Жан Гуля: другие произведения.

укротитель мух

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Укротитель мух.
  
  У каждого безумия есть своя логика. "Зелёные рукава"
   В. Шекспир (Greensleeves)
  
  
   Укротитель мух.... Укротитель мух.... Кто это? Чей это голос? Что за укротитель!!! Она окончательно проснулась. За полуоткрытой дверью на балкон вовсю щебечут птички. И не сосчитать, сколько птиц находят приют в огромной кроне, шатром нависшего над балконом, дерева. Давно пора что-то с этим делать. Жалко трогать. Дерево древнее древнего, огромное. Скольких оно повидало на своём веку. Переживёт не только её. Но, кто же это говорит? Она явно слышит настойчивый голосок. Кроме неё никого нет в доме. И дверь в спальню заперта. Кто-то пришёл и запер дверь? Что за чушь... Всё равно - уже не уснуть. Она встала, открыла дверь.
   Низкое, тёмное помещение. Стены из почти чёрных старых досок. Поперечные толстые балки поддерживают такие же доски на потолке. Подслеповатое оконце. Первое впечатление - ужас!!! И это - вместо её полного света и воздуха салона!! И ещё - этот мерзкий голос! Он звучит и здесь - в мрачной пустой комнате. Да нет! Эти слова - они - в её голове!!! Такое случается. "Сон во сне". Она читала. Но с ней это впервые. Ничего страшного. Сейчас она проснётся. Лилит решила вернуться в спальню, в постель. Надо проснуться. Не во сне. Проснуться наяву. Оказаться в своей кровати, в своей спальне. Без этого мерзкого голоса в голове. Нет никаких причин паниковать. Дверь спальни натужно заскрипев открылась ... За покосившимися ступеньками был... лес! Настоящий лес!!! Лилит ущипнула себя. Пора! Просыпайся!!! Она не спит! Из леса тянет прохладой. Сыростью. В голове звенит голос! Лилит переступила босыми ногами. А она ещё в лёгкой кружевной пижамке! Ничего себе картинка! Эх! Лилит тронула пальцами ноги мшистый порожек. Её одежда! Её шкафы, полки, коробки! Туалет - зеркало, баночки, скляночки, духииии... Её прекрасная кровать. Где это всё? Только мерзкий голосок в голове без устали повторяет эту мерзость! Ну и что ей делать? Телефон, интернет - ау!!! Лилит вернулась в комнату. Даже эха нет в этом тёмном, похожем на заброшенный сарай подобии комнаты. А что есть? Лилит с опаской ступила на некрашеные - мыли ли их когда- нибудь - доски пола. Лежанка под окном. Само, так называемое, окно. Кривой прямоугольник (!!!) в стене, затянутый какой-то плёнкой. Когда-то она читала, что окна "стеклили" бычьими пузырями (гадость какая), или - вощеной бумагой. Это, смотря где. А где она сейчас? Только не плакать! Голос на разные лады повторяет эту жуткую фразу в её голове. Он сведёт её с ума! Не думать об этом. Что ещё в комнате? В выползающем из углов сумраке что-то там, висит на стене. Половицы "играли" под ногами Лилит. На большом кованом (!) гвозде висело платье! Очень даже неплохое платье. Юбка собрана на талии, простой лиф с длинными рукавами. Лилит пощупала ткань, помяла в пальцах - хороший тонкий лён. Ничем не пахнет. Вроде не старое и не ношенное. Что это она привередничает? Одеть пришлось бы любое. Не щеголять же в этом! Прекрасная пижамка. Но, явно, не по сезону. Можно сказать - повезло. Платье приличное. Лилит натянула его прямо поверх пижамы. Одеть чужую, возможно, ношенную одежду на голое тело - увольте. Да и белья у неё нет. Сейчас бы её трюмо! Как она выглядит? О чём она думает! Лилит специально отвлекала себя. Иначе ... О чём она могла думать!!! О чём? Как её любимая уютная квартира превратилась вот в это? Или о том, как она, открыв дверь из своей бело-розовой спальни, очутилась в лесу? А обратно вернуться невозможно??? Лилит ещё раз крутанулась в своём совершенно уникальном, авторском, от кутюр - как бы ещё обозвать это безобразие - платье. Но, что делать с ногами? Это просто счастье, что до сих пор она не загнала занозу. И потом - не оставаться же ей здесь! Надо будет выйти, куда-то пойти, что-то, кого-то искать. Босиком она далеко не уйдёт. В прямом смысле. В дальнем тёмном углу валяется ещё что-то. Блеск! Плетённые из пеньковой верёвки лапти - чуни. Хорошо, что такая обувка почти безразмерна. Лилит притопнула туго затянутым башмаком. Будем считать, что подошли! В любом случае - спасибо тому, кто невольно позаботился о ней. Можно идти. Оставаться здесь, в этом ветхом деревянном строении не имеет смысла. Она пойдёт, кого-то найдёт, разберётся. Поймёт где она, как сюда попала, как вернуться домой. Но - первое и главное - найдёт того гада, чей голос не переставая звенит в её голове! Найдёт и убьет! Всё, что угодно - но привыкнуть к этим высоким, на грани слуха, звукам - невозможно! Комната - как ещё назвать это помещение? - практически, пуста. Единственные, пригодные на что-то, вещи: платье, снятое с огромного гвоздя и чуни из вороха чего-то полуистлевшего, Лилит взяла себе. Посмотреть, что снаружи.
   Она спустилась с двух кривеньких, замшелых ступенек. Что-то похожее на небольшую полянку отделяло дом - пусть будет "дом", решила для себя Лилит - от леса. На клочковатой траве - несколько стволов то ли срубленных, то ли подгнивших и упавших от старости, деревьев. Что ещё? Лилит оглянулась. Почти у самых ступенек полу-выкорчеванный огромный пень. Почему!!! Почему это? Что мне делать!!! Звеньями ржавой цепи наматывались бесполезные панические мысли. Ещё немного - они удушат её!!! И ещё! Этот проклятый голос!!! Не голос - издевательство, мука.
  Аааа!!!! - набрав полную грудь воздуха, закричала Лилит.
  Эхом на её вопль качнулись верхушки плотно стоящих деревьев. И, долетевший от них, лёгкий ветерок, обдав Лилит свежестью хвои, запахом только что скошенной травы и ещё чем-то зелёно - свежим, тронул дверь дома. Лилит не закрыла её, когда вышла из "комнаты". И вот теперь, дверь, крякнув на массивных петлях, закрылась. Закрылась - так закрылась. Что в этом такого? Но ветерок был слабым, чуть ощутимым. А дверь - деревянная, массивная. Лилит поднялась по ступенькам, взялась за кольцо - ручку. Дверь не открывалась! Лилит навалилась всем телом. Бесполезно! Она отлично помнила - в двери не было ни замка, ни каких-то других приспособлений. Дверь не могла закрыться! Так закрыться! Лилит начала колотить в дверь руками, рискуя разбить пальцы или вывихнуть ладони. Дверь не поддавалась! Продираясь через высокие куски подлеска - за домиком лес подошёл совсем близко, Лилит несколько раз обошла дом вокруг. Единственное оконце - то, в комнате, оказалось до смешного маленьким. Ей через него не пролезть. Лилит вернулась на ступеньки, к двери. Деревянные доски ступень как будто срослись с деревом двери. А сама дверь? Тонкая линия контура, да ручка-кольцо, нелепо торчащая на сплошной поверхности, позволяли догадаться, что когда-то здесь была дверь. Но кого здесь может заинтересовать что- либо подобное! Тоненький голосок, не переставая, зудел, зудел, зудел. Не разбить ли голову об эту самую дверь - не дверь! И сразу решу все проблемы! Лилит присела на ступеньки, зажала руками уши. И так она не понимает, что делать! А тут, ещё, это! Причём здесь уши! Голос звучал у неё в голове! Надо что-то придумать! А думать я не могу. Голос раздражает, действует на нервы. Но надо, надо начать что-то делать. Иначе она рискует умереть прямо тут от голода, холода, жажды. Вот о последнем - вообще думать нельзя. Табу! Я договариваюсь сама с собой, что, пока, не обращаю внимания на этот дерьмовый голосишко. Пусть его. Поделать с этим ничего не могу. Не знаю. Не знаю и с собой что делать. Она собиралась выспаться, полежать в ванне. Не каждый день можно позволить себе такую роскошь. Всё бежишь, спешишь, спотыкаешься. И, в результате, прибегаешь вот к такой избушке! Почти на курьих ножках! Экое убожество! Надо уходить. Идти. Искать людей, искать ответы. Пищу и питьё, по крайней мере. Не раздумывая, Лилит вошла в лес. Какая разница, куда идти! Не раздумывая? Это - чересчур. Она, конечно, посмотрела, где деревья стоят не так близко друг к другу, где подлесок реже и не такой высокий. Вот туда Лилит и пошла. Тем более что она, или кто-то за неё - как-то естественно это получилось - решил идти на запад. Ей надо выйграть побольше светлого времени суток. И так крупно повезло - то, что с ней происходит можно назвать везением? - что в этом месте, скорее всего, начало лета. Значит, день обещает быть длинным. Раздумывать не о чем. Оставалось - идти. Внимательно смотреть под ноги, оглядываться и прислушиваться. Наверное, прислушиваться - прежде всего. Решив для себя, что она станет делать, Лилит поймала себя на том, что, рефреном звучащий в голове, голос уже не так раздражает её. Более того, ей показалось - может такое быть? - что тон, интонации голоса изменились. Стали более спокойными, что ли. Голос поддерживал, поощрял Лилит: правильно, правильно... Правильно, или нет, нравится ли кому-то, или нет - какое это имело значение! Лилит шла, только потому, что не знала, что не могла придумать, что ещё делать в подобной ситуации. Хотелось есть, пить. Страшно раздражало, что не удалось утром принять душ - где вы, мечты о ванне с ароматной пеной! - и, скорее всего, до него она не скоро доберётся. Выбирая дорогу среди корней, стараясь не порвать платье о колючие кусты, Лилит, потихоньку, начала обращать внимание на остальную растительность. Лес был смешанный. Осенью будет красиво. И много грибов. С луком, сметаной, на сковородочке. Кто сегодня не завтракал, тому не стоит об этом думать. Ягод в такой чаще не бывает. Может быть, Лилит повезёт. Но она не знает ядовитые ли они. Единственное, что она позволила себе - надёргала молодых иголок с низко опустившейся ветки сосны, да отколупала свежезастывшую смолу. Иголки Лилит разрешила себе пожевать. Ничего плохого от них не будет. Смолу она прибережёт. Если придётся совсем туго - смолу можно будет пожевать. Благо зубы у Лилит - тьфу, тьфу - свои. На этом месте несколько лет назад был пожар. Чёрная земля и аккуратная молодая поросль без всяких слов указывали на это. И, когда Лилит в очередной раз оказалась на этом самом месте, возле сосенки, с коры которой отколупала смолу, она поняла, что ходит по кругу. Где-то, когда-то она читала, что в лесу это возможно. Но позволить себе "такую роскошь" - бродить, топтаться на одном месте - Лилит, конечно, не может. Чуни - ну и словечко - связаны из верёвок. Надолго ли их хватит! И вот-вот, грозящий кончиться день! Не говоря уже о жажде и голоде. Попытаться вспомнить что-то, что сможет помочь в подобной ситуации. Цыганский паттеран! Паттеран цыган! Конечно! Что-то вроде истории Мальчика-с Пальчика". Только вместо "крошек" - два скрещенных прутика от деревьев разных пород. Как просто! Здесь есть разные деревья. Два прутика - один - на другом, и она будет знать, что уже проходила здесь. А ещё направить эту инсоляцию в ту сторону, куда она пойдёт. Она проделает всё это на практике. Оставаться на месте? Ничего не делать? Нет - это не для неё. Лилит пошла в направлении, которое задала себе паттераном. Уже на ходу она решила, что будет делать паттераны через каждые тысячу шагов. Возможно, всё это позволит ей не ходить по кругу. Лилит шла не в состоянии о чём-то думать. Даже непрерывно звенящий в голове голосок уже не мешал ей. Она тупо отсчитывала тысячу, иногда, сбиваясь, и больше, шагов. Складывала из веток паттеран и шла, вернее, брела дальше. Только один раз Лилит наткнулась на свой паттеран. Который из них, когда она его сделала - вспомнить не удалось. Но Лилит, хотя бы, знала, что надо идти в другую сторону. Она сделала новый паттеран, и поставила его рядом с первым. (На всякий случай) Лес всё не кончался. Иногда Лилит казалось, что редеющие деревья вот- вот выведут её из чащи. Но за голубеющим просветом оказывались новые и новые деревья. Когда Лилит почти совсем потеряла надежду и была на грани мучительного отчаяния, лес неожиданно, будто кто-то провёл жирную черту, кончился. Несмотря на отупляющую усталость, Лилит смогла понять, что ошиблась в выборе направления. Или, это лес запутал её? Лилит думала, что идёт на запад. А сейчас солнце оказалось у неё за спиной. Его последние закатные лучи позволяли увидеть темнеющую перед ней долину и, по контрасту, всё ещё светлые далёкие горы. Ну, вот. Пришла. Дальше она не пойдёт. Во всяком случае, сегодня. Лилит смирилась с тем, что придётся провести ночь здесь, на краю леса. Только не было бы слишком холодно. И никаких хищных животных. Её ещё повезло - вряд ли хищники выходят сюда, за кромку леса. Хотя... Нет, лучше об этом не думать. Лилит, пока ещё можно было что-то рассмотреть, решила поискать что-то "подходящее" для ночлега. Какие - нибудь кусты, местечко под деревом. Всего в нескольких шагах от того места, где она вышла из леса, перед Лилит, как из-под земли, оказалось какое-то строение. Сразу и не разберёшь, избушка - сараюшка. Что-то знакомое... напомнившее Лилит... Похожая дверь, тот же порожек со ступеньками. Может ли быть... Она ушла отсюда сегодня, в начале этого безумного дня. Не раздумывая, Лилит поднялась по кривеньким ступенькам и, толкнув ветхую деревянную дверь, почти упала в темноту и тепло обжитого помещения. Думать о том, где она, кто может быть здесь, какие ещё "сюрпризы" поджидают её - не было у Лилит сил думать об этом. Проведя целый день на ногах, непривычная к таким физическим нагрузкам, Лилит мгновенно провалилась в бездну тяжёлого, не приносящего отдыха, сна. Проснулась Лилит, судя по всему, к полудню. И проснулась не у себя в светлой изящной спальне, не в своей белой кровати, на ортопедическом матрасе, на шелковистых, с ароматом лаванды, простынях. Нет, Лилит провела эту ночь на охапке не совсем чистой соломы, на полу тёмного помещения, в полу - прикрытую дверь которого, страшно дуло. И пищащий голос в голове! О!!! Значит - мне не приснилось! Но, может быть, может быть - сон внутри сна? Лилит со всей силы ущипнула себя. Ах, если бы! Она с трудом поднялась. Болело всё тело. То ли от бесконечной вчерашней "прогулки", то ли от проведённой на полу ночи. За дверью - ничего особенного: избушка притулилась на кромке леса. А вот перед ней - Лилит забыла о своих бедах - приключениях - далеко, почти до самого горизонта, переливалась живыми красками равнина. Окаймляющие горизонт горы искрились в лучах щедрого солнца. Лилит сумела разглядеть и реку. Тонкой почти пунктирной синей линией она начиналась где-то в глубине пёстро - разноцветных гор и, спускаясь всё ниже, пересекая долину, превращалась в довольно широкую уверенную реку. Именно эта река, подмыв один из берегов, отделила лес, по которому весь предыдущий день блуждала Лилит, от равнины. Есть вода! Можно будет попить и умыться! Это - прежде всего! Потом - Лилит подумает и придумает - конечно - что делать дальше. Эта лачужка оказалась как две капли воды похожей на ту, что она оставила прошлым днём, в прошлой жизни. Но здесь, в отличие от той, оказался очаг, в котором можно было развести огонь. Рядом с ним лежали аккуратно сложенные сухие ветки. На грубо сколоченной полке рядом с очагом нашёлся казанок, несколько кружек, парочка оловянных ложек, выщебленых тарелок. Тут же в уголке притулился коробок с солью, и ещё один - с огромными, почти с мизинец, спичками. Возможно, я смогла бы здесь прожить какое-то время. Но у меня нет ни одежды, ни пищи. Не понимаю, как получить, добыть что- либо здесь. Придётся идти через долину к горам. Ведь сколько она ни всматривалась, никакого присутствия, никакого следа разумной жизни, обнаружить Лилит не могла. Я задержусь здесь на недолго. Решила она. Очень уж страшно было вновь пускаться в путь, отправляться в неизвестное. Здесь, по крайней мере, хоть крыша нал головой есть. И люди - где-то невдалеке. Иначе, зачем оставлять соль и спички! И почему она не подумала о том, что те - эти "люди, оставившие соль и спички" не обязательно будут миролюбивы, лояльны по отношению к ней! Эта мысль, к сожалению, застанет Лилит совершенно неподготовленной к подобному повороту событий. Странная, совершенно новая, непривычная жизнь началась для Лилит. Ничто, ничто не соответствовало её вкусам, желаниям, темпераменту. Но даже подумать об этом Лилит не имела права, не могла себе позволить. С раннего утра вела она ежеминутную схватку за свою жизнь, за своё благополучие. Всё то, что Лилит, не задумываясь, получала, как само собой разумеющееся, всё, чем она привыкла бездумно пользоваться, здесь ей приходилось "добывать" самой. И не просто "добывать". Приходилось придумывать, как получить совершенно элементарные вещи. Что может быть проще - искупаться? Ну, ладно - помыться! Но для того, чтобы набрать воды, Лилит, с начала, отыскала спуск к реке, придумала, как будет подниматься обратно с котелком наполненным водой. Ладно, она, в конце концов, сообразила, что помыться можно прямо на берегу, вниз по течению. А вот чтобы вскипятить принесённую воду, Лилит пришлось потратить почти полдня. Очаг никак не разгорался. То ли ветки были недостаточно сухими, то ли спички какими-то неудачными... Пить некипяченую, из реки воду Лилит боялась. Она понимала, что рано или поздно ей придётся отправиться на поиски людей. Но решиться на это - оставить, хоть и не надёжную, крышу над головой, Лилит не могла. Пока, не могла. Но, если она остаётся, нужна вода. Много воды. Хижина стоит на крутом откосе. Необходимо найти удобный спуск. И проблемы не только с водой! Сколько времени и усилий потратила Лилит на то, что бы понять, как поддерживать огонь в очаге. Тех, нескольких, доставшихся ей "в наследство" спичек надолго не хватит. А еда! Можно ли есть ягоды? Грибы? Может быть, только те, что Лилит достала, разорив беличье дупло? Какие простые, может быть смешные, но жизненные, важные проблемы! Засматриваясь по вечерам на мерцание смазанных огней на далёком горизонте - гряда окаймляющих горизонт гор, переливалась разноцветной россыпью - Лилит запрещала себе строить догадки и планы. Но, всё - таки, если бы равнина была обжита! Но, как ни старалась, никаких признаков жизни на огромном пространстве трав и кустарников, небольших рощиц и пригорков, Лилит найти не могла. Даже на реке - куда уж проще путешествовать по воде - не было признаков, какой- нибудь разумной деятельности. Ничего! Ни дорог, ни любого, мало-мальски заметного движения. Ничего похожего даже на самый примитивный летательный аппарат! На какой-то день своего существования в лесной избушке, неожиданно обратила на это внимание Лилит. В тот день она поняла, что теряет счёт времени. И, почему-то, необходимо решить, как и на чём будет она отмечать мелькающие дни. Куда же она попала? И зачем? Дольше Лилит не могла себя заставить не думать об этом. Больше не могла безвольно "ждать у моря погоды". Её деятельной натуре было недостаточно круглосуточной борьбы за выживание. Лилит не видела будущего у такого образа жизни. Не могла себе позволить выживать здесь в ожидании бог знает чего! Она обязана отправиться в путь. Чем бы это и не кончилось. Тем более, никто не гарантировал Лилит, что в "избушке" её ждёт "светлое будущее". И что это такое - светлое будущее! Для каждого оно, это "будущее" - своё. И Лилит решилась. Она уходит. Решение, любое решение даёт человеку некое успокоение, даже вселяет уверенность в свои силы. Так и Лилит - она приобрела, пусть и видимую ( голосок в голове не давал забыть об этом), независимость. Можно было притвориться, что ты всё решаешь в своей жизни сам. Попроще. Поменьше рассуждай и умничай. В очередной раз остановила себя Лилит. Одним, каким бы оно и ни было правильным, чудесным решением в пути сыт не будешь. И Лилит решила запастись едой. Как, в чём и сколько она сможет взять с собой - она придумает, когда у неё будет хоть что-то съедобное. После всех своих "открытий" и "изобретений" Лилит была уверена, что справится и с этим. Пока же она отправилась на поиски пищи. За то время, что Лилит здесь, в избушке, она немного привыкла и, даже сумела сориентироваться в ближней части леса. Она уже знала, на какое расстояние может позволить себе отойти, где набрать сухих веток для очага, где под опавшей, полу прелой листвой может прятаться съедобный гриб, где - солнечная поляна с кислыми, но неядовитыми ягодами. Собирая в завязанный узлом подол платья скудную добычу, Лилит с само иронией подумала о том, что только от такого рациона стоит сбежать куда подальше. Она уже с трудом заставляла себя питаться этими - были ещё и жёлуди - дарами леса. Вот и в этот раз, стараясь не думать ни о чём "лишнем", Лилит подошла к избушке. Она уже привыкла ничего не ожидать и ничего не опасаться. Но, тут - почему-то, замедлила шаги. Она - не одна! Лилит невольно прижала руки к груди. Пусть сердце не стучит так громко! И голосок! Замолчи, не мешай слушать! Мысленно взмолилась Лилит. В избушке были люди! Кто-то - мужские голоса - то ли спорил, то ли что-то обсуждал. Разобрать со своего места, о чём говорят, Лилит не могла. А подойти ближе - опасалась.
  
  - Что ты тут делаешь?
  Лёгкая рука легла на плечо Лилит. Как? Почему я не слышала? Кто это? Что делать? Убежать? Их больше. Меня догонят. Найдут. Ты хотела встретиться с людьми - пожалуйста. Лилит, решив, что лицо не должно её выдать, обернулась. Перед ней стояла молоденькая девушка, подросток. Из-под густой чёлки с любопытством, но без капли неприязни или страха на Лилит смотрели большие глазищи - вишни.
  - Какая ты...
  - Странная?
  - Не хочу тебя обидеть, но ты ужасно грязная.
  Всё, что угодно! Только не это! Она так старалась! Но, когда топишь очаг по-чёрному, и у тебя нет мыла даже что бы помыться в речке. Лилит залилась краской. Волна стыда крутым кипятком обдала её с головы до ног. Лучше бы её ударили! Что можно ответить этой девчонке? Она, ведь, права. Лилит даже и не удивилась тому, что свободно понимает незнакомку. И голосок в её голове как-то притих, будто прислушиваясь к их разговору.
  - Докси. Девушка чуть наклонила голову. Это её имя. Поняла Лилит. Но ответить не успела. Она спиной, затылком почувствовала приближение кого-то огромного. Мужчина - великан, как кутёнка, подняв Лилит за платье, поставил её перед собой.
