Гунин Лев: другие произведения.

Другой Холокост-07

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram


    Лев Гунин



            ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ



            (ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
            холокост и ХОЛОКОСТЫ)


    ХОЛОКОСТ КАК
    НЕПРЕХОДЯЩАЯ
    РЕАЛЬНОСТЬ




    ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


    Как мы можем судить палачей,
    если палача судят в каждом из нас
    ?
    Кристиан Б.






    17. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - ЯНВАРЬ 1905 ГОДА.
    [раздел Љ 8]
    18. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 9]
    О КЛУБЕ ОРГАНИЗАТОРОВ
    КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ И ИХ ХОЗЯЕВАХ..
    19. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 10]
    ГАПОН И ЕГО "СУДЬИ".
    20. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 11]
    А. Ф. КЕРЕНСКИЙ - П. М. РУТЕНБЕРГ =
    ФАУСТ - МЕФИСТОФЕЛЬ =
    ЯКОВ (ИЗРАИЛЬ) - ИЕГОВА
    21. КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ - [раздел Љ 12]
    ЛОНДОНСКАЯ ПОДГОТОВКА СТАЛИНА.

    8-я Книга.

    СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

    16-й том:

    НАЧАЛО СВЕРХУ
    (2-я часть:
    КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
    раздел Љ 7)

    ЯНВАРЬ 1905 ГОДА.




    КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
    СИОНИСТСКИЙ СЛЕД




    9. ЯНВАРЬ 1905 ГОДА.

    Возможность дискредитации ("в одном флаконе")
    православной церкви, царя и России: вот что
    вдохновляло организаторов бойни Кровавого Воскресенья.

    Во многих моих работах рассказывается о преступлениях государственного сионистского режима "еврейского государства" Израиль в Палестине против живущих или находящихся в Палестине христиан, христианских церквей, общин, священников и паломников. Тем, кто хотел бы ознакомится с конкретными примерами, советую "полистать" "ГУЛАГ Палестины", "Глобальный израильский терроризм", "Маца", "Ящик Пандоры", "Израильский апартеид", "Трупный запах сионизма", и др.

    Та же ненависть и агрессия мотивировали поступки еврейских мракобесов и экстремистов и в далёком 1905-м году.

    Вот что пишет в своей книге "Власть Кабалы" (Москва, 2007 год) мой друг, гражданин Швеции и долго живший в Израиле переводчик, писатель и журналист Исраэль Шамир:

    "Рами Розен выразил еврейское отношение в пространной статье на страницах израильской газеты Haaretz:

    "Евреи испытывают сегодня по отношению к Иисусу те же самые чувства, что они испытывали в 4 веке или в Средние Века... Это не страх, но ненависть и презрение".

    "На протяжении веков евреи скрывали от христиан свою ненависть к Иисусу, и эта традиция продолжается до сих пор..."

    "Монахов и священников убивают в Израиле в наши дни. Например, несколько лет тому назад поселенец Ашер Рабо зарубил топором нескольких монахов и разбрызгал их кровью по стенам. Он был схвачен монахом из монастыря "Колодезь Иакова". Израильский суд признал его невменяемым. Позже две русские монахини были зарублены топором в Горненском монастыре в Эн-Кариме. Фактически все убийцы священников и осквернители церквей и мечетей были признаны израильскими судьями невменяемыми, то есть безумцами, но в их "безумии" есть, как говорится, определённая система".

    А. И. Солженицын писал, что "Осенью 1904 (...) сильно активизировалось петербургское Бюро Защиты евреев, с задачей "бороться против антисемитской литературы и распространять надлежащие сведения о правовом положении евреев...". Слиозберг (Генрих Борисович) признавался, что в этом широко помогали средствами международные еврейские организации".

    Цитируемая нами неоднократно в этой работе княгиня Васильчикова-Вяземская суммирует:

    "В 1905 году все думали, что смута явилась следствием неудачной кампании. Теперь мы умнее и знаем, что она была подготовлена интернациональной организацией и оказалась генеральной репетицией того, что случилось в 1917 году. Директивы были ясные и определённые, силки расставлены умелой опытной рукой, и если революция (1905 г.) сорвалась, то это не было виной организовавшей её интернациональной шайки".

    Безусловно, шествие к Зимнему Дворцу, намеченное его организаторами (начальником инструментальных мастерских Путиловского завода Петром Рутенбергом и другими еврейскими террористами в тогдашнем революционном подполье) на 9 января 1905 года, планировалось как кровавая постановка, призванная стать катализатором государственного переворота и революции в России.

    Но в тени этого страшного события прячутся ещё 2 события начала января 1905 года, о которых как-то "забывают" журналисты и широкая публика. Это забастовка на Путиловском заводе в Санкт-Петербурге, начавшаяся 3 января 1905 года, а затем и всеобщая забастовка с 8 января, в которой участвовало 150 тысяч человек, и которая сопровождалась массовыми собраниями рабочих.

    Это означает, что война против царского правительства уже была запущена, ещё до расстрела рабочей демонстрации. Это также означает, что всё так было подстроено, чтобы у народных масс создалось впечатление о расстреле рабочего шествия как об ответе (реакции) царского режима на всеобщую забастовку.

    Забастовка и локальные манифестации, баррикады в нескольких местах Санкт-Петербурга, и саботаж выхода газет, работы типографий, почты и телеграфа: нужны были заговорщикам для того, чтобы сорвать любые действия правительства по предупреждению шествия. Из дальнейших событий после 3 января 1905 года (включая трагедию 9 января) выясняется, что эту ситуацию заговорщики лихо использовали для срыва ареста Георгия Гапона и его подельников, провала доведения до народа указа о незаконности шествия, для помех в пресечении деятельности его организаторов, и т.д. Забастовка остановила работу почти всех типографий. Газеты не выходили. Перемещение по городу без собственных транспортных средств становилось проблемой. (К тому же, стало представлять собой немалую опасность). Умелая и тотальная организация, широкая координация действий, информированность на уровне высших государственных чиновников, и высокая оперативность были не под силу ни одной подпольной организации, или их союзу. Такая широчайшая операция, требовавшая, к тому же, огромных финансовых средств, могла осуществляться лишь самой мощной в мире разведкой, какой являлась англо-американская, с "пристёгнутой" к ней японской. Уже только по этому одному можно с уверенностью назвать главных зачинщиков и военных преступников: это группа высших руководителей Англии и Соединённых Штатов и еврейских банкиров этих 2-х стран.

    Но мы располагаем (изложенными в разделах этой работы, посвящённых трагедии 9 января 1905 года) реальными конкретными фактами, неопровержимо указывающими на прямую причастность "мирового еврейства", еврейских банкиров (Англии и США) и англо-американской разведки к провокации Кровавого Воскресенья.

    Постановка Кровавого Воскресенья страшно похожа на постановку фальшивых террористических актов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, когда собственные американские спецслужбы, с помощью глобальной израильской террористической сети, протаранили самолётами башни-близнецы, которые затем обрушили по технологии контролируемого взрыва (сноса), похоронив под обломками тысячи людей. За этими 2-мя и прочими постановками видится один и тот же почерк и стиль: та же одержимость организацией кровавых спектаклей, та же патологическая мегаломания, тот же крайний цинизм.

    Точно так же и политические забастовки в разных концах Российской империи в последующие несколько дней (10 - 16 января 1905 года), якобы, "в ответ" на расстрел "мирного" шествия к Зимнему Дворцу, изобличают широкий заговор, заранее учитывавший планировавшуюся провокацию 9 января. Москва, Петербург, Варшава, Лодзь, Подмосковье, и другие города и регионы были "тут же" переведены на рельсы революции не без расчёта на дату 9 января. Ведь собрать людей и провести демонстрации, организовать забастовку: дело не одного дня, а, бывает, не одной недели, и, значит, о готовящейся заговорщиками в Санкт-Петербурге бойне заранее знали организаторы, принимая её в расчёт.

    Массовое политическое шествие (демонстрация) в Риге 13 января 1905 года (снова еврейское культово-сатанинское число "13" - по числу и колонн в день Кровавого Воскресенья) готовилось как минимум за 2 недели до 9 января. И, хотя его подготовка и связанные с ним организационные встречи начались задолго до трагедии в Северной Столице, организаторы назвали шествие "протестом" против "бойни 9 января 1905 года" в Петербурге.

    Вся организационная структура рижского шествия, формирование колонн (которых, точно как и в Петербурге, было ровно 13), вся тактика, до мельчайших мелочей: всё в точности повторяло Санкт-Петербургскую провокацию. Тот, кто считает, что это было следствием "урока" Кровавого Воскресенья в Петербурге - либо провокатор, либо начисто лишен широты мышления. Он забывает о том, что такие мероприятия не готовятся за 2 дня и отработанный их сценарий также не меняется в одночасье. То, что за 3 дня была подготовлена (и осуществлена!) всеобщая стачка и огромная антиправительственная демонстрация - абсурд. В то время не было радио, телевидения, Интернета, и даже телефона (последний - только для государственных нужд). Единственный вывод, который можно сделать: это что и Кровавое Воскресенье в Санкт-Петербурге, и Кровавая Суббота в Риге были задолго заранее подготовлены и осуществлены одними и теми же организаторами-заговорщиками.

    Но важное отличие рижской демонстрации от петербургской - это то, что в Петербурге кровавую бойню спровоцировали (учинили) в воскресенье, а в Риге в субботу, и что в Петербурге рабочие несли хоругви, портреты царя и пели православные гимны, тогда как в Риге десятки тысяч демонстрантов шли под красными флагами, несли плакаты с надписью "Долой самодержавие!", и пели "Марсельезу".

    Совершенно очевидно, что для русских людей в Санкт-Петербурге было с издёвкой и кривлянием выбрано православное воскресенье и осуществлена глумливая пародия на Крестный Ход (чтобы унизить и высмеять русский народ). Для НЕ русских (в основном) людей в Риге была выбрана еврейская суббота, и, вместо карикатурного петербургского шествия, проведена мотивированная революционная демонстрация "на полном серьёзе". Демонстрация в Риге 13 января 1905 года задумана и осуществлена как АНТИТЕЗА петербургскому Кровавому Воскресенью, хотя и та, и другая демонстрация были актами культового человеческого жертвоприношения. Разница в том, что 9 января 1905 года в Петербурге еврейские террористы-провокаторы осуществили заклание демонстрантов по правилам еврейского кошерного забоя СКОТА, тогда как в Риге принесли в жертву своих ЛЮДЕЙ в знак и ради победы еврейских обскурантистских замыслов. Всё это ещё раз (в тысячный раз) доказывает, что организованное еврейским международным террористом и сионистом Петром Рутенбергом (с формальным участием Гапона) шествие 9 января 1905 года было "чёрной мессой", "чёрным юмором" еврейских извергов, задуманным и осуществлённым в эксцентрично-сатанинском стиле американских комиксов серии "Джокера".

    Латвийская СДРП, Российская СДРП, еврейские и еврейско-сионистские партии Бунд, Поалей Цион, "младосионисты", и другие, а также эсеры и анархисты действовали в Риге 13 января 1905 года "под одним крылом", а не просто "заодно".

    В событиях рижской Кровавой Субботы 13 января 1905 года приняли участие доставленные туда из Петербурга после расстрела 9 января 1905 года провокаторы, среди которых - тот же Макс Литвинов (Меер Баллах-Валлах), Янис Жаклис и Яков Петерс.

    Именно та колонна демонстрантов, к которой были "прикомандированы" Янис Жаклис, Макс Литвинов (Валлах), и другие еврейские террористы, была обстреляна солдатами; при этом, жертв могло быть намного меньше, но провокаторы подначили людей "спасаться" по тонкому льду Даугавы (Северной Двины), и многие утонули.

    После этой террористической операции Жаклис, по распоряжению "сверху" (из Лондона), получил уголовную кличку, в переводе с немецкого языка интерпретируемую как "Надсмотрщик" ("Инспектор"). С того самого момента он больше нигде и никогда не назывался своим собственным именем,

    Участие в этом событии международных террористов из разных партий и движений ещё раз показывает, что:

    1) координация между ними осуществлялась из зарубежного центра;
    2) участие в той или иной партии не имело на тот момент (и, в некотором роде, и в дальнейшем) принципиального значения;
    3) революционный бандитизм был организован зарубежными англо-еврейскими центрами в первую очередь в национальных окраинах (таких, как Грузия, Латвия, еврейская черта оседлости), чтобы потом двинуть его на захват столиц;
    4) одни и те же бандиты использовались кем-то для осуществления терактов в разных городах и странах, и для разных задач.

    Янису Жаклису, члену Бунда, помогали скрыться из-под полицейского наблюдения члены латвийского отделения РСДРП. Партийный орган Латвийской Социал-демократической Рабочей Партии (ЛСДРП), подпольная газета "C??a" ("Борьба"), осуществляла массовую организацию рабочих в тесной координации с группой анархистов, бундовцев, и других движений. Эта газета ЛСДРП издавалась с 1904 года - вплоть до 1917 года - тиражами в 3 тысячи - 18 тысяч экземпляров, тогда как орган РСДРП(б) - "Правда" - заработал только в 1912 году. Это показывает, что и в организационной помощи, и в финансировании кто-то отдавал приоритет сначала "раскрутке" революционного терроризма в Латвии, Литве, Беларуси и Польше, и только потом уже в России.

    Перед событиями 1905 года численность боевых отрядов Бунда составляла 18 тысяч человек (всех же членов партии было ещё больше); численность ЛСДРП - 16 тысяч человек; а РСДРП(б) - 13 тысяч человек.

    Зарубежные организаторы кровавой бойни 9 января 1905 года использовали внутреннюю "пятую колонну" в качестве инструмента своего заговора против России. Этой "пятой колонной" охотно стала для них бОльшая часть российского еврейства и подпольные националистические еврейские организации.

    Еврейский историк Н. Бухбиндер, в своей работе "9 января и еврейское рабочее движение", прямо указал:

    "В стачках почти повсеместно участвовали одни еврейские рабочие... В целом ряде городов при попытках остановить заводы и фабрики русские рабочие оказывали сильное сопротивление".

    А. Солженицын также не оставил этот феномен без внимания:

    "Чтобы обеспечить эту массовость, отряды Бунда стали обходить мастерские, заводы и фабрики и даже семьи рабочих, призывая прекратить работы, насильственно выпуская пар из котлов, снимая приводные ремни; хозяевам производств грозили, местами стреляли в них, в Витебске плеснули в хозяина серной кислотой. Это было не "стихийное выступление масс".

    4 февраля 1905 г., с помощью эсера Ивана Каляева, заговорщики убили в Кремле сына Александра I, дядю Императора Николая Второго, Великого Князя Сергея Александровича.

    Затуманивание тех далёких событий и увод от каких бы то ни было ясных и конкретных фактов в связи с 9-м января 1905 года - на каждом шагу и во всём, что касается этого трагического эпизода. Число жертв у разных авторов оценивается кардинально по-разному. Согласно серьёзному исследованию М. А. Бабкина, "В "Кровавое воскресенье" по официальным данным погибло 130 человек, по другим сведениям - более 1200, число же раненых превысило 3 тысячи".

    3 января 1905 года началась забастовка рабочих Путиловского завода. Впоследствии Гапон признает:

    "Мы решили ...распространить стачку на Франко-русский судостроительный и Семянниковский заводы, на которых насчитывалось 14 тыс. рабочих. Я избрал именно эти заводы, потому что знал, что как раз в это время они выполняли весьма серьезные заказы для нужд войны".

    (Речь идёт о Русско-Японской войне).

    В других разделах нашей работы мы уже сообщали о широкой диверсионно-подрывной работе, которую вела Англия на территории России, чтобы помешать царскому правительству выиграть войну с Японией. Совмещение этой задачи с подрывной деятельностью, целью которой было свержение самого царского режима, красноречиво указывает, что заказчиком была Англия и международные еврейские круги.

    7 января 1905 года В. Н. Коковцов информировал царя о забастовках в столице (Санкт-Петербурге), скрывая всю серьёзность ситуации. Он заверил императора, что "поговорит" с заводчиками и фабрикантами, и они пойдут навстречу требованиям рабочих, и всё будет "о"кей". Но на встрече с промышленниками Коковцев не только не оказал на них давления, но, наоборот, советовал не идти навстречу требованиям рабочих и обещал свою поддержку. Коковцева заботили лишь иностранные кредиты и биржевые курсы.

    В своих воспоминаниях В. Н. Коковцев отмечает, что трагедия 9 января 1905 года была использована французскими (и, от себя добавим, англо-американскими) банкирами как предлог отказать России в необходимых ей займах:

    "Влияние события 9-января на второй вопрос, уже прямо затронувший меня, как Министра Финансов, - на ход моих переговоров по заключению внешних займов для получения средств на ведение войны и на поддержание нашего денежного обращения - было гораздо более реально. Оно прошло почти бесследно для заключения займа в Германии, так как операция с заключением 4½ процентного займа мне удалась, - но имело самые глубокие последствия на ход переговоров во Франции".

    Убийство фон Плеве было напрямую связано с подготовкой попытки государственного переворота 9 января 1905 года. Оно не было "местью" за репрессии против участников революционного движения, как это, придя к власти в 1917-м году, стремились представить большевики. Он был убит, во-первых, как чуть ли не единственный государственный деятель, начавший осознавать все масштабы (и природу) ведущейся против России террористической войны и выяснявший источники её руководства и финансирования. Во-вторых, его устранили как сильную фигуру на "шахматном поле", перед началом наступления. От убийства фон Плеве до событий Кровавого Воскресенья прошло не так много времени. Новый министр внутренних дел (П. Д. Святополк-Мирский) не успел войти в курс дела, был слаб здоровьем, и, к тому же, не имел и 5-ти процентов того опыта, который был у фон Плеве. Эта ситуация была намеренно создана, чтобы обеспечить успех кровавого спектакля.

    А дальше враги России легко смогли устранить Святополк-Мирского, и на его место поставить уже вообще своего человека:

    "Окончательно подавленный событиями 9-го января, решившийся выйти в отставку Кн. Святополк-Мирский не принимал в этом вопросе никакого личного участия, предоставив все дело Трепову, который не раз докладывал об этом лично Государю и передавал мне Высочайшие повеления о том, в чем они относились до ведомства Министерства Финансов, а затем, вскоре Святополк-Мирский и вышел в отставку, уступив свое место Булыгину".

    Ещё хуже, что Булыгин, будучи скомпрометирован и подчиняясь окрикам из Лондона, допустил, что делами внутренней безопасности режима заправлял Дмитрий Трепов, связанный с Сергеем Зубатовым и напрямую работавший на английскую разведку и международные еврейские круги. Не зря энциклопедии и биографы пишут, что главной причиной убийства фон Плеве была месть за еврейский погром в Кишинёве. В покушении на министра участвовало несколько бомбометателей, и все они были еврейского происхождения, кроме одного, который и должен был стать "официальным" убийцей. Но, если бы он промахнулся, или что-то пошло бы не так, тогда в экипаж фон Плеве стали бы метать бомбы другие участники покушения. Всё это изобличает типичный еврейский план и проводит явные параллели с трагедией 9 января 1905 года. Всю кровавую феерию шествия и её провокационный характер подготовили еврейские экстремисты, но во главе шествия (так же, как во главе бомбометания в министра внутренних дел) они поставили нееврея, попа Гапона.

    По утверждению Коковцева, незадолго до гибели, фон Плеве сказал ему следующее:

    "Бог знает, долго ли еще придется нам работать вместе. Вы многого не знаете, да и я пожалуй очень многого не знаю из того, что происходит кругом нас".

    Министр Внутренних Дел явно чувствовал скорую гибель, и, кроме того, слышать из уст такого лица, что даже он "многого не знает, что происходит вокруг нас": поразительно. Название этому одно: заговор.

    Не удивительно, что на правительственной встрече за день до массовой трагедии никто как будто не понимал и не осознавал серьёзности положения. Дадим слово снова Коковцеву:

    "8-го января, меня пригласил Министр Внутренних Дел Кн. Святополк-Мирский к себе, сказавши мне по телефону, что он желал бы поговорить по некоторым частностям рабочего движения. Это было около 9-ти - 9½ часов вечера. Я застал в приемной Министра: Градоначальника Генерала Фулона, Товарища Министра Трепова, Начальника Штаба Войск Гвардии и Петербургского округа, Генерала Мешетича, поджидали еще В. И. Ковалевского, как Директора Департамента Торговли и Мануфактуры, но его не оказалось дома, и он не участвовал в совещании".

    Свидетельство Коковцева вступает в странное противоречие с тем фактом, что 7 января 1905 года тот же (участвовавший в совещании 8 января) начальник штаба войск гвардии и Петербургского округа, генерал Н. Ф. Мешетич, пожаловал к градоначальнику И. А. Фуллону, которому заявил: "(...) по высочайшему повелению Петербург объявляется на военном положении".

    По заявлению Мешетича, вся полнота власти в столице передана в руки командующего гвардейским корпусом князя С. И. Васильчикова.

    Однако письма и воспоминания княгини Васильчиковой-Вяземской фактически отрицают это.

    Со своей стороны, княгиня Е. А. Святополк-Мирская утверждала, что её муж, тогдашний министр внутренних дел Пётр Дмитриевич Святополк-Мирский, под нажимом Коковцова, озабоченного биржевыми курсами, был вынужден отправиться к царю в Царское Село с просьбой отменить военное положение. Согласно догадке Д. Н. Любимова, Святополк-Мирский грубо дезинформировал царя относительно серьёзности положения в столице, и приехал от него, "имея в портфеле" отмену военного положения. Этот доклад Святополк-Мирский сделал 8 января 1905 года в 23 часа 40 минут, после чего несколько наиболее приближённых к государю лиц обсуждали с царём положение приблизительно до 2-х часов после полуночи. Отмена военного положения была страшной ошибкой. Всё, что сообщалось монарху 8 января, не соответствовало действительности и представляло ситуацию в розовых красках.

    Коковцев, в свою очередь, свидетельствует о событиях 9 января 1905 года:

    "Экипажей видно не было. Из разговоров на улице и из рассказа знакомого мне полицейского офицера я узнал только, что часть толпы, направлявшейся на Дворцовую площадь со стороны Конногвардейских казарм, прорвалась сквозь воинскую и полицейскую охрану и в нее стреляли".

    [Конногвардейские казармы располагались вдоль Конногвардейского бульвара, за Исаакиевской площадью.]

    "Сколько народа было убито и ранено, нельзя было узнать, но все говорили в один голос, что число пострадавших было невелико".

    "Из эпизодов этого утра, один небольшой, но совершенно неожиданный, врезался в мою память. В то время, как стрельба с Невского, у Полицейского моста, раздавалась особенно часто, мы с женою стояли у окна и следили за движением толпы по набережной Мойки, из Волынкина переулка, как раз против окон Министерства, в промежуток между двумя залпами, появился извозчик, повернувший в сторону Певческого моста, и мы увидели двух наших знакомых дам - Е. В. Герман и ее сестру А. В. Жигалковскую - направлявшихся к нам".

    "Через несколько минут они пришли к нам и рассказали, что, выйдя в 11 часов на Троицкую, где они жили в то время, они услышали, что толпа будто бы громит Министерство Иностранных дел и Финансов и решили узнать, в чем дело".

    "По Невскому их спокойно пропустили до Конюшенной, но дальше они проехать не могли, так как в толпу стреляли вдоль Невского от Полицейского моста, на котором стояла рота Преображенского полка, и они свернули на Конюшенную и Волынкин переулок и чуть не попали под выстрелы вдоль Мойки".

    [Хорошо зная Санкт-Петербург, я предполагаю, что переулок Волынского у Коковцева ошибочно назван - по памяти - "Волынкиным".]

    Начальник Петербургского охранного отделения - А. В. Герасимов - вспоминал:

    "До позднего вечера в окружении Государя не знали, как поступить. Мне передавали, что Государь хотел выйти к рабочим - но этому решительно воспротивились его родственники во главе с Великим князем Владимиром Александровичем. По их настоянию Царь не поехал в Петербург из Царского Села, предоставив распоряжаться Великому князю Владимиру Александровичу, который тогда был командующим войсками Петербургского военного округа. Именно Владимир Александрович руководил действиями войск в день "красного воскресенья".

    Если верить материалам о шествии 9 января 1905 года в газета "Искра" (Љ 86), то перед началом этого сатанинского фарса Гапон заявил:

    "Если (...) не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы (...) и наша возьмёт".

    Вот ещё одно подтверждение того, что в рядах демонстрантов находились вооружённые боевики, а также - слухов о том, что боевики не только стреляли в солдат, но и метали бомбы.

    Владимир Александрович фон Поссе, дедушка моего родственника, барона Владимира Сергеевича, как-то склонил Гапона к интервью, и тот, не скрываясь, заявил:

    "Чем династия Романовых лучше династии Гапонов? Романовы - династия Гольштинская, Гапоны - хохлацкая".

    Беседуя с Георгием Гапоном, Владимир Александрович попросил его представить, что вот, допустим, царь собственноручно принял петицию от организуемого "Гапоном" (в действительности: англо-американской разведкой и теневым мировым еврейским правительством) шествия. Гапон заявил в ответ:

    "Я упал бы перед ним на колени и убедил его при мне же написать указ об амнистии всех политических. Мы бы вышли с царём на балкон, я прочёл бы народу указ. Всеобщее ликование. С этого момента я - первый советник царя и фактический правитель России".

    Владимир Александрович тогда спросил, а что, по мнению Гапона, случится, если царь не примет петицию.

    И на это Гапон не поленился дать ответ:

    "Тогда было бы то же, что и при отказе принять делегацию. Всеобщее восстание, и я во главе его".

    Вот что (а не принятие петиции царём) было целью устроителей Кровавого Воскресенья. Если бы не состоялся расстрел шествия рабочих к Зимнему Дворцу, тогда "мероприятие" заговорщиков провалилось бы, и на сей случай у них был приготовлен альтернативный план. По устному признанию орудия мирового сионизма и еврейского мракобесия, Петра Рутенберга (подлинного главаря банды, спровоцировавшей Кровавое Воскресенье), а также согласно мемуарам бывшего начальника петербургского охранного отделения Герасимова, Пётр Рутенберг планировал убийство царя, рассчитывая застрелить его, если Николай выйдет на балкон Зимнего дворца для обращения к народу.

    В 1915 году Рутенберг прошел в Италии обряд возвращения в иудаизм с бичеванием, потом близко сошёлся с Жаботинским и Вейцманом, Бен-Гурионом и (позже) Арлозоровым (хороший коктейль!), а также участвовал в создании Еврейского Легиона. Это одно из прочих бесчисленных доказательств связи мирового еврейско-сионистского движения с террористической войной против России.

    О том, что Гапон не был "обманутой козочкой", но вполне сознавал, зачем и для чего его используют, и к чему это приведёт, свидетельствуют и материалы, собранные другим моим родственником, бароном Генри фон Розеном.

    В романе "Бесы" Ф. М. Достоевский описывает, как работники местной фабрики, "доведённые до крайности" хозяевами, были спровоцированы на бунт, но всё ещё верили, что "начальство разберётся". Эту ситуацию и использовали заклятые враги России: и внешние, и внутренние. Их тактика была проста и рассчитана на любой поворот событий. Если власть снизойдёт до требований рабочих и удовлетворит их, тогда враги объявят это слабостью и сигналом для дальнейших требований. "Не дадим им передышки, товарищи! Не остановимся на достигнутом, ужесточайте требования!". Если власть вздумает жёстко пресекать бунт и восстанавливать порядок, тогда - "Выше знамя святой ненависти! Позор и проклятье палачам!".

    Поразительно, до какой степени это описание совпадает с вектором статей 1903-1905 годов о России в газетах Англии, Франции и Соединённых Штатов, которые к тому времени "оседлали" владельцы и редакторы-евреи.

    Важнейшая доминанта всех событий того периода состоит из 2-х элементов: весьма успешной борьбы рабочих за свои права и совершенствования царским режимом фабрично-заводского законодательства, наступавших на горло произволу работодателей. Царское правительство не только не препятствовало образованию рабочих, но даже поощряло его, понимая, что, если не просветить народ по-своему, этот пробел быстро восполнят враги. В противоположность сталинской индустриализации, унесшей десятки миллионов жизней русских людей, царская индустриализация проводилась относительно бескровно, и достигла гораздо больших успехов. В целом, можно сказать, что к осени 1904 года в битве против внешних и внутренних врагов за народ царский режим добился относительной победы. Революционно-бандитская эволюция рабочего движения не достигла опасного уровня; социал-демократы, воспитанные, организованные и "запущенные" еврейскими экстремистами для свержения царского режима массово сменяли революционные лозунги на экономические. Казалось, что англо-еврейская революция обломала свои зубы о крепость царской России.

    Что же произошло после 1904 года? Что привело к внезапному катастрофическому поражению царского режима в борьбе за свой народ? Нет сомнения в том, что главную роль в нанесении этого поражения русскому государству сыграло Кровавое Воскресенье.

    [Ещё одно замечание. Только примитивно мыслящий человек может поверить сказкам о том, что так называемая "социалистическая революция" в России была направлена "против эксплуататоров": банкиров и капиталистов. Последующий советский режим стал в тысячи раз более жестоким эксплуататором, чем все банкиры и капиталисты, вместе взятые. И в то, что видные банкиры / заводчики - и занимавшие высокие ступени партийной иерархии революционеры до 1917 года видели друг в друге врагов, может поверить лишь примитивно мыслящий человек. В действительности, многие "капиталисты" обожали революционеров и помогали им разрушать Россию. Своим врагом они считали царский режим, защищавший рабочих от произвола капиталистов совершенствованием фабрично-заводского законодательства. Эти предатели прекрасно видели, что, по некоторым пунктам, так называемые "демократии" Англии и Соединённых Штатов, с их псевдокапиталистической системой, твёрдо стоят на страже защиты произвола работодателей. Того же хотели эти Саввы Морозовы в России. Вполне естественно, что среди таких врагов преобладали банкиры и заводчики еврейского происхождения.]

    Приведём (с небольшими купюрами) подлинный текст "петиции царю", якобы, составленный Гапоном, а на самом деле сочинённый Петром Рутенбергом, со вставленными в него фрагментами, обработанными видными еврейскими деятелями Азефом, Рейли (Розенблюмом), лордами Сесилем и Бальфуром, Винстоном Черчиллем, Яковом Шиффом, Максимом Горьким (Алексеем Максимовичем Пешковым), Радеком (Собельсоном), и другими.


    "Петиция 9 января 1905 года


    Государь!

    Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жёны, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать. Мы и терпели, но нас толкают всё дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся. Нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришёл тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук (...).

    Взгляни без гнева, внимательно на наши просьбы, они направлены не ко злу, а к добру, как для нас, так и для тебя, государь! Не дерзость в нас говорит, а сознание, необходимости выхода из невыносимого для всех положения. Россия слишком велика, нужды её слишком многообразны и многочисленны, чтобы одни чиновники могли управлять ею. Необходимо народное представительство, необходимо, чтобы сам народ помогал себе и управлял собой. Ведь ему только и известны истинные его нужды. Не отталкивай его помощь, повели немедленно, сейчас же призвать представителей земли русской от всех классов, от всех сословий, представителей и от рабочих. Пусть тут будет и капиталист, и рабочий, и чиновник, и священник, и доктор, и учитель, - пусть все, кто бы они ни были, изберут своих представителей. Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, - и для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов. Это самая главная наша просьба...

    Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще и другие:

    I. Меры против невежества и бесправия русского народа.

    1) Немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические и религиозные убеждения, за стачки и крестьянские беспорядки.

    2) Немедленное объявление свободы и неприкосновенности личности, свободы слова, печати, свободы собрания, свободы совести в деле религии.

    3) Общее и обязательное народное образование на государственный счет.

    4) Ответственность министров перед народом и гарантии законности правления.

    5) Равенство перед законом всех без исключения.

    6) Отделение церкви от государства.


    II. Меры против нищеты народной.

    1) Отмена косвенных налогов и замена их прямым прогрессивным подоходным налогом.

    2) Отмена выкупных платежей, дешевый кредит и передача земли народу.

    3) Исполнение заказов военного и морского ведомств должно быть в России, а не за границей.

    4) Прекращение войны по воле народа.


    III. Меры против гнета капитала над трудом.

    1) Отмена института фабричных инспекторов.

    2) Учреждение при заводах и фабриках постоянных комиссий выборных рабочих, которые совместно с администрацией разбирали бы все претензии отдельных рабочих. Увольнение рабочего не может состояться иначе, как с постановления этой комиссии.

    3) Свобода потребительско-производственных и профессиональных союзов - немедленно.

    4) 8-часовой рабочий день и нормировка сверхурочных работ.

    5) Свобода борьбы труда с капиталом - немедленно.

    6) Нормальная рабочая плата - немедленно.

    7) Непременное участие представителей рабочих классов в выработке законопроекта о государственном страховании рабочих - немедленно.

    Вот, государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к тебе. Лишь при удовлетворении их возможно освобождение нашей родины от рабства и нищеты, возможно ее процветание, возможно рабочим организоваться для защиты своих интересов от эксплуатации капиталистов и грабящего и душащего народ чиновничьего правительства.

    Повели и поклянись исполнить их, и ты сделаешь Россию и счастливой, и славной, а имя твоё запечатлеешь в сердцах наших и наших потомков на вечные времена. А не поверишь, не отзовешься на нашу мольбу - мы умрём здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда дальше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу (...). Пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим ее!".

    Любой беспристрастный человек признает, что тут, в этой петиции, коварно смешаны 2 совершенно разные сферы: 1) конструктивные принципы по соблюдению социально-экономических прав рабочих, и 2) совершенно не относящиеся к ним требования о саморазрушении царского режима и российского государства в целом. Освобождение из-под охраны всех бандитов и террористов было равносильно гибели государства. "Свобода борьбы труда с капиталом" могла пониматься как угодно, вплоть до полной анархии, массовых убийств (всех образованных людей включительно - от самого царя, членов правительства, социальных верхов, и т.д.). Такие же коварные "рифы" скрывались буквально в каждом, любом пункте Петиции. А такие требования, как отделение церкви от государства, равенство всех перед законом, освобождение "пострадавших" за "религиозные убеждения", и т.п. - были чисто-еврейскими требованиями.

    Таким образом, эта петиция ставила перед царскими властями заведомо неприемлемые условия, выполнить которые монархический режим явно не мог. От царя требовали экстренно созвать Учредительное собрание, на основе всеобщего, равного и тайного голосования, что невозможно было в условиях российской монархии. Но и этого мало, царю приказывали поклясться на площади перед народом, что он выполнит все условия петиции.

    Но, как очевидно явствует из исторических фактов, зачинщики не позволили рабочим узнать содержание всего текста петиции и всех требований, но зачитали им лишь краткие тезисы, сокрыв наиболее радикальные пункты петиции. Как мы показываем в этом работе, автором требований к царю был даже не Георгий Гапон, а еврейский бандит-сионист Пётр Рутенберг и кучка его еврейских подельников не только из России, но и из других стран.

    Необходимо принять к сведению также следующее обстоятельство. За 3 дня до Кровавого Воскресенья была совершена попытка убить царя. На крещенское водосвятие на Неве (6 января 1905 года) был устроен салют в Петропавловской крепости, во время которого одна из пушек произвела выстрел боевой картечью в сторону того места, где находился царь. Выстрел пробил знамя Морского корпуса, повредил окна Зимнего дворца; был тяжело ранен дежурный жандармский пристав. Командовавший салютом офицер покончил с собой (или его тут же застрелили). Император с семьей сразу же отбыли в Царское Село, где и оставались под охраной войск до 11 января 1905 года. Тем самым царь был частично "выведен из игры", и этот тонкий расчёт выдаёт профессиональный источник заговора.

    Царское правительство пыталось за 2 дня до воскресенья принять все меры к тому, чтобы назначенное на 9 января шествие не состоялось. Было решено арестовать зачинщиков, послать к лидерам рабочих своих представителей-агитаторов, обнародовать заявление правительства о запрете шествия. (Власти выпустили объявление о запрете шествия, намеченного на 9 января 1905 года, и смертельной опасности участия в нём, но из-за забастовки действовала всего лишь 1 типография, да и в той происходил явный саботаж; в результате удалось напечатать лишь несущественное количество экземпляров, и расклеили слишком поздно).

    Как видим, все меры правительства последовательно натыкались на саботаж и противодействие агентов иностранных государств и подручных еврейских экстремистов повсюду, даже в Департаменте полиции, городской администрации, в министерствах и ведомствах государства. Рутенберга, Гапона, и других организаторов Кровавого Воскресенья предупреждали высокопоставленные чиновники, спасая от ареста; им давали укрытие заводчики-фабриканты и видные общественные деятели. Городская администрация саботировала объявление о незаконности шествия.

    О саботаже и подрывной деятельности во всех государственных органах пишут в своих воспоминаниях такие деятели, как В. И. Гурко, или начальник Московского охранного отделения А. П. Мартынов. У них сказано и о том, как Джунковский, о котором мы подробно пишем в нескольких местах этой работы, своим приказом умышленно уничтожил агентурную работу в полиции и во флоте.

    Что могло случиться, если бы власти не приняли должных мер по недопущению толп народа к центру города и защите Зимнего Дворца? Во-первых, можно определённо сказать, что был бы организован и спровоцирован штурм дворца, резиденции российских императоров, разгром министерств и ведомств, со всеми отсюда вытекающими последствиями.

    Нетрудно предположить и неминуемую гибель сотен, а то и тысяч людей в результате напора толп и неотвратимой давки. Громадные массы народа, зажатые в русле Невского проспекта и на каменном пяточке Дворцовой площади, физически не могли бы остановить своего напора, и выплеснутые в зажатое камнем узкое ложе 4 потока толп с 4-х сторон раздавили бы уйму народа. Подобное как раз и привело в прошлом к московской драме Ходынки, когда давке погибли не менее 1 с половиной тысячи человек и столько же были изувечены.

    Именно это и обсуждали петербургские власти, собравшись 8 января 1905 года, вечером, на экстренное совещание.

    В этих условиях единственным решением представлялось блокирование доступа к центру города, особенно к Дворцовой площади, с помощью остававшихся верными правительству военных частей и сил полиции.

    Поэтому с раннего утра 9 января наряды полиции, казаки и войска преградили путь в сторону Дворцовой площади в 4-х принципиальных местах: на Васильевском острове, Выборгской стороне, Обводном канале, и Шлиссельбургском тракте. Если бы "мирная" демонстрация "русских" рабочих после этого мирно разошлась, никакого кровопролития б не случилось. Но... Как вспоминала Даниэла Маркова, "молодые люди еврейской наружности повсюду подстрекали народ опрокинуть заслоны". В. Шамбаров писал: "Люди останавливались, но провокаторы подзуживали прорываться".

    Ранним утром, 9 января 1905 года, еврейский активист, Семён Рехтзаммер (сын управляющего акционерным обществом товарных складов и хлебных элеваторов), возглавил возведение баррикады на улице 4-я линия (Васильевский остров), и нападение на полицейский участок. Заметим, что никакого расстрела демонстрантов в тот час ещё не было, но тот случай (как и многие другие акты насилия со стороны евреев-террористов) мог сыграть роль катализатора дальнейших трагических событий.

    Советский общественный деятель еврейского происхождения, Дименштейн, вспоминал, что накануне 9 января 1905 года еврейская нелегальная партия Бунд распространила подпольно напечатанные в огромном количестве листовки: "Революция началась. Она загорелась в столице, она прокатилась пожаром по всей стране... Вооружайтесь! Нападайте на оружейные магазины и разберите всё оружие... Обратите все улицы в сплошное поле битвы!".

    Приведём ещё одну цитату из В. Шамбарова:

    "Толпы напирали, несмотря на выстрелы в воздух. В солдат летели камни. Прячась за спины рабочих, боевики стреляли из револьверов. И солдаты, видя, что вот-вот будут раздавлены и растерзаны лезущей на них возбужденной массой, били уже по людям" ("Нашествие чужих: заговор против империи", М., 2008 год).

    Но действительно ли так вот - стихийно - солдаты стали стрелять в народ, или им приказал генерал Дмитрий Фёдорович Трепов? Или на этот вопрос нельзя ответить однозначно?

    И тут мы сталкиваемся с идеологической дилеммой. Вот как её обыгрывает еврейский сионистский идеолог, Шимон Резник, "обличая" Солженицына:

    "С одной стороны, в его эпопее явственно виден "патриотический" соблазн отвести историческую вину от России, возложив её на евреев. С другой стороны, Солженицын понимает, что такое "объяснение" как раз менее всего патриотично: оно делает русский народ неполноценным, ибо не может полноценный народ позволить кучке зловредных иноплеменников (евреев) распоряжаться своей судьбой".

    Вот где лежит причина обвинения во всём Николая II, и нежелания принять суровую правду еврейского заговора. Признать, что "какие-то евреи" спровоцировали "русских баранов" на шествие 9 января 1905 года, и тем самым организовали кровавую революцию, отголоски которой в 1917 году уничтожили российское государство: "унизительно". Но дело вовсе не в качествах русских рабочих 1905 года; ведь то же самое английская разведка и мировой еврейский экстремизм "провернули" и с "французскими баранами", устроив Великую Французскую революцию, и с "немецкими", и со всякими другими...

    Происходило это, повторяясь и варьируясь на разные лады, не оттого, что все в мире заговорщиков "глупее", а потому, что коварство англо-еврейского симбиоза не имеет себе равных, иначе говоря, потому (если прибегнуть к гиперболе и метафоре), что за ним стоит сам Сатана.

    И каждый раз - путём примитивного оболванивания - сначала проводится идеологическая диверсия, а вслед ней уже все военно-террористические операции. Так на ринге более наглый боксёр старается противника оглушить исподтишка ещё до гонга, и, уже оглушённого, избивать.

    Все мы понимаем, что будет, если в минуту смертельной опасности человека вдруг парализовало. Каждый орган, включая руки и ноги, тогда как бы "сам по себе". Если члены не исполняют команды мозга, не выплыть из пучины, не слезть живым с высокой горы.

    То же самое с "телом" государства и народа. Пока ясен и собран дух, пока есть идейная, духовная основа, не так просто его победить. Поэтому английский гегемонизм и еврейский экстремизм делают всё возможное, чтобы подорвать идейную основу, дискредитировать национальные и национально-религиозные идеалы,

    Чтобы внести хаос в умы русских людей, дезориентировать их и подорвать их самоидентификацию, международному еврейскому экстремизму необходимо было лишить русского человека духовно-нравственной опоры. Внутренний мир русского человека крепился на 3-х стержнях, которыми были царь, православная вера и Отечество. Чтобы добиться своих целей, еврейским террористам нужно было подорвать веру в эти идеалы, дискредитировать их настолько, насколько это было возможно.

    Еврейские лидеры Дубнов, Натансон, Парвус (Гельфанд), Гершуни (Герш), Азеф, Рутенберг, и многие другие с 1860-х годов старались изо всех сил, но не очень в этом преуспели. И вот, в начале 1900-х годов им на помощь пришла английская разведка, использовавшая евреев как подрывной элемент.

    С помощью иезуитского британского коварства и собственного еврейского изуверства, лидерам еврейских террористов удалось разработать план подрыва веры в православие, царя и Отечество. Задуманная с этой целью террористическая операция должна была убить сразу всех 3-х китов. Она и была разработана в форме инсценировки "народного" обращения к царю.

    Именно поэтому шествие с петицией должно было: 1) состояться непременно в Санкт-Петербурге - столице России; 2) выйти с обращением именно к царю; 3) возглавляться именно православным священником и проводиться именно в воскресенье, а не в субботу: в христианский, а не в еврейский выходной.

    1. Для того чтобы такое шествие состоялось в Санкт-Петербурге, через описанное нами в предыдущих разделах акционерное общество New Russia Co. LTD. подготовили: "подъезд" к Путиловскому заводу; заручились нейтралитетом или бездеятельностью петербургских властей. Владимир Александрович Ратьков-Рожнов (1834 - 1912), один из членов этого акционерного общества, был в 1893 - 1898 годах санкт-петербургским городским головой, и, сохранив все связи, по ходатайству Сергея Юльевича Витте и Дмитрия Карловича фон Нессельроде, хлопотал о назначении на пост петербургского градоначальника в 1904-м году Ивана Александровича Фуллона (1844 - 1918). Лучшей кандидатуры для целей заговорщиков быть не могло. Фуллона просто не нужно было вербовать и делать агентом. Его личные качества и свойства характера сами по себе способствовали целям и планам заговорщиков. Фуллон, генерал-адъютант, помощник варшавского генерал-губернатора по полицейской части (1900 - 1904), Петербургский градоначальник (1904 - 1905), командующий 11-м армейским корпусом (1905 - 1911), не был создан для политики и полиции. Это был крепкий армейский офицер и неплохой человек, место которого - на командном посту в армии, или на посту ректора какого-нибудь учебного заведения. Солдаты или студенты любили бы его и уважали. А для того, чтобы, в одно и то же время, усыпить его бдительность и оказать на него давление, Фуллону "сосватали" Георгия Гапона такие влиятельные "мастодонты" государственной политики, как Витте, Ливен, Нессельроде, Ратьков-Рожнов и др.: все "завязанные" на New Russia Co. LTD. Фуллон был обманут и предан своими покровителями.

    С. Ю. Витте характеризует его человеком "порядочным во всех отношениях, крайне воспитанным, милым, но совершенно чуждым и полицейскому духу, и полицейским приемам, и полицейскому характеру".

    Не без саркастической иронии, Витте добавляет: "Он был бы гораздо более на своем месте, если бы, например, заведовал петербургскими институтами" (См. С. Ю. Витте, "Воспоминания", т. II, стр. 218).

    Сарказм Витте неуместен. Сергей Юльевич был, точно так же, как "наивный" Фулон, обманут и сбит с толку врагами. Только, в отличие от Фулона, поставленный перед суровой реальностью, не только не признал своих ошибок, но и принялся сотрудничать с врагами, притворяясь, будто ничего не случилось.

    Благодаря опеке и покровительству Фуллона, Георгий Гапон и его организация "Собрание заводских рабочих" получили своего рода статус кво, т.е. защиту от "наездов" полиции. После того, как мероприятия "Собрания" стали нарушать устав его деятельности, что насторожило полицию и другие власти, в действие была введена "тяжёлая артиллерия": Алексей Путилов, граф Гендриков, Александр Николаевич Ратьков-Рожнов, и другие высокопоставленные лица.

    Любопытно разъяснение Ольденбурга, беспомощность Фуллона оправдывавшего "внезапно выявившейся" подавленностью, а также неэффективностью (из-за сравнительно небольшой численности) царской полиции. Однако Ольденбург в своём "разъяснении" по поводу неэффективности полицейского аппарата больше скрывает и затуманивает, чем проясняет:

    "Он был более приспособлен к "вылавливанию" отдельных лиц, чем к предотвращению массовых выступлений... Власти Французской Третьей республики, когда они желали предотвратить демонстрации, арестовывали на сутки несколько сот (а то и тысяч) предполагаемых руководителей. Но отдельные городовые, затерянные в толпе петербургских рабочих кварталов, были совершенно бессильны что-либо предпринять; да и власти не знали, при быстроте развития движения, почти никаких имён, кроме Гапона... Объявления от градоначальника, предупреждавшие, что шествия запрещены и что участвовать в них опасно, были расклеены по городу вечером 8 января. Но большие типографии не работали, а типография градоначальства могла изготовить только небольшие невзрачные афишки".

    Точно так же, как Ольденбург должен был именно в этом предложении написать о том, что забастовка потому и была организована за пару дней до Кровавого Воскресенья, чтобы диверсиями саботировать любые меры по недопущении шествия, нужно было написать и о причинах дезинформации П. Д. Святополк-Мирского Фуллоном. Почему градоначальник изо дня в день, из недели в неделю неверно доносил министру иностранных дел (Святополку-Мирскому) о размахе намечавшегося шествия, его характере, датах и вовлечённости террористов? Потому что гораздо более высокопоставленные, чем он, и могущественные сановники принуждали его к этому. Фуллон мог, вероятно, отправиться с прямым донесением к царю, но вряд ли добрался бы до монарха живым, и, надо думать, ясно осознавал это. Почему Святополк-Мирский, который не мог не понимать, что Фуллон явно дезинформирует его, закрывал на это глаза, и слово в слово пересказывал ложь градоначальника императору? По той же причине.

    Вряд ли "критическое" число рабочих было осведомлено об объявлении градоначальника, напечатанного в "Правительственном вестнике" и "Ведомостях Санкт-Петербургского градоначальства" от 8 января:

    "В виду прекращения работ на многих фабриках и заводах столицы, санкт-петербургский градоначальник считает долгом предупредить, что никакого сборища и шествия таковых по улицам не допускается, и что к устранению массового беспорядка будут приняты предписываемые законом решительные меры".

    "Так как применение воинской силы может сопровождаться несчастными случаями, то рабочие и посторонняя публика приглашаются избегать какого бы то ни было участия в многолюдных сборищах на улицах, тем самым ограждая себя от последствий беспорядка".

    Накануне намечавшегося шествия шеф жандармов генерал Константин Николаевич Рыдзевский приказал арестовать священника Георгия Аполлоновича Гапона.

    После того, как его подчинённые игнорировали приказ об аресте Гапона, Рыдзевский не стал применять к ним дисциплинарных мер, и не стал отдавать новых приказов. Своему приятелю, начальнику придворной канцелярии генералу Александру Александровичу Мосолову, Рыдзевский признался:

    "Что же ты хочешь, чтобы я взял на свою совесть 10 человеческих жертв из-за этого поганого попа?".

    Иными словами, Рыдзевский предполагал, что при аресте охраняемого еврейскими головорезами Гапона могли погибнуть до 10-ти полицейских.

    Это лишний раз свидетельствует об умышленном саботаже одних лиц, и безобразной информированности других лиц, не имевших никакого представления обо всей серьёзности положения.

    Приказ арестовать Гапона отдавался несколькими ведомствами 5 (!) раз, но так и не был выполнен.

    Мы хорошо знаем о том (читайте предыдущие и последующие разделы), что еврейские и английские заговорщики нашли себе союзников и агентов-поневоле среди высших государственных деятелей и в придворных кругах. Поэтому любые контрмеры правительства натыкались на диверсии и саботаж.

    Таким образом, грандиозная провокация, получившая название "Кровавое Воскресенье", явилась акцией, возможной лишь при совместных и хорошо скоординированных действиях широкой сети революционных террористов (с подчинёнными им боевиками, преимущественно состоявшими из еврейского населения империи) и предателей среди высокопоставленных чиновников государства. Но кто координировал их совместные действия? В том-то и дело, что "никто". Их тесное сотрудничество возникало в результате связи и одних, и других с английской разведкой и мировым еврейским экстремизмом. В Нью-Йорке и Лондоне соединялись действия, налаживались связи и координировались террористические операции.

    И действия полиции оказались парализованными не только в связи с подрывной деятельностью густой террористической сети, но и в результате широкого предательства в кругах банкиров и заводчиков, чиновников и членов придворных кругов. Но именно из-за саботажа действий полиции в те дни, когда она ещё могла что-то сделать, накануне шествия власти были поставлены перед фактом невозможности применить лишь полицейские силы для сохранения порядка в столице, и, перед лицом громадной многотысячной демонстрации, необходимостью выставить против демонстрантов войска. Бедой оказалось отсутствие героизма у чиновников и министров, и немудрено: героев к тому времени уже поубивали покушавшиеся на их жизнь террористы.

    Заведомо было ясно, что конфронтация многотысячной толпы с войсками окончится массовой бойней.

    Поэтому и переложили министры кровавый долг, вину и ответственность на плечи дяди царя, великого князя Владимира Александровича - командующего Петербургским военным округом, а сами - в кусты.

    То же самое произошло и тогда, когда трагедия уже отгремела. Чиновники стали жаться к царской семье, ища у неё защиты и возможности переложить всю ответственность и вину на членов царской династии.

    Об этом пишет и Ольденбург:

    "Двое из ближайших советников государя - министр финансов Коковцов и министр земледелия Ермолов - обратились к нему с записками политического содержания. В. Н. Коковцов в записке 11 января писал, что ни полиция, ни военная сила не могут восстановить положения; необходимо "державное слово Вашего величества... В такую минуту, когда улицы столицы обагрялись кровью, голос министра или даже всех министров вместе не будет услышан народом". Ещё более определённо выражался А. С. Ермолов. "Агитация не прекратилась, готовятся покушения, - говорил он государю 17 января. - Волнения перекинулись в большую часть городов, везде их приходится усмирять вооружённой силой... Что делать, если они перекинутся в селения? Когда поднимутся крестьяне - какими силами и какими войсками усмирять тогда эту новую пугачёвщину? И можно ли тогда быть уверенным в войсках?".

    Ответ можно найти в предыстории упоминаемых событий, у того же Ольденбурга:

    "3 июня (1904) молодой финский швед, сын сенатора Евгений Шауман выстрелами из револьвера смертельно ранил финляндского генерал-губернатора Н. И. Бобрикова и тут же покончил с собой. Государь болезненно ощутил утрату человека, шесть с лишним лет проводившего в жизнь его веления. "Огромная, трудно заменимая потеря", - отметил он в своем дневнике. Преемником ген. Бобрикова был назначен харьковский губернатор кн. И. М. Оболенский".

    "На шесть недель позже, 15 июля, был убит министр внутренних дел В. К. Плеве, взрывом бомбы Е. Сазонова, разнесшей в щепы его карету, убившей кучера и ранившей десять человек, в том числе трехлетнюю девочку. Это было выступление боевой организации социалистов-революционеров, уже давно "охотившейся" за министром".

    Частично собственная гибель и многие другие трагические события были виной самого Плеве. Нельзя выпускать джина насилия из бутылки; Плеве не раскусил предательства Зубатова и других своих подчинённых потому, что их стиль импонировал его представлениям. Но, по сравнению с теми, что жаждали крови и насилия, коллективного наказания, упиваясь мечтами о том, как пьяная от крови толпа ринется убивать женщин и детей, даже фон Плеве был ангелом. Дрожа от наслаждения, они рассматривают фотографии убийств, читают об убийствах, призывают к убийствам. Такие люди (то есть нелюди, монстры) хуже предателей. Так же и сегодняшние прирождённые вампиры, поклонники Сталина и Гитлера, сторонники "сталинских методов" в сокрушении оппозиции: это главные враги России и всего человечества. Такие люди - больны. Они рождаются садистами, жаждущими крови. Они ратуют за физическое уничтожение темнокожих, иноверцев, евреев (включая женщин и детей) и других социальных и этнических групп; за применение атомного оружия. Эти садисты от природы видят "весь вред" в литературе и искусстве; считают, что российская катастрофа, включая революции, своим генезисом обязана "свободе печати", послаблению цензуры.

    Ответ на убеждения подобных патологических извергов также можно найти у того же автора (см. С. Ольденбург, "Царствование Императора Николая II"):

    "В юридическом журнале "Право" 26 сентября появилась яркая политическая статья кн. Е. Н. Трубецкого, одного из тех немногих, которые умели говорить и на языке власти, и на языке общества; к которым можно было применить слова гр. А. К. Толстого: "Двух станов не боец..." Не примыкая до конца к т. н. "освободительному движению", такие люди порой становились его рупором - для воздействия на власть; левые пользовались ими, но сами с их мнениями не считались".

    "Статья называлась "Война и бюрократия". "Погруженная в тяжелый многолетний сон, Россия не видела врага, в то время как он уже стоял под стенами Порт-Артура... Русское общество... спало по распоряжению начальства... Россия за последние годы походила на дортуар при участке... Пока оно спало, над ним бодрствовала всесильная бюрократия... Не армия и флот терпели поражения! То были поражения русской бюрократии!"

    "Кн. Е. Н. Трубецкой писал далее, что только крайние пользуются свободой слова: нелегальные листки распространяются повсюду, тогда как люди умеренные вынуждены молчать; в этом - грозная опасность. Он заключал: "Бюрократия должна стать доступной общественному контролю и править с обществом, а не вопреки обществу. Она должна быть не владыкой над безгласным стадом, а орудием Престола, опирающегося на общество... Престол, собравший вокруг себя всю землю, будет славен, велик и силен".

    Вот в чём страшная опасность во все времена. Общество, где сломлена всякая оппозиция, становится бесхребетным. Это прекрасно знают англичане, и у СЕБЯ стараются не затоптать ВСЕ ростки оппозиции. Террористам, экстремистам, бандитам не нужна никакая свобода слова. Они плюют на неё, издавая нелегальные газеты, выпуская листовки, распространяя ложь и клевету анонимно и нигде не афишируя своих настоящих имён. Цензура же ударяет по честным людям, по всем и каждому, кто, даже если заблуждается - желает блага обществу, в котором живёт, и стране, гражданином которой является. Она затыкает рты ответственным радетелям за народное благо, тогда как бандиты её легко обходят и свободно пропагандируют свои чёрные идеи.

    Именно из-за остатков цензуры, и, главным образом, из-за бюрократии так и не воплотилась идея выпуска царского манифеста по поводу "Кровавого воскресенья". Трудно предположить, что такой манифест остановил бы убийц и террористов, но он мог в какой-то степени повлиять на расстановку сил.

    Вернёмся, однако, к провалу градоначальниками возложенной на них миссии.

    Как только (после трагедии 9 января) 11 января 1905 года генерал-губернатором Петербурга был назначен Дмитрий Фёдорович Трепов (сын того Трепова, в которого стреляла Вера Ивановна Засулич) Фуллон был отстранён от должности градоначальника.

    Характерно, что на его место был тут же назначен Владимир Александрович Дедюлин, такой же мягкий, неуверенный, имевший мало веса в политических кругах человек. Дедюлин в ещё большей степени был "свадебным генералом", играя почти исключительно церемониальную роль, что и нужно было заговорщикам.

    Нет сомнения и в том, что сильный градоначальник помешал бы евреям-экстремистам и их английским покровителям-бандитам осуществить задуманное. Поэтому и убили Фёдора Трепова. А его сын (Дмитрий Трепов) оказался предателем и сотрудничал с английской разведкой и революционными террористами.

    К Путиловскому заводу "подъехали" через Алексея Путилова, Абрама Зака и Александра Огилви (все 3-е - связаны с New Russia Co. LTD.).

    2. Необразованные рабочие в массе своей не понимали, что карикатурная "петиция царю" играла роль глумливого издевательства над государственной петиционной кампанией. Символично, что в Тбилиси именно И. В. Джугашвили (Сталин) возглавил организованное по всей стране еврейскими экстремистами и "отпочковавшимися" от их движения организациями эсеров, большевистско-меньшевистской РСДРП, и т.д. улюлюканье и глумление.

    3. 99 % исследователей ошибочно видят в Гапоне "обманутого", "случайного", "заблудившегося", "заблуждавшегося" и т.п. человека. Это в корне не соответствует действительности. Православный священник Георгий Гапон был намечен "за много лет вперёд" (по замечанию барона Владимира Александровича Поссе), выбран заговорщиками не случайно, и происходил из семьи и среды, где украинский национализм и ненависть к России были обычным явлением. Семьи еврейских мракобесов Рутенбергов и потомков евреев, униатов и казаков Гапонов были знакомы и поддерживали связь ещё до появления Георгия на свет; многие их родственники проживали в Полтаве, важном центре украинского национализма и русофобии. Еврейский сионист Пётр Рутенберг и православный экстремист Георгий Гапон оба происходили из Полтавской губернии, и были знакомы за годы до приезда Рутенберга в Петербург.

    Гапон стал тюремным священником (в женском остроге) не случайно; его направили на эту стезю те, что наблюдали за ним и нуждались в радикализации его взглядов. Его связь с Азефом, Рутенбергом, Горьким и другими революционерами, находившимися под наблюдением и опекой Ротшильдов и английской разведки, отнюдь не случайна.

    Именно Георгий Гапон был выбран, чтобы дискредитировать православную религию в глазах русских людей, а также, чтобы быть убитым, принесённым в жертву кровавому еврейскому богу. Иными словами, его убили не за какие-нибудь "провинности" и "проступки", но по заранее намеченному плану. Разве что убийство совершили раньше намеченного срока, в связи с действиями самого Гапона, которые необходимо было срочно пресечь. Тем самым - в спешке совершённое - злодейство разоблачило многие тайны еврейского заговора.

    Правой рукой Гапона еврейские террористы сделали Петра Рутенберга, одного из наиболее кровавых сионистских бандитов.

    Ещё одним персонажем, напрямую замешанным в бойню 9 января 1905 года, был Алексей Максимович Пешков (Максим Горький). Это с его помощью была организована и "запущена" кровавая вакханалия 9 января 1905 года (шествие к Зимнему Дворцу), спровоцировавшая революцию 1905 года и все дальнейшие трагические события. Это к нему к первому прибежал поп Георгий Гапон, скрываясь от полиции. Это через него уже упоминаемый Пинхас Рутенберг вышел на Георгия Гапона (хотя эти двое были знакомы и раньше). Горький выполнял наиболее деликатные поручения анархистов, эсеров, социал-демократов, сионистов, бундовцев, и прочих врагов царского режима. Все факты говорят о том, что он выполнял наиболее щекотливые поручения Ротшильдов, и, частности, отбор "воспитанников Ротшильдов". (В том числе и Сталина - И. В. Джугашвили).

    Случайно ли буквально накануне Кровавого Воскресенья (9 января 1905 года), в конце декабря 1904 г., Горький знакомится с В. И. Ульяновым (Лениным)?

    Случайно ли кровавая бойня 9 января 1905 года была устроена Ротшильдами, Яковом Шиффом, Бернардом Барухом, Отто Куном, Варбургами, британо-американской разведкой (в лице Вильяма Вайзмана, лорда Сесиля, и др.), лордом Бальфуром, Вильямом Черчиллем, Лениным, Горьким, Азефом, Гапоном, Рутенбергом, Парвусом, Троцким, Литвиновым, Красиным, Циллиакусом, Акаси, Залкинд, Коллонтай, Сталиным, и другими - через неделю после сдачи (потери) Россией Порт-Артура?

    Случайно ли в начале января, за день до Кровавого Воскресенья (!), в Одессе была образована Сионистская Социалистическая Рабочая еврейская партия, вооружившаяся и принявшая участие в революции 1905-1907 годов?

    "Случайно" ли Горький приветствовал её образование "тёплым" поздравлением?

    Случайно ли Горький был арестован именно за подготовленную (ещё до расстрела 9 января 1905 года!) прокламацию о "кровавом злодеянии царизма", с призывом к вооружённому восстанию, и за участие в самом организации шествия?

    Случайно ли именно на деньги Парвуса (Гельфанда) именно Пинхас Рутенберг, Евно Азеф и Леонид Красин (потомок Гольдгельбов) вооружили евреек - террористок-эсерок, - а также разместили вооружённых еврейских боевиков на деревьях Александровского парка?

    И, когда, за лживо подготовленную ещё до расстрела рабочего шествия прокламацию и участие в организации расстрелянного шествия 9 января 1905 г., Горький был арестован и заключён в Петропавловскую крепость, в его защиту выступили, "как один", всемирно знаменитые зарубежные деятели искусства, литературы, философской мысли, науки и культуры Э. де Амичис, Г. Гауптман, Т. Гарди, Г. Деледда, А. Франс, Б. Кроче, О. Роден, Дж. Мередит, М. Раписарди, Дж. Пуччини, и прочие: из Италии, Германии, Франции, Англии, и других стран. В Риме, Гамбурге, и других городах Европы в знак протеста состоялись студенческие демонстрации.

    Мы знаем исторические факты; и всё же они как-то не вяжутся с тем, что всего лишь за 3-4 года до тех событий никто и слухом не слыхивал ни про какого Пешкова (Горького), никто за границей вообще не знал о его существовании. И, как сейчас говорится, "под давлением мировой общественности", Горький был (14 февраля 1905 года) освобождён под залог. А в ноябре 1905 года он вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП).

    Авторами идеи кровавой феерии расстрела, главными участниками её многолетней подготовки и (или) основными исполнителями были:

    1) со стороны международного еврейского банкирского кагала - лорд Биконсфильд (Израили, или Дизраэли, разработавший план за много лет вперёд); барон Эдмонд де Ротшильд; Натаниэль Ротшильд; лорд Лионель Натан Ротшильд; лорд Керзон; лорд Сесиль; лорд Бальфур; Герберт Сэмюэль; Бернард Барух; Яков Шифф; Отто Кун; банкиры Варбурги и всё руководство "теневой" ротшильдовской банковской фирмы "Лоеб, Кун и Ко."; Джузеппе Вольпи; Эммануэль Карассо; Ганецкий; Фюрстенберг; Исаак Гольден; И. Э. Гуковский; Парвус (Израиль Гельфанд); их доверенные лица - Теодор Ротштейн; Александр Гумберг, Жан Садуль, А. Эрдман, писатель Алексей Максимович Пешков (литературно-уголовный псевдоним Максим Горький); Меер Валлах (уголовные псевдонимы Волланд, Литвинов); террорист Борис Савинков; и финансист, инженер и террорист Леонид Борисович Красин;
    2) со стороны (по поручению) англо-американских спецслужб - англо-американский шпион 20-летний (тогда) Вильям Вайзман; английский шпион Брюс Локкарт; английские агенты в российской тайной полиции Пётр (Пинхас) Лернер [он же - "Раковский"], Абрам Геккельман ("Гартинг"), Симон Вайсман-Вейсман, и др.; еврейский сионист, эсер и террорист Пётр (Пинхас) Рутенберг; финансисты и еврейские террористы Фюрстенберг, И. Э. Гуковский и Парвус (Израиль Гельфанд), Александр Гумберг, А. Эрдман; английский шпион, убийца и проходимец Сидней Рейли [он же - "Джеймс Бонд"] (настоящее имя Самуил-Соломон Мойшевич Розенблюм из Одессы); японский разведчик и дипломат полковник Мотодзиро Акаси (Акаши), и финский еврей-революционер Конни Циллиакус;
    3) со стороны английского политического Олимпа - король Англии, Георг V; посол Британии в России в 1904-1906, лорд Солсбери (Роберт Сесиль); лорд Артур Джеймс Бальфур; "лорд" Натаниэль Ротшильд; лорд Лионель Ротшильд; Марк Сайкс; Альфред Мойн (будущий лорд Мельчетт (Lord Melchett); Герберт Сэмюель; Давид Ллойд Джордж; лорд Ридинг (сэр Руфус Исаакс); сэр Артур Гиртцель; Винстон Черчилль; Джозеф Кауэн; Герберт Бентвич; Джон Фишер (будущий лорд) - (евреи и криптоевреи); Спринг Райс; Скотт, сэр Чарльз Стюарт; лорд Хардинж (сэр Чарльз) [Hardinge, Sir Charles - 1st Lord Hardinge of Penshurst]; лорд Керзон (Lord Curzon); лорд Ревельсток; лорда Карнок; Г. Буханон, Эрнест Кэсселс; и другие.
    4) со стороны эсеров - еврейские экстремисты, сионисты и ставленники мирового сионистского движения Гершуни (Герш), Евно Азеф, Борис Савинков (потомок евреев Ропшиных) и Пётр Рутенберг ("правая рука" Гапона);
    5) со стороны анархистов-террористов - князь Пётр Кропоткин; Янис Жаклис; Эмма Гольдман; Ян Петерс; Фриц Сварс; и др.;
    6) со стороны еврейской рабочей революционной партии БУНД - Эстер Фрумкина (дочь раввина и жена раввина);
    7) со стороны еврейской религиозной ортодоксии - мракобесная секта Хаббад;
    8) со стороны мирового сионистского движения - Владимир Жаботинский; Хаим Вейцман; Пётр Рутенберг;
    9) со стороны РСДРП и других социалистов-революционеров - Владимир Ильич Ульянов (уголовная кличка Ленин), Александра Домонтович (Коллонтай), Лев Давидович Бронштейн (уголовная кличка Леон Троцкий), Меир-Хенех Валлах (уголовная кличка Максим Литвинов), Израиль Гельфанд (уголовная кличка Александр Парвус), Иосиф Виссарионович Джугашвили (уголовная кличка Сталин), Леонид Борисович Красин (потомок Гольдгельбов, и, в то время, "правая рука" Ленина), кровавая Роза Залкинд (уголовная кличка Землячка); и др.;
    10) со стороны подкупленных мировым сионистским движением царских чиновников (в качестве исполнителя и доверенного лица) - священник Георгий Аполлонович Гапон; А. А. Лопухин; Сергей Зубатов.

    К бойне Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года имели прямое отношение сам Сталин (Джугашвили) и, возможно, его дружок Каменев (Розенфельд)...

    Не зря Марк Эли Раваж, биограф семьи Ротшильдов, привёл такое высказывание главы клана:

    "Вы ещё не знаете глубины нашей вины. Мы врываемся везде, мы везде поднимаем драку, и мы везде убегаем с добычей. Мы всё извращаем. Мы взяли ваш естественный мир, ваши идеи, ваше предназначение и всё это перемешали и извратили. Мы были в начале не только Первой Мировой Войны, но и всех ваших войн; не только Русской, но и всех ваших революций в истории. Мы принесли несогласие, раздоры, смятение и депрессию во все ваши личные и общественные дела. И мы до сих пор только этим и занимаемся. И кто скажет, сколько ещё мы будем этим заниматься?".

    Итак, 7 января 1905 года уже было известно, что поп Георгий Гапон собирается в воскресенье (9-го января), вести толпу десятков тысяч рабочих к Зимнему дворцу (якобы, для передачи Петиции). Все понимали, что это может кончиться страшным кровопролитием.

    Теперь цитата (см. "Первая революция в России: взгляд через столетие", М., 2005, стр. 168):

    (7 января) "все круто изменилось и прежнее "благодушие" иссякло. Утром начальник штаба войск гвардии и Петербургского военного округа генерал Н. Ф. Мешетич явился к градоначальнику Фуллону и сообщил, что сам царь предложил объявить столицу на военном положении и что распоряжаться всем будет командир гвардейского корпуса С. И. Васильчиков (подчинялся непосредственно командующему Петербургским военным округом великому князю Владимиру Александровичу, и на него в первую очередь рассчитывал царь). Скорее всего, царь отдал это распоряжение в устной форме вечером 6 января после событий у Иордани или утром 7 по телефону. Если судить по его дневникам, то он и позже не придавал особого значения своему распоряжению о введении военного положения и, похоже, старался дистанцироваться от последствий этого решения. Между тем закон о военном положении позволял применение вооруженной силы и расстрелы в случае массовых беспорядков". Но вечером, 8 января 1905 года, перед самой полуночью, министр МВД Святополк-Мирский, по требовательному настоянию Коковцева (министра финансов), вырвал у царя отмену закона о введении военного положения в столице.

    "Ещё в первых числах января в связи со стачками на Путиловском и других предприятиях на электрические и телефонные станции, на газовые заводы и к водопроводным сооружениям были посланы в помощь полиции 26 рот солдат Гренадерского, Семеновского, Преображенского, Стрелкового, Измайловского, Егерского, Казачьего полков. Вечером в пятницу и субботу в каждый из 8 районов столицы был выделен отряд войск из конных и пехотных частей. Общий резерв расположился около Зимнего дворца. Наибольшее число солдат и казаков было направлено в Адмиралтейскую часть города (2 батальона солдат, 8 эскадронов и 2 сотни казаков), Коломенский и Нарвский (4 батальона солдат и 3 эскадрона казаков). Всего в городе находилось 19,5 батальона солдат, более 23-х эскадронов и 8 казачьих сотен (около 40 тысяч военных). Накануне воскресенья дополнительные войска прибыли также из Царского Села, Петергофа, Гатчины, Новгорода, Пскова и Ревеля". (Ibid., стр. 169-170).

    Утром, 8 января (по совету министра внутренних дел Святополка-Мирского), император постановил отменить военное положение.

    8 января 1905 года видные общественные деятели собрались в редакции газеты "Наши дни" (известной историкам также под названием "Сын отечества").

