полетов было следующим: Балтийский флот располагал гидростанциями в Либаве, Ревеле и Кронштадте, а так же Гатчинской сухопутным учебным аэродромом под Петербургом(использовалась совместно с военным ведомством). Черноморский флот располагал гидростанцией в Севастополе и учебным аэродромом Качинской авиационной школы имевшей поле для полетов колесных самолетов и слип для летающих лодок. Тихоокеанский флот располагал сухопутной авиастанцией в Порт-Артуре, гидростанцией и сухопутным аэродромом во Владивостоке.
   Летом 1913 года утвержден штат авиаотряда, который по штатам мирного времени насчитывал 6 аэропланов (как правило, 4 постоянной готовности и 2 запасных) и до 36 человек, в том числе командира, 5 летчиков, 6 мотористов и мастеровых нижних чинов). Тяжелые аппараты типа "Гранд" и "Илья Муромец" сводились в Дивизион воздушных кораблей.
   Воздухоплавательные части. Дирижабли. К лету 1914 года в ВСФ было 5 дирижаблей. Они состояли на вооружении 2 воздухоплавательных отрядов в Севастополе и Порт-Артуре. В этих местах были построены эллинги, газогенераторные станции и базы снабжения. Планировалось довести число больших дирижаблей до 12 к весне 1915 года.
   Экипаж большого дирижабля состоял из 7..20 человек разных военных специальностей. Каждый экипаж состоял из командира, вахтенного офицера (ответственного за газовые баллоны, обтяжку и балласт), офицера по обслуживанию двигателей (ответственного за энергоснабжение) и главного рулевого-штурмана. На борту находилось один-два унтер-офицера, ответственные за связь и, в зависимости от числа моторов, по одному... два нижних чина на мотор для его обслуживания. Кроме того, один-два человека обслуживали оболочки, а двое рулевых отвечали еще и за необходимую высоту полета. Обслуживали пулеметы и сбрасывали бомбы стрелки. Значительные штаты требовались и для наземного обслуживания, например, для поднятия в воздух и заведения в ангар при сильных порывах ветра, требовалось усилия до 200 человек, удерживавших дирижабль за ванты. Наземный технический персонал состоял обычно из 20-25 человек для большого дирижабля.

Авиационное вооружение

   В морской авиации в это же время применялись 40 фнт авиабомбы конструкции старшего лейтенанта В.В. Дыбовского и система авиабомб калибром 1, 5 и 12 пудов конструкции представителя Минного управления Главного управления кораблестроения капитана 1 ранга Шрейбера, а так же прицелы лейтенанта Сидоренко. Кроме того, в авиабомбы к маю 1914 года было переделано три десятка 10" фугасных снаряда.

Авианесущие крейсера

  
   Развитие морской авиации обусловило разработку вопроса об авианосцах - носителях колесных самолетов. В России с обоснованием их постройки выступил в 1909 году капитан корпуса корабельных инженеров Л. М. Мациевич. В 1910 г. подполковник М. М. Конокотин предложил морскому ведомству построить специальный корабль для транспортировки аэропланов. Представленный им проект первого в мире авианосца был принят. Но пока шли дебаты об отпуске средств, получили развитие гидросамолеты-летающие лодки, способные совершать взлет и посадку с воды, и это склонило ряд флотских специалистов к мысли о возможности боевого использования этих новых средств вооруженной борьбы на море с кораблей, так как базирование гидросамолетов на них признавалось сравнительно легко осуществимым: требовалось обеспечить хранение и эксплуатацию машин в корабельных условиях, а их спуск на воду и подъем мог осуществляться судовыми грузоподъемными механизмами. Специальные устройства для взлета с корабля и посадки на него самолетов в то время казались излишними. На Черноморском флоте в 1912 году опыты по подъему гидроаэроплана "Curtiss" на корабль и спуск его с палубы на воду проводил лейтенант Г.А.Фриде. Спустя год на транспорте "Днестр" с одобрения морского министра адмирала светлейшего князя Ливена установили деревянный разборный ангар на три аппарата, провели испытания по его сборке и разборке, а также по подъему на судно и спуску с него гидроаэропланов. Кроме того, на Черноморском флоте осенью 1913 года были выбраны 2 товаропассажирских парохода и крейсер "Алмаз" для размещения на них гидросамолетов. На Тихоокеанском флоте было принято решение оборудовать как носитель гидроавиации п/х "Ангара". Разработкой ТТЗ на переоборудование кораблей в носители гидросамолетов занимался инженер авиационной части ГУК П.А.Шишков, который как раз в это время разрабатывал проект быстроходного гидрокрейсера, который мог бы принять на борт четыре гидросамолета. Предполагалось, что корабль имел бы приспособления для их старта и приема на корабль, не стопоря машины. Для обеспечения взлетно-посадочных операций прорабатывалась катапульта и посадочный тент. В конечном итоге к лету 1914 года Российский императорский флот располагал 4-мя авианесущими кораблями.
  

Приобретение и списание летальных аппаратов в период с 1908 по 1914 годы.

  

1909 год

   В течении года было закуплены 3 аппарата "Демуазель", "Райта", "Блерио-8".
   К концу года, в летно-пригодном состоянии оставались "Блерио" и "Райт".
   Приобретено - 3.
   Списано: - 1.
   В наличии на 31 декабря - 2.
  

1910 год

   В течении года приобретен аэропланы 5 аппаратов: "Антуанетт-4", "Фарман-3", "Блерио-11", 2 "Вуазена-Канара".
   В течении года были полностью разбиты и списаны "Антуанет" и "Райт".
   Числилось к началу года - 2.
   Приобретено - 5.
   Списано: - 2.
   В наличии на 31 декабря - 5. ("Фарман-III", "Блерио-8", "Блерио-XI", 2 "Вуазена-Канара".)
  