  - Не трогай её, Трам. Огромный мужчина повиновался. С высоты своего роста он с любопытством, словно она какой-то дивный зверёк, или насекомое рассматривал Лилит.
  - Пропусти нас. Пойдём. Девушка - её зовут Докси? - умела приказывать. Лилит поняла, что это тот случай, когда у неё нет вариантов. Толчок великана заставил её поторопиться. Сам же он пошёл за Лилит, не оставляя ей даже надежды - появись оная - попытаться убежать. В жилище Лилит - быстро же она привыкла считать хижину своим домом - было шумно и тесно. С их появлением несколько мужчин поднялись со складных табуретов. Остальные, оживлённо разговаривавшие у очага, прервали свою беседу и повернулись к ним.
  - Величество, Тобой будут недовольны.
  На полшага вышел вперёд мужчина с бесстрастным выражением смуглого лица. Девушка лишь чуть прищурилась.
  - Это не пойдёт дальше этих стен. Обещаю.
  Девушка фыркнула и пожала плечами.
  - Вот это.
  Мужчина указал на Лилит.
  - Что это? Откуда? Почему оно здесь?
  - Это - моя добыча.
  Свысока, снисходя до объяснений, заявила девушка.
  - Я нашла её в лесу. И забираю с собой.
  - Но...
  - Никаких "но". Всё, что ты, Лорд можешь рассказать, я знаю. Смею уверить тебя и твоих многочисленных помощников, что никакой угрозы она не представляет.
  Докси лёгким поворотом головы указала на Лилит.
  - Ни безопасности, ни здоровью. Ни мне. Ни тебе с твоими друзьями.
  Лилит совсем не знала девушку, но понимала, что Докси сдерживается с большим трудом.
  - Надеюсь, все отдохнули.
  Не заботясь, ударит ли она кого - нибудь, широко распахнув дверь, Докси вышла из избушки. Успев придержать дверь, Трам поволок Лилит вслед за девушкой.
  -Держись.
  Трам протянул Лилит конец своего пояса. Бежать Лилит уже не собиралась. Хотя происходящее было совсем не таким, на что она рассчитывала, но приключение обещала быть, по крайней мере, интересным. Возможно, будет весело. Решила она. Пока Лилит примеривалась как бы поудобнее ухватиться за витой кожаный пояс, Трам подхватил Докси и усадил у себя на плече.
  - Пошли.
  Взявшись за кожаную петлю на плече Трама, приказала Докси. Лилит было, конечно, интересно посмотреть, как поспевают за великаном все эти мужчины. Но поспевать за трамом и оборачиваться... Лилит никому не посоветовала бы это делать. Ссадины на коленях и синяки на боках ещё долго будут напоминать, как обернувшись назад, она сбилась с темпа шагов Трама. Лилит упала, и Трам протащил её несколько своих огромных шагов. Если бы Лилит потеряла самообладание и разжала пальцы - покатилась бы под ноги шагающего как робот великана. Но, поскольку от неожиданности Лилит лишь крепче вцепилась и практически, повисла на его поясе, Траму стало неловко идти, и он остановился.
  - Что случилось?
  Докси почти задремала на надёжном плече Трама.
  -Это пугало не умеет идти в ногу.
  - С тобой? В ногу! Ты шутишь. Уменьши свои шаги.
  Лилит показалось, что что-то треснуло. Раскат грома? Это рассмеялся Трам.
  - Прекрати! Я упаду!
  Докси из всех сил вцепилась в кожаную "ручку" на сотрясающемся плече Трама.
  - Ну же.
  Трам нагнулся, подхватил, неожидавшую ничего подобного, Лилит и усадил к себе на второе плечо. Лилит из всех сил ухватилась за кожаную лямку.
  - Пусть. Так? Будет?
  Голос Трама мог оглушить.
  - Ты не устанешь?
  Забеспокоилась Докси. Трам лишь пожал плечами. Хорошо, что обе "всадницы" крепко держались за лямки. Очень чувствительно с размаху опуститься по "каменное" плечо Трама. Лилит хотела было воспользоваться случаем и расспросить Докси. Но говорить через голову Трама неудобно. Да и всё, что она теперь могла увидеть, поглощало всё внимание Лилит. Трам шёл вдоль течения реки по полого спускающемуся берегу. Так далеко Лилит никогда не заходила. Не позволяла себе заходить. Следуя изгибу реки, Трам повернул влево. И, постепенно, уменьшаясь в размерах, горная цепь осталась позади, уступив место холмистой долине, исчерченной пересечениями многочисленных дорог и тропинок, усеянной, кажущимися игрушечными, постройками. С такой "точки обзора" - высоты плеча мерно печатающего шаги, Трама, Лилит никогда ни на что не смотрела. Это было захватывающее, ни с чем несравнимое, зрелище. Приходилось только следить за тем, чтобы не слететь вниз, не болтать беспорядочно ногами, в общем - не мешать Траму. Лилит понимала - её вес - дополнительная нагрузка для несущего их великана. И до этого "приключения" весила она, относительно своего роста, немного. После же невольной диеты последних дней, наверняка, сбросила несколько полноценных килограммов. Лилит быстро удалось приноровиться к ритму шагов Трама, выбрать правильное положение на его надёжном плече. К постоянно звучащему в голове голосу, она, как ей казалось, привыкла. И могла полностью сосредоточиться на дороге. С интересом, стараясь не делать мгновенных, поспешных выводов, смотрела Лилит на, несколько странные с высоты, деревья, кусты, постройки, разделённые межами участки обработанной и свободной от вмешательства человека, земли. Дорога, по которой нёс их Трам, шла под уклон. Река осталась где-то в стороне. Постепенно поле обзора сужалось. Пока перед глазами Лилит не замелькала листва, высаженных вдоль дороги декоративных деревьев. Наконец, и качество самой дороги изменилось. Каменистая неровная почва сменилась искусно выложенной брусчаткой. Ещё один поворот - и Трам остановился. Дорога резко расширилась. С обеих сторон в зелёных нишах - беседках стояли столы и скамейки для отдыха. Присогнув колени, Трам помог сначала Докси, а потом и Лилит спуститься на землю. Лилит чуть качнуло. Как будто после путешествия на корабле - вспомнилось ей. Докси присела за столик. Жестом пригласила Лилит присоединиться к себе. Трам снял объёмистый рюкзак - сумку с припасами и начал расставлять перед ними разнообразные яства. У оголодавшей Лилит даже голова закружилась от ароматов и вида снеди. Но, понимая, что после долгого, хотя и вынужденного, "поста" накидываться на еду опасно, она с сожалением, но твёрдо отказалась от всего. Лилит выбрала лишь какую-то - она надеялась, что та придётся ей по вкусу - жидкость. Да и эту золотистую прозрачную влагу, напомнившую ей яблочный компот, Лилит пила осторожно, отпивая маленькими аккуратными глоточками. Поковырявшись в двух или трёх из всего обилия контейнеров и баночек, Докси отщипывала кусочки от какой-то сдобы, не стесняясь внимательно рассматривая Лилит. В другое время Лилит возмутило бы такое невежливое, беззастенчивое разглядывание собственной персоны, но ... сдоба! Сдоба выглядела так аппетитно! Лилит не могла оторвать взгляд от лёгкого, пористого, с золотистой корочкой теста.
  - Ты странная. Но не из простых.
  Безупречно выговаривающий буквы, голос Докси заставил Лилит отвести глаза от сдобы, от ломающих, крошащих ароматную плоть наманикюренных пальцев.
  - Расскажи о себе. Я должна знать. Придётся что-то решать.
  А вот к этому Лилит, готова не была. Она думала, мечтала вернуться, встретиться с цивилизованными людьми. Но и представить не могла, что эта встреча будет такой. И что, в подобной ситуации, Лилит может рассказать? Как она жила себе прекрасно и обеспеченно. Жила, ни о чём, особо, не задумываясь и не печалясь. Жила - пока в одно прекрасное утро не проснулась от мерзкого голоса в собственной голове, и не оказалась выброшена из уюта и тепла прекрасной современной спальни в это - не пойми что! Интересно, кому она может рассказать подобную историю? И кто сможет во всё это поверить? С полудетского личика на Лилит смотрели огромные, полные любопытства, жажды приключений, ждущие чего-то необычного глазищи. Может быть это именно тот, совершенно невозможный, единственный подходящий для неё, для её истории, слушатель! Стоит рискнуть. Хуже не будет! Куда же хуже. Пусть будет - как будет!
  - Хорошо.
  Лилит с сожалением отставила недопитый стакан.
  - Я не хочу, да и не умею врать. Не хочу врать именно Вам, Докси.
  - Поторопись.
  Докси, в предвкушении чего-то необычного, поддалась вперёд. Лилит проглотила комок обиды, усталости, унижения и досады, пытаясь и не в состоянии осмыслить всё, что с ней произошло. Сплошной непонятный кошмар. Так она и сказала Докси, начиная свой рассказ. И чем дольше говорила, стараясь быть краткой и не отвлекаться на свои чувства и оценки, тем больше сама понимала, насколько всё это нелогично, глупо, нереально. Она бы не поверила в такую чепуху. Никогда! Но Докси, судя по всему, думала по-другому.
  - Никому ничего не рассказывай. Просто молчи.
  Приказала она Лилит, когда стоящий на повороте дороги Трам, оставил свой пост и поспешил к ним.
  - Помни.
  Предостерегла Докси, поворачиваясь к спешащим к ним, мужчинам. Десять человек разного возраста, наружности, но одетые одинаково вычурно и замысловато, широкой дугой выстроились перед Докси и не сводили с неё глаз. Лилит с изумлением рассматривала каждого из них. Всё это напоминало ей сцену из какой-то пьесы-сказки. Если бы. Если бы ни один, стоящий с краю и, как бы отдельно, мужчина. Как и у остальных, его поза выражала преданность и повиновение, но глаза! Но взгляд! Мужчина не спускал изучающих, цепких глаз с Лилит. Не было и намёка на неприязнь или угрозу. Мужчина отстранённо, как будто Лилит лабораторный препарат, рассматривал её. Она постаралась, как смогла, скрыть охватившую её панику. Перед таким человеком она не сможет молчать. Его она не сможет обмануть. Лилит с трудом "отцепила" свой взгляд от взгляда мужчины, отвела глаза в сторону. Она постарается избегать его. Вперёд вышел, почтительно поклонившись, одетый причудливее всех, мужчина.
  - Мы можем отправляться, Докси.
  - Прекрасно. Возвращаемся.
  Мужчины расступились. Вслед за Трамом, не позволяя Лилит отстать от себя ни на шаг, Докси вышла из защищённого деревьями островка отдыха. За поворотом дороги их ждали: карета - открытое ландо, большая, неуклюжая колымага - карета и, грызущая от нетерпения удила, лошадь. Докси, Лилит и мужчина, которого Лилит "окрестила" шут, устроились в ландо. Остальные мужчины залезли в большую карету. Все, кроме вызвавшего неприязнь Лилит мужчины. Он вскочил на с трудом сдерживаемую грумом, лошадь. Трам ударил в свой звонкий нагрудник. Лошадь, отпрянув в сторону и чуть не сбросив всадника, поднялась на дыбы. Путь для ландо был открыт.
  - Пошёл!
  Не обращая внимания на происходящее вокруг, приказал Трам. Ландо плавно двинулось вперёд. Карета последовала за ней. Справившийся с лошадью всадник, присоединился к ним последним. Лилит с интересом рассматривала меняющийся пейзаж. Обзор из ландо был прекрасный. И Лилит смогла оценить и живую зелень леса, и чистую прозрачную воду широкой реки. Лёгкий, но надёжный мост, по которому они попали на противоположный берег, свидетельствовал о высокой культуре местных строителей. И Лилит не удивилась, когда за очередным поворотом, становившейся всё шире и лучше дороги, открылся город. Красная черепица крыш, позолота куполов и шпилей, тёмно синие тени на белых стенах построек, разноцветный блеск, отражающих солнце окон, яркость островов зелени и принесённый ветром, аромат цветов. Всё это покорило Лилит. Она повидала немало прекрасных городов. Этот был одним из лучших. Не сдержавшись, Лилит сказал об этом Докси. До этого, за всё время дороги они не сказали друг другу ни слова. Докси, раздумывая о чём-то, сосредоточенно молчала. А Лили посчитала, что не стоит первой затевать разговор. Важнее - посмотреть, понять, где она находится. Поговорить они ещё успеют.
  - Мне приятно, что тебе нравится мой город.
  На миг оторвалась от своих мыслей, улыбнулась Докси.
  - Он нравится всем. Слишком многим. Надеюсь, ты появилась не для того, чтобы помочь им отобрать его у меня.
  Говоря это, докси даже не повернулась в сторону Лилит.
  - Мой кучер глух. Он умеет читать по губам. Но на спине у него нет глаз.
  - А этот?
  Лилит кивнула в сторону "шута".
  - Спит. Как всегда.
  Отмахнулась Докси. "Шут", и вправду, храпел, уронив увенчанную широкополой, розовой шляпой голову на мерно вздымающуюся под голубым шёлком грудь.
  - А сейчас - залезай!
  Докси откинула гобелен, прикрывавший широкое сидение.
  - Поторопись.
  Приказала, растерявшейся от неожиданной перспективы "загреметь в ящик", Лилит.
  - Чем меньше будут знать о тебе, тем лучше. Мне сейчас не нужны лишние пересуды.
  Лилит пришлось подчиниться. Всю остальную дорогу через небольшие отверстия в корпусе ландо перед Лилит мелькали то фрагменты дороги, то части лиц и тел, сбежавшихся приветствовать Докси, горожан, то стены каких-то строений. Не я первая сижу здесь. Сделала "утешительный" вывод Лилит. Сидение - ящик было хорошо приспособлено для подобных перевозок. Ящик был просторным. Человек гораздо крупнее Лилит мог бы достаточно свободно уместиться в нём. Отверстия давали возможность кое-что видеть, а, главное, свободно дышать. Главной опасности подобных "схоронов" - задохнуться - здесь не было. Наконец ландо, а за ним и вся кавалькада, остановились. Приветствуемая гулом стихийно собравшейся толпы, Докси вышла из ландо. И, судя по звукам, которые слышала Лилит, поднялась куда-то по каменной лестнице. Почему - то очень шумно из кареты вышли, сопровождавшие Докси, мужчины. А вот всадника Лилит не удалось расслышать. Был ли этот мужчина до конца путешествия рядом с Докси, она так и не поняла. Ландо а за ним и карета покатились куда-то дальше. Очень скоро, судя по звукам брусчатки, на широком дворе, выпрягли лошадей. Ландо закатили в полу тёмное помещение. Умолкли голоса переговаривавшихся слуг, затихли шаги глухого кучера. Лилит осталась одна. Следуя логике, Докси должна послать за ней. Но где логика, и где действительность! Время шло. Лежать, даже в просторном ящике становилось всё труднее. Лилит начала сомневаться правильно ли сделала, доверившись девчонке. Мало ли какие у той фантазии и планы. Она начала прикидывать, как с наименьшими для себя потерями выпутаться из этой ситуации. Но тут... Говорили двое. Голос одного мужчины Лилит узнала сразу. Хоть и приглушённые, но акцентировано визгливые интонации "шута" Лилит узнала сразу. Его не спутать ни с кем. А вот второй. Лилит ещё не слышала этот надменный с повелительными нотками, странный, будто говорили через плотный слой ткани, голос.
  Они говорят о ней! Бедняжка, Докси. Твой "шут" вовсе не спал! Сдерживая распирающую его гордость, он рассказывал, как провёл глупышку Докси.
  - Да, она здесь. В ящике под сидением. Клянусь.
  Лилит сжалась. Вот это - совсем ни к чему. Она становится разменной фигурой в чужой игре. И придумать ничего не успеть. Как бы всё обернулось... Но раздались тяжёлые шаги. Даже в ящике было понятно - в каретный сарай вошёл Трам.
  - Принесло его! Я спрячусь.
  Странный голос растворился в насторожённой тишине.
  - Трам! Ты что-то ищешь?
  Жеманно надменно спросил "шут".
  - Докси потеряла свою заколку.
  Трам не отличался разговорчивостью. Но, всё-таки, спросил:
  - А ты?
  Шаги Трама остановились около ландо.
  - Я? Что я? Ну, разморило в дороге.
  Бормотал, на ходу придумывая объяснение, "шут". Вот и его чуть шаркающие шаги затихли удаляясь. В глубине каретника что-то происходило. Лилит затаила дыхание. Становилось всё интереснее. Ещё немного. Лёгкие шаги. Тихое постукивание по стенке ландо. Не раздумывая, Лилит откинула гобелен и вылезла из ящика.
  - Быстрее.
  Докси схватила Лилит за руку. После кромешной темноты ящика полумрак каретника, поначалу, ослепил Лилит, и она, спотыкаясь, пошла за Докси. За широкой щелью в стене свет был ещё ярче. Трам задвинул за ними тяжёлую плиту.
  - Это мои покои.
  Почему-то всё так же полушёпотом, объяснила Докси.
  - Мойся, одевайся и жди.
  И пожалею же я, что не осталась в избушке. Подумала Лилит. А руки уже ощупывали, проверяли на мягкость, пушистые полотенца. Глаза рассматривали всевозможные баночки и флакончики. Нос, как ему и положено - "во всё лез", вынюхивая ароматы, что-то узнавая, а что-то с удивлением "открывая" для себя. Судя по тому, что добирались они сюда конным транспортом - ландо, карета, Лилит могла предположить, что мыться придётся в тазу. В лучшем случае, в большом тазу, поливая себя из кружки или кувшина. Но ванная комната Докси оказалась оборудована вполне современно. Небольшая, но настоящая ванна, душ. Прекрасная, полупрозрачная жемчужная керамика. Очень хорошего стекла большое зеркало. Немного нефрита и серебра. Очень стильно. Не могла не отметить Лилит, перед тем, как горячая ароматная вода, шампуни, крема и подогретые полотенца не заставили её забыть обо всём на свете.
   Проснулась Лилит от пристального взгляда. Кто-то смотрел на неё. Разглядывал.
  -Ты красивая.
  Кивнула головой, подтверждая свои слова, молоденькая левушка. Разморенная водой, теплом, чистотой, Лилит так и уснула, завернувшись в полотенце, на покрытой шкурой, подогреваемой лежанке. И сколько она так спала? Не контролирую ситуацию? Предав себя на волю случайности? Лилит вскочила. Полотенце сползло с неё. Не смутившись, девушка продолжала разглядывать Лилит. Да как она смеет! Краска возмущения? стыда покрыла Лилит с головы до ног.
  - Да. Ты очень красивая. Другая. Но, красивая. Вот твоя одежда.
  Девушка указала на, разложенные на низкой скамейке, вещи.
  - Их сшили для тебя. Одевайся. Я жду.
  Это - Докси. Она, насколько я поняла, хозяйка этого дома. И много чего другого. Вспомнила Лилит. Такая молодая, совсем девочка, и хозяйка. Но вещи - одежда отвлекли Лилит от дальнейших воспоминаний, размышлений. И бельё, и причудливого фасона платье, и туфельки, чулки, перчатки были несколько странного, непривычного для неё покроя. Но материал, его качество, искусство исполнения были превосходны. Лилит с удовольствием оделась. Осмотрела себя с ног до головы. В ванной Докси - совсем, как у меня дома - было огромное зеркало.
  - Ты готова?
  Отвлекла Лилит от приносящих боль воспоминаний, Докси. Комната, примыкающая к ванной, оказалась изящным кокетливым будуаром. Докси прищёлкнула пальцами. Лилит невольно обратила внимание на кольца - колпачки, одетые на пальцы её левой руки.
  - Паола.
  Представила Докси, вошедшую в будуар девушку.
  - Моя камеристка. Она поможет тебе. Пока, ты будешь только здесь. Я должна всё обдумать. Никуда не выходи. Можешь спрашивать Паолу о чём угодно. Ешь, пей, отдыхай. Будь благоразумна.
  - Не забывай моих наставлений.
  Напомнила Докси Паоле. Девушка почтительно поклонилась.
  - Паола - очень красивое имя. И одета ты премило. Это форма? Или твоя собственная одежда?
  Первая нарушила молчание после ухода Докси, Лилит. Улыбнувшись Лилит и произнеся положенные при знакомстве, слова, Паола рассказала, что Её Светлость Докси очень щедрая хозяйка. Она - Паола, может позволить себе многое. И любую одежду, то же. В Доме строгий распорядок и правила для служащих. Есть и обязательная форма. Её выдают всем слугам. У каждого ранга она своя. Но о Паоле Её светлость Докси заботится сама. Для Паолы одежду шьют отдельно. Она того же покроя и в тех же цветовых сочетаниях, что и у остальных служащих Её Светлости. Но ткань гораздо лучше. И шьёт личная портниха Докси.
  - Её Светлость
  Паола выразительно провела взглядом по забранным драпировками стенам и потолку будуара,
  - хочет, чтобы я была одета лучше всех.
  - Это я поняла.
  Лилит повторила выразительный взгляд Паолы,
  - Но какие у тебя обязанности? Их, наверное, много. Как ты справляешься?
  - Я забочусь обо всём.
  Паола гордилась своим положением. И скрытый комплимент Лилит приняла, как должное.
  - Одежда, еда, напитки, развлечения - всё, что её Светлости угодно, всё, что она может захотеть. Не хочешь ли поесть, что-то выпить?
  Паола не знала, кто именно, оставленная ей на попечение незнакомка, и старалась вести себя "правильно". За изящной перегородкой - ширмой находилось что-то вроде кухоньки. Лилит прошла туда вслед за Паолой. Всё рационально, изящно. Можно сказать - элегантно. Лилит твёрдо решила ничего не сравнивать с тем, что было ... Но, невольно, отметила, что технический уровень оборудования как кухни, так и ванной не соответствует тому виду транспорта - конный экипаж - которым они добрались сюда. Интересно, какие ещё сюрпризы ждут её. Из предложенной Паолой еды, Лилит выбрала самое, на её взгляд, простое и безопасное. Пара кусочков, подсушенного в тостере чего-то похожего на хлеб и стакан тёплой воды - после вынужденной диеты это никак не сможет ей повредить. Паола вела себя скромно и предупредительно. Никаких вопросов, ничего, что могло бы поставить Лилит в неловкое положение. Но на вопросы Лилит девушка старалась отвечать как можно полнее. К сожалению, это касалось только устройства Дома, одежды, еды, правил этикета. Обо всём этом Паола рассказывала с огромным энтузиазмом и знанием дела. А вот на вопросы о том, кто такая Докси, как называется это место, какой здесь государственный строй - Паола лишь улыбалась и мило пожимала плечами. И, в очередной раз, после прямого "неудобного" вопроса Паола смутилась, но быстро взяла себя в руки.
  -Её светлость сама всё объяснит. При всём уважении.
  Лилит самой следовало догадаться, что есть вещи, о которых девушка не вправе говорить. Не просто так предостерегла Докси - "не забывай мои наставления".
