Гуминский Валерий Михайлович: другие произведения.

Эскуриал (часть 1. гл.8-10)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава восьмая: контракт на смерть

  
   - Вот это финт! - воскликнул Павел, когда все внимательно выслушали рассказ Проклова.
   Остальные молчали. Услышанное не прибавило им настроения. Перспектива сгинуть в затерянных мирах заставит кого угодно содрогнуться от ужаса. Каждый из них готов был принять любые испытания на родной планете, где худо-бедно существуют свои правила. Но кто рискнет сыграть на чужом поле с подставными фигурами и без правил?
   - Им так нужен Эскуриал, что они готовы нас всех ухлопать? - Валентин недоумевал.
   - Биркинта оказался чуть лучше, чем я ожидал, - хмыкнул Мороз, - спасибо, что предупредил.
   - Боюсь, что он скрыл еще очень много интересного, - высказал свое мнение Кривец. - Я никак не проведу параллели между научным интересом и обыкновенным лохотроном! И кто вообще регулирует все финансовые и организационные стороны?
   - Оно вам надо, Шура? - резонно спросил Болотников.
   - Оливия - огромная спонсорская кладовка. Любой амбициозный магнат готов кинуть туда деньги, - задумался Проклов, - чтобы извлечь для себя выгоду. Но мне показалось, что у военных большие трения с хозяевами мегаполиса. Военная коллегия с трудом выносит давление сверху. А почему? Финансисты готовы подчинить себе все силовые структуры, имеющиеся на Миртрее.
   - Витя, вы не работали в аналитическом отделе? - полюбопытствовал Мороз. - Поражаюсь вашей удивительной способности улавливать суть вещей из недомолвок и умышленно ложной информации. И это за один только разговор с командором!
   - Я же ученый. И способен вычленять главное из потока информации и анализировать ситуацию. Нервозность Биркинты очевидна, если прислушаться к его словам внимательно. Он плохо скрывает свою ненависть к нынешнему порядку.
   - Что не мешает скрывать ему коварные планы на наш счет, - заметил Кривец.
   - Значит ли это, что не за горами военная хунта? - Болотников очнулся от бездумного созерцания потолочных перекрытий. - И что такое Эскуриал?
   - Да все, что угодно, - охотно встрял в разговор Валентин. - Это может быть и пирамида, и сфинкс, и курганные погребения. Тайные знания заключены в захоронках, в древних манускриптах, а может, и в самой структуре постройки. Математическая модель Вселенной уже написана путем постройки пирамид в Египте. Ну, так говорят. Я читал.
   - Мавзолеи, усыпальницы, - подхватил Мороз. - Обычно все сокровенное прячут со жмуриками. Дескать, они смогут уберечь добро от посягательств могильных потрошителей.
   - Я думаю, что Эскуриал - весьма необычное явление в этом мире, - высказался Болотников. - Это не может быть гробницей возомнившего о себе многое местного фараона. Гадай не гадай - а вся информация заложена в потроха Эскуриала. Но кто может заложить информацию о будущем? Каким образом? Какой носитель способен содержать в себе то, что еще не случилось?
   - Мне кажется, что это не только пресловутые предсказания, но и нечто большее, - высказал свою мысль Павел, - вплоть до информации, которая позволит совершить прорыв в науке, медицине, в технических разработках. Мы же не знаем, что хотят магнаты.
   - Они сами ничего не знают, - проворчал Болотников.
   - Какой ты умница, Паша! - улыбнулся Кривец. - Может, ты знаешь, как отсюда улизнуть? Или подпишем контракт?
   - Я опасаюсь за Витю, - кивнул в сторону ученого Мороз, - он единственный, кто не обучен владеть оружием. А халтуру я не люблю. Если мне нужны профессионалы - я так и говорю.
   - За меня не стоит беспокоиться, - насупился Виктор, - я не иду с вами. Меня будут изучать в научном центре. Я стану подопытным кроликом.
