Гуляев Владимир Георгиевич: другие произведения.

Вовкины истории. Часть 3. Детство. Норильск. Школьные истории

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

 []
  
  Глава 3. Норильск. Школьные истории
   1965 год
  
   Температура
  
  Этот случай произошёл весной и Вовке запомнился на всю жизнь, как хороший урок.
  Шла последняя учебная четверть.
  Огромные снежные горы, насыпанные полярной зимой и превращённые ребятнёй в горки для катания и изрытые пещерками с хитроумными ходами, скоро с приходом весны начнут таять, и все это 'детское царство' превратится в огромную лужу. И зима с неохотой, но все же уступала свое место весне. Солнце с каждым днем поднималось выше, и солнечные лучи нагревали железные крыши домов, растапливали снег, который нехотя покидал своё удобное лежбище и, зацепившись за край карнизов домов, висел большими и маленькими сосульками, каплей за каплей скапывая вниз.
  Весна чувствовалась во всём: вот она - куда ни глянь. Совсем недавно пушистый снег уплотнился, став ледяной коркой, сугробы осунулись и покрылись мелкими колючими ледяными иголками. В центре школьного двора, куда зимой периодически сливали воду из школьного отопления, стала понемногу оттаивать злополучная промоина, в которую Вовка проваливался перед новым годом, стёкла окон квартир наполовину покрытые зимой толстым слоем льда начали оттаивать. По всем этим приметам вот-вот должна начаться бурная весна, как у них было в деревне, превращающая снежные заносы в быстрые ручьи и ручейки. А там и долгожданное лето! Но это был север, и здесь всё было по-другому: зима боролась за свои дни, устраивала снегопады с пургой и морозом.
  Весна приближалась, но медленно, очень медленно...
  Как-то придя из школы, Вовка услышал разговор между отцом и матерью:
  - Представь, мать, хотят субботы тоже сделать выходными! По два дня в неделю отдыхать будем.
  - Это хорошо!
  - Да, хорошо. Но вот в деревне у нас все равно без выходных будут работать. Там уже вот-вот посевная начнётся, какие тогда мужикам выходные!
  - Так там и раньше выходных-то и не было.
  Из разговора Вовка понял, что намечается что-то новое, и усёк главное, что теперь в субботу родители будут дома - на работу не будут ходить.
  'Вот те на! А мы что? Нам, что ли, не отменят учёбу в школе? - подумал Вовка. - А может, и мы в субботу тоже не будем учиться!'
  Но, увы, его надежды не оправдались. Нет, он, конечно, был не против учёбы, а наоборот двумя руками 'за', но, тем не менее, взрослым-то сделали второй выходной!
  Родители стали по субботам отдыхать, а они, школьники, как учились, так и продолжали учиться, с одним выходным.
  В Норильск всё-таки почти пришла весна! Еще недавно на первое мая они ходили на демонстрацию, и мела пурга с колючим снегом, а сегодня солнце светит вовсю! Можно было бы на улице погонять, но была ещё суббота, и нужно идти в школу. В школу, конечно, охота, но родители-то дома, а ему идти! Славка уже ушёл.
  Пошел...
  Школа была рядом, в тридцати шагах, поэтому Вовка даже зимой не надевал ни пальто, ни шапку, чего зря в очереди в гардероб стоять - быстро добежал и в школе. На крыльце школы Вовка обернулся и посмотрел на окна своей квартиры. Мать мыла окна, солнечные блики отражались от стекол, показалось как-то тепло и празднично!
  Войдя в школу, Вовка осмотрелся, у него появилась непонятно откуда шальная мысль: 'Как бы увильнуть от сегодняшней учёбы? Денёк такой здоровский, на улице бы погулять!' И увидев свою учительницу, Зою Николаевну, он подошел к ней и спросил:
  - Зоя Николаевна, а тридцать семь и один - это нормальная температура? Или нет?
  - Вова, а что, у тебя такая температура?
  - Да я, да я так просто спросил, на всякий случай. Мало ли. Всякое бывает. Я же просто спросил.
  Видимо, у него загорелись щёки от стыда. Он ещё так никогда не делал, не хитрил, а тут чёрт, что ли, попутал.
  Зоя Николаевна потрогала его лоб и сказала:
  - Нет-нет, Вова, давай-ка иди быстренько домой и лечись, я тебя сегодня отпускаю. Вовка повернулся и, опустив голову, пошел к выходу из школы. Вслед ему прозвенел школьный звонок.
    []
  
  Начались уроки.
  Он шёл домой, а на душе скребли кошки: он обманул свою любимую учительницу, соврал ей про температуру! Хотя лоб и вправду горячий что-то. Дома на вопрос матери: 'А ты чего это так быстро вернулся из школы?' Вовка уже как-то не совсем уверенно и сам того не желая, но всё же опять соврал: 'А меня сегодня Зоя Николаевна отпустила, вроде говорит, что лоб у меня горячий, температура, наверное'.
  - Ну-ка, давай смерим твою температуру.
  Он взял градусник, сунул его под мышку и, зайдя в свою комнату, сел за стол, открыл портфель, безучастно глянул на тетради и учебники, потом закрыл его. Лег на кровать.
  Не лежалось.
  Встал и выглянул в окно.
  Но во дворе на улице никого не было, все друзья сидели на уроках в школе.
  Делать было нечего, и Вовка снова сел за стол, вытащил градусник - тридцать шесть и семь, - положил его ближе к батарее, машинально открыл портфель и достал тетради и учебники, но все уроки им были сделаны еще вчера, а что зададут сегодня, он не знал. Но нужно было чем-то заниматься; он просто открыл арифметику и стал решать примеры и задачки по порядку на завтра, на послезавтра, на послепослезавтра.
  Когда из школы пришел старший брат, Слава, то сразу с порога спросил:
  - Ты чё это, жук, сегодня в школу не ходил? Весь ваш класс учился, а ты - нет!
  - На, посмотри. - Вовка подал ему градусник. Батарея нагрела его до тридцати семи и семи. - И не приставай. Я уроки на три дня вперёд сделал. Уж и поболеть нельзя!
  Он всё-таки решил не сознаваться никому в том, что он тоже захотел, чтобы и у школьников было два выходных в неделю, но когда этот выходной только у него, а все друзья в школе - это как-то скучно. То, что он поступил очень плохо, Вовка за этот день осознал сам несколько раз, мысленно вспоминая свой обман и ругая себя за такой свой проступок. 'И ведь совсем с ничего началось, с какого-то простого вопроса о температуре в тридцать семь и один, а она меня сразу же и отпустила'.
  Ему было очень стыдно!
  
