Гунин Лев: другие произведения.

Другой Холокост-06

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА




CОДЕРЖАНИЕ



10. НАЧАЛО СВЕРХУ ("НАЧИНАЯ СВЕРХУ") [раздел Љ 1].

11. НАЧАЛО СВЕРХУ - (КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ) [раздел Љ 2]

1. ЕВРЕЙСКИЕ ИСТОКИ КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ
2. СЕРГЕЙ ЮЛЬЕВИЧ ВИТТЕ.
3. АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ НЕССЕЛЬРОДЕ...

12. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 3]

4. О "РУССКОМ" ЗАВОДЧИКЕ ДЖОНЕ ХЬЮЗЕ И БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКЕ.

13. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 4]

5. ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ НА СЛУЖБЕ У АНГЛИЙСКОЙ КОРОЛЕВЫ.
6. [подраздел утерян]
7. ЧЕГО ДОБИВАЛСЯ БРИТАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ
И МИРОВОЙ СИОНИЗМ С ПОМОЩЬЮ NEW RUSSIA Co. Ltd.

14. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 5]

8. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ, СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ
 
[В 3-х ЧАСТЯХ]
 
8. 1) ГОСУДАРСТВО ТЕРРОРИСТОВ.

15. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 6]

8. 2) АНГЛИЙСКИЕ ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РОССИИ.

16. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 7]

8. 3) АНГЛИЙСКИЕ ДЖЕЙМСЫ БОНДЫ И ИХ ЕВРЕЙСКИЕ ХОЗЯЕВА

[Джеймс Бонд (Самуил-Соломон Мовшевич Розенблюм,
он же Сидней Рейли); Вильям Вайзман; Стэнли Вошборн;
Артур Рэнсом, Брюс Локкарт, и другие.]


конец содержания данного отрывка





      8-я Книга.

    СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

    9-й том:
    НАЧАЛО СВЕРХУ



        (1-я часть)

    "НАЧИНАЯ СВЕРХУ".

Так Сталин (Джугашвили) втолкнул себя в Имереґтино-ґМингрельский комитет РСДРП, сделавшись его членом, что значительно повысило его в ранге партийного руководителя. Это как раз и нужно было тем, кто использовал его для своих планов. Пришла пора "почистить" и Кавказский союзный комитет, "избавив" его от противников или соперников "ленинской команды". Тут, как по заказу, начались облавы на участников этого комитета и аресты. В своих мемуарах хитрый Цхакая пишет: "...вернувшись в Тифлис, я оказался единґственным (оставшимся) членом Краевого комитета -ґ все члены комитета оказались за решеткой. Тогда я один кооптировал немедленно моих близких соратников, которым я доверял (...). В числе их были т. Коба и т. Каменев". Речь идёт о конце августа 1904 г. Разумеется, Цхакая не был причастен к арестам. Но он безусловно догадывался, кто, как и почему сделал так, чтобы он оказался "единственным (оставшимся) членом Краевого комитета", и ему наверняка сообщили, кого он должен в него после арестов "кооптировать". Лжёт Цхакая и о том, что "кооптировал" тех, "кому доверял". Доверять "Кобе" (Сталину-Джугашвили) было меньше всего оснований. А Каменев (Розенфельд) был по-прежнему тесно связан с "Бундом" и сионистскими кругами, и, значит, с Ротшильдами.

Так вся компашка собралась, как токсичные ртутные капли, в один концентрированный сгусток яда.

Правда, Розенфельд-Каменев присоединился к ним не в конце августа 1904 г., а чуть позже: 6-7 сентября (см. предыдущий текст).

Эпицентром интереса хозяев и "тренеров" "команды Ленина" в кавказско-каспийском регионе, как мы уже писали, был город Баку. Он и по сей день остаётся эпицентром их интересов. Интересующимся рекомендую мою работу "Кавказ как часть израильской территории". Только ознакомившись с ней, можно составить верную картину того, для чего и на что подрядили в 1900-х годах Сталина (Джугашвили).

Тем, кто до сих пор считает Сталина "русским человеком" (что само по себе чудовищно), советуем прочитать книгу "Stalin, Man of the Borderlands" Альфреда Дж. Рибера (Alfred J. Rieber). Рибер пишет, что, поднимаясь наверх по карьерной лестнице советской иерархии, Сталин тащил за собой не тех русских людей, которых он знал в Москве, Петербурге, и в других великорусских городах, но, вместо этого, банду подельников с чужбины (из Баку): Кирова, Ворошилова, Орджоникидзе, Микояна и Енукидзе. [The American Historical Review, Vol. 106, No. 5. (Dec., 2001), pp. 1651-1691].

А теперь процитируем вот этот абзац из одного из предыдущих разделов этой книги:

"Опасения Ленина понять нетрудно. Если бы идеи Прокоповича-Кусковой получили ещё больший отклик в социал-демократических кругах, и социалисты стали бы добиваться изменения экономического положения рабочего класса "в ущерб" политической борьбе, то, чего доброго, жизнь рабочих стала бы лучше, "стала бы веселей", и в революцию им идти стало бы незачем. Тогда, чёрт возьми, и планы разрушителей России не выгорели бы. Да и взносы на кровососов-"революционеров", живущих на иждивении рабочих касс, стали бы поступать нерегулярно. И, конечно же, значительное улучшение экономического положения российского пролетариата означало бы серьёзное сокращение доходов иностранных заводчиков, таких, как Ротшильды, Рокфеллеры, Нобели, и другие. А этого ведь тоже нельзя допустить. Кто будет давать "взаймы" на русскую революцию?"

Задачей Сталина было нейтрализовать или разгромить местную бакинскую организацию РСДРП, но преждевременный разгром не дал бы нужных результатов, потому что на место арестованных могли снова придти "нежелательные" элементы. А Баку: это был большой город, больше и важнее Тифлиса. Тут надо было сначала разобраться, кого и как убирать. Исходя из предыдущего абзаца, "ленинской команде" нельзя было допустить, чтобы местный бакинский комитет (или другие силы) добился значительного улучшения экономического положения рабочих. Тогда нефтедобытчики и заводчики потеряли бы огромные капиталы.

В связи с этим, полезно "вытащить на свет" ещё одну фигуру: потомка еврейских купцов, Исидора Эммануиловича Гуковского, которого И. В. Сталин (Джугашвили) встретил в 1904 г. в Баку. Позднее некоторые авторы называли последнего "близким другом диктатора Сталина, тянувшего его и стоявшего за него горой".

Вот что известно о Гуковском из книги Островского.

И. Э. Гуковский родился в 1871 г. Его отец - Эммануил Григорьевич - был одесским купцом. Перейдя в православие и получив профессию провизора, Исидор Эммануилович некоторое время жил в Тамбове, где познакомился с будущим "золотым комиссаром" Тихоном Ивановичем Поповым, а затем переселился в Петербург и занял здесь должность помощника заведующего Статистическим бюро петербургской губернской земской управы. Став социал-демократом, он принял участие в организации, которая называлась "Группа рабочих революционеров". Она выделилась в 1897 г. из Петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" и издавала газету "Рабочее знамя". Будучи членом этой группы, И. Э. Гуковский руководил рабочим кружком в Колпине, где в это же самое время вела пропаганду уже знакомая нам по Тифлису А. А. Киселевская, ставшая позднее женой И. Ф. Дубровинского. В 1899 г. И. Э. Гуковский был привлечен сразу к двум формальным дознаниям и на основании высочайшего повеления 23 февраля 1900 г. выслан на 5 лет под гласный надзор полиции в Енисейскую губернию. В 1904 г. по окончании срока ссылки он поселился в Баку и здесь получил место бухгалтера в Бакинской городской управе, которую тогда возглавлял А. И. Новиков. Одновременно с этим Э. И. Гуковский вошел в состав ревизионной комиссии нефтепромышленной фирмы "А. С. Меликов и K", одним из владельцев которой был А. И. Манташев. (Забегая вперёд, заметим, что Манташев был ближайшим партнёром и доверенным лицом Ротшильдов).

"Восстановив прежние связи, И. Э. Гуковский уже в 1904 г. стал представителем ЦК в Баку. 17 октября 1905 г. он встретил в Петербурге, где вместе с М. С. Ольминским принял участие в совещании, посвященном созданию большевистской газеты "Новая жизнь". Став секретарем её редакции, И. Э. Гуковский после закрытия газеты был арестован и привлечен к новому дознанию. Правда, вскоре благодаря хлопотам влиятельных лиц ему удалось выйти под залог на волю, после чего он сумел уехать за границу, но по возвращении оттуда снова оказался за решеткой. Рассмотрев в 1908 г. его дело, Петербургская судебная палата вынесла оправдательный приговор, но запретила И. Э. Гуковскому проживать в столицах. Некоторое время он снова жил в Баку, в 1910 г., когда названное выше запрещение было отменено, перебрался сначала в Москву, а в 1912 г. - в Петербург и здесь возглавил контору Петербургского нефтепромышленного общества, в правление которого входили А. И. Путилов (председатель), Т. В. Белозерский, Н. Б. Глазберг, Г. Г. Кянджунцев и С. Г. Лианозов".

"Ещё в 1907 г. И. Э. Гуковский купил участок нефтеносной земли и в 1914 г. создал нефтепромышленную фирму "И. Э. Гуковский" с уставным капиталом 300 тыс. руб. Позднее ее капитал оценивался в полмиллиона рублей. В адресной книге "Весь Петроград" на 1917 г. мы видим И. Э. Гуковского в кресле директора Бакинско-Астраханского нефтепромышленного и транспортного акционерного общества. Председателем правления этого общества был И. X. Озеров, содиректорами М. Я. Аникст и Б. С. Френкель. Несмотря на то что, покинув Баку, И. Э. Гуковский отошел от участия в революционной деятельности, он не порвал связи с революционным подпольем. Из воспоминаний С. Я. Аллилуева явствует, например, что он был одним из тех, кто более или менее регулярно вносил деньги в фонд помощи арестованным и ссыльным. По воспоминаниям С. Я. Аллилуева, кредиторами этого фонда были "Афанасьев Е. Л. (Бубулов), Галкин Л. А., Гандурин К. М., Гуковский И. Э., Дунаев Е. А., Кубяк, Красин Л. Б., Красин Г. Б., Животов Матвей, Забелин, Полетаев Н. Г., Постоловский Д. С. - Вадим - присяжный поверенный, Радченко Е. И., Радченко И. И., Соловьев Н. И., Флеров Н. М., Яблонский Л. Л." (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 659. Л. 66).]"

Как видим, среди кредиторов этого фонда был один из самых приближённых к В. И. Ульянову (Ленину) лиц, Леонид Борисович Красин.

"Сразу же после Февральского переворота 1917 г. нефтепромышленник И. Э. Гуковский стал "казначеем ПК (большевиков)".

Вот так нити грязной паутины тянулись от нефтяного бизнеса, мирового сионистского движения и международного банкирского кагала к деятелям Февраля и Октября.

Десятки таких личностей, как Гуковский, липкими "соплями" связывали Сосо Джугашвили (Сталина) и других деятелей "ленинской команды" с Ротшильдами и бакинскими нефтепромыслами. Именно тут, в Баку, Тифлисе, Кутаисе и Батуме, проходил стержень финансового и организаторского механизма искусственного создания широкого революционного движения еврейскими банкирами-сионистами.

К 1904-му году негибкий и неуклюжий царский режим стал меняться в лучшую сторону; прежняя тупая репрессивная машина уступала место лучше адаптирующейся. Этические и гуманитарные нормы, пусть очень медленно, и всё-таки пробивали себе дорогу. Правда, страна переживала в тот период болезненную и насильственную индустриализацию, без которой невозможно было сохранить империю. И, всё же, по размаху народных страданий, лишений и бед она не идёт ни в какое сравнение с кровавой сталинской индустриализацией. Более того. Если бы ленинско-сталинская чекистская власть не уничтожила (намерено) все достижения царской индустриализации, никакой необходимости в новой (сталинской) не было бы и в помине.

Ещё в 1903 - в конце 1904 года казалось, что мало-помалу страна преодолеет смертельно опасные для неё пороги индустриализации и неизбежно-необходимых реформ двух последних государей, и народ её заживёт в большей безопасности и по-человечески. Но иностранный капитал, который уже распробовал дешевизну рабочей силы в России и глубоко внедрился в экономику страны, не был заинтересован ни в реформах Николая II, ни в улучшении жизни народа. Такая громадная империя, с её неисчерпаемыми на тот момент природными и человеческими ресурсами, рассматривалась Ротшильдами, Рокфеллерами, Нобелями, Гиршами, и другими капиталистическими баронами как единственная в своём роде колония, нужная лишь как источник дешёвого сырья и рабочей силы. Если бы условия труда и зарплата пролетариата в России вышли на уровень Западной Европы, кошельки толстосумов сразу "похудели" бы в несколько раз.

Одним из лучших решений представлялось - с их ракурса - финансирование такой группы революционеров-подпольщиков, которая полностью или почти целиком игнорировала бы борьбу за улучшение экономических и социальных прав рабочих, в угоду фанатичному курсу на ниспровержение царского режима.

В своих собственных странах ведущие финансово-мануфактурные кланы также сталкивались со всё растущей организацией трудящихся, добивавшихся огромных побед благодаря марксистскому учению и марксистским партиям. Огромные победы одерживало и кооперативное движение (за которое ратовали Прокопович с Кусковой). Оно тем или иным образом умудрялось не противоречить марксистской доктрине, и  строило свою идеологию в гармонии с идеями Маркса. Таким образом, финансируя людоедскую группу российских революционеров, состоявшую из совершенно беспринципных и циничных индивидуумов, западный капитал создавал пугало, чтобы отвратить пролетариат в своих странах от марксизма и обратить вспять его экономические, социальные и политические достижения.  

Но это далеко не полная картина.

На этой подоплёке паразитировали масонские и сионистские организации, являвшиеся частью властно-финансовых структур. Со своей стороны, властно-финансовые структуры являлись частью масонских и сионистских организаций. Поэтому теневая сионистская структура была тщательно укрыта внутри перестроенного в инструмент Ротшильдов (и других представителей западного капитала) социал-демократического движения в России, а РСДРП планировалось сделать "авангардом" этого инструмента.

Но, чтобы ещё жёстче контролировать РСДРП, требовалось расколоть партию изнутри. И вот, летом 1903 года, этот раскол был осуществлён на II партийном съезде. Образовались 2 соперничавшие за власть фракции: большевиков и меньшевиков. На II съезде победа во внутрипартийной борьбе осталась за меньшевиками. Вскоре, на конференции близ Женевы, проходившей под контролем западных разведок, сионистских организаций, и личных агентов Ротшильдов, большевики бросили клич о созыве другого съезда. Это воззвание подписали 22 тайных или явных сторонника "команды Ленина". В тот период в ЦК РСДРП влияние меньшевиков было решающим, и этот руководящий орган отверг призыв к созыву нового съезда. Пытаясь склонить кавказские парторганизации на свою сторону, меньшевики отправляют к ним своего представителя (члена ЦК РСДРП) И. Ф. Дубровинского (жена которого, А. А. Киселевская, была давним партийным товарищем Гуковского). И вот, в начале 1904 г., как Кавказский союзный комитет, так и Тифлисский и Имеретино-Мингрельский комитеты официально поддержали сделанное в июле 1903 г. заявление ЦК (меньшевиков).

Однако планы заграничных хозяев расходились с планами меньшевистской фракции. Им требовалось, чтобы именно "команда Ленина" не выпускала регион нефтедобычи из своих когтей. Агенты Ленина должны были подготовить в Баку (на ближайшие 10-15 лет) такое соотношение политических сил, идеологических течений и кадровых перестановок, чтобы Россия навсегда, или хотя бы на время лишилась этого региона.
 
Чтобы взять попавший под влияние меньшевиков Кавказский союзный комитет за горло (и не провалить "нефтяную программу"), Ленин командирует в Тифлис прямо из Швейцарии очередную "еврейскую дамочку" (раз под рукой нет застрявшей в ссылке Берковой): Ц. С. Зеликсон. Эта командировочная вспоминает:

"Приехала я в Тифлис из Швейцарии, будучи послана Лениным на работу в распоряжение Кавказского союзного комитета. В день моего приезда туда меня известили, что чуть ли не накануне или два дня тому назад в Тифлисе был огромный провал. Тут же я узнала, что сегодня (...) произойдет партийное совещание". Ну да, как же без провалов? Этим провалом подготовили беспрепятственное принятие всей ленинской гвардии в качестве самозваного руководства. А "разбавили" эту гвардию ещё 2-мя (по нашим данным) членами, которые "не спелись" бы по определению: В. С. Бобровским и А. Цулукидзе. Эти 2-е были прирождёнными антагонистами, если не по идеям, так по характеру-темпераменту. На это и делался упор. А для "перестраховки" Бобровский был нейтрализован женскими чарами мадмуазель Зеликсон (и это сработало: эти двое потом поженились). И, разумеется, сразу же после провала - на радостях партийное совещание. Все помехи, все несогласные уже удалены арестами.

[Бобровский и Зеликсон знали друг друга ещё с 1900 года, с Харькова, и это обязательно должно было быть известно из какого личного дела, хранившегося в сионистско-банкирском архиве англо-еврейских имперских руководителей и доступном Ленину.]

Сюда же отряжает Ленин ещё одну свою "еврейскую дамочку", мадам Розалию Самуиловну (Самойловну) Залкинд, больше известную под кличкой Землячка. Спустя десятилетие с гаком, Землячка-Залкинд прославилась также под именем "кровавой Розы", так как именно она руководила беспримерным в истории зверством массовых пыток и расстрелов мирных жителей и пленных белогвардейцев в Крыму. Под чутким руководством этой еврейской розы, с живых людей снимали скальп и кожу, разрывали на части, вырезали внутренности, сажали на кол, подвешивали обнажёнными вниз головой, скармливали крысам и собакам. То ли в Крыму, то ли ещё раньше "кровавая Роза" дебютировала и как собственноручная садистка-пытательница. С Лениным этот Джек-Потрошитель в юбке познакомился в Мюнхене.

Стайка таких дамочек, как мадам Залкинд, мисс Беркова, мисс Зеликсон, мисс Каплан, или мисс Розенберг, увивавшихся вокруг Ленина (В. И. Ульянова-Бланка), как утверждают, составляла во Франции, Германии и Швейцарии целых 15 штук. Ленин поручал им самые деликатные, самые "разведывательные", самые циничные операции. Они порхали из Цюриха, Женевы, Берна, Мюнхена, Берлина, Лейпцига, Парижа, или Базеля - в Москву, С.-Петербург, Тифлис, или Баку с грациозностью бабочек, или, что будет точнее, фурий.

Цхакая должен был мигом скумекать, что за двух дамочек к нему приставили, и почему. А он любил жизнь и хотел ещё пожить, и, разумеется, не желал разделить участь убитого в тюрьме Ладо Кецковели.

Такими методами удалось заставить и Кавказский союзный, и Тифлисский с Имеретино-Мингрельским комитеты аннулировать поддержку сделанного в июле 1903 г. заявления ЦК (меньшевиков), и высказаться за созыв нужного большевикам съезда. Понятно, что первым сдался Имеретино-Мингрельский комитет, не в последнюю очередь в результате усилий  И. В. Джугашвили и угроз со стороны Тер-Петросяна (Камо). Вслед за Имеретино-Мингрельским комитетом, сдался Тифлисский, а потом и Кавказский союзный комитет: 2 (15) сентября из Тифлиса получено письмо охмурённого мадмуазель Ц. С. Зеликсон Бобровского о неприсоединении союзного комитета к негативной оценке вопроса о съезде со стороны (меньшевистского) ЦК РСДРП. Но, как видно, не всё прошло гладко, и кого-то в Кавказском союзном комитете пришлось "дожимать", потому что 26 сентября (9 октября) ґ"кровавая роза" Р. С. Залкинд (Землячка) объявилась "с известием, что Кавказский союз весь присоединился к воззванию 22-х".

Тем временем И. В. Джугашвили делает объезд ключевых пунктов своего нефтеносного региона для контроля заговорщиков над "революционной ситуацией" там.

Не случайно одним из первых мест, которые И. С. Джугашвили посетил под новенькой кличкой "Коба" и на новой "блатной" должности, стал город Баку, "столица нефти" и евреев-сионистов. Именно потому его и заприметила "команда Ленина", чтобы использовать в "нефтяной игре". В Баку его десантировали 7 сентября 1904 года.

Не случайно и то, что именно с сентября 1904 г. Коба (Джугашвили) начинает общаться с заграничным "центром" уже не через посредников, а сам. 30 сентября 1904 г. он шлёт письмо М. Давиташвили в Лейпциг, и копия этого письма, разумеется, не случайно, оказывается у Ленина.

В конце ноября 1904 г. про-ленинский Кавказский союз РСДРП на своей конференции создаёт Кавказское Бюро, единственная цель которого: выбить меньшевиков из ЦК РСДРП с помощью созыва III съезда. Иными словами, для силового продвижения съезда создаётся специальная структура.

После конференции Кобо-Сталин (Джугашвили) на 2 дня едет в Чиатуры к марганцепромышленнику Бартоломе Кекелидзе. Контакты между "ниспровергателями" капитализма и капиталистами отнюдь не случайны. Идеологи и вожди меньшевиков и большевиков утверждали, что сначала надо "свалить" царизм, который, якобы, "мешает" развитию производительных сил. И потому, мол, у них с хозяевами предприятий и банкирами - "общие цели". Рабочих они в это старались не посвящать, и, наоборот, представляли хозяев предприятий, на которых те работали, как "кровопийц" и злейших врагов (достойных лишь пули). Промышленникам они, наоборот, не рассказывали о том, в каком качестве они живописуют их рабочим. Позиция РСДРП многим заводчикам представлялась заманчивой, т.к. перекос в сторону силовой политической борьбы и в ущерб борьбе за реальные экономические права трудящихся: выявлял и передавал в руки царских властей активистов, очищая от них предприятия. Помимо того, некоторые владельцы платили руководству РСДРП "отступные", т.е. финансировали их: в обмен на обещания не охватывать их заводы и фабрики кольцом стачек и забастовок. Такой циничный рэкет широко практиковался как большевиками, так и меньшевиками, ведь по суть своей эти люди были закоренелыми бандитами. И, наконец, со своей стороны, многие капиталисты (и особенно иностранные) страстно желали свалить царский режим, и не прочь были сделать это руками социал-демократов, рассчитывая при этом уцелеть в вихре революции.

Этот союз 2-х групп ненавистников, каждая из которых состояла из эксплуататоров и паразитов, использовавших рабочий люд всего лишь как орудие достижения своих целей, является самым ярким символом глубокого трагизма и монументального драматизма той исторической эпохи. 3-я сила - царский режим и его колоссальная бюрократическая машина, также требовавшая "подкормки", - оказалась между молотом и наковальней. Её политика определялась её позицией, выход из которой лежал в быстрой либерализации режима и резкого улучшения жизни трудящихся масс. Но того ни за что не желали допустить зарубежные игроки, и, в первую очередь, англосаксонские страны и прусские националисты, по целому ряду геополитических и других, самых разнообразных, причин.

2 или 3 декабря 1904 г. Сталин-Кобо (Джугашвили) снова в Баку. Вопреки Бакинскому комитету РСДРП, считавшему стачку несвоевременной, И. В. Джугашвили (в соответствие с курсом Ленина) поддерживает рабочих Шендриковых, организовавших её 5 декабря. Не в последнюю очередь благодаря действиям Джугашвили и других "ленинцев", на конференции 9 и 11 декабря 1904 г. стачку поддержали большевики, меньшевики, представители армянского движения Гнчак, и т.д. С 13 декабря 1904 г. эта забастовка постепенно перерастала во всеобщую забастовку, не затронув только предприятий Ротшильдов. Интересное совпадение: в период его деятельности в Батуме, Сталина (Джугашвили) интересует исключительно завод Ротшильдов, на котором он организовывает несколько акций рабочих. В Баку же, наоборот, после его приезда только предприятия Ротшильдов не охвачены забастовкой.

И это понятно: в Батуме надо было "раскрутить" ниспровергателей царизма, а батумский завод Ротшильдов в финансовом отношении "не делал погоды". В Баку уже другая ситуация: "раскрутка" состоялась, кровавый костёр раздули, да и предприятия Ротшильдов в Баку в финансово гораздо важнее. Ротшильдов трогать нельзя: кто бы тогда финансировал сталинскую банду?

В декабре 1904 года бакинский полицмейстер, информируя губернатора об активном подстрекательстве к забастовке, сообщает, что те же самые агитаторы распространяют слухи и вымыслы, цель которых: посеять армяно-тюркскую и армяно-татарскую рознь. Но если Сталин (Джугашвили) играл тогда важную роль в организации забастовки, то, вероятней всего, именно он (как "специалист" по "национальному вопросу") и занимался разжиганием межнациональных конфликтов.

Кончилась забастовка 3 января 1905 г. подписанием особого коллективного договора между рабочими и их работодателями (владельцами предприятий), впервые в России. С одной стороны, это было на руку вождям РСДРП, так как повышало их престиж. С другой стороны, это им было совершенно ни к чему, потому что, добиваясь своих требований, рабочие теряли стимул к политической борьбе.

Именно поэтому Сталин (Джугашвили) "выбыл" из руководителей забастовки, и бывал в Баку наездами, 2 или 3 раза.

В тот период в общей ситуации в России происходили важные изменения. В руки царских властей попали неопровержимые улики участия германской разведки в деятельности на территории России террористических организаций и нелегальных социал-демократических групп. К финансированию и разжиганию волнений в России были причастны также Бельгия и Швейцария. Кроме того, с чисто внешней стороны, казалось, что, раз подавляющее большинство государственных преступников действуют против царского режима с территории Германии, Бельгии и Швейцарии, то и угрозу от этих государств нельзя игнорировать. Когда стало известно, что к поддержке революционного движения имеют отношение и некоторые австрийские структуры, царский МИД, министерство внутренних дел и разведка решили, что именно от немцев исходит главная опасность. Это объясняет, как и почему Англии и Франции удалось в дальнейшем втянуть Россию в империалистическую I Мировую войну, и почему она оказалась беззащитной перед происками её главных врагов. Если бы тогда государственным деятелям удалось понять, что англо-саксонские страны только используют германские государства, но не смогли сделать их союзниками в своей антирусской политике, то, может быть, весь ход истории пошёл бы по другой колее. К сожалению, русским патриотам так и не удалось выявить местонахождение главной цитадели "крестового похода" против России.

В Российской правящей элите всё ещё идеализировали солидарность одной монархии (пусть и конституционной), с другой, и, когда - спустя годы - члены царской семьи попросили убежища у британской королевы, и получили отказ: это должно было стать неописуемым шоком.


К СОДЕРЖАНИЮ







Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

10-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 2)

1. ЕВРЕЙСКИЕ ИСТОКИ
КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ
2. СЕРГЕЙ ЮЛЬЕВИЧ ВИТТЕ.
3. АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ НЕССЕЛЬРОДЕ.



 

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД


1. ЕВРЕЙСКИЕ ИСТОКИ
КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ
2. СЕРГЕЙ ЮЛЬЕВИЧ ВИТТЕ.
3. АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ НЕССЕЛЬРОДЕ.



          1. ЕВРЕЙСКИЕ ИСТОКИ
          КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ


Показательно, что Цхакая "кооптировал" Кобо-Сталина (Джугашвили) в Кавказский союзный комитет, по нашим сведениям, 27 августа 1904 г., то есть буквально на следующий день после знаменитого назначения князя П. Д. Святополка-Мирского министром внутренних дел. Как мы писали выше:

"3-я сила - царский режим и его колоссальная бюрократическая машина, также требовавшая "подкормки", - оказалась между молотом и наковальней. Её политика определялась её позицией, выход из которой лежал в быстрой либерализации режима и резкого улучшения жизни трудящихся масс. Но этого ни за что не желали допустить зарубежные игроки, и, в первую очередь, англосаксонские страны и прусские националисты, по целому ряду геополитических и других, самых разнообразных, причин".

Назначение князя Святополка-Мирского, известного своим либерализмом, всколыхнуло всю Россию и вселило надежды в сердца её граждан. Этот период не зря нарекли "либеральной весной": название, перекликающееся с "хрущевской оттепелью". Оппозиционным силам было позволено изложить свои программы и требования, в чём лежало начало позитивного диалога между антагонистическими группами общества, способного спасти страну. Программы с требованием реформ открыто передавались на рассмотрение царских властей, отнёсшихся к ним на сей раз достаточно серьёзно. Страна воспрянула, и это воодушевление продолжалось до ноября, когда намерение перехода к решительным изменениям вылилось в кампанию, получившую известность как "банкетно-петиционная кампания".

Её открыл банкет в санкт-петербургском доме Памовой, на котором принята петиция от оппозиции (20 ноября 1904 г.). Компания была продолжена в более чем 30 городах, где прошло более 120 собраний. Это всенародное мероприятие было поддержано большинством русских патриотов. Однако этот важный для русского народа исторический поворот не встретил поддержки со стороны верхушки РСДРП, представители которой отнеслись к нему с издёвкой, стараясь его как можно саркастичней обсмеять и выставить на посмешище.

Сама теоретическая возможность либерализации царского режима смертельно испугала "профессиональных революционеров", ведущих паразитическое существование за чужой счёт под предлогом "борьбы с тиранией царизма". Большевистско-меньшевистская свора сорвала многие из мероприятий "либеральной весны", с улюлюканьем и клоунскими ужимками. Ворвавшись или проникнув на многие из собраний, она подвергла их глумлению, устроив шутовские оргии. Это произошло и в Тифлисе 31 декабря 1904 г., где, воспользовавшись доступом для всех желающих, социал-демократы (хулигански ворвавшись на трибуну и нарушив ход собрания) стали "толкать" революционные речи, призывая к кровавому свержению существующего режима, к самовольному захвату власти.

Сталин (И. С. Джугашвили) с бахвальством признавался, что тоже участвовал в этом глумлении над важнейшим в жизни русского общества событием.

А 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге была срежиссирована массовая глумливая пародия на государственную петиционную кампанию. Это сюрреалистическое шествие было изначально задумано как издевательская карикатура на организованный процедурный приём петиций. Никакой нужды в мифической "петиции от народа" не было. Все требования рабочих и рабочих партий были приняты к рассмотрению. Все петиции поданы. Жуткое действо было изначально замышлено как кровавый сатанинский фарс, призванный карикатурно изобразить Россию и её православную религию. Не случайно во главе поставлен поп Гапон. Реакция царских властей была вполне предсказуемой, но организаторам кровавой бойни в С.-Петербурге, как и организаторам кровавой бойни в Батуме (где главным был И. В. Джугашвили), именно это и требовалось.

Царские агенты-доносчики (осведомители) в той обстановке получали известную свободу действий. Одним из таких агентов был уже упоминавшийся нами Евно Азеф, который внедрился в полицейское ведомство с заведомой целью шпионить в пользу бандитского революционного подполья. Этот еврейский уголовник был тесно связан с 2-мя другими - Рутенбергом и Гершуни (Гершем).

Повторим то, что мы уже писали в одном из предыдущих разделов:

Невиданный скачок активности международного еврейского терроризма произошёл во второй половине 1904 года и в 1905-м году, в связи с организацией мировым еврейским экстремизмом первой кровавой революции в России. Жуткая вакханалия последователей этого сатанинского культа (жертвоприношения) в 1905 году приобрела беспрецедентный размах. Видными еврейскими террористами были Мойша Струнский, Эмма Гольдман, Александр Беркман, Фейгл Элкина, Роза Бриллиант, Фельдман, Эстер Фрумкина, Евно Азеф, Пётр Рутенберг, и тысячи других, как знаменитых, так и менее известных. Одним из главных идеологов терроризма и лидером закоренелых еврейских бандитов был Григорий Гершуни.

Именно Гершуни спланировал и осуществил убийство министра внутренних дел России, Дмитрия Сыпягина в 1902-м году, покушение на князя Оболенского (губернатора Харькова), и убийство губернатора башкирской Уфы Николая Богдановича в 1903-м году. В 1904-м году Гершуни был приговорён к смертной казни, но помилован царём, заменившим смертный приговор на пожизненное заключение. Международная еврейская свора сумела организовать побег Гершуни, которого приветствовали в Европе еврейские массы как национального еврейского героя.

Правой рукой Гершуни был Евно Фишелевич Азеф (1869-1918), сын еврейского портного. Азеф известен также как офицер полиции "Раскин"; как один из вождей эсеров (социалистов-революционеров) он носил уголовные клички "Иван Николаевич", "Валентин Кузьмич", "Толстый". Именно он чаще всего разрабатывал убийства, осуществляемые террористической организацией эсеров. Евно Азеф принимал участие в ряде наиболее громких покушений, в том числе на жизнь министра внутренних дел Вячеслава Плеве, который был убит еврейскими террористами 28-го июня 1904 года. (См. книгу: Carroll Quigley, Tragedy and Hope, New York, 1966, p. 99).

Азеф сумел в 1892 году внедриться в полицию, будучи агентом эсеров, но, став одновременно и агентом охранки, он был вынужден обманывать обе стороны. В 1908 году Центральный Комитет эсеров выяснил, что Азеф предал своих собственных товарищей. Тогда было решено убить предателя и провокатора, но тому удалось убежать за границу.


В числе тех, кого он "заложил" полиции, десятки, если не сотни революционеров; именно с его помощью состоялись арест и казнь участников так называемого летучего боевого отряда эсеров в феврале 1908 года. С его участием царской охранке удалось предотвратить ряд громких покушений: на министра внутренних дел Дурново, на самого Николая II и членов его правительства.

Одновременно, Азеф разработал, организовал и осуществил множество террористических актов и покушений: убийство военного прокурора В. П. Павлова, командира корпуса жандармов и министра внутренних дел В. К. Плеве, великого князя Сергея Александровича Романова...

В чудом сохранившихся записках Иерахмиэля Лукачера, Бориса (Берла) Кацнельсона, Моисея Чертка (Моше Шарета), и других деятелей сионизма, говорится о том, что уголовникам мирового сионистского движения удалось внедрить в главные революционные организации, и, одновременно, в российские полицейские структуры (Полицейское Управление, Охранное Отделение, и т.д.) своих агентов. Задачей этих агентов сионизма (помимо других) было предотвращение попыток покушения на жизнь "нужных" глобально организованным евреям-экстремистам чиновников и государственных деятелей, и организация убийств "вредных" для сионистского мирового еврейства фигур. Именно эту функцию выполнял для мирового сионистского движения Евно Азеф, работая на обе стороны: и на полицию, и на эсеров. Вот почему зарубежные еврейские экстремисты, с помощью Азефа, фактически спасли от смерти Витте, но разработали и осуществили убийство Плеве; предотвратили покушение на полезного для евреев министра внутренних дел Дурново, но привели в исполнение убийство Сыпягина, Богдановича, В. П. Павлова и великого князя Сергея Александровича Романова.

Именно Азеф ассистировал спланированное и спровоцированное сионистом Рутенбергом убийство Гапона - как "провокатора", а потом и его адвоката Марголина. Разумеется, Азеф в первую очередь выполнял задание американо-британской разведки и мирового сионизма, но и сам был заинтересован в ликвидации Гапона, чтобы скрыть свою "двойную", а то и "тройную" игру. Ещё одна любопытная деталь: адвокат Георгия Гапона, Марголин, был родственником (по материнской линии) самого Петра Рутенберга, и происходил из той же раввинской кременчугской династии. Некоторые историки, в том числе В. К. Агафонов, считают (как и мы), что Азеф был агентом Англии и мирового сионистского движения, родился в Лондоне и на самом деле являлся британским подданным, которого заслали в Россию разжигать беспорядки.

То, что Азеф познакомился с Гапоном лишь после Кровавого воскресения и бегства Георгия за границу - миф, с помощью которого мировой еврейский экстремизм по сей день пытается скрыть историческую правду о тех страшных событиях. За годы до трагедии 9 января 1905 года Азеф курировал Гапона, финансировал его деятельность и, через Петра Рутенбурга, передавал Гапону крупные суммы денег, полученные от полицейского ведомства.

Если бы Евно Фишелевич впервые встретился с Гапоном лишь за границей, он не стал бы приглашать человека, с которым лично едва знаком (известность попа и широкие общие сведения о нём - это другое дело), пожить на своей квартире. Такой прожжённый проходимец и опытный, осторожный шпион, как Азеф, никогда бы так не поступил. Не стал бы подключать он малознакомого человека и к операции по переправке оружия в Россию, разработанной, по заданию агентов мирового еврейского сионизма в англо-американских спецслужбах, японским разведчиком и дипломатом, полковником Акаси. (Высказывались предположения, что Акаси имел еврейские корни). В рамках этой операции, Гапон и Азеф совместно зафрахтовали для этой цели яхту "Джон Графтон" (которая впоследствии села на мель, и вся операция провалилась).

По мнению моего дальнего родственника, барона фон Розена, во время совместных террористических операций (руководя ими из-за границы) и совместного проживания в одной квартире с Гапоном, Азеф догадался, что в руках у Георгия оказался обширный компромат на лидеров мирового сионистского движения и их причастности к подкупу высших российских чиновников и кровавым событиям в России.

Евно Азеф был руководителем боевой организации эсеров, иными словами - главным террористом в Российской империи. Случайно ли именно он задолго до 1905 года запросто якшался с попом Георгием Гапоном, и передавал оному крупные суммы денег?

По законам царской России, полиции строго воспрещалось вербовать провокаторов из числа духовных лиц. Те, что считают Георгия Гапона прямым агентом охранки, должны принять во внимание тот факт, что тщательный поиск хоть каких-то документов о сотрудничестве Гапона с полицией не дал никаких результатов.
Один из серьёзных исследователей этой загадки, историк С. И. Потолов, утверждает, что ни в списках Департамента полиции, ни в переписке Охранного Отделения, ни среди письменных доносов, ни в каких-либо других документах нет и следа упоминаний о тайном агенте Георгии Гапоне. Всё дело в том, что Гапон косвенно сотрудничал с полицией через 2-х лиц: Евно Азефа и Петра (Пинхаса) Рутенбурга, 2-х ставленников международного еврейского экстремизма.

Именно это дало начало слухам о том, будто Гапон был агентом охранки.

Но были и другие обстоятельства.

Гапон родился 17 февраля 1870 года в Полтавской губернии (поколение "Ротшильдовского призыва"), и с детства тёрся среди заклятых украинских националистов, ненавидевших Россию и русский народ лютой ненавистью. Именно под Полтавой состоялась решающая битва между войском Петра I Великого и силами мятежного казацкого ("украинского") гетмана Мазепы, перешедшего на сторону шведского короля. Именно там дольше сохранялись украинские националистические мифы и легенды, связанные с той битвой и ненавистью к России.

Гапон был потомком бывших униатов Великого княжества Литовского (литвинов), пострадавших от зверств английской ставленницы на русском троне, Екатерины II, и евреев. Поэтому можно предположить, что ненависть к России и её монархии имела у предков Гапона семейные традиции. Косвенные данные указывают на то, что среди предков Гапона могли быть также цыгане. На его еврейские корни указывает отнюдь не только то, что Гапон родился в "черте оседлости". Но даже происхождение его не столь существенно. Гораздо существеннее другое: фенотип его был типично еврейским. Глядя на свои фотографии (где он выглядит как наиболее "типичный" еврей [не потому, что таких среди евреев большинство, а потому, что этот особый тип встречается чаще среди евреев]), Гапон мог ощущать свою принадлежность к еврейской, а не к русской общности.

Окончив в Санкт-Петербурге духовную академию, Георгий Гапон стал тюремным священником, и, по долгу службы, должен был общаться (иметь дело) с полицейскими чинами.

В тюрьме Гапон насмотрелся такого, что его "семейная" ненависть к России и её режиму не только укрепилась, но расцвела пышным цветом.

Но и на этом его общение с полицией и высокими чинами Министерства Внутренних Дел не закончилось. Для регистрации организации рабочих, о которой мечтал Георгий Гапон, потребовалось разрешение министра внутренних дел Плеве, с которым Гапону пришлось встретиться лично. Более того, уже получив разрешение, священник продолжал видеться с Вячеславом Плеве на регулярной основе. Приходилось встречаться Гапону и с вице-директором Департамента полиции П. И. Рачковским.

Известно также о встречах Георгия Гапона с директором Департамента полиции,  А. А. Лопухиным. Этот последний имел связи с английской разведкой, по заданию которой, по-видимому, занимался подрывной деятельностью. Вот через кого и каким образом направлялась деятельность Гапона, ведущая к постановке "антуража", на фоне которого планировалось осуществить государственный переворот. После ухода в отставку, А. А. Лопухин предложил свои услуги партии кадетов, членом которой он собирался сделаться, и стать руководителем партийной разведки и контрразведки. Его предложение отклонили. Тот же Лопухин (не только совершив государственную измену, но и предав свою клятву и долг главы политического сыска) помог разоблачить Евно Фишелевича Азефа (которого мировому сионистскому движению тогда уже надо было устранить). После Октябрьского переворота 1917 года А. А. Лопухин не бежал за границу, как другие бывшие полицейские чины, но спокойно остался в Советской России, где его никто не собирался трогать. В середине 1920-х годов он так же спокойно (беспрепятственно) выехал за границу, где продолжал одновременно работать и на английскую разведку, и на советские органы.

После Лопухина директором Департамента полиции назначили бывшего прокурора Тифлиса, С. Г. Коваленского. Мы уже знаем, что 90 процентов тех, кто "прошёл через Тифлис", были врагами России и русского народа. Сергей Григорьевич оставался на этом посту с 6 марта по 29 июня 1905 г.

Даже за неполных 4 месяца Коваленский успел причинить серьёзный урон интересам российского государства. Он дискредитировал донесения заграничного агента Департамента полиции И. Ф. Манусевича-Мануйлова, который сообщал о конкретных лицах в английской, американский и японской разведках, которые курировали революционное движение в России, финансируя подпольные организации, вооружая их, консультируя и направляя их деятельность. Донесения Манусевича-Мануйлова об участии Англии и Соединённых Штатов в террористической войне против России Ковалевский смог полностью уничтожить. Факты же об антироссийской террористической деятельности японского разведчика, полковника Акаси (или Акаши), он убрать не смог или не успел.

Когда С. Г. Коваленский был смещён с поста директора Департамента полиции, И. Ф. Манусевич-Мануйлов был оправдан. Его донесения о террористической войне против России под руководством полковника Акаси, собраны в публикации "Изнанка революции".

[Существуют самые противоречивые утверждения о деятельности И. Ф. Манусевича-Мануйлова, его еврейском происхождении, и т.д. Ему приписывают и постановку Кровавого Воскресенья (а не Зубатову, Рутенбергу и английской разведке!), авторство "Протоколов Сионских Мудрецов", и прочее, в таком невероятном сочетании, какого не изобрёл бы даже самый одарённый фантаст. По-видимому, ненависть еврейско-масонской братии к этому историческому лицу (кем бы он ни был: евреем или нет) настолько велика, что порочащие его домысли изобретаются без остановки уже чуть ли не полтора века.].

Тем не менее, финансовую помощь Гапон получал не напрямую от кого-то из перечисленных лиц, но через посредников, Азефа и Рутенберга.

Разумеется, чтобы получить (через Азефа) от хорошо финансировавшегося царским правительством департамента полиции известные суммы денег, Гапону приходилось передавать реальные сведения о лицах, заранее предупреждаемых им же о том, что их тайная деятельность скомпрометирована. Добытые средства Гапон "пускал в оборот", вкладывая в кассы кровавых революционных организаций. Его ненависть к царскому режиму (сравнимая разве что с ненавистью к царизму евреев) и патологическое тщеславие шли впереди денег. Но кто-то упорно распускал намеренные слухи о том, что Гапон жаден, и поэтому продался полиции, как Иуда.

Кто это делал и с какой целью: нетрудно догадаться. Георгий Гапон слишком много знал, и, главное - знал о причастности еврейских организаций и зарубежных еврейских кругов к событиям 9-го января 1905 года в качества главных виновников и организаторов кровопролития. Гапон нужен был евреям-экстремистам и после 9-го января, только потому его сразу же не убили. Но, после того как его полностью использовали, его необходимо было устранить.

Не случайно именно ярый сионист Пётр Рутенберг продолжает в своей книге линию этой клеветы, констатируя вызывающе-дорогой костюм Георгия, бросавшийся в глаза на фоне бедности или намеренной скромности всех остальных товарищей.

Более 100 лет назад, в беседе с дедушкой моего родственника, князя Гжегожа Лешчынского, Рутенберг проговорился о том, что дарил Георгию Гапону дорогие вещи, от шикарных украшений и серебряных портсигаров, до костюмов.

Ту же линию дезинформации проводит и Савинков, ещё один участник и организатор зверского убийства священника Гапона. Он пишет, что Георгий обожал кутёж, пристрастился к женщинам, роскоши и вину. Но именно Савинков и Рутенберг спаивали Гапона, делали ему дорогие подарки и поставляли женщин.

Особенный ажиотаж и точку в получении согласия влиятельных эсеров на убийство Гапона удалось получить благодаря слуху, что, вернувшись в Россию после Манифеста 17 октября, Гапон получил от Витте, председателя Кабинета Министров, 30 тысяч рублей.



2. СЕРГЕЙ ЮЛЬЕВИЧ ВИТТЕ

Сергей Юльевич фон Витте: ещё одна фигура, имевшая самое непосредственное отношение к трагедии 9-го января 1905 года. Вместо "все дороги ведут в Рим", можно тут подставить "все дороги революции ведут в Тифлис и Баку" (точнее: оттуда). Витте родился в Тифлисе и провёл там первые 16 лет своей жизни. Отец Сергея Юльевича был из балтийских немцев, как и мои дальние родственники, фон Розены. Витте и Розены были знакомы. Через фон Розенов мне давным-давно известно, что легендарная "ведьма", прорицательница, первооткрывательница тайных учений религий Востока, основательница лондонского Теософского общества, Елена Блаватская, была кузиной С. Ю. Витте. Подданная английской короны и американская гражданка, Блаватская считалась агентом влияния британского империализма. Именно Витте, тот самый человек, который едва ли не больше всех сделал для России, проводя в жизнь совершенно необходимые для страны реформы, одновременно был злым демоном царского режима. (Не только из-за влияния Блаватской, но и благодаря воздействию на него могущественных еврейских родственников, которых он имел, по укоренившемуся среди фон Розенов мнению).

Большую роль в жизни отца и сына фон Витте сыграла Одесса: первый главный центр сионизма в России, и, как мы уже писали, один из главных центров становления (с помощью Ротшильдов) кровавого революционного движения. Одесса была и признавалась всеми "еврейской столицей" в Российской империи. Вся эта комбинация биографических обстоятельств делала Витте если не прямым, то косвенным агентом влияния международного банкирского кагала, мирового сионистского движения и англо-американского империализма.

Ещё одним важным центром русофобии, еврейского сионизма-экстремизма и антироссийского подполья был в то время Киев. Этот город упоминается нами в числе нескольких главных "кузниц" ротшильдовских революционных кадров. И тут Сергею Юльевичу Витте "повезло": ему и тут довелось жить и работать. Как крупнейший руководитель российских железнодорожных перевозок, Витте также неоднократно наведывался в Минск и Бобруйск (2 других главных центра "ковки сионистско-революционных кадров"), а также наладил постоянную связь с Минском.

Таким образом, Витте поставил своего рода рекорд среди государственных деятелей и видных революционеров, пожив в нескольких самых важных для Ротшильдов центрах организации революционного подполья и воспитания революционных кадров, и будучи связан с другими подобными центрами.

Неоднократно посещал Витте Екатеринославль и Елисаветград - ключ к "еврейской" русской революции (об этом: см. в нескольких разделах нашей работы).

Но и это не всё; с конца 1892 года, Витте занял "самую еврейскую" должность, будучи назначен министром финансов. На этой должности ему приходилось постоянно иметь дело с российскими еврейскими банкирами и купцами, а также с представителями еврейского международного банкирского кагала, включая французских Ротшильдов (с которыми он тесно общался и в связи с тем, что братья построили железную дорогу от Баку до Батума, и были её владельцами).

Более того, первая жена Витте, Н. А. Спиридонова (урождённая Иваненко), имела еврейские и украинские корни, и с обеих сторон её предки питали едва ли не ненависть к России и её народу. Познакомился Витте со Спиридоновой в Одессе, где Спиридонова-Иваненко близко общалась с еврейско-сионистским подпольем, и, как утверждают, сама принимала участие в заседаниях сионистских организаций. Пикантная деталь: свои отношения с будущей женой Сергей Юльевич начал, когда та ещё была формально замужем, и сам хлопотал по делам её бракоразводного процесса. Вторая жена Витте, Матильда Ивановна Лисаневич, в девичестве была Мирьям Исааковна Нурок - из ультра-ортодоксальной династии еврейских религиозных мракобесов. Ещё до женитьбы на ней в 1892 году, Витте вступил с ней в интимные отношения (когда она ещё была замужем). Вся эта скандальная история окончательно омрачила отношения Витте с высшим светом, что и нужно было закулисным кукловодам-сионистам.

Личность 1-го премьер-министра России, Сергея Юльевича Витте, далеко не однозначна. Полезный для России реформатор, он, в то же время, был связан в молодые годы с экстремистскими и даже революционными деятелями. В 1870 году он даже привлекался к следствию по делу о студенческой кассе (дело чуть было не кончилось ссылкой). Неподтверждённые слухи о том, что Витте давал деньги на издание газеты "Искра", а также о поддержке им леворадикальной газеты "Сын отечества", надо полагать, тоже не возникли на "пустом месте". Широко известно сообщение А. А. Лопухина, бывшего директора Департамента полиции, утверждавшего, что, после смещения его в 1903 году с поста министра финансов, С. Ю. Витте предлагал совершить покушение на Николая II.

Несколько человек из его окружения косвенно обвиняли его в благотворительности политического характера. В приближённых к царю кругах циркулировали подозрения о причастности Витте к организации Всеобщей октябрьской стачки 1905 г.

Существовали подозрения и по поводу связей Витте с Троцким (Львом Бронштейном), а также с членами организованного в 1905 году Троцким и Парвусом (Гельфандом) Петербургского Совета рабочих депутатов. Во всяком случае, Витте приложил впоследствии немало усилий, чтобы смягчить решение суда по делу членов этого Совета.

В частных беседах Витте признавал "немало положительного" в идеях социализма, а также выражал почти уверенность в том, что планы лидеров социалистического движения не могут не осуществиться. О том, что Витте отмечал "высокий дух" революционеров, существуют противоречивые свидетельства.

Известны неподтверждённые сведения о том, что начальник корпуса жандармов и министр внутренних дел В. К. Плеве выявил документы о связи Витте с революционным подпольем и даже участии в подготовке покушения на императора. Сам Плеве утверждал, что Витте был масоном, и что это совершенно точно.

С. Ю. Витте был связан с попом Георгием Гапоном задолго до трагедии 9 января 1905 года. Широко известны его подозрительные контакты с Гапоном и после событий Кровавого воскресенья.

Опираясь на все вышеизложенные факты, можно выдвинуть 3 гипотезы, каждая из которых, на свой лад, способна объяснить "загадку Витте".

1. Происходя из главного (наряду с Баку) подрывного центра Ротшильдов, из Тифлиса, Витте изначально был завербован их агентами. Таким образом, вся деятельность его жизни и его политическая карьеры была посвящена целям мирового еврейского экстремизма и установлению чудовищной еврейской глобальной империи.

2. По другой гипотезе, Сергей Юльевич Витте не был изначально агентом Ротшильдов, но был ими замечен, отмечен и опекаем. Допустим, что Витте оставался патриотом России, и болел за её судьбу, но считал царский режим губительным для страны. Предположим, что его убеждения говорили ему о том, что без свержения монархического правления невозможно модернизировать русское общество и превратить страну в стабильное, мощное и экономически развитое государство. Эти убеждения и определяли его дальнейшие действия и поступки.

3. И, наконец, 3-я гипотеза: оставаясь патриотом России, Витте не был принципиальным, убеждённым и последовательным врагом царского режима, но считал либеральные реформы единственным спасением для государства. А чтобы заставить царский режим провести совершенно необходимые изменения, следовало, как он, возможно, полагал, вынудить его к этому угрозой революционного взрыва. Ещё один рычаг давления на правительство: либеральная или даже революционная печать, которую Витте мог по этой причине и поддерживать. Более гуманные порядки, более высокий уровень жизни, социальный консенсус и либеральное мышления в некоторых европейских странах Витте мог считать причиной развитой промышленности и финансово-экономического преуспевания. На тот момент он мог ещё не понимать, что ситуация в России являлась результатом происков её врагов и губителей.

И по этой гипотезе, агенты мирового еврейского сионизма наверняка заметили его в Тифлисе, взялись за его воспитание, идеологическую и психологическую обработку, но берегли для самых деликатных и сложных миссий, и потому не стали втягивать его в активное участие в революционном движении.

Чтобы Витте никогда не оказывался вне досягаемости сионистского и англо-американского влияния, ему в постель подложили 2-х женщин, агентов влияния; его постоянно "прощупывали" с помощью его кузины, Елены Блаватской.

Ещё одна немаловажная деталь: Витте был приверженцем американской экономической модели, в пику Великобритании, и "прозевал" тот момент, когда Англия и Америка стали окончательно действовать заодно.

С помощью Путилова, втянутого в акционерное общество New Russia Ltd., Витте оказывается мишенью английской разведки, прибегавшей к многообразным методам манипуляций.

Лишь после начала кровавых и трагических событий 1905 года Сергей Юльевич начинает прозревать, понимая, что либерализм превратили в Троянского Коня мирового еврейско-сионистского движения и англо-американского империализма, чтобы, "подарив" его России, внедрить в тыл противника смертельный десант. Не сама реформаторская деятельность и не сам либерализм оказались гибельными для России, но то, что за их оболочкой врагам удалось "спрятать" своих многочисленных подрывных агентов.

К сожалению, в то время невозможно было понять, что эксплуататоры-кровососы и чудовища еврейского гегемонизма втолкнули в Россию и другие страны жупел социалистического движения не для победы подлинного социализма, но, наоборот, для того, чтобы настоящий социализм никогда не победил. Социализм в версии банкиров и милитаристских вампиров еврейского разлива: это антисоциализм по существу.

Еврейское мировое сионистское движение как отдельная паразитическая структура использовала вековую террористическую практику британского империализма в качестве готового инструмента, с помощью которого стала добиваться доминирования в мире.

Сионисты замышляли с самого начала, что те же самые революционные организации и участвующие в них евреи-террористы станут костяком как будущей кровавой русской революции (с помощью которой планировался геноцид православного населения), так и кровавого захвата Палестины. И действительно, в процессе изучения истории сионизма и образования "еврейского государства" Израиль в Палестине, мы обнаружим, что отцы-основатели "еврейского государства", материализовавшегося в 1948 году, почти поголовно - выходцы из России и участники русского революционного движения.

Поддерживаемый чуть ли не исключительно лишь царской семьёй и приближёнными двух последних императоров, Витте был изолирован от элитарных кругов, что превращало его решения и тактические шаги в противоположность его полезных реформ. Как политик, он принёс много вреда, хотя как теоретик и реформатор - много пользы. И то, что реформы оказались делом рук именно таких личностей, как Витте, заведомо дискредитировало их проведение. Всё это было тонко организовано подрывной деятельностью английской разведки и мирового сионизма.

Автор реформы 17 октября 1905 года, Витте справедливо полагал, что почву для кровавого революционного террора дают реакционные (отсталые) законы (традиции, классовые отношения и сословные перегородки), но при этом ошибочно считал еврейские образованные круги и "прогрессивное духовенство" союзниками либеральных русских патриотов. Не исключено, что он был напрямую связан с руководством мирового сионистского движения и с английской разведкой, и при этом вполне искренне верил в то, что, с их помощью, сумеет сделать свирепый и реакционный царский режим более прогрессивным и человечным. Если это так, то, когда он, наконец, вполне осознал, насколько ошибался, было уже слишком поздно, и ему пришлось в дальнейшем поневоле действовать в рамках той роли, что припасли для него "кукловоды". Возможно, утверждение (в мемуарах) А. А. Лопухина, бывшего директора Департамента полиции, о том, что, отправленный в отставку, Витте уговаривал его принять участие в организации покушения на царя, не беспочвенно.

Обратим внимание на другие бросающиеся в глаза факты. Так, Витте пособлял Рубинштейну скупать российские патриотические газеты, пытавшиеся организовать сопротивление развалу страны мировым еврейским экстремизмом и захвату средств массовой информации внешними и внутренними врагами.

Солженицын, Коковцов и другие авторы указывают на то, что, когда Витте заключал в 1905-м году в Портсмуте мир с Японией, он встречался с президентом США Теодором Рузвельтом, и получил от оного письмо для Николая II. В этом письме президент утверждал, что российская сторона, якобы, нарушает один из пунктов торгового соглашения 1832 года. В соглашении оговаривалось, что каждая сторона гарантирует доступ бизнесменов из страны-партнёра. Пункт, о котором шла речь, предусматривал (в качестве исключения) ограничения лишь касательно лиц, которые (согласно официальной информации) своим приездом могут нанести государству тот или иной урон.

Рузвельт настаивал на том, что царское правительство неверно трактует этот пункт как правило, а не как исключение, и, под этим предлогом, закрывает доступ в Россию для американских евреев.

Прибыв из Соединённых Штатов в Россию, Витте вручил письмо Рузвельта Николаю II, а тот, вместо "высочайшего распоряжения", "спустил" его министру внутренних дел Булыгину. Тот намёк понял, и решение этого вопроса заблокировал. (В моей электронной библиотеке: Графъ В. Н. Коковцовъ, "Из моего прошлаго. Воспоминанiя 1903-1919 годов", Том I, издание 1933 года).

При Столыпине, одна из комиссий выработала "положительное решение", но ему "не дали хода". После убийства Столыпина, когда во главе правительства встал министр финансов В. Н. Коковцов, американских евреев продолжали не пускать в Россию.

Александр Солженицын замечает:

"Этот протест (Рузвельта) - с одной стороны, конечно, принципиальный - на практике касался, в основном, уже заметного числа российских евреев, от эмиграции получивших американское гражданство. Они снова возвращались в Россию, - часто и для революционной работы, но уже как купцы, которые не должны испытывать теперь ограничений в деятельности и местности. Этой мине предстояло взорваться несколькими годами позже... Например, Исаак Гурвич, эмигрировавший в 1889, и затем в США - активный левый марксист, один из создателей американской социал-демократической партии, - в 1905 вернулся в Россию и был избран выборщиком Государственной Думы".

В письме Коковцова Э. Д. Плеске высказывается мнение о том, что Рузвельт, передавая Витте письмо для российского императора, словесно ввёл Сергея Юльевича в курс дела.

Обратим внимание на то, что во время переговоров в качестве личного переводчика Витта (который не владел английским) к нему приставили сотрудника российского посольства в США, еврея Григория Абрамовича Виленкина, который являлся тайным агентом мирового еврейского сионизма. Кроме того, Витте навязали общение с "еврейскими американскими тузами" (как Сергей Юльевич их пренебрежительно называет). Сам он вспоминает об этом так:

"Что касается депутации еврейских тузов, являвшихся ко мне два раза в Америке говорить об еврейском вопросе... В депутации этой участвовали Шифф (кажется, так), глава финансового еврейского мира в Америке, доктор Штраус (кажется, бывший американский посол в Италии), - оба эти лица находились в очень хороших отношениях с президентом Рузвельтом (...). (Я) по убеждению доказывал им, что предоставление сразу равноправия евреям может принести им более вреда, нежели пользы. Это мое указание вызвало резкие возражения Шиффа...".

Как читатель узнает из других разделов нашей работы, после того, как еврейским экстремистам удалось (с помощью еврейской террористки Эммы Гольдман) организовать убийство американского президента Мак-Кинли, и на его место поставить своего ставленника Рузвельта (еврея по происхождению), в их руках оказались такие рычаги шантажа и давления, которые позволяли им шантажировать не только американских политиков, но целые государства. Примером такого шантажа как раз и является навязывание себя и своих требований еврейской делегацией, пожаловавшей к Витте.

Якоб Шифф считался "правой рукой" Ротшильдов, своей главной задачей поставивших установление еврейской финансово-экономической гегемонии в мире и созданию в Палестине "еврейского государства" Израиль.

Я отыскал отчёты о визите Витте в Соединённых Штаты на страницах американских газет 1905 года. Суммирую пересказ о состоявшемся между Витте и Шиффом разговоре, так, как он освещается в американской печати. Шифф: Россия должна немедленно предоставить живущим на её территории евреям полные и равные права. Витте: мы могли бы это сделать лишь с условием, что американские евреи убедят русских евреев не принимать участия в революционных организациях. Шифф: мы, американские евреи, как и русские евреи, не верим, что царское правительство способно предоставить евреям равные права и гарантировать их, и поэтому мы за революцию.

Вот такая зловещая, беспрецедентная наглость. Выставляя царскому правительству свои требования, Яков Шифф одновременно угрожает ему гибелью, и, более того, обещает царский режим погубить!

С другой стороны, осведомлённые о тайно заключённом между российским императором Николаем и его кузеном, прусским императором Вильгельмом, военном договоре, евреи-экстремисты, союзники Англии и (после убийства Мак-Кинли) Соединённых Штатов, не могли не бросить России кость в виде помощи с приемлемым для России мирным договором. Именно поэтому в Портсмуте были заключены выгодные для царского режима соглашения с Японией, которая никогда бы на них не согласилась, если бы не английское и американское давление. Ведь перспектива русско-германского союза до смерти перепугала и английский империализм, и еврейскую потомственную знать.

Действительно, вернувшись из поездки в Америку, Витте приложил все силы для того, чтобы договор между Николаем и Вильгельмом так и не стал официальным межгосударственным договором. Очевидно, Витте пообещал это американцам и американским евреям, в обмен на выгодное мирное соглашение с Японией. И ключевым фактором в этой сделке стало англо-американское финансовое давление на Японию и отказ ей в кредитах еврейских банкиров.

А это смогло быть реализовано лишь после организованной сионистским агентом Виленкиным 14 августа 1905 года встречи Витте с еврейскими финансистами в Америке. Вдумаемся в этот факт. Мирные переговоры в Портсмуте в самом разгаре. Дипломатическая дуэль России с Японией требует максимального напряжения всех физических и умственных сил Сергея Витте, а тут он вдруг "отвлекается" на какую-то "встречу" с евреями. Вот что, кроме других обстоятельств, выдаёт её чрезвычайную экстренность и важность. На ней присутствовали Сергей Юльевич Витте, Григорий Абрамович Виленкин (коммерческий агент при российском посольстве), предок моих дальних родственников, посол России в США барон Роман Романович фон Розен, и банкиры Я. Шифф, О. Штраус, А. Левинсон, И. Зелигман и А. Краус.

Яков Шифф, А. Краус и И. Зеликман (Зелигман) были членами масонской еврейской ложи Бней Брит и другой масонской организации - "Великой Ложи".

Япония, не получив займов и не имея (поэтому) возможности на продолжение войны, отказалась от требования военной контрибуции и южной части острова Сахалин. 29 августа 1905 года Витте добился большего, чем вся российская армия на полях сражений. Но какой ценой!

Отказ от военно-политического договора с Германией и от ограничительных правил деятельности евреев в России был равносилен повороту спиной к убийце и предоставлению ему возможности всадить в сердце российского государства нож еврейской революции.

Как только "личный" военно-политический договор между Николаем и Вильгельмом был аннулирован (см. подробно об этом договоре в одном из следующих разделов), Яков Шифф и его банда еврейских банкиров снова стали душить Россию отказом в кредитах.

Но стоило лишь царскому режиму пасть в 1917-м году, как тут же отношение еврейских банкиров радикально поменялось. Шифф заявил, что для евреев всего мира революция в России явилась "почти чудом, чуть ли не более значительным событием, чем выход наших предков из египетского плена". Александра Керенского Шифф назвал "почти братом" (см. в разделе о Керенском, почему), и обеспечил Временному правительству огромную финансовую помощь, поддержав его "военный заём", или "Заём Керенского".

Общение Сергея Витте на высшем уровне с англо-саксонскими высшими лицами и его особое положение в российской и международной политике делало его как бы равным лидерам ведущих стран мира, и, таким образом, их равноправным партнёром. Поэтому, если он сознательно выполнял задания иностранных государств, то его роль в уничтожении России была громадной.

Возможно, связь Витте с Георгием Гапоном была заведомо предрешена и обусловлена, и являлась одной из тактических уловок чьей-то тонкой игры. И передача Сергеем Юльевичем для попа упомянутых 30-ти тысяч вполне возможна и правдоподобна.



3. АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ НЕССЕЛЬРОДЕ

Дедом Анатолия Дмитриевича был Karl Robert von Nesselrode, известный в России как Карл Васильевич Нессельроде, сын Максимилиана-Юлия-Вильгельма-Карла, который служил в Австрии, Голландии, Франции, Пруссии и в России. Мать Карла Васильевича была еврейкой, обращённой в протестантскую (кальвинистскую) веру. Вероятно, еврейский контроль над этой династией никогда не прекращался, и те, кто контролировал её, только ждали, когда подвернётся действительно серьёзный случай для использования "внедрённых" при русском дворе немецких аристократов.

Карл Васильевич занимал пост министра иностранных дел Российской империи дольше, чем кто бы то ни был в истории страны; он находился на этом посту при 3-х императорах: Александре I, Николае I и Александре II. И, хотя он искреннее желал видеть империю сильной и могущественной мировой державой, и сделал много полезного и хорошего для России, общий вектор его деятельности принёс больше вреда, чем пользы. Он был последователем Екатерины II, и, так же, как эта императрица (ставленница Лондона и реакционных кругов германских Пруссии и Саксонии на русском троне), ненавидел Польшу, Литву и Беларусь, а также Францию. Его антифранцузская политика оказала медвежью услугу России, которая, вместо того, чтобы "дружить с Наполеоном против" Англии и прусско-саксонской протофашистской (проанглийской) аристократии, была втянута в кровопролитную и разрушительную войну с Бонапартом, от которой окончательно так и не оправилась.

Кутузов категорически возражал против развития наступления на позиции Наполеона на территории Германии, и советовал "остановиться". Он понимал, что русская военная кампания в Германии и Франции восстановит против России немцев и французов, и что Германия, вместо того, чтобы благодарить за освобождение от наполеоновской оккупации, затаит зло. Кутузов предвидел, что полное падение Наполеона будет на руку только англичанам, открыв дорогу их мировой империи и сделав её непобедимо могущественной. Влияние Кутузова и придворных, разделявших мнение великого полководца, на императора было значительным, и эта точка зрения могла победить, если бы не... Если бы не Карл Нессельроде, который смог убедить Александра продолжать войну "до победного конца". Понадобилось ещё полвека, чтобы понять: совет Нессельроде сослужил плохую службу.

Из-за неверного генерального курса политики Россия оказалась втянутой в так называемый Тройственный Союз (Россия, Пруссия, Австрия). Союз 3-х монархий явился следствием коварно устроенной английским империализмом паники глобального распространения французской революции. Но ведь это сама Англия организовала так называемую Великую Французскую революцию, с целью вырезать все аристократические национальные элиты. При этом английские клоуны изображали "мочеиспускательный" испуг, вопя об угрозе всем монархам и аристократам от рук революционной тирании. Сами они находились в полной безопасности на своих островах, под охраной самого сильного в мире флота, и держали в собственных руках пульт от своего рукотворного революционного пугала.

Не случайно Россия, Пруссия и Австрия поначалу не приняли Англию в свой союз, понимая, что английская монархия "какая-то "не такая", и что ей в их союзе не место. Просмотрев на немецком языке мемуары 2-х германских дипломатов того времени, я наткнулся на место, где сказано, что державная элита 3-х союзных государств поначалу даже не до конца "сообразила", каким образом в Тройственном Союзе оказался 4-й член - Англия, - и что она вообще там делает.

Так сам тайный злоумышленник оказался в союзе тех, против кого плёл свои козни. С этого момента трагические для России и для всего мира ужасные события стали нарастать, и продолжают нарастать до сих пор, хотя прошло уже более 2-х веков.

"Ненароком" именно Карл Нессельроде участвовал во всех крупнейших дипломатических мероприятиях Тройственного Союза, неоднократно ездил в Вену и другие города, где проходили форумы союзников...

Пугало Великой Французской революции, устроенной самой Англией, нужно было ей не только для перехода к наиболее кровавым и жутким методам британской политики глобального терроризма, но и для того, чтобы, устрашённые ею европейские монархи отказались от совершенно необходимых реформ. У себя Англия "бесстрашно" проводила такие реформы, потому что именно она стояла за всей подрывной деятельностью революционных бандитов на европейском континенте.

Реформы позволили Великобритании модернизировать свою промышленность, финансы и общественно-политическую инфраструктуру, в соответствии с требованиями эпохи. Для того же, чтобы другие страны оставались отсталыми, и не смогли Англию "догнать" и "перегнать", нужно было запугать их мнимой связью между даже самыми умеренными переменами - и наступлением революций. Тем самым Англия дискредитировала жизненно важную эволюцию, а если кто-то в мире осмеливался на неё, пыталась либо торпедировать эти усилия, либо спровоцировать радикальные перемены вместо умеренных, чтобы провалить саму идею. Именно тогда изо всех щелей повылезали махровые реакционеры, представлявшие любую положительную идею "революционным мятежом", и любое стремление обуздать зажравшихся казнокрадов и взяточников "антигосударственной" акцией.

Канцлер Нессельроде и был одним из тех российских ретроградов, которые застопорили развитие страны недопущением остро необходимых реформ, и, в частности, отмены крепостного права. Если бы крепостное право было смягчено, либо отменено в его эпоху, и по другой схеме (что ТОГДА было возможно), возможно, не случилось бы того, что случилось.

Сын Нессельроде, Дмитрий Карлович, служил секретарём российского посольства в Константинополе, имел чин обер-гофмейстера императорского двора и статского советника. В 1847 году женился на Лидии Арсеньевне Закревской (дочери графа Арсения Андреевича Закревского - министра внутренних дел в 1828-1831 годах, - и А. Ф. Закревской). Лидия Арсеньевна вскоре бросила мужа и сына, укатила в Париж, где в 1859 году, не заботясь о разводе с Нессельроде, стала женой князя Д. В. Друцкого-Соколинского. По определению св. Синода, брак Закревской-Несельроде с князем Друцким-Соколинским признан недействительным и незаконным.

Я уже писал о том, что барон Владимир Александрович Поссе приходился дедушкой моему родственнику, Владимиру Сергеевичу.

Среди бумаг барона Владимира Александровича Поссе находилось письмо княгини Лидии Леонидовны Васильчиковой-Вяземской, возможно, адресованное ему самому. Помимо прочего, в этом письме идёт речь о семье фон Нессельроде. Лидия Леонидовна, вспоминая о неудачном браке Дмитрия Карловича, неожиданно пишет, что "бегство" Лидии Закревской в Париж было подстроено с дальним прицелом, чтобы в дальнейшем использовать эту семейную историю для манипуляции сыном Дмитрия Карловича. Действительно, эта тень на биографии Анатолия фон Нессельроде, и, возможно, связанная с ней психическая травма делали его более удобной мишенью манипуляций.

А. Д. Нессельроде (1853 года рождения), получил не только русское, но и немецкое воспитание, закончил немецкий Гейдельбергский университет (1872), получив степень доктора юриспруденции. Служил в Министерстве юстиции, затем в Министерстве финансов, затем в Министерстве иностранных дел, потом вышел в отставку.

Служба (с 21 ноября 1872 года) - сразу после университета - кандидатом на судебные должности при прокуроре Санкт-Петербургского окружного суда открывала тайны высшего света, вплоть до императорского двора. 27 декабря 1873 года произведён в коллежские регистраторы. 17 апреля 1877 года он уже камер-юнкер двора Его Величества. В 1878 году поднялся до товарища (заместителя) прокурора Петербургского окружного суда. В 1880 году - при начальнике распорядительной комиссии, чуть позже при ревизии Саратовской и Самарской губерний. В 1883 году - на службе в министерстве финансов; в 1887 - в министерстве иностранных дел. В 1888 году - коллежский асессор (с сохранением придворного звания), потом - надворный советник.

И тут надо вспомнить о том, что право, МИД и финансы: 3 главные области, которые больше всего интересуют международный банкирский кагал и глобально организованное движение еврейских экстремистов. Через министерство финансов Анатолий Дмитриевич вышел на контакты со всеми главными "действующими лицами", организаторами будущей трагедии в Петербурге 9 января 1905 года, включая банкиров Якова Шиффа, Эдмонда Ротшильда, Бернарда Баруха, Куна, Гуковского, Варбургов, и т.д.

Формально Анатолий Дмитриевич вышел в отставку в 1889 году, чтобы войти во владение баснословным наследством своего отца, здоровье которого резко ухудшалось с каждым днём. Наследство, действительно, было сказочное.

Анатолию Дмитриевичу фон Нессельроде досталось от отца несколько земельных владений, ряд домов, акции нескольких предприятий, поместье Царевщина Вольского уезда (в 140 км от Саратова; в дальнейшем Балтайский район). Одно лишь это поместье было сказочным богатством. В 1890-м году А. Д. фон Нессельроде уже зарегистрирован как его очередной владелец. Царевщиной имение названо в 1723 году, после того, как подарено царём князю Скавронскому (см. мою 3-хтысячестраничную работу "Бобруйск", значительная часть которой - о Великом княжестве Литовском). Карл Васильевич фон Нессельроде купил его у вдовы А. Вяземского - бывшего генерал-губернатора Саратовской губернии (1820-е годы).

Это было громадное владение, с лесом и пахотной землёй. Сказочные места; огромный прекрасный парк с дорожками, беседками, "буддийской" пагодой, затейливыми скамейками - произведением искусства, скульптурами (наличие которых большинством исследователей ошибочно отрицается), "архитектурно организованными" деревьями, кустами и другими растениями, прудами с белыми лебедями, зимними и летними павильонами, шикарными "горбатыми" мостиками через речку Алай; фруктовый сад на другом берегу Алая, с яблонями, грушами, ягодами; обширная оранжерея, где круглый год созревали всякие овощи и даже плодоносили абрикосовые, миндалевые и персиковые деревья; добротный помещичий дом - настоящий дворец с колоннами, каменной широкой лестницей, террасой, "выгнутым" большим балконом с ажурными чугунными перилами, пристройками, дополнительными сооружениями, пристроенными к задней части дома... Владение, достойное царей!

Во дворце - буквально "царская" мебель из самых дорогих пород дерева, изготовленная знаменитыми мастерами; камины и печи, украшенные цветными изразцами самой дорогой работы; выложенные художественными плитками полы; и многие другие чудеса.

Помимо самой Царевщины, Анатолий Дмитриевич фон Нессельроде имел бесценные уникальные коллекции, равных которым не имели даже монархи. 1 или 2 из этих коллекций начал собирать ещё его отец. Это, в первую очередь, огромная картинная галерея - собрание произведений живописи и графики великих мастеров. Одна лишь эта коллекция оценивалась в огромное состояние, как и невероятно огромная библиотека из 40 тысяч томов (у Льва Толстого в Ясной Поляне насчитывалось "всего" 25 тысяч книг). Особенностью библиотеки Нессельроде являлось то, что у них хранились книги и манускрипты VI - XVII веков, среди которых были такие, что оценивались в десятки тысяч царских рублей. Огромную ценность представляла собой и богатейшая коллекция старинного оружия, самая богатая в России. Нессельроде владели также собранием хрусталя, старинного фарфора, предметов прикладного искусства, и т.д.

Добавим сюда животноводческую и птицеводческую фермы; обширный конный двор, где размещались выстроенные с особым шиком "царские" конюшни, каретницкая и кузница, и где насчитывалось чуть ли не 2 сотни лошадей, среди которых были лошади самых дорогих пород, такие, как орловские рысаки, мощные французские першероны, чистокровные арабские скакуны, и другие.

В поместье: громадный белокаменный собор (церковь) с высокой колокольней, 2-мя престолами, богатейшими иконостасами, икона Воскресения Спасителя великой ценности. Графам Нессельроде принадлежали тут 2 винокуренных завода и стекольная фабрика, мельница, почти законченная железнодорожная ветка со станцией в Царевщине.

До бегства из России А. Д. Нессельроде был Вольским уездным предводителем дворянства и гласным Саратовской городской думы.

Как же так вышло, что Анатолий Дмитриевич, не меньше отца и деда любивший Россию, "души не чаявший" в своём поместье, готовый жизнь отдать за свои коллекции, горячо заботившийся о крестьянах (как ни один другой помещик), для которых открыл больницы, клубы и школы, и добился, чтобы народ во всей округе был поголовно грамотным, - сыграл одну из ключевых ролей в кровавых событиях 9 января 1905 года, фактически поддержав попытку государственного переворота, поддерживал преступные организации губителей России морально и материально, и, в итоге, бежал во Францию, бросив свои несметные сокровища чуть ли не на произвол судьбы?

Это оказалось возможным только потому, что эта трагическая фигура столкнулась с такой сатанинской силой и таким изощрённым коварством, противостоять которым было выше человеческих сил.

Это оказалось возможным только потому, что Нессельроде был посвящён в такие тайны, какие были известны крайне узкому кругу людей, и, с помощью посвящения в эти тайны, ему показали (как в сказочном "волшебном блюдце"), что будет с Россией через 13 лет. Его убедили, что Россия обречена на разрушение, и что к власти приведут шайку грабителей, бандитов и мошенников, во главе с такими громилами, как Троцкий и Ленин, и что предотвратить этот план не сможет никто. И, главное, его смогли убедить в том, что во всём виноват насквозь коррумпированный, несправедливый, жестокий до крайней бесчеловечности, отсталый, реакционный царский режим.

Что стал бы делать на его месте даже самый большой патриот, если бы знал абсолютно точно, что при малейшем намерении "сдать" эти секретные сведения - будет дискредитирован или убит? А если бы даже успел рассказать, кто этому поверит? Выступление в печати назвали бы бредом сумасшедшего. Сообщить приватно в частной беседе на высшем государственном уровне? Но кому сообщить, если в окружении царя: английские шпионы и агенты мирового еврейско-сионистского движения "через одного"? Рассказать самому царю?

Вот такая дилемма могла стоять и перед Витте, и перед Нессельроде.

Разумеется, всё это их ни в коей мере не оправдывает. Эти рассуждения-допущения приведены лишь для описания в общих чертах гипотезы о возможных методах и методиках, с помощью которых по сей день ключевых политиков те же самые силы загоняют в угол.

Единственный "не закрытый" путь действий, по логике вещей, оставался у таких, как Витте и Нессельроде, в уповании на вероятность как-то "перевоспитать" подготовленных для съедения России каннибалов, пытаясь их "очеловечить" через революционную печать. Параллельно, такие деятели, как Витте и Нессельроде, могли питать надежду на то, что, чем быстрее падёт царский режим, тем больше шансов, что до губителей страны власть не дойдёт, а попадёт в руки "ответственных" и "компетентных" либералов.

Какая наивность!

Царский режим был не более "прогнившим", чем другие режимы. У Британской монархии, стоявшей за террористической войной против России, были свои, не менее страшные язвы. Ни один режим в Европе не устоял против аналогичной 9-му января 1905 года попытки государственного переворота, кроме режима Николая II.

Не обошлось тут и без "психотронного оружия": эзотерического, метафизического воздействия со стороны масонов, раввинов-колдунов и разведок. И это воздействие не обошлось, как и у Витте, без "еврейской составляющей". У Витте: "по линии" его еврейских жён; у Нессельроде: "по линии" прабабушки-еврейки, по которой раввинами он мог считаться евреем. На Витте оказывала воздействие его близкая родственница, легендарная "ведьма" Елена Блаватская. На Нессельроде оказывало воздействие его еврейское окружение.

Но, разумеется, идейно-идеологической и психологической обработкой фон Нессельроде давление на него не исчерпывалось. Его могли загнать в угол и по линии масонской ложи, и угрозой опалы и тюрьмы, и подрыва здоровья...

Можно предположить, что Анатолий Дмитриевич фон Нессельроде вышел в отставку вовсе не только ради наследства и поместья, но и ради каких-то других целей, какими могла быть закулисная политическая деятельность на стороне заговорщиков.

С 1896 по 1902 год Департамент полиции выпустил несколько представлений по поводу антигосударственных публичных выступлений и подстрекательских высказываний графа А. Д. фон Нессельроде.

К примеру, в декабре 1899 года, будучи Вольским уездным предводителем дворянства и гласным Саратовской городской думы, он обнародовал своё письменное обращение к Саратовскому губернскому дворянскому собранию, подчёркивая, что настало время отказаться от сословных перегородок и продвигая мысль (по мнению полиции) "чуть не об учреждении Земского собора". В рапорте жандармского полковника Иванова высказывается предположение, что "вышеупомянутая записка составлена не графом, а другими лицами". Этими лицами могли быть, "по агентурным указаниям", присяжный поверенный Самуил Еремеевич Кальманович, и кандидат-юрист (выходец из крестьян Смоленской губернии, имевший еврейские корни) Николай Иванович Ракитников.

Иными словами, в этой истории виден явный "еврейский след".

Н. И. Ракитников (1864 - 1938) был видным эсером, и с 1897 года входил в состав той группы этой террористической организации, которая с конца 1901 года фактически являлась её главным руководящим органом ( de facto ЦК партии).

Широко известно о том, что А. Д. фон Нессельроде финансировал газету "Искра", по поводу чего был составлен специальный рапорт руководству Департамента Полиции.

В начале 1906 года у Департамента полиции появились сведения о том, что А. Д. Нессельроде был одним из спонсоров партии эсеров.

Через пару лет Анатолий Дмитриевич демонстративно отказался от придворного звания, позже и от российского подданства, и фактически бежал во Францию. В Париже он отошёл от какой бы то ни было политической деятельности, сосредоточился на публицистическом и литературном творчестве, сошёлся с молодой француженкой, которая быстро промотала его всё ещё немалые богатства, и наложила, как говорится лапу на его личную свободу и права, оставив ему единственное право выгуливать собачку (хорошо ещё, что не сдала в богадельню). Тем не менее, Анатолий Дмитриевич дожил до преклонного возраста, и скончался, когда ему было уже под 80.

Даже учитывая все его заслуги перед Россией, нельзя не согласиться с тем, что и он, как его дед, всё же принёс больше вреда. В тот исторический период, когда совершенно насущными были либеральные реформы, его дед стоял на их пути. А в период Первой Русской революции, когда реформы - для сохранения страны - могли проводиться только "сверху", он открывал ворота крепости врагу: "реформам" (т.е. революционной разрушительной стихии) "снизу".

И, всё же, ущерб, причинённый им России, вовсе не исчерпывается его высказываниями и публичными заявлениями, и даже финансированием террористических организаций и газет.

Несоизмеримо больший ущерб связан с теми высшими государственными секретами, которые были известны Анатолию Дмитриевичу фон Нессельроде, и с его влиянием, как члена самого близкого окружения императора, на внешнюю и внутреннюю политику страны.

И тут вскрывается один крайне малоизвестный факт, а точнее: членство Нессельроде в особом клубе российской политической власти, образованном при одном акционерном обществе. Эти история снова связана с английской разведкой и с деятельностью в России Джона Хьюза, британского подданного.

В 1869 году отцу Анатолия Дмитриевича, графу Дмитрию Нессерольде, чиновнику Министерства иностранных дел и сыну бывшего канцлера Российской империи, высочайшим волеизъявлением было позволено приобрести 40 акций Новороссийского сталелитейного общества. После смерти отца эти акции перешли к сыну, Анатолию Дмитриевичу, вместе со своего рода членством в "клубе" (до 1909 года).

Вернёмся к выше упомянутому письму княгини Вяземской (Васильчиковой).


К СОДЕРЖАНИЮ








Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

11-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 2)

4. О "РУССКОМ" ЗАВОДЧИКЕ
ДЖОНЕ ХЬЮЗЕ
И БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКЕ.






КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД



4. О "РУССКОМ" ЗАВОДЧИКЕ
        ДЖОНЕ ХЬЮЗЕ
И БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКЕ


В мутной истории с фон Нессельродами всплывает ещё один генератор еврейской террористической войны против России, Екатеринослав. Этот город находился, как и большинство главных центров антирусской войны (кроме Минска, Бобруйска, Батума, Баку и Тифлиса), на территории Новороссии, в теперешней Донецкой области. По утверждению княгини Васильчиковой-Вяземской, там существовал эксклюзивный "клуб" российской державной элиты, в который входили наиболее приближённые к императорской семье династии. Этим "клубом власти" было финансово-промышленное Новороссийское общество каменноугольного, железного, стального и рельсового производства (New Russia Company Limited), с предприятиями, большинство из которых находилось в местечке Юзовка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии.

История этого общества такова.

Брат царя (Александра II), Великий князь Константин Николаевич Романов, привлёк к работам по укреплению фортов морской крепости Кронштадт под Санкт-Петербургом некого англичанина, которого сделал основателем Новороссийского общества. Княгиня Лидия Леонидовна сообщает, что оно стало в дальнейшем закрытым клубом российской державной элиты, каждый член которого обладал огромным влиянием на внутреннюю и внешнюю политику России.