   - Еще не легче, - выдохнул Кривец. - Я уже настроился было на его присутствие в шеренге доблестных рыцарей Верхнереченска. Негоже бросать земляка на произвол судьбы. Может, выставим встречное предложение, что без Виктора мы никуда не пойдем.
   Дверь внезапно распахнулась, разом прекратив словопрения. На пороге стоял мрачный Биркинта, а за его спиной маячили два охранника и мужчина в элегантном темно-вишневом костюме, держа в руке небольшой плоский чемоданчик, больше похожий на кейс. Да это и был кейс с кодовым замком на ручке.
   - Доброго здоровья, господа, - поприветствовал их именно этот мужчина. Он тоже говорил по-русски, и так же отменно, как и Биркинта. - Я очень торопился встретиться с вами, потому что конкуренты не дремлют, и скоро появятся здесь.
   - А мы при чем? - удивился Сергей.
   - Я - управляющий Главного Центра Букмекерства. Мое появление связано с подписанием контракта на Игру. Зовут меня Кирвина. Извините, что не представился сразу. Но это не моя вина.
   Камень был брошен в сторону Биркинты. Командор хорошо понял намек. Кивком головы он пригласил Кирвину к столу. Охранники остались на месте, настороженно поглядывая на пришельцев. Они, видимо, опасались их, наслушавшись бредней про воинственность землян. Кирвина присел на краешек стула, словно стесняясь своего присутствия в компании угрюмых мужиков. Он положил на гладкую поверхность стола кейс и пощелкал кнопками замка. Крышка с мелодичным звоном распахнулась.
   - Я буду протестовать, - процедил сквозь зубы Кривец. - На нас хотят заработать деньги!
   - Не пытайтесь, - мягко отклонил его протест Кирвина, копаясь в бумагах, - это не улучшит вашего положения. Излишняя эмоциональность только мешает сделке. Магистрат Оливии предлагает вам, кстати, выгодную партию: свобода за товар.
   - Что за товар? Мифический Эскуриал? - усмехнулся Мороз.
   - Уже знаете? - гость, казалось, был доволен. - Не сам Эскуриал, конечно, а его потроха, как вы изволили выразиться. Сделка очень выгодная, не находите? И в первую очередь для вас. Находите искомое - и свободны. Миртрея обеспечит бесплатный проезд до дома.
   - Нас уже просветили, - кивнул на командора Кривец, - но только не сказали, где искать. Должны же быть какие-то координаты в пространстве-времени? Как нам его искать? А подслушивать чужие разговоры нехорошо, кстати о птичках.
   - Извините, если таким образом вас оскорбили, - ничуть не смущаясь, ответил Кирвина. - А координаты мы не знаем. Поиски до сих пор ведутся методом случайного набора цифр.
   - Нормально! - взорвался Кривец. - Иди туда - не зная куда, ищи то - не зная что! И это высокоразвитая цивилизация!
   - Именно, - поднял на него глаза Кирвина, - так и будет. Поверьте, господа, никто не собирается утаивать от вас истинную цель. Мы честны перед вами. Эскуриал нужен нам так, как вам - возвращение домой. Да и нет у вас иного пути. Подпишите контракт - получите шанс. Можете считать это шантажом, но я не чувствую угрызений совести. В случае отказа рискуете оказаться в каменоломнях неорганизованных миров. Там оканчивают свою жизнь воры, бродяги, отщепенцы и враги Оливии и всей Миртреи.
   - Это уже похоже на угрозу! - завелся Кривец. - Думаете, что такими методами уломаете нас?
   - Ломали, и никто не отказывался, - подал голос Биркинта.
   - Так вы подписываете контракт? - жестко спросил Кирвина.
   - Минутку, сэр, - поднял руку Мороз, - я должен посоветоваться со своими друзьями. Некоторые из них весьма болезненно восприняли ваши слова. Я хочу успокоить их.
   Собрав вокруг себя товарищей по несчастью, Мороз обвел их взглядом, и шепотом произнес:
   - Отказываться глупо, потому что нас запросто загонят на кудыкину гору, а оттуда уж точно никогда не вырваться. А пока будем искать Эскуриал - пошевелим мозгами. Авось и найдем вариант побега.
