Гуркало Татьяна Николаевна: другие произведения.

Вороньи крылья часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Если начальство что-то предсказало - оно сбудется. Если вас заставили сомневаться в любимом человеке, может именно это им было нужно. А если вы из-за собственной глупости лишились дара, попробуйте его вернуть, вам ведь давали подсказку. (обновлено 17.12.2014)


  
   Вороньи крылья (ДМИПНЛ 2)
  
  
   Часть вторая
  
   Попробуйте переписать судьбу.
  
  
   ***
  
   Капитану корабля снился сон. О храме на скале. В том храме шла церемония. Приносил клятву богине новый служитель. Звучал орган. Вибрировал в такт пол. Все было так знакомо. Но что-то в этом сне было не так.
   Капитан не сразу понял что. Но когда подумал, сообразил, что смотрит на церемонию со стороны, хотя раньше был ее участником.
   -- Правильно, -- прошелестел в левое ухо женский голос. -- Ты давно не он. Не восторженный мальчик поспешивший вручить свою честь и служение в первые попавшиеся руки. Недостойные этого руки.
   -- Я правильно догадался? -- спросил капитан. -- Если тот, кому принесли клятву служения умрет, служитель становится свободен.
   -- Кто знает? -- сказала невидимая женщина. -- Но моя сестра больше не будет привязана к недостойным людям. Может тебя это утешит...
   -- Утешит! -- решительно кивнул капитан. -- Ей ведь больно.
   -- Ей часто больно, таков груз, который моя сестра взвалила на свои хрупкие плечи. Но в других случаях под руку с болью идут гордость и радость. А в этом...
   -- Все плохо, -- вздохнул капитан. -- Пусть будет так. Я хотя бы ее освобожу от принесенной по глупости клятвы.
   -- Повзрослел, -- выдохнула женщина.
   -- Повзрослел, -- подтвердил капитан. В том, что поумнел, он был не уверен. Но хотя бы так.
   Белая чайка сорвалась с балки под потолком и вылетела в окно. Прямо сквозь витраж, не повредив его. И капитан проснулся.
  
   ***
  
   Девушка, скучавшая в каюте, решила перебрать вещи, хранившиеся в бездонной сумке. Зачем оно ей надо, она сама не знала. Просто потянуло.
   Теперь перед ней высилась кучка разнообразного хлама. Откуда взялись некоторые вещи, она даже не представляла. Точнее, представляла -- засунула и забыла. Зачем эти вещи ей понадобились, другой вопрос.
   Вот подкова нужна, потому что ее братец любимого мужчины подарил и на землях демонов придется эту красоту подвешивать к поясу.
   Ножи непонятно откуда взялись, но ведь могут пригодиться. Вдруг в темном переулке нападет маньяк. Тогда будет шанс зарезаться и огорчить его.
   Книга вообще отдельная история. Давно, зараза, не нужна. Но ведь не избавишься. А все Дэнэен, потянуло его в тот бывший город.
   Девушка вздохнула и продолжила вынимать вещи.
   Красивые перья с хвоста какой-то птицы.
   Меховые варежки с вышивкой. Уютные и теплые.
   Отрез темно-зеленой ткани купленный на базаре. Найти бы толковую швею и пошить платье. Или самой вспомнить увлечение детства? Помнится, для кукол платья получались. Хотя нет, глупость.
   Кошелек. И зачем потащила земные деньги в этот мир? Не блондинка вроде.
   Рубин. Еще один.
   Конверт...
   -- Забыла! -- хлопнула себя по лбу девушка и поспешила письмо вскрыть.
   Лучше бы она этого не делала.
   Потому что кто-то знал гораздо больше чем она. Обо всем знал. И о традициях демонов. И о том, за что их уважают сородичи. И о свободных хранящих, которые всем нужные еще больше, чем несвободные.
   -- Значит, выбирая женщину, подумай, что она принесет в семью, -- сказала девушка.
   А притворялся то. Красавец и простушка, которую он по доброте душевной учит.
   Или не притворялся?
   Или притворялся?
   Как теперь понять?
   -- Семье точно пригодится девушка способная отменить любое магическое действие. Как там... -- она заглянула в письмо. -- Даже то, что не смогут сделать боги. Потому что не заденет весь остальной мир. Какое гадство... Точечное влияние, точная аппаратура, а не человек. Зараза!
   Не мог он об этом не знать.
   Но, может для него не это главное?
   А почему тогда не сказал?
   Или обманывает автор письма? Предлагает работу, а сам схватит, засунет в мешок и радостно потащит очередной местной шишке, у которой есть сильная вещь.
   Девушка вздохнула и начала засовывать вещи обратно в сумку так и не решившись ничего выбросить. Над письмом следовало подумать. И за любимым мужчиной понаблюдать. И вообще...
   Очень не хотелось разочаровываться.
  
   ***
  
   Еще одна девушка в это же время получила ответ от начальства и начала ругаться. Громко и вдохновенно.
   Оказалось, среди столичных нюхачей есть люди и поумнее, чем она. И они и без найденных у гада записок на ведьмовском языке обо всем догадались.
   Кто-то ловит неинициированных ведьм.
   Демоны знают для чего.
   Но наверняка не для чего-то хорошего.
   Ведьм уже начали трясти, с целью найти еще не похищенных девушек и попытаться похищение предотвратить. А лучше поймать похитителей. Может, они что-то будут знать.
   А в остальном...
   Следуйте куда следовали. Вдруг вам повезет там. Вам вообще везет часто и незаслуженно. Поэтому и поставили в пару, чтобы везло в два раза чаще.
   И за подруг смело продолжайте мстить. Начальство благословляет. Вдруг еще что-то интересное найдете.
   Девушка вздохнула. Вот мстить как раз больше было не за кого. Но, учитывая пророческий дар любимого начальства, вскоре этот кто-то появится. Почти наверняка. А это не радовало.
  
  
  
   Глава 1
  
   О том, что фокус фокусу рознь и добрая слава может принести не меньше неприятностей, чем дурная.
  
  
   Очередной город отвлек Марину от безрадостных мыслей. Верьен был прекрасен. В таком должны жить эльфы или феи. А жили почему-то банальные люди. Смуглые такие, темноглазые и темноволосые, похожие на армян.
   Девушка с интересом рассматривала дома, белые и желтые, смотря из какого камня выстроенные. Орнаменты, вырезанные в камне у самых крыш. Крохотные балкончики. Арки, обвитые виноградом, и квадратные колонны с росписью. Тут даже заборы были хороши. Кованные, и сложенные из камней разной формы и размеров. А еще было целое море цветов. Они росли на клумбах, вились по виноградной лозе, по заборам, стояли в вазонах на балкончиках.
   А самое хорошее, что в этом городе Марина и Илиен останутся надолго. Пока не надоест. Илиену надоест не скоро, потому что тут будет работать тень, за которой он наблюдает. Марине тоже вряд ли быстро надоест. И вообще, ей нужно было подумать.
   "Вороньи крылья" тоже остались в городе. Точнее, в порту города. Капитан Келен сказал, что ему нужно провести мелкий ремонт, но он неизвестно сколько продлится. Что-то он не договаривал. А может, и нагло врал. Крыса не так уж много имужества попортила и борта не грызла. Но Марина была рада, что в городе есть еще знакомые люди. Вдруг пригодится?
   -- Илиен, а мы куда? -- спросила девушка, поймав себя на том, что нагло рассматривает женщину идущую навстречу. Брюнетка в красном, длинная юбка, приталенная жилетка. Кофточка, правда, черная, но с красными цветочками по низу рукавов. И в волосах еще цветок, большущий. Странно, что за этой теткой пчелы роем не летают.
   Завидовать, конечно, не хорошо, но почему они все здесь такие красивые и яркие? Даже носы разнообразной формы их не портят. А уж глаза. Большущие. И ресницы красить не надо.
   -- Илиен!
   -- Что? -- демон сфокусировал взгляд на спутнице.
   И чем это он так увлекся?
   -- Илиен, куда мы идем?
   -- Нужно кое-что купить, -- рассеяно сказал демон.
   -- Понятно.
   Ничего Марине понятно не было. Но допрашивать этого Снегуркиного братца?! Обойдется! Пускай теперь он спрашивает, если догадается!
   Девушка вздохнула и поймала себя на том, что опять пялится на аборигенку. На этот раз одетую в синее, что ей тоже шло. Лучше смотреть на дома и цветы. А то так можно заработать комплекс неполноценности.
   По городу брели долго. Девушки по дороге попадались одна краше другой. И скоро Марина поймала себя на том, что следит за реакцией Илиена на них. К счастью, реакция была равнодушная и его избранница успокоилась.
   А потом они пришли на базар. Или на блошиный рынок. Или... Или на помесь цирка и дурдома. Девушка схватилась за руку демона, потому что если здесь потеряешься, потом вряд ли найдешься. А он потащил ее вперед. Рядов на этом базаре не было. Был лабиринт из столов и столиков, из палаток и шалашей, из крошечных сараюшек и неожиданно больших деревянных строений. И все вперемешку, без какой-либо системы.
   Продавали на этом базаре все и везде. Вялая петрушка лежала рядом с вышитыми синими цветочками мокасинами, или чем-то на них похожим. Причем, в некоторых парах обуви кто-то уже ходил. Сразу после дождя. Потом шли истекающие медом соты и неожиданно, вяло шевелящиеся куры, привязанные за лапы к столбику. На кур нехорошо смотрел здоровенный пес, то ли продающийся, то ли охраняющий палатку из которой воняло жженными тряпками. Потом стоял нестриженный и бородатый дедок с завязанными глазами и нес околесицу. Наверное, побывал в палатке. Потом высилось здание с огромным мужиком, сидящим на пороге. Прямо над головой мужика со скрипом раскачивалось большущее кольцо с камешком покрашенное в веселый желтенький цвет. То ли там ювелирка, то ли эта штуковина злых духов отгоняет. Марина бы точно не рискнула ходить под ней. Она и на подковы, прибитые над порогом, смотрела с опаской.
   А еще на базаре все орали, каждый о своем. Разобрать, что они кричат, было нереально.
   Марине хотелось уйти оттуда побыстрее и подальше. А Илиен пер вперед, как ледокол.
   Пришли они в итоге к очередному дощатому сарайчику ничем не отличавшемуся от остальных. Илиен вежливо постучал, кулаком и так, что тряслось все строение, но ведь постучал. Дверь, неожиданно толстая и тяжелая, со скрипом открылась, и на посетителей недовольно уставился демон. Рыжий, с конопушками, но самый натуральный демон.
   Хозяин сарайчика молчал. Илиен тоже молчал. Марине чем дальше, тем больше было не по себе. Вдруг они сейчас драться начнут? Или мечами размахивать? Ей что делать и куда прятаться? А если они поубивают друг друга? Она же не выберется с этого базара! Заблудится и пропадет!
   Демоны смотрели, смотрели, потом дружно улыбнулись и обнялись. Девушке захотелось чем-то их стукнуть.
   -- Заходите, -- разрешил рыжий.
   Внутри сараюшка был ничего так, а главное -- каменный. Досочки его маскировали, чтобы не выделялся своей основательностью. На полу стояли сундуки. На стенах висели мечи и копья. Марина заподозрила, что в качестве трофеев, слишком уж оружие было не демонским.
   Илиен представил свою избранницу, ей представил мастера Ан-каро и повел следом за этим мастером к столу в углу.
   -- Давай попробую угадать, -- предложил мастер, глядя на Снегуркиного братца. -- Ты пришел вовсе не за моими поделками. Тебе нужен материал для чего-то особенного.
   -- Угадал, -- не стал спорить Илиен.
   -- Та-а-ак, -- протянул рыжий. -- И что же ты попросишь?
   -- Куплю, -- улыбнулся блондин. -- Металл из песка.
   -- Хм.
   Вид у Ан-каро был очень задумчивый и не сказать, чтобы довольный.
   -- Зачем тебе, -- спросил хорошенько подумав.
   -- Буду делать ловушку. Камни у меня уже есть.
   -- Ага, -- ни капли не удивился рыжий. Наверное привык к выкрутасам Илиена.
   Следующие полчаса Марина тихонько сидела на сундуке и наблюдала за тем, как два взрослых мужика трепетно перебирают железки. Они их переставляли с места на место. Прикладыва друг к другу. Подбрасывали и сравнивали. А еще они разговаривали. На каком-то тарабарском языке. Отдельные слова Марина понимала. Но вместе...
   А вообще было скучно. И девушка стала рассматривать мечи. Все занятие, хоть какое-то.
  
  
   Со склада демонской контрабанды Марина и Илиен ушли ближе к обеду. Девушке хотелось есть и пить. Снегуркин братец похлопывал по ладони железякой, похожей на миниатюрный лом.
   В общем, хозяин общепита, в который они зашли, почему-то не обрадовался клиентам. Побледнел и начал коситься в сторону вышибалы. Илиен только улыбнулся. Многообещающе. А потом сделал заказ и повел избранницу к столу у стены. Усадил, положил перед собой железку и достал из кармана рубины.
   Как назло прямо напротив Марины сидела очередная местная красавица с выдающимся носом. И еду не несли. И вообще, настроение портилось стремительно. Вот так и становятся тетками с кислыми физиономиями.
   -- Так, -- сказал Илиен.
   -- А? -- отвлеклась Марина от аборигенки, которой хотелось пожелать сломать ногу, чтоб хотя бы хромала. Правда, и это ей наверняка только шарма прибавит.
   Демон положил по бокам железки рубины и накрыл этот натюрморт ладонью. Девушка застыла с широко открытыми глазами, боясь что-то упустить. Можно подумать, если не упустит, сама научится делать красивые вещи. Украшения и амулеты в одном лице.
   Илиен приподнял ладонь. Рубины и железяка как приклеенные взлетели над столом и зависли посередине между столешницей и ладонью. А потом метал потек, оплетая камни, рисуя на них листики и веточки, сплетаясь в затейливый браслет. Очередной браслет. На этот раз похожий на сломанную веточку с парой темно-красных ягод.
   -- И что это такое? -- недоверчиво спросила Марина, пряча руки под стол.
   Ответить Илиен не успел. На него налетел ураган в женском обличье.
   -- Мастер! -- в экстазе простонал ураган, навалившись демону на плечо грудью размера четвертого, не меньше. -- Мастер, я в восхищении! Вы берете заказы?
   Спрошено было таким тоном, что последний идиот бы понял, что отказа не примут.
   Илиен только хмыкнул и попытался отодвинуть от себя женщину. К удивлению Марины ему это не удалось. Обладательница шикарной груди перетекла из одной позы в другую и прижалась к Илиену еще плотнее.
   Марина хихикнула. У Илиена было такое выражение лица... Так выглядит кот подцепивший когтями палку колбасы и обнаруживший, что за другой конец ее держит хозяйка вооруженная веником.
   -- Мастер, только вы мне можете помочь! -- напирала дама. -- Только вы!
   За дальнейшим представлением Марина наблюдала с удовольствием. Илиен пытался вежливо и доходчиво объяснить, что ничего на заказ не делает. Обладательница шикарной груди -- что она без его помощи прямо здесь возьмет и погибнет. В конце концов она так его достала, что демон оттолкнул стол, схватил Марину за руку и потащил на улицу. Девушка ринулась следом и не одна она. В целом это было похоже на собачью свадьбу. Впереди беловолосый демон, за ним повизгивая и обещая несметное богатство несутся черноволосые красотки. Что в этой процессии делала Марина, она понятия не имела. Но было весело.
   Так они и дошли до "Вороньих крыльев" насмешив еще и капитана Келена. Бежать на корабль дамочки почему-то не решились. Постояли немного и разошлись. А спустя совсем немного времени к "Вороньим крыльям" пришли представители девушек, желающих приобрести украшение, созданное нелюдем. И объяснять им, что Илиен никакими украшениями не торгует, было бесполезно. А зачем же он тогда приехал? Конечно же, чтобы торговать.
   В такой обстановке о браслете с рубинами Марина вспомнила только ближе к вечеру.
   Илиен посмотрел на нее печально и устало.
   -- Потом, -- сказал демон. -- Нам нужно пойти к местной достопримечательности. Они ее называют Бездонной пропастью. Но на самом деле дно там есть, и на дне есть низшие демоны. Без них подарок будет не полным.
   -- Подарок? -- переспросила Марина.
   Он собирается подарить кроме браслета еще и разных страшилищ? Девушка как-то слабо представляла, что будет с ними делать. Допустим, они подчинятся рубинам и будут выполнять приказы хозяйки. Защищать ее, на руках через лужи переносить, на собак рычать, чтобы не лаяли. Но как она при этом будет выглядеть? В лучшем случае, как хозяйка передвижной кунсткамеры. В худшем -- примут за королеву низших демонов, обвинят в падеже скота и тихонько прибьют, чтобы больше этим не занималась.
   -- Подарок, -- подтвердил Илиен, и не стал ничего объяснять.
   Марине захотелось его стукнуть. За все хорошее.
   Или связать и отдать любительницам украшений. Это будет пострашнее.
  
  
   Глава стражи города Верьен Нэмине не понравился сразу. Гайран Табса. Слишком молодой, слишком смазливый и смотрел на гостей из столицы так, словно они были нищими, пришедшими просить подаяние. С превосходством смотрел и чуть ли не презрением.
   Такие типы ей уже попадались. При ближайшем знакомстве оказывалось, что должность они получили благодаря неустанным трудам папаши, тестя, дяди или любого другого родственника, избавившегося ради этого недоразумения от гораздо более достойных кандидатов на должность. И хорошо если эти выдвиженцы хотя бы не мешают. А пользы от них дождаться вообще нереально.
   -- Что привело в мой город такую прекрасную девушку? -- спросил глава стражи.
   Нэмина едва сдержала насмешливое хмыканье. Его город. Подумать только.
   -- Дела, -- коротко ответила тень.
   Дару делал вид, что его здесь нет. Смотрел сквозь стену и улыбался как идиот. Вот на него внимания и не обращали. Жаль что нельзя было вдвоем изображать предметы мебели. Не поймут.
   -- Дела, -- оскалился Гайран Табса. -- Слышал, слышал я о ваших делах. Серебро у вас украли, теперь ищете.
   Нэмина в ответ улыбнулась, стараясь повторить то, как улыбалась кузина, притворявшаяся глупышкой. Похоже получилось, потому что превосходства во взгляде главного стражника стало еще больше.
   -- Я обязательно помогу такой прекрасной девушке, -- великодушно пообещал он.
   Нэмина рассыпалась в благодарностях и решила, что больше с этим типом встречаться не будет. У него перед носом Морской храм украдут, а он, посмотрит на скалу и спросит -- чего там не хватает или ему кажется? Вроде вчера она выглядела как-то иначе. Что он может знать? Посвящать его в аферу точно никто не будет. Нет, он согласится, предложи кто-то денег побольше. А потом напьется и похвастается.
   -- Ненавижу мужиков считающих себя неотразимыми, -- сказала Нэмина оказавшись на улице. -- Так и чешутся кулаки поставить этих гадов на место.
   -- Увы, в этой ситуации у нас против него одно оружие -- стол переговоров, -- вздохнул Дару. Разговаривать о чем-то со смазливым хлыщем ему тоже не хотелось.
   -- Да, -- хищно улыбнулась девушка. -- Схватить этот стол и по голове ему, по голове, пока в плечи не провалится.
   Дару одобрил.
   Следующим, кого они почтили своим вниманием, был глава города. И загадка с родственником, который помог смазливому болвану стать главным стражником разрешилась. Он оказался практически точной копией Анара Веради. Только у главы города физиономия была насмешливо-добродушная. И фамилия другая. Видимо пристроил на хлебную должность племянника. Или незаконнорожденного отпрыска.
   Разговаривать с этим человеком было легче, чем с главным стражником. Он выслушал, понял, пообещал помочь и поспособствовать. Осторожный. Мало ли кого и зачем прислали? Вдруг императору захотелось узнать, с достаточным ли уважением относятся к столичным нюхачам. В легенду об украденном серебре он явно не поверил. Когда Нэмина осторожно намекнула на истинную цель визита, не задумываясь и не удивляясь ответил, что в дела чужаков не вмешивается. И если кто-то из них позволяет воровать своих дочерей и жен, пускай идут гласам императора доказывают, что это действительно случилось, а не им маловато заплатили и они передумали. Если наглости хватит.
   Нэмина пожала плечами и отстала. Пришлось признать, что ни глава города, ни глава стражи отношения к похищению Еллан не имеют. Амулеты не почувствовали беспокойства, а опасение было только из-за того, что гости приехали из столицы. Вдруг их прислали с проверкой?
   Так что наверное не лгут.
   А как бы было просто, если бы они и оказались зачинщиками. Расспросили бы, почистили память и знали, что делать дальше. Теперь же попробуй пойми, куда теперь двигаться.
   А может они просто не поняли на что им намекали? Не глава города, конечно. Но Гайран Табса мог бы.
  
  
   Отогнав сумасшедших девиц и их представителей от своего корабля, и раздав задания команде капитан Келен решил отдохнуть. Завтра будет тяжелый день. В этом городе все дни тяжелые. Но общение с местными бюрократами утяжеляет их в десять раз. А нанять ребят для очистки дна от ракушек, да и поставить корабль в карман для мелкого ремонта без общения с этими бюрократами не получится.
   А вообще Келен любил Верьен. Если бы еще убрать куда-то жителей этого города, было бы вообще хорошо. Или хотя бы заменить на людей менее самовлюбленных и самоуверенных.
   Полюбовавшись пейзажем за иллюминатором, мужчина стащил сапоги и растянулся на кровати. Долго смотрел на потолок и заснул. Кажется, всего на мгновенье, но этого хватило чтобы пришел кошмар-напоминание. О храме прилепившемся к скале и мальчишке, который там принимал служение.
   Келен подскочил, тяжело дыша, осмотрелся и грустно улыбнулся своему отражению в зеркале. Опять приснилось. Тычут в совершенное, будто котенка носом в напруженную лужу. Словно боятся, что без этого он забудет и успокоится.
   Клятву служения приносишь сам, тому, кого выбрал, без подсказок, и никого не волнует, что ошибся. Что люди, которым клялся, оказались недостойны. Что они предали и почти убили. Что был юным идиотом способным поверить тем, кому не доверяли даже родственники.
   Принес, ошибся и теперь оно снится. Раз за разом, выворачивая душу. Восторженный мальчишка в храме, орган, от звука которого вибрирует пол. Яркий и светлый день. А потом раз и зал в Большом Доме и дождь за окном. Словно небо пыталось предупредить, а он не внял.
   И во всем дальнейшем виноват только он.
   Светлая богиня добра. Она готова дать еще один шанс. Она напоминает и предупреждает, насылая такие нестрашные кошмары. И море ей вторит, тихо и ненавязчиво проигрывая мелодию органа из Морского храма.
   -- И только смерть освободит от клятвы, -- прошептал Келен.
   Храм никуда со скалы не делся. Если пройти вдоль берега и завернуть за Зеленый Мыс там он и будет. Древний, прекрасный, неизвестно какими силами удерживаемый на скале.
   Келен потер ладонями лицо и потянулся к сапогу. Хотелось выйти на палубу и просто подышать. Морским воздухом.
   Наверное, в семнадцать лет все глупы. А прозрение -- самая страшная плата за глупость. Прозрение -- как удар кинжала в спину от того, кому доверял, за кого готов был умереть. А оказалось, он и сам готов убить, в любую минуту. Променять твою жизнь на горсть разноцветных камешков.
   Отец мальчишки, давным-давно принесший клятву служителя в Морском храме, служил Соколу, который, вопреки репутации, заботился о своем острове и живущих на нем людях. К сожалению, боги за что-то на него обиделись и наказали сыновьями, которые заботились только о себе. Золото и лесть они ценили больше, чем честь и долг. А юный служитель этого не понял. Он был слишком одержим желанием продолжить путь отца. Остановить его в тот момент было уже некому. Учителя далеко. А отец два года как погиб вместе со своим сюзереном.
   И что теперь делать?
   -- И только смерть освободит от клятвы, -- сказал капитан сапогу.
   Почему-то эту фразу принимающий произнес пять раз. И орган вторил, стараясь донести слова к богам. Будто именно у этих слов было какое-то особое значение. Тому мальчишке эта фраза тогда давно казалась нелепой. Зато мужчина, в которого он превратился, понял, что принимающий пытался донести. Если связавшие узлы нельзя разорвать, руби их, даже если тебе будет больно. Потому что привязан к ним не только ты.
   Смерть, она действительно освобождает от всего. Но она же и бессмысленна, потому что не позволит начать служение сначала. Ничто не позволит. Келен это знал. Точнее обманывался.
   Но смерть освободит, позволит уйти с честью.
   Как имперский офицер из романчика для дам не обремененных интеллектом.
   Смерть.
   Освободит.
   В тот момент, много лет назад, Келен готов был рубить узлы. Если бы его попросили, сделал бы не задумываясь. Его жизнь все равно ничего не стоила. Но Морские боги молчали. Отражение безумно улыбалось, и орган, спрятанный на морском дне, играл тихо-тихо. Будто боялся спугнуть. И он продолжал жить.
   А потом стало совсем плохо. Труды отца превращались в прах. Разрушались людьми, которые не ценят вообще ничего, кроме сиюминутной выгоды.
   И Келен решился. Решился рубить те самые узлы. На зло. Пусть это даже будет банальной местью. Но не за себя же! За отца, за все, что эти люди разрушили.
   Наверное тогда он все еще был глуп. Или слеп. Или это было наказание Морских богов. А может и не наказание, может та самая подсказка. Ведь начал рубить узлы он не с себя. Хоть это было бы проще всего и сразу решило все проблемы. Начал он с людей, которые предали, и обнаружил потрясающую вещь.
   Юный служитель все-таки смог не сделать одной глупости, разминулся с ней как-то. Он не клялся служить острову принимавших клятву владетелей, не клялся служить их домам и семьям. Только тем, кто стоял перед ним. А их немного.
   Они тогда еще улыбались. Вежливо.
   Или снисходительно.
   Сейчас Келен не был уверен. Тогда он летел и ничего не понимал. Неслышная мелодия вплеталась в слова и толкала -- вверх, поближе к богам. Чтобы они наверняка услышали и приняли его служение, которое будет длиться, пока не освободит смерть. Его смерть, если бы он поклялся служить острову. Но он клялся служить людям. А люди смертны, даже если считают себя равными богам и относятся ко всем остальным как к грязи.
   -- Морская черепаха, -- задумчиво произнес Келен.
   Не мог этот кошмар присниться просто так. Интересно, его одобряют или нет? Впрочем, какая разница? Он ведь принял решение.
   Обмануть самого себя не получится. Как что ни называй, его суть от этого не изменится. Пытаться убедить богов в том, во что сам не веришь -- бесчестно. Прежде, чем принимать новое служение, нужно закончить старое. И тогда клятва будет недействительна.
   И кто знает, вдруг получится завязать новые узлы?
   Келену хотелось. И он надеялся.
   А если не выйдет... Что же, тогда хотя бы бесчестные люди перестанут причинять боль доброй богине своими поступками. А новое служение...
   Служить ведь можно и без помощи богов.
   Главное, что служить встреченному три года назад человеку хотелось. Очень.
   Почти как тому мальчишке, которым он был давным-давно. Только на этот раз служить он будет достойному человеку. Сейчас он не ошибается, потому что не бросился сразу следом, виляя хвостом и повизгивая от восторга. Нет, сначала долго присматривался, принюхивался, следил и делал выводы.
   Если боги наделили тебя способностью приносить удачу кому-то, нужно этого кого-то найти. Обязательно. И желательно не ошибиться. Второго шанса ведь может и не быть.
   Келен вовсе не был уверен, что он у него будет. Но не попробовать не мог. То, что предавшие служителя владетели лишились помощи доброй богини утешало не очень. Жили же они как-то без внепланового везения и сейчас живут. А дар служителя пылится без дела и это плохо.
   У капитана болела голова. Как всегда после таких кошмаров-напоминаний. Но он натянул сапоги и отправился на палубу.
   Хватит бездельничать.
   Надоело!
   И в первую очередь нужно пойти в Морской храм. Бюрократы подождут.
  
  
   О выставке невест.
   Или почему Илиен попал.
  
   Ежегодно в городе Верьен проводится праздник девушек. Посвященный Матери Ураганов, которая тоже когда-то была юной девицей и хотела выйти замуж. Не сказать, чтобы все девушки наряжающиеся в этот день и идущие гулять по парку сильно хотят замуж. Некоторые давно замужем. Но покрасоваться и заткнуть за пояс соперниц -- святое дело.
   Целый год городские красавицы, да и девушки с окрестностей, терроризируют отцов и мужей. Скупают самые красивые ткани, шьют невероятные наряды, в которых передвигаются с трудом, но ведь как выглядят! Ищут необычные украшения, обвешиваясь ими с ног до головы. Иногда этих украшений столько, что не каждый грузчик возьмется переносить такую тяжесть. И все для того, чтобы утром в праздник девушек доехать до парка, с трудом выбраться из повозки и пройтись по алее. Сначала в одну сторону, потом в другую, улыбаясь зрителям, стоящим по бокам.
   Раньше, лет триста назад гуляющих красавиц выбирали в жены холостые юноши. Чаще всего те, которые и так собирались на них жениться, но бывало всякое. И свадьбы гуляли спустя три недели. Но потом, свадеб становилось все меньше и меньше. Безумных по виду и тратах нарядов все больше и больше. Давно замужние красавицы на аллею выходило все чаще и чаще. Найти необычное украшение становилось все сложнее и сложнее. И выставка невест постепенно превратилась в парад хвастливых красавиц желающих победить соперниц. Хотя бы так, если не получается иначе.
  
  
  
   Глава 2
  
   О том, что даже знакомые храмы преподносят сюрпризы и о проклятых домах.
  
   Данное самому себе обещание капитан Келен сдержал. Утром он проснулся, оделся поприличнее, и отправился в храм. Не очень-то понимая зачем. Если боги приходят во сне, вряд ли они снизойдут и в храме. Но он чувствовал, что так будет правильно.
   Город ни капли не изменился с тех времен, когда отец привозил его сюда проверять способности, растить силу, а потом и становиться служителем. Те же надменные мужчины, чаще всего ничего из себя не представлявшие, и женщины, в вечном поиске достойного любовника. С мужьями этим женщинам везло не часто. Впрочем, что воспитывают, то и вырастает. А если мальчишке с рождения твердить, что он лучше всех остальных только потому, что принадлежит к избранному народу, зачем потом удивляться, что этот мальчишка ждет, что сейчас на него все свалится само?
   Инородцев в Верьене не то чтобы не любили. Просто предпочитали не родниться с ними. И если жену не из народа морских людей воспринимали спокойно, особенно если она принесла в семью деньги, то мужа могли и не простить. Прогоняли несчастных девушек вместе с мужьями. Лет сто назад даже владетеля земель чуть камнями не забросали.
   Капитан Келен прошел мимо заборов купеческого квартала. Мимо складов и садов Зеленого мыса. И вышел к храмовой скале. Здесь, со стороны суши Морской храм был невзрачен и неинтересен. Дорога ныряет под простую арку без украшений. По бокам арки два каменных столба с медными чашами наверху. По праздникам в них зажигают огонь. Но сейчас они пусты. А за аркой вход в храм похожий на природную пещеру, которой не касались руки человека.
   Мужчина остановился. Глубоко вдохнул. Улыбнулся чайке, чайки ведь приносят удачу, и шагнул под арку. Говорят, если под нее посмеет зайти кто-то желающий зла городу, арка в тот же миг обрушится. За всю историю ее существования этого ни разу не произошло. Наверное, желающие зла не рисковали ходить в храм. Келен бы точно не пошел.
   Орган сегодня молчал. Зато шаги были громкими, отражались от стен гулким эхом и казалось, сотрясали всю скалу. Келен подавил желание шагать тише и осторожнее.
   -- Что привело путника... О!
   Капитан повернулся и увидел невысокого человека. Блондина, еще и синеглазого.
   -- Не знаю, -- признался Келен. -- Чувствую, что нужно.
   -- Пошли! -- махнул рукой блондин и куда-то бодро пошагал.
   Капитан пожал плечами и пошел следом. А когда переступал порожек между круглым залом и каким-то проходом заиграл орган. И сердце замерло. Мелодия была та же самая.
   -- Поспеши! -- велел блондин на мгновенье остановившись.
   И Келен поспешил. Музыка его гнала лучше окриков. Даже не важно куда он придет. Лишь бы подальше от органа.
   Комната куда капитана привели была ему знакома. Одна из тех, которые он видел во сне. Обшарпанная, совершенно неуместная в храме. Рассохшийся стол. Тяжелый табурет и красивое кресло.
   -- Садись. Жди, -- приказал блондин и исчез, будто призрак.
   Келен послушно сел на табуретку и стал ждать. Долго ждал. Целую вечность. А потом задремал.
   -- Проснись! -- заорали прямо в ухо.
   Капитан подскочил и свалился с табуретки. Осмотрелся.
   -- Понял? -- недовольно спросил невысокий блондин, успевший вернуться.
   -- Что? -- ничего не понял Келен.
   -- Мальчишка! -- припечатал блондин. -- Если принял решение, не жди, что тебе станут помогать. О помощи следовало просить прежде, чем что-то решать!
   Капитан только моргнул. Потом собрался с мыслями.
   -- Я не прошу помощи, просто...
   -- Просто ты наконец нашел достойного служения? И что? Много времени прошло? Мог бы ты подождать?
   -- Мог, -- сказал Келен.
   Блондин посмотрел на него скептически. Чего-то он видимо не понимал. И подсказывать ему не станут.
   Но если подумать.
   -- Не мог! -- решил капитан. -- Если бы я ждал, я бы его не встретил. Я там, где сошлись наши дороги оказался в первую очередь из-за того, что выбрал не походящих людей для служения.
   -- Умнеешь, -- улыбнулся блондин.
   -- Так я правильно сделал?
   Келен был уверен, что неправильно. Но мало ли? Может сейчас расскажут о нити судьбы, которая ведет туда, куда должна привести. Правда, храм для таких рассказов неподходящий.
   -- Неправильно! -- припечатал блондин. -- Но ты думаешь, на твоем пути не попался бы другой достойный? Нет, спешат. Боятся постареть. Мальчишки! А потом исправляют!
   -- Так я не единственный? -- воспрял Келен.
   Ой, дурак, чему радуется...
   -- Не твое дело!
   -- Но я правильно делаю?
   -- А кто тебя знает? Только ты сам! Подумай, чем ты занимаешься и для чего.
   -- Подумать?
   -- Подумай!
   Капитан Келен глубоко вдохнул. Блондин его раздражал. Хотелось встать и двинуть его по физиономии.
   Подумать...
   И чем же он занимается? Сначала рубил узлы. Рубил. Потому что хотелось отомстить, а потом...
   -- Я мстил, -- сказал Келен.
   -- Помогло? -- участливо поинтересовался блондин.
   -- Нет! Точнее, помогло, только не так. Я понял...
   -- Понял! Мальчишка! Давно должен был понять. Правильно то, что приносит спокойствие и довольство собой. Служители должны успокаивать шторма, а не начинать их. Запомни!
   -- Запомню.
   -- Теперь вон отсюда! И не смей приходить, пока свой ураган не успокоишь! Ты раскачиваешь храм. А он висит на скале.
   Келен еще раз вдохнул, встал и пошел. Вроде в ту сторону, с которой пришел в комнату. Да там и не было другого выхода. А вот пришел он почему-то не в круглый зал, а на балкончик, за которым было только море.
   Опять вдохнув, и пытаясь успокоиться, капитан развернулся и обнаружил, что коридор куда-то пропал. Перед ним была скала.
   -- Что за зараза? -- спросил капитан и балкончик тоже исчез.
  
  
   -- Где-то здесь, где-то здесь, -- бормотала Нэмина.
   Она шла вдоль невысокой оградки и рассеяно смотрела на храмовый двор. Дару тащился следом. Сам храм, вместе со своим двором, находился на нижней улице. Соседствовали с ним гостевые дома, магазинчики, несколько борделей. Честные горожане предпочитали не селиться на нижних улицах, во время штормов их часто заливает. Это храму ничего, у него божественная защита. А вот девушки облегченного поведения, после каждого мало-мальски сильного шторма вооружаются тряпками, ведрами и занимаются уборкой. Путешественников, способных поселиться в гостевых домах на нижней улице, горожанам было не жалко. А магазинчики стояли на сваях, и продавались там разные недорогие вещички и сувениры, все тем же путешественникам, которых не жалко.
   -- Где-то здесь...
   Нэмина остановилась так резко, что задумавшийся напарник в нее врезался.
   -- Вот! Мы будем жить здесь! -- обрадовала его девушка и пошла к желтому двухэтажному дому, стоявшему особняком на верхней улице напротив храма.
   Дару вздохнул и пошел следом. Он слабо представлял, как Нэмина будет уговаривать хозяев пустить пожить парочку нюхачей из столицы.
   А уговаривать никого не пришлось.
   Нэмина побарабанила немного по воротам. Послушала лай собаки. Еще постучала. Когда левая створка, наконец, открылась, девушка представилась выглянувшему человеку, ткнула ему под нос круглую висюльку на цепочке и приезжих нюхачей впустили.
   -- Это дом друга моего отца, -- объясняла Нэмина, когда они шли по дорожке мимо клумб к крыльцу. -- Он тут не часто живет. Так, приезжает изредка. Но когда узнал, куда я отправляюсь, разрешил тут пожить и слуг предупредил, чтобы ждали.
   -- О, -- сказал Дару.
   Хорошо иметь отца у которого такие друзья. Еще и вид из окон дома на тот самый храм, который узнала Еллан. Значит и ее держали где-то недалеко. Стоит понаблюдать за соседями.
   -- Вообще, хороший дом. Я тут была один раз в детстве. Не понимаю почему его считают проклятым...
   -- Проклятым?! -- споткнулся Дару.
   -- Да, -- беззаботно подтвердила Нэмина. -- Ерунда какая-то.
   Дару проклятья ерундой не считал, особенно если проклинала ведьма. Но напарнице наверное виднее. Может это просто слухи.
   Вообще, дом был хорош. Дару бы тоже от такого не отказался. Миниатюрный, внимания не привлекает. А внутри просторный холл с двумя лестницами ведущими на второй этаж. Прохладно. Пахнет чем-то приятным. Если бы здесь еще и провели уборку, было бы вообще хорошо.
   На втором этаже оказался коридор с дверями по обе стороны. Молчаливый слуга провел гостей вправо по коридору и указал на две последние двери. Мол, выбирайте гости дорогие, а у меня дела. Нэмина на такое обращение только фыркнула и первая выбрала себе комнату.
   Комната Дару понравилась гораздо меньше чем дом в целом. Бедновата, как в гостиничном дворе для купцов средней руки. Низенькая и довольно узкая кровать. Комод. Сундук. И шкаф с отвисшей дверью. Даже занавесок нет. Впрочем, привередничать Дару не собирался. Платить за это добро ему не придется, так что...
   Забросив вещи, не вынимая из сумки, в сундук он собрал листки, на которых пытался строить схемы предполагаемых маршрутов пропавших девушек, и пошел в холл. Там лучше.
   Было.
   Пока не появились хихикающие девицы делающие вид, что вытирают пыль. Дару вздохнул, немного подумал и отправился искать черный выход. Если он что-то понимает в таких домах, с другой стороны дома, кроме этого выхода, должен быть сад. Или хотя бы двор с колодцем.
   Дару прошел под левой лестницей и оказался на кухне. На которой воняло чем-то пригоревшим. Дернув плечом, парень пошел к правой. Открыл дверь и чуть не получил по голове метлой. Чулан там был просторный, но кто-то умудрился заложить его хламом до потолка. Пришлось идти на кухню. Мимо огромных кастрюль, вонявших кислятиной, и мальчишки, спящего в обнимку с топором. Мимо ведра, над которым вились мухи, и грязного стола, за которым сидели неопрятные личности. Похоже работники этой самой кухни.
   Дару сразу перехотелось есть то, что они приготовят. И подумалось, что слухи о проклятье появились из-за того, что кухонные работники травили гостей своей стряпней. Одному что-то несвежее, другому недоваренное, третьему приготовленное из того, что забыли выбросить в прошлом году. Вот вам и проклятье.
   Впрочем, это не его дело. Хотят, пусть травят. А он не гордый, поест в харчевне. Там поопрятнее будет.
   За кухней обнаружился короткий коридорчик, а за ним искомый сад. С беседкой и крошечным прудом. Что не могло не радовать.
  
