Гулин Юрий Павлович: другие произведения.

Сокрэмль Последний поход Гортура

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    СОКРЭМЛЬ - никогда не существовавшая книга преданий легенд и сказок народов Эльма в свободном пересказе Фомы Борея. "Последнему походу" предшествуют пока ненаписанные "Битва пяти королей" и "Хроники Исхода", а наследует "Остров драконов".


ФОМА БОРЕЙ

СОКРЭМЛЬ

ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД ГОРТУРА

   КОГОТЬ ДРАКОНА
   Сотник Драган вдавливает шаг вдоль строя новобранцев. Неприятный шрам придает лицу старого вояки зловещее выражение. С той поры как эльфийский клинок оставил на нем вечный знак доблести Драган перестал улыбаться. Совсем не в знак траура по потерянной славе первого красавца легиона. Просто улыбка делает лицо еще ужаснее. Да и чему радоваться, когда служишь на границе с Преисподней?
   Сотник доволен. Пополнение прибыло что надо! Молодые, хорошо подготовленные солдаты. Этот особенно хорош. Драган останавливается напротив статного белокурого красавца.
   - Как твое имя, воин?
   - Маркус, мой командир!
   - Я оказываю тебе честь, Маркус. Ты первым из новобранцев увидишь Врата Ада. Включаю тебя в состав очередной смены на передовом посту.
   - Благодарю, мой командир! Вы не пожалеете о своем выборе.
   Сотник кивает и продолжает обход шеренги.
   **
   Час молчания опустился на спящую землю. Ночные твари упокоились, а дневные еще не пробудились. Маркус стоит у бойницы и вслушивается - ничего ведь не видно - в тишину. Не выдаст ли чем себя коварный враг, крадущийся к форпосту за его Маркуса жизнью? Нет - ни всплеска, ни шороха. Молодой воин с нетерпением ждет рассвета. Вечером, когда их сотня сменила в укреплении уходящих на отдых товарищей, было уже темно. Жаждущий воочию увидеть неприступную твердыню врСгов Маркус сам напросился в первую утреннюю смену. Тьма как насытившийся удав лениво отползала в сторону. Сердце воина забилось чаще. Ему чудилось, что он видит смутные очертания крепостных стен. Но очень скоро радость сменилась вздохом разочарования. Не было крепостных стен - был сплошной беспроглядный туман. Разгорающийся за спиной Маркуса дневной свет впитывается туманом, отчего тот становится лишь видимее и плотнее. Но вот первый луч восходящего солнца вспорол белесое брюхо. К нему на помощь пришел второй, третий... Вот уже десятки солнечных лучей рвут и кромсают серое покрывало. Вскоре от него не остается и следа. Перед взором Маркуса предстает грозный и величественный замок-крепость Коготь Дракона, который порубежники чаще именуют Вратами Ада.
   Молодой воин настолько заворожен видом последней эльфийской твердыни, что не слышит шагов сотника. Лишь когда рука в металлической перчатке ложится на плечо, Маркус встряхивается и в смущении замирает пред своим командиром в ожидании порицания. Но слышит совсем иное:
   - Ничего, парень, такое случается с каждым, кто впервые видит это проклятое место. Эльфы великие строители. Этого у них не отнимешь. Даже немного жаль что скоро мы не оставим здесь камня на камне.
   Маркус кивает, в знак согласия с последними словами сотника, и вновь обращает взор к замку. На мгновение ему кажется, что он различает в окне одной из башен какое-то движение. Нет - наверное, ему просто почудилось...
   ***
   Владыка Гортур удаляется от окна, подходит к своему любимому креслу и вдавливает в него могучее тело. Мрачен челом бывший эльфийский король. Прошло без малого двести лет как за теми, кто решил покинуть Мирэль, закрылись Врата. Все эти годы те, кто остались, но не покорились людям, ведут отчаянную борьбу за выживание. Иногда врогам - а теперь этим именем зовут всех, кто встал под знамя бывшего короля горных эльфов - удавалось одерживать незначительные победы, и даже отвоевывать часть земель. Это случалось, когда магия вновь усиливалась. Но приливы магической энергии случались все реже. Зато отливы становились все глубже и продолжительнее. Тогда люди не только возвращали потерянные земли, но и отвоевывали новые территории. Настал момент, когда на всей Земле остался только один клочок, который вроги могли считать своим. Это небольшая высокогорная долина, которую люди прозвали Черная. Вход в Черную долину защищает замок-крепость Коготь Дракона. Другим концом долина упирается в непреодолимый горный массив. Коготь Дракона слывет неприступной твердыней. Взять его штурмом практически невозможно. Несмотря на это, над еще довольно внушительной армией врогов, расквартированной в Черной долине, висит вполне реальная угроза уничтожения. У этой угрозы два имени: голод и холод. Если воды в долине худо-бедно хватает, то запасы еды тают на глазах. И пополнять их нечем. Как в самой долине, так и в ее окрестностях уже давно не осталось никакой живности. Та, которая не пошла в пищу, старается обходить и облетать проклятое место стороной. Какое-то время выручала рыба, поднимавшаяся на нерест вверх по горным речкам. Но сейчас не стало и ее. Люди, контролирующие территорию ниже по течению, перекрыли реки хитроумными устройствами, которые не пропускают рыбу. Ходить за провиантом в людские земли с каждым днем становится все труднее. Перевалы и практически все тропы, ведущие к Черной долине, перекрыты заставами, через которые надо прибиваться с тяжелыми боями. Свободными остаются лишь несколько тайных троп, но путь по ним долог и опасен.
   Мало накормить воинов их надо еще и согреть. Большая часть армии живет в палатках, а то и просто на земле. В высокогорной долине даже летом весьма прохладно, особенно по ночам. Приходится постоянно жечь костры. И вот уже вырублены почти все деревья...
   Осторожные шаги прерывают невеселые размышления Гортура. Вошедший в покои слуга низко кланяется своему господину.
   - Владыка Гортур! Черный маг Йлн просит высокой аудиенции.
   "Владыка"... Так Гортура стали именовать после того, как Большой Совет лишил его титула. С тех пор от имени отпала приставка кэл - король эльфов.
   - Пусть войдет!
   В ожидании мага Гортур вновь предается черным мыслям. Только что закончился очередной Совет. Дрова и продовольствие кончаются. Подвоза практически нет. По тайным тропам идти опасно - не то, что доставлять грузы. Последнее время выручали драконы. Они по ночам летали в земли людей. Нападали на стада. Наедались сами и приносили еду в лапах. Но их последние вылазки были неудачными. Люди стали устраивать на них засады. За последнее время два дракона погибли и несколько ранены. А их и так-то осталось не более двух десятков. Сегодня на Совете их предводитель Гром заявил, что если в ближайшее время обстановка не изменится, то драконы пересмотрят союзнический договор. Это плохо. Как и заявления ряда военачальников о том, что армия на грани бунта. Что делать? Можно конечно укрыться в Когте с верными эльфами и послушными его воле зомгами, бросив остальных на произвол судьбы. Запасов продовольствия для гарнизона хватит года на два. Но что это даст? Драконы, скорее всего, улетят. Остальные либо попробуют пробиться через заставы людей, либо будут штурмовать Коготь. И так и так погибнут. Люди, в конце концов, отыщут тайные тропы, займут долину и осадят замок. Года два удастся продержаться. А потом? Либо голодная смерть, либо гибель под секирами людей в последней битве. Так не лучше ли ударить по ним сейчас, пока армия еще управляема? Чтобы пробиться через заставы сил хватит. А там, на равнинах, крушить все подряд, пока не окружат армии людей, и не уничтожат всех до одного...
   Гортур поднял голову и посмотрел на согнувшуюся в почтительном поклоне фигуру мага.
   - Надеюсь, то, что ты хочешь мне сообщить, друид, весьма значительно, ибо оторвал ты меня от важных государственных дел!
   Йлн выпрямился. Лицо его выражало почтение без тени страха.
   - То, о чем я хочу поведать, Владыка, действительно очень важно. Но позволь мне начать с дел текущих.
   - Говори!
   - Приплод на ферме начинает падать. Приток молодых особей практически прекратился, а старые теряют способность рожать...
   Ферма была не самой страшной задумкой Йлна. Начал он с того что нарушив Великий Свод Законов возродил обряд Приобщения. Все кто проходили через обряд испытывали ужасные муки. Многие умирали. Оставшиеся в живых превращались в зомгов - послушные воле хозяина боевые машины. Через обряд Приобщения пропускали всех без исключения пленных - мужчин, женщин, детей. Потом Йлн предложил женщин детородного возраста оставлять для воспроизводства, назвав эту затею фермой. Женщинам полагалось рожать как можно чаще. Они всегда были в положении. Отцами выступали эльфы из свиты Гортура, которые весьма охотно исполняли поручение. Родившихся детей через месяц забирали у матерей и подвергали обряду. Смертность в этом случае снижалась вдвое. А благодаря специальному рациону и воздействию магии дети уже через три года становятся рослыми и сильными. Мозг их при этом остается не развит. Но этого и не требуется. Так проще делать из них свирепых и послушных воинов. Продолжительность жизни зомгов не может превысить тридцати лет. Но и до этого возраста ни один еще не дожил - все гибнут в битвах.
   - Берегись, друид! Если ты побеспокоил меня только поэтому...
   - Разумеется нет, Владыка. Это лишь прелюдия к весьма важному сообщению.
   - Не испытывай моего терпения, Йлн!
   - Я уже перехожу к сути, Владыка. Последние годы я и мои помощники искали способ еще раз открыть Врата.
   - Мне это известно. Как и то, что обращение к Создателю не имело успеха.
   - Это так, Владыка. Именно в обращении к Создателю и заключалась наша ошибка. Он не мог ответить на наш призыв, потому что ранее мы пошли против его воли. И тогда мы решили обратиться к силам тьмы. Сегодня я готов доложить: Черный Призыв услышан!
   - Ты хочешь сказать, что Врата открыты!?
   - Нет, Владыка. Пока - нет.
   - Что значит "пока"?
   - Мы узнали лишь условие, при котором Врата будут открыты.
   - И каково это условие?
   - Жертва. Должна быть принесена жертва...
   - Говори не тяни!
   - В жертву должны быть принесены человек, гном и эльф, в жилах которых течет королевская кровь. И еще... Все жертвы должны быть мужчинами.
   Гортур вздрогнул и впился глазами в лицо Йлна. Тот не отвел взгляда. От нехорошего предчувствия стеснило грудь.
   - Продолжай, друид!
   - С гномом проблем не будет. На нас трудится племя низкоросликов, чей король является заложником и гарантом их покорности.
   - Но, убив его, мы лишимся этой покорности. А, впрочем... Хорошо, с гномом ясно.
   - С человеком будет сложнее. Всех королей и принцев тщательно охраняют. Но один шанс у нас все-таки есть. И если нам повезет... В крепости Могут, одна из придворных дам, недавно родила мальчика. У меня есть сведения, что зачала она этого ребенка от короля.
   - Этим сведениям можно верить?
   - Я ручаюсь за их достоверность, Владыка!
   - Что ж... Этого ребенка не будут охранять так же тщательно, как законнорожденного принца. Но крепость Могут находится довольно далеко от Когтя.
   - Тем не менее, это наш единственный шанс. Надо договориться с Громом. Он очень хитрый дракон. Путь летит ночью, а днем прячется от людских глаз. И никаких нападений. Добравшись до Могута, он должен сесть на самую высокую башню королевского замка. Мой человек выкрадет ребенка и поднимется к нему.
   - А что?.. Это может сработать! Мы уже давно не проводили вылазок в окрестности Могута. Вряд ли нас там ждут. Хорошо! Я поговорю с Громом. Остается эльф... Кто-нибудь из тех предателей, что завели дружбу с людьми?
   - Увы, Владыка. Все эльфы королевской крови ушли за Врата. Кроме...
   - Кроме меня и моего сына? Ты это хотел сказать, друид!
   - Мне очень жаль, Владыка, но это так.
   Гортур откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Так он сидел долго. Очень долго. Йлн стоял и покорно ждал. Он не сомневался в выборе Гортура. Наконец тот открыл глаза.
   - Тебе известно, куда откроются Врата?
   - Да, Владыка. В тот мир, куда свершился Исход!
   В глазах Гортура появилась решимость, но от Йлна не ускользнула и промелькнувшая в них мстительная искорка.
   - Хорошо! Если все будет так, как говоришь ты, то предатели ответят мне за смерть сына! Если же нет...
   Гортур не договорил и жестом приказал Йлну удалиться.
   ***
   Лунный свет перекрылся тенью. Стоящий на посту Маркус поднял глаза к небу, краем зрения успел зацепить растворяющийся в ночи силуэт крылатого монстра. Прибывший по тревоге сотник выслушал его сбивчивый рассказ, потом тяжело посмотрел в глаза. В свете факела этот взгляд пробрал Маркуса не хуже вида недавно пролетевшего над ним дракона.
   - Послушай, сынок... - голос сотника звучал вкрадчиво, но и зловеще. - Скажи честно: может, ты заснул на посту, и тебе все это привиделось? Скажешь правду - отделаешься незначительным наказанием!
   - Я не спал! - голос Маркуса звенел от обиды.
   Драган вздохнул, велел на всякий случай сменить Маркуса на посту, а сам отправился готовить срочное донесение о том, что к ним в тыл пролетел дракон.
   Прошло два дня. Никаких подтверждений слов Маркуса не последовало. Его перестали назначать в караул. Товарищи с ним почти не разговаривали, а косые взгляды были или осуждающими, или презрительными.
   **
   В назначенный час Олегор стоял перед зеркалом. Некогда эльфийский дар королю людей много лет отбывал заточение в одном из подвальных помещений замка Могут среди пыли и хлама. Впервые Олегор предстал перед зеркалом около месяца назад. Он по какой-то надобности оказался в подвале и, проходя мимо одной из дверей, услышал призыв. Не ухом - всем своим эльфийским естеством. Толкнув дверь, Олегор оказался в помещении, где единственным источником света был факел в его руке. Сделав несколько осторожных шагов, молодой эльф оказался перед огромным зеркалом, закрепленным на подставке. Тьма была по ту сторону зеркальной поверхности и ничего в себе не отражала. Потом появились глаза. Взгляд горящих магической силой зрачков приковал Олегора к месту не позволил бросить факел и убежать как ему самому того хотелось. Шепот похожий на шипение горной гадюки прошелестел в пыльной тишине:
   - Кто ты?
   Подчиняясь магии глаз, Олегор ответил так же шепотом:
   - Я Олегор, эльф, служащий в замке Могут.
   - Эльф служащий людям, - презрительно прошелестел голос. - Ты избрал незавидную участь, Олегор.
   Юный эльф стоял перед зеркалом, опустив голову. Насчет участи голос был прав. Так же теперь считали большинство эльфов, не ушедших за Врата. Обещанная за покорность свобода не состоялась. Люди уже превратили их в слуг, а скоро превратят в рабов.
   - Но ты еще можешь изменить судьбу, Олегор, если согласишься служить моему господину.
   Юноша поднял взгляд.
   - Кто твой господин и кто ты сам?
   - Я Черный маг Йлн верный слуга Владыки Гортура, - последовал ответ.
   Олегор вздрогнул. Если бы он мог, то убежал бы из комнаты, но глаза не отпускали.
   - Я буду служить вам, - выдавил из себя Олегор.
   - Прекрасно, - одобрил его решение голос. - Приходи сюда каждые три дня в это же время. Скоро ты узнаешь, в чем будет состоять твое служение.
   В тот же вечер Олегор рассказал о случившемся отцу. Старый эльф во время рассказа не проронил ни слова. Потом сказал:
   - Ты принял правильное решение, сын. Йлн могучий чародей. Если бы ты отказался он бы выжег твой разум. Но Гортуру ты служить не будешь, ибо с рождения связан клятвой, которую за тебя дал я.
   - О какой клятве ты говоришь, отец? - спросил удивленный Олегор.
   - О клятве, которую я дал нашему королю Веолен-кэлу за себя, когда по его повелению остался в этом мире наблюдать за происходящим и за тебя, когда ты родился, пообещав, что ты продолжишь мое служение.
   Как любой эльф Олегор признавал нерушимость подобной клятвы, поэтому просто спросил:
   - Что я должен делать?
   - Это мы решим после того как Йлн даст тебе задание, - ответил отец.
   Трижды вставал Олегор перед зеркалом и трижды в нем отражался. Сегодня отражения не было. Была чернота. Были глаза. Был голос.
   - ... Ты выкрадешь незаконнорожденного принца и поднимешься с ним на главную башню. Там тебя будет ждать дракон. Ты все понял?
   - Да, господин, - склонил голову Олегор.
   Отец выслушал Олегора и надолго задумался. Потом посмотрел в глаза ожидающего решения юноши.
   - Я уверен - бастард им не нужен. Им нужна королевская кровь. Йлн готовит какой-то ужасный обряд.
   - Может, стоит предупредить короля людей? - спросил Олегор.
   - Нет, покачал головой отец. - Нам вряд ли поверят, и Йлн найдет другой способ получить желаемое. Ты сделаешь все так, как тебе поручено.
   - Но как я выкраду малыша? - спросил Олегор.
   - Я помогу тебе, - успокоил юношу отец. - У меня еще осталось немного дурмана. На кормилицу и стражу у покоев бастарда должно хватить. Когда они уснут, ты заберешь принца и отнесешь на башню. Вряд ли дракон в одиночку повезет пленника. Ты наверняка полетишь с ним. Попав в Коготь, ты узнаешь планы Йлна и Гортура.
