Гуркало Татьяна Николаевна: другие произведения.

Выбирай. Иди...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Здесь когда-то будет целая книга. (Я в это верю) Некоторых людей поиски себя ни к чему хорошему не приводят. Чем больше образов они примеряют, тем больше запутываются и с каждым разом убеждаются, что они опять сделали что-то не то. Ведь должна же быть причина, из-за которой какие-то боги им вечно мстят. Или причина не в богах, а в их умении вживаться в роль? Так называемая ННФ (не научная фантастика) Мир тот же что в "Разных точках зрения", герои пока другие, возможно, пересекутся со знакомыми. ГГ видящий в процессе обучения.
    Если кому-то эта книга все еще интересна, я ее таки допишу. Вдохновилась конкурсом, поменяла название на "Феникс обретает крылья" и пока вычитываю то, что есть. Если что, подробная информация у меня в сообществе во вконтакте.

  Выбирай. Иди.
  
  ЧАСТЬ 1
  Когда кажется, что выбора нет.
  
  
  Введение.
  
  Корабли были прекрасны. Совершенны. Мечта, а не корабли. Их не портило даже то количество оружия, которое они направили на неуклюжую скорлупку не вовремя покинувшей изнанку мира КУ-32.
  - Что будем делать? - недоуменно спросил Алекс Фрай.
  Тэдэр его понимал. Для полного и окончательного уничтожения списанной пассажирской яхты хватило бы и одного такого корабля, а тут целое построение. Яхта не стоила такой чести. У нее даже имени не было.
  - Сдаваться, - решил Тэдэр.
  Решение было единственно верным. Сбежать не получится, слишком уж разный класс у корабликов. Повоевать тем более. Присутствие ни в чем неповинных девушек на борту почти наверняка гарантировало, что разрушать кораблик до состояния ни на что не годного хлама не будут в любом случае. Но зачем сопротивляться неизбежному? Плюс-минус несколько минут ничего не решают. Пойманных работорговцев ангелы не упустят. Жителей Крылатого Королевства среди девиц нет, так что убивать этих работорговцев на месте не станут. А дальше как повезет. Кто бы что не говорил, расстреливают работорговцев, в отличие от пиратов замеченных во множестве убийств, достаточно редко. Чаще посылают на общественно полезные работы, вроде раскопок, освоения планет и помощи сельхозработникам. Реже выдают кому-то недовольному их деятельностью. А там суды, адвокаты, законы. Доказать именно работорговлю очень сложно, а жители Крылатого Королевства, тем более если они военные, быть на этих судах свидетелями традиционно отказываются. Сами же девицы... Половина не захочет сознаваться в собственной глупости, другая половина попросту испугается, а самым несговорчивым можно будет заплатить. К деньгам они явно неравнодушны.
  - Ладно, - не стал спорить Алекс. О статистике расстрелов он тоже знал и кому-то полезной работы не боялся. - Пойду, сообщу, что мы сдаемся.
  - Иди.
  Тэдэру хотелось ругаться. Потому, что в отличие от флегматичного Алекса он умел думать. И додумался до того, что некто Серый Ферзь не мог не приложить свою руку к делу появления в необитаемом секторе такого количества кораблей. Исключительно во благо своему любимому ученику. Нечто вроде знаменитого пинка под зад. Тебе здесь не место, мальчик. Уйди по-хорошему, иначе я тебя уйду по-плохому. Ах тебе некуда? Ничего, я тебе подыщу подходящее место, там быстро из тебя дурь выбьют, раз ты на уговоры не поддаешься.
  Ох не зря лететь пришлось на яхте доведенной предыдущими владельцами до такого состояния, что и выбросить не жалко. Еще и дамочки как на подбор не шибко ценный товар. И маршрут несколько необычен. Патрули видите ли стали слишком часто встречаться на привычных маршрутах, покупатели боятся.
  - С-с-сволочь, - душевно прошипел Тэдэр. На душе полегчало. Безрадостные перспективы обрели некоторую логику.
  Возможно это не самый плохой способ оказаться в Крылатом Королевстве. Был способ и похуже. Похуже с точки зрения Тэдэра. Не любил он навязываться. Особенно людям, которые ему будут очень не рады. Особенно родственникам. А так, несколько лет тяжелой физической работы и можно проситься на постоянное место жительства. Ангелы верят в перевоспитание. Наверное потому, что видят людей насквозь и обмануть их в этом деле не получится. А Тэдэру обманывать не придется. На самом деле он даже не работорговец. Просто согласился оказать услугу учителю, чтоб ему пусто было. Обратное вряд ли кто-то сможет доказать, разве что пассивное соучастие вменять можно без нарушения их драгоценного закона о живущих.
  Корабли на экране поманеврировали, перестроились и выпустили из своих рядов нечто тонкое, длинное, похожее на кусок трубы. Переходник наверное, неведомой системы. У ангелов этих неведомых систем больше, чем у остального человечества вместе взятого. Списанные яхты им ни к чему. Поэтому они перегрузят идиоток возжелавших легкой и прибыльной работы на свои кораблики, затолкают экипаж яхты в количестве двух человек в какое-то не слишком приятное место и превратят яхту в симпатичный кубик для удобства транспортировки к ближайшему комплексу по переработке металлолома. Не самая плохая судьба для яхты. Большинство КУ-32 заканчивают свое существование в результате неудачного перехода и найти их в таком случае не представляется возможным. Большинство работорговцев разделяет их судьбу. Нервная работа. Не сильно прибыльная, если ты обычный перевозчик, а не куратор и не продавец. Тэдэр никогда не понимал, что заставляет людей ею заниматься. Возможно лень и нежелание учиться чему-то полезному.