Но кто посоветовал Константину Романову обратиться за помощью к Англии, и поручить выполнение кронштадтских работ лондонской фирме? Не кто иной, как Дмитрий Карлович Нессельроде! Более того, Дмитрий Карлович был лично знаком с "англичанином" ещё до привлечения последнего к укреплению кронштадтских фортов. Не случайно имя Нессельроде появилось среди акционеров общества одним из первых, в июле 1869 года (месяц регистрации акционерного общества). Нессельроде "вышел" на английского инженера через связи по линии министерства финансов (т.е., надо понимать, через "еврейские" связи!). Роль российского МИДа как важного звена в осуществлении проекта Великого князя Константина Романова и английского инженера невозможно преувеличить. А Нессельроде как раз и служил важным чиновников МИДа, и, значит, очень нужен был обоим вышеупомянутым.

Как утверждает княгиня, среди акционеров этого закрытого "клуба" (членами которого становились только "нужные" люди) были, через фиктивных посредников или под собственными именами, еврейские финансовые бароны Заки, Ротшильды, Баринги, Гирши, Куны, Варбурги, Шиффы и Барухи, видные военные деятели Великобритании, британские военные инженеры, и даже члены британского парламента. "Теневой" фигурой этого общества являлась сама английская королева. С российской стороны, акциями общества владели, в первую очередь, члены царской семьи, а также все "серые кардиналы" российской политики (такие, как династия Нессельроде). Лидия Леонидовна была уверена в том, что князь Сергей Викторович Кочубей (с братом Михаилом занимавшийся основанием Акционерных обществ) вынужден был продать в 1869 году концессию англичанину не потому, что оказался незадачливым предпринимателем, а потому, что русская и английская монархические династии вынудили его сделать это.

[Из других источников (и, в частности, из архива моего непрямого дальнего родственника, знаменитого инженера-мостостроителя Полякова), проясняется, что князь Сергей Викторович не смирился с потерей концессии, и обратился в британский суд, сделав своим поверенным лицом кого-то из высокородных французов. Его негодование вызвали и привилегии, которые получил расположенный неподалеку еврейский "штэтл", в связи с личными хлопотами английского основателя Юзовки (Донецка), в то время как казацкое местечко Александровка было буквально проглочено растущим промышленным гигантом. Казаки фактически пошли по миру с сумой, лишившись своих домов или распродавая их за гроши. (Забегая вперёд, заметим, что, возможно, поверенным лицом Кочубея был кто-то из династии французских монархов, а именно: граф Шамброк, последний представитель династии Бурбонов - французских королей; в Бристоле (Англия) как-то разбирался иск графа к Новороссийскому Акционерному обществу)].

[Напомним, что точно так же действовала ставленница Англии и германской Саксонии на российском престоле, Екатерина II, считавшая "за людей" евреев, и не считавшая "за людей" белорусов и других славян. Когда в конце XVIII - начале XIX века Екатерине достались от Петра и в результате её собственных захватнических кампаний части Речи Посполитой (Великого княжества Литовского и Польши), с густым еврейским населением, императрица во-первых, гарантировала евреям право на ничем не ограниченное вероисповедание еврейской религии и владение собственностью, и, во-вторых, "совершенно их под державою своей усыновляя", поклялась наделить всеми другими "правами, вольностями и преимуществами, каковыми древние... подданные пользуются".]

Лидия Леонидовна Вяземская (Васильчикова) также сообщает, что многие акционеры New Russia Co. Ltd. имели в своём владении (или через подставных лиц) "дачи" близ Елисаветграда. Надо думать, именно там решались (в процессе неформального общения) все вопросы внутренней и внешней государственной политики. Вряд ли стоит сомневаться в том, что, через этот "клуб", покрывалось взяточничество и казнокрадство, получались привилегии, регалии, титулы и эксклюзивные концессии.

Эта информация окончательно расставляет все точки над "i" в загадке таинственной роли Елисаветграда как главного генератора международной террористической войны против русского государства. Имея тесно связанные между собой 2 земледельческие колонии - еврейскую и немецкую, "опекунов" еврейской колонии в лице зарубежных еврейских финансовых баронов Гиршей и Ротшильдов, "дачи" членов британского парламента и английских военных (имевших отношение и к английской разведке), и железную дорогу, администраторами которой стали российские чиновники немецкого происхождения (Витте, Герн, Ливен), Елисаветград соединил все части антирусского заговора. Не случайно оттуда родом такое число революционных бандитов, и там "осела" ось координации действий всех террористических организаций (эсеров, РСДРП, Бунда, и т.п.) со стороны мирового сионистского движения.

Поиск в моих личных электронных собраниях увенчался успехом: нашлись материалы из российских и британских архивов. Из них проясняется следующее.

Оказывается, российское государство действительно подписало контракт с князем Сергеем Викторовичем Кочубеем, который обязался построить в Екатеринославской губернии завод по производству железных рельсов. Однако в 1869 году Кочубей неожиданно продаёт концессию валлийскому англичанину Джону Хьюзу (Юзу) всего лишь за 24 тысячи фунтов стерлингов. Информация о том, что он, якобы, получил в придачу 980 акций на 240 тысяч рублей и место почётного директора новосозданного общества New Russia Co. Ltd., скорей всего, выдумка. Хьюз (Юз) был родственником знаменитого американского капитана Аткинса Хьюза (Юза), а это о многом говорит.

Джон Хьюз также мог иметь родственные связи с семьёй Хьюзов-Халлетов, династией морских офицеров, среди которых были даже адмиралы и высокопоставленные политики.

Основанный Хьюзом (Юзом) рабочий городок назван в честь него самого Юзовкой. Из Юзовки развился постепенно весь Донецкий регион, а на месте Юзовки - город Донецк (Сталино). Случайно ли псевдоним И. В. Джугашвили (Сталина), помимо других еврейско-английских связей, также идентичен "городу стали" английского разлива?  

За Джоном Хьюзом (Юзом) стоял не кто иной, как Великий князь Константин Николаевич Романов (родной брат императора Александра II), который, согласно энциклопедиям, занимал высокие и важные посты председателя Государственного совета, управляющего флотом и морским ведомством на правах министра (в чине адмирала), и т.д. Константин Николаевич фактически являлся негласным партнёром Хьюза (Юза).

По "легенде", считается, что Великий князь Константин Николаевич Романов познакомился с Джоном Хьюзом (Юзом), когда последний был приглашён для проектирования работ по укреплению фортов Кронштадта. На самом деле, Хьюз (Юз) был представлен Великому князю во время его поездки в Уэлс (Валлию), в город Dowlais. Хьюз был инженером, как и его отец, и оба - связаны с военным ведомством Великобритании. Так, Хьюз-сын занимал одно время должность суперинтенданта военного порта. Целью поездки Великого князя как раз и являлось получение помощи от Англии в деле расширения и развития российской промышленности.

Через 5 лет негласным членом общества становится сам царь (Александр II), а через 10 лет в списках акционеров (уже официально!) значится сын царя, Алексей Александрович Романов. Алексей Александрович тоже занимал очень высокие государственные посты. Он генерал-адмирал, генерал-адъютант, член Государственного совета (с января 1881), Главный начальник флота и морского ведомства (с мая 1881), член кабинета министров (с 1883).

Можно ли считать всё это "случайностью", учитывая, что женой Великого князя Сергея Александровича (московского губернатора, брата Александра III) была английская принцесса Гессенская и Дармштатская (внучка королевы Виктории), а женой Николая II стала её сестра Алиса!

Сын английской королевы Виктории, герцог Альфред Эдинбургский и Саксен-Кобург-Готский, с 11 (22) января 1874 года был женат на великой княгине Марии Александровне, дочери императора Александра II. (26 января 1874 года Александр II приказал переименовать броненосный крейсер "Александр Невский" в "Герцог Эдинбургский").

У себя на родине Джон Хьюз, после переезда в Ньюпорт, в основном прославился как инженер-конструктор, изобретатель бесчисленных оружейных патентов, многие из которых связаны с морским делом. В возрасте 28 лет он уже был владельцем собственной верфи (судостроительного завода), пристани и небольшого порта. Не секрет, что он выполнял заказы военных ведомств. В архиве Норвуда (где и похоронен Джон Хьюз), а также в 2-х валлийских архивах, отыскались документы, подтверждающие еврейское происхождение матери Джона Хьюза. В Ньюпорте он женился на Елизавете Льюис (Леви), имевшей еврейские корни, а его сыновья породнились с другими еврейскими родами Гиршфильдами, Пташинскими, и пр.

В 1850-х Хьюз переезжает в Лондон, где становится во главе крупной судостроительной компании, которая в основном работала на британское Адмиралтейство (т.е. выполняла военные заказы). Он становится прославленным менеджером и инженером, известным во всём мире. В 1864 году он изобрёл пушечный лафет, для использования в арсенале военно-морских сил, принятый на вооружение британским Королевским военным флотом.

После того, как его компания получила заказ на выполнение ряда проектов, связанных с реконструкцией крепостных укреплений Кронштадта, Джон Хьюз неожиданно принимает предложение от Великого князя Константина Николаевича Романова, и основывает в глухой степи на юге России металлургический завод.

Можно ли поверить в то, что такой прославленный инженер и предприниматель, как Хьюз, в 55 лет добровольно бросит свою любимую работу, покинет привычную среду, и уедет из Лондона в дикую степь "поднимать целину"?

Разумеется, он сделал это отнюдь не добровольно. Всей своей блестящей карьере он был обязан британскому военному ведомству, и, в частности, королевскому военному флоту. Он не только получал заказы от армии, но был военным агентом и агентом британской военно-морской разведки. Ему приказали - и он не посмел ослушаться.

А вот что предшествовало всей этой истории. Её предысторией можно считать предложение клана английских банкиров еврейского происхождения Барингов закупать в России дешёвую сталь для промышленного использования в Англии и на экспорт (19 мая 1831 года). Затем следует ссуда Барингов, выданная еврейскому предпринимателю, барону Стейглицу (Stieglitz), в том же году получившему монополию на сталелитейное производство в России. Баринги сотрудничали с еврейским банкиром из Гамбурга, Соломоном Хейном (Soloman Heine). Главный смысл состоял в том, чтобы производить дешёвую сталь в России (где труд рабочих оплачивался ниже, чем в Европе, и стоимость перевозок и материалов была также ниже), и продавать её втридорога в Америку. Баринги также стали представителями в Лондоне российского императорского банка.

Баринги и другие английские банкиры, предприниматели, инженеры, политики, специалисты, даже простые рабочие, и т.д., были массово вовлечены в строительство железных дорог и предприятий в России, которые финансировались в основном из Англии. Российское морское и речное пароходство, многие отрасли промышленного производства, и даже военная промышленность были охвачены контрактами и сотрудничеством с Великобританией. И вот, как только англичане и американцы толпами повалили в Россию, началась кровавая и необъявленная террористическая война против русского государства. Резкое усиление этой войны прямо пропорционально увеличению роли и объёма сношений с Англией и Америкой.

Века немецкого и французского влияния только делали Россию сильней, дали ей немало государственных деятелей, полководцев, крупных деятелей культуры и науки. Но стоило придти англичанам, и кровь полилась рекой. Русская кровь. Неужели народы мира не усвоили уроков истории, не осознали, что Англия никогда не ведёт честную игру, что никаких моральных препятствий, когда речь идёт о её геополитических целях, для неё не существует?

В архиве Барингов, копии основных документов которого имеются в моём электронном архиве, имеется "ящик", озаглавленный "1903, London: Letters from Mieczyslaw Rutkowsky of the Imperial Russian Financial Agency in London to Barings".

Мечыслав Рутковский, который, вероятно, был польским банкиром еврейского происхождения, выдвинул идею поставить Россию в зависимость от еврейского банковского капитала под контролем Великобритании. Будучи представителем имперского русского финансового агентства в Лондоне в банковских делах с Барингами, он фактически действовал против интересов России, хотя, не исключено, пытался таким образом выбить необходимые для России ссуды.

Ситуация была такова, что (как и сегодня) не только Россия, но все страны мира попали в полную зависимость от банковского капитала, и никакое развитие без ссуд и займов не предусматривалось. Чтобы обойти этот порочный круг, требовалось выступить против всего мирового экономического сообщества, что для русского государства в ту пору вряд ли было возможно. Но, если страны Запада пусть грабил, эксплуатировал и гноил банковский капитал, всё же, не пытался "угробить", то против России на рубеже 1900-х годов уже существовал заговор. Этот заговор международного банкирского кагала нашёл отражение в тысячах документов, и один из самых ярких примеров: 3 документа в архиве Барингов 1905 года, обозначенных 10.67.

Тут говорится о том, что с конца 1904 года велись переговоры между правительством России и международным синдикатом банкиров о ссуде в 50 миллионов фунтов стерлингов с 89.25, под комиссионные в 3.875; по 4 миллиона фунтов стерлингов выдавали банкиры в Лондоне и Нью-Йорке. На переговорах в России присутствовал лорд Ревельсток. Россия настаивала на лучших условиях ссуды. И вот, в разгар этих переговоров, вдруг "случилось" Кровавое Воскресенье 9 января 1905 года, за чем последовали забастовки и другие революционные события. Можно ли поверить, что между этими событиями нет никакой связи?!

Ни одна война, революция, государственный переворот, убийство руководителя государства, постановка беспорядков с 15-го столетия не обходились без Англии. И это не домыслы, а голые факты. Не обошлась без помощи Англии и постановка евреями Кровавого Воскресенья.

Что делает, в первую очередь, правительство страны, организующее в другой стране революцию, государственный переворот, диверсии и террористические акты?

- Заменяет "обычный" персонал своего посольства на специалистов по политическим, финансовым, военным и экономическим диверсиям.

Достаточно перечислить персонал английских посольств в России, включая самих послов, и прочитать их (в умеренной длины версиях) биографии, чтобы понять, как Британия постепенно заменяла своих "нейтральных" дипломатических работников на специалистов "узкого" профиля:

MORIER, GREVILLE(1826-1870): Senior Clerk, German Department, Foreign Office, 1860; Senior Clerk, Russian Department, Foreign Office, 1860-1865; RUMBOLD, Rt. Hon. SIR HORACE, Bt., G.C.B., G.C.M.G. (1829-1913): Secretary of Embassy, Russia, 1868-1871; Rt. Hon. Sir Andrew Buchanan, Bt., G.C.B.: Ambassador to Russia, 1864-1871; HOLE, JOHN BOGER (18... -1892): Senior Clerk, Russian and Turkish Department, Foreign Office (1865-1872); DORIA, WILLIAM: (1820-1889): Secretary of Embassy, Russia, 1873-1877; DUFFERIN AND AVA, Rt. Hon. FREDERICK, 1st MARQUESS OF, K.P., G.C.B., G.C.S.I., G.C.M.G., G.C.I.E.(1826-1902): Ambassador to Russia, 1879-1881; FFRENCH, ROBERT P. (1832-1896): Secretary of Embassy, Russia, 1872-1873; FORD, Rt. Hon. SIR F. CLARE, G.C.B., G.C.M.G. (1828-1899): Secretary of Embassy, Russia, 1871-1872; GOSCHEN, Rt. Hon. Sir W. EDWARD, Bt., G.C.B., G.C.M.G., G.C.V.O. (1847-1924): Secretary of Embassy, Russia, 1894-1898; SCOTT, Rt. Hon. SIR CHARLES STEWART, G.C.B., G.C.M.G. (1838-1924): Ambassador to Russia, 1898-1904; HARDINGE, Rt. Hon. SIR CHARLES. K.G., G.C.B., G.C.S.I., G.C.M.G., G.C.I.E., G.C.V.O., I.S.O. (later 1st LORD HARDINGE OF PENSHURST) (1858-1944): Ambassador to Russia, 1904-1906; SPRING RICE, Rt. Hon. SIR CECIL A., G.C.M.G., G.C.V.O. (1859-1918): Secretary of Embassy, Russia (Counsellor), 1903-1906; NICOLSON, Rt. Hon. SIR ARTHUR, Bt., G.C.B., G.C.M.G., G.C.V.O., K.C.I.E..(later 1st LORD CARNOCK) (1849-1928): Ambassador to Russia, 1906-1910; O"BEIRNE, HUGH, C.B., C.V.O. (1866-1916): Secretary of Embassy (Counsellor), Russia, 1906-1913; Minister, Embassy, Russia, 1913-1915.


Нетрудно подметить, что в 1904 году англичане почему-то сменили своего посла в России, Скотта - сэра Чарльза Стюарта, на Хардинжа - сэра Чарльза, и последнему (надо думать, не за красивые глаза, а за хорошую работу) позже пожаловали титул лорда Хардинжа. Более того, и следующему послу, заступившему на кровавую "вахту" в 1906-м году, англичане пожаловали титул лорда Карнока. В дополнение, надо заметить, что своих дипломатов англичане "делали" лордами "очень нечасто". Так почему же из всех английских посланников в России с 1830-х годов по 1917-й англичане "сделали" лордами только тех, кто работал в английском посольстве во время 1-й и 2-й русских революций? Вывод напрашивается сам собой: за удачно проведенную операцию! Обе кровавые революции и были успешной операцией британского империализма в России.

Вернёмся, однако, к Юзу (Хьюзу).

Джон Хьюз (Юз) переправил в Екатеринославскую губернию чуть ли не несколько сот валлийских специалистов (из Уэлса, Англия). Среди главных строительных специалистов, сталелитейщиков и прочих, были металлург Джон Джон с женой Сарой, Вильям Гиббон с женой Катериной, семья Никсон (Nixon), семья Левиных-Вискиных (Lewin-Wiskin), Давид Дженкинс с женой Мэри, Вильям Джонс с женой Мэри, Томас Джеймс с женой Мэри, Джон Джонс с женой Мэри, Джон Джонсон с женой Мэри, химик Голланд, Вильям Вильямс с женой Мэри, Watkins (женившийся на мисс Curtis), семья по фамилии Джеймс, Percy и Gwladys Cartwright, Elizabeth Mary James и Charles Henry Perry (муж и жена), Rees Richards, David Davies с женой Lizzie, William Jones, David Waters с женой Gwendoline, Llewellyn Evans с женой Mary Anne, Widow James с женой Mary, William Jones, Thomas Mort с женой Rachel, Francis Davis с женой Sarah, William Thomas с женой Ellen, Edward Edwards с женой Ellen, Edwin James Williams, John Richards, Richard Richard, Herbert Rees, William Williams и другие.

Многие из английских колонистов приехали вместе с детьми, другие дети родились уже в Юзовке.

Судя по именам, чуть ли не большинство завербованных Джоном Хьюзом английских работников были агентами британской разведки. Даже если у одного человека фамилия звучит точно так же, как имя, это уже подозрительно (правда, не для валлийских традиций). Но тут - не менее 15-ти (всего) с таким "феноменом". Но когда в одной и той же группе специалистов одного профиля 4-тверо Джонов Джонов: это уже зашкаливает! Или у 20-ти из металлургов жёны носят одно и то же имя Мэри. А ещё у 15-ти Эллен. Или 10 человек с именами литературных персонажей. И т.п.

Неужели британская разведка считала русских полными идиотами?!

Конечно же, имена британских работников Юзовки даются английскими источниками с намеренным искажением, чтобы дискредитировать каждого, кто попытается расследовать роль этого английского предприятия в России в разжигании подрывной деятельности.

Основав и открыв школы, церкви, больницы, и читальни, британская община насаждала англиканскую церковь, англофильство и вербовала агентов британских спецслужб. Как те англичане, что приезжали в Россию, пока был жив Джон Хьюз, так и те, что прибывали по контракту после его смерти, люто ненавидели Россию, её природу, её людей и её язык.

К примеру, Lewis Roberts, который прибыл в Юзовку в 1898 году, оставил такие строки (из письма знакомому):

"What a monotonous business it is, travelling through Russia. This is by far the worst portion of the journey........I don't care for this place [...] very much" (...).

Наш перевод на русский:

"Что за уныние ехать по России. Это самый отвратительный отрезок дороги... Будь оно проклято, это место (...)".

И дальше:

"Have not yet started with this diabolical language yet (...)".

Наш перевод:

"Ещё даже не приступил к изучению этого сатанинского языка (...)".

Разумеется, простые валлийцы не могли "сами по себе" так ненавидеть Россию, ещё даже не успев познакомиться с ней, или называть русский язык "дьявольским", даже не приступив к его изучению. Так их воспитывала Англия, так их настраивали в школах, так разжигала ненависть к России британская пропаганда.

Как могло царское правительство дать втянуть себя в войну с Германией, на стороне такого союзника, как Англия, которая ненавидит Россию больше кого бы то ни было!

Разумеется, простые люди в Англии не виноваты в том, что в них разжигают ненависть к России, и многие, взрослея, избавляются от неё. Я встречал немало англичан, которые относятся к России очень хорошо, восхищаются её культурой, историей, музыкой, искусством и литературой.

Как-то в 1970-х я познакомился в Новополоцке с одним из группы английских инженеров, приехавших строить химический завод. В ходе одной из бесед он поделился тем, что рассказывал его дедушка про то, как учился в школе (это было примерно в 1900-х годах). Учитель математики задал такую "задачку": "Во время Наполеоновских войн, бравые французы подстрелили 3-х из 7-ми грязных русских бородачей. Сколько русских осталось?".

Вариант той же "задачки" задавали английские учителя в Палестине на английских курсах для арабских рабочих, в 1944-м году: "Если в бою вы убьёте 4-х русских из отряда в 10 человек, скольких ещё придётся убить?".

И это в то самое время, когда Россия (СССР) была союзником Англии против Гитлера!

А недавно в одном блоге на сетевых страницах Russia Today я прочитал, как один житель Соединённых Штатов познакомился в школе, где учится его дочь, с женщиной-ботаником из Индии. Та рассказала ему, что в школах, которые основывают английские миссионеры в Индии, они называют русских монстрами и "чуть умнее обезьян", и задают ученикам примерно такого типа задачи: "Если застрелишь одного русского из пассажиров машины, сколько останется застрелить?".

Действительно, в 1944-м году Сталин поддерживал террористическую войну евреев-сионистов против британского мандата в Палестине, снабжал еврейских террористов оружием и засылал им в помощь диверсионные отряды. Но кто привёл Сталина и всю его шайку к власти, если не англичане?! Надо ж иметь хоть какую-то совесть!

К СОДЕРЖАНИЮ









Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

12-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 3)

5. ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ
    НА СЛУЖБЕ
    У АНГЛИЙСКОЙ КОРОЛЕВЫ.







5
. ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ НА СЛУЖБЕ
У АНГЛИЙСКОЙ КОРОЛЕВЫ.

Нашёлся в моём личном архиве и текст учредительного Меморандума об Ассоциации (зарегистрированный 9 июля 1869 года под номером 4467), на английском языке, с 5-ю пунктами о цели учреждения общества и 300 тысячами фунтов стерлингов капитала в акциях, разбитых на 6 тысяч акций по 50 фунтов стерлингов каждая.

Среди акционеров New Russia LTD. числились: граф Дмитрий Нессельроде (с 1869 года); Катерина Хьюз (Юз); Генри и Альберт Брассей (Браси); Оттомар Герн; князь Павел Ливен, Алексей Александрович Романов (Великий князь); Спенсер Финч Кокс (Cox, Spenser Phinch); Генри Паркинсон Шарп (Sharp, Henry Parkinson); сэр Томас Сутерланд; Ричард Эвери (Every, Richard); граф Этьенн Гендриков, Анна Зак, Владимир Рожнов-Ротьков, Илья Громов, Алексей Путилов, сэр Даниэль Гуч и Джон Вирет Гуч, сэр Джозеф Витворт, сэр Вильям Вайзман (Вайсман), Александр Огилви, Бринсли де Курси Никсон, "сэр Томас", Роберт Скаретт, и другие лица.

О графе Дмитрии Карловиче фон Нессельроде мы уже рассказали.

Катерина Хьюз - племянница Джона Хьюза.

Генри и Альберт Брасси (Брассей) (Henry Brassey and Albert Brassey): фактически подставные лица; представители одного из наиболее могущественных кланов Британской империи. За ними стоял их брат (тоже акционер New Russia Co. Ltd.), барон Томас Брасси-младший (1836 - 1818) - лорд Эрл, едва ли не самая жуткая личность своего времени, масон, убийца, опиумный король, депутат парламента, Лорд и Секретарь Адмиралтейства, губернатор Виктории (Австралия) и негласный куратор военно-морской разведки. Имел прямое отношение к строительству железных дорог. Но и это ещё не всё. В числе акционеров общества New Russia Co. Ltd. был также отец братьев Брасси, Томаса, Генри и Альберта, Томас Брасси-старший (род. в 1805 году). Он прославился как виртуозный подрядчик и инженер, строитель железных дорог. Вместе с легендарным Джорджем Стефенсоном, он "опутал" железными дорогами всю Англию, потом принялся за Францию (с 1841 года). Построил железную магистраль по маршруту Париж-Гавр, что принесло ему всемирную славу. Целый ряд железных дорог Брасси-старший провёл в колониях Великобритании, Канаде и США. За свою жизнь как подрядчик и инженер Томас Брасси проложил более 6 500 миль железных дорог. В Российской империи он также трудился в поте лица. В рекордный срок (всего за 7 недель!) он проложил узкоколейную железную дорогу от Балаклавы до позиций британской армии во время Крымской войны 1853-1856 годов. Интересно, что все инструменты и строительные машины, даже рельсы, не говоря уже о 2-х паровозах: всё доставили из Англии.

Оттомар (Константин) Борисович Герн (1827-1882): с 1879 года генерал-майор царской армии, военный инженер-фортификатор, морской инженер и конструктор, создатель первых в России подводных лодок. Родом из Витебской губернии; предки по линии матери родом из Бобруйска. Имел польские, еврейские и немецкие корни. Учителя и покровители Герна: легендарный барон Тотлебен и Великий Князь Константин Николаевич Романов. Летом 1851 г. участвовал в надзоре над строительными и практическими саперными работами в крепостях Динабурге, Варшаве, Ивангороде, Бресте, Киеве и Бобруйске; летом 1853 г. - в крепостях Бобруйск, Киев, Брест, Ивангород, Варшаву и Новогеоргиевск. В Бобруйск ездил в общей сложности 15 раз, и провёл там суммарно около 19 месяцев. В процессе работы над подлодками изобрёл, сконструировал и построил: первое в мире веретенообразное подводное судно; первые в истории поперечные сферические переборки для раздела корпуса подлодки на водонепроницаемые отсеки; первый в мире электрический мотор для подлодки; первые в мировой практике - работавшие на подлодке по комбинированному циклу - пневматические энергоустановки (двигатели); первый в России подлодочный гребной винт, а также (сам сконструировал) гребной винт с поворотными лопастями; торпеду собственной конструкции; магнитный компас с особым дефлектором; первую в России систему комплексной регенерации воздуха. То, что именно Герн и Тотлебен, якобы, "уговорили" Джона Юза купить концессию на выкуп концессии сталелитейного производства у князя Кочубея: выдумка, блеф. На самом деле, Герна и Тотлебена англичане втянули в акционерное общество с коварными целями, в рамках разведывательной и подрывной деятельности. Тотлебена уговорами втянули в этот "клуб", причём, в значительной степени с помощью Герна. Как могла английская разведка торпедировать ещё не завершённую подлодку Герна, которая грозила стать серьёзной проблемой для британского военно-морского флота? Для этого и было затеяно предприятие Джона Хьюза. В процессе оформления договорного соглашения об условиях приобретения Тотлебеном акций New Russia Ltd., Тотлебена жестоко обманули, его покровительство Герну тут же сошло на нет, и, в результате, продолжение работы над подлодками оказалось зарубленным на корню. Модели незавершённых подводных судов были брошены у причалов Кронштадта и Адмиралтейства, ржавея и оставаясь без присмотра. Это лишь один из бесчисленного множества примеров того, как англичане, с помощью New Russia Ltd., нанесли поражение русскому военному флоту.

Светлейший князь Павел Иванович фон Ливен (1821 - 1881): владелец земель, которые арендовал Джон Хьюз для строительства, обер церемониймейстер, сын генерал-лейтенанта Ивана фон Ливена (1775 (1774?) - 1848), имевшего известное отношение к военно-морскому ведомству, внук барона Отто-Генриха фон Ливена (1726 - 1781) и племянник Христофора Ливена (1774 - 1838). (См. О. Ф. Сакун, "Деятельность российского посла Х. А. Ливена и его супруги Д. Х. Ливен в Лондоне. 1812-1834 годы"). Основателем русской княжеской линий Ливенов был дедушка Павла Ивановича, генерал-майор барон Отто-Генрих (1726 - 1781).

Отто-Генрих фон Ливен был женат на Шарлоте Карловне, урожденной Поссе (1744 - 1828), дочери одного из предков моего родственника, историка Владимира Сергеевича фон Поссе, приёмного сына академика Никольского (Владимир Сергеевич с конца 1990-х живёт в США).

После смерти мужа, Шарлотта Карловна была пожалована Екатериной II в статс-дамы; затем стала воспитательницей всех дочерей императора Павла I, который возвел её в графское достоинство (22 февраля 1799 г.). Воспитанный Шарлоттой Карловной, император Николай I возвел графиню Ливен в княжеское достоинство с титулом светлости. Светлейший князь Иван Андреевич фон Ливен был третьим сыном светлейшей княгини Шарлоты Карловны фон Ливен, был женат на Марии Романовне Анреп, с которой имел сына, князя Павла Ивановича, и четырех дочерей, замужем за графом Ламздорфом, графом Брилинг, бароном Мантейфель и бароном Шеппинг.

В конце такой вопрос: случайно ли крупнейшим акционером New Russia Co. Ltd. был именно светлейший князь Павел Ливен?

Великий князь Алексей Александрович в представлении не нуждается.

Спенсер Финч Кокс (Cox, Spenser Phinch): ещё одно "наполовину" подставное лицо. За ним стоял его кузен, Эдвард Вильям Кокс (Edward William Cox), известный адвокат и теоретик права, издатель и основатель крупнейших английских газет, связанных с юриспруденцией. Как и Томас Брассей, считался одной из самых зловещих личностей своей эпохи. Был связан с британской разведкой, и, с помощью издаваемых им юридических газет, лоббировал британские законы.

Кто такой Генри Шарп, нам точно установить не удалось. Имеется несколько версий. Одна из них: это отец Джозефа Генри Шарпа (Joseph Henry Sharp, 1859 -1953), известного американского художника и лидера художественного общества. Отец художника был ирландским иммигрантом в США, связанным со строительством железных дорог. Другой Генри Шарп - это родственник того же художника, агент американской разведки и специалист по строительству железных дорог.

Сэр Томас Сутерланд (Sir Thomas Sutherland): шотландец, владелец крупнейшей и самой известной в мире пароходной компании (фактически - целого торгового флота), крупный банкир и основатель Банковской Корпорации Гонконга и Шанхая (Hong Kong and Shanghai Banking Corporation), депутат британского парламента и представитель (на начальном этапе карьеры) компании "P. & O." в Японии. Имел тесные контакты с английской морской разведкой и прямое отношение к британскому "шефству" над японским военно-морским флотом. Имел отношение к строительству железных дорог; был одним из фактических владельцев Суэцкого канала; был одним из группы политиков, стоявших за британской оккупацией Египта и Палестины.

Алексей Путилов: один из крупнейших в России банкиров и заводчиков. Внучатый племянник легендарного фабриканта и владельца "Путиловского" завода в Санкт-Петербурге, Николая Ивановича Путилова. С 1890 года - на службе в Министерстве финансов. Близкий соратник и друг Сергея Юльевича Витте; с 1892 года - директор общей канцелярии министерства. С октября 1905 года (после того, как С. Ю. Витте стал председателем Совета министров), назначен товарищем министра финансов (И. П. Шипова), и управляющим Дворянским и Крестьянским банками. Действительный статский советник. Как только Витте подал в отставку, тут же ушёл в отставку и Алексей Иванович Путилов (1906). Член правления Русско-китайского банка. С 1910 года - председатель правления Русско-азиатского банка, примерно с 1909 года - крупнейшего в России. Имел отношение к строительству железных дорог. Был одним из крупнейших в России филантропов, и, по этой линии, много раз пересекался со священником Георгием Гапоном, которого знал лично.

Сергей Юльевич Витте: формально не находился среди держателей акций New Russia Co. Ltd., но фактически это он стоял за Алексеем Путиловым. Через последнего, являлся негласным членом "клуба". (См. предшествующую этой "через одну назад" "главу" о С. Ю. Витте).

Граф Гендриков Этьенн (с 1879 года): это граф Александр Иванович Гендриков (1807 - 1881). Гендриков - бывший (сначала) кавалергард и (потом) Обершенк (Oberschenk) Высочайшего [царского] Двора (т.е. "хранитель вин", своего рода "завхоз по напиткам"; придворный чин II класса); с 1850 года инспектор государственных конных заводов. Действительный статский советник. Был близок к царице Марии Фёдоровне, от которой получал чины, награды и пожалования. У него были богатейшие имения в Харьковской губернии, с многочисленными заводами. По стопам отца пошёл его сын Александр (1827 - 1851), делавший успешную карьеру при императорском дворе: кавалергард, поручик. Но 26 июня (8 июля) 1851 года он был смертельно ранен на дуэли бароном Э. О. фон Розеном (возможно, одним из предков моих родственников). Внук Александра Ивановича, Александр Васильевич Гендриков (30 декабря 1885 - 23 мая 1962, Париж), также пошёл по стопам деда. Ротмистр Кавалергардского полка, участник Первой мировой и Гражданской войн. Отличался выдающейся храбростью в боях. Делегат Российского Зарубежного съезда в Париже в 1926.

Анна Зак: ещё одно "подставное лицо". Это племянница банкира Абрама Зака, с 1871 года - директора Санкт-Петербургского учётного и ссудного банка, одного из главных финансовых учреждений России. За Анной на самом деле стоял сам банкир, Абрам Исаакович Зак (1828 - 1893). Анна Терк (урождённая Зак) была приёмной матерью родственницы мужа Сары Штерн, получившей всемирную известность под именем "Соня Делоне-Терк" (1885 - 1979) "французской" художницы, и близкой родственницы знаменитых династий Алапиных, Венгеровых, Слонимских, Сыркиных, и других.

Мать Абрама Зака, урождённая Эпштейн, была родственницей дедушки моего деда Йозефа. Сам Зак женился на своей двоюродной сестре, Екатерине Юльевне Эпштейн, родственники которой проживали в Бобруйске "на Песках" (возле улицы Мопра) и возле городского рынка (вокруг улицы Олеховской, после революции: Чангарского). В 2-х этих точках проживала и семья моего деда и его родня. Не исключено, что Е. Ю. Эпштейн была близкой родственницей моего прадеда Михеля. Сестра дедушки, певица Большого Театра Зинаида Полякова, рассказывала о знаменитом банкире, который взял в жёны кого-то из их семьи. Она рассказывала о нём, что он завёл себе любовницу-француженку, от которой у него был сын.

Всё это "подходит" к Абраму Заку, у которого был сын "на стороне". Речь идёт об Алексе Смирнове (1883 - 1962), известном филологе, выдающемся специалисте по Средним Векам, основоположнике российской кельтологии, который известен также как испанист, романист и шекспировед. Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета; годы провёл в поездках (с научными целями) по Западной Европе. С 1913 года - приват-доцент кафедры романо-германской филологии Петербургского университета (там же преподавал до 1958 года). "По документам" его отцом был "официальный" муж его матери, действительный статский советник Александр Дмитриевич Смирнов (товарищ обер-прокурора уголовно-кассационного департамента Сената). Но знаменитый русский художник, Александр Бенуа, утверждал другое (см. его дневниковые записи; запись за 2 февраля 1906 года): "Вечером со Смирновым на концерт в Schola Cantorum (...) Смирнов признался мне, что он сын еврея".

Мать Смирнова, Наталья Ильинична Мартьянова (Мартьян), действительно была француженкой, но родилась в России в семье французских иммигрантов.

Фактически Абрам Зак, хоть и был очень богат, не был банкиром, а всю жизнь работал финансистом и управляющим. Именно стараниями Зака и благодаря его настояниям царское правительство основало золотой фонд, с помощью которого Россия смогла завершить турецкую военную кампанию (1877-1878), не имея финансовых пертурбаций. Зак участвовал в рассмотрении финансовых дел Государственным советом, состоял в многочисленных комиссиях в качестве эксперта по вопросам финансов, экономики и железных дорог. Он многократно ездил в родной Бобруйск (город, где родился и провёл свои молодые годы), в ту эпоху - один из крупных железнодорожных узлов Российской империи. Зак был пионером методики эксплуатации железных дорог, внеся новаторские, революционные предложения, особенно по Либаво-Роменской железной дороге.

Илья Федулович Громов (1821 - 1882): младший брат Василия Громова (петербургский купец 2-й гильдии, известный филантроп, один из наиболее крупных лесопромышленников). Громовым принадлежал торговый дом "Громов и К.". Потомственный почетный гражданин (1869), коммерции советник (1871), почетный гражданин городов Петрозаводска и Вытегры.

И. Ф. и В. Ф. Громовы опекали и финансировали целый ряд благотворительных организаций.

Комитет для оказания пособий вдовам и сиротам пострадавших на войне (с 28 августа 1876; находился под почётным председательством Великого князя Сергея Александровича; после его гибели (1905 год) - Великой княгини Ольги Александровны).

Николаевское православное братство (с 1876; действовало при храме св. Николая Чудотворца: Выборгская набережная, 61).

Петербургское благотворительное общество (с января 1868; учреждено "по случаю дороговизны жизненных припасов", после неурожая 1867 года).

И другие...

Илья Громов, по линии благотворительности не раз пересекался с попом Георгием Гапоном: ближе к 1904-му году.

После смерти старшего брата, Василия Громова, получил в наследство значительную часть его состояния и дела. Вот что ещё интересно: Василий Федулович был страстным любителем музыки и концертов, и тратил на приглашение оперных и прочих музыкальных див громадные деньги. Будучи от природы успешным предпринимателем и заводчиком, он слыл неумелым антрепренёром, и готов был "отдать всё на свете" за какого-нибудь блестящего артиста. Страсть братьев Громовых к музыке и к изящным искусствам разделял их "закадычный друг", Владимир Александрович Ратьков-Рожнов, самый богатый петербургский домовладелец. Даже его юный сын Илья Ратьков-Рожнов стал играть роль мецената.

Как В. А. Ратьков-Рожнов, представитель древнего и знатного рода, но, в то же время, рядовой сенатский "червь" (чиновник) "ни с того, ни с сего" стал наследником крупнейшего на тот момент российского лесопромышленника Ильи Федуловича Громова: это ещё одна крайне интересная история, сплетающаяся с другими подобными историями вокруг "клуба" New Russia Co. Ltd. Кто поверит, что это была "скромная награда" за "скромные услуги" в делопроизводстве. Но если вспомнить о том, что Сенат в царское время - высшая государственная юридическая власть, всё становится "на место".

Владимир Александрович Ратьков-Рожнов (1834-1912) - чиновник Сената, предприниматель, общественный деятель, представитель знатного рода, из семьи домовладельцев и промышленников Санкт-Петербурга. Окончив юридический факультет Петербургского университета (1857 год), поступил на службу в Сенат и Петербургский окружной суд. С 1876 года - гласный Городской думы; с 1880 года - гласный губернского земского собрания. С 1898 года - действительный тайный советник. В 1893 - 1898 годах был санкт-петербургским городским головой. С 1904 года - сенатор.

Он был членом советов и правлений городского сиротского дома, городского училищного совета, Российского Общества Красного креста, председателем Городской больничной комиссии, Комиссии по определению сирот и стипендиатов в учебные заведения, и это далеко не всё.

С 1874 года он владелец фирмы "Громов и К." и крупнейшей в России Громовской лесной биржи; совладелец Верхне-Амурской золотопромышленной компании, Ленского и Миасского золотопромышленного товариществ, Санкт-Петербургского Частного коммерческого банка; владелец более 24-х доходных домов в Санкт-Петербурге.

По линии благотворительности, после 1900 года не раз пересекался с попом Георгием Гапоном.

Не мешает "пройтись" по другим Ратьковым-Рожновым, ближайшим родственникам Владимира Александровича. Так, Александр Николаевич - окончил физико-математический факультет Петербургского университета; с 1881 - в Министерстве финансов, в 1892-1902 - вице-директор и директор Департамента железнодорожных дел; в 1890-х годах член правления завода Розенкранца в Петербурге, синдикатов "Кровля" (1907) и "Медь" (1909), 2-х железнодорожных линий. Член (и, с 1908 года, председатель) Совета съездов горнопромышленников Урала.

Сын Владимира Александровича - Яков Владимирович: камергер, действительный статский советник. Служил в Министерстве иностранных дел. Член Совета Волжско-Камского банка. Директор пароходного общества "Самолёт". Другой сын Владимира Александровича - Ананий Владимирович: камергер, действительный статский советник, уездный предводитель дворянства в Царском Селе, член Совета Санкт-Петербургского Частного коммерческого банка, правления з-да Розенкранца и железнодорожного общества. Владелец более 30 доходных домов и особняков.

Дочь Владимира Александровича - Ольга Владимировна Серебрякова (урождённая Ратькова-Рожнова): домовладелица (более 10 домов), благотворительница и член акционерных обществ. Жена генерал-майора Михаила Аполлоновича Серебрякова, командира Французского полка, сына Аполлона Алексеевича Серебрякова, начальника Николаевской железной дороги (с 1855 по 1865).

Сэр Дэниэл Гуч (1816 - 1889) был одним из ведущих железнодорожных инженеров своего времени, а также занимался разработкой прокладки телеграфного кабеля по дну океана из Европы в Америку и возглавлял этот проект по обе стороны Атлантики. Он был членом британского парламента, заседая в палате общин с 1865 по 1885 год. Суперинтендант Locomotive Engines on the Great Western Railway с 1837 по 1864 год, и глава этой крупнейшей железнодорожной компании (линии) с 1865 по 1889 год. Он возглавлял и британскую телеграфную строительную компанию Telegraph Construction Company. Он сконструировал самые быстрые, самые надёжные и самые лучшие паровозы, такие, как ставший легендой "Железный Дюк" (GWR Iron Duke Class of 4-2-2s), развивавший скорость до 70 миль в час (110 км в час) и который, после доработки, можно было поставить на широкую колею.

Даниэл Гуч был не только реакционным политиком и занимался зловещими политическими манипуляциями, но ещё и сотрудничал с британской разведкой. Не за абстрактные заслуги британская королева Виктория наградили его в 1866 году титулом баронета.

Не кто иной, как сэр Даниэл Гуч стоял во главе совета директоров New Russia Co. Ltd.

Джон Вирет Гуч (1812-1902) - старший брат сэра Даниэла Гуча. В викторианскую эпоху ходили слухи о том, что многие инженерные разработки, приписываемые Даниэлу Гучу, на самом деле принадлежали творческому гению его старшего брата. Непритязательный и скромный человек, Джон Вирет Гуч безвозмездно передавал многие свои гениальные идеи для "доводки" старшему брату. Как и младший брат, он конструировал паровозы, и с 1841 по 1850 год был Суперинтендантом London and South Western Railroad, дороги, по которой ходили локомотивы, спроектированные только им самим.

Сэр Джозеф Витворт (Уитворс) (1803 - 1887) - самый гениальный изобретатель, инженер и инженер-конструктор своей эпохи. Именно он в 1854-м году создал 1-й прообраз снайперской винтовки калибра 11,45 мм. На тот момент это было оружие самого точного попадания. Не случайно именно на такие модели впервые в мире установлен оптический прицел. В 1841 году именно он сконструировал 1-й в мире станок с измерительной системой шкал, положивший начало сверхточной обработке металлических и прочих деталей с точностью до сотых и тысячных долей миллиметра. В основе работы таких машин лежит система стандартных калибров для высокой точности подгонки деталей, которую разработал он же. Не сразу его открытия и инженерные решения нашли свой путь на заводы и фабрики; только в 1880 - 1890 годах эта революционная техника постепенно пробила себе дорогу на машиностроительные заводы Старого и Нового Света. На своём заводе Витворт 1-м в мире ввёл стандартизацию и взаимозаменяемость винтовой резьбы. Именно это легло в основу мирового стандарта унифицированных деталей, механизмов и машин.

Джозеф запатентовал сотни патентов в металлургии, области прокатного производства (рельсы и пр.), строительных технологий, дорожного строительства, и т.д. После его смерти созданная им компания объединилась с компанией его конкурента, легендарного производителя оружия - Армстронга. Один из последних заводов, оставшихся с тех времён, находится в Монреале, где я живу, возле проходящей через город скоростной автотрассы Декари, не доезжая улицы Жан Талон.

Александр Огилви - очередной британский инженер высшего эшелона среди акционеров общества New Russia Co. Ltd. Он был коллегой и компаньоном Томаса Брасси-старшего, и долго работал вместе с ним. Интересно, что к моменту создания общества New Russia Co. Ltd. (1869) он встал во главе филиала английского торгового дома "Thomson Bonar & Company" в Санкт-Петербурге. Эта фирма действовала в России ещё с XVIII века. Фактически это была компания перевозок, которая доставляла различные грузы из Великобритании в Россию. За этой фирмой стояла английская разведка и её диверсионные подразделения. Ещё один интересный момент: Огилви был уполномоченным контроллером Совета директоров New Russia Co. Ltd.

Сэр Вильям Вайзман (1845 - 1893) - это 9-й баронет и Rear-Admiral, морской офицер и контрразведчик. Военно-морская династия Вайзманов была связана родством с сэром Вильямом Вайзманом (William Wiseman) (1629 - 1688), 1-м баронетом, помещиком и политическим деятелем. Отцом сэра Вильяма Вайзмана был Вильям Вайзман-старший (1814 - 1874), британский морской офицер, 8-й баронет и контрразведчик. Отец Вайзмана окончил Королевский морской колледж; в 1838 году ему присвоено звание лейтенанта; в 1854-м году сопровождал сэра Хамильтона Сеймора, британского посла в России, в Санкт-Петербург. В том же году назначен капитаном и поставлен командовать HMS. Был женат на Катерине Макинтош. Сам сэр Вильям Вайзман (акционер New Russia Co. Ltd.) также был капитаном (Rear-Admiral), как и его отец, и работал на контрразведку. Был женат на Саре Элизабет Лэнгворси ( Sarah Elizabeth Langworthy) из Эссекса. У них были сын и дочь. Сын капитана сэра Вильяма Вайзмана, тоже Вильям Вайзман, родился в 1885-м году. Провалился на экзамене в Кембридже. После того, как его вышибли из университета, занимался финансовыми и банковскими аферами (связанными с Мексикой и Канадой), пока не попал в отдел британской разведки (Ми6). Был сделан представителем британской разведки в США (Ми1).

С января 1914 года был "приписан" к британскому военно-морскому атташе, занимаясь саботажем и контрпропагандой. В январе 1916 года он и его помощник, Норманн Твейтс, обосновались в США, сделавшись служащими Транспортного Отдела американского Министерства вооружений.

Этот бесстыдный авантюрист использовался британской разведкой для самых грязных и позорных трюков (дело с миллионером Ливенсоном и немецким послом, графом Иоганном фон Бернсдорффом; дело, известное как Телеграмма Циммермана (1917), и пр.). С помощью Вильяма Вайзмана британская разведка манипулировала военными советниками американского президента Вильсона. Англичанам надо было руками США и России ослабить и разрушить Германию. В этих грязных манипуляциях принимал прямое участие отвратительный лорд Бальфур (тот самый, что стал известен благодаря своей Декларации Бальфура: обещании, данном евреям (фактически - Ротшильдам), "вернуть им" Палестину).

Буквально за месяцы до Октябрьского переворота в России 1917 года, лорд Бальфур послал шифрованную телеграмму британскому послу в США (см.: Cecil Spring Rice), в которой настоятельно просил, в качестве дела первой необходимости и первоочередной государственной важности, заняться перехватом (кражей) писем и сообщений от "messages from labour leaders, from Russian Americans" (от "профсоюзных лидеров и русских американцев"). А поручена была эта грязная работа именно Вильяму Вайзману. Шла активная и усиленная подготовка Октябрьского переворота. Ему же было дано ещё одно задание: "to send to Russia parties of pro-Ally émigrés - Czech, Slovak and Polish, as well as Russian - who had 'made good' in America" ("отправить в Россию группы лояльных Антанте эмигрантов - чехов, словаков, поляков, и, разумеется, русских - которые проявили себя "должным образом" в Америке").

Вот кто принимал участие в формировании списка пассажиров знаменитого "парохода Троцкого", набитого евреями-террористами чешского, словацкого, польского и российского происхождения, отправленного из Нью-Йорка в Россию (аналог ленинского "пломбированного вагона", только на порядки крупнее).

Интересно, что, просматривая копии докладных Вильяма Вайзмана в британский МИД, мы наткнулись на следующие пассажи: "to provide Russian comrades with all necessary operative (b.m.e. political) information"; и "carry with them details of the German intrigues in America and warn their Russian comrades against similar traps".

О какой оперативной (особенно политической!) информации идёт речь? Почему английский дипломат-шпион всё время говорит о "русских товарищах" (принятое у большевиков обращение друг к другу и к коллективу "товарищей")? И о каких "немецких интригах" говорится, и что Вайзман понимает под ними?

Ответы на эти вопросы дадим ниже. Но даже самая поверхностная оценка не может не привести к выводу, что речь шла о подготовке Октябрьского переворота. На эту операцию Лондон и Вашингтон выделили 75 тысяч долларов (примерно 1 с половиной миллиона долларов сегодня). В рамках той же операции, Вайзман обратился к родственнику его жены, Флоренс Самс (Florence Sams), выдающемуся английскому писателю Сомерсету Моэму, с предложением отправиться в Россию, чтобы устроить продолжение участия России в войне против Германии на стороне Антанты. Моэму, который далеко не сразу согласился, дали на "карманные расходы" 21 тысячу долларов (примерно 400 тысяч долларов теперь). Не случайно Моэма отправили в Петроград (Петербург) через Японию и Владивосток. По пути в Петербург он встречался "с грузином по имени Иосиф" с лицом в оспинах и по кличке "Коба", которому передал самый секретный пакет, где, вероятно, находились деньги и самая важная оперативная информация английской разведки. Заметим, что к тому времени Иосиф Джугашвили уже сменил свою уголовную кличку с "Коба" на "Сталин".

Моэма сопровождали 4 чехословацких беженца, по главе с Эммануэлем Воской, Директором Славянского Пресс-бюро в Нью-Йорке. Воска наладил контакт с Томашем Масариком (см. о Томаше и Яне Масарике в серии следующих разделов под общим названием "Сталин - отец еврейского государства"). В России находились тогда десятки тысяч чехов и словаков, которых планировали использовать в осуществлении планируемого государственного переворота в Петербурге.

В Петрограде Моэм встретился со своей бывший любовницей, Александрой Кропоткиной, дочерью "отца русских анархистов" - князя Петра Кропоткина, состоявшего в близких дружеских отношениях с главой Временного правительства, Александром Керенским. Раз в неделю Моэм встречался с самим Керенским или с кем-нибудь из его министров в лучшем петроградском ресторане Медведь, где угощал их водкой и чёрной икрой за свой счёт. Куратором Моэма в Петербурге был Стефен Аллей (Алли), майор британской разведки из Ми1 и глава её петербургской резидентуры. 16 октября Моэм телеграфировал Вайзману о реальной возможности основать "special secret organisations" (особые секретные организации) из поляков, чехов, словаков и казаков. Объяснение всей этой диверсионно-шпионской активности "противодействием немецкой пропаганде" и "немецким козням" - не более чем прикрытие, и особого смысла не несёт. 31 октября 1917 года Керенский попросил Моэма передать британскому премьер-министру Ллойду Джорджу, что ему необходима большая партия оружия и боеприпасов. Когда, на борту британского эсминца, Моэм прибыл из Осло в Лондон, встретился с Ллойдом Джорджем, и передал ему просьбу Керенского, тот заявил, что оружием помочь не сможет. А через неделю произошёл большевистский переворот...

На Парижской Мирной Конференции Вайзман присутствовал в качестве советника лорда Бальфура по американским делам. В 1919 году Вайзман, якобы, "ушёл" из разведки, и стал работать в банковской фирме на Уолл-Стрит Kuhn, Loeb & Company, под руководством Отто Кана и Феликса Мориса (Морица) Варбурга. Напомним, что название этой банковской фирмы красной нитью проходит через всю нашу работу. За этой "подставной" фирмой стояла династия Ротшильдов. Через банковскую компанию Kuhn, Loeb & Company проводилось финансирование революций 1905 и 1916-1917 годов в России, приход к власти Гитлера (личным банкиром которого был один из Варбургов всю войну), и прочие самые вопиющие, грязные и кровавые события в человеческой истории.

6 июня 1940 года Вайзман был приглашён на званый обед к лорду Халифаксу, и, по его заданию, связался с Гитлером, предлагая начать мирные переговоры. По свидетельству Джозефа Геббельса (см. его дневники), Гитлер был не против мирных переговоров, но только если вести их он будет лично с лордом Халифаксом. Когда Вайзман стал встречаться с резидентами нацистской разведки в США, княгиней Стефани фон Хохенлох, и генеральным консулом Германии в Сан-Франциско, Фрицем Видеманом, им заинтересовалась служба ФБР. Речь шла не много, не мало - о сепаратном мирном договоре между Великобританией и Третьим (Гитлеровским) Рейхом.

Бринсли де Курси Никсон (Brinsley de Courcy Nixon) - этот банкир ирландско-французского происхождения был негласным агентом банковской (ротшильдовской) фирмы Kuhn, Loeb & Company. Именно через него Ротшильды проводили финансирование всего предприятия Джона Хьюза (Юза) в Новороссии, и, таким образом, заодно гарантировали своё влияние на все его проекты. Никсон был банкиром Хьюза (Юза) ещё до его прибытия в Российскую империю. Об их тесных связях свидетельствует тот факт, что после 1900 года сын Бринсли де Курси Никсона женился на одной из внучек Юза, Кайре (дочь Альберта Хьюза). У Никсона было 2-е детей, сын и дочь: Гладис Элизабет Никсон (Gladys Elizabeth Nixon, ум. 21 марта 1960 года), и будущий подполковник Фергюс Бринсли Никсон (Lt.-Col. Fergus Brinsley Nixon). (См.: L. G. Pine, The New Extinct Peerage 1884-1971: Containing Extinct, Abeyant, Dormant and Suspended Peerages With Genealogies and Arms (London, U.K.: Heraldry Today, 1972), page 256). Международный банкирский кагал, действуя под прикрытием New Russia Ltd., одновременно готовил как разрушение Российской империи, так и основание "еврейского государства в Палестине" (в 1948-м году), ровно через 66 лет после чего планировалось начать войну из Киева и Днепропетровска (бывшего Екатеринославля) за возрождение древней еврейской Хазарии, с курсом на дальнейшее "слияния" Израиля в Палестине с возрождённой Хазарией на территории Украины, Крыма и предгорий Кавказа. Не случайно (очевидно, по поручению Ротшильдов) Бринсли де Курси Никсон начал составлять список промышленных предприятий, которые - теоретически - могут быть основаны на территории Украины, Новороссии и Крыма в ближайшие 100 лет.

Нет никакого сомнения в том, что координацией подрывной деятельности акционерного общества Джона Хьюза (Юза) занималась английская разведка и международные еврейские террористические организации.

Контора New Russia Co. Ltd. находилась в лондонском деловом Сити, в так называемом Bucklersbury House 11, где были расположены и 2 офиса британской разведки. Директором New Russia Co. Ltd. был Хейдон Окфорд (Haydon Ockford), известный своей связью с ротшильдовской банковской фирмой Kuhn, Loeb & Company, и замешанный в финансирование глобальных проектов мирового сионистского движения в качестве финансового консультанта. Вице-директором был Джон Р. Райт (John R. Wright), ещё более тесно связанный с мировым сионистским движением, британской разведкой, крупными махинациями еврейских банкиров, мошенническими операциями с опорой на мексиканские и канадские банки в особо крупных размерах, и с операциями по устройству переворотов и революций в разных странах.

Если заглянуть в curriculum vitae Окфорда и Райта, то в их трудовых биографиях окажется целая вереница частных разведок и фирм "безопасности", под прикрытием которых работала британская и американская разведка: Dual-Sword Security Company, North Atlantic Securities Corporation Ltd., Shield-Defense Securities Ltd., Anglo-American Securities Corporation Ltd., и пр.

Самое интересное, что именно из таких вот частных разведок и частных армий вылупился рогатый птенец будущей израильской разведки Моссад.

Вот так, с помощью элитного клуба для VIP-персон под названием New Russia Co. Ltd., британский империализм заставил царский режим работать в интересах английской королевы.




7. ЧЕГО ДОБИВАЛСЯ
БРИТАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ
И МИРОВОЙ СИОНИЗМ
С ПОМОЩЬЮ NEW RUSSIA Co. Ltd.

То, из чего потом вырос Донецк и весь его регион, оказывается, было крупнейшим шпионским и диверсионным предприятием английского империализма на территории Российской империи.

Это предприятие было теснейшим образом связано с крупнейшим еврейско-сионистским и еврейско-диверсионным центром на территории Российской империи: городом Елисаветградом, и его "запасной" версией, Екатеринославлем, будущим Днепропетровском.

Случайно ли именно в городе, который сегодня называется Днепропетровском, уже в наши дни выстроен колоссальный 15-тиэтажный Центр Еврейской культуры, самый большой в мире? Его возвели в форме, напоминающей иудейский культовый семисвечник - Менору, - и окружили другими зданиями. Это фактически мировой еврейский Пентагон и Белый Дом в одном флаконе, персонификация возрождённой Хазарии на землях одной из бывших хазарских провинций!

Днепропетровск - главный оплот зловещей еврейской секты Хабад на территории Украины. Это и оплот всех правоэкстремистских еврейских сил, поддерживающих нацизм на Украине и нацистский поход против России.

Донецк (Юзовка) и Елисаветград: это как 2 половинки одних и тех же песочных часов, или как законодательная и исполнительная власть. В рамках акционерного общества New Russia Co. Ltd. разрабатывались стратегические планы губителей России и всего нееврейского мира, а через Елисаветград и Екатеринославль они проводились в жизнь.

Организовал это крупнейшее шпионско-диверсионное общество английский империализм, но в ходе его деятельности еврейские экстремисты перехватили "командный пульт" и сами стали править Великобританией, а, значит, и всем миром.

Это напоминает картинку, на которой изображена одна хищная рыба, заглатывающая другую, а её, в свою очередь, уже "накрыла" своей пастью ещё более крупная и более страшная рыба, заглатывающая обоих.

Зловещая английская монархия на протяжении всей своей истории добивалась своих целей чужими руками, сталкивая государства и организации, интересы и амбиции других игроков, заливая весь мир потоками крови. Англия настраивала, вооружала и финансировала одни страны против других, устраивала государственные перевороты, занималась разбоем (пиратством) на морях и на суше. Но и на неё нашлась ещё более страшная сила - глобально организованное движение еврейских экстремистов, - которая сделала с Англией то, что та всю свою историю делала с другими. Рассказ об акционерном обществе New Russia Co. Ltd. и перехвате влияния на его террористические проекты еврейскими экстремистами: это калька с истории достижения еврейскими нацистами глобального доминирования.

Нетрудно подметить, что практически все члены акционерного общества New Russia Co. Ltd. тщательно подобраны таким образом, чтобы среди них практически оказались только люди избирательных областей деятельности. Перечислим эти области: 1) банковская система и финансы Англии и России, министерство финансов Российской империи; 2) министерство иностранных дел России и Англии; 3) правовая деятельность и министерство юстиции Российской империи; тут же и "прокуратура" того времени (Сенат); 4) железные дороги, пароходные компании, почтово-телеграфные компании, то есть, если обобщить - коммуникации; 5) военно-морская элита; 6) британская разведка.

Нетрудно догадаться, что это общество было учреждено не только для подрывных террористических операций в России, но и для диверсионно-политических операций в самой Англии, чтобы, с помощью New Russia Co. Ltd., раздавить британскую оппозицию, сопротивлявшуюся планам безумцев и человеконенавистников. Уничтожение оппозиции хищникам-каннибалам в самой Англии сыграло роковую роль в судьбах России и всего человечества.

Доминировали среди наиболее влиятельных членов этого акционерного общества (по числу) железнодорожники, военные инженеры и представители торгового и военно-морского флота. Почему?

Англия нуждалась в эксклюзивной и предельно точной информации о состоянии российской экономической, финансовой и военной мощи, о жизни, привычках и обычаях российской военной, финансово-экономической и государственной элиты, а также в получении представления обо всех российских новых технологиях и технологических секретах. "Приставив" (с помощью New Russia Co. Ltd.) к каждой ключевой фигуре (в каждой ключевой области) по своему человеку - специалисту в той же области и того же класса, - британская разведка получила возможность педалировать, направляя развитие ситуации в нужное для себя русло.

На подкуп иностранных (в том числе, русских) чиновников Англия никогда не жалела золота. А тех, кого нельзя было купить за деньги, подкупали такими подарками, от каких трудно, а подчас и невозможно было отказаться. Уникальные, редкие породистые лошади; уникальные вина; опиум; раритеты, существующие "в единственном экземпляре"; особые, редкостные женщины; лучшие и очищенные наркотики; чудодейственные медицинские препараты и бесплатное лечение у мировых светил медицины; членство в тайных обществах: вот далеко не полный перечень таких методов подкупа. Отсюда в числе акционеров и "опиумный король" Томас Брасси (лорд Эрл), и смотритель винных и конных заводов граф Александр Иванович Гендриков, и Громовы и Рожковы, готовые предоставить "своим людям" в любой момент меблированные комнаты для свиданий, и "смотритель грузов" Александр Огилви, и другие лица.

Через Огилви и его грузоторговую компанию в Россию переправлялось оружие для революционеров-террористов. Не случайно именно с Огилви был связан Леонид Борисович Красин, один из самых кровавых революционеров-ленинцев, выполнявший роль "смотрителя оружейной палаты" большевиков. Через Путиловых подобрались к петербургскому Путиловскому заводу, где за годы вперёд планировалось заложить бомбу Кровавого Воскресенья. Через Громовых и Рожковых искали духовного лидера, способного стать запалом взрыва. С помощью сэра Томаса Сутерланда и его японского опыта, закладывалась основа будущей русско-японской войны, для чего соединялись воедино фрагменты российской и японской "мозаики".

С помощью опыта Эдварда Вильяма Кокса разрабатывались каверзные юридические зацепки для беспрепятственного проведения подрывных операций в России, а также намечались планы основания и выпуска подрывных газет. Кокс консультировал основателей российских революционных газет, а также находил консультантов для усилий по смягчению приговоров российских судов революционным террористам.

Большое число железнодорожных специалистов и присутствие в акционерном обществе железнодорожных инженеров и реальных администраторов российских железных дорог предоставляло возможность беспрепятственно переправлять запрещённую литературу и бандитов-революционеров по огромным пространствам России.

С помощью вовлечения в акционерное общество Оттомара Борисовича Герна, англичане сумели вовремя узнать о проекте русской подводной лодки, и успешно торпедировать его практическое завершение искусственными интригами, заставившими командиров Герна охладеть к проекту и отправить его опытные образцы на свалку.

В общении со своими русскими коллегами по акционерному обществу, британские военно-морские специалисты и офицеры узнавали всю подноготную российского военно-морского флота, и уже тогда готовили поражение в Порт-Артуре.

Загодя, за 30 лет вперёд, английская разведка стала закладывать основы разгрома России в крупной морской битве и уничтожении российского военно-морского флота.

Не случайно через 10 лет после основания компании New Russia Co. Ltd. (в 1879-м) членом её акционерного общества стал Великий князь, генерал-адмирал, генерал-адъютант Алексей Александрович Романов (1850 - 1908). С января 1881 года он являлся членом Государственного совета. С 1883 года - член кабинета министров. Но самое главное, что с мая 1881 года он становится Главнокомандующим флота и начальником морского ведомства. Талантливый российский военно-морской адмирал, великий князь Алексей Александрович имел все данные для побед на море. В 1871 - 1873 годах он был на фрегате "Светлана", отправившимся в плавание к Северной Америке, Японии и Китаю. Во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов командовал всеми экипажами на Дунае; его понтонная переправа из Никополя в Систово (в виду позиций противника!) - свидетельство его изобретательности и владения военным искусством. За эту операцию он награжден золотой саблей и военным орденом Св. Георгия 4-й степени.

Теперь задумаемся: почему такой одарённый военно-морской командир не смог предотвратить в 1905 году поражения от Японии и разгрома русского военного флота в Цусимском сражении? И почему и года не прошло, как он (в 1906 году) уехал в Париж для лечения, где вскоре и скончался. А ведь он отличался завидным здоровьем!

Так же, как все "ниточки" тянутся от членов акционерного общества New Russia Ltd. к самым кровавым террористам ("революционерам"), подобные связи соединяли тайную деятельность его британской "половины" с поражением русского флота при Цусиме, и с Кровавым Воскресеньем 9 января 1905 года. Русско-японская война с поражением в ней России и Кровавое Воскресенье задумывались как две составные части одной и той же террористической стратегии британского империализма.

Торговая, финансово-экономическая, промышленно-технологическая, террористическая и политико-дипломатическая война безостановочно велась Англией против России с самого начала XIX века, вне зависимости от того, были эти 2 государства в каждый конкретный период врагами или союзниками. Тогда как Россия фанатично исполняла все свои союзнические обязательства, Англия, под прикрытием союзных договоров продолжала подрывную, диверсионно-террористическую деятельность против русского государства.

С помощью своей флотилии пиратских кораблей, Англия грабила и пускала на дно чужие суда на всех морях, не разбирая, кто друг и кто враг. Английская королева притворно кляла своих пиратов на словах, а на деле поощряла и финансировала их. Реальные действия против пиратов предпринимались лишь тогда, когда некоторые из них становились слишком самостоятельными, угрожая самому британскому флоту и безопасности судоходства. Как всегда, Британия породила очередного кровавого фантома, с которым ей самой пришлось бороться тогда, когда для неё собственное пиратство превратилось в напасть. Историческая память человечества навсегда связала феномен пиратства с Британской империей.

Такой же разбой царил и в международной финансовой политике британского монархического режима. Посмотрим на то, как уже в наши дни Англия и Соединённые Штаты беззастенчиво грабят все другие государства мира, беззаконно "арестовывая" их банковские счета и присваивая их золотой запас (вспомним недавний скандал с золотым запасом Германии). Объявляя санкции (или без них: как с золотом Германии), Англия и Америка, на правах сильного хищника занимаются тем, что на языке всех нормальных людей испокон веков называется грабежом.

Классическим примером такого грабежа является невыплата денег России за продажу Аляски.

Напомним, как было дело.

Во второй половине XIX века, когда российско-британские отношения в очередной раз обострились до фактического состояния войны, Североамериканские [Соединённые] Штаты остались единственным союзником России.

Мало кто знает и помнит, что такое явление, как рабство и такое явление, как Британская империя: неразделимы. Наряду с крепостными, рабы существовали в Англии всегда. И такое предельно грязное дело, как работорговля, тоже была мировым приоритетом Британии и еврейских работорговцев. Одержимость рабством и работорговлей и заставила Великобританию (и, на тот момент, союзную с ней Францию) поддержать Южные Штаты Америки в их войне против Севера. От результата нейтрализации британо-французского флота во многом зависела тогда судьба исхода войны между американским Севером и Югом. И вот, в 1863 - 1864 годах, 2 российские военные эскадры под началом контр-адмиралов С. С. Лесовского и А. А. Попова были отправлены Александром II к берегам Америки, чтобы создать угрозу морским путям Англии и Франции, выступивших на стороне Юга. Это и решило исход войны в пользу федерального правительства Североамериканских Штатов.

В те же годы Россия остро нуждалась в финансовых средствах для модернизации не только своей армии и флота, но и всей промышленности. В 1860-х годах Россия взяла ссуду у Ротшильдов в размере 73 миллиона тогдашних долларов. Чтобы не залезать в ещё большие долги к англо-еврейским банкирам, решено было продать Аляску (открытую 21 августа 1732 года командой русского бота "Св. Гавриил" и принадлежавшую России).

Аляска - это фактически самая северо-западная территория Канады, британского доминиона (заморской английской колонии). Но продавать эту территорию вражескому государству было не с руки, вот и решило царское правительство продать её Соединённым Штатам Северной Америки. (Канада оказалась после этой продажи между 2-мя частями США, как колбаса в бутерброде между 2-мя кусками хлеба). Решили - и продали, подписав 30 марта 1867 года в Вашингтоне соглашение с Североамериканскими Соединёнными Штатами. 1 миллион 519 тысяч кв. км - за 7 и 2 десятых миллиона долларов золотом (чуть больше 3-х современных долларов за гектар). Если сравнить эту цену с ценой за гектар северных земель Дании, Норвегии, и даже Сибири, получается, что Аляску продали в 1 с половиной тысячу раз дешевле её настоящей цены!

Эта сумма не покрывала и 10-й части долга Ротшильдам.

Но даже её английские бандиты перехватили. Напрасно Россия доверила своё золото Лондону. Технология передачи проходила через британскую столицу. Послу России в Североамериканских Штатах (Эдуарду Стеклю) был выписан чек на 7 миллионов и 35 тысяч долларов. Более 150 тысяч сразу же ушло на взятки и прочие расходы. 7 миллионов русский посол переправил банковским переводом в Лондон, откуда в Петербург морем отправили купленные (с потерей ещё 1 с половиной миллиона в процессе обмена валют) золотые слитки. Как и следовало ожидать, корабль, на котором перевозили золото, 16 июля 1868 года пошёл ко дну, когда оставалось уже совсем немного до Петербурга. Судно затонуло после взрыва. Как считают сегодня, британский барк Orkney вообще отошёл от лондонского причала, не имея на борту никакого золота. Вся история была мошенничеством от начала и до конца.

Через 7 лет нечто подобное произошло на борту парохода "Мозель". 11 декабря 1875 года он должен был отправиться из Бремена (Германия) в Нью-Йорк (США), но во время погрузки багажа судно потряс взрыв большой силы. Погибли 80 человек, 120 получили ранения разной степени тяжести. Багажные документы чудом остались целы, и по ним выяснилось, что взорвавшийся груз принадлежал гражданину Соединённых Штатов Вильяму Томсону. Сам он должен был добраться до Саутгемптона, а его багаж был зарегистрирован для доставки в США. Во время ареста (16 декабря 1875 года) Томсон выстрелил в себя, но умер лишь через сутки от заражения крови. Пока он был жив, он признался следствию, что не только должен был потопить во время плавания пароход "Мозель", но что уже потопил подобным способом около 10 кораблей. Эти преступления были совершены либо для получения страховки за фальшивый багаж, либо в связи с фальшивыми накладными на ценности, которые были отправлены только по документам, а на самом деле оставались на берегу. Более того, выяснилось, что во время американской Гражданской войны Томсон служил, в чине капитана, в SSC (Secret Service Corps): диверсионно-террористическом подразделении, взрывавшем поезда и корабли северян. Занималась же подготовкой этого подразделения (...как и следовало ожидать!) союзная южанам Великобритания.

Именно британские специалисты обучили его науке изготовления бомб с часовым механизмом. (Как видим, обучили недостаточно хорошо, раз одна из его бомб взорвалась раньше времени: в порту, а не на рейде).

Кто поверит в то, что, когда война закончилась, Томсон, по собственной инициативе, отправился в Англию, где его тут же "подхватили" британские спецслужбы тех лет? Разумеется, его просто "отправили в командировку" для выполнения важной миссии. В Англии он получил 1-е задание: за 1 тысячу фунтов стерлингов вознаграждения (солидная для того времени сумма) ему вменялось в обязанность, устроившись портовым грузчиком, в мешке с углём пронести на борт "Оркни" бомбу с часовым механизмом. За считанные часы до прибытия в Петербург, в угольном трюме раздался взрыв, и судно затонуло со всеми пассажирами и со всем грузом.

Томсон получил причитавшиеся ему тысячу фунтов стерлингов вместе с приказом немедленно уехать из Англии. На этом предписании стояла подпись самого премьер-министра Великобритании Бенджамина Израили (Дизраэли).

При поверхностной оценке - подпись премьер-министра на документе такого кажется неуемной фантазией. Но лишь до тех пор, пока мы не вспомним о том, кто такой Дизраэли. Мало того, что этот английский премьер-министр был евреем и по происхождению, и по религии, и по связи с еврейской средой (общиной), он сделал всё возможное для создания будущего еврейского государства Израиль в Палестине, он предоставил еврейским банкирам (Ротшильдам, Гиршам, Барингам и другим) невиданные льготы.

Даже в своих мемуарах и прочих сочинениях Дизраэли открыто издевается над неевреями, фактически называя их "недочеловеками", и, наоборот, напыщенно прославляет евреев как "сверхчеловеков" уровня богов для всех остальных.

С высокомерным презрением к "гоям" (неевреям), и, наоборот, с непомерным хвастливым тоном в отношении еврейской истории, пишет Беньямин Дизраэли, дважды оказывавшийся в кресле британского Премьер-министра, о Натане Мейере Ротшильде: "(...) Бог и Господин мировых денежных рынков, и (вне всякого сомнения) виртуально - Бог и Господин всего остального. Он буквально держал весь национальный доход Южной Италии в когтях, и Монархи и Министры всех стран стояли в очереди за его советом и руководствовались его указаниями". А ведь 73 миллиона (баснословная по тем временам сумма) Россия задолжала именно Ротшильдам.

В книге, которую написал Дизраэли, он предлагает перенести столицу Великобритании из Лондона в Дели, захватить Палестину с помощью маронитов (и, вероятно, евреев), и т.д. Глубокомысленный подзаголовок его книги многое скажет посвященному человеку: "Новый крестовый поход"...

ТАКОЙ человек просто не мог не быть замешанным в кровавую аферу с 7-мью миллионами для русской короны, где сошлись - кровные интересы еврейских банкиров, британского империализма, конфликт интересов иудаизма и православия, и задача поставить Россию в зависимость от иностранных инвестиций.

Действительно, едва ли не единственным выходом для России оставалось широкое привлечение иностранных инвестиций. Когда собственных денег для вложения в модернизацию всей экономики и широкую индустриализацию нет (а есть только долги), перед каждым зарубежным инвестором снимают шляпу. Именно потому и допустили к Бакинским нефтепромыслам на условиях почти что бесконтрольности - Ротшильдов. Именно потому допустили такое явно связанное с британской разведкой предприятие, как New Russia Ltd.

Ну, а дальше те, кого допустили и на чьи "проказы" смотрели сквозь пальцы, смогли организовать и Цусиму, и Кровавое Воскресенье.

Не случайно за 3 года до трагических для России событий 1905 года, в январе 1902 года, был подписан союзнический договор между Англией и Японией. Вслед за этим англичане и американцы (а фактически - еврейские банкиры, которые играли в свою собственную игру) предоставили японцам широкие кредиты, что гарантировало милитаризацию и нападение на Россию.

Не случайно менее чем за год до поражения России в войне с Японией и Кровавого Воскресенья, 8 апреля 1904 года, Англия заключает широкий договор с Францией, давший начало появлению военно-политического союза Антанта: то же самое, что НАТО сегодня. Британская политика стала к тому времени скоординированной с Соединёнными Штатами именно потому, что и Англию, и США к тому времени уже "оседлали" еврейские экстремисты. "Как только настоящая война разразилась, я уведомил Германию и Францию (...), что в случае какой-либо комбинации против Японии, ...я решительно приму сторону Японии (...)" - признавался через годы президент Соединённых Штатов, Теодор Рузвельт.

Кто был основным союзником Японии в войне против России, и кто подстрекал её напасть на российские корабли? Разумеется, Англия! Не какая-либо иная, а именно британская разведка заложила основы японских спецслужб, а британские спецы обучали японских разведчиков. Британия помогла построить и оснастить японские броненосцы, которые без британского золота не смогли бы отправиться в плавание, не смогли бы открывать огонь из бортовых орудий. Всё японское оружие, вплоть до пуль, было оплачено британскими деньгами.

Случайно ли еврейские банкиры (американские, английские и французские) давали кредиты кому угодно, но только не России? Вопреки всем государственным договорам и законам страны (Франции) парижский еврейский банкир Жак Гинзбург предоставил Японии заём для покупки оружия. Когда же должен был подписываться договор о займе для России, французские банкиры (приехавшие в Петербург) просто не явились, и всё.

О том, что именно англичане и американцы практически создали "с нуля" всю японскую армию, даёт представление американский художественный фильм "Последний самурай", с популярным киноартистом Томом Крузом в главной роли. Там очень хорошо показано, как англосаксы совершили в Японии очередной культурный геноцид, практически полностью разрушив и уничтожив всю предыдущую тысячелетнюю японскую культурную, военно-политическую, национальную традицию, сам уклад жизни. Вместе с модернизацией (а точнее - основанием) современных японских вооружённых сил, американцы и англичане фактически осуществили в Японии государственный переворот, и, когда верные традиционным японским ценностям самураи выступили в их защиту, их выступление было жесточайшим образом подавлено американскими военными командирами. Именно после этого Японию пронизал милитаристский дух; так из неё вылепили злейшего врага России.

Чтобы нанести русским поражение в 1905 году, японцы должны были высадить десант, а сделать это без уничтожения российского военно-морского флота было невозможно. По численности российский флот более чем вдвое превосходил японский, да и по боевым качествам тоже. Для России, первоочередной задачей было перевести часть флота из Балтийского моря в акваторию Тихого океана. Главным же для японцев, наоборот, было ни в коем случае не допустить соединения российского флота на Дальнем Востоке. Эту задачу за них блестяще решили... англичане и американцы! Каким образом? Тем же предательским и подлым образом, что и всегда. Англичане задерживали вышедшую из Петербурга эскадру адмирала Рождественского во всех портах, где это только было возможно. Возле берегов Португалии несколько английских военных кораблей "окружили" эскадру Рождественского, двинулись наперерез и задержали, а потом объяснили, что "ошиблись"! Англия оказала давление на Испанию, чтобы русским не давали отгрузить уголь. В порту Дакар, находившимся под французским контролем, русской флотилии в резкой форме запретили погрузить на борт уголь. Вот так "союзники"!

На Мадагаскаре, которым тоже владела Франция, целых два месяца эскадру держали без угля, не давая отправиться дальше. И так везде, где бал правили Англия и Франция.

Только немцы, несмотря на все английские угрозы, заполнили грузовые трюмы русской эскадры углем, и корабли смогли отправиться дальше.

Разве это не должно было послужить уроком российским политикам, что лучше уж иметь дело с немцами, и, в самом худшем случае, это обернётся меньшей бедой, чем если довериться англичанам.

В Рейнском архиве еврейских банкиров Варбургов имеется запись об усилиях французских банкиров, баронов Ротшильдов, воздействовать на французское правительство с целью помешать русской эскадре получить топливо и отремонтировать военные корабли. Англичане и французы задержали Рождественского настолько, что его флотилия пришла на Тихоокеанский театр военных действий лишь через 7 месяцев, и, конечно, опоздала.

В результате, Россия фактически лишилась своего флота.

Но это было бы ещё полбеды. Ведь поражение в войне с Японией стало одним из факторов, реально спровоцировавших кровавую революцию 1905 года.

Таким образом, с помощью New Russia Ltd., английский государственный международный терроризм и еврейско-сионистско-банкирские круги сумели выявить связи внутри государственно-общественного организма Российской империи, характер и природу взаимодействия между "винтиками" её общественного устройства. Это позволило им нанести удар в самые чувствительные места, повредить самые хрупкие "винтики" государственно-политического механизма.

Международный еврейско-банкирский кагал и союзные с ним Англия-Америка сначала устроили финансовую диверсию против российского государства. Вслед за первой волной финансово-банковских ударов последовал целый ряд финансово-экономических актов международного терроризма со стороны еврейских экстремистов, Англии и Америки.

С помощью подобных методов евреи-экстремисты и англосаксы заставили Россию остро нуждаться в иностранных инвестициях и смотреть "сквозь пальцы" на многочисленные нарушения, шпионаж, подстрекательство, контрабанду оружия в Россию для раздачи террористам, и прочие преступления иностранных инвесторов.

Пользуясь этим, англо-американские, французские и контролируемые евреями немецкие фирмы в России превратили свои офисы и предприятия в пункты вербовки террористов и агентов своих спецслужб. Вот почему больше половины "мозгового центра" и лидерства российских революционных бандитов состояло из прошедших через руки иностранных работодателей инженеров, менеджеров, адвокатов, и прочей управленческой, технической и правовой интеллигенции. Не была исключением и фирма Джона Хьюза; только действовала она на более высоком уровне.

Это не означает, что Нессельроде, Путиловы, Громовы, Ливены, и прочие представители высшей российской знати - виновны в измене Родине. На их уровне государственно-международный англо-американский терроризм действовал более тонкими методами, избегая прямой вербовки и пользуясь дезинформацией, интригами, психологическим воздействием, сбором прямой и косвенной информации, и т.п. Целью разбойного англо-американского империализма являлось провоцирование ошибок со стороны российских государственных лиц, чтобы затруднить их деятельность, способствовать возвышению бездарей и самодуров, и, наоборот, появлению компромата на самых талантливых российских политиков, и т.д. Той же цели на первом этапе служил и направляемый и финансируемый англо-американской разведкой революционный терроризм. Находясь под постоянной угрозой физической расправы, российские государственные мужи, даже самые отважные, не могли не пребывать под давлением постоянного стресса, что в известной степени подрывало их работоспособность. Могут ли нормально действовать полководец и его высшие командиры в условиях, когда их собственные солдаты то и дело открывают по ним огонь?! В таких же самых условиях приходилось работать высшим руководителям российской державы.

В этих условиях нужно было разделить врагов на зачинщиков и подпевал, и относиться к ним сообразно этой тактике. Но разве это было возможно, если Англию (главного зачинщика!) рассматривали в качестве союзника, тогда как Германию (наименьшую угрозу в тот период) ошибочно считали зачинщиком антирусской вражды. Если бы России удалось разрушить союз между Англией и Францией (основу Антанты), то никаких глобальных катастроф и кровавых событий не случилось бы по сей день. Но самое главное, что русское самодержавие в тот период не осознало катастрофичности своей несправедливой социальной и национальной политики, а если вдруг осознавало, начинало метаться, бросаясь в объятия противоположной опасности, то есть из огня да в полымя. Это, без сомнения, было результатом подрывной деятельности англо-американского и еврейского терроризма на территории России. Но ещё страшней то, что царское правительство и те элитарные слои, на которые оно опиралось, так и не поняли хищной и кровожадной природы мирового еврейского экстремизма и его виртуальной глобальной еврейской империи. И за это поплатились.


К СОДЕРЖАНИЮ









Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

13-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 4)

8. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

1) ГОСУДАРСТВО ТЕРРОРИСТОВ





[В этом разделе использованы (без ссылок) материалы, авторами которых являются: Lindon LaRouche, David Icke, David Duke, William Jones, Harry Tolson, Scott Thompson, Marjorie Mazel Hecht, Joseph Brewda, Jeffrey Steinberg, Gordon Epstein, Allen Douglas, Rachel Douglas, и другие американские историки, журналисты и активисты. Мной использованы и материалы из моей личной переписки с Дюком, Чомским, Цюнделем, Ирвингом, Толсоном, Бёрдманом, Зюхстом, и другими американo-немецкими активистами]




8
. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

[В 3-х ЧАСТЯХ]

1) ГОСУДАРСТВО ТЕРРОРИСТОВ.

а)


Прежде, чем склоняться к "выводам" - и безоговорочно "осуждать" и "клеймить" британскую монархию, мы советуем читателю подумать о том, что мировая политика всегда была и остаётся прибежищем крайнего цинизма, лжи, несправедливости, коварства и вероломства. Так, как поступала в прошлом Англия, поступали все другие государства, и особенно так называемые "мировые державы". Все "мировые державы" занимались разбоем, захватывая другие страны и чужие территории, грабя их, попирая интересы и даже само существование многих народов, проливая океаны крови.

И, всё же, есть нечто, отличающее английский империализм от любого другого. Это всегдашнее стремление воевать с противниками чужими руками, веками не прекращающаяся террористическая деятельность против ВСЕХ государств мира, вероломное проведение военных акций и операций в МИРНОЕ ВРЕМЯ и против мирного населения, и особо циничное попрание всех международных договоров, законов, норм и обязательств. Ни одно государство мира не находится ВСЕГДА в состоянии войны СО ВСЕМИ, и не совершает вопиющей военной агрессии не только против соперников и слабых государств, но и против союзников.

Из пользующихся официальным статусом и защищаемым "мировыми державами" авторитетом, вероломней и коварней английской империи только группа международных евреев-экстремистов и их военно-политическая база в Палестине, известная как "еврейское государство" Израиль.

Многие страны совершали чудовищные военные преступления, осуществляли геноциды, вырезая целые народы. Но только англичане делали это "с холодной рассудительностью", не в состоянии аффекта, расчётливо и в качестве традиционного для них "демографического оружия". Если для других геноцид и наиболее страшные военные преступления всегда являются крайними исключениями, то для Англии это "обычное дело". В отличие от других стран, идущих на самые крайние меры лишь когда им самим что-то угрожает, Англия всегда готова на всё, вплоть до уничтожения всего человечества: даже когда ей абсолютно ничего не угрожает, а ставка сделана всего лишь на её амбиции и глобальную гегемонию. Англия шла на такие меры, если что-то угрожало её власти над колониями в других частях света, на других материках, за многие тысячи километров от её собственных берегов.