  Но они не только разговаривали. За хитро переплетёнными полосами драпировки оказался огромный экран. Паола показала Лилит пейзажи родной страны. Они совершили виртуальное путешествие над долинами, горами, реками. Лилит увидела разнообразных животных и птиц. Всё это было так похоже на то, к чему привыкла Лилит у себя дома. Похоже - но не совсем то. Что-то неуловимое, какие-то мелочи, незначительные, на первый взгляд, различия делали всё, что видела Лилит чужим и, даже - это касалось животного мира - неприятным. Заметив реакцию Лилит, прекрасно обученная Паола сменила тему просмотра. В ответ на её приказ "Мода" на экране появились кадры подборок с разнообразных показов мод. И здесь всё то чуждое, странное, что смутило Лилит в предыдущем просмотре, оказалось интересным и уместным. Лилит понимала, что Паола занимает её время и внимание "нейтральными" темами. Что она показывает и рассказывает только то, что ей было разрешено Докси. И делает это так, чтобы у Лилит не создавалось впечатления, что её в чём-то ущемляют, чего-то недосказывают. Оставалось только удивляться взрослой мудрости срежессировавшей всё это Докси.
  Время с Паолой пролетело незаметно. И, когда Паола, повинуясь только ей слышной команде Докси, открыла перед ней дверь, Лилит была более ни менее подготовлена к длительному, непростому разговору.
  - Надеюсь, ты не скучала.
  Подхватив с блюда крекер и знаком приказав Паоле переодеть себя, спросила Докси.
  - Всё было прекрасно. Паола отличная помощница.
  Не кривя душой, похвалила девушку, Лилит.
  - Замечательно.
  Докси переступила через расстёгнутое Паолой платье.
  - Мы сможем поговорить позже.
  Паола уже помогала Докси облачиться в какой-то невозможно пышный торжественный наряд.
  - Планы изменились. Ты остаёшься с Паолой. Ложись спать. Не жди меня. Вернусь - разбужу.
  Покрутившись несколько раз на месте, проверив удобно ли, ладно сидит наряд, придав подвижному личику важное "значительное" выражение, Докси, подпрыгнув на последок, исчезла за тяжёлой дверью.
   Паола и Лилит продолжили смотреть разные дефиле, обмениваясь впечатлениями. Паола оказалась сведуща во многих и многих областях. К изумлению Лилит, она рассказала о лёгкой промышленности страны - производство тканей, выделка кож, декоративная обработка металлов. Объяснила она и основные принципы, направления местной моды, поделилась своими соображениями.
  - Очень профессионально и занимательно.
  Поблагодарила Лилит. Паола зарделась от удовольствия и на дальнейшие расспросы Лилит объяснила, что получила превосходное образование. Должность, которую она занимает, одна из самых престижных и прекрасно оплачивается. Недостаточно быть из "нужной" семьи с хорошей родословной. Претендентки проходят суровый отбор.
  - Требуется и образование, и внешность, и многие другие способности и черты характера.
  Завершила за Паолу Лилит.
  - Это понятно. Я ещё плохо разбираюсь в том, как устроена здешняя жизнь. Но уверена, Ты - на своём месте.
  Похвалить человека, когда он этого заслуживает, гораздо продуктивнее, чем отчитывать его за ошибки. Политика, приносившая Лилит успех в её "той" жизни, должна работать и в новых условиях.
  - Докси будет приятно, если ты отдохнёшь до её возвращения.
  По интонациям голоса было понятно, что Паоле приятна похвала. Она помогла Лилит снять не очень привычные одежды, устроиться на удобной постели, в отделённом деревянной балюстрадой от общего помещения, алькове. Принесла тонкого фарфора пиалу, до краёв полную теплой золотистой ароматной жидкостью. Что-то среднее между цветочным чаем и медовым настоем - с удовольствием выпила всё до последней капли Лилит.
   И опять, и снова в первый миг по пробуждении, Лилит не смогла понять, где она, что с ней. Как хотелось очутиться у себя дома! Но это - не её спальня. Память постепенно, пугая её осознанием действительности, вместе с непрекращающимся рефреном об укротителе мух, возвращалась к Лилит. Она не в своей спальне, и не в лесу, и не в избушке. Она - в алькове, в апартаментах Докси. И сама хозяйка всей этой шёлковой благоухающей роскоши здесь - дремлет в огромном кресле напротив Лилит. Нежная, бережная подсветка, откуда-то из-за плинтусов тёплого дубового пола лишь подчёркивала беспредельную усталость поникшей в кресле девушки. Лилит была уверена, что Докси жизненно необходимо отдохнуть, и не хотела будить её. Но Докси уже проснулась. Натянула на лицо выражение приятности и дружелюбия.
  - Не хотела мешать
  Начала Лилит.
  -Я бы с удовольствием поспала, но... Необходимо поговорить. И чем быстрее, тем лучше. Я не знаю, кто ты, откуда, почему, зачем оказалась рядом со мной. Мне кажется,
  Докси жестом приказала Лилит не перебивать её.
  - что ты не хочешь и не причинишь мне вреда. У нас нет времени на длинные разговоры. Обо всём, что и как здесь происходит, ты должна знать. Я постараюсь рассказать в подходящий момент. К сожалению, о том, что ты здесь, уже знают слишком многие.
  - "Шут" рассказывал кому-то.
  Не смогла смолчать, невольно вырвалось у Лилит.
  - "Шут"? Кого ты назвала "шутом"?
  Заинтересовалась Докси.
  Лилит описала одного из мужчин, сопровождавших их в поездке. И рассказала о невольно подслушанном разговоре.
  - Голоса второго - я не узнала. Я, точно, не знаю этого человека.
  Добавила она. Для Докси рассказ Лилит оказался полной неожиданностью. Очень и очень неприятной, пугающей неожиданностью. Она помолчала, осмысливая информацию и собираясь с мыслями.
  - Тем более. Во избежание ещё больших неожиданностей и неприятностей, завтра тебе придётся выйти со мной. Паола говорит, что ты умна и сообразительна. Умеешь находить "подход" к людям. Я не спрашивала твоё мнение о Паоле,
  Остановила Докси, попытавшуюся что-то сказать, Лилит.
  - Позволь мне самой судить о своих друзьях и слугах. Может быть, в другой раз. Сейчас я очень устала. Я думаю, что ты будешь Отшельницей с обетом молчания. Сейчас это подойдёт тебе больше всего. Паола подобрала тебе наряд. Завтра с утра она тебе его покажет. Вы потренируетесь. А пока - нам всем необходим отдых.
  Мелодично звякнули колечки. Появилась Паола.
  - Ты должна спать.
  - Я никогда не поддавалась гипнозу.
  Успела подумать, засыпая Лилит.
  
   Утренние запахи и ароматы. Мелодичный голос, напоминающий, что пора вставать. Лилит проснулась в прекрасном настроении. Нет! Она не дома! Не в своей спальне! Не в своей постели. Как к такому привыкнуть? Когда она привыкнет к этому! Рядом с кроватью стояла Паола.
  - Пора вставать, Отшельница.
  - Меня зовут
  Возмущённо перебила девушку Лилит.
  - Не говори.
  Приложила палец к её губам Паола.
  - Ты - Отшельница с обетом молчания. Мне не зачем знать твоё имя. Может случиться всякое. Так надёжнее. Вот твоё новое платье.
  Паола собиралась помочь Лилит одеться. Этого ещё не хватало! Лилит схватила в охапку всю одежду и пошла в ванную комнату.
  - Завтрак готов. Поторопись.
  Сказала ей вдогонку Паола. Лилит быстро умылась. А вот, разбирая свой новый наряд, немного запуталась. Здесь было скромное закрытое с длинными рукавами платье из тёмно серой, похожей на тонкую шерсть, ткани. К нему полагался причудливый головной убор. То ли шапочка, то ли косынка, то ли паранджа. Он плотно обхватывал голову, не позволяя увидеть ни одной волосинки, низко спускаясь на лоб. От него вниз - сзади и сбоку - спускались три полотнища. Сзади - пошире и покороче, по бокам - поуже и подлиней. Эти полотнища нужно было продеть в петли, пришитые на платье на уровне груди, предварительно скрестив между собой. На уровне глаз боковые полотнища можно было соединить прямоугольником почти белой, тонкой непрозрачной ткани. Интересно, кто это всё придумал! Какого лешего! А потом ещё и сделал! Не пошли бы они! Я не обязана всё это не пойми что носить! Злилась Лилит, пока прилаживала всё это серое безобразие. Но когда ей удалось, наконец, всё сделать "как положено", результат оказался впечатляющим. Стройная тонкая тёмно серая фигура, обрамлённая светло серой рамой головного убора, позволяющего видеть только, кажущиеся ещё более светлыми и огромными глаза, производила определённое впечатление. Рассчитывал ли тот, кто это придумал на такой эффект? И кто это придумал? И понравится ли это Докси? Сейчас проверим. Лилит вышла из ванной. Спиной к ней, за столом, накрытым к завтраку, сидела Докси. Рядом, почтительно склонившись, что-то негромко говорила Паола. Она первой заметила Лилит.
  - Вот она,
  Сообщила Докси. Та мгновенно обернулась, поднялась. Обошла, никак не отреагировав на приветствие Лилит, будто она манекен, её со всех сторон.
  - Молодец!
  Похвалила Паолу.
  - Всё сделано именно так, как мне хотелось. Это именно то, что надо. Теперь, ты
  В другое время Лилит никому не позволила бы разговаривать с собой в таком тоне. Но сейчас, она понимала, не до выяснения отношений.
  - Как следует поешь. Мы идём на завтрак. Но там будет не до еды. Тебя будут рассматривать и, возможно, расспрашивать. Постарайся вести себя соответственно имени. Не забывай, ты - Отшельница с обетом молчания!!
  У нас могут быть большие проблемы.
  Почти шёпотом, будто рассуждая сама с собой, добавила Докси, отодвигая тарелку с нетронутой едой. Лилит повозила серебряной ложкой в своей тарелке - вроде какая-то каша. Аппетитные тосты на сверкающем белизной блюде. Кусок не лез в горло. Волнение Докси передалось и ей. Почему-то до этой минуты Лилит не задумывалась - а что же может случиться, во что она, сама того не ведая и не желая, ввязалась.
  - Всё. Ты готова?
  Докси не сиделось, не стоялось на месте. Мелкими шажками, вот, вот побежит, она ходила по комнате.
  - Да.
  Поднялась из-за стола и Лилит. Паола ещё раз осмотрела их - Докси в светлом воздушном наряде впереди, за ней, как серая тень - Лилит. И наскоро обогнав, распахнула дверь. Так они и шли по запутанным переходам, пока у настежь распахнутых высоких дверей Паола не остановилась и скользнула в сторону. Один из стоявших у дверей мужчин шагнул вперёд и склонился перед Докси в глубоком, почтительном поклоне.
  - Её Сиятельство, Докси!
  Объявил он, рукой с обнажённой шпагой раздвигая перед ней невидимую преграду. Вскинув голову, Докси вошла в большое гулкое помещение. Следом за ней, успев ещё подумать о том, как всё странно и непонятно, стараясь быть как можно незаметнее, вошла Лилит. За большим, уставленным яствами столом сидело всего несколько человек. Пока, стараясь не выходить "из тени Докси", она шла к столу, Лилит успела, хоть и мельком, рассмотреть присутствующих. Женщина - трудно определить её возраст - сидела во главе стола. Пышное платье, обилие сверкающих камней, тяжёлый макияж (в это время дня) - производили удручающее впечатление. По правую руку от неё, вдоль длинной стороны стола сидел мальчик - подросток. Костюм взрослого мужчины лишь подчёркивал его нескладность и болезненность. Мальчик выписывал вилкой какие-то узоры на белоснежной, тяжёлого полотна скатерти. За высоким креслом, почти троном, женщины, как будто прячась за его спинкой, стоял тот, давнишний, "злой", как определила его для себя Лилит, мужчина. За резным высоким - не таким, как у женщины, но достаточно высоким стулом мальчика стояли двое. Одетые в тёмное неприметные мужчина и женщина. Докси непринуждённо опустилась в, неменее высокое, чем у женщины, кресло у пустующего торца стола.
  - Это моя гостья.
  Докси кивнула на Лилит.
  - Сегодня она разделит нашу трапезу.
  Докси указала Лилит место у длинной стороны стола - напротив, так и не поднявшего головы, мальчика. Страдая от нежелания делать это, Лилит, всё-таки, послушно опустилась на отодвинутый, откуда-то взявшимся лакеем, краешек неудобного деревянного стула. Стоявший за женщиной, мужчина вышел из тени кресла - трона. Вся его повадка выдавала недвусмысленную угрозу.
  - Милорд,
  Остановила его женщина.
  - наша милая Докси может себе позволить любую прихоть. Даже усадить за наш стол неизвестно кого.
  Голос женщины, приторно сладкий, с жеманными интонациями никак не вязался с проступившими из-под слоя грима яркими пятнами возмущения, с молниями, вылетавшими из её колючих глаз.
  - Присоединяйся и ты к нам, Лорд Мел.
  Женщина указала на место по левую руку от себя.
  - Наша Докси возражать не будет.
  Мужчина почтительно поклонился. Лилит показалось, что он не рад приглашению и усаживается на отодвинутый лакеем стул, лишь из желания услужить женщине. Он, явно, не хотел усугублять и так довольно напряжённую ситуацию. Из-под опущенных ресниц, Лилит со всё большим интересом рассматривала собравшихся. Она, пока ещё, ничего не знала о людях, собравшихся за, накрытым к так называемому завтраку, столом. Об их родственных связях, взаимоотношениях. Но происходящее могло, если не многое объяснить, то о многом рассказать внимательному наблюдателю. Докси, напряжённая в первый момент, но сумевшая ничем не выдать себя, мило улыбалось. "Меня всё устраивает" - говорил её вид. " Можете испытать моё терпение". Женщина на противоположном конце стола, глубоко вздохнув, сумела взять себя в руки. Единственный, кто не обращал на происходящее никакого внимания, был подросток, продолжавший выписывать на скатерти одному ему видимые узоры. Лилит отвела от него глаза. Было неловко - будто подглядываешь за кем-то беспомощно незащищённым. Всё время "фоном" звучавший в её голове голос, неожиданно окреп и набрал силу. "Укротитель мух" чётко и ясно звучало каждое слово. Докси даже оглянулась - кто мог это сказать? Так натурально, сиюминутно раздавались слова. Между тем бесшумные слуги наполнили бокалы, сидящих за столом. Женщина в высоком кресле подняла свой бокал.
  - Я благодарна Её Светлости Докси за понимание. Завтрак в её обществе наполняет моё сердце радостью.
  Докси приподнялась и изящно поклонилась. Все пригубили из своих бокалов. Все, кроме подростка и Лилит. Даже, если бы она и не помнила о своей "роли" Отшельницы с обетом молчания, она всё равно не стала бы пить неизвестный ей спиртной напиток. Как может подействовать на неё алкоголь после столь долгого "воздержания" - кто знает. Что же до мальчика - ему никто не подал бокал. Взять сам он, видимо, не захотел. Или не догадался. Странный, скорее всего, больной ребёнок. Между тем слуги обнесли всех блюдами. Дама в высоком кресле, Докси и Милорд выбрали, то, что хотели бы съесть. За подростка это сделала, стоявшая за его креслом, женщина. Лилит, жестом поблагодарив, отказалась. В непродолжительной, напряжённой тишине все усердно жевали.
  - Её Светлость соизволит объяснить, что это она изволила привести с собой?
  Указывая на Лилит вилкой и значительно посмотрев на Лорда, спросила дама.
  - "Это", как ты назвала уважаемого человека - Отшельница, давшая обет молчания. Твой друг, я уверена, доложил, при каких обстоятельствах она присоединилась к нам.
  - Лорд Мел не имеет привычки докладывать мне о всякой ерунде.
  - Тогда, зачем же Твоя Светлость всегда посылает Лорда Мел со мной?
  - Твои подозрения неуместны. Кто, как ни ты, должна понимать, как меня беспокоит твоё благополучие. Лорд Мел храбрый мужчина и благоразумный придворный. Когда он рядом с тобой - мне спокойнее.
  - Благодарю за заботу, Светлость. Очень мило и предусмотрительно.
  Женщина не заметила, или сделала вид, что не замечает сарказма в голосе Докси.
  - Так что ты собираешься делать с этой твоей Отшельницей?
  - Почему-то, Светлость, ты пропустила мой титул. А делать, как ты выразилась, со своей гостьей я ничего не буду. Отшельница погостит у меня столько, сколько сочтёт нужным.
  - Светлость, ты забываешь, что ещё не полноправная хозяйка.
  Обстановка накалялась. Запахло озоном и серой. Вот, вот полетят молнии. Голос в голове Лилит почти умолк. Как может голос в моей голове заинтересоваться тем, что происходит тут? Лилит вновь обвела взглядом всех, собравшихся к необычному завтраку. Кто? Кто-то из них? Но, кто? Она не может понять.
   - Но ты, Светлость, скоро станешь Владетельницей. С помощью и поддержкой Её Светлости, Вдовствующей Правительницы.
  В первый раз услышала Лилит мужественный баритон Лорда Мел. Нет, она слышала этот голос ещё там - в избушке или в лесу. Но от обилия впечатлений, волнения и страха не обратила внимания, насколько глубок и красив этот мужской голос. И о чём, интересно, она думает! Между тем "поединок" за столом продолжался.
  - Благодарю, Лорд Мел. Но и без твоего напоминания её Светлость Докси, это всё хорошо знает и прекрасно помнит.
  - Конечно. Светлость, как всегда, ты права. Благодарю, Лорд Мел.
  Неужели они не понимают, что Докси издевается над ними! Лишь успела подумать Лилит. Мужчина отвесил два почтительных поклона - Даме в кресле - Светлости Вдовствующей Правительнице, и Докси. Но смотрел он не на них. Его глаза цепко "ухватили" лицо, глаза Лилит. " Я докопаюсь до истины". Так поняла Лилит взгляд Лорда Мел. Делая значительное лицо - последнее слово должно остаться за ней, Её Светлость Вдовствующая Правительница, обратилась непосредственно к Докси:
  - Раз уж мы об этом заговорили, я хочу устроить празднество. До твоего совершеннолетия, светлость, ровно месяц. Подданные заслуживают месяц увеселений и радости. Простолюдины тебя любят.
  На миг повисла тишина. Стало слышно, как жуёт и глотает, всецело поглощённый едой, подросток. Наконец, Докси справилась с ответом.
  - Это неожиданно. И твоя забота, Светлость, и утверждение, что простолюдины любят меня. Не уверена, что хочу месяц празднеств.
  - Что скажет опытный придворный? Как ты считаешь, Лорд Мел?
  О, в ход пошла тяжёлая артиллерия. Не смогла не прокомментировать про себя, Лилит. Мужчина поднялся. Он странно привлекателен, этот Лорд Мел. Но я здесь не за этим. Рассматривать мужиков можно и в другом месте. Надо послушать, что он скажет. Внимательно послушать.
  - С позволения ваших Светлостей. Передача власти от Опекуна к законному Наследнику происходит не так часто. И народу польстят праздники. Казна это выдержит. Говоря о количестве и частоте праздников - можно найти компромисс. Две прекрасные женщины - последовали поклоны к двум торцам стола - сумеют договориться.
  - Ты оправдал мои ожидания, Лорд Мел.
  Светлость Вдовствующая Правительница, удовлетворённо кивнула. И "одарила вниманием" нелепую фигурку молчаливого подростка.
  - Докс может вернуться на свою половину.
  - Ты хорошо поел, мой мальчик?
  С наигранной заботой, спросила она уже переступающего порог зала, подростка.
  - Докс быстро устаёт. Ты же знаешь, Светлость, твой брат не интересуется протоколом и прочими формальностями. Но это не мешает вам любить друг друга.
  О! не всё так просто. Если бы она могла наблюдать за всем этим со стороны. Но, к сожалению - жизненный опыт подсказывает это - она очутилась в центре непонятного для неё противостояния. Лилит совсем не нравилось всё, что она слышала. Я не знаю и сотой доли из того, что здесь происходит, а уже хочется убежать. Вот попала - так попала.
  - Светлость знает, что я люблю своего сводного брата, как родного. И всегда буду защищать его.
  Кажется, Вдовствующей Правительнице, всё-таки, удалось вывести Докси из себя.
  - Пришли твой план увеселений, Светлость. Я подумаю. Завтрак был прекрасен. Благодарю.
  Докси поднялась, не ожидая ответа на свои слова и не оборачиваясь, вышла из зала. Лилит, которая, много бы отдала, что бы увидеть и услышать, что произойдёт в зале после ухода Докси, была вынуждена подняться и уйти вслед за девушкой. Смогла ли она "правильно" поклониться оставшимся? - Это был самый простой вопрос, который задавала себе Лилит всю дорогу до покоев Докси. Хорошо, что не очень длинная и узкая юбка платья позволяла почти бежать за, мчавшейся "на всех порах," Докси.
  - Когда - нибудь я просто прикончу эту жабу!
  Докси упала в огромное кресло.
  - Светлость, ты знаешь, что нельзя с ней связываться. Побереги себя.
  Незаменимая Паола подавала Докси питьё, расшнуровывала лиф платья. Успевая многозначительно посматривать на Лилит. В одном нижнем белье Докси расхаживала по будуару. Лилит, невольно, залюбовалась стройной фигурой девушки.
  - У тебя, тоже, красивое бельё.
  По-своему поняла взгляд Лилит Докси.
  - Там, откуда ты, умеют делать всякие "штучки" и уважают женскую красоту. Ты не так проста. Постарайся подольше это скрывать.
  Докси болтала, сознательно не давая Лилит, готовые сорваться с языка многочисленные вопросы. Вернулась Паола с ворохом одежды. Докси продолжала говорить, одновременно указывая Паоле на наряд, который хотела одеть.
  - Ты останешься жить здесь. Можешь ходить, куда захочешь. Смотри, слушай. Но всегда должна быть в зоне досягаемости.
  Паола подала Докси что-то напоминающее небольшую булавку.
  - Что ж, наряд мне нравится. Подойди поближе.
  Лилит не успела отпрянуть - Докси прикрепила "булавку" внутри выреза платья.
  - Выйди за дверь.
  Неожиданное приказание Докси. Но как только закрылась за ней дверь, Лилит почувствовала довольно сильный электрический разряд. Так вот как Докси "управляет" Паолой! Пытаясь отцепить булавку, кипящая от возмущения Лилит вернулась в апартаменты. Докси в будуаре уже не было. Паола раскладывала одежду по ящикам массивного резного комода.
  - Почему ты это терпишь!
  Набросилась на неё Лилит. Паола даже не поняла, что так разозлило странную иноземку. И помогать ей, снимать собственноручно приколотую Её Светлостью Докси, булавку, Паола не собиралась.
  - Все всегда живут с этим. Чем иноземка лучше? Хозяева так всегда поступают. И будут поступать. Булавки Докси - одни из лучших! Видела бы булавки Светлости Опекунши!
  - Как, ты оправдываешь рабство!
  - Я не знаю, что это такое. О чём ты говоришь. Может быть, у тебя, в твоей земле и принятое это самое. Но у нас ничего такого нет. И не было. Некогда мне с тобой дискуссировать. Сама разбирайся, с чем хочешь. И не стыдно - добрейшая Докси дала тебе так много!
  Добавила Паола, напоследок хлопнув дверью.
