Гуркало Татьяна Николаевна: другие произведения.

Второй верхний предел глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Еще одно странное фэнтези, к которому я не знаю как относиться. Нечто немного героическое, о долге, мести и желании возвыситься. Жили себе маги. Не просто так жили, жили они в мире, в котором только маги и способны выжить, дар их в этом мире защищает. Но для магов этот мир в какой-то момент стал безопаснее, чем все прочие. Здесь они смогли объединиться, создать нечто вроде находящегося на вечном военном положении государства и более-менее спокойно существовать. Не оглядываясь на всех остальных людей, готовых заподозрить их в чем угодно, назвать злом, убить просто за то, что они не стареют и способны прожить целую вечность. Правда, не все так радужно в этом мире, как хотелось бы.

  Второй верхний предел
  
  Миров множество, точнее, неизвестное количество. Они подобно перламутровым пластинкам из раковин нанизаны на нить-существование, на концах которой завязаны узлы. С одной стороны - внизу - узел-поглощение, с другой - вверху - узел-хаос, он же бесконечная возможность созидания. И называются эти пластинки - пределами. Внизу живут демоны. Чем ближе к узлу, тем они сильнее, неповоротливее и голоднее. Им необходимо есть, любая поглощенная энергия и чужая плоть тут же превращается в их материю, чтобы через мгновенье начать растворяться в ничто и, если верить некоторым философам, отправиться к верхнему узлу, чтобы спустя много много времени и событий опять быть съеденой демоном.
  Вверху обитают те, кто желает получить форму, любым способом, или хотя бы переделать уже существующее. А посередине находятся люди, которые сочетают в себе оба начала, просто в разных пропорциях. Некоторые из людей - маги - умеют пользоваться обеими силами, нижней принося жертвы, верхней позволяя силе изменять жить в себе. Другие не умеют ни того, ни другого, ибо место, где могла бы поселиться частично свободная верхняя сила, у них пусто. А несвободной слишком мало, едва хватает для того, чтобы быть живым. И на защиту материи от изменяющего хаоса ее не хватит.
  Где-то на самом верху, где люди с пустотой уже выжить не смогут, настолько они там будут чужды, поселились маги. То ли изгнанные, то ли сбежавшие, то ли вытолканные миром, которому надоело слишком быстро меняться.
  Мир, в котором они живут, наверное, огромен, как и любой из миров. Но людей мало и в чужие миры они ходят чаще, чем за пределы долины, в которой был изначально построен Город. Бродить по чужим мирам безопаснее, чем по окружающим долину горам. Слишком уж много там странных тварей, на которых почти не действует магия, ибо они сами большей частью - хаос, и гораздо меньшей - материя. А еще в этот мир любят забредать демоны. Выше они, как и люди, подняться не могут. Там для них слишком уж неподходящая среда обитания. А в этом пределе еда ненамного менее энергетически ценна и съеденного хватает на продолжительное время.
  Итак, долина.
  Уютная, давно уже безопасная, насколько что-то может быть безопасным в во втором пределе сверху, вытянутая и похожая очертаниями на человеческую ладонь. Средний палец немного длиннее, чем нужно для пропорциональной кисти и поэтому, вероятно, не поместился в пространство между горами. Он пробил в скалах широкий каньон и уперся в море. Или в океан. Других земель в этих водах пока никто не находил.
  Подобно линии сердца ладонь-долину пересекает бездонная пропасть - Разлом - отделяя Верхний Город, более защищенный и старый, от Нижнего, сравнительно нового.
  Разлом, если верить исследователям, просто разрыв пространства, незакрывающийся портал в самый верхний предел, а может даже не в один, в котором людям уж точно делать нечего. От того, что там обитает, научились защищаться еще в ту пору, когда Город жался к горам, а в пропасть заглядывал отдельные смельчаки.
  Море в этом мире лживо и непостоянно. В нем можно плыть. Можно попасть в воды других миров, не сразу это заметив. А можно раз за разом возвращаться к родному берегу, потому что кто-то на корабле не желает отправляться в плаванье.
  А горы... Горы опасны и, похоже, бесконечны. Пущенные на разведку птицы и ветра, так и не нашли того места, где они меняются на что-то другое. Даже к морю можно попасть только по каньону-пальцу.
  Вот в таком месте однажды был построен город. Построен приблудными магами, которые сначала просто выживали, а потом решили обживаться, делая место своего обитания уютным и защищенным. Надо бы сказать, что к этому они приступили с размахом и неторопливостью людей, у которых впереди целая вечность. Ибо к тому времени они уже знали, что живя в долине вряд ли смогут умереть от старости. Миру не нравилось медленное угасание и в нем было слишком много свободной силы, которая не спрашивая хозяев раз за разом возвращала все утраченное.
  Город рос. Скалы под ним оплетались силовыми нитями, завязаными на присутствие людей и превращались в артефакт накапливающий энергию и отдающий ее человеку, который может мгновенно влить ее как в защитный полог над городом, так и в атакующее плетение, способное смести с пути даже довольно сильного демона. Однажды этой энергии стало слишком много, город разделился на черную половину и белую, и таких людей стало двое. Спустя еще время половинки стали называть секторами и к ним присоединился синий. Потом был красный, желтый, зеленый...
  Итак, город рос. Количество людей черпающих силу для защиты и атаки из артефакта увеличивалось и их маленькие армии тоже становились больше...
  Зачем им армиии? Так некоторых тварей из гор и большую часть демонов магия может только задержать. А убивать их приходилось заостренным металлом, который держат человеческие руки...
  
  
  "Отрывок из вводной лекции для старших школ Верхнего и Нижнего Города"
  
  
  
  Рыжий щенок Арая
  
  Оплавленные края камней. Пепел, устилающий ущелье, все, что осталось от высоченной светло-зеленой травы и разлапистых кустарников. Обвалившийся склон, метрах в десяти впереди, словно здесь ворочался кто-то большой. И странный запах. Горелое железо и что-то приторно сладкое, с легким привкусом свежей крови.
  - Демон, - уверенно сказал Ленок. - Примерно второго класса, относящийся к огненной стихии. Он ушел сам. Просто не смог удержаться. Здесь слишком близко вода, за тем обвалом вообще на поверхность выходит. Да и красный гранит хорошо глушит доступ к силе. Наверное, он след потерял.
  Арай кивнул. В демонах он разбирался плохо. Детям белого металла это попросту не дано. У каждой палки есть два конца. С одной стороны те, в ком спит серебро, неподвластны силе нижних пределов, они могут защитить от взгляда демона толпу народа простым своим присутствием, но с другой стороны они никогда не смогут почуять демона, которого не видят.
  - Он ушел довольно давно. Просто, никто раньше не наткнулся на следы его появления. Нам здесь делать нечего, - решил Ленок. - Забирай своего щенка и пошли домой. Ты мне еще бутылку красного должен. Заодно отпразднуем, что на этот раз не пришлось за этим созданием нижних пределов бегать по всем горам.
  Арай опять кивнул. Он вообще не многословная личность. Должно быть, со стороны парочка Ленок плюс Арай смотрятся довольно занятно. Зеленый командир молчалив и величественен. Фиолетовый - суетлив, болтлив и всегда весел. Влияние стихий. Белый металл сила спокойная и несуетливая. Вода, тем более зимняя, сила изменчивая, в какой-то мере покоряющаяся обстоятельствам, но готовая взбунтоваться в любое мгновение. Да и с ростом беда какая-то. Арай под два метра, Ленок едва метр шестьдесят. Разговаривать удобно только на некотором расстоянии. Какая нелегкая заставила их столь тесно сдружиться?
  Тошиминэ Айя ползал по завалу и занимался чем-то непонятным. Он ненадолго замирал, пытался расковырять отдельные камни, что-то мешающее ему сдвинуть, пристально что-то рассматривал, едва не засовывая нос в очередную щель. Мальчишка как никогда походил на охотничьего пса потерявшего след. Щенок Арая, иначе и не назовешь. Пес, который обожает своего хозяина. Будь у мальчишки хвост, он бы при приближении своего командира вилял ним изо всех сил, а так приходилось ограничиваться обожающим взглядом и готовностью исполнить любую команду. При этом мальчик умудрялся не казаться дураком. Собственно, он им и не был. Арай никогда бы дурака не сделал своим третьим помощником, даже самого преданного дурака во всех пределах.
  Нашел щенка Арай в каком-то сожженном силой селении. Там то и выжили всего двое. Двенадцатилетний пацан, рыжий и зареванный, и древний хромой старик, потративший на спасение себя и правнука последние жизненные силы. Старик едва не отдал концы, когда Арай вывел спасшихся из подвала и показал, что осталось от города, населения в котором было около двадцати тысяч. Остались горы пепла и скелеты самых прочных в городе зданий. Что там произошло, так и осталось загадкой, ни старик ни мальчик ответа на которую не знали. Спасенных Арай привел с собой в долину. Будь мальчишка постарше, а дед помоложе, он бы вывел их к ближайшему селению людей и с чистой совестью забыл об их существовании. Но эту парочку бросить не смог. Благо, в обоих жила сила, позволяющая им жить во втором верхнем пределе.
  Старик долго не прожил, едва дотянул до тринадцатилетия своего правнука, официально позволив тому самостоятельно принимать решения, признав тринадцатилетнего пацана взрослым. А Тошиминэ прижился в доме Всадников Ветра, был принят в семью, да так и остался рядом с Араем. Он оказался демонски талантливым ребенком. Так что никого не удивило, когда в семнадцать лет он получил звание седьмого помощника командира Зеленого Сектора, а к двадцати двум был уже третьим. Дом Всадников Ветра мог гордиться своим приемышем, что он и делал, периодически одаривая непохожего на темноволосых Лонэ, рыжеволосого парня то собственным небольшим домиком, чтобы было куда девушку привести, то долго хранившимся в семье без дела мечом, потому, что Тошиминэ неожиданно для всех смог его пробудить, то правом говорить от имени дома Всадников Ветра, что вообще ни в какие ворота, потому, что кроме главы дома этим правом на тот момент обладали только Арай и две его племянницы, лучшие целительницы долины. Леноку очень хотелось узнать, каким своим деянием Тошиминэ Айя заслужил это право, и почему у целой кучи благородных Лонэ не возникло желания его по-тихому прибить? Такими темпами в скором времени семью дома Всадников Ветра будут представлять две фамилии - Лонэ и Айя. Одни темноволосые, другие рыжие. Замечательный контраст.
  К чести Тошиминэ он никогда не пользовался своими преимуществами и имел прекрасные отношения, как с представителями благородных домов, так и с выходцами Нижнего Города. Его могли и презирать и ненавидеть, но настоящего врага нужно было еще поискать и вряд ли бы его нашли. Такой себе паренек, неуступчивый, но неспособный на подлость, временами излишне шумный, но умеющий быть убийственно серьезным. Всецело преданный командиру Араю Лонэ.
  Арай помахал в воздухе рукой.
  Тошиминэ вскинул голову, кивнул, в последний раз к чему-то принюхался и ловко запрыгал по обвалившимся камням, спеша на зов своего командира. Ленок так бы не рискнул. У него не было того чутья, позволяющего щенку Арая находить безопасный путь где угодно. Он даже по болоту мог бежать как по обычной дороге, ничуть не опасаясь провалиться в трясину. Дар.
  - Что-то случилось? - спросил Арай, наверное, заметил в поведении своего щенка что-то не совсем обычное.
  - Нет, - неуверенно ответил тот, зачем-то оглянувшись на обнюханные камни. - Просто там огня не было, склон порушил не демон.
  - Отдача, - сказал Ленок.
  - Аааа, - глубокомысленно протянул Тошиминэ.
  Он был рад такому простому объяснению. Словно Ленок только что избавил его от необходимости придумывать какую-то похожую на правду ложь. Странно.
  Впрочем, это не важно. Щенок все равно расскажет обо всех своих находках Араю. Он всегда все ему рассказывает. Переживать не о чем. Возможно, у мальчика просто сбились чувства из-за побывавшего здесь демона. Он же не Лонэ, на него демонская магия действует, как и на всех, в ком не спит серебро.
  Ленока ждали выигранная в споре бутылка вина и давно заслуженный отпуск, на целых десять дней, который он дал себе сам и на время которого намеревался сбежать от подчиненных и забыть об их существовании. Настроение у него было чудесным. Портить его не хотелось. Наверное, поэтому он в тот момент не обратил внимания на многие мелочи, способные в дальнейшем облегчить ему жизнь. Один только отрешенный от мира взгляд щенка Арая мог натолкнуть на мысли о грядущих неприятностях. Такой взгляд у Тошиминэ Айя означал, что мальчишка принял какое-то непростое для себя решение и теперь пойдет по избранной дороге до самого конца. Самое страшное, что он не спешил об этом решении рассказать Араю. Просто молчал. Рассматривал что-то внутри себя и молчал. Почему этого не заметил Арай не понятно тем более. Может и заметил, но по каким-то одному ему ведомым причинам решил предоставить мальчишке полную свободу. О чем после пожалел, или сделал вид, что пожалел. Арай - это Арай. Всех его помыслов не дано узнать даже создателю пределов.
  Сбежать от подчиненных получилось, в чужой предел. В котором точно случайно не наткнешься на собственного помощника, смотрящего на нетрезвого командира с неодобрением и надеждой. Почему-то эти помощники поголовно убеждены, что Ленок существует для того, чтобы одобрять их действия. И намеки на то, что ему оно неинтересно, да и им пора научиться принимать решения самостоятельно, не беспокоя его по любому пустяку, почти всегда игнорировали.
  Неделя отпуска пролетела быстро, незаметно и приятно. Насколько Ленок помнил, они что-то праздновали, но пусть будут все прокляты, если он знает что. Повода для празднования вроде бы не было. Зато были смеющиеся женщины, добрейший вышибала, дважды помогавший Леноку забраться по крутой лестнице на второй этаж к снятой кмнате, и какой-то залетный шуллер, бить которому лицо было сплошным удовольствием.
  А потом пришла милая девушка - курьер от совета - и веселье пришлось сворачивать. Оказалось, не только бестолковые помощники не способны обойтись без загулявших командиров. Вроде бы мудрым старейшинам они тоже могут в любой момент понадобиться. Потому что, внутренние дела вояк из секторов совета не касаются, у мудрых и великих проблем с договорами в чужих пределах хватает. Но это вовсе не значит, что они будут спокойно сидеть и наблюдать за переполохом в Городе.
  В общем, послали девушку с требованием вернуться и разобраться, не уточнив с чем именно, но непременно срочно.
  И вот, приходят два не шибко трезвых командира в долину, а она стоит на ушах. И из-за кого бы вы думали? Правильно. Виноват в происходящем один единственный человек - рыжий щенок Арая. Который, таинственным образом, растворился в воздухе.
  