   - А потом? - спросил молодой эльф.
   Отец пожал плечами.
   - Если они замыслили что-то против людей, не мешай им оставайся рядом и жди своего часа. Но я думаю, что ждать тебе не придется. Мне кажется готовиться проникновение в тот мир, куда свершился Исход. Если так, то нашим братьям грозит смертельная опасность. Твой долг предупредить о ней короля Веолен-кэла.
   - Даже если удастся осуществить подобный план, Веолен-кэл может мне не поверить, - усомнился Олегор.
   - Просто назови ему мое имя и скажи что ты мой сын.
   - Хорошо, - кивнул головой Олегор. - Но что будет с тобой, что будет с остальными эльфами? Король накажет вас за мою измену.
   - Жизнь трех десятков во спасение жизни тысяч вполне приемлемая плата, - ответил отец.
   **
   Гром начал уже испытывать нетерпение, когда дверь с лестницы отворилась и на площадке появилась фигура со свертком в руках. Дракон взглянул на сморщенное личико маленького бастарда и кивнул огромной головой.
   - Садись.
   Олегор не раздумывая уселся в притороченное к драконьей спине седло.
   **
   Мучениям Маркуса пришел конец. Весь гарнизон видел летящего средь бела дня высоко в небе дракона с всадником на спине. Они направлялись прямиком к Вратам Ада. Чудище полыхнуло пламенем, которое, впрочем, не достигло поверхности. Напоследок дракон издал победный рык. Вслед за полетом дракона пришла весть о похищенном из Могута малютке-бастарде. Тем же днем Маркус стал десятником.
   **
   Олегору было неуютно стоять перед королем-отступником. Уж больно тяжел был взгляд, которым Гортур обшаривал его фигуру. Слова наоборот поначалу были милостивыми.
   - Ты сослужил мне хорошую службу Олегор, - гремел под сводами зала голос Владыки. - Чего ты желаешь в награду?
   - Позволь служить тебе, Владыка, другой награды мне не надо. - Олегор старался, чтобы голос звучал искренне.
   - Похвальное желание, - одобрил Гортур, - но... - От этого "но" по спине молодого эльфа пробежал холодок. - Но в моей свите служат только горные эльфы. Все остальные должны пройти обряд Приобщения. Согласен ли ты служить мне в качестве зомга?
   Олегор понимал, что от ответа зависит его дальнейшая судьба. Он смело посмотрел в глаза Владыки Гортура и твердо произнес:
   - Я готов служить в любом угодном тебе качестве, Владыка! Если тебе не нужен лесной эльф можешь превратить меня в зомга.
   Гортур повернул голову в сторону стоящего подле трона Йлна.
   - Он той, друид!
   **
   Это было ужасно. Олегор несколько раз впадал в беспамятство от нестерпимой боли и каждый раз, придя в себя, окунался в ту же боль. Когда после очередного пробуждения он не почувствовал боли то решил что стал зомгом. Но голос Йлна откуда-то со стороны опроверг этот домысел:
   Решено пока тебя не приобщать. Но запомни: то, что ты пережил всего лишь прелюдия к обряду Приобщения.
   **
   Олегор из засады наблюдал за Маркусом. Молодой десятник только что закончил обход постов и стоял возле одной из бойниц блуждая взглядом в стороне от того места где затаился эльф. Когда-то они были друзьями. Дети слуги-эльфа и слуги-человека росли рядом, деля поровну тумаки и забавы. Потом пути их разошлись.
   Олегор прицелился из лука и выпустил стрелу. Наконечник воткнулся в балку в сантиметре от головы Маркуса. Олегор покинул позицию и бесшумно устремился к Когтю, чтобы вернуться в замок через обнаруженный им тайный лаз.
   Маркус отшатнулся от бойницы, потом заметил примотанный к стреле клочок бумаги. Он сразу узнал придуманную когда-то для игр тайнопись. Подписи не было, но почерк напомнил друга, а содержание заставило поднять среди ночи сотника. Драган выслушал десятника молча. С некоторых пор он верил молодому воину, потому приказал немедленно отбыть в Могут и лично ознакомить короля с содержанием записки.
   **
   Краткую речь Маркус закончил словами:
   - Кровь сына, ваше величество, отдает под вашу власть Коготь и кладет конец тысячелетнему противостоянию с эльфами. Надо только дождаться Черного Исхода. Олегор просит прощения за вынужденное преступление и молит не наказывать остальных слуг-эльфов. Так же он просит послать предупреждение за Врата.
   Король поднялся с трона и, подойдя к окну, поманил к себе Маркуса. Взглянув во внутренний двор, десятник побледнел. Над растерзанными трупами эльфов творили пиршество вороны.
   - С одной просьбой Олегор опоздал, - произнес король голосом, в котором не было и тени раскаяния. - Послание за Врата я отправлю. Не потому что испытываю к эльфам нежные чувства. Просто победа Гортура там может обернуться бедой здесь. Ты же, десятник, забирай свою бумагу, - король протянул Маркусу послание Олегора, где за письменами следовал чертеж замка с отмеченным крестиком лазом, - и возвращайся в форпост. Готовьтесь к штурму. Лично тебе я повелеваю водрузить над главной башней замка королевское знамя.
   ЧЕРНЫЙ ПРИЗЫВ
   Наступает день жертвоприношения. Алтарь устанавливают в большой пещере. Рядом с алтарем разводят костер. Сначала на жертвенном камне распинают нагого короля гномов. Йлн взмахом ритуального ножа рассекает грудь несчастного, и вместе с предсмертным воплем вырывает из груди сердце. После чего помещает окровавленную плоть в чащу. Через короткое время в ту же чашу падает сердечко маленького бастарда. Приходит очередь сына Гортура. Принц твердой походкой всходит на алтарь и сам ложится на жертвенный камень красный от крови предыдущих жертв. Йлн с поклоном протягивает ритуальный нож Гортуру.
   - Никто, кроме тебя, Владыка, не смеет лишить жизни принца крови.
   Гортур с ненавистью смотрит на Йлна, но показать слабость на глазах у подданных не может. Удар, и жертвенный нож рассекает грудь юноши, который не издает при этом ни звука. Через мгновение его сердце присоединяется к сердцам других жертв. Йлн берет в руки чашу, подходит к жертвенному огню и начинает читать заклинания. В конце каждой фразы он бросает в огонь сердце жертвы. Огонь поглощает последнюю плоть, вспыхивает невыносимо ярким светом, заставив всех присутствующих прикрыть глаза. Нутро пещеры сотрясает страшный удар. Пол, стены и потолок ходят ходуном, жертвенный огнь тухнет. Когда глаза вновь обрели способность видеть, участники обряда рассмотрели в свете факелов, что в стене, возле которой горел костер, образовалась широкая щель. Это Врата? Если да, то куда они ведут? Йлн возглавляет группу воинов, которой предстоит отправиться в разведку. В состав группы вошел и Олегор.
   **
   Разведчики прошли по узкому тоннелю метров триста, когда впереди забрезжило свечение. Вскоре они оказались перед полностью перекрывающей проход завесой сиреневого цвета похожей на плотный туман. Йлн обходит воинов, которые в нерешительности застыли перед таинственной преградой. Черный маг вплотную приближается к завесе и осторожно протягивает вперед правую руку. Рука входит в сиреневый туман, не встретив никакого сопротивления. Тогда Йлн делает воинам знак оставаться на месте и решительно шагает внутрь завесы, не выпустив при этом факела из левой руки. Он оказывается внутри сплошного сиреневого свечения, но, ни дышать, ни двигаться это не мешает. Маг делает второй шаг, потом третий. Голова его кружится, к горлу подступает сильный приступ тошноты. Усилием воли Йлн заставляет себя сделать еще один шаг. Все неприятные ощущения исчезают. А еще через шаг он проходит завесу и оказывается в таком же тоннеле, что и по ту сторону. В таком, да не в таком! Свет факела по-прежнему освещает только небольшой участок узкого каменного тоннеля. Но воздух здесь уже другой. К тому же Йлн ощущает некоторую тяжесть в теле, как будто он надел дополнительные доспехи. Это другой мир. Хвала темным силам, они сдержали свое обещание! Маг разворачивается и направляется к своему отряду. На этот раз он двигается быстро, и почти не чувствует неприятных ощущений, сопровождающих переход из одного мира в другой. Очутившись вновь перед своими воинами, Йлн обращается к ним с краткой речью:
   - Светящаяся завеса - это Врата. Проходить их лучше бегом. Все за мной!
   Йлн разворачивается и уже без тени сомнения бросается в сиреневую пелену. Его расчет верен. На этот раз он практически не чувствует неприятных ощущений. Пробежав по тоннелю несколько метров, чтобы между ним и Вратами поместился весь отряд, маг останавливается. Когда все воины преодолели Врата, отряд перестраивается в прежний порядок и продолжает путь. Примерно через триста метров тоннель кончается, и разведчики оказываются в пещере, в дальнем конце которой маячит дневной свет. Воины, соблюдая осторожность, направляются к свету и вскоре оказываются у выхода из пещеры.
   Йлн подзывает к себе командира отряда.
   - Гобар, возьми двух воинов и проведи разведку прилегающей местности.
   Гобар кляняется магу, и тройка разведчиков покидает пещеру. Остальные таятся у выхода. Возвращаются разведчики минут через сорок. Гобар подходит к Йлну.
   - Мой господин, вблизи пещеры никого нет.
   - Хорошо, тогда мы выходим.
   Вскоре отряд сосредотачивается на лесной поляне неподалеку от входа в пещеру. Исключая Олегора отряд состоит из горных эльфов в свое время последовавших за Гортуром в его самоубийственном походе против людей. Окружающая их сейчас природа удивительно похожа на ту, к которой они привыкли в потерянном для них теперь Горстране. Только небо здесь другое: насыщенного синего цвета. И солнце на этом небе не такое яркое, как на земном, хотя света и тепла дает достаточно.
   Йлн вновь подзывавет Гобара.
   - Командир, стройте отряд. Мы выдвигаемся на поиски местных жителей. Нам нужен "язык".
   Маленький отряд, обезопасив себя дозорами, начинает продвижение вглубь незнакомой территории. Километрах в трех от пещеры следует предупреждающий сигнал от одного из дозорных. Отряд тут же затаивается среди окружающей растительности. Ждать приходится недолго. Сначала слышится песня. Кто-то поет на эльфийском языке довольно приятным голосом гимн окружающей природе:

... ручей журчит

Что промеж камушков бежит

Он пеньем слух ваш ублажит

И щедро влагой одарит

А вековых деревьев сень

Вам даст защиту в знойный день...

   Судя по всему, певец придумывает свои незатейливые вирши на ходу. Вот он замолк на полуслове. Видимо очередная строка никак не идет в голову. Вот хрустит под ногой ветка, а вот и сам сочинитель стихов появляется в пределах видимости. Это стройный юноша, щеголяющий в одежде похожей на ту, что на разведчиках. Значит, это горный эльф. Один из тех, кто предал своего короля и ушел за Врата во время Исхода. Меж тем лицо юноши осветилось озарением, он уже разомкнул уста, чтобы продолжить пение, но так и остался стоять с открытым ртом не успев издать ни звука, внезапно окруженный разведчиками Йлна. Повинуясь жесту командира, двое воинов крепко хватают юношу под руки, и ставят перед магом. В глазах пиита нет испуга, но лишь чрезмерное удивление.
   - Кто вы? - спрашивает он приятным звонким голосом. - Ваша одежда похожа на мою. Вы горные эльфы? Но почему я никого из вас не знаю? Наше племя единственное из нашего народа, которое обитает в этой местности. А ты, наверное, друид? - этот вопрос юноша обращает к Йлну.
   - Ты не ошибся. - Йлн старается влить в свой скрипучий голос как можно больше сарказма. - Мое имя Йлн!
   - Йлн?! - в глазах юноши непонимание. - Но ведь так звали друида-отступника, сподвижника предателя Гортура?
   На эти слова пленника разведчики отвечают дружным возгласом негодования. Они готовы броситься на юношу, чтобы покарать его за дерзкие слова, но Йлн повелевающим жестом останавливает их. Глядя прямо в глаза пленника, он раздельно произносит:
   - Советую тебе более тщательно подбирать слова, когда ты говоришь с Черным магом Йлном, верным слугой Владыки Гортура!
   Со злорадным удовлетворением следит маг за тем, как глаза юноши наполняются ужасом, в то время как его собственный взгляд наполняется магической силой. Давно Йлн не испытывал такого прилива энергии. В этом мире магические поля ощущаются повсюду. Маг продолжил смотреть в глаза пленника, пока полностью не подавил его волю, и тот не рухнул на колени.
   - Так-то лучше! А теперь отвечай на мои вопросы четко и правдиво, и не забудь величать меня "мой господин". Ты понял?!
   - Да, мой господин!
   - Кто ты и как тебя зовут?
   - Я принадлежу к племени горных эльфов, которое обитает на западных отрогах Великих гор. Я поэт. Мое имя Восгор, мой господин.
   Сердце Йлна трепещет от радости. Это удача. Эльфийские поэты испокон веков относятся к числу наиболее образованных а, значит, и наиболее осведомленных эльфов. Лучшего "языка" нельзя и пожелать. А теперь пусть ответит на самый главный вопрос:
   - Тот ли это мир, куда ушли с Земли через Врата эльфы и их союзники?
   - Да, мой господин! Мы зовем эго Мирэлем.
   "Однако с фантазией у них не густо. Назвали свой новый мир так же, как он назывался и на Земле".
   - Пока достаточно. Остальное расскажешь самому Владыке Гортуру. Вяжите его! Мы возвращаемся.
   НАЧАЛО ВТОРЖЕНИЯ
   Допрос Восгора Владыкой Гортуром продолжался три часа. После чего было приказано держать пленника под стражей, но пока не проводить над ним обряда Приобщения. Сразу после допроса был созван Совет, слово держал сам Гортур:
   - Соратники! Хочу вас обрадовать. Врата действительно открылись. И открылись они в тот самый мир, куда свершился Исход. Туда, где вот уже почти двести лет живут в холе и достатке предатели, оставившие нас без поддержки, которая могла склонить чашу весов в нашу пользу, и тем самым обрекли на поражение. Теперь у нас появилась возможность поквитаться с ними и вновь стать хозяевами Мирэля - пусть теперь уже и не на Земле!
   Дружный рев одобрения прервал речь Гортура. Он подождал, пока шум утихнет, и продолжил:
   - Послушайте, что я узнал от пленника. Мир за Вратами именуется Эльм. Два огромных материка разделены между собой океаном, посредине которого проходит так называемый Огненный Пояс. Материк в районе Южного полюса именуется Магмир. Он заселен преимущественно хорошо известными нам магами. Материк в районе Северного полюса зовется Мирэль - так же, как наш мир на Земле. Он заселен преимущественно предателями эльфами, а так же гномами и недотёпами люэлами. Магмир нам пока не интересен, о нем и речи нет. А вот Мирэль представляет для нас огромный интерес. То место, куда выводят Врата, заселено мало. В окрестностях обитает небольшое племя горных эльфов, да такое же по численности племя гномов. Зато немного дальше в лесу находится большое поселение лесных эльфов. От леса поселение огорожено только частоколом. И вообще, если верить пленнику, поселения в Мирэле находятся далеко друг от друга и слабо защищены. Они, видите ли, не опасаются нападения. И ладно. Нам это только на руку. Предлагаю сконцентрировать в пещере за Вратами большой отряд, который быстро расправится с горными эльфами и гномами, а затем совершит марш-бросок и захватит поселение лесных эльфов. После мы переправим через Врата остатки армии и начнем широкомасштабное наступление вглубь территории, занимая всю лесную зону и побережье. Надо захватить как можно больше пленных и пополнить ими отряды зомгов. Магия в этом мире достаточно сильна и дело пойдет быстро. На побережье есть несколько поселений морских эльфов. Хорошо если удастся захватить их корабли. Тогда можно будет часть армии отправить на захват Спасительного Приюта. Так тут называется долина, где обосновались изменники, бежавшие из Горстрана. Поквитаться с ними наш долг! А вот на север, в болота, где обитают озерные эльфы, мы пока не полезем. Их время придет позже. В первую очередь лес и побережье. Дойдем до гор, загоним лесных эльфов и их союзников в Долину Врат, и заблокируем выход. Там у них, как показал пленный, мощная крепость Твегор и сильная армия. Так пусть она там и сидит. А мы повернем на Полуостров. Там живут в основном люэлы. Приобщим их в зомгов и погоним на крепость. И уже по их трупам ворвемся в Твегор! После этого Мирэль будет наш.
   Оратор был в ударе публика в восторге.
   - Есть только одна проблема: как быть с нашими верными союзниками, драконами? Тоннель для них слишком узок. Что ты можешь предложить, Йлн?
   - Сами Врата не имеют размера. По крайней мере, я не смог его определить. Значит все дело только в ширине тоннеля. Я предлагаю поступить следующим образом. Сначала переправим через Врата тех, кто сможет через них пройти и всю поклажу. После этого заставим гномов, которых мы после смерти их короля сделали пленниками, расширить тоннель до величины, достаточной для прохода драконов.
   - А почему не сделать этого сразу?
   - Я боюсь, что шум привлечет внимание на той стороне. Мы рискуем лишиться эффекта внезапности.
   - Что ж, это разумно. Все согласны с предложенным планом?
   Рев одобрения стал ответом на вопрос Гортура.
   - Быть по сему!
   Так было положено начало Второму (он же Кровавый) Исходу.