  
  
  Основной текст.
  
   Правда, хорошо когда тебя ждут?
   (Последняя фантазия 7. Дети пришествия.)
  
  
   Все лгут.
   (Доктор Хаус)
  
  
  Сны и реальность
  
  Номер один
  
  Возможно все было совсем не так. Но сон повторялся раз за разом. Словно пытался не дать забыть, за что нужно быть благодарным старому работорговцу, очень умному человеку, по совместительству мерзкому старику порочащему высокое звание носителя разума.
  Человек, замотанный в серый кусок ткани, торопливо шел по неосвещенной улице. Да и зачем ее освещать? Ничего кроме складов на этой улице не было, а нормальные люди среди ночи мимо складов не прогуливаются. У человека была цель. Или проклятье. Он почувствовал боль, чужую, слабую, на грани жизни. И как всегда в таких случаях, не смог пройти мимо. Потому, что чужую боль он мог чувствовать только при одном условии. У того, кому больно, среди предков был Ахди, авантюрист, любитель красивых женщин, проклятый, живший пол тысячелетия назад. Один из предков человека в сером.
  Проблема была в том, что Ахди любил женщин вовсе не платонически и потомков наплодил по всему сектору людей. Потомки потомков имели дурную привычку появляться в самый неподходящий момент, в самом непотребном состоянии. Наверное сказывалась наследственность. Некоторых человеку в сером пришлось добить из человеколюбия. Некоторых он с чистой совестью сдал местным стражам закона. Очень немногих довез до больницы. И единицы удостоились близкого знакомства.
  На этот раз чужая боль привела его к мальчишке. Вид такой, что возраст определить затруднительно, но человек в сером знал, что мальчику едва исполнилось семнадцать лет, потому, что не раз видел его лицо. Узнаваемое даже в таком виде. Когда-то человек в сером очень на него был похож, потом внешность пришлось кардинально изменить.
  Мальчик знаменитость. Лучший сочинитель песен этого года. Тэдэр Бранко, пропавший два дня назад.
  Били сочинителя песен долго и вдумчиво. За что били понятно. Не зря же второго сочинителя из той же группы вернули предварительно избавив его голову от личности. Связался идиот с местной аристократочкой, а второй идиот решил сообщить об этом любящему родителю аристократочки. В результате, первый умирает в яме с водой, чудом не утопившись при попадании в нее. Второй превратился в овощ и весело выдувает пузыри из слюней. Есть правда шансы, что по прошествии некоторого времени он опять превратится в личность, совсем не ту, которой был до решения наябедничать на более талантливого коллегу, но это вряд ли, состарится быстрее. Мозг перепахали безжалостно, не пытаясь уменьшить вред от воздействия.
  Какая нелегкая надоумила Серого Ферзя лично заняться спасением полутрупа, не знал никто, в том числе и сам спасатель. Словно долг кому-то пытался отдать. Но ведь спас, вывез с планеты, подлечил и даже занялся вколачиванием в продуваемую всеми ветрами голову необходимых для выживания истин. Обучение проходило увлекательно, с попеременным успехом и закончилось в тот момент, когда Тэдэр вспомнил чей он сын и решил заняться спасением ненужной ему семьи отца и местью за давно мертвую маму. Мстить ему хотелось больше, чем спасать, но раз уж так совпало, почему бы не совместить приятное с не очень приятным? Отомстил, идиот, самому вспоминать не хочется. Влез в жизни ни в чем не повинных людей. Позволил одним натравить безликое общественное мнение на других. Глупость несусветная. Наверное, именно в тот момент Серый Ферзь понял, что ничего от Тэдэра не добьется и решил позволить ему учиться на собственных ошибках. Правда под присмотром людей, которые даже не подозревали о своей миссии, хотя присматривали просто отлично. Они уж точно не позволят ему свернуть шею в процессе.
  Не зря у Тедера давненько появились подозрения, что эта сволочь, его любимый и местами дорогой учитель, работает на Крылатое Королевство. Слишком уж часто его конкуренты попадались то фуриям с их нестандартным подходом к проблеме работорговли, то патрулям, больше похожим на часть армии, чем часть соединений стражей порядка, замашки у них были соответствующие. Крылатому Королевству на самом деле плевать на остальное человечество, что они и не скрывают в отличие от центральных миров. Зато за своих граждан, в отличие от тех же цивилизованных центров человеческой культуры, они кого угодно в фарш превратят. Последствия их волнуют мало. Если кто-то настолько глуп, чтобы не внять предупреждениям, мозгов на то, чтобы навредить у него точно не хватит. А если и хватит, любой вред компенсировать гораздо легче, чем потерю людей и последующие за этим сомнения в компетентности защитников и правовиков.
  Воевать с ангелами рискнет только сумасшедший, пытались уже. Дважды фурии за пару часов разбивали в пух и прах армию противника не успевшую пересечь границу Крылатого Королевства. На убытки, как свои, так и чужие им было плевать, репутация в глазах собственных граждан важнее. Несколько раз на планеты готовящиеся к священной войне с прибежищем мутантов высаживался десант. Нахально высаживался, прямо на дома политиков и военных в высоких чинах. После этого все, кто лишившись любимого чада расстрелянного за то, что "случайно" убил какое-то ничтожество из Королевства, пытались призвать граждан к священной войне, загадочным образом исчезали. Как этот с шумом приземлившийся десант умудряется бесшумно исчезнуть, понять до сих пор никто не смог. На разнообразные эмбарго и репутацию кровожадных чудовищ, правители Крылатого Королевства плюют с вершины священной горы. У них получается неплохо торговать с не людьми, а контрабанда вообще не считается преступлением. В общем, не самое плохое место.