1911 год

   В течении года было приобретено 14 аппаратов: 2 "Фарман-IV", "Гаккель-V", "Гаккель-VII", 2 "Кертисс-А", 5 "Блерио-XI", Румплер "Таубе", 2 "Сикорских-V".
   К концу года было утеряно и списано 4 аппарата - "Блерио-8", "Блерио-XI", "Фарман-III", "Фарман-IV".
   Имелось к началу года: - 5.
   Приобретено - 14.
   Списано: - 4.
   В наличии на 31 декабря - 15. ("Фарман-IV", "Гаккель-V", "Гаккель-VII", 2 "Кертисс-А", 5 "Блерио-XI", Румплер "Таубе", 2 "Сикорских-V", 2 "Вуазена-Канара")
  

1912 год

   В течении года приобретено 27 аппаратов. Для Болгарии в середине года приобретено 3 "Блерио-XI", 5 "Дукс-Фарман-IV". 2 "Кертиса" передано из числа заказанных. Для морведа приобретено 5 "Кертисов", 2 "Гаккеля-IX", 2 "Гаккеля-VII", "Донне-Левек", 2 "Блерио-XI", 2 "Фармана-IV-поплавковых", 2 "Сикорских-5а", "Кодрон-Ж"
   В течении года списано и утеряно 9 аппаратов - 2 "Вуазена-Канара", "Гаккель-V", "Фарман-IV-поплавковый", 2 "Кертисс-А", "Блерио-XI", Румплер "Таубе", "Сикорских-V".
   Имелось в начале года - 15.
   Приобретено - 27.
   Списано: - 9.
   Передано Болгарам - 10. ( 3 "Блерио-XI", 5 "Фарман-IV", 2 "Кертис-А1".)
   В наличии на 31 декабря - 23. ("Гаккель-VII", 2 "Гаккеля-IX", 2 "Гаккеля-VIII", "Донне-Левек", 2 "Фармана-IV-поплавковых", "Кодрон-Ж", 5 "Кертисс-А", 6 "Блерио-XI", 2 "Сикорских-Vа", "Сикорских-V")

1913 год

   В течении года приобретено 49 аппаратов: 4 Фарман-Мф-15/16, 2 поплавковых и 7 колесных Депердессен обр.1913 года, 10 Сикорских-X, 8 Кертис-М, 13 ФБА, 3 Авро-504, 2 Гранда - больших Балтийских I и II.
   В течении года потеряно в авариях и списан 21 аппарат - "Гаккель-VII", "Гаккель-IX", "Гаккеля-VIII", 2 "Блерио-XI", "Донне-Левек", 2 Депердюссен, 3 "Кертисс-А", "Кодрон-Ж", 2 ФБА, Кертис-М, 2 "Фармана-IV-поплавковых", "Сикорских-Vа", "Сикорских-V", Сикорских-X, Авро-504.
   Имелось в начале года - 23.
   Приобретено - 49.
   Списано: - 21.
   В наличии на 31 декабря - 51. ("Гаккель-IX", "Гаккель-VIII", 2 "Кертисс-А", 4 "Блерио-XI", 4 Фарман-Мф-15/16, 2 поплавковых и 5 колесных Депердюссен обр.1913 года, "Сикорский-Vа", 9 Сикорских-X, 7 Кертис-М, 11 ФБА, 2 Авро-504, 2 Гранда - больших Балтийских I и II.)
  

1914 год

   В течении первого полугодия 1914 года приобретено 33 самолета: 8 Илья-Муромец, 8 Кертис-М, 6 Щ-1, 14 ФБА.
   Потеряно и списано к 1 июня 1914 года - 7 самолетов - "Гаккель-IX", "Гаккеля-VIII", Депердюссен, Фарман-Мф-15/16, "Сикорских-Vа", Кертис-М, ФБА.
  

Боевое расписание воздушных сил флота на 15 мая 1914 года.

(распоряжением морского министра от 9 мая 1914 года всем находящимся в строю аэропланам присвоены номера, начинавшиеся с "Ф"- флотский и далее с порядковым номером)

В списках на 1 июня 1914 года значилось:

   2 "Кертисс-А"(Ф1,2), 4 "Блерио-XI" (Ф3-6), 3 "Фарман-Мф-15/16" (Ф7-9), 2 поплавковых и 4 колесных "Депердюссен" обр.1913 г. (Ф10-15), 9 "Сикорских-X" (Ф16-24), 2 "Авро-504" (Ф25, 26), 14 "Кертис-М" (Ф27-40), 24 ФБА (Ф41-64), 2 "Гранда - больших Балтийских I и II" (Ф65, 66), 6 Щ-1 (Ф67-72), 8 "Илья-Муромец-Морской" (Ф73-80).

Балтийский флот

(19 аэропланов)

   Гатчина
   I морской авиаотряд: 4 "Блерио-XI" (Ф3-6), 2 колесных "Депердюссен" обр.1913 года (Ф14, 15)
   Кронштадт
   II морской авиаотряд: 2 поплавковых "Депердюссен" обр.1913 года (Ф12, 13).
   Ревель
   III морской авиаотряд: 5 "Сикорских-X" (Ф16-20).
   Либава
   IV морской авиаотряд: 6 Щ-1 (Ф67-72).
  

Черноморский флот

(39 аэропланов и 2 дирижабля)

   Севастополь
   Авиационная школа морского ведомства: 2 "Авро-504" (Ф25, 26), 2 "Кертисс-А"(Ф1,2), "Гранд - большой Балтийский I" (Ф65), 2 "Фарман-Мф-15/16" (Ф7, 8), 3 "Сикорских-X" (Ф21-24), 4 ФБА (Ф61, 62, 63, 64), 2 колесных "Депердюссен" обр.1913 года (Ф12, 13).
   Дивизион воздушных кораблей: "Гранд - большой Балтийский II" (Ф66), 8 "Илья-Муромец-Морской" (Ф73-80).
   V морской авиаотряд: 6 ФБА. (Ф41, 42, 43, 44, 45, 46)
   VI морской авиаотряд: 4 ФБА. (Ф47, 48, 49, 50)
   VII морской авиаотряд: 4 ФБА. (Ф51, 52, 53, 54)
   I воздухоплавательный отряд: "Черноморский N1 и N2"
  

Тихоокеанский флот

(22 аэроплана и 3 дирижабля)

   Владивосток
   Владивостокский авиадивизион:
   VIII морской авиаотряд: 5 Кертис-М. (Ф27, 28, 29, 30, 31)
   IX морской авиаотряд: 6 Кертис-М. (Ф32, 33, 34, 35, 36, 37)
   X морской авиаотряд: 6 ФБА. (Ф55, 56, 57, 58, 59, 60)
   Порт-Артур
   II воздухоплавательный отряд: "Тихоокеанский N 1, 2, 3"
   XI авиаотряд: 3 "Кертис-М" (Ф38, 39, 40), "Фарман-Мф-15/16" (Ф9), "Сикорских-X" (Ф21).