  Эта штука, действует, наверняка, и как электронный браслет - маячок. Необходимо придумать, как от него избавиться. Пока что Лилит безуспешно пыталась отцепить булавку. Только этого мне не хватало! Во что это она вляпалась! Предоставленная, как будто, самой себе, Лилит решила попытаться самостоятельно понять, где она находится. И, заодно, проверить свою догадку относительно булавки. Коридоры и переходы в этом доме - дворце оказались не такими уж длинными и запутанными. Некоторые двери Лилит открывала беспрепятственно, перед некоторыми ощутимый электрический разряд подтверждал предположение Лилит о булавке - "стороже". Следит и ограничивает возможности её передвижения. Но и того, что удалось - что Докси "позволила" - узнать Лилит оказалось достаточно, чтобы начать что-то понимать и о месте её пребывания, и о том, что здесь происходит. Особенно удачным, в этом смысле, оказалось посещение большой, предназначенной для прислуги, кухни. Поначалу появлению Лилит здесь не очень обрадовались.
   - Что эта, не поймёшь, как и обращать - то, потеряла тут?
  Спросила Лилит толстуха - судомойка.
  Но потом кто-то вспомнил, что кто-то рассказывал, что молодая Докси нашла в дальнем лесу какую-то несчастненькую. "Говорят, немая. Не говорит, не моется"
  - Нет, эта мытая.
  Всё та же разбитная судомойка обнюхала, скрепя сердце, позволившей ей это, Лилит со всех сторон.
  - Не будет мешать. Не трогайте её. За работу!
  Приказал, наверное, самый важный из всех толкущихся на кухне, мужчина средних лет. Лилит благодарно поклонившись и взяв, предложенный всё той же судомойкой пирожок - точно не отравят, а есть ужасно хотелось - устроилась в уголке среди старых кастрюль и прочей кухонной утвари. Здесь-то из разговоров и небрежных фраз, беспрерывно снующих туда- сюда и сменяющих друг друга слуг, ей удалось, ничего ни у кого не выспрашивая и не допытываясь, получить самую точную и правдивую информацию. Владетельное Величество Роджер 2, почил, простудившись на охоте. Это случилось почти пять лет назад. Его вдова - Сиятельство Миланка стала Опекуншей Сиятельства Докси - дочери Роджера 2 от первой жены. Мать Докси - первая жена Роджера 2 - умерла в родах. У Сиятельной Миланки есть родной сын - рождённый в браке с Владетелем Роджером 2. Сын - Сиятельный Докс, опекуном которого Миланка тоже является, младше Докси на пять лет. Через месяц Отпразднует совершеннолетие. И вот тут начинались главные разговоры, споры, предположения, даже пари и обещания расквасить один другому физиономии. Непростая ситуация позволяла строить самые фантастические предположения. Но все соглашались с тем, что Миланка совсем не так мила и хороша, как хочет казаться.
  - Она точно не любит - и это ещё мягко сказано! - свою падчерицу. Дай мне волю, скажу по-простому,
  Ввернула в споре острая на язык судомойка.
  -"И за что её любить-то! Девчонка отпразднует совершеннолетие. Возьмёт имя. Из Докси превратиться во Владетельное Величество. Миланка никогда не станет Регентшей. Прощай надежа на власть. Придётся убраться и прихватить хворого Докса." Хор голосов составил общее мнение.
  - Мальца-то не троньте. Он, бедолага, не виноват.
  К удивлению Лилит, вступилась за Докса судомойка.
  -" Раз ты такая добренькая, и что прикажешь Докси делать? - Подожди, подожди, пусть, с начала, Миланка позволит Докси эту корону взять.
  -А как она может помешать малышке Докси?"
  Страсти в кухне накалились не на шутку. Уже никто не следил за кастрюлями на плите, не мыл посуду, не жевал и не пил. Время от времени кто-то из спорщиков подскакивал, как ударенный током - Лилт знала теперь, что это не просто образное сравнение - слугу ищет хозяин. И поспешно договаривая последнюю, на его взгляд, самую важную фразу, выбегал из кухни. Но вместо него из почти не закрывающихся дверей появлялся другой, не менее азартный спорщик. Шум стоял такой, что вошедшему слуге, явно более высокого ранга - наверное, как Паола - пришлось повысить голос.
  - Его Превосходительство Главный повар послал меня узнать, что здесь происходит. И навести порядок. Здесь много и шумно болтают. Его Превосходительство, Главный повар просил передать, что найдёт работу всем, кому нечего делать.
  Это была неприкрытая угроза. И, явно, очень серьёзная. Все смолкли и, пряча глаза, вернулись к своим занятиям. Воспользовавшись моментом, Лилит вслед за "посланником" выскользнула из кухни. Больше здесь сегодня не узнать. Когда Лилит захотела войти в следующее, за кухней помещение, у высокой створчатой двери, булавка на вороте платья "ожила". Мне туда вход закрыт. Кто же не поймёт! Лилит решила вернуться в апартаменты Докси. Услышанное на кухне, следовало как следует обдумать. Обратная дорога не заняла много времени. Лилит не плутала. Нужные двери будто сами, открывались перед ней. Но побыть одной, подумать, Лилит не удалось. В будуаре её ждала Паола. Девушка присела перед Лилит в глубоком реверансе. С чего вдруг! Что это должно означать?
  - Ты меня с кем-то спутала?
  - Нет, Светлость, не спутала. Ты - особа, приближённая к Её Светлости Докси.
  - Не поняла. Кто так меня окрестил?
  - "Окрестил"?
  - Не важно. Назвал?
  - Все так говорят.
  - Почему? С чего бы это?
  - Начались всякие слухи.
  - Слухи...
  - Докси думает - это Лорд Мел.
  - Лорд? А ему зачем?
  - Как? Ты его видела? Он - с Миленкой.
  - И с Доксом. Кстати, что за имя для мальчика - Докс?
  - Ты не знаешь? Ты притворяешься.
  Паола смотрела на Лилит, будто та сказала нечто на столько несуразное... Как можно. Не знать это?
  - Представь себе, не знаю. Если тебе трудно поверить в это - скажу "забыла".
  Видимо, это настолько просто. Малыши несмышлёныши знают. Конечно, для Паолы моё незнание азов их жизни слишком, вопиюще неприемлемо. Лилит не хотела вставать на скользкую дорожку вопросов - ответов. Мало ли до чего они с Паолой могут договориться.
  - Ну, ладно. "Докси" - не имя. И "Докс" - не имя.
  Как будто она совсем малышка, принялась растолковывать Паола Лилит.
  - Это - временное название, что ли.
  - Как титул? Лорд, например.
  Обрадовалась, что поняла, Лилит.
  - Тогда, как их зовут?
  - Кого их?
  В свою очередь удивилась Паола. Уж такого! Незнание элементарных вещей! И Докси приблизила к себе!!! - Негодование и удивление явственно читались на обычно бесстрастном лице девушки.
  - Если у Владетеля рождается наследник - он Докс! Если наследница - Докси. Они не получают Имени, пока не дадут Обет на служение. Когда Её Сиятельство Докси станет Владетельницей, она выберет себе имя.
  -А Докс? Я правильно поняла - он до конца жизни останется Доксом?
  - Да. Так ты вспомнила? Так заведено. Если ничего не случиться.
  - А что может случиться?
  - Ты же видела их.
  - Кого - их?
  - Передо мной можешь не притворяться - Миланку и её компанию.
  - В молодости Её Светлость Миланка была настоящей красавицей. А имя? Его она тоже получила, когда вышла замуж за, как его ...
  - Владетельное Величество Роджер 2.
  Пришла на помощь Паола.
  - Нет. Её Светлость Опекунша не из семьи Владетелей. Своё имя она получила при рождении. Могла бы, конечно, поменять - так делают - но не захотела. Очень нравится Её Светлости называться "Миланкой." Не понимаю, о чём думала Докси, когда привела тебя сюда.
  Разговаривая с Лилит, отвечая на её удивительно дурацкие вопросы, Паола сновала по апартаментам, собирая в объёмистый саквояж вещи.
  - Ты едешь с нами.
  Ещё раз, проверив все ящики и коробочки, сообщила она Лилит.
  - Еду? Я? С кем? Куда?
  - С кем ты ещё можешь ехать? Хотела бы я знать. Не притворяйся. Ни за что не поверю. Её Светлость Докси решила отдохнуть.
  Паола выразительно провела взглядом по потолку и стенам. Интересно, по каким критериям она решает, что и когда можно говорить. А что - нет. Послушно выходя вслед за Паолой из апартаментов, подумала Лилит. Сокрушаться о том, во что она ввязалась и зачем, уже не было никакого смысла. Стены коридора, в который они свернули, были украшены выполненными в виде арочных входов, деревянными панелями. Искусно вырезанные из разных пород деревьев сцены охоты, отдыха, трапез и ристалищ, в обрамлении виноградных лоз и цветочных гирлянд восхитили Лилит.
  - Поторопись.
  Паола не давала Лилит остановиться, рассмотреть подробности, мелкие детали. Но у одного из панно Паола остановилась и быстрым, едва уловимым движением дотронулась до какого-то завитка резьбы. Панель начала двигаться.
  - Быстрее.
  Втянула она Лилит в образовавшуюся щель. Перед ними была крутая винтовая лестница. Ещё один потайной ход! Сколько же их туту! Они спускались, почти скатывались по узким деревянным ступеням. Серый размытый свет падал откуда-то сверху. Этот узкий колодец - лестница пронизывал, вероятно, сверху вниз, всё здание. Лилит с Паолой вышли на одну из площадок бесконечной винтовой лестницы. Пока спускались, им попадались и другие площадки с контурами дверей на гладкой кладке каменных стен. Но именно здесь Паола приложила к контуру двери обшлаг рукава своего платья. Булавка! - заметила Лилит сверкнувшую металлом полоску. Дверь - это оказалась настоящая дверь - сдвинулась и пропустила их в широкий коридор. Уходящие вдаль арочные своды создавали загадочную перспективу. Они было близко от выхода. Где-то очень близко, через распахнутые железные ворота, свежий воздух и свет врывались в сумрачный коридор, подстёгивая девушек идти ещё быстрее. Помещение, в котором их ждала Докси, Лилит с полным правом назвала бы гаражом или автомастерской. После "носильщика" Трама, изящного, запряжённого резвыми лошадками ландо, пузатой неуклюжей кареты, вот чего Лилит совсем не ожидала усидеть - несколько рядов поблескивающих хромом и краской легковых машин! Лилит невольно залюбовалась прекрасными пропорциями, плавными линиями кузовов, качеством отделки. Кто бы мог подумать! Докси ждала их в глубине гаража около мощной на высокой подвеске машины. Похоже на вездеход. Отметила Лилит. Куда, интересно, мы на ней поедем? И кто поведёт? Открыв заднюю дверь внушительного кузова, Паола поставила саквояж между канистрами, запасным колесом, ящиком с бутылками воды и коробкой со съестными припасами. Продолжая сосредоточенно думать о чём-то, Докси устроилась за рулём. Паола и Лилит заняли второе широкое сидение. Докси подняла тонированные стёкла. И неожиданно для такого монстра плавно и тихо, машина выкатилась из гаража. В очередной раз придётся обо всём догадываться самой. Ясно, что ни Докси, ни, тем более, Паола не собираются ей ничего объяснять. В гнетущем, для неё, молчании Лилит невольно прислушалась к тому, что творится у неё в голове. Тонкий, на грани сознания голос всё больше раздражал, мучил её. В конце - концов, какая разница - будет она о чём-то думать или нет. От неё самой, её желаний ничего не зависит. Неважно... Надо постараться уснуть. Она должна, хоть как-то, отдохнуть от этого кошмара.
   Лилит проснулась. Это Паола пребольно толкнула её в бок. Машина стоит. Двери распахнуты настежь. Запах свежести и простора. Оживлённые голоса людей, звуки движения. Сколько же я проспала? Живописная картина: выложенный яркими кирпичами двор, зелёная ограда, заплетённый гроздьями, похожей на глицинию лианой фасад длинного дома. Разгружающий машину Трам. Облепившая его ребятня. Силуэт, уходящей к дому, Докси. Рядом с ней - фигура крупной высокой женщины. Пастораль.
  - Ты проспала всю дорогу. Даже на остановках не просыпалась.
  То ли с уважением, то ли с укоризной, сообщила Паола то, о чём Лилит уже догадалась.
  - Поторопись. Да, Её Светлость Докси велела тебе прикрыть лицо вуалью. И что пришло в голову этой Светлости! Долго под этой тряпкой я дышать не смогу. Лилит пристегнула вуаль между передними полосами своего головного убора. Дом оказался просторным, простым и удобным. Лилит понравилась выделенная ей на первом этаже небольшая комната. Широкое окно открывалось прямо в пышные заросли ароматных кустов. И снова, как и в предыдущем доме - замке, Лилит оставили одну. И снова, никто ничего ей не объяснял, и, особо, не собирался объяснять. И Лилит не могла даже как следует рассердиться. Кому могло бы прийти в голову, кто бы поверил, что она ничего не знает - не имеет к этой жизни никакого отношения. Попала сюда случайно, против своей воли. И то, что она понимает их язык и смогла сразу разговаривать - такая же совершенно необъяснимая случайность. Совершенно опустошённая и обескураженная всем, что с ней произошло и происходит, не понимая, не видя для себя выхода из патовой ситуации, Лилит стояла у окна. Дверь комнаты открылась.
  - Я - Либи.
  Мягкий грудной голос - хотелось сразу же довериться и прижаться к его хозяйке, заставил Лилит обернуться.
  - Нас не познакомили. Докси иногда бывает невыносимо невоспитанной.
  Лилт поклонилась, стараясь быть спокойной и доброжелательной. Эта женщина не виновата в её проблемах.
  - Присядем.
  Женщина указала на удобные кресла рядом с небольшим, украшенным мраморной полкой камином.
  - Тебе не холодно?
  Женщина - надо запомнить - Либи - указала на одежду Лилит.
  - Спасибо. Нет. Её Сиятельство Докси велела не снимать этот маскарад.
  Либи, будто не заметила невольной иронии в голосе Лилит.
  - Я говорила, что Докси бывает недостаточно воспитанной? Но быть недостаточно осторожной она себе позволить не может.
  - Мне трудно судить. Я ничего здесь не знаю. Ничего! Ни о Докси, ни о тебе, ни о здешних проблемах и порядках! Лилт не могла больше притворяться спокойной, отчуждённой. Может быть, эта приятная, вызывающая расположение, средних лет женщина сможет понять её лучше, чем молодые вертушки.
  - Не знаешь? Или не помнишь? Или - не хочешь помнить? Почему, зачем Докси привезла тебя сюда?
  - Думайте, как хотите. Мне уже всё равно. Я - как неразумный младенец. И это убивает меня!
  - Мне, почему то, хочется тебе верить. Тем более, мне кажется, тебе верит Докси. Вот только почему?
  - У неё и спросите.
   Неожиданно грубо вырвалось у Лилит. Достаточно с неё своих вопросов - загадок.
  - И спрошу. Надеюсь, тебя не подослали.
  - Подослали? Этого ещё не хватало! Кто? Зачем?
  - Я мало понимаю в важных делах. Кто против кого и зачем. Но Докси я в обиду не дам.
  Либи развела огонь в камине, поставила на подставочку чайник.
  - Я заварю нам питьё. Ты с дороги. А я собираюсь рассказывать. Кстати, Докси попросила.
  Вода закипела. Либи плеснула кипяток в пузатый глиняный чайник. Из банки непрозрачного стекла с притёртой крышкой щедро насыпала в разогретый чайник ароматной травы. Бледно золотистая жидкость, осторожно налитая в невесомые прозрачные чашки, оказалась необыкновенно приятной. Аромат цветущего сада и вкус плодов создавали яркий бодрящий, и в тоже время, нежный букет.
  - Вижу, ты знаешь толк в напитках. Возможно, тебе можно доверять. Докси не просто так привезла тебя. Не знаю, какие у неё на тебя планы.
  Либи всё ещё колебалась. Вздохнула. Посмотрела на узор, оставшихся на дне её чашки, чаинок.
  - Расскажу, что и как знаю.
  Они просидели долго. Из открытого в сад окна тянуло прохладой. Но рядом с камином было тепло и уютно. И почему-то Лилит чувствует себя, как в детстве. Ей рассказывают увлекательную сказку о принцессе ...Но, к сожалению...
  - Мне пора. И так задержалась. Не стану расспрашивать тебя. Захочешь - расскажешь сама.
  Либи поднялась. Выплеснула в камин остатки отвара. На миг вспыхнув, искры одна за другой взвились вверх. Огонь, всхлипнув, потух.
  - Отдыхай. С утра увидимся.
  Либи ушла. Нельзя сказать, что сейчас она знает, как ей быть дальше. Но Лилит, хотя бы, представляет, где находится, и, если довериться мнению Либи, что здесь происходит. Либи - имя очень подходило чуть полноватой, с милыми ямочками на розово белом, приятном лице, с грудным располагающим голосом женщине. То, что Либи рассказала, сводилось к следующему. Страна - Конституционная Монархия. Последний Владетель - такой вот причудливый титул - Роджер 2 умер, оставив двух несовершенно летних детей и вдову - Вдовствующее Сиятельство Миланку - опекуншу этих детей. Всё бы ничего, но старший ребёнок - Докси - дочка первой жены Роджера 2 - Сиятельной владетельницы Льют. А младший ребёнок - Докс - совместный сын Роджера 2 и Сиятельной вдовы Миланки. Бедняжка Льют была не из самого влиятельного рода. Зато необычайно мила, умна и славилась своей добротой. Не влюбиться в Льют было невозможно. Её род из здешних мест. Ты сейчас в родовом Доме Докси. Да и Лорд Мел - наш, отсюда. Это у него в имении охотился Владетель Роджер 2,и здесь впервые увидел Льют. Родня Владетеля, все советники были против, Но Роджер " взял милую Льют в жёны. Так появилась на свет Докси. Климат города, обстановка в большом Доме не подходили Льют. Она болела. И сразу после рождения Докси отправили на родину, в родовое имение Льют. Так Либи стала кормилицей Докси. Либи как раз отнимала от груди своего последыша - Трама. Неожиданно - великан Трам и Докси - молочные брат и сестра. Теперь понятны их более чем тёплые, доверительные, почти бессловесные отношения. Вскоре после того, как она отправила Докси из города, Льют умерла. Они здесь, в имении так и не знают, чем она, голубушка болела. Роджер 2 очень переживал. Долго не мог забыть молодую жену. Владетелем не положено долго носить траур. Год - не больше. Но только через пять лет, когда Докси достаточно подросла, и её можно было привести в Город, Владетель Роджер 2 согласился вновь жениться. Ему нашли невесту - Сиятельную Миланку. Она - из очень знатного, богатого и влиятельного рода, не чета роду Льют. А главное - была необычайно красива. Никакой мужчина не мог устоять перед ней. А Владетель Роджер 2 был настоящим, сто процентным мужчиной! В браке с Сиятельной Миланкой родился Докс. Из поколения в поколение, по всем правилам наследник престола - первенец. Пока Докси несовершенно летняя, Сиятельная Миланка - Вдова Владетеля Роджера 2 - опекунша обоих детей. Но Докси вот-вот исполнится 21. А Докс, бедняга, не совсем здоров. Про него рассказывают всякое. Иногда не очень хорошее. Хотя Владетель Роджер 2 был крепким мужчиной. А вот - умер. Маленькому Доксу лет пять было. Не больше. Получается, что Вдовствующее Сиятельство Миланка, а значит и её семья, от имени несовершеннолетних детей, бесконтрольно управляют страной более десяти лет. Докси не росла при дворе. После свадьбы молодуха Миланка сразу же отправила девочку обратно - домой. Докси вернули ко двору даже не сразу после смерти отца Владетеля Роджера 2. Только года три назад позвали - заставили приехать под предлогом образования и прочей ерунды. На самом же деле, Докси, её жизнь находятся под постоянным контролем. Сиятельная Миланка подозревает других в том, на что сама способна. Докси разрешили взять ко двору только Трама. И то, она пригрозила, что иначе не поедет. Приставленная к Докси девушка - Паола из бедного рода. Она благодарна Докси. И, кажется, преданной. Докси не держится за титулы. Она к ним не привыкла. Но боится за свою жизнь. Уже несколько раз, отправляясь на прогулки с Трамом, Докси пыталась сбежать. Но каждый раз как-то об этом становилось известно при дворе. И Сиятельная Миланка посылала за ней кавалькаду придворных - как бы для соблюдения почестей, положенных Докси. Во время последней попытки Докси нашла меня - Лилит - Отшельницу с обетом молчания! Хорошенькая история! Если меня убьют вместе или вместо Докси, может быть, я вернусь домой! Когда представится такая возможность - не упущу. Принятое решение - любое, даже такое шуточно циничное - успокаивает. Нужно было, обязательно, подумать о роли Лорда Мел. Он - местный. И о нём прекрасно отзываются. Она поняла, что может доверять суждениям Либи. Но это немного странно...
  Шум за дверью, звон серебряного колокольчика и, вроде бы, забытый электрический разряд, заставили Лилит оборвать размышления и выйти из комнаты. Подстёгиваемая не столько любопытством а, чего уж скрывать, чувствительными "уколами" булавки, Лилит подошла к открытой настежь двери. В огромной кухне - столовой, освещённой весёлым утренним солнцем, собралась большая разномастная компания. Как получилось - они приехали под вечер, потом она долго разговаривала с Либи, потом ... потом она услышала призывный звон колокольчика, и - утро? Куда делись вечер, ночь! Может быть, тот напиток, которым её угощала Либи? Она ещё сказала, что Лилит надо отдохнуть с дороги. Лучше не начинать обо всём этом думать! За одним столом, не смущаясь присутствия Сиятельной Докси, с аппетитом уплетали румяные оладушки обитатели Дома. И старик со сломанным железным пенсне на переносице узкого - лезвием носа, и несколько угрюмых здоровяков - работников, и смешливые девушки - подёнщицы, и ватага хихикающих ребятишек. У пышущей жаром плиты, Либи и здоровенный мужик - повар, как наперегонки наполняли мгновенно пустеющие блюда бесконечными порциями пышных оладий. Кивком поздоровавшись со всеми - она ведь дала обет молчания - Лилит села на пустующее место почти в конце стола. Тут же к ней придвинули блюдо с оладьями, миски с мёдом, сливками, сметаной, каким-то вареньем, ароматной намазкой. Юркая девчушка, снующая между плитой и столом, принесла стакан, столовый прибор. Никто не обратил особого внимания на появление Лилит на кухне. Все были заняты едой, разговорами, переглядыванием, смешками. Докси с противоположного конца стола лишь кивнула в ответ на приветствие Лилит. Пришла - хорошо. Никаких комментариев. Чего она ждала? Что Докси кинется обнимать - целовать её? О чём-то разговаривать прямо здесь, за столом, в присутствии всех этих людей. Успокойся. Рано или поздно всё проясняется. Где же Паола? О! она так и не смогла заставить себя пренебречь правилами службы. Не смогла сесть за один стол с Её Светлостью Докси. Паола стояла чуть позади простого стула Докси, не в силах оторвать голодных глаз от заставленного яствами стола. А ещё ароматы! Какие тут аппетитные запахи! Бедняжка, мысленно посочувствовала Лилит Паоле, набивая рот нереально вкусным тестом. Какая уж тут диета! Хорошо, у неё на лице, так называемая, вуаль. Ужасное, наверное, зрелище - она с полным ртом. Но мысли, беспорядочные, беспокойные мысли не давали насладиться едой так, как она этого заслуживала. Поблагодарив Либи, Лилит вышла из кухни. Если Докси чего-то боится, то делает это довольно странно. Ни охраны, ни каких-то других признаков того, что здесь заботятся о безопасности, Лилит не заметила. Но она и не должна. Она - не специалист. Что она понимает в этом. В последнее время, правда, она перестала многое понимать. Голос в голове зазвучал звонче и настойчивее. Лилит, как ей казалось, уже научилась разбираться в его интонациях. Она резко обернулась. Перед ней, заслоняя собой солнце, стоял Трам.