  
  Дзиннннь!
  - Осторожно, - болезненно взвыл командир Фиолетового Сектора. Каждое дзинь в его голове непонятным образом усиливалось и долго билось внутри черепа, заставляя болеть зубы. Ему хотелось умереть.
  - Извините, - отозвался кто-то.
  Дзиннннь!!
  Тут же раздалось с другой стороны.
  Ленок застонал. Теперь ему хотелось убить всех своих помощников. Они же просто издеваются. Вымещают свое раздражение на, ни в чем не повинном, командире. Да как они смеют?
  Приходилось прилагать нечеловеческие усилия, чтобы сдержаться и никого не избить. Злость висела вокруг него легким маревом. Злость на всех. На флегматичного Арая, легко отмахнувшегося от всех проблем, на себя, пьянь несчастную, на неловких помощников, неспособных обойти осколки светильников, на проклятого молокососа, неожиданно для всех сбесившегося и начавшего разрушать долину.
  То, во что превратилась белая комната после нашествия Тошиминэ, впечатляло. Целого не осталось ничего. Было разломано даже то, что разломать невозможно в принципе. Битые стекла, перепаханный непонятно чем пол, вывороченные светильники и куски стен, от мебели вообще остались одни щепки. Но это ерунда. Самое страшное, что мальчишка сумел превратить в щебень камни сферы. Все двенадцать. Всего за четырнадцать секунд, которые понадобились охране услышавшей шум, чтобы выломать дверь. Скорее всего, даже быстрее, ему же потребовалось какое-то время, чтобы приготовить портал перехода, в который он столь лихо запрыгнул на глазах изумленной стражи.
  Талантливый мальчик.
  Где же эту сволочь носит и зачем ему понадобилось разносить белую комнату? Чем она ему помешала? Он что, с ума сошел?
  Ленок пнул подвернувшийся осколок, зазвеневший как колокола в столице королевства Белая Земля, злобно плюнул ему вослед и решительно зашагал к выходу. Ничего они здесь не найдут. Мальчишка же следопыт. Лучший в долине. Значит и следы скрывать он умеет лучше всех. Тем более прошло целых два дня. Если что-то и было, оно давно из этой комнаты исчезло. Следы высокоуровневых заклинаний так долго не держатся, быстрее исчезают только колебания от высокой волны. Благодарение всем богам, что мальчик хотя бы этого не умеет.
  - Объявляйте всеобщий розыск! Легко мы его не найдем! - рявкнул маявшимся без дела у входа курьерам и не оглядываясь пошел домой.
  Почему именно он должен искать проклятого щенка и пытаться разобраться в его действиях? Почему Араю позволили самоустраниться? Отдохнуть. Полечить больную голову. Они же вместе пили, так почему к Араю столь трепетное отношение? Не из-за привязанности к мальчишке же на самом деле. Плевал Арай на привязанность, когда дело касается безопасности долины. Он родного брата едва не убил, когда тот умудрился притащить за собой песчаного духа, а тут какой-то приемыш.
  Ленок громко выругался и пнул стену.
  Подчиненные переглянулись и, похоже, пришли к выводу, что их любимый командир окончательно съехал с катушек. Хорошо, хоть сочувствовать вслух никто не рискнул. Рискнувший имел все шансы оказаться в больнице с множественными переломами, да и то в лучшем случае.
  День начинался хуже некуда и у Ленока было стойкое ощущение, что этот день запросто перерастет сначала в неделю, потом в месяц, а потом и в целый год.
  Предчувствия редко его обманывали.
  Это пугало.
  
  
  Рысь скользила по крышам легкой тенью. Иногда замирала, пропуская мимо себя суетливых человечков, иногда ускорялась, спеша добежать до очередного укрытия, способного спасти бедную кошку от пристальных взоров поисковиков.
  Отчаянный прыжок с белой крыши на зеленую и опять тихое скольжение. Еще немножко. Еще совсем чуть-чуть и будет надежное укрытие. Там можно будет поспать. Подремать. Чутко. Видеть сны и быть готовой в любой момент сорваться с места и побежать.
  Тошиминэ Айя раскачивался в паутине, болтал в воздухе ногой и лениво следил за кошкой. Хорошо. Тихо и спокойно. Рысь в человеческом теле знает что делать, ее не найдут и не поймают. В паутине можно висеть целую вечность. Жаль, что скоро придется попросить кошку уснуть и самому выбраться в реальный мир. Рысь недостаточно разумна, чтобы понять, что происходит вокруг нее, что меняется, что в том мире неправильно.
  Видеть свое тело со стороны было странно. Как и понимать, что в этом рыжеволосом, по хищному изящном и нечеловечески ловком парне сейчас Тошиминэ Айя нет. Тело целиком и полностью принадлежит лесной кошке, которая почему-то легко бегает на двух ногах, хватается за потоки силы перед очередным прыжком с крыши на крышу и способна в случае крайней необходимости сплести простенькое заклинание. Удивительно.
  У кошки не было памяти. Она не знала куда и зачем бежит. Ей нравился сам процесс. Направлял кошку Тошиминэ, изредка прикасаясь к ее сознанию и тут же пугливо прячась в глубинах подсознания, пока никто из сильных не засек всплеск его мыслей. Рысь на крышах не заметят. Она для них не существует. Да и не умеют они замечать сознание животных. Тошиминэ в этот убедился давным-давно.
  Как хорошо, что о кошке не знает никто. Даже командир Арай. В первую очередь командир Арай.
  Впрочем, Арай многого не знает. Тошиминэ с раннего детства научился хранить некоторые секреты даже от самых близких людей. Не потому, что не доверял. Для того чтобы в какой-то момент вытащить очередной маленький секрет из его укрытия и сделать ситуацию непредсказуемой. В непредсказуемых ситуациях Тошиминэ чувствовал себя действительно сильным. Он плохо планировал, поэтому ему проще было разрушить планы всех вокруг и просто действовать по обстоятельствам. Как сейчас.
  Прыжок. Бесшумное приземление и тут же слиться с тенью. На крыше двое. Маленький человек, от которого веет холодом и большой, который пахнет спокойствием.
  Не шевелиться. Не пытаться слушать. Рысь все запомнит, потом услышанное кошкой можно будет извлечь из ее краткосрочной памяти. Да и вряд ли эти двое говорят о чем-то важном. Они просто ругаются. В очередной раз.
  Тошиминэ закутался в паутину с головой, скрыв от внешнего мира малейшие следы своего сознания и замер, дожидаясь, когда командирам надоест выяснять отношения и они разбегутся по своим секторам, нести бремя долга.
  Ждал, наверное, целую вечность. Кошка потихоньку меняла положение тела, умудряясь не издавать ни малейшего звука, даже одежда не шуршала. Командиры выясняли отношения. Ленок, кажется, кричал. Арай отвечал спокойно и величественно. А виноватый в очередной ссоре рыжий щенок качался в паутине, почти растворившись в великом ничто. Таким образом можно было перестать существовать. Или уснуть на целое тысячелетие, превратив свое тело в сгусток силы. Только это скучно. Жизнь гораздо интереснее вечного сна.
  Наконец Леноку надоело кричать и он гордо удалился, напоследок окинув своего лучшего друга презрительным взглядом. Арай в ответ пожал плечами и тоже ушел. Он прекрасно знал, что обида командира фиолетовых долго не продлится. Рассыплется пушистыми снежинками и разлетится по всему миру. Или вовсе растает, как сосулька под взглядом солнца.
  Тошиминэ досчитал до двух тысяч, стянул с головы паутину и в очередной раз коснулся сознания рыси.
  Как хорошо, что он не умеет ничего планировать. Сейчас бы пришлось срочно менять все планы. А так просто придется бежать в другую сторону. В конце концов, поспать можно и на дереве, а вот забрать меч, даренный семьей, и подвески оставленные дедушкой нужно обязательно. Они еще могут пригодиться, артефакты все-таки и сильные. Если Арай их запечатает, на взлом придется потратить столько времени, что проще сразу отдать себя в добрые руки совета и надеяться, что наказание будет не очень суровым.
  