   Каникулы. Дело в шапке
  
  Зима наконец-то сдалась и отступила, весна быстро прошлась по дворам и улицам города журчащими ручьями, унося зимние запасы снега в прошлое. Быстро оседали и рушились под ослепительным весенним солнцем снежные баррикады и тоннели, выстроенные за долгую полярную зиму ребятней. Но им было этого не жаль, снежные горы отслужили свою службу, а впереди было лето.
  В Норильске было всё по-другому, не так, как в далёкой Сибири: здесь было три зимы, чуть-чуть весны, половина от сибирского лета и немного осени!
  Вот и сейчас зимы уже не было, но снег еще лежал, и он был какой-то грустный и плоский, покрытый тёмно-серой скользкой коркой льда. Наступи на него, чуток подпрыгни и будешь стоять по колено в этой холодной снежно-водяной каше. И мальчишки старались не упустить возможности использовать это для того, чтобы устраивать 'водно-снежные ловушки'. Самый маленький и легкий из компании детворы 'протаптывал' тропинку, стараясь ее обозначить, пройдя по ней два или три раза туд-сюда. Посередине этой тропинки в ледяном насте, под которым снег был смешан с талой водой, пробивалась лунка в ширину тропки и в полметра длиной и тщательно маскировалась.
  После этого ватага пацанов занимала позицию наблюдателей в отдалении на крыльце подъезда и следила за происходящим: взрослые или девчонки ступали на эту тропу и соответственно в середине пути попадали в 'ловушку' - проваливались в снежно-водяную кашу, прыгали в сторону с тропинки и опять попадали в воду. Наблюдателям было смешно! Была в этой шутке некоторая опасность - вдруг в эту ловушку наступит какой-нибудь старшеклассник, тогда можно было и по шапке получить.
  Вовке это не очень нравилось, он знал, что такое ледяная вода, потому что уже отвалялся в больнице с воспалением легких, поэтому своих друзей он отговорил от этой затеи. Но сколько их было таких 'затейников' по городу?!
  Асфальт возле стен домов раньше всего освобождался от снега и льда. И Вовка с друзьями с удовольствием резались в 'пристенок' на щелбаны. Это всё было после уроков, которые вот-вот должны были закончиться долгожданными каникулами.
  И вот этот день наступил - первый класс был окончен.
  Как бы ни хорошо было в школе, но на каникулах всё равно лучше.
  Школьники, получив свои дневники с годовыми оценками, как горох высыпались из школы, размахивая портфелями и ранцами, толкая друг друга. Заливистый смех и радостные крики слились воедино, шум стоял как на птичьем рынке, и казалось, что эти звуки накрыли весь город. И совсем было не важно, если кто-то вдруг поскользнулся и упал в лужу, а кто-то стоял на краю этой лужи и был случайно обрызган при этом. Или то, что небольшие группки из трех или пяти девчонок вон там, в сторонке, кружились, взявшись за руки, а пробегающие мимо них пацаны между делом успевали дернуть их за косички. Так просто, от радости, что учеба закончилась, что наступили каникулы и близится лето!
  В начале лета Вовка с друзьями, своей небольшой, но уже дружной компанией, ходили на окраину города, к тундре, издалека смотрели на её просторы, лежащие ещё под снегом и уходящие далеко за горизонт. В саму тундру ходить было ещё нельзя, родители запрещали, да и сами ребята уже понимали, что в это время это очень опасно!
  Другое дело - бродить по окраине города, на стыке города и тундры, но и тут еще были большие снежные сугробы, которые укрывали отопительные трубы, и часто в этих сугробах тут или там зияли черные дыры - пещерки, образованные от тепла труб. В этих пещерках было сухо, и в них можно было вползти, посидеть и погреться, там было довольно-таки просторно и не очень темно, и присутствовала какая-то таинственность, а может, они придумывали про таинственность для себя.
  Однажды в один из таких походов Санька-Лёня первым полез в найденную пещерку и через несколько секунд с выпученными глазами пулей выскочил назад, сбивая всех с ног.
  - Ты чего, Саня?
  - Там, там...дядька мертвый лежит!
  До этого у всех было веселое, весенне-солнечное настроение, но при этих словах они, не сговариваясь, бросились наутёк. Через несколько метров остановились, переводя дух.
  - А где твоя шапка? - спросили у Санька.
  - Там осталась.
  Что делать? Домой без шапки Санька не может идти, значит, нужно его шапку выручать!
  Медленно друзья двинулись в обратный путь, подбадривая друг друга и, подняв по дороге палку, подошли к пещере. Оттуда веяло холодом, во всяком случае, мурашки по их спинам пробежали, точно громко топая. Какое-то время они стояли, боясь не то что заглянуть в неё, но даже подойти на метр к ней.
  - Стой, не стой, а доставать шапку надо, - сказал наконец Вовка. - Давайте возьмёмся за руки, а Санька возьмёт палку и будет ею свою шапку доставать, а в случае чего мы его быстро оттащим!
  После некоторых раздумий и обсуждений решение ими было принято, и общими усилиями шапка была спасена.
  Потом они рассказали о своей 'находке' встреченному по пути взрослому, вернулись в свой двор и постарались забыть об этом неприятном происшествии.
  Так друзья получили ещё одно жизненное 'крещение'.
  
