Гуркало Татьяна Николаевна: другие произведения.

Разные точки зрения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa


Разные точки зрения.

  
  
   Вася Дрозд. Мало ли что было.
  
   Больше всего парочка космолетчиков в форме Земной Федерации были похожи на жреца, впавшего в неистовство, обкушавшись галлюциногенных грибочков для более плотного общения со своим божеством и заготовленную для божества жертву, успевшую смириться со своей участью. Жреца добросовестно изображал Василий Дрозд, пилот двадцати трех лет отроду. Он вскидывал руки вверх, застывал в картинных позах, порывался упасть на колени, посылал потолку проклятья и мольбы, и отпугивал злобным выражением лица всех желающих досмотреть представление до конца. Роль Васе шла. Он был высоким, худым, немного нескладным, вечно растрепанным, помятым и одержимым очередной гениальной, с его точки зрения, идеей. Посетители Порта 2 делились на три части. Первые пугливо обходили Васю по широкой дуге и старались побыстрее добраться до выхода. Вторые притормаживали, долго его рассматривали и изображали на лицах размышления в ответ на его зверское выражение лица. Третьи просто и незатейливо крутили пальцем у виска.
   Его напарник по несчастьям и приключениям Асано Кеншин был уверен в том, что среди его предков никого кроме японцев не было и быть не может. В душе он этим гордился, поэтому изо всех сил старался соответствовать высокому званию истинного японца. Образ истинного японца был создан с помощью старых фильмов, прочитанных книг и дедушкиных рассказов. Дедушка, это отдельная история. Бывший профессиональный боец, вероятно, слишком часто встречался головой с рингом и к тому моменту, когда слегка подросший внук заинтересовался его рассказами о верных самураях, в голове окончательно что-то сдвинулось и что либо, помимо тех самых самураев, дедушку интересовать перестало. Влияние, как говорится, на лицо. Кеншин всегда был спокоен, немного задумчив и готов к подвигу. Серьезен. Возможно, пытался соответствовать данному имени. Сердце меча. Отличное имя для мальчика. Многие считали его занудой и не могли понять, какая сила держит его рядом с немного ненормальным русским. Сам ненормальный русский подозревал, что парень скучает за дедушкой, поэтому и нашел в его лице утешение в виде еще одного любителя встречаться головой с твердыми поверхностями.
   -- Откуда он взялся на наши головы? -- горестно вопрошал Вася потолок, молитвенно сложив ладони. На его лице было столько страсти, что будь у потолка хоть капля совести, он бы покраснел из-за невозможности дать ответ на этот вопрос. -- Шлялся бы дальше неизвестно где, и у нас было бы одной проблемой меньше. Неужели мы так сильно виноваты? Все ведь ошибаются.
   Совесть в отличии от потолка у пилота была, поэтому он чувствовал себя виноватым, виноватее некуда. Ему было некомфортно и хотелось жаловаться на вся и всех. Чем он и занимался уже третьи сутки. Для жалоб была уйма причин. Сначала его вместе с истинным японцем без предупреждения переводят в сопровождение адмирала Шутейко. Причины для столь радикальных изменений судьбы конечно были, но они были давно и каким образом случайно снесенный забор мог натолкнуть любимое начальство на такую изуверскую идею Вася решительно не понимал. Адмирал Шутейко славилась железным характером, умением воспитывать всяких шалопаев и изобретательностью в области наказаний, так что ничего хорошего Васю под ее командованием не ждало. Когда ему сообщили о новом назначении, он искренне считал, что хуже быть не может. Как оказалось ошибался.
   Алена Викторовна Шутейко неведомым образом получила в свои руки власть над корпусом дипломатов отправленных на планету Стужь на ежегодное собрание и ее пилоты автоматически превратились в мальчиков на побегушках и девочек кофеносок. Это было нечестно, несправедливо и слишком. Вася очень любил летать. Успокаивало только то, что дальше просто некуда. И он опять слишком рано успокоился.
   Третьим ударом стал вернувшийся из безвестности сын адмирала и приказ его встретить, привести к любимой маме, а потом не спускать глаз. В тот момент Вася впервые понял, почему люди решаются на суицид.
   -- Во, идет чучело малорослое, -- обреченно выдохнул Вася и с мольбой в глазах посмотрел на напарника.
   Зря. Кеншин решил до конца изображать образец воинского спокойствия. В том, что конец будет быстрым и болезненным он не сомневался, потому что успел мысленно поставить себя на место коротышки и понял, что от желания убить встречающую делегацию избавиться бы не смог. Причем, убивал бы долго и мучительно. Посему он вспомнил все, что знал о ритуальных самоубийствах самураев, и постарался превратиться в само спокойствие. Он же не истеричный русский, которому простительны глупые выкрики и попытки доказать самому себе, что обвинения давно пора снять за давностью лет.
   Малорослое чучело между тем приближалось. Семь лет где-то пропадал, а теперь соизволил явиться. Главное что вовремя. Теперь у него появился великолепный шанс отомстить своим свеженазначеным телохранителям. Обоим. За длинные языки и ссылки на его матушку, из-за которых он так и не стал пилотом, даже вольнонаемным. Хорошо, что путь к военному пилоту для него закрыла врожденная болезнь и в этом они уж никак не могли быть виноваты. И без того учителями летного училища вспоминаются в качестве образца неверных выводов при недостатке информации.
   -- Привет! -- голос у коротышки совсем не изменился. Такой же мальчишеский, звонкий.
   Вася обернулся готовясь защищаться и, как на бетонную стену, налетел на светлую улыбку человека довольного своей жизнью. Это было неправильно. Все было неправильно.
   Рост метр пятьдесят шесть, лицо наивное до невозможности, очень милое со своим курносым носом, ямочками на щеках, широко улыбающимся ртом и острым подбородком. А глаза изменились. Настоящего синего цвета, они больше не смотрели на мир с недоверчивой настороженностью, они были любопытны и немного насмешливы, что пилотов совсем не обнадежило. Светлые волосы пострижены кое-как, словно их обрезали тупым ножом, или насквозь проржавевшими ножницами. То ли где-то сейчас мода на такие прически, то ли стриг коротышку какой-то недруг.
   Возможно, он их не узнал. Или не знает, кому обязан обвинениями в маминой помощи при поступлении в летное училище. А может он окончательно спятил и выражение лица у него не меняется ни при каких обстоятельствах. И ведь непонятно какой из вариантов хуже.
   Одет, как всегда на зло врагам, в немодные, выцветшие, когда-то цвета хаки брюки, со множеством карманов разных размеров и конфигураций, неизвестным способом измятую, обрезанную по низу рубашку от офицерской формы рейд-спасателей и ярко-зеленую подростковую ветровку. На ногах самые настоящие десантные ботинки со всеми встроенными прибамбасами и синими полосами наклеенными сбоку. Ботинки Вася помнил. В свои пятнадцать лет он сам мечтал о таких, поэтому, когда увидел свою мечту на ногах какого-то коротышки, настолько расстроился, что счел нужным приложить максимум усилий для обнаружения неблаговидных поступков в биографии обладателя этого сокровища. Обнаружил на свою голову. Борец за справедливость. Вот только не учел возникших впоследствии проблем, да и ботинок не получил за свою старательность. Кому попало, десантные ботинки не раздают. Коротышке, как выяснилось потом, его пара досталась от дяди, бывшего десантника.
   Люди на коротышку смотрели с не меньшим любопытством, чем на сольное выступление Васи. Наверное, не встречали на своем пути столь странно выглядевших типов неопределенного возраста и очень мужественного вида, вопреки всей своей хрупкости и миниатюрности. Внешность была второй после ботинок причиной для раздражения Васи Дрозда. Ему никогда не светило стать даже вполовину столь симпатичным как сын адмиральши и он еще в пятнадцать лет заподозрил, что с харизмой нужно родиться, как и с высоким ростом, а обменять одно на другое никому и никогда не удастся. Подтверждение его подозрениям сейчас стояло напротив и прекрасно себя чувствовало со своим полутораметровом ростом рядом с Васиным метром восемьдесят шесть.
   Кеншин продолжал строить из себя ничему не удивляющегося самурая взявшегося вопреки всему исполнить волю своего господина, точнее госпожи. Рожа каменная. Даже глаза ничего не выражают.
   Вася отчаянно оглядел толпу и не найдя никого кто смог, а главное захотел бы помочь, понял что пора заговорить. Чучело начало удивляться его молчаливости, распахнуло широко свои ангельские глазища и смотрит вопросительно.
   -- Я Василий Дрозд. А это Асано Кеншин, -- рискнул произнести герой космоса ожидая, что теперь то уж чучело отреагирует как положено безвинно пострадавшему.
   Ага, взял и отреагировал. Делать ему больше нечего.
   -- Я вас знаю, -- радостно возвестил встречающую делегацию сын адмиральши. -- Я Стас Шутейко и, если верить моей интуиции, вы меня встречаете по велению моей матери.
   И улыбка, счастливая пресчастливая.
   На улыбку Кеншин отреагировал вопреки всем своим убеждениям. Его лицо заметно перекосило.
   А Васе захотелось сбежать, настолько ему стало не по себе. Странному поведению коротышки может быть только два объяснения. Либо парень полный идиот, что вряд ли, либо издевается над ними. И неизвестно что хуже. Приказ не спускать с этого чуда глаз не отменят в любом случае.
   Говорили же умные люди, что коротышек лучше не трогать. Они злопамятны и упорны, компенсируют таким образом недостаток роста. Так нет же, захотелось добиться справедливости, будь она неладна. Как потом оказалось, справедливость понятие обтекаемое и скользкое, так что хвататься за него руками не следует -- ускользнет в самый неподходящий момент.
   Он ведь даже оправдываться не стал, не доставил никому удовольствия.
   Вася, окажись он на месте адмиральского сына, не смолчал бы, доказывал свою невиновность до хрипоты. А этот ничего. Ему объяснили, что из-за какого-то непонятного медикам Земной Федерации дефекта ген в военный флот дорога закрыта, он кивнул и безропотно перешел на курсы гражданского пилотирования. Ему объявили всеобщий бойкот из-за мамы адмирала и невостребованного проходного балла по даль-координации, он в ответ улыбнулся и пошел сдавать экзамены на ручное управление в экстремальных условиях. И сдал. Так сдал, что объявившие бойкот локти себе кусали из-за невозможности его расспросить. Остальные экзамены он сдал с не меньшим успехом и ушел по-английски, не прощаясь. И никто не знал где он, по слухам даже мама адмирал. А теперь вот вернулся. Очень вовремя. Теперь у него появилась отличная возможность отомстить своим телохранителям, обоим, за длинные языки, любовь к копанию в чужих личных делах, и ссылки на его матушку при выявлении некоторых странностей.
   Вася опять оглянулся на японца. Его лицо поменяло цвет, толи покраснело, толи побледнело, из-за крепко взявшегося загара трудно понять. Да и весь вид у него был как у бомбы с часовым механизмом, лежит себе спокойно, тикает, а потом бабах, и никому мало не покажется. Нельзя держать эмоции в себе.
   -- Ты что не понимаешь? -- зашипел Кеншин в лучших традициях самураев, по крайней мере, Васе казалось, что именно самураев, а не обычных японцев у которых истерика. -- Это мы тогда рассказали про недостачу баллов, я и он. Видишь?
   И указующий перст напарнику в глаз, еле успел отскочить.
   -- Ну и что? -- тоном полным непонимания спросил Стас.
   -- Значит из-за нас ты бросил училище, -- отчаянно сделал вывод Кеншин и застыл в ожидании заслуженного наказания.
   Вася печально вздохнул. Ему доставало ума, чтобы понять, что это будет слишком просто, а коротышка даже в пятнадцать лет простых путей не искал.
   Голова наполнялась вакуумом, постепенно вытеснявшим оттуда задержавшиеся еще со времен учебы умные мысли. Думать не хотелось. Хотелось провалиться сквозь землю и уснуть в темноте и тишине, подальше от всяких подозрительных лилипутов и нервных японцев.
   -- Вы слишком высокого о себе мнения, -- торжественно провозгласил Стас, одарив японца насмешливым взглядом. -- И достоинства учебки тоже завышаете. Неужели думаете, я бы не остался, будь у меня такое желание?
   Кеншин громко выдохнул, на что коротышка фыркнул и, развернувшись к пилотам спиной, куда-то зашагал.
   А тогда, через три недели после исчезновения коротышки из училища, неожиданно явились нисси, мелкие такие, синенькие представители очень дружественного Земной Федерации нечеловеческого народа, они приволокли с собой полутораметровый дрын, весь в ленточках и непонятных иероглифах, являющийся кубком гонок Достойных, и стали требовать своего победителя. Требовали долго, упорно, а главное, очень громко. Уже через полчаса требований всем не успевшим разбежаться хотелось раз и навсегда прекратить с безумным народом всяческие отношения. Разумных доводов они не слушали, на вопросы не отвечали, текст требований не меняли и уходить ни с чем не собирались. Еще через полчаса появился переговорщик, которому и удалось выяснить личность победителя. Оказалось, что почти восемь земных месяцев назад в гонках победил чужак, землянин пятнадцати лет отроду. Победил в гонках, в которых мало кто из лучших пилотов Земной Федерации вообще мог принимать участие, не хватало скорости реакции, глаз на затылке и лишней пары конечностей. При подаче заявления на участие победитель увеличил свой возраст на пять лет и назвался чужим именем. После победы его сразу уволокли люди в форме, объясняться с родителями, высказав хозяевам гонок все, что о них думали. Нисси пришлось потратить восемь месяцев на споры о том, имеет ли право победитель забрать свой выигрыш, в который помимо кубка входила немаленькая сумма и право свободного полета по территории нисси. Попутно они додумались нанять человека для определения возраста претендентов от людей, во избежание недоразумений. Пересмотрели все правила гонок, даже те о которых давно забыли. Внесли несколько новых правил. Но в итоге пришли к мнению, что победа была честной и свой выигрыш победитель заслужил. Правда победителю от этого было не холодно, не жарко, потому, что его так и не нашли. Все это означало, что коротышке никак нельзя было сдавать экзамен по даль-координации, у него другой уровень, мозги набекрень, и подсознание выдало бы такие результаты, что расшифровали их бы лет через двести, ввиду слишком больших и странных различий. Победив в гонках он доказал, что в его случае итоги экзамена значения не имеют. А Вася, на пару с приятелем японцем, все испортили. Кубок адмирал Шутейко, явившаяся за призом, оставила в училище, как напоминание таким же умникам, любящим делать выводы на пустом месте, как и русско-японский дуэт.
   Вася потеряно посмотрел на толпу, все еще надеясь, что кто-то его спасет, или, в крайнем случае, он проснется. Кеншин попытался вернуть на лицо спокойствие, но получалось у него не очень. Коротышка поспешно удалялся, возможно, надеялся таким нехитрым способом избавиться от телохранителей.
   Вася глубоко вдохнул, оглянулся, задрал голову вверх, посмотрел под ноги. Вокруг ничего не изменилось. За спиной серая стена с натыканными как попало тоннелями-переходниками ведущими к вагончикам возившим пассажиров на погрузку и привозившим в Порт-2. Стена опутана какими-то странными веревками, лестницами, лифтами и системами контроля. Смотреть на эту мешанину совсем не хотелось. Над головой купол, маскирующийся под стекло, над куполом очередная метель. Красота неописуемая. Напрочь отбивает охоту выходить за черту жилой зоны и знакомиться с промороженной природой этой планеты. Под ногами черный пластик, местами исцарапанный, давно нуждающийся в замене. Смотреть по сторонам тоже не стоит. С одной стороны бесконечный ряд камер хранения, с другой такой же бесконечный ряд растений в оранжевых кадках. Зато впереди светлая арка выхода. Там профильтрованный и усиленный свет местной звезды и все, что требуется человеку для комфортного проживания. Кто-то явно постарался, чтобы желания задерживаться в Порту-2 ни у кого не возникало.
   -- Нужно его догнать, -- решил Вася, найдя в толпе фигурку Стаса, оправдываться перед адмиралом ему хотелось еще меньше чем общаться с ее сыном.
   Наверное, это было не самое лучшее решение. Потому что напарник в ответ не сказал ни слова, он даже не посмотрел в Васину сторону. Вместо всех этих ожидаемых действий он кивнул каким-то своим мыслям и с места в карьер рванул за мелькавшей в толпе зеленой курткой. Вася отреагировать и понять, что именно на этот раз втемяшилось в голову ненормальному японцу попросту не успел. Последствия опрометчивого решения не заставили себя ждать. Первым под ноги японцу, не видевшему перед собой ничего кроме яркой куртки, подвернулся прогуливавшийся по залу для встречающих страж порядка. Он был облачен в новенькую форму, преисполнен достоинства и верил в свою неприкосновенность. Кеншин его сразу же разуверил, сбив с ног и наступив для большего эффекта. Следующим препятствием на пути японца оказалась весьма внушительная по размерам дама. Ее таранить Кеншин не рискнул, сообразил, что при столкновении его шестидесяти двух килограмм с весом столь внушительной женщины на полу окажется вовсе не она. Кеншин отскочил в сторону и попытался обойти возникшее препятствие. Зеленая куртка уверенно удалялась вместе со своим хозяином, а дама, к несчастью, оказалась не одна. С ней был пекинес, чей поводок и закончил забег японца. Собачка обижено тявкнула. Кеншин в ответ что-то рявкнул на японском и благополучно приземлился сразу на двух громил, маскирующихся под пилотов торгового флота Созвездия Бласко.
   Вася вслух застонал. Вот этого и не хватало для полного счастья.
   Громилы встали, отряхнулись, тихонько перечислили всех предков кретина сбивающего людей с ног до седьмого колена, и пошли к трясущему головой японцу, явно не с мирными намерениями. Страж порядка сделал вид, что его здесь нет и стал тихонько удаляться, наверное обиделся. Вася печально вздохнул и поспешил за громилами, отлично понимая, что спорить с людьми никогда не отличавшимися мирным нравом очень глупо. Максимум, что он мог сделать -- разделить судьбу напарника.
   -- Что здесь происходит? -- поинтересовались настолько ласково, что и Вася и громилы застыли в ожидании грандиозной головомойки.
   -- Ой, -- печально ответил японец, собрав глаза в кучку и сфокусировав взгляд на постукивающем ногой коротышке.
   -- Волей идущий, -- торжественно провозгласили громилы и дружно качнулись вперед, словно собирались бухнуться на колени.
   Зеленая куртка все так же удалялась. Коротышка стоял рядом, переводя недобрый взгляд с японца на громил и обратно. Куртки на нем не было. Она была вывернута на изнанку и зажата под мышкой. Изнанка оказалась белой. Чудненький такой ориентир.
   Мысли из Васиной головы ускорили бегство и стали разбегаться толпами. Губы сами собой улыбались. Он подозревал, что улыбка была не совсем нормальная, потому, что на него как-то странно косились.
   -- Я повторяю, что здесь происходит?
   Громилы побледнели.
   -- Я упал, -- удивленно признался Кеншин и тоже стал улыбаться. Такой же идиотски-радостной улыбкой. Смотрелось странновато.
   -- Заметно, -- не стал удивляться Стас и посмотрел на громил.
   -- Мы тоже упали, -- радостно признались они. -- Волей идущий. -- добавили с придыханием и стали предано на него смотреть.
   -- У вас заняться нечем? -- поинтересовался Стас.
   -- Есть, -- признались громилы переглянувшись.
   -- Так займитесь.
   Парни обрадовано кивнули и испарились. Мгновенно. Словно их никогда и не было. Вася вообще перестал что-либо понимать.
   -- Смешные. Прямо как дети, -- задумчиво сказал Стас. -- Наложили на себя и всех своих потомков вечный долг и считают это благословлением. Верят в добрых высших. Лучше бы верили в богов.
   -- Какой долг? -- недоверчиво спросил Вася. Образ амбалов от торговли в его восприятии с долгами не увязывался.
   -- Вечный, -- как непонятливому ребенку объяснил коротышка. -- За спасение одного рода ценой жизни одного человека, моего учителя. Им невозможно объяснить, что никакие долги ему не были нужны. И что меня ненужно узнавать всем ныне живущим.
   -- У тебя был учитель? -- как-то пришиблено поинтересовался Кеншин. -- Волей идущий.
   -- Был, -- раздраженно ответил Стас и, резко развернувшись, зашагал к выходу.
   -- Кто такие волей идущие, -- поймал Вася за плече напарника готового рвануть следом.
   -- Никто точно не знает. Но они могут все. Почти как боги, или демоны. Им ничего не стоит остановить войну, разнести в клочья планету, отказывающуюся им повиноваться, и никто не может их найти. Но они могут все, -- с несвойственной ему страстью зашептал японец.
   -- Всего лишь преувеличение, -- пискнул кто-то в районе Васиных коленей, ловко протиснулся между дамой, пытавшейся успокоить пострадавшую от забегов японца собачку и возникшим из безвестности стражем порядка, и со скоростью испуганной лошади куда-то помчался мельтеша желтым хвостом. А может и не хвостом. Кто знает, что у этой странной личности не земного происхождения выросло, распушилось и пожелтело? Может это к осени.
   -- Если я начну биться головой об стену, не удивляйся, -- попросил Вася японца, проводив писклявую личность рассеянным взглядом. В голове гулко звенела пустота. Остатки мыслей медленно собирались в дорогу, искренне сожалея, что им придется расстаться с таким неординарным хозяином.
   Кеншин молча потащился вослед за коротышкой. Вася, на всякий случай, еще немножко поозиравшись и пощипав себя за разные части тела, для сравнения ощущений, состроил на лице улыбку счастливого идиота и весело зашагал следом. Люди на него смотрели очень странно и спешили уступить дорогу. Количество желающих покрутить пальцем у виска резко увеличилось. Точно к осени. Сезонное обострение. Только непонятно у кого.
   -- Ты действительно можешь все? -- не выходя из образа, спросил Вася, догнав коротышку.
   Стас внимательно посмотрел на его лицо и громко фыркнул.
   Кеншин тяжело вздохнул и зачем-то посмотрел на свои руки. Возможно, тоже захотел придушить самого синеглазого из присутствующих.
   -- А на самом деле? -- решил не сдаваться Вася.
   -- Я умею думать, чувствовать, сопоставлять, видеть и приказывать. Еще иногда напускаю таинственности, -- беззаботно ответил Стас, глядя синими глазами на небо такого же цвета.
   -- А еще заставлять других думать и действовать, так как тебе хочется, -- жестко добавил Кеншин.
   -- Действовать, да, конечно, сколько угодно, -- признался Стас. -- Люди в большинстве своем не любят и боятся самостоятельно принимать решения, и с превеликим удовольствием перекладывают столь сложное дело на других. А думать, это вряд ли. Такой фокус еще никому не удавался. Можно обмануть, убедить, уговорить, заставить забыть какую-то мелочь и не позволить заметить что-то. Можно даже заставить принять чужие решения как свои собственные. Для этого всего то и нужно -- научиться предугадывать чужие мысли. А думают все самостоятельно. И не моя вина, что их мысли настолько легко угадать. Да и направить в нужную сторону не сложно. Даже на Земле докосмической умели это делать. -- коротышка ухмыльнулся и широко взмахнул рукой, едва не задев нос Кеншина.
   Японец шустро отскочил, чудом никого не придавив. Вася удивленно моргнул, не в силах понять, к чему отнести рукомахание. Стас опять фыркнул.
   -- А еще люди склонны придавать большое значение всяческим глупостям, на которые не стоит обращать внимание. При этом они благополучно упускают из вида важные вещи.
   И помахал перед носом обалдевшего Васи его же пилотскими кодами, до этого момента лежавшими в наглухо застегнутом кармане. Вася на всякий случай проверил одежду. Карман, как и ожидалось, был расстегнут, пластин в нем не обнаружилось.
   -- Ты это специально? -- непонятно к чему спросил Вася. Кажется, все разумные мысли уже ушли, остались только самые глупые и нерешительные. А еще он начал теряться во времени и пространстве. Он это чувствовал, хотя объяснить бы не смог.
   -- Ага, -- радостно подтвердил Стас, аккуратно упаковав пластины обратно в карман. -- Интересно наблюдать за вашими реакциями. При желании можно написать целую диссертацию по психологии. Влияние совести на психику и спонтанные реакции совестливых индивидуумов. Вам необходимо успокоиться и не зацикливаться на совершенных глупостях. Иначе рано или поздно захочется застрелиться. Глупости того не стоят. Особенно совершенные в подростковом возрасте.
   Вася не нашелся, что ответить на такое заявление. Кеншин зачем-то уставился на раскидистое дерево, росшее у дорожки, ведущей к общественному транспорту. Может его уже начали посещать мысли о суициде, только он решил не стреляться, а вешаться? Стас немножко посмотрел на пространство вокруг и уверенно пошел к размахивающему ковбойской шляпой лысому, очень смуглому и усатому типу в яркой униформе явно армейского образца. Телохранителям пришлось идти следом. Ждать их и давать время на обдумывание решений Стас явно не собирался. Весь в мамочку, чтоб ей не икалось.
   Лысый прижал шляпу к груди и склонил голову в почтительном поклоне.
   Стас в ответ как-то странно дернул подбородком.
   А Васины разумные мысли в срочном порядке решили вернуться, дабы отметить какое-то несоответствие реалиям мира.
   Лысый тип оказался высоким и макушка Стаса оказалась вровень прижатой к торсу шляпе. Но это как раз не странно, рост у коротышки гораздо ниже среднего. А вот склоненная перед Стасом голова смотрелась почему-то дико.
   Лысая и смуглая, загоревшая.
   Да и шляпа к форме не идет, она, скорее всего, куплена в ближайшем сувенирном магазинчике.
   Что тоже не удивительно. Шляпы мало у кого из военных предусмотрены в форме. Их кителя, защитные костюмы и прочая, были приняты в качестве формы в те времена, когда приходилось для координации действий пользоваться визуализатором, чаще всего встроенным в шлем. И на что в таком случае одевать шляпу? Поверх шлема? Чтобы уморить противника смехом?
   Флот Седьмой Империи получил свою форму примерно в то же время. Ничего странного.
   Флот Седьмой Империи?
   У них на форме нет погон. Их функции исполняют разнообразные птички на рукаве. Судя по упитанной птице с хищным профилем, украшавшей рукав лысого типа, он, по меньшей мере, адмирал, если вообще не главный координатор одного из районов. Да и на воротнике синие треугольники, знак принадлежности к императорскому дому.
   Родственник императрицы.
   Склонил голову перед коротышкой земного происхождения.
   Склонил голову, как перед стоящим выше, равным Ее Императорскому Величеству.
   На свете очень мало людей равных императрице, только те, которых она лично признала таковыми. Ни один из президентов Земной Федерации не удостаивался такой чести. Зато удостоился Стас, неизвестно за какие заслуги. Только этого и не хватало для полного счастья. Выступать в роли непрофессионального телохранителя человека, которым дорожит сама Исаэль Корда, повелительница одного из лучших человеческих флотов, разве может быть что-то интереснее? Добавить сюда немножко извечного невезения преследующего некоего Василия и вполне может начаться война. В которой Земной Федерации с ее раздутой до неимоверных размеров уверенностью в собственной неприкосновенности и степени цивилизации ничего не светит. Потому что флот Земной Федерации существует не для войны, а для престижа. Даже за пиратами охотятся немногочисленные рейд-спасатели. Вот попали. А ведь коротышка задачу по собственной охране облегчать не станет.
   Лысому тем временем надоело смотреть в пол, он резко вскинул голову и заговорил ровным, без эмоций голосом:
   -- Исаэль велела встретить Вас и просить о помощи перед лицом вилажских высших в качестве представителя от закона.
   Приехали, девочки, как говорит один знакомый капитан грузовоза. Исаэль Корда просит о помощи какого-то коротышку. Не просто просит. Желает, чтобы он представлял ее со стороны закона. Дает ему право самостоятельно принимать любые решения в отношении ее империи. Это как-то слишком, даже для волей идущих, которые могут все.
   Вася тоскливо посмотрел на напарника и попытался телепатически передать ему идею тихонько смыться и сделать вид, что Стаса встретить они забыли. И пускай его мамочка бесится сколько ей влезет. Малышка Корда пугала сильнее.
   -- Передайте Исаэль, что я ее вместе с ее просьбами в гробу видел. В белых тапочках. Мне общения с ее непревзойденным вечно влюбленным величеством хватило по самое не хочу, -- очень вежливым тоном ответил Стас.
   У Кеншина отвисла челюсть, в птичках и геометрических фигурах он тоже разбирался и кто такая Исаэль знал. У Васи не отвисла лишь потому, что в этот момент он чуть не подавился готовым вырваться воплем о срочных делах.
   -- Исаэль просит прощения, -- убитым голосом произнес офицер имперского флота, глядя на Стаса умоляющим взглядом.
   -- Исаэль может даже удавиться, если ей заняться нечем. Я общением с вашей истеричкой сыт по горло. Ей нужно лечиться от мании величия и внимательнее смотреть в зеркало. Возможно, заметит, что ничего неотразимого в ее внешности нет. Вообразила себя Еленой Прекрасной. Теперь пускай сама разбирается с той кашей, которую заварила. Не думаю, что среди волей идущих и представителей Глубины найдется идиот, согласный ей помочь.
   -- Дурак. Она же тебя любит, -- предпринял еще одну отчаянную попытку офицер.
   Вася и Кеншин уставились на коротышку так, словно у него выросли рога.
   -- Ага, любит. Как собака кость. У меня своих дел по горло. Я представитель Глубины. Буду говорить от двух планет, а еще даже не знаю, что именно нужно там говорить. Еще где-то здесь мой ученик шляется, который сбежал исключительно благодаря стараниям вашей ненормальной императрицы. Так что ей придется выкручиваться самой, без помощи слабых мужчин. Это какой же идиоткой нужно быть, чтобы поссориться и с вилаж и с тремя кланами тидьжиков. Она же прекрасно их законы знает. Не маленькая.
   -- Она действительно тебя любит. Я ее с детства знаю, -- печально произнес офицер и склонил голову в знак окончания разговора. Наверное, понял, что уговаривать бесполезно.
   Коротышка резко развернулся и опять куда-то зашагал.
   -- Не может быть! -- громко зашептал Вася. -- Как он оказался представителем Глубины? Для них же люди с Земли хуже крыс. Нужно сообщить адмиралу чем ее любимый сынок занимается. Срочно!
   -- И где ты потом будешь искать нашего охраняемого? Не похоже что он собирается нас ждать, -- как можно спокойнее сказал японец, его лицо опять превратилось в камень. -- Сообщим, когда это чудовище полутораметровое где-нибудь надолго остановится.
   Разумная мысль. У Васи совершенно не было желания спорить с непредсказуемым напарником, и он согласно закивал. В душе же зрела уверенность, что он об этом еще пожалеет.
   На этот раз удалось догнать Стаса, не влипая ни в какие неприятности. А дальше начались сюрпризы, большей частью неприятные, меньшей непонятные. Самым неприятным сюрпризом стало то, что передвигался коротышка пешком, нигде надолго не задерживаясь, не позволяя спутникам отдохнуть и отвлечься от его персоны. Угробил на совместный поход он полдня. Где-то к середине похода Вася заподозрил, что к вечеру Стас их просто напросто убьет и где-нибудь прикопает. Другого способа заставить их молчать об увиденном, он придумать не мог. В том, что Стасу совсем не хочется, чтобы они кому-то рассказали о его многочисленных знакомых, гениальном знании уймы языков и странном действии на нелюдей, Вася был уверен. В общем, нужно было сбежать раньше. О чем он разговаривал, понять в большинстве случаев было невозможно, из-за банальнейшей причины -- создатели линкодеров военного флота Земной Федерации посчитали, что военным хватит трех стандартных и четырех всеобщих языков, в той или иной степени распространенных в ближайшем пространстве.
   Кеншин тоже заметно погрустнел.
   Зато коротышка, чем дальше, тем больше излучал оптимизм и уверенность в завтрашнем дне. Похоже, он, походя, решил часть своих проблем.
   Ближе к вечеру Стас дошел до облупленной четырехэтажной гостиницы для людей и решил остановиться. Вася в нем даже разочаровался немного. Такая личность и в таком убожестве. А потом они ввалились в снятый коротышкой номер и первое, что увидел Вася, была переливающаяся мыльным пузырем линза живого передатчика Быстрых Линий иных. Того самого передатчика, на который не у каждой планеты денег хватало. Это был удар. После этого, дабы спасти честь земных спецслужб, нужно было в срочном порядке отправить на пенсию большую часть руководителей тех самых спецслужб, громко крича на всех углах, что кто-то из этих руководителей намеренно скрыл факт существования передатчика на планете Стужь. Иначе никак. Эта планета во всех списках обозначалась как необитаемая. Охранялась лучше чем многомиллиардные планеты центра. И все потому, что город под куполом был когда-то признан идеальным местом для сборища политиков для мирного разрешения спорных вопросов. Местных жителей на этой планете было человек пятнадцать, не больше. Остальные были временными рабочими, туристами, шпионами, политиками и разнообразными стражами порядка. Провести на планету передатчик было невозможно, никто бы не позволил. И тайком бы не получилось, он вне атмосферы фонил так, что не заметить его мог только слепоглухонемой страж, да и то вряд ли. Попытки, конечно, были, по меньшей мере раз в два года кто-то пытался совершить этот подвиг. Передатчик упаковывали во все, во что позволяла фантазия, пытались глушить, прятать, экранировать, усыплять, но ни у кого ничего не получилось.
   И вот тебе. Стоит этот самый передатчик на круглом столике посреди комнаты, задумчиво колышется, подмигивает, ловит какие-то доступные ему волны для подпитки, ждет прихода Стаса. Взрываться не собирается, оплатить аренду для дальнейшей работы не требует и ведет себя на редкость спокойно. Даже вопросов не задает. Удивительно.
   -- Удивляетесь, да? -- поинтересовался Стас, предварительно грохнув свою сумку на столик рядом с линзой передатчика. Линза мигнула и осыпалась прозрачными каплями, немножечко подумала и собралась обратно, даже колыхаться перестала, настроилась на переработку данных и передачу их запрошенным лицам. -- Земляне традиционно считают себя жутко умными, да и центральные созвездия от них не отстают. Умные и гордые. Все остальные должны быть счастливы одарить их своими изобретениями, взамен получив наставления о том, как улучшить степень цивилизованности. Как же, их планеты старше на несколько веков. Им в голову не приходит, что всем остальным плевать на их цивилизованность, у них своя жизнь, свои законы и своя мораль. Перестань центральные миры воротить нос от варваров, узнали бы очень много нового и интересного. Этот передатчик сюда привез Старх Амади в виде семечка. Семечки засечь невозможно. Но с другой стороны, получить в свои руки семечко, которое прорастет и станет беречь секреты только тех, о ком попросит тот, кто его прорастил, очень не просто. Иные любят быть в курсе событий. Исключения делаются очень редко и не для центральных созвездий, считающих иных кучкой бродяг. Для Глубины исключение сделали, по договору о помощи.
   Что же, Шутейко как всегда права, имея Быстрые Линии можно не беспокоиться о воспитании разведчиков, и так будешь все прекрасно знать. И кто сказал, что передатчики неразумны? Разум не всегда носится по галактике в поисках новых впечатлений, иногда сидит тихонько и анализирует впечатления чужие.
   -- Глубину создали волей идущие? -- спросил Кеншин, к волей идущим он был очень неравнодушен. Узнать бы еще почему.
   -- Неа, -- ухмыльнулся Стас. -- Глубину создали наши родные пираты, которым надоело, что их ни во что не ставят и в случае чего спокойненько убивают, минуя жутко цивилизованные суды. Знаешь ли, после принятия окраинами закона о работе охотников за головами, принадлежность к центральным созвездиям перестала спасать. У охотников за головами нет гражданства, так что чего-то требовать за хорошо выполненную ними работу от созвездия-заказчика бесполезно. На своей территории они в своем праве. А центральные миры при желании могут обеспечить своих преступников охраной, если они им так дороги. Вот пираты и побеспокоились о своей сохранности как вида. Постепенно им надоело прятаться и выслеживать охотников, появились новые способы зарабатывания на хлеб насущный и они занялись политикой. Не в пользу родных миров, чьи законы к тому времени окончательно перестали им нравиться. Эти законы мешают честным преступникам работать, собственно именно они их в большинстве случаев преступниками и делают. На окраинах не существует ограничений на торговлю не производителем, гораздо меньше пошлинные сборы и никого не интересует, где именно товары хранятся, если они хранятся хорошо и доходят до потребителя в первозданном виде. В общем, каждый занимается своим делом и не мешает заниматься своими делами другим. Все гораздо проще и сложнее, потому что нельзя выехать на одной поддержке государства. Дошло до того, что самое захолустное созвездие из трех звезд окраин в техническом плане опережает самое развитое созвездие центра на два порядка, а центр этого в упор не замечает, потому что старше и умнее.
   -- И зачем ты нам это все рассказываешь? -- поинтересовался Вася, обменявшись с японцем удивленными взглядами. О том, что армии у окраин лучше он знал, им чаще приходится защищаться и воевать. О том, что корабли Крылатого Королевства кардинально отличаются от кораблей Земной Федерации, тоже. Но то, что их корабли в чем-то лучше, как-то не приходило в голову. Даже преподаватели учебки, отлично разбиравшиеся в кораблях, презрительно фыркали и обзывали создателей "Пираний", проданных некоторым частным лицам торговцами Королевства, художниками. Что означало, что те слишком много значения придают эффектам и мало экономии. А что, если им экономить не приходится?
   -- Для общего развития. Да и никому вы не расскажете, вас не станут слушать. Вы же парочка болванов, которых все стараются куда-то спихнуть, а они умные и занятые.
   Он оказался прав. При попытке сообщить важные вести их послали куда подальше вместе с их выдумками. Потом напомнили, что в их обязанности входит хождение вослед за сыном Шутейко, для создания образа обеспокоенной мамочки, и весьма невежливо попросили не лезть не в свое дело. Минут пять орали, что их целый день отрывают от важных дел какие-то сопляки. И, наконец, сообщили, что они до сих пор не вычислили представителя Глубины, и поэтому, не собираются тратить время на их жалобы и фантазии. Можно подумать кто-то хотел на что-то пожаловаться.
   -- Кретины, -- подвели итог переговорам телохранители и решили бросить бесполезное занятие. Если кому-то станут интересны тайны Стаса, он сам о них спросит. Возможно, страшно занятое начальство попросту не хочет знать об истинном положении вещей. Им так проще ощущать себя мудрыми, добрыми и великими. Почти равными богам. Аминь.
  
  
  
   Альдо да Маянэ. Это не учеба, это дрессировка.
  
   -- Ой, какой симпатичный мутантик, -- обрадовано зашептала растрепанная блондиночка еще более растрепанной брюнетке с синим отливом. Она шептала старательно и громко, чтобы симпатичный мутантик обязательно ее услышал и понял. Возможно, в силу своего воспитания, считала сказанное комплиментом. Кто их разберет этих избалованных девиц, поставивших себе цель побывать везде и все увидеть?
   Альдо да Маянэ проводил подружек недобрым взглядом и потряс головой в надежде, что волосы хоть немного прикроют безумные уши. Что можно сделать с лицом он не знал, слишком оно необычное, птичье. Хорошо хоть фигурой в дедушку. Для полного счастья только и не хватало уродиться в папу фигурой и вырасти длинной дылдой, худой до прозрачности, но при этом мускулистой.
   Фигура его спасала от воплей: "Эльф, эльф!". От кошачьей грациозности он избавился долгим и упорным трудом, он научился даже убедительно спотыкаться на ровном месте, что еще больше прибавляло сомнений по поводу его происхождения. Уши были, как положено, длинными и заостренными, но к счастью не одни эльфы могут похвастаться подобными органами слуха. Некоторые эксцентричные личности добиваются подобного эффекта хирургическим путем. А вот с лицом беда. Отнюдь не прекрасное, но и не человеческое. Прекрасные эльфы существуют в сказках, в фэнтези и в воображении тех, кто эльфов с Митэо никогда не видел. На самом деле они разные, большей частью более или менее симпатичные, меньшей -- откровенно страшненькие. Цвет кожи от бледного до синевы, до черного. А самая большая беда веснушки, от которых невозможно избавиться никаким способом, особо странно выглядевшие на черных лицах семейства да Кодар.
   А ведь как хорошо все начиналось. Чудесная планета далекая от цивилизации предоставившая возможность спокойно отсидеться во время Войны Освобождения. Прочные торговые связи с окраинами. Угнанная под шумок сторожевая башня, лучшая на тот момент защита от пиратов и прочих любителей жить за чужой счет.
   Надо же было поселиться на этой планете сумасшедшему гению, помешанному на книгах Толкиена. Когда начали рождаться детки со странными ушками, все списали на семь процентов изменений происходящих с людьми на новых планетах, просто не повезло, что изменения столь заметны. Когда детки подросли, и стали заметны другие странности было уже поздно и то, что гения в итоге упрятали в психушку, стало слабым утешением. Единственной вещью, за которую фаната фэнтези в итоге поблагодарили, было чутье своих, на любых расстояниях, в любых условиях. Из-за этого чутья работорговцы падкие на необычную внешность с эльфами связываться не рисковали, особенно после того, как эльфы присоединили свою планету к Крылатому Королевству. Ангелам ведь нет никакого дела до мнения цивилизованных миров, сказали, что пристрелят любого, кто покусится на свободу и жизнь людей их созвездия, и стали стрелять, не глядя на чины и место рождения.
   Впрочем, злился Альдо совсем не на хихикающих по любому поводу девчонок, не на создателя столь необычной внешности потомков колонистов и уж точно не на работорговцев, которым эльфы доставили больше неприятностей, чем тишодцы и рыжие девицы Седьмой Империи вместе взятые. Злился он на себя. Злился давно, дней двадцать шесть, наверное. С того самого момента, когда, наконец, понял, что зря обидел землянина удивительно похожего на тишодца, взявшего на себя труд научить Альдо чему-то полезному. Наорал, обматерил и сбежал не став слушать ответ на высказанные обвинения. Вернуться теперь гордость не позволяла, и стыдно было, как никогда прежде. Наверное, легче было бы, если бы Стас его тогда избил. Он бы смог, запросто, силы у него не меньше чем у тишодцев, а по ловкости даже некоторых детей войны превосходит, не говоря уже об эльфах, и высокий рост Альдо бы не спас. Так нет. Внимательно выслушал своего ученика и стал уговаривать. Как неразумного ребенка. А ученик взял и сбежал. Теперь вот боится на глаза показаться, и чем больше времени проходит, тем больше боится. Хоть об стену бейся своей дурной головой, может мозги после встряски на место станут, ума больше появится. Сомнительно, правда, откуда уму взяться?
   Первые три дня после озарения он утешал себя тем, что виновата во всем императрица. Верилось с трудом. Императрица была виновата, устроила истерику со слезами, как ее было не пожалеть? Но думать хоть иногда нужно. Исаэль по любому поводу устраивает свои истерики, чем дальше, тем чаще. И вообще, незачем вмешиваться в чужую личную жизнь, особенно в личную жизнь учителей, которые в ближайшем будущем жениться не собираются, а взваливать на себя управление воинственным созвездием вместе с красивой, но глупой императрицей не собираются даже в будущем отдаленном. Альдо и сам сбежал бы от прекрасной Исаэль дня через два. И прыгал бы от счастья, что вовремя смылся. Исаэль не девушка. Она императрица, получившая в свои руки власть в семнадцать лет, привыкшая с тех пор получать все чего бы ни пожелала. Вот только желания Стаса с ее желаниями как-то не совпали. Непонятно только, зачем он вообще согласился ей помогать, неужели купился на мольбу в глазах и хрупкую, беззащитную фигурку? Стас, который запросто обводит вокруг пальца политиков, адвокатов и глав кланов тидьжиков?
   Ужас!
   А Исаэль нужно было еще в колыбельке придушить. Она же империю развалит. Делает что хочет, не слушая ничьих советов.
   Ага. А еще нужно было перестрелять всех Высших вилаж за то, что они считают себя венцом творения среди людей, искренне веря, что это дает им право решать как должны жить люди, не принадлежащие к их народу. Ничем не гнушаются гады, даже тидьжиков нанимают. Также не забыть коренных землян, чьи предки никогда не покидали материнской планеты, за то, что они не видят ничего дальше своих высоко задранных носов и ради скидок на Слезы Рассвета, готовы поддерживать вилаж во всех их начинаниях. Им в голову не приходит поинтересоваться, откуда эти Слезы к вилаж попадают и имеют ли они право там их брать? А уж задумываться о последствиях и вовсе не в их традициях. Тем более название такое поэтичное, прибить хочется. И не забыть про тидьжиков. Их стоит убить только за то, что они похожи на оборотней в процессе превращения, и имеют дурную привычку за небольшую сумму посылать свой молодняк участвовать в людских склоках. Им, видите ли, необходимо заслужить звание воина. Вот пусть бы и воевали между собой. Тоже еще, древняя раса.
   Все дело в том, что от таких размышлений ничего не изменится. Даже чувство вины никуда не уходит. Нужно набраться храбрости и пойти к Стасу просить прощения. Хватит преследовать его подобно призраку. Знать бы еще где он сейчас находится.
   Разум послушно выдал несколько предполагаемых адресов и Альдо понял, что подобным образом потянуть время не удастся. Убедить себя, что на эту планету он прибыл для того чтобы полюбоваться на местные достопримечательности, которыми могли считаться разномастные политики, не удалось. Идея побросаться в них грязью тоже отпала, по причине отсутствия грязи и нежелания политиков выходить из своего транспорта на людной улице.
   -- Ладно, парень, хватит искать отговорки, пойдем-ка мы к тайнику, -- тихонько пробормотал эльф, перестав бездумно пялиться на проходивших мимо девчонок. Странно, но некоторых он видел не один раз, не может же в этом городе быть столько близнецов, решивших непременно пройти мимо скамейки с сидящим на ней симпатичным мутантиком.
   Альдо поскреб веснушки на носу и все-таки уговорил себя встать. Следующие минут пять он с интересом наблюдал, как одни и те же растрепанные по последней моде девушки прогулочным шагом проходят мимо, стараясь незаметно его рассмотреть. Наверное, никогда эльфов не видели и теперь пытаются понять, что же он такое. Одна настолько увлеклась процессом рассматривания исподтишка, что чуть в соседнюю скамейку не врезалась. Такую реакцию на себя он видел впервые. Возможно, раньше из-за вечной занятости не замечал. Любопытно.
   Пора.
   Альдо тяжко вздохнул и медленно потащился к старейшей гостинице в этом городе, надеясь, что Стас там не поселился, или, в крайнем случае, куда-то ушел. С его везением проще было надеяться, что вместе со Стасом в тайнике сидят все ныне живущие волей идущие и все старейшины Глубины, включительно с теми, кто давно умер. Сидят и ждут одного эльфа, чтобы устроить ему головомойку, которую он несомненно заслужил.
   Дверь открыл незнакомый парень, похожий на взъерошенного птенца-подростка. Пшеничные волосы парня стояли дыбом, на скуле красовался успевший позеленеть синяк, военная форма флота Земной Федерации, обычно превращавшая даже мелких пацанов в мужчин, ему почему-то не шла. Взгляд у него был как у человека только что получившего по голове чем-то тяжелым.
   -- Ты кто такой? -- спросил рассеяно, поморщив нос, словно унюхал что-то неприятное.
   -- Альдо да Маянэ, -- вежливо представился эльф, настолько вежливо, что это прозвучало как издевка. Никаких неприятных запахов в воздухе не носилось, поэтому Альдо посчитал себя вправе принять сморщенный нос на свой счет.
   Парень задумался. То ли перебирал своих знакомых на предмет похожего имени, то ли пытался понять, что именно ему не понравилось в тоне.
   -- Можно войти? -- столь же вежливо продолжил Альдо.
   -- Зачем? -- неподдельно удивился парень.
   -- Мне Стас нужен, -- признался эльф.
   -- А кому он не нужен, -- философски заметил парень, но отошел.
   -- Эльф! -- чему-то обрадовался второй незнакомец, сидевший в кресле.
   Этот в отличие от своего приятеля изучал море спокойствия и выглядел как образцовый военный пилот. Даже крылышки на его рукаве сверкали как новенькие, только что врученные. Хоть бери и прямо сейчас размещай на плакате, рекламирующем флот. Новобранцы точно появятся.
   -- Это эльф? -- счел нужным удивиться первый парень.
   -- Эльф, эльф, -- подтвердил Альдо.
   -- Точно эльф. Одна моя родственница за такого замуж вышла, наплевав на протесты родителей. Правда ее муж несколько страшнее и темнее, с глазами как у кошки. А этот ничего, даже на человека похож, -- объяснил свою убежденность второй.
   -- Я думал они покрасивее, -- разочаровался первый, осмотрев эльфа с ног до головы. На сказочного красавца похож мало.
   -- Бывают и покрасивее, а бывают совсем страшные, -- счел нужным объяснить Стас сидевший возле столика с каплей. -- Альдо, ты к нам надолго?
   Выглядел Стас странно. Сейчас он совсем не был похож на того человека, который самим своим присутствием до дрожи напугал стаю молодняка тидьжиков, желавших крови Альдо. Еще меньше он был похож на тишодца, тишодцы не бывают рассеянными и грустными, им проще злиться, рычать и переть напролом, не реагируя на сомнения. Этого Стаса хотелось обнять, утешить, рассмешить, или хотя бы попрыгать вокруг, как будто он был маленьким ребенком, которого кто-то незаслуженно обидел. Таким же странным было его отношение к парочке незнакомцев, снисходительное и терпимое, словно он согласился взять их в ученики.
   Что же, нужно делать то, зачем пришел, дальше тянуть некуда.
   Вдохнуть, дернуть подбородком и заставить себя не отводить взгляд от человека, перед которым собираешься извиняться.
   -- Я вел себя как дурак. Пришел просить прощения. Если ты больше не захочешь меня учить, я уйду, -- торжественно произнес Альдо, стараясь чтобы голос не дрожал. Безумно хотелось разрыдаться. Эльфы сентиментальный народ, падкий на спецэффекты. Стас это знает, потому лучше сдержаться, чтобы остатки уважения не потерять. Хотя, возможно уже поздно думать о каком бы то ни было уважении. За что там уважать?
   -- Эльфы всегда благородны до зубового скрежета, -- объяснил Стас удивленно на него смотревшей парочке пилотов. -- На этом благородстве очень легко играть. -- это уже бестолковому ученику. -- Действия эльфов так предсказуемы в некоторых ситуациях. Дай им повод защитить честь девушки, и можно больше ничего не делать, они сами доведут себя до самоубийства. Тебе придется научиться думать о том, что ты собираешься делать, даже если кто-то поступает не так, как должен по твоим личным убеждениям. Не нужно никого силой наставлять на путь истинный. Этот путь для каждого свой. В противном случае можешь отправляться на родную планету. Обвинения за взлом информ-сети с тебя сняты под мое честное слово, что ты больше такими глупостями заниматься не станешь, и твои развлечения не будут мешать работе больниц и транспорта.
   -- Я буду думать! -- страстно пообещал Альдо. Его не гонят! Даже о проблемах с возвращением на родину позаботились! -- Если меня опять потянет защищать невинных девиц, можешь выгнать меня пинками.
   Стас задумчиво хмыкнул. Сомневается. Альдо и сам сомневался, с природой и воспитанием очень трудно спорить, особенно имея несдержанный характер. Иногда времени не хватает на подумать. Но он постарается. Даже самые пропащие эльфы слов на ветер не бросают. Вынужденная необходимость. Когда от твоих слов может зависеть судьба планеты, учишься не давать невыполнимых обещаний. Иногда Альдо казалось, что было бы намного легче жить на правах младших, и зря они добивались прав равных с ангелами, вместе с равными правами приходят равные обязанности. Лучше бы эти обязанности достались тем же тишодцам, они обязательные и умеют в любых условиях добиваться наилучшего решения проблемы. Да и на сказочных эльфов похожи гораздо больше, только рост и форма ушей подкачали. А еще они гораздо умнее и в большинстве своем, старшими быть не желают, гады. Зачем им эти проблемы?
   -- Альдо, познакомься, мои телохранители, -- отвлек ученика от размышлений Стас. -- Высокий и растрепанный -- Василий Дрозд. Думаю, он тебе понравится. Храбрости у него побольше, чем у всех твоих сородичей вместе взятых и благородства тоже. Да и думает, прежде чем сделать какую-то глупость, он так же редко. Тот, что серьезен не по годам -- Асано Кеншин. У него почти нет недостатков и в этом его проблема. Если бы не влияние Васи, он давно бы превратился в брюзгливого зануду пытающегося перевоспитать человечество. Держись от него подальше, двум людям со столь завышенными требованиями к миру лучше не общаться, есть опасность разочароваться во вселенной. Они земляне, там родились и выросли.
   -- Понял, -- признался Альдо.
   Разве можно не понять? Эти земляне чем-то Стасу понравились, скорее всего тем, что они сами искренне считают своими недостатками, и он решил им помочь выбрать свой путь. Хорошо хоть в ученики не определил, на три, столь разносторонние личности терпения бы ни у кого не хватило.
   Так же Альдо понял, что лучше молчать и не высовываться со своими особенностями. Парни земляне. Земляне ни во что не верят и очень хотят докопаться до причин. Иначе они не могут чувствовать себя высшими. Даже лучшие из них с трудом избавляются от чувства превосходства, они ведь в отличии от всех остальных настоящие люди, их организму не приходилось подстраиваться под новые условия проживания.
   Земляне.
   Один похож на жителя Поднебесной, только мелковат, а так самый настоящий азат, без примесей, темноволос, кареглаз и черты лица точно такие, какие должны быть у выходца с востока. Второй в равной степени мог бы быть жителем какой ни будь из европейских планет, со славянским уклоном, и далеким потомком детей войны, у таких потомков даже клыков не остается, а вот показная неуклюжесть и схожесть с помоечным котом никуда не деваются. Интересно, если его попытаться обучить по системе воинских танцев детей войны, он тоже станет двигаться как ленивый хищник и мгновенно перетекать с места на место, или так и останется нескладным существом непонятно как держащим равновесие в самых невероятных условиях? У детей войны ведь тоже были предки земного происхождения, возможно, они принадлежали тому же народу, которому принадлежит этот высокий парень с потерянным взглядом. Хотя бы частично. Для всего нужна основа.
   Пока ученик рассматривал телохранителей, Стас внимательно смотрел в глубину капли, потом криво улыбнулся и опять обратился к Альдо:
   -- Тебе придется сегодня побегать. Надеюсь, с окрестностями ты знаком.
   -- Знаком. Бродил некоторое время, -- Альдо вспомнил модно растрепанных девушек и добавил. -- А еще я заметил, что моя внешность здесь в новинку, особенно для девушек.
   -- Твоя внешность везде в новинку, -- отмахнулся любимый учитель. -- Ты невнимателен.
   -- Я так и подумал, -- скорбно признал эльф. Получил подтверждение своим мыслям, да? Скажи спасибо, что сумел заметить и додуматься прежде, чем тебя в это носом ткнули. Было бы гораздо обиднее.
   -- Так ты действительно начал думать? Меня это радует.
   Какая добрая улыбка.
   -- А ты начал надо мной насмехаться.
   -- У меня повод появился, -- легко отмахнулся Стас. -- Раньше ты вел себя как образец эльфийского воспитания. Ни к чему не придерешься, настолько правильный в этических вопросах, что хочется ударить. Насмехаться над такими скучно. Да и общаться не особо хочется.
   Альдо виновато улыбнулся. Это он еще маминого брата не видел. Его даже племянникам хочется избить. Воспитание здесь не причем. Среди эльфов полно веселых, легких в общении личностей. Наверное, виноват во всем какой-то дефектный ген семьи, приглушенный в случае потомков Глории да Маянэ генами дедушки, уроженца Дальней Пристани. Дедушка был личностью неординарной. Ходят слухи, что его последними словами было изречение: "В гробу я видел этот корабль, вместе с этим капитаном". После чего корабль благополучно угробил, вместе с капитаном и всей командой. Как ему это удалось, никто не знает. Между разведкатером "Пиранья", только и пригодным для скоростного шнырянья между звездами, и кораблем класса Таран слишком большая разница, примерно в три километра. В общем, дедушка личность легендарная. Чего не скажешь о его потомках.
   -- Откуда у тебя телохранители взялись? -- не то чтобы Альдо было очень интересно, просто хотелось отвлечься от родной семьи. И без них есть о чем подумать.
   -- Возможно от моей мамы, или от кого-то желающего ей угодить. Она у меня адмирал. Правда, если кто-то рассчитывает, что эти ребята смогут меня притащить к маме силой, он очень сильно заблуждается. Пока я не могу показаться ей на глаза. Она умная и умеет задавать правильные вопросы, тем более мне. Но телохранители нам пригодятся. Очень умные парни. Иногда.
   -- Иногда? -- отреагировал Вася. Умным его до сих пор никто не называл. Возможно, не решались, считали, что это его обидит или наоборот слишком сильно обрадует. Все предпочитали замечать в нем противоположные уму черты. А как можно быть умным иногда, он вообще не понимает. Чем-то похоже на раздвоение личности. Вроде дурак дураком. Но иногда откуда-то из подсознания выбирается вторая личность и тогда такой умный, что знакомые не узнают. Бредятина.
   -- Именно, -- подтвердил Стас. -- На то, чтобы быть умными всегда вы не тянете. Один зациклился на своем древнем роде и традициях родной страны. Наверное, мечтает о карьере ками. Второй никак не может избавиться от роли веселенького супермена, повернутого на никому не нужных подвигах. Когда вы от этого отвлекаетесь, становитесь людьми, на которых может однажды открыть охоту народ, которого нет.
   -- Народ, которого нет? -- переспросил Вася.
   Веселенькое описание их парочки, даже спорить не хочется.
   Кеншин в это время сидел оскалив клыки. Похоже, о чем-то думал, не очень приятном. Или жизнь переосмысливал. Странные у него реакции.
   Васе чуть ли не впервые с момента знакомства не хотелось знать о чем думает напарник. Совсем не хотелось. О чем-то хорошем с таким лицом думать невозможно, а плохое придет само, незачем его призывать.
   Осталось только воскурить траву и попрыгать с бубном, изгоняя злых духов. Коротышка как-то странно на людей влияет.
   -- Народ, которого нет, -- повторил Стас. -- Они когда-то были. Очень давно. Потом испугались очередного пришествия Прилива и, вместо того чтобы защищаться и пережидать, решили сбежать. Поставили защиту на свои планеты и ушли толи в другую вселенную, толи в другие измерения, не знаю. Я совершенно не понимаю механизма. У них все завязано на божественной воле. В общем, это и не важно. А потом оказалось, что вернуться обратно в своем привычном состоянии они не могут. Ни при каких условиях. Чего-то они не учли. Еще позже на просторы космоса выбрался народ, на который не действовала защита планет. Наверное, на этот народ, не обратили внимания во время побега, его, скорее всего, и вовсе не существовало на тот момент. А потом какие-то высшие силы хранили и оберегали. Прилив не задел, у древних были свои дела, сами себя не угробили. Так что в итоге людям достались свободные планеты, а беглецам жажда мести. Мстить они собираются Приливу. Ждут не дождутся его следующего прихода. Попутно собирают армию и пытаются руководить живущими. Иногда у них даже получается.
   -- Что такое Прилив? -- спросил Вася, в то, что свободные от разумного населения планеты дожидались людей не просто так, он поверил сразу и безоговорочно. Это объяснение было хотя бы логичным. Остальные и этим похвастаться не могли.
   -- Кочевники, живущие за чужой счет. Точнее, как бы объяснить? Представь себе пчелиный улей. В центре матка, которую всячески оберегают, остальные добывают еду, поддерживают порядок, еще чем-то важным занимаются. Представил? А теперь представь, что этот улей по непонятным причинам все время кочует по какой-то нестабильной орбите, втягивает в себя совершенно посторонних существ, превращая их в таких же пчел, а все, что встретит на пути и сочтет опасным, пытается уничтожить. Странная картина, да? А я видел это на записи, и видел, что осталось от планеты, на которой это прорвало защиту. Не самое приятное зрелище. К счастью на одном месте Прилив никогда надолго не задерживается.
   -- Ага, -- сказал Вася, ничего умнее ему в голову не приходило. Вот тебе и страшилка на ночь. А не поверить коротышке? Да зачем ему врать?
   -- Волей идущие, это армия твоего народа, которого нет? -- убитым голосом спросил Кеншин.
   -- Они так думают и в большинстве случаев не ошибаются. Фанатиков на свете много.
   -- И ты взялся учить эльфа на такого же фанатика? -- на лице Асано появилось такое изумление, что Вася невольно залюбовался. Нечастое зрелище. -- Да ангелы тебя убьют, как только узнают.
   -- Я не учусь на волей идущего, -- вмешался Альдо.
   -- А на кого ты учишься? -- продолжал допытываться Кеншин. Любопытный Асано страшная сила, своим занудством толпу разогнать может.
   -- Просто учусь, -- растерянно сказал эльф, словно не мог понять, почему кто-то этого не понимает. -- Всему. В первую очередь сдержанности. Среди эльфов научиться сдержанности очень сложно, а представители моей семьи очень часто становятся координаторами младших. Вдруг меня выберут? Тогда без сдержанности никуда, без сдержанности я в первый же день кого-то пристрелю, или пристрелят меня, если удастся столкнуться с кем-то из вольных торговцев Кахати, или охотниками с Праги.
   Вася понял, что ничего не знает о мире. В первую очередь ничего не знает о политике Крылатого Королевства. До сих пор он был уверен, что координаторы младших это что-то вроде пастуха при бессловесном стаде. Но ведь овцы в пастухов не стреляют.
   -- Все спорные вопросы выяснили? -- спросил Стас. Присутствующие переглянулись и неопределенно покивали. -- Да? Отлично. У меня есть интересное предложение для всех вас.
   -- Какое? -- насторожено поинтересовался эльф. Уж он-то знал, чем обычно оборачиваются интересные предложения любимого учителя. Наверное, нужно было еще немного побродить по городу без дела.
   -- Ты поработаешь почтальоном, раздашь письма адресатам. -- ласково ответил Стас. -- Позаботишься о том, чтобы эти письма обязательно были прочитаны, и о том, чтобы при повторной встрече тебя не смогли узнать. Мои телохранители будут письма писать. Я же пока узнаю последние новости.
   -- Какие письма? -- тоскливо вопросил Вася. Он в очередной раз во что-то влип. Впрочем, это уже стало традицией.
   -- Обычные, -- успокоил коротышка. -- Вдохновенное вранье. С угрозами. Чтобы проняло и отвлекло.
   -- Кому?!
   -- Первое Таю Тита, главе представительства миров Вилаж. Нужно его предупредить, что некто обещает ему устроить представление похлеще позора его папеньки. Уверен, ему такие обещания не понравятся. Ну и добавьте что-то от себя. Что-то такое, чтобы ему захотелось пристрелить авторов письма.
   -- А в чем вранье? -- решил спросить Вася. Мало ли, возможно всем все понятно, один он здесь такой тупой.
   Кеншин смотрел с интересом и чему-то улыбался. К вилаж у него километровый счет. Вася вовсе не был уверен, что ему хочется узнать, за что именно он намерен этот счет выставить, но подозревал, что его поставят в известность, не поинтересовавшись его мнением. Кеншин в принципе не мстительный. Поэтому причина должна быть ужасной.
   -- Вранье? В том, что я в любом случае сровняю его с землей, после чего позор его папеньки будет признан самым счастливым событием за всю историю их семейства. А письмо его обнадежит. Он сочтет его блефом и бросится искать совсем не тех, кого нужно. Захочет возвыситься. Их реакции очень легко просчитываются.
   -- Можно я поучаствую? -- спросил Кеншин. Его непробиваемое спокойствие испарилось окончательно, и выражение лица выдавало желание немедленно бежать в представительство самых беспринципных торговцев во вселенной и поотрывать им всем головы. А потом еще и сплясать там. На трупах. Или в футбол головами сыграть.
   -- Можно, -- разрешил Стас. -- Начинай писать письмо. Думаю, у тебя шедевр получится. Альдо, придумай убедительный образ и перестань улыбаться. Ты своей улыбкой кого-нибудь до кондрашки доведешь.
   Вася обернулся к эльфу и вздрогнул. Недобрый оскал превратил вполне симпатичное лицо в маску бога смерти, глаза превратились в щелочки, брови почти сошлись над переносицей, в общем зрелище не из приятных. Еще один тип с претензиями. Интересно, во вселенной существуют люди хоть немного любящие вилаж? А если не существует, то почему до сих пор их никто не прибил за все хорошее? Загадка.
   -- Так, Василий пишет второе письмо. Своему начальству. Здесь угрожать не надо. Ничего сложного. Нужно обозвать их ослами и намекнуть, что на этот раз с вилаж лучше не связываться, и от территориальных претензий держаться подальше. Они поймут. Надеюсь. Потом напишете еще парочку. Я решу кому позже. Сначала узнаю новости. Мнения у них меняются каждые пять минут. Не люблю политиков.
   Вася приуныл. Он был недостаточно наивен для того, чтобы поверить, что за письмо ему ничего не будет. С другой стороны нынешнее начальство особого уважения не вызывало, разве что Шутейко и парочка генералов несколько отличались от основной массы. Еще хотелось узнать, как можно сделать неузнаваемым эльфа. В городе такая защита, что ни одна маскировочная система не даст гарантии, что на нее не среагирует сигнализация. Личико же у Альдо такое, что спутать его можно только с родственниками, если есть таковые.
   Кеншин взялся за предложенную работу, дико улыбаясь.
   Альдо бросил на пол сумку, которую принес с собой, запустил туда руку и начал что-то искать на ощупь. Искал несколько минут, но так и не нашел. Потом печально вздохнул, перевернул сумку вверх тормашками и несколько раз тряхнул. Оттуда вывалилось неимоверное количество вещей, куча получилась в два раза больше объемом, чем сумка, в которой все эти вещи как-то поместились. Эльф не менее удивленно, чем Вася осмотрел кучу, почесал затылок и решил вещи рассортировать. Система сортировки у него была несколько странновата. Слева от себя он аккуратно разлаживал разноцветные носки, тряпочки неизвестного назначения и детали ручного плазмомета, лет двадцать назад снятого с вооружения, ввиду своего неудобства, тяжести и величины попутных разрушений. Справа ложились, похожие друг на друга как близнецы, черные футболки, падали штуковины похожие на петарды, но вряд ли таковыми являющиеся, присоединились парочка брюк столь же непотребного вида, как и те, что были надеты на Стаса, а венчали все не очень чистые ботинки с подошвой оббитой стальными полосками, такие носят стражи порядка в Крылатом Королевстве. Вася подозревал, что полоски на ботинки набивали для того, чтобы удары ногами позволяли обходиться без лишнего оружия. Перед собой эльф положил найденные среди прочей одежды трусы, тех же диких расцветок, что и носки, кожаную куртку всю в эмблемах и таинственных значках, мечту подростка помешавшегося на гонках, две световые гранаты, бондану в черепах, детали от неизвестных Васе приборов и пучок перьев. После чего опять почесал затылок. Чего-то в его коллекции не хватало. Он подумал и вернулся к сумке, пошарил в ней рукой и выудил из таинственных сумочных недр пару малиновых браслетов.
   -- Сейчас я им придумаю образ, до старости заикаться будут, -- пообещал в пространство эльф, закрепив браслеты выше локтей.
   -- Откуда у него хамелеон? -- спросил Кеншин, оторвавшись от своей писанины.
   -- Не знаю. Я не спрашивал, -- беззаботно откликнулся Стас.
   -- А ручной плазмомет? -- без особого интереса спросил Вася. Подумаешь плазмомет, он уже не удивится даже если эльф достанет из своей безразмерной сумки компактную планету курорт. Это не будет столь удивительно по сравнении с идеальным маскировочным прибором созданным неизвестно как и неизвестно кем, да еще и согласным служить какому-то эльфу. Хамелеоны столь капризны в выборе хозяина, что большую часть из найденных сдали в музеи, меньшую продали в частные коллекции. В качестве диковинки. Есть даже мнение, что хамелеоны делает какой-то помешавшийся долгожитель неземного происхождения, чувство юмора у него такое оригинальное.
   -- Плазмомет? -- Стас сфокусировал взгляд на таинственно поблескивающих деталях. -- Кажется, у тидьжика отобрал. Точнее украл. Именно за воровство его хотели укоротить на голову.
   Конечно у тидьжика. Только они способны без лишних приложений сил стрелять из этого оружия. Только почему-то Васе до сих пор казалось, что легче пешком дойти в соседнюю галактику, чем что-то отобрать у этих ходячих неприятностей. А чтобы не отдать отобранное после попытки оторвать все лишние части тела, такого вообще никогда не бывало. Все предпочитали извиниться, вернуть и спрятаться от греха подальше. Интересно, какой идиот решил, что Вася и Кеншин смогут заставить коротышку их слушаться. С его то учеником.
   Вася тяжко вздохнул и взялся за сочинение письма для начальства. Хуже все равно не будет. В крайнем случае, его прогонят из флота. Но ведь он уже успел разочароваться в своей мечте детства, переживет. А с коротышкой, похоже, не соскучишься. Да и оправдание можно найти на крайний случай. Сказать, что эльф угрожал плазмометом, только не забыть уговорить Альдо, чтобы он потом подтвердил.
   А еще очень хочется высказаться. По поводу назначения, этого вот задания, личных качеств некоторых офицеров, да и планеты в целом. В общем, вдохновения хоть отбавляй.
  