   - Господин Виктор остается с нами, - предупредил Кирвина, - мы сейчас же едем с ним в Оливию.
   - Без меня не будет никаких шансов отыскать верный путь к Эскуриалу, - вежливо напомнил о своих возможностях Проклов. - А нет Эскуриала - нет прорыва в науке. Все взаимосвязано. Ведь так?
   Кирвина молчал не столько из-за возражений Виктора, сколько из-за значимости момента. Он ясно дал понять, что дельцы мегаполиса ждут мозги землянина, и своевольничать не желал, хотя хватка бизнесмена давала о себе знать. Пустить группу с ученым - это значило повысить шансы на успех. Люди начнут повышать ставки, а там можно и сыграть крупно. Например, пустить охотников....
   - Мне не давали никаких консультаций по этому поводу, - сухо обронил гость, - а посему подпишите контракты без своего ученого.
   Он бросил на стол пачку листов с текстом контракта на русском и местном языках. Подписи скрепили большой овальной печатью: огромная сфера с расходящимися широким веером лучами, над которыми удобно расположилась ящерица, захватывая своим хвостом все изображение. Такая же ящерица была и на форме всего персонала базы. Какой-то тотем Миртреи, - подумал с усмешкой Болотников, подписывая бумаги под своим именем.
   - Завтра командор Биркинта ознакомит вас с оружейным арсеналом. Мы поступаем благородно, давая вам оружие в руки. Без него в чужих мирах будет нелегко, - Кирвина легко встал и направился к выходу. - Игра начинается послезавтра. Удачи вам, господа!
  

Глава девятая: искусство выбора оружия

  
   Биркинта сегодня был явно не в духе. Его мрачная физиономия резко контрастировала с улыбчивыми лицами персонала базы. Шумиха с предстоящей Игрой набирала немыслимые обороты. Механизм перекачки денег из карманов любителей ставок в кассы букмекеров, а оттуда в банки магнатов, заработал с мощью насоса. Простаков дурачили во все времена и во всех обитаемых мирах. Отработанная схема вовлекает в свою порочную орбиту все больше и больше людей; кажущаяся простота выигрыша теряется во множестве комбинаций и плутовстве этих самых комбинаторов. Лишь единицам дано ощутить эйфорию от милостивой подачки хитрецов. Коэффициенты - они такие ненадежные штучки, любят меняться в сторону уменьшения или же с помощью нехитрых манипуляций взлететь вверх.
   Биркинта не принадлежали к любителям просаживать честно заработанные деньги в лотереи, но в это мгновение червь сомнения точил его душу. Парни с Земли ему понравились. И на миг у командора возникла шальная мысль, что у них будет шанс поймать удачу....
   Командор был хорошим аналитиком: психофизиологические исследования нынешних рекрутов показали, что это были настоящие бойцы, превосходящие по всем параметрам былые команды. Биркинта изучал их досье, и по поводу некоторых у него закралось сомнение, но диаграмма совместимости показывала, что командные действия принципы товарищества у землян стоят на первом месте. А это о многом говорило. Пусть они уступают легионерам Вторжения по степени натренированности, которые за всю свою историю существования потеряли только пять бойцов, но земляне тем и хороши, что остаются "темной лошадкой", способной преподнести крайне неприятные сюрпризы для своих охотников. Тем более что коэффициенты, крайне высокие на победу землян, стали проседать. Люди при минимальных затратах могли взять хороший куш. Поэтому Биркинта самолично позвонил в контору и поставил на победу пришельцев. Ну, потеряет несколько ривелов - так невелика потеря.
   После завтрака командор зашел в казарму и сказал валявшимся на кроватях землянам:
   - Вам нужно выбрать экипировку для предстоящей экспедиции. Будет лучше, если вы сами осмотрите нужные вам вещи, чтобы потом к нам не возникало никаких претензий. А то, знаете, были прецеденты. То мы холостые патроны подсунули, то вместо автоматического оружия луки и копья предложили, когда попали в явно агрессивный мир аборигенов. Так вы идете?