  - Доброе утро.
  Стараясь не выдать голосом испуг неожиданности, поздоровалась Лилит.
  - Ты умеешь подходить незаметно.
  - Доброе.
  Голос Трама соответствовал его фигуре. Легко мог бы заполнить собой небольшое помещение.
  - Не хотел тебя напугать. Докси сказала, что ты непонятная. Но не опасная.
  Вот как! Непонятная и, к тому же, неопасная! А они - они понятные?
  - Докси хорошая. Не бойся её.
  Трам увидел что-то за спиной Лилит. Почти неуловимое движение - шаг? И его массивная фигура будто растворилась в воздухе.
  - Вот ты где!
  От дверей кухни к Лилит спешила Паола.
  - Её Светлость Докси желает поговорить с тобой.
  По лицу Паолы не понять, видела ли она Трама. Но Трам, явно не хотел, что бы она - (Паола) заметила его, разговаривающего с Лилит. Ещё одна загадка. Устала я от всего этого. Паола провела Лилит до завитой плющом, практически незаметной среди зелени сада, изгороди.
  - Жди.
  Очень неохотно Паола оставила Лилит одну. Детский сад. Истории из самых пошлых сказок. С меня хватит! Лилит не могла и не хотела больше думать, куда она пойдёт, что будет делать. Просто - уйти, бежать из этого безобразия. Хватит с неё штампов. Штампов ситуаций, штампов чувств, штампов событий! Но она не успела сделать и шага, как огромные ручищи Трама подхватили её. И также бесшумно и легко, как и появился, Трам поднял Лилит и как пушинку переставил по другую сторону ограды. Либи - совсем не та румяно ванильная тётушка, которая вот-вот сейчас, только что, кормила всех аппетитными оладушками - молчаливо озабоченная, с непроницаемым лицом женщина знаком попросила Лилит молчать и следовать за ней. Они вошли в украшенную прекрасными деревянными "кружевами" беседку.
  - Я попросила Докси позвать тебя.
  Они присели на шедшую по периметру беседки, деревянную скамейку.
  - Ты должна знать моё мнение - Докси не должна была брать тебя с собой. Особенно сюда. Вокруг неё и так достаточно людей, которым нельзя доверять.
  - Я ни о чём не просила.
  - Знаю. Но это уже не важно. Можно по-разному втереться в доверие. Но, раз ты уже здесь, чтобы ты ни задумала - мы не позволим нанести вред Докси.
  Мне ещё и угрожают! Это слишком! Лилит резко встала, почти подскочила.
  - Меня не интересует ни Докси, ни ваши интриги! Мне хватает своих забот! Больше всего на свете я хочу вернуться домой! Дайте мне уйти.
  - Уйти? После всего, что ты здесь увидела и узнала!
  - Что такого необыкновенного я здесь узнала! Что увидела? Что Трам, каким-то образом оказался здесь, что ты готовишь вкуснейшие сырники! Что, Что ещё? Какие такие тайны ты мне поведала. Любой житель, я уверена, на память знает эту слезливую историю про великую любовь Владетеля Роджера 2. И что - многие сочувствуют Докси?
  Лилт не выбирала выражений. Она знала за собой такое - очень редко, но "отказывают тормоза". И удержать себя она не может. Да и не хотела она сейчас сдерживаться. Пусть Либи не виновата в том, что с ней произошло, происходит, но...
  - Ты и в самом деле не понимаешь. Не притворяешься. Не понимаю, чем обидела тебя, но извиняться не собираюсь.
  Либи всматривалась в лицо Лилит. И непонятно было, то ли она сожалеет о неосведомлённости Лилит, то ли радуется этому.
  - Не важно.
  Лилит, заставила себя успокоиться.
  - Не вижу никакого смысла в своём пребывании здесь.
  - Я тоже. Но Докси ты, почему-то нужна. Когда будет возможно, я помогу тебе вернуться. Куда пожелаешь.
  Посулила, подразумевая лояльность Лилит, Либи.
   Как только Либи вышла из беседки, притихший было голосок, вновь зазвенел в голове Лилит. Придётся принять участие в этом безумии. Интересно, какую роль уготовила ей, "малышка" Докси. Видит Бог, я не хочу вмешиваться. Не хочу ни в чём участвовать. Хочу вернуться домой! А меня всё глубже и глубже затягивает в это... не пойми что.
  - Да откуда ты взялся на мою голову!
  Не в состоянии больше игнорировать назойливый голос, не выдержала Лилит.
  - Наконец-то! Дождался!
  - Что? Это ты разговариваешь со мной? Ты - укротитель мух!
  Потрясающе! Эта жужжащая сволочь умеет произносить и другие слова!
  - И чему ты удивляешься. Спросила бы раньше - раньше бы и ответил.
  Она разговаривает с голосом, вот уже столько времени, практически, терроризующим её! Лилит сжала руками голову. Она окончательно сошла с ума?
  - Спрашивать? Тебя? О чём?
  - О чём захочешь.
  Радоваться, или...
  - Ты и мысли мои читаешь?
  - К сожалению - нет. Слышу только, когда ты обращаешься прямо ко мне.
  - Врёшь
  - Твоё дело верить или нет.
  Лучше поверить. Иначе... Только сейчас она такого надумала...
  - Ладно. Зачем это - укротитель мух?
  - Не понимаю вопрос.
  -Зачем ты без конца повторяешь эту дурацкую фразу?
  - Поосторожнее. Могу и обидеться.
  - Обидеться? На что?
  - Укротитель мух - мой титул.
  - Титул! Никогда не слышала ничего подобного! Кто тебе его дал?
  - Зачем мне кто-то? Я - Укротитель Мух! Скоро все признают мой титул.
  - Как хочешь. Это твоё личное дело, как называться. Но зачем ты повторяешь свой титул мне? Почему ты решил, что мне это интересно?
  - Это не я. Ты так решила.
  - Я? Решила? Для чего? Почему!
  - Могу предположить, что тебе было скучновато жить так, как ты жила...
  - Да ты совсем ку-ку! У меня была прекрасная жизнь!
  - Раз ты так говоришь, я тебе верю. Но именно ты, всё равно почему, пришла сюда.
  - Не понимаю. Что значит "именно ты"?
  - Ты слишком обидчивая. Плохо скрываешь свои чувства.
  - И что ты замолчал? Придумываешь, как не обидеть меня?
  Длительные паузы в диалоге начали раздражать Лилит.
  - Примерно об этом. Я послал своё послание наугад. Не зная, к кому оно попадёт, кто ответит мне. Услышала и пришла ко мне только ты.
  - Хочешь сказать, что "жужжал" наугад? Как сеть забрасывал? Кто попадётся - тот и хорош!
  - Говорил же, что ты слишком обидчивая.
  - Обидчивая! Не то слово! С радостью пристукнула бы тебя! Как муху! Зачем я тебе понадобилась? Кто ты?
  - Слишком много вопросов. Не могу больше говорить. Мы встретимся. Не пожалеешь.
  Голос - это не безумно повторяющее безумное сочетание слов, жужжание - настоящий, окрашенный разнообразными интонациями голос, умолк. Без привычного монотонного шума в голове Лилит стало как-то ... даже одиноко, пусто. Как быстро ко всему привыкаешь! Но, о чём говорил этот ненормальный "укротитель мух"? Если отбросить шелуху слов, он сказал, что ... Ей надоела её размеренная, налаженная, устроенная, упорядоченная - какая ещё? - жизнь! И ушла она от неё, пошла за "голосом" потому, что хотела перемен? Лилит старалась думать, по возможности, отстранённо, старалась быть объективной. Но как тут сохранишь спокойствие и объективность, когда какой-то "укротитель мух" использует её! Ну, положим, ещё не использует. И, вряд ли ему это удастся. Не зарекайся - предостерёг Лилит голос рассудка. До сих пор ты была отличной марионеткой. Перестань возмущаться и обижаться. Не хочешь, чтобы тебя использовали вслепую, думай! Но подумать то и не получилось. Запыхавшись, в беседку вбежала вездесущая Паола.
  - Вот ты где! Докси послала привести тебя.
  - Что случилось? Опять куда-то едем?
  -Кто-то, кажется, давал обет молчания? И что тебе - снова пару дней поспишь в машине. Всего-то...
  - Я проспала в машине только дорогу сюда.
  - А сколько, думаешь, мы ехали? Пошли. Некогда мне.
  Кто, или что так сильно разозлили Паолу? Она срывает на мне своё дурное настроение. А. не важно. Оказывается, она проспала несколько суток! А казалось - часов! Как же это? Почему никто не сказал? Кого спросить? Докси... Пытаясь не отстать от стремительно удаляющейся Паолы, Лилит прикрыла лицо фатой. Сама того не ведая, Докси дала ей отличную защиту от любопытных, в том числе и своих собственных, глаз. Комната Докси удивила Лилит. Не пышные покои знатной дамы, уставленные, увешанные, разукрашенные с бесстыдной роскошью. Нет - это была комната, в которой жила, росла, радовалась жизни обычная, со всеми девчачьими интересами, девочка. Любящие люди сохранили комнату такой, как она была в день, когда малышка Докси отправилась из родного дома в далёкий и чужой город.
  - Спасибо. Можешь идти.
  Из глубины комнаты, отослала Паолу Докси. Паола будет подслушивать. Неожиданно чётко поняла Лилит.
  - Лорд Мел прибудет через несколько часов.
  Не меняя позы в лёгком светлом креслице, сказала Докси. Она, возможно умышленно - Лилит теперь по всюду чудились какие-то "намерения" - не ответила на приветствие Лилит.
  -На тебя не обращают внимания. Послушай, о чём говорят его люди.
  - Докси, я бы хотела...
  Лилит заставила себя не обижаться на грубое обращение к себе Докси. Но...
  - Ты не можешь ничего хотеть.
  - Нет, могу!
  Лилит твёрдо решила, наконец-то, сказать всё, что хочет, что должна сказать.
  - Я хочу помочь тебе. Но не могу. Не могу, пока ничего толком не знаю и не понимаю.
  - Не знаешь? Не понимаешь? Но Либи тебе всё объяснила.
  - Всё - да не всё. Почему ты уехала сюда? Как получилось, что я проспала всю дорогу. Сколько это было дней? И Лорд Мел. Зачем он приезжает? Ты боишься его?
  Ох, не надо было этого говорить. Лицо Докси скривилось. Брызнули долго сдерживаемые слёзы. Лилт в растерянности оглянулась - кого бы позвать - Паолу?
  - Нет, не зови.
  Поспешно утирая слёзы, запретила Докси. Лилит налила воды в стакан тонкого цветного стекла. Подала Докси. Пусть выпьет. Что за представление. Маленькими глоточками Докси заставила себя, это было заметно, выпить всю воду. Забрав стакан из её чуть подрагивающих рук, Лилит поставила его на передвижной столик, уставленный все возможными графинами с разноцветными жидкостями, блюдами со сластями и фруктами.
  - Спасибо. Я пью и ем только из рук Либи.
  Извинение Докси и её объяснение говорили о многом. От сочувствия и жалости у Лилит сжалось сердце.
  - Поэтому мы сюда и приехали?
  - Можно сказать и так. Хочу дожить до своего совершеннолетия. Ты думаешь, это плохо?
  - На мой взгляд, очень похвально. Все хотят подольше пожить.
  - Но не все хотят, чтобы я пожила подольше. Вообще жила.
  - Ты думаешь, Лорд Мел...
  - Сам он делать ничего не будет. Но у него полно помощников. Вот, Паола... Не веришь? Я тоже не хотела верить. У меня нет никого, кому бы я могла полностью доверять. Либи и Трам - не в счёт. Когда ты встретилась мне, я подумала - а вдруг? Вдруг ты не врёшь и действительно - чужая. Значит ни от кого, ни от чего не зависишь. И я смогу довериться тебе.
  - Поэтому и заставила меня проспать всю дорогу сюда?
  - Есть вещи, ну как объяснить? Я должна была перестраховаться. Наверное, это уже болезнь.
  - Да нет. Понять можно. Ты, вот - вот, должна стать Владетельным Величеством. И не всем этого хотелось бы. Но, причём здесь Лорд Мел. Какая ему разница кто займёт трон? В чём его выгода?
  - Ходят слухи, что он и Её Светлость Вдова состоят в особых отношениях.
  - ????
  - Либи говорит, что этого не может быть. Лорд Мел не такой.
  - Либи? Я склонна верить ей. Но как Либи может судить о том, такой или не такой Лорд Мел?
  - Либи знает Лорда с самого детства. Их земли - земли его рода - рядом с нашим домом. Мел - старинный, очень уважаемый и богатый род. Владетели всегда благоволили и считались с ними. Молодой Лорд Мел был другом моего отца - Роджера 2. Отец брал его с собой, когда навещал меня здесь. А, когда он умер, Лорд Мел продолжал приезжать ко мне. Он говорил, что выполняет просьбу друга - Владетеля Роджера.
  - Вот видишь, Лорд Мел не может желать тебе зла.
  - Нет. Ты не понимаешь. Он очень изменился. Либи говорит, что ночная женщина управляет мужчиной. Мужчина всегда подчиняется ей. Не могу судить. Ты думаешь - Либи права?
  - Конечно, права.
  Лилит не собиралась кривить душой.
  - Права и в том, что для мужчины нет никого сильнее "ночной женщины", и в том, что Лорд Мел не причинит тебе зла.
  - Не понимаю, как и то и то может быть правдой. Посуди сама - после меня Докс станет Владетельным Величеством.
  - Предположим. Но Докс так молод. Пока ещё он вырастет.
  - В этом то и дело. Миланка! Она продолжит быть Вдовствующей Светлостью - Опекуншей. Мой сводный брат болен. Очень болен. Миланка может остаться Опекуншей до конца своих дней. Или с Доксом может что-то случиться. Ведь случилось же с отцом. Теперь вот - моя очередь.
  - Какая дикость! Зачем такие ... преступления. Для чего? Кому это выгодно.
  - Ты наивней меня. Её Светлость Вдова говорит, что думает и заботится только о Доксе, о его здоровье и благополучии.
  - Так и должна поступать мать.
  - Не думает она о мальчишке. Отдала его гувернёрам и прислужникам. Он и так был не очень умён.
  Уточнила Докси под вопросительным взглядом Лилит.
  - А теперь вовсе отупел. Миланку это устраивает. Все говорят, Она хочет ещё больше приблизить Лорд Мела.
  - Тебе то, что до этого, Докси? Пусть себе приближает.
  - Ты не врала, что нездешняя. Каждый ребёнок понимает - я лишняя. Я мешаю этим планам.
  - Допустим, ты права. Хотя это так... дико и противно. Поэтому боишься Лорда Мел? Для чего, ты думаешь, он приезжает сюда?
  - Будет уговаривать меня вернуться в Город. Здесь под защитой Либи и Трама со мной труднее расправиться.
  - Не могу судить, насколько верно ты видишь ситуацию. Но теперь мне, хотя бы, понятно, что с тобой Светлость Докси происходит.
  За изящной уставленной всякими безделушками этажеркой послышался какой-то шум. Докси насторожилась, встала. Что-то сделала, закрывая от Лилит своим телом обзор. Раздался щелчок. Как будто разошлись части замка. Этажерка плавно съехала вдоль стены. Открылось небольшое отверстие - потайной ход.
  - Докси, Трам велел передать - Лорд Мел у ворот.
  Выпалил, высунувшись из отверстия, всклокоченный мальчишка.
  Зря она недооценивала Докси. Потребовался всего миг - и девушка полностью взяла себя в руки.
  - Передай Траму благодарность.
  Крикнула она в закрывающееся отверстие потайного хода. Тряхнув головой, мельком осмотрела себя в зеркале - где, что подправить, припудрить, вспухшие от слёз щёки. Улыбнулась своей самой искренней улыбкой, глазами спрашивая Лилит - "всё ли в порядке?". И выбежала из комнаты. За внезапно распахнувшейся дверью Лилит успела заметить фигуру, резко отпрянувшей Паолы. Подслушивала? Конечно! Как не поддаться паранойе преследования. Это заразно? Может передаться от Докси к ней? Но развить эту блестящую идею до логического конца, вдоволь поиздеваться над собой, она не успела.
  - Так и знала, что найду тебя здесь.
  Вбежавшая в комнату Паола, подозрительно - и что это ты, голубушка, одна в комнате Её Сиятельства делаешь - осмотрела Лилит.
  - Приехал Лорд Мел. Её Сиятельство Докси хочет представить тебя.
  Сердиться, выяснять отношения, когда ждёт Её Сиятельство невозможно. Незнакомыми коридорами Паола привела Лилит к Большой, пышно убранной комнате. Выглядевший снаружи небольшим, дом оказался огромным. Одна бы Лилит, точно, заблудилась. Стараясь не привлекать ничьего внимания, Паола и Лилит встали у распахнутой настежь высокой двери. У накрытого к чаю стола, Докси беседовала со скромно одетым мужчиной. Докси сидела спиной к двери. А вот мужчина нет-нет, над высоким парадным чепцом Докси, да устремлял взгляд в сторону молчаливых женских фигур. Аконц, Докси сочла возможным обратить внимание на заинтересованные взгляды мужчины.
  - Отшельница,
  Не оборачиваясь, была уверена, что Лилит неподалёку, приказала Докси
  - Подойди.
  Не испытывая ни должного смущения, ни благоговейного трепета, Лилит быстро, почти бесшумно подошла к беседующим. На секунду замешкавшись - как будто споткнувшись об странный взгляд мужчины - скромно поклонилась.
  - Ты ещё не забыл мою последнюю прогулку, Лорд Мел?
  - Я помню всё, что связано с тобой, Докси.
  Лилит внимательно наблюдала, вернее, вслушивалась в простенькую беседу с глубоким, одним говорившим понятным, подтекстом.
  - Тогда я и взяла к себе эту женщину - Отшельницу.
  - Ну как же, помню, помню. Ты же знаешь - я не разделяю твою любовь к экспериментам. Но сейчас она, по крайней мере, выглядит и пахнет гораздо лучше. Заметил это ещё тогда, в Городе. Представь себе.
  Лилит заставила себя проглотить прямое оскорбление. Никогда ещё никто так не оскорблял её. Я посчитаюсь с тобой, Лорд. Не знаю, как. Но сделаю это!
  - Ты не меняешься, Лорд Мел.
  Ни один мускул не дрогнул на лице Докси. Может быть, голос стал позвонче.
  - Всегда с пониманием относишься к моим прихотям.
  - Я всего лишь друг твоего покойного отца Владетельного Роджера 2. Запрещать, руководить - это обязанность опекуна. У тебя есть Её Светлость вдовствующая Миланка.
  - Если так, зачем ты приехал?
  Вот так - взять и спросить? Восхищаюсь тобой, Докси. Как ответит Лорд? На прямой вопрос нужен прямой ответ.
  - Честно?
  Лорд Мел улыбнулся, будто сбросил с себя тяжёлый груз.
  - Соскучился, Докси. Захотел посмотреть, как ты тут живёшь. Спросить, почему опять сбежала. Может быть, боишься? Чего? Почему?
  Отбивать придётся Докси. Лорд Мел явно опытнее только начавшей самостоятельный путь, девушки. В наступившей тишине стало слышно жужжание, в панике бьющейся о стекло окна, мухи. Нет, только не это! Только не думать! Собрав всю свою волю, приказала сама себе Лилит.
  - Идём в сад.
  Докси поднялась из-за стола.
  - Ты пойдёшь со мной.
  Приказала пытающейся сохранить самообладание и не сорваться, Лилит.
  - Эта твоя "отшельница" всё время будет с нами?
  - Пока я этого хочу. И передай Либи - пусть нас не беспокоят.
  Последнее - указание раздосадованной тем, что её не взяли, предпочли какую-то "отшельницу", Паоле. И вот Докси уже будто скользит под увитой плющом аркой. Вслед за ней в оранжерею вошёл Лорд Мел, а за ним - взявшая себя в руки, собравшаяся, успокоившаяся - Лилит. Оранжерея - помещение переполненное цветом, теплом, ароматоми - ударило по Лилит терпким, на грани головокружения сочетанием запахов. Докси и Лорд Мел были где-то среди буйных зарослей диковинных растений. С того места, где она остановилась слышен был только неразборчивый гул голосов. Подойти поближе, подслушивать Лилит не хотела. Но вот в голосе Докси появились резкие, настойчивые интонации. Он перешёл почти в крик. И, невольно, Лилит смогла услышать окончание этой, непонятной для неё, беседы.
  - Пойми же, Её Светлость Миланка заботится о своём сыне. Докс - твой брат. Нравится тебе это, или нет.
  - Я хочу, что бы она тоже поняла, что я единственная законная приемница Владетельного Величества Роджера 2.
  - И боишься, что не доживёшь до этого дня. Или переживёшь его совсем ненадолго.
  Лилит не слышала ответа Докси. Скорее всего, та промолчала.
  - И не знаешь, как обезопасить себя. Не просто так ты приехала - сбежала к Либи.
  Огромные мясистые листья какого-то, источающего удушающий аромат растения, неожиданно раздвинулись.
  - Хватит подслушивать. Заходи.
  Даже не взглянув на Лилит, приказал Лорд Мел. Поскольку Докси никак не отреагировала на его слова и ничего другого не приказала, Лилит повиновалась. На увитой лианами скамейке, у кромки небольшого плотно прикрытого листьями лотоса озерца, сидела Докси. Лорд Мел, как и положено по этикету, стоял перед Её Светлостью. Вся его фигура выражала бесконечное, безнадёжное, бережное терпение.
  - Не знаю, кто ты,
  Без обиняков обратился Лорд Мел к Лилит,
  -Но её Сиятельство Докси для чего-то привела тебя сюда. Что скажешь?
  Лилит пожала плечами. Внезапное понимание того, что никто и никогда не поможет ей выбраться отсюда, вернуться домой, наполнило её такой горечью, таким отчаянием. Какая разница - пусть думает, что хочет. Ей всё равно.
  - Она на самом деле дала обет молчания, или немая?
  Лорд Мел не смог скрыть изумления. Никто не осмеливался ответить молчанием на его вопросы.
  - Отшельница умеет говорить. Но она не знает для чего она здесь. Если начистоту, Лорд, я и сама не уверена, что поступила правильно, приблизив эту женщину.
  Вот так объяснение! Лилт была удивлена не менее, чем Лорд Мел.
  - Неужели всё так плохо, Докси?
  Не было больше уверенной в себе перво приемницы Владетельного Величества. Перед ними рыдала, закрыв лицо одинокая, растерянная девушка.
  - Позаботься о ней.
  На, всё так же, ничего не выражающем лице Лорда Мел в сплошную полосу сошлись густые брови.
  - Мы продолжим разговор, Докси. Не бойся. Ничего.