  
   Этьен Борге. Все неприятности от блондинов.
  
   -- Где мой сын? -- излишне ласково спросила Алена Шутейко, гипнотизируя взглядом стоявшего перед ней, красного как вареный рак, тактика Этьена Борге не хуже кобры.
   Этьен в ответ изобразил смесь из размышлений и раскаяния.
   -- Я же говорила с него нельзя глаз спускать. А вы что сделали? Послали за ним мальчишек, которых он наверняка уже уговорил себе помогать. Теперь вы его не найдете при всем желании. И не узнаете, с какой радости здесь собрались представители чуть ли не всех окраин, с Крылатым Королевством в качестве бонуса. Вам что не показалось это странным?
   Этьену показалось. Представителей власти Крылатого Королевства ему видеть до сих пор не приходилось, он как-то даже засомневался в их существовании. Но в отличии от Шутейко он вовсе не был уверен в том, что ее сын знает все подробности. В слух своих сомнений тактик высказать не решился.
   -- Простите, -- пробормотал, чтобы заполнить возникшую паузу.
   Адмирал громко фыркнула.
   -- Мы проверили почерк. Письмо написал Дрозд Василий, -- рискнул доложить Этьен. А вдруг адмирал отвлечется от своего сына.
   -- Что вы намерены в связи с этим делать? -- ехидно поинтересовалась Шутейко.
   Этьен, к сожалению, действия продумать не успел. Собственно, даже не пытался. Пилоты, присылающие своим командирам письма, в которых страстно высказываются об их уме и родословной, были для тактика в новинку. Утешало только то, что эксперты пришли к мнению, что Василий Дрозд при написании письма сильно нервничал и возможно был пьян.
   -- Не знаете? -- продолжила издеваться адмирал. -- Вот и я не знаю. Господи, за что мне такое наказание? Что за ребенок? Весь в своего отца, и внешностью и характером. Лезет во все подозрительные дыры. Иначе ему жить скучно.
   Еще один извечный вопрос. Где адмирал, в то время капитан корабля-развалины, отыскала папашу своего слишком уж умного и талантливого сына? Этого папашу никто и никогда не видел, но познакомиться всем хотелось, из-за подозрений, что ум и внешность достались Стасу именно от него. Одна эксцентричная дамочка дошла до того, что пообещала вознаграждение за адрес этого человека. Мечтает бедняжка об умном ребенке. Шутейко молчит как партизан на допросе, игнорируя слухи и сплетни.
   -- Ваш сын представитель Глубины, да? -- сделал неожиданный для Этьена вывод присутствующий при разговоре лейтенант и стал радостно улыбаться, очень похожий этим на щенка ждущего поощрения от хозяина. -- Но почему он нам угрожает?
   Почему, почему? А шут его разберет. Он всегда на памяти Борге делал все, что ему взбредет в голову. А вот то, что именно он и есть всеми разыскиваемый представитель Глубины, многое объясняет. В первую очередь странную обеспокоенность его матушки. Интересно, на основе чего какой-то заурядный лейтенантик делает такие выводы?
   -- Почему? -- удивленно переспросила Шутейко, возможно тоже пыталась понять, как белобрысое существо с глазами преданной собаки догадалось о месте работы ее сына. -- Потому что намерен вытащить созвездие Тигра из той ямы, в которую его толкают все желающие получить парочку планет поближе к золотоносным. Можно подумать, золотоносные общаются именно с теми, чьи планеты близко. Причем, он желает так избавить Тигра от чрезмерного интереса к их планетам, что они предпочтут после этого забыть о существовании высокого народа. И почему-то я не сомневаюсь, что он это сделает. Весь в своего отца. Никогда слов на ветер не бросает. И плевать ему на соотношение сил. Впрочем, гораздо вероятнее, что он сам растасует силы так, как ему будет выгодно. Не зря же сюда приперлись представители от Крылатого Королевства. Умеет просить помощи, когда ему нужно.
   Лейтенантик резко выпрямился в своем кресле наблюдателя и стал поедать адмирала глазами.
   -- Вы что-то хотели спросить? -- догадалась адмирал.
   -- Да, -- просиял лейтенант. -- Что с ним случилось?
   -- С кем? -- фальшиво удивилась адмирал, давая лейтенанту шанс передумать.
   Борге начал чувствовать себя умственно отсталым. Догадаться о чем разговор, он был не способен. К счастью, или к несчастью, как посмотреть, шансом лейтенант не воспользовался.
   -- Олегом Воронцом, -- выдал он. -- Он так неожиданно исчез. Ходили слухи, что это он, а не спасатели сбросил на Юпитер Парабеллум. Только власти не признают. Им не выгодно признать, что разыскиваемый по всем человеческим мирам мститель, убийца и пират спас Землю от уничтожения.
   Ага, от уничтожения. От глобальной катастрофы точно, а уничтожить целую планету, тем более, настолько защищенную, не смогла бы фиговина и побольше этого строительного робота.
   -- Думаете, я знаю? -- великодушно дала Шутейко еще один шанс, который тоже был проигнорирован.
   -- А кому же знать? -- глупо удивился лейтенант. -- Ведь это ваш сын весь в него. -- улыбка, довольная, многозначительная. -- Сын, который появился на свет спустя полгода после его исчезновения. Не сложно ведь посчитать.
   Ага, не сложно, только почему-то никто до сих пор не додумался. Сначала капитан Шутейко пропадает без вести вместе с кораблем. Потом, когда ее почти признали погибшей, появляется с печальным рассказом о плене и страшном, о строительном роботе. В первое безоговорочно верят, у нее такие документы на руках, что не поверить невозможно, во втором сомневаются. Долго сомневаются. Пока не становится поздно. А потом появляется Воронец, непонятным способом попавший на Землю, робота сбрасывают на Юпитер. По официальной версии спасатели. Воронец пропадает без вести, по официальной версии погибает, причем причины гибели весьма расплывчаты, зато в смерти уверенны все. Стас Шутейко отлично вписывается. Большой глюк в системе наблюдения произошел как раз через два месяца после возвращения героической капитанши. В этот момент на Землю мог попасть кто угодно. Так что у капитанши и злобного пирата взявшего ее в плен была куча времени на всякие ронявшие честь мундира действия. Есть только одно но. Это все просто домыслы. Образцов ДНК Олега Воронца не осталось, записи уничтожены подчистую, так что проверить отцовство не получится. Чудесная история.
   Но как до нее додумался какой-то лейтенант?
   -- Какой умный мальчик, -- восхитилась Шутейко, тоном, не предвещающим лейтенанту светлого будущего. -- Если ты еще немножко подумаешь, то сможешь догадаться, каким образом можно было изменить траекторию падения Парабеллума. И сколько шансов на выживание остается у человека рискнувшего исполнить этот фокус.
   Лейтенантик задумался. Борге тоже, и вскоре пришел к выводу, что шансы на выживание у человека рискнувшего вмешиваться в работу запрограммированного на полет камикадзе строительного робота стремятся к нулю. У строительных роботов лучше вообще на дороге не становиться, особенно у тех, которых создавали не люди, с неизвестной целью, невероятных масштабов.
   Так же он пришел к выводу, что лучше бы он этого не слышал. Незачем ему знать об героических поступках преступников и происхождении талантливых детей. К вечеру, или еще раньше его начнут расспрашивать о подробностях, кабинет адмирала под ежесекундным контролем.
   Олег Воронец. Тот самый. Плод слишком уж удачного эксперимента на человеческом материале. Человек, найденный в заштатном детском доме, доведенный долгой дрессировкой до сверхчеловеческих способностей и нечеловеческой злости на дрессировщиков. Не удивительно, что после побега из лаборатории он решил мстить людям вырастившим его. Отомстить у него естественно получилось, он же сверх. Легче всего тем, кого он убил, никаких забот, никаких обвинений в незаконных экспериментах, никаких ежемесячных посещений домов для душевнобольных. Намного сложнее тем, до кого он не успел добраться. Воронец может и мертв, что тоже не факт, но его ученики, последователи и прочие борцы за правое дело, живы и большей частью здоровы, и дело всей его жизни прекращать не собираются, пока последний из причастных полностью не осознает того, насколько не по человечески себя вел с невинным ребенком.
   -- Вы тоже хотите что-то спросить? -- обернулась адмирал к тактику.
   -- Я?! -- страшно удивился Борге. -- Нет. Ни за что на свете.
   -- Тогда займитесь делом! -- рявкнула адмирал. Что удивительно, на лейтенанта она не кричала.
   Тактику очень хотелось узнать, каким именно делом ему следует заняться, но на то, чтобы спросить об этом у Шутейко духу у него не хватило.
   -- Найдите моего сына, если способны на это, -- ядовито подсказала Шутейко. -- Иначе наши шансы узнать, что здесь происходит, равняются нулю. Глубина не присылает по пустякам своего представителя. Лейтенант, знаете, что такое Глубина? Нет? Так много знаете, а это нет, стыдно. Глубина, это судьи, прокуроры и адвокаты в одном лице. Они сами взяли себе право устраивать суды, и последние две сотни лет никому не удается с ними поспорить. Умные, сволочи. Умеют привлекать к работе на себя лучших из рода человеческого. Очень хорошо платят и всегда приходят на помощь при возникновении неприятностей. Впрочем, на помощь им приходить не сложно, они с помощью шантажа вытаскивали из тюрьмы даже тех своих людей, чья шпионская и антиправительственная деятельность были доказаны.
   -- Понял, -- не стал разочаровывать Шутейко лейтенант и опять просиял, что-то не так с этим парнем. -- Здесь пришло. От наблюдателя у представительства вилаж.
   -- Выводи! -- велела Шутейко.
   Лейтенант шустро забегал пальцами по панели переговорщика, каким-то безумным способом, с точки зрения Борге, включая пришедшее послание. Получалось это у него в два раза быстрее чем у самого тактика, что не удивительно, лейтенант не терял времени на перебрасывании каналов и настройки на внутреннюю работу.
   Стена засветилась, углубилась и превратилась в трехмерный экран. Кабинет с синими занавесками и серебряными цветами на стенах. Светлый стол, парочка кресел для посетителей и хозяин кабинета вжавшийся в стену. Дополнял пейзаж несвежий труп трясущий чем-то перед носом хозяина кабинета.
   -- Прочти, -- уговаривал он. -- Это не заберет много твоего времени. После этого я уйду, на покой. Мне самому не нравится здесь бродить. Девушки меня боятся.
   Вилаж отрицательно качал головой и продолжал попытки пройти сквозь стену.
   Труп задумчиво почесал затылок.
   -- Вот тупой. Себе же хуже делаешь. Я же пахну неприятно.
   Вилаж не внял. Стена его пропускать отказывалась, но он не сдавался.
   -- Прочти, я сказал! -- рявкнул труп, ткнув зажатыми в ладони листочками в лицо хозяина кабинета.
   -- Сейчас? -- спросил несчастный, сфокусировав взгляд на листках.
   -- Нет, вчера. Опоздал я немножко. Хожу медленно. Ты должен меня понять и не слать жалоб.
   Вилаж осторожно взял в руки листочки и углубился в чтение. Послание ему не понравилось. Он попеременно, то бледнел, то краснел, не зная на чем остановиться.
   -- Приятного дня, -- вежливо попрощался труп, на манер тидьжиков, даже рукой похоже дернул, и зашагал к выходу.
   По мере продвижения он оживал и превращался в нечто золотоволосое, крылатое, с нимбом над головой. Никто его не задерживал. Наверное, трупы и ангелы очень часто посещают представительства вилаж, они уже привыкли и перестали реагировать.
   -- Хамелеон, -- задумчиво произнесла Шутейко. -- Владелец которого обладает неудержимой фантазией.
   -- Тогда ваш сын здесь не один. Труп был высоким, -- поспешил продемонстрировать свою наблюдательность Борге, слово "неудержимой" он бы с удовольствием заменил на что-то покрепче. Хамелеона на этой планете очень не хватало, без него было скучно.
   Адмирал и тактик уставились друг на друга изображая размышления на заданную тему. Лейтенант зашевелился в своем кресле, моментально привлекая внимание Шутейко.
   -- Вы хотите что-то спросить? -- задала свой любимый вопрос адмирал.
   -- Я? -- удивился лейтенант. -- Нет. Я рассказать хочу. Про хамелеон. Он у эльфа. Друг моего папы подарил. Он сначала хотел мне подарить, но хамелеон не стал меня слушаться, а эльфа стал.
   Какое наивное дитя. Борге потихоньку начинал восхищаться этим пареньком. Говорить такие вещи с таким выражением лица, это надо уметь.
   -- А кто у нас папа? -- почему-то заинтересовалась Шутейко.
   -- Иногда мне кажется, что идиот. И я весь в него, -- глупо улыбнувшись заявил лейтенант и поскреб переносицу.
   Адмирал уставилась на него как охотничья собака взявшая след. Лейтенант в ответ стал улыбаться, совершенно беззаботно, по-доброму. Самооценка Борге падала.
   -- Вспомнила, -- обрадовала весь мир адмирал. -- Тьен, перед нами лучший актер всех времен и народов. Неужели не помнишь? Норвежец, наглый такой. Тот что "Ласточку" упустил, а когда ты стал предъявлять ему претензии, ударил тебя. Кажется до того случая звание у него было повыше. Как же его зовут? Имя такое, героическое, что-то из мифологии, про викингов.
   -- Сигурд, -- вспомнил тактик.
   Как он вообще смог его не узнать? Сейчас, когда Шутейко ткнула носом, сразу стало понятно, что это он. Всего-то разницы, другая прическа и меньше готовности служить во взгляде. На одуванчик совсем не похож. Короткие светлые волосы похожие на пух одуванчика отросли и подчинились силе притяжения земли. Фигура по-прежнему далека от стандартов сильных мужчин, рост небольшой. На станции "Орбита" мало кто верил, что этот парень очень сильный и здорово дерется. Большинство не успокоилось, пока не получило по физиономии. Последним из неверящих стал сам Борге. На глазах у половины своих подчиненных. Виноват в чем был сам. В том, что "Ласточку" упустил именно этот парень, сомнений ни у кого не было. Вот только никто кроме невезучего тактика не решился высказать свои претензии на глазах у заинтересованной публики и не стал попутно сомневаться в уме оппонента и раздавать оплеухи. Собственно на обвинения с сомнениями мальчик-одуванчик не прореагировал вообще, а оплеуха стала лишней, на нее он ответил. Кулаком в челюсть. В результате Борге не досчитался четырех зубов и узнал на личном опыте что такое сотрясение мозга, на обзорном окне портового шлюза появилась впечатляющая трещина, а у персонала станции повод провозгласить тактика самым твердолобым из своих командиров. Как же, его голова оказалась прочнее пятисантиметрового пластика.
   -- Вы еще что-то интересное знаете? -- поинтересовалась адмирал приторно-сладким голосом и принялась сверлить лейтенанта с героическим именем своим знаменитым взглядом, которого боялись даже другие адмиралы флота, что говорить о простых смертных.
   Парень в ответ опять улыбнулся.
   -- В городе есть эльф. Высокий. Я видел, -- отчитался он.
   Затем хлопнул себя по лбу и на глазах у изумленного тактика полез под свое кресло.
   Адмирал резво забегала по комнате, бубня себе под нос. Борге понял, что Стас Шутейко не исключение, мелкие блондины всегда приносят неприятности. Просто он раньше на это не обращал внимание. Подумать о смысле жизни и месте блондинов в ней ему не дали. Переговорщик весело зачирикал и включился.
   На экране появилось две физиономии, назвать это лицами язык не поворачивался. У одной был подбит глаз и опухла губа. Вторая пугала всех злобным выражением, сверкала глазами и была украшена, для пущего эффекта, кем-то драной шевелюрой. Те самые юнцы, которые должны были доставить адмиралу ее сына, а вместо этого пропали сами.
   -- Вы идиоты, -- со знанием дела изрек японец и связь прервалась.
   -- В принципе он прав, -- задумчиво произнесла адмирал застыв посреди комнаты.
   Борге слов не нашел. К нему тихими шагами приближалось безумие. Чем они здесь занимаются? Пытаются найти Стаса? Его найдешь, как же. Если сам не захочет найтись его можно искать до второго пришествия. Решают важные вопросы? Что-то незаметно. Конечно некоторым очень важно знать, с кем Шутейко нагуляла такого умненького ребенка, но в масштабах вселенной этот вопрос звучит мелко и пошло. А кроме него ни на один вопрос ответ найден не был. Еще у них появилась чудненькая зацепка, возможно не имеющая никакого отношения к Стасу. Эльф с хамелеоном. Его будет найти легче, чем мелкого блондина без хамелеона. Нужно только зайти в представительство Крылатого Королевства и найти кого-то желающего поговорить на эту тему и эльф мгновенно найдется. Многолетняя практика показала, что зайти туда очень легко, а вот найти желающего поговорить так же сложно, как научить слона танцевать вальс. И не забыть про самое важное. Выяснилось, что они все-таки идиоты. Об этом сказал Асано Кеншин. Если бы сказал его приятель с побитой физиономией, можно бы было не обращать внимание. Вася нервный, импульсивный, сначала говорит потом жалеет о сказанном. Асано словами не бросается. Он не назвал бы идиотами, если бы не был в этом уверен окончательно и бесповоротно. Ко всему этому прибавить лейтенанта с его неестественными реакциями...
   Борге заглянул под кресло, чтобы проверить, чем лейтенант там занимается и никого не обнаружил. Даже следы на пыли отсутствовали. Странно. Он внимательно осмотрел комнату, но и это ничего не дало. Норвежец с героическим именем в очередной раз испарился, как призрак.
   Как бы потактичнее спросить у Шутейко, был ли лейтенант?
  
  
  
   Исаэль Корда. Немножко о жутко гениальном плане.
  
   Исаэль Корда, императрица двадцати пяти лет отроду, наматывала круги вокруг ни в чем не повинного дерева. Рядом на травке сидели начальник охраны представительства, парочка телохранительниц, одна придворная дама, считавшаяся лучшей подругой и трое офицеров, делавших виноватый вид и пытавшихся скрыть зевоту. Императрица на миг застыла, развернулась и побрела в обратном направлении. Сидевшие на травке переглянулись и дружно испустили печальный вздох. Императрица опять застыла, прижала палец к виску и пафосно изрекла:
   -- Но почему он так со мной поступает? Он! Я же попросила прощения.
   Сидящие зашумели, невнятно бормоча слова утешения.
   -- Мелкий ублюдок, -- добавила страстно. -- Что я в нем нашла? Он на голову ниже меня. Пьет всякую дрянь, как какой-то бродяга. Плюет на этикет. Жутко одевается.
   Дальше пришлось замолчать. С ходу она больше недостатков припомнить не смогла, а придумать заранее не озаботилась.
   -- И умнее тебя примерно в два миллиона раз, -- поспешила заполнить возникшую паузу подруга, попытавшись добавить на лицо скорби.
   -- Умнее, -- не стала спорить императрица. Разыгрываемый спектакль у нее уже поперек горла стоял, а когда он закончится неизвестно. -- Интересно, такими рождаются или становятся? А если становятся, то как?
   -- Да не переживай ты, -- отмахнулась подруга, сегодня ей щадить чувства императрицы не хотелось и мысли были забиты под завязку совсем другими вещами. Она уже жалела, что согласилась на эту роль. Не любила терять время. -- Ты умная. Просто, такие как он, величайшая редкость. Но перед тобой даже он не устоял. Значит не все потеряно.
   Произнесено все было столь равнодушным тоном, что даже офицеры отвлеклись от борьбы с зевотой и изумленно на нее посмотрели.
   Спектакль "Страдания гордой самодурки" давно перерос во что-то совершенно неубедительное и довольно бредовое. Настолько неубедительное и бредовое, что заподозрить актеров в игре вряд ли кто-то бы смог. Актеры обычно играют лучше, если, конечно не хотят быть освистанными. Разумные люди скорее решат, что императрица давно успела достать подданных своими выходками и те таким образом ей мстят, чем заподозрят, что страдания и истерики изначально служили дымовой завесой для одного излишне самоуверенного мальчишки.
   -- И он такой гордый, -- вспомнила о главном недостатке Исаэль и тоже села на травку.
   -- Надоело мне здесь сидеть, -- торжественно обратился к чахлому цветку один из скучающих офицеров, заметив свесившуюся из окна фигуру одетую в нечто ярко-желтого цвета.
   -- Да! -- почти хором поддержали его начинание все остальные.
   Искренне так. Точно достала бедных придворных.
   -- Пошли в дом, -- скорбно предложила Исаэль ни на секунду не забывая о своей роли.
   В данный момент ее интересовало только одно. Неужели те странные личности, которые нашпиговали представительство древними подслушивающими устройствами, в серьез верили, что никто их не найдет? Наивные.
   Устраивать истерики по поводу сбежавшего любимого ей давно надоело и все чаще посещала мысль послать Стаса куда подальше вместе его гениальными идеями. Вот сам бы попробовал изображать коронованного дурака. Если еще окажется, что никто кроме долговязого эльфа не поверил в безудержную страсть... О, лучше бы они поверили, иначе коронованная дурочка вернется к плану А, пригонит к вилаж тяжелую артиллерию и разнесет их планеты вместе с обитателями в мелкую пыль. Плевать на последствия. С последствиями будет разбираться не она, да и выживание ее народа важнее выживания кучки вороватых торговцев.
   Интересно, кто додумался сказать торгашам, что они величайшая из человеческих цивилизаций, поэтому все их поступки простят и забудут? Неужели сами додумались? Но ведь повод должен же быть.
   Девушка в желтом платье встретила императрицу с компанией у входа, мертвой хваткой вцепилась в рукав одного из офицеров и поволокла его к лифту. Остальные недоуменно переглянулись и пошли следом.
   -- Нашли, -- предельно счастливым голосом сообщила девушка, когда лифт вошел в свободную от подслушек зону.
   Свободной зоной оказались кухня, подвал и чердак, что еще раз подтверждало тупость любителей слушать чужие разговоры. Похоже, они всерьез верили в то, что аристократы в эти части дома не заходят и что среди людей приближенных к правительнице не может быть никого помимо аристократов. Заходят. Тащат из холодильников еду в неурочное время, измываются над продуктами, пытаясь создать очередной шедевр кулинарного искусства, и лично заказывают повару свои любимые блюда. Традиция. По подвалам ходят любители острых ощущений, любители вина, любители собирать пыль и прочие странные личности, вплоть до тех, кто ежегодно пытается улучшить систему защиты и избавить мир от крыс. А на чердаке легко можно найти романтиков, считавших чердаки самым спокойным местом в этой вселенной. Они перетряхивают хлам, который всегда можно найти на любом чердаке, в поисках чего-то оригинального и старинного, любуются звездами и пишут стихи. Тоже традиция.
   Еще большая глупость утверждение, что Ее Величество приближает к себе только аристократов. Людей в великих домах маловато и не все они достаточно умны для того чтобы попасть в свиту императрицы. При этом юные и талантливые могут при некотором везении стать основателями нового великого дома. Поэтому желающих верно служить Исаэль Корде великое множество и лишь двадцать процентов из них могут похвастаться родословной.
   -- Мы его нашли, нашли! -- лучась счастьем повторяла девушка, дергая за руку несчастного офицера не вовремя попавшегося ей на глаза.
   Офицер, как истинный мужчина терпел и натянуто улыбался.
   -- Лисси, кого? -- решила поинтересоваться императорская подруга, по совместительству координатор службы по особым назначениям, Марина Минаки. То ли несчастного офицера стало жалко, то ли счастливые визги надоели.
   -- Стаса, -- имя прозвучало как откровение, а улыбка могла поспорить своим теплом с солнцем. Бедный Стас, на этот раз ему не уйти. Хватка у Лисси как у бульдога, да и юмор странноват. Эта девица может выкинуть что угодно, а потом искренне удивляться, что окружающие не в восторге от ее выходки. Издевательски так удивляться. -- Мы поговорить смогли, пока какой-то высокий парень втаптывал в землю лысого торговца с серьгой в ухе, того самого что пытался притворяться здесь садовником. В общем, торговца они упаковали и пообещали надежно спрятать. Стас просил передать Исаэль, что ей недолго терпеть осталось, они вот-вот нападут. План срабатывает процентов на девяносто. Торговцы, святоши и великие созвездия ведут себя точно так, как он и предполагал. А вот среди ангелов началось непонятное шевеление. Они чересчур сильно заинтересовались нашей империей. Впрочем, он считает, что это только облегчит задачу, а каких-либо страшных последствий быть не может в принципе. Ангелы стараются не нарушать равновесие и свято чтят свои законы. А нам их законы выгодны.
   -- Ясненько, -- Исаэль зло улыбнулась. Спектакль подходит к своему концу и финал обещает быть неожиданным для очень многих. -- Позаботьтесь о сплетнях на тему моего разбитого сердца. И полейте наконец цветы не жалея удобрений, от подслушек пора избавляться. Также начинайте подтягивать поближе оружие. Уверенна, гений из Глубины о своей безопасности заботится меньше всего. Придется позаботиться нам.
   Лисси радостно закивала. Заботиться о безопасности Стаса она была готова и днем и ночью. Никуда он от нее не денется. От рыжих девушек Крылатого Королевства еще никто не уходил. Стас просто еще не осознал своего счастья. Ведь ему бесплатно достанется то, за что многие готовы отдать все свои деньги, да еще и одолжить у знакомых. Но все было напрасно. Рыжие берегини никогда не ошибаются в выборе между богатством и благом для рода. Именно поэтому маленькая империя сумела так долго удержать свою независимость, а теперь сделать выбор суверена с пользой для себя.
  
  
   Василий Дрозд. Новости о себе и не только.
  
   Вася дописал последнее письмо и с удовольствием посмотрел на дело рук своих. До сих пор он не знал, сколько удовольствия приносит написание гадостей в чужой адрес. Особенно в адрес командиров. Борге письмо, наверное, уже получил. Хотелось бы посмотреть на выражение его лица в процессе чтения. Наверняка он узнал о себе много нового и неожиданного.
   Кеншин сидел у окна, мечтательно улыбаясь. Стас что-то кому-то говорил на непонятном языке, пристально глядя в глубину линзы передатчика. Спокойный как слон. Похоже, он часто пишет письма с угрозами. Это его любимое занятие.
   Вдоволь наговорившись, Стас оторвал взгляд от линзы и посмотрел на Васю. Странно так посмотрел, словно впервые увидел.
   -- Ладно, герои, идем на прогулку, -- сказал с теми интонациями, которыми славилась Шутейко в особо скверном расположении духа.
   -- Я ничего не сделал, -- помимо воли отреагировал на тон Вася.
   -- Да? -- удивился Стас. -- Надеюсь, что когда ты что-то сделаешь, я буду очень далеко от тебя. Желательно на другом конце вселенной.
   -- Не понимаю, -- искренне удивился пилот.
   -- Герой. Зачем скромничать. В одиночку напасть на пять вооруженных до зубов пиратских кораблей, которые летели себе мимо, никого не трогали. Это не каждому дано. Нужен особый талант. Твое счастье, что рядом оказались рейд-спасатели.
   Вася почувствовал что краснеет. Хорошо, что коротышка не знает всей истории. В момент исторического нападения Вася был пьян. Он даже не был уверен, что корабли настоящие, почему-то решил, что ребята захотели над ним пошутить. И жутко удивился, когда корабли, которые он, в виду невменяемого состояния, принял за грузовозы штрафников от флота, начали в ответ стрелять по-настоящему. Рейд-спасатели тогда появились очень вовремя. Почему они не рассказали своему начальству, в каком состоянии нашли спасенного пилота, история умалчивает. Возможно, решили, что он успел налакаться после спасения. Пока они вылавливали выживших, напиться можно было раза четыре, особенно имея неприспособленный для алкоголя организм выпускника учебки.
   -- Идем гулять, -- повторил Стас.
   Кеншин послушно встал. Ему легко, он фаталист, верит в судьбу и не пытается ей сопротивляться.
   В окно влез эльф, тряхнул своей гривой и проникновенно спросил:
   -- Куда?
   -- В безлюдное место. Нужно выловить непрофессионального следопыта. Любопытный очень. Не нравится мне это.
   Вася печально вздохнул. Ему тоже многое не нравилось. Не нравилось унылое настроение коротышки. Не нравилась готовность Кеншина служить коротышке. Он слишком серьезно относится к самураям, а самураи жили ради того, чтобы достойно умереть. Вдруг у него появится такая возможность, тогда что, держать его двумя руками и громко звать психолога? А больше всего ему не нравилось веселое лицо эльфа. Что-то подсказывало, что это веселье человека наконец-то нашедшего неприятности на свою голову. Под раздачу же попадут все, кому не повезло оказаться рядом.
   Размышляя о том, какой он несчастный и невезучий Вася медленно брел за раздражающе спокойным Асано, излишне веселым эльфом и задумчивым Стасом. Со стороны их компания наверняка выглядела весьма странно, слишком большой контраст. Вася даже удивился, что никто на них не оглядывается, кроме девиц неизменно обращавших внимание на эльфа. Экзотика. Эльф их внимания не замечал, что несколько странно для его возраста. Впрочем, об эльфах Вася ничего не знал. Возможно они влюбляются только однажды и на всю оставшуюся жизнь, а до той поры противоположный пол их особо не интересует.
   Медленно и уверенно, как похоронную процессию, Стас довел свою компанию до невероятно запущенного парка, затерянного среди безликих зданий, возможно складов. Зачем этот парк вырастили непонятно. Посетителей невидно, тропинок и аллей тоже. Не могли же его втиснуть в проект ради разных подозрительных личностей, желающих пообщаться в тихом безлюдном месте? Или могли? Дизайнеры бывают довольно странными людьми, обычным людям понять мотивы их поступков невозможно.
   -- Стас, -- Вася всерьез заинтересовался парком и решил задать несколько вопросов самому осведомленному из своих попутчиков. -- Эти деревья вырастили случайно не представители Глубины, побывавшие на планете до тебя?
   -- Нет. Их вырастили из-за сбоя при пересылке информации. Архитекторы что-то не то ввели, а потом постеснялись сознаться.
   Задавать следующий дурацкий вопрос Вася не стал. Архитекторы были с Земли. Получить очередное подтверждение глупости землян Васе не хотелось. Постеснялись сознаться, как дети. Может, ангелы Крылатого Королевства правы утверждая, что все умные люди давно покинули свою прародину? Стас исключение, как и его ведьмоподобная мамочка, а вот Кеншин и сам Вася только подтверждают их правоту.
   -- Глупости, -- уверенно произнес коротышка, как-то странно посмотрев на Васю. Может он мысли читать умеет? -- Дураков везде полно и ты к ним не относишься. Просто ты слишком честен. Это мало где ценится. Не верь им.
   Утешил. Вася почему-то вовсе не считал себя честным человеком. И никто не считал. Включая горячо любимую мамочку пятнадцать лет пытавшуюся отучить его врать, а потом, после того как сына уехавшего с друзьями на рыбалку в горы приволок плюющий огнем папенька очень милой девочки, которую этот сын рыбалил именно в тот момент, когда папенька вернулся домой, с горя отдала его учиться на пилота. Еще и орала посреди двора, что теперь он со своими оговорками и подростковыми причудами не ее проблема. Можно подумать, Вася виноват, что девушка, которой он по какой-то неведомой причине понравился, оказалась дочкой маминого начальника. Мама считала виноватым, была уверенна, что он специально и не забыла проклясть тот день, когда она повстречала его ненормального отца. Вот так Вася и узнал, что отец был наркоманом и сумасшедшим. Не с самого начала, конечно, стал постепенно и умер, наглотавшись какой-то дряни пытаясь сбежать от видений.
   С тех самых пор Васе перестало везти. За прошедшие восемь лет он умудрился подружиться с японцем со странностями, выпереть из учебки некоего слишком умного коротышку, чудом не вылететь следом, набрать позорный минимум на выпускных экзаменах необходимый для пилота, что стало рекордом последних сорока семи лет, попасть к приятелю японцу в напарники, это при том, что в тот год на одной Земле на службу поступило около сорока тысяч новичков. Но и этого показалось судьбе мало. За три года службы он семнадцать раз побывал в госпитале, получил двадцать шесть выговоров и умудрялся получать именно те задания, от которых бы с радостью отказался. А еще, кажется, подобно отцу начал сходить с ума. Теперь получается, во всем виновата его честность? Трижды ха!
   -- Ты не умеешь хитрить, особенно с пользой для себя. И себя обманывать не умеешь, -- добавил Стас, глядя куда-то в пустоту. Словно прислушивался к чему-то неслышному для спутников.
   А голос странный-странный.
   Васе стало не по себе. По спине забегали мурашки и безумно захотелось оказаться где угодно лишь бы подальше от волей идущего. Казалось в мир только что пришло нечто такое, чего не может быть в принципе, и стало переделывать его по своему вкусу, не интересуясь мнением аборигенов.
   Потом он услышал...
   И сам не заметил, как начал пятиться от коротышки, глядя на него круглыми от ужаса глазами.
   Эльф с неожиданно проявившейся грацией скользнул к Васе, схватил его за рукав и, не церемонясь, зашвырнул в ближайшие кустики. Кеншин, каким-то чудом сориентировавшись в ситуации, заскочил следом и на четвереньках начал продираться в глубину колючих зарослей, душевно проклиная на русско-японско-английской смеси флот Земной Федерации, лично адмирала Шутейко, ее сына, тидьжиков, вилаж и зачем-то своего дедушку. Вася, все еще не понимая, что происходит, полез следом, успев заметить, что эльф, словно из воздуха, достал свой плазмомет и начал во что-то целиться.
   В голове нарастал шепот, волнами, смывая все на своем пути. Непонятные слова на неизвестном языке, слова с запахом, с размазанными в пространстве картинками и острым привкусом. И Бог в человеческом теле, небольшой, изящный и очень уверенный. Перед ним хотелось упасть на колени и вымаливать прощение. Хотя Бог был добрым и всепонимающим, он все равно пугал, потому что его очень сильно разозлили. Бог очень похожий на Стаса, но не Стас, гораздо старше и сероглаз.
   Вася почти понял, о чем говорили волны, но в этот момент стукнулся головой об железку, которую тащил ползущий обратно японец. Из-за удара мозги стали на место и их обладатель, отвлекшись от образа Бога, понял что его так сильно напугало.
   Знание.
   Озарение.
   И тепло сосредоточившееся в кончиках пальцев. Как когда-то в детстве. Он тогда верил в волшебство и знал, что однажды станет великим волшебником. Отец тоже верил, а мама устраивала скандалы и уже тогда начинала не любить сына и бояться мужа. Она тоже верила, как ни старалась убедить себя в обратном и это ее пугало больше всего.
   Но это не важно. Это можно пока отложить в сторону. А потом спросить обо всем у Стаса, он должен понять.
   Вася тяжело развернулся, зацепившись за все растущие поблизости колючки, и тоже пополз обратно. Не понравилось ему чем-то выражение лица напарника. Убьет еще кого-то.
   Угадал.
   Японец действительно собирался кого-то убить. Вилаж. Приземистого, грубо сколоченного, очень светлокожего с очень темными волосами человека. Чистокровный европеец, как они сами себя называли. Волосы у этого экземпляра отсутствовали, но брови и щетина на подбородке не давали повода усомниться в их цвете. Похоже, парень побрив голову пытался скрыть свою принадлежность народу вилаж. Маскировка у него такая. Очень наивная. Как раз для вилаж, считающих все остальное человечество клиническими идиотами.
   Альдо тем временем орал как взбесившийся мартовский кот и стрелял из своего плазмомета вослед улепетывающим тидьжикам. Штук пятнадцать, сплошной молодняк с серыми шкурками на головах. Искатели приключений. Их счастье, что эльф не хотел их убивать, а то остались бы все здесь, в виде симпатичных кучек пепла.
   Орал эльф знатно, с переливами и очень высокими нотами, сменяющимися глухим протяжным воем. Ему бы в опере петь, вокальные данные на высоте. Ор, похоже, испугал великих воинов больше, чем перспектива бесславно закончить свою жизнь у заброшенного парка без полагающихся для такого дела зрителей.
   Интересно, кому придется платить за ремонт дорожного покрытия, которое Альдо своей неприцельной стрельбой превратил в часть лунного пейзажа?
   -- Держите его! -- не хуже своего ученика завопил Стас, старательно указывая на начавшего отступать вилаж. -- И его тоже! -- указующий перст переметнулся на Асано с его железкой и горящими жаждой мести глазами. -- Нам не нужны трупы.
   А кому они нужны? Особенно в этом городе? Разве что мстительным психам.
   Стас был бледен как смерть, он покачивался и тяжело дышал. Нелегко ему дается способность всех пугать демонстрацией рассерженных богов.
   Вася насмешливо хмыкнул и послушно попытался задержать вилаж, трогать напарника с железкой ему не хотелось. Вилаж не оценил доброго к себе отношения и стукнул Васю в лицо. Это было уже слишком. В последнее время его в обозначенную часть тела били все кому не лень, а не лень было многим. Он разозлился, по настоящему, что случалось с ним крайне редко, и решил выместить злость на первом, кто попадется под руку. Первым попался естественно вилаж, он стоял ближе всех и убежать не успел. Вася не стал задумываться о моральных принципах и своем праве применять технику быстрого боя в отношении тех, кто не угрожает жизни и не может адекватно ответить, торговца он отметелил от всей своей широкой русской души. Как ни странно, полегчало. Труднее всего оказалось остановиться, когда любитель бить пилотов по лицам перестал сопротивляться и начал подвывать.
   Эльф и японец развлекались, дергая найденную в кустах железку каждый в свою сторону. При этом они громко кричали, обзывались и клялись друг друга прибить. Кеншин иногда принимался убеждать эльфа, что вилаж можно бить как угодно и чем угодно, что эти твари живучи как тараканы, даже атомная бомба ничего им не сделает. Эльф ему не верил и за разъяснениями посылал к Стасу, без железки.
   В разгар веселья из парка выбралась рыжая растрепанная девица, одетая в комбинезон с чужого плеча, наверняка отобранный у предыдущего владельца в неравной битве. Она орлиным взором окинула собравшуюся компанию и походкой хищника на охоте направилась к Стасу. Коротышка затравленно оглянулся и попытался предпринять тактическое отступление. И у него бы все получилось, если бы ноги меньше дрожали и девица была меньше в нем заинтересована. Она его настигла одним прыжком, схватила за воротник и встряхнула, после чего начала на него орать на непонятном Васе языке. Ее голос чудным образом сочетался с воплями эльфа и японца. Странно, что к парку еще не начала сбегаться заинтересованная публика, давно бы сбежались, если бы знали, какой концерт пропускают. Наверное, у этого места отличная звукоизоляция. Не зря Стас пришел именно сюда.
   Альдо и Кеншин, ни на что не реагируя, перетягивали железку. Возможно, детство вспомнили, с его подвижными развивающими играми. Смотреть на Стаса и девицу было значительно интересней.
   Вася уселся на схваченного вилаж и начал наблюдать с комфортом.
   Девица была симпатичной, фигуристой и высокой. Не намного ниже Васи, если конечно не выше. Стас со своим бледным видом на ее фоне смотрелся жалко, но девицу это ни капельки не смущало. Стас что-то пытался ей доказать, старательно отодвигая лицо от ее груди при каждом вдохе норовившей стукнуть его по носу. Девица держала крепко, улыбалась многообещающе и мягко возражала. Потом ей показалось мало угрозы получить бюстом по носу и она, изобразив на курносом личике счастливую улыбку, прижала Стаса к себе и начала обцеловывать его макушку. Волей идущий вяло потрепыхался некоторое время, после чего, убедившись, что она не отпустит, покорно затих, позволив покрыть поцелуями свою физиономию и даже поцеловал девушку в лобик. Извращенец. Вид при этом у него был как у нокаутированного боксера. Вот гад, не то что не ценит, даже не понимает насколько ему повезло. Девушка на прощание чмокнула ямочку на щеке и с проворством ящерки скрылась в тех же зарослях из которых появилась.
   -- Она к тебе пристает. Я же говорил, -- обвиняющее глядя на Стаса заявил эльф.
   Железка после долгих усилий досталась ему.
   Стас покраснел, заскрипел зубами и громко задышал. Он что не заметил?
   -- Она надо мной издевается! -- рявкнул Стас, махнул рукой и еще немножко подышал. -- Зараза. Этого свяжите, заткните ему рот и пошли отсюда. Поговорим с ним в более подходящем месте. -- надышавшись указал на Васиного вилаж.
   -- Да! -- взвизгнул Вася, у которого наконец-то прорезался голос. -- Думаешь, никто не обратит внимания, если мы его потащим в таком виде?
   Вася даже догадывался, кому придется тащить.
   -- Не обратит! -- в тон ему ответил Стас. -- Я волей идущий.
   И у этого истерика. Мало было Асано с его маниакальными идеями.
   -- Да! -- повторился Вася. В душе он был совершенно спокоен и немного задумчив. Внешне это никак не проявлялось. -- Может, ты мне что-то объяснишь?! Почему я видел твоего папашу в образе разгневанного Бога? Ты зачем меня пугаешь? Что я тебе такого сделал? Я чуть не подох! Я так не боялся, даже когда падал на подбитом модуле на ту чертову планету!
   -- Кого ты выдел? -- спросил Стас, глупо вытаращившись на пилота.
   -- Твоего папашу, придурок! Думаешь, трудно догадаться? Все материалы по его делу в свободном доступе. И ты на него похож. Он исчез примерно двадцать четыре года назад. В это же время твоя мамочка вернулась из безвестности. Вернулась не где-нибудь, а рядом с Землей. Странное совпадение, правда? И у тебя мозги набекрень, как у него. И ты лучше всех летаешь, даже лучше чем он, он в гонках прилетел третьим. Не нужно было побеждать, если не хотел, чтобы тебя с ним сравнивали.
   -- Это у тебя мозги набекрень, -- ледяным тоном сказал Стас.
   Вот теперь точно убьет, понял Вася.
   -- Ты первый, кому пришло в голову все это сопоставить. И видеть не предназначенное для тебя ты мог только в одном случае. Ты чайту, видящий. Не нужно было, идиот, с наркотиками баловаться. Дольше бы протянул незамеченным.
   Васе как-то сразу поплохело. На счет наркотиков он прав. Повышенная чувствительность начала проявляться после того, как он по совету одного знакомого корейца полечил нервы незнакомыми травками, оказавшимися слабым наркотиком. Впоследствии он утешался мыслью, что привыкания травки не вызывают. Вроде бы.
   -- Ты мне зубы не заговаривай! Кто такие твои чайту? -- внешне истерика продолжалась и это было странно.
   -- Это ты чайту, придурок. Собственно, у тебя есть всего пять выходов. Самый простой -- ты можешь застрелиться, пока тебя не обнаружили.
   -- А другие выходы? -- стреляться Васю как-то не тянуло.
   -- Еще ты можешь подождать, пока тебя обнаружит земной отдел по борьбе с мутациями и вежливо попросит поучаствовать в опытах. Отказать им ты естественно не сможешь. Можешь дождаться вилаж, которые официально ни в какие сверхспособности не верят, а неофициально либо похитят с целью получить побольше образцов ДНК, либо убьют, чтобы никому другому не достался. Также можешь вступить в доблестные ряды волей идущих. Вот только покинуть их будет очень затруднительно, а дожить до глубокой старости еще труднее. А еще можешь попросить убежища у ангелов Крылатого Королевства. У них, конечно, и со своими видящими проблем хватает, могут отказать. Но если не откажут, тебя никто в здравом уме тронуть не посмеет, разве что тидьжиков разозлишь, у них представления о здравом уме очень далеки от человеческих, да и от остального населения галактики тоже.
   -- Они мою сестру убили. Старшую. Теперь понимаю за что. -- задумчиво произнес Кеншин.
   -- Тидьжики? -- полюбопытствовал Вася, ничего умнее он придумать не смог.
   -- Вилаж. И тебя убьют. Они о тебе уже справлялись у Борге. Говорили что им нравится как ты летаешь. -- и все спокойно, спокойно, словно издевается.
   -- Урод! -- зарычал Вася и кинулся на приятеля с кулаками.
   В голове неожиданно для него возникла здравая мысль: " И зачем я это делаю?".
   Развиться ей не позволил Стас. Он перехватил Васю на полпути и от всей души стукнул в глаз. Славно так стукнул. Вася на пол уселся. Толи коротышка сильнее, чем кажется. Толи Вася послабее и легче. Толи пол при ударе становится скользким.
   -- Уроды, -- обозвал всех побитый пилот. -- Откуда вы все знаете?
   На самом деле этот вопрос его совсем не интересовал. Очень хотелось спросить, где коротышка научился так бить? Только он вряд ли ответит.
   -- У моей сестры были похожие способности. -- отозвался Мамуру. -- Она считала их сильно развитой интуицией. Даже не считала нужным скрывать. В итоге этот лысый ее убил. Врезался в патрульный катер. Наши дипломаты и прочие политики сочли произошедшее несчастным случаем, еще и сочувствие выразили. А он оказывается живой.
   Японец потыкал носком ботинка притворявшегося мертвым вилаж и отвернулся.
   Вася решил помолчать, придя к выводу, что его проблемы с раздвоением личности могут подождать. Нужно немного успокоиться, подумать, а потом, в самый неожиданный момент, вытрясти из коротышки всю информацию про чайту. Ему совсем не хотелось умирать только потому, что вилаж за что-то невзлюбили людей с хорошо развитой интуицией и проблемами с головой.
   Стас тем временем походил вокруг связанного торговца, изобразив на лице задумчивость.
   -- Это не тот, -- сообщил глядя в спину японцу, попытавшись свести брови над переносицей. -- Этот помоложе на несколько циклов. Похоже клон из следующей партии.
   -- Кто?! -- забыл о своем решении не болтать, пока основательно не подумает, Вася.
   -- Клон из следующей партии, -- терпеливо повторил Стас. -- Между партиями разница в шесть лет. Вилаж -- это фикция. Восемь планет заселенных копиями нескольких сотен фанатиков, помешанных на чистоте крови. У них даже женщин нет. Посчитали, что женщины не умеют контролировать инстинкт размножения. Вот они и клонируют друг друга. Иногда что-то изменяют в генах, стараясь добиться гениальности. Глупостями занимаются и тупеют. Они столько ненужного удалили из своих цепочек ДНК, что скоро вымрут. А что-то новое добавить не могут. Не приживается. Так и не поняли, бедняги, почему все эксперименты по созданию сверхлюдей проводились с использованием параллельного скрещивания и почти естественного размножения. Думали ускорить процесс.
   -- Клонируют? -- зачем-то переспросил Вася, заметив, что Кеншин опять начал менять цвет лица. Это у него входит в привычку. И повод отличный. Его мечта о мести очень живучему вилаж накрылась медным тазом. Не станет же он открывать охоту на несколько миллионов копий тронувшегося умом человека. Таких жалеть надо. Тем более они скоро вымрут.
   -- Клонируют. Другого выхода у них нет, -- подтвердил Стас. -- Чтобы скрыть эту особенность собственного воспроизводства делятся на семьи, обзывают друг друга отцами и сыновьями, делают пластические операции и придумали не желающие являть свой лик миру женское население своих планет. В общем, развлекаются в меру своей фантазии.
   -- Странно, -- вынужден был признать Вася.
   Клонирование давным-давно было признано тупиковой ветвью, не дающей шансов для совершенствования, но запрет на него так и не наложили. Вон сколько знаменитостей сочли возможным создать свою копию. Никто им ничего по этому поводу не сказал. И вилаж бы не сказали. Хотят они сохранить чистоту крови, так флаг им в руки. Зачем скрывать столь несерьезную тайну? Клоны давно уже никому не интересны.
   -- Нам их не понять. Они же сумасшедшие, все без исключения, -- уверенно заявил Альдо.
   Плазмомета рядом с ним не наблюдалось. Интересно, куда можно спрятать полутораметровую дуру так, чтобы при первой необходимости ее вытащить и начать все крушить на своем пути? Удивительный народ эльфы.
   Лицо Асано Васе по-прежнему не нравилось. Окаменевшее, а глаза дикие. Не к добру это. Наделает он еще глупостей.
   Самое странное, что на обратном пути все внимание прохожих опять было обращено на Альдо. Теперь на него таращились даже мужики и представители нечеловеческих цивилизаций. Эльф в ответ пламенел ушами, выставленными на показ, и скромненько смотрел на землю под ногами. На тащивших побитого и связанного вилаж Васю и Кеншина никто так и не посмотрел. Обидно. Так хотелось скандала.
   Ко всему хорошему, торговец оказался тяжелым и с каждым шагом становился все тяжелее. Настроение пилотов пропорционально опускалось от отметки плохое до отметки отвратительное. Скандала Васе хотелось все больше. Темные глаза Асано превратились в недобро сощуренные щелочки, временами он начинал шептать проклятья на всех известных ему языках, иногда шипел сквозь зубы. В таком расположении духа Вася его еще не видел, поэтому, как реагировать не знал. Хорошо развитая интуиция подсказывала, что лучше вообще его не трогать, если конечно не надумал попрощаться с этим бренным миром. О возможности дружественной пикировки с напарником пришлось временно забыть. Поэтому Вася задумался о возможности поругаться с эльфом, он выглядел самым нормальным из всех присутствующих. Вася почти придумал как подступиться к этому делу, когда они наконец пришли.
   Кеншин осмотрел комнату. Немного погипнотизировал взглядом покачивающуюся линзу Быстрых Линий, тяжко вздохнул и решительно пошел к вмурованной в стену разновидности местного планетного телефона.
   Васю его действия заинтересовали, поэтому он направился туда же и успел к тому моменту, когда на мониторе появилось чем-то опечаленное лицо Этьена Борге.
   -- Вы идиоты! -- со знанием дела изрек Кеншин, попытавшись испепелить любимого командира диким взглядом, и стукнул по панели, прерывая связь. После чего довольно улыбнулся, пригладил волосы, торчавшие во все стороны, и подмигнул несколько обалдевшему Васе. -- Давно хотел это сказать, -- объяснил свою радость напарнику. -- Плохая была идея с флотом. Лучше бы я в контрабандисты пошел, как дядя. По-моему от его действий гораздо больше пользы чем от действий всего нашего флота, включительно с штрафниками, обслуживающим персоналом и службой внутренних расследований.
   -- Ага... -- выдавил из себя Вася, не зная, к чему это глубокомысленное слово относится. Напарник с каждой минутой все больше его удивлял. До этого дня Вася был уверен, что в их паре сумасшедший только один, сам Вася. Теперь он начал на этот счет сомневаться. Оба с большими, труднообъяснимыми странностями. Парочка что надо. Как их при прохождении планового медосмотра в психушку не загребли? И кто виноват в том, что именно они попали в телохранители к Стасу?
  
  
  
   Ник Мелешь. О помоечных котах, рыжих императрицах, и не менее рыжих телохранительницах императриц.
  