  
  
  Тэдэр лежал глядя в зеленый потолок и медленно отходил от сна. Сон мог и не быть правдой, не в деталях. В деталях он врал. Он точно повторял то, что рассказывал когда-то учитель. Тэдэр знал больше, потому, что имел глупость послать о себе запрос в архив корабельного хирурга.
  То, что Серый Ферзь нашел в яме человеком было назвать сложно. Кусок мяса, по которому долго, со всей дури, колотили молотком. Да и нашел он его не спустя два дня, а в первую ночь после исчезновения. Два дня хирургу понадобилось чтобы вернуть Тэдэра в мир живых. Но важно не это. По голове его не били. Наверное надеялись, что благодаря этому он все осознает и сам себя проклянет за покушение на чью-то там честь. И провалы в памяти возникли не из-за боли. Тэдэр специально уточнял.
  На момент тестирования общего состояния организма превращенного в отбивную, он был накачан наркотиками по самую маковку. Это притом, что наркотики его никогда не привлекали и в день своего исчезновения исключений он не делал. О том, что аристократки неприкосновенны Тэдэр прекрасно знал, общался только со знакомыми девушками, чтобы по ошибке не познакомиться с одной из них. Пил, вопреки своей привычке, он мало, опять же во избежание неприятностей. Объяснение напрашивалось само. Анжел не просто ябеда. Он приложил максимум усилий, чтобы было что рассказать папаше девушки. Друг. Единственный и неповторимый.
  Зря он не верил Снежной Королеве, считал, что она пытается рассорить его с Анжелом. Переругался со всеми, с кем только мог. Был уверен, что лучше всех разбирается в людях. Дураком был, каких мало. Попался на примитивную лесть, грубую и однообразную. Гений, король сцены, мечта всех девушек. Стыдно и тошно.
  Цвет потолка вгонял в тоску. Тэдэр подозревал, что именно для этого его и выкрасили в такой оттенок зеленого, чтобы ни у кого не возникало желания полежать глядя в потолок и помечтать. Но смотреть не переставал. Каждое утро. Непонятно для чего портя и без того паршивое настроение.
  С некоторых пор распорядок дня стал странным и выверенным до минуты.
  Два часа полежать с закрытыми глазами размышляя обо всем на свете, находя в себе такие глубины, о которых даже не подозревал. Два часа в день. В течение двух лет. За это время он узнал о себе больше, чем за всю прошедшую жизнь. Раньше у него двух часов на анализ своих поступков не было. Было множество вещей, которые казались ему намного интереснее копания в себе, философских размышлений о мире и попыток решить не решаемые задачи.
  После этого пять часов на сон. Ни больше ни меньше. Так устроен организм. И незачем пытаться перестроить его по-другому. Это он тоже понял за последние два года. Потому, что не было никого рядом, кто бы был уверен в том, что знает сколько времени человек должен спать. Никаких психологов, пытающихся повлиять на восприятие ребенком мира. Никаких докторов наук, уверенных, что смогут обогатить науку и прославить себя покопавшись в голове какого-то популярного музыкантишки. Как же их разочаровывал тот факт, что парень пишущий довольно странные стихи не сидит на наркоте. Им казалось это не правильным. Словно Тэдэр какой-то основополагающий закон мироздания своим существованием нарушал. Несколько их утешало пристрастие к выпивке, но не сильно.
  Здесь даже студенты от медицины отсутствовали. Нечего им тут было делать.
  Потом Тэдэр просыпался и смотрел на зеленый потолок. Тоскливый зеленый потолок. Ждал, пока начнут просыпаться другие обитатели общежития для выловленных на территории Крылатого Королевства преступников. Слушал непонятные звуки на грани восприятия и пытался расслабиться после очередного кошмара. Нормальные сны ему снились редко.
  Ангелы как всегда оказались оригиналами. У них отсутствовало такое явление как тюрьмы. Были учебные центры, были центры рабочие, были бараки для приговоренных к смертной казни. В бараках долго не жили, так что вид у них был не очень. А учебные и рабочие центры чем-то напоминали студенческие городки. Всей разницы, что невозможно их покинуть по первому своему желанию.
  Центр Нила Шаи находился на распутье. Живущие в нем имели возможность учиться, не освобождаясь от рабочих обязанностей. Тэдэр тоже учился. Сначала совершенствовал свои пилотские качества, просто ради интереса. Хотелось знать, каких высот он может достичь. Потом увлекся программированием и понял, что это не его, мозги как-то иначе устроены. Полгода назад случайно забрел на лекцию по экономике и с тех пор ходил на эти лекции регулярно, перемежая их психологией, историей, развитием личности, напоминавшим Тэдэру обучение на шпиона, и обязательной пересдачей на лицензию пилота.
  Тэдэру не говорили на сколько он завис в центре, но также не предупредили о том, что это на всю оставшуюся жизнь, так что рано или поздно его отпустят. Учили в центре хорошо, гораздо лучше, чем в том университете из которого он сбежал в свои шестнадцать. Умели заинтересовать. Тэдэр согласился бы жить в центре не один десяток лет. Если бы не необходимость работать.
  Свою работу он ненавидел. Ненавидел тихо и всей душой. Отупляющее занятие, с которым прекрасно бы справился примитивный робот. Специально придуманное для того, чтобы сбить спесь с самых неуступчивых.
  Сегодня придется идти работать.
  Сегодня один из тех дней, когда Тэдэру не удается забыть, что на самом деле проживание в центре всего лишь наказание. Потому, что ничего большего он не достоин. Лицом не вышел. Или просто судьба такая.