Главными принципами политического credo Британской империи всегда были и остаются следующие. 1) У Англии нет союзников и друзей; есть лишь английские интересы (лорд Пальмерстон). 2) Британский флот обязан быть лучшим в мире. 3) Главным врагом Великобритании становится очередная сильнейшая держава на Евразийском континенте (позже: в мире). 4) Главным врагом Великобритании также становится любая держава, решившая создать или создавшая сильный флот. 5) Вместо огромной и сильнейшей в мире сухопутной армии лучше создать первую в мире разведку и глобальную диверсионно-террористическую сеть, и, с их помощью, воевать чужими руками. 6). Если уж в тот или иной период и понадобится огромная армия, пушечным мясом в ней должны быть не англичане, но жители британских колоний (ведь их жизни для британского режима недорого стоят). 7). Британия обязана иметь лучшие в мире военные технологии. 8). Золото и финансы: главное политическое оружие Великобритании.

За более чем тысячелетие своего существования, Англии (Британии) ни разу не изменила этим принципам, и ни разу не была захвачена врагами. Отчасти это произошло благодаря тому, что она раньше других переняла от Венеции и прочих итальянских морских форпостов идею первоочерёдности доминирования на море. Благодаря тому, что Великобритания - единственная европейская держава, где не было резкой и коренной смены власти, разрушительных революций и уничтожения государственной элиты, - её секретные политические планы составлялись не на годы и даже не на десятилетия вперёд, но расписывались на века, давая, за счёт этого, громадное преимущество. Так постепенно Англия расправилась с Испанией (пустив в ход диверсии и террористические акты, организацию восстаний и бунтов на подвластных ей землях). С помощью англичан, независимость от Испании завоевала Голландия (Нидерланды).

Поначалу Голландия очень даже "подружилась" с Англией, но, как только она создала свой сильный флот, она сама стала очередной английской добычей. Британия издала Навигационный акт 1651 года, послуживший причиной 3-х англо-голландских войн (1652-1654; 1665-1667; 1672-1674). В результате, Голландия перестала быть мировой державой. Сокрушить голландцев на суше англичанам помогла тогда Франция.

Естественно, что следующей на очереди стала сама Франция, тем более что она создала мощный флот и захватила многочисленные колонии по соседству с владениями Англии в Азии, Америке и на разных островных архипелагах. Коварные и бесчестные способы использовала Англия для того, чтобы лишить Францию её главного владения: заокеанской провинции Квебек на севере американского континента (сам я живу в Квебеке уже почти 20 лет). Настойчивость и неустанность Великобритании за овладение Квебеком продолжалась с 1689 по 1763 год. Войны с Францией за Квебек (Канаду) названы в Англии по имени английских монархов: война короля Вильгельма (1689 - 1697), королевы Анны (1703 - 1713), и короля Георга (1744 - 1748).

Никакая бесчеловечность, бессовестность, вопиющие даже в военное время приёмы и маниакальная настойчивость не принесли Англии перевеса. Французский Квебек героически защищался. Тогда англичане прибегли к старому и испытанному ими способу. Они вооружили индейцев, устроили многочисленные провокации, вину за которые переложили на французов, и, с помощью этого коварства, развязали войну индейцев против Квебека (1755 - 1763). Одновременно, они устроили серию политических интриг, диверсий и террористических актов, религиозных провокаций и сталкивания интересов разных церквей, и, с их помощью, сумели склонить Пруссию к войне. Эта бойня была одной из самых кровавых в истории и получила название Семилетней войны. Англичане правильно рассчитали, что основной конфликт развернётся между Пруссией и Францией. Таким образом, когда Франции было не до помощи Квебеку, и когда индейцы уже порядочно потрепали квебекскую армию, Англия ввела в дело свои собственные войска.

После расправы с французами, англичане начали расправу и с индейцами. Это урок всем, что союзников у Англии нет, а есть только английские интересы. Индейцев расстреливали, травили, а британский генерал Амхерст подарил им инфицированные
оспой одеяла.

Понимая, что Франция всё ещё сильный конкурент и противник, Англия, с помощью еврейских финансовых баронов Ротшильдов, их террористических организаций и тайных обществ, сумела разработать и осуществить Великую Французскую революцию. Но было бы глупо рассматривать её лишь как кровавую баню ради выведения Франции из строя.

Для английских держиморд, последних закоренелых европейских феодалов и социальных расистов, для которых их "голубая кровь" значит всё, а жизнь простолюдина не стоит и ломаного гроша, необходимо было, с помощью целой серии революций, уничтожить все европейские национальные элиты, чтобы единственной цельной аристократической элитой на Земле остались они, англичане. Для их хищного раннефеодального сознания, правительства и элиты, не имеющие аристократических корней и родовой преемственности, нелегитимны. И, значит, с ними можно делать всё, что угодно. 

В своё время, Англия использовала Московию для сокрушения Великого княжества Литовского и Польши (вместе составлявших Речь Посполиту), ставших в XVI-XVII веках главным конкурентом Англии на суше. Британский режим активно спонсировал Ивана Грозного, а позже Алексея Михайловича, чтобы их руками раздавить Речь Посполиту. Именно Англия поставляла (бесплатно!) революционное на тот момент огнестрельное оружие, и, главное, самые большие пушки, каких не было на тот момент больше ни у кого. Именно английские пушки помогли Ивану Грозному взять неприступную на тот момент крепость Полоцк.

Ещё одной английской задачей, возложенной на этого московского государя, было разорение им люто ненавидимого англичанами Новгорода.

Как само воцарения Ивана Грозного, так и создание им уникального и особо жестокого режима государственного терроризма - опричнины - никогда бы не состоялось без английской помощи. Поэтому каждый, кто упрекает Московию или другие славянские государства в особой жестокости, должен помнить о том, что все эти бесчеловечные режимы создавались английским (позже англо-американским) империализмом.

Помимо творения монстров-фантомов, с помощью которых Британская империя вечно держит целый мир в страхе (Ивана Грозного, французскую революцию и Наполеона, прусскую диктатуру, Пилсудского, Сталина, Муссолини, Франко и Гитлера), она ещё и использует их правление в качестве политико-социологических экспериментов. Устанавливая, с помощью своих ставленников - политических извергов, чудовищные системы, Англия превращает их в свою лабораторию, чтобы применить полученные результаты либо для внутреннего потребления, либо для их насаждения в других странах - с той или иной целью.

Опричнина Ивана Грозного (своеобразный гибрид крайнего деспотизма, беззакония и революционного террора) и была таким английским экспериментом.

Совершенно особые отношения были установлены Иваном Грозным с Англией в 1554 году, после чего великий князь московский даровал английским купцам и дипломатам невиданные торговые и политические привилегии. Если подданный британской короны совершал в Московии даже самое тяжкое преступление, он оставался неподсуден, и его судьбу решал грозный государь самолично.

Грозный предложил английской королеве Елизавете I совершенно уникальный секретный контракт. Английский посланник в Великом княжестве Московском, Антон Дженкинсон, так описал это предложение:

"Далее царь просит убедительно, чтобы между им и её королевским величеством было учинено клятвенное обещание, что, если бы с кем либо из них случилась какая-либо беда, то каждый из них имеет право прибыть в страну другого для сбережения себя и своей жизни, и жить там и иметь убежище без боязни и опасности до того времени, пока беда не минует и Бог не устроит иначе".

Монополия Английского купеческого общества на торговлю с Московией через Белое море только укрепилась после разгрома Грозным Новгорода. Разорение этого величайшего русского города прекратило и торговые дела с Ганзой, что, разумеется, приветствовалось хищной Великобританией.

Однако Иоанн Васильевич вскоре решил восстановить торговлю с Ганзой через Нарву.

Жадные и хваткие английские купцы, ведшие торговлю в германских государствах, тогда массово перешли из Английского купеческого общества в другое, а зачинщиками стали в этом приказчики Ральф Рюттер и Фома Гловер.

Английская королева Елизавета I потребовала от Ивана Грозного их выдачи (экстрадиции), и 2 раза посылала в Нарву гонцов. Похоже, Иоанна Васильевича вывел из себя вызывающе наглый тон английской королевы, приказавшей (как простому холопу) в своих грамотах ему (тогда уже начавшему именовать себя "царём"!) схватить Рюттера и Гровера и доставить их в Лондон. Поэтому Грозный, притворившийся, что поверил в заявления Рюттера и Гловера о том, что посланцы королевы - шпионы польского короля Сигизмунда Третьего, и что грамоты у них подложные, распорядился схватить не приказчиков, а гонцов. Ещё не осознавая, насколько глубоко она тоном своих грамот оскорбила и унизила вспыльчивого правителя Московии, Елизавета отправила и 3-го гонца, которого, по приказу Грозного, тоже схватили. Только тогда спесивая английская правительница прибегла к обычной дипломатической процедуре, отправив в Москву (куда прибыл 15-16 октября 1568 года) своего официального посла Фому Рандольфа.

Грозный стал в позу, и долго отказывался принимать посланника королевы (разумеется, под предлогом сомнения в его идентичности).

Тогда королева (что, опять же, характерно для англичан) ещё наполовину сбавила тон, и примирительно сообщила московскому тирану:

"Безчестность этих Англичан, после такого начала, из плутовства может перейти в дерзость, из дерзости в наглость, и наконец может довести их до такой отчаянности, что они осмелятся даже замыслить чтo-либо против Фомы Рандольфа. (...) Эти люди - непослушные подданные нашего величества, неблагодарные граждане своего отечества, вероломные слуги справедливых господ - являются преступными в клевете, в безчестности, в обмане".

Чтобы унизить посланника королевы, Грозный (приняв Рандольфа лишь в феврале 1569 года) с вызовом нарушил всякий этикет и регламент, полагавшиеся в то время для приёма иностранных послов: отказал Рандольфу и его свите во всяких почестях, не пригласил к царскому столу, а ещё через пару дней приказал силой переодеть посла в русское платье и вечером доставить в Кремль для секретного разговора с великим князем ("царём").

Выпустили Рандольфа лишь под утро.

Только тогда Грозный пошёл на уступки: запретил "отколовшимся" английским купцам торговать в Нарве отдельно от Английского купеческого общества, предоставил Английскому купеческому обществу право захватывать иноземные корабли в Белом море (правда, на условии, что 50 процентов от награбленного должно передаваться в казну Московии), выдал Гровера Рандольфу.

После этого Иван Грозный использовал в отношениях с Англией знаменитые "кнут и пряник": то отбирал у жадных и спесивых англичан все привилегии, то возвращал их. Елизавета отказала ему в руке своей племянницы, Елизаветы Марии Гастингс.

Как только Англия убедилась в том, что, вместо поддержания навязанной Англией деспотической системы, Иван Грозный проводит прогрессивные реформы, вводит новое (близкое к Статуту Литовскому) законодательство, смягчает крепостничество, идёт на сближение с Литвой и ограничивает сословные перегородки, охлаждение в отношениях пошли ещё дальше.

После того, как московский деспот "бонапартизировался", из-за козней Британии сорвалось объединение Речи Посполитой и Московии, с Иваном Грозным или его сыном на королевском престоле.

Когда при Борисе Годунове Московия достигла недопустимого, с точки зрения Англии, могущества, и, более того, Годунов ни за что не желал вступать в войну с Речью Посполитой, англичане подготовили переворот в Москве, поручив Шуйским убить царя и его сына, и захватить власть. Параллельно, с помощью группы реакционных поляков, английская разведка того времени "для страховки" подготовила и проинструктировала Лжедмитрия Первого (на случай, если переворот Шуйских сорвётся).

Британия постоянно оказывала давление на Годунова, вынуждая его сворачивать начатые Иваном Грозным прогрессивные социальные и правовые реформы (которые Грозный не смог осуществить из-за своего вспыльчивого нрава и приступов душевной болезни, сопровождаемых казнями и пытками). Тому пришлось формально (но не фактически: об этом свидетельствуют многие документы!) усиливать гнёт крепостничества. Годунов, не получивший такого блестящего образования, как его предшественник, совершал системные ошибки, хотя и отчаянно сопротивлялся. После того, как английские посредники стали возвращаться из Московии ни с чем, так и не добившись от Годунова принципиальных уступок английским намерениям по наиболее важным позициям, в Лондоне решили сделать с Годуновым то, что Англия всегда делает с "непослушными".

Узнав о планах Лондона, канцлер Великого княжества Литовского, Пётр Сапега, сумел переманить Лжедмитрия и его невесту, Марину Мнишек, на свою сторону, и упредить переворот Шуйских. Лжедмитрий, по договору с Сапегой, должен был взять Годунова живым и доставить в Швецию, но план сорвался (Годунова, а потом и его сына убили слуги Шуйских). Именно Англия спонсировала Шуйских, поставив перед ними задачу осуществить геноцид населения Московского государства.

Английские планы расстроили 2 "самодеятельных" политика.

Начавшись как частная авантюра доигравшихся до "баниции" (объявленных вне закона в ВКЛ) сорвиголов Петра Сапеги и Лисянского, и клеймённого смутьяном в Московии Лжедмитрия, предприятие этих разбойников превратились в дальнейшем в освободительное движение, целью которого стало свержение ненавистного антиславянского ига Англии и её оккупационного режима Шуйских. Папскому Риму (союзнику Британии) и Лондону удалось столкнуть Польшу и ВКЛ на территории Московии, доведя конфликт между ними до военных действий. Польша фактически воевала в Смутное Время на территории Московии за интересы Англии и папского Рима, тогда как Великое княжество Литовское - в лице Яна Сапеги и Лисянского: наоборот.

Ополчение Минина и Пожарского формировалось на английские деньги: вот почему предложение Сапеги и Лисянского о совместных военных действиях против поляков и заключении политического союза князь Пожарский резко отверг.

В результате английских интриг, выигравшей партией оказалась клика реакционных феодалов-крепостников, уничтоживших правовые и социальные реформы Ивана Грозного и Бориса Годунова. Погибло огромное (по тем временам) число людей.

В дальнейшем Англия предотвратила объединение Московии с ВКЛ, с помощью князя Пожарского и оставшихся Шуйских и их лакеев. К власти пришла династия Романовых, английских ставленников на великокняжеском троне. Они открыли "шлюзы" для английской монополии на торговлю в Московии (будущей России), продолжили, в интересах Британии, разрушение Великого княжества Литовского, блокировали военно-политические усилия беспокоивших английский империализм шведских королей. Как ни пытались первые Романовы соскочить с английского "крючка", им это не удалось.


б)
Всё это тянулось долгие годы, вплоть до восшествия на трон Петра. С его приходом, дни бесконечного английского триумфа в восточной части Европы и проливаемых ради Англии потоков крови европейских народов кончились. Пётр I Великий сумел начать раунд собственной политики, к концу своего правления полностью отстранившись от английских интересов (за что, по-видимому, и убит).

При нём именно Англия сделалась основным противником петровской России. Петр I и английский король Георг I не скрывали взаимной ненависти. Пётр поддержал притязания на английский престол Иакова III Стюарта, совместно с которым не исключал русского десанта в Англии и оккупацию её российскими войсками. За высадкой в Шотландии с 17-ю тысячами воинов в 1715 году сторонника Стюарта, герцога Мара (с которым Пётр встречался лично), стояла российская монархия. (Эта военная операция не увенчалась успехом).

Трудно сказать, по каким причинам Пётр не решился на открытую интервенцию на Британские острова, в тот период, когда, по поручению Иакова III, его приближённый Томас Гордон писал русскому императору:

"Истинно доношу, что они требуют только помощи в 6000 человек войска с оружием ещё на 20000 человек и с амунициею, соответствующею этому числу. Если это великое дело исполнится с помощию вашего императорского величества, то не только увенчает бессмертною славою все великие деяния вашего прехвального царствования, но и будет содействовать счастливому окончанию последующих ваших предприятий".

Летом 1716 года англичане задумали напасть на российский флот, стоявший на рейде Копенгагена (с целью присоединиться к Дании против Швеции), и убить или взять в плен находившегося на одной из русских галер Петра I. Георг I уже отдал приказ английскому адмиралу Джону Норрису атаковать русские корабли, но приближённые посоветовали Георгу отменить приказ, т.к., в случае неудачи, оставшийся в живых Пётр договорился бы со Швецией, и наверняка организовал бы совместный со шведами, поляками, литвинами и датчанами поход на Англию, от которого та не смогла бы защититься.

Об этой, чуть было не состоявшейся попытке убить или пленить его, Пётр узнал от своих информаторов в Лондоне, и ответил заимствованной у англичан тактикой: раскрытый в 1717 года в Лондоне заговор против Георга I изобличал некоторое участие Петра. Последний, узнав о нём, не только не поставил в известность английский двор и короля, но, наоборот, использовал его в своих целях. В случае успеха, грозный противник Петра был бы повержен. В случае неудачи, Англия могла вмешаться в Северную войну против Швеции (т.к. одним из главных участников заговора был шведский посол в Лондоне).


в)

После Петра и послепетровских метаний, англичанам удалось посадить на российский престол свою ставленницу, Екатерину II. Её задачей, поставленной перед ней англичанами, было не ввязываться ни в какие глобальные конфликты, строить крепости на случай войны с республиканской Францией, учинить геноцид славянских народов (белорусов, поляков, жителей прибалтийских и северных территорий), разрушить славянские культурные ценности и подавлять антибританские настроения.

Ставленница Англии и германской Саксонии на российском престоле, Екатерина II горячо пеклась о евреях, считая их "за людей", и не считала "за людей" белорусов и других славян. О геноциде белорусов англичанами руками Екатерины Второй написано много, в том числе и мной (см. мою работу о Великом княжестве Литовском, "Бобруйск"). Когда в конце XVIII - начале XIX века Екатерине достались от Петра и в результате её собственных захватнических кампаний части Речи Посполитой (Великого княжества Литовского и Польши), с густым еврейским населением, императрица, во-первых, гарантировала евреям право ничем не ограниченного вероисповедания еврейской религии и владение собственностью, и, во-вторых, "совершенно их под державою своей усыновляя", поклялась наделить всеми другими "правами, вольностями и преимуществами, каковыми древние... подданные пользуются".

(В это самое время русских людей крепостники пытали, убивали и продавали с аукционов как скот!).

Екатерина должна была, по планам англичан, окончательно добить самое ненавистное им государственное образование: Речь Посполиту.

Впрочем, достаточно серьёзная война тоже была предусмотрена англичанами для Екатерины. Они очень надеялись руками российской императрицы разгромить Оттоманскую империю (Турцию). Уже тогда они строили планы по захвату Палестины (которой сотни лет владели турки), и для этого надеялись ослабить Турцию чужими руками. На войну с Оттоманской империей англичане "подрядили" и Австрию, союзницу России. Замысел англичан был таков: эта война ослабит не только турецкую державу, но и противостоявшие ей империи Австрии и России. Британией были "предусмотрены" для них такие потери от финансового, экономического и военного бремени (связанные с турецкой кампанией), от которых все 3 империи так бы и не оправились. На словах выражая свою "христианскую" солидарность и объявляя себя союзником, Англия не только не спешила включиться в войну против Турции на уровне Австрии и России, но, наоборот, поддерживала Оттоманскую империю своими субсидиями, оказывала тайную военную помощь, и делала дипломатические заявления о "нерушимости" турецких границ. Цель была предельно ясна: причинить всем 3-м империям как можно больший урон.

Вероятно, многих удивит факт деятельности ордена иезуитов и Святой Инквизиции в Московском Государстве. В XVI-XVII веках активная деятельность инквизиции, иезуитов, и прочих римско-католических орденов и организаций в Москве резко усилилась. В XVIII веке особенно благоволила к иезуитам Екатерина II. В XIX веке иезуитов допустил в Россию Николай I. Многие видные сановники Московии, а потом и России, были членами ордена иезуитов, хотя и не покидали православия.

Екатерина страстно благотворила и масонов, для которых создала в России самые привилегированные, самые роскошные условия. Эта немецкая шлюха разрушила всё, что создал Пётр I в сфере внешней и внутренней политики, не поощрявший проникновение в своё государство ни масонов, ни ортодоксальных иудеев или еврейских банкиров, и гарантируя им постоянную "прописку" в основном лишь на условии отказа от иудаизма и талмудизма.

Лишь только тогда, когда вскрылся заговор масонов и их попытки втянуть в свои заговорщические козни сына Екатерины, Павла I, царица "прозрела", и устроила масонам "головомойку". Но было поздно: зараза распространилась слишком далеко.

Само воцарение Екатерины II было английской династической провокацией, потому что родственная ей немецкая династия правит и в самой Великобритании.

Напомним, что династическая уния распространила власть германской саксонской знати не только на южных германцев (австрийцев), но и на британских саксов. Дело в том, что в Англии на протяжении столетий правят несколько саксонских династий, одна из которых - династия из Нижней Саксонии (Балтийской Саксонии).

Ганновер, находящийся в известной близости от Эльзаса (земли франков), в течение семи веков был центром самостоятельного государства, княжества, включавшего в себя большую часть Нижней Саксонии. Во времена Эрнста-Августа, с 1692 года, Ганноверское княжество стало курфюршеством (курфюрст - князь-посол, получивший право избирать императора).

Супругой Эрнста-Августа была Софья из Пфальца - внучка английского короля Якова I, принявшая протестантство. Сын Эрнста-Августа и Софьи становится в 1714 году английским королем Георгом I. С того самого года более, чем на столетие, персональная (династическая) уния связала Англию с нижнесаксонским Ганновером. Один король (Георг, даже не говоривший по-английски и проживавший в германской Саксонии; после - его наследник) правил обоими государствами. Все "три Саксонии" (три части саксонских земель) неуклонно расширялись.

Так, в XVIII веке Ганновер присоединил к себе большие территории, среди которых княжество Люнебург и герцогства Бремен и Верден (Verden), графства Бентхайм и Оснабрюк, и другие.

Другая династия из саксонской Германии правит Англией (последней классической феодальной империей в Европе, со всеми её атрибутами, сословиями (затушёванными, но от этого не исчезнувшими) и средневековой иерархией) и в нынешнюю эпоху: в XX - XXI веке. Это Виндзорская династия, к каковой принадлежит английская королева Елизавета II.

Правящая английская династия (принц Чарльз и его потомки) относится к Глюксбургской ветви германо-саксонского Ольденбургского дома Виндзора, и на протяжении веков именуется Виндзорской.

К той же династии принадлежал российский император Павел I и его потомки по мужской линии (его мать - Екатерина Вторая - императрица саксонского происхождения).

Екатерина - наследница династии уроженцев "средней" из трёх Саксоний - Саксонии-Анхальт (Sachsen-Anhalt). Она граничит на юго-востоке - с Саксонией, а на западе - с Нижней Саксонией (нынешняя столица Саксонии-Анхальт - город Магдебург). Настоящее имя императрицы Екатерины II - Софья Фридерике Августа Анхальт-Цербстская из старинного обедневшего саксонского княжеского рода. В городе Анхальт-Цербст существует единственный в мире музей Екатерины II.

Это одна из причин, по которой убили Павла I: "феодальные мозги" англичан не допускают, чтобы представители той же английской королевской династии, или её близкие родственники управляли другой равной (или близкой по могуществу) Англии державой. По той же причине убили и Николая II со всей его семьёй: его жена, Алиса Гессен-Дармштатская (известная как Мария Фёдоровна), была родной внучкой английской королевы, которую та почему-то иногда называла "племянницей".

(Для сравнения, представителей других династий в российском императорском доме оставляли в живых. Так, вдова императора России Александра III Мария-София-Фредерика-Дагмара (1847-1928), ставшая женой царя по именем Марии Фёдоровны, была сестрой британской королевы Александры (1844 - 1925), датской принцессы, ставшей женой британского короля Эдварда VII, и с 1919 года жила в Дании).

По той же причине большевики (ставленники Англии и мирового еврейского сионизма) убили и сестру принцессы Алисы Гессен-Дармштадской, вдову убитого революционерами-террористами великого князя Сергея Александровича. Елизавета Фёдоровна (neè Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская, нем. Elisabeth Alexandra Luise Alice von Hessen-Darmstadt und bei Rhein; семейное имя Элла). (1 ноября 1864, Дармштадт - 18 июля 1918, Пермская губерния).

Корни нынешней правящей английской династии уходят в саксонский род Веттинов.

Веттины - один из нескольких наиболее древних княжеских кланов в Европе, первое письменное упоминание о котором относится к V веку н.э.

Патриархом Дома Веттинов считают герцога Витигизеля (род. ? - ум. 434). Имя Веттинов связано с замком Ветте (Веттин) на реке Заале, где они были известны за века до принятия христианства.

Считается, что Веттины бежали на юг (из Нижней Саксонии (прибалтийской) - в Верхнюю от нашествия Карла Великого, не желая порывать с язычеством, но всё равно были обращены в христианство, и с 1089 - маркграфы Мейсенские, местные правители переселённых Карлом Великим из Нижней Саксонии в Верхнюю саксов.

С 1247 г. Веттины - ландграфы Тюрингские, которые приблизительно к 1420-м годам вошли в число наиболее влиятельных германских феодальных династий. С 1423 г. Веттины именуются уже герцогами Саксонскими и курфюрстами. В 1485 г. из этого рода выделились две наиболее влиятельные ветви, Эрнста и Альберта (Эрнестинская и Альбертинская). Первый получил титул курфюрста и большую часть Тюрингии. Второй - часть Северной Тюрингии и Мейсенскую марку. С 1547 титулом курфюрста завладела Альбертинская линия.

Из наследников и вассалов Эрнестинской линии вышло несколько герцогов, правивших отдельными герцогствами. Наиболее влиятельное - Саксен-Веймар-Эйзенах - с 1815 г. великое герцогство (решение Венского Конгресса).

В начале 1580 г. из Эрнестинской (Саксен-Веймар-Эйзенахской) ветви выделилась Саксен-Алътенбургская (род угас в 1672), около 1630 г. - Саксен-Готская (род угас в 1825), в 1671 г. - Саксен-Эйзенахская (род угас в 1741); из Саксен-Готской в 1681 - Саксен-Мейнингенская, Саксен-Гильдбурггаузенская (после 1826 - Саксен-Альтенбургская) и Саксен-Заальфельдская (с 1826 - Саксен-Кобург-Готская). Именно из этой линии происходят нынешние британские (английские) монархи.

Выходцы из Саксен-Кобург-Готского рода в 1831 г. основали Бельгийский королевский Дом, а в 1887 - Болгарский королевский Дом.

Альбертинская линия владела Саксонским курфюршеством, которое с 1806 г. стало королевством.

В 1650 из Альбертинской линии выделилась Саксен-Вейсенфельская ветвь (род угас в 1746 г.), Саксен-Мерзебургская (род угас в 1731), и Саксен-Цейцская (род угас в 1759).

Во главе пяти наиболее влиятельных государств из числа государств - учредителей Германской империи - стояли члены Дома Веттинов (королевство Саксония, великое герцогство Саксен-Веймар-Эйзенах, герцогство Саксен-Альтенбург, герцогство Саксен-Кобург-Гота и герцогство Саксен-Мейнинген).

Веттины правили в Речи Посполитой (1697-1763; альбертинская ветвь, в 1697 г. вернувшаяся в лоно католической церкви), Португалии (1853-1910), Болгарии (1887-1946), ныне правят в Великобритании (с 1901 г.) и Бельгии (с 1831 г.).

Важно отметить, что именно Веттины были инициаторами Реформации, а курфюрст Фридрих Мудрый стал другом и покровителем Мартина Лютера. Конечно, не случайно Мартин Лютер родом именно из Саксонии (из Саксонии-Ангальт (Анхальт). Тут же родился самый богатый и самый меркантильный из крупных композиторов своего времени - Георг Фридрих фон Гендель (родился в 1685 году в самом центре (рядом с рыночной площадью) богатого города Галле. Родиной Мартина Лютера был Айслебен, потом город Виттенберг (Lutherstadt Wittenberg), который благодаря ему стал родиной Реформации. Здесь Лютер и прожил большую часть своей жизни.

Перечислим представителей этой династии на английском троне с начала XIX века:

Эдуард VII Саксен-Кобург-Готский (1901-1910), сын королевы Виктории и принца Альберта Саксен-Кобург-Готского;

Георг V (1910-1936) сын Эдуардa VII;

Эдуард VIII (1936-1936) сын Георга;

Георг VI (1936-1952), брат Эдуарда VIII;

Елизавета II (род. в 1952 г.), дочь Эдуарда VIII.

Саксонские монархические кланы, правящие во всей Европе, а также часть Габсбургов и Гогенцоллернов стремились освободиться из-под власти Рима. Институт папской власти выборностью, идущей вразрез с принципом династического наследования, будучи соперником Византии, всё же во многом повторял структуру её церковной иерархии. В свою очередь, германские династии тяготели к абсолютизму типа восточной деспотии, стремясь к подчинению церкви государству. Но даже среди них особым рвением отличались английские короли, которые стали заявлять об утверждении принципа подчинения церкви монарху уже в 1010-х годах Цели английских королей в этом направлении недвусмысленно выдают так называемые Кларендонские постановления (1164). И, так как раскол церкви больше всего был выгоден и нужен английской короне, можно заподозрить, что папские легаты, по вине которых раскол произошёл, были агентами влияния Англии и Саксонии. Первый же раскол церкви был только началом, неизбежно ведущим ко второму (Реформации).

Интересы двух деспотий - папской власти и власти германских династий - столкнулись на узкой тропе, где двоим не разойтись. Византия со своим православием и принявшие от неё православие народы на рубеже первого и второго тысячелетий не беспокоили Ватикан так, как конфликт со светской властью у них под носом. Наоборот, острый конфликт с Византией играл на руку саксонским династиям, и становился козырем в их руках.

Прямо "напротив" трёх германских саксоний географически расположилась область тех земель франков, которые они сумели сохранить за собой. Ко времени рубежа первого и второго тысячелетий они уже не были захватчиками и поработителями, как в царствование Карла Великого. Область Эльзаса-Лотарингии превратилась в место наиболее прогрессивных, гуманистических, позитивных тенденций. Тут формировались деятели, которые противостояли расколу церкви, выступали за автономию монастырей, за независимость церковной и светской власти друг от друга ("параллельная" модель). Сюда из немецких земель ехали те, кто не разделял тенденций раскола церкви, не одобрял главенства светских властей, в ущерб независимости духовной власти.

И не случайно именно тут возникла Клюнийская конгрегация (аббатство в Клюни, Франция (основано бенедиктинцами в 910 году), движение за независимость духовенства от светских феодалов.

Папа Лев IX поддержал это движение. Важно напомнить, что папа Лев IX был не кто иной, как епископ из Туля (Лотарингия!) Бруно, и, таким образом, тёзкой Бруно Кёльнского.

В 1084 г., уже после кончины Льва IX, Бруно Кёльнский услышал "внутренний голос", и понял, что Бог призывает его в монахи. Он ушёл из университета, и поднялся в Альпийские горы, близ Гренобля, где провёл 6 лет в одиночестве, сосредоточившись на своём внутреннем мире.

Обратившись за поддержкой к епископу Югону Гюи I (Guigo, Hugon), Бруно основал картузию (монастырь) Cartusiae (в переводе с латыни на французский - "La Grand Chartreuse" ("Великая Общность").

В то время на папский престол взошёл под именем папы Урбана II бывший ученик Бруно из университета в Реймсе, который в 1090 году пригласил Бруно в Рим.

И уже в 1092 году он основал в Калабрии новую картузию - Santa Maria della Torre. Здесь Бруно обосновался окончательно, и скончался там же в 1101 г.

Несмотря на то, что она была тайной ставленницей Англии, Екатерина Вторая не отказывала себе в язвительных замечаниях в адрес англичан, именуя их не иначе, как "суконщиками". Она отвергла требование Георга III об отправке российских войск для подавления восстания колоний Британии в Северной Америке, и в 1780 году объявила "вооружённый нейтралитет". Фактически находясь на вассальном положении и в зависимости от английского двора, Екатерина Вторая пыталась найти в Англии своих союзников и обозначить своих противников, будучи на ножах с главой английского МИДа Вильямом Питтом. В целом же у Англии никогда не было такого союзника, такой "верноподданной" императрицы, как ту, которую британская империя нашла в лице Екатерины Второй. Англофильский дух прививался и царил при дворе Екатерины. Княгиня Дашкова, ближайшая фаворитка Екатерины, её наперсница, любила говаривать:

"Отчего я не родилась англичанкой? Как обожаю я свободу и дух этой страны!".


г)
Во все времена Англия изображала себя самым гуманным, справедливым и "правовым" государством, тогда как на самом деле всё было с точностью до наоборот. В пределах самой Англии творимый её элитой беспредел был сравним с беззакониями, творимыми большинством европейских режимов: Франции, германских государств, Испании, Австрийской империи, и других. Некоторые были мягче, другие круче, но все, по части беззаконий, находились примерно в одинаковой "весовой категории". Российский режим, что касается внутренней политики, казался более суровым, чем английский, но всё это относительно. Зато в своей внешней политике и военно-карательных операциях даже такой достаточно жёсткий режим, как режим Московии и её наследницы, Российской империи, казался просто ангельским в сравнении с кровавой английской монархией. Если сравнить карательные операции Александра II против польского восстания со зверствами англичан во время подавления восстания сипаев в Индии (1857), то Александр выглядит на их фоне просто образцовым гуманистом!

Лагеря, в которые англичане бросали восставших против них буров в Южной Африке (1899-1902), были прообразом первых в мире концентрационных лагерей. Англичане сгоняли за колючую проволоку в основном женщин, детей и стариков (молодые мужчины  воевали в партизанских отрядах). Эти концлагеря англичане окрестили "лагерями для беженцев", в которые на территории Оранжевой республики по статистическим данным на 1 мая 1901 года было загнано 32 тысячи, а в Трансваале 25 тысяч мирных жителей.

До трети (чуть ли не 30 тысяч человек) погибли в этом прообразе Бухенвальда, Освенцима, Майданека, Треблинки, ленинско-сталинского Соловецкого лагеря особого назначения и сталинского ГУЛАГа.

В этих военных преступлениях принимал участие будущий английский премьер-министр, Винстон Черчилль.

Геноцид местного населения (индейцев), устроенный англичанами, испанцами и португальцами в Северной и Южной Америке, по сей день не имеет себе равных в истории человечества.

Этот экскурс позволяет понять, что Англия никогда не была "прогрессивным" государством, за которое себя выдаёт. Она создавала гораздо больше проблем в Европе и во всём мире, чем положительных факторов и тенденций.

Надо заметить, что, создавая всё новые и новые кровавые фантомы (монстров), Англия должна каждый раз обезопасить себя от своих собственных порождений. Организовав общеевропейскую "борьбу с самодержавием", Британия сама продолжала оставаться НАИБОЛЕЕ махровой монархией, и, значит, надеялась на иммунитет от заразы, которую сама же и породила.

То же самое и с раздуванием конфликта с Турцией за пределы миссии освобождения христианских европейских народов от турецкого ига. Когда Англия спохватилась, что Австрия и Россия получили, за счёт отнятых у Оттоманской империи земель, серьёзное территориальное и стратегическое преимущество (для Австрии в некоторой степени компенсировавшее потерю контроля над Италией), ей пришлось срочно подыскивать противодействие внезапному усилению конкурентов.

Именно тогда, раздув в Париже революционный пожар, Англия напугала им всех монархов Европы, и спровоцировала войну против революционной Франции, но карты смешало появление Наполеона. Тому удалось выбить австрийцев из Италии и заключить мир со всеми врагами Франции. Одна только неугомонная Англия продолжала войну с Французской Республикой. Одновременно, Великобритания усиленно старалась вылепить своё "подобие" из германской Пруссии.

В тот период на российским престоле появился Павел I. Это был единственный (после Петра) монарх со своей собственной геополитической программой-концепцией, и в этой концепции Англии не выделялось ведущей роли. Павел сразу вернул традиционное право наследования престола, тем самым положив конец распрям и междоусобицам. Он начал править с явным намерением не ввязываться ни в какие войны, тем более, ради интересов Британии. Но Павел знал явно гораздо больше, чем другие монархи. Он был посвящён в то, что миром правят тайные организации, и тот, кто захватит в них власть,  будет диктовать миру свою волю. Он пошёл сразу с козырей. Сделался Великим Магистром Мальтийского ордена: одного из последних мировых тайных обществ, которое пока ещё не захватили иллюминаты Ротшильдов и Британия. До Павла ни один российский монарх не стал не то, что Магистром, но даже видным членом западноевропейских секретных организаций.

Но этот шаг столкнул Павла с Наполеоном, который сам претендовал на роль Великого Магистра. Бонапарт стал захватывать центры - оплоты ордена, - перехватывать его курьеров, захватывать его несметные сокровища. Мы уже не говорим о самой Мальте: символе и резиденции мальтийского ордена. Направляясь на борьбу с Англией в Египет, Наполеон "попутно" захватил Ионийские острова и Мальту. (Родной остров Наполеона - Корсика - находится по соседству с Мальтой). Тогда российский император решил присоединиться к антинаполеоновской коалиции, хотя не мог не понимать, что от этого выиграет только Британия.

Небылицы, которые придумали англичане и еврейские экстремисты о русском императоре Павле I, не имеют ничего общего с реальностью, за исключением того, что Павел действительно был одиозной фигурой в жизни. Но как политик и стратег он был ничуть не хуже самых прославленных английских государственных мужей. О его гибкости и дальновидности свидетельствует хотя бы тот факт, что, несмотря на совершенно оправданную неприязнь к Суворову, Павел, тем не менее, сделал его своим главным полководцем. Не забудем о том, что величайший триумф российского оружия и вершина мирового политического влияния России пришлись именно на правление Павла. А военные победы Суворова были бы невозможны без правильного политического руководства и верной стратегии императора и его приближённых.

Англия, которой в очередной раз удалось втянуть Россию в свои проказы, планировала не только ослабить - с помощью русского оружия - силы французов, но и здорово напугать европейские державы боеспособностью и успехами русских. И, надо сказать, ей это удалось. Английские интриги спровоцировали предательство австрийцев, из-за которого погибла половина суворовского войска. О предательстве самой Британии мы уже не говорим! Поначалу английские лорды планировали руками русских отнять у Наполеона Швейцарию, и заодно ослабить и французов, и русских. Наполеон задумал сделать альпийскую страну своей банковско-финансовой бомбой, подложенной под английский мировой финансовый диктат. В 1643 году англичане добились, отняв земли соседствующих государств, создания анклава ("Швейцарии") и объявления Швейцарии самостоятельной "страной". С того времени Британия создавала там свой "денежный сундук", и даже в те годы, когда немцам казалось, что они полностью контролируют эту страну, настоящий "пульт управления" продолжал тайно оставаться у Англии.

Первым намерением англичан было позволить части русского войска проникнуть в Швейцарию, чтобы взаимно уничтожить русских и французов. Но после того как Суворов смог вывести своих солдат из нескольких, казалось бы, безвыходных ситуаций с наименьшими потерями, план англичан изменился. Теперь они решили полностью уничтожить всю российскую армию, и, с этой целью, начали саботаж и диверсии. К примеру, когда, с помощью австрийцев, англичане сумели привести войско Суворова к местечку Альтдорф (Старая Деревня), оказалось, что это провокация, и что никакой дороги дальше нет. Австрийцы и англичане подстроили разгром корпуса Римского-Корсакова; уничтожали снаряжение, боеприпасы и амуницию; присылали фальшивые карты и сведения. Хотя они не атаковали русских и не убивали их в прямом смысле, они делали это исподтишка.

Возмущённый Павел демонстративно отзывает все свои войска (во главе с Суворовым) из стана "союзников", и разрывает дипломатические отношения и с Австрией, и с Британией.

В результате интриг Великобритании, русская армия потеряла до 15 тысяч отборных солдат и офицеров, а генералиссимус Суворов, вследствие тяжести похода, умер (уже по прибытию в Петербург).

На докладной 1800 года графа Ростопчина, там, где стояло - "Англия вооружила попеременно угрозами, хитростью и деньгами все державы против Франции", - император Павел I дописал своей рукой: "И нас, грешных".

Павел I делает поворот на 180 градусов, поручив своим приближённым немецкого происхождения (чтобы исключить пристрастность к Франции в оценках) взвесить возможность союза с революционной республикой.

В свою очередь, и Наполеон предложил своему правительству проанализировать возможность союза с Россией.

18 июля 1800 года Франция предлагает российскому правительству заключить ряд соглашений, и - в том числе - военный союз против Англии. В качестве знака доброй воли, наполеоновская Франция обещает вернуть России 6 тысяч русских военнопленных, со всем обмундированием (сшитым французами!) и даже с новым оружием. Наполеон передал Павлу I и ноту о своём согласии отдать Мальту под управление России (именно в тот момент Англия пыталась захватить этот остров, взяв его в кольцо и подвергая осаде).

В ответ, Павел передаёт Наполеону (по дипломатическим каналам), что готов к союзу, и  вынужден просить французского короля Людовика XVIII и его двор в изгнании, получивших убежище в России, покинуть страну.

Павел отправляет во Францию своим посланником с секретным поручением генерала немецко-скандинавского происхождения, Георга Магнуса Спренгпортена, которого там принимают с высшими почестями.

В свою очередь, Англия, в ответ на требование Павла I немедленно освободить Мальтийские острова, издевательски заявила, что, в качестве "компенсации", предлагает российскому императору самому отнять соседнюю Корсику (родину Наполеона) у французов. Шокированный наглостью англичан, он договаривается с Наполеоном о совместном походе в Индию, сравнительно недавно захваченную Британией. Генеральный план этой военной кампании разработал Наполеон. По его плану, французский корпус Рейнской армии Моро численностью в 30 тысяч человек, и русский численностью в 35 тысяч должны были соединиться в Астрабаде (Персия).

Англия, сосредоточившая на тот момент в Индии свои значительные силы, и выкачивавшая из "страны чудес" несметные богатства, в случае успеха союзников, лишилась бы и большой части армии и флота, и новых источников обогащения. Прекратив грабёж Индии Великобританией, Россия и Франция могли бы диктовать англичанам свои условия.

В России арестованы все английские корабли, конфискован их груз, команды схвачены, взяты под стражу и отправлены в далёкие губернии. Самого английского посла, сэра ("сыра", как шутят в то время в России) Витворта [предка вышеупомянутого изобретателя Витворта, члена New Russia Co. LTD.], под стражей выдворяют из российской столицы, и унизительно заставляют на границе дожидаться паспорта.

Тем не менее, Витворт (Энтворт) успел подготовить убийство Павла, передав через свою любовницу - Ольгу Жеребцову - огромную сумму золотом проинструктированным Англией заговорщикам. И в этом проявилась зловещая роль Екатерины, косвенно вырывшей могилу своему собственному сыну. Ведь Жеребцова была сестрой последнего фаворита Екатерины Второй - Платона Зубова. Отход Павла от союза с Англией и проведение им прогрессивных государственных реформ люто ненавидели всякие тараканы-реакционеры, как отечественные, так и заграничные.

12 января 1801 года Павел I приказывает атаману войска Донского Орлову выступать в поход с 2 ротами конной артиллерии, 41 полком донских казаков и 500 калмыков.

Война России и Франции против Англии начинается!

И тогда англичане, как всегда в таких случаях, задействовали "План "Б": политическое убийство. Его подготовка в спешке началась буквально накануне выдворения "сыра" Витворта и его посольства из Петербурга. Для осуществления этого грязного и чудовищного акта британцы задействовали всё золото, находившееся в их распоряжении в тот момент на территории Российской империи.

Павел, хорошо знавший козни Англии, всегда опасался покушения, и поэтому выстроил для себя отдельный павильон с тайными помещениями, ловушками и "убежищами", где можно было спрятаться, секретно соединявшийся с дворцом и окружающими его территориями подземными ходами. Но и это его не спасло. Ночью, с 10 на 11 марта 1801 года, 4 убийцы проникли в покои императора Павла I, застали его врасплох и потребовали отречения от престола. В ответ Павел приказал им убираться, а затем выхватил короткий кинжал и ударил им одного из заговорщиков. Тогда один из них, Пален, накинул на шею императору свой шарф, и стал его душить, в то время как другой нанёс ему удар в висок первым попавшимся под руку предметом: массивной табакеркой. Англичане вряд ли планировали убивать Великого Магистра мальтийского ордена. Они хотели "как лучше", а получилось "как всегда".

Убийцы Павла I - Пален (имевший еврейские корни), Зубов, Талызин и Беннигсен - никогда не были наказаны. Сын Павла - Александр, ставший после смерти отца императором Александром I, - оказался трусом.

Он мгновенно остановил и призвал домой находившихся по пути в Индию уже совсем близко от соединения с войсками Наполеона казаков, немедленно вернул английское посольство и конфискованные английские суда с их грузами и командами, и разорвал все тайные и гласные договоры с наполеоновской Францией.

Тогда же в Париже, на пути проезжавшего кортежа Наполеона Бонапарта взорвалась бомба. Разве не напоминает стиль этого покушения действия цареубийц - народовольцев и эсеров - в России? И там, и там, как и повсюду, все покушения и убийства оплачены английским золотом.

У Бонапарта не было никаких сомнений насчёт того, кто это сделал. Известна его крылатая фраза (подразумевавшая взрыв бомбы в Париже и убийство императора Павла в России): "Они промахнулись по мне в Париже, но попали в меня в Петербурге".

Наполеон стал немедленно готовить высадку своих войск на Британские острова.

Именно тогда Франция продала американцам своё владение в Америке, Луизиану, чтобы оплатить вторжение на Британские острова.

Но всё получилось, "как всегда". Вместо того чтобы сообща атаковать общего врага (Британскую империю), страны Европы, по требованию Англии, стали воевать с Наполеоном. Осенью 1805 года 3-я коалиция (Англия, Австрия, Неаполитанское королевство, Россия и Швеция) собрала чуть ли не полмиллиона солдат, чтобы выступить против Наполеона. Англия пообещала за разгром французского диктатора своё золото: каждом члену коалиции в год 1125 тыс. фунтов стерлингов за 100 тыс. человек, и "наверх" четверть этой суммы дополнительно.

Тем временем британский военный флот 21 октября 1805 года разбил французов у мыса Трафальгар (Испания); во время этой битвы погиб легендарный английский адмирал Нельсон. Вторжение на Британские острова сорвалось. Однако на суше Наполеон разбил австрийцев за 3 недели. В октябре 1805 году разбил прусов. Сражения продолжались ещё целых 2 года, унеся десятки тысяч жизней во славу английской короны. Все европейские народы страдали, хоронили убитых, в то время как Англия в основном свысока наблюдала за происходящим и потирала потные ручки. В феврале 1807 года Наполеон разбил русскую армию на прусской территории, у Кенигсберга.

25 июня 1807 года Наполеон и Александр встретились на плоту посреди белорусско-литовской реки Неман, и подписали мирный договор и союзнические условия. Это соглашение вошло в историю под именем Тильзитского мира. Разве не напоминает это соглашение - пакт Молотова-Рибентропа (т.е. сговор между Гитлером и Сталиным)?

Декрет Наполеона от 21 ноября 1806 года гласил: "Объявляется блокада Британских островов как с суши, так и с моря. Любая торговля и сношения с ними запрещаются (...)".

В ответ, англичане стали топить чужие торговые и военные корабли - суда ВСЕХ стран, не только присоединившихся к блокаде. Они стали даже нападать на прибрежные города и уничтожать их; они сожгли столицу нейтральной страны, Дании (Копенгаген), и увели датский флот. По коварству и вероломству англичане бесспорно первые в мире среди могущественных европейских держав.

Наполеону нечего было противопоставить вызывающе-разбойным, пиратским действиям Англии. Британский флот подтвердил свою репутацию самого сильного в мире. К тому времени Бонапарт проявил себя безжалостным тираном, не только грабя захваченные им страны, но и унижая их народы, не считаясь с их культурой и обычаями, кровавыми карательными акциями подавляя любое выступление. Его деспотическое правление стало вызывать многочисленные восстания и мятежи. Понятно, что и Англия не осталась в стороне, поддерживая и финансируя мятежников. После того, как в Испании и Португалии стало шириться всенародное восстание против узурпаторской власти Наполеона, англичане высадили свой десант в Южной Европе.

Генерал Артур Вэллсли (далее - "герцог Веллингтон"), с 9 тысячами британских солдат появился в заливе Мондегу (Португалия; начало августа 1808 года). Эта ограниченная военная операция, силами одного лишь отборного "десанта": в духе британцев, подставляющих другие народы в жерло любой массовой кровавой бойни.

Россия в это время увязла в войне с Персией и Турцией, что и надо было Англии. 9-го февраля 1808 года Россия ударила по подкупленной Англией Швеции; 26 апреля пала её главная военно-морская цитадель в Финском заливе, город Свеаборг. Однако англичане приплыли на своих кораблях, и быстро освободили все занятые русской армией шведские территории. Позже Россия всё же заставила Швецию капитулировать, и получила (присоединив к себе) Финляндию, но этому предшествовал один весьма многозначительный эпизод.

По пути из Средиземного моря в Балтийскую эскадру адмирала Сенявина перехватили англичане в Лиссабонском порту, заставили сдаться без боя, и захватили русские корабли "на хранение" до конца войны. Без эскадры Сенявина Балтийский флот России не смог прорвать английскую блокаду, и вынужден был бездействовать на побережье Эстонии. Это привело к затяжной войне против Швеции, и к дополнительным потерям.

Произошедшее с эскадрой Сенявина было исторически "генеральной репетицией" событий 1905 года, когда именно Англия нанесла поражение России руками "японцев", одновременно блокировав русский флот в южных морях, не дав ему придти на помощь дальневосточному флоту, а также с помощью широкомасштабной финансово-экономической диверсии.

В 1800-х годах, благодаря Наполеону и союзу с ним, Россия присоединила к себе уже и Галицию.

Тем не менее, дружбе и союзу с Бонапартом постепенно приходил конец. Он полностью терял чувство меры; сжигал целые города, со всем их населением: мужчинами, женщинами и детьми (вспомним Эберсберг); по своей прихоти, кромсал и перекраивал устоявшиеся веками границы между странами и областями (политика "движущейся границы"); расстреливал десятки тысяч мирных жителей; не делал разницы, аннексируя и "экспроприируя" земли как своих недругов, так и друзей. Уверовав в то, что ему всё позволено и всё сходит с рук, он становился всё более своевольным и ненадёжным правителем, человеком и союзником. Так Наполеон восстановил против себя почти всю Европу. Но иначе ведь и не могло быть. Он был одним из кровавых фантомов британского империализма, осуществившего во Франции террористический переворот, известный под именем "Великой Французской революции", и породивший Наполеона.

Династии Бурбонов, как и династии Романовых, нужны были перемены и реформы, но без вмешательства англичан всё произошло бы совсем по-иному.

За века своего владычества, Британия (Англия) доказала, что виновна почти во всех войнах на европейском континенте, уже тогда унесших миллионы человеческих жизней. Ни одна страна в человеческой истории не пролила столько крови и не совершила столько разрушений. Главным оружием Британии было и остаётся "демографическое" оружие, то есть геноцид. По числу осуществлённых геноцидов Англия "впереди планеты всей". Русский Холокост Ленина-Сталина: не что иное как британское демографическое оружие. Этот геноцид, осуществлённый руками английских ставленников (революционных лидеров-бандитов), нужен был Великобритании, чтобы из мощного соперника, по населению сопоставимого с несколькими ведущими европейскими странами, вместе взятыми, превратить Россию во второстепенное государство.

Тогда, в начале 1810-х годов, Англии нужно было обязательно столкнуть Россию и Францию лбами, чтобы самой остаться сильнейшей державой мира. И она этого добилась. А чтобы у французов не возникло опасений, что во время Русской кампании Англия ударит им в спину, коварные британцы спровоцировали англо-американскую войну. Провокации английской короны против Соединённых Штатов с территории подвластной ей Канады были хитро подстроены так, что американцы напали на Канаду именно 18 июня 1812 года, ровно за неделю до нападения Наполеона на Российскую империю. Разумеется, это не было случайностью. Участие англичан в ими же самими спровоцированных войнах никогда не предполагается. Пусть другие убивают друг друга за британские интересы. А в это время англичанами же подстроенный военный конфликт с американцами позволил им дезертировать с театра военных действий в Европе (нарушив все договорные обязательства, и, главное, с Россией) по "уважительной причине". Это как принять слабительное, и не пойти в бой по причине... поноса!

Вот где поистине изуверское и иезуитское коварство: эта симуляция подстрекнула французов напасть на Россию, и, одновременно, избавила англичан от выполнения своего союзнического долга!

3 года продолжалась "странная война" между Британией и Соединёнными Штатами. И, хотя американцы сожгли канадский Йорк (позже переименованный в Торонто), а британцы сожгли Вашингтон, потери за всю войну едва ли превысили 10 тысяч человек, тогда как на европейском театре военных действий погибали сотни тысяч!

Наполеон вошёл в Россию, имея 600 тысяч солдат (русская армия составляла не более 220 тысяч человек). Вывел же из России Наполеон не более 20 тысяч человек, потеряв 150 тысяч пленными; остальные убиты. Полмиллиона (!) людей, представителей всех народов Европы (!), только со стороны Бонапарта! Потери русской армии составили 120 тысяч человек. Потери среди мирного населения России и стран Европы составили не менее 900 тысяч человек. И только англичан среди них не было...

Когда Наполеон был разбит, Кутузов заявил, что он против "похода" в Европу. "Надо оставить Наполеона для Англии", - заявил он. К сожалению, Александр I послушал не его, а своего министра иностранных дел Нессельроде (см. раздел "Нессельроде").

Ни Пруссия, ни Бавария, ни Австрия освобождать себя от Наполеона не особенно стремились, предоставив это делать России, солдаты которой погибали за них.

Генеральное сражение 16 октября под Лейпцигом названо историками "Битвой народов", которая превзошла все предыдущие бойни в истории человечества по всем "параметрам". Она длилась 4 дня (невероятно долго для того времени); в ней принимали участие против Наполеона 130 тысяч русских, 90 тысяч австрийских, 70 тысяч прусских и 20 тысяч шведских солдат. Наполеон сумел собрать 200 тысяч воинов из разных европейских стран, большую часть которых составляли французы. Его армия потеряла более 65 тысяч человек. Антинаполеоновская коалиция потеряла немногим меньше - 60 тысяч только убитыми, из которых 38 тысяч - русских солдат. Всего же Россия потеряла в начале XIX века более 500 тысяч (полмиллиона) человек только убитыми! Население страны составляло тогда 50 миллионов человек. Такие потери - катастрофа. Фактически (исходя из числа потерь) войну проиграла и Россия, и Франция. Английское демографическое оружие (геноцид) - сработало и на сей раз.    

Не русские, у которых были настоящие претензии к Наполеону, но которые поступили благородно, оставив Бонапарта в живых, но англичане - сначала сослали его на изолированный остров Святой Елены, а потом (там же) отравили мышьяком (он умер 5 мая 1821 года). Шведский доктор Форшуфвуд (1961) неопровержимо доказал это.


д)
Николай I был больше готов к неизбежным переменам, чем его отец, но восстание декабристов в самый момент его наследования престола смешало все карты. Те, что изображают декабристов предателями Родины и орудием иностранного и масонского влияния, по-видимому, несправедливы. Действительно, некоторые из них и вправду вступили в организуемые по всей России английской подрывной деятельностью масонские ложи, но эти тайные организации были до поры - до времени оставлены Лондоном "без присмотра". Если бы декабристы были прямыми ставленниками британского империализма, и получили бы его поддержку, их восстание не окончилось бы неудачей.

Роль зарубежных врагов была в этих событиях следующая.

Английский экспансионизм и союзная ему еврейско-экстремистская элита не хотели, чтобы власть в России оказалась в руках деятелей декабристского кружка. Им нужны были те, кто жаждал устроить кровавую революцию с миллионами жертв. Декабристы, которые не сделали бы революционный террор самоцелью, для этого не подходили. Зарубежные враги опасались, что, придя к власти, представители оппозиционной аристократической элиты модернизируют государство, сгладят его социальные и национальные противоречия, а это в планы английских экспансионистов не входило.

Но и предотвращать восстание (хотя английская разведка узнала о нём заранее) Лондон не стремился. Неудавшееся восстание призвано было, в глазах Лондона, сыграть роль устрашения верховной власти в России, вызвав у неё хроническую боязнь реформ, что, в конечном итоге, и привело к печальному результату.

Именно поэтому английскому империализму удавалось втягивать Россию во всё новые и новые войны, включая Первую Мировую. За счёт гибели миллионов русских, французских и немецких солдат Британская империя создавала свой мировой трон...

Если взглянуть на английскую "поддержку свободы" не с ракурса того, кому Лондон предоставлял политическое убежище, а что он с ними делал и в кого превращал: становится понятным, что Англия цинично использовала демагогию о "свободе" для того, чтобы её подавлять в мировом масштабе. Англичане привлекали в Лондон талантливых борцов за свободу, чтобы коварно и бессовестно вынуждать их становиться террористами и убийцами, воюя за всемирное закабаление человечества.

После того, как декабрист Николай Тургенев нашёл убежище в Лондоне, российские дипломаты обратились к английскому премьер-министру с требованием выдать России этого государственного преступника, но получили отказ. Николай Тургенев, небездарный публицист и борец за свободу, вынужденно оставшись в Англии, со временем превратился в противоречивую натуру и борца против свободы.

Получил убежище в Лондоне и Александр Герцен, который мошеннически разменял у Ротшильдов ценную бумагу - вексель московской охранной казны, - скрыв факт того, что на его имущество в России наложен арест. Ротшильды не только не стали его преследовать, но выступили на его стороне. Они, под угрозой закрытия кредитов для Российской империи, заставили царское правительство снять арест с имущества Герцена. Так английская террористическая разведка и еврейские сатанисты-экстремисты привязали к себе Герцена и заставили делать именно то, что им нужно. "Полярная Звезда" и "Колокол" стали той идеологической диверсией против русского государства (не по вине Герцена), которая предшествовала диверсии (войне) террористической.

Вот что писал Герцен о справедливой подозрительности русских по отношению к Англии - самой коварной, вероломной и зловещей из всех стран:

"Неужели вы еще верите, что есть народы доблестные и народы преступные, народы самоотверженные и преданные и народы алчные и своекорыстные?.. На этом основании три поколения бранили "коварный Альбион" и хвалили "великодушных галлов".

Герцен умело переводит стрелки на "народ", тогда как, судя по фактам, русские не страдали англофобией, они настороженно относились не к простым англичанам, но к правящему классу "коварного Альбиона" и к самОй мрачной империи.

Не может быть случайностью подозрительная (и при очень странных обстоятельствах) смерть Александра Герцена и его дочери Лизы через короткое время после налаживания нелегальной транспортировки журналов в Россию. Смерть талантливого русского публициста и общественного деятеля и деньги, вложенные Англией в подрывную деятельность от его имени (как от имени Гапона фактически сочинял все воззвания Рутенберг), были важнее, чем непредсказуемый живой Герцен и редактируемые им лично журналы. Именно поэтому Герцен должен был умереть.

То же самое можно сказать и о варварском убийстве Николая II и всей его семьи, включая детей.

Его женой была внучка королевы Виктории, Алиса Гессен-Дармштатская (для своих русских подданных - Александра Фёдоровна). Но королевская семья убила её, как говорится, "не моргнув глазом", отдав её и её детей на растерзание кровавым евреям-сатанистам (устроившим своё культовое жертвоприношение). Но мы знаем - уже на примере наших дней, - как нынешняя королевская семья убила принцессу Диану, жену сына правящей королевы.

Дети английской принцессы и русского императора получили английское воспитание. В семье наравне с русским и французским, знали немецкий и английский. Родственные семьи английского королевского и русского императорского дворцов часто посещали друг друга, что не мешало не только Николаю, но и его жене относиться к Англии настороженно и с явным неодобрением. Кому-кому, но внучке английской королевы было доподлинно известно, что из себя представляет английская правящая элита.

Во время борьбы буров за свою независимость от Англии (Бурская война) Россия симпатизировала бурам; русские добровольцы воевали против англичан за дело буров в Трансваале (Южная Африка).

Свой редкий цинизм англичане доказали и во время Крымской войны, но Россия не дала им отпор лишь из-за ошибочных идейных и дипломатических постулатов. И это - несмотря на то, что англичане систематически и вызывающе нарушали признанные всеми странами и народами нормы ведения войны.

8 (20) апреля 1854 г. англо-французская эскадра, с явным намерением причинить максимальные разрушения, варварски бомбардировала Одессу, до этой войны не имевшей никаких укреплений.

Даже германская прусская газета "Neue Preußische Zeitung" возмутилась этим изуверским актом:

"(...) английский и французский консулы порядком как эвакуировались из Одессы. Они снова вдруг появились там лишь с целью шпионажа-рекогносцировки... Разве не английская пресса и министры английского парламента хором вопили после бомбардировки Палермо и Мессины в 1848 году?! Они сами заявили, что бомбардировка неукрепленных городов - отъявленное варварство... Подлинное же варварство - это обстрел Одессы, полностью открытого города. Только злоба и страсть к разрушению могли побудить союзников на подобный поступок".

Что ж, после II Мировой Войны мы ничему уже не должны удивляться, помня о том, что это не чудовища Сталин и Гитлер разбомбили безоружные к тому моменту германские города Лейпциг, Кёльн, Веймар и другие архитектурно-исторические жемчужины, с единственной целью уничтожить культурные ценности, но англо-американская военная авиация.

Не менее варварскими акциями Англии можно считать систематическое плавание её военных кораблей под флагами чужих государств. Чтобы, под видом кораблей других стран, прокрасться под носом береговой охраны к побережью и открыть огонь, англичане часто пользуются таким приёмом. 31 марта (12 апреля) 1854 года английский фрегат вывесил на мачте австрийский флаг, и, под этим флагом, захватил русское судно. Весной 1954 года англичане пиратски захватили близ Одессы 8 частных торговых каботажных кораблей и 2 брига. Ходили английские военные корабли и под русским флагом, захватывая русские корабли.

В том же году англичане под русским флагом совершили нападение на шведское торговое судно, обвинив в этом нападении Россию, и лишь по чистой случайности это преступление вышло наружу, и шведы узнали, кто на них действительно напал.

В отличие от других европейских народов, англичане всегда ведут себя как разбойники и грабители, и поэтому всегда находятся в состоянии войны со всеми государствами мира (точно так же, как евреи-экстремисты).

Но именно они - англичане - поднимают ни с чем не сравнимый вой, если кто-то другой (а не они сами!) нарушает международное право, морально-этические нормы, все принятые нормальным человеческим сообществом правила и обычаи. Даже если кто-то хотя бы чуть-чуть отклонился от международного права, тут же следует громогласный и притворно возмущённый окрик из Лондона.

Нечего и говорить о том, что прозванные Лондоном "варварскими" акции других государств, на поверку оказываются чуть менее варварскими, чем их представляют англичане. К примеру, "варварское" торпедирование немецкой подводной лодкой U-20 английского пассажирского судна "Лузитания" (май 1915). По сей день не утихают сопливые стенания англичан в связи с этой трагедией, статьями, фильмами, радиопередачами, интервью, заявлениями о которой можно "вымостить дорогу" до Марса. Трагедия, действительно, драматическая. Но кто-нибудь задумывался, почему "Лузитания" водоизмещением в 32 тысячи тонн взлетела на воздух от всего лишь одной торпеды, как будто это был оружейный склад? На самом деле, так оно и было. Все трюмы "Лузитании" были до отказа начинены боеприпасами из США для английских войск на Западном фронте. В трагедии сотен пассажиров англичане виноваты сами! Это ИХ самих надо обличать и клеймить!

В том же, 1915-м году, английская подводная лодка пустила на дно турецкий паром, перевозивший сотни мирных жителей. Но ЭТОТ трагический случай англичане постарались так стереть из памяти человечества, вытравить из книг и газет, убрать из университетских библиотек и учебников, что о нём сегодня знают лишь некоторые специалисты по морской военной истории.

Тогда как вопли англичан по поводу чужого "варварства" летят до небес, на свои разбои, грабежи и захваты у них полная потеря памяти.

Вот отрывок из книги Л. Горева:

"В Белом море десять английских и французских судов появились 5(17) июня 1854 года, и первое, что они сделали, - это захватили две ладьи крестьянина Ситкина и мещанина Ломова с грузом муки. 11 (23) июня они отобрали у кемского мещанина Василия Антонова шхуну "Волга", шедшую в Норвегию ("Волга" имела свидетельство норвежского консула, но англичане заявили, что свидетельство недействительно, так как написано не на гербовой бумаге!). 14 (26) июня три неприятельских судна захватили кочмару Кольского крестьянина Андрея Ильина с грузом трески. 29 июня (11 июля) английский винтовой корвет остановился против одинокой рыбацкой избушки между селениями Чаванским и Кузонемском; два офицера и 15 матросов вломились в избушку, отняли у крестьянина Василия Климова ружье, три ножа, 50 саженей бочевы, 15 деревянных ложек, бумажный кушак, головной убор жены, прихватили с собой корову и теленка и ушли... 9 (21) июля 1855 года английский пароход подошел к приморскому селению Мегры и высадил десант, который сжег три дома (из шести), уничтожил лодки рыбаков, а три карбаса с припасами увел. В августе с Мурманского берега в Архангельск шли на трех собственных шняках с грузом рыбы крестьяне Кемского уезда Сороцкой волости Павел Малашес, Семен Галанин и Петр Леонтьев; английский пароход остановил их, две шняки сжег, а третью увел. 18 (30) сентября во время отсутствия жителей, ушедших на рыбный промысел, английский десант сжег Екопский лопарский погост (7 избушек и несколько веж)".

24 июня (6 июля) 1855 года английский винтовой корвет потребовал от жителей крошечного финского городка Ништадта бесплатно снабдить их провизией, и, когда те отказались добровольно выдать им контрибуцию, подвергли город жестокой 4-х-часовой бомбардировке.

Многие из подобных акций Англия совершает в мирное время и против своих союзников! Или против стран, с которыми формально не находится в состоянии войны.

Дитя Английской империи, Соединённые Штаты с конца XIX века стали вести себя точно так же, без малейшего колебания и без разбора нарушая любые международные нормы. К примеру, во время противостояния с Японией, Соединённые Штаты пускали ко дну все суда в районе Тихого океана, включая пассажирские и торговые судна десятков стран. К примеру, 6 июня 1944 года американская подводная лодка SS-281 пустила ко дну советский пароход "Обь" в Охотском море у западного берега Камчатки (т.е. практически на территории СССР).

И всё это безнаказанное варварство англосаксов стало возможным лишь благодаря исторически устоявшейся информационной блокаде их действий. Вплоть до сегодняшнего дня, критика и осуждение Англии находится под жёстким контролем и строго фильтруется практически во всех странах мира. Даже там, где весьма интенсивной критике подвергаются Соединённые Штаты, из-под эквивалентного огня критики выведена Англия, которая исторически, да и в значительной степени политически - причина всех бед.

После того, как ряд издававшихся в Санкт-Петербурге газет определил действия английского флота как пиратские, российский канцлер Нессельроде строго-настрого запретил в дальнейшем по отношению к англичанам употребление подобной лексики.

По сей день отношение российских "царедворцев" к Англии остаётся заискивающим, и его можно охарактеризовать как низкопоклонство. Эта ущербная традиция и соответствующая ей политика вышла наружу и тогда, когда в 1863-м году Англия вмешалась во внутренние дела Российской империи, под предлогом реакции на подавление польского восстания. Выше мы уже говорили о том, что "если сравнить карательные операции Александра II против польского восстания со зверствами англичан во время подавления восстания сипаев в Индии (1857), то Александр выглядит на их фоне просто образцовым гуманистом!". За англичанами повсюду, где бы они ни вели свои колониальные игры и борьбу за право безнаказанно грабить и убивать, тянулся кровавый след. Их жестокость по отношению к справедливым возмущениям сипаев, индейцев или буров не имеет себе равной.

И вот, вместо того, чтобы вышвырнуть английского посла, лорда Непира, российские власти (устами князя Горчакова) стали оправдываться перед англичанами за свои действия. Можно только представить, какой вопль бы издал Лондон и на сколько лет были бы прерваны дипломатические отношения с Россией, если бы русский посол вручил главе английского МИДа ультиматум по поводу жестокости англичан в Индии, Южной Африке, Северной Америке или Ирландии!

Выступая за "свободу Польши", британская государственная элита в то же самое время всеми силами (включая военные) боролась против отмены рабства в Северной Америке, поддерживая войну Юга против антирабовладельческого Севера США. Не видя себя со стороны, англичане просто не понимали, что это выставляет их в клоунском виде.

Отсутствие известной жёсткости по отношению к Англии и привело тогда к широкой интернационализации конфликта, не в пользу России.

К сожалению, не русскому, но ирландцу принадлежит крылатая фраза о том, что с "англичанами можно говорить только языком пушек". Не только потому, что другого языка они не понимают, но, в первую очередь, потому, что они всегда находятся в состоянии войны с любым государством мира и допускают со своей стороны такие действия в мирное время, какие другие страны "приберегают" лишь на случай войны.

После того, как Россия 31 октября 1870 года объявила, что не считает себя более связанной статьями Парижского договора - по причине того, что другие страны систематически злостно нарушают его, несколько стран разразились "дипломатическое бранью", но громче всех остальных, вместе взятых, был окрик из Лондона. Лорд Гренвиль заявил, что отмену Россией статей Парижского договора следует считать "бомбой, брошенной в тот момент, когда Англия ее менее всего ожидала".

Англия стала искать себе союзников для войны с Россией...

Тогда спровоцировать крупную войну с Россией у Англии не получилось...

Схлестнулись интересы Англии и России после того, как в 1858 году британский (английский) генерал Сидней Коттон вторгся в Афганистан. В апреле 1863 года туда же явился английский генерал Невиль Чемберлен.

В тот период английские владения в Азии стали граничить непосредственно с Россией, расширившей свою территорию за счёт захватов в Средней Азии и даже за её пределами. Вот что объясняет и создание русско-английского акционерного общества New Russia Co. Ltd., под прикрытием которого Англия развернула беспрецедентную гигантскую шпионскую и подрывную деятельность в России, и многолетнюю подготовку Англией кровавой революции в русском государстве.

Но никакие агрессивные действия Англии против других государств и никакие военные преступления англичан в прошлом не могут сравниться с сатанинской политикой, которую стали вести от имени Англии захватившие её высшие посты в конце 19-го столетия еврейские экстремисты. В 1874-м году правительство Гладстона сменил кабинет Д"Израили (он же - Дизраэли; он же - лорд Биконсфильд). С его приходом во власть евреи впервые встали во главе английского государства. Бенджамин Дизраэли (1804-1881), граф Биконсфильд, возглавлявший в то время консервативную партию, был крещеным евреем, и занимал пост премьер-министра Великобритании с 1868-го по 1880-й год.

Именно из-за политики Дизраэли возник новый англо-русский кризис 1878 года, связанный с посяганиями Англии на Афганистан и с Русско-турецкой войной.

Для купирования возможных военных действий Англии в этом регионе в начале лета 1878 года царское военное командование создало в Туркестане 3 группы войск ("отрядов") по 6-8 тысяч человек для возможного похода в Индию против Англии. 4-я группа войск была размещена на восточном берегу Каспийского моря. Кроме того, Россия подписала соглашение о дружбе (фактически: военное соглашение) с эмиром Афганистана.

29 октября (9 ноября) 1878 года англичане объявили Афганистану войну.

Вместо поддержки, Россия (Александр II, Милютин и Горчаков) предала Шер Али-Хана, русское посольство бежало из Афганистана, а у Дизраэли оказались развязаны руки. Это решение не только было одной из самых страшных ошибок в российской истории; оно имело катастрофические последствия для всех народов Европы, включая англичан. Из-за окопавшейся в Лондоне клики еврейских радикалов-заговорщиков, англичане впоследствии лишились почти всех своих колоний и своего политического доминирования, перешедшего к Соединённым Штатам Америки. Англия превратилась в колонию мирового еврейского сионизма, с населением, полностью подвластным неограниченному произволу еврейских или "объевреенных" чиновников и их репрессивных секретных служб. Уровень жизни простых англичан неуклонно падал, и сегодня достиг катастрофической отметки. Целые семьи бездомны; миллионы людей голодают; дети умирают от голода.

Афганистан был и по сей день остаётся одной из козырных карт мирового еврейского экстремизма, и тогдашнее решение российского правительства сдать его англичанам без боя привело к цепной реакции многих дальнейших еврейских побед.

"Под евреями", английская империя из пиратского государства превратилась в пирата в квадрате, подчинённая теневому мировому еврейскому правительству в тесной связке с США. 2 мировые войны, кровавые русские революции и послереволюционный террор, появление разбойного еврейского государства Израиль в Палестине и мировой империи еврейского терроризма могли бы "не состояться", если бы не то давнее роковое решение правительства Александра предать Афганистан.

В Афганистане англичане действовали, как всегда, то есть как исторически сформировавшиеся палачи-каратели. В ходе карательных операций захватив сопротивлявшихся им афганцев, они обмазывали их специальным раствором и поджигали так, что человек превращался в огненный факел. Тем самым они возбудили ненависть и без того воинственных афганских племён, которые нанесли англичанам ряд поражений. Но, хотя оккупировать Афганистан англичанам и не удалось, они посадили в Кабуле подчинённого им эмира-вассала, и фактически овладели контролем над этой страной.

С начала 1880-х годов английское правительство еврея-экстремиста Дизраэли начало прямую военную конфронтацию с Россией, расширявшей свои владения в Средней Азии. Английский вассал, эмир Абдуррахман-хан, по наущению англичан захватил Пендинский оазис на реке Муртабе. Английское командование приказало своему генералу Лемсдену перейти с 1500 солдатами из Индии в Герат, в помощь Абдуррахман-хану. Там часть английского отряда через Гератские горы достигла городка Гульран и захватила его. (60  вёрст от нынешней российской Кушки).

Продвижение совместного англо-афганского отряда вглубь российской территории отнюдь не обрадовало российское военное командование, и решено было дать англичанам немедленный бой. Русский генерал Комаров пробовал мирно договориться с афганцами и британским офицером капитаном Иетта, но из этого ничего не вышло. В мемуарах Абдуррахман-хана утверждается, что при первых же выстрелах боя "английские офицеры позорно сбежали в Герат, а с ними все их солдаты и свита".

После этого боя Англия вновь готова была "расчехлить" свои пушки, и развернуть крупномасштабную войну с Россией. Но привычка всегда воевать чужими руками и неудача в поисках союзников предотвратили большую войну. В конце концов, 29 августа (10 сентября) 1885 года русский посол Георг фон Стааль и британский статс-секретарь Форейн Офиса (МИДа), потомок крещёных евреев Роберт Сесиль лорд Солсбери - подписали соглашение о границах между английскими и российскими владениями по реке Амударье. По этому соглашению, Афганистан признавался колонией Англии. Это была неосмотрительная и недопустимо большая уступка со стороны России.

Кушка стала главной крепостью для борьбы с гегемонистскими устремлениями Англии.

Но и Россия была экспансионистским государством, неизменно нацеленным на дальнейшие захваты. И это не могло не столкнуть её вновь с Англией.

Так, с 1876 года русские военные руководители убеждали царское правительство в целесообразности присоединения к России Памира. Но на Памир уже зарились и англичане, с 1880-х годов отправлявшие туда своих шпионов и провокаторов. В 1888 году российское Военное ведомство направило на Памир экспедицию капитана Громбчевского. Тут же вмешался и Китай, организовав свои укреплённые пункты в долинах озер Рангкуль и Яшилькуль. Туда вскоре пришли и войска афганского эмира, вынудившие китайцев ретироваться к Рангкулю. В 1890 году Англия отправила из Индии в Кашгар свою дипломатическую миссию для секретных переговоров с Китаем о разделе Памира.

Тогда Россия направила из Маргилана в район Памира особый отряд в полторы сотни человек, сформированный из добровольцев Туркменских линейных батальонов и казаков из 6-го Оренбургского полка. Отряд захватил у перевала Беик английского лейтенанта Дэвинсона, которого под конвоем отправили в Маргилан, а у Базаи-Гумбеза - английского капитана Янгхасбенда, которого отпустили, взяв с него письменное обязательство.

В 1892 году на Памир снова был отправлен отряд под командованием того же полковника Ионова, что и в первом походе.

Когда по наущению англичан афганцы пытались вести боевые действия против вошедшей в состав Российской империи Бухары, русские отряды быстро выбили их с их позиций.

К началу 1893 года весь Памир был освобождён от англичан, афганцев и китайцев.

В связи с успешными действиями России, 27 февраля (11 марта) 1895 года было заключено "Третье русско-английское соглашение по Средней Азии".

Часть Памира отошла к Афганистану, другая часть к России. С 1895 года по 1991 год Памир оставался у России (с 1917 по 1991 год - СССР).

До тех пор, пока в мире доминировали длинные линейные корабли (парусники), Англия продолжала оставаться владычицей морей. Любой её корабль был хотя бы на 1 узел быстрее любого другого (в худшем случае, на равных). Но в конце 1850-х - начале 1870-х ситуация стала меняться. Французские, немецкие и русские военные корабли с механической тягой стали по своим ходовым качествам догонять английские. Самая большая проблема возникла у Англии с пушками и бронёй, которая, в условиях одинакового качества, оказывалась тяжелей, чем у некоторых кораблей других стран. (Имелись также и другие проблемы).

Что касается пушек, то даже гладкоствольные орудия Англии намного уступали русским и немецким, не говоря уже о нарезных. У англичан палуба либо вообще не защищалась, либо имела очень тонкий слой брони. Установка на русских кораблях мортир с навесным огнём стала угрожать вероятностью попадания в палубу противника, и это посеяло настоящую панику среди английских моряков.

Из-за ущербной корабельной артиллерии с 1855 по 1881 год английский флот оставался малоэффективным.

Успехи других на стадии проектирования подводных лодок и ясная перспектива отставания Англии в этой области наводили буквально ужас на заскорузлых английских феодалов. Обнаружился острый дефицит творческого подхода и изобретательности у английских инженеров и конструкторов.

С середины 1860-х годов вся феодальная верхушка английского общества, его правящая элита - от королевской семьи до членов парламента - была скована ужасом. Без доминирования на море Англия не могла чувствовать себя защищённой. Если её флот переставал быть лучшим в мире, это, в глазах её государственных деятелей, было равносильно смерти. Пелена бессилия и фатализма наползала на политический Лондон, как туман.

(Вспомним хотя бы "морскую панику 1858 года", как окрестили её Паркс, Тоудон и другие английские историки).

Без сильнейшего флота единственным и последним оружием, защищавшим Британские острова и английские колонии от соперников, оставался традиционный английский терроризм: искусство яда и кинжала. Английская террористическая разведка всё ещё оставалась лучшей в мире, и, в сочетании с многовековыми традициями самых искусных в мире внешнеполитических интриг, компенсировала ослабление чувства защищённости. Однако и в этой области наметились пугающие английскую знать тенденции. Уже после нескольких неудачных покушений на Наполеона и угроз последнего применить в ответ тактику покушений на английских "лордов", вера англичан во всемогущество своей террористической сети ослабла. К 1860-м годам неудачи и провалы в этой сфере, и успехи разведок других стран множились с угрожающей быстротой.

Самым кошмарным для спесивых англичан сценарием был выход немцев к берегам Ла-Манша в случае сокрушения Франции (после Наполеона - "вечной" союзницы Англии), а также раздувание российских владений вплоть до владений Англии в Индии и сопредельных с Индией стран (что и произошло в описываемый нами период). Горечь от собственного бессилия и фатализма событий генерировала в английской государственной элите яд, которого хватило бы, чтобы отравить весь мир. Ради того, чтобы "переписать ход истории", не допустив свершающегося на их глазах ослабления Британской империи, английские руководители готовы были уничтожить всё остальное человечество.

Именно тогда еврейские лидеры (Ротшильды и другие) обратились к узкому кругу английской правящей знати и политических лидеров с предложением спасти положение. Они обещали устроить (в союзе с английской разведкой и еврейскими банкирскими кругами США) революции в России и германских государствах, и, с помощью этих революций, решить "демографическую проблему" (т.е. совершить геноцид) и свести военную угрозу на "нет". Огромное еврейское население России и сопредельных с ней стран становилось (по этому плану) армией - пятой колонной - в тылу противника, готовой его сокрушить.

Этот план предусматривал воспитание (в течении максимально короткого срока 8-15 лет) целой плеяды убеждённых террористов, с помощью особой идеологии превращаемых в совершенное оружие изуверов. Ротшильды планировали организовать тайный переход в иудаизм одной группы таких будущих убийц, и разработать особую идейную доктрину "атеизма" для других.

В обмен были выставлены условия.

1. Допустить евреев к управлению государством, на высшие государственные посты.
2. Изменить внешнюю политику Великобритании, и захватить Ближний Восток.
3. Захватить Палестину и передать её евреям для образования еврейского государства.
4. Обязаться через 66 лет после возрождения Израиля восстановить Хазарию.
5. Новая Хазария должна включать Крым, часть Кавказа, Ростовской области и Украины.
6. Через 10 лет после восстановления Хазарии она займёт Казань и нынешн. Татарстан.
7. От Палестины до Хазарии проложить "еврейский коридор" через Ливан, Сирию, Ирак, Турцию, Иран, Армению, Грузию и Россию. (Страны даны по их сегодняшним [2013] границам и названиям).

Так на высшие английские государственные посты были "вброшены" евреи Израэли (Дизраэли) и Сесиль, Герберт Сэмюель, криптоевреи Бальфур и Черчилль, и целый выводок других.

Этот симбиоз англо-американской правящей элиты и руководящих кругов мирового еврейского экстремизма оказался самым страшным агрессивным альянсом в истории человечества. Он привёл к самым чудовищным в истории катастрофам и трагедиям, и угрожает сегодня самому существованию людей.

Главным врагом еврейских гитлеров с того самого времени становится Россия.

Для того чтобы сломить и Россию, и Германию, представлявшихся евреям-экстремистам главными помехами на пути осуществлениях их планов, лучшей тактикой ими считались революции и организация большой войны между "врагами".

Не случайно один из главных еврейских гитлеров, английский премьер-министр Дизраэли (Израэли) заявлял: "Бисмарк - это поистине новый Бонапарт, он должен быть обуздан. (...) Возможен союз между Россией и нами для данной конкретной цели". В этом "союзе" Англия, по планам еврейских экстремистов, должна была получить возможность отсиживаться на своих островах, тогда как "право" принять на себя все тяготы войны и оплатить военный конфликт миллионными жертвами предполагалось предоставить России.

Английские правящие круги и без того больше всего ненавидели славян, а с момента симбиоза британской элиты с элитой евреев-экстремистов эта ненависть удвоилась. Именно поэтому, в отличие от всех других влиятельных европейских стран (России, Австрии, Пруссии, Италии, Франции, Швеции, и других), Англия резко выступила против планов освобождения балканских славян от ига Оттоманской империи (Турции). При этом (как и следовало ожидать) громче всех визжал тот же Израэли (Дизраэли), новоиспеченный пэр Биконсфильд. В качестве военного предупреждения попытки силового освобождения славян Израэли (Дизраэли) двинул английскую эскадру из Мальты в Безикскую бухту близ прохода в Дарданеллы. Именно Израэли (Дизраэли), лорд Бальфур, лорд Сесиль и другие представители еврейской знати на вершине государственной власти в Лондоне, организовали переворот в Турции: убийство султана Абдула Азиза и возведение на престол тайно подчинённого евреям Мурада V.

Абдул Азиз тоже был ставленников Англии и мирового еврейского экстремизма, его руками начавших свою программу полного истребления балканских славян. Но Мурад был ещё более послушной игрушкой в руках англо-еврейского альянса, и потому Азиза убили.

После того, как 20 июня 1876 года Сербия и Черногория объявили Турции войну, Россия не могла оставаться в стороне, и стала готовиться к войне. Первоначальный план предусматривал главной целью захват Константинополя (Стамбула). Предполагалось задействовать на константинопольском направлении 4 военных соединения, и направить их через Дунай у Зимницы к Адрианополю, и далее либо Систово - Шипка, либо Рущук - Сливно. Командовать войсками должны были: на Дунае - великий князь Николай Николаевич, в Закавказье - великий князь Михаил Николаевич.

Израэли (Дизраэли) тут же отреагировал на это развитие событий новыми антирусскими планами. 4 сентября 1876 года он откровенно высказал свои русофобские убеждения в письме к министру иностранных дел Дерби. Он подчеркнул, что, когда "Россия и Австрия начнут продвигать свои армии на Балканы", "благоразумно, чтобы мы взяли руководство в свои руки". Планы альянса еврейских экстремистов и английского империализма начали сбываться. Для овладения Ближним Востоком (включая Палестину) им было выгодно использовать Россию и Австрию как пушечное мясо, чтобы сломать хребет Оттоманской империи (Турции), а потом придти "на готовое".

В своих планах Израэли (Дизраэли) раскатал губу на территории и ключевые пункты, которые обеспечили бы восстановление еврейского государства Хазария, а также ударили бы по православию, для которого Константинополь: второй самый важный святой город, наряду с Иерусалимом. Английские короли в Лондоне, римские папы в Ватикане и еврейские религиозные авторитеты приложили все возможные усилия к тому, чтобы Константинополь не оказался в руках славян. А теперь (в 1870-х годах) они решили захватить его сами. "Константинополь с соответствующим районом должен быть нейтрализован и превращён в свободный порт под защитой и опекой Англии по примеру Ионических островов", - заявлял Израэли (Дизраэли).

В то же время половина всех турецких броненосцев была построена на верфях в Англии. На турецких кораблях служили сотни британских офицеров.

Начался дипломатический "обстрел" России надоумленными евреями на это лордами.

15 октября 1876 года лорд Август Лофтус, английский посол в России, был направлен своим начальством в Ялту, где встретился с главой российского МИДа, князем Горчаковым. 21 октября 1876 года в Ливадии Александр II вынужден был встретиться с лордом Лофтусом. Не понимая того, что английский флот в этот период малоэффективен и что английская армия переживает не лучшие времена, Александр стал оправдываться перед Лофтусом, заверяя, что не имеет видов на Константинополь. Александр дошёл до такого унижения, что "торжественно и серьезно" поклялся "не приобретать" Константинополя, и не занимать частей Оттоманской империи.