   День рождения
  
  Лето наступило так же стремительно, как наступает северная зима - враз. Сильного тепла ещё не было, но солнце практически не покидало небо, а если оно затягивалось серым туманом, то все равно и днем и ночью было светло - это называлось полярным днём, который пришёл в Норильск на сорок - сорок пять дней. Снег в городе уже весь стаял, зелёная травка пробилась мелкими росточками, земля просыхала после весенних вод.
  Начинался период отпусков: многие одноклассники и ребятня со двора уже уехали с родителями на материк, кто-то ещё готовился к отъезду в отпуска, и много ребятни должны были ехать в конце июня в пионерские лагеря, под Красноярск. Вовка со Славкой тоже бы хотели в лагерь, но родители боялись их пока отпускать от себя так далеко.
  - Ничего, побудете здесь, нам меньше переживаний за вас будет. Да и в школе тоже пионерский лагерь будут открывать. Тут даже интересней - днём в лагере, а вечером домой. А на будущий год мы тоже с отцом пойдём в отпуск, и поедем тогда все вместе в деревню на всё лето. Так что потерпите и отдыхайте дома. Вон и друзья ваши почти все этим летом никуда не едут.
   Оно, конечно, и здесь можно найти, чем заняться в каникулы, даже очень много разных занятий себе придумать, хоть в кино на мультики, хоть в тундру, хоть просто по городу походить или на озере Долгом позагорать, да мало ли чего ещё можно делать летом! А тут вот и праздник приближается - Вовкин день рождения! Это был один из его любимых праздников и, наверное, не только у него одного: в детстве он у каждого любим.
  А нынче вот ему уже и восемь! Здесь уже взрослее надо к этому относиться, серьёзнее. Вовка заранее подговорился к матери, что хочет пригласить своих, ей уже известных, друзей, братишку двоюродного и кое-кого из класса. Мать ещё со вчерашнего вечера начала готовить всякие вкусности: крендели по-деревенски с маком, компот и смородиновый кисель, а сегодня с утра - сладкий пирог из варенья, котлеты и жареную картошку с зажарками! Угощение было на славу! Вовка тоже приготовился к встрече гостей: во второй комнате расставил шашки на шахматной доске, приготовил ученические перья для игры в 'пёрышки', достал фильмоскоп и пленки-диафильмы со сказками. К полудню все было готово к встрече гостей.
  В ожидании гостей он поминутно выглядывал в окно - идут ли, ему не терпелось усадить всех за стол и начать 'поздравляться'.
  Гости пришли почти все одновременно, поздравили Вовку у порога, вручили подарки и прошли за стол. Именины начались, но как-то не так, как хотелось бы, какая-то скованность была среди гостей, а тут еще одноклассница пришла со скрипкой и стала играть ему в подарок. Музыка скрипки была не совсем понятна, это не то, что гармошка там или мандолина. Да ещё оказалось, что девчонка эта всего первый год как начала ходить в музыкальную школу, но держалась и старалась водить смычком по струнам так, как будто она очень давно играет.
  Но Вовке стало почему-то грустно, да и другие как-то приуныли, наверное, день рождения все-таки не такой уж и радостный праздник. А девочка всё играла и играла. То ли от музыки, то ли от тесноты комнаты, ему захотелось выбежать на улицу и поиграть в лапту или в 'бей-беги'. Играть в шашки и смотреть диафильмы расхотелось...
  Пока она играла, Вовке вспомнился его день рождения в деревне два года назад. Тогда он обежал весь свой переулок и ближайшие улочки и сообщил всем соседям, что у него именины. Соседские тетки тепло поздравляли его, одаривая кто конфеткой, кто пирожками, кто пряниками или домашними кренделями и булочками. Поздравляли они его запросто и от души, но в гости почему-то не приходили. А вот их босоногие дети пришли к нему домой, многие даже ещё вперёд его, и тоже с подарками: кто-то принес рогатку, кто-то самодельную удочку, а кто-то и просто так пришел. И мать с бабушкой вынесли им во двор чашку с домашней выпечкой: пирожки с картошкой и ватрушки, блинчики и оладьи, чашку мёда и трехлитровую банку молока. Ребятня веселой гурьбой рассаживалась на бревнах и с разными веселыми прибаутками с удовольствием уминала угощенья, запивая молоком, прямо из банки. И когда Вовка приходил после своего обхода, то во дворе дома его ждала 'гвардия' жующих гостей. Он тогда выкладывал из-за пазухи полученные подарки от родителей этой 'гвардии' и тоже угощал девчонок и мальчишек. Мать, видя это, на полном серьёзе говорила:
  - Ну, вот добытчик пришёл, слава богу, а то я уже и не знала, чем ещё гостей твоих угощать!
  А потом они, сытые и довольные, шли бегать по шелковистой траве на склон косогора, а потом принимались за охоту - выливали сусликов из нор. Эта охота была прибыльной: в заготконторе платили деньги за шкурки сусликов и полевых мышей - две копейки за мышь и пять копеек за шкурку суслика! В этом деле интересен был также и сам процесс, помимо возможности заработать свою копеечку: брались бидоны и ведра с водой, из подручных средств готовились петельки для ловли, в основном использовалась шерстяная нить, втихаря оторванная от бабушкиного шерстяного клубка для вязания, и вперед, на охоту!
  Вовка так глубоко ушёл в свои воспоминания, что очнулся от них только после того, как стало как-то тихо, тихо. Скрипка молчала, гости тоже. Они молчали и с интересом смотрели на него. И он вдруг, даже неожиданно для себя самого, зачем-то сказал:
  - А может, пойдем сусликов выливать?
  Ребята дружно засмеялись.
   День рождения продолжился на весёлой ноте, а может быть, только начался.
  
   Тундра. Самоволка
  
   Лето на Севере краткосрочное, теплых дней, даже если их и было бы больше, всё равно бы не хватало.
   С каждым днём детей во дворе становилось всё меньше и меньше - отпуска. В начале июля двор почти опустел, отдельные небольшие кучки ребятишек, играющие возле своих подъездов, были практически незаметны. На школьном футбольном поле ещё вчера играли по несколько команд 'на вылет' в очередь, а сегодня всего несколько пацанов гоняли мяч в одни ворота. Но вот при школе открылся дневной пионерский лагерь, и двор сразу ожил; в лагерь пришли дети из других дворов, ближних и дальних.
  Вовка и оставшиеся в городе друзья, конечно же, тоже пошли в этот лагерь - там была возможность позаниматься в разных кружках, почитать интересные книжки и поиграть в различные настольные игры, поучаствовать в спортивных соревнованиях в спортзале или даже на городском стадионе между командами школьных лагерей. И вообще в лагере намечалось много интересного: культпоходы в кинотеатры на специальные сеансы и в театр, на плавание в плавательный бассейн, и проведение военной игры 'Зарница', и даже стрельба из пневматических винтовок в настоящем военном городском тире. Пионерский лагерь работал до четырех часов, и после этого кто-то уходил домой, а некоторые оставались поиграть на школьном дворе, и вечерами во дворе опять стало шумно и весело.
  Старший брат Слава почти постоянно сидел дома, то он что-то рисовал, то вырезал фигурки из дерева, то печатал фотографии. А Вовка с младшим двоюродным братом, другом Сашкой-Лёней и несколькими новыми друзьями после лагеря и в выходные дни ходили по городу - в кино они пересмотрели все мультфильмы по два, а то и по три раза. Газировки за летние дни выпили с запасом на всю зиму. И иногда поднимались на гору к телецентру, и с самой её верхотуры смотрели на озеро Долгое, на тундру и на гору Шмидтиху. Смотря на эту своеобразную красоту тундры, которая простиралась до самого горизонта и уходила куда-то далеко-далеко, у них возникало постоянное желание: 'Вот бы сделать туда поход, да подальше бы! И посмотреть, что там вдалеке за городом, какие тайны хранятся в этой тундре, которая практически не видна зимой. А летом вот она, покрытая зеленью вперемешку с лежащим местами вечным нетающим снегом и льдом, сверкающим короткими вспышками под лучами северного солнца'. Но родители строго-настрого запретили самостоятельно уходить в тундру, а пацанам ну очень хотелось вырваться на волюшку! Да вот ещё говорят, что и ягода поспевает уже вовсю.
  Подвалы ближайших домов и чердаки ими уже были обследованы и особого интереса не представляли, так себе, годны были только для игры в прятки. Но прятки - уже скучно, в казаки-разбойники или 'найди клад' тоже каждый день играть не будешь. Нужны были новые ощущения, новые познания неизведанного. Тундра манила! И однажды они решили рискнуть.
  В субботний день погода выдалась теплая и солнечная. Прихватив из дома кое-какой провизии, друзья выдвинулись в 'экспедицию'. Из города они вышли быстро, их дом находился в нескольких сотнях метров от окраины города, так что оказаться в тундре особого труда не составило.
  Торопиться было некуда, весь день у них был впереди, и друзья играючи двинулись в направлении горизонта, то спускаясь в низины, где еще лежал серыми льдинами снег, то поднимаясь на бугры, покрытые травой, цветами, мелким кустарником и мхом, на буграх попадалась почти спелая ягода морошка, голубика, брусника и черника. Почва, покрытая толстым мхом, пружинила под ногами, но идти было легко.
   Тундра завораживала своим великолепием и пространством, она как бы играла различным сочетанием цветов и красок. В ней присутствовали одновременно все времена года: весна с её нежно-бирюзовыми оттенками, лето с сочной зеленью, осень с золотисто-оранжевыми красками и зима с белым снегом и льдом - от серого до чёрного. А светло-голубое небо было подкрашено хлопьями перистых белых облаков с нежно-лиловыми мазками. Казалось, что кто-то очень большой раскидал разные краски: от бледного жёлто-зелёного до буро-коричневого на огромной площади тундры, а в воздухе стояла удивительная тишина.
  - И ничего здесь и не страшно! - сказал Вовка и, обернувшись в сторону города, добавил: - Вон и дома видать. Далековато, правда, мы уже ушли!
  В тундре было здорово и интересно: в низинах прохладно, почти холодно, а на вершинах бугров даже жарко, и приятный ветерок лохматил их волосы.
  Сколько времени длилось их путешествие - трудно сказать, может, два часа или три, но пора было возвращаться домой, для первого раза этого было достаточно. Передохнув немного на одной поляне, поросшей плотным и мягким слоем мха, погрев свои лица под ласковыми лучами солнца, друзья отправились назад, но решив сделать небольшой круг для лучшего ознакомления с местностью. Вовка предложил сотоварищам взять маршрут влево, как учил его отец, когда они ходили давно-давно, ещё живя в деревне, за грибами в лес. Отец говорил: 'Если идти всегда прямо и при этом постоянно немного 'забирать влево', то в лесу, сынок, никогда не заблудишься, а так или иначе все равно выйдешь на то место, откуда пошел!'
  И они двинулись влево, в обратный путь. Через некоторое время дорогу им перегородил широкий ручей, воняющий тухлятиной. Мутная жидкость текла со стороны города куда-то далеко в тундру. Вид речки и особенно её запах не очень-то понравился ребятам - от неё веяло каким-то неприятным, пугающим холодком.
  - Интересно, откуда эта гадость бежит? Это сколько же должно было рыбы протухнуть, чтобы речка так воняла? - высказался Санька-Лёня.
  - Это точно. Воняет так воняет, - поддержал его Вовка. - Ну что ж, через неё мы, конечно, не пойдём, опасно. А вот вдоль нее и двинем, только отойдем малость подальше, а то несёт как из уборной, да и спокойней будет подальше от неё. Она все равно от города бежит, так что к городу и придём, да заодно и найдём, откуда это столько всякой бяки течёт.
  Через некоторое время они добрались до истока. Это была огромная труба, торчащая из бугра, зияющая зловещей чернотой и изливающая зловонную жидкость.
  - Так это же все из туалетов течет, из домов! Ни фига себе!
  Это было для них большое и довольно важное открытие! Теперь они знали, куда из их ванн, раковин и унитазов уходит вода, которая каким-то образом собирается из сотен домов и попадает в эту одну огромную трубу и бежит по тундре зловонной рекой. Вот когда пацаны приедут с каникул, то будет о чем им рассказать!
  Домой они вернулись уставшие, но гордые своим успешным, хоть и без особых приключений, походом!
  