   ***
   Сидит Олегор на большом камне, вросшем в пологий склон, чертит прутиком на земле бессмысленные узоры. Мрачен молодой эльф, смутны нестройные мысли. Ужас первых дней нашествия частью отхлынул от мозга лишь для того чтобы заполнить свободное место отчаянием. Как добраться до Свегора столицы Лестрана, чтобы сообщить королю Веолен-кэлу о начале вторжения? Поведать о страшной беде, которая уже настигла часть его подданных и уготована остальным. Олегор прикрыл глаза. Перед внутренним взором вставали картины вчерашнего захвата поселка горных эльфов. Обошлось без штурма. Просто ворвались ранним утром в поселок и повязали сонных жителей всех до единого. Вождя и друида сразу передали дознавателям. Затем отделили мужчин от женщин и женщин от детей. Детей пометили под сражу в один из домов, где им предстояло дожидаться обряда Приобщения. Мужчин погнали возводить ставку Владыки Гортура. Женщин весь день насиловали. Сначала нежную добычу попробовали эльфы из гвардии Гортура. Потом пришел черед прочей нечисти. Насилие стало больше походить на истязание. Плач сменился воплями. Несколько женщин погибли. Виновных в наказание отлучили от дальнейшего удовольствия. К счастью для Олегора далеко не все эльфы приняли участие в забаве, и его собственная отстраненность не выглядела вызывающей.
   Сегодня с утра в поселок прибыли друиды Йлна и приступили к обряду Приобщения. Начали с детей. Пока их отцы занимались возведением ставки, а матерей и сестер продолжали насиловать непонятно уже по какому разу, маленькие эльфы визжали от невыносимой боли. Не всем суждено было превратиться в зомгов. Крики приобщаемых были хорошо слышны сидящему на камне Олегору. Он стал различать среди детских воплей женские. Значит, дошел черед и до них.
   Почему юный эльф до сих пор не сделал попытки бежать? В тот-то и беда что сделал. Еще во время рейда разведчиков сделал. Но неудачно. И хотя напрямую его не обвинили, но наблюдение за ним усилили. Как тут убежишь? Остается надеяться, что его включат в отряд по захвату поселка лесных эльфов. Может тогда что получится? Олегор поднялся с камня. Приближался его черед заступать в караул.
   **
   Черные Врата пропустили последний отряд. По ту сторону остались только драконы и группа прикрытия. Владыка Гортур осмотрел войско. Грозно поблескивали на неярком солнце черные доспехи гвардейцев. Молча стояли в ожидание приказа стройные шеренги зомгов. Шумела больше похожая на толпу орда нечисти. Чуть поодаль готовился к выступлению обоз: жены и дети воинов. Среди них и его семья. Гортур отдал приказ к выступлению. Освобождая путь его свите, спешно были согнаны на обочину угрюмые гномы. Их поселок был захвачен одновременно с поселком предателей-эльфов. Гномов не истязали и не насиловали. Они нужны для другого дела. Как только колона отойдет от пещеры, гномов погонят внутрь расширять проход для драконов.
   **
   Олегор стоял в оцеплении, выставленном вокруг ставки, когда прибыл Гортур. Где-то через час после прибытия Владыки по лагерю забегали старшие командиры - верный признак начала военной операции. Заметив Олегора, сотник Стрегор остановился против вытянувшегося воина.
   - Мы выступаем. Ты прикреплен к моей сотне. Как только сменишься, сразу же присоединяйся к отряду.
   - Да, мой командир!
   Смена прибыла вскоре. Кроме начальника караула в ней были два солдата и один штатский со связанными за спиной руками. Пленника Олегор узнал сразу. Это был тот самый поэт Восгор, которого они захватили во время первой разведки. Офицер приказал одному из солдат сменить Олегора на посту, после чего отдал приказ:
   Прежде чем присоединиться к сотне Стрегора отконвоируешь пленника к друидам-приобщителям. Ты и этот солдат, - офицер кивнул в сторону второго сменного. - Затем оба бегом в распоряжение сотника. Ты все понял?
   - Да, мой командир!
   - Выполняй!
   Офицер повернулся к Олегору спиной и направился в сторону ставки. Юный эльф посмотрел на напарника. Тот резко отвел взгляд и этим себя выдал. Олегор понял с кем ему поручено конвоировать поэта. Один из соглядатаев приставленный к нему Йлном. Решение пришло сразу, а вот с его осуществлением пришлось обождать, пока они не оказались в укромном местечке. Оглушенный внезапным ударом солдат рухнул в пыль. Олегор перерезал путы на руках удивленного Восгора и, скомандовав ему "помогай!" принялся раздевать солдата.
   В стане приобщителей работа кипела на десяти алтарях одновременно. Олегор передал плохо соображающего пленника в руки жрецов с напутствием:
   - Приказано поторопиться с его приобщением!
   Друид не стал спорить, лишь спросил по поводу кляпа во рту пленника:
   - Зачем это?
   - Так он поэт, - рассмеялся Олегор. - Слишком много болтает.
   Друид кивнул в знак понимания и пленника мигом распяли на первом освободившемся алтаре. Олегор и переодетый в форму солдата Восгор поспешили удалиться, слыша за спиной отчаянные вопли приобщаемого.
   ***
   Сотня Стрегора непосредственного участия в штурме поселка не принимала. Ее поставили в оцепление.
   На это раз внезапно напасть не удалось. В поселке разыгралось настоящее сражение. Олегор и Восгор с тревогой прислушивались к шуму боя. Они были неразлучны с той самой минуты как поступили под командование Стрегора. Такое предписание значилось в бумагах, бывших у солдата с которым поэт поменялся одеждой и именем. Напарники ждали удобного момента, чтобы уйти в побег и такой случай, наконец, представился. Со стороны поселка к лесу бежала большая группа прорвавшихся жителей. Стрегор отдал команду, и сотня двинулась наперерез беглецам. Все кроме Олегора и Восгора, которые направились в противоположную сторону. Их маневр заметил случайно обернувшийся сотник, когда беглецы уже достигли кромки леса. Передав командование заместителю, Стрегор с пятью воинами бросился вдогонку. Беглецов настигли на лесной поляне уже довольно далеко от поселка. Напарники стояли, прижавшись спинами к стволу огромного дерева выставив вперед мечи. Стрегор отдал команду:
   - Брать живыми!
   Солдаты приблизились к беглецам почти вплотную, когда просвистела первая стрела. Потом еще одна и еще. Сотник с ужасом смотрел, как падают на землю сраженные солдаты. Последний был поражен в спину, когда бежал прочь. Поняв, что следующая стрела полетит в него, сотник метнулся к росшим на краю поляны кустам. Вламываясь в колючую поросль, пошатнулся, и это спасло ему жизнь. Наконечник стрелы лишь распорол щеку.
   **
   Олегор и Восгор стояли, все еще прижавшись к стволу дерева опустив, правда, мечи и никак не могли поверить в реальность произошедшего. Легкий шорох в ветвях вывел их из оцепенения. Над головами мелькнула тень. И вот уже в паре-тройке метрах стоит, направив в их сторону взведенный лук, стройный юноша-эльф как это показалось Олегору. Впрочем, Восгор не был с ним солидарен.
   - Здравствуй, Лалес, - улыбнулся он навстречу стрелку.
   - Здравствуй, Восгор. - Стрела уже опущена к земле, но лук все еще взведен.
   "Так это же эльфийка!" - осенило Олегора.
   Прекрасная воительница смотрит все еще настороженно, и эта настороженность относится исключительно к его Олегора персоне.
   - Как ты оказался среди эльфов, напавших на мой поселок, почему решил убежать и кто твой напарник?
   Все три вопроса адресованы Восгору. Он и отвечает, а Олегор пока молчит.
   - Меня захватили в плен три дня назад. Те самые воины, что напали на твой поселок. Они захватили и мой поселок, и поселок гномов. Этого юношу зовут Олегор, он пришел с этими воинами, но почему-то освободил меня.
   - Кто эти воины? - спросила Лалес.
   - В это трудно поверить, но они из армии Гортура.
   - Гортура? - в голосе девушки удивление смешивается с ужасом. - Гортур здесь? Но ведь это означает...
   - Это означает новый Исход, - закончил за нее Олегор.
   Взоры девушки и поэта устремлены теперь на него.
   - Говори! - приказывает Лалес.
   По мере рассказа Олегора тетива в ее руке слабнет, а когда тот упоминает о разговоре с отцом, Лалес восклицает:
   - Как имя твоего отца?
   - Лесвол.
   Девушка отбрасывает лук в сторону подходит к Олегору и внимательно всматривается в его лицо.
   - Здравствуй, брат, - говорит она наконец.
   - Брат? - восклицают почти одновременно Олегор и Восгор.
   Отвечает Лалес только Олегору:
   - Да, мой отец Леслис родной брат Лесвола значит мы двоюродные сестра и брат.
   Такая встреча была равносильна чуду, но ведь жизнь ой как богата на выдумку.
   Когда Олегор закончил рассказ Лалес задумчиво произнесла:
   - Несколькими неделями ранее ты потерял отца, а я дядю сегодня мы поменялись местами.
   - Ты хочешь сказать?.. - начал Олегор.
   - Мой отец пал сегодня защищая родное селение, - произнесла Лалес.
   - Это ужасно, - признал Олегор. - Но еще ужаснее, если он не погиб, а взят в плен. Тогда его ждет обряд Приобщения.
   - Нет, - покачала головой Лалес, - его гибель я видела собственными глазами. Ведь это я когда, отец был окружен врагами и не мог больше защищаться, остановила стрелой его сердце.
   - Ты?! - воскликнул пораженный Олегор.
   Лалес твердо взглянула в его глаза.
   - Если придется, я окажу такую услугу и тебе. Так велит закон нашего рода и кодекс мастера лука.
   - Ты мастер лука? - изумился Олегор и тут же пожалел о своих словах. Мог ведь и сам догадаться. Кто кроме мастера лука умеет так быстро и метко стрелять?
   - Прости и не отвечай на мой глупый вопрос, - обратился Олегор к сестре. - Лучше подскажи как нам быстрее известить о нашествии короля Веолен-кэла?
   - Идите за мной, - ответила Лалес.
   **
   Когда они оказались в самой чаще леса и Олегор увидел сооруженное в кроне высокого дерева жилище, он понял, куда привела их Лалес...
   Эльфы высоко почитали культ мастера. Мастер боя, мастер лука, мастер камня... Эти и другие мастера пользовались среди соплеменников непререкаемым авторитетом. Но были среди эльфийских мастеров те, чье имя и профессия объединялись в одно слово Мастер, причем с большой буквы. Отчасти потому что имена их состояли из множества звуков и были труднопроизносимы. Но в основном потому, что жизнь этих мастеров была неотрывно связана с окружающей природой. Мало их было, и жили они, как правило, отшельниками. Редкая эльфийка соглашалась провести жизнь вдали от цивилизации. Поэтому чаще искусство свое Мастера передавали не по наследству, а назначенным обществом ученикам. Искусство их было необычным даже для владеющих магией эльфов. Они умели общаться со зверьми и рыбами с гадами и птицами с насекомыми и растениями. По слухам на их призыв отвечали даже камни. Своим служением почитали они беречь природу, поэтому во время Исхода почти все остались на Земле.
   Был ли Мастер, к которому привела их Лалес выходцем с Земли или принял служение уже на Эльме, девушка не знала, а спросить об этом у самого искусника было бы верхом неприличия. Мастер встретил гостей у подножия дерева, в кроне которого был обустроен его дом. Слушал внимательно и лишь когда все высказались, произнес:
   - Про захват поселка мне уже известно от птиц и зверей. Теперь ведома и причина. Вы правы: короля Веолен-кэла нужно срочно известить о напасти. И не только его одного. Я пошлю весть о нашествии ко всем королевским дворам, на Полуостров, в крепость Твегор и все близлежащие поселения. Вот вам принадлежности для письма. Готовьте послание Веолен-кэлу и краткие записки в другие места, а я пойду, подготовлю посланников.
   Когда последняя быстрокрылая птица исчезла за кронами деревьев, Мастер сказал:
   - Остаток дня и ночь проведете здесь. Рано утром проводники поведут вас в столицу.
   ***
   Гномы денно и нощно расширяли тоннель по обе стороны Врат. Это был каторжный труд. В тоннеле часто случались обвалы, под которыми погибло немало гномов. Но врогов это волновало меньше всего. И настал момент, когда Гром, недовольно пыхтя, стал протискиваться через тоннель. И у него это получилось. Остальным драконам было легче, поскольку по размерам они были меньше своего вожака. Когда последний дракон покинул тоннель, произошла катастрофа. Горы задрожали и со стен пещеры посыпались камни, грозя похоронить под обвалом все живое. Те драконы, которые еще не успели покинуть пещеру, в панике бросились к выходу, давя лапами всех, кто попадался на пути. В основном пострадали несчастные гномы. Хотя те, кто выжил, им только позавидовали. Их-то ждал обряд Приобщения. В результате обвала драконы не пострадали. Но Черные Врата были утрачены навсегда. Те, кто остался на Земле - а это был небольшой отряд врогов, который должен был покинуть Черную долину последним - вернулись в Коготь Дракона. Теперь еды и дров им должно было хватить на долгие годы. Но не продержались они и недели...
   **
   Первым через отмеченный на плане Олегора лаз проник в замок Маркус. За ним весь его десяток. Лаз вел в ту часть замкового подземелья, где не хранилось ничего ценного, а потому и охраны там не было. Вскоре в подвале сосредоточилось несколько сотен воинов. Потом начался штурм. Застигнутый врасплох малочисленный гарнизон замка был уничтожен в считанные часы. Маркус исполнил монаршую волю и водрузил над главной башней Когтя Дракона королевское знамя. В этот день он стал сотником.
   **
   Сообщение о потере Врат Гортур воспринял спокойно. Он не предполагал возвращаться на Землю. А вот известие о побеге Олегора привело его в ярость. Он уже было приказал подвергнуть сотника Стрегора обряду Приобщения, чтобы раз и навсегда отучить бегать от врага. Лишь заступничество командира его личной гвардии умолило Владыку смягчить наказание. Сотник был разжалован и отправлен в передовой отряд. А потом Гортура призвал Гром, и он забыл о незадачливом воине.
   **
   - ... Этот мир не для драконов. - Голос Грома по-прежнему напоминал раскаты грома, только в этот раз они были какими-то неуверенными. - Очевидно, нам не стоило покидать Землю. Здесь мы лишены того что является основой нашей сущности.
   Гортур стоял рядом с лежащим на земле драконом и не мог подобрать слов утешения. Все действительно складывалось очень скверно. После прохождения Черных Врат все без исключения вроги страдали повышенной утомляемостью. Движения их были скованными, а доспехи казались излишне тяжелыми. Однако после спуска в долину все встало на место, и минувшие неудобства были отнесены на счет излишне разряженного горного воздуха. Поэтому когда драконы после Врат стали жаловаться на те же неудобства им просто предложили поскорее спуститься в долину. Огромные рептилии проделали этот путь пешком. В долине они действительно быстро пришли в себя, но когда решили, наконец, полетать открылась роковая для них тайна Эльма. Планета усиленно противилась полету драконов. Чем выше они пытались взлететь, тем тяжелее становились их могучие крылья.
   - И как высоко вам удалось взлететь? - спросил Гортур.
   - Максимум метров на двести, - ответил Гром. - А в боевом снаряжении метров на пятьдесят-шестьдесят.
   Гортур задумался. Этого было крайне мало. На такой высоте драконы становились уязвимы для самострелов.
   Гром печально вздохнул.
   - Что еще? - спросил встревоженный Гортур.
   - Мы лишились силы огненного дыхания, - посетовал Гром. - Нет, мы по-прежнему изрыгаем огонь, но на очень малое расстояние и он быстро гаснет.
   Гортур покачал головой. Об использовании драконов для атаки с воздуха придется забыть. Но в пешем строю они по-прежнему остаются грозной силой. Об этом он и сказал Грому. В ответ тот лишь шумно вздохнул.
   НАШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
   Веолен-кэл еще раз перечитал послание доставленное вестником Мастера. Поверить в написанное было трудно. Но подпись под посланием "Олегор сын Лесвола" не оставляла сомнений. Двести лет назад он сам повелел Лесволу остаться на Земле и следить за действиями Гортура. О возможности Второго Исхода предупреждал еще прежний Верховный друид Йлая и вот он свершился. Относительно планов врогов сомнений быть не может: месть, кровь, убийства.
   Веолен-кэл уже почти принял решение, когда в покои вошел слуга.
   - Донесение от генерала Тверука, государь!
   "Что стряслось в Твегоре?" Король распечатал послание. Командующий войсками Мирэля сообщал о полученном через Врата предупреждении: армия врогов покинула Землю.
   Больше медлить нельзя. Веолен-кэл распорядился оповестить королевские дворы, Круг и крепость Твегор о срочном созыве в столице Лестрана Большого Совета. А пока приказал собрать свой собственный королевский Совет.
   **
   Широка и глубока река Сонь хоть и не быстра. Олегор Лалес и Восгор стояли на пологом берегу неподалеку от моста. Проводник давно уже исчез в кустах. Он сделал свое дело: вывел путников к передовым постам армии Лестрана.
   - Что они делают? - спросил Восгор, указывая в сторону моста. Там вовсю кипела работа. Под охраной солдат одни рабочие разбирали настил, другие что-то делали на опорах. От каждой опоры на противоположный более высокий берег тянулись по нескольку толстых канатов, концы которых скрывались в густой растительности.
   - Они разбирают мост! - воскликнул Олегор. - Нам следует поторопиться.