  
  Арай резко остановился и вскинул голову.
  - Что еще? - недовольно проворчал Ленок.
  Сначала этот придурок не дал нормально поругаться, потом пришлось его ждать, кипя от злости и желая, чтобы Арай провалился вместе со своими принципами, теперь он опять останавливается посреди дороги. Напарничек. Проще было искать щенка самому. Жаль, что проклятый Лонэ неспособен нормально скопировать сущность своего любимчика и по-человечески поделиться этим ощущением с поисковиками. У него еще и хватило наглости заявить, что это невозможно в принципе, что малыш Тошиминэ слишком разный в разные моменты жизни. Демоны нижних пределов.
  - Тошиминэ. - сказал Арай.
  - Где? - подобрался Ленок.
  - На крыше. Появился на долю мгновения и тут же пропал. Если бы я о нем не думал, я бы даже не заметил.
  - Он что, скачет из портала в портал? Твой щенок вообще нормален? - удивился Ленок, другого объяснения он попросту не видел. - Впрочем, какая разница. Вперед! - завопил он, и побежал, показывая подчиненным пример.
  Поисковая команда Фиолетового Сектора дружно рванула по лестнице вверх. Арай величественно пошел следом. Он был уверен, что никого они на крыше не найдут. Никого и ничего. Они плохо знают Тошиминэ, поэтому им в голову не приходит, что малыш появился только потому, что мог легко исчезнуть, не оставив за собой следов.
  Он почти не ошибся.
  Порталом на крыше даже не пахло. Так что вопрос с таинственными незаметными перемещениями Тошиминэ остался открытым. Но следы были. Очень странные следы.
  - Здесь кто-то долго лежал, - заявила светловолосая четвертая фиолетовых, дотронувшись до укрытого тенью места, за пятиугольником накопителя света. - Минут двадцать, не меньше.
  - Тошиминэ?! - удивился Арай, на таком незначительном расстоянии он не мог не почувствовать мальчика. Что-то здесь не так. Сильно не так.
  - Не знаю. Не похоже. Вообще на человека не похоже, - тряхнула головой девушка. - Хотя и след вашего третьего тоже есть. Слабый совсем. Словно он прикоснулся к этому месту и тут же исчез. Причем, он сюда не шел, он тут, просто появился, на этом самом месте. Ничего не понимаю.
  - Нечеловек исчез тогда же? - заинтересовался Арай.
  - Немножко позже.
  - Куда он делся? - спросил Ленок. Он не чувствовал ни щенка Арая, ни каких-либо посторонних следов. Оставалось утешать себя тем, что следопыт не его специальность.
  - Не знаю, - светловолосая поводила над тенью рукой. - Может он летать умеет?
  - Тошиминэ? - удивился Ленок.
  - Тот, который не человек.
  - Что-либо летающее давно бы заметили, - рассудительно сказал Арай. - Скорее он умеет затирать за собой след, или умеет не оставлять его. Перекрывает следы своего пребывания какой-то магической дрянью с очень быстрым временем распада, вот след и исчезает вместе с ней. Но в этом случае придется признать, что на крыше лежал все-таки Тошиминэ.
  - Почему? - заинтересовался Ленок.
  - Он умеет бежать по паутинке. Сплетает под ногами нити силы, наступает только на них, а через мгновение они расплетаются и бесследно исчезают в окружающем пространстве. Найти его след после этого невозможно. Мы пробовали, даже камни странников у совета выпрашивали. Все что нашли, слабое его присутствие.
  - Спятить, - искренне восхитился Ленок. Бегает по паутинке. Это же надо. Беда подобных заклинаний в том, что их зачастую использовать может один единственный человек на все пределы. У всех остальных повторить не получится, даже у тех, кто в десять раз сильнее этого мальчишки. Такое необходимо придумать самому и научиться пользоваться тоже без чужой помощи. Вот это щенок. - В нечеловека он у тебя тоже превращаться умеет?
  - Не знаю, - сказал Арай.
  - Как это не знаешь? Он же ходил за тобой как привязанный.
  - Он за мной, а не я за ним, - отмахнулся Арай, впадая в задумчивость.
  - Как ты можешь не знать таких вещей о своем третьем помощнике? Он все тебе выбалтывал.
  - Не все. Думаю, он знает и умеет множество вещей, о которых мне ничего неизвестно.
  - Как это неизвестно? Ты что, ненормальный? Ты обязан знать.
  - Не обязан. И пытать своих подчиненных я не собираюсь. Если они чего-то мне не говорят, значит, у них есть на это веская причина.
  - Придурок, - Ленок был в полном восторге, в полнейшем. Арая хотелось придушить.
  - Я знаю куда он пошел, - пришел к какому-то выводу зеленый командир.
  - Куда? - вяло поинтересовался Ленок, подозревая, что он опять упустил какую-то мелочь. Очень важную мелочь.
  - Забрать свой меч. Я же решил его запечатать. Я тебе говорил, на этом самом месте, - и все обычным флегматичным тоном, не спеша и не суетясь. Говорил на этом месте, а мальчишка лежал в нескольких метрах и внимательно слушал.
  - Проклятье! - взвыл Ленок. - Шли сообщение, чтобы его перехватили. Чего стоишь, идиот? Мне, что ли твоим подчиненным отдавать приказ?!
  - Это невозможно, - сказал Арай.
  - Что невозможно?! Почему невозможно?
  - Ловчая сеть, - Арай указал на что-то в воздухе.
  Ленок присмотрелся и действительно увидел сеть. Простенькое такое заклинание, запрещенное к использованию законом, способное как перехватывать ментальные сообщения, так и взрываться, коснувшись материальных вещей. Щенок осмелился развесить здесь сеть. Тоненькую, неряшливо сплетенную, висящую кривовато. Но самую настоящую и очень большую. Пока будешь такую обходить, а тем более убирать, боясь что-нибудь в процессе повредить, щенок успеет забрать меч и испариться. Проще бежать без всяких сообщений, а сеть поручить профессионалам.
  - Откуда у него сеть? - устало спросил Ленок. Ему демонски надоело удивляться.
  - Сплел, наверное. У него много свободного времени, - Арай не удивлялся. Он своим щенком гордился.
  - Она у него одна?
  - Откуда мне знать?
  - Спятить, - сдался Ленок. Даже ругаться неохота. - Чего стоим?! - рявкнул на своих подчиненных. - Вперед! В Белый Сектор! К Дому Всадников Ветра!
  На этот раз Арай побежал вместе со всеми, хотя прекрасно понимал, что они уже опоздали. Они опоздали еще в то мгновение, когда Тошиминэ исчез с крыши.
  
  
  Переступить через ниточки, не видимые человеческими глазами, но хорошо ощущаемые всеми кошачьими чувствами.
  Где-то здесь есть нечто очень ценное для того, кто спит рядом.
  Пахнет неправильным металлом.
  Россыпь кружочков, звездочек и крохотных цветочных лепестков на черном бархате. Красиво. Яркие, разноцветные, вкусно пахнущие чем-то съедобным, а внутри тот самый неправильный металл. Металл, который умеет менять реальность. Страшно и весело.
  Все эти спрятанные внутри цветного лака вещички нужно было аккуратно развесить на вещи называемой браслет, с помощью крошечных крючочков, очень осторожно, не спутать порядок и назначение. Иначе что-то может не получиться. Что именно, рысь не помнила, да это и не имело значения. Просто так хотел легкий, как дуновение ветерка человек, дающий жизнь.
  Браслет закрепить на запястье и несколько раз им тряхнуть, чтобы цветные вещички проснулись, запомнили запах человека.
  Потом найти меч. Единственный живой меч среди кучи неживого металла развешанного по стенам. Подманить его. Убедить, что хозяин спит где-то внутри стоявшей перед ним кошки. Позволить обнюхать собственные руки и покорно стерпеть порез. Погладить. Спрятать внутри сплетенного из кожи чехла, надежно скрывшего меч от внешнего мира.
  И неожиданно для себя понять, что немножко не успела. Самую малость. Как жаль. Теперь придется будить того, кто спит рядом.
  
  
  - Меч исчез, - сказал Арай.
  - Что?! - не понял Ленок.
  - Он взял Лезвие Грома и куда-то его спрятал. Меч словно исчез из этого мира, - сказал Арай.
  - Проклятье.
  Какого демона этот излишне талантливый мальчишка ходил с повязкой третьего помощника? Да он сильнее и умнее первого помощника фиолетовых. Это же обман. Арай всех обманул, позволил недооценивать этого щенка.
  - Сежедэ сильнее Тошиминэ. Хасамин умнее. На самом деле Хасамин умнее целого совета, - отстраненно сказал Арай.
  Он что, мысли читает?!
  - Где ты их только берешь? - возмутился Ленок.
  - Не знаю, - сказал Арай, прикосновением ладони открывая ворота Дома семьи Всадников Ветра. - Они сами откуда-то берутся. Главное вовремя их заметить и оценить. Иначе они теряют веру в себя и начинают бездельничать. Вообще, с ними сложно.
  - Я заметил.
  - Тошиминэ появился. Плохо.
  - Появился? - тупо переспросил Ленок. Чем дальше, тем меньше он понимал. Ему стало казаться, что на самом деле он давно сошел с ума и только сейчас это заметил. - Почему плохо? Ты же сам сказал, что он меч взял. Куда уж хуже?
  - Когда он его брал, я Тошиминэ не чувствовал, словно меч исчез сам по себе. Сейчас я его чувствую. Он в левом крыле, в своей комнате.
  - И что? - заинтересовался Ленок. Размышления Арая его всегда удивляли. Иногда казалось, что всем было бы лучше, если бы этот молчун вообще никогда рта не раскрывал.
  - Насколько я понял, в том странном состоянии, в котором я его не вижу, он почти теряет связь с силой. Поэтому его и не могут отыскать. Все поисковики на самом деле настраиваются на силу человека.
  - Да?! - удивился Ленок.
  - Да.
  - И что?
  - Он без связи с силой только и может убегать и прятаться.
  - Десять тысяч проклятий, - все понял Ленок.
  Сейчас щенок Арая покажет зубки и всех покусает. Если вспомнить во что превратилась белая комната, лучше сразу искать укрытие. Они же не смогут ответить ему тем же. Им никто не разрешал разносить город.
  Щенку тоже не разрешали, но ему на это плевать.
  
  
  - Синяя звезда, красное солнце, лепестки черной розы, устилайте дорогу сквозь день и ночь.
  Риск? Конечно риск. Это вовсе не дает абсолютной защиты. Это дает скорость, частично смазывает силу, растягивая ее хвостом на половину города, что очень затруднит его ловлю, и не помешает ею пользоваться. Просто убегать уже поздно. Это ничего не решит. Не поможет узнать, что все-таки происходит в Долине Средоточия, решить, кого нужно убить, а кому необходимо довериться. Время он уже потянул. Задуматься заставил. Пришла пора поднять панику и заставить врага плюнуть на все планы. Ввергнуть город в хаос, в котором так приятно плавать. Это заставит врага действовать. Немедленно. Пока он не готов. Пока его возможно выследить. А потом будь что будет. Честь выше жизни, долг ценней спокойствия, вера сильнее убеждений.
  - Дева непостоянства, прими своего брата, позволь стать частью твоей сути.
  Потом будет плохо и больно. Потом от силы почти ничего не останется. Ненадолго. Максимум две недели. Но это будет почти смерть.
  - Желтое солнце, зеленая звезда, белые лепестки, позвольте взойти на небо. Сын облаков и света, поделись со мной своей силой.
  Слова на самом деле не имеют значения. Они помогают представить тех, у кого просишь помощи. Всего лишь. Представить, сосредоточиться на образе и почувствовать их присутствие.
  - Белая звезда, черное солнце, алые лепестки, поющие песнь зова, почувствуйте мою кровь, позовите тех, кто сплел на ней судьбу. Незримый глас воли моего бога, позволь мне стать выше этого мира.
  Звериный бог, добрый бог. Он никогда не наказывает своих зовущих сильнее, чем они того заслуживают. Звериный бог, честный бог, он никогда и никому не обещал спасения. Спасать придется себя самому. Впрочем, можно и не спасать. Возможно, потом никакого спасения не захочется. Иногда смерть наилучший выход.
  Красивое будет самоубийство. Громкое.
  Его услышали и ответили.
  Подвески приняли истинную форму, став просто сгустками чужой силы, браслет растворился в их сиянии и впитался в кожу, превратившись в темную полосу татуировки, с точками цветных вкраплений.
  Пора.
  
  
  
  Дом Всадников Ветра казался бесконечным.
  Коридоры, коридорчики, повороты, лестницы. Остановиться, снять защиту. Как малыш мимо нее включенной прошел? Лестница вверх, лестница вниз, поворот, коридор, запертая дверь. Подождать пока она узнает Арая и соизволит открыться. Опять защита. Не дом, а сплошная ловушка для чужаков. Нежилая часть, заполненная хламом. Так будет быстрее. Если бежать осторожнее. Если не спотыкаться и не падать. Опять лестница. Да сколько здесь людей живет? Двадцать три члена семьи и четырнадцать слуг. В этой громадине? Ах, гости... Вы что, собираетесь здесь жителей небольшого города поселять? И зачем вы запихнули несчастного мальчишку так далеко? Сам захотел. Ненормальный. Коридор, лестница, коридор. Лабиринт какой-то, а не дом. Ах, так и задумано. Чтобы враги заблудились. Здесь скелеты пропавших без вести членов семьи и слуг нигде не валяются? Что, не пропадали? Как странно. Уже левое крыло. Чудесно. И где комната твоего щенка? Как это которая? У него их сколько? Половина крыла? Вы ненормальные, зачем мальчишке столько комнат? Ах, гости, и как я мог забыть. Психи, помешанные на гостеприимстве.
  
  
  
  Разбудить силу, вплести в нее россыпь возможностей дарованных звериным богом, пошевелить пальцами, чувствуя, как под рукой дрожит воздух и шагнуть вперед, выпуская силу из себя. Сейчас ее нельзя жалеть. Пожалеешь, она тебя сожжет. За все нужно платить. Опустошение тоже расплата.
  
  
  А потом Ленок почувствовал, услышал и увидел. Сполна. Весь мир сразу. Кто-то рядом заорал от боли, кто-то потерял сознание.
  - Какого демона делает твой щенок?! - завопил командир фиолетовых.
  Мир вокруг колыхался и расплывался, не в силах пропустить сквозь себя поток чужой воли. Воли чего-то большего, чем демон первого порядка.
  - Он попросил помощи, - флегматично сказал Арай.
  - У кого?!
  - У бога.
  - Ты хочешь сказать, что твоего мальчишку боги слушаются?
  - Только один. Бог леса. Тошиминэ из рода тех, кто даровал в его руки свою судьбу. Он имеет право просить помощи.
  - Спятить. Что ты собираешься делать?
  - Ничего, - спокойно ответил Арай. - Сейчас я ничего не смогу сделать. Никто не сможет. Нужно подождать, пока мальчик стабилизирует поток.
  - Долго ждать?
  - Нет.
  Воздух вибрировал, хлестал по щекам и постепенно успокаивался. Скользил мягкими волнами, ластился как кошка. А потом пришла тишина и ощущение тепла. Мир странным образом стал светлее и ярче. Хотелось кричать и смеяться.
  - Все, пошли, - сказал Арай.
  Вот оно какое, присутствие бога. Понятно, почему ради такого ощущения некоторые люди способны годами молиться в храме.
  Арай пошел, сохраняя невозмутимость и спокойствие. Ленок поплелся следом, смутно понимая, куда и зачем они идут. За спиной кто-то хихикал, словно укурился какой-то дрянью. Откуда-то слышались рыдания и отчаянные вопли. Лучше бы рыжий щенок демона позвал.
  