  Не то, чтобы он в судьбу верил, просто хотелось на кого-то переложить ответственность за собственную глупость.
  Двести тысяч проклятий.
  За дверью чем-то загрохотали, давая понять, что в общежитии появились проснувшиеся люди решившие покинуть свою комнату, так что тянуть дальше смысла не было. Работа никуда не денется. Придется ее выполнять. Превратиться в тупую машину неспособную мыслить, постараться отключиться от внешнего мира и терпеть. Старательно думая о чем-то постороннем. Иногда это помогает.
  Два миллиона проклятий.
  Сосед по комнате, как всегда, безмятежно спал. Неудачливый воришка, настолько невезучий, что это было даже не смешно. И глупый. Он живет здесь почти год, и тратит свое время на всякие глупости. Он искренне верит, что делает кому-то хуже отказываясь учиться чему-то полезному. Хотелось бы знать, на что он надеется? На обучение в цивильном учебном заведении денег у него нет. С воровством явно не сложилось, раз поймали стазу же. Родственники дружно послали его далеко и надолго. Может ему нравится тяжелый физический труд? Тэдэр таким трудом был сыт по горло и намеревался посвятить свою жизнь чему-то поинтереснее.
  Привычно растолкать Дина, выслушав его ворчание о придурках, посетить душ, столовую. Потрепаться на отвлеченные темы с соседями. И, с унылым видом, отправиться на место работы.
  Два миллиарда проклятий.
  Песок. Желтый, меленький. Целая пустыня песка.
  Черные булыжники торчащие тут и там, как чьи-то гнилые зубы.
  Серые застывшие волны, иногда достигающие шестиметровой высоты. Обманчиво красивые. Непрочные. От них лучше держаться подальше, обвалиться могут в любой момент.
  Намеки на зелень в расщелинах. Некрасивая такая зелень, присыпанная желтым песком. Но стойкая и живучая. Корневой системе этой зелени позавидует любой создатель лабиринтов. Ей приходится очень постараться, чтобы добраться до водных жил скрывающихся под песком.
  А в песке прозрачные шарики, похожие на застывшие слезы. Природный камай, будь он проклят. Ценность, без которой прекрасно можно было бы обойтись, если бы не необходимость обеспечить работой несколько тысяч человек. Берешь лопату, сито и пересеваешь песок в поисках камая. Целый день пересеваешь, стараясь ни на что не отвлекаться, чтобы завтра не пришлось тратить еще один день на эту никому не нужную работу. Камая нужно собрать определенное количество, это ведь наказание, поблажек никому не делают.
  Камай было гораздо проще выращивать в лаборатории. Разницы никакой. Да и пользы от этого псевдокристалла маловато. Разве что использовать в качестве дешевого украшения. Обвеситься шариками с ног до головы и сверкать всеми цветами радуги, чтобы недруги ослепли. Тепловые пистолеты, для создания которых камай использовали, себя не оправдали и давно ушли из обихода. Генераторы с накопителями из камая слишком часто ломались. Странные личности использовавшие его для создания скульптур похоже вымерли окончательно. Следовательно работа в пустыне была ни чем иным кроме издевательства. Метод перевоспитания. Чтобы не возникло желания повторно здесь побывать. Тэдэр подозревал, что весь собранный камай по выходным зарывают обратно в песок, чтобы он, не дай бог, не закончился.
  Лопата, сито, респиратор на лицо.
  Тэдэр печально вздохнул и решил приниматься за работу. Серьезно решил. Во избежание еще одного рабочего дня. Но его отвлекли. Дин и какая-то девица не придумавшая ничего интереснее попытки обозреть окрестности с верхушки четырехметровой волны.
  - Сейчас рухнет, - философски заметил Дин.
  - Точно, - подтвердил Тэдэр и зачем-то рванул к волне.
  Он знал, что кричать бесполезно. Никто его не услышит, потому что возле волн есть нечто из семейства воздушных ям надежно отсылающее звуковые волны в обход волн серых. Лезть за девицей самоубийство. С момента, как девица там оказалось, пройдет не больше пяти минут и волна рухнет похоронив ее под собой. Вес Тэдэра никак на этот процесс не повлияет, ни в какую сторону. Да и что он может сделать?
  - Кретинка! - рявкнул в лицо и толкнул в сторону пологого склона. Хоть не засыплет. Так что в живых останется, если шею не сломает.
  Под ногами что-то вздрогнуло, шевельнулось, Тэдэр рванул вслед за съезжающей по склону на попе девицей, но так и не понял, успел или нет. Мир мог потемнеть как из-за того, что его засыпало, так и потому, что он обо что-то врезался головой. Экстренная тормозная система, такая. Хорошо, что респиратор не снял. Если его засыпало, но успеют быстро откопать, задохнуться не должен. Кажется на этот раз ему не повезло. Спасатель.
  Двести миллиардов проклятий.
  Интересно, он действительно засыпает, или попросту теряет сознание? Необычное ощущение.
  
  
  Всхлип.
  - Саша, прекрати реветь. Живой он. И даже почти здоровый. Подумаешь, руку сломал, за два часа срастим. Легкие мы уже очистили. Антидот вроде подобрали правильный, аллергической реакции нет. А мозгов в его голове всегда не хватало, иначе он бы здесь не оказался, - недовольный мужской голос, то приближается, то отдаляется. То ли ходит туда-сюда, то ли слух врет.
  - Я не знала, - несчастный женский и еще один всхлип. Такой прочувствованный и виноватый, что захотелось открыть глаза и заявить, что все в полнейшем порядке, лучше просто быть не может.