   Велосипед
    []
  
  Любое 'исторически значимое' событие для человека всегда происходит неожиданно, как бы случайно. Но, как правило, к этой подвернувшейся случайности приводят ряд весьма не случайных, но последовательных желаний, поступков или какие-либо, спонтанно или продуманно, принятые решения.
   Вовкин друг Витька, как и все мальчишки, давно мечтал иметь свой велосипед. Такой, чтобы был со звонком и сверкающим никелем рулем, багажником и кожаным седлом, и чтобы летом не просто бегать по улице и сбивать ноги, а кататься на собственном велике, может, когда и младшую сестрёнку прокатить, если вредничать не будет, ну и друзьям дать по школьному двору проехать, так, пару раз. Не все детские мечты, да и не у всех, сбываются, а вот Витьке повезло - его мечта сбылась: родители купили ему новенький велосипед. Радости Витьки не было предела!
  Его друзья, Вовка и два Сашки, завидовали доброй завистью ему и искренне радовались такой удаче, а как же - будет и у них возможность 'гарцануть', Витька же всё равно не сжадничает, наверное, и даст им тоже покататься.
  Каникулы подходили к концу, и до учебного года оставались считаные дни, времени на получение удовольствия от катания на велосипеде было мало, вот-вот - и снег выпадет, и наступят холода. Каждое утро ребята собирались на крыльце подъезда и ждали Витьку с велосипедом. Каждый из пацанов старался помочь ему спустить с крыльца по ступенькам этого 'железного коня'.
  - Но-но, вы аккуратней, не поцарапайте! - то и дело твердил Витька. Никто на него за это не обижался, ведь ясное дело, вещь - В-Е-Л-О-С-И-П-Е-Д!
  Витька первым проезжал три-четыре круга по школьному двору, не сильно торопясь крутить педалями, наслаждаясь ездой и тем, что пацаны глядят на него с завистью! Друзья терпеливо ждали своей очереди.
  - Каждому по одному разу даю круг сделать. Понятно? Один круг и всё!
  Потом Витька ещё наматывал несколько кругов и бережно уводил велосипед домой. А пацаны, зная, что больше прокатиться не удастся, начинали играть в свой любимый футбол. Вовка чаще всего стоял на воротах, ему нравилось в футболе быть вратарем, как-то приятно было не пропустить мяч в свои ворота и услышать после игры: 'Молодцы мы! И Вовка здоровски мячи ловил!'
  Так и проходили последние дни летних каникул в играх и походах.
  Как-то так получилось, что на велосипеде сломался звонок: звонил-звонил и перестал. То ли шурупчик как-то открутился, то ли пружинка лопнула. Ну, не стал он больше звонить.
  - Всё, теперь никому не дам, сломали звонок, конечно, не ваше же, так и весь велик сломаете! - сказал Витька. И стал один кататься.
  А ребята играли то в футбол, то в лапту или 'бей-беги', поглядывая иногда на Витька́.
  Однажды к Витьке, остановившемуся с велосипедом у школьного крыльца, подъехали незнакомые пацаны вдвоём на одном велосипеде. И о чем-то стали с ним разговаривать. Вовка решил подойти и узнать, в чем дело.
  - ...да у нас таких звонков полно. Поехали, мы тебе один отдадим, просто подарим, зачем нам много звонков, - сказал один из пацанов.
  - Поехали! - согласился сразу Витька.
  - Витька, ты бы не ездил, нафига он тебе этот их звонок? Отец придет с работы и сделает!
  - Ругаться он будет!
  - Ну, чё, поехали, что ли? Давай, езжай за нами! - И мальчишки лихо закрутили педалями. Витька поехал за ними.
    []
  
   Вовка вернулся к играющим в лапту ребятам.
  - Куда это он?
   - Да за звонком для велика поехал. Эти двое ему пообещали подарить. У них, говорят, много звонков.
   Ребята продолжили игру. Время в игре шло быстро. Вдруг кто-то воскликнул:
  - Смотрите, Витёк идет! А чего это он пешком, без велика?
  Из-за угла дома брёл Витька, вытирая рукавом слезы. Воротник рубахи был оторван. Велосипеда с ним не было!
  - Витька, ты чё? Что случилось? А, велик-то где?
   - Они... они... они-и меня по голове ударили... и велосипед забрали-и-и-и! Я за ним-и-и бежал, но он-ни уехали!
   Кто-то из ребят съёрничал:
  - А звонок-то хоть отдали?
  - Да нет, они по 'звонку' ему дали! - сказал ещё кто-то.
  - Ладно вам ехидничать! - сказал Вовка. - Видите, ему и так больно и обидно! Вот сволочи! Говорил я тебе: не езди, нафиг он тебе сдался, звонок этот! А теперь чего плакать? Надо искать тех пацанов, и велик забрать назад!
  - Давайте разобьёмся по трое и обойдем ближайшие дворы! Может, и найдём их и велик.
  Поиски заняли два дня. Но ни тех пацанов, ни велосипеда так и не было найдено.
   А Витьку родители не ругали, они просто сказали ему, что велосипед - это роскошь, а поэтому ходи пешком и дыши глубже.
   Милиция тоже велосипед не нашла.
  А может, и не искала вовсе...
  