   - Дельная мысль, - вскочил Мороз. - Я всегда "за". А здесь есть стрельбище? К оружию нужно приловчиться, пристрелять. Надеюсь, такая практика здесь не под запретом?
   - Я все устрою. Это не вопрос, - кивнул командор.
   Земляне живо оделись и вышли вслед за Биркинтой. Он в этот раз был без сопровождения. Наверное, сам дал приказ охране больше не маячить возле казармы. Да и куда бежать? И зачем? Переворот на отдельно взятой базе тоже как бы в планы пришельцев не входил.
   Арсенал находился неподалеку от штабного флигеля, и был похож на ангар с покатой крышей и без единого окна. Возле ворот стоял часовой. Увидев подходящую к нему делегацию, он что-то спросил по рации, поднес ее к губам. Получив ответ, жестом приказал всем остановиться и подозвал Биркинту. Командор подошел, показал какой-то жетон. Часовой удовлетворенно кивнул и, повернувшись спиной к подошедшим, набрал код.
   Ворота распахнулись, и Биркинта жестом пригласил войти вовнутрь Мороза и остальных. Вспыхнула под потолком мощная лампа, похожая на перевернутую суповую тарелку. Все разом присвистнули. Помещение было заставлено столами в виде буквы "П", на которых валялось оружие невообразимых видов, навезенное, наверное, со всех обитаемых миров. Здесь было буквально все, что представляло интерес для оружейного гурмана: от длинного копья с кремниевым наконечником до портативного миномета с тремя стволами. Отдельно лежала одежда и различные вещи, начиная от ложки и заканчивая каким-то прибором, похожим на походную плиту.
   - Выбирайте, господа, - с щедростью хозяина развел руками Биркинта, - сообразуясь с вашими вкусами и возможностями оружия, с которым вам предстоит бродить по мирам, по разным климатическим зонам. Не мне вас учить.
   - Тогда просим быть нашим консультантом по некоторым вопросам, - согласно кивнул Мороз.
   - Где же мы будем действовать? - не удержался от вопроса Валя. - Тропики? Льды? Пустыни?
   - Да везде. Никто не знает, куда вас закинет "Этроп".
   Мороз уже неторопливо расхаживал вдоль столов, взвешивая в руках пистолеты, трогал лезвия всевозможных колюще-режущих инструментов и, казалось, был очарован этим многообразием, не решаясь выбрать нужное. На глаза попался тяжелый на вид пистолет с изящной рукояткой, удобно легшей в ладонь. Он был похож на "Люггер", только со сглаженными формами и имел более удлиненный ствол.
   - А он легкий, - удивился Мороз.
   Рядом появился Биркинта.
   - Модель "Тип-10", скорострельный, магазин на шестнадцать патронов. Прекрасно работает в условиях жары и в песках. Воду переносит спокойно, благодаря особой смазке. Но я бы не рекомендовал брать его.
   - Почему?
   - При непрерывной стрельбе при третьем магазине затвор клинит. Причем каждый пятый экземпляр из десяти.
   - Причина?
   - Неизвестна. Вроде бы сконструирован на высокие температуры, но такие вот казусы существенно снижают его боевые характеристики. Рекомендую "ВэТэ" с Тамбапани. Возьмите в руки! Очень хорошая модель. Магазин меньшей вместимости, но надежен в любых условиях. Работает при сильном холоде. Я три года нещадно эксплуатировал его, и он ни разу не подвел меня.
   Мороз подкинул пистолет, повертел его, прицелился.
   - Неплохо на первый взгляд, - согласился он, - а что это за произведение искусства?
   На столе лежал кинжал с узким острозаточенным жалом, покрытый необычайным напылением, матовым, что ли.... Словно на него подышали, а конденсат пара не сошел, застыв навечно на зеркале стали.