   Перед мостом они были остановлены солдатами. Услышав имя Олегор, командир тут же приказал препроводить путников в штаб. Когда друзья оказались на противоположном берегу за кустами они увидели, куда были протянуты канаты. Концы их были закреплены на огромных вСротах. Молодой командир приветливо встретил их у штабной палатки.
   - Легат Вохраб, - представился военачальник, - командир первого укрепрайона. Мы ждали, Олегор, вашего появления. А кто ваши спутники?
   - Моя сестра Лалес дочь погибшего перфекта Леслиса, а это Восгор поэт последний из племени горных эльфов, что обитало на отрогах Великих гор, - представил своих спутников Олегор.
   Вохраб улыбнулся каждому из представленных. Особенно долго его взгляд задержался на Лалес, отчего девушка даже слегка покраснела.
   - ... Всем отрядам предписано, не вступая в открытое столкновение, отходить на рубеж реки Сонь. Здесь мы создаем непреодолимую для врогов преграду.
   Друзья сидели в штабной палатке ели пили и слушали легата. После слов о "непреодолимой преграде" Олегор с сомнением покачал головой. Это не укрылось от глаза Вохраба.
   Трапеза и разговор закончились одновременно. На прощание легат сказал:
   - Сейчас вас проводят в палатку, где вы сможете отдохнуть. На рассвете отправитесь в Свегор.
   Когда товарищи уснули Олегор вышел из палатки. Легата он нашел на берегу реки, где в свете небесных сполохов продолжались работы на мосту.
   - У вас всегда так светло по ночам? - спросил Олегор.
   - Всегда, - улыбнулся Вохраб. - Правда, когда небо затянуто тучами бывает чуть темнее, - тут же поправился он.
   - Ответь мне: у тебя строгий приказ отправить нас в Свегор?
   - Вовсе нет, - пожал плечами легат. - На твое усмотрение. Что касается твоих спутников, то на их счет вообще нет никаких указаний.
   - Тогда я бы хотел остаться здесь, если ты не возражаешь.
   - Не возражаю. - Судя по голосу, Вохраб обрадовался такому решению Олегора. - Мне пригодится воин знакомый с повадками врага. А твои спутники?
   - Думаю им лучше продолжить путь, - уверенно ответил Олегор. - Девушке и поэту не место на передовой. Как ты думаешь?
   - Наверное, ты прав. - В голосе легата не было уверенности.
   **
   В гневе она прекрасна. Олегор любуется сестрой, хотя каждое ее слово звучит как пощечина.
   - С каких это пор ты вообразил себя великим воином? Быстро же ты забыл кто спас твою никчемную жизнь!
   Восгор стоит за спиной Лалес с таким же решительным лицом.
   - Оставайтесь я разве против? - пожимает плечами Олегор.
   Наблюдающий за семейной сценой Вохраб удовлетворенно кивает головой и скрывается внутри штабной палатки.
   ***
   На эту вылазку Гортур возлагал большие надежды, поэтому возглавил ее сам. Крупный отряд врогов, в состав которого вошли и все драконы, скрытым маршем проследовал к побережью с целью стремительным ударом захватить город морских эльфов, так, чтобы те не успели увести корабли и разрушить верфи. Он не мог предположить, что гонцы Мастера успели предупредить жителей о приближении беды.
   Еще не видя города, Гортур почувствовал неладное. Ветер с побережья пах дымом. Владыка приказ ускорить движение, но когда передовые отряды вышли из леса вблизи городских окраин, их встретил начавший уже угасать пожар. Сгорело все: дома жителей, хозяйственные постройки и, главное, верфи. А на некотором расстоянии от берега, как бы дразня противника, выстроился в линию эльфийский флот. Гортур в бессильной ярости смотрел на такие нужные и такие недоступные корабли.
   Гром! - повернулся Владыка к лежащему рядом предводителю драконов. - Отправь несколько своих воинов к кораблям, может им удастся заставить хоть один повернуть к берегу.
   Гром с сомнением покачал головой, но все-таки прикрыл глаза. Так - и Гортур это знал - драконы обменивались мыслями. Вскоре четыре самых выносливых дракона поднялись в воздух на двести метров и полетели в сторону кораблей. Заметив приближение летающих монстров, флот начал перестраиваться из линии в квадрат. Сначала драконы просто кружили над кораблями. Затем один из них начал опускаться по спирали вниз. Когда он достиг высоты ста метров, все корабли одновременно произвели залп из катапульт. По-видимому, часть снарядов достигла цели. Рёв боли, изданный драконом, был слышен даже на берегу. Монстр полетел к берегу, постепенно теряя высоту. Его товарищи последовали за ним. Раненый тяжело опустился на прибрежный песок, и его сразу окружили другие драконы, чтобы оказать необходимую помощь.
   - Может твои ребята слетают еще раз, но уже с камнями в лапах? - предложил Грому Гортур.
   - С камнями они не смогут лететь выше ста метров, а на этой высоте их достанут катапульты, - возразил Гром.
   Делать нечего. Гортур, скрепя сердце, отдал приказ возвращаться в основной лагерь.
   **
   К армии Гортур прибыл, когда она уже второй день стояла на рубеже реки Сонь. Владыка и так был расстроен неудачей на побережье, а рапорты генералов лишь добавили сумрака его лицу. Впервые с начала вторжения армия топталась на месте. Ни стрелы, ни выстрелы из катапульт не доставали до противоположного берега. Поэтому противник беспрепятственно расстреливал любые появившиеся на воде плавсредства.
   Военный совет шел к концу. Еще в начале совещания кто-то заикнулся про драконов, но Гортур метнул на говорившего такой свирепый взгляд, а Гром так угрожающе запыхтел, что бедолага замолк на полуслове. Другие предложения не заслуживали даже такого внимания за исключением одного: сконцентрировать всех зомгов в одном месте, не считаясь с потерями форсировать реку и закрепиться на том берегу. План был осуществим, но после таких потерь вряд ли можно было рассчитывать на развитие успеха. Совет завершился, а решение так и не было принято.
   Гортур в упор смотрел на Йлна по его приказу оставшегося в палатке. Черный маг за время пока шел Совет не проронил ни слова. Отмалчивался он и сейчас. Молчание конечно ценное качество, но ни тогда когда Владыка ждет от тебя совета. Наказание обрушилось с неумолимостью горной лавины.
   - Утром доложишь мне свой план.
   Фраза произнесенная Гортуром была проста но тон каким она была произнесена не оставлял даже намека на выбор. Неудивительно, что по возвращении от Владыки Йлн затворился в своем шатре со всеми друидами, где они и провели бессонную ночь.
   Выслушав Йлна, Гортур одобрил предложенный план.
   - Можете коли вас припереть к стенке, - проворчал он, впрочем, вполне миролюбиво.
   ***
   В те дни, когда битва на реке Сонь была в самом разгаре, в столице Лестрана шло экстренное заседание Большого Совета.
   ** Большой Совет определен Великим Сводом Законов как высший совещательный орган, который собирается только в исключительных случаях, и куда помимо эльфийских королей и Верховного друида приглашаются главы союзных племен и народов. Предложения, выработанные Большим Советом, подлежат утверждению в Старшем Совете.**
   В тронном зале королевского дворца помимо хозяина, короля Веолен-кэла, собрались: Верховный друид Йорн, король Озстрана Повет-кэл, Верховный правитель Полуострова король Гладель-кэл, Верховный правитель Спасительного Приюта король Снебар-кэл, командир гарнизона Твегора и командующий армией в Долине Врат генерал Тверук, Верховный король гномов Владгор Второй.
   Йорн стал Верховным друидом после того как этот пост покинул герой Исхода Йлая. Будучи по рождению горным эльфом Йорн накануне Исхода чудом вырвался из лап приспешников Йлна, избежав, таким образом, обряда Приобщения. На Эльме он был избран Старшим друидом горных эльфов ушедших за Врата. Йорн является сторонником запрета на любые эксперименты с магией. В Круге - высшем органе друидом - его оппонентами были Йлая и еще один герой Исхода архимаг Зандер, который хотя и не входил в Круг в память прежних заслуг приглашался на его сборы. Сторонники совершенствования магии полагали, что так они будут готовы к возможным опасностям. Йорн обвинял их в гордыне и предрекал, что эксперименты с магией могут разрушить с таким трудом обретенный дом. Прошли годы, десятилетия, минуло столетие. Никакие опасности Мирэлю не грозили. Настроение в Кругу постепенно стало меняться в пользу Йорна. Настал день, когда Йлая впервые остался в меньшинстве. Зандер на этом заседании не присутствовал, он в это время находился в экспедиции за Огненный Пояс. Трудно сказать, как бы поступил в дальнейшем Йлая, если бы не пришло сообщение об открытии новых земель, где магическая сила была чрезвычайно сильна. Наверное, смирился бы с поражением и отказался от дальнейших исследований. Но успех Зандера подвинул его на другое решение. Он сложил с себя не только полномочия Верховного друида, но и друида вообще, мотивировав это нежеланием вносить раскол в ряды своих единоверцев - хватит Йлна и его приспешников! Круг по достоинству оценил его жертву. По предложению Йорна, избранного новым Верховным друидом, за Йлая было оставлено его имя, которое никто кроме иерархов друидов носить права не имел. С учетом его огромных заслуг, для Йлая было сделано такое исключение. Помимо этого, Круг разрешил всем желающим следовать примеру Йлая, делать это, не опасаясь гонений.
   Повет-кэл король озерных эльфов унаследовал трон от отца короля Хозвод-кэла одного из героев Исхода.
   Гладель-кэл еще один герой Исхода помимо того что был правителем Полуострова являлся королем морских эльфов.
   Снебар-кэл - дядя Гортура отрекшийся от деяний племянника. Поддержал Исход. На Эльме стал правителем Спасительного Приюта и королем горных эльфов.
   Гномий король Владгор Второй унаследовал трон после смерти отца Владгора Первого героя Исхода.
   Обстановка в Мирэле не располагала к продолжительным дебатам. Большой Совет хотя и не без споров, но быстро выработал план совместных действий. Было решено объявить на континенте всеобщую мобилизацию, и все вооруженные силы свести под единое командование. На время военных действий Большой Совет выбрал лордмаршала, назначив его главой Военного Совета Мирэля, в состав которого вошли все члены Большого Совета. Лордмаршал наделялся всей полнотой власти и правом принимать решения на свое усмотрение. По предложению короля Веолен-кэла лордмаршалом был избран генерал Тверук, а король Веолен-кэл и король Гладель-кэл его первыми заместителями. В тот же день решение Большого Совета было утверждено Старшим Советом и, согласно законам Мирэля, вступило в силу.
   ** Старший Совет учрежден для координации действий всех королевств Мирэля. В состав Старшего Совета входят короли, избранные советники - по три от каждого королевства, а так же Верховный друид. Советники трудятся в Старшем Совете на постоянной основе. Старший Совет следит за соблюдением Великого Свода Законов, объявляет войны, а так же решает другие насущные вопросы. **
   **
   На следующий день после избрания, лордмаршал представил план ведения военной компании.
   На огромном столе, стоящем посреди тронного зала, была расстелена магическая карта Мирэля. Картинки на карте, изображающие противоборствующие армии, меняли свое положение по мановению руки лордмаршала.
   - По соотношению на сегодняшний день противоборствующие армии в районе реки Сонь имеют следующее соотношение - врогов в пять раз больше, чем мирэльцев. Пока наши войска успешно пресекают попытки врага переправиться на левый берег. Но, рано или поздно, вроги это сделают. Тогда путь на Свегор будет открыт. Подтянуть все имеющиеся у нас войска для его защиты мы не успеваем.
   - Позволено ли мне будет спросить уважаемого лордмаршала: сколько всего войск в нашем распоряжении?- подал голос Верховный друид Йорн.
   - Если к армии, находящейся в Долине Врат прибавить все гарнизоны поселений, то мы получим силу сопоставимую с армией Гортура. Но как вы видите, большая часть этих войск находится довольно далеко от Свегора.
   Лордмаршал наделся, что друид отстанет, но Йорн продолжил гнуть свое.
   - Почему нам все-таки не попытаться стянуть войска сюда? Решим исход войны под стенами Свегора. К тому же вы ничего не сказали про резервы.
   Лордмаршал смерил Верховного друида тяжелым взглядом.
   - Даже если предположить, что войскам на реке Сонь удастся задержать армию врогов до подхода всех имеющихся на данный момент в нашем распоряжении войск, совсем не факт что победа будет за нами.
   - Странно слышать такие слова из уст лордмаршала.
   Это было уже слишком.
   - Ваше счастье, Йорн, что вы друид, а не воин. Иначе вам бы пришлось ответить за свои слова на поединке. Исключительно из уважения к вашему сану, я не только не стану требовать от вас сатисфакции, но и постараюсь ответить на вопросы, столь понятные любому мало-мальски разбирающемуся в военном деле мирэльцу!
   Йорн уже и сам понял что переборщил. В его голосе слышались покаянные нотки:
   - Прошу меня простить, ваше величество - по закону лордмаршал приравнивался к королю - за мою горячность и заносчивость. Мои слова продиктованы заботой о благе народов Мирэля. Но вы правы - я мало что смыслю в военном деле. Еще раз прошу меня извинить. Я с почтением готов выслушать ваши разъяснения.
   - Извинения приняты! Начну с резервов. Для того чтобы резервисты могли, хоть в какой-то степени, соответствовать статусу воина, требуется не менее двух месяцев для их подготовки. Но и после этого их не следует использовать до генерального сражения, когда с их помощью можно будет создать значительный численный перевес. А пока они, кроме тех, кто заменит регулярные части в гарнизонах, должны группироваться вблизи того места, которое я определю для решающей битвы и там, под присмотром опытных командиров, усиленно тренироваться. Теперь о возможности битвы под стенами Свегора. Во-первых, мы не успеваем возвести сколь-либо серьезные оборонительные сооружения до прихода врогов, которые дали бы нам некоторый перевес над противником. Во-вторых...
   Речь лордмаршала была прервана вхождением в зал человека в одежде гонца, который передал в руки короля Веолен-кэла запечатанное послание. В зале установилась напряженная тишина. Появление в зале во время заседания Совета постороннего - пусть даже и гонца - могло быть продиктовано только чрезвычайными обстоятельствами. Веолен-кэл вскрыл послание, прочел, изменился в лице, и протянул бумагу лордмаршалу. Тверук принял бумагу и, не торопясь, прочел. После чего, его, и без того хмурое лицо, стало еще угрюмее. Но истинные военные умеют бороться не только с врагами, но и со своими эмоциями. Голос лордмаршала был тверд и спокоен:
   - Здесь говорится о том, что сегодня утром вроги сумели переправиться через Сонь. Сейчас они расширяют плацдарм на левом берегу. Думаю, они за пару дней переправят всю армию. А через неделю - максимум через десять дней - они будут под Свегором!
   - Как это произошло?- голос короля Гладель-кэла звучал так же спокойно, как и у его командира.
   - А вот это особая история! И я думаю, что после того, как я доведу ее до вас, у нас у всех возникнут вопросы к уважаемому Верховному друиду!
   Взгляды присутствующих сосредоточились на Йорне. Тот слегка побледнел, но сохранил спокойствие. Тверук меж тем продолжил:
   - В донесении говорится, что последнее время через Сонь переправилось немало диких зверей. Их переправе не мешали, поскольку никто не усмотрел в этом угрозы. Но сегодня на рассвете большая стая, состоящая из волков тигров и леопардов, с тыла напала на наши передовые части. Воины, не ожидавшие нападения с этой стороны, не смогли оказать достойного сопротивления, и были уничтожены. На участке, где в обороне образовалась брешь, вроги тут же наладили переправу, что говорит о том, что они точно знали о времени и месте нападения. Когда с соседних участков прибыло подкрепление, было уже поздно. Вроги прочно закрепились на левом берегу и без труда отразили контратаку. Такова суть дела. А теперь я хочу спросить у Верховного друида: что это было?!
   За время доклада лордмаршала, лицо Йорна из бледного превратилось в белое, но он нашел в себе силы говорить:
   - Зовры! Это были зовры!
   - Кто они такие, эти зовры? - спросил лордмаршал.
   - Зовры это продукт обряда Двойного Приобщения, когда в тело зверя внедряется сознание зомга.
   - Разве это возможно? - удивился король Веолен-кэл.
   - На Земле такой обряд не проводился уже несколько тысяч лет. Он был запрещен Великим Сводом Законов, как один из самых ужасных обрядов темной магии. Йлн нарушил запрет, когда возродил обряд Приобщения. Но возродить обряд Двойного Приобщения ему оказалось не под силу, ведь для его проведения требуется более сильная магия, чем та, что была в его распоряжении на Земле. Но в Мирэле это ему, по-видимому, удалось!
   - По-видимому, да, - согласился с друидом лордмаршал. - Выходит, армия Гортура может теперь пополниться за счет зовров?
   - К счастью, это не так. Для получения одного зовра требуется как минимум один зомг.
   - А что, может быть и не один?
   - Может и не один. Дело в том, что некоторые зомги - правда нечасто - во время обряда погибают. Потом зовры намного хуже зомгов соблюдают дисциплину. Их нельзя заставить брать врага в плен, а не убивать его. А это, как вы сами понимаете, врогам не на руку.
   - Ну, да. Терять потенциальное пополнение... - согласился Тверук. - Любого зверя можно превратить в зовра?
   - Нет. Только крупное хищное млекопитающее. И еще. Жизнь зовра не превышает пяти лет. И они, как и зомги, не могут иметь потомства.