"России приписывают намерение, покорить в будущем Индию и завладеть Константинополем. Есть ли что нелепее этих предложений? Первое из них - совершенно неосуществимо, а что касается до второго, то я снова подтверждаю самым торжественным образом, что не имею ни этого желания, ни намерения", - заявил царь.

Но даже после этого на банкете лондонского лорда-мэра 26 октября 1876 года Израэли (Дизраэли) заявил с вызовом, имея в виду Россию и Австрию, что не потерпит покушений на "целостность" Турецких владений (что разрешено только Англии!) и готов объявить войну каждому, кто посмеет нарушить его запрет.

Это заявление было чистейшим блефом, т.к. никакой военной силы для противостояния Австрии или России (тем более - их союзу) у Британской империи не было. Даже с одряхлевшей Турцией одряхлевшая Англия не могла бы справиться до тех пор, пока Россия и Австрия не сломают той хребет. Но английская монархия по-прежнему продолжала гипнотизировать государства мира, как беззубый удав, используя отработанную веками мнемотическую, психотическую технологию.

Несмотря на угрозы Англии, Австрия и Россия подписали важнейшее политическое соглашение о совместной военной компании против Оттоманской империи (Турции), вернее, о военном нейтралитете по отношению друг к другу во время боевых действий каждой из стран против Турции. Австро-Венгрия брала на себя устройство русских военных лазаретов и даже размещение раненых русских солдат в своих собственных госпиталях, и предоставляла реку Дунай для операций российских военных судов, а свои железные дороги - для переброски российских войск.

В это время Бисмарк предложил Англии военное соглашение в обмен на нейтралитет по поводу его "усмирения" Франции. Разумеется, Англия не пошла на это соглашение, а её политическую элиту и феодальную знать охватила новая волна паники по поводу перспективы немцев выйти на берега ЛаМанша. Члены британского кабинета министров и самые влиятельные лорды требовали от Израэли (Дизраэли) заключить военное соглашение с Россией или пойти на компромисс с ней, чтобы не допустить немцев к Проливу. Тот, под нажимом наложивших в штаны лордов, пообещал им "поднять" этот вопрос в переговорах с русскими. Действительно, беседуя с русским послом в Лондоне, графом Шуваловым, Израили (Дизраэли) заявил, что нельзя допустить разорения Франции Германией, что это в обоюдных интересах Англии и России. Но он ни словом не обмолвился ни о каком компромиссе или соглашении.

Наоборот, в декабре 1876 года Израили (Дизраэли), граф Биконсфильд, высказал прозрачную угрозу австрийскому дипломату, обещая "непредвиденные последствия" в случае войны Австрии против Турции. По просьбе Израили (Дизраэли), лорд Дерби (министр иностранных дел Англии) направил 19 апреля 1877 года ноту протеста российскому канцлеру князю Горчакову:

"Начав действовать против Турции (...) и прибегнув к оружию (...) русский император (...) отступил от правила (...). Невозможно предвидеть все последствия такого поступка".

Как видим, и в адрес Австрии, и в адрес России были высказаны сходные угрозы. Когда, однако, Австрия оставила английскую ноту протеста без ответа, Израиэли (Дизраэли) не стал настаивать ни на каком дальнейшем "выяснении отношений". Но когда Горчаков ответил на ноту Израили-Дерби, что не желает вдаваться в бесполезную полемику, Лондон, через графа Шувалова, передал князю Горчакову и русскому императору новый протест, в котором говорилось о зонах английских интересов на землях Оттоманской империи (Турции).

Англия предостерегала и угрожала войной, в случае покушения России на:

1) Суэцкий канал;
2) Египет;
3) Палестину;
4) Константинополь;
5) Босфор;
6) Дарданеллы;
7) Персидский залив.

Если мы проанализируем английскую угрозу и её скрытый смысл, нам станет ясно, что Англия действовала в интересах мировой еврейской тирании, а не в своих собственных, и что названные ей ключевые географические пункты связаны с планами евреев-экстремистов. (Мы уже не говорим о том, что Англия предостерегала от захвата "своих" территорий, когда они ещё продолжали оставаться частью другого государства (Турции), и на которые она сама не имела никакого права!).

Суэцкий канал, Египет и Палестина: ключ к основанию экстремистского еврейского государства в Палестине и захвата евреями главной мусульманской и христианской святыни - Иерусалима. Константинополь - главная православная святыня - должен быть (по замыслу евреев-экстремистов) и в дальнейшем унижаем как бывший мировой центр православия, и закрыт для возрождения православных храмов и возвращения православного населения.

Персидский залив - ключевой пункт для борьбы евреев-мракобесов с их главным культовым врагом - Персией (Ираном)

И только Босфор и Дарданеллы больше ассоциируются с английскими интересами, чем с еврейскими.

Царское правительство Александра не было в состоянии не только осознать это, но и понять, что, если бы вспыхнул русско-английский военный конфликт, то Бисмарк немедленно атаковал бы Францию и вышел бы к ЛаМаншу, чего англичане боялись как огня. Поэтому в тот момент ни о какой войне с Россией они не могли и помышлять, а все их угрозы были снова чистым блефом.

Несмотря на всю очевидность этого, правительство Александра заискивающе заверило Англию, что ни на один из перечисленных географических пунктов не покушается и не намерено покушаться. Ещё унизительней для России звучали уверения в том, что, хотя Египет и Палестина входят в состав Оттоманской империи, и их войска задействованы против России, ввиду английских интересов, Россия исключит Египет и Палестину из планов своих военных кампаний.

Мало того, что данное позорное обязательство перед Англией надолго отложило победу и привело к гибели десятков и десятков тысяч русских солдат, отказ России от недопущения Англии и евреев-экстремистов в Палестину ускорил обе русские революции, интенсифицировал англо-еврейскую террористическую войну против России, и привёл к необратимым трагическим последствиям для всего мира.

Даже когда турецкие военные корабли стали захватывать или пускать ко дну русские торговые судна, Россия неизменно воздерживалась от ответных действий, страшась вызвать гнев Англии.

Турецкие военные корабли несколько раз обстреливали российские прибрежные города на Чёрном море, не получая отпора.

Когда в конце 1877 года русская армия собиралась взять Сулин, и, задействовав свою Дунайскую флотилию, имела гарантированный шанс на успех, выяснилось, что в самом Сулине стоит английский военный корабль "Кокатрис". В страхе перед "грозой Англии" русский генерал-лейтенант В. Н. Веревкин за несколько дней до атаки назвал командиру английского корабля и дату, и план атаки. Английский офицер тут же выложил эту туркам, которые привели туда 9 броненосцев. Атака сорвалась.

В конце 1877 года Турция обратилась за помощью в заключении мирного договора с Россией к той же Англии, но русские отвергли это предложение, дав понять, что лишь прекращение турецкого ига в славянских странах заставит их прекратить войну.

Несмотря ни на какие препятствия, русские блистательно разгромили огромную турецкую армию (Оттоманская империя была уже не та, что раньше; она переживала духовный, экономический и политический кризис), и, с захватом важнейшего центра и крепости Андриополь, получили 100-процентную возможность захватить Константинополь и проливы.

Брат царя (Александра Второго), великий князь Николай Николаевич, телеграфировал в Петербург:

"(..) что делать в следующих случаях:

1) Если английский или другие флоты вступят в Босфор?
2) Если будет иностранный десант в Константинополе?
3) Если там будут беспорядки, резня христиан и просьба о помощи к нам?
4) Как отнестись к Галлиполи, с англичанами и без англичан?".

Как видим, не война с Турцией занимает больше всего брата царя, а то, как посмотрит на действия русских Англия!

После взятия русскими Адрианополя он снова телеграфировал Александру II:

"События так быстро совершаются и опережают все возможные предложения, что если так Бог благословит далее, то мы скоро можем быть невольно под стенами Царьграда".

Как только 2 эмиссара султана отвергли условия России для мира, великий князь Николай Николаевич снова посылает Александру II пространный рапорт из Казанлыка:

"Надеюсь, что ты усмотришь, что я употребил все усилия, чтобы действовать по твоим указаниям и предупредить разрушение Турецкой монархии, и если это мне удалось, то положительно виноваты оба паши, которые не имели достаточно гражданского мужества взять на себя и подписать наши условия мира. Войска мои движутся безостановочно вперед. Ужасы, делаемые уходящими, бегущими в панике турками, - страшные, уничтожая все за собою и предавая многое пламени. Войска следят по пятам за бегущими и, по возможности, тушат горящее и помогают бедствующим. Я лично завтра выхожу отсюда и 14-го или 15-го буду в Адрианополе, где, полагаю, останусь недолго и, перекрестясь, пойду дальше, и кто знает, если не получу твоего приказания остановиться, с благословением Божиим, может быть буду скоро с виду Царырада!"

Русские без остановки взяли Каракилиссе, Демотике, и даже Люле-Бургас, и 17 января овладели городом Чорла - в каких-нибудь 4-х километрах от Константинополя (Стамбула), и местечком Чаталжи близ турецкой столицы.

Великий князь Константин Константинович стоял за взятие Константинополя.

Тем не менее, он получил из Петербурга предписание не начинать штурма, а в это время турки согласились на все условия перемирия, и тем самым участь дальнейшего турецкого владычества над Константинополем была решена.

Но окончательные точки над "i" всё равно расставила оглядка на Англию: князь Горчаков заявил, что надо повременить (со взятием Царьграда) до соглашения с Австро-Венгрией, при новых осложнениях с Англией и её решении двинуть свою эскадру в Босфор. Именно последнее обстоятельство и предрешило позицию великого князя Николая Николаевича, который тут же распорядился немедленно выработать конвенцию о перемирии, и 19 января 1878 года поставил свою подпись рядом с подписями представителей Турции на черновике мирного соглашения.

Даже имевшая мало аналогов в истории паника турок перед наступавшей русской армией не идёт ни в какое сравнение с истерикой, охватившей Лондон при вести об успехах русских. Современники писали, что во всей атмосфере английской столицы и в её правящих кругах было что-то такое, как будто вражеская армия стоит не под стенами Константинополя, но под стенами Лондона. Уныние и паника царили везде, от покоев королевы Виктории, до помещений, где заседал кабинет министров. Еврейский экстремист, английский премьер-министр Исраили (Дизраэли), бомбардировал турецкого султана депешами о незамедлительной необходимости вызвать в Константинополь английский флот, но султан откровенно признавался, что, хоть боится русских, но знаменитую своим вероломством Англию боится несравнимо больше, и не верит ей.

По настоянию королевы и Исраэли (Дизраэли) британский кабинет министров заседал чуть ли не круглосуточно, обсуждая ситуацию на Балканах и успехи российский войск.

Но главным опасением этого объевреенного логова было вероятное занятие русскими Палестины, или их попытка не допустить туда англичан.

Королева Виктория в панике обращалась в письменной форме к своему премьер-министру, причитая, что "будь она мужчиной, она немедленно отправилась бы бить русских".

А теперь задумаемся: где Англия - и где Константинополь? С кем граничит Турция? Разве с Британской империей?

В истерике английские лорды бросились к Австро-Венгрии с попыткой науськать её на Россию, но из Вены им ответили, что война с Россией за интересы Англии совсем не улыбается никому. Тогда "еврейский гитлер" Исраили (Дизраэли) 11 (23) января 1878 года настоял на отправке флота в Проливы (к берегам Турции), в знак протеста против чего министр иностранных дел лорд Дерби и статс-секретарь по делам колоний лорд Карнарвон подали в отставку.

Узнав об английском решении, султан Абдул Гамид, русский император Александр II, и глава австро-венгерского кабинета министров Андраши секретно обсудили совместные военные действия против англичан, и поставили в известность об этом Бисмарка. Тот в секретной депеше обещал свою поддержку. Англия, оказавшись в дипломатической изоляции и рискуя спровоцировать войну против неё всех самых мощных государств, в страхе отменила решение об отправке флота. Адмирала Хорнби вернули "с полпути" в Безикскую бухту.

21 января 1878 года греческое правительство, мотивируя свои действия турецкими репрессиями, направленными против христианского населения, ввело свои войска в Фессалию и Эпир. Россия не желала новых осложнений, но, несмотря на это, Александр писал своему брату по поводу Греции, что "оставлять её на жертву туркам нам тоже нельзя и придется, может быть, угрожать им перерывом перемирия в случае новых насилий". Поняв, насколько серьёзна ситуация, греческий монарх, Георг I (женатый на племяннице Александра II, великой княжне Ольге Константиновне), пошёл на попятную, и греческие войска были выведены.

Тем не менее, несмотря на все уступки, англичане снова решили двинуть свою эскадру к берегам Турции. Адмиралу Хорнби приказали безотлагательно войти в Дарданеллы с броненосцами "Defence", "Engine Court", "Achilles", "Sustain", "Invisible" и "
Д. А. Милютин отметил в своём дневнике, что отправка британской эскадры в проливы Чёрного моря - самое беспардонное, вопиющее и наглое нарушение Англией и многочисленных европейских соглашений (запрещающих доступ в проливы), и гарантий Англии в ответ на уступки России.

Александр II встретил известие об английском попрании всех договорённостей как возмутительное действие, на которое надо ответить военной операцией. 29 января 1878 года Александр сам продиктовал текст телеграммы главнокомандующему российскими войсками, своему брату Николаю Николаевичу:

"Из Лондона получено официальное извещение, что Англия (...) дала приказание части своего флота идти в Царьград (...). Нахожу необходимым войти в соглашение с турецкими уполномоченными о вступлении и наших войск в Константинополь с тою же целью. Весьма желательно, чтобы вступление это могло исполниться дружественным образом. Если же уполномоченные воспротивятся, то нам надобно быть готовыми занять Царьград даже силою. О назначении числа войск предоставляю твоему усмотрению, равно как и выбор времени, когда приступить к исполнению, приняв в соображение действительное очищение турками дунайских крепостей".

Лишь Горчаков и Милютин смогли умолить царя отменить отправку телеграммы, и 30 января 1878 года он отправил другую:

"Вступление английской эскадры в Босфор слагает с нас прежние обязательства, принятые относительно Галлиполи и Дарданелл. В случае если бы англичане сделали где-либо вылазку, следует немедленно привести в исполнение предположенное вступление наших войск в Константинополь. Предоставляю тебе в таком случае полную свободу действий на берегах Босфора и Дарданелл, с тем, однако же, чтобы избежать непосредственного столкновения с англичанами, пока они сами не будут действовать враждебно".

Не оповещая Милютина и Горчакова, царь на следующий день всё-таки послал и 1-ю телеграмму, а также поставил в известность об угрозе взятия Константинополя его собственными войсками из-за действий англичан самого турецкого султана:

"Ваше величество, отдадите мне справедливость, признав, что я продолжаю искренно желать устойчивого и прочного мира и восстановления дружественных сношений между обеими нашими странами. В то самое время, когда наши обоюдные уполномоченные стремятся к этому результату, великобританское правительство решилось (..) ввести часть своего флота в Босфор (...). Это решение обязывает меня, со своей стороны, сообразить меры ко вступлению части моих войск в Константинополь (...). Но если я буду вынужден принять эту меру, она будет направлена лишь к одной миролюбивой цели: поддержанию порядка, а потому она и не может быть в противоречии с намерениями вашего величества".

Узнав об этом, британское правительство снова ударилось в панику. Англия пригрозила России войной, но на сей раз это не заставило русских отступить. Тогда султан Абдул Гамид запретил Англии вход в Проливы, и сообщил адмиралу Хорнби, что не позволит ему пройти через Дарданеллы, 31 января 1878 года поставив в известность об этом Александра II.

Тогда англичане разослали всем правительствам сообщение о том, что британская эскадра войдёт в Проливы силой.

В новой телеграмме султан Абдул Гамид снова умолял королеву Викторию как можно быстрей убрать английскую эскадру из Проливов, но Англия осталась непреклонной.

Узнав, что британский флот уже вошел в Дарданеллы и находится у Принцевых островов, Александр II срочно телеграфировал султану, напоминая обо всех последствиях.

Абдул Гамид просил Александра II повременить с решением, пока не получен ответ на ещё одну телеграмму королеве Виктории. На что тот ответил 4 февраля 1878 года:

"Теоретический протест не воспрепятствовал английской эскадре ворваться в Дарданеллы. Прямое обращение вашего величества к королеве не приведет к её отозванию".

7 февраля российский император снова телеграфировал в Константинополь:

"Как только Савфет-паша окончит переговоры с графом Игнатьевым на основаниях, принятых вашим величеством перед заключением перемирия, и результат этих переговоров будет утвержден вашим величеством, от вас будет зависеть отправить чрезвычайного посла через Одессу. До тех же пор такая посылка была бы бесцельна. Что же касается до временного вступления части моих войск в Константинополь, то таковое не может быть ни отменено, ни отложено, коль скоро английская эскадра остается в Мраморном море вместо того, чтобы уйти обратно за Дарданеллы. Я одобрю предложения, сделанные моим братом по этому предмету".

Брату Александр сообщил: "Мы должны действовать соответственно действиям англичан, как мною приказано на этот случай".

После того, как штаб русской армии был переведён из Адрианополя в Сан-Стефано (предместье Константинополя), Александр II указал великому князю Николаю Николаевичу на важность контролировать Босфор и силой не пустить английские корабли в Чёрное море.

(Турки сами разрешили русскому отряду в 10 тысяч человек занять это предместье на берегу Мраморного моря. (Чтобы дать отпор британской эскадре). На это султан согласился, и, пересекая установленную перемирием демаркационную черту, русские вошли в Сан-Стефано).

Великий князь (обращаясь к Савфет-паше) предложил Турции заключить союз с Россией, чтобы поставить зарвавшихся англичан на место:

"Войдемте вместе друзьями в Царьград, и, если англичане станут противиться, выступим против них, рука в руку. Я поставлю около моего орудия ваше в надежде, что вы, наконец, поняли, что англичане вас эксплуатируют".

Султан, однако, боялся и не поверил, что Россия уйдёт из Константинополя (и напрасно; Россия уже добровольно уходила из Берлина, Парижа, Италии, и т.д.).

В последние дни марта 1878 года русское командование начало доставку больших пушек из Керченской крепости в Босфор, чтобы обстреливать с суши на рейде английские корабли, но потом, по приказу Александра II, вынуждено было отказаться от этой затеи.

Когда Бисмарк предложил созвать мирную конференцию всех влиятельных держав в Берлине (по поводу окончания войны с Турцией), все страны согласились без предварительных условий. И снова, только Англия высказала оскорбительные для всех остальных стран условия, но особенно оскорбительными эти условия были для России. Даже князь Горчаков признал требования Израили (Дизраэли) вызывающе оскорбительными.

Если бы Россия согласилась на участие в конференции (конгрессе) на английских условиях, то это бы означало участие не на равных правах, а в качестве побеждённой стороны (вынужденной согласиться быть судимой другими участниками). Но ведь Россия вышла из войны с Турцией не побеждённой, а победительницей!

Злобный еврейский премьер-министр Англии, Израили (Дизраэли, новоиспеченный лорд Биконсфильд) огласил королевский указ от 20 марта (31 апреля) 1878 г. о призыве резервистов, что означало фактическое начало войны с Россией. Лорд Дерби, в знак протеста против этого неслыханного указа, ушёл из правительства. На его место "еврейский гитлер" (Израили (Дизраэли) поставил "полуеврея", лорда Салисбюри. Этот новый еврей в правительстве - новый глава Форейн Офиса (министр иностранных дел) первым делом издал циркуляр для всех английских консульств, своего рода "уголовное дело" против России.

6 марта 1878 года царь отправляет телеграмму брату (главнокомандующему):

"Ввиду явно враждебного расположения Англии, которая ищет предлогов к разрыву, необходимо приостановить отправление гвардии и гренадер и принять решительные меры к воспрепятствованию прорыва англичан через Босфор".

В письме от того же 6 марта 1878 года брату Александр II пишет: 

"Англия ищет только предлога, чтобы объявить нам войну, и поэтому вымышляет всякий день претексты, чтобы затруднить собрание конференции в Берлине, так как, видимо, не желает и даже опасается для своего достоинства мирного исхода. Угрозы ее Порте, чтобы не допустить посадки наших войск в Босфоре, ясно изобличают ее намерение ворваться в Черное море, что в случае войны может иметь для нас самые пагубные последствия".

В мае 1878 года, по приказу "еврейского Гитлера" Исраили (Дизраэли), Англия собрала так называемую "особую эскадру" под началом адмирала Купера Кея для перевода её в Балтийское море и атаки Кронштадта. 7 июня адмирал Кей, во главе флотилии на броненосце "Геркулес", повёл на Кронштадт 7 казематных броненосцев ("7" - культовое еврейское число, символ войны с врагами евреев).

Кроме броненосцев, в составе "особой эскадры" находились четыре канонерские лодки, судно для связи и парусный фрегат.

"Особая эскадра" была очередной пустой британской бравадой, новым блефом, т.к. против русских береговых пушек образца 1877 года с нарезными стволами (по качеству и устройству канала ствола практически идентичных пушкам 1990-х годов!) у неё не было никаких шансов. Русские пушки стреляли на 9-12 километров бронебойными снарядами в 529 и 250 кг, с очень высокой скорострельностью и точностью стрельбы. Русские имели вращающиеся паром башни береговых крепостей, пушки, уходящие под землю после каждого выстрела, оригинальные подводные преграды, особые морские мины, и множество других уникальных военных технологий, которых не было тогда ни у кого.

В итоге, будучи в своём уме, адмирал Кей, разумеется, не стал заходить в Финский залив и атаковать Кронштадт, что было бы равносильно самоубийству. Англия понимала, что сломать такие империи, как Россия и Пруссия, она может только изнутри.

Как могли Александр II и его "железный канцлер" Горчаков всерьёз воспринять этот очередной английский блеф - уму непостижимо.

В результате это привело к дополнительным затратам (итак слишком высоким) на военные нужды. Этот перерасход средств ощущался более 20-ти лет, и сыграл роковую роль в событиях 1905 года.

Что касается новых уступок Англии со стороны одолевшей Турцию России: то в них просто трудно поверить, тем более - учитывая, что, в отличие от Австро-Венгрии, участницы разгрома Оттоманской империи (и, как и Россия, освободительницы христианских народов из-под мусульманского ига), Англия вообще была на пиру победителей "не пришей кобыле хвост".

В итоге, Россия вместо победительницы оказалась побеждённой, а многочисленные жертвы войны с Турцией - напрасными. Князь Горчаков сказал тогда императору: "Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере". Александр ответил ему: "В моей тоже".

В развале и разборе Оттоманской империи (Турции) Россия, которая сломала её военную машину, не получила практически ничего, кроме некоторых земель, фактически не являвшихся интегральной частью Турции, а населёнными теми народами, которые лишь платили туркам дань. Австрия, которая также, как и Россия, за счёт огромных затрат и больших человеческих жертв, участвовала в освобождении христианских народов от турецкого ига, тоже не получила почти ничего. Зато Франция присвоила себе Сирию, Тунис, Алжир, и делала всё, чтобы "прикарманить" Египет. Англия, которая всеми силами мешала (с подачи евреев) освобождению христианских народов из-под турецкого ига, была союзницей Турции (а, значит, побеждённой стороной!) - "схавала" Египет, Палестину, Месопотамию, Кипр, и другие земли. Италия завладела Ливией и "прикарманила" ряд островов Эгейского моря.

Если провести параллель с жизнью животных, то Россия и Австро-Венгрия, завалившие лося, получили от него только рога, а всю тушу съели Англия и Франция, бросив кусок Италии (бывшей части Священной Римской империи ("Австрии").

С точки зрения нравственности, все захваты России были аморальными, точно так же, как захваты других держав. Но, раз уж "так получилось", занять Босфор и Дарданеллы следовало незамедлительно, и тогда южные границы России стали бы не по зубам никому до появления современной стратегической авиации...

Одним из самых опасных поворотов ошибочной российской внешней политики стал военный союз Турции с Англией, сделавший напрасными все достижения и жертвы...

Этот печальный итог был результатом непонимания генеральной английской концепции, основанной на культово-идеологических, а не чисто-политических постулатах. За действиями Англии (Великобритании) стояли не только имперские аппетиты и националистическая доктрина доминирования (как у России, Пруссии, и большинства других держав), но скрытые религиозно-стратегические мотивы. Захват Индии, Китая, Тибета, Египта, Палестины, Месопотамии был захватом регионов практически всех самых древних, "ключевых" цивилизаций, дававшим шанс на выяснение исторических тайн и сокрытие их от всего остального человечества. Интерес Англии к именно этим частям света выдаёт её тайную доктрину обмана и закабаления человечества.

В России не понимали и того, что политической ментальностью руководящей касты англичан движут дремучие феодально-рабовладельческие (т.е. животные) инстинкты и прирождённая агрессивность морских кочевников-дикарей.

Во всех районах древнейших цивилизаций Англия уничтожала или похищала (и делала недоступными) наиболее важные реликвии, артефакты, документы, древние манускрипты, и т.п. Остальные - те, что не раскрывали наиболее важных тайн и были связаны с уже раскрытыми, - Англия оставляла в покое, да и то не всегда. Англичане варварски разрушили многие древнейшие объекты в Индии, разрушили Пекин - древнейший на тот момент из пощажённых войнами городов мира. Они разграбили и уничтожили многие древние библиотеки.

С 1877 года, помимо "отставания" британского флота, на Англию навалилась новая напасть: тяжелейший экономический кризис, вызванный хозяйничаньем с начала 1860-х годов еврейских хозяйчиков. Израили (Дизраэли), Бальфур, Сесиль, и другие еврейские или криптоеврейские политические деятели привели Англию к такому плачевному положению в немалой степени из-за глобальных амбиций мирового еврейства и желания превратить Англию в "локомотив" мировых еврейских захватов. В первую очередь эти планируемые захваты были нацелены на Египет и Палестину.

Перестав быть безраздельным хозяином на мировых рынках, Англия лишалась главного козыря своих внешнеполитических махинаций: подкупа и финансовой зависимости от неё других стран.

Вместо того чтобы озаботиться своей экономикой и добиться, чтобы английский научно-технический прогресс и экономический рост снова опережал всех, Англия частично решила эту проблему обычным для неё способом: разбоем и захватами.

С этой целью Англия захватила в 1878 году Кипр. После этого она почти полностью контролировала Средиземное море, а также Красное море. Британская военно-морская крепость-база на Мальте помогала ей осуществлять эту задачу. Англия также владела Гибралтаром и Аденом. В 1869 году открылся Суэцкий канал, предоставлявший Англии ещё более удобный и выгодный путь в одну из её колоний - Индию.

Франция, сам Египет (сюзерен турецкого султана), и другие страны, участвовавшие в работах по прокладке и открытии Суэцкого канала, и его эксплуатации, должны были трижды подумать, прежде чем давать в руки Англии такой козырь, как Суэцкий канал. Тем более они должны были предвидеть, что Англия станет использовать Суэцкий канал как предлог для захвата Египта.

Действительно, фактическими соправителями Британской империи стали еврейские экстремисты, "надводная" часть движения которых ассоциировалась с сионизмом. Египет являлся стратегическим ключом к захвату Палестины (к чему они стремились больше всего). Просчитать это было совсем несложно, если бы у Франции, германских государств и России имелась верная и объективная концепция мира - и доктрина в отношении Англии. Увы, такой концепции не было и нет до сих пор.

Понятно, что именно Израили (Дизраэли), один из тогдашних еврейских предводителей, особенно рьяно настаивал на захвате Египта, и, по его решению, одобренному королевой Викторией (это понятно), Суэцкий канал обязан был стать английским, и только Англия должна была решать, чьи суда допускать в него. Главными же "великими князьями" и императорами "мирового еврейства" безраздельно являлись тогда члены клана Ротшильдов. Именно они стояли за решениями Израили (Дизраэли), а важнейшей стратегической целью Ротшильдов был захват Египта - одно из главных условий овладения Палестиной.

Не удивительно, что именно банкирский дом Ротшильдов 25 ноября 1875 года купил для Израили (Дизраэли) основной пакет акций Суэцкого канала, и тому даже не пришлось заботиться об оформлении кредитов в государственных парламентских институтах и "напрягать" британскую казну. Фантастически скупые банкиры, такие, как Ротшильды, умеющие считать "каждую копейку", не стали бы покупать (за свои деньги!) Суэцкий канал для английского государства, если бы не что-то в исключительной степени чрезвычайное.

Этим чрезвычайным являлись их планы создания еврейского государства в Палестине...

Обратим внимание и на то, что и даты рождения почти всех воспитанных движением мирового еврейского экстремизма революционных террористов в России (Джугашвили-Сталина, Бронштейна-Троцкого, Жаботинского, Валлаха-Литвинова, Рутенберга, Гапона, и десятков других главных еврейских бандитов) приходятся на середину и конец 1870-х - начало 1880-х годов, что напрямую связано с покупкой Ротшильдами для Англии Суэцкого канала. То же самое касается и германских еврейских бандитов того же "Ротшильдовского" призыва. И это не простое совпадение.

План мирового еврейского экстремизма заключался в том, чтобы в лице многочисленного российского и германского еврейства получить грозное оружие, и, с помощью этого оружия, не только овладеть Палестиной, но и уничтожить Германию и Россию, из которых требовалось заодно и угнать еврейских рабов в Палестину.

Понятно, что следующим шагом неизбежно становился захват Египта. Англичане подвели к Александрии 8 броненосцев и 5 канонерских лодок, с помощью которых много часов расстреливали полубоеспособные египетские форты. При этом из-за ответного огня практически все английские боевые корабли оказались повреждёнными, и на следующий день уже не могли продолжать боевые действия. (Поэтому, вместо продолжения обстрела, англичане перешли к переговорам). Напрасно французская эскадра ушла от берегов Египта, испугавшись англичан, хотя поначалу намеревалась вступить в схватку с ними за Египет. Напрасно египтяне вступили с ними в переговоры и в панике покинули свои форты-крепости, хотя могли продолжать вести огонь, и наверняка потопили бы все английские корабли. В очередной раз англичане выиграли с помощью самого примитивного и вульгарного блефа.

6-7 (17-18) июля 1882 года 2 тысячи английских солдат высадились в Александрии, а через несколько дней там было уже 5 тысяч британских солдат. В августе 1882 Англия доставила в Египет ещё 22 тысячи своих солдат. Вскоре Египет оказался в английских руках.

Следующей агрессивной целью симбиоза англо-еврейских экстремистов стали армяне, которые могли представлять собой серьёзную помеху на пути еврейского захвата Иерусалима. Армяне считались в Иерусалиме очень влиятельной группой; их церкви и монастыри в Святом Городе - баснословно богатыми, а их решимость не допустить евреев к властвованию над Святым Градом: непоколебимой. У армян нашлось бы достаточно средств и возможностей, чтобы организовать сопротивление еврейским планам, и, в том числе, золота. Главный оплот армянского богатства находился в Турции. Основную массу армян Баку и Еревана представляла беднота, тогда как армяне в восточных провинциях Турции владели землёй, финансовыми и торговыми домами, и т.п. К 19-му столетию потеря Арменией независимости насчитывала уже солидный исторический срок: 500 лет; армянское население было разобщено, проживая на территории Российской, Персидской и Оттоманской империи (Турции). В Турции жило около 3-х миллионов армян, подавляющее большинство которых были состоятельными людьми.

Союз армян и турок также не сулил планам евреев-экстремистов ничего хорошего, поэтому требовалось не допустить его.

Главное сопротивление англо-еврейскому захвату Иерусалима и всей Палестины евреи-экстремисты предполагали со стороны 1) мусульман, оплотом которых всё ещё оставалась разбитая, но не сломленная Турция; 2) православных - греков, армян и славян (включая и русских); 3) немцев.

Чтобы нейтрализовать предполагаемое сопротивление, евреи-экстремисты (сионисты, банкиры, и прочие) составили следующий план: организовать кровавые революции в России, Германии и Турции, с уничтожением правивших там режимов, и вырезать 3 миллиона турецких армян.    
  
Резню армян евреи-экстремисты решили осуществить руками курдов и турок. Сделать это было несложно: униженной, разгромленной, раздавленной и потерявшей почти все свои владения Турции необходимо было на ком-то выместить свой гнев и отчаянье, и мировой еврейской агрессии всего лишь требовалось направить этот гнев на армян. Заодно решалась и задача отвести громы и молнии турецкого негодования от евреев, и, вместо этого, перенаправить его на армянское население.

Своих целей еврейские экстремисты достигли двояким способом.

С одной стороны, они разослали во все концы местностей проживания армян в Турции грузинских, азербайджанских и армянских евреев-террористов, чтобы спровоцировать армянское население на выступления против турецкой дискриминации и образовать революционные партии ("Арменакан", отделение Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн", "Защитники отечества", и др.). Лондон поддержал "благое начинание" еврейских нацистов, и в Лондоне было создано "Армянское патриотическое общество Европы", и другие армянские националистические организации, "с потрохами" контролировавшиеся английской разведкой и еврейскими "ревизорами".    
 
С другой стороны, еврейские нацисты направили в Константинополь (Стамбул) и другие турецкие города других своих представителей, "младосионистов", которые стали подбивать турок на создание своих революционных партий, свержение режима султанов, и установление "демократической республики". Еврейские младосионисты провоцировали турецких активистов на крайний национализм, и внушали им, что турецкая монархия султанов "насквозь прогнила", и что свергнуть её - дело чести для турецких шовинистов. Если бы эта пропаганда не подкреплялась золотом и посулами, она, возможно, не оказалась бы столь успешной.

Так были созданы организации "младотурков" (абсолютная копия еврейских "младосионистов"), во главе которых еврейские террористы поставили своих "еврейских товарищей".

Доктрина, на основе которой английской разведкой и мировым еврейским экстремизмом была разработана идеология "младотурков", базировалась на теориях Израиля Гельфанда, известного под уголовной кличкой "Александр Парвус". Именно он сделал из другого еврея, Льва Бронштейна, кровавого экстремиста Троцкого. Воспитывая Бронштейна, который под руководством "Парвуса" превратился в "Троцкого", Гельфанд не только внушал ему идеи "перманентной революции" (перманентной войны), но и лично диктовал Троцкому основные её положения. Под диктовку Парвуса были написаны многие ранние работы Троцкого.

Ещё один еврейский бандит, Владимир Жаботинский, был тесно связан с Гельфандом (Парвусом) и Бронштейном (Троцким). Жаботинский, такой же агент английской разведки, как Бронштейн (Троцкий) и Гельфанд (Парвус) - тоже был причастен к разработке идеологии младотурков. Подключали к разработке стратегии нейтрализации Турции (для захвата евреями Палестины), с помощью "младотурков", и Хаима Вейцмана.

Жаботинский (как и Вейцман), родившийся в 1880-м году, также принадлежит к поколению "Ротшильдовского призыва" (см. многочисленные референции в нашей работе).

Мы уже писали о том, что слугой мирового сионизма, тайной террористической сети Ротшильдов и английского империализма был Сергей Зубатов, один из наиболее высокопоставленных офицеров царской полиции. Напомним, что личными мотивами Зубатова являлись его ненависть к превращению аграрной России в высокоразвитое промышленное государство (что подрывало основы традиционного русского "домостроя" и образа жизни), а также ностальгия по крепостническому рабству. Своей целью он ставил разрушение всех планов царского правительства по модернизации государства, и сопротивление реформам Столыпина и Витте. В лице циничных еврейских лидеров и руководителей английского империализма Зубатов нашёл своих верных союзников.

Владимир Жаботинский был одним из агентов-провокаторов Охранки, нанятых этим слугой мирового еврейского сионизма и британской разведки (Зубатовым) для торпедирования индустриализации России, предпринятой императором Николаем II и главными проводниками этой политики, Столыпиным и Витте. Одновременно, та же борьба с индустриализацией России являлась и борьбой Британской империи (Англии) против индустриально-экономической модели раннеамериканского типа.

Весной 1902 года Жаботинский был арестован и на протяжении 7-ми недель подвергался зубатовской идеологической обработке. Огромную часть своих операций Зубатов проводил в Одессе, Минске и Бобруйске. К своим операциям в Одессе Зубатов и подключил Жаботинского, который выполнял распоряжения своего полицейского начальника в течение нескольких лет.

Провокаторские задания, поручаемые Жаботинскому, финансировались другим агентом Охранки и тайным евреем, Алексеем Максимовичем Пешковым ("Максимом Горьким"), через которого деньги от Зубатова перекачивались таким провокаторам, как Жаботинский.

О том, что Жаботинский был агентом царской Охранки, заявляли Лев Дойч, Бухарин, Плеханов, Азеф, и другие известные деятели русского революционного движения.

Несколько биографов Парвуса (Израиля Гельфанда) и Жаботинского считают, что эти двое были родственниками, и происходили от одних и тех же предков, занимавшихся торговлей зерном.

Оба провокатора, Жаботинский и Парвус (Гельфанд), подвизались в редактировании изданий созданного еврейскими экстремистами, английской разведкой и англо-венецианским "обществом" - движения "младотурков". Парвус (Гельфанд) работал на Охранку примерно с 1885 года, и непосредственно на английскую разведку с 1886-го. По заданию Зубатова и его английских боссов, Парвус ездил в Швецарию для участия в заседаниях так называемой Рабочей группы, организованной Зубатовым в союзе с английской разведкой.

Парвус родился в 1867 году в Березино, сравнительно недалеко от Бобруйска (в то время это была Минская губерния, Беларусь), и происходил из еврейской ортодоксальной религиозной семьи. Родственными узами его семья была связана с известными раввинами, авторитетами как конвенциональной галахической традиции, так и каббалистами и чернокнижниками. Гимназию закончил в Одессе, в 1885 году. Парвус бывал в еврейской земледельческой колонии Доброе, близ Елисаветграда дважды, по неподтверждённым данным: в 1886 и 1889-м году (когда там находился и Горький).

В 1891 году окончил университет в Базеле по экономике и финансам, позже получил диплом и по философии. Работал в ряде банков в Германии и Швейцарии. (Не отсюда ли "пристрастие" и Владимира Ильича Ульянова (Ленина) к этим странам?). 

Будучи ненавистником русского государства и сторонником основания всемирной сионистской (еврейской) империи, Парвус, философ, революционер и экономист, размышлял над тем, как сделать так, чтобы навсегда или на века разорить и уничтожить Россию, и пришёл к выводу, что для этого надо поголовно вырезать российскую интеллигенцию. Без интеллигенции, считал Парвус, Россия никогда уже не поднимется и не оправится.

Эта идея оказала огромное впечатление на молодого В. И. Ульянова-Ленина, который был хорошо знаком с Парвусом (Израилем Гельфандом). На несколько лет позже, когда с Парвусом познакомился и Лейба Бронштейн (Троцкий), та же идея глубоко поразила и его.

С ней связана его доктрина "перманентной революции". Парвус был особенно близок именно с Троцким, а также с Лео Дейчем (Дойчем), ещё одним русско-еврейским социал-демократом. Уже тогда многие считали Парвуса "серой лошадкой", проводником идей и планов международной еврейско-банкирской мафии, Ротшильдов, иностранных разведок и международного сионистского движения.

На короткое время он становится редактором газеты немецких социалистов, Arbeiter-Zeitung.

Парвус был крайне бесчестным и наглым человеком, законченным мошенником, казнокрадом, лжецом и вором. Гонорары писателей, которые издавали свои книги с его помощью, он часто опускал в собственный карман. Так он не раз поступал и с Горьким. За это Германская Социал-демократическая партия (инициаторы Карл Каутский, Клара Цеткин, и Август Бебель) устроила суд над Парвусом, "трибунал чести", после чего он вынужден был бежать с наворованным в Константинополь (Стамбул).

Парвус прожил много лет в Турции, и, как мы раскрываем в других отделах, был одним из основателей и идеологов движения "младотурков" и устроенного ими геноцида армян. Вместе с Парвусом (Гельфандом) движение младотурков и геноцид армян организовывали Владимир Жаботинский и Троцкий (Лев Бронштейн). Посредничая в торговле между Турцией и Германией, Парвус вкладывал часть денег в движение "младотурков", и, как предполагают, получил от них колоссальную долю награбленного в ходе армянского геноцида.

В своей собственной газете, Aus der Weltpolitik, и в серии статей "Война и Революция", Парвус ещё в 1895 и 1904 году "запланировал" на 1905-й год войну между Японией и Россией, и предсказал поражение России, что спровоцирует революцию и сбросит царский режим.

Выходит, ему было видней...

Утверждают, что Парвус получил от Японии 2 миллиона долларов (в то время равные нынешним миллиардам) за помощь в организации революции в России (Игорь Бунич, Золото Партии, С.-Петербург, 1992, стр. 33). Когда Япония напала на Россию 9-го февраля 1904 г., крупнейшие европейские банки, исключительно принадлежавшие еврейским банкирам, отказали в кредитах России, в то время как предоставили неограниченные кредиты Японии.

Парвус был одним из тех провокаторов, которым было поручено (так же, как Сталину) переориентировать социалистическое движение в России с работы среди крестьян на работу среди рабочих, и заменить борьбу за экономические права рабочих на борьбу за свержение государственного строя. К 1900-му году Парвус скооперировался с лидерами большевиков, и специально снял в Мюнхене (Германия) обширную квартиру, в которой большевистская группа время от времени размещала нелегальную типографию, и где не раз останавливался В. И. Ульянов (Ленин) и другие большевистские лидеры. В Мюнхене Парвус вошёл в контакт с несколькими будущими сторонниками и лидерами гитлеровского фашизма, и одновременно работал над разработкой будущей нацистской идеологии. Среди мюнхенских, берлинских и других связей Парвуса был и мюнхенец Адольф Мюллер, один из будущих "серых кардиналов", стоявших за гитлеровским режимом, и Шахт, будущий финансовый гуру Гитлера, и почти все другие ключевые фигуры формирования режима III Рейха.

По заданию предателей в царской охранке, в 1902 году Горький, для укрепления финансовых дел Парвуса (Гельфанда), передал последнему права на издание своих литературных работ за границей. (Среди прочей литературы, см. биографию и автобиографию Парвуса-Гельфанда: Z. Zeman and W. B. Sharlau. "Merchant of Revolution". London, W.&J. Mackay & Co., Ltd, 1965; Alexander Parwus, Memoirs. Paris-Berlin, 1929).

Не случайно к моменту постановки Кровавого Воскресенья всё еврейское вороньё - Парвус (Гельфанд), Горький (А. Пешков), Троцкий (Бронштейн), Красин, Литвинов (Валлах), Жаботинский, Рутенберг, Радек (Собельсон), и пр. - слетелось в Санкт-Петербург.

После ареста в декабре 1905 года всех лидеров так называемого Рабочего Совета Петербурга (вместе с Троцким) Парвус - единственный, кому удалось скрыться. Когда он позже был всё-таки схвачен, ему удалось бежать из-под ареста с помощью другого агента Охранки, Льва Дойча. Парвус направился через Германию в Константинополь, в качестве "журналиста", освещавшего восстание "младотурков" против Оттоманской империи.

В 1908-м году движение "Комиссары Единства и Прогресса", - известное под названием "младотурки", - осуществило военный переворот, свергло султана и захватило власть в Османской империи. Комиссары-младотурки и комиссары-большевики не случайно "комиссарили" вместе.

Все и без того жуткие этнические чистки нетюркских народов, включая армян, греков и болгар, осуществлявшиеся при султанах, бледнеют на фоне геноцида, устроенного "младотурками" в 1909-1912 годах. Именно этот геноцид спровоцировал кровопролитные балканские войны 1912-1913 годов. Сами "младотурки" признавались, что их идеология "пантюркизма" опиралась на теорию "пантюркизма" агента английского лорда Палмерстона, который 1860-х годах был советником султана.

"Младотурки" проповедовали не только ненависть к армянам, грекам, болгарам, сербам, и другим православным народам, но и звериную антироссийскую идеологию, созданную специально для них в 1908-1909 годах евреем Вилфредом Блантом, главой британской разведки. Блант сам был ярым ненавистником России, и его соображения, как использовать и разыграть "Исламскую карту", чтобы уничтожить Россию, на 100 лет предвосхитили идеи другого русофоба, английского политического идеолога (еврея по происхождению), Бернарда Льюиса.

Основателями движения "младотурков" были будущий секретарь Владимира Жаботинского, Вайншал (зять Ландау); сам Жаботинской; Парвус (Гельфанд); Пётр Рутенберг; итальянский еврей, масон и торговец зерном Эммануэль Карассо; криптоеврей Джузеппе Вольпе, и другие евреи-экстремисты. К разработке идеологии "младотурков" был привлечён Карл Радек (Собельсон), Литвинов (Меер Валлах), Виталий (Хаим) Вейцман, и несколько других еврейских революционных бандитов. Семьи Парвуса (Гельфанда), Жаботинского и Троцкого (Бронштейна), тоже торговцы зерном, были связаны с Карассо своими торговыми делами. Карассо основал итальянскую масонскую ложу в Салониках (Греция и Македония), под названием Macedonia Risorta. Практически все члены руководства "младотурков" были одновременно членами этой масонской ложи. Другая масонская ложа, явившаяся прообразом Macedonia Risorta, была основана последователем другого агента лорда Пальмерстона, террориста-революционера Джузеппе Маццини (Мазини).

Карассо финансировал практически весь переворот "младотурков" от начала и до конца, и в период Балканских войн не только возглавлял все разведывательные операции "младотурков" на Балканах, но и руководил централизованными поставками продовольствия для их режима в течение всей Первой мировой войны. А это был очень прибыльный бизнес, партнёром которого он сделал Парвуса (Гельфанда). Карассо привлёк Парвуса и к торговле зерном, и ввёл последнего в эксклюзивную область продажи оружия, дающую баснословные прибыли. Покровителем Парвуса в этой области стал сам сэр Базиль Захаров, глава картеля Vickers Arms, знаменитого англо-венецианского картеля.

К финансированию Парвуса и Троцкого был также привлечён знаменитый еврейский банкир Макс Варбург, из клана бывших банкиров венецианского Del Banco. Макс Варбург, вначале "помощник" Эдмонда Ротшильда, потом его соратник по организации русских революций и еврейского государства в Палестине, был одним из инструментов Ротшильдов для перекачки миллиардов долларов на финансирование революций в России, Германии и Турции, создание большевизма и гитлеровского нацизма, и на сионистский проект в Палестине. Достаточно напомнить, что Варбурги были членами "подрывного" теневого Ротшильдовского банка "Кун, Лоеб и К.", банкирами Адольфа Гитлера, и стояли во главе Всемирного еврейского Сионистского Конгресса. В Парвуса также вбухивали деньги Гирши, Отто Кун, Отто Варбург, Бернард Барух и другие виднейшие лидеры международного еврейского банкирского кагала. Так Парвус (Гельфанд) сделался одним из очень богатых людей своего времени.

После начала Первой мировой войны еврейские экстремисты, английская разведка и Форейн Офис (МИД) решили не только ускорить организацию кровавой революции в России и увеличить её финансирование, но и сделать это отчасти руками своих врагов. Они поручили Парвусу (Гельфанду) поставить в известность германское правительство о том, что большевики могут (с помощью немцев) захватить власть и заключить сепаратный мир с Германией. 9 марта 1915 года Парвус представил готовый меморандум в министерство иностранных дел Пруссии, где описал план революционного переворота в России, запросив организационную и финансовую помощь.

Ближайшие советники Кайзера настороженно отнеслись к предложению Парвуса (Гельфанда). Они с недоверием восприняли как саму его инициативу, так и её источник, верно подозревая за ней британские интересы. Кроме того, среди немецкого военного командования и в правительственных кругах нашлись люди, крайне отрицательно относившиеся к идее поддержки большевиков по этическим соображениям, тогда как другие опасались, что, поддержав революцию в России, они навлекут ту же напасть и на свои головы. Министр иностранных дел Циммерман и его сторонники считали поддержку большевиков в России национальным позором, а сепаратный мир с этими бандитами - противоположностью патриотизма. И, наконец, группа военных из Верховной Ставки и действующей армии боялась, что сепаратный мир позволит России стать настолько могущественной и сильной в военном отношении державой, что оккупация ею Германии (вслед за Польшей) будет неотвратима.

Наконец, сам правящий германский монарх был против поддержки переворота в России, но его власть и влияние к тому моменту были далеко не абсолютными. В малоизвестном послании к своему кузену, российскому царю Николаю II, Вильгельм II предупреждал о готовящемся свержении русской монархии, и советовал заключить сепаратный мир с Германией как можно скорее:

"Дорогой Ники!
Несмотря на достойную сожаления распрю между нашими государствами, мои чувства к тебе не изменились. Я по-прежнему желаю тебе добра и сокрушаюсь по поводу грозящей тебе опасности. (...)
Вопреки моей воле, низкие люди собирают фонды на покрытие расходов по смене власти в России. (...)
Трудно не заподозрить за этим английские интересы.".

Примерно в то же самое время (также в начале 1915 года) Вильгельм направил своё послание российскому двору, в котором, среди прочего, писал, что немецким патриотам "совершенно необходимо заключить сепаратный мир с Россией. (...) Было бы слишком глупо продолжать взаимное уничтожение, ради того, чтобы Англия могла ловить рыбу в мутной воде (...)".

Известно, что Николай откликнулся на послания своего кузена Вильгельма, но, к сожалению, этого документа или документов нет в моём архиве. В 1989-м году, в Париже, беседуя с бывшими белогвардейцами, я узнал от них, что рассказывали их седовласые командиры. По их словам, в 1915-м году "иностранные разведки" (надо полагать - Англия) в такой степени контролировали ситуацию в России, что, в случае попытки Николая заключить сепаратный мир с Вильгельмом, царь был бы гарантированно убит или свергнут. Царские генералы почти открыто угрожали путчем в случае отказа царя от "союзнических обязательств" (т.е. от продолжения войны с Германией). Если бы Россия вознамерилась отказалась от своих союзнических обязательств, предоставив Англии и Франции одним воевать с Германией, Англия, как всегда, задействовала бы свой пресловутый преступный "план Б": политические убийства и государственный переворот. Предвидя свою собственную гибель и гибель России от рук англичан, в начале 1915 года царь не решился даже на обсуждение заключения сепаратного мира с Германией.

Седовласые командиры беседовавших со мной в Париже белогвардейцев также утверждали, что в 1915-м году (в отличие от 1916-1917-го) агитаторы большевиков, эсеров, анархистов, сионистов, бундовцев и других революционных террористов ратовали за "войну до победного конца", имея своих многочисленных сторонников. Высший генералитет, по их словам, "был осведомлён" (интересно, кем?) о "предательских" планах Николая II уступить захваченные немцами территории, и заключить сепаратный мир с Германией. В ответ на такую попытку, генералы готовы были поддержать государственный переворот (свержение российской монархии). В конце 1916 года Николай, якобы, решился (осознав, что терять нечего?) на практические шаги по началу мирных переговоров с Германией, и, в ответ, немедленно последовал государственный переворот.

Мощная оппозиция осуществлению финансовой поддержки большевиков и государственного переворота в России существовала не только в Пруссии, но и в других немецких и "полунемецких" государствах: Австрии, Швейцарии и Бельгии.

Однако у глобально организованных евреев-экстремистов и английского империализма были в Германии настолько сильные позиции, что им не составляло большого труда подавить любое сопротивление своим дьявольским проектам. В Верховной Ставке (Генеральном Штабе) у них был "свой человек", князь Богдан фон Хуттен-Чапски. Этот генерал - глава Политической Секции - в прошлом являлся давним деловым партнёром синархиста и оперативника Венецианской Партии Джузеппе Вольпи (см. выше). Того самого криптоеврея-банкира, который впоследствии стоял за Муссолини; того самого, который поддерживал финансами операции одного из зарубежных создателей "младотурков" и английского агента Карассо; того самого, по инициативе которого Карассо и Парвус стали деловыми партнёрами. Вольпи (Вольпе) поддержал и привлечение Парвуса (Гельфанда) к редактированию изданий "младотурков" и к операциям по поддержке их военных операций.

В помощь агенту Парвусу лидеры глобально организованных евреев-экстремистов и английская разведка сумели привлечь других лиц из Генерального Штаба и прусского МИДа. Таким образом, из фондов кайзеровского МИДа и Генерального Штаба им удалось "выбить" под представленный Парвусом (Гельфандом) проект весьма значительные суммы. Кроме того, Парвусу удалось получить крупную сумму денег от главы угольного синдиката и ведущего германского синархиста Гуго Стиннса: ближайшего делового партнёра Хальмара Шахта. (Напомним, что Шахт стал при Гитлере министром экономики нацистского режима и фактически спасителем гитлеровского режима от финансово-экономического краха). Стиннс позволил Парвусу контролировать продажу немецкого угля в Данию, на чём Парвус (Гельфанд) зарабатывал миллионы золотых марок ежемесячно. Стиннс также был тесно связан с Джузеппе Вольпи (Вольпе) и Banca Commerciale Italiana (Коммерческим Банком Италии).

Согласно мемуарам самого Парвуса (Гельфанда), уже через несколько недель после получения его "меморандума" (т.е. примерно в мае 1915 года), прусский МИД сделал на его счёт первый платёж в размере 1 миллиона немецких золотых марок. После встречи в Швейцарии с Лениным (Владимиром Ульяновым) и Карлом Радеком (Собельсоном), Парвус организовал сеть подпольных групп в Стокгольме и Копенгагене.

Несколько еврейских бандитов - Рутенберг, Жаботинский, Рейли (Самуил-Соломон Розенблюм, известный также как Джеймс Бонд), Вейцман, Радек (Собельсон) и Парвус (Гельфанд), - с помощью своих англо-американских покровителей и ведущих еврейских банкиров мира, сумели в 1917-м году заключить договор с правительствами Австрии, Швейцарии и Пруссии о безопасной переправке Ленина (Ульянова) и 40 его ближайших сторонников из Швейцарии в Россию для осуществления государственного переворота. "Ленина со товарищи" переправили в Петроград через Стокгольм. Однако восстание большевиков 16-17 июля 1917 года было быстро подавлено Петроградским Временным правительством Керенского. Тем не менее, в августе 1917 года масон и союзник мировых еврейско-экстремистских кругов и британского империализма Керенский сумел, с помощью Англии, спровоцировать генерала Корнилова на организацию военного путча, обещая тому свою поддержку. Затем Керенский, подставив и предав Корнилова, под предлогом угрозы путча вооружает большевиков и фактически передаёт им власть. В конце октября (по новому стилю - 7 ноября) 1917 года большевистская клика совершает государственный переворот.

Не случайно "день в день" совпали большевистский переворот в Петрограде 7 ноября 1917 года и декларация Бальфура в Лондоне, гарантирующая евреям-экстремистам Палестину. Не случайно большевики пришли к власти именно тогда, когда британские войска захватывали Палестину и осаждали Иерусалим. Все эти политические акции служили одной цели: установлению всепланетной гегемонии еврейских экстремистов и созданию еврейского государства в Палестине, и, ровно через 66 лет после этого, возрождению еврейской Хазарии в Крыму.

Большевистский переворот в России в октябре 1917 года знаменует собой принципиально новый этап в злокачественном течении болезни англо-еврейского глобального политического сатанизма. С этого момента целью английского империализма и мирового еврейского доминирования становится не утверждение - с помощью революций - вассальных режимов, но насаждение вечного хаоса и нескончаемых геноцидов за пределами самих Британских островов и английских колоний - США, Канады и Австралии.

Таким образом, доктрина Чейни-Вулфовица и Майкла Ледина зародилась не в 2001-м году, и даже не в 1996-м, а значительно раньше: в эпоху Первой мировой войны.

Уже тогда было решено больше не выращивать 2-3-х или нескольких потенциальных соперников, которых потом англичане сталкивали лбами, но строить свою мировую власть на генерировании местных конфликтов, погружающих огромные регионы мира в непрекращающийся хаос и вечную кровавую бойню (что сделано сегодня руками Англии, США и Израиля на Ближнем Востоке).

К этой доктрине, как уже говорилось, имел самое непосредственное отношение и "Александр Парвус" (Израиль Гельфанд), идеолог и политический стратег английского (британского) короля Эдварда VII. Именно он и разработал для короля Эдварда доктрину "перманентной революции" ("вечной войны") и постоянного хаоса.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что буквально через 2 недели после воцарения в Петрограде большевиков Парвус (благодаря которому это и произошло), начинает строить антибольшевистское вооружённое сопротивление, подключая бывших офицеров царской армии, и разворачивает газетную сеть антибольшевистской пропаганды. Он создаёт внутри революционной России подрывную сеть антиреволюционного подполья, и подбивает правительства стран Запада на вооружённое вторжение в Россию. Сталинские репрессии были ничем иным, как просто следующим этапом запланированной евреями-экстремистами и поражёнными ими, как злокачественной опухолью, правящими верхами Англии (Британской империи), "перманентной войны".

В Швейцарии, где Парвус (Гельфанд) обосновывается после 1917 года, его ближайшим другом, помощником, а также спонсором, становится Адольф Мюллер (Adolph Muller): германский посол в Берне и мюнхенский издатель. Знаменитый "мюнхенский пивной путч" и ранние успехи Гитлера: всё это было делом рук того же Адольфа Мюллера. Без Мюллера никогда бы не было ни Нацистской Партии, ни политической карьеры Адольфа Гитлера. И фюрер, и его партия больше, чем кому бы то ни было, обязаны именно Адольфу Мюллеру. (См.: James & Suzanne Pool, "Who Financed Hitler: The Secret Funding of Hitler"s Rise to Power", New York: Dial Press, 1978).

Так же, как и Ротшильды, Парвус стоял у истоков "объединённой Европы" (ЕС), которую мы имеем сегодня. Его единомышленником и соратником в деле уничтожения европейских национальных государств и создания Европейского Содружества (Союза), под управлением Европарламента, был ещё один синархист и англо-венецианский конспиратор, князь Ричард Куденхоф-Калерги, получавший финансовую поддержку от Отто и Макса Варбургов, Отто Куна, Якова Шиффа, Баруха и Стиннса, которого, в свою очередь, поддерживал тот же будущий нацистский министр Шахт, благодаря которому Стиннс заработал невероятные капиталы.

Хальмар Шахт сам был сторонником проекта Ротшильдов по созданию "мирового правительства" и "Нового Порядка", лично встречался с Эдмондом Ротшильдом и обсуждал с последним проект еврейского государства в Палестине. В последние годы жизни Шахт называл себя в близком кругу "старым мудрецом", а иногда даже "сионским мудрецом" (вспомним "Протоколы сионских мудрецов"!). Его автобиография тоже носит название "Исповедь Старого Мудреца". (См. на английском языке: Hjalmar Schacht, "Confessions of the Old Wizard", Boston, Houghton Mifflin, 1956).

Хотя именно Шахт помог Гитлеру придти к власти и фактически создал гитлеровскую нацистскую империю (Шахт восторженно восклицал, что только Гитлер способен основать объединённую Европу), никто даже и не привлекал его к Нюрнбергскому процессу. В своей автобиографии, написанной Шахтом после Второй Мировой войны, он описывает собственное участие в осуществлении проекта турецкой революции 1908-1909 годов и "накачке" куклы-марионетки "младотурков". По признанию Шахта, в 1909-м году берлинская масонская ложа организовала его визит в Салоники и Константинополь, во время которого его опекала масонская ложа Macedonia Risorta, организовавшая встречу Шахта со всем руководством "младотурков". Тогда же состоялась 1-я встреча между Шахтом и Парвусом (Гельфандом). Как утверждали Вайншал, Жаботинский и сам Парвус в письме к Радеку, Шахт и Парвус, общаясь друг с другом по-немецки, прониклись "взаимной симпатией и доверием". В дальнейшем они встречались не раз, и были связаны также одним окружением. Всё это показывает, что, хотя Шахт и создал при Гитлере альтернативную финансово-экономическую и банковскую модель, "противоположную" модели англо-американских еврейских банкиров, обе представляли собой просто 2 стороны одной и той же медали в руках одних и тех же сил.

Из Лондона всеми операциями "младотурков" руководил Обри Герберт, внук одного из английских шефов Мазини. Он возглавлял все британские разведывательные операции на Ближнем Востоке во время Первой мировой войны, и, значит, не мог не войти в соприкосновение с еврейскими интересами. Сам Лоренс Аравийский назвал Обри Герберта фактическим руководителем восстания "младотурков".

Карассо, о котором много написано выше, являлся, как уже сказано, патроном и партнёром криптоеврея Вольпи ди Мизурато (см. выше), главного банкира Венеции начала 20-ого столетия, также принимавшего участие в финансировании переворота "младотурков". Вольпи ди Мизурато позже поддержал захват Рима фашистами-чернорубашечниками. После установления фашистской диктатуры Муссолини, он принимал участие в правительстве Муссолини на разных должностях: министр финансов (1925-1928), член Великого Совета Фашизма, президент Фашистской Конфедерации Промышленников, ведущий общественный представитель группы аристократов, группировавшихся вокруг графа Пьеро Фоскари - древней венецианской династии дожей. Вольпи (Вольпе) был неразрывно связан с ведущими банкирами Лондонского Сити.

После прихода к власти, "младотурки" перестали скрывать свои тесные связи с Лондоном.

С 1909 года бывший флот Оттоманской империи был передан под командование английского (британского) адмирала; банкир английской королевской семьи, Эрнст Касель, основал Национальный банк Турции и стал его управляющим; британские чиновники сделались главными советниками министерства финансов, министерства внутренних дел, и министерства юстиции новой Турции.

По заданию своих английских хозяев, "младотурки" не допустили продолжения строительства железной дороги Берлин-Багдад.

Показательно, что постулат "перманентной революции" (вечной войны) по Парвусу (Гельфанду), который видел возможность её глобального расширения сперва через Юго-Западную Азию, был в точности заимствован бандой неоконсерваторов США, манипулируемой израильскими неофашистами. Такой ярый еврейский неофашист, как Б. Нетаньяху, ещё до них чётко и открыто сформулировал мотивы вторжения в Ирак и другие ближайшие к "еврейскому государству" Израиль страны, при этом опираясь на доктрину "перманентной революции" Троцкого-Парвуса.

Не случайно именно "Нетаньяху" (Биньямин Милейковский-Сегаль), последователь еврейских нацистов Владимира Жаботинского, Игоря Езерницкого (уголовная кличка "Ицхак Шамир"), Мечыслава Бегуна ("Менахема Бегина") и Александра (Авраама) Штерна, раньше других вслух озвучил "неоконсервативную" версию "перманентной революции". Отец Бени (Биньямина) Милейковского ("Нетаньяху") был одно время секретарём самого Владимира Жаботинского. Напомним читателю и о том, что Беня Нетаньяху долго жил в США, где, помимо уголовников (Нетаньяху был крупно замешан в дела американской мафии и даже имел проблемы с полицией), общался с американскими политическими деятелями.

Манифест неоконсерваторов (1996), известный под названием "A Clean Break", и был составлен под влиянием кругов израильских идеологов, группировавшихся вокруг военных преступников и неонацистов А. Шарона и Б. Нетаньяху.

Составителями манифеста "A Clean Break" были американские евреи и криптоевреи -политики и неофашисты высшего ранга - Ричард Перл (Richard Perle), Давид и Мейрав Вюрмсеры (Wurmser), Чарльз Феербанкс (Charles Fairbanks) и Дуглас Фейт (Douglas Feith). Участником манифеста " A Clean Break", не упоминавшимся среди авторов (остававшимся в тени) был Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz). Уже тогда, в 1996-м году, эти существа высказали идею распространения глобальной войны и вечного хаоса с нападения на Ирак - на Сирию, Ливан, Ливию, Иран, и другие государства. "A Clean Break " - это мало кому известный термин, распространённый среди нефтедобытчиков (намёк на Персидский залив), от которого идёт аллюзия на очень похожий термин Парвуса (Гельфанда), обозначавший распространение кровавого революционного террора с нефтеносных окраин на внутренние регионы Российской империи, и потом - на весь мир.

(Отсюда важнейшая роль Баку и Тифлиса в обеих кровавых русских революциях и приведение к власти именно Сталина).

Хотя сионистские историки-идеологи пытаются это отрицать, Парвус (Гельфанд) воспитал не только Троцкого (Бронштейна), но и Владимира ("Зеева") Жаботинского. Все трое были из Одессы, где подвизались "журналистами" (как почти все британские шпионы и агенты), и слетелись в Санкт-Петербург к событиям 9 января 1905 года, к которым все трое были причастны. Неслучайно незадолго до 9 января 1905 года (в 1904-м году) Владимир Жаботинский становится мировым лидером отпочковавшегося от "традиционного" сионизма "ревизионизма": протофашистского, или, точнее, нацистского (предвосхитившего гитлеровский нацизм) еврейского учения. (Позже был восторженным сторонником фашизма Муссолини). То, что ближе к смерти Жаботинский в личной и политической жизни стал чуть поприличней почти всех других еврейских бандитов, а также выказывал внутреннее неприятие гитлеровской формы фашизма, можно считать эдаким историко-биографическим вывертом-казусом, не имеющим принципиального значения.

Среди целой плеяды воспитанников Парвуса (Гельфанда) - ещё 2 кровавых еврейских бандита: Пётр Рутенберг, сыгравший ключевую роль в постановке Кровавого Воскресенья, и Самуил-Соломон Розенблюм (известный также как "Рейли" и "Джеймс Бонд"). Троцкий впоследствии стал вторым (после Ленина) вождём еврейской революции в России. Пётр Рутенберг - видный эсер: одним из лидеров еврейско-сионистского бандитизма в Палестине и одним из отцов-основателей "еврейского государства" Израиль. Розенблюм, под именем Сидней Рейли, становится одним из виднейших профессиональных британских шпионов, войдя в историю под именем "Джеймс Бонд". Добавим, что вся четвёрка (как и её воспитатель, Парвус-Гельфанд) была продуктом Одессы.

Нетрудно заметить, что теория "перманентной революции" явилась буквально калькой с идеи "Великого Израиля" в её ветхозаветном (отражённом в Торе) изложении. В свою очередь, глобальные еврейские притязания и сам их стиль, скопированный с обычаев придуманных Торой "древнееврейских" кочевников пустыни, нашли точное повторение в глобальных политических традициях Британской империи (Англии) - народа кочевников моря (пиратов).

Таким образом, теория "перманентной революции" Троцкого и Парвуса есть не что иное, как "научно" обоснованная доктрина мирового владычества "организованного еврейства" и Англии - и её перманентной войны за господство над народами мира. Если жизнь материковых ("цивилизованных") народов состоит из чередующихся периодов мира и войны, то жизнь кочевых народов гор, пустынь-степей и морей - постоянная война без перемирий и "без правил".

Классическим примером несоблюдения перемирий, неуважения к границам и необузданной агрессии можно (с натяжкой) считать набеги монголов, татар, тюркских и прочих южных племён на Византию, Киевскую Русь, Польшу, Венгрию, Великое княжество Литовское и Московию, а позже - на Российскую империю. Воинственные племена Средней Азии, горцы и прикаспийские, причерноморские народы постоянно тревожили соседствующие с ними государства своими набегами, грабежами, захватом пленных (превращаемых в рабов) и женщин, угоном скота и уничтожением посевов. Одержимость нападениями, грабежами и захватом рабов - "прирождённое" качество кочевников, их национальная традиция. Нетрудно вспомнить, что, когда у материковых народов Европы рабства уже давно не существовало, в Англии и южной части её американской колонии оно процветало.

Если, освободившись от английского ига, Соединённые Штаты первоначально развивались как традиционное национальное государство (как Австрийская, Российская, Французская, или иная империя), то в дальнейшем "английские корни" берут верх, и США превращается, вместе с Англией, в "глобального хищника". Такому "глобальному хищнику" не нужны выигранные войны и установление в своих колониях стабильных вассальных режимов. Ему кажется, что гораздо выгодней установить постоянный хаос и вечную гражданскую войну в разорённых регионах, чтобы грабить их и их природных ресурсы по аналогии с набегами-грабежами кровожадных кочевников. Но если установится планетарный хаос, и никто не будет работать и созидать, то через несколько поколений уже просто не останется, что грабить. Если мы представим себе саранчу дикой кочевой орды, пожирающую всё на своём пути и не позволяющую ничему вырасти взамен пожираемого: это будет прекрасная иллюстрация тому, что сегодня происходит. Соединённые Штаты, Израиль и Англия: это и есть такая саранча.

Перманентный грабёж как источник нескончаемого обогащения Англия заимствовала из практики итальянских морских городов-государств Венеции, Генуи, и прочих. Точнее: англо-голландский "пиратский синдикат" заимствовал эту практику. Но "просвещённый грабёж" со стороны таких городов-государств, как Венеция и Генуя - это одно, а глобальный грабёж со стороны таких гигантских ненасытных пастей, как США, Англия и Израиль (в союзе с мировым еврейством) - это другое. Если город-государство клевал "по зёрнышку", такая огромная держава, как США, "клюёт" целыми элеваторами.

Лидирующая роль в насаждении глобальной финансово-ростовщической тирании (в симбиозе с еврейскими мракобесами и банкирами) перешла к Венеции вскоре после падения Византии, к разрушению которой Лондон, Рим и Венеция приложили руку. После упадка Венецианской республики, эта лидирующая роль на короткое время переходит к Испании, затем на более длительный период к Голландии, и, наконец, к Англии (связь которой с голландской масонской и банковско-еврейской олигархией продолжается по сей день).

Эта связь с венецианской грабительской традицией и её "реликтовыми" следами-осколками в виде "венецианских" голландских масонских лож и других секретных обществ и организаций проявилась и в подготовке за предельно короткое время воспитанников англо-еврейского империализма - "младотурков". Владимир Жаботинский, изучавший в Риме "юридические науки", вошёл в соприкосновение с итальянским евреем-масоном Эммануэлем Карассо, Муссолини, и прочими экстремистами. Карассо финансировал целый выводок пропагандистских изданий "младотурков" и "младосионистов", в том числе и The Young Turk (молодой турк), где редактором был... Владимир Жаботинский. Парус (Гельфанд), в свою очередь, был "партнёром" Карассо по "бизнесу", и редактировал другое издание "младотурков", "Турецкая Родина". Из Баку, с этими сионистами, воспитателями "младотурок", сотрудничал одни из лидеров движения "младосионистов", будущий зять Давида Ландау, Вайншал (Вейншал), родственник ротшильдовского лидера иллюминатов, Вайншаупта.

Цель у всех этих еврейских гиен была та же, что и сегодня.

Вот что пишет по этому поводу Линдон ЛаРуш:

"Использование взаимозаменяемых терминов "Перманентная революция" или "Перманентная война" - примитивная подмена ипостасей давнего термина "империализм". "Перманентная революция" - это термин нео-венецианской партии англо-голландских либералов, отражающий характер и цели британского империализма, коренящийся в постулате патриотической альтернативы имперской политике в форме политики "перманентной смены режима" и перманентной войны".

Эта идея (по ЛаРушу) переводит зарубежную имперскую политику с упора на заморские колонии - на глобальную финансово-олигархическую тиранию. ЛаРуш подчёркивает, что и упор на заморские колонии, и перевод главных целей с захвата и удержания колоний на глобальную финансово-олигархическую тиранию являют собой 2 разновидности противоположности национальным государствам, и предполагают перманентное разрушение и уничтожение оных. Парадоксальный вывод, который неизбежно следует из сего объяснения: виртуальная глобальная империя английского и еврейского нео-империализма крайне враждебна английским патриотам, как враждебна и патриотам нынешнего "еврейского государства" Израиль. В этом свете, Ицхак Рабин-патриот пошёл против Рабина как одного из вождей планетарного империализма евреев-экстремистов, и погиб за дело "еврейского государства". Точно так же и Ариэль Шарон, патриот государства Израиль, вступил в неминуемую схватку с Шароном - вождём сионистской виртуальной глобальной империи, - и погиб, как и Рабин. С этой точки зрения, Нетаньяху - главный в мире враг "еврейского государства" Израиль, в отличие от Рабина и Шарона, являясь бескомпромиссным вождём виртуального сионистского империализма, для которого виртуальная империя евреев-экстремистов важнее существования самого Израиля.

На очень короткое время, после свержения английского ига, Соединённые Штаты становятся противоположностью англо-голландскому глобальному империализму, являя собой антитезу британской экономической модели. Крайне успешная индустриально-экономическая модель Соединённых Штатов моментально становится мировым лидером, и её элементы или всю концепцию заимствуют другие государства, такие, как Япония, Пруссия, Китай, Австралия и Россия. Если основой британской экономической модели являлись глобальная "свободная" (разнузданная, империалистическая) торговля, частные центральные банки, международные картели и рабский труд, то американская модель постулировала всё противоположное.

Понятно, что, кроме организованного ей убийства президента Линкольна, Англия вынашивала и готовила глобальный удар против конкурировавшей с её принципами американской модели. Лидером подготовки такого антиамериканского удара становится принц Эдвард Альберт (сын королевы Виктории), известный позже как король Эдвард VII. Его ответом на распространение американской индустриально-экономической модели были нескончаемый войны в Азии, убийства политических деятелей во многих странах, включая США и Россию, 2 мировые войны, и прочие кровавые преступления. В ходе этих преступлений британские агенты и посольства всегда выступали в союзе с самыми махровыми силами в странах, где они действовали, везде, где это возможно - с помощью масонских лож и еврейских организаций.

Едва ли не правой рукой Эдварда VII как раз и становится Александр Парвус (Израиль Гельфанд).

На Ближнем Востоке Британия действовала с помощью Исламского Братства, сеть организаций которого и саму идеологию основал агент английской разведки Джамал ад-Дин аль-Афгани, один из лидеров мусульманского фундаментализма и экстремизма. Джамал также сотрудничал с французским синархизмом, ещё одним источником будущего фашизма и глобальной тирании.

При воспитаннике лордов Шелбурна и Пальмерстона, короле Эдварде VII, Лондон превращается во всемирный центр движения и доктрины, известных под названием "Венецианская Партия".

Возвращаясь к изложению последовательности исторических событий, продолжим описание методов, с помощью которых осуществлялся армянский геноцид.

Евреи натравили на армян курдов, которые, воодушевляемые еврейской поддержкой и уверениями в безнаказанности, обложили армян огромной данью (якобы, в счёт "защиты" - как это делают рэкетиры-мафиози). Со своей стороны, султан потребовал от армян выплатить все налоги и задолженности за последние годы в срочном порядке, чего армяне, уже итак ограбленные, сделать не могли. Тогда в район Сасуна турецкие власти отправили правительственные войска для силового взимания долгов и для защиты армянского населения от курдского террора. Однако прибыв на место, командиры турецких войск, и, в частности, главный командующий этим отрядом Зеки-паша, вместо защиты армян дали приказ своим солдатам вместе с курдами убивать всё армянское население, включая женщин, детей и стариков. Эти звери никого не оставляли в живых, совершив одно из самых жутких преступлений в истории человечества.

Естественно, что евреи не признали геноцид армян, и по сей день, несмотря на некоторые послабления в этом вопросе, его не признают. Их роль в этом страшном и трагическом событии была ведущей.

Спровоцировав резню армян, англо-еврейские террористы решили ещё и пожать дивиденды. Позиция Англии в то время была такой, что она могла прекратить резню армян в два счёта. Но Англии было выгодно представлять, будто она делает всё, чтобы защитить армян, но не получает поддержки других держав.

Когда "настал момент", Британская эскадра с Мальты двинулась к Дарданеллам. В 1878 году Англия уже захватила Кипр, в 1882-1885 годах Египет и Судан, в 1882-1888 годах - юг Аравийского полуострова (Адена - Катора). Теперь Англия предлагала европейским державам "разделить" всю Месопотамию, Аравию, остров Крит, и собиралась захватить Черноморские проливы.

Россия же, в свою очередь, сделала слишком мало, или не сделала почти ничего, чтобы остановить геноцид армян. И за это в дальнейшем поплатилась.

В начале 1894 года Россия и Франция заключили русско-французский военно-политический союз, который был направлен прежде всего против гегемонистских устремлений Англии.

В 1880-1890-х годах Россия наращивала боевую мощь своего военного флота, особенно черноморского. В 1890-е годы он становится гораздо сильнее британского, и это не на шутку снова встревожило английских лордов.

1 ноября 1895 г. министр иностранных дел Австро-Венгрии А. Голуховский неожиданно согласился с инициативой Англии ввести в проливы эскадры европейских стран, "невзирая на протест и сопротивление оттоманского правительства".

К сентябрю 1896 года в России уже был новый император (после подозрительной и неожиданной кончины Александра III на трон взошёл неподготовленный к царствованию Николай II), а в Англии другой кабинет министров с другим премьер-министром.

В сентябре 1896 года Николай II в Англии встретился с королевой Викторией (чья внучка была замужем за русским великим князем, а вторая внучка стала женой самого Николая II). Официальные переговоры русского императора с английским премьер-министром Солсбери не случайно проходили в шотландской резиденции королевы Виктории - в замке Бальмораль: по местным преданиям, это место связано с колдовством и загробными духами. (Англия использовала культово-мистические приёмы для воздействия на царя). При разговоре о черноморских проливах, Николай II высказался о не исключённом захвате Россией проливов, без оккупации турецких земель. Солсбери заявил, что такой сценарий возможен лишь "после исчезновения Турецкой империи". В переводе с языка дипломатов на язык простых смертных это означало, что Англия не допустит российского контроля над проливами.

В 1896-м году Россия послал свою эскадру в Средиземное море, намереваясь захватить черноморские проливы и Босфор. 5 декабря 1896 года Николай II созвал своих министров для обсуждения высадки в Босфоре. Уже был назначен и командующий - вице-адмирал Н. В. Копытов, и командир десантного корпуса - генерал-лейтенант В. фон Шток. Планировалось отправить 7 бронированных кораблей, канонерские лодки, минные заградители и минные крейсеры, миноносцы и другие корабли.

Если бы Англия "дёрнулась", Россия собиралась послать экспедиционный военный корпус из Средней Азии в Индию. Почему же в последний момент операцию отменили? Главной причиной Череп-Спиридович, Манусевич-Мануйлов и фон Пален считали ставшее известным российской разведке английское намерение в ответ на захват проливов совершить покушение на членов царской семьи и на самого императора, а также на ключевых фигур его правительства. То же может объяснять и "необъяснимый" отказ от захвата Константинополя, Босфора, и т.д. при императорах Александре II и Александре III.

С 1897 года случилось то, что англичане и евреи-экстремисты воспринимали как самый большой кошмар: ещё большее сближение между Россией и 2-мя главными германскими государствами. Беседуя в Берлине с русским послом (5 декабря 1897 года) император Вильгельм II (имея в виду захват немцами Циндао и русскими Порт-Артура) заявил:

"Ваши враги - будь то англичане или японцы - становятся и моими врагами, и какими бы агрессивными они ни были, как бы ни противостояли вашим интересам, будьте уверены в том, что германская эскадра станет бок о бок с вашими военными судами".

Эта ситуация спровоцировала англо-еврейский глобальный империализм на ускорение осуществления планов кровавых революций в германских государствах и России, а также с 1860-х годов запланированный еврейско-английскими лордами разгром русского флота.
  
В ответ на ввод российских войск в Порт-Артур, Англия послала в Жёлтое море свою эскадру, превосходившую по мощи дальневосточную эскадру России. 1 июля 1898 года Англия заняла (под видом "аренды", как и русские) порты Цзюлун и Вэйхайвэй. Тем самым, обосновавшись на северном берегу Шаньдуна, Англия стала угрожать Пекину и, соответственно, оставшимся крохам независимости ослабевшего Китая. В отличие от России, занявших Порт-Артур в основном для защиты своих собственных дальневосточных рубежей, английские военно-морские базы Цзюлун и Вэйхайвэй изначально были нацелены на захват всего Китая и отражали агрессивно-захватнические планы британского империализма.

Однако ввод мощной английской эскадры в захваченные порты выдавал не только намерение оккупировать Китай, но и организовать разгром российского флота. 7 броненосцев (5 из них - самых новых), миноносцы, крейсерские и другие корабли не зря были сосредоточены Англией в китайских портах с 1900 года. Не случайно их убрали оттуда сразу же после сражения на цусимском рейде.

На совещании командиров Генеральных штабов России и Франции летом 1900 года были приняты важные решения в рамках российско-французского соглашения, о котором писалось выше. В протоколе от 2 июля обязательства союзников открыто распространялись на возможность войны против Англии, после издания особых правительственных решений "об ожидании взаимной помощи в возможной войне с Англией". "Если Англия нападет на Францию, то Россия в состоянии совершить тактическую диверсию в пользу Франции на границах Афганистана и Британской Индии". Там же говорилось о том, что после ввода в строй железной дороги Оренбург - Ташкент, Россия в состоянии мобилизовать для этого за 6 недель до 300-350 тысяч человек. Франция помогла России финансами для прокладки железной дороги в Средней Азии. Что касается Франции, то она, по протоколу, могла против Англии "произвести в пользу России диверсию путем концентрации на побережье Ла-Манша от 100 до 150 тыс. человек".

К сожалению, французы не пошли в рамках этого договора достаточно далеко, и подписали его лишь с целью "погрозить Англии пальчиком" (как выразился один французский дипломат).

После смерти королевы Виктории 22 января 1901 года, антирусские настроения в английской еврейской и англосаксонской правящей элите только усилились. (По сравнению с 2-мя чудовищами, сменившими её на троне, королеву Викторию можно считать "высокоморальным" монархом!). Весной 1903 года новый английский король Эдуард (Эдвард) VII пожаловал в Париж, а летом 1903 года Лубэ, глава французского правительства, нанёс ответный визит в Лондон. С ним прибыл известный англофил Делькассе. Закончились франко-английские переговоры подписанием договора 8 апреля 1904 года о разделе колоний. Для России факт этого договора звучал траурным маршем. Он дал начало Антанте (сегодня - НАТО), главному враждебному союзу против России. Уже в самой начальной стадии договор с Францией позволил Англии "освободить" из разных регионов мира не менее 180-ти своих боевых кораблей, и сосредоточить их против России и Германии. Безопасность же британских коммуникаций в морях и океанах отныне обеспечивала Франция.

Такое бесславное окончание франко-российского союза в очередной раз показало, что союзницей России в сопротивлении англо-американо-еврейскому гегемонизму могла стать только Германия, но союз с ней был возможен лишь до того, как Англия и еврейские нацисты раскинули в Германию широчайшую сеть своих террористических агентов, т.е. до 1905 года.

Что касается Японии, то её военно-морской флот был искусственно раздут манипуляциями Англии ещё с 1880-х годов. Уже тогда "владычица морей" (как Англия сама себя окрестила) помогла японцам в строительстве военных кораблей. Но этим дело не ограничивалось. Английские военные специалисты обучали и тренировали японских моряков и военно-морских командиров. Всё это, безусловно, предпринималось с целями, враждебными России и Китаю. И, разумеется, Германии.

Кроме Цзюлуна и Вэйхайвэя, Англия захватила Гонконг, в 1880-е годы - Сингапур, северную часть острова Борнео, Малайю и Соломоновы острова, в 1890-е годы - несколько архипелагов в Тихом океане, среди которых - острова Гилберта, Эллис, Санта-Крус, и др.

С 1890-х годов окончательно ставшие главнейшим союзником Англии, Соединённые Штаты в 1893 году заняли и объявили американской территорией Гавайские острова, забрали у Испании Филиппинские острова, захватили острова Гуам, Уэйк, Мидуэй, архипелаг Восточные Самоа, и многие другие территории с выходом на Тихий океан.
   
Таким образом, против альянса Россия-Германия Англия уже нашла себе нового и достаточно сильного уже тогда союзника: свою бывшую колонию южнее Канады (последняя так и осталась владением Англии, и остаётся британским доминионом-колонией по сей день). В поисках нового союзника, вместо ненадёжной Франции, национализирующейся Италии, и германских государств, Англия нашла его и в лице милитаризующейся Японии. Если бы не англо-бурская война 1899 - 1902 годов и не экономический кризис, тянувшийся вплоть до 1904 года, отвлёкшие Англию от России, то трагедия Цусимы и Порт-Артура случились бы как минимум на 3-4 года раньше. Только потому, что Англии было временно "не до России", её кровавые деяния в Петербурге и на Дальнем Востоке чуть "запоздали".

Если Франция, союзник России, свои усилия сосредотачивала на предупреждении русско-японской войны (переговоры 11 ноября 1901 года в Париже бывшего японского премьер-министра маркиза Ито с министром иностранных дел Франции Делькассе), то Англии нужен был союзник против России.

По настоянию Франции, японские власти сделали попытку уладить отношения с Россией. 12 (24) ноября 1901 года Ито побывал в российском Санкт-Петербурге, и сопровождавший его японский дипломат Исии отметил, что "русские деятели... и сам царь устроили более чем королевский прием маркизу Ито. Они говорили с ним о политических вопросах и заняли чрезвычайно благожелательную позицию". Главные дискуссии велись вокруг Кореи, причём, Россия была готова удовлетворить почти все японские требования. Уже во время переговоров Ито с российской, а позже с французской стороной, этому японскому посланнику из Токио привозили дважды корректируемый проект договора с Англией, на что Ито советовал своему правительству отложить подписание договора с Англией, в виду более выгодного для Японии намечавшегося договора с Россией.