   Ник Мелешь задумчиво и немножко насмешливо смотрел на маленькую девчонку, чья хрупкая, но весьма симпатичная фигурка всем своим видом излучала высокомерие и самоуверенность.
   -- Я Исаэль Корда, императрица Седьмой Империи,-- звонко произнесла она окинув его ледяным взглядом.
   -- Я догадался, -- лениво сказал Ник, скривив губы в подобии улыбки.
   Он поправил подушку, вытащил из-под нее лучевик и стал его рассматривать. Раритет. Правда рабочий и заряженный под завязку. И как не боится спать на такой штуковине?
   Девчонка возмущенно фыркнула и стала ходить перед ним туда-сюда. То еще зрелище. Одежды необходимый минимум для сна, рыжие волосы мелькают как флаг, глаза мечут молнии, руки сжаты в кулаки, но самообладания не теряет. Императрица, что с нее взять.
   Ник перевернулся набок, положил под голову руку и стал наблюдать с нескрываемым интересом. Как сытый кот за мышкой. Интересно, на сколько ее хватит. Не каждый же день она находит на своей кровати незнакомых, здоровенных мужчин не внушающей доверия наружности. Тем более экипированных как десантники, с ее же лучевиком в руках. Хотя, возможно она не знает, как должны выглядеть десантники Крылатого Королевства и приняла его за обнаглевшего пирата, или местного сумасшедшего.
   -- Ты! -- зашипела императрица, резко остановившись. -- Да как ты смеешь сюда врываться! Это моя спальня...
   -- Я знаю, -- прервал ее парень, выдав одну из своих многообещающих улыбок. Обычно, увидев такую улыбку, оппоненты сразу замолкали и начинали мучительно искать выход из помещения. -- Заметил, -- добавил мягче, остановив взгляд на белой маечке, не то чтобы прозрачной, просто не предназначенной для выхода в общественные места, если ты конечно не подросток, плюющий на правила придуманные взрослыми.
   Исаэль смерила его презрительным взглядом и выпятила грудь. Она не из тех, кто будет стыдливо прикрываться ладошками, краснеть и искать одежду поприличнее. Она бы предпочла поискать оружие. Отличное завершение отличного дня. Бред, похоже, очень заразная штука и своей концентрацией притягивает всяческих безумцев.
   Интересно, где носит охрану?
   -- А потрогать можно? -- ухмыльнулся Ник. Девчонка ему нравилась, особенно в таком обозленном состоянии. Не будь она императрицей, он бы постарался ей тоже понравиться. А так, смысла нет, значит, будем злить. Миссию, возложенную на него провалить не возможно в любом случае. Тем более он потратил уйму сил, пытаясь отказаться от столь сомнительной чести. И вести себя адекватно ситуации никому пообещать не успел. А девочка пускай позлится, выпустит пары. Возможно, это поможет ей воспринять все более спокойно и облегчит переговоры.
   Правда, Ник мало в это верил.
   Девчонка выругалась и опять забегала по комнате.
   -- Если ты ждешь свою охрану, то не дождешься. Я немножко подрегулировал систему безопасности, теперь я для нее свой и имею право находиться в этой комнате, -- сказал в пространство Ник. Нужно было что-то сказать. Энергии у девчонки много, бегать может долго, а время терять не хотелось.
   Она остановилась и посмотрела на него, склонив голову набок. Странно так посмотрела, словно все заранее знала, просто не могла решить, что с ним делать.
   Ник прекрасно знал, что она видит. Парень, выше двух метров ростом, пропорционально сложенный, мускулистый, но вполне себе стройный. Волосы разноцветные, разных оттенков русого, пепельного, с проблесками золотистого, заплетены в традиционные косички наемников Веретена. Но он не наемник, слишком светлокож, да и высоковат. Волосы тоже не крашеные, что бы она там себе не думала, просто реакция организма на прыжки по разным планетам. Глаза у него темные, почти черные, с намеком на синеву, по глазам знающие люди легко определят потомка азата с Поднебесной, ни цвет волос, ни черты лица в заблуждение их не введут. Подобное сочетание цвета радужки, формы глаз, девчоночьих ресниц и большой, но стройной фигуры, ни у кого больше не встречается. Многочисленные потомки выходцев с востока на всех остальных планетах похвастаться ростом и глазами темнее обычных карих не могут. Лицо, кроме глаз, ничем другим не примечательно. Нос немного вздернут, губы как и ресницы больше бы подошли девушке, зато скулы и брови хорошие, первые костлявые и выпирают придавая мужественности, вторые густые и умеют впечатляюще хмуриться, особенно, когда их хозяин имеет неосторожность задуматься. Вот подбородок подкачал, на истинно мужской не тянет, скорее на подростковый. В общем, не эталон мужественного красавца, но по-своему вполне симпатичен. Единственное, что Нику в данный момент не нравилось в собственной внешности -- это одежда. Влияние приятелей с Тулона, будь они неладны. Мода у них такая -- на обноски. Привычка к разгильдяйству. Желание выглядеть бродягой без определенного рода занятий и привычка быть во всеоружии. В общем, облезлые, местами драные штаны и потертая коричневая кожаная куртка плохо сочетались с набором десантника, и еще хуже с семейными реликвиями болтающимися на шее и запястьях. Реликвии, они на то и реликвии чтобы всем своим видом кричать о собственной дороговизне, а оружие и экипировка десантника вылизаны до блеска и имеют угрожающий вид. Какой уж тут образ бродяги? Проще было бы замаскироваться под принца. Впрочем, знает он одного принца. С татуировкой на половину физиономии и с неизменными мечами за спиной.
   Ник опять перевернулся на спину, поправил бронеиспускатель и положил на живот два лучевика, один свой, второй принадлежащий рыжей императрице. Девушка очень внимательно проследила за его действиями и громко хмыкнула.
   -- Я Ник Мелешь. Полномочный представитель Крылатого Королевства, -- решил представиться Ник, тянуть дальше с важным разговором смысла не имело.
   -- Да? -- фальшиво удивилась императрица. -- Вас там специально таких выводят, для большей представительности или это влияние климата?
   -- Вы заметили! -- восторженно воскликнул Ник. -- Вы очень наблюдательны. Знаете, на моей родной планете существует очень интересная теория. В ней говорится, что самые умные, красивые и талантливые дети рождаются только от большой любви или ненависти.
   -- Правда? А я то, наивная, думала, что дети рождаются от мам и пап, -- не менее восторженно произнесла девчонка. При этом она еще раз внимательно осмотрела Ника, наверное, намекала, что особой красоты в нем не заметно, да и о наличии ума и талантов его внешность тоже молчит.
   -- От мам и пап тоже. Например, моя мама раз в два месяца пытается пристрелить папу. Раздражает он ее, да и тренировать его нужно, работа у него опасная. Он в ответ громко признается в любви, ловит ее, крепко сжимает в объятьях и держит, пока мы все, что можно применить в качестве оружия не спрячем.
   -- И на какой из ваших родных планет все это происходит?
   -- В данный момент, наверное, на Альмии, если они еще не переехали.
   -- Понятно.
   Девчонка испустила тяжкий вздох, крутнулась на месте, а потом торжественно подошла к креслу и упала в него как подрубленное дерево.
   Ник решил, что настал подходящий момент для начала тяжелой беседы.
   -- Будешь меня слушать, или хочешь еще побегать? Перед сном это полезно, -- приступил к беседе Ник, чувствуя себя тупицей и неудачником.
   -- Ну, слушаю, -- вяло отозвалась императрица, внимательно глядя в пол. Что-то с ней было не так. Реакции неправильные.
   Но разбираться в ее реакциях Нику было лень. Поэтому он продолжил важный разговор.
   -- Хана вашему флоту, в общем, -- задумчиво произнес он.
   Девчонка удивленно на него посмотрела. Действительно, начало не совсем удачное. А может она, просто, не знает значения слова "хана". Придется объяснить.
   -- Три часа назад Белые Братья взорвали корабли, на которых отправили тидьжиков воевать с вашим флотом. Сражение как раз было в разгаре, так что ты должна понимать, целых кораблей практически не осталось ни у одной из сторон. Час назад Первые Воины тидьжиков приняли решение отомстить предавшему их молодняк Белому Братству. В данный момент, наверное, разносят его в пыль и прах. Впрочем, братство мне нисколько не жаль. Не у одних вас были проблемы из-за этих фанатиков. Чего только стоили их призывы уничтожить неугодных их богу детей войны. До сих пор у Поднебесной, Альмии и Серой Планеты защита превышает все разумные пределы, и все равно находятся желающие попытать счастья в богоугодном деле.
   Императрица задумчиво кивнула, но вселенская тоска на ее личике была насквозь фальшивой. Странно.
   Ник тряхнул головой и решил продолжить увлекательнейшее повествование.
   -- Вилаж собираются претендовать на Капкан.
   А вот это сообщение ее проняло. Она напряглась и что-то нелицеприятное прошипела.
   -- Повтори, -- попросил Ник.
   -- Капкан наша планета.
   На повторение сказанного конечно не похоже, но ладно.
   -- Я знаю. Мне интересно другое -- почему именно Капкан? У вас еще семнадцать пустых планет, которые вы в ближайшем будущем при всем желании не сможете заселить. Две на самой границе. Четыре идеальны для людей. А они выбирают пустышку с низкой гравитацией, искусственной атмосферой и своеобразной растительностью, от которой, насколько мне известно, невозможно очистить даже метр поверхности. Да и смысла нет очищать, кроме этой растительности камни Капкана ничего на себе держать не желают. Существует мнение, что это растительность держит камни на месте, а не наоборот.
   Девица еще раз зашипела. Что-то про умников сующих свой нос, куда не следует.
   Интересная, судя по всему, планета.
   -- Так что там с Капканом?
   -- Там есть кое-что ценное. Вилаж не имеют на него никакого права. Они все уничтожат, даже не задумываясь об истинной ценности.
   Очень много ценной информации. Такими словами можно описать все что угодно. Но не пытать, же ее. Он здесь для других целей.
   -- У нас предложение.
   -- Предоставление защиты в обмен на права младших? -- и фыркнула, громко и возмущенно.
   -- У вас нет другого выбора.
   -- Есть. Только он не очень приятен. Впрочем, ваше предложение не многим отличается.
   -- Будем вести длинные никому ненужные переговоры?
   -- Конечно. В первую очередь я хочу знать, почему мы так сильно вас заинтересовали. Берегини это не повод, это просто приятное дополнение в вашу коллекцию сверхлюдей.
   Берегини как раз повод, но ей это знать незачем. Запросит что-то невыполнимое.
   -- Я не уполномочен вести переговоры. Я делаю предложение и в случае согласия веду ваших представителей на суд старших.
   -- К ангелам?
   -- К ангелам.
   -- Я была уверена, что любой ангел может самостоятельно принимать такие решения.
   -- Многие так думают.
   -- Ты ангел.
   -- Я ангел.
   -- И ты не имеешь права принимать решения.
   -- Я не хочу принимать такие решения. Не моя сфера деятельности. Запросто ошибусь.
   -- Жаль.
   А ведь ей действительно жаль. Вот только повод для этой жалости у нее возник на пустом месте. Зацепился за что-то не успевшее еще появиться. Очень странно.
   Ник тряхнул головой, возвращаясь к реальности. Те, кто считает, что видящие легко читают в душах людей, очень сильно ошибаются. Видящие только видят. Видят то, что есть здесь и сейчас. Они ничего не знают о том, что было, еще меньше знают о том, к чему все это приведет. Можно только угадать. Что делать не хочется. Потому, что о себе видящие знают гораздо больше, чем все остальные люди. В данный момент Ник знал, что если угадает, то потом, когда нечто состоящее из пустоты, за что зацепилась жалость рыжей девчонки, обретет свою форму, он очень сильно пожалеет о собственной догадливости. Потому, что не время.
   Не нужно было соглашаться делать это заманчивое предложение. Предчувствия его не обманули. С императрицей что-то не так. С ним самим происходит нечто странное. Ответов он получить не сможет при всем желании. Бесполезная трата времени с далеко идущими последствиями. Жаль, что ему не дано знать хороши эти последствия будут, или плохи настолько, что проще застрелиться и не продолжать мучения.
   -- Я уполномочен предложить... -- попытался вернуться к переговорам Ник, но судьбе эти переговоры были неугодны и она прервала их весьма оригинальным способом.
   Дверь распахнулась от пика ногой и в комнату ворвалась высокая рыжая девица с парой лучевиков в руках и отборным матом в качестве звукового сопровождения. Ник отреагировал мгновенно, как и положено потомку детей войны. Он взвился в воздух, пронесся по комнате и упал за креслом императрицы. Девица от неожиданности даже замолчала. Она наверное сама не поняла как так получилось, что она целится в свою владетельницу.
   -- Ах ты сволочь, -- прокомментировала акробатический номер спустя пару секунд и стала подкрадываться к креслу. Получалось у нее тихо, грациозно и весьма забавно.
   Когда девушке до кресла оставался шаг Ник сменил дислокацию. Перебросил свое тело и через кресло и через императрицу и через ее телохранительницу, зачем-то мяукнул и упал рядом с тумбочкой.
   -- Здорово, -- восхитилась девица. -- Но я все равно тебя пристрелю.
   -- Не пристрелишь, -- разочаровала ее императрица.
   -- Почему это? Ему здесь не место. Только не говори, что он твой любовник. Не похож. Не твой типаж.
   -- Хуже. Он представитель от ангелов.
   -- Он? -- не поверила девица, но лучевики повесила на пояс.
   Потом подошла к тумбочке, некоторое время посмотрела на скрючившегося Ника и заметила:
   -- Больше похож на помоечного кота.
   -- Мяу, -- отозвался Ник.
   -- И скачет как мартышка.
   -- Я дитя войны. Частично, -- признался Ник.
   -- А, -- разочаровалась девушка. Версия с мартышкой ей нравилась больше.
   -- Я думала ангел, -- заметила императрица.
   -- И ангел тоже. Одно другому не мешает. При некоторых условиях.
   -- Ах, да, условия. Условия мы не обсудили.
   -- Мы вообще ничего не обсудили. Помешала ваша малохольная телохранительница. Тем более я не уполномочен ничего обсуждать. Я делаю предложение и обеспечиваю сопровождение. На вас охоту открыли, милочка.
   -- Невоспитанный, -- заметила телохранительница.
   -- Рада, помолчи, -- попросила владетельница.
   -- Но идея с сопровождением мне нравится. Очень симпатичный кот. Девочки будут в восторге.
   -- Даже не мечтай. Мой генетический материал вам не подойдет.
   -- Почему это? Очень хороший материал для улучшения породы. Тебе понравится, красавчик.
   И непонятно, серьезно, или шутит.
   -- Я частично дитя войны. Ни один ребенок из детей войны не рождается жизнеспособным. Если бы не оборотни, мы бы вымерли как вид. Они поправляют дефектные гены, лечат врожденные болезни, в общем их не зря считают вторыми родителями. Ясно?
   -- Жаль.
   А императрица улыбается. Словно знает, зачем Крылатому Королевству так срочно понадобились берегини. Хотя возможны варианты. Может она знает, каким образом ее рыжие подданные действуют на то, что когда-то назвали Ступенями Совершенства. Знает, что потомки ее подданных никогда и ни при каких обстоятельствах не скатываются по этим ступеням вниз.
   Дурацкая трата времени. Ник понял, что ему не нравилось в императрице. Она его ждала. Она успокоилась, когда он появился. Она знает, что владетели не смогут опротестовать ее условия.
   Интересно, что на самом деле случилось с ее флотом?
  
  
   Мич Шуман. Трагические изменения в судьбе.
  
   Норвежец с героическим именем внимательно осмотрел дело рук своих, немножко послушал пожарную сирену, ухмыльнулся и решительно полез в окно. Дверь он заблокировал надежно, несколько часов будут ломать, если не додумаются пробить стену. Сирена просто великолепна, способна свести с ума. Пожара никакого на самом деле нет. Но служащие ведь не в курсе, он отрезал этот сектор от системы слежения. Будет чем заняться служащим представительства некоторое время, а то додумались, копаются в личном деле очень талантливого лейтенанта. Они спасибо ему должны сказать за то, что он настроил до приемлемого уровня их систему защиты и подкинул несколько тем для размышления. Так нет же, обвинят в шпионаже.
   Адмирал Шутейко не зря славилась интуицией и нюхом на несоответствия. Как она догадалась проверить списки уволенных по разным причинам пилотов, тактиков и программистов одному Богу известно, но ведь догадалась. И с исполнением не стала тянуть, сразу же послала запрос. Полюбовалась на побитую физиономию спятившего пилота и послала запрос. Наверное, ее гениальный ум уловил какие-то ассоциации. Он, конечно, этот запрос выловил и поспешил скрыться с места событий, благо адмиральше и ее оруженосцу было о чем подумать. В принципе времени должно хватить. Сверять списки будут не меньше часа, работать служащие представительства Земной Федерации не очень любят, тем более тогда, когда есть развлечение вроде пожара или наводнения. Потом Шутейко доложат что некто Сигурд Ларс умудрился попасть в эти списки восемь раз, при этом ни разу не озаботившись восстановлением, и тогда начнется веселье. Ловля человека, которого в представительстве давно нет, поиски виноватых и попытки спрятаться от адмиральского гнева. Все одновременно, под аккомпанемент пожарной сирены и ругани, с параллельным вибиванием вакуумной двери, наглухо заблокированной. А охрана у входа будет клясться всем, что для них свято, что из здания объект поисков не выходил.
   Захотелось остаться и посмотреть на все собственными глазами. Смущало только то, что если его все-таки поймают, любимая начальница по голове не погладит. Кити Лейкен в гневе в десять раз страшнее адмирала Шутейко в аналогичном состоянии.
   На самом деле невысокий парень, который вечно страдал из-за своей любви к приключениям и спецэффектам Сигурдом не был. Он даже норвежцем не был. Ему повезло родиться на Тишодэ, со всеми вытекающими из данного события последствиями. Но и это не было главной из его бед. Чистокровные тишодцы воплощенное совершенство. Совершенство странноватое и на любителя, но это мелочи. Особенно если сравнивать с тишодцами нечистокровными, а таких большинство. Истинный тишодец, как и истинный пофигист на все события вокруг него будет смотреть с отстраненным любопытством, его ничто не сможет выбить из колеи, никто не сможет разочаровать и заставить поверить в собственное несовершенство. Не зря они сумели ужиться с животным миром своей планеты, не ввязаться ни в одну из войн и вовремя потребовать защиты у ангелов. С полукровками сложнее. У полукровок бывают комплексы, сомнения в собственной значимости и прочие неприятные штуки. И воспитание от них избавиться почему-то не помогает. Впрочем, со стороны этого почти незаметно. Все без исключения жители планеты Тишодэ отличные актеры. Что тоже странно. На планету окруженную метеоритами, населенную большими ящерами и странной растительностью актеров не ссылали. Туда ссылали ярых националистов, защитников веры и прочих террористов. Ссылали вплоть до Первой Войны За Освобождение Колоний. В процессе военных действий было как-то не до случайно обнаруженной планеты и ее никому не нужных обитателей. Потом обнаружилась нехватка средств и тратить их на экспедиции на планеты с сомнительного происхождения населением тоже не стали. Таким образом прошла пара веков. Прошло бы еще больше, если бы после Третьей Войны какой-то умник не обнаружил в архивах упоминание о другом умнике со странным чувством юмора обозвавшим обнаруженную планету в честь удивленного восклицания пилота. Пилот сказал: "Ты шо, дэ?" и послал всех по матушке, чтобы его не отвлекали от пилотирования не имеющими никакого отношения к его обязанностям планетами. Любителя архивных раскопок это почему-то привлекло. А еще он по одному ему ведомой причине связал жутко мирную планету с пропавшими в том районе кораблями. Какое ему дело до пропавших больше ста лет назад кораблей хотелось бы знать? В общем земные владетели радостно потерли ручки, обозвали планету утраченной колонией и послали своих представителей обрадовать население планеты тем, что о них вспомнили. Население так обрадовалось, просто жуть. Особенно когда население пообещали вылечить от мутаций и истребить динозавров, которых истреблять можно было только в одном случае -- после истребления население в срочном порядке собирает вещи и быстро покидает планету. Пришлось требовать защиту у ангелов в обмен на права младших, что истинные тишодцы восприняли с обычным для себя спокойствием. Они не рассчитывали, что их потомки озаботятся увеличением своей популяции и проблемами межродственных браков. Полукровки, как уже было сказано выше, не умеют сидеть на берегу реки в ожидании пока по течению проплывет их мертвый враг. Им все время надо куда-то бежать, во что-то вмешиваться, где-то участвовать. От этого у них уйма проблем. И Мич один из них. И его раздражает тот факт, что младших щедро одаривают правами не нагружая обязанностями. Из-за этого он чувствует себя неполноценным. Из-за этого он пытался стать военным пилотом, потом пытался привлечь к себе внимание самоубийствами, а в итоге согласился послужить в корпусе Мутная Вода, который цивилизованные созвездия по наивности своей путают с разведкой. Кто бы такую неуравновешенную личность как Мич Шуман взял в разведку? Там совсем другие качества требуются. Хотя кто их цивилизованных знает? Может, они бы и взяли. Но для Мутной Воды Мич самое то. Создавать вокруг себя бедлам, распускать нелепые слухи, портить чужое имущество и вовремя убегать он умеет как никто другой. У него только один недостаток. Он тишодец и люди видевшие когда-либо некоторое количество тишодцев одновременно легко поймут к какой планете его следует причислить. Хорошо хоть тишодцы не славятся привычкой ходить толпами.
   Представительство Земной Федерации Мич покинул легко и без сожалений.
   В кабинет Луны Танго ворвался, как к себе домой.
   -- Меня обнаружили, но я смылся, -- радостно возвестил собравшуюся там компанию и плюхнулся в свободное кресло изобразив счастливую улыбку, на всякий случай.
   Компания в кабинете прекрасной Луны подобралась престранная. Сама Луна сидела за столом подперев ладошками лицо и думала о чем-то печальном. Возможно, ее опять назвали деточкой из-за небольшого роста или не выказали должного уважения, но скорее всего причина для печали главы представительства Крылатого Королевства не столь заурядна. Ник Мелешь, в своем самом раздолбайском образе, удобно устроился в кресле у окна и как-то недоверчиво смотрел на рыжую мелкую девчонку, застывшую на краешке кресла напротив. За спиной девчонки стояли парочка внушительных теток, тоже рыжих, и один лысый офицер с птичкой на рукаве. Седьмая Империя на приеме. Что-то просят, а скорее даже требуют и им почему-то до сих пор не отказали. Странно. Мелкая девчонка наверняка императрица, есть в ней что-то от владетелей. Возле стены напротив императрицы сидит Кити Лейкен, непосредственная начальница Мича и взгляд у нее многообещающий. Причем обещает она именно своему подчиненному. В общем, ничего хорошего он от нее сегодня не дождется. Рядом с ней раскачивается на стуле Тальядо, таинственная личность с вытатуированной на лице молнией, внушительной фигурой и пронзительным взглядом очень светлых глаз. Чем он занимается Мич не знал и как-то не стремился узнать. Инстинкты подсказывали, что спокойствия сие знание не добавит. В шаге от него стоит Александр Таши, лицо которого выдавало столь дикую смесь кровей, что оторвать от него взгляд бывало трудно. Кто-то из его предков был азатом и оставил ему помимо фамилии темные глаза восточного разреза странно смотревшиеся на бледном, тонком и немного угловатом лице. Еще какой-то предок оставил в наследство длинный нос. В общем, посмотреть было на что. Наверное именно благодаря внешности оппоненты не сразу обращали внимание на то, что Таши плут каких еще поискать, что он очень умен, а в разного плана интригах даже гениален. Когда же отрывались от его лица и начинали понимать что происходит было уже поздно. Правда, на Мича он почему-то не действовал. Никак. Ни внешностью, ни гениальностью. Из-за чего уважал, что Мича тоже не очень радовало. Уважение такого человека может вылиться во что угодно. Последним в ряду был Люк Домино. Он тоже стоял, очень чем-то недовольный. Дергал длинную прядь у виска, призванную отвлекать внимание от зеленоватой отметины возле уха оставшейся у него с тех самых пор, как он был фурией. С этим человеком Мичу хотелось встречаться меньше всего. Этот человек знал, что такое тишодцы, видел их насквозь и всегда воспринимал всерьез. Персонально к Мичу у него накопилась целая куча претензий. Начиная от неуместных шуток и заканчивая руганью с парочкой офицеров безопасности на Николь пришедших арестовать Мича за шпионаж. Домино ругался, уговаривал и угрожал, а Мич висел в окне и зачем-то, он и сам не знает зачем, корчил разнообразные рожи, матерился на всех известных ему языках и напивался. Кажется именно после того случая Домино перестал соглашаться на работу переговорщика в представительствах. Рядом с Мичем оказалась Ниночка, пухленькая девушка, голубоглазая блондиночка с кукольным лицом. Именно эта девушка отвечала за безопасность местного представительства. Она отлично справлялась со своими обязанностями. Ее когда-то хотели повесить за мошенничество и убийство парочки идиотов желавших ей смерти. Ее таланты безоговорочно ценили все вышеперечисленные личности. А в данный момент она ободряюще улыбалась. Единственному среди собравшихся тишодцу. Это пугало.
   -- Я наверное пойду, -- принял решение Мич.
   -- Сидеть! -- рявкнула Лейкен.
   -- Тебя приглашали? -- поинтересовался Домино.
   -- Неа, -- подтвердил его подозрения Мич, утвердившись в кресле, и стал беззаботно улыбаться.
   Домино печально вздохнул и призывно посмотрел на Луну, на что она лишь пожала плечами.
   -- Чокнутые, -- сказал имперский офицер и поправил воротник.
   -- Кого-то он мне напоминает, -- задумчиво сказала императрица. -- Я даже знаю кого.
   Ник Мелешь очнулся от своих мыслей. Очень внимательно осмотрел Мича, словно видел впервые и очень довольным тоном сказал:
   -- Так я и знал.
   -- Что ты знал? -- полюбопытствовал Тальядо.
   -- Она нас провела, -- и кивок в сторону Ее Рыжего Величества.
   -- Когда?
   -- Когда пришла просить защиты. Я же видел тишодца. Чем угодно могу поклясться, что тот парень тишодец, но не придал этому значения. Тишодец смог бы спрятать флот, тем более если он адепт Глубины.
   -- Наличие флота практически ничего не меняет. Просто его отсутствие ускорило торговлю, -- заметила Луна. -- Наши интересы совпали.
   -- Куда можно спрятать флот? Тем более в разгар боя? -- заинтересовался Таши.
   -- А где был бой? -- зачем-то спросил Мич. Он знал, что его рано или поздно погубит именно любопытство, но ничего поделать с этой пагубной привычкой не мог и с упорством достойным лучшего применения лез не в свое дело.
   -- Треугольник Такана, -- сказала императрица и ободряюще улыбнулась.
   -- А, -- Мич потерял всяческий интерес, с его точки зрения все было абсолютно ясно.
   Остальные его мнения не разделяли. Им ничего не стало ясно. Даже лысый офицер смотрел с любопытством.
   -- Что с этим Треугольником не так? -- с нажимом спросила Кити Лейкен.
   -- Все так. Это же треугольник. Там наложение полей, по векторам. Если лететь в правильном направлении, точнее неправильном направлении, корабли выталкивает на изнанку, без перехода в стомати и выбрасывает у ближайшего тела с большой массой, чаще всего одной из звезд Треугольника. А рядом с этими звездами можно спрятать все что угодно, они фонят как сволочи, главное вычислить минимальное безопасное расстояние. Все зависит от массы кораблей, их защиты и наличия вооружения. Безопаснее всего от вооружения вообще избавиться, все равно настройки собьются, и сбить корабли в стаю, в сетку. А еще можно вооружение сбросить прямо перед прыжком, тогда вообще никто следов не найдет, будет такой вихрь, любо дорого смотреть. Но для этого нужно написать программу маневра, даже среди тишодцев мало пилотов умеющих все делать с такой точностью. Лучше все рассчитать заранее. О, чуть не забыл, лететь нужно одновременно, лучше всего тройками, тогда колебание выше.
   -- Стас объяснял иначе, но я опять ничего не поняла, -- призналась императрица.
   -- Тидьжики на вас обидятся. -- заметил Домино. Неужели он понял?
   -- Не думаю. Я их не взрывала. Да и если обидятся, теперь это ваши проблемы.
   -- Ошибаетесь. Если бы такой маневр проделал Мич, это были бы наши проблемы. А вы добились прав старших. Равные права предусматривают равные обязанности. Когда явятся старшие клана требовать объяснений, вам не удастся отсидеться за нашими спинами.
   -- Выразите сочувствие клану, сожаление о том, что вам испортили такой славный бой, восхищение своим кораблестроителям за их предусмотрительность на случай предательства, которое, несомненно, произошло и очень вас огорчило, подарите кусок синей ткани на покрывало героям, и они отстанут, -- зачем-то сказал Мич. О чем тут же и пожалел. Лекции о треугольниках было многовато для образа туповатого сорвиголовы, знание традиций тидьжиков вообще лишнее.
   Лейкен как-то нехорошо улыбнулась. Таши подмигнул, а Тальядо уставился с непонятным интересом. Один Люк Домино отреагировал правильно, он хмыкнул и отвернулся. Мича он явно не любил.
   -- Что там с землянами? -- спросила Луна, возможно, решила продлить пытку неизвестностью. Может Мич и преувеличивает значимость своей персоны для собравшегося коллектива, но ведут они себя очень странно.
   -- С землянами все отлично. Самые опасные охраняют недоразумение тишодского происхождения, которое не желает общаться со своей мамой.
   -- Самые опасные?
   -- По статистике да. Не знаю что с ними не так, но они всегда появляются в самых неожиданных местах и портят самые надежные дела. Сын адмирала их на некоторое время займет. Остальные заняты обсуждением свежей сплетни о происхождении Стаса Шутейко и не заметят заразу, посетившую их представительство.
   -- Заразу? -- удивилась императрица.
   -- Ящерица. Прямоходячая. Дорастает до пяти метров ростом и семи в длину, если считать хвост. Очень редкая тварь. Обитает на Тишодэ, -- объяснил Ник.
   -- Зараза теплокровная и у нее есть перья, местами, -- обиделся за родную живность Мич.
   -- Давайте вернемся к землянам, -- поспешила предложить Луна, пока не началась любимая забава жителей Крылатого Королевства называвшаяся "Переспорь тишодца". Переспорить пока никому не удавалось, но популярности забава не теряла.
   -- С землянами все нормально. Защиту я им наладил. Адмирал Шутейко ни во что вмешиваться не собирается. А остальные не понимают что происходит. У них напряженка с умными людьми в высшем составе, они умных почему-то в армии не держат. Политики же маневры не изучают. У них четкое разделение труда.
   -- Я же говорю, умница, -- тоном матери гордой своим чадом сказала Кити Лейкен.
   Мич на нее глупо уставился. Он не помнил, чтобы Кити хоть за кем-то из своих птенчиков признавала ум. Она искренне считала, что умные люди в Мутную Воду не пойдут, а всяким шалопаям так и надо.
   -- Мич, насколько хорошо ты летаешь? -- продолжала удивлять начальница.
   -- Я же тишодец, -- искренне изумился Мич.
   -- По сравнению с остальными тишодцами, ну и фуриями, например. -- уточнила Кити.
   -- Я имею право водить любые корабли, в любых условиях, а на тренажере фурий выбивал до трехсот баллов, но это было четыре года назад.
   -- Подойдет, -- решил Тальядо.
   -- Хм, -- выразил свои сомнения имперский офицер.
   -- Мое мнение ничто не изменит, -- пробормотал Домино.
   -- Никуда я не подойду, -- запротестовал Мич, подозревая, что неведомым образом сумел в очередной раз вляпаться в крупные неприятности.
   -- Не спорь, -- велела Кити. -- Тебе понравится.
   -- Это угроза? -- уточнил Мич.
   -- Угроза, угроза, -- подтвердила его подозрения Кити. -- Но ты справишься. Кем бы ты ни притворялся, у тебя всегда очень хорошо получалось командовать.
   -- Командовать?! -- Мич понял, что столь крупных неприятностей у него еще не было, даже то, что он чуть не умер, забытый командой после боя в подбитом корабле, с этой неприятностью не сравнится.
   -- Да, командовать, -- ухмыльнулся Ник. -- Вороньим гнездом.
   Мич в ужасе уставился на Домино.
   -- Я не согласился, но мое несогласие в меньшинстве, -- сказал тот, не отрываясь от неба за окном.
   -- Он же не любит тишодцев, -- обвиняющее ткнул пальцем в Домино Мич, понимая, что это не поможет. Ему уже ничто не поможет. За всю историю существования соединения "Ласточки", прозванного за постоянные склоки, драки, скандалы и нервные срывы у командиров вороньим гнездом, или вороньей же стаей, никому не удалось отказаться от чести командовать этими столь незаурядными личностями.
   -- Ты неправильно понимаешь его отношение, -- излишне ласково сказала Кити. -- Он никогда не обижает своих подчиненных.
   -- Я лучше застрелюсь.
   -- Мич, ты уже стрелялся, у тебя не получилось, пора понять, что это не твой путь. -- Ник продолжал ехидничать и веселиться. Ему то что, он ангел, его даже фурии слушаются.
   -- Как это не получилось? -- удивилась императрица.
   -- Промахнулся, -- честно признался Мич.
   -- Промахнулся? Из чего же он стрелялся? -- спросил имперский офицер, он наверное за всю свою жизнь не слышал ни разу о промахнувшихся самоубийцах.
   -- Из рогатки, когтя. С такими тидьжики на охоту ходят на Гайе. Умудряются убивать зверей ненамного меньше тишодской заразы. А Мич умудрился снести крышу учебного корпуса на Санити. Как ножом срезал, подчистую. Говорят, грохот был страшный, но под обломки никто не попал. Представьте, выбегают курсанты на улицу, а там стоит щуплый тищодец, задумчиво вертит в руках рогатку в половину своего роста, чешет маковку и сокрушается о том, что у него на днях отобрали нормальный человеческий лучевик, а с помощью музейных экспонатов стреляться неудобно, он даже не может понять, как правильно целиться, -- рассказал Ник.
   -- Их счастье, что они не видели, как я целился и куда мог попасть. -- пробурчал Мич.
   -- Знаете, я пожалуй вас поддержу в вашем несогласии, -- сказал имперский офицер глядя на Домино.
   -- Не стоит, -- сказал Ник. -- Поверьте моему опыту, более подходящей кандидатуры на данный момент на планете нет. Этот парень кого угодно доведет до белого каления, а в сочетании с вороньим гнездом шедевр получится. Да через пару дней население этого города будет прятаться при одном упоминании о них. Здесь будет такой бедлам, что на беготню в вашем представительстве если и обратят внимание, то сочтут ее вполне естественной в создавшихся условиях.
   -- Я его прибью, -- заявил Мич в пространство.
   -- Кого?
   -- Мыслителя, который додумался до этого гениального плана. А потом разнесу этот город, вдребезги. Спляшу на руинах, пошлю всех далеко и надолго и подамся в пираты. Учтите, поймать меня без помощи тишодцев не получится, а помогать они не согласятся. Потому, что не принято.
   -- Мич, перестань рефлексировать, -- потребовала Кити.
   -- Но в первую очередь я повыдергиваю все перья вашим воронам. Чтобы знали, с кем связались. После чего натравлю их на вас. Чтоб вы тоже знали.
   -- Нина, стукни его, пожалуйста. Ты ближе всех, -- лениво попросил Ник.
   -- Кот помоечный, -- огрызнулся Мич.
   -- Крыса-альбинос, -- ответил Ник и протяжно зевнул.
   -- Вы очень хорошо друг друга знаете, -- отметила императрица.
   -- Детский сад, -- добавил ее офицер.
   -- Ник, не зли ребенка, -- попросила Луна.
   -- Не злить! -- окрысился Ник. -- Как же вы все мне надоели. Ник, сделай то, Ник, не делай того, Ник, подотри ребенку сопли, он же маленький, он боится, он не желает принимать решения, ему застрелиться проще.
   -- Ха-ха! -- сказал Мич. -- Ненавижу видящих. Ни черта вы на самом деле не понимаете. Пророки!
   -- Я не претендую на понимание, я просто вижу, понял, мелкий, трусливый крысенок!
   -- Я трусливый?! Я?! Это мне говорит человек, который настолько успешно забился в какую-то темную дыру, что его оттуда тянули всем составом владетелей? Я не ослышался? Да кем же он тогда себя считает?!
   -- Мич, прекрати истерику, тебе не идет! Ник, сядь, иначе я без помощи владетелей запихну тебя в такую дыру, что тебя оттуда даже папаша достать не сможет! -- рявкнула Кити.
   -- Ненавижу тишодцев, -- сказал Домино.
   -- А уж как я вас люблю! -- не остался в долгу Мич. -- Фурия на пенсии! Как вас вообще их флота не поперли? Доверили кем-то командовать... Да всем известно, что у фурий мозгов не может быть в принципе, им важны инстинкты!
   -- Таль, хватай этого недоумка и неси на место службы, пускай на воронах злость срывает, им полезно, -- велела Кити. -- Ник, сидеть я сказала, не делай из себя еще большее посмешище, чем ты успел сотворить за два последних года. Люк, лучше молчи, иначе я тебе напомню, за что ты тишодцев не любишь, соберу толпу побольше и напомню. Посмотрим, как сильно тебя после этого полюбят окружающие. Луна, ты зачем вообще здесь сидишь?
   -- Наблюдаю за вашими учениками. Очень интересно. Где вы только их находите? Я за всю свою жизнь только двоих повстречала, да и те фурии. А у вас, что не ученик, то талант с претензиями, терзаниями, истериками, попытками самоубийства, совершенно кретинским чувством юмора и умением водить за собой восторженные толпы. Я только одно не могу понять, почему они настолько друг друга не любят? Каким образом вы этого добиваетесь? И зачем?
   -- Она не добивается, это они сами, слишком уж характеры похожи, -- сказал Таши. -- Где бы ни встретились, сразу сцепятся.
   Мич душевно обложил матом всех присутствующих.
   Ник сел в кресло и застыл как изваяние, глядя в одну точку.
   Имперский офицер начал багроветь, имперские телохранительницы хихикать, сама императрица невозмутимо рассматривала потолок.
   -- Таль! -- повысила голос Кити.
   -- Я не твой ученик, -- заметил Тальядо, но со стула встал.
   Мич почему-то представил, как его сейчас скрутят, не смотря на всю врожденную силу и ловкость, и понесут представлять подчиненным. Вот посмешище будет, куда тому Нику с его контрабандистской сагой, наемничьим невезением и подзатыльниками от папаши на глазах у его же команды. Ника хотя бы не волокли как дитя малое, неразумное.
   -- Я сам, -- Мич шустро отскочил от Тальядо. -- Куда идти?
   -- Я же говорила, он умный, -- заметила Кити.
   Ника перекосило. Домино что-то прошипел. Имперский офицер неодобрительно покачивал головой, не прекращая этого занятия последние минут пять. А ее имперское величество улыбалась. Улыбалась довольно, как сытая кошка. Словно знала, что будет дальше. Знала, что из себя представляют тишодские полукровки. Мич к сожалению тоже знал, не сомневался, что он еще не раз пожалеет, но отступать уже было поздно. Либо все, либо ничего. Он честно попытался отказаться, его слушать не стали, он же младший. В том, что произойдет дальше, пускай винят исключительно себя.
  
  
  
   Мина Ллерой. Очень мелкая неприятность.
  
   -- Нее. Не откроет. Придется вызывать специалистов, -- Вадже немножко подергал стальную полосу, прикрученную к кованой двери и кованому же забору в качестве замка, и ухмыльнулся, продемонстрировав всему миру великоватые как для человека обыкновенного клыки. -- Или через верх полезет, если окажется молодой и горячий.
   -- В последнее время нам присылают выживших из ума стариков, -- заметила Амика.
   -- Их, наверное, не жалко, -- добавила Мина.
   Который по счету комдор должен был явиться еще полчаса назад, Мина не знала. Всех их запомнить не было никакой возможности. Они менялись очень часто, некоторые сбегали через неделю. Но до сих пор никто из них не опаздывал в первый же день. Ребята естественно обиделись на такое пренебрежительное отношение к себе и решили отомстить, сделать мелкую пакость, выставить комдора на посмешище с первого дня и специально.
   Предыдущих комдоров специально никто не выживал. Некоторых даже старались беречь от излишнего расстройства, но это не помогло. Комдоры попадались какие-то слабонервные, не понимающие шуток и не одобряющие большую часть действий своих подчиненных. А в итоге удирали, проклиная воронью стаю на все лады.
   -- Идет! -- радостно завопил Чад оседлавший дерево.
   -- Новый комдор? -- решила уточнить Мина, вопль "Идет!" она слышала уже раз восемь и никто не пришел.
   -- Откуда мне знать? Я его в глаза не видел. Но идет сюда. Точно.
   -- Прячемся! -- рявкнул Вадже.
   Все присутствующие мгновенно разбежались в разные стороны и попрятались в растущих поблизости кустах.
   Был ли это комдор, Мина так и не поняла, знаков различия соединения "Ласточки" на нем не было, как и флотской формы. Это был парень неопределенного возраста, небольшого роста, щуплой фигуры, светловолосый. Одет в оранжевый комбинезон, размера на два больше того, который был ему нужен. Он шел заплетающейся походкой нетрезвого человека и чему-то улыбался.
   -- Тишодец, -- зачаровано прошептал Вадже.
   -- И что? -- спросила Амика.
   -- Сейчас войдет
   -- Он? -- удивилась Мина.
   Вадже был дитя войны, причем типичное дитя войны, типичнее не бывает. У него были клыки, неопределенного коричневого оттенка волосы, несимпатичная физиономия и очень большая фигура, говорившая о очень большой силе. Вадже с трудом прикрутил ту железку и не без помощи ребят. А тут приходит мелкое нечто нетрезвого вида и он заявляет, что эта мелочь сейчас войдет.
   -- Это тишодец, -- повторил Вадже.
   -- Ах, тишодец. Да я их каждый день вижу, я о них все знаю, я даже имена их помню. -- страстно зашипела Мина.
   -- Не заводись. Тишодцы сильные и ловкие. Он придумает как ее разогнуть. Они слышат метал.
   -- Это?! -- Мина невежливо ткнула пальцем в мелкого блондина, как раз подошедшего к двери и удивленно смотревшего на оригинальный замок.
   -- Это, -- подтвердил Вадже.
   -- Странно, -- громко сказал тишодец. -- Нет, другую дверь искать не буду. Кому надо, тот пускай и ищет. Понастроили дверей. Уроды. Я войду тут.
   Вадже ошибся. Тишодец не стал раскручивать стальную полосу, он поступил проще. Стукнул по двери ногой, снизу вверх, она и слетела с петель, повиснув на полосе.
   -- Сами ремонтируйте, за свой счет, -- сказал удовлетворенно и поплелся дальше.
   -- Это он кому? -- спросила Амика.
   -- Где все?! -- завопил тишодец, войдя в дом. -- Неужели сбежали? Вот повезло. Не, я их ловить не буду, на ловлю я не соглашался. Я им что, рыбак? Я не рыбак, я пилот, я птенчик, я не комдор, даже не мечтайте, я хуже. Хи, никого нет. Кому я это рассказываю? Наверное, надо выспаться. Пить по ночам вредно.
   Ребята под акомпонимент разговора тишодца с самим собой начали выбираться из кустарника, отряхиваться и тихонько подкрадываться к дому. С не меньшими предосторожностями они вошли в дверь и наткнулись на странную картину.
   Тишодец сидел на полу в одном ботинке, одной рукой обнимал местного приблудного кота, второй хлопал по полу, словно пытался что-то найти на ощупь.
   -- Хм, -- сказал Вадже.
   -- Ага, сами явились. -- сказал тишодец обведя всех мутным взглядом. -- У вас дверь там сломалась. Хлипкая какая-то. Отремонтируете.
   -- Ты наш комдор? -- спросил Вадже.
   -- Не, я ваша галлюцинация. Я не могу быть комдором. Я неуживчивый, пьяный и тишодец. Полукровка. Полукровкам нельзя никого доверять, у полукровок терпения не хватает. Я даже рыбок отпустил на волю. Достали. Плавают, едят и размножаются, а я должен на них свое время тратить. Объясните кто-нибудь это Лейкен. Меня она слушать не хочет. Дрессировать пытается. Тишодцы дрессировке не поддаются, даже полукровки.
   -- Ты наш комдор? -- повторил вопрос Вадже.
   -- Не расстраивайся. Это ненадолго. Домино меня выпрет при первой возможности, а я ему эту возможность с удовольствием предоставлю.
   -- Ты наш комдор? -- жалостливо спросила Мина. Кажется, они вляпались, ничего ужасней этого парня она до сих пор не видела. Лучше бы очередного выжившего из ума старика прислали. Лучше бы десяток стариков прислали.
   -- Я ваш комдор, -- с долей сомнения подтвердил тишодец. -- Мич Шуман. Планета Тишоде. Пилот класса ДИ-17. До вчерашнего дня птенчик из Мутной Воды.
   -- Мы влипли, -- подтвердила подозрения Мины Амика.
   -- Вы ботинка здесь не встречали? -- спросил комдор. -- Серый такой. Удобный. Убежал куда-то.
   Вадже выудил из под перевернутого стула искомый ботинок и осторожно передал его новоприбывшему комдору.
   -- Я не кусаюсь, -- заявил в пространство тишодец.
   Попутно он пытался ботинок натянуть на ногу. Получалось у него не очень. Его все время клонило влево, ботинок надеваться на ногу категорически отказывался и успешно этому сопротивлялся.
   -- Что значит ДИ-17? -- шепотом спросила Мина у задумчивой сверх меры Амики.
   -- Значит что нам хана.
   -- А точнее?
   -- ДИ-17 значит, что за этого парня должны бы были передраться фурии, стрелки, Серая Эскадра и Клевер. Вместо этого он почему-то оказался в Мутной Воде.
   -- Может в разведке потребовался очень хороший пилот, -- попыталась найти объяснение Мина. При этом она смутно представляла, зачем разведчикам пилоты столь высокого класса.
   -- Мутная Вода не разведка, -- довольным тоном сказал комдор, в борьбе с ботинком он вышел победителем. -- Мутная Вода это сборище профессиональных паникеров, диверсантов, любителей создавать проблемы на пустом месте и просто не совсем адекватных личностей. Главное в Мутной Воде умение вовремя и очень быстро убегать. Пилотов ниже ВИ-6 туда не берут. Зато тех, кого вышвырнули из флота за неуживчивость, принимают с удовольствием. Судя по вашим характеристикам Кити давно вас заждалась. Нужно будет подкинуть ей эту идею. Пусть сама с вами разбирается.
   -- Вообще-то ты должен пытаться нам понравиться, -- сказала Амика.
   -- С какой радости? -- удивился комдор. -- Делать мне больше нечего, только и осталось нравиться сборищу идиотов. Если вам что-то не нравиться, пишите жалобы Домино. Он с удовольствием вас выслушает. И посочувствует. Я ему тоже не нравлюсь.
   -- Ты не пьян, -- сказал Вадже.
   -- Я не пьян, -- согласился комдор. -- Я уже почти трезв. Нужно было больше выпить и набить кому-то морду. Так никакая сволочь не попалась. Может Ник согласится? Его репутацию уже ничто не испортит, моя и то лучше.
   -- Ты ненормальный, -- заявила Мина.
   -- Совсем чуть, -- не стал спорить тишодец.
   -- Человек, который хочет быть комдором... -- попыталась воззвать к голосу разума Мина.
   -- А я не хочу. Меня заставили. Так что мне плевать на ваше обо мне мнение, -- невежливо перебил тишодец и широко улыбнулся. -- Пойду посплю.
   -- Поспишь? А нам чем заниматься?
   -- Придумайте что-нибудь. Не маленькие.
   -- Мы не станем тебе подчиняться.
   -- Можно подумать вы до сих пор кому-то подчинялись.
   -- Где твоя форма? -- поинтересовался Вадже, отодвинув в сторону кипящую от злости Мину. Миротворец выискался.
   -- Ах, да, форма. А я никак не мог вспомнить, о чем именно забыл. Как она у вас, кстати, выглядит?
   Тишодец почесал макушку, осмотрел комнату, словно надеялся увидеть образец обмундирования соединения "Ласточки", потом, столь же пристально, осмотрел своих подчиненных, ни один из которых не смог бы сразу вспомнить, куда засунул свою форму и печально вздохнул.
   -- Кажется с обмундированием здесь напряженка, -- заявил в пространство. -- Но мы что-нибудь придумаем.
   Амика, как самая умная стала тихонько пробираться к выходу, решив не дожидаться рождения гениальной мысли комдора. Мина зачем-то спряталась за широкой спиной Вадже. Чад и Саитоша глупо улыбались. Больше в комнате никого не было, у всех остальных не хватило храбрости войти.
   -- Придумал, -- комдор выдал счастливую улыбку и уверено осмотрел всех присутствующих. -- Пойдите к Домино и получите мой комплект обмундирования. Про размер спросите у Кити Лейкен. Она должна знать. Она вообще все обо мне знает. Ботинки не нужно, ботинок рассчитанных на тишодца у него наверняка нет. Проснусь, сразу одену.
   -- У Кити Лейкен?! -- переспросил Чад.
   -- Ага, -- подтвердил комдор.
   -- Спросить?! -- все еще не мог поверить в свалившееся на них счастье Чад.
   -- Я бы вас отправил спросить у моей бабушки, но ее выловить гораздо труднее, чем Лейкен. Цените. Я облегчаю вам задачу, -- он назидательно поднял вверх палец и стал крениться вправо. Подчиненные с интересом за ним наблюдали, всех очень волновал вопрос, упадет он или нет.
   -- Ты шутишь, -- попытался себя утешить Чад.
   -- Неа. Я даю вам первое задание. И попробуйте только его не выполнить. Я придумаю что-то похуже. Должен же я как-то компенсировать это кретинское назначение.
   -- Сам кретин, -- уверено сказала Мина.
   -- Возможно, но я ваш комдор, а комдор всегда чуточку умнее своих подчиненных, так что о ваших умственных способностях и говорить не стоит. Выполняйте задание.
   -- А если мы откажемся?
   -- Только в письменной форме и только через обращение к Домино, которое он естественно отошлет к Лейкен с просьбой забрать меня обратно, а она с удовольствием распространит среди своих знакомых. Не позорьтесь.
   Тишодец так и не упал. Он резко качнулся, выровнялся и привалился к стене, всем своим видом демонстрируя желание поспать. Потом зачем-то постучал по стене и с тяжким вздохом поднялся на ноги. Подчиненные его перестали интересовать окончательно.
   Саитоша восторженно выругался. Такие комдоры соединению "Ласточки" до сих пор не попадались. Все предшественники тишодца старались отдавать разумные приказы и проводить душеспасительные беседы. В отличии от тишодца им было не начхать на звание комдора и они старались держаться за него руками, ногами и зубами. Получалось у них плохо, терпения наверное не хватало.
   -- Кто рискнет пойти к Лейкен? -- поинтересовалась Амика, проводив бредущего непонятно куда тишодца нехорошим взглядом.
   Желающих естественно не нашлось, пришлось тянуть жребий.
  
  
  
   Вася Дрозд. Проблемы, проблемы, проблемы.
  
   Стас с ногами забрался в кресло, сжался в комок и сидел там с отсутствующим видом. Казалось, его не интересует ничто в этом бренном мире, его дух бродит где-то далеко и не скоро вернется. Да и после возращения у него вряд ли проснется интерес к какому-то лысому торговцу. Вот только вилаж почему-то невнимание к его персоне не устраивало. Он чего-то боялся, косился на окно, переводил безумный взгляд с Кешина, сидевшего у окна, на эльфа баюкающего плазмомет и, кажется, мелко трясся.
   Вася все это время пытался понять, что именно происходит и как Стасу удалось достичь такого эффекта, не произнеся ни слова. Он вообще ничего не делал, просто сидел. Страшный человек.
   Кешин не сводил с вилаж глаз, то ли боялся попытки к побегу, то ли наслаждался достигнутым эффектом. Хорошо хоть пообещал не пытаться того убить. Данное слово японец постарается сдержать. Слабое утешение.
   -- Ну и... -- устало произнес Стас остановив пустой взгляд на стене напротив.
   Торговец почему-то подскочил. Кешин нехорошо усмехнулся и сжал руки в кулаки. Альдо закинул плазмомет на плечо и стал насвистывать. Возможно, эльф единственный из присутствующих понимает что делает. Стрелять в закрытом помещении он точно не собирался. Даже зарядник отстегнул от греха подальше. Правда, вилаж сообщить столь радостную весть забыл.
   -- Ты не поймешь, -- взвизгнул торговец, уставившись на плазмомет.
   -- Забыл добавить, "жалкое отребье", -- задумчиво произнес эльф.
   Вилаж стремительно побледнел и затравленно посмотрел на Васю.
   -- Мне ничего не нужно понимать, -- сказал Стас. -- Я знаю. Знаю гораздо больше, чем вы. Мои источники информации вам даже не снились. Мне просто интересно, что вы собираетесь делать, когда семипалые из Полыни потребуют у людей объяснений по поводу того, что люди используют в качестве накопительных экранов куски могильников хранящих память их предков? Думаешь, владельцы верфей не укажут на поставщиков? С радостью укажут, жить им еще хочется. А убытки они как-нибудь окупят и больше не будут связываться с сомнительного происхождения новинками. Неплохой урок, на самом деле.
   -- Но мы не знали! -- чему- то обрадовался вилаж.
   -- Правда? Ладно, поверю. Изначально вы не знали. Но на данный момент все отлично знаете, вы же расшифровали данные. А могильники распродавать продолжаете. Прибыль прежде всего, да? Вы на эти деньги спонсируете разных революционеров выгодных вам, нанимаете тидьжиков, поддерживаете воинственных сектантов. Надеюсь, семипалые поступят соответственно.
   -- Соответственно? -- переспросил вилаж.
   Вася тоже заинтересовался. Семипалые не воюют, уже довольно давно. Так что смыть кровью это оскорбление не смогут. Что же тогда?
   -- Казнь, -- сказал Стас. -- За оскорбление смерти, только смерть. И это будет не война. Всего лишь казнь преступников. И на вашу защиту никто не бросится. У них и без того проблем будет больше, чем они могут представить. Всем причастным к кораблям, так или иначе придется доказывать, что они осквернили память предков непреднамеренно. Потом собирать куски могильников. Возвращать эту память потомкам, лично в руки. Еще обряд очищения и повинная перед мертвыми предками. В общем, весело будет всем. У семипалых очень трепетное отношение к предкам. Это ведь кладбище, архив и храм одновременно. Не стояло их трогать.
   -- Но мы не знали, что это их архивы и предки, -- несколько неуверенно произнес вилаж.
   -- В это я, пожалуй, поверю, -- сказал Стас. -- Думаю, вы решили, что раз это сокровище не охраняется, то оно никому не нужно. В этой галактике куча народов исчезли бесследно. Логично. Вы только не учли, что никому кроме вас в голову не придет растаскивать на куски кладбище. Законы слишком суровы, а сведения хранящиеся там можно получить на добровольной основе. На самом деле вы даже не первые люди, которые поняли, что это такое. Но семейка Корда в отличии от ваших старших такую находку бережет, холит и лелеет. Они, конечно, нарушают покой памяти, когда изучают архивы, но предки у семипалых разговорчивые и на нечастые приходы посетителей не обижаются. Вот так вот. Неразумные вы.
   -- Так она знает?! -- взвился вилаж.
   -- Знает, -- кивнул Стас. -- Кстати, с тидьжиками вы тоже погорячились. Как думаешь, что сделают их старшие, когда поймут, кто нанимал погибший молодняк? И это ведь тоже будет не война.
   -- Это же... Ты же человек, ты не можешь так спокойно говорить...
   -- Могу, -- Стас прикрыл глаза и добавил. -- Слишком простой выбор. Спасать то, что мне дорого или то, что мне хочется уничтожить своими руками? Я предпочел первое. Да и у вас есть возможность спастись. Просто отдайте всех, кто принимал эти решения. Отдайте тех, кого они потребуют и остальных не тронут.
   -- Но...
   -- После этого у вас не останется никого способного принимать решения, да? А я знаю. И меня это полностью устраивает. Вы по любому долго не протянете. Еще несколько поколений и вы окончательно деградируете. У вас даже на данный момент слишком большие проблемы с разумом, чтобы можно было что-то исправить. Деление на думающих и подчиняющихся только все ускорило.
   Вилаж изумленно уставился на эльфа, на что тот пожал плечами и тяжко вздохнул. Рассказывать о том, откуда его любимый учитель столько всего знает, он не желал, или сам этого не знал.
   -- Так они скоро вымрут? -- задумчиво спросил Кеншин.
   -- Ага, -- отозвался Стас. -- Хочешь сделать напоследок какую-то пакость? Я не против. Только не в этом городе. Здесь и без того ситуация, дальше просто некуда. Веселенькая такая ситуация. Все только и думают, как бы что-то получить и ничего за это не отдать. И все уверенны, что они имеют на это право.
   -- А Крылатое Королевство? -- заинтересовался Вася.
   Эльф насмешливо хмыкнул и переложил плазмомет на колени.
   -- То же самое. Только подход у них другой. Они предпочитают, чтобы им все отдавали добровольно, еще и уговаривали принять этот щедрый дар. -- сказал Стас. -- Интересные люди на самом деле. То ли сами не понимают, что делают, то ли просчитали какие-то вероятности на тысячелетия вперед и теперь осторожненько направляют человечество по выгодной им траектории. Сложно понять. А узнать еще сложнее. Ангелов ловить вообще бесполезно, сбегут на самом интересном месте, младшие ничего не знают и никуда не лезут, зато имеют дурную привычку звать на помощь и жаловаться, натуральные дети, старшие непойми чем занимаются и непонятно чего добиваются. Кстати, структура правления у них занимательная, мягко говоря, такой себе муравейник. Там есть и защитники и рабочие. Все что-то делают, перетаскивают, собирают сведения, ведут переговоры и как-то это все сортируют. Зачем, черт их знает. Никакой королевы в центре этого муравейника нет. Куда стекаются сведения тоже не понятно. Как они координируют свою работу, тем более. Каждый занимается своим делом, не интересуясь мнением всех остальных. Странно.
   Стас подпер ладонью подбородок и уставился на стену, словно надеялся, что там написано, как правительство Крылатого Королевства умудряется настолько эффективно работать.
   -- Ладно, пора спать. Нам есть чем заняться завтра.
   Даже вилаж согласно покивал. Хотя, ему то какая разница?
  
  
   Проснулся Вася от вопля в исполнении кому-то дорогого напарника.
   -- Сбежал! -- завывал Кешин, наматывая круги по комнате.
   Вася дернул ногой, чуть не навернулся с неудобного, узкого и коротковатого диванчика, и каким-то чудом выпутался из одеяла.
   -- Кто? -- прохрипел как мстительный призрак страдающий простудой.
   Напарник услышал, замер посреди комнаты и выдохнул.
   -- Вилаж.
   -- А, -- сказал Вася и потянул одеяло обратно. Ловить какого-то лысого идиота, шляющегося посреди ночи по улицам этого города он точно не собирался. Любимые начальники очень просили ночью не покидать помещения. Ночью город мыли, дезинфицировали и ремонтировали. А попасть под руку механизму, занятому работой, не самое разумное, что можно сделать. Рискнуть можно только желая пооригинальнее отправиться в мир иной. Искусственный мирок старой модели, чтоб его.
   -- Сбежал! -- рявкнул Кеншин так, что Вася подскочил. И не надоело ему орать. Ну сбежал, так что теперь, флот отправлять наперехват? Пользы от с таким трудом принесенного в гостиницу пленника все равно не было. По крайней мере, Вася этой пользы точно не заметил. А тут еще корми его, охраняй.
   -- Кто? -- поинтересовался откуда-то из темноты Стас.
   -- Вилаж! -- повторил Кеншин.
   -- Пускай бежит, -- равнодушно отозвался Стас. -- Это их запутает. Не зря же я тут столько времени вел дурацкие беседы и рассказывал о Крылатом Королевстве. Хоть какая-то польза.
   -- От кого? -- вяло удивился Кеншин, сообразив, что бросаться в погоню никто не собирается.
   -- От всех. Пускай боятся и воображают себя основной мишенью. Семипалые завтра должны появиться. Так что вилаж вряд ли рискнут вмешаться. У них проблем...
   -- Во что вмешаться? -- спросил Вася. Да что на этой дурацкой планетке происходит? Интриги какие-то, пленники, побеги, коротышки.
   -- Лучше тебе пока не знать, особенно с твоей страстью к подвигам и проблемами с даром. Да если и узнаешь, смысл? Все равно никак повлиять не сможешь.
   -- Но... -- Вася и сам не знал, что хотел сказать.
   -- Земной Федерации ничем этот дележ территорий и сфер влияния не грозит. Мама присмотрит. Ты лучше о своей незавидной участи подумай.
   -- Ага, -- сказал Вася. Думать о своей участи совершенно не хотелось. Ничего хорошего в голову не приходило. Как-то не тянуло его изображать подопытную крысу. Да и с разрешением пилотировать корабли можно будет распрощаться. В лучшем случае. В худшем вообще где-то запрут, как опасного мутанта. Опасных мутантов Вася видел только в дурацких сериалах о дальних рубежах, но почему-то не сомневался, что цивилизованные ученые не будут церемониться с тем, кого будут искренне считать не совсем человеком. Вот только как можно всего этого избежать, непонятно. Первая медикаментозная проверка и полезут дружно призраки вместе с богами. Хоть бери и добровольно из флота уходи. Чего тоже совсем не хочется. Только-только нашел место, которое хоть иногда нравится.
   Вася тяжко вздохнул и повалился на диванчик. Лучше поспать. Может на свежую голову что-то достойное внимания придумается.
  