   - И на том спасибо! Выходит широкомасштабного применения зовров ждать не приходится. Тем не менее, нужно оповестить всех об этих тварях. Особенно это касается озерных эльфов. Сами вроги пока туда не сунутся. Побоятся увязнуть в болотах. А вот запустить туда зовров... Король Повет-кэл, в первую очередь появление зовров возможно в ваших владениях.
   - Я это учту, лордмаршал.
   - С этим пока все. Теперь вернемся ко второму фактору, почему нельзя встретить врага у стен Свегора. Магия. Наш противник обладает более сильной магией, чем мы.
   При этих словах лордмаршала Верховный друид Йорн вскинул голову и хотел что-то возразить, но Тверук жестом приказал ему молчать.
   - Мы прекрасно помним, по каким причинам Круг наложил запрет на исследования в области магии. В мирное время с этим никто не спорил. А те, кто спорил, покинули Мирэль. Но сейчас война! И нам понадобится любое оружие, которое поможет победить. Поэтому я послал сообщение в Магмир, в котором подробно описал ситуацию, и попросил помощи у магов. Вы что-то хотите возразить, Йорн?
   Верховный друид опустил голову.
   - Нет, ваше величество!
   - Прекрасно! Может кто-то другой хочет высказаться? Нет желающих? Замечательно! Тогда перейдем непосредственно к плану компании. Для решающей битвы я выбрал Край.
   Йорн хотел что-то возразить, но сдержался, и только горестно воздохнул. Лордмаршал, сделав вид, что не заметил демарша друида, продолжил:
   - Для того чтобы заманить врага в ловушку - а это будет ловушка, я вас уверяю! Так вот, для того чтобы вроги приняли бой там, где выгодно нам, необходимо их дезинформировать. Поэтому я приказываю всем посвященным держать наши истинные намерения в строжайшей тайне. И наоборот - распространить слух о том, что мы хотим заманить врогов в Долину Врат под стены Твегора. Когда Гортур об этом узнает, то, даю голову на отсечение, он охотно в это поверит. По той простой причине, что он и сам так думает, и готовит нам ответную ловушку. В его планы, конечно, не входит вступать в долину. А вот запереть там нас, перекрыв перевалы - это он сделать захочет. Расчет Гортура прост. Удерживая малыми силами нас в Долине Врат, он тем временем вслед за Лестраном захватит и Полуостров, после чего перевес уже окончательно будет на его стороне. Но для этого он должен дойти до Края. Что и требовалось доказать!
   ** Край - горное плато на стыке Великих гор и равнины - вплотную подступает к перешейку, ведущему на Полуостров. **
  
   Помимо подготовки к битве на Краю, мы должны предпринимать другие шаги, направленные на ограничение Гортура свободе выбора. Во-первых, мы должны снизить число попадающих в плен, дабы не давать врогам увеличивать свою численность. Необходимо тщательно планировать каждую военную операцию, будь то засада или боевое охранение. Это раз! Надо надежно закрыть все проходы в Озстран. Это два! Следует запретить одиночное плавание в акватории между береговой линией и Коралловым Ожерельем. Хождение только эскадрами. Упаси нас Создатель, чтобы хоть один корабль попал к врагу. Это три! На перешейке возле Одинокой скалы нужно немедленно начать возведение фортификационных сооружений. Путь на Полуостров должен быть надежно перекрыт. Это четыре! Теперь распределим обязанности между членами Военного Совета. Я размещаю ставку на Краю. Оттуда руковожу всем ходом компании и слежу за подготовкой поля битвы. Король Веолен-кэл со своей армией, искусно маневрируя и избегая битвы, отступает к Краю. Король Повет-кэл организует оборону Озстрана, и находится в постоянной готовности, вместе со своей армией выдвинутся на позиции, которые будут определены позднее. Король Гладель-кэл поручает командующему своими войсками сконцентрировать армию в районе перешейка, а сам принимает командование над флотом. Король Снебар-кэл готовит в Спасительном Приюте десант. Как только вроги будут подходить к Краю, флот с десантом должен находиться недалеко от побережья. Король Владгор будет со своими людьми помогать мне готовить сюрпризы для врогов на Краю. Есть вопросы?
   Все промолчали кроме Верховного друида:
   - Какую роль лордмаршал отводит мне и моим людям?
   - Я не хочу вмешиваться в дела духовные. Определите свое место сами!
   - Я понял, ваше величество!
   - Очень хорошо! Есть еще вопросы? Нет... Совет окончен!
   На выходе из зала Тверук догнал Веолен-кэла.
   - Вам следует известить Мастера о зоврах.
   - Непременно, ваше величество! Хотя думаю, он уже знает.
   ***
   Мастер узнал обо всем в тот же день, когда зовры атаковали войска на реке Сонь. Теперь он корил себя, что не придал большого значения известию о том, что вроги используя Призыв, поймали несколько десятков крупных хищников. Точнее, он непозволительно долго тянул с ответными мерами и позволил свершиться самому страшному преступлению, какое только можно совершить в отношении зверей. Больше он такого не допустит. Он оплетет лесные тропы паутиной заклятий, которые друиды Йлна нейтрализовать вряд ли сумеют. Отныне для врогов будут доступны только большие дороги. Но сначала он освободит не приобщенных еще зверей.
   Прячась в густой кроне, Мастер следил за лагерем врогов. Вернее за той его частью, где располагался загон. Он уже послал попавшим в неволю зверям Призыв более сильный, чем Призыв друидов. Оставалось только ждать, пока подземные грызуны не сточат столбы, на которых крепятся ворота загона. Пора! Мастер послал сигнал. Несколько наиболее крупных хищников дружно навалились на ворота. Не имея более опоры в земле, те рухнули, и звери вырвались на свободу. Сея смерть и панику, они промчались через лагерь и исчезли в зарослях. Мастер удовлетворенно улыбнулся и покинул наблюдательный пункт.
   **
   - Как звери смогли вырваться на свободу?! - Гортур кричал на Йлна, грозно сверкая глазами.
   - Им помогли, Владыка, - спокойно ответил друид.
   Такого ответа Гортур не ожидал.
   - Как помогли, кто? - Его голос звучал теперь скорее удивленно, чем рассержено.
   - Думаю, здесь не обошлось без Мастера, - ответил Йлн.
   - Мастер? Здесь? - еще более удивился Гортур. - Разве они не остались на Земле?
   - Возможно не все, - пожал плечами друид. - А может за двести-то лет тут появились свои Мастера.
   - Пошли в лес друидов в сопровождении зомгов, - распорядился Гортур. - Пусть изловят мне этого Мастера!
   Йлн хотел возразить, но потом передумал, поклонился Владыке и покинул шатер.
   На следующий день в лес ушли три отряда во главе с тремя старшими друидами каждый. На лицах друидов играла довольная улыбка, что было не удивительно. Еще вчера они считались самыми никчемными среди братии, а сегодня так неожиданно возвысились. Бедняги не подозревали, что именно никчемность стала причиной возвышения. Йлн не мог ослушаться приказа Владыки. Во главе экспедиции могли идти только старшие друиды. Но Йлн так же понимал, что в лесу с Мастером могут не совладать все вместе взятые друиды вкупе с ним самим. Поэтому послал на заклание наименее значимых из своих помощников. Стоит ли удивляться, что ни один из отрядов не вернулся. Когда Йлн спросил у Гортура стоит ли посылать другие отряды, тот лишь досадливо отмахнулся.
   МИРЭЛЬ СОБИРАЕТ СИЛЫ
   Через несколько дней после заседания Большого Совета в город-порт Припос, расположенный на юге Полуострова, прибыл гонец от лордмаршала Тверука.
   Прочитав доставленное гонцом послание, посол Магмира в Мирэле - по обоюдному согласию посольство было расквартировано в Припосе - старший маг Стразис слегка призадумался. Выйдя из задумчивости, он прошел в секретную комнату, откуда с помощью специального магического устройства передал послание в резиденцию Магического Собора, не забыв отравить копию в департамент иностранных дел правительства Магмира.
   **
   Члены Магического Собора - главы семи магических школ - занимали свои места в зале заседаний. Секретарь Собора дождался, пока утихнет возня, и обратился к собратьям с речью:
   - Уважаемые члены Магического Собора! Вам уже известно содержание послания, направленного в адрес Собора лордмаршалом Тверуком, в котором говорится о вторжении войск бывшего короля горных эльфов Гортура в Мирэль, и содержится просьба о помощи. На этом заседании нам предстоит обсудить послание, а так же дать ответ на запрос правительства Магмира. Дело в том, что посольство Мирэля передало в правительство просьбу о помощи, аналогичную той, что содержится в послании Тверука. Согласно обычаю первое слово предоставляется главе самой молодой магической школы. Ваше слово, уважаемый архимаг Йлая!
   Бывший Верховный друид Мирэля, а ныне глава седьмой магической школы, поднялся и, не скрывая волнения, произнес речь:
   - Уважаемые члены Магического Собора! То, что вопреки мнению нынешнего главы Круга, Йорна, - а в том я не сомневаюсь - главнокомандующий объединенными силами Мирэля обратился к нам с просьбой о помощи, говорит о серьезности ситуации. Но сначала я хотел бы остановиться на своих догадках по поводу природы нового - не побоюсь этого слова, кровавого - Исхода. Видимо, за прошедшие со дня первого Исхода, без малого, два столетия, дела врогов стали настолько плохи, что они были вынуждены искать пути бегства с Земли. Учитывая тот факт, что друиды-отступники во главе с Йлном, не погнушались использовать самую грязную черную магию, могу с уверенность сказать, что их Призыв к Создателю не мог иметь успеха. Подозреваю, они обратились к темным силам, и те - страшно подумать за какую цену - окрыли пред ними Черные Врата. Иного пути в этот мир для них не было. Если врогам удастся одержать победу и захватить Мирэль, то это, пусть и не очень дружественное для нас сейчас государство, станет источником великой опасности для Магмира. Чтобы обойтись малой кровью, надо придти на помощь Мирэлю сейчас. Что касается запроса правительства, то я не считаю нужным отправлять в Мирэль кого-то помимо магов. Я кончил!
   - Спасибо, уважаемый архимаг Йлая! Слово предоставляется...
   Выступления следующих четырех архимагов отличались немногословностью, и суть их сводилась к поддержке мнения Йлая. Но вот слово взял глава второй школы архимаг Флиграйн:
   - Уважаемые члены Магического Собора! Я, как и предыдущие ораторы, в целом, поддерживаю точку зрения уважаемого архимага Йлая в том, что необходимо нанести поражение армии Гортура сейчас, пока он не набрал бСльшую силу. Но меня тревожит одно обстоятельство... Как вам всем хорошо известно, отношения между Мирэлем и Магмиром трудно назвать теплыми. И тот союз, который нам сейчас предложен, явление временное. После того, как мы общими усилиями уничтожим врогов, - в чем я нисколько не сомневаюсь - Йорн предпримет всё, чтобы восстановить нынешний статус. Так не лучше ли нам обставить свое участие в компании некими соглашениями, которые укрепят позиций Магмира в Мирэле? Я кончил!
   - Спасибо, уважаемый архимаг Флиграйн! Слово предоставляется главе первой школы архимагу Зандеру!
   - Уважаемые члены Магического Собора! Я понимаю, как заманчиво воспользоваться случаем и укрепить наши позиции в Мирэле. Но есть вполне вероятная угроза того, что наши требования не только поставят под вопрос наше участие в коалиции, но и внесут раскол между остальными ее членами. Поэтому я полностью поддерживаю точку зрения уважаемого архимага Йлая, и отвергаю поправку, внесенную уважаемым архимагом Флиграйном. Я кончил!
   - Спасибо, уважаемый архимаг Зандер! На голосование Собора выносится два предложения: предложение архимага Йлая и предложение архимага Флиграйна. Кто за предложение архимага Йлая прошу голосовать... Пять голосов. Кто за предложение архимага Флиграйна прошу голосовать... Два голоса. Проходит предложение архимага Йлая!
   На следующий день экспедиция в составе пяти архимагов, пятидесяти старших магов и четырехсот магистров магии отплыла в Мирэль...
   ***
   Олегор, Лалес, Восгор и Вохраб сидели за столом в совершенно пустой таверне. Хозяин принял плату, накрыл на стол и удалился собирать вещи. Жители торопились покинуть Свегор. Друзья смотрели на горожан, которые за окном нескончаемым потоком двигались к городским воротам. Друг на друга им смотреть было неловко. Так иногда бывает при расставании. Война свела их вместе, она же разводила их сегодня в разные стороны. Легион Вохраба отбывал на Край в распоряжение лордмаршала. Олегор был зачислен в свиту короля Веолен-кэла. Лалес была назначена командиром летучего отряда и отбывала к границе с Озстраном. Восгор неожиданно был переведен под начало Йлна. Друидам требовалась помощь образованных эльфов. Друзья по очереди пытались шутить, но шутки быстро затухали под сводами пустого зала. Когда пришла пора прощаться, они крепко обнялись и разошлись каждый по своему назначению.
   ***
   Владыка Гортур стоял на опушке леса и смотрел на стены Свегора. Укрепления не выглядели неприступными. "Что упущено за двести лет, за несколько недель не исправишь", - усмехнулся король-отступник.
   К предводителю врогов подошел один из его командиров.
   - Мой повелитель! Расстановка войск завершена. Город взят в плотное кольцо.
   - Отлично. Объявляю штурм!
   Разведка врогов обнаружила три наиболее уязвимых участка крепостных укреплений. Против них выдвинули тяжелые катапульты, впереди которых концентрировались штурмовые колонны. Огромные камни в считанные минуты проделали в укреплениях бреши, куда устремились штурмовые отряды. Они были встречены градом стрел. Не считаясь с потерями, вроги с трех сторон ворвались в город, и, подавляя очаги сопротивления, устремились к его центру. Когда все три колонны соединились, случилось невероятное. Город в считанные минуты превратился в огромный костер. Пылало все: дома, постройки, крепостные сооружения. Захватчики в панике покидали пылающую столицу Лестрана, но удалось это далеко не всем. В бессильной ярости смотрел Гортур как гибнут в огне его солдаты. Все, кому удалось вырваться из огненной купели, как и остальные войска, были спешно отведены от пылающих стен на безопасное расстояние.
   Перед срочно созванным Военным Советом Гортур поставил только один вопрос:
   - Кто мне объяснит - что произошло?
   В огромном шатре, где заседал Совет, воцарилось тягостное молчание. Никто не решался первым сказать правду. Наконец поднялся командир эльфов генерал Лавгор.
   - Мой повелитель! В это трудно поверить, но мы попали в засаду. Во время штурма в городе не было ни жителей, ни большого количества войск. Горстка смельчаков с помощью хитроумных приспособлений для метания стрел изобразила подобие сопротивления, а когда город был занят, спрятавшиеся в укромных местах друиды с помощью магии подожгли все, что могло гореть!
   Гортур не поднимая головы, процедил сквозь зубы:
   - Сколько захвачено пленных?
   Ответил все тот же Лавгор:
   - Ни одного, мой повелитель! Как только создавалась угроза попадания в плен, и воины, и друиды кончали жизнь самоубийством.
   - Сколько всего воинов и друидов защищали город?
   - Не более семисот, мой повелитель!
   - Каковы наши потери?
   - Три тысячи семьсот тридцать два погибших, и около двух тысяч раненых.
   Это была самая крупная потеря армии врогов с начала вторжения.
   ***
   Король Веолен-кэл проводил Военный Совет, когда адъютант доложил, что у входа в палатку ждет командир разведчиков, прибывших от Свегора.
   - Пусть войдет!
   Командир разведчиков вошел, отсалютовал своему королю и другим членам Совета. Ответив на приветствие, Веолен-кэл спросил:
   - Расскажи, что ты видел?
   - Все прошло так, как было задумано. До самого последнего момента враг не заподозрил, что город практически пуст. После того, как вроги окружили город, они с трех сторон начали штурм. Наши воины встретили их шквалом стрел. Можно было подумать их на стенах несколько тысяч. Когда же вроги заполонили город, друиды одновременно подожгли все, что могло гореть. В магическом пламени погибли тысячи врогов!
   Веолен-кэл повернулся к членам Совета:
   - Почтим память трехсот воинов и ста друидов, которые ценой собственной жизни даровали нам этот успех!
   ***
   Йлн вошел в палатку командующего и застыл в почтительном поклоне.
   - Ты звал меня, Владыка?
   - Да. Есть ли известия от нашего отряда, посланного в Озстран?
   Три недели назад десять друидов и триста зворгов были отправлены к границам Озстрана, с целью проникнуть внутрь страны и сеять там панику и смерть.
   - Нет, мой повелитель. Никаких известий.
   - Как ты думаешь - почему?
   - Полагаю, что отряд уничтожен еще на границе.
   - Почему ты так решил?
   - Если отряду удалось проникнуть на территорию Озстрана, мы бы узнали об этом от пленных, которых - правда изредка - нам еще удается захватывать.
   Гортур тяжело вздохнул:
   - Наверное, ты прав. Иди, я тебя больше не задерживаю!
   ***
   - С доброй ли вестью пришла ты, Лалес?
   Командир отряда озерных эльфов Хиткар выжидающе смотрел на командира летучего отряда лесных эльфов, которые скрытно сопровождали отряд темных друидов и зовров.
   - Об этом судить тебе, дорогой друг. Отряд зовров остановился в километре отсюда. Они направили во все стороны разведчиков. Наверное, ищут путь через болото.
   - Все ли друиды и зовры по-прежнему вместе? Не распался ли отряд на части?
   - Все вместе, Хиткар.