Совершенно неожиданно для всех 18 (30) января 1902 г. главы английского и японского МИДа Ленсдаун и Хаяси подписали договор о военно-политическом союзе, направленный против России, Китая, Кореи и других стран. Крайне агрессивные пункты этого договора уже изначально предусматривали военную интервенцию в нескольких направлениях и наглое попрание как международного права, так и интересов ряда стран, включая Германию и Россию. Тайные статьи англо-японского договора предусматривали ещё более агрессивные совместные действия.

Почему же японские власти заключили договор с Англией, против которого выступала большая и наиболее влиятельная часть японских политических кругов, а не с Россией (тем более, что Англия ни у кого в Японии не вызывала доверия)? Этого удалось достичь англо-еврейским террористам с помощью японских банкиров, связанных с еврейскими банкирскими домами, и с помощью японской мафии, задействованной в угрозах японским официальным лицам и "превентивных" попытках покушений на них.

Россию этот англо-японский договор должен был обеспокоить в гораздо большей степени, чем это произошло на самом деле. Агрессивные и мрачные для неё перспективы этого вызывающего договора должны были звучать сигналом тревоги и требовали мобилизовать все возможности государства на отпор английской агрессии. К сожалению, только предок моих дальних родственников, посол России в Токио, барон Роман Романович фон Розен, сознавал всю очевидность угрозы, и 12 апреля 1897 года в специальном рапорте озабочено указал:

"Англия нуждается на Дальнем Востоке в союзнике, который поддерживал бы сухопутными войсками действия английского флота. Такого союзника она могла бы найти в лице Японии с её превосходно организованной и сравнительно сильной армией. Вследствие этого Англия и стремится всеми силами втянуть Японию в союз с собой, который обеспечил бы за ней преобладание, которого она, несомненно, ищет как здесь, так и повсюду".

В любопытной записке фон Палену, фон Розен также указывал на возможное постепенное охлаждение отношение с Германией "в случае возможного поражения от Японии", и дальнейшее провоцирование Англией военного конфликта между Германией и Россией.

"Мы должны опасаться внутренних беспорядков, организованных из-за границы в связи с неблагоприятным развитием событий на Дальнем Востоке".

Таким образом, барон фон Розен уже тогда предвидел истоки Кровавого Воскресенья и его связь с английской разведкой. Если бы предостережениям фон Розена уделили в Санкт-Петербурге должное внимание, а тактика фон Палена получила бы большее одобрение, чем половинчатые меры Витте, многих трагических событий можно было избежать.

Как читателю уже известно из других книг, разделов и глав нашей работы, кровавый переворот в России английские и еврейские заговорщики рассчитывали осуществить в ходе 2-х подрывных операций: 1) организации поражения России в планируемой Великобританией войне России с Японией, и (после того, как поражение вызовет волну ропота и недовольства) 2) организации мятежа в Санкт-Петербурге.

Одесский незаконнорождённый еврей, Самуил-Соломон Розенблюм, ставший "самым легендарным" английским шпионом под именами "Сидней Рейли" и "Джеймс Бонд", использовался Лондоном в подготовке обеих подрывных операций. И, раз Сидней Рейли (Розенблюм) был уже вовлечён в подрывную деятельность по "2-му пункту", ему же поручили и координацию усилий, касавшихся "1-го пункта": сбор сведений о секретах обороны русского Порт-Артура и передача их японцам.

Для этой операции англичане дали ему не только контакты в деловых российских кругах на высшем уровне, не только связь с двойными агентами царской охранки и английской разведки, не только выход на террористов-революционеров на российском Дальнем Востоке, но и познакомили его с видными членами акционерного общества New Russia LTD. Напомним, что, основанное британским инженером и разведчиком Джоном Хьюзом, это общество стало своего рода клубом российско-британской правящей элиты, и в него входили или прятались за подставными лицами практически все серые кардиналы российской и британской политики. (Подрывной деятельности Англии против России с помощью этого акционерного общества посвящены 2 раздела нашей работы). Одной из главных целей, ради которых англичане основали New Russia LTD., было запланированное на 1900-е годы уничтожение российского флота.

В 1903-м году (за 2 года до устроенной англичанами и евреями трагедии) Рейли (Розенблюм) прибывает в Порт-Артур в качестве мнимого лесоторговца, имея хорошо отлаженные связи с агентами царской охранки, рекомендательные письма от самых влиятельных членов New Russia LTD. (включая членов царской семьи) и от высокопоставленных военных и полицейских чинов. Добыть для японцев план укреплений Порт-Артура, разузнать всё о методах и секретах его обороны, и выяснить всё о дальнейших планах российского военного командования в Порт-Артуре и относительно Порт-Артура - было лишь полдела. Другим заданием Рейли (Розенблюма) был инструктаж продавшихся англичанам предателей среди российских военных моряков, и передача им имён и адресов связных, паролей, и всего прочего, что было необходимо для их подрывной деятельности ради поражения России в будущей войне.  

После успешно проведённого в Порт-Артуре задания, англичане снова командируют Рейли (Розенблюма) в Санкт-Петербург, где он со второй половины 1903 года по январь 1905 занимался подготовкой Кровавого Воскресенья. В Санкт-Петербурге он, не разведясь с Маргарет, заимел другую жену, некую Надежду. Уже в сентябре 1905 года командование английской разведки сделало его помощником  военно-морского атташе в посольстве Великобритании в Санкт-Петербурге, что также косвенно указывает на его преступную роль в поражении России от Японии в Порт-Артуре.

Знаменитая французская декларация от 20 марта 1902 года предупреждала Англию и Японию о возможном расширении союзного договора между Францией и Россией, но, к сожалению, к этому союзу Франция не отнеслась достаточно серьёзно.  

В дополнение к помощи Японии в постройке её военного флота (о которой сказано выше), 2 февраля 1904 года Англия заключила контракт с Японией на постройку 2-х эскадренных броненосцев "Кашима" и "Катори" водоизмещением 16400 т. Они были готовы 22 марта 1905 года и 4 июля 1905 года.

Не отставали от Англии и Соединённые Штаты Америки.

"Как только настоящая война разразилась, я уведомил Германию и Францию самым вежливым и скромным образом, что в случае какой-либо комбинации против Японии (...) я решительно приму сторону Японии и сделаю всё возможное для того, чтобы ей помочь" - признавался через годы президент США Теодор Рузвельт.

При этом надо учесть, что, бешеными темпами вооружая Японию, Англия нарушила все тогда имевшиеся международные договоры, конвенции, декларации и обязательства. Беспрецедентным в мировой практике международного права стало сопровождение Англией под охраной своего королевского крейсера 2-х японских броненосцев-крейсеров из Италии в Японию.

Россия опасалась диверсий и провокаций Англии (и мирового еврейского экстремизма) и при покупке кораблей за рубежом. Так, управляющий Морским министерством, адмирал П. П. Тыртов, 20 января 1903 года отказался от только что построенных в Англии броненосцев, предложенных России правительством Чили через торговый дом Ротшильдов.

Корабли же на русских верфях строились слишком медленно, и, в итоге, к началу войны с Японией у последней было значительное преимущество на Дальнем Востоке. Российский Главный морской штаб мог приобрести броненосцы не в Англии и не от Ротшильдов, а в другой стране: чтобы сократить японское превосходство. Но 6 декабря 1903 года Главному морскому штабу пришлось вновь отказаться от покупки военных кораблей: на сей раз с итальянских верфей. Предложение приобрести 2 крейсера было сделано аргентинским консулом через лондонского капитана 1-го ранга И. Ф. Бёстрема. В связи с посредничеством Лондона, отказ от приобретения этих судов был неминуем, и 29 декабря 1903 года они достались Японии, которую Англия обеспечила огромными кредитами.

К тому времени Япония фактически находилась в состоянии войны с Россией, а за ней (что ни для кого не было секретом) стояла Англия. Доставка англичанами японских крейсеров (с итальянских верфей) в зону боевых действий на Дальнем Востоке по всем международным стандартам может считаться актом войны, а доставляемые корабли - вражескими судами.

2 крейсера, приобретённые Японией, которые японцы отныне именовали "Ниссин" и "Касуга", с рассветом 27 января 1904 года вышли из Генуи в Порт-Саид на Дальнем Востоке под английским коммерческим флагом. Командирами японских кораблей были английские морские офицеры: на "Касуге" Д. Ф. Ли, на "Ниссине" X. Пейнтер. На каждом корабле было примерно 120 человек экипажа, из них подавляющее большинство - английские моряки. Японцев на каждом корабле было всего лишь несколько человек, и ещё несколько человек - из итальянской технической обслуги.

Крейсера гнали в зону боевых действий против России в бешеной спешке, так, что (по свидетельству российского генерального консула в Генуе) "Ниссин" вышел из порта до завершения всех работ и погрузки важнейшего оборудования. Кроме того, 2 японских крейсера сопровождал английский броненосец "Кинг Альфред".

Эскадра российских кораблей, в то же самое время находившаяся по пути на Дальний Восток (т.е. на пути перегоняемых англичанами японских крейсеров), под командованием контр-адмирала А. А. Вирениуса, могла легко если не потопить, то (из гуманных соображений) повредить эти крейсера, арестовав их команду и - после этого - крейсера уничтожить. Входившие в состав русской группы кораблей эскадренный броненосец "Ослябя", крейсеры 1-го ранга "Аврора" и "Дмитрий Донской", крейсер 2-го ранга "Алмаз", семь миноносцев и другие корабли - легко могли справиться с этой задачей, тем более что японские корабли "Ниссин" и "Касуга" ещё не имели пушек и не могли вести бой, а сопровождавший их британский "Кинг Альфред" сильно уступал русскому кораблю "Ослябя".

Одновременно Англия предприняла военно-политическую диверсию против России, сымитировав приготовление к войне против российских южных окраин, что вынудило русский флот держать в Средиземном море "лишние корабли". Подозрительная активность англичан на Мальте и вблизи входа в Чёрное море, и прочие намеренные провокации имели своей целью отвлечь российский флот от Дальнего Востока и выиграть время для выгодной ситуации японского нападения на Россию.

Той же цели Англия добивалась, разыграв несостоявшийся обманный удар по России на Балтике. Вот почему как только эскадра под командованием Вирениуса пришла в Джибути, она, по приказу из Петербурга, возвратилась обратно.

Единственным выходом для России являлся тогда пропорциональный и симметричный ответ Англии на её действия. Раз Англия вела войну против России "без правил", и втянула в это Японию - и Россия должна была играть "без правил" до тех пор, пока Англия и Япония не прекратили бы подобные акции. Русские военно-морские силы должны были уничтожить японские крейсера "Ниссин" и "Касуга" до их прибытия в Японию, и, вместо возвращения на Балтику, придти во Владивосток.

Английский адмирал, лорд еврейского происхождения Джон Фишер, заявлял:

"На первой мирной конференции в Гааге в 1899 году, когда я был британским делегатом, городили ужасную чушь о правилах ведения войны. Война не имеет правил... Суть войны - насилие. Самоограничение в войне - идиотизм. Бей первым, бей сильно, бей без передышки!".

"Ниссин" и "Касуга" пришли в японский порт Йокосуку 3 февраля 1904 года, и всего через месяц с лишним уже были приведены к Порт-Артуру для нападения на позиции русских войск.

У России было достаточно средств, чтобы развернуть крейсерскую войну на коммуникациях Японии, и поставить её на колени играючи за месяц-полтора. Россия не опоздала бы даже и после нападения японцев на Порт-Артур. Почему это не было сделано? Причина проста. Страх, что Англия и США начнут тогда совместную войну против коммуникаций России на всех морях.

Эта внешнеполитическая ошибка являлась результатом в корне неверной геополитической доктрины, которая управляет действиями не только российских политиков, но и политиков других держав по сей день. Страх перед англосаксами правит миром. А ведь нет ничего страшнее, когда англо-евреи сталкивают другие государства лбами: Россию с Японией, Россию с Германией, Китай с Японией, Францию с Германией, и т.д. Сами англосаксы не в состоянии самостоятельно выиграть ни одной войны против сильного соперника. Свои войны они всегда ведут против слабых, будь то отсталая в военно-техническом отношении американская цивилизация индейцев, Египет, Индия, разбитая Россией Оттоманская империя, основной разгром которой к моменту нападения Англии уже завершили Россия и Австрия...

Там, где они встречают серьёзное сопротивление - будь то Квебек, или буры в Южной Африке, или афганцы, - англосаксы позорно бегут или отступают, или используют геноцид, концлагеря и прочие не конвенциональные средства имперского преимущества. Даже войну против второстепенных гитлеровских армий в Африке, уступавших британской военной силе во всём, англичане никогда бы не выиграли сами, без отчаянных и смелых усилий находившихся в составе их армии индийцев, арабов, евреев, и жителей других британских колоний. Именно эти люди приняли на себя основные удары немецких атак.

Когда с 1942 года международный еврейско-сионистский терроризм стал действовать против англичан их же методами, используя покушения на английских лидеров и на видных военных и политических деятелей, Англия, пару лет поартачившись, без боя уступила еврейским экстремистам Палестину. Уже к 1945-му году англичане фактически капитулировали перед евреями-сионистами и Сталиным, тогда главным союзником взбесившихся сионистов.

Англия и Соединённые Штаты осмелились на военную интервенцию в России лишь тогда, когда Россия была разрушена и разорена послереволюционной гражданской войной (какую они же - Англия, США, в союзе с евреями-экстремистами - развернули).

Наши объяснения подтверждает докладная записка в Морское ведомство тогдашнего российского министра иностранных дел Ламздорфа и его подчинённых:

"В общем, стало быть, получилась бы следующая картина: тяжелая война с Японией, требующая всё большего напряжения морских и сухопутных сил: разрыв добрых отношений с Турциею; столкновение русского и английского флотов в Средиземном море и, наконец, война с Афганистаном и Великобританией в Средней Азии".

Пусть кто-нибудь скажет теперь, что война с Японией окончилась для России катастрофически не из-за Англии!

Кто, если не Англия, не позволила целому ряду русских военных кораблей пройти через турецкие проливы и направиться на Дальний Восток!

Другое дело, что можно было сделать попытку перевезти на торговых судах через Чёрное-Средиземное море и по железной дороге десятки, если не сотни, пушек, мины, торпеды и торпедные аппараты, снаряды и другие боеприпасы, морское оборудование, и личный состав обслуги, включая тысячи матросов, с Чёрного моря и крепостей на Дальний Восток.

С помощью таких методов можно было укомплектовать прямо на Дальнем Востоке как минимум 20 вспомогательных крейсеров, и заставить Японию капитулировать в два счёта до 1905 года и до прибытия 2-й Тихоокеанской эскадры.

В 1904 году японцы вынуждены были держать свой флот для блокирования эскадры Порт-Артура и крейсеров Владивостока, охранять морские пути между Японией, Кореей и Маньчжурией, где пребывало множество японских войск. Резервов для борьбы с русскими крейсерами у них просто не оставалось.

Но те, кто полагает, что Николай II, его министры и его военное командование не обдумывали такую возможность, осведомлены намного хуже меня. Попытка отправить из черноморских портов, крепостей и резервных хранилищ указанные выше вооружения, боеприпасы, оборудования и личный состав в самом начале потерпела неудачу. Англичане тут же узнавали о каждом транспорте, на который грузилось военное оборудование. Буквально с первых же шагов обнаружился массовый саботаж и стали осуществляться многочисленные диверсии. Даже подвоз обычных и запланированных на случай войны подкреплений, оружия и т.д. в направлении Владивостока и Порт-Артура натыкался на непреодолимые препоны. (Это помимо слабой пропускной возможности западно-восточной железной дороги).

Из писем, записок и докладных Витте, Нессельроде, фон Палена, фон Розена, Рождественского, и других военных и гражданских деятелей той эпохи, встаёт безрадостная картина непреодолимого вредительства, организованного врагами. Даже если бы подрывная деятельность исходила от предателей среди офицерского, высшего командного и интендантского состава, всё было бы не так плохо. Предателей убирают, и порядок восстановлен. Но ни военные, ни гражданские чиновники в основном не были вовлечены в прямую подрывную деятельность. Ей занимались тысячи английских и японских агентов - рядовых людей - во всех портах Российской империи (от Чёрного моря до Балтики и дальневосточных морей), на железной дороге и в населённых пунктах, через которые она проходила.

Стараясь не создавать паники, российские власти ничего не сообщали о широком и массовом вредительстве, о саботаже и диверсиях. Об этом явлении знал очень узкий круг людей.

Массовый саботаж был организован Англией, Соединёнными Штатами и японской разведкой на российских верфях и заводах.

К примеру, Георгий Гапон, от чьего имени еврейский террорист и сионист Пётр Рутенберг организовал кровавый фарс шествия 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге, впоследствии писал:

"Мы решили ...распространить стачку на Франко-русский судостроительный и Семянниковский заводы, на которых насчитывалось 14 тыс. рабочих. Я избрал именно эти заводы, потому что знал, что как раз в это время они выполняли весьма серьезные заказы для нужд войны". [Речь идёт о Русско-Японской войне].

О том же вспоминал и Коковцев, хотя сам он также вёл двойную игру:

"Заводы, выполнявшие военные заказы, за 2 года до войны с Японией стали главным объектом стачек и рабочих требований".

Чтобы 2-я Тихоокеанская эскадра не дошла до Порт-Артура на помощь атакованным японцами русским кораблям (или пришла туда слишком поздно), англичане пустили слух, что в Европе находится соединение японских миноносцев, с целью потопить русскую эскадру в датских проливах или Северном море.

По просьбе Морского ведомства, директор Департамента полиции Министерства Внутренних Дел А. А. Лопухин (см. во многих разделах нашей работы), сам тайный агент английской разведки, приказал заведующему агентурным политическим сыском Департамента полиции в Берлине коллежскому советнику (чин генерала!) А. М. Гартингу организовать разведывательную охрану русской военной флотилии. В обязанности А. М. Гартинга входило обеспечивать безопасность 2-й Тихоокеанской эскадры в датских, шведских и норвежских, и германских водах.

Но и А. М. Гартинг был агентом Ротшильдов и английской (британской) разведки. Его настоящее имя: Абрам Геккельман. Он был связан с мировым еврейско-сионистским движением, с Рутенбергом, Троцким (Бронштейном), Азефом и Парвусом (Гельфандом), и с несколькими профессиональными английскими разведчиками. Вся информация, которую получал Абрам Геккельман ("Гартинг") из Петербурга и от русских разведывательных служб за границей, тут же становилось известной Ротшильдам, японцам и англичанам.

Абрам Геккельман ("Гартинг") был лишь одним из двух десятков еврейских агентов мирового сионизма, Ротшильдов и английской разведки, засланных в российские полицейские и разведывательные органы. Завербовал его жандармский подполковник Г. П. Судейкин, который, разумеется, не знал о том, что Геккельман работает на английскую разведку и на Ротшильдов.

По приказу Судейкина и его начальника Лопухина (английского шпиона), "Гартинг", якобы, сформировал развитую систему "сторожевых" пунктов в Дании, Норвегии и на севере Швеции. Для выявления "мифических" японских миноносцев он, якобы, зафрахтовал шхуну "Эллен". На самом деле, агент Ротшильдов, Абрам Геккельман занимался саботажем всей операции, и его агентурная сеть, и, якобы, зафрахтованная шхуна - наличествовали только на бумаге. Зато обо всех передвижениях русских военных судов через "Гартнга" моментально узнавали британские (английские) и японские секретные службы.

Это позволило англичанам организовать диверсионную провокацию против отряда русских кораблей. Под видом рыболовецких судов, приписанных к порту Гулль, англичане послали специально обученных моряков-рыболовов, и, с ними, британских морских офицеров, следить за русской эскадрой. Эти суда шли без огней, под началом опытных лоцманов и мореходов. Англичане искали удобного момента, чтобы устроить провокацию или даже потопить русские корабли (среди "рыболовецких" судов были 4 или 5 миноносцев). И такой удачный момент в конце концов подвернулся. Когда ремонтный корабль "Камчатка" под командованием капитана 2 ранга А. И. Степанова отстал от других кораблей, 2 из нескольких английских "рыболовецких" судов, идущих без огней, подкрались и стали по обоим бортам "Камчатки". Капитан А. И. Степанов тут же радиографировал на флагманское судно "Суворов" (8 октября 1904 года, 20.40), что "Камчатка" атакована миноносцами.

Ночью, в 0.55, такие же английские судна без огней подкрались и стали по обе стороны броненосца "Князь Суворов". Совершенно очевидно, что действия английских провокаторов были чётко синхронизированы. В результате инцидента по английским "плавсредствам" был открыт огонь, 1 пошло ко дну и 5 получили пробоины; погибли 2 английских рыбака и 6 ранены.

Имея перед глазами все подробности этого инцидента из английских источников (которые не стану подробно пересказывать читателю по причине экономии места и времени), я пришёл к выводу, что, если бы "рыбаки" не были английскими морскими офицерами и не разработали заранее меры безопасности на случай атаки, жертв было бы гораздо больше.

10 минут беспрерывной стрельбы и более 2-х тысяч снарядов просто не могли не потопить нескольких "нормальных" рыболовецких судов и не вызвать десятки жертв. Достаточно сказать, что некоторые из выпущенных снарядов повредили даже собственные, российские крейсеры. 5 снарядов попали в "Аврору", 4 в другие русские корабли. Надо заметить, что в ходе этого "Гулльского инцидента" (под таким именем он вошёл в историю) командир отряда русских судов Рождественский показал себя не лучшим образом. Судя по этому одному, проку в Порт-Артуре от него было мало.

Зато у англичан появился прекрасный повод угрожать России, угрожать нападением на 2-ю Тихоокеанскую эскадру Рождественского, организовать не имевшую равных в мировой практике газетную травлю России и её флота.

Не то было в 1894 году, когда командир японского крейсера Того (будущий адмирал!) приказал команде пустить ко дну английский пароход "Коушинг", и к тому же расстрелять спасшихся с парохода людей! И зверство это имело место в мирное время, когда Япония не находилась в состоянии войны.

Может быть, из Лондона в ответ раздался гневный окрик, или душераздирающий вой? Нет, Лондон промолчал и поджал свой коротенький хвостик.

Эти двойные стандарты ясно обозначились тогда, когда Англия потребовала вернуть русскую эскадру с пути на Дальний Восток, судить капитанов и адмирала, и т.д.

Англичане "прокололись" на своей собственной лжи. Когда английские рыбаки стали утверждать, что "один из нескольких русских миноносцев дрейфовал на месте инцидента до утра, и при этом не делал никаких попыток оказать содействие рыбакам, спасавших пострадавших коллег", эта информация попала в газеты. Но дело в том, что во время "Гулльского инцидента" все до одного русские миноносцы находились за 200 миль от основных кораблей эскадры, ближе к Франции. Как утверждал адмирал Рождественский, это можно было элементарно проверить по регистрации времени их прибытия во французские порты. Таким образом, на месте трагического происшествия действительно находилось несколько вражеских миноносцев (без сомнения - английских), один из которых (что известно и по отчётам русских моряков) был подбит, и, исправляя повреждения, вынужден был остаться на том же месте до утра.

Зато, принимая участие в следственной комиссии в Париже английские представители в один голос утверждали, что рыбаки "ошиблись".

Любому беспристрастному человеку ясно, что "Гулльский инцидент" был военной операцией английского Адмиралтейства, и что "игра без правил" - обычная тактика англичан, которые на официальном уровне грозили "собрать флот в составе 28 броненосцев и 18 крейсеров и уничтожить эскадру Рожественского". Эскортирование японских военных кораблей английским военным флотом, служба английских военно-морских офицеров и моряков на японских военных кораблях, провокации против русской эскадры, "Гулльский инцидент": всё это были военные операции Англии против России, как и подстроенное в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года Кровавое Воскресенье, и обе русских революции.

Из всего вышеописанного очевидно, что, так же, как при Гитлере в Германии и при Сталине в СССР, в Англии веками вся внешняя политика строится на военно-террористических операциях и проводится в полной тайне от своего народа и против его воли. Разговоры о "правах человека", "справедливости" и "гуманизме" - для внутреннего потребления и чистой пропаганды, в то время как английская разведка и Форейн Офис (МИД) даже не знают о таких принципах.

Разумеется, угроза собрать эскадру из 46 броненосцев и крейсеров была чистым блефом, столько кораблей в распоряжении англичан не имелось. Но поставленной цели - играть на нервах у русских моряков - они добились.

19 октября 1904 года провокационную имитацию нападения устроил подошедший к русской эскадре британский крейсер "Ланкастер", к которому присоединились ещё 4 крейсера -  "Дрейк" и другие. На следующий день имитация нападения англичан повторилась.

После того, как поведением англичан (в отношении русского флота) возмутился кайзер Вильгельм II, Лондон тут же заткнул свою пасть. Англия моментально согласилась на рассмотрение "Гулльского инцидента" в Гаагском суде (против чего ранее возражала). Инцидент был исчерпан...

Но тут же последовала новая диверсия. Англичане, без газетной шумихи, почти секретно, на дипломатическом уровне объявили России об исчезновении одного из высокопоставленных английских лордов, и о "подозрениях", что его держат заложником... на одном из кораблей эскадры Рождественского. Они потребовали возвращения эскадры, в противном случае грозясь потопить её...

Всех устроенных англичанами провокаций и диверсий против русской эскадры просто не счесть. К примеру, когда вслед за эскадрой был послан пароход со снарядами, англичане угнали его... на Манилу...

Как вспоминал адмирал Рождественский, "(...) вся эта комедия имела для нас весьма трагический конец: русская эскадра пошла в бой без достаточного запаса снарядов. Плохие снаряды и те надо было экономить в бою, испытывая на себе частый град японских снарядов...".

После угрожающей ноты правительству Испании из английского посольства власти этой страны 38 часов запрещали эскадре Рожественского грузить уголь. 2 дня ушло на "разруливание" ситуации.

Задержали русскую эскадру и во французском порту Дакар. Угрозами и подкупом англичане добились, чтобы отряду Рождественского местные власти запретили грузить уголь. Местный губернатор, после суток переговоров, согласился дать разрешение сообщить в Париж, что уже снял запрет с погрузкой топлива на русские корабли. Через сутки, якобы, из "Парижа" пришёл ответ: немедленно запретить погрузку угля. На самом деле из Парижа никто такой ответ не телеграфировал. Этот поддельный "ответ" "из Парижа" был сфабрикован английской разведкой!

Англия делала всё мыслимое и немыслимое, чтобы гарантировать японцам возможность разбить русский флот "по частям".

На Мадагаскаре, французской колонии - всё то же самое. Заход эскадры в имевший ремонтные мощности порт Диего-Суарец, стоянка там, ремонт и соединение эскадры были заранее оговорены и скоординированы с французским правительством. Все операции русского флота, включая ремонт и пополнение запасов топлива и продовольствия - разрешены Парижем. И вдруг заход в порт и всё остальное - запрещено  "союзным" французским правительством.

В это время союзник Англии, Соединённые Штаты, пригрозили Германии заморозить кредитную линию, если Германия не задержит русскую эскадру на 2-3 суток. В Берлине такое требование показалось "пустяком", и Пруссия уступила.

Рождественский писал об этом так:

"Немцы изменили в самый решительный момент. Не хотят дальше идти с углем... а нам всякая задержка здесь гибельна, дает японцам возможность делать широкие приготовления".

Без топлива эскадра завязла на Мадагаскаре на целых 2 (!) месяца, пока велись переговоры, и пока французы всё-таки дали "добро" на уголь. Лишь 20 февраля корабли вышли к другой базе "союзника" - порту Камрань во Вьетнаме. И там всё повторилось, но гораздо жёстче: ведь оттуда до цели похода было рукой подать.

Вот так Англия уничтожила русский флот, даже без принятия во внимание обучение ею японских моряков и военно-морских офицеров, провод под военной опекой своих кораблей японских военных судов, "Гулльский инцидент", нападение на русские суда, постройку для Японии броненосцев и крейсеров, и службу англичан на японских судах, топивших русские корабли.

Порт-артурская эскадра нашла свою гибель 31 марта и 14 августа 1904 года в Китайском море, а в Цусимском проливе 14 и 15 мая 1905 года было уничтожено большинство судов адмирала Рождественского, 7 месяцев, благодаря английской "войне без правил", шедших на погибель.

Наконец, если вспомнить, кто предоставлял Японии широчайшие банковские кредиты для войны с Россией (в то же самое время отказывая в самых малых кредитах России и душив её финансовой блокадой!), мы найдём всех виновников и заказчиков этой войны. Ведь Япония - островное государство, состоящее из множества островов, и вынужденное экспортировать руду, сталь, и т.д. Даже в мирное время это не всегда просто, а с резким увеличением объёмов в военное время финансы и морские коммуникации - это кровь японского государства и его кислород. Обрежь финансы (перекрой кислород) - и любая война Японии против любой другой страны задохнётся.

Та кто же накачивал "военный кислород" в лёгкие Японии, чтобы гарантировать её нападение на Россию?

В Лондоне это делали несколько еврейских банков, связанных с Ротшильдами, и, в том числе, банк самих Ротшильдов.

В Нью-Йорке это делал ближайший помощник Ротшильдов на стезе финансирования революций в Европе, Яков Шифф, один из главных еврейских ненавистников России, экстремистов и шовинистов, а также "подставной" банк Ротшильдов, "Кун, Лоеб и К.". Из нашей работы читатель узнает о том, что Ротшильды, Шифф и банк "Кун, Лоеб и К." были основными спонсорами 2-х русских революций. На их деньги отплыл в Россию из Нью-Йорка Троцкий (Бронштейн) на пароходе, битком набитом еврейскими бандитами; на их деньги закупали оружие Азеф и Рутенберг, Красин и Майский, Литвинов и Сталин.

В довершение, Япония получила (пусть и меньшие) кредиты от еврейских германских банков, также напрямую связанных с Ротшильдами, еврейским религиозным мракобесием и мировым сионистским движением.

По нашим подсчётам, всего Япония получила от еврейских банков заём в полмиллиарда долларов! Это была беспрецедентная, невиданная по тем временам, сумма, подобной которой банки никогда не предоставляли ни одному государству.

С какой же стати еврейские банкиры, умеющие считать деньги, гарантировали Японии такой огромный заём, который она заведомо не смогла бы возвратить?

Следует также напомнить, что единственной действительно дружественной по отношению к России страной оставалась во время русско-японского военного конфликта кайзеровская Германия. Достаточно привести выдержки из переписки между двоюродными братьями - русским императором Николаем II и немецким Вильгельмом II. Вот что писал Николай своему кузену Вильгельму:

"Я сейчас за соглашение с Германией и с Францией. Надо избавить Европу от наглости Англии".

А вот что отвечал Николаю его кузен Вильгельм:

"Боюсь, что нам не так скоро удастся уладить с французами наши территориальные споры. В остальном я полностью за союз с Францией. Без козней Англии нам всем дышалось бы легче и свободней".

Граф Остен-Сакен, русский посол в Берлине, телеграфировал в Петербург 4 (17) февраля 1904 года:

"Я ни в коем случае не могу ошибаться в тёплых чувствах к нам императора Вильгельма. Его неизменная симпатия способствует тому, что Германия осталась для нас самым дружественным соседом, все действия и политика которого - важнейшая гарантия нашей безопасности по всей длине европейской границы".

16 октября 1904 года Николай II телеграфировал Вильгельму:

"Германия, Россия и Франция должны объединиться. Не набросаешь ли ты проект такого договора? Как только мы его примем, Франция должна присоединиться к своей союзнице. Эта комбинация часто приходила мне в голову".

И, в дополнение, Николай сообщил Вильгельму в краткой записке:

"Милый Вили! Для того чтобы наши планы о совместном союзе с Францией осуществились, нам необходимо изыскать решения в отношении французского министерства иностранных дел".

Вильгельм и рейхсканцлер граф Бернхард Брюллов не проигнорировали эти весьма наивные послания, но постарались облечь их в плоть и кровь реально осуществимых политических действий.

Вильгельм ответил на предложение своего кузена Николая:

"Дорогой Ники! Твоя милая телеграмма доставила мне удовольствие, показав, что в трудную минуту я могу быть тебе полезным. Я немедленно обратился к канцлеру, и мы оба тайно, не сообщая об этом никому, составили, согласно твоему желанию, 3 статьи договора. Пусть будет так, как ты говоришь. Будем вместе".

Более того, германский император и рейхсканцлер даже присовокупили к своему ответу уже готовый проект союзного договора!

"В случае если одна из двух империй подвергнется нападению со стороны одной из европейских держав, союзница её придёт к ней на помощь всеми своими сухопутными и морскими силами. В случае надобности обе союзницы будут также действовать совместно, чтобы напомнить Франции об обязательствах, принятых ею на себя согласно условиям договора франко-русского союза".

Если бы Франция нашла в себе силы "наступить себе на горло", и смириться с отходом к Германии части Эльзаса и Лотарингии, и, в качестве альтернативы их возвращения, добилась бы от Германии широкой культурной и политической автономии для проживавших в Эльзасе и Лотарингии французов (французские школы и ВУЗы, введение 2-го государственного языка, и т.д.), ни 1-я, ни 2-я Мировая войны не были бы развязаны евреями и англичанами. Не случилось бы ни русской революции 1905-го года, ни 1916-1917 годов, ни революций в Турции и Германии.

Проблема заключалась в том, что кровавым еврейским банкирам во Франции удалось организовать антирусскую оппозицию официальному курсу правительства, и создать широкую сеть провокаторов на всех уровнях (включая государственный), с целью военно-политических акций против России. Те же банкиры и террористическое крыло британской разведки успешно организовали во Франции тайное и явное англофильское движение, чтобы намертво привязать Францию к английской колеснице.

Именно поэтому отдельные акции французской внешней политики позиционировали Францию не как союзника, а как врага России: запрет эскадре адмирала Рожественского на заход в порты "заокеанских" французских владений, требования разоружить ремонтировавшиеся в Сайгоне крейсеры эскадры Порт-Артура, помехи, чинимые русским кораблям колониальными французскими чиновниками в пополнении запасов топлива и продовольствия.

Напрасно император Николай II, в угоду союзному соглашению с Францией, отказался оголить границу с Германией, и послать на защиту Порт-Артура хорошо обученных молодых солдат с западных окраин Российской империи. Вместо этого, его правительство выставило против Японии слабо обученных 35-40-летних резервистов из Сибири и других регионов, что явилось одной из причин поражения России, а также вызвало гигантскую волну недовольства в стране и подогрело революционные настроения.

России нужна была жёсткая политика в отношении Франции, которая пошла бы на пользу не только ей самой, но и - в будущем - также и Франции (которую Англия и мировой еврейский экстремизм втянули в "мёртвую петлю", длящуюся по сей день и грозящую полной катастрофой). Жёсткая политика России в отношении Франции и Англии пошла бы на пользу... самой английской империи. Как ни парадоксально, все тогдашние успехи Англии в организации поражения России от Японии, развязывании 2-х русских и германской, турецкой и прочих революций, и т.п., стали причиной сегодняшнего плачевного положения английского государства, попавшего в полное рабство к еврейским экстремистам. Экстенсивная эксплуатация Англии международным еврейским кагалом - это постепенное поедание её изнутри расплодившимися в ней паразитами. Этот вирус, а не "происки" России, Германии, Китая и каких-либо других государств, привёл её на смертельное ложе.

Что касается Германии, то, даже после Кровавого Воскресенья и начала революции 1905 года, её благожелательное отношение к России не изменилось.

3 марта 1905 года рейхсканцлер Бернхард Брюллов заявил в парламенте:

"Ни перипетии войны, ни внутренние волнения не смогут скомпрометировать Россию как великую Державу... Русское правительство прекрасно знает, что Германия решила не пользоваться настоящим положением России по созданию ей каких-либо затруднений и что я, канцлер, решил заботливо поддерживать эту политику, отнюдь не давая увлечь себя в ссору с Россией".

Русско-германский блок против Англии и Соединённых Штатов ставил бы Францию в жёсткое положение кардинального выбора либо присоединения к России и Германии, либо войны на стороне Англии и США.

Не зря английский министр иностранных дел, лорд Ленсдаун, заявлял:

"Германия преисполнилась готовности угрожать Франции войной шестидесяти миллионов против сорока. Англия не может допустить уничтожения Франции или ее превращения в провинцию Германии и в ее раболепного союзника против Англии. В случае такого акта агрессии Англия в интересах самозащиты должна будет воевать, и война, если только она разразится, явится ужасной. Она приведет к тому, что мы должны будем создать огромную сухопутную армию, чтобы помочь Франции против ее врага".

Но ведь проще было воевать с Германией руками России, верно? Вот почему (по ещё одной причине) англичанам и международным евреям-экстремистам необходима была революция в России, вот ещё одна причина постановки ими Кровавого Воскресенья.

Но даже и после Кровавого Воскресенья ещё не поздно было заключить военно-политический и стратегический союз с Германией (Пруссией и Австро-Венгрией), к которому вынуждена была бы присоединиться и Франция (если бы англичане не осуществили в Париже государственный переворот, что было вполне возможно). В случае войны, даже и без Франции, Россия, Пруссия и Австро-Венгрия гарантировано разбили бы англо-американскую армаду.

Тот, кто полагает, что такой попытки сделано не было, ошибается.  

10 июля 1905 года императорская яхта "Полярная звезда" с Николаем II на борту вышла из Кронштадта в Финский залив и направилась к Финским шхерам в Бьёрке. (Напомним, что тогда Финляндия была частью Российской империи). На встречу с Николаем отправился на императорской яхте "Гогенцолерн" его кузен, Вильгельм.

Приведём записи из дневника российского императора Николая II за 10-11 июля 1905 года:

"Встали в 9 часов жаркой погодой с тёмными тучами. После ранней обедни простился с дорогой Алике и детьми на Ферме и отправился с Мишей на "Александрии" в Кронштадт. Ровно в час вышел на "Полярной Звезде" в Бьёрке, куда прибыл в 4 часа. Стали на якорь у острова Равица. Были две грозы с сильнейшим ливнем, но температура очень приятная. С 7 часов ожидали прихода "Гогенцоллерна", который запоздал на 2 с половиной часа. Он подошёл во время нашего позднего обеда. Вильгельм приехал на яхту в отличном расположении духа и пробыл некоторое время. Затем он отвез Мишу и меня к себе и накормил поздним обедом. Вернулись на "Полярную" только в 2 часа".

"Проспал подъём флага и встал в 9. Погода была солнечная, жаркая, со свежими порывами ветра. В 10 часов прибыл Вильгельм к кофе. Поговорили до 12 часов и втроём с Мишей отправились на германский крейсер "Берлин". Осмотрел его. Показали артиллерийское учение. Завёз Вильгельма к нему и вернулся на "Полярную". Было полчаса отдыха. В 2 часа у нас был большой завтрак. Слушали музыку Гвар. Эк. И разговаривали всё время стоя до 4-х. Простился с Вильгельмом с большой сердечностью. Снялись в 5 часов одновременно и до маяка Веркомоталы шли вместе; затем разошлись. Миша пошёл на новом минном крейсере "Украина", который перегнал "Полярную" на 17 узлов ходу, идя 24 узлов ходом. Пришёл в Кронштадт отличным вечером в 9 часов. На "Александрии" прибыл в Петергоф в 10 часов. Алике встретила нас у морских ворот. Вернулся домой под самым лучшим впечатлением проведенных с Вильгельмом часов!"

В ночь с 10 на 11 июля в Бьёрке между двумя кузенами, русским царём Николаем и прусским императором Вильгельмом, по инициативе Николая было подписано секретное соглашение.

"Их императорские величества - император всероссийский, с одной стороны, и император германский, с другой, - в целях упрочения мира в Европе пришли к соглашению по следующим пунктам договора, нижеизложенного и определяющего оборонительный союз:

Статья I. Если какое-либо из европейских государств нападет на одну из империй, другая договаривающаяся сторона обязуется помочь своему союзнику всеми имеющимися в ее распоряжении силами на суше и на море.

Статья II. Высокие договаривающиеся стороны обязуются не заключать сепаратного мира с какой-либо из враждебных стран.

Статья III. Настоящий договор входит в силу с момента заключения мира между Россией и Японией и может быть расторгнут только после предварительного предупреждения за год.

Статья IV. Когда настоящий договор войдет в силу, Россия предпринимает необходимые шаги, чтобы осведомить о его содержании Францию и пригласить ее как союзника подписаться под ним.

Подписано: Николай. Вильгельм".

Бароны Владимир Александрович и Сергей Владимирович фон Поссе (дедушка и отец моего родственника, Владимира Сергеевича), а также другой мой родственник, барон Генри фон Розен, рассматривали "Бьёркский договор" как договор континентально-материковых держав против "пиратской" морской (островной) державы Англии. (Не случайно Сталин, английский агент, зная о взглядах Сергея Владимировича, приказал его уничтожить).

Примерно такую же оценку давали этому секретному соглашению Ольденберг, фон Пален, Розанов, и другие русские (европейские) патриоты. Череп-Спиридович, генерал фон Миллер (родственник моего старшего друга, незабвенного Бориса Георгиевича Миллера), мой дальний родственник историк граф Лешчынский, мой родственник историк Владимир Сергеевич Поссе, и другие авторитетные люди считали такую трактовку "Бьёркского договора" точным отражением взглядов, которые царь высказывал примерно с 1895 года, и даже всей внешнеполитической доктрины Николая II.

По трагическому стечению обстоятельств, а также из-за англо-американских козней ратифицировать это секретное соглашение в своём правительстве удалось лишь одному Вильгельму. Он пригласил уполномоченного советника Министерства иностранных дел фон Чиршки (будущего статс-секретаря), который ознакомился с договором и "контрассигновал" (легализовал) его.

Царь Николай II совершил первую ошибку, приказав Министру Морского ведомства Бирилёву, не читая, подписать договор. Об этом стало известно (ещё до аудиенции 12 июля 1905 года) Сергею Витте и графу Ламздорфу. Когда же 12 июля 1905 года Николай ознакомил своего министра иностранных дел графа Ламздорфа с пунктами русско-германского договора, тот потребовал "незамедлительно уничтожить договор". После ознакомления с ним Нессельроде и ещё нескольких наиболее приближённых к императору из узкого круга лиц, все они в форме ультиматума стали убеждать царя отказаться от договора с Германией. После того, как Сергей Витте подписал в Портсмуте (США) выгодный для России мир с Японией, и 16 сентября 1905 года вернулся в Россию, он присоединился к ультиматуму графа Ламздорфа, графа Нессельроде, и других, купленных либо принуждённых Англией угрозами, хитростью и коварством к сотрудничеству и содействию высших российских чиновников.

Тоном, близким к истерике, Витте делал упор на то, что - после "Портсмутского мира" - прямо направленный против Англии и Соединённых Штатов Америки договор с Германией будет "плевком в лице". (О том, сколько раз Англия "плевала в лицо" России, Витте, разумеется, умолчал). На самом деле кредиторы Японии, Англия и Америка, у которых (по тогдашнему выражению Якова Шиффа в беседе с Отто Куном) "Япония сидела в кармане", бросили России кость в форме "Портсмутского мирного договора" лишь ради недопущения русско-германского договора, о котором англо-американская разведка узнала ещё раньше Бирилёва. Другой костью стала гарантия весьма значительных французских кредитов, в которых Россия крайне нуждалась и в которых раньше ей отказывали, причём, очень жёстко.

Витте, как и Столыпин, сделавший больше кого-либо другого для спасения Российской империи, в этом и в некоторых прочих случаях действовал или вынужден был действовать не в лучших интересах России. Возможно, он заранее просчитал ультиматум банкиров и всего придворного и государственного аппарата, и только подчинился обстоятельствам.

В июле царю поставили ультиматум свои и зарубежные еврейские банкиры. Абрам Зац, Эдмонд де Ротшильд, английский банковский дом Барингов, Шиффы, Гирши, Варбурги, Бернард Барух, и другие, предупредили, что, если будет подписано соглашение с Германией, то Россия лишится ВСЕХ кредитов.

Царь был поставлен на колени; ему не оставалось ничего иного, как отказаться от ратифицирования договора с Германией.

Добавим, что, помимо шантажа, угроз, диверсий и провокаций, Англия и Америка использовали для недопущения русско-германского договора отделение французской масонской ложи в Петербурге "Великий Восток". Известно, что настоящими хозяевами этой французской ложи являлись Ротшильды.

Масонская ложа "Великий Восток" оказывала влияние не только на её собственных членов, но и на членов других масонских лож в Санкт-Петербурге.

Если бы даже англо-американскому империализму не удалось торпедировать русско-германский военно-политический союз со стороны России, они бы наверняка добились этого со стороны Германии, где, так же, как и в России, благодаря подрывной и террористической деятельности, они тоже контролировали оппозицию и отдельные звенья государственно-чиновничьего аппарата.

Последним, как говорится, гвоздем в крышку гроба царской России стало вынужденное назначение царём в мае 1906 года масона и агента мирового еврейского империализма А. П. Извольского новым министром иностранных дел. Этот дипломат, бывший посол России в Копенгагене, был уже достаточно обработан датскими юдофилами. Дело в том, что Дания, как и Голландия и Англия: одна из 5-6 стран мира с самым огромным еврейским влиянием. Извольский, агент влияния мирового организованного еврейства и англо-американской разведки, стал одной из ключевых фигур в игре на развал российского государства. Случайно ли в том же мае 1906 года английский империализм назначил послом в Санкт-Петербург нового человека - профессионального разведчика А. Никольсона? (Ряд источников указывает на его еврейское происхождение).

После этого втягивание России в Антанту (англо-американо-французский союз), навязывание ей целого ряда бесчисленных союзных договоров, и понуждение к войне с Германией было лишь делом техники.

После Первой мировой войны всплыл текст секретного договора между Англией и Францией, который не только допускал, но и регламентировал саботаж союзнических обязательств по отношению к России. Дополнительный секретный договор ноября 1915 года определял зоны влияния после раздела России, от которой предполагалось отторгнуть Финляндию, Прибалтику, Польшу, Привисленский край, Владивосток и другие дальневосточные регионы.

Вот с такими "союзниками" Россия оказалась втянутой в кровопролитную войну с братской Германией, а Германия - с братской Россией.

Надо сказать, что не только англо-американские государственные бандиты, но и поколения российских и зарубежных историков недооценивали Николая II. Царь был далеко не так прост, как он казался и продолжает казаться исследователям. И его главные советники были исключительно умными людьми. Настолько умными, что англо-американской разведке и мировому еврейскому империализму показалось мало спровоцировать отставку Столыпина (на грани которой он был накануне смерти), но потребовалось ещё и организовать покушение на него.

Да ещё и убить его в такой спешке, что не успели даже "зачистить концы" и исключить указывающие на заказчиков обстоятельства.

Убийцей Столыпина был еврей по происхождению, Мордка Богров, агент Охранного отделения, связанный с евреями, внедрёнными на высокие посты в Охранном отделении и Департаменте Полиции Ротшильдами и англо-американской разведкой.

В особняк Витте 2 бомбы подложил А. Е. Казанцев, другой агент Охранки. Часовой механизм этих бомб не сработал не по вине заговорщиков, а потому, что так было задумано. Бомбы явились лишь предупреждением, своего рода "чёрной меткой", для того, чтобы Витте добровольно вышел из игры, если не желал себе судьбы Столыпина.

Если кто-то думает, что англо-американский империализм и всемирный еврейский экстремизм свалили царский режим из-за его агрессивности, отсталости-консерватизма и угрозы англосаксам, сильно ошибётся. Наоборот, чуть ли не веками Англия предпринимала всё возможное, чтобы сохранить в России всё загнивающее, наиболее реакционные тенденции и традиции, и не допустить развития либеральной печати, парламентских органов и демократических тенденций. Срочно уничтожить царский режим Англии и Соединённым Штатам понадобилось именно тогда, когда в России начались глубочайшие и капитальные преобразования, грозящие превратить Россию в современное, высокоразвитое и прогрессивное государство. (Напомним, что самыми "большими друзьями" Израиля, Англии и Америки всегда являются наиболее людоедские и застойные режимы на свете, такие, как Саудовская Аравия, фашистские - Франко, Пиночета..., -  уголовно-садистские латиноамериканские режимы, и т.д.)

Но кто в итоге победил после серии революций, двух мировых войн и целого ряда "мелких", но не менее страшных, и других катастрофических событий в человеческой истории? Каждый, кто полагает, что Англия и Соединённые Штаты: просто смеётся над нами. Победил мировой еврейский экстремизм, создавший всемирный еврейский империализм и закабаливший (как того и требует Талмуд) всё человечество.

Англичане стали достойной сочувствия нацией, их государство стало их собственной темницей. Они потеряли контроль над внешней и внутренней политикой государства; жизненный уровень большей части британцев упал "до нуля"; английские города (города Британского Содружества) превратились в полицейские камеры предварительного заключения, а Британские острова: большой плавучей тюрьмой.

Ситуация во Франции близка к катастрофе, а против населения Соединённых Штатов, как против оккупированного американскими войсками Афганистана, Ирака, и других стран, правительство США бросило армию. Города Америки патрулируют танки и бронетранспортёры, а полиция и Национальная Гвардия вооружены армейским боевым оружием.

Всё это произошло потому, что англичане и французы, в угоду своим новым корням и местам обитания, "забыли" о том, что саксы и франки - бывшие германские племена, и что их родина - Германия. И то, что Англией правит немецкая династия, мало что меняет. В угоду своим новым корням и тесному переплетению с мировым еврейством, они "забыли" о том, что славяне и балты - их братья, тысячи лет назад бывшие частью родственного германского союза племён. Не только историческая лингвистика, но и бесчисленные исторические факты свидетельствуют о том, что у германцев и славян в прошлом были общий язык и общие корни.

В свою очередь, европейские евреи, в угоду новым корням, благодаря смешению с хазарами и другими восточными народностями, "забыли" о своём германском происхождении и своём немецком языке идиш. В угоду сатанинскому Талмуду, они связали своё настоящее и будущее с сектой древних поклонников Сатаны, и обрекли себя и других на фатализм. Они втянули в свой смертельный кульбит не только восточных и юго-западных евреев (сефардов), попутно уничтожив идентичность последних, но уже и всё человечество...

"Чёрная магия", обосновавшаяся в Англии ещё с конца 14-го столетия, часть масонских сект, поклоняющихся "Ангелу Тьмы" и получивших прибежище на берегах Темзы, и еврейские сатанинские секты: вот культовая основа дьявольской внешней политики англо-американского империализма и его бесчисленных военных преступлений. Она же сблизила английский империализм и его государственную религию в форме англиканской церкви с еврейским оккультизмом.

Кровавое Воскресенье и убийство царской семьи были звеньями жуткой цепи культовых человеческих жертвоприношений, организованных маньяками-мракобесами. Эти кровожадные культовые обряды и феодальные династические дикости лежат в основе их самых страшных античеловеческих деяний. Именно поэтому Англия тонко саботировала предоставление убежища Николаю II, его семье и многочисленным другим Романовым, свезённым евреями-большевиками в одно место и уничтоженным там.

Английский Георг V, двоюродный брат Николая II - казался его вылитой копией, как будто они были близнецами. Английская и русская монархические династии были связаны "перекрёстным" близким родством. Так что вполне естественно, что - после февральской революции 1917 года, когда Николая заставили отречься от престола, - Временное правительство послало официальный запрос на согласие принять свергнутого Николая и его семью именно в английское посольство. 10 марта 1917 года английский король через британского посла Джорджа Бьюкенена дал положительный ответ.

Но это была коварная и лживая игра.

Как мы показали в разделе о Керенском, Александр Фёдорович был марионеткой Англии и евреев-экстремистов, и делал всё только в полном согласовании с британским правительством и мировой еврейской банковско-сионистской мафией.

По тайному согласованию с Англией, Керенский "подзадержал" царскую семью, не позволив ей выбраться из России, а в начале апреля 1917 года само британское правительство "слило" секретную информацию о тайных переговорах по поводу убежища для Николая и его семьи в газеты. Еврейское политическое и "медийное" лобби подняло страшный вой в английских газетах, называя русского царя "Николаем Кровавым", "антисемитом" и "гонителем евреев", и 10 апреля 1917 года Георг V отказал своему кузену, Николаю II, и всей его семье и родне в убежище. Всё это было осуществлено в результате сговора между английским правительством и королевской семьёй, Временным Правительством Керенского и мировой еврейской банковско-сионистской мафией. Осуществлённое впоследствии зверское убийство царской семьи (включая детей) было актом кровавого культового жертвоприношения как еврейских талмудических сатанистов, так и англиканских поклонников Сатаны.

Тогда как детям Николая Второго англичане отказали в убежище, фактически разделив с евреями-большевиками вину за убийство царской семьи, кровавым бандитам, убийцам и террористам в Англию всегда открыта зелёная улица, и никакие разоблачения в печати английское правительство не страшат.

В Лондоне укрылся еврейский бандит-террорист Лев Гартман, член преступной группировки Народная Воля и участник покушения на русского императора Александра II в ноябре 1879 года. На все требования России о его выдаче Лондон отвечал отказом.

В 1908 году во Франции был арестован Меер Валлах (уголовная кличка Максим Литвинов), который скупал там большие партии оружия для контрабандной отправки террористам в Россию, на деньги, добытые во время ограбления банка в Тифлисе. В том же ограблении участвовали Л. Б. Красин, И. В. Джугашвили (Сталин) и Тер-Петросян (Камо). Английское правительство, чьими секретными агентами были Литвинов, Красин, Сталин и Камо, отдавая себе отчёт в том, что расскажет Литвинов, если его "правильно" допросить, по тайным дипломатическим каналам потребовало от Франции выслать Литвинова в Лондон. В случае отказа англичане грозили экономической войной, банковскими диверсиями, политическими санкциями и передачей компромата на членов французского правительства в газеты.

По своим каналам Ротшильды и другие еврейские кровососы, чьими секретными агентами были Литвинов, Сталин, Камо и Красин, и тысячи других революционеров-террористов, также оказали бешеный нажим на французские власти.

Поэтому, когда царское правительство потребовало от Франции выдачи Литвинова в Россию, французы быстренько депортировали его в Англию, которая категорически отказалась выдать Литвинова русским, открыть на него (за криминальные действия!) уголовное дело, или выдать в другие страны, где этот еврейский подонок тоже успел совершить кучу уголовных преступлений.

Так Литвинов и пробыл в Лондоне целых 10 лет, до того, как в январе 1918 был назначен дипломатическим посланником в Лондоне первого советского правительства, возглавлявшегося Лениным и Троцким.

В 1910 и 1911 годах лондонская полиция вынуждены была арестовать группу российских террористов банды "Леесма", включая Якова (Яна) Петерса, совершивших в Англии кровавые злодеяния, но, после секретного вмешательства английской разведки, МВД, МИДа и лично Вильяма Черчилля, все эти бандиты были отпущены.

Подобных примеров - тысячи.

Англия всегда была раем и безопасным убежищем для бандитов, террористов и преступников всех мастей, и никакие кампании в печати, никакая критика правительства и никакие дипломатические ноты от других государств не могли заставить Лондон выдать или не впустить в страну хотя бы одного преступника.

Таким образом, отказ Николаю II и его семье в убежище английским королём Георгом (кузеном Николая) и английским правительством был ничем иным, как сознательным и намеренным убийством.

[В качестве дополнения.
Как автор этой главы и этой книги, я должен предостеречь от демонизации Англии, несмотря на всё, что тут о ней написано. Чтобы наш анализ не расходился с исторической правдой, подчеркнём, что все государства вели захватнические войны и занимали чужие территории. Многие войны России, Франции, и других государств не были оборонительными, и, тем более, "благотворительными". Многое из того, чем занималась Англия, было принято на вооружение и другими правительствами. Пиратский флот использовала для достижения своих целей не только Англия, но также Испания.

Нередко, вопреки британским намерениям, или просто в связи со складывавшейся ситуацией, само присутствие Англии как военно-политической силы предотвращало ещё более трагические и катастрофические события. И, наконец, не все английские государственные деятели и члены британской элиты были подонками и головорезами. Как среди представителей любой великой нации, среди них были разные люди.

Великая английская литература, театр, кинематограф и общественные науки много дали всему миру, как и английская наука, технические и технологические изобретения и открытия.

Проблема в том, что другие правительства время от времени расплачиваются за свои деяния, а британские правители никогда. Иллюзия всемогущества и безнаказанности провоцирует системные заблуждения такого порядка, что они постепенно становятся угрожающими не только для самой державы, но для всего мира. Расширение проблемы в том, что другие страны время от времени сами ведут кровопролитные войны, и расплачиваются за свои ошибки и деяния, а Британия ведёт большие войны всегда чужими руками. Иллюзия собственной непревзойдённой изворотливости и хитрости порождает известную философам и логикам ловушку, когда чудовищное нагромождение хитросплетений лжи, интриг и ухищрений генерирует функциональную иррациональность, после чего не функция служит системе, но вся система служит функции (средствам).

С эпохи Французской революции всё большее и большее участие в международных террористических операциях английского правительства принимали радикальные группы еврейских экстремистов. Доступ к методикам британской перманентной террористической войны против всего мира сделал еврейский терроризм в тысячу раз опаснее, и превратил в самостоятельную силу. Соединение еврейской банкирской олигархии (в лице Ротшильдов и других денежных баронов) с опутавшей планету сетью международного еврейского терроризма еврейско-британской военно-разведывательной махиной стало раковой опухолью на теле человечества, и, в первую очередь, на теле Великобритании.

С того момента порочность британских методов доминирования вошла в свою злокачественную фазу.

В замалчиваемой войне 1942-1949 года с сионистами (союзниками Гитлера и Сталина) Англия потерпела поражение, после чего стала всего лишь орудием сионизма. С тех пор Англия и Соединённые Штаты: оккупированные страны, покрытые позором и находящиеся под игом мирового еврейского сионизма; страны, с помощью которых еврейские экстремисты рвутся к неограниченной власти над всем человечеством...]


К СОДЕРЖАНИЮ









Лев Гунин


        ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
           холокост и ХОЛОКОСТЫ)

                      ХОЛОКОСТ КАК
          НЕПРЕХОДЯЩАЯ
          РЕАЛЬНОСТЬ


 

                                                      ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


                                             
Как мы  можем судить палачей,
                                                     если палача судят в каждом из нас
?
                                                                      Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

14-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 5)

8. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

2) АНГЛИЙСКИЕ ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РОССИИ



8
. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

[В 3-х ЧАСТЯХ]

2) АНГЛИЙСКИЕ
    ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
    В РОССИИ.

В высшей степени странно, что по сей день никто не связал шествие к Зимнему Дворцу 9 января 1905 года, устроенное кровавым еврейским преступником Петром Рутенбергом (читателю должно быть уже ясно, что поп Гапон фактически был "подставным лицом") - с заговором в высших правительственных кругах, устроенным иностранными разведками с целью государственного переворота.

Провокационное шествие и заговор в окружении царя были 2-мя частями одного и того же коварно разработанного плана.

3-м элементом антироссийского заговора была подготовка революционного восстания, начало которого приурочили к устроенному самими же заговорщиками расстрелу рабочей демонстрации.

В этом антироссийском заговоре Англия и мировое сионистское движение использовали Грузию как одно из главных подручных средств своего террористического инструментария.

Это смертельное орудие готовилось исподволь десятки лет, начиная с 1860-х годов, надолго планирующим свои кровавые акции британским империализмом.

В связи с этим, мы уже писали о том, что мальчика И. В. Джугашвили (будущего Сталина) мировая мафия еврейских экстремистов и британский империализм не случайно заметили и отобрали именно в Гори. Во-первых, городок Гори оставался главным центром ярко выраженного грузинского национализма, и, во-вторых, именно там, в Горийском уезде, находилось боржомское имение великого князя Михаила Николаевича.

Затаившие недовольство и принимающие участие в антиправительственной деятельности члены высших аристократических династий неоднократно бывали в Гори. Семьи Витте и Фадеевых, и их родственники, о которых шла речь ранее и пойдёт речь в следующем разделе - также бывали тут.

Духом антиправительственной деятельности было пронизано, с помощью английской пропаганды, подкупа и подрывной работы (а также благодаря деятельности мирового еврейского экстремизма) всё общество в Гори, снизу доверху.

Мать Е. С. Сванидзе (первой жены И. В. Джугашвили-Сталина), Сепора Григорьевна Двали, имела брата Спиридона - мелкого государственного чиновника в ранге губернского секретаря. Его 1-я жена - Бакразде - была родственницей Давида Ивановича Бакрадзе, крупного чиновника, о котором речь пойдёт ниже. Его 2-я жена происходила из княжеского рода Геловани. У Спиридона Григорьевича Двали был сын Рафаил, до 1900 года - переводчик Шоропанского уездного правления, затем - пристав Сенакского уезда, а в 1906 - 1907 годах - пристав Кутаисского уезда. Он же, не позднее 1908 года, был назначен помощником начальника Шоропанского уезда. К 1917-му году он числился помощником начальника Сенакского уезда.

Манана Рафаэловна Двали утверждала, что её дед, Рафаил Спиридонович, хорошо знал И. В. Джугашвили (Сталина), и, по меньшей мере, 1 раз помог ему освободиться из-под стражи, или ускользнуть от ареста.

Известно, что родственные между собой Долгорукие, Фадеевы, Витте и Ганы поддерживали странные отношения с семьёй Согоровых, члены которой в основном были выходцами из Батума. Григорий, Олимпиада и Евгения Согоровы были вовлечены в революционное движение, а капитан Иосиф Станиславович Согоров, в начале 1900-х годов был ланчхумским участковым приставом. По утверждению Григория Махарадзе, в феврале 1905 года Иосифа Станиславовича, по ходатайству какого-то высокопоставленного лица, представили к награде, а в 1907 году сделали помощником зугдидского уездного начальника; в 1908 году он - помощник сенакского уездного начальника. Но что такого заслужил Иосиф Станиславович в 1905-м году? По слухам, циркулировавшим среди приставов, он, оказывается, добыл для кого-то полный отчёт о событиях в Батуме во время расстрела организованного И. В. Джугашвили нападения толпы на местную тюрьму.

Возможно, не меньшей "заслугой" Иосифа Станиславовича Согорова было участие в коллективной операции по сокрытию фактов об отбытии (конец декабря 1904 и 1-3 января 1905 года) большой группы революционеров из Батума, Сухума, Кутаиси, Поти, Гори и Тифлиса в Санкт-Петербург (для участия в кровавой провокации 9 января 1905 года). В помощи находившимся под надзором полиции революционерам "незаметно" и беспрепятственно отбыть в Петербург принимали участие десятки полицейских чинов, от приставов до жандармов и начальников уездов. В частности, известно, что усилия И. С. Согорова покрывал уже упомянутый выше Давид Иванович Бакрадзе.

В свою очередь, Бакрадзе находился под прикрытием князя Левана Георгиевича Джандиери, тифлисского уездного начальника, а в первые 2 года революции 1905 года - тифлисского полицмейстера. Совершённое им государственное предательство не только не было наказано, но, наоборот, было вознаграждено: с 1906 по 1909 год Джандиери уже начальник Сухумского окружного управления, и с этого поста, в чине генерал-майора, вышел в отставку. Ещё интереснее, что, выйдя в отставку, Джиндиери становится членом правления Тифлисского дворянского банка. Вскоре после образования партии социалистов-федералистов Л. Г. Джандиери становится её членом.

В операции по прикрытию отбытия в Санкт-Петербург той же группы революционеров из Грузии (видимо, для участия в событиях Кровавого Воскресенья и вооружённом восстании) принимали участие пристав Варден Васильевич Келбакиани (в дальнейшем - помощник озургетского, сенакского, с конца 1907 года - кутаисского уездного начальника; с 1915 по 1917 год - начальник Лечхумского уезда); Лаврентий Бежанович Махарадзе (с 1900 по 1907 год - пристава в Кутаисе и уезде); Соломон Давидович Бекреели (агент охранки, приставленный к нескольким лицам, находившимся под надзором полиции).

В той же операции принимал участие пристав Заречного полицейского участка Кутаиса Нерсес Еремеевич Тер-Антонов. Чтобы отвлечь внимание жандармов от этой своей деятельности, он в том же, 1905-м году, поставил свою подпись под петицией с требованием созыва Учредительного собрания. Несмотря на то, что он подписал антиправительственное воззвание, его не сняли с должности, но даже повысили назначением на пост помощника начальника.

Эти факты лишь подкрепляют подозрение о том, что И. В. Джугашвили мог находится во время событий 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге.

Очевидна также связь И. В. Джугашвили (Сталина) с Давидом Ивановичем Бакрадзе. Родившийся 4 января 1871 года, Бакрадзе занимал пост уездного начальника в Гори. Каждый раз, когда И. В. Джугашвили утверждал, что прятался в Гори - это было действительно так. Его прятал у себя именно Давид Иванович Бакрадзе. Династия дворян Бакрадзе Рачинского уезда Кутаисской губернии была известна своими антирусскими настроениями. Его отец, Иван Самсонович (умер в 1900 году) - имел отношение к нелегальному распространению оружия; мать, в девичестве Мелания Георгиевна Григорьева (родилась в 1843 году), происходила из семьи, где царили похожие (бунтовщические) настроения. Брат Бакрадзе, Константин (учитель гимназии в Тифлисе), был 27 августа 1905 года привлечён к следствию. Ему были выдвинуты обвинению в подстрекательстве солдат к революционному бунту. 21 октября 1905 года его амнистировали, но 27 марта 1907 года он был арестован как член руководства Военного союза партии эсеров на Кавказе, затем выслан в Астрахань, откуда бежал в мае 1908 года.

Сёстры Давида Ивановича Бахрадзе и Константина, Александра и Елена, также участвовали в руководстве того же Военного союза. Они были арестованы 11 мая 1907 года. 1 марта 1908 г. Елена бежала и была объявлена в полицейский розыск. После того, как Александра стала женой Георгия Константиновича Махвиладзе (студента юридического факультета Московского университета), она, 9 апреля 1909 года, была приговорена за террористическую деятельность Кавказским военно-окружным судом к шести годам каторги. Отбывать этот срок её отправили в Нерчинск.

Младший брат Д. И. Бакрадзе - Георгий - был приставом Душетского уезда. 21 сентября 1906 г. и он был арестован. При обыске у него были найдены листовки, отпечатанные в подпольной типографии и нелегальная литература. Несмотря на явные улики, 3 октября 1906 года разбирательство по его делу было прекращено. Интересно, что и он, как князь Джандиери, подался в коммерческие институции: позже он служил в Сигнахе акцизным чиновником.

Сестра Д. И. Бакрадзе - Мария - вышла замуж за Хелаева (секретаря Борчалинского уездного правления). В рапорте полиции сказано, что Хелаев, "не получая жалованья за свою агентуру от Бакрадзе, составил шайку разбойников" и принял участие в ограблении боржомской почты.

Давида Ивановича Бакрадзе приметили английские разведывательные службы ещё в Шушинском, где он учился с 1882 по 1885 год. С 1885 по 1887 год он обучался в Тифлисском реальном училище, из 5-го класса которого вылетел до окончания учебного года. Тем не менее, в 1894 году он уже на службе, секретарём Ахалцихского уездного правления. Если бы не вмешательство его покровителей, он был бы на этом посту отдан под суд за растрату. Он действительно был привлечён к дознанию, но, благодаря высокому покровительству, "отмазан". С того самого дня он был обязан своим покровителям, которым, в свою очередь, "покровительствовала" английская разведка, и все его дальнейшие действия уже подчинялись оной.

В 1900 - 1903 годах его забрал к себе на службу в Сигнах сочувствовавший грузинским сепаратистским настроениям Константин Захарович Шаншиев (полицейский начальник Сигнахского уезда). При нём Бакрадзе - секретарь уездного управления, потом - участковый пристав. В 1905 году тайные силы заговорщиков перемещают К. З. Шаншиева на пост начальника Борчалинского уезда, и при нём снова Д. И. Бакрадзе, в качестве младшего помощника Шаншиева.

Как свидетельствуют рапорты полиции, на этой должности Д. И. Бакрадзе не только вымогал взятки, но и призывал местных жителей вооружаться и сам раздавал оружие.

Губернатор телеграфировал местным властям, чтобы они сняли Бакрадзе с занимаемой должности, а в конце 1906 года Давид Иванович был привлечён к очередному дознанию, грозившему ему нешуточными последствиями. Но от них его тоже "отмазали" высокие покровители, и тем самым ещё крепче привязали его к работе по выполнению заданий английской разведки и находившихся под её контролем террористических организаций.

Ещё любопытней то, что вся бумажная переписка по этому расследованию "загадочным" образом исчезла.

Прекрасно зная о том, что Бакрадзе уже 2-жды находился под следствием, тот же К. З. Шаншиев, ставший начальником Тифлисского уезда, взял его опять к себе на должность помощника. По ходатайству того же Шаншиева, Бакрадзе был через некоторое время назначен уездным начальником в родном городе И. В. Джугашвили (Сталина) - в Гори.

Из отчётов полиции явствует, что, уже являясь уездным полицейским начальников в Гори, Бакрадзе сформировал вооружённую банду в составе 25 человек, во главе которой поставил "известного Васо Немсадзе, разыскиваемого командира боевой дружины Боржомской организации социал-демократов". В переписке Тифлисской и Батумской полиции также фигурирует подозрение в причастности Д. И. Бакрадзе к ограблению Душетского казначейства.

В сентябре 1908 года в отношении Бакрадзе была возбуждена новая полицейская переписка, но у её инициаторов возникли новые сложности. Снова напомним о том, что в Горийском уезде находилось имение великого князя Михаила Николаевича "Боржоми". В связи с этим, всё, что касалось местных государственных чиновников, обязательно обсуждалось или "утрясалось" с великим князем. Поэтому, в 20-х числах сентября 1908 года, в отношении Д. И. Бакрадзе, Н. Л. Петерсон (помощник наместника на Кавказе) обсуждал его судьбу с одним из великих князей. Но, несмотря на то, что разрешение на арест было получено, и 7 ноября 1908 года Д. И. Бакрадзе был арестован, судебное решение по его делу было удивительно мягким: 16 июня 1909 года он получил всего лишь административное наказание в виде ссылки в Тобольскую губернию на 3 года.

Но уже 19 сентября 1909 года Д. И. Бакрадзе подал прошение о помиловании.

20 ноября 1909 года Тифлисское ГЖУ "рапортовало" в Департамент полиции, что Бакрадзе "согласно предписания Тифлисского комендантского управления от 27 октября с. г. за Љ 7713 с разрешения наместника е. и. в. на Кавказе 27 октября из-под стражи освобождён и отдан на поруки и. д. тифлисского губернского предводителя дворянства кн. Туманова"

24 января 1911 года в Тифлисское ГЖУ поступило из судебной палаты новое дело о подсудности Д. И. Бакрадзе, но и оно было "спущено на тормозах". 17 августа 1911 года переписка о Д. И. Бакрадзе была аннулирована решением тифлисского губернатора, и с обвиняемого были сняты все обвинения, включая даже административную ответственность!

Видимо, Бакрадзе был восстановлен и в должности горийского уездного начальника.

Освобождение от ответственности этого важного государственного преступника и предоставление ему возможности продолжать свою антигосударственную деятельность состоялось благодаря вмешательству гофмейстера высочайшего двора при императрице Марии Фёдоровне - князя Шервашидзе. Когда особое совещание при МВД вынесло приговор Д. И. Бакрадзе (три года ссылки в Тобольскую губернию), с помощью Шервашидзе, помощник заведующего охранной агентурой дворцового коменданта выслал запрос в Тифлисское ГЖУ: "Судимостью коллежского асессора Бакрадзе интересовался состоящий при е. в. императрице Марии Федоровне гофмейстер высочайшего двора князь Шервашидзе ввиду нахождения родственника Бакрадзе на службе у его сиятельства".

После такого давления, Тифлисскому ГЖУ ничего не оставалось, как "спустить дело на тормозах".

Но кто был дворцовым комендантом в то время? Им был не кто иной, как Дмитрий Фёдорович Трепов, сын убитого выстрелом террористки Веры Засулич санкт-петербургского градоначальника Фёдора Трепова. Как мы уже выяснили в других разделах этой работы, английская разведка и террористические банды в России мирового еврейско-сионистского движения (эсдеков, эсеров, бундовцев, анархистов, и пр.) через двойных агентов в полиции спасали от покушений нужных им людей, и способствовали убийству тех, кого считали своими действительно серьёзными противниками. И, если покушение на Фёдора Трепова окончилось его смертью, значит, он действительно был патриотом своей страны и врагом английского империализма и мирового еврейского терроризма.

К сожалению, сын убитого градоначальника, Дмитрий Трепов, стал антитезой своего отца. Это именно он отдал приказ стрелять в толпу шествовавших к Зимнему Дворцу, и это именно он саботировал решение не просто заблокировать мосты полицией и войсками, но перекрыть их технически; а также не выполнил нескольких других важных решений. Трудно сказать, каким образом ему удалось выкрутиться (оправдаться) после событий 9 января 1905 года, но он получил назначение на должность дворцового коменданта.

И вот, выходит, что Дмитрий Трепов сознательно "отмазывал" от следствия важного государственного преступника. Но зачем и почему такие высокопоставленные политические фигуры, как сам Трепов и князь Шервашидзе, собственноручно "отмазывали" такого мелкого человечка, как Бакрадзе? Ответ лежит в плоскости событий как таковых, и он достаточно простой. Допросы Бакрадзе и расследование его антигосударственной деятельности могли вывести на тех, кто стоял за опекой отъезда из Грузии группы революционеров в Санкт-Петербург для участия в событиях 9 января 1905 года. Убийство Бакрадзе могло вывести следствие на те же связи. Именно поэтому освобождение Бакрадзе сделалось такой важной задачей для заговорщиков.

Островский приводит и такие сведения:

"По всей видимости, этот слух был связан с арестом 26 марта 1905 г. члена Боевой организации партии эсеров Татьяны Александровны Леонтьевой, которая была дочерью вице-губернатора Якутской области, статского советника Александра Николаевича Леонтьева и находилась в родстве с Д. Ф. Треповым. Именно в 1905 г. Департаментом полиции были получены сведения, будто бы после ареста Т. А. Леонтьевой пытались покончить с собой двоюродная сестра Д. Ф. Трепова и ее замужняя сестра княгиня Тенишева.

"А поскольку у Д. Ф. Трепова не было двоюродных братьев и сестер, в данном случае речь могла идти только о его племянницах - Софье Александровне Треповой, которая в первом браке находилась замужем за князем Вячеславом Вячеславовичем Тенишевым, и Елене Александровне, бывшей замужем за Леонидом Сергеевичем Лесли".

"14 ноября 1906 года, после смерти дворцового коменданта Д. Ф. Трепова, генеральша А. В. Богданович записала в дневнике: "М-ме Клейгельс говорила, что в бумагах покойного Трепова нашли документы, из которых ясно, что он затевал переворот, что он собирался уничтожить всю царскую семью с царем во главе и на престол посадить великого князя Дмитрия Павловича, а регентшей великую княгиню Елизавету Федоровну".

"[Подтвердить или же опровергнуть эти сведения пока не удалось. Но обращает на себя внимание, что через неделю после ареста Т. А. Леонтьевой покончил с собой ее двоюродный брат, подпоручик лейб-гвардии Преображенского полка Георгий Михайлович Леонтьев (ГАРФ. Ф. 102. 7Д. 1905. Д. 1343-1. Л. 2-3).]".

Имелась ли у англичанина Лесли связь с английской разведкой - неведомо, и всё же появление "на конце провода" редкого в России англичанина должно восприниматься исследователями как "звоночек".

Из всего, что мы открыли в этом и предыдущих разделах, и на что мы открываем глаза читателю в следующих - становится очевидным, что объяснение неопровержимых связей И. В. Джугашвили (Сталина) с полицейскими чинами работой этих чинов "на революцию", отнюдь не означает, что Сталин не работал на охранку.

Все многочисленные высокопоставленные лица, от государственных чиновников до придворных чинов, и от военных деятелей до высоких полицейских начальников, участвовали в заговоре отнюдь не потому, что были агентами революционных организаций. Наоборот, это члены революционных организаций, и, в том числе, РСДРП, были их агентами, и, вместе с ними, работали на иностранную разведку и мировое сионистское движение.

Списывать антигосударственную деятельность облечённых властью предателей на взяточничество и родственные связи: капитальная, принципиальная ошибка.

Революционные организации и их поддержка "наверху" создавались извне, одной и той же силой, которой была английская разведка и мировое движение еврейских экстремистов.

Поэтому всё как раз наоборот. Не родственные связи провоцировали предательство в среде государственных служащих, включая полицию, но вся структура антигосударственной деятельности изначально создавалась с учётом существующих и потенциальных новых родственных связей, с помощью которых подпольные организации соединялись с агентурной сетью английской разведки в высших органах государственной власти.

Ключевой фигурой международного заговора против России являлся высокий полицейский чин, Сергей Зубатов. Его можно считать "генералом", одним из главных "полководцев" тайных козней английской разведки и мирового еврейского терроризма в России. В молодости Зубатов испытал на себе влияние народничества, идеализировал отсталый патриархальный быт русских помещиков и крестьян, деревенскую жизнь, и ненавидел большие города, с их эмансипированным стилем жизни. Он восхищался самыми дремучими, дикими, застойными традициями и устоями, домостроем и его укладом. Он даже лично участвовал в подготовке террористических актов, за что подвергался арестам.

В 1896 году Зубатов побывал в еврейской земледельческой колонии Доброе близ Елисаветграда, которую мы в нашей работе называем одной из 3-4-х самых главных инкубаторов антирусских террористических кадров, с помощью которых была уничтожена царская Россия. Этой колонии в нашей работе посвящён целый раздел и много страниц в других разделах. Зубатов нашёл в жизни ортодоксальных евреев то, что мило его сердцу: дремучие, застывшие во времени обычаи, вражду ко всему новому, патриархальный быт, похожий на русский домострой, и ненависть к переменам, происходившим благодаря деятельности 2-х последних царей.

Вероятно, поездку Сергея Зубатова в Доброе и его общение с еврейскими колонистами и раввинами подстроили намеренно, зная о его предпочтениях и взглядах.

Этот этап вербовки мировым еврейским фашизмом Зубатова уже мог связать его с будущим известным писателем Горьким (Алексеем Пешковым).

Впервые молодой Горький появился в поселении Доброе (на железнодорожной станции Добринка близ Елисаветграда) в 1889 году. Именно тут его, по-видимому, и заприметили помощники Ротшильдов. Одержимый социальной яростью, всегда "сцепив зубы, сжав кулаки", "готовый на всякий спор и бой", Горький должен был идеально подходить для их целей. К тому времени он уже находился под тайным надзором полиции.

В 1889-1891 году Горький не менее полугода жил в этой еврейской колонии Доброе (близ Елисаветграда). В общей сложности, он пробыл в еврейских хозяйствах приблизительно 15 месяцев. Что касается колонии Доброе, то он сам признаётся, что не просто трудился у колонистов, а "жил в еврейской семье". Но как мог жить в еврейской семье нееврей в таком поселении, которое на 100 процентов состояло из последователей любавичских раввинов Шнеерсонов (членов секты Хабад)? Единственное возможное объяснение: в Елисаветграде Горький стал гером (перешёл в еврейскую веру). В таком случае, он вполне искренне вспоминал: 

"Евреи совсем не являются мне чужими, ибо еще в бытность свою простым работником я работал батраком у евреев-колонистов в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Я был иногда "шабес-гоем", гасил свечи по субботам, а также уносил и приносил что-нибудь. Скажу вам правду, я никогда не забуду приятную и естественную святость их образа семейной жизни. Даже сегодня, когда я вспоминаю об этом, я ощущаю нечто вроде воодушевления, которое я испытывал тогда, получая ломоть пшеничного хлеба или несколько оладьей за работу. Мне нравилась та оригинальная естественность, которую я находил у них". [Colonization Will Destroy Anti-jewish Prejudice, Maxim Gorki Reiterates, JTA, July 12, 1928; Из литературного наследия. Горький и еврейский вопрос. Составители: Агурский М., Шкловская М.; Иерусалим, 1986. стр. 433-434].

Вот где могла проходить главная точка соприкосновения Горького (Пешкова) и Зубатова, которому тоже хотелось "святости образа семейной жизни", дремучего застоя-полусна, и нерушимого сельского патриархата. Не случайно примерно с 1901 года Горький (Пешков) уже был тем самым тайным агентом царской полиции, через которого Зубатов передавал крупные суммы денег и еврейским разрушителям православной России (Парвусу, Троцкому, Дойчу), и еврейским могильщикам как России, так и христианской Палестины (Рутенбергу), и еврейским душителям христианской Палестины и основателям хищного террористического государства Израиль (Жаботинскому).

Случайно ли сразу после Елисаветграда "скитания" Горького перестают быть хаотичными и приобретают совершенно определённое направление? Географически это направление можно охарактеризовать как "ротшильдовское", потому путь его и лежал в Баку и на Кавказ: в район сосредоточения предприятий Альфонса и Эдмонда Ротшильдов. Но и по характеру передвижения и посещения населённых пунктов это "направление" приобретает конкретную, очевидную систему. Не зря в Майкопе он был задержан жандармами, но затем отпущен. На допросе у него спрашивали, какова цель его разъездов.

Из донесения тайного надзора полиции явствует, что "приехавший из Нижнего Новгорода цеховой малярного цеха Алексей Максимов Пешков" отправился в вояж в августе 1891 года, и добирался от города к городу отнюдь не пешком (как сам он утверждал в своих воспоминаниях).

Он посетил Ростов-на-Дону, Воронеж, Задонск, Курск, Харьков, Лубны, Екатеринослав, Николаев, Очаков, Бессарабию, дунайские населённые пункты, Майкоп, Аккерман, Одессу, Херсон, Перекоп, Симферополь, Феодосию, Керчь, Кубанскую и Терскую области, и в ноябре 1891 года прибыл в Тифлис.

Эта систематическая "инспекция" важных для дела Ротшильдов областей юго-восточной части европейской России, совершенно новая миссия, большие деньги, необходимые для таких поездок, и свобода от монотонного рабского труда должны были буквально ошеломить молодого человека.

В Грузии и на Каспии, Горький посещает Тифлис, Баку, Мцхету, Сухум, Ахалкалаки, Батум, Ахалцихе, Кутаис, Озургеты, Телави и Гори.

Тифлис очень скоро становится одним из важнейших центров развёртывания русской революции. В Батуме находится завод Ротшильдов. В Гори тогда жил юный И. В. Джугашвили (Сталин).

Не случайно в 1931 году Горький так скажет о себе, приехавшем в Тифлис 1891 года:

"Я никогда не забываю, что именно в этом городе сделан мною первый неуверенный шаг по тому пути, которым я иду вот уже четыре десятка лет". (Горький, Полное Собрание сочинений, том. XXV, стр. 414).

Случайно ли Горьким (Алексеем Пешковым) "первый неуверенный шаг" губителя России сделан именно в том городе, в котором и Сталин (Джугашвили) сделал такой же "первый шаг" по той же стезе?

Случайно ли именно в 1896 году, несмотря на то, что некогда Зубатов арестовывался за террористическую деятельность, он был назначен главой секретного Охранного отделения в Москве?

Охранное отделение основал князь Н. П. Игнатьев, командир российских войск во время первой Балканской войны 1875-1878 годов, спровоцированных, как мы уже писали, Англией. Ближайший соратник Игнатьева, В. П. Мещерский, был главным опекуном Зубатова, благодаря которому он и получил пост главы Московского Охранного отделения. Мещерский являлся также патроном русского писателя Фёдора Достоевского и австрийско-немецкого философа-нигилиста Фридриха Ницше. По рекомендации Мещерского, Зубатов не просто знакомился с творчеством Достоевского и Ницше, но систематически изучал идеи и взгляды этих двух мыслителей. "Гремучая смесь" пессимизма и консерватизма Достоевского с нигилизмом Ницше оказалась для ментальности полицейского тем самым ядом, который окончательно отравил его сознание. Зубатов стал применять выведенные из причудливого симбиоза "Ницше с Достоевским" "принципы" в своей полицейской работе. Ещё до назначения его главой московской Охранки, он много лет занимался внедрением своих тайных агентов в разные подпольные, нелегальные группы и организации. К моменту назначения главой Охранки в Москве он уже имел в руках такой механизм (сеть своих секретных сотрудников в антиправительственных организациях), с помощью которого мог успешно вести террористическую войну против русского государства.

Сергей Зубатов был известным англофилом. Он не скрывал своей симпатии к Англии, восхищаясь её "древней монархической традицией", несмотря на республиканское правление и продвинутый технический прогресс.

Зубатов был заядлым читателем литературы английского Фабианского Общества (British Fabian Society), а также использовал приёмы, описанные английским автором Сиднеем Вэббом (Sidney Webb) в качестве методов вербовки своих агентов. По "совету" Вэбба, Зубатов не только внедрял своих агентов, но соединял их в "революционные ячейки" и "революционные цепочки", так, что имел возможность через них руководить деятельностью целых революционно-террористических организаций и синхронизировать действия разных (и даже антагонистических!) революционных групп. Он также - не делая из этого секрета - пользовался знакомством с лондонскими полицейскими детективами для получения их консультаций по разным вопросам.

Британское Фабианское общество - было одним из центров заговорщиков, будущих "синержистов" (фашистов).

Всё это идеально укладывается в схему особенностей методов подрывной деятельности, которую использовали международные еврейские террористы во главе с Ротшильдами и английский империализм для уничтожения царской России. Ведь любая иностранная разведка, как водится, внедряет своих агентов в разведку, военное ведомство и правительственные круги других государств. Кто станет тратить усилия, время и деньги на вербовку простых полицейских?! И, всё же, именно в полицейское ведомство царской России англо-еврейские заговорщики вложили наибольшее терпение, время, деньги, изощрённость и усилия на вербовку и контроль. Почему? Ответ заключается в том, что одним из главных агентов Ротшильдов, Шифа, Баруха, Варбургов, и других банкиров, еврейских раввинов-фанатиков и мирового движения в английском правительстве был Винстон Черчилль, министр Хоум-Офиса (МВД), а ему, по роду деятельности и по долгу службы, приходилось иметь дело именно с полицией. Понятно, что игрок начинает ходить с той карты, которая в руках, а уж другие карты он получит лишь при новой раздаче.  

