Гуминский Валерий Михайлович: другие произведения.

Космогид (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так уж сложилось, что обычное служебное задание, кажущееся простым, даже рутинным, превратится в длинную цепь злоключений, а события, происходящие просторах Вселенной, на первый взгляд, не связанные друг с другом, обретают смысл. Конфедерация свободных планет стоит перед угрозой вторжения когда-то недобитых ею Бродяг, объединивших свои силы с существами из дальних галактик. И так ли прост обычный гид по иным планетам, когда он невольно или по чьей-то прихоти втягивается в Большую Игру, где выигрыш - вся обитаемая часть Вселенной?


Космогид

Фантастический роман в 3 частях без пролога и эпилога

   По данным компетентных лиц Конфедерация в ближайшем будущем получит в союзники очень мощную галактическую систему Кайтан, которая долго и упорно стучалась к нам в двери, но только теперь получила возможность построить дружеские отношения с нами. Помимо военного союза Конфедерация привлекает на свою сторону, будем надеяться, надежного экономического партнера. Мы все говорим: добро пожаловать в Конфедерацию!"
  
  

из газеты "Вестник Конфедерации"

Формоза, 6.11.2655 год

   "Мы получили подтверждение от официальных лиц планеты Кайтан об установлении дипломатических, военных и экономических контактов. К нам направляется миссия, которую все ждут с нетерпением. Маршал Гатран II сказал по этому поводу, что наши враги теперь могут забыть о каких-то там реваншах, замыслы которых они вынашивают в течение долгого времени. Сегодня мы не слабы. А с приходом кайтанцев наши силы только удесятеряются. Каково?"
  

из газеты "Вестник Конфедерации"

Земля, 22.02.2656 год

   "Канцлер Конфедеративного Объединения господин Ахшат заявил о готовности принять корабль с дипломатической миссией планеты Кайтан. Переговоры будут проходить на Формозе. Все участники предстоящей встречи посылают своих представителей на одну из прекраснейших планет Вселенной".
  
  

Из газеты "Вестник Конфедерации"

Капри, 7.03.2656 год

Абсолютная секретность!

Канцлеру Конфедеративного Объединения

господину Ахшату

   Копия: вице-канцлеру Конфедерации

От выборного Совета Кайтан

В лице Верховного Смотрителя

Гесион Флор Потлана

господину Лазареву.

   Уважаемый господин канцлер! Я обращаюсь к вам с надеждой, что мы поймем друг друга в данной ситуации. Дело, по которому я к вам обращаюсь, не терпит отлагательств.
   Как известно, подготовка вступления Кайтан в Конфедерацию идет полным ходом, и остановить этот процесс уже довольно трудно. Но есть силы, которые могут разрушить наши мечты, и с которыми мы не можем не считаться. Эти силы влиятельны даже в Союзе (Объединении), и вы наслышаны, должно быть, о них. Речь идет о "Картеле Гелиоса". Это название, полагаю, Вам знакомо. В руках Картеля сосредоточены мощные рычаги влияния на людей, стоящих на высоких постах в экономическом, политическом, военном, культурном и других секторах Конфедерации. И ведь все это знают! Так вот: наша система страдает от пагубных действий Картеля. К большому нашему сожалению Кайтан превратился в некий организм, пораженный страшной болезнью. Из нас сосут все жизненно важные соки. И я опасаюсь, что процедура подписания договора превратится в "кошмар затянутых дел", как выражаются у нас на планете. Картель не видит в нашем решении никаких выгод для себя, посему резко заявляет о своих намерениях помешать процессу сближения наших сил. Сами понимаете, господин Ахшат, что заявление такого рода неофициальное, скорее демонстративно-угрожающее. Однако Картель приступил к исполнению угроз. Корабли, уходящие в космос, подвергаются нападениям, экипажи - унизительным проверкам на частных станциях проживания. Поэтому Выборный Совет принял решение отправить дипломатическую миссию с большой охраной до Плутона, откуда первая будет добираться до места встречи уже под вашим контролем.
   Но это еще не все. Я записал кое-какие соображения по поводу Картеля на магнитно-цифровой диск, который отправлю со спецагентом лично господину Любарскому. Известите его по этому поводу обязательно. Спецагент будет добираться до вашей Системы совершенно автономно, подвергая себя большому риску, чем кто-либо другой. Информация требует абсолютной секретности.
   С вашей стороны было бы желательным встретить миссию с усиленным конвоем, и вести ее по всему заключительному отрезку маршрута, а также поставить в известность компетентных лиц, в т.ч. господина Любарского, на что я очень надеюсь.
   С огромным к Вам уважением.
  

Г.Ф.Потлар

Верховный Смотритель

Выборного Совета системы Кайтан

От Шестого Нарсания 11260 года.

  

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО!

МИНИСТРУ КОМИТЕТА

ОБЩЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Л Ю Б А Р С К О М У А.В.

   Господин Министр! Прошу обеспечить безопасность продвижения дипмиссии от границ Конфедерации до Формозы. Если возникнут просьбы от участников миссии о тотальной охране - организуйте на своем уровне. Возложите ответственность за выполнение задачи на опытных сотрудников вашего ведомства с уведомлением о важности миссии. Обеспечьте также встречу курьера от господина Потлара с важной информацией. Он будет продвигаться инкогнито, и для его идентификации пользуйтесь сигнальным маяком на частотах, которые Вы узнаете через два часа после подтверждения поступления этого сообщения. Обезопасьте его продвижение к Земле с условием, что прикрытие данного агента не раскроет истинные цели появления его в нашей Системе.
  
  

КАНЦЛЕР КОНФЕДЕРАЦИИ

АХШАТ

от 9.03.2656 года

ВСЕМ СИЛОВЫМ МИНИСТРАМ!

в т.ч. ГЕНЕРАЛУ СОККА,

МИНИСТРУ КОСМОФЛОТА

   Обеспечить безопасность полета дипломатической миссии от границ Конфедерации до Плутона и далее до Формозы. Выделить для этих целей достаточное количество боевой техники и людей. О готовности к операции доложить до 1 мая сего года.
  

ГЕНЕРАЛУ АФЕНБАУХУ,

МИНИСТРУ ПЛАНЕТАРНЫХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СИЛ

   Выделить средства, спецтехнику и людей для спецоперации на Формозе. Активно поддерживать связь с силами полиции и военных гарнизонов всех планет Конфедерации. Держать меня в постоянной осведомленности о ходе операции.
  
  
  

ГЕНЕРАЛУ ШОУ,

МИНИСТРУ ТАМОЖЕННЫХ СИЛ

   До особых распоряжений, начиная с 11 марта сего года ввести жесткий контроль за прохождением космическими летательными объектами (скутерами, челноками, шаттлами и другими аппаратами), как частными, так и принадлежащими какой-либо организации (частной или конфедеративной), границ Конфедерации. Усилить наблюдение за вектором Кайтан - Палистра - Марс - Формоза. Применить тотальную проверку грузов, идущих в сторону внешних границ и обратно в направлении нашей Системы.
  
  
  

ГЕНЕРАЛУ РАСКУ,

МИНИСТРУ ПОЛИЦЕЙСКОГО КОРПУСА

СОЮЗА КОНФЕДЕРАЦИИ

   Активизировать агентурные сети в направлении "Картель Гелиоса". Выяснить назначение их финансовых потоков во все точки Конфедерации. Если есть реальные факты незаконной деятельности, по которым можно произвести задержания членов Картеля - немедленно арестовывайте исполнителей. Не упускать важные моменты: финансы, сбыт и покупка оружия, агентура, курьеры и т.д. Согласуйте свои действия с частными розыскными конторами. У них должна появиться заинтересованность в совместных мероприятиях.
  
  

ЛЮБАРСКИЙ

10.03.2656 год

Часть первая

Тур на Формозу

"Когда все начинается, это ни о чем не говорит.

Чаще всего никто не достигает той цели, до

которой стремится. Лишь ноги вязнут в середине

той субстанции, зовущейся жизненный путь".

Ксенон, Заметки философа. 2169 год.

1. НА БОРТУ

   "Положите ваши вставные челюсти на полку; в данный момент они вам не понадобятся" (из расхожих шуток космогидов).
  
   А если в наличии есть еще и протезы, и режуще-колющие предметы - упаси Бог оставить их рядом с собой. Беды не оберешься. А что делать? Таковы ОСНОВНЫЕ ИНСТРУКЦИИ нашей Компании, в коей я имею честь работать.
   Пуск!
   Серебристая многотонная сигара с начинкой из тысяч квадратных метров электронных коммуникаций, приборов, компьютеров и прочей новейшей дребедени, а самое главное - с застрельной командой капитана Сойки в капсулах криогенного охлаждения - уходит в черные дали космических троп. Туда, где только звезды шаловливо перемигиваются между собой в вакууме, держа сговор не дать проникнуть пытливой человеческой мысли в тайны мироздания.
   "Не забывайте о ремнях безопасности в момент пуска".
   Если же ваше бренное тело находится в состоянии глубокой заморозки, на которую вы сами себя обрекли - не обращайте внимания на бесконечность межгалактических трасс. Это уже не ваша забота. Компания доставит вас куда угодно, исключая лишь места, несущие угрозу ее интересам и жизни вверенных ей пассажиров. А интересы Компании очень и очень обширны, вплоть до внешних границ Конфедерации.
   На данном этапе меня больше всего интересует не отсутствие туристов на борту, а присутствие Сойки и его бравых ребят. По "Положению Галактической Резолюции" перевозки вооруженных групп или же отдельных лиц со стрелковым оружием, а также людей, находящихся вне закона и в розыске строжайше запрещены. Для этих целей существует другая Компания, которая и занимается любителями оружия и самим оружием, придавая перевозкам правовой статус. Нарушение даже одного подпункта грозит немедленным аннулированием всех договоров несчастной Компании, имевшей глупость попасть в поле зрения бдительных ищеек, конфискацией всего имущества и, самое худшее - ссылкой сотрудников на южноафриканские алмазные копи. А вы что думали? Что преступников возят на далекие планеты с нечеловеческими условиями проживания? Вот еще! Не хватало транжирить деньги налогоплательщиков. И на Земле найдется работа. Кстати, другие планеты Конфедерации с охотой отправляют к нам своих непослушных граждан. Не знаю, чем их привлекают исправительные шахты нашей планеты. Может, имеют какую-то выгоду, гоняя тюремные корабли на такие расстояния?
   Заморозив Сойку, наша Компания нисколько не рискует лишиться правового статуса. Просто нужно знать кое-какие оговорки и подводные течения Закона, или, как еще любит выражаться мой шеф: "юридические фарватеры". И тогда свод законов и многочисленных поправок превращается в умелых руках в простое пособие по запугиванию нерадивых пилотов. А все почему? Потому, милейшие, что одним из разработчиков "Положения" был сам Анисьев - мой шеф, уникальная личность, оригинальная в своей простоте надуть, объегорить, впарить неудобоваримое месиво из параграфов, пунктов и подпунктов своим конкурентам. И когда замечаешь, с каким почтением обращаются к нему даже заклятые враги, то испытываешь чувство гордости за своего начальника.
   "В течение полета не советуем бесцельно ходить по кораблю, прерывать криосон...."
   То есть, где бы вы ни находились, не путайтесь, черт возьми, под ногами команды! Успешное выполнение задания - доставка туристов до точки Х в целости и сохранности - зависит от вашего тактичного поведения на борту корабля.
   Я подозреваю, что Сойка преследует свои цели в опасной прогулке. У него всегда находится куча важных дел, так что никакая резолюция не удержит его. Он обладает мощнейшей защитой от любого бюрократического крючка и заморочек с убийственной логикой, губящей всякое начинание на корню. И это дает ему право посещать обитаемые миры с целями, которые можно и не разглашать, а также вводить колониальное правление на только что открытых планетах, активно использовать аборигенов в окультуривании неведомых земель. Но самое главное: Сойка служит коммуникативным звеном между воротилами бизнеса с царьками диких миров и правителями всех планет Конфедерации. Скажу так: Галактическая Резолюция не есть галактический бизнес. Это две разные вещи, и капитан знает свое место в отлаженной схеме взаимоотношений. Он известен во многих кругах, и его услугами пользуются все, начиная от директоров крупных корпораций и заканчивая военной верхушкой. Не понимаю, как при всевозможных нарушениях законов, при явном непонимании ситуации теми, кого Сойка обманывал на каждом шагу, присваивая их деньги, он до сих пор жив. И все же я признаю его умение развязывать узлы противоречий, от которых на данный момент зависит личное благополучие господина Анисьева и его Компании. Этому способствует и финансовое вливание на счет Сойки, что дает дополнительный стимул. Так что любая резолюция перед лицом акул транскапитализма считает своим долгом опуститься на дно и не раскрывать рта. Себе дороже.
   Я сопровождаю Сойку не просто так, а в качестве космогида, являясь в действительности таковым. Точнее будет сказано: не сопровождаю, а мне навязали его, присвоив должность консультанта по каким-то там археологическим раскопкам на Формозе. Сам Анисьев придумал - светлая голова. А путь мой и в самом деле лежит на Формозу, где меня ожидает группа туристов с Кайтана. Это будет первая такая встреча; до сих пор мы не контактировали с "неконфедеративными" планетами, но в свете последних событий Анисьев ухватился за эту идею. Ему не терпелось снять сливки, и он послал меня "застолбить" клиентуру.
   "Сделай все, чтобы кайтанские туристы обращались к нам, и только к нам, - угрожающе ласково попросил шеф. - На кону твоя карьера. Думай, как ее продолжить".
   Поэтому я сижу тихо и не возмущаюсь навязанной мне миссией. Я знаю, что провоз Сойки со товарищи незаконен во всех отношениях. Что же они задумали?
   А Сойка, кстати, несмотря на свою зловещую репутацию, славный малый. Я сталкивался с ним частенько, и никогда не сомневался в его оригинальной честности. Конечно, в спину он выстрелить может, но до этого предупредит, когда почует запах денег: "Извини, мне нужен этот куш больше чем тебе". Вот и догадывайтесь, почему мне не нравится этот рейс. Странное пересечение интересов Анисьева с интересами Сойки и его бравыми головорезами.
   Капитан-авантюрист со своими ребятами занял все 50 криогенных камер, а в бортовом журнале записано - я уверен - что там находятся туристы, следующие по особому, элитному маршруту. И после разморозки будут с открытыми ртами слушать мои рассказы.
   Не нравится мне это.
   Меня не тянет в криогенку. Как представлю обволакивающий тело невыносимый холод, сразу становится тоскливо. Я иду в капитанскую рубку. Передо мной широкая панорама голубого шарика, отгороженного от меня сверхпрочным стеклом. Ощущение парения исчезает, если вспомнить, что это всего лишь экран. Изображение на него проецируется с помощью цифровых камер с разрешающей способностью в двадцать миллионов пикселей. За экраном - настоящая броня из редкоземельных элементов в сплаве с композитными материалами с Капри. Хотя технологический процесс меня не интересует, все же на душе становится спокойнее от внушительного списка защитных достоинств. Но бывалые пилоты говорят, что если долбанет какой-нибудь "Блуждающий Джек" пятитонной махиной хвоста в корпус корабля - поминай, как звали.
   Капитан корабля и его команда - это пять человек, обслуживающих "сигару". Все профессионалы своего дела, могущие обеспечить жизнедеятельность "Победоносца" (так называется наш корабль), который является собственностью нашей Компании. Здесь нам предстоит провести уйму времени, в основном, в состоянии криогенного сна. Экипаж уходит в глубокую заморозку в случае гиперпрыжка, что существенно сокращает срок полета, но доверять автоматам капитан Кэш не привык, и в капсулу влезает с крайней неохотой. Здесь наши интересы совпадают. Но до Формозы лететь очень долго, так что в камеры лечь придется. Когда еще я увижу Землю.... С Сойкой жди больших неприятностей.
   - Здорово, Влад, - поднял руку в приветствии Кэш. Он сидел спиной ко мне и напряженно вглядывался в приборы. Спиной чувствует, что ли? - Проходи и садись рядом. Можешь писать свой отчет. Анисьев, как я знаю, большой педант в этом деле.
   - Спасибо, - я не церемонясь, сел в соседнее с Кэшем кресло второго пилота, сейчас пустующее. В этот полет Кэш отправился без дублера, что тоже наводило на нехорошие мысли.
   - Усыпил своих головорезов? - вопросительно усмехнулся Кэш в роскошные усы, которыми он так гордился, что не сбрил даже под угрозой отчисления из школы астронавтов будучи молодым и задиристым. Была такая идиотская фишка у руководителей школы - недопустимость ношения усов или бороды у курсантов. Упрямство и желание достичь пределов в знаниях - его стиль и главный жизненный стержень. Он был харизматическим лидером во всем Космопарке Земли, и недаром его выбрали профсоюзным лидером. Так что мне в какой-то мере повезло, что лечу на корабле Кэша. Если, конечно, забыть о замороженных рэкетирах в капсулах.
   - Спят, голубки, - я уставился в экран. - Когда и мы пойдем?
   - Торопишься? - Кэш повернулся к бодрому толстячку с румянцем на щеках, увлеченно тыкающему по пульту пальцами-сосисками. - Эй, Пилсбери! Убери лапы с кнопок! Упаси нас господь включить форсаж на выходе с внешней орбиты! Потом замучаются искать "Победоносец" в других Галактиках!
   Пилсбери отдернул руку скорее по инерции, подчиняясь команде старшего, чем от банальной неожиданности. Оператор он был классный, и играл с панелью управления как пианист-виртуоз. Пилсбери и был силен мозгами и пальцами.
   - Как сказать, - задумчиво ответил я, дождавшись, пока капитан успокоится. - Маршрут разработан и проанализирован досконально, так что я боюсь обрасти мохом до конца поездки.
   - Скорее - льдом! - хмыкнул Кэш. - Через месяц переведем корабль на полную автоматику и ляжем в постельку. Пусть автопилот поработает за нас. Кстати, ты получил от Анисьева пакет с маршрутными картами?
   Кэш - великий педант, соблюдает архаику информационного соглашения. Закон гласит, что пилот получает пакет с маршрутом, куда вложен диск, на котором записано все досконально, с мельчайшими подробностями, вплоть до самой захудалой харчевни на астероиде "Зета-6" не ранее чем корабль покинет территорию орбитальной таможни.
   - Анисьев передал пакет лично в руки Сойки, - "обрадовал" я Кэша.
   - Чем он это объясняет? - заволновался капитан.
   - Абсолютно ничем, - пожал я плечами. - Вручил Сойке пакет при закрытых дверях. Я сам не знал, если бы Сойка не проболтался.
   - Проклятье! - выругался Кэш. - Сто якорей ему в почки! Что еще удумали в вашей Компании? Какой вектор я задам кораблю, если не знаком с маршрутным листом после Палистры? Когда Сойка соизволит проснуться?
   Палистра - пограничный бастион нашей Конфедерации, маленькая планета, на которой расположена база космических скутеров. В обязанности военного гарнизона входит "ежедневный" осмотр космических трасс, и, если это необходимо - немедленно докладывать на Нептун - базу мощнейших крейсеров, способных расколотить любую силу неведомого врага, ибо мощнее ничего лучшего нигде не создали. Аналитики и разведка это подтверждают. Да только с кем воевать? Пять Галактик, что известны нам, уже давно в Союзе Конфедераций, признав главенство Земли в вопросах войны и мира.
   Да, а когда-то мы думали, что вся Вселенная принадлежит нам.
   До Палистры лететь достаточно долго. Но до этого мы обязательно посетим Мега-казино, раскинувшее свои щупальца на орбите Марса. Вот где сброд, я скажу! Конфедераты-таможенники с ленцой глядят на безобразия, творимые в казино ворами, аристократами-надувалами, любителями легкой наживы и ничего не предпринимают. Зато потом, когда какой-нибудь Августин, считающий себя в душе самым хитрым, с распухшими от червонцев, гульденов, долларов или драхм карманами и с чемоданом с двойным дном пробует покинуть "Приют", его цепко хватают под белы рученьки и потрошат до полного истощения. Заодно держат под его носом Таможенный Устав. Так что самое лучшее, что ждет Августина - это пинок под зад и пожелание как можно быстрее на форсаже лететь подальше от казино. Худшее - отправиться на Землю окультуривать пустыни. А это не мед - повторюсь. Сами бывшие каторжники признавались, что на Земле очень тяжело. Нигде не относятся к ним, как к скотам, к пустому месту как на голубом шарике. Даже в каменоломнях Мортании - курорт. А ведь Мортания - вечномерзлая планета, где жизнь кипит лишь в глубоких шахтах. Не к ночи будь упомянута Мортания.
   - Сойка проснется, как только подлетим к "Приюту Братишек". - успокоил я Кэша. - Вот там мы и выдернем у него пакет. Куда он денется с подводной лодки?
   - Что? - не понял капитан.
   - Да так, шутка старая, - ответил я рассеяно.
   - Ну, спасибо, утешил, - буркнул Кэш. - А с какой радости он захочет встать так рано? Рулетку собрался покрутить?
   - Где Сойка - там интриги, - туманно изрек я.
   - Да уж. Сойка доведет нас до ручки, - встрял в разговор Каспарян. - До логического конца.
   - Скорее наоборот. - Пилсбери перестал терзать пульт. Устал. - Сойка ведь большой любитель пикантных ситуаций и авантюр. Но вся его сущность направлена на саморазрушение. Причем в эту орбиту втянуты те, кто оказался рядом в трагическую минуту. Скажем так: это плохо кончится.
   Я был абсолютно согласен с Пилсбери. Но вслух не стал подтверждать его правоту. Чтобы не зазнавался в своей значимости.
   - Вы так живо обсуждаете качества какого-то Сойки, - скривил рот молодой техник, имени которого я не знал, да и видел впервые, - что мне стало даже интересно. Что за фрукт?
   - Проснется - узнаешь, - пообещал Пилсбери. - Советую тебе, Лаки, приберечь свое красноречие до того дня, когда он ляжет в могилу. А это произойдет нескоро. Может быть - никогда.
   Корабль подлетал к "Приюту Братишек"
  
  

2. КАЗИНО "ПРИЮТ БРАТИШЕК"

   "Избегайте любых развлекательных мероприятий, заранее не запланированных вашим космогидом...."
   И упаси вас Бог заглянуть в Мега-казино. Это место - скопище авантюристов, разбойников и сомнительных личностей. Так или иначе, 99% посетителей казино имеют проблемы с Законом. Но знающий подводные течения местной клоаки, смело плавает посередь разборок и фиктивных договоров, разработок очередных авантюр и крупных надувательств. Сойка - знает. Таможня - несомненно. Ну, сыщики там всякие разные, капитаны кораблей с мегатрасс. Кэш? Конечно. Но таких людей можно по пальцам пересчитать.
   "Приют Братишек" - что это такое? Давным-давно, в начале 22-го века многотонная махина под названием "Международная космическая станция" была окончательно смонтирована на орбите Земли, но к тому времени уже морально устарела, и инженеры-гении додумались перегнать ее поближе к Марсу. Там как раз начались грандиозные исследования поверхности планеты. А на освободившееся место закинули новые модули, соответствующие времени и своему прямому назначению.
   Расчеты позволили крепко законопатить "Станцию" - так теперь ее называли - над Марсом, где она и стала дорабатывать свой ресурс. Космическая Федерация долго чесала затылок, пока не отдала на откуп воротилам космобизнеса. Те живо развернулись, благо налогами начинание не облагалось в течение десяти лет. Что было неразумно со стороны властей, по моему мнению. И с тех пор "Станция" зажила своей жизнью. Рабочие экспедиции уходили к Марсу, а порядок поддерживался обслуживающим персоналом. Махина превратилась в гостиничный комплекс для космических путешественников и диких тремпистов, курсирующих по неосвоенным трассам. Тремписты - это дальнобойщики-анархисты, если перевести точнее на нормальный язык. Очень шебутной народ, без комплексов и не знающие чувства меры. Именно они настояли на открытии казино. Бизнесмены еще раз хлопнули по рукам и на совместных паях раскрутили очередной проект. Казино быстро завоевало популярность в определенных кругах, отбив охоту у честного люда совать сюда нос. Тогда для таможенников наступила золотая пора. Это обстоятельство нисколько не опечалило хитромудрых воротил. Бизнес-то процветал.
   Тремписты запросто называли себя "братишками", что и дало название казино. Так оно и стало "Приютом Братишек", что определяло, по мнению завсегдатаев, большую степень доверия и близких теплых отношений.
   Наш путь лежал через это знаменитое заведение. Скорее через таможню, что было предписано всем кораблям, идущим с Земли. Можно было увильнуть от досмотра, но тогда сторожевики защучат на дальних трассах, получив соответствующий сигнал. Что чревато последствиями. А Кэш не любил играть с законом.
   С другой стороны Марс - точка многочисленных векторов во все концы Вселенной. И не беда, что Сойке приспичило побывать в казино. Мы из этого извлечем свою пользу. Беда в другом: головорез никогда никому не открывает своих намерений. Меньше болтаешь - дольше проживешь - это его принцип, да и принцип всех разумных людей. Я спокоен лишь потому, что рано или поздно Сойка захочет проконсультироваться со мной, а для этого придется вскрыть козыри в рукавах. В отличие от меня. Я-то свои держу при себе.
  
