Гультрэ Икан Релавьевна: другие произведения.

Война, которую ты предсказал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    С определением жанра затрудняюсь, поэтому - "проза". Потому что не стихи.


   -- А весной начнется война, -- сказал ты.
   Я, признаться, не поверила: время от времени ты изрекал что-нибудь эдакое со значительным видом -- тебе нравились восторг и благоговение в глазах слушателей. Чаще всего ты забывал о своих словах уже на следующее утро, а потом с чистой совестью делал вид, будто ничего такого и не было.
   Я привыкла. Улыбалась, кивала, но мысленно посмеивалась: мол, говори, говори...
   Когда война началась, я позвонила тебе в далекий северный город, чтобы выразить восхищение твоим провидческим даром. Как выяснилось, сунулась со своими восторгами я не вовремя: ты был пьян до изумления и едва ли понимал, о чем я толкую.
   А когда я позвонила в следующий раз, трубку взял равнодушный милиционер и сообщил, что поговорить с тобой я больше не смогу. Потом он дотошно выяснял, кто я такая и кем тебе прихожусь, а еще -- где была в ночь на... Я терпеливо и как-то даже отстраненно отвечала на его вопросы, потом повесила трубку и... не смогла плакать.
   Слез не было. Был вой, надрывный вой, который рождался где-то глубоко внутри, не в легких, но в утробе, и прорывался наружу, перемежаясь с бессмысленными выкриками: "Нет! Почему он?! Забери меня тоже!" Но глаза оставались сухими.
   Я не успевала на твои похороны, но точно знала, что могу попасть на сороковины, а потом буду прилетать в твой -- нет, наш! -- город так часто, как позволят средства и обстоятельства, ходить по улицам и набережным, где мы были счастливы вдвоем, где я внимала твоему вдохновенному вранью и с улыбкой убеждала тебя, что верю, верю... И буду внезапно узнавать тебя в чужом стриженом затылке, в привычном жесте, сделанном не твоей рукой, и даже в ботинках -- точь-в-точь как те, что мы покупали вместе! -- мне будут мерещиться твои ноги, и я, возможно, стану бояться поднять глаза на сидящего напротив, догадываясь, что лицо у него чужое, не твое.
   Так бы оно и случилось, если бы не война, которую ты предсказал.
   Неожиданно для всех она шагнула за границы маленькой южной страны и развернулась вширь, растекаясь по всему континенту.
   Не сразу.
   Сначала поползли щупальца слухов, которые старательно опровергали, но не могли заглушить разноязыкие политики.
   Потом вдруг отменили рейс, которым я собиралась лететь к тебе. И следующий за ним тоже отменили, а про остальные отвечали столь уклончиво, что становилось ясно: больше никто никуда не полетит.
   А вскоре всем стало не до полетов и не до глупых вопросов, потому что наступило то самое время, о котором раньше еще говорили, что живые позавидуют мертвым.
   Это была какофония звуков и света, бесконечная, безбрежная, безжалостная и... завораживающая. Настолько завораживающая, что страх отступал перед этой чудовищной красотой.
   Я не боялась и еще по одной причине -- просто знала, что каждый мой шаг приближает меня к тебе. Я не стремилась к смерти, но и отвращения к ней не испытывала. Просто приняла новое соседство.
   Война -- странная штука. Она разлучает -- иных и навсегда... А меня наоборот -- приблизила к тебе. Она калечит -- тела и судьбы. Моя судьба начала выправляться, заново выплавляться в ее огне. Она обнажает -- не только безобразие правды, но и ее красоту. Больно глазам и душе, но есть в этой наготе нечто исцеляющее. Прежде мне нравилось жить в паутине твоей лжи, привычной и уютной, а война содрала с меня эту паутину вместе с кожей. Я стала уязвимей, но обнаружила, что теперь могу чувствовать не только ту боль, которая живет во мне.
   Война, которую ты предсказал, спасла меня.
   Война, знаешь ли, находит дело всем -- и никчемным, и недужным. Или, вернее, каждый находит себе занятие внутри нее, на ее условиях. Хотя, конечно, по большому счету мы все тут стали людьми одной профессии -- мародерами: грабим супермаркеты и опустевшие дома, стыдливо отворачиваясь от того, что еще недавно было живым. Еда и одежда, понятно, нужны всем, но каждый из нас ищет что-то свое, ценное для него лично: драгоценности, технику, книги.. Один сумасшедший собирает почтовые марки! Но война научила нас снисходительно относиться к чужим заскокам. У каждого ведь и свои имеются.
   Среди прочих мародеров-искателей я с некоторых пор считаюсь обладательницей особых тараканов в голове. Действительно, сейчас, когда и банальное выживание стоит немалых усилий, я начала собирать коллекцию, требующую особых вложений.
   Первым экземпляром стала Дебора. Я нашла девочку в пустой квартире с вывороченной дверью. Она даже не испугалась меня -- у нее больше не было сил бояться. Дала руку и безропотно позволила себя увести.
   Жизнь осложнилась, потому что девочка отказывалась оставаться одна и мне приходилось всюду таскать ее за собой. Потом мы встретили Мари, и стало проще: ей двенадцать, она у нас самая старшая и очень мне помогает. Ну да, "самая", потому что нас становится с каждым днем все больше: Роман, Джемал, Катрин, Айсель, Мелани, Даниэль... Завтра наверняка найдется кто-нибудь еще. Как ни странно, детей среди выживших больше, чем взрослых. Иногда я думаю, это потому, что они научились бояться и прятаться еще до войны. Или просто, в отличие от нас, не разучились делать это правильно...
   -- Тетя, с кем ты разговариваешь? -- это Дебора, она всегда волнуется, если долго меня не видит, а потому приходит проверить -- тут ли я, не делась ли куда-нибудь.
   -- Ни с кем, малышка, просто рассуждаю вслух.
   ... Как видишь, у меня теперь есть причина отложить нашу встречу... на неопределенный срок. Вернее, множество причин, но все они -- будущее этого мира, его надежда на возрождение.
   Вот и получается: они нужны миру, я нужна им, а мне... мне нужна эта нужность.
   Мы потихоньку учимся, что война -- это не навсегда, и вообще... учимся. Я научилась не только отдавать, но и брать -- это особое искусство, которым я до сей поры не владела. Искусство открытых сердец.
   Война, которую ты предсказал, открыла меня миру, и мир -- мне.
   Я думаю, мы справимся. Это потребует сил -- всех, какие у меня имеются, любви -- всей, на какую я способна, и времени -- всю мою жизнь.
   А потом -- когда-нибудь -- мы с тобой обязательно встретимся.
   Ты только дождись.
  
   8 -- 12 июля 2017


Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаМалышка. Варвара Федченко��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОсвободительный поход. Александр МихайловскийНе та избранная. Каплуненко НаталияКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеЛили. Сезон первый. Анна ОрловаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"