  
   Плыть в одежде было тяжело и неудобно. Келен греб, проклинал богов с их шутками, исчезающие балконы, куртки из толстого сукна и сапоги норовившие утянуть на дно. Сапоги раздражали больше всего. Он бы их давно сбросил, так нет же, нацепил те, голенища которых затягивались ремешками и пряжками. Целой кучей этих проклятущих ремешков и пряжек. От куртки к несчастью избавляться было нельзя. Из-за пуговиц превращенных одним знакомым одаренным в артефакты последнего шанса. Что эти артефакты делают даже сам одаренный не знал. Они должны были помочь. Как-то. Когда ничто другое помочь уже не могло.
   Когда Келен доплыл до Зеленого мыса, где наконец можно было выбраться на берег, ему хотелось кого-то убить. Не важно кого. Лишь бы повод дал. Наверное, это желание было написано у него на лице. Потому что встреченные по дороге люди обходили его по широкой дуге и с каменными лицами.
   А вот на команду его физиономия впечатления не произвела. Кок вообще расхохотался и сравнил с ощипанным цыпленком, что настроение Келену не улучшило. В таком настроении очень хочется что-то сделать. Что-то такое, чтобы мир вздрогнул и поклялся больше этому человеку не вредить. И если бы не долг, он бы пошел и...
   Что "и" капитан придумать не успел. Потому что понял.
   -- Ах ты ж... -- злость пропала почти мгновенно.
   Боги. К ним приходишь за советом, а они тебе дают испытание. Совершенно идиотское испытание. Не высокого же о нем мнения, если смогли предположить, что он разозлившись пойдет бить и крушить наплевав на то, что пообещал присмотреть и помочь.
   -- Дожился, -- вздохнул Келен и пошел переодеваться.
   Больше он в храм не пойдет. Ни в этот, ни в какой другой. Сам справится. Так или иначе. Лучше ошибиться, чем ничего не делать.
   -- Хух, -- выдохнули за спиной, когда капитан зашел в каюту.
   Он резко обернулся. Блондин из храма стоял опершись плечом об дверь и улыбался. Нехорошо улыбался.
   -- Что еще? -- спросил капитан.
   -- Еще один вопрос, -- почти пропел бог. -- Один единственный. Ты сможешь служить своему достойному если не вернешь помощь тетушки?
   -- Смогу, -- раздраженно сказал Келен.
   -- Отлично, -- улыбнулся блондин. -- Просто великолепно. Так служи! Что тебе мешает?
   -- Я хочу чтобы ему везло! Он этого достоин!
   -- Как заговорил, -- покачал головой бог. -- Ему везло. Правильные слова.
   -- И что?
   -- Не знаю. Нужно подумать...
   И исчез. Испарился словно мираж.
   -- И зачем этот... божок приходил? -- спросил капитан сам у себя.
   Такими темпами богов он скоро возненавидит. Если не желаете помочь, так хотя бы не мешайте! Он ведь в храм приходил не для того, чтобы поговорить с одним из сыновей Матери ураганов. Ему нужно было одобрение Доброй богини.
   Да, одобрение.
   Наверное из-за этого все его проблемы. Он ведь и клятву служения недостойным людям принес с мыслями, что отец бы его одобрил.
   -- Сволочь! -- ругнулся в адрес блондина.
   Еще один воспитатель нашелся. Почему эти воспитатели не приходят, когда оно действительно нужно? Сначала позволяют совершить ошибку, а потом объясняют из-за каких черт характера эта ошибка была совершена.
   А после этого удивляются, когда окончательно озверевший принц приказывает разрушить все храмы. Было такое событие в истории.
   Да, боги живут очень долго. По сравнению с ними даже самые старые нелюди из-за гор и одаренные -- младенцы. Но разве это дает им право относиться к людям, как к непослушным детям, которых необходимо наказывать?
   Люди и сами себя наказывают. Куда уж дальше?
  
  
   Проснулся Дару из-за того, что кто-то над его ухом чавкал и шуршал. Он зевнул, открыл глаза и шарахнулся назад. В первый момент ему показалось, что вплотную к его лицу сидит демон. Демонская голова. Еще зрачки такие -- прямоугольные. Как он не заорал, парень и сам не знал.
   И хорошо, что не заорал. Демон оказался обыкновенной козой. Черно-серой, с белым пятном на спине. С подкрученной челочкой и бородой. Еще у козы были рога, толстые, шикарные. И эта тварь жрала схемы, которые Дару рисовал потратив на это уйму времени.
   -- Э! -- заорал парень, бросился спасать свое имущество и благополучно шлепнулся на пол.
   Коза хитро посмотрела, тряхнула бородой и продолжила жевать листок.
   Дару попытался выдрать его из пасти и получил половину. Коза насмешливо мемекнула и гордо удалилась.
   -- Странно, -- сказал нюхач, бросив остаток листа вслед рогатой твари.
   Собрав уцелевшие схемы, Дару встал на ноги и потер глаза. Потому что в одну козу забредшую в сад, он еще мог поверить. Но целое стадо, объедавшее карликовые вишни росшие вдоль тропинки? Это очень странно.
   Козы никуда не делись.
   Дару вышел из беседки, аккуратно обошел животных и отправился спрашивать что они делают в саду. Ну, не похож дом на тот, во дворе которого стоят сараюшки с живностью. Да и сараюшек Дару никаких не видел.
   На кухне на него посмотрели как на идиота, и никто никуда не пошел. То ли не поверили, то ли решили, что козы уйдут, как пришли. А сад хозяйский, его не жалко. Плюнув на кухонную компанию парень пошел к напарнице. Дом знакомого ее отца, так что ей и разбираться. А ставить людей на место у нее получается отлично. Он так никогда не научится, особенно со слугами. Если твоя матушка была служанкой, а отец конюхом, у тебя немного шансов научиться разговаривать с нерадивыми слугами так, как они того заслуживают. Может у кого-то получится, но у Дару вряд ли. Он практически вырос на такой же кухне, и просто не может почувствовать себя выше той же кухарки. По факту оно давно так, а затылок все равно помнит, как тетка Марч швырялась тряпкой.
   По двери комнаты Нэмины Дару стучал долго, пока заспанная девушка не открыла и не спросила что ему надо. Парень рассказал о козах, чувствуя себя неловко и неуместно. Напарница хмыкнула и пошла в сад. Не через кухню. Открыла одну из дверей в коридоре на втором этаже и спустилась по лестнице, которая оказалась за ней.
   На коз Нэмина посмотрела, как на мелких воров.
   Потом пошла на кухню, построила слуг и отправила их сражаться со стадом. Дару осталось только молча восхищаться.
   -- Знаешь, -- сказал он, наблюдая, как мужчина пытается куда-то оттащить козу за рог. -- Если сюда даже козы пришли... может это значит, что дом действительно проклят.
   -- Это значит, что в заборе дыра, -- припечатала напарница. -- Пошли!
   -- Куда?
   -- Дыру искать. Если она слева... Я подумала. Получается, что держать Еллан могли во втором слева доме. В остальных, то почтенные семейства живут, то мастерские находятся. А тот дом несколько раз продавали, насколько мне известно. И никто не удивится, если продадут еще раз, даже инородцам. Местные его не купят. Там женщина сошла с ума, отравила мужа, детей, а потом бегала по городу и кричала, что выполнила обещанное.
   -- Дела, -- вздохнул Дару. Дом с такой историей он бы тоже не купил.
   Дыру Нэмина искала упорно. Прорывалась сквозь заросшие кусты, заглядывала за деревья, ползла вдоль забора. Напарник шел следом, выбирая путь полегче, наблюдал за этим действом и мечтал о запеченной курице с овощами. Есть хотелось зверски. Но бросить девушку в саду в одиночестве? Пускай даже эта девушка тень. Не по-мужски оно.
   Нашлась дыра к соседнему дому в самом заросшем углу сада. Хорошая такая дыра. Большая. Словно кто-то забор тараном ломал. Или начинающий маг испытания проводил.
   А еще там была тропа. Появлялась из-за большого дерева, ныряла в дыру и исчезала за кустом в соседнем саду. Нюхачи пролезли в пролом, переглянулись и прошли по тропе к дереву. Там тропа резко свернула, попетляла в кустах сирени, и опять дошла до забора, в котором обнаружилась еще одна дыра. За которой был заросший бурьянами овраг, широкий и неглубокий, с пологими склонами, а за ним начинался базар.
   -- Понятненько, -- обрадовалась Нэмина. -- Будем следить. И по тропе в другую сторону нужно пройтись. Посмотрим, где она закончится.
   Дару не спорил. Ему тоже казалось, что закончится эта тропа в саду дома, в котором бывшая хозяйка убила мужа и детей.
   Соседний сад оказался таким же заросшим и неухоженным. Тропа была прорублена в кустарнике. Высоком, выше человеческого роста. Резко свернула влево, обошла несколько деревьев и опять вернулась к кустарникам. Потом вынырнула и побежала под деревьями, пугающими прохожих сухими ветками. Нюхачи по ней крались. Прислушивались. И вышли к еще одной дыре. Прорубленной в ограде-кустарнике. Хитро так прорубленной. Если не подойти вплотную, ничего не заметишь.
   -- Так... -- сказала Нэмина.
   -- Пойдем посмотрим что там? -- спросил Дару.
   -- А ты не насмотрелся? Или думаешь, на дома твое проклятье не распространяется? Ага, только на склады контрабандистов, и никак иначе.
   Дару промолчал.
   -- Нет, никуда мы не пойдем, -- решила девушка. -- Развесим сигналки по кустарникам и будем ждать, пока они приведут девушек. Чтобы наверняка.
   -- А вдруг не приведут? Раз мы тут живем...
   -- Живем и что? Мы же серебро ищем. Нужно навестить главу стражи, напомнить о нас.
   Приняв решение, откладывать его реализацию Нэмина не стала. Переоделась в платье, на что Дару вытаращился, не веря своим глазам. Надушилась какой-то жутко вонючей гадостью. И пошла. Благо идти было недалеко.
   Дару послушно поддерживал ее под локоть. Слушал несуразицу, которую она несла. И делал вид, что не замечает подростка бредущего следом.
   Если Дару что-то понимал в этой жизни, паренек дойдет до управы и будет подслушивать.
   Возможно он работает на похитителей девушек.
   А может, продает добытую информацию всем подряд.
   И то и другое в этом случае неплохо.
   Приезжие нюхачи ищут серебро. Всем остальным бояться нечего.
   Интересно, как Еллан собирается появиться в городе? Ей нужно, чтобы ее не узнали. Ее обвесят амулетами с ног до головы, лишь бы охотники за девушками не поняли, что в ней есть ведьмовский дар. И она опять будет пытаться узнать. Она ведь слышала голоса. И неприятный незнакомый запах чувствовала. Может ей повезет.
  
  
   Сколько детей у Матери ураганов?
  
  
   Четверо. Северный ветер, Южный, Западный и Восточный. Они светловолосы и синеглазы и похожи друг на друга как близнецы. Но они не близнецы. Они не создают ураганы, но могут ими управлять и остановить их. А еще у них есть дети, которых люди ошибочно тоже называют сыновьями Матери ураганов, даже девушек.
   Впрочем, если вы адмирал и ваш флот треплет шторм в течение двух дней, а потом появляется юное светловолосое создание и грозит вам пальчиком. Если оно при этом рассказывает, что воевать нехорошо, особенно с народом мамы ураганов. Если оно предупреждает, что если вы не передумаете, то утонете вместе с кораблями... Вам в этот момент не до выяснения мальчик перед вами или девочка с простуженным голосом. А рассмотреть фигуру сквозь кучу широких тряпок невозможно.
   И рассказывать вы потом будете, что к вам приходил сын Матери ураганов, потому что сдаваться девчонке совсем уж обидно. А вас будут слушать, запоминать и повторять то что вы сказала. Приукрашивая и преувеличивая. Так что вскоре вы не узнаете собственную историю. Но проникнитесь сочувствием к такому же невезучему адмиралу, как и вы сами.
  
  
   Глава 3
  
   О том, что платье может стать страшным оружием, и о большой, глубокой яме.
  
   Глава стражи на Нэмину смотрел, как сладкоежка на конфету. Чуть ли не облизывался. Дару старательно отводил взгляд и старался не хихикать. На этот раз напарница превзошла саму себя и ему хотелось бы узнать, кто ее так воспитывал, и чего она пытается добиться.
   Платье у Нэмины оказалось с секретом. Подойдя к управе она осмотрелась, видимо не хотела попасться на глаза приличным людям. Никого не обнаружив, выудила из-за корсажа две веревочки и начала за них дергать. С каждым рывком декольте становилось все глубже и глубже. И посмотреть там было на что.
   Разговаривала девушка со смазливым главой стражи, опершись локтями на стол и наклонившись вперед. Она жаловалась и требовала помощи. Он сочувствовал и обещал что-то невнятное. А Дару за него было стыдно. Позор мужского рода. Даже не пытается изобразить приличного молодого человека.
   Наговорившись вволю, Нэмина резко встала, не дослушав очередные обещания главы стражи и гордо удалилась. Дару догнал ее у самой лестницы.
   Девушка на ходу подтягивала корсаж, пытаясь уменьшить декольте, но получалось не очень.
   -- Что ты творишь?
   Нэмина улыбнулась, светло и наивно.
   -- Да так, -- дернула корсаж двумя руками. -- Хочу проверить одну теорию. Один мой учитель утверждал, что работорговцы и прочая пакость появляется в том городе, где начальник стражи или городской глава это позволяют.
   -- И как тебе помог состоявшийся разговор?
   -- Может и никак. А может меня попытаются похитить.
   -- Похитить? -- переспросил Дару.
   В то, что смазливый и слишком юный глава стражи глуп настолько, чтобы похищать нюхача из столицы только из-за продемонстрированного неприличного декольте, он не верил. Такому идиоту даже папа император не поможет, скорее сам придушит.
   -- Похитить. Экстракт семилистки почему-то совсем не действует на блондинов и рыжих. Немного действует на шатенов. А вот брюнеты могут и голову потерять, если вдыхать будут не один день. Не зря же ее запрещают. Наш брюнет подышал не очень долго, но характер у него подходящий. Избалованных и самоуверенных в эту ловушку поймать проще...
   Дару тихонько ругнулся. Это надо же было додуматься... Облилась любовным экстрактом, изобразила привлекательную картинку и теперь будет ждать, что ее похитят. На месте брюнета, Дару бы сходил к ведьме. Потому что ситуация стандартная. Но самоуверенные часто попадаются. Скольких в столице обворовали девушки, которые стали внезапно сниться.
   -- Запуталось, -- выдохнула Нэмина, устав дергать платье. -- У тебя носового платка нет? Хоть его засуну.
   -- Есть, -- широко улыбнулся Дару. -- Уже использованный.
   Девушка хмыкнула и пошла вниз.
   Люди на улице, как назло, появились. Нэмина еще раз дернула корсаж, гордо задрала нос и пошла по дальше, делая вид, что заинтересованные и осуждающие взгляды ее не касаются.
   Очередной план напарницы Дару, откровенно говоря, не нравился. Не смотря на то, что похищать одаренную Лучницы, мягко говоря, неразумно.
   Да и что это им даст? Ну, докажут они что Гайран Табса нечист на руку. Возможно, даже докажут, что он связан с работорговцами в целом и похитителями Еллан в частности. А дальше? Вряд ли глава местной стражи знает, где искать похищенных девушек. Нэмину ведь будет красть для него и повезут туда, куда он скажет. И не факт, что те, кто Нэмину будет ловить эту тайну знают. Допрашивать и идти искать их начальство? Так для этого нужны люди. Вдвоем много не набегаешь. Местной страже вряд ли стоит доверять. А ждать помощи... Даже если обещанная помощь появится очень быстро, самые умные и много знающие успеют сбежать.
   Или сбегут еще раньше. Потому что допрос дело долгое. А корабли у них наверняка быстрые. Знать бы еще, где эти корабли искать. По бумагам все честные купцы и рыбаки.
   Получалось, что план у Нэмины глупый. Единственное утешение -- от Гайрана Табса избавят город. И не факт, что на его место придет кто-то лучше. Так зачем оно напарнице?
   Дару немного подумал, вспомнил об экстракте семилистки. О ведьме, которой напарница дверь выбила. И понял, что может быть еще одна возможность.
   -- Нэмина, та ведьма тебе только семилистку дала?
   -- Не дала, а продала, -- широко улыбнулась девушка. -- И не только ее.
   -- Понятно, -- выдохнул Дару.
   Напарница собирается и дальше нарушать законы. Отлично зная, что допрашивать людей с помощью ведьминых зелий, без письменного разрешения начальства, очень плохая идея. Ее же потом и обвинят во всех грехах. С другой стороны, разве в этом случае нужную бумагу задним числом не выпишут?
   -- Ты допрашивать не умеешь, -- сказал парень.
   -- Зато ты умеешь, -- беззаботно отозвалась напарница, и попыталась в очередной раз подтянуть корсаж, очень уж неодобрительно на нее посмотрела идущая навстречу немолодая женщина.
   -- Прекрасная сина... -- присвистнул появившийся из ниоткуда посреди улицы капитан Келен. -- Вечно я тебя встречаю в недостойном стражницы виде.
   А голос то одобрительный.
   И появился он из переулка. Пока Дару провожал взглядом недовольную встречей с Нэминой женщину, он успел выйти, заметить своих пассажиров и подойти к ним. Нельзя нюхачам так задумываться. В следующий раз выйти, увидеть и подойти может убийца. Хотя кому они нужны? Особенно после того, как по пути из столицы изображали шумных, но почти безобидных идиотов.
   Капитан Келен тем временем заглянул в декольте, почесал макушку и предложил девушке локоть. Защитник.
   Жаль что он не брюнет. Нанюхался бы семилистки и предложил Нэмине выйти за него замуж. Порадовал бы девушку. У нее сейчас дела, на романтику времени не хватает. Но наверняка хочется. Вон как улыбается.
  
  
   Не смотря на надежды Марины, Илиен о походе к бездонной пропасти не забыл. И местные жительницы, продолжавшие ходить по причалу, как лисы возле курятника, его не остановили. Он прошел мимо девушек, словно их не было. С таким выражением лица, что его не посмели окликнуть.
   Марина почувствовала себя вагончиком от детского поезда на буксире у ледокола, настоящего. Осталось понять, как вагончик туда занесло. Наверняка кто-то пошутил.
   Идти к пропасти было далеко, но Илиена подобные трудности не останавливали. Тем более он там уже бывал.
   Отправились они на пляж. Демон по дороге сломал ветку, которой нарисовал на песке загадочные символы и открыл путь. А привел этот путь не на край пропасти, как надеялась девушка, решившая закатать истерику и убедить Илиена, что боится высоты. Не станет же он пихать ее в пропасть насильно. Марина очень на это надеялась.
   Зря, как оказалось. Устраивать истерики было поздно.
   -- Что это, -- пискнула Марина цепляясь за руку демона.
   -- Пропасть.
   -- Пропасть? -- не поверила девушка.
   Пропасти она представляла иначе. Они должны бить большими, или хотя бы длинными. Можно даже с рекой на дне. А это... Это была яма! Глубокая, круглая с отвесными стенаками. Для колодца оно великовато, но в целом очень напоминает. Еще и под ногами что-то хлюпает. Что именно Марина не видела. Ноги по середину икры тонули в тумане. И было очень жутко.
   -- Илиен, давай уйдем отсюда, -- попросила, борясь с желанием залезть демону на голову. В тумане наверняка что-то пряталось. Что-то страшное.
   -- Не бойся, -- улыбнулся гадский Снегуркин братец. -- Они близко. Сейчас наловим и уйдем.
   -- Близко?! Низшие демоны?
   В яме не настолько много места, чтобы говорить о далеко-близко.
   -- Туман поднимается. Значит почувствовали и идут. Тут разрыв. Маленький.
   -- О! -- сказала Марина стараясь не стучать зубами.
   Туман действительно поднимался. Холодный, мерзкий.
   -- Замри! -- приказал Илиен, когда взвесь поднялась до коленей, и прыгнул вперед.
   Марина чуть не села. Илиен, не обращая на нее внимания, веселым козликом скакал вокруг вздутия на тумане. Размахивал руками. Хлопал, топал. Волосы подскакивали, били по спине. И в целом, он был похож на шамана, объевшегося мухоморов.
   Марина обняла себя за плечи и тихо клацала зубами.
   Она не понимала зачем Илиен ее сюда притащил. Неужели думал, что без присутствия избранницы не справится с низшим демоном даже не успевшим пролезть через свой разрыв. Ерунда какая-то. Может ей попрыгать, подрыгать ногами, как девушки с помпонами на баскетболе, покричать какую-то стихотворную ерундень? Чтобы хоть какое-то оправдание было. А то стоит, как столб в чистом поле.
   Илиена хотелось оттаскать за волосы. Такое себе женское желание. Заодно и согреется, а то в яме очень холодно, промозгло.
   А еще больше хотелось исчезнуть отсюда. Или лучше вообще не появляться.
   -- Готово! -- радостно заорал Илиен вскинув над головой браслет. -- Теперь бежим!
   Веселый такой, гад!
   Демон схватил Марину за руку, махнул перед собой мечом разрезая туман. И он начал расползаться, как живой, обнажая смесь белых камешков и черной грязи. Красиво так. Словно звездное небо.
   Илиен, кончиком меча, нарисовал очередную абстракцию, открывая путь, и они наконец оказались вне ямы. Жалко, что не в городе. В городе хорошо, не смотря на носатых красавиц. А тут поле в колдобинах, теперь придется по нему идти. Не меньше километра, если Марина не ошиблась, глядя на далекие дома.
   -- Илиен, зачем я тебе в той яме понадобилась? Ты решил мою смелость потренировать? Так знай, не помогло! Там очень страшно. Жутко! Словно я героиня ужастика и шансов выжить у меня нет. Потому что не главная героиня.
   Снегуркин братец обнял за плечи и прижал к себе.
   -- Не бойся, -- прошептал в ухо. -- Я рядом. И твой браслет теперь закончен. Вечером объясню, как им пользоваться. Главное не забывать рисовать вокруг себя защитный круг.
   -- Илиен, я тебе зачем потребовалась в той яме?! Или ты считаешь, что находиться на корабле мне опаснее? Да кому я там нужна?! Илиен?
   Демон прижал к себе еще плотнее. Успокаивает? Или... отвлекает? Почему он не объясняет? Не знает что сказать, или считает, что сказанное ей не понравится еще больше, чем пребывание в яме с туманом?
   -- Илиен, ты без меня не мог обойтись, да? Использовал как приманку? На тебя бы они не клюнули, как на Дэнэена, тебе понадобилась начинающая магичка, не умеющая прятать свой ветер, да?! Я на тебя обиделась, понял.
   -- Тебе там ничего не грозило, -- сказал в волосы демон. -- А браслет нужен. Если рядом противники гораздо сильнее тебя, рисуй круг и выпускай демонов. Только руку не забудь выставить за пределы круга. И пока противники и низшие демоны выясняют кто сильнее, улетай.
   -- Я не умею летать!
   -- Научишься, -- легко пообещал демон. -- У меня нехорошее предчувствие. Меня может не оказаться рядом. И я хочу, чтобы тебе было чем защищаться.
   Марина вздохнула. Сердиться на него опять не получается. Он искренне пытается помочь. Как умеет. А помогает Илиен странновато. Вспомнить только, как помогал младшему брату. Особенно с чего начал.
   -- Ладно, -- смирилась девушка. -- Только пообещай мне, что в следующий раз прежде чем что-то делать с моим участием, расскажешь мне что именно, как и для чего.
   Илиен улыбнулся и пообещал. Снегуркин братец.
   Почему-то Марине казалось, что обещание он сможет обойти. Было бы желание. Иногда мужчины, защитники, смелые и надежные очень бесят. Именно своими хорошими качествами. Когда начинают защищать от всего подряд, не спрашивая и не советуясь. Потому что не уверены, что объект защиты согласится. Идут по легкому пути.
   А потом удивляются, что защищаемая женщина чем-то недовольна.
   Гады!
   Но Илиен, это Илиен. Его не переделаешь. Взрослые люди вообще не меняются. Они могут притворяться. Могут наступить себе на горло и сдерживаться. Могут даже поверить, что изменились. Но истинная суть все равно всплывет. В самый неподходящий момент.
   В общем, пускай Снегуркин братец будет такой как есть. Если он начнет притворяться, будет только хуже.
   А всякие письма... Пускай их автор удавится! Потому что Илиен кто угодно, но не лжец. Он может не договаривать и вилять, но если назвал избранницей, то не для того, чтобы просто держать рядом. Хотел бы держать удержал бы и без этого. Обучение бы пообещал. Да мало ли... Да просто домой не вернул, куда бы она после этого делась?
   А настроение у Марины так и осталось плохим. Может тоже предчувствие? Или магнитные бури.
  
  
   Капитан проводил Нэмину до дома, демонстративно не замечая плетущегося следом Дару и отпугивая взглядом мужчин, интересующихся излишне глубокими декольте.
   Нэмина изображала настоящую сину. Шла расправив плечи, гордо вскинув голову. Даже не шла, несла себя. И капитан Келен, опять одетый в чьи-то обноски, смотрелся рядом с ней совсем нелепо. Но его это не волновало.
   Дару оставалось только завидовать.
   А потом они дошли до дома и Нэмина пригласила капитана в гости. А он взял и не отказался. И они сидели в беседке, пили вино и разговаривали о разной чепухе. Келен, не смотря на цинизм, оказался отличным собеседником. Знал множество вещей и казалось, способен поддержать любую тему.
   Дару был в этом уверен, пока разговор не свернул к верности и чести, и хороший собеседник превратился в мрачного типа. Он молча пил вино, слушал и улыбался. Нехорошо улыбался.
   Зато Нэмина увлеклась. Приводила в пример каких-то своих знакомых. Веселилась. Пока капитан не решил заговорить.
   -- Хочешь, я расскажу тебе о верности? -- спросил Келен и косо улыбнулся.
   Вино в его бокале колыхнулось.
   Нэмина осторожно кивнула. Что этот человек мог знать о верности? Больше всего он похож на бродячего пса. Из тех бродячих псов, которые личную беспризорную жизнь ценят больше, чем возможность получить еду из человеческих рук. Такого в принципе приручить невозможно. Наверное, поэтому он ей так нравится. Некрасивый, с живым лицом, худой, как высушенная рыба, но такой по хищному грациозный и ощутимо сильный, что оторопь берет. Глядя на него, хотелось, подобно дядиной дочери, тоскливо вздыхать и шептать: какой мужчина.
   Келен поставил на скамейку бокал, зачем-то погладил свой меч и, прищурив глаза, посмотрел на небо.
   -- Один из правителей острова Рекан, принял себе на службу немолодого наемника, -- начал он рассказ. Голос звучал глухо и безэмоционально. -- Наемник оказался превосходным приобретением, он прекрасно разбирался в стратегии, тактике и защитных сооружениях. Собственно, именно этот наемник подал правителю идею замкнуть гавань острова, придумал, как построить стены и где сделать ворота, как эти ворота подымать и как быстро опускать.
   Нэмина закрыла глаза, вспоминая остров Рекан. Величайшее творение создателя. Почти круглый, похожий на головку сыра, с гаванью, выгрызенной в этом сыре какой-то оголодавшей мышью. Попасть на остров можно было только через гавань, потому, что остров был неприступной скалой, возвышавшейся над морем и только у гавани были пологие берега. На острове жили торговцы, наверное изначально только они и жили, там даже великие дома назывались торговыми и семья правителей была величайшим из этих домов.
   -- Гавань замкнули, наемника провозгласили генералом и отдали ему половину войск острова для защиты стены и ворот.
   Нэмина улыбнулась. Большая часть войск Рекана были наемниками. Меньшая бестолочами, у которых не хватило ума для того, чтобы стать купцом или помощником. Генерала было жаль.
   -- Правитель ему верил и наемник платил ему преданностью. Вернее пса в его своре не было. Но случилось так, что старый правитель умер, а его сыновья попали под влияние нескольких домов острова. Где-то через год на остров напали сайтгассы, они не сумели преодолеть стену и ушли без добычи, только генерал этого нападения не пережил, умер от ранения, успев перед смертью завещать свою должность толковому мальчишке, разбиравшемуся в защитных сооружениях не хуже него.
   -- Мальчишке? -- зачем-то переспросила Нэмина.
   Келен улыбнулся, тряхнул головой, убирая с лица волосы, и зло подтвердил:
   -- Да, мальчишке, парню, которому едва исполнилось девятнадцать лет. Умному, все хватавшему на лету, но всего лишь мальчишке, который не разбирался ни в дворцовых заговорах, ни в торговых сделках. Да оно ему и не нужно было. Он поклялся защищать остров, остальное его не касалось. Он так думал. Владетели Домов острова Рекан думали иначе. Они решили, что какому-то мальчишке, чье происхождение такая же загадка острова, как и происхождение красных рыб в его озерах, была оказана слишком большая честь. Что их сыновья более достойны высокой должности командира гарнизона Ворот Острова. Правителей убедили в том, что верить новому командующему нельзя, что он в любой момент может поднять бунт или податься в пираты, ведь у него ничего нет, ему нечего защищать, а верность для сына портовой шлюхи пустой звук, ведь только Великие Дома знают, что такое честь.
   -- И что? -- спросила Нэмина, когда Келен замолчал и опять уставился на небо.
   -- Да ничего особенного. Мальчишку обвинили в сговоре с каким-то пиратом, тихо прирезали на охраняемой им стене и сбросили в море. Наверное, сочли его слишком опасным для своих планов. Тогда половина гарнизона разбежалась, побоялись повторить его участь, некоторые подались в пираты, некоторые вообще пропали, возможно, сбежать не успели или сбежали очень уж далеко.
   Великолепно. Чудесная история о верности. Похоже, Келен любитель таких историй. Возможно сам сбежал из того гарнизона, или из какого-то другого. С него станется.
   -- Печальная история, -- сказала Нэмина.
   Келен согласно кивнул.
   -- Продолжение у этой истории гораздо веселее, -- сказал Дару.
   Келен лениво к нему обернулся и одарил очередной кривой улыбкой.
   Дару ухмыльнулся в ответ.
   -- Дома полгода не могли поделить Ворота Острова. Плели интриги, кого-то даже убили, но в итоге командовать гарнизоном стал Адмах Беглеген, сын старшего советника одного из молодых правителей, -- начал свой рассказ Дару. -- Через год его поймали на том, что он пропускал на остров контрабандистов и наемных убийц. Сынку после этого отрубили голову, папашу отправили в ссылку. Потом еще двоих постигла похожая участь и одного кто-то прирезал в одну из ночей. Так прошло еще три года. Правителей стало на одного меньше и у оставшихся кардинально поменялись советники, кто-то из них под шумок опустошил казну, кто-то другой решил, что на солдатню, загорающую на неприступной стене, уходит слишком много средств и гарнизон окончательно распустили, оставив только охрану ворот. Зачем нужны солдаты на неприступной стене, она же неприступная? Еще через год какой-то лихой ватажник подорвал часть стены, провел свой флот в гавань и спокойно разграбил все, до чего сумел дотянуться. Дыру в стене заделать не смогли, то ли средств острова не хватило, а личные деньги на это давать никто не захотел, то ли не нашлось достаточно умного человека, знавшего как это сделать. Гарнизон срочно вернули обратно. Но так как, ни один из назначаемых в следующие два года командиров никакими талантами кроме происхождения не блистал, нашлись последователи ватажника и неприступная стена на данный момент напоминает проходной двор. Ее с десяток раз взрывали, раз пять брали приступом и один раз подожгли с помощью какой-то алхимической смеси. Думаю, правители давно разочаровались в своих советниках.
   -- Разве это имеет значение? -- спросил Келен.
   -- Возможно, нет, но это не значит, что верность плоха сама по себе.
   -- Важно правильно выбрать человека, которому можно отдать свою верность, -- добавила Нэмина.
   Капитан хмыкнул.
   -- Интересно, каким образом? -- язвительно спросил Келен. -- Лучше быть верным себе. Самого себя обмануть сложнее, чем обмануться в других. Разве не так?
   -- Сам в это веришь? -- ласково спросила девушка, которую люди с подобным мнением раздражали. -- Если тебе никто не нужен, то и ты будешь не нужен никому.
   Капитан улыбнулся и не стал спорить. Просто не стал. А если кто-то отказывается спорить, то переубедить его невозможно. Что-то ему доказывать все равно что бодать каменную стену.
   Девушка вздохнула.
   С ним бесполезно спорить. В его душе нет места для сомнений. Нэмине очень хотелось иметь хоть капельку этой уверенности. Тогда бы и для нее не имело никакого значения чужое мнение. Жаль только, что убеждения у него такие...
   -- Зачем ты здесь? -- спросил Дару.
   -- Я дал слово, -- ответил Келен и взял бокал.
   -- Кому?! -- неподдельно удивился Дару.
   -- Себе.
   Дару задумался и естественно понял, что задает не те вопросы.
   -- Какое слово? -- зачарованно спросил он. Что-то ему этот разговор напоминал. Что-то стандартное. Вроде типовых ситуаций на переэкзаменовке нюхачей.
   -- Что больше никто и никогда не отберет у меня то, что я считаю своим.
   -- Что ты считаешь своим?
   -- Теперь это не имеет значения.
   -- Почему?
   -- Дару, ты все равно не получишь того ответа, который хочешь получить, -- сказала Нэмина.
   Напарник внимательно посмотрел на нее.
   -- Кто он такой? -- спросил раздельно.
   -- Обычный смертный, -- ответил Келен и тихо добавил: -- Иначе все было бы по-другому.
   -- Я не думал что ты бог, -- раздраженно сказал Дару. -- Нэмина, кто он такой.
   Девушка улыбнулась. Почему умные люди бывают настолько глупы? Или память плохая настолько, что он не помнит сказок, которые ежегодно рассказывают на празднике Первого дня. Ответы Келен повторил слово в слово, хотя вопросы и звучали немного иначе.
   -- Небесный Волк, -- вздохнула девушка. -- Синяя Луна, если ты не знаешь преданий старого народа. Синеокий Ворон из преданий Подгорного Берега. Продолжать?
   Дару обдумал возможность воплощения в Келене преданий о происхождении одинокой луны, которая появляется только тогда, когда с ночного неба исчезают все звезды.
   -- Хочешь сказать, что его предали люди, ради которых он был готов умереть? Близкие родственники? Жадные до дедова наследства братья?
   -- Ради которых умер, болван, -- сказала Нэмина. Она сильно сомневалась, что предали именно братья. Скорее учитель. Один из тех мастеров меча, которым отдают сирот. -- Чтобы стать тенью, нужно умереть, неужели не ясно? Или у тебя память плохая? Не способен запомнить то, что слышишь ежегодно.
   Напарник недовольно хмыкнул.
   -- Тогда что он здесь делает? -- спросил Дару. -- Бродил бы в одиночестве по небу.
   -- Он же тебе сказал. Он обычный смертный. Он не бог. Люди не могут быть абсолютно одиноки.
   -- Ах, да, -- сказал Дару. -- Значит он не пират с Золотого Острова. Те дружно считают себя воплощениями богов на земле.
   Похоже капитан издевается. Или Нэмину дразнит. Или... Да какая разница?
   -- Я не пират, -- сказал Келен. -- Меня бы не приняли. Главы ватаг не любят слишком сильных бойцов. Боятся, что те покусятся на их место. Правильно боятся, кстати.
   -- Ладно, -- смирился с ошибочностью теории, которую нянчил половину плаванья, Дару. -- Значит ты получил то что хотел? -- вспомнил, чем закончились блуждания Небесного Волка. Волк превратился в Синюю Луну. Которая на небе одинока. От нее даже звезды прячутся.
   Хорошая на самом деле сказка. Правильная. Объясняет, что абсолютная свобода ничего не стоит. Свобода и независимость вообще имеют ценность только тогда, когда человек взаимодействует с другими людьми.
   -- Поменял, -- выдохнул в бокал Келен.
   Дару даже подпрыгнул. Ответа он уже не ждал.
   -- На что?
   -- На себя. Того кем я больше никогда не смогу быть. Иначе нельзя. Это называется взрослением.
   Точно издевается, понял Дару. Издевается с серьезным лицом и верой в то, что говорит. Фальшь Дару бы почувствовал. А если не он, то Нэмина.
   Талантливый человек.
   Дару даже готов был признать, что отец Нэмины такому зятю обрадуется. Жители Подгорного Берега умнее реканцев. Они знают, что если брать в жены глупых женщин, даже мальчишки начнут рождаться глупцами. А если не хочешь отпускать дочь из семьи, постарайся найти ей в мужья мужчину без родовых обязательств, которого принять в свою семью будет не стыдно.
  
  
   Тем временем где-то.
  
   -- Не получается, -- вздохнула женщина. -- Даже не знаю, умная она, нерешительная или верит чутью...
   Мужчина пожал плечами. Не получилось, так не получилось. Какая теперь разница из-за чего.
   -- Значит у нас нет выбора, -- сказал он.
   -- Совсем?
   -- Совсем. Люди лучше всего стараются и быстрее находят ответы на вопросы, когда дело касается их самих. Себя вспомни. А надеяться на то, что кто-то настолько глуп, чтобы тратить свое не бесконечное время на то, что не принесет ничего ему лично... Такие люди тоже есть, но их мало и нам может не повезти.
   Женщина вздохнула.
   Выбора действительно нет. А значит нужно найти глупую одаренную. Которая захочет навредить.
  
  
   Глава 4
  
   О прогулках, снах и неприятных ухажерах.
  