    По заданию Ротшильдов, Максим Горький (присутствовавший на собрании в газете "Наши дни") настоял на делегации к министру внутренних дел П. Д. Святополку-Мирскому и председателю Комитета министров Витте. Почему Ротшильды выбрали именно этих политических деятелей: на этот вопрос вряд ли кто-то может исчерпывающе ответить. Но можно предположить, что Ротшильды заранее знали, что Святополка-Мирского депутация не добьётся, а Витте и палец о палец не ударит. Заодно можно было обелить и Горького, который ещё нужен был кукловодам. Витте и Святополка-Мирского собирались убедить немедленно связаться с царём, чтобы не допустить кровопролития. Депутатами были отправлены Н. Ф. Анненский, К. К. Арсеньев, И. В. Гессен, Горький, Е. И. Кедрин, Н. И. Кареев, Д. В. Кузин (рабочий активист), А. В. Пешехонов, В. А. Мякотин, В. И. Семевский.

    Заговорщикам уже было хорошо известно, что от царя теперь ничего не зависит, но им важно было изобразить бурю в стакане воды.

    Вечером того же дня (8 января 1905 года) депутация явилась к Святополку-Мирскому, но тот был на приёме у императора. Тогда все отправилась к Витте, который принял их, внимательно выслушал, но предупредил, что помочь не сможет. По его словам, он впал в немилость, занимает чисто церемониальную должность (после отставки с поста министра финансов), не имеет рычагов власти, и в немилости у самого императора. Перед уходом делегатов, Витте предложил помощь в обращении к Святополк-Мирскому, и даже позвонил тому по телефону. Но тот, якобы, ответил, что ему, как и царю, итак всё известно, и выслушивать депутатов не нужно.

    Очень сомнительно, что Витте в самом деле звонил куда-то по телефону, а не инсценировал розыгрыш. Близко знавший Витте, влиятельный чиновник И. И. Колышко, вспоминал, что для Сергея Юльевича двери в покои императора всегда были открыты, и что Витте мог запросто явиться к царю с делом чрезвычайной срочности.

    Не надо забывать и о том, что Витте считался прекрасным дипломатом, и мог многое сделать для предотвращения кровопролития, если бы захотел. Именно он летом 1905 года добился на переговорах в США очень выгодного для России мирного урегулирования, за что ему было пожаловано достоинство графа. Так же успешно он добился выгодного для России торгового договора с Германией. Об его дипломатических успехах и умении вести переговоры можно написать целую книгу.

    Интересно, что В. И. Ульянов (Ленин) писал о Витте:

    "Царю одинаково нужны и Витте, и Трепов: Витте, чтобы подманивать одних; Трепов, чтобы удерживать других; Витте - для обещаний, Трепов для дела; Витте для буржуазии, Трепов для пролетариата... Витте истекает в потоках слов. Трепов истекает в потоках крови".

    Красноречиво то, что именно Витте, этот "железобетонный" либерал, не просто участвовал в подавлении революции 1905 г., но был одним из руководителей жестокого её подавления, и даже руководил расстрелами. В частности, это он организовывал так называемые "экзекуционные поезда".

    Уже по самой своей организационной структуре "мероприятие" 9 января 1905 года отнюдь не было "мирным" шествием. 11 отделений возглавляемой Гапоном организации сформировали 11 колонн рабочих, к которым не случайно присоединились 2 отдельные колонны еврейских боевиков и "прочих", чтобы вместе составить сатанинское еврейское культовое число "13".

    От каждой подпольной террористической организации (эсеров / социалистов-революционеров, социал-демократов, анархистов, и т.д.) каждой колонне придавалось вооружённое "усиление". Боевики еврейского Бунда располагались "свиньёй" (как рыцари рижских орденов); отряды большевиков состояли из ядра боевиков, знаменосца, агитатора и военного командира; эсеры располагались "линиями", спрятанными среди народных масс. У каждой партии имелись свои сборные пункты и своё время сбора: эсеры стекались к 5.30 утра, члены РСДРП к 6 часам, и т.д. Тот, кто не явился, признавался предателем и провокатором, и приговаривался к жестокому наказанию или к ликвидации.

    Заранее были заготовлены плакаты, транспаранты и знамёна с революционными лозунгами: "Власть рабочим!", "Да здравствует революция!", "Долой Самодержавие!", "К оружию, товарищи!".

    При этом, не только для маскировки, и даже не сколько ради неё, сколько для глумления и ради идеологической диверсии, внешне шествия обставлялось как крестный ход: иконы, хоругви и портреты царя в первых рядах, молебен перед началом шествия, который отслужили в часовне Путиловского завода. По своему характеру и клоунской подоплёке это шествие заведомо представляло собой нечто вроде "чёрной мессы": действа поклонников Сатаны, призванного изобразить карикатурный шарж на христианское богослужение. Это подтверждается и тем, что часть несомых икон и хоругвий была добычей из разграбленных и разорённых по дорогу к Зимнему Дворцу 2-х православных храмов и часовни.

    Этот антиправославный фарс по своему характеру сильно напоминал описанные задолго до 1905 года в художественной и другой литературе антихристианские действа масонов, евреев-мракобесов и поклонников Сатаны. А внешне он был обставлен так, чтобы неискушённые в таких тонкостях народные массы приняли "крестный ход-наоборот" за чистую монету, и присоединялись к нему.

    Одновременно, подальше от глаз рабочих, на Васильевском острове, Выборгской стороне, и в других отдалённых от центра районах, из разобранных булыжников мостовой, хлама и рухляди, телеграфных столбов и проволоки, сооружались баррикады, на которые водружали красные и чёрные флаги: символика сатанистов. Рабочие не поддержали сооружение баррикад, сопровождая их из колонн возгласами неодобрения.

    В оценке числа участников шествия все источники расходятся на порядки: от 40 тысяч человек, до 300 тысяч. Это ещё раз подчёркивает намеренное сокрытие фактов и умышленное искажение всего, что связано с тем давним событием. Согласно источникам, приводящим самые большие цифры, только в отдельных колоннах двигались десятки тысяч людей.

    Эсеры, большевики, анархисты, бундовцы, сионистские боевики, и другие террористические организации выделили особые отряды для прорыва кордонов и намеренного нарушения регламента шествия. Власти, заранее определившие разрешённый маршрут движения колонн, предусмотрели поддержание порядка и, в связи с этим, строго наметили план шествия (по каким улицам колонны должны двигаться, и по каким улицам им двигаться запрещено). Поэтому, чтобы создать хаос, спровоцировать беспорядки, и вынудить власти применить силу оружия, террористы прорвали 2 кордона и убили, ранили либо рассеяли формировавших их солдат, казаков и полицейских.

    Провокаторы террористов, прошедшие актёрскую подготовку у профессиональных театральных режиссёров и артистов (некоторые искусно загримированные или "для правдоподобности" расцарапавшие себе лица в кровь "гвоздями"), вопили о "кровавых расстрелах". Со стороны правительственных кордонов ещё не раздалось ни одного выстрела, а эти клоуны с окровавленными лицами уже вещали о "тысячах" убитых и "горах трупов", призывая "отомстить", атаковать вооружённые заслоны.

    Лопухин, стоявший тогда во главе Департамента полиции и поддерживавший социалистические идеи, вынужден был признать следующее:

    "Наэлектризованные агитацией, толпы рабочих, не поддаваясь воздействию обычных общеполицейских мер и даже атакам кавалерии, упорно стремились к Зимнему дворцу, а затем, раздраженные сопротивлением, стали нападать на воинские части. Такое положение вещей привело к необходимости принятия чрезвычайных мер для водворения порядка, и воинским частям пришлось действовать против огромных скопищ рабочих огнестрельным оружие".

    Интересно сравнить это признание с тем, что писал тот же Лопухин о трагических событиях в Батуме, когда "батумский Гапон" - Сталин (тоже "без году поп": бывший семинарист) - повёл рабочих на штурм тюрьмы, на верную смерть:

    "Толпа рабочих, сбитая с толку агитаторами и подстрекателями, не остановилась в виду подоспевших войск, и пошла на штурм".

    Тем самым подтверждается "родственная связь" между этими 2-мя событиями, а также использование Сталина для "генеральной репетиции" Кровавого Воскресенья.

    Самим фактом ввода войск в столицу власти фактически расписались в полном своём поражении на поприще пропаганды и антитерроризма. К 9 января в Санкт-Петербурге сконцентрировали 20 пехотных батальонов, более 23-х эскадронов гвардейской кавалерии, 8 казачьих сотен. Всего в столице было собрано около 40 тысяч солдат. Координатором действий войск был назначен командир гвардейского корпуса князь С. И. Васильчиков.

    От самой Нарвской заставы (11 часов утра, около 20 тысяч человек) во главе толп шёл сам Гапон, вякая, как попугай, "каждые 3 минуты": "Если нам будет отказано, то у нас нет больше Царя".

    И, тем самым, выдавая намерения тех, кто за ним стоял.

    Донесения о первых жертвах Кровавого Воскресенья поступили ещё до первых залпов солдат. Из толпы миролюбивых участников навязанного невинным людям сатанинского анти-крестного хода, идущих с портретами царя, иконами и хоругвями, стреляли эсеровские боевики, застрелив полицейского и тяжело ранив другого. Войска и полиция не отреагировали на этот случай должным образом, опасаясь "возмущения", не желая "распалять народ". Но это привело к обратному: к тому, что террористы-зачинщики и пропагандисты-агитаторы воспользовались дополнительным временем, чтобы ещё больше распалить народ и спровоцировать его на "штурм Зимнего".

    Провокаторы-террористы вовсю распускали слухи, что, мол, у солдат имеются только холостые патроны. Там, где массы поверили этой лжи, жертвы умножались. Это, в некоторых случаях, объясняет, почему толпы так "бесшабашно-безалаберно" напирали на военные заслоны, не ожидая залпов боевыми патронами.

    Шествие составляли одетые празднично мужчины и женщины всех возрастов (включая стариков), среди которых были и дети. К центру города толпа двигалась с пением церковных гимнов. Дорогу этой колонне от пешеходов и экипажей расчищали полицейский пристав и околоточный.

    Первыми утром 9 января 1905 года (в 6.30) двинулась из Колпина к центру столицы 1 тысяча рабочих Ижорского завода. На Шлиссельбургском тракте в 9 часов с ними слились примерно 8 тысяч рабочих Нарвской заставы.

    В еврейской листовке того времени на языке идиш говорилось о "множестве убитых", когда эта колонна была, якобы, атакована 2-мя "сотнями" лейб-гвардии Атаманского полка. Историки еврейского происхождения в один голос заявляли, что гвардейцы, якобы, стреляли "в самую гущу" толпы боевыми залпами. К примеру, у А. Л. Фраймана сказано, что "без всякого предупреждения" по колонне был начат залповый огонь, и на землю падали десятки убитых и раненых. Но С. Н. Семанов очень убедительно и авторитетно показал, что в рабочих Ижорского завода и Нарвской заставы стреляли холостыми, и убитых не было совсем (С. Н. Семанов, "Кровавое воскресенье", Л., 1965).

    Тот же "историк" А. Л. Фрайман "божился", что убито более 1000 и ранено более 2000 человек ("Девятое января 1905 года", Л., 1955). Эти утверждения опровергает большевик В. И. Невский, называвший такие цифру жертв (убитых и раненых): от 800 до 1000 человек. Позже (в своей статье 1922 года) тот же Невский замечает:

    "Цифры в пять и более тысяч, какие назывались в первые дни, явно неверны. Можно приблизительно определить цифру раненых от 450 до 800 и убитых от 150 до 200".

    В 10 часов Пётр Рутенберг и несколько молодых рабочих (как утверждают очевидцы, все они были "голубоглазыми евреями блондинистого типа") привели к Нарвской заставе Георгия Гапона - в рясе и с крестом. То ли Гапон охрип, и не мог выдавить из себя ни слова, то ли его вели силой, не как реально действующее лицо, но как антураж (как козла на верёвочке). Пётр Рутенберг выдавал себя за "русского", и был известен рабочим как "Мартын Иванович". Он и обратился к толпе "от имени Гапона".

    Вокруг еврейского проходимца-террориста собрались наиболее решительные забияки и зачинщики: именно для них Рутенберг и произнёс свою речь. В задних рядах его не было слышно, а сопровождавшие его и Гапона боевики специально хлопали, свистели и орали, чтобы дальним слова "Мартына Ивановича" трудней было разобрать.

    Рутенберг сказал, что надо будет построить баррикады, разгромить ружейные магазины, и, захватив оружие, пробиться к Зимнему дворцу.

    С иконами, хоругвями и царскими портретами 50-тысячная человеческая река двинулась дальше, но у Нарвских ворот наткнулась на заграждение.

    Возле Обводного канала и моста через Таракановку (у Нарвских ворот) были выстроены рядами солдаты: 2 роты прибывшего из Пскова (незадолго до этих событий) 93-го Иркутского полка и эскадрон лейб-гвардии Конно-гренадёрского полка. На первые призывы офицеров прекратить движение процессия не отреагировала. После этого толпу несколько раз прорезали конные. И это не отрезвило большинство участников шествия. Командиры вновь приказали остановиться, но, подзуживавшие людей провокаторы-агитаторы и Гапон с помощниками не позволили им подчиниться приказу. Однако после первых холостых залпов толпа дрогнула, люди шарахнулись в стороны, готовые бежать назад и рассеяться. (Первый залп холостыми в воздух подтверждает большевик А. П. Серебровский). Следующий залп - боевыми (поверх голов) посеял ещё больше паники, и участники шествия готовы были вот-вот разбежаться. И вот тогда Гапон (выкрикнув "Свобода или смерть!") и Рутенберг с другими еврейскими помощниками рванулись вперёд заученным гипнотическим манером, своим психотическим поведением заразив толпу, и, загипнотизированные жестами сатанистов, их кажущейся дерзостью, бесстрашием и "святым" пренебрежением к смерти, участники шествия поневоле побежали за ними, грозя раздавить и затоптать солдат, опрокинув заслоны. Тут же из-за спин рабочих в солдат стали стрелять боевики террористов.

    В этот момент раздался 3-й и последний звук сигнального рожка, и цепи солдат (по приказу командира полка капитана фон Гейна) стали стрелять по толпе боевыми зарядами. Всего было произведено 3 залпа по центру колонны. (По другим данным - 5 залпов. Третий источник утверждает - 4. Мнение "нейтральных" источников - немецких: 3 залпа). Несмотря на провокационные выстрелы по солдатам еврейских террористов, стрельба по толпе боевыми зарядами началась не ранее, чем передние ряды приблизились на 200 шагов.

    Люди побежали, оставив на земле 40 убитых и раненых. По другим утверждениям, было убито 10, ранено 20 человек. Третьи источники называют 45 убитых и раненых.

    Выстрелами были убиты шедшие впереди полицейский пристав и околоточный. Был убит наповал старый рабочий с портретом царя; другой, подхвативший портрет, также упал замертво; потом мальчик с церковным фонарём в руках. Скончались от прямых попаданий 2 телохранителя Гапона. В этом аду, казалось, никому нет спасенья. Но в аду черти чувствуют себя в привычной среде.

    Один из наиболее искусно обученных диверсантов в мире, Пётр Рутенберг сумел остаться невредимым под залпами, сначала повалил на землю, и затем вытащил из-под обстрела оглушённого и дезориентированного Гапона.

    Бросив на произвол судьбы людей, которых привели на смерть, Гапон с Рутенбергом поспешили укрыться у Горького (который жил в квартире Владимира Александровича Поссе - дедушки моего родственника, Владимира Сергеевича).

    Из материалов, собранных моими дальними родственниками, князьями Лешчынскими, следует, что, бежав от расстрела, Рутенберг вскоре передал Гапона (сбросившего рясу) какому-то офицеру полиции, который и доставил попа на квартиру Горького. Сам же Рутенберг ушёл "в неизвестном направлении". По косвенным данным можно предположить, что этот еврейский бандит отправился прямиком в английское посольство. Оттуда - уже после Гапона - явился к Горькому.

    В других местах города события развивались по-разному, но везде зачинщики-террористы делали всё возможное, чтобы спровоцировать кровопролитие. В 2-х местах, пытаясь остановить движение толпы, на неё бросили конных казаков с нагайками и шашками, но даже они не смогли повернуть толпу обратно. Как проясняется из разрозненных свидетельств, это случилось потому, что боевики угрожали готовым отступить людям ножами и даже стреляли в тех, кто повернул обратно.

    На Выборгской стороне, Шлиссельбургском тракте, и на Васильевском острове из-за спин рабочих в солдат стали стрелять боевики, вынудив тех открыть ответный огонь. Умело направляемая террористами-боевиками, толпа громила и грабила оружейные магазины и сооружала баррикады. Оружейная мастерская Шаффа была захвачена под руководящим надзором большевика Л. Д. Давыдова. В Кирпичном переулке были атакованы 2 городовых, один жестоко избит.

    На Морской улице был избит генерал-майор Эльрих и капитан, имя которого неизвестно; разбита машина фельдъегеря, сам он остался невредим. Избивали юнкеров и даже матросов.

    На Выборгской стороне 2 эскадрона улан разогнали толпу, и обошлось без стрельбы. Часть рассеянной толпы направилась улочками и переулками (обходя военно-полицейские посты и заслоны) для соединения с рабочими, шедшими из Петербургской стороны громадной колонной в 21 тысячу человек. Это море людей двигалось по Каменноостровскому проспекту, пока путь ему не преградил лейб-гвардии Павловский полк, после предупреждения и стрельбы в воздух произведший 1 боевой залп. Погибло от 5 до 48 человек, ранено от 30 до 100. Такие фантастические расхождения в оценках свидетельствуют о том, что по сей день реальные факты о тех далёких событиях скрываются и фильтруются.

    Ситуация в начале Невского проспекта - от Адмиралтейства до Исаакиевской площади, и оттуда до Дворцовой площади - сложилась ещё более сложная. 2 потока огромной толпы двигались: один по Невскому, другой вдоль набережной речки Мойки (пересекающей Невский "снизу"). Примерно в 14.38, по приказу 2-х главнокомандующих, батальон лейб-гвардии Семёновского полка, командовал которым полковник Н. К. Риман, двинулся к Полицейскому мосту. На мосту полковник Риман построил солдат таким образом, чтобы 1 их отряд покрывал огнём Невский проспект, 2-й - обе стороны набережной Мойки с "правой" стороны Невского, 3-й - обе стороны набережной Мойки с "левой стороны" от Невского.

    Тут было сделано несколько предупреждающих залпов: холостыми поверх голов, холостыми в толпу и боевыми поверх голов. Только после этого по взятой на прицел толпе на Невском и вдоль Мойки было сделано боевых 6 залпов (больше, чем в любой другой части города в тот день). Согласно официальным данным, здесь погибло 16 человек.

    Полковника Римана обстреляли в тот день дважды: из гущи демонстрантов, и из окна. Все выстрелы были произведены из револьверов.

    Около 18.00 наиболее агрессивно, непримиримо настроенная часть демонстрантов и боевиков возвела баррикаду, перегородив Невский проспект напротив Казанского собора.

    На Васильевском острове сборы начались с 10 часов утра. Из пунктов сбора после молитвы рабочие направились прямиком к Зимнему дворцу (по ближайшему мосту - достаточно близко). Возле здания Академии художеств на толпу наехала казачья "сотня" и эскадрон лейб-улан, оставив много раненых. Об убитых в этом месте ничего не сообщалось. Демонстрацию удалось рассеять без применения огнестрельного оружия.

    Там же, Васильевском острове, еврейские террористы возвели несколько баррикад, но только 2 из них были хорошо укреплены и защищались вооружёнными боевиками. Первая из этих 2-х баррикад была построена на улице 4-я линия ещё до расстрела демонстрантов. Её возведение возглавил в 9-10 часов утра еврейский активист, Семён Рехтзаммер (сын управляющего акционерным обществом товарных складов и хлебных элеваторов). Он же руководил и нападением на полицейский участок. Именно эту баррикаду штурмовали 2 роты лейб-гвардии Финляндского полка и рота 89-го Беломорского пехотного полка, а также эскадрон улан. По баррикаде был сделан 1 залп, после которого евреи разбежались, а остальные бунтовщики были арестованы. Во время обстрела и штурма баррикады "товарищ Сенька" (как называли революционные бандиты Рехтзаммера) сбежал первым, оставив русских и еврейских "баранов", рядовых бунтовщиков, на "попечение" пуль. Другую баррикаду брали солдаты Беломорского полка, произведя 3 залпа.

    "Полуеврей" Леонид Давыдович Давыдов, студент Петербургского университета, с наступлением темноты возглавил толпу "рабочих и хулиганов" (как назвал её начальник Петербургского охранного отделения Л. Н. Кременецкий). Эти хулиганы бесчинствовали на Петербургской стороне Васильевского острова, избивая прохожих, разбивая окна в домах, выбивая двери, громя магазины и "гася фонари".

    Некий Пинхас Гельфанд, прибывший из "черты оседлости" (по-видимому, из Литвы), собрал такую же шайку, которая грабила, разоряла магазины, избивала людей и "гасила фонари" в районе Подъездного переулка.

    Наиболее драматичная ситуация создалась у Зимнего Дворца, где часть людей боевики воспламенили и смогли спровоцировать на "штурм" без применения силы и угроз, а другую часть заставили идти на "взятие Зимнего" с помощью угрозы применения ножей и револьверов. 3 кавалерийские атаки не смогли ни рассеять, ни даже остановить толпу. И тогда лично командующий гвардейским корпусом князь С. И. Васильчиков отдал - через генерала Д. Г. Щербачёва - приказ открыть огонь на поражение. И тогда солдаты, поставленные охранять Зимний Дворец, открыли по толпам залповый огонь. Там погибло не менее 150 человек, и ранено около 300.

    Среди убитых были женщины и дети...

    Суммируя, повторим, что мятежники сформировали из народа 13 колонн (иудейское "магическое" число), которые, по замыслу сатанистов, ближе к центру города слились в 4 огромные колонны. Эти 4 колонны и были задержаны, предупреждены, и, после отказа остановиться, атакованы. Часть из упомянутых 13-ти колонн была рассеяна ещё до образования от слияния меньших колонн в 4 гигантские человеческие реки. Одна из колонн была встречена войсками у Александровского сада (там, где начало Невского проспекта) и предупреждена криками офицеров, конными разъездами и холостыми залпами. Судьба этой колонны могла быть менее драматичной (согласно некоторым источникам, люди готовы были разойтись), если бы боевики, заранее размещённые на этом участке (и, в частности, на деревьях Александровского сада), не открыли огонь по солдатам. Это вызвало ответный огонь.

    Другие колонны попали под расстрел на углу Невского и улицы Гоголя, на Казанской площади (у Невского), у Троицкого моста.

    Ещё 3 колонны были обстреляны чуть дальше или значительно дальше от центра: у Полицейского моста, на Шлиссельбургском тракте, и между 1-й и 4-й линиями Малого проспекта на Васильевском острове.

    Оставшиеся колонны, гораздо менее многочисленные, были атакованы казаками, хлеставшими направо и налево нагайками, и (там, где предполагали сопротивление) даже рубившими шашками. Это происходило в Невском, Спасском и Литейном районах, на Выборгской стороне, и других местах.

    Окончательно мятеж (с вооружённым сопротивлением в некоторых местах) был подавлен лишь к 23.00.

    В разных источниках даются совершенно разные оценки и разные описания (см., например, "Первая революция...", стр. 176-179).

    Как мы уже заметили, колонн, направлявшихся из разных отделений "Собрания", всего было 11, а, с учётом ещё 2-х ("еврейской" и "еврейско-террористической") - 13.

    Как и было изначально задумано еврейскими раввинами-садистами, эти 13 колонн по пути слились в 4 огромные демонстрации.

    Невозможно не прокомментировать отсутствие упоминаний о провокациях и стрельбе боевиков в ряде статей, свидетельств и комментариев того времени. Думается, мы вправе разделить причины этого явления на 4 отдельные группы.

    1) Заведомая ложь революционеров, провокаторов, антимонархистов, еврейских националистов и прочих экстремистов. (Даже некоторые из радикально настроенных либералов предпочитали умолчать о боевиках и провокационной стрельбе по войскам, считая, что это "меньшее зло", чем "страшное самодержавие" ("из 2-х зол выбирают меньшее").
    2) Некомпетентные свидетельства очевидцев, которые, по ряду причин, не поняли, что происходит, не различали выстрелов в солдат на драматическом шумовом фоне, особенно после начала производимых последними залпов. Более того, террористы, прятавшиеся за спины участников шествия, старались стрелять в солдат исподтишка, так, чтобы трудно было понять, кто и откуда стреляет. Другие террористы были заранее размещены и спрятаны за оградами, в скверах и парках, в подворотнях, и т.д. Из всех источников - очевидно, что боевики и их действия были намеренно замаскированы, чтобы не мозолить глаза свидетелям. Не скрывались они только от тех, кто стоял в первых рядах и должен был погибнуть; кому они угрожали ножами, саблями (отнятыми у полицейских) и огнестрельным оружием.
    3) Револьверы и укороченные ружья, использовавшиеся боевиками во время трагедии Кровавого Воскресенья, были модифицированы в мастерской террориста Красина (английского шпиона) таким образом, чтобы производить как можно меньше шума при стрельбе. Для этого, виртуозно модифицированного Красиным оружия "пониженного шума", он и его консультанты-инженеры использовали технологию - прообраз "глушителя".
    4) Известны случаи, когда очевидцы были так запуганы, что просто боялись упоминать о провокациях и действиях боевиков, резонно опасаясь мести.
    5) Ряд "свидетельств" исходил из уст людей, которые сами не были очевидцами трагедии, но, по разным причинам, выставляли себя "очевидцами". Такие лжесвидетели либо вообще не участвовали в шествии и даже не видели его издали, либо прошли в колонне небольшое расстояние и возвратились домой, или наблюдали из окон, с безопасного расстояния, с противоположного берега, и т.д.

    Вот как эту кровавую постановку описывает один из главных её виновников, М. Горький (Алексей Максимович Пешков) в своей повести "Жизнь Клима Самгина".

    Вечером 6 января 1905 года к Самгину (вымышленному главному герою повести) заглядывает приятель Туробоев (другой вымышленный персонаж), со словами:

    "Сегодня утром по Николаю Второму с Петропавловской крепости стреляли картечью", с издёвкой комментируя:

    "Интересно: какая была команда? Баттарея! По всероссийскому императору - пли!".

    "- Любопытнейший выстрел, - говорил Туробоев. - Вы знаете, что рабочие решили идти в воскресенье к царю?
    - Что вы хотите сказать? - спросил Самгин не сразу. - Сопоставляете этот выстрел с депутацией, - так, что ли?
    - Сопоставляю ли? Как сказать?.. Подлецы - предприимчивы... Подлецы - талантливы...
    - Вы не допускаете, что стреляли революционеры?
    - Революционеров к пушкам не допускают, даже тех, которые сидят в самой Петропавловской крепости. Тут или какая-то совершенно невероятная случайность или - гадость, вот что!.. Вчера, у одного сочинителя, Савва Морозов сообщал о посещении промышленниками Витте. Говорил, что этот пройдоха, очевидно, затевает какую-то подлую и крупную игру. Затем сказал, что возможно, - не сегодня - завтра, - в городе будет распоряжаться великий князь Владимир... Сделано предложение - в воскресенье всем порядочным людям быть на улицах. Необходимы честные свидетели. Чорт знает, что может быть".

    Под "одним сочинителем" Горький имел в виду самого себя... Морозов и Горький были любовниками одной и той же женщины. Очерняя Витте, Горький выдаёт то, что для кругов международных еврейских заговорщиков Витте всё ещё оставался крайне опасной фигурой. Туро-боев - убийца Туров. Самгин - цвет самгины. Особенно следует присмотреться к следующему пассажу: в воскресенье (9 января) всем порядочным людям быть на улицах. Необходимы честные свидетели. Чорт знает, что может быть. Это намёк на то, что "чёрт знает, что может быть". И было...

    Не менее любопытны воспоминания Л. И. Субботиной, состоявшей в 1905 году в РСДРП, во фракции большевиков. Субботина вспоминает, что в ночь перед 9-м января евреи командовали шить флаги:

    "Входит Самуил-шапочник:

    - Товарищ Лидия, где вы были? Я бегал, вас искал. Флаги надо шить.
    - Кто заказал - партия?
    - Да мы на всякий случай сошьем, завтра чтоб были готовы.
    - Ну, Самуил, ерунда, я сейчас оттуда, от собрания, прокламации кто-то бросил, так они [рабочие] закричали: не надо нам бунтовщиков с их бумажками, с их флагами, пускай завтра не сунутся, мы одни пойдем, чтоб царь не подумал, что и мы - бунтовщики. Слышите, они нам места в рядах своих не оставляют. Пусть же одни, бараны, идут. Их вера в царя - не моя вера, мои знамена - не их знамена.

    Слушает меня Самуил, ухмыляется".

    И далее у Субботиной, со слов революционного студента с уголовной кличкой Огнедышащий:

    "- Ну, товарищ Лидия, вы вдумайтесь только, какое величие замысла использовать веру в Бога и Царя для революции...".

    Да, сомневаться не приходится. Величие подлости беспримерное. Такой замысел не мог придти в голову ЛЮБОМУ подонку! Вот и ещё одно подтверждение того, что шествие 9 января 1905 года задумывалось как глумливая пародия ненавистников христианства, особенно православия. Но кто ненавидел христиан в ту эпоху, когда атеизм был редкостью? Думается, читатель сам знает ответ на этот вопрос. Достаточно заглянуть хотя бы на 10 строчек выше.

    Ко всему предыдущему можно добавить свидетельство Марии Гавриловны Пластининой, ткачихи, которой в 1905 году было 19 лет, и которая участвовала в том самом шествии 9 января. Её свидетельство попало в журнал "Вопросы истории" (1996 год) от И. А. Исакова, знавшего Марию Гавриловну, жительницу Москвы, с 1961 года. По её словам, она видела, как из толпы к шеренге солдат перед Зимним Дворцом в Санкт-Петербурге (утром, 9 января 1905 года) подошёл прилично одетый человек. Он выждал приближения расхаживавшего перед строем офицера, который остановился, приподняв голову и ожидая от подошедшего вопроса, сообщения или просьбы. В тот самый момент мужчина выхватил револьвер, и выстрелил в приблизившегося к нему офицера.

    Именно из-за пальбы боевиков самыми жуткими (кроме площади у Зимнего Дворца) оказались последствия заградительного огня у Александровского сада. Солдаты стреляли с близкого расстояния, и попадания (в грудь, живот, голову) влекли за собой ужасные раны.

    Командиры воинских соединений в своих рапортах неизменно утверждали, что обязательно сначала приказывали "разойтись", потом производили холостые залпы, и только после этого открывали стрельбу на поражение. Были и такие офицеры, что не посмели скомандовать "пли" на поражение, и солдаты стреляли поверх голов. Если бы не такие случаи, жертв могло быть ещё больше.

    Одна из рот Семеновского полка попала на Невском в засаду: из окон, с деревьев, из проходов, дверей и подворотен полетели камни, железный лом, палки бутылки, горящая пакля. Толпа разбивала витрины магазинов, фонари, поджигала особняки многих знатных особ и била стёкла. В числе прочих, был разорён дворец великого князя Сергея Александровича.

    К утверждениям, что "в большинстве случаев ружейные залпы дополнялись атаками кавалерии, а та топтала упавших людей, добивая их ударами шашек. Преследуя участников шествия, солдаты врывались в подъезды домов, а иногда и в квартиры. К вечеру все участники шествия были разогнаны" - надо относиться с осторожностью. Таких обобщений и преувеличений слишком много. Можно предположить, что имели место подобные случаи, но людей не могли "добивать" повсеместно. Даже с точки зрения конвенциональной логики это заявление абсурдно. Уже не говоря о том, что - в противном случае, - было бы намного больше погибших, чем названо в самых радикально неумеренных источниках.

    Число жертв, как и число участников фантасмагорического шествия, по сей день является тайной, не в последнюю очередь из-за многослойной лжи и вековых многочисленных манипуляций большевиков и англо-американских дезинформаторов. Цифры называются невероятно противоречивые.

    По одним данным, во всех беспорядках 9 января 1905 года погибло 96 человек и 333 было ранено (34 умерли до 27 января). Среди погибших числился околоточный надзиратель, помощник пристава, и другие полицейские чины. По этим данным (с учётом последующих смертей от ран), убито 130 и ранено 300 человек.

    В. И. Ульянов (Ленин), в своей статье в газете "Вперед" (от 18 (31) января 1905 года) утверждал, что убито и ранено 4 тысячи 600 человек. И, хотя эту цифру последовательно опровергали историки В. Невский [Красная Летопись, 1922, Петроград, том 1, стр. 55-57], В. Малинин, Г. Резвун и доктор исторических наук А. Н. Зашихин, сбрасывать её со счетов мы не будем.

    Вот что фигурировало в официальных сообщениях:

    "Фанатическая проповедь Гапона и преступная агитация злонамеренных лиц возбудили рабочих настолько, что они 9 января огромными толпами стали направляться к центру города. В некоторых местах между ними и войсками, вследствие упорного сопротивления толпы подчиниться требованиям разойтись, а иногда даже нападениям на войска, произошли кровопролитные столкновения. Войска были вынуждены произвести залпы: на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, близ Троицкого моста, на 4-й линиии Малом проспекте Васильевского острова, у Александровского сада, на углу Невского проспекта и ул. Гоголя, у Полицейского моста и на Казанской площади. На 4-й линии Васильевского острова толпа устроила из проволок и досок три баррикады, на одной из которых прикрепила красный флаг, причем из окон соседних домов в войска были брошены камни и произведены выстрелы, у городовых толпа отнимала шашки и вооружалась ими, разграбила оружейную фабрику Шаффа, похитив около ста стальных клинков, которые, однако, были большею частью отобраны...".

    "Общее количество потерпевших от выстрелов, доставленных больницами и приемными покоями, составляет: убитых 76 человек (в том числе околоточный надзиратель), раненых 233 чел.".

    "Число пострадавших 9 января, по точному подсчету, оказывается: убитыми 96 человек и ранеными - 333".

    (Санкт-Петербургские ведомости, 1905. Љ 7. 15 января).

    И далее:

    "Число пострадавших во время уличных беспорядков в Петербурге, по дополнительным сведениям, следующее: убитых было 96, а из числа 333 раненых по настоящее время умерло 32 человека, из остальных 53 оказана была амбулаторная помощь, 17 человек уже выписалось из больниц и 231 остаются еще в больницах, из них 19 числится в загородной Путиловской больнице и 215 раненых находятся в столичных больницах".

    Санкт-Петербургские ведомости. 1905. Љ 11. 19 января.

    Революционные террористы открыто признавали, что торжествуют по поводу Кровавого Воскресенья: для них оно представлялось не ужасной трагедией, но благом, и они, вместо сочувствия погибшим, открыто злорадствовали.

    "Десятилетняя работа социал-демократии вполне исторически окупилась, - писала "Искра".

    "Когда латино-славянское агентство ген. Череп-Спиридовича прислало из Парижа телеграмму о том, что японцы открыто хвастаются волнениями, вызванными на их деньги, - этому не захотели верить даже "Новое Время" и "Гражданин" - пишет Ольденбург.

    А что же зарубежная европейская печать?

    В первую очередь, надо обратить внимание на то, что некоторые англо-американские и французские газеты отозвались на "организованное царём-вампиром варварское убийство десятков тысяч людей" (так они выражались) ещё до того, как прогремели в Санкт-Петербурге первые залпы. Английская и американская пресса сообщала о "садизме царского режима", "утопившего в крови" толпы рабочих семей, о членах династии Романовых, жаждущих "крови женщин и детей" и "приказавших открыть огонь по безоружным людям".

    Существуют многочисленные свидетельства, что материалы поступали в газеты уже в готовом виде в 10.00 или 9.00, и даже в 6.00 по санкт-петербургскому времени, но в этих материалах уже был описан "расстрел мирных демонстрантов" со всеми подробностями, и это говорит о том, что в Англии и Соединённых Штатах кое-кто был посвящён в планы спровоцировавших Кровавое Воскресенье террористов.

    Министерства иностранных дел Англии, Франции и Соединённых Штатов вызвали русских представителей, чтобы выразить им "возмущение и протест" по поводу "намеренного и заранее запланированного убийства мирных людей"; дипломатические представители этих стран в России передали царскому правительству (союзнику и потенциальному союзнику!) "ноту протеста".

    Тем самым режимы Англии и США полностью обличили себя, выдавая свою заинтересованность в кровопролитии и демаскируя свои агрессивные намерения.

    После 1916 года все документы и свидетельства чрезвычайно агрессивной и крайне односторонней дипломатической реакции Англии и США на события 9 января 1905 года в Петербурге изымались из архивов России, Англии, Соединённых Штатов и других стран. Из подшивок газет изымались экземпляры, освещавшие трагедию Кровавого Воскресенья.

    Тем не менее, среди документов, доставшихся мне от моих родственников (историков XIX - XX столетий), и других собраний обнаружились и газеты тех лет, которые я бережно отсканировал и перевёл в цифровые форматы.

    Из того, что я увидел, невозможно не сделать вывод о злонамеренном завышении данных о числе погибших в день Кровавого Воскресенья, и о том, что отношение к России трудно назвать дружественным, как подобало бы относиться к потенциальному союзнику в эвентуальной конфронтации с Германией. Что касается Франции, то она являлась в то время официальным союзником царя, и, тем не менее, её, контролируемая еврейскими французскими магнатами, пресса враждебно набросилась на Россию.

    Британская газета "Стандард" называла до 3 тысяч убитых и 7-8 тысяч раненых; другая британская газета, "Дейли мейл" 2 тысячи убитых и 5000 раненых; британское печатное агентство "Лаффан" - 2 тысячи убитых и 5000 раненых. Лишь газета "Гардиэн" дала чуть более сдержанную оценку и характеристику (9-му января 1905 года), но и в её выпуске были такие строки: "Revolution is in the air after a peaceful protest against Tsar Nicholas II is met with gun fire". Демонстрация характеризовалась как "мирная" и "законопослушная" (вопреки всем фактам!), а применение против шествия огнестрельного оружия называлось "варварской бойней" ("Soldiers massacre demonstrators"). Американская газета "Сан-Франциско Колл" описала поражение России от Японии едва ли не со злопыхательским удовлетворением, и точно так же - трагедию 9 января 1905 года.

    "Корреспондент парижской "Humanite", Авенар, 8 (21) января в восторге писал: "Резолюции либеральных банкетов и даже земств бледнеют перед теми, которые депутация рабочих попытается завтра представить Царю". (См. у Ольденберга).

    Тот же корреспондент 9 января со злорадством объявил о "беспредельном" осуждении царского режима и его дальнейшей не легитимности после "кровавой бойни".

    Другие французские, английские и американские газеты с тем же злорадством объявляли, что российскому самодержавию - конец, а, вместе с тем, и великодержавным русским амбициям, и что теперь наступит эра "освобождения" оккупированных Россией Польши, Финляндии, и других национальных окраин. И тоже сыпали в десятки и более раз преувеличенными данными о числе жертв и "зверствах царского режима".

    Даже если бы эти цифры и факты были верными и безупречными, публиковать их преждевременно (до того, как поступили какие бы то ни было сведения из официальных и "полуофициальных" источников) было двойным преступлением. Помимо вопиющей неэтичности и преступной враждебности по отношению к России, эти непроверенные цифры печатались, чтобы подхлестнуть в России ненависть к царскому режиму и вызвать ещё более серьёзные беспорядки. Британские и американские газеты явно провоцировали революцию, что и было их провокационно-идеологической целью.

    Противоположной была реакция Николая II, который, несмотря на враждебные действия участников манифестации по отношению к нему самому, его семье и его режиму, сразу пожертвовал 50 тысяч рублей в пользу пострадавших 9-го января рабочих.

    Кроме того, по личному распоряжению императора, пострадавшим и семьям погибших были назначены (и выплачены) пособия, равнявшиеся заработку высокооплачиваемого рабочего за полтора года.

    Более того, 18 января 1905 года министр внутренних дел Святополк-Мирский был снят со своего поста. 19 января царь принимал депутатов от рабочих.

    14 января 1905 года лидеры рабочих обратились к митрополиту Петербургскому, сожалея о случившемся:

    "Лишь по своей темноте мы допустили, что некоторые чуждые нам лица выразили от нашего имени политические вожделения". Рабочие попросили рассматривать это сожаление как раскаянье, и сообщить о нём царю.

    Жандармский генерал А. Герасимов позже писал:

    "Полиция отдала распоряжение не отдавать трупы родственникам писал. Публичные похороны не были разрешены. В полной тайне, ночью, убитые были преданы погребению".

    Была ли это скорбная необходимость или чьё-то глумление над жертвами и их родственниками - мы вряд ли узнаем, но такое погребение жертв расстрела вряд ли увеличило популярность царского режима.

    Одновременно террористическая война против России, которую вели мировое организованное еврейство (еврейские экстремисты) и англо-американский империализм, сопровождалась крупномасштабной идеологической диверсией.

    Еврейские провокаторы сами или через подставных лиц скупали все российские газеты, привлекая к работе в них зловредную часть либерально настроенных кругов и откровенных радикалов. У российской бюрократии не хватило творческой инициативы для идеи о необходимости создания правительственной печати, в пику радикализированной частной.

    Уже в 1903 году вполне реально было устроить радиосеть, с государственной монополией на радиовещание. Это через 20 лет станут использовать в пропагандистских целях пришедшие в 1917 году к власти большевики. Кто мешал царскому режиму сделать то же самое?

    П. Б. Струве поместил в журнале "Освобождение" серию статей, в которых открыто обвинял в трагедии Николая II.

    В газетах появились статьи с критикой церкви и священнослужителей, "никак не предотвративших шествия" и занявших "пассивную позицию".

    На эту критику секретарь митрополита П. Тихомиров дал ответ в церковной печати, и указал, что Георгия Гапона сам владыка вызвал к себе на 7 января, но Гапон не явился. А "священнослужители все заняты были".

    Из "ответа" на это в "Санкт-Петербургских ведомостях":

    "Роль Гапона ни для кого уже не была тайной давно. С нового года уже весь город знал о возвещенном им движении к Зимнему дворцу и сильной смуте в простом народе. Можно ли допустить, что только в Лавре об этом ничего не было известно?"

    "И неубежденные отповедью секретаря владыки мы еще раз спрашиваем: почему впереди всех радевших о сохранении порядка и чужой жизни в черный день 9 января не было с крестом в руках нашего исторически на то призванного духовенства?".

    Но совершенно очевидно, что любых священников, которые попытались бы выйти к толпам народа 9 января 1905 года преступники объявили бы провокаторами и тут же убили бы. Кроме того, у владыки не было уверенности в самих священнослужителях. Среди них немало было таких же врагов православия, как Гапон, подкупленных англо-американской и японской разведкой, и международными еврейскими кругами, и каждый из таких предателей либо уклонился бы от задачи, либо, выйдя к народу, агитировал бы за Гапона.

    А. С. Суворин писал про это В. В. Розанову:

    "Неужели взаправду митрополит обязан в облачении идти навстречу рабочим... И где это видели митрополитов, умиротворяющих народ, вместо полиции в нашей истории. Я этого не знаю. Думаю, что это было бы очень глупо. Впрочем, декабристам послали было митрополита, в растерянности. В здравомыслии этого никто не сделает. (...) Тут не К[онстантин] Петр[ович] виноват... Я этого не думаю. Моя мысль: во всем черт виноват, да российская глупость".

    Надо понять, что "монополию" на посредничество в общении с рабочими террористическими методами захватили 2 группы государственных преступников: революционные бандиты и промышленники, у которых в рабочей среде были свои агенты и провокаторы. И те, и другие были заинтересованы в кровопролитии, пусть и по разным причинам. О мотивах, стоявших за международным антироссийским заговором, мы уже говорили. Что касается заводчиков, то их мотивом была надежда на то, что после расстрела рабочие "присмиреют" и будут "ходить по струнке". Именно поэтому ставленник промышленников, Коковцев, сделал всё возможное, чтоб кровопролитие "состоялось". Очевидно, что церковь жила (а, может, и "прохлаждалась") по распорядку мирного времени, тогда как в тех условиях и в той ситуации нужна была русская "Жанна Д"Арк"!

    Трудно сказать, как это выглядит с точки зрения церковного регламента и правил, но с точки зрения мирянина выглядит неверным решение ждать, пока Гапон явится на встречу с владыкой 7 января 1905 года. Нельзя ли было заочно лишить его сана, и громогласно объявить это по всем церквям? Разве это не остановило бы манифестации и не предотвратило бы кровопролития? Ведь не только общество в целом, но и рабочая среда не была уже в тот момент однородной. По утверждению Владимира Александровича Поссе, не менее 2-х третей рабочих не участвовало в шествии к Зимнему дворцу. Эти люди сочувственно относились к официальной версии по поводу случившегося, и верили в то, что войска применили огнестрельное оружие вынужденно, что другого выхода не было.

    Стихийно, немалое число рабочих на Ижорском и Адмиралтейском заводах подали "почтительннейшие прошения" на имя митрополита с просьбой не смешивать их с теми, кто "усомнился в царе-батюшке".

    19 января в Царском Селе (в Александровском дворце) Николай II принял 34-х представителей от рабочих и от фабрик Санкт-Петербурга.

    Заграничная или инспирированная из-за границы пропаганда побеждала и до событий 9 января 1905 года, а после "Кровавого Воскресенья" стены невидимой идейной крепости русского государства начали рушиться. Уже не только революционные бандиты, но простые обыватели (интеллигенция, аристократические круги), собираясь в стенах Тенишевского училища, Публичной библиотеки, Вольного экономического общества (в ночь на 10 января), у Казанского и Исаакиевского соборов, и других местах Петербурга принародно плакали и проклинали царя.

    Интеллигенция организовала сбор пожертвований не только для семей убитых рабочих, но и на забастовки и даже на революцию.

    19 января 1905 года на собрании более 300-ста земских фабричных и ветеринарных врачей Московской губернии звучали такие обвинения в адрес правительства, как "кровавая расправа с народом", и даже "царь-убийца". И собрание озвучило поддержку Петиции, составленной Рутенбергом от имени Гапона!

    А тот заливался соловьём сразу после кровавой трагедии (10 января 1905 года):

    "У нас больше нет царя! Неповинная кровь легла между ним и народом. Да здравствует же начало очередной борьбы за свободу! Солдатам и офицерам, убивавшим своих невинных братьев, их жён и детей, и всем угнетателям народа моё пастырское проклятие...".

    И ещё:

    "Братья товарищи-рабочие. Невинная кровь всё-таки пролилась... Пули царских солдат... прострелили царский портрет и убили нашу веру в царя. Так отомстим же, братья, проклятому народом царю и всему его змеиному отродью, министрам, всем грабителям несчастной русской земли. Смерть им всем!"

    В революциях могут быть виновны режимы, какие эти революции свергают, но совершают эти революции те, кто гораздо страшнее этих режимов. Поэтому им обязательно нужна казнь монарха как символ убийства вообще (заклания, человеческого жертвоприношения), и как прелюдия к последующим казням и хаосу. Казнь Карла I английскими революционерами в Лондоне (1649 год), Луи (Людовика) XVI - французским революционным конвентом в Париже (1792 год), как и убийство Николая II Свердловым в Екатеринбурге (1918 год): всё это садистские оргии, проведенные по приказу из главного логова международных садистов. В самом стиле речей Гапона присутствует ясно ощутимый элемент садизма и жажды крови.

    Такие явления приходят в любой государственный дом, когда стержень, вокруг которого организуется отпор безумцам, дал трещину. Царские министры и генералы действовали не соответствующим серьёзности момента образом, и не в последнюю очередь потому, что тех, кто был способен действовать соответствующим образом, уже убили террористы. Дядя царя великий князь Сергей Александрович, Плеве, Столыпин, Фёдор Трепов, Владимир Фёдорович фон дер Лауниц, и другие, которых царь правильно приблизил к себе, пали жертвами революционного террора. Витте коварно вывели из игры. Нессельроде "подставили" и сделали предателем. Шедшие им на смену не могли заменить своих предшественников и отцов.

    Генерал Дмитрий Фёдорович Трепов, пожинавший плоды своего предательства, оказался один на один с содеянным. До определённого момента, он больше не был нужен заговорщикам. "Мавр сделал своё дело". Назначенный монархом на должность генерал-губернатора Петербурга, он думал, что сможет разрубить Гордиев узел мечом. Хорошо известен его приказ: "Патронов не жалеть! Холостыми не стрелять".

    Революция захлебнулась, это так. Но так же верно и то, что расправы властей "зарядили" решимость и недовольство подданных на следующие 10 лет, и открыли ворота крепости русского государства врагам всех мастей.

    В Москве ситуация сложилась ещё более дерзкая и зловещая. Там террористы подготовились намного лучше, чем в Санкт-Петербурге (вотчина Зубатова!), и, в том числе, и в военном отношении. У них было навалом оружия и взрывчатки, и достаточно обученных боевиков и навыков ведения боёв в городских условиях.

    Генерал-губернатором Москвы был назначен в чрезвычайных условиях адмирал Фёдор Васильевич Дубасов. В помощь ему, в Москву были отправлены верные правительству гвардейские части.

    И тут революция захлебнулась, но террор властей, с помощью которого было достигнуто "умиротворение", воспитал следующее поколение ещё более отчаянных, многочисленных и безжалостных бандитов. Все мы знаем бандитский пригород Москвы Люберцы. Но откуда пошла особая дерзкая жестокость люберецких "братков", знают не все. Во время подавления восстания, подчинявшийся Фёдору Дубасову полковник Николай Карлович Риман, командир батальона гвардейского Семеновского полка, схватил за оградой люберецкого тормозного завода 25 человек с оружием, которых не отдал полиции и судьям. Он сам "провёл расследование", допросил местных жителей, "указавших пальцами" на тех, кто их грабил или стрелял в солдат. После пародии-"суда", с присяжными из "выборных крестьян" (т.е. тех, кто поддакивал полковнику), 13 из боевиков были расстреляны на месте.

    Возбуждённое в 1910 году уголовное дело против Римана аннулировал сам Николай II свой личной властью. Известна его резолюция, приобщённая к материалам дела:

    "Если бы все военные начальники действовали по примеру Римана, то Россия не пережила бы тяжкой и постыдной годины шесть лет тому назад".

    Но против кого вынуждены были действовать военные начальники? Против напавшего на страну врага? Или против своих собственных людей, родившихся в России и превращённых зарубежными врагами, в свою очередь, во врагов государства? Чтобы не пришлось стрелять по своим собственным гражданам, надо было вовремя пресечь подрывную деятельность иностранных государств и международных еврейских кругов. А знать, придворные круги, государственные чиновники, промышленники и торговцы не были готовы к этому. Они не смогли бы шиковать в парижских ресторанах, посылать своих отпрысков на учёбу в престижные учебные заведения Западной Европы, красоваться в знаменитых салонах, проматывать деньги в Марселе и Ницце.

    Кромвель, Робеспьер, Марат, Рутенберг, Троцкий, Свердлов, Сталин: они лишь исполнители; заказчики - другие.

    Не случайно выражение "Красное колесо" в применении к большевистской революции. Про Антихриста сказано: "Он пойдет колесом". Мы и живём в эпоху Апокалипсиса.

    После трагических событий 9 января 1905 года Николай II сразу же отправил в отставку министра внутренних дел Святополк-Мирского и петербургского градоначальника И. А. Фуллона. Но, как мы показали в нашем исследовании, ни Фуллон, ни Святополк-Мирский не несли прямой ответственности за случившееся.

    Исследования трагедии и её расследование компетентными органами начались сразу же после 9 января 1905 года. Так, была созвана комиссия присяжных поверенных, в которой доминировали евреи и юдофилы:

    М. Винавер, О. Грузенберг, В. Люстик, А. Н. Турчанинов, Л. Слонимский, А. Пассовер, В. Планксон, П. А. Потехин.

    Эта "комиссия" заявила, что, якобы, на собраниях рабочих постановили, что 9 января 1905 года рабочие пойдут на Дворцовую площадь мирно, не захватив с собой даже перочинные ножи.

    И это, вопреки донесению пристава Шлиссельбургского участка, что в 7-м отделении гапоновского "Собрания" было решено, вооружившись, придти к Зимнему Дворцу, чтобы "драться с полицией и войсками". И. И. Павлов приводил слова Гапона:

    "Всю петербургскую полицию мы обезоружим в течение десяти минут (...)".

    Н. М. Варнашёв вспоминал о "двух флагах" у Гапона, белом и красном, о которых Гапон заранее сказал окружающим его боевикам. Взмахом белого флага Гапон должен показать, что принят царём, взмахом красного флага - призыв к боевым, революционным действиям.

    Из письма еврея Я. Д. Драбкина (уголовная кличка С. И. Гусев), стоявшего во главе петербургского комитета большевиков, Ленину (5 января 1905 года) известно, что Гапон призывал "запастись оружием".

    В докладе А. А. Лопухина царю названы 96 убитых 9 января 1905 года (в том числе околоточный надзиратель) и 333 раненых. До 27 января (по старому стилю) от ран умерли ещё 34 человека (в том числе помощник пристава и ещё 2 полицейских). Согласно данным Лопухина, погибли сразу и умерли позже от ран 130 человек, и приблизительно 300 ранено.

    О Кровавом Воскресенье в Лондоне 1891 года, когда при расстреле демонстрации погибло гораздо больше народу, чем 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге, мы уже писали. А 5 января 1918 года, всего за пару дней до годовщины трагедии 9 января 1905 года, большевистская Красная гвардия расстреляла демонстрацию рабочих в поддержку Учредительного собрания. Согласно М. Горькому (Алексею Пешкову), 5 января 1918 года большевики расстреливали рабочих "без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы".

    Можно вспомнить также о Новочеркасском расстреле и о других расстрелах.

    Царский режим не был ни "человечным", ни "мягким". Он был виновен в уничтожении великого государства Речь Посполита - Великого княжества Литовского и Польши, в разрушении выдающихся национальных культур Литвы (Беларуси) и Польши, и других. Он вёл захватническую политику и применял репрессивные меры к оккупированным народам, страны которых были включены в состав Российской империи. Но, несмотря на это, его нельзя считать ни одним из самых бесчеловечных режимов, ни одним из самых агрессивных. Несмотря на известную степень русификации, населявшие Российскую империю народы сохраняли свои языки, имели свою национальную литературу, музыку и искусство, национальные школы и многое другое, чего не имели оккупированные Англией и другими наиболее хищными на Земле государствами народы. Царский режим не применял сознательно геноцид в качестве демографического оружия (как это делала Англия) и не ассимилировал поголовно все население захваченных территорий (как это делали Англия, США, Пруссия, и другие). Имперскую Россию вполне уместно сравнить со Священной Римской империей (позже - Австро-Венгрия), с которой она имела много общего. Обе эти империи не проводили сознательных широкомасштабных геноцидов, в гораздо меньшей степени (чем Англия, США, Испания, Португалия, и т.д.) практиковали коллективное наказание, и не вели перманентной и широкомасштабной террористической войны (как Англия) против всех стран мира.

    Падение царского режима - на фоне того, ЧТО пришло ему на смену - стало колоссальной катастрофой вселенского масштаба, отразившейся не только на судьбе России, но и на судьбах всего мира.



К СОДЕРЖАНИЮ








К СОДЕРЖАНИЮ








Лев Гунин


ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
холокост и ХОЛОКОСТЫ)

ХОЛОКОСТ КАК
НЕПРЕХОДЯЩАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ




ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


Как мы можем судить палачей,
если палача судят в каждом из нас
?
Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

17-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 8)

О КЛУБЕ ОРГАНИЗАТОРОВ
КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ
И ИХ ХОЗЯЕВАХ..





КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД



10. О КЛУБЕ ОРГАНИЗАТОРОВ
КРОВАВОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ
И ИХ ХОЗЯЕВАХ.

Вернёмся теперь к Петру (Пинхасу) Рутенбергу, который был правой рукой Георгия Гапона.

1904 год явился переломным в наращивании террористической войны против России, которую вели мировое сионистское движение, международный банкирский кагал и разведки зарубежных государств под лидерством англо-американских спецслужб. Буквально с января 1904 года (по хорошо скоординированному плану) террористическая активность как внутри России, так и за границей, круто пошла вверх. Для согласования действий преступных организаций против русского государства, по инициативе английской разведки создаются постоянно действующие форумы и объединения. Для их проведения британские власти использовали всю территорию Европы, чтобы отвести от себя подозрения и представить антирусский разбой как "внутреннее дело" России, или "заговор" международных революционных организаций. На самом деле, за всем этим стояли банкирские и правящие круги Англии и Соединённых Штатов.

И, всё же, большинство "съездов" и других революционных форумов - собиралось именно в Лондоне, этом логове международного терроризма. После Лондона, пальму первенства удерживали Швейцария и Париж.

Так, в ноябре 1904 года, в Париже, на средства английской разведки был проведён "съезд" делегатов от целого ряда "демократических" (террористических) организаций. Его целью было создание координационного органа для союзного управления диверсиями и бандитизмом, и обмена информацией. Так появился "Союз освобождения", исполком которого базировался в Женеве. Его уполномоченным в России и стал не кто иной, как уже знакомый нам Пётр Михайлович (Пинхас Моисеевич) Рутенберг.

Одновременно, Рутенберг входил в число активистов революционного крыла сионистских организаций. Для таких еврейских бандитов, как Гершуни (Герш), Сидней Рейли (Розенблюм), Азеф, Рутенберг, Литвинов (Валлах), Троцкий (Бронштейн), Свердлов, Землячка (Залкинд), Фрумкина (и тысяч других, менее известных), участие в нееврейских революционных организациях служило лишь прикрытием. Все они чувствовали и считали себя мстителями русской монархии за излишне жёсткое, а подчас и жестокое отношение к евреям, "забывая" при этом о целом ряде положительных мероприятий царских правительств, идущих навстречу человеческим чаяньям российского еврейства. Мы уже не говорим о том, что ошейник звериной кабалы богатых евреев, кагала и раввинских авторитетов на шее еврейского народа намеренно "путали" евреи-экстремисты с политикой русского государства.

Пётр Рутенберг, так же, как и Гапон, родился в Полтавской губернии (24 января [5 февраля] 1878 года, в Ромнах). Тут моментально бросаются в глаза сразу несколько "совпадений". 1) И. В. Джугашвили (известный под уголовной кличкой "Сталин") тоже родился в 1878 году. (Как мы покажем: это не простое "совпадение"!). 2) Борис Викторович Савинков родился в 1879 году (официальный год рождения Сталина); 3) И Г. А. Гапон родился в 1878 году (хоть и был записан 1880 года рождения). 4) Рутенберг и Гапон были и сверстники, и земляки!

Любопытно отметить, что и Троцкий (настоящее имя Лев Давыдович Бронштейн) тоже родился в 1878 году, 26 октября (7 ноября) - точно в день Октябрьского переворота 1917-го года! - в Елисаветградском уезде, в селе Яновка; фактически: в еврейской земледельческой колонии Доброе. Это необходимо (что крайне важно) "держать в уме". Родители Леона Троцкого (Бронштейна) происходили из Полтавской губернии, откуда были родом и Гапон и Рутенбергом! Интересно и то, что Лейба Бронштейн (будущий Троцкий) был записан ("по документам") на год позже, что широко практиковалось в то время. Удивительно ли, что И. В. Джугашвили (Сталин) тщательно скрывал год своего рождения, выдавая его за другой?! (Смотрите первые главы посвященного Сталину раздела этой огромной работы).

Ещё одна тёмная личность: Леонид Борисович Красин (потомок раввинов Гольдгельбов). Правда, его дата рождения не совсем вписывается в хронологические рамки, кем-то установленные для организаторов и провокаторов-исполнителей кровавой бойни 9 января 1905 года (родился в 1870-м году, на 7-8 лет старше остальных), но именно он сыграл едва ли не самую активную роль в её подготовке.

Важна его связь и непосредственное общение с другими главными участниками подготовки и осуществления бойни Кровавого Воскресенья. Когда во второй половине 1891 года Горький возвращается с Кавказа в Нижний Новгород (где в 1891-1892 году публикует свои обозрения и фельетоны в "Волжском вестнике", "Нижегородском листке", "Самарской газете", и т.д., и где был напечатан его первый изданный рассказ "Макар Чудра"), туда же приезжает и Красин. В 1891 году за участие в демонстрации Красин исключён из института и отправляется вольноопределяющимся в военно-техническую часть в Нижнем Новгороде. До мая 1892 года (когда Красин снова был арестован) они встречались с Горьким, как минимум, дважды.

Не случайно оказался Красин и на Украине, в этой "кузнице" революционных кадров. Во время учёбы в Харьковском Технологическом институте (1897-1900), он дважды ездил в еврейскую земледельческую колонию Доброе близ Елисаветграда: ключ ко всем революционным событиям (что мы доказали в этой работе). Подчеркнём, что важен не только еврейский демографический элемент и еврейский характер этой колонии, но приданный ей Ротшильдами и Гиршами сионистский переселенческий смысл. С того момента (и даже ещё раньше) эту колонию мировое сионистское движение стало использовать для подготовки захвата Палестины евреями-поселенцами. И то, что чуть ли не всё революционное движение выросло ("не считая" Бобруйска, Одессы, Екатеринославля, Баку и Тифлиса) из Елисаветграда, раскрывает его тождество с сионизмом.

А ведь именно в 1897 году Троцкий (Бронштейн) совершает 3-хдневное "паломничество" к себе на родину, в еврейскую колонию Доброе, близ Елисаветграда, где встречается с Красиным. Под влиянием Красина он уже не просто ведёт революционную пропаганду, но приступает к активным действиям. Случайно ли как раз после встречи с Красиным он основывает, в том же 1897-м году, "Южнорусский рабочий союз"?

С 1900 по лето 1904 года Красин ("мой пострел везде поспел"!) уже в Баку, ещё одном главном центре "ковки" революционных кадров, под крылышком Ротшильдов. В Баку и Тифлисе он работает над революционными проектами (с января по июнь 1904 года) "бок о бок" с молодым И. В. Джугашвили (Сталиным). Не случайно "святая троица" бакинско-тифлисских революционных террористов (Сталин, Красин и Камо) в дальнейшем совместно занималась грабежами и разбойными нападениями, пополняя революционную казну.

Известна их связь с латышскими революционными террористами Янисом Жаклисом, Яковом (Яном) Петерсом, и другими. Эти 2 группы бандитов совместно разрабатывали международные ограбления, убийства, разбойные нападения, и т.п.

Интересно, что и Финкельштейн, или Меир-Хенех (Ханох) Моисеевич Баллах (уголовные клички Максим Максимович Литвинов и Волланд) родился в 1876 (почти 1878 год), в Белостоке, и, значит, являлся сверстником упомянутых выше лиц. Случайно ли (точно так же, как Троцкий!) Литвинов (бывший с 1900 года членом Киевского комитета РСДРП!), в августе 1902 года руководивший побегом 11-ти социал-демократов ("искровцев") из Лукьяновской тюрьмы в Киеве, и скрывшийся в Швейцарии, к 9-му января 1905 года (точнее - в конце 1904 года) возвращается в Россию? И, если Литвинов, Рутенберг, Красин, Горький, Савенков, Парвус и Троцкий за недели или дни до 9 января 1905 года (Троцкий, по техническим причинам, опоздал, но спешил именно к 9-му января), как вороньё, слетаются в Петербург, то не логично ли предположить, что они все вместе и составляли особую группу исполнителей, напрямую подчинённых подлинным организаторам Кровавого Воскресенья?

Тесная связь Литвинова с Красиным и Горьким как 2-мя другими членами тесной ячейки, которой поручались командирами, типа Ротшильдов, "групповые задания", подтверждается многими совместными начинаниями этой "тройки". К примеру, в октябре 1905 г. Литвинов (Финкельштейн - Меер Валлах) основал в Петербурге, вместе с Л. Б. Красиным и М. Горьким (А. М. Пешковым) первую легальную большевистскую газету "Новая жизнь". Подобных совместных мероприятий этой троицы существовало немало.

В подготовке Кровавого Воскресенья приняли также участие Мартов (Цедербаум) и Каменев (Розенфельд). Однако в ходе обсуждений "операции 9 января" оба высказались против массового расстрела ни в чём не повинных людей, и особенно женщин и детей, что явилось одной из причин раскола РСДРП на меньшевистскую (которую возглавил Мартов) и "ленинскую" большевистскую фракции.

Юлий Осипович Цедербаум (уголовная кличка Мартов) родился 24 ноября 1873 года в Константинополе (Стамбуле), Турция. "Прошёл" через несколько центров "ковки" революционных кадров (Вильню-Вильнюс, Полтаву, и т.д.), был одним из создателей еврейской террористической организации БУНД. С 1900 года находился в Полтаве, где, вместе с будущей женой, Конкордией Захаровой, среди прочих заданий - выполнял поручение Фрумкиной, Азефа, Рутенберга, Парвуса (Гельфанда), Ленина (Ульянова), и других ставленников мирового сионизма: разузнать "всю подноготную" Георгия Гапона.

Лев Борисович Розенфельд (уголовная кличка Каменев) родился в 1883-м году, "прошёл" через такой центр "ковки" революционных кадров, как Тифлис.

Напомним, что мы уже писали о связи Льва Розенфельда (Каменева) с Сосо Джугашвили (Сталиным) следующее.

Розенфельд-Каменев был сыном крещёного еврея, инженера Бориса Иоахимовича (Ивановича) Розенфельда. Отец Каменева, по нашим сведениям, жил в Варшаве, Вильне (Вильнюсе), Тифлисе, Баку и Москве, сочувствовал сионистским идеям, встречался с самим Теодором Герцлем и некоторое время работал инженером у Ротшильдов (проектируя подвозные ветви железнодорожных линий). Именно он "строил" для Ротшильдов железнодорожную ветку Баку-Батум.

Так что связь Каменева с Ротшильдами через его папашу совершенно реально обрисовывается.

Будучи на 5 лет младше И. В. Джугашвили, Лев Борисович Розенфельд-Каменев, тем не менее, оказал на своего старшего товарища не меньшее влияние, чем Коган, Фридман, и другие старшие товарищи. В Тифлисской гимназии (куда поступил в 1896 г. в 4-й класс) Розенфельд-Каменев познакомился с Ираклием Церетели, Суреном (сыном Спандиара Спандаряна), А. Флоренским и Давидом Бурлюком.

Сталин (Джугашвили), поступив в Тифлисскую духовную семинарию в 1895 году, познакомился с товарищем Розенфельдом-Каменевым уже в 1896 году, через библиотеку, где оба брали книги. Именно через Льва Розенфельда-Каменева И. В. Джугашвили и "вышел" на товарища Когана, с которым познакомился в том же, 1896 году. Связь между Каменевым (Розенфельдом) и Сталиным (Джугашвили) не прерывалась вплоть до лета 1901 г., когда Розенфельд-Каменев отправился в Москву, где поступил на юридический факультет университета.

Хотя мы уверены в том, что в поле зрения Ротшильдов Сталин (Джугашвили) попал задолго до этого, а, может, и с самого рождения, с момента знакомства с Каменевым (Розенфельдом) возможность связи с Ротшильдами является очевидной.

Важно отметить, что и партийная деятельность Сталина (Джугашвили) и Льва Розенфельда-Каменева начинается именно с 1901 г., в Тифлисе. Вероятно, у их партийного "старта" был один и тот же источник. Иными словами, и "товарищ Розенфельд" (Каменев), и "товарищ Джугашвили (Сталин)" числились в одном и том же списке баронов Ротшильдов.

За участие в студенческих волнениях Розенфельд (Каменев) был выслан из Москвы обратно в Тифлис, где пробыл до осени 1902 г. Не исключено, что до своего ареста 4 апреля 1902 г. Сталин (Джугашвили) продолжать держать связь с Розенфельдом-Каменевым. Осенью Лев Розенфельд (Каменев) едет в Париж, где встречается с Владимиром Ильичём Ульяновым (Лениным), и становится его "правой рукой".

Совершив побег из ссылки, Сталин (Джугашвили) снова возвращается в Тифлис, и, прибыв туда приблизительно 17 января 1904 г., к кому же он спешит, прежде всего, минуя друзей, партийных и просто товарищей? А спешит он к Каменеву-Розенфельду, который укрыл его на квартире рабочего Морочкова. Создаётся впечатление, что именно к Каменеву (Розенфельду) он и держал путь (учитывая его давнюю связь с оным).

После встречи со своим старым знакомым - Сосо (И. В. Джугашвили), - Каменев (Розенфельд) отправляется в Москву (куда прибыл 30 января 1904 г.). Но "шефам" он, как и Сталин (Джугашвили), нужен "поближе к нефти". И вот, 15 февраля 1904 г. его арестовывают в Москве, и высылают назад, в Тифлис (куда прибыл 1 августа 1904 г.). Несмотря на всю тягу к революционной деятельности и обязательства перед "Бундом", ротшильдовскими сионистами, перед Лениным и его хозяевами, в академическую (юридическую) сферу Каменева влечёт больше, и он испрашивает позволения поступать в Юрьевский университет. Ему разрешили, но по результатам экзаменов он не прошёл (и немудрено: революции и аресты мешают зубрить), и 4-го сентября 1904 г. выехал обратно (в Тифлис). Тут его и задействовали в качестве "кооптированного" члена Кавказского союзного (краевого) комитета РСДРП.

Таким образом, за Сталиным стояли те же "хозяева", что и за "командой Ленина". Через Розенфельда-Каменева Ленину и его тайному "начальству" был, вероятно, представлен "вундеркинд" И. В. Джугашвили. А ведь именно он (Розенфельд-Каменев) в апреле 1922 года предложил назначить Сталина (Джугашвили) генеральным секретарём ЦК РКП (б)! Именно он (на пару с Е. Г. Зиновьевым-Апельбаумом) повёл борьбу против любимого Сталиным Троцкого. Существует хорошо документированная версия, что власть была обещана Сталину в обмен на "сдачу" Троцкого.

За 3 года до трагических событий 9 января 1905 года, с помощью И. В. Джугашвили (Сталина) была проведена "генеральная репетиция" Кровавого Воскресенья: расстрел рабочей демонстрации 9 марта 1902 года. (О подробностях этой трагедии читайте в предыдущих разделах нашей работы). Сталин был подключён к разработке кровавой бойни 9 января 1905 года и другими путями. В частности, во 2-й половине 1904 года Цхакая поручил ему написать рапорт о возможном усилении революционного процесса в случае расстрела царём многотысячной "мирной" демонстрации, в рядах которой были бы женщины и дети, и влиянии такого кровопролития на умы лидеров национальных меньшинств в национальных окраинах Российской империи.

Большой вопрос, где находился Джугашвили (Сталин) 9 января 1905 года. Точно известно, что 6 января 1905 года и 15 января 1905 года он был в Баку. Но что он делал и где находился между этими датами, установить затруднительно. Не потому ли, что днём или вечером, 6 января 1905 года, Сталин был "командирован" в Санкт-Петербург для участия в бойне 9 января 1905 года? Всё, что писал сам Сталин о 9-м января 1905 года, по стилю, интонации, подаче фактов и оценок - похоже на свидетельство очевидца или участника событий в Петербурге.

В столицу империи "командировали" и коммандос рангом пониже, чем был в то время Сталин (Джугашвили): Фрунзе, Яниса Жаклиса, и других.

Подводя итог, подчеркнём, что так же, как военный руководитель захватчиков, имея перед глазами карту, соединяет точки на ней линиями, тот, у кого в руках списки "призывников" и бойцов (с датой и местом рождения, и другими данными), соединяет их в команды по совместимости и связанности. Кто-то, имевший доступ к "личным делам" своих "героев", связал Гапона и Рутенберга, зная о том, что они не только были сверстниками и земляками, но уже были знакомы по Полтаве, и что их родители состояли в дружбе. Этот "кто-то" дал задание Рутенбергу обработать, "перевоспитать" и обучить Гапона, чтобы тот смог выполнить ту миссию, которую евреи на Гапона (без его ведома) возложили. За год Рутенберг преуспел в этом задании.

За год до смерти, Григорий Гершуни (Герш) утверждал, что "близ Екатеринославля" встречался "летом" (имеется в виду лето 1899 или 1900 года) с Гапоном и Рутенбергом. Но где вся троица могла встречаться, как не в еврейской земледельческой колонии Доброе?!

Но в той же колонии Доброе родился и Троцкий! Там же какое-то время воспитывался и Горький!