В 1898 году Зубатов изложил одну из своих идей в записке другому функционеру московской полиции примерно так. Если революционер открыто проповедует социализм, к нему можно применить одни лишь репрессивные меры, но когда он начинает использовать в своих целях уловки закона, одни только репрессивные меры уже не помогают. Надо выбить саму почву у него из-под ног.

Сравним это высказывание Зубатова со словами, сказанными Черчиллем своему подчинённому, приятелю и доверенному лицу, Патрику Квину (шефу Особого Отдела МВД, когда возглавлял МВД Черчилль). Черчилль сказал, что в борьбе с опасными для Англии террористами нужно пользоваться одними лишь полицейскими (репрессивными) мерами. Но чтобы обезвредить тех из них, что пользуются уловками закона, репрессивных мер мало. Надо выбить саму почву у них из-под ног.

Пусть кто-нибудь скажет, что между 2-мя индивидуумами, занятыми в одной и той же области, и занимавшихся одним и тем же делом, и сделавшими одно и то же (почти слово в слово) заявление - не было личных связей!

Следующий этап вербовки Зубатова был связан с Бобруйском.

В Бобруйске и Одессе зародились первые сионистские группы и кружки. На их основе, Бобруйск стал и колыбелью еврейского рабочего движения, из которого возник Бунд. Именно в Бобруйске Бунд поначалу имел свою главную опору. Именно в Бобруйске находился печатный орган Бунда и его подпольная типография. Бунд породил РСДРП. Большевизм и меньшевизм: детище Бунда. Но если Бунд породил РСДРП, а РСДРП могильщик царизма, то и выходит, что "всё начиналось с Бобруйска". Именно в Бобруйске, в подпольной типографии Бунда, были отпечатаны Манифест РСДРП, протоколы и все другие материалы Первого Учредительного съезда РСДРП.

С 1 по 3 марта 1898 в Минске проходил, организованный с помощью минской и бобруйской бундовских организаций, I съезд РСДРП. Новая организация (РСДРП) фактически и была "детищем" Бунда. Именно поэтому в бобруйской типографии Бунда, с помощью Каплинского, в апреле 1898 года были напечатаны протоколы и решения I съезда РСДРП и манифест РСДРП.

В ночь на 26 июня 1898 г. бобруйская подпольная типография была разгромлена сотрудниками Департамента полиции, и более 70 человек арестованы.

Все сотрудники подпольной типографии, включая Каплинского и его жену Мэру, были арестованы, и, по распоряжению Департамента полиции, доставлены в Москву, на допрос к начальнику Московского охранного отделения, С. В. Зубатову. (Совершенно беспрецедентная в истории Департамента полиции и ничем не объяснимая операция. Дознание по делу арестованных должны были проводить местные полицейские органы).

После того, как 70 арестованных и все материалы по этому делу доставлены в Москву, к С. В. Зубатову, он сам был завербован допрашиваемыми, и начал работать на Эдмонда де Ротшильда.

Напомним, что личными мотивами Зубатова являлись его ненависть к превращению аграрной России в высокоразвитое промышленное государство (что подрывало основы традиционного русского "домостроя" и образа жизни), а также ностальгия по крепостническому рабству. Своей целью он ставил разрушение всех планов царского правительства по модернизации государства, и сопротивление реформам Столыпина и Витте. В лице циничных еврейских лидеров и руководителей английского империализма Зубатов нашёл своих верных союзников.

Полковник МВД, С. В. Зубатов в 1902 - 1903 годах: начальник Особого отдела департамента полиции МВД. В те же годы его непосредственным начальником был Алексей Лопухин - ещё один предатель и шпион Ротшильдов в полицейском ведомстве России. Стоя по главе Департамента Полиции, Лопухин на самом деле работал на английскую разведку, мировой еврейский экстремизм и революционно-террористическое движение в самой России.

В годы работы на должности начальника Московского охранного отделения, Зубатов и Лопухин "выбили" у министра внутренних дел В. К. Плеве возможность организации рабочих профсоюзов "под бдительным оком полиции". Так они подготовили почву для задуманного им и иностранной разведкой Кровавого Воскресенья. (После 1905 года убийство фон Плеве стало неминуемым, т.к. министр стал догадываться о том, что из себя представляют, и на кого работают эти двое).

Тогда как профсоюзы были запрещены (и напрасно!) зубатовские "кассы взаимопомощи" являлись единственным разрешённым массовым движением в России.

Зубатов владел уникальной способностью вербовать почти всех, кого он лично допрашивал, как будто гипнотизировал, или использовал какую-то секретную психологическую технику. Не зря существуют домыслы, что и он (как Сталин, Гитлер, и другие) - ученик Тавистока.

К 1902-му году Зубатов уже сумел основать и контролировать целую сеть "полицейских" профсоюзов, и, с их помощью, развернул самую настоящую войну против индустриализации, прогресса, передовых фабрикантов и землевладельцев, использовавших самые новые и эффективные методы управления, технологии и организации производства. Большинство предпринимателей, работу которых подрывал Зубатов, были связаны с Сергеем Юльевичем Витте, или считались его сторонниками. Почти на всех таких предприятиях условия для рабочих были самыми лучшими, а заработная плата самой высокой. Поэтому нападки контролировавшихся полицией профсоюзов на этих работодателей были (с точки зрения положения рабочих на их предприятиях) полным абсурдом. Личные мотивы Зубатова мы изложили выше, но он один не смог бы проводить такую политику, если бы не был поддержан вышестоящими чиновниками (такими, как Алексей Лопухин). Какой же у них всех вместе был интерес? Они действовали в интересах Англии, которой надо было торпедировать российскую индустриализацию, чтобы вывести Россию из игры как могущественного конкурента.

Другой - попутной - целью англо-еврейского экстремизма было создание кооперативного движения и еврейских профсоюзов как основы стержневого социально-экономического движения будущего "еврейского государства" в Палестине - государства Израиль.

Действительно, Зубатов организовал большое число еврейско-сионистских профсоюзов, из которых впоследствии выросло израильское профсоюзное и политическое движение Гистадрут - в современном Израиле: главная политическая сила.

Зубатов также создал собственные "карательные батальоны" (которые он называл Боевые Организации) для убийства прогрессивных царских министров, и других сторонников развития страны, индустриализации и модернизации. Его цели, методы и стратегия практически совпадали с целями, методами и планами евреев-экстремистов - губителей России, - потому что он являлся их орудием.

Вот почему он с одной стороны - создаёт еврейские (сионистские) профсоюзы; с другой - поддерживает так называемый "антисемитизм". С одной стороны - общается с раввинами; с другой - солидарен с "антисемитами". С одной стороны - втягивает в полицию многих евреев (происхождение которых засекречивает); с другой (на словах) - против работы евреев в полиции. С одной стороны - готовит покушение на фон Плеве; с другой - одобряет его подход к "еврейскому вопросу". Это кажущееся противоречия также объясняется тем, что Зубатов как орудие евреев-экстремистов (талмудистов, сионистов и банкиров) выполнял их задание по выдавливанию евреев России в Палестину для её захвата и образования там "еврейского государства" Израиль.

Изощрённые, сложные и запутанные методы руководства мирового еврейского экстремизма использовали клеймение тех, кто на самом деле выступал против заговора Ротшильдов и других еврейских фашистов, изображая противников Ротшильдов как "еврейских холуёв". Так, французский министр иностранных дел Габриэль Ханото (Gabriel Hanotaux) был клеймён двойными агентами евреев-экстремистов, тогда как именно он боролся с мировым еврейским заговором и являлся одним из тех, кто поддерживал политику С. Ю. Витте за границей. Сам Витте изображался теми же кругами во Франции (оглуплёнными евреями-радикалами или подкупленными для переодевание в одежды "антисемитов") "еврейской калошей" и "седалищем еврейской своры". Особенно ему (как и американскому президенту Мак-Кинли) доставалось за защиту "золотого стандарта", подрывавшего все основы мошеннической финансовой политики международного банкирского кагала. Сторонникам превращения неевреев в рабов всемирного еврейского экстремизма позарез было необходимо нейтрализовать русско-американскую финансово-экономическую политику, направленную против засилья банков и банковского капитала. За это и убили американского президента, за это и организовали "политическую смерть" Витте.

Такие агенты полиции еврейского происхождения, как предатели и агенты Ротшильдов Рачковский, или Матвей Головинский (о которых мы рассказываем в других разделах нашей работы), также были креатурами Зубатова. Его агентами являлись Владимир Жаботинский, Хаим Вейцман, Пётр Рутенберг, Евно Азеф, Троцкий (Лев Бронштейн), Парвус (Израиль Гельфанд), и прочая сионистско-большевистская сволочь. Зубатов завербовал бывшего подчинённого С. Ю. Витте, крещёного еврея Илью Фадеевича Сиона, который в Париже (Франция) - под именем Elie de Cyon - стал популярной личностью в салоне Juliette Adam, где изображал из себя рьяного "антисемита" и выливал вёдра помоев на Сергея Юльевича. Сделавшись злейшим врагом Витте, он, в то же время, разыгрывая из себя его друга и последователя, втёрся в круг парижских единомышленников Сергея Юльевича, чтобы выявлять его зарубежные связи. Илья Сион обедал в обществе Эдмонда Ротшильда и был знаком с английским Ротшильдом, бароном Натаном.

После Февральской революции 1917 года, несмотря на ухищрения по утайке содержимого полицейских фалов самого Керенского, и его помощников-террористов Рутенберга, Савинкова, и других, стало известно, что Алексей Лопухин и Сергей Зубатов завербовали в общей сложности 16 тысяч (!) агентов-провокаторов: целую армию, подчинённую целям англо-еврейского заговора против России. Но ещё задолго до 1917 года Василий Розанов, фон Пален, Владимир Александрович фон Поссе, Роман Романович фон Розен, Череп-Спиридович, и другие патриоты России, подозревали, что агентов-провокаторов "слишком много", и что все они не могли быть завербованы на "русские деньги". Разумеется, не могли. Их содержание оплачивала разведка английских заговорщиков.

Все вышеописанные факты можно найти как в архивных документах и материалах (часть из которых в виде цифровых копий находится в моём личном электронном архиве), так и у ряда авторов, включая А. В. Островского.

Повторим ещё раз вышесказанное.

Из всего, что мы открыли в этом и предыдущих разделах, и на что мы открываем глаза читателю в следующих - становится очевидным, что объяснение неопровержимых связей И. В. Джугашвили (Сталина) с полицейскими чинами работой этих чинов "на революцию", отнюдь не означает, что Сталин не работал на охранку.

Все перечисленные (и многие другие) высокопоставленные лица, от государственных чиновников до придворных чинов, и от военных деятелей до высоких полицейских начальников, участвовали в заговоре отнюдь не потому, что были агентами революционных организаций. Наоборот, имевшие вес члены революционных организаций, включая РСДРП, были их агентами и выполняли их задание по уничтожению России, которое было дано Зубатову, Лопухину и другим предателям в полиции иностранной разведкой и мировым сионистским движением.

Списывать антигосударственную деятельность облечённых властью предателей на взяточничество и родственные связи: капитальная, принципиальная ошибка.

Революционные организации и их поддержка "наверху" создавались извне, одной и той же силой, которой была английская разведка и еврейский экстремизм под началом Ротшильдов. Не родственные связи провоцировали предательство в среде государственных служащих, включая полицию, но вся структура антигосударственной деятельности изначально создавалась с учётом существующих и потенциальных новых родственных связей, с помощью которых подпольные организации соединялись с агентурной сетью английской разведки в высших органах государственной власти.

Поэтому связь через родство сына князя Платона Зааловича Микеладзе, Александра (крупного полицейского начальника, к 1917 году генерал-майора Отдельного корпуса жандармов), с народником Иосифом Афанасьевичем Кикодзе (мужем сестры Александра -Натальи) и видным большевиком Мамием Орахелашвили (мужем другой его сестры - Мириам) могла не только использоваться по изначальной схеме, но даже и планироваться заранее (как смазливые эсдеки или эсеры брали в жёны купеческих дочек, с единственной целью принести их наследство в партийную казну).

Точно такое же наивное заблуждение - видеть в субсидировавших революционные партии заводчиках, фабрикантах, финансистах (и прочих состоятельных людях) связующее звено "между революционным подпольем и органами политического сыска". Дававший И. В. Джугашвили (Сталину) крупные суммы на террористическую деятельность А. И. Манчо был главным партнёром и единственным доверенным лицом в бакинском бизнесе Ротшильдов, от которых получал крупные суммы "на революцию". В архивных документах бакинских нефтедобывающих компаний есть доказательства этой антироссийской деятельности зарубежных инвеститоров и нефтезаводчиков. Об этом - в нашем дальнейшем повествовании. То же самое относится и к Б. А. Джеванширу, который отнюдь не был агентом революционных организаций.

Ротмистр Фёдор Виссарионович Зайцев (с 1906 по 1910 год - помощник начальника Бакинского губернского жандармского управления), о котором неоднократно упоминает Островский, не был "своим человеком" революционных организаций. Зайцев находился на "пайке" видного банкира и "человека Ротшильдов", Гуковского. Об этом известно из переписки Гуковского с Парвусом (Гельфандом); такие письма, по-видимому, передавались с нарочным - из рук в руки. Услугами Зайцева пользовался сам Парвус, и, возможно, посредники братьев Ротшильдов. По многочисленным свидетельствам и воспоминаниям, Зайцев страдал буквально помешательством на денежных банкнотах. Это было замечено ещё в Тифлисе. Фёдор Виссарионович был связан с Леонидом Борисовичем Красиным, и, таким образом, по-видимому, был замешан в событиях Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года в Петербурге. Был ли он сам, лично - в Санкт-Петербурге во время тех трагических событий: мы не знаем. Но, скорей всего, повторим, имел к ним то или иное отношение.

Зайцев неоднократно помогал террористам-революционерам выпутываться из многочисленных сложных ситуаций. Он приходил на помощь таким известным бандитам-революционерам, как П. А. Джапаридзе, И. В. Джугашвили (Сталин), Г. К. Орджоникидзе, С. Г. Шаумян, С.-М. Эфендиев, Якубов. Г. К. Орджоникидзе писал об аресте членов бакинской большевистской организации в мае 1907 года: "Вскоре все наши товарищи были освобождены, кажется, за небольшую сумму, выплаченную нами ротмистру Зайцеву, который весьма охотно брал взятки". Жена П. А. Джапаридзе, вспоминает его арест в октябре 1909 года: "Улик против него было достаточно, и ему грозила каторга. Но и здесь продажность полицейских душ спасла положение: ротмистр Зайцев, с которым я по поручению партийной организации повела переговоры, согласился избавить А. Джапаридзе от каторги за определенную сумму".

Как "куратор" революционных террористов, Ф. В. Зайцев действовал с 1905 года до 21 марта 1910 года. После того, как его "сняли" с должности, его - 24 апреля 1910 года "выкинули" и из Отдельного корпуса жандармов.

При этом не предатели в органах полиции были "своими людьми" у революционеров, а как раз наоборот. В качестве одиозного казуса можно привести примеры того, как сама полиция, включая органы политического сыска, силовыми методами заставляла разного рода активистов, легальные, полулегальные и подпольные организации, революционные и прочие преступные элементы бороться с... самодержавием!

Мой дедушка Йозеф рассказывал, что в немецком плену встречал 2-х членов организации "Славянский Союз" из прилегающей к Галиции области, целью которой было противостояние австрийским притязаниям (в рамках Lebensraum) на славянские земли. Членов этой группы одного за другим вызывали местные жандармы, и пытались убедить, что царское правительство наносит больше вреда славянам, чем австрийцы; а тем, кого не удавалось переубедить, грозили обысками и арестами.

Интерес в этом плане представляет донесение на имя (бывшего?) ротмистра отдельного корпуса жандармов в Киеве Евгения Павловича Потоцкого (около 1901 года), родственника моих дальних родственников Лешчынских. В этом документе заявитель доносит до сведения Эугениуша Потоцкого, что его коллега, помощник начальника ГЖУ в Познани, проигнорировал жалобу на жандармские репрессии, последовавшие после сопротивления приёму в члены славянского общества лиц немецкого и еврейского происхождения, известных за их участие в националистических немецких и еврейских подпольных организациях.

Более того, руководители познаньских жандармов не только оставили жалобу без последствий, но ещё и сообщили о ней тем самым революционно настроенным активистам славянского общества, которые инициировали приём в его члены немецких и еврейских националистов. С 1901 по 1904 год втягивание жандармами в антиправительственную революционную деятельность ориентированных на совершенно иную деятельность лиц и организаций продолжалось без остановки. Одним из главных действующих лиц в этой истории в Познани и Варшаве был Пинхас Янкелевич Лернер, осведомитель охранки и позже её сотрудник, известный также под именем Л. П. Раковского. Лернер был членом революционной сионистской организации Поалей Цион, агентом английской разведки, и, одновременно, членом РСДРП, партии эсеров, и других нелегальных организаций.

Роль Раковского (П. Я. Лернера) заключалась в разъездах по многим странам и городам, где он контролировал, подстёгивал и курировал втягивание жандармами (связанными с английской разведкой и мировым еврейско-сионистским движением) в революционную деятельность тысяч людей. Он был тем "ревизором", "кассиром" и "казначеем", который проверял выполнение заданий и поручений, собирал информацию и выдавал "вознаграждение".

Не случайно в одном из своих писем П. Столыпин заметил:

"В отношении засим политического розыска как одного из самых могущественных средств борьбы с революционным движением приходится, к сожалению, признать, что и это дело с самого начала обособленного состояния его в пределах Кавказского края не находится на должной высоте и не соответствует крупным материальным затратам на него правительства. Вышеизложенные указания на чрезмерное развитие преступности и небывалого по своей дерзости террора в крае и даже в самом месте пребывания наиболее видного из органов розыска служат лучшим тому доказательством, а кроме того имеются и другие определенные данные, указывающие на передачу этого в высшей степени серьезного и ответственного дела в неопытные, неумелые, а иногда и прямо недобросовестные руки. Об этом свидетельствуют, например, случаи убийств секретных сотрудников и наблюдательных агентов, т. е. лиц, профессия которых должна быть в глубокой тайне, исчезновение в июле 1905 г. из Бакинского губернского жандармского управления 59 оболочек разрывных бомб из числа 92-х, отобранных у террористов, допущение к исправлению должности начальника Бакинского охранного отделения бывшего секретного агента Пинхуса Лернера, по своим нравственным качествам и прежней деятельности отнюдь не соответствовавшего столь серьезному делу, и, наконец, безусловно вредная для дела, самостоятельная, отдельная от жандармов, деятельность полиции по политическим делам".

(РГИА. Ф. 821. Оп. 7. Д. 178. Л. 24-25. П. Столыпин. На бланке "Министерство внутренних дел. Департамент духовных дел иностранных исповеданий". Машинопись. Проект. Письмо графу И. И. Воронцову-Дашкову 11 апреля 1908 г.)

[Исчезновение из "Бакинского губернского жандармского управления 59 оболочек разрывных бомб" напрямую связано с деятельности кровавого террориста Леонида Борисовича Красина, по чьему требованию эти оболочки и были похищены.]

Если уж сам Столыпин обратил внимание на мелкого доносчика Пинхуса Лернера и его несоответствие по "прежней деятельности" и "нравственным качествам" работе на охранку, то за этим просто не может не скрываться дело исключительной важности и секретности.

В отличие от других ставленников английской разведки и мирового сионистского движения, деятельность которых мы описываем, Пётр (Пинхус) Лернер сотрудничал с ними не по своей воле, но "за страх, не за совесть" (по принуждению, в страхе перед исполнением угроз в случае саботажа, провала или отказа от выполнения заданий). Он занимался гомосексуализмом и был одержим половыми извращениями, которые сурово наказывались в то время (некоторые - и в наше время). У полиции имелся обширный материал об этой стороне его натуры, и убийственный компромат. Это один из немногих случаев, когда агент такого ранга и такого уровня деятельности работал под таким жёстким контролем и постоянным Дамокловым мечом угроз. В дальнейшем, в ходе выполнения заданий, натура Лернера меняется, и он становится тем, кем был призван.

Интересно, что Пётр Яковлевич (Пинхус Лейба-Янкелевич) Лернер родился в 1880 году, и, значит, по возрасту точно соответствует 2-му (главному) "ротшильдовскому призыву". Он числился мещанином города Одессы, журналистом. Писал в газеты "Новое время", "Земщина", "Русское слово". Секретный сотрудник Петербургского, Одесского, Бессарабского охранных отделений; официальный сотрудник Познаньского, Варшавского и Тифлисского охранных отделений. Кличка "Пётр Яковлевич". В качестве "стукача" (агента охранки) получал 150 рублей в месяц. В Петербурге Лернер поставлял сведения в основном по кадетам и эсерам.

На петербургскую охранку Лернер работал под именем "Петра Яковлевича". Его курировал самый главный шпион английской разведки в российских органах полиции и ставленник мирового еврейского экстремизма, Сергей Зубатов. Лернер стал секретным агентом охранки с 20 июля 1900 года (сперва в качестве члена Одесской организации РСДРП в штате Херсонского ГЖУ), сообщая сведения по социал-демократам и эсерам. Его клички и псевдонимы: Леонид Петрович Раковский, Леонид Павлович Рогозин, Михаил Львович Финкельман, Пётр Перлов, Василий Петрович Тиркеев. Самый известный из его литературных псевдонимов: Лев Павлович Петров.

Лернер был связан с "Парвусом", другим секретным сотрудником еврейского происхождения. Имел ли тот "Парвус" какое-то отношение к Парвусу-Гельфанду, неизвестно. Этот начинал с Саратова, где находился в ссылке и имел клички "поэт", "Петровский", и т.д. Потом служил в Самаре. Работал в редакциях газет "Волжское слово", "Голос Самары"; писал и жил как Николай Александрович Чудов, Логин Логинович Длушневский. (Глобачёв К. И. "Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения". М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009.)

Пинхас Янкелевич Лернер был близким родственником журналиста и еврейского драматурга О. М. Лернера (Одесса). Дочерью О. Лернера была певица еврейского театра Луиза Лернер, солистка театра "Гармония".

В марте 1917 года, после прихода к власти Временного правительства, Пётр Яковлевич Лернер был - одним из первых бывших агентов охранки - схвачен и подвергнут аресту и жестоким допросам с применением побоев (пыток). Английской разведке и мировому еврейско-сионистскому движению надо было уничтожить такого важного свидетеля террористической войны, которую они вели против российского государства. Лернер направил 3 или 4 прошения в Исполнительный Комитет совета рабочих и солдатских депутатов Санкт-Петербурга, целью которых (с его стороны) было показать тем, от кого зависела его жизнь и судьба, что он не проговорится по поводу тайной миссии, которую выполнял.

Из 1 сохранившегося прошения выясняется, что в январе 1902 года он был задержан на улице в Одессе жандармами в штатском, арестован и жестоко допрошен начальником жандармского управления полковником Бессоновым. Лернер утверждает, что на тот момент "членом революционных организаций (...) не состоял и активной революционной деятельностью не занимался".

(На самом деле - он состоял членом рабочего революционного сионистского движения Поалей Цион, РСДРП в Одессе, и был "своим" у эсеров. Дату Лернер также - с какой-то целью - называет неверную: 1902-й год вместо 1900-го).

Так он стал "осведомителем-сотрудником" жандармского управления. Его роль заключалась в представлении полковнику Бессонову отчётов "о настроении учащихся и рабочей молодежи, основываясь на данных, почерпнутых мною из бесед со своими знакомыми и по печатным материалам, имевшимся в распоряжении жандармского управления". После того, как в середине 1902 года "в Одессе было организовано Охранное отделение, под руководством вначале подполковника А. Критского и затем ротмистра А. Васильева", Лернер продолжал работать на них.

В своём "прошении" Лернер ("Раковский") умалчивает о том, что в марте 1903 г., после миссии в Румынии, Болгарии и на Балканах, его перевели в Кишинёв, выдав паспорт на Михаила Львовича Финкельманса и велев стать секретным сотрудником Бессарабского охранного отделения.

В январе, феврале и марте 1903 года его командировали в Бухарест (Румыния), под начало зав. политическим розыском на Балканах, подполковника В. Тржецяка (Тржесяка), потом в Софию (Болгария), под начало помощника Тржесяка (Тржецяка), А. М. Вейсмана.

По утверждению П. Бурковского, Майкл (Моисей) Вайзман, отец Симона Моисеевича (Шимона Мордковича) Вейсмана, был дальним родственником англо-американского шпиона Вильяма Вайзмана, и, женатый на польской еврейке, был заслан британской разведкой в Россию на постоянное жительство. Даже если это несостоятельная информация, то, в любом случае, участие отца Вейсмана в работе разведывательных или охранных органов указывает на династическую преемственность.

Проведя 5 лет студентом в Вене, и позже - направленный туда же для оперативной работы, - Симон Вейсман поддерживал сношения с агентурой австрийских Ротшильдов и со связанной с Ротшильдами английской разведкой. От них он и получал задания, а также - подчинённых непосредственно ему самому - связных.

Тут он встречается с известным англо-американским шпионом Вильямом Вайзманом, а также работает в паре с начинавшим тогда свою шпионскую деятельность английским шпионом Самуилом-Соломоном Розенблюмом, известным также под именами "Сидней Рейли" и "Джеймс Бонд". В 1896 году Рейли, по заданию своих шефов в английской разведке, отправился в Австрию под видом студента-химика и медика, где работал курьером агента царской охранки, Симона Вейсмана (Вайсмана). Находясь в подчинении Вейсмана (Вайсмана), Розенблюм выполнял роль связного между Вейсманом и его шефами в Лондоне. Пройдя такую проверку, он, вернувшись в 1897 году в Англию, становится штатным сотрудников британской разведки под именем Сиднея Джорджа Рейли.

Задачей Вайсманов (Вейсманов), поставленной перед ними английской разведкой, было переключение всех межконфессионных и межэтнических конфликтов (между азерами - и армянами, между поляками - и нарождавшимся украинским этносом, т.д.) на борьбу против русского народа и царской России.

Вместо того чтобы выполнять эту задачу в ситуации противостояния российским репрессивным органам (жандармерии, полиции и органам политического сыска), подвергаясь риску репрессий, решено было самим внедриться в полицейское ведомство, и, под крылом полиции, проводить агитацию и запугивание, с целью переключить внутренние межэтнические конфликты на борьбу с российским государством.

Параллельно шёл перевод также и целей и методов борьбы на кровавые, военно-террористические. К примеру, партия РСДРП, с помощью английской разведки, еврейских экстремистов и воспитанных ими бандитов была переориентирована с борьбы за экономические интересы рабочего класса и мирного перехода власти в руки его представителей - на кровавую политическую борьбу с помощью преступных террористических методов. Именно И. В. Джугашвили (Сталину) и его группе и была поручена английской разведкой и мировым еврейско-сионистским движением эта задача в 1900-е годы в Грузии.

Проводилась быстрая искусственная криминализация любых, всех общественных организаций. Рабочие образовательно-просветительские кружки, общества польской, латышской, грузинкой, или армянской литературы, общества "украинской" культуры: все превращались заговорщиками в преступные, террористические организации. И делалось это... с помощью органов, главной функцией которых было недопущение этого!

Именно Шимон Мордкович (Симон Моисеевич) Вейсман ("Орлов"), подвизавшийся, как и Лернер, "журналистом", втянул Петра Яковлевича (Пинхаса Янкелевича) Лернера в эту криминальную историю. Именно по наводке Вейсмана полиция задержала, арестовала и силой заставила Лернера в 1900-м году согласиться на сотрудничество. Вейсман сделал Лернера своей "правой рукой".

Старший брат Симона Вейсмана - Александр Моисеевич (Шаул-Шая Мордкович) Вейсман (1862 - ?) - с 1882 по 1893 год состоял секретным агентом (стукачом, провокатором) при начальнике Одесского Главного Жандармского Управления. С 1894 года его переводят на службу в Заграничную агентуру Департамента полиции. Примерно с 1896 и до конца 1903 года именно он руководил всей балканской агентурой. В 1903 году по поводу него была начата переписка (возбуждено уголовное дело), в связи со злостными  финансовыми нарушениями, и позже он был уволен со службы. По ходу, разбиралось также устроение им подложного покушения на жизнь болгарского князя Фердинанда. Как бы это ни казалось неправдоподобным, нельзя умолчать о том, что 2 исследователя провоцирования Англией и мировой организацией еврейских экстремистов Первой Мировой войны считают, что Александр Вейсман, по поручению сионистских спецслужб, устроил одну из репетиций провоцирования будущей войны. Его попытки снова поступить на службу в полицию (в политический сыск в Варшаве) окончились неудачей, а вскоре он был привлечён за мошенничество, и дело дошло до суда.

Большой интерес представляет собой ходатайство Вейсмана (1904 год), направленное заведующему агентурой Департамента полиции на Балканском полуострове Тржесяку (Тржецяку), в связи с его связью с событиями Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года:

"Вследствие переданного вами мне распоряжения господина директора Департамента полиции о закрытии агентуры, имею честь покорнейше просить при ликвидации дела в Вене не отказать принять в соображение нижеследующее:

В 1890 году, заведуя редакцией газеты "Одесские новости", я по приглашению покойного начальника жандармского управления в Одессе генерала Цугаловского поступил на агентурную службу в качестве секретного сотрудника. По смерти генерала Цугаловского я продолжал эту службу у его преемника полковника Пирамидова до 1895 года, заведуя в то же время редакцией газеты "Одесские новости". Наблюдению моему в Одессе вверен был украинофильский кружок профессора Марковича и социал-демократический, во главе которого стояли Капелюш, Иванов-Квартерников, Лернер, Вельтман и др.

В 1895 году по приглашению полковника Будзиловича я перешёл на службу в заграничную агентуру и до настоящего времени обслуживаю таковую в Вене, где первые пять лет состоял студентом Венского университета на медицинском факультете и затем занимался журналистикой, работая в заграничных и русских газетах в качестве корреспондента, поддерживая постоянные сношения с русским революционным кружком, существующим в Вене.

Последние оглашения заграничных и русских газет по делу брата моего Александра Вайсмана совершенно подорвали моё положение в Вене; скомпрометированный как агентурный сотрудник Департамента полиции, я потерял сотрудничество в газетах "Одесские новости", "Русские ведомости" и др., что, лишив меня главного заработка, поставило меня в совершенно безвыходное положение в материальном отношении.

Ввиду вышеизложенного и принимая во внимание, что мне неизвестно, угодно ли будет Департаменту полиции впредь пользоваться моими услугами по революционному делу, я почтительнейше просил бы Вас доложить господину директору Департамента полиции нижеследующую покорнейшую просьбу:

1) За четырнадцатилетнюю службу в агентуре, условия которой Вам известны, я, не предполагая оставаться больше за границей, покорнейше просил бы предоставить мне и моей жене Регине Викторовне право повсеместного жительства в России.

2) В том случае, если Департамент полиции признает возможным и впредь оставить меня на агентурной службе за границей или в России, я осмеливаюсь просить о сохранении моего последнего содержания по 500 франков в месяц и об ассигновании необходимой прогонной суммы на случай моего перемещения.

3) В случае же если Департамент полиции не признает возможным оставить меня на дальнейшей агентурной службе, то ввиду того, что потеря единственного источника моего заработка журналиста произошла по обстоятельствам, от меня не зависящим совершенно, и что с потерей и агентурного моего содержания мы с женой остаёмся без всяких средств к жизни, я покорнейше просил бы Вас, доложив все обстоятельства моей агентурной службы, сохранить за мной получаемое мною агентурное содержание до мая 1904 года, а затем предоставить мне и моей жене повсеместное право, жительства в России; я покорнейше просил бы Департамент полиции во внимание к долголетней моей агентурной службе и к настоящему моему безвыходному материальному положению не отказать назначить мне либо единовременное пособие, либо пенсию, по усмотрению Его Превосходительства господина директора Департамента.

Симон Моисеевич Вайсман".

Ввиду того, что Вейсман (Вайсман) хлопотал о скорейшем переводе его в Россию (явно собираясь в Санкт-Петербург) накануне Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года (учитывая сроки процедуры), его можно причислить к "команде" исполнителей, осуществлявших планы заговорщиков. (П. М. Рутенберг, Апфельбаум (Зиновьев), И. В. Джугашвили, Л. Красин, Л. Бронштейн (Троцкий), И. Гельфанд (Парвус), А. М. Пешков (Горький), Савинков, Евно Азеф, Георгий Гапон, Валлах (Литвинов), Роза Залкинд (Землячка), и другие).

Его "опека" над "украинофильским" обществом означает перевод стрелок борьбы за историческое, культурное и любое другое "возрождение" на вооружённую борьбу против России.

Крайне интересно и красноречиво то, что Вейсман (Вайсман) ("Орлов") совершенно не упоминает о своей командировке в Тифлис, куда он был отправлен вместе с Лернером ("Раковским"). Это является ещё одним, дополнительным указанием на его диверсионную работу по обращению всех партий и общественных организаций в орудие против царского правительства.

Как нам известно, Тржецяк (Тржесяк) направил прошение (14 января 1904 года) директору Департамента полиции, требуя оставить Веймана-Вайсмана "на дальнейшей службе агентуры", и планируя выдать оному пособие в 3 тысячи рублей.

Одной из задач Симона Вайсмана-Вейсмана ("Орлова"), поставленных перед ним английской разведкой и провокаторами в австрийской разведке на службе у английского империализма (так же, как и одной из задач, поставленных англичанами перед Лернером-"Раковским") было порочение добросовестных сотрудников царских органов.

В 1904-м году Симон Вейсман (Вайсман-"Орлов") и ещё один еврейский мошенник -  Вигдор Померанц - обвинили честного чиновника Департамента полиции Василия Сергеевича Зыбина во взяточничестве. Они голословно заявили, что Зыбин принял от них самих в качестве мзды золотую цепь и браслет стоимостью 2800 франков. Кроме того, по их утверждению, еврейский барон Гинцбург передал через них Зыбину в качестве взятки для вице-директора Департамента полиции Н. П. Зуева и действительного статского советника Кузнецова 10 тыс. руб.

Симон Вейсман дополнительно утверждал, что во время личной встречи Гинцбург передал Зыбину ещё 350 рублей.

На основании этого коварно и умело составленного наговора, 30 ноября 1904 г. Василий Сергеевич Зыбин, в то время секретарь директора Департамента полиции, был принудительно отправлен в отставку после лишения его всех регалий и пособия (т.е. фактически: средств к существованию).

В. С. Зыбин настойчиво отрицал всё, что на него наговорили евреи, и предоставил (изученную нами) свою - вполне убедительную - версию, но его разъяснения просто не стали слушать. Уже после разоблачения Симона Вейсмана как агента австрийской разведки, В. С. Зыбин снова пытался добиться справедливости, но опять получил отказ.

Приведём также свидетельство графини Ржевусской (в 1-м браке - Радзивилл, во 2-м - Кольб-Данвин), в виде письма в Департамент полиции:

      "Е. Кольб-Данвин - в Департамент полиции, 23 августа 1914 года + 2 справки

Петроград, Лиговка 63
        23 августа 1914 года
Тел.: 146-15


      9-е делопроизводство

27 августа 1914

Вход. Љ 26106 Б


Ваше Превосходительство!

[Валентин Анатольевич Брюн де Сент-Ипполит (1871 - 1918),
директор Департамента полиции с 1914 по 1915 год.]

Позвольте мне обратиться к Вам в качестве дочери покойного генерал-адъютанта графа Адама Ржевусского, с просьбой не отказать принять меня и позволить мне лично изложить Вам некоторые факты и обстоятельства. Я являюсь жертвой сделанного на меня в охрану доноса; прошлой ночью охрана произвела у меня обыск, чему я могу только радоваться, т.к. таким образом она лучше кого бы то ни было могла установить мою благонадежность. Что касается клеветы, рассказанной на мой счет, я даже не оправдываюсь, находя унизительным для своего достоинства опровергать ее. Женщина моего рождения, русская по национальности, религии и сердцу не может унизиться до того, чтобы заявить, что она не предательница; это значило бы уже допустить возможность такого факта. Поэтому, хотя мой теперешний муж, принадлежа к французской семье, имеет, к несчастью, германский паспорт, поступив под власть этой страны благодаря войне 1870 года25, и хотя я здесь сама состою корреспонденткой одного из самых больших трестов американских газет26, я не захотела обратиться в американское посольство, считая себя слишком русской, чтобы обратиться за правосудием иначе как к русским властям, тем более, что донос, жертвой которого я являюсь, есть месть и шантаж относительно меня бывшего агента нашей полиции, присужденного с тех пор к нескольким годам тюремного заключения и известного за разные шантажи всюду, где он был, некто Вейсмана. Главным образом я поэтому прошу Вас не отказать мне в личном приеме исходя из принципа, что домашние недоразумения следует разбирать между собой; я не хотела бы посвящать в некоторые обстоятельства иностранное посольство, хотя и расположенное к нам, в такую серьезную минуту, какую мы теперь переживаем. Зная Ваш характер и вспоминая, что мне всегда говорил мой самый большой друг покойный генерал Черевин, я с доверием прошу у Вас возможности лично и на словах изложить Вам некоторые факты и обстоятельства.

Примите и пр. и пр.

Екатерина Кольб-Данвин
Рожд. Гр. Ржевусская".

Генерал Черевин (бывший начальник III отделения и шеф Корпуса жандармов; товарищ, т.е. заместитель министра внутренних дел; с 1883 года - начальник личной охраны Александра III, ближайший друг царя), по мнению Сергея Витте, был любовником Екатерины Радзивилл.

Но чем же так не угодила еврею Шимону Мордковичу Вейсману (Вайсману) графиня Екатерина Радзивилл (урождённая Ржевусская)?

Первой мыслью (учитывая то, что и Вейсман, и Екатерина Радзивилл были журналистами) является предположение о профессиональной зависти. Но есть и другие обстоятельства.

Приведём отрывок из письма графини родственнице её первого мужа, Д. Радзивилл.

"Заведомо благодарю Вас за помощь в получении от Н. Н. карт и описаний Бакинских нефтепромыслов. За дополнительную информацию о Нобелях и Ротшильдах я благодарна вдвойне. Не оставляйте попыток добиться от Н. Н. точной схемы построенной Ротшильдами дороги из Баку в Батум".

За справками о Ротшильдах Екатерина Радзивилл обращалась к фигурирующему в нашей работе генерал-лейтенанту Владимиру Фёдоровичу Джунковскому (1865 - 1938). (С ноября 1905 года - московский губернатор; в 1913 - 1915 годах: товарищ министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов).

По мнению Витте, графиня Екатерина Адамовна Радзивилл (Ржевусская) также интересовалась банкирами Варбургами, Барухом и Яковом Шиффом.

Владимир Александрович Поссе считает её ранние взгляды "не очень дружелюбными к евреям" и приводит её антиамериканские высказывания. Не жаловала своей любовью Екатерина Адамовна и Англию.

С другой стороны, она была связана с теми самыми Барятинскими, о которых сказано в нашей работе, в разделе "Январь 1905 года":

"(...) князь Владимир Владимирович Барятинский, жена которого,  известная артистка Л. Яворская (урожденная Гюббенет), была дальней родственницей министра финансов Сергея Юльевича Витте (через кузину последнего, небезызвестную Елену Блаватскую). Отец В. В. Барятинского до конца оставался одним из наиболее приближённых к Николаю II лиц и бессменно входил в придворный штат императрицы Марии Федоровны. В 1905 году и на квартире В. В. Барятинского и Л. Яворской собирался выше упомянутый Офицерский союз".

"Барятинские опекали "подающего надежды молодого человека" (определение Л. Яворской) Льва Бронштейна (уголовная кличка Троцкий), и поддерживали связь со II Петербургским Советом рабочих депутатов. Как минимум 1 заседание этого совета проходило на квартире Барятинских (см. мемуары тогдашнего его члена, В. Аксёнова)".

"Князь Владимир Владимирович Барятинский и его отец поддерживали контакты с британским банкиром Бринсли де Курси Никсоном и российским банкиром Абрамом Заком (до 1892 года): оба банкира являлись членами англо-русского акционерного общества New Russia Co. Ltd. У Барятинского были дела с семьёй английского банкира и предпринимателя Александра Огилви (члена того же акционерного общества и председателя англо-российской грузовой компании). А семья Огилви была связана с семьёй Томаса Брасси (также члена New Russia Ltd.), самого жуткого английского политика-мракобеса и сторонника международного английского государственного терроризма".

"Барятинский, Никсон и Огилви имели контакты с русско-немецким евреем, социал-демократом и банкиром А. Л. Гельфандом (Парвусом), который после 3 декабря 1905 года встал во главе Исполкома II Петербургского Совета рабочих депутатов, как и организация эсеров, более других подпольных групп причастного к постановке Кровавого Воскресенья". 

На чьей же стороне была Екатерина Адамовна? Может быть, она прониклась характерной для некоторых из литвинских Радзивиллов (бывших магнатов-олигархов Великого княжества Литовского, из 3-4-х самых богатых и могущественных династий) идеей мщения России за разрушение ВКЛ? Или она сочувствовала некоторым из ополяченных Радзивиллов, носившихся с идеей мести за уничтожение Россией Речи Посполитой?

Но приведём её собственные слова:

"Я знаю, что в моём лице покарали журналиста. Я горжусь своей профессией, никогда её не скрывала и всегда старалась заслужить одобрение своего издателя. Мне кажется, что я работала честно и добросовестно и всегда имела особенно в виду интересы моего отечества, так как, что Вы ни говори и ни делай, Россия - моё отечество, как православие - моя религия. Факт моего брака с иностранцем не может изменить моих убеждений и моей национальности. Я, следовательно, старалась служить моей стране, и теперь, когда меня уже там нет, Вы сами убедитесь в этом. Вы знаете лучше меня, что Америка не питает к нам добрых чувств. Во время процесса Бейлиса она даже выказала нам очень резкую враждебность. Я - первый американский журналист, которому удалось помещать заметки, благоприятные нашей стране, и выяснить многие фальшивые понятия относительно России, распространенные в Соединенных Штатах".

Если она была настроена против России, являясь "прирождённой" юдофилкой, то почему она высказывала (по свидетельству Ивана Фёдоровича Манасевича-Мануйлова) сочувствие в адрес инициаторов процесса Бейлиса, хотя и упрекала их в "неизлечимой глупости"?

Если Екатерина Адамовна была резко настроена против "Протоколов сионских мудрецов", то почему с едким сарказмом (по отношению к евреям - мракобесам-экстремистам) неоднократно называла "Протоколы" не подделкой, но апокрифом?!

Оправдывая свои вопросы журналистским интересом, графиня Екатерина Радзивилл допытывалась после событий 9 января 1905 года (Кровавого Воскресенья) у чиновников Департамента Полиции и охранного отделения (в том числе и у Симона Вейсмана), кто финансировал тогдашний "Майдан". Вейсман (Вайсман) ей ответил: "Кто же финансирует любое предприятие? Известно, кто: банкиры". Екатерина Адамовна неоднократно интересовалась и вероятностью "импорта революции" через "нефтяные ворота" Баку-Тифлис-Батуми-Кутаиси: иными словами, с помощью внедрения в Россию предприятий братьев Нобелей и братьев Ротшильдов. Более того, в 1909-м году она просила собрать для неё сведения о бакинском прошлом "революционера, известного как И. В. Джугашвили" и о его связях с Ротшильдами.

Случайно ли во время обыска на её квартире в Петрограде "у неё обнаружено: карта Европейской России с надписями на немецком языке, полкарты Центральной Европы с надписями на английском языке, чертежи на кальке: ст. Вознесенской с участками товарищества Нобель, ст. Калитвенской с участком Гаусмана и рудниками Акционерного Общества Русско-французского Банка, чертежи на меловой бумаге: нефтяного Майкопского района, участков Нового Херсонеса и неизвестной местности с надписями на шведском языке (...)"? Карта "неизвестной местности с надписями на шведском языке" - это участок нефтеразработок, принадлежавший Ротшильдам.

Получается, что полицейские преследования графини Ржевусской (Екатерины Радзивилл-Кольб) были инициированы еврейскими экстремистами и были связаны с её расследованием деятельности международного еврейского банкирского кагала.

Она едва ли не первая стала прощупывать связь Ротшильдов с банковским домом Шиффов, Барухов, Кунов и Варбургов "Кун, Лоеб и К.", который использовался в качестве канала вброса огромных финансовых средств для террористической войны против России.

Княгиня Е. Радзивилл воспользовалась предоставленными ей Иваном Фёдоровичем Манасевичем-Мануйловым (1869 - 1918) связями и организациями в Риме (где Иван Фёдорович с 1896 по 1905 год занимался слежкой за российскими революционерами-террористами, раскрывал их связи с итальянскими террористами и воспитание новых; вспомним о Муссолини) для выяснения источников финансирования русской революции 1905-1907 годов. Манасевич-Мануйлов занимался разведывательной работой и в Париже, и впоследствии активно помогал Екатерине Радзивилл в её расследовании деятельности французских Ротшильдов (братьев Лионеля и Эдмонда) и связи возглавляемого Эдмондом Ротшильдом мирового сионистского движения с террористической войной против России.

Случайно ли влиятельные еврейские радикальные деятели во Франции и в Италии организовали травлю княгини Ржевусской (Радзивилл) полицией, возбудившей тонко и тщательно сфабрикованные уголовные дела? С расстояния времени эти уголовные дела видятся очевидной "подставой". По неподтверждённым данным, Екатерина Адамовна провела 2 года в заключении за границей, в городе Капштадте, в связи с обвинениями, выдвинутыми против неё полицией Италии и Франции.

Приведём выдержки из следующего документа:

"Справка Отделения по охранению порядка и общественной безопасности в С.-Петербурге.

К вх. 26106 Б

Секретно

25 августа 1914 г."

В нём сказано, что княгиня Ржевусская (в первом браке графиня Радзивилл, во втором - Кольб) "разыскивалась циркуляром Департамента Полиции от 10 апреля 1910 года за Љ 12602/95".

Там же приводится:

"С П Р А В К А

Вх. 26106 Б

К О Л Ь Б Екатерина, урожденная графиня Ржевусская, разведенная княгиня Радзивилл, германская подданная.

В 1910 году на имя Петроградского Губернатора поступило из Парижа за подписью Гоффен письмо, в котором подробно излагалось о мошенничествах, шантажах и подлогах проживающей в Париже Екатерины Кольб, урожденной графини Ржевусской (...)".

"Независимо сего в Департамент Полиции поступили ещё 2 письма из-за границы с заявлением о преступной деятельности Кольб, каковые также были препровождены Петроградскому Градоначальнику 19 августа 1910 года Љ 126709 и 26 мая 1911 года за Љ 906721".

"В том же году Итальянское Посольство в Петрограде обратилось в Министерство Иностранных Дел с ходатайством о доставлении ему всех сведений, которые русские власти в состоянии будут собрать относительно госпожи, ([которая замужем за] Карлом-Эмилем Кольбом), - рождённой графини Ржевусской, разведенной княгини Радзивилл".

О том, что такое травля полицией, организованная теми, кто хочет заткнуть тебе рот, я прекрасно знаю на своём собственном квебекском опыте.

В том же, 1914-м - в первый же год мировой войны - её единственный сын, Николай-Вацлав Радзивилл, был убит на фронте (не исключено: не без помощи "доброжелателей").

На этом беды княгини Ржевусской (Екатерины Радзивилл) не кончились, и для описания их потребовалось бы многотомное сочинение.

Очевидно, что она кому-то (очень влиятельному) наступила на больную мозоль.

Если предположить, что Екатерина Адамовна изначально работала на Ротшильдов, Шиффов, Рокфеллеров, Кунов, Варбургов, Барухов, Гиршей, Барингов, и прочих еврейских финансовых баронов, и, по их заданию, отражала атаки "антисемитов", принимала участие в революционно-террористической дискредитации органов политического сыска, имела постоянные контакты с высшими руководителями царской охранки - то это как-то не вяжется с её бесконечными неприятностями и нуждой. Всесильные Ротшильды и прочие еврейские финансовые гангстеры не заставили бы графиню жить чуть ли не в впроголодь, в позорной нищете. Они отвели бы от неё травлю полицией, не допустили бы, чтобы она попала на 2 года в тюрьму, "отмазали" бы её сына от фронта, остановили бы нападки на Екатерину Адамовну Радзивилл со стороны налогового управления Соединённых Штатов, полиции, муниципальных служб, общественных организаций, и даже почтового ведомства!

В 1934-м году графиня Екатерина Радзивилл, которой в то время уже за 70, едет в Германию, где, по утверждению Олофа Ашберга, пыталась встретиться лично с нацистским диктатором Адольфом Гитлером, которому намеревалась "передать из рук в руки компромат на Варбургов и других банкиров".

Гитлер не выразил интереса ни в этой встрече, ни в "компромате" на банкиров. А разве могло быть иначе, если приход самого Гитлера к власти финансировался тем же, теснейшим образом связанным с Ротшильдами, банком "Кун, Лоеб и К.", что оплатил обе русских революции, а личным банкиром Гитлера (вплоть до 1945 года!) стал еврейский банкир Отто Варбург (бывший многолетний председатель всемирного сионистского конгресса)?

В декабре 1920 и январе 1921 года, когда финансово-материальное, социальное и профессиональное положение графини Екатерины Радзивилл представляется ей самой совершенно безвыходным - катастрофическим, - она пишет письма нескольким еврейским банкирам, газетным баронам и политическим деятелям. В числе тех, к кому она обратилась:

1) Один из крупнейших еврейских банкирских гангстеров, Феликс Варбург, зять Якоба Шиффа.

2) Другой еврейский банкирский гангстер, Отто Кун.

3) Ещё один еврейский финансовый преступник, банкир Бернард Барух.

4) Герман Бернштейн - махровый еврейский националист, еврейский общественный деятель в США, иностранный корреспондент ведущих нью-йоркских газет. Уроженец и ненавистник России. (На основе плагиата, составленного по изысканиям Екатерины Радзивилл, накропал книгу о "Протоколах Сионских мудрецов": Bernstein H. "The History of a Lie: "The Protocols of the Wise Men of Zion", A Study. N.Y., 1921".

5) Льюис Маршалл - ещё один махровый еврейский националист, юрист по профессии, один из лидеров еврейских экстремистов в США и основателей Американского еврейского комитета (American Jewish Committee). С 1912 года - президент печально знаменитого Американского Еврейского Конгресса.

По слухам, графиня Е. Радзивилл обращалась также к Эдмонду Ротшильду, и, возможно, её письмо к нему где-то существует.

Именно Варбурги, Якоб Шифф, Отто Кун, Бернард Барух, Эдмонд Ротшильд, Герман Бернштейн и Льюис Маршалл (не считая Морганов) обвиняются историками-исследователями в финансировании обеих русских революций, приходе к власти Гитлера, и в ответственности за миллионы смертей, вызванных их влиянием на российскую и мировую политику.

Совершенно естественно предположение, что графиня Екатерина Радзивилл решила заработать, продав этим международным преступникам собранный на них компромат, а также "слить" (за вознаграждение) информацию об истории появления "Протоколов Сионских мудрецов", которые с 1910-х по 1940-е года превратились в одну из самых больших идеологических проблем для еврейских ультра-националистов (нацистов).

Эти "Протоколы" - очевидная двойная провокация, с корпусом текстов противоречивой, двойной природы. В один - готовый - текст были вставлены добавления-фальшивки, как с целью дискредитировать этот памфлет и затуманить его очевидный пародийно-сатирический жанр, так и с целью внести в него противоположные его природе идеи.

Кто составил первоначальный текст, и кто умышленно "испортил" его - мы не знаем.

Именно поэтому, наряду с критикой "банкирского кагала", в текст "Протоколов" была вставлена и критика этой критики, в виде нападок на "золотой стандарт", целью которого была именно борьба с мировым диктатом банков. Это явная провокация против российского министра иностранных дел Сергея Юльевича Витте и американского президента Мак-Кинли. Витте предали "политической смерти", а Мак-Кинли убили с помощью еврейской террористки Эммы Гольдман и её зомбированного последователя.

Именно поэтому прогрессивные критики усматривали в "Протоколах сионских мудрецов" провокацию самих евреев-экстремистов, которые, с одной стороны, открыто заявили о своих планах глобальной гегемонии и порабощения человечества, а, с другой стороны, закамуфлировали этот открытый текст подделкой под "козни антисемитов". Отсюда - домыслы, что, якобы, сионисты сами составили "Протоколы", чтобы вызвать волну "антисемитизма" и выдавить европейских евреев в Палестину. С этой целью взял на вооружение "Протоколы сионских мудрецов" и Альфред Розенберг, основатель идейной доктрины гитлеровского нацизма и учитель Гитлера.

Тем не менее, исходный текст "Протоколов сионских мудрецов" - разоблачение в виде апокрифа, которое никогда не претендовало на аутентичность. Показанные в нём глобальные планы еврейских экстремистов слишком явно совпали впоследствии с их истинными планами, действиями и намерениями, чтоб это можно было игнорировать.

С момента появления "Протоколов" в 1910-х годах (или даже ещё раньше), всё, что в них говорится, безостановочно "сбывается". Понятно, что еврейские экстремисты с этим ничего не могут поделать, кроме запрета и тотальной дискредитации.

Свои мотивы графиня Екатерина Радзивилл озвучила вполне откровенно: "(...) это дало бы мне возможность лучше обеспечить тех пятерых людей, кроме меня самой, которые существуют только на то, что мне удается заработать, так как большевики ограбили нас до последнего гроша. Если б я не могла работать, два моих старых брата, вместе с их женами, просто голодали бы, а моя дочь была бы близка к этому". (Из письма от 29 января 1921 года Льюису Маршаллу).

Но было бы очень наивно предполагать, что такие люди, как Феликс Варбург, или Герман Берштейн, или Льюис Маршалл стали бы встречаться и обсуждать эту тему с нищей русской графиней, ставший в Америке малоизвестной журналисткой и "лузером". Они ответили на её письменные обращения лишь потому, что у неё действительно имелся взрывоопасный для них самих материал. А уж проводить с ней личные встречи: это просто оказалось бы невозможно, если бы, кроме "Протоколов", им не о чём было бы торговаться и нечего обсуждать. Правда, факты её встреч с Феликсом и Отто Варбургами, Куном и Барухом отрицаются не очень осведомлёнными лицами, однако, эти авторы ошибаются.

Вопреки обещаниям заплатить, евреи обманули её, и это урок всем, кто думает, что с ними можно договориться.

О том, что даже в 1921-м году Екатерина Радзивилл всё ещё вела свою собственную игру, свидетельствует символика дат. Она приурочила свою передачу информации и документов кровавым еврейским финансовым баронам к 9-му января (намёк на их участие в финансировании Кровавого Воскресенья). Екатерина Адамовна подложила свинью и в свои "разоблачения" "Протоколов Сионских мудрецов". Ведь главной линией дискредитации этого документа со стороны еврейских экстремистов было и остаётся утверждение, что это "подделка". На самом деле, тон "Протоколов" в некоторых местах, нюансы стилистики, и прочие зацепки позволяют утверждать, что это сочинение до "подчисток" являлось едкой и меткой сатирой, с неповторимым сарказмом разоблачавшей планы еврейских мерзавцев. Иными словами, это анонимное сочинение, написанное, якобы, от имени "сионских мудрецов" совсем не претендует на "подлинник". По жанру это явный апокриф, на что и намекает Екатерина Адамовна, надсмехаясь над своими заказчиками.

О том, что графиня Е. Радзивилл вела свою собственную игру в пользу континентальной Европы и против морских держав (Англии и Соединённых Штатов), свидетельствует и её послание тому же Феликсу Варбургу, в котором она пытается опорочить в его глазах Англию с Соединёнными Штатами (с примкнувшей к ними тогда Францией), наивно надеясь на то, что еврейские лидеры станут поддерживать не англосаксов, но родную Германию и, возможно, Россию:

Екатерина Радзивилл
Феликсу Варбургу, 19 января 1921 года

222 West 70th Street.

New-York City. - Tel.: Columbus 9377

19 января 1921


Уважаемый господин!

Я была весьма удивлена, не получив ответа на мои два письма г-же Голдстайн.

Я не хочу ни навязываться Вам, ни допустить, что моя искренняя попытка оказать Вам и Вашей нации добрую услугу была отвергнута. Не думайте со своей стороны, что, обращаясь к Вам, я имела какие-то задние мысли, и не пренебрегайте мной с высоты Ваших миллионов. Мне Ваши миллионы не нужны, и я знаю, что у меня есть кое-что, чего даже на эти миллионы не купишь. Как говорит итальянская пословица, "Sangue vile, sangue gentile, sangue non mensciare". "Подлая или благородная, кровь всегда скажется", и вот поэтому и прилагаю меморандум о фактах, которые я вполне готова подтвердить официально, даже публично, у меня есть опыт публичных выступлений, или в журнальной статье за моей подписью, если Вы ее сможете где-то поместить, и от вознаграждения за которую я отказываюсь заранее. Что касается упоминания Вашего брата в моем предыдущем письме, это я сделала для того, чтобы Вы предупредили его относительно некоторых работающих у него людей. Он, вероятно, будет играть большую роль в начавшемся сейчас восстановлении Германии, и в интересах человечества его усилия не должны пропасть бесследно потому, что у него работают предатели. Я была в Стокгольме, когда состоялась его знаменитая встреча с г-ном Протопоповым, и среди людей, которые вместе с Ашбергом участвовали в ее подготовке, был некто Малиньяк, который на самом деле работал на союзников и сообщал им обо всех передвижениях Вашего брата, встречая их в МОЕМ доме.

В данный момент все, кому близки интересы человечества, должны пытаться спасти Европу от катаклизма, к которому она быстро приближается, если все будет идти как сейчас, и это была единственная причина моего обращения к Вам, а не потому, что я бегала за Вами из личных интересов, или желания Вам навязаться, или с Вами познакомиться.

Ваша
Княгиня Радзивилл".

(American Jewish Archives. Louis Marshall Papers. Box Љ 62. Folder Љ P).

История с необычайно талантливой княгиней - Екатериной Радзивилл (урождённой Ревусской), - напоминает историю с другой талантливой женщиной, княгиней Еленой Блаватской (урождённой Фадеевой). Все страны отвергают своих лучших сынов и дочерей, и, отвергая, получают в ответ бесконечные катастрофы. Большой талант: он как мирный атом, если ему дать реализовать себя и не "затуркать" до отчаянья. В отвержении и изгнании своих самых талантливых людей Россия всегда преуспевала даже лучше других держав. Отверженный же талант превращается в атомный взрыв, становясь страшным оружием в руках провокаторов и врагов. Пора бы осознать это со всей пронзительностью.

Вот слова самой Екатерины Адамовны:

"Зачем обращаться, как с врагом и противником, с искренней патриоткой, желающей по мере своих слабых сил служить общему делу, находящейся в опасности родине?"

После этого отступления, снова вернёмся к П. Я. Лернеру (Раковскому).

В марте, апреле, мае и июне 1903 года он был отправлен во Львов, Киев и Кишинёв (в Кишинёве находился при начальнике Охранного отделения бароне Л. Левендале). Официальные полицейские власти задействовали его в операции по выяснению транспортировки подрывных газет "Освобождение" и "Искра". "Неофициальные" полицейские власти (агенты британской разведки и сионистов в полиции) использовали его для совершенно иных целей. Его кураторами были подполковник Васильев и барон Левендаль.

В своём "прошении" Лернер умалчивает о том, что, после провала осенью 1903 года в Кишинёве, он был переведен в Петербург, где пробыл до ноября 1903 года. Из Петербурга его на месяц "засылают" в Елисаветград и Екатеринославль (Новороссия), а в ноябре 1903 года, выдав документы на имя корреспондента газет Леонида Петровича Раковского, отправляют на Кавказ.

В июле 1903 года его опять переводят в Софию, затем используют в Варшаве, Лодзи и Познани, вплоть до ноября 1903 года, когда Лернера, "вместе с А. Вейсманом, командированным туда Департаментом полиции", отряжают в Тифлис. Именно тут английской и еврейско-сионистской разведкой собирался "кулак" губителей России.

Сам Лернер пишет об этом следующее:

"Деятельность моя здесь заключалась в том, что я был занят систематизацией материалов о деятельности армянской революционной партии, "Дашнакцутюн", доставляемых сотрудником Вейсмана Спандаряном, бывшим директором гимназии в Константинополе. По сведениям Спандаряна я составлял периодические доклады для директора Департамента полиции".

Спандарян был связан с ещё одним еврейским террористом и банкиром Гельфандом (Парвусом), ближайшим соратником Льва Бронштейна (Леона Троцкого), и подчинялся его указаниям.

На самом деле, тайным заданием Вейсмана и Лернера, полученным ими от английской и еврейско-сионистской разведки, было переключение партии "Дашнакцутюн" с борьбы против Турции на борьбу против царского режима.

С мая 1904 года по май 1905 Лернер находился в Варшаве, в охранном отделении, но "не имея никакого отношения к розыску". Внутренней агентурой отделения в тот период заведовал в Варшаве Михаил Бакай (по ряду сведений: Израиль Лейбович Егуда). Интересно, что через Варшаву шла в то время важная линия переправки оружия для продолжения революционного кровопролития, и Лернер мог понадобиться там, чтобы прикрывать её.

В свою очередь, Михаил Бакай тоже был завербован английской разведкой и международной сионистской террористической сетью Ротшильдов.

Выехав за границу, чиновники по особым поручениям Михаил Бакай (в 1907 - 1908 годах), и его коллега по работе на английскую разведку, Леонид Меньшиков (в 1909 - 1911 годах), обнародовали список, состоявший из примерно 500-ста платных секретных агентов (осведомителей) охранного ведомства. Российской разведке, контрразведке и политическому сыску был нанесён смертельный удар. На восстановление теперь требовались годы напряжённой работы.

Всей заграничной агентурой ведал Аркадий Гартинг ("Абрам Геккельман", "Гартман", позже "Ландезен"). Он тоже был завербован английской разведкой, а также действовал в интересах мирового сионистского движения. Случай с Аркадием Гартингом ещё более вопиющий, чем с Петром Лернером, которого тоже склонили к кооперации силой. В отличие от проходимца по натуре Лернера, Аркадий Гартинг начал работать на охранку из идейных соображений, чтобы противостоять "революционной чуме". С помощью угроз его родственникам и близким, английские и сионистские "спецслужбы" вынудили его к сотрудничеству. Таких агентов "из-под палки" сионистские и английские преступники как правило ликвидировали после выполнения наиболее важных заданий. Но, если Лернера оставляли в живых дольше в связи с его продажной натурой, Аркадия Гартинга было решено убрать уже в 1910-м году. Именно поэтому Меньшиков выдал его революционным бандитам как начавшего работать на охранку в качестве провокатора, особо перечислив тех бывших соратников-партийцев, которых по его доносам приговорили к смертной казни или каторге. После этого еврейские бандиты заочно приговорили Гартинга к смертной казни.

Сам Леонид Меньшиков (настоящее имя которого нам неизвестно) признался в своей заграничной публикации "О неопубликованных шпионах", что вручил партийным контрразведкам списки тех, что служили агентами полиции: польским революционным организациям список из 75 фамилий, финским - 20, еврейской рабочей партии Бунд - 20, эсерам - 25, социал-демократам - 90 фамилий, кавказским националистическим партиям - 45.

Эти разоблачения призваны были также вызвать международный резонанс. Политические деятели нескольких стран, печать в этих странах и общественные организации притворно потребовали высылки царских агентов и закрытия отделений царской охранки, хотя сыскные службы в этих самых странах использовали абсолютно те же самые методы. Были отстранены от должности многие высокие полицейские руководители. Государственная Дума выдвинула требование к правительству отчитаться о деятельности секретных служб. С таким требованием обратились и лично к Председателю Совета Министров П. А. Столыпину.

Когда в Баку собирается кулак будущего руководства всем террористическим бандитизмом и (теоретически) пост-царской России, Лернер понадобился там.

18 мая 1905 года, по инициативе управляющего канцелярией помощника наместника по полицейской части на Кавказе генерала Ширинкина - подполковника М. И. Гуровича, Лернера переводят в Баку чиновником этой канцелярии, и передают в распоряжение начальника Бакинского губернского жандармского управления "для составления докладов о деятельности местных революционных организаций". С ноября 1905 года его даже ставят во главе Бакинского ГЖУ.

Примерно в апреле-мае 1906 года Лернера ("Раковского") на посту главы Бакинского охранного отделения сменяет ротмистр Орловский.

Можно представить себе, сколько материалов и секретных сведений передал за полгода Лернер ("Раковский") в руки Ротшильдов...

После смены Лернера ("Раковского") на посту главы Бакинского ГЖУ ротмистром Орловским, Лернера командируют в в Елисаветполь, откуда возвращают в Баку в январе 1906 года.

Из Баку Лернер ("Раковский") отсылает массу писем генералу Ширинкину и подполковнику М. Гуровичу, в которых утверждает, что глава Бакинского охранного отделения, подполковник А. Заварицкий - провокатор. В декабре 1905 года, в связи с доносами Лернера, Заварицкого снимают с должности и переводят в Сухуми. С декабря 1905 года примерно по май 1906 года отделением Бакинского охранного отделения заведовал Пинхус (Пётр) Лернер ("Раковский").

Тем временем, переведённый в Сухуми Заварицкий просится во Владивосток, и, согласно этой просьбе, директор Департамента полиции назначает Заварицкого начальником Охранного отделения во Владивостоке. Там Заварицкий был уличён в провокаторстве - уже без разоблачений Лернера, - и приговорён к 5 годам каторжных работ.

Сменивший ротмистра Орловского на посту начальника Бакинского ГЖУ полковник Глоба направил директору Департамента полиции письмо (от 19 августа 1906 года), обвинив Лернера ("Л. П. Раковского") в провокаторской деятельности и пособничестве революционным террористам. Подобное обвинение как правило кончалось перепиской (расследованием) и (в случае оснований для обвинения) каторгой. Странно и подозрительно, что с Лернера ("Раковского") снова как с гуся вода. Его всего лишь "пожурили" и перевели из Баку в Тифлис - помощником главы охранного отделения. Это может указывать лишь на одно: на то, что его деятельность покрывалась где-то на очень высоком уровне.

О художествах Лернера ("Раковского") в Тифлисе в тот период известно больше всего, т.к. именно к этому периоду его подрывной деятельности обращалось большинство авторов. Лернер представляет ротмистра Рожанова своим оппонентом и провокатором, тогда как на самом деле они действовали заодно. У Буклевского высказано предположение, что настоящее имя Рожанова - Пинхус Абрамович Рожанский. Доносом на Рожанова Лернер просто дистанцировался от него, симулируя своё алиби, и сделал это лишь потому, что Рожанов, по-видимому, где-то прокололся.

Вот как подаёт это сам Пётр (Пинхус) Лернер:

"В августе 1906 г. я был назначен помощником начальника Тифлисского охранного отделения, а в феврале 1907 г. после личных столкновений с начальником отделения ротмистром Ф. Рожановым, я по личной инициативе оставил службу и уехал в Петроград, где немедленно вошёл в сношения с В. Л. Бурцевым и передал ему ряд статей о политическом розыске, впоследствии помещённых в журнале "Былое", издаваемом в Париже".

О том, что Рожанов не был "простым взяточником", за мзду выдававшим революционным террористам секретные сведения, свидетельствует тот факт, что, так же, как и Лернер ("Раковский"), Рожанов отделался за свою измену всего лишь потерей прежней должности. После снятия его с поста начальника Тифлисского охранного отделения в 1907 году, Ф. С. Рожанова (который сознательно разрушил всю работу вверенного ему охранного отделения и намеренно развалил всю секретную агентуру) командируют на ту же работу в Харьков, после чего направляют в "святую святых" - Санкт-Петербургский Департамент полиции. Только очень высокое покровительство, на уровне Витте, фон Нессельроде, фон Ливена, или Теплова, могло обеспечить такой перевод.

Задачей, поставленной перед Рожановым в Департаменте полиции, стало изучение истории революционного движения и масонства в России, а это автоматически обеспечило ему возможность копаться в архивах Департамента полиции, и снова передавать похищенные там секретные сведения британской разведке.

Посредником между агентами англичан в органах царской полиции и курируемыми британской разведкой революционерами англичане сделали "полуеврея" Владимира Львовича Бурцева, перед которым была поставлена задача во что бы то ни стало разоблачить основную массу провокаторов охранки и полиции в российских революционно-террористических бандах. По-видимому, эта задача являлась принципиальной, т.к. именно с помощью провокаторов российским властям до поры, до времени удавалось свести все усилия английской террористической войны против России не "нет". Внедрение провокаторов в ряды революционного движения представлялось наиболее успешной тактикой, и не случайно именно она оказалась под прицелом британского империализма. 

В своих послереволюционных работах бывший генерал жандармерии А. И. Спиридович здраво заметил, что "средства розыска" В. Л. Бурцева "были те же, что и у ненавистного ему Департамента полиции, т. е. внутренняя агентура, которую он вербовал среди чиновников правительства, и филёрство, которое осуществлялось в нужных случаях членами революционных партий".

Одним из "людей Бурцева" являлся бывший стукач (секретный сотрудник) Варшавского охранного отделения М. Е. Бакай, переведенный на должность чиновника по особым поручениям в Департамент полиции. Бакай передавал Бурцеву списки с десятками имён внедрённых в революционные организации провокаторов.

Сам Владимир Львович Бурцев (по неподтверждённым данным: Вэлвл Лейбович Бурштейн) признавался:

"В 1906 - 1907 годах кроме Бакая я поддерживал связи и с другими лицами из мира охранки, которые тоже давали мне сведения".

По его собственному признанию, у него были "4 серьезных источника для получения сведений из Департамента полиции".

Все эти источники нам известны: это сам Михаил Евгеньевич Бакай, Симон Вайсман (Вейсман), Пётр (Пинхус) Лернер ("Раковский") и Л. П. Меньшиков. Неподтверждённые данные говорят о том, что Бакай был по настоящим документам Мойшей Элияху Бакланом. По всей видимости, как сам Бурцев, так и все 4 его осведомителя из полиции были еврейского происхождения. Это показывает, что кровавую террористическую войну против России вели евреи-экстремисты, лишь формально "подряжённые" для этого английской разведкой. На самом деле это была их собственная война против русского государства, что, конечно, не снимает ответственности с британского империализма, совершившего в царской России чудовищные военные преступления.

Но был у Бурцева и 5-й источник сведений из полиции, который этот пособник террористов опасался назвать даже после бегства из России. И этого человека мы знаем: это был уже хорошо известный нам Ф. С. Рожанов (Пинхус Абрамович Рожанский), с 1907-1908 года работавший в архиве Департамента полиции.

Вот как пишет об этом сам террорист и английский шпион Владимир Львович Бурцев (Вэлвл Лейбович Бурштейн):

"В это время я имел сношения с одним чиновником Департамента полиции, имевшим отношение к его архиву. За очень скромное вознаграждение через общего нашего знакомого Н. он доставлял мне из этого архива целые томы секретных документов - по 800 страниц in folio. Я пересмотрел таким образом до 20 больших томов, не считая мелких".

"Н." - это, скорее всего, Дмитрий фон Нессельроде, которым манипулировала британская разведка и масоны. Разумеется, Нессельроде не лично контактировал с Рожановым, а посылал своего человека. Хотя, возможно, что "Н." означает "Николай", и указывает на Николая Фёдоровича Анненкова, через которого материалы из Департамента полиции передавались "наружу".

Широко известно письмо В. Л. Бурцева от 30 октября 1911 г. В. А. Маклакову:

"Мне очень нужны сведения: 1) по делу Бродского, 2) Селезнёва, 3) Вейсмана, 4) Яголковского (прошу о нём навести справки - год, два), 5) Андрианова. Очень прошу вызвать К. и попросить его ответить насчёт документов, которые я просил его в последний раз: очень мне нужно, нужно спешить". Бродский, Селезнёв и Яголковский - это, так же, как уже описанные нами Лернер ("Раковский"), Вейсман-Вайсман ("Орлов"), и другие, были провокаторами, которых полиция силой заставила работать на себя.

"К." - это ещё один еврейский преступник - Самуил Еремеевич Кальманович, тесно связанный с А. Д. Нессельроде присяжный поверенный. По нашим сведениям, Кальманович являлся членом Бунда, жил или бывал в Бобруйске, и был завербован Зубатовым. Один из изученных нами авторов (Островский) указывает, что это тот самый Кальманович, "перебравшийся из Саратова в Петербург и проживавший здесь на Ивановской улице (д. 14, кв. 8), по паспорту, выданному Саратовским городским полицейским управлением 6 октября 1906 г.".

Возможно, Кальманович - тот самый "секретный агент из Саратова", который, так же, как Израиль Гельфанд, пользовался прозвищем "Парвус". Вероятно, это также говорит о явной связи между 2-мя "Парвусами".

Это тот самый Кальманович, "(...) о котором позднее В. А. Маклаков писал "мой старый друг С. Е. Кальманович"; тот самый, который "в 1906 г. принимал активное участие в попытке срыва переговоров между Россией и Францией о займе, а в 1908 г. - в разоблачении Е. Ф. Азефа".

Всё это показывает, на каком уровне и какими исключительными средствами велась еврейская террористическая война против России, невозможная без поддержки и направляющей руки британского империализма, международного банкирского кагала и мирового еврейско-сионистского движения.

Не случайно одним из наиболее важных звеньев подрывной работы против русского государства был закоренелый еврейский националист, сионист по убеждениям и террорист по вектору деятельности Израиль Львович Тейтель, брат члена Саратовского окружного суда Якова Львовича Тейтеля.

В рапорте начальника Самарского ГЖУ от 11 февраля 1910 года сказано, что состоявший на должности "в Министерстве земледелия и государственных имуществ Тейтель, брат члена Саратовского окружного суда Якова Львовича Тейтеля, хорошо знаком с известным революционером Бурцевым и со многими чинами Департамента полиции и что революционные партии от Тейтеля получают необходимые для своего интереса сведения".

В отличие от Лернера ("Раковского"), и, возможно, Вайсмана-Вейсмана ("Орлова"), Тейтель работал на революционных бандитов по "убеждениям", из ненависти к русскому государству.

В связях с В. Л. Бурцевым подозревался также Николай Михайлович Масалов, числившийся чиновником Департамента полиции с 1 июля 1900 по 6 июня 1909 года.

Только у мощной иностранной разведки имеются средства внедрить в аппарат полиции столько своих людей. В рапорте в Департамент полиции от 8 января 1910 года начальник Самарского ГЖУ сообщил, что "все сведения из Департамента полиции революционным организациям передаются через некоего Николая Фёдоровича Анненкова, имеющего среди чинов Департамента полиции связи".

Служивший помощником начальника Петербургского охранного отделения В. Еленский
29 мая 1910 г. доносит в Департамент полиции:

"Моя агентура дала интересные сведения, а именно: чиновник Департамента полиции Власов, занимающийся по вольному найму за плату от 100 до 50 руб., даёт Бурцеву и Бакаю различные справки из архива Департамента полиции. Так, в прошлом году он дал материал для напечатания Бурцевым в Љ 2 "Общего дела", что действительный сотрудник отделения Комиссаров является провокатором. В настоящее время агентура была у Святловского, который свел её с преподавателем Пажеского корпуса и Сельскохозяйственных курсов капитаном инженерных войск Константином Дмитриевым. Причём Дмитриев познакомил её, агентуру, непосредственно с Власовым на квартире Кальмановича. Тот же Дмитриев в прошлом году советовал старосте Сельскохозяйственных курсов, что надо сторониться Комиссарова, так как он, безусловно, провокатор, и только после этого появилась статья Бурцева в "Общем деле". Дмитриев говорит, что Власов имеет помощника в архиве, который и даёт ему справки. Таким образом, моя агентура подошла очень близко, и дальнейшее зависит от Вас. Ликвидация немедленная невозможна, поведёт к провалу, так как благодаря филеру (Лейтису) агентура в течение 1/2 года была под подозрением и лишь теперь немного оправилась".

Тем самым, даже не принимая во внимание вопрос передачи или воздержания от передачи лично Бурцеву секретных сведений, Лернер в любом случае нанёс крайне чувствительный удар политической безопасности российского государства, поставив органы, призванные защищать эту безопасность, в неловкое положение.

О дальнейших происшествиях Лернер пишет так:

"В марте 1907 г. по доносу сотрудника Тифлисского охранного отделения журналиста Льва Соломоновича Шварца я был арестован Петроградским охранным отделением и заключён в Петропавловскую крепость. Мне было предъявлено обвинение в сношениях с членами Центрального Комитета Партии социалистов-революционеров, с целью "сообщения им вверенных мне по службе тайн"... Дознание по моему делу велось более пяти месяцев. Директор Департамента полиции вынужден был признать ложность оговора Шварца, и после полугодового заключения я был освобожден из Петропавловской крепости. Выпущенный на волю, я снова вошел в сношения с Бурцевым, скрывавшимся в это время в Финляндии, и для свидания с ним приезжал в Выборг и Териоки"

Итак, несмотря на арест и заключение в Петропавловскую крепость, угрозу нового ареста, дознания и сурового приговора (вплоть до каторги или даже расстрела), Лернер снова входит в контакт с Бурцевым. Что это? Идейная ненависть к царскому режиму? Следствие злобного еврейского национализма? Жажда славы и влияния? Думается - тут "коктейль" страха и журналистской фанаберии. Страх возмездия со стороны иностранной разведки и мирового сионистского движения - сильней страха перед арестом и даже каторгой.

Лернер ("Раковский") сообщает далее:

"В первых числах января 1908 г. я снова был арестован на улице чинами Охранного отделения и заключен под арест в дом предварительного заключения, где побыл более восьми месяцев, не будучи ни разу допрошен. Желая выяснить причину моего ареста, я отправил целый ряд прошений - начальнику Охранного отделения, жандармскому управлению, прокурору суда и палаты и др., ходатайствуя лишь о предъявлении мне обвинения - вполне законное право каждого арестанта. Только на восьмом месяце, в ответ на мое прошение, прокурор суда сообщил, что обо мне "Охранным отделением ведется переписка в порядке охраны (...)".

Если это действительно так, как утверждает Лернер-"Раковский", то мы имеем дело со странными и подозрительными обстоятельствами. Похоже на то, что никакого обвинения или даже статуса подозреваемого для Лернера не было найдено, и держали его в камере предварительного заключения лишь для пресечения потенциально (теоретически) возможных действий. Но ещё вероятней, что Лернера поместили в тюрьму лишь для острастки сами его заграничные шефы, чтобы запугать ещё больше, и заставить делать то, что ему прикажут. С помощью Лернера был дискредитирован полковник А. Заварицкий, вероятно, представлявший конкурировавшую с английской зарубежную разведку (или, возможно, бдительный жандарм, или просто взяточник, ставший технической помехой). И само охранное отделение было дискредитировано с помощью Лернера. И, всё же, ему предстояло, по приказу из Лондона, сделать что-то ещё более вызывающее и опасное для исполнителя, и призванное повлечь за собой кровь и войну. Именно с этой целью его и обрабатывали арестами.

"На исходе девятого месяца "переписка", по-видимому, закончилась, и начальник отделения, известный ген. А. Герасимов, вызвав меня к себе, объявил, что я был заподозрен в выдаче В. Л. Бурцеву всех агентов-сотрудников Варшавского охранного отделения, и что в таком виде им был сделан доклад директору Департамента полиции. Ныне, мол, это подозрение рассеялось, так как было выяснено, что ни один из сотрудников Варшавской охранки мне не был известен и автором перехваченного письма к Бурцеву со списком этих сотрудников являлся М. Бакай. Ген. Герасимов сообщил мне, что директор Департамента полиции намерен был выслать меня в Сибирь, но по личному ходатайству Герасимова я оставлен на свободе, с обязательством оказывать услуги охранке. Мне было поручено составление докладов о деятельности различных общественных организаций в Петрограде. Вскоре после моего освобождения я снова вошел в сношения с В. Л. Бурцевым и, между прочим, послал ему в Париж обширную статью о пресловутом И. Ф. Манасевиче-Мануйлове, в которой сообщал подробности всех его махинаций".

Донесения И. Ф. Манасевича-Мануйлова были самыми важными для безопасности российского государства разведданными, от которых зависело само существование царского режима, и, как показали дальнейшие события - России. Их дискредитация Лернером ("Раковским") явилась крупной подрывной военной операцией иностранных разведок. Когда информация, переданная Манасевичем-Мануйловым, была реабилитирована, её оперативная ценность уже не являлась актуальной. Часть её (касающаяся в основном подрывной деятельности английской разведки в России) подверглась уничтожению, а её описания всплыли через весьма отдалённое время.

Но главное отражение широкой картины заговора и связи с крупнейшими руководителями террористической войны против российского государства в деятельности еврейских шпионов в российской полиции и разведке - Лернера, Вейсмана (Вайсмана), Меньшикова, Рожанова, Бакая, Бурцева, и др. - проявляется через системные цепочки.

Одесса - негласная столица евреев в Российской империи, колыбель и начало взращённых Ротшильдами и Гиршами первых еврейско-сионистских поселенческих и террористических организаций (Ховевей Цион, вместе с Бобруйском - Поалей Цион, и других). Случайно ли именно оттуда начинается деятельность главных наших "героев"? Дискредитация и подрыв всей российской разведки, контрразведки и политического сыска шла из-за границы: через осевшего в Париже Бурцева, агентов охранки за границей (начинавших свою деятельность в Одессе) Вейсмана-Вайсмана, Бакая и Лернера, и других. Случайно ли именно из-за границы (Бурцевым, с подачи Лернера и Лопухина) шла дискредитация и разоблачения (в частности, Евно Азефа)?

Именно бывший директор департамента полиции А. А. Лопухин "сдал" эсерам в 1908 году Евно Азефа, одного из "застрельщиков" Кровавого Воскресенья, которого, за то, что слишком много знал, сионистские изверги не могли оставить в живых. Лопухин же был арестован, и позже приговорён судом к 5 годам каторжных работ, заменённых милостью царя на административную меру (на ссылку).

Работа Лопухина одновременно и на Ротшильдов, и на иностранную разведку не очевидна. По всем признакам, Лопухин сдал Азефа, когда убедился, что Азеф - тройной агент, продолжавший работать и на английскую разведку, и на еврейский Бейтар, и на террористов-эсеров. Но раскрыли Лопухину "тройную" деятельность Азефа, скорей всего, английская и сионистская разведки, сделав это через "подставных" лиц в полиции, так, чтобы Лопухин и не догадывался об их мотивах и целях.

Дальше. Деятельность Симона Вайсмана (Вейсмана) и Петра Лернера была многофункциональной, как и деятельность Петра Рутенберга. Их "подрядили" 1) на перерождение мирных и безвредных организаций в преступные террористические группировки, нацеленные на свержение царского режима; 2) на торпедирование всей работы разведки, контрразведки и политического сыска с помощью разоблачений и псевдоразоблачений, создания атмосферы подозрительности и недоверия, международной и отечественной дискредитации этих органов; 3) на порочение жизненно важных разведданных и других сведений, от которых в немалой степени зависела судьба России; 4) на отстранение от должности наиболее ценных сотрудников российских секретных служб; 5) на помощь в физическом устранении ненужных свидетелей и исполнителей заговора с целью осуществления государственного переворота 9 января 1905 года (Кровавого Воскресенья): Евно Азефа, Георгия Гапона, и других.

Именно В. Е. Бурцев, с подачи Лернера ("Раковского"), "разоблачил" из Парижа Азефа и Гапона "в 1909 г., когда в печати появились разоблачения В. Бурцева об Азефе и др.". (Т.е. по следам "наводки" из полиции).

Только у мощной иностранной разведки, действующей из защищённого и спокойного места, есть возможность быстро и оперативно выяснять множество источников одной и той же информации. Такие возможности были только у британо-американской разведки, которая выяснила в 1904-м году, что в Департаменте полиции и в Петербургском охранном отделении имелись дублировавшие друг друга сведения. С помощью эсеров и эсдеков британо-американская разведка сублимировала в 1904-1905 годах свои собственные действия.

Именно таким образом в 1905 году эсеры (то бишь англо-американская разведка) и "добыли" информацию о работе Азефа и Татарова на Департамент полиции. На самом деле, ведущим сионистским лидерам и британской разведке вовсе и не требовалось "добывать" сведения о связи Азефа с Департаментом полиции, потому что он работал на полицию по их собственному заданию. Зато им нужно было, чтобы курируемые ими эсеры получили эти сведения не из источников британской разведки, но непосредственно из российского Департамента полиции, и, таким образом, полностью убедились в их аутентичности.

Только мощная иностранная разведка могла вычислять, по каким каналам и кем обрабатывается та или иная информация внутри полицейского ведомства, и как функционирует в ней разделение обязанностей и труда.

Именно поэтому англо-американская разведка (снова прикрываясь организацией эсеров) запустила лапу в Саратовское охранное отделение.

Большевик (ранее, по-видимому, эсер) Н. Е. Буренин утверждал, что "нам" "удалось установить связь с крупным чиновником из финляндской полиции, через которого проходили дела нашей охранки. Связь эта дала нам возможность заранее знать, откуда идет опасность и какого она рода. Этот человек вовремя предупреждал нас и спас жизнь многим из наших товарищей".