  
   План Нэмины начал работать на следующий же день. Гайран Табса совершенно случайно надумал гулять именно на той улице, где жили заезжие нюхачи. Потом столь же случайно вспомнил, что они именно тут живут, и отправился желать доброго утра прекрасной сине.
   Прекрасная сина в это время ползала по кустам развешивая следилки. И Дару, через окно увидевшему гостя на пороге, пришлось козликом скакать туда же, пока кто-нибудь другой не отправился ее искать.
   Вернуться удалось прежде, чем скучающие от безделья слуги додумались бросать жребий, чтобы решить, кто пойдет открывать. Пока жребий тянули Нэмина успела переодеться, пригладить волосы и изобразить на лице наивную радость.
   А Дару стоял у двери в ее комнату -- мало ли, вдруг странным слугам этого дома придет в голову привести гостя туда же -- и размышлял о том, что нежелание работать одних, может помочь другим. Но работников этих все равно придется уволить.
   По лестнице Нэмина спускалась гордо и величественно. Дару же решил понаблюдать сверху. Смотреть на напарницу было приятно. Когда она ведет себя так, ни один умный человек не поверит в сказку о несчастной сироте, у которой выявили талант тени. Потому что сироты выросшие на улице, так себя не ведут. Нет, если они выросли в аферисток и притворяются знатной дамой, то могут и вести. Специально учатся. А если всем рассказываешь о своем тяжелом детстве и умеешь выглядеть так... умные люди будут сомневаться. Зачем оно тебе? Никто не ждет, что талантливая сирота чудом избежавшая всего нехорошего, что могло случиться с девочкой на улице, будет вести себя как аристократка. А дураки не способные до этого додуматься? А им так и надо.
   Гайран Табса умным не был. Хотя таковым себя считал. Он вежливо поздоровался с Нэминой, поцеловал ей ручку и завел речь о том, что как-то в город приезжали люди представляющиеся нюхачами из другого города. А оказались они обыкновенными ворами. Так что, да извинит прекрасная сина, но глава стражи счел своим долгом связаться с ее начальством в столице, чтобы выяснить, кто приехал на этот раз. Нюхачи оказались настоящими. А у прекрасной сины оказалась такая судьба, что Гайран Табса теперь ей сочувствует. Всеми своими силами. И ему хочется изменить эту судьбу к лучшему. Он богат, хорош собой и у него есть чудесный домик, в котором такая девушка могла бы не менее чудесно жить. А еще он щедр. И Нэмина ему понравилась с первого взгляда, забыть ее не может ни на мгновенье. И зачем такой девушке заниматься опасной работой, когда можно жить в свое удовольствие.
   От патоки и сиропа с гнилым сладковатым душком изливавшихся на напарницу, у Дару свело зубы и улыбался он нехорошо. Сам чувствовал, что нехорошо, что из-за его улыбки дети плакать будут, если не перестанет и где-то этих детей встретит. Еще сжимались кулаки. Так и тянуло по носу смазливому главе съездить.
   А Нэмина невинно хлопала глазами и делала вид, что не понимает прозрачных намеков.
   Нет, что вы, в столице нюхачам хорошо платят. Лет через пять она даже домик купить сможет. Маленький. На чистенькой, но не богатой улице.
   Да, в столице ей нравится жить. Чудесный город. Особенно весной, когда все цветет.
   Ой, что вы. Быть нюхачем хорошо. И интересно. Хорошо, что ее туда взяли. Она даже надеяться не смела.
   Украшения? Да, она их любит, все девушки их любят. Особенно она любит браслет с бирюзой и жемчугом, который ей подарила одна вдовушка в благодарность за помощь. Нэмина доказала, что эта достойная женщина не убивала своего мужа.
   Гайран Табса не сдавался, продолжал намекать. Похоже, он привык, что женщины с радостью падают в его объятья. А что, смазливый, богатый, должность еще.
   Нэмина упорно хлопала глазами, вежливо улыбалась и делала вид, что не понимает чего от нее хотят. И глава стражи сдался.
   -- Урод! -- припечатала девушка, когда Табса наконец ушел. -- Самоуверенный урод. Этот... Он даже не попытался поухаживать! Что ему должны были обо мне рассказать, чтобы он пришел с таким предложением?!
   Дару хмыкнул. Для дела и из любви к подчиненным начальство могло рассказать что угодно. Но не спросишь ведь.
   А может Табса сам по себе такой придурок. Который уверен что бедные и несчастные сироты дружно мечтают о богатом и смазливом, который будет их содержать. Даже те, которые уже не так отчаянно бедны и нашли работу, которая и защищает, и деньги приносит, и какое-никакое, но уважение.
   Но настроение он Нэмине испортил. А когда у нее плохое настроение, ей хочется работать.
  
  
   Илиен все-таки чувствовал себя виноватым. А извиняться он умел. Не словами. Он улучшал испорченное настроение.
   Казалось бы, ну что тут такого? Походить босиком по прибою, величественно игнорируя ошарашенные взгляды рыбаков с удочками. Ну, да, водичка холодная. Зато на улице жарко. Потом побродить по городу, найти какую-то кафешку гнусного вида, в которой Снегуркин братец что-то унюхал, и сидеть в ней не меньше часа распивая терпкую настойку синеватого цвета. И разговаривать. Перескакивая с темы на тему.
   А потом стоять на скале над морем и наблюдать за волнами, и за птицами охотящимися на рыбу.
   А вот в магазинчик девушка решила зайти сама. Просто стало интересно. Вместо вывески над дверью висела потрескавшаяся помесь гитары и виолончели, а внутри кто-то играл, кажется на скрипке. Тихая печальная мелодия. Хочется сесть и слушать.
   В магазинчике были музыкальные инструменты. Целая куча. Разных. Одни блестели металлом. Другие пахли деревом и лаком. Марина с удивлением обнаружила челесту, или что-то на нее похожее, с открытой крышкой. Хулиганисто оглянувшись на юношу, дремавшего у стола, рядом с игравшей музыкальной шкатулкой гигантских габаритов, подумала, что это наверное не шкатулка, это музыкальный сундук. Юноша на посетителей внимания не обращал и девушка потрогала пальцем металлическую пластину. Потом молоточек. И опять удивилась. Ну как это сочетание может звучать хрустальными колокольчиками?
   Юноша все еще дремал. Марина вздохнула, набралась храбрости и попробовала сыграть мелодию из "Щелкунчика". Естественно ничего не получилось. Зато юноша наконец заметил, что кто-то пришел.
   А дальше начался цирк. Посетителей попытались превратить в покупателей, вопреки их желанию. Сначала юноша впаривал челесту, обзывая ее как-то очень странно. Когда удалось убедить его, что челеста не нужна, он радостно предложил близкого родственника инструмента висевшего вместо вывески над дверью. Потом пошли всякие дудочки, свирели и флейты. Марина представила, что сейчас ей впихнут трембиту и она пойдет с ней наперевес в порт, радовать капитана, что в случае чего теперь будет чем заменить мачту.
   -- Оно слишком большое, -- шарахнулась девушка от располовиненого бревна со струнами.
   -- О-о-о-о... -- загадочно протянул юноша потеребив подбородок.
   Он наверняка понял, что инструменты ни Марине, ни Илиену не нужны, но надежды не терял.
   -- А вы знаете об органе в Морском храме? -- нашелся с темой и стянул с полки загадочный ящик.
   Марина удивленно посмотрела на тару. То ли знание языков чудит, то ли тут органы подозрительно миниатюрны.
   -- Не знаю, -- осторожно сказала девушка.
   -- О! -- обрадовался юноша. -- Я вам расскажу! Когда боги ушли с Рекана...
   -- Ушли? -- переспросила Марина.
   -- Ну, когда они еще жили на земле, они создали Рекан. Для себя. Поэтому он такой неприступный почти везде. Чтобы люди меньше надоедали. А когда они решили, что больше на земле жить не будут, на Рекане они жить тоже не могли. Первыми это сообразили три гильдии купцов и поспешили остров занять. Они там чуть не передрались.
   -- А Морской храм причем? -- удивилась девушка.
   -- Морской храм строил маг. Ему очень хотелось сделать необычное место. И чтобы оно было лучше, чем Рекан. А еще он любил органы и создал лучший из них. Проточил трубы в скале, что-то с ними сделал, чтобы звучали правильно. И уже вокруг них строил храм. Лепил его из камня, как из глины. Никто не может ничего подобного до сих пор повторить.
   -- Просто не хотят, -- пробормотал Илиен.
   Продавец внимания на него не обратил.
   -- А здесь, -- указал он на коробку с видом первооткрывателя, увидевшего долгожданную землю. -- Копия органа из Морского храма!
   -- Уменьшенная? -- зачем-то спросила Марина, размышляя о том, как можно сделать копию скалы.
   -- Уменьшенная, -- сознался продавец. -- Почти в два раза. Орган в Морском храме огромен! Но звучание сохранено.
   -- Э-э-э-э... -- сказала девушка.
   Они действительно считают огромным что-то способное влезть в две такие коробки?
   -- Не беспокойтесь. Я вижу, что вы тоже маг, иначе не стал бы предлагать. Для вас не составит труда поддерживать орган в сжатом состоянии. Всего лишь нужно влить немного силы. А когда привезете на место, вытянете из коробки и просто подождете. Он сам вырастет. Быстро. Сжатие направлено на коробку.
   -- Коробка тоже увеличится?
   -- Да, -- признался юноша и скромно потупился.
   Марина заподозрила, что орган пытаются ей продать именно из-за того, что местные маги слишком много берут за вливание силы. А действие предыдущего вливания скоро закончится. Орган штука большая, где его после этого держать? А тут на тебе, магичка, которая сама справится со сжатием, если ей надо будет. В общем, для магазина сплошные плюсы. А куда покупательница приобретенное денет, это уже ее проблемы. Не в родную квартиру же.
   Но орган Марина все равно купила. Именно потому, что никогда ни о чем подобном не мечтала. Да и кто в здравом уме станет мечтать? Это так странно -- свой личный орган.
  
  
   -- Капитан Келен! -- девчонка топталась рядом с большим ящиком и улыбалась. Виновато улыбалась. Похоже, притащила на корабль очередной сувенир, не вмещающийся в каюту, и будет просить о месте в трюме. Там таких сувениров было уже три. Череп огромной ящерицы, который ей продали как голову дракона. Черный сундук, который купила только из-за того, что никто не мог его открыть. И комод. Обыкновенный комод. Такие можно приобрести в любом городе, но ей захотелось именно этот. А главное, там больше не было лохматой крысы, за что капитан был благодарен коту.
   -- Что на этот раз? -- спросил Келен, вспомнив, что сам пригласил ее на свой корабль. Да и шарахаться от девушек недостойно мужчины. Даже от девушек стаскивающих на корабль всякий хлам.
   -- Орган, -- таинственно прошептала девчонка.
   -- Что?!
   -- Орган. Точнее, миниатюрный орган. Я его в магической лавке купила.
   -- Миниатюрный орган? -- удивился капитан. До сих пор миниатюрных органов, способных поместиться в коробку, он не встречал. Бывают же чудеса.
   -- Пока миниатюрный. Через двенадцать дней нужно подзарядить уменьшающие амулеты, иначе станет большим. Но с этим я сама справлюсь. Илиен меня учил, это почти то же, что и с погонщиком ветров.
   -- Ага, -- сказал несколько ошарашенный Келен. -- Зачем он вам?
   Девчонка улыбнулась. Светло, как солнышко. И сразу похорошела. Видели бы ее сейчас глупые клуши, не понимающие, что в ней разглядел ее красавец-спутник, наверняка бы удивились метаморфозе.
   -- Он звучит как орган в Морском храме, его специально настраивали. А туда женщин не пускают, хоть так послушаю.
   Келен чуть не шарахнулся. Надо же, словно кто-то его мысли подслушал. Или боги на что-то намекают? Интересно на что? На то, что девчонку нужно непременно взять с собой? Или наоборот -- нельзя брать ни в коем случае? Кто бы подсказал?
   Орган опустили в трюм. Спутник девчонки так и не вернулся. Видимо не успел решить свои проблемы. День пролетел быстро и незаметно. А ночью опять приснился храм. Почему-то там не было призывающих. Вообще никого не было. А музыка все равно звучала, заставляя вибрировать скалу. Подталкивая Келена, направляя и убеждая.
   Сейчас.
   Этой ночью.
   Спутник девушки одну ее не отпустит, увяжется следом. А он там нужен меньше всего. Он сразу все поймет. Чудо, что этой ночью его не будет. Что он ушел выполнять долг.
   Без девушки не справиться. Нужен маг, любой. Даже такой, едва начавший учиться, лучше, чем кто-то из местных. Местный может взять деньги, а потом пойти к градоправителю и заявить о попытке подкупа.
   А она чувствует себя виноватой за то, что принесла на корабль миражника. Поэтому согласится. Хорошая девочка.
   Так что иди.
   Сейчас.
   Другого шанса не будет.
   И Келен проснулся.
   Посидел немного, подождал пока перестанут трястись руки. А потом подтянул рукав и размотал цепочку с невзрачным камешком-каплей.
   Нелюди из-за гор, очень странные создания. Иногда они приходят к тебе в дом, пинают, чтобы разбудить, благодарят за спасение мелкой девчонки и вручают камешек способный открывать путь. Тот самый портал, который не смогли повторить маги не их народа. На суше не смогли повторить. А морские ворота наверняка что-то другое. Точно другое. Путь открывает тот кто идет куда захочет. Ворота открывают тем кто идет к человеку его открывающему.
   Этот камешек откроет путь еще восемь раз. Всего их было десять. Но первый Келен израсходовал совершенно бездарно, просто хотел убедиться. Знал же что нелюди в таких делах не лгут. И все равно стал проверять. А второй раз помог выжить. И его не жалко.
   А теперь будут третий и четвертый. Главное, чтобы девочка не поняла, что они ушли не только из города, но и из империи. Испугается же. Еще сбежит.
   И уйти оттуда можно будет опять же только открыв путь.
   Попросить счастья у богов для того нелюдя, что ли?
  
  
   -- О, прекрасная, только вы можете мне помочь!
   Девчонка подтащила одеяло к подбородку и смотрела на стоявшего на коленях перед ее кроватью Келена с недоумением. Хорошо, что не испугалась. Если бы испугалась, он бы извинился и ушел. И будь что будет.
   -- Только вы и никто больше!
   -- Чем я могу помочь? -- растерянно спросила она.
   Келен встал, поклонился, как того требовала ситуация и не отрывая взгляда от пола произнес.
   -- Выкрасть прах моего отца.
   -- Что?!
   Какой ошарашенный голосок.
   -- Мой отец служил отцу владетелей этих земель. Давно, я тогда еще мальчишкой был. Их отец был достойным правителем. Зато его дети недостойные. Они вообще не владетели. Вороватые купцы были бы лучше таких сюзеренов. Раньше их было трое, но одного они уже отравили...
   -- Своего брата? -- переспросила девчонка.
   -- Да. Но это не важно. Важно, что кувшин с прахом моего отца хранится в подвале дома недостойных людей. Это роняет тень на его честь. И на мою тоже. Я обязан его оттуда забрать.
   -- А, -- сказала прекрасная и вздохнула. -- Ну, ладно. Только чем я помогу?
   -- Откроете дверь в скале. Я знаю, как ее открыть, но без помощи мага не могу это сделать.
   И она согласилась. Когда ведут боги, все будет так, как должно быть. Все получится. Поэтому служителей так ценят. У них может получиться то, что не сможет сделать никто другой. Они просто чувствуют, как нужно поступать, чтобы получилось. Видят правильную дорогу. Мелодия их ведет, мелодия и волны.
  
  
   Перехода на остров девушка не заметила. Как Келен и думал, в темноте она видела плохо, амулетов у нее не было и то, что скалы стали выше она не поняла.
   -- Осторожно, прекрасная.
   Кален подал руку, и девчонка легко соскользнула с уступа на еле заметную тропинку, петляющую между скалами. По этой тропинке портовая малышня бегала после штормов на пляж собирать раковины, которые можно было продать амулетчикам или мастерам-резчикам. Келен тоже когда-то бегал, за компанию. А однажды по этой же тропе его повел отец и показал, где находится потайной выход из дворца.
   Море тихонько шумело. Луна куталась в полупрозрачные облака, словно стеснялась или не желала смотреть на происходящее, а может просто кокетничала. Но ее света все равно хватало, чтобы не сойти с тропы и не пройти мимо сдвоенной скалы.
   Келен помог девушке перелезть через овальный камень, и подвел к городской стене, прятавшейся за скалами. Если подняться на нее здесь и пойти вправо, то шагов через сто будут Лодочные ворота. А от них еще триста шагов и окажешься в том гнезде, из которого выбросили одного юного служителя, слишком честного для новых владетелей этого города. И слишком глупого. Он не верил, что море больше не поет из-за того, что Светлая богиня отвернулась, а вместе с ней и удача. Убеждал себя, что неправильно понял намеки о деньгах, которые такой юноша непременно найдет, на что потратить. Нужно просто закрыть глаза. Искренне думал, что делает все для блага города. Мог ведь тот старый мастер быть предателем, а красивая девушка-маг в кандалах -- наемной убийцей.
   Просто хотелось верить. В первую очередь в то, что не ошибся в своем выборе. Признавать ошибки сложно.
   -- Здесь, -- сказал Келен, положив ладонь на камень.
   Девчонка с любопытством посмотрела на ни чем не примечательный участок стены.
   -- Тут, где моя рука, под камнем амулет. Его нужно зарядить.
   Она кивнула, подошла вплотную и закрыла глаза. Стояла она так недолго. По руке Келена скользнул ветерок, и камень под ладонью нагрелся. Служитель надавил вверх и влево, прочертил большим пальцем полукруг и резко хлопнул. Часть стены, как раз пройти одному человеку, исчезла. Только овальный амулет висел в воздухе и еле-еле светился.
   -- Подождешь меня здесь. Если я до утра не вернусь, все равно сиди и жди, твой красавец тебя найдет. Он чувствует твою магию. Одна никуда не ходи. В порту опасно и на тропе можно встретить кого угодно. Часто тех, кого девушке лучше не встречать. А об этом выходе знал только мой отец, случайно его обнаружил. Сюда никто не пойдет. Только не отходи от стены, могут сверху заметить.
   -- Но... -- попыталась возразить девчонка, глядя в проход.
   -- Там тоже опасно, -- покачал головой Келен. -- И я себе не прощу, если с тобой что-то случится.
   Девчонка обижено поджала губы, но бросаться следом не стала. Разумная женщина. Белобрысому нелюдю действительно повезло.
  
  
   Потайные ходы Келен хорошо изучил в свое время. Но владетели почему-то решили поменять свои спальни. В одной оказалась женщина. В другой спал ребенок. Бегать по дворцу, разыскивая нужные комнаты, было бы очень глупо. Поймать кого-то и спросить еще глупее. Это когда-то он был ничем не примечательным невысоким некрасивым парнишкой. Сейчас почти урод, но урод, в котором горит огонь, и запомнить его легко. А убивать случайного человека из-за того, что когда-то сделал глупость? Недостойно оно.
   Келен остановился, закрыл глаза и стал слушать. Мелодию он услышал только на двенадцатом вдохе, совсем тихую, но зовущую и направляющую.
   Туда.
   И еще туда.
   Старшего владетеля служитель нашел в бывшей лаборатории дворцового мага. Эта комната была защищена лучше любой другой -- экспериментировать бывший владелец комнаты любил. Если верить слухам, это его и убило. А там кто знает, маг тоже был честным человеком и довольно наивным, вопреки своему возрасту. Такие люди молодым владетелям не нравились. А яд, он на магов тоже действует.
   Проход открылся со второй попытки. Видимо, запирающий амулет тоже почти разрядился. То ли новый дворцовый маг неспособен обнаружить эти амулеты в камне, то ли считает нужным делать только то, о чем просят.
   -- Спрятался, -- прошептал Келен заходя.
   Его услышали. Темная фигура вскочила с кровати и метнулась к двери, хрипло призывая стражу. Споткнулась обо что-то, падая, схватилась за плотную ткань, скрывавшую за собой окна, и ярко вспыхнула вместе с занавесью.
   В дверь стучали, спрашивали все ли в порядке, а Келен ошарашено смотрел на пепел, осыпавшийся вдоль окон. Наверное, старший владетель очень за свою жизнь опасался и доверял городским магам не больше, чем дворцовому. Вот и решил связаться с каким-то недоучкой, рискнувшим создать такую ловушку, не умея замыкать ее на хозяина.
   Глупо так. И именно этого человека один юнец счел достойным своего служения? Идиот.
   По двери начали чем-то ритмично бить, и Келен вернулся в потайной ход. Теперь нужно было спешить, пока кто-то не решил позвать младшего владетеля. Или поздравить с тем, что теперь он единственный. Вдруг отблагодарит за такую весть.
   Он нашелся в бывшей спальне того же мага, защищенной не намного хуже лаборатории. И знал о двойных стенах дворца, потому что первая ловушка была у открывшегося прохода. Банальная натянутая веревка, которую служитель заметил из-за того, что она вибрировала вместе с мелодией звучащей для Келена все громче.
   А еще в комнате немилосердно скрипели полы.
   И младший владетель не доверял страже. Он вскочил с кровати одетым, схватил арбалет и, никого не зовя, выстрелил, попав в стену. Сразу же бросил ненужное оружие и выставил перед собой меч.
   -- Сколько он тебе заплатил?! -- грозно спросил, разглядев Келена. -- Я заплачу больше!
   Тоже глупо. Честного убийцу невозможно перекупить. Только этот человек верит в честных убийц не больше, чем в честных стражников.
   Каждый живет в том мире, который для себя построил.
   -- Одно предательство, -- сказал служитель, всей душой желая, чтобы это ничтожество скончалось само. -- Как и ты. Предатели бесчестны и недостойны, от них необходимо уйти, но и после этого нельзя начать служить кому-то другому. Служение не будет закончено. Даже если угораздило поклясться подлецу, а другой действительно достоин помощи богов в его делах. Поэтому я пришел исполнить клятву. Только смерть может нас разлучить.
   И улыбнулся. Оскалился, как и положено бродячему псу при встрече с бывшими хозяевами, пытавшимися его убить.
   Владетель молча бросился вперед. Он за прошедшие годы научился владеть мечом. Немного. Его умения хватило на четыре удара. И служитель получил свою свободу, сполна расплатившись с глупостью. Больше он ей ничего не должен.
  
  
   -- А где кувшин? -- спросила девчонка, зябко обнимая себя за плечи.
   Туман медленно полз между скалами, а небо посветлело. Скоро рассвет. Нужно поспешить.
   -- Не нашел, -- грустно сказал Келен. -- Его там нет. Надеюсь, кто-то из старых слуг развеял пепел над морем. Отец был бы рад.
   Она кивнула, печально улыбнулась и дальше расспрашивать не стала. Хотя служитель мог бы поклясться, что не поверила. Наверное, с самого начала не поверила. Просто решила помочь, из-за всех тех неприятностей, которые ему доставила ее крыса. Такая вот хорошая девочка.
   -- Пошли, прекрасная, пока тебя не хватились.
   Путь назад казался длинным-длинным и бесполезным. Музыка опять утихла, спряталась в морских глубинах.
   Волны бились о скалы. Шептали и звали. А еще насмехались и объясняли.
   Ты думаешь, что все закончилось? Что виноваты только они? Ты виноват не меньше, чем недостойные служения владетели этого жалкого клочка суши. Ты виновен. Ты так спешил вручить кому-то свою честь. Обменять свою на чужую. Слишком спешил. Ты не успел задуматься о том, что можешь отдать ее и получить взамен пустоту. Ты не хотел думать и выбирать. Ты просто хотел покоя. Определенности. Быть кому-то нужным приятнее, чем оставаться свободным. И ты повел себя как пес, виляющий хвостом хозяину только за то, что он заметил его щенком. Псу все равно, каков его хозяин. А значит -- ты заслужил то, что получил, что сам выбрал. Если ведешь себя как пес, незачем удивляться, что к тебе не относятся как к человеку.
   -- Что теперь? -- тихонько спросил Келен, глядя в спину вышагивающей впереди девчонки.
   -- Иди в храм, -- устало шепнуло море. -- Светлая богиня добра, может она разглядит в тебе человека.
  
  
   О богах. Их служителях. И взаимодействии с противодействием.
  
   Взаимоотношения простых смертных с богами запутаны и многолики. Даже служители разных богов разные. Одни только и могут петь песни и танцевать танцы, развлекая тех, кому служат. Другие могут пользоваться одолженной божественной силой. Или одалживать богам свою, вместе с телом или разумом.
   Служитель оказавшийся на территории подвластной не его богу может стать беспомощным и перестать слышать свое божество. Другие несут бога в себе и отнести его могут куда угодно, даже туда, где его хотят видеть меньше всего. Третьи всего лишь проводники божественной силы или благословения, которые достанутся кому-то другому.
   А еще есть боги, которые раздают свои силы и благословление кому попало, главное, чтобы этот кто-то в определенный момент оказался недалеко от их территории. И хорошо, если этот человек раньше не получил дар от другого бога. Ну или в самом крайнем случае этот человек был всего лишь проводником. Потому что два дара в одном теле взаимодействовать не будут, они разорвут носителя напополам. Могут психологически, могут и физически.
   Вообще у носителей божественной силы множество ограничений. Одни не могут пользоваться подарком на чужих землях, другим лучше вообще туда не попадать, потому что бог тех земель может не любить его бога. Настолько не любить, что не поленятся раскатать в лепешку и лишь потом спросить, зачем пришел. У третьих боги добры, веселы и ни с кем не ссорились, но даже их служители не смогут применить свою силу далеко от земель бога.
   Иногда дары двух богов могут взаимодействовать, если боги соседи. Но и в этом случае служителю придется пользоваться только одной силой, если то, что он делает, касается дел божественных. У богов не принято помогать друг другу, даже если они не в ссоре. А может они просто не могут. Потому что чужая сила мешает связи со служителем. Или мешает самому богу. Или...
   Боги очень скрытны.
   Так что на чужой территории служители превращаются в обычных людей. А может даже в мишень.
   И не факт, что второе хуже.
  
  
  
   Глава 5
  
   О том, что ничто не может длиться вечно, а боги те еще сволочи.
  
  
   К удивлению Марины вернуться на корабль получилось тихо и незаметно. А все из-за того, что Илиена до сих пор не было.
   И где он прошлялся всю ночь? Может нужно было спросить, что у него за дела?
   Девушка недовольно хлопнула ладонью по бедру, но разумно решила не выяснять. С этого демона станется слово за слово и вытянуть из избранницы признание, что она тоже не сидела всю ночь на "Вороньих крыльях". Нет, скандалить он не будет, и бить лицо Келену не пойдет, но моралями замучит наверняка.
   Марина вздохнула и решила, что будет спать. Постарается.
   Потому что сидеть возле иллюминатора высматривая загулявшего демона глупо. Ладно бы это был дом с большими окнами...
   И вообще, долго они на этом корабле сидеть будут? Капитан собирался переборки в трюме ремонтировать, даже склад для своего груза нашел. Но что-то не ремонтирует. И пассажиров не выгоняет искать временное жилье. Вместо этого прах отца спасать ходит.
   Странный он.
  
  
   Келен довел девушку до корабля и отправился в храм. Туда лучше идти рано утром. Когда людей мало. Тем более на этот раз его позвали. Может даже кто-то встретит, и не придется торчать пол дня в общем зале. Может даже тот белобрысый ветер.
   С ветром капитану встречаться не хотелось. Но кто его будет спрашивать?
   В храме его явно не ждали. Мелкий ребенок непонятного пола уныло мел метлой у стены. Не сходя с места и отчаянно зевая.
   Келен осмотрелся, пожал плечами и пошел к противоположной от ребенка стене. Прислонился к ней плечом, намереваясь поспать, и куда-то провалился.
   -- Морская черепаха! -- пробормотал, сев на пол.
   За спиной послышался смешок, похожий на шелест ветра в листьях.
   Ветер. Знакомый белобрысый ветер. Один из сыновей Матери ураганов.
   -- Что дальше? -- спросил Келен.
   -- Все, -- улыбнулся блондин. -- Ты смиренно пришел, значит все. Можешь радовать своего достойного человека. Скоро ему начнет везти. Как только принесешь клятву.
   -- Так просто? -- не поверил капитан.
   -- А кто тебя знает... Хотя, знаем, знаем. А ты знаешь, что можно принести временную клятву? Кому-то. Даже самому обычному человеку. Даже девушке попавшей в беду.
   -- Девушке попавшей в беду?
   Не нравились Келену такие намеки. Кто там в беду попадет? Ненормальная тень, любящая экстремальные наряды? Вряд ли. На незнакомых девушек намекать не станут. А знакомых у него здесь...
   -- Что с ней случится?!
   -- Ничего. Но и случится тоже. Обязательно. Ты лучше слушай о временных клятвах. Никто другой тебе не расскажет.
   Келен намеревавшийся встать и бежать на помощь своей помощнице, послушно сел. Если этот гад решил что-то рассказать, оно обязательно пригодится. Даже самый глупый бог не станет делиться знаниями просто так.
   -- Временную клятву принести легко. Впрочем, и постоянную не сложнее, -- ветер улыбнулся. -- Разница в том, что при временной ставят условие, после выполнения которого она перестанет действовать.
   -- Условие...
   -- Например... буду служить, пока не взойдет солнце. Или до первого шторма. Или... -- бог улыбнулся, широко и неприятно. -- Пока одна приятная маленькая одаренная не разбудит своего мужчину.
   -- Что?! -- не поверил своим ушам Келен.
   Что за чушь? Как этот нелюдь должен уснуть, чтобы для его пробуждения понадобилось дареное везение?
   -- Что с ним случится?!
   Девчонка же его не бросит. Будет будить. А один служитель на данный момент очень ей обязан. У него долг. И он его отдаст, даже если девушка об этом долге не знает.
   -- Я не могу сказать. Она должна сама найти ответ, -- опять улыбнулся бог. -- Теперь иди, тебе пора.
   И легонько толкнул Келена. Но он от этого толчка пролетел сквозь стену и заскользил по полу на коленях.
   -- Зараза! -- ругнулся капитан, поднялся на ноги и, не обращая внимания на испачканные штаны, побежал прочь из храма.
   Начхать, что здесь нельзя бегать. Простят, если вообще внимание обратят. А на корабле паникующая девушка. Наверняка паникующая. Девушка от которой что-то нужно богам. Настолько нужно, что они помогли кому-то усыпить нелюдя, способного защитить ее от кого угодно. Даже от тех же богов.
   Загорные нелюди богов вообще не боялись. Наверное из-за того, что сами были чем-то похожи на них. Келен это чувствовал, но понять, чем именно, не мог.
   До корабля Келен не добежал. Встретил на полпути странное шествие. Впереди большущий мужчина, с телом замотанным в ткань на руках. За ним две женщины, подвывающие и жмущиеся друг к другу. Следом еще один мужчина, ощутимо злой, тащит за руку бледную до синевы девчонку. Простоволосую, босую и одетую в домашнее платье.
   И все бы ничего. Мало ли какие умалишенные по городу бродят. Если бы не длинная, нечеловечески белая прядь, свисавшая из-под ткани к самой земле.
   -- Морская черепаха, -- почти простонал Келен. Не то, чтобы он собирался успеть и предотвратить. Но встретить это шествие, как-то слишком. Словно один мелкий божок специально подгадал.
   Выдохнув, капитан пошел к шествию, попытался заглянуть в тканевый сверток, но ничего кроме все тех же знакомо-белых волос не увидел. После чего едва увернулся от пинка.
   -- Вы куда моего пассажира тащите?! -- заорал скорее от неожиданности, чем от большого ума.
   Тащить пассажира тут же перестали. Его уронили. А бледная девица завыла, как плакальщица на похоронах.
  
  
   Здоровенный мужик оказался отцом двух безалаберных дочерей. Старшей и младшенькой. Вторым был его сын, тот самый, что волочил по городу младшенькую. Девицы мечтали победить в демонстрации нарядов и украшений невест. Особенно старшей хотелось. Ее в следующем году собирались выдать замуж. Не куда-нибудь, а в столицу. Дуре бы радоваться, муж молодой, богатый и знатный, так нет же, захотелось напоследок затмить соперниц.
   Рассказывала бледная девушка, она всхлипывала и перескакивала с одного на другое. Кто рассказал ей с сестрой о том, что нелюдь согласился сделать украшения для дочери главы рыбацкой гильдии, бедняжка не помнила. А где ее сестра нашла ритуал и сильную вещь способную заставить Илиена переметнуться на их стону, вообще не знала. Девиц не остановило то, что сильная вещь выглядела старой и наверняка была очень ценной и опасной. Они смело зарезали кота, а старшая сестра еще и своей крови с пальца накапала. В общем, дуры, каких еще поискать надо.
   Закончилось все плохо, как и всегда в таких случаях. Нелюдя безумные девицы выследили. Всю ночь просидели на соседском заборе, потому что кто-то подсказал старшей, что Илиен под этим забором будет идти. Дождались, бросили в него залитым кровью комком земли... а дальше все пошло не так, как эти дуры ожидали. Нелюдь вместо того, чтобы клясться в любви и обещать исполнить любое желание, рухнул, как подкошенный, следом с забора свалилась старшая сестра. На завывания младшей выбежал один из охранников соседского дома. Додумался разбудить хозяев. А те отправились радовать соседа.
   Самое забавное, что родственники безумных девиц шли в порт, чтобы найти корабль и потребовать снять заклятье. Келен после этого заявления только хмыкнул. Странные люди. Ритуалы проводят девицы из их семьи, а снимать заклятья должны корабли. Ах не корабли, а спутники нелюдя? А почему вы решили, уважаемые, что избранница, пострадавшего по вине ваших дочерей блондина знает, что ваши девицы с ним и собой сделали. Они и сами не соображали что делают. Как тут понять кому-то другому?
   Глава семейства начал возмущаться. И Келен со злости рассказал ему о том, как нелюди мстят, и объяснил, что в этом случае даже император не станет на защиту безумных недомагичек, проводящих неизвестные ритуалы. Потому что нелюди не постесняются прийти отомстить и ему. А воевать с ними еще большее безумие, чем сотворили девицы, желающие титулов красавиц. Нет, задавить их количеством наверняка можно, но количество это будет -- половина мужского населения империи. А учитывая, что такие потери будут бессмысленны... Император точно не согласится.
   Потом пришлось объяснять в чем разница между демонами не носящими меч и теми у кого он есть. Главу семейства наконец проняло. Да и вся компания дошла до порта.
  
  
   Марине снился очень странный сон. Причем отлично понимала, что это сон.
   Девушка шла по облакам, они прогибались под ногами, как перина, и идти по ним было сложно. Да и непонятно куда. Облака клубились туманом даже над головой. Изредка появлялись просветы, но за ними опять был туман. В такой ситуации сесть бы и заплакать, но Марина знала, что нужно идти. Просто знала. Но это уже надоедало.
   Да, действительно надоедало.
   Девушка громко вдохнула, осмотрелась и не заметив ничего нового душевно заорала:
   -- Что за фигня тут творится?! Выходи, подлый трус! Покажись!
   -- Извини, -- прошелестело в тумане, причем голос был знакомый. -- Просто я в тебя верю. У тебя получится. Я не хотела ему вредить, но иначе не получается. Ты сама должна понять и найти, если мы объясним, это будет вмешательство. И может случиться что угодно...
   -- Подожди, -- мрачно сказала Марина, сообразив чей это голос. -- Ты же богиня Викина. Оберегающая, да?
   -- Да, -- вздохнул туман. -- Извини.
   -- Что происходит?! -- опять заорала Марина, подозревая, что что-то очень нехорошее.
   -- Тебе говорили. У тебя есть книга. Есть знание и дар. Поэтому, ты сможешь. Разбудишь ее и он тоже проснется.
   -- Подожди, причем тут книга?!
   -- Ты поймешь. Скоро. Просыпайся!
   И Марина подскочила на кровати, действительно проснувшись. Руки почему-то тряслись, болела голова и хотелось пить. Все признаки похмелья. Но она ведь не пила, ладно бы раньше... Или у местного алкоголя отложенный эффект? Бред какой-то.
   Девушка встала, почти на ощупь нашла сумку и каким-то чудом выудила оттуда похожую на грушу бутылочку. Лекарство от головной боли. Пригодилось. Не зря покупала.
   Сделав глоток Марина села на кровать и застыла, прислушиваясь к ощущения. Неприятным. К которым прибавился мерзкий привкус лекарства.
   -- Я спокойна. Я спокойна, как удав сожравший слона, -- прошептала девушка.
   Море тихонько шелестело и покачивало "Вороньи крылья". Если бы какая-то придурочная аборигенка не завывала, как над покойником, было бы вообще хорошо.
   Как над покойником?
   И Илиена до сих пор нет...
   И богиня извинялась...
   Марина моргнула и бросилась одеваться. Вряд ли там воют над Снегуркиным братцем, но все-таки. Под ноги подвернулся стул. Девушка чуть не упала, нащупала вещи. А аборигенка продолжала выть. Дура!
   О том, что можно было зажечь лампу с волшебным огоньком, Марина вспомнила только когда каким-то чудом открыла дверь. В коридорчике было светло. Девушка промчалась до лестницы. Спотыкаясь вывалилась на палубу и врезалась в мужчину. Тот на счастье ее поймал, поставил на ноги и сказал:
   -- О-о-о-о.
   Марина моргнула.
   Ее очень аккуратно, как хрустальную вазу вытолкали за столпившихся моряков, и девушка увидела завывающую на причале дуру. И каких-то незнакомцев. И капитана Келена. И длинный сверток на руках одного из мужчин. И белые волосы выбившиеся из свертка, которые красиво развевал ветер. И мир пошатнулся, а потом потемнел.
   -- Эй, ты падаешь? -- послышался голос сквозь вату.
  
  
   Очнулась Марина на корабле и сразу вспомнила что предшествовало обмороку. Она вскочила на ноги, собираясь куда-то бежать. Споткнулась и с грохотом рухнула на пол.
   -- Ну вот, -- сказал капитан Келен сидевший у двери.
   А потом рассказал, что произошло. А Марина неожиданно для себя даже не расплакалась. Было как-то пусто и неправильно. И хотелось уснуть. Навсегда. Вовсе не из-за горя. Просто от ленивости. Спать хорошо. Взять ту же Спящую Красавицу. Дрыхла себе сто лет, отдыхала, пока не появился принц. А тут сиди и думай, что теперь делать. Лучше спать. Может он проснется первым и придет разбудить.
   -- Прекрасная сина, -- позвал капитан.
   Девушка только вздохнула и начала рисовать пальцем круги на полу.
   Он встал на ноги.
   -- Прими мое служение, -- сказал Келен, подойдя почти вплотную. -- Временное. До того момента, как разбудишь своего мужчину.
   Она только глазами похлопала.
   -- Что?
   -- Не спрашивай! Прими мое служение, так надо!
   Вот как ей объяснить, не вдаваясь в подробности? Ничего объяснять Келен вообще не хотел. Просто так нужно. Так будет правильно. В конце-концов, не мог он бросить в беде девушку, которая помогла ему вернуть свободу, дар и помощь богини.
   -- Ладно, -- дернула она плечом. Наверное, что-то во взгляде увидела.
   -- Скажи -- принимаю служение стоящего передо мной. И будет он мне служить пока Илиен не проснется.
   Девушка повторила и Келен поклонился.
   Все правильно. Кому-кому, а ей удача сейчас очень нужна.
   -- И что теперь? -- спросила Марина.
   Он ведь мужчина. Он должен знать. Или хотя бы принять решение.
   Капитан нехорошо улыбнулся.
   -- Оставлю его на корабле. Я тебе должен.
   -- Что? -- девушка посмотрела с изумлением, но он объяснять не стал.
   -- Ты поспи, успокойся, потом подумаешь.
   -- Потом? -- переспросила и перевела взгляд на пустую кровать.
   Снегуркиного братца там не было. Хотя должен быть. Вроде.
   -- Где?
   -- В соседней каюте. Там дверь прочнее.
   -- О.
   Ленивость никуда не делась. Хотелось свернуться в клубок и уснуть. На целую вечность уснуть. И пускай они делают, что хотят. Надоели. Все. Начиная с Дэнэена и заканчивая ненормальными красавицами. Уродки! Все надоели. И демоны, и боги и ведьмы...
   Ведьмы?
   -- Капитан, мне нужна ведьма! Срочно!
   Он пожал плечами и подал руку. И ничего не спросил. Чудо, а не мужчина.
   Зачем Марине ведьмы, она понимала смутно и объяснить кому-либо вряд ли бы могла. Девушка подозревала, что та ведьма сказала все, что могла. А потом и богиня Викина подтвердила. Читай книгу, буди богиню, иначе Илиен не проснется.
   Но где эту гадскую богиню искать?! Разбудить Илиена, а боги, ведьмы и все остальные пускай сами свои проблемы решают?
   Марина глубоко вдохнула и отвела взгляд от сапог капитана следом за которым шла. Оказалось они уже в городе. Ярком и радостном городе. По которому бродят ненормальные девицы, желающие выиграть местный конкурс красоты. Идиотки!
  