   Сойка уже проснулся и сидел в своей каюте, нахохлившись от выходившего из тела холода. Увидел меня, слабо махнул рукой в сторону бутылки "Столичной". Анахронизм. Москва уже давно не была столицей не то что России, но и вообще утратила свои позиции в Европейском Конгломерате. А ведь были славные времена, и все мы гордились силой супердержавы. Два века держали в руках Америку, не давая той спокойно вздохнуть на мировом рынке. А потом.... Открытие новых миров отвлекло внимание землян от своих насущных проблем. Стало модным рефлексировать по поводу и без повода уже на других планетах. Страны создали чудовищный и неповоротливый Конгломерат, который ничего не решал ни в политике, ни в экономике, ни в социальной сфере. Так что от былых времен лишь марка "Столичной" напоминала о качестве.
   - Хочешь?
   - Воздержусь, - я отрицательно покачал головой и сел на край кресла. - А вот в камеру зря лег. Долетел бы до Марса в обычном режиме.
   - К черту! - хмыкнул Сойка. - Я не сплю по-человечески уже целый год, мотаясь по астероидным поясам. И ледяной гроб - единственная возможность отдохнуть. Только одна печаль: весь организма надсадил.
   - Ну и выспался бы в режиме сон-бодрствование.
   - Да знаю, - вяло махнул рукой капитан. - Начались бы авралы, беготня. Сойка, помоги! Сойка, выручай! Фигу вам!
   Опрокинув в себя стопку водки, что-то буркнул себе под нос. Ругался, должно быть. Я выжидающе молчал, давая возможность Сойке выговориться. Сейчас он соберется с силами и выдаст систему собственного мировоззрения.
   - Эх, Балканский! - начал оживать мой спутник. - Что ты так задумался? Страшно, небось, что везешь под боком нелегальный груз? Поджилки трясутся. А Кэш так вообще икру мечет! Да вы не бойтесь! Когда рядом мои ребята - все будет в ажуре! Они повидали и Бога, и черта, крошили в капусту всякую космическую дрянь. Я за пять лет потерял всего семь человек, и то трое сгорели от какого-то дерьма, перепутав его с водкой.
   - О чем ты говоришь? - я удивился неадекватному поведению Сойки.
   - Да вид у тебя такой, словно получил задачу долететь до Солнца и исследовать его.
   Сойка захохотал, радуясь своей солдафонской шутке. Я молча глядел на него, мучительно соображая, что за тайна скрывается за этим человеком. И для каких целей Анисьев заселил "Победоносец" бандитскими спорами? Они знают больше моего, мелькнула мысль, и держат за недоумка. Вот такой он загадочный, командир застрельщиков. Хвастун сверх меры, но знающий, однако, свое дело туго. В бою его команда действует не хуже элитного спецотряда "Алюф", состоящего на службе Космической Конфедерации. Я не хочу знать секретов Сойки, и уверен, что поступаю правильно. Я космогид, штатная единица заевшегося от безделья мира, не воин, не боец. Вид крови действует на меня удручающе. Слишком эмоционален, как обозвал меня однажды тот же Сойка.
   - В твоих способностях я не сомневаюсь, - успокоил я Сойку. - Но тебе следует встретиться с Кэшем. У него накопился воз вопросов.
   - Ага! - Сойка кинул в свою пасть кусок копченой колбасы и энергично прожевал, работая крепкими челюстями. - Как оттолкнемся от Палистры, я тут же вручу ему пакет со всеми церемониальными примочками, если он так хочет. Передай ему, что следует успокоиться.
   - Я не телеграфное агентство, - напомнил я. - И не забывай о Бродягах.
   Поперхнувшись от неожиданности, он Сойка промычал что-то нечленораздельное, и ускоренно проглотив кусок, ответил:
   - Слава Господу нашему. Это ведь легенды. Если какие-то занюханные тремписты видели армаду этих беспредельщиков, в чем я крепко сомневаюсь, я же не должен им верить? В пределах Конфедерации их точно нет. Ты помнишь, когда им дали пинок под зад с ускорением 2 джи?
   - В 2192 году была первая схватка с Бродягами, - припомнил я, - где-то в районе Сатурна. Не понимаю, как их допустили до нашей Системы....
   - Ты мне о последней скажи! - Сойка сжал челюсти.
   - Последняя произошла в 2420 году, - я кивнул согласно, памятуя о не проснувшимся мозге Сойки. О таких значимых вещах как война с Бродягами, я должен знать назубок. Бродяги умчались в глубины Галактики Ома, откуда их невозможно было выбить. Теперь они наводят страх на тамошних обитателей черных дыр. Прошло так много времени, чтобы считать их реальным врагом. Вполне возможно, что они осели на пригодной для жизни планете, недоступной для крейсеров Конфедерации, и занялись более полезным делом, например, выращиванием пшеницы. Все возможно.... Но именно это не исключает их появление в пределах границ. Если вы думаете, что Бродяги - кошмарный сон прошлого, так лучше держите под рукой оружие. Так будет надежнее.
   - Ха, Балканский! - воскликнул Сойка и изобразил аплодисменты. - Ты где начитался вредных вещей? Теория Финкермана, если не ошибаюсь?
   - Туристы задают много вопросов, - не понял я сразу, что размышлял вслух, отчего слегка смутился, - порой не относящихся непосредственно к объектам туризма. Именно такие вещи отбрасывались в Центре Обучения космогидов в сторону за ненадобностью.
   - Ты сухарь, Балканский! - весело воскликнул Сойка, словно диагноз поставил. - У тебя баба есть? Даю палец на отсечение - нет!
   - Ты знал, что ничем не рискуешь, - я собрался уходить. - Поговори все же с Кэшем, и успокой его насчет маршрута. А то он изведет всю команду своими подозрениями.
   - Конечно, - кивнул Сойка и "уговорил" еще одну стопку, Потом завернул крышку на бутылке с видимым сожалением. - Когда причалим к "Приюту"?
   - Кстати, - я остановился у двери. - Предупреждаю тебя, воин: если вздумаешь сунуть нос в казино - не светись, ради всех святых Вселенной! Не хватало, чтобы тебя срисовала таможня и нюхачи. Наша Компания имеет прекрасную репутацию, из-за чего "Победоносец" не будут проверять так тщательно. Но если тебя узнают и сопоставят факты - можешь сразу застрелиться. Анисьев даже не задумается, насколько ты крут, а обо мне и говорить не стоит. Задавит как таракана.
   - Не хнычь. Я умею, когда надо, быть невидимым, даже если на хвосте висят все силы Таможенного Департамента. Иди со спокойной душой, сын мой, и развлекайся.
   Мысленно пожелав этому умнику увидеть во сне Бродяг, я все же не стал пренебрегать его советами. Перед тем, как переступить порог казино, я заглянул на таможенный пункт после состыковки "Победоносца" с переходным модулем номер 6. Всего на "Приюте" было 12 аналогичных модулей, всегда занятых, из-за чего приходится кружить по орбите, дожидаясь отхода какой-нибудь транспортной железяки. На наше счастье один из модулей пустовал на данный момент.
   Предъявив таможенникам сопроводительные документы, уладил письменные формальности и перекинулся парой слов с дежурным офицером. Я знал почти весь охранный контингент "Приюта", и трудности с оформлением документов не возникло. Мы беспрепятственно могли гулять по казино. Но офицер намекнул, что они ждут важное сообщение, которое коснется всех находящихся в космосе экипажей. Грядет какая-то реорганизация. И высказав это, таможенник прикусил язык. Я сделал вид, что ничего не понял, и, лучезарно улыбаясь, стойко дожидался, когда же мне вернут бумаги со штампом таможни.
   - Повальные проверки, - словно извиняясь за причиненные неудобства, развел руками проверяющий офицер. - Сам генерал Шоу издал приказ. Так что не напрягайся излишне. Придется вас просканировать. Маленькая формальность.
   Наивная душа! Он думал, что наша репутация не позволит нам нарушить закон! Маленькая формальность грозила перерасти в большую проблему для всех нас. Мимо меня, окаменевшего, быстро прошла группа проверки. Офицер взял еще раз список моей "туристической группы", и стал сверяться по компьютеру.
   - Вижу, что твоя группа полностью укомплектована, - таможенник улыбнулся. - Удачный сезон, а? Желаю хорошо поработать и отдохнуть, Влад.
   - Надеюсь на это, - буркнул я, лихорадочно соображая, что сказать на случай обнаружения несоответствий. Оружия на борту не могло быть - Кэш проверял со всей строгостью. Сойка и его компания летели с пустыми руками. Именно это обстоятельство больше всего тревожило меня.
   Через двадцать минут резко запищал передатчик, лежащий подле меня на стойке бюро. Офицер схватил его.
   - Слушаю, дежурный модуля!
   - Мы проверили борт, - разговор был хорошо слышан. - Все чисто, командир. Только одна вещь смущает....
   Я напрягся.
   - Что именно?
   - В камерах одни мужики! Ты можешь себе это представить? Тургруппа без единой бабы! Без детей! Одни молодые парни.
   Дежурный отложил передатчик, еще раз взглянул на список, хмыкнул и вопросительно посмотрел на меня.
   - Объясни. Согласись, что это странно.
   Я глубоко вздохнул:
   - Это спецтур, офицер. Мы летим на Формозу не только обозревать достопримечательности, но и работать. Археолого-туристическая экспедиция, если называть вещи своими именами. Ясно, надеюсь? В сопроводиловке это указано.
   - Хорошо, - по выражению глаз офицера, я понял, что он мало удовлетворен моим ответом. - Хватит, парни! Все выяснил. Оружие на борту имеется?
   - Только у командира корабля. Разрешение есть. Все в порядке. Мы можем идти?
   - Да.
   Мы попрощались. Я уже проходил стеклянную дверь, ведущую вглубь Станции, когда старший проверяющий громко сказал кому-то:
   - Запиши в рапорт. Чисто, но странно. Потом доложим на контрольный пункт.
   В душе я послал к черту бдительных и недоверчивых таможенников, и постарался поскорее замешаться в толпе прибывших в казино людей различных мастей. "Приют" встретил меня оглушающим гулом голосов. Большой зал был забит игроками. Азарт и мошенничество висели густым облаком над их головами. За главным столом кипели нешуточные страсти, и кое-где уже споры грозили перерасти в рукоприкладство. Вполне обычная картина. Для завершающего мазка не хватало мордобоя.
   К играм и игрокам такого типа я не проявлял никакого внимания. Мне нужен был человек, ради которого я решил посетить космическую клоаку. Потому что знал, что он будет здесь. Он отличался таким азартом, что мог играть сутки напролет, пока не уходил из-за стола с раздутыми или опустошенными карманами. Проигрыш усугублял положение - и он влезал в долги по уши.
   Этот человек был здесь. Глаза Чивиса покраснели от недосыпания, а сам он стал похож на похотливого и ненасытного кролика. По всклокоченным волосам и искривленному от напряжения рту я понял: Чивис безнадежно проигрывает. Он лихорадочно делал ставки, облизывая при этом губы. Я стал подавать ему знаки, известные только нам, разработанные в те времена, когда только делали первые шаги в океане, называемом дикий космос.
   Чивис заметил меня не сразу. Но, увидев, мгновенно встал из-за стола без видимого сожаления. Допекло парня - вот и решил прервать партию. Для него я был и Бог, и царь в одном флаконе. В свои сорок лет Чивис повидал много чего, чтобы пренебрегать нужными людьми и связями. Пять лет назад я спас этого человека от позорного наказания за неблаговидный поступок, который мог повлиять на его статус, о чем Чивис не раз с благодарностью вспоминал. Сегодня же я нуждался в информации.
   - Здравствуй, Влад, - вымученно улыбнулся Чивис, осознавая, что выглядит не лучшим образом. Доконала его болезненная страсть к играм за карточным столом. - Давно не виделись.
   - Рад встрече с тобой, - я сделал знак, что неплохо бы выпить в тишине и спокойствии, чтобы поговорить.
   Чивис согласно кивнул. Мы прошли в огороженный стеклоблоками уголок и заказали по паре кружек эля.
   - Устал я, Влад, - виновато развел руками мой собеседник. - Не могу остановиться.
   Я молчал, давая ему возможность выговориться, благо эля для такого решения было предостаточно. Не у нас, так за барной стойкой.
   - Понимаешь, я начал загребать большой куш, и все шло к тому, что я мог покинуть казино с распухшими карманами. Я уже ощущал звон монет, как начался этот кошмар. Меня методично раздевают, словно чуют мое золото в контейнерах!
   Я понял, о чем он говорит. Отхлебнул эль и спокойно объяснил:
   - Тебя подставили, Чивис. Элементарная ловушка для тех, кто был на Клондайке.
   Клондайком называли планету, буквально нашпигованную золотом, за что она и получила свое название. Золото есть везде, и потому Клондайк охраняют военные орбитальные скутера, сбивая любой объект, осмелившийся приблизиться к планете без опознавательного кода. Все золото, добытое там, идет на нужды Конфедерации. Так что проникнуть на планету невозможно.
   - А откуда ты взял, что я был на Клондайке? - Чивис подозрительно уставился в свою бадью, надеясь прочитать в остатках пены ответ.
   - Ты же не рискнешь лезть к главному столу без денег. Только здесь можно сорвать крупную ставку. Сколько суток не выходишь из игры?
   - Ты не ответил на мой вопрос.
   - Скажем так: ты где-то прокололся, и часть информации дошла до меня. Подробностей не знаю. А информацию принял к действию.
   - А, конечно. Я и забыл, кто ты, - выдохнул Чивис и расслабился. Но я видел, как тревожно бегают его глаза. В них таилось подозрение. - Тебя не проведешь. Да, я был там. Мне удалось проскочить орбитальный кордон дважды! И умудрился не попасть на лазерный вертел!
   - Вот тебя и раздевают сегодня. Неужели ты не видишь пристального внимания к своей персоне? За столом - половина подставных. Они дурят тебя, заведомо зная, что со своим характером ты обязательно влипнешь в историю. Грамотно ограбят, и полиция даже состава преступления не найдет. Впрочем, в полицию ты обращаться вряд ли будешь.
   Мы молча тянули напиток. Чивис сопел носом, упорно не сознавая, что стоит за моими словами. Я его предупреждал, но для успокоения совести поинтересовался:
   - Кому еще ты мог проболтаться?
   - Да никому! - вскинулся Чивис. - Ты же не считаешь меня идиотом?
   - Как ты задекларировал груз?
   - Дикая порода с Т-12, она очень похожа на золото, но это плохая имитация. Золотом в ней и не пахнет, а вот сойти за нужный металл - пожалуйста. Почему бы и не попытаться обмануть?
   Мой старый знакомый уронил жилистые руки вечного трудяги на колени. Мне стоило спасать его только из-за того, что он был агнцем в этой помойке. И потому безжалостно повторил:
   - Тебя вычислили еще на подходе к Марсу. Вся игра построена на полном банкротстве одного лишь человека. Тебя. Не сегодня, так завтра ты отдашь свой скутер.
   - Да ты что! - вытаращил глаза Чивис. - Как ты мог подумать о таком! Я не открывал рот ни на одной стоянке! Кто мог узнать?
   - С кем ты встречался до полета на Клондайк, разговаривал? Может, совершенно случайно обмолвился?
   - Погоди, Влад, не гони! - эль в кружке Чивиса исчез, и я придвинул ему свою вторую кружку с нетронутым питьем. Товарищ поблагодарил меня и сделал большой глоток.
   - Из-за всяких там невероятностей и болтливого языка мы становимся фраерами!
   - Достал, Влад! Есть три человека, которые знают меня как облупленного. Возможны и такие варианты....
   - Говори! Их имена?
   - Имена? Пожалуйста! Тремпист Пинчо - раз. Тайгер, промышляющий в сфере купли-продажи алмазов аферист - два. И ты.... Я ведь тогда намекнул, что готовлюсь сорвать знатный куш.
   Мы встретились взглядами.
  
  