  - У тебя тоже в голове недостача. Спрашивать надо о местности, которую собираешься посетить. Ему хотя бы хватило ума респиратор натянуть, иначе бы не откачали, - еще один женский голос, очень недовольный и чем-то знакомый. Похоже кто-то из учителей, возможно психолог. Жгучая брюнетка, любящая стучать указательным пальцем по лбу. Иногда по своему, иногда по лбу непонятливого ученика. Или они здесь все студенты? Никогда не интересовался.
  - Карин, прекрати. Она все прекрасно понимает, - опять мужской, совсем близко и что-то холодное прижавшееся к плечу. - Жизненные функции в норме, мозговая деятельность тоже, вот-вот очнется, а вы тут воспитываете друг друга. Неужели не смогли другого места найти? Запритесь в каком-то чулане и хоть передеритесь.
  - У меня урок. Так что разбирайтесь дальше сами, - возмущенно сказал один из женских голосов.
  Шаги на каблуках. Точно психолог. Тоненькие каблуки, до половины металлические, которые звонко цокают по коридорам. Красиво, почти музыка и бедра покачиваются в такт, привлекая в группу даже тех, кому психология совсем не интересна. Она ведь даже не ангел. Жительница Сайгона пишущая диссертацию о психологии преступников. Совмещает полезное с полезным. В свои семнадцать Тэдэр бы в нее непременно влюбился. А сейчас почему-то не получается. Может он стал слишком серьезно относиться к жизни? Серьезные мужчины не влюбляются в женщин, главная цель которых дразнить, ускользать, давать надежду, а потом разбивать ее на осколки. Кто-то когда-то это говорил, только Тэдэр ему не поверил. Собственно и сейчас не верит, но должно же быть какое-то объяснение. Впрочем, какая разница? Изменился и изменился. Все люди меняются так или иначе.
  Тэдэр глубоко вдохнул и открыл глаза.
  Еще одна брюнетка. Тоненькая и миниатюрная, как статуэтка. Заплаканная. Сидит возле стола вполоборота, подперев ладошкой подбородок.
  Мужчина ей в противовес высокий и ощутимо сильный, такой бы прекрасно смотрелся в армии среди десантников. А комбез медика выглядит на нем немного странно.
  - Очнулся, - заметил очевидное мужчина, добродушно улыбнувшись.
  - Очнулся, - подтвердил Тэдэр. Свой голос он узнал с трудом. Точнее, догадался, что голос все же его. Хриплый, какой-то словно проржавевший. И горло болит.
  - Я бы на твоем месте помолчал. Дня три-четыре. Надышался всякой гадости, чуть легкие не сжег, - посоветовал мужчина. - Раздражение скоро пройдет, но связки лучше не напрягать.
  - Ага, - не стал спорить Тэдэр. Надо так надо.
  Девушка встали и подошла ближе. Она оказалась смуглой и голубоглазой, с обаятельной улыбкой и Тэдэр печально констатировал, что знает откуда она такая взялась. С Тишодэ. Там помимо блондинов и блондинок всех оттенков изредка встречаются такие черноволосые с невероятно яркими глазами. Та еще редкость. Так что она заведомо сильнее него, ловчее и умнее. Преимущество в росте на этом фоне терялось. Хорошо хоть не ангел.
  - Ты полежи до вечера, а потом Саша тебя отвезет к Малику Тоэдо, - сказал медик, указав на девушку. Саша, значит. - Он желает с тобой поговорить.
  - Зачем? - печально прохрипел Тэдэр.
  Общаться со злым на весь мир руководителем центра Нила Шаи Тэдэру совсем не хотелось. Хватило и одного раза чтобы на всю оставшуюся жизнь почувствовать себя полным ничтожеством. Малик Тоэдо был ангелом. Ангелом, которому настолько не нравилась его работа, что он решил нести это бремя до конца, дабы никому другому не портить жизнь. Своих подопечных он тихо призирал. Не из-за совершенных ими преступлений, а за то, что столь бездарно попались. Он не любил непрофессионализм в любом деле. Считал, что преступников нужно убивать на месте, настоящих преступников. А их жалким подобиям, которые рано или поздно оказывались в центрах, нужно было сидеть дома и не рыпаться. Тэдэр не мог не признать, что он прав. От этого становилось только хуже. А то, что оказался здесь не без помощи учителя, которому слишком сильно доверял, на самом деле жалкое оправдание.
  - Надо, - весомо объяснил цель визита мужчина.
  - Ладно, - решил не спорить по пустякам Тэдэр. Никуда же не денешься.
  Мужчина громко хмыкнул и ушел, хлопнув на прощанье дверью. Пациент ему явно не понравился. Впрочем, в последнее время Тэдэр даже себе не нравится. Последние лет пять. Возможно не нравился и раньше, просто не замечал этого, потому что почти всегда был пьян. Зато стихи писал великолепные. Сейчас стихи не получаются. Совсем. Даже алкоголь не помогает. Муза наверное сбежала. Обиделась на то, что он долго о ней не вспоминал, а когда вспомнил, было уже поздно, она нашла кого-то достойнее.
  - Спасибо, - тихонько произнесла оставшаяся в комнате девушка, погладив макушку. Приятно, черт побери. - Ты мне жизнь спас.
  - Сам не знаю как получилось, - честно признался Тэдэр. Просто побежал ни о чем не думая. Странно и неожиданно.
  - Ты похож на моего брата. У него тоже все получается непонятно как.
  Интересно, это комплимент или упрек?
  Пока Тэдэр размышлял над этим вопросом, Саша успела уйти. Просто исчезла, словно приснилась. Стало скучно. Взгляд остановить не на чем. Даже потолок белый. Радостный какой-то. Совсем не в настроение.