   - Тогда ты принесла добрую весть, Лалес. Не придется бегать за ними по болотам. Говоришь, они ищут проход? Надо бы им помочь...
   - Что ты задумал?
   - Да вот хочу наняться в проводники, и показать им дорогу... к гибели!
   - Но это очень рискованно.
   - Зато, если все пройдет гладко, мы их уничтожим всех в одном месте.
   К Лалес подбежал один из ее стрелков и что-то негромко доложил.
   - Приближаются разведчики зовров: один друид и пять зовров-волков, - повернулась Лалес к Хиткару.
   - Замечательно, будем начинать!
   Хиткар отдал команду своим людям, потом повернулся к Лалес:
   - Будьте наготове. После того, как мы начнем бить их в болоте, не дайте ни одной твари - двуногой или четырехлапой - уйти обратно в лес!
   - Не волнуйся, друг. Мы выполним свой долг!
   - Тогда встретимся после победы!
   - До победы!
   Лалес и ее эльфы исчезли среди деревьев.
   А Хиткар достал из котомки еду и приступил к неспешной трапезе. За этим занятием его и застали разведчики зовров.
   **
   Руководивший разведкой друид изрядно позабавился, глядя, с каким испугом смотрит этот лягушатник на окруживших его волков.
   "Пожалуй, он уже достаточно наложил в штаны. Пора приступить к допросу". Подумал это темный друид и обратился к пленнику со словами:
   - Кто ты, как твое имя? Говори, если не хочешь, чтобы эти "собачки" отгрызли тебе то, чем так дорожит твоя жена!
   - Сжальтесь надо мной, господин друид. Я все скажу и все сделаю, чего вы только не прикажете! Меня зовут Хиткар. Я озерный эльф и служу проводником торговых караванов через болото в Озстран.
   "Вот привалило, так привалило! - восхитился своей удаче друид. - Мало того, что трус, так еще и проводник". А вслух сказал:
   - Ты покажешь нам ближайшую гать, где нет постов!
   - На всех гатях установлены сильные заслоны, мой господин. Но я проведу вас по тропинке, которую кроме меня никто не знает. Там нет солдат.
   - И где она, эта тропинка?
   - Совсем рядом, метрах в пятистах отсюда!
   - Отлично! - друид отдал команду одному из зовров, и тот скрылся в кустах. - Веди!
   Хиткар встал, и с печальным видом направился к болоту. Друид и зовры следовали за ним. На краю болота эльф остановился.
   - Отсюда начинается тропа, мой господин!
   - Отлично! Стой на месте, спиной к лесу. Не пытайся подсмотреть, что творится у тебя за спиной! Когда я дам команду, ты начнешь движение по тропе. И не вздумай со мной хитрить! Ты все понял?
   - Да, мой господин! - Спина Хиткара выражала полную покорность судьбе.
   Оставив за спиной эльфа зовра, друид направился навстречу выходящему из леса отряду. Он доложил командиру группы о результатах разведки.
   - Что ж, похоже, нам повезло. Но ты уверен, что это не подстава?
   - Да ты посмотри на него: стоит, и шевельнуться боится! Какая тут подстава?
   - Хорошо! Иди вперед и дай команду начать движение.
   Тропа, по которой вел зовров Хиткар, оказалась довольно узкой. Идти можно было только по одному, след в след. Через несколько минут над болотом раздался крик какой-то птицы. Это был сигнал Хиткару о том, что отряд полностью втянулся в болото. Не останавливаясь, эльф поднял обе руки вверх. Тут же на них упало невесть откуда прилетевшее лассо. За веревку резко потянули, и проводник стремительно исчез среди высокой болотной травы. А на зовров и друидов тут же посыпались со всех сторон стрелы. Попытки расстреливаемых кинуться вперед или в сторону заканчивались тем, что они вязли в трясине. Через несколько минут от всего отряда осталось только несколько зовров, которым удалось повернуть назад и выбраться на твердый берег. Но это была их последняя удача. Все они легли под градом стрел эльфов Лалес.
   КАНУН БИТВЫ
   Служба в свите короля-воителя дело хлопотное и небезопасное. Олегор лежал рядом с сотником и наблюдал, как в теснину меж двух пригорков осторожно втягивается авангард врогов. После того как Мастер перекрыл захватчикам доступ вглубь леса война приобрела совершенно иной характер. Армия Гортура продвигалась вглубь Лестрана тремя большими колоннами по двум дорогам и вдоль побережья. Веолен-кэл разбил свои войска на летучие отряды, которые действовали против врага методом "комариного укуса". Они могли в любой момент и в любом месте появиться из леса обстрелять колонну противника и так же внезапно исчезнуть в чаще, - благо вендетта Мастера на них не распространялась - не оставляя на поругание врага ни раненых товарищей ни даже трупы погибших.
   Пора! Сотник подал сигнал, заработали хитроумные машины и на головы врага полетел град из камней и бревен. Следом за дело принялись лучники. Если Олегор не отказал себе в удовольствие принять участие в схватке, стреляя по врагу из лука с колена, то сотник внимательно следил за той частью колонны, которая не была задета боем. Как только вроги приготовили к стрельбе катапульты, сотник отдал приказ, протрубил эльфийский рог и нападавшие тут же устремились в чащу леса. Снаряды, пущенные из катапульт, накрыли лишь пустое место. Когда сотник и Олегор отбежали на недоступное для выстрела катапульт расстояние, а преследования они не опасались из-за действий Мастера, оба разом остановились.
   - Советник, можете доложить государю об успешно проведенной операции, - обратился к Олегору офицер. - А я соберу сотню и буду готовить новую засаду.
   Олегор обменялся с сотником воинским приветствием и отбыл в ставку короля.
   **
   Лалес с усмешкой наблюдала за действиями врогов. Они ее видеть не могли, она же видела все. Обычно врагу доставались лишь разрушенные поселки. Устраивать каждый раз пожар как было в Свегоре, требовало присутствия большого числа друидов для поддержания магического пламени. От этого решено было отказаться - у друидов были другие заботы. Взамен было придумано нечто новое и эту новинку предстояло опробовать сейчас.
   Вроги в нерешительности замерли перед совершенно целым на вид поселением. Потом от колонны отделились несколько бойцов, которые осторожно приблизились к воротам. Толкнули створки. Те со скрипом разошлись. Разведчики осторожно вступили на деревянный настил центральной улицы поселка. Ничего. Никого. Одни пустые дома. Колонна пришла в движение и стала втягиваться за частокол. Сюрприз! Дорожный настил стал уходить из-под ног врогов, затягивая их в глубокие ямы. Стены и крыши домов стали рассыпаться, давя захватчиков. "Можно и нам слегка повеселиться!". Лалес отдала команду и в врогов полетели меткие эльфийские стрелы.
   Сообщение об успешно проведенной операции отправилось в ставку. С этих пор подобные ловушки ждали врага в каждом встреченном на пути поселке или городе. Нет, вроги были вовсе не так глупы, чтобы раз за разом биться головой о притолоку. Были созданы специальные команды, которые под руководством друидов занимались очисткой поселков от ловушек. Не без жертв. Да и армия продвигалась медленнее.
   ***
   Мост, наведенный врогами через Сонь взамен разрушенного эльфами, был груб и неказист. Но и таким он был дорог, ибо другого просто не было. Охранял мост целый легион зомгов под командованием командиров-эльфов.
   Легат Горбар стоял посредине моста и наблюдал за наползающим снизу туманом. В предутренний час это было привычно. Разве что туман сегодня был плотнее обычного. И рыба почему-то разыгралась. Ишь как плещется в тумане. Только плещется она уже слишком шумно и как-то синхронно, что ли. Когда из тумана показался нос боевого корабля морских эльфов, Горбар не растерялся, хотел тут же поднять тревогу, но метко пущенная стрела пронзила горло, и легат вместо крика захлебнулся собственной кровью. Корабли один за другим тыкались носами в мост, солдаты перескакивали на настил, а катапульты крушили постройки, из которых еще не успели выбежать спящие зомги.
   Когда королю Снебар-кэлу доложили о захвате моста, он отдал приказ десанту высадиться на побережье. Еще через два дня со стороны болот в лес вступили отряды озерных эльфов. Началась зачистка от врогов земель по правому берегу реки Сонь.
   **
   - Здравствуй, легат!
   - Здравствуй и ты, Советник!
   Олегор и Вохраб дружески обнялись. Они стояли на кромке Верхнего Уступа Края. Под ними на Нижнем Уступе гномы заканчивали строительство горной крепости. Дальше за глубоким каньоном, на дне которого бурлил поток, до самого леса простиралось обширное ровное плато. Слева возвышалась Одинокая скала - рубеж Края и Полуострова. На перешейке между скалой и морем были видны мощные крепостные сооружения.
   - Я вижу, вы тут времени даром не теряли! - Олегор не скрывал восторга от увиденного.
   - Да, этот склеп сможет вместить всю армию Гортура, - кивнул головой легат.
   - Ты слышал про подвиги Лалес? - спросил Олегор. - Она уже сотник.
   - Не удивлюсь, если скоро она будет в одном со мной звании, - улыбнулся Вохраб. При упоминании имени девушки лицо его стало слегка задумчивым.
   Олегор понимал друга и даже немного ему завидовал. Лалес девушка что надо! Не будь она его сестрой он бы и сам в нее влюбился.
   - Что слышно о Восгоре? - спросил Олегор, чтобы вернуть Вохраба к реальности.
   - Восгор? - легат не сразу принял перемену темы. - О нем я мало что знаю. Можно сказать совсем ничего. А ты?
   - Знал бы, не спрашивал, - ответил Олегор. - Впрочем - вру. Кое-что мне известно. Поговаривают, Восгор участвует в какой-то тайной операции друидов.
   Рев труб со стороны дальнего леса прервал их разговор. Друзья посмотрели в ту сторону. Из леса в сторону плато выдвигалась колонна войск.
   - А вот и они, - сказал Вохраб.
   Вновь запели трубы, теперь уже на Краю, призывая воинов Эльмира занять свои места. Друзья поспешили на их зов.
   **
   Легкий ветерок шевелит волосы на непокрытых головах Восгора и Стрегора. В тот день, когда сотник Стрегор преследовал Восгора и Олегора, листва на деревьях была еще совсем зеленой. Сейчас окрас стал значительно богаче. В нем появились желтые и красные цвета. Но так и Восгор уже не беглый поэт, а друид, да и Стрегор не только не сотник, но даже не солдат армии Гортура - военнопленный. Дороги пройденные Восгором нам известны. А как дошел до жизни такой Стрегор?
   **
   После того как Стрегор был разжалован и чудом избежал обряда Приобщения он участвовал в приснопамятной битве на реке Сонь. Был ранен, признан негодным к службе в передовых частях и отправлен в гарнизон, охранявший заваленную обвалом пещеру с погребенными в ней Черными Вратами. Это был единственный эльфийский гарнизон в правобережье. Остальные поселки охраняла нечисть. В этих наспех отстроенных поселениях лечили тяжелораненых. Там же проживали семьи все той же нечисти. На левый берег вслед за армией ушли только семьи эльфов. После того как короли Повет-кэл из северных болот и Снебар-кэл с побережья начали зачистку правобережья они безжалостно истребили не только охрану поселков но и всех их обитателей. Исключение было сделано лишь для эльфийского гарнизона.
   ... Стрегор хмуро смотрел, как внизу выстраиваются шеренги в знакомых сверкающих на солнце доспехах. Когда-то и он носил такие пока Владыка Гортур, в знак траура по потерянной родине, не приказал зачернить металл. Позади шеренг воинов Снебар-кэла появились катапульты. Стрегор посмотрел на стоящего рядом сотника. Тот ответил ему столь же хмурым взглядом. Похоже, им откажут в чести погибнуть в схватке. Просто забьют камнями. В стане противника прозвучал рог и шеренги покинул воин с зеленым флагом в руке. Среди защитников укрепления прошелестел ропот. Зеленый флаг был древним отличием парламентера. Воин не дошел до укреплений метров пятьдесят. Воткнул древко в землю и громко зачитал ультиматум: "Я, король горных эльфов Верховный правитель Спасительного Приюта Снебар-кэл, повелеваю вам признать мою власть и сложить оружие! Обещаю, что каждому воздастся по делам его, но жизни он не лишится. На раздумье даю один час. По истечении срока оружие должно быть сложено возле флага, а вы сами должны стоять в одной шеренге перед укреплением. Думайте и решайте!". Парламентер оставил флаг воткнутым в землю и вернулся в свои шеренги. Раздумья были недолгими. Сдаться одному из вождей не зазорно и чести не отнимет. К тому же раз противник так вольно хозяйничает в тылу, значит, дела в армии совсем не хороши. Еще до истечения срока ультиматума его условия воинами гарнизона были выполнены...
   **
   Потом были допросы, которые со временем переросли в беседы. В итоге Стрегор оказался среди тех, кто согласился помогать друидам вести переговоры с эльфами Гортура о сдаче в плен. Сегодняшний выход к поселению, где обитали семьи черных - по цвету их нынешних доспехов - эльфов его первое задание. То, что напарником в деле оказался Восгор простая случайность. Они уже передали послание для командира гарнизона и теперь ждали ответа рядом с воткнутым в землю зеленым флагом. Стоять под пристальным взглядом черных бойниц, откуда в любой момент могла вылететь смерть на наконечнике стрелы, было неуютно. Но стрелы к счастью не полетели. Открылись ворота, вышел офицер и молча передал ответ на послание. Восгор принял бумагу, Стрегор вырвал древко из земли и парламентеры направились в сторону своих позиций.
   **
   Йорн прочел ответ коменданта крепости, отбросил бумагу в сторону и взглянул на Восгора.
   - Знаешь, что он там пишет? Сплошная белиберда насчет верности, долга, чести.
   - Выходит наша миссия провалилась? - осторожно спросил Восгор.
   - Ничего не выходит! - отмахнулся Йорн. - Формулировки в письме коменданта какие-то обтекаемые. Вроде и отказывается сдаваться, а вроде и нет. В любом случае со штурмом мы повременим.
   Ближайшая ночь стала подтверждением прозорливости Йорна. После полуночи его разбудил офицер и доложил, что в лагерь проникла неизвестная женщина. Она говорит, что пришла из крепости и просит встречи со Стрегором. Утверждает что она его жена.
   - Вот как... - задумчиво произнес Верховный друид. - Ты вот что, - обратился он к офицеру, - устрой-ка им встречу в спецпалатке. А ко мне пригласи Восгора.
   "Посмотри-ка, какие голодные, - думал Верховный друид. - Почти без слов перешли сразу к делу. Да как перешли! Восгор даже отвернулся от окошка для наблюдения, но все равно краснеет при каждом вздохе. А мне отворачиваться не след. Я должен быть абсолютно уверен, что она играет по честному, а не имитирует оргазм. Вроде все натурально". Дождавшись пока любовники насытятся друг другом и приведут одежду в порядок, Йорн, приказав Восгору оставаться на месте, неожиданно предстал перед супругами.
   - Ты, - сказал он Стрегору, - достаточно потрудился, иди, отдыхай, а я побеседую с твоей женой...
   **
   Когда женщина покинула палатку, Йорн призвал Восгора.
   - Ты все слышал и все понял?
   - Думаю да, милорд. Они готовы сдаться, но хотят убедиться, что их не обманут. Ваша придумка отправить в качестве парламентера Стрегора сработала. - Йорн самодовольно улыбнулся. - Его узнали и прислали жену из первых уст узнать, что да как. Насколько я понял, они хотят гарантий, что семья Гортура не будет предана казни, в остальном условия капитуляции их устраивают.
   - Все верно, - кивнул головой Йорн. - Я уже успокоил женщину по поводу семьи отступника. В ней одни женщины и нам незачем их казнить. Для пущей убедительности ты отправишься в крепость вместе с женой Стрегора. Подтверди все наши обещания, дай гарантии сохранения жизни семье Гортура и добавь, что прощение может стать всеобъемлющим, если нам помогут уговорить гвардейцев Гортура перейти на нашу сторону.
   - Еще до битвы? - уточнил Восгор.
   - Это тебе знать ни к чему, - осек любопытство Йорн. - Иди, она ждет возле палатки.