  
   Ведьма Марине ничем не помогла. Она удивленно смотрела на орущую девушку и не пыталась ее вышвырнуть только потому, что за спиной стоял улыбчивый капитан Келен. А улыбался он впечатляюще. Марина когда оглянулась на него, чуть словами не подавилась.
   Вдоволь накричавшись и послав напоследок ведьму нюхать ромашки, Марина вылетела на улицу. Капитан вышел следом и прищурившись посмотрел на солнце.
   -- Извините, -- сказала девушка, сообразив, как неприглядно только что себя вела.
   Келен улыбнулся. Хорошо улыбнулся.
   -- Я веду себя странно, -- пожаловалась Марина. -- Я должна была хотя бы посмотреть на Илиена, а я... мне страшно!
   Слезы хлынули мгновенно и Келен прижал девушку к себе.
   Марина плакала и думала. Причем мысли были на удивление разумные и правильные. Что за глупости она делает? Ясно же сказали, читай книгу и найдешь в ней ответы. Так нет же, пошла к ведьме. В смутной надежде, что та как-то справится с проблемой. Ага, разбежалась и все решила.
   А теперь Марина вообще стоит посреди улицы и рыдает. Как последняя дура.
   -- Идем обратно, -- предложил капитан и девушка согласилась.
   К "Вороньим крыльям" Марина дошла как в тумане.
   Каким-то невероятным образом угадала, за какой дверью находится каюта со спящим красавцем.
   Действительно красавцем. Бледный, светловолосый, лицо умиротворенное. Хоть бери и картину рисуй. Иллюстрацию. К сказке. Наверняка никто не заметит, что красавица не того пола.
   Марина хихикнула и наконец сообразила, что с ней творится.
   Истерика. Самая натуральная истерика. И это в тот момент, когда нужно что-то делать. Например, читать книгу.
  
  
   -- Так, и что бы это значило?
   Сигналки, развешанные Нэминой по кустам сработали на рассвете, и девушка легконогой козочкой поскакала в сад, не забыв прихватить напарника. В саду она начала красться как кошка и на любой шорох обнимала Дару, и делала вид, что жить без него не может. Выражалось это в широкой улыбке и поцелуях куда попало. Каким чудом парень все это терпел, не дергался и не пытался уклониться, он и сам не знал. Настрой напарницы его пугал. Еще увлечется, а потом вспомнит о своих трудностях с замужеством и решит, что Дару не худший вариант. Нет, он в это не верил, но избавиться от желания как-нибудь исчезнуть из этого сада, а лучше города, не мог.
   К тропинке они каким-то чудом дошли без происшествий. Потом Нэмине захотелось поползать, и Дару пришлось объяснять ей, что от ползанья слишком много шума. Тихонько объяснять. Да и ползать она не умела. Просто хотелось. Злость толкала на глупости. Сильно напарницу задел местный начальник стражи.
   -- Вот что это?! -- возмущенно шептала в ухо Дару девушка.
   Ему тоже хотелось возмущаться. После всех мучений обнаружить, что какие-то типы волокут в дом рыболовецкую сеть, в которой матерится человек. Мужчина. Голос с женским не спутаешь даже при желании.
   -- Может, они и мужиков в рабство продают, -- предположил Дару.
   -- Ерунда. Мужчин-ведьм не бывает.
   -- Так они не из-за ведьм, а просто так. Денег на что-то не хватает. А крепкие мужики в рудниках ценятся.
   -- Уроды. А нам что делать? Вдруг этот тип знает что-то такое, за что его тащат убивать?
   -- Хм, -- сказал Дару.
   Резон в словах напарницы был, но нападать и отбивать пленника -- это наплевать на все, о чем говорил и чего требовал любимый начальник.
   -- Может нам замаскироваться... -- предложил осторожно.
   -- Точно! -- засияла Нэмина. -- Сейчас. Ты следи за ними.
   И умчалась быстрее ветра.
   Мужика в сети благополучно затащили в дом. Дару сел возле дыры в заборе и задумался. Ему пришло в голову, что теперь придется штурмовать дом. А мужик может оказаться проштрафившимся похитителем девушек. Может он своих ограбил. Вот его поймали и потащили выбивать украденное.
   В саду надрывно чирикали птички, а Дару мысленно обзывал себя не шибко умным человеком. Вот зачем было подавать напарнице идею с маскировкой? Если человек в сети был пойманным чужаком, то нападение еще можно списать на спасателей и мстителей. Может он кому-то пообещал жениться, и теперь ее братья следят за ним день и ночь, чтобы не сбежал. Мало ли что бывает. Но если он из той же банды, которая похищает девушек... Нападением на дом заинтересуются, очень. После этого вообще могут сбежать подальше от этого дома.
   Когда мысли стали совсем уж мрачными, появилась сияющая Нэмина, весело размахивающая маской с длинным носом. Волосы она спрятала под платок.
   Дару вскочил, глубоко вдохнул и попытался объяснить до чего додумался. Она отмахнулась, нацепила маску и помчалась спасать неизвестного.
   -- Отдайте моего жениха! -- завопила эта умалишенная и двинула ногой по двери. Хорошей такой двери. Дубовой.
   Дверь с грохотом рухнула.
   -- Сейчас же верните!
   Голос Нэмины заставил птичек замолчать. Казалось, даже листья дрожат.
   Из окна вылетел человек. Потом еще один. Несколько человек, видимо самых умных, выбежали на улицу и рванули куда-то вглубь сада. Дару заподозрил, что где-то там они хранят оружие. Или прячут особо опасных сообщников.
   -- Ах, вот ты где, мой любимый! -- продолжала орать Нэмина. -- Они ничего тебе не сделали?! Хорошо, что я за ними проследила!
   Дару рухнул на траву и сжал голову ладонями.
   Что она творит?! Неужели кто-то поверит, что у того мужика такая безумная невеста?
   Нэмина тем временем взвалила свое сокровище, упакованное в сеть на плечо и, весело подпрыгивая, потащила его к тропе. Бодрым шагом дошла к первой дыре. Жестами позвала за собой Дару и поспешила ко второй. А выйдя к пустырю, швырнула мужика в бурьяны погуще и повыше, и потащила туда напарника.
   -- Они за нами следят, -- сказала серьезно. -- Пускай думают, что я утащила его на базар. А там затеряется кто угодно. Не зря же они этой тропой пользуются.
   Дару закрыл лицо руками. Нэмина окончательно спятила. Тени вообще нетерпеливые и порывистые личности. Но это слишком. Если этот идиотский план еще и сработает, то они действительно очень везучи. Самые везучие нюхачи в империи.
   Толпа мужиков, вооруженных дубинами, пробежала мимо бурьянов. Дару вздохнул. Сейчас они добегут до базара и начнут расспрашивать лоточников, как раз начавших выкладывать свои товары. А те ни безумной девки не видели, ни ее жениха. Тогда мужики разделятся и наверняка сообразят поискать в окрестных домах.
   Дару вздохнул, недовольно посмотрел на лучащуюся оптимизмом напарницу... и тут на базаре заорали. На удивление громко и слажено. Потом взметнулся к небесам огонь и начали стрелять фейерверки.
   -- Э-э-э-э... -- сказал Дару.
   Мужики успевшие отбежать довольно далеко удивленно замерли.
   -- Так, -- прошептала Нэмина. -- Пока они смотрят, ползем глубже. Боюсь, сейчас сюда еще кто-то прибежит.
   И поползла. Не забыв подозрительно молчаливого мужика в сети.
   Дару пришлось последовать ее примеру. А потом он не без удовольствия наблюдал за тем, как по тропе туда-сюда носятся подозрительные типы. Они размахивали руками, что-то у друг друга спрашивали, хватались за головы и громко матерились. Закончилось тем, что пришел внушительный дядька с залысинами, что-то сказал первому попавшемуся на пути типу, потом второму, потом влез в дыру и наверняка нашел всех остальных. Беготня сразу прекратилась. Типы собрались в толпу на пустыре, о чем-то поговорили и дружно пошли ко все еще дымящемуся базару.
   -- Ползем к забору, на тропе нас могут заметить, -- решила Нэмина, подождав и убедившись, что отставших нет.
   Дару послушно пополз, раздвигая одеревеневшую полынь, стараясь не насобирать на волосы репейника и путаясь руками в тонких блеклых травинках. Мужику в сети он уже сочувствовал. Вряд ли Нэмина станет тащить его аккуратно.
   -- Так, -- сказала девушка, когда увлекшийся Дару боднул головой забор. -- Теперь ползи влево и быстро ныряй в дыру.
   Нюхач пробормотал, что сам понимает, но послушался.
   Мужика до дома они дотащили. Заволокли в дом и только стали совещаться о том, куда его теперь деть, как в дверь постучали. Нэмина пискнула, схватила несчастного в сети и зашвырнула его под лестницу. После этого попыталась пригладить волосы и стряхнуть с колен землю и раздавленные травинки.
   В дверь постучали опять, громче и настойчивее.
   -- Колокольчик, похоже, украли, -- улыбнулась Нэмина.
   Дару пожал плечами.
   -- Может, постучит и уйдет? -- предположила девушка.
   Не ушел. Стучал и стучал. Потом начал пинать ногами.
   -- Ладно, -- решила тень. -- Ты иди открывай, а я пойду приведу себя в порядок. Мало ли кто там пришел.
   Дару проследил, как она перепрыгивая через ступеньки мчится по лестнице, вздохнул и, игнорируя вибрирующую от пинков дверь, отряхнул рукавом штаны. Потом занавеской потер рукав. Занавеске что, грязнее она не станет. Ей это уже несколько лет не грозит, судя по виду.
   Полюбовавшись мокрыми пятнами на коленях, Дару еще раз вздохнул и пошел открывать. За дверью обнаружился злобно пыхтящий глава стражи. С букетом отчаянно воняющих лилий. Белых в черную крапинку. Вот Нэмина обрадуется. Лилии она из-за запаха ненавидит. Еще и чихает рядом с ними.
   -- Где она?! -- рявкнул гость.
   -- А? -- изобразил недоумение Дару.
   Гайран Табса взмахнул букетом, потом опомнился и изобразил широкую улыбку.
   -- Прекрасная сина, ваша напарница, дома? -- спросил с приторной сладостью в голосе. Как раз подстать лилиям.
   -- Дома, -- величественно подтвердил Дару и мстительно добавил. -- Вы прервали мою тренировку.
   -- Не могли бы вы позвать... -- гнул свою линию глава стражи.
   -- Не мог. Для этого существуют слуги, -- улыбнулся Дару.
   -- Да? -- неподдельно удивился Гайран Табса. Даже маска любезности сползла. -- А где они?
   Он старательно осмотрел комнату и насмешливо улыбнулся.
   -- Не знаю. Поищите, если вам надо, -- предложил Дару и давясь смехом ушел. Очень выразительное лицо было у главы стражи.
   Гость растерянно замер. Обычно его встречали гораздо любезнее.
   -- О, это вы?! Так рано.
   Спускавшаяся по лестнице Нэмина картинно зевнула и поправила халат, норовивший сползти с плеча. Вид у нее был заспанный и милый. Гайран Табса расплылся в улыбке.
   -- Ох, что это у вас? -- остановилась на полпути тень. -- Уберите их немедленно, у меня же голова болеть будет!
   Гость растерянно огляделся и, не найдя ничего подозрительного, решительно пошел к девушке.
   -- Я... -- начал он прочувствованную речь.
   -- Задыхаюсь, -- пискнула Нэмина. -- Мерзкие цветы.
   И рванула обратно. А кавалер остался удивленно смотреть на лилии. Такой реакции он не ожидал. Цветы были редкими, дорогими. Любая горожанка бы прыгала от радости, а эта... Странная девушка.
   -- Чхи! -- послышалось наверху. -- Чхи! Мерзкие цветы, весь дом провоняли! Как открывается это окно?! Чхи! Боги, за что мне это?!
   -- О! -- сказал глава стражи.
   С подарком он ошибся. Впервые в жизни. Наверняка потому, что прекрасная сина чужачка. Местные девушки знают цену этих лилий. Они были бы благодарны, не смотря ни на что. А эта чихает и убегает.
   -- Нужно расспросить ее напарника, -- принял решение и ушел.
   Ему еще надо было выбрать ту счастливицу, которой он теперь подарит букет. Не выбрасывать же редкий сорт лилий только из-за того, что пришлой нюхачке они не нравятся.
   Убедившись, что глава стражи действительно ушел, а не сидит в засаде под дверью, напарники вытащили из-под лестницы мужика в сети и принялись его распаковывать. От Нэмины он по любому не сбежит. А разговаривать как-то надо.
   Мужик подозрительно молчал и не шевелился. Дару даже заподозрил, что они притащили в дом труп.
   Нэмина думала о том же, поэтому когда от сети избавились первым делом нашла пульс на шее.
   -- Живой, -- сказала девушка. -- Кажется, я неудачно его бросила.
   Дару сочувственно вздохнул, причем сочувствовал он не напарнице.
   -- Что будем делать?
   -- Ждем пока очнется и начинаем допрос.
   Дару опять вздохнул. Ей бы только допрашивать кого-то. Сама бы научилась, если так нравится. А мужик скорее всего окажется неудачником-рыбаком проигравшим свою свободу в кости.
  
  
   Светлая богиня, приносящая удачу.
  
   Жила себе романтичная девушка. Нет, она была разумна и не верила, что рыцари были сплошь благородны, короли достойны трона, а революционеры заботились исключительно о благах народа. Но в то, что хотя бы где-то и когда-то такие были ей верить хотелось.
   А потом она стала богиней, что делать с божественной силой не знала и решила, что будет одаривать ею тех, кто этой помощи достоин.
   Таких, естественно, оказалось исчезающее мало. Причем, искать начинающая богиня могла только на подвластной ей территории, а это было совсем уж обидно. Но эту проблему Светлая богиня решила. Она стала передавать свой дар через своих же служителей.
   И все бы ничего, но служители тоже были людьми и часто ошибались. А забрать обратно свой подарок богиня не могла, точнее, могла, но только у тех, кто жил на ее территории.
   Вот так сидела однажды эта богиня, плакала над очередной неудачей, жаловалась сестре -- Матери ураганов. И предложила ей тогда мудрая женщина помощь, какую могла. Ветра, они есть везде. И пускай боги ими управляющие не все были родственниками, но друг друга они знали и передать отобранный дар по цепочке могли.
   Светлая богиня подумала и согласилась.
   Вот потому и считается теперь, что Светлая богиня управляет ветрами вместе с Матерью ураганов.
   Люди, они вечно что-то напутают, а потом и поверят.
   А о том, что служители Светлой богини могут принести в ладонях удачу, знают только эти служители. И правильно, что хранят тайну. А то бы за ними охотились и правые и виноватые. Удача нужна всем. А то, что ее могут отобрать? Так главное ведь успеть воспользоваться.
  
  
   Глава 6
  
   О трудностях перевода и внезапных гостях.
  
   Марина сидела на полу у кровати, на которой лежал Илиен, и старательно читала книгу. Все бы ничего, но чем дальше девушка читала, тем большей тупицей себя чувствовала. Слова Марина знала, точнее большинство слов знала. Меньшинство было для нее набором букв. Из тех слов, что она знала, крайне редко складывались внятные предложения. А когда случалось чудо и эти предложения шли подряд, она все равно не понимала что делать. Вот что такое пересекающиеся небесные линии? А облачное золото? Бред же. А если и не бред, то ей для начала нужно поучиться. Вдруг это термины?
   Интересно, чем ей может помочь книга, в которой она ничего не понимает? Или, все-таки что-то понимает? Просто еще не дошла до поятного.
   Марина вздохнула, погладила Илиена по руке и начала перелистывать страницы. Довольно скоро она нашла способ подзарядки от ветра. Причем Илиен объяснял гораздо внятнее, чем неведомый автор книги.
   Приободрившись, девушка листала дальше. Следующей находкой стал способ переноса человека по небесной дороге. Что такое небесная дорога Марина не разобралась. Зато способ мало отличался от подзарядки от ветра. Собственно эта подзарядка была первым этапом. Марина заложила пальцем страницу и стала листать дальше, но ничего внятного больше не нашла.
   -- Итак, -- сказала девушка книге. -- Кого мне перенести?
   Нужен кто-то, кто сможет разобраться, что написано в проклятущей книге. А еще он должен согласиться разбираться.
   К сожалению, среди хороших знакомых Марины было немного магов. Илиен сейчас спит волшебным сном. Бияру она честно говоря не сильно доверяла и не желала навязываться. Мало ли что он о себе возомнит. А Дэнэен малолетний идиот, способный сделать что угодно, не интересуясь ее мнением. Такого помощника врагу не пожелаешь. Но выбора, похоже, нет.
   -- Значит решено, -- хлопнула ладонью по книге девушка и пошла искать капитана Келена. Дэнэена она решила перенести немедленно.
   -- Место? -- рассеяно переспросил отважный капитан и поправил сбрую с мечом. -- Место значит? Какое оно должно быть?
   Марина двумя руками пригладила волосы и пожалела о том, что у нее нет меча. Очень бы пригодился, за рукоять можно было бы ухватиться для храбрости.
   -- Большое, -- выдохнула. -- И пустое. Чтобы в случае чего ничего нужного не развалилось.
   -- Виноградники не подойдут, -- сказал капитан и опять поправил меч, а может, почесал ножнами поясницу. -- За них не поедем, это займет дня четыре, так долго мне отсутствовать нельзя. Мало ли что взбредет в головы парочке моих подопечных... О! Знаю! Пойдем на отделяющий пустырь.
   -- Отделяющий? -- заинтересовалась девушка.
   -- Когда-то давно один из градоправителей решил устроить ярмарку и выделил под это дело каменистое поле рядом с городом. Земля там была настолько плоха, что никто до того не покусился. Но ее было много и не жалко. Ярмарка удалась. Градоправитель повторил ее через год, и еще через год и еще... Пока однажды она не превратилась в базар. А потом, спустя много времени, город дорос до нее и начал обрастать вокруг. А так, как там встречались не только почти честные купцы, а еще и множество разного сброда, начиная от передвижных цирков и заканчивая кузницей нелюдей, было решено оставить между городом и базаром пустующую землю. Чтобы пожар не перекинулся. Или предприимчивые купцы не начали скупать окрестные дома для складов и магазинов. Горожанам этого не хотелось. Так и существует пустая земля между базаром и городом. Несколько раз были попытки ее занять, но они закончились столь неудачно, что давно не повторялись.
   -- Неудачно? -- заинтересовалась Марина.
   -- Постройки снесли, вместе со всем, что там было, а владельцам пришлось выплачивать штрафы, большие штрафы, один даже разорился.
   -- Ага, -- сказала девушка. Интересный способ борьбы с незаконным строительством. Удачный. -- Пошли!
   Капитан Келен расспрашивать не стал. Он вообще больше не сказал ни слова. Просто пошел.
   Марина поспешила следом. Уверенная, что ей наконец повезло. Попался хороший мужчина. Жаль только, что в другом мире. И Илиен все равно лучше.
   Вел Келен по каким-то закоулкам и садам с парками. И на пустырь они вышли совершенно неожиданно. Вот только что был чей-то сад, потом дыра в заборе, замаскированная кустом сирени. И вдруг пыльная трава, которую пересекает тропа, ведущая к базару. Может даже тому самому на который ходил Илиен.
   -- Подходит? -- спросил капитан.
   -- Да! -- улыбнулась Марина и, вытащив из сумки книгу, отправилась по тропе примерно к ее середине.
   Значки и символы со страницы девушка перерисовывала тщательно, неожиданно для себя заметив сходство с теми, которые рисовали демоны для открытия пути. Только там вместо символа стихии ветра было что-то другое. Какая-то похожая на розу ветров финдиговина. Другие отличия тоже были, но их отыскать девушка не смогла. Просто видела, что в целом не совсем то.
   Собирала энергию осторожно, стараясь не переборщить и попыталась мгновенно влить в рисунок на тропе. Как уж оно получилось, Марина не очень поняла, хотя была уверена, что не совсем как надо. Тропа стала дыбом, появившийся из ниоткуда ветер сбил с ног и швырнул в заросли цветущих лопухов. Девушка успела подумать о том, как будет выдирать репейник из волос, и по тропе шандарахнуло порывом ветра. В воздух поднялась пыль, и все закончилось. А потом кто-то начал кашлять.
   -- Зараза, -- сказала Марина выползая из лопухов. Встать на ноги почему-то было страшно.
   -- Морская черепаха, -- нехорошим тоном отозвался капитан откуда-то справа.
   -- ... в задницу черному демону такие неожиданности, -- поддержал знакомый голос из клубившейся на тропе пыли.
   Марина села у обочины, выдрала из волос зеленый с розовым соцветьем репейник и швырнула его в пыль, надеясь попасть в ругающегося. Хорошо, что эту пыль сносило в сторону базара. Не придется стоять на ее пути.
   -- Что это значит?! -- заорал вышедший из пылевого облака Дэнэен.
   Первой он увидел Марину и вопрос задавал ей. Капитана, опять поправляющего меч за спиной полукровка проигнорировал.
   -- Загораю, -- сказала Марина. -- Целебные цветочки собираю. Рисовать учусь.
   -- Чего?! -- замер на месте Дэнэен.
   Марина немного подумала над тем, что бы ему такое ответить. Встала на ноги. Вспомнила об Илиене, который спит в каюте, как спящая красавица. Бедный Снегурочкин братец, околдованный злобной дурой, чьей-то дочерью. Теперь он будет спать, припадать пылью и ждать, пока его расколдуют.
   -- Э-э-э-э... -- сказала девушка. -- А может поцелуй бы подействовал?
   И неожиданно для себя самой разревелась.
   -- Ты чего? -- неуверенно спросил Дэнэен.
   -- И-и-и-и-и... -- ответила Марина, размазывая слезы по щекам.
   -- Ее мужчину прокляли, -- сказал невозмутимый капитан.
   -- Чего?! -- вытаращился на него Дэнэен. -- Как это прокляли?! Проклятье смертельно?!
   -- Почти, -- Марина всхлипнула и добавила. -- Оно на вечный сон, пока не расколдуешь. А я не понимаю что там написано.
   И сообразив, что чего-то не хватает, отправилась в лопухи искать оброненную бездонную сумку. В которой книга и еще множество нужных вещей.
  
  
   Приходить в себя мужчина извлеченный из сети не спешил. Наверное подозревал, что ничем хорошим для него это не закончится. Нэмина скучала и от скуки пялилась в окно. Ничего интереснее верхушек деревьев и куска неба там не было, но она упорно смотрела и ждала, что сейчас появится облако.
   Ее упорство было вознаграждено. Облако действительно появилось. Серое и неряшливое, потянулось к небу щупальцами и начало оседать.
   -- Это еще что? -- заинтересовалась тень и соскользнула с подоконника. -- Дару, свяжи его и беги за мной на тропу, там что-то происходит!
   Дверь хлопнула за девушкой, а ее напарник сел на кровать рядом с потерпельцем и задумался о том, где взять веревку. Никуда бежать ему не хотелось. Тем более он подозревал, что опять никого не сможет догнать и добрая напарница будет таскать его за собой за воротник. Не самое приятное времяпровождение.
   Нэмина призовой лошадкой промчалась по саду, перескакивая через кусты и каким-то чудом не врезаясь в деревья. У тропы она остановилась, немного подумала и дальше пошла осторожно-осторожно. Дошла до дыры и заглянула в нее. На удивление бандитов похищающих девушек там не оказалось.
   Пылевое облако медленно сносило в сторону базара. А к дыре столь же неспешно шли люди и нелюдь. Люди знакомые. Капитан Келен вооруженный обоими мечами. Девчонка -- начинающий маг. А вот нелюдь неожиданно другой. Такой же длинноволосый и смазливый. Вот только волосы были серые, и по смазливости до первого он все-таки немного не дотягивал.
   Нэмина вздохнула, отступила от дыры, огляделась и решительно полезла в просвет в кустарнике, где и затаилась. Девушка решила, что нужно за этой троицей проследить. А то слишком оно подозрительно.
   Нелюдь в сад вошел первым. Замер на месте и, кажется, принюхался.
   -- Здесь кто-то есть.
   -- А? -- переспросила Марина в задумчивости боднув его спину.
   -- Здесь кто-то есть, -- терпеливо повторил сероволосый, и мрачно уставился туда, где пряталась тень. -- Там, -- указал на случай, если кто-то не понял намека. -- Женщина.
   Капитан Келен вздохнул. Обошел нелюдя и смело подошел к сирени.
   -- Вылезай, прекрасная сина, -- потребовал устало. -- Я тебя вижу.
   Тень возмущенно фыркнула, но делать вид, что ее там нет, не стала. Тем более, самый простой способ узнать что происходит -- расспросить.
   Лучше бы не расспрашивала.
   -- Ты будешь бросать вызов? -- спросила Нэмина первое, что пришло в голову.
   О законах и традициях нелюдей из-за гор она знала. Отец заставил выучить и запомнить, чтобы любимое дитятко не попало в смертельно опасную ситуацию только из-за того, что по незнанию сделала глупость.
   -- Нет, мне нельзя. Но здесь и без меня будут желающие...
   -- Тебя изгнали? -- насторожилась тень.
   Просто так нелюди не изгоняют, парень должен был натворить что-то из ряда вон выходящее. Например, сильно покалечить родственника, или разрушить дом соседа. В общем, опасный нелюдь, а на людей им обычно плевать. К чужакам они не очень хорошо относятся. Впрочем, не без причины, историю Нэмина тоже учила.
   -- Как ты узнал, что твой брат... -- продолжила расспросы Нэмина.
   -- Я не знал, пока она мне не сказала, -- указал на девчонку прижимавшую к животу сумку.
   -- А, -- совсем растерялась тень. -- Зачем ты тогда пришел?!
   Вот только изгнанных из-за гор нелюдей в этом городе не хватает. Для полного и окончательного счастья. Потому что у них есть мерзейшая привычка лезть куда не просят. Они так развлекаются. А еще они умеют оказаться в ненужное время в ненужном месте. Нэмина даже красочно представила, как тайком преследует похитителей девушек, пытаясь отыскать их очередное логово, и тут с крыши падает сероволосый парень и громко интересуется почему она крадется.
   -- Я не пришел, -- клыкасто улыбнулся нелюдь. -- Меня Марина перенесла. Не понимаю как.
   -- Э? -- тень вытаращилась на девушку.
   Вот так взяла и перенесла? Начинающий маг?
   Дальнейшие расспросы ничего не дали. Да, нашла заклинание, точнее схему и слова. Да, стихия ветер, и да, Илиен научил ее усиливать. Почему рискнула? Так от отчаяния. Кто бы не отчаялся в такой ситуации?
   Нэмина вздохнула и перевела недовольный взгляд на капитана.
   Хорош. Улыбка наглая, так и хочется по этой улыбке врезать. Но ведь увернется, зараза.
   -- Почему ты вместе с ней ходишь?! -- тень ткнула пальцем ему в живот.
   -- Красивой девушке опасно в этом городе гулять в одиночестве. Несколько уже пропало.
   И глаза честные-честные. Понятно, что врет.
   -- А что прекрасная сина здесь делает? -- решил поинтересоваться у Нэмины Келен.
   -- Живет! Там! -- и указала на сад за спиной. -- Увидела пыль, решила посмотреть, что происходит.
   -- О! -- сказал капитан.
   Подумал, поправив меч на пояснице. Улыбнулся солнцу, потом Нэмине.
   -- Прекрасная, позволишь ли ты спросить тебя?
   Тень на всякий случай отступила на шаг. Таким тоном ничего хорошего не спрашивают и не предлагают.
   -- Позволю, -- сказала. Любопытно же.
   Предложение у капитана было неожиданное и оригинальное. Он напрашивался в гости. Причем, не один, а с обоими нелюдями и избранницей беловолосого. Мол, задолжал, теперь пытается помочь девушке. Капитан обещал оплатить проживание. Утверждал, что парочка нюхачей единственные, кому он может доверять в этом городе, а держать спящего нелюдя в гостевом доме сущее безумство. На корабле тоже не может оставить. "Вороньи крылья" нуждались в очистке днища и мелком ремонте.
   -- Ладно, -- сказала Нэмина.
   Капитан от неожиданности запнулся на полуслове.
   А почему бы не пустить их пожить? Пока эта компания будет в доме ни один здравомыслящий человек туда не полезет. Это вам не гостиный дом, в котором незнакомый человек не привлекает внимания. Так что любого попытавшегося выяснить, чем на самом деле занимаются нюхачи из столицы, сероволосый нелюдь порвет на клочки. Потому что рядом беззащитный брат. И в дела нюхачей лезть никто не будет. Если хорошо попросить.
   -- Ладно, -- повторила Нэмина. -- Пошли. Покажу вам дом. Может еще передумаете.
   О бессознательном мужике вытащенном из сети она совершенно забыла. Всю дорогу шла рядом с капитаном Келеном и боролась с желанием схватить его за руку. Как маленькая девочка. Можно еще и повиснуть.
   Интересно, какая бы у него была реакция?
  
  
   Гостям Дару обрадовался как родственникам приехавшим пожить немножко. Пока сгоревший дом не отстроят. Не смотря на это, он вежливо поздоровался, не вставая с мужика на котором сидел как на лавке и задумчиво спросил:
   -- Может его лекарю показать? -- потыкал пальцем в плечо мужчине. -- А то он слишком долго в сознание не приходит.
   -- Притворяется! -- презрительно сказал Дэнэен. -- Воняет страхом.
   Дару хмыкнул, встал на ноги и потыкал в мужика ногой. Тот не отреагировал.
   -- Точно притворяется?
   -- Точно, -- широко улыбнулся полукровка. -- Но если не верите, могу его полечить, народным способом.
   -- Народным? -- удивился Дару.
   -- Это когда все болезни лечатся кровопусканием и втиранием соли, -- объяснил Дэнэен.
   Мужик невнятно замычал и попытался отползти не открывая глаз. Далеко не уполз, помешала стена.
   -- Я его знаю! -- обрадовал присутствующих капитан Келен.
   -- Кого? -- уточнил Дару оттащив за ногу пленника от стены. А то еще бодать ее начнет, отдыхающих слуг побеспокоит.
   -- Его, -- капитан пнул страдальца по ребрам.
   -- Он нехороший человек, -- Марина хихикнула и добавила: -- Поэтому мы его съедим.
   Нехороший человек стал на четвереньки и попытался уползти к выходу, но дополз только до Келена, который прижал его ногой к полу, как большого таракана.
   -- Да, очень нехороший человек, -- подтвердил капитан. -- Смазливый урод продает девушек в бордели.
   Присутствующие дружно посмотрели на поставщика для борделей. Смазливым он на данный момент не выглядел. Наверное из-за синяка на пол лица.
   -- А где он их берет? -- наивно спросила Марина.
   На нее посмотрели как на дуру.
   -- Где-где? -- передразнила Нэмина. -- Сманивает сельских дурочек из дома, они к таким смазливым и городским неравнодушны. Других дурочек находит в городе. Сироток всяких выпорхнувших из-под крылышка городской опеки, приехавших на ярмарку наивных глупышек. Да мало ли таких, которых искать особо не будут.
   -- Понятно, -- сказала Марина, и вспомнив свои мытарства с похищениями сказала. -- Дэнэен, пни его за меня!
   Пнул капитан Келен. Полукровка только громко хмыкнул.
   К счастью для нюхачей, гости посмотрели на предоставленные комнаты и сразу отправились переносить спящего нелюдя, и у хозяев появилась возможность спокойно поговорить с поставщиком для борделей.
   Допрашивать нехорошего человека решил Дару. Нэмина попеременно запугивала его то тем, что вернет туда где взяла, то тем, что оторвет голову. На отрывание головы мужчина не реагировал, видимо не верил. А над "вернет обратно" решил поязвить.
   -- Вернешь? -- нагло ухмыльнулся он. -- Глупая баба. Кто только таких в стражу берет? И за какие заслуги? Хотя знаю я какие заслуги бывают у смазливых девиц.
   -- Верну! -- широко улыбнулась девушка и мечтательно добавила: -- Возможно по частям.
   -- Глупая баба, -- не внял нехороший человек. -- Тебя первую убьют. А я буду наблюдать и смеяться.
   -- Глупый мужик, -- вздохнула Нэмина. -- Я бегаю очень быстро, меня не поймают. А вот тебя... -- подмигнула. -- Скажу, что ты не мой жених. Ошиблась я. Но вместо благодарности за случайное спасение ты мне нахамил и пообещал возместить убытки. Думаю это их еще больше разозлит.
   -- Разозлит? -- перекосило мужчину.
   -- Разозлит. Они и так на тебя злы. Я даже догадываюсь почему. Ты увел не ту девушку из семьи. Теперь они будут выяснять, куда ты ее довел и где оставил. И они не такие добрые как я. Я начну ломать пальцы, а они сразу же будут их отрезать.
   Прозвучало так мечтательно, что нехороший человек побледнел.
   -- И чтобы избежать всего этого, ты должен рассказать нам все, что знаешь, -- улыбнулся Дару. -- Тогда мы тебя спрячем.
   -- Что знаю? -- переспросил мужчина.
   -- Да. Для начала представься, а то неудобно.
   -- Вы меня спрячете? -- уточнил.
   -- Либо спрячем, либо закопаем, -- жизнерадостно пообещала Нэмина. -- Выбор за тобой. Если то, что ты расскажешь нам поможет, тогда да, спрячем.
   -- Алаль Кхата, -- мужественно представился нехороший человек и принялся рассказывать.
   Рассказывал он долго нудно и довольно путано. Нюхачи узнали несколько имен и получили подтверждение, что глава стражи к похищениям девушек отношение имеет. Потому что Алаля похитители не стеснялись, болтали о чем попало, обсуждали проблемы и обещали его отпустить, если расскажет где нужная им девица. Он естественно рассказывать не спешил, потому что очень жить хотелось. А при том, кого собираются отпустить, так себя вести не будут.
   Нюхачи дружно посочувствовали и попытались расспросить и уточнить. Благодаря этим усилиям они узнали о полузатопленной пещере немного левее старой городской стены. В той пещере что-то было, что именно нехороший человек не знал. Но скорее всего жертвенный алтарь. Потому что ни одна из девиц, которых туда заводили, не вернулась обратно.
   -- А мы действительно везучие, -- удивилась Нэмина. -- Если это то, что я думаю...
   -- То одна ты туда не пойдешь! -- отрезал Дару. -- И я с тобой не пойду, потому что на этом наше везение и закончится. Меня ведь всегда ловят.
   -- И что ты предлагаешь?! -- привстала тень.
   Дару честно задумался. Доверять местной страже глупо. Связаться с начальством и потребовать обещанное подкрепление нереально. Для этого нужно уговорить капитана Келена отплыть куда-нибудь подальше.
   -- Капитан Келен! -- подпрыгнул парень. -- Вы отлично сработались и он вряд ли откажется тебе помочь! Учитывая гостей и те неприятности, которые они могут нам принести.
   Нэмине идея понравилась. Очень.
  
  
   Почему никто не любит начинающих магов.
  
   Многие ошибочно думают, что этих неучей не любят из-за того, что они величают себя магами и ничего не могут сделать. Если бы все было так просто.
   На самом деле могут или не могут маги что-то сделать, меньше всего зависит от того начинающий это маг или старый и опытный. От опытности скорее зависит то, захотят ли они это сделать или предпочтут путь проще. Например, вместо вызова урагана, который должен перенести их вещи в соседний город наймут возницу или целый караван. От возницы разрушений меньше.
   Опытный маг никогда не станет применять незнакомое заклинание, проводить незнакомый ритуал и так далее. Даже если на инструкции к этому незнакомому написано, что оно приведет к бессмертию, а до окончания срока годности осталось два часа. Ну к бессмертию оно может и приведет, всяких разрушителей, поджигателей и прочих психов народ помнит.
   Опытный маг все знает о своей силе и не станет ничего делать для того, чтобы проверить сработает или нет.
   Еще опытный маг не станет удивляться результату и спрашивать случайных прохожих о том, что теперь делать с вызванным демоном и сотворенным чудищем? Он деловито натравит их на тех, на кого и хотел, а потом столь же деловито избавится от монстров. Ага, и от случайных свидетелей тоже. Зато паники в городе не будет.
   А еще опытный маг умеет вовремя удрать, избавив мирных граждан от соблазна заработать на его поимке, а самого себя от необходимости этих мирных убивать.
   И да, все маги древности были неопытными недоучками. Именно поэтому они так любили эксперименты и грандиозные ритуалы. Все маги любопытны, им интересно, что будет и как отреагируют на их художества. А вот современные это отлично знают. Потому что учились на их ошибках и сотворить что-то подобное может только начинающий недоучка. Не со зла. Случайно. А чаще всего желая нести мир и добро.
   Кстати, ни один опытный маг никакого добра бесплатно нести не будет. Ибо знает, что облагодетельствованные могут не оценить и отблагодарить поленом по спине. Те, которых благодарили этим поленом по голове не выжили и опытными не стали.
  
  
   Глава 7
  
   О странном выявлении братской любви, о вещих снах и прогулках у моря.
  