Туда же наведывался и Леонид Борисович Красин!

А "кураторами" (с официального разрешения царского правительства) колонии Доброе были (как мы показываем в этой работе) еврейские парижско-лондонские бароны Гирши и Ротшильды. Они же были и главными спонсорами мирового сионистского движения.

Вот ещё одна линия связи (не только через Баку, Батум и Тифлис) Ротшильдов, мракобесов-талмудеев и мирового сионистского движения с террористической войной против России.

Родители Троцкого, Гапона и Рутенберга, всех троих, были из Полтавской губернии. Более того, с 1899 года Рутенберг жил в Екатеринославле, главном центре еврейско-сионистского заговора против России. Работая чертёжником на железной дороге, Пётр Рутенберг не раз бывал в еврейской поселенческой колонии Доброе, куда в 1899 или 1900 года наведался и Георгий Гапон, и где бывал тогда (по его собственным словам, согласно свидетельству княгини Васильчиковой-Вяземской и дедушки моего родственника, барона Владимира Александровича Поссе) сам министр Витте, в ту пору - один из главных руководителей железных дорог России. Рутенберг и Витте вполне могли пересекаться и по служебной линии, коль уж оба работали на железной дороге, а Витте бывал в тех местах со своими рутинными разъездами.

В свою очередь, писатель Максим Горький (один из главных участников трагических событий 9 января 1905 года и ещё один ближайший друг Гапона, к которому поп прибежал, скрываясь от полиции после кровавой бойни) был воспитанником, выкормышем еврейской колонии Доброе. Более того, он позже снова возвращался в те же края (где работал на железной дороге).

В свете всех этих обстоятельств, можно ли верить в "случайность" того, что в день бойни Кровавого Воскресенья и попытки государственного переворота (9 января 1905 года) обе "явки" Горького (предоставленная ему квартира дедушки моего родственника, барона Владимира Александровича Поссе, и другая) стали - фактически - главным штабом террористов?

Вот как пишет об этом в "Книге о русских людях" сам Горький:

"Дома мне отпер дверь опять-таки Савва Морозов с револьвером в руке... Квартира моя была набита ошеломлёнными людьми, я отказался рассказать, что видел, мне нужно было дописать отчёт о визите к министрам".

[Для кого такой отчёт? Для журнала, будущей книги, для Ротшильдов?]

"Только что успел дописать, как Савва, играя роль швейцара и телохранителя, сказал угрюмо: "Гапон прибежал".

"В комнату сунулся небольшой человечек с лицом цыгана или барышника бракованными лошадьми, сбросил с плеч на пол пальто, слишком широкое и длинное для его тощей фигуры, и хриплым голосом спросил:

- Рутенберг здесь?".

[Здесь подчеркнём, что, по Горькому, только что вытащенный из-под обстрела с ранением в руку Гапон, перепуганный и дрожащий, после того, как он и его еврейский наставник пошли разными дорогами, прибегает в укрытие, и что же? Первыми словами, которые он выдавил из себя, были: "Рутенберг здесь?". Это указывает на их "кровную" близость. Ведь не из-за благодарности же к Рутенбергу Гапон первым делом назвал его имя!]

[Второе, на что обязательно следует обратить внимание: та намеренно-негативная характеристика, которую Горький (матёрый идеологический провокатор и закоренелый идейный террорист) умело даёт Гапону через порочащие эпитеты. Горький с умыслом изображает священника так, чтобы вызвать к нему отвращение и выставить трусом, шутом, провокатором, и т.п. Это полностью соответствует заданию, возложенному на Алексея Максимовича международным еврейским кагалом.]

"Гапон заметался по комнате, как обожжённый. Ноги его шагали точно вывихнутые, волосы на голове грубо обрезанные, лицо мертвенно синее, и широко открытые глаза - остекленели подобно глазам покойника. Бегая, он бормотал:

- Дайте пить! Вина. Всё погибло. Нет, нет! Сейчас я напишу им".

"Потом бессвязно заговорил о Фуллоне, ругая его. Выпив как воду два чайных стакана вина, Гапон требовательно заявил:

Меня нужно сейчас же спрятать, - куда вы меня спрячете?"

[Ещё одно важное свидетельство. Гапон "ругает" петербургского градоначальника, генерала Ивана Александровича Фуллона, с которым прежде был достаточно близок и о котором прежде отзывался с уважением. Вместе с Фуллоном Гапон не раз бывал на разных благотворительных и прочих общественных мероприятиях, и, в частности, на собраниях своей организации рабочих Путиловского завода. Горький умышленно не уточняет, за что Гапон поносит Фуллона, но это и без уточнений очевидно.]

"Савва сердито предложил ему сначала привести себя в лучший порядок, взял ножницы со стола у меня и, усадив попа на стул, брезгливо морщась, начал подстригать волосы и бороду Гапону более аккуратно".

"Савва Морозов оказался плохим парикмахером, а ножницы - тупыми. Гапон дёргал головою, вскрикивая:

- Осторожнее, что вы?

- Потерпите, - нелюбезно ворчал Савва".

"Явился Пётр Рутенберг - учитель и друг попа, принуждённый через два года удавить его, поговорил с ним и сел писать от лица Гапона воззвание к рабочим", - это воззвание начиналось словами:

"Братья, спаянные кровью" (...)

Итак, Горький САМ называет Рутенберга 1) другом, и 2) УЧИТЕЛЕМ Гапона. Какие тут ещё нужны комментарии! Другом Гапона Горький не назвал бы Рутенберга (в контексте), если бы эти 2-е не были знакомы ещё с Полтавской губернии. И ещё один перл: Рутенберг пишет воззвание от имени Гапона! Это не просто перл, но ещё и намёк на то, что всё остальное (постановку кровавой бойни 9 января 1905 года) тоже устроил Рутенберг ("от лица" Гапона)!

Известно, что одной из организаций (кроме "Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга", Гапон руководил и другими обществами) Гапона был "Совет рабочих", или просто "Совет". Эту организацию Гапон собирался реанимировать, на что ему и понадобились деньги, предоставленные Сергеем Юльевичем Витте. Он удивился реакции эсеров и большевиков, и отвечал им так: "Вас поразили мои открытые сношения с Витте и согласие голодных рабочих организаций принять от него деньги?".

Любопытно полное совпадение названия "2-й" гапоновской организации с той подпольной бандой, которую организовали Троцкий (Бронштейн) и Парвус (Гельфанд) со товарищи. (Об этом: ниже). Но если вспомнить о том, что Гапон неоднократно призывал "предоставить евреям национальный дом", имея в виду, среди прочих вероятных территорий, Крым (часть бывшей Хазарии) и Палестину, то совпадение в названии уже не кажется таким "случайным".

Следующий вопрос: могли ли евреи-экстремисты позволить "гою" (неверному, нееврею) "бежать впереди паровоза", воплощая в жизнь "еврейские планы" раньше самих еврейских нацистов? Но главное, конечно, даже не в этом, а в том, что все участники подготовки Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года знали "слишком много", и большую их часть, по замыслам кукловодов, следовало впоследствии ликвидировать. Но такую ликвидацию должны были обставить по канонам человеческого жертвоприношения, и так, чтобы идеологически она принесла "пользу" еврейским извергам.

Стоит ли удивляться, что Азеф с Рутенбергом, и другие евреи-экстремисты, запланировав зверски убить своего же товарища-попа, для этого пустили ещё один слух: что, якобы, деньги от Витте (упомянутые выше 30 тысяч) были переведены на банковский счёт некого Рыбницкого, и что этот Рыбницкий, будто бы, и есть Гапон.

Но и Гапон был не лыком шит, и, узнав либо догадавшись о планах своих еврейских подельников, через третьих лиц, выдал полиции информацию о тайной деятельности Петра (Пинхаса) Рутенберга, Парвуса (Генфальда), Троцкого (Бронштейна), и прочих еврейских бандитов, и уведомил полицейское ведомство о террористических планах эсеров и сионистов. Сумев, с помощью Витте, уверить высших полицейских чинов о своём твёрдом намерении "выкорчевать заразу еврейских эсеров-большевиков", Гапон сумел получить под это дело от Департамента полиции 100 тысяч рублей.

Согласно записям, оставленным дедушкой моего родственника, Владимира Сергеевича фон Поссе, - барона Владимира Александровича, Гапон составил письменный компромат на высших руководителей эсеров, большевиков, бундовцев, и прочую еврейско-сионистскую братию (и их марионеток), обличив их в подготовке и осуществлении кровавой провокации 9 января 1905 года. Но и на этом не остановился, вскрыв циничные действия стоявших за ним самим подлинных организаторов, подставивших под пули женщин и детей, ради осуществления своих властолюбивых планов. В. А. Поссе не называет этих имён, но, возможно, там фигурировали лорды Бальфур и Сесиль, Винстон Черчилль, Ротшильды, Рокфеллеры, Гирши, Шиффы, Бернард Барух, Александр Парвус (Гельфанд), и десятки других, включая большевистских, сионистских и эсеровских вождей. Более того, Гапон перечислил двуличных государственных чиновников, сотрудничавших с иностранной разведкой и еврейскими экстремистами в деле постановки государственного переворота, среди которых фигурировали имена фон Нессельроде, Дурново, 6-ти царских генералов и других высокопоставленных военных (А. А. Маниковский, М. В. Алексеев, Н. В. Рузский, В. Ф. Новицкий...) высокопоставленных полицейских чинов (А. А. Лопухин, С. Зубатов, С. Г. Коваленский...), и т.д. Гапон также упомянул о причастности британской разведки к "постановке" Кровавого Воскресенья.

В списке Георгия Гапона упомянут даже Николай Михайлович Потапов, одна из ключевых фигур в разведке. К 1917-му году он стал генерал-лейтенантом, помощником начальника Генерального штаба, и, в качестве генерал-квартирмейстера, контролировал всю военную разведку и контрразведку. В 1917-м году он тайно перешёл на сторону большевиков и помог им придти к власти.

Кроме имён, в заметке Владимира Александровича нет почти ничего существенного, но сам по себе этот список выводит на такие связи (и тайны), на которые по сей день "не обратили внимания" исследователи.

От Новицких и Рузских тянется ниточка к семье Никоновых, а ведь братья А. А. и С. А. Никоновы (сыновья адмирала!), стали членами террористической организации "Народная воля". И дело не только в царизме, его локальных и глобальных проблемах, излишней жестокости режима на фоне недопустимого либеральничанья, в жадности и хищной хватке землевладельцев и фабрикантов, ограничивших образование своих рабов - крестьян и рабочих (что и стало причиной их "образования" террористами). При всех просчётах царизма и вине высших классов общества, террористическая война против русского государства не имела бы успеха, если бы не велась глобально организованным еврейством, зарубежными банкирами, и разведками стран Запада. И - если бы в этой войне враг не добился победы на уровне пропаганды и идеологии. Позже братья Никоновы перешли в эсеры, и были связаны с А. И. Ульяновым (братом В. И. Ульянова-Ленина).

Круг Новицких, Рузских и Никоновых - связан с генерал-майором Покотиловым, сын которого, А. Д. Покотилов, сделался видным эсером. Его брат, Дмитрий, состоял членом правления КВЖД и тесно общался с Сергеем Витте. Сестра Покотиловых, Александра, была женой тайного советника, товарища министра финансов П. М. Романова. В тот же круг был вхож и генерал сухопутных войск М. А. Домонтович, дочь которого, Александра Михайловна, позже сделалась одной из крутившихся вокруг В. И. Ульянова-Ленина дамочек, о стайке которых (Берковой, Балабановой, Гурвич, Каплан, Розенберг, Зеликсон, Залкинд-Землячке, и др.) мы уже писали в других разделах. Известность в большевистских кругах она получила как Александра Коллонтай (по фамилии первого мужа, генерал-майора В. Л. Коллонтай).

Чуть ли не революционером был Владимир Александрович Обручев, который также имел отношение к железным дорогам и общался с Рузскими, Покотиловами и Витте, дослужился до генеральского чина. В числе круга общения Обручева находился генерал-майор Потресов - отец А. Н. Потресова, видного социал-демократа и одного из основателей, а потом и активистов газеты "Искра".

Их знакомым был и отец эсерки Марии Аркадьевны Беневской - генерал, Амурский военный губернатор, позже - помощник начальника Главного штаба.

Случайно ли именно в 1905-м году, 2 января и 2 марта 1905 года, в ходе 2-х заседаний на квартире присяжного поверенного Сергея Петровича Елисеева, был основан революционный Всероссийский офицерский союз? А ведь хорошими знакомыми Сергея Петровича являлись приятели его школьных товарищей, А. Д. Покотилов и А. Н. Потресов.

Помогавшие революционному подполью или даже замешанные в его акции С. П. Елисеев, А. Н. Потресов и некоторые другие представители аристократического истэблишмента, поддерживали связь с иностранными разведками через баронессу Варвару Ивановну Икскуль фон Гилленбанд. Варвара Ивановна была дочерью генерала от артиллерии Ивана Сергеевича Лутковского и Марии Алексеевны Штериг. Она была 2-жды замужем: первый раз за камергером, действительным статским советником и бывшим генеральным консулом России во Франкфурте-на-Майне (внучатым племянником декабриста Карла Кюхельбекера) - Николаем Дмитриевичем Глинкой (1838 - 1884); второй раз (с 1874 года)  за бароном Карлом Петровичем Икскуль фон Гилленбандом. К 1905 году Варвара Ивановна уже давно была вдовой. Квартиру баронессы В. И. Икскуль в 1905 году посещали сотрудники британского посольства в Санкт-Петербурге, Спринг Райс, сэр А. Сесиль (секретарь английского посольства), Скотт, сэр Чарльз Стюарт (бывший посол), и даже сам посол Великобритании в 1904 - 1906 годах, сэр Чарльз, 1-й лорд Хардинж. Случайное ли "совпадение", что и на её квартире заседало руководство подпольной революционной организации Офицерский союз?!

В тот же круг был вхож князь Владимир Владимирович Барятинский, жена которого, известная артистка Л. Яворская (урожденная Гюббенет), была дальней родственницей министра финансов Сергея Юльевича Витте (через кузину последнего, небезызвестную Елену Блаватскую). Отец В. В. Барятинского до конца оставался одним из наиболее приближённых к Николаю II лиц и бессменно входил в придворный штат императрицы Марии Федоровны. В 1905 году и на квартире В. В. Барятинского и Л. Яворской собирался выше упомянутый Офицерский союз.

Барятинские опекали "подающего надежды молодого человека" (определение Л. Яворской) Льва Бронштейна (уголовная кличка Троцкий), и поддерживали связь со II Петербургским Советом рабочих депутатов. Как минимум 1 заседание этого совета проходило на квартире Барятинских (см. мемуары тогдашнего его члена, В. Аксёнова).

Князь Владимир Владимирович Барятинский и его отец поддерживали контакты с британским банкиром Бринсли де Курси Никсоном и российским банкиром Абрамом Заком (до 1892 года): оба банкира являлись членами англо-русского акционерного общества New Russia Co. LTD. У Барятинского были дела с семьёй английского банкира и предпринимателя Александра Огилви (члена того же акционерного общества и председателя англо-российской грузовой компании). А семья Огилви была связана с семьёй Томаса Брасси (также члена New Russia Co. Ltd.), самого жуткого английского политика-мракобеса и сторонника международного английского государственного терроризма.

Александр Огилви отвечал за оборот грузов между Англией и Россией, а также между Россией и другими странами, и обладал возможностью нелегально провозить в Россию запрещённую подрывную литературу и оружие. Косвенным подтверждением того, что он как раз этим и занимался, служит курирование каких-то грузов, перевозимых грузовой компанией Огилви, Красиным, Литвиновым (Меером Валлахом-Волландом) и Майским. С Александром Огилви был связан английский "супер-шпион" из Одессы, Сидней Рейли (Соломон Розенблюм), известный также под именем Джеймс Бонд.

Барятинский, Никсон и Огилви имели контакты с русско-немецким евреем, социал-демократом и банкиром А. Л. Гельфандом (уголовная кличка Парвус), который после 3 декабря 1905 года встал во главе Исполкома II Петербургского Совета рабочих депутатов (как и организация эсеров, более других подпольных групп причастного к постановке Кровавого Воскресенья). 

Хотя среди членов партии эсеров было намного больше, чем в РСДРП, отпрысков именитых "государственных" династий, связи в высших кругах государства у руководства РСДРП были гораздо весомей и обширней. Это объясняется тем, что кто-то вербовал предателей и шпионов среди высших государственных чиновников Российской империи, включая членов царского правительства, а контакты связи с ними (пульт управления) отдавал в руки В. И. Ульянова (Ленина). Такие возможности могли быть только у иностранных разведок. А, по характеру деятельности, интересов и кругу охвата, можно предположить, что эта стратегия явилась результатом сотрудничества немецкой разведки с англо-американской.

Так, например, после закрытия типографии РСДРП "Нина" в Баку (октябрь 1905 года), всё оборудование и обслуживавшие типографию специалисты были переброшены в Москву и Петербург. В Москве деятельность типографии РСДРП проходила в Доме Юрасовых на Лесной улице (замаскированная под магазин фруктов). В Петербурге её "двойник" разместили в доме под номером 15 в Большом Казачьем переулке, владел которым граф Алексей Алексеевич Мусин-Пушкин. Хотя обе типографии были "полулегальными", в них печатались легальные большевистские газеты "Волна", "Девятый вал" и "Эхо".

В московском салоне графини Варвары Николаевны Бобринской собиралась земская и городская оппозиция. Здесь появился Союз союзов. Здесь "крышевали" даже социал-демократов. Варвара Николаевна происходила из родовитой аристократической династии Львовых. Один брат Бобринской, Александр, был женат на светлейшей княжне Салтыковой, сестра которой была замужем за князем Алексеем Дмитриевичем Оболенским (сначала товарищ (заместитель) министра, позже обер-прокурор Святейшего Синода). Другой брат Бобринской, Николай, 2 раза чуть было не сел министерское кресло. Как один из лидеров официальной оппозиции, он вошёл в Партию мирного обновления. И вот этот "без 5 минут министр" спонсировал "Союз освобождения рабочего класса". Третий брат Бобринской, Владимир, сделался членом Государственной Думы, а после Февральской революции 1917 года - 1-м революционным обер-прокурором Святейшего Синода.

Сестра всемирно знаменитой "ведьмы" Елены Петровны Блаватской, Вера Петровна, имела дочь Веру Владимировну, в замужестве Джонстон. Вера Владимировна жила с мужем в Англии и Соединённых Штатах, перевела на английский язык семейные письма Е. П. Блаватской, которые публиковала с декабря 1894 года по декабрь 1895 года в нью- теософском журнале "The Path" (Нью-Йорк). Её муж, Чарльз Джонсон, известен как оккультист, писатель и теософ, переводчик с индийских языков. Членом Лондонского теософского общества и один из основателей Дублинской теософской ложи, он был связан с Блаватской, с которой несколько раз встречался. А вот сестра Веры, Надежда Владимировна, была замужем за главнокомандующим армиями юго-западного фронта А. А. Брусиловым. Могло ли тут обойтись без британского влияния?

В декабре 1900 г. была основана газета "Искра", одним из соучредителей которой был В. И. Ульянов (уголовная кличка Ленин). Деньги на эту газету дал сын члена Государственного совета - Петра Александровича Сабурова - камер-юнкер Пётр Петрович Сабуров. Братья Пётр Александрович Сабуров и Андрей Александрович Сабуров (в 1880 - 1881 годах: министр народного просвещения), были сыновьями декабриста Александра Ивановича Сабурова (1799-1880), и оба состояли членами Государственного Совета. А в придворном штате Его Императорского Величества (1901 год) находилась фрейлина Мария Андреевна Сабурова. В 1906 году Пётр Петрович Сабуров был исключён из общества выпускников Александровского лицея, позже - из придворных чинов.

В "особых" отношениях с четой Барятинских и с баронессой Варварой Ивановной Икскуль фон Гилленбанд состояли в 1904 - 1906 годах высокие полицейские чины, вице-директор Департамента полиции П. И. Рачковский (Пинхас Иосифович Перельман), директор Департамента полиции А. А. Лопухин, сменивший его на этом посту С. Г. Коваленский, и В. Ф. Джунковский (с 1905 [sic!] по 1913 год московский губернатор с широкими связями в петербургской полиции, негласный полицейский инспектор; в 1913 - 1915 годах - товарищ (зам.) министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов). Имел отношение к полиции и его брат, Н. Ф. Джунковский. Настоящая фамилия предков братьев Джунковских - Янковские, подданные Польской Короны (королевско-польской части Речи Посполитой). О высокопоставленных родственниках своих предков в правовой системе дореволюционной России говорил мне в Монреале мой близкий друг, известный адвокат Мирослав Янковский (знакомый мне ещё с Варшавы 1980-х). Мало сомнений в том, что это они и есть.

Владимир Федорович Джунковский (Янковский) был широко известен своей поддержкой подвергшихся аресту политических террористов-революционеров, облегчению участи которых он добивался. В те годы ходили слухи о том, что он принимал взятки в "особо крупных размерах". После Октябрьского переворота 1917 года он не бежал за границу, как почти все бывшие чиновники царской России, но остался при большевиках, и активно консультировал ВЧК - ОГПУ. Известно, что в декабре 1904 года Владимир Фёдорович имел сношения с С. Г. Коваленским.

Воронцовы-Вельяминовы, как и Долгорукие, были одной из недовольных царствованием Романовых династий, и, возможно, поэтому несколько членов их семьи стали революционерами, самой известной из которых считается Мария Мария Павловна Воронцова (по мужу Ковалевская), революционерка-народница. (Август 1849, Екатеринославская губ. - 19 ноября 1889, Кара, Восточная Сибирь). И тут мы тоже сталкиваемся с ключевым влиянием городов Елисаветграда, Екатеринославля и Одессы. С 1874 революционная деятельность Воронцовой (Ковалевской) проходила в основном в Одессе, потом в Киеве (кружок Южные бунтари), затем в Харькове. Арестована в 1879. Десять лет Карской каторги не сломили её духа и воли; покончила собой (вместе с пятью другими осуждёнными женского отделения) в знак протеста против телесного наказания ещё одной каторжанки (Бакунин, Статский Советник).

"Бобруйский фактор" (см. в дальнейших разделах) также присутствует в судьбе династии Воронцовых-Вельяминовых: тех из них, которые потомки великого русского поэта А. С. Пушкина. Эти Воронцовы-Вельяминовы владели шикарным и обширным поместьем близ Бобруйска - Телушей.





К СОДЕРЖАНИЮ







Лев Гунин


ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
холокост и ХОЛОКОСТЫ)

ХОЛОКОСТ КАК
НЕПРЕХОДЯЩАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ




ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


Как мы можем судить палачей,
если палача судят в каждом из нас
?
Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

18-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 9)

ГАПОН И ЕГО "СУДЬИ".





 

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД



10. ГАПОН И ЕГО "СУДЬИ"

Владимир Александрович фон Поссе, дедушка моего родственника, барона Владимира Сергеевича Поссе, однажды, беседуя с Георгием Гапоном, спросил, как видел Гапон собственноручное принятие царём петиции от организуемого "Гапоном" (в действительности: англо-американской разведкой и теневым мировым еврейским правительством) шествия. Гапон заявил в ответ:

"Я упал бы перед ним на колени и убедил его при мне же написать указ об амнистии всех политических. Мы бы вышли с царём на балкон, я прочёл бы народу указ. Всеобщее ликование. С этого момента я - первый советник царя и фактический правитель России".

Владимир Александрович тогда спросил, как видел Гапон отказ царя принять петицию.

И на это Гапон не поленился дать ответ:

"Тогда было бы то же, что и при отказе принять делегацию. Всеобщее восстание, и я во главе его".

Вот что (а не принятие петиции царём) было целью устроителей Кровавого Воскресенья. Если бы не состоялся расстрел шествия рабочих к Зимнему Дворцу, тогда "мероприятие" заговорщиков бы ими проваленным, и на сей случай у них был приготовлен альтернативный план. По устному признанию орудия мирового сионизма и еврейского мракобесия, Петра Рутенберга (подлинного главаря банды, спровоцировавшей Кровавое Воскресенье), а также согласно мемуарам бывшего начальника петербургского охранного отделения Герасимова, Пётр Рутенберг планировал убийство царя, рассчитывая застрелить его, если Николай выйдет на балкон Зимнего дворца для обращения к народу.

Многие считают, что Гапон был убит из-за того, что собирался опубликовать разоблачительные документы, обличающие высших государственных сановников в связях с террористическим революционным подпольем, мировым еврейским терроризмом и иностранной разведкой. Его бы убили так или иначе: еврейским заговорщикам-террористам не нужны были "отработавшие", использованные исполнители-свидетели. Но "плановое" убийство Гапона в спешке заменили "внеплановым", безусловно, в связи с тем, что поп стал выдавать некоторые секреты заговорщиков, и мог выдать ещё более важные. Фактически были убиты несколько человек, не только один Гапон. Как мы указываем в нескольких местах нашей работы, копии важнейших разоблачительных документов он отдал на хранение своему адвокату Сергею Марголину, которого убили через 2 месяца после самого Гапона, и, по свидетельствам современников, Марголин за неделю до смерти проговорился, что собирается обнародовать важные документы.

Кстати, Марголин, был родственником (по материнской линии) самого Петра Рутенберга, и происходил из той же раввинской кременчугской династии.

В связи с Гапоном, были убиты эсер Н. Ю. Татаров, сотрудник полиции И. В. Ружицкий, Л. Юрьев, и другие лица. Обстоятельства смерти Марголина очень напоминают обстоятельства смерти писателя Джона Рида и американского генерального консула в Москве Шумерса (убитых англо-американской разведкой), и, в связи с этим, причастность не только международных еврейских организаций, но и разведок Англии и Соединённых Штатов к этим смертям видится крайне правдоподобной.

Неоднократно цитируемый в нашей работе дедушка моего родственника (Владимира Сергеевича) - В. А. Поссе, - по свидетельству Д. Жукова, сумел вызвать Гапона на дальнейшие откровения:
"Разочаровался я, товарищи, в партийных революционерах, во всех этих эсдеках и эсерах. Нет у них заботы о трудовом народе, а есть у них дележка революционерного пирога. Из-за него они дерутся, и все жиды: во всех заграничных комитетах всем делом ворочают жиды, и у эсдеков, и у эсеров. Даже во главе боевой организации эсеров стоит жид, и ещё какой жирный. Жиды...".

"И тут Гапон среди внимательных слушателей увидел одного друга Поссе - еврея - и начал вывёртываться в другую сторону:

"Жиды, товарищи, это не евреи. Евреев я уважаю и люблю...".

"Но было поздно, вырвавшееся юдофобское высказывание обрекало его на смерть, тем более что Гапон собирался организовать покушение на Витте вопреки мнению эсеровского руководства".

Верится с трудом, что Гапона убили бы из-за этого высказывания. Его угроза опубликовать разоблачающие мировой еврейский экстремизм и зарубежные разведки сенсационные материалы - вот наиболее вероятная причина его гибели.

Но было бы ошибкой считать, что евреи не убили бы Гапона, если бы опасение огласки добытых Гапоном сведений не спровоцировали бы их на это. Он был всё равно "помечен" еврейскими сатанистами в качестве жертвы для еврейского обряда кровавого жертвоприношения, и был бы заклан так или иначе.

Также было бы ошибкой считать, что "в награду" за предательство своего народа, страны, веры и сана, евреи щедро снабдили его деньгами, укрыли от праведной мести и ареста полицией в Швейцарии, и сделали важной фигурой в заграничном заговорщическом центре. Во-первых, евреи-экстремисты ни к кому и ни к чему не испытывают благодарности, и никого никогда не "награждают" из "чистой признательности". Их лучшая награда: смерть... Тот, кто им помогает, от их же рук и погибает. Во-вторых, предательство Георгия Гапона было его личным делом, потому что он никогда не был прямым агентом полиции либо евреев-экстремистов. Его поставили во главе организации заводских рабочих, вложили в его голову программу деятельности, подсунули ему идею шествия, зная, что, поражённая нравственной ржавчиной и гипертрофированным тщеславием натура Гапона заставит его совершить всё то, что нужно было заговорщикам. Ему лишь создали соответствующие условия.

Гапон не работал напрямую и на английскую разведку, хотя именно по заданию последней лондонская газета "Таймс" выплачивала ему баснословные гонорары за рассказ о кровавых событиях "из первых уст".

Но он был отнюдь не глупым человеком, и прекрасно отдавал себе отчёт в том, кто и зачем его использует. Просто его эгоизм и тщеславие перекрывали сомнения, опаску, угрызения совести, и т.п.

Революционные бандиты того времени также прекрасно понимали, кто и зачем использовал Георгия Гапона. Так, Плеханов превозносил Георгия Гапона в своей газете (см. "Искра", Љ 93) в связи с тем, что тот "попрал верой в царя веру в царя...".

Троцкий (Бронштейн) писал Парвусу (Гельфанду) в том же роде: что Гапон "верой в бога убил... веру в бога".

Любопытно, что И. В. Ульянов (Ленин) не только с гораздо меньшим энтузиазмом отзывался о Гапоне, но и "принял его в Женеве сухо".

Ленинцы пошли и "против течения" в вопросе убийства "революционирующего массы" священника (в 1922 году, в ходе идеологических споров в СССР, это вышло наружу). Один из немногих членов "ленинской группы", И. В. Джугашвили (Сталин), в разговоре с Цхакая, высказал несогласие с Лениным по поводу мнения последнего о целесообразности казни Гапона. По мнению Сталина, попа следовало казнить.

Это отсутствие явного энтузиазма Ленина по поводу радикальной дискредитации православия еврейскими экстремистами с помощью Гапона, и, с другой стороны, достаточно острое несогласие Владимира Ильича с еврейским планом убийства священника - выявляет одну из самых ранних попыток Ленина как-то противиться еврейскому диктату. И то, что Сталин поддержал не Ленина, но евреев-экстремистов, исчерпывающе говорит о том, на кого И. В. Джугашвили работал и кому подчинялся.

В обширной переписке дедушки моего родственника, Владимира Сергеевича, - барона Владимира Александровича Поссе - говорится и о разной трактовке Алексея Максимовича Пешкова (Максима Горького) и Льва Толстого термина "еврей" (что принципиально для понимания механизма заговора Кровавого Воскресенья).

Если Толстой считал евреями только тех потомков иудеев, что ходят в синагогу и живут по законам Торы и Талмуда, или по канонам мирового сионистского движения, то Горький (как истинный расист еврейского образца) евреями считал всех, кто произошёл от "еврейских родителей".

Это подтверждает сам Горький, описывающий пространную беседу по книге Льва Шестова "Добро и зло в учении Ницше и Льва Толстого".

Горький пишет:

"- Заметили, что Шестов - еврей?
- Ну, едва ли, - недоверчиво сказал Лев Николаевич. - Нет, не похож на еврея; неверующих евреев не бывает, назовите хоть одного... нет".

Разумеется, Толстой не имел в виду то, что неверующих лиц еврейского происхождения "не бывает", но то, что для него "неверующий" еврей (т.е. не пользующийся Торой и Талмудом и не живущий по их законам) - не еврей.

Такая строгая, расистская "маркировка" людей на "своих" и "чужих" исключительно по признаку происхождения выдаёт воспитанного евреями-экстремистами Горького, как и выдаёт самого Гапона, только с противоположным знаком.

Ещё раз (повторно) приведём свидетельство Владимира Александровича Поссе о высказываниях Гапона в его "женевский период":

"Разочаровался я, товарищи, в партийных революционерах, во всех этих эсдеках и эсерах. Нет у них заботы о трудовом народе, а есть у них дележка революционерного пирога. Из-за него они дерутся, и все жиды: во всех заграничных комитетах всем делом ворочают жиды, и у эсдеков, и у эсеров. Даже во главе боевой организации эсеров стоит жид, и ещё какой жирный. Жиды...".

И вдруг Гапон ухватил взглядом замеченного им среди слушателей его "откровений" одного еврея, и тут же сменил тон:
"Жиды, товарищи, это не евреи. Евреев я уважаю и люблю...".

Это свидетельство дало пищу для разных неоправданных инсинуаций.

Действительно, намерение Гапона организовать убийство Сергея Юльевича Витте, которое - после убийства Столыпины - неминуемо выдало бы мотивацию и заказчиков, могло сыграть роль в ускорении еврейской казни попа. Не исключено и то, что сброшенный с властного Олимпа и подвергнутый ими "политической казни", Витте ещё нужен был заговорщикам.

Казнь православного священника сама по себе была "привлекательной" для евреев-мракобесов: даже такого, как Гапон. А то, что это Гапон, развязывало им руки.

Показательно, как "юдофил" и тайный иудей Горький не хуже "антисемитов" "вычислял" евреев, и уделял происхождению русских людей (обрусевших евреев, татар, немцев, шведов и других) гипертрофированное внимание, тогда как отнюдь не "юдофил", но и не "юдофоб" Толстой (называемый ненавистниками литературы, музыки, и вообще любых искусств, "евреем") открыто осуждает террористическую деятельность евреев-экстремистов.

Лев Толстой разоблачает террористический характер еврейской "самообороны" в "Письме к знакомому еврею" (его идентифицирует тот же Поссе как Э. Глинецкого). Писатель обвинял евреев-экстремистов в том, что они принимают "участие в насилии", и пользуются "для своих выгод орудиями насилия". Толстой предупреждал евреев-экстремистов "не вооружать самооборону и не хлестать казацкими нагайками православных".

Об этой еврейской "самообороне" оставил свидетельства и советский историк еврейского происхождения, Дименштейн:

"Самооборона... обычно была тесно связана с боевыми отрядами партийных организаций... Можно сказать, что вся черта еврейской оседлости была покрыта целой сетью вооружённой самообороны, которая сыграла большую роль своими боевыми действиями... Против неё могло выступать только организованное войско".

По свидетельству Дименштейна, Резника, Лохуцкого, Левина, и других авторитетных еврейских источников, всё местное христианское население западных и юго-западных губерний было задавлено еврейскими отрядами "самообороны". Эти "отряды самообороны" на самом деле представляли собой настоящую этническую армию, совмещённую с подпольными террористическими организациями в больших городах. Никакие местные "антисемитские" ячейки или группы боевиков-"черносотенцев" не могли противостоять этой еврейской армии, с которой способны были справиться лишь государственные, правительственные войска.

Одна из задач нашего исследования: показать, что командиры этой антирусской армии "еврейской самообороны" - те же самые люди, что играли ключевую роль в подготовке и осуществлении провокации Кровавого Воскресенья, и что главные действующие лица этой трагедии - не разрозненные индивидуумы, но тесно связанные между собой заговорщики, поддерживавшиеся английской разведкой и мировым сионистским движением.

Мы выявили несколько параллельных и пересекающихся (совсем как по теории Лобачевского) структур, задействованных губителями России. Использование не одной какой-либо организации или группы, но целого ряда диссипативных структур является устоявшейся тактикой английского и еврейского терроризма на протяжении веков. Законы применения и организации диссипативных структур были изобретены ими за столетия до открытия оных наукой, появления компьютерных версий и военной роботехники, использующей данный принцип.

Перечислим эти структуры.

1. Еврейские общинные, сионистские, фанатичные религиозные и прочие структуры в России, с их подпольными революционно-террористическими организациями и отрядами "самообороны".

2. Масса еврейских российских иммигрантов в США (завербованных англо-американской разведкой либо международными еврейско-сионистскими организациями для подрывной деятельности в России), после периода жизни в Соединённых Штатов "десантируемых" назад (в основном, в Одессу, Киев, Минск, Москву и Петербург).

3. Масса еврейских российских студентов в Германии, во время учёбы завербованных англо-американской разведкой либо международными еврейско-сионистскими организациями для подрывной деятельности в России, куда они возвращались после получения диплома.

4. Подпольные революционно-террористические организации (народовольцы, эсеры, бундовцы, анархисты, РСДРП, и другие), в которых вокруг костяка, состоявшего из лиц еврейского происхождения или шабесгоев, собирались бандиты разных национальностей.

5. Английская разведка и её мощная и разветвлённая сеть в России.

6. Акционерное общество New Russia Co. LTD., созданное английским империализмом с целью сбора разведданных, формирования агентов влияния и проведения диверсионно-подрывной деятельности на самом высоком государственном уровне.

7. Мировое сионистское движение, с его бесчисленными международными террористическими организациями и группами влияния в разных странах мира, открывшее свои филиалы в России (прежде всего, в Одессе, городах Украины и Новороссии, и в Баку), и активно формировавшее тут революционные кадры как для еврейского захвата России, так и для еврейского захвата Палестины.

8. Мировое масонское движение, смыкающееся с сионистскими террористическими организациями, и, прежде всего, с еврейско-масонской террористической организацией Бней-Брит.

9. Международный еврейский банкирский кагал, стоящий над мировым сионистским движением, видные представители которого и главные кукловоды шефов сионистского движения, Ротшильды и другие, проникли в Россию и внедрились тут за счёт своих предприятий и банков.

10. Российские и международные финансовые структуры, с помощью которых финансировалась подрывная деятельность в России, приобреталась нелегальная литература, покупалось и переправлялось оружие, и подкупались российские чиновники или целые массы революционизированных рабочих.

Помимо этих 10 структур, в России действовал как "отдельная террористическая единица" А. М. Пешков (Горький), доверенное лицо Ротшильдов, основатель первых рабочих кружков на Кавказе, связной (между всеми подрывными структурами), и своего рода инспектор революционных бандитских формирований.

Кроме того, в России действовали и сами Ротшильды, как с помощью своих займов царскому режиму и финансово-банкирских посредников, так и лично: в качестве владельцев крупнейших (вместе с Нобелевскими) нефтепромышленных объектов в Баку и на Кавказе. Они были владельцами железнодорожной ветви Баку-Батум, нефтеперерабатывающих заводов в других регионах, сети доставки нефти и керосина, и т.д.

Как мы уже показали, и как мы ещё покажем в ходе дальнейшего изложения событий и фактов, все эти 10 структур (плюс личная деятельность Горького-Пешкова и братьев Ротшильдов из французской ветви династии) были представлены в лице организаторов провокации Кровавого Воскресенья.

Но это ещё далеко не всё.

В лице организаторов провокации Кровавого Воскресенья все эти 10 структур были связаны между собой, как и их представители в "штабе" организаторов.

Кроме того, все серьёзные подпольные группы (террористические организации), включая Бунд, РСДРП, анархистов, эсеров, и т.д., координировали свои действия и были в постоянной связи друг с другом. Это происходило потому, что за границей у них был общий хозяин.

Повествуя о Савве Морозове, Горький вещает следующее (цитирую по копии из архива Сергея Поссе; текст может расходиться с официальной книгой Горького "Книга о русских людях"):

"Было это в Куоккале, летом 1905 года. Гарин-Михайловский привёз мне для передачи Л. Б. Красину в кассу большевистской партии 15 и 25 тысяч рублей (...). В одной комнате заседали с П. М. Рутенбергом два ещё не разоблачённых провокатора - Евно Азеф и Татаров. В другой - меньшевик Салтыков беседовал с В. Л. Бенуа... и при этом присутствовал ещё не разоблачённый Доброскок по кличке Николай Золотые Очки. А саду гулял мой сосед по даче Осип Габрилович с И. Е. Репиным, а также Петров, Шелгунов и Гарин сидели на ступеньках террасы".

Вспомним русскую народную сказку: "дедка за репку, бабка за дедку (...) жучка за внучку". Рутенберг был правой рукой Гапона. С ним исключительно близок Евно Азеф, командир военной организации эсеров. Тут же и Горький, "надпартийный" связной и координатор всех террористических организаций, по доверенности Ротшильдов. Ему, через Гарина-Михайловского, передали деньги для Леонида Борисовича Красина, потомка евреев и главного доверенного лица И. В. Ульянова (Ленина). Значит, и Красин тут, пусть и косвенно, но присутствует. Красин же был связан (уже тогда) с Камо (Тер-Петросяном) и с молодым И. В. Джугашвили (Сталиным).

(Савва Морозов - сам имел еврейские корни).

Передали деньги для Красина наверняка от Ландау, и, значит, от Ротшильдов. Красин был лично знаком с Эдмондом Ротшильдом; в 1900 году, приняв предложение Р. Э. Классона, Красин уехал в Баку, где руководил возведением электростанции "Электросила". А город Баку был российской "вотчиной" братьев Ротшильдов французской ветви. Красин был также близко знаком с Троцким (Бронштейном) ещё до 1905 года, и, более того, согласовал с ним совместный приезд в Петербург буквально накануне трагических событий 9 января. Оба наверняка прибыли в столицу для тайного руководства провоцированием расстрела рабочей демонстрации. В 1904 году, приняв предложение Саввы Морозова, Красин переехал в Орехово-Зуево, где руководил перестройкой электростанции на принадлежащей Морозову фабрике. Савва Морозов ежемесячно вручал Красину 2 тысячи рублей "на нужды партии".

Именно Красин свёл Горького (А. М. Пешкова) с миллионером Саввой Морозовым, и, как мы знаем, Красин был одним из близких к Горькому людей. Совместно с Горьким основал газету "Новая жизнь".

В 1905 году, совместно с Камо (Тер-Петросяном) и И. В. Джугашвили (Сталиным) являлся одним из 3-х предводителей шайки бандитов, совершивших серию налётов и ограблений для пополнения партийной казны. Из этих ограблений (которые бандиты называли "экспроприациями") самой известной была Тифлисская, которую осуществили Камо со Сталиным; во время этого ограбления было захвачено 250 тысяч рублей.

Таким образом, перед нами тесный круг криминальных деятелей, совместно с ещё несколькими фигурантами подготовивших и осуществивших кровавый "спектакль" 9 января 1905 года.

"Гражданская" жена Горького, Мария Фёдоровна Андреева-Юрковская, в этот период одновременно спала и с ним, и - с выше упомянутым - Саввой Морозовым. Это, по-видимому, не только не мешало их дружеским отношениям, но, как следует из фактов, даже укрепляло их. Горький посвятил Савве Морозову, которого характеризует как самого прекрасного человека, целую главу своей "Книги о русских людях". Уже это одно показывает, как они были друг к другу расположены.

Савва Морозов был не только причастен к предоставлению убежища Георгию Гапону; он снабжал деньгами или прятал многих революционных бандитов. К примеру, на своей даче в "Горках" он прятал очередного еврейского революционного бандита Николая Баумана.

После прочтения этой работы, ни у кого не может возникнуть никакого сомнения, что в описанных связях отражается совместная политика описанных 10-ти структур и их представителей.

Ни у кого не останется сомнений и в том, что все так называемые "революционные организации" были связаны между собой через своих зарубежных шефов из иностранных разведок.

Тем, кто был замешан в разработку и осуществление Кровавого Воскресенья, поневоле открывались все эти тайны, и не через "теоретические" рассуждения, но в виде конкретных операций, имён, сведений и связей. Совершенно понятно, что из этих, посвящённых в такие опасные тайны, могли оставить в живых только тех, кто до конца жизни будет связан с политикой, разведкой и диверсиями, и кого можно будет контролировать и держать под рукой. И это на условии, что этот человек не станет вести свою собственную игру. Всех остальных не могли не уничтожить. Они представляли из себя как бы резиновые шары, наполненные важнейшей и опаснейшей для их будущих убийц информацией. Любое случайное повреждение оболочки такого "шара", и вся информация выйдет наружу.

Именно поэтому, в первую очередь, а не по каким-либо другим причинам, и убили Георгия Гапона, Евно Азефа, Татарова и Савву Морозова. Разумеется, позаботиться о том, чтобы деньги убитого Саввы достались бандитам и пошли на "нужды революции" было для преступников "святым делом", однако, если уж на то пошло, живой Савва был для них гораздо полезней, чем мёртвый. Нет, Красин убил его не из-за денег, а потому, что Морозов слишком много знал об организации Кровавого Воскресенья и о других преступлениях еврейских бандитов.

В книге "От России до России" (автор И. Б. Збарский, сын известного академика, который бальзамировал мумию Ленина) говорится:

"В 1905 году, на курорте в Каннах, Морозова нашли мертвым у себя в номере. Рядом лежал пистолет - и местный врач сказал, что это самоубийство. Однако обстоятельства его смерти вызывают по меньшей мере сомнения. Савве Морозову было всего лишь 42 года, он давал большевикам много денег, которые у него тянул Л. Б. Красин, числившийся у него инженером (то, что сейчас называется рэкетом). Известно, также, что Морозов завещал крупную сумму денег своей любовнице Марии Фёдоровне Андреевой-Юрковской, которая была сожительницей Максима Горького, и которая, как и Красин, была членом партии большевиков".

Но как же полицейское расследование в Каннах не позаботилось о вызове и допросе свидетелей, почему не обратило внимание на шкурный интерес тех, на кого, по завещанию, было переписано всё Саввочкино "добро"? Ведь убит всё-таки известный человек, миллионер, фабрикант, и что, никаких мотивов? А послушная пресса, вместо выгодных для неё сенсаций и подозрений, как пилюлю, проглотившая версию самоубийства? Разве это не вызывает никаких ассоциаций?

Но, если на таком уровне всё быстренько обустроили, "замазали" и "покрыли", то это могло быть сделано лишь по приказу очень высокопоставленных лиц, на уровне министров правительства Её Величества английской королевы, или приближённых американского президента. Уже одно только то, что убитый Савва Морозов оставил завещание на имя любовницы Максима Горького, Марии Андреевой-Юрковской, которая "по совместительству" являлась и любовницей самого Морозова, не могло не насторожить следователей и журналистов.

А как же Горький? Он что, не мог как-то предупредить своего близкого друга? В той же своей "Книге о русских людях" он пишет (стр. 389):

"Морозов уехал за границу раньше, чем я вышел из Петропавловской крепости (то есть Горький после событий был арестован), я больше его не видел. За границей он убил себя, лёжа в постели, выстрелом из револьвера в сердце. За несколько дней до смерти Саввы его видел Л. Б. Красин... Когда я прочитал телеграмму о его смерти и пережил час острой боли, я невольно подумал, что из-за угла, в который условия затискали этого человека, был только один выход - смерть".

Можно не сомневаться в том, что Горький первым узнал от Лёньки Красина о судьбе Саввы Морозова ещё до его убийства.

Именно Морозов внёс залог за Горького в сумме 10 тысяч рублей (очень большие по тем временам деньги) и 10 тысяч за Андрееву-Юрковскую, чтобы их выпустили под залог (арестовали же их по обвинению в терроризме и организации мятежа).

Как только эти двое вышли из тюрьмы, они тут же укатили за границу.

То, что Горький был первостатейным подонком, и никогда никому не возвращал денег: это всеобще известно. Он "прокатил" на крупную сумму дедушку моего родственника, барона Владимира Александровича Поссе; мошеннически использовал деньги родственников моих родственников Лешчынских; и деньги, внесённые Саввой Морозовым за его и Андреевой-Юрковской освобождение, тоже не вернул вдове Морозова, у которой вообще всё отняли.

Продолжим цитировать И. Б. Збарского:

"В день смерти Морозов резко спорил с кем-то на улице. Весьма вероятно, что этим человеком был тот самый Красин, который впоследствии сыграл немалую роль в дискуссиях по бальзамированию Ленина".

Горький в своей "Книге о русских людях" утверждает, что не общался с Саввой Морозовым с самого отъезда покойного за границу. А в письме Амфитеатрову он сообщает, что ещё успел пообщаться с Саввой через... Красина!

В "Московских новостях" Љ 29 (2003 год, "Загадочная смерть в Каннах", автор Борис Носик) цитируется отрывок из секретного доклада московского градоначальника П. А Шувалова Департаменту полиции:

"...по полученным мною из вполне достоверного источника сведениям, покойный Савва Морозов находился в близких отношениях с Максимом Горьким, который эксплуатировал средства Саввы Морозова для революционных целей; незадолго до выезда из Москвы Морозов рассорился с Горьким, и по приезде Морозова в Канны к нему, по поручению Горького, приезжал один из московских революционеров, а также революционеры из Женевы, шантажировавшие покойного".

На какой почве покладистый Савва Морозов мог "рассориться с Горьким"? Вероятность одна: на почве кровавых событий 9 января 1905 года в Петербурге. На это намекает и Александр Рейхман в своём исследовании. Фабрикант-миллионер пересмотрел свою оценку Кровавого Воскресенья, и его пришлось срочно убрать.

У Андреевой-Юрковской, пишет далее Борис Носик, имелся страховой полис на 100 тысяч рублей (на предъявителя). Естественными наследниками состояния Саввы Морозова, по всем правовым нормам, должны были считаться его вдова и четверо детей. Но Мария Андреева-Юрковская, любовница Горького и Морозова, судилась с законными наследниками. В ходе вопиюще циничного судебного процесса и участия в нём, на стороне Андреевой-Юрковской, десятков еврейских адвокатов, консультантов, лоббистов, журналистов и прочих мошенников, законные наследники - вдова и дети покойного - проиграли еврейским бандитам.

Как же распорядилась вырванными с редким цинизмом деньгами Андреева-Юрковская? Она отдала их Леониду Борисовичу Красину!

Борис Носик звонил в Париж Марии Николаевне Ненароковой-Карповой, т.к. известно, что её дядя, Александр Геннадиевич Карпов (сын сестры Саввы Морозова) спешно отправился в 1905 году в Канны, для того, чтобы оказать помощь вдове Саввы Морозова. Он сопровождал и гроб с телом покойного в Москву.

Носик приводит диалог с Марией Николаевной:

"- Кого же считал убийцей Александр Геннадиевич Карпов?

- Дядя Саша, мамин брат, говорил, что Красин его убил. (...)

- Ну а как насчёт самоубийства? - осведомился я.

- Да что вы! Разве бабушка Мария Фёдоровна позволила бы самоубийцу на Рогожском кладбище хоронить? -

Я вспомнил, что внучатый племянник С. Т. Морозова Кирилл Кривошеин называл вдову Тимофея Саввича "адамантом старой веры" и согласился, что нет, невозможно".

После того, как революция "победила", Красин больше не скрывал того, что это именно он застрелил Савву Морозова. Как не скрывал Пётр Рутенберг, что это он зверски убил Георгия Гапона, а его подельник, Евно Азеф - адвоката Гапона, Марголина.

Убийство Морозова разоблачительно само по себе, потому что произошло не на территории России, а во Франции, где власти сделали всё возможное, чтобы сокрыть его и выгородить убийцу, а также приложили все усилия, чтобы наследство Саввы Морозова оказалось в руках бандитов-революционеров. Это как указующий перст, показывающий на того, от кого исходила вся подрывная, террористическая деятельность.

Ещё одного фигуранта, Евно Азефа, убили тоже на Западе, в Берлине, в тюрьме Моабит (отбили почки). Это описано более подробно в других местах этой работы.

Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) дольше других фигурантов (из организаторов Кровавого Воскресенья) умудрялся оставаться в живых, но и его фактически сначала вытолкнули из Италии в руки Сталина (что равносильно убийству), который организовал его устранение (подробно об убийстве Горького - в главке о нём).

Многоречиво и то, что убийство Горького и его сына осуществил именно Ягода (двоюродный брат Якова Свердлова, который, по заданию Ленина и Сталина, за много лет до того, отравил и самого Свердлова). Горький был непрямым родственником и самого Ягоды (Геноха-Хеноха Егуды), поскольку Алексей Максимович усыновил его брата.

Далеко за пределами России был убит ещё один фигурант, Леон Троцкий (Лев Бронштейн). И там, в далёкой Мексике, местные власти, под нажимом Британии и США, не только не предупредили первую попытку покушения, но на суде оправдали ранивших Троцкого бандитов и его потенциальных убийц. Это намного облегчило задачу следующего покушения, приведшего к смерти Льва Бронштейна ("Троцкого").

Вся эта цепь убийств (избавления от тех, кто слишком много знал о зачинщиках и механизме организации Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года, и о зарубежных руководителях и спонсорах организаторов - таких, как англо-американский шпион Вильям Вайзман и его шеф, лорд Бальфур; Винстон Черчилль; король Англии Георг V; президент СШП Рузвельт; еврейские банкиры Ротшильды, Варбурги, Яков Шифф, Отто Кун, Бернард Барух, и т.д.) сама по себе разоблачает источник заговора.

В книге "Таинственные встречи" (М., 1992 год), Д. А. Жуков освещает момент знакомства террориста Георгия Гапона с террористом Борисом Савинковым, когда их в Женеве познакомил террорист Евно Азеф:

"- Поздравляю! - Савинков опешил.
- С чем?
- С великим князем Сергеем..."

"Малорослый, тонконогий человек в странном костюме. Клетчатый пиджак, кепка с большим козырьком, брюки-гольф с полосатым гетрами, оранжевые ботинки на толстой каучуковой подошве, в руке трость с серебряным набалдашником - прямо картинка из журнала "Мужские моды". Представившись кандидатом богословия Георгием Аполлоновичем Гапоном... этот человек взял Савинкова под руку, отвёл в другую комнату и неожиданно поцеловал (...)".

Борис Викторович Савинков (позже участвовавший в подготовке убийства Георгия Гапона), как и Горький, долго ухитрялся оставаться в живых, но и его, в конце концов, настигла смерть от руки заметателей следов. Его, как и Горького, заманили в СССР (в этой операции участвовала английская разведка), и там убили.

Савинков в Женеве, как Рутенберг ("Мартын") в Петербурге, активно спаивал Гапона, подносил ему дорогие подарки, поставлял женщин и другие удовольствия. Всё это делалось с целью дискредитации православного священника, и, вместе с ним, всего православия, а также с целью представить Гапона как алчного, жадного, загребущего и продажного "предателя", и, тем самым, оправдать его убийство.

Жил Гапон в Женеве не только на деньги английской разведки, но и на деньги Ротшильдов, которые ему переводили через широко известную подрывную банковскую фирму Кун, Лоеб и Ко. Но бывший "отец Георгий" не кутил и не просаживал деньги в кабаках и в обществе проституток, как это представляли Рутенберг с Савинковым, а вкладывал всё, "до копейки", в террористическую деятельность. Все "излишества" его стиля жизни: не что иное, как иллюзия, старательно создававшаяся из штаба евреев-террористов.

Д. Жуков пишет в своей книге:

"Живший в Финляндии журналист и революционер Кони Циллиакус сообщил ЦК эсеров, что через него поступило "пожертвование от американских миллионеров" в размере миллиона франков (...) Гапон был едва ли не закоперщиком в снаряжении на эти деньги судна "Джон Кафтон" с оружием для русских революционеров. Оно село на скалу в Ботническом заливе и было взорвано командой, успевшей раздать часть оружия мятежным финнам".

Деньги на покупку оружия были англо-американские, судно было англо-американское, и весь заговор против России был англо-американским, с еврейско-сионистскими корнями.

Но судно затонуло не случайно, а потому, что Гапон планировал передать оружие "не тем" (вернее, не совсем тем) революционерам, каким хотелось "еврейскому штабу". И потому оружие было "перенаправлено" финнам и латышам, как и планировалось еврейским терроризмом изначально.

Не только после этого случая, но и после многих других случаев, далеко не глупый Гапон стал "прозревать", и, "прозревая", разочаровываться в своих вчерашних подельниках-бандитах. Он понимал, что ему места в их рядах не будет и что над ним зависла реальная опасность.

Все авторы пишут о том, что решение ликвидировать Гапона исходило от Евно Азефа, но на самом деле инициатором убийства священника был английский лорд Бальфур, поручивший своему агенту Вильяму Вайзману переложить эту задачу на плечи Азефа. Исполнителем же стал тот же Пётр Рутенберг, который и сделал Гапона тем, кем он стал, и оставался его правой рукой в течение всей аферы с шествием к царскому дворцу 9 января 1905 года.

Гапон догадался о планах своих вчерашних "друзей". Но он понял и гораздо большее: в Швейцарии, Бельгии, Франции, Нидерландах, Дании и Англии Савинков, Азеф и Рутенберг находятся под покровительством местных властей и полиции, и служат английской разведке. Поэтому, если бы он пошёл, допустим, в женевскую полицию, и заявил бы на своих бывших "товарищей", или попросил бы полицию спрятать его или предоставить охрану, то его бы самого схватили и убили в тюрьме (как позже это сделали с Азефом), или выдали бы на расправу тем же Савинкову, Азефу и Рутенбургу.

Поняв это, Гапон принял единственно верное решение: вернулся в Россию, сдался властям, покаялся и рассказал в полиции небольшую часть "правды".

Пока он не рассказал другую часть правды, мировой еврейской террористической машине необходимо было срочно ликвидировать Гапона; это становилось для евреев-экстремистов первоочередной задачей исключительной важности и срочности.

И тут снова международные еврейские террористы продемонстрировали чудеса своей мобильности и оперативности. Тот же Рутенберг без проблем проникает в Россию, убивает Гапона, и так же беспрепятственно покидает Россию, возвращаясь в Европу.

Вездесущий Рутенберг, понадобившийся Ротшильдам в США, позже приезжает и туда, и основывает Американский Еврейский Конгресс, существующую по сей день массовую и главную организацию американских евреев-сионистов.

Нет никакого сомнения в том, что Рутенберг прошёл серьёзную диверсионно-разведывательную школу - самую солидную и тщательную подготовку, на которую только способны были англо-американские и сионистские спецслужбы и диверсионно-политические органы Британии и Соединённых Штатов. Его подготовка началась за несколько лет до кровавых событий 9 января 1905 года.

В ноябре 1904 года, в Париже, на средства английской разведки, был проведён "съезд" делегатов от целого ряда "демократических" террористических организаций. Его целью было создание координационного органа для союзного управления диверсиями и бандитизмом, и обмена информацией. Так появился "Союз освобождения", исполком которого базировался в Женеве. Его уполномоченным в России и стал не кто иной, как уже знакомый нам Пётр Михайлович (Пинхас Моисеевич) Рутенберг. Одновременно, Рутенберг входил в число активистов революционного крыла сионистских организаций.

После захвата японской стороной в 1905-м году русских пленных, некоторых из них японская разведка, совместно с английской, сумели завербовать и поместить в тренировочные лагеря, где обучали терроризму и диверсиям против русского государства. Эти тренировочные лагеря активно действовали в Японии вплоть до 1918 года, и финансировались, а также контролировались "правой рукой" Эдмонда Ротшильда, еврейским банкиром Яковом Шиффом. Этот последний свёз туда большое количество еврейских террористов из Соединённых Штатов, России, Румынии, и других стран, и организовал их "переподготовку". Командиром проходивших такую "переподготовку" еврейских бандитов Шифф назначил... того же Рутенберга ("мой пострел везде поспел"!).

Во главе этой вооружённой группы еврейских боевиков Рутенберг и прибыл позже в Россию, к Керенскому. (Об этом написал в своих мемуарах Борис Викторович Савинков - см. "Воспоминания террориста", 1920 год).

Таким образом, когда Рутенберг понадобился мировому сионистскому движению и международному банкирскому кагалу в России, его быстро снова "командируют" туда. И вот Пётр Рутенберг уже при Керенском, который сделал этого закоренелого террориста начальником полиции Петрограда (!!!). (Потом Рутенберг без малейшего колебания и каких-либо колебаний ("угрызений совести"), и без сопротивления отдаст полицейских, которыми командовал, на расправу прибывшим из Нью-Йоркска еврейским боевикам Троцкого).

Борис Савинков (потомок евреев Ропшиных) был заслан (вместе с Рутенбергом) в штаб к генералу Корнилову заместителем министра обороны.

В дни, когда Временное Правительство масона и сиониста Керенского тайно готовило передачу власти большевикам, Керенский устроил провокацию, подговорив генерала Корнилова на мятеж и пообещав свою поддержку. На самом деле, целью этого сговора-провокации было создание предлога разоружить армию (в первую очередь - офицерский корпус) и выявление активных патриотов среди генералитета и среднего военного звена, которые могли сорвать передачу власти в руки Ленина и Троцкого. Поэтому, когда, в середине 1917 года, Корнилов решился на мятеж, Керенский "кинул" его, а в штаб к нему подослал всё того же вездесущего Рутенберга (ну, прямо какой-то Штирлиц, Рембо и агент 001 в одном лице!), в паре с Савинковым. (В ту пору террорист Савинков при Керенском занимал пост заместителя министра обороны). И Пинхасу Моисеевичу, с помощью Бориса Викторовича (Савинкова) и это удалось! Он "перехватил"-таки управление штабом Корнилова: подумать же!

При Керенском, Рутенберг стал создавать и так называемый "Еврейский легион", для "освобождения" Палестины. Но мы не должны позволить ввести себя в заблуждение, задавая вопрос "для "освобождения" от кого?", а, вместо этого, спросить: освобождения для кого? На этот вопрос можно точно ответить: для еврейских поселенцев-сионистов (террористов) и для создания в Палестине еврейского государства Израиль.

В ноябре 1917 года, после перехода власти к большевикам, важнейшей задачей для мирового заговора евреев-экстремистов становится уничтожение всех компрометирующих их документов, находившихся в Зимнем Дворце, его архивах, канцеляриях и библиотеках. Именно тогда комендантом Зимнего Дворца становится... (угадали?) - всё тот же Пётр (Пинхас) Рутенберг!

Чуть позже Рутенберг, по поручению Ротшильдов и международного сионистского центра в Швейцарии, стал активно работать над ускоренным раздуванием сионистского движения в большевистской России.

В 1918 году мировое сионистское движение, английская разведка и клан Ротшильдов приняли совместное решение лишить власти Ленина и Троцкого, и передать всю полноту власти Якову Свердлову. Но отобрать власть у живых Ленина-Троцкого в поверженной в хаос стране, где английская разведка и сионистский терроризм ещё не отстроили заново своих сатанинских структур, было не так-то просто, и евреи-экстремисты прибегают к своему излюбленному и "коронному" способу: убийству. Ленина решено убить.

Ну, как же тут обойтись без Рутенберга! Именно Рутенберг помогает Якову Свердлову и Абраму Оку "правильно" организовать покушение на Ленина, и подключить Фанни Каплан, которая выстрелить в Ленина не может по причине почти что слепоты и дрожащих рук, зато на неё потом можно всё свалить.

После того, как Ленин выжил, да ещё и отравил (с помощью Ягоды-Егуды) Свердлова, Рутенберг бежит в "еврейскую столицу" России - Одессу, и там принимает участие в координации французской интервенции против большевиков.

Может быть, придя в Одессу, большевики судили Рутенберга за его активное сотрудничество с буржуазным Временным Правительством, за участие в покушении на Ленина, или за пособничество врагу (французам-интервентам)? Не тут-то было! При большевиках, Рутенберг, как ни в чём ни бывало, работал инженером, набирался опыта и знаний, чтобы применить их в Палестине, на благо мирового еврейского правительства и будущего еврейского государства Израиль в Палестине. Именно потому его и не убили, как Гапона, Савинкова, Горького, Азефа, Троцкого, и других участников подготовки событий 9 января 1905 года.

В 1922 году Ротшильды и мировое сионистское движение "командируют" Рутенберга в Палестину, где тот занялся "электрификацией всей страны" (взяв на вооружение ленинский лозунг).

С 1939 года Рутенберг, как большинство евреев-сионистов, участвовал в войне против Англии, члена антигитлеровской коалиции, т.е. на стороне Гитлера. Он ассистировал террористические операции банды Штерна (кровавой организации Лехи) и Иргуна.

В Палестине ходили слухи, что Рутенберг умер там в 1942 году не от старости и болезней, но от яда, которым "под занавес" наградили свои этого закоренелого еврейского бандита, миллионера и заслуженного сиониста.

Мы уже замечали в этой работе, что в 1901 - 1905 годах из национальных окраин в революционное движении оказались втянутыми (и стали членами революционных партий) молодые люди одного возраста. Изучая биографии видных революционных деятелей, неизбежно приходишь к выводу, что каждый год приводил "в революцию" чуть ли не одногодков. Это похоже на призыв молодёжи на обязательную (срочную) военную службу. В военкоматах и на призывных пунктах имеются списки призывников, и вот по этим спискам делается ежегодный набор, в зависимости от года рождения.

Действительно, "призыв в революцию", точно как же, как призыв на военную службу, мог и должен был вестись по имевшимся у кого-то спискам.

Подавляющее большинство - юношей нееврейского происхождения - поступало на "революционную службу" из 2-х главных "антирусских центров": Баку и Тифлиса. За ними следуют несколько регионов Малороссии и Украины.

Следующая важная закономерность: нееврейские юноши втягивались "в революцию" за 1-2 (максимум 3) года до "призывного возраста" (18-ти лет), а что касается евреев, ставших впоследствии более ни менее видными участниками революционной террористической войны против России, то их "призывали на службу" буквально с 13-14-ти лет. Всё проясняется, если мы вспомним, что у евреев проводился - и проводится по сей день, - обряд инициации (совершеннолетия), как у диких племён дремучих уголков планеты. Называется он - что касается юношей - бар-мицва, и - что касается девушек - бат-мицва. Совершеннолетие еврейской девочки наступает по этим диким законам в 12 лет, мальчика в 13 лет. С этого возраста, по еврейским религиозным законам, "молодые люди" полностью "взрослые"; их разрешено выдавать замуж или женить, отправлять на войну, и т.д. Но ведь для того, чтобы вести призыв на войну (а революционный террор и был войной против русского государства) по еврейским законам, сами призывавшие ("военкомы") должны были быть из евреев!

Это подтверждает и численный перевес еврейских террористов, поступавших на службу к вождям революционного террора. Их было в 5-6 раз больше, чем неевреев.

Таким образом, взрыв террористической активности 1901-1905 годов был не чем иным, как еврейской священной (религиозной) войной против русского государства, своего рода еврейским "джихадом".

Но, если в еврейской среде регистрация потенциальных "призывников" на службу еврейскому терроризму могла производиться по копиям списков еврейских религиозных школ, общинных организаций и других религиозно-этнических органов, то в списки "гоев" (неверных) евреи включали тех подростков и юношей, родители которых (или они сами) тем или иным образом соприкасались с еврейской средой.

Ещё один важнейший вопрос: кто составлял такие списки, и по чьему распоряжению?

На этот счёт не может быть никаких сомнений.

Главными авторитетами в еврейской среде являются раввины: знатоки галахической или талмудической традиции, или той и другой. Именно они и являются законодательной, исполнительной и верховной властью у религиозных евреев. Раввины не служат непосредственно еврейскому капиталу, но сложным и запутанным образом пересекаются с ним. Среди получивших звание раввинов немало богачей и банкиров. Без санкции раввинов составление списков "призывников" для религиозной войны против России на первом этапе революции оказалось бы невозможным. Поэтому не стоит сомневаться в том, что и предводителями еврейского антирусского "джихада" тоже были раввины.

Понятно, что тот, кто призывает на военную службу (на войну) - и есть командир или представитель командиров призывников. Поэтому еврейское влияние на все революционные организации в России - включая эсеров - было решающим.

Пётр Рутенберг, как и Азеф, был эсером. Благодаря заботливой протекции Азефа, Рутенберг быстро делал революционную карьеру, двигаясь вверх по лестнице партийной иерархии. Азеф и Рутенберг были не просто знакомы; у них имелись общие дела и цели. Но с какой стати Азеф, сдавший полиции десятки своих товарищей-эсеров, не только не сдал Рутенберга, но, напротив, продвигал его? Ответ ясен: оба работали на международных еврейских экстремистов и мировое сионистское движение.

Рутенберг трудился инженером на Путиловском заводе, получая очень приличную зарплату. Вместе с Рутенбергом работал всем известный Гапон, неимоверно тщеславная личность. Гапон мечтал - не много, не мало - возглавить всё российское рабочее движение. Этот священник не просто был хорошо известен в эсеровских кругах, но фактически являлся негласным членом их партии, имея у них большой вес. Его влияние демонстрирует хотя бы то, что он продвигал того же Рутенберга не менее успешно, чем Азеф.

Именно Азеф, глава боевой организации эсеров, велел Рутенбергу помочь Георгию Гапону устроить шествие, известное сейчас под именем Кровавого Воскресенья.

Оба, Азеф и Рутетенберг, были английскими шпионами, ставленниками международного банкирского кагала и агентами мирового сионизма. Они проводили свои операции в тесном взаимодействии с мировым сионизмом и его банкирскими спонсорами (Ротшильдами, Шиффами, Барухами, и прочими еврейскими финансовыми баронами), а также с союзником мирового сионизма, британским империализмом.

При содействии царской полиции под началом предателя Зубатова (опекавшей Азефа), и с помощью Рутенберга и Азефа, священник Гапон создал организацию "Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга".

Азеф, Рутенберг и Гапон через какое-то время представили дело так, что, якобы, эта организация сделалась неконтролируемой, вышла из повиновения властям и стала инициатором всепетербургской стачки. На самом деле, эта и все последующие деструктивные акции были разрозненными частями хорошо продуманного и заранее намеченного плана. К тому времени эсеры и анархисты уже сыграли свою дьявольскую роль, и перестали быть главными спонсируемыми еврейских экстремистов, сделавших долгосрочную ставку на сильней подчинённую евреям-националистам и более всего связанную с ними партию - РСДРП. Поэтому они стали сдавать руководство эсеров царской охранке с помощью того же Азефа, а на место схваченной полицией верхушки эсеров вбрасывались лица еврейского происхождения, связанные с мировым сионизмом.

Именно потому, что эсеров еврейские сатанисты уже списали на свалку истории (и ошиблись!), и потому, что организация эсеров была уже "выше крыши" нашпигована агентами евреев-сионистов, они "подрядили" в основном именно их на роль главного организатора кровавого спектакля 9 января 1905 года.

Таким образом, возможность собрать такое количество людей и привести их к Нарвской заставе представилась Гапону благодаря возглавляемой им (с помощью еврейских агентов среди эсеров и полиции) организации "Собрание русских фабрично-заводских рабочих".

На встречах с Плеве, Рачковским, и другими полицейскими чинами, а также через Азефа, Георгий Гапон уверял полицейские власти в верноподданнических настроениях членов его организации. Сам же - подстрекал рабочих на всеобщую забастовку. И. В. Джугашвили (Сталин), в своей "Краткой истории ВКП(б)", утверждал, что Гапон намеренно вывел народ на Нарвскую заставу под пули, чтобы спровоцировать массовое кровопролитие. Как мы покажем дальше, Сталин действительно знал об этом доподлинно.

Азеф поручил Рутенбергу охранять Гапона во время шествия и вырвать его живым из-под ожидаемого обстрела. Так оно и вышло. Именно Рутенберг спас Гапону жизнь, вытащив его, получившего ранение в руку, из-под огня. Именно Рутенберг сопровождал Гапона за границу, и там участвовал вместе с ним во всех сборищах губителей России. Они вместе встречались с Жоресом, Плехановым, и прочей революционной братией.

Если тот же самый человек (Пётр Рутенберг), который стоял во главе шествия к Зимнему Дворцу и был фактическим зачинщиком Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года, оказался основателем Американского Еврейского Конгресса, стоял у истоков Еврейского Легиона, провёл электрификацию сионистской Палестины и помогал еврейским нацистам из профашистских банд ЛЕХИ и Иргун: это полностью раскрывает цели тех, кто за ним стоял. Если поставленный евреем-сионистом Рутенбергом во главе шествия поп Георгий Гапон стал позже одним из организаторов революции 1905 года и призывал "дать евреям своё государство": это ключ к тому, кому он служил. Если вся русская революция, с её десятками миллионов человеческих жертв, развернулась из своего зародыша - Кровавого Воскресенья, - то те силы, что стояли за этой чудовищной провокацией, и были организаторами Русского Холокоста.

Прямое отношение к событиям 9 января 1905 года имели 2 еврейских бандита: Парвус с Троцким.

В 1905-м году Гельфанд (уголовная кличка Парвус) и Бронштейн (уголовная кличка Троцкий) получили огромную помощь из Соединённых Штатов, где еврейский миллионер Яков Шиф (Шиффф) уже в 1890 организовал и финансировал инструктаж и тренинг еврейских "революционеров" из России.

Для этих "тренировочных курсов" разрабатывала и тиражировала брошюры (и инструкции) еврейская масонская организация Бней Брит. Буквально это название переводится с так называемого "ивита" как Сыны Сделки [контракта евреев с еврейским богом]). Это одна из самых свирепых, и, вероятно, самая крупная и "долгоиграющая" террористическая организация в мире. Такую же роль сыграли еврейские сионистские и сионистско-масонские организации в так называемой революции 1905 года (см. книгу "The Ugly Truth About the ADL", Washington, 1992, p. 27).