  
  
   -- Да чтоб тебя, крыса подзаборная!
   Орали так, что Вася все-таки свалился с дивана и забарахтался в одеяле, пытаясь понять, кто там орет и по какому поводу.
   -- Да чтоб ты подавился своими заданиями, сволочь беловолосая!
   -- Поэтичненько, -- пробормотал Вася и стянул одеяло с головы.
   Посреди комнаты стояла девица обряженная в незнакомую униформу и увлеченно пинала детали плазмомета.
   -- Какого разбрасывать возле окна всякую хрень?! Тут же люди ходят!
   Вопила тоже она.
   -- Эй, -- позвал Вася.
   Девицу зафутболила очередную деталь под стол и недоверчиво уставилась на сидящего на полу полуголого парня.
   -- Ты не эльф, -- сказала так, словно Вася обязан был в этом раскаяться и уйти в монастырь, замаливать этот грех.
   -- Нет, -- согласился с очевидным пилот и задумался о том, откуда на этой планете столько ненормальных? По идее неадекватных личностей сюда вообще пускать не должны, просто ради спокойствия. Мало ли что им в голову взбредет? Пойдут еще, какого-то политика пристрелят. Доказывай потом, что это случайность.
   -- Где этот гадский эльф?! -- взвыла девица, заметив, что ее самым наглым образом игнорируют.
   -- Спит, -- обреченно сказал Вася. -- Ночь на дворе. И чего вы все шастаете? Клуб суицидников, какой-то, а не планета.
   -- Иди, разбуди, -- царственно велела девица и уселась на подоконник скрестив ручки на груди.
   -- Своему мужу приказывай, -- огрызнулся Вася и пошел будить. А что оставалось делать? Не выяснять же отношения с этой ненормальной. А в то, что она добровольно уйдет и перестанет мешать спать, верилось мало. Точнее, совсем не верилось.
   Альдо спал в соседней комнате на полу и блаженно улыбался. То ли изначально там улегся, то ли свалился во сне из сдвинутых вместе стульев. Спит как младенец, с наушниками в ушах, скотина. Наверняка предполагал, что в покое их дружную компанию сегодня не оставят. Мог и предупредить.
   Вася потыкал эльфа ногой в бок, тяжко вздохнул, отобрал наушники и радостно заорал:
   -- Война, воры, хватай плазмомет! Тидьжики!
   То, что произошло дальше стояло прерванного сна и окончательно испорченного настроения. Эльф взвился в воздух как ошпаренный кот, налетел на стулья, с грохотом влетел в стену и начал художественно ругаться ползая по полу и шаря по нему рукой.
   -- Ага, эльф, -- тоном людоедки-гурманки произнесла девица заглянувшая в комнату. -- Нашелся, родственничек.
   Альдо тряхнул головой и недоверчиво уставился на девицу, кажется ее среди своей родни он не припоминал.
   -- Ворона, -- сказал задумчиво.
   -- Какой догадливый, -- восхитилась девица. -- Но теперь это и твои проблемы.
   -- Что?!
   -- Поздравляю, парень. Вчера твой сколько-тоюродный братец был назначен нашим комдором и, похоже, решил за это страшно отомстить всем, кто под руку попадется. Первыми попались мы. К несчастью. А потом, к счастью, он вспомнил о твоем существовании. Так что теперь это и твои проблемы тоже.
   -- Какой братец? -- взвыл Альдо.
   -- Мелкий такой, белобрысый, типичнейший тишодец, -- весело подсказала девица.
   Альдо на мгновение задумался, а потом обреченно произнес:
   -- И кому из семейки Шумана я понадобился?
   -- Мичу, -- счастью девицы не было предела.
   -- О, -- сказал эльф, поудобнее усевшись под стеной. -- Я вам сочувствую. Лучше бы это был Ярослав. У него конечно чувство юмора странное, но некоторая доля жалости все-таки есть. А Мич... Легче застрелиться. А Мич мстительный и недовольный... Зачем я на эту планетку сунулся? Подождал бы Стаса где-то на рубеже, отдохнул, подрался с кем-то. Убили бы меня и все проблемы бы разом исчезли. Так нет же, совесть откуда-то вылезла. Гадость какая.
   -- Что здесь происходит? -- мрачно поинтересовался Стас из темноты и вышел из своей комнатушки, пытаясь пальцами расчесать торчащие во все стороны волосы. -- Какой еще Мич?
   -- Мелкий, белобрысый, -- как-то неуверенно сказала девица. -- Типичный тишодец. Наш комдор.
   -- Наш?! -- удивленно переспросил Стас.
   -- Не ваш, а наш, -- поправила девица. -- Амика Тихая, пилот-тактик соединения "Ласточки". Получила приказ найти родственника комдора, передать ему записку и напомнить о долге, -- радостно отрапортовала она.
   -- О долге? -- Стас удивленно посмотрел на своего ученика. -- Каком еще долге?
   -- Не знаю, -- девица солнечно улыбнулась. -- Вот записка.
   Она пошарила по многочисленным карманам и извлекла откуда-то измятую бумажку, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении куском бумажных занавесок, украшавших окна в местных дешевых кафешках. Эльф послушно бумажку взял, расправил и углубился в чтение.
   -- Альдо, -- позвал Стас.
   -- Я все понимаю, -- печально отозвался ученик. -- Но ничего не могу сделать. В этом случае лучше сделать, что просят и надеяться, что обо мне на некоторое время забудут. Мич, он хуже стихийного бедствия. Он очень умный. Только ум у него какой-то странный, к нему иногда такие идеи приходят, что твоей Глубине и не снилось, даже в кошмарах. Если я не соглашусь, он придумает что-то хуже. А еще у меня долг перед ним и я... Стас, я ведь по любому обязан ему помочь, даже самый пропащий балбес не откажется, ты же понимаешь. Он же...
   -- Признанный старший, -- сказал Стас. -- Эта структура власти меня бесит. Что из себя этот твой родственник представляет?
   -- Мелкий, белобрысый, типичный тишодец, -- приторможено повторил Вася слова девицы. Наверное, так и сходят с ума. Потому что под описание мелкий, белобрысый отлично подходил сам Стас. То ли он раздвоился, то ли таких вот недоразумений по галактике бегает великое множество. То ли это очередной выверт подсознания, связанный с проснувшимся даром. -- Интересно, какого цвета у него глаза?
   -- Светлые, голубенькие такие, -- сказала девица и с подозрением посмотрела на Стаса. -- А еще он смуглый и лицо тоже, такое, изящное.
   -- Может это он и есть? -- отстраненно спросил Вася. -- Или клон.
   -- Нет, -- девица отмахнулась и изобразила улыбку. -- На тишодца, конечно похож, но на нашего комдора не очень. Наш смазливее, хоть и полукровка.
   -- Ага, -- сказал Вася. -- Надеюсь, мне больше никто не помешает спать. Безумная планета.
   Ему вразнобой пожелали спокойной ночи и проводили глазами до диванчика, потом некоторое время пошептались и мирно разошлись. Девица полезла в окно. Эльф пристроился возле перевернутых стульев. А Стас утопал в темноту своей комнатушки, с единственной нормальной кроватью в этом номере. Самое странное, что Кеншин так и не проснулся.
   Хорошо ему.
   -- Надеюсь, мне никто не помешает спать, -- повторил Вася.
   Как бы не так.
  
  
   Бамц!
   Дзинь!
   -- Ааааа!
   Вася подскочил как ужаленный и ничего не понимая уставился на источник звука. Над столом металась кем-то активированная капля передатчика, о которой пилот умудрился напрочь забыть. Она то надувалась, то схлопывалась, становясь невидимой, то покачивалась. Словно пыталась привлечь к себе как можно больше внимания.
   -- Странно, -- сказал Вася. Похоже это сговор, точнее заговор. Его цель -- не дать выспаться пилоту Земной Федерации Василию Дрозду.
   -- Вызов, вызов, вызов, -- гнусаво запричитал кто-то, похоже, сама капля.
   Вася почесал макушку и задумался о том, кого будить в первую очередь. Очень хотелось разбудить Стаса, но это казалось опасной затеей.
   -- Вызов, -- страдальчески подвывала капля. Потом ей это надоело, и она последовательно выдала уже знакомые звуки.
   Бамц!
   Дзинь!
   -- Аааааа!
   -- Ага, -- сказал Вася. -- Эта дрянь говорящая. Не могли на приятную музыку настроить, гады. Вот за что мне все это?
   -- Вызов, вызов, вызов.
   -- Да я уже знаю, -- отмахнулся пилот и опять пошел будить эльфа.
   Учитель его, вот пускай и разбирается, что делать с шумным оборудованием. Или учителя будит, если смелости хватит.
   Бамц!
   Дзинь!
   -- Аааааа!
   -- Как же меня все это достало, -- тоскливо произнес пилот, потыкал Альдо ногой в бок и потянулся к наушникам.
   -- Да что здесь опять происходит?! Кого еще принесло?!
   Вася торопливо отскочил от мирно спящего эльфа и ошарашено уставился на его учителя, выходящего из темноты своей комнаты как привидение из стены. Стас был зол. Очень. Побудки ему тоже не нравятся, а приобрести наушники он не догадался. Страдалец.
   -- Эта штука вопит, -- Вася указал пальцем на пошатывающуюся каплю и еле удержался от того, чтобы не пнуть лежавший поблизости стул. Как он понимал в этот момент девицу в униформе. Эта парочка, вместе со своими ненормальными родственниками и безумным оборудованием кого угодно доведет. -- Я спать хочу! Я и вчера не выспался, и сегодня мне спать мешают! Психи!
   Бамц!
   Дзинь!
   -- Ааааааа!
   -- Вызов, вызов, вызов.
   -- Да заткнись ты! -- рявкнул Вася на каплю.
   -- Если мне опять хотят дать какие-то дурацкие инструкции, я выслушаю, приму к сведению, а потом, когда все закончится, отомщу. Страшно отомщу. Все родственники Альдо от зависти передохнут. -- задумчиво произнес коротышка, зевнул и медленно побрел к надрывающемуся передатчику.
   Сочувствовать вызывающим совсем не хотелось. Вася бы коротышке даже помог. Неужели так сложно узнать, сколько сейчас времени в этом проклятом городе и дать людям выспаться? Стихийное бедствие у них там, что ли?
   -- И? -- сказал Стас ткнувшись носом в успокоившийся передатчик.
   В ответ быстро и гнусаво забормотали. Говорили долго, невнятно и бесстрастно.
   -- И? -- опять повторил Стас. -- Вы меня, между прочим, разбудили. Если не объясните сейчас зачем, можете меня больше не искать.
   Бормотание повторилось.
   -- Ангелы, значит. Крутятся и вынюхивают. Флот пропал. Знать хотите. Надеетесь на мое благоразумие? -- тон у Стаса был очень задумчив. -- Действительно, именно благоразумие. Как же я не догадался?
   Бормотание стало громче, правда, понять что-либо Вася опять не смог.
   -- Ага, -- радостно улыбнулся коротышка. -- Это очень похоже на угрозу. Выследили, значит, сдадите маме?! Вы меня считаете идиотом, или ее дурой? Я вам ничего не должен, так что можете идти со своими угрозами, очень далеко. Расскажете? Кому? Вы совсем идиоты или притворяетесь?! Ах ангелам, которые вынюхивают и крутятся! Так идите и рассказывайте! Надоели! Еще раз попробуете со мной связаться, у охотников за головами появятся координаты вашего острова! Клянусь! Плевать мне на ваши данные, пользы от них еще меньше, чем от вашего оружия. Кретины.
   Высказавшись, Стас прихлопнул ладонью линзу передатчика и задумчиво уставился на Васю.
   -- Что? -- спросил пилот, подозревая, что его сейчас будут убивать.
   -- Да так, не мешало бы кое-что проверить. Не одним же нам изображать безсонницу.
   Стас пригладил волосы и задумчиво посмотрел на передатчик. Тот послушно вытянулся в уже знакомую каплю и заколыхался в ожидании.
   -- Это ведь доброе дело.
   Следующие минут пятнадцать Вася наблюдал за тем, как Стас ведет очередные переговоры на непонятном языке. Спать почему-то уже не хотелось, да и предчувствие было неприятным. Словно сидишь в пилотской рубке, а в корабль кто-то целится. Очень похожее ощущение.
   -- Понятно, -- сказал Стас. -- Поздравляю. -- обернулся к Васе. -- Тебе все-таки не повезло, как я и думал. Не зря же эти сволочи смогли меня найти. Наблюдали они за вашей парочкой, а тут я, какая радость. Сволочей конечно к утру успокоят, представительство у ангелов большое, штук сто таких команд по сбору информации можно спрятать, но твоих проблем это уже не решит.
   -- Проблем?
   -- Проблем с даром. В общем, есть такое оборудование, я не очень понимаю, как оно работает, но с его помощью можно вычислить видящих, чайту. И тебя вычислили, в каком-то баре, совершенно случайно. И заказ взяли. И не один. Подзаработать захотели. Как же, такая редкость и не в Крылатом Королевстве. Придурки. Необученный видящий такого может наворотить...
   -- Ничего не понимаю, -- честно признался Вася.
   -- А что тут понимать? Тебя сейчас по моим данным ловят вилаж, причем вполне официально, тебя посол Земной Федерации фактически продал, за поставки ворованных кусков могильника. Адмирала Шутейко предупредить не соизволили, догадались, что она такие методы борьбы с мутациями не одобрит. Вот сюрприз будет, когда эти поставки накроются медным тазом, а моя злобная мама начнет разносить представительство... -- коротышка довольно улыбнулся.
   -- Мне от этого не легче, -- сказал Вася. Вот и дождался. Сбылась мечта идиота, послужил родине. Оказалось, нужен некий Василий Дрозд этой родине только в качестве диковинки, которую можно продать за возможность что-то там сэкономить при строительстве кораблей. То ли гордиться, что так высоко оценили, то ли пойти и застрелиться от обиды, что шанса доказать свою полезность в другом качестве никто давать не собирается.
   -- Сейчас тебе станет еще сложнее, -- сказал Стас. -- Еще за тобой охотится несколько команд охотников за головами, но к твоему счастью, на эту планету их не пустили, понятия не имею, кто платит ним. И понятия не имею, что тебе теперь делать. Тут никакая охрана не поможет, охотники ребята упорные.
   -- Откуда ты знаешь? -- спросил Вася.
   Стас хмыкнул.
   -- Внешнее кольцо доложило.
   -- Что?
   -- Не что, а кто. Внешнее кольцо. Я в центре, веду переговоры, лезу не в свое дело, всячески привлекаю внимание, маюсь дурью и под шумок занимаюсь сводничеством нужных людей и делюсь информацией. Внутреннее кольцо, что-то вроде телохранителей-невидимок. Они меня страхуют и делают все, чтобы я не отвлекался на всяких нехороших личностей пытающихся мне навредить. Интересные ребята, они бы тебе понравились. Если доживешь, познакомлю. Внешнее кольцо занимается наблюдением, сбором информации не касающейся нынешней ситуации, но способной оказать на нее влияние. А еще они в крайнем случае занимаются эвакуацией, но до этого обычно не доходит.
   -- Понятно, -- сказал Вася. Приперся на планету белобрысый раздолбай и начал во все совать свой нос. Ага, как же. С этими кольцами все выглядит совсем иначе. Человек сам себе представительство, а вокруг куча подчиненных, охраны и прочее. Умом тронуться. -- И что мне делать?
   -- Не знаю. Тебе решать. О вариантах я тебе уже сказал. Сразу хочу предупредить, что волей идущие очень плохой вариант, лучше застрелиться. Мне на самом деле очень повезло с родственниками, если бы не они, закончилось бы тем, что я или красиво умер, изображая героя, как мой учитель, когда начали ломать волю, или поддался и сейчас метался по галактике вместе с остальными оголтелыми фанатиками, давно переставшими понимать к какому виду они относятся и кому вредят своими действиями. Тебе ведь не хочется однажды очнуться и понять, что ты фактически поставил планету на грань вымирания только потому, что голосам в твоей голове захотелось испытать изобретенный ними яд.
   -- Яд?
   -- Ага. Яд. Вдруг именно эти существа станут частью прилива, тогда от этой части можно будет запросто избавиться. А испытать на ком-то надо обязательно, вдруг найдутся способные выжить. Мерзко.
   -- Ты шутишь?
   -- Нет, -- Стас мотнул головой и посмотрел куда-то сквозь стену. -- Самое мерзкое, что все делается не во имя чего-то, чем можно это оправдать, а просто на всякий случай.
   -- С ума сойти.
   Оказывается, все проблемы познаются в сравнении. И вилаж желающие покопаться в ДНК не самое плохое, что может случиться. Теперь бы еще как-нибудь выжить и дождаться того момента, когда проклятые торговцы вымрут. Возвращаться на Землю совсем не хотелось. Что его там ждет? И кто? Куда можно пойти неясно. Еще и проблемы с головой намечаются. На этом фоне суицид выглядит совсем неплохо, но это на крайний случай.
   Ах, да, еще один вопрос.
   -- А чего от Альдо хочет его мелкий и белобрысый родственник?
   -- Шума, беготни и неприятностей. Есть несколько очень умных наемников, неуловимых, периодически подрабатывающих убийствами. Представляешь, что будет, если эти личности объявятся в городе?
   Вася представил. Будет паника, во всех представительствах сразу. Мало ли кто кого убить захотел.
   -- Ого.
   -- Вот тебе и ого. Знать бы еще, зачем эта беготня Крылатому Королевству. Вряд ли этот мстительный тишодец просто решил развлечься. Хотя, может и решил. Тишодцы, они очень странные.
   Вася с подозрением посмотрел на коротышку. Последнее высказывание ему тоже подходило, очень странный парень. Только место рождения немного смущало. Тишодцы, как и большинство жителей Крылатого Королевства, по своей сути те еще мутанты, так что сыном Шутейко должны были заинтересоваться соответствующие службы. Но, ничего подобного не произошло. Даже дефект из-за которого его не допустили к военному флоту, оказался ерундой не превышающей допустимые для Земли три процента, не говоря уже о семи процентах для тех, кто живет от Земли далеко. Странно все это. И вообще, очень интересно, что все эти проценты из себя представляют на самом деле? Если Вася хоть что-то помнил из преподаваемого сначала в школе, а потом в учебке, три процента изменений в ДНК, вряд ли бы кому-то позволили оставаться человеком. Или он что-то путает?
   -- Ладно, сказал Стас. Нужно попытаться поспать. Завтра может произойти все что угодно. Семипалые угрожать будут, реакция может быть очень разная у представительств. А у вилаж вообще есть дурная привычка заниматься глупостями под шумок. Могут ведь решить, что получится оправдаться, у них неправильное представление о семипалых, верят, что семипалые мирные существа. Так что, мало ли? Надо этот день как-то пережить и сделать что-то полезное. Потом может не хватить времени.
   -- Ага, -- сказал Вася, хотя, сказанное к нему вряд ли имело какое-то отношение. -- Выспаться.
   Он проследил, как Стас исчезает в темноте, немного постоял, подумал, тяжело вздохнул и решил одолжить у эльфа его наушники. Лишь бы не проснулся в процессе. А если будет завтра ругаться, ничего страшного. Есть проблемы похуже. Главное пережить, да.
  
  
  
   Мич Шуман. Операция "А вот и дурдом приехал"
  
   -- Я не стану этого делать, -- Амика злобно сверкнула глазами и гордо вздернула нос. -- Вот сам это одевай и приставай, к кому хочешь.
   Девушка несколько раз тряхнула не понравившимся платьем перед носом Мича. Что ей не нравится? Насколько Мич понимал, отличное платье. И размер подходящий, он специально уточнил.
   Мич оперся локтем об подлокотник кресла, на котором сидел, подпер ладонью подбородок и внимательно осмотрел своих подчиненных. С виду люди как люди, зато неприятностей от них. Сидят, спины прямые, напряженные. То ли бежать готовятся, то ли нападать. Одна Амика изображает недовольство.
   -- Я бы с удовольствием, но парень любит грудастых женщин, а не мелких парней, -- сказал Мич. Он даже вздохнул, вдруг девица оценит. -- Его нужно просто отвлечь и пустить ложный сигнал. Я не прошу тащить его в темный угол и насиловать. Как же вы меня достали.
   -- Мы достали! А сам! -- взвыла Амика. Чего только поиски униформы стояли. Потом пришлось ночью бегать по городу, стараясь обходить местных уборщиков по широкой дуге, лезть в номер к каким-то парням, через окно, ведь в холе, а тем более в баре, мимо которого пришлось бы пройти, мог бы быть кто-то способный увидеть и запомнить странную посетительницу. И это только ей. Чаду вообще воровством пришлось заняться, а Саитоше запугиванием каких-то девчонок. Издевается, гад.
   -- Ладно, как хочешь. Придется устраивать пьяную драку, -- задумчиво произнес Мич, внимательно осмотрел притихших парней и не менее задумчиво добавил. -- Вам ведь не впервой.
   -- Что? -- не поверил своему счастью кто-то.
   -- Вы отказаться не сможете, -- Мич добавил в голос мрачности. -- Если понадобится, я в вас выпивку собственными руками волью, а потом пинками погоню к центру слежения за пространством. Весело будет. На весь город прославитесь.
   Парни переглянулись и умоляюще уставились на Амику. В том, что новоиспеченный комдор сможет выполнить эту угрозу, никто не сомневался.
   -- Ты гад, -- страдальчески произнесла Амика и выхватила из рук комдора нечто названное по недоразумению платьем. Парней было жалко, а не выполнить очередной кретинский приказ этого комдора себе дороже. Он обязательно придумает что-то хуже.
   Мич проследил, как очередная жертва его плохого настроения уходит переодеваться и задумался. Проучить этих ребят, конечно, стояло, а то возомнили себя неприкасаемыми, да и полученные от Домино указания соответствовали предпринятым шагам. Вот только делалось все большей частью в угоду обиде и злости, поэтому не блистало ни продуманностью, ни оригинальностью. Мич вообще прошелся по списку нарушений своих подчиненных, выбрал самые нелепые и заставил их повторить эти милые шалости на бис. Интересно, как скоро ребята поймут, что в другой обстановке и при наличии вдохновения они все это уже делали и тогда не считали это глупым и нелепым? Должны же они понять, не совсем идиоты.
   Самое интересное начнется дальше, когда на сцену выйдет Альдо со своими малиновыми браслетами. Изобразить панику. Заставить ворон ловить призраков, ошибаться, появляться в самых неожиданных местах и старательно действовать всем на нервы. Представительство Крылатого Королевства должны завалить жалобами по самую крышу. Дамс. Дурацкое задание. Мутная вода в чистом виде. Да и странно все это. Будет столько шума, что кто-то наверняка заинтересуется для чего это нужно. С представительства глаз спускать не будут. Разве что шум должен прикрыть деятельность вовсе не представительства.
   Интересно, чью?
   Спрашивать бесполезно, сделают большие глаза и страшно удивятся, в лучшем случае. Или пошлют заниматься своими делами и не лезть в чужие. Но ведь любопытно.
   Мич мечтательно улыбнулся, не заметив, как его подчиненные начали переглядываться в ответ на эту улыбку, потер пальцем переносицу и уставился в окно.
   Ангелы, да и прочие признанные старшие вряд ли станут помогать кому-то по доброте душевной. Конечно, репутации Крылатого Королевства давно уже ничего не грозит по той простой причине, что эта репутация и без выходок ворон не блещет. Но подтверждать правоту враждебно настроенных центральных созвездий просто от нечего делать как-то слишком. Следовательно, эта беготня и куча жалоб должны принести какую-то пользу. Если учесть присутствие в представительстве рыжей императрицы и задумчивый вид Ника, польза может быть связанна с Седьмой Империей. Если это не еще один способ отвлечь внимание.
   Не хватает данных для анализа. Жаль. Как бы их добыть?
   Лезть в систему оповещения? Так там Домино, он заметит. Пытаться подслушать вообще глупо. Как-то не хочется в очередной раз выставлять себя на посмешище. В крайнем случае, можно будет попытаться что-то найти среди мусора импульсных передач и "Быстрых линий", но это на крайний случай, как-то не хочется заинтересовать своей персоной аларов и иных. Любимого начальства хватает с головой. А они ведь обязательно заинтересуются, недоверчивые гады. Ладно, если посчитают очередным любопытным болваном от Крылатого Королевства. У них самых таких болванов хватает, если на каждого тратить время, ни на что другое не хватит. А если нет? Еще нажалуются, попросят обратить внимание, напомнят о договоре. Оно того не стоит. Так что лезть в этот мусорник придется, только если совсем выбора не останется.
   А пока лучше заняться тем, о чем попросило начальство. Побольше шума, да.
   Мич глубоко вдохнул и посмотрел на подчиненных. Сидят, изображают готовность служить, глаза внимательные, как у собак, ждущих от хозяина команды. Сборище актеров и актрис. И не понимают ведь, что им делают уступки, очень много уступок, все надеются, что эти личности повзрослеют и начнут приносить пользу. На самом деле очень талантливые ребята. Куда бы их таланты применить? Вон Мина вообще бывшая взломщица, даже в учебно-рабочем центре успела побывать, после того как ее поймали на очередном довольно глупом взломе системы обеспечения Точки Равновесия. И зачем она туда полезла? Ничего же интересного. Просто карта расположения кораблей в защитной сети. Места их положения не сложно вычислить имея математические способности, которые у нее есть и немного здравого смысла. А попытаться вмешаться вообще дурость. Там же следящие из ангелов, если что-то нарушится в сети, они мгновенно почувствуют. В общем, глупость несусветная.
   Придется хорошо подумать, что с этими талантами делать.
   Вот вляпался так вляпался.
   Амика наконец соизволила выйти и продемонстрировать публике свой новый наряд. Лицо мрачное, наряд веселенький. Контраст, чтоб его. И чего сопротивлялась? Платье как платье. Здесь ходят дамочки в тряпочках покороче, с декольте по пупок и полным отсутствием ткани на спине. В сравнении с ними, довольно скромное платье, в блесточках, даже не просвещается ни капельки. Молодая, очень симпатичная девушка.
   -- Что дальше? -- спросила Амика, дождавшись одобрительного кивка.
   -- Дальше ты идешь в бар по соседству с нужным нам центром слежения. Они конечно дублируют друг друга, но если правильно подобрать время, получится такая дыра, -- мечтательно сказал Мич, а потом понял, что он кое-чего не учел. У Амики слишком уж броская внешность, ее могут запомнить и заинтересоваться, как так совпало, что она появилась в центре в нужное время. -- Хотя, нет. Для начала нужно что-то сделать с твоим лицом. Загримировать.
   -- Что?
   -- Загримировать, -- терпеливо повторил Мич. -- Менять внешность с помощью графических и маскировочных систем нельзя, их засекут. А вот подправить цвет кожи, немного изменить разрез глаз, парик одеть и тебя запомнят как совершенно другую девушку.
   -- Да? -- не очень достоверно удивилась Амика. -- Как-то слишком хорошо вы во всем этом разбираетесь.
   -- У меня мама актриса, -- отмахнулся Мич. -- Где бы нам взять парик и грим? Может у Ниночки попросить? У нее точно есть. И отказывать она не станет. И загримироваться поможет, у нее талант. А дальше в бар и по обстоятельствам. Парни будут страховать, мало ли.
   Радости на лице девушки так и не появилось. На лицах парней тоже. Хорошо.
   Создать дыру в показаниях оргадсооружений и никто не удивится, что в город смогли проникнуть подозрительные личности, которым здесь точно не место. Как проникнуть? Черт их знает, защитники представительств сами что-нибудь придумают. Весело им будет. Там у половины охраняемых врагов больше, чем у среднестатистического пирата. Пускай боятся.
   Попутно можно устроить несколько беспорядков. Канал энергии перекрыть. Тем более есть кому ломать защиту. Отпраздновать что-то очень шумно. Даже гонки устроить. В своде правил поведения в этом городе о гонках нет ни слова, так что сами виноваты.
   Какую бы пакость помасштабнее придумать?
   Может что-то взорвать?
   Вон у Саитоши коллекция очень оригинальной взрывчатки. Настолько оригинальной, что он ее в этот город протащить смог. Стоит воспользоваться. Теперь нужно придумать, что взрывать.
   Человеческих жертв быть не должно.
   Функционирование города тоже нарушать нельзя, еще политики разбегутся, доказывай потом, что хотел как лучше.
   Еще должно быть похоже на действие какого-то идиота. А что в этом городе может помешать идиоту? Правильно. Ремонтно-уборочные системы. Они многих раздражают. За одно и доброе дело, их наконец заменят. Придется созвездиям скинуться на обновление, городок ведь ценный, в первую очередь из-за своей защищенности.
   А еще можно придумать что-то такое, чтобы включилась защита. Точно не помешает. На крайний случай. Чтобы никто не сбежал раньше времени.
   Ребячество конечно, но увлекает. Кто не мечтал поразвлекаться подобным образом и не быть пойманным? А тут даже ловить не будут. Выполнение прямого приказа. Да.
   -- Комдор.
   -- Да? -- Мич внимательно посмотрел на заговорившего Ильена Шета. Обычно он молчал, ограничиваясь кивком головы. Такой невозмутимый тип, которого ничто в этом мире не способно удивить или огорчить. Неприступный и спокойный. Как же его занесло в воронье гнездо?
   -- У вас такой вид, словно вы размышляете о завоевании мира и мести вашим врагам.
   -- Вид? -- удивился Мич.
   -- Предвкушающий, -- сказал Шета. -- Не люблю я, когда мои командиры так выглядят.
   Не любит он. А кто любит? За глупости командиров обычно расплачиваются подчиненные. Успокоить, что ли?
   -- Нет, мир я покорять не хочу. Просто развлекусь немного, не нарушая приказа. Весело будет.
   -- Ага, -- сказал Шета. Особой веры в комдора в его тоне не появилось. Не любит он неприятности.
   -- Ладно, я вам сейчас кое-что объясню, -- сказал Мич. -- Мне приказали привлечь к нашей компании как можно больше внимания, попутно добавить бедлама в и без того нестабильную жизнь этого города, заставить представительства вздрагивать от каждого резкого звука и ловить призраков. Как я буду это делать, у меня не спрашивали. Значит, я могу делать все, что сочту нужным. Вы мои подчиненные и обязаны делать то, что вам прикажу я. Отказаться вы можете только через обращение к Люку Домино, но вы должны понимать, что он сейчас очень занят, и в лучшем случае ваши жалобы рассмотрит недельки через две. Еще вы должны понимать, что соединение "Ласточки" ваш последний шанс. Если вас попросят отсюда, то согласятся принять разве что в Мутную воду, а там, к вашему сведению тех, кто отказывается выполнять приказы, не принимают. Вообще там многое могут простить, даже пьяные погромы, с одним единственным условием, что когда понадобится, вы соберете всю свою волю в кулак и сделаете то, что от вас требуется, а не станете ныть, что это неприемлемо и невозможно. Так что подумайте, куда вы хотите попасть и стоит ли сделанная мне пакость того, куда вы вместо этого попадете в итоге. Ненавидеть меня, кстати, можете сколько угодно, мне без разницы. Попадать в глупые ситуации тоже. У меня нет ни малейшего желания превратить вас в дееспособное соединение. Да хоть передеритесь и разбейте все свое оборудование. Я переживу. Я с самого начала сказал, что не намерен изображать из себя образец военного, и буду следовать заявленному образу. В конце концов у меня есть куча занятий интереснее попыток разобраться чего же вам не хватает. Главное, чтобы вы делали то, что я хочу, остальное меня не касается.
   -- Ага, -- повторился Шета и почему-то улыбнулся.
   Странный он какой-то, вроде возмущаться должен. Чем бы ему настроение испортить? Обязательно нужно что-то придумать.
   -- Ладно, идем гримировать Амику, а потом подумаем, что делать дальше. Времени у нас маловато. Альдо вечером прогуляется по городу. Думаю, за ночь в представительствах успеют запаниковать.
   -- Весело будет, -- ехидным тоном сказал кто-то.
   Кажется, ребята начинают привыкать. Вон уже передразнивают начальство. Никакого тебе уважения. Может попробовать заставить бояться?
   Весело же будет.
  
  
   Вид у Домино был не выспавшийся и отстраненный. На Мича он смотрел как переевший кот на марширующую перед его носом мышь. Определенно, нужно что-то с этой нахалкой сделать, но шевелиться не хочется, приходится терпеть и придумывать планы мести. Прихлопнуть бы ее одним ударом, но ведь может увернуться.
   -- Что-то не так? -- спросил Мич.
   Домино вздохнул.
   По мнению Мича вчерашний день прошел просто великолепно. Ниночка мастерски изменила броскую внешность Амики на такую же броскую, но мало похожую на данную природой. Амика выпила для храбрости несколько коктейлей, и смело пошла на штурм оператора центра слежения. Парень, похоже, до сих пор не может понять, за что ему такое счастье. За вверенным оборудованием, он естественно не следил. Что ему до того оборудования, когда такая девушка смотрит восторженными глазами и страстно рассказывает ему же какая у него нужная работа. Мужчинам не может не нравиться, когда их величают чуть ли не защитниками жизни на отдельно взятой планете. Да и к своей работе он относился несколько халатно. Оборудование считается безотказным, оператор сидит скорее в силу традиций, чем необходимости. В общем, девушка важней. Наверняка к вечеру бедняга поймет, что это не совсем так. И в красивых девушках может разочароваться. Но это уже его проблемы.
   Подправить данные и организовать дыру оказалось совсем просто. Даже ничего отключать не понадобилось. Влезли в дублирующую ручную систему, с которой оператор глаз не должен был спускать, и спокойно стерли небольшой кусок сохраненной информации. Пускай теперь разбираются, что именно там было записано, сколько раз переписано, почему в итоге полностью удалено и для чего такие сложности. Предположить, что верхний слой единственный гордые спецы не посмеют, обычно взломщики так не делают. Будут искать следы других записей.
   Команда свой успех восприняла как-то странно. Часть выпила пива, возможно просто повод до этого найти не могли. Амика с полчаса о чем-то шепталась с Миной, вид при этом у обоих был очень вдохновленный. Шета продолжал таинственно улыбаться, напоминая какого-то азатского божка, Мич все не мог вспомнить какого именно. Некоторые, похоже, ставки делали. То ли поспорили о том, какую следующую гениальную идею предложит для реализации комдор, то ли -- как на уже реализованную отреагируют вышестоящие командиры. Вдаваться в подробности почему-то не хотелось. Пускай развлекаются.
   Домино потер пальцем свой знаменитый шрам, еще раз вздохнул и внимательно посмотрел куда-то за спину Мича.
   -- Все так, -- сказал он. -- Есть только одна единственная просьба. В следующий раз предупреждай о том, что собираешься делать. Мы полночи искали несуществующих на этой планете людей, пока мой помощник не наткнулся на твою записку на моем столе.
   -- О, -- сказал Мич, об этом он как-то не подумал. Вернулся в представительство, не застал непосредственного командира на рабочем месте и, чтобы не искать его, кратко написал что-то вроде отчета о проделанной работе. Кто же знал, что этот отчет не сразу заметят, да еще и с запиской попутают? -- Я постараюсь.
   -- Постарайся, -- кивнул Домино. Веры в то, что подчиненный не забудет об этом обещании как только выйдет за дверь кабинета, у него не было совсем. -- И еще. Держись подальше от представительства Земной Федерации. Их глава сказала, что ценит шутки, но многие в ее представительстве этого не разделяют и им не понравилось ломать стены и спасаться от мнимого пожара.
   -- Понятно, -- сказал Мич. -- Они требуют моей выдачи?
   -- Нет. Но только потому, что адмирал Шутейко в благодарность за поднятое настроение не подсказала, у кого тебя требовать. Боюсь, рано или поздно они тебя и без подсказок найдут. Имей это в виду. Как-то не хочется штурмовать их представительство.
   -- Хорошо, -- с готовностью кивнул Мич. Ему тратить время на выяснение отношений с кем-то вроде Борге тоже не хотелось. Его же не переубедить. И в бесценную помощь он не поверит, ни при каких обстоятельствах. А объяснять, что Земля символ и ради общего спокойствия этот символ требовалось чем-то занять и обезопасить, пустая трата времени. Мич и сам не очень понял, причем тут символы и для чего он маялся дурью в представительстве Земной Федерации целых три дня. Так что объяснения вряд ли будут выглядеть убедительно. А пытать Лейкен? Ну, настолько он никогда не перестанет ценить свою жизнь.
   -- Будь осмотрительнее, -- сказал Домино.
   Мич кивнул.
   Домино недоверчиво на него посмотрел. Осмотрительный тишодец та еще редкость.
   -- И не забывай нас предупреждать о действиях вороньей стаи. А то еще вас искать начнем. Нам же нужно учитывать ваши действия.
   Мич опять кивнул.
   Кажется, Домино с радостью бы запретил вообще выходить из представительства, не говоря уже о каких либо действиях. Нервный он какой-то и недоверчивый. Интересно, за что же он тишодцев не любит? А знает эту тайну опять же горячо любимая начальница. Бывшая. Вроде как. Может попытаться влезть в ее записи? Может даже не убьет?
   Проклятое любопытство.
   -- Я могу идти? -- спросил Мич.
   -- Да, иди, -- легко согласился Домино.
   Мич кивнул и быстренько смылся, пока не выспавшийся командир не надавал еще парочку бессмысленных советов. А, кстати, какое же у него звание? Почему-то Мичу казалось, что Домино почти десять лет как не военный. Подчиненность нескольких соединений с этим как-то не вяжется. Странно. Особенно, если учитывать должность переговорщика, от которой Домино раньше не отказывался. Там обычно работают либо филологи, либо психологи. А какой психолог из фурии? Даже бывшей? У них же изначально что-то не так с головой, ни один нормальный человек не станет накачиваться наркотиками направленного действия только ради того, чтобы скорость реакции сравнялась с тишодцами и потомками детей войны. Довести себя до состояния белого коридора, выполнить задание, пугая очередных не очень понятливых недоврагов, раздолбать что-то в пыль, выпуская излишки энергии, а потом вернуться, дождаться пока медики проверят организм на наличие повреждений и несколько дней валяться в стабилизирующей камере. Та еще жизнь. Мич на такое бы никогда не согласился. Да и кораблики у них мелкие, увертливые и слабо защищенные. Не удивительно, что они поголовно пьют, лезут в драки и спешат жить. И репутация у них пугающая. Каратели и палачи.
   Сделать такой вот выбор осознанно.
   Жутко, на самом деле.
   А потом, когда медики решат, что больше такого перенапряжения организм не выдержит, вернуться обратно в мир людей, заняться чем-то мирным. Страшно, наверное. А ведь у Домино взрослая дочь, жена, которая семь лет терпела его перепады настроения, да и сам он вполне спокойный и приятный человек. Может именно таких и выбирают при очередном наборе на роль пугал от Крылатого Королевства? Интересно, ему кошмары не снятся?
   Подчиненные встретили Мича заинтересованными взглядами. Наверное, надеялись, что Домино его прибьет за самодеятельность. Наивные такие.
   -- Займитесь чем-нибудь, -- сказал Мич.
   Ребята неуверенно переглянулись. С идеями на счет того, чем можно заняться у них, похоже, не сложилось. И это самые злобные нарушители дисциплины. Удивительно. У Мича в свое время фантазия работала лучше, но звания "злобный нарушитель" он так и не получил, что странно. Может, делали скидку на происхождение, может на пережитый кошмар, или решили подождать, пока перебесится, кто знает? Даже поработать в Мутную воду приглашали вежливо, без обычных угроз и шантажа, сопровождавших подобное приглашение. Над этим стояло подумать. Что-то в этой истории сильно не так. Если это конечно не паранойя опять проснулась из-за резкой смены места работы. Подозревать всех и вся очень интересно, только устаешь от этого еще больше, чем от планирования маневров без использования вычислительной техники. Может к психологу сходить? Он здесь незнакомый, убегать при виде нового посетителя не станет. Или не заниматься ерундой, а тратить силы на создание заказанного бедлама планетного масштаба?
   Над этим точно стояло подумать.
   -- Вы еще здесь? -- Мич изобразил удивление. -- Я же сказал, свободны. Идите пива попейте, что ли, если заняться больше нечем. В три общее собрание, постарайтесь прийти.
   Ребята еще немного постояли и начали расходиться. Обиделись, кажется. Комдор не встречающий рассвет напутственной речью и верой в то, что они не станут позорить свое соединение для них в новинку. Если повезет, постараются отомстить и уже к вечеру в представительство придут первые жалобы на их поведение.
   Не такое уж плохое назначение, как казалось на первый взгляд. Пока не требуют вправить подчиненным мозги, жить можно. А дальше видно будет. В крайнем случае, можно будет попросить совета у отца, у него и не с такими справляться получается.
   Мич улыбнулся и покачал головой. Как-то он уже совета у отца просил, результат получился довольно забавный.
  
  
   Василий Дрозд. Раскопки на свалке.
  
   На данный момент Вася почти сроднился с диванчиком. Он успел найти удобное положение, запомнить все царапины на деревянных подлокотниках и расположение проплешин на обивке. Заняться было нечем. Второй день подряд.
   Приходилось лежать на диванчике и изучать потолок. Светло-серый пластик, сам себе осветительный прибор. В левом углу немного темнее и по ночам он там не светится, наверное, сломался. Ближе к центру оплавленная полоса, то ли след от выстрела, то ли кто-то проверял потолок на прочность с помощью огня, попробуй пойми. Эксплуатационных характеристик этого пластика Вася не знал, поэтому даже не пытался ничего понять. Он просто смотрел. Если свесить голову с подлокотника и посмотреть вправо и назад, можно увидеть скол, словно в этом месте пластик ковыряли ножом. Интересное место, особенно, если учитывать, что номер находится на последнем этаже, а выше только чердак. Васю этот скол сразу заинтересовал, он потратил больше двух часов на его изучение, пока сообразил, что потолок состоит из неодинаковых по форме и размеру пластин, впритык к друг другу подогнанных. Наверняка, если поковырять в месте скола ножом, за одной из пластин окажется дыра. Проверять Вася не стал, вдруг не сможет поставить пластину на место, но учел эту возможность, просто на всякий случай. Интересная должно быть история у этого гостиничного номера.
   Больше на потолке ничего интересного Вася не нашел, как не старался. Спать не хотелось. Выходить из гостиницы тоже. Этот номер под защитой Стасового внутреннего круга, так что никто лишний сюда не зайдет. Разве что очередная девица из Крылатого Королевства влезет, их Стас почему-то не опасался. Смазливые, записочки из занавесок носят. Девице Вася бы обрадовался, хоть какая-то компания. Но девицам было чем заняться и без штурма гостиничных номеров, поэтому приходилось скучать.
   А выйти из номера попросту глупо. Особенно учитывая сбежавшего вилаж. Он наверняка успел сообщить соотечественникам, что вместе со Стасом и его учеником ловили его два идиота в форме пилотов Земной Федерации. Так, что ненужного землянам мутанта уже нашли, просто с внутренним кругом не рискуют связываться, ждут, пока мутант выйдет на улицу, там свобода маневра больше. Не может же он сидеть в этой гостинице всю оставшуюся жизнь. Вася и сам это прекрасно понимал. Политики скоро разлетятся по домам, как перелетные птицы и город законсервируют. Жить после этого можно будет только в одном из парков. Чем там питаться вообще неясно.
   Правда, в данный момент Вася об этом старался не думать. В данный момент у него были все шансы подохнуть от скуки.
   На самом деле очень хотелось не поверить адмиральскому сыну. Хотелось стать в позу и доказывать до хрипоты, что так не бывает, что не могли с ним так поступить, что у него, в конце концов, есть родственники, которые обязательно спросят, куда Вася делся. Но... Уйма людей пропадает без вести и их никто и никогда не находит, это факт. Борьба за чистоту человеческого генома еще один факт. Вечная экономия еще один. Влияние корпораций на правительство еще один. Таких фактов уйма, все отлично складывается. Ради высшей цели одним человеком пожертвуют запросто, а пилотом, от которого больше проблем, чем пользы, и подавно. А еще Вася имел глупость созвониться с технарями и поговорить с одним приятелем, с которым частенько на пару отбывали наказание, вот он и подтвердил, что вилаж заходили в представительство и, между прочим, расспрашивали людей о том, что из себя представляет Василий Дрозд. Не напрямую же им запрос посылать. Запросом обязательно заинтересуется адмиральша. С ней связываться не очень хотят. Она в отличии от Василия Дрозда умна, поэтому заранее озаботилась поддержкой не только в родном созвездии. Ходили слухи, что она даже в Тихую Лагуну может зайти к кому-то в гости. Слухов подобных этому куча, но, почему-то, именно в этом случае никто не сомневается, что адмиральшу в городе пиратских королей и прочего отребья примут с распростертыми объятьями. Обидь такую, а потом проснешься от того, что тебе кто-то тихо и неспешно отрезает голову. И обвинить ее не в чем, слухи они слухи и есть, а документальных свидетельств связи Шутейко со всякими подозрительными личностями не существует. Была когда-то в плену, но это ведь не ее вина.
   Вася вздохнул и перевернулся на бок. Что делать со своей жизнью он не представлял. Кого просить о помощи, понятия не имел. Стас честно сказал, что помочь может разве что советом. Звать на помощь его маму бесперспективно. Она конечно разозлится, но доказать тоже ничего не сможет. И не факт, что захочет. Асано пообещал помощь своего дяди, если тот вовремя откликнется на зов племянника. Но надеяться на это тоже не стоит. Непонятно, что этот дядя из себя представляет, вряд ли он в ладах с законом, Кеншин говорил об этом своем родственнике очень туманно. Вася понял только одно, носить этого дядю может где угодно и узнать о призыве он может годика через два, когда никому и даром будет не нужен.
   Из-за всех этих мыслей хотелось застрелиться. Останавливало то, что вряд ли это огорчит вилаж и тех, кто его этим торговцам продал.
   Нужно чем-то заняться.
   Хотя бы выяснить, из-за чего у него столько проблем? Он же до сих пор даже не слышал ничего об видящих, а оказывается, они толпами ходят по Крылатому Королевству и за ними охотятся торгаши. Дар у них какой-то. У видящих, в смысле. За торгашами особой одаренности Вася до сих пор не замечал, кажется, среди них даже художников не бывает, даже плохеньких.
   Вася встал, потянулся и задумчиво уставился на мерцающую каплю передатчика. Развлечение, чтоб его. Стас разрешил ограниченный доступ. Можно связаться с кем-то, поговорить. Можно запросить какой-то фильм. Ужастик, например, про мутантов с окраин. Именно его для полного счастья сейчас не хватает. В принципе, можно даже попытаться поискать информацию, хотя бы в общедоступных источниках. Не может же быть, чтобы там ничего не было.
   Стас и компания вернутся не скоро, у них дела и переговоры. Семипалые прилетели, но пока о своем кладбище молчат, кто-то их попросил. Вот коротышка и пытается использовать это затишье перед бурей с пользой. Еще пожар где-то был. Альдо утверждал, что вороны бар сожгли. Тоже странная информация. Крылатое Королевство и так не очень любят, а если они еще и поджогами займутся, последние сочувствующие разбегутся.
   Впрочем, это их проблемы.
   Но информацию о видящих придется искать именно в Крылатом Королевстве, там видящих больше всего.
   Вася глубоко вдохнул и сел на стул перед линзой передатчика. Предчувствия у него были не очень. В принципе, они и не могут быть хорошими, но вот трогать Крылатое Королевство совсем не хотелось. Жалко, что выбора особого нет. Не к торговцам же обращаться. У них разве что список убитых найти можно будет. И чем им видящие так не нравятся?
   Кончиками пальцев коснуться линзы, подождать пока она зафиксирует форму и перестанет дрожать, а потом задать вопрос, или сказать кодовое слово, можно даже название фильма, если ищешь именно его, или имя человека, но здесь уже нужно знать, где он находится, иначе рискуешь найти совсем не того, кого хотел. Первая ступень настройки звук голоса, вторая, настройка на полученную информацию, третья настройка на направление мысли, на образы, которые сопутствуют произнесенным словам.
   -- Видящие, -- сказал Вася.
   Крылатое Королевство.
   Образ бога похожего на Стаса, шелест волн, люди похожие на музыку, каждый со своим звучанием и шепот похожий на крик.
   Страх и понимание одновременно.
   Мир, застывший в ожидании и вселенское спокойствие внутри, которое вряд ли кто-то заметит за огнем внешних эмоций.
   Первыми появились имена. Тысячи и тысячи имен, бесконечные списки. Выхватить какое-то одно Вася просто не успевал. Они мелькали, менялись, перетекали друг в друга.
   -- События, -- сказал Вася попытавшись сосредоточиться на самом первом в списке имени.
   Странно, но получилось.
   Имя, дата, событие, опять дата, опять событие, еще дата... Вася удивленно моргнул. Обладателя этого имени следовало с самого начала упечь в психушку, а не дожидаться, пока он зайдет настолько далеко, что протаранит пассажирский корабль.
   Следующее имя. Опять похожая история.
   Следующее.
   Следующее.
   Следующее.
   Да что ж это такое? Может вилаж не зря видящих убивают?
   Где-то на тридцатом имени Вася наткнулся на переломный момент. Нет, обладателя этого имени не упекли в психушку, просто, он смог совладать со своим даром и догадался попросить помощи. Дальше истории разрушений перемежались успешным обучение, пока стало совсем не интересно. Сумасшествие перестало преследовать видящих Крылатого Королевства.
   Занимательно, конечно, но не совсем то, что хотелось найти.
   -- Что такое видящие?
   Попытаться удержать образ и добавить непонимания смешанного с желанием понять.
   Линза передатчика заполнилась белой бесконечной пустотой.
   Информация отсутствует.
   Да, конечно, отсутствует. Скорее доступ к этой информации отсутствует. Учили же они как-то своих видящих, значит должны знать, с чем имеют дело. Зря некий Василий Дрозд в свое время занимался ерундой на лекциях програмеров. В результате даже начальных навыков работы с подобной техникой не было, не говоря уже о взломе.
   А если попытаться поискать обходной путь?
   Или порыться среди информации, не имеющей прямого отношения к заданному поиску?
   Как бы еще сформулировать, что именно требуется? А главное, как это почувствовать. С образами точно проблемы будут. Сложно представить то, о чем имеешь весьма смутное представление.
   Чем вообще отличаются видящие от остальных людей?
   Судя по всему, они часто сходят с ума, не менее часто что-то разрушают. Еще Стас что-то про наркотики говорил. Дольше незамеченным протянул. Значит, наркотики ускоряют процесс. Как бы это все связать воедино?
   Может попробовать ассоциативные цепочки. Перепрыгивать от одного к другому, вдруг выйдешь куда надо. Тот еще бред, конечно.
   Вася помассировал виски и растерянно уставился на ждущую его решения линзу передатчика. Интересная штука, оказывается. Найти можно все что угодно, если точно знаешь, что ищешь. А раз знаешь -- зачем искать?
   Может проще у Альдо спросить про видящих? Вдруг расскажет? Если знает, конечно. На что надежды мало.
   -- А чем видящие занимаются? -- спросил Вася у потолка. -- Судя по моему опыту, видят нечто похожее на галлюцинации и могут вывести на чистую воду волей идущих, кажется.
   Наркотики, галлюцинации, видения, странные сны. И ощущение такое, словно время перестало существовать. А еще, если сделать шаг в сторону, можно стать совсем другим человеком. Настолько другим, что даже родственники засомневаются при встрече он это или просто похожий на него парень. Это Вася чувствовал. Сделать шаг в сторону и то, что было только что важным, навсегда для него умрет. Странное чувство.
   Бред какой-то.
   Передатчик неожиданно мигнул, среагировав непонятно на что и начал выдавать информацию. Вася успел уловить только что-то о замене личности. Пришлось сосредоточиться и разобраться, что бы это значило.
   -- Замена личности. Назад.
   Ага. Что-то про актеров. Довольно длинные рассуждения, из которых отношение к видящим имеет только утверждение, что из них актеры получатся аховые. Они не играют роль. Они становятся персонажем и вернуться в предыдущее состояние не могут. Личность меняется полностью. Странно.
   -- Получается, если я захочу стать наследным принцем чего-то там, мне для этого нужно всего лишь убедить себя, что я и есть он? Даже звучит непонятно. Еще нужно будет как-то убедить в этом всех остальных. Интересно, как? Ходить и говорить всем знакомым заказанного принца, что я просто сделал пластическую операцию, всего тела? А внешность почему такая невзрачная? Так я же самодур и чувство юмора у меня странное. Дамс.
   Бред какой-то. Опять. Что же с этими видящими не так? Если посмотреть на само название, они должны что-то видеть, что-то ценное, иначе, зачем Крылатому Королевству так ревностно беречь эту тайну?
   Вася почесал макушку и задумался над собственными видениями.
   Вообще, то, что он видел галлюцинации или нечто иное? Если галлюцинация, то почему не зеленые крокодилы с крылышками? Так было бы интереснее. Неужели у него совсем нет воображения? А если не галлюцинации, то что?
   -- Пояснение. Видения. Не галлюцинации.
   Нарастающий шепот-крик и мир, который меняется с каждым ударом сердца. А еще тепло в кончиках пальцев, тепло, способное защитить.
   Линза моргнула, перенастраиваясь и начала что-то показывать. Светлое помещение, пятеро подростков и мужчина, который что-то увлеченно этим подросткам рассказывает. Вот только язык опять непонятный.
   -- Перевод! -- нетерпеливо потребовал Вася.
   -- Вы должны понимать, что то, что вы видите, не имеет никакого отношения ни к прошлому, ни к будущему, -- послушно перевел передатчик, игнорируя тот факт, что мужчина все еще говорит и его перевод безнадежно запаздывает. -- Точнее, к прошлому отношение имеет, ведь личность формируется на основе того, что с человеком уже произошло. Но разобраться в этом довольно сложно, да и не нужно. А вот будущего вы точно не увидите. Могу вас заверить, что видеть вы будете одних и тех же людей совершенно по-разному и учиться разбираться в том, что вы увидели, вам придется самостоятельно. В этом вам, к сожалению, никто помочь не сможет. Вы просто должны понять, с чем у вас ассоциируется то, что вы увидите, это и будет правильный ответ. -- изображение мигнуло и погасло, а переводчик задумчиво добавил. -- Главное не утонуть и не начать лепить из себя нечто, что может вам показаться идеалом. Вы рискуете запутаться в образах и перестать понимать, что вообще происходит. Оно того не стоит. В любом случае, то, что вам кажется идеальным, человеку, которого вы из себя создадите, таковым не покажется. Он тоже захочет себя изменить. Это бесконечная дорога. И ни к чему хорошему она не приведет, -- голос умолк.
   Вася тряхнул головой и попытался осмыслить услышанное. Если это имело отношение к видящим, то он попал. Самостоятельно в таком разобраться нереально. Даже имея такую подсказку. И что значит "не утонуть"? Где? В чем?
   А главное, что делать по-прежнему непонятно.
   Оказывается, быть чьим-то подчиненным совсем не плохо. Столько вопросов сразу отпадает. Командир примет решение, отдаст приказ, а подчиненному только и останется его выполнить, или не выполнить, тут как получится. Думать -- зачем, для чего и что делать дальше, не требуется.
   Интересно, избавиться от своего дара как-то возможно?
   Хотя, уже поздно. Смысл избавляться, когда неприятности с ним связанные уже получил. Раньше нужно было побеспокоиться.
   Вася вздохнул и внимательно посмотрел на линзу передатчика. Ни одной стоящей идеи о том, как заставить эту штуковину выдать необходимую информацию, так и не появилось. Рыться среди обрывков никому не нужной информации больше не хотелось. Бесполезно все. Вопросов больше, чем ответов.
   Хоть бери и штурмуй представительство Крылатого Королевства. Может они будут настолько ошарашены этой идиотской выходкой, что радостно расскажут все, что необходимо знать о видящих, если хочешь к этим видящим присоединиться, а не закончить свое существование, протаранив никому не мешавший спутник дальней связи. Кажется, Стас даже говорил, что у ангелов можно попросить политического убежища.
   Теперь бы еще придумать, как до этого представительства добраться.
   Попросить у Альдо его браслеты?
   Ах, да, они не сработают, хозяином они выбрали эльфа, никого другого слушаться не станут.
   Упаковаться в коробку. Попросить Асано перевязать ее красным бантом и доставить в представительство Крылатого Королевства?
   Маразм.
   Послать эльфа в представительство, чтобы рассказал печальную историю видящего с земли? В представительстве всплакнут, проникнутся сочувствием и вышлют охрану, которая поможет страдальцу дойти до того, у кого можно попросить политического убежища.
   Как-то слабо верилось, что все будет именно так. Воображение живенько нарисовало несколько не столь радужных сценариев и думать об этой возможности резко перехотелось.
   Замаскироваться как-то?
   Тоже не поможет. Если за гостиницей следят круглосуточно, незнакомая личность, ростом с ожидаемого пилота их точно заинтересует. А стоит им приглядеться и маскировка от узнавания не спасет.
   Вот так всегда. Столько друзей, знакомых, должников и просто хороших людей, а как только появится реальная проблема, решать ее приходится самостоятельно.
   Закон жизни.
   Интересно, где носит великолепную троицу? Вот им наверняка не скучно. И проблемы у них попроще. Наверное.
   Вася уныло посмотрел в окно и уселся на свой диванчик.
   Ненормальная ситуация. Всего несколько дней назад самой большой его проблемой был сын адмиральши, который наверняка очень обиделся на подростковую выходку. Казалось, хуже ничего случиться не может. Зря казалось. Может, еще и как. Все познается в сравнении. Складывается впечатление, что какую-то высшую силу вконец разозлили Васины жалобы, и она решила продемонстрировать, что у понятия хуже вообще нет пределов, и у судьбы всегда найдется яма еще глубже, из которой выбраться будет еще сложнее.
   Может пора перестать жаловаться на собственное невезенье и попытаться что-то сделать вместо того, чтобы послушно котиться под горку. Интересно, что? В этой чертовой гостинице можно только сидеть и надеяться, что вилаж не рискнут ее штурмовать.
   Не с Васиным везеньем надеяться.
   Нужно придумать, как из нее выбраться и куда после этого пойти.
   Срочно.
  
  
   Ник Мелешь. Раз тишодец, два тишодец, три тишодец.
  
   -- Вот ты где, -- удовлетворенно сказал Ник, прикрывая стаканом лицо. Условный рефлекс. Если мальчишка эльф его заметит, то прятать физиономию за стаканом бесполезно. Забывчивостью эльфы не страдают, а забыть человека, который застукал на станции переброски и угрожал пообрывать ноги вообще проблематично. Тем более, если у человека и без того внешность запоминающаяся. -- Так я и знал. Во что ты, сволочь малолетняя, опять влезла?
   Можно себя поздравить, логика не подвела. Вычислить человека с хамелеоном, у которого Мич мог попросить помощи, было совсем не сложно. Таких людей оказалось не много, точнее один. Родственничек. То, что рядом с этим родственничком оказался странный тишодец одно время ошивавшийся чуть ли не в спальне Исаэль Корды, стало дополнительным бонусом. Императрица на его счет молчала, делала невинные глаза и загадочно рассуждала о том, что все могут ошибаться. Еще она имела наглость заявить, что на счет того, каким образом ее флот в целости и сохранности сбежал из общей свалки в Треугольнике Такана, Мич тоже немного ошибся. Ага, аж два раза. Именно в этом Ник предпочитал верить именно Мичу, каким бы болваном он ни был, а не изображавшей святую невинность рыжей девчонке. Действия одного тишодца запросто просчитает другой тишодец. Девчонке не помешало бы об этом узнать заранее, чтобы не пришлось так нелепо врать. У тишодцев мозги как-то по-особенному устроены.
   Вычислить местоположение эльфа оказалось сложней. Эта сволочь прибыла на планету в качестве туриста, причем не в составе группы. Откуда прибыла, черт его знает. Билет он купил на каком-то полузаброшенном острове, большущей станции некогда входящей в состав граничных маяков давно канувшего в историю человеческого созвездия. Там тоже туриста изображал, наверное. Как он туда попал вообще загадка, возможно, уговорил кого-то подбросить. Безмозглый идиот. Спасай таких потом.
   Ник глубоко вдохнул.
   Пришлось собирать слухи. Самым наглым образом влезть в чужую личную переписку, стыд и позор. Читать восторженный лепет каких-то девиц озабоченных охотой на экзотику. Но в конце, получилось вычислить, где именно мальчишка чаще всего попадался на глаза этим девицам.
   Вон он вышагивает. Улыбчивый такой.
   Если честно, Ник даже себе не мог объяснить, для чего этот эльф ему так срочно понадобился. То ли дар требовал, то ли делать было настолько нечего, то ли Мич раздражал.
   Оказалось, оно того стояло. Один из спутников мальчишки -- парень похожий на азата, правда, вряд ли имеющий отношение к Крылатому Королевству. Какой-то он дерганный. Второй -- странный тишодец. Очень странный. С виду самый обычный. А вот по ощущениям...
   Во-первых, в нем не чувствовалось той принадлежности, по которой можно было сразу понять живет этот парень на родной планете, шастает по метеоритам, мечтая разбогатеть, или доводит ни в чем не повинных жителей других миров до белого каления. Он словно был совершенно чужим.
   Во-вторых, парень очень сильно чего-то боялся, а чтобы испугать тишодца надо очень сильно постараться. И он был пустой. Без привычных для тишодца эмоций бьющих фонтаном. То ли он научился настолько себя контролировать. То ли что-то эти эмоции прятало.
   Дальше предположить можно было все что угодно. Если эмоции контролировались, то непонятно, почему он ослабил контроль страха. Если что-то прятало, то страх должен быть гораздо сильнее любых других эмоций, а это уже начинало пугать Ника. Тишодца невозможно настолько напугать, чтобы страх стал сильнее остальных эмоций, они все поголовно обезбашенные. Увидеть опровержение этой истине разгуливающее по этому городу, по меньшей мере странно. Словно специально явился. Собственно, почему словно, тут половина так называемых туристов ошивается совсем не случайно, а этот тишодец и подавно. Если он чей-то шпион, это еще полбеды. Мало ли за кем из своих потомков тишодская община не уследила, вот и появился ребенок где-то на стороне, о котором они даже не подозревают. Но на шпиона парень не тянул. Слишком внимание привлекает, а шпионам этого лучше избегать.
   Во что же рыжая императрица умудрилась всех втянуть? И знает ли она, чего именно боится ее помощник? А если знает, скажет? Упрямая стерва. Хотелось схватить ее за плечи и вытрясти всю правду. Если она ее знает. Что тоже не факт. Тишодцы, они на любые глупости способны, особенно испуганные. За это их Ник и не любил. Сами-то они выплывут, а всех остальных утопят запросто.
   Ник покачал головой и решил, что обязательно проследит, чем занимается эта странная компания. Исаэль переживет, у нее и так телохранителей больше чем нужно, еще и лучевик под подушкой. Исполнять ее капризы Ник не нанимался. Тишодец важнее.
   Приняв решение, Ник кивком головы позвал официантку, расплатился за нечто ошибочно принятое за чай со льдом и, изобразив на лице безмятежность типичного зеваки, пошел за целенаправленно куда-то шагавшим трио. В то, что его заметят, Ник не верил. Заметить ангела можно только тогда, когда он хочет быть замеченным или не ожидает, что его кто-то может узнать, а если не хочет, то никто внимания не обратит. Промелькнет какая-то высокая фигура в поле зрения, и что, мало ли вокруг высоких фигур? Нужно всего лишь стать неинтересным и разрешить всем вокруг прочувствовать эту эмоцию. Как это происходит, он так и не разобрался, просто знал, что это возможно и пользовался. Эмпатия какая-то, замешанная на даре.
   А за тишодцем проследить следовало.
   Странный тишодец был чем-то опасен.
  