   Второй класс. Сменная обувь
  
   В конце августа начались моросящие дожди. Каникулы закончились. Пришел сентябрь. По утрам лужи во дворах и возле школы были покрыты ледяной корочкой, вполне выдерживающей малышню. Поэтому мальчишки-второклашки и третьеклашки, ходившие в школу уже самостоятельно, без опеки родителей, старших братьев или сестер, старались воспользоваться этой свободой и возможностью: разбежавшись по островкам замерзшей земли, прыгнуть на зеркальную гладь бывшей лужи и прокатиться по льду. Особым шиком было - удержаться на ногах! Не всем и не всегда это удавалось. Ранец за плечами мешал катанию, и сумка со сменной обувью, болтающаяся на руке или зацепленная за ранец, тоже была лишняя. А так как лёд был еще не такой толстый, то падение на него и удар ранцем или какой-либо частью тела о лёд грозило возможностью оказаться мокрым и грязным. Но это не пугало и не смущало большинство мальчишек - это было их северным азартом, своеобразной закалкой и получением определённого житейского опыта.
  До того момента, когда выпадет снег и уляжется толстым слоем, это занятие было одним из самых интересных. Это уже потом, чуть позже, зальётся каток на летнем футбольном поле.
  А сейчас... Ух! Ах! Ох! Бух!
  И как бы ни была хорошо замерзшей земля, но в школу без второй сменной обуви первые недели три не пускали.
  В вестибюле школы на первом этаже один вход на верхние этажи перекрывался на замок, а на втором всегда стояли дежурные старшеклассники в красных галстуках и с красными повязками на рукаве, и они тщательно осматривали каждого школьника, чтобы без сменной обуви ни-ни. У ребят из младших классов они ещё и уши проверяли, руки и ногти на руках, на отсутствие их чистоты или наличие грязи. Так что приходилось утрами хорошо умываться и мыть руки, ну и носить сменную обувь, а потом переобуваться в вестибюле и выстраиваться в очередь для прохождения контроля!
    []
  
  Вовке и его друзьям эта процедура не нравилась: столько времени пропадало зря! Так можно было бы до начала уроков еще поиграть в рекреации в разные игры, футбол гуттаперчевым мячиком погонять, а тут стой...
   И они придумали, как не носить с собой эту противную 'сменку' и обойти контроль! Было испробовано несколько способов. Вначале бралась одна холщовая сумка со сменной обувью на всю ватагу из семи ребят. Один проходил через дежурных, показывал эту сумку, и, поднявшись на этаж выше, выбрасывал её в форточку стоящим на улицу друзьям. Так повторялось шесть раз. Идея была интересная сама по себе, но последний из их компании, отстояв длинную очередь у входа, поднимался к ним почти перед началом урока. Это было не очень интересно. Нужен был другой план!
  И они его придумали.
  Все двери в школе были стеклянными, и так как лестничные клетки находились в противоположных концах школы, а дежурные стояли только у одних дверей, то можно было пройти через вторые двери! Пусть даже они и были закрыты на замок. Не беда! Для этого в одну из перемен ребята решили 'провести секретную операцию': сначала они аккуратно с помощью отвертки освободили стекло в одной 'шипке' двери от штапиков, затем чуть-чуть закрепили эти штапики на пару гвоздиков - для быстроты снятия стекла.
  На следующий день было решено опробовать свой план в действии. Они приходили чуть пораньше, и один из них проходил через контроль, как и в первом случае, затем быстро пробегал по второму этажу в противоположную часть школы, спускался на первый этаж к закрытой двери, вынимал стекло. Друзья, прикрывая друг друга от лишних глаз, один за другим проскальзывали через это отверстие, а последний вставлял стекло на место.
  Потом на каждой перемене они обсуждали, как всё ловко проделали. На третий или четвертый день Вовка решил, что нужно в это 'дело' внести что-то этакое, интересное. Пока первый проходил со сменкой и бежал через второй этаж, Вовка медленно ходил вдоль шеренги ребят и девчонок, стоящих в длинной очереди и в шутку спрашивал то у одного, то у другого:
  - У тебя лишней 'сменки' нет, а?! А то я забыл!
  Потом он быстро возвращался к своей компании, проскальзывал через подготовленную лазейку, пробегал по второму этажу, спускался по лестнице, становился на площадке между первым и вторым этажом у окна и смотрел, как школьники проходят 'досмотр'. Когда мимо него проходили те, у кого он минут пять назад спрашивал про 'сменку', Вовка говорил:
  - Ну вот, видишь, ты еще только прошёл, а я уже здесь! Вот так-то! Учитесь!
  Реакция школьников на такое 'перемещение' была разная: удивление, восхищение и непонимание, как это такое может быть. Конечно, долго эти фокусы не могли продолжаться. И вот однажды, через недели полторы или две, их веселая и дружная компания, войдя в школу, увидела следующую картину: возле их потайного лаза стояли директор Пуговкин Владимир Иванович, учитель труда и двое дежурных старшеклассников. А из отверстия в двери вместо стекла торчала половина школьника, который болтал ногами, пытаясь или вылезти назад, или вперед. Ни то, ни другое у него не получалось. Он застрял!
  Смотреть на это было смешно. И как-то немного грустно, а вдруг и это был бы ты!
  Вокруг собрались школьники, смотрели на это и смеялись.
   На следующий день директор отменил дежурства и обе двери с тех пор не закрывались. Вход всегда был свободен!
   Школьники очень уважали своего директора школы. Про него ходили слухи, что во время войны он служил в разведке. А для мальчишек это было самое лучшее доказательство того, что Владимир Иванович - это очень хороший, смелый, справедливый и честный человек.
  
  Сентябрь 1965 г.
  