   ***
   За всю карьеру военачальника у Гортура не было более тяжелого Военного Совета. Все разведданные говорили о том, что он привел армию в ловушку. А ведь еще недавно казалось, что все идет в соответствии с планом - его планом! Армия короля Веолен-кэла отступала под натиском его непобедимой армии. Эти трусы оставляли поселение за поселением, не решаясь дать сражение. Боевые действия ограничивались только кратковременными стычками, даже сожжение Свегора нельзя назвать исключением. Так же трусливо вели себя и озерные эльфы, которые не делали попыток напасть на врогов за пределами своей территории, ограничившись уничтожением отряда зовров. Жители Полуострова тоже не спешили прийти на помощь лестранцам, укрепляя свои собственные рубежи. Все говорило о том, что союз королевств Мирэля, которого так опасались некоторые советники Гортура, состоялся только на словах. На деле, каждое королевство действовало исключительно в своих интересах, предоставив королю Веолен-кэлу самому решать свои проблемы. Гортуру тогда было даже немножко жаль этого некогда почитаемого короля эльфов. Тот совсем потерял голову от страха и наделся только на одно: добраться, наконец, до Долины Врат, соединиться со стоящей там армией и уже тогда, под прикрытием неприступных стен Твегора, дать бой. "Наивный дурак! Как только ты заберешься со своей армией в Долину Врат, я не последую за тобой, как ты надеешься, я просто перекрою перевал. Сиди в своей долине хоть сто лет! А я, тем временем, завоюю по очереди остальные королевства Мирэля, и буду ждать, пока вы там не начнете умирать с голода. Ведь без подвоза извне, сама долина такую армию прокормить не сможет!". Именно так думал совсем недавно Гортур. Но события последних дней заставили его взглянуть на положение вещей по-иному. Во-первых, армия Веолен-кэла, достигнув Края, прекратила отступать и заняла позиции на стыке двух плато. Вскоре к ней присоединилась армия из Долины Врат. Туда же подошли подкрепления с Полуострова. Теперь противник ничуть не уступал по численности армии врогов. Во-вторых, с захваченных земель пришло известие о том, что высаженный с моря десант и покинувшая свои болота армия озерных эльфов начали зачистку территории Лестрана от врогов. По последним сведениям, большая часть территории уже занята противником. Захвачены и разрушены все поселения, где находились семьи воинов армии Гортура, а охранявшие их гарнизоны уничтожены. Исключением был только один лагерь. Тот, где находились семьи эльфов, включая и королевскую. Лагерь, правда, осажден, но штурма пока не было. Если сопоставить события последних дней с теми, казалось малозначительными фактами, как-то: резко сократившееся количество захваченных пленных, неудачные попытки захвата кораблей, гибель в стычках большего числа врогов, чем мирэльцев - становилось, очевидно, что все это звенья одной цепи. И как ни горько это было признавать, Гортур понимал, что действовал не по им написанному сценарию.
   Повелитель врогов тяжелым взглядом оглядел членов совета.
   - Готов выслушать ваши предложения!
   - Предлагаю развернуть армию и уничтожить действующие в нашем тылу отряды противника. Ведь они более малочисленны, чем те, которые ждут нас впереди, - выступил один из военачальников.
   Гортур горько усмехнулся:
   - Не пойдет! Армия, стоящая на Краю не будет ждать, а устремится за нами следом. Нас быстро возьмут в клещи и уничтожат!
   Слово взял генерал Лавгор:
   - Что если сделать вид, что мы принимаем бой на Краю, а в последний момент, выставив заслон, повернуть основные силы против укреплений на перешейке и, взяв их, ворваться на Полуостров!
   Гортур вновь покачал головой.
   - Ты видел, какие они там возвели укрепления? Такие - с ходу не возьмешь! А если мы перед ними застрянем, то там нас и раздавят!
   Больше предложений не последовало, и Гортур сам взял слово:
   - Как это ни горько сознавать, но единственный наш шанс это принять бой там, где нам его навязал противник! Силы примерно равны, если нам будет сопутствовать удача, победу мы одержим, пусть и дорогой ценой. Другого пути я не вижу. Совет окончен!
   ***
   Примерно в это же время в ставке лордмаршала Тверука проходил еще один Военный Совет. Но здесь, в отличие от Военного Совета врогов, царила атмосфера сдержанного оптимизма. В шатре лордмаршала помимо его самого присутствовали: король Веолен-кэл, король Гладель-кэл, король Владгор Второй, архимаг Зандер и Верховный друид Йорн. Королей Повет-кэла и Снебар-кэла представляли старшие командиры. Лордмаршал ровным голосом докладывал Совету:
   - Можно с уверенностью сказать, что наш план военной компании, утвержденный на Военном Совете в Свегоре, блестяще воплощается в жизнь и близок к своему завершению! Благодаря умелому маневрированию армии Лестрана и отвлекающим маневрам армий остальных королевств, нам удалось дезинформировать противника и заманить его на Край, где все уже готово к решающей битве! Помимо сосредоточенных здесь войск, которые по численности не уступают армии врогов, мы заготовили для противника еще несколько сюрпризов. В первую очередь это относится к нашим союзникам магам, о присутствии которых вроги пока не догадываются. Хотя отряд, прибывший из Магмира не велик по численности, но по магической мощи он намного превосходит мощь темных друидов Йлна! Именно магам в нашем плане отведена решающая роль. Но и это еще не все. Ремесленники Полуострова возвели на перешейке мощные крепостные сооружения, а гномы короля Владгора вырубили на Нижнем Уступе целую крепость в скале. Именно в ней будут сосредоточенны наши основные силы. Пост коменданта этой крепости я попрошу занять короля Владгора. На Верхнем Уступе помимо моей ставки будут размещены маги, катапульты и отряд прикрытия. Остальных военачальников я попросил бы взять на себя командование следующими позициями. Короля Веолен-кэла я прошу находиться во время битвы на укреплениях перешейка, на тот случай, если враг все-таки попробует их атаковать. Король Гладель-кэл пусть возвратится на свой флагманский корабль и будет готов привести флот в нужное место. Вас, господа, - лордмаршал повернулся к представителям Повет-кэла и Снебар-кэла, - я попрошу передать своим королям приказ совершить скрытый марш и после начала битвы выйти в тыл противника, отрезав ему путь к отступлению. Если ко мне нет вопросов - Совет окончен!
   БИТВА НА КРАЮ
   Олегор был прикомандирован к ставке лордмаршала. Легион Вохраба входил в отряд прикрытия. Перед расстановкой войск друзья успели перекинуться парой слов.
   - О Восгоре так ничего и не слышно? - спросил Вохраб после приветствия.
   - Пропал поэт, - отшутился Олегор. - Зато объявилась Лалес и не где-нибудь, а здесь! - он топнул ногой по каменистой поверхности.
   - Здесь это где? - уточнил обрадованный легат.
   - Здесь это там внизу на Нижнем Уступе в горной крепости. Я виделся с ней, правда на бегу. Но мы успели перекинуться парой слов. Тебе - привет.
   Вохраб посмотрел на него таким завистливым взглядом, что Олегор чуть не расхохотался.
   ***
   Неподалеку от того места, где начиналось плато была сооружена двадцатиметровая вышка. На третьей, нижней ее площадке, собрались военачальники врогов. На второй, которая находилась чуть выше, расположились телохранители Гортура. Там же находился и глава темных друидов Черный маг Йлн. На самой верхней, третьей площадке, возвышалась одинокая фигура. Это был сам Владыка Гортур. С мрачной решимостью смотрел полководец на свои войска. Впереди, шеренга за шеренгой, стояли зомги. Этих не жалко. Пусть погибнут хоть все! За зомгами тремя колоннами расположилась остальная армия. На левом фланге - пехота нечисти. В центре, в черных доспехах, эльфийская пехота и лучники. На правом фланге колыхалась орда волчьих всадников. Между зомгами и остальными восками выстроилось катапульты и несколько магических машин, возле которых суетились друиды Йлна. Справа от вышки лежал Гром. За вышкой в поле лежали и сидели двадцать последних драконов. На всех драконах были специальные доспехи, которые несколько ограничивали и так небольшую высоту полета, но зато защищали от стрел наиболее уязвимые части тела. Впрочем, будут ли драконы летать, или драться в пешем строю, решится по ходу боя. Осмотр войск принес Гортуру некоторое облегчение. Еще посмотрим кто кого! В эльфах он был уверен на сто процентов. Нечисть будет драться с утроенной силой, мстя за гибель своих родных. А драконы - они и есть драконы! Гортур перевел взгляд на предстоящее поле боя. Плато было отделено от равнины, где стояли войска врогов, небольшим уступом. Чтобы это не мешало быстрому передвижению, вдоль всей линии войск был настелен деревянный настил, по которому легко можно было попасть с равнины на плато. Видом самого плато Гортур остался доволен. Слегка наклоненная плоская каменная плита. Идеальное место для боя! Что там противник? Черный король перевел взгляд на стоящий перед ним магический прибор, именуемый "Зоркое око". Король воздел над прибором руки и прочел заклинание. Поверхность зеркала, выполняющего в приборе роль экрана, засветилась. Гортур взялся за ручки и направил прибор на дальний край плато. Увеличение, доступное прибору, позволило разглядеть в зеркале все, что там происходило. Через каньон с Нижнего Уступа на плато переброшено множество висячих мостов, по которым сплошным потоком переправляется пехота. На плато войска выстраиваются в шеренги недалеко от края пропасти. Гортур мрачно усмехнулся: "Знакомые всё лица! Эльфийская пехота и лучники. Левый край занимают озерные эльфы. На правом выстраиваются эльфы лесные. А в центре... Наконец-то пришло время посчитаться! - Центр занимали его бывшие подданные. - Проклятые предатели! Ничего, их всех ждет сюрприз! Пусть только закончат переправу". Наконец все войска переправились и мосты опустели. Пора! Король резко вскинул правую руку. Тут же внизу запели трубы. Шеренги зомгов разомкнулись, образовав бреши, через которые выдвинулись магические машины. Когда машины оказались впереди зомгов, те снова сомкнули ряды. Каждая машлина представляет собой конструкцию, в передней части которой закреплен наклонный желоб. С каждого желоба на поверхность плато стали скатываться белые шары, которые устремились к шеренгам мирэльских воинов. Хотя поверхность плато была слегка наклонена в сторону равнины, шары катились все быстрее. Их гнал вперед магический ветер, создаваемый темными друидами.
   **
   Все происходящее было отчетливо видно лордмаршалу Тверуку, чей командный пункт расположился на Верхнем Уступе, как раз по центру линии войск, стоящих на плато. Архимаг Зандер отдал какой-то приказ, и с посохов пятидесяти старших магов, стоящих вдоль края уступа, одновременно вырвались голубые лучи. Лучи ударяли в поверхность плато между воинами Мирэля и катящимися на них шарами. В том месте, где луч касался поверхности, сразу же вырастала ледяная глыба. Вскоре путь шарам преградила внушительная ледяная преграда. Еще мгновение и первые шары врезались в лед. В месте соприкосновения шара и льда тут же образовывалось облако пара. Скоро пар как туман скрыл войска друг от друга. Через полчаса устройства перестали исторгать шары, а друиды Йлна в изнеможении повалились на каменную поверхность плато. Вскоре расселся и пар. Шаров как не бывало. Льда тоже. Лишь несколько ручейков скатились вниз, приводя темных друидов в чувство. Войска мирэльцев стояли на прежних позициях не получив от магической атаки никакого урона.
   - Что это было? - обратился лордмаршал к Зандеру.
   - Белый огонь, ваше величество! При ударе шары рассыпались бы на тысячи капель, которые, попав в незащищенные места, могли нанести тяжелые увечья, а так же серьезно попортили бы доспехи. Мы поставили на их пути ледяную преграду, которая их остановила.
   - Выражаю вам благодарность! - с чувством произнес Тверук.
   **
   ... - Что это было?!
   Вопрос Гортура был обращен к Йлну. Его Владыка призвал к себе, и он стоял перед командующим бледный и растерянный.
   - Маги! Они позвали на помощь магов!
   - Которые более искусны в чародействе, чем ты и твои друиды?!
   - Боюсь, что так, мой повелитель, - голос Йлна предательски дрогнул. Таким униженным Черного мага Гортур не видел никогда.
   - Ты лишил нас преимущества, на которое мы так рассчитывали! - голос Гортура был полон гнева и презрения.
   Йлн втянул голову в плечи и ничего не ответил.
   - Убирайся с глаз моих, и умри достойно, если сумеешь!
   Гортур отвернулся от мага, не обращая внимания на то, как сгорбленная фигура, пошатываясь, покидает помост.
   - Командира зомгов ко мне, - негромко произнес Гортур. Но его услышали. Вскоре, бывший до Приобщения одним из прославленных полководцев людей, а ныне командующий зомгами, двухметровый великан, предстал пред очи Владыки.
   - Веди своих воинов в бой! Опрокинь противника! Заставь его бежать! На спинах врага ворвись на уступ и займи его!
   Командир зомгов кивнул в знак того, что понял, ударил себя кулаком в грудь и покинул вышку. Вскоре шеренги зомгов зашевелились и двинулись на позиции противника.
   **
   - Они выступили! - лордмаршал взглянул на Зандера - Начнем и мы?
   - Мои люди готовы. Но сначала лишим их "Зоркого глаза".
   По команде Зандера архимаги направили посохи в сторону противника и стали выполнять замысловатые движения, произнося при этом заклинания. Вскоре лордмаршалу показалось, что над полем боя появилась какая-то прозрачная дымка. Зандер опустил посох, и удовлетворенно кивнул.
   - Теперь пора!
   Тут же из-за спин воинов, стоящих на плато, выступили двадцать пять старших магов - ровно столько мостов было переброшено через каньон - и стали произносить заклинания. Через некоторое время впереди них стали появляться силуэты воинов - точная копия тех, что стояли сзади.
   Противник ничего этого не заметил. Зеркало на приборе Гортура помутнело сразу после того, как маги повесили над полем боя дымку. Наступающие зомги по-прежнему видели впереди себя стройные ряды противника. Меж тем перед ним была уже только иллюзия, созданная и поддерживаемая магами. Войска стоящие сзади них спешно покидали позиции и переправлялись по мостам через каньон. Те, кто уже переправился, занимали позиции в горной крепости. Крепость представляла собой длинный тоннель, идущий вдоль и чуть выше уступа. По все длине тоннеля были прорублены бойницы, а в тех местах, где с уступа в тоннель были сделаны входы, установили мощные двери. Через бойницы можно было вести обстрел значительной части плато, а закрытые двери препятствовали проникновению врага в тоннель. Когда между наступающими зомгами и созданной магами иллюзией оставалось метров сто, последний солдат зашел в крепость и двери закрылись. В это время архимаги убрали дымку, мешающую работе "Зоркого глаза". Было нужно, чтобы Гортур видел, что происходит на поле боя. И он увидел!
   **
   Картинка в зеркале прояснилась, Гортур жадно впился в нее глазами. Волна зомгов накатывала на мирэльцев. Но что это? Почему воинов противника так мало, и кто эти люди, стоящие позади шеренги? То, что произошло дальше, повергло повелителя врогов в шок. Люди, стоящие позади шеренги эльфов, одновременно, как по команде "кругом!", развернулись на сто восемьдесят градусов и быстро направились к мостам через каньон. Но не это удивило Гортура, а то, что шеренга воинов, преграждавшая путь зомгам стаяла таять, на глазах растворяясь в воздухе. Зомги тоже это увидели и замерли на месте от неожиданности. Но, надо отдать им должное, пришли в себя раньше своего Владыки и, издав жуткий рев, отголоски которого донеслись даже до командного пункта, бросились к мостам. Маги достигли еще только середины мостов, когда первые зомги ворвались на них. Казалось, еще мгновение, и волна нечисти поглотит магов. А те не только не прибавили шага, но и вовсе остановились. Оставаясь к преследователям спиной, они направили посохи вверх, в направлении Верхнего Уступа. Из посохов вырвались зеленые лучи. Точно такие же лучи устремились сверху им навстречу. И в тот момент, когда встречные лучи соединились, маги стали стремительно подниматься вверх, ускользнув буквально из-под носа своих обескураженных преследователей. Вскоре все маги стояли на краю уступа.
   - Очень впечатляюще! - одобрил лордмаршал, повернувшись к Зандеру.
   - Ну, не такой уж это и сложный трюк, - скромно ответил тот, хотя по глазам было видно, что он доволен произведенным эффектом.
   Меж тем, битва внизу, приобретала все более трагичный для зомгов оттенок. Не успели первые воины достигнуть противоположной стороны каньона, как вСроты, на которых были закреплены канаты, поддерживающие края мостов, были отпущены, и мосты одним краем стремительно понеслись вниз, стряхивая в пропасть находившихся на них зомгов. Одновременно с этим, из всех бойниц, в сторону нападавших понеслись тучи стрел.
   Лалес лишь однажды отдала своей сотни приказ "стрелы!". Теперь она просто посылала смертоносные жала во врага. Азартный румянец играл на ее щеках. Видел бы ее сейчас Вохраб - влюбился бы еще больше.
   Поскольку зомги никогда не отступали - они попросту не умели этого делать - битва стала больше походить на бойню. Ряды нападающих таяли на глазах, в то время как защитники никакого урона не несли. И тогда вновь взметнулась вверх рука Гортура. Вновь запели трубы, подавая сигнал к атаке. На этот раз вперед устремились волчьи всадники. За ними, тяжело топая ногами по каменной поверхности, устремилась одна из пехотных колонн нечисти.
   **
   С тревогой следил за приближением врага лордмаршал. Дело в том, что свирепым зверям вместе с их не менее свирепыми наездниками, было вполне под силу перепрыгнуть каньон. И тогда, сумей они поднять хоть несколько мостов, по ним на уступ устремились бы остатки зомгов и спешащая к месту битвы нечисть. Это могло если не изменить ход битвы, то существенно усугубить ситуацию. Тверук с тревогой посмотрел на архимага. Зандер успокаивающее улыбнулся и стал отдавать своим людям новые приказы. Десятки катапульт, стоящие недалеко от края обрыва, выбросили в небо зеленые шары. Шары упали на поверхность плато как раз перед первыми рядами волчьих всадников. Это были гигантские растения. Прикоснувшись к поверхности, они стали разбрасывать во все стороны десятки щупалец, пытаясь найти точку опоры. Не найдя опоры на гладком камне, растения приняли в свои объятия волчьих всадников. Строй атакующих сломался. Всадники стали кружить на месте, пытаясь избавиться от удушающих объятий. Скачущие следом натыкались на передних. Вскоре, недалеко от обрыва, образовалась настоящая куча-мала. И тут катапульты вновь выбросили в небо множество шаров. На этот раз шары были оранжевого цвета. Пролетая над головами врогов, шары с шумом лопались, на головы воинов сыпался град маленьких дротиков, выкашивая ряды атакующих. Атака волчьих всадников захлебнулась. Те немногие, кому удалось доскакать до края обрыва и перепрыгнуть через пропасть, гибли под стрелами защитников крепости. Ни один мост так и не удалось поднять. При виде этого, спешащая к месту битвы пехота сначала замедлила ход, а потом и вовсе остановилась на почтительном расстоянии. Вскоре к ней присоединились и те волчьи всадники, которым удалось уйти из-под обстрела. Но на этом злоключения врогов не кончились. С Верхнего Уступа взлетело несколько боевых ковров-самолетов, управляемых магами. Когда ковры зависли над врогами, сидевшие на них лучники стали осыпать врага стрелами. Ответные выстрелы были малоэффективны, поскольку снизу ковры были покрыты тонкой эльфийской броней. Оценив степень своей беспомощности, пехота и волчьи всадники стали отступать под защиту катапульт. В отличие от зомгов, - которые к тому времени уже все были перебиты - нечисть к своей жизни относилась более трепетно, и, за здорово живешь, отдавать ее не собиралась. Когда первые снаряды, выпущенные из катапульт, лишь слегка не долетели до ковров-самолетов, те благоразумно повернули обратно.