Поступление аэропланов от заводов

   В общей сложности во второй половине от заводов морскими приемщиками было собрано, облетано и принято в состав флота от Санкт-Петербургского авиаотделения РБВЗ - 10 Илья Муромец-Флотский (Ф81-90). От Рижского отделения РБВЗ - 10 Авро-504(Ф91-100) и 10 ФБА (Ф101-110). От завода Щетинина было принято 30 ФБА (Ф111-140), 6 Щ-1 (Ф141-146), 2 Щ-2(Ф147, 148), Щ-3(Ф149).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

XIX. Использование сил флота в охране границ Империи, пресечении контрабанды и охрана

промыслов морского зверя.

   Использование судов флота для охраны промыслов морского зверя и предотвращения хищнического вылова ценных промыслових видов рыб являлась на протяжении многих десятилетий традиционных задачей Российского флота. Но силы, выделяемые для решения этой задачи, представлялись явно недостаточными. Так в период сразу после русско-японской войны охрану северных промыслов осуществляло посыльное судно "Бакан". На Дальнем востоке охрану промыслов несли КЛ "Манджур" и несколько небольших военных транспортов. Крейсера ОКПС же использовались в основном для пресечения контрабанды во внутренних морях. Организация службы на пограничных крейсерах оказалось явно неприемлимой, равно как и их количество. Тщательный анализ путей доставки оружия проведенный в охранке и вылившийся затем в доклад регенту и председателю совета министров (что подтверждалось, к примеру, фактом использования мятежниками в ходе Московских событий швейцарских винтовок и еще рядом вопиющих фактов) вылился в конечном итоге в распоряжении морскому министру о выделении для пограничной службы судов флота для охраны внутренних вод с целью пресечении завоза оружия. После русско-японской в ходе реформирования министерства финансов, задача охраны внутренних вод была с последнего снята и возложена на Морское ведомство. Также морскому министерству были безвозмездно переданы имеемые в наличии пограничные крейсера. Распоряжением предсовмина на морское ведомство возлагалась задача организация охраны промыслов морского зверя и ценных промысловых видов рыб, пресечение контрабанды во внутренних водах, предотвращение нелегального проникновения на территорию империи нежелательных элементов, предотвращение завоза оружия, и т.д. Для решения указанных задач, начиная с весны 1906 года, распоряжением командующих флотами ежегодно выделялись для пограничного плавания суда. Впоследствии были сформированы отряды пограничных судов на каждом флоте, так как постепенно количество судов увеличивалось. Суда, как правило, действовали порознь, устанавливая связь с соотвествующим погранотрядом по прибытии на их участок и тесно с ними взаимодействуя. В заключение нельзя не отметить, что успешно действовавшие в ходе великой войны крейсера типа "Джигит", строились как пограничные суда-транспорта для Дальнего Востока и Севера. Получив по мобилизации 6" орудия, торпедные аппараты крейсера далее использовались как "Истребители торговли" на океанских путях.
  
  

XX. Организация Морского пехотного корпуса. Штаты. Служба на кораблях и на берегу.

  
   История восстановления на флоте морской пехоты началась с конца 1904 года, когда Гвардейского экипажа капитан 2 ранга И.А.Виноградский, бывший адъютант великого князя Алексея Александровича подал на имя регента записку "Об учреждении во флоте морской пехоты". Ссылаясь на зарубежный опыт и опыт применения морских десантных частей в ходе обороны Порт-Артура и Сахалинского десанта, он предлагал для укрепления дисциплины среди экипажей, а также для создания десантных партий учредить корпус морской пехоты. Проект создания морской пехоты как отдельной структуры предполагал организацию специального учебного батальона. Предполагалось увеличить оклад для л/с, больший процент унтер-офицерских должностей, льготы по увольнению на берег, освобождение от грязных работ, введение красивой формы. Предлагалось создать 3 полка (по одному на флот) двухбатальонного состава: 1 батальон - плавающий, 2 - неплавающий, затем смена. На судне 1 ранга численность морпехов 7% от экипажа, на судне 2 ранга - 9%. Плюс 15% запас на берегу.
   Регент повелел морскому министру подготовить план организации отдельного морского пехотного корпуса. Морской пехоте кроме участия в корабельных десантах ставились следующие задачи: охрана корабельных арсеналов со стрелковым оружием, обеспечение режима доступа на корабль при стоянке у пирса и охрана его. В связи с этим предполагалось обратить серъезнейшее внимание на комплектование этих частей отборным личным составом. К моменту отдачи распоряжения морским министром только в составе Тихоокеанского флота был морской стрелковый полк, состоявший из двух сводных морских стрелковых батальонов, располагавший 2-мя десантными батареями и пулеметной командой. Полк был сформирован в течении 1905 года и принял участие в Сахалинском десанте. Первым командиром полка стал капитан 1 ранга Михеев. Стоит отметить, что уже вскоре после окончания войны морским стрелкам пришлось пустить в ход оружие в ходе беспорядков во Владивостоке учиненных тыловыми подразделениями. Мятежниками, в том числе был предпринят захват кораблей стоявших у пирса. Попытка была пресечена огнем. Попытка мятежников привлечь на свою сторону "Сахалинские" части, морских стрелков и 32-й восточно-сибирский полк провалились. Адмирал Чухнин приказал дополнительно выделить с кораблей несколько десантных рот в помощь стрелкам. Бои шли до полуночи. Стрелки, и десантники выбили мятежников из захваченных зданий в центре города. Рассеявшиеся мятежники были окружены и блокированы в своих казармах. На предложение сдаться и выдать зачинщиков ответили отказом и стали отстреливаться. "Ретвизан" незамедлительно открыл огонь из 12" и 6" орудий. После чего морская пехота и стрелки взяли казармы штурмом, переколов штыками всех пытавшихся оказать сопротивление.
   Именной высочайший указ о формировании отдельного морского пехотного корпуса с подчинением морскому министру состоялся, спустя несколько месяцев.
   В ходе летних беспорядков в Кронштадте Кронштадтский морской пехотный полк участвовал в ликвидации беспорядков в крепости Кронштадт, когда произошел мятеж матросов береговых экипажей, саперов и минеров (6 тысяч человек). Мятежники захватили форты "Литке" и "Константин", овладели арсеналом. Мятеж поддержали вооруженные рабочие порта и морского завода. Попытки мятежников взять почту, телеграф и комендатуру были отбиты 94-м Енисейским, лейб-гвардии Финляндским пехотными полками и 1-м батальоном Кронштадтского морского пехотного полка. Попытка захвата броненосца "Сисой Великий", стоявшего у стенки Кронштадтского пароходного завода, отражена огнем приписанного к кораблю взвода морской пехоты. В городе развернулись баррикадные бои. Броненосец береговой обороны "Адмирал Ушаков" и крейсера "Владимир Мономах", "Паллада" стоявшие на внешнем рейде открыли огонь по берегу. Вечером, получив морем подкрепление, правительственные войска, после массированного артобстрела, штурмом взяли форт "Константин". Попытка мятежа на учебных судах "Рига" и "Азия" ликвидирована 3-й ротой 1-го батальона Кронштадтского морского пехотного полка лейтенанта Рихтера.
   В 1907 году приказом морского министра были уточнены штаты отдельного морского пехотного корпуса. Так предполагалось иметь три 2-х батальонных полка содержащихся по полному штату, подчиняющихся командующим соотвествующими флотами. Кроме того, в Отдельный Морской Пехотный Корпус передавался Одесский морской батальон из военного ведомства. Батальон занимался обучением частей Отдельного Морского Пехотного Корпуса и армии погрузке и высадке с судов, а так же содержал десантные катера и шлюпки. В случае мобилизации из запасных чинов морской пехоты предполагалось формирование отдельных запасных батальонов, для развертывания которых в штате действующих полков содержался скрытый кадр. Для начальника Отдельного Морского Пехотного Корпуса утверждалась должность полного генерала. Первым командующим стал генерал-лейтенант Кондратенко, герой обороны Порт-Артура.
  