Во время русско-японских мирных переговоров летом 1905 года Великий Магистр ложи Бней Брит Адольф Краус заявил другому либеральному российскому масону, князю Сергею Витте (женатому на происходящей от польско-еврейских родителей-масонов сионистского толка Матильде Лисаневич-Хотимской, в девичестве Мирьям Исааковне Нурок), что, если русским евреям не дадут свободу действий, то евреи развернут страшную революцию в России.

Случайно ли мирный договор был подписан в Портсмуте, Соединённых Штатах, в присутствии того же еврейского банкира Якова Шиффа? (Как мы показали в этой работе, русско-японская война на самом деле была войной Великобритании и США против России; читайте другие разделы). Мирный договор был подписан 5 сентября 1905 года (23 августа 1905 года). Сергей Юльевич Витте описал это событие в своих "Мемуарах".

Сразу после короткой русско-японской войны 1905 года, как и в декабре 1916 - январе 1917-го, неимоверное число "революционных листовок" было отпечатано в Англии и распространено среди русских военнопленных. В 1917 году военнопленных было на порядки больше, и среди них в огромных количествах распространялись эти, отпечатанные в Англии, листовки. Те же листовки распространялись и среди еврейских "революционеров" в Соединённых Штатах; этих русскоговорящих евреев из США "пачками" засылали в Россию. Схваченные царскими властями, или позже властями Временного правительства, еврейские террористы пытались защититься от наказания американскими паспортами, настаивая, что к ним, как к американским гражданам, должно быть "особое отношение". Однако террористические акты, совершаемые ими, были настолько чудовищными, что власти решили не признавать американского гражданства этих бандитов.

Революционно-подрывная деятельность еврейских бандитов, управляемых и обучаемых из-за границы, нанесла громадный экономический урон. Были закрыты электростанции, банки, рестораны и больницы. Не выходила ни одна газета. Не работало ни одно учреждение. Озлобленные массы толпами собирались во всех крупных городах, застопорив уличное движение на перекрёстках, потрясая красными полотнищами и слушая еврейских ораторов, которые призывали "положить конец царскому режиму". Уже в апреле 1905 Троцкий выпустил листовку, призывавшую свергнуть царя.

Можно ли поверить в то, что Троцкий "случайно" вернулся из Швейцарии именно в январе 1905 года? В разных источниках (включая признания самого Троцкого-Бронштейна) говорится, что возвращение в Россию из Швейцарии в январе 1905 года было запланировано заранее (как минимум, за 4 месяца). Нет сомнений в том, что Троцкий (Лейба [Лев] Бронштейн) знал о готовящейся бойне, и о том, что эта бойня намечена на 9 января. Не случайно и то, что его террористическая активность достигла своего пика именно в октябре, во время кровавого еврейского Пурима. Сам Троцкий мог и не придавать особого значения символам религиозного еврейского мракобесия, но вот его шефы, направлявшие его деятельность из-за границы, вкладывали в неё свою сатанинскую символику.

Случайно ли так "совпало", что именно 9-го (22) октября уже не раз упомянутый нами Сергей Юльевич Витте, советник царя и председатель совета министров, потребовал, чтобы Николай II срочно созвал Думу (российский парламент), и объявил Витте премьер-министром? В тот же день Витте стал премьер-министром.

13 (26) октября Парвус и Троцкий основали 1-й "внееврейский" еврейский кагал, который напарники назвали по-русски Советами. Этот талмудейский орган евреев-экстремистов начал свою деятельности как совет из 40 членов, каждый из которых мечтал лично захватить всю власть. Вся "революция" направлялась из еврейского организационного центра, и "революционные события" координировались тем же еврейским центром, закамуфлированным под "рабочий совет". Его председателем с самого начала был бандит еврейского происхождения Г. Носар (уголовная кличка Пётр Хрусталёв). Его заместителями были евреи Александр Гельфанд (уголовная кличка Александр Парвус) и Лев Бройнштейн (уголовная кличка Леон Троцкий). Другими важнейшими членами этого совета были не какие-нибудь бедные крестьяне или выходцы из рабочих, но еврейские террористы или масоны: Брусер, Гольдберг, Гревер, Едилкен, А. Фейф, А. Симановский, Мацелев, и другие.

Эти закоренелые бандиты позиционировали себя в качестве "представителей рабочего класса", но их никто не выбирал (как и Георгия Гапона). Троцкий не уставал повторять, что Советы должны перенять кровавые традиции Парижской Коммуны. Его голубой мечтой был захват (с помощью хаоса и террора) единоличной власти, сопровождаемый кровавой вакханалией казней и пыток.

В тот период (осенью 1905 года) Всеобщая забастовка мыслилась евреями-изуверами как бесконечная акция, призванная в конце концов привести к падению царского режима. Однако массы больше не поддерживали евреев-агитаторов. К тому же, 17-го (30) октября царь провозгласил разработанный Сергеем Юльевичем Витте Манифест, в котором было обещано всеобщее избирательное право, и разделение законодательной власти между парламентом и правительством. Возмущение народа стало сходить на нет. Троцкий, которому 25-ого октября (7-ого ноября) исполнилось 26 лет, был глубоко разочарован.

Хотя на словах Ленин и другие видные члены большевистской группы отмежевывались от террористических методов и осуждали оные, на деле они смотрели сквозь пальцы на бандитский революционный террор.

Таким образом, не только эсеры, но и члены РСДРП (Троцкий состоял членом этой партии), и, в том числе, большевики, вляпались в кровавую грязь 9-го января, приняв участие как в организации шествия, так и в нём самом. Большевики, хоть и считали (на словах и в своих декларациях), что шествие "отвлечет рабочих от революционной борьбы", и потому, мол, является вредным, всё же приняли участие в составлении прошения, внесли в его текст политические требования.

За большевиками и эсерами, за Кровавым Воскресеньем стояло международное масонское и мировое сионистское движение, во главе с Ротшильдами.

Всё в этом событии шито "белыми нитками". С одной стороны - филигранно разработанная, профессионально организованная и виртуозно осуществлённая акция. С другой (с точки зрения её задач и целей) - получается полный бред. Это явное противоречие между коварно и тщательно продуманным планом - и очевидной нелепостью конечного результата: явно указывает, что это была чистая провокация. Её организаторы (если за ними не стояли другие силы) должны были на что-то рассчитывать. Но на что, если заведомо очевидно, что на их провокацию ответят пулями? И зачем вообще нужно шествие, если содержание "петиции" стало известно царю через министра юстиции Муравьёва (с которым Гапону пришлось объясняться) ещё 7 января, и вдобавок - из лично полученного самим Николаем II письма с просьбой выслушать народные требования.

Реакция Николая на известие о шествии и на письмо была такова: Гапона арестовать (8 января).

И вот, Гапон с Рутенбергом, заведомо зная об этом, собирают десятки тысяч людей и ведут их под пули, на верную смерть! Сколько погибнет, они не знали, но отдавали себе отчёт в том, что, возможно не одна сотня или даже тысяча. (На самом деле, погибших оказалось как минимум на порядок меньше).

Очевидно, что никакая подача петиции, никакой "конечный результат" им не был нужен. Единственной их целью и было кровопролитие, чтобы вызвать ненависть к православным священникам и к царю, чтобы разжечь революцию. А вдруг заградительные отряды на Нарвской заставе не стали бы стрелять в толпу? Вдруг провокация бы сорвалась? На этот случай и понадобились эсеровские, большевистские и "чисто"-еврейские (бундовские и сионистские) боевики, затесавшиеся в толпу и открывшие стрельбу по солдатам, чтобы спровоцировать ответный огонь. "Стрелецкий" легион в основном состоял из молодых еврейских девушек-эсерок, большевичек или сионисток: пламенных еврейских мстительниц, горевших ненавистью к царскому режиму, который они считали самым антиеврейским.

Так случилось, что я лично оказался в некотором роде связан с теми давними событиями через своих дальних родственников, Лешчынских, фон Розенов и фон Поссе. Во всех 3-х семьях были профессиональные историки и литераторы, получившие (так совпало) свидетельства о тех событиях из уст самих их участников. Так, один из фон Розенов записал свидетельство своего дедушки о разговоре с врачом, освидетельствовавшим Евно Азефа в берлинской тюрьме Моабит, где тот был зверски избит (после того, как Азефу отбили почки, он вскоре скончался).

Дедушкой другого моего родственника, Владимира Сергеевича фон Поссе, был знаменитый публицист, издатель, общественный деятель и "почти революционер", Владимир Поссе, хорошо знакомый с Георгием Гапоном. О том, что ответил Гапон на вопрос Владимира Поссе, что бы произошло, если бы царь всенародно принял (или не принял) петицию, мы уже дважды писали.

Из ответов Гапона очевидно, что шествие изначально задумывалось как глубление-фарс, призванное опорочить и подорвать православие и его связь с русской монархией, а также спровоцировать кровопролитие для возмущения народа.

Гапон рассказал Владимиру Поссе и о том, что, если бы царь показался народу, то, на этот случай, Пётр Рутенберг с Евно Азефом разработали тщательно подготовленное покушение (т.е. чтобы использовать этот момент для убийства Николая II). То же подтверждает (в своих мемуарах) и начальник петербургского охранного отделения Герасимов.

Как-то, в присутствии писателя Максима Горького (Алексея Максимовича Пешкова), Гапон заявил Владимиру Поссе, что, если с ним что-то случится, то верные ему люди опубликуют такие сведения, от которых многим не поздоровится.

У Поссе сложилось впечатление, что Гапон зачем-то хотел, чтобы его слова дошли до писателя Антона Чехова, с которым Поссе был достаточно близок и даже познакомил с ним Горького.

Интересные сведения узнал Владимир Александрович фон Поссе от адвоката Гапона еврейского происхождения, Сергея Марголина.

Тот успел рассказать, что Гапон отдал ему на хранение сверхважные документы, "содержание которых: настоящая бомба". Георгий Гапон хотел, чтобы тот, кто задумал его убить, знал, что, в случае его смерти, свет увидят такие компрометирующие данные, что, "если их обнародуют, кому-то будет плохо". Вдова Георгия также утверждала, что этот компромат содержит не одно известное имя, и что, если он выйдет наружу, многим и в России, и за её пределами: "не поздоровится".

Случайно ли Сергей Марголин умер через 2 месяца после жуткого убийства Гапона, при невыясненных обстоятельствах, за неделю до смерти сообщив узкому кругу друзей и коллег, что теперь его жизнь зависит от быстрого обнародования каких-то сведений, из-за который его, Марголина, могут убить.

Я считаю справедливыми предположения, что в документах, подготовленных Георгием Гапоном, могло фигурировать имя бывшего министра финансов, Сергея Витте. Но очевидно, что Витте был не единственным, кто упоминался в бумагах Гапона.

Многое проясняется и из самих обстоятельств убийства Георгия Гапона.

Он был ликвидировн 28 марта 1906 года в поселке Озерки под Санкс-Петербургом (на даче Звержинской). Труп был обнаружен лишь спустя несколько дней. На шее болталась петля; на всём теле убитого были видны следы пыток. Смерть Гапона была страшной и мучительной.

Над ним произвели еврейский обряд жертвоприношения.

В разных источниках приводятся противоречивые факты по поводу ареста убийцы Гапона, Петра Рутенберга (которого опознал местный дворник). Если в одних источниках говорится, что Рутенберг был схвачен полицией и даже давал показания, в других источниках отрицается даже сам факт его задержания. Говорится о том, что Рутенберг, не отрицая своей причастности к убийству Гапона и мотивов ("продажность и предательство", связь Гапона с Сергеем Витте, Сергеем Зубатовым и вице-директором Департамента полиции П. И. Рачковским - Пинхасом Иосифовичем Перельманом), отрицал, что лично удавил "предателя". И о том, как бандит и убийца Рутенберг оказался на свободе, также существуют очень противоречивые сведения.

Нам же очень важно уяснить очень простую вещь. Анархисты, сионисты, бундовцы, эсеры, народовольцы, и другие экстремисты-террористы свободно совершали покушения-убийства, грабежи, разбойные нападения во многих странах - и при этом легко, играючи уходили от правосудия. Границ между государствами для этих бандитов как будто не существовало; они без всяких проблем шастали из одной страны в другую, не будучи схвачены полицией. И - самое главное: если их ловили, то, после "звонка сверху", их тут же выпускали на свободу. Достаточно привести 3 наглядных примера. Якова (Яна) Петерса лондонской полиции удалось схватить после ограбления ювелирного магазина, сопровождавшегося убийством нескольких полицейских, и т.н. "осады на Сидней-стрит", но суд его... оправдал! Французская полиция несколько раз хватала страшного террориста, друга и предводителя шайки, в которой состоял и Петерс, Яниса Жаклиса, но каждый раз его выпускала. А в Марселе Жаклиса намеренно "упустили". Только покровительством высоких особ можно объяснить то, что французская полиция, выйдя на след такого опаснейшего международного преступника, как Жаклис, сразу его не арестовала, позволив ему уйти.

Был выпущен из английской тюрьмы и M. M. Литвинов. Он был арестован офицерами британской разведки. Настоящее имя Литвинова - Меер Валлах, хотя некоторые биографы считают, что фамилия отца Литвинова была Финкельштейн. Влившись в Мировое Революционное Движение, Финкельштейн-Литвинов взял себе уголовную кличку Мейер Валлах. Позже он поменял эту кличку на "Макс Волланд". Близко сошедшись с Лениным и его большевистской партией, он снова поменял свою уголовную кличку, и взял себе имя "Максим Литвинов".

Литвинов - тот самый человек (то же лицо), под фамилией "Литвинов" арестованный в Англии, и он же - тот самый человек, что был арестован в Париже при попытке обменять меченные пятьсот рублей, из тех самых денег, которые Сталин (И. В. Джугашвили) и Камо добыли, ограбив банк в Тифлисе.

Арестован был "Меер Валлах" или "Литвинов" (настоящая фамилия - Финкельштейн) в 1908 году во Франции, когда скупал там большие партии оружия для контрабандной отправки террористам в Россию, на деньги, добытые во время ограбления банка в Тифлисе. В том же ограблении участвовали Л. Б. Красин, И. В. Джугашвили (Сталин) и Тер-Петросян (Камо). Английское правительство, чьими секретными агентами были Литвинов, Красин, Сталин и Камо, отдавая себе отчёт в том, что расскажет Литвинов, если его "правильно" допросить, по тайным дипломатическим каналам потребовало от Франции выслать Литвинова в Лондон. В случае отказа англичане грозили экономической войной, банковскими диверсиями, политическими санкциями и передачей компромата на членов французского правительства в газеты.

По своим каналам Ротшильды и другие еврейские кровососы, чьими секретными агентами были Литвинов, Сталин, Камо и Красин, и тысячи других революционеров-террористов, также оказали бешеный нажим на французские власти.

Поэтому, когда царское правительство потребовало от Франции выдачи Литвинова в Россию, французы быстренько депортировали его в Англию, которая категорически отказалась выдать Литвинова русским, открыть на него (за криминальные действия!) уголовное дело, или выдать в другие страны, где этот еврейский подонок тоже успел совершить кучу уголовных преступлений.

Так Литвинов и пробыл в Лондоне целых 10 лет, хотя и там был арестован, но после также выпущен на свободу.

После того, как англичане выпустили Литвинова из тюрьмы, он возвратился в Россию, где сыграл одну из ключевых ролей в свержении меньшевистского Временного правительства Керенского [в ходе дальнейшего изложения выяснится, что правительство Керенского, по заданию международного банкирского кагала, само подготовило переворот против себя же и привело Ленина к власти] и помог Ленину утвердиться во власти.

В январе 1918 был назначен дипломатическим посланником в Лондоне первого советского правительства, возглавлявшегося Лениным и Троцким.

В 1910 и 1911 годах лондонская полиция вынуждены была арестовать группу российских террористов банды "Леесма", включая Якова (Яна) Петерса, совершивших в Англии кровавые злодеяния, но, после секретного вмешательства английской разведки, МВД, МИДа и лично Вильяма Черчилля, все эти бандиты были отпущены.

После убийства Саввы Морозова французская полиция задержала его убийцу - Леонида Красина, международного бандита и террориста, - но тут же отпустила.

Подобных примеров - тысячи.

К убийству Гапона был причастен ещё один еврейский террорист - Евно Азеф ("Толстый"), а также Леонид Красин и Борис Савинков. Азеф сфабриковал обвинения против Гапона, изобразив его как агента полиции, предателя. В связи с Гапоном, был убит ещё один человек - член партии эсеров Н. Ю. Татаров, знавший обо всех этих фабрикациях и их причине / цели.

Возвращаясь к подоплёке Кровавого Воскресенья, заметим: то, что авантюрные головы в рядах революционного подполья задумают использовать шествие огромной массы народа для того, чтобы внедрить в их ряды своих бойцов, вооруженных и готовых к любым вооруженным акциям и провокациям - было заведомо предопределено.

Так назревало и свершилось одно из таких событий, какие роковым образом предопределили целую цепочку неминуемых, одинаково фатальных трагедий, что с неотвратимостью стихии вели к ужасу четырех совершенно диких десятилетий, к которым историческое развитие понесло Россию, как тройка обезумевших лошадей карету к краю пропасти. Эти четыре десятилетия революций, войн, голода, террора, массовых убийств и казней, концентрационных лагерей, ни с чем не сравнимой тирании и тоталитаризма по своим масштабам и по концентрации зла не с чем сравнить в европейской истории - со времени разгула испанской инквизиции.

Уникальность российской истории в том, что ни один из общественных классов, ни одна социальная, этническая группа, ни одна политическая сила, ни одно из действующих лиц: не избежали чудовищной участи, не смогли увернуться от молота будущего кошмара. Даже сама большевистская гвардия, впоследствии перебитая Сталиным, не уцелеет в будущем водовороте. Такое впечатление, как будто они все и разом совершили массовое самоубийство.

Отвратительно и ужасно, как сами постановщики Кровавого Воскресенья, сами виновники кровопролития требовали наказать... ответственных. (Так вор кричит "Держи вора!").

Большевики призывали к оружию, к отмщению. В одной из своих листовок, отпечатанных в Бобруйске, в Петербурге, и в других городах, они писали: "Граждане! Вы вчера видели зверства самодержавного правительства? Видели кровь, залившую улицы? Кто же направлял войско, ружья и пули в рабочую грудь? Царь, великие князья, министры, генералы и придворная сволочь".

Официально Ленину, жившему в то время в Женеве, стало, якобы, известно о расстреле рабочей демонстрации в России назавтра, 10-го января. В тот же день он написал статью "Революция в России", в которой между прочим писал, имея в виду будущие революционные события: "Сила против силы. Кипит уличный бой, воздвигаются баррикады, трещат залпы и грохочут пушки. Льются ручьи крови, разгорается гражданская война..." (Ленин В. И. Полное Собрание Сочинений, том 9-й, стр. 187).

Всех, кто руководил этим страшным спектаклем, объединяла ненависть к России, её государственному строю, истории, традициям, культуре и быту.

Больше всего Кровавое Воскресенье оказалось на руку большевикам, которые с его помощью добились-таки созыва III съезда РСДРП и организовали целый рад массовых демонстраций, проходивших под их контролем и лозунгами. "Кровавое Воскресенье" было ими также использовано как предлог для вооружения, и мы знаем, что во многих местах большевистские группы стали запасаться оружием и амуницией.

Но к организации заведомой бойни Кровавого Воскресенья приложили руку как большевики, так и меньшевики, разве что последние в гораздо меньшей степени. А чтобы не оставалось сомнений в том, что и меньшевики сознательно планировали эту бойню и связывали её с торпедированием смертельно опасных для них (и их заграничных покровителей) царских реформ, вот отрывок из резолюций их Апрельской Женевской конференции 1905 г.


"О ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ КОМИССИЯХ

В своей политике по отношению к различным бюрократическим комиссиям, устраиваемым самодержавием в целях политической или социальной "реформы" и допускающим или предполагающим участие в них представителей от населения, Партия должна стремиться:

разоблачать в глазах народа предательский и лицемерный характер "реформаторских" предприятий самодержавия и фиктивность даруемого царизмом представительства и вскрывать невозможность каких-либо частных улучшений вне коренного государственного переустройства".

Владимир Ильич Ульянов (Ленин) с откровенной кровожадностью и цинизмом признавал "легитимными" любые способы достижения политических целей. По этому поводу он, с редким бесстыдством, писал:

"Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказываться от террора. Это - одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях. Но суть дела именно в том, что террор выдвигается в настоящее время отнюдь не как одна из операций действующей армии, тесно связанная и сообразованная со всей системой борьбы, а как самостоятельное и независимое от всякой армии средство единичного нападения. Да при отсутствии центральной и слабости местных революционных организаций террор и не может быть ничем иным". (Ленин, "Искра", Љ 4, 1901 год)

Смысл этого заявление ухмыляющегося с октябрятской "звёздочки" Владимира Ильича заключается в том, что он оправдывает не только террористические убийства членов царской семьи или царских чиновников, но и массовые убийства рабочих и членов их семей (мужчин, женщин и детей): через террористическое "подставление" их под пули. Поэтому расстрел 9 января в Санкт-Петербурге - брат-близнец расстрела спровоцированных Сталиным (Джугашвили) на штурм пересыльной тюрьмы в Батуме рабочих, и десятков других подобных акций "ленинской команды".

И, наконец, дезавуирует прямое отношение меньшевиков и большевиков к Кровавому Воскресенью прямая связь с попом Георгием Гапоном, который, после бегства за рубеж, встречался в Женеве с Л. Г. Дейчем, В. И. Лениным, Г. В. Плехановым, В. М. Черновым, и другими вождями РСДРП.

В своём знаменитом письме с призывом к вооружённому восстанию (такой вот "человеколюбивый" и "боголюбивый" поп) Георгий Гапон фактически раскрывает 2 цели организованного им 9 января 1905 г. шествия рабочих и членов их семей (под пули расстрела): торпедирование царских либеральных реформ и провокация вооружённого восстания. Это письмо обнажает и связи Гапона с главными революционными партиями.

Ленин умилённо разразился на письмо Гапона статьёй "О боевом соглашении для восстания", одобрив и поддержав гапонский "почин".

Именно Гапон был главным организатором объединённой конференции боевых революционных организаций для подготовки и начала вооружённого восстания. Гапона широко поддержали не только российские, но и западноевропейские социалисты. Он активно сотрудничал с Международном социалистическим бюро, через которое в марте 1905 года разослал свою знаменитую пропозицию проведения этого сборища. Однако по документам увезённого Троцким за границу архива РСДРП (что подтверждается из деятельности английской, американской и японской разведки), эта конференция была в проекте и даже запланирована на апрель 1905 года ещё до Кровавого Воскресенья: в декабре 1904 года. Поэтому вывод 9 января 1905 года рабочих и членов их семей под пули расстрела можно и нужно рассматривать как элемент большевистско-меньшевистской стратегии провоцирования народа на поддержку организуемого ими восстания.

Заказчиками идеи кровавой феерии расстрела в Петербурге были: Винстон Черчилль, лорд Сесиль, лорд Бальфур, лорд Биконсфилд (Израили, или Дизраэли), лорд Герберт Сэмюель, еврейские банкиры Ротшильды, Варбурги, Яков Шифф, Бернард Барух, Отто Кун, Джузеппе Вольпи, Эммануэль Карассо, и другие; еврейские раввины из движения, сегодня известного как Хаббад; лидеры мирового сионистского движения (включая Владимира Жаботинского, Виталия Грина - "Бен-Гуриона", Виталия [Хаима] Вейцмана, и других); и т.д.

Авторами идеи кровавой феерии расстрела и, одновременно, проведения после неё подобной конференции - были: связанный как с социал-демократами, так и с сионистами еврейский террорист Александр Парвус ("Израиль Гельфанд"), еврейский националист и революционный террорист Лев Бронштейн ("Леон Троцкий"), еврейский террорист Собельсон ("Карл Радек"), сионист и еврейский террорист Пинхас Рутенберг ("правая рука" Гапона), сионист и еврейский террорист Владимир Жаботинский, финский националист и еврейский террорист Конни Циллиакус, японский еврей и полковник японской разведки Мотодзиро Акаси, еврейский террорист Финкельштейн (известный как "Меер Валлах", "Волланд", или "Макс Литвинов"), еврейский террорист, потомок евреев Ропшиных - Борис Савинков, соратник Ленина (в тот период) и еврейский террорист, потомок евреев Гельмгольцев - Леонид Борисович Красин, еврейский террорист Евно Азеф, еврейский террорист Григорий Герш ("Гершуни"), еврейская террористка и одна из гетер Ленина - Роза Залкинд ("Землячка"), еврейская террористка Эстер Фрумкина, еврейский бандит и английский шпион-диверсант Соломон Розенблюм (известный как "Сидней Рейли" и "Джеймс Бонд"), еврейский бандит Иосиф Джугашвили (известный как Коба или Сталин), тайный еврей и "пролетарский писатель" Алексей Максимович Пешков (Горький), русская террористка на службе у евреев и одна из гетер Ленина - Александра Коллонтай, другие гетеры Ленина - Беркова, Балабанова, Гурвич, Каплан, Розенберг, Зеликсон и др., еврейская террористка Брешко-Брешковская, еврейская террористка Эмма Гольдман, еврейский американский сионист Сайрус Адлер, и другие еврейские бандиты. И лишь в последнюю очередь к этому кровавому спектаклю имели отношение Владимир Ильич Ульянов (Ленин), священник (поп) Георгий Гапон, и, возможно, еврейский националист и революционный террорист Каменев (Розенфельд).

Мартов (Цедербаум) также был замешан в подоплёку и планирование "петиционного шествия", хотя не мог не догадываться, чем оно кончится и что, по определению, должно быть на уме у Владимира Ильича. Странное и, возможно, не случайное совпадение, что родной брат Мартова (Цедербаума), Сергей, носил подпольную кличку "Ежов" и под таким именем известен в послереволюционные годы, став "однофамильцем" печально известного сталинского палача, кровавого Николая Ежова. А Залкинд, по кличке "Землячка", прославится за свои палаческие подвиги под именем "кровавая Роза".

"Вторым эшелоном", задействованным в деле кровавой постановки, были такие личности революционных бандитов, как еврейские террористы Янис Жаклис, Фриц Сварс, Яков (Ян) Петерс, Яков Свердлов, молдавский террорист Михаил Фрунзе, и десятки других.

Японская разведка изначально была теневой структурой американской разведки.

Красин специально незадолго до 9-го января 1905 г. прибыл в Петербург для помощи Георгию Гапону в организации кровавой провокации.

Те же лица в сентябре 1904 года устроили Парижскую конференцию, а Женевская конференция, по их идеям и планам, рассматривалась как "второй тур" Парижской. В начале 1905 г. это как раз и обсуждали в Париже уже упомянутый К. Циллиакус (агент Красина) и эсер Н. В. Чайковский с японским резидентом М. Акаси. Георгий Гапон изначально был членом этого заговора, и, как только появился за границей, тут же присоединился к учредителям конференции в качестве ГЛАВНОГО лица.

Меньшевики, которые быстро смекнули, что эта конференция СЛИШКОМ дурно пахнет, всё же отказались от участия в ней (в основном, в связи с позицией тогдашнего идеологического главы меньшевистской фракции РСДРП Г. В. Плеханова). Но не стоит заблуждаться относительно их морали. В качестве аргумента они выдвинули то, что организация конференции подошла бы "лицу, более компетентному и опытному в революционных делах, чем Гапон".

Конференция стартовала 2 апреля 1905 года в Женеве. Георгий Гапон интересовался далеко не всеми темами обсуждения. Но при обсуждении еврейского вопроса Гапон выступил с особенно пространной речью, не забыв упомянуть и про свою поддержку сионизма. Не все его речи были запротоколированы (некоторые известны лишь из закрытых по сей день и хранящихся в США материалов архива Троцкого), но кое-что вошло в протоколы. Гапон заявил следующее: "Евреи - такая же нация, как поляки, армяне, литовцы и другие, и имеют такое же право на национальную автономию. Говорят, у евреев нет своего государства или территории. Так разве нельзя отвести им в России особое место? Я предлагаю, чтобы такой территорией стал Крым". Гапон высказывался за полное равноправие евреев во всех вопросах и сферах общественной деятельности, вплоть до руководства российским государством. Он также говорил, что, если что-то затрагивает или ущемляет их религиозные или национальные чувства, оно должно быть "демонтировано". Таким образом, слова Гапона напрямую перекликаются с сегодняшним положением вещей, когда из-за "ущемления национальных или религиозных чувств евреев" христианам запрещают носить нательные крестики или иметь кресты на колокольнях христианских храмов.

По инициативе Гапона, был создан объединённый Боевой комитет, своего рода военный штаб губителей России, для координации и руководства всех видов вооружённой борьбы во всех крупных городах. Царский Департамент полиции в своём делопроизводстве приводит имена членов Боевого комитета, среди которых сам Геогий Гапон, К. Брешко-Брешковская и отошедший от движения толстовцев князь Дмитрий Хилков. Начало деятельности комитета намечалось на апрель-май 1905 г. Понятно, что этот комитет планировался лишь как прикрытие, в тени которого действовали бы анонимные и совершенно законспирированные личности (такие, как Кобо-Джугашвили).

Гапон призывал в своих прокламациях:

"По указанию Боевого комитета мести, защиты и свободы народной, как один человек, по всему лицу земли русской - восстаньте".

В своих посланиях "соратникам по борьбе" он сообщал:

"Дружно возьмёмся за вооружённое дело к июню сего (1905) года".

Чуть более глубинное устройство "механизма революции" раскрывают откровения уже многократно упоминавшегося агента Парвуса и Красина К. Циллиакуса. По его свидетельствам, тайные решения конференции отражали намерение "начать с Петербурга". Это подтверждает ставший известным секретный доклад тоже упоминавшегося дважды полковника японской разведки М. Акаси. Именно в этом докладе говорится о снабжении восставших оружием, которое планировали доставлять по морю. (Из других источников известно, что финансировалась покупка оружия через американские и английские банки). В связи с принятыми на конференции секретными планами, в августе 1905 г. была сделана попытка доставить оружие в распоряжение восставших на пароходах "Джон Графтон" и "Сириус".

(Позже заговорщики всё же решили "начать с Москвы").

Организацией закупок оружия, переправки их на указанных судах и доставки в удобные для тайной перегрузки и отправки к "месту назначения", заведовали тот же "марксиит-ленинец" Леонид Борисович Красин и поп Георгий Гапон. Их "приказчиком" (если можно так выразиться) был тот же Конни Циллиакус. В "ходе дела" Красин проявил поползновение прикарманить значительную часть оружия, но до этого не дошло, потому что пароход "Джон Графтон" затонул. Кстати, пароход этот был зафрактован для "революционных дел" шотландской компанией, а сам был зарегистрирован (если верить источникам) в Англии. Впрочем, и без этих фактов главная причастность Англии и Соединённых Штатов к русской революции 1905 года известна из тысяч работ и документов.

С помощью Горького (Алексея Максимовича Пешкова), руководство РСДРП за несколько дней до Кровавого Воскресенья составило "воззвания к народу", "в ответ" на "зверский расстрел" рабочего шествия. В некоторых версиях листовок, отпечатанных ещё ДО 9-го января 1905 года, император Николай II - УЖЕ именовался "Николаем Кровавым". После событий 9-го января первым, к кому Георгий Гапон прибежал, скрываясь от властей и народа, был Горький.

В листовках, опечатанных Сталиным (Джугашвили) как минимум за 2 дня до трагедии 9-го января (для распространения 10-12 января 1905 г.), также содержался призыв к вооружённому восстанию "в ответ" на "события" 9 января 1905 г.

Как автор неопубликованной работы о том страшном событии 9 января 1905 года, я знаю о нём достаточно много. Со временем, по мере открытия всё большего объёма неоднозначных фактов, моё отношение к тому, что мы сегодня знаем как "Кровавое Воскресенье", перестало быть однозначным.

Волна возмущения всколыхнула страну, но обвиняли в трагедии только одну сторону. А провокаторы, спровоцировавшие бойню, пожинали плоды и с удовлетворением потирали ручки.

Вооружены провокаторы были с помощью уже упомянутого Красина, который, по роду своей профессиональной деятельности и связей, имел доступ к импорту и складам оружия, а также к оружейным мастерским. По его чертежам были модернизированы винтовки Браунинг, изготовлены экземпляры с укороченными стволами, которые можно было (как "обрезы") спрятать под зимнюю одежду.

"По линии "Бунда" шествие было наводнено десятками (если не сотнями) смертниц, девушек еврейского происхождения, вооружённых револьверами Браунинг, и стрелявших не только в солдат, но и в толпу, чтобы оставить больше жертв.

17 февраля 1905 года еврейские террористы, Роза Бриллиант и Иван Каляев (гер и друг каббалиста Ремизова) убили дядю царя Николая II, Великого князя Сергея Романова. Это убийство произвело, после Кровавого Воскресенья, страшное и смешанное впечатление на население России.

Надо добавить, что еврейское население "черты оседлости" ненавидело русское самодержавие, как говорится, по определению. В других европейских странах к тому времени все дискриминационные ограничения (или "в основном") были сняты, и евреи фактически обрели равноправие. В России же основной корпус дискриминационных антиеврейских законов оставался в силе, что несло тяготы и лишения. Даже богатые еврейские купцы 1-3-й гильдий не обретали реального равноправия, хотя бы им и позволялось жить в крупных городах. Остальные евреи, запертые в "черте оседлости", прозябали и бедствовали в своей собственной среде. Как я показал в книгах и статьях, таких, как "ГУЛАГ Палестины", "Трупный запах сионизма", "Ящик Пандоры", "Маца", и других: самой чудовищной эксплуатации еврейская элита подвергает не чужаков, а беднейшие слои своего же, еврейского населения. Поедая друг друга в "черте оседлости" как пауки в банке, евреи стремились вырваться на волю, и это стремление было подобно силе распрямляющейся пружины, которую не сдержать голой ладонью. Накапливаемая поколениями "черты оседлости" энергия ненависти, расползалась из еврейской среды, как атомный гриб.

Эта беспредельная злоба и передалась революционным партиям, в том числе и РСДРП, как передаётся вирусная или бактериальная инфекция. Ведь РСДРП в буквальном смысле отпочковалась от подпольной еврейской крайне левой радикальной организации "Бунд". На первых порах РСДРП фактически входила в Бунд, а не наоборот. По этому поводу бытует всеобщее заблуждение: политическая мифология рисует Бунд "вошедшим" в РСДРП на правах "автономной" организации гораздо позже. На самом деле самый 1-й съезд РСДРП проходил в зоне влияния Бунда (в Минске), на явочной квартире Бунда, и под фактическим руководством Бунда, леворадикальной рабочей еврейской организации. Поэтому нет ничего удивительного в том, что "ленинская" партия по своей морали (вернее, по отсутствию таковой) поразительно напоминает сионистские организации от XIX до XXI века.

Соучредителем "ленинской" версии РСДРП и едва ли не самым активным устроителем 1-го съезда РСДРП был Мартов (Ю. О. (И.) Цедербаум), который одновременно был и создателем идеологической платформы, на основе которой и возник Бунд.

И большевики, и меньшевики люто ненавидели российское самодержавие не потому, что оно было жестоким режимом (а оно им было), и не потому, что мечтали о лучшем и более справедливом обществе. Они ненавидели царскую Россию потому, что ненавидели русский дух, русскую культуру и русскую государственность. Их не особо заботило благо народа, и то, что они считали в себе ненавистью к угнетателям и паразитам, на самом деле было ненавистью ко всем, кто мешал им самим вести паразитическое существование на иждивении у рабочих кружков и зарубежных спонсоров.

Царская Россия была одним из жестоких режимов, но существуют полутона, а не только чёрное и белое. Бытование каждого народа состоит из системы приоритетов. Что-то кажется чудовищным в них нам; что-то кажется чудовищным в нас им. В чём-то самые "передовые" и "прогрессивные" режимы оказывались беспощадней, лютее "отсталой" России. Самодержавие, с его ледяным панцирем репрессий, в то же время сопрягалось и ассоциировалось с величием русского духа, русской культуры и её громадных достижений. Великие научные открытия и блестящая литература; монументальные исторические труды и грандиозная музыкальная культура; гениальные поэмы, скульптуры и картины; шедевры архитектуры и философской мысли: всё это развивалось как благодаря самодержавию, так и вопреки (ему), но в рамках русского монархического строя. Русское православие - уникальная церковная традиция - составляла одно целое с национальным самодержавным устройством. В своей работе (Бобруйск), в основном посвящённой Великому княжеству Литовскому, я показал, что между самой прогрессивной в то время феодальной республикой (Речью Посполитой) и Московским государством не было принципиальной пропасти (тем более, между ВКЛ - и Псковско-Новгородской Русью). И законодательство (Русская Правда и Статут Великого княжества Литовского), и организация властных структур, и система контроля, учёта и государственного бумаготворчества: всё пересекалось и перекликалось в Великом княжестве Московском и Великом княжестве Литовском.

В царской России было очень много разного, а не только один беспросветный мрак тирании и репрессий. И те, кто называет российский самодержавный режим "исключительно" кровавым, могут точно так же похвастать кровавыми страницами прошлой и современной истории своих государств.

Интересно, что за день до "Кровавого Воскресенья" Сталин (Джугашвили) прибыл в Баку, где (по официальной версии) оставался как минимум до 17 января 1905 г. По нашей же версии, он совершил поездку в Санкт-Петербург, где участвовал в "провокации века" 9 января 1905 года.

В январе 1905 г. Сталин-Коба совершает поездки в Батум и Новороссийск, где, в роли посланца рэкетиров-большевиков, пытается "выбить" из промышленников "деньги на революцию", в обмен на обещание не организовывать стачки и забастовки на их предприятиях.

6 января 1905 г. Коба (Джугашвили) строчит донос Ленину (через ленинскую газету "Вперёд"; при "разделе имущества" газета "Искра" досталась меньшевикам): Кавказское бюро выступило и против большевиков, и против меньшевиков. 15 января 1905 г. он шлёт из Баку новое письмо о расколе.

В январе 1905 г. тифлисская охранка получила подтверждение ещё в сентябре полученной агентурной информации о пребывании И. С. Джугашвили в Тифлисе. Однако на запрос Тифлисского охранного отделения (Љ 2385 от 6 ноября 1904 г.) Тифлисское Главное Жандармское Управление не ответило сколько-нибудь вразумительным сообщением, скрыв самые важные данные по И. В. Джугашвили.

В этом ответе (Љ 7136) от 16 ноября 1904 г. сказано лишь:

"На запрос от 6 сего ноября за Љ 2385 сообщаю Вашему Высокоблагородию, что Иосиф Джугашвили в 1902 г. при сём управлеґнии был привлечен обвиняемым к дознанию "О тайном кружке Российской социалґ-демократической рабочей партии в г. Тифлиґсе", и по этому делу, как видно из предписания Департамента полиґции от 17 июля 1903 r. за Љ 4305, Иосиф Джугашвили подлежал высылке в Восточную Сибирь сроком на 3 года, куда был и выслан административным порядком".

Таким образом, Тифлисское ГЖУ ничего не сообщило ни о побеге И. В. Джугашвили из ссылки, ни о том, что он проходил фигурантом по делу о социалґ-демократическом "кружке интеллигентов" (1901), по делу о батумских беспорядках (1902), не сообщило об обысках, о его биографических данных, о дружеских и родственных связях, и т.д.

25 ноября 1904 г. начальник Тифлисского охранного отделения Ф. А. Засыпкин снова обратился в Тифлисское ГЖУ, на сей раз с просьбой предоставить фотографию И. В. Джугашвили, однако до конца декабря (по нашим сведениям) ответа не получил.

16 декабря 1904 г. тот же Ф. А. Засыпкин отправляет в Департамент полиции выводы слежки за Тифлисской организацией РСДРП (октябрь-ноябрь 1904 г.). В приложении (поименном списке, где указана 131 фамилия) под номером 19 фигурирует И. В. Джугашвили:

"Джугашвили Иосиф Виссарионов, крестьянин села Диди Лило Тифлисской губернии, разыскивается циркуляром Департамента полиции за Љ 5500 от 1 мая 1904 r. В 1902 г. привлекался обвиняемым при Тифлисском губернском жандармском управлении, последствием чего была высылка под гласный надзор полиции на 3 года в Восточную Сибирь (предложение Департамента полиции от 17 июля 1903 г. Љ 4305), откуда 5 января 1904 г. скрылся. По указанию агентуры, проживает в городе Тифлисе, где ведёт активную преступную деятельность".

В ещё одном (прилагаемом) листе сказано, что, по инициативе Тифлисского губернатора, высказанной на совещании 18 декабря 1904 г., решено произвести превентивные аресты указанных в списке (где 131 фамилия), не дожидаясь обострения обстановки (в городе). Кто и когда приказал отложить (отменить?) аресты: неизвестно.

16 января 1905 г. охранное отделение телеграфирует в Департамент полиции, что, после совещания у губернатора, решено, не дожидаясь новых волнений в городе Тифлисе, произвести аресты потенциальных организаторов (и, в первую очередь, указанных в списке, посланном 16 декабря 1904 г.) немедленно. Однако в ночь с 16 на 17 января 1905 г. далеко не все, кто был указан в списке, подверглись аресту, а многие другие (и среди них И. В. Джугашвили) были предупреждены, и потому избежали ареста. Именно по этой причине (под руководством тех, кто не был арестован) 23 января 1905 г. состоялась массовая демонстрация, переросшая в волнения и бой с полицией и казаками, в результате которого многие участники этих событий были ранены.

Тем временем, под руководством возвратившегося из-за границы Ноя Жордания, Тифлисский комитет РСДРП попадает под влияние меньшевиков, и объявляет о своём выходе из Кавказского союза РСДРП (26 января 1905 г.). Накануне, в ночь с 17 на 18 января, потерявшие власть в комитете большевики (среди которых и И. В. Джугашвили) похищают партийную библиотеку и кассу, и захватывают подпольную типографию.

(Этот случай великолепно отражает сионистскую психологию, неистребимую и в 1980-х. В моих работах "ГУЛАГ Палестины", "Свидетель", и других, я неоднократно описывал, как в 1980-х годах, руководимые международными еврейско-сионистскими организациями и эмиссарами государства Израиль банды сионистских юнцов-"комсомольцев" громили, поджигали или похищали библиотеки соперничавших с ними еврейских организаций. Если на очередных выборах еврейского актива еврейская община давала им от ворот поворот, эти "сионистские большевики" уходили, "прихватив" с собой клубную кассу и библиотеку).

Теперь процитируем из вышеприведенного:

"В декабре 1904 года бакинский полицмейстер, информируя губернатора об активном подстрекательстве к забастовке, сообщает, что те же самые агитаторы распространяют слухи и вымыслы, цель которых: посеять армяно-тюркскую и армяно-татарскую рознь. Но если Сталин (Джугашвили) играл тогда важную роль в организации забастовки, то, вероятней всего, именно он (как "специалист" по "национальному вопросу") и занимался разжиганием межнациональных конфликтов".

В конце января и в первых числах февраля 1905 г. подстрекательства (со стороны агитаторов рабочей социал-демократической партии) к межэтнической вражде усилились. (По ряду данных, им занимались как меньшевики, так и большевики, хотя вернувшийся из-за границы Ной Жордания позже обвинял в этой пропаганде исключительно большевистскую фракцию).

6 февраля 1905 г. в Баку вспыхнула межнациональная резня. "Кавказская хроника" за 8 февраля 1905 года сообщала:

"Вечером, 6 февраля, в Баку происходило нечто небывалое. ґПочти повсюду на улиґцах, особенно на удаленных от центра, то и дело слышны были ружейные и револьверные выстрелы. Убитые и раненые насчитываются за ночь десятками. (...). Мотивом к печальному событию послужило следующее. В центре города одним армянином был убит довольно состоятельный татарин. Единоверцы последнего вступились за убитого сородича и убили несколько ни в чем не повинных армян из прохожих".

Сталин-Кобо (Джугашвили) мог иметь к тем событиям самое прямое отношение. Во-первых, он был большевистским "спецом" по "национальному вопросу"; во-вторых, он выступал в роли одного из посредников, в декабре 1904 г. проводивших переговоры с нефтепромышленниками от имени рабочих (а к резне февраля 1905 г. в Баку имели отношения бакинские нефтепромышленники Дадаев и Тагиев); в-третьих, у него были связи в Баку как среди татар, так и среди армян; в-четвёртых, накануне февральской бакинской резни он обсуждал армяно-мусульманские отношения в этом городе с бандитом Камо (Тер-Петросяном); в-пятых, и накануне тех трагических событий, и во время армяно-татарской резни Кобо (Джугашвили) находился там же, в Баку. Более того, под предлогом "защиты" армянского населения, Кобо-Сталин (Джугашвили) встал во главе вооружённых боевиков (как вспоминал Мухтар Гаджиев: "Под руководством тов. Сталина... в Балаханах во время армяно-ґтатарской резни мы, пять товарищей, какимґ-то образом получили винтовки (...)ґ". Тогда же (февраль 1905 г.), под предводительством Сталина (Джугашвили) вооружённая банда из 15 человек совершает налёт на типографию, забирая с собой типографские шрифты.

Армяно-татарская резня оказалась крайне выгодной "товарищу Кобо".

Но он не успокоился, пока не извлёк ещё больше выгод из межнационального конфликта. На пару с Камо (Тер-Петросяном) Сталин-Кобо (Джугашвили) составляет листовку, которую числом в 3 тыс. экземпляров распространяет, вернувшись в Тифлис 13 февраля 1905 г., во время огромного многонационального митинга у стен Ванского собора. Именно тогда и взошла звезда Сталина-Джугашвили, и, ранее "никому" не известный молодой человек приобретает немалую славу. Но эта слава, как и всё, чего этот мясник достиг и достигнет в жизни, была "сделана" на крови.

9 февраля 1905 г. (на 4 дня раньше) произведённые царской охранкой аресты были на руку исключительно "ленинской команде", которая к тому времени окончательно определила себя как "большевистская", удалив "меньшевиков" из своего состава. Аресты помогли большевикам добиться до того отвергаемого меньшевиками III съезда РСДРП.

В начале февраля 1905 г. "команде Ленина" позарез нужно было избавиться от наиболее влиятельных соперников. И, надо же, как по заказу, 9 февраля 1905 г., на квартире писателя Леонида Николаевича Андреева арестован практически весь ЦК РСДРП. (Включая Е. М. Александроґву, Л. Е. Гальперина, И. Ф. Дубровинского, Л. Я. Карпова, А. А. Квятковского, В. Н. Крохмаль, В. А. Носкова и В. Н. Розанова). И лишь 3 представителя "ленинской команды", входившие в состав ЦК - Роза Самуиловна Залкинд (Землячка), Леонид Борисович Красин и сам Владимир Ильич Ульянов (Ленин) - остались на воле? Случайно ли, что именно в феврале 1905 г. Кобо-Сталин (Джугашвили) дебютировал под псевдонимом в только что открывшейся еврейско-сионистской газете "Хроника еврейской жизни"? Случайно ли, что очередной приезд Кобо-Сталина (Джугашвили) в Баку совпал с призывом этих 3-х (Залкинд-Землячки, Красина и Ульянова-Ленина) к созыву съезда (4 марта 1905 г.), добившись цели?

4 марта 1905 г. Кобо-Сталин-Джугашвили снова в Баку, обсуждая партийную тактику и стратегию с имевшим отношение к еврейско-сионистской организации "БУНД" большевиком Мойше Мандельштамом (по кличке Лядов). А в последних числах марта Сталин-Кобо (Джугашвили) приступает к написанию заданной ему заграничным "центром" очередной "курсовой работы": "Коротко о партийных разногласиях". Это был перепев ленинской статьи "Что делать?". Именно через Мандельштама (Лядова) Кобо-Сталин (Джугашвили) имел связь с Красиным, и, через Красина, с Ульяновым (Лениным) и Залкинд (Землячкой).

Что касается Залкинд (Землячки), Красина и Мартова (Цедербаума) (имевших отношение к самым кровавым страницам российской истории), то все они происходили из состоятельных и респектабельных семей.




К СОДЕРЖАНИЮ







Лев Гунин


ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
холокост и ХОЛОКОСТЫ)

ХОЛОКОСТ КАК
НЕПРЕХОДЯЩАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ




ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


Как мы можем судить палачей,
если палача судят в каждом из нас
?
Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

19-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 10)

А. Ф. КЕРЕНСКИЙ - П. М. РУТЕНБЕРГ =
ФАУСТ - МЕФИСТОФЕЛЬ =
ЯКОВ (ИЗРАИЛЬ) - ИЕГОВА







КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД



11. А. Ф. КЕРЕНСКИЙ - П. М. РУТЕНБЕРГ =
ФАУСТ - МЕФИСТОФЕЛЬ =
ЯКОВ (ИЗРАИЛЬ) - ИЕГОВА

Многие из перечисленных фактов проводят прямую линию от революции 1905 года к революционным событиям 1917 года, указывая на те силы, которые стояли за обеими революциями. В частности, стрелки влияний этих сил указывают и на главу Временного Правительства, А. Ф. Керенского. Приёмный отец Керенского, Фёдор Керенский (потомок династии православных священников, историк), в свои молодые годы женился на Надежде Адлер, дворянке немецкого происхождения, которая по материнской линии имела еврейские купеческие корни (возможно, была еврейской и по отцовской линии).

Существует версия о том, что Фёдор Иванович взял замуж "одесситку" Надежду Адлер с ребёнком, которого звали Аарон Кибрис - от первого мужа-еврея. Фёдор Керенский усыновил Аарона Кибриса, который и стал Александром Фёдоровичем Керенским. Пока семья жила в Казани, где у Керенских родились 2 дочери, годовалый сын Надежды находился у её "тёти" в Симбирске. Фамилия (по мужу) этой "тёти" была Бланк (как и фамилия дедушки-еврея Владимира Ульянова-Ленина). [Кстати, псевдоним "Ленин" этимологически - производное от "Бланк"]. Когда семья переехала в Симбирск, документы на ребёнка Аарона переписали, "омолодив" его на пару лет и записав как Александра Фёдоровича Керенского. Проверить эту информацию чрезвычайно сложно, и всё же надо учитывать, что она происходит из очень достоверных источников.

Сам Фёдор Иванович Керенский состоял в дружеских отношениях с семьёй графов Орловых (Давыдовых), потомков знаменитого фаворита Екатерины II. Через них он был ещё в юные годы втянут в ротшильдовскую разновидность масонства и стал членом масонской ложи. Предки Керенского-отца, православные священники, были знакомы с семьёй Гапонов, и сам Фёдор Иванович, возможно, встречался с мальчиком или юношей Георгием Гапоном. От Фёдора Ивановича связи с масонами перешли к его сыну (или, возможно, приёмному сыну) Александру. Когда Александр Фёдорович Керенский стал лидером фракции трудовиков, его окружение знало, что он дружен со знаменитым адвокатом, графом А. А. Орловым-Давыдовым, масоном высокого ранга и двоюродным братом главы партии кадетов - князя Павла Дмитриевича Долгорукова. В тот же очень узкий круг входили князь Д. И. Бебутов, П. М. Макаров, B. А. Маклаков, М. С. Маргулиес. В более широкий круг, связанный с ними, входили барон А. И. Браудо и барон Г. X. Майдель. Все они были масонами.

Не менее важно то, что и сам Фёдор Иванович, и его жена, Надежда Адлер, были дальними родственниками прославленной "ведьмы" Елена Блаватской, происходившей от князей Долгоруких, и, одновременно, кузины министра финансов Сергея Витте (один из ключевых деятелей во время событиях Кровавого Воскресенья 1905 года и русской революции). В жизни Витте, Блаватской, Долгоруких и четы Керенских важнейшую роль сыграла Одесса: негласная столица евреев Российской империи, главный оплот еврейского мирового сионизма, и один из 4-5 основных центров, где выращивалась гибель России.

Британская империя, всегда жаждущая мирового господства, и союзные ей с XVII века еврейские экстремисты и масоны поддерживали во всех государствах-соперниках - или государствах-вассалах - оппозиционные междинастические притязания на власть, восстанавливая недовольство среди великородных. В Московии именно Англия настраивала недовольных родовитых бояр против Ивана Грозного (считавших его происхождение недостаточно древним и высоким), из-за чего и ментальные проблемы Великого князя, и его опричнина, и многое другое. Они же его и отравили. Одновременно, именно Англия поддерживала Ивана Грозного и финансировала его в борьбе с Великим княжеством Литовским, раздувая кровавую распрю 2-х родственных народов.

Такие же междинастические и внутридинастические раздоры, направленные против ставленника и преемника Ивана Грозного, Бориса Годунова, раздувала Англия уже после смерти Иоанна Васильевича. Больше других, британцы поддерживали Шуйских, насаждавших недовольство "недостаточно родовитым" Годуновым. Шуйские, с помощью Англии, отравили Годунова и убили его сына-наследника. Они же - также с помощью англичан - подстроили и убийство Григория Отрепьева (Первого Самозванца), самого положительного и нужного для Московии правителя.

Император Павел I был задушен ставленниками Англии не только потому, что пошёл против мировой британской империи, но ещё и потому, что был наследником германской принцессы, известной в России под именем Екатерины II, родственницы Гессен-Дармштатской династии, из которой происходит сама правящая (тогда и поныне) королевская династия Великобритании. По той же причине были убиты великий князь, дядя Николая II, женатый на внучке английской королевы, и сам Николай (женатый на её сестре) и вся его семья. Алиса Гессен-Дармштатская, известная в России под именем жены Николая II, царицы Марии Фёдоровны, была, как и её сестра (жена великого князя), внучкой английской королевы Виктории.

Сын английской королевы Виктории, герцог Альфред Эдинбургский и Саксен-Кобург-Готский, с 11 (22) января 1874 года был женат на великой княгине Марии Александровне, дочери императора Александра II. (26 января 1874 года Александр II приказал переименовать броненосный крейсер "Александр Невский" в "Герцог Эдинбургский").

Блаватская, наследница новгородских Рюриков, и, одновременно, германских родственников английских королей, опекалась Англией и стала её ставленницей для важнейшей миссии разрушения православия неслучайно. (Бабушка Е. П. Блаватской - это Елена Павловна Долгорукая, в замужестве Фадеева). Точно так же и ребёнок, воспитанный в семье Керенских, кто бы он ни был - Кибрис или Керенский-Адлер, - не был случайным ставленником. Не случайно и писательница Елена Андреевна Ган, благотворительница и активистка открытия библиотек для рабочих, была связана с только-только нарождавшимся революционным движением. Большая часть родственников Блаватской похоронены в Одессе. Эта негласная "столица евреев Российской империи" сыграла архиважную роль в становлении и судьбе Елены Петровны.

Таким образом, ребёнок, выросший и ставший впоследствии главой Временного правительства, был с первых лет жизни уже намечен и выбран для совершенно секретной и высшей политической миссии: разрушения России.

Его родной отец или отчим (Фёдор Иванович Керенский) воспитал всех 3-х главных губителей России (исполнителей): Владимира Ильича Ульянова-Ленина, Александра Фёдоровича Керенского, и Георгия Гапона (прямо или косвенно).

В архивах моих родственников-историков из семей баронов Поссе, князей Лешчынских, баронов фон Розенов, Эпштейнов, Мысливецов, и других, имеются выписки из разных источников, касающихся того времени. Из этих выписок следует, что "легенда" о еврейском происхождении Керенского имела хождения уже в 1914-1917 годах.

Разговоры о еврейском происхождении Керенского имели 2 линии. 1-я: Александр, якобы, не был сыном Фёдора Керенского, но при рождении назывался Аарон Кибрис. 2-я: еврейское происхождение его матери, Надежды Адлер.

Как многократно писали такие известные авторы, как Генри Форд, Дэйвид Айк, Дэйвид Дюк, и другие, незаконнорожденные "клоны" Ротшильдов и других еврейских кланов нужны тайной секте еврейских экстремистов для захвата власти и распределения, перераспределения, освоения и сокрытия громадных финансовых средств.

Как мы уже писали, Первая мировая война была организована глобальным англо-еврейским империализмом для осуществления нескольких целей: захвата Палестины, разорения России и Германии - главных соперников английского террористического государства, и т.д. Одной из таких целей была необходимость в хаосе войны скрыть приготовления следующей русской революции (или революций) и революции в Германии. Война давала англичанам возможность "разбалансировать" Германию, чтобы наводнить её своими агентами и шпионами, и задействовать своих "залегших на дно" агентов. Если эти шпионы и агенты действовали бы против самой Германии, тогда их могли разоблачить легче, чем в мирное время. Но т.к. они действовали против России (с которой Германия находилась в состоянии войны), это не только не вызывало подозрений, но, наоборот, выглядело естественным - как стремление нанести поражение врагу.

Через Германию англичане стали проводить и денежную поддержку русской революции (террористической войны против России).

В первой половине 1914 года связанные с английской разведкой германские спецслужбы основали в Стокгольме (Швеция в то время соблюдала нейтралитет) "банкирскую контору Фюрстенберга". Главой этой конторы англичане и немцы, по "наводке" мирового еврейского террористического движения, сделали ещё одного еврейского террориста большевистского разлива - Ганецкого (В. И. Ульянов-Ленин характеризовал этого урода как "кристально честного" большевика). Ганецкий и был этим "Фюрстенбергом". Такая контора не была оригинальной. При "руководящей и направляющей" роли английских спецслужб, немецкое Министерство Иностранных Дел выпустило специальный циркуляр, в котором речь идёт об открытии в нейтральных странах деловых, банковских и прочих фирм и организаций с целью влияния на внутреннюю политику и социально-общественную обстановку в странах-конкурентах, актуальных либо потенциальных противников Германии. С помощью таких организаций велась подрывная деятельность и в России.

Эта банкирская контора в Стокгольме являлась лишь одной из множества подобных предприятий, финансировавших русскую революцию и лично Владимира Ильича.

Сама идея таких организаций была заимствована английской и немецкой разведками у Ротшильдов, которые для подрывной работы в России и Германии (и осуществления германской и русской революций) основали в Нью-Йорке - подобную стокгольмской - банковскую контору Кун, Лоеб, и К.

Вмешательство английских шпионов Вильяма Вайзмана, Сиднея Рейли (Соломона Розенблюма), Локкарта и других спасло Владимира Ильича Ульянова (Ленина) после ареста, когда, как указывает Вошборн, "при возвращении Ленина с совещания в Австрию, в городок Поронин, австрийские жандармы при обыске на его квартире нашли браунинг и другие, указывающие на террористическую деятельность, материальные свидетельства". Вместо того чтобы "засадить его за решётку", австрийские власти просто отпустили его, да ещё и позволили выехать в Швейцарию. Во всех источниках пишут, что Ленин был арестован по подозрению в шпионаже в пользу российской разведки, на самом же деле австрийские жандармы арестовали его по подозрению в том, что он английский шпион!

В связи с арестом Ленина (Ульянова) в конце июля 1914 года австрийской контрразведкой всплывает ещё одно крайне любопытное обстоятельство. Как читателю известно из нашего раздела о Керенском, наставником Володи Ульянова ("Ленина"), а потом и его фактическим воспитателем был отец Александра Керенского (будущего главы Временного правительства), Фёдор Керенский. А женой Фёдора Керенского и матерью его сына Александра была Наталья Адлер, из (судя по фактам) смешанной еврейско-немецкой династии Адлеров. Как мы писали, из Адлеров - один из самых известных: это австрийский террорист Фридрих Адлер, сын видного австрийского социал-демократа Виктора Адлера. Известность свою Ф. Адлер получил не потому, что был сыном влиятельного политика, но потому, что в 1916 году убил министр-президента Австрии графа Карла фон Штюргка. После германской революции 1918 года стал одним из ведущих деятелей Венского Интернационала (1921 - 1923), позже - Социалистического рабочего интернационала (более 15-ти лет - секретарь его исполкома: 1923 - 1940).

В 1930-е года Фридриха Адлера материально поддерживал Сталин, и, в частности, тем, что за очень большие деньги выкупил у Фридриха его переписку с Владимиром Ульяновым (Лениным). Можно представить себе, какие нежелательные для Сталина факты могли всплыть из этой переписки, наверняка уничтоженной советским вождём.

Сталин, чтобы поддержать Ф. Адлера финансово, Сталин также купил у него собрание рукописей Карла Маркса, выделив за них баснословную сумму. Можно представить себе, какие опасные для английского империализма, мирового еврейского доминирования, и для самого сталинского режима пассажи могли содержаться в некоторых из рукописей Маркса, уничтоженных Сталиным.

Тем не менее, в австрийских архивах сохранилось несколько писем Ленина Фридриху Адлеру, а также несколько писем из переписки Александра Керенского с Фридрихом Адлером. В одном из писем Фридриха Адлера Владимиру Ульянову ("Ленину"), конца 1912 года, говорится о некой "координации", пока они находятся "в границах одной империи". Этой "империей" определённо была Австро-Венгрия (поскольку Ленин тогда проживал в городке Поронин, в Галиции, присоединённой к Австро-Венгрии). С этим письмом перекликается письмо Александра Керенского Фридриху Адлеру, в котором Александр Фёдорович упоминает о "скоординированных усилиях социалистов", и спрашивает, возможна ли помощь отца Фридриха, депутата парламента Австро-Венгрии, Виктора Адлера, "в случае непредвиденных обстоятельств". Эти "непредвиденные обстоятельства", возможно, связаны с "близким человеком" Керенского, "почти братом", которого Александр Фёдорович упоминает в другом письме. Этим "близким человеком" вполне мог был Владимир Ульянов (Ленин).

Такое объяснение подтверждается письмом Александра Керенского... Елене Блаватской (урождённой Ган-Долгорукой), которая, вероятно, была связана родством с Александром Керенским, как и с Сергеем Витте. В этом письме тоже упоминается один "близкий человек" из "детства". Раз, как известно, Александр Керенский и Володя Ульянов (будущий "Ленин") воспитывались вместе, то и человеком этим должен быть именно Ленин.

Но, если масон Фёдор Керенский являлся наставником и воспитателем Володи Ульянова (Ленина), а Виктор Адлер и его сын Фридрих приходились родственниками жене Керенского, Надежде Адлер, то вполне логично, что именно Виктор Адлер (и никто иной) хлопотал, чтобы австрийские власти освободили мало кому известного в то время, второразрядного "социал-демократа" (да ещё и с полностью подмоченной репутацией) - Владимира Ульянова (Ленина). Формально, именно этот депутат австрийского парламента от социалистов добился, чтобы 6 августа 1914 года Ленин был освобождён из-под ареста. Фактически, его бы так или иначе освободила австрийская контрразведка, но, чтобы прикрыть его вербовку немецкими спецслужбами, потребовалось формальное вмешательство Виктора Адлера.

Не менее любопытная деталь: тот же Фридрих Адлер (террорист-социалист, сын Виктора Адлера), по профессии учёный-физик, добровольно уступил своё место на кафедре Альберту Эйнштейну, в знак протеста против "дискриминации Эйнштейна как еврея". Во время этого конфликта, Фридрих объявлял в своём кругу, что его дедушка был евреем из Одессы. Фридрих Адлер поддерживал прямые контакты с И. В. Джугашвили-Сталиным, с которым вёл постоянную переписку.

Необходимо обратить внимание и на год рождения Фридриха Адлера: 1879-й. Получается, что он ровесник Сталина (Джугашвили), Александра Керенского, Литвинова (Валлаха), Троцкого (Бронштейна), Петра (Пинхаса) Рутенберга, Георгия Гапона, Савенкова, и других революционеров-террористов основного "ротшильдовского" революционного призыва.

Случайны ли контакты и Александра Керенского, и Владимира Ульянова, и Сергея Витте с ещё одним известным деятелем из Адлеров - Сайрусом Адлером (Cyrus Adler) - американским еврейским сионистом 1863 года рождения? Сайрус в совершенстве изучил так называемый "иврит", работал в Национальном музее США в Вашингтоне; один из учредителей в 1892 году Американо-еврейского исторического общества, потом его секретарь, и с 1898 года председатель. В январе 1905 года ездил в Россию, в Санкт-Петербург (эта поездка могла быть связана с постановкой Кровавого Воскресенья). С 1913 года - президент "Объединенной синагоги Америки".

Во время поездки Сергея Витте в Соединённые Штаты для подписания Портсмутского мирного договора с Японией, Сайрус Адлер был одним из еврейских деятелей Америки (наряду с Яковом Шиффом и др.), передавших через Витте ультиматум России, пригрозив, в случае отказа предоставить евреям полные и неограниченные права, сбросить царский режим. Ещё до того, как в 1917-м году он стал главой Временного правительства, и уже будучи им, Керенский охотно обсуждал с Сайрусом Адлером (с которым, к тому же, состоял в родстве по материнской линии) "дело Еврейского легиона", и другие еврейские "дела".

Знаменитым врачом и учёным был австрийский психолог еврейского происхождения, Альфред Адлер, приятель и коллега Зигмунда Фрейда (родился в Вене, в 1870 году). Его теория "личного превосходства" и "компенсаторной психологии" - в общем - сыграла на руку еврейским революционерам и террористам.

Ещё одна знаменитость: Исраэль Иегуда Адлер (родился в том же 1870 году), раввин и еврейский ортодокс, один из основателей государства Израиль, основатель еврейских городов в Палестине Рамат-Гана и Тель-Авива. Любопытно, что Исраэль Иегуда Адлер родился в Янове Пинской губергии, а Троцкий (Лейба Бронштейн): в Янове близ Елисаветграда. Ещё одна любопытная деталь: в январе 1905 года Исраэль Иегуда Адлер побывал в Санкт-Петербурге и Одессе, и сразу же после этого выехал в Палестину, откуда уже никогда не возвращался. Следующая интереснейшая деталь: в 1910-е годы выехал из Палестины (при финансовой поддержке Ротшильдов) в США. Там являлся одним из тех, кто отбирал и обрабатывал идеологически американских евреев российского происхождения, которых в 1905-1917 годах тысячами засылали в Россию для организации революционного террора и 2-х революций.

Другим важнейшим для мирового сионизма делом было глобальное насаждение так называемого "иврита". Именно Исраэль Иегуда Адлер и занимался этим в Бостоне и других городах США. Там же, в Соединённых Штатах, Исраэль Адлер становится членом еврейской масонско-террористической организации Бней-Брит. Как только мировому сионистскому движению Исраэль Адлер снова понадобился в Палестине: он тут же отправился туда, где стал одним из основателей Большой синагоги в Тель-Авиве. В Израиле был почётным президентом Керен Ха-Есод Израиля, Бней-Брита Израиля и членом Еврейского Верховного суда. В Палестине Исраэль Иегуда Адлер поддерживал тесную связь с террористом Петром Рутенбергом, вплоть до смерти последнего.

В свою очередь, Сайрус Адлер и Исраэль Иегуда Адлер поддерживали личные контакты.

Известным юристом был немецкий правовед еврейского происхождения, Эммануэль Адлер (родился 29 сентября 1873 года). Его работы по теории права очень напоминают взгляды Александра Керенского, с которым Эммануэль Адлер был знаком. Ленин, который получил юридическое образование и некоторое время работал помощником адвокатов, был лично знаком с Эммануэлем Адлером, с которым встречался и обменивался мнениями, а также получал консультативную помощь относительно проектов учреждения правовой системы в будущем "коммунистическом государстве".

Но самым известным из еврейских Адлеров, пожалуй, считается артист еврейского театра Яков Адлер, родоначальник целой династии артистов (родился в 1855 году). Его отец, Фавл Адлер, родился в Елисаветграде (крайне интересно), в очень религиозной еврейской ортодоксальной семье. Сам Яков родился в Одессе, где и началась его артистическая деятельность, затем переехал в Соединённые Штаты, где сделался легендарной звездой "Номер Один" американского еврейского театра. "Одесситка" Надежда Адлер (мать Керенского) - и знаменитая артистическая семья евреев Адлеров из Одессы: нет ли между ними родственной связи? Кроме того, все в еврейской общине Одессы того времени были связаны между собой, и, если Одесса - "мать" чуть ли не всех еврейских революционных террористов (наряду с Бобруйском, Елисаветградом и Екатеринославлем), то Яков Адлер и его дети не могли не знать Парвуса (Гельфанда), Якова Блюмкина, Рейли-Джеймса-Бонда (Самуила-Соломона Розенблюма), Троцкого (Бронштейна), Владимира Жаботинского, Петра Рутенберга, Ахада-ха-Ама (Ушера Исаевича Гинцберга), Бориса (Берла) Кацнельсона, Каддиша Луза (Клима Горациевича Лозинского), Вайнштейнов, Исаака Ниссенбаума, И. Э. Гуковского, и других еврейских бандитов из Одессы или прошедших через Одессу.

Считается, что почти все знатные еврейские Адлеры - потомки известного раввина из Франфурта, Натана Адлера (родился в 1741 года Франкфурт-на-Майне - умер в 1800 году). Натан Адлер был прославленным колдуном-каббалистом, занимался чёрной магией и "насыланием порчи". Широко известны его проклятия в адрес недругов и оппонентов, а также заявления о том, что с помощью молитвенных наговоров он может расправиться с любыми врагами. Даже германские раввины предали его анафеме. Зато Натан Адлер пользовался покровительством Ротшильдов. Знаменитые ученики Натана Адлера: Хатам Софер, Авраам Ауэрбах и Авраам Бинг.

Поразительно, что на "листе умерших" (речь идёт о списке умерших, на которых при их жизни было досье в ФБР; это могут быть люди, чью деятельность расследовало Федеральное Бюро Расследований, а также агенты ФБР США - Federal Bureau of Investigation (FBI) Record / Information / Dissemination Section (RIDS) Dead List) Адлеры занимают целую колонку. Приведём выдержки из неё:

ADLER ARTHUR restaurant and tavern LCN.

ADLER CLARENCE B. (3/6/1902 - d. 1969).

ADLER DOROTHY aka, Dorothy Richards.

ADLER JAY (d. 9/23/1978).

ADLER KURT ALFRED Dr. (d. 11/29/2010) director of San Diego Museum

ADLER SEBASTIAN "LEFTY" of contemporary Art CP Spy (b.1909 - d. 8/4/1994)

ADLER SOLOMON aka "Schlomer Adler" (d. 4/4/2011)

ADLER JOHN NJ congressman

Колонка Адлеров в ЦРУ - ещё внушительней.

Случайно ли Фёдор Иванович Керенский познакомился со своей будущей женой, Надеждой Адлер, то ли в Одессе, то ли в Екатеринославле, и случайно ли именно в тот самый период Главным Раввином Лондона был "полный тёзка" франкфуртского Натана Адлера (опять же: случайно ли?) - Натан Адлер (1850-1870-е годы)?

Интересно, что Адольф Гитлер (Шикельгрубер) пишет (в своей знаменитой книге "Майн Кампф"):

"Я стал скупать все доступные мне (...) брошюры и добиваться, кто же их авторы. Одни евреи!" (...)

"Кого ни возьми - депутатов рейхстрата, секретарей профсоюзов, председателей местных организаций, уличных агитаторов - все евреи. Куда ни глянешь - всё та же тяжелая картина. Имена всех этих Аустерлицев, Давидов, Адлеров (...) навеки останутся в моей памяти".

Случайно ли, в числе главных представителей еврейской социал-демократической журналистики и главных распространителей социалистических (лжесоциалистических) идей Гитлер называет, на 3-м месте, представителей династии Адлеров?

До отправки (из австро-венгерской тюрьмы) в Швейцарию, Ленину пришлось встретиться с 2-мя важными персонами из австрийской контрразведки, которые заявили, что знают о его контракте с английской разведкой, и вынудили согласиться на подобный контракт и с австрийской. Тут же Ленин получил и немалую сумму денег.

Случайно ли, прибыв в Швейцарию, Ленин сообщает в письме своей сестре Анне, что проблема с деньгами "разрешилась"?

Но значит ли это, что "проблема с деньгами" имелась у самого Ленина - или эта "проблема" была связана с добыванием средств для финансирования операций английской разведки? Ведь нельзя придумать операции виртуозней, чем успешное провоцирование противоборствующей (вражеской) разведки на финансирование твоих собственных проектов, что и провернула английская разведка в то время!