  Лорд Мел ушёл. Некоторое время Докси продолжала всхлипывать. Но она, скорее всего, не плакала. Лилит хорошо разбиралась в женских слезах. Докси прислушивалась.
  - Он ушёл.
  Докси отняла руки от лица. Лилит не могла поверить своим глазам. Юная притворщица выглядела и говорила совершенно спокойно. Не она ли заливалась слезами несколько мгновений назад!
  - Лорд не станет больше мучить меня нравоучениями. Даже, если Докс и его Сиятельная Опекунша прикатят сюда, Лорд Мел постарается сохранять нейтралитет. Он не выносит мои слёзы.
  - Надеюсь, ты права.
  Что ещё могла ответить Лилит!
  - Я знаю. Плакала перед ним в самых крайних случаях. Пойдём. Паола уже извелась в ожидании. К сожалению, не было у Лилит перед кем разыгрывать спектакль, у кого вызывать жалость и желание помочь. Очень неплохо иметь такого человека - тем более, что ждут её непростые дни, непростые решения. Она решилась. Оставит любые мысли о возвращении домой. Пока она даже не понимает, как к этому подступиться. Так что же зря нервничать. Когда наступит подходящий момент, тогда... А пока, она сосредоточиться на своей жизни здесь. Если уж оставаться, то не как "Отшельнице с обетом молчания". Эта "роль" - не для неё. Лилит ещё не знала, чем и как она станет заниматься. Жизнь сама подскажет. Важно, что она это решение приняла. И с этой минуты, как ни больно это принимать, не должна думать о доме. Она здесь и сейчас. С этим необходимо смириться. С этим необходимо что-то делать.
  Но "делать" Лилит ничего не пришлось. Жизнь вновь вела её, удивляя и заставляя на многое смотреть по новому, отбросив привычные стереотипы, смешав представления о "плохом" и "хорошем". Когда Докси с Лилит вернулись из теплицы, Паола доложила, что Лорд Мел велел кланяться. Он возвращается в Город. Паола не смогла не выдать удивления - Докси никак не отреагировала на столь важное сообщение. Ни удивления, ни комментарий. "Она знала?" спросили Лилит глаза Паолы. Лилит пожала плечами - "кто она такая, чтобы знать что-то важное". А для себя решила - никому она доверять не может. Если уж Докси проверяет и перепроверяет каждого, то, что уж о ней говорить. Как-то так, случилось, что сейчас - после внезапного посещения Лорда Мела - у Лилит оказалось много свободного времени. И она решила, что хорошие отношения с Либи ей не помешают. С раннего утра Лилит отправлялась на кухню. Не чураясь никакой работы, в меру интересуясь кулинарными рецептами и секретами, мало говоря и много слушая, ей удалось завоевать молчаливую симпатию Либи. Активную, любящую общество Либи тяготило вынужденное затворничество. С приездом её любимой Докси всегда гостеприимно распахнутые ворота усадьбы наглухо закрылись. Голубушка - Докси чего-то боялась, каждого подозревала в вероломстве. Запретила впускать в дом кого бы то ни было. И сама редко выходила из своей девичьей комнаты - светёлки. И Лилит невольно оказалась самой подходящей собеседницей для тяготящейся отсутствием "подходящей компании" Либи. Лилит не приходилось ни о чём, особо, расспрашивать. Либи много и охотно рассказывала сама. Но вся масса, весь "океан" слов, если разобраться, не нёс никакой важной, нужной Лилит информации. По словечку, по намёку, из вынужденных недомолвок, из недосказанных, внезапно оборванных предложений, "складывая" и сопоставляя слова и факты, Лилит, всё-таки, смогла извлечь кое-какие сведения. Странная, на её взгляд, была эта земля, странное государство. Передающаяся по наследству Верховная власть, Якобы, избираемый, но купленный и прикормленный парламент. Почти равнодушный к своей судьбе народ. Достаточно высокий уровень технологии, и отсутствие средств массовой информации. Примерно такое же, с небольшими вариациями состояние общественной жизни в соседних - сопредельных странах. Династические браки и все возможные, в основном, экономические союзы и соглашения позволяли удерживать хрупкий паритет между государствами. Тем более удивительным оказалось, что мать Докси - Льют не принадлежала ни к одной из правящих династий. Более того, и в своей стране, род Льют был не из самых именитых и состоятельных. Было чем гордиться Либи. Владетельное Величество Роджер 2 вопреки всем писанным и не писаным правилам, пренебрегая советам и угрозам, выбрал в жёны девушку, которую просто полюбил! Позволил себе полюбить! Семья Льют вела патриархальную жизнь в глубокой провинции. И, всё же, и всё же, Льют стала супругой Владетельного Величества Роджера 2.
  - И всё это - благодаря Лорду Мел!
  -???
  - У родителей Льют были замечательные земли, на которых сидели преданные арендаторы. Но по Табели о Рангах они сами - вассалы Рода Мел. Голубушка Льют и нынешний Лорд Мел с детства знакомы друг с другом. Молодой Лорд, как и подобает его высокому рангу, отправился на службу ко двору Владетеля. Там он быстро продвинулся, завоевал дружбу и доверие своего ровесника, Владетеля Роджера 2. Владетельному Величеству понравилось охотиться в угодьях Лордов Мел. Тогда ещё был жив старый Лорд Мел. И однажды, на обед в честь Владетеля он пригласил семью приближённого вассала - семью милой Льют. Родители Льют решили взять с собой умницу старшую дочку. Не было у них привычки к светской жизни. Стеснялись они, что не знают тонкостей этикета, боялись попасть впросак. А Льют была особенная - умненькая, много читала. С ней не стыдно появиться в любом обществе. Вот тогда-то Владетель и увидел нашу Льют в первый раз. И, как все говорят. Влюбился. Да ещё как! Родители Льют не хотели выдавать дочку так рано замуж. И за кого! За Владетельное Величество Роджера 2! Их пугал этот союз. Да и сама Льют не стремилась стать женой Владетеля. Была она очень молода, и не прельщали её все эти титулы и привилегии. Не помогло ходательство старого Лорда Мел. От имени родителей Льют он почтительнейше просил Владетельное Величество отступиться. Противились этому браку и многочисленные советники самого Владетеля. Но долго противостоять, сопротивляться воле такого человека, как Властитель Роджер 2 было невозможно. Владетель Роджер был бесконечно, смертельно влюблён. И всем пришлось смириться. Наконец, согласилась и Льют. Как уж он уговорил её, голубушку мою? Плакала и она, и все мы, близкие. Так убивались... Как будто чувствовали... Но пришлось ей уехать.
  Либи смахнула слезинки с разгорячённого жаром плиты, лица.
  - Здешние-то, радовались. Как же! Наша Льют стала Владетельной Супругой! Знали бы, дураки, чем всё кончится! И года не прошло, как умерла Льют. Голубушка моя. Только и успела - родить Докси. Совсем малюткой передал мне сам Владетель нашу красавицу с рук на руки. Очень ему, бедолаге, не хотелось расставаться с дочкой. Да что поделаешь - он-то не волен делать, что хочется. Уехал в город. А с ним - снова уехал и молодой Лорд Мел.
  Лорд Мел ? Снова? Лилит как живого представила себе убитого горем молодого вдовца. Будь он даже самым Владетельным деспотом, невольно сочувствуешь такому горю. Но, причём здесь Лорд Мел?
  - Почему?
  - Что - почему?
  Либи уже отвлеклась. Мальчишка, стрелявший во все стороны озорными глазами, протягивал ей запечатанный сургучом конверт.
  - Почему Лорд Мел "снова" уехал ко двору?
  - А куда ещё ехать молодому Лорду? Хватит - год сиднем просидел здесь - рядом с отцом. И что делал? Кто знает. Вот и вернулся на службу. Говорят, сам Владетель Роджер 2 уговорил.
  Либи отвесила мальчишке подзатыльник, сунула в его быстрые руки миску с пирожками. И, на ходу рассматривая конверт, вышла из кухни. Лилт осталось только размышлять, строить предположения. Что же такого могло произойти? Почему молодой Лорд Мел на целый год! покинул двор? По своей ли воле он это сделал? Кто-то заставил? Кто, кроме Владетеля мог его заставить? По какой причине? Что может скрываться за этим? Все возможные романтические предположения и сюжеты занимали воображение Лилит ещё несколько дней. Расспросить ей было некого. Единственный источник более - немение правдивой информации - Либи была чем-то обеспокоена и ужасно, так именно она и сказала - "ужасно" - занята. Весь её озабоченный вид, быстрые, чёткие распоряжения по хозяйству - всё предупреждало - "Не подходи! Занята"! Что же происходит? Что было в том неожиданном конверте из плотной коричневой бумаги? В очередной раз, размышляя обо всех этих разностях, и понимая, что занимается этим от нечего делать, лишь бы занять время и не дать себе снова скатиться в чёрную дыру отчаяния, Лилит оказалась перед наглухо закрытыми дверями. Последнее время, сразу после неожиданного возвращения Лорда Мел в город, Докси проводила всё время в своей комнате. Лилит она не вызывала. Паола то ли обиженная, то ли по какой-то другой причине - выяснять Лилит не собиралась - как будто не замечала её. И, предоставленная самой себе, Лилит проводила время, путешествуя по бесчисленным коридорам молчаливо настороженного дома. Здесь, она, судя по всему, ещё не была. Да, конечно! Резкий укол - разряд, когда она попыталась открыть дверь. В первый раз за всё пребывание в этом доме булавка-ошейник дала о себе знать. Докси не хочет, чтобы она входила в эту дверь? Но почему? Лилит надоели все эти "указания", "тайны". Не хотелось больше подчиняться неизвестно кому, непонятно зачем и почему. Не такие уж "чувствительные" эти уколы-разряды. Она вполне может вытерпеть их. Вот как? Ты можешь? Будто проверяя Лилит, в её голове раздался - она была уверена, что навсегда освободилась от него - голосок. "Укротитель мух"!!! Отчаянно, звонко зазвенел и звенел ликующий голос. Это уж слишком! Так она ни с кем не договаривалась! Пропади всё! Лилит с силой потянула. Тяжёлые, как и все остальные в этом доме, двери, со скрипом, напоминающим хрип тяжелобольного старика, открылись. Помещение - большая пустая комната. Даже не комната - зал. Свет с трудом пробивается сквозь пыльные, заросшие многолетней грязью, высокие стрельчатые окна. Как аккуратистка Либи могла допустить такое. Ещё успела удивиться Лилит , и увидела. На глухой стене - огромный, во всю стену, сотканный из коричневых и серых ниток ковёр - гобелен. Против её воли, глаза мгновенно "зацепились" за немыслимое количество разнообразных изображений - картинок. Растения - цветы, ветки, листья переплетались в причудливых орнаментах. Среди гроздьев винограда и вазами со всевозможными фруктами и овощами мирно уживались сказочные животные и мифические птицы. Здесь же можно было различить и жанровые картинки. Облачённые в причудливые одежды люди, занимались повседневными делами. Несмотря на почти монохромную расцветку, каждое изображение в отдельности, и весь гобелен в целом производили живое впечатление достоверности и, почти, сиюминутности. Можно было бесконечно рассматривать каждую фигурку, каждый стежёк толстых шерстяных ниток, каждый завиток, обрамляющих "картинки", лиан. Лилит показалось, что завитки и петли лиан расположены в определённом, чётком порядке. Присмотревшись, она поняла, что каждую жанровую картинку обрамляет соответствующая надпись - орнамент из жгутиков - лиан. Прочесть их Лилит, конечно, не могла. Но понять чем занимаются утрированно, иногда, почти карикатурно изображённые люди было вполне возможно. Наконец, Лилит решила, что ни одна, даже самая занимательная картина не стоит той боли, которую причиняли ей, слившиеся воедино частые несильные разряды-уколы булавки. И ещё не замолкающий ни на миг, выматывающий голос! Но... в нижнем углу гобелена, расположенная так, что даже слабый, как разбавленное молоко, свет из решётчатого окна не мог, как следует осветить её, среди похожих на хищных животных, цветов... Ужасная, - и придумают же такое - сцена привлекла её внимание. Тонконогий и тонкорукий человечек, в огромном, закрывающем голову и почти всё туловище, капюшоне отрывал лапки огромной, утрированно больше его самого, мухе. Вокруг этого жуткого изображения, притянувшего к себе Лилит, тоже вилась вязь непонятных завитков-букв. Но она знала! Была уверена, что знает, что написано здесь! Неужели? Она не может отвести взгляд от Укротителя Мух!
  - Эй, это ты! Ты разговариваешь со мной?
  Не веря самой себе - она разговаривает с картиной, вытканной на старинном гобелене, мысленно спросила Лилит.
  - Конечно, нет. Как картинка может разговаривать! Потрогай его. Это - всего на всего - нитки. Ты ещё глупее и доверчивее, чем я думал!
  Он издевается. Смеётся надо мной!
  - Ты думал, что я умненькая. Ну что - разочарован?
  Почему же. Ты мало отличаешься от остальных, вьющихся вокруг меня мух. Может быть, другой подвид. Но всё та же муха.
  - Ты людей... называешь мухами?
  - Наконец-то! Догадалась.
  Представить себе такое?
  - Так ты называешь себя Укротителем Мух? То есть - людей!!!
  - Да. Конечно! Вы все - только мухи. Чтобы о себе всякие умники и умницы и не думали.
  - Да что ты себе позволяешь! Ты - больной, сумасшедший псих! Да я сама...
  - Докси сказала, что найду тебя здесь. Выйдем, быстрее.
  Вбежавшая Паола вернула Лилит к действительности.
  - Что ты в темноте делала?
  Не смогла скрыть подозрительного любопытства Паола, как только за ними закрылась дверь.
  - Гобелен рассматривала.
  Не соврав ни на йоту, ответила Лилит.
  - Фу... Ужасный...
  Передёрнула плечами Паола.
  -Только пыль собирает. Почему Либи его до сих пор не выбросит? Хотя - кто знает. Что вы в нём находите... Рассматриваете.
  - Работа редкая, старинная. Любопытные картинки.
  - Картинки? Ты, прямо, как Докс. Этого отсюда не утащить. Как приедет, прилипает на целый день. Её Светлось Миланка каждый раз собирается забрать эту тряпку к себе в город. Но ты-то взрослая, вроде...
  Всю дорогу Паола продолжала говорить, рассуждать, жаловаться.
  -Её Светлость Докси не ценит меня. Я преданная, лояльная. А Её Светлость ничего не рассказывает, подозревает.
  Опомнившись, Паола оглянулась, замолчала.
  - Докси - твоя хозяйка. Это - её право.
  Стараясь успокоить Паолу, Лилит была искренна. "Есть отношения хозяин - работник. Их необходимо соблюдать".
  - Ну и пусть.
  Заносчиво не соглашалась Паола.
  - Были бы секреты! А то все всё знают. Эта толстуха - так она называла Либи - давно всем всё рассказала. Паола с подозрением посмотрела на Лилит
  - Ты тоже знала про Докса?
  - Докса? А что случилось?
  - Точно, не знала?
  Повеселела Паола.
  - Не знала. Видишь. А ты думаешь, что она тебя приблизила.
  - Да не думаю я ничего. И не приблизила. Не волнуйся. Так что там с Доксом?
  - Да ничего особенного. Приезжает этот, так называемый, братец. Может быть, уже приехал. Пока мы здесь с тобой болтаем. Из-за него вся эта суматоха. Ты что - не обратила внимания... странная ты.
  Звук колечек - колпачков Докси - его теперь "умела слышать" и Лилит - заставил Паолу замолчать на полу слове.
  - Будь поблизости. И тебя может скоро позвать. Теперь у нас всё бегом и срочно.
  Вот это интересно. Докс! Приезжает. Об этом сообщили Либи в том самом письме, несколько дней назад. И Докси, наверняка, знала. Но сообщать Лилит, объяснять ей что-то? Конечно никому, ничего Докси не должна. Это её семья, её дела. Но, всё таки, как говорит Паола, немного обидно. Лилит вспомнила тот единственный раз, когда за столом у Сиятельной опекунши Миланки видела Докса. Странный подросток. Он произвёл на Лилит неприятное впечатление. Что-то было в нём... Какая-то странность...Наверняка - болен. Что-то хроническое. Может быть, генетическое, наследственное. Ну, это уже совсем не моё дело. "Вернувшийся" в голову Лилит голос - она научилась прекрасно разбираться в его интонациях - раздражённо бубнил. Даже страшно, противно вспоминать о том, что говорил этот - этот сумасшедший. "Люди - мухи"! Подумать только, какая бредовая, несуразная, шизофреническая идея! Оставил бы он меня в покое! Лучше уж думать о Доксе! Кого же напоминает этот мальчик? Пытаясь вспомнить - никак не отвязаться от этой навязчивой мысли, Лилит забыла наставления Паолы. И сама не замечая как, переходила из одного помещения, одной комнаты - в другую. В некоторых комнатах вовсю горел свет, в других - царил мягкий, осторожный сумрак. Безлюдно и тихо. Кто из подопечных Либи будет в это время дня без дела слоняться в этой части дома? Не только прислуга, но и сама Докси без особой нужды не появлялась в парадных покоях. Не любила она, почему-то, эти холодные, безликие комнаты. Покалывание булавки "предупредило" Лилит, что она вошла в ту, "запретную" для неё, комнату. Но, в этот раз, двери в комнату, как и в остальные, анфиладой, помещения были раскрыты, и уколы-разряды булавки были не так чувствительно сильны. Но именно здесь, в этом пугающе напряжённом сумраке Лилит почувствовала присутствие ещё кого-то. Приглядевшись, в пыльном сумраке она заметила фигуру у дальнего края гобелена. Не раздумывая, Лилит направилась туда. "Укротитель Мух! Укротитель Мух!" Радостно оживился голос в её голове. Голос звал, вёл Лилит к изображению мушиного аудофе. Конечно, не было там никакого огня и костра не было. Но. ... Но о именно это слово передавало в интуитивном чувствовании Лилит весь ужас происходящего. Ему - этому голосу - нравилось, что она подходит именно к этому фрагменту гобелена. Пытаясь не обращать внимания на как будто бы взбесившийся голос, преодолевая внутреннее сопротивление тому, что она делает, что собирается сделать, Лилит подошла к гобелену. Из тёмного угла, от изображения человека в капюшоне к Лилит поднялась фигура. Как будто само изображение шагнуло к ней, порвав истончённые временем, серо коричневые нити.
  Перед Лилит, откинув капюшон, стоял - Докс?
  Лилит плохо помнила, впрочем, и не успела рассмотреть тогда, лицо сводного брата Докси.
  - Да, это я. А ты - та самая. Тебя привела моя сестрица...
  Выражение лица - о, всё лицо Докса непрерывно менялось. У парнишки неврологические проблемы. Судороги кривили, искажали несформировавшееся лицо подростка. Жалость и сострадание превозмогли отвращение и страх. Но смотреть на это лицо было очень тяжело. И Лилит, смутившись, отвела глаза.
  - Чего уж, не стесняйся. Я привык.
  И голос Докса непрерывно менялся. От пробивающегося с хрипотцой баска, до высокого звенящего дисканта.
  -Тебе тоже нравится Укротитель Мух?
  Голос Докс слился, переплёлся с голосом в голове Лилит.
  - Ну же,
  Докс, обхватив себя побелевшими от напряжения руками, нетерпеливо наклонился, всем хлипким кособоким телом поддался к Лилит.
  - Признайся!
  - Нет, не нравится.
  Нашла в себе силы, вырвавшись из гипнотического давления, нашла в себе силы ответить Лилит.
  - Но он нравится тебе. Почему?
  Успела спросить она. Успела. Потому, что лицо Докса застыло. Глаза расширились. Вот - вот случится что-то... Но, нет. Докс неимоверным усилием пересилил себя.
  - Так не должно быть. Это неправильно. Но я объясню. Ты поймёшь. Ты должна.
  Докс пристально, как строгий учитель, посмотрел на Лилит. Даже судороги перестали кривить, преисполненное сознанием собственной значимости, лицо.
  - Посмотри вокруг. Все - они точно, как мухи. Большие и поменьше. Мечутся, торопятся. Машут крылышками, жужжат. Никакого толка, ничего, за что можно было бы уважать. Ищут пищу, секс. Может быть, там, откуда ты сбежала - по-другому?
  -Я...
  Внезапный вопрос Докса застал Лилит врасплох.
  - Люди везде остаются людьми.
  Взволнованный, продуманный монолог Докса потряс её.
  - Есть среди нас всякие. И сравнивать нас с мухами... Он сказал "откуда ты сбежала". Что это значит? Как он может знать?
  - Но, как ты узнал, что я не...
  - Не "отшельница"?
  Сколько самодовольства, превосходства в этом окрепшем голосе!
  - На то я и Укротитель! Я знаю. Докси никогда не займёт моё место. Владетель - Я!
  Теперь Лилит не могла отвести глаз от лица Докса. Ужасная мимика - подёргивания, гримасы - как будто гипнотизировала её.
  - Ты думаешь точно, как я.
  Голос Докса, поднимавшийся до пронзительного писка слышала Лилит как будто издалека, через слой ваты.
  - И ты пришла на мой зов. Ты - на моей стороне.
  Лилит не могла, язык не слушался её, ничего ответить. Мысли, одна ужаснее другой, сменялись в её голове.
  - Матушка - регентша пошлёт гувернёра искать меня. Ещё поговорим.
  Натянув на голову капюшон, плотной тенью закрывший лицо, Докс, точной копией уродца с гобелена, похромал мимо оцепеневшей Лилит. Не сразу, но Лилит пришла в себя. Что это было? Что за бред? Что он себе позволяет, этот самозваный "укротитель мух"! О! Голос, сопровождавший, сводивший с ума Лилит так бесконечно долго, исчез! Она прислушалась к своим внутренним ощущениям. Подождала ещё, ещё... Ничего! Ничего? Самой не верилось, что ещё совсем недавно... Это о чём-то говорит... Нет, можно себя не успокаивать - это - не сон! И она не проснулась. Она всё в том же зале чужого дома. У старинного гобелена со странным сюжетом, фантастическими фигурами. Надо подумать. Сосредоточиться и подумать. Твердила себе Лилит, весь обратный путь. У двери в её комнату Лилит ждала Паола.
  - Где ты ходишь! Её Светлость Докси приказала сопровождать её. А я жду тут!!! Приехал Докс! И не один - с Лордом Мел!
  Паола многозначительно, горделиво улыбалась - она была рада продемонстрировать свою осведомлённость.
  - А Светлость Опекунша, а Владетельная вдова Миланка? Она тоже приехала?
  - Откуда ты это взяла! Сказано - Докс и Лорд Мел. Переодевайся. Быстрее. Её Светлость Докси ждёт.
  Почему же он сказал, что опекунша прикажет искать его? Думала Лилит, автоматически заменяя головную накидку на более нарядную - с тонким орнаментом вышитым золотыми нитями. Значит - привиделось. Придёт же в голову такая чертовщина! Ну и хорошо, что только привиделось! С облегчением, будто сбросила неподъёмный груз, решила Лилит, стараясь не отстать от стремительно движущейся впереди неё и Паолы, Докси. Именно так, с интервалом в один шаг друг за другом - первая за Докси - Паола, потом - Лилит, и приказала им идти Докси. Перед тем, как они направились на важную встречу - обед, Докси осмотрела каждую из них с ног до головы. И, видимо осталась довольна их внешним видом. На словах Её Светлость Докси велела Паоле поменьше улыбаться. А Лилит, напротив, посоветовала постараться быть полюбезнее.