  
  Идут.
  Идут!
  Идут!!!
  Близко!
  Слишком близко!
  В голове тоненько звенело. Мир плавно пошатывался. Немного мутило.
  Тошиминэ опирался спиной о стену и ждал. У него будет только один шанс на то, чтобы покинуть этот дом. Его нельзя упустить.
  Забудь о слабости, собери волю в кулак и действуй, вопреки всему. Тебе ведь пока больно не стало. Боль придет позже. Обязательно придет. Но это будет нескоро.
  Дверь открылась от легкого толчка, и в оружейную вошел тот, на кого смотреть сейчас совсем не хотелось.
  - Командир Арай, - склонить голову и постараться выпрямиться. Все ведь не так плохо.
  Потом вошел тот, кто не мог не прийти.
  - Командир Ленок, - легкий кивок, чужому командиру кланяться не обязательно.
  Потом протиснулись знакомые и незнакомые люди, с глупыми лицами, странными улыбками и непониманием в широко раскрытых глазах.
  - Достойные меча, - очередной кивок для всех остальных.
  Вежливым нужно быть всегда. Это помогает сосредоточиться.
  - Тошиминэ, что ты делаешь? - устало спросил Арай.
  - Я не могу тебе сказать, - вежливый ответ и спокойная улыбка. Собраться, второго шанса не будет.
  - Почему?
  - Я не могу тебе сказать.
  - Когда сможешь?
  - Когда будет поздно что-либо исправлять.
  - Как далеко ты намерен пойти?
  - Так далеко, как смогу.
  - Хорошо, - сказал Арай. - Тогда я остановлю тебя здесь и сейчас.
  - Хорошо, - сказал Тошиминэ и оттолкнулся от стены.
  Нет, он не полетел, он просто прыгнул, вложив в прыжок всю скопившуюся за несколько долгих секунд силу. Не только кошка умеет отталкиваться от силы. У человека это тоже получается, в тот момент, когда к силе примешивается отчаяние.
  Кулак скользнул по скуле, сдирая кожу, и отбросил командира Арая на висевший рядом с дверью щит. Ленок увернулся, но не успел ничего предпринять. Тошиминэ легко оттолкнулся от двери и врезался в его подчиненных, половина из которых все еще не могла понять, на каком свете находится. Дальше просто. Дальше пронестись как ветер по коридору, прыгнуть в окно, и вместе с осколками полететь вниз. Приземлиться, оттолкнуться, перекатиться, гася скорость, тут же вскочить на ноги и нырнуть в густой кустарник, начинавшегося под этим окном леса.
  Потом бежать, петлять, заметать следы и наконец, вернуться в город. Ему нельзя покидать этот город. Нужно искать, пока не стало поздно.
  
  
  Ленок ругался. Вдохновенно и от всей души. Как никогда до этого.
  - Он же был зеленый!
  Поток ругани и проклятий на голову рыжего щенка.
  - Как человек в таком состоянии может сотворить такое?
  Проклятья на головы всех богов вместе взятых.
  - Он им кости поломал.
  Еще одна порция мальчишке и отдельно его командиру.
  - Он вообще человек?
  - Он попросил помощи у бога и ему помогли, - флегматично отозвался Арай.
  Ленок выдал ему еще порцию ругани.
  - Ненавижу! - кого именно ненавидит, командир Фиолетового Сектора уточнять не стал. Он не знал, кого ненавидит больше. Рыжего щенка с его проклятыми тайнами, требующими разрушений. Арая с его побитой физиономией, как всегда спокойного и невозмутимого. Богов, помогающих разным мальчишкам в их безумных начинаниях.
  - Произошло что-то очень плохое, - сказал Арай.
  - Куда уж хуже.
  - Ты не понимаешь, - в голосе Арая неожиданно появилась печаль. - Ты ведь не знаешь, что такое помощь бога. Прадеду Тошиминэ такая помощь стояла жизни, но позволила спасти правнука от силы, стершей с лица земли целый город.
  - Твой щенок намерен издохнуть?
  - Не знаю. Надеюсь, что все не настолько плохо. Но силу она из него вычерпает полностью, вне зависимости от результата.
  - Потом восстановится, - отмахнулся Ленок.
  - Восстановится, - не стал спорить Арай. - Знаешь, как это больно, когда вместо привычных потоков в тебе появляется пустота?
  - Нет.
  - Я знаю. Мне хотелось умереть. Отец меня связывал, а сестры по очереди сидели рядом, чтобы я ничего с собой не сделал.
  - Я не стану жалеть твоего щенка, - огрызнулся Ленок.
  - Он не нуждается в жалости. Я просто пытаюсь понять, что его заставило такое с собой сотворить.
  - Может он не знает.
  - Он знает. Он и меня видел и своего прадеда. Кому знать, как не ему?
  - Нужно сказать Ритке. Может она что-то почувствует или придумает. Она умнее нас с тобой, - предложил Ленок.
  Ему хотелось что-то делать. Он физически не мог здесь сидеть, дожидаясь отчетов от поисковых групп. Он отлично понимал, что ничего эти группы не найдут. Если раньше Тошиминэ не было нигде, то сейчас он был везде. Одновременно. Размножился на тысячи маленьких рыжих щенков и обозначил свое присутствие, где только мог. Сволочь.
  - Нужно, - согласился Арай. Ему тоже необходимо было действовать. Он все еще надеялся спасти мальчишку от него самого. Вот тебе и Холодный Арай, бесчувственная глыба льда.
  В городе творилось демоны знают что. Поисковые группы бессмысленно носились по улицам, иногда сталкиваясь между собой. Казалось, ребята преследуют невидимок, которые постоянно ускользают в последний момент. К группам постепенно подключались все, кто счел себя свободным от обязанностей, добавляя хаоса и бессмысленности действиям. Над городом поднималась паника. Даже не верилось, что все это сотворил один единственный человек. Напугал он всех своими просьбами о помощи.
  Тошиминэ скорее всего сидел в каком-то тихом уголке и с восторгом наблюдал за происходящим. Ленок на его месте делал бы именно это. Наблюдать за посеянной тобой паникой, это ведь так приятно. Ленок не понимал только одного, почему командиры секторов не пытаются привести своих подчиненных в чувство? Зеленый и Фиолетовый сектора сидят тихо и в погоне за невидимками не участвуют, они ждут существующего в реальности противника, а не выдуманную слухами и страхом тень.
  Зайдя в вотчину Алого Сектора, Ленок понял, что очень сильно ошибался. Не все командиры пустили дела на самотек. В секторе Ритке царили дисциплина и порядок. Все дежурные были на своих местах. Курьеры терпеливо дожидались заданий. Бойцы играли в карты и тренировались. Поисковики писали отчеты о проделанной работе. Идиллия.
  - Что привело двух командиров в мой дом? - холодно спросила королева пламени, делая вид, что очень занята изучением какого-то документа. Как еще командиров на алкоголиков не заменила.
  - Нам нужен совет, - признался Ленок.
  - Совет? Ладно. Будет вам совет. Но только в том случае, если Арай мне объяснит какого демона сотворил его щенок.
  - Он попросил помощи, - вместо Арая сказал Ленок.
  - Помощи? - удивилась Ритке.
  - У бога, - добавил Ленок.
  - Какого бога? - деловито уточнила Ритке.
  - У бога леса, - счел нужным ответить Арай.
  - Ты знал, что твой мальчишка может попросить помощи у этого демонского жителя первого верхнего предела и получить ее? - ласково спросила королева пламени, уставившись на Арая как змея.
  - Знал, - честно сознался тот.
  - Почему об этом не знал никто кроме тебя?
  - Я не думал, что он рискнет сотворить подобное.
  - Что ему могло помешать?
  - Плата. Помощь этого бога требует платы. Дара. И она очень недолговечна.
  - Дааа?!
  - Да. Дарованная сила уже сейчас пошла на спад. Через пару дней она исчезнет совсем, вместе с большей частью силы мальчика. Того, что останется, едва хватит на выживание. Ему будет очень больно, пока уровень силы алартай не восстановится. Ты же знаешь.
  - Я-то знаю. А твой щенок в курсе?
  - Да.
  - Отлично. И что же заставило этого неглупого малыша сотворить с собой такое?
  - Не знаю. В этом и проблема. Наверняка что-то, с чем он иначе справиться бы не мог.
  - Почему он не попросил помощи у тебя?
  - Не знаю, но подозреваю, что он учел возможность моей причастности к происходящему и решил не рисковать.
  - Ты причастен?
  - Не знаю. Возможно. Может, я сделал что-то, сам не понимая, что я делаю. Или чего-то вовремя не сделал. Или...
  Арай неожиданно замолчал и впал в задумчивость.
  - Или... - подалась вперед Ритке.
  - Или у нас всех очень большие неприятности.
  - Ты по-человечески говорить можешь?! - рявкнул Ленок, сообразив, что Арай все-таки до чего-то додумался.
  - Ты же знаешь, что случилось с городом Тошиминэ. Возможно, он нашел в долине похожие следы. Другого объяснения я просто не вижу.
  - Спятить, - был вынужден признать качество неприятностей Ленок. - И что нам с этой догадкой делать?
  - Ловить Тошиминэ. - уверенно сказала Ритке.
  - У тебя есть идея как его найти?
  - Есть, - королева пламени величественно кивнула. - Мы подождем еще день, чтобы чужой силы стало меньше. А потом попытаемся отделить от нее след мальчика.
  - Как?
  - Путем исключения.
  Арай кивнул и Ленок неожиданно почувствовал себя очень глупым. Это чувство ему не нравилось. Почему-то хотелось напиться и что-то разрушить.
  - Сила леса изначально однополярная, - сказала Ритке, заметив отобразившиеся на лице командира фиолетовых эмоции. - Даже если ее поделить на составляющие и придать им облик, суть не изменится. А Тошиминэ человек. Он не может полностью соответствовать заимствованной силе. Сейчас ее очень много и малыша за ней попросту не видно, его алартай ведь немного похожа на силу леса, раз он смог принять помощь этого бога. Но не идентична. Иначе он не был бы человеком. Когда поток чужой силы немного спадет, мы наверняка среди кучи зелени найдем светлые проблески. Это и будет Тошиминэ.
  - Почему светлые? - полюбопытствовал Ленок.
  - Потому, что мальчик большей частью состоит из воды и гораздо меньшей из чистой силы, какой бы стихии она не принадлежала.
  - Аааа, - глубокомысленно сказал Ленок. Он в очередной раз убедился, что разобраться в высоких материях, ему не дано.
  
  
  Следы то появлялись, то пропадали и Тошиминэ начинало казаться, что он сходит с ума. Он третий день кружил по городу, а следы все так же продолжали издеваться и никуда не вели. Становиться абсолютно знакомыми они тоже отказывались. Он даже не был уверен в том, что все время идет по следу одного и того же человека. Возможно, он кружит в поисках обрывков следов людей с похожей по силе алартай, зря теряя время и собственную силу.
  Очень хотелось сесть и завыть.
  Он изначально что-то сделал не так.
  Изначально чего-то не учел.
  Самому думать так сложно. Очень хотелось посоветоваться, хоть с кем ни будь. И будь что будет.
  Кошка терпеливо ждала где-то на дне души. Она сочувствовала и пыталась спросить, что не так.
  - Я не могу его найти и я по-прежнему не знаю кто он, - честно признался Тошиминэ. Он завис на краю крыши и бездумно смотрел вниз. Там было темно и пусто, спокойно. Как на дне колодца.
  - Так устрой на него засаду, - посоветовала кошка, лениво потянувшись. - Найди место, где он обязательно появится и жди его там.
  - Я не могу долго оставаться на одном месте. Меня поймают, - сказал Тошиминэ. Внизу пробежала очередная поисковая группа и исчезла где-то в темноте. И не надоело им еще.
  - Тогда найди такое место для засады, где тебя никогда не найдут. Где тебя никто не станет искать. Где твоя шкура настолько сольется с окружающим, что охотники пройдут мимо, едва не наступив тебе на хвост,- кошка, похоже, улыбалась. Ей было лениво и уютно.
  - Это место должно быть рядом с тем, где появится тот, кого я ищу, - сказал Тошиминэ. С неба смотрели звезды. Они подмигивали и, казалось, пытались убедить, что все будет хорошо. Звездам хотелось верить.
  - Должно, - согласилась кошка и зевнула. Ей хотелось спать, раскачиваясь в паутине небытия. Ей бы тогда приснился бесконечный лес и вечная охота. С тем Кто Всегда Рядом тоже было интересно, он тоже на кого-то охотился, но спать хотелось все сильнее и во сне будет охота. Кошка не знала, на что решиться.
  - Такое место обязательно должно быть, - решил Тошиминэ, попятившись от края, он только сейчас сообразил, что приди кому-то из пробегавшей группы в голову посмотреть вверх и он не смог бы не заметить странное украшение на крыше похожее на человека. - Нужно просто его отыскать. Я ведь знаю, где он обязательно появится. Просто не знаю когда. Нужно сделать так, чтобы он появился раньше, чем у меня закончится сила. И найти место для засады. Где-то рядом. Где меня никто не найдет. Где меня никогда не станут искать. А где меня не станут искать? Правильно. Там никого не станут искать. Там никого нельзя найти, потому, что там уже никого нет.
  - Разговариваешь сам с собой? Плохой симптом, - раздался знакомый голос за спиной и Тошиминэ почувствовал открытый портал, до этого момента спрятанный от чувств чей-то волей.
  Он попытался одновременно оглянуться и отскочить. В то же мгновение понял - не успеет. Да и не нужно это. Если его поймают, он сможет решить одну из проблем и приготовить засаду. Главное, успеть вовремя сбежать. А он успеет, чего бы ему это не стояло.
  Наверное, поэтому он улыбнулся и позволил холоду залить тело.
  Тот, кто его поймал так и не понял, что Тошиминэ едва не смял его ледяную броню и не бросился наутек.
  