  'Циклоп'
  
   Осень резко перешла в зиму.
   И северная зима опять стремительно и с каким-то явным удовольствием засыпала снегом все вокруг, укладывая его плотно и надолго. После школьных занятий детвора во дворах опять, как и в прошлом году, усиленно и с радостью помогала зиме в строительстве сугробов, это было в их интересах. Учитывая опыт прошлой зимы, когда пришлось выкапывать лабиринты и пещеры в сугробах, Вовка и его друзья - Витька и два Сашки, решили соорудить это заранее. Благо материалов было предостаточно: деревянные ящики из-под фруктов выставлялись на выброс возле магазина, около двухэтажной 'мусорки' постоянно появлялась старая, но ещё пригодная для мальчишеских затей, мебель.
   'Строительство' шло с размахом: готовились две-три небольших комнатки на три-четыре человека, которые соединялись переходами, и устраивалось несколько входов: два-три с боков и столько же наверху. Работа была ежедневная, снега с каждым днем становилось все больше и больше. Каждый вечер к ним стали присоединяться другие ребятишки из двора, желающие помочь. Дело спорилось, смех и задор царил на 'стройплощадке', кто работал лопатой, кто-то подвозил на санках снег. Дворники тоже радовались, детвора здорово помогала им в их нелегкой работе.
   Морозы крепчали, в декабре стали усиливаться ветра.
   Однажды придя в школу пораньше, как всегда, и отбегав до звонка на урок в рекреации и по лестницам, школьники разошлись по своим классам. В первый 'А' класс вошла учительница Зоя Николаевна:
   - Здравствуйте, дети.
   - Здравствуйте, Зоя Николаевна, - дружным хором ответили дети.
   Они очень любили эту худенькую и всегда улыбающуюся женщину. Её приятный и спокойный голос, её отношение и постоянное внимание к ребятам излучали теплоту. И они старались вести себя на уроках так, чтобы ничем не обидеть и не расстроить её.
   - Дети, слушайте меня внимательно! Я хочу вам сказать следующее: сегодня занятий в школе не будет и, скорее всего, завтра тоже! По сообщению метеорологов с Севера приближается сильный циклон. Поэтому сейчас вы возьмёте свои портфели, мы с вами дружно и спокойно спустимся вниз к гардеробу, вы оденетесь и пойдёте домой. Только домой, нигде не задерживаясь. Бояться не надо, но лучше быть дома и ждать своих родителей, на улицу не выходите. Почитайте книжки и порешайте примеры. По каждому предмету вам задание на эти два-три дня изучить по две странички. Что делать - написано в заданиях. Вы меня хорошо поняли?
   - Да! - дружно ответили все.
   - Ну, до свидания, дети! Слушайте радио об отмене актировки. Как отменят, жду вас в школе.
  Школа гудела как улей пчел.
  То там, то здесь слышались возгласы школьников из младших классов: 'Циклоп идет! Вот здорово, не учимся! Циклоп! Здоро-о-о-вый такой циклопище!.. Циклоп... Циклоп...'
  А за стенами школы завывал ветер, набирающий силу! В Вовкином воображении тоже возник огромный снежный великан, который быстро движется к их городу, а за ним его огромная армия тоже великанов, только поменьше. И у каждого по огромной снежной собаке!
  При выходе из школы Вовка дождался своих друзей и предложил:
  - А чё нам этот Циклоп? Давайте переоденемся, возьмём санки и встречаемся на улице! Поглядим, что там за Циклоп!
    []
  
  - Давайте! - согласились друзья. Они выскочили из школы и побежали домой переодеваться. Через некоторое время ребята встретились на улице у подъезда дома. Ветер усиливался и громко стучал по железным крышам, снег хлестал по лицу колючими иголками, толкал ребят со всех сторон.
  - Будем кататься как под парусом! - прокричал Вовка друзьям и сел на санки, закрепился ногами, расстегнул пальто и распахнул его полы как парус. Ветер резко подхватил и быстро покатил санки с Вовкой вперед по двору. Ему оставалось только рулить ногами, чтобы не врезаться в какое-нибудь препятствие. Санки набирали скорость так, что захватывало дух. Направление движения определял ветер, который дул все сильней и сильней. Друзей, которые должны были ехать за Вовкой, он не видел, а оборачиваться назад было некогда - скорость была большая, и нужно было следить за дорогой. Проскочив два соседних двора, Вовка почти доехал до дома Орджоникидзе 4, где жили его родственники, и с трудом остановил санки, для чего ему пришлось въехать в сугроб и завалиться на бок. Через несколько секунд рядом с ним 'приземлились' и его друзья.
  - Здо-о-рово, вот это да! Вот 'циклоп' так 'циклоп'! Так здорово, прямо как с горы телецентра ехали, ух!
  - Да, здорово так здорово!
  Ветер был такой сильный и густой от снега, что друзьям пришлось громко кричать друг другу, чтобы быть услышанными.
  - А давайте вернемся назад к дому и прокатимся еще раз!
  - Давайте!
  Обратная дорога была трудной, на тот путь, что они проехали на санках быстро, у них ушло около получаса. Ветер сбивал с ног, и они двигались, практически лежа на ветру, отталкиваясь ногами от земли и поддерживая друг друга. Добравшись до своего дома, ребята ещё раз уселись на свои санки и с громкими криками помчались по уже известному маршруту. Сильный ветер дул в спины, а мороз обжигал лица, стараясь залезть под свитер и достать уши под шапкой. Во второй раз обратная дорога показалась мальчишкам намного длиннее, и уставшие от борьбы с этим 'циклопом' и его армией, они с большим шумом и радостью ввалились в подъезд погреться и передохнуть. В подъезде было чисто, тепло и уютно. Какое-то время они, перебивая друг друга, делились своими впечатлениями от их поездок, потом разговор сам собой перешел на тему еды, а на улицу после тепла выходить расхотелось. И тогда Вовка предложил:
  - А пойдемте ко мне. Мамка с утра целую кастрюлю котлет нажарила.
  И они дружно двинулись на уничтожение котлет.
  'А 'циклоп' оказался не такой уж и страшный!' - думали ребята, уплетая вкусные и ещё тёплые котлеты.
  
  Декабрь 1965 г.
  
   1966 год
   'Шпана'
  
  Занятия в школе приносили свои плоды - с каждым днем Вовка, его одноклассники и друзья становились грамотнее, мудрее, самостоятельнее и старше. И все это во многом зависело от их первой учительницы - Зои Николаевны Карасёвой, от её чуткости и доброго, почти материнского отношения к детям. Каждый раз уроки начинались с её приветливой улыбки:
  - Дети, а вот сегодня мы с вами будем путешествовать по увлекательному миру цифр и чисел! Вы узнаете, как цифры превращаются в числа, а разные числа волшебным образом изменяются и превращаются в другие числа, как из маленьких они становятся большими, даже очень большими, но иногда при определенных действиях они опять могут стать маленьким числом и даже опять простой цифрой! Самих Цифр всего десять - это вы уже знаете и будете помнить всегда. И представьте себе, что всего из десяти цифр можно составить Числа - бесконечное множество чисел.
  Изучая цифры и числа, вы узнаете, как они дружат, в какие игры играют!
  Она продолжала рассказывать, а дети слушали её очень внимательно и с большим интересом, они погружались в сказочный мир арифметики.
  Вовка не знал, о чем думали в это время другие дети - в его воображении у цифр появились головы, ноги и руки. В руках у них были пистолеты и автоматы. Вовка мысленно разделил цифры на две военные группы: русских и фашистов. Цифры находились в поле, недалеко от леса, одни наступали - это были русские, а немецкие прятались за камнями и в кустарниках, были немного видно, но их было мало, а потом из леса начали появляться еще цифры, и их становилось всё больше и больше. Наших было мало, но они были смелыми и побили много 'фашистских цифр', они упали в траву, и их стало мало-мало.
   Тема войны для него всегда была интересна и почему-то близка. В своих мыслях и рассказах друзьям он всегда выдумывал столько разных историй про войну, что ему часто казалось, что он там был сам. И тогда ему самому становилось очень интересно, он отключался и полностью 'уходил' в свой 'фантазерский мир'.
  Из этого 'мира' его вывел голос Зои Николаевны:
  - А теперь, дети, откройте свои тетрадки и альбомы для рисования. Вы видите, на доске написаны различные примеры, которые мы с вами должны не только решить, но и нарисовать в альбоме как это получается. Рисуйте, как умеете, как себе представляете...
  И Вовка опять окунулся в 'свой мир'. Он рисовал войну цифр.
  Звонок на перемену поставил точку. Ребята вышли в рекреацию, быстро заполнившуюся школьниками. Девчонки чинно прохаживались под ручку, а мальчишки играли в игры: кто-то в пёрышки на подоконниках, кто-то умудрялся в этой тесноте поиграть в пятнашки или чехарду.
  Вовка, побегав, подошел к крану попить воды. Сбоку к нему подошел старшеклассник и, положив одну руку на его плечо, процедил зло сквозь зубы:
  - Молчи, сопляк, только пикни, враз в рожу получишь или ножичком в бок!
  Ловким и быстрым движением другой руки он вытащил у Вовки из кармана мелочь, которую родители дали ему, чтобы он после школы сходил в магазин и купил хлеба и молока. Вовка даже не успел ничего сообразить - так всё было быстро сделано, его карман оказался пустым, а этот пацан быстро исчез. Тут прозвенел звонок, и все дети стали быстро расходиться по своим классам. Вор затерялся в этой толпе школьников, но Вовка его запомнил.
    []
  