   - Самозатачивающаяся кромка. Мы подвергли ее небольшой обработке - секреты открывать не буду. Что вышло - посуди сам. Легкость проникновения клинка в какое-либо физическое тело происходит за счет разрыва его молекулярных связей.
   Мороз посудил. Нож пробил бронежилет, услужливо предоставленный Биркинтой. Впечатлило.
   - Почему ты не берешь автоматическое оружие? - полюбопытствовал командор.
   - Мы же не будем воевать с крупными войсковыми соединениями, - пояснил Мороз, - а лишний вес мне ни к чему. А если судьбе будет угодно померяться силами и с армией, то автомат я всегда раздобуду.
   - Разумеется.... Возьми еще один пистолет, вот этот, с лазерной наводкой. Модель "Кампер 7". Прост и надежен.
   - Почему человек всегда стремится создать оружие, а только потом - духовные ценности? - философски задумался Мороз, набивая взятую с соседнего стола разгрузку маленькими стальными трубочками, оказавшимися на самом деле гранатами, как пояснил командор.
   - Одна такая игрушка разнесет бетонную стену толщиной в три мужские ладони, - счел нужным предупредить Биркинта, снуя от стола к столу, давая советы и рекомендации. - Сильно не увлекайтесь - можно получить глухоту на оба уха. Не желаешь взять копье?
   - Копье-то зачем? - засмеялся подошедший сзади Кривец.
   - На вид - простая палка, да? А на самом деле - телескопическое копье, способное выдвигаться до двух-трех метров. Наконечник стальной, особой закалки. Я знаю, что предлагаю. Я ведь в этом заинтересован. - Биркинта чуть усмехнулся. - Вполне вероятно, что вы встретитесь с теми, кто прекрасно владеет этими тыкалками. Для вас в ближнем бою оно будет обузой, но отгонять диких животных можно с большим успехом. Берите мечи, секиры, ножи, максимум патронов.
   - Вы по всем мирам собирали это железо? - Кривец с видом объевшегося гурмана, но не желавшего покидать обильное застолье, осмотрел горы оружия.
   - Мы брали только лучшие образцы, - обиделся командор, - так что не считайте нас полными профанами! Все оружие проверено в боевых условиях, и кое-что поступает в массовом порядке в производство, уже доработанное у нас и адаптированное под местные реалии.
   - Китайцы местного пошиба, - хмыкнул Павел, - безбожный плагиат. Собрать-то соберут, но той изюминки, что вложили в оружие изобретатели, уже нет.
   - Но это не мешает Легиону Вторжения громить всех, - резко заметил Биркинта. - Извините. Будьте внимательны в выборе экипировки. Не мне вас учить.
   Земляне деловито собирали для себя все самое необходимое в походе, в котором мог быть любой сценарий. Болотников усмехнулся про себя. Еще бы кто-то вздумал учить землян, которые на протяжении многих веков с упоением режут друг друга. Поневоле на генетическом уровне отложены инстинкты воина и охотника. Все свое беру с собой: от спичек, обернутых в целлофан или упакованных в презерватив, до лишнего патрона в загашнике. Пусть и тянет груз, только кто знает, где он пригодится? Так что берем, берем и не стесняемся!
   - Как насчет пострелять? - поинтересовался Мороз.
   - Я договорился по стрельбищу, - кивнул Биркинта. - Если вы сделали свой выбор, то прошу с вещами на выход. Вся экипировка и оружие после тренировочных занятий будет сдана под охрану до завтрашнего утра.
  
  

Глава десятая: видения

  
   Сухая, выжженная равнина. Кое-где из песчаной норки выглядывает забавная мордочка чересчур любопытного зверька, а из сыпучих барханов едва виднеются остроконечные пики каменных сооружений, бывших в свое время святилищами для кочевников и пастухов, но осыпавшихся от неумолимого течения времени. Почему-то Виктор прекрасно знает о назначении развалин, словно когда-то читал об этом.