Штаты полка морской пехоты:

   Командир (полковник)
   Штаб-офицер (подполковник)
   Заведующий хозяйством (капитан).
   Батальонные командиры (подполковник) - 2.
   Ротные командиры (капитан) - 8.
   Командир нестроевой полуроты (штабс-капитан).
   Командир артиллерийской батареи (капитан)
   Начальник пулеметной команды (капитан)
   Начальник команды охотников (капитан)
   Ротные обер-офицеры - 45.
   Классные чиновники - 7.
   Строевые нижние чины - 2109.
   Нестроевые нижние чины - 251.
   Всего личного состава - 2429.
  
   На вооружении полка была артиллерийская батарея до 1911-1912 гг., имевшая на вооружении 63мм десантные орудия. Позднее с 1910 по 1912 гг. полковые батареи получили 76 мм десантные орудия обр.1911 года. Пулеметная команда имела вначале 8 пулеметов Максим, затем в 1911 году добавлены 8 ружей-пулемета Мадсена. В 1912 году во всех трех полках развернуты третьи батальоны.
   В 1912 году было принято решение иметь для Черноморского флота бригаду морской пехоты на случай проведения Босфорской операции. В состав бригады вошли два вновь сформированных полка Одесский и Таврический. Бригада дислоцировалась под Севастополем. В качестве артиллерийской компоненты бригады был сформирован морской артиллерийский дивизион из 4-х десантных батерей (по 4 3" десантных пушки) и 1-й мортирной (4 42-х линейные гаубицы) батарей.  "В ходе Балканской войны функции подготовки кадров были переложены на вновь сформированные три морских учебных батальона, по одному на каждом флоте. Одесский морской батальон  был переименован в "морской десантный батальон" и занимался теперь только содержанием и подготовкой малых десантных судов"). В заключении стоит заметить что ранней весной 1914 года морскую пехотную бригаду развернули в дивизию введя в ее состав Севастопольский морской пехотный полк и наново сформировав Николаевский, и проведя скрытую мобилизацию полностью укомплектовали ее. Морской артиллерийский дивизион развернут в бригаду (32 десантных 3" орудия, 16 42-х линейных горных гаубиц). Судовые партии морской пехоты также были укомплектованы до полного штата. Для своевременного пополнения морских пехотных частей в середине мая был развернут запасной морской пехотный батальон.
  

В мае 1914 года Отдельный морской пехотный корпус состоял из следующих частей и соединений.

Балтийский флот

   1-й Кронштадтский морской пехотный полк.
1-й морской учебный батальон.
  

Черноморский флот:

   Черноморская морская пехотная дивизия.
   2-й Севастопольский морской пехотный полк.
   4-й Михайловский морской пехотный полк.
   5-й Георгиевский морской пехотный полк.
   6-й Николаевский морской пехотный полк.
Морской артиллерийская бригада
   Одесский морской десантный батальон.
2-й морской учебный батальон.
   Запасной морской пехотный батальон

Тихоокеанский флот:

   3-й Владивостокский морской пехотный полк.
3-й морской учебный батальон
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

XXI. Служба связи флота. Радиоразведка. Дешифровальная служба.

  
   Появление радиосвязи поистине произвело революцию в вопросах управления силами флота. После испытаний радиосвязи в 1897-- 1898 гг. на учебных судах "Европа" и "Африка" морское ведомство с 1900 года приступило к установке "беспроводного телеграфа" на кораблях 1-го и 2-го рангов. Изготовление оборудования было организовано в Кронштадтской мастерской. Здесь за 1900--1904 гг. было сделано 54 радиостанции. Кроме того, парижская фирма "Э. Дюкрете" поставила для русского флота еще 25 аппаратов. Одновременно сооружались береговые радиостанции на Балтийском, Черном и Каспийском морях. Крупные радиостанции мощностью до 35 кВт были построены в этот период Гельсингфорсе и в Севастополе. До войны с Японией радиостанции системы Попова были установлены на 68 кораблях, а к 1908 году -- на 108 кораблях. Они обеспечивали связь на расстоянии до 400 км. После русско-японской войны морское ведомство приняло на вооружение линейных кораблей и крейсеров искровые радиоприборы системы "Телефункен", миноносцы оснащались русскими радиоустановками. В 1912 году все суда действующего флота имели на вооружении "звучащие" установки Вина и Маркони. В 1911 году организованная А. С. Поповым Кронштадтская мастерская была переведена в Петербург и стала именоваться Радиотелеграфным заводом морского ведомства. В 1908--1911 гг. возникло "Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов" -- филиал английской компании "Маркони". Наряду с этим обществом в России действовали немецкие фирмы "Сименс и Гальске" и "Сименс--Шуккерт", также изготовлявшие морскую радиоаппаратуру. К лету 1914 года на судах Российского Импарторского флота использовались следующие приемо-передающие станции:
  
   15 кВт Мор.Вед. обр.1913 года (1200 миль)
   10.2 кВт Мор.Вед. обр.1913 года (700 миль)
   8 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (600 миль)
   5 кВт Мор.Вед. обр.1907 года (500 миль).
   4 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (400 миль).
   2 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (250 миль)
   2 кВт Мор.Вед. обр.1909 года (200 миль)
   1 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (100 миль).
   0.5 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (75 миль).
   0.2 кВт Мор.Вед. обр.1911 года (50 миль).
  