   На Илиена Дэнэен смотрел очень странно. Застыл в дверном проеме и уставился, настолько недовольно, что оглянувшаяся Марина могла поклясться -- в этот момент он был похож на кота как никогда. На кота, у которого из-под носа забрали еду, ну, или еда самостоятельно сбежала. Только хлещущего по бокам хвоста не хватало.
   А потом полукровка шагнул, немного наклонившись вперед, и девушке показалось, что он подкрадывается.
   -- Э-э-э-э... -- попыталась что-то спросить Марина.
   И полукровка выпрямился, резко подошел к брату и уставился на него как на какой-то посторонний труп. С брезгливым любопытством. Немного посмотрел. Потом потыкал пальцем в щеку, зачем-то оттянул губу и громко вдохнул.
   -- Эй! Проснись! -- дико заорал Дэнэен и дернул брата за волосы.
   Тот в ответ с грохотом рухнул на пол. Марина подскочила и с трудом задавила неуместное хихиканье.
   -- Проснись я сказал!
   Пинок был увесистый, бессознательное тело перекатилось со спины на живот. Другой реакции не последовало.
   -- Забавные у них родственные отношения, -- задумчиво сказал капитан, потирая подбородок.
   -- Идиот! -- непонятно кого обозвал полукровка. -- Вы ничего не понимаете! -- это точно не брату. -- Он просто спит и не хочет просыпаться. Ему ничто не мешает, он просто не хочет! Что за идиотизм?!
   -- Ты уверен? -- спросила девушка.
   -- Абсолютно!
   -- Тогда это очень странное проклятье, -- решила не спорить и ничего не доказывать Марина.
   Дэнэен точно как-то видит проклятья. Вон, что Викин проклят знал, и вряд ли развеселый монах сам ему это рассказал. Да, полукровка проклятья видит, или чует, не важно, и это его особенность, а не всех демонов. Та же Рен ничего не замечала.
   А с другой стороны, может то, из-за чего не просыпается Илиен действительно не проклятье. Мало ли для чего проводят ритуалы.
   -- Мне нужно учиться, -- решила девушка.
   Несли Илиена медленно и печально, как в фамильный склеп. Морячки Келена где-то нашли то ли паланкин, то ли помесь носилок с палаткой, загрузили демона на них, а потом странную конструкцию себе на плечи и пошли. Капитан, Марина и Дэнэен потянулись следом, как родственники за гробом на кладбище. Такие ассоциации были не только у Марины. Прохожие оглядывались и боязливо жались под стенами. Какая-то мамаша шустро увела ребенка, а нетрезвый тип отполз с дороги и даже изобразил знак Матери ураганов. Это чтобы боги не оставили в загробном мире. Но к дому нюхачей процессия дошла без приключений и это не могло не радовать. Возможно это хороший знак.
   В доме было тихо и пусто. Загадочные слуги, которые по уверениям Нэмины в этом доме есть, никак не выказывали своего присутствия. Даже паутина у входной двери была цела и невредима, хотя по ощущениям Марины по городу они бродили полдня, не меньше. С другой стороны, эта красота разрасталась там не один день, и скорее всего даже не один месяц.
   Девушка вздохнула, но мужественно решила, что прибираться в чужом доме не будет. Если это даже временных хозяев не волнует, то ей какое дело?
   -- И что дальше? -- недовольно спросил Дэнэен, когда его брата со всей осторожностью уложили. -- Ненавижу чувствовать себя беспомощным!
   -- Можно подумать я люблю! -- вспылила Марина. -- Будем читать книгу!
   Полукровка громко хмыкнул. Девушка, не обращая на него внимания, полезла в сумку искать книгу. А в дверь комнаты кто-то громко постучал. Открывать пошел самый незанятой -- капитан Келен.
   -- Мне нужна твоя помощь! -- рявкнула заглянувшая Нэмина и не дожидаясь ответа на свое заявление, уволокла капитана в коридор.
   -- Весело у них здесь, -- проворчал Дэнэен. -- Брачные игры и все такое...
   -- Да, -- рассеяно подтвердила Марина, книга никак не попадалась и девушка начала подозревать что на пустыре обронила сумку отдельно, книгу отдельно. -- Они хорошая пара. Не то, что ты. С железяками обнимаешься.
   Книга таки нашлась. Девушка ее со всех сторон осмотрела, встряхнула и открыла на первой попавшейся странице.
   -- Кстати, где твоя железяка? -- мрачно спросила у полукровки.
   Со страницей ей повезло, как никогда. Колодец, олень, взять колокольчик, три птицы и спираль. Что со всем этим добром делать непонятно. Слова должные бы объяснить разбросаны в произвольном порядке и сложить этот ребус вряд ли получится.
   -- Чинят, -- сказал Дэнэен.
   -- Чего? -- переспросила Марина, опустив книгу на колени.
   Слово "чинят" у нее не сочеталось с огроменной помесью косы и нагинаты. Полностью металлической. Что с ней надо делать чтобы сломать?
   -- Чинят, -- повторил полукровка и мрачно улыбнулся. -- Она погнулась, когда я кусок скалы отрубил.
   Марина моргнула, немного подумала и решила все-таки спросить:
   -- Зачем ты скалу рубил?
   -- Случайно! -- раздраженно рявкнул парень. -- Ты лучше объясни, зачем я тебе нужен? -- поспешил перевести разговор на другую тему.
   Что-то определенно не так с той скалой. Нужно будет как-то еще спросить. Неожиданно и не в тему, чтобы не увильнул от ответа. Интересно же. Но сейчас действительно не до того.
   Девушка вздохнула, ткнула книгу Дэнену под нос и принялась объяснять свою проблему. Полукровка при этом смотрел на нее как на идиотку. Долго смотрел. Потом снизошел и сообщил, что он в книге вообще ничего не видит. И не увидит. Потому что на этой книге защита против чужаков. Попутно не забыл Марину обозвать и патетически сообщить, что Илиен идиот, но теперь ничего не поделаешь, придется что-то придумать. И пусть ему будет стыдно не только за то, что попал в такую ситуацию, а еще и за помощь временно изгнанного.
   Марина еще раз вздохнула, но ругаться не стала. Дэнэен может сколько угодно изображать невинно оскорбленного, но брата он любит, по-своему. Вон даже не сообразил спросить, почему избранница этого брата уверенна, что в книге есть что-то способное помочь. Не до того, видимо.
   Думали над проблемой долго, а решение оказалось проще некуда. Марина перерисовывала то, что было в книге на листочек, а Дэнэен пытался разобраться, что оно такое. Дело на удивление шло. Полукровка конечно не мог предсказать, что будет, если применить то или иное заклинание, но зато он мог сказать чего не будет.
   Так они просидели над книгой до глубокой ночи, ничего подходящего для пробуждения Илиена не обнаружив. Зато поняли одну простую вещь. Пройдет немало времени, прежде чем книга закончится. Марина вспомнила о законе подлости и перерисовала то, что было изображено на последней странице. Но этот закон то ли не сработал, то ли наоборот, сработал и нужное по любому будет там, где его найдут в последнюю очередь.
   -- Ладно, -- зевнула Марина. -- Давай спать. Мне еще нужно уменьшающее заклинание обновить, иначе орган не возьмут на склад для хранения.
   -- Давай, -- не стал спорить Дэнэен и грустно учапал в свою комнату.
   Этой ночью Марине снились странные сны. Она летала на драконе с металлической шкурой. На облаке сидела Оберегающая и играла марш Мендельсона на органе. А Илиен в это время вылезал из гроба, похожего на большой черный сундук, клыкасто улыбался, поправлял черный с красной подкладкой плащ, и требовал утренний стаканчик крови юной девственницы. Марина удивлялась, что не вечерний, и сон начинался сначала. Словно кто-то хотел этим сном объяснить что-то важное.
  
  
   Закатное небо над морем было ярко-алое с черным с левой стороны, и тяжелое серое -- с правой. Причем серое постепенно наползало на ало-черное и увеличивалось, раздувалось.
   -- Шторм приближается, -- сказал капитан.
   -- Отлично! -- искренне обрадовалась Нэмина. -- В шторм вряд ли кто-то кроме нас туда полезет. Будут пережидать.
   Келен посмотрел на нее с непонятным интересом, но ничего не сказал.
   -- Подождем, понаблюдаем, -- сказала девушка, сообразив, что что-то упускает. -- Вдруг кто-то придет.
   Он только пожал плечами и повел вдоль берега. Ни спорить, ни переубеждать не пытался и из-за этого Нэмина чувствовала свою неправоту еще больше. Но ведь выбора нет. Нужно знать все точно прежде, чем что-то делать. Нужно хотя бы узнать с чем имеешь дело. В конце-концов, маги смогут отследить срабатывающие ящики для переноса, если будут точно знать что оно такое. А то мало ли, вдруг какой-то самородок улучшил их работу, или ухудшил. Поэтому нужно найти, изучить, сделать слепок и если получится, уговорить капитана на морскую прогулку, или...
   -- Вот дура! -- сказала девушка вспомнив о спящем красавце и его бодрствующем брате. -- Нелюди!
   -- Где? -- спросил капитан, картинно помогая девушке обойти лужу вонявшую рыбой.
   -- У меня в доме, хотя бы. Они ведь могут попасть в столицу не выходя из дома и меня провести туда кого-то с собой. И я смогу спокойно все обсудить, слепки передать.
   -- Один точно не может, -- философски сказал Келен. -- А второй сможет только в том случае, если уже там бывал. Им нужно видеть куда идешь, представлять знать где оно находится, должны быть ориентиры.
   -- О, -- удивилась девушка, таких подробностей она не знала. -- В этом городе и другие нелюди есть. Торговцы. Если им пообещать льготы...
   -- То обещание придется выполнить.
   -- Выполню, -- отмахнулась от этой проблемы Нэмина. -- Это не сложно. Слова "оказанная помощь империи" творят чудеса. А уменьшение налогов для одного нелюдя вреда не нанесет.
   Капитан хмыкнул, но спорить не стал. И правильно. Сама Нэмина, конечно, с такой просьбой во дворец не пойдет. А вот любимое начальство сможет и даже сопротивляться не будет. Скорее одобрит. Потому, что оно того стоит.
   Гуляли вдоль берега они не долго. Налетел холодный ветер, принесший первые капли дождя. Нэмина закуталась плотнее в плащ, прихваченный для маскировки. Грел он плохо, зато капюшон можно было натянуть до носа. Келен только улыбнулся и подставил дождю лицо. В заплечной сумке у него тоже была одежда, Нэмина лично наблюдала, как он ее туда упаковывал, но доставать ее капитан не спешил.
   -- Теперь идем, -- сказал капитан и потянул за собой к обрыву.
   -- Что?
   -- Никто не смотрит, -- выдохнул и спрыгнул на камень-ступень.
   Нэмина осторожно последовала за ним, каким-то чудом удержавшись на округлой верхушке. Вторая ступень была еще хуже, до нее нужно было допрыгнуть. Девушка сняла плащ, всучила его Келену и прыгнула. Не удержалась на скользком камне и некрасиво рухнула вниз. Хорошо, что на песок, да и сгруппироваться успела. Капитан легко приземлился рядом. Для него двускатные крыши и скользкие камни не проблема. Ловкость потрясающая, даже для тени. Тени вообще в большинстве случаев берут не ловкостью, они просто успевают оттолкнуться, схватиться и переместиться прежде, чем потеряют равновесие. А вот когда хвататься не за что и перемещаться некуда, появляются сложности.
   Нэмина села, и посмотрела на камни-ступени. Понятно почему никто не заподозрил бы их в том, что они собираются здесь спуститься. Первый камень -- чуть скособоченное яйцо вкопанное в песок. Ни одного угла и излома. Море его отполировало и скруглило. Второй больше похож на черепаший панцирь.
   Таких камней по пляжу разбросанно много, но только эти два рядом с обрывающимся берегом. Словно их кто-то специально подтащил и закрепил.
   Хотя кто знает, может и подтащили.
   -- Идем? -- спросил Келен подавая плащ.
   Девушка его надела, понимая, что ни от дождя, ни от штормового ветра он не спасет, и кивнула.
   Капитан взял ее за руку и повел за собой, петляя между камнями и стараясь не отходить от обрыва. Ветер нарастал, а дождь усиливался. Небо почти полностью посерело и Нэмина чувствовала себя несчастной. Вот что у нее за дурацкая работа? Все нормальные люди, даже похитители девиц, сидят по домам и питейням, спокойно пережидая шторм. А она бредет по пляжу, мерзнет и радуется, что сейчас отлив. Будь это не так, волны бы уже добегали до ее ног и пытались сбить, утащить за собой.
   -- Сюда.
   Келен протиснулся за камень стоявший почти вплотную к обрыву. Нэмина поспешила следом, на ощупь нашла его руку и позволила увлечь себя куда-то вниз по насыпи мелких камешков. Когда загорелся фонарь девушка обнаружила, что находится в узком лазе, явно рукотворном.
   -- Вот, -- улыбнулся Келен. -- Контрабандные тропы. Древние, большей частью заваленные, но пройти можно. Говорят, даже к городу, но я не рискну проверять. Зато к пещере мы дойдем. И красть лодку не нужно.
   Девушка тихонько фыркнула. Откуда ей было знать, что тут есть тропы? Адаль Кхата утверждал, что попасть в пещеру можно только со стороны моря. С другой стороны, он не местный, а об этих лазах даже местные знают немного. Иногда в них теряются дети и да и взрослым заходить них опасно.
   Интересно, откуда Келен знает как и по какой тропе можно дойти до пещеры?
   -- Мне отец рассказывал и показывал, -- улыбнулся капитан. -- А ему учитель.
   -- Ага, -- сказала девушка. Он что, мысли читает? Или у нее все на лице написано? -- Идем?
   -- Идем.
   Пройти действительно можно было. Иногда с трудом, буквально протискиваясь. Дару бы точно застрял. А изящная Нэмина и мелкий Келен преодолели тропу почти без потерь. Подумаешь, плащ порвался. Туда ему и дорога, бесполезной тряпке.
   Пещера появилась внезапно. Девушка увлеклась преодолением препятствий, и вдруг вывалилась с тропы чуть не сбив капитана с ног. Оглянувшись девушка с удивлением обнаружила, что тропа пропала. Хмыкнув и вернувшись обратно она обнаружила, что лаз уходит в скалу под углом, поэтому его не заметно всего в нескольких шагах дальше.
   -- Интересно, -- прошептала девушка.
   -- Пошли, -- позвал Келен. -- Пещера большая, а ящик наверняка замаскировали.
   Нэмина кивнула и послушно пошла.
   Оказалось, о похитителях девиц они были слишком высокого мнения. Никто ничего маскировать даже не пытался. Ящик-амулет стоял на возвышении у стены и всех проблем было добрести к нему по воде, которая скрывала неровное дно. Потом капитан подсадил, Нэмина отколупала кусочек, подождала пока пластинка для замеров почернеет, аккуратно поприжимала мягкие восковые лепешки к вырезанным на ящике символам, подождала пока воск затвердеет на воздухе и уложила в кармашки. Больше возле ящика делать было нечего. Маг бы нашел чем заняться, но она не маг.
   -- Идем обратно, -- решила девушка, немного разочарованная тем, что все так быстро и просто закончилось. -- Холодно.
   Келен вместо того, чтобы куда-то идти, открыл сумку и извлек из нее вязаную жилетку. Подал ее девушке. Достал плащ, тяжелый и невзрачный, но наверняка теплый. Понаблюдал за тем, как Нэмина утепляется, но сам плащ надевать не спешил.
   -- Идем? -- опять спросила.
   -- Нет, пляж залило, придется подождать.
   -- Откуда ты знаешь?
   -- Обычно здесь меньше воды, -- указал рукой на затопленную часть пещеры.
   -- Понятно.
   Девушка вздохнула. Пережидать шторм в этой пещере не хотелось. Холодно, камни разбросанные тут и там наверняка упали из свода и не факт, что они не продолжат падать в самый неподходящий момент. Тени от этих камней в подрагивающем свете фонаря мечутся как неупокоенные призраки. Неуютно. Еще кошмары начнут сниться.
   О том, как они будут возвращаться Нэмина не думала. Понятно, что запрыгнуть обратно на обрыв по камням-ступеням невозможно. Значит, есть другой путь, ведущий куда-то дальше от города. А в остальном... не важно, вернутся.
   Вода прибывала и подбиралась к ногам. Нэмина отошла, а капитан присел, опустил в воду ладонь и закрыл глаза.
   -- Плохо, -- сказал немного посидев. -- Долгий шторм, пещеру зальет полностью, лезть в ходы в такое время небезопасно.
   -- Что нам делать?
   Он встал и улыбнулся. Закинул на плечо плащ и указал на изученный ящик.
   -- Пересидим на нем. Все лучше, чем на камне или в воде по колено.
   Нэмина кивнула. Позволила себя подсадить, хотя до этого прекрасно залезла без помощи. Попыталась устроиться поудобнее, подозревая, что до той поры как закончится шторм, отсидит себе все, что только можно. Капитан немного понаблюдал и вытащил из сумки одеяло. Нэмина с интересом его пощупала, убедилась, что мягкое и заглянула в сумку. Похоже, вещи в ней как-то сжимались, в любом другом случае одеяло и плащ влезли бы туда только по отдельности.
   Воды в пещере становилось все больше. Нэмину начало трясти, и жилетка не помогала. Капитан сложил одеяло в несколько раз, уложил поверх ящика, как подушку, жестом предложил располагаться.
   А потом они долго-долго сидели, прижавшись друг к другу, как озябшие воробьи, и закутавшись в громадный плащ. Нэмина постепенно согревалась и начала зевать.
   -- Капитан, вы нам поможете? -- решила завести разговор, в надежде, что он взбодрит.
   -- Помогу?
   -- Уговорить нелюдя.
   Он хмыкнул и посоветовал уговорить сначала Марину. А она поможет с нелюдем. Без нее он вряд ли уговорится и то, что это поможет спасти невинно страдающих девушек его не убедит.
   Нэмина вздохнула. Совет, конечно, хороший, но разговор явно не ладился.
   Келен хмыкнул и спросил, как Нэмину и Дару угораздило стать напарниками? Причем, сочувствовал он именно Дару.
   Девушка сделала обиженный вид, но рассказала об убежденности начальника в их исключительной везучести и попытке эту везучесть удвоить. Смеяться и доказывать что такого не может быть капитан не стал. На удивление Нэмины он одобрил начальника.
   Потом разговор перескочил на пиратское прошлое капитана. Как оказалось -- отсутствующие. Корабль ему достался в наследство от отца. А то, что существовали люди не желавшие это наследство отдавать и пришлось его угонять под шумок при нападении пиратов, не столь важно. Нэмина справедливо заподозрила, что пиратов натравил именно Келен, но он на это только хмыкнул. Ни подтверждать, ни возражать он не собирался.
   А потом капитан спросил, что такая хорошенькая девушка делает среди нюхачей. Это не самая престижная и не самая высокооплачиваемая работа. Проблем от этой работы море. И Нэмина, по его словам, могла устроиться в жизни гораздо лучше.
   -- Я тень, -- пожала плечами девушка. Вопрос был совсем не тот, который норовили задать все кому не лень. И хотя напоминал о главе стражи с его вонючим букетом, но намеком не был. Просто капитан Келен уверен, что стража не лучшая работа в империи.
   -- И что? -- изобразил удивление Келен. -- Девушки-тени не обязаны отрабатывать учебу, они вообще ничего делать не обязаны. Их учат только для того, чтобы они могли контролировать этот дар и не убили кого-то замахнувшись со злости сильнее, чем хотели.
   Он был абсолютно прав. Количество девушек работавших тенями было исчезающее мало. Их и брали неохотно, и сами они предпочитали простое женское счастье в виде мужа и детей. Многие умудрялись выскочить замуж не поставив в известность своего мужчину о своем же даре. На других женились в надежде, что этот дар передастся по наследству, пускай не детям, но хотя бы внукам-правнукам и желательно мальчишкам. А вот ей не повезло. Ее окружали пугливые идиоты, завистники и прочий мусор, рассчитывавший на наследство. Нет, возможно там были и другие мужчины, просто обозлило Нэмину ухаживание именно таких типов, считавших себя идеалами и подарками. И она торжественно объявила о своем даре, столь же торжественно объяснила, что запуганной женушки из нее не выйдет, и попросила отца помочь с работой. После чего и была передана на руки папиному другу с напутствиями и обещанием оторвать голову, если семью опозорит.
   Нэмина вздохнула, собралась с мыслями и все это рассказала. Нет, не пожаловалась -- высмеяла неудачливых охотников за приданным, разбегавшихся, от посчитавших себя оскорбленными, братьев Нэмины, как тараканы. И шлепнувшуюся в обморок тетю, пытавшуюся сделать из племянницы идеальную девушку, на которой любой рад жениться.
   -- Вот так, -- закончила. -- Если кому-то сильно надо, найдут меня на работе, но похоже, мои ухажеры не рискуют искать тень. Точнее, тень с таким характером как у меня. Большинство из них даже в город вернуться не рискуют.
   -- Пугливые, -- одобрительно сказал капитан Келен.
   Интересно, что он там одобряет?
   -- Ладно, -- проворчал. -- Когда вернешься домой, буду за тобой ухаживать.
   -- А? -- недоверчиво на него посмотрела девушка.
   Когда они успели перейти на "ты" она не помнила. Вообще, эти "ты", "вы" чередовались и сменяли друг друга, похоже в зависимости от настроения капитана.
   -- Чтобы стало ясно, что это они трусы, а не ты отщепенка, -- серьезно объяснил Келен.
   И улыбнулся, пакостно, но почему-то обаятельно.
   -- Всего лишь? -- неожиданно для самой себя спросила Нэмина.
   -- О! Прекрасную сину это огорчает? -- прозвучало как-то тепло, хоть и насмешливо. Будто один из братьев говорил. -- Ну-ну, приличные девушки так себя не ведут. Не спрашивают напрямую. У них все намеки, да намеки, морская черепаха знает, на что они намекают.
   Нэмина хихикнула.
   -- Думаешь, ты достаточно хорош, чтобы я приняла ухаживания? -- спросила высокомерно, как дочь самого императора.
   Насмешничает он! И что ответит?
   -- Достаточно, -- сказал уверенно. -- Увидишь.
   -- Хм.
   Очень-очень странно. Нэмина могла бы поклясться, что он отлично понял ее намек. И что это не самоуверенность. Он действительно считает, что прекрасной сине будет незазорно принять его ухаживания. А значит...
   Что значит? Допустим, он действительно не пират, но это вовсе не делает его достойным и уважаемым в глазах очень многих людей. И о том, кто у тени-нюхача папа он тоже не может знать. Не похожа она на папу, да и на маму не сильно. Внешность у нее от бабушки по материнской линии, а семья там не из тех, чьи гербы висят на стенах Императорского Дома. Следовательно и о традиции приводить в семью мужчин не догадается. Да там и те, кто знает чья она дочь вряд ли догадаются, потому что мужчины в большинстве были хоть и без герба, зато достойнее большинства с гербом. За таких выдать замуж дочерей были многие не прочь. А значит...
   А значит он уверен, что его ухаживания примет чья угодно дочь? А почему? Младших сыновей, даже очень родовитых семей, не сильно жалуют. А на одного из старших он не похож, Нэмина могла бы поклясться, видела портреты стараниями тети.
   Очень и очень странно.
  
  
   Дэнэен по городу шел как помещик по своим землям. Прохожие удостаивались именно таких взглядов, какие бы этот помещик бросал на крестьян. Ну, да, копошится там кто-то, ну и пускай себе копошится. А барин гулять изволят.
   Марину распирал смех. Слишком уж выражение на физиономии не сочеталось с очередными драными штанами полукровки. Зато прохожие реагировали как надо. Терялись и спешили уступить дорогу. Волшебство какое-то.
   -- Мерзкий город, -- соизволил заговорить барин, то есть Дэнэен.
   -- Почему? -- удивилась Марина.
   Как по ней, город был очень даже хорош. Симпатичный. А еще не жарко благодаря ветерку гуляющему по улицам, наверное построили правильно.
   -- Фальшивый, -- сказал Дэнэен. -- Насквозь. Под землей пустоты в которые скидывают мусор, в стенах пустоты, в которых прятали трупы, а может и до сих пор прячут. Женщины фальшивки, идет такое себе воплощение гордости, а на самом деле приценивается ко всему подряд, и мечтает в очередной раз наставить мужу рога и выклянчить у очередного любовника что-то ценное. Они тут именно для этого замуж выходят, потому что когда нет мужа -- неинтересно, да и не принято. Цветы которые на виду настолько ухожены, что противно, а за глухими заборами заросшие сорняками сады.
   -- О, -- сказала Марина.
   Заросшие сады она уже видела. Заросший грязью дом, при живых слугах -- тоже. Так что сомневаться в словах Дэнэена особо не хотелось. Хотя наверняка есть и достойные женщины, и ухоженные сады.
   -- Мне здесь не нравится, -- заявил полукровка и посмотрел на Марину, как на отъявленную садистку, удерживающую его в этом городе насильно.
   -- Разбудим Илиена и иди куда хочешь, -- пробормотала девушка.
   Он сделал вид, что не услышал.
   А потом они, наконец, дошли до порта. И Дэнэен заметно повеселел, особенно когда увидел "Вороньи крылья". Кораблем он откровенно любовался. Даже рот приоткрыл.
   -- Что? -- хлопнула его по плечу Марина.
   Полукровка на нее посмотрел, как на святотатца плюнувшего на чудотворную икону.
   -- Это шака-ан, -- благоговейно прошептал.
   -- Что? -- переспросила девушка.
   -- Шака из белого дерева, -- сказал Дэнэен.
   -- И что?
   Парень глубоко вдохнул, медленно выдохнул и соизволил объяснить:
   -- Шаки самые быстроходные корабли из существующих, они даже по встречному ветру идти могут. А белое дерево самое прочное из тех, из которых строят корабли, и оно еще больше увеличивает скорость, не помню почему.
   -- О-о-о-о-о... -- восхитилась Марина.
   Интересно, где капитан Келен взял этот корабль?
   -- Эй, чего застыли?!
   На борт взвился кот и уставился на Дэнэена. Марина на всякий случай коту улыбнулась, хотя до сих пор не замечала за ним умения разговаривать.
   -- Эй!
   Нет, разговаривал не кот, орали явно вверху. Девушка подняла взгляд и обнаружила сидевшего на мачте моряка. Сидел он там не просто так, делал что-то непонятное с веревкой.
   -- Заходите и забирайте, ребята вам помогут нести и покажут куда. Вы предпоследние.
   -- Ага, -- сказала грузовладелица, дернула все еще любующегося полукровку за рукав и повела за собой.
   В трюме было пусто и гулко. Морячки изображавшие грузчиков вытащили указанные Мариной вещи на палубу, а потом печально поперли их на склад. Он был недалеко, буквально в двух шагах от порта, но шаги эти приходилось делать по ступеням и это никого не радовало. Еще меньше грузчиков обрадовала весть, что сундук и череп местного динозавра брать на склад отказываются. Видите ли это опасные вещи. Точнее череп опасный, а сундук просто непонятный и поэтому тоже может быть опасным. Дэнэен попытался ругаться, но ему намекнули, что в этом случае комод и орган тоже не возьмут. Полукровка представил, как будет тащить по городу комод, потому что морячки идти дальше склада отказывались и смирился. Лучше уж сундук, он хоть меньше. Морячки ждать, чем все закончится, не стали, тихонько испарились. Наверняка догадывались, что опасные вещи владельцы попрут туда, где живут, и будут до последнего пытаться уговорить помочь.
   И они не ошиблись, Марина готова была даже деньги предложить. Только предлагать уже было некому.
   Сундук пер на своем горбу предельно недовольный полукровка, ежеминутно угрожая бросить его в ближайшую канаву. Канавы, к счастью, не попадались, а сменить место он не догадался. Марина нежно прижимала к животу череп и почему-то улыбалась.
   Прохожие при виде этой процессии боязливо жались к домам и заборам, одна тетка даже плюнула вслед, и Марина обозвала ее верблюдицей. Оскорбления аборигенка не поняла, но поспешила скрыться. Мало ли, вдруг ее пытаются проклясть?
   -- Дэнэен, почему череп опасен? -- Марина решила разговором отвлечься от местных странных нравов.
   -- Это череп песчаного дракона, -- объяснил полукровка.
   Девушка восхищенно ахнула и ей конечно же сразу стало все понятно.
   Дэнэн на нее даже не посмотрел.
   -- Ладно, спрошу по-другому, -- смирилась она со своей участью. -- Чем опасен череп мертвого песчаного дракона. Не оживет же он в конце концов!
   Полукровка споткнулся, поправил сползающий со спины сундук и одарил спутницу уничижительным взглядом.
   -- Он как раз оживет. И, возможно, сожрет тебя, идиотку.
   -- Э-э-э-э... -- растерялась девушка. -- Как это оживет? И когда?
   Парень вздохнул.
   -- Вот так возьмет и оживет, когда придет его время. Они оживают без всякой системы и по непонятной причине. А потом так же неожиданно подыхают. Иногда успевают найти пару и тогда, спустя три года, в не ожидавшем такого сюрприза городе появятся драконята. Только не спрашивай, как эти драконята в город попадают. Не знаю я!
   -- Да, -- оценила масштаб катастрофы Марина. Череп сразу захотелось выбросить. Хотя кто знает, может именно это дракона разозлит, он оживет и прилетит мстить. -- Дэнэен, а его сжечь или как-то иначе уничтожить можно?
   -- Неа, -- мрачно улыбнулся полукровка. -- Если попытаться, дракон точно оживет. Лучше отнести в горы и оставить на скале повыше, это им, похоже, нравится.
   Марина осмотрела череп, стерла пятнышко с нижней челюсти и печально вздохнула. Вот как она умудряется влипать в такие ситуации? То чай из ненастоящих ромашек заваривает, то черепа оживающих рептилий приобретает. Судьба такая, что ли? Карма? А с другой стороны, почему Илиен разрешил эту гадость купить? Он ведь тоже знал, что оно такое. Может, все не так страшно, как кажется?
   Марина задумалась о своей нелегкой доле и брела за Дэнэеном, не обращая внимания на то, куда они идут. Пришли они в итоге туда, куда было надо. А вот очень смазливый и очень неприятный тип на пороге стал неприятным сюрпризом. Уступить дорогу нагруженному сундуком Дэнэену он даже не подумал. Когда полукровка намекнул на это, пнув его по ноге, незнакомец подскочил и уставился на сундук с таким презрением, что тот только чудом не загорелся от стыда.
   Неизвестно, чем бы закончился этот обмен любезностями, скорее всего дракой, точнее избиением, но тут появились Нэмина и капитан Келен. Оба довольные, словно выиграли миллион. Девушка в огромном, явно мужском плаще, распатланая и раскрасневшаяся. Мужчина в испачканной рубашке, в штанах с разошедшейся по шву у колена штаниной и с сумкой за спиной. Еще он был небритый и босой. Не смотря на все это выглядели они мило и очень друг другу подходили.
   Неприятный тип тоже оценил. Он открыл рот, что-то булькнул, закрыл его. Марина даже услышала щелчок зубами. Еще раз открыл. Ругнулся. Потом гордо задрал нос и рванул в неизвестность, делая вид, что Дэнэена с сундуком не существует. Полукровка поправил сундук, ухмыльнулся и отступил в сторону, а потом легонько, словно случайно, толкнул типа плечом. Тому хватило, с порога он улетел на клумбу, немного там поворочался, обматерил всех присутствующих, кое-как встал и галопом умчался.
   -- И что это было? -- спросила Марина, плотнее прижав к себе череп, словно боялась, что смазливый тип вернется и обидит его.
   -- Глава стражи, -- ответила Нэмина и добавила: -- Чтоб его демоны утопили!
   -- Я не против, -- широко улыбнулся Дэнэен.
   И Марине захотелось дать ему подзатыльник.
   Сундук и череп занесли в комнату к Илиену. Там их точно никто не тронет. Слуги успели нажаловаться Дару на мертвого нелюдя. Причем, почему они жалуются именно ему, парень не понял. Как и то, чего они хотели этими жалобами добиться.
   Нэмина переоделась, Келен ограничился тем, что немного пригладил волосы. Пошептавшись и поулыбавшись друг другу, они приступили к уговорам избранницы одного нелюдя, чтобы она повлияла на другого. Избранница уговорилась быстро и смело повела их сражаться с упрямством Дэнэена.
   Битва была кровавой, погибла во цвете лет чашка упавшая со стола, и затяжной, Марине в процессе захотелось кушать. Полукровка ссылался на завихрения и искривления пространства. На нехватку времени и энергии. На нежелание вмешиваться в чужие дела и свое изгнание. Единственное на что он не догадался сослаться -- на то, что никогда не бывал в столице империи и поэтому не может открыть туда путь. Послать всех и сбежать он не мог, тогда пришлось бы бросить беспомощного в данный момент брата. Марина им даже тихо восхитилась, оказывается не один Илиен способен переносить травмы и лишения во имя родственников.
   В конце концов бедного Дэнэена так достали, что он согласился, в обмен на то, что больше у него ничего просить не будут. Нюхачи и капитан дружно пообещали. Марина, считавшая, что полукровка ей задолжал, только фыркнула.
   Пока Нэмина бегала за загадочным "тем, что нужно передать начальству", Дэнэен обреченно обвешивался накопителями и смотрел через окно на сад. Наверное подходящее для рисунка место искал. Марина, чтобы его еще больше не злить, открыла книгу и как пай-девочка перерисовывала загадочный ребус на очередной странице. Незаметно для самой себя увлеклась и на сообщение, что они пошли только вяло отмахнулась. Что она того пути не видела?
  
  
   -- Бордель, -- сказала Нэмина, узнав женщину вытаращившуюся на вывалившихся перед ней из воздуха людей.
   Именно у этой маман девушка в свое время брала уроки экстремального макияжа, способного изменить лицо до неузнаваемости, и она же рассказывала о быте борделей в империи, и демонстрировала костюмы, в которых в молодости якобы совращала самого императора. Нэмина взамен таскала ей вино из отцовского погреба и однажды помогла тихо скрутить разбушевавшегося высокопоставленного клиента.
   -- Я это место лучше всего помню! -- сварливо заявил Дэнэен.
   -- О! -- оценила признание Нэмина.
   -- Младшенький, -- расцвела маман и попыталась сграбастать парня в объятья, чтобы прижать к своей все еще роскошной груди.
   Полукровка увернулся.
   -- Кис-кис-кис, -- совсем развеселилась женщина.
   -- Я тебе не кот! -- взвился нелюдь. -- И у нас дела!
   Схватил Нэмину за руку и поволок черному выходу. Работницы борделя в это время суток отсыпались и покинуть его удалось без приключений. Даже владелица заведения не преследовала.
   -- Откуда ты ее знаешь? -- спросила Нэмина крадучись вслед за парнем по узкому проходу между двумя живыми изгородями. Справа эта изгородь была колючей и темно-зеленой. Слева цвела белым и жужжала пчелами. -- И почему она кискисала?
   -- У Илиена спросишь, когда очнется. Это была его идея, -- раздраженно сказал полукровка.
   Проход закончился, и началось левое крыло императорского парка при дворце. Куда идти дальше, Нэмина и сама знала, уйму раз здесь пряталась от отцовского гнева и противных ухажеров. Она проскользнула между дубами, обошла пруд, старые яблони и за цветущим жасмином нашла крошечную дверцу увитую плющом. Один из черных выходов с управы нюхачей и ночной стражи. Осталось только молить богов, чтобы начальство было на работе. Хоть какое-нибудь. А то мало ли, вдруг все трое дружно куда-то уехали по срочному делу. Придется сидеть, ждать. Кто-то знакомый может случайно войти и удивиться. Попробуй этого знакомого заставить молчать. Обязательно что-то взамен вытребует.
   Начальство оказалось на месте. Всем дружным составом -- полный и низенький, худой и высокий, широкоплечий и рыжий. Они удивленно посмотрели на приветствующую их Нэмину, с интересом на переминавшегося с ноги на ногу за ее спиной Дэнэена. Вопросов вроде: "как вы сюда попали?" или "где ты его взяла?" -- никто задавать не стал. Сразу заинтересовались, что Нэмину настолько срочно привело в столицу?
   Девушка вздохнула и первым делом вручила начальству то, что утащила из пещеры. Начальство дружно уставились на кусочек дерева. Подождав, пока они насмотрятся, Нэмина обрадовала их замерами. Потом описанием, после чего рассказала о ящиках, способных перенести что-то по прямой. И о том что есть большая вероятность это что-то сломать. И попросила разобраться, как оно работает и как его заглушить, чтобы больше не работало.
   -- Хм, -- дружно отреагировало начальство и позвало магов.
   Маги находкам Нэмины обрадовались, как родным. Долго уверяли ее, что она герой, гений и отличный нюхач. Пообещали девушке непременно на основе полученных данных найти все существующие ящики переносившие девушек. Тень сделала вид, что это ее безмерно радует. Но на самом деле гораздо больше ее радовало то, что искать эти ящики по примерным координатам будет не она. У нее дела. И вообще, ей пора.
   Нэмине торжественно в очередной раз разрешили действовать по обстоятельствам. Выдали какой-то очень засекреченный и редкий кристалл для связи, и милостиво отпустили.
   -- Мы не единственная пара, которая этих похитителей ищет, -- сказала девушка кристаллу. -- Но, похоже, одна из тех, кто нашел. Иначе ты для меня так и остался бы слухом о могуществе столичных магов.
   Нелюдь посмотрел на нее, как на ненормальную.
   Потом присел под дверью в кабинет начальства, куда, как известно, никто по доброй воле и без причины не ходит, достал из кармана мелок и начал рисовать на полу очередной рисунок для открытия пути.
  
  
   Тем временем где-то.
  
   -- Ты уверен? -- переспросил русоволосый мужчина. -- Она же страж, столичный. Ее будут искать.
   -- Эту девчонку? -- широко улыбнулся брюнет. -- Да кому она нужна кроме меня? Если с такой фигурой и таким личиком до сих пор не смогла добиться постоянного места, значит никому.
   -- Постоянного места?
   -- Ты видел, чтобы уважаемых и ценимых стражников посылали к демону в пасть разбираться с делом, с которым разве что боги разберутся?
   -- Нет, -- подумав ответил русоволосый.
   -- Потому что их ценят. А таких малышек не жалко и потом ее же обвинят в неудаче. Я ей делаю услугу.
   Русоволосый хмыкнул, но спорить не стал. Кто его знает, может он действительно считает, что похищая девушку и запирая ее на острове, делает ей услугу. С него станется. Он же считает себя подарком, от которого не отказываются. Впрочем, причины у него есть, сколько баб за него уже передралось. Даже незамужних. И ладно бы мечтая выйти замуж, эти дуры согласны были и на любовницу без каких-либо перспектив.
  
  
   Глава 8
  
   О похищениях, похищенных, похитителях, и о том, что не следует искать яблоки в саду, в котором не растут яблони.
  