  
  - Никогда больше так не делай, - попросил Арай.
  - Как? - вяло отозвался Ленок.
  - Не превращай моих людей в кусок льда.
  - Так я же ненадолго, - отмахнулся Ленок. - Я просто не дал ему сбежать.
  - Теперь он в больнице.
  - Так ведь не в гробу. Скоро твой щенок очнется и можешь с ним поговорить. Заодно спросишь, как себя чувствует человек, мгновенно превращающийся в кусок льда. Мне самому интересно. На мои вопросы по этому поводу обычно отвечают матом.
  - Правильно делают, - проворчал Арай. - С Тошиминэ придется поговорить тебе. Со мной он разговаривать вообще не захочет.
  - Уверен.
  - Да.
  - Ладно. Попытаюсь.
  
  
  Больница, сразу понял Тошиминэ. Полностью защищенная от побега. Нужно что-то придумать.
  И уснул.
  Потом он долго куда-то плыл.
  Потом так же долго злился.
  Одна бесконечность сменяла другую, но лучше почему-то не становилось.
  А потом он вспомнил, вспомнил город и прадеда, самого умного человека, из всех, кого знал маленький потомок принявших дух. Вот с кем следовало посоветоваться. Прадед обязательно нашел бы решение и сделал единственный верный выбор. Он умел это как никто другой.
  В палату вошел командир Ленок и пристально уставился на лежавшего с открытыми глазами Тошиминэ.
  - Ты не спишь, - решил человек, от которого всегда пахло зимней рекой.
  - Не сплю, - честно признался Тошиминэ.
  Прадед говорил, что нельзя бояться своей сущности и того, кто живет на дне души. Кошка никогда не причинит вреда. Если с ней подружиться, она будет помогать и однажды сможет помочь в безвыходной ситуации.
  - Я должен с тобой поговорить, - сказал Ленок. - Меня Арай попросил.
  - Хорошо, - сказал Тошиминэ.
  Если ты научишься слышать кошку, говорил прадед, она станет слышать тебя. Ты сможешь научиться быть кошкой. Сможешь ощутить и увидеть многое, что не дано обычным людям. Ты даже сможешь стать кошкой, задвинув человека туда, где она обычно обитает. Ты станешь сильнее. Ты научишься видеть мир иначе.
  - Надеюсь, этот разговор не окажется бесполезным, - сказал Ленок, подойдя вплотную.
  - Надеюсь, - эхом отозвался Тошиминэ.
  Ленок сел на табуреточку для посетителей, почесал затылок.
  Тебя называют диким животным? Так будь им. У животных лучше развиты инстинкты, животные терпеливее, они умеют выжидать и ловить тот единственный момент, когда можно атаковать.
  - Ты понимаешь, что ты творишь? - спросил Ленок. То, что щенок ни в чем не раскаивается, было видно и так. Зачем спрашивать о таких глупостях. А вот понимает ли?
  - Понимаю, - сказал Тошиминэ.
  Он смотрел на окно. Сейчас антимагическая защита не действовала. Она не будет действовать все то время, пока здесь командир. Не из уважения к нему. Просто рядом с командирами подобные вещи вообще не работают. Сейчас можно попытаться выпрыгнуть в окно. Если бы здесь не было Ленока, Тошиминэ бы уже выпрыгнул. С другой стороны, если бы Ленока не было, на окне бы была защита. Дилемма. Пока нет Ленока - прыгать нельзя. Пока он есть - можно, но бесполезно.
  - Может, ты мне объяснишь, зачем тебе понадобилось разрушать белую комнату?
  - Может, объясню, - равнодушно отозвался Тошиминэ.
  Выжидай. Не проявляй себя никак, пока не придет момент для атаки. А он обязательно придет. Запомни, мальчик, в такой момент можно ненадолго оглушить даже врага гораздо сильнее, чем ты. А потом беги. Момент долго не продлится. На то он и момент.
  - Так зачем?
  - Там был готовый кокон равновесия.
  Голос спокойный и уверенный.
  - Был, - покладисто согласился Ленок. - Думаешь, кто-то собрался вызвать демона?
  - Думаю. В ущелье ведь вызвали. Ненадолго. Но совсем не потому, что испугались или не смогли удержать. Они просто репетировали. Демон сам по себе им, наверное, не нужен. Демон им нужен, чтобы занять чем-то всех сильных.
  - Интересная версия. Считаешь, демона будут вызывать в Долине?
  - Да.
  - Поэтому ты уничтожил сферу?
  - Да.
  - Так почему ты об этом никому не рассказал? Даже своему командиру не рассказал, идиот, - Ленок старался сдерживаться и говорить спокойно. Рыжего щенка хотелось придушить.
  - Я не могу никому из вас доверять, - отчаянно произнес мальчишка.
  Жди. Замри. Слейся с окружающим и будь готов. Момент ведь уже близко.
  - Чтоооо?! - сказать, что Ленок удивился, это ничего не сказать. Какая-то рыжая мелочь заявляет, что не может доверять командирам секторов. Мир перевернулся и встал на уши.
  - Я нашел в ущелье след. Запах. Запах открытой алартай. Запах кого-то из командиров. И я не знаю, чей это запах. Я пытался определить и не смог. Кому мне после этого рассказывать? Человеку, который тот запах оставил? Я бы тогда вообще ничего не смог сделать. А так хотя бы ограничил число вызываемых демонов до одного. Теперь все просто. Теперь осталось дождаться, пока кто-то украдет камни из здания Дома Ступеней.
  Похоже, мальчишка пытался убедить вовсе не фиолетового командира. Он пытался убедить себя. Доказать себе, что другого выхода действительно не было.
  - Сумасшедший! - рявкнул Ленок. - Ты соображаешь, что творишь? Понимаешь, что обязан был рассказать о следе хотя бы своему командиру?
  - Я не могу никому из вас доверять, - упрямо повторил мальчишка. - Я и тебе не доверяю. Просто теперь нет выхода. Теперь нужно рассказать всем. Даже если половина из услышавших прекрасно обо всем знают.
  Жди. Мгновение обязательно придет. Жди!!!
  - Щенок! Научился принимать решения, значит, - злобно зашипел командир фиолетовых, едва сдерживаясь, чтобы не вцепиться мальчишке в глотку. - Считаешь себя вправе. Будут тебе права. И обязанности тоже будут. Ты еще пожалеешь о своей решимости.
  Ленок вскочил на ноги и рванул к двери. Если он пробудет здесь еще минуту, персоналу больницы придется оттаскивать его от проклятого щенка. Араю это не понравится. Щенок ему чем-то дорог.
  Мгновение!!!
  Тошиминэ взвился вверх, как умел только он один. Перевернулся в воздухе. И в тот самый миг, когда командир Фиолетового Сектора начал оглядываться на подозрительный шум, свалился ему на голову вместе с одеялом. Завязать одеяло узлом не получилось. Командир его попросту разорвал. Пришлось хватать табуретку, лупить Ленока по голове и, не оглядываясь на дело рук своих, прыгать в окно.
  А потом просто бежать. Долго. Слыша нарастающий шум. Петлять и заметать следы. Почти перестав быть собой.
  Разговор слышали в любом случае, скрыть что-либо в больнице невозможно, так что о следе в ущелье теперь знают все. И виноватые, и невиновные. А большего на данный момент и не требуется. Ведь после этого разговора ждать удобного момента никто не станет. Потому, что более удобного момента уже не будет. Совет быстренько выставит рядом с камнями сферы усиленную охрану и прикажет никого к ним не допускать. Даже собственного командира. При таких обстоятельствах совет имеет право отдавать подобные распоряжения. Протестовать никто не посмеет. Протестующего сразу же заподозрят во всех грехах. Так, что тем, кто вызывал демона в ущелье, придется действовать быстро. И возможно, вызыватели демонов наделают ошибок.
  Тошиминэ очень на это надеялся. Иначе все окажется бесполезным. Он опять попусту потратит время. Которого с каждым часом становилось все меньше и меньше. Нужно закончить охоту раньше, чем закончится дарованная сила. Без дарованной силы он не сможет не спать, не сможет бежать без перерыва и не сможет слышать то, что слышит кошка, не выходя за пределы паутины небытия. Собственно, вместе с дарованной силой уйдет его собственная, так что он вообще ничего не сможет. Арай мог только ругаться и требовать его убить.
  А пока нужно было сбежать и спрятаться. У людей ведь очень плохой нюх. Им сложно выслеживать животное. Особенно, если они не знают о существовании этого животного.
  Снять меч с верхушки дерева и вместе с ним устроить засаду там, где никто не станет искать Тошиминэ Айя. Искать его там бесполезно. Его там не будет. Там будет кошка, которая ничего там потерять не может, ведь у нее нет памяти, а личность животного вовсе не похожа на личность человека, от памяти эта личность зависит в самой малой степени.
  