Не случайно циркуляр (под номером 125051) Департамента полиции от 25 января 1910 года гласил:

"В Департамент полиции поступают сведения, указывающие на то, что в целях обнаружения секретных сотрудников, а равно в видах разоблачения последних и прекращения таким образом их дальнейшей деятельности, в розыскные учреждения стремятся проникнуть в качестве служащих или члены преступных организаций, или их знакомые, хотя еще не скомпрометированные в политическом отношении, но поставившие своей целью доставлять членам преступных организаций сведения о сотрудниках, а также о положении розыска и таким образом препятствовать агентурному освещению революционных сообществ и их деятельности".

Это, в упомянутом прошении, Лернер в 1917 году как раз и ставит себе в заслугу перед революционной властью.

Много лет назад незабвенный Борис Георгиевич Миллер рассказывал мне в Париже о том, что одной из причин похищения сталинскими палачами из Франции и убийства его близкого родственника, легендарного генерала Миллера, было то, что Миллер знал о роли Сталина в постановке Кровавого Воскресенья. По той же причине сталинские органы заманили в СССР и убили Савинкова, который знал об участии Сталина, Литвинова и Красина в провокации 9 января 1905 года. По той же причине ликвидировали и Горького.

Дальше. В революционно-террористических организациях и для совершения ключевых террористических актов международный банкирский кагал и мировое сионистское движение не только использовали тех же деятелей, которых потом задействовали для кровавого захвата Палестины, но и те же, вскормленные на территории России, кровавые банды. Многочисленные деятели Бунда и других российских террористических организаций были позже "командированы" в Палестину, где учинили такой же кровавый террор. Сами цели подрывной деятельности английских спецслужб и международного еврейского экстремизма в России совпадали с целями мирового сионистского движения. А еврейские лазутчики в царских органах (Азеф, Вайсман, Лернер, Бакай, Меньшиков, Зайцев, Рожанов, Гартинг, и другие) осуществляли именно эти цели.

Курировали - на самом высшем политическом этаже - еврейских террористов в России Гершуни, Азефа, Рутенберга и других: те же самые английские государственные деятели (лорд Бальфур, лорд Сессиль, премьер-министр Исраили-Дизраэли, Винстон Черчилль, Герберт Сэмюель, Ллойд Джордж, и пр.), что и продвигали осуществление еврейско-сионистского проекта в Палестине. Тот же почерк виден и в действиях Лернера и прочих еврейских засланцев в противостоявших английской разведке органах царской России. Не случайно Лернер ставит себе в заслугу огромный ущерб, нанесённый им царской разведке, контрразведке и политическому сыску:  

"(...) в обществе, а затем и с трибуны Гос. думы заговорили о неблаговидной роли деятелей политического розыска, - в правительственных сферах возник проект сокращения кредитов и штатов охранки. Высказывалась мысль, что революционная гидра уже задавлена, а охранка в своих интересах, при помощи сотрудников-провокаторов, поддерживает революцию...".

Всё верно. Только не в своих интересах, а в интересах английской разведки и мирового сионистского движения.

И, наконец, неопровержимое свидетельство работы Лернера на подрывные еврейско-террористические организации даёт его разоблачительная журналистика, "заточенная" под интересы английской разведки и сионистов:

"Начальник Петроградского охранного отделения ген. М. фон Коттен пришел к заключению о необходимости поднять в обществе антиреволюционное настроение путем печати. С этой целью фон Коттен время от времени снабжал меня материалом из деятельности партийных революционных организаций за границей и в России: получаемый мною материал я использовал в целом ряде статей на страницах "Нового времени", "Голоса Москвы" и "Земщины", под видом корреспонденций из Парижа, Женевы и других мест, за подписью "Пэль", "Турист" и "Л.П.". Так были напечатаны статьи: "Революционеры готовятся", "Подготовка новой революции", "Раскол в лагере социал-демократов", "Три кита", "Национализм и революционеры", "Подготовка к студенческим беспорядкам" и др. Много шума вызвали две обширные корреспонденции из Парижа, помещенные в "Новом времени" под названием: "Кадеты" и "Парижский революционный конгресс 1904 г.". После убийства А. Столыпина в Киеве я поместил в "Новом времени" и "Русском слове" обширные статьи о покушениях на Столыпина, использовав данные, еще не появившиеся в печати".

[Лернер, по-видимому, перепутал фамилию генерала Михаила Фридриховича фон Коплена]

Так Лернер завоевал себе репутацию информированного и очень точного источника, и, после этого, можно было массово гнать дезинформацию:

"Деятельность журналиста и достигнутый мною видимый успех на этом поприще дали мне вскоре возможность совершенно эмансипироваться от Охранного отделения. Желая ярко подчеркнуть свою полную независимость от органов политического розыска, я стал помещать на страницах "Нового времени", "Русского слова", "Речи" и других газет статьи разоблачительного характера. Так, я написал ряд статей об А. М. Вейсмане, вызвавших в своё время много шума в обществе, о Спандаряне, о женщинах-провокаторах, об известных деятелях охранки: Кулябко, Еремине, Спиридовиче, Гартинге-Ландезене и др. Статьи мои пользовались успехом у читающей публики, перепечатывались и комментировались всей прессой".

Для того чтобы - с одной стороны - спутать карты, и затушевать вредительскую, предательскую, провокаторскую деятельность иностранных наймитов в рядах российских царских "спецслужб", Лернер подвергал их "разоблачениям" (разумеется, псевдо-разоблачениям) в "одном пакете" с патриотами, верными царю и отечеству, он - с другой стороны - выдавал через прессу секретные, разоблачительные и порочащие сведения. 

Через свои материалы Лернер давал в руки иностранной разведке и еврейско-сионистским кукловодам лидеров террористической войны против русского государства эксклюзивные сведения о тех, кто работает в охранке, об их личности, достоинствах и недостатках, и т.д. Эта оперативная информация использовалась для подрыва возможности российского государства защищаться:

"В мае и июне 1912 г., по рекомендации петроградского представителя "Русского слова" А. В. Руманова, я поместил в вечернем издании "Биржевых ведомостей" за повышенный построчный гонорар несколько статей вышеуказанного характера: ("Карьера полковника Спиридовича", "Генерал Новицкий и Рачковский", "Роль полковника Еремина и охраны в деле "Дашнакцутюн", "Бурцев и провокаторы", "Политический сыск на Балканах")".

Российское МВД того времени расценило эти статьи так же, как мы, и Лернер был арестован:

"Статьи эти обратили на себя внимание высших чинов Министерства внутренних дел, и в ночь на 1 июля 1912 г. я был арестован жандармским генералом Ивановым по ордеру директора Департамента полиции и заключен в дом предварительного заключения. Мне было предъявлено обвинение в разглашении вверенных мне по службе тайн. После моего ареста, в "Вечернем времени" появилась инспирированная Департаментом полиции статья обо мне, написанная Манасевичем-Мануйловым".

Итак, ведущий кадровый разведчик Российской империи самолично написал статью о деятельности Лернера. Это указывает на то, какое огромное значение придавалось провокаторско-подрывной деятельности Лернера и его связям с губителями России.

Тем не менее, "жестокий" и "беззаконный" царский режим освободил такого опасного для него преступника:

"В середине декабря 1912 г. я был освобожден, пробыв под арестом 51/2 месяцев. Лишенный всяких средств к существованию, терпя большую нужду, я возбудил в Департаменте полиции ходатайство о выдаче мне единовременного пособия. Не получая ответа, я вторично обратился к директору Департамента полиции, прося уплатить мне стоимость конфискованной у меня по обыску ценной библиотеки по истории революционного общественного движения в России. В конце января 1913 г. мне было выдано по личному распоряжению товарища министра внутренних дел Золотарева 1500 руб. под расписку, что я обязуюсь не помещать больше в печати статей о деятельности органов политического розыска".

Похоже, что Лернер с 1912 по 1915 год "залёг на дно", и российской контрразведке ничего выяснить о заказчиках его "художеств" так и не удалось. Тогда его решают спровоцировать на контакт с его зарубежными хозяевами, искусственно поставив в положение получения эксклюзивных, ценных для иностранных разведок сведений:

"В течение 1913, 1914 и 1915 гг. никаких сношений с Охранным отделением я не имел, несмотря на неоднократные "выгодные" предложения генерала фон Коттена [фон Коплена]. В октябре 1915 г. помощник начальника охраны Таврического дворца подполковник Г. П. Берхтольд предложил мне войти в сношения с думскими журналистами для получения от них систематических информаций думской жизни. Из бесед с Берхтольдом я узнал, что и раньше сведениями из думской жизни снабжал его какой-то журналист. Через Берхтольда мне была обещана материальная поддержка для организации особого "бюро корреспондентов", куда стекались бы сведения как из думской жизни, так и сведения о деятельности различных общественных организаций. Попытки мои завязать сношения с обществом думских журналистов для получения нужных подполковнику Берхтольду сведений кончились неудачей, и я вскоре прекратил всякие с ним сношения: с аналогичным предложением обратился ко мне в декабре 1915 г. вначале директор Бюро печати при Министерстве внутренних дел И. Я. Гурлянд, а затем и начальник Петроградского охранного отделения ген. К. Глобачёв, пригрозивший мне в случае отказа высылкой в Сибирь".

Первая Мировая война к тому времени уже шла полным ходом, и английскому империализму и его союзникам-марионеткам требовалось её ход постоянно "подогревать", чтобы она раньше времени не заглохла. Лучшим способом для этого было раздувание подозрительности и враждебности к немцам, с которыми российские солдаты воевали на фронтах, но значительное число которых жило в России. Немцы всё ещё продолжали занимать высокие посты, владели предприятиями, и т.п. (Даже начальником охранного отделения Санкт-Петербурга был назначен - 22 декабря 1909 года - офицер немецкого происхождения, генерал Михаил Фридрихович фон Коплен, который стал одним из 3-х лучших её руководителей. Его увольнение в 1913-м году (по просьбе английских "союзников"), стало катастрофой). Не будем доверять словам Лернера о том, что он занялся "разоблачением" немецких предприятий по настоянию (по предложению) подполковника В. Г. Иванова. Лернер, скорей всего, сам предложил свои услуги в этом направлении:  

"С января 1916 г. я был вынужден написать для Глобачёва несколько записок об общественном движении в Петрограде. Записки передавались мною подполковнику В. Г. Иванову. По предложению последнего я взял на себя обследование деятельности различных немецких промышленных предприятий, заподозренных в неблаговидных сношениях с Германией. С этой целью я пытался войти в доверие к руководителям некоторых предприятий и сообщил им данные мне Ивановым копии переписки о них между начальником Охранного отделения и директором Департамента полиции. В результате возникло дело, имевшее уголовный характер".

Очевидно, что Лернер элементарно торпедировал дело, предполагая, что теперь связные Англии и сионистов сами выйдут на него, раскрыв все контакты. Одновременно, он ожесточил российских немцев, итак взбудораженных русско-германской войной, и, рассказав им о переписке, из нейтральных или даже друзей сделал их врагами царского режима.

Лернера вновь арестовывают:

"Во избежание неприятных для себя последствий, начальник Охранного отделения 10 июня 1916 г. поспешил меня арестовать. Во время опроса меня в Охранном отделении ген. Глобачёвым со мною случился сильнейший нервный припадок, и 12 июня я был из камеры Охранного отделения отправлен в психиатрическое 6-е отделение тюремной больницы при "Крестах". В июле месяце 1916 г. дело моё, по моему настоянию Охранным отделением было направлено в суд и производство следствия поручено судебному следователю В. Гудвиловичу. Согласно закона, я был лишён права разглашать данные следствия по моему делу, впредь до передачи дела на рассмотрение суда".

Итак, Лернер симулировал "нервный припадок", избежав самых опасных перипетий.

"27 февраля 1917 г., после 81/2 мес. содержания под арестом, я был освобожден революционным народом из тюремной больницы при "Крестах". В общей сложности я разновременно пробыл по милости Охранного отделения в тюремном заключении 2 1/2 года".

После освобождения "революционным народом" Пётр Лернер ("Леонид Петрович Раковский") имел возможность бежать из России и избежать ареста революционной властью за то, что был осведомителем и сотрудником охранки, но не сделал этого. Он ясно представлял себе, что за границей иностранные спецслужбы его непременно убьют, и сделают это быстрее, чем революционная власть. Обратившись к судьбе Азефа, которого убили в берлинской тюрьме Моабит (отбили почки, что через короткое время повлекло за собой смерть), мы видим, что Лернер был прав.

Примеры трансформации "нейтральных" общественных организаций в антироссийские террористические группы под нажимом или влиянием предателей и провокаторов в тогдашних российских "спецслужбах" приводит и генерал К. И. Глобачёв.

Материалы похожих свидетельств несколько раз попадались мне в Библиотэцэ Народовэй в Варшаве. В архиве писателя Ярослава Ивашкевича в музее или архиве города Познань я много лет назад сделал выписку из документа под номером (1) 599, где говорилось о вызове в Охранное Отделение группы "славянских защитников Шлёнска" (польской Силезии). Жандармский ротмистр С. Велецкий (под таким именем известный задержанным) угрожал подбросить во время обыска запрещённую литературу, если с борьбы против германских видов на Шлёнск члены этой организации не переключатся на борьбу с царским режимом. Ротмистр уверял, что так "бэндзе лэпей дла вшыстких".  

Идентичны по смыслу показания (1907) Габриэля Кешишьянца (одного из лидеров партии "Дашнакцутюн"). Как только он воспротивился навязываемому руководством партии переходу от программы борьбы с Турцией к революционной программе свержения российского царского правительства, он и его сторонники подверглись полицейским репрессиям. Не имея перед глазами широкой картины, он полагал, что его соратники по руководству партии "подкупили несколько чинов охранного отделения и путём клеветы заставили их обыскивать и арестовывать нас". Тогда Кешишьянц обратился к начальнику Тифлисского охранного отделения ротмистру Федору Савватьевичу Рожанову, сообщая о предателях в охранном отделении, подкупленным революционными элементами в "Дашнакцутюне". Одновременно, Кешишьянц требовал защитить его от этих предателей и выразил согласие быть агентом полиции.

Ф. С. Рожанов не только полностью проигнорировал обращение Г. Кешишьянца, не только не встретился с заявителем и не использовал уникальную возможность подключить к добыванию важнейших сведений одного из лидеров опасной подпольной организации, но и сообщил о поступке Кешишьянца руководству партии "Дашнакцутюн".

Г. Кешишьянц сообщает далее, что "...обыски и аресты среди нас не прекращались, несмотря на то, что мы уже имели знакомство с начальником охранного отделения Рожановым. Мы по этому поводу" не могли вторично "обратиться к Рожанову", ведь "наше первое же свидание с ним уже известно было нашим противникам, поэтому мы больше не могли довериться на охранное отделение с того времени, как мы узнали, что связи наших противников с охранным отделением прочнее и основательнее, чем наши".

Разумеется, Кешишьянц, опираясь на информацию лишь о местных событиях, не мог даже догадываться о том, что происходит по всей Российской империи. Очевидно, что это не "связи противников" самодержавия с охранным отделением были "прочнее и основательнее", чем связи сторонников законного правительства России, но революционные организации просто-напросто действовали в интересах и по заданию значительной части охранного отделения, которая, в свою очередь, действовала в интересах британской разведки.

Но разве только жандармерия была наводнена агентами британских спецслужб и мирового еврейско-сионистского движения? Когда Г. Кешишьянц обратился в канцелярию наместника, то и там его заявление и предложение о сотрудничестве полностью проигнорировали:

"Я нашёл одного служащего в канцелярии наместника Джумшита Гегамова, которому высказал свое намерение (...). Через две недели выяснилось, что Гегамов" пошёл на встречу "только из пустого любопытства узнать, что происходит в партии "Дашнакцутюн". [По-видимому, Кешишьянц имел в виду Джумшита Кегамова, потому что в армянском языке буквы "г" и "к" в корнях слов могут взаимозаменяться.]

Согласно британскому справочнику российских должностных лиц, составленному в то время (!) под редакцией Джона Джонсона (!), губернский секретарь Джумшит Васильевич Кегамов являлся внучатым племянником или внуком заседателя Эриванского губернского суда Арсения Султановича Кегамова, и племянником, кузеном или сыном Василия Арсеньевича Кегамова, младшего помощника правителя канцелярии эриванского губернатора (1880), эриванского городского головы, затем зугдидского уездного начальника. Сам Джумшит Кегамов находился на должности чиновника для поручений при Канцелярии заведующего полицией на Кавказе. Его непосредственный начальник М. И. Гурович, разумеется, был в курсе встречи с Г. Кешишьянцем.

Подрывная деятельность ротмистра Ф. С. Рожанова косвенно всплывает не только в связи со случаем с Г. Кешишьянцем. В донесении начальника Рожанова, полковника В. А. Бабушкина (8 февраля 1907 года) директору Департамента полиции М. И. Трусевичу сказано:

"В конце ноября минувшего года в Тифлисе чинами местного охранного отделения был задержан и передан в распоряжение Тифлисского комендантского управления главарь одной из так называемых "красных сотен", оперировавших в Гурии, Арсений Давидов Корсидзе, обвиняемый в грабеже Квирильского казначейства и в убийстве нескольких должностных лиц".

"Находясь под стражей, он выразил ротмистру Рожанову желание дать откровенные показания на свои связи с революционными организациями и содействовать розыску и задержанию виновников главнейших террористических и экспроприаторских преступлений минувшего года, но при обязательном условии своего освобождения".

Ф. С. Рожанов не только проигнорировал предложение Корсидзе, но и заставил последнего замолчать, спасая и покрывая революционных террористов, которых Корсидзе мог выдать. В сговоре с Рожановым состоял его помощник "Л. П. Раковский" (настоящее имя которого Пинхус Янкелевич Лернер), которому Рожанов и передал А. Д. Корсидзе, коего заговорщикам удалось заставить молчать более года. Лишь весной 1908 года, когда Ф. С. Рожанова с Лернером ("Л. П. Раковским") убрали из Тифлиса, Корсидзе заговорил, сдавая своих подельников. Благодаря его показаниям, власти смогли выяснить, что легендарный бандит (друг и подельник И. В. Джугашвили-Сталина) Камо - это Тер-Петросян. Именно Корсидзе пролил свет на так называемую Тифлисскую экспроприацию (вооружённое ограбление, которым руководили И. В. Джугашвили-Сталин и Камо-Тер-Петросян).

Когда осенью 1906 года началось служебное расследование преступной деятельности Рожанова, вскрылись его связи с Сэмюелем Меером, по-видимому, имевшим отношение к агентам британской разведки внутри секретных служб Вильгельма I. Рожанов также получал крупные суммы от еврейского инженера у Ротшильдов, Давида Ландау. Имя Рожанова находилось в списке британо-американского шпиона Вильяма Вайзмана, составленного из агентов британской разведки в России. Связным между зарубежным центром мирового еврейско-сионистского движения, действовавшим в союзе с британской разведкой - и Рожановым: был бывший житель Одессы Пинхус Янкелевич Лернер, известный как Леонид Петрович Раковский (см. выше обширный материал о нём).

Рожанов был всего лишь одним из звеньев пирамиды внутри российского полицейского ведомства, каждый элемент которой покрывал другие. Вот почему, даже после того, как в декабре 1906 года (в результате расследования) Ф. С. Рожанову было приказано передать начальство над вверенным ему охранным отделением ротмистру А. И. Ангилееву, он нагло отказался, сославшись на нарушения в отчётности по финансам.

В рапорте 10 марта 1907 года его начальник, полковник В. А. Бабушкин, признал как вопиющие финансовые нарушения, так намеренный подрыв агентурной работы.

"Когда ротмистр Рожанов был отчислен от должности, вновь назначенный начальник отделения ротмистр Ангилеев затруднялся принять денежные дела ввиду крупного дефицита. Заведующий Особым отделом по полицейской части Канцелярии наместника е. и. в. на Кавказе полковник Бабушкин, не желая давать делу законный ход, покрыл растрату свободных сумм вверенного ему отдела".

Деятельность Рожанова упомянута и в докладе 1907 года о ситуации с государственной охраной на Кавказе:

"Начальник Тифлисского охранного отделения Рожанов губил агентуру, проваливая сотрудников, свёл на нет наружное наблюдение, обращался в высшей степени небрежно с находившимися в распоряжении суммами, допускал такие деяния в стенах Отделения, которые обыкновенно преследуются уголовными законами Империи; штаты наполнял крайне неразвитыми и чуждыми элементами из подонков общества, которые брали взятки, фабриковали депозитки, торговали конфискованным оружием и произвольно совершали аресты".

Бандитами и уголовниками, "ходившими" "под Рожановым", были "полицейский надзиратель прапорщик Лоладзе", "бывший служащий бакинской полиции Рогачев, разыскиваемый ею за кражу казенной печати и подделывание паспортных бланков", "переводчик и журналист" Тифлисской охранки Василий Тироев, арестованный 21 марта 1908 года. Тироев был арестован по результатам следствия по делу ограбления 250 000 рублей на Эриванской площади" (см. донесение в Департамент полиции от 15 апреля 1908 года начальника Тифлисского ГЖУ А. М. Ерёмина). Тироев также "выдавал сведения отделения местной организации социалистов".

Ничего удивительного в том, что 20 декабря 1904 года начальник Тифлисского охранного отделения Ф. А. Засыпкин оправдывался перед Департаментом полиции, сообщая, что намеченные на 21 декабря 1904 года аресты террористически-ориентированных членов РСДРП сорваны вследствие того, что 19 декабря руководители РСДРП в Тифлисе были предупреждены.

Как указывает ряд авторов, фонды, выделявшиеся правительством для работы с секретной агентурой, либо целенаправленно раскрадывались, либо с умыслом оставлялись не использованными. К примеру, в 1905 году такие фонды, выделенные подведомственному генералу Е. Н. Ширинкину отделению, составляли 100 тысяч рублей, из которых израсходовано было лишь 62 тысячи.

Это показывает, что саботаж и вредительство проводились на уровне, несоизмеримо более высоком, чем даже краевые и губернские ГЖУ, и что подрывная работа направлялась, координировалась и покрывалась из самого Санкт-Петербурга, из окружения самого царя.

В самый разгар революционного террора 1905-1907 годов Департамент Полиции, жандармские управления, охранные отделения и розыскные пункты испытывали острую нужду в денежных и материальных средствах. А в это время заведующий полицией на Кавказе и его подчинённые задействовали лишь 60 процентов от денежных средств, предоставленных правительством в их распоряжение. Совершенно очевидно, что в этом случае мы имеем дело в нашем историческом расследовании с сознательным саботажем усилий по обузданию стихии революционно-террористической войны против российского государства.



К СОДЕРЖАНИЮ








Лев Гунин


ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
холокост и ХОЛОКОСТЫ)

ХОЛОКОСТ КАК
НЕПРЕХОДЯЩАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ




ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


Как мы можем судить палачей,
если палача судят в каждом из нас
?
Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

15-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 6)

8. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

3)
АНГЛИЙСКИЕ ДЖЕЙМСЫ БОНДЫ
И ИХ ЕВРЕЙСКИЕ ХОЗЯЕВА

Джеймс Бонд (Самуил-Соломон Мовшевич Розенблюм, он же Сидней Рейли); Вильям Вайзман; Стэнли Вошборн; Артур Рэнсом, Брюс Локкарт, и другие.



8
. МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ,
СОЛНЦЕ НАД КОТОРОЙ
НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ

[В 3-х ЧАСТЯХ]

(3-я часть, заключительная)


3) АНГЛИЙСКИЕ ДЖЕЙМСЫ БОНДЫ
И ИХ ЕВРЕЙСКИЕ ХОЗЯЕВА


ДЖЕЙМС БОНД
(Шмуэль-Шломо Мойшевич Розенблюм)

Тщательно замалчивается, что Самуил-Соломон Мойшевич (Гершевич) Розенблюм (он же - Сидней Джордж Рейли [Sidney George Reilly], он же - Джеймс Бонд [ James Bond]) - был российским евреем из Одессы. Иными словами, господин Розенблюм не только стал одним из прототипов главного героя знаменитых романов британского писателя Яна Флеминга о Джеймсе Бонде, но в самом деле одно время пользовался псевдонимом (наряду с "Рейли") "Джеймс Бонд".

Родился этот очередной еврейский преступник 24 марта 1873 года, т.е. опять же - был почти сверстником других еврейских или объевреенных выродков: И. В. Джугашвили-Сталина, Валлаха-Литвинова, Бронштейна-Троцкого, Е. Азефа, Григория Гершуни-Герша, Петра Рутенберга, Чернова, Каменева (Розенфельда), Леонида Красина (потомка евреев Гольмгольцев), Бориса Савинкова (потомка евреев Ропшиных), Розы Залкиннд (Землячки), Григория Зиновьева (Апфельбаума), Александры Коллонтай (Домонтович), Георгия Гапона, и прочих из "Ротшильдовского призыва". Их же сверстником был и Александр Керенский.

Незаконнорождённый ребёнок некой Полины (Перлы) Коэн и доктора Михаила Абрамовича Розенблюма, он обычно врал, что родился в Ирландии. Иногда (для "разнообразия") признавал, что родился в России, но в таком случае привирал, что сын дворянина. Кузен отца - Григорий (Герш) Розенблюм - взял его себе на воспитание. Мать ему заменила жена Герша - домовладелица Софья Рубиновна Розенблюм, которая много лет спустя (1918) не случайно предоставила свой одесский особняк под британское консульство.

С детства будущий Джеймс Бонд рос законченным подонком. Уже в 11 или 12 лет он попал в банду малолетней уличной шпаны, которую использовали в своих целях уголовники, "крышевавшие" всякие притоны и продажу первых порнографических фотографий.

С 1890 года, т.е. с 17-летнего возраста - находился под наблюдением одесской полиции. В 1892-м году был арестован Одесским Охранным отделением за членство в студенческой революционной организации "Друзья просвещения". Дело по переписке было прекращено, и Самуила-Соломона отпустили. Тогда-то его приёмный отец и выдал ему семейную тайну, рассказав, что он брат его настоящего отца, Мойше (Михаила) Роземблюма, и что его мать, Полина Коэн, давно умерла.

Шокированный сообщённой ему правдой и глубоко обиженный самым позорным в еврейской среде клеймом незаконнорождённого "выродка", Самуил-Соломон Розенблюм после жуткого скандала с семьёй дяди уходит из дому. Живя у друзей, таких же несовершеннолетних уголовников, он во время грабежа совершает непредумышленное убийство. И тут проявилась его феноменальная изворотливость, изобретательность и преступная логика: перед отплытием в Южную Америку, куда именно в те годы Ротшильды и Гирши набирали переселенцев-колонистов, 17-тилетний Самуил-Соломон инсценирует самоубийство, а через день по фальшивым документам отбывает на британском корабле в Аргентину или Бразилию. Из Аргентины (большинство исследователей считают так), куда Самуил-Соломон прибыл под именем Сигизмунд, он, уже под именем Педро, перебрался в Бразилию, где работал на тяжёлых строительных работах, в доках, на плантациях и на строительстве дорог.

С психологической точки зрения, инсценировка самоубийства скрывает в себе тайну глубокой духовной коррозии личности Розенблюма-Рейли-Бонда. Этот акт явился культовым действом на личном уровне, призванным симулировать "отделение" психического носителя от физической оболочки: нет больше внебрачного "ублюдка" Самуила (Соломона) Розенблюма, появился новый человек - Сигизмунд, "очищенный" от "мамзера". Малодушие и неспособность встретить лицом к лицу печальную реальность существования в качестве позорного незаконнорожденного в крайне нетерпимой к этому явлению еврейской среде Одессы толкнули Розенблюма на все дальнейшие преступления, которые только беспринципный человек может рассматривать как "подвиги". Проявление любой невероятной храбрости из-за трусости: это типичная патология серийных убийц, насильников, и прочих уродов.

Неведомо, каким образом Сигизмунд (он же - Самуил-Соломон) Розенблюм попал в 1895 году (из Южной Америки!) поваром (?!) в экспедицию британской разведки, и спас британского агента Чарльза Фотергилла. Именно Чарльз через год-полтора, якобы, помог ему получить британский паспорт.

Прибыв в Англию в том же, 1895-м году, Зигмунд (он же - Самуил-Соломон) Розенблюм как будто бы и стал Сиднеем Розенблюмом.

В действительности, по нашим сведениям, дело обстояло не совсем так, как утверждают крупнейшие биографы и видные исследователи "художеств" Розенблюма-Рейли-Бонда.

В Аргентине и Бразилии Зигмунд (Самуил-Соломон) Розенблюм связался с террористической ячейкой, и жил за счёт "партийных" средств.

По контактам анархистов, он отправился во Францию, где прямо в поезде убил их курьера, доставлявшего крупную сумму. Скрываясь от французской полиции и от мщения революционеров-террористов, он бежал в Англию, в конце 1895 объявившись в Лондоне под именем Sigizmund Rosenblum, выдавая себя за химика и торговца медикаментами. Это занятие свело его с пожилым проповедником по имени Хью Томас (Hugh Thomas) и его молодой женой. Став любовниками, Розенблюм и жена проповедника отравили её мужа, и Сигизмунд-Самуил-Соломон заполучил вдову, наследство и новое имя - Сидней Рейли (его жена, ирландка по происхождению, Маргарет Рейли-Каллаган, отдала ему не только деньги и себя саму, но и свою фамилию).

У этой истории был бы счастливый (для этой парочки) конец, если бы лондонский Скотланд Ярд не вышел на Сиднея (Сигизмунда-Самуила-Соломона) Рейли (Розенблюма), узнав в нём человека, совершившего уже несколько убийств. Правда, доказательств для обвинительного приговора было маловато, но Рейли можно было "раскрутить", добившись признания. Поставив Розенблюма-Рейли перед суровой реальностью, шеф антитеррористического подразделения Скотланд Ярда Вильям Мелвилл (William Melville), по поручению англо-американского шпиона Вильяма Вайзмана, сумел уговорить Рейли-Розенблюма стать информатором и шпионом. Вильяму Вайзману (William Wiseman), руководившему террористическими операциями англо-американской разведки против России, позарез нужен был именно такой уголовник молодого возраста для самых эксклюзивных заданий. Иначе бы преступника, совершившего к тому времени уже 4 убийства - в Одессе, Буэнос-Айресе, во Франции и в Лондоне - "просто так" бы не "отмазали". Для этого должны были быть исключительно серьёзные причины и цели.

По инициативе Вильяма Вайзмана, Вильяма Мелвилла и Чарльза Фотергилла (ещё одного английского шпиона), Самуил Розенблюм и стал британским подданным Сиднеем Рейли.

Официально ещё не будучи агентом британской разведки, Сидней (он же - Самуил-Соломон, он же - Сигизмунд) Розенблюм уже выполнял поручения британских шпионов, когда в 1896 году отправился в Австрию под видом студента-химика и медика, где работал курьером агента царской охранки, вышеупомянутого Симона Вейсмана (Вайсмана). Находясь в подчинении Вейсмана (Вайсмана), Розенблюм выполнял роль связного между Вейсманом и его шефами в Лондоне. Пройдя такую проверку, он, вернувшись в 1897 году в Англию, становится штатным сотрудников британской разведки под именем Сиднея Джорджа Рейли.

В этот период в Англии полным ходом идёт подготовка британской разведкой кровавой революции в России, а также войны России с Японией, к началу которой британские военные и разведчики опекали, готовили и обучали своих японских коллег. Запланировав для Рейли (Розенблюма) важнейшую миссию в обеспечении будущей победы Японии, англичане готовят ему правдоподобную "сказку" и бизнес-прикрытие. Чтобы трудней было разобраться в деятельности Рейли, на деньги британской разведки ему создают международный бизнес с запутанными по географии и финансам операциями. Рейли отправляют в Санкт-Петербург (1897-1898), на год работы в английском посольстве в России. В это время он налаживает обширные связи среди сотрудников царской охранки и департамента полиции, продолжая держать связь с работавшими на английскую разведку агентами охранки Симоном Вейсманом и Петром Лернером, о которых сказано выше.

За 7 лет до Кровавого Воскресенья британская разведка, с помощью международного банкирского кагала и мирового сионистского движения, готовила намеченный на начало января 1905 года кровавый государственный переворот в России. Рейли в постановке этой бойни отводилась значительная и приметная роль. Под видом дипломатических и предпринимательских дел он разъезжал по России и Европе, на самом деле являясь координатором и связным между революционными террористами в России и их подельниками за границей. Получив в британской разведке звание лейтенанта, Рейли (Розенблюм) с 1898 года становится членом российского революционно-террористического общества за границей "Общество друзей свободной России", держа прямую связь с В. И. Лениным (Ульяновым), Мартовым, Каменевым, Зиновьевым, Парвусом, Аксельродом, Гершуни, Савинковым, Рутенбергом, и другими еврейскими террористами.

Как читателю уже известно из других книг, разделов и глав нашей работы, кровавый переворот в России английские и еврейские заговорщики рассчитывали осуществить в ходе 2-х подрывных операций: 1) организации поражения России в планируемой Великобританией войне России с Японией, и (после того, как поражение вызовет волну ропота и недовольства) 2) организации мятежа в Санкт-Петербурге.

И, раз Рейли (Розенблюм) был уже вовлечён в подрывную деятельность по "2-му пункту", ему же поручили и координацию усилий, касавшихся "1-го пункта": сбор сведений о секретах обороны русского Порт-Артура и передача их японцам.

Для этой операции англичане дали ему не только контакты в деловых российских кругах на высшем уровне, не только связь с двойными агентами царской охранки и английской разведки, не только выход на террористов-революционеров на российском Дальнем Востоке, но и познакомили его с видными членами акционерного общества New Russia Company LTD. Напомним, что, основанное британским инженером и разведчиком Джоном Хьюзом, это общество стало своего рода клубом российско-британской правящей элиты, и в него входили или прятались за подставными лицами практически все серые кардиналы российской и британской политики. (Подрывной деятельности Англии против России с помощью этого акционерного общества посвящены 2 раздела нашей работы). Одной из главных целей, ради которых англичане основали New Russia LTD., было запланированное ими на 1900-е годы уничтожение российского флота.

В 1903-м году (за 2 года до устроенной англичанами и евреями трагедии) Рейли (Розенблюм) прибывает в Порт-Артур в качестве мнимого лесоторговца, имея хорошо отлаженные связи с агентами царской охранки, рекомендательные письма от самых влиятельных членов New Russia LTD. (включая членов царской семьи) и от высокопоставленных военных и полицейских чинов. Добыть для японцев план укреплений Порт-Артура, разузнать всё о методах и секретах его обороны, и выяснить всё о дальнейших планах российского военного командования в Порт-Артуре и относительно Порт-Артура - было лишь полдела. Другим заданием Рейли (Розенблюма) был инструктаж продавшихся англичанам предателей среди российских военных моряков, и передача им имён и адресов связных, паролей, и всего прочего, что было необходимо для их подрывной деятельности ради поражения России в будущей войне.

После успешно проведённого в Порт-Артуре задания, англичане снова командируют Рейли (Розенблюма) в Санкт-Петербург, где он со второй половины 1903 года по январь 1905 занимался подготовкой Кровавого Воскресенья. В Санкт-Петербурге он, не разведясь с Маргарет, заимел другую жену, некую Надежду. Уже в сентябре 1905 года командование английской разведки сделало его помощником военно-морского атташе в посольстве Великобритании в Санкт-Петербурге, что также косвенно указывает на его преступную роль в поражении России от Японии в Порт-Артуре.

Но главной, основной задачей Рейли (Розенблюма) была подготовка попытки январского государственного переворота 1905 года. Поэтому, через посредников, он поддерживает постоянный контакт с основными исполнителями этой кровавой феерии: Рутенбергом, Азефом, Красиным, Савинковым, Александрой Коллонтай, Литвиновым (Меером Валлахом), Троцким (Бронштейном), Парвусом (Гельфандом), Горьким (А. М. Пешковым), Землячкой (Залкинд), и другими. Чтобы затруднить работу филёров и секретных агентов российских полицейских служб и контрразведки, и запутать свои террористические операции, со второй половины 1904 года британское посольство стало нанимать десятки курьеров, уборщиков, грузчиков, посыльных, и т.д. Дважды Рейли удавалось исчезать из поля зрения филёров и самолично встречаться с главным действующим лицом январской трагедии 1905 года - Петром Рутенбергом.

После успешно организованной кровавой бойни 9 января 1905 года, Рейли продолжает оставаться в Санкт-Петербурге, и, официально значась помощником военно-морского атташе британского посольства, в действительности занимается исключительно вопросами обучения, вооружения и мотивирования революционных террористов в России и разжиганием революционного террора 1905-1907 годов. В этот период он работал совместно с секретным агентом английской разведки, Борисом Савинковым. Он же являлся ответственным за переправку больших партий оружия для революционных банд в России, тесно сотрудничая с Красиным.

После поражения революции 1905-1907 годов главной задачей Рейли (Розенблюма) стало втягивание России в спровоцированную Англией, Соединёнными Штатами и мировым еврейским экстремизмом Первую мировую войну. Поэтому после начала мировой войны Рейли (Розенблюма) убирают из английского посольства в Санкт-Петербурге, и переводят на задания в европейских странах. В этот период он часто встречался с Петром Рутенбергом и курировал его террористические операции в Европе. Параллельно, он продолжает наездами бывать и жить в российской столице, известный как почётный член Санкт-Петербургского лётного клуба (см. "Санкт-Петербург, статистическо-адресный справочник"), "антиквар, коллекционер" (см. справочник "Весь Петербург"), филантроп и меценат. Видимо, уже тогда он овладел навыками лётчика.

Во время Первой мировой войны Рейли командируют в Нью-Йорк, где он встречается с банкирами банковского дома "Лоеб, Кун и К." Отто Куном, Якобом Шиффом, Феликсом Варбургом, и другими. Они совместно решают, как лучше всего финансировать российских революционных террористов, чтобы сбросить царское правительство и установить кровавый революционный террор. С помощью этих еврейских банкиров Рейли (Розенблюм) покупает оружие для переправки в Россию. Лишь малая часть закупленного идёт легальным путём; остальная партия отправляется контрабандно. В карманах Рейли оседают от этой операции значительные суммы. В этой операции Рейли (Розенблюм) тесно сотрудничал с Парвусом (Гельфандом).

И февральским, и октябрьским переворотом руководят такие еврейские агенты британских спецслужб, как Вильям Вайзман, Рейли (Розенблюм), Винстон Черчилль, Израиль Гельфанд ("Парвус"), Пётр Рутенберг, Борис Савинков, Леонид Красин, Литвинов (Меер Валлах), и др.: многие, оставаясь в тени. Тем не менее, официально Рейли (Розенблюм) был оформлен как штатный сотрудник британских спецслужб лишь в декабре 1917 года: документы и файлы, связанные с его прежним оформлением, были уничтожены. Англия ни в коем случае не могла допустить, чтобы один из центральных координаторов варварских российских революций стал известен как орудие Лондона.

В 1917 году англичане сделали Рейли лётчиком канадских ВВС - и на самолёте он перелетел в Россию. Главной его задачей в послереволюционной России, охваченной кровавым революционным террором и гражданской войной - удержать большевиков от заключения сепаратного мира с Германией, что являлось главным приоритетом для британского империализма. Во-первых, англичанам требовалось как можно основательней разрушить и Россию, и Германию, и как можно больше истребить немцев и русских, чтобы исключить их конкуренцию с Англией в обозримом будущем. Во-вторых, в случае выхода России из войны, Британии пришлось бы своими силами продолжать борьбу с Германией, а этого ей ох как не хотелось! Русских ведь не жалко, они для английских руководителей всего лишь пушечное мясо.

Один из главных большевистских лидеров, И. В. Ульянов (Ленин), пытался "соскочить" с англо-американского и еврейского крючка, упорно добиваясь сепаратного мира с Германией. Подписавший англичанам и американцам обязательство продолжать войну любой ценой Троцкий не смог нейтрализовать усилия Ленина по достижению сепаратного мира. Поэтому решено было убить Ленина и ещё нескольких большевистских руководителей, и "ускоренными темпами" продвигать главного ставленника английского империализма (и мирового еврейского кагала) в России - И. В. Джугашвили (Сталина).

В начале 1918 года Рейли (Розенблюм) был задействован для подготовки тайной переправки Александра Керенского в Англию через Мурманск, а также находился в составе союзной миссии в Мурманск и Архангельск, занятых Красной армией. В феврале 1918 года его отправляют в занятую "красными" Одессу в составе союзнической миссии английского полковника Бойля. Ему поручают создание широкой агентурной сети английского империализма, с выходом на красных комиссаров. В Одессе Рейли (Розенблюм) встречался с бывшим эсером и ещё одним еврейским террористом Яковом Блюмкиным, которого глобальная еврейская террористическая сеть и английская террористическая разведка запланировали задействовать для своих кровавых операций.

В начале марта 1918 года Рейли (Розенблюма) командируют в Петроград, в качестве помощника английского военно-морского атташе капитана Кроми. Позже его переводят в подчинение самому английскому послу в большевистской России, английскому шпиону и дипломату Брюсу Локкарту: для разработки, вместе с самим Локкартом, Яковым Свердловым, Абрамом Обом, Петром Рутенбергом, и другими еврейскими бандитами, плана покушения на В. И. Ульянова (Ленина). К этому плану подключили также Бориса Савинкова. В английской террористической операции были задействованы также американские и японские спецслужбы. Координатором являлся всё тот же вездесущий Вильям Вайзман.

Роберт Брюс Локкхарт, Абрам Об, Рейли, Свердлов, Савинков и Рутенберг первоначально намеревались убить Ленина с помощью охраны Кремля (являвшейся, одновременно, и личной охраной Ленина) - латышских стрелков. Их собирались (как всегда) подкупить. Командиру латышских стрелков, полковнику Эдуарду Берзиньшу (Берзину), всучили 700 тысяч рублей (комендант Кремля П. Мальков подсчитал, что по официальному курсу - 1 миллион 200 тысяч, тогда как зарплата самого Ленина была 500 рублей в месяц). Берзин не пошёл на предательство, и сообщил о заговоре Свердлову и Дзержинскому.

Свердлов, сам участник заговора, опасаясь, что англо-американская разведка, узнав о провале, убьёт и его, подготовил свой собственный план покушения на Ленина, о котором сообщил только "своим" еврейским товарищам Рутенбергу и Рейли, возможно, не догадываясь, что и они английские шпионы. Дзержинский, человек Ленина, тут же донёс о заговоре Владимиру Ильичу. Ленин, узнав о том, что Свердлов (которому Берзин рассказал о планах покушения одновременно с Дзержинским) доложил ему о заговоре намного позже, чем Феликс Эдмундович, заподозрил того в участии.

Берзин, по заданию Дзержинского продолжавший контакты с английской разведкой, получил от её людей явки и адреса некоторых её секретных агентов и связанных с ними белогвардейцев-подпольщиков.

В августе 1918 года Рейли, Рутенберг, Вильям Вайзман, Брюс Локкхарт, и другие британские шпионы-убийцы проанализировали и оценили замысел Свердлова, составившего свою схему убийства Ленина, и определили его шансы на успех "почти на все 100 процентов". Свердлов считал, что английская разведка не знает о провале, и готовит свою собственную операцию, а это и было нужно англо-американскому империализму, чтобы спрятать свои грязные дела.

В последний день августа 1918 года, Ленин после покушения выжил и позже сумел отравить Якова Свердлова. Инициативу Свердлова связали с заговором англо-американской и японской разведок и МИДов. Почти вся шпионско-террористическая сеть англо-американской разведки была уничтожена. Англичане, не зная о том, что Берзин сдал все их явки, адреса и имена секретных агентов, "прошляпили" провал. Большинство их агентов, включая белогвардейцев-подпольщиков, были расстреляны. Деньги, отданные Берзину, большевики пустили на клуб для латышских стрелков и пропагандно-агитационную литературу.

Вскоре Роберт Брюс Локкарт, вице-консул Англии в Советской России (в Москве) был арестован, и через короткое время, 28 сентября 1918 года, обменен на М. М. Литвинова (Меера Валлаха). Задержание в Англии советского дипломатического представителя Литвинова было двойным фарсом: во-первых, потому, что не имело законной силы, во-вторых, потому, что Литвинов был секретным агентом самой английской разведки.

Локкарта же в Москве заочно приговорили к расстрелу.

Рейли - один из 2-3-х, кому удалось бежать. В ноябре 1918 года московский суд заочно приговорил Рейли (он же - Джеймс Бонд, он же - Розенблюм) к смертной казни: к расстрелу.

Однако, до этого провала, в мае 1918 года, Рейли (Розенблюм) был отправлен своими командирами к белым Каледина, на Дон, и потом, в июне 1918 года, выдавая себя за сербского офицера, провёз из Москвы в Мурманск и посадил на английский эсминец Александра Керенского. В этой операции ему помогал Пётр Рутенберг.

В том же месяце Рейли (Розенблюм) "на дистанции", а также лично (нелегально проникая в Москву и Петроград) стал спешно создавать новую сеть заговорщиков, чтобы восстановить разрушенную большевиками. В июне 1918 года на финансирование Национального и Тактического центров передал пять миллионов рублей. Главной его целью теперь становилось продвижение к власти И. В. Джугашвили (Сталина). У английских спецслужб и мирового еврейского экстремизма было 2 альтернативных плана: 1) Организация мятежа левых эсеров, более удобных для англичан и евреев, или (в случае провала) 2) привод к власти И. В. Джугашвили (Сталина).

[В действительности всё получилось намного запутанней и сложнее; Ленин с Дзержинским использовали заговор эсеров (о котором уже знали) в своей собственной игре против ставленников Свердлова и английской разведки. Подробней об хитросплетениях интриг в заговоре эсеров читайте в нашем специальном разделе, посвящённом ещё одному еврейскому международному террористу, Якову Блюмкину.]

2-я альтернатива была для англичан и мирового еврейского экстремизма предпочтительней, т.к., в сговоре со Сталиным, легче было устроить геноцид (истребление) русского народа, т.е. использование демографического оружия.

Именно Рейли (Самуил-Соломон Розенблюм) и курировал мятеж левых эсеров 6 июля 1918 года в Москве.

Чтобы ведомая непослушным Лениным (В. И. Ульяновым) Россия не "соскочила" с вассальной обязанности участвовать в организованной сувереном-Англией Первой (а через 20 лет и Второй) Мировой войне, Рейли (Розенблюм) задействовал своего давнего подчинённого, эсера и одессита Якова Блюмкина для убийства немецкого посла графа Вильгельма Мирбаха, с целью торпедировать сепаратный мир с Германией.

При содействии В. И. Джугашвили-Сталина, Рейли (Розенблюм) сделал своими агентами в Москве десятки служащих советских учреждений, с помощью которых доставал себе документы на любое, ему угодное, имя: на своё собственное (Самуила Розенблюма), на Сиднея Релинского (с подлинным удостоверением сотрудника ЧК), сотрудника угро Константинова, антиквара Георгия Бергмана, подданного Турции негоцианта Массино, и т.д. Среди агентов Рейли была секретарша ЦИКа Ольга Стрижевская, тот же Яков Блюмкин, в то время как И. В. Джугашвили (Сталина) в основном курировал Вильям Вайзман (Рейли был связным).

С восстанием левых эсеров всё получилось намного запутанней, чем планировалось, а разработанный шефом Рейли, Локкартом, план мятежа в петроградском гарнизоне не удался.

Когда план Локкарта был раскрыт, и, во время налёта ВЧК на английское посольство, был убит английский военно-морской атташе капитан Кроми, Рейли (как уже сказано) удалось бежать в Петроград, оттуда в Кронштадт, затем в Ревель, и вновь появиться в Англии. Тут его главный шеф и один из подлинных кукловодов 2-х русских революций - Винстон Черчилль - вызвал Рейли (Розенблюма) к себе, и вскоре сделал его своим советником по Советской России. Черчилль поручил Самуилу-Соломону Розенблюму (Рейли) стать во главе противодействия Советской власти: в качестве сотрудника английской разведки, пропагандиста и журналиста, финансового специалиста, предпринимателя, политика, и т.д.

Рейли-Розенблюм за казённый счёт обрушился на своих вчерашних подельников, ставленников и приятелей, заявляя в газетах о том, что советская власть - "раковая опухоль, поражающая основы цивилизации", что большевики - "архивраги человеческой расы", что они представляют собой "силы антихриста".

"Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена... Существует лишь один враг. Человечество должно объединиться против этого полночного ужаса".

В то же самое время английская разведка тайно поддерживала советскую власть, имея постоянные контакты с ЧК. Тогда как англичане официально помогали белому движению, они одновременно консультировали и снабжали оружием красных. Их главной скрытой целью было уничтожение как можно большего числа русских людей, миллионы которых должны были, по планам британского империализма, сгинуть в огне большевистского террора и гражданской войны.

С начала декабря 1918 года Рейли вынужден снова находиться в России (в Екатеринодаре), в качестве представителя союзной миссии - офицера связи - в ставке главнокомандующего армией ВСЮР - Деникина.

В январе и первых числах февраля 1919 года Рейли (Розенблюм) находился в Крыму, потом на Кавказе.

Затем, с полномочиями союзного эмиссара, он прибывает в "столицу евреев России" Одессу, где должен встретиться со всеми еврейскими революционными выродками, и, в первую очередь, с Рутенбергом, ранее вместе с Рейли-Розенблюмом участвовавшим в разработке покушения на Ленина.

После того, как Ленин выжил, да ещё и отравил Свердлова (с помощью двоюродного брата Свердлова - Ягоды-Егуды), Рутенберг тоже бежит в "еврейскую столицу" России - Одессу, - и там принимает участие в координации французской интервенции против большевиков. Там он объявился 29 января или 1 февраля 1919 года. 13 февраля 1919 года там же объявляется и Рейли. Французские Ротшильды связались - через военных посредников - с командованием французских оккупационных войск, в тот момент занимавших Одессу, и выхлопотали для Рутенберга "теплое местечко": его сделали членом Комитета обороны и продовольствия, сформированного интервентами 23 марта 1919 года.

Недосягаемо высокий статус Рутенберга обеспечивал и "Сидней Рейли" - "Джеймс Бонд" (Розенблюм), который в феврале-марте 1918 года уже побывал в Одессе в составе союзнической миссии английского полковника Бойля, и оставил тут "своих людей". (Рейли слишком часто оказывался там же, где и Рутенберг, и это отнюдь не случайно).

С 13 февраля по 3 апреля 1919 года Рейли (Розенблюм) снова в Одессе, и в этот период он и Рутерберг: неразлучная парочка. Именно Рутенберг помог Рейли (больше известному под прозвищем "Джеймс Бонд") отредактировать его 1-ю автобиографию, которую они разместили в одесской белогвардейской газете "Призыв" (Выпуск Третий, 3 марта 1919 года). С помощью той же газеты, в номере 8 от 20 марта 1919 года, Рутенберг с Рейли (Розенблюмом) разоблачают для контрразведки белых 3-х сотрудников ЧК, с которыми Рейли имел дело в Мурманске (Грохотова), Архангельске (Петикова) и Москве (Жоржа де Лаффара).

Во время пребывания Рейли (Розенблюма) в Одессе, в 1918-м году, он встречался с бывшим эсером Яковом Блюмкиным, которому посвящён целый раздел нашей работы. Блюмкин состоял при Дзержинском, а позже при Сталине в качестве "карманного террориста", для совершения (по примеру разведки Великобритании) диверсионно-террористических актов. Блюмкина глобальная еврейско-террористическая сеть и британская разведка тогда готовили к миссии в Палестине, а также решили использовать для купирования усилий "непослушного" Ленина по заключению сепаратного мира с Германией. (Блюмкину поручалось убийство германского посла).

Рейли (Розенблюм) и Рутенберг разработали спровоцированный летом 1918 года военный мятеж против Ленина в Ярославле. Они же составили рекомендательный анализ перед англо-американской интервенцией, развёрнутой из всех морских портов России: Мурманска, Владивостока, Балтийского, Чёрного и Каспийского морей.

Сошедшись с февраля 1919 года в Одессе для выполнения совместных террористических операций, Рутенберг и Рейли (Розенблюм) снова поддерживали постоянный контакт с Блюмкиным.

3 апреля 1919 года Рутенберг вместе с Рейли эвакуируются с французскими войсками из Одессы, но перед тем, как корабль отчалил, Рутенберг сходит на берег. В Константинополе Рейли (Розенблюм) был на короткое время занят в британском комиссариате, а в мае 1919 года его вызывает в Лондон английское правительство, перед которым ему пришлось выступить с обширным докладом.

Когда на Парижскую мирную конференцию слетелись, как мухи на мёд, все еврейские подонки из целой Европы, там же оказались и Рутенберг с Рейли, оба - при англо-американской миссии.

Английская разведка инжектировала сотни тысяч фунтов стерлингов в личные предприятия Рейли (Розенблюма), чтобы обеспечить его финансовую состоятельность и мобильность. Но проходимец и аферист остаётся собой, и Розенблюм, привыкший к роскошной жизни, стал вкладывать в сомнительные сделки и рискованные предприятия не только свои собственные деньги, но и казённые. Чтобы хотя бы частично покрыть растрату, ему пришлось за 100 000 долларов продать (на аукционе в Нью-Йорке) самое дорогое, что льстило его гипертрофированному самолюбию (и что он не намеревался продавать): почти всю коллекцию вещей Наполеона.

Зная о финансовых затруднениях убийцы и мошенника Розенблюма (Рейли, он же - Джеймс Бонд), английское правительство умело играло на них, используя Рейли в операциях по финансово-экономической дестабилизации советского режима и ослабления его международных возможностей. Английская разведка внедрила Рейли в русские эмиграционные круги, понуждала его лоббировать (в английском парламенте) интересы белоэмигрантского Торгово-промышленного комитета, добиваясь его спонсирования.

В тот период Рейли снова в паре с Савинковым и в постоянном контакте с Рутенбергом, разрабатывая военные операции. При участии Савинкова, Рейли (Розенблюм) осенью 1920 года проник в стан армии Булак-Балаховича в Белоруссии, участвовал в боевых действиях. Армия Булак-Балаховича была, однако, вскоре разбита Красной Армией.

В 1922 году Рейли (Розенблюм), с помощью Савинкова и Ю. Эльфергрена, и с участием Петра Рутенберга, устроил покушение на жизнь руководителей советской делегации на Генуэзской конференции. Финансирование этой операции осуществлялось совместно английской разведкой и белоэмигрантским Торгово-промышленным комитетом. Провал этого теракта лёг тенью на всю английскую разведку, и Рейли ждали после этого большие неприятности. Неудача постигла его (как одного из организаторов) и с так называемым "письмом Зиновьева": ещё одной антисоветской провокацией.

С 1923 года Рейли подключили к "самой секретной" операции английской разведки: координации со Сталиным (И. В. Джугашвили), Зиновьевым, Каменевым и др. своими секретными агентами в высшем руководстве СССР - усилий по оправданию будущего сталинского террора и созданию идеологической базы для его многолетнего проведения.

Под руководством английской разведки, советские органы безопасности (ЧК, ГПУ, НКВД, МГБ, и т.д.) сами создавали подпольные "контрреволюционные" организации, используя их деятельность для развёртывания широкого кровавого террора. Действия этих организаций включали в себя диверсии, саботаж, агрессивную пропаганду, шантаж, запугивание, и т.п. (в том числе и террористические операции).

Так создавался фундамент для идеологической базы будущего сталинского ГУЛАГа.

Мы уже весьма пространно описывали в предыдущих разделах (с подробным изложением фактов) то, как будущие белогвардейские - а тогда царские - генералы, будучи агентами англо-американской разведки и союзниками кровавого революционного движения, участвовали в заговоре против царского правительства, которое и свалили, в тесной связке с революционными террористами. Некоторые из них позже помогали Керенскому фактически "сдать" власть в руки большевиков. Ещё позже, участвуя в белом движении, эти люди прекрасно отдавали себе отчёт в том, что Гражданская война нужна англо-американскому империализму в качестве демографического оружия. После победы красных, в иммиграции, они продолжали выполнять поручения англо-американских спецслужб, и не представляли собой опасности для своих хозяев. В то же время, ряд других белогвардейских офицеров (не посвящённых в эти тайны) всё глубже вникал в "уроки истории". Эти люди стали осознавать, кто и зачем свалил царский режим, кто устроил революционный террор и спровоцировал Гражданскую войну в России.

Десятки тысяч бывших царских и белогвардейских офицеров, и сотни тысяч других бежавших за Запад русских людей стали представлять для англо-американского империализма серьёзную опасность. Такую же опасность видели английские и американские спецслужбы в бежавших в Западную Европу и Америку носителях страшной тайны русских революций, таких, как Евно Азеф, Борис Савинков, Леон Троцкий (Лев Бронштейн), и другие. Угрозу, которую представляли для англичан и американцев эти 2 группы людей, англо-американские спецслужбы ликвидировали с присущим им крайним цинизмом и характерными для них террористическими методами.

С начала 1920-х годов русскую иммиграцию на Западе стала косить "эпидемия смертей". Кто-то попадал под колёса автомобиля или под поезд; кто-то "случайно" выпадал из окна; кто-то умирал, "отравившись грибами"; и т.п. Чекисты из СССР беспрепятственно проникали в Берлин, Париж или Милан, и безнаказанно похищали или убивали лидеров русской иммиграции, идеологов в изгнании, боевых офицеров, решивших бороться из иммиграции с советской властью. Прикрытие и отход советских убийц-террористов, разумеется, обеспечивали англо-американские спецслужбы.

Параллельно, англо-американские спецслужбы проводили ещё более широкую кампанию уничтожения "ненужной" части русских иммигрантов: с помощью вовлечения их в создаваемые совместно со Сталиным (и другими посвящёнными членами советского руководства) подпольные антисоветские организации. Этих людей, не подозревавших о сговоре между Советами и англо-американскими спецслужбами, засылали в СССР на верную смерть.

Крупнейшим из подобных предприятий была операция "Трест". Советские чекисты из ГПУ, в союзе с англо-американской разведкой, создали "контрреволюционную" организацию, и стали вовлекать в неё противников советской власти не только из числа живущих за границей русских патриотов, но и оставшихся в России.

Английское правительство решило, что настал подходящий момент избавиться от нескольких "не до конца" надёжных агентов, каждый из которых слишком много знал. Одним из намеченных для ликвидации был Рейли (Розенблюм). Ему объявили, что его направляют для подпольной работы в СССР, но Рейли наотрез отказался, вопреки всем грозящим ему последствиям. Тогда начальство послало его в соседнюю с Россией Финляндию, якобы, для выяснения, по просьбе руководителя британской разведки в Хельсинки Эрнеста Бойса, что такое эта крупнейшая антисоветская организация. В Хельсинки Рейли (Розенблюм) прибыл вместе с Борисом Савинковым.

Там Рейли и Савинкову снова предложили участвовать в засылке в СССР, и опять они наотрез отказались. Тем не менее, им был изложен план перехода границы, с помощью "верного человека", Тойво Вяхя.

Через 2 дня после этого разговора Рейли и Савинкова пригласили в британское посольство в Хельсинки, где обоих арестовали, и, со связанным за спиной руками, доставили на финско-советскую границу, где передали в руки ГПУ.

Эта операция была проведена по личному указанию Винстона Черчилля и верных ему людей в британской разведке.

По неподтверждённым данным, Савинкову удалось бежать, и некоторое время скрываться. Но англо-американской разведке и советскому ГПУ удалось заманить его в Минск, на встречу с членами "московской антисоветской организации".

Там его и взяли.

Ему огласили до смешного мягкий приговор: "всего" 10 лет в заключении. Это доказывает, что Савинкова изначально задумали ликвидировать, "не довезя" до мест отбывания срока. Во внутренней тюрьме на Лубянке 7 ноября 1925 года (не случайно в годовщину Октябрьского переворота) его то ли сбросили в проём лестницы, то ли вытолкнули из окна.

Англо-американские спецслужбы и ГПУ инсценировали смерть Рейли (Розенблюма) и Савинкова на границе с Финляндией - с целью предупредить попытки выяснить их судьбу. Эту фальшивую информацию "слили" менее секретным подразделениям английской разведки, с тем, чтобы она дошла до британских властей. После этого дипломатические усилия по освобождению британского подданного Сиднея Рейли из лап палачей ГПУ казались бессмысленными.

Кроме того, советские газеты поместили информацию о том, что во время попытки перехода границы 28 сентября 1925 года близ финского посёлка Алакюля убиты два контрабандиста.

Все протоколы допросов Рейли (Розенблюма), и т.д. - всё это фикция. Их вели "для проформы", чтобы дезинформировать современников, после - потомков. Согласно этой фикции, на Лубянке Рейли упорно настаивал на сказке о том, что он ирландец из Клонмели, гражданин Великобритании, и больше ничего не сообщал.

По заведомой договорённости с советской стороной, Рейли (Розенблюма) не подвергали пыткам. Формальные "допросы" велись без применения насилия или психологического давления, за исключением инсценировки казни, которая в последнюю минуту "не состоялась".

Зато дневник, который Розенблюм (Рейли) вёл в тюрьме (на папиросной бумаге) и прятал в щели между кирпичами, возможно, подлинный. Протоколы "допросов" Рейли и его дневник (найденный в 1995 году) - опубликованы в Англии в 2000 году.

Как и следовало ожидать, Розенблюма ("Рейли") расстреляли по личному распоряжению Сталина (И. В. Джугашвили). Казнь привели в исполнение 5 ноября 1925 года в лесу, в Сокольниках (там же, куда Розенблюма ("Рейли") с Лубянки ежедневно доставляли на прогулку), Григорий Сыроежкин и Григорий Федулеев (так утверждал свидетель Борис Гудзь). Похоронили его, якобы, во дворе тюрьмы.

ГПУ и англо-американская разведка едва не провалили секретность вокруг убийства Рейли-Розенблюма, когда в августе 1925 артистка варьете Пепита Бобадилла неожиданно объявилась в Хельсинки, чтобы выяснить местонахождение её мужа, Сиднея Рейли.

Подлинное имя "Бобадиллы" - Нелли Вартон. Она была незаконнорождённой, и появилась на свет от матери-англичанки в немецком городе торгашей и красных фонарей Гамбурге. Из "квартала шлюх" в Гамбурге она попала в Лондон, в театр-варьете, где стала популярной танцовщицей "лёгкого жанра". История с Розенблюмом и Маргарет Рейли-Каллаган повторилась через много лет (брак между Рейли и "Бобадиллой" был заключён в 1923 году): Нелли ("Бобадилла") спуталась с богатым пожилым сценаристом, который быстро скончался при подозрительных обстоятельствах, и тут же Рейли с Нелли Вартон ("Бобадиллой") поженились.

Вартон пыталась добиться сведений о Рейли от финских официальных властей, а также выяснить о нём в кругах русских иммигрантов, но ей посоветовали "забыть о Рейли", если она "хочет жить". Вернувшись в Лондон, она всё же не поверила в официальную версию гибели Рейли на границе, и пыталась нанять частного сыщика, но её расследование зашло в тупик.

Официальная версия гибели Самуила-Соломона Розенблюма ("Рейли") на границе с Финляндией моментально напоминает о параллели с убийством там же российского контрразведчика, Ивана Федоровича Манасевича-Мануйлова (1869 - 1918).

Сотрудник Департамента Полиции, замеченный и опекавшийся В. П. Мещерским, Иван Фёдорович был не только "шпионом", но и отменным журналистом, переводчиком, литературным критиком. Знал не менее 12-ти языков.

Талантливый человек, Иван Фёдорович был в своё время единственным высокопоставленным чиновником Департамента Полиции, ясно представлявшим прямую связь между англо-американской разведкой, мировым сионистским движением, деятельностью международного банкирского кагала - и террористической войной против русского государства.

Мы уже несколько раз упоминали о Манасевиче-Мануйлове в предыдущих разделах нашей работы.

В конце 1890-х и в 1905 году он вёл наблюдение в Риме за активностью российских революционеров и выявил их связь с итальянскими террористами и ядром движения, которое являлось в то время зачатком будущего фашизма. Потом был переведен в Париж для работы в разведке. В 1905 году занимал должность заведующего Особым отделом Департамента Полиции.

3 авантюриста еврейского происхождения - Пётр (Пинхас) Лернер [он же - "Раковский"], Симон Вайсман-Вейсман, и Самуил-Соломон Розенблюм ("Рейли" [он же - "Джеймс Бонд"]) - приложили все усилия для того, чтобы дискредитировать донесения Ивана Фёдоровича, согласно которым англо-американская разведка, международные еврейские круги, и подшефная английской японская разведка - стояли за террористической войной против России. Все 3-е - Лернер, Вейсман и Розенблюм (Рейли) - работали на английские спецслужбы. Если бы донесения Манасевича-Мануйлова не были дискредитированы, то, возможно, многие последующие драматические и трагические события удалось бы предотвратить.

С 1906 по 1915 год находился в вынужденной отставке. В 1916 году возглавлял охрану Григория Распутина.

Манасевич-Мануйлов считается одним из авторов изначального (подлинного) текста апокрифа, в саркастически-футуристическом разрезе раскрывающего будущие планы международной еврейской банкирско-политической мафии. Речь идёт о "Протоколах сиониских мудрецов". Сам он никогда не скрывал, что это не "подделка" и не "оригинал", но именно остроумное и разоблачительное апокрифическое произведение.

В 1916 году Иван Фёдорович был арестован, но после октябрьского переворота 1917 года вышел на свободу. В 1918 году, понимая, что террористические революционные власти его не оставят в живых, он договорился с антиреволюционным подпольем о переходе границы в Финляндию. Ему обещали в качестве проводника одного "верного человека", финна. Как свидетельствуют сравнительно недавно ставшие известными благодаря безвестным сноудонам, маннингам, или ассанджам, британские секретные документы, операцию по убийству Манасевича-Мануйлова проводили британские спецслужбы, вместе с ЧК. С британской стороны, эту акцию курировал лично Винстон Черчилль, с советской - Ян Петерс, любовник кузина Черчилля (Клары Шеридан) и один из ближайших сподвижников И. В. Джугашвили (Сталина).

Согласно наиболее правдоподобной версии, Иван Фёдорович Манасевич-Мануйлов был застрелен прямо на границе, недалеко от (внимание!) финского посёлка Алакюля. Но ведь там же (по официальной версии) были застрелены и Савинков с Розенблюмом (Рейли)!

Это лишь одно из сотен доказательств того, что ликвидация "слишком много знавших" свидетелей англо-американо-сионистских козней и связей с ними так называемых "революционеров" проводилась по одному и тому же плану и сценарию, и одновременно как британской, так и советской стороной.



ВИЛЬЯМ ВАЙЗМАН
(сын Вильяма Вайзмана,
внук Вильями Вайзмана
правнук Вильяма Вайзмана, и т.д.)

Сын капитана сэра Вильяма Вайзмана, тоже Вильям Вайзман, он родился в 1885-м году. Провалился на экзамене в Кембридже. После того, как его вышибли из университета, занимался финансовыми и банковскими аферами (связанными с Мексикой и Канадой), пока не попал в отдел британской разведки (Ми6). Был сделан представителем британской разведки в США (Ми1).

Его отец, сэр Вильям Вайзман (1845 - 1893) - 9-й баронет и Rear-Admiral, морской офицер и контрразведчик. Военно-морская династия Вайзманов была связана родством с сэром Вильямом Вайзманом (William Wiseman) (1629 - 1688), 1-м баронетом, помещиком и политическим деятелем. Отцом сэра Вильяма Вайзмана был Вильям Вайзман-старший (1814 - 1874), британский морской офицер, 8-й баронет и контрразведчик. Отец Вайзмана окончил Королевский морской колледж; в 1838 году ему присвоено звание лейтенанта; в 1854-м году сопровождал сэра Хамильтона Сеймора, британского посла в России, в Санкт-Петербург. В том же году назначен капитаном и поставлен командовать HMS. Был женат на Катерине Макинтош. Сам сэр Вильям Вайзман (акционер New Russia Co. Ltd.) также был капитаном (Rear-Admiral), как и его отец, и работал на контрразведку. Был женат на Саре Элизабет Лэнгворси (Sarah Elizabeth Langworthy) из Эссекса. У них были сын и дочь.

Как мы уже писали в предыдущих разделах, акционерное общество New Russia Co. Ltd. "Троянским конём" английского империализма, которым использовалось для подрыва российского государства.

С января 1914 года Вильям-Вайзман-сын был "приписан" к британскому военно-морскому атташе, занимаясь саботажем и контрпропагандой. В январе 1916 года он и его помощник, Норманн Твейтс, обосновались в США, сделавшись служащими Транспортного Отдела американского Министерства вооружений.

Этот бесстыдный авантюрист использовался британской разведкой для самых грязных и позорных трюков (дело с миллионером Ливенсоном и немецким послом, графом Иоганном фон Бернсдорффом; дело, известное как Телеграмма Циммермана (1917), и пр.). С помощью Вильяма Вайзмана британская разведка манипулировала военными советниками американского президента Вильсона. Англичанам надо было руками США и России ослабить и разрушить Германию. В этих грязных манипуляциях принимал прямое участие отвратительный лорд Бальфур (тот самый, что стал известен благодаря своей Декларации Бальфура: обещании, данном евреям (фактически - Ротшильдам), "вернуть им" Палестину).

Буквально за месяцы до Октябрьского переворота в России 1917 года, лорд Бальфур послал шифрованную телеграмму британскому послу в США (см.: Cecil Spring Rice), в которой настоятельно просил, в качестве дела первой необходимости и первоочередной государственной важности, заняться перехватом (кражей) писем и сообщений от "messages from labour leaders, from Russian Americans" (от "профсоюзных лидеров и русских американцев"). А поручена была эта грязная работа именно Вильяму Вайзману. Шла активная и усиленная подготовка Октябрьского переворота. Ему же было дано ещё одно задание: "to send to Russia parties of pro-Ally émigrés - Czech, Slovak and Polish, as well as Russian - who had 'made good' in America" ("отправить в Россию группы лояльных Антанте эмигрантов - чехов, словаков, поляков, и, разумеется, русских - которые проявили себя "должным образом" в Америке").

Вот кто принимал участие в формировании списка пассажиров знаменитого "парохода Троцкого", набитого евреями-террористами чешского, словацкого, польского и российского происхождения, отправленного из Нью-Йорка в Россию (аналог ленинского "пломбированного вагона", только на порядки крупнее).

Интересно, что, просматривая копии докладных Вильяма Вайзмана в британский МИД, мы наткнулись на следующие пассажи: "to provide Russian comrades with all necessary operative (b.m.e. political) information"; и "carry with them details of the German intrigues in America and warn their Russian comrades against similar traps".

О какой оперативной (особенно политической!) информации идёт речь? Почему английский дипломат-шпион всё время говорит о "русских товарищах" (принятое у большевиков обращение друг к другу и к коллективу "товарищей")? И о каких "немецких интригах" говорится, и что Вайзман понимает под ними?

Ответы на эти вопросы дадим ниже. Но даже самая поверхностная оценка не может не привести к выводу, что речь шла о подготовке Октябрьского переворота. На эту операцию Лондон и Вашингтон выделили 75 тысяч долларов (примерно 1 с половиной миллиона долларов сегодня). В рамках той же операции, Вайзман обратился к родственнику его жены, Флоренс Самс (Florence Sams), выдающемуся английскому писателю Сомерсету Моэму, с предложением отправиться в Россию, чтобы устроить продолжение участия России в войне против Германии на стороне Антанты. Моэму, который далеко не сразу согласился, дали на "карманные расходы" 21 тысячу долларов (примерно 400 тысяч долларов теперь). Не случайно Моэма отправили в Петроград (Петербург) через Японию и Владивосток. По пути в Петербург он встречался "с грузином по имени Иосиф" с лицом в оспинах и по кличке "Коба", которому передал самый секретный пакет, где, вероятно, находились деньги и самая важная оперативная информация английской разведки. Заметим, что к тому времени Иосиф Джугашвили уже сменил свою уголовную кличку с "Коба" на "Сталин".

Моэма сопровождали 4 чехословацких беженца, по главе с Эммануэлем Воской, Директором Славянского Пресс-бюро в Нью-Йорке. Воска наладил контакт с Томашем Масариком (см. о Томаше и Яне Масарике в серии следующих разделов под общим названием "Сталин - отец еврейского государства"). В России находились тогда десятки тысяч чехов и словаков, которых планировали использовать в осуществлении планируемого государственного переворота в Петербурге.

В Петрограде Моэм встретился со своей бывший любовницей, Александрой Кропоткиной, дочерью "отца русских анархистов" - князя Петра Кропоткина, состоявшего в близких дружеских отношениях с главой Временного правительства, Александром Керенским. Сам "князь анархистов", Кропоткин, жил в Лондоне, откуда "вернулась" в Россию его дочь Александра.

Раз в неделю Моэм встречался с самим Керенским или с кем-нибудь из его министров в лучшем петроградском ресторане "Медведь", где угощал их водкой и чёрной икрой за свой счёт. Куратором Моэма в Петербурге был Стефен Аллей (Алли), майор британской разведки из Ми1 и глава её петербургской резидентуры. 16 октября Моэм телеграфировал Вайзману о реальной возможности основать "special secret organisations" (особые секретные организации) из поляков, чехов, словаков и казаков. Объяснение всей этой диверсионно-шпионской активности "противодействием немецкой пропаганде" и "немецким козням" - не более чем прикрытие, и особого смысла не несёт. 31 октября 1917 года Керенский попросил Моэма передать британскому премьер-министру Ллойду Джорджу, что ему необходима большая партия оружия и боеприпасов. Когда, на борту британского эсминца, Моэм прибыл из Осло в Лондон, встретился с Ллойдом Джорджем, и передал ему просьбу Керенского, тот заявил, что оружием помочь не сможет. А через неделю произошёл большевистский переворот...

На Парижской Мирной Конференции Вайзман присутствовал в качестве советника лорда Бальфура по американским делам. В 1919 году Вайзман, якобы, "ушёл" из разведки, и стал работать в банковской фирме на Уолл-Стрит Kuhn, Loeb & Company, под руководством Отто Кана и Феликса Мориса (Морица) Варбурга. Напомним, что название этой банковской фирмы красной нитью проходит через всю нашу работу. За этой "подставной" фирмой стояла династия Ротшильдов. Через банковскую компанию Kuhn, Loeb & Company проводилось финансирование революций 1905 и 1916-1917 годов в России, приход к власти Гитлера (личным банкиром которого был один из Варбургов всю войну), и прочие самые вопиющие, грязные и кровавые события в человеческой истории.

6 июня 1940 года Вайзман был приглашён на званый обед к лорду Халифаксу, и, по его заданию, связался с Гитлером, предлагая начать мирные переговоры. По свидетельству Джозефа Геббельса (см. его дневники), Гитлер был не против мирных переговоров, но только если вести их он будет лично с лордом Халифаксом. Когда Вайзман стал встречаться с резидентами нацистской разведки в США, княгиней Стефани фон Хохенлох, и генеральным консулом Германии в Сан-Франциско, Фрицем Видеманом, им заинтересовалась служба ФБР. Речь шла не много, не мало - о сепаратном мирном договоре между Великобританией и Третьим (Гитлеровским) Рейхом.


СТЭНЛИ ВОШБОРН
(американский шпион в России,
подчинённый Ротшильдам, Шиффам,
Варбургам, и пр. членам еврейской
банкирской мафии)

Майор Стэнли Вошборн (Stanley Washborn) (1878-1950), военный разведчик США и Англии, работал в России в 1914-1917 годах.

Из ограниченных материалов, имеющихся на сегодняшний день в нашем распоряжении, трудно понять, был ли Вошборн задействован в подготовке Октябрьского переворота 1917 года в России, и организации кровавого революционного террора.

В то же время, очевидно, что он был задействован для организации английскими "союзниками" широкой поддержки диверсий и саботажа, с целью подорвать боеспособность русской армии, спровоцировать ряд поражений и неудач на фронте, привести к массовой гибели русских и немецких солдат.

Вошборн - автор ряда книг о русско-немецкой бойне, устроенной англо-американским империализмом. (Washburn, Stanley, Field notes from the Russian front, illustrated by the photographs of George H. Mewes. (London, A. Melrose, ltd., New York, C. Scribner's sons, [1915]); Nogi, a man against the background of a great war (New York : H. Holt, 1913); The Russian campaign, April to August, 1915; 2nd volume of "Field notes from the Russian front". (New York, Scribner, 1915); The Russian advance; 3rd volume of Field notes from the Russian front (Garden City, N. Y., Doubleday, Page & company, 1917); Trails, trappers, and tender-feet in the new empire of western Canada. (New York : H. Holt, 1912); Victory in defeat; the Agony of Warsaw and the Russian retreat (Garden City, N.Y., Doubleday, Page & company, 1916).

Он - автор и претендующего на "объективное" расследование развития русско-немецкого военного конфликта материала.

Его анализ опубликован в августе 1917 года в "The National Geographic Magazine".

Главное, на что следует обратить внимание: Вошборн утверждает, что Россия "пожертвовала собой" ради своих союзников (Англии, Франции и США), сдерживая наступление немецкий армий и время от времени идя в наступление на русско-германском фронте, и что именно это привело к падению царского режима и уничтожению России. Если бы не "самопожертвование" России, то немецкие армии обрушились бы на Францию и Англию, которые не могли в тот момент им противостоять и были бы разбиты.

Из-за огромных потерь России, разрушений и урона, вызванных войной, страна и "получила" революцию, хаос и в дальнейшем революционный террор.

Но кому это было выгодно? Разумеется, только Англии и США (Франция, в отличие от них, также пострадала от войны).

Германия также понесла большие потери. Только одно наступление генерала Брусилова 1916 года стоило немцам сотни тысяч убитыми и почти полмиллиона пленных, 500 орудий, и потерю материальной части и других вооружений.

Для Румынии участие в Первой Мировой войне 1914 года на стороне Англии и Соединённых Штатов оказалось настоящей катастрофой. Эта страна, блокировавшая не менее 30 немецких дивизий (которые могли быть переброшены на англо-французский фронт), потеряла 3 четверти своей территории, огромные потери (в соотношении с её демографией) в армии и среди мирного населения.

Вошборн даёт следующий подсчёт русских потерь.

За первые 3 года войны России на стороне Англии и Америки, не менее 7 миллионов подданных Российской империи было убито, умерло от болезней, покалечено или взято в плен. 21 миллион русских семей потерял за войну кормильца. Из районов боевых действий хлынула волна в 15 миллионов беженцев. 43 миллиона русских потеряли в той войне кров (дом) или кормильца.

В то время всё население Англии как раз и составляло 43 миллиона человек.

(Из этого же материала вытекает, что с февраля 1917 и до 1923 года геноцид унёс в России около 30 миллионов человек).

Каждый, владеющий логикой, понимает, что Первая Мировая война была ничем иным, как геноцидом, устроенным Англией и США для устранения своих конкурентов - России и Германии. Это демографическое оружие (геноцид), наиболее часто употребляемое англосаксами и евреями для достижения любых своих целей, было применено в 1910-х - 1940-х годах против Италии, Германии, России, Японии, и других стран в полную силу, и унесло сотни миллионов человеческих жизней.

Нет в мире более преступных и кровавых режимов, чем насквозь проевреенные режимы Англии и Соединённых Штатов (и, разумеется, сионистский режим "еврейского государства" Израиль в Палестине). 2 мировые войны, фашизм и сталинизм: их рук дело. С другой стороны, мы не знаем и не можем проверить, что стало бы с нашим миром и нашей планетой, если средства и возможности, которыми обладают Англия и США, оказались в руках других агрессивных бесчеловечных режимов.

Но почему, зачем и ради чего Россия должна была "прикрывать задницу" Англии и Америки, спасая их от краха? С какой стати русские должны были брать на себя военный удар Германии?

Всё объясняет устроенная симбиозом евреев-экстремистов и англосаксов революция 1905-1907 годов в России, финансовые диверсии Англии против России, и террористическая деятельность еврейских и английских террористов в России.

Царь, члены его семьи, члены правительства и другие важные люди не могли отказать Англии в "просьбе" открыть фронт войны с Германией, а потом - в "просьбе" не заключать с немцами сепаратного мира, зная, что, в случае отказа, Англия задействует своих террористов.

Покушения на членов царской семьи и правительства, проводимые еврейскими и английскими террористами, удавались убийцам настолько успешно, что царский режим был фактически припёрт к стенке.

И, наконец, Англии удалось натравить Германию на Россию, с помощью 1) террористического акта, 2) интриг своей внешней политики и дипломатии, и 3) своих агентов в германской разведке, правительствах германских государств, и т.п.

Не случайно следующая ключевая доминанта в "откровениях" Вошборна: признание того факта, что "наступил момент, когда англо-американская коалиция стала способна победить в войне и без участия России". А "момент" этот, по Вошборну: октябрь 1917 года. Иными словами, до осени 1917 года Англия и Америка были ещё не готовы к вступлению в войну в полную силу, а германские армии, с их точки зрения, недостаточно потрёпаны, чтобы стать лёгкой добычей. Вот и ещё одна причина того, почему большевистский Октябрьский переворот 1917 года случился именно тогда, а не раньше или позже, и - одновременно - улика против тех (Англии и Америки), кто за ним стоял.

И, наконец, 3-я главная доминанта "откровений" Вошборна: широко развёрнутую диверсионную кампанию, включая саботаж поставок оружия, саботаж на железных дорогах, саботаж подвоза хлеба и первоочередных продуктов, и т.д. Но кто стоял за этим саботажем, кто его питал? Как читатель знает из наших других разделов: Англия, Америка и мировой еврейский экстремизм.

Вошборн был одним из тех профессиональных агентов британской разведки, которых подключили к координации действий с людьми Англии в германской разведке, руками которых она вела террористическую войну против российского государства.

Как мы уже писали, Первая мировая война была организована глобальным англо-еврейским империализмом для осуществления нескольких целей: захвата Палестины, разорения России и Германии - главных соперников английского террористического государства, и т.д. Одной из таких целей была необходимость в хаосе войны скрыть приготовления следующей русской революции (или революций) и революции в Германии. Война давала англичанам возможность "разбалансировать" Германию, чтобы наводнить её своими агентами и шпионами, и задействовать своих "залегших на дно" агентов. Если эти шпионы и агенты действовали бы против самой Германии, тогда их могли разоблачить легче, чем в мирное время. Но т.к. они действовали против России (с которой Германия находилась в состоянии войны), это не только не вызывало подозрений, но, наоборот, выглядело естественным - как стремление нанести поражение врагу.

Через Германию англичане стали проводить и денежную поддержку русской революции (террористической войны против России).

В первой половине 1914 года связанные с английской разведкой германские спецслужбы основали в Стокгольме (Швеция в то время соблюдала нейтралитет) "банкирскую контору Фюрстенберга". Главой этой конторы англичане и немцы, по "наводке" мирового еврейского террористического движения, сделали ещё одного еврейского террориста большевистского разлива - Ганецкого (В. И. Ульянов-Ленин характеризовал этого урода как "кристально честного" большевика). Ганецкий и был этим "Фюрстенбергом". Такая контора не была оригинальной. При "руководящей и направляющей" роли английских спецслужб, немецкое Министерство Иностранных Дел выпустило специальный циркуляр, в котором речь идёт об открытии в нейтральных странах деловых, банковских и прочих фирм и организаций с целью влияния на внутреннюю политику и социально-общественную обстановку в странах-конкурентах, актуальных либо потенциальных противников Германии. С помощью таких организаций велась подрывная деятельность и в России.

Эта банкирская контора в Стокгольме являлась лишь одной из множества подобных предприятий, финансировавших русскую революцию и лично Владимира Ильича.

Сама идея таких организаций была заимствована английской и немецкой разведками у Ротшильдов, которые для подрывной работы в России и Германии (и осуществления германской и русской революций) основали в Нью-Йорке - подобную стокгольмской - банковскую контору Кун, Лоеб, и К.

Вмешательство английских шпионов Вильяма Вайзмана, Сиднея Рейли (Соломона Розенблюма), Локкарта и других спасло Владимира Ильича Ульянова (Ленина) после ареста, когда, как указывает Вошборн, "при возвращении Ленина с совещания в Австрию, в городок Поронин, австрийские жандармы при обыске на его квартире нашли браунинг и другие, указывающие на террористическую деятельность, материальные свидетельства". Вместо того чтобы "засадить его за решётку", австрийские власти просто отпустили его, да ещё и позволили выехать в Швейцарию. Во всех источниках пишут, что Ленин был арестован по подозрению в шпионаже в пользу российской разведки, на самом же деле австрийские жандармы арестовали его по подозрению в том, что он английский шпион!

В связи с арестом Ленина (Ульянова) в конце июля 1914 года австрийской контрразведкой всплывает ещё одно крайне любопытное обстоятельство. Как читателю известно из нашего раздела о Керенском, наставником Володи Ульянова ("Ленина"), а потом и его фактическим воспитателем был отец Александра Керенского (будущего главы Временного правительства), Фёдор Керенский. А женой Фёдора Керенского и матерью его сына Александра была Наталья Адлер, из (судя по фактам) смешанной еврейско-немецкой династии Адлеров. Как мы писали, из Адлеров - один из самых известных: это австрийский террорист Фридрих Адлер, сын видного австрийского социал-демократа Виктора Адлера. Известность свою Ф. Адлер получил не потому, что был сыном влиятельного политика, но потому, что в 1916 году убил министр-президента Австрии графа Карла фон Штюргка. После германской революции 1918 года стал одним из ведущих деятелей Венского Интернационала (1921 - 1923), позже - Социалистического рабочего интернационала (более 15-ти лет - секретарь его исполкома: 1923 - 1940).