   Радиотехника нашла применение и в разведывательных действиях флота. К ведению радиоразведки и организации специальных разведывательных походов в районы боевой подготовки военно-морских флотов иностранных государств на Русском флоте приступили осенью 1911 года. Стоит отметить, что именно в 1911 году Балтийский флот приступил к установке на кораблях так называемых "звучащих" радиостанций. По мнению командования флота, эти радиостанции в большей степени удовлетворяли требованиям современной войны на море, одним из важных элементов которой становилось противоборство в радиоэфире. Совершенствование средств корабельной радиосвязи, поиск новых способов их боевого применения стимулировали интерес флотских радиоспециалистов к сбору сведений о состоянии этих вопросов в военно-морских флотах наиболее развитых зарубежных государств. В рассматриваемый период в штабах командующих флотами Тихого океана, а также Балтийского и Черного морей были разведочные отделения созданные в 1909-1910 гг. В МГШ разведочное отделение, которое занималось сбором сведений об иностранных флотах, было организовано в 1907 году, кроме того, в его ведении находилась также тайная агентурная разведка. Поэтому 2-м (радиотелеграфным) флагманским минным офицером МГШ капитан-лейтенантом А. М. Щастным был в ноябре 1911 года подготовлен для штабов флотов список вопросов по радиосвязи иностранных флотов, на освещение которых следовало нацелить российских морских агентов за границей. Флотских радиоспециалистов интересовало, в частности:
   1. Какие типы радиостанций (система и мощность) приняты на судах флота.
   2. Сколько радиостанций или приемников имеется на каждом корабле.
   3. Какое количество телеграфистов на каждой судовой радиостанции в зависимости от ее мощности, и число лет их службы.
   4. Как организованы переговоры по радиотелеграфу между отдельными частями флота; какие способы применяются для удержания радиосвязи во время помехи от действия других радиостанций.
   5. Имеются ли на судах радиотелефоны для непосредственного обмена речью между судами. Дальность их действия и степень надежности".
   Располагая собственными техническими средствами, позволявшими самостоятельно начать сбор интересующей информации, непосредственно наблюдая за работой иностранных радиостанций, на Балтийском флоте первыми приступили к сбору соответствующей информации. И флотские специалисты не преминули воспользоваться такой возможностью. В штабе командующего Балтийским флотом, решили, не дожидаясь окончания зимнего периода и открытия кампании, привлечь к ведению радиоразведки корабли, зимующие в Порте императора Александра III, то есть в непосредственной близости от западной границы. Одним из таких кораблей был крейсер "Боярин", командиру которого А. М. Щастным в конце декабря за подписью начальника штаба было направлено предписание следующего содержания: "Установленная осенью текущего года звучащая радиостанция на вверенном Вам крейсере обладает чувствительными приемниками, что в связи с наиболее близким расположением крейсера к германской границе позволяет использовать радиостанцию крейсера для наблюдения за радиотелеграфированием судов германского флота. Является желательным выяснить из непосредственного приема их радиограмм на наши приемники:
   1) Диапазон длин волн, употребляемых для переговоров.
   2) Использование мощности радиостанций линейных кораблей для обеспечения надежности переговоров.
   3) Эксплуатацию различных тонов при одновременной передаче нескольких радиограмм.
   4) Организацию радиотелеграфной службы на эскадре.
   5) Пользование условными сочетаниями, телеграфным кодом, позывными и т. д.
   Желательно также выяснить навык в переговорах, отсутствие повторений радиограмм, быстрый переход от одной волны к другой и т. д. О чем штаб, по приказанию Командующего флотом, сообщает и ожидает по этому поводу ежемесячных донесений Вашего Высокоблагородия со своими замечаниями".
   31 января 1912 года командир "Боярина" капитан-лейтенант Иванов 3-й направил в штаб флота первое донесение с результатами ведения РР. За месяц радиотелеграфистами крейсера была зафиксирована работа 12 корабельных и береговых радиостанций. Были добыты первые радиоразведывательные материалы (РРМ) по германскому и британским флотам. Собрана первая, пусть и весьма скромная, информация о характеристиках применяемой радиоаппаратуры, типах используемых при радиообмене позывных и шифров, особенностях работы телеграфистов в эфире и др. Уже эти первые шаги и их результаты позволили А. М. Щастному поставить вопрос об организации систематической радиоразведки на вероятных театрах военных действий. Свои взгляды по данному поводу он изложил в "Отчете по радиотелеграфной части МГШ за 1911 год", работа над которым была завершена как раз в феврале 1912 года. Однако со стороны командования Балтийского флота они встретили полное понимание и всемерную поддержку. До весны 1912 года радиотелеграфистами крейсера "Боярин" была обнаружена работа и зафиксированы характеристики 30 иностранных радиостанций. Следует, конечно, признать, что по вполне объективным причинам обработка добытых на РРМ носила весьма поверхностный характер. Для получения более значимых результатов требовались специальные знания и опыт, которыми на тот момент не располагали ни нижние чины радиотелеграфной службы, ни офицерский состав флота, ведавший на кораблях и в штабах вопросами применения радио. В апреле 1912 года на должность флагманского радиотелеграфного офицера Морского Генерального Штаба, вместо убывшего к новому месту службы А. М. Щастного, был назначен старший лейтенант И. И. Ренгартен. Стоит отметить, что первые практические уроки ведения радиоразведки Ренгартен сумел получить еще во время русско-японской войны. В Порт-Артуре Ренгартен служил на эскадренном броненосеце "Полтава", к которому в марте 1904 года был приписан переводчик штаба эскадры студент 4-го курса Восточного института Е. Ф. Лебедев, участвовавший во всех боевых выходах корабля и во всех операциях эскадры против неприятеля в Желтом море и в обеих Цусимах. Наличие на борту японского переводчика позволило командованию броненосца наладить успешный прием и разбор японских радиограмм, организовав на "Полтаве" своеобразный "флагманский" пост радиоразведки. Документы свидетельствуют, что И. И. Ренгартен (как и другие офицеры броненосца) был хорошо осведомлен о деятельности Е. Ф. Лебедева на корабле и обо всех успехах корабельного поста радиоразведки. Быстро войдя в курс дел флагманского радиотелеграфного офицера, Ренгартен нашел возможность и время для изучения ситуации, сложившейся в области радиоразведки, сумев придать этой теме новый импульс. 