3. СИДЕЛИ МЫ И ЖДАЛИ

   Сколько можно глядеть друг на друга, не отрываясь? Минуту? Две? Так мы играли в детстве, считая, что первый, кто отведет глаза - слабак. Доля правды в этом ребячестве есть, но нельзя же воспринимать все на любительском уровне. Здесь психология на высшем уровне.
   Чивис моргнул, криво улыбнулся.
   - Ты же знаешь, что я имел в виду.
   - Конечно, - холодно ответил я. - Тайгер и как его...?
   - Пинчо.
   - Вот-вот. Они сейчас в "Приюте"?
   - Нет их здесь! - с непонятной для меня радостью воскликнул Чивис. Радовался, что его утверждение об умении держать язык за зубами подтверждена? Или уличает меня в грязной игре?
   Я сделал очередной заказ, и пока гарсон исполнял его, закурил сигарету. Предложил старому другу. Говорить совершенно расхотелось. Придется глубоко подумать.
   А Чивиса я все же напоил. Физическое напряжение, постоянная эквилибристика на грани срыва - вот что свалило его, а не это пойло. С помощью невозмутимого охранника, привыкшего к таким сценам, я увел парня в гостиничный номер, чего и добивался. Я хотел выключить Чивиса из игры, пока он окончательно не свихнулся. Золото Клондайка не должно осесть в чужих карманах. От него не отлипнут, требуя продолжения партии, но поспать ему необходимо. На свежую голову воевать легче.
   Не очень-то мне верилось, что Тайгера и Пинчо нет в казино. Самое верное решение - лично проверить списки посетителей. Я вернулся на таможенный терминал и попросил "просветить" списки. В гостиничные номера совать нос бесполезно. Там никто не даст мне информацию. Имена в этой конюшне меняют как перчатки, да с такой скоростью, что забывают свои истинные. А таможенные компьютеры содержат личный код прибывшего. Очень сложная система контроля, если учитывать специфику внутреннего распорядка. Но она мне могла помочь. И помогла. Пинчо был здесь.
   - Борт 724, - взглянул на экран дежурный оператор. - Это его малотоннажный грузолет. Зарегистрирован в Управлении космического транспорта в мае 2650 года за номером ТМ 0009765. Подтвержден совсем недавно, по истечении пятилетнего срока эксплуатации. К нам прибыл два дня назад.
   - После Чивиса?
   - Да, - после короткой паузы ответил оператор, найдя нужную мне строку. Чивис пришвартовался в 18.05, а тремпист Пинчо - в 18.35.
   - Отлична работа, парни, - хлопнул я по плечу оператора. - Не спите на посту, и мышей ловите.
   - Стараемся, - хмыкнул оператор.
   "Еще бы не старались, - подумал я без злости и зависти. - Получаете жирный кусок, а в довесок - много привилегий, полный социальный пакет. Если кое-где узнают, что "Победоносец" провез банду головорезов через таможенную гребенку - в старости будете рыться в мусорных баках. Только ведь и мне придется скрываться от мести обманутых офицеров".
   - С меня ящик пива, - пообещал я.
   - Заметано, - охотно согласился оператор. - Только элитное, "Лафайет".
   Я согласно кивнул, и вышел в гулкую пустоту коридора, куда допускались лишь административные работники, и через пару минут ввернулся в бурлящий поток отбывающих и прибывающих, а также праздно шатающихся людей.
   - Сэр! - прохрипел кто-то за моей спиной, да так мерзко и противно, что я содрогнулся.
   Обернулся и обнаружил забулдыгу-мужика с отвисшими щеками и ярко блестевшими глазами. Явно не от юношеского задора.
   - Чего ты хочешь, красавец? - недружелюбно спросил я.
   - Не найдется ли пара жетонов на ставку? - мужик нагло протянул руку. - Мои капиталы не выдержали ритма "Приюта".
   - А в рог? - я уже примеривался, куда бы лучше засветить бродяге.
   - Хоть ты и космогид, Балканский, и работаешь у самого Анисьева, но замашки у тебя плебейские, - услышал я знакомый голос. Хрип попрошайки куда-то исчез.
   Кулак медленно разжался. Сойка в необычном для себя амплуа весело скалился и пытался выяснить, насколько удачен грим и сыгранная роль.
   - Здорово, - признался я. - Как же ты решился сунуть нос в пчелиный рой? После того разговора я подумал, что ты возьмешься за ум.
   - Чужая личина хорошо помогает понять суть жизненного пути, - туманно изъяснился Сойка.
   - Паршивый из тебя философ, - беспощадно заклеймил я его.
   - Да брось ты дуться, и не воспринимай все как личную обиду! Чего ты тут вынюхиваешь, кстати?
   Я поделился своими соображениями, опустив кое-какие подробности. Для Сойки они станут ненужным раздражителем. Капитан-бродяга внимательно выслушал меня, оживился и напустил на себя важный вид, словно от него что-то могло зависеть в данной ситуации.
   - Я знаю Пинчо, - обрадовал он меня. - Это такая бестия! Любого обведет вокруг пальца. Пошли, порыбачим.
   - А твоя проблема?
   - Решим твою - перейдем к моей, - мудро изрек Сойка.
   - Что-то мне сомнительно, что с первого захода угодил в десятку, - пробурчал я тихо.
   Мы направились в гостиничный комплекс и вежливо поинтересовались у хорошенькой дежурной, где проживает шалун Пинчо, чья профессия заставляет его метаться по космосу и забыть старых друзей.
   Сойке следовало бы сперва смыть грим. Я твердо был убежден, что из-за него наша просьба была отклонена немедленно и без дальнейших объяснений.
   - Не может быть, топи, чтобы я не нашел своего старого приятеля, - мерзко заулыбался Сойка. - Я уверен, что он здесь, и просто боится встречаться со мной.
   Меня передернуло. "Топи" - прозвище всех симпатичных мордашек, обитающих на просторах Вселенной; совершенно нелепая трансформация от слова "топ-модель". Это выражение очень быстро прижилось в космическом лексиконе тремпистов и прочего путешествующего люда.
   - Я могу посмотреть список гостиничных заказов? - Сойка не собирался покидать свой пост, облокотившись на поверхность справочного бюро.
   - К сожалению, господа, я не имею права предоставлять вам такую возможность. Об этом было сказано пять минут назад, - девушка смягчила тон, но решения своего не изменила. - Это сугубо служебные файлы. Но я посмотрю сама. Как я поняла, вы ищете мистера Пинчо?
   Ее пальцы сноровисто побежали по клавиатуре, и через полминуты был готов ответ, немало нас разочаровавший:
   - Такой человек в гостинице не проживает.
   Сойка послушно покивал головой, но уходить не собирался. Перегнувшись через стойку, он медленно, но внятно произнес:
   - Пункт седьмой, подпункт "с" Устава гласит: служащие гостиничных сетей, находящиеся на должности администраторов, заместителей, а также лица на дежурстве ОБЯЗАНЫ предоставить самостоятельный доступ к информации для изучения списков посетителей сотрудникам из полиции, из таможни и - Сойка повысил голос - космогидам!
   - Ну и что? - вспыхнула "топи". Ее здорово задели слова капитана. Кто же хочет выслушивать поучения в свой адрес? Это признаки собственной некомпетентности. - Вы же не полицейские?
   - Господин Балканский сейчас предъявит секрет-карту, и вы убедитесь, что по пустякам я никого не тревожу.
   Ай да Сойка! Утер нос девчонке! Даже я ничего не слышал о таком Уставе. Протянув секрет-карту со своими данными, кроме сугубо частных, в руки этой красотки, я улыбнулся во весь рот, будто лягушка на болоте после обильной еды. "Топи" проверила данные и разрешила войти в помещение, где стоял резервный компьютер, по которому мы просмотрели список лиц, заселивших гостиницу. Очень интересный список, я скажу. Мне встретились несколько фамилий, обладатели коих считались уже несколько лет как мертвые или пропавшие без вести. Пинчо и в самом деле не было. Или был - под другой фамилией.
   - Это еще ничего не значит, - не унывал Сойка, оставаясь солидарным со мной в таком мнении. - Я слышал о Пинчо как о великом выдумщике. Терпение... Ага! Любопытно. Комната номер 131. Его имя - Антонио.
   - Ну и при чем здесь Антонио?
   - А то, что Антонио - выходец из южного Средиземноморья. Среди любителей путешествовать по космическим трассам жители сих мест в очень малом количестве отрываются от женщин и спагетти. Пошли, проверим нашего малыша.
   - Я ничего не пойму. Если нет Пинчо, а есть Антонио - это ведь не говорит об одном и том же лице?
   - Если Антонио - Пинчо - то нам повезло. Если Антонио и есть Антонио - мы можем узнать у парня о его друге. Недругу, Балканский, просто так грузолет не доверят! А борт зарегистрирован на имя этого парня!
   По пути к лифту я не удержался и спросил Сойку:
   - Ты где выкопал такой убойный пункт?
   - Я же говорил: со мной не пропадешь, - самоуверенность головореза иногда раздражает меня. - Откуда знать глупенькой "топи", что таких уставов с идиотскими указаниями попросту не существует. Я рассчитывал на обыкновенную человеческую осторожность и боязливость перед высшим начальством и инструкциями, которые никто в здравом уме не изучает. Если бы вместо нее сидела опытная крыса из запасников - мы бы караулили Пинчо, или кто он там, на чемоданах в холле.
   Пока Сойка размышлял о пользе психологической обработки, мы прибыли на место. Капитан подошел к двери с номером 131 и деликатно постучал по пластиковой обшивке. Прислушался. Опять постучал.
   - Или спит, или в казино бросает фишки до одури, - вынес вердикт Сойка.
   - Так и будем здесь торчать? - раздраженно спросил я, видя, что мой сосед по каюте и не собирается поворачивать назад.
   - Вопрос не в твоем стиле, Влад, - заметил Сойка отнюдь не злобно, скорее расслабленно. - Надо проникнуть в комнату, это ежу понятно. Есть булавка, иголка или шпилька?
   - Таким способом ты откроешь замок через полчаса. Это старинная версия. Кажется, век 20 или даже 19, - язвительно заметил я.
   - Ты прав, ты очень внимательный, - Сойка выудил из карманов своих штанов, дополняющих его идиотский наряд, несколько связок допотопных ключей. - Приобрел по дешевке на Земном аукционе. Смотрю всегда вперед.
   Ну да, себя не похвалишь....
   - Какой-то чудак предлагал устроителям вот эти самые ключики, но те покрутили пальцем у виска. Я вовремя подсуетился и выкупил эти железки. Кто оказался прав - ты видишь. Здесь магнитные замки оказались не в чести, и их заменили на те, что валялись в подсобке.
   Бормоча себе под нос еще что-то, Сойка возился с замком до тех пор, пока дверь не распахнулась. Космический гангстер радостно воскликнул и ввалился в номер. Сразу же вспыхнул свет. Сработали фотоэлементы.
   - Не экономь на хороших замках, - нравоучительно заметил мой спутник. - Страсть к антиквариату в современном мире - не лучший способ сохранить секреты.
   Сойка по-хозяйски загремел бутылками в баре, наливая что-то в стаканы.
   - Не будем зря терять время, - он упал в кресло и забросил ноги на низкий столик, - а посему уподобимся двум счастливцам, пробующим сей дивный нектар.
   Так мы просидели довольно долго, а я даже успел задремать, устав от бесконечных морализаторских речей Сойки. Я встрепенулся от звука открываемой двери и резкого щелчка. Потом раздалась тяжелая поступь шагов.
   - Какого черта? - загремел трубный глас.
   Я поднял голову. Перед нами возвышался двухметровый верзила с густыми усами и черными вьющимися волосами чуть ли не до середины позвоночника. Мужик был весь в скрипучем одеянии из рыбьей кожи - последний писк моды - на ногах высокие ботинки с толстой подошвой, под которые пальцы лучше не совать.
   Сойку привлекли ботинки.
   - "Мишлем", - сказал он в пустоту с нахальным спокойствием. Моя интуиция вопила, что иногда человек ошибается, и в этом случае нужно сматываться, и чем быстрее, тем лучше.
   - Где брал? - Сойка явно нарывался на неприятности.
   - Эй! Спрашиваю здесь я! - рявкнул хозяин номера, даже не услышав стук моих зубов. - Что вы здесь делаете, молекулы? Да еще мой джин попиваете!
   - Джин - дрянь, - убежденно ответил Сойка, добавив хрипоты в голос. Неужели они знакомы, и капитан боится быть узнанным. - Я тебе могу предложить такой бурбон, что пальчики оближешь.
   - Эй, тремпист вонючий! Кто бы говорил о бурбоне! - верзила встал за моей спиной; я приготовился к самому худшему. Убежать из номера не позволяла мужская гордость, хотя сейчас хотелось на нее наплевать. Почему, задумался я, за лихачества и ошибки Сойки должно доставаться мне? Так, дождались! Широченная лапа схватила меня за ворот костюма, да так, что он удавкой впился в горло. Да еще затрещала дорогая ткань где-то внизу. Представив себя со стороны, я истерически хохотнул. Требовалось какое-то быстрое решение, но оно не находилось, и я продолжал висеть в лапах гориллы покорным зайчиком. Загремело отброшенное в сторону кресло, и я окончательно повис в воздухе.
   - Красавец! За выпитую бутылку надо платить! Я вез ее с самой Земли не для того, чтобы два шелудивых пса вылакали ее в свое удовольствие! А за проникновение в чужой номер - двойной тариф!
   - Пус-сс-ти, придурок, - прошипел я, поскольку воздуха стало не хватать, и в то же время делал Сойке знаки, призывая того к активным действиям. Тот же безмятежно развалился в кресле. Подумать только! Он и не собирался помогать!
   - Сэр, это сто тридцать первый номер, не так ли? - вежливо поинтересовался капитан. - Я понимаю, что могла произойти ошибка, и хочу развеять все сомнения.
   - Заткни свою пасть, вонючка! Сейчас я удавлю этого червяка, а затем примусь за тебя!
   Изловчившись, я со всего размаха саданул каблуком под колено гориллы. Словно по бревну попал. Верзила даже не поморщился, считая, что по его ноге пробежала муха. Он залез свободной рукой в карман моего пиджака и выдернул бумажник с деньгами и документами. Купюры он забрал себе.
   - Эй, а сдача? - пискнул я.
   - Спроси у своего дружка, - великан кинул меня в сторону на пол, и направился к Сойке, засучивая рукава, но остановился как вкопанный. В живот ему уперся ствол лучемета - самого опасного оружия в ближнем бою.
   - Кем предпочтешь быть: человеком с хорошим поведением или жареным кабанчиком? - полюбопытствовал Сойка.
   - Убери игрушку, - посоветовал верзила. - Убери, не доводи до греха!
   - Помилуй! - изумился гангстер. - Грех есть искушение плоти во всех ипостасях. Твой грех мы уже наблюдали: ты взял деньги моего друга. За что? За твой паршивый джин? Да я сейчас достану ящик этого пойла. Здесь! Сейчас! Хочешь? Вот твой грех. Где Пинчо, гад? Куда дел его тело?
   Кинг-Конг с трудом переехал на другие рельсы. Сойка большой мастер затуманивания мозгов!
   - Э.... Нет здесь никакого Пончо. Не знаю такого.
   - Пинчо, болван! - Сойка медленно встал, при этом переместив ствол лучемета в район переносицы. До меня стало доходить, что в руках капитана настоящее боевое оружие. Где он его взял, черт побери?
   - Я думаю, стоит освежить твою память, - хищно оскалился Сойка, и его палец уперся в скобу-курок. - Я не шучу.
   - Ладно, убери пушку же, - верзила облизал пересохшие от волнения губы. - Пинчо здесь точно нет. Он сейчас в другом месте. Далеко.
   - В могиле?
   - Э-ээ, нет.
   - Почему в журнале регистрации записан его бортовой номер?
   - Это - мой грузолет. Я купил у него!
   - Не вздумай пудрить мне мозги, парень! Как твое имя, Антонио?
   - Антонио, - затупил верзила.
   - Не советую врать, Антонио. Колись, и я обещаю уйти, не набив тебе морду. Итак, ты прилетел на грузолете Пинчо, зарегистрировался на таможне под его именем. Все правильно?
   - Да.
   - Вот у меня вопрос: когда ты успел выкупить грузолет, если еще вчера на нем летал Пинчо? К чему такая спешка?
   Антонио начал свой рассказ сначала сбивчиво, так как Сойка до сих пор держал его на прицеле, но потом успокоился, и речь его приобрела стройность. Оказывается, кто-то (имени его Антонио не знал) встретился с ним на одном выработанном астероиде в заброшенном баре и посвятил его в коварный план. Неведомо как незнакомец узнал, что некий Чивис сказочно разбогател на Клондайке и его путь лежит через "Приют". Зная пристрастие Чивиса к игре в рулетку и в карты, незнакомец посоветовал Антонио найти некого Пинчо, выкупить у него грузолет, прилететь на Станцию, зарегистрироваться под его же именем и ждать сигнала к действию. Грузолет принадлежал Пинчо и в самом деле, и найти его можно было на Лунной базе. Сделку провернули быстро. Сам хозяин выразил готовность подключится к игре позже, и пока идет на переоформление своего средства передвижения бескорыстно и со всей готовностью. Пинчо знал об Антонио, так же, как и Антонио был наслышан о подвигах тремписта. Но сами они ни разу до этого не встречались.
   Вот это меня и насторожило. И еще: все грузолеты тремпистов стандартной модели, и легче легкого перебить номера. Здесь я верил верзиле наполовину. Пинчо могли элементарно обокрасть или по-тихому слить. Сложная комбинация с неясным исходом.
   Итак, Антонио "засветился" на таможне, не изменив название корабля, а дальше его функции заканчивались, кроме одной: передать нужную информацию управляющему казино, как и требовал незнакомец. А в гостиницу он заселялся под своим именем. Что же, ради какой-то небольшой аферы и все документы переделывать? Тем более, что гостиница никогда не проверяет своих клиентов по базе таможенников.
   - А кто свел тебя с незнакомцем? - напирал Сойка. - Только не говори, что у вас общий знакомый, или встреча была случайной!
   - Есть общий знакомый, - подтвердил хозяин номера, - но я не могу сказать его имя. Боюсь.
   - А имя незнакомца?
   - Не знаю.
   - Прозвище, кличка, физические недостатки, наконец.....
   - Ничего такого не знаю, - уперся Антонио. - И никакой ущербности.
   - Ладно, - на удивление легко прекратил допрос Сойка. - О нашем визите - молчок. А уж перед Пинчо вообще рот не открывай. Убьет.
   Когда мы вышли из номера, Сойка открыто зевнул:
   - Кто-то наводит, крупно, причем. Ты знаешь, меня удивляет, что ты рассказал все мне, не стал скрытничать. Я начинаю задумываться: а к чему это?
   - Мне нужно спасти друга, но без силового вмешательства моя помощь будет неэффективна. Кто-то должен взять на себя грязную работу.
   - Двадцать процентов, - тут же вставил свое веское слово Сойка и встрепенулся. - Война и интриги - дорогостоящее мероприятие. Я согласен помочь тебе.
   - Не сомневался в этом, - я ухмыльнулся. А надо бы заплакать.
  

4. ХОРОШО ЛЕТИМ

   "В полете соблюдать все меры безопасности, и в случае чрезвычайной ситуации не поддаваться панике, а постараться выяснить линию поведения и детали происходящего у вашего гида"...
   Если он, конечно, не потерял способность соображать, и если есть желание объяснить что-либо докучливым и визжащим от страха туристам. Хорошо, что в данном полете у меня не будет много работы. Сойкины ребята даже рта не откроют, если их в открытый космос выбросят. А что вообще может сделать гид, когда у корабля отвалится обшивка, а? Правильно, пошлет всех.... В челнок, конечно же, спасаться! Как ни странно, выжить в космосе стало легче, чем при крушении легендарного "Титаника". Смейтесь, смейтесь. Лично я предпочту пережить неприятности на борту корабля космического.
   Мы держали путь на Палистру, и никаких остановок не намечалось. Кэш, прекрасно зная маршрут до данной точки, отдал управление в толстые лапы Пилсбери. Виртуоз электроники и механики был гарантом спокойного сна капитана "Победоносца". Тем более что в данном районе пролет астероидов и комет не наблюдался. Не их сезон. Да если бы вздумалось чему-нибудь появиться на нашем пути, бортовой радар засек бы инородное тело задолго до точки столкновения. А лазерная пушка с радиусом обстрела 1800 размельчит все в невесомую пыль. "Победоносец" считался старым кораблем, но Кэшу удалось модернизировать его. Спите спокойно.
   Сойка уже давно стер мерзкий грим, но в анабиоз впадать категорически отказался.
   - У меня нет желания, - пояснил он просто, - так что до Палистры я потрачу свое время на интеллектуальные размышления.
   Капитан Кэш с упорством маньяка старался вырвать из Сойкиных рук карту маршрута, но разбойник с ухмылкой ловко отпирался и увиливал от объяснений. Но твердо обещал, что никаких проблем не возникнет, и как только оттолкнемся от Палистры, Кэш стразу получит вожделенный маршрут.
   А пока мы летели, Сойка развлекал меня своими размышлениями. Ему втемяшилось в голову, что в моем лице он нашел благодарного слушателя. Вы думаете, мне хочется выслушивать философию головореза наедине с ним?
   Однажды он ввалился в мою каюту и заявил:
   - После Палистры будет весело. Там начинаются дикие территории. Есть где разгуляться.
   Я постеснялся спросить, кому собственно захотелось разгуляться в тех местах, и по какому поводу сия прогулка состоится. Но невинный вопрос все же задал:
   - Ты уже бывал там?
   - Забегал буквально на месяц, - небрежно заявил капитан Сойка, - и кроме ледяных астероидов ничего не заметил.
   Сойка со странным любопытством, тревожившим меня все больше и больше, оглядел мою келью, хотя не раз бывал здесь. Но сегодня книжки, статуэтки, редкой красоты камешки с разных планет, проходили через его руки с необычайным вниманием. Надо сказать, что на "Победоносце" у меня есть собственная каюта, где я держу свои ценные вещи и артефакты с других планет.
   - Палистра выбрана удачно для дальнейшей экспансии Конфедерации в глубины космоса, но не для охраны, - вскользь заметил он.
   - Разве только Палистра? - я пожал плечами. - А базы "Грэй" и "Филко"?
   - Оттуда не дернешься. Там Союз Крабов щекочет подмышки конфедератам. Эти волки враз засекут передвижение флота. О какой внезапности может идти речь? Сунулся я однажды сдуру туда со своей командой - едва ноги унес. У них появился суперсовременный крейсер. Если перевести на наш удобоваримый язык, то название можно перевести как "Тот, который невидимее ветра и внезапнее смерти". Сваливается на тебя ниоткуда. Знаешь, что это?
   - Понятия не имею. Похоже на пространственный прыжок, - холодок от слов Сойки побежал по спине.
   - Вот-вот. Я о том же и думаю. Телепортация?
   - Не знаю.
   Сойка бросил на меня быстрый взгляд, заметил, что я рассеяно верчу в руках небольшой красиво обработанный кристалл белого цвета.
   - Откуда взял? - заинтересовался капитан.
   - Классная вещица? - я забавлялся, видя, как у Сойки делаются большими глаза, а руки невольно тянутся к камню. Я спрятал кристалл за пазуху и предупредил:
   - Не для чужих рук.
   - Я слышал, что такие кристаллы обладают уникальной способностью записывать любую информацию из коммуникативного пространства. Но я не знаю, как можно скинуть всю накопленную информацию на наши стандартные носители.
   - Значит ли это, что кристалл может показать все записи прошлых лет? - я заинтересовался.
   - Конечно! - возбужденно воскликнул Сойка. - Даже за прошлые века! Влад, ты держишь в руках уникальную вещь! Где нашел? На Торнгарне?
   - Да.
   - Но, насколько мне известно, инфокристаллы бывают красноватого или светло-синего цвета. У тебя же он совершенно белый. Ты уверен в том, что приобрел настоящий? Может, это фальшивка?
   - Вот именно, - кивнул я.
   Сойка, хотевший что-то сказать, поперхнулся, вытаращил свои темные глаза на меня и севшим голосом спросил:
   - И сколько ты вложил в него?
   - Семь "полосатых кредитов".*
   Сойка протяжно свистнул и посмотрел на меня, словно узрел сумасшедшего за штурвалом боевого челнока. И вынес свой вердикт:
   - Ты еще и лох, Балканский. Тебя кинули как последнего фраера, а ты еще с гордостью демонстрируешь никчемный искусственный камень. Семь "полосатиков"! Мама родная! Это же стоимость одноместного скутера "Мираж"!
   Я пожал плечами. Что можно сказать на это? Сойка всегда прав, если держит в руках козыри и знает расклад противника. Он думает, что знает и меня. Пусть. Камень, который известен в мире как "кристаллин", я действительно купил за 7 кредитов. Но кто сказал, что белый цвет - непременно признак фальшивки?
   - Ох, князь, князь, - Сойка никак не мог успокоиться. - Иногда хочется поучить тебя большим дрыном, чтобы ты хоть немного научился различать правое-левое. Тебе денег девать некуда?
   - Тебя волнует этот вопрос?
   - Ладно, - махнул рукой Сойка. - Деньги уже не вернешь. Разве что после нашей экспедиции я слетаю с тобой на Торнгарн и мы найдем того умника, впарившего тебе стекляшку. Но я заставлю его купить кристалл обратно. За восемь кредитов!
   - Какой процент возьмешь за свои услуги? - невинно поинтересовался я.
   - Один кредит, конечно, - не обратил на мою насмешку внимания капитан. Веселый он все-таки человек, этот капитан головорезов! Не устаю восхищаться его деловой и военной хваткой! Оптимизм так и брызжет в разные стороны!
   - Есть у меня предчувствие, что после возвращения на Землю ты станешь богатым человеком, - заметил я. - Кстати, я тебя ни к чему не обязываю. Сделка была честной. Я прекрасно знаю о свойствах кристаллина, о значениях цвета и прочей мелочи, отличающей настоящий природный камень от искусственного. Ну, понравился он мне! В моей коллекции его очень не хватало. Вслушайся: торнгарнский камень! Что может быть прекраснее.... Если ты, конечно, что-то понимаешь в этом.
   Сойка решил, что он начинает выглядеть дураком и промолчал. Но потрясение не сходило с его лица, и с таким выражением он покинул мою каюту. Я извлек из жестяной коробки, изукрашенной ярко-красными двухголовыми драконами, толстую сигару и закурил. Коробка досталась мне в подарок от одного чудака-китайца, с которым я имел честь провести месяц на одном необитаемом астероиде в качестве крутого гида. Тогда мне действительно пришлось проявить крутость, без которой мы бы не вернулись на борт туристического "шатлла".
   Я осторожно положил кристалл на край стола, а сам сел в кресло напротив. Мне было известно, что вещь, приобретенная мной, имеет большую ценность, но возникал вопрос: как заставить камень выдать полную информацию, записанную на его искристых гранях, накопленную за многие, вероятно, века своего существования? В какой среде он начнет работать так, как хочется мне?
   Я встал, повернул камень так, что на одну из граней стал падать тонкий луч света настольной лампы, и тут же передо мной развернулась голографическая картина, больше похожая на экран дисплея. И экран был испещрен множеством цифр, записей на непонятных языках. Сбоку помигивал желтый курсор. Пальцем я показал направление, и курсор чутко выполнил мою команду. Вышел в меню, выбрал язык системы, по которому мог ориентироваться в записях. Через пару минут передо мной был список нужных мне лиц, их банковские счета, маршруты переводов денежных масс, связи корпораций, финансовые операции, вливания ассигнований во все сферы жизнедеятельности Конфедерации. Список был огромен. Мне хватило ума выбрать только один из разделов, иначе пришлось бы сразу повеситься от избытка цифр, событий и аналитических прогнозов. Мне нужен был Анисьев и его приоритетные направления. Я догадывался о нечистых играх своего шефа, но получить достоверные данные не предполагал. Однако помог случай. Торговец с Торнгарна убедил меня купить белый кристаллин. Почему? Если красный и желтый цвета несут в себе такую же информацию, то стоило ли переплачивать за белый? Что в нем такого необычного? Торговец не мог меня обмануть; более подходящий вариант был таков: он не догадывался об истинном потенциале камня. Торнгарнец - доверенное лицо группы людей, на которых я всегда полагался. Рекомендации в нашем мире многое значат. Так что же таит в себе мой камень?
   Я усмехнулся своим мыслям и выпустил дым в потолок. Система кондиционирования работала отменно, и я с удовольствием посмотрел, как кольца дыма вытягиваются в тонкую струйку и исчезают между пластинок решетки. Я убедился, что Анисьев нечист на руку. Его хитроумные комбинации не могли прочитать лучшие ищейки из спецслужб, а кристаллин выявил даже самые скрытые каналы шефа. Плохо, что камень нельзя использовать против преступных картелей. В этом случае сам станешь объектом охоты. Да и не верят судьи такой информации. Нужные железные подтверждения того, что показал кристалл. Камень лишь путеводитель в мире информации. В юридическом смысле он не является доказательством.
   Погасив луч, я надежно спрятал кристаллин. Сойка на данный момент волновал меня все больше и больше. До Палистры осталось не так много времени. За ней начинаются нейтральные территории, где капитан головорезов обязательно активизируется.
  