  Тэдэр решил обидеться и уснуть. Глупое желание, но он почему-то почувствовал себя всеми брошенным ребенком.
  Сон решил обидеться на него и не приходить.
  Потолок весело сиял точечными лампами, словно насмехался.
  Сволочь.
  Тэдэр всхлипнул и неожиданно для себя разревелся. Вот позорище. Не дай Бог кто-то войдет. Пришлось вцепиться зубами в одеяло и глубоко дышать. Вдох, выдох, вдох, выдох. А может он с ума сходит? Наконец то. Давно пора при такой жизни.
  Впечатления, впечатления. Яркие и бесполезные. Пустая жизнь, давно никому не нужная. Пустая месть во имя мертвой мамы, которую она бы не одобрила. Она хотела наказать одного единственного человека, получив за это обещанную награду, но он решил, что этого будет мало. А легче не стало.
  Информация - страшное оружие в руках безумца.
  Вечер никак не приходил. В голову лезли странные мысли. В основном о самоубийстве. Зря они конечно, заканчивать свою жизнь таким бездарным образом Тэдэр не собирался. А мысли что? Мысли приходят и уходят. Главное спокойно их выпроводить не предпринимая никаких действий.
  Мысли уходить не хотели. Они соблазняли очень оригинальными способами расставания с жизнью. Когда мысли вспомнили об угоне корабля принадлежащего ангелам, Тэдэр чуть не согласился. Красиво и приятно. Он давно хотел покататься на одном из кораблей-драконов не в качестве груза. А там будь что будет. Кому в сущности его жизнь интересна? Никому. Даже он сам не знает, что с ней делать.
  К сожалению именно в этот момент пришел вечер, а вместе с ним и Саша. Мысли встретились с ее решительным взглядом и трусливо разбежались, оставив почти соблазненного Тэдэра наедине с девушкой.
  - Одевайся, - велела Саша, не соизволив отвернуться ради приличия. Не девушка, а главнокомандующий армии. Ей хотелось повиноваться. Вытянуться в струнку и ждать распоряжений. Бежать куда прикажет, делать что велит, тогда бесполезная жизнь станет кому-то нужна.
  Безумец промелькнул в отражающей поверхности какого-то непонятного оборудования и ободряюще улыбнулся. Тэдэр уставился на свое нечеткое отражение, но безумец уже исчез, просто растрепанный парень.
  А еще где-то на грани слуха появился странный звук. Словно волны перебирают мелкие камешки и осколки раковин. Где-то далеко-далеко. Почти воспоминание. Слушать шелест этих волн совсем не хотелось. Он куда-то звал обещая покой.
  Тэдэр вскочил и стал торопливо натягивать одежду. Словно от этого зависела его дальнейшая жизнь. Нужно было торопиться. Зачем? Для чего? Не важно. Просто торопиться, иначе не успеешь.
  Хотя, вероятно, уже не успел и торопиться поздно.
  Чем дальше, тем сильнее он чувствовал нереальность происходящего. Хотелось тихонько хихикать, рыдать, корчить рожи и обматерить всех встреченных по дороге людей. Наверное это истерика. Или побочный эффект какого-то лекарства. Такое с ним было только однажды. В тот день он в первый и последний раз попробовал наркотики, какие-то капсулы, которые должны были добавить энергии и сделать мир лучше. Сделали. Мир превратился в отражение чьего-то кошмара, со всех сторон жестоко и насмешливо смотрели какие-то невидимки, а привычные, надоедливые вещи вцепились прямо в душу и пытались разорвать ее на кусочки. Вещи знали, что получив кусочек души, они получат подобие жизни. Состояние было такое, что понравиться могло только полному идиоту. Хотелось закопаться поглубже и никогда больше не видеть этой вселенной. Потом еще три дня болела голова и время от времени накатывало состояние похожее на полет в невесомости, а из-за всех углов пялились какие-то тени, заставляя Тэдэра чувствовать себя маленьким и жалким. Так что в дальнейшем он отдавал предпочтение всем разновидностям алкоголя. Он безопасней.
  И вот опять. Странная легкость и чей-то шепот за спиной. При этом Тэдэр отлично понимал, что никого там нет и быть не может. Он шел и шел, заставляя себя смотреть только вперед. Потом вошел в знакомый серый кабинет и с любопытством уставился на его хозяина. Отвлекает от шепота.
  Малик Тоэдо казался смешным. Смешной худой нос с горбинкой. Смешные волосы торчат рожками. Смешная перекошенная физиономия.
  - Саша, дорогая, выйди пожалуйста, - попросил некрасивый мужчина красивую женщину.
  Слово "контраст" бабочкой выпорхнуло откуда-то из воспоминаний и закружилось под потолком.
  - Как ты можешь. Он мне жизнь спас. Он славный мальчик.
  - Саша, не заставляй меня повышать голос. Твой славный мальчик работорговец.
  Какое смешное слово "работорговец". Рычащее и угрожающее. Слова превращались в химер и пытались проиллюстрировать сами себя. Это было очень странно, но интересно.
  Тэдэр не сдержался и хихикнул. Совсем тихонько чтобы не отвлекать ссорящуюся парочку.
  - Все делают ошибки, - упрямо сказала девушка.
  - Саша, не мешай мне заниматься моей работой, - устало попросил мужчина. - Я в любом случае не могу его отпустить.
  - Разве я требую чтобы ты его отпустил? - удивилась девушка. - Просто отнесись к нему по-человечески.
  Малик с сомнением осмотрел сидевшего с невинной физиономией работорговца и громко выдохнул.
  - К нему и так относятся лучше чем он того заслуживает. Поверь мне.