  Обиженный и оскорбленный, он вошёл в класс и сел за свою парту. Весь урок он автоматически решал примеры и думал о том, что на большой перемене пойдёт искать 'этого', и о том, надо будет забрать у него свои деньги.
  К концу урока Вовка, взвесив всё, понял, что свои деньги он мирно не получит назад, и если даже он с друзьями начнёт требовать у 'того' деньги назад, то 'тот', естественно, не сознается. А ещё 'он' их же может и обвинить в том, что они к нему пристают и требуют от него деньги! Ведь их же будет четверо, а 'тот' - один! И не важно, что они младше его, и ведь никто не видел, как 'тот воришка' забирал у Вовки деньги. Вот и получится, что Вовка с друзьями отбирают деньги у других. Потом доказывай, что это не так! От таких мыслей он неожиданно сказал вслух:
  - А это не так, и ведь это плохо!
  - Что не так и что плохо, Вова? - спросила Зоя Николаевна.
  Вовка покраснел и ответил:
  - Извините, Зоя Николаевна, это я так, про себя тут задумался, извините!
  Звонок на большую перемену прозвенел неожиданно, как гром. Дети пошли кто в столовую, кто прогуляться по школе, а Вовка пошел на розыски. По ходу к нему присоединились Витька с Саней, он им быстро и тихо всё рассказал. На третьем этаже воришки не было. Они увидели его на втором этаже, в рекреации. 'Тот', стоя к ним спиной, возле окна обшаривал карманы у трех первоклашек. Ребята стояли возле кабинета директора школы, не зная, как лучше поступить. Неожиданно открылась дверь, и из кабинета вышел директор:
  - Ой, ребятки, чуть вас дверью не ударил.
  - Там... вон, там он, у пацанов деньги отбирает!
  - Так, идите в свой класс, - спокойно сказал директор и быстрым шагом подошел к 'воришке'. Вовка с друзьями увидели, как директор взял 'его' за воротник и через толпу школьников, находящихся здесь же, повел, упирающегося, в свой кабинет, а за ними следом шли трое обворованных первоклашек.
  Потом почти целую неделю по всей школе говорилось об этом случае. Но Вовка с друзьями никому не говорили, что они приняли участие в том 'задержании вора', не потому что они боялись его, нет, у них была мысль поддать ему хорошенько, но так, как получилось - получилось более правильно, и для других показательнее.
  А Вовка тогда для себя понял, что в жизни можно делать, а чего нельзя! А ещё он понял, почему Цифра может стать Числом, и почему наоборот - Число становится простой Цифрой!
  
   Кладоискатели и исследователи
    []
  