  
   -- И что тебе нужно? -- спросил Мич, глядя на Ника с таким любопытством, словно к нему явилось поговорить нечто даже отдаленно не похожее на человека. Какая-нибудь говорящая амеба, если не что-то похуже.
   Этого следовало ожидать. Ник сам никогда не думал, что решит добровольно просить помощи у этого парня. Слишком уж личность, неординарная. К сожалению, более подходящей кандидатуры на роль помощника он так и не нашел. Все заняты настолько, что их в ближайшем будущем придется откапывать из-под горы свалившихся на их головы дел. А у Мича мало того что работа творческая и необременительная, так еще и куча подчиненных дурью мается.
   -- Понимаешь, я тут случайно наткнулся на твоего родственника. Эльфа, -- решил начать издалека Ник.
   -- Он опять что-то взломал?
   Мич рассеяно улыбнулся и, судя по взгляду, перевел Ника из амеб во что-то многоклеточное.
   -- Нет. Просто ходит по городу в странной компании. Ты у него не спрашивал, что он здесь делает?
   -- Неа. Бессмысленно. Либо все равно ничего интересного не скажет, либо соврет. А что за компания?
   -- Да так, -- как бы потактичнее рассказать одному тишодцу о том, что заподозрил в подготовке большой пакости другого? Они посторонним за своих соотечественников горло готовы перегрызть, а тут какие-то невнятные предчувствия подкрепленные способностью прятать от видящего свою суть. Почти полностью. Только страх и видно. -- Первый, судя по всему, один из тех пилотов, которых ты к кому-то там пристроил.
   -- Один? А второй не пилот? Подожди, я запутался. Пилоты ведь должны быть где-то рядом с сыном адмиральши.
   -- Вот, -- сказал Ник. -- Ты, случайно, не знаешь, как этот сын выглядит?
   -- Только из чужих разговоров
   -- И тебя любопытство не мучило? -- не поверил в это странное открытие Ник, нелюбопытный тишодец такая редкость, которую пока никому увидеть не удавалось.
   -- Мне было не до того, -- честно признался Мич.
   -- Понятно. А как этот сын должен выглядеть, если верить разговорам?
   -- Ну, мелкий блондин, нахальный, вредный и умный.
   -- Ага, -- сказал Ник. Оказывается сынок у земной адмиральши очень подходит под описание типичнейшего тишодца. А если учесть одного из пилотов, то это почти наверняка он и есть. Интересно, куда он дел второго пилота? -- Так вот, второй спутник твоего родственника невысокий блондин, похоже, тот самый адмиральский сынок. Но проблема не в этом. Проблема в том, что он тишодец и чего-то боится.
   Мич громко фыркнул.
   -- Ник, не хочу тебя огорчать, но я тоже тишодец и тоже умею бояться, как мне не прискорбно в этом сознаваться. Инстинкты. От них никуда не денешься. Вообще, страх выживанию способствует, если ты не знаешь.
   -- Да, да, инстинкты, -- растеряно подтвердил Ник.
   Как же ему объяснить. Если сейчас начнешь с ним ругаться, этот упрямый тишодец откажет в помощи из принципа. Даже, если самому будет интересно -- откажет.
   -- Кроме страха в этом тишодце еще что-то интересное было? -- спросил Мич. Вряд ли решил помочь собеседнику наводящими вопросами. От него дождешься.
   -- Было, -- сказал Ник. -- Точнее, не было. Кроме страха я ничего в нем не увидел.
   -- В смысле?
   -- Ну, ты же не видящий, как тебе объяснить?
   -- А ты попробуй.
   Попробуй. Объясни слепому, что такое свет, а глухому, что такое музыка. Самому нужно увидеть, услышать, почувствовать.
   -- Ладно, попробую, -- вынужденно согласился Ник. -- На самом деле все видящие видят по-разному. Это ведь скорее образы, созданные нашим сознанием, чем реально существующие вещи. То есть, они существуют, но не в зрительной плоскости. -- дожился, лекцию этому безалаберному тишодцу читает. -- Так вот, эмоции для меня различаются по -цветам. Радость зеленая, насмешка фиолетовая, страх синий. Понимаешь? -- Мич кивнул головой. Может действительно понимает? -- У этого парня был только синий цвет. Один сплошной синий. Яркий такой, интенсивный. Смотреть на него больно. И все, больше ничего не было. Ни эмоций, ни черт характера, ни знаменитого тишодского упрямства. Пустота и синий цвет, представляешь?
   -- Представляю слабо, но, кажется, я понял, что ты хочешь сказать, -- Мич невесело улыбнулся. -- Страх ведь не может перекрыть абсолютно все. Значит, перекрыло что-то другое. А страх настолько сильный, что это другое его не удержало.
   Не зря его Лейкен хвалит. Умный мальчик.
   -- Вот, -- подтвердил Ник. -- Мне всегда казалось, что настолько тишодцы бояться не умеют.
   -- Опять ошибаешься, -- Мич мотнул головой и уставился себе под ноги. -- Однажды я так боялся. Я тогда умирал. Переднюю обзорку сорвало, меня зажало прямо в кресле, попутно переломав половину ребер и правую ногу. В общем, было больно. А я сидел, слушал, как из рубки со свистом уносится воздух. Пытался понять цел ли комбез, или я могу уже прощаться с возможным потомством, меня ведь кроме этого комбеза ничто не защищало. Раз тридцать высчитывал, на сколько мне хватит воздуха. Пытался себя убедить, что меня успеют спасти, я же звал на помощь, всех подряд, начиная от ангелов и заканчивая моей ветреной мамой. И боялся. Собственно, я пытался делать все, что мне приходило в голову, только бы заглушить страх. Этот страх такой унизительный, чувствуешь себя чем-то таким, жалким. У меня не получалось. Вот так вот.
   -- Ага, -- зачем-то сказал Ник. Сочувствия Мич точно не примет. Он даже не потребовал отстранить от полетов веселую компанию, которая забыла его вместе с поврежденным кораблем, хотя имел полное право и ему бы не отказали. -- Считаешь, этот парень тоже боится, что вот-вот умрет и никто ему не поможет?
   -- Не знаю. Я просто сказал, что тишодца можно напугать. Важна сила воздействия. Больше всего мои соотечественники боятся ситуаций, в которых от них ничего не зависит. Как бы они не барахтались, все будет, как будет и их усилия ни на что не повлияют.
   -- Думаю, таких ситуаций боятся не только тишодцы, -- сказал Ник. Чувствовать себя беспомощным и не способным самому себе помочь та еще радость.
   Интересно, что именно напугало адмиральского сына? С виду, довольно самоуверенный парень.
   И, еще один интересный вопрос, зачем он прилетел на эту планету?
   -- Мич, ты случайно не знаешь, что сын Шутейко здесь делает?
   -- Знаю. Он же от Глубины представитель. Кажется, эта веселая организация решила проучить парочку центральных созвездий позарившихся на деньги этой организации. На самом деле, он занимается почти тем же, чем и я. Создает очень много шума. Пытается заставить кого-то занервничать и натворить глупостей. Одновременно подтверждает готовность Глубины кому-то там помочь. Шутейко говорила кому, только я не помню. О, еще один интересный фактик, я его у наблюдателей от помощника адмиральши выловил. Стас Шутейко сразу после прилета разговаривал с дядей нашей рыжей императрицы. Самое странное, что разговаривал о любви, точнее пытался убедить беднягу, что Исаэль его вовсе не любит. То есть, адмиральского сына не любит, а не дядю, на счет дяди у меня сведений нет. Странный такой разговор, я прослушивал несколько раз. По-моему, весь этот разговор с подтекстом, только я не знаю с каким. Я Луне все это написал, почитай, если интересно.
   -- Почитаю, -- согласился Ник. -- Мич, у меня к тебе просьба.
   -- Ого. Целая просьба!
   И просиял, словно действительно обрадовался, что раздражавший его коллега по "Мутной Воде" снизошел к просьбе. К сожалению, Ник его слишком хорошо знал, чтобы во что-то подобное поверить. Скорее поверит, что Мич уже начал прикидывать, как бы доказать коллеге, что любые его просьбы изначально бессмысленны.
   -- Целая, целая. Давай я тебе сначала объясню, откуда взялась идея о чем-то тебя просить, -- нужно собраться с мыслями и сразу рассказать все четко, понятно и убедительно. Второго шанса точно не будет. Не в этом случае.
   -- Рассказывай. Должно быть интересно.
   Готовность слушать и невиннейшее выражение лица. Такой себе херувимчик в кресле.
   -- Думаю, ты знаешь, что сейчас на все наше представительство из людей, имеющих право принимать хоть какие-то решения, относительно свободны только двое. Один из них я, второй ты. Остальные слишком заняты маскировкой того факта, что Седьмая Империя практически стала частью Крылатого Королевства.
   Мич присвистнул, похоже, рассказать об этом знаменательном событии ему забыли.
   -- Кажется, я начинаю понимать, зачем мне дали это странноватое задание, -- сказал он.
   -- Ну, да, наверное. С нами и так не особо стремятся налаживать отношения, а сейчас большинству вообще не до нас. Они практически на осадном положении. Думаю, твои подчиненные с успехом отпугнут самых стойких доброжелателей.
   -- И с таким же успехом привлекут недоброжелателей. Я бы точно заинтересовался, почему этой развеселой компании попустили вожжи. Может у меня и паранойя, но выглядит подозрительно.
   -- Об этом можешь не беспокоиться, -- отмахнулся от паранойи Ник. -- Во-первых, твоя компания всего лишь самый шумный из отвлекающих факторов. Во-вторых, официально Исаэль Корда пыталась нас натравить на вилаж, даже какие-то доказательства их сотрудничества с Белыми Братьями передала. Луна сейчас бурно эти факты проверяет, Корде ответа не дает, а я якобы присматриваю за императрицей, чтобы она чего-нибудь не выкинула, прикрываясь нашей несуществующей помощью. И все это на виду. Уверен, искать будут что-то закопанное поглубже.
   -- Понятно. Любители раскопок, -- сказал Мич, чему-то улыбнувшись. -- Значит, мы с тобой наименее занятые, поэтому должны дружить.
   -- Примерно так, -- покладисто не стал спорить Ник. -- Теперь вернемся к испуганному тишодцу. Он меня заинтересовал. Не знаю чем именно, но с ним что-то сильно не так. Что-то в его поведении выбивается из общей картины, я пытался проследить, чтобы понять что, но меня засекли. А еще я почему-то уверен, что в поведении тишодца быстрее всего разберется другой тишодец.
   -- То, что быстрее, это да. А вот на счет засекли... Кто и как мог засечь ангела?
   -- Не уверен, но у адмиральского сына есть скрытая охрана. Ну не может же он на самом деле злить сильных мира сего без страховки. На самоубийцу парень совершенно не похож. Вообще, надо разобраться, как обычно действует Глубина, что-то они мне не нравятся.
   -- Ты не отвлекайся. Как тебя засекли?
   -- Не знаю. Я их не заметил, да и не стал никого искать, чтобы не привлечь еще больше внимания. Просто в какой-то момент понял, что меня кто-то видит и следит за моими действиями. А это очень странно. Случайно меня заметить не могли, здесь нужно приложить много усилий и знать, что искать.
   -- Понятно. А я чем помочь могу? Меня заметить гораздо проще.
   Ник улыбнулся. Идея конечно немного сомнительна, но что-то лучше вряд ли кто-то сможет предложить. И тишодцам такие идеи обычно нравятся.
   -- Можно сыграть в случайность.
   -- Во что?
   -- Мич, у тебя же почти три десятка подчиненных, а этот город сравнительно небольшой. Всего то и нужно раздать твоим ребятам записывающую аппаратуру из разряда туристической, она вряд ли сильно привлечет внимание, и отпустить гулять по городу, не толпой, а по несколько человек. Кто-нибудь обязательно наткнется на сына Шутейко. Следить за тишодцем мы не будем, нужно только снимать, если он сам появится в поле зрения. А потом пытаться понять, что мне настолько в нем не понравилось.
   -- Ага, -- сказал Мич. -- Может получиться. -- и загадочно добавил: -- Это будет весело.
  
  
   Насколько это будет весело, Ник понял уже через двадцать минут.
   Соединение ласточки дружно таращились на предложенную аппаратуру и делали вид, что ничего подобного раньше в руках не держали. Они же военные. Военные до подобных игрушек не снисходят. Это гораздо ниже их достоинства.
   -- Что нам с этим делать, -- брезгливо коснулась кончиком пальца к чехлу семейной камеры рыжеватая девчонка.
   -- Семейные хроники снимать, -- сказал ее улыбчивый комдор. -- И семейка такая, необычная. Просто прелесть, а не семейка. Два пилота с Земли, один предположительно тишодец, тоже с Земли, как ни странно, а на десерт один малолетний эльф, бестолковая личность, которая вечно влипает во всякую пакость. Невезучий он какой-то, если подумать. Но это к делу не относится.
   -- Где нам эту семейку искать? -- подозрительно спросила девчонка. Описание семейки ей не понравилось. Остальные ее в этом поддержали и невнятно загудели. То ли необычную семью обсуждали, то ли странности комдора, которых у него многовато как для такого мелкого человека.
   -- А вот это самое интересное, -- обрадовал ее комдор. -- Ищите где хотите. Наткнуться вы на них можете только случайно, в ходе выполнения других задач. Следить за ними и преследовать нельзя, вас сразу засекут. Снимайте, только пока они в поле вашего зрения. На счет "как выглядят?" сходите к Ниночке, эта добрая девушка раздаст вам портреты. Но постарайтесь ее не отвлекать, она очень занятой человек. Да, Амика эту семейку уже видела, ей никуда ходить не надо. Все понятно?
   -- Нет, -- фыркнула девчонка. Самая общительная она здесь, что ли? Или ее команда выбрала на роль переговорщика с комдором? -- Зачем нам это нужно?
   -- Вам? -- изобразил удивление Мич. -- Вам не нужно. Это нужно мне. А так как я по-прежнему ваш комдор, вы сейчас схватите камеры и со счастливым видом займетесь съемкой. Поверь, изображать туриста совсем не сложно. Даже вы справитесь, если приложите усилия.
   -- Но...
   -- Боишься, что не справитесь? -- спросил комдор. -- Или задание опять не нравится? Так с жалобами по-прежнему к Люку Домино, в письменном виде. Я уже говорил. Пора запомнить.
   -- Гад, -- сказала девчонка и гордо отвернулась.
   -- Домино? -- ошарашено спросил Мич. -- Да ты что, святой человек. Столько времени вас терпит и до сих пор не потребовал перевести вас куда-нибудь подальше от него. Ему памятник пора ставить, как воплощению терпеливости.
   Девчонка фыркнула, схватила камеру и отошла к стене. Желание разговаривать с комдором у нее пропало.
   -- Еще кого-то что-то интересует? -- спросил Мич. -- Если нет, разобрали оборудование и вперед знакомиться с достопримечательностями этого славного города. Не забывайте вести себя естественно, у вас это неплохо получается. И еще, присмотрите какую-нибудь широкую улицу, где народа побольше. Завтра она нам понадобится.
   -- Зачем? -- настороженно прозвучал мужской голос.
   -- Вот завтра и узнаете, не хочу портить сюрприз, -- Мич выдал такую многообещающую улыбку, что заподозрить сюрприз в чем-то хорошем шансов ни у кого не осталось.
   Несколько голосов с готовностью озвучили, где они видели сюрпризы, но камеры взяли все. Странно. На словах они протестуют, а приказы выполнять не отказываются. К чему бы это?
   Ник проследил как соединение "Ласточки" растерянной толпой исчезает за дверью и повернулся к Мичу.
   -- Любят они тебя.
   -- Ага, я заметил. Не поверишь, но до сих пор никто так и не рискнул на меня жаловаться. Я столько усилий приложил, а они повопят, побормочут и расходятся. Может, Домино беспокоить не хотят? Все-таки бывший фурия. А у них такая репутация, сам знаешь, неуравновешенные личности.
   Ник хмыкнул. Вряд ли ребята боятся репутации фурий. Скорее не уверенны, что Мичу станет хуже от того, что начальство ним будет недовольно. Он уверен в своей правоте, это сразу чувствуется, и он не уверен, что ему хочется оставаться комдором, что тоже для любого наблюдательного человека не секрет. И подход к подчиненным у него совсем не педагогичный, неохота ему кого-либо воспитывать. И на чужое о себе мнение ему начхать. А уговаривать и пытаться понять? Это вообще не свойственно тишодцам. У них даже к собственному потомству подход как у родителей птиц, решивших, что птенцам пора становиться на крыло. Выпихнули в мир, а там уже проблемы птенца -- полетит он или нет. Так почему же у отдельно взятого тишодца должен быть другой подход к взрослым и давно самостоятельным людям? Для него они подчиненные, а не воспитанники. Следовательно, его задача раздавать указания, их задача эти указания выполнять. Как, это уже на их усмотрение, творческий подход тишодцы любят.
   Интересно, как скоро воронье гнездо сообразит, что именно с этим комдором у них свободы больше, чем с любым другим? А свобода предполагает ответственность. Если никто не контролирует каждый шаг, то за эти шаги отвечает только тот, кто их делает.
   -- Да, кстати, чуть не забыл, -- Мич посмотрел на Ника и потер пальцем переносицу. -- Просвети меня неразумного, сделай одолжение. Я тут думаю, думаю и никак не могу придумать внятный мотив, чтобы скрывать заключенную договоренность с рыжей императрицей. Насколько мне кажется, даже в лучшем случае долго такое скрывать не получится. Тем более, подданные Корды получили возможность требовать помощи. Не думаю, что все настолько глупы, чтобы не связать эту помощь с известными всем законами. Вот я и не понимаю, для чего столько усилий? Неизбежное все равно произойдет.
   Философ, чтоб его.
   -- Официально Исаэль получит договор о взаимопомощи, -- сказал Ник.
   -- Еще одна дымовая завеса, которая тоже скоро начнет трещать по швам. -- отмахнулся Мич.
   -- А потом этот договор расширится, -- сказал Ник.
   -- До каких пределов?
   -- До любых возможных. Будем тянуть время, пока будет получаться. Так больше шансов, что большинство будет выжидать, чем все закончится и не лезть в наши дела. Доказывать свою силу утомительное занятие. Ловить на своей территории разнообразных любопытствующих все-таки легче. Можно даже какую-то информацию не соответствующую действительности подбросить.
   -- Ага, считаете, что все постепенно привыкнут и не станут возражать, -- сказал Мич. -- Моя паранойя думает, что это бред. Но, на то она и паранойя. Ладно, есть у меня одна идея.
   -- Идея?
   -- Да, идея. Ты же хочешь узнать, кто тебя заметил, когда ты пытался следить за нашим предположительно тишодцем?
   -- Не отказался бы, -- честно признался Ник. А кто откажется? Непонятное может оказаться враждебным, поэтому лучше его перевести в разряд понятного.
   -- Отлично, -- Мич улыбнулся и порывисто встал со своего кресла. -- Тогда мы идем знакомиться с моим родственником.
   -- Родственником? -- у Ника было стойкое ощущение, что от родственников этого парня лучше держаться как можно дальше.
   -- Не переживай. Этот родственник гораздо лучше, чем Альдо, он тебе обязательно понравится. -- Мич светился оптимизмом и верой в лучшее. -- Он сможет нам помочь, уверен. Попробуй сам применить логику и все поймешь.
   -- Что пойму? -- спросил Ник.
   -- Что заметить тебя мог только тот, кто смотрит сверху. Знаю я ваши фокусы. В упор точно не увидишь. Но вот когда перед глазами цельная картинка, очень даже может получиться.
   -- Корабли на орбите планеты, -- сказал Ник. Вот что за дурная привычка искать что-то новое и неизвестное, вместо того, чтобы сначала пройтись по списку давно изученного? Самомнение, чтоб его. Ник Мелешь столь велик, что ради него одного обязательно начнут изобретать что-то пока что неизвестное. А иначе никак, да.
   -- Именно, -- подтвердил Мич. -- Уверен, кто-то глаз не спускает с адмиральского сына. Следовательно, мы можем попробовать этого кого-то вычислить. А у моего родственника есть подходящее для этого оборудование.
   -- Ладно, идем. Убедил.
   В принципе, если относиться совсем непредвзято, Мич вовсе не плохой парень. А малолетний эльф не лучший представитель его родни. Не могут же там быть сплошные любители поисков приключений на пятую точку? Или могут? Мич от этих приключенцев недостаточно далеко ушел. Недостаточно для спокойствия окружающих.
   Хотя, кто бы говорил.
  
  
   -- Мич, куда мы идем?
   На самом деле, Ник уже понял куда, но не мешало уточнить.
   -- К Ниночке, -- подтвердил его худшие подозрения Мич.
   -- Зачем? -- уж точно не для того, чтобы предупредить девушку о нашествии подчиненных. Ничего подобного Мичу в голову прийти не может.
   -- Чтобы связаться с моим родственником. Я же говорил.
   Ник не помнил, чтобы он говорил что-то подобное. Кажется, он предложил сходить к родственнику. Или нет?
   -- Мич, где твой родственник сейчас находится?
   -- Где-то над планетой, -- равнодушное пожатие плечами.
   Конечно над планетой, а где же еще. Но, это не совсем то, что Ник хотел услышать.
   -- Мич, меня интересует, чем твой родственник там занимается, класс корабля на котором он находится и во что может вылиться предстоящий разговор, если его подслушают.
   -- Аааа, -- Мич изобразил понимание, а потом задумчивость. -- Корабль называется "Паутинка", знаешь такой? А мой родственник капитан на этом корабле. -- и улыбнулся, покровительственно.
   Ник вздохнул.
   Он все-таки не представлял до сих пор масштабов происходящего. Если представительство страхует эта крепость в миниатюре, способная сливаться с окружающим пространством настолько, что найти ее можно только протаранив, то неприятности предвидели колоссальные.
   -- Мич, если кто-то засечет твой разговор с родственником, не важно, узнает ли он, о чем говорили или нет, на маскировке корабля можно ставить крест. Его найдут.
   Тишодец улыбнулся. Насмешливо, так. Словно Ник сморозил очередную глупость.
   -- А кто тебе сказал, что я буду разговаривать напрямую с кораблем? У Ниночки есть нестабильное зеркало, а на этой планете у кого-то передатчик "Быстрых линий". Вот. Мы попросим у Ниночки зеркало, встроим его в канал связи этого передатчика и спокойно поговорим. Я так с Лейкен общался, пока находился в представительстве землян. Хорошая штука это зеркало, жаль, что пришлось отдать. Я с ним почти сроднился.
   -- Понятно.
   Задавать следующий вопрос сразу перехотелось. Доказывать, что Мич издевается бессмысленно. Может оказаться, что не издевается, а наоборот пытается помочь. Почувствуешь себя еще большим тупицей. Как же сложно с этим парнем разговаривать.
   Пришлось идти в гордом молчании и делать вид, что интересует невнятная роспись на стенах. Веточки, листики, цветочки. Иногда даже птички попадаются. Веселенькие стены. Как-то плохо сочетаются с репутацией жителей Крылатого Королевства. А какой рисунок подойдет больше?
   -- Мич, что бы ты хотел нарисовать на этой стене?
   Тишодец посмотрел так, словно заподозрил в скоропостижном помешательстве.
   -- Я бы их покрасил в светло-серый цвет. Или какой-то красивый камень наклеил.
   -- Да, камень тут подойдет, -- глубокомысленно согласился Ник.
   Мич хмыкнул, но от пожелания заняться ремонтом представительства в ближайшем будущем удержался.
   Зеркало Ниночка дала, даже не поинтересовавшись, для чего оно нужно. То ли Мичу настолько доверяла, то ли не хотела тратить время на расспросы. Потом нетерпеливо махнула рукой и буквально вытолкала посетителей за дверь, полностью проигнорировав заявление, что им нужно спокойное место, чтобы подключиться.
   Спокойное место пришлось искать самостоятельно. Гнали их везде. Возвращаться в расположение вороньего гнезда не хотелось. Выходить с зеркалом в сад было вообще верхом глупости. Так они и бродили по зданию, пока не наткнулись на пыльную, зато пустую и никому не нужную комнатушку.
   -- Я быстро, -- пообещал Мич, развешивая в воздухе ключи, похожие на монеты. -- Сейчас только настрою. Нужные каналы я уже знаю. Ломать мы ничего не будем, просто воспользуемся одним из каналов связи, так что нас даже не заметят. Ага, вот оно.
   Воздух между ключами колыхнулся, покрылся рябью, медленно успокоился и превратился в зеркальную поверхность.
   -- Вот видишь, -- Мич кивнул на зеркало. -- Несложная процедура. Ключи сами настраиваются. А тут даже прятаться ни от кого не нужно.
   -- Мич, хватит тянуть время.
   -- Скучный ты. Даже похвастаться не даешь. Коты должны быть более игривы, что ли.
   -- Мич, -- знал же что связываться с этим парнем плохая идея.
   -- Ладно, -- он повернулся к зеркалу и что-то быстро, тихо и невнятно забормотал. Пароль на доступ? Или просто очередное высказывание о помоечных котах? -- Вот, знакомься, Олег Стужеца, он же Зима, он же капитан "Паутинки". По совместительству мой сколько-тоюродный дядя. Или дедушка? В общем, родственник.
   Ник подошел ближе к зеркалу и с любопытством посмотрел то ли на дедушку, то ли на дядю. Тишодец, кто бы сомневался? Очень опасный тишодец. Глаза внимательные, цепкие. Улыбка такая вежливая и ничего не значащая. Теплоты в этой улыбке еще меньше чем в его прозвище. Возраст неопределенный.
   -- Ник Мелешь, -- представил Ника Мич. -- Временно бездельник, в очередной раз сбежавший от своих обязанностей. Хотя, в этом случае я его понимаю. Таскаться за взбалмошной девчонкой совсем невесело. Зато, он себе нашел занятие по душе и теперь нам требуется помощь.
   -- Вам? -- Олег Стужеца загадочно хмыкнул и одарил то ли племянника, то ли внука насмешливым взглядом.
   -- Ага, нам, -- с готовностью подтвердил Мич. -- Он нашел себе довольно интересное занятие. А у меня есть свободное время и куча разгильдяев, которым тоже заняться особо нечем. Так что я решил поучаствовать. Интересно же.
   -- С тобой все ясно, -- Стужеца покачал головой и вернулся к разглядыванию Ника. -- Какая помощь вам требуется? Ты же ангел.
   -- Ангел, -- подтвердил Ник, заподозрив, что это написано где-то у него на лбу. С виду ангелы ничем от не ангелов не отличаются, пока не начинают разворачивать энергетические структуры, ошибочно принимаемые за крылья. А видящим этот тишодец не был. Уж своего коллегу Ник бы сразу опознал.
   -- Олег, ты же знаешь, что заметить ангела, когда он этого не хочет, практически невозможно, -- приступил к переговорам Мич.
   -- В том то и дело, что "практически" и "на практике", не совсем одно и то же. -- сказал Стужеца, одарив Ника любопытным взглядом. -- Если я знаю, как это умение обойти, то наверняка этот секрет известен не только мне.
   -- Вот. Я о том же, -- согласился Мич и широко улыбнулся. Восхищен догадливостью родственника? -- Ник пытался проследить за одним человеком, а его заметили, представляешь? Не думаю, что заметил кто-то находившийся на тот момент в городе. Все-таки, мало кто носит в кармане сенсорный счетчик. Гораздо вероятнее, что заметил его кто-то находящийся вне планеты. Следовательно, за человеком, интересующим Ника, кто-то очень внимательно наблюдает. Возможно, это его охрана. Какой-то корабль, исполняющий те же функции, что и "Паутинка". А может и не охрана.
   -- Понятно, -- задумчиво сказал Стужеца. Он подергал себя за мочку уха, оглянулся на что-то за спиной, еще раз осмотрел Ника с головы до ног и задал вполне закономерный вопрос: -- Почему вас так интересует этот человек?
   Мич вздохнул и посмотрел на Ника, предоставляя ему право самому рассказывать о своих подозрениях и выводах.
   -- Он тишодец. Я в этом уверен. Тишодцев я ни с кем не спутаю. Я видящий, -- сказал Ник.
   Стужеца хмыкнул и широко улыбнулся.
   -- Тишодцев ты, похоже, не любишь.
   -- Скорее опасаюсь, -- сказал Ник. -- Я всегда опасаюсь того, от чего можно ожидать всего что угодно и неугодно. Инстинкт самосохранения в действии.
   -- Понятно. Значит, боишься того, что не понимаешь, чью реакцию не можешь спрогнозировать.
   Какой умный тишодец. Ник бы точнее свою нелюбовь к тишодцам описать не мог. Для него тишодцы были чем-то сродни стихии. С одинаковой вероятностью могут принести пользу, причинить вред, сделать что-то абсолютно бессмысленное и создать нечто похожее на стихийное бедствие. Лучше держаться подальше, целее будешь.
   -- Наверное, -- не стал вдаваться в подробности Ник.
   -- Ладно, продолжай. Что с этим тишодцем не так? -- благодушно разрешил Стужеца. Отношение Ника к тишодцам его забавляло.
   -- Он землянин, что само по себе странно. Но это хоть как-то можно объяснить подделанными медицинскими картами. Его мама такое провернуть в состоянии. Героическая женщина с непростым характером. Гораздо больше меня беспокоит то, что он боится. Очень сильно боится. Мич, по его словам, так боялся только тогда, когда имел все шансы отправиться в загробный мир, не дождавшись помощи.
   -- Чего он боится? -- уточнил Стужеца.
   -- Не знаю. Он представитель Глубины, так что ему по определению бояться нечего. На свете немного идиотов способных сцепиться с этой организацией. А портить отношения из-за какого-то мальчишки, который просто исполняет чужую волю и решения может принимать только в рамках определенного задания, вообще большая глупость.
   -- Верные рассуждения, -- согласился Стужеца. -- Если он начнет делать что-то противоречащее указаниям, этим фактом сразу же заинтересуются. Собственно, это и будет сигналом к тому, что что-то пошло совсем не так и мальчишке требуется помощь.
   -- Мне тоже так кажется, -- Ник кивнул, похоже, у Мича способность сопоставлять факты прошита на генном уровне. Талант. Семейная особенность. Даже завидовать бессмысленно. -- Вот я и не понимаю, почему он боится. Чего? Может, если мы поймем, кто именно за ним наблюдает и с какой целью, найдется и ответ на этот вопрос? Мне не нравятся испуганные тишодцы. Особенно, когда я не знаю что, их напугало.
   -- Боишься, что он в любой момент может решить, что пора защищаться? -- спросил Стужеца. Он стал очень серьезным. Улыбка пропала.
   -- И это тоже, -- согласился Ник, хотя до сих пор о том, что может выкинуть защищающийся тишодец не думал. -- Но гораздо больше я боюсь, что мы дружно проморгали какую-то опасность.
   -- Понятно, -- капитан "Паутинки" задумался. -- Попробую отследить всех интересующихся вашим тишодцем, у меня тут некоторые от безделья дурью маются. Как мне его найти?
   Ник посмотрел на Мича. Не посылать же капитана "Паутинки" за портретами к Ниночке.
   -- А это совсем просто, -- сказал Мич, изобразив виноватую улыбку. -- Рядом с этим тишодцем Альдо.
   -- Кто?! -- не поверил Стужеца.
   -- Мамин двоюродный племянник, -- уточнил Мич.
   Стужеца растерянно присвистнул. Видать тоже был невысокого мнения об умственных и всех прочих способностях этого малолетнего вредителя.
   -- Поймаю, отправлю на Вторую Северную в качестве курсанта. Может хоть там ему мозги вправят, -- пообещал в пространство. -- Давно пора. Вот что у вас за суицидальные наклонности? Откуда?
   -- Не знаю, -- Мич равнодушно пожал плечами. -- У меня их не было. Я вообще внимание привлекал, если верить психологам. А если проанализировать мои попытки убиться, то легко можно понять, что шансов на это у меня было маловато.
   -- Расскажи это кому-нибудь другому, -- отмахнулся Стужеца. -- Идите, лучше чем-нибудь займитесь. Свяжетесь со мной завтра. Может, что-то узнаю.
   -- Ага, хорошо.
   Капитан "Паутинки" прервал связь.
   -- Видишь, отличный же родственник, -- сказал Мич, собирая ключи-монетки.
   -- Отличный, -- согласился Ник, наблюдая за тем, как он ссыпает зеркало в карман, застегивает его на молнию и легонько похлопывает сверху, чтобы ключи равномерно в кармане расположились и не так бросались в глаза. -- Ты зеркало Ниночке возвращать будешь?
   -- Не сейчас, -- подтвердил его догадку Мич. -- Ниночке оно ни к чему. А даже если понадобится, у нее их больше десятка. Зато нам оно нужно. Завтра точно понадобится. Не будем же мы каждый раз отрывать ее от дел?
   -- Не будем, -- кивнул Ник. С логикой у Мича точно все в порядке. Пускай играется. Это Альдо зеркало доверять нельзя ни в коем случае, обязательно куда-то влезет. А Мич если и решит заняться чем-то незаконным, сделает это так, что его даже не заподозрят. Если будет возможность попасться, он пробовать не станет. На такие неумные поступки Мич свои таланты никогда не разменивал и сейчас репутацией рисковать не станет. Умный, зараза. -- Как думаешь, твои подчиненные уже что-то полезное засняли?
   -- Кто их знает? -- пожал Мич плечами. -- Этим личностям в голову что угодно может втемяшиться. Возможно, до сих пор сидят где-то и думают о том, как бы мне страшно отомстить. Странные они.
   -- Воронье гнездо, -- Ник улыбнулся.
   -- Ага, -- Мич задумчиво почесал кончик носа. -- Оно самое. Тащат к себе, что ни попади. Шумят. Временами ругаются. Спорят по любому поводу. И стараются сбежать, как только запахнет неприятностями. Видел бы ты, как они дружно отступали, когда я намекнул, что не мешало бы им всем найти свою форму и ходить в ней, как полагается порядочным военным. В итоге, нашли ее только трое. Все девушки. Аккуратнее они, что ли? Остальные скромненько признались, что не знают, куда ее засунули. Все время забываю сказать об этом Домино. Уверен, ему понравится.
   -- Понравится, -- подтвердил Ник. -- Он тоже от формы не в восторге и вряд ли знает, где находится его комплект.
   -- Да, кстати, Ник, ты не знаешь, какое у Домино звание? Он ведь не фурия уже.
   -- Координирующий сектора, -- выдал страшную тайну Ник.
   -- Какого сектора?
   -- Двенадцать дробь семь.
   -- Во черт, -- сказал Мич. -- Надеюсь, мне туда не придется лететь. Мне там неуютно будет.
   -- Кто знает?
   Если не обращать внимания на то, что Мич тишодец, начинаешь понимать, что он вполне приятный парень. С таким точно можно поговорить о всякой дребедени, распивая бутылку вина. Насмешливый, наглый и понимающий. Интересное открытие. Нужно будет над ним подумать.
  
  
   Василий Дрозд. Вред от принятых решений.
  
   -- Придурок! Вместо того чтобы искать непонятную ерунду, нужно было изучить планировку города! Кретин! Идиот!
   Судьба в очередной раз выслушала Васины жалобы, на этот раз на скуку, и сделала так, чтобы скучать ему в ближайшее время не пришлось. Возможно, скучать не придется всю оставшуюся жизнь. Правда, осталось этой жизни недостаточно много, чтобы это удалось оценить по достоинству.
   Стас в очередной раз оказался прав. Вилаж следили за гостиницей и смогли подобрать подходящий для нападения момент. Куда делся в это время внутренний круг, Вася не понял. Да и не особо пытался понять. Кто-то вилаж некоторое время удерживал в коридоре. Этого времени хватило, чтобы верещащий на все лады передатчик замаскировал себя под узор на поверхности стола, а Вася отковырял пластину с потолка, влез на чердак и сообразив, что на место пластину поставить не сможет, рванул непонятно куда. Бежал он недолго. Чердак как-то совсем неожиданно закончился. Пришлось изучать все доступное зрению и рукам пространство на предмет какого-нибудь выхода. Он обязательно должен быть. Иначе смысла убегать из гостиницы нет. На чердаке найдут без особых трудностей.
   Спустя какое-то время, показавшееся Васе вечностью, он заподозрил, что побежал не в ту сторону. Бежать обратно не лучшая идея, там его уже ждут с распростертыми объятьями. Даже странно, что до сих пор не явились сюда. К счастью, прежде, чем он довел себя до паники, нечто похожее на выход нашлось. Лестница из металлических скоб, на какой-то непонятного назначения трубе, ведущая вверх и в темноту. Выбирать было не из чего, поэтому он полез вверх, красочно представляя, как вилаж с руганью прыгают вокруг трубы, а он шипит сверху, изображая рассерженного кота. Картина была яркая и веселая. Вася лез, хихикал, нащупывал в темноте скобы и надеялся, что они не закончатся на самом интересном месте. Вопрос о том, куда именно он лезет, его не волновал. Главное, подальше от вилаж. А там долезет и разберется.
   Надо ли говорить, что он зря об этом не подумал? Если бы подумал, возможно, рискнул бы искать другой путь. И возможно, это было бы совсем не плохим решением. Потому, что открывшийся наверху пейзаж совсем не радовал. В нем была только одна хорошая вещь -- достаточное количество света. А все остальное могло понравиться только оголтелому экстрималу. До сих пор Вася себя к ним не относил. Теперь придется.
   Небо города оказалось сплошной иллюзией. Нет, где-то там над планетой оно существовало, но смотреть на него вряд ли кому-то захочется. Серое и нестабильное, похожее на кипящую неаппетитную бурду, которую кто-то помешивает огромной ложкой. Город от этого неба отделяла еле заметная пленка стационарного дис-поля, россыпи генераторов этой пленки, куча фильтров и целый лабиринт из лестниц, довольно узких мостиков, знакомых труб, спящих ремонтных роботов, непонятных платформ, светоуловителей и еще черт знает чего. Разобраться в этой мешанине не представлялось возможным. Спуститься по одной из труб казалось довольно глупым решением. Спустишься так прямо в представительство вилаж, вот им сюрприз будет. Сидеть здесь бесконечно, тоже невозможно. Без воды, еды, даже без сна. Кретинизм. Куда-то идти? А куда? На вопрос зачем, ответ был. Следовало уйти подальше от трубы, на случай, если кто-то полезет следом. Но вот, что делать потом?
   -- Ладно, -- сказал Вася сам себе. -- Все не так плохо, как кажется. Здесь хоть тепло и воздух есть. А ведь могло не оказаться ни того ни другого. Так что ноги в руки и вперед с песней. С проблемами будем разбираться по мере их поступления.
   Прозвучало не шибко убедительно, но делать было нечего, пришлось идти.
   Шел Вася долго и упорно. Попутно радовался, что не боится высоты и представлял, как бы ему позавидовали любители экстрима. Мостики, как и полагается подвесным мостам вибрировали под ногами. Светоуловители и роботов он старался обходить как можно дальше. Первые были с виду хрупкими и неспособными выдержать его вес. Вторые могли проснуться и как-то неадекватно отреагировать на присутствие человека. Местами приходилось ползти под какими-то свисающими непонятно откуда штуковинами.
   Кажется, разумные люди, готовясь к побегу должны запасаться провизией и водой. Так то разумные. К разумным Вася себя уже не причислял. Как-то не вязался его веселый поход по техническим коммуникациям над городом с его понятием разумности. Да и какая разница, убьют его вилаж или он самостоятельно загнется здесь от жажды и голода, если конечно раньше не рухнет вниз. Прямо кому-то на голову. Не повезет бедняге.
   Было удивительно скучно.
   Однообразные лестницы, мостики и платформы усыпляли. Тихое шуршание каких-то работающих систем словно напевало колыбельную. Думать не хотелось, все мысли скатывались в унылое русло. Попеременно хотелось то себя пожалеть, то застрелиться. С первым проблем не было, жалей хоть в голос. Второе было неосуществимо, оружия Вася с собой не прихватил.
   -- Идиот, -- в очередной раз охарактеризовал себя парень, прижался спиной к какой-то трубе и задумался о том, что именно помешало ему взять с собой хотя бы нож из коллекции, хранящейся в комнате Стаса? Вроде бы ничего, просто он про ножи не успел вспомнить. Собственно, он про них вспомнил только сейчас.
   Еще ему в голову пришел вопрос о том, почему он решил, что с дракой и выстрелами в гостиницу ворвались именно вилаж и именно за ним? Передатчик, конечно, забил тревогу и начал маскироваться. Но ему положено было маскироваться в любом случае. Может там стражи порядка пришли кого-то арестовать, мало ли кто в этой гостинице поселился? Нужно было сначала посмотреть, что именно происходит в коридоре двумя этажами ниже. И лишь потом бежать, если понадобится.
   Вернуться обратно сейчас невозможно в принципе. Все трубы походили друг на друга как близнецы, лестницы и мостики тоже разнообразием похвастаться не могут. Никаких ориентиров нигде нет. Вася даже не был уверен, что все это время шел прямо. Может он вообще кругами ходит? С другой стороны, начни он как-то помечать свой путь и за ним радостно устремятся преследователи, если таковые есть. Замкнутый круг. Из него есть только один выход -- головой вниз. Может, даже повезет и он приземлится на что-то мягкое. Хотя, не ему надеяться на везение.
   Вася печально вздохнул, несколько раз пнул трубу и пошел дальше. Куда-нибудь да дойдет. Может быть.
  
  
   Набродившись в свое удовольствие, Вася решил отдохнуть, уселся на какой-то довольно широкой лестнице, послушал немного шуршание где-то внизу и незаметно для себя уснул. Сон на него повлиял благотворно. Проснувшись, Вася сообразил, что труба, по которой он сюда попал, находилась на чердаке, по крайней мере, ее видимая часть. Следовательно, и другие трубы должны вести в такие места, где они никого не будут раздражать своим видом. Неэстетичные трубы. А город проектировали как огромный развлекательный комплекс. Значит, никаких некрасивых труб нигде торчать не должно. Получается, можно смело спускаться, осторожненько разведать обстановку и, если не обнаружится ничего опасного, выходить и пытаться попасть в какое-то более безопасное место. Какое? На месте можно решить, смотря что ближе будет. Здесь наверху по любому долго не протянешь.
   Убедив себя в этом, Вася выбрал трубу методом научного тыка и смело полез вниз.
   В одном Вася точно не ошибся. Место было темное, безлюдное и никому не нужное. У этого места был только один недостаток -- из него не было выхода. Может не было изначально, мало ли как и кто этот город строил. Может когда-то был, но от него приказал избавиться параноидально настроенный политик и послушные подчиненные его замуровали. Сейчас это значения не имело. Вася немного побродил по небольшому помещению, окончательно убедился, что ничего похожего на дверь он здесь не найдет и тоскливо полез обратно.
   Вторая труба привела его в такое же темное помещение, с таки же отсутствием выхода.
   Третья заставила обматерить политиков, строителей, дизайнеров и вилаж. К выходу она тоже не привела. И разведывать там было нечего, если не считать высохший скелет какого-то зверька. Вася представил, что однажды кто-то найдет его скелет рядом с этим, сплюнул на пол и полез обратно.
   Спускаться по четвертой трубе пилот не рискнул, понял, что сил на то, чтобы лезть вверх у него не будет.
   Других идей в голову не приходило. Бродить по этому лабиринту, можно было целую вечность. Город вроде небольшой, а лабиринт бесконечный. Интересно, что будет, если удастся найти конец этого лабиринта? Наверное, зрелище будет похоже на мифический край земли. Идешь, идешь и вдруг больше идти некуда. Впереди только колоссальный обрыв и стекающие вниз серые тучи, перемешиваемые ветрами этой планеты. Если прыгнуть вниз, дис-поле наверняка посчитает телом достаточно большой массы и плотности для того, чтобы выпустить за свои границы. А дальше уже как повезет. Либо разобьешься, либо замерзнешь. Неподходящая планета для прогулок без спецоборудования.
   Может, и трепыхаться не стояло?
   -- Ладно, попробуем дойти к краю земли, -- сказал Вася. -- Нормальная цель. Может там как-то можно спуститься к технарям этого города? Нестабильная же зона, там обязательно должны быть дежурные и выход наружу. А выход, это тот же вход, смотря с какой стороны смотреть. Логично, кажется.
   Немного посидел, прислушиваясь к ощущениям в ногах, не привыкших к таким длительным прогулкам и спускам-подъемам по трубам. Осмотрелся вокруг, выбирая наиболее симпатичное направление. Убедился, что особых отличий нет и решил идти, куда глаза глядят, то есть вперед. Если идти все время прямо, то даже в самом худшем случае к вечеру по местному времени можно будет пройти этот город насквозь. Это если идти внизу. За ходьбу, частенько сменяющуюся на ползанье, по этому лабиринту Вася бы не поручился. И как тут идти прямо, если эти мосты-лестницы поворачивают в самые неожиданные стороны? Компас бы тут тоже пригодился. Или какой-то навигатор, настроенный на определенную точку. Столько нужных вещей не взял. Это ведь даже не лес, мох здесь не растет. Звезды прячутся за атмосферой этой планеты, и без спецоборудования их отсюда не увидишь. В общем, прямо получится идти, только если очень сильно повезет. Значит, можно даже не надеяться.
   Какая-то черная полоса в жизни широковатая. Давно должна закончиться. Правда, ей об этом забыли сообщить какие-то высшие силы. Или Вася вместо того, чтобы перейти ее поперек, зачем-то пошел вдоль. И теперь страдает из-за своей же глупости.
  
  
   Край земли Вася к собственному удивлению нашел. Увидел и стекающие по поверхности дис-поля тучи, и обрыв, может даже колоссальный, только вся его колоссальность была скрыта в серой хмари бурлящей внизу. Край был ограничен широкой полосой серого пластика, по которой, как успел убедиться Вася довольно удобно ходить, и довольно изящными перилами, держаться за которые было страшновато, вдруг сломаются. Единственным, чего он не обнаружил, оказался спуск вниз.
   -- Если подумать логически, то спуск явление нечастое, я просто к нему еще не дошел, -- размышлял вслух Вася, любуясь серой массой внизу. -- Так что отчаиваться рано. Нужно просто пройтись по периметру города и спуск найдется. Кажется, я становлюсь оптимистом. К чему бы это? Ладно, не будем терять время.
   Вася посмотрел влево, потом вправо. Направления ничем не отличались.
   -- Настоящие мужики ходят налево, -- решил пилот и поковылял в выбранном направлении.
   О том, как он будет спускаться, Вася уже не думал. Логика ему подсказывала, что в таком уставшем состоянии как сейчас лучше даже не пытаться. Обязательно не удержишься и полетишь вниз. Хотелось лечь и отдохнуть. С другой стороны, хотелось убедиться, что чертов спуск существует в реальности, а не только в оптимистично настроенном воображении.
   -- Если и дальше размышлять логически, то технари вряд ли захотят подниматься и спускаться с помощью собственных ног и рук, -- продолжил размышлять на ходу Вася. Разговоры с собой немного отвлекали от усталости. -- Значит, там должен быть лифт. Хоть где-нибудь. Возможно, лифты есть и в лабиринте, но мне ни один не попался. Ничего, тут их обнаружить будет проще. Все что отличается от дорожки и перил, будет немедленно заподозрено в том, что оно лифт. Кажется логично.
   Серый пластик неспешно тянулся вдаль, постепенно сливаясь с тучами за пленкой дис-поля. Рассмотреть что-то на фоне этих туч было невозможно. Приходилось идти и надеяться, что лифт будет именно там. Вон в той точке, которая растворяется в серой мути. Он ведь тоже серый, зачем его красить в другой цвет? Покрасишь во что-то яркое, и он будет отвлекать от пейзажа за краем земли. Туристам это не понравится.
   Никакие туристы Васе так и не встретились, но это не значило, что их здесь не бывает вообще. Просто день неподходящий. Красивое же зрелище, почему бы не прийти посмотреть? Красивое и мрачное. Словно фон для какой-то полузабытой сказочной истории.
   Вася споткнулся, выровнялся, ухватившись за ненадежные с виду перила, и недоверчиво уставился на что-то закругленное и довольно большое впереди. Для знакомых труб эта штука была слишком толстая. Немного поразмышляв, пилот решил признать эту штуку лифтом и неуверенно пошел к ней.
   Собственно лифтом она и оказалась.
   В этом Вася убедился, не дойдя к ней метров пятьдесят.
   Двери лифта раздвинулись и оттуда вышел мрачный парень в форменном комбезе оранжевого цвета. Отличный цвет. В такой одежде точно на фоне туч не потеряешься. Радоваться человеку Вася не спешил. Вслед за парнем из лифта вышло четверо мужчин подозрительно похожих на недавнего сбежавшего пленника. Все как один коренастые, бледные и черноволосые.
   -- Опоздал, -- констатировал факт пилот. Подозревать, что ошибся с направлением, смысла не имело. У вилаж достаточно людей в представительстве, чтобы подняться наверх сразу на всех местных лифтах, сколько бы их ни было. Убежать не получится. Да и куда бежать? Обратно в лабиринт? Чтобы блуждать там, пока куда-нибудь не свалишься? Лучше уж сразу.
   Новоприбывшие Васю заметили. Парень в оранжевом комбезе уставился как на привидение. Остальные начали улыбаться и переглядываться. Награду им что ли пообещали за поимку особо опасного видящего?
   Вася попятился, держась рукой за перила.
   Вилаж оттерли парня с пути и довольно дружно бросились ловить опасного видящего. Было бы веселее, если бы гонки за его голову устроили. Не судьба, а жаль.
   -- В принципе, выбора как всегда нет, -- сказал пилот, медленно отступая от светящихся от радости торговцев. -- Они меня или убьют, или отправят в какую-то лабораторию изучать. А оно мне надо? Неа, совсем не надо.
   -- Стой на месте, -- приказал один из четверки, одарив особенно скверной улыбкой. -- Отсюда ты уже никуда не денешься.
   -- Ошибаешься, -- сказал Вася, оглянувшись назад.
   Бездна за краем земли клубилась и, кажется, дышала. Серая и вечная, совершенно равнодушная к происходящему здесь и сейчас. Какое ей дело до желаний мелких букашек называющих себя людьми?
   -- И куда же ты денешься? -- с искренним любопытством спросил вилаж.
   -- Куда-нибудь, -- Вася широко махнул рукой, включив в свое куда-нибудь и бездну, и лабиринт и небо над головой.
   -- Улетишь? -- ухмыльнулся торговец.
   -- Да пошли вы все, -- сказал Вася и перебросил тело через перила. Так просто и легко, не размышляя и не сомневаясь.
   Выражения лиц у торговцев были такие удивленные, что пилот даже решил, что оно того стояло. Такая себе месть. Довольно глупая.
   Дис-поле задерживать не стало. Отличная штука. Захотел избавиться от трупа, поднялся повыше и сбросил за город. Никто не найдет. Да и искать никто не станет.
   Серая хмарь оказалась мокрой и холодной. Падение она задержать не могла, зато нагло лезла за шиворот, забивалась в рукава, мешала дышать. Тут даже кричать невозможно, захлебнешься собственным криком. Какие глупости. Разве хочется кричать? Хочется зажмуриться и расслабиться. Крик ничего не изменит.
   Вася попытался рассмотреть приближающуюся землю, понял, что ничего не увидит, пока не шмякнется об нее и закрыл глаза. Какая, по сути, разница, смотреть своей смерти в лицо или нет, когда этого лица не видно за серым туманом? Вот, еще мгновенье и...
   Тело резко рвануло вверх, выбивая из дурной головы мысли, а из легких воздух. Не само по себе рвануло, кто-то помог. Странно. Неужели вилаж каким-то способом успели выловить? В этой серой круговерти? Словно рыбу из воды. Подсекли и теперь тащат. Легко и неторопливо.
   Вася открыл глаза, попытался рассмотреть, что именно его держит. Оказалось руки. Довольно таки изящные руки, явно не мужские. Обняли за туловище, как ребенка и держат. У вилаж не бывает женщин, Стас об этом говорил, Вася точно помнил. Наверное, это не вилаж.
   Вниз смотреть не имело смысла, ноги укутывала серая хмарь, взбиваемая ветром, дувшим сразу со всех сторон. Запрокинув голову, удалось увидеть подбородок, трепещущие на ветру темные волосы и невероятные крылья, похожие на воду, подсвеченную полыхающим на берегу пожаром.
   -- Ангел, -- сказал Вася.
   -- Угадал, суицидник, -- насмешливо сказала обладательница крыльев. -- Не мог в другом месте прыгать? Такую тренировку испортил.
   -- Извини, у меня выбора не было, -- сказал Вася. -- Не хочу в лабораторию.
   -- Какую еще лабораторию?
   -- Не знаю. В какую-то. В качестве подопытного образца. Стас сказал, что они пытаются изучать видящих.
   Вот, наконец нашлось кому пожаловаться.
   -- Ах, видящих, -- задумчиво протянула крылатая. -- Это следует обсудить. Ты никуда не спешишь? А то в данный момент придется забыть обо всех твоих делах. Луне будет очень интересно услышать о лаборатории и твоих прыжках. Безумно интересно.
   -- Я не спешу, -- сказал Вася. А куда ему спешить? Некуда. И обладательницу невероятных крыльев надо не забыть поблагодарить. Обязательно.
   Похоже, сейчас его отнесут в представительство Крылатого Королевства. На руках. Женщина. Кто бы мог подумать. Вася точно не мог вообразить женщину, таскающую его на руках. И на тебе, несет. И почему-то совсем не стыдно. Может потому, что она летит вместо того, чтобы идти по земле?
  
  
  
   Альдо да Маянэ. Выбор, долг, симпатия.
  
   Разгром был колоссальный. Все, что можно было перевернуть -- перевернули. Все, что можно было разбить -- разбили. Мебель валялась в самых странных позах и в самых неожиданных местах. Кто-то даже потолок расковырял, и сейчас он зиял темной дырой ведущей в неизвестность.
   Стас на погром смотрел как-то слишком спокойно. Он ногой раздвинул обломки стульев, перевернул стол, валявшийся у входа вверх ногами, зачем-то сдвинул его ближе к центру комнаты и похлопал по столешнице рукой.
   -- Где Вася? -- спросил Асано, успевший заглянуть во все комнаты и убедиться, что ни в одной из них напарника нет.
   -- Сейчас выясним, -- ровным тоном, без малейшего намека на эмоции сказал Стас.
   А ведь он в бешенстве, неожиданно для себя понял Альдо. Точно так же выглядел и говорил Мич на заседании комиссии, которая пыталась выяснить, случайно его забыли вместе с раздолбаным в хлам кораблем или намеренно? С виду спокойный, а на самом деле еле сдерживался, чтобы не наброситься на бывшую свою команду с намерением избить до полусмерти. Вот и Стас сейчас такой же. Только кого бить, пока не ясно. Хотя, даже Альдо без труда догадывался, где этого кого-то можно будет в итоге найти. Маловато кандидатов на эту роль. Особенно настолько наглых кандидатов, уверенных в своей если не неприкосновенности, то избранности точно.
   -- Ну, -- требовательно напомнил о своем вопросе Асано.
   -- Да подожди ты. Дай сначала настрою, -- отмахнулся от него Стас.
   Узоры, которыми кто-то разрисовал столешницу, зашевелились и довольно шустро заспешили в центр стола. Они сплетались друг с другом, становились объемными, росли, меняли цвет, пока не собрались в знакомую каплю передатчика.
   -- И? -- опять попытался привлечь к себе внимание Асано.
   -- Потерпи. Сейчас спрошу.
   Стас застыл, глядя в глубину капли. Асано что-то произнес на непонятном языке, подошел к дыре в потолке и попытался туда заглянуть. Роста ему не хватило. Пришлось искать более-менее целый стул и использовать его в качестве подставки. Альдо с интересом наблюдал. Стул скрипел и покачивался, казалось, он сейчас развалится, не выдержав веса землянина. До дыры Асано дотянулся, но заглянуть туда не мог, требовалась подставка выше стула.
   -- Ну как? -- спросил он, аккуратно спустившись со стула. -- Выяснил?
   Стас выдохнул сквозь зубы. Получилось очень похоже на шипение.
   -- Выяснил, -- сказал, одарив землянина далеким от добродушия взглядом. -- Сбежал он. Очень вовремя. Вилаж отстали минут на десять. Передатчик все это прекрасно зафиксировал.
   -- Куда сбежал?
   -- Не знаю. У него хватило ума построить лестницу из стульев и залезть на чердак, -- Стас указал на дыру в потолке. -- Что там происходило, передатчик увидеть не смог. Там стоит отличная защитка, на случай погони со спецоборудованием. Вилаж в погоню бросились не сразу. Эти идиоты умудрились свалить мебельную пирамиду, даже не заметив ее. Все что вы здесь видите -- результат обыска. Дыру в потолке заметили не сразу. Так что время у Васи было. На что он его потратил, лично мне неизвестно. Его, кстати, не поймали. До сих пор ищут. Даже за пределами города группы поиска есть. Уж не знаю, почему он им так срочно и так сильно понадобился.
   -- А куда он делся?
   -- Не знаю. Радуйся уже тому, что вилаж этого тоже не знают.
   -- А что тут вообще произошло? Почему они напасть рискнули? -- спросил Альдо, сообразив, что следующий вопрос землянина о напарнике окончательно разрушит видимость спокойствия Стаса.
   -- А вот это еще интереснее, -- мрачно произнес Стас. -- Кто-то, вероятно ангел, за нами следил. Части внутреннего кольца пришлось отвлечься от гостиницы и попытаться выяснить, кто. Зря отвлекались, на тот момент, когда они нас догнали, этот ангел успел куда-то деться. Так что вопрос о том, что именно его так в нас заинтересовало, остался открытым.
   -- Точно ангел? -- спросил Альдо. Какое дело ангелам может быть до Стаса? С Глубиной у Крылатого Королевства особых трений нет. Они просто друг друга не трогают. А волей идущие? Так на Стасе не написано, что он еще и волей идущий. И Альдо не помнил, чтобы кого-то эта полумифическая организация интересовала. Чужие умения и тайны, которые ничем не превосходят умения ангелов, никому из старших признанных не нужны. Тут бы с тем, что уже есть разобраться. Конфликтовать с непонятно чем тоже не охота. Тратить время и силы на то, что не представляет собой ни особой пользы, ни особой угрозы незачем. Вот если угроза появится, тогда да, тогда волей идущими заинтересуются. Но этого ведь до сих пор не произошло. Вроде бы.
   -- Ангел с вероятностью восемьдесят семь процентов, -- сказал Стас. -- Рассмотреть его не удалось, оборудование зафиксировало нечто похожее на тень, не больше. Его и обнаружили только потому, что оператору очень не хотелось смотреть на определенный участок, когда мы сидели возле представительства семипалых. Если бы эта тень догадалась все время двигаться, даже этого сделать бы не получилось. Как думаешь, похоже на ангела?
   -- Похоже, -- вынужденно признал Альдо.
   -- Почему за нами следил ангел? -- мрачно спросил Асано, смотря при этом на единственного в комнате представителя Крылатого Королевства.
   -- Не из-за меня, -- поспешно открестился Альдо. -- Я ничего натворить, еще не успел. Да и не собираюсь. С меня хватит. Все, что я сделал, посетил представительство вилаж с письмом и походил возле следящих систем в нужных Мичу образах. Но тут меня выследить не могли. В первом случае я довольно долго бродил по одному парку, все время меняя лица. Там ни одна аппаратура не уследит, если ее не натравили на меня специально, в чем я очень сильно сомневаюсь. Кому я нужен? Во втором случае, вообще под землю спускался. Там есть слепые места. Мне Мич специально чертеж на личком сбросил, я по нему ориентировался. Не думаю, что на меня кто-то вообще внимание обратил. Я на поверхность вышел с группой туристов. К таким группам частенько примыкают личности не желающие платить гиду. Одной больше, одной меньше.
   -- Альдо, хватит оправдываться, -- попросил Стас. -- Этот ангел вообще мог идти не за нами. Просто так совпало.
   -- Что мы теперь будем делать? -- спросил Асано.
   -- Ничего, -- припечатал Стас. -- Мы ничего сделать не можем. Даже если займемся поисками, у нас ничего не получится. Если его вилаж найти не могут, у нас шансов вообще нет. Внешний круг будет следить за представительством вилаж. Если они его поймают, тогда и будем думать. Если не поймают, то возможно, он сможет справиться и без нашей помощи.
   -- А если не сможет?
   -- Значит, не сможет. У тебя есть какие-то разумные предложения?
   -- Нет, -- уныло признался Асано и опять заглянул в дыру на потолке. Не надеется же он, что сейчас оттуда вылезет его приятель.
   Интересно, что этот парень намерен делать дальше? Возвращаться в родное представительство он явно не желает. Асано еще не переварил новость, что там запросто отдают своих пилотов ради выгодной сделки. Бежать и бить морды уже не хочет, а в остальном...
   -- Давайте приберемся, что ли? -- сказал, глядя на стену Альдо. А чем еще тут заниматься? Размышлять о судьбе сбежавшего пилота? Так до чего угодно можно додуматься, а потом узнаешь, что зря себя пугал и доводил до тихой паники. При уборке хоть руки будут заняты.
   Асано в ответ хмыкнул. Предложения он не оценил по достоинству, но отказываться не стал. Ему было абсолютно все равно, чем заниматься. Похоже, он чувствовал себя виноватым. Ушел, бросил, не помог. Говорить, что ничем бы помочь не смог в любом случае, наверное, не стоит. Ему и без того плохо.
  