   **
   Гортур в бессильной ярости взирал на разгром своей армии, когда к нему на площадку поднялся Йлн.
   - Мой повелитель...
   - Что ты хочешь сказать мне, друид?! Ибо, если твои слова не покажутся мне разумными, ты закончишь свое жалкое существование прямо здесь!
   - Разреши мне атаковать противника на драконах! Надо разгромить командный пункт лордмаршала и, главное, уничтожить магов. Я и мои люди вместе с драконами сумеем это сделать!
   - Это действительно могло бы многое изменить ... Ты нас слышал, Гром? Что ты на это скажешь?
   - У драконов не хватит сил подняться на высоту Верхнего Уступа. А если и хватит, то на последующий бой их не останется точно!
   - Ты слышал, друид? Возрази, если сможешь!
   - Мы приготовили для драконов по бочке черного эля. Это придаст им необходимые силы!
   При этих словах Черного мага Гром издал негодующее шипение.
   - Но ведь тебе известно, друид, что после принятия черного эля выживает один дракон из трех! Ты хочешь нас уничтожить!?
   - Я хочу предложить вам победить, или погибнуть в бою, а не быть расстрелянными из самострелов!
   На вышке воцарилось молчание, нарушаемое лишь громким сопением Грома. Наконец тот заговорил, делая паузы после каждого слова:
   - Ты, к сожалению прав, друид! Гибель наша неизбежна. Будь, по-твоему! Веди драконов в бой. Но помни - если ты останешься жив, я тебя сожру!
   - Договорились, царь драконов, - невесело усмехнулся Йлн. - Но боюсь, что оставлю тебя без ужина. Так я пошел, государь?
   - Иди, и выполни свой долг!
   Вскоре шум хлопающих крыльев перекрыл все другие звуки. В небо поднялись двадцать драконов и устремились к Краю. После черного эля драконы чувствовали небывалый прилив сил и рвались в бой. На спине у каждой рептилии в специальных седлах размещалось по три друида. Йлн приказал своим людям тщательно оберегать драконов, отражать пущенные в них заклинания и стрелы. Сам он сидел в седле, прикрепленном к спине головного дракона - сына самого Грома.
   **
   Указывая на приближающуюся армаду, архимаг Зандер обратился к лордмаршалу:
   - Вот теперь нам придется показать все, на что мы способны! Ваше величество, рекомендую перенести ставку вглубь территории и отвести войска за линию катапульт. Прошу приказать катапультам вести непрерывный обстрел пространства перед плато. Лучники пусть тоже стреляют без перерыва. Целится не обязательно. Лишь бы град стрел и снарядов был гуще. Глядишь, кого и собьют. Хуже уж точно не будет!
   Потом Зандер обратился к старшим магам:
   - Все на Нижний Уступ! Будете стрелять оттуда!
   Старшие маги подбежали к обрыву и спрыгнули вниз, смягчив с помощью магии свое падение.
   - Вот и славно! Займем и мы свои места, братья! - обратился Зандер к архимагам.
   Архимаги встали вблизи обрыва на почтительном расстоянии друг от друга. Справа от Зандера занял место архимаг Йлая, бывший Верховный друид.
   - А вы, - обратился Зандер к магистрам магии, - поддерживайте в нас магическую силу!
   Меж тем драконы приближались. Даже под воздействием черного эля они не могли подняться очень высоко над поверхностью. Тем не менее, перелететь через архимагов и опуститься на поверхность у них за спинами они рассчитывали. Магистры магии, выстроившиеся позади архимагов, стали читать заклинания. Затем они направили свои посохи на архимагов - по восемьдесят на каждого. Из посохов вырвались лучи белого цвета. Вскоре архимаги оказались внутри светящихся коконов. А дальше случилось то, что заставило лордмаршала ахнуть от удивления. Архимаги стали увеличиваться в размерах, и вскоре на краю плато стояли пять четырехметровых великанов. Посохи в их руках преобразились в огромные световые мечи, метров по пять длиной - не менее! В это время драконы подлетели на расстояние выстрела катапульт, и лордмаршал вынужден был отвлечься от грандиозного зрелища.
   - Начать стрельбу! - скомандовал он.
   На драконов посыпался град камней и стрел. Защитные заклинания, сотворенные сидящими на драконах друидами, сделали свое дело. Большая часть смертоносных снарядов цели не достигла. Но та, что достигла, нанесла нападающим немалый урон. Больше всего пострадали темные друиды. Две трети из них погибли или были тяжело ранены. Потери среди драконов были не столь серьезны. Правда, почти все они получили ранения, но это не помешало продолжению атаки. Лишь три особи с перебитыми крыльями стали терять высоту. Один дракон падал прямо в каньон. В последний момент он зацепился лапами за край уступа и попытался взобраться на него, но не смог и свалился в пропасть. Перед этим он все же успел нанести один удар хвостом. От этого удара часть укрепления была разрушена, и пострадало несколько воинов. Погибли четыре старших мага, оказавшихся в месте падения дракона. Два других дракона сумели спланировать на поверхность плато, они тут же попали под обстрел со стороны горной крепости. А еще через минуту их накрыл новый залп катапульт. Вскоре с ними было покончено. Остальные драконы атаковали войска на Верхнем Уступе. Шесть первых тварей попытались перелететь через архимагов. Четыре тут же были разрублены световыми мечами. Сын Грома взлетел выше других и, казалось, что меч Зандера его не достанет. Но маг совершил невозможное. Он подпрыгнул метров на десять и кончиком меча сумел распороть брюхо дракона. Тот взревел от боли, перевернулся в воздухе на спину, и рухнул прямо на катапульты, метя в агонии хвостом. Йлн успел высочить из седла до того, как на него рухнула туша дракона, но тут же пал, пронзенный десятком стрел. К агонизирующему дракону кинулись несколько гномов с молотами в руках. Это были испытанные бойцы, и вскоре дракон метнул последний раз хвостом и затих. Что касается Зандера то он, продолжая движение, которым рассек брюхо сыну Грома, опустил меч прямо на голову следующего дракона и разрубил ее надвое. Мертвое тело с грохотом полетело в каньон. К этому времени под ударами мечей пали уже девять рептилий. Но в одном месте, драконам все-таки удалось прорваться. Один из них взял много левее, облетел архимага, стоящего на правом фланге, и опустился у него за спиной. Ударом хвоста он смел архимага в пропасть и кинулся в атаку на стоящих перед ним магистров магии и воинов. На то место, где до этого стоял архимаг, уже садился очередной дракон. В этот драматичный момент с наилучшей стороны показал себя Йлая. До этого он уже успел расправиться с двумя драконами. Став свидетелем трагической гибели соседа, он, не теряя ни секунды, занял позицию между двумя драконам. Взмахом меча он отрубил хвост первому дракону и, с разворота, рубанул по шее второго, после чего ухитрился отпрыгнуть в сторону, чтобы не быть придавленным падающей тушей. Дракон, потерявший хвост, продержался недолго. Вскоре он был убит, прихватив, правда, немало жизней.
   Олегору так и не суждено было обнажить в этой битве меч. Зато находясь рядом с королем, он стал свидетелем всех решающих моментов. Сейчас он облегченно перевел дух, видя, что солдаты во главе с Вохрабом покончили, наконец, с драконом и его друг, пошатываясь, отходит от мертвой туши весь в крови по счастью не своей - драконьей.
   Три оставшихся дракона так и не успели вступить в бой. Замешкавшись за спинами своих атакующих товарищей, они попали под обстрел посохов старших магов, стоящих на уступе. Их разрезанные на куски тела вскоре оказались на дне каньона. Архимаги приняли свой обычный вид и в изнеможении опустились на поверхность. Эту битву они выиграли, правда, ценой потерь. Погиб один архимаг, четыре старших мага и пятьдесят три магистра магии. Были потери и в войсках. По команде лордмаршала вынесли четыре кресла, в которые осторожно усадили архимагов. Сам Тверук остановился рядом с креслом Зандера.
   - Вы совершили великий подвиг! Теперь победа за нами!
   Зандер взглянул на него с усталой улыбкой.
   - Вы правы, ваше величество. Исход битвы решен. Но мы еще немного поможем вам - расчистим дорогу вашим войскам!
   Зандер жестом подозвал одного из старших магов, которые к тому времени поднялись с Нижнего Уступа на Верхний.
   - Проведите обряд Очищения!
   - Слушаюсь, милорд!
   Старшие маги и часть магистров магии выстроились вдоль кромки обрыва и направили посохи в сторону поля боя, на котором громоздились трупы вражеских воинов и драконов. Маги хором начали читать заклинание. Через некоторое время из посохов ударили лучи золотистого цвета. Вскоре все поле битвы накрыл золотистый туман, внутри которого, казалось, полыхал огонь. Когда туман рассеялся, на поверхности плато не было ни одного трупа.
   - Ну, вот и все, - обратился Зандер к Тверуку, - командуйте, ваше величество!
   Тверук отдал приказ и, через несколько мгновений, трубы протрубили сигнал к наступлению.
   **
   Гортур стоял на помосте, тяжело опираясь на перила, и смотрел, как вдали рассеивался золотистый туман. Только что на его газах рухнула последняя надежда на успешный исход битвы. Для того чтобы понять, что происходит на поле брани, Гортуру не нужен был даже "Зоркий глаз". Достаточно было следить за поведением Грома, который издавал громкие стоны при гибели каждого дракона. Это умение драконов чувствовать беду с сородичами на любом расстоянии, высверлило в сердце Грома двадцать незаживающих кровоточащих ран. Теперь огромная рептилия лежала неподвижно с закрытыми глазами справа от командной вышки. Со стороны противника донесся звук труб. Гортур взглянул в зеркало. Мосты через каньон были вновь наведены, и по ним сплошным потоком шли воины. Когда переправа войск была закончена, на плато стройными рядами выстроилась армия, как минимум в два раза превосходящая по численности армию врогов - вернее, то, что от нее на данный момент осталось. Отряд пехоты нечисти, кучка волчьих всадников да стройный квадрат эльфийской пехоты - вот и все чем располагал Гортур. Не считая, конечно, его личной охраны да Грома. Меж тем шеренги противника тронулись с места и двинулись в их сторону. Гортур призвал к себе командира эльфов.
   - Умрите с честью!
   - Да, мой повелитель!
   Генерал покинул вышку. Отряд эльфов поднялся на плато и стал выстраиваться в шеренги перед катапультами. Гортур мрачно наблюдал за происходящим. Его воины превосходные бойцы! Не для такого случая берег он их во время похода, ни разу не пустив в бой. Они должны были выступить в решающий момент и принести ему победу! Теперь он послал их на смерть. Так пусть же они в последний раз покажут, на что способна гвардия Горстрана! Дорого обойдется врагу его триумф.
   Вражеские шеренги подошли на расстояние недоступное для катапульт и остановились. Несколько пробных выстрелов подтвердили точность расчета - ни один снаряд не долетел до цели. Шло время, противник упорно не желал атаковать. Тогда шеренги воинов в черных доспехах сами двинулись вперед. Они остановились на расстоянии выстрела из лука и дали залп. Противник принял стрелы на щиты, но ответного залпа не последовало. Вместо этого из шеренг мирэльцев вышло несколько фигур с зелеными флагами в руках, которые направились в сторону черных шеренг. Что бы это могло означать?
   **
   А означало это то, что пришло время заключительной фазы операции, которую разработал и претворял в жизнь Верховный друид Йорн. Когда на военном совете лордмаршал предложил Йорну самому определить место друидов в предстоящей военной компании, тот - сдержав гордыню - смиренно согласился. И, надо сказать, разумно воспользовался предоставленной возможностью. Сто друидов пали при обороне Свегора. Часть друидов была отправлена в войска, для поддержания морального духа и оказания посильной магической помощи. Часть выполняла те же функции в тылу. Но основной целью, которую Верховный друид поставил перед собой, было склонить к измене эльфов, находящихся в составе армии Гортура. Основная ставка делалась на то, что, в основной своей массе, эти эльфы не принимали участия в боевых действиях против своих сородичей, а, значит, могли рассчитывать на снисхождение. Именно поэтому поселение, в котором остались семьи воинов-эльфов, не подверглось штурму, а было взято в осаду. В течение нескольких дней друиды вели переговоры с осажденными, предлагая им сдаться в обмен на гарантию сохранения жизни. В конце концов, соглашение было достигнуто и защитники поселения сложили оружие. После этого Йорн собрал всех жен воинов и провел с ними беседу. Он пообещал, что если женщины уговорят своих мужей перейти на сторону мирэльцев, то против них - равно как и против членов их семей - не будет применено никаких репрессий. Им даже разрешат вернуться в то место, откуда они начали свой поход, и основать собственное поселение. Тех же, кто до конца останется верен Гортуру, ждет суд, после которого кто-то взойдет на эшафот, а кто-то отправится на каторгу. Их семьи будут обречены влачить жалкое существование. Женщины согласились поддержать план Йорна, и отправили самых бойких уговаривать мужей. Именно они и встали перед шеренгами черных воинов, держа в руках зеленые флаги. Вряд ли стоит удивляться тому, что, в конечном итоге, их миссия удалась. За это было все. И то, что появилась перспектива зажить нормальной жизнью. И то, что эльфы Горстрана так и не примерились с тем, что им приходится быть в союзе с нечистью. И то, что их эльфийская сущность противилась тому, чтобы поднять меч на братьев по крови. Нашлись, правда, несколько преданных Гортуру воинов - включая генерала Лавгора, которые попытался пресечь измену. Но их оказалось крайне мало, и с ними быстро покончили.
   **
   С гневом и горечью смотрел Гортур на происходящее. Сначала ряды его воинов смешались. Потом вновь обрели стройность, но были повернуты фронтом уже в сторону его ставки. Когда начали разворачивать катапульты, измену можно было считать свершившейся. Нечисть, громко источая проклятия и сквернословя, кинулась бежать в сторону леса. Но когда до спасительных зарослей оставалось метров сто, навстречу беглецам понеслись тучи стрел, а через минуту их накрыл залп из катапульт, тех самых, которые они еще недавно считали своими. За несколько минут все было кончено. Оставались Гортур на вышке, дракон справа от вышки и телохранители, выстроившиеся у ее подножья.
   - Пора! - голос Грома вывел Гортура из ступора, в котором тот пребывал последние минуты. Теперь уже бывший повелитель врогов перемахнул через перила и опустился прямо в седло на спине дракона. Гром разбежался, взмахнул несколько раз крыльями, и поднялся в небо. Последнее, что увидел Гортур, обернувшись назад, была гибель его охраны под ударами мечей его бывших воинов. После этого он смотрел только вперед. Несколько стрел, пущенных вдогонку, цели не достигли. Гром поднялся метров на двести над поверхностью, и взял курс на море. Вскоре они достигли побережья, а еще через мгновение, под ними была уже только вода. Крылатая рептилия уменьшалась в размере, и вскоре они превратились в черную точку - дракон и сидящий у него на спине эльф.
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   Так завершился Кровавый Исход. Венцом его стала великая битва, которой суждено остаться в памяти потомков как Битва на Краю.
   Уроки вторжения не могли пройти бесследно. Все поселения Мирэля стали постепенно превращаться в крепости. Верховному друиду Йорну пришлось пересмотреть свои взгляды на развитие магии. Были сняты ограничения на некоторые исследования. Но этим реформы и ограничились. С союзниками по борьбе мирэльцы обошлись, мягко говоря, не очень красиво. Памятуя сказанное архимагом Флиграйном на Магическом Соборе, это никого особо и не удивило. Магов вежливо поблагодарили, одарили символическими подарками и отправили восвояси. Вскоре за ними в Магмир последовал и бывший лордмаршал Тверук. Лишившись титула - война то кончилась - он предпочел ссылке в Твегор отставку.
   А что же наши герои?
   Лалес в женском платье стоит на балконе и смотрит на долину. Она так и не стала легатом, променяв военную карьеру на замужество. Справа от нее стоит муж бывший легат Вохраб, а теперь генерал и комендант крепости Твегор. Слева дарит улыбку ее брат Олегор наместник короля в Долине Врат.
   Восгор с кормы судна наблюдает, как исчезает в зыбком мареве земля. Он не стал очевидцев Битвы на Краю, но много услышал о ней от друзей. Подвиг магов произвел на бывшего поэта огромное впечатление. К огорчению Йорна он сложил с себя сан друида и теперь отправляется в Магмир, чтобы продолжить обучение в школе Йлая.
   Вот собственно и все.
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"