В 1930-е года Фридриха Адлера материально поддерживал Сталин, и, в частности, тем, что за очень большие деньги выкупил у Фридриха его переписку с Владимиром Ульяновым (Лениным). Можно представить себе, какие нежелательные для Сталина факты могли всплыть из этой переписки, наверняка уничтоженной советским вождём.

Сталин, чтобы поддержать Ф. Адлера финансово, Сталин также купил у него собрание рукописей Карла Маркса, выделив за них баснословную сумму. Можно представить себе, какие опасные для английского империализма, мирового еврейского доминирования, и для самого сталинского режима пассажи могли содержаться в некоторых из рукописей Маркса, уничтоженных Сталиным.

Тем не менее, в австрийских архивах сохранилось несколько писем Ленина Фридриху Адлеру, а также несколько писем из переписки Александра Керенского с Фридрихом Адлером. В одном из писем Фридриха Адлера Владимиру Ульянову ("Ленину"), конца 1912 года, говорится о некой "координации", пока они находятся "в границах одной империи". Этой "империей" определённо была Австро-Венгрия (поскольку Ленин тогда проживал в городке Поронин, в Галиции, присоединённой к Австро-Венгрии). С этим письмом перекликается письмо Александра Керенского Фридриху Адлеру, в котором Александр Фёдорович упоминает о "скоординированных усилиях социалистов", и спрашивает, возможна ли помощь отца Фридриха, депутата парламента Австро-Венгрии, Виктора Адлера, "в случае непредвиденных обстоятельств". Эти "непредвиденные обстоятельства", возможно, связаны с "близким человеком" Керенского, "почти братом", которого Александр Фёдорович упоминает в другом письме. Этим "близким человеком" вполне мог был Владимир Ульянов (Ленин).

Такое объяснение подтверждается письмом Александра Керенского... Елене Блаватской (урождённой Ган-Долгорукой), которая, вероятно, была связана родством с Александром Керенским, как и с Сергеем Витте. В этом письме тоже упоминается один "близкий человек" из "детства". Раз, как известно, Александр Керенский и Володя Ульянов (будущий "Ленин") воспитывались вместе, то и человеком этим должен быть именно Ленин.

Но, если масон Фёдор Керенский являлся наставником и воспитателем Володи Ульянова (Ленина), а Виктор Адлер и его сын Фридрих приходились родственниками жене Керенского, Надежде Адлер, то вполне логично, что именно Виктор Адлер (и никто иной) хлопотал, чтобы австрийские власти освободили мало кому известного в то время, второразрядного "социал-демократа" (да ещё и с полностью подмоченной репутацией) - Владимира Ульянова (Ленина). Формально, именно этот депутат австрийского парламента от социалистов добился, чтобы 6 августа 1914 года Ленин был освобождён из-под ареста. Фактически, его бы так или иначе освободила австрийская контрразведка, но, чтобы прикрыть его вербовку немецкими спецслужбами, потребовалось формальное вмешательство Виктора Адлера.

Не менее любопытная деталь: тот же Фридрих Адлер (террорист-социалист, сын Виктора Адлера), по профессии учёный-физик, добровольно уступил своё место на кафедре Альберту Эйнштейну, в знак протеста против "дискриминации Эйнштейна как еврея". Во время этого конфликта, Фридрих объявлял в своём кругу, что его дедушка был евреем из Одессы. Фридрих Адлер поддерживал прямые контакты с И. В. Джугашвили-Сталиным, с которым вёл постоянную переписку.

Необходимо обратить внимание и на год рождения Фридриха Адлера: 1879-й. Получается, что он ровесник Сталина (Джугашвили), Александра Керенского, Литвинова (Валлаха), Троцкого (Бронштейна), Петра (Пинхаса) Рутенберга, Георгия Гапона, Савенкова, и других революционеров-террористов основного "ротшильдовского" революционного призыва.

Случайны ли контакты и Александра Керенского, и Владимира Ульянова, и Сергея Витте с ещё одним известным деятелем из Адлеров - Сайрусом Адлером (Cyrus Adler) - американским еврейским сионистом 1863 года рождения? Сайрус в совершенстве изучил так называемый "иврит", работал в Национальном музее США в Вашингтоне; один из учредителей в 1892 году Американо-еврейского исторического общества, потом его секретарь, и с 1898 года председатель. В январе 1905 года ездил в Россию, в Санкт-Петербург (эта поездка могла быть связана с постановкой Кровавого Воскресенья). С 1913 года - президент "Объединенной синагоги Америки".

Во время поездки Сергея Витте в Соединённые Штаты для подписания Портсмутского мирного договора с Японией, Сайрус Адлер был одним из еврейских деятелей Америки (наряду с Яковом Шиффом и др.), передавших через Витте ультиматум России, пригрозив, в случае отказа предоставить евреям полные и неограниченные права, сбросить царский режим. Ещё до того, как в 1917-м году он стал главой Временного правительства, и уже будучи им, Керенский охотно обсуждал с Сайрусом Адлером (с которым, к тому же, состоял в родстве по материнской линии) "дело Еврейского легиона", и другие еврейские "дела".

Знаменитым врачом и учёным был австрийский психолог еврейского происхождения, Альфред Адлер, приятель и коллега Зигмунда Фрейда (родился в Вене, в 1870 году). Его теория "личного превосходства" и "компенсаторной психологии" - в общем - сыграла на руку еврейским революционерам и террористам.

Ещё одна знаменитость: Исраэль Иегуда Адлер (родился в том же 1870 году), раввин и еврейский ортодокс, один из основателей государства Израиль, основатель еврейских городов в Палестине Рамат-Гана и Тель-Авива. Любопытно, что Исраэль Иегуда Адлер родился в Янове Пинской губергии, а Троцкий (Лейба Бронштейн): в Янове близ Елисаветграда. Ещё одна любопытная деталь: в январе 1905 года Исраэль Иегуда Адлер побывал в Санкт-Петербурге и Одессе, и сразу же после этого выехал в Палестину, откуда уже никогда не возвращался. Следующая интереснейшая деталь: в 1910-е годы выехал из Палестины (при финансовой поддержке Ротшильдов) в США. Там являлся одним из тех, кто отбирал и обрабатывал идеологически американских евреев российского происхождения, которых в 1905-1917 годах тысячами засылали в Россию для организации революционного террора и 2-х революций.

Другим важнейшим для мирового сионизма делом было глобальное насаждение так называемого "иврита". Именно Исраэль Иегуда Адлер и занимался этим в Бостоне и других городах США. Там же, в Соединённых Штатах, Исраэль Адлер становится членом еврейской масонско-террористической организации Бней-Брит. Как только мировому сионистскому движению Исраэль Адлер снова понадобился в Палестине: он тут же отправился туда, где стал одним из основателей Большой синагоги в Тель-Авиве. В Израиле был почётным президентом Керен Ха-Есод Израиля, Бней-Брита Израиля и членом Еврейского Верховного суда. В Палестине Исраэль Иегуда Адлер поддерживал тесную связь с террористом Петром Рутенбергом, вплоть до смерти последнего.

В свою очередь, Сайрус Адлер и Исраэль Иегуда Адлер поддерживали личные контакты.

Известным юристом был немецкий правовед еврейского происхождения, Эммануэль Адлер (родился 29 сентября 1873 года). Его работы по теории права очень напоминают взгляды Александра Керенского, с которым Эммануэль Адлер был знаком. Ленин, который получил юридическое образование и некоторое время работал помощником адвокатов, был лично знаком с Эммануэлем Адлером, с которым встречался и обменивался мнениями, а также получал консультативную помощь относительно проектов учреждения правовой системы в будущем "коммунистическом государстве".

Но самым известным из еврейских Адлеров, пожалуй, считается артист еврейского театра Яков Адлер, родоначальник целой династии артистов (родился в 1855 году). Его отец, Фавл Адлер, родился в Елисаветграде (крайне интересно), в очень религиозной еврейской ортодоксальной семье. Сам Яков родился в Одессе, где и началась его артистическая деятельность, затем переехал в Соединённые Штаты, где сделался легендарной звездой "Номер Один" американского еврейского театра. "Одесситка" Надежда Адлер (мать Керенского) - и знаменитая артистическая семья евреев Адлеров из Одессы: нет ли между ними родственной связи? Кроме того, все в еврейской общине Одессы того времени были связаны между собой, и, если Одесса - "мать" чуть ли не всех еврейских революционных террористов (наряду с Бобруйском, Елисаветградом и Екатеринославлем), то Яков Адлер и его дети не могли не знать Парвуса (Гельфанда), Якова Блюмкина, Рейли-Джеймса-Бонда (Самуила-Соломона Розенблюма), Троцкого (Бронштейна), Владимира Жаботинского, Петра Рутенберга, Ахада-ха-Ама (Ушера Исаевича Гинцберга), Бориса (Берла) Кацнельсона, Каддиша Луза (Клима Горациевича Лозинского), Вайнштейнов, Исаака Ниссенбаума, И. Э. Гуковского, и других еврейских бандитов из Одессы или прошедших через Одессу.

Считается, что почти все знатные еврейские Адлеры - потомки известного раввина из Франфурта, Натана Адлера (родился в 1741 года Франкфурт-на-Майне - умер в 1800 году). Натан Адлер был прославленным колдуном-каббалистом, занимался чёрной магией и "насыланием порчи". Широко известны его проклятия в адрес недругов и оппонентов, а также заявления о том, что с помощью молитвенных наговоров он может расправиться с любыми врагами. Даже германские раввины предали его анафеме. Зато Натан Адлер пользовался покровительством Ротшильдов. Знаменитые ученики Натана Адлера: Хатам Софер, Авраам Ауэрбах и Авраам Бинг.

Случайно ли Фёдор Иванович Керенский познакомился со своей будущей женой, Надеждой Адлер, то ли в Одессе, то ли в Екатеринославле, и случайно ли именно в тот самый период Главным Раввином Лондона был "полный тёзка" франкфуртского Натана Адлера (опять же: случайно ли?) - Натан Адлер (1850-1870-е годы)?

Интересно, что Адольф Гитлер (Шикельгрубер) пишет (в своей знаменитой книге "Майн Кампф"):

"Я стал скупать все доступные мне (...) брошюры и добиваться, кто же их авторы. Одни евреи!" (...)

"Кого ни возьми - депутатов рейхстрата, секретарей профсоюзов, председателей местных организаций, уличных агитаторов - все евреи. Куда ни глянешь - всё та же тяжелая картина. Имена всех этих Аустерлицев, Давидов, Адлеров (...) навеки останутся в моей памяти".

Случайно ли, в числе главных представителей еврейской социал-демократической журналистики и главных распространителей социалистических (лжесоциалистических) идей Гитлер называет, на 3-м месте, представителей династии Адлеров?

До отправки (из австро-венгерской тюрьмы) в Швейцарию, Ленину пришлось встретиться с 2-мя важными персонами из австрийской контрразведки, которые заявили, что знают о его контракте с английской разведкой, и вынудили согласиться на подобный контракт и с австрийской. Тут же Ленин получил и немалую сумму денег.

Случайно ли, прибыв в Швейцарию, Ленин сообщает в письме своей сестре Анне, что проблема с деньгами "разрешилась"?

Но значит ли это, что "проблема с деньгами" имелась у самого Ленина - или эта "проблема" была связана с добыванием средств для финансирования операций английской разведки? Ведь нельзя придумать операции виртуозней, чем успешное провоцирование противоборствующей (вражеской) разведки на финансирование твоих собственных проектов, что и провернула английская разведка в то время!

Английская разведка, подозревавшая подобный оборот, проинструктировала Ленина не отказываться от помощи австро-венгерской и прусской разведки, а также добавила Ленину "на содержание", в надежде, что дополнительные деньги помогут Владимиру Ильичу оставаться двойным или тройным агентом в пользу Англии. Таким образом, Ленин оказался на содержании 2-х противоборствующих разведок. Интересно, что этот инцидент точно совпадает по времени с открытием в Стокгольме "банковской конторы "Фюрстенберга", и с началом Первой мировой войны. С конца 1912 года городок Поронин в Галиции, принадлежащий тогда Австро-Венгрии, сделался постоянным местом жительства Ленина.

Крайне интересно и то, что Парвус (Гельфанд), о проделках которого в нашей работе говорится чуть ли не "через страницу", был задействован как английской, так и немецкой стороной для перекачивания денег российским революционным террористам. Так же, как банковские конторы, во главе которых стояли евреи Ганецкий, Литвинов (Валлах), Майский, Красин, или другие, Парвус (Гельфанд) возглавлял или курировал финансовые структуры, с помощью которых зарубежные разведки, международный еврейский банкирский кагал и мировое сионистское движение вбухивали огромные суммы в террористическую войну против российского государства. Парвус, по заданию Ротшильдов, составил секретный меморандум, в котором предлагал германскому МИДу и германской разведке "ускорить" развал России по плану, стоимость которого, как он утверждал, "всего лишь" 20 миллионов рублей. По заданию английской разведки и мирового сионизма Парвус (Гельфанд) открыл в нейтральной Скандинавии банковскую контору "Фабиан Клингслянд", руководить которой подрядил того же Ганецкого, что работал и на немецкую разведку.

Активно действовали в той же области Литвинов и Майский. С российской стороны границы иностранные активы "осваивали" Ландау и Сталин, главные партийные "кассиры".

В 1915 году Ромберг, посол Пруссии в Швейцарии, доносит шефам, что руководители РСДРП и БУНДа, придя к власти, заключили бы сепаратный мир с Германией, и согласились бы на отделение некоторых имперских окраин. Финансирование большевиков из германских средств в письме к кайзеру признаёт и статс-секретарь германского МИДа Кюльман:

"Большевики смогли "запустить" свой главный печатный орган, газету "Правда", лишь после того, как им стали поступать от нас (по разным каналам и под разным соусом) действительно серьёзные суммы".

Все считают, что секция Global Issues, с целью пропаганды, разведки, террористической деятельности и агитации, была сформирована в Англии лиши в начале 1990-х годов, но в действительности она существовала с 1890-х. Она действовала совместно с также существовавшим в то время подразделением Special Political Actions. Обе этих службы занимались и занимаются по сей день подрывной деятельности во многих странах. В 3-х письмах из переписки бывших меньшевиков Абрамовича и Валентинова признаётся, что большевики не смогли бы добиться своих целей без германских и английских денег. Это зарубежное финансирование поддерживало террористическую печать и партийный аппарат. Английский историк Дж. Смил считает, что Германия вложила в революцию в России не менее 30 миллионов марок. Немецкий историк И. Братер, в свою очередь, считает, что Англия вложила в российскую революцию не менее 200 миллионов фунтов стерлингов.





        АРТУР РЭНСОМ, БРЮС ЛОККАРТ,
        И ДРУГИЕ

        (ещё один гадюшник)


Рэнсом, этот английский шпион-"душка", как и Вошборн, после ухода в отставку ударился в литературу, заработал на переводах русских народных сказок, которые выдавал за свои, и т.п. На самом деле, это был такой же, как Джеймс Бонд (Розенблюм), кровавый и хищный волк английского экспансионизма.

С 2000 года имя Рэнсома начало выплывать из безвестности, в связи с истечением срока давности некоторой ранее засекреченной информации, и появления сведений о нём в документах Офиса Публичных Записей её Величества.

Формально Рэнсом (1884 - 1967) был корреспондентом английских газет "Обсервер" (которую вежливые люди называют "Обсиратель"), "Дейли Ньюз" ("Ежедневная ложь"), "Лондон Таймс" ("Лондонские часы") и "Манчестер Гардиан" ("Манчестерская нянька").

На самом деле, он был профессиональным шпионом, агентом Интеллидженс Сервис (до образования МI6), и работал на Клиффорда Шарпа (Clifford Sharp). В свою очередь, и Шарп подвизался журналистом, и формально числился заместителем редактора социалистической британской газеты "Фабиан Нью Стейтстмен" (1913 - 1931). Шарп действовал в британской разведке под номером S76.

В печати Рэнсом выступал в защиту большевистской революции в России, и даже издал 2 книги, в которых позиционирует себя как сторонник большевизма. Его посмертно изданная "Автобиография" и другие книги (включая 12 книг для детей) были переизданы, а также появлялись во многих неформальных печатных органах. Этот британский шпион в буквальном смысле ел из одного корыта и спал на одной подстилке с большевистскими и анархистскими лидерами, типа Сталина, Радека, Троцкого, Кропоткина, и им подобных. Он жил в одной комнате с Собельсоном (уголовная кличка Карл Радек), сопровождал Троцкого и женился на секретарше Троцкого, девушке еврейского происхождения - Евгении Шелепиной. Практически все ведущие большевистские лидеры (включая Ленина) были приятелями Рэнсома.

Одни считают, что в качестве британского шпиона Рэнсом начал работать в России в 1913-м году, другие - что его заслали в Россию ещё в 1909-м. После начала организованной Англией, мировым еврейским экстремизмом и Соединёнными Штатами Первой Мировой войны, его отозвали в Лондон, откуда он вернулся в Россию 30 декабря 1914 года.

Главной задачей Артура Рэнсома в России была финансовая и консультативная поддержка террористической войны против российского правительства. Другой его задачей, как и всех других английских шпионов в России, было втягивание России в войну с Германией всё глубже и глубже. В январе 1916 года на деньги Интеллидженс Сервис он основал агентство новостей (работавшее под крылышком английского посольства в Петрограде), что занималось пропагандой против Германии. Но ещё в 1913-м году Рэнсом был задействован своими шефами для антигерманской пропаганды в России. Его новостное агентство назвалось Англо-Русское Бюро, позже - Офис Британской Пропаганды.

В Москве был открыт филиал того же офиса под руководством английского консула и агента британской разведки Локкарта: шефа Рейли, Вошборна и Рэнсома.

Среди агентов полуеврея Артура Рэнсома в России были еврей Леон Троцкий (Лев Бронштейн) - одновременно агент начальников Рэнсома, - еврей Радек (Собельсон), еврей Блюмкин, еврей с крымскими (псевдогреческими) корнями Михаил Ликиардопулос, и другие. Ликиордопулос являлся секретарём Московского Театра Искусств, и, в качестве театрального антрепренёра, легко мог прикрывать свои частые поездки в Англию профессиональной деятельностью. Позже Рэнсом с одним из его шефов - Локкартом - назначили Лиакардопулоса главой этого шпионского агентства (Офиса Британской Пропаганды).

Из признаний других английских шпионов косвенно проясняется, что одним из агентов деятелей британской разведки Рейли, Вошборна, Рэнсома, Локкарта, Вильямса и самого Бальфура был не кто иной, как Александр Керенский. Рэнсом сам признаётся, что ещё один английский шпион (как и сам Рэнсом, действовавший в России под видом "писателя"), тоже полуеврей Бернард Парес, вёл в качестве своего личного агента октябриста Гучкова, тогда как Гарольд Вильямс - кадета Милюкова.

В 1916 Рэнсома снова вызывают в Англию для серьёзного тренинга и инструктажа, и британская разведка, совместно с министерством иностранных дел, поручают ему (как и другим своим агентам в России) подготовку сначала "кадетско-меньшевистско-эсеровской", а потом большевистской революции.

Вторым по значению заданием являлось удерживание России в состоянии войны с Германией на стороне Англии. Судя по восторженным отзывам Рэнсома о свержении монархии в России (вряд ли он и все остальные холопы-холуи британского феодализма с тем же восторгом приняли бы свержение британской монархии), это и было целью его и его коллег из Интеллидженс Сервис.

Сразу же после февральской революции 1917 года евреи-революционеры "неожиданно" позвали Рэнсома на заседание своего Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. В мемуарах Рэнсом притворно утверждает, что ему неведомо, кто предоставил "депутатам" помещение для сборища и выделил деньги на его проведение и на саму организацию. В мемуарах Рэнсом также притворно заявляет, что ему невдомёк, какая небольшая, но исключительно влиятельная группа призвала солдат не подчиняться Думе, но выполнять указания самозваного "Совета "депутатов".

11 апреля 1917 года Рэнсом снова на сборище Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Именно на том заседании официальный глава тогдашнего правительства России, Александр Керенский, представил незаконному и нелегальному органу (Петроградскому "совету") еврейскую террористку с самым солидным стажем, Брешко-Брешковскую. Эта ведьма только что прибыла из-за границы, с инструкциями мировой еврейской мафии и иностранных спецслужб. Пройдёт всего лишь год с небольшим, и та же Брешко-Брешковская приедет на съезд чехословацкой армии в Челябинск представительницей Троцкого.

Артур Рэнсом, Клиффорд Шарп, Гарольд Вильямс, Стэнли Вошборн, Сидней Рейли (Розенблюм), Бернард Парес, Исаак Гольден, и другие британские "журналисты"-"пейсатели" играли ведущую роль в профсоюзе "иностранных журналистов", который был тесно связан с Петроградским "советом" (Петросоветом). Если все другие "журналисты", входившие в этом профсоюз, были такими же "пейсателями", как вышеупомянутые, то он на 100 процентов состоял из британских и американских шпионов.

Этот гадюшник иностранных шпиков под названием "профсоюз" "выбрал" в Петросовет 2-х "депутатов", одним из которых был вышеупомянутый Гольден. Вот самая лучшая иллюстрация той "демократии" и "свободы", которую навязывают всему остальному миру еврейские сионисты, Англия и Соединённые Штаты. "Свобода" вхождения в итак нелегальный орган власти англо-американских шпионов в качестве "депутатов": вот вершина "западной демократии" как её понимают сионисты и англо-американский империализм.

В октябре 1917 года то ли из-за дизентерии, то ли снова для инструктажа, Рэнсом возвращается в Лондон (буквально накануне Октябрьского переворота, что символично). И на этот раз получает пространный и многодневный тренинг как от своих шефов в разведке, так и по линии британского МИДа. Его натаскивает сам Иностранный Секретарь (Министр иностранных дел), лорд Роберт Сесиль (сионист, банкир и миллионер "по совместительству"), помимо прочих дел, поручивший ему доставить целый "мешок с документами" в Стокгольм. Английский министр иностранных дел также вручил Рэнсому рекомендательное (сопроводительное) письмо для большевистского руководства, от самого Теодора Ротштейна ( Theodore Rothstein), агента в Лондоне мирового сионистского движения и большевиков. Сесиль приказал Рэнсому по прибытию в Россию немедленно нанести визит Троцкому. В Россию Рэнсом вернулся в декабре 1917 года.



Рэнсом напоминает, что, получив 7 ноября 1917 года власть от предателя России Керенского и его соратников, 20 ноября 1917 года большевики приказали главнокомандующему российской армии, генералу Духонину, объявить о мире всем участникам мировой войны. Именно Духонин, как подчёркивает Рэнсом, помогал попавшему под полный контроль сионистов Масарику модернизировать и реорганизовать армию Чехословакии. За то, что Духонин отказался выполнить приказ большевиков, они убили его, на его место поставив "прапорщика Крыленко" (Товарища Абрама).

(Духонин, как и Евно Азеф, Сидней Рейли-Розенблюм, Борис Савинков, Манусевич-Мануйлов, - слишком много знал, поэтому его, как и их, ликвидировали).

После положительного отчёта Рэнсома о большевиках по поводу Брест-Литовска, британский посол в России Сэр Джордж Бьюкенен попросил его стать связным с большевиками.

В это время (начало 1918 года), Эдгар Сиссон, американский журналист и тоже секретный агент, понял, что Рэнсом английский разведчик. Сиссон, представлявший ту группировку американских политических деятелей и руководителей американской разведки, которые противостояли агрессивному наступлению кровавого еврейского сионизма, естественно, был на ножах с Рэнсомом.

Зато другой американских разведчик (формально - глава американского Красного Креста в России) - Раймонд Робинс (Raymond Robins), наполовину еврей, - благоприятствовал деятельности Рэнсома и поддерживал с ним дружеские отношения. Ни одно шпионское мероприятие Рэнсома не обходилось без существенной помощи Робинса. Не удивительно, что полковник Робинс тоже боготворил еврейскую большевистскую власть в послереволюционной России и её кровавый революционный террор, направленный против русского народа.

Интересна характеристика Троцкого, даваемая Робинсом (в разговоре с Рэнсомом): "Троцкий дважды выродок, но величайший еврей после Христа".

Не только Рэнсом (в "Автобиографии"), но и его шеф и коллега, Брюс Локкарт (в своих мемуарах) с благодарностью вспоминает Раймонда Робинса. В том месте "Автобиографии", где Рэнсом описывает арест Локкарта, он признаётся, что Локкарт был "нулём без палочки" (без Робинса). Последний являлся для Локкарта тем же, чем являются для безногого костыли или инвалидное кресло!

Рэнсом признаётся, что Робинс, в свою очередь, не только не знал русского языка, но и вообще "совсем немного знал о России". Зато при нём обретался Александр Гумберг, русский еврей из Соединённых Штатов, который годами "работал в связке с большевистским движением". Гумберг был для Робинса "и глаза, и уши". Более того, Гумберг близко сошёлся с Троцким ещё в Нью-Йорке.

О том, что Робинс являлся одним из серых кардиналов британского и американского империализма при Ленине, свидетельствует случай с Залкиндом, описанный Рэнсомом.

О Залкинде нам известно (это отсутствует в мемуарах Рэнсома), что он был родственником кровавой Розы Залкинд (Землячки), и что, под нажимом Ленина, Троцкий поставил это еврейское ничтожество своим заместителем (тогда: зам. Наркома иностранных дел). Однажды, когда Робинс нуждался в железнодорожном составе, Залкинд отказал ему, да ещё и нахамил. Тогда Робинс запросто заявился к Ленину и потребовал "принять меры". Ленин побожился, что "ровно через 10 минут" "всё будет в ажуре". И ровно через 10 минут уволил Залкинда с занимаемого поста. Мало того, Ленин ещё и испросил позволения Робинса отправить Залкинда дипломатом в Берн. Спрашивается: кто был в таком случае хозяином положения в России?

Вероятно, двойственность англо-американской интервенции и умение Ленина и Троцкого заработать благоволение британских и американских государственных бандитов спасло советскую власть в самый критический момент. Рэнсом не случайно намекает: когда противники большевиков со всех сторон приближались к Москве (Деникин дошёл до Орла, Юденич наступал из Ревеля (Таллина), Колчак из Сибири), эвакуация англичан из Архангельска была перенесена, а из Англии пришло подкрепление. Именно англичане способствовали и заключению мира между советским государством и Эстонией, что буквально спасло положение большевиков.

Именно тогда ещё один американский шпион, единомышленник Эдгара Сиссона и антисионист - Шумерс (Summers), - пытался остановить мировое еврейское правительство и помешать ему в захвате России. Шумерс занимал пост американского генерального консула в Москве, был женат на знатной русской дворянке, и ненавидел как объевреенную английскую монархию, так и еврейский большевизм в России.

Как и Сиссон, Шумерс был на ножах с Рэнсомом, Робинсом, Вильямсом и Гумбергом. В апреле 1918 года Шумерс скоропостижно скончался при крайне подозрительных обстоятельствах, после визита Гумберга. В кругах англо-американской разведки стали циркулировать разговоры, что Шумерса отравил Робинс руками Гумберга, и Робинс вынужден был срочно уехать из России.

В воспоминаниях Брюса Локкарта всплывает имя ещё одного секретного агента английской разведки в России, военного атташе при французском после Нуленсе. Им был французский еврей Жан Садуль (Jean Sadoul), поддерживавший тёплые приятельские отношения с Троцким (Лёвой Бронштейном).

Давним английским шпионом был неоднократно упоминаемый нами в связи с подготовкой и постановкой Кровавого Воскресенья финский еврей Конни Циллиакус (Konni Zilliacus). Этот же еврейско-финский террорист был и одним из тех, кто помог англичанам спровоцировать поражение России от Японии в том самом трагическом 1905 году, и считался специалистом по "японским делам". Циллиакус побывал на Дальнем Востоке в Порт-Артуре и во Владивостоке, а также в Японии.

Свой вклад в будущею победу Японии и её науськивание на Россию Кони Циллиакус координировал с усилиями британского "супер-шпиона" Сиднея Рейли (Самуила-Соломона Розенблюма), с которым шёл в одной упряжке. Не случайно именно Сиднея Рейли, в паре с Циллиакусом, перед войной 1905 года послали в Порт-Артур срисовывать русские укрепления.

Циллиакус работал в тесной связке с главными постановщиками Кровавого Воскресенья, Петром Рутенбергом и Георгием Гапоном, и после бегства последних в Западную Европу. Он был также тесно связан с другими членами "команды" кровавой феерии 9 января 1905 года в Петербурге - Красиным, Троцким (Бронштейном), Азефом, и другими террористами.

Другом детства и соучеником Циллиакуса был высокопоставленный английский еврей Йосайя Веджвуд (Josiah Wedgewood), которому упоминаемый нами чуть выше (в связи с Рэнсомом) еврейский экстремист Сесиль - банкир, миллиардер, 4-й или 5-й по важности человек в кабинете секретного мирового еврейского правительства, Иностранный Секретарь (Министр иностранных дел) Англии, - поручил шпионское задание в Сибири. Роберт Сесиль (Robert Cecil) отправил Веджвуда в Сибирь в январе 1918 года, а тот захватил с собой в эту поездку Конни Зилиакуса, знавшего Россию, Японию и Дальний Восток, и владевшего финским, русским, французским, немецким, английским, итальянским, шведским, и другими языками.

Террориста Циллиакуса англичане ценили так высоко, что явившийся во Владивосток британский генерал Альфред Нокс ( Alfred Knox) быстренько назначил Циллиакуса шефом оккупационной английской разведки.

Тем не менее, Циллиакус представлял ту группировку внутри мирового еврейского экстремизма (к которой примыкали Гершуни-Герш, Евно Азеф и другие еврейские террористы), что выступала против иностранной интервенции в России. Как мы показали в этой работе, еврейский лорд Бальфур, еврейский лорд Роберт Сесиль, криптоеврей Винстон Черчилль, и другие государственные руководители Англии были одновременно и руководителями террористических формирований в России и Германии, и курировали их операции, включая постановку Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге. Черчилль лично (через курьеров) посылал тогда Циллиакусу свои распоряжения по поводу террористических операций и их финансирования. Но теперь, в 1918-м году, дорожки Черчилля и Циллиакуса разошлись, и, после того, как Черчилль выступил в Палате Общин с шокирующим лживым описанием ситуации в российской Сибири, Циллиакус, через корреспондента "Manchester Gardian" Скотта (C. P. Scott и корреспондента "Daily Herald" Леонарда Вульфа (Leonard Woolf), "подставил" Черчилля, представив правдивую, опровергающую враньё W.C. картину.

Ещё один британский дипломат и шпион, Гарольд Вильямс, также поддерживал Рэнсома и состоял с ним в приятельских отношениях. Господин Гарольд был женат на россиянке еврейско-дворянского происхождения, Ариадне Тырковой (дворянство было пожаловано семье этих евреев по-видимому ещё при императоре Александре II).

[В качестве информации к размышлению не мешает привести цитату из утверждения профессора Московского археологического института Л. М. Савельева, который писал: "С течением времени все эти самозванные Базилевские, Силевичи, Тарасевичи успевали уверить других, а может быть и себя, в своем польско-шляхетском происхождении. Оставалось его утвердить документально. С деньгами это было делом уже не таким трудным. Можно было добиться частною сделкой того, чтобы какой-нибудь - конечно, незначительный - шляхетский род согласился принять в свой герб; можно было склонить того или другого польского магната похлопотать перед сеймом о внесении в сеймовую конституцию и выдаче диплома на шляхетство под предлогом якобы утраты документов во время смут; но можно было также и обойти все эти формальности. На этот случай были под рукой евреи, которые охотно брались за фабрикацию необходимых документов".

В первой половине XIX века в западных губерния Российской империи правоохранительные органы раскрыли целый ряд еврейских контор, поставивших на поток массовое изготовление фальшивых документов о дворянском происхождении. Качество этих фальшивок было первоклассным, и только очень дорогая экспертиза могла в то время обнаружить обман.]

Тырковы владели усадьбой Вергезе под Санкт-Петербургом (Петроградом), которая не была конфискована большевиками, и Вильямсы (Ариадна Тыркова и её муж, британский шпион Гарольд Вильямс) принимали в этой усадьбе других британских и американских шпионов, важных советских сановников, а также "товарищей" "из-за границы": итальянских коммунистов и фашистов, писателей типа Андре Жида, Сомерсета Моэма, Джона Рида, Герберта Уэллса, и прочих.

О Джоне Риде надо было бы написать отдельную книгу.

Этот достаточно известный американский автор был, как и все другие англо-американские писатели этой когорты, "эмансипированным" и "феминизированным" человеком (т.е. "безнациональным", "безгендровым" и согласным с оргиями и свинглерством). За что удостоился чести быть похороненным... в Кремлёвской стене. Именно он - автор знаменитых мемуаров под названием (в русском переводе) "Десять дней, которые потрясли мир".

Информированные (но недостаточно) люди считают, что большевики перевербовали Джона Рида, убедив работать на себя. На самом деле, связь между большевистским правительством и англо-американской разведкой никогда не прерывалась, особенно при Сталине. Рид если и не работал напрямую на американскую разведку (с ведома которой одновременно - косвенно - работал и на советскую), то был с ней тем или иным образом связан. Джон Рид окончил Гарвардский университет, где в то время свили себе гнездо американские спецслужбы. Он состоял в любовной связи с любовницей Троцкого, Луизой Брайан (или Бриан). Не без посредничества Вильяма Вайзмана большевики заплатили Риду за небольшую книгу "Десять дней, которые потрясли мир" 1 с половиной миллиона в долларах. (По сегодняшнему курсу: около 10-ти миллионов долларов).

22 января 1920 года Коминтерн, якобы, передал Риду золото и драгоценности, ценные бумаги, и прочие ценности на общую сумму 1 миллион 8 золотых рублей, для финансирования коммунистической подрывной деятельности против Соединённых Штатов. Большая часть этих драгоценностей представляла собой снятые с трупов и конфискованные при расстрелах и грабежах вещи. Ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию мы не можем... За операциями, порученными Джону Риду, стояли английские экстремисты из британской разведки, которые, вместе с большевиками, стремились сделать Америку более удобной британскому империализму.

Считается, что американская разведка убила Рида, когда узнала, что он перевербован большевиками. На самом деле, порученная ему агентами англичан в американской разведке миссия была "одноразовой", и, после её выполнения, Рида положено было ликвидировать. Согласно официальной версии, Рид внезапно умер от тифа.

Но никаких документов либо других данных о его болезни не существует.

После серии репортажей из революционной ленинской России, очерков и накопления черновых исходных материалов (записей, фактов, документов, интервью, свидетельств, и т.п.) Джон Рид арестовывался американскими спецслужбами, его материалы изымались, сам он задерживался полицией и неоднократно допрашивался.

Его материалы были ему возвращены: зачем? Чтобы он дописал свою, нужную большевикам, книгу. Очевидно, что интересы большевиков и кого-то в Госдепартаменте Соединённых Штатов совпадали.

Из допросов Джона Рида и конфискованных у него записей кому-то в стане мирового англо-еврейского заговора стало очевидно, что он собирался написать сенсационное разоблачение, обличающее большевистскую власть и дезавуирующее связь большевиков с английскими лордами и еврейскими банкирами. Почему же он, вместо этого, написал именно те "10 дней, которые потрясли...", что нас по сей день продолжают удивлять его необъяснимой любовью к большевистской революции? Написал он эту книгу из-за Луизы Брайант. Она была его давней любовницей, с 1916 года - формальной женой (продолжала спать со многими другими мужчинами). В 1915-м году Риду удалили почку, и его здоровье в самом общем смысле оставляло желать лучшего. У Луизы Брайант тоже были достаточно серьёзные проблемы со здоровьем, и Рид хотел обеспечить её будущее... деньгами. Тем не менее, он "закодировал" и внёс в свою книгу несколько, написанных эзоповским языком, обличений против большевистской власти. Но если читатель полагает, что, открывая книгу, на обложке которой значится "Джон Рид, 10 дней, которые...", он открывает подлинную книгу этого автора - он ошибается. Почти весь первоначальный тираж книги был изъят (гиены учуяли "подставу"), и, вместо него, была отпечатана фальшивка, с изъятием "нежелательных" мест.

После того, как монстры получили от Джона Рида то, что им нужно, он становился для них опасен: а вдруг он выступил бы с опровержением своей книги, или написал бы новую, с "противоположным", обличительным содержанием. По многим фактам, записям и обстоятельствам видно, что Рид пытался честно разобраться во всём. И, когда разобрался, было уже поздно: его сразу же убили. Он не был ровнёй сознательных кровавых преступников; не их поля ягодой. Это дополнительная причина, по которой его убрали, поручив отравить его Александре Коллонтай.

В начале 1918 года Рэнсом познакомился с одним из виднейших представителей еврейской революционной власти - Собельсоном (Радеком), и был принят на жительство в семью Радека-Собельсона. Одновременно, Рэнсом (наполовину еврей) усиленно обхаживал Троцкого, с которым ежедневно проводил не менее часа и более, и вступил в интимные отношения с секретаршей Троцкого, девушкой еврейского происхождения, Евгенией Петровной Шелепиной (хотя и был женатым человеком).


После того, как в начале 1918 года Ленин (В. И. Ульянов) заключит сепаратный мир с Германией, Свердлов, Троцкий и другие ставленники мирового еврейского экстремизма и англо-американского империализма начнут подготовку покушения на "вождя мирового пролетариата". Троцкий вскоре "соскочит" с подножки "лимузина покушения" на Ленина, выйдя из числа заговорщиков, чего ему мировой еврейско-английский "пролетариат" никогда не простит.

Никто и не сомневается, что, получив от мирового еврейского экстремизма и от англо-американского империализма огромные суммы, пароход и тысячи боевиков из Нью-Йорка, Троцкий был вынужден подписать очень серьёзное соглашение, среди пунктов которых красовалось и обязательство во что бы то ни стало продолжать войну России против Германии на стороне англо-американского империализма. Нет сомнений и в том, что за нарушение любого из пунктов этого соглашения Троцкому обещали помощь в уходе из мира земного в мир иной. Разумеется, он делал всё возможное, чтобы доказать, с каким рвением старался сорвать Брестский мир, но, по-видимому, старался недостаточно (по мнению его хозяев), иначе не быть ему в будущем убитым в Мексике.

Рэнсом вспоминает, что в один и тот же день в ведущих большевистских газетах появляются 2 передовицы: статья Ленина в "Правде", с нападками на Троцкого, - и статья Троцкого в "Известиях", в защиту войны. Более того, та же "Правда" публикует воззвание Троцкого на английском языке: по поводу формирования Иностранного легиона (для революционеров всех мастей) против Германии.

Английский шпион Рэнсом присутствовал и на экстренной встрече большевистского ЦК 24 февраля 1918 года, в 4.05 утра в Таврическом дворце (Петроград), когда с помощью голосования решали, быть ли Брест-Литовскому миру. Столь раннее время и особая срочность голосования выдают исключительность момента и противостояния сил. Позицию Троцкого представлял Свердлов (сам Троцкий на той встрече не присутствовал). Свердлов (а не Троцкий!) и был в то время главным представителем мирового еврейского сионизма и англо-американского империализма в советском правительстве.

15-минутное выступление Ленина (от большевиков) вызвало одобрение чуть ли не большинства аудитории (чуть меньше половины). По предложению Свердлова, выступил также Цедербаум ("Мартов"), высказавшись против мира с Германией. Чтобы сбить с толку сторонников Ленина, Троцкий принял хитрую позицию "ни мира, ни войны", которая фактически означала продолжение войны. 112 человек высказалось за мир, 84 против, при 22-х воздержавшихся. Провокаторы Свердлова и Троцкого заставили ЦК отказаться от регистрации 1-го голосования (с поднятием рук), и потребовали повторного, опрашивая присутствующих поимённо. И даже после того, как сторонники войны проиграли, большевик Рязанов (еврей по происхождению), отказался подчиниться итогам голосования ЦК. Его поддержали троцкисты.

Ленин, в свою очередь, получил львиную долю помощи, пломбированный вагон и доставку себя своих сторонников из Швейцарии в Петроград от немцев, и, понятно, вынужден был подписать с ними противоположное подписанному англо-американскими экстремистами с Троцким, соглашение. Он, так же рьяно, как и Троцкий, но с противоположных позиций, пытался доказать своим хозяевам, что делает всё возможное для соблюдения пунктов договора.

3 марта 1918 года Россия вышла из войны.

Мировой сионизм и англо-американский империализм ответили на Брестский мир убийством немецкого посла Мирбаха и мятежом левых эсеров. Но было бы упрощением "пристёгивать" Троцкого и его сторонников (троцкистов) к этому мятежу. Всё гораздо сложнее. Ленин с Дзержинским сами играли известную роль в мятеже эсеров, пытаясь использовать его против Свердлова. С другой стороны, часть мятежа была направлена и против Ленина, и против Троцкого. Перенос столицы в Москву в некоторой степени сыграл на руку Ленину и его сторонникам. Если бы мятеж состоялся в Петрограде - там у него могло быть больше шансов на успех.

Самое важное не то, кто победил тогда, но то, что кураторы и шефы от мирового еврейского и английского терроризма присутствовали на заседаниях органов власти как правительства Керенского, так и правительства Ленина. И по-прежнему пытались контролировать всю внутреннюю и внешнюю политику государства. Савинков, Рутенберг, Рейли (Розенблюм), Рэнсом и другие представители Ротшильдов и английского правительства были не просто "наблюдателями" при Керенском и Ленине, но почти полноправными хозяевами.

Теневое мировое еврейское правительство (с представителями банды еврейских религиозных авторитетов, международного банкирского кагала и мирового сионизма) приставило к каждому из английских шпионов своего человека. Кроме того, многих из "своих людей" тонко расставило на влиятельные позиции в англо-американской разведке. Пётр (Пинхас) Лернер [он же - "Раковский"], Пётр (Пинхас) Рутенберг, Симон Вайсман-Вейсман, Самуил-Соломон Розенблюм ("Рейли" [он же - "Джеймс Бонд"], Фюрстенберг, Ганецкий, Исаак Гольден, И. Э. Гуковский, Парвус (Израиль Гельфанд), Теодор Ротштейн, Александр Гумберг, Жан Садуль, А. Эрдман, Конни Циллиакус и многие другие были задействованы в разведках и секретных службах ряда стран, но на самом деле работали на мировое еврейское правительство и на английскую разведку.

То же самое происходило и на самом верху пирамиды власти в самой Англии, где каждого нееврея в английском правительстве курировал кто-нибудь из евреев - эмиссаров мирового еврейского правительства. Такие евреи и криптоевреи, как лорд Роберт Сесиль, лорд Бальфур, лорд Натаниэль Ротшильд, Израили (Дизраэли), Винстон Черчилль, Герберт Сэмюель, и другие практически взяли под полный еврейский контроль всю британскую внешнюю политику уже в 1900-х годах.

К каждому врагу иудейской религии среди еврейских лидеров большевиков англичане и мировое еврейское правительство также приставили по куратору, а то и сразу нескольких (как к Троцкому). У Троцкого, стремившегося избавиться от этих "приставленных", было гораздо больше общего с Лениным (также стремившимся избавиться от "приставленных"), чем с врагами последнего.

Ошибкой было бы представлять Троцкого противником Ленина и в вопросе экспорта еврейской революции из России в Германию, где как у Троцкого, так и у самого Ленина была масса сторонников. Не только Лейба Бронштейн (Троцкий), но и Бланк-Ульянов (Ленин) мечтал о революционном "присоединении" Германии. Но Троцкий был вынужден демонстрировать примерное рвение в торпедировании Бресткого мира своим нью-йоркским и лондонским хозяевам, а Ленин - рвение по его заключению своим берлинским, швейцарским и венским хозяевам. Во всём остальном Троцкий и Ленин были заодно, и оба противостояли Свердлову.

И Ленин, и Троцкий были бы одинаково рады "заразить" большевизмом и Германию.

Просто у большевиков не было ни армии, ни материальных ресурсов, ни оружия, ни людей, чтобы серьёзно противостоять германской армии. "Большевики не могли выставить против немцев войско, могущее просто противостоять германскому, не говоря уже о том, чтобы нанести поражение немцам", - указывает Рэнсом.

Но возникает законный вопрос: неужели германское командование не было в курсе плачевной военной ситуации у большевиков, а, если знало о ней, то почему не распорядилось о немедленном массированном наступлении на Петроград? Если бы немцам удалось свалить большевистский режим, то и подрывная деятельность мирового еврейского и английского терроризма внутри самой Германии сошла бы на "нет", и развала страны, да и капитуляции в ноябре не произошло бы. И тут надо вспомнить о том, что Англия и Соединённые Штаты, на словах бичуя большевистский режим и формально организуя против него "крестовый поход", на деле помогали правительству Ленина выжить, предотвратив наступление немцев на Петроград.

О том, каким образом мировой еврейский экстремизм и англо-американский империализм предотвратили успех Германии на русско-германской фронте, нужно писать отдельную книгу. Изучив множество фактов, нельзя не придти к выводу, что из-за действий соединённого мирового еврейско-англо-американского "кагала" немцы не имели возможности предпринять наступление, и, сознавая это, единственное, что могли сделать - это заключить сепаратный мир с Лениным.

Более того, многое выдаёт эвакуация в тот самый момент из Петрограда английского, американского, и французского посольств в Вологду. Положение правительства Ленина казалось англо-американским бандитам настолько шатким, что они перебрались не в Москву (вместе с ним), а именно в Вологду, чтобы, в случае чего, улепётывать через Архангельск.

Был приглашён Рэнсом и на судьбоносный Пятый Съезд Советов (4 июля 1918 года), который проходил в зрительном зале Большого театра. Не только в своих книгах, но и статьях он пытается поставить знак равенства между мятежными левыми эсерами и троцкистами, и создать впечатление, будто это троцкисты, лишь "нацепив" левоэсеровский мятеж, как маску, пытались сбросить ленинское правительство. В том, что Троцкий был таким же бандитом, как Гершуни (Герш), Азеф, Рутенберг, Блюмкин, Спиридонова или Савинков - не стоит сомневаться. Как и в том, что троцкисты были такими же врагами России, православия (и христианства вообще) и европейской цивилизации (как эсеры, сионисты, или реакционное крыло БУНДа). Но чтобы не идти против исторической правды в нашем её понимании, мы должны отделить отличные от эсеровских интересы троцкистов, и подчеркнуть тот факт, что во время левоэсеровского мятежа троцкисты преследовали совершенно иные (свои) цели, смыкаясь во многом с ленинцами, особенно в совместном демарше против Свердлова.

Но какой смысл Рэнсому затуманивать происходившее в далёком 1918-м году? Почему на место левых эсеров он упорно подставляет троцкистов? Делает он это для того, чтобы преуменьшить либо вовсе затушевать ведущую роль в этих событиях мирового сионизма, международного еврейского банкирского кагала, и еврейских талмудических жрецов. Ведь формально Троцкий и сионизм никак не сочетаются, тогда как левые эсеры сильно засветились своими связями с сионистскими организациями (как и большевики-ленинцы).

Идейно учение Троцкого было так же губительно для еврейской религии и еврейского сионизма, как и учение Маркса, но его вредоносный яд мировой еврейский экстремизм использовал в тот момент против России.

О том, что левые эсеры с момента открытия Пятого Съезда Советов не скрывали, что подготовили государственный переворот, свидетельствует и Рэнсом. По его словам, на съезде в Большом театре главный тезис звучал так: заключив мирный договор с германцами, Ленин и его сторонники предали идеи и интересы революции. Если даже Троцкий вложил в уста эсеров это ключевое утверждение, он всего лишь демонстрировал, как выслуживается перед своими англо-американскими хозяевами, тогда как на самом деле был в тот момент заодно с Лениным.

Как ни желал Троцкий (и для того, чтобы показать, как ретиво выполняет все пункты договора с англо-американской разведкой и англо-американскими еврейскими банкирами; и по своим собственным убеждениям) экспорта революции в Германию, полностью загубить военные силы, ещё остававшиеся в распоряжении большевиков, и окончательно разрушить страну победившей революции (Россию) он не хотел. И, по этой причине, не мог - иногда на словах заявляя другое - фактически не поддержать Ленина.

Рэнсом не сомневается, что Спиридонова, даже учитывая всю её психотическую натуру, не решилась бы на открытое обвинение Ленина в предательстве революции и призыв к мятежу, если бы не была полностью уверена, что имеет превосходящую и неограниченную поддержку. Как считает Рэнсом (или притворно считает), левые эсеры полагали, что они, а не большевики контролируют ситуацию, и легко смогут, с помощью верных им войск и боевиков, окружить Большой театр и арестовать Ленина и его сторонников. Они не сомневались в разрыве немцами мирного соглашения и немедленном германском наступлении на Петроград после организованного ими вкупе с англо-американской разведкой (с помощью Блюмкина) убийства посла Мирбаха. Тем самым, как полагали левые эсеры, немцы оголят свои тылы, и в тот момент сторонники левых эсеров и других многочисленных еврейских партий и движений в Германии сбросят германское правительство и установят революционную власть.

6 июля 1918 года, по заданию левых эсеров, еврейский "перевёртыш" из Одессы, выкормыш сионистских организаций, эсеров и английской разведки Яков Блюмкин, убил германского посла Мирбаха. План левых эсеров начал осуществляться. Из разговора со своим приятелем, дипломатом Воровским (которого Рэнсом встретил 6 июля возле гостиницы Метрополь), выяснилось, что и большевики, как и их враги, точно так же просчитали ситуацию, и готовы были к наступления немцев и к эвакуации правительства на Волгу или на Урал. Воровский сказал, что большевики считают Англию и Соединённые Штаты инициаторами убийства германского посла графа Вильгельма Мирбаха, и что так же считает "вся Москва".

(Рутенберг, по свидетельству Элина-Мора, признавался, что сионисты шутили так: стоит убить Мирбаха, и "мир - бах!").

Так считала "вся Москва" не без основания. "Еврейский поэт" А. Эрдман, агент ЧК, и, одновременно, агент английской разведки, член "Союза защиты родины и свободы", в мае 1918 года устроил Якова Блюмкина, будущего убийцу посла Мирбаха, на работу в ВЧК. Интересы Эрдмана определили и профиль работы Блюмкина в ВЧК: заведующий отделом по борьбе с международным шпионажем. С июня 1918 года он становится "заведующим отделением контрразведывательного отдела по наблюдению за охраной посольств". В этом ходе изначально читается замысел Эрдмана (за которым стояла английская разведка): организовать покушение на германского посла.

Дополнительный свет проливает на эти события признание самого Блюмкина, который, разговаривая с женой Луначарского (Натальей Розенель) и с её двоюродной сестрой (Татьяной Сац) заявил, что в заговор покушения на Мирбаха были посвящены Дзержинский, Ленин, Троцкий, Свердлов и Сталин. Это подтверждает сведения о том, что и покушение, и мятеж были постановкой самих большевиков, которые и брались за выполнение любое поручения международного сионизма, и также использовали мятеж как предлог для запрета всех организаций и партий, и установления однопартийной тирании-диктатуры.

Таким образом, большевики заранее знали о намечавшемся покушении на посла Мирбаха, но сознательно не предупредили его, потому что покушение (по большевистскому сценарию) должно было окончиться неудачей.

В то время как одна группа большевистских лидеров разработала инсценировку мятежа, английская разведка вместе с международной раввинской, банкирской и сионистской мафией еврейских экстремистов, разработали свой план перевода инсценированного мятежа в настоящее восстание, чтобы привести к власти ещё более послушных руководителей. Изначальный план лже-мятежа не предусматривал теракта против германского посольства.

По "теневому" (альтернативному) плану, убийство германского посла должно было послужить сигналом к реальному вооруженному восстанию эсеров (левых социалистов-революционеров), недовольных условиями подписанного с Германией мирного соглашения. В советские учебники истории этот мятеж вошёл под названием "восстание левых эсеров".

В ход тогдашних событий вмешалась 3-тья сила: "левые коммунисты" (во главе с Николаем Бухариным) и часть "левых эсеров" решились на попытку выступить против обеих группировок с целью свержения Свердлова в пользу Ленина либо кого-то из "своих".

В случае победы "английского плана" ("2-го"), его разработчики предусмотрели либо укрепление власти Свердлова, либо привод на его место одного из 2-х кандидатов: Троцкого или Сталина.

В случае победы "1-го" плана, в результате должна была укрепиться власть Свердлова или Ленина, или обоих.

В случае победы "2-го" плана (британской разведки), к власти должен был придти 1 диктатор с неограниченной властью. Рассматривались кандидатуры Свердлова, Сталина и Троцкого.

В случае победы "3-го" плана, от этого больше всего должны были выиграть Бухарин, Ленин и Спиридонова.

Ленин с Дзержинским и Урицким пытались усидеть на 2-х стульях, тайно от инициаторов "1-го" плана поддерживая инициаторов "3-го", и наоборот. В то же время, Дзержинский, с ведома Ленина, притворялся, будто стоял на стороне английской разведки. Сталин и Свердлов тоже выполняли британский план. В свою очередь, Яков (Ян) Петерс, зять лондонского банкира и любовник кузины Винстона Черчилля, Клары Шеридан, по замыслу Лондона, должен был встать во главе ВЧК (вместо Дзержинского) и провести угодные Англии чистки. (Так оно - временно - и произошло).

Заведующий отделом ВЧК по борьбе с должностными преступлениями, эсер Вячеслав Александрович Дмитриевский (Александрович) был заранее намечен евреями-заговорщиками в качестве "козла отпущения", на которого планировалось свалить руководство мятежом и организацию убийства германского посла.

Одной из дополнительных (и, в то же время, основных) целей террористического акта была попытка международного сионистского движения спровоцировать гонения на евреев в Германии, и тем самым вызвать бегство евреев в Палестину, где сионистам позарез нужны были люди. Гонения на евреев в Германии нужны были не только ради "палестинского проекта", но и для замедления либо остановки ассимиляции евреев. На то же надеялись заговорщики и по отношению к советской России. Расчёт строился на том, что после теракта и восстания большевистские верховные власти развернут антиеврейские чистки и преследования евреев, которые, в результате, ринутся в Палестину.

Исход евреев из Германии и России должно было подхлестнуть и возобновление военных действий между 2-мя странами, в чём была заинтересована и Великобритания.

Посол Мирбах занимал видное место и в иерархии европейского масонства, и его устранение должно было усилить позиции международной раввинско-банкирско-сионистской мафии. В конце ХIХ и в начале ХХ века повторилось то, что происходило в эпоху иллюминатов, когда образованное Ротшильдами тайное общество инфильтрировало и захватывало другие тайные общества: масонские ложи по всей Европе. Именно так был убит (отравлен) Моцарт и многие другие венские знаменитости, члены масонских лож (см. мою работу "Жизнь Моцарта и её тайны").

Кроме того, Мирбахи были одной из нескольких остзейских или связанных с остзейсткими региональными интересами немецких династий, которые пытались вмешиваться во внутренние еврейские дела, за что и стали жертвами международного еврейского терроризма.

После подавления восстания левых эсеров, допросами оказавшегося под подозрением Дзержинского ведал сам Ян Петерс, а иногда лично и допрашивал своего шефа.

Во время допроса Дзержинский говорил:

"Александрович был введен в комиссию в декабре месяце прошлого года по категорическому требованию эсеров. У него хранилась большая печать, которая была приложена к подложному удостоверению от моего якобы имени, при помощи которого Блюмкин и Андреев совершили убийство. Блюмкин был принят в комиссию по рекомендации ЦК левых эсеров".


Блюмкин не отрицал еврейских националистических (нацистских) мотивов, стоявших за терактом, хотя и скрыл истинные цели заговора:

"Я противник сепаратного мира с Германией и думаю, что мы обязаны сорвать этот постыдный для России мир..."

"Но кроме общих и принципиальных моих, как социалиста, побуждений на этот акт толкают меня и другие побуждения. Черносотенцы-антисемиты, многие из которых германофилы, с начала войны обвиняли евреев в германофильстве, сейчас возлагают на евреев ответственность за большевистскую политику и сепаратный мир с немцами".

"Поэтому протест еврея против предательства России и союзников большевиками в Брест-Литовске представляет особое значение. Я как еврей и социалист беру на себя свершение акта, являющегося этим протестом".

Это путанное, ненатуральное объяснение с первого же взгляда вызывает недоверие. Ответ находим в мемуарах бывшего эсера Соровского, который утверждает, что истинным мотивом покушения на германского посла в 1918 году была попытка спровоцировать гонения на евреев в Германии и советской России, чтобы выдавить их в Палестину.

Там же говорится о том, что Вячеслав Александрович Дмитриевский (Александрович) в тот момент, когда его использовали, вообще не знал, для чего понадобилось Андрееву приложить печать к чистому листу. Дмитриевский был едва ли не единственным порядочным человеком в ВЧК (разумеется, на фоне всех остальных чекистов), и стал жертвой козней еврейских экстремистов.

Кроме него, жертвами стали ещё 12 эсеров, которых, вместе с Дмитриевским, расстреляли "скоропостижно", чтобы убрать ненужных свидетелей. Только командовал расстрелом не Дзержинский (тем более, что, если верить слухам, он - в обмен на свою безопасность - пообещал мятежным эсерам сохранить им жизнь), но Ян Петерс. Зато Блюмкин и Андреев бежали на Украину, где Андреева заразили сыпным тифом (в силу необходимости убрать последнего свидетеля), от которого тот и скончался.

Цифра "13" это сакральное для жреческого еврейского культа число. Оно имеет несколько эзотерических символов-значений, Одно из них обозначает кровавую (заместительную) жертву, козла отпущения. Цифры "7" и "6": своего рода числовая аббревиатура цифры "13" в каббалистической традиции. Именно поэтому так много дат покушений и убийств государственных деятелей многих стран приходятся на даты "6", "7" и "13", а также на месяцы март и октябрь-ноябрь (по еврейскому календарю близкие к этим числам либо символизирующие их).

Как верно вспоминает Рэнсом, штаб отряда ВЧК в Трехсвятительском переулке был захвачен левыми эсерами. Туда сошлись многие лидеры левых эсеров: Дмитриевский (Александрович), Камков, Карелин, Прошьян, Саблин, Спиридонова, и др. Когда туда пожаловал председатель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский, потребовавший выдать убийц германского посла, его арестовали или задержали. Мятежники взяли в заложники и других большевистских лидеров (всего 27 человек), и в том числе зам. председателя ВЧК Лациса и председателя Моссовета Смидовича. Кроме левых эсеров, в мятеже приняли участие анархисты, максималисты и боротьбисты.

Высказывались и предположения о том, что Дзержинский, Лацис, Смидович и пр. оказались в штабе (и в руках) мятежников не случайно, а на словах присоединились к ним, чтобы "изнутри" наблюдать за действиями мятежников. В лагере левых эсеров большевики имели своих людей (провокаторов), докладывавших большевикам устные рапорты Лациса и Дзержинского из самого логова мятежников.

Рэнсом также верно указывает на то, что они оказались на осадном положении как в Большом театре, так и в других местах своей дислокации. После того, как стало очевидно, что их предварительный план потерпел поражение, левые эсеры так и не смогли разработать новую стратегию и тактику. Не знали, как соединить свои силы, или не были уверенными в том, что им надо соединяться; разрозненные отряды эсеров были постепенно подавлены большевиками.

Это ещё раз показывает, что весь мятеж левых эсеров был инспирирован и руководился из-за границы.

Интересно, что Рэнсом под пулями, с риском для жизни, шастал из одного района Москвы в другой, и при том (согласно его мемуарам) прекрасно ориентировался, кто занимает какой район, какова расстановка сил и ситуация противоборствующих сторон. Всё это было возможно лишь в том случае, если он был уполномочен на некие действия английской разведкой, был посвящён во все тонкости плана мятежа, и выполнял функции то ли связного, то ли консультанта мятежников.

После подавления мятежа, с помощью верных ему фигур в ВЧК Ленин решил арестовать послов Англии, Франции и США, и доставить их в Москву. Он поручил эту миссию Карлу Радеку (польскому еврею Собельсону), который захватил с собой в Вологду (где тогда находились послы)... "полуеврея" и английского шпиона Артура Рэнсома! Более того, когда Чичерин, по распоряжению Ленина, вызвал послов из Вологды в Москву своей телеграммой, 3 других еврея - Ягода, Каганович и Мартов - успели предупредить их телеграммой о том, что приезжать в Москву по вызову Чичерина не стоит...

Таким образом, затея Ленина обойтись без формального применения силы против послов была заранее обречена на неудачу. Можно представить себе, как Собельсон (уголовная кличка Карл Радек) убеждает послов последовать за ним в Москву, уверяя их в том, что московская большевистская хунта обвиняет в убийстве Мирбаха только левых эсеров, и что большевики вызывают послов, чтобы объявить им о выгодных экономических концессиях, а из-за его плеча Рэнсом делает знаки. Разумеется, Рэнсом дал понять англичанам, американцам и французам, что им грозит нешуточная опасность. Но они и сами осознавали, что поддержка и финансирование ими мятежа против правительства Ленина и организация убийства Мирбаха теперь чреваты расплатой. Рэнсом вспоминает, что послы 3-х вышеназванных стран готовы были отправиться даже во Владивосток, лишь бы не в Москву.

После этого обойтись без налёта ВЧК на посольство Англии не представлялось возможным. Разумеется, это было вопиющим нарушением международного права... Но равно вопиющим нарушением международного права было и прямое участие англо-американских послов в подготовке, организации, финансировании и осуществлении заговора против иностранного государства. Ученики (ленинцы) оказались достойными учителей (еврейских сионистов и англо-американских шпионов-террористов). При налёте не обошлось без жертв. Чекисты арестовали самого английского посла, и, по совместительству, шпиона Локкарта. Однако троцкисты в ВЧК освободили Локкарта и его людей, и 8 октября 1918 года английский посол и другие сотрудники британского посольства прибыли в Стокгольм. Трудно сказать, было ли это сделано по личной инициативе Троцкого. В любом случае, троцкисты сделали это не из большой любви к англичанам, но из реальных опасений за свою жизнь. Кто-кто, но чекисты хорошо знали, что диверсионно-террористические методы английской разведки, отработанные веками, не имеют себе равных в мире.

Рэнсом фактически связывает убийство царской семьи в Екатеринбурге с акцией Ленина против англо-американских послов: "Царя и его семью убили в Екатеринбурге не менее чем через неделю после заявления о несогласии послов прибыть в Москву, а ещё через пару дней посольские миссии Запада удрали в Архангельск".

Прошло ещё несколько дней, и английские войска высадились в Архангельске, начав интервенцию против России. Навязчивое сватовство Рэнсомом Троцкого в качестве главного лидера антиленинской оппозиции и мозгового штаба всех заговоров против Ленина смешно слышать из уст английского шпиона. Разумеется, Троцкий нужен Рэнсому в качестве козла отпущения: чтобы затуманить мозги читателей и увести их по фальшивой дорожке подальше от военных преступлений Англии и Соединённых Штатов на территории России. Именно поэтому Рэнсом и намекает, что во второй половине июля 1918 года положение Троцкого стало настолько шатким, что его выручил лишь десант англичан в Архангельске и американцев во Владивостоке. Такой же "палочкой-выручалочкой" (по намёкам Рэнсома) стало для Троцкого и наступление чехословацкой "интернациональной армии" в Сибири, и захват ею Транссибирской железной дороги.

На самом деле, всё гораздо сложнее, и мало того, что Троцкий с Лениным были, как говорится, одного поля ягоды: они ещё были союзниками, конфликтовавшими в основном (за исключением вопроса Брестского мира) лишь там, где сталкивались их личные амбиции.

В конце декабря 1918 - начале января 1919 года Рэнсома снова отзывают в Англию и возвращают в Россию уже главой английского посольства в Москве. Это назначение не случайно совпало с назначением министром иностранных дел Англии лорда Артура Бальфура, кровавого вампира, одного из главных инициаторов постановки Кровавого Воскресенья и террористической войны против России. Напомним читателю и о том, что именно лорд Бальфур - автор знаменитой Декларации (2-7 ноября 1917 года), в которой от имени английского правительства Палестина обещана лично лорду Ротшильду! Не случайно и совпадение по времени с Октябрьским переворотом в России.

Вряд ли существует в мире ещё одна страна, которая в конце "цивилизованного" 19-го столетия, своими официальными постановлениями и от имени правительства раздаривала частным лицам земли и территории, принадлежащие другим государствам.

Бальфур, Герберт Сэмюэль, Ллойд Джордж и Винстон Черчилль были главными "действующими лицами" мирового еврейского заговора против стран мира, и, в первую очередь, против России и Германии.

Поэтому, повторяем, назначение кровавого Бальфура главой английского МИДа и назначение англо-еврейского шпиона-террориста Рэнсома главой английской дипломатической миссии в Москве не было "случайным совпадением". Как еврей Рэнсом (чья фамилия в переводе с английского означает "выкуп за похищенного"), так и еврей Бальфур одинаково считали, что Англия обязана поддержать еврейское правительство Советской России.

Но осуществлению планов международного англо-еврейского терроризма стал мешать В. И. Ульянов (Ленин), который, сам будучи закоренелым уголовником, прекрасно понимал, что будет дальше, если он полностью подчинится англо-еврейскому диктату. Не удивительно, что он взбунтовался против британо-сионистских "паханов".

Тогда Ротшильды, Варбурги, Рокфеллеры, Куны, Барухи, Бальфур, Черчилль, Сэмюэль, Ллойд Джордж, Вайзман, и прочие англо-еврейские уголовники, в союзе со своими американскими партнёрами, поручили Сиднею Рейли (Соломону Розенблюму), Петру Рутенбергу, Леониду Красину, Абраму Обу, Рэнсому, Локкарту, Робинсу, и пр. своим орудиям, разработать 3 альтернативных плана.

1-й план: убийство Ленина. 2-й: англо-американская военная интервенция. 3-й: восстание левых эсеров. К финансированию и подготовке левых эсеров были причастны Пётр Рутенберг, Сидней Рейли (Розенблюм), Парвус (Гельфанд), Рэнсом и Локкарт.

Во время обсуждения дальнейших планов (на встрече Рутенберг - Локкарт - Рейли (Розенблюм) - Робинс - Рэнсом, последний категорически высказался против военной интервенции.

Когда 5 августа 1918 года англичане высадились в Архангельске, Рэнсом, по приказу Бальфура, едет в Стокгольм.

Там он встретился с главой британской разведки (Интеллидженс Сервис) в Швеции, Клиффордом Шарпом (для "прикрытия" - издателем газеты "New Statesman"), с которым обсудил тайные планы мирового англо-еврейского заговора.

Английские спецслужбы и мировое еврейское террористическое ("сионистское") движение организовали в июле 1918 года мятеж Чехословацкого корпуса, убийство немецкого посла Мирбаха, мятеж левых эсеров и убийство царской скамьи.

Все эти военные преступления, совершённые англо-еврейскими террористами в России уже после организации тут ими кровавой революции и кровавого революционного террора, юридически доказывают их ответственность за почти все трагические события в мире в 1900-е - 1940-е годы.

Когда, после не совсем удачного покушения на Ленина, в Петербурге (Петрограде) чекисты убивают британского военно-морского атташе капитана Кроми, а в Москве арестовывают доставленного туда из Вологды британского посла (Локкарта), которого обменивают на Литвинова, Брюса Локкарта его начальство тут же отправляет в Стокгольм. Там он встречается с тем же Клиффордом Шарпом, главой английской Интеллидженс Сервис в Стокгольме. Эти 2 шпиона-террориста обсуждали, по поручению Ротшильдов, Черчилля и Бальфура, тактику усиления кровопролития в России - убийства как можно большего числа русских людей, и приведения к власти Сталина.

Читая Рэнсома, не перестаёшь удивляться крупицам правды, затерянным среди моря подтасовок, полуправды и лжи. Описывая революцию в Германии 1918 года, он представляет это так, будто она взялась "ниоткуда", а не была подготовлена и осуществлена (как и в России) мировым еврейским экстремизмом в союзе с англо-американской разведкой и большевиками России. Но и тут Рэнсом оставляет тайную дверцу намёков и откровений: сильные режимы Пруссии и Австрии, их мощная военная машина, справлявшаяся с противниками и с Востока, и Запада одновременно: в один миг развалились, как карточный домик. Тут, определённо, намёк и на то, что произошло в России в ноябре 1917 года, с подсмыслом "ах, какие мы (англо-американские террористы) ушлые"!

Своей дружбе с лидерами большевиков Артур Рэнсом посвящает значительную часть мемуаров. Эту дружбу он описывает с особой теплотой, а личности кровавых еврейских палачей (анархистов, бундовцев и эсеров, но особенно большевиков) - с особой симпатией. Троцкий (Лев Бронштейн), Радек (Собельсон), Литвинов (Меер Валлах), Крыленко (товарищ Абрам), и другие были и остались (в воспоминаниях) его близкими друзьями и идолами.

Мемуары Рэнсома подтверждают тот факт, что многие евреи, стоявшие во главе советского государства, даже не были русскими евреями, а приехали из иностранных государств, и очень плохо говорили по-русски. Собираясь вместе, они общались друг с другом на еврейском немецком жаргоне идиш. Это лишний раз доказывает, что большевистская власть была иностранной (еврейской) оккупацией России. Убедительный пример: пример Радека (Собельсона), который по-русски изъяснялся, коверкая слова и их порядок, а по-немецки и по-польски шпарил "без сучка, без задоринки". Его фотографии Рэнсом разместил в своей "Автобиографии".

Радек (родился в 1883 году), учился, как большинство евреев, в немецком учебном заведении (в Берне - Швейцария). В 1905 году был приговорён в России к 1 году тюремного заключения, а, выйдя из тюрьмы, отправился жить в Германию. Из Швейцарии выехал в Россию в 1917 году вместе с Лениным в пломбированном вагоне.

С тонким ехидством и скрытым намёком рассказывает Рэнсом о бывшей секретарше Карла Радека (Собельсона), еврейской девушке по имени Мира. Несмотря на то, что автор относится к ней с нескрываемой симпатией и теплотой, он расставляет лакуны возможности интерпретации её действий с нравственной стороны. Мира, вопреки своей скромности и редкой даже для забитой еврейской девушки застенчивости, вступила в конную армию еврейского конармейца Семёна Будённого, научившись виртуозно рубить головы белогвардейцам. Её еврейско-"пролетарская" ненависть к русским гоям превратила её в ожесточённого кровавого мясника и довела до комбрига (командирши конной бригады). Её неистовая деятельность серийного убийцы привела её в Крым, где Красная Армия добивала белых офицеров и проводила геноцид (симпатизировавшего белым) местного населения. В Крыму большевики-евреи совершили серию одних из наиболее страшных военных преступлений в истории человечества.

Руководила всей этой бойней другая еврейская "скромница" - Роза Залкинд, известная как Землячка. Кровавая еврейская Роза ни дня не могла провести без пыток и убийств. Её бешеная психотическая энергия заставляла её собственноручно пытать захваченных красными белых офицеров и местных жителей, включая женщин и детей, которым Роза вырезала языки, выкалывала глаза, подвешивала голыми вниз головой, забивала насмерть, привязав к лошади, скармливала собакам...

Но Роза Залкинд (Землячка) была террористской с опытом, а трансформация Миры из скромной секретарши в забрызганного с головы до ног кровью комбрига-рубаку произошла с молниеносной быстротой (1918 - 1921).

Когда Рэнсом спросил её, оставляли ли они (красные командиры) хоть кого-нибудь в живых, Мира скромно и чистосердечно ответила ему: "Конечно оставляли. Тех, кто воевал за нас".

В этом вся суть еврейской психологии, взращённой на садистских сюжетах Ветхого Завета (еврейского Пятикнижия-Торы) и других книг (вспомним Юдифь с головой Олоферна; кровавый еврейский Пурим...). С помощью этих книг и традиций почти любая еврейская матрона, покрытая "еврейской паранджой" (париком) "за 2 секунды" превращается в садистку-кровопийцу: красного комбрига крымского геноцида.

Понятно, что для такого английского шпиона, как Рэнсом, все они были "душками", а не уродами, потому что помогли английской монархии сломить такого сильного и важного соперника, как царская Россия.

Крайне любопытное заявление сделано Рэнсомом о Воровском и Бухарине. Николая Бухарина он называет "самым интересным собеседником из всех большевистских лидеров". Тем самым он намекает на то, что Бухарин был единственным "не еврейским" большевиком, прятавшим в себе русский патриотизм и верность России. Воровский предстаёт из воспоминаний Рэнсома прообразом будущего советского бюрократа сталинской эпохи. Похороны лидера анархистов, князя Кропоткина (13 февраля 1920 года), проводились большевистским руководством с такой помпой, с какой в последующие годы они станут хоронить только вождей СССР. Рэнсом и тут закладывает опасный для многих намёк на идейное родство большевиков и анархистов.

Рассуждает Рэнсом и о причинах того, что практически все его бывшие большевистские друзья были позже казнены, но лукавит, подсовывая, вместо подлинных причин, либо не соответствующие характеру его мемуаров общие философские рассуждения, либо хитро уводит читателя в сторону. Единственным, кто остался в живых, был Литвинов (Меер Валлах), и в этом факте кроется и намёк, и разгадка революционного террора и сталинских репрессий. Литвинов, Майский, Красин, Ганецкий, Давид Ландау, И. Э. Гуковский, и ещё несколько партийных банкиров, так же, как и сам Сталин, принадлежали к тем избранных, жизнь которых во время сталинских репрессий находилась вне опасности. Хранители партийной казны, они по складу своей психики и типу личности мало чем отличались от ведущих деятелей международного банкирского кагала. И одной из главных причин, по которым эти профессиональные террористы были оставлены в живых тогда, когда всех других косили покушения и казни, была банкирская солидарность.

Параллельно деятельности Рэнсома, протекала деятельность другого английского шпиона и бывшего начальника Рэнсома - Локкарта.

Уже в 1919-м году английская разведка и лорд Бальфур засылают Локкарта в Чехословакию. В Праге Брюса Локкарта подключают к делам Чехословацкого корпуса в России, а также к обрабатыванию Томаса Масарика и членов его правительства ради приобретения в лице Масарика и его политических соратников сторонников содействия успехам кровавого еврейского сионизма. По иронии судьбы, именно сын Томаса, Ян Масарик, через годы встанет на пути осуществления основания "еврейского государства" Израиль в Палестине, и за это будет убит. Вот ещё один урок защитникам международного еврейского терроризма.

Как столица нейтральной скандинавско-балтийской страны, Стокгольм был исключительно удобен и притягателен для англо-еврейских шпионов-террористов.

Туда, как вороньё, слетается вся британская шпионско-уголовная братия, включая и Рэнсома. Его любовница - Евгения Шелепина, которая, в связи с отбытием Троцкого из столицы на бронепоезде, перешла в секретариат Литвинова (Меера Валлаха) - вместе с Литвиновым прибыла в Стокгольм. В Стокгольме Литвинов представлял интересы нескольких деятелей советской России, включая Троцкого. Шведы, подчёркивая свой нейтралитет, вскоре стали вышвыривать английских и советских шпионов-террористов со своей территории (Воровского, Коллонтай, и прочих). Швеция закрыла некоторые английский миссии (за исключением посольства) и разорвала дипломатические отношения с Советской Россией. Шведы вызвали и английского посла, поставив ему на вид недопустимость вовлечённости англичан-дипломатов в террористическую деятельность. Одновременные акции против большевистских и английских представительств изобличают раскрытую шведами связь между ними.

В начале 1919 года они выставили из Стокгольма и Литвинова (Меера Валлаха), и Рэнсома. Любовница Рэнсома, Евгения Шелепина, вместе с Литвиновым возвратилась в Россию, куда за ними последовал и Рэнсом, и находился в Москве и Петрограде до марта 1919 года (т.е. до закрытия сессии Третьего Интернационала). После этого его снова вызвали в Лондон, где обязали представить пространный доклад и отчитаться о своих действиях сэру Базилю Томсону, главе Особого Отдела МИДа.

С 1917 по 1921 года Рэнсом фактически был серым кардиналом при оппозиционных Ленину руководящих политических деятелях Советской России. Одним из его подопечных был Сталин.

После 1921 года английская разведка "переключила" Рэнсома на шпионские задания в Риге и Ревеле. В 1924 году (разведясь со своей прежней женой и получив разрешение на это от своих шефов в английской разведке и МИДе) Рэнсом женился на бывшей секретарше Троцкого и Литвинова - еврейке Шелепиной. Никаких проблем с тем, что Шелепина была гражданкой СССР, ни со стороны российских советов, ни со стороны английских "советов" не было. До самого 1928 года Рэнсом так и наведывался в Россию - в качестве корреспондента газеты "Гардиан", хотя советские власти прекрасно знали о том, кто он такой.

В 1921 году англичане подписали с большевиками договор о торговле; в 1924 году английское правительство МакДональда признало большевистский режим. Всё шло по плану, по англо-американскому плану сталкивания России и Германии в новой убийственной войне. Поэтому рвение Винстона Черчилля, лорда Керзона и лорда Бальфура, и прочих, рьяно стремившихся к интервенции в Россию и уничтожению большей части её населения - по аналогии с тем, как англичане вырезали американских индейцев, - наткнулось на холодный душ ещё более высоких и властных лиц, у которых были для России другие планы. В числе этих лиц были Гирши, Рокфеллеры, Шиффы, Барухи, Ротшильды, Варбурги, и прочие еврейские финансовые бароны. Они задействовали своих еврейских и полуеврейских помощников, с целью убедить влиятельные силы на Западе, что пришло время признать советское правительство и вступить с ним в нормальные отношения.

Задействовали они английских писателей и христианских сионистов Сомерсета Моэма и Герберта Уэллса, жену лейбористского лидера Питера Сноудена - Этель Сноуден, экономиста еврейского происхождения и лауреата "шНобелевской" премии Джона Мейнарда Кейнса, общественного деятеля и автора Джорджа Лансбури, философа Бертрана Рассела, и прочих посланцев, привозивших из СССР выводы об "очеловечении" варварского коммунистического режима, и т.п.

Если бы в 1920-1921 году мировой сионизм и англо-американский империализм не поддержали большевиков, то установленный в России античеловеческий режим рухнул бы, как карточный домик. Из всего, что нами описано в этой работе, совершенно очевидно, что не только Кровавое Воскресенье как начало убийства миллионов русских людей и уничтожения царской России (развитого и мощного государства) было их постановкой, но и Февральская революция и приход к власти меньшевиков и кадетов, и Октябрьский переворот: всё было организовано ими. Точно так же и целый каскад, вернее, цепь революций в Германии, и привод к власти нацистского режима был постановкой мирового сионизма и англо-американского империализма. Они создали 2-х гладиаторов, "новую" Германию и "новую" Россию, чтобы столкнуть их на ринге мировой политики, в угоду себе самим и своим целям.

Если бы это было иначе, то Генри Киссинджер, Здзислав Бжезинский, и другие отставные деятели американской политики не признали бы в своих интервью и мемуарах, что без еврейских иммигрантов в Америке и их отправки назад, в Россию, в качестве боевой силы и руководства большевиков, никакая "Октябрьская революция" не могла бы состояться. У самого Рэнсома (см. "Россия в 1919 году", "Кризис в России", и т.д.) есть немало косвенных признаний о вмешательстве англо-американского империализма во внешнюю и внутреннюю политику России, и о постановке русских революций.

Напомним общеизвестные факты.

Именно Соединённые Штаты предоставили Леону Троцкому (Льву Бронштейну) пароход, тысячи хорошо вооружённых боевиков, и более миллиарда долларов "на революцию", и отправили всё это сатанинское войско в Россию. Когда власти Канады, не посвящённые в эту дьявольскую игру или противостоявшие ей, задержали пароход с Троцким, боевиками, деньгами и оружием, Англия, чьей колонией по сей день является Канада, вмешалась, и обеспечила освобождение Троцкого, парохода и боевиков. И лишь только тогда - в ответ на действия англо-американско-еврейских террористов - немцы отправили в Россию из Швейцарии пломбированный вагон с Лениным и его людьми. Но, прибыв в Россию, Ленин стал другом и союзником Троцкого, расходясь с последним лишь в вопросе сепаратного мира с Германией, на условиях препятствования которому Троцкий и получил от Англии и США всё необходимое.

Тайную передачу Керенским власти в стране евреям-большевикам и евреям-эсерам тоже обеспечил международный еврейский банкирский кагал, мировое сионистское движение и англо-американский империализм. Когда Владимир Ильич Ульянов (Ленин) взбунтовался против мирового еврейского сионизма и его англо-американского диктата, Англия и Соединённые Штаты задействовали своих тайных агентов в России, послов, журналистов, консулов и профессиональных шпионов, чтобы убить Ленина и обеспечить переход всей полноты власти к еврею Якову Свердлову. Циркулировали планы и замены как Ленина, так и Свердлова на Троцкого (отвергнутые как разведкой Англии, так и США). В убийстве германского посла и мятеже левых эсеров под руководством Спиридоновой и Савинкова (агента Рольшильдов, Англии и мирового еврейского сионизма) также были замешаны Англия и США.

Убийство Николая Второго и всей его царской семьи (включая детей) было организовано и приведено в исполнение английской феодальной аристократией (лордами и королевской династией) и "мировым еврейством" (махровым мировым еврейским экстремизмом).

Миф о том, что это не англо-американский империализм и "мировое еврейство", а Германия организовала 2 революции и кровавый революционный террор в России, был сфабрикован ими же для натравливания Германии и России друг на друга, а также для сокрытия исторической правды. Фальшивка под названием "Германо-большевистский заговор" (известный и как "отчёт Сиссона" - см. об этом американском шпионе выше) по сей день выдаётся за "правду последней инстанции".

Интервенция Англии и США в Россию призвана была оказать помощь обеим воюющим сторонам, и белым, и красным, для поддержания братоубийственной войны и продолжения действия "фабрики геноцида", организованной еврейскими экстремистами и англо-американским империализмом в России.

В союзе с попавшим под полный контроль мирового еврейского экстремизма руководителем правительства Чехословакии Масариком, Англия и США подстроили геноцид русского населения в Сибири (параллельно обеспечив разгром белой русской армии Колчака силами "чехословацких интернационалистов", большая часть армии которых состояла из всякого международного сброда).

Руками Троцкого Англия и Соединённые Штаты (за действиями которых стоит международный еврейский экстремизм) проводят ещё более изощрённый геноцид русского народа, убедив Троцкого (с помощью того же Рэнсома и других своих агентов) в необходимости создания "летучего штаба революции". Англия и США снабдили Троцкого огромными финансовыми средствами, поставками и заменяемостью самого новейшего оружия и боеприпасов, помогли "поставить на рельсы" "летучий штаб революции" (т.е. помогли с бронепоездом), обеспечили самые современные на тот момент средства связи: всё для проведения широчайшего уничтожения русского народа. У Троцкого из бронепоезда была непрерывная телеграфная связь с Лондоном и Нью-Йорком.

Троцкий мог сколько угодно полагать, что использует "буржуев" для "дела революции"; на самом деле - это его использовали (как туалетную бумагу).

Многие откровения содержатся в мемуарах, выступлениях, интервью и работах шефов Рэнсома - Вильямса, Черчилля, Бальфура, Локкарта, и других, и, в частности, в работе Локкарта, озаглавленной "Британский агент".

Многие символы и традиции большевиков ("субботники", воскресенье как рабочий день, красный флаг как аллюзия на кровавую жертву и ритуальный убой скота, и многое другое) соотносятся с еврейскими традициями.

Намекает Рэнсом и на очевидный факт убийства Ленина другими большевистскими вождями (среди которых, вероятно, был и Сталин).

"Не прошло и недели, как мы были ошарашены известием о смерти Ленина. В день его смерти, утром я был в Кремле, где все вокруг пересказывали известия о том, что он исцелился от своих недугов, самостоятельно выехал на автомобиле, весело играл с детворой там, где его поселили. Казалось, он полностью здоровый человек. И вдруг, совершенно неожиданная смерть".

И тут мы вправе задаться вопросом: а что Рэнсом делал в Кремле в день смерти Ленина? И что делал в Горках, в день смерти Ленина, американский шпион, представитель Джойнта, о котором упоминает Шульмайстер? Не они ли и другие англо-американские шпионы "позаботились" о том, чтобы строптивый ставленник Великобритании и мирового сионизма (Ленин) ушёл из жизни как можно скорей?

Случайно ли ровно через 1 неделю после смерти Ленина Англия признала Советскую Россию и восстановила дипломатические отношения с ней?

* * *


Подводя итог, мы должны заметить, что в этом разделе лишь бегло коснулись данной темы. Доказательств львиной доли англо-американского и еврейско-сионистского вклада в террористическую войну против России, революционный террор и геноцид русского народа уже и тут "выше крыши". Но надо помнить о том, что существует целый океан подобных фактов, привести которые невозможно чисто технически.

(См. также: "Британский агент", стр. 119-226; Arthur Ransome. "Russia in 1919"; The Autobiography of Arthur Ransome", London 1976; Richard Price, "The strange case of Arthur Ransom"; R.H. Bruce Lockhart, "Jan Masaryk. A personal memoir" N.Y.1951; General Alfred Knox "With the Russian Army: 1914-1917").

С террористической войной Британии против России со времён Наполеона по 1890-е годы связаны следующие имена: Charles James Fox, Lord G. L. Grower, Le Caron, Lady Sarah Spencer, Colin Mackenzie, Sir Robert Wilson, и другие.



К СОДЕРЖАНИЮ














К СОДЕРЖАНИЮ ВСЕЙ РАБОТЫ






Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список