  
   -- Альдо, что он будет делать дальше? -- спросил землянин, когда вся мебель была распихана по местам, а обломки свалены в общую кучу под стеной. Выносить их куда-то никто не собирался. Пускать в номер посторонних людей тоже. Уборочную технику придется ждать до вечера. Экономят они что-то там. Так что пришлось весь мусор оставить при себе. Результат получился неряшливый и странный.
   -- Кто?
   -- Стас. Не думаю, что он простит вилаж этот обыск. Он от вилаж и без того был не в восторге. Если я что-то знаю про Глубину, подобные выходки ей тоже очень не нравятся, а такие нахальные тем более.
   -- Ничего он не будет делать, -- уверенно сказал Альдо. Вот в таких вещах он разбирался достаточно хорошо. -- Там и без него найдется, кому заняться этим вопросом. Тем более участие торговцев доказано. Они перегнули палку на этот раз. У Стаса другие задачи и он будет выполнять их.
   -- Понятно, долг, -- сказал Асано.
   Он уселся на уцелевший стул и расслабленно откинулся на его спинку.
   -- Долг вообще интересная штука, -- продолжил он глядя куда-то сквозь стену. -- Дают нам его другие люди, но принять его можем только мы сами. Можно делать вид, что взял этот долг на себя и в то же время, вредить тому, кого этот долг повелевает защищать. Потому, что долг навязали, не озаботясь убедиться в том, что он был принят. А еще можно взять долг самостоятельно. Решить следовать только ему и ничему кроме. Тогда все средства хороши и оправдать можно все, что угодно. Я должен. Красиво звучит. Значительно.
   -- Ты это о чем? -- спросил Альдо, когда землянин замолчал.
   -- Так, рассуждаю. Я понял, что никому ничего не должен. Меня обманули. Заставили защищать то, чего никогда не существовало. Теперь придется искать что-то более достойное пути служения. Менять свою жизнь на эту мишуру, прикрывающую истинное положение дел я точно не стану. Это все так глупо.
   Альдо только покачал головой. Странный парень. Разве долг предусматривает деление на нравится, не нравится? Принимать нужно все и сразу. Так ему казалось.
   -- Не одобряешь? -- Асано улыбнулся. -- Я бы тоже не одобрил, вчера еще. А теперь оказалось, что мою жизнь слишком дешево ценят. Торговцы, для которых призрак прибыли ценнее любой жизни. Благородства ни капли. Даже четкого различия между своими и чужими нет. Мне это не нравится. Совсем.
   -- Я тебя не понимаю, -- честно признался Альдо.
   -- Я сам себя не понимаю. Но что-то нужно поменять. Не знаю, как и когда, но я попытаюсь это сделать.
   -- Попытайся, -- сказал Альдо. Цель в жизни это ведь хорошо. Даже недостижимая и довольно расплывчатая. Цель заставляет двигаться вперед, а не просто проживать свои дни. Шаг за шагом. Даже если в неизвестность. Чем сложнее эту цель достигнуть, тем интереснее может быть к ней дорога и больше можно получить по пути. Жаль, что достойную цель найти так сложно. С другой стороны, будь это просто, половина привлекательности бы исчезла.
   -- Даже просить помощи не у кого, -- сказал Асано.
   -- В поисках напарника? -- встрепенулся Альдо. А ведь это идея. Не самая хорошая, но за неимением лучшего и эта сойдет. -- Хочешь, Мича попрошу помочь? Он, конечно, искать не бросится, у него тоже, свой долг. И вряд ли есть свободное время. Но если наткнется на твоего напарника где-то по пути, в помощи не откажет.
   -- Попроси, -- согласно кивнул землянин. -- Хуже все равно не будет.
   -- Ладно. Тогда подождем, пока Стас закончит свои переговоры и я попробую связаться с ним.
   Слабое утешение. Но другого нет. Может там уже и искать некого. Не зря же вилаж вышли за пределы города. Они надеются что-то там найти. Что-то явно не живое. Выжить там одинокому человеку, не прихватившему с собой способствующего выживанию оборудования, невозможно. Наверное, Асано лучше об этом не говорить.
  
  
   Мич на просьбу отреагировал несколько странно. Сначала он посмотрел куда-то в сторону. Потом хмыкнул и пообещал помочь всем, чем только сможет. После чего прервал связь. Даже не попрощался.
   Альдо некоторое время ошарашено пялился на линзу передатчика.
   Чудесные родственники. Один лучше другого. И все такие занятые, когда нужно. Когда ненужно время у них есть. Целые воспитательные лекции готовы читать. Иногда угрожают.
   Но только они нужны...
   А ведь Мич даже не спросил, как Василий Дрозд выглядит и где его видели в последний раз. Очень странно. И на что он там смотрел? Какое-то начальство там сидело? Или?..
   Линза дернулась, поплыла и резко выровнялась.
   -- Ты идиот, -- поставил диагноз Мич. -- Ник абсолютно прав, ты малолетний кретин, который не дает себе труда задуматься о последствиях того, что он делает.
   Альдо тряхнул головой. Странное вступление.
   -- Какого черта, ты с такими просьбами лезешь на местную стационарку? Ее же только глухие не прослушивают, да и тем распечатки делают, -- продолжил занимательную лекцию Мич. -- Болван. Ты бы еще стал на каком-то перекрестке и поорал в свое удовольствие.
   -- Я не подумал, -- оправдание прозвучало жалко.
   -- Не подумал он. Возвращайся домой, придурок, пока не натворил что-то похуже.
   -- Да что я сделал?!
   -- Может и ничего, это как повезет. Но если возле нашего представительства начнут ошиваться вилаж, Вторая Северная тебе раем покажется. Я об этом позабочусь.
   -- Но, Мич...
   -- Молчи, малолетний идиот.
   -- Но ты поможешь?
   -- Потом узнаешь, -- прозвучало как угроза.
   Высказавшись, Мич прервал связь во второй раз, оставив Альдо с кучей вопросов и полным непониманием ситуации.
   -- Причем здесь Вторая Северная? -- спросил он у пустой линзы передатчика. -- Ничего не понимаю. Действительно идиот. Почему я не подумал об этой проклятой стационарке? Это же элементарно.
   Можно было обвинить обыск, непонятное настроение Асано и таинственность Стаса, который вообще перестал делиться своими планами. Только оправдания какие-то слабые. Думать же все это не мешает. Может склероз?
   Асано покачал головой. Наверное, не верит в помощь Мича.
   Опозорился в очередной раз.
   Но как вообще они все умудряются удерживать в своей голове столько мелочей сразу? Кто все? Да кто угодно, начиная от целой кучи родственников и заканчивая Стасом. Этому вообще можно научиться, или лучше тихонько сидеть и ни во что не вмешиваться?
   У кого бы спросить?
   -- О, Альдо, ты здесь, отлично, -- как-то заторможено произнес Стас, выходя из своей комнаты.
   Альдо изумленно на него уставился. А это еще что за явление? Чем он там занимался? Такое впечатление, что в одиночку рассчитывал маршруты сырьевой трассы в потоке, никак не меньше.
   -- Что-то еще случилось?
   -- Нет. Точнее да, но не сейчас. Эта глупая девчонка... -- Стас застыл и задумчиво потеребил прядь волос. -- Не важно, в общем, кем я ее считаю. Важно то, что она притащила сюда что-то около трети своего проклятого флота. У Вадена чуть инфаркт не случился, когда он сообразил, что именно создает помехи в седьмом квадрате.
   -- Исаэль? -- неожиданно для самого себя догадался Альдо.
   -- Она самая.
   -- Но это ведь равносильно объявлению войны.
   -- Не преувеличивай. Пока этот проклятый флот стоит на месте, его можно объявить сопровождением, полагающимся по этикету. Там даже пункт такой есть. Зависимость величины и качества сопровождения от уважения к тому, с кем собираешься встретиться. В этот пункт что угодно можно засунуть. Кто станет доказывать, что на самом деле Корда никого, на этой планете, настолько не уважает?
   -- Я бы точно не стал.
   Да, странно будет выглядеть политик пытающийся доказать, что ради него флот точно не определят в сопровождение. Все наоборот, стараются преувеличить значение своих созвездий для человечества.
   -- Вот. Правильно мыслишь, -- согласился Стас. -- Но ведь это не сопровождение. Изначально она этот проклятущий флот с собой не взяла. Могу поклясться, что Корда желает поиграть в войну. И если вилаж дадут ей повод, разумные доводы ее не остановят.
   -- От меня что требуется?
   Спасать вилаж Альдо откровенно не хотелось.
   -- Опять на меня обидеться и откочевать в представительство Крылатого Королевства. Желательно, вместе с Асано. Представляй его родственникам, как хочешь, но завтра вы оба должны быть там.
   -- А я тут причем? -- спросил Кеншин.
   -- При всем. Ваден решил больше не делить внимание внутреннего кольца. Я должен пойти в представительство семипалых и отчитаться там о проведенном расследовании.
   -- Каком еще, расследовании?!
   -- Не перебивай! Обыкновенное расследование. Не могли же они сами явиться на территорию человеческих созвездий, чтобы выяснить, кому вилаж продавали части их культурного памятника, архива, могильника и еще черт их знает чего. Заказ получила Глубина, понятно? И выполнила, списочек получился довольно длинный.
   -- В смысле, Глубина составила для семипалых список тех судостроителей, которые использовали в своих кораблях куски их могильника? -- такого Асано точно не ожидал. Его мир в очередной раз очень сильно изменился.
   -- А что тебя удивляет?
   -- Список хоть правдивый? Или вы парочку своих конкурентов туда втиснули под шумок? -- заинтересовался Асано.
   -- Может и втиснули. Но их никто не заставлял воровать новейшие разработки и внедрять их в технологию производства.
   -- Спятить.
   -- Так. О чем это я? -- Стас поскреб щеку и уставился куда-то вдаль. -- Ах, да. Вы со мной пойти не сможете. Тут оставаться опасно, мало ли что кому в голову придет? У вилаж, похоже, деградация зашла гораздо дальше, чем всем казалось, последние мозги потеряли. Представительство Крылатого Королевства на данный момент самый приемлемый вариант. В земное я бы соваться в ближайшие две недели не стал. Там и без того проблем будет. Кое-кто неожиданно для себя потеряет все свое влияние из-за оказавшихся на грани разорения покровителей. Остальные начнут делить сферы влияния между собой. Пускай сначала все успокоится. Это что касается Асано. Теперь о Корде. Альдо, знаешь, кто такая Китти Лейкен?
   -- Знаю. Начальница Мича. Жестокая женщина.
   -- Отлично. Скажешь ей про флот Корды. Она поймет и сможет опустить ее величество на грешную землю. Если Корда начнет здесь стрелять, вполне может начаться что-то похожее на одну из войн за освобождение колоний. Кому это надо?
   -- Да понял я.
   -- Вот и отлично. Идите, давайте. Ваден согласился выделить вам сопровождение. Не стоит ждать, пока он передумает.
   -- Да понял я. -- повторил Альдо. Похоже, не один Мич считает его туповатым.
   -- Подожди. -- Асано мотнул головой и подозрительно посмотрел на Стаса. -- Что-то не сходится. Как-то все глупо. Письма мы зачем писали? И вообще...
   -- Внимание привлекали, неужели не ясно? Откуда мне было знать, что твой напарник видящий? Он и сам не знал. Идите уже.
   Асано громко хмыкнул, но спорить не стал. То ли не поверил, то ли не понял. Альдо тоже не понимал. Что-то во всей этой истории сильно не так. Он интуитивно чувствовал.
   А еще, Стас чего-то испугался.
   И...
   -- Стас, а у волей идущих на этой планете что за интересы?
   Дернулся, словно ему пощечину залепили.
   -- Альдо, а вот это тебя совершенно не касается. Поверь мне, лучше тебе этого не знать.
   -- Все так плохо?
   -- Хуже, чем бы мне хотелось, но лучше, чем могло бы быть.
   Он даже улыбнулся, печально так.
   -- Ладно, я скажу Лейкен про флот.
   Как бы еще не попасться под горячую руку Мича? Может получится от него чем-то ценным откупиться? Только чем? Информацией? Что бы его могло заинтересовать?
   Или лучше вообще ему на глаза не попадаться?
   В принципе, можно попробовать.
   Альдо поскреб макушку и бросился к своей сумке. Свои вещи он оставлять не собирался. Некоторые заменить не получится. Главное, чтобы этой сумкой никто из родственников не заинтересовался. Прибьют же.
  
  
  
   Мич Шуман. Головоломка.
  
   Воронье гнездо радовало и удивляло. Эти сверходаренные непонятно чем личности начали проявлять инициативу.
   -- Бар вы зачем подожгли? -- спросил Мич.
   Сверходаренные личности переглянулись и дружно уставились на Амику. Может, думают, что такую красивую девушку он обидеть не посмеет?
   -- Случайно, -- сказала Амика. -- Вы же приказали нам привлекать внимание, вот мы и привлекали.
   -- Там было темно и вы решили осветить помещение? -- предположил Мич.
   -- Нет, -- Амика тряхнула волосами и доверчиво улыбнулась. Актриса, чтоб ее. Может предложить ей сменить профессию на более подходящую? -- Чад фокусы показывал.
   -- Какие еще фокусы?!
   -- С огнем на ладони. Красиво получилось, между прочим. Кто же знал, что этот пластик так горит? Разве можно такие горючие материалы применять в качестве отделки стен? В этом баре подают горящие коктейли, даже какой-то десерт для одной дамочки подожгли...
   -- О технике безопасности поговорим в другой раз, -- отмахнулся Мич. Горящие стены, подумать только, наверняка опять на чем-то экономили. Страсть к экономии центральных созвездий Мича умиляла, особенно когда она же и становилась причиной убытков, значительно превосходящих сэкономленные средства. Наверняка отстраивать бар будет дороже, чем изначально сделать нормальные стены. А если еще пострадавшие клиенты сообразят, что требовать компенсацию можно не только у Крылатого Королевтсва. Интересная мысль. -- Хотя, у меня идея. -- Мич улыбнулся. -- Напишите на них жалобу.
   Подчиненные дружно вылупились на Мича. За его полетом мысли они, похоже не успевали.
   -- Какую жалобу? На кого? -- озвучила всеобщее недоумение Амика. Она настроилась, на грандиозную головомойку, а ненормальный комдор улыбается и предлагает кому-то жаловаться.
   -- Обыкновенную жалобу. На слишком горючую отделку бара. В структуру отвечающую за местные постройки. Ведь вы могли пострадать от огня. Этот пластик наверняка не соответствует пожароопасным нормам.
   -- Понятно, -- Амика была вынуждена признать, что идея неплохая. Обменяться жалобами и посмотреть, что будет дальше. -- А кому писать?
   -- Сами разберетесь, не маленькие. Теперь дальше. Широкую улицу нашли?
   -- Какую улицу?
   -- Широкую, желательно длинную, чтобы народа побольше было. Я же просил.
   -- В центре города все улицы под это описание подходят.
   -- Вообще отлично. Завтра устроите гонки, -- Мич потер переносицу и задумался. -- Нет, не так. Сегодня сходите в еще один бар, сделаете вид, что упились до скотского состояния, можете даже громко жаловаться на меня. В общем, говорите, что хотите, главное, чтобы этот разговор закончился спором о том, кто из вас быстрее всех летает.
   -- На чем летает?!
   -- Да на чем хотите, хоть на крыльях, если успеете их вырастить. Я узнавал, тут можно арендовать прогулочные глисы. На них обычно за пределами города прогуливаются, а вы прогуляетесь в центре.
   -- Весело будет, -- уныло произнес Саитоша.
   -- Вот. Правильно мыслишь. Очень весело, -- Мич широко улыбнулся. -- А как вы прославитесь. На все человеческие созвездия и часть нечеловеческих. Может у вас даже автографы к вечеру придут просить.
   -- Или требовать выдачи, -- разумно предположила Амика.
   -- Не бойся, никто вас не выдаст.
   Подчиненные переглянулись.
   -- А если нас поймают? -- спросил Чад.
   -- Постарайтесь, чтобы не поймали. Если не получится, сидите тихо и ждите, пока за вами придет кто-то из представительства. Хотя, можете сидеть громко. Протестуйте, требуйте справедливости, надоедайте в меру сил. Чем больше шума, тем лучше.
   -- Понятно, -- сказал Чад.
   -- Рад за тебя. Теперь следующий пункт в нашем списке. Со съемкой что-то получилось?
   Подчиненные опять переглянулись. Может это традиция? Переглянуться, попытаться мысленно пообщаться и лишь после этого отвечать на вопросы комдора.
   -- Как сказать? -- задумчиво произнес Саитоша.
   А вот это совсем интересно. Они что, сами не знают?
   -- Получилось, только не очень, -- голос Амики прозвучал гораздо уверенней.
   -- Не очень? -- переспросил Мич. Загадочные ребята.
   -- Четыре маленьких кусочка, -- сказала Амика. -- Этот парень носится как угорелый. Еще и спутники его вечно закрывали. Оба выше него. Словно специально таких подобрал. Станет за спинами и попробуй, пойми, чем он там занимается. Один раз он даже умудрился исчезнуть. Камера это зафиксировала, а мы момент упустили.
   -- Ага, -- подтвердил кто-то.
   Прячется за спутниками. Интересная версия. Мич мог бы даже поверить, если бы сам не подсунул адмиральскому сыну парочку земных пилотов. Возможно, парень просто пользуется тем, что ему в руки так вовремя свалилось. И, да, почему спутников только двое? Куда третий делся?
   -- Амика, кто его сопровождал? -- спросил Мич.
   -- Эльф и азат в униформе.
   -- Понятно. Ладно, давайте все что сняли. Если это не поможет, то бегать за ним с камерами вообще бессмысленно.
   С Альдо все в порядке, уже хорошо. Азат, это один из земных пилотов. Второй все еще не появляется. Прячут они его, что ли?
   Как бы поймать малолетнего оболтуса, и запереть где-то в представительстве? Родственник все-таки, жалко.
   Мич внимательно осмотрел свою команду и был вынужден признать, что для ловли малолетних эльфов они не годятся. Зачем травмировать их и без того хрупкую психику?
   Может Ник согласится помочь?
   -- Все, пока свободны, готовьтесь к гонке, -- Мич указал рукой на дверь.
   Амика кивнула, даже спорить не стала. Саитоша сгрузил на стол четыре камеры, остальные бросил на кресло в углу. Остальные просто молча ушли.
   Неужели поняли, что бубнеть и спорить бесполезно?
   Или готовят страшную месть?
   Попробуй тут разберись.
   Как же отец со всеми справляется? Среди его подчиненных есть люди гораздо интереснее этой компании.
   Мич покачал головой и взял в руки первую камеру.
   Кусочки были действительно маленькие и наблюдения ребят верные. Стас Шутейко старательно прятался за своими спутниками. Зачем, непонятно, ничего интересного вокруг не происходило. Момент с исчезновением был еще более странным. Вот, стоит парень, делает шаг назад и исчезает, словно невидимкой становится. Или включает какое-то оборудование, которое почему-то не засекла защитка города. А ведь она очень хороша.
   Было еще одно бредовое предположение. Точно так же умели исчезать ангелы. Для этого им нужно было то ли слиться со своими крыльями, то ли обернуться ними. В таком состоянии они делали невероятные вещи. Правда, чувствовали себя после этого преотвратно и восстанавливаться им приходилось не меньше месяца. Вряд ли Стас Шутейко мог что-то подобное себе позволить. Ангелом он точно не был.
   Может с Ником посоветоваться? В ангелах и их умениях он разбирается лучше. Видит проблему изнутри.
   Мич потер переносицу и минуты две наблюдал за процессом исчезновения адмиральского сына, замедлив этот процесс сначала вдвое, потом еще вдвое, потом понял, что не поможет. Парень просто растворялся. Никакими крыльями там и не пахло. Вообще, ангельские крылья сложно не заметить, половина улицы бы сбежалась посмотреть. Другая половина разбежалась бы в ужасе.
   -- Ладно, с исчезновением разобраться самостоятельно не получится, -- признался Мич сам себе. Разговоры с собой помогают думать, иногда. -- Попробуем понять, что в этом предположительно тишодце так не понравилось Нику.
   -- Комдор! Там тебя родственник вызывает!
   Чад заорал так, что Мич подскочил в кресле. Все умные и не очень мысли мгновенно вылетели из головы.
   -- Какой еще родственник? -- вслух удивился Мич.
   Чад соизволил заглянуть в комнату и радостно произнес:
   -- Тот, который эльф.
   Интересно, с чего бы это?
   -- Где он меня вызывает?
   -- Ты не поверишь, по местной стационарке.
   Мич замер на месте. Если даже Чад понимает, насколько это не умно, мягко говоря...
   -- Вот, кретин, -- прочувствованно сказал Мич.
   Если у него что-то действительно важное, придется поймать Альдо, упаковать в подарочную коробку и вручить Олегу. Пускай делает с ним что хочет. Надоел.
  
  
   -- Видишь? -- спросил Мич.
   -- Вижу, вижу, -- отмахнулся Ник.
   За странным исчезновением адмиральского сына он наблюдал уже минут пять. Замедлял, ускорял, останавливал. И, кажется, понимал не больше, чем сам Мич.
   -- Как он это делает, а? Может у Глубины есть какой-то маскировочный прибамбас новейшей разработки?
   -- Ни один маскировочный прибамбас не сделает невидимкой. В лучшем случае изменит внешность. Причем объемы и высота тела останутся прежними, -- терпеливо объяснил Ник. -- И по-моему, он не маскируется.
   -- В смысле?
   -- В смысле, он вообще исчезает. Жаль, что я это не видел вживую, тогда бы наверняка понял.
   -- О, -- сказал Мич и выдал свою бредовую идею. -- Может принцип тот же, что и у ангелов с крыльями?
   -- Нет, -- Ник тряхнул головой. -- Совершенно не похоже.
   -- Уверен?
   -- Да. Понимаешь, Мич, наши крылья действуют по тому же принципу, что и якорь в кораблях. Якорь всегда находится на изнанке мира, при подаче импульса он тянет туда же корабль, потом выбрасывает в заданную точку. У крыльев есть такой же якорь. Просто там есть еще и защита, позволяющая исключить в этом процессе корабль. В общем, камера момент перехода бы зафиксировала, помехи бы появились. А здесь нечто совсем иное.
   Иное.
   Мич дернул себя за волосы и выдал не менее бредовую идею.
   -- А скольжение иных сюда не вписывается?
   -- Увы. Даже выглядит иначе. Они себя размазывают по своим линиям, как подтаявшее масло по хлебу. На вспышку света похоже. Его переход бы заметили с другого конца города.
   -- Ага, -- сказал Мич. Все-таки Ник в некоторых вещах разбирается гораздо лучше. Опыт у него. -- Тогда вообще ничего не понятно.
   Мич немного понаблюдал за исчезновением адмиральского сына и решил, что пора обрадовать Ника еще одной новостью.
   -- Ник, я тут с Альдо пообщался. Точнее, он со мной. Теперь я знаю, куда делся второй пилот. Он некоторое время прятался, а потом попросту сбежал.
   -- Сбежал, -- эхом откликнулся Ник.
   -- Он оказался видящим, представляешь? Теперь вилаж его ловят.
   -- Видящий, это хорошо. Видящий мог что-то заметить в этом парне, он ведь вживую смотрел.
   -- Предлагаешь нам его поискать?
   -- Нет. Предлагаю подождать, пока он успокоится, поспит, переварит все лекарства, которыми его накормила Алиса Домино, а потом спросить. Сейчас это, к сожалению, невозможно. Психика необученных видящих очень неустойчивая вещь, незачем ее еще больше расшатывать.
   -- В смысле?
   Мич удивленно посмотрел на Ника, медленно соображая, что он умудрился упустить из вида какое-то интересное событие.
   -- Она его спасла. -- Ник выдал одну из своих неприятных улыбок. -- За городом летала, тренировалась. Девушка силы наращивает, назло отцу, обеспокоенному ее тягой к неженской работе. Летала, в общем, никому не мешала, пока ей чуть ли, не на голову не свалился твой пилот. Он там, похоже, убиться решил, когда его вилаж приперли.
   -- Ого, -- сказал Мич. -- Куда приперли?
   -- По его словам, к краю мира.
   Мич хихикнул. Звучало странно.
   -- Вот и я о том же. Поговорить с ним мы сможем не раньше завтрашнего утра. Это в лучшем случае. Диагност такие интересные результаты выдает. С головой у парня точно проблемы. На его счастье, обратимые. Он там чуть ли не магом себя вообразил. Сенсорное восприятие скачет и врет. В общем, довели парня до черты, хорошо, хоть за нее не толкнули. А ведь он даже не мутант. Ни по каким параметрам.
   Прозвучало безнадежно и уныло. К борцам с мутациями у Ника куча претензий. Обоснованных. Хоть бери и поддерживай двумя руками.
   -- Ладно, пилота пока трогать не будем. Альдо оставим в счастливом неведении. Что еще?
   -- Твои выводы, -- сказал Ник. -- Адмиральский сын тишодец или нет?
   -- Тишодец, -- был вынужден признать Мич. -- Причем живший на Тишодэ не меньше двух лет. Вряд ли два года подряд. Скорее, понемногу в течении какого-то времени. Есть такая штука, резонанс. Увеличение амплитуду колебания, когда частота внешних колебаний совпадает с частотой внутренних.
   -- Я знаю, что такое резонанс, -- сказал Ник.
   -- Отлично. Если взять за пример моих сородичей, то при совпадении определенных частот, они могут подпрыгнуть на высоту около двадцати метров. Такая себе врожденная особенность, которая не развивается вдали от родной планеты.
   -- Что-то я не замечал прыгающих тишодцев.
   -- Так ботиночки же, -- Мич продемонстрировал свой ботинок. -- Они исключают эти прыжки из повседневности. Мало ли. При необходимости настроиться можно на любую частоту, но следить постоянно, чтобы что-то с чем-то не совпало нереально.
   Ник похоже представил прыгающих тишодцев и фыркнул.
   -- Вот, ты правильно все понял. Нелепое зрелище, разве что убегать придется. Кстати, ты слышал байку о том, что Тишодэ на самом деле чья-то лаборатория с заданными параметрами? Кто-то, то ли пытался свою расу улучшить. То ли вывести какую-то новую. Теорий куча на этот счет. А самое интересное, что если верить последним исследованиям, лаборатория с вероятностью в семьдесят три процента. Там довольно странное излучение, которое фиксируют, но объяснить и исследовать не могут.
   -- Не слышал, -- сказал Ник. -- Адмиральский сын тут причем?
   -- У него тоже ботиночки, -- Мич улыбнулся и ткнул пальцем в изображение. -- Если бы он не жил на Тишодэ, они бы ему не понадобились. Странно, правда? Как он мог туда попасть? Наверняка кто-то помог. Не думаю, что ему, скорее его маме.
   -- Мич, это все очень интересно, но какое оно отношение имеет к нынешней ситуации?
   -- Просто доказательство, что парень тишодец. Теперь мои выводы. Он очень странный тишодец.
   Ник закатил глаза и стукнулся затылком об стену. Нетерпеливый какой-то.
   -- В чем это выражается? -- спросил подозрительно спокойным тоном.
   -- Странное исчезновение опустим, хотя оно тоже для тишодцев не типично. Важнее другое. Он полукровка. В смысле, доказано, что его мама не имеет ни малейшего отношения к Тишодэ, а там кто знает, когда и где в его родословную затесался мой соотечественник. При этом ведет он себя не как полукровка. Он пропускает события через себя, отстраненный такой. Я так не умею, притом, что папа у меня стопроцентный тишодец. Как бы понятнее объяснить? Это все равно, что сравнивать водопад, над которым в солнечный день висит тысяча радуг с фейерверком. И то и другое громкое, яркое и сверкает, но на этом все совпадения заканчиваются. Радуги погаснут в облачный день, дождутся солнца и вернутся. А фейерверк вспыхнет, прогорит, погаснет, потом его опять придется поджигать, запускать в небо. Вот примерно так у нас с эмоциями. У полукровок они ярче, но быстро меняются. Собственно, даже я не могу спрогнозировать, как я на то или иное событие отреагирую. А как отреагирует этот парень, могу. Я просмотрел два куска, а на третьем уже угадывал куда он свернет уступая дорогу идущему навстречу человеку, когда улыбнется, словно на младшего брата смотрел. Этого не может быть, понимаешь?
   Ник тряхнул головой. Похоже не понимал.
   -- Я тебе верю, -- сказал он. -- Но что нам это дает?
   -- Просто предположение. То, что прячет эмоции парня от тебя, не имеет ни малейшего отношения к технике. Он сам это делает. Научился, как-то. Ты не знаешь, кто может такому научить?
   -- Нет. И мне это не нравится. За Глубиной я ничего подобного не замечал.
   -- Ага, я тоже.
   Мич вздохнул. Очень хотелось увидеть Альдо и узнать, какого черта он таскается за сыном адмирала Шутейко. Наверняка ведь что-то знает. Просить и приказывать бесполезно. Еще втемяшится в голову, что кто-то хочет ограничить его свободу, лови его потом по всем человеческим созвездиям.
   -- Ладно, -- сказал Ник. -- Твой дядя-дедушка никакой информации не передавал?
   -- Передал. Только я ее изучить не успел. Можем вместе посмотреть. Прямо сейчас. Мои подчиненные вернутся не скоро.
   -- Как-то двусмысленно звучит, -- заметил Ник.
   -- Да ты извращенец!
   Мич добросовестно изобразил восторг.
   Кот переросток. Еще и потягивается, лениво так.
   Похоже, издевается.
  
  
   -- Я ее убью, -- устало сказал Ник. -- Разорву на меленькие кусочки. Пристрелю из ее же лучевика. Придушу. Выброшу за пределы города и расстреляю с орбиты.
   -- Ага, обязательно, -- не стал спорить Мич.
   Данные от наблюдателей с "Паутинки", мягко говоря, не порадовали. Оказалось за Стасом Шутейко наблюдает прорва народа. Местная знаменитость, чтоб его. Вычленить из этого разномастного скопища охрану и недоброжелателей было нереально. В эту дружную компанию даже охотники за головами как-то затесались. Но последним и самым сильным ударом стали корабли Седьмой Империи скромненько маскирующиеся под астероиды. Корабли, которых здесь быть не должно ни в коем случае. Там тоже кто-то следил за перемещениями адмиральского сына. Направление сигнала засекли безошибочно.
   -- Придется ждать пробуждения Василия Дрозда. -- сказал Мич.
   Ник не отреагировал, он смотрел в одну точку и видел там какой-то экзотический способ казни рыжей императрицы.
   -- Я ее убью.
   -- Обязательно убьешь. Но сначала, нужно сказать Луне об этих чудного вида астероидах. Или, ладно, ты иди, убивай, а я пойду рассказывать. Боюсь, что после того, как я расскажу, у тебя появится слишком много конкурентов. Вдруг опередят.
   Ник перевел на Мича безумный взгляд и очень нехорошо улыбнулся.
   -- Так и сделаем, -- сказал он.
   -- Я пошутил, -- поспешил уточнить Мич, а то мало ли, вдруг действительно убьет? Доказывай потом, что непричастен.
   -- А я нет. Сейчас пойду и вытрясу из этой рыжей дряни душу.
   Ник Мелешь в бешенстве то еще зрелище. Смотреть ему в глаза совсем не хотелось. Угроза в чистом виде. Корде хотелось посочувствовать.
   -- Ник, ты там поосторожнее, еще прибьешь на самом деле.
   -- Беспокоишься?
   Плавное движение в направлении двери.
   -- Да беспокоюсь. Эта девчонка не стоит возможных последствий.
   -- Птенчик Китти Лейкен взрослеет, подумать только. -- почти промурлыкал Ник. Кот, котом. Сейчас сделает еще один шаг, вздыбит шерсть и с мявом бросится на врага.
   Что-то совсем не хочется оказаться у него на пути. Не зря его контрабандисты боялись.
   -- Включи мозги, -- сказал Мич.
   Становиться врагом, на которого он бросится, хотелось еще меньше. Но отпустить его в таком состоянии? Очень плохая идея.
   А еще говорят, что напугать тишодца практически невозможно. Это они просто не пробовали. Вон у Ника отлично получается. Хочется отскочить в сторону и куда-то рвануть.
   -- Эта самоуверенная дура, -- зашипел Ник. -- Столько усилий и эта дура тащит сюда флот. Как думаешь, адмиральский сын ее поблагодарит? Не знаю, зачем он ей помогал, может по собственной инициативе, может его начальство из Глубины решило так обезопасить себя от этой ненормальной, но...
   -- Ник, флот же никуда не денется.
   -- Когда в тебе успел проснуться здравый смысл? Такую охоту испортил.
   -- Наверное, в тот день, когда в тебе умер.
   -- Годика два назад, да? -- Ник тряхнул головой и вернулся в свое кресло. -- Ладно, к черту ее рыжее величество. Схожу с ней поговорить ближе к вечеру, как раз остыну. А пока, давай попытаемся разобраться с фанатами Стаса Шутейко. Хоть по группам поделим. Кто бы мне сказал, почему он их так сильно интересует?
   -- Вряд ли потому же, что и нас.
   -- Ну, да. Видящих и тишодцев среди них нет, -- согласился Ник.
   -- У меня есть одна дурацкая идея, -- Мич почувствовал как его губы растягиваются в улыбке помимо воли. -- Реклама, Ник. Может, пока я распространял слухи в представительстве Земной Федерации, кто-то так же старательно распространял слухи о Стасе Шутейко, адмиральском сыне и представителе Глубины в одном лице. В эту идею даже разговор с дядей твоей Корды вписывается. Больше он вообще ни во что не вписывается.
   -- Как-то все слишком сложно, -- сказал Ник.
   -- Ну, не знаю. Хотя, если слухи о своей персоне распространял сам адмиральский сын, то все сходится. Ему просто зачем-то нужно, чтобы за ним непрерывно следили. Как раз в духе тишодских полукровок.
   -- Ты говорил, что он ведет себя не как полукровка.
   -- Так то ведет, -- легко отмахнулся Мич. -- А это действует. Подумай сам, бедный парень настолько чего-то боится, что приложил все силы, чтобы за ним наблюдали ежеминутно.
   -- Осталось только выяснить, чего он боится, -- ухмыльнулся Ник. -- Мы вернулись к тому, с чего начали.
   -- Это да, -- вынужденно согласился Мич. -- Придется нам поговорить со спасенным пилотом. Не думаю, что нам изучение этого фанклуба что-то даст. -- Мич потер переносицу и добавил. -- Знаешь, у меня еще одна идея.
   -- Мич, сделай одолжение, придержи ее при себе до той поры, пока у нас не будет больше сведений. Твои идеи кого угодно с ума сведут. А я видящий. У меня психика изначально неустойчива.
   -- Как хочешь.
   Подождать, пока грозная дочь непосредственного начальника позволит побеспокоить спасенного ней человека. Найти Альдо и дать ему по шее за все хорошее. По голове лучше не бить, там и так не все в порядке. Придумать еще одно дурацкое развлечение для вороньего гнезда. Спросить у папы, как ему удается справляться с оголтелой толпой приключенцев, рыщущих по потокам в поисках чего-то ценного. Сколько интересных занятий.
   Ах, да, не забыть рассказать Луне про флот и не дать Нику прибить ее величество.
   Может его напоить?
   Все равно пока не поговоришь с пилотом, ничего нового не узнаешь.
   -- Ник, как ты относишься к выпивке?
   Опять этот кошачий взгляд. Настороженный и диковатый.
   -- К какой выпивке?
   -- К крепкой. На этой планете было два хороших бара. Один, к сожалению, мои подчиненные уже уничтожили. Нужно срочно сходить во второй, пока они и с ним что-нибудь не сделали.
   -- Почему бы и нет. Настроение подходящее.
   -- Только спрячемся в уголок потемнее. Мои подчиненные там тоже сегодня будут. А они такие оригиналы, что могут слегка увлечься и не просто поспорить, а еще и драку устроить. Лучше за ними наблюдать со стороны.
   -- С этим мне спорить совсем не хочется, -- сказал Ник. -- Только сначала сходим к Луне.
   -- Обязательно.
   Первым делом флот ее рыжего величества, а бар потом. Главное, чтобы подчиненные не успели его разнести. Где искать еще один бар Мич не знал.
  
  
   Исаэль Корда. О бродячих котах и испуганных мышах.
  
   Обнаружить в своей постели мужчину довольно симпатичной наружности и очень мужественного вида вовсе не так приятно, как кажется большинству романтично настроенных девиц. В этом Исаэль убедилась сразу, как только увидела своего гостя. Причем убедилась еще в первый раз. Повторение этой ситуации ей и в кошмарах не снилось. Что не помешало ей повториться.
   -- Спит, -- сказала Исаэль, пытаясь сообразить, что делать дальше.
   Телохранительниц звать не хотелось. Опять охоту на этого помойного кота начнут, а потом будут сплетничать, вместо того, чтобы работать. В том, что этого кота стоит будить, она тоже уверенна не была. От него пахло спиртным. Не так чтобы очень, но все-таки. Кто знает, как он в таком состоянии отреагирует?
   -- Вот как он опять обошел защиту? -- спросила у стены Исаэль.
   Стена ответа не знала, поэтому промолчала.
   Что ему здесь нужно, вообще загадка. Утром старательно избегал, а теперь явился.
   Пока Исаэль размышляла над своей проблемой, проблема успела всхрапнуть, что-то невнятное пробормотать и попытаться перевернуться на бок. Последнее действие было самое неудачное и закончилось падением на пол. Громким падением и, вероятно, болезненным. В качестве будильника оно вполне сгодилось. Мужчина завозился на полу, поднял голову, с некоторым трудом сфокусировал взгляд на Исаэль и криво улыбнулся.
   -- Ага, -- сказал Ник, рассмотрев стоявшую над ним императрицу. -- Вернулась.
   Прозвучало зловеще.
   Может идея с телохранительницами была не так и плоха? Подумаешь, болтать будут больше обычного.
   Решение Исаэль принять не успела. Ник поднялся на ноги, качнулся, а потом слишком быстро оказался рядом с ней.
   -- Ты что творишь?! -- зашипел прямо в лицо. -- Повоевать захотелось?
   -- Повоевать?
   Так вот как себя чувствуют мыши в лапах кота.
   Исаэль попыталась отойти от нависающего над ней ангела, но он поймал ее за шиворот и тряхнул так, что зубы клацнули.
   -- Какого тут делает твой флот?!
   Какой еще флот?
   Хотелось завизжать и дать деру. Честь, достоинство, этикет такие мелочи по сравнению с жизнью.
   -- Ты что тут делаешь? -- неуверенно пискнула Исаэль, ощущая себя маленькой серой мышкой, которую сейчас лапой подбросят в воздух, а потом зафутболят куда-то в угол.
   -- Ах, что я тут делаю? -- издевательски протянул Ник. -- Пока еще ничего. Пока еще моей выдержки хватает для того, чтобы не свернуть шею одной рыжей, мелкой дуре.
   Может пора звать на помощь?
   А вдруг с перепуга пристрелят, что тогда делать?
   -- Давай спокойно все выясним, -- отчаянно предложила Исаэль.
   Все ангелы ненормальные.
   -- Давай, -- оскалился Ник. -- Откуда тут твой флот взялся? С кем ты воевать собралась, кретинка?
   Еще и оскорбляет.
   И какой флот?
   Ах, флот...
   -- Ни с кем. Меня уговорили отказаться от этой мысли, помогли найти альтернативное решение возникшей проблемы, -- прозвучало как-то жалко и неубедительно. -- Вы и есть альтернативное решение, между прочим. А флот просто подстраховка.
   -- Подстраховка? Ты что, действительно не понимаешь? Тут у всех три-четыре корабля, не больше. Это даже если подсчитывать все невидимые и замаскированные. Ты хоть понимаешь, что такое равновесие достигнутое договоренностью? Ты знаешь, куда полетит это равновесие, как только кому-то придет в голову, что флот ты будешь использовать по назначению и именно против него? А идиотов здесь достаточно, ты такая не одна, так что почти наверняка, кто-то примет твой флот на счет своей очень ценной персоны. Будешь и ему лепетать про подстраховку, наплевав на то, что официально здесь все друг другу доверяют? Кретинка!
   -- Но...
   -- Думаешь, ты столь велика и сильна, что сможешь справиться с этой проблемой?! Ты политик, или кто?! Даже Мич больше тебя понимает, хотя ему незачем!
   -- Хватит на меня кричать!
   Интересно, почему до сих пор никто не явился спасать свою императрицу? Где их всех носит?
   -- Ладно, -- неожиданно легко согласился ангел. -- Забудем о теории политики и перейдем к практическим вопросам. Кто, тебя такую дуру смог уговорить поменять войну с вилаж и вероятно половиной центральных созвездий на договор с нами? И лучше мне не ври. Я это сразу пойму. Видящим солгать практически невозможно и ты не из тех, кто смог бы это сделать.
   Не сможет солгать? Ну и отлично. Тут лгать незачем. Пускай подавится своей правдой.
   -- Старх Амади, -- сказала Исаэль. -- Точнее, он начал убеждать, заканчивать пришлось его то ли внуку, то ли ученику, то ли обоим в одном лице.
   -- Старх Амади? -- неуверенно переспросил ангел. Кажется, он рассчитывал услышать другое имя.
   -- Да. Старх Амади. Один из старших совета Глубины, или как там эта должность у них называется. Бывший. Ушел со службы по причине смерти. Довольно глупо ушел, как для такого человека. Есть такая милая планета в Созвездии Бласко. Океания называется. А милая она потому, что над этой планетой со времен второй войны за независимость висит куча исторического хлама, вроде несущих платформ, граничных маяков малой конфигурации и прочей рухляди. Туристов они так привлекают. Это у них основная статья дохода. Иногда эта рухлядь выходит из строя, на ремонт и реставрацию у них вечно средств не хватает, иногда даже пытается свалиться на планету. Что там и произошло. Программа одного из маяков сбой дала. Старх Амади, как лучший программер из всех, кому не повезло оказаться на тот момент на планете, попытался убрать ошибку и вернуть маяк на место. И то и другое ему удалось и все бы закончилось просто чудесно, если бы там что-то не рвануло на выходе. Шлюзы раскурочило полностью. От людей мало что осталось. Что именно рвануло, так и не выяснили. Или не захотели выяснить.
   -- Очень интересная история, -- сказал Ник. -- А теперь будь добра объясни, с какой радости этот Старх Амади начал тебе помогать.
   -- Не мне. Своей дочери. Марине Минаки, в девичестве Амади. Она как раз новую должность получила и отец решил ей помочь советами. Хорошими советами, между прочим. Жалко, что этот старый упрямец так и не согласился принять извинения моей семьи и вернуться на службу.
   -- Я его понимаю, -- ангел подергал себя за косички и о чем-то задумался. -- Теперь оставим в покое мертвых и вернемся к живым, то есть к загадочному внуку и ученику в одном лице. Как его зовут?
   -- Стас Шутейко.
   А вот с этим именем она в цель попала. Ангел резко вдохнул и даже отступил на шаг.
   -- Рассказывай.
   -- Что рассказывать?
   -- Все.
   -- Нечего рассказывать. Он помог провести расчеты, спрятать флот, воспользовавшись возможностями якобы нейтральной Глубины подбросил кому-то несколько неверные сведения и так, по мелочах. Завершающие штрихи. Амади почти все успел сделать.
   -- Понятно. Собирайся.
   -- Зачем?
   -- В представительство Крылатого Королевства пойдем. Расскажешь Луне эту интересную историю и объяснишь, зачем вызвала флот. Заодно одного парня послушаешь. Уверен, он об этом ученике и внуке знает больше, чем ты, хотя провел рядом с ним гораздо меньше времени. Дар у него.
   -- Да подожди...
   -- Некогда ждать!
   Пропавшие телохранительницы обнаружились сразу за дверью. Марина Минаки тоже там была, вероятно, имено она не позволила общительным девицам ворваться в спальню Исаэль в разгар скандала. И взгляд у Марины был такой странный. Точно так же она смотрела, когда пыталась доказать своей императрице, что она ведет себя слишком непосредственно и по-детски, а еще чересчур доверчива и наивна. Может она права?
   Что же этого ангела так взбесило?
   И что опять расслышала и поняла Марина? Нужно с ней поговорить, обязательно.
   А еще девицы из охраны.
   Нет, никому они об этом скандале не расскажут. Зато между собой обсудят все и такие выводы сделают, что, хоть бери и увольняй.
  
  
   Вася Дрозд. Новый интересный мир.
  
   Васе казалось, что он находится на палубе прогулочного парусника. Мир покачивался, паруса время от времени хлопали на ветру, кто-то ходил по деревянной палубе и тихонько переговаривался. Открыть глаза и убедиться, что парусник существует в реальности, почему-то не получалось.
   -- Витаминная смесь, -- уверенно сказал женский голос.
   Красивый женский голос. Он взлетел вверх, закружился, начал обретать форму и превращаться в музыку. Вася протянул руку, чтобы его потрогать. Прохладный и пушистый, так странно.
   -- Ты уверен?
   А этот голос мужской. Он тяжело скользнул вниз, грациозно развернулся и змеей уполз в угол. Опасный голос. Лучше от его владельца держаться подальше.
   -- В себя свалился. Придется ждать, пока его вытолкнет наверх. Я бы не стал вмешиваться. Можно очень сильно навредить.
   Этот голос подкрался на мягких лапах и замурлыкал, обволакивая и убаюкивая. Определенно мужской, наверняка опасный, но почему-то знакомый и близкий. Способный успокоить и поддержать.
   -- Ее величество взбесится.
   Голос змея встал на хвост и насмешливо улыбнулся. Улыбающаяся змея выглядела столь странно, что Вася чуть не упустил тот момент, когда мурлыкающий голос обрел форму, вздыбил шерсть и приготовился атаковать.
   -- Пускай бесится. От нее одна головная боль. У всех. Может ее подданным подкинуть идею о перевороте?
   Когти царапнули по дереву.
   -- Да ладно тебе. Может еще вырастет.
   Змея свернулась в кольцо и насмешливо сверкнула глазом. Дразнится.
   -- Сомневаюсь. Она младше тебя всего на год, а разница такая, что и за пятьдесят лет не догонит.
   Большой кот убрал когти и лениво потянулся. К змее он относился как-то очень добродушно.
   -- У нее есть неплохие советники. Та же Минако.
   Змея тоже расслабилась.
   -- Только она их не слушает. Ладно, идем отсюда, не будем мешать нашему потерпевшему грести наверх. Надеюсь, он часа за два справится.
   Змея и кот медленно растворились в ничто. Парусник тихонько скрипнул, взобрался на вершину волны и стремительно бросился вниз. Ощущение мига невесомости поменялось на теплую тяжесть и парусник начал забираться на очередную волну. Откуда здесь такие большие и странно спокойные волны?
   И где это здесь?
   Парусник продолжал неспешно куда-то плыть. Ночь, похоже, сменилась днем, стало припекать солнышко. А где-то за бортом шелестела вода. Она билась о борта, сопротивлялась и несла одновременно. Прохладная, зеленоватая вода. Целое море воды. И соль на губах.
   Вася очень захотел открыть глаза. Дернулся вверх, потянулся и парусник взлетел, расправляя паруса как крылья, а потом медленно растаял, оставив Васю самостоятельно скользить по воздуху.
   -- Вот так, уже лучше.
   Женская рука осторожно убрала со лба волосы, скользнула пальцем по носу.
   -- Не бойся, здесь безопасно.
   Этот голос Вася почему-то помнил. Голос и невероятные крылья из воды и пожара. А еще крепко держащие руки.
   Да, девушка. Темноволосая и удивительно синеглазая. С ямочками на щеках, когда улыбается. Крылатая девушка, которой он помешал летать.
   Почему помешал?
   Как?
   Бесконечное переплетение мостиков, лестниц, держащих конструкций, труб, оборудования. Целый рукотворный лес, в котором можно безнадежно заблудиться и никогда больше не выйти к людям.
   Край земли. Серые тучи, падающие в пропасть и туман внизу. Плотный и густой туман. Который проглотит и скроет. Навсегда.
   Интересно, куда в тот момент делся страх?
   Страх?
   Падение?
   Полет?
   Падение сменившееся полетом.
   А потом что было?
   Бесконечный лес из лестниц, труб, мостиков и еще черт знает чего. Только по нему не надо было блуждать, над ним летели, почти касаясь некоторых деталей.
   А потом был спуск, по трубе. Спуск легче, чем подъем. Особенно, когда страхуют такие изящные и достаточно сильные руки.
   И девушка была. Смешливая, круглолицая. Были и другие люди, но девушка важнее, девушка была медиком. Она сказала, что вопросы обязаны подождать. Что-то еще про расшатанную психику говорила, но Вася к тому моменту почти уснул.
   Безопасное место.
   Представительство Крылатого Королевства.
   Так просто. Всего лишь немного повезло.
   Может, черная полоса, наконец, закончилась, или это он с нее выпрыгнул, когда выбирая между вилаж и пропастью, решил, что пропасть предпочтительнее?
   Как бы теперь еще проснуться?
   А разве он спит?
   Вася открыл глаза. Проморгался привыкая к свету и удивленно осмотрелся. Обыкновенная светлая комната. Огромное окно. Стол, похоже, деревянный у окна. Несколько полок на стенах, сделанных из металла и стекла. Пыльных полок и пустых. Рядом с ними зеркало, или экран стационарки, или то и другое вместе. Огромное кресло, с виду мягкое и пушистое. Пара стульев и кровать, на которой лежал Вася. На больничную палату не тянуло. Стерильностью и не пахнет. Оборудования тоже что-то не видно. А главное пусто. Все любители поговорить над спящим человеком куда-то разбежались.
   -- Что мне теперь делать? -- вслух спросил Вася.
   Бродить по незнакомому представительству не хотелось. Тем более по этому представительству. Если верить слухам, в любом представительстве Крылатого Королевства можно заблудиться не хуже, чем на фальшивых небесах этого города.
   Вася почесал щеку, обнаружил там щетину и решил первым делом посмотреть, как он выглядит. А то мало ли?
   На спинку кровати кто-то заботливый развесил вещи. Обыкновенная одежда, не имеющая ничего общего с летным комбезом. Серые штаны, футболка с незнакомой личностью спереди. На личность Вася немного полюбовался. Личность была эльфом. Страшнющим, длинноволосым и улыбчивым. В руках эта личность держала знакомый дрын-кубок. Точно такой же, как пылится в родной учебке. Вероятно, какой-то гонщик.
   Вася улыбнулся эльфу на футболке и подошел к зеркалу. Ничего особо страшного там не увидел. Так, немного заросший парень с дурацкой улыбкой. Похожее отражение он частенько видел в зеркале по утрам.
   -- Что мне теперь делать? -- повторил вопрос для отражения Вася.
   Что-то делать очень хотелось. Неважно что. Лишь бы не сидеть и не думать. Ничего хорошего все равно не придумается.
   Может поспать?
   Так вряд ли получится. Выспался. На несколько суток вперед, судя по ощущениям.
   Вася побродил из угла в угол. Немного посмотрел в окно. Посидел в кресле и решил, что пора выйти из комнаты. Вдруг, там будет кто-то способный объяснить, что теперь делать.
   В коридоре никого не было. Зато где-то кто-то разговаривал. Точнее возмущался, судя по тону. Язык Васе был незнаком. Так никто и не говорил, что между собой жители Крылатого Королевства общаются на знакомом языке. Крылатое Королевство далековато от центра находится, для того, чтобы изготовители стандартных линкодеров озаботились изучением всех существующих в нем языков и наречий. А уж линкодеры для военных это вообще песня...
   Кстати, куда он делся? Был в одном из карманов комбеза.
   Хотя, если подумать логически, выбросить его следовало давно. Это гражданские линкодеры настолько похожи, что отследить по ним человека невозможно. На счет военных, все может быть. Мало ли какую программку туда еще впаяли.
   Вася тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли и решил идти на голос. Лучшей идеи все равно не было.
   Возмущающийся голос затих, но Вася успел сообразить, за какой дверью он звучал. Потоптавшись перед ней несколько секунд он решительно постучал и дождавшись невнятного восклицания, толкнул дверь.
   Народа там было много.
   Какие-то избитые личности в количестве трех человек. Несколько человек в летных комбезах, ярких таких, явно не военных. Целая толпа людей одетых как попало. Хорошенькая девушка, стоявшая перед столом, уперев руки в бока. И подозрительно похожий на Стаса парень, сидевший в кресле, опираясь локтями на этот стол.
   На Васю уставились все.
   -- О, проснулся, потерпевший.
   Парень в кресле улыбнулся и махнул рукой девушке, чтобы она отошла в сторону.
   Голос этого парня Вася узнал. Это его голос превращался в змею и дразнил кота там, на палубе парусника.
   -- Поздравляю. Ты находишься в здании, отданном на разграбление соединению "Ласточки". Оно же воронье гнездо. Я Мич Шуман, несчастный тишодец, которому приходится столь неординарными личностями командовать. Эта девушка Мина Ллерой, -- указал на воинственную девушку. -- С остальными познакомишься сам, если захочешь.
   -- Василий Дрозд, -- представился Вася. Какой-то странный командир. И подчиненные у него странные.
   -- Просто отлично, что ты уже проснулся. У нас тут особа императорских кровей злобствует. А без тебя разговаривать с ней бесполезно.
   -- Особа императорских кровей? -- может этот парень издевается. Только зачем?
   -- Да так, рыжая девчонка, не больше. Давай, я сейчас раздам указания своим подчиненным. Объясню им, как проводятся гонки и мы пойдем спасать Ника. Жалко парня, не настолько он плох, чтобы отдавать его на растерзание ее величеству.
   -- Ага, -- сказа Вася.
   Парень в кресле потер пальцем переносицу.
   -- Я понимаю, у тебя куча вопросов. Но давай их немножко отложим. Сейчас важнее разобраться с одной головоломкой. А потом, так и быть, проявлю терпение и расскажу тебе все, что ты не пожелаешь.
   Парень улыбнулся. Немного виновато.
   Да что здесь происходит? Все совсем не так, как должно быть. Точнее, не так, как Вася успел себе навоображать.
   -- Ладно, -- решил не спорить пилот. Крылатое Королевство по слухам очень странное место. Но один вопрос задать следовало, чтобы хоть примерно представлять, как себя вести дальше. -- Мне один человек сказал, что я могу попросить политического убежища.
   -- Да сколько угодно, -- беззаботно отмахнулся странный командир. -- Это к Луне. Она официальная глава и все такое. Вряд ли она тебе откажет. Ты явно не преступник, еще и видящий. Только знаешь, просить придется ближе к вечеру. В данный момент все очень заняты.
   -- Ага, -- сказал Вася.
   Как-то все очень просто получается. Пойти вечером к Луне и попросить. А она решит отказывать или нет.
   Крылатое Королевство очень странное место.
   Тут есть крылатые девушки с синими глазами. Есть странные мелкие командиры целого соединения, голос которых превращается в змею. Есть толпа его подчиненных, совершенно не похожих на военных. А еще тут позволяют спокойно разгуливать пилотам из не шибко дружественного созвездия.
   Вася покачал головой и вышел в коридор. Незачем им мешать. А подождать можно и здесь. Вполне привычно. Подпереть спиной стену, прикрыть глаза и попробовать проанализировать все, что с ним произошло. Бесполезное занятие. Анализировать Вася никогда хорошо не умел.
  
  
  
   Ник Мелешь. Недостающие кусочки мозаики.
  