   Нэмина передала нелюдя на руки девчонке и с чувством выполненного долга пошла радовать напарника тем, что пока никакой подмоги они не получат, и вообще, должны действовать по обстоятельствам. Дару послушно обрадовался, обозвал начальство плохим словом и, заявив, что ему надо напиться и подумать, куда-то ушел. Напарница проводила него недовольным взглядом. Интересно, что на него нашло?
   "Нашло", как оказалось, мужик, которого Нэмина спасла от расправы. Он нагло валялся на кровати Дару и увидев девушку, потребовал принести вина, да не простого, а какого-то особенного и наверняка дорогого. А то у него голова болит. И заняться нечем. Да и вообще.
   Нэмина кивнула, внимательно на него посмотрела и поняла, что напарник ей дороже смазливого поставщика для борделей.
   -- Так, -- сказала она, закрыла за собой дверь комнаты Дару и, сложив руки на груди, внимательно посмотрела на Алаля.
   Того не пороняло. Он ухмыльнулся и захотел, чтобы женщина поторопилась. Еще и адрес сказал, магазинчика в котором редкое вино продается.
   Женщина хмыкнула и действительно поторопилась. Ловко связала наглого мужика его же одеждой, засунула в рот кляп, немного полюбовалась и, уронив, задвинула под кровать. Комната сразу же стала выглядеть лучше. Дару понравится.
   Больше занятий для себя Нэмина не нашла. Марина и нелюдь дружно переводили книгу, разбрасывая по комнате готовые переводы, чем-то их не удовлетворившие. Слуги делали вид, что они привидения, которые, как известно, есть в любом старом доме, но мало кому показываются на глаза. На улице опять зарядил дождь и девушка решила почитать. Все равно пока заняться нечем. Да и не хочется. Лениво.
   Даже нюхачам нужен отдых.
   А лучше отпуск. Но до отпуска нужно еще дожить.
   Читала она долго и нудно, но чтение как-то не увлекло. Дождь успел закончиться и в окно заглядывало солнце, припекая шею. Нэмина несколько раз на него оглянулась, но подойти и задернуть занавесь не решилась. Мало ли что из нее выпадет, хорошо, если только дохлые пауки. И вообще, не мешало бы в комнате прибраться. Вон девчонка нелюдя первым делом все вымела и вытряхнула, хотя постельное белье тоже предпочла купить. Теперь при движении занавесей из них ничего не сыплется, окна можно открыть, комнаты проветрить. А тут... даже подойти страшно.
   Нэмина посмотрела на те самые занавеси и поняла, что они ее на уборку не вдохновляют. В конце концов, это забота слуг и если им не хочется, то почему прибирать должны гости дома? А чтобы избавиться от грязи и пыли в этой комнате, нужно просто побыстрее поймать похитителей девушек и отправиться домой.
   Да, а чтобы подышать свежим воздухом, нужно пойти на улицу. Может и Дару найдется.
   Приняв решение, девушка забросила книгу на стол, быстро собралась и чуть ли не приплясывая вышла из дома. Ноги несли ее к порту. Дару там вряд ли найдется, не настолько ему грустно и плохо, чтобы пить с грузчиками и попрошайками, зато там может быть капитан Келен. Или кто-то, кто расскажет куда он делся.
   "Вороньих крыльев" в порту не оказалось, но не успевший опохмелиться дедок в обмен на монетку рассказал девушке, как быстро дойти к докам, где корабль наверняка находится. Нэмина вздохнула, посмотрела на крыши, по которым было бы еще быстрее, но решила не привлекать лишнее внимание. В этом городе пока никто не знает, что она тень, вот пусть и пребывают в неведении. Вдруг оно пригодится.
   Слежку девушка заметила,, когда была на полпути к докам. Странная такая слежка. Обычно следить отправляют кого-то неприметного или хотя бы ловкого. А тут четыре амбала едва вписывающихся в повороты и шумящих так, что не заметить их мог только кто-то глухой. Изредка они начинали делать вид, что идут вовсе не за Нэминой и выглядело это очень забавно, особенно когда они дружно начали нюхать свисавшую с балкончика плеть вьюнков.
   Девушка немного поводила их за собой, решив пока не идти к докам, а потом пошла в какой-то узкий и довольно темный переулок, очень хотелось узнать, что они будут делать в таком случае. Незаметно кого-то преследовать в таком месте нереально в принципе.
   К удивлению Нэмины двое из громил галопом промчались мимо переулка. Еще двое, не таясь, остановились у самого входа.
   -- Странно, -- сказала девушка.
   Хмыкнув и обозвав следящих идиотами, она пошла дальше. Не самый приятный переулок в этом городе. Дома прилепились друг к другу и стоят сплошными стенами, даже окон нет. До крыш хоть и с трудом можно добраться, но не факт, что эти крыши сразу же не провалятся. Хороших и прочных крыш у развалюх стоящих только потому, что опираются друг на друга, не может быть в принципе.
   До конца проулка Нэмина не дошла. Навстречу выбежала парочка запропастившихся громил. Другая парочка тоже зашла в переулок. Те и те нехорошо ухмылялись и девушка поняла, что ее, похоже, похищают. Ну не бить же девчонку отправили четырех мужиков. Кто именно похищает, тень была неуверенна, но надеялась, что тот, кто нужно. Поэтому она не стала сопротивляться. Заверещала, пометалась туда-сюда, укусила кого-то и милостиво позволила засунуть себя в мешок, изобразив обморок из-за хлопка по затылку. Добрые люди даже связывать не стали и пока ее куда-то несли на плече, тень проковыряла в мешке дырку и любовалась пейзажем.
   К удивлению, притащили ее вовсе не в знакомый дом. Хоть несли садами и какими-то подозрительными улочками, принесли в итоге в богатый дом. Большой, из белого и черного камня, с башенками по бокам и высоким шпилем посередине крыши-купола. Где-то этот дом Нэмина уже видела, только не могла вспомнить где. В середину ее занесли ее через черный ход пропахший кухней и псиной, зато комната, в которой вытряхнули из мешка, была очень даже хороша, хоть и невелика для такого дома. Мечта юницы желающей быть принцессой. Все такое изящное, хрупкое с виду, явно сделанное для женщины.
   Нэмина стойко изображала обморок. Громилы немного потоптались и ушли. Встать и осмотреться девушка к счастью не успела. Дверь опять открылась и вошел глава стражи. Полюбовался немного, пообещал скорый переезд и ушел. Переезжать в паны тени не входило, даже если это окажется то место, где держат похищенных девушек, не факт, что получится оттуда с кем-то связаться.
   -- Какая жалость, -- сказала Нэмина и порывшись в карманах извлекла целую гроздь капсул с маячками-следилками. Хорошими такими маячками, очень редкий маг их обнаружит, когда включится маскировка. Было бы еще на кого их вешать.
   Впрочем, одна кандидатура уже есть.
   Девушка улыбнулась, осмотрела дверь, убедилась, что открывается она вовнутрь и принялась ее баррикадировать. Надо же как-то бедной девушке защищать свою честь. Из двух комодов, трех кресел и поставленного набок стола удалось выстроить цепочку до кровати стоявшей у стены. Пускай попробуют это великолепие сдвинуть, когда его двигать некуда. Чтоб оно не поехало в сторону, Нэмина подперла мебель свернутыми в рулоны коврами, бросила сверху сорванные занавески, постельное белье и чью-то одежду нашедшуюся в шкафу. Полюбовавшись делом рук своих девушка открыла окно.
   Архитектор и строители сделали все, чтобы облегчить жизнь девушек, решивших спасаться бегством через окно. Под каждым из них была своеобразная лестница из сложенных елочкой черных и белых камней. Для тех кому страшно было спускаться по этой лесенке просто так, с двух сторон от окна торчали загадочные металлические штыри украшенные стеклянными шишками. К этим штырям было бы очень удобно привязывать самодельные веревки из порванных простыней.
   К сожалению Нэмина собиралась не сбегать. Ей нужно было попасть в комнату находящуюся как можно дальше от той, в которую ее принесли, и осмотреться. Вдруг найдется что-то способное помочь? Сбежать она всегда успеет. А вот с путями к другим комнатам была беда. Никаких архитектурных излишеств между окнами не было.
   -- Ладно, уговорили, -- приняла решение девушка.
   В конце концов, кто сказал, что спуститься на землю и подняться к какому-то окну будет более заметно и рискованно, чем бродить по стене между этими окнами? Тем более это задняя часть здания, и людей нигде не видно.
   С первым окном Нэмине не повезло. В комнате сидела толстая девица и чтобы, не дай бог, не похудеть меланхолично жевала булочку. Спустившись тень решила заглядывать осторожнее.
   Во второй комнате никого не было. Зато была запертая дверь. Девушка ее немного подергала и отомстила хозяину комнаты забрав с собой пачку писем стоявшую на столе. Вдруг пригодятся?
   В третьей комнате опять обнаружилась девица. На этот раз худющая и одетая в розовое платье, что придавало ее смуглой коже зеленоватый оттенок.
   А вот с четвертой комнатой Нэмине повезло.
   Девушка немного послушала, прижавшись ухом к двери, и вышла в коридор. Тихонько прошла вдоль стены к лестнице, зачем-то считая балки под потолком, и неожиданно для себя увидела одного из похищавших ее громил, поднимавшегося вверх. Тень присела, легонько стукнула себя по лбу кулаком и нащупала в кармане один из маячков. После этого пришлось изображать кошку лежащую на балке. А потом возносить богам благодарственную молитву, за то, что получилось с первой попытки уронить маячок громиле на голову. В волосах он отлично замаскируется, его там даже самой частой расческой не выковыряешь.
   Громила дошел до конца коридора и исчез за дверью, из-за которой сразу же понеслись агрессивные женские вопли.
   -- Чудесно, -- пробормотала Нэмина, заподозрив, что попала в местный бордель для избранных.
   Маячков в кармане было еще много, и людям стоявшим под балюстрадой девушка обрадовалась как родным. Очень разбойный вид был у большинства из них. Люди переглядывались, пили вино, передавая бутылку по кругу, разговаривали о своем мужском. То есть об напалубных арбалетах, которые изобрел какой-то умелец. С умельцем Нэмина была знакома. Сама обещала ему защиту от клиентов, разочарованных тем, что выпущенное бревно не пробило стандартную защиту. Да и в целом идея была неплохая. Скольких поставщиков оружия пиратам благодаря этим арбалетам уже выследили. Приятно вспомнить.
   Размышляя девушка скинула на головы мужиков маячки и тихонько ушла.
   Вообще она собиралась наконец-то сбежать, как и положено похищенной красавице. Но услышала голос главы стражи и решила уделить ему внимание. Мало ли о чем он там говорит?
   Как оказалось, зря подкрадывалась. Смазливый гад наматывал на талию длинный алый шарф и репетировал речь для какой-то звездоокой красавицы. Закрыть дверь он не удосужился и все желающие могли убедиться, что эта речь изобилует повторами и странными сравнениями.
   -- Придурок, -- прошептала тень и пошла искать выход.
   Делать в этом доме больше нечего. Разбойные лица мужиков под балюстрадой она запомнила. Может получится кого-то из них поймать и расспросить. Маячки раздала. Пора и честь знать.
   О том, как нетрезвые мужчины пытались вышить забаррикадированную ею дверь, Нэмина так и не узнала. Влезть в окно кто-то догадался только ближе к вечеру и очень удивился, что там пусто. Местные девицы не имели дурной привычки откуда-то самостоятельно убегать. Особенно если это откуда-то на втором этаже. Не так воспитаны.
  
  
   Совместными усилиями Марины и Дэнэена заклинание, вроде бы подходящее для пробуждения Илиена, было найдено. Причем, не абы какое, а именно то, которое требовало наполнения только стихией ветра. Марина на радостях начала сдвигать ковер, намереваясь рисовать знаки и соединяющие их линии на полу, рядом с кроватью на которой спал Снегурочкин братец. Полукровка ее за это обругал, схватил за руку и, ничего не объясняя, поволок на улицу. Марина не сопротивлялась, она наслаждалась ощущениями, даже с умилением вспомнила, как он таскал ее по степи на своей спине.
   -- Покатай меня, лошадка, -- вспомнилась фраза с какого-то мультика.
   -- Спятила! -- уверенно поставил диагноз Дэнэен и пинком открыл дверь черного хода, чудом не сбив ею с ног нетрезвого мужика прущего дрова.
   Слуга, а это был наверняка он, сделал попытку поклониться, уронил на ногу полено и обозвал полукровку бледным нелюдем. Нелюдь в ответ широко улыбнулся и пообещал кому-то отгрызть голову. Слуга ему сразу поверил и попытался упасть в обморок, видимо клыки впечатлили.
   Оставив бедолагу обдумывать свою дальнейшую судьбу, парень потащил Марину дальше -- в сад. Выбрал там запущенную круглую клумбу, сгреб с нее ногой листья, выдернул сорняки и притоптал землю. Потом отломал от ближайшего дерева ветку и вручил ее Марине.
   -- Рисуй!
   Девушка печально вздохнула и открыла книгу. Спорить с ним все равно бессмысленно.
   Рисовалось на удивление неплохо. Земля была мягкая, палка острая, символы получались похожими. Закончив, девушка встала и немного полюбовалась делом своих рук.
   -- Наполняй силой! -- нетерпеливо потребовал полукровка и Марина поняла, что ничего не выйдет. Илиен не проснется. Заклинание окажется не то, что нужно. Просто не может все пойти как надо, когда кто-то настолько нетерпеливо этого ждет. Это один из законов вселенной и ничего с этим не поделаешь.
   Еще раз вздохнув, девушка позвала свой ветер. Аккуратно потянула для него силу из окружающего пространства, направила в рисунок. На первый взгляд все шло как надо. Еще мгновенье, символы исчезнут и Илиен проснется.
   -- Ну! -- вклинился в размышления Дэнэен и символы действительно исчезли.
   Полукровка и Марина дружно посмотрели на открытое окно. Словно надеялись там увидеть выглянувшего Снегурочкиного братца. И они увидели. Непонятную штуковину со свистом вылетающую на улицу.
   -- Это что?! -- громко удивился парень и посмотрел на девушку так, словно она затеяла какую-то пакость и под шумок воплотила ее в жизнь.
   -- Не знаю.
   Штуковина ракетой улетела вверх, исчезнув из вида. А потом стала падать и увеличиваться в размере.
   -- О-о-о-о... -- простонал Дэнэен, явно сообразив, что оно такое.
   Делиться этим знанием с избранницей брата он не стал. Просто схватил за руку и утащил под дерево. Оттуда они вдвоем следили за тем, как свалившееся на землю существо все растет, вытягивается, расправляет крылья, скалит клыки.
   -- Что это?! -- не выдержала Марина и вцепилась двумя руками в лямку сумки. Так почему-то было спокойнее.
   -- Песчаный дракон! -- злобно рявкнул парень. -- Ты его оживила!
   -- Я?! Ты сам сказал рисовать!
   -- Ты что-то напутала!
   -- Ничего я не напутала! Я сверялась с книгой!
   Дракон расправил крылья, вытянул шею, зевнул, а потом с любопытством посмотрел на спорщиков.
   -- Сейчас он нас сожрет, -- мрачно предрек Дэнэен.
   Марина кивнула и стала шарить в сумке в поисках чего-нибудь вкуснее, чем худенькая девушка, которой еще жить и жить. Под руку как назло попадались только рубины. Один, второй, третий...
   Дракон высунул фиолетовый язык и облизнулся.
   Красивая тварь на самом деле. Бежевая с темно-красными полосками на спине. Маскироваться ему явно ни к чему. Это от него прятаться приходится.
   -- Дэнэен, сделай что-нибудь! -- потребовала девушка.
   В конце концов, кто из них мужик? Вот ему и флаг в руки. Может, пока дракон будет его пережевывать Марина как раз успеет добежать до дома и спрятаться. Бежать далеко, конечно, но вдруг повезет?
   -- Например, что? -- поинтересовался полукровка.
   Дракон вздохнул, наклонил шею и страхолюдная голова стала приближаться к парочке под деревом. Бежать было явно поздно. Вон какие у дракона лапы, в два шага догонит. И деревья ему не помешают, снесет и не заметит.
   -- Хорошая ящерка, -- пробормотала девушка и от безысходности швырнула в морду рубин. Авось проглотит и подавится.
   Дракон поймал камень, как собака косточку. Задумчиво его пережевал и уставился на Марину.
   Девушка нащупала еще один рубин. Дракон и его сожрал, как и три следующих. После этого икнул, еще раз облизался и шумно обнюхал кормилицу. Марина с перепуга закрыла глаза и начала судорожно вспоминать молитву, но есть ее не стали.
   -- Эй! -- ткнул ее локтем в бок Дэнэен. -- Скажи ему чтобы сидел в саду и не смел никуда улетать. А то нас четвертуют.
   -- Что? -- переспросила Марина опасливо открыв один глаз.
   Дракон, кажется, улыбался и обмахивался метелкой на конце хвоста. А может он так мух отгонял и зубы скалил в надежде, что они испугаются и улетят за море.
   -- Пообещай, что мы его покормим! -- велел полукровка.
   -- Рубинами?
   -- Мясом! Камни для них что-то вроде лакомства, если я правильно помню. Часто они их не жрут, да и много съесть не могут.
   -- А-а-а-а... -- сказала Марина.
   Она глубоко вдохнула, собралась с мыслями и цветасто пообещала дракону много еды, если он посидит в саду, и усекновение головы местными охотниками на драконов, если куда-то полетит. Дракон слушал внимательно, причем морда у него была такая, что сомневаться в том, что он понимает было сложно. Оценив выражение этой морды, девушка разрешила рептилии летать ночью, но аккуратно и никого не пугать. Дракон кивнул и шумно рухнул на траву, накренив невезучую сливу и сбив хвостом ветку с другой сливы, чуть более удачливой.
   -- Вот так, молодец, ты с ним подружилась, -- похвалил Дэнэен.
   -- Подружилась?!
   -- Ладно, не подружилась, но покормив камнями подкупила. Кстати, что это за камни и сколько их у тебя?
   -- Рубины, -- печально сказала Марина. -- И их у меня много. Илиен целую сумку украл.
   -- Правильно сделал, -- похвалил добычливого брата полукровка. -- Будешь свого дракона кормить ими, по две штуки в день давать. Если закончатся, я еще куплю. Халцедон, наверное, или бирюзу, стоят эти камни меньше, а драконы их тоже любят. Вроде бы. Надо с кем-нибудь посоветоваться.
   Марина представила как он советуется и ей поплохело. Советчик наверняка спросит, зачем демону эти сведения? А с Дэнэена станется гордо признаться, что у него под окном в саду лежит дракон и пообещать, что летать он будет исключительно ночью.
   -- Дракон нам пригодится, -- мечтательно сказал полукровка.
   Для чего именно пригодится спрашивать было страшно. И Марина не спросила. Ему пригодится, он пускай и разбирается. А она просто будет рубины скармливать, потому что интересно.
   Это все равно, что кормить акулу с рук. Только акула руки наверняка откусит, а у дракона, похоже, хватает ума не есть благодетелей с камнями. Самим драконам сложно искать эти камни под землей.
  
  
   -- Нэмина, что ты знаешь о драконах? -- пришибленно спросила избранница нелюдя.
   Тень ошарашено на нее посмотрела, хихикнула, прикрыв рот ладонью, и Марина даже обижаться не стала. Она и без этого подозревала, что выглядит так, словно ее стадо коров облизало. На самом деле облизывал дракон и он был один, но от этого было не легче. Особенно когда пыталась стереть с волос вязкую слюну. Не шибко успешно. На недотертую слюну налипли мелкие листочки, веточки и кажется, даже насекомые. Что-то на голове определенно жужжало.
   -- Каких драконах? -- спросила тень.
   -- Песчаных, -- сдалась на милость судьбы Марина.
   А что делать? Дэнэен бодро ускакал на базар искать специалистов по драконам, а Марине велел расспросить нюхачей, их наверняка чему-то учили. Взамен пообещал целую лоханку подогретой воды. Вода Марине была нужна, а надеяться на помощь слуг в этом доме не приходилось. Хоть бы лоханку дали.
   Знала Нэмина немного. Песчаные драконы были условно разумными. Почему условно? А потому, что они могут вести себя и очень разумно, и абсолютно неразумно, да так, что некоторые курицы явно умнее. Есть теория, что это зависит от количества возрождений, но пока ее никто не доказал. Драконы действительно с аппетитом ели камни. Самый большой скандал с участием этих драконов был тогда, когда один из них пролетая над городом сожрал топаз-накопитель со шпиля замка владетеля. Маги были в шоке, особенно те, которые вешали на этот камень защитку. Так что бытует мнение, что магия на песчаных драконов не действует. Еще были случаи приручения. То есть снисхождения драконов к человеку, который им чем-то понравился. Такого человека они слушались и делали в точности то, что он просил. И да, приручались только разумные. К неразумным лучше не подходить. Сожрут.
   -- Как же мне повезло, -- сделала вывод Марина и ушла ждать обещанную лоханку с водой.
   Нэмина проводила ее заинтересованным взглядом, просто так о драконах не спрашивают, но пока решила оставить в покое. Пока у нее было другое дело, гораздо важнее всех драконов вместе взятых. Тень отправлялась к главе стражи, жаловаться на похитителей. И с собой у нее было одно из ведьминских зелий, развязывающее языки и отбывающие память об этом. Отличное зелье, жалко, что запрещенное. Его применение плохо влияло на тех, к кому применяли. Они глупели и начинали страдать склерозом. Не сразу, конечно, но взаимосвязь была, особенно сильно она проявлялась у тех, кого таким способом опрашивали неоднократно.
   Впрочем, смазливого главу Нэмине было не жалко. А начальству вовсе не обязательно рассказывать все. Может, к Дару прямо посреди улицы подошла незнакомая женщина и поведала страшную тайну похитителей девушек с ведиминским даром. Никто этому даже не удивится. К Дару на самом деле подходили такие женщины и что-то важное рассказывали. Лицо у него располагающее. Особенно оно почему-то располагало к себе честных служанок из домов, в которых творилось разное непотребство.
   Наряд девушка подобрала тщательно. Она же нежная, трепетная и несчастная, на нее напали, куда-то затащили и она еле сбежала. Очень хочется посмотреть на лицо смазливого гада, когда она придет со своими жалобами именно к нему. Поэтому, закрытое черное платье, шарф, под который удобно прятать волосы, а при желании и лицо, плащ, который забыл Келен, личико припудрить, чтобы было побледнее и образ бедной вдовушки, выгнанной из дома злыми родственниками умершего мужа готов. Не забыть бы еще сделать лицо понаивнее. Перед самым выходом Нэмина выпила блокиратор и пошла на подвиг. Дару с собой не возьмешь, его присутствие наверняка насторожит, а успеть узнать нужно много.
   С образом Нэмина не ошиблась. Гайран Табса вытаращился на нее, как на вроде бы умершую бабушку, чей дом он продал и большую часть денег пропил.
   -- Как же так?! -- с порога завопила девушка, открыв флакончик в кармане.
   Глава стражи вжался в кресло и попытался улыбнуться.
   -- Меня похитили! -- подошла к столу вплотную, в надежде, что так быстрее подействует.
   -- Кто? -- вяло спросил Табса.
   -- Не знаю, -- легкомысленно сказала Нэмина. -- Я их не видела и дороги к тому дому не запомнила. Сама не знаю как к морю вышла. Но дело не в этом. Я знаю как выглядит дом! Там на стенах украшения из черных и белых камней. Елочки такие под окнами, я по одной из этих елочек слезла.
   Похититель нюхачей из столицы подбадривающее улыбнулся. Насколько успела заметить Нэмина, подобные елочки не такое уж редкое явление. Она, пока шла домой, тридцать четыре дома с ними насчитала.
   -- Еще я могу описать комнату, там интересная мебель, -- великодушно предложила девушка.
   -- Да! Да! -- обрадовался глава стражи.
   Мол, описывай сколько хочешь. Стражу я в свой дом не пускаю. А в случае чего возьму и всю мебель выброшу. В море.
   Развлекать его пришлось довольно долго, но, наконец, ведьминское зелье подействовало и Гайран Табса начал похихикивать и нести чушь. Нэмина еще немного подождала, на пробу задала несколько несущественных вопросов и заперла кабинет.
   Нет начальника стражи на рабочем месте. Ушел. Понес очередной вонючий букет очередной местной красавице.
  
  
   Почему Дару понесло в сад, он и сам не знал. Вроде хотел войти в дом через черный вход, только слегка промахнулся. А потом захотел яблок. Яблоки, они же в саду растут, правильно?
   Яблони все не попадались и не попадались. Дару упорно шел и шел. Ему казалось, что вперед, а на самом деле волнообразно и сильно влево.
   Закончились поиски фруктов тем, что парень обо что-то споткнулся, растянулся на траве и смачно выругался. Потом Дару сел, пошарил ладонью в траве и вместо ожидаемой ветки нащупал что-то теплое и пушистое. Почесав макушку, он извлек из травы это нечто и немного на него посмотрел. Что это такое, парень не понял, просто никогда раньше ничего подобного не видел. Больше всего это было похоже на метелку из перьев, только почему-то гибкую, вместо перьев была шерсть, а еще очень большую. Дару в руках держал только часть, все остальное пряталось в траве.
   Немного подумав, Дару потянул метелку к себе. Она некоторое время послушно тянулась, а потом застряла. Парень хмыкнул, еще немного подумал и решил, что нужно дернуть, что он и проделал. Метелка не далась. Дару дернул еще раз и еще. Он уже начал подумывать о том, чтобы позвать на помощь Нэмину, когда метелку потащили в другую сторону. Дару вцепился в нее изо всех сил, считая, что это его добыча. Попытался тащить обратно и тогда метелка дернулась вверх-вниз и распушила шерсть. Удивиться Дару не успел. Он только собирался это сделать, как справа что-то затрещало и с небес опустилась драконья голова. Хорошо бы отрубленная, но с этим не повезло. Голова была живая, крепилась к шее и таращилась на человека оранжевыми глазами.
   -- Ага, -- понял нюхач, отпустил драконий хвост, и предпринял тактическое отступление, не вставая на ноги и спиной вперед.
   Дракон шумно вздохнул и уронил голову в траву.
   -- Спокойной ночи, -- с чувством пожелал Дару и поспешно сбежал.
   Первая, кого парень встретил в доме, по счастливой случайности оказалась его напарницей. Дару схватил ее за юбку, с удивлением отметив, что стоит на четвереньках, и, задыхаясь, рассказал о драконе с метелкой на хвосте. Нэмина в ответ покачала головой, схватила его за воротник и потащила в кухню. Слуг, как ни странно, там не оказалось, наверное нашли более безопасное место для времяпровождения. Зато ведро с водой было. Стояло у корыта с утопленными тряпками, никого не трогало.
   -- А сейчас ты протрезвеешь, -- мрачно пообещала напарница и макнула Дару головой в ведро, словно котенка в напруженную лужу.
   Парень побулькал, потом покашлял и опять попытался рассказать о драконе.
   -- Я подозревала! -- обрадовала его Нэмина и опять макнула в ведро.
   -- Я трезвый! -- попытался доказать Дару.
   -- Что? -- переспросила Нэмина не поняв, что он хотел сказать своим невнятным блеяньем и еще раз повторила процедуру.
   Выплескав головой напарника половину воды на пол, девушка наконец удовлетворилась. Встряхнув его, она мрачно спросила:
   -- Где ты видел дракона.
   -- В саду, -- сказал блондин, пытаясь усмирить стучащие зубы.
   -- В нашем?!
   -- Да.
   -- Он на тебя напал?
   -- О! Скорее я на него, -- повинился парень.
   -- Что?!
   -- Я случайно! Я не знал, что это его хвост!
   -- Что?!
   Дару глубоко вдохнул и рассказал о метелке. Напарница ответила восхищенным взглядом. Неизвестно, что бы она еще сказала, но в этот момент в кухню ввалился нелюдь, с огромным свертком в обнимку.
   -- Ага! -- радостно оскалилась тень.
   -- Мне всего лишь нужен нож, большой, на время, я не собираюсь его воровать.
   Недовольства нелюдя могло хватить на всех стражников столицы вместе взятых, узнавших, что их зарплату украли.
   -- Дракона кормить будет, -- понял Дару и решил, что с него хватит. Дальше пускай разбираются сами. А он пойдет, переоденется и ляжет спать.
   Нэмина ругнулась, приказала нелюдю никуда не исчезать, пока она с ним не поговорит и бросилась догонять напарника. Поймала она его в комнате, где он путаясь в рукавах пытался стянуть мокрую рубашку. Пришлось ему помочь. В процессе девушка рассказала об том, что пока парень где-то пил, ее успели похитить, она успела сбежать, а потом расспросить заказчика похищения.
   Дару на новости отреагировал вяло. Он долго искал сухую рубашку, еще дольше ее надевал, гаркнув на пытавшуюся опять помочь напарницу. Соизволил похвалить Нэмину за то, что она бросила маячки на головы громилам, которые на днях как раз отправляются туда, куда отвозят неинициированных ведьм. Вместе с очередной партией девушек. А потом Дару начало клонить в сон и разговор пришлось отложить.
   Нелюдя Нэмина нашла в саду. Он сидел на траве, отрезал от козлиной, судя по запаху, туши куски мяса и умиленно улыбаясь, бросал их в распахнутую пасть дракона. Над головой парня стояла все еще не отмытая избранница его брата и тоскливо требовала обещанную лоханку. Нелюдь вяло отмахивался и продолжал разделывать тушу.
   -- Та-а-а-ак, -- многообещающе произнесла Нэмина. -- Теперь вы. Где вы эту тварь взяли?!
   --Я купила, -- повинилась Марина. -- А потом оно ожило, хотя должен был проснуться Илиен.
   -- Ожило?
   -- Я череп купила. Его на склад не захотели взять.
   -- Прекрасно. Теперь делайте что хотите, но если это привлечет чье-то внимание до того, как я уеду из города, вы пожалеете.
   -- Ага, хорошо, -- не стала спорить Марина. -- А где тут можно помыться? В город я в таком виде не пойду, а в доме ванны я не видела. Точнее видела, но там сначала нужно ванну отмыть и непонятно как туда допереть воду.
   -- В прачечной. Все равно ею не пользуются, а амулет для подогрева еще держится. Прачечная возле кухни.
   -- Хорошо. А вода?
   -- И вода там есть.
   -- Отлично!
   Девушка улыбнулась и жизнерадостно ускакала искать прачечную. Как мало нужно человеку для счастья.
  
  
   Если бы Нэмина знала, что в то время, когда она разбиралась с главой стражи, напарником и драконом, Еллан и капитан Тарса бредут по дороге к Третьим воротам города, она бы плюнула на все и пошла проследить дабы убедиться, что с ним все в порядке. Но Нэмина не знала. А еще и нюхачи, и Тарса, и сама Еллан были уверены, что замаскированную девушку не узнают. На нее даже не стали накладывать иллюзии, они привлекают внимание всех мало-мальски хороших магов. Так что иллюзии заменили парик и толстый слой грима. Только это тоже не помогло.
   Еллан, наверное, была невезучей. Как иначе объяснить, что она едва пройдя ворота умудрилась наткнуться на мага сводившего с ее ладони знак принадлежности? Причем, она его не узнала. Когда Тарса заявил, что за ними следят, легкомысленно отмахнулась и решила, что ему показалось. Кто будет следить за страхолюдиной которой она выглядела?
   Тарс тоже считал, что никто. Но все равно был уверен, что за ними следят. Не смотря на это он сделал глупость, две глупости. Он решил поселиться в гостином доме, а парочку нюхачей поискать завтра. И позволил девушке ночевать в отдельной комнате, никем не охраняемой комнате, слишком бы было подозрительно, если бы под дверью и окнами маячили люди из его команды.
   А утром девушки в комнате уже не было.
  
  
   Сказ о том, как Дэнэен скалу рубил.
  
   Шел как-то добрый молодец Дэнэен по горам. Не один шел. Проводил девицу неземной красоты к ее жениху. Дэнэену за это заплатили, да и повод ему был нужен чтобы наведаться в городок, в котором жених жил. А без повода оно плохо. Сразу подозрения появляются всякие нехорошие. Демонов в тех местах вообще не сильно жалуют.
   Так что шел, шел Дэнэен по горам. Вел, вел прекрасную деву. Точнее не совсем деву, но кто же там проверять станет с таким то достойным отцом. Оскорбительно оно.
   Демон проверять не хотел. Обманчиво нежные человечки способные камень с пути отшвырнуть и споткнувшись ругаться как грузчик в порту ему никогда не нравились
   А вот он ей понравился. И прекрасная дева нетяжелого поведения начала мерзнуть на ветру, бояться теней и шорохов, оступаться на камнях и уставать. Ее требовалось обнять, обогреть, поддержать. При этом она оголялась как могла, повисала на плечах, чуть ли на голову не лезла. На узкой горной тропе, с которой и без повисавших на спине девиц можно свалиться.
   На третий день прекрасную деву Дэнэену хотелось придушить. Вот не любил он навязчивых девиц считающих, что мужики напрочь теряют голову стоит потрясти перед их носом грудью размером с глиняные кувшины для молока. Ну, голову кто-то теряет. А вот инстинкт самосохранения только в совсем запущенных случаях.
   На четвертый день он начал размышлять о том, как сбросить деву в пропасть и что сказать несостоявшемуся мужу, чтобы он за это деяние еще и заплатил.
   На пятый хотел устроить камнепад и явиться в город с благой вестью о том, что умалишенную невесту завалило. Может кто-то даже пойдет откапывать.
   На шестой засунул визжащую девицу под холоднющий водопад, чтобы остыла.
   А на седьмой на них напали горные разбойники. И Дэнэен этому обстоятельству так обрадовался, что чуть не отдал девицу вместе с деньгами. Девицу потому что хотелось, а деньги в качестве компенсации за неприятности, которые эта умалишенная наверняка доставит. К несчастью именно в этот момент вспомнил почему вообще куда-то ее повел и со злости на самого себя рубанул алебардой по скале.
   Разбойники зачарованно проследили за тем, как кусок камня с человека величиной падает в пропасть. Потом заулыбались, торопливо откланялись и исчезли.
   И Дэнэену пришлось вести деву дальше, искренне сочувствуя ее жениху, которому она наверняка еще до свадьбы успеет наставить рога.
   К счастью на следующий день горы закончились, иначе девицу бы он прибил, из сочувствия к ее жениху. Вряд ли бедолага такое заслуживает.
  
  
  
   Глава 9
  
   О том, что озарения приходят внезапно, а преступники спокойно себе сидят под самым носом нюхачей.
  
   Дэнэен опять покормил дракона, проследил, как он пережевывает рубины принесенные Мариной, и принял решение. О чем сразу же девушке сообщил.
   -- Мы поступим иначе, -- обрадовал избранницу брата.
   -- Что? -- не поняла смысла этого заявления Марина.
   -- Я не знаю, что мы еще оживим пытаясь разбудить Илиена. Поэтому поступим иначе. Следующая попытка будет проходить в пустынной местности, где хотя бы местные жители возмущаться не будут.
   -- А Илиена как мы туда потащим? -- нашла слабое место в этом плане девушка.
   -- Мы его не потащим. Возьмем собой капельку крови. Ее достаточно.
   -- О-о-о-о... -- восхитилась Марина.
   Дракон зевнул, вильнул хвостом, накренив очередное деревце и шумно улегся.
   -- Теперь мы пойдем, найдем следующее подходящее заклинание и вместе решим, где будем его испытывать, -- бодро сказал Дэнэен и похлопал ладонью дракона по голове.
   Ящер зевнул.
   Марина показала Дэнэену язык. Можно подумать, она не догадывалась чем они дальше займутся. Брата полукровка уже искупал, заявив, что не доверит это дело косорукой иномирянке. Натер его жутко воняющей мазью и накрыл простынкой. В общем, пациент обихожен, домашняя зверушка накормлена, теперь можно заняться делами.
   -- Пошли! -- махнула рукой девушка.
   Спящий Илиен ей не нравился. Неправильно оно.
   С заклинанием им не повезло. Сначала оно не находилось. Потом в дом пришел какой-то потерпевший и Нэмина его почему-то ударила. После чего пришлось затаскивать его в комнату к Илиену, чтобы никто не увидел случайно, и ждать, пока он очнется.
   Когда потерпевший очнулся, стало еще веселее.
   Дэнэену всучили заколку пропавшей девушки и поволокли на улицу, на пороге кратко ввели в курс дела и повели в сад. Именно там должны были начаться поиски. Марина отложила книгу и пошла следом. Мало ли, вдруг придется защищать демона от экспрессивной тени. Или тень от демона. Там уж как пойдет. Что она сможет сделать в таком случае, Марина не знала, но надеялась, что придумает.
   Пропавшей девушки в подозрительном доме не оказалось. Попытки поискать в других подозрительных местах так же ничего не дали. Но день был потерян, а Дэнэен разозлен до точки кипения. Особенно его злило то, что кто-то посмел шантажировать тем, что вышвырнет на улицу вместе с братом.
   Зато Марина веселилась. И в вышвыривание она особо не верила.
   Следующий день начался продуктивнее. Потерявшего девушку потерпевшего отправили рубить тушу на части. Потом Нэмина притащила вместилище стандартного заклинания, похожее на раковину, и капитану Тарсу пришлось вспоминать как выглядел преследователь, замеченный накануне похищения. С некоторым трудом он вспомнил, иллюзия из раковины на его вкус была очень похожа, и тень помянула неведомого урода, после чего приоделась и куда-то ушла. А Марина и Дэнэен наконец смогли заняться расшифровкой заклинаний из книги.
  
  
   Гайран Табса буквально расцвел при виде Нэмины. И ее требования найти, как можно быстрее нехороших личностей, посмевших похитить нюхача из столицы, его не смутили. Он лучился самодовольством, обещал золотые горы и алмазные реки. Девушка внимала, поддакивала и терпеливо ждала.
   Рожу человека, следившего за только-только вошедшими в город Еллан и Тарсом тень узнала. Хотя видела мельком. Кто будет приглядываться к магу, сидящему за столом с пошарпаной табличкой "эксперт". Ладно бы еще сидел в собственном кабинете, так нет. Этот сидел у входной двери и, наверняка, занимался разной ерундой вроде: успокоить истеричную девицу, которая обнаружила, что подаренный ухажером браслет с бриллиантами -- фальшивка, и подтвердить, что он действительно фальшивка. Стража такими делами не занимается, пускай сами между собой разбираются. И эксперты у двери нужны для того, чтобы вовремя подобных личностей заворачивать. А то начнут бегать по кабинетам, чего-то требовать, мешать людям работать.
   Сегодня опознанного мага за столом не было, никакого другого -- тоже. А значит придет рано или поздно. Главное этот момент не пропустить.
   Нэмина охнула, перебивая главу стражи на полуслове, попросила прощения и поспешила выйти. Причин для этого у любой порядной девушки могло быть много. Может у нее пуговка расстегнулась, а поправлять туалет при посторонних она считает неприличным. О том, что девушка ушла проверить вернулся ли эксперт, любой здравомыслящий человек подумает в последнюю очередь.
   Маг был на месте. Нэмина прошла мимо, вышла на улицу, пересекла площадь и начала оглядываться в поисках места, где можно было бы подкараулить гада. А потом за ним проследить, желательно незаметно. Цеплять маячки на мага она не рискнула. Мало ли почему он занимает такую невысокую должность, может его это устраивает и карьера ему ни к чему.
   Место, как назло, не находилось. Девушка уже готова была сесть на грязную скамейку у стены дома, как эксперт вышел из управы и, не спеша, куда-то пошел.
   -- Так, -- сказал Нэмина и пошла следом, медленно, крутя головой по сторонам. Все равно спрятаться негде, а пытаться слиться с домом или деревом будет слишком подозрительным.
   Боги были на стороне тени. Маг свернул в узкий и пустой переулок, попытался пролезть сквозь живую изгородь, в процессе чего и был пойман за ногу, а потом вырублен ударом по затылку. А то маги, они такие, чуть что, силы на помощь зовут. Нэмине этого не хотелось. Ходить по городу с мужчиной на плече было бы тоже не умно, поэтому пришлось тащить его одной рукой держа его за руку лежащую на плечах, второй вцепившись в пояс. Ну напился мужик. С кем не бывает? Бедная, бедная его жена, вынужденная доставлять этот подарок богов домой. А то ведь оставишь, позора потом не оберешься.
   И улицы пришлось выбирать потише, так что петляла девушка по городу долго. Маг даже дважды пытался очнуться, но кто ж ему даст?
   Зато потом начались дома с большими садами и тащить тело стало легче. Главное удачно через забор перебросить, сначала убедившись, что за этим забором никого нет. А потом бегом!
  
  
   -- Что это?! -- спросил Дару некультурно указав на пребывавшего без сознания эксперта.
   Вид при этом у напарника был, как у той самой мамочки, чья дочь привела висельника и заявила, что вышла за него замуж, иначе спасти не получалось.
   -- Добыча, -- сказала Нэмина. -- Драконы прожорливые твари, если часто покупать целые туши овец и коз, это привлечет внимание. А так, мясо свежее, человечек жалкий, но дракону подойдет.
   -- Ты спятила?! -- вытаращился Дару.
   -- Шучу, -- печально вздохнула Нэмина, даже не подозревавшая, что напарник может во что-то подобное поверить. -- Зови младшенького нелюдя. Это маг, сами мы с ним вряд ли справимся, а расспросить его нужно.
   Дару покачал головой, но звать пошел.
   Нелюдь пришел, мрачно посмотрел на Нэмину, потом на мага.
   -- Что? -- спросил клыкасто улыбнувшись.
   -- Мясо для дракона, -- хихикнул за его спиной Дару.
   -- Отравится.
   Тень показала напарнику кулак.
   -- Его нужно заставить быстро и правдиво ответить на мои вопросы, -- объяснила.
   Особого энтузиазма на лице Дэнэена не проявилось.
   -- Это очень важно, -- добавила Нэмина.
   -- Для кого?
   -- Дэнэен, -- Марина подошла к нему и положила ладонь на плечо. Подслушивать, конечно, нехорошо, но иногда жизненно необходимо. -- Чем быстрее ты ей поможешь, тем быстрее она отстанет, ты вернешься и мы займемся своими делами.
   Полукровка хмыкнул, обернулся, окинул ее недовольным взглядом. Тратить время на всякую ерунду ему совсем не хотелось.
   -- Ладно, -- кивнул. -- Но потом нам никто не будет мешать!
   Нэмина поспешно согласилась и Марине подумалось, что помешает не задумываясь если понадобится.
   К проблеме "не дать очнувшемуся магу запустить в пленителей смертоносной гадостью" Дэнэен подошел творчески. Всучил тени накопитель-загогулину, велел не выпускать ее из рук и повесил на нее защитку окружившую пленника. Защитку, которая защищать будет от него.
   -- Пользуйтесь.
   Нэмина сдержанно его поблагодарила и милостиво отпустила. Теперь ей осталось дождаться пока маг очнется, открыть флакончик и расспросить.
  