  
  - Куда этот щенок опять делся? - неизвестно у кого спросил Ленок.
  У него болела голова после удара табуреткой и настроение было соответствующим. Кто скажет, зачем в больнице нужны такие тяжелые табуретки? Они что, нормальный стул не могли поставить? Или эти табуретки нужны для того, чтобы у посетителей не возникало желания надолго засиживаться? А если возникнет? Они приносят с собой удобные стулья или на полу сидят? У кого бы спросить?
  Ритке опять перебирала какие-то бумаги, вызывая у Ленока чувство вины. Он все бумаги сбросил на своего первого помощника и занялся гонками за Тошиминэ. Как там Сой справляется? Может, ему помощь нужна.
  Арай сидел под стеной и смотрел в никуда. Похоже, он из сказанного мальчишкой понял гораздо больше, чем все остальные, но никому о своих догадках рассказывать почему-то не хотел. Словно эти догадки могли принести долине еще больше неприятностей, чем принес несносный щенок.
  - Нужно что-то делать, - заявил Ленок, ожидание его морально убивало.
  - Что? - ехидно спросила Ритке.
  Точно как в детстве, когда светловолосая серьезная девочка доводила самого низкорослого и самого шумного мальчишку в классе до белого каления одной только своей невозмутимостью. Он ведь ее даже ударить не мог. У него рука не поднималась на это красивое существо умеющее ехидничать с убийственно серьезным видом. Арай считал, что его друг тайно влюблен в эту девочку. Наверное, до сих пор так думает. Арай на самом деле способен полюбить богиню и никогда не сможет понять, почему Ленок может Ритке восхищаться и не может относиться к ней как к земной женщине, которую можно любить. Любить ледяную статую глупо, сколь бы прекрасной она ни была. Если ее долго держать в объятьях, она растает и потеряет всю свою привлекательность. Леноку этого совсем не хотелось. Ему нравилось смотреть на Ритке, как на произведение искусства.
  Приходилось ждать. Любых событий.
  Ждать решения совета об усилении мер по охране камней.
  Ждать нового появления Тошиминэ, способного преподнести любой сюрприз.
  Ждать дальнейших действий таинственных вызывателей демонов.
  Сейчас за Шестиугольным Залом, огромным помещением с готовым коконом равновесия для вызова демона следила куча народа. Следил наблюдатель от совета. Следили бойцы Ритке, которых общими усилиями замаскировали так, что заметить их там сможет разве что Тошиминэ с его феноменальным нюхом. Следили какие-то неясные тени, то ли посланцы других командиров, то ли решившие прославиться выскочки. Приглядываться Ленок не стал. Наверняка следил рыжий щенок, умудрившийся опять бесследно раствориться в окружающем пространстве. Как он это делает? Его маскировка совершеннее, чем та, которую смогли сотворить общими усилиями три командира.
  Все ждали дальнейших событий.
  Ленок ненавидел ждать.
  Ему очень хотелось, чтобы произошло хоть что-нибудь. Время ведь играет против вызывателей. Как бы ни был медлителен совет, к вечеру он примет решение и тогда к камням не сможет залететь даже комар. И никто этого решения не отменит, пока не будет выяснено, кто вызывал демона в ущелье. К словам мальчишки отнеслись очень серьезно. Людей, считавших Тошиминэ дураком, способным раздуть из мухи слона, в долине не нашлось.
  - А может... - Ленок и сам не знал, что хотел предложить, он просто устал ждать.
  За дверью послышался шум, какие-то крики, потом громко постучали и, не дожидаясь ответа, в кабинет королевы пламени ворвался русоволосый парень с испуганными глазами.
  - Беда, - выдохнул он и Ленок понял, что дождался.
  Парень по коридору несся как метеор, запыхался и теперь изо всех сил пытается выровнять дыхание, чтобы внятно объяснить, что именно произошло.
  - Кто-то украл камни? - спросила Ритке.
  - Хуже, - сказал парень. - Они не стали их воровать.
  - Кто они? Говори по существу, - велела Ритке.
  - Командир Шеетэй и его первый помощник, не знаю как его зовут, - сказал парень.
  - Что они там делают? - спросила Ритке, парень все никак не мог отдышаться и она пыталась облегчить общение с помощью вопросов.
  - Жертвоприношение, - безжизненно произнес Арай.
  - Какое к демонам жертвоприношение? - удивился Ленок, история становилась все занимательнее и страшнее.
  - Тошиминэ же сказал, что демон будет отвлекающим фактором. Кокон равновесия нужен для чего-то другого. Для жертвоприношения. Шеетэй решил получить власть над созданиями нижних пределов.
  - Но для этого придется принести в жертву половину долины, - не поверил Ленок.
  - Или... - сказала Ритке и посмотрела на своего подчиненного.
  - Троих командиров, - сказал парень. - Они сами пришли. Насколько я понял, они пришли проверить все ли в порядке. Мы даже понять ничего не успели. Пришли себе командиры и ладно. Не станут же они все вместе воровать камни. Четыре командира это как-то слишком. А потом помощник Шеетэя что-то сделал и они попадали.
  - Кто попадал, что сделал? Говори точнее, - не выдержала Ритке.
  - Упали командиры Матэн, Радония и Алатэ. А что сделал, я не знаю. Как будто змея из тумана. Черная такая, жирная. Она их обвила и они упали. Очень быстро. Они отреагировать не успели. Только Радония удивился.
  - Удавка повиновения. Шестой уровень демонской магии, - сказал Арай. - Помощник Шеетэя не совсем человек.
  - Ты откуда знаешь? - спросил Ленок.
  - Прадед Тошиминэ рассказывал. Он много о высших демонах знал. В долине половины этих сведений нет. Его роду пришлось воевать с подобными созданиями, тогда они и получили зов бога, он почему-то решил им помочь. Наверное, демонов не любит. Удавка, это нечто подобное высокой волне, только слабее. Если бы командиры Матэн, Радония и Алатэ что-то заподозрили, они бы смогли защититься. Но они не заподозрили и теперь их сила связана.
  - Понятно, - кивнула Ритке. - Шани, беги к курьерам, расскажи им все об удавке, командире Шеетэе и жертвоприношении. Пускай бегут по секторам, требуют помощи. Потом к совету, пусть попросят мудрых эвакуироваться из Дома Ступеней, они все равно не смогут ничем помочь. А мы идем к кокону равновесия.
  Русоволосый кивнул.
  - Тошиминэ, - сказал Арай.
  - Его там не было, - понятливо сказал Шани и рванул к курьерам. Доверять ментальным сообщениям в такой обстановке не приходилось.
  - Надеюсь, твоего щенка с помощью демонской магии не поймали, - сказал Ленок. Он как раз пытался понять хочется ему этого или нет. С одной стороны он будет полностью отмщен. С другой - мальчишку все-таки жалко.
  - Его не поймали. Он о демонах знает не меньше, чем я. Возможно, даже больше, - уверенно ответил Арай. - Он знает, что высших по запаху от человека отличить практически невозможно, так что доверять не станет никому.
  - Хочешь сказать, он каким-то образом учуял этого демона?
  - Нет. Он нашел следы похожие на те, которые были в его городе.
  - И что?
  - Там тоже был человек, которому помогал высший демон. Следы человека, а не самого демона. Боюсь, демон внятных следов вообще не оставляет.
  - Как твой щенок сейчас.
  - Нет. Это другое.
  - Ну, раз ты так в этом уверен...
  Арай кивнул каким-то своим мыслям и прекратил разговор. То ли опять до чего-то додумался. То ли не желал, чтобы кто-то сравнивал его щенка с демоном. Попробуй его пойми.
  Где-то в глубине души Ленок верил, что однажды Арай посвятит его в тайны связанные с рыжим щенком. Ему до лысого демона надоело узнавать об этих тайнах тогда, когда от них уже не было ни малейшей пользы. Ленок вовсе не желал этими тайнами воспользоваться и причинить мальчишке какой-то вред. Просто он был любопытен и не любил попадать в неприятности только из-за того, что ничего не знал об какой-то мелочи, о чьем-то наследстве, о чьих-то родственниках, предках, о семейных умениях и особенностях дара невидимых для того, кто об этих особенностях не знает.
  
  
  - Плохо, ой как плохо, - тихонько подвывала кошка уловив мысли того Кто Всегда Рядом.
  Тошиминэ ее почти не слушал. Он пытался думать и не паниковать. Ведь должен быть выход.
  Он опять ошибся. Камни не стали воровать. Ими воспользовались прямо на месте. На месте, которое было самым защищенным во всей долине. Тысяча проклятий.
  Почему он столь самоуверен? Почему никому не пришло в голову выбить из него эту самоуверенность? Все почему-то пытались избавить его от излишков ума, а самоуверенностью почему-то восхищались. Скопище идиотов.
  Что происходит внутри активированного кокона, Тошиминэ рассмотреть не мог, для этого нужно было подойти к Воротам, а он никак не мог избавиться от страха перед ними. Впрочем, он и так знал, что ничего хорошего там не происходит. Принести в жертву командира не так-то просто. Его тело будет сопротивляться до последнего, даже если разум ничем ему помочь не может. Чтобы заставить командира умереть, его придется порезать на куски.
  Мерзость какая. Лучше не видеть и даже не представлять.
  Снаружи кокона было не лучше. Снаружи в Шестиугольном зале бесновался туманный демон. Самый сильный из низших демонов. Практически непобедимый, пока находится рядом с коконом равновесия. В зал успела набиться куча народа. Одни безуспешно пытались усмирить демона, или хотя бы не дать ему покинуть зал. Вне зала его победить смогут довольно быстро, но заплатить за победу над каким-то демоном половиной города, это как-то слишком. Другие столь же безуспешно пытались пробить кокон, постепенно теряя силы. Огромный Шестиугольный зал, казался муравейником, в который случайно попала мышь.
  - Плохо, так плохо, - на одной ноте скулила кошка.
  Тошиминэ хотелось к ней присоединиться и вволю повыть. Плакать он разучился в тот момент, когда часть потолка подвала рухнула и, в окружении мелкого пепла, в подвал прыгнул Арай Лонэ. Совершенно незнакомый человек, с виду двадцатилетний юнец, большой такой и ощутимо сильный. А оказалось, сорокалетний командир из Города Вне Мира. Они все там такие, даже в сто и двести лет их внешность не меняется. Они то и умирают только тогда, когда их кто-то убивает. К сожалению, убивают их очень часто. У всего есть своя цена. Тошиминэ тогда слушал рассуждения командира из города, где магии больше, чем во всех королевствах континента и понял, что с этого момента его жизнь навсегда изменилась. Он никогда больше не будет маменькиным сынком, никто не будет гладить его по голове, называя Рыжиком, как и обзываться, называя Полудохлой Кошкой. У него больше нет семьи, нет города, нет своего мира. Даже плакать не над чем. Не будешь же плакать над кучей пепла, в котором смешалось все, что он любил и что ненавидел. Вот он и не плакал. Никогда. Только выть иногда хотелось.
  Больше он своему миру рухнуть не позволит.
  Пять стен Шестиугольного зала - большие зеркала, с помощью которых местные ученые наблюдали за поведением призванных демонов. Там целая система передачи изображения, в которой Тошиминэ так и не разобрался, не смотря на то, что научился видеть сквозь эти зеркала из любого места долины. Шестая стена и не стена вовсе. Шестая стена на самом деле ворота, Ворота Отсечения, сквозь которые заставляют пройти тех, кто больше не имеет права жить в долине. Собственно у них есть выбор. Либо они идут в ворота, пока сфера, защищающая от демона, стабильна. Либо ждут два часа, за которые камни обязательно разряжаются и позволяют демону себя сожрать. Большинство выбирали ворота.
  А ворота это такая штука, в которые можно войти с двух сторон. Эти ворота убивают в человеке силу, но это не значит, что сквозь них нельзя попасть внутрь сферы кокона равновесия. Нужно просто разобраться, что они такое и придумать как сохранить свою алартай. Сложная задачка.
  Но разве у него есть выбор?
  Кошка перестала скулить и начала принюхиваться. Ворота ей не нравились. Она была уверенна, что это вовсе не ворота, это спящее живое существо. Хищник, который гораздо сильнее бедной кошки.
  Тот Кто Всегда Рядом согласно кивнул головой. Он тоже это чувствовал.
  
  
  - Мы по любому не успеем, - сказал Арай.
  - Предлагаешь сесть, сложить ручки и позволить этой твари нас сожрать? - Ленок махнул в сторону громадной расплывчатой фигуры, постепенно глотавшей очередную порцию огня Ритке.
  Огонь королевы пламени единственное, что хоть как-то задерживало демона. Все остальное он вообще не замечал. Даже на отвалившийся от него кусок никак не отреагировал. Демону хотелось есть и он пытался ловить мечущихся по залу человечков, от которых пахло силой. Человечкам пока удавалось убежать и отогнать его от выхода. На большее они уже не надеялись. Уворачиваться два часа подряд никто из них способен не был, так что дальнейшая их судьба зависела от везения. А еще от того, что собирался предпринять командир Шеетэй по завершении жертвоприношения и что смогут ему противопоставить остальные командиры.
  Командиры подозревали, что ничего, поэтому пытались пробить сферу.
  Как все глупо.
  Шестиугольный зал не рассчитан на то, что в него будут призывать столь сильных тварей. Зато защита сферы, похоже, рассчитана.
  Ленок ругнулся и в который раз стукнул по сфере собранной в клубок силой. Удар отозвался в голове гулом, перед глазами запрыгали черные точки и что-то где-то взорвалось.
  - Нужно бить вместе, поодиночке мы точно ничего не сделаем, - рассудительно сказал Арай.
  - Ага, - устало отозвался Ленок.
  Вместе они уже били. С тем же результатом, что и поодиночке. Только гула в голове было больше.
  - У тебя кровь из носа пошла, - сказал Арай. - Плохо.
  - Чего уж хорошего, - сказал Ленок. Взорвалось, похоже, что-то в его голове. Вот-вот будет достигнут предел, за которым останется только умереть. Два часа они точно не продержатся.
  Почему никто не подумал о том, как дезактивировать проклятые камни, находясь снаружи сферы? Ученые, чтоб их. Почему никто из них не соизволил сюда явиться?
  Черная Лиса, чей сектор только тем и занимается, что изучает влияние стихий на силу и создает на основе своих наблюдений какие-то странные приборы, прибежала и половину своих гениев притащила. А тех, ради кого создавали это помещение, почему-то нет. Они же о демонах знают все, почему же не пришли помочь? Наверное, только и знают, что от демонов лучше держаться подальше. Арай наверняка знает больше, не говоря уже о его щенке.
  Интересно, где этого щенка носит?
  - Попробуем еще раз? - спросил Арай.
  Ленок кивнул.
  Кто-то слева согласно простонал. Похоже на Тарена, но поворачивать голову, чтобы убедиться не хотелось, она с каждой минутой болела все сильнее. А еще мутило. Наверное, сотрясение после удара табуреткой все же было. Проклятый мальчишка.
  - Готовы? - бодренько спросил Арай. - Давайте.
  Бумммм!!!
  Черные точки перекрасились в белый цвет и радостно пустились в пляс вокруг головы командира Ленока. Он отстраненно за ними наблюдал. Еще немного, и он станет узнавать их в лица.
  Хорошо, что скоро все, так или иначе, закончится.
  Два часа он точно не выдержит.
  