  

5. НА КРАЮ ОЙКУМЕНЫ

  
   "При таможенном досмотре ведите себя спокойно, давая служащим быстро уладить все формальности и проблемы, возникшие при обязательной проверке. От вашей выдержанности и понимания ситуации зависит быстрая и бесперебойная работа таможенной службы", в чем я всегда сомневался. И на это были причины. Туристы - народ взбалмошный и капризный, а любая задержка легко заводит их, заставляет нервничать и провоцировать служащих жестче проверять крикливый поток людской и гуманоидной массы. Да-да, с гуманоидами мы тоже работаем.
   Писк модулятора, встроенного в криогенную камеру, сыграл побудку. Своего тела я совершенно не чувствовал, и, моргая глазами, тупо смотрел в потолок, пока крышка полностью не скрылась в нише. Мягкий свет плафонов едва освещал помещение, но и этого было достаточно, чтобы почувствовать дискомфорт в глазах. С трудом разгибая конечности, я выполз наружу. Ворс ковровых дорожек приятно щекотал голые ступни ног. Я направился в душ. Там уже яблоку негде упасть. На пять душевых кабинок приходилось по десять-двенадцать человек. Сойка поднял всех своих головорезов. Помятые, небритые в течение долгого времени, они вяло переругивались и пробовали шутить, но в то же время старались занять лучшее место под струями горячей воды.
   Я не торопился, блаженствуя во влажном и горячем паре, отогревая кости. И как только кабинки стали пустеть, занял одну из них. Сойка тут же оказался рядом. Лукаво улыбаясь, он наклонился ко мне, а струи воды, разбиваясь о его голову, летели в лицо.
   - Скажи честно, князь: зачем купил кристалл за такие деньги? Были ведь причины! За просто так ты не станешь выкидывать свои кровные.
   - В моей коллекции как раз не хватает именно такого камня.
   - Знавал я одного парня, - ухмыльнулся Сойка, - который был помешан на камнях. Они, знаешь, не довели его до добра.
   - Что с ним произошло? - я сплюнул мыльную воду, попавшую в рот.
   - Исчез без следа. Искать перестали через пять лет. Сошлись во мнении, что он погиб из-за коллекции своих камней. А труп долго ли спрятать на просторах Вселенной?
   Я согласно кивнул, зная, о ком он говорит. Но одного Сойка не знает: где этот парень находится. Скажу, что он жив.
   Впервые за время полета обед проходил в общей кают-компании. Народу было много, за столом еле устроились. Сойка со смаком уплетал за обе щеки комбинированный обед, приготовленный из банок, а я пытал его вопросами:
   - Ты хорошо подумал, прежде чем поднял команду раньше времени?
   - Да ты-то что переживаешь? Выбрось печали из головы, - Сойка энергично прожевал консервированный кусок мяса. - Мы выходим за пределы Конфедерации, а спящие мухи мне не нужны. Мышцы у людей атрофировались - вот проблема. Придется погонять на тренажерах.
   - Вы безоружны, - напомнил я.
   - Так же, как и вы, - отпарировал Сойка.
   Поведение головорезов, шныряющих из отсека в отсек, мне не нравилось. "Победоносец" был похож на растревоженный улей. Кэш мрачнел на глазах. Кому нравится, когда в работу отлаженного механизма вмешивается сила, которая разрушает быт и вносит хаос. А парни капитана Сойки были той силой, которая сумела разбить тишину и спокойствие на корабле.
   На Палистре не очень-то удивились нашему появлению. "Победоносец" оседлал орбиту. Сторожевой катер с командой таможенников состыковался с нами, и два офицера с десятком солдат появились на капитанском мостике. Осмотр борта не занял много времени. Но к сопроводительным документам военные проявили больше внимания.
   - Что-то мало они похожи на туристов, - буркнул один из офицеров, когда посмотрел на здоровенных лбов, качающих мускулы. - Никогда не встречал подобного.
   - Не верь глазам своим, - Сойка появился словно из-под земли, если так можно было назвать межпалубные перекрытия. А ведь Кэш строго-настрого запретил ему появляться в святая святых корабля.
   - Какие-то проблемы, господа?
   Кэш побагровел. Офицеры с подозрением уставились на Сойку. Они на всех смотрели с подозрением, даже я не избежал этой участи.
   - Кто вы, сэр? - вежливо поинтересовался один из них.
   - Помощник гида, офицер. Как я понимаю, вы даже не представились.... О, извините, я несколько наивен, и понимаю, что со своими земными замашками раздражаю вас....
   Сойка немигающе уставился на офицеров. Чем привел тех в замешательство. Старший по званию офицер - я слабо разбирался в чинах космического флота - нехотя козырнул:
   - Ростиков. Старший штаб-офицер гарнизона Палистры. Мой помощник Стокер.
   - Тогда вам сообщение от генерала Брукса. Лично. Вот дискета. Прошу вас прослушать и просмотреть сейчас.
   Сойка неуловимо выдернул из-за пазухи маленький кругляшек цвета вороненой стали, и подал Ростикову.
   - Где я могу прослушать сообщение?
   - Я представлю свой кабинет, - кивнул Кэш. - Идемте, штаб-офицер.
   Генерал Брукс являлся заместителем министра таможни, и его обращение к гарнизону Палистры значило какие-то глобальные изменения. Мне по статусу не полагается интересоваться сугубо чужими делами, тем более я не компетентен в таможенной службе. Но ведь здесь не только таможня. В воздухе ощутимо запахло жареным.
   Пока штаб-офицер отсутствовал, мы разговорились со Стокером - практически еще мальчишкой - и выяснили оперативную обстановку. Оказывается, за последние пять лет в пределах границ Конфедерации зафиксированы периодически "засвечивающиеся" на радарах два объекта. Послали запрос - в ответ тишина.
   - Такое ощущение, что они специально играют с нами, - пожаловался парень. - Нас давно предупреждают независимые источники с Капри и Формозы о странном копошении в районе Палистры.
   Стокеру хотелось выговориться, пусть даже и с нарушением Устава. Мы тактично молчали, а Сойка даже отвернулся, скрывая блеск заинтересованных глаз.
   - И что здесь странного? - стараясь придать голосу равнодушие, спросил я.
   - Не могу сказать определенно. Пока, конечно, все тихо. Слишком мало грузовых кораблей отваживаются брать контракт на работу за пределами Конфедерации. Только вот эти два трампа ушли в Глубины.
   - И еще не возвращались? - Сойка упрямо пытался загасить бесовской огонь в глазах.
   - Нет. Ушли - и с концами, - пожал плечами Стокер. - Не к добру, а?
   Судя по тому, как он спросил нас, можно было предугадать настроения, царившие на Палистре.
   - Если, конечно, случится вторжение, мы успеем сообщить....
   Офицер прервал свои измышления, сразу построжел, вспомнив, кто он и кто мы, что разговорился не в меру, сердито покосился на нашу компанию, развесившую уши.
   - Не стоит беспокоиться, офицер, - Сойка попытался даже похлопать его по плечу, но вовремя удержал руку. - То, что сказано здесь, давно носится по вакууму между планетами. Есть вероятность консервации Палистры, а вас переправят на Нептун. Слишком уж вы оторваны от боевых частей.
   - Вы весьма компетентны в вопросах боевой стратегии, господин турист, - иронично заметил Стокер, что не помешало ему с подозрением оглядеть Сойку.
   - Он был специалистом по военным вопросам, - успокоил я Стокера туманной формулировкой, - а сейчас на пенсии. Вот и ищет применение своим усыхающим мозгам.
   Я пытался уесть Сойку. Но тот оставался невозмутимым.
   Мальчишку я понимал. На Палистре жили отшельники, оторванные от цивилизации и вынужденные мириться с этой ролью. Их держали здесь присяга и долг, если употреблять красивые слова, а еще материальная заинтересованность. Смена гарнизона шла раз в десять лет. Отслужившие на Палистре офицеры получали особые льготы и привилегии. Достаточно было после Палистры набрать выслугу в любом тыловом гарнизоне по выбору, и хорошая пенсия обеспечена, плюс пособие при увольнении, превышающее все десятилетнее жалование в три раза. Стокеру может крупно повезти, если не разразится военный конфликт, если он не станет заглядывать на дно рюмки или искать приключений в Красных Кварталах Лутании*.
   В рубку вошли Ростиков и Кэш. Старший офицер кивнул Сойке:
   - Я ознакомился с донесением. Вынужден признать, что вы играете с огнем. На периферии сейчас неспокойно. Причин для паники нет, но мы печенкой чуем опасность. Если с вами что-то произойдет - на нашу помощь не надейтесь.
   - Не преувеличивайте опасность, - поморщился Сойка, - но и пренебрегать вашими советами не будем. Все в руках Божьих. Но я хочу сказать, что с таким супероружием как телепортация, мы обречены на поражение, - и добавил - если это правда.
   К большому счастью Сойки Ростиков не стал придираться к нему с детальными расспросами, откуда, собственно, он знает о таких вещах. А ведь должен был выяснить по долгу службы. Таможенники быстро покинули корабль, дав нам разрешение продолжать свой путь. Вскоре их катер отвалился от "Победоносца" и направился к своей базе, висящей под нами в бездонной черни космоса, освещаемой ярко-желтым светом местного солнца.
   - Что скажешь, стратег? - Кэш пронзил взглядом неудобного гостя. - Что затеяли господа из Компании? Чистой воды самоубийство - идти на Формозу по крутому эллипсу, путями, где шныряют одни тремписты! Ну да ладно, они чокнутые. А мы что забыли там?
   - Это очень интересная поездка, - Сойка после ухода таможенников оживился и потирал руки. И я отчетливо понял, что мы имеем дело с маньяком, психопатом, любящим экстрим. - В космосе есть куча тропок, где встречаются довольно любопытные сюжеты. А где сюжет - там персонаж, главный причем.
   - Как бы этот персонаж не схватил нас за жопу, - буркнул Кэш. - Авантюристы вшивые!
   Капитан не зря так грубил. Он имел на это право, потому как не доверял Анисьеву. Но больше всего ему не нравилось поведение Сойки. И если бы существовала возможность повернуть "Победоносец" на оживленные трассы - он, не задумываясь, сделал бы это. Но к большому его сожалению любая причина, мешающая выполнению полетных параметров, приведет к блокировке пульта управления. И с этого момента корабль переходит на автопилот. "Победоносец" не даст угробить себя, и Кэш знал об этом обстоятельстве прекрасно.
   Еще на старте перед запуском в каждый корабль - я подчеркиваю: в каждый! - закладывается программа движения с допустимыми отклонениями в 2-3% от основных трасс. Попытка вмешаться в полетную программу чревата последствиями. Вас ожидает столько сюрпризов, заложенных хитроголовыми техниками в систему, что мало не покажется. Доходит вплоть до уничтожения нарушителя. Полная аннигиляция - шутят дальнобойщики мрачно.
   Потому-то все доверяют автопилоту. Бортовой компьютер знает, куда лететь. Эта система отлажена до мельчайших деталей. Но и спрос с него. Все сделано для того, чтобы оградить экипажи от судебных разбирательств и лишения летной лицензии, что происходило раньше довольно часто. Профсоюзы свое дело знали.
   Кэш сдержался, и не стал ругаться с Сойкой, а благоразумно спрятался в своей каюте для долгого и скрупулезного анализа маршрута, а я затащил бравого вояку к себе и дал волю чувствам:
   - Какой идиот придумал лететь по такому маршруту к Формозе? Нет более приятных трасс?
   - Да что ты взбесился, Балканский! - ничуть не смущаясь моей напористостью, засмеялся Сойка. - Почему ты считаешь оставшихся на Земле идиотами? Они не знают, что делают? Если бы ты вез древних старух, то Кэш радовался бы не меньше тебя. Но вы не понимаете, что здесь куча мужиков, бойцов, умеющих драться! Вам нечего бояться!
   - При чем здесь мы?
   - Знаешь, князь, единственный человек на борту, которого я жалею - это ты. Кэш хотя бы представляет, на что идет, когда подписывал контракт. Знай, что формально мы идем на Формозу, но реальная задача совсем иная. Водка есть?
   Я быстро наполнил стопку говоруну, содержимое которой одномоментно исчезло в его глотке. Нетерпеливым жестом я поторопил Сойку.
   - Мы должны выманить корабль-невидимку на себя, чтобы его могли уничтожить, этого сукиного сына! Вскрыть, как консервную банку и выпотрошить - вот моя мечта!
   - И как он на нас клюнет? Чем мы его привлечем?
   - Пущен слух, что на "Победоносце" находится секретное оружие, которое хотят перебросить на Формозу. Идея гнилая, но Крабы клюнут!
   - Кэш знает?
   - Это знаешь ты, Влад, и советую тебе не распускать язык.
   - Вот твое кредо: война до победного конца, - пробурчал я.
   - Смотри, - Сойка взял с книжной полки лист бумаги и со стуком прихлопнул его на столике. Потом быстро набросал схему конфедеративных планет, астероидов, входящих в сферу наших интересов - где копошился люд. - Это, конечно, примитивная картинка, но если взглянуть на нее с другой стороны, то, что мы видим? Мощный заслон Конфедерация выстроила на оси Капри - Земля - Торнгарн с базой "Грей", да еще куча космических гарнизонов по периметру. Здесь с налету не прыгнешь. Можно и по зубам получить. Даже база "Филко" смещена ближе к Торнгарну. А где Палистра? Смотри, какие разрывы между Капри и Формозой! Какой идиот приспособил Палистру под форпост? В общем: если кто-то (а мы знаем, кто) захочет прорваться здесь, он преуспеет. Есть, правда, еще одно слабое место. Касио. Но я считаю, что в этом районе самая лучшая охота.
   - В твоем рассказе нет ничего удивительного, - ответил я, поражаясь, насколько точно Сойка вскрыл слабости обороны. Утешало, что он хороший стратег. - Изначальная экспансия землян шла в направлении системы Крабов. Поэтому там гарнизонов как мухоморов в лесу. А Палистра что? Задворки империи.
   - Империя...., - проворчал Сойка, оккупировав мою "Столичную". - Ткни кулаком в подвздошину - загнется. Пусть я занимаюсь нехорошим делом, черным, дурно пахнущим, но всегда старался помочь вам, глупым и неразумным. Почему я предугадываю события? Да потому, что анализирую ситуацию по косвенным признакам, недоступным вашим тупоголовым аналитикам. Мои предположения - не тычки пальцем в небо.
   - И как ты хочешь действовать? Ты хотя бы представляешь, во что втягиваешься?
   - Мне хорошо заплатили, Влад. Я нанял специалистов по космическим технологиям - они, кстати, у меня в команде - и купил оружие. Но если для успешного задания потребуется пролить реки крови - я устрою резню вселенского масштаба. Я очень хорошо знаю, ЧТО может натворить эта суперскоростная блоха. Я не альтруист, Влад, но и не идеализирую Конфедерацию, ее законы и моральные устои. Просто иногда встает перед нами выбор: или ты - или тебя. А мне, поверь, иногда хочется возвращаться на Землю, в зелень листвы и к шуму океанов, а не на выжженную планету.
   В этом месте полагается хотя бы растроганно всхлипнуть. Но я хорошо знаю капитана Сойку. И слушая его, понимаю, что он бессовестно лжет. Ему несвойственна патетика, и он действительно не альтруист. Кроме денег и личного благополучия его уже ничего не интересует, даже Земля-матушка. Зачем Сойка лжет? Хочет оказаться значимым для общества человеком?
   - Мы еще ничего не знаем, - заполняя паузу, ответил я. - Будем действовать по совету дедушки Наполеона: ввяжемся в драку, а там видно будет.
   - А вот этого мне не хочется, - поморщился Сойка. - Все же я предпочитаю все пронюхать. Но сейчас никаких звуков! А ведь дезинформация уже пошла в эфир!
   Разговаривая с Сойкой, держи в кармане камень.
   - А ты свой кристалл подключи, может, подскажет что, - Сойка загадочно усмехнулся и вышел, оставив меня в глубочайшем раздумье.
  