   Ее рыжее Величество сидела в кресле Мича с ногами. Сжалась в комочек, обхватила колени руками и зыркает, словно боится, что ее сейчас бить будут. Тот еще загнанный в угол зверек. Как вцепится в палец, никому мало не покажется. Дай ей только повод.
   Белобрысый землянин наоборот улыбался и излучал оптимизм. Понять его можно было, особенно после прыжка с небес города. Парень считай, что заново родился. Но рядом с императрицей смотрелся он несколько неуместно и глупо. Да и взгляд у него какой-то шальной.
   Мич задумчиво рассматривал свои руки. Казалось, важнее дела у него во всей вселенной нет, и не будет.
   -- Ваше Величество, начнем с вас, -- решил Ник.
   Императрица согласно кивнула головой. Может, осознала свою вину? Вряд ли, конечно. Не то воспитание.
   -- Рассказывайте все, что вам известно о Стасе Шутейко. Абсолютно все. Любые пустяки, которые придут в голову. Это важно. Я попробую вас направить, если почувствую, что вы сбиваетесь или чего-то недоговариваете, заранее за это извиняюсь.
   Рыжая встрепенулась и удивленно на него вытаращилась. Вежливого обращения не ожидала? Или ожидала воплей и угроз?
   Наивная.
   -- Начинайте.
   Еще один кивок. Очень неуверенный и осторожный
   Оказывается, чтобы сбить с этой девчонки ее тараноподобную самоуверенность, достаточно вежливо заговорить. Какое открытие. Защищаться привыкла, что ли?
   Ник тряхнул головой, отгоняя несвоевременные мысли. Сосредоточиться на деле. Расслабиться, отпустить сознание, позволяя ему раскрасить мир в те краски, в которые оно пожелает. Увидеть чужие чувства, желания, рассмотреть саму суть людей и окружающих вещей.
   Мир привычно мигнул и словно изменился. Скопление ярких вихрей, целой бури из красок, и тихое, угрожающее гудение на грани слуха. Это не страшно. Гораздо страшнее, когда эти ветра застывают, и какой-то цвет начинает преобладать. Чаще всего желтый с искорками. Яркая злость. Мич. Точнее сосредоточенный и задумчивый Мич. Такая себе взведенная пружина, готовая в следующее мгновенье смести все на своем пути. На самом деле, очень прочная пружина. Гораздо прочнее, чем ему самому кажется. Посадить бы его на поводок и научить сдержанности не только внешней, но и внутренней.
   Краски улыбчивого землянина были приглушены. Парень явно все еще немного не в себе. Устал бояться. Или просто устал. И разум поставил фильтр на ощущения и чувства, чтобы не расшатывать и без того способную на любой сюрприз психику. Теперь все более-менее уравновешенно и тускло. А любопытство вообще загнанно в самый дальний угол. Ненастоящее спокойствие и восприятие мира, сдвинутое ближе к светлым тонам. Хорошо, что все это временно. Восторженным идиотам жить на свете трудновато.
   А вот Исаэль Корда выглядела как пламя. Агрессивная пляска желтого с алым. В ярости девушка и сдерживается из последних сил. Вылить бы на нее ведро воды, чтоб поостыла.
   И тогда она станет похожа на мокрую кошку. Жалкую и несчастную.
   -- Леди, я жду.
   Прозвучало отстраненно и потусторонне.
   Императрица вздрогнула. Землянин уставился с интересом. Мич загадочно хмыкнул. Он то знает, как Ник Мелешь может выглядеть при желании.
   -- Стас, -- тихонько произнесла Исаэль. -- Он на самом деле родственник Марины. Только какой-то очень дальний. И когда папа Марины умер, Стас оказался единственным, кто знал что именно и когда Старх собирался делать...
   -- Стоп.
   Старх Амади. Разочарование, обида, страх и крошечная капелька сожаления. Он в чем-то обманул ее ожидания, но она все равно не может его не уважать. Интересно.
   -- Рассказывай о Амади. Что не так с его смертью?
   Исаэль глубоко вдохнула. Пламя полыхнуло до потолка и резко опало, оставив едва тлеющий огонек и россыпь угольков.
   -- Все с ней не так, -- сказала девушка. -- С самого начала. Зачем он туда полез? А еще там нечему было взрываться. Просто старый металлолом. Даже механизмы давно сняли за ненадобностью. Только шлюзы и работали, пока их взрывом не покорежило. И по расчетам получалось, что центром взрыва был папа Марины. Но у него не было взрывчатки. Его проверили, тщательно. Не доверяли. А еще, ни местные, ни нанятые эксперты не смогли определить тип взрывчатого вещества. Марина даже золотоносным кланялась. А раз не знают они, то не знает никто в этой части галактики.
   -- Странно, -- согласился Ник.
   -- Дамиен Талька как-то высчитал, что при сочетании некоторых вибраций и одного коротковолнового излучения человеческое тело может само стать неизвестным взрывчатым веществом, -- мрачно произнес Мич, глядя сквозь Ее Величество. -- Собственно, что угодно может. Чисто теоретические изыскания, которые проблематично как-то применить. Слышали легенды о кораблях, от которых осталась только вспышка света из-за поломки якоря? Мол, якорь сломался в тот момент, когда корабль уже был вне изнанки, но еще не успел проявиться полностью. В общем, довольно дурацкая и нереализуемая теория. Но парню она понравилась и он стал ее развивать. Дошел до того, что на грани между "там" и "здесь" тоже могла возникнуть жизнь, в том числе и разумная. Еще вычислил параметры возможного воздействия, на случай внезапной агрессии этих разумных. Долго изобретал оружие, а потом пришел к выводу, что хватит и простого контакта для дестабилизации. Приплел излучение из спектра якоря, предположил, что нападающему придется войти в резонанс, правда, не помню с чем именно. И знаете, цифры сошлись. Следовательно, при совпадении всех этих параметров...
   Исаэль медленно впадала в прострацию от рассказа Мича.
   Землянин слушал с отстраненным интересом. Ему все было интересно, как маленькому ребенку.
   Нику же хотелось смеяться. О да, тишодцы очень любят считать. А если считать нечего, они лезут в теоретические дебри.
   -- Мич, нельзя ли поконкретнее?
   -- Можно, -- тишодец светло улыбнулся. Искорки вспыхнули, словно подмигнули. -- Война с жителями не "здесь" и не "там" нам не грозит. Их техника не будет работать у нас, а наша у них. Проблема в другом. Если они существуют, то ничто не помешает им дотянуться до "здесь" и воздействовать на ограниченный участок нашей реальности. На конкретный участок с конкретными параметрами. Недолго воздействовать, но достаточно для того, чтобы вода загоралась, а люди сами по себе становились взрывоопасными. Это как с якорем. Пока существует якорь, корабль может нырять на изнанку, вместе со всеми, кто находится на борту. Но влиять на изнанку нырнувшие туда не могут. Зато те, кто находится в нашей реальности, могут создавать якоря там. Меня всегда это удивляло.
   -- Получается, теоретически может найтись существо, которое будет воздействовать на нас как мы на изнанку при создании якоря, -- удовлетворенно сказал землянин.
   Интересно, чем именно он доволен? Теорией ненормального тишодца или собственной сообразительностью?
   -- Проклятье, -- сказал Ник. И как это предполагаемое существо искать? Да и для чего ему взрывать какого-то интригана от Глубины? Неужели они сумели наступить на больную мозоль даже кому-то живущему вне этой реальности? Каким образом? -- Продолжайте Ваше Величество.
   Исаэль вздрогнула.
   -- Нечего продолжать, -- сварливо отозвалась она. -- Весть о героической гибели принес Стас. Он же взялся доделать то, что не успел Старх.
   -- Что доделать?
   Мич превратился в само любопытство. Застывший, настороженный, готовый в любой момент броситься вперед или отступить.
   -- Я уже говорила.
   -- Старый интриган подтолкнул Ее Величество к договору с нами, -- объяснил Ник.
   Мич фыркнул, улыбнулся и тоном полным наивности и недоумения спросил:
   -- Зачем ему это понадобилось? Не верил в непобедимость раздутого родного флота?
   Умеет же этот парень задавать вопросы. Действительно, зачем? Наверняка, в тот момент, когда Старх Амади только начал уговаривать свою императрицу, вилаж на планеты Седьмой Империи не покушались. И еще один интересный вопрос. Откуда вилаж узнали о зеленой планетке? Информация о ней не распространялась. В шпионов верилось мало. Кого может заинтересовать какая-то захолустная планета непригодная для жизни и без полезных ископаемых?
   -- Ваше Величество, вы не знаете, кто донес до вилаж информацию о Капкане?
   -- Нет, -- девчонка мотнула головой и попыталась сделать честное лицо. Получалось у нее не очень. А на уровне чувств вообще поднялась буря. Пламя металось, опадало и резко вспыхивало. Казалось еще мгновенье, и девчонка сорвется на ноги. Вот только решит, нападать или бежать.
   -- Ему бесполезно лгать, он сразу заметит. Самый совершенный детектор лжи из всех существующих, -- задумчиво произнес Мич, одарив Ника привычной усмешкой. Уважения этого парня к видящим вряд ли добьешься. Он знает, как видящих можно обмануть, поэтому все их таланты для него не больше, чем обычные фокусы.
   Императрица покраснела.
   -- Так кто? -- Ник попытался добавить в голос металла. Получилось не очень, но девчонке хватило. Пламя в последний раз дернулось и рассыпалось искрами.
   -- Стас Шутейко. С помощью каких-то собирателей компромата.
   -- Любопытно. Значит, конфликт создан вами же. Остается открытым вопрос -- зачем? Кто на самом деле вам угрожал? Во что мы ввязались?
   -- Я не знаю. Амади почему-то не мог сказать. Но все очень серьезно. В качестве аргументов в вашу пользу мне и совету продемонстрировали мертвые миры. Недавно умершие, замеры проводились. Один вообще всего четыре года назад был живой, а на данный момент там даже атмосферы не осталось. Жуткое зрелище. Местами даже руины городов есть, а атмосферы нет, представляете? Старх был уверен, что с тем, что эти миры уничтожило, справиться можете только вы. Почему он так был в этом уверен, я тоже не знаю. Спрашивать его было бесполезно. Блокировка стояла. Он сразу сознание терял и не помнил, вопросов заданных до этого. Заметьте, такую проверку он прошел добровольно.
   Гордая, уверенная в своих словах, готовая броситься на любого, кто посмеет усомниться.
   Лучше бы она продолжала лгать. Глубина вряд ли имеет отношение к мертвым мирам. На такое они не способны. У них нет ни средств, ни технологий. Они даже не знают об этих мирах. Вряд ли бы такую информацию стали утаивать. Бессмысленно. Когда дело касается опасности способной задеть все человечество целиком, включительно с Глубиной, эти самоуверенные торговцы информацией становятся очень сговорчивыми и вручают с трудом добытое бесплатно любому, кого заподозрят в способности справиться с этой опасностью. Так что Глубина в целом отпадает сразу. Чего нельзя сказать об отдельных ее членах, умудрившихся вляпаться во что-то дурно пахнущее.
   -- Ничего не понимаю, -- признался Ник. -- Откуда Старх Амади узнал о мертвых мирах? Почему себе в помощники выбрал какого-то землянина похожего на тишодца? Умненькая дочь в качестве помощницы смотрелась бы как-то логичнее.
   -- Они оба волей идущие, -- сказал улыбчивый землянин.
   -- Кто? -- спросил Мич, подавшись вперед.
   Вспышка, до рези в глазах и ветра растворяются в разливающемся океане света.
   -- Стас Шутейко и Старх Амади волей идущие, -- беззаботно ответил Василий Дрозд.
   Неужели он не почувствовал?
   Исаэль громко фыркнула.
   -- Тоже мне новость. Обычная секта. Старх в свое время расследовал ее деятельность. Наверное, выбрал в качестве прикрытия. Звучит загадочно, все что угодно списать можно.
   -- Какая, полосатой гадине под хвост, секта?! -- взвыл тишодец, хватаясь за голову.
   Смотреть на Мича не хотелось. Слишком яркий цвет. Все равно, что смотреть на солнце. Да что же с этой сектой не так, если от одного упоминания довольно уравновешенный как для тишодца парень впадает в бешенство? Ник ничего похожего по названию вспомнить не мог. То ли не сталкивался, то ли не обратил внимания. Отвлекать кого-то, чтобы разобраться совсем не хотелось. Это на крайний случай, если землянин и Мич толком объяснить не смогут.
   -- Мич, подожди. Дрозд, рассказывай все, что знаешь о волей идущих.
   Пришлось тряхнуть головой, возвращая зрение в норму. Все равно ничего не понятно. Один безмерно зол. Второй безмерно счастлив. У обоих эти чувства могут скрыть все что угодно. Проще не отвлекаться и реагировать на слова.
   Землянин задумчиво поскреб щеку.
   -- Я немного знаю, -- признался. -- Сначала Кеншин столкнулся с громилами в форме торгового флота Созвездия Бласко, а Стас не дал им подправить моему напарнику физиономию. Вот эти громилы впервые при мне назвали его волей идущим. Тогда Стас еще сказал, что у него был учитель, который погиб в процессе спасения какой-то планеты в родном созвездии громил. А Кеншин пел дифирамбы силе и уму ваших сектантов. Вроде, они могут все.
   -- Понятненько, -- прошипел Мич.
   Землянин изумленно на него уставился.
   -- Не обращай на него внимания. Продолжай, -- попросил Ник.
   Дрозд пожал плечами.
   -- Потом мы ловили лысого вилаж, понятия не имею зачем. В процессе так получилось, что Стас заподозрил во мне видящего и почему-то, не помню почему, рассказал о народе, которого нет. Вроде, если я и Кеншин поумнеем, они могут нами заинтересоваться. Только он не советовал связываться. Я так и не понял, почему. Стас столько тумана нагнал. То ли они как-то подчиняют и заставляют делать за них всю грязную работу, то ли еще почему-то. Какие-то яды испытывать, чтобы с космической саранчой бороться. Ах, да, еще он сказал, что люди живут на бывшей территории народа, которого нет. Против людей защита не стояла, это нам и позволило поселиться на планетах когда-то принадлежавших им. Кажется так.
   -- Дошло? -- трагично спросил Мич
   Ник кивнул. Последний идиот догадается.
   -- Вы о чем? -- спросила императрица.
   -- О вашей секте, -- ласково, как маленькому ребенку, сказал Мич. -- Вам ведь повезло, к вам они со своими претензиями не приходили. А с нами пытались воевать. Техника у них довольно разумная. Была. Но мы им зубки немного обломали. Целых двести лет отращивали, сволочи. Теперь вот сообразили, что воздействовать можно не только на свою древнюю технику...
   -- Ты еще скажи, что они догадались об этом, выкрав теорию твоего соотечественника, -- прервал начинающуюся лекцию Ник. -- Лучше подумай, для чего Стас Шутейко появился в этом городе.
   -- Вспомнил, -- чему-то обрадовался землянин. -- Коротышка говорил, что народ, которого нет, проводит испытания. Ищет что-то гарантированно смертоносное для разных разумных и испытывает где ни попади на случай, если эти разумные станут частью саранчи.
   -- Какой еще саранчи? -- заинтересовалась Исаэль.
   -- Той, которую Приливом называют. Если интересно, пошлите запрос в информсеть, вам соберут данные и все объяснят, -- отмахнулся Ник. -- Что еще говорил Шутейко? -- спросил у землянина.
   Дрозд зарылся пальцами в волосы и изобразил глубокую задумчивость.
   -- Семипалые сегодня должны появиться и потребовать вернуть куски их могильников. Стасу было необходимо побывать на заседании политиков и правителей в то же время, что и они. Вот я и думаю, зачем? Неужели больше некому сведения передать? Почему ему нужны именно семипалые? Может из-за того, что они редко покидают свою территорию, а на ней навредить им невозможно?
   -- А парень то соображает, -- заулыбался Мич. -- Если наши злобные призраки хотят что-то испытать, то другая возможность может появиться не скоро.
   -- Чему ты радуешься? -- спросил Ник.
   -- Да так...
   -- Каким образом ваши домыслы касаются нас? -- решила привлечь к себе внимание Исаэль. -- Вымрут семипалые и что?
   -- Какая дура, -- восхитился Мич.
   Императрица возмущенно на него посмотрела.
   -- Малышка, эти немертвые призраки хотят воевать с Приливом, -- сказал Ник. -- Просто уничтожать тех, кто станет его частью. Повторяю, пошли запрос в информсеть.
   -- Пускай воюют, -- уперлась Исаэль.
   -- Проблема в том, что воевать с Приливом все равно, что заливать пожар чем-то горючим. Будет только хуже. Понимаешь ли, это задержит саранчу на территории тех, кто с ней воюет. И тогда она точно не уберется, пока не сожрет все, до чего сможет дотянуться. Лучше дать ей пролететь мимо, убрав с ее пути все сколько-нибудь ценное. Были прецеденты, когда целые планеты эвакуировали, хотя чаще всего пассивная защита выдерживает. И еще одно, чем дольше Прилив находится на чьей-то территории, тем больше шансов, что живущие там начнут к нему присоединяться. Эта проклятая штука как-то воздействует на разум. Некоторых особо податливых личностей удержать не удается даже тогда, когда саранча просто пролетает мимо на расстоянии в несколько десятков световых лет. А если она задержится поблизости, количество людей превратившихся в ничего не понимающих насекомых одержимых желанием двигаться и есть возрастет в тысячи раз. Понятно?
   -- Нет! -- рявкнула императрица. -- Что оно вообще такое?
   -- А вот это никому не известно. Когда-то пытались изучать, но ученые плохо кончили, умом тронулись. Причем тронулись все, не зависимо от возраста и вида. Прилив двигается по своей траектории и раз в несколько тысяч лет пролетает через нашу галактику. Это все, что известно точно. Остальное домыслы и ничем не подтвержденные теории.
   -- Вы бы лучше подумали, что Стас станет делать, когда встретится с семипалыми? -- заговорил Василий Дрозд.
   Ник удивленно посмотрел на землянина. А ведь действительно соображает. Семипалых Шутейко попытается как-то убить. Это факт. А дальше? Трусливые призраки должны понимать, что семипалые в состоянии достать их там, где они спрятались от очередного Прилива. Значит, если сочтут опасными, попытаются эту опасность исключить. В договоры о ненападении это деяние вписывается. Призраки договоров не подписывали. Да и не нападение это будет, а защита. Так что семипалые в своем праве. Спасать призраков никто не бросится. Слишком многим они успели насолить сначала во время своих безумных попыток вернуться в эту реальность, а потом во время попыток вышвырнуть людей со своей территории. Если к этому прибавить испытания сверхоружия, которые они успели провести в начале своей карьеры борцов с Приливом, то остается удивляться, что до сих пор никто не занялся проблемой их полного и окончательного уничтожения. То ли руки не дошли, то ли не сочли настолько опасными чтобы тратить ресурсы.
   А большинство людей как всегда не в курсе. Нет им дела до того, что когда-то неизвестного вида техника напала на созвездия, которые они искренне считают задворками своей цивилизации. Не удивительно, что никого не заинтересовала новая секта. А если кого-то и заинтересовала, то недостаточно сильно для того, чтобы бросить на расследование ее деятельности все доступные средства. Вон у Седьмой Империи расследовавший деятельность этой секты человек стал себя странно вести, и ничего, никто не забеспокоился и с волей идущими его странности не связал.
   Глупость какая-то.
   На территорию Крылатого Королевства призраки лезть не рискнули. Должно быть, все еще помнят бездарно развязанную войну своего металлолома с человечеством. Собственно на территории Крылатого Королевства этот металлолом впоследствии так и остался. Глупо было воевать, имея в наличии только древние раритеты, мимо которых время не прошло бесследно. Там половина систем не работала. Да и энергии явно не хватало. А величина? Да лучше бы они планеты астероидами забросали, все больше толку бы было.
   -- Ты думаешь о том же, о чем и я? -- спросил Мич.
   Императрица почему-то хихикнула. Землянин протяжно вздохнул.
   -- В городе куча людей наделенных властью. Еще больше людей отвечающих за их безопасность. Поэтому, я знаю только один способ скрыть свою причастность к происходящему, -- задумчиво сказал Дрозд. -- Но это я. У меня нет особо выдающегося образования, и как я подозреваю, ума тоже маленько не хватает.
   -- Самокритика, -- ухмыльнулся Мич. -- Несколько неуместная и преувеличенная, как мне кажется. Я вот вроде бы очень умный. Образование у меня разностороннее. Но ничего кроме банальной перестрелки на орбите с последующим случайным уничтожением города мне в голову не приходит.
   -- И защита сработать не успеет, -- добавил Ник.
   Почему не успеет, уже совершенно другая история. Способов уйма. Можно банально замедлить внутреннее время для системы защиты. Или урезать ее до такого состояния, чтобы она стреляющие корабли опасными не сочла. Можно ее вообще выключить. Но последнее слишком заметно, так что вряд ли.
   -- Что нам с этим всем делать? -- спросила Исаэль, старательно изображая воспитанную девочку. На Мича она демонстративно не смотрела, зато Нику улыбалась так, словно собиралась его обаять и женить на себе.
   -- Вам ничего. А вот нам... -- загадочно протянул тишодец. Он, похоже, успокоился. Вернулась тяга к бездарным представлениям в стиле -- безумно обаятельный, невероятно умный и предельно героический парень решает вселенские проблемы. А еще сын талантливой актрисы. Стыд и позор.
   -- Мич, для начала нам нужно узнать, когда семипалые явятся. Потом предупредить наши корабли и что-то сделать с защитой города.
   -- Не занудствуй, -- фыркнул тишодец. -- Без тебя я бы не догадался. А корабли лучше предупредить в первую очередь, они мне как-то дороже незнакомых семипалых. Одним из кораблей вообще мой родственник командует.
   Ник согласно кивнул. Потом посмотрел на рыжую императрицу и вспомнил, что сейчас старательно маскируется под астероиды совсем рядом с планетой. Мич, похоже, тоже вспомнил. На Ее Величество они уставились удивительно дружно.
   -- Малышка, ты не могла бы попросить свой флот тихонько, не привлекая к себе внимания, но как можно быстрее вернуться туда, откуда он прибыл? -- спросил Ник, ни на что особо не рассчитывая.
   Исаэль его разочаровывать не стала, она возмущенно хмыкнула и отвернулась к окну. Переубеждать ее, только зря терять время. Союзничек.
   Как жаль, что нельзя эту девчонку где-то запереть и самостоятельно отослать ее флот домой. Может попытаться договориться с Минаки? Должен же там кто-то быть разумнее императрицы, возможно даже этот кто-то имеет право командовать флотом на таком уровне, чтобы говорить от лица отсутствующей правительницы? Ну не способна эта девчонка принимать все решения самостоятельно.
   -- Странные вы, -- сказал землянин.
   Мич широко улыбнулся, словно ему комплимент сделали. Ник тряхнул головой. Нужно сосредоточиться и заняться делами, пока не стало слишком поздно. Для начала необходимо подумать. Попытаться составить четкий рисунок из известных кусочков. Слишком много среди них домыслов и догадок.
   В итоге, флот Ее Гордо Молчащего Величества решили игнорировать. Ввяжутся эти корабли в перестрелку, пострадают, туда им и дорога. Может хоть это собьет с девчонки спесь. Ее честно предупредили. Мич даже какие-то тишодского разлива страшилки вспомнил и рассказал почти правдивую историю о том, как где-то и когда-то неизвестно кто взял под контроль корабль его родственника и каким чудом команда после этого выжила. Девица, наверное, не поверила. Скепсиса на ее лице было больше, чем интереса.
   Потом Мич связался со своим родственником и рассказал ему о волей идущих, спасенном землянине и напрашивающихся выводах. Стужеца глубокомысленно покивал головой и пообещал передать эту информацию на все корабли, до которых сможет дотянуться, не привлекая к своей деятельности внимания. Страшилку о контроле корабля неведомым разумом он тоже вспомнил, чем заставил Ника задуматься о такой возможности. Ладно Мич. У него ярко выраженная тяга к преувеличению и запугиванию. Стужеца же человек серьезный. Вроде бы.
   Со следующим пунктом в списке первоочередных дел справились на удивление быстро. Ник связался с Луной и спросил, что делать с землянином? Мол, Ник опасается, что придут злые вилаж и начнут что-то требовать. Или не менее злые командиры землянина появятся. Она отмахнулась и наделила временного подчиненного правом самостоятельно решать, достоин ли парень защиты. Ник изначально знал, что достоин, поэтому с чистым сердцем предоставил Дрозду политическое убежище.
   Попутно Ник объяснил недоумевающей императрице, что таким способом решил целых две проблемы. Проблему с подчиненностью Дрозда флоту земной федерации. И дал понять Луне, а вместе с ней и всем, кто находится рядом, что что-то сильно не так, поэтому нужно быть готовыми к любым неожиданностям. Говорить о проблеме напрямую глупо и бессмысленно. Если Стас Шутейко уже поблизости, то существа организовавшие секту волей идущих способны услышать все, что там, так или иначе скажут. А попытка советоваться с кем-то о дальнейшей судьбе пилота странновато выглядит в исполнении Ника Мелеша. Все знают, что он подобные решения принимал неоднократно, однажды его даже всеобщее неодобрение не остановило.
   Девчонка, изобразила полагающийся восторг. Похвалила ум и сообразительность. Похлопала в ладоши. В общем, дала понять, что о Нике она по-прежнему невысокого мнения. Ей бы что-то позрелищней, погероичнее, позаковыристее.
   Ник глубоко вдохнул, досчитал до десяти, выдохнул и решил, что правильнее всего будет игнорировать Ее Величество. Нужно было еще о чем-то подумать. Что-то они все дружно упустили. Что-то важное. Мелочь какую-то, не имевшую ни малейшего значения в тот момент, когда она произошла.
   Мелочь. Мелочь глупая, ушастая, озабоченная поиском приключений на собственную задницу.
   -- Мич, ты же отсылал свою подчиненную на переговоры с эльфенком Маянэ. Как ты его нашел в этом городе? Откуда вообще узнал, что он здесь?
   -- Ээээ... -- тишодец не сразу понял, о чем его спрашивают. Слишком уж резкий переход с важной темы на бесполезную малолетнюю личность. -- Альдо?
   -- Да, Альдо!
   -- Ну, здесь просто, -- как-то не шибко уверенно сказал Мич. -- Ты же понимаешь, этот мальчишка без стопора в голове. Что задумал, то и делает. На последствия ему начхать, главное убедиться, что все получится, ну или не получится. Тут уж как повезет. Он вообще-то такой с детства. Просто по мере взросления неприятности, в которые он лез, ширились и множились. В какой-то момент стало понятно, что если все так дальше и пойдет, то он очень скоро свернет где-то шею, или его пристрелят, или ...
   -- Мич, не тяни, мне плевать, сколько и каких законов нарушили твои родственники во имя спасения малолетнего самоубийцы.
   Тишодец печально вздохнул.
   -- Ему маячок вшили. Он как раз в очередной раз руку сломал. Не поверишь, но этот придурок с дерева свалился. Результат -- открытый перелом. Еще и индитификатор личности повредил, боль решил снять с помощью заморозки, думал, сможет кость самостоятельно срастить, пока никто не заметил. Стыдно ему было. В общем, руку он обморозил, а индитификатор среагировал на предельное снижение температуры части руки, в которой он находился и воспринял как на угрозу жизни. Альдо перепугался, что сейчас на зов прибора родственники сбегутся, и влез в настройки, чего несчастная капсула уже не пережила. А родственники все равно сбежались. Индитификатор пришлось менять, хотя мама этого идиота была против. Без него Альдо бы за пределы Крылатого Королевства не выпустили. А так...
   -- Мич!
   -- Я рассказываю! Так вот, индитификатор менял один мой родственник. Попутно засунул в капсулу маячок, работающий на тех же частотах. Его невозможно обнаружить, если не знаешь что искать. А если кто-то и заметит, подумает, что индитификатор малость сбоит и пошлет придурка на проверку, которую тот проигнорирует.
   Мич печально улыбнулся.
   По-своему гениально.
   Тишодцы, чтоб их. Если есть возможность незаметно нарушить один из законов касающихся определения "старшие", они этой возможностью воспользуются. Особенно, если уверенны, что данный старший не достоин своих прав и не способен справиться с обязанностями. Натравить их, что ли на Исаэль Корду?
   -- Мич, сделай одолжение, посмотри, где сейчас малолетний Маянэ находится. Он же рядом с Шутейко.
   Мич тяжело вздохнул. Довольно долго что-то искал в своих многочисленных карманах. Потом некоторое время таращился на подмигивающий зеленым огоньком в одном из углов полупрозрачный квадрат, с виду полый, с темной жидкостью внутри, расчерченный координатной сеткой с непонятными цифрами и значками. Прикрыв глаза и проведя какие-то загадочные подсчеты, Мич растерянно посмотрел на улыбчивого землянина.
   -- Ник, Альдо сейчас на территории представительства.
   -- Что?!
   Какого черта малолетний вредитель здесь делает? А Шутейко тогда где? Не мог же он прийти незамеченным. У него индитификатора нет, на него бы среагировало все, начиная от систем слежения за территорией и заканчивая пассивной защитой. Или он у него есть? Как-то же он провел кучу времени на Тишодэ.
   -- Мич, где он?
   -- Не могу понять. Проще пойти сразу и сориентироваться на местности.
   -- Отлично, -- Ник еще раз глубоко вдохнул и обратился к Корде. -- Малышка, оставайся на территории представительства, где-либо еще может быть опасно. И попытайся предупредить свою помощницу, только так, чтобы кто-то посторонний не догадался, о чем вы говорили.
   -- Лучше пускай позовет ее сюда. Сопровождение потребует и личное присутствие своей советчицы. Может даже пожаловаться на нашу невоспитанность, -- подсказал Мич.
   -- Да, так будет лучше.
   -- Я и не собиралась бродить без сопровождения, -- пробормотала Исаэль, но спорить и требовать объяснений не стала. -- Я так понимаю, что вечером я вряд ли попаду на заседание вместе со своим вопросом? Да и смысл этот вопрос теряет. Ладно, буду вести себя как хорошая девочка. Где у вас можно переговорить с Мариной и Тимом?
   -- Внизу есть дежурный. Я ему скажу, чтоб помог, -- пообещал Мич.
   Корда величественно кивнула. Бежать на поиски незнакомого эльфа она не собиралась. Хоть одна хорошая новость.
  
  
   Мич еще раз посмотрел на свой квадратик и уверенно ткнул пальцем в дверь.
   -- Здесь.
   Ник восхищенно присвистнул. Прятаться на складе запасных частей, амуниции, униформы и прочих очень нужных вещей, о которых вспоминают крайне редко было гениальным решением. Даже если кто-то войдет, можно засесть за шкафами и спокойно дождаться того момента, когда посетитель возьмет то за чем пришел и уйдет. Похоже, эльфенок умнеет. Перестал искать сложные решения и обратил милостивый взгляд на те, что попроще.
   -- Интересно, чем он там собирался питаться? -- спросил, ни к кому конкретно не обращаясь Мич. -- Пайков там, кажется, нет. Они на этаже с холодильником. Вместе с мукой, крупой и макаронами хранятся. Я их точно там видел.
   -- Воды на складе тоже нет, -- сказал Ник. -- Делать что будем? Заходим? Или сначала вежливо постучим, чтобы не травмировать ранимую детскую психику?
   -- Заходим. Ты взламывать такие замки умеешь?
   Мич с интересом осмотрел сенсорную панель замка.
   -- Нет. Но мне и не надо. Я имею право сюда приходить. Ты, кстати, с недавних пор тоже. Ты же комдор.
   -- Не напоминай.
   Землянин, который зачем-то увязался за ними, с интересом проследил за тем, как замок сканирует ладонь Мича, сверяет результат с тем, что хранилось в его каталоге и выдает длинный список того, что комдор имеет право унести со склада. Список тишодец проигнорировал. Он толкнул дверь и с порога стал осматривать помещение. Искать долго не пришлось. Торчащие из-за шкафа ноги не заметил бы только слепой. Да и тот имел все шансы об них споткнуться.
   -- Говорю же, придурок, -- удовлетворенно сказал Мич.
   Он тихонько подкрался к шкафу, заглянул за него и широко улыбнулся.
   -- Спит как младенец.
   Ник тоже полюбовался на спящего эльфа. Валяется на полу, рукой обнимает туго набитую сумку, улыбается во сне. Славный ребенок. Пнуть бы его. А лучше связать пока спит и в таком виде передать Стужеце, пускай делает с ним что хочет.
   -- Будить будем? -- спросил Ник.
   Мич хмыкнул и потыкал родственника в бок ногой. Эльф не отреагировал. Мич повторил процедуру, с тем же результатом.
   -- А если так?
   Мич схватил сумку за ручку и потянул к себе. Альдо что-то пробормотал и вцепился в нее обеими руками. Мич дернул сильнее. Эльф наконец открыл глаза, обматерил проклятых воров и непонимающе уставился на улыбчивого родственника.
   -- С добрым утром, Спящая Красавица.
   -- Мич?!
   -- Нет, мой потерянный брат близнец. Вставай, не позорься. Сейчас мы тебя пытать будем.
   Эльф сел, пригладил рукой волосы и с интересом посмотрел, кто там его пытать собрался.
   -- О, Вася! -- расплылся в радостной улыбке. -- А мы боялись, что тебя вилаж поймали. Стас сказал, что ты сбежал через чердак. Но Кеншин ему не очень поверил.
   -- Что ты здесь делаешь? -- приступил к обещанному допросу Мич, игнорируя интерес эльфа к судьбе землянина.
   -- Сплю. Точнее уже не сплю. Но спал. Думал тут самое спокойное место. И замок так себе, его легко обмануть.
   Альдо светло улыбнулся.
   -- Ладно, -- вздохнул Мич. -- Зайдем с другой стороны. Где сейчас находятся напарник Дрозда и сын Шутейко? Ты же с ними был.
   Альдо пожал плечами.
   -- А черт их знает где они. Кеншин отказался идти со мной. Ему срочно понадобилось сбегать в родное представительство и посмотреть в глаза какой-то большой сволочи. Думаю, он либо до сих пор смотрит, либо бьет кому-то лицо, либо уже сидит в запертой комнате, изображая заключенного, либо лежит в больничной койке, лечит травмы полученные во время драки с телохранителями сволочи. В общем, вариантов куча. Он ведь мог по дороге передумать. Решить купить сначала оружие, чтобы взгляд было чем подкрепить. Или вообще корабль захватывает, чтобы пойти на таран и красиво умереть. Он очень странный парень.
   -- Ладно, с напарником Дрозда все ясно. А Стас Шутейко чем занимается?
   -- Да не знаю я. Он должен был передать семипалым собранные Глубиной сведения из рук в руки. Но эти параноики, если я все правильно понял, встречаться с ним наедине не захотели. Они там какого-то врага своего народа ловят и подозревают всех подряд. Так что придется ему зачитывать список самостоятельно и говорить еще и от лица семипалых. А они будут сидеть в сторонке и одобрительно кивать. Видели бы вы, какой он был злой. Я даже обрадовался, что успел собрать вещи и мне можно сбежать куда подальше.
   -- Где они будут сидеть в сторонке?
   Эльф тряхнул головой и посмотрел на Мича как на последнего идиота.
   -- Где-где? Там же где и все остальные местные достопримечательности, в смысле, политики. Не помню, как это здание называется. Семпертариум? Сименариум? В общем, в центральном здании этого города. Наверное, уже сидят. Стас все бегал и бормотал, что времени мало, а никто ничего так и не понял. Он вообще как-то странно себя ведет в последнее время. Особенно, если про волей идущих спрашивать. Не твое дело, не твое дело. Зараза.
   -- Во, черт, -- сказал Мич. -- Есть у кого-то идеи?
   -- Нас туда не пустят, -- рассудительно сказал землянин.
   -- Да знаю я, что не пустят, -- отмахнулся Мич. -- А кому-то сообщать, только ускорить события. Они наверняка следят за всеми присутствующими, включительно с телохранителями, секретарями и любимыми собачками.
   -- Кто они? -- заинтересовался Альдо.
   -- Не твое дело!
   -- Да вы сговорились!
   -- Маянэ, сделай мне одолжение, заткнись, ты думать мешаешь, -- душевно попросил Ник.
   Можно ведь что-то придумать. Должен же быть какой-то способ. Что-то такое уже мелькало в разговоре.
   -- Мич, защита! Как включить проклятую защиту? Если мы ее включим, охране центра будет не до нас. Половина бросится охранять покой политиков, другая начнет выяснять, почему сработала защита города. Мы сможет проскользнуть. Да в крайнем случае, с боем прорвемся, нахально и шумно. Я же ангел, мне законы не писаны. Так что главное побольше орать, что центральные созвездия покушаются на Луну. А дальше...
   -- Сумасшедшие, -- сказал землянин. -- Тоже мне проблема. Взорвите что-то и защита включится. Стандартная реакция на террористический акт, чтобы исполнители сбежать не смогли. Меня на тренировках замучили этими террористами. То я их преследовал на симуляторе, то вычислял места, где они могли скрыться, то искал слабые места в обороне и пытался успокоить население. Можно подумать, пилотов непременно погонят бороться с террористами, словно специалистов в этом деле не хватает.
   Альдо хихикнул.
   -- Твою ж... -- восхищенно произнес Мич. -- Взорвать что-то. Ник, ты не знаешь, что тут можно взорвать?
   Ник мотнул головой. Идея была нова и необычна, ее следовало обдумать и проанализировать. Где бы взять на все это время?
   -- Ремонтно-уборочные системы взрывайте. Они давно всех достали, -- подсказал Альдо. -- А то из-за них после десяти вечера на улицу выйти опасно.
   -- И молодежь вынуждена коротать ночи в одиночестве, -- пробормотал землянин.
   -- Другой вопрос, где взять взрывчатку? Я в ней не разбираюсь. Выковыривать что-то, что может теоретически взорваться, из приборов не рискну, -- сказал Ник.
   -- Третий вопрос, как за короткий промежуток времени заминировать кучу уборщиков на небесах, кто этим займется, где находится место, из которого ними управляют? В общем, у меня еще куча вопросов.
   Землянин явно развлекался.
   -- Плевать на уборщиков. Пускай хоть канализацию взрывают. Главное без жертв и быстро.
   -- А взрывать, кто будет? -- спросил землянин.
   Все ему хочется знать. Хотя вопрос интересный. Незанятых людей в представительстве изначально не было. Искать кого-то не сильно занятого. Каким образом? Опрос проводить?
   Глубокоуважаемый коллега, не можете ли вы уделить пятнадцать минут своего времени, найти где-то что-то способное взорваться и разрушить парочку пустующих зданий? Да, в городе скоро будет ремонт, капитальный. Да, эти здания никому не нужны. Да, это будет весело. Да, Луна юмора не оценит, но это ведь не столь важно. Да, тишодскую заразу вам на голову, я беру ответственность на себя.
   Безнадежно.
   Пока все всем объяснишь.
   -- Ненавижу этих проклятых призраков. Даже посоветоваться ни с кем не могу, потому, что они могут нас услышать!
   -- Сложно быть обычным человеком, правда? -- спросил Мич. -- А у меня так всегда. Советоваться не с кем, то системы связи не дотягиваются, то рисковать не могу, то со мной разговаривать не желают, дела у них. Приходится самому думать. А на счет взрывать... У меня есть куча бездельников, пускай взрывают, -- вспомнил о своих подчиненных Мич. -- Среди них даже биолог любитель затесался с коллекцией бактерий умеющих вырабатывать что угодно. В том числе и разную взрывающуюся гадость.
   -- У него не отобрали эти бактерии? -- удивился Ник.
   Мир катится под гору, набирая скорость и безумно улыбаясь. Малолетние эльфы неуловимо носятся по человеческому сектору. Безумные биологи таскают за собой коллекции опасных микроорганизмов и никто не обращает на это внимания. Немертвые призраки пытаются очередную войну развязать. И все развлекаются. Всем весело. Только три невезучих болвана, плюс малолетний эльф пытаются решить вселенскую проблему. Заняться им, похоже, больше нечем.
   -- Отобрали. Просто не все. А он опять их развел. Не спрашивай где и как, я не знаю. А предыдущий комдор этой развеселой компании со мной разговаривать отказался. Еще и напророчил скорое окончание моей славной карьеры. В общем, я решил, что бактерии запаянные в крохотные металлические контейнеры безопаснее тех же бактерий, популяцию которых пытаются увеличить каким-то невероятно оригинальным способом в необорудованном помещении. Вообще, парня не мешало бы к психиатру сводить. Нездоровая у него страсть к микроорганизмам. Утверждает, что эти крошки однажды ему жизнь уже спасли. Поэтому он с ними ни за что не расстанется.
   -- Мич, никогда не думал, что это скажу, но я тебе сочувствую. Искренне и со всей душой.
   -- Так мы взрывать что-то будем или нет? -- спросил Альдо, прилаживая сумку на плече.
   -- Мы не будем, -- отмахнулся от него Мич. -- Надеюсь, гонку они еще не начали...
   -- Какую еще гонку?
   -- Да так. Не имеет значения.
   Мич окинул взглядом склад. Отошел к противоположной стене и приступил к непростым переговорам с собственными подчиненными. Эльфенок делал вид, что ему совсем не интересно, что там говорит родственник угрожающим тоном. Землянин с любопытством осматривался. Еще немного, и пойдет все изучать тактильным методом.
   -- А куда мы дальше пойдем? -- спросил Альдо.
   -- Ты никуда.
   -- Потому что маленький? -- эльфенок возмущенно фыркнул.
   -- Нет, потому что имеешь склонность к самоубийству.
   -- Вы очень странные, -- сказал землянин. Клинит его на этой фразе. Не к добру это. Парню бы еще немного полежать, отдохнуть, разобраться в себе. Намекнуть ему, что ли?
  
  
  
   Мина Ллерой. Что делать, если комдор сволочь с воображением?
  
   Вадже печально смотрел на арендованный для гонок транспорт. Нечто неустойчивое, подозрительно изящное, задумчиво покачивающееся на воздушной подушке. Покачиваться такой транспорт точно не должен. Покачивается он только тогда, когда половина настроек подушки не соответствует стандартам.
   -- Может, их сначала отремонтируем?
   -- Как ты себе это представляешь? -- спросила Мина. Времени у них было немного. Ковыряться в настройках и механике хозяин транспорта не позволит. В лучшем случае сдерет такой штраф, что устным недовольством финансистов не отделаешься. Еще отрабатывать заставят. И на комдора не сошлешься. Ремонтировать всякую рухлядь он не приказывал. О чем обязательно скажет.
   -- Почему эти дурные туристы не боятся на них летать, а? -- прозвучало как крик души, не меньше.
   -- Техника экзотичная, редкая. Мало кто знает, как она должна правильно работать, -- объяснил Чад. -- Да ты не бойся. По дороге не развалится. Главное привыкнуть к скачкам и не потерять управление.
   -- Ты меня утешил, -- пробурчал Вадже.
   Улица была длинная, широкая. Народа много. На компанию с глисами пока никто внимания не обращал. Так то пока. Ни один нормальный человек не догадается заподозрить эту компанию в организации экстремальных гонок. Есть способы самоубийства проще.
   -- Может, сразу пойдем местным стражам порядка сдадимся? -- внес предложение Вадже.
   -- Комдор нас после этого съест, -- убежденно сказал Чад. Ему тоже предстояло участвовать в гонке в качестве пилота. Но он в отличие от Вадже и Саитоши не паниковал. Или успешно делал вид, что не паникует.
   -- Это странно, -- сказал Вадже. -- У меня впервые комдор, которого я боюсь больше, чем ненастроенного летающего металлолома. Кто бы мне объяснил, почему?
   -- Воздействие полей, -- раздраженно сказала Мина.
   -- Каких полей?
   -- Космических! Лезь на этот металлолом! Я сейчас отмашку давать буду.
   -- Но...
   -- Сила духа, -- задумчиво произнес Чад. -- У нашего комдора огромная сила духа. Это чувствуется почти физически.
   -- Самоуверенность у него огромная! -- рявкнула взбешенная Мина. Вот за что ей это? Ребята, в крайнем случае, могут даже попытаться на своем металлоломе скрыться с места гонок и спрятаться за крепкими воротами представительства. А она? Тут куча свидетелей. Пока доберется до представительства, десять раз поймать успеют. Жди потом, переговорщика, который придет выручать. Почувствуй себя принцессой в плену у дракона. А ведь переговорщик может прийти не скоро. Мало ли какие проблемы на его пути возникнут? А эти три придурка еще и время тянут. Наверное, ждут, пока у стражей порядка обеденный перерыв закончится и их количество на улицах увеличится в три раза.
   -- Самоуверенность?
   Вадже задумчиво поскреб щетину на щеке.
   -- Скорее убежденность в своей правоте, -- мягко поправил Чад. -- И умение принимать решения, зная, что вся тяжесть их ответственности ложится на него одного. Нам то что, мы приказ выполняем. Мы люди подневольные. А вот ему придется и отчитываться и оправдываться...
   -- Вы сядете на эти драндулеты сегодня или нет?!
   -- Сядем, сядем, -- отмахнулся Чад. -- Сейчас, только с духом соберемся. Впервые чувствую себя самоубийцей. Так о чем это я? Ах, да. На самом деле нам впервые попался комдор, который не боится потерять это незавидное звание, поэтому способен принимать решения мгновенно, а не после долгих взвешиваний всех "за" и "против". Обычно ведь пока что-то решали, было уже поздно что-то предпринимать.
   -- Ладно, собирайтесь со своим духом, -- великодушно согласилась Мина. -- Хоть до вечера собирайтесь. Только без меня.
   Чад печально вздохнул, взялся за руль своего глиса и неловко на него вскарабкался. Драндулет закачался как лодка в штормящем море. Чудом не перевернулся, нехотя выровнялся и наконец, застыл, как и полагается порядочному глису. Чад как-то подозрительно побледнел и стал осматриваться. Наверняка в поисках пути для побега от сомнительной славы гонщика.
   Вадже обошел свой глис по кругу. Заглянул под него. Надавил ладонью на сиденье. И с просветленной улыбкой понаблюдал за тем, как глис с грохотом валится на мостовую. Воздушная подушка под ним исчезла. То ли заряд закончился. То ли разболтанные настройки не выдержали давления ладони и окончательно глюкнулись. Вадже конечно сильный парень, но это было слишком. А может над ним какие-то боги сжалились, и у глиса полетела механика. В общем, из гонок Вадже выбывал.
   Чад позеленел и начал коситься в сторону сквера. Возможно, высчитывал, успеет ли скрыться за деревьями, прежде чем его поймают и усадят обратно.
   Проклятье на головы хозяев этой техники.
   Наверняка ведь подозрительным военным в незнакомой униформе подсунули то, что совершенно не жалко потерять. Так что эти глисы по любому на последнем издыхании. Гонки они уже не переживут.
   Саитоша с надеждой посмотрел на свой металлолом, но тот падать не спешил. Парень почесал затылок, улыбнулся и грохнулся на колени.
   -- Спятил?! -- взвыла Мина, оглядываясь на заинтересованных странным представлением прохожих.
   -- О, богиня удачи, снизойди ко мне! -- дурным голосом заорал Саитоша, поспешно кланяясь непонятно кому. -- Протяни мне ладонь! Подай руку помощи! Не оставь своего непутевого сына в беде! Вправь мозги моему комдору, позволь ему придумать другое задание для меня прежде, чем я убьюсь, воспользовавшись просроченным транспортом! Не дай мне присоединиться к клубу безумных самоубийц! Спаси меня, пожалуйста! Я ведь еще так молод! У меня ведь дети, ты же не оставишь их без отца! Я знаю, ты добрая!
   -- Прекращай этот цирк! -- злобно зашипела Мина.
   -- Не перебивай молитву, -- отмахнулся Саитоша. -- О, богиня удачи, твой неразумный сын молит тебя, прояви снисхождение! Жить мне хочется! А я взамен так в тебя уверую, что все остальные боги от зависти помрут!
   В кармане Мины завибрировал коммутатор, отвлекая от орущего бред парня.
   Девушка отошла, достала прибор, спрятала его в ладони и включила. С экранчика на нее смотрел чем-то обеспокоенный комдор.
   -- Саитоша еще не улетел?
   -- Нет.
   Мина мотнула головой и даже посмотрела на продолжавшего что-то орать парня.
   -- Отлично, давай его сюда.
   Отвлечь Саитошу от молитвы удалось пинком. Передать коммутатор с третьей попытки. Потом пришлось прикрыть стоявшего на коленях парня собственным, слишком изящным телом, от любопытной толпы, спешащей к месту событий. Самых рьяных отпугивал улыбчивый Вадже. Чад продолжал сидеть на глиссе, с надеждой глядя куда-то вдаль. Шевелиться он боялся. Наверное, подозревал, что на любое движение этот металлолом отреагирует однозначно -- с размаха грохнется об землю.
   -- Богиня удачи, да ты стерва, -- тихонько произнес Саитоша, возвращая Мине коммутатор.
   -- Все так плохо? -- спросила девушка.
   -- Гораздо хуже, чем могло быть. Чад, слезай, гонки отменяются!
   Чад радостно спрыгнул. Точнее попытался спрыгнуть. За что он там зацепился, непонятно, но полетел он хорошо, лицом вниз, каких-то пару сантиметров не долетев.
   -- Вадже, пойди, сними этого придурка, -- устало указала Мина на повисшего сослуживца. Если честно, она начинала сочувствовать сволочному комдору. Если эти трое успели ее достать за какой-то час в качестве главы группы, то сколько же терпения нужно, чтобы выдерживать все соединение?
   -- А с глисами что делать? -- спросил Саитоша.
   Мина пожала плечами.
   -- Пускай здесь остаются, -- мстительно произнес Вадже, заталкивая Чада обратно на сиденье. -- Нам подсунули сломанную технику, за такое рожи бьют. Тащить ее обратно на собственном горбу я не собираюсь.
   -- Ага, я тоже, -- поддержал его Чад.
   Мина с сомнением осмотрела тонкую фигуру Чада, сравнила его с Вадже и Саитошей, но говорить ничего не стала. И без того понятно, что тащить глисы на себе из всей их компании способны только двое.
   -- Куда идем? -- вместо этого спросила она.
   -- Не знаю.
   Саитоша пожал плечами и печально вздохнул.
   -- Как это не знаешь? Комдор тебе же что-то сказал.
   -- Ага, сказал, -- парень повторил вздох, наклонился к Мине и пальцем поманил к себе Чада и Вадже. Когда все собрались, он шепотом передал приказ комдора группе. -- Мы должны что-то взорвать.
   -- Что?! -- не поверила своим ушам Мина.
   -- Я тоже несколько раз переспрашивал.
   Добрый, добрый комдор. Мелкий и жизнерадостный. Что ни день, то сюрприз. Плюнуть бы на военную карьеру и податься в цивильные пилоты. У них всех проблем, вовремя пересдать квалификационные экзамены и следить за маршрутом. Иногда еще нужно выходить к пассажирам. В красивой форме. Раздавать улыбки и говорить ответные комплименты.
   Скукотища, в общем.
  
  
   Саитоша продемонстрировал металлическую коробку, добытую из-под вытряхнутых из сумки вещей, и стал радостно улыбаться.
   -- Что это? -- спросила Мина, стараясь сохранить спокойствие и невозмутимость. Инстинкт самосохранения повелевал завизжать и броситься к выходу. В подобных коробочках медики увлеченные собственной профессией частенько хранили колбы со всякими вирусами, бактериями и прочим биологическим оружием. Но медики коробки в штаны не заворачивали. Они их прятали в сейфы, а сейфы ставили в какое-то охраняемое место.
   -- Взрывчатка. Биологическая, -- подтвердил ее худшие опасения Саитоша.
   -- Откуда?!
   -- Вырастил. Увлечение у меня такое. Она безопасная.
   -- Ах, безопасная...
   -- Меня другое интересует, -- Чад хихикнул и пригладил волосы. -- Комдор откуда об этом увлечении знает?
   Саитоша равнодушно пожал плечами.
   -- Наверное, узнал, за что меня из патруля выперли. Командир группы у меня там был нервный. О технике безопасности орал. Кому-то нажаловался. Меня и перевели. Вроде, у меня многовато талантов как для простого патрульного. А в соединении "Ласточки" именно такие и требуются.
   -- А как это работает? -- спросил Вадже, не спеша подходить к Саитоше с коробкой.
   -- Тут бактерии, -- Саитоша тряхнул коробкой, заставив Мину отступить на шаг. -- Продукт жизнедеятельности у них взрывоопасный. Долго объяснять. А еще, их нужно сначала разморозить и покормить. Так что все абсолютно безопасно.
   -- И чем их кормят?
   -- Чем, чем? Биомассой. По пропорциям. Белки, углеводы...
   -- Избавьте меня от объяснений, -- попросила Мина. Не хватает еще предстать перед судом в качестве свидетеля и попытаться объяснить присяжным, почему Саитоша считал свои бактерии безопасными и почему эти безопасные бактерии разнесли половину города. Лучше уж быть в счастливом неведении.
   -- А их остановить вовремя возможно? -- заинтересовался Чад. Наверное, тоже сомневался в безопасности биологической взрывчатки.
   -- Никаких проблем, -- беззаботно улыбнулся Саитоша. -- Они же искусственные. У них программа. Критическую массу, после которой они перестают размножаться, можно задать.
   -- Надеюсь, ты с этой массой не ошибешься.
   -- Не ошибусь, -- загадочно улыбнулся Саитоша.
   Мина заподозрила, что этот он уже что-то взрывал с помощью своих бактерий. Причем взрывал не раз. Слишком уж уверен.
   -- Ладно, с бактериями разобрались, -- преувеличенно жизнерадостно сказала Мина. -- Теперь надо решить, что мы будем взрывать.
   -- А что, комдор не сказал? -- удивился Чад.
   -- Сказал, -- улыбнулся Саитоша. -- Сказал, чтобы мы включили воображение, выбрали что-то подходящее и красиво уничтожили. Главное чтобы без жертв и чтобы защита города сработала.
   -- А это вообще возможно -- взорвать что-то без жертв?
   -- А я знаю? Нужно подумать. Правда, не долго. Комдор требовал, чтобы мы поспешили. Иначе придет большой и темный бог Каюк и всем в этом городе наступит капец.
   -- Есть идеи? -- мрачно спросила Мина.
   Идей не было. Ни одной.
   -- Ладно, вы думайте. А я пока своих малышек разморожу, -- самоустранился от принятия решения Саитоша и исчез за дверью.
   -- Может с кем-то посоветоваться? -- спросил Чад.
   -- С кем?
   -- Ну, хотя бы с ребятами. Вон у Амики воображение хорошо работает. А Шета вообще профессионал. Диверсант бывший.
   -- Ладно, вызывай, -- махнула рукой Мина. Хуже ведь не будет? Или будет?
   Почему этот чертов тишодец не мог отдать нормальный приказ, со всеми деталями и четко проработанным планом? Чем он вообще там занимается? Для чего ему включать защиту? Не может же он просто издеваться над подчиненными. Или может? Вдруг за что-то мстит?
  
  
   Амика назвала приказ бредом. Шета добавил, что это глупо. Во-первых, может не сработать. Может оказаться, что у того места, которое они взорвут персональная защита, которая его отгородит от остального города и на этом успокоится. А требование обойтись без жертв, вообще ни в какие ворота, особенно без предварительной подготовки. Мало ли какой идиот куда залезет. Еще Шета увлеченно раскритиковал бактерии Саитоши, напирая на то, что правильно они могут сработать только в отфильтрованном воздухе корабля, а некоторые виды исключительно в вакууме. Собственно, именно для разрушения чужих кораблей их изначально и выводили. Для диверсий, если кому-то не понятно.
   Город слишком велик, здесь слишком много людей, за которыми системы контроля уследить не в состоянии, мощности у нее не хватает. Если многоуважаемые коллеги обратятся к истории, то они с удивлением узнают, что в этом городе даже эпидемии вспыхивали. Так что надеяться на программу, заложенную в какие-то изначально нестабильные микроорганизмы не очень умно.
   Вернувшийся Саитоша встал на защиту своих крошек, но под лавиной слов Шета заткнулся, а после тихо сознался, что взрывал стену тюрьмы на орбитальной станции. А там воздух был очищен от всего, что могли счесть как вредным так и полезным. Там даже пыли не было.
   Саитошу отослали замораживать крошек, пока они не вырвались на волю, а заодно позвать еще кого-нибудь из соединения для мозгового штурма.
   Штурмовать проблему явился Павел Каска, внимательно выслушал жалобы Мины и доводы Шета, и впал в задумчивость. Думал долго, не отвлекаясь на разгорающийся спор и вопли Саитоши о том, что больше никого нет, соединение разбрелось в неизвестном направлении и на позывные не отвечает. А потом Каска выдал плоды своих нелегких размышлений.
   -- Мина, я так понял, комдору нужно, чтобы сработала защита города, а вовсе не красивый взрыв?
   Кивнули все, даже Саитоша, продолжавший защищать честь своих крошек, заунывно бубня на одной ноте.
   -- Может тогда ничего не взрывать, а просто включить эту защиту?
   Идея была нова и неожиданна. Мина задумалась о ее реализации и стала мучительно вспоминать, как именно и где эта защита включается. Шета и Саитоша опять заспорили. Бактерии их интересовали гораздо больше, чем приказ комдора. Чад с восторгом уставился на Амику.
   -- Ами, у тебя же есть знакомый в одном из центров слежения. Оттуда ведь можно включить защиту.
   -- Какой кретин, -- сказала девушка. -- Этого знакомого наверняка уже уволили. Да и вряд ли он бы поддался на уговоры продемонстрировать как все работает. Разве что с лучевиком у виска.
   -- А ведь это идея, -- одобрил Шета.
   -- Какая еще идея?!
   -- Захватываем центр слежения и заставляем персонал включить защиту, -- озвучил идею Шета.
   -- Спятил?! -- взвилась Мина. -- Да нас перестреляют как мишени в тире.
   -- Не перестреляют, мы не дома. В центре слежения ценное оборудование, восстанавливать которое придется за чей-то счет. И с террористами в цивилизованных центральных созвездиях сначала разговаривают. Долго разговаривают, иногда по несколько дней ведут переговоры. Торгуются. Главное заложников побольше захватить и придумать какое-то дурацкое требование трудное для исполнения.
   Какое знание теории.
   -- Ты этих заложников уже захватывал?
   -- Ага. Приходилось. В последний раз, правда, неудачно. Девица истеричная попалась. То рыдала, то порывалась в окно выброситься, то с дикими воплями пыталась оружие из рук моего напарника выдрать. Мы от нее еле избавились. Так что я решил завязать с этой работой и попросил перевести меня в местечко поспокойнее. Тем более мое лицо примелькалось, даже подозревать начали. Я кстати, дважды убитый. Один раз местные борцы с террористами взорвали заложника и выдали его за одного из террористов, а по телосложению как раз я подошел. Во второй раз я якобы самоликвидировался. Общественности обломки корабля показали и общественность успокоилась.
   -- Не буду спрашивать, зачем ты это делал.
   -- Можешь спросить, -- Шета улыбнулся. -- Ничего особо тайного здесь нет. Чаще всего помогал полезному для нас правительству прийти к власти. Очень у них популярны борцы с террором и разные миротворцы.
   Кто-то громко фыркнул, выказывая свое мнение по поводу этого откровенья.
   -- У кого-то есть идея лучше? -- спросила Мина.
   Идей ни у кого не было. Один Каска вызвался сходить к Ниночке и попросить у нее что-то из защитного оборудования десантников. Вдруг действительно стрелять начнут?
   -- Боже, как же низко я пала, -- сказала Мина.
   Может гражданский флот вовсе не плохая идея? Тихо, спокойно, уныло.
   А главное, никаких тишодцев в качестве командиров. Тишодцев в гражданском флоте можно найти только на кораблях приписанных к их родной планете, до остальных они не снисходят. К счастью для этих остальных.
  
  
   Вася Дрозд. Забег, драка, магия.
  
   Вася шел, чувствовал, что опять по-дурацки улыбается и с непонятным ему самому интересом рассматривал спутников. Первый тишодец. Мич Шуман. Ростом не намного выше Стаса Шутейко, такой же голубоглазый и светловолосый, но действительно смазливее. Причем, как-то странно смазливее. Обаяния, которое излучает Стас нет вообще, за ангелочка этого парня точно не примешь, пока он сам не захочет и не приложит для этого некоторые усилия. Насмешливый и самоуверенный. Пробивной, как сказала бы мама.
   Второй высоченный амбал, с виду неуклюжий и неухоженный. Одет в какое-то тряпье, украшениями обвесился, косички еще эти. Зато как посмотрит, тянет кланяться и лебезить. Ник Медлешь. Ангел, видящий и дитя войны с сильно разбавленной кровью. Наверняка очень сильный и выносливый.
   Типичнейшие представители Крылатого Королевства, по их словам.
   Как-то не вдохновляет такое представление.
   Сейчас эти представители Крылатого Королевства куда-то целеустремленно идут. И Вася идет следом, смутно догадываясь, что эта парочка собирается ворваться на очередное заседание сильных мира сего с отнюдь не мирными намерениями. И ведь ни капли сомнений. Словно так и надо. Интересно, в Крылатом Королевстве существует трибунал? Белобрысый коротышка ведь военный.
   А вообще, что они собираются делать? Стаса убьют? Привидение начнут ловить, бегая за ним с воплями и улюлюканьем? Невидимое и неощутимое привидение, способное воздействовать на людей и технику.
   Вася тряхнул головой.
   Какая, в сущности, разница. Есть вопрос занимательнее. Он-то для чего за ними идет? Приключений захотелось, или на привидение посмотреть?
   Все очень странно.
   Но идти надо. Непонятно зачем, но жизненно необходимо. Требует что-то и зовет, говорит, что так правильно.
   Наверное, следовало поподробнее расспросить рослого ангела о том, что из себя представляют видящие. Может это просто глюк не совсем вменяемого сознания.
   -- Твои подчиненные точно справятся? -- спросил Ник, в очередной раз посмотрев на фальшивое небо.
   -- А куда они денутся? -- безмятежно отозвался Мич. -- Мои подчиненные ребята сообразительные. Особенно, когда времени у них на раздумья мало. Это если им давать подумать, они теряются и начинают сомневаться в своих силах, после чего обязательно делают какую-то глупость. А если не давать, выполняют все быстро и четко.
   -- Ну-ну, -- с сомнением произнес Ник.
   Вася вдохнул и попытался собраться с мыслями. Понять, что эти двое собираются делать дальше невозможно в принципе. Просто потому невозможно, что у них больше знаний и опыта. Вася о призраках вообще впервые услышал от Стаса, и ему как-то не пришло в голову, что с ними можно сражаться подручными средствами. В фильмах для подобных битв тайные лаборатории изобретают тайное оружие. Долго и нудно готовят тайных всесильных бойцов, промывают им мозги, а потом вручают оружие, которое в половине случаев не срабатывает, и торжественно провожают воевать со злом. Иногда под печальную музыку, словно пытаются намекнуть на их будущее.
   -- Бегом! -- рявкнул Ник, срываясь на бег.
   Вася посмотрел вверх и увидел грандиозное зрелище. Небо, до сих пор притворяющееся земным, меняло цвет, затягивалось серебристой пленкой с цветными разводами. Казалось, сейчас с небес сорвется маслянистая капля и тяжело разобьется об чью-то голову.
   Огромное дис-поле, кажется. Или что-то очень на него похожее. Приверженцы экономии харакири себе сделают, когда увидят, сколько было затрачено энергии.
   Вася кивнул своим мыслям и побежал следом за спутниками.
  