   Солнце беспощадно к нему. Проклов чувствует, как горячие лучи вытапливают из него последние капли влаги. Дышать становится невозможно. Страх, совершенно беспричинный, накатывается из глубин сердца, стискивает его грудь предчувствием беды.
   Впереди показался еще один шпиль, полуразрушенный и уже почти занесенный песком. Возле него притулилось нечто бесформенное и непонятное. Подойдя ближе, Виктор с ужасом увидел громадного волкодава с отвратительно острыми клыками.
   - Стой спокойно, - раздался за спиной Проклова женский голос. В голове зашумела кровь, надавливая на виски. Освобожденная боль резко ударила по черепной коробке.
   - Хэгги не любит чужаков, размахивающих руками.
   - Хэгги? - переспросил Виктор. - Где я слышал это имя?
   - Это второстепенные вопросы. Слушай меня внимательно. Мне известно, что твоих друзей используют в грязной игре. Они будут искать Эскуриал?
   - Нас втянули в это дело помимо нашей воли, - заволновался Виктор, неясно чувствуя беду. - Если тебе не нравится затея Оливии - отговори их. Или отправь нас домой. Тебе ведь это по силам?
   - Оливия! - в голосе женщины зазвенел металл. Хэгги злобно заворчал, оскалив острозубую пасть. - Это клоака разврата и бесконечной наживы материальных богатств! И эти люди до сих пор не оставили попыток осквернить святое место!
   - Если ты знаешь, где находится Эскуриал - скажи! Ты думаешь, нам хочется тратить на поиски годы?
   - Это не в моих интересах! Я не раскрою местонахождение святилища. Спасая вас от бесконечных блужданий по чужим мирам, я обрекаю Бесконечность на гибель! Вы должны прийти туда с обновленным миропониманием, и только тогда Эскуриал откроет свои двери. Величайшая тайна Творения никому не дается легко. Меня интересует лишь способ поиска Башни, который применяет чересчур амбициозная Миртрея. Он очень странный и довольно агрессивный. А вот почему?
   - Как ты понимаешь это обновление? - Виктор не стал разъяснять, почему Миртрея поступает именно таким, а никаким другим способом. Он почему-то вступил в ненужную полемику с невидимым голосом, постоянно вертя головой, силясь понять, откуда идет голос. Выходило, что отовсюду.
   - Покаяние собственной души, духовное очищение...
   - Да невозможно! - воскликнул Проклов. - Не все люди - ангелы. Да и нет их нигде, даже на Земле! Мои друзья прошли войны, видели кровь и сами убивали. Им тоже стоит покаяться? А в чем? Так что ваши требования - это сплошная химера. О загадке человеческой души бились лучшие умы, придумали религии, подвели принципы добродетели к единой формуле, по которой и должны все жить. Любое отступление от нормы считается злом. А мы не можем быть или только белыми, или только черными!
   - Вот когда перед вами будут стоять неразрешимые задачи, вы начнете задавать себе эти вопросы. Все зависит от вас самих. Выбор пути - дело личное. Но помни: без единения мыслей и цели Эскуриал не откроет вам двери. Энергия дружбы и желания постичь мудрость всего сущего - ключ к успеху.
   - А добро? Оно еще рассматривается как принцип отбора лучших индивидов для достижения цели?
   - Этот критерий мы не рассматриваем, потому что поняли: в мире не существует добра в чистом виде, так же, как и зла. Но чувство добра не прививается искусственно. Это личная прерогатива разумного существа.
   - Тебе ведомо будущее?
   - Без ответа. Что даст вам знание будущего? Лишь беспокойство и уныние. Нет ничего лучшего в знании своего будущего. Провидение привело вас к нам, и мы хотим полностью использовать вашу силу на благое дело.
   Пес поднялся с земли и одним прыжком заскочил за островерхий пик, откуда послышалось его ворчание. Грязная пелена внезапно появившегося тумана заволокла местность, и Проклов уже ничего не смог различить. Но что-то ему подсказывало, что его оставили в покое.