6. СПОРЫ-РАЗГОВОРЫ

   Палистра осталась далеко позади, но наш центр связи еще долго принимал сообщения с базы, озабоченной нашей безопасностью, да и мы иногда развлекались, слушая переговоры патрульных скутеров или музыкальные композиции Джека Бювара - гитариста от Бога. Он, видимо, имел популярность среди офицеров Палистры, иначе бы давно уже надоел своим бесконечным исполнением. На "Победоносце" все оживились. Сойка создал деловую атмосферу, не давая никому скучать. Его молодцы не расслаблялись, держа себя в форме постоянными тренировками. Пьянство было запрещено под угрозой моментальной расправы с нарушителем. Командир головорезов лично обещал выпнуть выпивох в открытый космос через люк мусоросборника. Сам же Сойка отирался в капитанской рубке, на что Кэш совсем не реагировал. Привык к беде по имени Сойка?
   Я старательно выуживал информацию из кристаллина, но никаких намеков даже на заклепку от брони "Того, который внезапней смерти", не нашел. А о телепортации узнал, что идут разработки по самым разнообразным направлениям, но до создания чего-либо подобного слишком далеко. Это было странно, и у меня стали возникать подозрения.
   На капитанском мостике шли дебаты о непозволительности криогенного сна. Сойка ругался и клялся, что не полезет больше никогда в адский холод. Создавалось впечатление, что он патологически боится заморозки. Но свою боязнь Сойка завуалировал ожиданием мифического корабля-невидимки с минуты на минуты. На счастье капитана-бродяги Кэш тоже был против повальной спячки. Он сказал, что сейчас не время вверять свои жизни автопилоту. И я его понимал. Сойка нагнал на всех жути своими рассказами о неуловимом и грозном враге. Естественно, что среди скептиков я оказался не один. Меня поддержали Войлес и Пилсбери. Выслушав наши контраргументы, Сойка, сидя в кресле, расслабился, закинув руки за голову. В таком положении он долго обозревал панораму космоса на экране.
   - Правильно, - наконец промурлыкал Сойка, - нельзя доверять и верить человеку с ружьем. Это ведь хитрая субстанция, человек то бишь. Но вся загвоздка в том, что ваши мозги устроены слишком правильно. Вы мыслите рационально, прямо, применяя земные законы для дикого космоса. А я - чернорабочий. Моя деятельность - стрельба и драки. Поэтому я мыслю отвлеченно, собираю информацию там, куда даже агентура Конфедерации нос не сует. Сейчас привыкли работать по компьютерам, электронным средствам слежения и связи, мини-жучкам и прочим техническим прибамбасам. А где живое общение? Нет его, исчезло! Так кто дилетант? Я или вы? Вы! Я дурак, потому что принимаю на веру все сведения о стотонном куске железа, летающим из одной точки вселенной в другую за считанные секунды. Верю и считаю, что только так можно подготовиться к возможной встрече.
   Сойка был доволен собой, упиваясь красноречием. Его манера эффектно преподнести свою персону граничила с этаким подиумным шествием. И всякий раз, когда слушатели переваривали сказанное, он успевал или подымить сигарой или выпить водочки. Сейчас он решил покурить, памятуя о собственном запрете на спиртное. Не следует командиру нарушать приказы. Сигару я узнал: из моей коробки (стянул, гад!).
   - Этот летун прессует пространство за счет мощнейшей энергии. И важно понять: что это за явление?
   - Ускорители на неизвестном топливе, - сам мало веря в собственную версию, сказал Войлес.
   - Что за топливо? - вопросительно поднял палец Сойка. - Мы на "Победоносце" тоже используем топливо, позволяющее развивать сверхсветовую скорость, и даже превышать ее. Но почему до сих пор мы не на Формозе?
   - Каково им, сердешным, в нутре крейсера, несущегося с несусветной скоростью? - Пилсбери обвел всех своим проницательным взглядом. - Да это же кровавый коктейль в титановой оболочке!
   - Если Сойка отвечает за свои слова - Союз Крабов готовится к войне, - мрачно сказал Кэш.
   "Наш пророк, - ласково подумал я, - но не хватает только лавров от восторженных почитателей. Сойка старается всех убедить своим враньем. И его теория о "Победоносце" как о приманке - очередная сказка".
   - А вы уверены, что Союз Крабов приложил к невидимке свою руку? - не сдавался я, упорно толкая Сойку на более откровенный разговор. - Ведь их система стоит на низком уровне космических технологий.
   - Ой, ли? - сощурился Сойка. - Нельзя недооценивать противника. Если помните, с Бродягами ушло немало специалистов. Не знаю, чем их сманили. Конфетами, наверное.... Крабы предложили им офигительно хорошие условия - те согласились. Вот вам и прорыв в науке!
   - Ладно, хватит рассусоливать, - Кэшу надоела болтовня Сойки. - Нечего раньше времени масло гонять. Если встретимся - превращусь в астероид. Войлес, что там у нас впереди?
   - Если идти на форсаже, то скоро будем у Ирбиса, код Зет-120, - откликнулся Войлес. - Там перевалочная база тремпистов. Может, они знают....
   - Ага, так они и раскроют свою душу, - хмыкнул Пилсбери.
   Ирбис....
   Планета, населенная выходцами из системы Капри. Это произошло так давно, что жители Ирбиса забыли о своей исторической родине, откуда их предки. Сейчас они были ничьи, предоставленные самим себе. Не знаю, почему Конфедерация проигнорировала просьбы ирбисцев о взятии их под надежное крыло защиты. За них никто не вступается, законы не закреплены; можно сказать, их совсем нет. Ирбисцы - народ бесправный, не сумевший сдержать натиск дельцов и хапуг, которые раздевают их вот уже несколько столетий. А когда Ирбис облюбовали тремписты - хоть с планеты беги. Но кто возьмет на себя ответственность репатриировать бедолаг на Капри? Одного-двух еще рискнули бы, но целые поселения, города.... В общем, веселое место.
   Сойка вдруг подскочил от возбуждения.
   - Вот где мы славно повеселимся! - воскликнул он. - Поверьте: лучшего места для стрельбы и мордобоя не найти!
   - Как бы тебе самому морду не набили, - резонно заметил я. - Здесь стреляют по каждому поводу, за неправильно произнесенное слово, за косо брошенный взгляд. Дошло до того, что Бизнес-Компании нанимают головорезов для охраны!
   Сойка понятливо хмыкнул. И разговор как-то сам по себе сошел на нет. Все мы разбрелись по каютам в задумчивости, оставив дежурить одного Пилсбери.
  
   "Ночью" я спал плохо. Наше путешествие начинало дурно пахнуть. Не знаю отчего, но в голове засела крепкая мысль, что на Ирбисе мы вляпаемся в историю. Кэш, как ни странно, обещал там остановку. Или он пляшет под дудку неизвестных лиц, или потерял рассудок.
   "Победоносец" ощутимо встряхнуло. На удар астероида или кометы не похоже. Защита сверхнадежна. Я решил прогуляться. Да и спать расхотелось. Только открыл дверь, как передо мной выросла фигура одного из парней Сойки. Звали его, кажется, Бык. Вежливый до умопомрачения, но жестокости в нем еще больше. Он ткнул невесть откуда взявшимся пистолетом мне в грудь и негромко произнес:
   - Капитан запретил вам выходить из каюты до особого распоряжения. Извиняюсь за беспокойство.
   - Откуда, черт возьми, ты откопал оружие? - попробовал возмутиться я, но щелчок предохранителя прочистил мои мозги за пару секунд.
   Вот так. Начинается самое худшее. Мои подозрения обретают плоть. Каким-то образом на борту появилось оружие. Сойка все рассчитал: путешествие корабля к Формозе по заранее невыгодному маршруту, курс за пределы Конфедерации, возможная высадка на Ирбис....
   Только подумав о черте.... Сойка зашел ко мне через полчаса, обвешанный всевозможным оружием. Ходячий арсенал к тому же еще и улыбался.
   - Собирайся, Влад, проветримся. Прогуляемся по Ирбису.
   - Мы уже прилетели? - слабо удивился я. - А что это был за толчок?
   - Стыковка с одним челноком. Вот, прикупили оружие. Ну, просто случайная встреча! Я плюнул на конвенцию, да и проверок больше не будет.
   - Что-то мне не хочется, - все подозрения утвердились. Наш грузолет ждали за Палистрой. Корабль покинул базу, достиг назначенной точки и состыковался с оружейным нелегалом.
   - Куда же ты денешься? - ласково проговорил Сойка. - Кэш будет ждать нас прилежно. Я беру тебя в заложники. Понятно?
   - Серьезно? - я даже привстал с постели.
   - Серьезнее некуда. Собирайся. Сейчас проводим гостя и сами полетим на Ирбис.
   Перспектива прогулки с головорезами, у которых за спиной не одна загубленная душа, меня не обрадовала. Для каких целей я понадобился капитану Сойке? Меня хотят обменять на весомого в бандитских кругах человека?
   - А, может, действительно ноги размять? - я задумался.
   - Конечно, - совсем помягчел Сойка. - Умнеешь на глазах. Я говорю, что не стоит отвергать интересное предложение. Поверь мне: внизу предстоит очень увлекательное путешествие.
   Я оделся и вместе с Сойкой пошли в капитанскую рубку. Кэш выглядел как помятая рубашка. А под дулами бандитов можно выглядеть по другому?
   - Это захват? - прямо спросил я.
   Кэш поморщился, но Сойка опередил его с ответом:
   - Капитан хочет сказать, что контроль над кораблем переходит в другие руки. Вообще-то, формально, капитан Кэш продолжает руководить своей командой, но по всем остальным вопросам обращайтесь ко мне.
   - Ты знал об этом? - я упорно игнорировал Сойку, глядя только на Кэша.
   - Догадывался. На Земле намекнули, но я не поверил.
   - Так зачем....?
   - Влад! - подал голос Сойка. - Не испытывай моего терпения!
   - Действительно, парень. Мои проблемы не должны тебя касаться. Наша цель - Формоза, и я доставлю корабль туда. Но все происходящее на пути туда - не твоя печаль. Подчиняйся этому человеку.
   - Золотые слова, кэп, - кивнул Сойка. - Ну что, князь, потопали в челнок?
  
  

7. ВОЛЕЙ, ДАННОЙ МНЕ....

   Планета Ирбис, код Зет-120, относится к системе Адониса. Пригодна для проживания. Развита флора и фауна. Полезные ископаемые: нефть, природный газ, золото, платина, железные руды, карбонит, особо ценимый в медицине (на данный момент добыча карбонита не ведется из-за сложностей технического обслуживания и неспособности населения обеспечить безопасность тех Компаний, которые заняты в разработке месторождений).
   Планета населена колонистами, общая численность которых достигает примерно 70 миллионов человек. Наличие аборигенов (коренного населения Ирбиса) не обнаружено. Государственных образований нет. Ирбис разделен по секторальным интересам. Хозяева этих участков считаются негласными авторитетами; они держат в руках корпорации, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, плантации, шахты и др.
   В общем, всякая чепуха, которую смог выдать кристаллин. Как пошутил Сойка, погоду на Ирбисе делают тремписты, бизнесмены и супермены.
   Сто двадцать лет назад был выпущен каталог "Звездных маршрутов", который до сих пор считается лучшим познавательным изданием во всей Конфедерации. Благодаря этому каталогу я и оказался в космогидах. Моя путевка в жизнь.
   На Ирбисе я никогда не был. Маршруты туристических трасс не выходили за границы Конфедерации. Зачем рисковать клиентами и хорошо налаженным бизнесом? Хозяева рассуждали здраво и правильно. Но сейчас требовались другие решения. Сказать, что я испугался Сойки, будет неправдой. У меня появился шанс проверить кое-какие версии. Мой злой гений в его лице признался, что сам толком не знает, что творится на Ирбисе, но точно знает о таверне "Жирный кот", где подают карпов.
   - Не просто карпов, - Сойка поднял назидательно палец и многозначительно поглядел на меня, - а чудо-карпов. Когда рыбу на тарелке ставят перед твоим носом, он шевелит ртом. Но ты вдруг замечаешь, что карп полностью зажарен. Но весь фокус в том, что, сожрав рыбу, ты удивляешься еще больше! Карп продолжает открывать рот, словно хочет поблагодарить тебя, что освободил его от лишнего мяса!
   Сойка захохотал, откинувшись в кресле. Я отмахнулся от него, зная, что бандит может и приукрасить. Капитан побожился, что это истинная правда.
   На прогулку, кроме меня, Сойки и двадцати его парней, "попросились" Каспарян и Войлес. Наверное, в качестве гарантии, что Кэш не удерет с орбиты. Это я и сказал Кэшу.
   - Куда? - хмыкнул он. - У меня за спиной еще тридцать рож! Улетишь от вас, как же!
   Группа оказалась довольно многочисленной. Пришлось оседлать два челнока. Предварительно связались с Центральным Полигоном для выяснения места посадки. Ответил какой-то пропитый голос:
   - Садись, куда хочешь, друг! Держи направление строго на север! На высоте 10 километров дам опознавательный сигнал "летели гуси", по которому сделаете окончательную доводку курса. Счастливого приземления. Да, и не забудьте заплатить пошлину!
   Сойка с треском вырубил приемник.
   - Я покажу вам "пошлину", фуфлыжники! И полет гуся с бесплатной демонстрацией! Ну что за бордель здесь!
   Челноки слаженно вошли в стратосферу Ирбиса. Угольная чернота сменилась яркой вспышкой местного солнца, залившего светом кабину. Мягкий пух облаков окутал снижающиеся машины. И тут из динамиков раздалось кряканье. Все от неожиданности подскочили.
   - Внимание! - это был совсем другой голос, уверенный, со стальными нотками. - Ваши челноки запеленгованы. Вы идете к посадочной полосе со скоростью 350 км/час. Допустимо снижение скорости. После повторного сигнала начинайте снижение.
   - Смотри ты, - удивился кто-то из бандюков. - А я думал - здесь до сих пор полная анархия!
   - Кто это такой шустрый? - Сойка глубоко задумался, но тут раздалось повторное кряканье.
   - Цель схвачена! Ваши действия: дать список лиц, находящихся на бортах номер один и номер два, по радиорелейной связи, а также перевести на счет И-0002 планетарного банка сумму в полтора синих кредита. После выполнения всех условий вам будет разрешена посадка.
   - Эй, какие деньги! - удивленно воскликнул Сойка в переговорник. - Очнись! Кто же платит за посадку в воздухе? С ума посходили?
   В воздухе повеяло большими неприятностями. На лицах читалось недоумение, смешанное с растущим беспокойством. Сойка хрястнул кулаком по подлокотнику кресла.
   - Оплата должна начаться с шестого сигнала. Если в течение минуты на данном счету не появится искомая сумма - цели будут уничтожены. Основание: незаконное проникновение в частные владения.
   - Он нас не слышит, - я пытался остановить Сойку, изрыгающего проклятия.
   - Да они совсем расслабились! Захватили угодья, расписали свои территории, а теперь качают права!
   - Может, на Ирбисе установили государственные порядки? - неуверенно высказал свою версию Войлес.
   - Босс, сигналы! - воскликнул один из бойцов, приникший к наушникам.
   Все разом замолчали, отсчитывая сигналы, застучавшие набатом в чреве челнока. Пять.... Шесть....
   Мы молчали, каждый внутренне сжавшись от нереальности происходящего. Самое страшное в возникшей ситуации - бездействие и бессилие. А Сойка еще и бесился, осознавая очевидное.
   - Требования не выполнены! Цели будут уничтожены!
   Радар тут же схватил две точки, стремительно несущиеся к центру экрана. Ужас охватил всех нас. Сойка повернулся ко мне и с перекошенным от злости лицом выкрикнул, надсаживая голос (в челноке вопили все и разом):
   - Здесь есть что-нибудь для отражения ракетного удара? Пушка или пулемет?
   - Откуда? - спина заледенела от страха, парализовавшего волю и тело. Тысячи мелких иголок нестерпимо закололи кожу, вызывая невыносимый зуд. Это был самый настоящий страх, дикий и всепоглощающий. - Это же обыкновенный посадочный челнок! Как они решились на это?
   Сойка грязно выругался и вцепился руками за управление, как будто это могло помочь избежать столкновения. Не знаю, на что он надеялся. Ракеты самонаводящиеся, и никакой маневр не собьет их с толку. Глаза капитана лихорадочно заблестели. И, как ни странно, он успокоился. На экране радара что-то произошло. Бортовой компьютер выдал кучу цифр, параметры ухода от атаки и альтернативный курс. Две точки стали медленно, но верно отклоняться в сторону. Это было что-то новое. Кто-то заложил программу в компьютер?
   - Капитан Кэш приказал мне еще на Земле разработать такую программу и тайком впихнуть в систему посадочного челнока, - словно угадав мои мысли, прошептал на ухо Войлес. - Вот я и думаю: откуда он мог знать об этом?
   Я в рассаднике таинственных игр, - мелькнула параноидальная мысль.
   Точки исчезли с радара. Команда столпилась за нашими спинами и учащенно дышала. Резкий запах пота ударил в нос. Люди приходили в себя, еще не веря в спасение. Наступила тишина, в которой мы услышали шуршание рассекаемого корпусом челнока воздуха. Клянусь, я слышал это явственно, хотя конструкторы создали хорошую звукоизоляцию.
   - Хочу знать: что будет дальше? - Сойка, кажется, первым овладел собой, и его привычное ворчание взбодрило команду. - Кто-нибудь свяжется с Кригом? Или мне нужно постоянно указывать на это?
   - Внимание! - металлический голос разрушил наши иллюзии. - Цель номер два уничтожена. Повторяю условия посадки....
   - Эй, Балканский! - голос Сойки звучал глухо. - Если все, что этот урод сказал - правда, я вырву у него сердце. Я потерял двенадцать человек за пару минут. Сделай что-нибудь для спасения оставшихся. У тебя есть карта оплаты. Ты же богач! Ты выложил за стекляшку семь "полосатиков"! Неужели не найдешь полтора "синих"?
   - Откуда? - огрызнулся я. - Выкладывать такие деньги чужому дяде?
   - Найди деньги - а я заставлю земляных червей с Ирбиса вернуть долг вдвойне!
   - К черту! - я взорвался. - В челноке есть аварийная шлюпка. Садимся в нее и сваливаем! Челнок примет на себя удар, а мы тем временем уже будем у земли.
   Сойка помолчал секунду, обдумывая мои слова, и отреагировал моментально.
   - Все в шлюпку! - заорал он. - Пошли, пошли!
   Давя друг друга, пихаясь и отчаянно ругаясь, мы все бросились к шлюзовой камере, где находился аварийный модуль, больше похожий на подводный батискаф. Двенадцать человек набились туда как балтийские шпроты в банку.
   - Живо утрамбовались! - Сойка влетел в модуль, упал на чьи-то головы и защелкнул замки люка. Каспарян и Войлес вовсю тыкали пальцами в кнопки, согнувшись над приборной панелью. Я почувствовал свой желудок в горле. Это модуль ушел в свободное падение. Теперь нужно молить всех святых, какие существуют на белом свете, чтобы добраться до поверхности Ирбиса, никогда еще не казавшимся таким желанным. Мы были абсолютно беззащитны, и без маневренного челнока походили на неуклюжего бегемота. Всех волновал один вопрос: как поведут себя ракеты? Реагируют ли они только на тепловой след или на малейшее движение?
   Модуль дернулся. Сердце в очередной раз ухнуло вниз. Войлес счел нужным успокоить:
   - Выпущен парашют. Скоро земля.
   - Приготовиться, парни! - рявкнул Сойка. - Всех, кто появится перед вами - крошить в капусту! Без всякой жалости!
   Удар. Тишина. Один из бандитов что-то шептал про себя, горячо дыша мне в ухо. Молитва получилась такая экспрессивная, что мне тоже захотелось прочитать наизусть что-нибудь из Евангелия. Только вот ничего не знал. Не довелось почитать.
   Сойка отрывисто и предельно ясно отдавал приказы, кому как действовать. Дверь модуля с шипением отошла в сторону. И сразу же на изумрудный ковер Ирбиса соскочили три человека с автоматами и грамотно прикрыли место посадки.
   - Отлично, парни! Теперь все на воздух! Шевелите задницами!
   Наш модуль стоял на краю темно-зеленого леса, уткнувшись брюхом в травянистый холм. Удачно приземлились, если учитывать наличие на Ирбисе огромного океана. Неуправляемый модуль запросто могло забросить именно туда.
   Выскочив наружу и выяснив, что нашей безопасности ничего не угрожает, все, как по команде, задрали головы вверх. На куцей синеве неба виднелись инверсионные следы от ракет. Две были едва различимы, а еще две жирными хвостами указывали направление, откуда пустили ракеты.
   Нам сказочно повезло. Они начисто разнесли и второй челнок. Запоздалый комок страха образовался в животе, да так и пригрелся, изредка выныривая для впрыска адреналина.
   Сойка витиевато выругался, повернулся ко мне и пригрозил:
   - Я найду этих деятелей, слышишь, князь? Вот тогда и поговорим о том, что здесь творится.
   А мне зачем это говорить? Я здесь при чем? Однако высказал свое мнение:
   - Трудно будет. Чужая планета, ни карт, ни целей, беспредел кругом.
   - Наплевать! - жестко обрубил меня Сойка. - В нашем арсенале десять автоматических стволов. И я - Сойка! Они запомнят меня навеки!
   Кто "они" - я уточнять не стал. В такие моменты лучше не заводить капитана.
   К чести головорезов, с картами разобрались. Белесые следы ракет указывали азимут, и маршрут был готов.
   - Свистун, Арно, В дозор! Замыкают Лось и Горнист!
   Сойка действовал четко и быстро, а застрельщики подчинялись беспрекословно. Здесь, в неожиданной ситуации авторитет капитана был непререкаем.
   - А вы, электронные мозги, плывите в середине! Идем быстро. Услышу хоть одну жалобу - пристрелю лично. Начнется стрельба - падайте на землю. И не мешайте воевать!
  