  
   -- И где мы будем его испытывать? -- спросила Марина, разглаживая пальцами листочек с очередным подходящим заклинанием.
   -- Открою путь в пустынную местность. Испытаем. Вернемся, проверим, проснулся ли Илиен, если нет, будем искать дальше.
   -- Угу, хороший план.
   -- Покормим дракона и пойдем, -- решил Дэнэен.
   Именно возле дракона их нашла пылающая гневом тень. Она с подозрительной нежностью посмотрела на рептилию, потребовала никуда не уходить и умчалась.
   -- Странная какая-то, -- сказала Марина закипающему демону.
   Требование Нэмины они благополучно проигнорировали. Путь Дэнэен открыл в подозрительно знакомую степь. Даже фальшивые ромашки с голубыми прожилками были. Символы Дэнэен рисовал угольком на светлой дощечке, рвать траву, по его собственным словам, полукровке сегодня не хотелось. Марина позвала ветер, наполнила силой, тряпочка с каплей крови Илиена вспыхнула и рассыпалась мелким пеплом. Но ничего не произошло. Девушка это чувствовала. Даже проверять не надо. И трава вокруг начала как-то подозрительно расти и густеть.
   Дэнэен сплюнул и поспешно нарисовал на второй дощечке символы для открытия пути.
   -- Это было что-то для полей и огородов, -- сказал приунывшей девушке. -- Ищем дальше.
   Заклинаний, подходящих для владеющих только ветром магов было немного, и ничего для пробуждения чего бы то ни было больше не нашлось. Не смотря на то, что Марина успела перерисовать всю книгу.
   -- Так, -- сказал полукровка. -- Что-то мы не то делаем.
   -- Что?
   -- Не знаю. Хотя... Знаю! У тебя же не только ветер! У тебя живая, мертвая и воплощенная силы! Просто они не разбужены. А значит, нужно будить, на что у нас времени нет, да и привлечем мы этим сочетанием кого-то любопытного почти наверняка.
   -- И что делать?
   -- Тебе придется выпить настойку из корня черной крестоцветки.
   -- Выпить?
   -- Да, выпить.
   -- И что со мной после этого будет?
   -- Ты временно лишишься оков.
   -- Каких еще оков?!
   -- Внутренних. После этого нормально разбудить твои спящие силы будет невозможно лет пять. Но для тебя это особого значения не имеет. Ты за эти пять лет едва успеешь научиться хорошо справляться со своим ветром. Пока ты действуешь очень грубо и бездарно теряешь энергию.
   -- Понятно, -- сказала Марина.
   Дэнэен наверняка опять врет, точнее о чем-то умалчивает. Но разве выход есть?
   -- Ладно, -- подозрительно добрым тоном сказал Дэнэен. -- Я пойду куплю крестоцветку, а ты пока ищи заклинания в которых есть символы всех твоих сил.
   -- Хорошо.
   На этом и расстались.
   Илиен тихонько лежал, почти не дышал и не мог остановить своего ненормального братца. И своей избранной ничего не мог объяснить. А она подозревала, что это бы не помешало.
   -- Спящий красавец, -- пробормотала девушка, раскладывая перед собой листочки с перерисованными из книги заклинаниями.
   Очень хотелось погладить демона по руке, пожаловаться ему на брата. Но... нет времени, потом пожалуется, когда сон-проклятье пропадет.
  
  
   -- Где он?!
   Схваченный за шкирку и вздернутый в воздух моряк задрыгал ногами и захрипел. Дышать было нечем. Что-то ответить в такой ситуации ненормальной девке невозможно. Кто бы ей объяснил?!
   -- Кто? -- спросил моряк, когда Нэмина сообразила, что душит его и опустила на землю.
   -- Твой капитан!
   Злости в глазах у девушки было столько, что даже многоопытный мужчина почувствовал себя неуютно.
   -- В доках, -- сдал капитана. -- Уточняет, что хочет поменять на корабле.
   -- А-а-а-а... -- обрадовалась девушка и, оттолкнув моряка, помчалась к докам.
   О том, что ее туда могут не пустить, она не думала. Пускай попробуют.
   Попробовали.
   Мужика, который вцепился в рукав она протащила с десяток шагов, а потом брезгливо стряхнула, еще двое отреагировать на ее появление не успели. "Вороньи крылья" нашелся быстро. Он выделялся на фоне остальных кораблей в доке, чем именно Нэмина не поняла, но скорее всего самобытностью. Корабль стоял на воде. Вытащить его то ли не пытались, то ли не собирались, то ли попытались, но обнаружили на нем какое-то заклинание благополучно блокирующее подъемное. Потому и капитана позвали на самом деле. Или они тут по старинке? Закачали воду, завели корабль, откачали воду. Или вообще прилива-отлива ждут? С перегородками наготове.
   В доках Нэмина разбиралась слабо и разницу вряд ли бы заметила.
   А вот что хуже -- капитана Келена заметить тоже не получалось.
   -- Что прекрасная сина здесь делает?
   Вопрос прозвучал за спиной и так неожиданно, что тень подпрыгнула.
   -- Тебя ищу! -- рявкнула она от неожиданности. Если честно, девушка даже не помнила, когда в последний раз кому-то удавалось к ней подкрасться.
   -- Да?
   Капитан склонил голову на бок, потом на другой и хмыкнул.
   -- Мне помощь нужна!
   -- В этом я не сомневаюсь. Прекрасная сина вспоминает о моем существовании только тогда, когда ей больше некому помочь.
   И улыбнулся. Сволочь!
   Щеки стали горячими, уши тоже.
   Этого еще не хватало!
   Нэмине пришлось глубоко вдохнуть, выдохнуть и начать переговоры сначала.
   -- Вы можете спасти множество жизней, -- заявила девушка, решив не размениваться на мелочи. -- Для этого всего лишь нужно выйти в море, далеко в море, чтобы я могла попросить помощи и никто не мог подслушать.
   -- Понятно, -- сказал капитан.
   И что ему там понятно?
   -- Где они? Там большая вода есть? Не обязательно море, можно судоходную реку, озеро.
   -- Там есть Срединное Море! -- обрадовала капитана девушка и только потом поняла, что он задает какие-то не те вопросы. -- Подожди...
   -- Все в порядке, рассказывай где точно, я должен тебе помочь.
   -- Что?!
   -- Меня попросили. Все равно нам было по дороге, так почему бы не помочь девушке и другу? Вот я и согласился.
   -- Другу?
   -- Ты его не знаешь. Зато он знает твоих начальников. Всех.
   Пока Нэмина удивленно хлопала глазами, он взял ее за руку и куда-то потащил.
   -- Подожди, а корабль? -- опомнилась Нэмина.
   -- Корабль слишком заметная штука, чтобы пытаться на нем тайно отправиться подальше от города, -- милостиво объяснил Келен.
   -- Но...
   -- Нам нужно что-то менее заметное. Рыбацкая лодка, например.
   -- Они медленные! -- возмутилась девушка. Там Еллан потащили в жертву приносить, а он лодку будет выбирать.
   -- Предложи что-то быстрее.
   Нэмина задумалась. Что может быть быстрым и незаметным? Или хотя бы быстрым и таким, глядя на что никто не заподозрит, что там нюхачи отправившиеся звать подмогу?
   -- Дракон! -- споткнулась на ровном месте девушка.
   Капитан, удержал ее от падения и прижал палец к губам.
   Тень кивнула, кричать действительно не стоило.
   -- У нас есть дракон, -- шепотом обрадовала она мужчину. -- Точнее, не совсем у нас, но думаю они согласятся. Девчонка согласится и уговорит нелюдя. Особенно если ей рассказать о похищенных.
   -- Хм, -- сказал капитан.
  
  
   К удивлению Нэмины без особых сложностей уговорилась не только девушка, но и сам нелюдь. Он даже обрадовался и сказал, что так меньше сил истратит. Каких именно, уточнять не стал, а тень решила не спрашивать -- еще разозлится и передумает.
   Дракон задумчиво сожрал три выданных рубина и благодушно выслушал всеобщие обещания купить ему гору камней. Разных. Потом тяжело вздохнул -- мол чего еще от вас бескрылых ждать -- но возражать не стал. Вроде бы.
   А вот после переговоров с транспортным средством начался цирк. На дракона нужно было залезть и как-то там закрепиться. Капитан Келен не хотел лететь к Южному морю, ему нужно было сразу к Срединному морю. Почему, он объяснять отказывался. Ему настроиться надо было. На что-то загадочное.
   Дэнэен заполошно бегал туда-сюда. То что-то забыл, то за чем-то вернулся, то о чем-то вспомнил. Марине хотелось его ударить. Потому что он притворялся. Полукровке вообще не свойственно забывать и вспоминать. Может он там защиту вокруг брата плетет, бегает для того, чтобы никто не заподозрил?
   А потом, ломая все стереотипы, эта сволочь на самом деле забыла. Накапать крови на тряпочку. О чем трагическим шепотом сообщил Марине на ухо. Как у нее после этого получилось пнуть Дэнэена так, что он рухнул, споткнувшись о драконий хвост, девушка сама не поняла. Но наблюдать за тем, как он брезгливо выбирает из волос мелкие липкие семена какого-то растения было интересно.
   Полукровка в итоге выругался, обозвал избранницу брата непонятным словом и ушел помахивая той самой тряпочкой.
   -- Дурдом! -- сказала Марина.
   Нэмина все еще шипела на капитана Келена, пытаясь добиться от него ответа. Капитан Тарс пофигистически разрубал на части очередную тушу и скармливал куски транспортному средству. Подозрительно зеленый Дару тоскливо смотрел на драконье крыло. То ли он уже летал на этих рептилиях и ему не понравилось, то ли высоты боялся, то ли его мутило от мелких полосок-штрихов перетекавших друг в друга из-за подергиваний крыла.
   В итоге, после всех забегов и споров к дракону было решено крепить паланкин. Марина удивилась этому полету мысли, но решала не вмешиваться. Вдруг они знают, что делают и помесь носилок с палаткой на спине дракона только в ее воображении выглядит по-идиотски?
   Оказалось не только. Справившись с закреплением паланкина между крыльями кампания выстроилась перед драконом и скептически смотрела на результат своих трудов.
   -- А мы туда все влезем? -- спросил Дару.
   -- Влезем, -- легкомысленно ответила Нэмина. -- Главное, чтобы мы оттуда не выпали.
   -- Привяжемся, -- подозрительно заулыбался капитан Келен.
   -- Давайте хоть эту тряпку снимем, -- предложил капитан Тарс. -- Нелепо выглядит.
   С ним согласились и на отделение палатки от носилок потратили еще целую кучу времени. Потратили бы еще больше, но капитан Тарс вспомнил о топоре и дело пошло быстрее.
   А Марина поняла, что они собираются сделать большую глупость. Очень большую. Это какими ненормальными нужно быть, чтобы дружно полезть в паланкин без крыши привязанный замагичеными веревками на спине здоровенной летающей ящерки? Вот, например, ей оно зачем? Не лучше ли уговорить Дэнэена открыть очередной путь? А нюхачи и капитан пускай сами летят куда хотят.
   К уговорам Марина приступить не успела -- компания начала грузиться в паланкин. Дару при этом шатался и норовил упасть. Нэмина на него шипела как самая натуральная змея. Капитаны о чем-то тихо спорили и пытались друг друга пропустить вперед. Дэнэен подсадил избранницу брата и тихонько, так, что только она услышала, сказал:
   -- Всю жизнь мечтал на драконе полетать.
   Мальчишка, подросток, если вспомнить, как выглядела его человеческая половина, что с него взять?
   -- Ладно, полетели, -- вздохнула девушка.
   В паланкине кое-как расселись, привязались и Марина решила спросить о том, как долго придется лететь в таком положении? Сидеть было неудобно.
   -- Как повезет, -- подозрительно добродушно сказал Дэнэен. -- Драконы тоже умеют создавать путь, никто не знает как, но другого объяснения их внезапным исчезновениям нет.
   -- И?
   -- Они его создают не сразу. Сначала кружат в небе. То ли настраиваются, то ли что-то ищут, кто их тварей знает?
   -- Ага, -- сказала Марина. -- А попадем мы куда надо?
   -- Да! -- уверенно ответила Нэмина. -- Я была в горах у Срединного моря. Практику проходила. Место помню и думала именно о нем, когда дракон на меня смотрел.
   -- Ага, -- еще раз сказала Марина.
   Что-то ее не убедили.
   Ко всему хорошему, оказалось, что дракону для взлета нужно разогнаться. Ощущения у пассажиров при этом были запоминающиеся. Точно как в час пик, в забитой до отказа маршрутке, по раздолбанной начавшимся ремонтом дороге. Вот один в один. Все дребезжит, то проваливается, то взлетает и люди друг с другом сталкиваются.
   А потом дракон взлетел и желудок Марины попытался провалиться в пятки. Дару стал еще зеленее, а сволочь Дэнэен заулыбался, ему все нравилось, экстремалу малолетнему.
   -- С кем я связалась, -- пробормотала Марина и решила не обращать на него внимания.
   Дракон куда-то летел, пассажиры и драконьи крылья закрывали для Марины пейзаж. Вверху плыли облака и куда-то спешила большая птица.
   К счастью, полет закончился быстрее, чем паланкин заметно сполз вправо. Незаметно он вроде сползал, правда девушка в этом не была уверена. Дракон стал лететь медленнее. Нэмина рискнула перегнуться через край, полюбовалась пейзажем и громко заорала о том, что лететь надо левее. Капитан Келен с ней не согласился и потребовал сворачивать к воде, причем отлететь надо было подальше от берега.
   Никакой воды Марине видно не было, но им виднее, они сидят с краю. Дракон послушался мужчину, резко повернул.
   Потом пассажиры наблюдали за тем, как капитан Келен торжественно извлекает из-за пазухи висюльку на веревочке. Дает полюбоваться этой штуковиной сначала недоверчивой Нэмине, которой пообещал, что прямо сейчас внизу на воде появится какая-то часть имперского военного флота. Потом Дэнэену восхищенному работой мастера. Потом Марине, которой было просто интересно что оно такое. Оказалось -- прозрачный овальный камешек, в центре которого непонятным способом нарисовали круг из магических символов.
   Над камешком Келен что-то пошептал, отбил на нем ногтем ритм и бросил в воду, после чего разрешил Нэмине командовать драконом. А Марина наконец задумалась, зачем они нужны в этом походе на врага, и как Дэнэен собирается искать тихое местечко для проведения ритуала, если враг будет найден?
  
  
   Новые сильные вещи, они же амулеты. Классификация. Вступление.
   Собирала и сортировала Марина Баженчук.
  
   В первую очередь амулеты делятся на всеместные и военные.
   Военные в свою очередь делятся на те, которые были сделаны для армии, для стражи, или для тех и других одновременно, как тот же огнемет. Военные амулеты обязательно создаются с функцией настройки на конкретного человека. После того, как они настроятся, перестроить их на кого-то другого невозможно. Попытки в лучшем случае заканчиваются смертью пытавшегося. Чем они заканчиваются в худшем случае выяснить не удалось, но Дару после заданного вопроса как-то подозрительно побледнел. А он парень не из пугливых.
   Большинство военных амулетов, не смотря на всю их стандартность, в одиночку не сделаешь.
   Всеместные амулеты гораздо интереснее, хотя бы потому, что их не обязательно делают стандартными и по образцу. Оригинальный амулет, сделанный мастером и стоит дороже, и надежнее, и может стать прародителем чего-то стандартного.
   Но с мастерами в этом деле нужно быть осторожным. А то всякое бывает, в том числе и мошенники, и недоучки берущиеся за то, чего не умеют. Экономить на мастерах нельзя. А если вы решили это сделать, то сами виноваты.
   Стандартные всеместные амулеты можно купить где угодно. Можно уже купленный подзарядить, если срок работы подходит к концу или с доплатой поменять на более новую и надежную модель.
   К сожалению, защитные стандартные амулеты не так хороши, как хотелось бы. Чтобы их улучшить, следует настроить на хозяина. Но это настолько сложный процесс, что проще заказать защиту у мастера.
   Еще бывают оригинальные амулеты. Точнее, очень оригинальные. Сами мастера до такого бы не додумались, зато воображение заказчиков никакие магические ограничения не сдерживают. Вот и носят некоторые девушки подвески зрительно уменьшающие нос, или делающие волосы гуще. Или отсекают неприятные ароматы, а потом на улице во что-то вступят и долго не могут понять, почему при их приближении подруги подносят к лицу надушенные платочки.
   Но самым оригинальным заказчиком оказался все-таки мужчина. Он решил замаскировать не украшавшее его пузо. А замаскировав отправился на вечер, где приглашал дам танцевать и очень удивлялся, что они как-то неуверенно двигаются и стараются отодвинуться от него дальше, чем нужно.
   Ну не верили бедные женщины во внезапное исчезновение выдающегося живота.
  
  
   Глава 10
  
   О том, что не все, что выглядит как развалины, таковым является, и о странном действии подозрительных настоек.
  
   -- Да! Это оно! Точно оно! -- радовалась виду приближающейся горы Нэмина. -- Я здесь была. Когда-то давно здесь жили то ли изгнанники, то ли беглецы. Демоны знают чем они на этой горе питались, но развалины скорее бутафория, чем настоящее помещение. Жили они в горе, под развалинами. И там все отлично сохранилось. Защитки и подпорки до сих пор работают. Даже если землетрясение произойдет там вряд ли что-то обвалится.
   -- О-о-о-о! -- восхитилась Марина.
   Развалины она еле разглядела, ей мешал собственный маленький рост, широкие спины пассажиров и волосы Дэнэена.
   Нэмина, например, вещала, бесстрашно перегнувшись через край и опершись ладонью об дракона, и ей было видно лучше всех. А Марина боялась лишний раз пошевелиться. Паланкин к этому времени сполз весьма заметно.
   Ко всему хорошему, в данный момент Марине приходилось пить гадостную гадость из крестоцветки. Маленькими глоточками, из флакончика. Дэнэен считал, что пока дракон приземлится, настойка как раз начнет действовать. В помещения прорытые в горе он идти не собирался, да его и не просили. Заданием полукровки было дождаться подмоги и отдать этой самой подмоге один из компасов ориентированных на маячок прикрепленный к человеку, который находился в горе, и наверняка участвовал в жертвоприношении и вызове нового бога. Вот такой вот идиотизм. Не только мужики в халатах занимаются подобным. Местные призыватели к проблеме подошли с размахом и ловили не магов. Они почему-то решили, что неициированные ведьмы для этого подойдут лучше.
   Самым разумным в такой ситуации, на взгляд Марины, было бы дождаться обещанных капитаном Келеном кораблей.
   Они, конечно, появятся. Пройдут сквозь что-то вроде пути, созданного камешком капитана на воде. Или между водами? Между морями? Еще капитан наговорил камешку куда надо двигаться дальше, не одна Нэмина знала о местоположении развалин. Но, даже если на кораблях есть кто-то способный открыть путь к развалинам для прорвы народа, все равно придется довести корабли до берега и дождаться высадки. С корабля на сушу открывать путь было нельзя. Слишком рискованно.
   А девушек могли начать убивать прямо сейчас, не факт, что уже не начали. Маг, которого Нэмина допрашивала, точную дату не знал, но в том, что нужное количество жертв уже собрали, был уверен.
   И Нэмина решила действовать. В конце концов, у Дару есть глушилки магии, которыми он пользоваться умел. У капитана Тарса меч и чувство вины. А две тени -- это вообще сила.
   Дракон приземлился неожиданно для Марины. Вот летел, летел, пролетел мимо тех самых развалин, покружил немного над ничем не примечательной горой, вернулся к озеру-морю, опять полетел к горам и вдруг грузно шлепнулся, самортизировав лапами. Пассажиры посыпались из паланкина как горох, одна Марина осталась на месте. Она даже не сразу сообразила куда все бегут и почему хватаются за оружие. Зато девушка, наконец, узнала почему капитан Келен носит меч на пояснице. Одной рукой он потянул ножны вправо, второй рукой меч влево и спустя мгновенье продемонстрировал, что его оружие длиннее, чем то, которым ему угрожали бегущие навстречу типы.
   Дэнэену даже меча не понадобилось. Он поднырнул под руку с оружием одного противника, дал в зубы второму, локтем по затылку первому и загадочно улыбнулся стоя над не подающими признаков жизни телами. Марина ему поаплодировала.
   Мужики выскочившие из-за камней закончились быстро, капитану Тарсу даже не хватило.
   -- Откуда они здесь взялись? -- недовольно спросила Нэмина, пнув поскуливающего мужика.
   -- Наверное высматривали разных случайных прохожих и неслучайные патрули, -- сказал капитан Келен, возвращая меч в ножны. -- Вот дракона увидеть они не ожидали, даже сигнальный огонь не зажгли... С другой стороны, раз этот огонь сложили -- все очень нехорошо. Ритуал начали и боятся, что амулеты для связи что-то нарушат.
   Нэмина тихонько ругнулась.
   -- Можешь открыть путь к развалинам? -- спросила у задумчивого Дэнэена.
   -- К развалинам не рискну, там точность нужна. А на гору чуть выше могу.
   -- Открывай!
   Герои-спасатели добросовестно связали раненых и оглушенных мужиков. Уговорили дракона занять наблюдательный пункт повыше и поближе. Прошли по пути. Попрощались с остающейся выше развалин парой, потребовали вести себя хорошо. Помахали руками дракону, сидящему на вершине соседней скалы и чуть ли не поползли к живописно разбросанным каменным блокам, стараясь прятаться за чахлыми кустами и каменными осыпями.
   Дэнэен посмотрел Марине в лицо и сказал, что ждать недолго. Чего именно ждать, он не уточнил, но девушке стало смешно и она немного похихикала, параллельно удивляясь своей странной реакции.
  
  
   Остатки здравомыслия грустно нудели о том, что что-то не так. Что именно не так здравомыслие не говорило. Любопытство жизнерадостно прыгало и напоминало мультяшную рыжую лису размахивающую хвостом. Чего оно там прыгает, осталось невыясненным. Фантазия и логика трогательно держались за руки и не желали иметь никаких дел со всеми остальными обитателями головы. Каким образом фантазия с логикой сошлись и что их объединило Марина даже представить боялась. Откуда у любопытства хвост думать не хотела. Единственное, что ее беспокоило, это то, куда делось занудство? Оно точно было. Раньше. А сейчас пропало.
   С остальными обитателями головы было не лучше. Они вели себя странно. А самое плохое, что они каким-то образом обрели личность и не хотели делиться своими мыслями с хозяйкой. Наверняка же что-то знали. Сволочи.
   Ветер недовольно жужжал и ворочался. Ветру хотелось драться с захватчиками претендующими на его жилье. Почему он так решил, Марина тоже не понимала. По ощущениям то, что разбудила подозрительная настойка находилось совсем в других местах.
   Первая сила светлая и колючая, воспринимавшаяся как солнечный зайчик превращавшийся в лед и тут же обратно в пятно света, грела левую пятку. Из-за этого девушке приходилось стоять опираясь на носочек, боялась случайно зайчиколед раздавить.
   Вторая сила напоминала вязкую смолу медленно текущую вдоль вены правой руки. Ощущение было интересное. Поэтому девушка подняла руку над головой, убедилась, что смола стала течь в другую сторону, и некоторое время так стояла. Течь так и не перестало и в плече ничего не скапливалось.
   А самая интересная была третья сила. Она находилась вне тела Марины, висела как привидение и все время меняла форму, температуру, густоту, да и вообще все, что у нее было.
   Что со всем этим добром делать, девушка не знала, а взбунтовавшиеся обитатели головы подсказать не хотели.
   Дэнэен ползал по очищенному от обломков камней пятачку и увлеченно что-то там рисовал, сверяясь с мятой бумажкой. Задница при этом у полукровки выглядела очень соблазнительно, так и хотелось ее пнуть. И не только Марине. Светлая и колючая стихия хозяйку явно поддерживала. Любопытство чуть ли транспаранты не разворачивало. Осторожность приплясывала от нетерпения, как застоявшаяся лошадка. Остальные недалеко от нее ушли. И как в такой ситуации сдерживаться?
   Марина вздохнула и сделала осторожный шажок к Дэнэену. Камешки под ногами оглушительно заскрежетали, зацокали и зашуршали. Девушка замерла, посмотрела на полукровку, но тот почему-то не отреагировал.
   Глубоко вдохнув девушка сделала еще шаг и еще. Медленно и осторожно, игнорируя громкие камешки она подкралась к Дэнэену, примерилась отвесить ему пинок и в этот момент он грациозно, что тебе балерун, встал и отряхнул руки от меловой крошки. Обитатели головы и светлая колючая сила хором разочаровано застонали.
   Это было уже слишком. Марина неуверенно хихикнула, а потом красиво и вдохновенно разрыдалась.
   Дэнэен вытаращился на нее с ужасом.
   -- Что?! -- заорал на ухо.
   Интересно, кто его учил успокаивать девушек?
   Марина проникновенно всхлипнула.
   -- Я бы дал тебе успокаивающей настойки, но нельзя. Мало ли, как на нее отреагируют пробужденные силы.
   Пробужденные силы подумали и довольно дружно назвали его придурком. Причем, это была констатация факта.
   Марина с ними согласилась и неожиданно для себя перестала плакать.
   -- Отлично! -- обрадовался полукровка. -- Наполняй силой рисунок!
   -- Что? -- спросила Марина.
   Любопытство радостно захлопало в ладоши, а логика и фантазия за что-то похвалили.
   Марина решила не спрашивать за что. Сами похвалили, сами объяснят.
   -- Наполняй рисунок силой!
   В голосе Дэнэена была угроза, но Марина только улыбнулась и покладисто спросила:
   -- Как?
   -- Как раньше делала, так делай это и сейчас! -- рявкнул полукровка и клыкасто улыбнулся.
   Марина вздохнула, потрогала пальцем кончик клыка и улыбнулась, как маленькому ребенку требующему звездочку с неба. Обитатели головы дружно поаплодировали.
   -- Раньше я наполняла рисунки ветром, но сейчас если я это сделаю, тебе вряд ли подойдет. У меня же другие есть! Ежик, смола и привидение.
   На взгляд Марины прозвучало очень убедительно, а Дэнэен почему-то начал ругаться. Вдохновенно так, громко.
   -- Камнепад вызовешь, -- пожурила его девушка. -- Или лавину.
   Дэнэен замолчал и стал бегать туда-сюда, туда-сюда. Обитатели головы следили за ним как коты за маятником и Марина опять начала хихикать.
   -- Ладно! -- рявкнул полукровка, логика и фантазия умилились, и обнялись поплакать на плече друг у друга. -- Другого выхода нет! Буду точкой фокуса! Надеюсь, ты меня не испепелишь!
   -- Что? -- ласково спросила Марина.
   Дэнэен споткнулся и уставился на нее с ужасом.
   -- Он тебя этому не учил?
   -- Кто?
   -- Илиен!
   -- Снегурочкин братец, -- расплылась Марина в улыбке и обитатели головы дружно вздохнули. За демоном с эльфийскими ушами они скучали.
   -- Так, -- сказал Дэнэен. -- Все усложняется. Но у нас все равно есть шанс. Ты можешь просто их отпустить, а я подхвачу и направлю.
   -- Что? -- в который раз спросила Марина и гнусно захихикала.
   Оказывается, издеваться над демонами так весело. Даже интересно, как и что он будет объяснять с его то отсутствующим терпением.
   Девушка села и приготовилась слушать. Полукровка опять злобно выругался и сел рядом.
   -- Ладно, -- сказал изображая паиньку. -- Начнем с самого начала. Ты должна помнить как отпускала ветер. Прошло не так уж много времени с тех пор как ты прихлопнула охотников на хранящих.
   -- И-и-и-и... -- завыла Марина, которой стало очень жалко себя любимую.
   Подумать только -- только что ее обвинили в убийстве. А она существо тонкое, хрупкое, у нее душевная организация и вообще. Как он посмел?!
   Дэнэен что-то пробормотал и уткнулся лицом в колени. Девушка надеялась, что поплакать, слезы они психике помогают. Еще можно его обнять, погладить по голове, сказать, что он хороший.
   Марина придвинулась к полукровке и все благие намерения куда-то испарились. Зато появилась игривость и девушка подергала его за волосы. Дэнэен не отреагировал, она дернула сильнее. Потом еще сильнее, и еще. А потом он поднял голову и простонал:
   -- За что мне это?
   -- За хитрожопость! -- обрадовала его Марина и все-таки обняла. Ребенок же. Не злой на самом деле, просто характер у него скверный.
   Дракон, наблюдавший за этим цирком с вершины соседней скалы, широко зевнул и накрыл голову крылом.
  
  
   В подземельях было пыльно, пусто и безлюдно. Иногда попадался натащенный похитителями девушек мусор: бревна, обрывки паруса, грязные мешки, сапоги без подметок и даже проржавевшая насквозь кольчуга стащенная с какого-то стражника. Поиски шли неплохо -- благодаря компасу вовремя поворачивали, выбирали правильный коридор и шли так быстро как могли. А потом оказались в тупике и стрелка компаса стала показывать в противоположную сторону.
   Нэмина замерла и зачем-то потрогала стену.
   -- Вниз! -- сразу сообразил капитан Келен.
   Пришлось возвращаться, искать лестницу и опять бегать по коридорам, пока стрелка опять не развернулась.
   -- Вниз! -- сама не зная чему обрадовалась тень.
   На этот раз они пролетели три лестничных пролета, решив, что призыватели неизвестного божества спустятся пониже. В новом коридоре опять никого не оказалось. Пришлось спускаться еще ниже и еще, а потом плюнули и пошли в подвалы.
   Пение услышали отойдя от лестницы всего на несколько шагов. Пели торжественно и красиво, но совершенно неуместно.
   -- Плохо, -- сказал капитан Тарса.
   -- Почему? -- спросила Нэмина. То, что плохо, она и так знала, но капитан, похоже, знал больше.
   -- Варвары, восточные. Они так поют когда предков вызывают. Их предки могут просить помощи у богов. Я там жил целое лето, слышал.
   -- И что?
   -- Слова неправильные.
   -- Неправильные?
   -- Да. И варвары тут вряд ли есть. Скорее тут собрались недоумки узнавшие страшную варварскую тайну и почему-то решившие, что ее можно приспособить к своим нуждам.
   -- Считается, что варвары эту тайну получили от бога и что если изменить прошение, может прийти сам бог, -- сказал начитанный Дару.
   -- Дурость, -- почему-то улыбнулся капитан Келен.
   -- Но в эту дурость верят. Я знал одного верящего. Искренне верящего, он даже драться полез.
   -- А причем тогда девушки? -- удивилась Нэмина.
   Варвары человеческих жертв не приносили. Они резали баранов, сжигали прошлогодние снопы и чесночные вязанки, иногда приносили новорожденных и называли их в честь предка, чей дух соизволил прийти на призыв.
   -- Они хотят получить бога, -- нехорошо улыбнулся капитан Келен. -- И думают, что боги получаются из человеческого дара. Главное, чтобы людей с этим даром было много. Тогда он соберется в целое и превратится в божество.
   Нэмина после этих слов даже споткнулась. О таком она слышала. Только промышляли подобным какие-то безумцы в королевствах. Из империи этих безумцев давно выгнали. Их даже в королевствах не жалуют, просто там легче спрятаться и наловить бродячих магов. И на тебе, ловят девушек, поют, причем на самых первых землях империи.
   -- Раз поют, значит еще никого не убили, -- оптимистично сказал Келен. -- А учитывая, сколько у них девушек, вряд ли они начнут их приводить раньше, чем закончат. Еще сбежать попытаются. Петь помешают.
   -- Пошли!
   Нэмина решила сама помешать петь. Так помешать, чтобы выжившие пожалели о том, что вообще родились. Бог им понадобился! И что они собираются с этим богом делать? А главное, Как?! Боги смертным не подчиняются.
   К сожалению Келен ошибся. Желающие заполучить бога далеко отошли от варварских ритуалов и вместо веток липы у них с каждой стороны света на стенах висело по девушке. Давно и надежно мертвой девушке. Нэмина к несчастью именно одну из них в первое мгновенье увидела, поэтому вытаращилась и застыла помешав бегущим следом мужчинам с воплями ворваться в пещеру.
   А может, застыла к счастью. Потому что вид мертвых девушек включил мозги, причем у всех и сразу.
   -- Что будем делать? -- спросил Дару.
   Капитаны переглянулись.
   -- Нужно найти похищенных, -- решила Нэмина. -- Их наверняка кто-то охраняет. И этот кто-то додумается взять заложников. Или начать убивать, надеясь, что бог и так придет, даже без песни.
   -- А эти, -- указал мечом на поющих капитан Тарс.
   -- А этим лучше не попадаться на глаза. Пока что. А потом нужно не дать им разбежаться, -- воинственно сказала Нэмина.
   Певцов ей хотелось передушить голыми руками. Сдерживал от глупостей неожиданно серьезный взгляд капитана Келена. Такой взгляд ему очень шел. Он даже стал похож на достойного члена общества.
   Призывателей бога обходили по коридорам, решив, что девушек держат где-то недалеко. Бродили бы наверняка долго, если бы не услышали недовольный мужской голос перечислявший чьих-то предков-извращенцев. Нэмина ему обрадовалась как родному. А уж как ее обрадовало, что придурок стоял посреди коридора, в полном одиночестве и ругался на потолок. Он бы наверняка даже подкрадывающегося дракона не заметил, так увлекся.
   -- Привет, -- проникновенно сказала ему на ухо тень, зажав рот ладонью.
   Он что-то промычал и попытался вырваться, за что и получил по затылку.
   -- Придурок! -- обозвала его девушка, пнула и пошла дальше, решив, что раз по коридору шляются мужики, то и пленницы рядом.
   Следующей подсказкой были громкие всхлипы и шушуканье.
   Спасатели переглянулись и пошли на звук.
   Девушки нашлись буквально за поворотом. Они сидели на мешках, некоторые спали, прислонившись к товаркам. Другие плакали или переговаривались. Большинство выглядели откровенно плохо. Грязные, худющие.
   -- Сволочи, -- сказала Нэмина.
   Девушки дружно шарахнулись и наверное бы сбежали, если бы не находились в тупике.
   -- Нэмина! -- вскочила на ноги Еллан, и тень вздохнула. Она жива и выглядит лучше, чем остальные девушки. -- Не подходи, тут невидимая стена, убивающая!
   Нэмина застыла и ругнулась. Понятно, почему девушки не разбежались. И увести их не удастся. С защитками, особенно такими опасными, разбираться должен маг. Которого среди присутствующих нет. Но и оставлять девушек здесь было нельзя. Мало ли кто придет.
   -- Мы просто поставим еще одну защитку, -- улыбнулся капитан Келен.
   -- Зовем нелюдя?
   -- Зачем? У меня все с собой, -- обрадовал Келен и достал из-за пазухи гроздь разнообразных подвесок. -- Вот этот, -- выбрал ничем не примечательный золотой треугольник.
   -- Стандартный щит любой идиот с даром снимет, -- сказал капитан Тарс.
   -- Он не стандартный. Причем настолько, что активировать его могу даже я.
   -- Подойдет! -- решила Нэмина и начала объяснять девушкам что происходит и чего им следует ожидать.
  
  
   -- У-у-у-у-у -- басовито тянул Дэнэен, сложив ладони домиком перед грудью.
   -- Медитирует, или не медитирует? -- спрашивала обитателей головы Марина, обходя полукровку по кругу.
   То ли медитировал, то ли не медитировал демон долго. Начал сразу после того, как Марина жизнерадостно похихикивая рассказала ему, что совсем не помнит, как отпускала ветер и объяснила почему вспоминать не желает. Переубедить и уговорить он почему-то не пытался. Просто застыл как памятник самому себе и начал гудеть.
   -- Ладно! -- Дэнэен ожил так неожиданно, что девушка шарахнулась и чуть не упала. -- Мы пойдем другим путем!
   -- Третьим, -- подсказала Марина. -- Другим мы уже ходили.
   Полукровка несколько раз вдохнул, выдохнул, сжал кулаки, разжал.
   -- Не важно, -- почти пропел. -- На этот раз мы не будем вспоминать. Мы начнем с самого начала, будто ничего и не было.
   -- Чего не было? -- полюбопытствовала Марина.
   -- Не важно!
   Девушка пнула камешек и улыбнулась скале, просто потому, что улыбаться Дэнэену не хотелось, а улыбка прямо просила явить ее миру.
   -- Сядь, -- полукровка показал пример усевшись на первый попавшийся крупный камень.
   Марина выбирала долго и придирчиво. То камни были неустойчивы, то недостаточно гладкие, то слишком холодные, а ей еще детей рожать. Дэнэен все это время наблюдал за нею, слушал комментарии и глубоко дышал.
   Потом девушка нашла подходящий камень, наконец села и полукровка стал рассказывать печальную сказку о злом маге не хотевшем выгуливать силы живущие в нем. Рассказывал долго и с подвываниями. Сначала Марина смотрела на него с недоумением, но постепенно расчувствовалась, опечалилась и стала всхлипывать.
   -- Вот! -- мрачно сказал Дэнэен. -- Все вы жалеете чужие силы. А то что ваши собственные не выгулянные, не замечаете.
   -- Бедненькие мои, -- запричитала девушка, которая действительно ничего не замечала. -- Идите, гуляйте, только домой возвращайтесь не поздно.
   Ежик, смола и призрак посмотрели на нее с недоумением. Марина это чувствовала. А ветер почему-то развеселился.
   -- Идите!
   И она подтолкнула свои силы к выходу. Где тот выход находится и чем она толкала, девушка не поняла. Само получилось. Зато эффект превзошел любые ожидания.
   Прямо из камней начала расти трава. Развалины живописно валявшиеся ниже по склону стали шустро собираться в здание. А прямо в воздухе расцвел огромный цветок, превратился в бабочку, потом перетек в дерево и стал подкрадываться к Дэнэену.
   -- О! -- восхитился полукровка и бросился к своим художествам к счастью оставшимся целыми и невредимыми.
   Марина подозревала, что если бы это было не так, он бы ее убил.
   Травяной ковер перестал расползаться в стороны. Квадратная башня осталась недостроенной, а дерево рассыпалось блестками. Зато рисунок ярко вспыхнул, загудел и с небес к Марининым ногам рухнул сундук. Очень знакомый сундук. Черный и не открывающийся.
   -- Так вот ты какое НЛО, -- сказала девушка и пнула мебель.
   Сундук в ответ открылся, три раза щелкнул крышкой, а потом осыпался пылью. Марина только собралась обвинить Дэнэена в порче имущества, как на месте сундука появилась спящая девушка. Сначала прозрачная, как привидение. Потом она уплотнилась, проснулась, удивленно осмотрелась, шустро вскочила на ноги и провалилась сквозь землю.
   -- Так вот ты какой глюк, -- постучала Марина кулаком по камню.
   Девушка обратно на стук не вылезла. Зато рядом с переставшим светиться рисунком упал Дэнэен. И Марина пошла смотреть почему он там лежит, мгновенно забыв о глюках и НЛО.
  