25 мая начальник МГШ одобрил предложение использовать поход крейсера "Боярин", который должен был совершить плавание до Бискайского залива с учебными целями, совершив заходы в британские, французские и германские порты для радиотелеграфных наблюдений. Придавая большое значение техническому обеспечению намеченного похода, Ренгартен в короткий срок разработал проект специального разведывательного радиоприемника, изготовление которого было поручено Радиотелеграфному заводу Морского ведомства. В этой связи 8 июня штаб командующего направил в адрес начальника минного отдела главного управления кораблестроения следующее письмо срочного и весьма секретного характера:
   "Штаб по приказанию Командующего Флотом просит содействия Вашего Высокоблагородия в деле осуществления намеченного предстоящей разведки организации радиотелеграфной службы на судах иностранных флотов, особенно Британского. Для этой цели необходимо снабдить одно из судов, идущих за границу (намечен крейсер "Боярин"), специальной приемной радиостанцией, для исследования высшего спектра волн от 300 до 30 метров длиною. Кроме того, подлежащий установке на названном крейсере, при судовой радиостанции, приемник может исследовать следующий спектр - волны длиною от 300 до 3000 метров, этого следует считать недостаточно - необходимо дополнить приемник удлинительной катушкой для исследования волн длиннейших - до 10000 и даже, до 30000 метров, ибо по сведениям Морского Генерального Штаба в Англии проектируются установки с волнами длиною порядка 20 и даже 40 километров. Устройство малой радиосети, которая не должна быть заметна со стороны, штаб берет на себя; самый же приемник необходимо выполнить тщательно, и это дело штаб просит Ваше Высокоблагородие поручить выполнить Санкт-Петербургскому Радиотелеграфному заводу Морского Ведомства, по приложенному проекту-схеме. Штаб, кроме того, считает весьма важным, чтобы конечное назначение приемника оставалось бы по отношению к мастерской секретным". Учитывая, что наличие на борту крейсера дополнительной радиоаппаратуры может обоснованно вызвать к нему повышенный интерес и помешать тем самым выполнению разведывательных задач похода, Ренгартен особое внимание уделил вопросу обеспечения секретности и скрытия демаскирующих признаков установки ее на корабле. Так 27 июня он лично побывал на крейсере "Боярин", где выбрал место для радиоприемника и дал необходимые указания по проведению работ. Разведывательный радиоприемник было решено разместить отдельно от остальной радиоаппаратуры, в кормовой рубке, а антенну поднять на крюйс-марса-рее, замаскировав ее под сигнальные фалы, для чего использовать изолированный антенный тросик и оклетневанные эбонитовые изоляторы. Крейсер ушел в море 2 сентября по окончании флотских маневров. В связи с этим штаб командующего направил 29 августа командиру крейсера секретное предписание, содержащее следующие указания по радиоразведке:
   "1) Подробно обследовать спектр волн, доступный приемнику, ведя учет получающейся работе иностранных радиостанций; следует записывать длину волны, тон, скорость передачи (число букв в минуту), степень остроты настройки.
   2) Особенно внимательно проследить, не встречаются ли случаи одновременного телеграфирования ряда радиостанций или систематического изменения длины волны через короткие промежутки времени, указывающие на организацию тактической радиосвязи. В случае обнаружения этой последней необходимо, по возможности, проследить, в чем она состоит.
   3) При посещении иностранных военных портов и других случаях встречи с иностранными военными судами следует снимать фотографии или записывать формы радиосетей, способы подвеса, количество и места изоляторов - с указанием, по возможности, размеров. Особенно внимательно следует исследовать способы ввода радиосетей в рубки и места расположения этой последней на корабле.
   4) В порядке пунктов 1 и 2 исследовать, пользуются ли иностранные флоты или береговые радиостанции волнами длиною 30-150 метров и 3000-30000 метров. Это исследование следует выполнить при помощи специальных приборов, доставленных на крейсер из С.-Петербургского Радиотелеграфного завода, и согласно указаний 2-го флагманского минного офицера МГШ, данных старшему минному офицеру крейсера".
   Ренгартен 1 сентября побывал на борту "Боярина", проверив техническую готовность поста радиоразведки. Результатами осмотра он остался вполне доволен, особенно отметив качество работ по оборудованию антенной сети: "Малая сеть замаскирована весьма хорошо - ее совершенно не видно". Для ведения радиоразведки на крейсер был командирован радиотелеграфный офицер штаба БФ лейтенант Ланге. В свою очередь в ходе шедших в августе маневров "Адмирал Рейценштейн" на борту которого находился Ренгартен, выходил в Северное море где находился 4 суток, после чего вновь вернулся на Балтику, все это время радиотелеграфисты крейсера наблюдали за работой инстранных радиостанций, в том числе и сам Ренгартен, который, свободно владея навыками приема радиограмм "на слух", несколько часов провел у радиоприемника. Перед началом маневров, от имени командующего на все корабли было передано приказание "принимать и записывать иностранные радио".
   В зиму 1912-1913 года по инициативе Ренгартена на флотах организовано проведение дополнительных занятий по радиотелеграфу. По оценкам флагманских офицеров бригад, эти занятия позволили значительно повысить уровень подготовки корабельных радиотелеграфистов. Итогом шестимесячного плавания крейсера "Боярин", вернувшегося ранней весной, стало накопление огромных РРМ по иностранным флотам. Особое внимание было обращено на изучение радиообмена и характеристик радистанций Британского флота. Опыт исследовался комиссей, в состав которой входил также и сам Ренгартен, которая пришла, в частности, к следующим выводам, зафиксированным в протоколе от 27 мая 1913 года: "Сведения об иностранных флотах чрезвычайно скудны и весьма желательно их дополнить. Для этого необходимы донесения военно-морских агентов о состоянии материальной части, о нововведениях и об организации радиотелеграфирования на судах флота и в учреждениях службы связи. Имея в виду особую трудность получения последних сведений, подкомиссия нашла совершенно необходимым организовать непосредственное наблюдение над радиотелеграфированием иностранцев, главным образом наших соседей. Наблюдения в Японском, Желтом, Балтийском и Черном морях помощью береговых радиостанций является мерой необходимой, но недостаточной: за относительной дальностью расстояния большинство радиостанций соседних иностранных государств остаются без надлежащего наблюдения.