   "Космогид не должен допускать ситуации, при которых его группа может попасть в неприятности или в форс-мажорные обстоятельства. Вся ответственность в целом и полностью лежит на нем".
   Но с этим постулатом я мог сегодня поспорить. Всю ответственность на себя взял Сойка. Это его затея - пусть и расхлебывает. К его чести выглядит он впечатляюще. Насуплен, брови воедино, короткоствольный автомат в его руках грозно смотрит вперед.
   Мы на удивление быстро прошли лес, оказавшийся не таким и большим. Скорее, это была рукотворная лесопосадка, судя по стройным рядам деревьев и стерильной чистоте вокруг. Ни единого сучка, ни валежника.
   Как только мы прошли насквозь этот лесок, сразу уткнулись в поселение, состоявшее из трех больших домов, крытых красной черепицей. Нас уже встречали. Шесть крепких мужиков перегородили нам путь, прячась за бревнами, сваленными в кучу для просушки. В их руках были базуки, предназначенные для охоты на слонов, чем для пальбы по людям. Сойка хмыкнул. Я его понял. В выборе диспозиции хозяева поселения допустили ошибку. Если это была засада - то бездарная. Абсолютно открытая местность, и негде спрятать еще кучу вояк-самоучек. Разве что на крышах....
   Я метнул взгляд на чердак одного из домов, имеющий лучший обзор местности, но ничего подозрительного не обнаружил. Если там и был снайпер, то упрятался он хорошо. К этому времени подошли Кот и Свистун. Они умудрились обойти импровизированный блокпост и осмотреться кругом. Никого больше не наблюдалось, кроме этих шести идиотов на дороге.
   - Стоять! Откуда и кто такие? - спросили нас.
   - С неба. Боги мы! - развеселился Сойка. Почему бы и нет? Ведь жив остался он, а не те двенадцать бедняг из второго челнока. Никакого цинизма - сплошной рационализм.
   - И куда направляетесь, небожители? - у парней-поселенцев с юмором тоже было в порядке.
   - Вперед, - Сойка не хотел затевать стычку на первых же минутах пребывания на Ирбисе, и надеялся, что с помощью пустопорожних разговоров сумеет без потерь пройти поселение.
   Но "дорожный патруль" вовсе не собирался пропускать нас. Поселенцы держали нас на мушке, периодически водя стволами по замершей в ожидании группе.
   - Эй, эй, друзья! - примирительно поднял пустую руку Сойка. - Советую все же пропустить нас. У каждого есть свои дела, и поэтому трогать вас не буду.
   - Кто вас знает, - обронил один из поселенцев, самый молодой из засады, - чью сторону вы держите. Пропустим - ударите в спину.
   - Платите один кредит - и проваливайте, - поспешил влезть в разговор еще один словоохотливый гражданин. Он подергал себя за начинающую седеть бороду.
   - Нет, ты погляди! - Сойка уставился на нас и сделал изумленное лицо. Ему хотелось, чтобы сказанное осталось шуткой. Но поселенцы молчали. - Балканский! Да что же здесь творится! Каждый, кому не лень, требует оплаты за маленькую услугу - пропустить нас через свою территорию! Объясни ты им, Влад!
   - У нас произошла авария, и мы ищем космодром для починки челнока.
   - Космодром? - поселенцы переглянулись. - Вы идете совсем в другую сторону. Там, впереди, владения клана Амборзо, одного из сеньоров.
   В воздухе что-то изменилось. Ребятки Сойки напряглись, да и поселенцы сильнее сжали ружья. Кто-то уже щелкнул затвором.
   - Сойка, да успокой ты своих, - поморщился я. - Эти парни не запускали ракеты. Дураку понятно.
   - Так это вас сбили? - оживились поселенцы.
   Получив утвердительный ответ, блокпост облегченно вздохнул, что было непонятно. Нас пропустили, но с условием рассказать последние новости. Кровопролития никто не хотел. Нет, Сойкины ребята могли осерчать и разметать засаду по кусочкам. Лишь таинственное оживление поселенцев заинтриговало капитана. Стоило разобраться.
   Отдохнуть после небесных злоключений нам не удалось. Тесный круг жителей не способствовал расслаблению. Удалось лишь выяснить, что произошло здесь за последнее время. Оставшись без какой-либо власти, без попыток сделать что-либо полезное и стоящее, без рушащегося на глазах порядка колонисты стали собираться в вооруженные группы для самозащиты. Создавались мелкие поселения со своим отрядом самообороны. По Ирбису вовсю рыскали толпы авантюристов, космических бизнесменов и прочей шушеры, и активно приобретали, а где и просто захватывали плохо лежащие территории к своим рукам. Природные богатства разворовывались с невероятной быстротой; грузовые корабли сотнями тонн вывозили сырье с планеты. Торговые компании росли, богатели, а со временем лопались, благополучно набив собственные карманы. Налоги ведь никто не платил. Позже появилось четкое разделение территорий. Хозяева новых владений стали называть себя "сеньорами". Они нанимали бродячие банды, расплодившиеся как тараканы, для охраны поместий. И платили им солидный куш с доходов. Но помимо охранных функций бандиты занимались грабежом поселений. Постоянно происходят стычки. Гибнут люди.
   Так случилось, что нас приняли за одну из таких банд, и, несмотря на разные весовые категории в вооружении и численности, готовы были вступить в бой. В самом поселении находились при оружии еще пятнадцать человек, и не только мужчины.
   - На Ирбисе нужно наводить порядок, - наказывали поселенцы, провожая нас в путь. Они наивно думали, что кому-то есть дело до происходящего здесь. - Иначе нас всех вырежут, а планету высосут до дна. Мы же готовы вступить в Союз.
   Мы кивали головами, не в силах сказать правду. Конфедерации плевать, что происходит на Ирбисе. МБЦ* имеет сильное лобби в Совещательном Совете. А весь Совет пляшет под дудку того же Анисьева и иже с ним. МВЦ - это сила. Не абсолютная, конечно, - но Сойка при ее упоминании уважительно молчит. А ведь он не любит авторитетов. Ирбис отдан на откуп отходам цивилизации лишь с одной целью: отвлечь внимание люмпенов от растущего жизненного комфорта жителей Конфедерации. Чтобы последние имели возможность ходить по улицам без страха быть ограбленным или убитым. Ирбис манит к себе неограниченными возможностями.
   - Сколько нам топать до космодрома? - Сойка начал терять терпение; он стал рыть носком ботинка ямку в земле.
   - Километров двадцать, - пояснили поселенцы. - Только туда вам не подобраться. По всему периметру натянута колючка. Охрана Амборзо - не ублюдочные любители пострелять из автоматов, а серьезные профессионалы. Амборзо монополизировал земли, построил на них станцию космического слежения, оборудовал спутниковую связь и прочие вещи, не забывая, конечно, о собственной безопасности. Каждый прибывающий на Ирбис обязан заплатить пошлину. Вы отказались от оплаты?
   Сойка кивнул, закипая. Я невольно подумал, что мы не первые горемыки на этой планете. Сойка успел матерно выругаться, что выражало крайнюю степень раздражения капитана. После красочного выступления колонисты его зауважали и попросили повоевать на их стороне по контракту. Наивные, они верили, что озлобленные волки стерут в порошок нехороших "сеньоров" - Сойка был другого мнения. Он отвечал лишь за себя, и таскать каштаны из огня за других не собирался. Еще не нашелся человек, который смог бы уговорить капитана на пару пустяковых дел, не дающих ему личной выгоды, даже за большие деньги.
   Попрощались тепло. Обошлись без подарков. Отойдя от поселения на приличное расстояние, Сойка стал вправлять нам мозги, расслабившиеся после первой встречи с местными жителями.
   - Мы идем не для восстановления справедливости на зачуханной планете. Запомните это и уясните для себя раз и навсегда. Наша задача: поквитаться за ребят, связаться с "Победоносцем" и вернуться на его борт. Все! Больше никаких поэтических отступлений. Захватываем Амборзо, связываемся с Кэшем, принимаем челнок на земле и летим на корабль. Кто-нибудь хочет остаться для партизанской войны за свободу Ирбиса?
   Желающих не нашлось. Все дружно потопали через чахлый лесок, обещавший скоро перерасти в густые заросли. Поселенцы в точности указали место, где деревья вплотную подступали к территории космодрома, и откуда удобно было вести наблюдение.
   Сойка не стал горячиться. Где быстрым темпом, а где и расслабленным шагом мы достигли вотчины Амборзо. Но из-за деревьев, плотной стеной окружающих огромную территорию с посадочной полосой выходить не стали. Капитан заподозрил неладное, творящееся за металлическим ограждением.
  
  

8. ШПИОН ПОНЕВОЛЕ

   Нас ждали. Ждали с нетерпением, судя по оживленному движению по бетонированной плащадке. Крутились локаторы, по периметру разъезжали бронемашины с открытыми люками, в которых сидели лихие парни в черных банданах на головах. И Сойка остался на месте. Мы улеглись на травку в неглубоком овражке и задумались. Кто-то решил вздремнуть, кто-то достал из карманов карты, замусоленные за годы странствий - каждый коротал время по-своему.
   - Ведь у тебя была причина побродить по Ирбису? - задал я вопрос Сойке. Лучше бы молчал. Капитан лукаво улыбнулся, повертел головой, проверяя, нет ли кого поблизости и полушепотом сказал:
   - А вот ты и решишь мою проблему.
   - Вот даже как? - сделал попытку удивиться. Не вышло. На душе стало погано от предчувствий.
   - Именно. Если от базы повернуть налево и скрытно под прикрытием деревьев уйти, то через десяток километров будет большая гостиница. Там частенько останавливаются тремписты. Нащупай след некой дамы по имени Кортни. Она должна быть здесь. Просто узнай и не открывай свой рот, чтобы лишним словом не погубить себя. Понял?
   - Я не профессионал, - пошутил я. Сойка даже глазом не моргнул, оставаясь серьезным.
   - Ты же космогид, Влад, и умеешь вертеть языком. У тебя получится. Дальше.... Ты должен аккуратно выяснить, кто в последнее время из тремпистов ошивался в гостинице, и куда потом направился. В общем, в куче словесной шелухи отыщи пару зерен. А говорить правду каждому не советую. Там врут ВСЕ. Запоминай все несуразицы, нестыковки фактов, сопоставляй с тем, что сам слышал где-то и когда-то. Дальше я сам разберусь. Ты же хочешь помочь своему другу? А все тайные дорожки тремпистов идут через Ирбис. Здесь можно узнать о Пинчо.
   - И это все я должен сделать один?
   - Разумеется, - Сойка хлопнул меня по плечу. - За нас не беспокойся. Мы сумеем постоять за себя. Иди, князь. Что бы ни случилось - не дрыгайся и не паникуй. Не ставь под сомнение свое пребывание в гадюшнике. Придумай по пути легенду. И не дай сопоставить себя с нашей группой.
   Кто скажет, что затея Сойки должна понравиться? Он умышленно оттирал меня от группы, оставляя в стороне от главных событий. Я был даже уверен, что никакой женщины по имени Кортни в истории Ирбиса не существует. Абсолютно. А может это и к лучшему: прогуляться по планете и поразмышлять на досуге. Но один, на вражеских территориях, без оружия?
   - Не дури, князь, - прочел мой немой вопрос Сойка. - Я тебе ничего не дам, даже перочинного ножика. Не хватало тебе вляпаться в историю. Так тебя просто могут схватить и просить выкуп, а с ножом просто продырявят.
   Сойка умеет развлекать людей! Чувство юмора у этого человека отменное. Ему бы стать клоуном, а он прописывает командировочные на тот свет! Воодушевленный его напутствиями, я нырнул под густые лапы какого-то дерева и спустился в ложбину, вымытую дождями. Пройдя километра два, посчитал, что меня уже не будет видно, я поднялся наверх. Отметил направление, и зашагал строго по той линии, которую задал мне капитан. Больше всего я злился не на Сойку, а на того жареного карпа, соблазнившего нашего горячо любимого всеми нами головореза. А если посмотреть с другой стороны - что мне остается делать, когда вся бравая рать откроет стрельбу? Боец из меня никудышный; даже во сне с врагами расправиться не могу должным образом. А Каспарян имеет опыт боевых действий? Он что, из спецгруппы "Алюф"? Да нет же, - исправил я сам себя, - он заложник. И все происходящее - манная каша на белой скатерти.
   Так я и шел - с мрачными мыслями и дурным настроением. Вдобавок ко всем неприятностям споткнулся об корягу и упал в небольшую лужицу, затянутую грязью. Злой и голодный, я шел прямо к цели, пока не угодил туда, чего так боялся. Меня сцапали возле ручейка, где я приводил себя в порядок, соскребая засохшие пласты грязи с одежды.
   Получив чувствительный пинок под зад, я полетел в воду, чем вызвал дружный смех. Лежа в ручье, я медленно повернул голову и увидел великолепную троицу: двух парней с длинными конскими хвостиками на затылках, с автоматами в руках, а также молодую воительницу с узким стальным клинком на умопомрачительном бедре, в короткой кожаной юбке и в кожаных же сапогах. На голое тело накинута шкурка непонятно какого животного. Амазонка с планеты Ирбис.
   - Искупался? - один из парней подошел ко мне и рывком поднял из воды. - Смотри, как он жалобно моргает, и уже начинает бояться! Скажи, пижон, откуда явился и куда направляешься?
   Парень выволок меня на бережок словно тряпку, и в моем мозгу вспыхнула такая ярость, что разум враз помутился. Захотелось достойно ответить обидчику. Я дернулся было врезать своему мучителю, но почему-то сам очутился на земле, да еще с расквашенным носом.
   - Еще брыкается! - даже довольно, чем зло произнес парень, пославший меня в нокаут. - А ну, вставай, бюргер паршивый! Нет времени сопли жевать!
   Я медленно побрел куда-то, тупо соображая, чего от меня будут требовать. Вся легенда разом вылетела из головы. Что-то уперлось в спину. Им мало моего состояния! Еще и оружием подталкивают.
   Медленно, но верно мы вышли из леска, и я увидел стоящий на дороге вездеход типа "Пустынный орел" с открытым верхом и бронированным корпусом для тех, кому вздумается стрелять по спрятавшимся за бортами людям. Вездеход был выкрашен в серо-зеленые тона. На дверцах намалеваны карточные тузы: черви и трефы. С другой стороны, я полагаю, есть и бубны с пиками.
   Нос ужасно болел. Размазывая еще сочащуюся кровь, я едва добрел до машины, залез на заднее сиденье. Возле меня присел мой спарринг-партнер. Элина - я узнал имя амазонки, вслушиваясь в негромкий разговор конвоиров - села за руль. Второй парень уже что-то шептал ей на ухо. Воительница сердито тряхнула волосами и так надавила на газ, что моя шея вдобавок ко всем бедам чуть не слетела с положенного ей места.
   Ехали молча и недолго. Разбитая дорога привела нас к железным решетчатым воротам, которые распахнулись, как только Эллина дала дикую трель из утробы машины. Мы въехали на территорию большого поместья, принадлежавшего, несомненно, одному из пресловутых "сеньоров". Территория была абсолютна пуста, если не считать стоящего на бетонированной площадке возле яркой клумбы с цветами джипа. Я поразился тишине и спокойствию вокруг особняка. Внешней охраны словно не существовало, но она присутствовала в виде камер слежения, прощупывающих каждый миллиметр периметра. Небольшой кирпичный одноэтажный домик с зарешеченными окнами служил, по-видимому, караулкой, откуда вышел охранник и с ленцой махнул рукой, дескать, остановитесь.
   - Документы предъявлять не надо? - угрюмо поинтересовалась Элина, невзначай поиграв стволом перед носом охранника.
   - Только фейс-контроль, - хмыкнул тот.
   После такой проверки мы вышли из машины и направились в сторону особняка, где меня с особой тщательностью обыскали два офицера в форме какого-то воинского подразделения. Интересно, почему захватчики не пытались даже обшарить меня? Или это прерогатива высшего командного состава? У меня вытащили все побрякушки, и, не удостоив их должного внимания, побросали на пол. Потом выдернули бумажник, где лежала секрет-карта.
   - Проверь, - сказал один офицер другому.
   Тот немедленно скрылся в соседней комнате. В ожидании результата никто не проронил ни слова. Второй вахтенный сосредоточенно жевал резинку. Принесли секрет-карту.
   - Это для босса. Много полезной информации, - сказал пришедший офицер и повернулся к длинногривым парням:
   - Идите на базу. За поимку такого страуса получите бонус. Бай!
   Троица вышла, оживленно заговорив на улице о несомненной для них удаче. Офицеры продолжали молча созерцать меня, изучая, по всей видимости, боевую раскраску на лице. Мне надоела затянувшаяся игра. Я раздраженно спросил:
   - И долго вы собираетесь глазеть? Ведите к своему боссу!
   - Я бы не советовал так торопиться к нему, - усмехнулся один, работая челюстями. - Попасть к нему легко, а вот выбраться - почти невозможно.
   Так я простоял еще десять минут, пока офицер, словно подчиняясь какому-то сигналу, не посмотрел на часы. Кивнул головой, встал со стула.
   - Пошли.
   Мы вышли в коридор и по красной ковровой дорожке дошагали до мраморной лестницы. Поднялись наверх. Второй этаж был полностью уставлен небольшими скульптурами невиданных зверей и почему-то безруких людей. Они тяжелой массой нависали надо мной, из-за чего казалось, что я похож на муравья в царстве мертвых великанов. Да и освещение, подобранное не без умысла, будоражило мысли.
   Меня впихнули в большую комнату, где свободно умещался длинный стол с двумя десятками стульев, обитых темно-вишневой тканью. За столом восседал в полном одиночестве седой мужчина, судя по дорогущему костюму, стильной прическе и запаху хорошего одеколона и бывший боссом.
   Хозяин этих апартаментов с интересом рассматривал меня, как это делали несколько минут назад его охранники. Словно впервые встретил представителя славного племени космогидов. Я стал гадать, куда пошлет меня этот человек: на плантации или на корм червякам.
   - Не могу понять, почему вы появились здесь, - нарушил молчание "сеньор". - Вы состоите на службе весьма почтенной Компании, но нас никто не уведомлял о прибытии туристического рейса. Какими ветрами, господин Балканский?
   - На Ирбисе нет законов, - разлепил я вмиг ссохшиеся губы, - но без представителя Конфедерации разговаривать и отвечать на вопросы в качестве заложника не буду.
   - Напрасный героизм, - улыбнулся хозяин. - Я советую вам логически подумать о пользе предварительной беседы. Какая польза от Конфедерации здесь, на Ирбисе? Ну, прилетят. Ну, поговорят. А дальше? Вас освободят, что ли?
   - Попытаться стоит, - слабо хохорился я.
   - Не надейтесь на помощь, - предупредил босс. - Серьезно. Потеряете время.
   - Что нужно для оперативного освобождения? Или у вас в наличии какие-то особые условия?
   Хозяин кабинета заговорил, и из его слов я понял, что нам (нам?) сказочно повезло. Каждый найти свою выгоду желает. Я при соблюдении всех условий получаю свободу. Только какие? Солидный перевод на счет, который при моем согласии хозяин огласит. Вот и вся двусторонняя выгода. А представитель Конфедерации вряд ли доедет сюда так быстро. Кажется, неплохо?
   - Конечно, звучит заманчиво, - не стал возражать я.
   - Так мы пришли к соглашению?
   - Мешает одно "но". У меня нет разрешения снимать большие суммы со счета своей Компании. Без поручительства это совершенно невозможно. А я сам себя не смогу выкупить из-за финансовых трудностей.
   - Жаль, очень жаль, - притворно, как мне показалось, вздохнул "сеньор" и развел руками. - И все же я надеюсь, что от посещения Ирбиса у вас останутся приятные воспоминания и богатые впечатления. Знаете, на моих плантациях растет кофе отменного качества. Он весьма неприхотлив к местной почве и климату. Ценный товар, смею заверить. Почему я охраняю его так тщательно. У меня нехватка рабочих рук. Вы можете отработать свой выкуп.
   Скорее я сдохну, прежде чем наберу нужную сумму....
   - Так каков ваш ответ, господин Балканский?
   - Понятия не имею, что делать, - я пожал плечами, осознавая полную безвыходность ситуации. - С одной стороны мне очень хочется посмотреть ваши плантации, и как космогиду привести сюда свою замечательную туристическую группу. Такой веселый народ, любознательный.....
   - А с другой стороны вы знаете, что сейчас такое невозможно, - усмехнулся хозяин. - Ваша группа попала в руки гостеприимного господина Амборзо, и не хочет присоединяться к вам. Там тоже есть обширная культурная программа, поверьте мне.
   Мы посмотрели друг на друга, не стремясь к откровенности, но каждый понимая произнесенное.
   - Если вы не найдете альтернативу своему заложничеству, как вы это называете, то ваша участь решена. На плантациях вы застрянете надолго.
   Хозяин закрутился по комнате, то, подходя к окну, то ко мне со спины. Потом резко произнес:
   - Думайте. У вас есть какое-то решение, которое заинтересует нас.
   Я и без подсказок лихорадочно думал, что имеет в виду "сеньор", произнеся загадочные фразы. И одновременно ругал Сойку. Спал бы себе на "Победоносце", и ничего бы не случилось.
   Я вынул руки из карманов и развел их в стороны, лихорадочно соображая о путях спасения. Брови хозяина слегка дернулись от удивления.
   - Предложите свой вариант, - я сдался. - Возможно, так будет лучше. Кроме кристаллина у меня ничего нет.
   - О, нет! - замахал руками "сеньор". - Толку от вашей безделушки! Я негоциант высшего порядка, и привык полагаться на свое умение вести дела, выгодные для меня. Да что я смогу вытянуть из камня? Пустую информацию, которой грош цена на Ирбисе. Что есть еще?
   - Зеро, - выдохнул я.
   - А подумайте хорошенько! - лукаво улыбнулся хозяин плантаций.
   Что выгадывал этот старый хрыч? Он так и не отходил от меня после отрицательного ответа. Или он знает обо мне такое, что я и сам уже забыл?
   - Не вспоминаете? - ворковал хозяин. - Или такие забывчивые, что и не помним о своем корабле на орбите Ирбиса?
   Вот черт! В голове сразу завертелись страшные мысли. Неужели Сойка решил сыграть ва-банк? И заманив сюда, отдал в руки предприимчивых плантаторов, чтобы впоследствии обменять меня на "Победоносец"? Под кого он играет? Чье место хочет занять? Кинув Анисьева, он подписывает себе приговор. Нужно ли так рисковать? А возможно такое, что сам Анисьев затеял невероятно долгоиграющую интригу для своих целей? Но кому сейчас нужны долгоиграющие комбинации без логического завершения? То, что в настоящей истории не было логики - я видел. Потому что практически никто не знал истинной цели путешествия. Сам Кэш оказался заложником тайных игр. Никогда не распространяясь о том, куда идет корабль, он уступил бразды правления головорезу. Недаром капитан корабля ругался, просмотрев диск с записью маршрута. Подозреваю, что конечной остановкой оказался Ирбис! Дальше на диске шла сущая чепуха в навигационной схеме.
   Нет, не думается. Устал я. Где бы мне поспать пару часиков, освежить голову. Глянешь - жизнь наладится
   - Молчим? Усиленно вспоминаем или оттягиваем срок принятия решений? Поддержка не появится. Мы же не идиоты, знаем о вас все. Пока те болваны штурмуют базу Амборзо, мы спокойно уладим большинство проблем.
   - Совершенно не понимаю, - пробормотал я, сдавливая голову руками. Сойка тоже влетел по-крупному. - Выходит, что мы - жертва.
   - Что непонятного? - ваш супермен старается захватить корабль, способный доставить его и всю компанию на палубу "Победоносца".
   Доигрались!
   А плантатор, довольный произведенным эффектом, продолжил:
   - Челноки, находящиеся в наличии у Амборзо, не смогут подняться на орбиту. Они запрограммированы на самоликвидацию на высоте восьми километров.
   Зачем он все это говорит? Счел нужным доверить мне свои тайны с надеждой, что я испугаюсь и вступлю в переговоры с командиром грузолета? Суть просьбы понятна. "Сеньор" хочет заполучить в руки корабль малой кровью. И ведь обидно: он находится в выгодном положении, да еще пара лишних козырей в рукаве.
   Я не обольщался насчет Кэша. Он ни за что не разменяет "Победоносец" на мелкого космогида, пусть даже и хорошо знакомого. Время заставило нас быть прагматиками - жесткость в ведении переговоров обеспечивает почти стопроцентный результат. Я был обреченным заложником.
   - Никаких идей, Балканский?
   - Никаких! Не на ту лошадку поставили, сэр!
   - Смельчак, - грустно произнес "сеньор". - А знаешь, ЧТО тебя ожидает здесь? Я передумал использовать тебя в качестве рабочей силы. Подозреваю, что будет один лишь вред. Я продам тебя "скунсам". Они активно покупают рабов. Вот и почувствуешь разницу между мной и головорезами дядюшки Марша.
   - Хорошо, - кивнул я, радуясь в душе неожиданному повороту событий. Лучше быть рабом, чем разменной монетой в игрищах чертовых коммерсантов. Иногда не подозреваешь, что окажется лучше.
   - Ваше имя, сэр? Хочу сохранить в памяти имя человека понимающего и сообразительного.
   - Фелицио, - усмехнулся хозяин плантации. - Впрочем, это мало кому помогало. Не обольщайся. И никогда не ссылайся на меня в здешних местах. Горя хлебнешь.
   Он подошел к окну, распахнул створки и рявкнул на весь двор:
   - Элина! Зайди ко мне!
  