Английская разведка, подозревавшая подобный оборот, проинструктировала Ленина не отказываться от помощи австро-венгерской и прусской разведки, а также добавила Ленину "на содержание", в надежде, что дополнительные деньги помогут Владимиру Ильичу оставаться двойным или тройным агентом в пользу Англии. Таким образом, Ленин оказался на содержании 2-х противоборствующих разведок. Интересно, что этот инцидент точно совпадает по времени с открытием в Стокгольме "банковской конторы "Фюрстенберга", и с началом Первой мировой войны. С конца 1912 года городок Поронин в Галиции, принадлежащий тогда Австро-Венгрии, сделался постоянным местом жительства Ленина.

Крайне интересно и то, что Парвус (Гельфанд), о проделках которого в нашей работе говорится чуть ли не "через страницу", был задействован как английской, так и немецкой стороной для перекачивания денег российским революционным террористам. Так же, как банковские конторы, во главе которых стояли евреи Ганецкий, Литвинов (Валлах), Майский, Красин, или другие, Парвус (Гельфанд) возглавлял или курировал финансовые структуры, с помощью которых зарубежные разведки, международный еврейский банкирский кагал и мировое сионистское движение вбухивали огромные суммы в террористическую войну против российского государства. Парвус, по заданию Ротшильдов, составил секретный меморандум, в котором предлагал германскому МИДу и германской разведке "ускорить" развал России по плану, стоимость которого, как он утверждал, "всего лишь" 20 миллионов рублей. По заданию английской разведки и мирового сионизма Парвус (Гельфанд) открыл в нейтральной Скандинавии банковскую контору "Фабиан Клингслянд", руководить которой подрядил того же Ганецкого, что работал и на немецкую разведку.

Активно действовали в той же области Литвинов и Майский. С российской стороны границы иностранные активы "осваивали" Ландау и Сталин, главные партийные "кассиры".

В 1915 году Ромберг, посол Пруссии в Швейцарии, доносит шефам, что руководители РСДРП и БУНДа, придя к власти, заключили бы сепаратный мир с Германией, и согласились бы на отделение некоторых имперских окраин. Финансирование большевиков из германских средств в письме к кайзеру признаёт и статс-секретарь германского МИДа Кюльман:

"Большевики смогли "запустить" свой главный печатный орган, газету "Правда", лишь после того, как им стали поступать от нас (по разным каналам и под разным соусом) действительно серьёзные суммы".

Все считают, что секция Global Issues, с целью пропаганды, разведки, террористической деятельности и агитации, была сформирована в Англии лиши в начале 1990-х годов, но в действительности она существовала с 1890-х. Она действовала совместно с также существовавшим в то время подразделением Special Political Actions. Обе этих службы занимались и занимаются по сей день подрывной деятельности во многих странах. В 3-х письмах из переписки бывших меньшевиков Абрамовича и Валентинова признаётся, что большевики не смогли бы добиться своих целей без германских и английских денег. Это зарубежное финансирование поддерживало террористическую печать и партийный аппарат. Английский историк Дж. Смил считает, что Германия вложила в революцию в России не менее 30 миллионов марок. Немецкий историк И. Братер, в свою очередь, считает, что Англия вложила в российскую революцию не менее 200 миллионов фунтов стерлингов.

Даже такая краткая "экскурсия" в родословную Адлеров проливает некоторый свет на тайну женитьбы Фёдора Ивановича Керенского. Кто станет утверждать после этого, что сын масона и сам масон "случайно" женился на женщине из Адлеров?

Теперь вернёмся к Елене Блаватской и её двоюродному брату, Сергею Юльевичу Витте. Екатерина Андреевна Фадеева (в замужестве Витте), вторая дочь четы Фадеевых и мать министра финансов Российской империи С. Ю. Витте, приходилась родной тётей Елене Блаватской (урождённой Фадеевой-Ган). С 1847 года всё семейство Фадеевых (включая Витте) жило на Кавказе (в Тифлисе, Поти, Батуме, Гори и Кутаисе). Именно там члены семей Фадеевых-Ганов-Витте и заприметили мальчика И. В. Джугашвили, будущего Сталина.

Фадеевы-Долгорукие-Ганы-Витте занимались спиритическими сеансами, увлекались экспериментами с "чёрной магией" и водили дружбу со многими известными масонами.

После смерти отца (1868 год), Юлия Фёдоровича Витте, его семья переезжает в Одессу, где уже учились братья Борис и Сергей. 1 мая 1870 года Сергей Юльевич поступил на службу в управление Одесской железной дороги. В мае 1872 года (когда С. Ю. Витте состоял в должности кандидата в помощники начальника эксплуатации железной дороги по техническому движению, а его брат Борис - коллежский секретарь - был товарищем прокурора Одесского окружного суда по надзору) в Одессу неожиданно прибыла их двоюродная сестра, 41-летняя Елена Петровна Блаватская. Между Блаватской и её кузеном Сергеем Витте состоялся очень памятный (как его характеризовали) разговор, о содержании которого ни Елена Петровна, ни Сергей Юльевич не желали распространяться.

Именно 1872-год некоторые историки сионизма называют "поворотным пунктом" сионистского движения, и этот "поворотный пункт" связан с Одессой.

В своих знаменитых "Воспоминаниях" Сергей Юльевич Витте пишет следующее:

"В этот период своей жизни Блавацкая начала сходиться с мужем и поселилась с ним в Тифлисе. Но вдруг в один прекрасный день ее на улице встречает оперный бас Митрович... Так как Митрович всерьез считал Блавацкую своей женой, от него убежавшей, то, встретившись с нею на улице, он, конечно, сделал ей скандал. Результатом этого скандала было то, что Блавацкая вдруг из Тифлиса испарилась. Оказалось, что она вместе со своим мнимым мужем, басом Митровичем, который также бросил оперу, удрала с Кавказа. Затем Митрович получил ангажемент в киевскую оперу... В это время в Киеве генерал-губернатором был князь Дундуков-Корсаков. Этот Дундуков-Корсаков знал Блавацкую еще в молодости, раньше, чем она вышла замуж за Блавацкого, потому что в то время он командовал на Кавказе (где жила Блавацкая) одним из драгунских полков (Нижегородским). Какие недоразумения произошли между Блавацкой и Дундуковым-Корсаковым - генерал-губернатором Киева, я не знаю, но знаю только то, что в Киеве вдруг на всех перекрестках появились наклеенные на стенах стихотворения, очень неприятные для Дундукова-Корсакова. Стихотворения эти принадлежали Блавацкой".

"Вследствие этого Митрович со своей мнимой супругой Блавацкой должны были оставить Киев и появились в Одессе. В это время в Одессе уже проживала моя мать со своей сестрой и детьми, в том числе и мною (мои дед, бабушка и отец уже умерли в Тифлисе), так как я и брат были там студентами университета. Тогда я уже был настолько развит, что мог вполне критически отнестись к Блавацкой, и, действительно, я составил себе совершенно ясное представление об этой выдающейся и до известной степени демонической личности. Уехав из Киева и поселившись в Одессе, Блавацкая с Митровичем должны были найти себе средства для жизни. И вот вдруг Блавацкая сначала открывает магазин и фабрику чернил, а потом цветочный магазин (т.е. магазин искусственных цветов). В это время она довольно часто приходила к моей матери, и я несколько раз заходил к ним в этот магазин. Когда я познакомился ближе с ней, то был поражен ее громаднейшим талантом все схватывать самым быстрым образом. Конечно, цветочный магазин, открытый в Одессе Блавацкой, после того, как прогорел ее магазин по продаже чернил, тоже был закрыт по той же причине, и тогда Митрович, которому уже было 60 лет, получил ангажемент в итальянскую оперу в Каир, куда он и отправился вместе с Блавацкой..."

"Не доезжая до Каира, пароход совсем у берега потерпел крушение. Митрович, очутившись в море, при помощи других пассажиров спас Блавацкую, но сам потонул. Таким образом, Блавацкая явилась в Каир в мокром капоте и мокрой юбке, не имея ни гроша. Как она выбралась оттуда - я не знаю. Но затем она очутилась в Англии и стала основывать там новое теософическое общество...".

В этом отрывке беспардонно перепутаны даты и последовательность событий, то ли для того, чтобы составилось затейливое повествование, то ли для сокрытия чего-то очень важного и существенного.

К тому же, 1872-му году, относится и знаменитое письмо Блаватской в Охранное жандармское отделение, с предложением сделаться... стукачкой!

"Одесса, 26 декабря 1872 г.

Ваше превосходительство!"

"Я жена действительного статского советника Блаватского, вышла замуж 16 лет и по обоюдному соглашению через несколько недель после свадьбы разошлась с ним. С тех пор постоянно почти живу за границей. В эти 20 лет я хорошо ознакомилась со всей Западной Европой, ревностно следила за текущей политикой не из какой-либо цели, а по врожденной страсти, я имела всегда привычку, чтобы лучше следить за событиями и предугадывать их, входить в малейшие подробности дела, для чего старалась знакомиться со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, так и левой крайней стороны. На моих глазах происходил целый ряд событий, интриг, переворотов... Много раз я имела случай быть полезной сведениями своими России, но в былое время по глупости молодости своей молчала из боязни. Позже семейные несчастья отвлекли меня немного от этой задачи".

"Я - родная племянница генерала Фадеева, известного Вашему превосходительству военного писателя. Занимаясь спиритизмом, прослыла во многих местах сильным медиумом. Сотни людей, безусловно, верили и будут верить в духов. Но я, пишущая это письмо с целью предложить Вашему превосходительству и родине моей свои услуги, обязана высказать Вам без утайки всю правду. И потому каюсь в том, что три четверти времени духи говорили и отвечали моими собственными - для успеха планов моих -
словами и соображениями. Редко, очень редко не удавалось мне посредством этой ловушки узнавать от людей самых скрытных и серьезных их надежды, планы и тайны. Завлекаясь мало-помалу, они доходили до того, что, думая узнать от духов будущее и тайны других, выдавали мне свои собственные. Но я действовала осторожно и редко пользовалась для собственных выгод знанием своим. Всю прошлую зиму я провела в Египте, в Каире, и знала все происходящее у хедива, его планы, ход интриг и т. д. через нашего вице-консула Лавизона покойного. Этот последний так увлекся духами, что, несмотря на всю хитрость свою, постоянно проговаривался. Так я узнала о тайном приобретении громадного числа оружия, которое, однако ж, было оставлено турецким правительством; узнала о всех интригах Нубар-паши и его переговорах с германским генеральным консулом. Узнала все нити эксплуатации нашими агентами и консулами миллионного наследства Рафаэля Абета и много чего другого".

"Я открыла Спиритское общество, вся страна пришла в волнение. По 400, 500 человек в день, все общество, паши и прочие бросались ко мне. У меня постоянно бывал Лавизон, присылал за мной ежедневно, тайно, у него я видела хедива, который воображал, что я не узнаю его под другим нарядом, осведомляясь о тайных замыслах России. Никаких замыслов он не узнал, а дал узнать мне многое. Я несколько раз желала войти в сношение с госп. де Лексом, нашим генеральным консулом, хотела предложить ему план, по которому многое и многое было бы дано знать в Петербурге. Все консулы бывали у меня, но потому ли, что я была дружна с г. Пашковским и женой его, а т-те де Лекс, была во вражде с ними, по чему ли другому, но все мои попытки остались напрасными. Лекс запретил всему консульству принадлежать Спиритскому обществу и даже настаивал в том, что это вздор и шарлатанство, что было неполитично с его стороны. Одним словом, Общество, лишенное правительственной поддержки, рушилось через три месяца".

"Тогда отец Грегуар, папский миссионер в Каире, навещавший меня каждый день, стал настаивать, чтобы я вошла в сношения с правительством папским. От имени кардинала Барнабо он предложил мне получать от 20 до 30 тысяч франков ежегодно и действовать через духов и собственными соображениями в видах католической пропаганды, и т. д. (...)".

"Отец Грегуар принес мне письмо от кардинала, в котором тот, снова предлагая мне в будущем все блага, говорит: "Ils est temps que l'ange des tene-bres devienne l'ange de la lumiere" ["Настало время, чтобы ангел тьмы стал ангелом света", - перевод с французского мой: Лев Гунин; орфография и стилистика этой фразы "подозрительная": возможно, ошибка в электронном сканировании - или переводе из pdf-формата] и обещает мне бесподобное место в католическом Риме, уговаривает повернуться спиной к еретической России. Результат был тот, что я, взяв от папского миссионера 5 тысяч франков за потерянное с ним время, обещала многое в будущем, повернулась спиной не к еретической России, а к ним и уехала. Я тогда же дала об этом знать в консульство, но надо мной только смеялись и говорили, что глупо я делаю, что не соглашаюсь принять такие выгодные предложения, что патриотизм и религия есть дело вкуса - глупость и т. д. Теперь я решилась обратиться к Вашему превосходительству в полной уверенности, что я могу быть более чем полезна для родины моей, которую люблю больше всего в мире, для государя нашего, которого мы все боготворим в семействе".

"Я говорю по-французски, по-английски, по-итальянски, как по-русски, понимаю свободно немецкий и венгерский язык, немного турецкий. Я принадлежу по рождению своему, если не по положению, к лучшим дворянским фамилиям России и могу вращаться поэтому как в самом высшем кругу, так и в нижних слоях общества. Вся жизнь моя прошла в этих скачках сверху вниз. Я играла все роли, способна представлять из себя какую угодно личность; портрет не лестный, но я обязана Вашему превосходительству показать всю правду и выставить себя такою, какою сделали меня люди, обстоятельства и вечная борьба всей жизни моей, которая изощрила хитрость во мне, как у краснокожего индейца".

"Редко не доводила я до желаемого результата, какой бы то ни было предвзятой цели. Я перешла все искусы, играла, повторяю, роли во всех слоях общества. Посредством духов и других средств я могу узнать, что угодно, выведать от самого скрытного человека истину. До сей поры все это пропадало даром, и огромнейшие в правительственном и политическом отношении результаты, которые, примененные к практической выгоде державы, приносили бы немалую выгоду, - ограничивались микроскопической пользой одной мне. Цель моя - не корысть, но скорее протекция и помощь более нравственная, чем материальная. Хотя я имею мало средств к жизни и живу переводами и коммерческой корреспонденцией, но до сей поры отвергала постоянно все предложения, которые могли бы поставить меня хоть косвенно против интересов России.

"В 1867 г. агент Бейста предлагал мне разные блага за то, что я русская и племянница ненавистного им генерала Фадеева. Это было в Песте, я отвергла и подверглась сильнейшим неприятностям. В тот же год в Бухаресте генерал Тюр, на службе Италии, но венгерец, тоже уговаривал меня, перед самым примирением Австрии с Венгрией, служить им. Я отказалась. В прошлом году в Константинополе Мустафа-паша, брат хедива египетского, предлагал мне большую сумму денег через секретаря своего Вилькинсона, и даже один раз сам, познакомившись со мной через гувернантку свою француженку, - чтобы я только вернулась в Египет и доставляла бы ему все сведения о проделках и замыслах брата его, вице-короля. Не зная хорошо, как смотрит на это дело Россия, боясь идти заявить об этом генералу Игнатьеву, я отклонила от себя это поручение, хотя могла превосходно выполнить его".

"В 1853 г., в Баден-Бадене, проигравшись в рулетку, я согласилась на просьбу одного неизвестного мне господина, русского, который следил за мной. Он мне предложил 2 тысячи франков, если я каким-нибудь средством успею добыть два немецких письма (содержание коих осталось мне неизвестным), спрятанных очень хитро поляком графом Квилегрсим, находящимся на службе прусского короля. Он был военным. Я была без денег, всякий русский имел симпатию мою, я не могла в то время вернуться в Россию и огорчалась этим ужасно. Я согласилась и через три дня с величайшими затруднениями и опасностью добыла эти письма. Тогда этот господин сказал мне, что лучше бы мне вернуться в Россию и что у меня довольно таланту, чтобы быть полезной родине. И что если когда-нибудь я решусь переменить образ жизни и заняться серьезно делом, то мне стоит только обратиться в III отделение и оставить там свой адрес и имя. К сожалению, я тогда не воспользовалась этим предложением".

"Все это вместе дает мне право думать, что я способна принести пользу России. Я одна на свете, хотя имею много родственников. Никто не знает, что я пишу это письмо".

"Я совершенно независима и чувствую, что это - не простое хвастовство или иллюзия, если скажу, что не боюсь самых трудных и опасных поручений. Жизнь не представляет мне ничего радостного, ни хорошего. В моем характере любовь к борьбе, к интригам, быть может. Я упряма и пойду в огонь и воду для достижения цели. Себе самой я мало принесла пользы, пусть же принесу пользу хоть правительству родины моей. Я - женщина без предрассудков и если вижу пользу какого-нибудь дела, то смотрю только на светлую его сторону. Может быть, узнав об этом письме, родные в слепой гордости прокляли бы меня. Но они не узнают, да мне и все равно. Никогда ничего не делали они для меня. Я должна служить им медиумом домашним так же, как их обществу. Простите меня, Ваше превосходительство, если к деловому письму приплела ненужные домашние дрязги. Но это письмо - исповедь моя. Я не боюсь тайного исследования жизни моей. Что я ни делала дурного, в каких обстоятельствах жизни ни находилась, я всегда была верна России, верна интересам ее".

"16-ти лет я сделала один поступок против закона. Я уехала без пашпорта за границу из Поти в мужском платье. Но я бежала от старого ненавистного мужа, навязанного мне княгиней Воронцовой, а не от России. Но в 1860 г. меня простили, и барон Бруно, лондонский посланник, дал мне пашпорт. Я имела много историй за границей за честь родины, во время Крымской войны я неоднократно имела ссоры, не знаю, как не убили меня, как не посадили в тюрьму. Повторяю, я люблю Россию и готова посвятить ее интересам всю оставшуюся жизнь. Открыв всю истину Вашему превосходительству, покорнейше прошу принять все это к сведению и если понадобится, то испытать меня. Я живу пока в Одессе, у тетки моей, генеральши Витте, на Полицейской улице, дом Гааза, Љ 36. Имя мое Елена Петровна Блаватская. Если в продолжение месяца я не получу никаких сведений, то уеду во Францию, так как ищу себе место корреспондентки в какой-нибудь торговой конторе. Примите уверения, Ваше превосходительство, в безграничном уважении и полной преданности всегда готовой к услугам Вашим Елены Блаватской".

Письмо Блаватской рассматривали в 3-й Экспедиции III Отделения Императорской Канцелярии (жандармерии), и предложение отвергли. Именно тогда Блаватская сошлась с Юлианой Глинкой, фрейлиной русской императрицы Марии Федоровны, которая выполняла задания зарубежного департамента Охранного отделения в Париже.

В этом письме обращают на себя внимание 2 детали: 1) признание в том, что для неё политические манипуляции и прогнозы сделались своего рода азартной игрой, притягивающей больше рулетки; и 2) девиз "пора ангелу тьмы стать ангелом света", который считается одним из девизов тайной масонской организации иллюминатов Ротшильдов.

Главным противником Елены Блаватской в её политических играх вплоть до того времени была Англия, видимо, признаваемая ею самым достойным противником, т.е. представителем сатанинской силы. Российская разведка "прошляпила" такого непревзойдённого агента, как Елена Блаватская (отвергнутая, видимо, по идейным, православно-религиозным, мотивам), фактически отдав Блаватскую в руки британской разведки.

Ещё один интересный факт: в магазине чернил в Одессе, который открывала Блаватская, работал человек по имени Шломо Кибрис. А ведь, кроме Одессы, семьи Фадеевых, Ганов, Витте и Долгоругих были тесно связаны с Екатеринославом и Елисаветградом. Случайно ли смерть настигла Бориса Юльевича Витте именно в Елисаветграде, самом начале января 1902 года; при этом, похоже, его кто-то отравил там во время выездной сессии, а потом распространил слух, что Борис Юльевич почувствовал себя плохо ещё до Елисаветграда.

Дядя Витте и Блаватской, Ростислав Андреевич Фадеев, родился в 1824 году в Екатеринославе. Надежда Андреевна Фадеева родилась там же в 1820-м году. В Одессе, как свидетельствует письмо к родственнице Фадеевых, дю Плюсси, всё семейство Фадеевых, Желиховских, Ганов, Витте и Долгоруких поддерживало отношения с проживавшими там "бывшими Екатеринославскими губернаторами Шемиотом и Свечиным", а также с градоначальником Левшиным, бароном Фраком, и с семейством Кибрисов.

В переписке семей Долгоруких, Орловых, Желиховских, Ганов, Витте и Фадеевых упоминание о Керенских встречается, по крайней мере, дважды, как и упоминание об Адлерах. И те, и другие упоминаются как родственные семейства. Не странно ли, что в событиях, связанных с Керенскими, а также вокруг Фадеевых, Долгоруких и Витте так часто встречаются и евреи Кибрисы?

В ноябре 1891 года Борис Юльевич Витте числится директором правления Одесского попечительного комитета о тюрьмах; в 1894 году он (действительный статский советник) - прокурор Одесской судебной палаты, вице-президент одесского попечительного общества о тюрьмах. Когда 15 ноября 1898 года для безработных в Одессе основан Дом Трудолюбия, где более 1 тысячи человек получили работу, самое деятельное участие в нём принимает Борис Юльевич Витте (скончавшийся в 1902 году). При Доме Трудолюбия существовала амбулаторная поликлиника, которой на добровольных началах заведовал врач Г. Л. Кибрис (еврей по происхождению).

В Книге записей рождений Российской империи (электронная копия из моего личного архива), а также на страницах сетевого ресурса Центр Генеалогических исследований никаких записей о Надежде Адлер за соответствующий период нет. Это значит, что она была зарегистрирована либо под немецким или скандинавским, либо под еврейским именем. Подавляющее большинство людей с фамилией "Адлер" - евреи. Более того, 2 семьи Адлеров проживали в той самой еврейской земледельческой колонии Доброе близ Елисаветграда, что красной чертой проходит через всё наше исследование. 1 семья (по меньшей мере) Адлеров проживала по соседству, в немецкой поселенческой колонии, фактически составлявшей чуть ли не одно целое с еврейской колонией. Не откуда ли происходит жена Фёдора Керенского?

Что касается фамилии "Кибрис", то семья с такой фамилией тоже проживала в еврейской колонии Доброе. Получается вполне правдоподобно, что девушка Н. Адлер из немецкой поселенческой колонии имела ребёнка от мужчины по фамилии Кибрис из еврейской поселенческой колонии, находившейся рядом. (Тем более что известно о тесных связях между этими 2-мя колониями-"половинками"). То ли мужчина при этом крестился, то ли девушка (мать ребёнка) приняла иудаизм.

Случайно ли в мемуарах самого Александра Керенского, в его переписке, книгах и публицистике нет ничего о его собственной матери? Случайно ли о матери Керенского, Надежде Адлер, сведений нет ни у одного биографа такой знаменитой фигуры, как Керенский? Так что ж это за тайна такая?

"Официальная" биография, местожительство, и т.д., Надежды Адлер может сильно отличаться и от версии наших предположений, и от действительности тоже. Если могущественные силы замышляли изменить курс истории, у них было достаточно средств, золота, опыта и влияния, чтобы сделать подлинную биографию Надежды Адлер тайной, и все детали подменить на фальшивые. Но и без наших предположений имеется достаточно "индикаторов" нашей версии в самих общеизвестных фактах.

Начнём с того, что Александр Керенский родился 1881-м году, т.е. был всего лишь на пару лет младше основного костяка Ротшильдовского призыва (И. В. Джугашвили-Сталин, Александра Коллонтай, Чернов, Герш-Гершуни, Собельсон ("Карл Радек"), Азеф, Леонид Красин, Л. Д. Бронштейн-Троцкий, Борис Савинков, Пётр Рутенберг, Георгий Гапон, Меир-Хенех Моисеевич Валлах-Литвинов, и др., причастных к Кровавому Воскресенью). Иными словами, он принадлежал к тому же поколению рекрутов англо-американской разведки и мирового еврейско-сионистского движения, из которого в революцию набрано больше всего "пушечного мяса".

Если же дату его рождения действительно изменили, записав его на 2-3 года позже подлинного года его рождения, то получается, что он вообще сверстник всех выше упомянутых лиц.

В чине коллежского советника, приёмный отец Керенского, Фёдор Михайлович, был назначен директором мужской гимназии и средней школы для девочек в Симбирске. Именно его воспитанником был Владимир Ильич Ульянов (уголовная кличка Ленин). По случайному ли "совпадению" один воспитанник Фёдора Михайловича Керенского - его приёмный сын Александр Керенский - в начале 1917 года становится главой 1-го революционного правительства (Временного Правительства), а другой его воспитанник - Владимир Ульянов-Ленин - в конце того же года становится главой 2-го революционного правительства?! Можно ли верить в такие "простые" совпадения?

Начальник Фёдора Керенского и отец Ленина - Илья Николаевич Ульянов (директор симбирских училищ) - являлся близким другом Фёдора Михайловича. После кончины Ильи Николаевича Ульянова, Фёдор Михайлович Керенский оказывал большую помощь его семье и опекал детей Ульяновых. В 1887 году - после ареста и казни брата Владимира Ленина (Ульянова), Александра, - он выдал брату казнённого революционера Владимиру (Ленину) "хорошую" характеристику для поступления в Казанский университет.

В Симбирске начиналась жизнь и карьера легендарного Архимандрита Михаила (Семёнова), дед которого был крещёным евреем из кантонистов. Замечательная личность автора знаменитого памфлета "Как я стал народным социалистом" была в значительной мере связана с Симбирском, где Павел Васильевич Семёнов, сын потомка евреев и русской матери, родился в 1874-м году. (Будучи почти сверстником Керенского и, по возрасту, из того же поколения "Ротшильдовского призыва", что и Сталин, Коллонтай, Чернов, Гершуни, Радек, Азеф, Красин, Троцкий, Савинков, Рутенберг, Гапон, Литвинов, и другие). Ранние воззрения 15-18-летнего Павла Семёнова (будущего Архимандрита Михаила), уже тогда выдающегося мыслителя, оказывали большое влияние на некоторые симбирские круги. Неискушённые в теологии, философии и других родственных им науках люди могли воспринимать его как юдофила, тем более что он громко осуждал еврейские погромы и даже возлагал частичную вину за них на церковь. (См. Архимандрит Михаил, "Христос и Варфоломеевские ночи" (Еврейские погромы), Санкт-Петербург, 1906; в: "Православная церковь и евреи: XIX-XX век, сборник материалов к теологии", М., 1994, стр. 28-29).

В действительности, Архимандрит Михаил осуждал еврейские погромы как любой нормальный человек (НЕ моральный урод), и, более того, считал, что они на руку еврейским националистам и умело используются ими. Он даже возлагал (после 1914 года) ответственность за еврейские погромы и другие антиеврейские акции на еврейских экстремистов. Ближайшими единомышленниками Архимандрита Михаила были Василий Розанов и Архиепископ Антоний (Храповницкий), считавшиеся едва ли не главными идеологами российских "антисемитов".

Погибший от побоев, нанесённых ему в Москве в ночь на 19 октября 1916 года (в период еврейских культовых праздников!), в предсмертных словах Архимандрит Михаил винил в своей смерти евреев-мракобесов. Не исключено, что, среди прочих причин, подвигших еврейских экстремистов на убийство мятежного архимандрита, было и то, что он проник в какие-то тайны Керенских и Ульяновых, огласка которых могла стать катастрофой для заговорщиков вождей "мирового организованного еврейства".

В одном письме Розанова (более искушённого в политике) Архимандриту Михаилу содержится предостережение от возможного использования его пропагандой еврейских экстремистов. Вполне возможно, что последнего использовали как инструмент для внушения юному Керенскому юдофильского мировоззрения.

С юных лет Александр Керенский с большой любовью относился к евреям, и боролся за их права. "Нет на свете большей лжи, чем то, что евреи замышляют что-то против России" (из выступления А. Керенского, 1916 год); "На следующий день после обнародования Манифеста состоялось несколько "патриотических" демонстраций, в основном в южных городах, спровоцированных "Союзом русского народа", организацией, которую Витте презрительно назвал "шайкой мерзавцев и головорезов". Улицы Санкт-Петербурга заполнили толпы истерически настроенных людей, несших портреты Николая II и под пение национального гимна "Боже, царя храни" выкрикивавших угрозы и грязные оскорбления в адрес евреев (...)"; "Вскоре начались [еврейские] погромы, подонки общества с явным удовольствием принялись за грабежи, а полиция делала вид, что ничего не замечает". (Цитаты по книге: Керенский А. Ф. "Россия на историческом повороте: Мемуары: пер. с англ.", М.: Республика, 1993; первое издание: А. Керенский. Мемуары. "Россия на историческом повороте". Лондон, 1966). В той же книге Керенский характеризует положение евреев империи при Александре III и Николае II как "чудовищное", и указывает, что для прекращения затяжной "еврейской Катастрофы" необходимо ликвидировать русскую монархию. Главным "преступлением" царизма "против России" Керенский считает "маниакальный" "антисемитизм".

В той же книге Александр Керенский пишет:

"(...) в Киеве начался процесс Менделя Бейлиса. Этот простой, безгрешный человек был обвинен в совершении ритуального убийства малолетнего мальчика-христианина Андрея Ющинского".

"(...) когда разразилась война [1914], правительство США заняло крайне враждебную позицию в отношении России и приняло решение не оказывать ей финансовой и другой помощи".

"Н. Крупенский высказался по пункту 5-му об "отмене ограничительных законов для евреев". Я (...) пришел к заключению, что теперь необходимо для блага родины сделать уступки для евреев. Наше государство нуждается в настоящее время в поддержке союзников. Нельзя отрицать, что евреи - большая международная сила и что враждебная политика относительно евреев ослабляет кредит государства за границей. Теперь, в особенности когда Барк (министр финансов) поехал за границу для заключения займа, необходимо обеспечить успех его поездки. Наши отношения с Америкой также улучшатся с переменой политики относительно евреев".

Вот Керенский и опирался на эту "большую международную силу", строя свою карьеру.

Именно он был инициатором подписанной 25 петербургскими адвокатами резолюции против "фабрикации процесса Бейлиса, (...) клеветнических нападок на еврейский народ, против насаждения расовой ненависти и межнациональной вражды".

По утверждению Б. Колоницкого, чрезмерная юдофилия Керенского заставила русских патриотов видеть в нём национального врага.

Не станем опровергать либо подтверждать "правомерности" заявлений Керенского, осуждающего царский режим и (завуалировано) русских людей за "плохое" отношение к евреям. Но очевидно, что он (как профессиональный хитрюга-адвокат! а ведь и другой воспитанник его отца, Фёдора Керенского - И. В. Ульянов-Ленин - тоже стал юристом!) лукаво замалчивает аргументы другой стороны. Ведь вся иудейская религия, целиком построенная на постулатах жертвоприношения, даже и без ритуального "убийства младенцев" является ментальной проекцией кровавого культа. Отсюда и все инсинуации.

"Дело Бейлиса" стало "делом Дрейфуса" за последние несколько лет в Российской монархии". (Керенский). Керенскому показалось мало других заявлений - он ещё и написал статью для журнала "Северные записки" о "деле Бейлиса".

Не каждый день еврейские торгаши выбирают "гоя" (нееврея) своим председателем, а вот Керенского - выбрали. По этому поводу депутат Думы Николай Марков-старший высказался предельно откровенно:

"Депутат Керенский, несколько мне известно, да и вам тоже, адвокат, - во всяком случае, не приказчик; может быть приказчик еврейского кагала, но это в переносном смысле..."

Увы, Керенский был приказчиком евреев не в переносном смысле, а в самом прямом: в 1913-м году они избрали его председателем IV Всероссийского съезда работников торговли и промышленников.

Еврейские "пейсатели" и террористы даже стали посвящать ему книги и статьи; его портреты красовались даже в лавках ультра-ортодоксальных еврейских проходимцев в ермолках и пейсах.

В. Моссе, посвятивший ему целый опус "Керенский и эмансипация русского еврейства", писал:

"Его позиция в отношении бейлисского процесса ставит его наряду с Масариком или Э. Золя на передний край борцов против антисемитских измышлений".

Как знакомо, не правда ли? Как будто уже в ту эпоху работала машина времени, перенося современников Керенского в наш век сионистских идеологических штампов.

Перед самым началом Первой мировой войны (1914) и Чрезвычайной сессии Думы 26 июля 1914 года, Керенский попросил председателя совета старейшин Родзянко передать царю петицию депутатов-радикалов с 8-мью самыми важными для России (по мнению Керенского и его единомышленников) требованиями, из которых первыми 2-мя (и, значит, АРХИВАЖНЫМИ) стояли: "предоставить нерусским меньшинствам самостоятельность в области культуры" и "отменить ограничения в отношении евреев".

Даже еврейский экстремист-радикал Семён Дубнов не поленился посвятить выступлению Керенского на заседании Думы 26 июля 1914 года хвалебный отзыв:

"Искренне и правдиво говорил только трудовик Керенский: не народом война вызвана, но народ её вынесет на плечах своих, а потом предъявит правительству счёт".

3 октября 1916 г. начальник Московского охранного отделения информировал Департамент полиции: "По полученным мною сведениям, бывший недавно в Москве известный А. И. Коновалов вручил члену Государственной Думы А. Ф. Керенскому 5000 руб. для использования в целях получения из Департамента полиции секретных докладов и донесений о деятельности общественных организаций в империи".

Александр Керенский трудился на ниве "защиты евреев", не покладая рук. Он выступил против намерений российского главнокомандующего и начальника ставки, генерала Н. Янушкевича, выселить еврейское население из прифронтовой полосы.

Согласно материалам еврейской печати в Вильно и Ковно, лидеры еврейских общин этих 2-х городов и авторитетные раввины обратились к Керенскому с просьбой выступить против намерений российских военных властей депортировать евреев. Александр Фёдорович лично отправился в местечко Кужи под Ковно, чтобы "изучить возможность шпионажа евреев в пользу врага и правдоподобность фактов нападения евреев на русских солдат". После своей поездки, Керенский выступил (июль 1915 года) в Государственной Думе, обозвав обвинения против евреев "гнусной клеветой".

Вскоре после начала Первой Мировой войны А. Керенский без колебаний подписал так называемое "Воззвание к евреям" (вместе с Л. Андреевым, М. Горьким, Д. Мережковским, и другими):

"Российские евреи всегда честно трудились во всех сферах, доступных им. Они неоднократно доказывали своё искреннее желание приносить себя в жертву своей родине. Поэтому лишение их гражданских прав - это не только вопиющая несправедливость, но и условия, которые бьют по лучшим интересам страны...".

Как российские евреи "трудились" во всех сферах, "им доступных", мы знаем по их подготовке и осуществлению 2-х кровавых революций в России.

Через Керенского еврейские общественные, религиозные и политические деятели (от умеренных, до экстремистов и даже террористов) отправили запрос военному командованию царской армии о предоставлении солдатам-евреям кошерной пищи. Керенский ВО ГЛАВЕ [sic!] делегации еврейских общин сам отправлялся в поездки в действующую армию для инспекции исправных поставок кошерной пищи. В качестве самопровозглашённого инспектора положения евреев на фронте, Керенский тесно сотрудничал и общался с еврейскими сионистскими и националистическими деятелями О. Рабиновичем, А. Ландау, В. Тёмкиным, С. Дубновым, О. Грузенбергом, Д. Гинзбургом, и другими. От их имени он выступал в Думе и направлял депутатские запросы.

В одесской еврейской газете 2 автора назвали Керенского "евреем без ермолки", а газета "Бобруйские отклики" (октябрь 1915) назвала его "самым еврейским неевреем". Имя Керенского не сходило со страниц еврейских журналов "Рассвет", "Сион", "Еврейская библиотека".

Общероссийская газета "Еврейская неделя" (1915, Љ 11-12) рассыпалась бисером по поводу заявления Керенского "о незаконных действиях военных властей по отношению к еврейскому населению, проживающему в районе военных действий".

Но и сам А. Ф. Керенский не брезговал выступать в еврейской печати. В приложении к журналу "Рассвет" и в других еврейских еженедельниках и ежемесячниках нередко появлялись его статьи. Ближайший сподвижник и единомышленник Керенского в "еврейском вопросе", П. Н. Милюков, не отставал от Александра Фёдоровича в бичевании "преступлений против евреев" и в изображении еврейских лидеров и движений невинными агнцами.

В своём письме редактору читатель А. Зеликман пишет (1915 год):

"Никто не останется безучастным, потрясённый чтением О. Рабиновича, А. Ландау, А. Ф. Керенского, Н. М. Фридмана, П. Н. Милюкова. Сердце кровью обливается в ответ на описания еврейских страданий, которые могут исторгнуть слезу даже из камня!"

Здесь главное не в том, переусердствовал ли Керенский в живописании еврейских страданий (в кавычках и без). Ведь если он был русским человеком и ощущал себя таковым, то должен был в 1-ю очередь посвятить себя проблемам и страданиям русских людей. Здесь есть ещё одна философско-этическая доминанта. Если кто-то выбросился из окна, сломал себе обе ноги, и лежит на койке в муках, то живописание его страданий без упоминания попытки самоубийства (никем не спровоцированной) будет ложью. Страдания молодых русских женщин, впряжённых на каторге в оглоблю бочки с водой на колёсах; страдания русских крестьян из-за тяжёлого быта и другого наследия крепостничества; страдания раненых русских солдат не исторгали из Керенского такого сочувствия, не вышибли из него такой "прозрачной слезы", как страдания евреев. Еврейский революционный террор 1890-1900-х годов унёс жизни 50-ти тысяч самых образованных, знающих, самых активных и патриотичных русских людей, но никакой жалости к ним у Керенского не было и в помине. Если еврейский терроризм выбросил собирательный образ еврейской массы на жёсткий булыжник русского гнева, то живописать страдания после этого безумного (вызванного злобой) акта без упоминания причины: такая же ложь, как умалчивать о попытке суицида, живописуя вызванные ей раны.

В открытом письме, которое Керенский написал, критикуя решение министерства внутренних дел на запрет одному из идеологов еврейского терроризма и ученику известных талмудистов, Семёну Дубнову, проживать в Санкт-Петербурге, автор возмущается ограничениями, которые не позволяют евреям без специального разрешения жить в больших городах. Но разве тысячи русских патриотов не высылались ошибочно царским режимом из больших городов, разве не налагались запреты на проживание многочисленных революционеров русского происхождения в обеих российских столицах? Поэтому исключительное внимание Керенского к "еврейскому вопросу" имело свою обратную сторону: фактическую дискриминацию этим депутатом проблем русских людей.

Что касается "равных прав", которых добивались для евреев Керенский с Милюковым, то по поводу этого Розанов верно заметил, что "вернуть" права евреям можно лишь в обмен на возвращение евреями прав "гоям" (неевреям). По еврейским законам (перенесённым из иудейской религиозной практики), нееврей ("гой", неверный) - не человек, у него нет никаких прав, и (по еврейским законам) с ним можно делать всё, что угодно. Раввины и еврейские мракобесы только евреев признают людьми, все остальные - это животные, назначение которых быть рабами евреев. Об этом без обиняков сказано в еврейском Пятикнижии-Торе (Ветхом Завете), в своде еврейских законов Шулхан-Арух, и каждый, кого интересует этот вопрос, может открыть одну и другую книгу - и узнать из неё, каков у евреев статус неевреев. [О еврейском религиозном нацизме читайте в моих работах "ГУЛАГ Палестины" (версия Баландина), "Маца", "Ящик Пандоры", "Варяжский рецидив", и др.]

О том, как относятся евреи ко всем остальным людям на Земле, можно судить сегодня по их издевательствам над народом Палестины. "Еврейское" государство Израиль превратило территории, на которых проживает палестинский народ (Западный берег реки Иордан и сектор Газа) в более 60-ти лет действующий крупнейший и старейший в истории концлагерь (с миллионами узников) под открытым небом, в котором рождаются поколения палестинцев без гражданства, без прав, включая право на жизнь. Еврейские солдаты систематически убивают тысячи палестинских детей, многих из которых разбирают на донорские органы. Тысячи палестинских детей - от 5-ти до 16-ти лет - брошены в израильские тюрьмы, где их содержат в нечеловеческих условиях. Израильская армия безостановочно "утюжит" территорию концлагеря "Газа" гусеницами своих танков и гигантских бульдозеров, разрушая дома и оставляя население без крова, пищи, воды, электроэнергии, медицинской помощи. Израильтяне намеренно бомбят и обстреливают школы, больницы, густонаселённых частей Газы, убивая тысячи жителей-узников, в подавляющем большинстве - стариков, женщин и детей. Военные преступления евреев-сионистов Израиля не имеют прецедентов в мировой истории, потому что геноциды и экстремальные издевательства всегда носили временный характер и никогда не длились десятками лет (кроме еврейского сталинского геноцида и преступлений против коренного населения Америки, которые провоцировались интересами еврейских ростовщиков и работорговцев). Израиль давно уже перещеголял преступления гитлеровского нацистского режима.

Что сделали евреи, когда, с помощью глобального террора, вырвали право иметь своё государство (как использовали они это право)? Они стали вести (сами и руками Соединённых Штатов) бесконечные войны против соседних стран и убивать сотни тысяч беззащитных людей (гражданское население): ливанцев, иракцев, сирийцев, друзов, маронитов, христиан, жителей оккупированных Израилем территорий, и т.д. Что сделали евреи, когда им предоставили равные с другими подданными Российской империи права? Они устроили революционный террор, кровавый пир - уничтожив миллионы русских людей!

Сегодняшний ад российской действительности - повальная коррупция, слияние правоохранительных органов с мафией, зверства милиции (полиции), произвол и казнокрадство: это наследие всех устроенных Англией, США, и международным еврейским терроризмом революций, геноцидов, переворотов и покушений-убийств.

Историческая проблема положения евреев в Российской империи при царском режиме - это крайне сложная и комплексная проблема, не имеющая однозначной оценки. С одной стороны - черта оседлости и другие ограничения и репрессии; с другой - доминирующее к 1905-му году экономическое положение. Составляя ничтожный процент населения России, евреи лидировали в обучении своих детей в самых дорогих и престижных европейских университетах. На число членов еврейских общин приходилось в 2-3 раза больше больничных коек, чем на то же число русских жителей. Даже если приписать это в заслуги самих евреев (что, опять же, неверно, ибо вопрос этот гораздо сложнее), такая диспропорция бытовала благодаря доброй воле самого царского режима, у которого имелись и средства, и возможности "перекрыть кислород".

Прежде, чем плакаться о ситуации евреев в царской России, надо сначала провести сравнительный анализ с положением "среднестатистического" русского человека. (Начнём с того, что положение крепостных было в тысячу раз хуже положения евреев...). И можно перечислить целый ряд других, очень сложных, вопросов.

Едва ли не самый большой обман заключается в том, что Керенский рассматривал "еврейский вопрос" в рамках национальной политики России, тогда как евреи - это не нация, не народ, не этническая группа, а корпоративно-культовое сообщество.

В свете сказанного становится очевидным, что вся "проеврейская" деятельность Керенского была профанацией, китчем, популистской примитивизацией пропагандного образца. Разве случайно именно Александр Керенский ПЕРВЫМ стал именовать себя национал-социалистом?!

Неудивительно, что на него сыпались благодеяния, благосклонность и благодарности от всевозможных еврейских организаций, в числе которых были еврейские общины по всей стране, Еврейская демократическая группа, сионистские организации Ховевей Цион и Поалей Цион, и другие.

Если такие деятели, как Керенский и Милюков, встали во главе Февральской революции, то совершенно ясно, кому эта революция была нужна, какие цели преследовала, и кто за ней стоял.

Неудивительно, что первыми сразу после победы Февраля (тогдашнего "Майдана") стали хватать всех "антисемитов". Но ещё до победы, в самом начале Февральской революции, первым арестованным царским чиновником стал И. Щегловитов, бывший министр юстиции, которому евреи мстили за то, что он допустил "дело Бейлиса", называя его "махровым черносотенцем", "душой и мозгом реакции", "врождённым антисемитом", и т.п. Его схватили, избили, и приволокли в Государственную думу, штаб заговорщиков.

Случайно ли на место Щегловитова поставили Керенского, который и стал первым министром юстиции Временного правительства? Ох, как любят еврейские экстремисты подобную садистскую символику! Что сделал этот министр "юстиции" в первую очередь? Уже догадались? Конечно же, первым его декретом была отмена "всяких ограничений" касательно евреев! Именно по его инициативе, в тот же период в центральной газете "Русские ведомости" появился громадный пасквиль на русский народ, который обвиняли в жутких преступлениях против евреев и против еврейской религии иудаизма. Про эту статью я слышал много лет назад от Бориса Георгиевича Миллера, который утверждал, что именно она стала идейной программой и оправданием для революционного террора. По его словам, выпуск газеты с этой статьёй вышел в 3-х разных версиях, отдельно для Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. В одной из версий "катастрофа" "еврейского народа", которую тот понёс от "рук царского режима и русских черносотенцев", называлась Холокостом!

Как же использовали евреи-экстремисты это обвинение? Они использовали его, чтобы развернуть революционный террор и уничтожить десятки миллионов русских людей! Точно так же, как они использовали для той же цели геноцида против неевреев термин "Холокост" и после устроенной ими же самими II Мировой войны, уничтожив (руками англо-американских оккупантов) после 1945 года 7 миллионов немцев и развернув геноцид народа Палестины.

"Наше законодательство, - утверждала та статья 1917 года в "Русских Ведомостях", - запрещало евреям пользоваться элементарными правами, превратило евреев в рабов в руках адептов старого режима, учило неграмотных и необразованных рассматривать евреев как людей, стоящих вне закона. Их обвиняли за все несчастия, они становились ответственными за чужую вину. Возводилась клевета на них, и они не могли защитить себя... Пусть никогда не омрачаются будущие дни новой жизни".

Кровавый террорист, потомок евреев Ропшиных - Борис Савинков, приближённый Керенским к себе и ставший одним из главных фигур, решавших судьбы страны в те страшные дни (зам. Министра обороны), называл Александра Фёдоровича "лучшим человеком", с которым ему доводилось общаться. Кровавый еврейский террорист Пётр Рутенберг (которого Керенский сделал начальником Петроградской полиции) так отзывался о Керенском:

"Он родился с природным чувством справедливости. В Керенском право, права и справедливость слились в одну личность".

В книге еврейского публициста "нью-йоркской закваски", Григория Аронсона, есть такие строки (см. Григорий Аронсон. "Россия в эпоху революции", Нью-Йорк, 1966):

"Такие люди демократической революции, как А. Ф. Керенский, отдали буквально всё лучшее, что у них было: свой талант и своё горячее сердце делу укрепления молодой демократии, задыхавшейся от наскоков войны и большевистской угрозы".

Хочется спросить: от кого исходила "большевистская угроза", если не от евреев-нацистов, и чем отличалась "большевистская угроза" от меньшевистской?

Случайно ли, едва узнав о том, что Керенский сделался главой Временного правительства, еврейский уголовник Пётр Рутенберг, главное орудие провокации Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года и развёртывания революционного террора, вместе с американской бандой евреев-отморозков тут же возвращается из Нью-Йорка в Россию. В июле 1917 года Керенский назначает этого кровавого еврейского ублюдка "заместителем губернского комиссара" для "водворения порядка в Петрограде". В октябре Керенский назначает ещё одного еврея-экстремиста - Н. Камкова (брата одного из лидеров эсеров и члена Совета Народных Комисаров Бориса Камкова) - помощником особо уполномоченного по "водворению порядка в Петрограде". Правой рукой Александра Керенского становится ещё один палач-террорист - Борис Савинков.

На большинстве сохранившихся фотографий того времени Керенский запечатлён в кругу своих идейных единомышленников и друзей: по правую руку Александра Фёдоровича сидит еврейский террорист Пётр Рутенберг, по левую террорист русско-еврейского происхождения Борис Савинков, чуть дальше еврейский экстремист-эсер Борис Камков. Вот главные советчики Керенского и контроллёры политики Временного правительства.

Случайно ли Керенский отбыл из Советской России именно на британском крейсере? Ведь он не удирал из Зимнего Дворца в женском платье, как повествует легенда, и вообще никуда не уехал в ноябре 1917 года, а остался в Советской России, хотя наверняка мог её покинуть. И жил он инкогнито только для неосведомлённых, но с ведома ЧК.

Напомним и о том, что 20 июня 1918 года из своей нелегальной квартиры в Москве (на Патриарших прудах) Керенский отправился (с Ярославского вокзала) в Мурманск, откуда именно на британском крейсере "Адмирал Об" покинул Россию. У Керенского имелся при себе паспорт на имя Милутина Марковича, британского подданного сербского происхождения. (Ю. Безелянский. "Огненный век", М., 2001, стр. 307; В. Протрухин, "Керенский в России после 1917 года", стр. 19).

Но кто организовал его "гарантированно безопасный" отъезд? Кто позаботился об инструктаже, фальшивом паспорте, и даже охране из 4-х "красных" солдат? Не кто иной, как Сидней Рейли, он же - Джеймс Бонд, английский шпион, настоящее имя которого - Самуил-Соломон Моисеевич Розенблюм, а настоящее его место рождения (вне брака) - Одесса. Кто ждал Александра Керенского в Мурманске? Тот же Сидней Рейли (Розенблюм), находившийся в "красном" Мурманске в числе членов британской миссии.

Но кто был его постоянным визитёром и собеседником в Москве 1918-го, кто передал ему фальшивый паспорт и помог уехать с Ярославского вокзала военным эшелоном в Мурманск? Всё тот же вездесущий Пётр Рутенберг!

И тут надо суммировать некоторые наши выводы о Петре Рутенберге, потому это ключевая фигура среди слуг кукловодов из Лондона и Нью-Йорка.

Вопреки утверждениям евреев-националистов о том, что "революцию делали" "обездоленные царским режимом" еврейские мстители, подавляющее большинство видных еврейских революционных бандитов (как показывает наша работа) были выходцами из богатых и обеспеченных семей. Не исключением был и Пётр (Пинхас) Рутенберг, сын купца 2-й гильдии и дочери известного раввина Марголина.

Напомним, что звезда Рутенберга восходит в 1904-м году, когда в Париже, на средства английской разведки и братьев Лионеля и Эдмонда Ротшильдов, был проведён "съезд" делегатов от целого ряда "демократических" террористических организаций, целью которого было создание координационного органа для союзного управления диверсиями и бандитизмом, и обмена информацией. Так появился "Союз освобождения", исполком которого базировался в Женеве. Его уполномоченным в России и стал некто Пётр Михайлович (Пинхас Моисеевич) Рутенберг. Одновременно, Рутенберг входил в число активистов революционного крыла сионистских организаций.

В том же году Рутенберг был использован английской разведкой и мировым сионистским движением для физического устранения нескольких германских лидеров, неугодных сионистам. Он разработал и осуществил ряд покушений в Берлине, Франкфурте и других германских городах. Рутенберг координировал свои действия с австрийским террористом, Фридрихом Адлером (возможно, родственником матери Керенского, Натальи Адлер).

В Германии Рутенбург основал несколько еврейских террористических групп, одна из которых сыграла в дальнейшем роль консультативного органа российских террористов-евреев.

В 1904 году Рутенберг становится правой рукой православного священника Георгия Гапона, основавшего и возглавившего организацию рабочих Путиловского завода, ставшую всепитерской рабочей организацией. Именно Рутенберг воспитал из Гапона революционера-террориста. Именно Рутенбергу (и Парвусу-Гельфанду) принадлежит как идея петиционного шествия рабочих и членов их семей к Зимнему дворцу, так и её практическое осуществление. Провокацию Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года Рутенберг разрабатывал и воплощал в жизнь в тесной координации с еврейскими бандитами Евно Фишелевичем Азефом, Львом Бронштейном (Троцким), Гельфандом (Парвусом), Баллахом-Финкельштейном (Литвиновым), еврейско-грузинским террористом И. В. Джугашвили (Сталиным), русско-еврейскими террористами Борисом Савинковым, еврейско-русским террористом Леонидом Красиным, тайным евреем А. М. Пешковым (Горьким), Александрой Коллонтай, и прочими. Именно он координировал действия еврейских провокаторов-боевиков, из-за спин рабочих демонстрантов, из-за углов и с деревьев обстреливавших полицейские и военные заслоны на пути шествия, чтобы вызвать ответный огонь по рядам участников демонстрации.

После того, как кровавая провокация удалась, Рутенберга (вместе с попом Георгием Гапоном) "командируют" за границу, разжигать оттуда революционный террор в России, координировать действия террористических организаций и организовывать переправку оружия для террористов в Россию. Он встречается с двумя другими английскими шпионами и слугами мирового экстремизма: Вильямом Вайзманом и Артуром Рейли - Джеймсом Бондом (настоящее имя которого: Самуил-Соломон Розенблюм).

В период его жизни в Швейцарии, посредники Ротшильдов и английских политических деятелей (Винстона Черчилля и лорда Бальфура - имевших прямые контакты с Рутенбергом) знакомят его с "пламенной революционеркой" Анжеликой Балабановой, террористкой из богатой еврейской семьи с Украины. Балабанова была одной из "птичек" уже описанной нами в предыдущих разделах стайки еврейских и объевреенных дамочек, постоянно вертевшихся вокруг Владимира Ильича Ульянова-Ленина. Разговор с Балабановой шёл о Муссолини.

Будущего итальянского диктатора "провели" через Швейцарию те же самые "Надзирающие", что отобрали для будущей террористической деятельности Парвуса (Гельфанда) и Ленина (Ульянова). "Вторым призывом" они рекрутировали ребят более молодого поколения - Троцкого (Бронштейна), И. В. Джугашвили-Сталина, Литвинова (Валлаха-Финкельштейна), Эмму Гольдман, Эстер Фрумкину, Георгия Гапона, Фридриха Адлера, Петра Рутенберга, и других их ровесников и одногодков. Муссолини был из того же самого "2-го" "Ротшильдовского" призыва.

Его тайные "опекуны" подстроили так, чтобы на одном из политических собраний в Швейцарии Муссолини столкнулся и "подружился" с Владимиром Ильичом Ульяновым (Лениным) и одной из его "адъютанш в юбке" - Анжеликой Балабановой (упомянутой выше). Ленин приставил к 20-летнему Муссолини Балабанову, которая стала его наставницей и консультантом. Целью "опекунов-Надзирателей" (Рошильдов, Гиршей, Шиффа, лорда Бальфура и прочих) была тщательная подготовка будущего диктатора Италии, натуру которого и устремления планировали использовать в глобальных целях еврейских экстремистов. Балабанова "подтянула" Муссолини по языкам, логике, философии, и другим предметам, научила читать и понимать Шопенгауэра, Гегеля, Маркса, Бабёфа, Сореля. Но главный упор, по заданию Ленина ("спущенному" Ленину Ротшильдами) делался Балабановой на Ницше и Штирнера [Charles F. Delzell Mediterranean fascism, 1919-1945. Harper & Row, 1971.]. Идеи Ницше вдалбливали в голову Муссолини русские еврейские дамочки чуть ли не отбойными молотками. Сионистские наставники Муссолини очень надеялись, что он создаст доктрину, сегодня известную под именем фашизма.

В Цюрихе Балабанова как раз и обсуждала с Рутенбергом тактику и стратегию итальянской политики мирового сионизма и его "подставных" марионеточных движений в России, таких, как РСДРП, эсеры, анархисты, и другие партии. Настало время, решили шефы Ленина и Рутенберга, создать ещё одно революционное движение, антагонистическое коммунистическому. Названия ему тогда ещё не придумали. (Хотя талантливый негодяй Керенский уже тогда ПЕРВЫМ называл себя национал-социалистом).

Пока Ленину и Рутенбергу поручили поближе присмотреться к Бенито Муссолини. Евреи-националисты очень надеялись на то, что Муссолини станет тем "антиклерикалом", который окончательно добьёт католическую церковь и папский Рим-Ватикан.

Одновременно, Азефу, Рутенбергу и Савинкову поручается убить нескольких "случайных" участников и виновников кровавых событий 9 января 1905 года, и, в первую очередь, Георгия Гапона, который слишком много знал о кознях еврейских экстремистов и английской разведки. Когда Гапон, почувствовав или осознав опасность, бежит в Россию, Рутенберг беспрепятственно проникает и туда, беспрепятственно убивает Гапона, и так же беспрепятственно возвращается на Запад. За его безопасное прибытие и отбытие отвечал тогда всё тот же британский шпион Сидней Рейли - Джеймс Бонд (Розенблюм).

После убийства Гапона Рутенберга переправляют в Италию. Там, по требованию раввинов, он временно бросает политику и терроризм, и восстанавливает свою инженерную квалификацию, и, в частности, изучает технологию строительства гидроэлектростанций. В Италии Рутенберг возвращается к иудаизму, пройдя через варварский еврейский культовый обряд покаяния отступника. Эта процедура предусматривает 39 ударов плетью на пороге синагоги и другие физические "испытания". Шрамы от ударов плетью остались у Рутенберга на всю жизнь.

Ещё до прохождения вышеописанной церемонии, раввины объяснили ему, что главный враг "еврейского народа" - не русские, не православие, не церковь, не черносотенцы, не антисемиты "всех мастей", но собственная ассимиляция. Именно этого врага, объяснили раввины, надо выжигать калёным железом, не жалея ни своих, ни чужих. Если для остановки ассимиляции придётся убить 20-30, 50, или сколько угодно миллионов человек: это всё равно "святое дело". Если для того, чтобы остановить ассимиляцию, придётся уничтожить даже 6 миллионов евреев: это всё равно необходимо сделать.

Именно поэтому своё "еврейское государство" нужно создавать не где-нибудь в Европе, где "еврейский характер" очень скоро будет утрачен, не в Уганде, не на Мадагаскаре, но лишь в Палестине, окружённой фанатиками-мусульманами. Такое окружение, где не принимают чужаков (в отличие от толерантных европейцев) - главная гарантия недопущения ассимиляции евреев. А ровно через 66 лет после основания "еврейского государства" Израиль в Палестине, объяснили раввины Рутенбергу, необходимо начать активную фазу возрождения средневекового еврейского государства Хазария, с центром в Юго-Восточной Украине и Крыму. К тому времени нужно развернуть массовую резню населения Ирака, Ливии, Ливана и Сирии, чтобы "освободить" от "гоев" (неверных) территории между Палестиной и Хазарией. "Еврейское государство" Израиль в Палестине и "еврейское государство" Хазария в Крыму, низовьях и междуречье Дона и Волги, и на Северном Кавказе - должны соединиться, и образовать могучее еврейское государство от Синайского полуострова до Казани. Астрахань придётся, заявили раввины, сразу же отобрать у России, которую к тому времени, как они надеялись, удастся разделить на множество отдельных карликовых государств.

Но для того, чтобы осуществить эти великие планы - следовало дальнейшее разъяснение, - необходимо срочно остановить ассимиляцию здесь и сейчас; иначе не только ничего не сбудется, но само существование "еврейского народа" под угрозой.

Самый оптимальный выход: вернуть былое христианское мракобесие, религиозную нетерпимость, возродить инквизицию, и, тем самым, сделать ассимиляцию евреев Европы невозможной. Но церковь всегда была врагом евреев и соперником иудаизма в борьбе за мировое господство. Поэтому церковь надо лишить её власти и влияния. Так что этот выход, объяснили раввины, "не подходит".

Отсюда единственное "правильное" решение: навязать "гоям" (неверным) близкое к еврейскому мировоззрение, призванное генерировать националистическую политику, и тогда - конец ассимиляции. Человек для создания такого мировоззрения уже подыскан: это уже знакомый Рутенбергу Бенито Муссолини. Загвоздка в том, что Муссолини, в общем - талантливый молодой человек, обладавший широтой охвата политической и жизненной картины, не мог родить нужной евреям-экстремистам доктрины, ибо не имел в себе "критической" степени демонического цинизма. Бенито верил во что-то близкое, а с такой верой создать человеконенавистническую доктрину невозможно.

Именно поэтому Рутенбергу поручили найти и созвать совещательную группу экспертов и знатоков, способных породить новое агрессивное учение. В эту группу вошли несколько молодых итальянских еврейских экстремисток террористического толка. Они и придумали фашизм, мотто для которого взяли из раввинской притчи о связке прутьев, которую, в отличие от отдельного прута, сломать не так-то просто.

Рутенберг не только встречался с Муссолини в Риме и других городах Италии, но и проводил с будущим диктатором целые недели в совместных беседах и прогулках. Фашизм с самого своего возникновения был и остаётся продуктом с клеймом "made in Israel"!

Одним из главных разработчиков доктрины фашизма стал также знаменитый еврейский бандит Парвус (Израиль Гельфанд).

В Париже Рутенберг встречался с никому ещё тогда не известным Адольфом Гитлером, которому рассказал правду про его еврейское происхождение, и обрисовал план основания национал-социализма расистского образца.

Таким образом, Георгий Гапон, Муссолини и Гитлер: все трое - воспитанники Петра Рутерберга.

Сидя в Италии, Рутенберг руководил межпартийными усилиями по свержению царизма, играя роль связного между боевыми группами разных идеологических и политических направлений.

Активное участие Рутенберга в координации революционного террора продолжалось вплоть до 1907 года (поражения революции 1905-1907 годов).

Случайно ли именно в 1907 году Рутенберга "переводят" в Англию?

Целое десятилетие, с 1908 по 1916 год, Рутенберга использовали (помимо террористической деятельности против русского государства) для организации и осуществления политических убийств в Западной Европе и запугивания неугодных евреям-сионистам политических деятелей, вплоть до членов английского парламента. С помощью международного терроризма евреи-сионисты постепенно добивались своих целей. Рутенберг находился в постоянной связи с Ротшильдами, лордом Бальфуром, Винстоном Черчиллем, Якобом Шиффом, Отто Куном, Феликсом Варбургом, Барухом, и другими главными координаторами мирового еврейско-сионистского движения. Этот международный еврейский террорист высочайшего ранга и класса выполнял самые трудные и запутанные поручения Ротшильдов.

Вездесущий Рутенберг понадобился Ротшильдам и в США, по приезде куда основывает Американский Еврейский Конгресс, существующую по сей день массовую и главную ось организаций американских евреев-сионистов. Происходило это так. Спровоцированная Англией и международным еврейским экстремизмом Первая Мировая война определила создание и глобальной боевой еврейской организации: главного ядра скоординированного мирового еврейского терроризма. В число других задач этой массовой террористической банды входил и захват Палестины евреями-экстремистами (сионистами). В рамках создания глобального еврейско-террористического ядра, Рутенберг разъезжает по европейским столицам, одновременно используя свои разъезды для осуществления убийств европейских политических деятелей; в некоторых из них участвуя лично. Вместе с Владимиром Жаботинским и Трумпельдором он поэтапно осуществляет идею создания "Еврейского Легиона". В рамках координации усилий с еврейским нацистом Жаботинским и на деньги Ротшильдов и Шиффа, в мае 1915 года Рутенберг отправляется в США.

В Нью-Йорке он присоединятся к Виталию Грину (уголовная кличка Давид бен-Гурион) и Хаиму Житловскому, вместе с которыми и создаёт Американский Еврейский Конгресс. Под псевдонимом Пинхас Бен-Ами издаёт написанную в Италии на русском языке книгу "Национальное возрождение еврейского народа". Это "национальное возрождение еврейского народа" достигалось ценой кровавой бойни русского народа, такой, как Кровавое Воскресенье 9 января 1905 года, обе русские революции и послереволюционный террор.

Там же, в США, Рутенберг, на деньги Ротшильдов, Рокфеллеров и Шиффа, занимался созданием проекта разработки гидроэнергии в Палестине и ирригационных работ на Святой Земле.

Нет никакого сомнения в том, что Рутенберг прошёл серьёзную диверсионно-разведывательную школу - самую солидную и тщательную подготовку, на которую только способны были англо-американские и сионистские спецслужбы и диверсионно-политические органы Британии и Соединённых Штатов. Его подготовка началась за несколько лет до кровавых событий 9 января 1905 года.

После захвата японской стороной в 1905-м году русских пленных, некоторых из них японская разведка (совместно с английской) сумела завербовать и поместить в тренировочные лагеря, для обучения терроризму и диверсиям против русского государства. Эти тренировочные лагеря постоянно действовали в Японии вплоть до 1918 года, и финансировались, а также контролировались "правой рукой" Эдмонда Ротшильда, еврейским банкиром Яковом Шиффом. Шифф свёз туда большое количество еврейских террористов из Соединённых Штатов, России, Румынии, и других стран, и организовал их "переподготовку". Командиром проходивших такую "переподготовку" еврейских бандитов Шифф назначил... того же Рутенберга ("мой пострел везде поспел"!).

Во главе этой вооружённой группы еврейских боевиков из Нью-Йорка Рутенберг и прибыл позже в Россию, к Керенскому. (См. мемуары Бориса Викторовича Савинкова - "Воспоминания террориста", 1920 год).

Таким образом, когда Рутенберг понадобился мировому сионистскому движению и международному банкирскому кагалу в России, его тут же снова "командируют" туда. И вот Пётр Рутенберг уже при Керенском, который сделал этого закоренелого террориста начальником полиции Петрограда (!!!). ("Заместителем губернского комиссара" для "водворения порядка в Петрограде"). (Потом Рутенберг без малейшего колебания и каких-либо сомнений ("угрызений совести"), и без сопротивления отдаст полицейских, которыми командовал, на расправу прибывшим из Нью-Йорка еврейским боевикам Троцкого).

Борис Савинков (потомок евреев Ропшиных) был заслан (вместе с Рутенбергом) в штаб к генералу Корнилову "заместителем министра обороны".

В дни, когда Временное Правительство масона и сиониста Керенского тайно готовило передачу власти большевикам, Керенский устроил провокацию, подговорив генерала Корнилова на мятеж и пообещав свою поддержку. На самом деле, целью этого сговора-провокации был предлог разоружить армию (в первую очередь - офицерский корпус), а также выявление активных патриотов среди генералитета и среднего армейского звена, которые могли сорвать передачу власти в руки Ленина-Троцкого. Поэтому, когда, в середине 1917 года, Корнилов решился на мятеж, Керенский "кинул" его, а в штаб к нему подослал всё того же вездесущего Рутенберга (ну, прямо какой-то Штирлиц, Рембо и агент 001 в одном лице!). И Пинхасу Моисеевичу, с помощью Бориса Викторовича (Савинкова) и это удалось! Он "перехватил"-таки управление штабом Корнилова: подумать же!

При Керенском, Рутенберг стал создавать и так называемый "Еврейский легион", для "освобождения" Палестины. Но мы не должны позволить ввести себя в заблуждение, задавая вопрос "для "освобождения" от кого?", а, вместо этого, спросить: для кого? На этот вопрос можно точно ответить: для еврейских поселенцев-сионистов и создания в Палестине еврейского государства Израиль.

В феврале 1917 года, после перехода власти к Временному правительству, важнейшей задачей для мирового заговора евреев-экстремистов становится уничтожение всех компрометирующих их документов, находившихся в Зимнем Дворце, его архивах, канцеляриях и библиотеках. Именно тогда комендантом Зимнего Дворца становится... (угадали?) - всё тот же Пётр (Пинхас) Рутенберг!

3 ноября Керенский объявил о создании Высшего совета в составе трёх человек, наделённого чрезвычайными полномочиями с целью сохранения законности и порядка, и включил в него 2-х кровавых международных террористов: Савенкова и Рутенберга.

О постановке штурма Зимнего Дворца Ленин, Троцкий и 4 других ведущих лидера большевиков договаривались именно с Рутенбергом, при молчаливом согласии Керенского. Люди, штурмовавшие штаб Временного правительства, как и его защитники - погибали не понарошку, а верховные руководители тех и других в это время были в сговоре и посмеивались в рукав! Человеческие жизни для них ничего не стоили...

Во время штурма Зимнего дворца (7 ноября 1917 года по новому стилю) Рутенберг формально находился среди командиров его защиты, и, "для конспирации", был, во-первых, "ранен", а, во-вторых - со всеми лидерами правительства (кроме Керенского) и всеми министрами - арестован и заключён в Петропавловскую крепость.

Позже всех министров Временного правительства большевики освободили: НИКТО из них в дальнейшем не был подвергнут репрессиям. Кому-то позволили выехать за границу; другие спокойно дожили до самой смерти при советской власти, не будучи ни расстреляны, ни арестованы. Рутенберга и многих других заключённых, связанных с Временным правительством (или его членов) освободили в марте 1918 года. Ремарка в "учебниках истории" о том, что это было сделано "в связи с окружением немецкими войсками Петрограда": профанация. Ведь расстрелы и аресты других людей шли в это время полным ходом. Но террор большевиков "почему-то" не коснулся "временных".

Освобождённый из Петропавловской крепости Рутенберг был и большевиками на короткое время сделан... комендантом Зимнего Дворца (совсем как при Керенском), и за это время сумел уничтожить все нежелательные для Великобритании, мирового сионистского движения и международного банкирского кагала документы, хранившиеся в Зимнем Дворце (какие не успел уничтожить, будучи комендантом дворца при Керенском). [W. I. Surney. "On Revolutionary Shift in 1917-1918", University Press, 1982; В. Н. Воейков. "С царем и без царя: Воспоминания последнего дворцового коменданта". Мн., "Харвест", 2002,]

Чтобы Рутенберг в Петрограде не "мозолил глаза", его отправляют в Москву, где он занимает достаточно высокий пост в кооперативном движении. Именно эта сфера деятельности также не была случайной. Нужно было отработать организацию профсоюзного и кооперативного движения в Палестине, чтобы именно на этом позитивном опыте построить будущее "еврейское государство". Вспомним, как русским запрещали следовать перспективному направлению кооперативного движения, разработанного в трудах Прокоповича и Кусковой, как еврейские бонзы подрядили И. В. Джугашвили (Сталина) для дискредитации и ниспровержения "Кредо" Прокоповича и Кусковой, как было вредительски подорвано кооперативное движение дедушки моего родственника, барона Владимира Александровича Поссе. А для евреев сделано было всё наоборот. Ведь самым страшным для лидеров еврейских сионистов было видеть Россию цветущим и развитым государством со счастливым народом: поэтому и подрывали они её процветание, торпедируя кооперативные начинания. Заявляя (устами Ленина, Рутенберга, и других своих ставленников), что кооперация по Прокоповичу и Кусковой бесперспективна и вредна, сами они взяли её себе на вооружение... в Израиле!

Чуть позже Рутенберг, по поручению Ротшильдов и международного сионистского центра в Швейцарии, стал активно работать над ускоренным раздуванием сионистского движения в большевистской России.

В 1918 году мировое сионистское движение, английская разведка и клан Ротшильдов приняли совместное решение убрать Ленина и Троцкого, и передать всю полноту власти Якову Свердлову. Но отобрать власть у живых Ленина-Троцкого в поверженной в хаос стране, где английская разведка и сионистский терроризм ещё не отстроили заново своих сатанинских структур, было не так-то просто, и евреи-экстремисты прибегают к своему излюбленному и "коронному" способу: убийству. Ленина решено ликвидировать.

Ну, как же тут обойтись без Рутенберга! Именно Рутенберг, в паре с тем же Рейли - Джеймсом Бондом (Розенблюмом), помогает Якову Свердлову и Абраму Оку "правильно" организовать покушение на Ленина в августе 1918 года, подключая Фанни Каплан, которая выстрелить в Ленина не может по причине почти что слепоты, зато на неё потом можно всё и свалить.

(Об участии в покушении на Ленина посольства Англии, при руководящей роли самого посла и шпиона Локкарта, и о действиях британской диверсионной службы против переставшего подчиняться Ленина читайте в других разделах нашей работы).

После того, как Ленин выжил, да ещё и отравил Свердлова (с помощью двоюродного брата Свердлова - Ягоды-Егуды), Рутенберг бежит в "еврейскую столицу" России - Одессу, и там принимает участие в координации французской интервенции против большевиков. Туда он прибыл 29 января или 1 февраля 1919 года. Французские Ротшильды связались - через военных посредников - с командованием французских оккупационных войск, в тот момент занимавших Одессу, и выхлопотали для Рутенберга "теплое местечко": его сделали членом Комитета обороны и продовольствия, сформированного интервентами 23 марта 1919 года. Недосягаемо высокий статус Рутенберга обеспечивал и "Сидней Рейли" - "Джеймс Бонд" (Розенблюм), который в феврале-марте 1918 года находился в Одессе в составе союзнической миссии английского полковника Бойля, и оставил тут "своих людей". Рейли слишком часто оказывался там же, где и Рутенберг, и это отнюдь не случайно.