  
   Возле центрального здания города творилось черте что. Неорганизованная толпа якобы охранников и телохранителей бессистемно бегала туда-сюда, кто-то громко орал, раздавая непонятно кому приказы. Жалкая горстка людей в форме местных стражей порядка уныло на все это смотрела со стороны, явно не понимая, что делать дальше, или ожидая распоряжений от запропастившегося начальства. Организованнее всех были журналисты. Они дружно ломились в здание, стараясь пройти сквозь закрытую дверь.
   -- А вот этого мы не учли, -- задумчиво произнес Ник. -- Что будем делать дальше?
   Мич пожал плечами.
   Вася почему-то вспомнил, как бродил по фальшивым небесам и пытался оттуда спуститься по попадавшимся на пути лестницам.
   -- А если забраться на небо? -- спросил он.
   Типичные представители Крылатого Королевства переглянулись, кивнули друг другу и уверенно направились к ближайшему зданию. Дальше они поступили так, как должны себя вести жители окраин, по мнению обывателей центральных созвездий. Ник подергал закрытую дверь. Мич заглянул в окно. Убедившись, что на их действия никто не реагирует, парни занялись взломом. Точнее уничтожением замка с помощью стандартного лучевика, запрещенного на территории города. Вася ими откровенно залюбовался. Жители Крылатого Королевства по определению чтят только свои законы, на все прочие им наплевать.
   -- А если сигнализация сработает? -- флегматично поинтересовался Вася.
   -- Пускай срабатывает, -- жизнерадостно отозвался Мич. -- Мы здесь задерживаться не будем. У нас дела.
   Дверь открылась, и они вошли в помещение, оказавшееся сувенирным магазинчиком. Заспанный парень ошарашено на них пялился, стоя на полпути между выходом и дверью с табличкой "только для сотрудников".
   -- Мы оплатим убытки, -- пообещал Мич, улыбаясь людоедски-приветливо. -- А то у вас дверь там сломалась. И стена вот-вот рухнет. Но вы не волнуйтесь. Не вся стена, только ее небольшая часть.
   Парень неуверенно кивнул. Наверное, пытался сообразить, не снится ли ему это. Вася сочувственно вздохнул.
   -- Я в прошлый раз через чердак лез, -- произнес он, ни к кому конкретно не обращаясь.
   -- Это тебе повезло, -- отозвался Мич. -- Чердаки в этом городе большая редкость. Раритет и дань традициям.
   Ник отстраненно таращился на стену напротив. Незнакомый парень топтался на месте, не решаясь звать на помощь. На полке тикали раритетные часы, словно пытались напомнить, что время уходит.
   -- Шкаф надо сдвинуть, -- сказал Ник. -- За ним.
   Мич бросился сдвигать шкаф, не озаботившись его разгрузкой. Вася с интересом наблюдал. Шкаф, как ни странно, сдвигался, позвякивая стоявшими на его полках сувенирами. Продавец, охранник или кто он там, смотрел на тишодца со священным ужасом в глазах. Наверное, до сих пор мелкие парни способные без посторонней помощи передвигать огромную и тяжелую мебель ему не попадались. Ник о чем-то напряженно думал, судя по выражению его лица.
   За шкафом оказалась ничем не примечательная стена.
   -- Как ломать будем? -- спросил Мич.
   Вася вспомнил об плазмомете малолетнего эльфа. Жаль, что его с собой не взяли. Пара выстрелов и ничего от стены не останется.
   -- Она декоративная, -- сказал Ник. -- Это же запасной выход. Следовательно, он должен легко открываться. Сейчас посмотрю.
   Какая вера в здравый смысл строителей. Не видел он никому не нужного парка.
   Ник подошел к стене вплотную, немного на нее посмотрел, провел ладонью, улыбнулся и толкнул, словно собирался вышибить ее одной рукой. Стена страдальчески скрипнула и ее небольшая часть скользнула в сторону, открывая вид на лестницу, ведущую на фальшивое небо. Еще там было много пыли и развесистая паутина.
   -- Высоковато лезть, -- задумчиво произнес Мич.
   -- Это что? -- спросил то ли продавец, то ли охранник.
   -- Запасной выход, -- со знанием дела ответил Вася.
   -- Куда выход? -- решил проявить настойчивость парень. Наверное, собирал сведения для оправданий перед работодателем.
   -- На небо, -- объяснил Вася.
   Парень посмотрел на него с сомнением, уделил немного внимания изучавшим паутину Мичу и Нику, и решил больше не задавать вопросов. Осознал всю бесполезность данного занятия.
   -- Лезем? -- спросил Вася.
   -- А куда мы денемся.
   Первым полез Ник. Мич прислушался, удовлетворенно улыбнулся в ответ на невнятную ругань и полез следом. Вася решил не отставать. Ребята лестницу штурмовали решительно. Возможно, они даже сумеют сориентироваться на фальшивых небесах и найдут где спуститься. О том, как они будут выбираться из замкнутого пространства с лестницей в захваченном политиками здании, думать не хотелось. Маловероятно, что там запасной выход не замуровали намертво. Вдруг через него заберется в охраняемое здание злобный борец непонятно за что и причинит сильным мира сего какой-то вред. Нет уж. Себя сильные мира берегут. И злобный борец в их случае гораздо вероятнее воспламенения всего здания разом. Разве что с орбиты кто-то выстрелит, но тут уже никакие запасные выходы не помогут. Половину города накрыть может.
   Какие-то слишком пессимистичные мысли.
   Предчувствие плохое навевает, что ли?
  
  
   Наблюдая за тем, как Ник с легкостью открывает очередную замаскированную под стену дверь, Вася чувствовал себя безнадежным параноиком. Он единственный кто додумался, что запасной выход можно замуровать. Это надо же. Оставалась последняя надежда, что бравые представители Крылатого Королевства ошиблись лестницей и спустились не в то здание. Но и она не оправдалась.
   -- Быстро! -- приказал Ник.
   Мич и Вася послушно побежали за ним. Проскочили мимо парочки ошарашенного вида парней в униформе. Ник своим телом снес какую-то дверь. Буквально взлетел по широкой лестнице застеленной ковром. Резко куда-то повернул, заставив Васю засомневаться, что он здесь не заблудится и сможет догнать спутников. Отправить бы этих парней на олимпиаду. Все медали по бегу завоюют. Или они контроль на соответствие организма стандартному человеческому не пройдут?
   Вася так задумался над этим вопросом, что с размаху врезался в спину замершего перед очередной дверью Ника.
   -- Ругаются, -- сказал Мич, оглянувшись на Васю.
   -- Выясняют, кто виноват, -- улыбнулся Ник. -- Это хорошо. Значит, наш призрак пока в события не вмешался.
   -- Может вероятности пытается просчитать?
   -- Не путай их со своими соотечественниками. Если бы они умели просчитывать вероятности, не оказались бы в том виде, в котором пребывают на данный момент. Вера в свою избранность для них всегда была важнее, чем какие-то там вероятности на неудачный финал. Золотоносные их за это очень не любили. Фрачек даже подозревает, что именно золотоносные подкинули им идею о превращении в разновидность энергии, плохо сочетающейся с материальными формами. Избавились от врага и как всегда остались мудрыми, светлыми и пушистыми.
   -- Мы заходить будем? -- спросил Вася, немного отдышавшись. Рассуждения о мудрых и пушистых по непонятной причине его злили. Словно кто-то пытается ему доказать, что он опять в чем-то не прав.
   Мич пожал плечами. Ник кивнул, резко выдохнул и толкнул дверь ладонью. Сильно толкнул. Она с грохотом врезалась в стену и попыталась вынести входившего человека обратно в коридор.
   Внимание политиков, правителей целых созвездий и прочих заседавших в громадном зале привлечь, несомненно, получилось. На заходящую троицу смотрели все. Некоторые особо исполнительные телохранители даже из парализаторов целились, наплевав на то, что на таком расстоянии все больше рассеивающийся с каждым метром импульс может задеть совершенно посторонних людей.
   Семипалые сидели на почетном месте, на небольшом возвышении, рядом с кафедрой и изображали высших существ. Таинственных и непостижимых. Фигуры под слоями ткани рассмотреть нереально. Лица почти человеческие, но такие унылые-унылые. Кулака просят. Васе семипалые напомнили присяжных на суде. Идеальные мишени, на самом деле. Даже падение на пол не спасет.
   -- Ник, -- позвала хорошенькая девушка, встав на ноги. -- Успокойтесь, это наши сотрудники безопасности. Мы имели полное право их вызвать, -- произнесла, окинув взглядом вооруженных парализаторами личностей. -- Ник, что происходит?
   -- Твою ж мать, -- тоскливо сказал Вася, заметив, какими глазами на него смотрят представители от вилаж и Земной Федерации. -- Зачем я сюда пришел?
   -- Замолчи, -- ровным без эмоций голосом попросил Мич. -- Ищи сына Шутейко. Я его не вижу.
   Вася внимательно осмотрел толпу. Потом еще раз. Дождался, пока телохранители рассядутся и попытался найти Стаса Шутейко на тех местах, которые из-за них видно не было. Адмиральского сына нигде не было.
   -- Может он еще не пришел?
   -- Пришел, он где-то здесь. Прячется, -- сказал Ник. -- Сейчас будем выманивать. Пошли к Луне, объясним ей, что происходит. Ускорим события.
   Ник уверенно зашагал по проходу между креслами. Мич задорно улыбнулся сверлящему его взглядом Этьену Борге, помахал кому-то рукой и пошел следом. Вася поспешил за ним. Как-то подозрительно начали шептаться некоторые представители родного созвездия. Еще объяснений начнут требовать, трибуналом угрожать за дезертирство и подозрительную связь с недружественным созвездием. Кому оно надо?
   Луной оказалась хорошенькая девушка, требовавшая от Ника объяснений. Она их получила. В частном порядке. Сначала парень что-то ей прошептал. Потом немного постоял, сосредоточенно глядя в пространство. Вася заподозрил, что ангелы телепатически общались. Наконец, очнувшись и склонив голову Ник направился к возвышению, игнорируя недовольный шепоток сопровождавший его по пути.
   Мич довольно оскалился и пообещал Васе незабываемые впечатления. На него шикнули в несколько голосов и велели следить за обстановкой. Вася тоже начал следить, попутно выискивая запропастившегося Стаса Шутейко. Представители Земной Федерации почему-то не спешили уличить беглого пилота в дезертирстве и прочих смертных грехах. Может не интересно, может, ожидают чего-то более грандиозного, может дружно отложили скандал на более подходящее время. Не хотят сор из избы выносить.
   Дойти до возвышения Ник так и не успел. Похоже, призраки действительно умели подслушивать ангельскую телепатию.
   Стас появился из ниоткуда. Просто появился, мгновенно, рядом с семипалыми.
   -- Бегите! -- рявкнул он.
   Шепот в зале затих. Семипалые, к которым адмиральский сын стоял лицом, что-то на этом лице увидели такое, что заставило их дружно броситься на пол и не глядя сигануть с возвышения. Кого они там придавили при приземлении Вася так и не понял. Определенно кого-то невоспитанного. Матерились там, на разные голоса и на разных языках.
   -- Бегите! -- завопил Стас обращаясь к стене, слепо махнул рукой, снося стулья.
   Над возвышением блесточками засверкала какая-то мелкая не то пыль, не то взвесь. Она медленно оседала, расползаясь в стороны неряшливыми щупальцами.
   Семипалые поспешили отойти от этих блесточек как можно дальше, не обращая внимания на недовольство людей, которым, то ли ноги отдавили, то ли представление до конца досмотреть мешают.
   Стас немного постоял, расшатываясь из стороны в сторону, неуклюже обернулся и каким-то странным взглядом обвел зал.
   -- Бегите, -- прохрипел он.
   Вася почувствовал, как на затылке шевелятся волосы от страха. Захотелось взвыть и броситься к выходу. Он что-то за Стасом видел. Что-то громадное, бесформенное и ужасное. Словно приснившийся кошмар, который никак вспомнить не можешь. Что-то было очень недовольно тем, что семипалые избежали встречи с рассыпанной Стасом гадостью. Это что-то ломало волю безумно смотревшего сквозь окружающее пространство человека. Комкало ее, топталось, пытаясь заставить сделать что-то. Словно мир изменить. Не в лучшую сторону.
   И придет зло.
   И придет мрак.
   И будут люди рассыпаться рыжей пылью.
   И не будет спасения.
   Уверуйте.
   Секта, да. Страшилка для наивных и напуганных. Спасение для избранных. Только для избранных. Больше ни для кого. И наказание для отступников. Жестокое и беспощадное. Выхода нет. Только покорность и служение.
   Отец советницы рыжей императрицы. Который непонятно как взорвался...
   А ведь шлюзы на космических объектах делают очень прочными. Гораздо прочнее всего того, что можно встретить на любой из планет. Так что разнесет это здание на мелкую щебень.
   -- Ник! -- заорал Вася ангелу, который был ближе других к застывшему на возвышении парню. -- Ник, его учитель взорвался! Сам!
   Стас дернулся как марионетка, ведомая неумелой рукой. Качнулся, едва не свалившись с возвышения. Схватился за голову и начал оседать.
   Ник понял и бросился к Стасу, сшибая с ног решивших покинуть помещение людей.
   Время стало тягучим и липким как мед.
   Маленькая фигурка на возвышении ткнулась лбом в пол и застыла, словно воплощение боли.
   Рослый ангел все бежал и бежал, как в дурном сне и никак не мог добежать до цели.
   -- За ним, -- выдохнул стоявший рядом с Васей тишодец и время скачком ускорилось.
   Еще и пинка дало, для большей доходчивости. Хорошего такого пинка, направляющего и придающего резвости. Опомнился Вася на полпути к возвышению.
   И зачем он бежит? Ничем ведь помочь не сможет. Никому. Абсолютно бесполезная личность. Бездарный пилот и не шибко умный человек.
   Ник запрыгнул на возвышение с кошачьей грацией. Рванул Стаса за шкирку, поднимая на ноги, тряхнул, словно пытался привести в чувство, а потом второй рукой схватил то нечто, которое Васе казалось воплощенным кошмарным сном.
   Адмиральский сын взвыл, попытался вывернуться, пнул Ника в колено, дернулся и, под треск зажатого в руке ангела воротника, с рычанием на него бросился. Толчок оказался сильным. Оба свалились с возвышения.
   -- Проклятье! -- заорал тишодец, врезаясь в паникующую толпу, за которой не было видно места падения.
   Вася каким-то чудом проскользнул за ним, на кого-то слепо наткнулся, кого-то оттолкнул, матерясь между кем-то протиснулся, удивляясь собственной глупости и увидел странное зрелище. Мич пытался удержать явно ничего не соображающего Стаса. Силы были примерно равны и получалось у него плохо. Ник держал что-то невидимое, вполголоса проклиная каких-то безопасников.
   -- Да выруби ты его наконец! Он же связан, я ничего не могу сделать, пока он в сознании!
   Вася тряхнул головой, медленно соображая, что обращается ангел вовсе не к нему. Под ноги попалась какая-то деревяшка. Кажется подлокотник отломанный от особо невезучего кресла. Хорошая такая деревяшка. Увесистая. Удобно ложащаяся в руку.
   Взмахнуть, примеряясь. Сделать еще несколько шагов, отделявших от сцепившихся мелких блондинов. Главное не перепутать, слишком уж они со спины похожи. Даже одежа едва различается оттенками синего. Под цвет глаз, наверное, подбирали. Красавцы. Или обоих вырубить, чтобы наверняка. А если второй успеет сбежать, пока будешь замахиваться для повторного удара? Если Мич, то пускай бежит. А если Стас? Кто его ловить будет? Ник как бы занят. Сам Вася недостаточно быстро бегает, как показала практика. Следовательно, нужно выбрать и не ошибиться.
   Чего же они так похожи, гады?
   Вася присмотрелся, примерился для удара, тряхнул деревяшкой, еще раз присмотрелся и решительно опустил подлокотник на светловолосую голову.
   Кажется, не ошибся.
   Мич тряхнул головой и выбрался из-под бессознательного тела.
   -- Теперь смотри, сейчас будет самое интересное, -- указал взмахом руки на Ника.
   Куда уж интереснее. Впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь. Но Вася посмотрел. Просят же. Кажется.
   У Ника начали появляться крылья. Именно появляться. Они не росли, они постепенно сплетались из ничего. Громадные крылья. Желтые и теплые с виду. Казалось, подойди ближе и можно будет греть руки, как в солнечном свете, пробивающемся сквозь негустую крону дерева. Пространство вокруг Ника становилось спокойным и послушным. Послушным ему и никому больше. Тень, которую держала левая рука ангела, тоже появлялась. Обретала плотность, грузное тело с коротковатыми конечностями. Размытое лицо, неспособное принять окончательную форму. Жалкое подобие жизни. Вовсе не такое страшное, как казалось.
   -- Держи, -- велел кто-то за спиной Васи.
   Ник кивнул, зло улыбаясь.
   Тень, висящая в его руке, дернулась и попыталась уменьшиться.
   -- Смотри на меня, мерзость, -- зашипел женский голос. -- Уничтожу.
   Вперед шагнула хорошенькая Луна. Бледная такая. Рукав жакета почти полностью оторван, на нескольких ниточках держится, пуговицы вообще пропали где-то среди паникующей толпы полным составом. Из прически выбилось несколько прядей, придав девушке хулиганистый вид. А лицо серьезное, решительное.
   -- Я Луна Танго, голос, говорящий от имени избранных старших заявляю, -- негромко произнесла девушка, убедившись, что тень перестала дергаться и пытаться сбежать от крепко держащего ее ангела. В зале стало тихо, люди замерли и приготовились слушать. Или просто продолжили пялиться на теплые с вида крылья. -- Если кто-то из немертвых бывших владетелей планет человечества появится на территории Крылатого Королевства, он будет немедленно убит. Если кто-то из этих же немертвых попытается навредить любому жителю или гражданину Крылатого Королевства неважно, где и на чьей территории, он будет убит. Не важно, сколько для исполнения этого приговора понадобится времени. Если кто-то из немертвых попытается навредить Крылатому Королевству чужими руками, он опять же будет убит. Если еще хоть один из младших будет втянут в ряды волей идущих, мы оставляем за собой право уничтожить эту организацию. Если будет втянут кто-то из старших, мы дождемся его смерти и разрешим его родственникам мстить. Мы так же оставляем право мстить за собой. У меня все. Закон принят. Не считайте это объявлением войны, это просто самозащита. Ник, отпускай эту мразь.
   Ник тряхнул рукой. Тень расплылась бесформенным облачком и резво бросилась к Стасу.
   -- Повторяю для особо непонятливых, если ты сейчас прикоснешься к этому мальчику, я буду вынуждена тебя убить. Тишодцы все еще являются младшими, поэтому нет необходимости спрашивать его разрешения для соответствующих действий, -- холодно произнесла Луна.
   Тень застыла, несколько раз дернулась в разные стороны, словно не знала, что делать дальше и тихо исчезла.
   -- Ник, присмотри за тишодцами и землянином, -- велела Луна. -- Сейчас мальчишке окажут первую помощь. Боюсь, ему многое придется объяснить. А это, учитывая местную аудиторию, будет долгим и мучительным процессом.
   Ник кивнул. Выглядел он бледновато. Но рядом с ним все равно было как-то спокойнее. Даже излучавшее негодование представители Земной Федерации не рисковали подходить слишком близко. Одна Шутейко явилась, да и то для того, чтобы убедиться, что ее сын жив и относительно здоров.
  
  
   Спустя час выяснилось, что два корабля пытались стрелять по городу. Но их вовремя остановил какой-то родственник Мича, даже не сильно повредил при этом. Убитых не было, пострадавшие не жаловались. Защита города несколько выстрелов выдержала, без каких либо проблем и перегрузок. Основательная защита такая, явно не дешевая и не экономная.
   Несколько кораблей из сопровождения Ее Величества Исаэль Корды по непонятной причине столкнулись с астероидами. Но тоже ничего смертельного, экипажи эвакуировали, поврежденные корабли готовили к транспортировке.
   Стас, запинаясь и перескакивая с пятого на десятое, отрешенно рассказывал все, что мог вспомнить об волей идущих. Помнил он не очень много, путался в объяснениях и пытался то ли уснуть, то ли упасть в обморок. Потом пришел доктор с аппаратурой, при свидетелях изучил показания мозга Стаса и объяснил провалы в памяти вмешательством извне. От Стаса отстали и начали строить планы по борьбе с немертвыми.
   Семипалые под шумок исчезли, оставив более чем десятку представительств списки того, что следовало вернуть в могильники. Скандала не последовало. Немертвые были как-то интереснее корпораций, которым грозило разорение.
   Данными Луна выслушав все вопли и обвинения поделиться согласилась. Выделить ангелов для охраны резко захотевшим дружить созвездиям отказалась, сославшись на их же законы о мутациях и чистоте человеческого генома. Самые испуганные пообещали внести в эти законы корректировки и вычеркнуть крылатых людей из списков опасных мутантов. Луна в ответ вежливо всех послала и объяснила, что это бессмысленно, так как противоречит основному закону Крылатого Королевства. Даже процитировала его. Попутно разъяснив некоторые пункты и дав понять, что либо все без исключения жители Крылатого Королевства перестают быть вредными для генома и опасными мутантами, либо никто. Ее так и не поняли. Намекнули на экономические санкции. Над этим посмеялся даже Вася. Нашли чем пугать.
   На самом интересном месте появилась группа местных стражей порядка, о чем-то пошепталась сначала со скучающим распорядителем этого цирка, потом немного поговорили с Луной, потом с Ником и Мичем. В результате этих переговоров Стас был отправлен под присмотром светловолосой девушки в представительство, лечиться и готовиться к следующему допросу. Вот только политики придумают вопросы, так допрос и последует. Ник решил, что с него на сегодня хватит и пошел отсыпаться. А Вася, счастливый обладатель политической неприкосновенности, потащился вместе с Мичем разбираться с тем, что учинили бестолковые подчиненные тишодца. Мич, кстати, опять пообещал, что это будет весело.
   В общем, всем нашлось занятие по душе.
   Даже Кеншин где-то смотрел в глаза какой-то сволочи.
  
  
  
   Тобиас Ратик. Особенности захвата заложников в исполнении отдельных личностей.
  
   Тобиас Ратик, переговорщик по профессии удивленно таращился на компанию, захватившую в заложники работников центра слежения за состоянием города. Как-то слишком уж вовремя они защиту включили, это настораживало. То, что двое начинающих террористов были одеты в военную форму Крылатого Королевства, настораживало еще больше. Как вести с ними переговоры бедняга не представлял. Внутренний голос без устали твердил, что все было запланировано высшим руководством этих ребят, и к завтрашнему дню их провозгласят героями спасшими вся и всех. Паранойя пыталась убедить, что это просто совпадение и относиться к ним с симпатией нельзя ни в коем случае. Внутренний голос пытался доказать, что впоследствии переговорщик угрожавший этим героям станет посмешищем. Паранойя говорила, что лучше стать посмешищем, чем получить выговор за неумение вести себя сообразно ситуации.
   Пока переговорщик думал, в каком тоне разговаривать с террористами, те его с любопытством рассматривали, разговаривали между собой на непереводимом стандартным линкодером языке, хихикали над чем-то.
   Молчать было, мягко говоря, не умно. Молчаливые переговорщики быстро работу теряют. Надеяться на то, что террористы начнут разговор первыми, не приходилось. Традиция такая. Они всегда ждут, пока с ними кто-то пожелает поговорить. Переговорщик глубоко вдохнул и решительно приступил к своим обязанностям.
   -- Каковы ваши требования? -- тоном полным занудства и усталости спросил он.
   Темноволосый громила улыбнулся и обернулся к остальным.
   -- Ребята, вам чего-то хочется? -- спросил он.
   -- Мне бы пива, -- задумчиво отозвался небольшого роста парень, размахивающий лучевиком.
   -- А я есть хочу, -- пожаловался один из заложников. -- Я из-за вас обед пропустил и имею все шансы пропустить ужин.
   -- Никакой фантазии, -- фыркнула хорошенькая девушка, в униформе, сидевшая на столе. -- Я бы хотела, чтобы сюда пришел наш комдор одетый только в сексуальные плавочки, с неизменными ботиночками на ногах. Еще его можно причесать и заставить танцевать эротический танец.
   -- Со змеей, -- добавила вторая девушка, подпиравшая стену.
   -- Тогда пускай лучше стриптиз танцует, -- хмыкнул еще один террорист, наблюдавший за показателями защиты города.
   -- Жалко, что он не согласится, -- вздохнула первая девушка. -- Занятное было бы зрелище. Но комдор нам по любому нужен, даже в одетом виде.
   -- Да, без комдора нам никак, -- согласилась вторая девушка.
   Переговорщик заподозрил, что над ним издеваются.
   Спокойные такие, словно ежедневно захватывают заложников и самовольно включают энергоемкую защиту городов.
   -- Так что вы требуете? -- повторил он вопрос, сдерживая раздражение.
   Громила стоявший вплотную к стационарке радостно улыбнулся и перечислил требования.
   -- Пива, ящик, наверное. Светлого. Что-то мясное в качестве еды, только без снотворного и прочих ненужных начинок. У нас анализатор есть. А начинки нас могут разозлить. Сушеной рыбки к пиву и орешков персонально для Чада. Еще нашего комдора. Желательно в плавках, но если не согласится, можно и в штанах. Оголенный торс обязателен, девочки хотят посмотреть, для статистики. Пока все. Действуйте, мы ждем.
   Переговорщик тяжко вздохнул. В его многолетней практике таких требований пока не было. Но все бывает впервые, как оказалось.
   Пиво с орешками и рыбкой, а также мясо для голодного персонала принесли через пятнадцать минут. Комдор пришел сам спустя еще полчаса. Мелкий, злой и одетый в летный комбинезон. Желание девушек сразу же стало понятным. Предельно смазливый парень. Мальчикам, рекламирующим разные жизненно необходимые для любого мужчины вещи до него очень далеко. А ведь его внешность не корректировали. Не модель же он. А в среде военных подобные выходки, мягко говоря, непопулярны. Корректировка внешности не соответствует суровой репутации.
   Тобиас завистливо сплюнул и мысленно обозвал коротышку мутантом. Хоть какое-то утешение.
   Блондинистый красавчик хмуро посмотрел на светящихся от счастья начинающих террористов. Понаблюдал как девушка сидевшая на столе закусывает пиво орешком и громко хмыкнул.
   -- И? -- задал комдор всеобъемлющий вопрос своим подчиненным. -- Зачем вам заложники?
   Терористы и заложники дружно переглянулись.
   -- Так было проще, -- загадочно объяснил громила. -- Первоначальный план вообще никуда не годился. Мы даже места применения живых организмов придумать не смогли. А тут Шета с его бывшей профессией. И у нас ведь получилось. Даже без сопутствующих разрушений.
   Коротышка кивнул каким-то своим мыслям и обернулся к парню, пришедшему с ним.
   -- И как они тебе? -- спросил комдор у спутника.
   -- Увлеченные, -- оценил тот подчиненных.
   -- Да, увлеченные, -- согласился комдор. -- Ладно, ребята, можете уже сдаваться. Посидите немного в тюрьме, а ближе к вечеру за вами кто-нибудь придет. Хороший план, кстати. Мне понравилось. Надеюсь, заложники не в обиде?
   Заложники дружно заверили, что все в порядке. Что их захватили отличные ребята. А страх, это так, экстрим и экзотика, не больше.
   Тобиас тоже был бы не в обиде. Особенно после пива и мяса. Он бы не удивился, если бы заложники начали раздавать своим захватчикам визитки. Так, на всякий случай. Вдруг опять кого-то захватить понадобится.
   А еще он начал понимать, за что в центре не любят Крылатое Королевство.
   Они же просто издеваются. Над всеми и всем. Даже над законом и здравым смыслом.
   И не боятся.
   На самом деле им вообще до средоточия человеческой цивилизации нет никакого дела.
  
  
   Мич Шуман. Разговоры и объяснения.
  
   Ник выглядел бледновато и устало. Сидел в кресле, откинувшись на спинку, потягивал какой-то восстанавливающий напиток и недовольно смотрел на компанию, самовольно оккупировавшую его кабинет.
   Мич улыбнулся. А куда еще было идти? В здании, отданном на поругание соединению "Ласточки" в данный момент шла грандиозная пьянка. Тайная как бы. Часть почти уже родных подчиненных праздновала возвращение из местной тюрьмы. Вторая часть запивала разочарование, постигшее их из-за того, что сослуживцы не взяли с собой захватывать заложников. Обидно пропустить такое увлекательное приключение. Мич сделал вид, что ни о чем не догадывается и ушел бродить по представительству. Так и бродил гонимый всеми и отовсюду, пока ноги не принесли его в кабинет Ника. Самое спокойное место в представительстве, как оказалось.
   Не знавшего куда себя деть землянина Мич встретил возле двери кабинета. Он там нерешительно топтался и недоверчиво изучал какой-то документ. Ценный документ. Распечатанный на тоненьком синеватом пластике, со светящееся печатью в углу и размашистой подписью Люка Домино поверх печати. Оказалось парня погоняли на тэст-контролере и обнаружили для него в стенах представительства подходящего учителя для изучения основ необходимых видящему. Этим учителем оказался Ник. Так как Дрозду было абсолютно всеравно, в какую часть Крылатого Королевства отправляться, Домино, недолго думая, послал запрос и, получив разрешение из "Основы", утвердил Ника на должность ведущего для землянина. Вот теперь бедный парень не мог решиться его обрадовать обретением ученика.
   Впрочем, Ник обрадовался, и возражать не стал. Ролью учителя для какого-то сопливого ребенка ему угрожали давно, просто найти подходящего не могли. А тут взрослый человек, не без тараканов, зато без подростковых перепадов настроения от "все очень плохо", до "все просто великолепно". Ник искренне верил, что неприятностей с землянином будет меньше, чем с каким-то незнакомым ребенком. Мич в этом сомневался, но решил оставить свое мнение при себе.
   Унылого Стаса Шутейко, пугавшего прохожих темными кругами под глазами и общим нездоровым цветом физиономии привела Ниночка и попросила за ним присмотреть. Мол, парня лучше не оставлять в одиночестве, вдруг понадобится помощь, а он не успеет позвать. Просьбу она записала в счет умыкнутого без проса "зеркала". Пришлось согласиться. Теперь сидело это воплощение беспросветного уныния в кресле напротив Ника и предавалось горестным мыслям.
   Адмирал Шутейко где-то там третировала Луну, желая убедиться, что ее дорогого мальчика не обидят. Заодно предприимчивые дамы что-то согласовывали, под сопровождение зубового скрежета толпы советников адмирала. Возражать никто не смел, кто-то из вышестоящих Земной Федерации в ответ на жалобы подтвердил полномочия Шутейко и потребовал вести себя с мутантами Крылатого Королевства предельно вежливо. Вероятно, надеялись, что адмирал сможет выторговать сведения о призраках в гораздо больше объеме, чем получат все остальные центральные созвездия..
   Малолетний эльф пришел в кабинет Ника сам. Подозрительно молчаливый и печальный. Наверное, решил, что здесь сможет узнать, во что такое он вляпался в очередной раз. Хорошо хоть сообразил, что пахнет это нечто плохо и права качать не стоит. Может, умнеет?
   Потом пришли не шибко трезвые Мина и Амика с жалобами на то, что какой-то азат вопит возле ворот и требует напарника. За азатом, оказавшимся Кеншином, сбегал Альдо. А девушки так и остались сидеть на подлокотниках кресла Мича, изображая не то телохранительниц, не то фавориток. Но сидеть между девушками было уютно, и он не возражал.
   -- Что там происходит? -- кивнул Ник на дверь, допив напиток.
   Мич пожал плечами.
   -- Ничего особенного. Нам угрожают экономическими санкциями и нежеланием общаться. Кто-то даже заподозрил, что немертвых мы вывели в своих лабораториях, но таких Луна отправила клянчить сведения у золотоносных и на год перекрыла наши границы для граждан этих созвездий. Остальные как-то притихли.
   -- Понятно. Будут засылать шпионов.
   Ник вздохнул и прикрыл глаза, намереваясь игнорировать всех присутствующих.
   -- А вот мне непонятно, -- заявил Мич, вспомнив одну странность, которая ему не давала покоя в течение нескольких часов. -- Мне показалось, или ты был единственным ангелом на планете, который мог поймать немертвого?
   -- Не показалось. Я видящий.
   -- И?
   -- Я его видел. Вон Вася тоже видел, но поймать бы не смог.
   -- Ага, -- Мич еле удержался, чтобы радостно не подпрыгнуть. -- Значит, основной силой по борьбе с этими существами будут ангелы-видящие. А таких вообще много?
   -- Мало, -- буркнул Ник. -- Придется оснащать патрули дэйхами.
   -- Чем?
   -- Историю учи, болван. Дэйхи -- биологического происхождения приборы, близкие родственники якоря. Способны указать точное местоположение аномалий, несвойственных нашей реальности. Дорогостоящие приборы и очень недолговечные. Для их выращивания столько энергии понадобится. Твой папочка может начинать праздновать победу. Ему дадут грант на разработку его "Звездных ветряков". Сбор и добыча и выработка энергии опять становится первоочередной задачей. Словно к войне готовимся, чтоб его.
   -- А продавать вы эти дэйхи будете? -- спросил Кеншин.
   Мич задумался, почему этот парень решил, что кто-то из присутствующих может принять подобное решение, или спрогнозировать решение "Путей Развития"? Хотя о Путях он наверняка ничего не знает.
   -- А смысл? -- недовольно спросил Ник, уставившись на японца. -- Эксперименты по изменению живой материи у вас запрещены. Так что никто не рискнет взять эти приборы в руки. Разве что какие-то достаточно напуганные богатейшие из богатых и некоторые везучие пираты. Вам чтобы покупать эти приборы понадобится половину законодательства переписывать. А учитывая вашу скорость принятия решений...
   -- Понял я, понял.
   Японец мрачно кивнул и уставился в окно.
   -- Мич, у тебя еще есть вопросы? -- спросил Ник. Наверное, понадеялся, что если вопросов не будет, то получится выгнать всех из кабинета и подремать на рабочем месте. Голова у него болит, что ли?
   Вопросы у Мича были. Очень много вопросов. Нужно было решить с чего начать. И с кого. Любопытство хотело узнать все и сразу. Впрочем, кое о чем можно догадаться самому, если немного подумать. Еще о чем-то вряд ли расскажут. А большая часть вообще сплошные глупости, интересоваться которыми взрослому мужчине одетому в военную форму не к лицу. Так что придется терпеть и узнавать окольными путями. А среди оставшегося на первое место выходит унылый адмиральский сын.
   -- К тебе кажется, больше вопросов нет, -- признался Мич. -- Зато вон к той зеленоватой личности куча.
   Кивком указал на Стаса Шутейко и попытался изобразить обаятельную улыбку.
   Улыбка на Ника не подействовала. Зато зеленоватой личностью он заинтересовался.
   -- Действительно, -- кивнул своим мыслям ангел, повернувшись к Стасу. -- Как ты парень докатился до жизни такой? Чего тебе не хватало, что ты полез в волей идущие?
   -- Кто же тебя так обидел? -- добавил Мич. Правильный вопрос, по сути. Талантливый парень, у которого мама со связями, куча родственников готовых прийти на помощь и вдруг странноватая секта. Даже если предположить, что он на тот момент был не намного умнее Альдо, все равно волей идущие не лучшая компания. Эльфенок бы трижды подумал, прежде чем соглашаться служить непонятно кому и делать непонятно что. Да и вряд ли бы согласился. Даже с его практически полностью отсутствующим инстинктом самосохранения.
   Шутейко хихикнул.
   -- Обидели, -- простонал он. -- Какое правильное слово. Именно обидели. Привык, что все носятся как с разбитым яйцом, а тут вдруг ни восторгов, ни восхищения, ни дружелюбия, еще и подозрения какие-то. Как же мне хотелось доказать, что они не правы, что они все просто пыль у моих ног. Жалкие и ни на что не годные.
   -- Заносчивый придурок, -- сказала Амика, опасно покачнувшись на подлокотнике.
   Парень с любопытством на нее посмотрел, одарил бледноватой улыбкой и начал устраиваться в кресле с ногами, не озаботившись снять обувь.
   -- Так кто тебя обидел? -- понукаемый любопытством, спросил Мич.
   -- Все, -- уверенно припечатал Шутейко. -- Сначала медики, решившие, что с моей аномалией в генах нельзя летать на военных кораблях. Вот кто бы мне объяснил почему? Эта аномалия что, проснется в случае войны с людьми с такой же аномалией и покусает весь экипаж? Заражая его собой. И превратится славный корабль Земной Федерации в корыто управляемое оборотнями, и станет летать вокруг Луны, чтобы они в любой момент могли с удовольствием на нее повыть.
   -- Меня тоже всегда интересовало -- чего же они так мутантов боятся? Это же не заразно, -- согласился с ним Мич.
   -- Ага, -- кивнул головой Шутейко. -- Потом меня начали обижать преподаватели. Не нравились им мои высокие показатели, все время выискивали, как же я умудряюсь обмануть умную технику. Идиотство. Хорошо летать проще, чем эту гадскую технику обмануть. Там столько контролеров, дублирующих путей и прочего мусора, что за год все не изучишь. А пока будешь изучать, параноидально настроенные технари еще чего-нибудь навесят. Чтобы наверняка. Будь их воля, они бы там парализаторы установили.
   -- Уже установили, -- сказал Кеншин. -- Сын нашего соседа жаловался, что иногда они срабатывают вообще без причин. Настройки барахлят.
   -- Бредятина, -- восхитился Мич.
   -- А ты еще на своих учителей жаловался, -- сказал Ник.
   -- Когда?
   -- Недавно, в баре. Утверждал, что хуже вороньей стаи были только твои учителя на практических занятиях, при сдаче на первую карточку пилота.
   -- А. Ну там очень странные личности попадались. Только устанавливать на симулятор парализаторы даже им в голову не приходило. Это же полнейший бред. На психику ведь повлиять может. Столкнется их ученик с какой-то нестандартной проблемой и застынет как соляной столб, потому что из подсознания выплывет уверенность, что в случае неправильной с точки зрения устава последовательности действий сначала будет больно, а потом перестанешь чувствовать вообще что либо.
   -- Ладно, начхать на парализаторы. Кто этого самовлюбленного мальчика еще обидеть посмел? -- спросила Амика, сверля Шутейко любопытным взглядом.
   -- Ученики, -- не стал ее разочаровывать адмиральский сын. -- Я им не нравился. Дошло до того, что они влезли в архив и раскопали факт недостачи баллов при поступлении. Вот. Я тогда понял, что с меня хватит. Решил, что пора искать место более достойное меня.
   -- И в этот момент к тебе явились добрые дяденьки пообещавшие золотые горы и медовые реки, -- уверенно сказала Амика.
   -- Явились, -- согласился Стас. -- Это ведь очень приятно быть избранным. Почувствовать, что тебя, наконец, оценили по достоинству. Что все те жалкие личности, которые считали возможным засомневаться в твоем величии, такой чести никогда не заслужат. Недостаточно умны и талантливы потому что.
   -- Сколько тебе тогда было лет? -- спросил Мич.
   -- Почти шестнадцать.
   -- Аааа. Тогда понятно. Типичнейшая реакция малолетнего тишодца-полукровки на несовершенство мира. Меня папа в этом возрасте так гонял. Не позволял голову забивать глупостями. А Олег лекции читал о месте людей в мире. Даже мама с какими-то девочками знакомила, которые смотрели на меня с восторгом. До сих пор не знаю, просила она их об этом или это была личная инициатива. Повезло мне с родственниками.
   -- Дурак ты комдор. -- сказала Мина. -- В зеркало посмотри. На тебя и сейчас мелкие девчонки облизываются. И не мелкие тоже.
   Мич погрозил подчиненной кулаком.
   -- Что было дальше? -- спросил у Шутейко.
   -- Дальше я упивался собственным величием и представлял тот день, когда смогу продемонстрировать его всем, кто меня когда-либо обидел. Почти два года радовался, идиот. Пока однажды не оказался на умирающей от вируса планете, якобы для того, чтобы не дать этому вирусу вырваться за ее пределы. Путь меньшего зла, так называемый. После того, как мы юные восторженные идиоты собрали образцы, планету попросту сожгли, уничтожив все живое. А спустя несколько дней я совершенно случайно узнал, что гибель планеты сочли последствием войны. А с вирусом иммунная система жителей справилась за полгода до этого. Там то и умерло из-за вируса чуть больше сотни жителей. И в космос они летать не могли. Просто деградировавшая колония потерявшая связь с центром цивилизации. Вот тогда я впервые и задумался о том, чем занимаюсь. В общем, к концу года я убедился, что эта планета была не единственной. А если не удавалось найти подобную никому не нужную планету, можно было развязать мелкую войну местного значения, на фоне которой что угодно затеряется.
   -- Расстрелять город под куполом с орбиты, -- подсказала Мина.
   -- Это тоже, -- не стал спорить Стас. -- А самое страшное, что причин для этих экспериментов, войн и прочего не было. Даже я понимаю, какая это дурость. А бросить все и уйти не мог. Физически. Только не спрашивайте почему, я не знаю. Старх знал, но он рассказать не успел. Откладывал почему-то, пока поздно не стало.
   -- Со Стархом ты, когда познакомился? -- спросил Ник.
   -- Не помню. Я на тот момент почти перестал воспринимать время. Он меня в базе нашел. Мы оказались довольно близкими родственниками. То ли прабабушка где-то загуляла, то ли еще что. В общем, сейчас вряд ли можно выяснить. Важно то, что он решил мне помочь и доверился настолько, что позволил помогать ему.
   -- Таким образом, ты оказался в Глубине, -- сказал Мич.
   -- Да. А еще мы попытались разослать сведения о волей идущих. Только из этого ничего не получилось.
   -- Частичная потеря памяти с вами случалась, -- подсказал Ник.
   -- И это тоже.
   -- Что еще?
   -- Больно было, тело словно дрожало. Даже не так, такое ощущение, что в каждой клеточке поселилась шаровая молния и начала там летать, жаля и обжигая.
   -- Понятно, -- сказал Ник. -- Мич, можешь поздравить своего соотечественника. Математика. Того, который высчитал возможность воздействия по типу якоря. Он тоже имеет шансы получить грант на исследование своей безумной теории.
   -- Я ему лучше посочувствую, -- ухмыльнулся Мич. -- Вряд ли его этот грант обрадует.
   -- Ладно, с немертвыми пока все ясно. Что произошло в созвездии Бласко? Почему Старх вдруг решил взорваться?
   -- Он не решал, -- возмутился адмиральский сын. -- Он надеялся, что у него получится обойти внушение ваших немертвых. Получилось. Этот металлолом на планету не рухнул, погребя под собой четыре острова и вызвав катаклизмы. Только пережить эту маленькую победу не вышло. Я продолжать исследования возможностей собственного тела с этой стороны больше не рискнул. Можете считать меня кем угодно, но я испугался и решил мстить.
   -- Типичная тишодская реакция на испуг. Уничтожить то, что пугает, -- прокомментировал Мич.
   -- Это общечеловеческая реакция, -- сказала Мина. -- Если не удается сбежать, нужно попытаться убить. Даже моя ненормальная сестра за тараканом с тапком в руках бегал. А она их боится так, словно они ее съесть могут.
   -- Смотря какие тараканы, -- сказал Мич. -- И как же ты мстить собрался? -- уточнил у Шутейко.
   -- Медленно и вдумчиво, -- Шутейко улыбнулся точно так, как улыбался Мич, зная, что сейчас скажет что-то такое, что вероятнее всего не понравится слушателям. -- Я решил научиться думать и просчитывать варианты.
   -- Получилось? -- хмыкнул Мич.
   -- Частично, но этого хватило.
   -- Рассказывай.
   -- Началось все с того, что я совершенно случайно узнал, что уже более сотни лет не получается испытать какую-то гадость на семипалых. Украденные клетки не годились, из них почему-то вырастали неразумные особи. Да и вероятность ношения какой-то защиты в естественной среде была. Об этом я рассказал Старху, он тогда еще был жив, мы вместе немного подумали и придумали, как выманить семипалых из их закрытых территорий.
   -- А заодно пристроить небольшое созвездие, гордо именующееся Империей под крылышко ангелам, чтобы они это созвездие защищали и оберегали, -- недовольно проворчал Ник
   -- Ну, да, -- не стал спорить Шутейко. -- В общем, Старх, не без помощи своей обожаемой Глубины сыграл на жадности вилаж и первая часть плана успешно воплотилась в жизнь. Потом нам пришлось ждать, чтобы факт разорения исторической и прочей ценности стал заметен. Недолго, кстати, ждали. Вилаж спешили за короткий строк взять как можно больше. Наверное, догадывались, что могут прийти хозяева и надавать им по рукам.
   -- А Старх этой великой даты так и не дождался. Бедняжка, кто бы он ни был, -- печально произнесла Амика.
   Шутейко на нее покосился, наверное, заподозрил, что девушка издевается.
   -- Да, не дождался. Пришлось дальше мне думать самостоятельно.
   -- Получилось? -- спросила Амика.
   Парень ее проигнорировал.
   -- Изначально мне повезло с Альдо, как мне казалось. Правда, позже я сообразил, что рассказывать родственникам о своем времяпровождении в компании подозрительного типа он не станет и попытался отогнать мальчишку подальше от себя. Не получилось. Он почему-то почувствовал себя виноватым и вернулся. Дальше я просто стал привлекать внимание, всячески. Надеясь, что мои потуги хоть кто-то заметит.
   -- Не беспокойся, заметили. Но только благодаря присутствию Альдо рядом. Этот вредитель все время во что-то влипает, -- пожаловался Мич.
   Эльфенок гордо промолчал, делая вид, что все сказанное никоим образом его не касается.
   -- А еще ты себя вел подозрительно и исчезал, -- вспомнила Мина.
   -- Я старался. Должен же был кто-то сообразить, что люди из Глубины на такое не способны и заинтересоваться.
   -- Мы сообразили, -- сказал Мич. -- Но это была просто цепь случайностей. Тебе просто повезло. Вот мне интересно, что бы ты стал делать, если бы мы оказались тупее, чем ты думал, если бы никто не обратил на твою великую личность внимания, или не придал твоим странностям значение?
   -- Придумал бы что-то другое.
   -- А на сопутствующие жертвы тебе плевать, -- сказала Мина.
   -- Сопутствующие жертвы бы по любому были, -- уверенно сказал Мич. -- Волей идущие взрываться умеют.
   -- Именно. И чем дальше, тем больше сопутствующих жертв бы было. Не забывай, чем я занимался все это время.
   -- И открыл сей великий муж всем глаза на то, чем занимается его родная секта. И узрели все беду на своем пороге. И поняли, кто истинный враг, -- торжественно произнесла Амика.
   -- Может, мы ему еще и медаль дадим, за то, что он так успешно спас собственную шкуру? -- спросила Мина. -- Или вы верите, что он в первую очередь беспокоился о человечестве, а уже потом о сохранении себя любимого.
   -- Какая разница? -- улыбнулся Мич. -- Важны не предпосылки, а результат. А попытка спасти свою шкуру иногда на такие подвиги бросает.
   -- Но все-таки?
   -- Да, я пытался спасти свою шкуру, -- сказал Шутейко. -- Но я ведь мог спасать ее иначе. Тихо и мирно выполняя все, что от меня требовали.
   -- Не мог. Твои работодатели однажды могли потребовать навредить твоей маме. Она ведь адмирал. Решительная и толковая. Запросто могла заметить что-то такое, что ей видеть не полагалось.
   -- Пустой спор, -- сказал Ник. -- Он сделал то, что считал нужным. Это просто выбор. Совесть и человеколюбие не имеет к нему ни малейшего отношения.
   -- Но ведь... -- не пожелала соглашаться девушка.
   -- Ох, Мина, ты все еще такая девочка, -- грустно произнесла Амика. -- Не била тебя жизнь, как следует.
   Мина возмущенно фыркнула. Шутейко ей, похоже, не понравился. Совсем.
   -- Надеюсь, теперь все выяснили? -- спросил Ник.
   Девушки неуверенно покивали. Дрозд взглянул на свой документ, потом на расслабленную позу будущего учителя и решил, что его вопросы подождут до более вменяемого состояния Ника. Мич пожал плечами. Ему сидеть в кресле нравилось. Если очновная проблема в том, что они разговаривают, он мог бы и помолчать. Но это маловероятно. Нтку попросту хочется остаться наедине с собой. Шутейко сделал вид, что вопрос его не касался. Шевелиться ему не хотелось, вид у него похуже, чем у хозяина кабинета.
   -- Ник, у тебя еще укрепляющий напиток найдется? Может напоить нашего потерпевшего. Ему ведь вечером еще вопросы заседателей и правителей придется пережить.
   Ангел глубоко вдохнул. Смирился со своей судьбой и взмахом руки указал на шкафчик возле окна.
   Мичу вставать тоже не хотелось, но рядом с ним, очень кстати сидело целых две подчиненных. Этим следовало воспользоваться.
  
  
  
   Послесловие. От всех понемножку.
  
  
   -- Вот скажи мне, для чего нужно было связываться с этой девчонкой? -- зло спросил Ник, наблюдая за очередной истерикой Ее Неприкосновенного и Очень Обиженного Величества. -- Какая от нее польза?
   -- Оооо, -- Мич загадочно улыбнулся. -- Мне, конечно, никакой, одна нервотрепка. Зато тебе...
   -- Что мне?
   -- Ник, у тебя с этой девчонкой могут родиться абсолютно здоровые дети без вмешательства медиков и генетиков.
   -- С ней?! -- в ужасе спросил Ник.
   -- Ну не обязательно с ней. Главное, чтобы рыжая была. Я конечно в генетике не разбираюсь, но зато успел прочитать большую часть отчетов людей, которые разбираются.
   -- Где ты их прочитал? -- подозрительно спросил Ник.
   -- А вот это грустная история моей семьи. Фобия у нас такая, или мания. Мы обязательно должны всунуть нос не в свое дело.
   -- Мич!
   -- В информсети прочитал. Понимаешь ли, проблема Альдо вовсе не в том, что он ее несколько раз взламывал. Его проблема в том, что он попадался.
   -- С ума сойти.
   Нет, тишодцы это зло. Нахальное, улыбчивое зло. Лучше от них держаться как можно дальше. Рыжее Ее Величество в этом плане предпочтительнее. У нее хоть половину порывов можно просчитать. А тишодцы, что ни день, то сюрприз.
   Вон еще один на подоконнике сидит. За занавеской маскируется и делает вид, что его происходящее совершенно не касается. А может он там прячется от рыжеволосой красавицы, безуспешно выискивавшей кого-то взглядом с того самого момента, как Исаэль разрешила сопровождению расслабиться и заняться своими делами? Как бы ей намекнуть, где искать? Такая себе мелкая месть. За все хорошее.
   С другой стороны, толпа девушек, среди которых можно попытаться выбрать маму для будущих детей, не обдумывая, как бы избранницу подготовить ко всем трудностям, связанным с рождением ребенка дитя войны, это ведь просто чудесно. Присмотреться, что ли? Главное чтобы характерами они на свою правительницу не походили.
   Теперь понятно, что он рассмотрел в мелкой императрице при первой встрече. Подходящий набор ген, не больше. И это тоже радует.
  
  
   Вася второй час играл в карты с двумя девушками из соединения Мича и присоединившимся немного позже громадным, некрасивым парнем. Литература, которую оставил Ник для ознакомления с явлением названным "видением" была прочитана еще несколько дней назад. Он честно попытался обдумать сведения, но только окончательно запутался и плюнул на это бесполезное занятие. Лучше дождаться учителя и задать кучу вопросов. А с подчиненными Мича было интересно. Веселые ребята, предельно бестолковые, странные немного. Совершенно не похожие на бывших сослуживцев. Таких военных во флоте Земной Федерации долго терпеть бы не стали. И таланты как скрытые, так и явные их бы не спасли. Дисциплина превыше всего.
   Вася улыбнулся и начал тасовать карты. Он опять проиграл. Девушки наверняка мухлюют напропалую, но уличать их не охота.
   Тишина, спокойствие. Учитель видящий где-то бродит. Почему бы не отдохнуть?
  
  
   -- Что теперь будет? -- спросил Этьен Борге, сообразив, что запугать и уговорить ангелов помочь в борьбе с непонятного вида существами не получится. А все попытки конкурентов заставить Крылатое Королевство работать на их безопасность глупы и нелепы. По-хорошему с ними надо, по-хорошему.
   -- Ничего, -- беззаботно отозвалась адмирал Шутейко. -- В патрулях и так каждый третий был параноиком, теперь будет каждый второй. Корабли обновлять придется. Некоторые законы пересматривать. Но нас это не касается. Мы сделали все, что могли. Даже больше, чем от нас требовали.
   Больше.
   Узнали о существовании нематериальных существ, способных вмешиваться в управление кораблей.
   И пристроили в хорошие руки мелкого блондина.
   Есть чем гордиться.
   Как всегда.
  
  
   Альдо уныло рассматривал серые стены своей комнаты. Как его угораздило сюда попасть? И ведь не сбежишь. Благодаря добрым родственникам за ним следят круглосуточно.
   Неужели надеются сделать из него военного?
   Разве что пополнение в развеселое соединение Мича получится.
   Или рассчитывают получить в итоге что-то другое? Как бы узнать?
   С другой стороны, сегодня первое практическое занятие по пилотированию сверхлегких кораблей типа "стрекоза" и "ФС-17", а это интересно. Очень. Гражданских пилотов вообще к таким кораблям не допускают, разве что они тишодцы или бывшие гонщики.
   Может пока отложить побег и попытаться извлечь из своего положения что-то хорошее?
  
  
   Мич, не веря собственным глазам, в четвертый раз перечитывал направление для соединения "Ласточки". Какого черта? Они точно издеваются. Больше года провести там, где тебя уже чуть не убили твои же сослуживцы.
   -- Вот гадство, -- сказал Мич.
   Голос эхом отразился от металлических стен полупустого ангара, искажаясь до неузнаваемости.
   -- Комдор, -- осторожно произнесла Амика.
   А ведь у него есть куча подчиненных с нестандартным мышлением.
   Может все не так плохо?
   Может это возможность отомстить?
   -- Ну что же, это будет весело, -- сказал он.
   Подчиненные как-то подозрительно начали разбегаться и избегать его взгляда. Вадже чуть под свой истребитель не заполз.
   Нервные они какие-то.
   Очень странно.
   Но о цели направления спросить следует. Может он чего-то недопонял?
  
  
   Восстанавливать память было сложно, иногда даже больно. Надежду на то, что удастся восстановить все утерянное, ему никто не давал. Забытые напрочь основы по точным наукам вообще рекомендовали выучить заново. Меньше мороки и головной боли. Тем более у тишодцев отличнейшая память, учиться им намного легче, чем среднестатистическому человеку с другой планеты.
   Но память. Личные воспоминания как яркие бессвязные вспышки, обрывки каких-то важных разговоров. Лица совершенно незнакомых людей. Кошмары, с помощью которых подсознание пыталось сказать что-то важное. Память следовало восстановить. Настолько полно, насколько это вообще возможно. Любое воспоминание может дать такую необходимую сейчас подсказку. Ведь ангелы фактически объявили войну немертвым. А ему теперь здесь жить.
   Стас выдохнул. Опрокинул в себя резко пахнущую жидкость и аккуратно поставил стакан на стол. Шевелить головой без крайней на то необходимости нельзя. Нужно дождаться, пока лекарство подействует. Иначе молоточек в голове заменит колокол, чье звучание всегда сопровождала тошнота.
   На самом деле все не так уж плохо. Ему уже дважды непрозрачно намекнули, что Глубина с распростертыми объятьями ждет своего блудного переговорщика обратно. Наверное, кто-то там давно носился с идеей заполучить в свои ряды представителя от Крылатого Королевства. Такие перспективы. Одна возможность узнавать действительно важные новости, а не пытаться их отыскать среди кучи слухов и откровенного вранья многого стоит. Да и приставленная кем-то нянька ничего против Глубины не имеет. Этот парень просто намекнул, что новостями придется делиться с двумя сторонами. Так что над предложением следовало подумать.
   Подумать вообще следовало над многим. Мир в очередной раз повернулся какой-то новой гранью и стал почти неузнаваем. Обрывки детских воспоминаний о Крылатом Королевстве в целом и планете Тишодэ в частности были мало похожи на то, что он видел сейчас. Разве что бесконечные леса совершенно не изменились. И летающие штуковины похожие на кузнечиков, единственный общественный транспорт Тишодэ остались прежними. Все остальное изумляло. Особенно люди. Очень странные люди, практически не умеющие сомневаться.
   А еще оказалось, что мама когда-то уговаривая своего бестолкового сына остаться на Тишодэ, все-таки соврала. Пожалела его больное самолюбие. Младшие вовсе не означает, что планеты присоединились к Крылатому Королевству позже. Младший на самом деле практически синоним несовершеннолетнего. Отношение старших к младшим во многих вещах соответствует отношению взрослого к ребенку. Но...
   Но следует признать, что именно это его и спасло. Луна имела право говорить за него. Ник мог ему помогать, не спрашивая нужна ли ему помощь. Все вокруг могли спокойно вмешаться в его дела и не дать подохнуть на том возвышении, ничего при этом в своих законах не нарушая. А еще вполне заслуженного на его взгляд наказания так и не последовало. Наверное, сочли, что он сам себя уже наказал, а жестокого отношения ребенок не заслуживает. Так что, ему ли жаловаться?
   Нужно хоть раз в жизни засунуть свое больное самолюбие куда-нибудь подальше и смиренно принять все, что преподнесла судьба. Восстановить память. Выучить заново основы. Получить пилотские карточки, без которых в гонках нельзя участвовать, будь ты даже величайшим из великих. Вернуться в Глубину и попытаться принести пользу обоим работодателям, попутно чему-то полезному научившись. А дальше. А дальше бывают ведь и старшие признанные. Они гораздо выше на местной социальной лестнице, чем старшие рожденные. Есть к чему стремиться.
   Стас осторожно тряхнул головой, убеждаясь, что боль прошла, улыбнулся своему немного замученному отражению и бодро зашагал к выходу. Пилотские карточки первоочередная задача. Иначе здесь от скуки подохнешь.
  
  
   Кеншин сидел на стуле, гордо вскинув голову и наблюдал, как адмирал Шутейко читает его прошение об отставке. Три года он уже отлетал. Имеет полное право уйти в гражданский флот. Да куда угодно имеет право уйти, было бы желание.
   Но вот то, что прошение каким-то образом попало в руки этой женщине, откровенно напрягало. Какое ей дело до рядовых пилотов?
   -- Вы приняли окончательное решение? -- спросила Шутейко, нацепив на лицо поощряющую улыбку.
   -- Окончательное, -- уверенно сказал Кеншин.
   -- Зря, у меня есть для вас очень интересное предложение. Может, выслушаете?
   -- Можно.
   Почему бы не выслушать? Это ведь ничего не изменит?
   Или изменит?
   Или...
   -- Я могу вам задать два вопроса? -- спросил Кеншин.
   Задавайте.
   Адмирал понимающе улыбнулась. Думает, что знает, о чем он спросит. Ну-ну.
   -- Тогда первый. Почему ни одна медицинская проверка не выяснила, что ваш сын тишодец, а следовательно по куче параметров самый настоящий мутант?
   Шутейко хмыкнула и окинула Кеншина заинтересованным взглядом.
   -- Почему? -- она нехорошо улыбнулась. -- Потому что я одной очень влиятельной на то время персоне сказала кто его отец и сумела доказать, что со мной лучше договариваться по-хорошему. После этого высокая комиссия признала Стаса больным очень редким неизлечимым, но не заразным заболеванием.
   -- А в чем разница? -- заинтересовался Кеншин.
   -- Всего лишь в определении и в отношении людей. Неизлечимо больных жалеют. Мутантов боятся и ненавидят.
   Кеншин кивнул. Если подумать, то это уже прецедент, после которого любого тишодца по первому его запросу придется признавать неизлечимо больным. Может рассказать смазливому комдору о такой возможности? Он обязательно найдет ей применение. Но это потом, когда-нибудь, а сейчас...
   -- Зачем я вам?
   -- Это твой второй вопрос? -- уточнила адмирал.
   -- Да.
   -- Зачем... Интересный вопрос, если подумать. На самом деле, мне понравилось то, что ты при свидетелях набил морду своему непосредственному начальнику. За дело набил. Полностью осознавая возможные последствия. Люблю смелых мужчин.
   -- Понятно.
   Ничего на самом деле не понятно. Очень странная женщина и ее предложение наверняка будет не менее странным. Как там говорил тот тишодец?
   Весело же будет!
  
  
   02 11 2011
  
   Гложет меня смутное подозрение, что я где-то что-то упустила.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

103

  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"