   И вот, наряженный в какое-то подобие ливреи, как-то приглянувшийся Лилит, мальчишка распахнул перед ними тяжёлую дверь. Если раньше Лилит удивляло количество разнообразных помещений в таком, снаружи кажущемся небольшом, доме, то теперь она была поражена! Огромная, торжественно убранная комната - зала ударила им в глаза потоками яркого слепящего света. Докси, на правах хозяйки, пришла первой и заняла высокое кресло-трон на узкой стороне обеденного стола, лицом к входной двери. Паола и Лилит с двух сторон встали у высокой спинки кресла.
  - Им должно понравиться.
  С плохо скрытым злорадством тихо, для себя, сказала Докси, окинув взглядом готовый к приёму высоких гостей зал. Буквально сразу, будто это было предложение - пароль, дверь медленно, торжественно распахнулась. На миг ослеплённая светом, величественно "вплыла" Вдовствующая Владетельница Миланка. Следом за ней, щурясь от яркого света, вошли Докс и Лорд Мел. Повсюду следующие за Доксом, его гувернёр и прислужница проскользнули вслед за Сиятельными Персонами. Паола и Лилит не сводили глаз с Опекунши Миланки. Каждая, по своему, переживала неожиданность её появления. Пока, лишь слегка приподнявшись в своём кресле, Её светлость Докси приветствовала прибывших, Докс с низко опущенной головой стоял чуть в стороне от матери - Вдовствующей Владетельницы Миланки. Но, когда начали рассаживаться по местам, Докс, по какой-то причине - кто же спрашивает наследника о причинах - пошёл к своему креслу вокруг стола. По дороге, проходя за креслом Докси, он поднял голову и самым внимательным, пристальным образом посмотрел прямо в глаза Лилит. Мне ничего не показалось! Холодея от ужаса реальности, поняла Лилит. Судя по всему, уловка Докси произвела нужное впечатление. Какое-то время за столом царило молчание. Все сосредоточенно ели. Лилит представлялось, что на подобных мероприятиях мало едят и много говорят. Здесь, пока, всё было наоборот. Первой нарушила, становящееся неприличным, молчание Её Светлость Вдовствующая Владетельница Миланка.
  - Всё съедобно. Мне докладывали, что у тебя неплохая повариха.
  - Я рада, что тебе понравилось, Матушка - Опекунша.
  Голос Докси звучал учтиво. Но продолжать беседу, задавать элементарные вопросы "учтивой" хозяйки, она не собиралась.
  - Дорога была достаточно приятной.
  Лорд Мел взял инициативу в свои руки.
  - Время пролетело незаметно. Не правда ли, Вдовствующая Светлость?
  Миланка тяжёлым взглядом смерила сидящего по левую руку от неё Лорда Мел.
  - Я ещё в состоянии описать свои чувства сама, Лорд.
  Скрытая спинкой кресла Докси, Лилит старалась сосредоточиться на происходящем. Поднятая разговором с Доксом, буря чувств не оставляла её. То, как этот подросток видел мир, окружающих, своё место и предназначение в этом мире, настораживало, пугало. Страх, брезгливость, презрение и жалость - невозможное сочетание чувств испытывала Лилит, глядя на одетого в одежды взрослого вельможи и от того, выглядевшего особенно нелепо и жалко, Докса. Кто вложил эти ужасные мысли в больную голову мальчишки? Неужели он способен безжалостно расправиться с людьми, со своими близкими. Как не хотелось в это верить! Невесёлые, пугающие мысли поглощали всё внимание Лилит. И негромкое приказание Докси застало её врасплох. Несомненно, долженствующая быть важной, беседа и обед, за которым одно за другим менялись почти нетронутые блюда, закончился неприлично, недопустимо быстро. Лилит только и успела заметить кривую ухмылку на восковом лице, обернувшегося толи к ней, толи к Докси, Докса. Вдовствующая Владетельница Миланка, в сопровождении сына и Лорда Мел скрылась за, с шумом захлопнувшейся, дверью.
  - Зачем ты так с ними разговаривала?
  Запыхавшаяся Либи догнала их у дверей комнаты Докси.
  - Быстро же тебе доложили.
  Невыразительный голос Докси лишь констатировал осведомлённость Либи.
  - Заходи. Надо поговорить.
  Докси отослала Паолу распорядиться о еде и питье. За всё время обеда Докси, практически, ничего не съела. Только демонстративно испробовала со всех блюд - пусть не думают, что она собралась их отравить. Хотя и следовало. Обиженная - она не успеет услышать всё! - Паола, выказывая всем своим видом ужасное недовольство, медленно ушла. Непонятно по какой причине, Докси не отослала и Лилит. Стараясь быть как можно незаметнее, Лилит уселась в уголке и вся обратилась в слух. Необходимо не пропустить ни слова. Разобраться, наконец, что тут происходит. К сожалению Лилит, ничего особенного, нового, того, чего раньше не знала, или о чём не догадывалась, она не узнала. Да, вражда. Да, Миланка хочет больше власти. Они и приехали, чтобы продемонстрировать Докси свою силу, сломит её, заставить смириться, принять один из неприемлемых для неё вариантов. Разве Докси может согласиться на увеличение "возраста взросления"? Или - на расширение полномочий опекунши Её Светлости Миланки? Или, что совершенно смехотворно - полное её Докси отречение? Обо всём этом Лилит и сама могла бы догадаться. А вот какова роль Лорда Мел? Что по поводу бредовых, далеко идущих планов Докса? Обе взволнованные собеседницы, видимо, ничего об этом не знали. Или не хотели знать. Лилит была из другого мира, из другой жизни. И здешние законы, их порядки - так она когда-то думала - не имели к ней никакого отношения. Принимать участие в этой мышиной - так она для себя всё это назвала - возне не собиралась. Но дело принимало не очень хороший оборот. Если правда всё, что выболтал самовлюблённый больной ребёнок, если существует реальная угроза "избавления" от Докси, как бы обставлено это и не было, если им удастся прибрать власть в свои руки ... Всем придётся плохо. Вот как? Они уже всё обсудили. Но так и не выработали чёткого плана действий - плана противостояния. Докси прищёлкнула колечками-колпачками. Тут же, будто ждали под дверью, понукаемый Паолой слуга вкатил стол, ломящийся всякой снедью. Сославшись на недомогание, Лилит попросила разрешение уйти. Говорить о том, чего опасалась и о чём, по своему же мнению, не имела права вмешиваться, при Паоле она не хотела. Но понимала - необходимо торопиться. У Миланки с Доксом есть хорошо продуманный, ничего хорошего не сулящий Докси, план. Неспроста они нагрянули так неожиданно. Инцидент за обедом, в чём бы он и ни заключался, может стать детонатором непредсказуемых - или слишком хорошо предсказуемых - событий. Лилит тысячу и один раз давала себе слово ни во что не вмешиваться, соблюдать нейтралитет в чужой стране, чужих, чуждый ей ситуациях, ситуациях. Но внутренняя потребность помочь Докси взяла вверх. Немного взбалмошная, своенравная девушка, сирота, выросшая без родительской любви, невольно вызывала симпатию. Лилит хотелось, не смотря ни на что, защитить Докси. Душевно больной ребёнок с дикими комплексами и не менее ужасными планами не должен получить возможность даже приблизиться к власти. Лилит спешила к Лорду Мел. Чтобы о нём не говорили, чтобы она сама о нём и не думала, только у него она найдёт понимание и, без сомнения, поддержку. Изо всех, ради справедливости скажем, немногих, кого Лилит узнала здесь, Лорд Мел казался самым адекватным и разумным. А, приняв во внимание его отношения с Её Светлостью Вдовствующей Владетельницей Миланкой, о которых не говорит только ленивый, только с Лордом Мел и имеет смысл разговаривать, только у него просить понимания, поддержки, помощи. Больше всего на свете, пусть это не романтично и скучно, Лилит хотелось вернуть свою размеренную, спокойную жизнь. Но пока, если это невозможно, она не хочет становиться ни соучастницей, ни жертвой. Оба эти варианта её категорически не устраивают.
   Об этом, с места в карьер, Лилит и сказала Лорду Мел. Вся эта ситуация, разговоры, недомолвки, интриги, которые она подозревала, но не могла понять их причину, свою роль во всей этой неразберихе, настолько угнетали и раздражали Лилит. Если бы она могла, если бы знала... Лорд Мел и не пытался скрыть своё раздражение. Он отстранённо с гримасой брезгливости на лице, слушал Лилит. Его тёмные, ничего не выражающие, как будто мёртвые, глаза сверху вниз и снова вверх, скользили по фигуре Лилит. Казалось, Лорд Мел не слышал её гневную тираду. Да он и не вслушивался в то, что говорила Лилит. Он смотрел и думал. Что это такое - эта "отшельница"? Зачем и почему она здесь? Как и зачем, на самом деле, её нашла Докси. Какова роль этой женщины в разворачивающихся событиях, каково влияние на то, что, возможно, произойдёт. Что в ней такого особенного, что даже нелюдимый, скрытный Докс интересуется ею.
  - Я очень занят. Если хочешь узнать что-то конкретное - спрашивай.
  - Хочу? Да ничего я не хочу!
  Взгляд, тон Лорда Мел оскорбляли, выводили Лилит из себя.
  - Не нравится мне всё...
  - Не нравится? Тебя никто сюда не тянул. И никто не держит.
  Конечно, не держит! Лилит чуть не теряла сознание от злости и безысходности. Как могла она надеется на него!
  - Или, все-таки, держит?
  - Мне некуда уходить.
  - Вот как. Некуда?
  - Некуда!
  Лорд Мел изобразил нечто, намекающее на улыбку.
  - Штат прислуги у меня, кажется, полный. Да ты и не подойдёшь.
  Почти задевая Лилит и чуть не сбив её с ног, Лорд Мел направился из оранжереи.
  - Стой!
  Лилит успела схватить, выскользающую из пальцев, ткань огромного плаща Лорда Мел.
  - Остановись, пожалуйста! Ты должен мне помочь.
  Звякнули шпоры на высоких ботфортах.
  - Должен!!!
  - Никто не смеет...
  Бездонно чёрные, пропастью ночи, глаза обдали Лилит почти могильным холодом. Запугать её? Нет! Сейчас? Уже никому не удастся! Лилит выдержала яростный взгляд. Ей терять нечего.
  - Послушай, Лорд! Это со мной никто не смеет так обращаться!
  Лилит рванула, он душил её, глухой ворот платья, сорвала косынку. Её, отросшие за это время, волосы взметнулись, плеснув отражённым огнём в глаза Лорда Мел.
  - Мне некуда идти. И что делать, как помочь Докси я не знаю.
  Всё. Теперь он может убить её. Всё, что угодно. Она так устала. Лилит отступила на шаг. Ну что же он...
  Как будто далёкий свет - искорка зажёгся в глубине пропасти чёрных дыр-глаз. Дрогнула маска грубо вырубленного лица. Лорд Мел протянул к Лилит закованную в перчатку руку. Теперь бы начать бояться. Бояться по-настоящему. Эта сцена, эта грозная фигура - почти копия, почти карикатура на Каменного Командора! Лилит не смогла сдержаться - захихикала. Неуместный, нелепый, скорее, нервный смех привёл к совершенно неожиданному результату. Лорд Мел медленно, будто с трудом, опустил руку, отступил на шаг, и, наконец, отвёл глаза от медового золота локонов Лилит.
  - Идём.
  Позвал он, уходя вглубь оранжереи.
  - Поговорим.
  Они устроились в глубине оранжереи, в той самой, знакомой Лилит, беседке.
  - Рассказывай. Потом отвечу на все твои вопросы. Но с начала...
  Лорд Мел снял перчатку - в этот раз Лилит не на шутку испугала, протянутая к её горлу, смуглая мужская рука - и вытащил булавку Докси из платья Лилит.
  - почему смеялась?
  Уффф... Она его боялась? Лорд Мел оказался совершенно не страшным, вполне адекватным мужчиной средних лет. В другое время и в другом месте Лилит, возможно, и пококетничала бы с ним. Но сейчас? Здесь. Как такое может прийти в голову! Ладно. Он просит рассказать - она расскажет. Поверит ли он... Рискнуть стоит. Мужик он умный. Недаром Вдовствующая Властительница приблизила его. Да и Дакс, судя по всему, прислушивается. Не пытаясь произвести на Лорда Мел какое-то особенное впечатление, просто и чётко Лилит рассказала свою неправдоподобную историю.
  - И ты считаешь, что я могу, я должен в это поверить?
  Лорд Мел смотрел на Лилит с неприкрытым, явным, раздражённым изумлением.
  - Такой ерунде я никогда, даже в детстве не верил. Почему бы тебе не придумать что-нибудь более правдоподобное? Ты не выглядишь дурочкой.
  - Куда уж правдоподобнее, если Докс считает, вернее - уверен, что это он позвал меня сюда.
  Лилит развела руками.
  - Ничего другого придумать, как ты говоришь, не могу. Мне и самой всё это не нравится. Но - что есть - то есть.
  - Ты хочешь, чтобы я поверил и помог? И почему приплела ко всему этому Докса?
  - Что бы поверил? Мне всё равно поверишь ли ты. Докс, вот считает, что я пришла сюда по его зову. Спроси его сам, если не веришь. А вот помощь - да, мне нужна помощь! Мне надоело! Надоело всё это! Я не могу, не хочу больше прикидываться невинной овечкой!
  Лилит было всё равно, понимает ли её Лорд Мел. Хотел выслушать - получай!
  - Мне надоело жить не понимая, что происходит вокруг. Я хочу только вернуться домой! В своё время, своё место, свою квартиру, свою ... Вернуть, будь оно всё неладно, свою жизнь!
  Долго сдерживаемый темперамент, взрывной характер Лилит вырвались наружу.
  - Ты хотела меня о чём-то спросить.
  Ничего не ответив на бурную тираду Лилит, напомнил Лорд Мел.
  - Спросить? Ах, да! Спросить!
  Высказавшись, освободившись от напряжения сковывавшей её собственной тайны, Лилит почувствовала себя свободно и уверенно. И не боялась, совсем не боялась Лорда Мел.
  - Если ничем не можешь помочь мне,
  Ничего не дрогнуло ни в грубых чертах лица, ни в выражении угольно чёрных, не видно даже зрачков - как на изображении фараонов, Лилит удалось рассмотреть их - глаз Лорда Мел.
  - то расскажи, что и почему здесь происходит.
  - О чём, конкретно, ты хочешь знать. О матери Докси, её отце, и
  На миг заколебалась Лилит
  - о тебе.
  - Почему именно это?
  - Ну, можно ещё о Доксе и его матери.
  
  Подслушивавший за густой зелёной стеной беседки, человек усмехнулся. Очень интересно, что думает, как оценивает ситуацию один из его злейших врагов. То, что Лорд Мел расскажет правду, человек не сомневался.
  
  - Я, почему-то верю, что ты была откровенна. Несмотря ни на что. Слишком уж экзотическую историю ты рассказала. Уверен - тебе можно доверять.
  Лилит лишь кивнула. Ему, тоже непросто хранить чужие тайны. Что же там может быть!
  - Ты не зря начала с матери Докси. Лучше и миле девочки, а, потом и девушки, свет не видел.
  Чем дольше рассказывал Лорд Мел, тем хуже чувствовала себя Лилит. Она-то думала, что несчастна, страдает. Её история - небольшое приключение. Перемещение толи во времени, толи в пространстве - ничего особо трагического. Она жива и здорова. А здесь... Двое любят друг друга. Любят с детских лет, любят, сколько себя помнят. Появляется третий. Могущественный, облачённый властью. Противостоять ему невозможно. Влюблённых разлучают. Плод их любви - кто её настоящий отец догадывается только кормилица - девочка появляется на свет наследницей могущественного Владетеля. Потерявший надежду, подавленный, равнодушный ко всему юноша, запирается в родовом поместье. Девушка, ослабленная тяжёлыми родами, измученная безысходностью и угрызениями совести - ей не хватило силы духа назвать истинного отца ребёнка - умирает. Безутешный вдовец - Владетель исполняет последнюю просьбу жены. Младенца отправляют в семейное гнездо покойной жены. Прямо мыльная опера! Через какое-то время вдовец - Владетель женится ещё раз. Теперь уже по расчету. На девице из влиятельного рода. Богатство, связи, красота новой супруги вполне восполняют её мерзкий характер и порочную чёрную душу. Молодая рожает Владетелю ребёнка - сына. Но по старинным, ни разу не нарушавшимся законам и обычаям, Наследник - первый, вне зависимости от пола, ребёнок. Девочку возвращают ко двору. За ней из города приезжает юноша. Он давно уже не так молод и наивен - он лучший, ближайший друг Владетеля. От случайно проговорившейся кормилицы он узнаёт, кто, на самом деле, является отцом девочки. Наследницы - дочери Владетеля. Его Величество владетель умирает. Если в случае с его первой супругой всё объяснилось слабым здоровьем, послеродовой депрессией, То внезапная смерть молодого, пышущего здоровьем мужчины - Владетеля вызвала немало слухов и пересудов. Но, тот, кто должен был замолчать - замолчал. А юноша, теперь уже взрослый мужчина, сближается с овдовевшей красавицей - Вдовствующей Владетельницей, становится её ближайшим советником. Чего не сделаешь ради благополучия собственной дочери! Оправдывает он себя. "Санта Барбара" - вспомнила Лилит название бесконечного, как жвачка телесериала. Совсем никого, кроме, возможно, той несчастной девушки, не жалко. Не любит Лилит эти слезливые душещипательные истории. Но, не её это дело. Что было - то было. Можно верить или нет. Во всяком случае - более ни менее понятно, с чего всё началось.
  
  Многое, о чём он только подозревал, о чём догадывался, подтвердилось. Стало понятно человеку по ту сторону густой зелёной стены. Вот оно как. Полезно оказаться в нужное время в нужном месте. Искусство подслушивать и подсматривать человек довёл до совершенства.
  - Я правильно понимаю - ты стараешься защитить Докси. Она не должна повторить судьбу своей матери.
   - Для женщины, рассказавшей ту идиотскую историю, ты соображаешь на редкость быстро и хорошо.
  Лорд Мел улыбнулся, обнажив белоснежные ровные зубы.
  - Но недостаточно хорошо.
  - ???
  - Ну же, отшельница, не знаю, кто тебя подослал, и зачем, подумай.
  - Лорд, в моей стране такое обращение к женщине сочли бы крайне невежливым. Не мог бы ты сменить тон? И обращаться ко мне на "вы". Это - во- первых.
  - А во-вторых? Что же ты, не стесняйся!
  - Во-вторых, если ты хочешь сказать, что я теперь слишком много знаю, и посему
  Недвусмысленным движением рукой Лилит изобразила гильотину
  - то позволь напомнить, никаких имён названо не было. И этот, так называемый секрет знает ещё кто-то. Заинтересованный во всём этом гораздо более меня. У Докси есть служительница - вы это называется как-то по-другому - Паола. Поинтересуйтесь, как она стала приближённой твоей протеже.
  Лилит блефовала. Блефовала по крупному. Но зачем, зачем, о боги! она влезла, так глубоко влезла в чужие дела!!!
  
  Она мне нравится! Эта нездешняя женщина! Усмехнулся человек за изгородью. Я должен с ней поговорить. Серьёзно поговорить. Она поймёт и согласится. Человек притаился. Тонко развитая интуиция подсказывала - разговор, такой информативный и поучительный, вот, вот должен окончиться.
  
  По лицу Лорда Мел невозможно понять, о чём он думает, слышал ли слова Лилит, понял ли намёк.
  - Ты меня развлекла, отшельница. С чего это я стану говорить тебе "вы"? Ты же одна - не двое? У нас нет этого твоего "вы".
  Лорд Мел усмехнулся. Он всё отлично слышит и понимает. Говорила его полу улыбка.
  - Не понимаю, почему я должен что-то из-за тебя менять. У меня много дел. Прощай.
  В этот раз Лилит не стала его останавливать.
  - Можно подумать... Чем твоя история лучше моей...
  Лилит не собиралась говорить это вслух. Не ожидала, что Лорд Мел услышит её, так, между прочим, в раздражении произнесённые слова. Но он услышал! Предположить, что этот крупный мужчина может быть таким быстрым? Лилит не успела опомниться, как оказалась в крепких, похожих на тиски, руках. Лорд Мел приподнял её над землёй. Лицо Лилит оказалось напротив её лица. Она могла бы сколько угодно рассматривать резкие черты, смуглую обветренную кожу, до бесконечности всматриваться - попытаться проникнуть вглубь чёрных дыр-глаз. Могла бы Но Лилит впервые за весь их разговор, за всё время, что она провела в этом странном месте, да что там - в первые в жизни - по настоящему испугалась. И единственное чего хотела, о чём молила себя - не выдать страх. А вот Лорд Мел, несомненно, наслаждался моментом, ситуацией.
  - Не бойся, Отшельница. Я ничего плохого тебе не сделаю. А вот называть на "ты" буду. Ты уж не сердись.
  Лорд Мел аккуратно, будто Лилит была фарфоровой статуэткой, поставил её на землю.
  - Не дождёшься!
  Лилит тряхнула кудрями, притопнула ногой.
  - Не собираюсь я тебя бояться! Запомни.
  - Постараюсь.
  Лорд Мел через силу улыбнулся. Глаза полыхнули чёрным опасным огнём. Он ушёл из беседки. Теперь уже окончательно.
  
  Хорошо, что он оказался в нужном месте и в нужное время. Что там такое происходит? Человек из-за ограды плотно переплетённых ветвей жасмина не мог ничего рассмотреть. И понять, о чём продолжают говорить внутри было трудно. Несколько быстрых, неразборчивых фраз. Вряд ли что-то, что могло бы изменить общее направление, общий смысл разговора. Он видел, как Лорд Мел спустился по деревянным ступеням беседки и энергично зашагал к выходу из оранжереи. Судя по походке, насколько человек знал Лорда Мел, тот не был ни зол, ни рассержен. А вот эта женщина...? Он подождёт, пока выйдет и она. Времени у него не так уж и много. Но, может быть, увидев её, он поймёт, чем закончилась эта удивительная встреча. Прошло совсем немного времени. Осторожно, приподнимая подол длинного платья, женщина спустилась на усыпанную гравием дорожку. В отличии от тяжёлых шагов Лорда Мела, гравий не скрипел и не крошился под её лёгкими шагами. Со своего места человек не мог увидеть её лица, как не видел и лицо Лорда Мел. А по походке, по лёгкой стремительной походке - что может он понять? Но она не удручена и не напугана. Как ему понять, что творится в её плотно укутанной тканью голове.