   Наблюдения же помощью судовых радиостанций кораблей, находящихся в заграничном плавании, как показал опыт, нисколько не раскрывают существующую, по всей вероятности, систему тактических радиопереговоров, т. к., по-видимому, радиотелеграфирование тактического характера прекращается по приходе в воды данного государства иностранных военных кораблей. Поэтому единственной целесообразной мерой было бы командирование на русских коммерческих пароходах, снабженных радиотелеграфом и посещающих воды иностранных государств, вполне подготовленных специалистов, вероятно офицеров, которым должно быть поручено наблюдение за радиотелеграфированием в иностранных флотах, особенно в маневренное время". Это предложение представляло на тот момент безусловный практический интерес и заслуживало самого серьезного внимания со стороны специалистов и командования. В итоге в рамках Русско-Германской конвенции между Адмирал-Штабом и МГШ было достигнуто соглашение. В итоге через подставные лица совместно с немцами летом 1913 года было приобретено 3 траулера, которые были укомплектованы русско-германскими командами и под видом рыбной ловли практически непрерывно с осени 1913 года находились в плавании в Северном море, в том числе и у британского побережья. Таким образом, идея ведения радиоразведки на Русском флоте сформировалась к концу 1911 года в среде радиотелеграфных специалистов и была обусловлена, в первую очередь, потребностями военно-технической разведки и задачами подготовки к прогнозируемому противоборству в радиоэфире.
   Общее руководство ведением РР осуществлял флагманский радиотелеграфный офицер штаба командующего флотом. Постановка кораблям задачи на ведение РР производилась штабом командующего флотом в форме письменного распоряжения за подписью начальника штаба. К ведению РР привлекался штатный состав корабельных радиотелеграфных специалистов, в связи с чем на корабельных соединениях флота производилась централизованная подготовка радиотелеграфистов к решению указанных задач. В целом, личным составом корабельных соединений действующего флота был в течение 1912-1913 годов получен ценный опыт ведения РР, как при нахождении кораблей в море, так и во время стоянки в пунктах базирования. Более того, во время переходов кораблей на Дальний Восток также ставилась задача радиоразведки. Опыт полученный в течении этих компаний сыграл важную роль в успехах начального периода Великой войны, особенно в деятельности рейдеров. Важнейшим фактом стало то, что осенью 1913 года по линии Особого делопроизводства МГШ (агентурной разведки) был получен британский сигнальный код для кораблей. Балтийские радиоразведчики также наладили и в течение всей войны поддерживали тесный и весьма плодотворный контакт со своими германскими коллегами из службы "B.Dienste", обмениваясь самой конфиденциальной информацией по вопросам радиоразведки и криптоанализа. Важно также отметить, что командование флота всячески стремилось сохранить в тайне работу дешифровального бюро. Все, связанное с шифрперехватом, легендировалось под агентурный источник и в служебной переписке обозначалось "Агентурно Х". В разведывательных сводках, представляемых в МГШ и в штаб Главнокомандующего, сведения, полученные в результате обработки РРМ, также обезличивались и сообщались под пунктом "Агентурно Б".
   Накануне великой войны началась установка на берегу радиопеленгаторов системы Ренгартена. Разведывательный радиопеленгатор (РРП) имел антенну зонтичного типа, состоящую из 32 лучей-радиусов, ориентированных на местности согласно компасным румбам, почему иногда именовался "компасной радиостанцией" или "радиостанцией компасного типа" (позднее был разработан также вариант на 64 R). В марте 1914 года был введен в строй радиопеленгатор в Кильконде, в мае на полуострове Ганге и о.Даго. Важно отметить, что Ренгартен уже тогда обращал внимание на необходимость объединения РРП в единую сеть и организацию синхронного радиопеленгования. На Черном море в апреле был введен в строй РРП под Севастополем, в мае вошел в строй РРП под Одессой. Первые же 3 комплекта береговых РРП получил Тихоокеанский флот и ввел в строй их к марту 1914 года. Посты были размещены в б.Славянка, на острове Русском и на м.Путятина, притом к маю их удалось связать надежными линиями проводной связи. В мае был установлен еще 1 РРП на Сахалине на Корсаковом посту, что позволило пеленговать с высокой точностью выходы в эфир судов Японского флота. В начале июня 1914 года между МГШ и Адмирал-штабом было достигнуто соглашение о развертывании 2-х Радиопеленгаторов на Германской территории, обслуживаемых совместными командами. Один радиопеленгатор был установлен к августу 1914 года у Бельгийской границы, второй на острове Гельголанд. Еще один РРП был установлен практически на границе с Данией.
   В заключении стоит отметить, что первый корабельный РРП разработанный Ренгартеном был испытан на "Бутакове" в ноябре 1914 года, но испытания были признаны не совсем успешным. Ввиду этого проект нового корабельного РРП был предложен офицером МГШ П. Е. Стоговым, взявшим за основу созданный на заводе РОБТиТ (Российского Общества Беспроволочных Телеграфов и Телефонов) перевозной РРП, смонтированный на легковой автомашине. Антенна корабельного РРП представляла собой рамку из трех витков антенного провода, натянутых между мачтами в диаметральной плоскости корабля. Определение пеленга осуществлялось при циркуляции корабля по минимуму сигнала. Испытания РРП прошли весной 1915 года в районе Севастополя под руководством лейтенанта Н. Е. Киреенко и дали положительный результат. Уже к декабрю 1915 было изготовлено и распределено по флотам 27 комплектов корабельных РРП.
  