  - Ты ничего о нем не знаешь, - вскинулась девушка.
  - А ты знаешь? Выйди. В конце концов, я не собираюсь его убивать.
  В ответ девушка громко выругалась и вышла, предупредив Малика что он об этом еще пожалеет. Очень скоро. Очень сильно.
  - Никогда не женись на девушке с Тишодэ, - сказал Малик, криво улыбнувшись. - Лучше сразу застрелиться. Совершенно невыносимые женщины. Но с ними никогда не бывает скучно.
  Тэдэр согласно покивал, чтобы не расстраивать человека. Настроение зависло в точке над которой было красиво написано "вот оно, равновесие". Душа просила высказаться. Остатки разума умоляли душу заткнуться. Третья часть Тэдэра, для которой названия не было, но которая в данный момент была ближе всего к Тэдэру настоящему, сидела в сторонке, безумно хотела красиво закурить, как герои маминых любимых старинных фильмов, и отстраненно наблюдала за развитием спора возникшего между душой и разумом. Эта третья часть была мудра и ленива, поэтому в чужие конфликты никогда не вмешивалась.
  Ангел что-то увлеченно рассказывал, но Тэдэр его не слышал, душа и разум слишком громко спорили. Да и неинтересны ему были чьи либо рассказы. Он готовился. К волне. Которая обязательно его вынесет к пониманию. Тихая безжалостная волна, не знающая насколько для Тэдэра понимание болезненно. И бессмысленно. Понимание ему не поможет, потому что он не умеет делать правильные выводы. Полтора года посвященных мести наглядно это продемонстрировали.
  Близко-близко.
  Одно короткое мгновение.
  И тихий шорох мелкими камешками.
  А потом Тэдэр закричал сползая на пол.
  Накрыло. Пропал звук, а мир потек и начал меняться.
  Все оказалось намного хуже.
  Хуже прихода от неизвестного наркотика. Хуже тех истинных лиц мнимых друзей, от которых он на следующее утро сбежал бросив университет. Хуже злых призраков и стены помнящей человека, которого возле нее убили. Хуже бессмысленной пустоты замеченной в зеркале вместо привычного отражения.
  И видениям вызванным съеденными случайно ягодами с этим не сравниться. Те видения погнали его мстить. Наметили цель в жизни. Словно тоннель построили и пообещали что на выходе ждет светлое будущее. Не давали спать и почти отучили от алкоголя. И сотворили с ним нечто такое, что он разучился сочинять стихи.
  Тогда менялся он сам.
  А теперь изменился мир. Как удар отбросивший за грань. За которой живут злобные демоны, поедающие человеческие души.
  Все плохо.
  Так наверное умирают. Теперь Тэдэр был в этом уверен, хотя и не помнил как умирал сам.
  - Мартин!
  Вопль выдернул из воды, позволяя сделать вдох. Мир качнулся, рассыпался цветным фейерверком, а потом опять стал миром, только каким-то более понятным.
  Тэдэр посмотрел на Малика и изумленно застыл. В этот момент он знал о руководителе центра больше, чем когда-либо знал о себе самом. Просто видел.
  Красиво. Фигура окутанная разноцветным сиянием. Стальной - убеждает и удерживает, очень мешая жить хозяину, переплетаясь сразу с двумя оттенками зеленого - жизнь и честь. Золото похожее на закат, целое море золота, разных оттенков, начиная с доброго юмора и заканчивая злой иронией. Синяя нить воли закручивается вокруг фигуры тугой пружиной, не какая-то вялая волосинка, такую даже приложив усилия разорвать нелегко, да и бессмысленно, даже разорванная она никуда не денется. И еще целый миллиард цветов, мельтешат, меняются. Рой. Чужие чувства и мысли, готовые помочь чем только могут. Разве он человек? Совсем не человек. И тень живущая своей жизнью у него за спиной вовсе ни причем. Она просто одна из составляющих этого нечеловека, никак на него не влияющая. Защитник.
  - Дьявол и его приспешники, - с восторженным испугом произнесли за спиной. - Ты что с ним сделал?
  - Я?! - заорал Малик.
  Тэдэр качнулся на волне, пытаясь рассмотреть того, кто за спиной. Оттуда веяло теплом и спокойствием. Уютом и почему-то музыкой.
  - А кто же еще?
  - Я ничего с ним не делал, - возмущенно произнес Малик. - Даже не угрожал. У меня жена и без того злится. Ей этот ненормальный чем-то понравился. Собственно он ее спас, так что понятно чем.
  Тепло резко приблизилось и Тэдэр увидел Бога. Того Бога, которому молилась мама, доброго и всепрощающего. Всезнающего и всевидящего.
  Нужно было повеситься пока было не поздно.
  - Чтоб мне провалиться... - сказал Бог.
  - Что? - спросил Малик.
  - Ты что ослеп?!
  Ладони из ослепительной чистоты света обняли лицо не давая утонуть.
  - У мальчишки припадок, - раздраженно сказал руководитель центра.
  - Сам ты припадок, - не согласился Бог. - Мальчишка видящий. Какой идиот дал ему пулю?
  - Никто ему ничего не давал, - Малик нечеловечески грациозно скользнул ближе и заглянул Тэдэру в лицо. - На него волна упала в процессе спасения моей дражайшей половины. Думаю он этой дряни столько вдохнул, что теперь его будет водить часами. Мозги напрочь вышибло. Хотелось бы знать, куда его в конце концов занесет? Может оружие приготовить? Мало ли что он увидит.
  - Мал, не хочу тебя огорчать, но он все прекрасно слышит.
  - Рухнувший в себя видящий?