  
  Не он один терялся в догадках, раздумывая, о чём думает эта женщина. Что творится под медово золотыми локонами, к его собственному изумлению, волновало Лорда Мел. Ему - бояться? Что за глупости. Бояться её он не будет, не может. Даже, если эта женщина решит что-то, кому-то рассказать - кто поверит неизвестно откуда взявшейся "пророчице"! Если ей так уж хочется, пусть рассказывает свою, неизвестно для чего, выдуманную историю. И живёт себе. Кажется, Докси её любит. А намёки этой женщины на Паолу? Можно было бы насторожиться - но он сам пристроил эту девушку к Докси. Это для него Паола шпионит за своей хозяйкой. Какого ... он, вообще, ввязался в разговор с этой колдуньей! Будто нет у него проблем и без этой... Золотые волосы, светлые, как виноградины с косточкой-зрачком глаза, презрительный капризный рот. Какая, убей её гром!, она отшельница! И он ещё для чего-то схватил, трогал её! Разве мало женщин в его жизни. Чего стоит только требовательная, ненасытная, хищная и безжалостная Миланка. Только так может он влиять, укрощать её. Только через эту проклятую постель может он гарантировать безопасность Докси. А сколько было и есть других, на любой вкус и для любой прихоти, женщин. Только кивни, только помани. А он думает чёрт знает, о ком. Лорд Мел одернул темный, более похожий на кольчугу, камзол. Поправил обруч из светлого металла, плотно прижавший жёсткие тёмные волосы. Единственное украшение - чёрная, размером с голубиное яйцо, жемчужина должна быть точно посередине лба. Слуга поднёс громоздкий кубок с чуть вязкой маслянистой жидкостью. Старое выдержанное вино. Лорд Мел повсюду возил бочонки вина из собственных подвалов. Слуга был старинный, проверенный. Они росли вместе, и знали друг друга всю жизнь. Но... Улучив момент, Лорд Мел бросил в кубок щепотку порошка. Никто не должен знать - какое именно из его многочисленных колец - с секретом. Порошок растворился без остатка. С вином всё в порядке - это единственное, что он выпьет сегодня. За вечерней трапезой, в присутствии многих, по-своему и по-разному заинтересованных персон, Лорд Мел не собирался ни есть, ни пить. Прочь, лишние мысли! И пусть со времён своей первой, прекрасной, незабываемой, идеальной любви, с того давнего полузабытого времени, ни одна женщина не вызывала у него таких чувств, таких желаний! И кровь, вновь, так не стучала, не бурлила в его жилах, и аромат чужого тела так не кружил голову. Но он предал тогда свою любовь. В то время она была опасна, привела к горю и страданиям. И он испугался - отступил. Что же сегодня? Это наваждение, эта опасность. Откуда взялась эта женщина! Чей извращённый умысел свёл его с ней! Это - цена за его тогдашнее предательство? И сейчас, именно в этот решительный момент, когда он не может позволить себе "отвлекаться"! Как только Докси станет Владетельницей, он займётся этим. Этой женщиной. Что-то решит. Пока - пока же ... у него хватит сил не думать, не чувствовать. Как обычно. Как всегда.
   Вечерняя трапеза текла своим чередом. В этом патриархальном доме, совершенно непохожем на дома-дворцы, к которым привыкла Её Светлость Опекунша Миланка, она не могла в полной мере наслаждаться положенными ей удобствами и почётом. Но, ничего. Ещё совсем немного. Чуть подождать. И сбудутся все её самые дерзкие мечты. Пару дней, и всё, наконец, будет так, как надо. Надо ей! А пока - она притворится, что всё прекрасно.
  Да, ещё немного. Несколько дней. Думал человек, незаметно, но очень внимательно наблюдая за Лордом Мел и женщиной. Ему необходимо было понять, что же произошло там, в беседке. Догадаться о чём, в конце концов, договорились эти двое. Очень важными казались ему те, не услышанные им, слова. Но, как ни старался, ничего необычного заметить человек не смог. Лорд Мел - не изменяя себе - надменный и холодный сидел по левую руку Вдовствующей Владетельницы. Как обычно, он элегантно ухаживал за своей Повелительницей. Предупреждал малейшие желания, плёл вязь изящной беседы. Ничего нового - хозяин положения. Вдовствующая Владетельница вовсю кокетничает. За ужимками и сладкими улыбками старается скрыть раздражение и недовольство. Лорд Мел в чём-то "провинился"? Все, кто хорошо знают Её Светлость Владетельную Вдову, понимают - ещё немного и терпение Миланки лопнет.
  Докси - глупенькая сиротка изображает гостеприимную хозяйку. Неужели, бедняжка, не видит, кто здесь истинный хозяин! Не чувствует нависшей над ней смертельной опасности. Кто бы и ни был её отцом, мозги ей достались от матери.
  Две её прислужницы в тени высокого кресла. Что о них скажешь? Как обычно - стараются быть незаметными. И одна из них - эта женщина. Или очень умна, или очень глупа, или... как понять. Он, умеющий подмечать и различать малейшие изменения в выражении лиц, в тоне разговора, на лету перехватывающий взгляды, улавливающий даже намёки на возможные связи или союзы, сегодня, здесь не может "поймать" этих двоих. Может ли быть, что ничего не было и не будет, что он зря подозревает, волнуется.
   Остальные - ничего нового. Как всегда. Подобострастие и ожидание "команд" от хозяев. Пусть так. Осталось ещё несколько дней. Всего несколько дней. Ничего не должно сорваться. Но, на всякий случай, он поговорит с этой женщиной. Ещё раз.
   А эта женщина - Отшельница - Лилит за креслом Докси старалась быть как можно незаметнее. Встреча, разговор в оранжерее не давали Лилит покоя. Всё это время до вечерней трапезы, она думала только об этом. Отвечала на вопросы Паолы, исполняла пожелания-приказы Докси, и - ругала себя за разговор с Лордом Мекл. Она не должна была останавливать его. Думала Лилит, особенно тщательно одеваясь к вечерней трапезе. Где были мои мозги! Я совершила огромную глупость. Лилит прятала помолодевшее, рдеющее лицо, сияющие глаза за "вуалью" придуманного для неё Докси, ужасного наряда. Как когда-то, в далёкой юности, Лилит трепетала, представляя их встречу. Сжавшись под балахоном наряда и боясь поднять глаза. Лилит вошла вслед за Докси и Паолой в нарядную, по старомодному убранную залу. Но ничего не произошло. Потолок не упал ей на голову. Никто не показывал на неё пальцем, лорд Мел даже не посмотрел в её сторону. Постепенно Лилит пришла в себя и смогла, даже, из-под опущенных ресниц рассмотреть ужинающих. Всё, вроде бы, как обычно в этой ужасной компании притворщиков. Но в этот вечер, помимо общего насторожённого гнетущего напряжения, Лилит ощутила направленное лично на неё тяжёлое внимание. За ней следили! Врождённая интуиция Лилит - шестое чувство, как это не назови - в экстремальных условиях её сегодняшнего существования, усилилась и окрепла. Продолжая "наружно" присутствовать за креслом Докси и ничем себя не выдав, Лилит сосредоточилась на внутренних ощущениях. Да. За ней следят! И не один - двое. Энергия одного - О, Лилит знает, кто это! Через его руки проник в её кровь этот сжигающий её жар! Это его глаза окунулись в глубину её глаз, зажгли в них давно забытый огонь желаний. Она не должна ни бояться, ни обманывать себя. Лорд Мел! Не подавая вида, он следит за ней! Это тяжёлое, затягивающее внимание. Оно опасное. Но такое - такое желанное. На какое-то время, погрузившись в удовольствие, практически, физически ощущая силу направленных на неё желаний, Лилт забыла о втором человек. Да, этот - второй? Его внимание! Оно, по-настоящему испугало Лилит. Не такое явное, более тонкое и изощрённое, он несло неприкрытую угрозу. Было холодным, пристальным, отстранённо пугающим. Кто из присутствующих на Трапезе мог так интересоваться ею? В первый раз за весь вечер, Лилит подняла глаза и осмотрела всех присутствующих. Притворяются, что наслаждаются едой, беседой, своим положением. Почти уродливые лица. Скрытые под безвкусной, вычурной одеждой, хилые фигуры. Кто? Кто из них? Лилит была уверена, что "зондирует", следит за ней мужчина. Что ему от меня нужно? Возможно, она пожелает о своем желании узнать это. Как пожалела о порыве, заставившем её остановить Лорда Мел давеча в оранжерее? Пожалеет - да. Но совсем по-другому.
   Наконец, закончилась и эта, вроде бы ничем не примечательная, вечерняя трапеза. Каждый из присутствующих преследовал здесь свои, сугубо личные, цели. Но у всех, кроме Отшельницы - Лилит, если разобраться, была одна единственная, объединяющая, связывающая их, общая цель. Все хотели проверить свои силы, понять, чем располагает "противник", насколько он уверен в себе. Все, без исключения, помнили, что до дня рождения Докси до определяющей даты - осталось совсем немного времени. За эти несколько дней до совершеннолетия Докси, одним необходимо было "элегантно" избавиться от девушки. Другие - сама Докси, прежде всего, стремились "удержать" ситуацию. В положенное время провести освещённый веками Ритуал. И провозгласить Докси Владетельным Величеством. Речь шла о жизни и смерти, и о том, как, по какому пути будет развиваться страна. В, казалось бы, сугубо личном противостоянии скрывался такой накал сословных, меркантильных и, бог его знает каких ещё, интересов. Лилит против воли втянутая в эту мутную историю, по стечению обстоятельств обязана была быть на стороне Докси. Хотя, знай она все, недавно открывшиеся ей факты, и имея возможность "выбрать сторону", совсем не факт, что она поддержала бы именно Докси. Закон должен быть законом. Порядок - порядком. Устои накрепко "вбитые" в Лилит. Ничего личного. Нельзя начинать дело, любое дело, со вранья, манипуляций. На вранье далеко не уедешь.
   Лилит помогала Докси переодеться после вечерней трапезы. Всматривалась в усталое, осунувшееся личико. Знает? Или нет? Может быть - знает и, поэтому боится за свою жизнь? Тогда, что толкает молодую девушку продолжать эти " грязные игры"? Спросить ? Рассказать? Имеет ли она право? Кто она здесь? Что знает о здешней жизни? О расстановке сил? Каждым, кто окажется в кресле Владетеля, будут незримо управлять разные "советники". Каждого - да так искусно, что они и сами не поверят в это - будут использовать в своих целях многочисленные друзья, сторонники, и, даже, на "отрицании" - враги. Многое зависит от того, кто будет ближе всех, кому молодой Владетель будет всецело доверять. И только Лорд Мел, в своей чёрной одежде, с чёрным зловещим камнем на лбу, напоминающий большую хищную птицу, он сможет не только "правильно" посоветовать, но и оградить от непредвиденных неприятностей. Кто он - гриф или орёл? Думала Лилит, воскрешая в памяти фигуру, черты вельможи. Как получается, что всё, о чём она бы ни подумала - сводится к Лорду Мел! Просто потому, что он - одна из главных, решающих фигур в этой непростой, смертельной игре. Её Светлости Опекунше удастся победить только, если Докси исчезнет "естественным путём", не станет претендовать на престол и власть. "Живая" Докси всегда будет источником смуты и нестабильности. И вот, именно Лорд Мел, как бы и не выглядела сегодня его позиция, не даст уничтожить Докси. И Докси, если есть в ней хоть капля здравого смысла, доверится Лорду Мел. Докс не будет прислушиваться к советам Лорда Мела, к чьим бы то ни было советам. У него своё представление о себе, о власти, о том, как он этой властью станет распоряжаться. Ужасные, бредовые идеи. Нельзя допустить их осуществления.
  В большом доме было удивительно тихо. Лилит казалось, что не спит только она одна. Никак невозможно было заснуть. Мысли, чувства - всё перепуталось, смешалось в её голове, в её душе. Как тут уснёшь. Ворочаешься с боку на бок. Жарко, душно. Мысли, одна ужаснее, черней другой ввинчиваются в мозг, проникают в душу. Лилит встала. Не скрипнув, открылась дверь её комнаты. В коротенького ответвления - аппендикса коридора, высоко на стене, убранный в металл, факел. Лилит устала удивляться странностям - на её взгляд - в быте, повседневной жизни этих людей. И одна из них - отсутствие электрического освещения. Чуть чадящий факел освещал, отбрасывая острую тень, поворот из тупичка в более длинный и широкий коридор. В него выходили двери из комнат Паолы и Дам Низшего Ранга из свиты Её Светлости Опекунши. Ускоряя шаг, будто за неё гнались злые духи - мысли, Лилит, ориентируясь на свет факелов, неслась из одного коридора в другой. Бесконечная череда переходов, спусков, подъёмов и лестниц - почему она никогда не попадала сюда? - только усилило беспокойство, нервическое нетерпение Лилит. Волнение, беспричинное, ничем не вызванное, не обоснованное, и этим ещё более пугающее, опустошало Лилит. Она дрожала. Мелкая, противная, дрожь заставляла быстро, беспорядочно биться сердце, покрывала пупырышками кожу. В такт ей мелко тряслись руки и ноги, стучали, попадая друг на друга, зубы. Она, эта мерзкая дрожь, не поддавалась контролю. Что же с ней такое! Занятая борьбой с самой собой, со своим телом, Лилит не заметила, как очутилась напротив высоких дверей. Странно, она столько плутала по этажам, то по узким, то - по широким коридорам, и только сейчас оказалась здесь! В первый раз невидимый, неизвестный проводник - и не захочешь, что кто-то специально позвал её сюда - подвёл Лилит к этой двери. Открыть? Будто отзвук чего-то неприятного, навязчиво - знакомого, звук возник и, нарастая, затопил мозг. Как же давно она не слышала этот противный голос!
   То, что женщина идёт, то, что она придёт к нему, человек почувствовал, услышал внутренним "слухом". Лилит ещё только металась, не в состоянии уснуть, не находя себе места, а он уже предчувствовал, представлял, смаковал их встречу. Как паук, собравший в центре паутины все тончайшие нити и ниточки, человек почувствовал натяжение одной из них. Женщина! Оставалось только "подтянуть", помочь ей найти его. Как в тот, первый, непередаваемый миг, когда из пропасти неизвестности, она откликнулась на его зов. В промозгло холодном, за ненадобностью не освещённом зале, человек ликовал. Настанет, уже близок тот день, когда его победа, он сам станут известны, ясны всем! Все подчинятся и склонятся перед ним. Его планы, его законы станут главными, определяющими для всех этих людишек - мух! Попробует кто-то не подчиниться! Он, наконец, займёт положенное ему, законное - своё! место!!!
   Лилит решительно распахнула дверь. Но, чуть задержавшись, замешкавшись на пороге, вошла. Едва нарождающееся утро подслеповатой серостью сочилось сквозь высокие, забранные густой решёткой окна. Угадываемы по теням на стенах, факелы не горели. Заброшенное, пустое помещение... Я уже здесь была! Да, конечно! Справа от Лилит стену закрывает огромный - от пола до потолка - гобелен. В призрачном освещении фигуры и орнаменты выглядят более выпуклыми, объёмными. Вот - вот оживут и странные люди, и похожие на химеры, звери. Но рассмотреть, разобраться в своих ощущениях, Лилит не успела.
  - Я ждал тебя
  Позвал, уже звучащий не в голове, а наяву, голос. Кто-то был там - у стены, в углу. Там, где наружная, с окнами стена соединялась со стеной, завешанной гобеленом. И от того, что голос, хоть и окрепший - не тот ужасно тонкий и пронзительный - оказался вполне реальным, и от невозможности рассмотреть произнёсшего эти простые слова "я ждал тебя", Лилт стало совершенно, до тошноты страшно. Превозмогая себя, будто невидимые нити-канаты тащили её, она пошла туда, к говорившему, в тёмный угол. Лилит казалось, что идёт она всю жизнь. Фигуры на гобелене оживали. Они улыбались, скалились, шутовски кланялись, протягивали к ней руки, лапы, хвосты, хоботы. Лианы и корни раскручивая замысловатые узлы орнаментов, устремлялись к ней. И вот, наконец - сошедшая наяву с полу выцветшего гобелена - хилая фигура в накидке с остроконечным, почти шутовским колпаком. Лилит вгляделась. С гобеленом всё в порядке. Это всё игра её воображения. Тот несчастный человечек, по-прежнему, на своём месте. Всё так же, как и столетия назад, держит в тонких, длинных, без суставов пальцах огромную, больше его самого, муху. А перед Лилит в накидке с капюшоном - Докс! Увидеть, встретить здесь именно этого мальчика? Так неожиданно! И совсем не страшно. На мгновение паника оставила Лилит.
  - Ты? Тут? Один? Ночью?
  Однажды она уже видела паренька здесь. На этом самом месте. Рядом с этим, вызывающем отвращение, изображением. Но тогда...
  - Я ждал тебя.
  На неподвижном, маской застывшем лице Докса возникло нечто, подобное улыбке.
  - Ты? Ждал? Но, почему?
  - Укротитель мух, укротитель мух!
  Как-то по-особому напрягая горло, пропищал Докс.
  - И спрашивать не надо. Всё у тебя на лице. Разве не за этим ты пришла сюда?
  Лилит опешила. Сосредоточиться, вникнуть в смысл слов, вопросов Докса Лилт мешал и внешний вид мальчика. Выпрямившись, не трясясь и не кривляясь, Докс был похож на вполне обычного подростка его лет. Поразительно! Но Обычный? "Обычным" Докса не назовёшь! Этот взгляд, эти глаза. Так вот чей взгляд Лилит чувствовала на давнишнем ужине! Вот кто, кроме Лорда Мела, следил за ней! Но, причём - "укротитель мух"?
  - Ты вспомнила что-то интересное?
  Лилит всё ещё не могла вымолвить ни слова.
  - Но ты меня узнала! Верно?
  Лилит лишь кивнула головой.
  - Меня трудно узнать! Ты разочарована моим внешним видом? Лучше бы я остался тем несчастным калекой!
  - Совсем нет. Глупости.
  Вспыхнула Лилит.
  - Просто... просто неожиданно. Эта комната, гобелен, ты.
  - Неправильно говоришь. Неправильный порядок. Прежде всего - я! И только я!
  Докс покрутил большими пальцами, сплетённых в замок ладоней.
  - Ты за меня порадуешься - Я преодолел свой физический недуг! И научился это скрывать. Положение калеки даёт мне независимость и безнаказанность. Никто меня ни в чём не подозревает, все жалеют и помогают. "Идиот Докс" - моя лучшая защита. С её помощью мне удастся сохранить жизнь. Я добьюсь всего. Так называемая, сестрица сполна поплатится за то, что лишила меня всего, положенного по праву рождения. Горько пожалеет эта самозванка.
  Не столько сами резкие слова и угрожающие фразы, сколько тон, которыми они были произнесены, заставили Лилит прийти в себя, собраться. Он живёт в своём, призрачном мире. Он ни перед чем не остановится! Этот Докс пойдёт до конца!
  - Мне это всё не интересно. Это - ваши личные дела.
  - Интересно, и ещё как! Не притворяйся!
  Он, этот мальчик болен. Ужасно, безнадёжно болен. Но - эти слова, этот голос? Я слышала их там - у себя дома. В своей прошлой прекрасной жизни. Точно эти слова. Этот голос. Из-за них я здесь.
  - Вот видишь,
  Докс будто читал, чувствовал её мысли, понимал невысказанные сомнения.
  - ты пришла на мой зов. Тебя только помани...
  Как от хлёсткого удара, Лилит локтем прикрыла лицо.
  - Это - ты? Ты звал. Тогда. Но, зачем!
  - Если бы сам Докс знал. В одно из тех прекрасных непередаваемых мгновений, когда, втайне от всех, он повторял звучные непонятные слова старинных, потерявших от времени свой смысл, заклинаний это и случилось. В том смутном состоянии, когда явь переплетается с вымыслом, переходит, вливается в него, он вдруг почувствовал, как его слова - титул, который он для себя придумал - нашли отклик. Кто-то, где-то услышал его. Возможно, этот человек понял, поверил ему! Поначалу Докс не придал значения появлению "отшельницы". Даже, когда один из его клевретов, почти показал новую пассию сестрицы в каретном сарае, он не забеспокоился. Но то, что "слышащий" его стал гораздо ближе, где-то недалеко, Докс почувствовал. Но, только кто? Но уже при первой встрече, когда она появилась, сопровождая эту проклятую девку, Докс узнал в "отшельнице" "его"- того, кто откликнулся на призыв!!! Как она оказалась среди его злейших врагов! Почему не рядом с ним! Как понять? Как призвать её? Не удавалось ни подстеречь, ни поговорить! Почему-то именно здесь, совсем близко, рядом, она не отвечала на его призывы. По счастливой случайности, именно здесь, в доме узурпаторши Доксу удалось подстеречь, поймать её. Но, как всегда, помешал любовник матушки - ненавистный умник, Лорд Мел. С ним у Докса свои счёты. И придёт время - совсем скоро - Он объявит своё настоящее, выбранное, как и полагается после ритуала Присяги, Имя! Все узнают Укротителя Мух! И лорд зазнайка получит сполна.
   - Ты должна была прийти. И пришла. Твой долг быть со мной. Только со мной. Мы связаны.
  Главный день его жизни близок. И именно она поможет навсегда избавиться от главного препятствия. Не зря, не просто так она оказалась в свите, рядом, близко, ближе и желать невозможно, к узурпаторше. Этот план - "последний штрих" зародился, вспыхнул у него в мозгу ещё тогда, на том достопамятном обеде. Потом, уже здесь - с начала невольно, а потом и сознательно он подслушал её разговор со снобом Лордом. Ничего нового. О многом он и так знал, о многом догадывался. Вот только, что произошло в самом конце разговора? О чём они говорили? Что-то важное? Хотя, что может быть важнее того, что она сейчас здесь, с ним. Она поможет ему - это так просто. И у него есть особый перстень. Если того, что хранилось в перстне матушки, хватило, чтобы папаша - Владетель отправился к праотцам, то для сестрицы он, Докс не пожалеет опорожнить своё заветное колечко. Он знает, что может доверить перстень "своему человеку" - ей!
   Нелогично, необъяснимо, нереально! Но Лилит поверила в то, что этот неадекватный подросток "позвал" её. Его голос услышала она тем солнечным утром. Как это и не странно - из-за него, она здесь. Иногда фантастическое, невозможное понятней, ближе, реалистичней самой реальной из реальностей. И, продолжая логическую цепочку, она, Лилит должна - ведь для этого, столько всего преодолев, она очутилась здесь - быть с Доксом, помочь ему. Но... Докси! То, как и в чём Докс требует её помощи! Та встреча. Тот разговор в беседке! То, что случилось между Лордом Мел и ею. Если бы она могла не думать, не чувствовать, не вспоминать. Ей не подходит идеология Докса! Она не может совершить то, что он требует! Никакая цель не оправдает в её глазах хладнокровное убийство.
   Резким ударом Лилит распахнула звякнувшее плохо укреплёнными заросшими грязью стёклами, окно. Плотная, почти не пропускающая свет, серая ткань раннего утра, на глазах, сменялась розово лазурной полупрозрачной редкой вуалью. Поднималось утро. Далеко за спиной Лилит осталась сумрачная комната с пыльным, изъеденным молью гобеленом, с несчастным, бормочущим ветхие заклинания, больным ребёнком. Перед ней - живые, зелёные, сверкающие ночным инеем холмы. Она у окна в широкий, светлый, обдуваемый юным ветром, мир. И всё равно, что было там - в прошлом, что осталось у неё за спиной. Имеет значение только будущее. Будущее, которое она выберет, отбросив сожаления и страх. Это будущее - это настоящее, на пороге, которого она сейчас стоит. Оно начинается для Лилит сейчас и здесь.
  
  
  Гуля. Зима-весна 2018
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | А.Квин "У тебя есть я" (Постапокалипсис) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"