XXII. Русско-Германская морская конвенция. Общение русского и Германского

морских генеральных штабов.

  
   После заключения союзного соглашения с Германией Морской генеральный штаб продолжил разработку оперативных планов ведения боевых действий. На коллегии адмиралтейства после консультации с министерством иностранных дел (на запрос морского ведомства был подготовлен меморандум имевший название "Прогнозирование некоторых аспектов внешней политики империи") было принято решение о разработке оперативных планов исходя по степени вероятности возникновения боевых действий. Наиболее вероятным МГШ солидаризуясь с МИДом, считал возникновение военного конфликта с Англией ввиду направленности русской политики на захват зоны проливов. Учитывая, что в настоящий момент политическое решение подкреплялось военными приготовлениями, МГШ посчитал возможным вплотную приступить к планированию совместно с ГУ ГШ операции направленной на захват проливов.
   В 1906 году между Германией и Россией был заключен Бьоркский договор, выполнение которого гарантировало в какой то степени мир в Европе на следующие 8 лет. Стоит отметить, что именно во время Русско-Японской войны были установлены первые контакты между русским и германским флотами. В частности германские угольщики обеспечивали переход эскадры Чухнина, а также боевые действия Тихоокеанского флота в целом. Германские наблюдатели, находившиеся на борту русских кораблей, приняли участие в Цусимском сражении. После русско-японской войны контакты, как на официальном, так и неофициальном уровнях продолжились. К примеру, в межвоенный период для Русского флота построено 3 крейсера, германская фирма Крупп разрабатывала и производила 14" орудия для новейших русских линейных кораблей и т.д. В момент очередного обострения Русско-Британских обострений осенью 1908 года Чухнин, с ведома Регента, санкционировал первые контакты по вопросам организации совместных операций против британской морской торговли. Осенью 1911 года было заключено новое соглашение между Берлином и Санкт-Петербургом, который гласил что, что в случае агрессии против Германии Российская Империя выступит на стороне Германии. Помощь русских была куплена дополнительным протоколом к договору, где зона проливов и Константинополь, равно как и северное побережье Турции является зоной российских интересов. Взамен Россия обязуется оказывать военную и экономическую помощь против стран Антанты. Отдельно было прописаны отношения между АВИ и РИ. Заключение договора привело к необходимости организации совместных действий флотов. Результатам напряженной работы стало заключение 2 августа 1912 года русско-германской военно-морской конвенции о совместных действиях, оформленной в виде обмена письмами между министрами иностранных дел России и Германии. Обе стороны договорились о согласованных действиях флотов. В конвенции указывалось на необходимость подготовки морских сил сторон для согласованных действий ещё в мирное время. В этих целях начальники морских генеральных штабов России и Германии уполномочивались на ведение "непосредственных сношений". Им предоставлялось право обмениваться "всеми сведениями, изучать все возможные гипотезы войны и согласовывать между собой все стратегические планы". Начальники морских генеральных штабов обоих флотов обязывались совещаться друг с другом не менее одного раза в год и вести протоколы своих совещаний. Прежде всего было признано необходимым обмен секретными сведениями об иностранных флотах; выработка способов связи, общего шифра для сношений, свода сигналов на случай совместных действий флотов; "выяснение и разбор морской обстановки в связи с военно-сухопутной, имея главной руководящей целью содействие успеху на сухопутных фронтах". Разработанный морским генеральным штабом доклад был доложен Императору, который его утвердил в части касающейся. В августе 1912 начальник русского морского генерального штаба вице-адмирал светлейший князь Ливен прибыл в Берлин. В ходе совещания были намечены мероприятия по совместным действиям флотов. Итогом послужил подписанный начальниками штаба протокол о совместных действиях флотов, который предусматривал вхождение в состав Германского флота открытого моря русской оперативной эскадры и тем самым организация объединенного флота под германским командованием. При этом командующий русской оперативной эскадры получал права первого заместителя главкома объединенного флота. На Дальнем востоке же предусматривался переход под русский оперативный контроль всех германских сил в акватории Тихого океана. При этом Германская сторона обязывалась не позднее лета 1913 года усилить свои силы на Дальнем востоке эскадрой додредноутов. Осень 1912 года - весна 1913 года прошла в шлифовке и отработке положений конвенции в частности были разработаны шифры НОРД и ОСТ, предназначенные для ввода в действие в случае эскалации обстановки. Резюмируя обмен мнений, по поводу стратегической обстановки в случае общеевропейской войны, морской министр адмирал светлейший князь Ливен высказался так: "Балтийский флот вместе с ГЗФ проводит операции против сил Антанты в Северном море обеспечивая тем самым свободу плавания. Черноморский флот проводит операции против Турции, имея целью захват зоны проливов совместно с сухопутными войсками. На Дальнем востоке Русские и Германские силы обеспечивают свободу плавания, в случае же вступления в войну на стороне Антанты Японии проводят против нее совместные операции. Далее совещание морских генеральных штабов рассмотрело вопросы связи (в частности об устройстве мощных радиостанций, обеспечивающих непосредственную радиосвязь Русского и Германского командований), шифров и обмена секретными сведениями. Последний вопрос был нормирован специальной конвенцией. Действительно, в последующие годы Россия получила от Германцев много ценных сведений, как в отношении техники, так и о флотах враждебных государств, особенно о Британском. Весной 1913 года в Россию приехал начальник Адмирал-штаба адмирал Поль для очередного обмена мнений с русским начальником морского генерального штаба. В ряде совещаний, имевших место, были, в общем, подтверждены соглашения прошлого года и выдвинуты некоторые новые вопросы:
   1) Решено летом-осенью провести совместные маневры в составе объединенного флота, перед этим провести ряд учений меньшим количеством кораблей на Балтийском море.
   2) Решено организовать совместную разведывательную службу для выяснения приготовлений к войне и вооружений флотов Антанты.
   3) Решено совместные маневры на Дальнем востоке провести весной следующего года.
   Наконец, начальник германского генерального штаба разрешил командировку в Германию русских морских офицеров для ознакомления с военно-морской техникой и, в частности, с постановкой дела подводного плавания. Следующее свидание начальников морских генеральных штабов имело место весной 1914 года в преддверии Балканского кризиса, и в основном внимание было сосредоточено на улучшении взаимодействия объединенных сил, в частности результатом стало наличие германских офицеров связи на русских кораблях и соответственно русских на германских кораблях.
   С началом общеевропейской войны, как и планировалось, оперативная эскадра Балтийского флота перешла под оперативный контроль германского командования, в свою очередь германские силы на Дальнем востоке перешли под оперативный контроль русского командования. Были введены новые шифры и сигнальные коды.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   21
  
  
  
  

Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | В.Кощеев "Злой Орк 2" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Слепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиШерлин. Гринь АннаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Тону в тебе. Настасья КарпинскаяОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарПерерождение. Чередий ГалинаВ объятиях змея. Адика Олефир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"