С 13 февраля по 3 апреля 1919 года Рейли (Розенблюм) снова в Одессе как эмиссар британского правительства, и в этот период он и Рутерберг: неразлучная парочка. Именно Рутенберг помог Рейли (больше известному под прозвищем "Джеймс Бонд") отредактировать его 1-ю автобиографию, которую они разместили в одесской белогвардейской газете "Призыв" (Выпуск Третий, 3 марта 1919 года. С помощью той же газеты, в номере 8 от 20 марта 1919 года, Рутенберг с Рейли (Розенблюмом) разоблачают для контрразведки белых 3-х сотрудников ЧК, с которыми Рейли имел дело в Мурманске (Грохотова), Архангельске (Петикова) и Москве (Жоржа де Лаффара).

Во время пребывания Рейли (Розенблюма) в Одессе, в 1918-м году, он встречается с бывшим эсером Яковом Блюмкиным, которому посвящён целый раздел нашей работы. Блюмкин состоял при Дзержинском, а позже при Сталине в качестве "карманного террориста", для совершения (по примеру разведки Великобритании) диверсионно-террористических операций. Блюмкина глобальная еврейско-террористическая сеть и британская разведка готовят к миссии в Палестине, а также решили использовать для купирования усилий "непослушного" Ленина по заключению сепаратного мира с Германией. (Блюмкину планируют поручить убийство германского посла).

3 апреля 1919 года Рутенберг вместе с Рейли эвакуируются с французскими войсками из Одессы, но перед тем, как корабль отчалил, Рутенберг сходит на берег.

Как свидетельствовал позже К. И. Глобачёв, в марионеточном Комитете обороны Рутенберг вёл себя как хозяин, и "подавлял прочих членов Комитета обороны своей наглостью, безапелляционностью (...) и авторитетом своей партийности". Было совершенно ясно, что, кроме него одного, все остальные члены этого "органа" не имели никакого веса и полномочий.

О том, какими полномочиями и властью обладал Рутенберг при французах, свидетельствует тот факт, что, когда французское военно-оккупационное командование уже приняло решение (подписанное и оформленное в виде указа оккупационной администрации) арестовать руководителей рабочих организаций Одессы, Рутенбург возразил, и... решение... было отменено.

Не случайно именно Рутенберг (единственный из членов Комитета обороны и продовольствия) участвовал в переговорах французского военного командования с депутатами одесского Совета рабочих депутатов (ночью со 2 на 3 апреля 1919 года), когда дискутировались условия передачи французами власти в Одессе Совету во главе с большевиками. После получения информации об объявлении эвакуации, Рутенберг стал вдруг требовать ареста рабочих лидеров (против чего возражал прежде). Тот же Глобачев утверждал, что это требование носило явно провокационный характер.

В то же время, Э. Бусел приводит свидетельство о том, что Рутенберг требовал не только ареста, но и расстрела рабочих лидеров.

По устоявшейся версии, Пётр Рутенберг "бежал" из Одессы 4 апреля 1919 года на пароходе "Кавказ".

Однако ряд источников приводит другие сведения. Согласно этим сведениям, он не покинул Одессы, но остался до конца мая при большевиках, и даже был сделан ими ответственным за все архивы города, включая архив полиции. Именно эта информация представляется более достоверной, во всяком случае, мы считаем это доказанным фактом. Более того, эвакуация Рутенберга вместе с французами не опирается ни на какие проверенные и доказанные факты. Между тем известно из его собственных писем и воспоминаний о нём израильских сионистских деятелей, что, после ухода французов, он работал в Одессе инженером.

Может быть, придя в Одессу, большевики судили Рутенберга за его роль в буржуазном Временном Правительстве, за участие в покушении на Ленина, или за пособничество врагу (французам-интервентам)? Не тут-то было! При большевиках Рутенберг, как ни в чём ни бывало, работает инженером, набираясь опыта и знаний, чтобы применить их в Палестине, на благо мирового еврейского правительства и будущего еврейского государства Израиль в Палестине. Именно поэтому его не убили, как Гапона, Савинкова, Горького, Азефа, Троцкого, и других участников подготовки событий 9 января 1905 года.

И его "перевод" в Париж никак не связан с угрозой ему от большевистской власти. В 1919 году он просто понадобился в Париже в качестве участника "мирной конференции" в составе группы сионистов. Весь бульварный фарс так называемой Версальской мирной конференции режет глаза уже хотя бы фактом участия в нём Рутенберга на правах полноправного члена сионистской "команды", составлявшей еврейские "условия".

После недолгого пребывания в Константинополе, при британском комиссариате, и доклада английскому правительству в Лондоне, в мае 1919 года, для участия в Парижской мирной конференции прибывает другой еврейский бандит: Сидней Рейли (он же: Джеймс Бонд; настоящее имя Самуил-Соломон Розенблюм).

Там же, в Париже, уже более не чураясь и не пряча их знакомства, его вызывает на беседу сам Эдмонд Ротшильд, который напоминает про обязанность стать главным действующим лицом в электрификации Палестины. Сын пожилого французского барона, банкир в Лондоне - Джеймс Ротшильд, по просьбе отца, обязался оплатить это "святое" дело.

Так в конце 1919 Ротшильды и мировое сионистское движение "командируют" Рутенберга в Палестину, где тот занялся "электрификацией всей страны" (взяв на вооружение ленинский лозунг).

Казалось бы, на нём уже столько крови, сколько ни на одном диктаторе, палаче и убийце его времени, но ему всё мало. В условиях, когда коренные жители Палестины, мусульмане и христиане, возмущённые беспрерывным захватом их земель еврейскими головорезами-поселенцами, организовали сопротивление еврейскому фашизму, Рутенберг, вместе с Владимиром Жаботинским и Трумпельдором, формирует еврейскую террористическую организацию в Палестине, по тому же типу и принципу, что и кровавые еврейские банды анархистов, эсеров и сионистов в России. Эту террористическую организацию еврейские изверги назвали "Хагана". Именно из неё и сформировалась сегодняшняя израильская армия. В "еврейском государстве" Израиль одно из названий армии до сих пор (2013 год) - "Хагана". В 1921 году Рутенберг был фактически командиром палачески-карательных акций "Хаганы" против справедливого палестинского восстания.

Но главная его обязанность перед Куном, Гиршами, Ротшильдами, Варбургами, Шиффом, лордом Бальфуром, Винстоном Черчиллем, и прочими сатанинскими сионистами: ирригация и электрификация Палестины. В особенности Ротшильды проявляют не сдерживаемое нетерпение, торопя эти работы. 42-хлетний ветеран палачества и терроризма, Пётр Рутенберг к тому времени подорвал своё здоровье служением дьяволу. На фотографиях 1920-х годов видно, как он обрюзг, разжирел, как он стоит на (по-видимому) подагрических ногах... В письмах он жалуется на проблемы со зрением и геморрой (весьма серьёзное заболевание). Тем не менее, и этот еврейский ублюдок хочет ещё пожить, и, несмотря на все свои болячки, вынужден выполнять указания Ротшильдов, чтобы с ним не сделали то же, что ему самому приказали сделать с Гапоном.

Важность этих работ для Ротшильдов иллюстрирует уже хотя бы тот факт, что, когда Рутенберг ознакомил Джеймса Ротшильда с проектом осушения болот и каскада гидроэлектростанций в Верхней Галилее, то, по требованию Ротшильдов, Англия добилась на переговорах с Францией в 1920-м году присоединения к "подмандатной Палестине" долины Верхнего Иордана (включающей т.н. Верхнюю Галилею).

Ещё один сионистский преступник, Винстон Черчилль (в то время - министр по делам колоний), лично опекал деятельность Рутенберга по электрификации Палестины, и, благодаря именно заботе Черчилля, величайший террорист всех времён и народов Рутенберг в 1923-м году получает концессию на промышленную выработку электроэнергии в Палестине. С помощью "черчиллевской" концессии, этот убийца и палач основывает Палестинскую Электрическую Компанию, "Хеврат Хашмаль", по сей день под тем же именем существующую в современном Израиле. 1-я электростанция сначала обслуживала только еврейский Тель-Авив, и только значительно позже электричество стало поступать в Хайфу, Тверию и другие города.

Израильские нацисты назвали современную электростанцию близ Ашкелона именем кровавого террориста Рутенберга.

Не только Винстон Черчилль опекал злодея Рутенберга. В акционерное общество, на основе которого действовала электрическая компания этого международного террориста,
вошли видные британские политики: лорды Сэмюель, Рэдинг, Хирст, и другие. Эти же имена уже мелькали в связи с заговором Англии 1905-1917 годов против России. И вот: "знакомые все лица"...

По проекту того же террориста Рутенберга, в 1930-м году, в дельте реки Ярмук (в Нахараиме, при впадении в Иордан), появляется более мощная электростанция. Однако строить электростанции - это не убивать людей. Тут нужны знания, терпение и соединение узких знаний со смежными областями. Некомпетентность Рутенберга и других израильских упырей привела к тому, что все усилия пропали даром. Река "пустыни" проложила новое русло, "убежав" от плотины.

Если нацистские преступники Игорь Езерницкий (Исраэль Шамир), Лев Школьник (Леви Эшкол), Мечислав Бегун (Менахем Бегин), Ванда Мабович (Голда Меир) и другие - были сделаны "еврейским государством" премьер-министрами Израиля, то почему нельзя было сделать (ещё до официального образования Израиля) кровавого международного террориста и палача Петра Рутенберга главой Национального Совета (Ваад Леуми)? Именно это и произошло в 1929-м году, после того, как Рутенберг коварно сорвал переговоры между представителями сионистов (от имени которых их вёл он сам, вместе с Михаилом Смилянским) и эмиром Траниордании, а позже королём Иордании Абдаллой.

Рутенберг стоял за переговорами главы левого сионистского движения Хаима Арлозорова с нацистскими лидерами Германии и заключением с ними соглашения, известного под именем ха-Авора; он также имел отношение к убийству Арлозорова.

В 1934 году предпринял попытку примирить позиции 2-х сионистских уголовников? Виталия Грина (уголовная кличка Давид Бен-Гурион) и Владимира Жаботинского. Эти 2-е, через Рутенберга достигли соглашения, но Всемирная сионистская организация отказалась его ратифицировать.

В 1930-е годы Рутенберг вновь понадобился тайным шефам мирового сионистского движения и английскому империализму для неформальных переговоров с Муссолини, на встречи с которым несколько раз ездил в Рим. У Муссолини Рутенбург позаимствовал идею организации национал-социалистического молодёжного движения. Не случайно израильское молодёжное движение так напоминает гитлеровский Гитлерюгенд: у его истоков стояли такие еврейские фашисты, как Владимир Жаботинский и Пётр Рутенберг.

В 1939-м году Рутенбергу приходится снова сделаться главой Национального Совета. В том же году он посещает Берлин для неформальных переговоров с Адольфом Гитлером. Речь идёт об условиях ненападения Гитлера на Англию. Неизвестно, какие угрозы озвучивались и какие обещания давались, но, как мы знаем, Гитлер на Англию так и не напал. Одновременно, Рутенберг договаривается с Гитлером по поводу селекции немецких евреев: уничтожения "непригодного для сионизма" "человеческого материала", истребления "предателей" (ассимилированных евреев и членов смешанных еврейско-немецких семей), и отправки в Палестину всех "пригодных" (в подавляющем большинстве - молодых людей не старше 25-ти лет).

Несмотря на катастрофически ухудшавшееся здоровье, в 1940-м году Рутенберг становится одной из ключевых фигур в войне сионистов против Англии, на стороне немецкого диктатора Адольфа Гитлера. Он был связан с нацистскими еврейско-сионистскими бандами в Палестине Иргун и Лехи. В 1942 году, в Иерусалиме, Рутенберга, этого "заместителя дьявола" на Земле, настигает смерть. Существует предположение, что его отравили страшным ядом Акфа Тофана.

После Рутенберга не осталось ничего положительного, никакого созидательного наследия. И даже гидроэлектростанции так и не прижились на земле Палестины, где нет для них достаточно эффективных условий. Те электростанции, которые были возведены при участии Рутенберга, были разрушены или заброшены.

Классическая "притча" о Фаусте и Мефистофиле: это, безусловно, поп Гапон и Рутенберг. Гапон хотел славы (некого суррогата вечной жизни) - и он её получил. Иаков (Израиль) больше всего хотел, чтобы его потомки закабалили всех людей (всё человечество) - и он получил заверение, что его желание сбудется.

С Керенским мы как будто не видим такой ясной и чёткой картины.

Но так ли это?

Александр Фёдорович слыл предельно осмотрительным и осторожным человеком. В его трудах и мемуарах мы не найдём экстремистских высказываний. Его взгляды - умерены, адекватны, и уличить его в пристрастности по отношению к русскому народу или государству - трудно. Наоборот, из своих работ он предстаёт патриотом России, и при этом демократически настроенным, ответственным и порядочным человеком.

И тут мы имеет дело с нравственной дилеммой.

Если Александр Фёдорович Керенский был порядочным человеком, сдержанным и ответственным в высказываниях, и добросовестным политиком, то как так получилось, что своим окружением он выбрал самых разнузданных и кровавых закоренелых еврейских бандитов-уголовников? И почему именно еврейские военные преступники оставили больше всего восторженных дифирамбов в адрес Керенского?

Один из видных идеологов еврейского нацизма, Авраам Вейншаупт, восторженно высказывался о Керенском, хотя "гоев" (неевреев) вообще своим вниманием не одарял. О Керенском оставил отзывы кровавый еврейский палач и военный преступник Игорь Езерницкий (уголовная кличка Ицхак Шамир). Его называл одним из своих учителей другой закоренелый еврейский террорист, сотрудничавший с гитлеровскими нацистами, Александр (Авраам) Штерн. Ещё один русский еврей, правая рука бандита Штерна и палестинский военный преступник, известный под уголовной кличкой Ицхак Елин-Мор, превозносит Керенского за его заслуги в создании Еврейского легиона. Он пишет о соглашении в июле 1917 года между правительствами Великобритании и Керенского о возможности русским евреям служить в английской армии.

Главный идеолог еврейского фашизма, Владимир Жаботинский, особенно аплодировавший "демократу" Керенскому, написал о "заслугах Керенского" перед еврейском целую книгу, под названием "Слове о полку". Это книга о Еврейском легионе. Жаботинский подчёркивал, что когда англичане отказались зачислить еврея-сиониста Трумпельдора, потерявшего руку на войне и к тому же иностранного подданного, в воинский батальон, он принял решение вступить в такой батальон в России. Трумпельдор уверял:

"Там правительство Керенского с Савинковым в качестве помощника военного министра согласились бы на создание еврейской армии, не просто полка, а настоящей армии в 100 тысяч или больше, и притом из другого сорта молодежи...".

100 тысяч еврейских террористов, якобы, "для захвата Палестины": это предполагало не только гибель миллионов мирных жителей Палестины и Ближнего Востока, но и угрозу всем странам мира, всем народам на Земле!

Именно поэтому НИ ОДНА СТРАНА не одобрила этот план, кроме... России Керенского! Несколько его министров без колебания одобрили её и готовы были подписать соответствующую резолюцию...

К чести Керенского, он не спешил с решением этого катастрофического запроса, и, чтобы увильнуть от ответа, отправился на фронт инспектировать войска. Мировой еврейский терроризм именно тогда решил сбросить даже такого проеврейского деятеля, как Керенский, вместе с его режимом, и не случайно очень скоро Временное правительство пало.

Евреи наградили Керенского... падением его правительства!

И так всегда было и будет с каждым, кто им помогает...

Можно подумать, что карьера Керенского после "бегства" из советской России закончилась. Вовсе и нет. Его карьера тогда только начиналась!

Он становится одним из не афишируемых, но очень важных и активных сионистских деятелей. Можно смело сказать: тайным координатором усилий по созданию еврейского государства в Палестине и решающего усиления еврейского влияния в мире. По рангу Керенский был почти на уровне таких фигур сионизма, как Хаим Вейцман.

Не случайно в письмах Хаима Вейцмана жене, и в его переписке с соратниками и друзьями имя Керенского мелькает то тут, то там.

Пока Александр Керенский жил в Берлине, он получал всестороннюю помощь и поддержку от влиятельных евреев-экстремистов и еврейских организаций. На посту главного редактора важного иммигрантского еженедельника "Дни", Керенский массированно размещает материалы о положении евреев в Советском Союзе. Названия статей говорят сами за себя: "Расчёт с еврейской поддержкой революции" (май, 1925), "Голос московского еврея" (июль, 1926), "Эволюция и антисемитизм" (январь, 1928). В "Голосе московского еврея" звучит притворная нотка обиды за то, что советская власть "выжигала частника" "калёным железом", а частник в СССР - "чаще всего (...) еврей".

В 1924-м году, в "Секретном бюллетене Главлита" для партийной элиты перечислялись экстремистские сионистские издания в Германии, которые диктовали Керенскому, что и как печатать, и присылали свои материалы. Фактически Александр Керенский заведовал одним из партийных сионистских изданий.

Целая глава в опубликованной А. Керенским в 1934 г. книге "Распятие свободы" была посвящена "теме антисемитизма".

В 1930-е годы Керенский подолгу живёт во Франции у еврейских националистов М. О.и М. С. Цейтлиных, и, по поручению мирового сионистского движения, проводит политические аудиенции с видными русскими иммигрантами, деятельность которых могла помочь "делу сионизма".

Внешне взгляды Керенского и его публицистика отражают верную и прогрессивную картину. Он выступал против фашизма и нацизма, критиковал сталинский режим, и, выпустив в 1936 году журнал "Новая Россия", заявил, что сталинская конституция 1936 года - это "сталинская форму фашизма".

Но за этим правдивым отражением политической действительности скрывается тайная деятельность Керенского на пользу мирового сионизма, как за фасадом дома скрывается подпольное логово террористов.

В США Александр Фёдорович переезжает в 1940 году, и, чуть ли не единственный, бичует гитлеровский геноцид - уничтожение европейских евреев. За этой позицией скрывается какая-то тайна. Евреи-экстремисты тоже разоблачали нацистскую антиеврейскую политику, но за их шумной кампанией скрывалось полное бездействие и нежелание спасать своих соплеменников. Позиция Керенского отличалась от этой политики в корне. Может быть, в нём действительно не умер порядочный человек?

Но тогда почему он сотрудничал с махровым сионистским "Новым русским словом", уже в зрелые годы? Зачем выступал на радио "Свобода", зная, что эту радиостанцию "крышует" ЦРУ? И почему после войны он вращался почти исключительно среди лиц "ярко выраженной" еврейской "окраски"? (Даже для окончательной редакции его мемуаров к нему приставили сионистского цензора и соглядатая Макса Найварда). Сёстры предателя Мандельштама, приспособленца Бориса Пастернака, в последние годы жизни стали старческой аудиторией престарелого Керенского.

Александр Фёдорович Керенский скончался 11 июля 1970 года в Нью-Йорке, фактически - покончил жизнь самоубийством. Случайно ли его прах был перенесен на масонское кладбище в Лондоне - на Putney Vale Cemetery (кладбище Путни-Вейл)?

Смерть Керенского поставила не точку в его тайной миссии, но жирную запятую. Ведь лишь с течением времени стала проясняться едва ли не ведущая роль Александра Фёдоровича в подготовке с российской стороны соглашения о Палестине и большой части Ближнего Востока.

Соглашение Сайкса-Пикота, официальное название которого "Asia Minor Agreement": секретное соглашение между правительствами Соединённого Королевства (Великобритании, т. е. Англии) и Франции, с участием России, о разделе сфер влияния и контроля на Ближнем Востоке после победы над Оттоманской империей. Переговоры по этому соглашению велись с ноября 1915 по март 1916; оно было подписано 16 мая 1916 года. С французской стороны условия договора дискутировал дипломат François Georges-Picot, с британской Sir Mark Sykes. Со стороны царской России к переговорам подключались министр иностранных дел Сергей Сазонов и несколько виднейших дипломатов. Активно участвовали в этой работе Керенский и Милюков.

После того, как большевики (захватившие власть в ноябре 1917 года) рассекретили этот договор, для Британии это был идеологическо-дипломатический удар невиданной силы. (Договор был рассекречен по настоянию Ленина, чему противились Троцкий, Свердлов, Сталин, и ряд других еврейских лидеров большевиков).

По этому соглашению, Англия получала береговую полосу между Средиземным морем и рекой Иордан, южный Ирак, и часть Палестины, включая порты Хайфу и Акр. Франция получала контроль над юго-восточной Турцией, северным Ираком, Сирией и Ливаном. Россия получала Стамбул (Константинополь), Босфор, и оттоманские армянские вилаеты.

В моём электронном архиве имеются копии протоколов секретного совещания британского кабинета министров, состоявшегося через 15 часов после вступления Британии в I Мировую войну. В запротоколированном выступлении британского канцлера (Chancellor of the Exchequer) Давида Ллойда Джорджа несколько фраз целиком посвящены сионизму. "Её Величество королева, - сказал Ллойд Джордж, - ведёт эту войну за установление англо-еврейского доминирования во всём мире, и за образование еврейского государства Израиль в Палестине". Премьер-министр Аскит (H. H. Asquith) сделал самое краткое заявление. Самое пространное обращение к собравшимся принадлежит министру иностранных дел Великобритании, Эдварду Грею (Edward Grey). Суммируя все выступления, можно заключить, что Первая Мировая война была спровоцирована Англией для закрепления своего властвования над миром и ради установления кровавой глобальной тирании евреев-экстремистов. Таким образом, миллионы жертв Первой Мировой войны погибли из-за еврейских интересов.

В своём письме к А. М. Пешкову (Максиму Горькому) 25 января 1913 года - Ленин писал: "Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (по всей восточной Европе) штукой, но мало вероятно, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие" (В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, том 48. стр. 155). Война и гибель миллионов людей для Ленина: "удовольствие". И не удивительно это для человека, воплощавшего в жизнь еврейскую программу.

Через 4 дня после объявления войны Оттоманской империи (в ходе Первой Мировой войны) - 9 ноября 1914 года - цели и задачи еврейского сионизма снова обсуждались на следующем тайном заседании британского кабинета министров. И снова тот же Давид Ллойд Джордж "referred to the ultimate destiny of Palestine" (сослался на окончательное решение судьбы Палестины).

Его юридическая фирма "Lloyd George, Roberts and Co" целых 10 лет была задействована сионистами в работе над британской Программой Уганды. По поручению самых махровых еврейских сионистов, Ллойд Джордж занимался подрывной деятельностью в правовом поле, фактически торпедировав Программу Уганды (планы по основанию Еврейского государства на знаменитом плато в Уганде).

Ещё один махровый сионист, Герберт Сэмюель (Herbert Samuel), который занимал в британском кабинете министров пост президента Совета по Местным органам власти, тоже присутствовал на совещании. По окончанию заседания, когда Ллойд Джордж и Герберт Сэмюель обсуждали его итоги, Ллойд Джордж заверил его, что "безмерно жаждал бы установления в Палестине еврейского государства". Ещё откровенней Сэмюель обрисовал планы и стратегию сионистов в беседе с министром иностранных дел Великобритании Эдвардом Греем. Сэмюель сказал Грею следующее:

"Только Англия и мировое еврейство тысячи лет сохраняют свои глобальные цели и их преемственность. Ватикан и мировой ислам должны быть ослаблены или повержены, и тогда у нас не останется конкурентов".

В своих мемуарах Сэмюель признаётся:

"Я упомянул, что (...) [еврейское] государство должно соблюдать нейтралитет, т. к. окажется слишком небольшим, чтоб защитить себя, и что оно обеспечит свободный доступ христианским паломникам... Я также сказал, что если остальную часть Сирии захватит Франция - это даст [еврейскому государству] большое преимущество (...)".

Это один из ярчайших примеров того, как евреи - руками великих держав - ведут бесконечные войны, перекраивают границы и захватывают страны, и, ради своих целей, убивают миллионы людей.

Тогдашний премьер-министр Англии, Х. Х. Аскит, сдержанней всех остальных высказывался в пользу образования еврейского государства в Палестине и сокрушения Оттоманской империи. Однако вечером того же дня, в своей речи на Банкете лорд-мэра, он заявил, что главной целью Первой Мировой войны является расчленение Оттоманской империи.

А ведь именно это было главной целью мирового еврейского экстремизма!

Таким образом, не остаётся ни капли сомнения в том, что Первая Мировая война была спровоцирована и велась за еврейские интересы. Более того, Англия врала всему миру, что главная цель мировой войны: "поставить на место" Германию, тогда как, на самом деле, война Франции и России против Германии (северных германских государств и Австрии) была спровоцирована Англией, чтобы связать руки этих влиятельных государств и обеспечить себе свободу действий в Палестине и на всём Ближнем Востоке. Англия была не союзником Франции и России в Первой Мировой войне, но главным врагом!

9 января 1915 года (ровно через 10 лет после Кровавого Воскресенья!) Герберт Сэмюель направил кабинету министров Великобритании знаменитый Меморандум еврейской Всемирной Сионистской организации (выработанный её руководством совместно с ним самим и Давидом Ллойдом Джорджем). Кроме Сэмюеля и Ллойда Джорджа, главное участие в составлении этого сатанинского документа принял Виталий (Хаим) Вейцман. Этот Меморандум известен под названием "The Future of Palestine" ("Будущее Палестины").

Дата и состав участников неопровержимо доказывают прямую связь этого еврейского Меморандума с кровавой бойней, устроенной еврейскими экстремистами 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге.

3 и 5 февраля 1915 года Сэмюель, обсуждая с Эдвардом Греем реакцию кабинета министров Англии на Меморандум сионистов ("Будущее Палестины"), сказал последнему следующее:

"Для блага мирового еврейства, мы должны сделать с Россией то же самое, что мы сделаем с Турцией. Ровно 10 лет назад [в 1905 году] у нас не было и тысячной доли того влияния на Россию, которое мы завоевали себе в ходе тогдашних событий [т.е. после организации кровавого путча 9 января 1905 года]".

После дополнительной консультации с Ллойдом Джорджем, Герберт Сэмюель направил в британский кабинет министров отредактированную версию сионистского Меморандума. Чтобы скрыть от мира истинные цели развязанной ею мировой войны, Англия не стала включать пункты о сионизме в рапорт официальной Комиссии Бансена (Bunsen Committee) - о британской военной политике в отношении Оттоманской империи (июнь 1915 года).

Как только закоренелый еврейский сионист Герберт Сэмюель узнал о том, что 27 февраля 1916 года Сайкс должен встретиться в Петрограде с российским министром иностранных дел Сергеем Сазоновым, он подкараулил Сайкса, и зачитал ему новый сионистский Меморандум, который не дал в руки Сайкса и впоследствии уничтожил.

О том, что было в тексте этого уничтоженного Меморандума, можно только предполагать. О нём известно лишь совсем немного из косвенного источника, письменного комментария Сайкса, отправленного Сэмюелю, в котором Сайкс пишет, что, если бы Бельгия предложила бы вариант администрирования Палестины, это стало бы более приемлемым для Франции, которая настаивала на международной администрации Палестины (с участием православной России), чему истерически противились сионисты.

Из того же комментария Сайкса известно, что к Меморандуму махровых сионистов, озвученному Сэмюелем, была приложена карта будущего "Еврейского" государства, которая повергла Сайкса в шок. Об этой карте что-то было известно еврейским сионистам - будущим политическим деятелям государства Израиль; её упоминает Вейцман в письме к Виталию Грину (уголовная кличка Бен-Гурион); о ней есть упоминание в февральском письме 1952 году Мечислава (Меньки) Бегуна (уголовная кличка Бегин). Но даже из завуалированных реплик сионистских уголовников становится ясно, что "карта Сэмюеля" предполагала "Великий Израиль", в состав территории которого вошли бы Ливан, Сирия, Синайский полуостров, Иордания, часть Ирака, и другие территории.

[Вероятно, этот Меморандум был частью той самой установки, согласно которой, ровно через 66 лет после образования еврейского государства Израиль в Палестине, необходимо начать активную фазу возрождения Хазарии. За эти 66 лет (сакральное число) сионисты запланировали "очистить" территорию между Израилем в Палестине и землями будущей Новой Хазарии, т.е. уничтожить, разрушить Ливан, Ирак, Сирию, Иран, Турцию, Украину и часть России. То, что мы видим - то, как Израиль и мировой сионизм руками Соединённых Штатов "утюжат" весь Ближний Восток, убивая миллионы людей: это и есть поэтапное осуществление этого безумного и дьявольского плана.]

Шокированный Сайкс сдержанно ответил Сэмюелю, что сперва надо "(...) определить в идеале формирование национального центра [центра мирового еврейства в Палестине], а не границ или расширения территории [будущего государства]. Как только я вернусь, я сообщу, как обстоят дела в Петрограде".

Из этого сообщения ясно, что английское правительство целиком и полностью подчинялась мировому еврейскому экстремизму, и что Всемирная Сионистская организация и другие группы еврейских националистов жёстко диктовали задачи внешней политики Великобритании и определяли её. Верховные политические деятели Англии сюсюкающе-подобострастно, в унизительной и заискивающей манере рабски отчитывались перед послами и лидерами еврейских сионистов.

Из всего вышеописанного также предельно ясно, что планы международных организаций еврейских экстремистов и британского империализма грубо попирали право народов на собственные государства, право наций на самоопределение и даже на существование. Право на существование и собственное государство признавалось только за евреями, и больше ни за кем. Эти планы грубейшим образом попирали все человеческие нормы и международные принципы, все межгосударственные соглашения и разумное сосуществование народов, подталкивая мир к полному безумию.

Эти планы грубо попирали имеющееся регулирование под французским названием Reglement Organique июня 1861 и сентября 1864 года относительно Ближнего Востока, и, в частности, международное соглашение в его рамках о недопустимости в дела религий и мировых общин православной, маронитской, друзской и мусульманской веры.

Сионистское лобби во Франции заставило и французское правительство отказаться от уважения этих основополагающих принципов, в той же степени, в какой уже заставило отказаться от них и правительство Великобритании.

Из письма В. Ормсбай-Гора, написанного в мае 1917 года, мы узнаём, что правительству России союзники (Англия и Франция) клялись, что цели Первой Мировой войны совершенно другие, и клятвенно обещали не разрушать укоренившуюся расстановку и соотношение ближневосточных общин православных, маронитов, друзов и мусульман, их демографию и территориальные проекции. Соглашения, достигнутые между правительством Великобритании и евреями-сионистами, также грубо попирали соглашение, известное под названием Hussein - McMahon Correspondence of 1915 - 1916. В знак протеста против наглости евреев-сионистов сэр Генри МакМахон ушёл со своего поста.

Из всего этого можно понять, что соглашение между британским правительством и сионистами вступало в острое противоречие даже и с договором Сайкса-Пикота, с участием России, которое само по себе грубо попирало международные нормы и основные человеческие принципы.

Но дальше всего пошла так называемая Декларация Бальфура, оглашённая 7 ноября 1917 года по новому стилю (в один день с Октябрьским переворотом в Петербурге, что отнюдь не случайность!). В этой декларации попраны права всех народов Земли, и только права евреев гарантированы. Все обещания, данные Великобританией мусульманам и христианам Ближнего Востока, были растоптаны Декларацией Бальфура.

Из рассекреченных недавно или ставших достоянием гласности благодаря самоотверженности смелых и честных британцев документов английского правительства (из Национального Архива), ясно, что англичане цинично обманывали арабских лидеров, которым обещали, что Палестина является составной частью соглашения с Хусейном (т.е. должна войти в арабское государство). (См. выступления и заявления лорда Курзона (Lord Curzon).

3 декабря 1918 года, на секретном совещании Восточной Комиссии британского кабинета министров, именно лорд Курзон огласил, что в октябре 1915 года Англия, Италия и Франция дали обещания Хусейну и России, что клянутся установить режим международного управления Палестиной, с участием Хусейна и России. Однако, 6 ноября 1917 года, перекрыв полномочиями военного кабинета законные права английского демократического правительства, лорд Бальфур [скрытый еврей и ставленник мирового еврейского экстремизма] издал свою знаменитую Декларацию сионистам, в которой объявил Палестину "национальным домом для еврейского народа" (из той же речи лорда Курзона).

Из внушительной массы бывших (или поныне) секретных британских документов, которые я изучил, проделав огромную работу, становится понятно, что британская политическая элита отнюдь не была однородна, и что большинство английских политических деятелей, включая Сайкса, лорда Курзона, министра иностранных дел Грея, премьер-министра Аскита, и частично даже (!) Ллойда Джорджа - противилась планам евреев-сионистов. Однако такие страшные деятели, как Герберт Сэмюель, лорд Бальфур, и другие, угрожая физической расправой своим оппонентам, сумели добиться своего.

Из всего вышеизложенного, становится совершенно очевидно, что к ноябрю 1917 года Россия стала главным камнем преткновения для планов международных евреев-сионистов на Ближнем Востоке. Единственным выходом для них оставался Октябрьский переворот.

В своём рапорте руководству, разведка министерства иностранных дел Великобритании доносит о перехваченном сообщении 20 октября 1917 года, по поводу письменной или устной дискуссии между Гербертом Самюелем и лордом Бальфуром. В ходе неё, сторонами было сказано следующее: "Нужно продолжить дело января 1905 года и февраля 1917-го"; "У паствы попов не останется друзей в Европе, а ещё лучше, если бы они повесили всех попов"; "Путь в Палестину лежит через Северную Столицу". Очевидно, что речь тут идёт о России. 2-х революций недостаточно, необходима 3-я. Надо покончить с православием, которое перекрывает захват евреями Палестины. Путь в Палестину лежит через российский Санкт-Петербург.

Вероятно, сионисты привели к власти Керенского на более длительный срок, но, в связи с изменившимися обстоятельствами или планами (или тем и другим), они задействовали его для беспрепятственной передачи власти большевикам. Именно масон Керенский был главным предателем России и своего собственного правительства, приведя к власти большевиков. После переворота, он оставался в России до середины 1918 года по договорённости с большевиками, хотя формально и ушёл в подполье. На самом деле, ему была гарантирована неприкосновенность. Её вторым гарантом выступала Англия (Британия).

Возможно, Александр Фёдорович мечтал бы что-то "исправить", как-то "разрулить" ситуацию, но Лорды Зла, наместники дьявола на Земле, ставят своих слуг в очень жёсткие рамки. Почти что старший брат Александра Фёдоровича, воспитанник его отца по Симбирску, Владимир Ильич Ульянов (Ленин), не верил, что существуют такие предельно жёсткие рамки: он был оптимистом. И, судя по всему, у Ленина были все данные, насколько это только возможно, чтобы сломать эти жёсткие установки. Он был уверен (опять же: судя по всему), что пошлёт своих хозяев... подальше. Только бы дорваться до власти! И Троцкий был такой же оптимист, и у него были все данные, чтобы вырваться из-под опеки. И вот, 2 таких человека, со всем их предельным цинизмом и предприимчивостью, виртуозным владением всеми политико-террористическими приёмами и отличным знанием врага (своих хозяев) - так и не смогли ничего сделать. За свою убеждённость в том, что можно служить злу, а потом вырваться из его хватки, они заплатили своей жизнью. За 100 лет, прошедших с тех пор, миллионы и миллиарды скептиков, легковесно отвергающие факты о всяких "мировых заговорах", точно так же не добились ничего. Они заключали и заключают бесконечные сделки с Мефистофелем, а ситуация всё ухудшается, и мир сегодня уже на пороге гибели.

Настал момент, когда ничего не спасёт нас, кроме отказа идти на компромисс со Злом, с нашим извечным врагом. Только решение больше не служить ему, спасёт Мир.





К СОДЕРЖАНИЮ







Лев Гунин


ДРУГОЙ ХОЛОКОСТ

(ХОЛОКОСТ КАК САМОПРОЕКЦИЯ,
холокост и ХОЛОКОСТЫ)

ХОЛОКОСТ КАК
НЕПРЕХОДЯЩАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ




ПАМЯТИ ЖЕРТВ И ПАЛАЧЕЙ


Как мы можем судить палачей,
если палача судят в каждом из нас
?
Кристиан Б.



8-я Книга.

СТАЛИН - ОРУДИЕ СИОНИЗМА

20-й том:

НАЧАЛО СВЕРХУ
(2-я часть:
КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ -
раздел Љ 11)

ЛОНДОНСКАЯ
ПОДГОТОВКА А СТАЛИНА.







 

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ:
СИОНИСТСКИЙ СЛЕД



12. ЛОНДОНСКАЯ
ПОДГОТОВКА А СТАЛИНА
.


Приведём несколько наших гипотез (повторяя некоторые) относительно роли Сталина в событиях Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года.

1. Именно ему поручили генеральную репетицию Кровавого Воскресенья, которой стал намеренно спровоцированный им (И. В. Джугашвили-Сталиным) расстрел рабочих в Батуме. Событие, аналогичное Кровавому Воскресенью, планировалось международным еврейским экстремизмом и английской разведкой в Москве и Петербурге значительно раньше - в 1901, самое позднее в 1902 году, - но, в связи с рядом причин, было "отложено" до 1905 года.
2. Через хитрую лису - Цхакая, - Сталину (Джугашвили) поручили составить аналитический обзор предполагаемой реакции населения национальных окраин, и, в частности, рабочих - на планируемый провокаторами расстрел огромной демонстрации рабочих в Москве и Санкт-Петербурге.
3. Ему было поручено рекрутировать некоторых боевиков для особых заданий в связи с постановкой в Санкт-Петербурге Кровавого Воскресенья, их доставку в Северную столицу и транспортировку обратно на Кавказ.
4. И. В. Джугашвили (Сталин) сам посетил Санкт-Петербург предположительно 8-9 января 1905 года, где встречался с руководством постановки кровавого спектакля. В ходе этой встречи он был представлен большинству из членов "команды" устроителей Кровавого Воскресенья, в составе: Пётр Рутенберг, Евно Азеф, Карл Радек (Собельсон), Землячка (Роза Залкинд), Леон Троцкий (Лев Бронштейн), Владимир (Зеев) Жаботинский, Александр Парвус (Израиль Гельфанд), Александра Коллонтай, Соломон Розенблюм (он же - Сидней Рейли, или Джеймс Бонд), Литвинов (Меер Валлах), Горький (Алексей Максимович Пешков), Борис Савинков, Леонид Красин, Георгий Гапон, и другие. В провокации также участвовали их "братья меньшие" - Михаил Фрунзе, Янис Жаклис, Ян (Яков) Петерс, и прочие боевики. Их хозяева позаботились о том, чтобы Сталин (Джугашвили) не встречался лицом к лицу с Рутенбергом и Гапоном. Визит Сталина в Петербург и в 1905-м году, и в дальнейшем держался в тайне.
5. Роль Сталина (Джугашвили) в Петербурге во время событий 9 января 1905 года заключалась в координации поставок оружия, операциях по практическому осуществлению перевода и применения сумм финансирования всей провокации, и заметании следов.

Тем, кто стоял за Сталиным, очень важно было "приобщить" его к этому преступному деянию, "повязать" кровью.

В связи с вышеизложенным определённый интерес представляет ряд работ англо-американских авторов. Это: книга Грега Халлетта "Британское обучение Сталина" (Greg Hallett & Spymaster, "Stalin's British Training", Dublin, 2008); Джулиана Саймонса "Осада на Сидней-Стрит" (Julian Symons, "The Siege of Sidney Street", London, 1978); Питера Помота "Банда Сталина в Лондоне, 1910" (Peter Pomouth, "Stalin's Gang in London, 1910", Munich, 1938); Роберта Сервиса "Сталин. Биография" (Robert Service, "Stalin: A Biography", March 2005); и Милдрея Анчера "Сталин и Лондон" (Mildrey Hancher, "Stalin and London", 1998).

Не менее любопытны книги Вильяма Б. Броера "Враждующие союзники" (William B. Breuer, "Feuding Allies", 1984); А. Мура и Э . Кемрбелла "Из ада" (Alan Moore and Eddie Campbell, "From Hell: Volumes 1-8", Northampton, Montana, Kitchen Sink Press, March 1991-July 1995); а также: Mina Graur, "An Anarchist "Rabbi": The Life and Teaching of Rudolf Rocker", New York, St Martin's Press, и Jerusalem: The Magnes Press, 1997; Stan Shipley, "Club Life and Socialism in Mid-Victorian London" London, Journeyman/London History Workshop Centre, 1983; William J. Fishman, "East End Jewish Radicals, 1875-1914", London, Duckworth, 1975; James W. Hulse, "Revolutionists in London: A Study of Five Unorthodox Socialists", Oxford, Clarendon Press, 1970.

Авторы этих книг утверждают, что Сталин (Джугашвили) успел побывать до Октябрьскойреволюции 1917 года не только в Вене, Стокгольме, Финляндии, Польше и Персии, но и в Лондоне, где подвергался особой психологической обработке и прошёл специальную "военно-психическую" школу английских мастеров терроризма и геноцида.

Грэг Халлетт утверждает, что те, о ком известно, что они прошли такую школу в Тавистоке, имеют совершенно определённый набор качеств, навыков, знаний, возможностей, связей, и т.п. Не будем перечислять весь набор, назовём лишь некоторые из пунктов (выборочно):

Абсолютное знание обо всех деталях. Безнаказанная перевозка оружия (маузеров, браунингов, и т.д.) и боеприпасов из страны в страну. Получение подсказок, куда и как скрываться. Лучшее вооружение, чем у полиции. Использование угроз и запугивания, чтобы заставить молчать любых свидетелей. И т.п.

Следующий признак: Сталин (И. В. Джугашвили) был незаконнорождённым. Настоящий его отец, якобы - один из Ротшильдов. Известно много домыслов на этот счёт. И, если англо-американские авторы, не будучи знакомы с исследованиями на русском языке, приходят к тому же выводу: это можно рассматривать как любопытный факт. Все ученики Тавистока были незаконнорождёнными. Халлетт и другие называют Черчилля, Ленина, Троцкого, Гитлера, Давида Ллойда Джорджа, адмирала Деница, Роберта Малдуна (премьер-министра Новой Зеландии), и пр.

Незаконнорожденность в "век войны" (каким стал для англо-еврейского империализма XX век) сделалась своего рода пропуском в клуб кандидатов на пост диктатора той или иной страны. (Или хотя бы факт устойчивых слухов и сплетней о том, что тот или иной кандидат - внебрачный сын). Такой же пропуск это давало на высокие политические посты, в английскую разведку, и т.п. Внебрачным сыном был знаменитый английский шпион, одессит Соломон Розенблюм (известный как Сидней Рейли и Джеймс Бонд). Керенский - глава Временного правительства - считался сыном еврея. Про Сталина ходили упорные слухи, что, якобы, он не сын своего "законного" отца Виссариона, но внебрачный ребёнок. Существовали теории о том, что Ленин (Ульянов) - на самом деле внебрачный сын кого-то из великих князей династии Романовых. То же можно сказать и о Черчилле.

Бабушка Черчилля, сообщает Халлетт, была замужем за владельцем и редактором "самой еврейской газеты" в Соединённых Штатах - Нью-Йорк Таймс: эмансипированным евреем Леонардом Якобсоном. К моменту их брака Леонард "для солидности" сменил фамилию на вымышленную, и стал "Леонард Джером" (так же поступил Троцкий - на самом деле Бронштейн; Литвинов, который на самом деле Валлах; и прочие еврейские фашисты).

У них было 4 дочери, но 2-х из них Леонард не считал своими дочерьми, и подозревал, что они дети Ротшильда (близким партнёром "Джерома"-Якобсона был Август Бельмонд-старший, представитель банкиров Ротшильдов в США; через Бельмонда Якобсон и члены его семьи встречались с Ротшильдами).

Одна из этих 2-х незаконнорождённых дочерей, Джанет "Дженни" Джером-Якобсон, в Англии вышла замуж за 24-х-летнего дипломата, лорда Рандольфа Черчилля. Через него, ещё до заключения брака, Джанет познакомилась с будущем королём Эдвардом VII, принцем "Бетти" Эдвардом, сексуальным маньяком, педофилом и кровосмесителем, самым развратным и распущенным из всех членов королевской династии. Отцом или дедушкой Эдварда был, как утверждает Халлетт, Натан Меер Ротшильд.

Винстон Черчилль был зачат 24 февраля 1874 года, за 52 дня до свадьбы Джанет Джером-Якобсон и лорда Рандольфа Черчилля, а отцом Винстона был не кто иной, как король Эдвард. Рандольф Черчилль, по утверждению 4-х других англо-американских авторов, был "сексуальным наперсником" короля Эдварда, с которым тот менялся партнёршами.

Лорд Рандольф Черчилль умер в 45 лет от сифилиса.

Про Сталина Грег Халлетт сообщает, что его отец бросил семью, когда сыну исполнилось 11 лет: как только узнал, что "Сосо" (Иосиф) - не его сын.

Сталин, по утверждению Халлетта, как минимум наполовину - еврей.

Напомним: существует вполне аргументированная гипотеза, что Каганович и Сталин - братья по матери или отцу. Напомним и о том, что у матери Джугашвили (Сталина) были еврейские корни.

Авторы упомянутых книг рассказывают о 3-х нашумевших уголовных бойнях в Лондоне: 1) "Джеке-Потрошителе", 2) "деле" "1910 Houndsditch robbery/killings" и 3) "1911 Sidney Street Siege" 2 недели спустя. 2-е дело имело место в еврейскую субботу (Шаббат); 3-е - как и Кровавое Воскресенье, - в первых числах января. Началось - тоже с воскресенья (имеем в виду донесение Николая Томакова). Напомним и о том, что спровоцированный провокаторами и напрямую связанный с Кровавым Воскресенье в Санкт-Петербурге расстрел демонстрации в Риге в 1905-м году, тоже был устроен в субботу, 13-го января! (Тут и сакральное еврейское число "13" - "везучее" для евреев, и "бич божий" для гоев).

Глава отдела расследований Скотланд-Ярда с 1900 по 1920 год, верховный комиссар лондонской полиции, сэр Мелвилл Макнагтен ( Sir Melville Macnaghten), спустя годы заявил, что на улицах Лондона в 1900-х годах происходило обучение бандитов-революционеров всех мастей из десятков стран, которых тайные отделы английской разведки и МИДа (Форейн Офиса) обучали грабить и убивать. Обучение это, как мы видим, начиналось со зверских убийств невинных людей на лондонских улицах. Параллельно воспитанию революционных уголовников, акты этих зверских убийств играли роль культового еврейско-масонского жертвоприношения.

Сам Мелвилл Лесли Макнагтен (скончался в 1921-м году) с умыслом "приведён в полицию" и сделан главой криминального отдела Скотланд-Ярда из-за своей фантастической некомпетентности. Не получив никакого специального образования или полицейского обучения-тренинга, ничем не связанный с полицией в своей прежней жизни, человек предельно далёкой от такого рода деятельности профессии и занятий, Макнагтен идеально подходил для саботажа следовательской работы. Его буквально втащили на этот пост через 9 месяцев после жуткой серии убийств 1888 года, приписанной выдуманному "Джеку-Потрошителю", и сразу же (несмотря на полную некомпетентность, отсутствие знаний, обучения и опыта!) поручили расследование "дела Джека". Люди, передавшие расследование Макнагтену, таким образом, гарантировали убийце или убийцам полную безнаказанность.

Существует как минимум 3 художественных фильма о тех событиях. И, хотя художественный вымысел - не "научный факт", сценаристы и режиссёры, как правило, люди весьма эрудированные и начитанные, имеющие высокие связи среди сотрудников спецслужб и государственных деятелей. И то, что государственная цензура запретила бы или за что государственные хранители тайн просто убили бы разгласителей, сценаристы и режиссёры, под видом "фикции" стараются "протащить" в свои фильмы.

2 из этих фильмов поставил Альфред Хичкок (Alfred Hitchcock) - "The Man Who Knew Too Much" (1934) и The Siege of Sidney Street (1960), а третья лента - сравнительно недавняя: " From Hell" 2001 года братьев Хьюз, с Джонни Деппом.

В эпоху Джека-Потрошителя (1888) на лондонских улицах погибало множество людей, но ни одна из этих смертей не расследовалась полицией, если выглядела хотя бы формально как "несчастный случай". В районе трущоб вокруг Сидней-стрит происходило как минимум 1 убийство в сутки, и так не менее 10-ти лет. И это никого не волновало.

Конечно, покрывательство убийцы или убийц не означает автоматически, что власти были заодно с преступниками и связаны с лондонской бойней. Но на фоне всё усиливавшихся слухов о том, что кошмарные убийства генерировались культом человеческого жертвоприношения и практиковались какой-то еврейской сектой фанатиков или сектой масонов, власти вынуждены были торпедировать расследование.

Источником этих слухов были сами евреи, составлявшие 88 процентов населения в лондонском районе Whitechapel. Скученность, нищета, антисанитария ужасали, а положение евреев было в тысячу раз хуже, чем даже в российской "черте оседлости". Огромное число людей погибало от голода и нищеты. Половина детей не доживала до 3-хлетнего возраста. Еврейские гетто в Лондоне в 1880-х годах были репетицией Варшавского гетто в годы нацизма (или гитлеровских концлагерей). В эти условия англо-еврейские власти загнали еврейское население не случайно. Они умышленно выращивали "крысиных волков", патологических преступников и убийц, для своих собственных нужд и целей. Евреи должны были стать для них пушечным мясом, солдатами революций и 2-х мировых войн.

13 ноября 1887 года на Трафальгарской площади в Лондоне состоялась многотысячная демонстрация против нечеловеческих условий жизни и массовой безработицы. Подавляющее большинство демонстрантов составляли евреи из беднейших районов. Тогда сэр Чарльз Варрен, масон и заговорщик, верховный комиссар столичной полиции, вызвал войска, открывшие огонь по демонстрантам. 300 человек были ранены, 20 убиты, и в последующие дни ещё десятки людей умирали от полученных ран.

Это событие получило название Кровавое Воскресенье (точно как в Петербурге 9 января 1905 года). Оно и было английской репетицией всех последующих Кровавых Воскресений, организованных в дальнейшем англо-еврейским мировым империализмом во многих странах.

Не случайно некто Абрахам Каплан добился встречи с сэром Варреном, и заявил ему от имени "заинтересованных лиц" о необходимости немедленно пресечь слухи о том, что жуткие убийства христианских женщин - это месть евреев за расстрел демонстрации 13 ноября 1887 года и нечеловеческие условия жизни. Ходили упорные слухи и о том, что банда еврейских мстителей, фанатиков-экстремистов, совершала эти убийства в форме ритуального человеческого жертвоприношения.

Тогда (сразу после 6-го убийства) сэр Варрен подал в отставку (9 ноября 1889 года). По странному совпадению, после его ухода убийства прекратились.

Полиция даже не предложила вознаграждение за поимку "Джека-Потрошителя" или за информацию о "нём", как это обычно практиковалось. Это ещё одно указание, что полиция и не собиралась "его" ловить.

Когда, после убийства 5-й женщины, убийца вытер нож о передник жертвы и бросил его на пороге одного из масонских домов на Площади Митры, он или кто-то другой написал мелом на стене: "Евреи - это люди, которые ни в чём не будут обвинены".

Когда офицеры из полиции Лондон-сити собрались сфотографировать эту надпись (чтобы приобщить её к следствию), комиссар сэр Чарльз Варрен приказал не делать этого до утра (пока не станет светлей), как будто трудно было использовать вспышку (для чего тогда использовался магний). Когда офицеры ушли, он заявил, что надпись нельзя оставлять до утра, т.к. она может спровоцировать еврейские погромы. (Как будто нельзя было завесить или заклеить, или, в крайнем случае, затереть только одно слово "евреи"!). И приказал рядовым полицейским эту надпись стереть. Вот так и была уничтожена важнейшая улика.

Все убийства женщин в Лондоне, в 1888-м году, осуществлялись по правилам еврейского кошерного (садистского) забоя скота. Но, перед тем как перерезать очередной жертве горло, убийцы вырезали (у каждой жертвы - определённые) внутренние органы, обладая навыками, опытом и умением незаурядного хирурга или виртуозного мясника с познаниями в медицине.

Нет ни капли сомнения в том, что эти выродки практиковали какой-то оккультный обряд и проецировали - с его помощью - какие-то символические проекции.

По "странному" совпадению, сэр Чарльз Варрен, верховный комиссар столичной полиции, брал (по собственной прихоти) курс медицины, и, как утверждают, имел познания в хирургии. Другой комиссар полиции, Мелвилл Макнагтен, шеф отдела расследований Скотланд-Ярда (которого "ниоткуда" десантировали на этот пост через 8-9 месяцев - срок от зачатия до рождения человека - после "гастролей" "Джека-Потрошителя"), управлял отцовской компанией в Индии с 19-летнего возраста по 35 лет. В Бенгали (Индия) он сделался виртуозным разделывателем свиных туш и заядлым охотником, знаменитым тем, что, пользуясь лишь одним острым ножом, умел разделать тушу любого зверя и вырезать любой орган. Верховным судмедэкспертом лондонской полиции во время "Джека-Потрошителя" (1877-1888) был доктор Вильям Винн Весткотт (Dr. William Wynn Westcott) - хирург и патологоанатом. Доктор Весткотт работал до этого сельским врачом, и в Лондон прибыл за месяц до первого убийства, приписываемого "Джеку-Потрошителю".

2-е из 3-х персонажей были масонами, и не скрывали этого (редкий случай). Доктор Весткотт основал масонский храм богини Исис-Урании, в честь которой в древности совершались человеческие жертвоприношения. К 1897-му году Весткотт написал 16 книг по оккультизму, в которых, среди многого другого, со знанием дела описываются кровавые ритуалы и дикие садистские колдовские церемонии. За это ему не раз угрожали увольнением (но почему-то не уволили!). Сэр Чарльз Варрен был масоном очень высокого посвящения (ранга), регулярно посещал масонскую ложу Royal Alpha Lodge, и в 1884 году основал Quatuor Coronati Lodge (номер 2076). Мелвилл Макнагтен тоже мог быть масоном, хотя на его счёт мнения и сведения расходятся.

Через год после возведения в "рыцари" и получения звания "сэра" (после ухода в отставку), Макнагтен отправился "путешествовать", и объявился лишь через 10 лет, за год до своей кончины. Неизвестно, где он был все эти 10 лет, что, опять-таки оставляет много вопросов. Смерть Макнагтена при подозрительных обстоятельствах и сразу же после написания мемуаров (где фигурировали дела "Джека-Потрошителя", ограбления ювелирного магазина и осады на Сидней-стрит), заставила его дочь обратиться в полицию, но там, понятно, все подозрения с ходу отмели, и от расследования отмахнулись.

После ухода Макнагтена на пенсию обнаружилась недостача целого ряда файлов, связанных с "Джеком-Потрошителем" (1888) и бандой "анархистов" (1910-1911). В Англии широко практикуется изъятие архивных и полицейских дел-файлов уходящими на пенсию чиновниками, за что их и награждают возведением в "сэры" и даже "лорды". Бывало, если журналисту посчастливится брать интервью у такого английского "персонального пенсионера" у него на дому, седовласый "отставник" сидит и вещает на фоне многочисленных полок с официальными государственными папками документов (что сегодня отходит в прошлое, благодаря развитию компьютерной техники). Тем самым влиятельные круги гарантируют себе доступ к самым щекотливым документам, одновременно гарантируя себе же, что больше никто эти документы не увидит.

Личные записи, незадолго до смерти написанные "вторые" мемуары, и масса других бумаг Макнагдена исчезла из его личного архива буквально через день после его смерти (12 мая 1921 года). По счастливой случайности, выписки из этих документов оказались в архиве предка моего дальнего родственника, барона фон Розена, ещё до смерти лондонского комиссара. Хотя это не те документы, что могли бы пролить "окончательный" свет на "загадку" "Джека-Потрошителя", они сыграли свою роль, обратив моё внимание на весь корпус фактов, его связь с Кровавым Воскресеньем в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года, и на саботаж расследований 3-х лондонских уголовных боен.

В 1959-м году "чудом" стало известно о тех, кого Макнагден считал своими подозреваемыми в деле "Джека-Потрошителя", но которые никогда не привлекались к суду. Это Михаэль Острог, помутившийся рассудком доктор-врач еврейского происхождения из России; душевнобольной польский еврей Арон Косминисский; и психически неустойчивый адвокат Монтаг Джон Друйтт (Montague John Druitt), покончивший собой 31 декабря 1888 года. Друйтт происходил из семьи потомственных масонов, адвокатов-уголовников, подозрительных хирургов, маньяков, педофилов, садистов, гомосексуалистов и мазохистов. Его отец и дядя были хирургами, а мать сошла с ума и получила "пожизненную прописку" в сумасшедшем доме. (Не исключено, что она была вполне здорова психически, но её упекли туда члены собственной семьи, чтобы гарантировать её молчание).

Не исключено, что за этой тайной (3-х подозреваемых) кроется ещё большая тайна: эти 3-е использовались в качестве "сублимационных" персонификаций сэра Варена, доктора Весткотта и Макнагдена, их руками совершавших жуткие убийства - либо использовавших 3-х "зомби" в качестве подручных.

Отсюда можно провести прямую параллель между управлявшимися кем-то марионетками-убийцами - и такими персонажами, как Муссолини, Гитлер, Сталин, Франко, Чаушеску, Тито, Пиночет, и прочие "персонификации-эйдолоны" мировой оккультной секты англо-еврейского империализма. Попадают в Тависток или в его аналоги, или получают равный "выпускникам Тавистока" статус только маньяки, серийные убийцы, педофилы и психопаты.

Следующее общее, что объединяет "учеников Тавистока": это подозрительная смерть их жён и (или) любовниц. Так, Сталин в первый раз женился в 1904 году, а в 1907 году его первая жена умерла при подозрительных обстоятельствах, оставив сына, которого Сталин ненавидел. Вторично Сталин женился в 1919-м году, и его вторая жена погибла, совершив самоубийство и оставив двоих детей, один из которых впоследствии стал алкоголиком. И это далеко не все случаи. То же самое известно и о Гитлере, любовницы которого погибали или умирали при подозрительных обстоятельствах, или кончали жизнь самоубийством.

Английские масоны и еврейские экстремисты помогли Сталину (Джугашвили) совершить побег из ссылки (из Сибири), финансировали его продвижение по партийной линии, и переправляли его из страны в страну по безопасным каналам.

Другой центр военно-психологической подготовки проводников британской политики государственных переворотов и революций в разных странах находился в Ирландии, но в 1920-е годы был закрыт.

Тависток - это место в Лондоне, 120 Belsize Lane. Формально известный как "Тавистокский Институт Человеческих Отношений" (Tavistock Institute for Human Relations), он носит неформальное название "Хилтон Фрейда" (Freud Hilton).

С 1946-го года известный как "Тависток", он был с 1920-го года известен как Chatham House майора Джона Риза (Major John Rawlings Reese), а до этого, на протяжении не менее 500-ста лет, под другими именами.

Chatham House также известен как Международный Институт Международных Отношений (Royal Institute of International Affairs (RIIA), официально созданный, якобы, во время Версальской Мирной Конференции 1919 года, вместе с Американским Советом Международных Отношений (American Council on Foreign Relations (CFR).

Все эти учреждения контролируются Обществом Круглого Стола, которое, в свою очередь, находится под контролем английской монархической династии.

Пунктами программы, спущенной их хозяевами масонам и еврейским экстремистам, стоявшим за обеими русскими революциями 1905 и 1917 годов, Халлетт называет следующие:

1. Разрушайте любые суверенные государства, монархии и культуры.

2. Уничтожьте все национальные границы и патриотизм.

3. Насаждайте однородный коллектив, который абсолютно не терпит индивидуального самовыражения.

4. Насаждайте полное подчинение контролируемого истэблишмента.

5. Обеспечьте бесконечные войны, чтобы участие в них связало людей, требующих уважения и достоинства.

6. Выкорчуйте с корнем концепцию, по которой человек - это душа, созданная для высокой цели. Людей надо рассматривать как просто высокоразвитых скотов-животных, не имеющих духовной природы.

7. Ликвидируйте концепцию Бога и замените сверхъестественное рациональными научными методами решать проблемы, встающие перед людьми.

8. Уничтожьте семью и все традиционные семейные структуры.

9. Обеспечьте это и объявите, что все дети принадлежат государству, а не частным семьям.

10. Насаждайте Один Мировой Порядок (как декларировано в 1891) с помощью ПОРЯДКА ХАОСА.

11. Насаждайте одну мировую империю ("республику"), на основе "гуманизма" с противоположным знаком (и смыслом), и запретом СМИ освещать что бы то ни было, что не признано вами "гуманистическим" (...).

12.Натравите бедных на богатых, чтобы их руками убить богатых, и, как только новые богатые сформируют авторитарную власть, убивайте бедных, образованных и диссидентов.

13. Убейте всех бывших видных революционеров, кроме одного-единственного британского агента и ученика Тавистока, Кобы-Сталина.

В 1860-1900-х Лондон был буквально наводнён евреями - беженцами из разных стран (России, Румынии, Венгрии, и т.д.). Буквально с первых же дней после основания глобальной еврейской террористической разведки - Бейтара - его штаб-квартира находилась в Лондоне. В 1888 году в лондонском районе трущоб Tower Bridge Hamlet of Stepney проживало не менее 27 тысяч евреев. В 1903-м году в Лондон хлынула новая волна еврейских беженцев-иммигрантов, в основном в районе East End. Эти новые иммигранты имели сильную политическую мотивацию, и основали так называемый Клуб Анархистов.

("Анархистами" назывались "извне" - и "терпели" такое самоназвание - все масти и цвета европейских революционеров-террористов. В Лондоне, Стокгольме и Цюрихе под "анархистами" часто понимали революционных бандитов всякого толка: еврейских бундовцев, бейтаровцев, сионистов; пользующихся методами вооружённой борьбы социал-демократов; эсеров; собственно анархистов; народовольцев, и т.д.).

Само по себе официальное существование в Лондоне Клуба Анархистов, где совершенно открыто собирались разыскиваемые во многих странах международные террористы и другие преступники - вопиющий, потрясающий факт. Ни капли не скрываясь, в стенах этого заведения бандиты набирали участников очередного вооружённого ограбления, открыто раздавая оружие; покупали взрывчатку, собирали деньги на осуществление криминальных актов. Такое гнездо местной и международной уголовщины и разбоя могло не скрываясь существовать только с ведома и согласия английских властей.

Во главе одной из небольших групп еврейских иммигрантов-"анархистов" из России в Лондоне стоял немец Рудольф Рокер (Rudolf Rocker), голубоглазый блондин и бывший католик. (Согласно мемуарам 2-х бывших анархистов, Рокер принял иудаизм). Он обучал их методам осуществления государственного переворота в стране, из которой они прибыли - в России. Рудольф Рокер был тесно связан с другой еврейской террористкой, Эммой Гольдман, а позже финансировал её журнал "Мать Земля" и участвовал в нём как автор.

Эмма Гольдман и Рудольф Рокер боготворили живущего в Лондоне Петра Кропоткина, "главного русского анархиста", как его называли англичане. Пётр Кропоткин одно время проживал в Лондоне в Harrow, в доме номер 17, по улице Roxborough Road. (Этот дом был снесён в 1996 году). Не случайно Кропоткина депортировали из Швейцарии, из Австрии, а в Лионе (Франция) приговорили к 6-ти годам заключения. А вот в Лондоне - рае для террористов всех мастей и их идеологов - Кропоткин жил, как у бога за пазухой. Это был главный идеолог воинствующего русского анархизма, виновник многих кровавых трагедий в России и за её пределами.

За контроль над территорией дрались друг с другом не на жизнь, а на смерть, банды евреев-одесситов, евреев из шайки "Бессарабия", армянских евреев, польских евреев, и т.д. В тот период весь район Ист-Энд (East End), и особенно центр Whitechapel, где находился Клуб Анархистов на Jubilee Street, стал главным центром организованной преступности в Лондоне.

Человек, по описанию похожий на Сталина (Джугашвили), известный под кличкой "Коба", и обладавший манерами и привычками Сталина, проживал в 1907-м году в доме номер 77 на улице Jubilee Street от Whitechapel Road. Именно оттуда он прибывал на заседания V Съезда РСДРП (Robert Service, "Stalin: A Biography", March 2005; Peter Pomouth, "Stalin's Gang in London", 1910, Munich, 1938; Greg Hallett & Spymaster, "Stalin's British Training", Dublin, 2008).

На основе Клуба Анархистов сформировались 3 революционные группы: Бессарабские, Одесские, и Леесма (на одном из балтских языков - "Пламя"). В этом окружении немного говорили на всех европейских языках, но больше всего - на еврейском немецком языке идиш.

У этих людей имелось по нескольку удостоверений личности, они совершенно официально (декларируя) провозили в Англию десятки стволов (одному русскому иммигранту таможня совершенно официально разрешила пронести 47 автоматических пистолетов). В то же время британская полиция была тогда вооружена только... жезлами...

Английская (британская) монархия намеренно поддерживала анархию в лондонских трущобах, умышленно позволяя десяткам тысяч иммигрантов превращать жизнь в обширных районах города в подобие привала-муравейника громадной банды. Они беспрепятственно и безнаказанно практиковали свою деятельность, набирали рекрутов, собирали средства (деньги), воровали, грабили и совершали убийства (особенно часто убивали клиентов проституток).

Лондон был целенаправленно превращён в тренировочный лагерь бандитов, чтобы спустя какое-то время их руками уничтожить страны, из которых те прибыли в Англию. Тем самым английская (британская) армия освобождалась от военных операций по достижению колонизаторских целей.

Для разоблачения прямой связи между Кровавым Воскресеньем в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года и кровавыми событиями в Лондоне в декабре 1910 и январе 1911 не требуется "далеко ходить". Вернёмся хотя бы к террористической банде латышских анархистов "Леесма" ("Пламя"). (См.: Clarke, F. G., "Will o' the Wisp: Account of Peter the Painter and the Leesma Terrorists in Britain and Australia", Melbourne: Oxford University Press, 1983; G. Stutis, "Latvian Terrorist Groups in Russia and Abroad", Riga, 1994; Latvijas revolucionāro cīnītāju piemiņas grāmata - под началом главного редактора С. Зимелиса - S. Ziemelis - и коллектива авторов; под эгидой - Latvijas KP CK Partijas vēstures institū ts-PSKP CK Marksisma-ļeņinisma institūta filiāle, Latvijas PSR Zinātņu akadēmijas vēstures institūts, Latvijas PSR Centrālais valsts vēstures arhīvs ; 2-й том, издано в Риге, Rīga, Рига, издательство Liesma, 1976-1987).

Членом этой преступной организации был участник лондонской банды Кобы (Сталина) - "Пётр Пятков" (настоящее имя Джанис Жаклис - Jānis Žāklis). Членами той же банды "Леесма" являлись Фриц Сварс (Сваарс) и его кузен Яков (Ян) Петерс. По некоторым документальным (!) свидетельствам - настоящее имя Фрица Сварса, якобы, Фриц Думниек.

Мы уже писали о том, что мировой англо-еврейский заговор маньяков-террористов опирался на разработанную "Александром Парвусом" (настоящее имя Израиль Гельфанд) и озвученную через "Троцкого" (настоящее имя Лев Бронштейн) теорию "перманентной революции". Это не что иное, как проект мирового хаоса, в настоящее время во всю осуществляемый Чейни, Нетаньяху, и их соратниками-последователями. Цепочка Парвус - Троцкий - Владимир Жаботинский - Пётр Рутенберг - Виталий (Хаим) Вейцман - Виталий Грин (уголовная кличка Давид Бен-Гурион) - Алексей Пешков (литературно-уголовная кличка Максим Горький) - Евно Азеф - Лев Дойч: была связана с шефом царской полиции Зубатовым, провокатором и предателем. (С. В. Зубатов, полковник МВД; в 1902 - 1903 годах: начальник Особого отдела департамента полиции МВД). В годы, когда был начальником Московского охранного отделения, "выбил" у министра внутренних дел В. К. Плеве возможность организации рабочих профсоюзов "под бдительным оком полиции". Так Зубатов подготовил почву для задуманного им и иностранной разведкой Кровавого Воскресенья.) К той же цепочке "с другой стороны" примыкали глава английской разведки, человек еврейского происхождения Вилфред Блант; Самуил-Соломон Розенблюм (известный также как "Рейли" и "Джеймс Бонд"); итальянский еврей, масон и торговец зерном Эммануэль Карассо; криптоеврей венецианский банкир Джузеппе Вольпе; Карл Радек (Собельсон); и Литвинов (Меер Валлах). На определённом этапе Парвус, Троцкий, Вейцман, Рутенберг, Радек, Карассо, Вольпе, Жаботинский и Горький были связаны с "младосионистами" и "младотурками", а, точнее говоря, с начала и до конца создали "младотурков".

В 1908-м году движение "Комиссары Единства и Прогресса", - известное под названием "младотурки", - осуществило военный переворот, свергло султана и захватило власть в Османской империи. Комиссары-младотурки и комиссары-большевики не случайно "комиссарили" вместе.

Вожди младотурков - марионетки мирового еврейского экстремизма и сами евреи либо криптоевреи - осуществили армянских геноцид: одну из наиболее жутких этнических чисток в человеческой истории.

Карассо - македонский и греко-итальянский масон - был тесно связан с английскими лордами, особенно рьяно ненавидевшими Россию: Пальмерстоном, Бальфуром и Сессилем. Вольпе был венецианским масоном. Все вышеперечисленные персонажи были причастны к изданию газет "младотурков" (редакторами которых были Парвус, Троцкий, Карассо, и другие), финансированию государственного переворота "младотурков" в Константинополе, к разведке "младотурков", и т.д. За ними стояли еврейские банкиры-терористы Натан, Вальтер и Эдмонд Ротшильды, Отто Кун, Яков Шифф, Варбурги, и другие.

Вот историческая подоплёка и идеологические корни сегодняшней доктрины Чейни-Вулфовица и Майкла Ледина. (См. манифест этой доктрины - " A Clean Break" - 1996).

Перманентный грабёж как источник нескончаемого обогащения Англия заимствовала из практики итальянских морских городов-государств Венеции, Генуи, и прочих. Точнее: англо-голландский "пиратский синдикат" заимствовал эту практику. Но "просвещённый грабёж" со стороны таких городов-государств, как Венеция и Генуя - это одно, а глобальный грабёж со стороны таких гигантских ненасытных пастей, как США, Англия и Израиль (в союзе с мировым еврейством) - это другое. Если город-государство клевал "по зёрнышку", такая огромная пасть, как США, "клюёт" целыми элеваторами.

Лидирующая роль в насаждении глобальной финансово-ростовщической тирании (в симбиозе с еврейскими мракобесами и банкирами) перешла к Венеции вскоре после падения Византии, к разрушению которой Лондон, Рим и Венеция приложили руку. После упадка Венецианской республики, эта лидирующая роль на короткое время переходит к Испании, затем - на более длительный период - к Голландии, и, наконец, к Англии (связь которой с голландской масонской и банковско-еврейской олигархией продолжается по сей день).

Эта связь с венецианской грабительской традицией и её "реликтовыми" следами-осколками в виде "венецианских" масонских лож и других секретных обществ и организаций проявилась и в подготовке за предельно короткое время воспитанников англо-еврейского империализма - "младотурков". Владимир Жаботинский, изучавший в Риме "юридические науки", вошёл в соприкосновение с итальянским евреем-масоном Эммануэлем Карассо, Муссолини, и прочими экстремистами-экскрементами. Карассо финансировал целый выводок пропагандистских изданий "младотурков" и "младосионистов", в том числе и The Young Turk (молодой турк), где редактором был... Владимир Жаботинский. Парус (Гельфанд), в свою очередь, был "партнёром" Карассо по "бизнесу", и редактировал другое издание "младотурков", "Турецкая Родина". Из Баку, с этими сионистами, воспитателями "младотурок", сотрудничал одни из лидеров движения "младосионистов", будущий зять Давида Ландау, Вайншал (Вейншал), родственник ротшильдовского лидера иллюминатов, Вайншаупта.