  
  Ворота пугали. Сейчас Тошиминэ видел, что они такое. Просто тварь. Пожирающая силу тварь. Это же так просто, слизать силу с тарелочки, именуемой человеческим телом. На тарелочке ее много, там она с приправами, называемыми человеческими чувствами. Вкусненькая. И по крупинкам собирать ненужно. Да эта тварь и не умеет. Она давно разучилась находить крупицы силы. Зачем? Ей и так силу преподносят. Сразу и в больших количествах.
  - Я должен, - отчаянно прорычал Тошиминэ.
  Идти в ворота глупо. Он ничего не сможет сделать, пройдя их. Он никому и никогда больше не сможет помочь. Пройдя ворота, он в долине сможет только умереть.
  А если их не пройти, то жизнь вообще теряет смысл. Зачем ему жить, если больше не будет тех, ради кого он живет? Он уже однажды потерял все, больше ему ничего подобного не хотелось. Легче умереть.
  Ворота нельзя пройти.
  Ворота необходимо пройти.
  - Ах ты тварь. Думаешь, ты меня сломаешь? Думаешь, я сдамся? Да, я животное. Да, у меня есть нюх и мои инстинкты сильнее человеческих. Да, я только и умею быть верным хозяйской руке. Несмотря ни на что. И плевать, что я эту руку уже кусал. Плевать, что со мной за это будет. Я должен. Иначе я уже мертв.
  Кошка удивленно прислушалась, перестав гипнотизировать взглядом серую мглу, клубящуюся в арке ворот.
  Тошиминэ вздохнул и попытался успокоиться. Зачем пугать кошку попусту сотрясая воздух? Она и без того напугана.
  Воротам было все равно. Абсолютное равнодушие. Командир Арай бы позавидовал. У Арая есть чувства. Очень сильные чувства. И как бы он их не прятал, они все равно прорываются сквозь ледяную оболочку, освещая мир вокруг него. На этот свет летят глупые бабочки, выплясывают вокруг, стараются заслужить благосклонный взгляд. Нельзя позволить какому-то психу возжелавшему стать богом, какого-то из нижних пределов, уничтожить этот свет.
  Тошиминэ закрыл глаза, качнулся в паутине и заставил свои мысли течь спокойно и размеренно. В такт дыханию. Вдох, выдох, вдох, выдох. И так целую вечность.
  Другого выхода нет. Кокон равновесия не могут пробить командиры, значит, какой-то третий помощник тем более не пробьется. Ворота единственный путь. И нужно поспешить, пока проклятый предатель действительно не стал богом.
  Принести в жертву своих друзей. Тех, кто ему больше всех доверял. Сволочь.
  Убить тех, кто прикрывал тебе спину. Ублюдок.
  Его необходимо разорвать на части, на меленькие кусочки, голыми руками и тогда мир опять придет в равновесие. Перестанет раскачиваться и вопить от боли.
  Мысли опять понеслись вскачь, закружились, стали перекликаться друг с другом, а потом столкнулись и разом схлынули, оставив после себя то, что называется озарением.
  - Я иду, - сказал Тошиминэ.
  В душе неожиданно поселилось спокойствие и пришло решение. Если тварь видит силу только в теле, силу нужно отпустить, отпустить куда-то далеко, чтобы сквозь ворота шагала пустая оболочка без любимого лакомства. Как отпустить? Да это неважно. Просто отпустить. Словно закрыть глаза и перестать видеть. Шагать с закрытыми глазами. Мгновенно потерять половину чувств и способностей и приобрести защиту от ворот. Так просто.
  Как рвутся связующие алартай? Очень легко рвутся. Нужно просто пожелать придать своей силе облик, как кошке. После этого сила никогда уже не будет тем безликим маревом, которое видно сквозь прозрачную пластину в башне техников. Она никогда не будет всего лишь частью человеческого тела. Она станет частью души, как в свое время стала разбуженная кошка. Или не станет. Это уже как захочет она сама. Ведь у алартай, в отличие от кошки, человеческий разум и человеческая память.
  - Ты же вернешься? - жалко спросил Тошиминэ у своей алартай с птичьими глазами.
  Вернусь, беззвучно пообещала она и махнула крыльями. Не держи. Вернусь.
  А потом он закрыл глаза и шагнул.
  
  
  - Интересно, где носит твоего щенка? - спросил Ленок, размазывая кровь из-под носа по щеке.
  - Щенка? - отстраненно спросила Ритке. У нее обгорели рукава и лицо посерело. Вот-вот сознание потеряет. Но не сдастся. Королева пламени не умеет признавать свое поражение. Впрочем, кто здесь умеет?
  - Рыжего щенка Арая, - уточнил Ленок.
  - Не знаю, - равнодушно отозвался зеленый командир, как всегда спокойный и безмятежный, словно не чувствует дыхания смерти за своей спиной.
  - Ему бы понравилось, - сказал Ленок, рассматривая потеки на потолке. - Проклятый мальчишка излишне умен и умеет ценить такие моменты. Он бы нашел выход из этой ситуации.
  - Здесь нет выхода, - сказала Ритке. Королева переживала, половина ее бойцов уже еле стояла на ногах. Еще немного и демону не составит труда их поймать.
  - Это для нас нет. Он бы нашел. Сволочной молокосос в щель способен просочиться.
  На самом деле Леноку хотелось выть, ругаться, биться головой об стену, только бы не чувствовать себя настолько беспомощным и жалким. Он методично убивал своих людей. Делал то, за что поклялся убить любого и не мог не делать. Они бы ему не простили, скомандуй он сейчас отступление. Не простили, даже если понимают, что победить в этой битве невозможно. Они сами выбрали командира Ленока, сами пришли в его сектор, добровольно поклялись следовать за ним по его пути. Они знали, чем именно рискуют. Жизнь важнее гордости. Честь превыше жизни. Город важнее всего.
  Какие глупые принципы на самом деле.
  - Уже просочился, - уронил Арай, глядя на сферу. Никаких эмоций. Ни радости, ни удивления. Бездна усталости и ничего больше.
  В первое мгновение никто не понял значения этих слов.
  Во второе все словно очнулись.
  Ленок резко развернулся, едва не запутавшись в собственных ногах. Ритке застыла с поднятой рукой. Даже туманный демон перестал завывать, словно понял, что происходит нечто невероятное.
  Молокосос просочился. Вышел из Ворот Отсечения и вместо того, чтобы как все приличные пустые упасть и забиться в смертных корчах, взмахнул мечом и опустил его на один из камней в кругу сферы. Камень разлетелся на осколки, сфера неуверенно заколыхалась.
  Арай вскочил на ноги и наплевав на демона ломанулся к сфере. Ленок побежал за ним, не отрывая глаз от зеленого третьего, успевшего за несколько мгновений расколошматить четыре камня. Как Ленок не навернулся, он и сам не знал, наверное, повезло. За ними побежал еще кто-то из командиров. Ритке благоразумно осталась на месте и начала лепить очередную огненную плюху для демона. Лишь бы у нее сил хватило. Ведь демон слабеет вместе со сферой. Сейчас королеве пламени не нужно его убивать, нужно просто не позволить кого-то убить и вырваться наружу до того, как будет разрушен кокон равновесия. После этого демон сам исчезнет спустя несколько минут, а если повезет, то и секунд. Такова природа этого зала.
  Шеетэй оглянулся, прервав жертвоприношение Матена, несколько долгих мгновений ничего не понимая, пялился на Тошиминэ, потом махнул рукой своему помощнику. Промедление стоило ему еще пяти камней и Ленок понял, что теперь-то они точно смогут пробиться, оставшиеся три камня не преграда.
  Безымянный первый с воплем прыгнул на зеленого третьего. Что ему какой-то третий, между ними слишком большая пропасть в силе, чтобы в голову первого желтого закралась хоть капелька сомнений. Идиот. Такой же идиот, как и его командир. Совсем ничего не понял. Он даже допрыгнуть не успел. Тошиминэ что-то прорычал и махнул рукой. С кончиков пальцев сорвалась чистая сила, на лету превратилась в птицу и снесла идиота прямо на Матэна, положив этим жирную точку на третьем жертвоприношении.
  - Твою ж мать, - сказал кто-то восторженно рядом с Леноком.
  Он не посмотрел кто. Какая разница. Смотреть на мальчишку сумевшего перепрыгнуть через три ступеньки и за день освоить высокую волну гораздо интереснее. Как этот рыжий демон сумел так быстро сообразить, что силу не обязательно всегда держать в себе? Неужели он рискнул порвать поводок алартай только потому, что не видел другого выхода? Как он сумел ее удержать рядом? Ее можно удержать, только избавившись от всех сомнений. Усомнишься на мгновение и все, ты обычный пустой, алартай больше никогда не станет тебе доверять. Эта сила не умеет доверять тому, кто не верит ей. Это сколько же нужно иметь смелости решимости и наглости, чтобы довести дело до конца вопреки всему. И где этот щенок до сих пор был? Он вышел из ворот. Из ворот, которые всегда ведут в одно место. В Долину Забвения. Как эта Рыжая Сволочь сумела сохранить там свою память? Он что, сознание умеет расщеплять? Как легендарный Соетэш? Мальчишка же говорил что-то о нюхе, нужно было обратить внимание. Нюх и способность прятать свое сознание внутри сознания какого-то животного. Точнее окружать свое сознание сознанием животного. Этот фокус столько людей пыталось повторить, но все гораздо быстрее сходили с ума, чем добивались заметных результатов. Если мальчишка сумел разделить сознание на две взаимозаменяемые половины, то становится понятным, почему его не могли найти. Его просто не видели за тем не совсем разумным существом, которому он отдавал свое тело. Вот это щенка вырастил Арай. Как только рассмотреть сумел?
  - Краш! - заорал Арай, врезавшись в дрожащую сферу. - Убью, ублюдок!
  От его вечной невозмутимости следа не осталось. Ярость в чистом виде. Хочется отвернуться, и никогда больше этого не увидеть. Арай излучающий злость гораздо страшнее демона.
  Ленок кинул перед собой ледяную глыбу, разбившуюся в мелкую пыль, потом чистую силу. Потом к его усилиям присоединился еще кто-то. Сфера загудела как огромный барабан. В голове тоненько звенело, но это уже не имело значения.
   Арай продолжал выкрикивать угрозы. То ли душу отводил, то ли внимание от своего щенка отвлекал. Лишь бы мальчишка не полез убивать Краша самостоятельно. Он не в том состоянии, чтобы сражаться с командиром. Он еще в больнице был не в том состоянии. А сейчас, наверное, вообще полудохлый, как только на ногах держится?
  - Краш!!! - взвыл Арай и сфера лопнула.
  Мгновенно.
  Просто перестала существовать, утянув за собой в мир теней тоненько подвывавшего демона.
  Ленок по инерции побежал вперед.
  Арай что-то швырнул, не дожидаясь, пока сквозь поднятую коллективными усилиями пыль можно будет хоть что-то рассмотреть. Наверняка своего щенка на таком близком расстоянии чувствует безошибочно, но потом будет всех уверять, что готов был мальчишкой пожертвовать. Под потолком пронеслась птица. Белая, с голубыми проблесками на крыльях. Воздух и немного воды. У мальчика хорошее сочетание.
  - Краш! - опять завопил Арай.
  - Стой, сволочь! - ответил ему голос мальчишки и все пропало.
  И пыль. И бело-голубая птица, успевшая напоследок разнести портал перехода, наверняка сбив все настройки и забросив проклятого Краша совсем не туда, куда он собирался попасть. А если предположить, что мальчик умеет соображать даже в такие моменты, то сил, на то, чтобы быстро выбраться с того места у Краша в скором времени не будет. Краш при всех его достоинствах высокой волны так и не достиг и не знает, что нити можно оборвать, так, что защиты у него нет.
  Арай тяжело опустился на пол. Ленок присел рядом, из носа опять пошла кровь, но это такие пустяки по сравнению с тем, что могло бы быть, не вздумай рыжий щенок взбунтоваться. Ларета пошатываясь пробиралась к Матэну, наверное почувствовала, что он все еще жив и надеялась удержать его на этом свете. Тошиминэ сидел под стеной, держась за крестовину своего меча, и смотрел на то место, где был разбитый им портал. Вид у мальчика был хуже некуда. Измученный, избитый и очень уставший. Все это время держался на одной воле и желании, во что бы то ни стало, выполнить самому себе назначенные обязанности. Сейчас, когда все закончилось, вряд ли сможет самостоятельно на ноги подняться. Впрочем, это к лучшему. Не сбежит опять. Хотя, зачем ему сбегать? Смерти он не боится. Наказание наверняка принять готов. Любое. Он ведь с самого начала понимал, на что шел.
  И пусть все будут прокляты, если некто Ленок Тасада позволит Совету наказать этого мальчика слишком уж сурово. Такого наказывать имеет право только собрание командиров. Впрочем, как и награждать.
  А чем отличается награда собрания командиров от наказания? Да в сущности, ничем. И то, и другое означает как минимум признание, а возможно даже уважение.
  Но набить мальчишке морду нужно обязательно. Чтобы не возгордился.
  