  
   А в это время, далеко на западе проснулся демон. Удивленно осмотрел незнакомую комнату. Убедился, что его избранницы рядом нет и отправился ее искать. Как был. Красивый, величественный и прикрытый только волосами. В недобрый час вышедшая из укрытия служанка шлепнулась в обморок. Не от счастья. Нетрезвой женщине показалось, что это за ней помощник смерти пришел. Он, как известно, всегда гол, бледен и с неподвижным лицом.
  
  
   Еще в это время проснулся маг, которого очень давно усыпило проклятье. Он немного почихал. Ободрал с себя паутину, кое-как отряхнул пыль, вместе с кусками одежды. Тяжко вздохнул и тоже отправился на поиски. Ему очень хотелось кого-то убить. Причем за дело. Его дом резонировал, как большой колокол, из-за страха переплетенного с жадной, верой и магией старой сильной вещи. Нехорошее сочетание. Неизвестно кто и что собирался сделать, но добьется он одного -- скала рассыплется на щебень.
  
  
   Те, что живут в Марине.
  
   Сила ветра, она же стихия ветра и стихия воздуха. Как и положено она создает ветер в материальном мире, наплевав на атмосферное давление и движение атмосферных же массивов. Способна концентрироваться или растекаться. Подзаряжается от природы и подходит для полета. В целом вполне себе безобидная сила. Если ее не злить. Ветер ведь не обязательно ураганный. Чаще он легкий, а иногда даже теплый.
  
   Живая сила. Не смотря на название та еще гадость, особенно в неумелых руках. Воздействует на живое. Может с одинаковой легкостью вырастить траву на голой скале, и уничтожить всю растительность на несколько километров вокруг. С ее помощью можно лечить, а можно вывернуть человека на изнанку.
  
   Мертвая сила не намного лучше живой. Просто воздействует на все то, что можно найти в неорганической и органической химии. Истинные умельцы умудряются с ее помощью получать из угля алмазы. С легкостью добывают из-под земли редкие металлы и не сходя с места ваяют из них не менее редкие сильные вещи. А неумельцы... Если они не находят учителя, то долго не живут. Ровно до первого взрыва, или облучения радиацией. Тут уж как повезет. К счастью, то, что создал такой маг возвращается в прежнюю форму после его смерти. Чтобы не вернулось, его нужно закрепить, но неумельцы этого не умеют.
  
   Воплощенная сила лучшее что с магом могло случиться. Она неустойчиво разумна и угробить себя любимого хозяину не даст. С ее помощью можно влиять на тонкую материю. Создавать иллюзии, при особом желании читать мысли, растягивать сумки в пространстве и лечить душевно больных. Но и в этой бочке меда есть ложка дегтя. Иногда маги одареннее этой силой сходят с ума, а в особо запущенных случаях сила этот ум заменяет. Правда, бывает, что это к лучшему.
  
  
   Глава 11
  
   О том, что помощь всегда приходит опоздав на какое-то мгновение и о том, что все заканчивается хорошо, почти для всех.
  
  
   На воде появились корабли. Один за другим они выныривали прямо из воздуха. На первом сразу же начали суетиться люди, спустили на воду лодку, очень медленно и осторожно к чему-то подплыли и выудили его из воды. Эту вещь передали высокому человеку, он сжал ее в ладонях, а потом уверено указал направление.
  
  
   -- Что будем делать? -- в который раз спросил Дару.
   Вопрос был вполне уместным. Девушек нашли, как могли, защитили. Теперь следует не пустить к ним мага, который ставил первую защитку, и все будет хорошо. Придет помощь. Переловит безумных призывателей. И Дару с напарницей наконец отправятся домой.
   -- Подождем! -- хором сказали капитан Келен и Нэмина.
   Переглянулись, улыбнулись друг другу и капитан добавил:
   -- Подождем возле пещеры где они поют. Если что-то пойдет не так, вмешаемся. Если кого-то отправят за девушками, тихонько оглушим и положим отдыхать. Связанным. Будет сопротивляться, убьем.
   Девушка кивнула.
   -- А с магом мы что будем делать? -- спросил разумный капитан Тарс.
   -- Хм, -- сказал Келен, опять вытащил свои висюльки, выбрал три штуки и вручил спутникам. -- Пассивная защитка, -- объяснил. -- Если наш маг не один из десятки сильнейших -- выдержит.
   -- Откуда у тебя такие вещи? -- заинтересовался капитан Тарс.
   -- Подарки.
   -- Ага, подарки, -- явно не поверил Тарс, но дальше расспрашивать не стал.
   К призывателям бога шли осторожно и тихо, как оказалось, не зря. Людей идущих навстречу они услышали, прижались к стенам, стараясь слиться с неровностями и легко их поймали. Первый даже пискнуть не успел. Второй разродился речью о том, что неведомое божество покарает святотатцев за что и получил кулаком в живот. Его попытались расспросить о том, что на данный момент делают его единомышленники. Но внятных ответов так и не получили. Мужчина нес такой бред, словно был варварским говорящим с духами, напившимся мухоморовой настойки.
   -- Идем дальше, -- решил капитан Келен.
   И они пошли.
   Несколько раз свернули, Нэмине начало казаться, что они заблудились. А потом зазвучала песня, не та, которую они уже слышали. И завизжала женщина. Капитаны переглянулись и бросились вперед. Келен легко обогнал Тарса. Нэмина ругнулась и побежала за ними. Дару ошарашено пробормотал:
   -- Еще одна девушка? -- и побежал следом.
   Нэмина обогнала всех. Первая ворвалась в пещеру, сбила с ног нескольких певцов, как обезьяна забралась на плечи следующему и дальше побежала чуть ли не по головам. Зато девушку спасти успела, мужик, целившийся сопротивляющейся жертве в сердце в следующее мгновенье ловил вываливающиеся из живота внутренности. Двух здоровяков прижимавших девушку к залитому кровью каменному столу полоснула кончиком меча по шеям. А вот дальше внезапность закончилась, певцы поняли, что нечто двигающееся с невероятной скоростью им не чудится, и попытались напасть. Если бы их было меньше, этот номер бы не прошел. Но их было много, очень много.
   В какой-то момент Нэмину дернули назад и перед ее лицом пролетела палица. Девушка попыталась вырваться и не сразу сообразила, что держит ее Келен.
   -- Осторожно! -- рявкнул капитан и попытался вытащить ее в коридор.
   -- Девчонка! Забрать! -- рванулась Нэмина.
   -- Дура! -- заорал капитан, швырнул ее назад, и пошел за несостоявшейся жертвой.
   Медленно пошел. Но как-то так, что пытавшиеся напасть промахивались, налетали друг на друга, спотыкались и падали.
   Нэмина откровенно любовалась. Учитель говорил, что тени могут научиться предвидеть движения противников. Если у них есть хоть капелька таланта тактика. Но видела девушка это впервые. А сама вряд ли научится.
   А потом стало не до любования. Призывающие бога опомнились, заметили стоявшую столбом Нэмину, Дару и Тарса застывших у входа в коридор чтобы не позволить никому сбежать, и решили, что с этим нужно что-то делать.
   Нэмина им широко улыбнулась.
   -- Нападайте, -- предложила, качнув мечами.
   Главное ведь, не подпустить эту толпу слишком близко и дождаться помощи.
   А вообще Нэмине было весело. Наконец то появились противники, которых можно бить, не думая, выживут они после этого или нет. Причем, эти противники не убегают, разве не счастье?
   Девушку Келен, кажется, вытащил и отдал Дару. Нэмина в этом не была уверена. То ли видела, то ли подумала об этом и оно вписалось в память, словно произошло перед ее глазами. Противники были глупыми. То нападали по одному. То всей толпой, толкаясь и мешая друг другу. И она увлеклась. Как на тренировочном поле с железными муравьями. Очень похоже. Нужно удержаться на месте и тогда учитель будет доволен.
   А может и не будет. Ведь ученица вечно забывала, что эти штуки могут зайти за спину.
   -- Дура!
   Голос был вовсе не учительский.
   Широкий островной меч-лист пролетел над головой, девушка с удивлением обнаружила, что сидит. Попыталась встать, лягнула шустрого блондина в длинном кожаном доспехе и удивленно вытаращилась на арбалетный болт пробивший его щеку.
   -- Пришли? -- спросила девушка и сделала самую большую глупость, на которую была способна в такой ситуации.
   На самом деле Нэмина хотела быть воином. Настоящим. Как отец в молодости и дядя до сих пор. Но ее не взяли. Даже не из-за того, что девушка, а из-за странных реакций, свойственных трети одаренных Лучницы. Их несет, они теряются в пространстве и просто идут вперед, в какой-то момент забывая почему они туда идут. Потом их что-то отвлекает и они переносят точку интереса совсем не на то, на что нужно в данной ситуации. Спокойно оставляют недобитых врагов и идут к другим. Или застывают на месте, потому что раненый противник напомнил младшего брата. Или оборачиваются, мгновенно забыв о противниках, и начинают высматривать того, кто стрелял из арбалета.
   У Нэмины умопомрачение длилось всего несколько секунд. Потом она опомнилась, а мир успел измениться. Дару разговаривал с высоким незнакомым мужчиной. Капитан Тарс куда-то делся. Призыватели бога пятились сбиваясь в кучу. А капитан Келен прижимал к ребрам слева ладонь, а вокруг нее разрасталось алое пятно.
   -- Что? -- неизвестно у кого спросила Нэмина, и он упал.
   -- Умрите, мерзкие! -- заорал какой-то потерпевший.
   Под потолком пещеры вспыхнула молния, тряхнув всю гору.
   -- Ах ты ж придурок! Ломать мой дом! Да я тебя! -- заорали сбоку и из стены вывалился грязный тип. Он замахал руками, молния пропала и кто-то завыл от боли.
   Нэмина шагнула к капитану Келену.
   Этого ведь не могло быть. Его не могли ранить. Просто не могли. Он видит и чувствует гораздо больше, чем она. И он не стал бы отвлекаться, такие как он, этого не умеют.
   Рядом с капитаном появилась полупрозрачная сияющая женщина, покачала головой. Призыватели бога обрадовано взвыли, но она не обратила на них внимания. Опустилась на колени, погладила Келена по голове, наклонилась над ним и они пропали. Только кровь на камне осталась.
   И тогда Нэмина заплакала.
   Это ведь из-за нее.
   Это он ее, дуру, спасал. Веселящуюся идиотку, до сих пор не понимавшую, что противники тоже могут убить. Правильно ее засунули в нюхачи, какой из нее воин? Позорище. Надо еще сказать начальникам, чтобы отобрали мечи и больше не пускали туда, где может оказаться больше трех противников. С троими она справляется, а больше не надо. Когда их больше, она бесполезна.
   Подошел Дару, взял за руку и куда-то повел. И она пошла, не спрашивая и не глядя куда. Какая, в конце концов, разница?
  
  
   -- Кон, отстань от него, -- потребовал мужчина с седыми висками.
   Русоволосый парень хмыкнул, ободряюще улыбнулся Марине и опять уставился на Дэнэена.
   -- Но он не мог просто так здесь оказаться! Пускай расскажет, что делал и я отстану!
   -- Нэлюдям не нужны боги! Они существующим не подчиняются, зачем им несуществующие?! Отстань от него! У тебя что, других дел нет!
   -- Нет, пускай он скажет...
   Этот цирк продолжался уже минут десять. Дэнэен честно объяснил вышедшим из мерцающего пути людям куда делась тень с напарником, большая часть этих людей тут же побежали к недостроенной башне скрывавшей вход в гору, а меньшая осталась бдить. И все бы ничего, но Кону захотелось прицепиться к Дэнэену, а он, вместо того, чтобы ответить или послать, гордо молчал.
   Дракон на скале притворялся спящим и на него никто не обращал внимания. Марина переминалась с ноги на ногу, размышляя, отпустят ли ее в кустики одну? Еще немного и она будет согласна сходить туда под конвоем. Знать бы еще у кого этот конвой просить.
   -- Пускай скажет... -- в очередной раз завел свою песню парень не доверявший демонам без меча, и за его спиной появился демон с мечом.
   -- Илиен, -- хлопнула в ладони Марина.
   Бросаться ему на шею она не рискнула. Снегурочкин братец был еще бледнее, чем обычно. Волосы спутанные. Штаны явно чужие, широкие и как там держатся -- непонятно. Зато меч не забыл. Вот как у него мозги устроены?
   -- Илиен.
   Он подошел сам, обнял, погладил по спине.
   -- Все хорошо, -- сказал.
   -- Илиен, я ее разбудила. Будила тебя, а она тоже проснулась. Она была в сундуке, представляешь? Они это все специально.
   -- Богиня лекарок не самая плохая богиня на свете, -- улыбнулся демон. -- Пускай себе ходит. Не будем ей мстить.
   Марина кивнула. Мстить богине ей не хотелось. Она точно ни в чем не виновата, спала в сундуке и не подозревала, что другие боги ради нее подбрасывают книги и учат языкам.
   -- Илиен, а тот город не может опять стать нормальным? Книга ведь из того города! Вдруг то, как он выглядит как-то связано с тем, что богиня спала в сундуке.
   -- Пойдем, посмотрим, -- улыбнулся демон.
   И Марине наконец стало спокойно. Если будет время чтобы просто пойти и проверить не ожил ли город, то значит, все опять хорошо. Можно доставать из сумки фотоаппарат и снимать, снимать, все подряд. Дракона тоже. Можно сфотографировать бравых солдат империи, большинству из которых очень шел синий с черным мундир, или как оно тут у них называется. Еще нужно купить обещанные камни и отнести в какую-то пещерку, чтобы дракону было удобно их охранять. И часть рубинов можно оставить. А то болтаются в сумке без дела.
   Все опять хорошо. Теперь можно думать о пустяках.
  
  
   Нэмина сидела обхватив колени руками. Рядом с ней сидели Дару и Еллан, но трогать ее и утешать не рисковали.
   -- Это я виновата, это я виновата, это я виновата, -- бормотала тень.
   -- Надоело! -- сказал Дэнэен.
   Он собирался уйти и забрать с собой брата с его избранницей, но Дэнэена очень вежливо попросили подождать. Иначе обещали нажаловаться его правителю. Полукровку почему-то проняло. Теперь он сидел, скучал и ждал пока победители призывателей нового бога договорятся с оборванным и грязным магом, заявившим, что он хозяин горы и попросившим всех пойти в весьма неприличное место.
   -- Это я виновата, а что если он умрет?!
   -- Он не умрет, -- мрачно сказал Дэнэен. -- Его забрала с собой богиня, и вряд ли для того, чтобы посмотреть, как он умирает.
   -- А если он уже умер?! -- не пожелала успокаиваться Нэмина.
   -- Он живой, -- еще более мрачно сказал Дэнэен. Таким тоном впору сообщать о конце света, а не утешать девушек.
   -- Он же!.. -- вскинулась тень.
   -- Он служит богине, я не разобрался какой, но служит и точно женщине, это чувствуется. Запах почти такой, как от магии Викина, только тут что-то другое. Что-то влияющее на людей, по-хорошему влияющее, -- заявил полукровка. -- Его забрала другая богиня. Едва сама вернувшаяся к жизни. Она проснулась и сразу бросилась его спасать. Другого объяснения я не вижу, эта богиня ни капли не воин и в битве ей делать нечего. Мертвого она забирать бы не стала, трупы боги вообще не видят, они для них неотличимы от камней. В этом я уверен. Так что он жив, хватит тут страдать. Раздражает.
   Звучало вполне разумно, но тон такой, что Дэнэена хотелось ударить, даже Марине. Как сдержалась Нэмина осталось загадкой.
   -- Дежавю, -- задумчиво сказала Марина. -- Однажды ты уже доказывал, что он жив, он жив!
   Илиен улыбнулся.
   Дэнэен передернул плечами, вяло улыбнулся и сказал:
   -- Я оказался прав.
   -- Будем надеяться, что и в этот раз не ошибся, -- вздохнула Марина.
   Капитана Келена было очень жалко. И страдающую Нэмину тоже.
   А потом появился высокий мужчина с седыми висками и устало сказал:
   -- У нас проблемы.
   И Нэмина ожила, как человек, которому дали цель в жизни.
   Проблемы оказались большими. Их было две.
   Первая -- грязный и оборванный маг, который, как оказалось, проснулся вместе с Илиеном и богиней. Этот дядька благополучно проспал почти шестьсот лет, его одежду даже висящее на ней заклинание обновления не спасло. В молодости этот маг рассорился с отцом, торжественно от него ушел, и превратил скалу в свой новый дом. Еще он построил храм Матери Ураганов с знаменитым органом, копию которого Марина купила. Так же был отцом-основателем стандартизации в заклинаниях. А его ученики придумали для этих заклинаний хранилки. В общем, знаменитость. Которая надолго выпала из жизни. Теперь эта знаменитость требовала внимания, уединения и сведений о мире. Причем, всего и сразу.
   Вторая проблема оказалась гораздо хуже внезапно ожившего эксцентричного мага. Придурки вызывавшие бога умудрились вытащить в мир демона. Низшего, но огромного и сравнительно умного. Он сначала прятался в каком-то из коридоров. Когда древний маг его там обнаружил и попытался испепелить, тварь просочилась в воздуховоды, сожрала троих призывателей, как раз пытавшихся пробраться к выходу в надежде сбежать, и весело вылетела в щель, после чего вроде бы отправилась на запад к варварам. Но скорее всего к ним не долетит, остановится перекусить жителями ближайших поселений. Как раз тех, с большинства которых набежала большая часть призывателей. Хоть бери, отпускай этих придурков по домам, и надейся, что демон сожрет именно их.
   У Илиена официально попросили помощи. Потому что маги хоть и могут уничтожить даже настолько большого низшего демона, но выследить его не сумеют. А тварь которая смогла запросто удрать из лабиринта в скале, без труда сбежит из любого поселения. Поэтому высших демонов просили помочь в охоте. Отношения у них и империей были неплохие, поэтому вряд ли откажут. Илиену всего лишь нужно сходить домой и передать просьбу. Официальную. С обещанием щедро оплатить услуги любого согласившегося.
   А Нэмина отправилась предупреждать народ и организовывать патрули. После этого она собиралась навестить уже бывшего главу стражи и отблагодарить его за все, в том числе и за вонючий букет.
  
  
   -- Илиен, -- мрачно сказала Марина. -- Ты спятил?
   Снегуркин братец светло улыбнулся.
   -- Нет. Именно это я должен был сделать с самого начала. Все будет хорошо.
   В том, что будет хорошо, Марина не сомневалась. Но предупредить он мог! Должен был! А то собирал низших демонов, якобы для того, чтобы в случае чего было кому избранницу защитить. Бегал к живущим в городе демонам, не сказав ни слова. Нет, он не лгал. Он просто недоговаривал.
   Гад!
   Если в целом -- странная прабабушка братцев-демонов решила призрака мага-демононенавистника, побежденного не без помощи Дэнэена, приспособить для дела. Она захотела создать сильную вещь, похожую на древнюю. Способную притягивать к себе окрестных низших демонов и, если понадобится, натравливать их на других низших, а не понадобится, так передохнут и не надо будет о них беспокоиться. Они хотели эту штуку поместить рядом с одним из самых опасных проходов в иномирье и надеялись, что после этого он станет менее опасным.
   Марине оно казалось вполне логичным. Но то, что потребовалось ее участие, девушке очень не нравилось. Опять появились подозрения, что демоны не лучше всех остальных, и она им нужна только в виде хранящей привязанной к сильной вещи. Правда с этим как-то не вязался наказ сидеть за защитным кругом, приманивать низших, выпускать их из браслета. Еще больше не вязались пара незнакомых демонов, которым приказали держать Марину в случае чего. Допустим, на самом деле они должны были ее куда-то потащить в самый последний момент. Но для чего такие трудности? Связали бы и никуда она не денется.
   Самое интересное, что сидела Марина вместе со своими охранниками в той самой яме, в которой Илиен уже ловил низших для браслета. В общем, Марина мало что понимала. Хотя подозревала, что она и в этот раз всего-навсего приманка.
   Ей было скучно. В яме заняться было нечем. Низшие демоны лезли и тупо бились об защиту. Высшие смотрели на них с подозрительным равнодушием, и время от времени выливали на землю пахнущую мятой жидкость из маленьких скляночек. Это чтобы низшие не подкопались, насколько поняла девушка.
   А потом появился звук. Тихое жужжание на грани слуха. Марина оглянулась, потопталась на месте и поняла, что это немного дальше и ей просто необходимо туда пойти и посмотреть. Она глубоко вдохнула, шагнула и стоявший слева демон уронил очередную скляночку, а потом схватил девушку за руку и крепко сжал, как клещами.
   -- Эй! -- возмутилась девушка. -- Я же не убегаю!
   Демон ее проигнорировал. Второй вылил на землю сразу три склянки, кивнул напарнику и тоже схватил Марину за руку. Она почувствовала себя Жанной д'Арк, которую ведут на костер.
   -- Но я же не убегаю, -- проныла девушка.
   Убежать на самом деле хотелось. Сильно, аж пятки чесались. Только Марина не была уверенна из-за чего. Может именно потому, что ее держали.
   Звук нарастал и становилось все выше и выше. Из-за этого было щекотно в ушах и хотелось кашлять.
   Очень скоро девушка заподозрила, что на самом деле все задумано для того, чтобы свести ее с ума и решила, что этим следует гордиться.
   Закончилось все неожиданно. Раз, и нет звука. В следующее мгновенье рядом с Мариной появился Илиен. Улыбнулся. Помахал перед носом девушки абстрактного вида ерундовиной на ленточке и, не успела она испугаться сильной вещи, стер часть защитной линии и швырнул эту штуку в низших демонов. Они замерли, а потом дружно бросились на подачку.
   -- Ага, -- сказала девушка, наблюдая, как монстрики клубятся, рвут друг друга на части и постепенно рассеиваются, как туман.
   -- Получилось, -- улыбнулся Илиен.
   -- Ты опять их на меня приманивал! -- ткнула пальцем ему в живот Марина.
   Он кивнул.
   -- Теперь ты подберешь эту штуку и пойдешь приманивать новых, -- мрачно предрекла девушка.
   -- Теперь мы будем эти штуки делать и продавать, -- сказал Илиен. -- Если низшие отвлеклись даже от тебя, не умеющего скрывать силу мага, то какие-то горожане их не заинтересуют.
   -- Не понимаю.
   -- Мы будем делать подобия. У нас есть оригинал, в котором сидит призрак умеющий демонов ловить, притягивать к себе, приманивать. Дух, который много-много времени этим занимался. Это умение стало большей частью духа, понимаешь?
   Марина покачала головой, но Снегуркиного братца это не смутило.
   -- Когда есть оригинал, можно делать копии с такими же параметрами. Мы не могли изначально создать сумасшедшего давным-давно мертвого мага. Но можем сделать его подобие, которое по расчетам продержится три года. После этого придется покупать новое.
   -- О-о-о-о, -- искренне восхитилась Марина.
   Значит, они защитят себя, обвесив этими подобиями все опасные места. Оригинал, судя по всему, оставят возле самого опасного. А еще обогатятся. Потому что идиотов в этом мире полно. И вызвать демона на самом деле можно где угодно. А иногда и вызывать не надо. Наверняка яма, в которой они сейчас стоят, не одна такая.
   А еще у этой сильной вещи будет отличная реклама. Они наверняка используют подобия в охоте на большого монстра, в данный момент дрейфующего по империи. И не забудут объяснить что оно такое. Умно.
   Но все равно они гады.
  
  
   Уже практически бывший глава стражи нашелся под домашним арестом, охраняемый командой капитана Тарса и парой магов. Нэмину они пропустили не задавая вопросов. А арестант ей даже обрадовался.
   -- У тебя ничего не выйдет, -- нахально улыбнулся Гайран Табса. -- Мое слово против твоего, и слов преступников, которых ты подкупила. Наверняка пообещала им снисхождение. Такая наглая девка могла. Я скажу, что ты пыталась меня соблазнить, может, замуж хотела выйти. Не получилось, обиделась, решила мстить.
   Нэмина покачала головой. Это же надо, какая фантазия у человека.
   -- Как думаешь, -- еще шире улыбнулся глава стражи, -- кому судьи поверят? Мне, сыну уважаемого отца, человеку из достойного, древнего и небедного рода? Или тебе?
   -- Хм, -- Нэмина сделала вид, что думает. -- Кому поверят? Думаешь, кто-то вообще подумает, что дочь владетеля земель воспылала желанием выйти замуж за смазливого недоумка, незаконнорожденного и ничего из себя не представляющего? Кроме смазливой до тошноты физиономии у тебя ничего нет. Мой отец не простит меня, если я что-то подобное посмею привести в его дом. А твой папаша после этого не пустит тебя на порог, потому что такого врага как владетель Загорного Берега получить не захочет. Кому оно надо?
   -- Врешь!
   -- Нет, -- пропела девушка. -- Надеюсь, твой отец успеет тебя отравить до того, как начнется суд. Вряд ли ему хочется так опозориться.
   Вот это смазливую сволочь проняло. И ушла Нэмина победно улыбаясь.
   Теперь бы еще найти одного капитана и все будет хорошо.
  
  
   Охота на огромного низшего демона получилась знатная.
   Шум в западных землях империи стоял до небес. Пока в столице думали, как объяснить появление низшего, сведения о том, что произошло на самом деле как-то просочились в народ, обросли ужасающими подробностями и пошли гулять по городам и весям. Нэмина с удивлением узнала, что она "целая армия боевых монашек Лучницы". Что Дару внебрачный сын большого вельможи, а братья нелюди дрессировщики драконов. Старшего дрессировщика по слухам подстрелили призыватели нового бога, а младший поклялся не есть, не спать и не пить пока не отомстит. Дракон каким-то образом размножился до тридцати штук. Капитан Келен оказался аж целым адмиралом, а начинающая магичка Марина -- самой главной ведьмой. Еще слухи упоминали северную и восточную армии, весь имперский флот и заглянувших на огонек варваров, требовавших головы святотатцев. Как эта толпа умудрилась упустить одного несчастного низшего слухи почему-то не знали.
   А потом, словно для того, чтобы истеричные девицы, мечтающие о настоящих героях, окончательно сошли с ума, на левом береге Срединного Моря появились высшие демоны, почти сотня высших демонов. Одетых как на парад, красавцев, как на подбор, серьезных настолько, что Нэмине хотелось дать всем им по мордам, потому что наверняка издеваются.
   Они спели торжественную песню, немного постояли глядя на воду и сели на землю. Один из них вооружился кругляшом висящим на ленте, покрутил его над головой и к удивлению зрителей крупная и явно не легкая, как пушинка блямба застыла в воздухе, указав куда-то влево.
   -- Низший там, -- мрачно сказал нелюдь.
   Выбора особого не было. Перепуганные нашествием чудовищ и похищениями девушек местные жители видели большого низшего везде, начиная с кладбищ и заканчивая темнотой под кроватью. Поэтому командир охотников на монстра дал разрешение и присутствующие пошли следом за нелюдем.
   Путь оказался извилист и труден. Низший, похоже, петлял как заяц и путал следы, как сбежавший с рудников каторжник. Кругляшек указывал то влево, то вправо, то вообще назад. Так что низший был где-то близко, но догнать его не получалось. А потом они вышли к заросшему кустами оврагу сильная вещь наконец указала вниз.
   -- Окружаем, -- решил нелюдь, намотав ленту на запястье.
   Спорить с ним никто не стал. Низший, засевший в кустарнике, надоел всем.
  
  
   Марина возвращалась в родной город Илиена. Вместе со Снегуркиным братцем возвращалась. Дэнэен просто-напросто исчез однажды ночью и даже не попрощался. Шалопай! Дракону купили обещанные камни. Капитан Келен так и не появился, хотя высматривали его возле "Вороньих крыльев" нанятые Нэминой мальчишки. Не мог же он корабль бросить. Долго высматривали, а он все не возвращался и не возвращался.
   А потом у девушки с Земли почти закончилось время. Скоро опять начнется учеба в университете, нужно спешить домой. Хотя Марина и не была уверена, что тот университет вообще ей нужен.
   Прапрабабка братцев демонов таки решила ее учить и сейчас нужно было показаться ей на глаза, чтобы не передумала. Илиен уверял, что она лучшая учительница на свете и Марина решила поверить.
   В общем, жизнь возвращалась если не в привычное, то хотя бы в какое-то определенное русло. И это было хорошо.
  
  
   О том, как распространяются слухи.
  
   О страшном чудище, жрущем всех подряд Кривая Рит узнала от соседки. Та в свою очередь узнала о нем от мужа, ездившего в город за покупками. А ему рассказали рыбаки.
   Сама Кривая Рит никаких чудищ не видела, но поговорить любила. Поэтому по большому секрету рассказала другой соседке о том, что еле унесла ноги из леса, в котором собирала целебную кору. И убегала она не от медведя и даже не от дракона. Там было чудище. С огромными клыками, страшное мордой и вообще. И если бы не доблестные девы прекрасной Лучницы, наверняка бы не убежала. Как они сражались! Как сражались! Давно бы все полегли если бы не помогали драконы. Два дракона. Один рыжий, а второй серый в полоску.
   Цвета драконов Рит назвала испугавшись, что ее уличат во лжи. На глаза как раз попались соседские коты соответствующих мастей, вот оно и назвалось.
   Дальше рассказ получился скомканный, но упомянуть имперский флот, молодого то ли погибшего, то ли выжившего капитана, дрессировщиков драконов и девицу, которая наверняка была ведьмой, Рит не забыла.
   А о том, как она все это увидела, если сразу же сбежала у нее не спросили.
   Соседка поохала, повздыхала и пошла рассказывать о чудище подружкам. А то мало ли, вдруг они тоже в тот лес собрались. Рассказывая немного приукрасила, совершенно случайно. И драконов уже стало три, а виноваты в том бестолковые курицы втроем перелетавшие на соседский двор. Засели в голове заразы.
   Подружки поохали, поахали, пообещали, что никому не скажут. А то мало ли, вдруг это тайна и за нее можно на рудник угодить?
   И не сказали. Никому они не сказали, зачем им что-то говорить какому-то незнакомому никому? Они рассказали страшную историю родственникам, другим подругам и даже заезжему купцу, который посмеялся и показал бумагу, где говорилось, что неведомое чудище на самом деле всего лишь низший демон, просто очень большой. Слухи эта бумага не остановила, она их только подогрела.
   Спустя три дня история о храброй собирательнице коры вышла за пределы селения, дошла до города и странным образом переплелась с историей о том, как капитаны, нюхачи, нелюди и начинающая одаренная спасали похищенных девушек. Дальше эта история пошла гулять уже в таком виде. Пока она добиралась до столицы, количество драконов все увеличивалось и увеличивалось. Появились изгнанные дети аристократов и самого императора. Ведьмы стали плести защитные пологи и одаривать зельями. Армии снимались с места и дружно отправлялись к Срединному морю. А чудище по величине могло поспорить с площадью столицы. Как оно при этом умудрялось прятаться -- оставалось загадкой.
   А вы говорите сказка, сказка. На самом деле реальная история. Просто приукрашенная. Совсем немножко. Совсем немножко ее приукрашивал каждый, кто рассказывал, а рассказывавших было -- большая часть жителей империи.
  
  
   Эпилог
  
   Если бы кто-то спросил мнения Нэмины, она предпочла бы сидеть в Верьене до конца своих дней. Даже Катаршах был бы предпочтительнее сборища умалишенных девчонок, все лето читавших книжки великого знатока любви, некой Безымянной. Восторгались этими книжками так искренне и столь многие, что тень тоже полюбопытствовала. Большего бреда ей встречать не приходилось. Некоторые вещи, из тех, что там описывались, были невозможны анатомически. О нелюдях из-за гор Нэмина знала достаточно, чтобы не поверить в столь большие отличия между ними и обычными мужчинами. А уж как Безымянная поиздевалась над географией и призванными богов. Да и самих богов не обошла вниманием. Нэмина бы на месте богов писательницу убила, причем убивала бы долго и зрелищно. А потом еще бы и чучело сделала, чтобы выставить на главной площади столицы другим в назидание.
   Зато девчонки восхищаются, даже те, которые в детстве, вроде, были умными.
   -- Хэх, -- тихонько выдохнула тень.
   Некоторых вещей избежать невозможно. И если праздник устроен в честь дня рождения, именинница проигнорировать его не имеет права. Тем более, отца она уважала и любила. Ради него готова была вытерпеть и парик с длинными локонами, и платье подметающее подолом пол. Кто же знал, что придется терпеть еще и подружек-врагинь детства.
   Еллан возможно могла бы скрасить пребывание в этом кошмаре, но она уехала учиться. На ведьму-лекарку. Матушка была в ужасе от такого решения дочери, а отец и дядя гордились.
   -- А еще, говорят, сегодня утром приехал тот самый адмирал, -- восторженно прощебетала почти незнакомая тощая блондинка.
   -- Какой еще тот самый? -- спросила Нэмина в надежде, что девушки отвлекутся и хотя бы на время забудут о великом знатоке любви.
   Девушки отвлеклись. Они одновременно возмущались, восхищались и боялись. Потому что, где это видано, чтобы никому не известный выскочка становился адмиралом? А он еще и довольно молод. Подумаешь, долгое время тайными операциями и другими странными вещами занимался, успев дослужиться. Так пускай бы и становился тайным адмиралом. Так нет же. Когда Старый Лис Востока решил на самом деле уйти на покой, многие уже вообразили себя на его месте. В империи куча адмиралов без флота. Но нет, явился какой-то выскочка и император вручил восточный флот ему. Ору было. Новоиспеченного адмирала даже убить пытались, так что теперь император радуется, что наконец есть чем прижать некоторые старшие семьи. Из-за подобного доказанного покушения можно и титулов лишиться, и земли, и помогать станет только полный дурак. Потому что если сам попался, то и помощников за собой утянет.
   А боялись девчонки адмирала из-за того, что он был уродлив, но не смотря на это многие отцы не обрученных дочерей сочли его подходящей кандидатурой в мужья. Вон блондинку папаша даже заставляет с ним знакомиться, к счастью он сидел в столице и девушке ничего не грозило.
   Зато теперь грозит, раз приехал. И не ей одной. Вдруг ему кто-то понравится?
   -- Хэх, -- выдохнула Нэмина.
   Ей бы их проблемы. Размечтались об прекрасных нелюдях и воплотившихся богах, теперь мужиками перебирают. Дуры! Что лучше, мот и картежник на шее, от которого пользы никакой кроме смазливой физиономии, или адмирал, который будет часто занят и на причинение особого беспокойства жене времени у него вряд ли будет много?
   -- Ой, вон он, -- испуганно пискнула блондинка и стала прятаться за спинами подруг.
   Нэмина обернулась, чтобы посмотреть на чудище запугавшее этих ненормальных ценительниц извращенной любви и замерла. Потом скрипнула зубами, подхватила платье и пошла к лестнице, сама не зная, что собирается делать.
   Не может же дочь достойного человека на глазах других достойных людей бить адмирала восточного флота.
   Или может?
   -- О, прекрасная сина, -- улыбнулась запропастившаяся сволочь и элегантно поклонилась.
   Нэмина каким-то чудом удержалась от того, чтобы пнуть его в колено. Как раз центр тяжести сместился, красиво бы падал.
   -- Ты! -- ткнула девушка пальцем ему в грудь. -- Как ты... Да я... Ты корабль бросил!
   Он удивленно на нее посмотрел.
   -- Не бросил, -- сказал безмятежно. -- Миражник переборки погрыз так, что их понадобилось менять, для этого пришлось разбирать всю палубу. Теперь собирают.
   -- Ты не появился!
   -- А зачем? Там есть кому присмотреть.
   Нэмина глубоко вдохнула и попыталась собраться с мыслями. Гости, присутствующие при этом чудном разговоре дружно таращились. Отец почему-то улыбался. Старший брат похлопывал ладонью по бедру, так он делал когда нетерпеливо чего-то ждал.
   -- Зачем ты здесь? -- выдохнула тень. Не дур же дружно висевших на балюстраде и таращившихся на именинницу приехал сватать. Такого он точно не заслуживает. Придется спасать.
   -- Я ведь обещал официально ухаживать, -- улыбнулся ныне адмирал.
   -- О, -- сказала девушка, совершенно об этом забывшая.
   Почему-то ей казалось, что обещал он несерьезно. Но раз уж так. Не отдавать же его тощей блондинке, мечтающей о нелюде с огромным достоинством. Это будет слишком жестокая месть.
  
  
   Марина увлеченно помешивала варево в котелке время от времени сверяясь с книгой. Порошки она вроде смешала правильно, цвет хороший, ярко-синий, и пузыри большие. Если все получится, она наконец сможет рассмотреть как выглядит ее ветер. Интересно же.
   И у пра-пра-прабабушки Илиена учиться интересно. То ли она такой хороший учитель, то ли в Марине проснулась тяга к знаниям. Университет девушка нахально прогуливала, наконец определившись с тем, чем действительно хочет заниматься, но думала, что диплом получит. Главное ведь все вовремя сдавать, а ненужные знания можно запихнуть во временную хранилку и спокойно списывать, даже отвечая устно.
   Илиен чаще всего пропадал где-то, где делали сильные вещи притягивающие низших демонов, приходил уставший и грустный. А Марина училась, бегая хвостиком за парящей над полом учительницей.
   Первое, что она выучила -- открывать путь между двумя мирами. Оказалось, для нее это вообще не проблема. Она же хранящая. В одном мире она родилась, поэтому он ее притягивает. Во втором у нее привязка к кускам Дэнэеновой сильной вещи, любимый мужчина, учительница и книга с мощной защиткой. Поэтому Марина может практически не затрачивая усилий маятником носиться между этими мирами. С другими мирами будет гораздо сложнее, но зачем ей эти другие миры?
   А город, в котором была найдена книга, действительно ожил и превратился в тот, каким был тысячи лет назад. По его улицам бродили жители, не подозревающие о том, что с ними произошло. Стояли посреди улиц ошарашенные люди провалившиеся и исчезнувшие в то время, когда город выглядел как абстрактное черте что. В общем, в сопредельных королевствах сейчас проблемы. Потому что помимо простых жителей в городе оказалось множество магов ничего не знающих об ограничениях и том, откуда взялись низшие демоны.
   Высшие демоны туда идти и кому-либо помогать не собирались. Они наблюдали издалека и выгоняли послов. Не хватало еще влезть и оказаться во всем виноватыми.
   -- Аха, -- сказала Марина, когда варево громко булькнуло и пожелтело. -- Передержала. Ладно, попытка номер четыре. Рано или поздно я пойму когда оно готово. Теперь хотя бы из котелка не выпрыгивает.
   Она надела толстые, на конском волосе, рукавицы, обхватила котелок с боков и пошла выливать испорченный проявитель. Порошочков у нее было еще много. А на ветер посмотреть хотелось, хоть Илиен и утверждал, что увидит она в лучшем случае амебоподобную кляксу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   76
  
  
   92
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"