Вот что пишет по этому поводу Линдон ЛаРуш:

"Использование взаимозаменяемых терминов "Перманентная революция" или "Перманентная война" - примитивная подмена ипостасей давнего термина "империализм". "Перманентная революция" - это термин нео-венецианской партии англо-голландских либералов, отражающий характер и цели британского империализма, коренящийся в постулате патриотической альтернативы имперской политике в форме политики "перманентной смены режима" и перманентной войны".

Но при чём тут Рига, и почему мы "увели" читателя от основной темы раздела в "такие дебри"? Всё объясняется достаточно просто: Рига, географически отстоящая очень далеко от Венеции, в то же время является одним из главных в мире носителей венецианской и "нео-венецианской" банкирской традиции. Католические ордена "крестоносцев" Рима, Венеции и Генуи в XIV- XV веках обосновались в Риге, и там дали начало рыцарским религиозным орденам Тевтонскому и Ливонскому. Заклятые враги - Генуя и Венеция - в Риге действовали заодно, а венецианские банкиры (в основном - евреи) финансировали эти ордена и рижский военно-торговый флот. Рижский Орден являлся главным врагом Новгорода, Пскова, Великого княжества Литовского, Великого княжества Московского и Польши. С помощью Ордена Англия, Ватикан (папский Рим) и банкирская италийская мафия пытались полностью подчинить себе немцев, славян и балтов, сделать их рабами, или даже физически уничтожить.

Борьба балтов и славян с Орденом велась не на жизнь, а на смерть (хотя продажные латышские историки сегодня утверждают, что Орден действовал в интересах латышей, в интересах Латвии и Литвы; ложь!). В титанической борьбе против поработителей, местным народам удалось сильно ослабить рыцарей Ордена, а в знаменитой Грюнвальдской битве - самой грандиозной за всё Средневековье - полякам, литвинам и москалям удалось наголову разгромить агрессивный Орден, и вскоре ему настал конец.

Но венецианские банкиры и масоны не ушли из Риги. После смещения мирового еврейско-банкирского центра из Венеции на север, они "переехали" в Голландию, а также обосновались неподалёку от Риги: в Дании и Норвегии (из Норвегии их, правда, вскоре вышвырнули). После упадка Венеции голландские банкирские дома - не что иное, как продолжение венецианской традиции, что можно сказать - частично - и о значительной части датских банкирских домов. Венецианские банкиры и масоны завоевали в Амстердаме и Дании большое влияние, и укрепили свой "филиал" в Риге. Вскоре главным мировым центром продолжения агрессивной венецианской традиции и её масонского заговора становится Лондон, где всё это вороньё обустраивает своё основное гнездо. Оттуда с XVI- XVII века ниточки тянутся в Ригу, и к 1905 году английское влияние на рижских банкиров и масонов стало ведущим.

Связь Риги с венецианскими масонами не прерывалась никогда, и продолжается до сих пор. После того, как Ротшильды стали контролировать большинство масонских лож, рижские финны, немцы, эстонцы и латыши с еврейскими корнями ("полуевреи") были включены в масонские и "околомасонские" тайные организации, с их ответвлениями в виде еврейско-сионистских организаций Бунд, "младосионисты", Поалей Цион, Бней Брит, Бейтар, Иргун, и другие. Все эти талантливые молодые подонки, по линии одного из родителей имевшие еврейские корни, использовались для международного заговора по уничтожению России и германских монархий в качестве метастаз еврейского бандитизма в другие этнические общности. Будучи по линии другого родителя немцами, латышами, финнами, эстонцами, датчанами, или поляками, эти молодые изверги-сатанисты, позируя как "свои", внедрялись в немецкую, латышскую, финскую, и т.д., среду, используя её для целей мирового еврейско-сионистского заговора.

Именно поэтому точно во время экспансии "неовенецианской" идеологии и доктрины - в 1907-1908-м году, - начинается апогей истории латышских террористов.

Jānis Žāklis ("Петька-Маляр", или "Пётр Пятков"), Фриц Сварс, Яков (Ян) Петерс, и другие члены бандитской организации "Леесма" и прочих банд: все были "наполовину" евреями.

Жанис (Янис, Янив) Жаклис одинаково ненавидел немцев и русских звериной, лютой ненавистью. Он родился 19 июля 1883 года в местечке Салдус (провинция Курляндия), где проживало немало евреев. По возрасту, он был точно из поколения "Ротшильдовского призыва". (В Салдусе ходили слухи о том, что Янис, якобы, незаконнорождённый, и что его настоящий родитель - кто-то другой).

Отец Яниса был латыш, а мать, Маргарита Тальберга, - перешедшей в лютеранство еврейкой. По утверждению знакомых Яниса, по деду она происходила из семьи еврейских раввинов-обскурантистов, мракобесов и еврейских расистов из Бобруйска. Кузен Жаклиса, Кристапс Жаклис, считался незаконнорождённым сыном знаменитого немецкого барона и политического деятеля, Хейнриха (Генриха) фон Мирбаха. Генрих был родственником будущего германского посла в России, графа Вильгельма фон Мирбаха, убитого Яковым Блюмкиным в 1918 году, по приказу мирового англо-еврейского империализма (технически - по приказу из английского посольства). В 1975 году в Стокгольме (Швеция) немецкими анархистами "эсеровской окраски" был убит западногерманский военный атташе, Андреас фон Мирбах. О том, почему фон Мирбахи (как и предки моего родственника, Владимира Сергеевича, бароны фон Поссе) так "не угодили" англо-еврейскому империализму - надо писать отдельную книгу. Ряд загадочных событий и покушений связан с кланом других моих дальних родственников, баронов фон Розенов. Одной из линий тайны убийств Мирбахов, Поссе, и Розенов является "остзейская составляющая" и еврейско-масонские интересы в регионах сегодняшней Эстонии и Латвии.

Не случайно в архиве фон Розенов среди прочих, работавших у них, людей упоминаются и Жаклисы. Ливены, Плеве, Поссе, Розены, Нессельроде, Мирбахи, и некоторые другие остзейские и германские бароны, пытались вмешиваться во внутреннюю еврейскую жизнь, финансово поддерживая несколько еврейских сект. Нет случайности и в том, что только в документах фон Розенов сохранились сведения (отовсюду стёртые "заботливой" еврейской мафией) о событиях второй половины XIX и начала XX века в Бобруйске и Воложинской иешиве (близ Бобруйска), где возникали еврейские мессианские секты, по своему космологическому и философско-теософскому мышлению быстро сближавшиеся с христианством. Группа раввинов, возглавивших это движение (или примыкавших к нему) даже осмелилась критиковать Талмуд и оспаривать (!) его идентичность, утверждая, что Талмуд возник всего лишь за 2 века до испано-итальянской Га-Скалы.

В свете этих фактов (как, впрочем, и в свете всех других, приводимых в нашей работе) кровавые русские революции, обе Мировые войны, и другие страшные события новой истории, представляются интегральной частью титанической борьбе еврейских религиозно-националистических мракобесов против еврейской ассимиляции. Мирбахи, Сергей Владимирович фон Поссе, барон Роман Романович (Роберт Готтлиб) фон Розен - противодействовали этому противодействию.

Вот чего не могли простить Розенам, Мирбахам, и другим остзейским или связанным с тем регионом немецким баронам еврейские мракобесы. Другое, чего не могли простить династиям Плеве, Витте, Мирбахов, Поссе, или Розенов: это открытого противодействия планам еврейских экстремистов по глобальному захвату власти. Предок моих дальних родственников, посол Российской империи в Японии (позже - в Соединённых Штатах), Роман Романович (Robert Gottlieb) фон Розен, был одним из таких людей. Он насквозь видел коварные планы Англии и её союзников - еврейских экстремистов. Барон Роман Романович предсказал ещё в 1904-м году, что союз России с Англией и Францией окончится втягиванием России в войну с Германией, что приведёт к кровавой революции и гибели русского государства. Он заранее предсказал вероломное нападение Японии, предупредил о нём правительство Николая II, и, если бы не его предостережение, события приняли бы ещё более грозный для России и Германии оборот, и окончились бы ещё более плачевно. После революции Роман Романович был вынужден иммигрировать в Соединённые Штаты, где написал несколько книг мемуаров (из которых "официально" сохранилась только одна!). Он планировал опубликовать сенсационные разоблачения тайн сотрудничества Лондона и глобально организованного движения еврейских экстремистов, но в 1921-м году чья-то "заботливая рука" толкнула его под автобус.РоРРо

То ли по просьбе Романа Романовича (Роберта Готтлиба), то ли по своей собственной инициативе, Владимир Михайлович Выголицкий, после революции бывший добровольным секретарём или референтом при бароне фон Розене, собрал присланные из Ревеля сведения о рижской организованной преступности (как связанной, так и не связанной с революционным терроризмом). Среди этих сведений можно обнаружить и упоминания о Янисе Жаклисе. По слухам, в 12 лет он смастерил нечто вроде подобия чаши Иерусалимского Храма (храма Соломона), и вообразил себя Верховным жрецом (Первосвященником). Его мать Маргарита, родственница очень богатых евреев, получила от них много денег. У Жаклисов имелась ферма с множеством домашних животных. 12-летний Янис с редким садизмом убивал этих животных по правилам изуверского еврейского ("кошерного") забоя скота, и наполнял их кровью "священную чашу".

Страсть к рисованию обнаружилась у него ещё в детстве. В 15 лет эта одержимость рисованием вдруг расцвела в нём буйным цветом. После того, как кто-то пересказал юному Янису книгу Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея", это завело его воображение в жуткую и неожиданную сторону. С 16 до 18 лет Янис Жаклис убил нескольких девочек и девушек, и кровью жертв писал портреты убитых.

Статный молодой человек безупречного телосложения и невероятной красоты, обладавший редкой харизмой и "благородным" видом, блондин с "невинными" голубыми глазами, Янис вызывал доверие у любой потенциальной жертвы. Он пытался изнасиловать свою собственную старшую сестру Анну, а позже сожительствовал с младшими сёстрами Шарлоттой-Марией и Катриной. При этом Янис Жаклис получил прекрасное образование. После начальной школы он почти закончил немецкую классическую гимназию в Кулдиге (Kuldīga). Легенда о том, что он вынужден был уйти из гимназии, так и не получив диплома, из-за "слабого здоровья" и "безденежья" - блеф. Настоящей причиной могло быть участие в драке и ещё нескольких криминальных актах, или - вероятней всего - стремление к профессиональному участию в революционной деятельности.

(Судя по описанию, слухи о кровавых делах юного Яниса Жаклиса и его сожительстве с сёстрами, похоже, материализовались (на его родине) уже после известий о его террористической деятельности. Если это так, то их и без того низкая достоверность снижается ещё на "градус").

Ещё до ухода из гимназии, Янис в совершенстве владел многими языками: латышским, русским, немецким, идиш, французским и английским (!). Это говорит о том, что его целенаправленно обучали, готовили к важной миссии какие-то международные заговорщики-террористы. Англо-еврейская стратегия провоцирования и поддержки антирусского движения в национальных окраинах Российской империи, и затем его "импорта" в крупные города и 2 столицы - захватывала часть Молдавии, Грузию, Азербайджан, Армению, Украину, Беларусь, Польшу, Литву, Латвию, Финляндию и часть Эстонии. Но главными центрами террористической войны против России, единственными точками, в которых практическая идеология и тактика соединялась с еврейской талмудической доктриной и сионизмом, были Одесса, Бобруйск и Елизаветград. Как мы писали, именно оттуда вышли все важнейшие вожди, идеологи, или их наставники - сионизма, большевизма, анархизма (к которому иногда ошибочно относят и эсеров), и т.д.

В 1902 году, в городе Талси, Янис Жаклис, Янис Линде, и Юлиус Кашмерс основали Талский Комитет. В 1903-м году царская полиция схватила друга и соратника Жаклиса, Фрица Раткланса, и тот выдал полиции Жаклиса. Но (как это множество раз случалось и в деятельности Сталина-Джугашвили) Янис Жаклис был предупреждён 2-мя полицейскими ротмистрами, и успел скрыться. (Что касается Фрица Раткланса, то ему - примерно через год - те же англо-еврейские агенты в полиции помогли бежать, и он был переправлен английской разведкой в Лондон).

Примерно через неделю Янис объявился в Бобруйске, где жили его еврейские родственники, и где служил его дядя, Юрис Жаклис (полковник инженерного батальона Бобруйской крепости).

В Бобруйске Янис Жаклис прошёл то ли гиюр с обрезанием, то ли (как Пётр Рутенберг) обряд "возвращения в евреи" с бичеванием, и стал учеником 2-х раввинов, а также членом еврейской военно-политической рабочей организации Бунд. Бобруйск как раз и являлся одним из 2-х главных центров Бунда. 1 мая 1904 года в Бобруйске была организована всеобщая забастовка, и еврейские заговорщики поручили Янису Жаклису (как, в своё время, Сталину-Джугашвили в Батуме) организовать расстрел рабочей демонстрации. В составе толпы из 800-ста человек, блокировавших важную Бобруйскую железнодорожную станцию, был и Жаклис, подбивавший людей на разграбление вагонов и на штурм тюрьмы. Однако, несмотря на всю свою харизму, потрясающую внешность, молодость и умение убеждать, в Бобруйске у него этот номер не прошёл.

Одновременно, заговорщики устроили обучение Яниса Жаклиса в Бобруйской крепости использованию взрывчатых материалов и изготовлению мин и бомб, стрельбе из всех видов оружия, артиллерийскому делу, другим инженерно-техническим и военно-террористическим навыкам, и даже подделке документов.

Тем не менее, по чистой случайности, 28 мая 1904 года Жаклис был задержан за распространение запрещённой революционной литературы, и помещён в Бобруйскую тюрьму.

Жаклис был идентифицирован, его дело передано в Курляндию для доследования, и, вместе с Фрицем Ратклансом, он был обвинён в антигосударственной деятельности. Именно тогда - до суда - Ратклансу и устроили побег, переправив его в Лондон, тогда как Жаклису не удалось избежать суда. Тем не менее, благодаря подрывной деятельности англо-еврейской разведки в самой царской полиции, предатели-жандармы разрешили Жаклису выйти на свободу за 300 рублей залога. (300 рублей - по тем временам очень большая сумма, которую могла заплатить за Жаклиса только иностранная разведка, либо еврейские банкиры).

Янис возвращается из Беларуси в Курляндию, сначала в Видземе, затем едет в сельскую глушь близ Сабиле. Там, продолжая находиться под наблюдением полиции и обязанный регулярно проходить полицейские проверки, он зарабатывает на жизнь художником (как Гитлер), изображая (как и Гитлер) в основном архитектурные ландшафты. Точно как и Сталин-Коба (Джугашвили), он регулярно обращается с ходатайствами и прошениями к полицейским властям - по поводу "слабого здоровья" и необходимости в лечении. Хотя его прошения написаны, вероятно, другим стилем и языком, в них просматриваются однотипные паттерны, проводящие параллель с теми же паттернами в прошениях Сталина.

По предположению нескольких исследователей, именно во время пребывания под стражей с мая 1904 года, Жаклис подвергался психологической обработке со стороны связанных с английской разведкой и мировым еврейским заговором сотрудников царской полиции, увидевших в нём прекрасное орудие для задач еврейского радикального гегемонизма.

В конце 1904 года, с помощью членов группы РСДРП в Талси, Жаклис скрывается из-под надзора полиции, и тайно отправляется в Санкт-Петербург. Интересно, что местная группа РСДРП помогла ему добраться только до Риги, а оттуда его переправляли в Петербург уже совсем другие люди. В начале января 1905 года Янис Жаклис встречался в Петербурге с Парвусом, Троцким, Рутенбергом, и другими организаторами кровавой бойни 9 января 1905 года. В день самого Кровавого Воскресенья Жаклис, вместе с Фрунзе и другими боевиками, участвовал в кровавых событиях на Дворцовой площади, возле Зимнего дворца, провокационно стреляя в солдат и полицию, чтобы вызвать ответный огонь по толпе рабочей демонстрации. Несмотря на то, что Жаклис ударился в бега, и, несмотря на его отсутствие и побег Раткланса, его дело, с помощью предателей в самой полиции, было закрыто (так и не доведённое до суда) как в Курляндии, так и в Минске (и Бобруйске). Жаклис фигурировал как один из подозреваемых в связи с пропажей детей и убийств, совершённых, как полагали, маньяком-одиночкой, но кто-то в полиции помешал даже вызвать его на допрос. Более того, 11 января 1905 года (когда Жаклис уже - незамеченным - вернулся из Петербурга в Ригу) полиция вернула ему все документы и сняла с него все обвинения!

Тем самым, кто-то обеспечил ему "зелёную улицу" для террористической деятельности широчайшего масштаба. Так же, как в Бобруйске и Петербурге, еврейским организаторам (из Лондона) кровавой бойни в Риге Жаклис нужен был для "очень важного дела". Ему снова поручили попытку спровоцировать расстрел рабочей демонстрации, на этот раз - в Риге. Несмотря на молодость, его поставили во главе отряда, в котором было несколько опытных, зрелых и законченных бандитов. Кроме Жаклиса, в специальную группу провокаторов, в задачу которых входило провоцирование стрельбы по демонстрантам, входили ещё 6 террористов. Все они были вооружены. (2-е приехали из Швеции). Среди них - еврейский международный террорист Меер Валлах (уголовная кличка Максим Литвинов) и другой террорист - еврейско-голландского происхождения - Яков (Ян) Петерс. Жаклис, Литвинов и Петерс использовались англо-еврейским международным террористическим руководством и в ходе Кровавого Воскресенья в Санкт-Петербурге за 3 дня до этого.

Дословное повторение того же сценария в Риге буквально через 3 дня доказывает, что Кровавое Воскресенье в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года также не было "случайным". Расстрел не был "виной" царского правительства. Он был идеально и коварно спланированным, тщательнейшим образом подготовленным, и профинансированным на невероятно высоком уровне крупнейшим международным терактом.

13 января 1905 года, в субботу, в Риге была организована большая демонстрация, по примеру организованной Гапоном в Петербурге, во время которой Янис Жаклис и его подельники-террористы, отпетые бандиты, спровоцировали огонь по толпе. Только по официальным данным - 64 человека убиты, 2 сотни ранены. (Среди погибших упоминались 5 евреев).

Массовое политическое шествие (демонстрация) в Риге 13 января 1905 года (снова еврейское культово-сатанинское число "13" - по числу и колонн в день Кровавого Воскресенья) готовилось как минимум за 2 недели до 9 января. И, хотя его подготовка и связанные с ним организационные встречи начались задолго до трагедии в Северной Столице, организаторы назвали шествие "протестом" против "бойни 9 января 1905 года" в Петербурге.

Вся организационная структура рижского шествия, формирование колонн (которых, точно как и в Петербурге, было ровно 13), вся тактика, до мельчайших мелочей: всё в точности повторяло Санкт-Петербургскую провокацию. Тот, кто считает, что это было следствием "урока" Кровавого Воскресенья в Петербурге - либо провокатор, либо начисто лишен широты мышления. Он забывает о том, что такие мероприятия не готовятся за 2 дня и отработанный их сценарий также не меняется в одночасье. То, что за 3 дня была подготовлена (и осуществлена!) всеобщая стачка и огромная антиправительственная демонстрация - абсурд. В то время не было радио, телевидения, Интернета, и даже телефона (последний - только для государственных нужд). Единственный вывод, который можно сделать: это что и Кровавое Воскресенье в Санкт-Петербурге, и Кровавая Суббота в Риге были задолго заранее подготовлены и осуществлены одними и теми же организаторами-заговорщиками.

Но важное отличие рижской демонстрации от петербургской - это то, что в Петербурге кровавую бойню спровоцировали (учинили) в воскресенье, а в Риге в субботу, и что в Петербурге рабочие несли хоругви, портреты царя и пели православные гимны, тогда как в Риге десятки тысяч демонстрантов шли под красными флагами, несли плакаты с надписью "Долой самодержавие!", и пели "Марсельезу".

Совершенно очевидно, что для русских людей в Санкт-Петербурге было с издёвкой и кривлянием выбрано православное воскресенье и осуществлена глумливая пародия на Крестный Ход (чтобы унизить и высмеять русский народ). Для НЕ русских (в основном) людей в Риге была выбрана еврейская суббота, и, вместо карикатурного петербургского шествия, проведена мотивированная революционная демонстрация "на полном серьёзе". Демонстрация в Риге 13 января 1905 года задумана и осуществлена как АНТИТЕЗА петербургскому Кровавому Воскресенью, хотя и та, и другая демонстрация были актами культового человеческого жертвоприношения. Разница в том, что 9 января 1905 года в Петербурге еврейские террористы-провокаторы осуществили заклание демонстрантов по правилам еврейского кошерного забоя СКОТА, тогда как в Риге принесли в жертву своих ЛЮДЕЙ в знак и ради победы еврейских обскурантистских замыслов. Всё это ещё раз (в тысячный раз) доказывает, что организованное еврейским международным террористом и сионистом Петром Рутенбергом (с формальным участием Гапона) шествие 9 января 1905 года было "чёрной мессой", "чёрным юмором" еврейских извергов, задуманным и осуществлённым в эксцентрично-сатанинском стиле американских комиксов серии "Джокера".

Латвийская СДРП, Российская СДРП, еврейские и еврейско-сионистские партии Бунд, Поалей Цион, "младосионисты", и другие, а также эсеры и анархисты действовали в Риге 13 января 1905 года "под одним крылом", а не просто "заодно".

В событиях рижской Кровавой Субботы 13 января 1905 года приняли участие доставленные туда из Петербурга после расстрела 9 января 1905 года провокаторы, среди которых - тот же Макс Литвинов (Меер Баллах-Валлах), Янис Жаклис и Яков Петерс.

Именно та колонна демонстрантов, к которой были "прикомандированы" Янис Жаклис, Макс Литвинов (Валлах), и другие еврейские террористы, была обстреляна солдатами; при этом, жертв могло быть намного меньше, но провокаторы подначили людей "спасаться" по тонкому льду Даугавы (Северной Двины), и многие утонули.

После этой террористической операции Жаклис, по распоряжению "сверху" (из Лондона), получил уголовную кличку, в переводе с немецкого языка интерпретируемую как "Надсмотрщик" ("Инспектор"). С того самого момента он больше нигде и никогда не назывался своим собственным именем,

Участие в этом событии международных террористов из разных партий и движений ещё раз показывает, что:

1) координация между ними осуществлялась из зарубежного центра;
2) участие в той или иной партии не имело на тот момент (и, в некотором роде, и в дальнейшем) принципиального значения;
3) революционный бандитизм был организован зарубежными англо-еврейскими центрами в первую очередь в национальных окраинах (таких, как Грузия, Латвия, еврейская черта оседлости), чтобы потом двинуть его на захват столиц;
4) одни и те же бандиты использовались кем-то для осуществления терактов в разных городах и странах, и для разных задач.

Янису Жаклису, члену Бунда, помогали скрыться из-под полицейского наблюдения члены латвийского отделения РСДРП. Партийный орган Латвийской Социал-демократической Рабочей Партии (ЛСДРП), подпольная газета "Cīņa" ("Борьба"), осуществляла массовую организацию рабочих в тесной координации с группой анархистов, бундовцев, и других движений. Эта газета ЛСДРП издавалась с 1904 года - вплоть до 1917 года - тиражами в 3 тысячи - 18 тысяч экземпляров, тогда как орган РСДРП(б) - "Правда" - заработал только в 1912 году. Это показывает, что и в организационной помощи, и в финансировании кто-то отдавал приоритет сначала "раскрутке" революционного терроризма в Латвии, Литве, Беларуси и Польше, и только потом уже в России.

Перед событиями 1905 года численность боевых отрядов Бунда составляла 18 тысяч человек (всех же членов партии было ещё больше); численность ЛСДРП - 16 тысяч человек; а РСДРП(б) - 13 тысяч человек.

Вернёмся, однако, к Янису Жаклису. Так же, как еврейские или криптоеврейские террористы Макс Литвинов (Валлах), Сталин-Джугашвили и Красин, ведавшие делами партийной кассы, сбора средств, и вооружения в РСДРП, еврейский террорист Янис Жаклис (временная уголовная кличка Надсмотрщик-Инспектор) занимает ту же "должность" главы "технической комиссии" ЦК ЛСДРП. Имея в своём подчинении 200 головорезов, этот латышско-еврейский палач очертя голову бросается в водоворот кровавой террористической деятельности. Он организует грабежи магазинов, ювелирных лавок и складов, убийства вооружённых патрулей, налёты на кассы и акцизные конторы, взрыв на железной дороге Рига-Елгава, повреждение телеграфных линий, захваты заложников и убийства семей полицейских.

В апреле 1905 года 2 члена ЦК Латышской СДРП выступили с резким осуждением уголовного терроризма как проявления "мелкобуржуазной несознательности" и "криминального менталитета", а с конца апреля всё руководство партии стало отмежёвываться от бандитско-террористических методов. Что касается Российской СДРП, то и там сходный процесс имел место, но привёл к расколу партии на меньшевиков и большевиков. После раскола, меньшевики в основном противились террористическим методам, тогда как большевики их формально тоже осуждали, но смотрели на них сквозь пальцы. В ходе дальнейших событий, и меньшевики фактически перестали активно противопоставлять себя уголовному терроризму. К чести латышских социал-демократов, они продолжали придерживаться принятой (в отношении терроризма) линии, и даже отказались открыто принимать участие во всеобщей забастовке 1 мая 1905 года: из-за планировавшихся анархистами, еврейскими террористами и эсерами - в ходе её мероприятий - терактов.

Понятно, что Янис Жаклис, английский шпион и агент мирового еврейско-сионистского движения, не стал подчиняться партийной линии. Он и Петерис Лапса (Pēteris Lapsa) 1 мая 1905 года взорвали бомбы, убившие членов команды полицейских патрулей вокруг парка Гризинкальнс. Международное англо-еврейское руководство затем послало Жаклиса в город Лиепаю для агитации среди военных моряков. Когда подстрекательство моряков к восстанию с помощью агитации провалилось, Жаклис и его соратники тайно подложили в пищевой рацион моряков заражённое личинками насекомых мясо, чем спровоцировали желаемое выступление.

В ответ на террористическую войну, 19 мая 1905 года власти объявили в Латвии военное положение, и арестовали многих революционеров и революционных террористов. 2-х "полуевреев" (товарищей Яниса Жаклиса) - Юлиуса Шлесерса (Jūlijs Šleserrs) и Яниса Лациса (Jānis Lācis), - приговорили к смертной казни. Тогда, по поручению мирового центра англо-еврейского терроризма, Жаклис возглавил налёт на Центральную тюрьму в Риге. Руководство еврейского терроризма в Лондоне и Бруклине снабдило Жаклиса и его товарищей самым лучшим на тот момент оружием, включая бомбы, и предоставило ему контакты с предателями среди администрации и персонала тюрьмы.

(Случайно ли после большевистского переворота 1917 года Янис Лацис, как и Ян Петерс, становится одним из главных палачей ЧК? Его сын, М. Я. Лацис, становится начальником секретного отдела ВЧК).

7 сентября 1905 года 52 бандита (несколько отщепенцев из числа латышских социал-демократов, остальные - члены еврейских партий Бунд и Поалей Цион, а также международной диверсионно-террористической еврейской разведки Бейтар), под руководством Яниса Жаклиса, совершили налёт на Рижскую Центральную тюрьму.

Фактически это была одна из первых диверсионных операций будущего израильского Моссада.

Как и предусматривал план Жаклиса и его хозяев в Лондоне и Бруклине, 4 группы захвата успешно проникли на территорию тюрьму, и, несмотря на плотный обстрел, увели с собой Шлесерса и Лациса.

22 октября 1905 года, по поручению мирового еврейского терроризма, Жаклис возглавил вооружённый удар по отряду Чёрной сотни, собиравшейся разгромить штабы и гнёзда еврейских террористов в Риге. В отличие от Киева и Кишинёва, где Чёрная сотня и другие радикальные русские националистические организации планировали "еврейские погромы" (т.е. нападение на мирное еврейское население), в Риге нападение угрожало лишь боевым и организационным центрам еврейского бандитизма. Упреждающий удар по Чёрной сотне также прошёл успешно.

В том же октябре 1905 года Янис Жаклис, с 3-мя другими налётчиками, совершил вооружённое ограбление банка в пригороде Риги, приписанное позже "бытовым" уголовникам.

На этом месте сделаем перерыв в рассказе о кровавом Янисе Жаклисе, известном также под уголовными кличками "Надсмотрщик" (Инспектор), Мясник, "Пётр Маляр", Пётр Пятков, Абрам Адлер, и другими, - и сравним ряд биографических особенностей и фактов из деятельности "Кобы" (Сталина-Джугашвили) и "Петра-Маляра" (Жаклиса).

1) Оба родились в глухом провинциальном захолустье.
2) Обоих сопровождали слухи о том, что они незаконнорожденные. (У Жаклиса незаконнорожденным был также его двоюродный брат).
3) Оба участвовали в вооружённых налётах и грабежах, вымогательстве денег, рэкете и разбойных нападениях.
4) Оба загадочным образом уходили от полиции и удачно скрывались так, как это не удавалось больше никому.
5) Оба (если верить нашим источникам) использовались руководством заговорщиков в событиях 9 января 1905 года в Петербурге.
6) Оба возглавляли нападение на тюрьму: Сталин-Джугашвили в Батуме, Жаклис в Риге.
7) Так же, как Сталина против РСДРП "не боевого настроя", Жаклиса использовали противодействия противникам терроризма в ЛСДРП.

И это лишь "избранные" примеры проявления одного и того же паттерна; есть множество других.

О чём это свидетельствует? Это свидетельствует о том, что Иосиф Джугашвили (Коба-Сталин) и Янис Жаклис (Пётр Пятков-Маляр) были кем-то отобраны в качестве 2-х командиров наиболее засекреченного международного террористического отряда особого назначения, сформированного мировым англо-еврейским экстремизмом. 3-м командиром этого "элитного" военно-диверсионного подразделения еврейских террористов был Винстон Черчилль. С уверенностью можно сказать, что в тот же отряд включались Камо, Красин, Ян Петерс, Савинков, Коба (Сталин-Джугашвили), Гершуни (Герш), Пётр Рутенберг, Евно Азеф, Яков Свердлов, Соломон Розенблюм (он же - Сидней Рейли и Джеймс Бонд), и несколько других личностей, большинство которых Сталин и Черчилль постепенно ликвидировали ещё до 2-й Мировой войны. Этот боевой отряд еврейской "ударной бригады" был тесно связан с другим боевым отрядом: диверсионно-идеологическим, под командованием Израиля Гельфанда (уголовная кличка Александр Парвус), в состав которого входили Горький (Алексей Пешков), Троцкий (Бронштейн), Литвинов (Валлах), и другие еврейские бандиты. И этих, как и тех, после 1917 года Сталин и Черчилль постепенно ликвидировали (почти до единого).

24 ноября 1905 года Жаклис и Лапса возглавили отряд головорезов, отправившийся из Риги в Скривери для нападения на штаб-квартиру царского генерал-губернатора Августа фон Хеннинга (немецкое написание: August von Henning). Они сожгли дом и убили генерал-губернатора. Вызванные регулярные войска, под командованием генерала Стерна, не смогли разбить бандитскую шайку, и только после прибытия подкрепления бандиты были убиты или захвачены. Но Жаклису, как всегда, одному удалось скрыться.

В огне революционно-террористической бойни, организованной и спровоцированной Жаклисом и его хозяевами, погибли тысячи латышских крестьян; сгорели процветающие поместья и целые деревни; был нарушен весь ход жизни. Что принесло это кровавое месиво малочисленному латышскому народу? Ничего, кроме потерь и трагедий. Зато оно принесло громадные дивиденды евреям-экстремистам.

20 декабря 1905 года Жаклис и его головорезы совершили разбойное нападение на фабрику "Проводник", похитили крупную сумму денег, оружие и боеприпасы, и убили 17 и ранили 20 из числа охранявших фабрику драгун. В этом нападении вместе с Жаклисом участвовали Ян Петерс и Фриц Сварс (в латышском написании, Fricis Svars).

В том же месяце, руководство Латвийской СДРП осудило террористические методы и анархические тенденции среди членов партии, исключило из её рядов многих террористов, вышвырнуло Жаклиса из ЦК партии, и заменило его как командира боевиков Мартинсом Лютерсом Бобисом (который был тайным сторонником и помощником Жаклиса). Тем не менее, банда Жаклиса продолжала орудовать в Риге и других городах Латвии. После того, как в январе 1906 года было арестовано много их товарищей, Жаклис со своими головорезами днём напали на здание царской Охранки в центре Риги, освободив ряд заключённых, и, в том числе, Фрица Сварса и Мартинса Лютерса Бобиса.

После этого Жаклис, Бобис, Петерс и Сварс добрались до Петербурга, где поступили в прямое подчинение международной еврейской террористической мафии. В Петербурге они совершили вооружённые разбойные нападения на несколько почтовых отделений, дорогих магазинов и банков, унеся с собой крупные суммы денег. Из Петербурга банда перебралась в Хельсинки (сегодня - Финляндия), где ограбила банк, похитив 170 тысяч рублей. Петерса с ними уже не было. 6 латвийских бандитов-террористов вскоре были схвачены и арестованы, но Жаклису (как всегда!) одному удалось скрыться.

Янис Жаклис объявился в Пруссии, и затем в ряде других стран, включая Швецию, Швейцарию, Австрию, Италию и Чехию. "По пути" он ограбил несколько банков, и разыскивался в нескольких странах как подозреваемый, но границы между государствами оказывались для него "проницаемыми", а Фемида везде - благосклонной. Так, по утверждению Яна Петерса (заметка из архива Романа Романовича фон Розена), в "одной из западноевропейских стран" Жаклис был арестован и помещён под стражу, но уже на следующий день "выпущен под залог". Под руководством Александра Парвуса (Израиля Гельфанда) и английской разведки, в 1905-1906 годах была организована группа для закупки оружия и нелегальной переправки его в Россию. В эту группу входили Янис Жаклис, Троцкий (Лев Бронштейн), Рейли - Джеймс Бонд (Самуил-Соломон Розенблюм), Конни Циллиакис, Георгий Гапон, Литвинов (Меер Валлах), Леонид Красин, Борис Савинков, Пётр Рутенберг, Владимир Жаботинский, и другие бандиты.

В. М. Выголицкий предполагает, что именно тогда - в Западной Европе - Янис Жаклис встретил еврейскую националистку и террористку Лидию Шварц, которая становится его любовницей. Похожая на цыганку, смуглая и черноволосая Лидия была также известна под именами "Мирьям", "Мария", и "Анна".

Вскоре, через Швейцарию, Жаклиса снова "перекидывают" в Латвию, где он теперь объявляет себя анархистом, и выступает в подпольном печатном органе латвийских анархистов "Свобода". Он объявляет себя сторонником идей и "заветов" Бакунина и Кропоткина, и ратует за "неограниченный террор". Анархизм Жаклис объявляет "естественным образом мышления и действий" тех латышей, которые не попали "под влияние чужаков-иностранцев". Разумеется, его разглагольствования не отражали его собственных убеждений и убеждений его хозяев. Просто им необходимо было собрать в Латвии достаточное число сторонников. Группу своих сторонников он называет "Я - слова и дела". С помощью Жаклиса, было организовано брожение в ЛСРДП, чтобы радикализировать партию и подчинить её еврейским интересам.

В боях с анархистами, или в результате нападений анархистов Жаклиса погибли 152 рижских полицейских. В конце июля и начале августа 1906 года полицейским удалось уничтожить нескольких террористов, но ни одного не удалось взять живым. Это нечто большее, чем пропаганда или убеждение. Жаклис и его подручные были обучены такой технике психологического внушения, которая использовалась как психотропное военное оружие, а методы этого внушения соответствовали "школе Гурджиева". Именно благодаря этой технике террористам группы Жаклиса удавалось навязать внушение никогда не сдаваться в руки полиции живыми.

В ночь на 14 августа 1906 года полиция окружила дом номер 65 на улице Стабу в Риге, где скрывались террористы из числа головорезов Жаклиса - Карлис Криевинс (Kārlis Krieviņš) и Анна Кауне (Anna Caune). Террористы отстреливались много часов, пока не были убиты полицией. А на следующий день Янис Жаклис обнародовал своё политическое заявление.

В так называемом "манифесте" 15 августа 1906 года (в подлинном, а не "подчищенном" тексте), Янис Жаклис призывает без разбору "брать всё, что попадётся на глаза". "Если увидишь ребёнка с куском хлеба, и этот ломоть нужен тебе - отбери его". "Всё, что на полках в магазине - твоё; бери, что хочешь, и не вздумай платить". Если же кто-то потребует платы, "всади ему пулю промеж глаз". Никакого государства, никаких законов, по Жаклису. Такую же невоздержанность и источник бесчинств проповедует Жаклис в отношении человеческих желаний. Если захочется изнасиловать ребёнка - девочку или мальчика: надо дать волю "раскрепощённому желанию", а потом убить ребёнка. С 1906 года Жаклис начал издавать подпольную анархистскую газету "Леесма" ("Пламя") на русском и латышском языках (в моём архиве имеются копии 4-х выпусков).

За несколько часов до ареста Жаклис, кем-то предупреждённый, снова успешно бежит, вместе со своей любовницей Лидией Шварц: на сей раз в Псков. Оттуда, по документам на имя Петра Пяткова, международные еврейские фанатики-террористы переправляют его в Соединённые Штаты Америки. Жаклис и Лидия Шварц понадобились им в Америке для осуществления политических убийств и запугивания американских лидеров, выступавших вразрез с интересами еврейских банкиров, фанатиков-экстремистов и бешеных религиозных мракобесов. Убийства политических лидеров были в тот период организованы англо-еврейским империализмом во всём мире: в Италии убит король Умберто I, в России царь Александр III, в Соединённых Штатах - президент Вильям Мак-Кинли.

В смерти Мак-Кинли больше всего были заинтересованы еврейские банкиры (такие, как Ротшильды, Варбурги, Якоб Шифф, Отто Кун, Рокфеллеры, и другие), потому что этот президент выступал за золотой стандарт, против неконтролируемой эмиссии доллара и Федеральной Резервной Системы. Кроме того, Мак-Кинли был заменён организаторами его убийства первым президентом-евреем, Рузвельтом. Для организации убийства Мак-Кинли руководство международного еврейского терроризма использовало в Соединённых Штатах уроженку литовского Ковно (Каунаса) - одну из самых бешеных еврейских националисток и одну из самых кровожадных террористок, Эмму Гольдман, специально обученную и натренированную в выявлении и приготовлении рекрутов, готовых на политические убийства. Конечно, заговорщики могли задействовать для убийства американского президента опытного террориста из Рима, Лондона, Цюриха, Петербурга, или даже из Нью-Йорка, но в США им было ещё важней, чем в России, использовать в качестве "пешки" родившегося там (пусть и в семье иммигрантов) и нигде "не засвеченного" убийцу. Весь "фокус" покушения на Вильяма Мак-Кинли состоял в подкупе или инфильтрации "своими людьми" его охраны и других тайных участников, которые должны были элементарно подставить президента под пулю любого неопытного убийцы. Сам же исполнитель призван был сыграть роль козла отпущения, ещё одного фигуранта жертвоприношения, как для чисто-политических, так и для сатанинско-оккультных целей.

Хотя она самолично вряд ли кого-нибудь убивала, Эмма Гольдман делала это руками людей, психику которых полностью контролировала. Так, в 1892-м году она уже пыталась совершить политическое убийство - тоже в Соединённых Штатах - руками своего единомышленника, друга и любовника, Александра Беркмана, который за попытку покушения отсидел затем в тюрьме 14 лет. В ходе своей поездки, она нашла в Соединённых Штатах психически неустойчивого Леона Чолгоша (Leon Czolgosz), польского "полуеврея", родившегося в США. Чолгош посетил одну или более "лекций" Эммы в ходе её поездки по Соединённым Штатам. Эту серию лекций она смогла устроить при помощи американских еврейских организаций. В ходе лекций, Гольдман пропагандировала анархический терроризм и военно-диверсионные методы достижения политических целей. Понятно, что публика, посещавшая такие "лекции", одобряла политические убийства и другие методы терроризма. Выделив Чолгоша среди других и войдя в контакт с ним, Эмма Гольдман тайно "передала" его на руки другим еврейским "товарищам", которые закончили его обработку и подготовку к покушению на президента. За считанные минуты краткой встречи на вокзале, Эмма Гольдман успела передать Леону Чолгошу пакет с орудием убийства, подробным описанием инструкций по тому, как приблизиться к президенту и выстрелить в него, и другими важными указаниями.

После убийства президента Леон Чолгош был очень быстро казнён (его, как нежелательного свидетеля, не могли надолго оставлять в живых). Эмму Гольдман (к её великому удивлению и удивлению её хозяев) тоже очень скоро схватили, установив её связь с Чолгошом, но, несмотря на явные улики, в конце концов, отпустили. В её освобождении американские еврейские банкиры и местные еврейские организации сыграли ключевую роль. Кстати, среди участников анархистского журнала, издаваемого Эммой Гольдман, был и Горький (Алексей Пешков).

В свою очередь, Лидия Шварц, любовница Яниса Жаклиса, была знакома с Эммой Гольдман, а сам Жаклис выше всего ценил её анархические идеи. Заменивший Мак-Кинли на президентском посту Рузвельт снял главную проблему для еврейских банкиров, отказавшись от золотого стандарта, и совершил ещё целый ряд действий, совпадавших с интересами мирового еврейского экстремизма. Но он оказался "строптивым евреем" (как однажды сказал о нём Чейни), и упорно сопротивлялся превращению Соединённых Штатов в огромную тюрьму под надзором еврейских надсмотрщиков. Рузвельт также выступал против создания еврейского государства Израиль в Палестине. Поэтому, в конце его президентского срока, его тоже убили.

Яниса Жаклиса использовали в Соединённых Штатах для угроз и запугивания местных американских политиков, включая самого президента Рузвельта (чтобы сделать его более сговорчивым). Одновременно, Жаклис и его головорезы, съехавшиеся в США, осуществляли дерзкие и кровавые разбойные нападения и грабежи. К примеру, 6 февраля 1908 года Жаклис, Сварс и Гартман ограбили 2 торговые точки в Вобурне, штат Массачусетс. В процессе отрыва от погони они убили 2-х полицейских. Несмотря на приметы бандитов и на все "ниточки" к их поимке, американские власти "не спешили" их арестовывать и отдавать под суд. В США, под крылышком своих покровителей, бандитам жилось привольно и вольготно. В Соединённых Штатах бандиты, открыто потешаясь над "американской юстицией" и над идеей вольности, издавали журнал "Freedom" ("Свобода").

Гартман был родом из Ковно (Каунаса). (По другим источникам, из Ковно были его родители). Как земляк одержимой еврейской террористки Эммы Гольдман, он поддерживал с ней постоянную связь и был под влиянием её убеждений, её личности и её идей. Как из других, попавшихся на её кровавом пути людей с неустойчивой психикой, она слепила из Гартмана патологического фанатика, разрушившего свою собственную жизнь и жизни других людей. В Англии и Швейцарии Гартман был известен под именем "Гардштейна" (или "Хардштейна" - в русском языке нет "белорусской", "идишистской", "украинской", или "ростовской" буквы "гэ").

19 февраля 1908 года Жаклис со своей бандой ограбил библиотеку в другом северном штате США, вынеся 110 ценнейших книг. И тут уместно вспомнить о Сталине и его широком криминальном предприятии по краже и перепродаже редких книг.

Сведения о том, что с декабря 1907 года по март 1908 года Ян (Яков) Петерс тоже находился в США и участвовал в разбойных нападениях и вооружённых ограблениях, требуют подтверждения.

Не раньше апреля-мая 1908 года Янис Жаклис, по-прежнему под именем Петра Пяткова, снова оказался в Европе. 1 апреля 1908 года 2 вооружённых бандита латышского происхождения ограбили в Англии железнодорожную кассу, а 10 апреля 3 вооружённых латышских бандита (также в Англии) ворвались в Scottish Royal Bank в графстве Ланкашир. После ожесточённой перестрелки, 2-е были арестованы. Не исключено, что оба этих случая связаны с Петром Пятковом (Янисом Жаклисом). Сам Жаклис в апреле 1908 года "нарисовался" в Швейцарии, где передал некую сумму денег для поддержки анархических изданий, а также закупал медицинские препараты и химикаты. По неподтверждённым сведениям, он встречался в Швейцарии с Рутенбергом, Жаботинским и Парвусом, или с их курьерами, и разыскивал инструкции по изготовлению редких и трудно выявляемых ядов.

После Швейцарии он посещает Париж и другие французские города, ходит на курсы лекций по медицине и химии. В Марселе он оказывается под наблюдением полиции, но очень быстро исчезает, оторвавшись от слежки. Изменив внешность, он выдаёт себя за художника, попутно изучая банковскую систему Марселя и методы устранения тех, кто может представлять собой помеху англо-еврейским интересам.

Только покровительством высоких особ можно объяснить то, что французская полиция, выйдя на след такого опаснейшего международного преступника, как Жаклис, сразу его не арестовала, позволив ему уйти.

Тем временем, в северных штатах США продолжались грабежи, вооружённые нападения и убийства, совершаемые бандой латвийских выродков, которые определённо получали инструкции от Жаклиса, находящегося во Франции. От Бостона до Нью-Йорка, и от Бостона до Детройта не прекращались нападения на инкассаторов, на кассы и рестораны; ограбления банков и ювелирных магазинов; убийства в ресторанах и налёты на офисы. В Бостоне Фриц Сварс и его люди напали на пивной бар, убив одного и ранив двух человек, а также захватили финансовый офис, расстреляв его сотрудников и уничтожив все находившиеся в офисе документы. Объекты этих нападений и сам характер преступлений заставляет предположить, что они совершались "не просто" с целью захвата денег и драгоценностей. В этот период передела собственности и в Соединённых Штатах и во всём мире, шёл рейдерский захват предприятий, устранение собственников, промышленников и банкиров, стоявших на пути еврейских интересов. Банда Жаклиса-Сварса выполняла задания еврейской банковско-политической мафии, для которой мало было "просто" обогащения, но которая рвалась установить свою власть над миром.

Стиль этих разбойных нападений до такой степени указывает на Яниса Жаклиса, что уместно предположить о его телефонно-телеграфной связи из Франции со своими подельниками в США. Но Жаклис разрабатывал бандитские операции не только в США, но и в Латвии. Его курьеры, оплачиваемые офисом Винстона Черчилля и наймитами Парвуса (Израиля Гельфанда), сновали по всей Европе. Он поручил русскому народнику Алексею Телпову и латышскому анархисту Янису Лапиншу (Jānis Lapiņš) совершить несколько покушений, а также организовать незаконную транспортировку в Латвию оружия и подстрекательской литературы. 18 июля 1909 года, в момент одного из покушений (на управляющего Шталя), Лапинш был схвачен полицией, и во время допроса выдал своих соратников-бандитов. Лапинш рассказал, что был частью совсем недавно созданной организации: "Балтийской Федерации Анархистов", или "Авангер". По его словам, ему были известны входящие в эту организацию - русский Алексей Телпов; грузин "Коба"; некто "Пётр Маляр", евреи, известные под именами Гартман и Смоллер; "полуеврей" Яков (Ян) Петерс; "возможно, латыш" Альфред Дзиркалис, латышский "полуеврей" Юрис Лавинш (Juris Laiviņš), и другие лица.

Надо полагать, что "грузин "Коба" - это и был Сталин-Джугашвили, тесно связанный с латышскими анархистами и член созданного Черчиллем, Жаклисом и Петерсом отряда "особого назначения". Известно, что в июне или июле 1909 года (ведь утверждениям самого Сталина и приводимым им датам веры нет) Сталин-Джугашвили бежал из ссылки и вполне мог оказаться в Латвии или где-то поблизости.

"Кобу", "Петьку-Маляра", Гартмана и Смоллера полиции отыскать не удалось. Тем не менее, было арестовано, по нашим сведениям, 8 человек, включая Телпова, но Лавинш и Дзиркалис умудрились сбежать - с помощью предателей в самой царской охранке. Вскоре они были уже на груди "матери всех шпиков и террористов" - Англии, прибыв в Лондон. Яну Петерсу (постоянно проживавшему в то время в Англии, и оттуда время от времени тайно проникавшему в Ригу, Вильно, Минск и Бобруйск) тоже удалось скрыться, и тоже добраться до Лондона. Там же, в Лондоне, "нарисовался" и его двоюродный брат, Фриц Сварс. Встретившись в Лондоне, в октябре 1909 года, Петерс и Сварс решили - при получении следующего задания от Жаклиса, Кобы, или Черчилля - настаивать на том, чтобы их не разделяли и позволили им выполнять задания вместе. К тому времени Петерс уже встречался с кузиной Черчилля, Кларой Шеридан.

Имеются предположения о том, что в ноябре или декабре 1909 года Янис Жаклис ("Пётр Пятков" или "Пётр Маляр") тоже наведывался в Лондон, и к 1-му января 1910 года Жаклис, Петерс, Сварс, Коба, Дзиркалис, Гартман, Макс Смоллер, ещё один "полуеврей" Ёся ("Вильям") Соколов и его любовница Нина Васильева (имевшая еврейские корни) образовали террористическую группу "Леесма" (Пламя). [Некоторые авторы идентифицируют "Соколова" как Яна Вотеля с насмешливым прозвищем "гелд Ёшке" (hелд Ёшке). На идише "Ёшке" означает "Иосиф". И, хотя это известная идиома, она всё же может указывать на подлинное имя, которое носил Вотель-Соколов]. "Крестным отцом в юбке" банды "Леесма" была уже упомянутая еврейская террористка из Ковно (Каунаса), Эмма Гольдман. Именно её демагогия, этой литовской еврейской террористки, легла в основу идейной базы "Леесмы". Эмма Гольдман находилась в постоянной связи с Янисом Жаклисом и Яковом (Яном) Петерсом.

Пока Жаклис, вернувшись в материковую Европу (где кого-то ещё не добил, а кого-то ещё не убил), делал свои кровавые дела, банда "Леесма" совершила несколько убийств мешавших еврейским интересам агентов российской, немецкой, французской и шведской разведок, а также ограбила несколько ювелирных магазинов, проникая в них с помощью отверстия в крыше.

С февраля по август 1910 года Янис Жаклис (по-прежнему под именем "Пётр Пятков") "колесил" по Европе и "куролесил". В Европе и в Палестине (куда он тоже "заглянул") он встречался с Милюковым, Мартовым, Семёном Марковичем Димаштейном, Владимиром Жаботинским, Петром Рутенбергом, В. И. Ульяновым (Лениным), Литвиновым (Меером Валлахом), Парвусом (Гельфандом), Троцким (Бронштейном), Борисом (Берлом) Кацнельсоном, Виталием Грином (Давидом бен-Гурионом), Виталием (Хаимом) Вейцманом, и Михаилом Чертком (Моше Шаретом). Димаштейн был тесно связан с Ригой, а "зародыш" переселенческого еврейско-сионистского движения, организация Поалей Цион, также "зародилась" в Риге. (Не путать с Ховевей Цион, тесно связанной с Одессой).

Эти встречи и связи сами по себе (их избирательность) красноречиво говорят, чьим агентом был Янис Жаклис и чьи приказы он выполнял.

С октября 1910 года Жаклис надолго обосновался в Лондоне, и сразу же по прибытию встретился с Фрицем Сварсом и Яковом Петерсом (первые ночи провёл у Дзиркалиса). А с 1-го ноября 1910 года Жаклис, Сварс, Петерс и Дзиркалис переехали - все 4-ро - в дом номер 4 на улице Grove street. Любе Мильштейн, любовнице Фрица Сварса, Жаклис был представлен как "Пётр Пятков".

С конца ноября 1910 года Жаклис "со товарищи" уже возобновили издание своей террористической анархистской газеты "Freedom" ("Свобода"), а также сформировали Чрезвычайную Комиссию (ЧК), под руководством того же Жаклиса. Задачей ЧК были убийства и пытки "предателей" и "провокаторов" в собственной среде анархистов и прочих террористов-революционеров. К тому времени в Лондоне уже "объявился" или "проявился" Коба, и основание ЧК, как утверждали террористы, было "совместной идеей" Кобы, Жаклиса и Эммы Гольдман. Таким образом, ЧК (ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ) - террористическо-палаческая организация, созданная не Лениным и Дзержинским, но Сталиным, Гольдман и Жаклисом. И создана она была не в России, а во вражеском, враждебном России Лондоне врагами русского (и других европейских народов) народа. И её назначением изначально были репрессии против лучших сынов России (и других стран), против всех, кто мог помешать воплощению дьявольских целей англо-еврейских фашистов.

В 2-х выпусках своей газеты "Freedom" ("Свобода") бандиты подчёркивали, что средства на цели "революции" могут быть добыты исключительно с помощью "экспроприаций" (грабежей). А в одной статье, авторами которой, вероятно, являются Жаклис и Петерс, либо Коба, говорится, что "экпроприации" - это не просто добывание средств на революцию, но своего рода "священнодейство", служащее задачам "перевоспитания" общества, изменения общественного сознания. Иными словами, разбой - не просто источник грабежа-присвоения, но средство террора и культовый обряд.

Идея, стоявшая за частью деятельности банды Кобы, Петерса и Жаклиса: это создание анархистского Интернационала - теневой структуры Всемирного Сионистского Конгресса и коммунистического Интернационала, который постепенно также попадал в руки евреев-экстремистов. Террористической деятельности Бейтара, Иргуна, и прочих кровавых еврейских банд кукловодам было недостаточно, им требовалось "тихое" прикрытие якобы-гоев. Всемирный Сионистской Конгресс - вывеска, хотя тоже не без кровавых пятен, а за ней стоит Бейтар и анархистский Интернационал. Англичане с евреями-экстремистами об этом "не договаривались"; это было нарушением союзнической террористической деятельности, но если в союзники себе берёшь крокодила, то следует ожидать, что он откусит тебе голову. Лишь потому, что "не договаривались", это вышло наружу. Вот что стояло за многочисленными разъездами Жаклиса по Европе, Соединённым Штатам и Палестине. В Палестине он консультировал еврейско-сионистские террористические банды, косвенно явившись одним из создателей будущей израильской армии и её кровавых преступлений.

В Париже Жаклис создал анархическую банду "Чёрный Флаг"; в Марселе - "Чёрная повязка"; в Англии - "Леесма" ("Пламя"); в Соединённых Штатах - "Пламя", "Боевик" и "Свобода"; в Испании "Бригады Палачей"; в Италии - группу "Бешеные". Все эти террористические организации были связаны в одну цепочку: мировой союз анархистов.

2-й по значению фигурой в кровавом пиршестве, устроенном еврейскими радикалами-кукловодами руками латышских бандитов, был Яков (Ян) Петерс - бандит и садист уровня самого Яниса Жаклиса. По линии дедов и прадедов отца Ян Петерс происходит от династии бельгийских банкиров-масонов голландского происхождения. Банкиры Петерсы были не только наследниками зловещей венецианской банкирской традиции, но и имели в прошлом еврейские корни. Со стороны матери у Петерса также были еврейские корни. Отец Петерса, Христофор - из обедневшей и отчуждённой ветви банкиров Петерсов, ведущей начало от незаконнорожденного сына, - был богатым землевладельцем-эксплуататором, известным своей безжалостной хваткой.

Яков Петерс (Jēkabs Peters) родился 21 ноября (3 декабря) 1886 года в землевладельческом поместье отца в Бринкенской волости Газенпотского уезда (Курляндская губерния Российской империи). Таким образом, и он относится к поколению "Ротшильдовского призыва". В Брикенской волости ходили слухи о том, что Ян (Яков) был незаконнорожденным сыном, нажитым его отцом с некой женщиной еврейского происхождения.

С детства Яков проявлял склонности к садизму: по воспоминанию знавших его с детства людей, он был задирой и драчуном, заставлял других детей "есть мыло", червей, "любил убивать кошек".

Окончив начальную школу, он поступил в училище, но в 1904-м году неожиданно бросил его, уехал в Либаву, где вступил в Латвийскую СДРП. Как видим, один и тот же комплекс повторяется у Жаклиса, Кобы (Сталина-Джугашвили) и Петерса: слухи о незаконнорожденности, садизм в детстве (см. в нашей работе разделы о детских годах Сталина), уход из учебного заведения "ради революции". И никаких романов с представительницами противоположного пола до предельной вовлечённости в революцию. Кроме того, Петерс носил имя Яков, а первая устойчивая уголовная кличка Сталина-Джугашвили была "Коба" - одно из имён библейского Якова.

В партийных автобиографиях и анкетах Петерс указывал, что во время революции 1905 года "вёл пропаганду и агитацию среди батраков и крестьян". Иными словами, из Либавы не выезжал. На самом деле, он, как и Сталин, и Жаклис, был переправлен в Санкт-Петербург, где участвовал в постановке жуткого спектакля Кровавого Воскресенья 9 января 1905 года.

Вернувшись в Курляндскую губернию (Латвию), Петерс принял участие в нескольких разбойных нападениях и угрожал смертью управляющим и директорам заводов. В 1907 году он был арестован за покушение на жизнь директора завода, но в конце 1908 года был оправдан Рижским военным судом. Во время военного положения и кровавой революции, когда суды не особенно разбирались, такой оправдательный приговор был невозможен без вмешательства высоких особ. Действительно, вскоре Петерса навещает родственник банкиров Петерсов, "Иоганн ван Маасер", масон и тоже банкир, который рассказывает Якову (Яну) родословную его предков и посвящает его в "великую цель" голландско-венецианских заговорщиков. Петерса посвящают в то, что и Голландия, и её "клон в Германии", город Гамбург, больше не являются "банковским" и масонским "центром мира", которым за "последний век-два" стал Лондон.

Родственники - банкиры и масоны - не стали, однако, разубеждать Петерса в "правильности" социалистических идей. Наоборот, они убедили его в том, что, с помощью социал-демократического движения, они приберут к рукам Россию и весь мир. Они помогают Петерсу в 1909-м году иммигрировать в Гамбург, где он жил благодаря их поддержке. Этот город был выбран не случайно. Самый "торгашеский" из всех германских городов, город ростовщиков и банкиров, он находился под наибольшим влиянием еврейской финансовой мафии и масонов. Из Гамбурга Ян (Яков), как минимум, дважды нелегально проникал в Ригу, где встречался с террористами-революционерами и привозил им оружие. Уже тогда, помимо чисто-бандитских "функций", он исполняет роль контрабандиста оружием и кассира-банкира террористов. После 2-х успешных заданий с ним входит в контакт, через своего представителя, директор Особого Отдела британского Home Office (МВД), Патрик Квин. Главой английского МВД и начальником Квина в то время уже был Винстон Черчилль. Яков (Ян) Петерс становится агентом английских спецслужб. Он получает условный номер "12134" и банковский счёт на имя Эммануэля Петерса. Из Гамбурга его "переводят" в Лондон, где "отдают под опеку" другого агента британских спецслужб: еврейского националиста и "социал-демократа" "Фёдора" Ротштейна.

Петерс должен придерживается "красивой легенды" о том, что он "сын батрака", и, несмотря на солидный счёт в банке, предстаёт таким - абсолютно нищим, безденежным - перед Ротштейном. Хитрая лиса, Ротштейн быстро смекнул в чём дело, но, не подав виду, стал подыгрывать Якову и его хозяевам, повсюду распространяя байки о том, какая "голь" - его подопечный. Хотя Петерс уже в то время неплохо знал английский и прекрасно владел немецким (а, зная немецкий, овладеть родственным ему английским - проще простого), Ротштейн всем говорит, что Петерс "не знает по-английски ни слова".

Не зная "ни слова по-английски", Петерс, тем не менее, вскоре становится членом Британской социалистической партии! Его вводят в состав Лондонской Социал-демократии Латышского Края, и делают членом латышского Коммунистического клуба. Несмотря на это, Петерс становится постоянным посетителем и членом Клуба Анархистов, а также членом еврейской сионистской организации "Голос Сиона". Он печатает свои статьи в нескольких мелких сионистских газетках и заводит широкие связи среди сионистских националистов-евреев. Одновременно, он вступает в лондонский "Немецкий союз", а также становится членом российских социал-демократических организаций за границей.

Без всякого сомнения, такой широкий и циничный круг "членств" выдаёт двойного или "тройного" агента и сотрудника секретных служб. Уже в первые месяцы пребывания в Лондоне Ян (Яков) Петерс трижды лично встречается с Черчиллем, и однажды мельком знакомится с Натаном Ротшильдом. Кузина Черчилля, Клара Шеридан, становится его любовницей.

Те, что пытаются представить Яна Петерса, Фрица Сварса и Яниса Жаклиса "латвийскими патриотами" и "героями" латышского подполья, намеренно закрывают глаза на то, что все 3-е были ничем иным, как кровывыми международным бандитским отродьем и агентами англо-еврейского империализма. У этих бешеных псов не было и могло быть никакой национальности, никакой этнической идентичности - как у большинства так называемых "евреев". Все 3-е жили и снимали квартиры в еврейском районе Лондона Собачья Дыра (Houndsditch), и весь их круг общения и дела не выходили за пределы еврейского Ист-Энда. Все 3-е имели еврейские корни, и этого не скрывали. По свидетельству Нины Васильевой, общались они между собой на языке... идиш. Любовницей Жаклиса была еврейка Лидия Шварц, а любовницей Сварса "еврейка" Люба Мильштейн. Самыми верными и надёжными их партнёрами по банде были евреи Ёся ("Вильям") Соколов, Макс Смоллер и Гартман ("Хардштейн"). После ареста и оправдательного приговора "за недостатком улик" (!!!) в мае 1911 года, Яков Петерс расстался с кузиной Черчилля, Кларой Шеридан, и женился на дочери еврейского банкира Фримэна (Maisie Freeman) - Мэй. Вот кем был "2-й человек" в ЧК "после Дзержинского", а в один период (после восстания левых эсеров) - Председатель ВЧК вместо Дзержинского.

Ян Петерс, Гартман, Фриц Сварс и Янис Жаклис состояли в Бейтаре - международной еврейской террористической разведке. Именно по линии Бейтара они получила прекрасную военную подготовку и шпионский тренинг.

Не случайно Дзержинского намеренно "подставили", подделав его подпись во время акции по убийству германского посла фон Мирбаха: чтобы "расследованием" убийства посла, восстания левых эсеров и покушения на Ленина занимался Ян Петерс - агент Ротшильдов и Черчилля, и зять лондонского еврейского банкира. Понятно, как и в чьих интересах Петерс "нарасследовал" (так, что обвинил в виртуозном прицельном попадании в Ленина полуслепую, с трясущимися руками Фаню Каплан, которую тут же убили, а тело её сожгли)!

Ограбления библиотек (с выносом ценнейших книг), ювелирных магазинов и антикварных лавок не были для банды Кобы - Жаклиса - Петерса "чистыми" грабежами. Уничтожая или "закрывая" редкие книги (отдельные из которых существовали в единственном экземпляре) и прочие раритеты, они изымали опасные для евреев-националистов исторические факты и прочие сведения, которые "не вписывались" в острые углы еврейской экстремистской космологии, расологии, исторической концепции и политического экспансионизма. Среди ценностей ювелирных и антикварных магазинов, которые они грабили, тоже находились уникальные вещи, владение которыми являлось выше и ещё ценнее их, выражавшейся в деньгах, стоимости. В некоторых из этих, на первый взгляд, "обычных" ювелирных магазинах тайно хранились оккультные и масонские принадлежности и "сакральные" предметы, обладание которыми резко повышало вес и влияние владельца. У достаточно умеренных раввинов в больших количествах похищались очень редкие и наиболее ценные (с точки зрения еврейского культа) религиозные рукописи и книги, и передавались в руки самой агрессивной и мракобесной еврейской секты Хабад (сегодня Бруклин, Нью-Йорк), или в руки реакционных раввинов - сионистов и не сионистов, - находившихся в Палестине. После того, как Сталин пришёл к власти, он организовал массовое изъятие у еврейского населения всех подобных предметов, рукописей и книг, с передачей их Хабаду и палестинским раввинам. Об этом читайте подробно в других наших разделах.

Таким образом, во всех грабежах с участием банды Кобы - Жаклиса - Петерса просматривается символическая, оккультная природа, во все их кровавые злодеяния вложен культовый смысл.

Почему для осады дома номер 100 на Сидней-стрит заговорщики в руководстве лондонской полиции, МВД и других правительственных органов, а также сами "мясники"-бандиты, выбрали именно 1-е числа января 1911 года? Понимая, что за хорошо продуманными диверсиями англо-еврейских руководителей глобального терроризма стояла и стоит не только социально-идеологическая и стратегическая концепция, но и ритуальная, культовая парадигма, нетрудно предположить и заложенный в их действиях мистический символизм.

Во-первых, первые числа января 1911 не могли не вызвать ассоциацию с 9-м января 1905 года (кровавой бойней в российском Санкт-Петербурге), тем более, что та трагедия была ещё очень свежа в памяти людей. Во-вторых, 1-е числа января 1911 года (христианский Новый Год) были и по этой причине выбраны не случайно. Хотя осада дома, где засели бандиты, началась 2-го января, это всё-таки был ещё праздничный день, но и это не всё. Изначальный звонок Николая Томакова с информацией о местонахождении 2-х бандитов был сделан именно 1-го января 1911 года, поэтому в некоторых книгах отсчёт начала полицейской операции ведётся именно с 1-го января. Можно предположить, что осада и была намечена заговорщиками на 1-е января, но у них там "что-то не срослось". Таким образом, как и в ходе событий 9-го января 1911 года, одной из целей бандитов была дискредитация центрального христианского праздника, т.е. самого христианства. В-третьих, в субботу, 31 декабря 1910 года, было полнолуние, намеренно приуроченное вождями сатанистов-заговорщиков к осаде на Сидней-стрит. И, наконец, 1-го января 1911 года (как и 9 января 1905 года) - это воскресенье, что указывает на одни и те же мотивы.

(См. газету "London Times" за 1 января 1910 года. Там указано, что этот день - воскресенье).

Когда Коба присоединился к банде Яниса Жаклиса - точно не известно. У нас также нет неоспоримых доказательств, что это "тот самый" Коба, т.е. Сталин-Джугашвили. Тем не менее, известны его приметы (см. ниже), манеры, стиль действий, и т.п., которые идентичны тому, что мы знаем о Сталине. Кроме того, в вышеизложенном материале мы описали громадное сходство привычек, пристрастий, приоритетов, менталитета, психического склада, и т.п. - Жаклиса, Петерса и Сталина. Так же, как капли ртути притягиваются друг к другу, притягиваются друг к другу видные бандиты. Уголовники осведомлены друг о друге ещё лучше, чем полиция, и всегда собираются в шайки "по подобию". История терроризма свидетельствует о том, что международные бандиты отыскивают друг друга и объединяются с себе подобными намного быстрей и легче, чем мы думаем. Такого понятия, как государственные границы, для них и сегодня "не существует", а во времена, когда не было электронного оборудования, компьютеров, камер слежения и компьютеризированных баз данных - и подавно.

Смешно, если "солидный" историк приводит как "неоспоримый факт", что Сталин, якобы, за пределы России до 1945 года "не выезжал". Во-первых, достоверно известно о его "партийной" поездке в Персию, и, во-вторых, анекдотично звучит это "не выезжал": как будто перед заявляющим это Сталин лично отчитывался!

Точно так же, как поездки Джугашвили (Сталина) между городами Российской империи были засекречены и утаивались от полиции, он, имея огромный опыт конспирации, выучку не хуже выучки профессиональных шпионов, и помощь сторонников и агентов в любой точке Европы, мог - с таким же успехом - ездить и между странами. Не "сообщив" об этом современным историкам.

Следующая особенность объединения уголовников в шайки - их рейтинг, "класс" и специализация. Коба, Жаклис и Петерс "специализировались" на одних и тех же преступлениях, которые совершали на схожем уровне. Такие уголовники не могут не знать друг о друге, тем более: в пределах одной и той же страны. Что касается "репутации" Сталина в глазах Жаклиса: она не могла вызывать сомнений.

Среди террористов-"экспроприаторов" Сталин (Коба) считался в Европе одним из виднейших бандитов. Он грабил банки, убегал из тюрем, ссылки (из Сибири), стал партийным палачом и считался представителем Женевского революционного комитета в Швейцарии, который - на самом деле - являлся ячейкой британской разведки MI-6 и разведки еврейского Бейтара.

Точно так же, как "российский" Коба, "лондонский" Кобы был информирован на уровне спецслужб, что ещё раз косвенно подтверждает: тот и другой - одно и то же лицо.

Специальная группа (особый отдел) Home Office"a (МВД) Черчилля почти целиком ориентировалась на добывание политико-разведывательной информации, и оттуда просачивались сведения (надо полагать, не без участия Черчилля) для Сталина (Кобы) и Якова (Яна) Петерса.

Прибывший в Лондон из России в августе 1910 года иммигрант, 21-летний Николай Томаков, состоял информатором этого особого отдела. Официально он зарабатывал себе на жизнь игрой на балалайке, и поддерживал отношения с "человеком Сталина (Кобы)" Фрицем Сварсом, налётчиком и грабителем. Любовницей Фрица была "лошадиного вида" еврейская девушка из России, Люба Мильштейн. 15 декабря Сваарс приходил в магазин электротоваров (владельцем которого был известный итальянский анархист Эррико Малатеста, участвовавший в журнале вышеупомянутой еврейской террористки Эммы Гольдман) с кислородным баллончиком, утверждая, что это антураж для фокусов.

Сварс проговорился Томакову о том, что он и его товарищи готовят какое-то "ограбление века", и очень скоро все будут невероятно богаты, и что кислородный баллончик нужен для этого предприятия. "Нечто знаменательное вот-вот произойдёт, мой друг. Здесь [в Лондоне] находятся такие важные люди, люди, как Коба. Мы собираемся стать очень богатыми". (Julian Symons, "The Siege of Sidney Street", London, 1978).

Для убедительности Фриц достал из кармана браунинг, и, когда Николай спросил его, собираются ли Фриц и его товарищи грабить банк, тот ответил ему: "Нет, не банк". Фриц сказал, что Николай может присоединиться к их банде, сбор которой произойдёт по адресу 59 Grove Street, Commercial Road, London - East End. Николай пришёл на встречу, там было 7 человек. Среди присутствовавших - кузены Фриц Сварс с Яном Петерсом, "Пётр Пятков" или Петька-Маляр (Янис Жаклис), снимавшим комнату вместе с Фрицем. (Напомним, что вернувшись в Россию после 1917 года, Ян ("Яков") Петерс стал одним из самых кровавых палачей и пытателей ЧК, затем ОГПУ). Остальных 5-рых Томаков прежде встречал в Клубе Анархистов. Среди них - знаменитый грабитель банков, известный как "Гришка" Гардштейн из Литвы (Гартман), имевший ещё с десяток таких же "имён"; его также знали, как "главного помощника" ("правую руку") Кобы (Сталина) в Лондоне. Любовницей "Георгия Гарштейна" была девушка еврейского происхождения, Нина Васильева, дочь полицейского, охранявшего Зимний Дворец в Санкт-Петербурге. Её отец потерял работу вслед за событиями 1905 года из-за того, что наполовину еврей. После этого 18-летняя Нина покинула Россию.

Только один человек из собравшихся в доме номер 59 на лондонской улице Грув Стрит не был знаком Николаю Томакову - 31-летний Коба (позже известный под другой уголовной кличкой - "Сталин"). Это был грузин с "побитым" оспой лицом, сидевший в кресле и державший в руках потухшую трубку.

Банда планировала ограбить дорогой ювелирный магазин.

Хотя Томакову разрешили придти на встречу, как только началось обсуждение тактики близящегося ограбления - по приказу Кобы (Сталина) его прогнали. Томаков тут же позвонил своему полицейскому шефу, суперинтенданту Особого Отдела Патрику Квину (Special Branch Superintendent Patrick Quinn). Квину Коба был известен как уголовный авторитет среди бандитов-революционеров, разыскиваемый за налёты и грабежи как минимум в 5-ти странах. Но, как водилось тогда, Квин с почти полным безразличием отреагировал на сообщение о планирующемся ограблении. В Лондоне 1910-х, по инициативе монархического правительства, полиция сквозь пальцы смотрела и на грабежи, и на убийства.