  

9. КАРП, РАЗЕВАЮЩИЙ РОТ

  
   Все-таки странно, что отпускают меня просто так, отказавшись даже от мизерного шанса обменять на вожделенный корабль. Кто знает человеческую душу - потемки даже для ее носителя - а тем более душу капитана Кэша? А вдруг он пойдет навстречу и отдаст корабль? Нет, это полный бред. Смелые догадки и фантазии чересчур будоражат воображение и лишают последней возможности трезво оценить обстановку. Сложности только замаячили впереди, а я уже жду нереальной помощи.
   Элина на этот раз была без сопровождения. Где были эти два придурка-длинноволосика - я понятия не имел. Да и не хотел. Девушка была не в духе. Она с каменным лицом выслушала указания Фелицио и толкнула меня к выходу крепкой ладонью.
   - Иди к джипу, - сказала она.
   Я подошел к машине и резво запрыгнул на сиденье рядом с водительским. Элина с непонятной мне злостью захлопнула дверцу, выдернула пистолет с длиннющим дулом и прижала его к моему лбу:
   - Вякнешь лишнее - пристрелю на месте. И держи лапы при себе.
   - Не дури, топи, - предупредил я ее, сглатывая слюну. - Твой босс хочет получить за меня немного денег. Так что не перечь ему.
   - Не понимаю я его, - только и смогла пробурчать амазонка, выдавая в себе ограниченную особу с немудреными желаниями. Как же я ошибался в первичной оценке!
   - Понимаешь, топи, сладкая ты моя, - доверительно, но с тем же и нахально, взяв манеру Сойки разговаривать в таком ключе, прошептал я ей на ухо, забыв о предупреждении. - Я и Фелицио, оказывается, давние друзья. По старой памяти поговорили о том, о сем.
   - Да? - Элина не слишком поверила мне. - А почему он хочет продать тебя? Это входит в программу встреч с лучшими друзьями?
   Я ничего не ответил, разведя руками, и нагло вытаращил глаза на полуоткрытую грудь амазонки.
   - Хочу попробовать карпа, открывающего рот во время поедания оного. А как еще проникнуть в славное заведение, если не по рекомендации солидного человека.
   - А! - отмахнулась Элина. - Я просто отвезу тебя туда и возьму монеты. А ты уж сам выкручивайся. Ненавижу "скунсов"!
   - Дался вам этот пахучий зверинец! - я фамильярно похлопал девушку по колену и едва успел уклониться от резкого удара локтем. Рассердилась пташка.
   - Ну, ты! - выкрикнула Элина. - Держи свои лапы подальше от меня! Я ведь предупреждала! Умылся бы, а то сам похож на скунса!
   - А это благодаря вам, милая леди, - отпарировал я. - Если бы вы вели себя по-людски, то имели бы возможность созерцать красавца из красавцев. Надеюсь, в гостинице я приведу себя в порядок, и ты убедишься....
   Элина слишком сильно повернула ключ зажигания, мотор взревел, чтобы через секунду заглохнуть. Чертыхнувшись, девушка повторила попытку, и я едва не повалился назад вместе с сиденьем, все же успев удержаться за ручку дверцы. Отчаянно пробуксовывая, джип вылетел за ворота, и помчались мы по плохой дороге с бешеной скоростью. Элина, впрочем, скоро успокоилась, и остаток пути я провел в сладостной дреме. Очнулся же от чувствительного тычка в бок. Элина, не отрывая взгляда от дороги, коротко произнесла, что мы почти прибыли на место.
   Она положила свой пистолет на колени и покосилась на меня.
   - Не хочу попасть в лапы к этим животным, - призналась амазонка неожиданно, и добавила, что ей меня очень жаль.
   - Бросай свое ремесло, и поехали со мной, - предложил я. - У меня есть возможность покинуть Ирбис.
   - Ты уже безнадежен. Фелицио обязательно проверит, продан ли ты "скунсам", - покачала головой Элина. Но в глазах вспыхнул интерес. Помолчав пару минут, она все-таки задала главный вопрос:
   - Ты действительно сможешь обставить дело?
   - Проще простого. Только нужно решить одну проблему, но признаюсь, это зависит в данную минуту не от меня.
   - Тогда нас прибьют через десять километров от плантации старого хрыча, - спокойно резюмировала амазонка. - Уж лучше быть рядом с Фелицио, чем с тобой. Да и бандюганы Марша меня достали качественно!
   - Ты сама кому хочешь голову открутишь! - бросил я комплимент.
   - Увы, - что-то человеческое промелькнуло в глазах Элины, и мне захотелось почувствовать к ней симпатию, если бы не понимание ситуации. Я не мог простить ей своего пленения.
   - Это все напускное. Я живу в стае, и моя защита - оружие.
   Я призадумался. О "скунсах" я ничего не слышал, даже намека на их существование. В космическом туризме никто не сталкивался с ними, и в машине с дикими девицами не разъезжал. Осознавая, что мне грозит опасность нешуточная, я оказался отравлен ядом приключений, проникшим в кровь и будоражащий все нервные окончания.
   Невозможный для человеческого слуха визг тормозов поднял на ноги, наверное, всех обитателей двухэтажного здания, Однако на высокое каменное крыльцо вышел лишь один человек. Упитанный мужичок, почесывая брюхо, приветливо махнул свободной от важного занятия рукой в нашу сторону.
   - Привет, Элина! - заорал он дурным голосом. - Какой дьявол занес тебя в наши края? Давненько не виделись! Может, развлечемся вечерком?
   - Угомонись, Снип! - Элина браво выскочила из машины, и упругим шагом, покачивая бедрами, направилась к крыльцу. - Сегодня не твой день, суслик. Облом.... Видишь того типа в машине? Дай ему свою полудохлую рыбу. Он меня до гроба доведет, путешественничек чертов, с этой рыбой! Пусть подавится, наконец, ее костями! А мне отсыпь пару монет за продажу раба, и я отчаливаю.
   "Откуда она узнала о рыбе? - стукнула меня жаркая мысль. - Я ни разу не обмолвился о замечательном карпе! Ни единого слова не слетело с моего языка! Черт возьми, неужели это агентура Сойки?"
   - А ты не торопись, - Снип гнусно ухмыльнулся. - Марш желает видеть тебя. Только сегодня вспоминал. Парню, конечно, не повезло: в меню рыбы нет. Но если ты уважишь Снипа, я что-нибудь придумаю.
   - Я не с ним, - предупредила Элина и помахала в воздухе оружием. - Фелицио хочет заработать на этом человеке совсем пустячок. Меня в этот процесс не вмешивайте.
   - Раб стоимостью две монеты? - кроткой овечкой проблеял Снип и сощурился. - Тебя ждут, радость моя, и не советую покидать гостиницу, не повидав старых друзей.
   Я сжал кулаки. Парень на крыльце производил отталкивающее впечатление. Скажем просто: он мне совсем не понравился. Впрочем, чего ждать от барышника. Самое гнусное племя во Вселенной. Но заступаться за бешеную девицу я тоже не собирался. Я разумный парень. Мало ли что у них за отношения сложились за некий период времени. Вся Вселенная живет по законам джунглей. Хочешь жить - вливайся в стаю и следуй ее законам. В этом Элина права.
   О чем-то она с Снипом договорилась, и мы вошли вовнутрь. Нас встретили одобрительным гулом голосов, даже скорее Элину, чем меня. Моя скромная персона вызвала ожидаемый смех и колючие насмешки. Я молчал, пробираясь вслед за своей провожатой.
   Первый этаж гостиницы был полностью забит людьми. За круглыми обшарпанными пластиковыми столами сидели не меньше пятидесяти человек звероподобного вида в потертых куртках, с давно немытыми волосами неимоверной длины. У кого-то они были закручены в тугие конские хвосты, как у моих давних приятелей из банды Фелицио, кто-то стянул их резинкой, чтобы не мешались, а у некоторых они так и болтались неопрятными космами по спине. Похоже, что парикмахерские на Ирбисе отсутствуют начисто. Да и душевые, и сауны. Запах от зверолюдей стоял потрясающий. Амбре прочищало носоглотку получше лекарственных капель. Не зря ребят скунсами прозвали, не зря.
   Удручало количество оружия на единицу живой силы. При наличии такого арсенала как-то сразу пропадает охота нести цивилизацию в массы. Я не альтруист, и никогда не понимал тех, кто наперекор здравому смыслу старался образумить вот такую массу мышц и боевого оружия и обратить их носителей в агнцев.
   - Крошка Эл! - рыкнул один из дурнопахнущих, расплескивая вокруг себя мокроту изо рта, чем вызвал справедливый ропот сидящих рядом. Но слишком громко недовольства никто не выразил. - Неужели ты все-таки надумала навестить дядюшку Марша? Иди ко мне на колени, детка!
   - Какого черта я не хлопнула тебя по дороге сюда? - заворчала Элина, продираясь сквозь частокол рук, норовящих обнять, похлопать, погладить, пощупать округлую попку под юбкой. А я шел следом, чувствуя нарастающую враждебность за спиной. Скунсы словно ждали моей оплошности, чтобы накинуться на меня, сожрать и выплюнуть мои косточки.
   Дядюшка Марш оказался колоритной фигурой. Для более тесного знакомства он выпнул из-за стола недовольную братию, и широким жестом пригласил нас сесть.
   - Очень редкие скоты, - пожаловался он, словно знал нас сто лет. - Скоты в своей сущности. Души их испорчены неумеренным потреблением всякой гадости. Что есть гадость, детки? Субкультура, напичканная картинами разврата, убийств, неумеренной подачей новостей о легкой жизни. Ну и выпивка, конечно, наркотики. Все это сказалось на их будущем мировоззрении.
   Я деликатно молчал, стараясь, чтобы за своим красноречивым монологом Марш как можно дольше не замечал меня.
   - Что приводит людей к созданию диких стай? - Марш быстро взглянул на Элину, но та не дрогнула, лишь гримаса презрения застыла на ее хорошеньком личике. Она вздернула голову и уставилась на какую-то точку в потолке.
   Как бы это странно не звучало, слова Марша выражали мои мысли, мое видение мира. Но данная ситуация ставила нас по разные стороны баррикад. Я приносил пользу обществу, а дядюшка Марш оказался просто бандитом и скупщиком рабов.
   - Все та же гордыня вершителей судеб человеческих, властителей мира, неспособных опуститься до проблем ничтожного червяка. Вот и сползаются такие червяки в колонии, чтобы выжить. В одиночку любой зверюшке трудно.
   Дядюшка Марш оказался типичным продуктом своего времени, если применять этот тезис к Ирбису. Здесь невозможно быть другим, и я, чтобы не скучать, стал задавать себе вопросы вроде того, в чем же суть взаимной неприязни между гангстерами Фелицио и "скунсами" Марша. Они росли в одних и тех же условиях, у них были одни и те же учителя, старавшиеся привить чувство собственного достоинства пусть даже путем унижения и уничтожения подобных себе. Марш, склонный к глубинным изысканиям в душах человеческих и оригинальному видению мира, сам вскрыл сии антипатии, корни зла, мешающие мирному существованию двух сопредельных банд.
   - Понимаете, молодой человек, - вождь дурнопахнущих все-таки обратил на меня свой благосклонный взор, - я нисколько не в обиде на эту девочку, что так и не соизволила разделить со мной скромную трапезу. Она попала под дурное влияние жирного бонзы Фелицио. К несчастью, к его несчастью, - поправился Марш, - он бросил вызов всем тем, кто занимается настоящим делом, как и мы. Он душит в зародыше все прекрасные начинания славной вольной братии. Ирбис - общая планета для всех, кто любит свободу в любых формах. Мы не любим "сеньоров", "сеньоры" не любят колонистов-поселенцев, а те, в свою очередь, норовят покусать нас, как только представится возможность. Так и бегаем по кругу друг за другом. Но кого я жалею, так эту славную девочку. Она попала под дурное влияние этого.... Ах, да! Я уже повторяюсь! Чем он ее сманил, знаешь? Тряпками? Погляди, она одевается не лучше нас. С ее фигурой нужно носить платья от лучших модельеров Конфедерации, принимать от любовников драгоценности. Но она предпочла этому благолепию службу за грязные деньги. Хотя на Ирбисе деньги совсем не нужны. Здесь вовсю процветает натуробмен. Так что привлекло сию мимозу к Фелицио, а, юноша?
   - Любовь? - брякнул я, даже не подумав, как следует.
   Бандиты попадали со стульев, сотрясая воздух хохотом. Элина яростно ощетинилась, как дикая кошка, и уже открыла рот, чтобы сразить меня пулеметной очередью ругательств. Но Марш успел вбить свой клин.
   - Названная тобой субстанция по имени "любовь" не имеет права на жизнь на этой планете. Поверь, малыш: если ты захочешь вкусить прелести здешней любви - беги отсюда подальше, чтобы не заразить свою душу миазмами той пошлости и безнравственности, что несет в себе так называемое влечение мужчины к женщине. Ничего, кроме разочарования и жестокой душевной травмы не получишь. И мне претит сам факт существования милого сердцу слова в человеческой речи. Любовь основывается на уважении в первую очередь, а вот его-то и нет ни у кого. Даже у меня. Я не уважаю никого, а значит - не люблю. Фелицио гноит людей, ставших его рабами, на плантациях кофе и видит огромные барыши. А мои люди - с чувством обостренной справедливости, надо сказать. Их возмущает неравенство в слоях общества, а посему мира на Ирбисе не будет еще долго.
   - Уважать можно и без любви, - заметил я робко, очарованный красноречием Марша.
   - Уважение без любви - не уважение, а проявление слабости. Уважаешь противника - даешь слабину. Ты его должен ненавидеть и знать точно одно: ты сильнее его.
   - Правильно, - проворчала амазонка и ухитрилась пнуть меня по ноге. Под столом ведь ничего не видно. За "любовь" получил, не иначе, - улыбнулся я про себя, сдерживая резкую боль в пострадавшей от удара косточке. Подарил милую улыбку Элине. Какая забавная девочка!
   - Я слышал, что здесь дают карпа, особенного карпа, - набравшись смелости, обратился к дядюшке, впавшему после спича в необъяснимую прострацию. Услышав мою просьбу, он встрепенулся, в его глазах зажегся интерес.
   - Ты сам откуда, малыш? Я так понял: ты нездешний.
   - Да. На Ирбисе я оказался случайно, - осторожно выбирая слова, чтобы не запутаться, ответил я. Можно ли этот вопрос считать началом допроса с пристрастием?
   - Весьма и весьма заманчивое начало, - Марш покивал головой, как старый пони в стойле. - Насчет карпа мы еще поговорим. А вот твоя сказочная история заинтриговала меня.
   В общих чертах, не вдаваясь в подробности, чтобы не навести на след хитреца Марша, я рассказал ему о судьбе бедного коммивояжера, потерпевшего фиаско в казино "Приют Братишек". Не выдержав испытания пустыми карманами, проклиная коварную фортуну, страшась за свое будущее, за долги, повисшие на шее кредиторы, которые неминуемо вцепятся в гриву - он на челноке знакомого тремписта устремился к Ирбису, в край непуганых клиентов и головокружительных афер.
   Дядюшка Марш кивал головой в такт моим словам, скорбно поджимая губы, словно выражал мне сочувствие, но по его глазам я видел полное недоверие в легенду. Только вид делает, что душа бандита тоже отзывчива.
   - Аж слезы навернулись, - Марш смахнул несуществующую каплю слезы со щеки. - Где ты его подобрала?
   - Бродил по лесу, - нехотя ответила Элина.
   - Один? - не поверил Марш.
   - Конечно. Мы отвезли его к шефу, но после разговора наедине с ним он приказал отвезти парня сюда и продать его тебе за несколько монет.
   - Как быстро Фелицио избавляется от людей, - пробормотал Марш. - Везде ищет выгоду. Отпустил просто так, несмотря на то, что такой гусь мог дать выкуп?
   - Так он же гол как сокол! - удивилась девушка.
   - Это он сам такую сказку рассказал?
   - Кто? Турист?
   - Фелицио, душечка моя! Кто ты есть, сынок? Кто угодно, только не коммерсант!
   Марш поставил локти на край стола и подпер подбородок кулаком.
   - А какая теперь разница? - пожал я плечами.
   Руководитель "скунсов" ненадолго задумался, тяжело вздохнул и буркнул:
   - Правда твоя. Только карпов здесь давно не подают. Я ведь и сам соскучился по хорошей еде и светским беседам. Что могут заменить эти гудящие от вина мухи? Они только жрать горазды. Жрать, а не вкушать истинное благолепие от состояния праздника души. Когда-то такие времена на Ирбисе называли золотыми, но пришли "сеньоры" и все испортили. Культ денег, силы и обмана быстро покорил планету. Всего-то за десять-пятнадцать лет. Рождение новой оригинальной формации было испорчено напрочь тухлой пропагандой насилия и бесконечных завлекаловок в хорошую жизнь. И как результат - мои молодцы сейчас предпочитают держать оружие в руках, чем трудиться ради будущего планеты. У них совершенно нет мозгов. Это я заявляю ответственно.
   - Их никто не заставлял сколачивать банды, - брякнул я, не подумав хорошенько, что нельзя перечить Маршу. Дядюшка бросил на меня быстрый пронзительный взгляд, лицо на миг окаменело, но сразу расслабилось и приняло умиротворенный вид.
   - Я возражу: их именно заставили, сынок. Ты или в стае, где тебя защитят, либо будешь в одиночестве бороться с враждебным миром. Сам бы что выбрал?
   - А у меня нет выбора, - развел я руками, насторожившись от незаметного, казалось, знака Марша кому-то за моей спиной. Я с трудом сохранил спокойствие, делая вид, что ничего не заметил. Однако разговаривать с ним резко расхотелось.
   - Кто такие "сеньоры", и какую, собственно, силу они имеют?
   - Да обыкновенные коммерсанты, - поморщился дядюшка Марш, - осевшие здесь ради прибыли. Они неохотно участвуют в стычках, идут на компромисс из-за боязни потерять все. Я ничего говорить не хочу, тем более бизнес - не мое игровое поле. А еще боюсь навлечь гнев на самого себя. Они защищают Фелицио так, как не защищают президента какой-нибудь страны. Но ты не ответил мне на один давний вопрос.....
   - Я не помню....
   - Она - наемница.
   - Кто? - я не понял сразу, о ком идет речь.
   - Наемница, работающая за деньги. Фелицио нашел ее в каком-то кабачке, где она показывала стриптиз. Сердце ретивого разыгралось не на шутку.
   - Наемница-стриптизерша? - удивление мое не было наигранным. Даже озадачился.
   - Ну, да. Стриптизерша она на самом деле, но раньше служила в элитном "Алюфе", и уволилась по состоянию здоровья. Деле темное, но Фелицио не привык задавать вопросы; эта девочка действительно профессионалка. Поверь мне. С разбитым сердцем она прилетела на Ирбис, чтобы заработать на жизнь и вернуться на Родину. Планировала обернуться за три года, но командировка затянулась. Сколько лет ты здесь, Элина?
   - Шесть, - ответила Элина.
   - Шесть лет Фелицио пудрит тебе мозги, - сердито заявил Марш, - а ты до сих пор не хочешь понять, что он содержит тебя на полном пансионе, не давая денег. Переходи ко мне!
   - Мое дело - доставить сюда этого пижона, - пробурчала Элина, - и убраться подобру-поздорову.
   - Вот так не любят нас, - Марш мигнул куда-то мимо меня и я даже не успел ничего сообразить. Мощные руки схватила сзади меня за плечи, а еще одна - волосатая - замаячила перед моими глазами с ножом. Я впал в ступор и задумчиво стал созерцать широкое тускло сверкающее лезвие. Пытаться вырваться могло стоить неприятной раны в горле.
   Голос Марша заледенел:
   - Торгаш, говоришь? Обанкротился? А чьи люди вели бой на космической базе Амборзо? Не из той ли ты команды? Откуда спрыгнули, голубчики? Не ваши челноки сбили сегодня? Давай, сынок, колись, и я постараюсь сохранить свежесть твоего лица. Шутка, ха-ха! Будешь говорить?
   Марш был прекрасно осведомлен о последних событиях, хотя прошло не больше пяти часов. Как они все умудряются узнавать оперативные данные? Не иначе присутствует связь между всеми вооруженными формированиями.
   - Он как-то умудрился заговорить зубы Фелицио, - наябедничала амазонка, - и тот постарался избавиться от него в кратчайшие сроки. Служба охраны нашла у него секрет-карту.
   Да простит ее Господь, дуру! А еще агент, служба в "Алюфе"! Невозможно понять логику этой бабенки. В ее интересах держать язык за зубами для собственной безопасности. Теперь не затеряешься на просторах Ирбиса без следа! Любая шавка Марша устроит охоту за нами! Золотая рыбка предложила девчонке хорошую сделку, а она распустила язык. И перед кем!
   Марш хмыкнул. Потер подбородок и развел руками, словно этим жестом выражал крайнюю степень удивления.
   - Секрет-карта? Значит ли это, малыш, что ты важная птица Конфедерации?
   - Не совсем, - я стал выворачиваться.
   - Пить будешь? - неожиданно предложил Марш, и, не дожидаясь моего согласия, плеснул в кружку из бутылки.
   - Буду, - осторожно ответил я, не находя никакого подвоха со стороны бандита.
   - Да убери ты свой тесак! - раздраженно прикрикнул дядюшка на стоящего за моей спиной человека. Нож тут же исчез, хватка за плечи ослабла.
   Марш рывком придвинул ко мне кружку и навалился на столу, в упор взглянув в мои безмятежные глаза.
   - Ну, и к чему эти конспиративные данные? Поверь, мне твоя информация нужна как корове венок из травы. Ты не живешь на Ирбисе, у тебя нет здесь никаких связей, обязательств, бизнеса, и вообще ты с трудом воспринимаешь ситуацию, сложившуюся на данный момент. Пей, это поможет тебе освежить память и развязать язык. Хочу пообщаться. Будешь разевать рот не хуже карпа.
   Вокруг захохотали. Меня это не сильно задело. Волновало другое. Все, что я силился скрыть, оказалось на виду. Это лишь я играл в сыщики-разведчики, а Марш с деревенской простотой расчленил мою, казалось бы, логическую версию жизни, и пригвоздил к полу. Уж не брат ли он Сойки?
   С горя я опрокинул в себя горючее, оказавшееся отвратительным пойлом. Огненная жидкость лавой проникла в желудок и закрутила феерию в кишках. Скунсы продолжали хохотать. Я представил себя с выпученными глазами и распахнутым ртом. На глазах выступили слезы, хотя действие напитка ослабло. Я даже почувствовал облегчение. С подозрением посмотрел на дядюшку, ждущего моих откровений, на Элину, кривящую губы в улыбке. Открыто смеяться она все же не хотела, чему я был благодарен.
   - Кто же пьет коктейль залпом? - амазонка встала со своего стула и подошла ко мне похлопать по спине. - Теперь жди: через пять минут славный Марш узнает о тебе все.
   - Что-то не тянет на исповедь, - с прерывистым всхлипыванием выдавил я из себя.
   - А ты начни, сынок, - подбодрил Марш.
   - С чего? Ты и так много узнал.
   - С самого начала, кроме волнующих минут рождения, беззаботного детства и беснующегося юношества. Меня интересует твоя жизненная карьера, твои взлеты, падения, все вплоть до сегодняшнего утра. Хочу я знать: случайно ли ты здесь? Если случайно, то этим спасешь две души.
   Элина дернулась, но сразу же обмякла, когда ей под ребро приставили тесак.
   - Сиди, крошка, - покачал пальцем Марш. - Мы еще не закончили.
   Одурманенный пойлом мозг еще вопрошал меня, зачем же я все-таки хлебнул "сыворотку правды", если знал о последствиях такого шага? Язык мой, к ужасу зашевелился против моей воли. Я еще делал жалкие попытки закусить "врага своего", но вокруг уже затихли. Отупевший и парализованный коварством языка, я повел свой рассказ. "Скунсы" с жадным вниманием растопырили уши, иногда переглядываясь друг с другом.
   Вдруг что-то, не вписывающееся в интерьер гостиницы, привлекло мое внимание: дверь с треском вылетела под напором тел, и в разбитом проеме показался знакомый мне человек. Я ожидал его, признаться, каждую минуту. Сойка повел тяжелым пулеметом из стороны в сторону и рявкнул:
   - Захлопни пасть, князь!
   И нажала на гашетку. Громовой треск выстрелов вызвал дикий визг "скунсов", бросившихся в разные стороны подбирать оружие. Но Сойка сразу пресек попытки организовать оборону.
   - Всем к стене! Шевелите своими костями, младенцы! Я сказал: все! Каспарян, стреляй в каждого, кто хоть пукнет! Искрошу в пыль, молекулы! Замерли!
   - Эт-то что за клоунада? - попытался поднять свой авторитет Марш, но Сойка показал ему кулак и главный "скунс" замолчал.
   Меня выволокли из-за стола довольно бесцеремонно, но я лишь тупо фиксировал события. Сквозь вату в ушах услышал, как Сойка хмыкнул удивленно:
   - Ну и нажрался же ты, Балканский!
   Потом все провалилось в темноту, но перед этим я успел увидеть ее, такую яркую, с кошачьим разрезом глаз, по неземному красивую....
  