  - Он не рухнувший в себя, его наверх вынесло, - голос божества стал уверенный и мягкий, словно пытался успокоить.
  - Издеваешься?! - не поверил Малик. - Да этому учиться надо годы.
  - Какое учиться? Он же музыкант. Творческая личность. Он умеет настраиваться. И он, кстати, тебя видит, и меня.
  - Плевать. Что нам с ним делать?
  - Не давать ему смотреть на менее цельные личности. Он и так уже успел насмотреться.
  - Там смерть, - радостно произнес Тэдэр указав вверх. Нужно было сказать. Необходимо. Потому, что смерть пряталась, маскировалась подо что-то другое. Тэдэр откуда-то это знал. - Уже близко. Крадется.
  Ладони Бога от неожиданности разжались и Тэдэр нырнул с головой, едва успев набрать воздуха. Сквозь воду было видно плохо, но излучающее жадность и бессмысленную злость пятно никуда не делось. Оно приближалось. Медленно. Принюхиваясь. Нет, не боялось, скорее опасалось.
  - Какая смерть? - спросил Малик.
  Разноцветное сияние всколыхнулось, смешная зелено-стальная косичка хлестнула по фигуре заставив пружину басовито зазвенеть и ловкие руки выдернули Тэдэра на поверхность.
  - Глупая и жадная, - сказал Тэдэр. Нужно было говорить, пока поздно не стало. Он однажды уже опоздал. Больше нельзя. - Вы что-то прячете. Они что-то хотят и идут убивать. Вы их раздражаете. Они не люди. Не знаю кто. Очень много лилового, перетекает, меняется, спорит само с собой. Словно они не могут решить живы они еще или мертвы. У людей так не бывает.
  Да, не бывает. Тэдэр это просто знал и доказательств ему не требовалось. Удивительное ощущение. Словно смотришь в зеркало и видишь там совершенно постороннего человека.
  - Бывает, - уверенно сказал Мартин. - Если люди ежедневно вышибают себе мозги пулей. Психика идет вразнос, у них восприятие самых обыкновенных вещей совсем не такое, как у большей части людей. И агрессия зашкаливает за все нормы. Хотя они почти не способны ничего чувствовать. Своеобразное счастье. Ни боли, ни разочарований, ни стремлений, ни надежды. Просто очень много спокойствия, знание, что тебе необходимо для этого спокойствия и желание любыми путями это получить. Сложно объяснить как оно все сочетается.
  - Проклятье, - рявкнул Малик. Разноцветное сияние плеснулось как вода в сосуде, некоторые капли оторвались от его фигуры и бесследно растворились в пространстве, словно куда-то перенеслись. - Хватит лекции читать, нашел кому. Нужно эти проклятые волны сжечь к чертовой матери. Плазмой. Полностью. Если понадобится, раскопать до основания и выжечь эту заразу. Плевать мне, что оно живое. Столько проблем создает. Только наркоманов нам здесь и не хватало. Скучно без них.
  - Вооруженных наркоманов, - сказал Мартин. - Знающих, что все запасы пули были вывезены из этой планеты. Думаешь, ты сможешь их убедить, что кто-то такую ценную для них вещь уничтожил наплевав на возможную прибыль? Сомневаюсь. И сжечь волны тебе никто не позволит. Они развиваются, меняют планету, лет через двести людям придется отсюда убраться, чтобы не мешать им. Кояд вообще считает, что у них есть шансы стать разумными, правда не скоро.
  - Сколько у нас кораблей? - отмахнулся от объяснений Малик.
  - Достаточно. Иди, командуй, я с ним посижу.
  - Возьми парализатор, - подозрительность промелькнула по пружине воли легкой тенью. Словно крупная рыба близко у поверхности воды.
  - Зачем? Он меня видит, - легко отмахнулся Мартин. - А парализатор все равно не подействует, не в таком он состоянии. Иди, не станет он меня убивать.
  - Он убивал, - упрямо произнес Малик.
  - Я знаю. Думаю, у него были веские причины.
  - Навеянные падением в себя.
  - Какая разница? - искренне удивился Мартин.
  - Если что, я тебя из гроба достану и придушу, - мрачно пообещал Малик.
  - Иди.
  Выпроваживает, словно старшего брата, поклявшегося родителям всячески оберегать бестолкового младшего братишку. Смешно почему-то.
  Тень за спиной Малика увеличилась, окутала фигуру поверх сияния, приготовилась защищать хрупкую человеческую жизнь. Воин готовый к битве. Становиться у такого на пути очень неразумно. Проще застрелиться самостоятельно.
  Тэдэр проводил уходящего ангела взглядом, качнулся на волне, стараясь поудобнее устроиться, лениво осмотрел комнату.
  Бог с неподходящим ему именем Мартин положил ладони на голову своего подопечного, коснулся лба теплыми пальцами. Закрыл на мгновенье глаза, прислушиваясь к чему-то, пальцы пошевелились, словно пытались поймать увертливую рыбку, замерли и резко что-то рванули. Боль пронеслась по всему телу и схлынула, вместе с волной.
  Тэдэр удивленно осмотрелся. Совсем тихо и солнце заглядывает в окно. А комната подрагивает и никак не может стать четкой. Или это зрение все еще чудит?
  - Вот так-то лучше, - сказал Мартин. - Нельзя долго находиться в подвешенном состоянии. Можно себя потерять.
  Тэдэр проморгался и увидел перед собой парня. Резкое лицо, улыбчивые глаза, темные и большие. Уныло обвисшие из-под волос островерхие уши.
  Тихонько подошло изумление и спросило: кто это? Наверное спросило вслух, потому что Мартин ответил.

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"