Как руководители, Коба и Жаклис не стали принимать непосредственного участия в уголовной акции, но во время ограбления остались дома.

В пятницу, 16 декабря 1910 года, в вечер начала еврейского Шаббата, улицы этого еврейского района постепенно опустели. Банда "анархистов" (Кобы и Жаклиса) незадолго до этого арендовала 2 пристройки рядом с ювелирным магазином Харриса в Exchange Buildings, в Houndsditch. Оттуда, с помощью молотов, кирок и дрелей, члены банды пробились сквозь кирпичную стену и проникли в ювелирный магазин, где планировали с помощью кислородного баллона (используя струю газа как "огнерез") разрезать сейф.

Грабители надеялись, что в еврейский Шаббат улицы и близлежащие торговые здания окажутся настолько безлюдными, что поднятый ими во время этой операции грохот никто не услышит. Однако проходящий неподалёку полицейский практикант-информатор Вальтер Пайпер услышал шум, и бросился в полицейский участок, по пути встретив сержанта Роберта Бентли и сообщив ему, что происходит. В 23.00 Пайпер уже был в полицейском участке Bishopsgate City of London. В 23.30 7 полицейских прибыли на место проходящего ограбления, вооружённые... жезлами. Один из них постучал в дверь.

Дверь открыл "Гриша Гардштейн", которому полицейские стали задавать вопросы. Тот намеренно коверкал английские слова, чтобы выиграть время. Полицейские спросили, есть ли тут кто-нибудь, хотя бы сносно говорящий по-английски. "Гриша" кивнул. К тому моменту грабители уже подготовили ловушку. Они приготовили "взрывпакет", и, когда полицейские ворвались в дом, и, после вторичного опроса "Гардштейна", пытались пройти в заднюю часть дома, раздался взрыв, и тут же "Гардштейн" и Фриц Сваарс стали стрелять в полицейских. Хотя в то время за убийство назначали высшую меру наказания - казнь через повешение, - члены банды расстреливали полицейских без малейшего колебания. По действиям бандитов очевидно, что они получили прекрасную военную подготовку.

Они безжалостно убивали даже тех безоружных полицейских, которые пытались бежать, а также добивали раненых. Их садистская жестокость и стремление не оставить в живых ни одного свидетеля показывает, что они не были обычными бандитами.

Лишь благодаря тому, что сержант Артур Брайант (Sergeant Arthur Bryant) чудом остался жив, дал показания и оставил свои свидетельства, стали известны подробности произошедшей трагедии.

Своей же пальбой бандиты смертельно ранили "Гардштейна" (Гартмана), которого пришлось нести через много улиц и переулков, пока они добрались до укрытия. По дороге они так запугали случайных свидетелей, что те потом отказывались давать какие-либо показания. В это время Ян Петерс стремглав бросился докладывать Сталину (Кобе) о случившемся.

Вскоре бандиты разбежались, и к ним присоединился Сталин (Коба), оставив умирающего "Гардштейна" (Гартмана) на попечение двух девушек - Любу и Нину. Те, в свою очередь, оставив умирающего одного, отправились на поиски врача, которого привели к раненому. Доктор сказал, что только в больнице его могут спасти, приготовил морфин (сильнейшее обезболивающее), а позже сообщил о подстреленном в полицию.

"Гардштейн" отказался идти в больницу, и сказал Нине на идише:

"Доктор побежит в полицию [как и случилось]. Завтра полиция нагрянет сюда. Когда я умру, облейте всё керосином, особенно меня и кровать, и подожгите [она этого не сделала]. Тогда пойдите на Golden Street - Золотую Улицу (это там, где мы снимали комнату), и сожгите там все бумаги [Нина лишь частично выполнила это]. Затем найдите Кобу, и скажите ему, что я неудачник, но что дело, за которое мы боремся, не потерпит неудачу [и этого она не сделала].".

Нина спросила: "Как мне найти Кобу?"

"Григорий" ("Георгий") сказал, что через Яна Петерса, который всегда знает, где находится Коба.

(Всё это известно из признаний самой Нины Васильевой, суд над которой состоялся спустя много месяцев).

17 декабря 1910 года полицейский инспектор, детектив Wensley (полицейское управление Met), встречался по делу происшествия на Сидней-Стрит с начальником криминального отдела Скотланд-Ярда, вышеупомянутым верховным констеблем Мелвиллом Макнагтеном (Chief Constable Melville Macnaghten). Но, пока за Макнагтеном заехал его шофёр, его успели запугать и проинструктировать очень высокопоставленные и влиятельные лица. Им нужно было, чтобы комиссар (констебль) стал покрывать преступников, запутывая дело, уничтожая улики, фальсифицируя и скрывая факты, и занимаясь саботажем продвижения расследования.

За это в 1913-м году Макнагтена возвели в рыцари, и он стал именоваться сэр Мелвилл Макнагтен, и отправился на почётную пенсию. Только в своих мемуарах (Days of My Years, 1913) он стал чуть приоткрывать тайны, стоявшие за саботажем расследования по делу Джека-Потрошителя, грабежа ювелирного магазина и "Осады на Сидней-Стрит", а в своей предсмертной рукописи прояснил гораздо больше. Он называет загадочного Мистера Немо (Mr. Nemo), который, якобы, стоял за всеми этими делами. В своём последнем документе-признании Макнагтен уверяет, что с самого начала догадывался, что целью заговорщиков было воспитание целого поколения бандитов-революционеров и обучение их "на кровавых делах" в Лондоне, чтобы их руками свергать неугодные британской монархии правительства других стран.

Сталина (Джугашвили) обучали в Лондоне "урывками" (во время его приездов) в 1907-1911 годах, Гитлера - с февраля по ноябрь 1912-го.

Эта военно-психологическая подготовка 2-х уголовников была частью планов по организации русской революции 1917 года, фашисткой революции в Германии, и 2-х мировых войн.

Когда высокопоставленные полицейские Венсли (см. выше), Томпсон и Макнагтен вошли в комнату, где лежал мёртвый "Гардштейн", они обнаружили немецкое оружие - револьвер Маузер и пистолет Дрейса, самых последних образцов, которых не имела ни английская полиция, ни армия, ни разведка. Более того, "стволы" были сделаны по специальному заказу, и обладали уникальной точностью стрельбы. В придачу к ним "Гардштейн" (Гартман) имел 50 упаковок бельгийских и немецких патронов, инструкции по изготовлению часовых мин и бомб, и пр. Там же нашли и письма на русском языке, зашифрованные примитивным шифром, имена и адреса членов банды, и прочее.

Настоящая личность "Гардштейна" так никогда и не была установлена, несмотря на все ухищрения полиции и фотографию мёртвого бандита. Это лишь одно говорит само за себя.

После объявления членов банды в полицейский розыск хозяин "2-й" квартиры "Гардштейна" и Нины Васильевой, Исаак Гордон, явился в полицию с заявлением на жильцов и принёс документы, которые Нина не уничтожила: прокламации "О революции и революционном правительстве", поддельные паспорта, и прочее.

Были найдены проекты создания всемирного анархистско-террористического союза, с отделениями-бандами во многих странах мира.

Все 3-е вышеупомянутых полицейских и Гордон вместе отправились на автомобиле в дом Гордона на Buross Street. Там они нашли Нину и новые вещественные доказательства: наполовину сожжённые документы в камине, юбку, всю в крови, и прочее. Этого было достаточно, чтобы засадить Нину до конца её жизни за решётку, но она не была даже арестована. И даже когда у неё вырвали признание, её всё равно так и не арестовали. Один только этот факт совершенно поразителен: девица участвовала в ограблении и убийстве 3-х полицейских офицеров (2 других, раненые, чудом остались живы), а 2 низших чина бежали с места ограбления - как только услышали выстрелы, - и только потому остались живы.

Полицейские оставили Нину оставили в доме, ошеломлённую тем, что её не арестовали, и ушли. Однако полицейскому констеблю Джону Холмсу было поручено следить за ней.

Через день Нина пыталась бежать во Францию, но 19 декабря 1910 года её схватили и вернули в Лондон.

Позже Васильеву всё-таки судили, но... признали невиновной и отпустили... "из-за юридической "ошибки".

Впоследствии выяснилось, что суперинтендант Патрик Квин из Особого Отдела (см. выше) которому звонил Николай Томаков, зная о том, что 7 полицейских безоружными отправились на место грабежа ювелирного магазина, не предупредил их о том, что преступники вооружены до зубов и готовы без раздумья применять оружие. Он не только палец о палец не ударил, чтобы, после звонка Томакова, не допустить ограбления, но и с умыслом подстроил, чтобы полицейские без оружия встретились лицом к лицу с готовыми на всё вооружёнными бандитами.

Зная о том, что Патрик Квин докладывал лично Черчиллю, мы понимаем, что он заботился не о полицейских и не о мирных гражданах, но о том, чтобы Коба (Сталин), Peter the Painter (Янис Жаклис), и их бандиты смогли осуществить задуманное, и чтобы Кобу (Сталина) не убили, не ранили и не поймали. Агенты Патрика работали и во Франции, и в Германии, и в России, и он точно знал, кто такой Коба (Сталин) и кому он нужен.

После того, как 6 мая 1910 года скончался настоящий (биологический) отец Черчилля, король Эдвард (Эдуард) VII, и имело место нечто вроде переходного периода от одной власти к другой, Черчилль имел большой вес и широкие возможности покрывать Кобу (Сталина).

17 декабря 1910 года Патрик Квин встречался с Мелвиллом Макнагтеном. Оправдываясь, что, зная об этом заранее - за 48 часов, - не предупредил Скотланд-Ярд ни о готовящемся ограблении, ни о том, что бандиты вооружены, он сказал, что у него было... "слишком мало подробностей". И вполголоса прибавил, что его больше заботит не ограбление, а "измена"!

Когда полицейское начальство "поставило на уши" всю лондонскую полицию, всех шпиков, информаторов, и прочих, никакие ухищрения не привели не только к поимке, но даже к выяснению того, кто и где видел после ограбления Пятакова, Соколова, Петерса, Сварса, и Кобу (Сталина). Они как сквозь землю провалились.

В действительности, к тому времени уже давно существовали хорошо налаженные каналы переправки "особых солдат" евреев и англичан из страны в страну.

Для наглядности полезно сравнить этих поддерживаемых Британией "солдат революции" с контингентом так называемого Французского легиона (Légion étrangère). Это армейское соединение формируется из прошедших военную подготовку солдат и офицеров разных стран, включая Россию. Французское правительство использует Французский легион как армию наёмников для самых "грязных дел" и самых опасных операций во всех точках мира, в том числе и в заморских французских колониях. Многие участники таких операций разыскиваются правоохранительными органами ряда государств и международными судами за участие в военных преступлениях. Немалое число членов Французского легиона получают впоследствии гражданство франкоязычных стран: Франции, Бельгии, Швейцарии, Канады. (По закону Французской Республики, любой человек, получивший ранение в бою "за Францию", имеет право на французское гражданство на основе "Français par le sang versé" (француз по пролитой крови).

Мне лично приходилось сталкиваться с несколькими членами Французского легиона (среди которых оказалось и 5-теро русских). Патрик, Алексей и Митя стали моими близкими друзьями. Все члены Французского легиона, которых мне доводилось знать - французы, бельгийцы, итальянцы, украинцы и русские, - были исключительно эрудированными, интеллигентными, высокоинтеллектуальными и очень умными людьми. Они имели твёрдые нравственные установки, и ни в коем случае не являлись "отморозками" без каких-либо этических "тормозов". Конечно, мне ничего не известно о том, до какой степени эти нравственные установки способны их контролировать в боевых условиях, но, повторяю, их ни с какой стороны нельзя было назвать какими-нибудь нравственными уродами.

С другой стороны, использование в мирное время армии иностранных наёмников (получающих особый статус) под французским командованием для силового проведения в жизнь французской внешней политики - в корне аморально. Оно, на мой взгляд, вступает в противоречие с основными принципами международных законов и совместного существования людей на нашей планете. Но Франция хотя бы открыто имеет свой Французский легион, не засекретив его. А теперь вдумаемся в жуткий факт того, что, в отличие от Франции, у Англии имеется не один, а целый набор таких "французских (пардон... британских) легионов", только строго засекреченных и состоящих не из армейских офицеров армий мира, но из отпетых уголовников. Если существование Французского легиона - факт, известный французским избирателям, то существование мировой паутины тайных английских террористических легионов правящая лондонская политическая мафия скрывает не только от своего народа, но и от многих членов собственного правительства и руководства политических партий.

Существует ещё одно, не менее (а то и более) важное отличие британской международной террористической практики от Французского легиона. Легионеры французского правительства действуют в рамках военных операций - худо-бедно, ограниченных хоть какими-то условностями, правилами, имеющих регламент, командование и официальную отчётность.

В свою очередь, английские уголовные легионы ведут инсценированную их англо-еврейскими хозяевами тайную террористическую войну внутри стран мира - как правило, в странах их проживания, - не имея никаких ограничений: ни нравственных, ни каких-либо других. Эти законченные моральные уроды, патологические садисты и прирождённые убийцы, в дополнение, получают ещё и специальную военно-психологическую подготовку на английских военных базах и в особых диверсионных школах, делающую из них настоящих вампиров.

Использовать таких солдат-монстров против мирного населения: ещё "хуже", чем применять против густонаселённых городов атомное оружие. Не случайно единственными на сегодняшний день, кто применил атомное оружие, остаются англосаксы (американцы сбросили атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки с одобрения английского правительства и лично Черчилля). При этом отягчающим обстоятельством является то, что, как англо-американские вооружённые силы, так и англо-американские агенты мировой террористической сети ведут кровавую войну против мирного населения практически всех стран в мирное время, т.е. против народов, не находящихся ни с Англией, ни с Соединёнными Штатами в состоянии войны.

Так же, как Франция создала специальные средства доставки для переправки солдат Французского легиона в разные точки мира, включая французские военные корабли и самолёты, английский империализм тоже разработал каналы для своих заграничных международных террористов-солдат. Не только английские рыболовецкие шхуны и траулеры, нефтяные платформы и обслуживающие их суда и вертолёты, нефтеналивные танкеры, и т.п., но и английские, американские и израильские военные корабли и самолёты используются для транспортировки десятков тысяч международных террористов. Та же практика существовала и в 1900-е годы, и даже в XIX веке. Для переправки из страны в страну террористов, находящихся под покровительством британской короны, английская правящая политическая мафия использовала дипломатические каналы (включая "пломбированные вагоны"), военные корабли, предприятия и деловые представительства английских фирм за рубежом, торговые связи, банковские, индустриально-коммерческие и торговые перевозки, и т.д.

Для того чтобы находящиеся на английской службе бандиты беспрепятственно уходили из-под носа полиции, обложенные густой непроницаемой сетью шпиков-филёров, профессиональных "хвостов", агентов полиции и высокообученных полицейских, английские террористические службы использовали своих агентов в Скотланд-Ярде и в полицейских ведомствах других государств, включая царскую Охранку.

Вот где истоки легендарных сталинских исчезновений, после которых о его местопребывании ничего не было известно не только полиции, но ни одному из его собственных соратников по "революционной борьбе".

Когда, после сорвавшегося ограбления, формальный социал-демократ Ян (Яков Петерс) встретился на явочной лондонской квартире с формальным социал-демократом Иосифом Джугашвили (Кобой-Сталиным), они устроили групповую встречу всей банды для обсуждения планов побега. Они договорились инсценировать поддельную смерть 2-х из них: анархиста Сварса и бейтаровца Ёси Соколова. Что касается Кобы-Сталина-Джугашвили, то, как считают 2 автора, 17 декабря 1910 года он был переправлен во Францию либо на английском военном корабле, либо в качестве помощника английского военного атташе - пассажиром с дипломатическим иммунитетом. Оттуда его доставили в Швейцарию - один из нескольких других (кроме Лондона) центров подготовки международных террористов-революционеров.

Другие авторы полагают, что не только 17 декабря 1910 года, но даже во время осады дома номер 100 на Сидней-стрит он всё ещё оставался в Лондоне, в доме номер 104, откуда руководил действиями бандитов.

Ещё раз подчеркнём, что, кроме формальных, других отличий между разными группами и партиями международных революционных террористов очень часто не существовало. И даже там, где 2 какие-нибудь "партии" внешне враждовали, и их рядовые члены убивали друг друга, руководители этих криминальных организаций тайно встречались и тесно сотрудничали, делая одно дело, потому что были подчинены одному и тому же мировому англо-еврейскому руководству.

Именно так было и в Швейцарии. Прибывшего из Франции Сталина встречали не соратники-большевики, но члены еврейского Бейтара, Бунда и сионистские активисты местной еврейской общины.

Тем временем Патрик Квин пристально следил за всеми передвижениями и действиями Кобы (Сталина), и обо всём, касающемся Джугашвили (Сталина), докладывал лично Черчиллю, и больше никому.

В награду за молчание и сотрудничество в укрывательстве международных преступников, Патрик Квин поселил своего информатора, Николая Томакова, в гостиницу, купил ему новенькую с иголочки одежду и новую балалайку.

20 декабря 1910 года Томаков сказал полицейскому детективу Венсли, что знает, где скрывается Ян Петерс. Полиции удалось схватить Петерса и поместить под арест по обвинению в убийстве. На допросе тот заявил, что не знает никакого "Кобу", и во всём обвинил своего кузена, Фрица Сваарса. В связи с участием в террористической банде Леесма, или по подозрению в причастности к описанным кровавым событиям, английская полиция также арестовала Фёдорова, Лайвинша, Трайонска, Петра Розена, Яна Петерса, Юрия Дубова и Минну Гристи.

Николай Томаков также дал наводку на "Петра Пяткова" (Яниса Жаклиса), но тот бежал со своей квартиры буквально за 5 минут до прибытия полиции, предупреждённый всё тем же Томаковым.

Вскоре французская полиция сообщила Патрику Квину о том, что Пятков (Жаклис) объявился в Париже.

Люба Мильштейн сама сдалась в руки полиции, и была помещена под стражу "для её собственной безопасности". Нина Васильева, в свою очередь, стала сотрудничать с полицией, и, через своего квартирного хозяина, Исаака Гордона, передала верховному комиссару Скотланд-Ярда Макнагдену и следователю, инспектору Фредерику Венсли, ряд материалов, включая фотографии Макса Смоллера, Фрица Сварса, Яна Петерса, покойного "Гриши Гардштейна", "Петра Пяткова-маляра" (Яниса Жаклиса) и Ёси Соколова. Тем не менее, несмотря на сотрудничество с полицией и вопреки всем законам о защите информаторов и свидетелей, столичная лондонская полиция объявила Нину Васильеву в розыск, вместе с другими членами банды, дала об этом объявление во всех газетах и расклеила фотографии Нины с грифом "разыскивается полицией" по всему городу!

Это ещё один из ошеломляющих фактов саботажа и заметания следов бандитов... полицией.

Тогда как фотографии Нины Васильевой, находящейся в контакте с полицией и под её присмотром, попали в газеты и были расклеены по городу, фотографии скрывшихся преступников, переданных Ниной полиции, нигде не были напечатаны и с умыслом утаены от общественности. (Не приведи, господь, кто-нибудь их узнает!). Более того, полиция провела разыскиваемую властями Нину Васильеву, члена банды, зверски убившей безоружных полицейских, на многотысячную траурную церемонию во время похорон погибших полицейских, и поставила среди особого полицейского контингента, рядом с шерифами, мэром Лондона и другими высокопоставленными лицами.

Это явно означает: МВД и Скотланд-Ярд дали знак участникам банды Кобы (Сталина-Джугашвили) и сотням бандитов - членам Клуба Анархистов, - что к Васильевой ни в коем случае нельзя приближаться, что она находится в контакте и под присмотром полиции, и каждый её шаг контролируется.

Анчер и Халлет утверждают, что Нина Васильева состояла в еврейском Бейтаре, из которого позже возникла израильская палаческо-террористическая разведка Моссад, и что всё, что она делала, она выполняла по заданию и с ведома Бейтара. В свою очередь, Бейтар был частью мирового англо-еврейского заговора, и его руководители тесно сотрудничали с английским комплотом. Таким образом, Нина Васильева была "общим" агентом Бейтара и Черчилля с Патриком Квином, а её функция заключалась в наблюдении за русским революционно-бандитским движением: чтобы всё шло точно по плану англо-еврейских экстремистов.

В свою очередь, Помот утверждает, что не только Нина Васильева, но и квартирные хозяева членов банды, евреи Исаак Гордон и фотограф Перельман, тоже были членами Бейтара и вели коварную и тонкую двойную игру.

Тем временем, хозяин одной из квартир погибшего "Гриши Гардштейна" узнал его посмертное фото, и сообщил в полицию. Когда обыск был произведён и на той квартире, нашли целую действующую химическую лабораторию, со всеми ингредиентами, инструментами и материалами для изготовления бомб, а также отравляющих веществ. Там же нашли и оружие. По утверждению Анчера, организатором этой лаборатории и поставщиком необходимых компонентов являлся не сам "Гардштейн", но домовладелец Барух Коэн, химик по специальности.

Не считая квартиры Сталина (Кобы), у членов банды было как минимум 10 явочных квартир и ещё несколько временных укрытий, целые склады оружия и взрывчатки, химическая лаборатория, множество фальшивых паспортов и других поддельных документов (включая полицейские удостоверения), и т.д.

Со временем выяснилось, что банда снимала также помещение склада, нанимала автомобили, и сорила деньгами направо и налево. Всё это указывает на неиссякаемый, можно сказать, бездонный источник финансирования, которым могла быть лишь государственная поддержка.

Создаётся впечатление, что революционные бандиты поддерживались и финансировались 2-мя разными силами. Одна из них стремилась поставить их в ситуацию острого финансового голода, тем самым толкая на ограбления и другие уголовные акты (для добывания денег), тогда как другая без ограничения финансировала их революционно-террористическую деятельность, требуя "отработать" ограблениями.

1 января 1911 года Николай Томаков пытался дозвониться своему шефу Патрику Квину, и сообщить ему о том, где скрываются Фриц Сварс и Ёся ("Вильям") Соколов, но так было подстроено, чтобы Томаков "не дозвонился". Тогда на следующий день, 2 января 1911 года, Николай отправился к Фредерику Венсли с той же информацией, потребовав 500 фунтов стерлингов вознаграждения. Со слов Томакова стало известно, что бывший квартирный хозяин "Гриши Гардштейна", фотограф-еврей Перельман, взялся незаметно препроводить Фрица Сварса и Ёсю Соколова из квартиры любовницы Соколова (девушки еврейского происхождения, Бетти Гершон) на Сидней-Стрит 100 в дом своего кузена. Оттуда их "еврейские товарищи" планировали переправить их за границу.

(Бетти Гершон, любовница Соколова, была его кузиной).

В то время, и по сей день, улица Сидней-стрит в районе Ист-Энд Лондона известна как Freemasons' golden mile (Золотая миля масонов). Название говорит само за себя.

В ходе многочасовой операции 3 разных ветви полицейского департамента собрали более 100 полицейских (по другим данным: не менее 360-ти), множество пожарных, пригнали пожарные машины и повозки с лошадьми, и оборудование, и даже десятки армейских офицеров-добровольцев.

Около 13.00 они эвакуировали (через 12 часов с начала операции, что давало бандитам возможность скрыться) жильцов 2-х соседних домов - номер 98 и 102, - примыкающих к дому номер 100. Но, эвакуировав жильцов, полицейские не оставили никого сторожить внутри дома с обратной стороны стены - на случай, если бандиты проломают стену, чтобы прорваться в соседнее здание. (Тем самым очистив бандитам путь).

Полицейские командиры разместили своих подчинённых у окон в квартирах домов на противоположной стороне улицы. Окна этих домов были значительно ниже окон квартиры на 4-м этаже, где засели бандиты. Поэтому стрельба по квартире бандитов не могла быть эффективной. У полицейских были (и те - добытые с трудом через департамент Винстона Черчилля) "тупорылые" ружья, скорострельность которых в самом лучшем случае была 11-15 секунд на выстрел, а точность попадания снижалась почти до "0" начиная с 9 метров. В то же время, расстояние между окнами на противоположных сторонах улицы было 13 метров, а снизу вверх - 17 метров.

Со своей стороны, бандиты были вооружены скорострельными маузерами с длинными магазинами. Именно такими Винстон Черчилль пользовался в Южной Африке (где воевал), а это служит дополнительным указанием на то, что он отвечал за снабжение оружием не только полиции (занимаясь саботажем), но и еврейских бандитов-революционеров (что, наоборот, делал эффективно и с большим рвением). Кроме маузеров, бандиты имели пистолеты Дрейса 1907 года, а также особые бельгийские браунинги калибра 9 мм. Ничего, сравнимого с этим оружием, у английской полиции не было.

Только снабжением со стороны государственных служб и с помощью самых высокопоставленных особ можно объяснить то, что у бандитов оказались самые последние маузеры бельгийского производства 1910 года: FN Browning бельгийской компанией Fabrique Nationale D"armes de Guerre Herstal. Это был пистолет калибра 7,65 мм с ёмкостью магазина 6 или 7 патронов в стволе. Имея сразу несколько маузеров с заранее приготовленными полными магазинами и неограниченное количество патронов, преступники могли эффективно отстреливаться. Но у бандитов имелись также редкие, уникальные браунинги калибра 9 мм, во что некоторые исследователи просто отказываются верить.

Полицейским - с огромным трудом - удалось добыть несколько ружей Морриса, но, во-первых, их было слишком мало, и, во-вторых, даже эти ружья не шли ни в какое сравнение с браунингами, маузерами и дрейсами. Как потом выяснилось, большая часть и "тупорылых" ружей, и ружей Морриса оказалась неисправной. Совершенно очевидно, что в 1900-х годах занимавшие высокие посты полицейские и гражданские чиновники вызывающе-нагло и открыто занимались саботажем вооружения полицейских, которым активно и эффективно поставляли только деревянные жезлы.

Кроме тренировки революционных бандитов на улицах Лондона, чему вооружённая и хорошо подготовленная полиция могла стать помехой, одной из причин саботажа адекватного вооружения полиции могло быть почти полное отсутствие в полиции лиц еврейского происхождения. К примеру, единственным следователем еврейского происхождения в дивизионе "Н" был детектив Сонни Якобсон.

Вместо тотального вооружения полиции могли издать закон по запрету огнестрельного оружия, или хотя бы отдельных его видов, принять срочные эффективные меры по изъятию их на таможнях, строгое пресечение контрабанды и нелегальной торговли в этой области. Но именно практика невероятно свободного ввоза какого угодно оружия и взрывчатых средств, в каких угодно количествах - на фоне саботажа вооружения полиции - с головой выдаёт цели и намерения террористической клики среди членов английского правительства.

Детектив Сонни Якобсон (тот самый, о котором говорилось выше) тоже был задействован в операции на Сидней-стрит, размещая своих подчинённых во дворе дома номер 100 и в соседних домах. С 9-ю другими полицейскими Якобсон перелез через низкую ограду, и блокировал чёрный выход из дома номер 100.

В соседних дворах с чёрного входа было оставлено всего лишь по 3-4 полицейских, что, опять же, оставляло бандитам шанс ускользнуть.

В то же время, в самих домах не было размещено ни одного полицейского, что также похоже на саботаж операции.

Из ряда книг (не только указанных в начале раздела) выясняется удивительная вещь: из десятков тысяч живших в 1911-м году в лондонском Ист-Энд евреев почти никто не говорил ни на каком другом языке, кроме идиша! Для переговоров с жильцами и домовладельцами полиции приходилось искать переводчиков или подключать того же Якобсона. В нарушение всех правил, законов и условий, евреи-домовладельцы грубо игнорировали одно из основных положений, требовавшее от предпринимателей (и особенно домовладельцев, совмещающих роль консьержей, бухгалтеров, кассиров, менеджеров, и т.д.) знания английского языка. Выяснялось, что никто из жильцов не был оформлен и зарегистрирован официально (как положено по закону), что домовладельцы не объявляли о своих доходах и не платили налогов, грубо попирали правила пожарной безопасности и все, какие только существовали.

Всё население этого района было своего рода криминальной еврейской республикой, государством в государстве, и это с ведома и попустительства властей. Не только полиция, но даже сам мэр Лондона не смел и пикнуть, потому что не мог ничего сделать против высоких покровителей евреев. На вершине этой уголовной пирамиды - на недосягаемой высоте - стояли еврейские банкиры (во главе с Ротшильдами, Гиршами и Барингами), религиозные авторитеты (раввины), деятели мирового еврейско-сионистского движения, еврейские лорды и члены правительства. То же самое было в Соединённых Штатах, во Франции, и ряде других государств. Так стоит ли удивляться, что сами названия таких стран, как Австрия, Пруссия, Испания, или отчасти - Швеция, вызывали у огромной части агрессивно-настроенных евреев (евреев-экстремистов) исступлённое бешенство. Ведь там власти пусть робко, но всё же требовали от еврейской общины выполнения хотя бы каких-то правил и законов. Что уж говорить про дореволюционную Россию, правительство которой пыталось прекратить еврейский беспредел иногда весьма суровыми мерами! Царская Россия вызывала у еврейских радикалов совершенно особую ненависть. Не случайно еврейские экстремисты со всего мира устремились в 1900-е годы в Москву, Петербург и другие российские города "воевать за свободу"!

Благодаря своим англо-еврейским воспитателям-покровителям (таким, как лорды Исраили, Бальфур, Сессиль, Пальмерстон, Ротшильды; как Винстон Черчилль, король Эдвард Седьмой, и прочие), все эти "горячие" молодые еврейские головы понимали "свободу" - как свободу безнаказанно грабить и убивать, мошенничать и воровать. Для того и создали безнаказанность для евреев в Лондоне, чтобы вызвать в них возмущение порядками (еврейской политикой) в других странах, и, с помощью искусственно возбуждённой в них злобы, направить всё это бандитское еврейское цунами на немецкие и русские города.

Не говорили ни слова по-английски и домовладельцы здания номер 100 по Сидней-стрит, муж и жена Флейшманы. Они были явно заодно с бандитами, потому что, даже увидев высокопоставленных полицейских, не захотели открывать дверь, и полиции пришлось вламываться силой, что могли слышать Сварс с Соколовым. Затем Флейшманы сначала сказали, что в комнате с окнами на улицу на 4-м этаже (который, по британской традиции, называется 3-м) сейчас никого нет, и только потом (когда их "припёрли к стенке"), признали, что там "кто-то есть". Когда полицейские попросили миссис Флейшман подняться наверх, и, под видом просьбы о помощи заболевшему мужу, привести вниз Бетти Гершон, любовницу Ёси Соколова, та ответила, что не поднимется даже за 1000 (тысячу) фунтов стерлингов. При повторной просьбе она заявила, что не поднимется на 4-й этаж даже за 5 тысяч. Это значит, что Флейшманы знали, кто живёт у них на 4-м этаже, но не сообщили полиции.

По счастливой случайности, Бетти Гершон была не в комнате, а в одном из подсобных помещений, и её удалось привести вниз. И она, как и Флейшманы, сначала отпиралась, отрицая, что, кроме неё, в комнате ночевал кто-то ещё. Потом, так же, как Флейшманы, признала, что там "кто-то есть", и только после этого - что там находится и Ёся Соколов, и Фриц Сварс. Затем она призналась, что знакома с Кобой (Сталиным), который, по её словам, уже убрался из Англии. Интересно, что большинство авторов (кроме 2-х) не приводит описание, данное Бетти "Кобе": среднего или чуть ниже среднего роста смугловатый кавказец, с лицом в оспинах; волосы чёрные с "рыжиной", борода чёрно-рыжая; говорит "с расстановкой", по-русски, курит трубку. Ещё интересней то, что Бетти назвала и настоящее имя "кавказца Кобы": Иосиф. Не менее любопытно и то, что, по словам Бетти, Коба (Сталин) хорошо понимал и даже говорил на идише.

После эвакуации жильцов ни один из полицейских не остался в доме, также оставив обширный подвал и аттик без какого-либо полицейского "присмотра".

Когда в 7.30 утра более 200-сот полицейских, наконец, окружили дом номер 100, выяснилось, что им не из чего стрелять, потому что у них в руках не было ничего, кроме деревянных палок-жезлов. То, что полицейский снабженец суперинтендант Оттован не передал ружья в руки стражей порядка в самом начале сбора - в 1.30 ночи/утра: также похоже на саботаж всей операции.

Когда Оттован, наконец-то, прибыл с ружьями, оказалось, что из них невозможно стрелять. И лишь когда было уже безнадёжно поздно - прибыла вооружённая Шотландская Гвардия.

Всё это ясно говорит о том, что кто-то предоставил бандитам не менее 8-15-ти дополнительных часов на подготовку к отходу (если предположить, что Сварс и Соколов знали о начале осады). Интересно, что Винстон Черчилль лично прибыл на место осады, и наблюдал за домом номер 100 по Сидней-стрит в течение почти всей операции. Это также ясно говорит о том, что он был особо заинтересованным лицом, и что ему обязательно требовалось лично и в реальном времени видеть и знать, что происходит с поимкой бандитов. Его связь с этой бандой представляется очевидной. Кроме того, саботаж координации действий разных подразделений и департаментов полиции, как и координации действий между армией и полицией, был возможен не ниже уровня МВД, шефом которого и был Черчилль. Именно в ведении 36-летнего Черчилля и находилось снабжение полиции оружием, как и вопросы использования армейских соединений в Лондоне в экстренных ситуациях и координация действий между армией и полицией.

Вооружённые негодными ружьями, старомодными пистолетами, которыми большинство из них к тому же не умело пользоваться, полицейские оказались в роли толпы зевак, а также удобными целями для стрельбы-куража бандитов. Большинство же согнанных к дому на Сидней-стрит полицейских вообще не имело в руках огнестрельного оружия.

Комично-печально выглядит, как полицейские, решив выманить бандитов из их логова, стали бросаться в окна верхнего этажа камешками, словно соревнуясь в меткости и силе.

Когда занавески на окне верхнего этажа всё равно остались задёрнутыми, и все решили, что бандитам удалось уйти, один из полицейских, человек большой силы и крупного телосложения, схватил огрызок кирпича, и уже выгнулся, чтобы запустить им в окно бандитов, оттуда раздались 2 выстрела, и сержант Лизон упал.

В ответ на прицельную и меткую стрельбу бандитов полицейские не могли отреагировать ответным огнём, потому что из ружей, которыми они располагали, целясь в окно, можно было попасть только в стену - и то хорошо, если рядом с окном! Ещё поразительней, что большинство выпущенных из этих ружей пуль вообще не долетали до дома напротив! 300 полицейских не представляли для бандитов абсолютно никакой угрозы. Зато по ним можно было стрелять, как по мишеням в тире.

Анчер и Помот пишут, что владелец дома напротив Сидней-стрит 100, доктор Барух Коэн, химик по профессии, был в сговоре с бандитами, которых снабжал взрывчатыми веществами и инструкциями по их использованию в боевых условиях. Эти авторы утверждают, что доктор Коэн был не просто знаком, но тесно связан с президентом Всемирного Сионистского Конгресса, доктором Хаимом Вейцманом, тоже химиком по профессии, и будущем 1-м президентом государства Израиль. Доктор Вейцман был из Пинска (Беларусь, Российская империя), в Англии жил с 1904 года, а с 1910-го года (вот где "странное совпадение"!) стал английским гражданином. Доктор Коэн имел корни в Одессе, и предположительно был знаком с Троцким, Парвусом (Гельфандом), Жаботинским, и другими видными бандитскими одесситами. Доктор Вейцман состоял в дружеских отношениях с лордом Бальфуром, и, через него, в приятельских отношениях с Черчиллем, и доктор Коэн тоже знал и Бальфура, и Черчилля.

Тем временем полицейский суперинтендант Малвани (Superintendent Mulvaney) заявил главе криминального отдела Скотланд-Ярда Мелвиллу Макнагту: "Нам нужна помощь... я имею в виду - оружие. Обычные армейские винтовки, сэр, и люди, знающие, как ими пользоваться. Я полагаю, нам нужны войска".

В 9 утра, уже 2 января 1911 года, Макнагт позвонил Черчиллю. Обычно ровно до 2-х дня Черчилль лежал, с сигаретой в зубах, в ванной, и на первый звонок не ответил. Однако, учитывая всю деликатность ситуации, этот W. C. (Water Closet - public toilet), как его называли за глаза, счёл благоразумным ответить на повторный звонок, сделанный тут же вслед за 1-м. Некоторые английские авторы считают, что Черчилль, не афишируя себя, наблюдал за ходом операции на Сидней-стрит из укромного местечка с 2-х часов ночи до 7 утра, потом отправился домой, чтобы плюхнуться в ванну, а также притвориться, что ночью никуда не выходил.

Черчилль согласился выделить на операцию по поимке бандитов 20 (!) шотландских гвардейцев. Эти гвардейцы, выбрав буквально идиотские места для стрельбы, не могли причинить бандитам ни малейшего вреда. Достаточно сказать о том, что, расстелив на проезжей части улицы газеты, они улеглись на них за 40 метров от дома номер 100, чтобы стрелять по окнам, лишь в верхнюю часть которых (из-за угла наклона) они могли попасть - в лучшем случае. В то же время, сами они представляли из себя отличную мишень, и 2-е тут же схлопотали ранения, после чего сложили газетки и ретировались.

После 11.00 ситуация для бандитов и их высокопоставленных покровителей-заговорщиков начала меняться к худшему. Простой полицейский констебль Харрис сумел договориться с ружейным мастером, и получил от него достаточно винтовок, розданных умеющим с ними обращаться людям (тогда как суперинтендант Оттован, обязанный снабжать полицию оружием, не сподобился добыть ни одной). Это и вся позорная ситуация возмутила многих полицейских, горевших желанием отомстить за товарищей, а также смыть кровью бандитов свой позор. Они рвались на штурм дома, но командиры им запретили. Назревал мятеж рядовых полицейских против своих командиров, со всеми вытекающими последствиями, и командиры не посмели повторить свой запрет, хотя и не дали разрешения на проведение штурма.

Констебль Харрис ворвался в дверь и ударился головой о выступающую из потолка балку, подался назад, на улицу, и, сделав несколько неверных шагов, упал, как подкошенный.

За всё это время шотландские гвардейцы не произвели ни одного выстрела для прикрытия штурма, и лишь после того, как Харрис упал, они продолжили беспорядочный огонь!

В ту самую минуту (ровно в 12.30) появился Черчилль с сигаретой в зубах. Если авторы, которые утверждают, что он скрытно уже наблюдал за ходом осады с 2-х до 7-ми утра, правы, то в таком случае он снова появился тут уже через 5 с половиной часов. По негласным правилам и неписанным английским законам, чиновник его ранга и профиля не должен был объявляться ни в таком месте, ни в такой ситуации. Мы уже не говорим о том, что он легко мог отсидеться в офисе, и ему вообще незачем было приезжать. Так же, как его скрытный ночной дозор в течение целых 5-ти часов, под проливным ледяным дождём вперемежку с мокрым снегом, его дневной приезд на место поимки бандитов не мог не оставлять кучи вопросов.

Сотни авторов объясняют прибытие Черчилля на место осады "острым любопытством", жаждой "поиграть в полководца", или что беспрецедентное (первое и последнее!) в истории Англии личное участие министра в полицейской операции объяснялось какими-то "политическими амбициями". Ни до, ни после этого случая Черчилль никогда не восставал против регламента; в этом он как раз был одним из наиболее консервативных и "типично английских" традиционалистов. Нелепость и неестественность пребывания Черчилля "не на своём месте" подчёркивала даже погода.

Дождь с колючим снегом время от времени лишь усиливался, и сильный ветер хлестал им по лицу прохожих, как железной плёткой.

Черчилль взял с собой 2-х одетых в униформу полицейских констеблей и Венсли, и уверенным шагом направился впереди них к парадному входу дома номер 100 на Сидней-стрит. Он явно был уверен, что в него никто не выстрелит. Собравшиеся вокруг толпы зевак восторженно приветствовали его. Народ думал, что Черчилль, во главе 3-х полицейских, сам отправился на штурм.

Все четверо были прекрасной мишенью для бандитов-революционеров, но по ним не произвели ни одного выстрела. Почему? Имея в руках оружие, ни один революционный фанатик, мечтающий о мировой пролетарской революции, не смог бы не пальнуть по такой знатной цели, как один из самых видных деятелей мирового империализма. Тем более что по такой жирной глыбе, как Черчилль, трудно было промахнуться.

Бандиты не стреляли потому, что Черчилль был их собственным шефом. Они не могли не понять, что он лично отправился к двери дома, чтобы сообщить что-то крайне важное. Вероятно, один из 2-х преступников должен был затаиться где-то в таком месте, откуда он мог слышать то, что обсуждал W. C. с полицейскими. Именно поэтому Черчилль открыл дверь в дом, и, стоя в дверном проёме, не опасаясь что откуда-то из тёмного угла в него всадят пулю, громко сказал сопровождавшим его констеблям:

"Когда я воевал в Южной Африке, мы бы пошли на штурм дома одновременно с парадного и чёрного хода, и через крышу. Чёрт возьми, их же там всего двое!".

Тем самым W. C. ясно дал понять преступникам, что представление (комедия) окончена, и тем пора сматываться.

Такие хорошо обученные диверсанты, как Соколов (Вотель?) и Сварс, обязаны были неплохо понимать британский английский. И, всё-таки, Черчилль нервничал, чего-то ждал, и в его общении с полицейскими возникла подозрительная пауза. "Жирный Мерин (Винстон)" (ещё одно прозвище, которым его наградили) продолжал оставаться внутри, за дверным проходом, умело выставив полицейских на улицу, перед собой. Его поведение объяснимо только одним: он явно чего-то ждал, какого-то знака от подельников-бандитов. Он должен был удостовериться, что те его поняли, и готовы действовать в соответствии с его предупреждением. Как раз тогда в камни мостовой ударила одинокая пуля, отрикошетившая в стену рядом с тем местом, где стояли 3-е полицейских (Черчилль в это время находился внутри).

Это и был знак от Соколова и Сварса, что они поняли указание своего шефа. Одновременно этот единственный выстрел предоставлял Черчиллю известное алиби: было бы подозрительно, если бы его на пути к парадному входу дома, где засели бандиты, и назад - СОВСЕМ не обстреляли!

Сам же по себе этот бессмысленный выстрел абсолютно нехарактерен для стиля прекрасно обученных диверсантов, которые не были полными идиотами. Попасть в кого-то из группы Черчилля в тот момент они могли, лишь высунувшись из окна, чего, разумеется, они не сделали. С другой стороны, Соколов и Сварс могли легко перестрелять всех 4-х во время подхода и ухода, но как раз тогда и не произвели ни одного выстрела (хотя шотландские гвардейцы снова подозрительно затихли).

Казалось бы, человек, принявший решение о штурме, должен немедленно броситься осуществлять задуманное, особенно учитывая крайне напряжённую ситуацию. Но Черчилль отправился... пить пиво! Собрав всех полицейских начальников, он объявил им, что берёт руководство всей операцией на себя! Ни один политический деятель, ни при каком условии не стал бы перекладывать ответственность с полиции на себя. Это ещё раз доказывает, что Черчилль был по уши в дерьме. Ему необходимо было выиграть ещё немного дополнительного времени для бандитов, чтобы гарантировать им возможность ускользнуть. Поэтому он предложил доставить со склада вышедшие из употребления железные щиты, под прикрытием которых полицейские могли бы пойти на штурм.

Венсли пытался оспорить целесообразность траты времени на доставку щитов, аргументируя своё возражение тем, что, прикрываясь щитами, полицейские всё равно сверху оставались открыты, а огонь бандиты как раз и вели сверху. И он повторил, что, по его мнению, доставка железных щитов бессмысленна. Но Черчилль всё равно приказал отправиться за щитами, и отложить начало штурма. Черчилля поддержал "снабженец" суперинтендант Оттован, тот самый, что так долго и умело проводил саботаж снабжения полиции оружием, а также во время осады на Сидней-стрит фактически сорвал всю операцию, оставив полицию без винтовок.

Ещё около 11-ти утра, перед тем, как ворваться в дверь, Харрис заявлял Макнагту, что, по его мнению, несколько выстрелов было сделано не из дома номер 100, где засели 2 бандита, но из дома номер 104. Он предположил, что у Сварса и Соколова есть сообщники, и что надо организовать штурм дома номер 104 и тщательно обыскать его. Но Макнагт и Оттован пропустили заявление Харриса мимо ушей.

Ближе к часу дня, Макнагту и Черчиллю донесли, что какой-то почтальон в сине-красной униформе немыслимым образом сумел пробиться и через толпу, и через полицейский кордон, и опустить письмо в почтовый ящик дома номер 104. Услышав это, Венсли и 2 других полицейских офицера предложили конфисковать и открыть конверт, и задержать почтальона, но Черчилль и Макнагт притворились, будто ничего не слышат. Между тем, в организованной Черчиллем (кем же ещё?!) доставке этого письма террористам, засевшим в доме номер 104, читается лаконичное описание ситуации и приказ организовать срочный вывод 2-х бандитов из дома номер 100.

Письмо было доставлено террористом (в униформе почтальона) из еврейской международной диверсионно-террористической разведки Бейтар в дом номер 104 по Сидней-стрит лично Сталину (Кобе). Именно он, по утверждению ряда авторов, находясь в этом доме, лично руководил действиями бандитов, и, сразу же после получения письма, бросился с ещё - как минимум - 4-мя другими бандитами на выручку Сваарса и Соколова. И прежде, и - в течение 20-ти минут после появления "почтальона" - между 12.17 и 12.40 Черчилль, Оттован и Макнагт игнорировали, "пропускали мимо ушей" все требования подчинённых обыскать дом номер 104, задержать почтальона, достать (конфисковать) письмо.

Именно тогда и загорелся дом: нет сомнения в том, что его намеренно подожгли изнутри.

В черновом варианте "детского" стихотворения Корнея Чуковского (неоднократно бывавшего в Бобруйске и Одессе, и знакомого со многими тайнами англо-еврейского терроризма) как раз и зашифрован этот момент:

Загорелся кошкин дом.
Не узнали мы о том.

Тут же 2 террориста спустились на этаж ниже, и открыли сумасшедшую пальбу, вызвав плотный огонь с другой стороны, чего они и добивались. В рокоте и хлопках выстрелов потонул грохот взрыва, устроенного, чтобы пробиться сквозь стену в соседнее здание.

Только тогда полицейские стали эвакуировать жильцов домов номер 98 и 102.

Тем временем в устроенный 2-мя взрывами пролом в стенах между соседними домами устремились ещё несколько бандитов из домов 102 и 104, и, присоединившись к 2-м осаждённым в доме номер 100, открыли бешеную стрельбу по осаждавшим. (И со стороны улицы, и со стороны чёрного хода). Они умело жгли бумаги и щепки, время от времени заливая их водой: для прикрытия, т.е. прячась за дымом. Второй пролом был исключительно искусно сделан взрывом в форме латинской буквы V, чтобы обеспечить вертикальный доступ и выход, и дестабилизировать опоры вышележащего этажа, планируемый обвал которого должен был скрыть потом пролом от глаз обыскивающих дом полицейских.

Всё это могли осуществить и спланировать только профессионалы высочайшего класса, натренированные лучшей в мире разведкой.

Бандиты устроили представление с "призраком" горящего человека (инсценируя гибель Сварса), одновременно из дома номер 104 доставив в дом номер 100 через дом номер 102 хромоногого информатора, в которого всадили 2 пули, затем бросили его тело в огонь, чтобы инсценировать смерть уже "дважды погибшего" Ёси Соколова.

2-е из вышеупомянутых англо-американских авторов утверждают, что действиями бандитов руководил лично Сталин (Коба), находившийся в это время в доме номер 104 на Сидней-стрит, и единственный знал о том, что это - военно-террористические учения в "боевых условиях", организованные такими высокими фигурами англо-еврейских заговорщиков, как Черчилль, король Георг Пятый, Бальфур, Сессиль, и т.д. Король Георг V, двоюродный брат незаконнорождённого Черчилля, обеспечивал "жирному Мерину" неограниченное прикрытие.

Как и планировали высокопоставленные заговорщики и бандиты, верхний этаж горящего здания обвалился, замаскировав сделанные террористами проломы в стенах 2-х соседствующих домов. Этот трюк с "ювелирно рассчитанным" обрушением точно намеченных участков потолка ещё раз иллюстрирует высший пилотаж подготовки террористов. Что касается пролаза по пояс между домами номер 102 и 104, то его замаскировали приставленными к нему - с одной и другой стороны - шкафами, и очень быстро заделали в ночное время.

Не случайно именно тот самый полицейский следователь еврейского происхождения, сержант Сонни Якобсон, который руководил эвакуацией жильцов из дома номер 100, был послан (со своими людьми) после того, как всё было кончено, в тот же дом с двустволкой "на поиски спрятавшихся бандитов". Якобсон и его вооружённые люди проинспектировали здание; затем пригласили в него пару десятков пожарных. Ещё через несколько минут раздались душераздирающие крики - и потолок (верхний этаж) рухнул на 5-рых пожарных. Всё это, разумеется, было садистски подстроено.

Тем временем очухавшийся констебль Харрис повёл своих людей на обыск домов номер 98 и 102 по Сидней-стрит, но никто ни бандитов, ни следов подкопов или проломов не обнаружил.

Начальник пожарной охраны, Дэйвис, набросился на Черчилля и обвинил того в гибели 5-рых человек из пожарной команды: "5 моих людей сгорели тут! Если бы мне позволили тушить пожар, когда он только начинался, этого бы не случилось!".

Вспомним, что такой же трюк применил в 1933-м году соратник Гитлера, Герман Геринг, когда не позволил пожарным тушить подожжённый нацистами (свалившими это на коммунистов) Рейхстаг. Либо Геринг знал о том, что и как произошло в 1911-м году, либо и большевиков, и нацистов тренировали одни и те же учителя.

То же самое уже и в нашу эпоху: во время организованных заговорщиками в американских спецслужбах (ЦРУ и ФБР) и правительстве, с участием израильского Моссада, террористических актов 11 сентября 2001 года. Власти послали в башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 4 тысячи пожарных, хотя уже наметили контролируемое обрушение башен с помощью подземного взрыва. Можно было эвакуировать большую часть людей, задействовав вертолёты и подъёмные краны, но этого не сделали, даже точно зная время запланированного сноса. По сей день публике рассказывают идиотскую сказку о том, как "таран" самолётов обрушил башни, хотя даже первоклассник поймёт, что ни сравнительно мягкие дюралюминиевые корпуса самолётов, ни воспламенившийся керосин (самолётное горючего) с его низкой температурой горения - не могли причинить существенного вреда сверхпрочной и невероятно устойчивой каркасной структуре башен.

Эти и другие сходные случаи подтверждают, что мы имеем дело не только с примерами государственно-политического терроризма, но и с актами культового человеческого жертвоприношения.

Черчилль с Дэйвисом и Макнагтом отправились в дом номер 100 осматривать то, что в нём осталось; Дэйвис и Макнагт - с большой опаской: вдруг ещё что-то обрушится на них! Черчилль же совершенно безбоязненно разгуливал по дому. Его кажущееся презрение к опасности объяснялось не тем, что ему наплевать на свою жизнь, но тем, что он сам руководил действиями бандитов, был в курсе всех диверсионно-инженерных мероприятий, и точно знал, что больше ничему обрушаться. После того, как были обнаружены останки 5-рых пожарных, он с уверенностью направился в те места, где сам же и "обнаружил" ещё 2 обгоревших трупа, которые сам же и объявил "тем, что осталось от "террористов".

Действия Черчилля потом ещё долго подвергались острой критике всех политических сил Великобритании. В рамках английской политической традиции его поступки были совершенно необъяснимы и эквивалентны публичному поеданию свинины мусульманским религиозным лидером. Тем не менее, этот "бесноватый" Home Secretary (глава английского МВД) не только не сжёг свою политическую карьеру, но и стал позже премьер-министром. Осознавая это, мы понимаем, что центр власти находится совсем не там, где мы его по привычке рассчитываем видеть.

Никто из высоких полицейских начальников и следователей не поручил специалистам провести экспертизу сравнения сохранившихся частей тела "террористов" с попавшими в руки полиции фотографиями Сварса и Соколова-Вотеля, а также изучить то, что не могло сгореть: металлические пуговицы, пряжку ремня, и т.п. Элементарные обмеры пропорций грудной клетки трупов могли сравнить с пропорциями на фотографиях, и сразу же выяснить, что 2 сгоревших в доме номер 100 человека не были Фрицем Сварсом и Ёсей Соколовым.

"Положительное опознание" трупов Соколова и Сваарса полностью базировалось на заявлении Черчилля, а также на словах кузины и любовницы Соколова, Бетти Гершон, которую многократно до этого уличали во лжи. Бетти Гершон никогда не была знакома с Фрицем Сварсом, и видела его украдкой лишь за минуты до осады дома полицией. Она не могла его опознать ни живого, ни мёртвого. Оба тела, найденные в доме номер 100 по Сидней-стрит, не могли принадлежать людям, которые были живы до пожара. Это было бы очевидно любому эксперту. Обе жертвы погибли не от огня и дыма, не задохнулись, не сгорели, но были убиты выстрелами в упор (а не издалека); тело одной из жертв вообще было принесено бездыханным ещё до пожара. При пожарах ноги и голова не бывают отделёнными от туловища.

Надо полагать, что саботаж экспертизы проводился на уровне Черчилля, не ниже...

Во время попытки ограбления ювелирного магазина в Собачьей Дыре и осады дома номер 100 на Сидней-стрит погибли 5 полицейских и несколько остались пожизненными инвалидами, обречёнными на раннюю смерть. Погибли также 5 пожарных и неизвестное число гражданских лиц (уже в то время власти и пресса подчинялись тайной власти и утаили точное число убитых и раненых среди гражданского населения). Был причинён огромный ущерб нескольким домам. Сотни семей остались без крова и потеряли свои пожитки. Получили ранения 2 шотландских гвардейца, и целый ряд военных и полицейских - травмы той или иной степени.

За молчание и послушание полицейские, свидетели и помощники бандитов, подчинившиеся приказам заговорщиков, были хорошо вознаграждены.

Нина Васильева так и осталась в Лондоне, в 1960-е годы (когда ей было уже около 70-ти) всё ещё живя неподалёку от квартиры, которую они снимали вместе с "убитым" бандитом, и владея швейной фабрикой. Люба Мильштейн в 1913-м году уплыла в Соединённые Штаты, и буквально "растворилась, пропала". О ней нет никаких данных ни в одном архиве США. А между тем, по каналам латвийских террористов передавалось, что она перебралась в Соединённые Штаты вместе с членом банды Кобы - Сварса - Жаклиса, Альфредом Дзиркалисом, где они вместе воспитывали родившегося от Фрица Сварса сына Любы. Ещё один член банды, Юрис Лайвинш, вернулся в Латвию, где, после 1927 года его следы теряются. Были освобождены также Фёдоров, Трайонск, Пётр Розен, Ян Петерс, Шмуэл Залкинд, Юрий Дубов, Минна Гристи, и другие террористы. Практически все члены банды Кобы - Жаклиса - Сварса остались безнаказанными.

Констебль Эрни Вудхамз получил звание сержанта, а сержант Артур Брайант повышен до "под-инспектора". Следователь-инспектор Фредерик Венсли стал верховным комиссаром криминального отдела Скотланд-Ярда (сравнявшись с Макнагтом), а сам Макнагт был сделан "сэром Макнагтом", и вскоре стал "пенсионером особого значения".

Было бы крупной ошибкой полагать, что регулярные убийства в этой части Лондона, серия садистско-маниакальных злодеяний, "списанных" на "Джека-Потрошителя", ограбление ювелирного магазина бандой Кобы (Сталина) и осада на Сидней-стрит - всё это лишь для тренировки революционных бандитов. Эти террористические операции выполняли также роль средств для достижения других военно-политических целей мирового англо-еврейского заговора. Среди этих целей были как внутренние - английские, так и глобальные - мировые. В частности, с помощью этих кровавых постановок лорд Бальфур, бароны Натан, Вальтер и Эдмунд Ротшильды, Черчилль и король Георг V добились прекращения иммиграции и вооружения полиции перед планируемой ими Первой Мировой войной. (Бальфур специально остро критиковал Черчилля, чтобы дистанцироваться от него и скрыть существование сговора между ними).

"Вентиль иммиграции" постепенно зажимали вплоть до 1913 года, чем и воспользовались для доставки в Англию Гитлера. Адольф Гитлер прибыл в Англию в феврале 1912 года и отбыл в мае 1913-го. Всё это время он получал военно-психологическую подготовку в Тавистоке. Адольф прибыл по документам, сделанным на его брата, Эдмунда Гитлера, который был на 5 лет младше и умер за 15 лет до этих событий.

Тот же самый деятель - Винстон Черчилль, - который незадолго до 1900-х годов усиленно добивался неограниченной иммиграции и доставки в Англию не менее 300-сот тысяч евреев из разных стран, с 1909 года сделался сторонником мер по выдворению части еврейских иммигрантов из Англии. Наивно полагать, что Черчилль "прозрел" - изменил своё мнение. На самом деле, как "открытие" до предела, так и "закрытие" вентиля иммиграции служило одной и той же цели, и было запланировано за годы вперёд в рамках одного и того же заговора. Сначала требовалось доставить в Англию "ораву" еврейских мигрантов, которых, с помощью нещадной эксплуатации и невыносимых условий жизни загнали в уголовный беспредел. Потом из наиболее дерзких и смышлёных бандитов образовали целую армию уголовного "спецназа". И вот, на этом этапе, требовалось перебросить эту террористическую армаду назад, в те страны, откуда прибыли её "солдаты" (в основном - в Россию и Германию), чтобы, с её помощью, раздавить конкурировавшие с Англией государства. По не предвиденным заранее обстоятельствам, это оказалось сложней, чем предполагали заговорщики. Работодатели уже привыкли жестоко эксплуатировать мигрантов, платя им гораздо меньше даже того, чем те получали в своих странах. Тогда-то и понадобилась кровавая постановка - жестокий спектакль с убийством полицейских, осадой и стрельбой. После этой "чёрной мессы" все противники ужесточения иммиграционных законов и выдворения из Англии временно проживавших там мигрантов заткнулись.

Таким образом, осада на Сидней-стрит была крупнейшей политической провокацией, зрелищным кровавым действом для достижения совершенно конкретных политических целей.

Целый ряд англо-американских авторов считает, что, т.к. евреи с древних времён сконцентрированы вокруг Средиземного моря ("придатком" которого является Чёрное море), а с 1500-х годов вокруг самого Чёрного моря, Сталин, будучи грузином (а Грузия как раз и находится на Чёрном море), не случайно был выбран ими в качестве "советского царя". Черчилль, будучи близким другом 1-го барона Натаниэля (Натана) Ротшильда и 2-го барона Вальтера Ротшильда, вместе с ними, Эдмундом Ротшильдом, Гитлером и Сталиным, сыграл главную роль в создании в Палестине "еврейского государства" Израиль.

В свою очередь, тогдашний премьер-министр Артур Бальфур, еврей по происхождению, был закадычным другом Натана Ротшильда, часто играл с ним в шахматы и в гольф. Это он, в форме возмутительно-шокирующего "частного" договора с Натаном Ротшильдом, 2 ноября 1917 года издал декларацию, согласно которой Англия обещала Палестину евреям-сионистам. Обнародована и напечатана в газетах эта декларация была фактически буквально перед 7-м ноября (по новому стилю), т.е. "случайно совпала" с Октябрьским большевистским переворотом в Петрограде 1917-го года.

В ночь с 4 на 5 января 1911 года Коба (Сталин) и Фриц Сварс и Ёськой Соколовым-Вотелем были переправлены во Францию, и 8 января 1911 года уже были в Париже. 9 января "Пётр Пятков" (Джанис) был опознан шпиком французской полиции ("Сюрет") тоже в Париже.

Вскоре в Лондоне состоялся суд, и на скамье подсудимых оказались Нина Васильева, Люба Мильштейн, Минна Гристи (ещё одна "анархистка"), Ян Петерс, "Макс Смоллер", Фёдоров, Трайонск, Пётр Розен, Ян Петерс, Шмуэл Залкинд, Юрий Дубов, и Иван Лебедев. В это невозможно поверить, но всех бандитов... оправдали (!) и... отпустили, включая патологического убийцу, грабителя и террориста Яна Петерса! Так не для того ли его "оправдал" и отпустил британский суд, чтобы после 1917-го года его руками зверски пытать и убивать тысячи русских людей?! После большевистского переворота, Ян Петерс был сделан одним из заместителей председателя ЧК, и собственноручно запытал до смерти и расстрелял столько жертв, сколько, возможно, ни один другой чекистский палач. Он благополучно дожил до 1938 года, и был ликвидирован Сталиным, который, получив власть, стал одного за другим убивать всех, знавших, кем Сталин (Джугашвили) являлся на самом деле.

Нина Васильева впоследствии написала свои воспоминания о событиях декабря 1910 - января 1911 года, разумеется, показав их перед опубликованием своим высокопоставленным "цензорам".

Патрик Квин, суперинтендант Особого Отдела английского МВД, сказал про Кобу: "Изощрённый, находчивый, интеллектуальный человек. Я бы не отказался от возможности допросить Кобу". К сожалению, Черчилль не предоставил своей "шестёрке" Квину такой возможности...

В Тавистоке обучаемым прививали способность ускользать из любых ситуаций, спать не больше 30 минут, и вытворять "фокусы" на грани чудес. Одним из тех, кого тренировали в Тавистоке, был Эрих Вайс, фокусник еврейского происхождения мирового уровня, известный широкой публике под артистическим псевдонимом "Гарри Гудзини" (1874 -1926). После того, как Вайс (Гудзини) выполнил свою миссию, его тоже убили. Известный (поставленный "идеологическим отделом" евреев-экстремистов) "еврейский" антиавстрийский и германофобский фильм "Иллюзионист" намеренно использовал прообраз Гудзини (еврея Вайса).

Почти все "ученики Тавистока" обладали патологически-садистской жестокостью и не могли жить без убийств и пыток своих жертв. Их психическая конституция обязательно требовала кровавого корма. Если бы они потеряли возможность собственноручно убивать (или отдавать приказы своим подручным-убийцам), оказавшись, допустим, на годы в одиночной камере: они бы просто сошли с ума. Так же, как и Сталин, Ян Петерс и Янис Жаклис для садистского удовлетворения вынуждены были в качестве суррогата время от времени смотреть наиболее жестокие фильмы с насилием и убийствами, или наслаждаться иллюстрациями, фотографиями, или описаниями самых изуверских пыток и душегубств.

Когда, после 1-го "курса Тавистока", Винстон Черчилль отправился усмирять буров в Южную Африку, он собственноручно пытал пленных буров и воевавших на их стороне добровольцев из России и Германии. О применявшихся им пытках нельзя читать без содрогания. Это тема для учебников по судмедэкспертизе или для анамнеза психбольного.

Другой из числа упомянутых нами англо-американских авторов, Грег Халлет, приводит пример садистской жестокости Сталина (Иосифа Джугашвили).

Незадолго до начала Первой Мировой войны Сталин (Джугашвили) участвовал в ограблении банка в Одессе. Полиция заблокировала двери в банк, и Сталин с одним или двумя подельниками оказался в ловушке - внутри. Когда это произошло, Сталин даже и не пытался требовать безопасного прохода, не вёл переговоры о том, чтобы его пропустили в обмен на жизни заложников, но стал расстреливать всех, кто находился в банке. Когда он расстрелял все обоймы, он стал забивать людей до смерти своим револьвером. Когда револьвер сделался настолько скользким от крови, что выскальзывал из рук, Сталин разорвал на девушке юбку, обернул этот лоскут вокруг той части револьвера, за которую держался, и продолжил убивать. Когда выпущенная полицией пуля перебила газопровод, раздался взрыв и начался пожар, Кобе (Сталину) одному удалось выскользнуть с чёрного хода сквозь пламя и дым.

Согласно книге "Feuding Allies" (автор William B. Breuer), Сталин в совершенстве знал английский и прекрасно понимал британский диалект. В то время распространёнными европейскими языками были немецкий и французский, и за пределами Британских островов английским владели единицы. Ещё "хуже" дело обстояло с английским в России, где этот язык знало меньше людей, чем, скажем, турецкий или персидский. Французский считался в России языком аристократии и высших классов, да и немецкий знало, наверное, "пол-России". К тому же, Сталин не мог выучить английский с каким-то одним учителем, потому что понимал разное произношение.

Английские психотические военно-террористические школы для психопатов, из которых выращивают будущих диктаторов для "нижестоящих" колонизируемых народов, не единственные в мире. В советское время, под крылышком КГБ существовала школа подготовки будущих диктаторов просоветских марионеточных режимов в городе Фрунзе. Соединённые Штаты тренировали своих вассалов - кровавых диктаторов, насаждающих по всему миру Pax Americana, - в садистской военно-полицейской / террористической школе в Панаме, под названием "US Army School of the Americas" (SOA). [Сравнительно недавно эта американская школа пыток, геноцида и терроризма "переехала" в американский штат Джорджия, форт Беннинг.] И это далеко не единственные примеры.

Поэтому, как мы несколько раз уже делали в нашей работе, мы ещё раз предостерегаем читателя от демонизации Англии и её кровавых традиций, подчёркивая, что нашего неприемлемого, негативного, осуждающего отношения заслуживает не какая-то страна, режим, нация, и т.п., но явление как таковое.

На службе у британских государственных преступников-психопатов всегда состоят персонажи, способные манипулировать человеческим сознанием и направлять его в нужную сторону. Одним из таких шарлатанов был Георгес Иванович Гурджиев (1866-1949), оккультист греко-армянского происхождения. Основанный им "Институт гармонического развития человека" стал прибежищем сторонников "евгеники" и использовался для отмывания "грязных денег". Гурджиев был связан с английской разведкой Mi-6, агентом которой стал ещё до начала I Мировой войны.

Гурджиев именовал себя Учителем, и рассматривал сексуальный опыт как оккультное "освобождение". Он был сексуальным маньяком, и обучал "духовному сексу".
Гурджиев одинаково успешно обучал "нужных людей" для английской разведки Mi-6, для КГБ, и для гитлеровского Гестапо. Во время войны он жил в Париже, и часто обедал с шефом нацистского Гестапо во Франции.

В самом конце века и в первой половине было 3 наиболее важных оккультиста, связанных с международной антигуманистической разведкой: мадам Елена Петровна Блаватская, Алистер Краули, и Гурджиев. Все 3-е не были "плохими" людьми, не собирались действовать во вред отдельным людям и человечеству, видели полем своей деятельности благородные цели, и не имели явно уголовных наклонностей. Они попались в хитрую ловушку "мёртвой зоны" человеческого мышления, как рыба попадается на крючок. И это - помимо того, что их использовали другие, тайные оккультисты: особые секты масонских и еврейских маньяков, одержимых педофилией и убийствами. В другой части нашей работы мы уже приводили письмо Елены Петровны в царскую Охранку, тайным агентом которой Блаватская предлагала стать. После того, как предложение её услуг отвергла Охранка, Блаватская стала работать на английскую разведку.

Большинство "духовных учителей", действительно обладая незаурядными способностями, часто не умели "работать локтями", оставаясь несправедливо отвергнутыми обществом и государством, непризнанными, затёртыми, на грани нищеты, голода и прозябания. А если на повестке дня не стояло пропитание и крыша над головой, они всегда были на грани голода общения и страдали от недостатка внимания, и оккультизм представлялся им единственным способом добиться внимания от других. Почти все "духовные учители" жаждали стать "кем-то другим", завидуя общительным и легко сходящимся с другими людям, и мечтая перевоплотиться "в кого-то".

В этом парадокс почти всех "духовных учителей": даже не будучи по природе человеческими хищниками, они становятся ими в процессе пропаганды своего учения, в процессе воздействия на людей. Гурджиев учил людей слушать свой "внутренний голос", "вслушиваться в себя". Его выводили на мазохистов, которые, "вслушиваясь в себя", становились садистами.

Имея неоднократные личные контакты и встречи с Гитлером и Сталиным, Гурджиев стал оккультным звеном связи между 2-мя тиранами. Краули утверждал, что он и есть Гитлер, и даже опубликовал "откровение" о том, что, якобы, несколько лет "замещал Гитлера".

Путь из тёмных тупиков человеческого мышления-сознания настолько труден и тернист, что даже самые способные, духовные и смышлёные из людей на пути к свету оступаются и падают вниз, как бескрылый Икар. Но чаще их подталкивает "заботливая рука" других, тайных слуг "оккультных наук", сидящих в вечной непроглядной темноте своего маниакального сознания и основывающих кровавые секты одержимых убийц, вампиров и хищников-педофилов. Эти маньяки опираются на опыт столетий или даже тысячелетий, и состоят в тайных организациях, имеющих за спиной тысячелетнюю традицию и бесконечное разнообразие коварных трюков и садистских приёмов. Эти ублюдки используют самоучек-пророков и проповедников для своих собственных целей, окуная с головой в черноту кровавой пустоты. А если хоть один гений - светлая личность - не оступится, не упадёт, и станет чинить помехи: его убивают, как убили Христа.

Будучи ещё и учителем лорда Кирчнера, Гурджиев создал (вернее, ИМ создали) невидимую связку: Сталин - Кирчнер - Гитлер, в которой Кирчнер был центральным звеном. Так лорд Кирчнер, живший в Индии, Африке и Тибете серийный убийца, инициатор массовых казней, убийца и насильник детей, маниакальный педофил и некрофил (убивавший людей и вступавший в половые отношения с трупами), контролировал 2-х других маньяков.

История Гурджиева и Краули - это история 2-х небездарных людей, пошедших по пути духовной деградации.

В итоге Краули убил своего собственного сына, а Гурджиев кончил, обедая с шефом Гестапо и - после войны - с главами американских оккупационных войск, руки которых были по локоть в крови.

Блаватская кончила, обучая маньяка-мартиниста и члена общества масонов движения Розенкройц, каббалиста Папуса (Жерара Анкасса).

Интересно, что в 1888-м году Папус изучал в Париже медицину, обучаясь хирургии, и том же году (!) посещал Лондон. (Вот ещё одна кандидатура на "Джека-Потрошителя").

Став доктором медицины (1894), Папус использовал связи Блаватской и других русских оккультистов, и отправился в Петербург, где стал личным врачом (и, одновременно, "теософом") царя Николая II, его жены и детей. Однажды, "вызвав дух" Александра III, Папус заявил Николаю, что из откровений "духа Александра" он узнал, что Николай проживёт примерно столько же, сколько его отец, и погибнет от рук революционеров.

Затем наступил час, когда одни сатанисты (еврейские талмудисты, банкиры и революционеры-сионисты) стали избавляться от других (наиболее влиятельных масонов и крупнейших влиятельных сатанистов-неевреев). Неслучайно это произошло буквально накануне коренного "преобразования" мира: большевистской революции в России и декларации Бальфура о статусе захваченной Англией для евреев-экстремистов Палестины.

Крупнейший масон общества Св. Мартина, лорд Кирчнер, погиб в результате заговора, когда его корабль был подорван миной и (изнутри) бомбой 5 июня 1916 года.

Затем другой крупнейший масон - Папус (Жерар Анкасс) - умер 25 октября 1916 года, через 141 день после заражения от трупа в парижском госпитале.

После него ещё один крупнейший оккультист - Распутин - был застрелен при попытке спастись вплавь по Неве, после того, как уже был отравлен и дважды прострелен убийцами 29 декабря 1916 года.

Это лишь 3 примера из целой серии подобных убийств, в результате которой англо-еврейский имперский симбиоз и участие оккультистов из других стран в тайной мировой власти перестали существовать. С 1916-1917 года евреи-экстремисты стали безраздельно править миром...




К СОДЕРЖАНИЮ









К СОДЕРЖАНИЮ ВСЕЙ РАБОТЫ






Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список