  Весна все уверенней наступала зиме на пятки.
  Солнце над Норильском поднималось с каждым днем все выше, светило ярче, и его лучи растапливали огромные сугробы, они становились всё меньше, оседая под собственной тяжестью.
  Весна.
  Вовка в этом году с особым желанием ждал летних каникул. Как быстро летит время, думал он, вроде бы совсем недавно уехали из деревни, а скоро уже будет три года, как они живут в Норильске, вроде только пошёл в школу, а уже вот через неделю окончит второй класс. Это лето не он один ждал с нетерпением, а вся их семья: родители должны получить свой первый отпуск, и они всей семьей поедут на материк, в родную деревню, на целое лето! Это было так здорово!
  Он уже строил планы своего возвращения в деревню, представлял себе, как его встретят деревенские друзья, казалось, из очень близкого, но всё же уже далёкого того деревенского босоного детства, как он пробежится по знакомым улицам, как встретится с многочисленными родственниками: бабушками, дедушками, дядями и тетями! И еще ему очень хотелось опять лететь на самолете!
  Дни, которые, казалось, так быстро пронеслись за эти годы, теперь тянулись очень медленно, Вовка сердито смотрел на календарь, висевший на стене, и каждое утро с удовольствием и каким-то азартом резко отрывал очередной листок, надеясь, что этот его жест быстрее приблизит их поездку.
  Каждому пацану известно, что когда ты играешь на улице, то время пролетает очень быстро, вроде бы только что вот вышел и начал играть, а уже и домой пора! Поэтому Вовка решил, что нужно больше быть на улице, хотя, в общем-то, он и так 'не загонялся домой', но тут сам Бог велел! Тем более что учебный год близился к концу, уроков на дом почти не задавалось, а значит, и свободного времени для гуляния и игр было полно.
   В один из таких 'свободных дней' Вовка, ожидая своих друзей, прохаживался возле подъезда и от скуки пинал кусочки льда из плотного снега. Вдруг из-под льдинки что-то блеснуло, он наклонился и увидел пятидесятикопеечную монетку - это было целое богатство! Родители деньгами ни его, ни Славку не баловали, поэтому он знал их цену! В его голове сразу прокрутилось, сколько и чего можно купить на них: три любимых молочных коржика и два стакана компота! Или четыре коржика и еще три стакана газировки! Его расчеты прервали друзья, гурьбой вывалившиеся из подъезда.
  Показав свою находку, Вовка предложил им истратить её в домовой кухне, которая была в их доме. Что они с радостью и сделали, купив четыре пирожка с печенью и по стакану чая. Закончив трапезу и выйдя на улицу, ребята посмотрели друг на друга. Стало ясно, что у них одновременно появился один и тот же план: как стать богатыми и сытыми. Они будут искать деньги, ведь кто-то же за зиму их обязательно должен был потерять.
  'Кладоискательство' оказалось не таким уж и легким занятием: во-первых, нужно было двигаться медленно и немного согнувшись, что было весьма неудобно, во-вторых, солнце светило ярко и, отражаясь от снега, неприятно слепило глаза.
  Но настоящие 'кладоискатели' должны были терпеть разные трудности.
  Места поисков были ими выбраны поблизости от дома, возле столовой и магазина. Поиски денег не прибавили, но в их карманах появились некоторые трофеи: три пуговицы - одна солдатская и две перламутровые, одна запонка, наручные часы с разбитым стеклом и красивый кожаный кошелек со слипшимися автобусными билетами. Деньги, наверное, кто-то уже вытащил из кошелька и выбросил его, так что автобусные билеты были ими выброшены без всякого сожаления. Кошелек был добротный и мог ещё пригодиться.
  Затея с поиском денег вскоре им стала надоедать, потому что захотелось есть. Сашка-Лёня предложил пойти в пельменную, где его мать работала заведующей, и поесть пельменей. Зимой они частенько заходили туда и их всегда кормили пельменями с молоком. И денег они не платили. Санька как-то говорил, что у неё всё равно вычитают из зарплаты, независимо от того, ест она на работе пельмени или нет. Она не ела, а деньги высчитывали, так что они исправляли эту несправедливость. И дети других работниц пельменной тоже, наверное, исправляли эту 'несправедливость'.
  Правильно говорится в поговорке, что 'сытый голодного не разумеет', и друзья, выйдя из пельменной довольные и сытые, уже не думали о поиске клада или денег.
  Они не спеша направились домой. Проходя мимо школы, Вовка немного задержался, чтобы завязать шнурок на ботинке, а когда догонял ребят, вдруг увидел, что какая-то грязная бумажка прилипла к подошве ботинка Витьки, прилипла и не отлипает. Вовка остановил Витьку, наклонился, чуть приподнял его ногу и отлепил находку от подошвы.
  Эта бумажка оказалась тремя рублями!
  Радости друзей не было предела!
  - Надо же, специально искали и ничего не нашли. А тут просто так, раз - и три рубля!
  Прополоскав денежку в ручейке и высушив её потом в подъезде на батарее, ребята отправились в магазин 'Детский мир'. Купив всякой нужной мелочи на шестьдесят копеек, оставшиеся деньги ребята разделили поровну на четверых, богатые и счастливые они вернулись в свой двор.
  День близился к вечеру.
  Сидя в теплом подъезде, ребята планировали завтрашний поход по теплотрассе:
  - Говорят, там два этажа под землю уходят, и лампочки горят, так что там светло, и можно будет полазить там и исследовать после школы!
  - Можно и слазить! Лишь бы как в тот раз не найти чего-нибудь и шапку не потерять.
  - А может, просто в кино сходим? Деньги у нас есть!
  - Нет, в кино мы каждые входные ходим, а туда просто заглянем, посмотрим, и если не захотим, то и не пойдём далёко, а назад вылезем. Проверить-то всё равно надо. А еще говорят, что она под всем городом проходит, вот интересно: у магазина залезем, а возле кинотеатра вылезем. И еще в кино можно потом сходить.
  - Ага! Киношники! Прямо пустят нас вечером-то.
  На этом и решили: завтра совершить разведку подземной теплотрассы.
  На следующий день, как и планировали, четыре друга, Вовка, Сашка-Леня, Витька и самый младший семилетний Сашка-Пауль, вооружившись фонариком, подошли к железобетонной трубе, торчащей посреди улицы Комсомольской.
  Труба была накрыта железной решеткой, внутри было темно, вернее, черно.
  Посветив фонариком, ребята увидели дно и вертикально уходящую вниз металлическую лестницу из арматуры.
  Было немного страшновато, но раз решили, значит, надо лезть. Вовка как самый рослый из компании вызвался спускаться первым, затем Лёня, Штанга и Пауль (так они звали друг друга для пущей важности).
  Спуск удался.
  Немного постояв и осмотревшись, они увидели в глубине тоннеля тусклый свет:
  - Это, наверное, там лампочка горит.
  - Должно быть.
  Осветив фонариком пространство вокруг себя, ребята увидели, что высота тоннеля приличная:
    []
  
  - Да тут любой взрослый спокойно пройдет в рост, а по ширине и двое спокойно.
  По стене от пола до потолка тоннеля на железных крючках и подпорках лежали толстые провода, трубы и какие-то шланги, внизу под полом что-то шуршало и шумело. Друзья, привыкнув к темноте, двинулись в сторону тусклой лампочки, периодически жужжа фонариком: хоть какой-то, а свет. Вовка вышагивал впереди компании. Тусклый свет, маячащий впереди, приближался, воздух в тоннеле был не холодный, а прелый, немного тёплый и влажноватый. Тут Лёне захотелось выйти вперед и возглавить шествие. Вовка уступил место другу, передав фонарик:
  - Под ноги свети! - успел сказать он, как вдруг Санька, шагнувший вперед несколько шагов, охнув, исчез где-то внизу вместе с фонариком. Там булькнуло, ребята остановились, оцепенев от страха. Вокруг было темно, и только невдалеке по-прежнему светила одинокая тусклая лампочка.
  - Сань, а Сань! Ты где?! - дрожащим голосом выкрикнул Вовка.
  - Ребят, я здесь, - донесся голос снизу, - тут вонючая жижа течет, вытащите меня отсюда!
  - Сань, ты стой, мы щас, включи фонарик.
  - Да он у меня упал куда-то, - в голосе Сашки появились всхлипы.
  - Витька, бегите с Паулем назад и зовите кого-нибудь из взрослых на помощь, быстро! Я здесь побуду. С Санькой, - почему-то закричал Вовка, а может, его голос просто усиливался в этом тоннеле.
  Пацаны побежали за помощью.
  - Сань, ты как?
  - Стою, - чуть не плача, ответил Саня-Лёня.
  - Сань, я здесь, а Штангей с Паулем пошли за взрослыми! Сейчас придут, потерпи.
  - Понял, стою. Тут, знаешь, так воняет! Прям дышать нечем.
  Вовка тоже чуял этот прелый тошнотворный запах канализации, поднимающийся снизу, а каково же было Саньке там! Явно можно было задохнуться, и противно! 'Как так получилось? Видимо, тут должен был быть люк, но его кто-то убрал. Наверное, так. Вот Санёк и бахнулся туда. Надо же, а ведь сначала я шёл впереди и вполне мог сейчас там стоять вместо него! Жуть!'
  - Ты в рукав пальто дыши.
  - Да он тоже мокрый и тоже воняет.
  Вскоре пришли два дядьки, которые и вытащили Саньку.
  - Чёрт вас занес сюда, чего полезли-то? - чертыхались взрослые.
  Исследование теплотрассы было коротким и закончилось раз и навсегда!
  Ребята возвращались домой, они были не в очень чистом виде, а от Лёни пахло канализацией.
  В кино они в тот день, естественно, не попали, как не попали и на следующий день тоже, и вообще, после этого случая последнюю учебную неделю они исправно ходили в школу, а после школы играли во дворе, не отходя от дома далее двадцати метров.
  - А фонарик-то мой, 'жучок' утоп, - как-то вспомнил Витька.
  - Да фиг с ним, с фонариком твоим. Сами целы остались - это главное.
  - А фонарик-то всё же мой был, - проворчал в ответ Витёк.
  Май 1966 г.
   Конец 3 части
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"