  

10. ВЗАИМОВЫГОДА

  
   "При оказании первой медицинской помощи запрещено использовать для лечения несанкционированные Департаментом Здравоохранения лекарства, которые могут резко ухудшить состояние пострадавшего", коим в данной ситуации оказался я, бревном лежащий на скрипучей кровати. Открывать глаза не хотелось совершенно. Но я чувствовал чье-то присутствие рядом с собой. С трудом разлепил веки, разогнал черные мурашки перед глазами.
   Сойка сидел на стуле у изголовья, закинув ногу на ногу, а на почтительном расстоянии от него стоял Марш, подпирая дверной косяк. Поведя глазами из стороны в сторону, я убедился, что в комнате больше никого нет. Сейчас устроят головомойку.
   - Ну, что глазенками зыркаешь? - Сойка заиграл желваками. - Если пить не умеешь - не берись! Расквасился после одной кружки "шила"!
   - Почему же ты, сынок, раньше не сказал, что ищешь Пинчо и Тайгера? Я бы сразу освободил тебя от ненужных расспросов.
   - Дал маху, - из моего горла вырвался хриплый клекот. Впору винить только себя. Как же я раньше не догадался кинуть эту кость Маршу. Сойка - и это правда - превосходит меня по всем позициям. Но кто я, всю жизнь проведший в иных условиях, и кто он, ежедневно рискующий своей шкурой, сталкивающийся с ситуациями, где требуется быстрота мышления, твердая воля и способность перешагнуть через кровь. И психолог он отменный. Как сумел быстро состряпать историю, которую Марш слопал за пару минут! И ведь убедил пройдоху!
   Но какая-то несуразность в произошедшем мешала сосредоточиться. Здесь было что-то не так, что-то не состыковывалось. То ли насторожило поведение Сойки, то ли находящийся с нами Марш, совершенно спокойный, словно продолжал оставаться хозяином.
   - Ты откуда взялся, герой? - прокашлялся я.
   Сойка оскалился в улыбке и стал похож на того, прежнего Сойку; распространяться о своих приключениях не счел нужным и довольно скупо выдавил из себя сводку за день. Оказывается, он все же рискнул пощекотать Амборзо. И дуриком полез на базу без предварительной разведки, как только я покинул группу. Бойцы перерезали проволоку, и пока выла сигнализация, внося сумятицу на базе, рассыпались по периметру, занимая оборону. Расчет Сойки оказался до обидного прост. Нас ждали? Хорошо, мы пришли. Берите. Охрана делала в этот момент пересмену, и ее застали врасплох. Пока она смотрела на чинимые Сойкиными головорезами безобразия, половина из них уже лежала на бетонке. В общем, шуму было до небес, но все оказалось зря. Амборзо на базе не оказалось, и Сойка благоразумно убрался в лес, освободив парочку заложников с Формозы: какого-то старикашку и молодую женщину.
   Не сходилось что-то. Напали на базу, постреляли, не попытались даже захватить челнок для возвращения на корабль. Вместо этого почему-то побежали спасать какого-то гида, ни сном ни духом не ведающим об эпохальном событии. И при чем здесь Амборзо? Даже с гудящей головой мне удавалось соображать. Сойка врал. Он специально удалил меня, рассчитывая, что я попаду в руки Марша и расколюсь. Сойке важно знать обо мне всю подноготную, потому что он не верит мне. Но на чем основываются тогда его подозрения? На чем, черт возьми, основываются мои выводы о тайных играх Сойки на Ирбисе?
   В моей звеняще-чугунной голове вдруг всплыла еще одна мысль: Сойка не случайно оказался на планете, и дядюшка Марш стоит в его планах. А еще прими во внимание Элину, проколовшуюся на таком пустяке, как мое желание попробовать карпа. С трудом сохраняя спокойствие - пусть думают о моей безнадежной тупости - я встал с кровати и подошел к окну. Организм бурно воспротивился такому насилию. Мне действительно стало плохо. Сойка вовремя схватил меня в охапку и потащил в туалет, который - вот удивительно! - наличествовал в этой дыре, а главное - функционировал!
   - Вот здесь и посиди, - похлопал по моему плечу капитан, - а то негоже в окне народ развлекать.
   Побыв наедине со своими душевными мучениями, я вышел через двадцать минут, и увидел Сойку, покровительственно теребящего Марша по спине. Речь шла о космических трассах. Упоминались даже имена тремпистов.
   - Так что Тайгер? - невинно спросил я.
   Дядюшка Марш стрельнул в мою сторону своим незабываемым взглядом и сказал, тяжело ворочая языком:
   - Тайгер умчался дальше, не утруждая себя называть те места, в коих хочет побывать. Но кое-что я слышал. Речь шла о планете из системы Капулус. Он, паршивец, увел мою долю сделки. Но ничего, я нанял специалистов по розыску должников.
   - Вот как? - я непритворно удивился. - Тайгер еще и барышничает?
   - А что еще ему делать? - Марш оторвался от косяка. Ума не приложу, как он умудрился столько времени торчать в проеме.
   Бандит вразвалку подошел к окну, глянул вниз.
   - Он крупно залетел по долгам, и сейчас любым способом скрывается от кредиторов.
   Сойка и я переглянулись.
   - И кому он еще задолжал?
   - Всех и не упомнишь. Ну, например, крупному нефтебонзе Крипману. Господину Ларинсу - министру кораблестроения Торнгарна. Греку - этому бандиту с большой дороги. Говорят, что он связан с "Картелем Гелиоса". Есть еще куча всякой мелкой шелупони.
   Это было серьезно. Тайгер влип круто. Если его не достанут кредиторы и не упекут подальше от других разгневанных обманутых - ему не жить. Но даже в случае внезапного исчезновения у него нет шансов на спасение. Рано или поздно наступит конец истории. Неужели аферист настолько опрометчив и беззаботен? Слишком влиятельные люди доверили в руки Тайгера большие деньги.
   - И кто же будет защищать его интересы? - поинтересовался Сойка.
   - Два человека. Асы в своем деле.
   - И где они сейчас? Как будут искать этого шустрика?
   - Ты их видел. Это Фестула с Капри и Кортни с Торнгарна. Вот кто настоящая кобра.
   - Не знаю, не видел, - мотнул головой Сойка.
   - Да видел же, - довольно засмеялся Марш. - Сам привел с базы Амборзо. Кстати, спасибо. Я уж и не надеялся увидеть их. Пропали как в воду канули.
   Сойка хмыкнул. Кажется, ему не доложили о истиной сути работы агентов, что было его проколом.
   - А сыщикам Амборзо тоже грозил ракетами?
   Сойка утомился и лег на кровать, где раньше валялся я. Потом закурил.
   - Что значит "тоже"? - непонимающе оглядел на Марш.
   - А то, что этот вшивый господинчик требовал деньги, пока мы болтались в воздухе, прежде чем быть сбитыми.
   - Неужели? - развеселился Марш неизвестно по какой причине. - Да вас просто разыграли!
   - Ничего себе шуточки! - выдохнул дым Сойка и разозлено добавил. - Из-за такого розыгрыша я потерял половину своей команды, из-за чего торчу здесь и не могу улететь с вашего вшивого Ирбиса!
   - Ребятки, здесь что-то не так, - посерьезнел Марш, - поверьте моему нюху. Амборзо никогда не занимался подобными авантюрами. Сами раскиньте мозгами и подумайте, какие последствия могут ожидать его за такое художество. Это даром не проходит. Никто не хочет погибнуть в космической блокаде. Да и нет у него ракет, способных сбить даже низколетящий самолет.
   Мои подозрения укреплялись.
   - Как мне понимать тебя, старый бродяга? - все больше хмурился Сойка. Он догадывался, что попал в положение, где его стратегический гений дал промашку. Для него этот факт был очень неприятен.
   - Чего понимать-то, - дядюшка Марш с нескрываемым любопытством глядел на нас, как на клоунов-придурков, отмочивших сногсшибательный номер. - Вас кто-то ловко подставил.
   - Значит, так? - тупо переспросил Сойка.
   - Я же говорю, что Амборзо отвечает только за посадку космических кораблей, и только потом требует оплату. Не такой же он отморозок, - благодушно ответил Марш.
   Я начал прикидывать ситуацию. Выходило, что Марш не слишком-то и боится Сойку, что они мало знакомы друг с другом, что, наконец, Сойка самым элементарным образом действительно врет. Там, в челноке, первым с нами связался оператор Амборзо. А уж потом в игру вступила некая сила. Умельцы сели на волну базы и перевели разговор на себя. Именно они уничтожили челноки.
   Если Сойка врет, размышлял я, сидя на стуле возле туалетной комнаты, то Войлес и Каспарян расскажут мне правду. Можно подозревать всех головорезов Сойки в умалчивании правды, но эти парни видели все своими глазами. Им нет резона говорить мне неправду.
   Марш демонстративно зевнул. Обведя нас лукавым взглядом, он неожиданно предложил нам подкрепиться. Мы согласились, хотя у меня были опасения, что после пойла я не смогу смотреть на пищу. Но есть действительно хотелось. Мы спустились вниз. Снип организовал что-то похожее на шведский стол, и к нашему приходу веселье уже шло по нарастающей. Элина в дальнем углу шепталась с той женщиной, которую я увидел в момент яркого появления Сойки. Она слегка улыбнулась мне, кивнула. Я оживился. Каспарян выглядел мрачноватым, но это обстоятельство не мешало ему поглощать какой-то бурый салат с кусочками мяса.
   - Рад видеть тебя живым, - Каспарян пожал мою руку. - Садись, ешь. Сегодня день совершенно суматошный, голова раскалывается.
   - Где Войлес? - я оглядел зал и снова встретился взглядом с незнакомкой.
   - Дышит на улице кислородом.
   - Что там произошло? Сойка плел что-то насчет сильного боя и о заложниках.
   - Чепуха, конечно, - Каспарян покрутил головой и полушепотом добавил к сказанному, что они после удачного прорыва на полосу попробовали пробиться к главному зданию, но были рассеяны плотным огнем. Умелое руководство помогло Сойке избежать потерь. Кто-то из его бойцов узнал в одном из охранников давнего дружка. После непродолжительных переговоров отряд был пропущен на территорию базы. Только оружие пришлось сдать во избежание искушения пострелять. Оказалось, Сойку знают многие. С кем-то встречался раньше, кого-то охранял в экспедициях.... В общем - ничего серьезного. Амборзо на базе действительно не было, но заместитель подсказал, кто может помочь в поиске стрелявших.
   Я выглядел дураком. Ничего серьезного.... Надо же! А самым пострадавшим оказался я. Мой нос болит, я побывал в лапах кофейного короля, у меня изъяли секрет-карту. Плакать хочется. А этот засранец Сойка преспокойно зашел в гости, попил чайку и погнал отряд дальше, "спасать" Влада Балканского. И как вовремя успел! Спектакль, да и только! Я отказывался что-либо понимать в действиях Сойки. Но уверенность в том, что между всеми событиями существует связь, крепла.
   - Откуда эта женщина? - я незаметно кивнул в угол.
   - Ее зовут Кортни, - Каспарян отодвинул от себя тарелку. - Она была на базе. Прилетела на Ирбис с какой-то миссией на торнгарнском корабле, но застряла на базе из-за каких-то технических накладок. Появление Сойки было для нее счастливым случаем. Ну и увязалась за нами с каким-то пеньком. Сойка наобещал ей с три короба, что увезет ее с Ирбиса....
   К столу подошел Сойка.
   - Прогуляемся, - предложил он и поднял глаза к потолку.
   Мы пошли на второй этаж. Оставшись наедине, он сразу спросил:
   - Что ты можешь сказать об этой истории? Или все прошло мимо ушей?
   - Ты мне врешь всю дорогу, - высказал я претензии Сойке.
   - Ну, врал, - пожал плечами капитан. - Так это ради важного для всех нас дела. Не могу же я сейчас распространяться, почему поступил так, а не иначе.
   - Что ты хочешь узнать от меня?
   - Все от начала до конца. А я внимательно послушаю.
   - Что можно понять из отрывков, промелькнувших перед глазами? - я пожал плечами. - Ну, живут на Ирбисе люди, сбившиеся в стаи для каких-то определенных целей. Одна стая доминирует над другой благодаря силе оружия. Власти как таковой нет, законы автономны, пишутся под заказчика. Да и те примитивны и самовольны. Каждый вырабатывает свой кодекс чести, больше схожий с кодексом воров или военной касты. Средневековье. Конфедерации нет дела до заброшенной планеты. Случись какая заваруха - Ирбис станет бельмом на глазу у наших умников. Вместо развертывания здесь военной базы они утирают плевки в парламентских прениях. Нет никакого желания делать выводы.
   - Ты, князь, погоди, - осадил меня Сойка. - Я же спросил о более прозаических делах. Что у тебя было? Мелкие незначительные детали, поразившие и запавшие в память? Или твои мозги превратились в закостеневшую массу?
   Сойка грубил, но я не стал указывать ему. Медленно ворочая языком, предложил.
   - Ты можешь спросить у дядюшки Марша о моей жизни. Он мастер вытягивать информацию. Даже такую, о которой я давно забыл.
   - Марш? - засмеялся Сойка. - Да он слишком мелкая пешка в Большой Игре!
   Тон, которым капитан произнес эти слова, заставили меня глубоко задуматься. Он не случайно оговорился. Кто-то в недрах общества затеял авантюру с неясным исходом. Полная неясность. Я не уверен, что и Сойка допущен до полной правды. Знает часть общего согласно своему месту в иерархии "темных" игроков.
   - Пешка? - переспросил я.
   - Пустое! - поморщился Сойка. - Ты не отвлекайся. Кто привлек твое внимание, какие несуразицы заставили задуматься? Вот эта баба, молодая, симпатичная .... Как ее зовут?
   - Вообще-то Элина, - осторожно ответил я, - но не уверен, что это настоящее имя. А ты же должен ее знать?
   - Откуда? - удивился капитан, но несколько наигранно. Я же видел. - В первый раз знаю!
   - По некоторым оговоркам, - признался я, решив не вдаваться в подробности. - Это и есть самое странное.
   - Вот-вот! - оживился Сойка. - Уже ближе к делу. И кто она, как думаешь?
   - Она наемница у Фелицио, - я упал на кровать, закинул руки за голову, уставился в потолок. Но противная физиономия Сойки нависла надо мной.
   - Она тебя привлекла? - усмехнулся я, вспомнив, как она лихо махала кулаками и локтями.
   - Есть такой интерес, - не стал отрицать капитан.
   - Хочешь сказать, что из-за нее раздолбили наши челноки?
   - Если отвечу "да" - не поверишь?
   - Не-а! Если представишь доказательства - так уж и быть, поверю в твой гений предвидения. Но здесь не пахнет никакой комбинацией.
   - Ты просто не умеешь вести задушевные беседы и вытягивать нужную информацию. Даже из полунамеков.
   - Повел бы ты задушевный разговор под дулом автомата? - я огрызнулся.
   - Ладно, ладно, - Сойка поднял в примирительном жесте руки. - Элина - это ее ненастоящее имя. Давненько не было этой дамы в пределах наших интересов. Что же ее привело на Ирбис?
   - Ты чего мелешь? - я даже присел и уставился на Сойку, совершенно уверенный в том, что он спятил окончательно.
   Сойка подошел к двери, приоткрыл ее, выглянул наружу.
   - Лишние уши ни к чему, правда? - Сойка обращался скорее к себе, чем ко мне. Он аккуратно закрыл дверь, запер ее на защелку. Мы были одни, казалось бы, но капитан не унимался. Были проверены окно, туалет, даже под кровать заглянул.
   - Почему я тебе говорю это, князь... Наяда - так ее зовут по-настоящему - агент Бродяг, чтоб им всем пусто было. Я давно слежу за ней с интересом, но наши дороги ни разу не пересекались. А вот теперь придется померяться силами. Как только доберемся до "Победоносца" - не забудь предупредить Кэша, чтобы он дал сигнал на Землю. Иначе скоро Ирбис станет перевалочной базой Космических Бродяг.
   Я становлюсь стойким шизофреником. Сойка знает все! Он знал, что нас собьют, он знал, что здесь орудует амазонка по имени Наяда, будучи агентом исчезнувших в неизвестности Бродяг. Прозорливый наш! Мне хотелось упасть на колени и облобызать солдатские ботинки капитана, стирая с них пыль дорог. Но пуще прежнего хотелось послать надоевшего Сойку куда подальше и заснуть лет этак на двести, чтобы ничего не видеть и не слышать.
   - Как живучи мифы, - вместо этого ответил я, кивая головой. - А легенда о карпе - условный сигнал для встречи агентов?
   - Балканский! - гаркнул Сойка и тряхнул меня за плечи. - Очнись! Это не галлюцинации! Все очень серьезно! Наяда на Ирбисе, кто-то сбивает челноки, но это явно не местные! Амборзо проводил переговоры со своими партнерами, и все в один голос заявили, что где-то в горах Штаунбаха ведется строительство, причем крупное. Роют подземные шахты, казематы, проводят коммуникации. Это ли не вторжение? Именно оттуда были пущены ракеты!
   - А ради какого дьявола ты послал меня бродить в одиночку по Ирбису? - я, казалось, высверлю дырку во лбу Сойки - так я на него посмотрел. Друг-головорез как обычно не отреагировал. - Это ведь твоя идея?
   - А ты предлагал этой красотке бежать? - он даже не думал отвечать на мой вопрос, в свою очередь сам заморочил мне голову.
   - Ты и это знаешь? - здесь моя натура возмутилась. Я даже подскочил с кровати, и сам того не поняв, схватил Сойку за ворот защитной куртки. Я был готов убить капитана. Это ведь не человек, а счетно-аналитическая машина!
   - Да откуда? - изумился Сойка, отдирая мои пальцы от куртки. - Это же обыкновенная человеческая психология! Все довольно просто. Она - красивая девка, а ты - замученный зверек, но тоже иногда бывающий презентабельным. Ты хотел свалить куда подальше от Фелицио, соблазнив при этом дамочку. Вот и беги....
   - Что?
   - Беги с ней куда подальше, - с ледяным спокойствием повторил Сойка. - На, держи свою секрет-карту и не показывай ей. Скажи, что у тебя есть дубликат, но получить его можно только на Формозе. Она приведет тебя на базу, где ты старательно запомнишь все, что заметил и выведал. Шпионить и выполнять функции крутого мачо не советую. А потом вы полетите на Формозу. На этом твоя задача заканчивается.
   - И откуда у тебя такая уверенность? - я уже не рычал и озадаченно покрутил головой. Вот чего не отнять у капитана - умение вскрывать козыри один за другим, причем, не особо стараясь выложить их сразу. Я умом понимал, что Сойка врет, но вот где именно? В роли наживки мне не очень хотелось быть, но обстоятельства вынуждали меня до сих пор трепыхаться на крючке.
   - Ты уверен, что дело выгорит? - вместо отказа спросил я.
   - Не сомневаюсь в твоих способностях, - ухмыльнулся Сойка и, засунув руку за пазуху, выудил оттуда мой кристаллин. - Держи, князь. Я знаю, какой ты любитель камней. Он пригодится тебе. Удачи. Как стемнеет, можешь хватать ее за талию и мчаться отсюда подальше. А я пойду и обрадую агентессу божественными откровениями. Спи...
  
   * "Полосатый кредит" - 100 млн. земных долларов в денежной системе Союза Конфедерации. В обращении находятся купюры светло-зеленого цвета с двумя поперечными линиями-полосами. Отсюда и название.
   * Фешенебельный район крупнейшего города на Капри - Слайтона, знаменитого своими ценами, ультрамодными развлечениями, связанными с наркотиками, проституцией, работорговлей и другими незаконными махинациями.
   * МБЦ - Международный Бизнес Центр
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"