   Без всякого сожаления он побрел вперед, еле-еле передвигая ногами. Неожиданно туман рассеялся, и перед онемевшим от изумления ученым возникло грандиозное сооружение, имевшее форму большого пасхального кулича, причем нижняя часть его была гораздо больше по площади, а заканчивалось это строение на немыслимой высоте тонким шпилем. Обветшалые стены, крошащиеся от буйства стихий, были готовы вот-вот рухнуть и погрести под собой бренное тело человека.
   Что заставило его открыть глаза - он так и не понял. Скорее всего - неосознанное желание унести ноги подальше от места, подавившего его своим гигантским размером.
   В комнате густилась темнота. Сопение спящих людей ввинчивалось в чернильную и непроглядную ночь. У окна вспыхнул огонек сигареты. Кто-то тоже маялся от бессонницы.
   Это был Мороз.
   - Не спится? - усмехнулся он, когда Виктор подошел к нему, ладонями протирая глаза.
   - Да сны какие-то нехорошие, - позевывая, ответил Проклов. - Самый страшный кошмар - когда тебя пытаются учить жизни в твоем сне. Да еще призывает к чувству долга. Сплошной морализм. Сплошные вопросы, на которые никогда не бывает четкого ответа.
   - Это точно, - охотно откликнулся Мороз. - В каждом из нас сидит двойник.
   - Добро и зло?
   - Выходит, что так. Не зря же Библия уделяет этому моменту много страниц. Кто сочинял заповеди, сам был близок к двойничеству. Его тоже грызли противоречия. Кто победит: добро или зло? Добро изначально построено на сострадании и помощи ближнему. Зло призвано мешать добродетели. Иначе не было бы прогресса. Из противоречий рождается истина.
   - И что выбираете вы?
   - Не по мне эта философия, - Мороз приоткрыл окно пошире и выкинул окурок. - Однажды я стал подневольным человеком, тем самым давая понять, что за меня могут решать, что есть добро, а что - зло. Я был лишь исполнителем чужой воли. А сейчас все повторяется, когда я думал, что уже все позади. Снова придется идти по кругу, мучиться проблемой выбора.
   - И отказаться невозможно, - добавил Проклов.
   - Невозможно, - согласился Мороз. - Вот тебе и право выбора. Никто не даст тебе в руки спасительную волшебную палочку. Тебя будут нагибать, играть на самых светлых и чистых чувствах, постепенно превращая в послушный инструмент.
   - И нет никакой возможности сопротивления, да? - Виктор воодушевился. - А зачем же тогда вся эта чушь про покаяние, про очищение души, которая поможет постичь истоки знаний и найти сакральный Эскуриал?
   - Ну, надо же как-то настроить очередного авантюриста на подвиги во благо человечества, - усмехнулся собеседник, - авось именно он проникнется всечеловеческими добродетелями, превратится в Христа, примет муки за всех грешных. Вот ты, Витя, согласен принять мучения за всех?
   - Нет-нет, - покачал головой Проклов, - такая жертва не по мне. Не смогу, если даже хорошо подумать. Слабы мы стали душой. Но в этом же нет нашей вины?
   - Конечно, нет, - кивнул Мороз. - И я никогда не обвиню человека, променявшего эфемерные идеи всеобщего счастья на блага самого себя и родных ему людей. Так легче жить, зная, что ты не один в этом мире слаб душой.
   Он обвел рукой пространство вокруг себя и добавил:
   - Так что успокойся и не грызи самого себя. Мы тоже слабачки. Все, кто здесь находится. А вот как поведем себя вместе, в коллективе - в этом главный вопрос. Я думаю, ты это хотел услышать....
   - Наверное, да, - задумался Виктор. - Каждый по отдельности - слабое звено, а вместе еще можно и побороться. Может, на это она намекала?
   - Пошли спать, товарищ ученый, - усмехнулся Мороз, - ну их, эти разговоры, которые нам ничего не дадут. Завтра у нас начнется другая жизнь, а вот этого я и опасаюсь.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"