  
  Кошка уснула первой. Она давно хотела спать, но не могла себе позволить бросить нуждавшегося в помощи и утешении того Кто Всегда Рядом.
  Тошиминэ шел, спотыкался, пропускал мимо сознания все, что ему говорили и вдруг понял, что кошка уже спит. Спит вытянувшись на паутине и только лапы свисают через прорехи.
  - Пусть тебе приснится хорошая охота, - тихонько пожелал Тошиминэ.
  Командир Феринэ, по прозвищу Черная Лиса, вышагивавшая слева, посмотрела с нескрываемым любопытством.
  Командир Ежен, чьи плечи сейчас были для Тошиминэ более надежной опорой, чем собственные ноги, мечтательно улыбнулся. Наверное, вспомнил свою охоту.
  Ленок, изображавший бодрость духа, споткнулся, тихо выругался и окончательно повис на Тарене. Из всех присутствующих Ленок больше всего был похож на пожеванного демоном. Натурализма придавали размазанная по щекам кровь и разодранный во время очередного падения командирский плащ, напоминавший своим видом половую тряпку.
  Замыкал процессию командир Таешь Лонэ, заявивший себя в качестве семейной поддержки. Арай ведь пойти не мог, Ларета поймала его за шкирку и заставила помогать тянуть Матэна из мира мертвых, у Арая это получалось немногим хуже, чем у нее.
  Процессия вела Тошиминэ в Белую башню. Преступившим закон там самое место. В башне и медицинскую помощь окажут. И желающих узнать новости из уст главного участника, отпугнут. И выспаться дадут. И накормят. В общем, не самое плохое место.
   В башне Тошиминэ будет думать над своими поступками. Ему так сказали. Правда, он сильно сомневался, что будет в состоянии думать.
  - Не переживай, - промурлыкала Черная Лиса. - Мы тебя обижать не позволим. Никакой совет не посмеет тебя убить. Шеетэя ведь они назначили. Это их ошибка, которую ты просто пытался исправить.
  - Интересное толкование законов, - прохрипел Ленок. - Ты лучше скажи ему, что наказать его все равно придется.
  - Придется, - согласилась Лиса. - Только наказание бывает разным. Ты сам будешь думать, как бы его сурово наказать и между тем превратить наказание в награду.
  - Дура, - сказал Ленок.
  Лиса ласково улыбнулась и погладила Ленока по голове. Как ребенка.
  Тошиминэ улыбнулся. Какой бы стервой Феринэ Касанна не была, утешать она умеет и Ленок от нее не в меньшем восторге, чем от королевы пламени.
  Вторым уснул браслет. Он словно вздохнул, резко стал холодным и опять превратился в плотно облегающую запястье полоску кожи, украшенную узором из серебряной проволоки, к которому было так удобно цеплять подвески.
  - Ого, - сказала Лиса. - Вот это украшение.
  Она схватила Тошиминэ за руку чуть выше браслета и приподняла ее, чтобы лучше рассмотреть браслет с мерцавшими остатками силы подвесками.
  - Какое интересное сочетание. Эта тройка отвечает за воздух и воду. Эта за землю, огонь и путь. Эта вообще должна реагировать только на кровь, причем, какую-то конкретную кровь. Кровь, похоже, должна связывать все остальное. Мальчик, ты вообще человек?
  - Сейчас да, - честно признался Тошиминэ.
  - А раньше? - заинтересовалась Лиса.
  - Раньше нас было двое. Только она уснула. Теперь не скоро проснется. Она очень устала.
  - Она?
  - Да. Кошка. Рысь. Такая небольшая, с кисточками на ушах. Я очень долго завидовал брату. Он смог позвать медведя. А теперь понимаю, что кошка гораздо лучше. Она ловкая, быстрая и в темноте видит. А еще у нее интуиция. Медведь же ничего кроме физической силы дать не может.
  - Так ты не щенок. Ты котенок, - чему-то обрадовалась Феринэ.
  - Нет. Это рысь кошка. А я действительно ближе к собакам, возможно, даже к волкам, выть люблю и на нюх полагаюсь больше, чем на все остальные чувства вместе взятые.
  - Нюх тебя не подводит, - сказала Лиса.
  Она осторожно провела пальцем по подвескам и отпустила руку. Феринэ умела такие браслеты делать, вот только найти человека способного такой браслет носить практически невозможно. Люди боятся полностью доверять стихиям, как ты их не назови. Боги - это ведь просто воплощенные стихии.
  - Плохо, - сказал Тошиминэ, подвески с каждым шагом становились все тусклее. Еще немного и они тоже уснут. А потом уснет и птица с голубыми крыльями. Она тоже очень устала, не меньше чем кошка. И он останется совсем один. - Мы скоро придем?
  - Почти пришли, - отозвался Ежен.
  - Что случилось? - спросил Таешь.
  - Пока ничего. Но лучше поспешить, иначе вам придется меня нести.
  - Расплата, - удовлетворенно сказал Ленок. - За мою больную голову.
  Ежен ускорил шаг. Ему бы не составило труда отнести куда-то Тошиминэ, но он счел, что это будет неуважением к желанию арестованного.
  Шаг, еще шаг, еще много-много шагов. А потом коридор закончился и под ногами появилась серая брусчатка площади перед Белой башней.
  Лиса заколотила кулаком по воротам, стукнула пару раз ногой и величественно оскорбила явившегося на стук стража. Бедняга даже не сообразил, что можно ответить на подобное приветствие. Таешь пообещал хранить меч. Лиса погладила по щеке. Ленок пообещал набить морду. Ежен и Тарен удивительно дружно пожелали удачи. Потом были недолгие переговоры, передача Тошиминэ в руки стражам Белой башни и целая куча ступенек, ведущих вверх.
  Когда дверь крохотной комнаты, наконец, закрылась, подвески были уже просто крохотными кружочками, звездочками и лепестками, без всяких проблесков силы.
  Белая птица моргнула, аккуратно расправила паутину рядом с кошкой, нашла устойчивый участок и осторожно туда перелетела.
  - Три дня, - сказала она. - Потерпи три дня. Дольше я спать не буду. Я не ленивая кошка.
  Тошиминэ кивнул и сел на пол, ткнувшись подбородком в колени. А потом пришла боль, горячей волной вымывая все мысли и сожаления. Выть захотелось как никогда до этого. Он, наверное, выл, или скулил, точно он не помнил. Ему это, наверное, даже нравилось. Пока не пришла гордость и все не испортила. Гордость велела заткнуться и сохранять человеческий вид. Гордость не хотела, чтобы ее жалели, как избитую собаку. Гордости было плевать на боль. Гордость не знала жалости и хотела принять все заслуженное сполна.
  Разве ты не заслужил? Разве ты сделал все что мог? Почему ты не поспешил? Если бы ты не позволил страху занять все твои помыслы, два хороших человека были бы живы. Так что не скули и не жалей себя. Ты виновен. Ты трус. Ты жалкое существо с большим самомнением. Так хотя бы прими с достоинством наказание за свою трусость и глупость. Разве ж ты не мог обойтись без чужой помощи? Мог. Просто испугался принять на себя всю ответственность, захотел ее с кем-то разделить. Вот теперь плати за помощь молча и не смей жаловаться. Больше ты подобной глупости не совершишь. Не станешь звать на помощь просто из страха что-то сделать не так.
  Гордость была права.
  Больше он никогда не позволит страху принимать решения. Страх всегда все преувеличивает.
  
  
  Вот теперь Ленок понял, почему Арай заподозрил худшее, когда его щенок стал просить помощи у своего бога. Расплата. Такое врагу не пожелаешь.
  Мальчишка сидел под стеной, сжавшись в комок, и трясся. Волосы обвисли мокрыми сосульками. Лицо белое, с синевой. Мертвое. В глазах ни проблеска разума, одна боль.
  - Все в порядке?! - прорычал Ленок.
  - Он второй день такой, ничего же не случилось. Только сначала немножко подвывал. Теперь вообще молчит и на вопросы не отвечает, - заюлил страж башни.
  - А почему он такой? - ласково спросил Ленок.
  - Не знаю, - честно признался страж.
  - Ему больно, идиот! Немедленно зови медиков, безмозглый придурок! Быстро!
  Стража как ветром сдуло.
  Ленок подошел мальчишке, дотронулся до плеча.
  Тот медленно поднял голову и пристально уставился в лицо, кажется, даже не узнал.
  - Это пройдет, - сказал совсем тихо. - Нужно потерпеть. Это скоро пройдет. Еще немножко.
  - Идиот, - припечатал Ленок.
  Вот что с этим мальчишкой делать? Он сам себя наказал, дальше некуда.
  - Три дня, всего три дня. Потом она проснется. Я знаю.
  - Ты все знаешь. Точно как Арай. И тоже ничего никому не говоришь. Какой же идиот. Откуда такие берутся?
  - Что с ним? - девица с повязкой медика появилась на удивление быстро.
  Стражник маялся у нее за спиной и пытался не пропустить ничего интересного. Нужно же ему что-то по вечерам рассказывать приятелям за кружкой пива. А тут такое событие, в башне в кои-то веки появился преступник, с которым совет не знает что делать. И наказывать неохота и не наказать нельзя.
  - Ему больно, - сказал Ленок. - Если верить человеку, тоже умудрившемуся опустошить себя, ему сейчас настолько больно, что хочется умереть.
  - Я не умру, - безжизненным голосом отозвался пациент. - Не дождетесь. Я не настолько слаб.
  - А еще он идиот, но это, скорее всего, неизлечимо, - добавил Ленок.
  Девица вздохнула, тряхнула коротко стрижеными волосами и решительно опустилась на колени рядом с Тошиминэ. Смелая девочка. Не всякая рискнет приблизиться к мужчине с таким выражением лица.
  - Бедный мальчик, - проворковала медик, хватая пациента за подбородок.
  - Я не бедный, - не согласился Тошиминэ, тряхнув головой.
  - Ладно, богатый, - не стала спорить девица, схватив мальчика за ухо. - Только глупый.
  - Я не глупый, - проворчал пациент.
  Интересно, он хоть понимает, что происходит, или думает, что к нему пришла галлюцинация?
  Медик зафиксировала голову пациента в нужном ей положении, убрала с лица волосы и прижала большой палец второй руки к основанию переносицы.
  - Какая симпатичная мордашка, - ворковала она. - Какие красивые глаза. Никогда не видела глаз такого цвета. Вот только с носом беда, перекосило нос немножко. Но это не страшно, дышится же хорошо, ничего не мешает, значит и исправлять ничего не нужно. Кривой нос такую мордашку не испортит, сломанный нос ей мужественности придает. Тебе должно быть это нравится. Мальчишкам всегда такое нравится.
  - Я не мальчишка, - вяло возразил Тошиминэ.
  - Конечно не мальчишка, - согласилась медик. - Ты молодой мужчина. Вот только, когда тебе сломали нос, ты был мальчишкой и почему-то не пришел выровнять его, пока не сросся в таком положении. Значит, тебе понравилось.
  - Мне было все равно, - сказал Тошиминэ.
  - Да? Тебя интересовали другие вещи, правда? Меня тоже всегда интересовали другие вещи.
  - Ты красивая, - сказал пациент.
  - Такая уродилась. А ты спи. Тебе нужно поспать. Станет легче, обещаю. Тебе очень нужно спать. Воду же ты пьешь, значит, и спать можешь.
  Ленок откровенно не видел взаимосвязи между водой и сном, но на Тошиминэ подействовало. Девица еще немножко поворковала, рассказала пациенту, какой он умница и тот послушно уснул. Осталось только поаплодировать.
  - Положите его на кровать и позовите меня через три часа. Дольше, боюсь, мое лечение не продержится. Давать обезболивающие бесполезно. Усыплять с помощью химии опасно. Придется постоянно снимать боль и уговаривать его спать. Храбрый парень. Я видела, как люди в таком состоянии себе головы об стены расшибают, потому, что терпеть больше не могут.
  - Понятно, - сказал Ленок, убедившись, что слова медика до стража дошли в полном объеме.
  - Надеюсь, это закончится раньше, чем мое лечение перестанет на него воздействовать. Тогда уже никто ничего не сможет сделать.
  - Когда оно перестанет воздействовать?
  - Где-то после седьмого-десятого сеанса.
  - Мало, - сказал Ленок. - Тошиминэ сказал три дня. Второй только начался.
  Девица задумалась.
  - Ладно, я за ним присмотрю, - решительно заявила она. - Я в свой выходной могу делать все что захочу.
  - Даже сидеть с преступниками в одной камере, - сказал Ленок.
  - Даже так. Он моего отца спас.
  И Ленок понял, кого ему эта решительная девушка с повязкой медика так напоминает. Матэн. Несостоявшаяся жертва, чудом вытащенная с того света. Папаша, значит, выгнал, не позволив наблюдать за его попытками окончательно вернуться в мир живых, так она нашла замену. Тошиминэ решила отблагодарить. Храбрая девочка.
  Спящий Тошиминэ Леноку понравился. Спокойный такой, умиротворенный, ни на кого не кидается.
  Арай, кажется, говорил, что у его щенка много свободного времени. Из-за этого и мысли дурные в голову лезут, и ловчие сети выплетаются от безделья. Нужно придумать что-то такое, чтобы этого времени было как можно меньше. Впрочем, зачем долго думать, командир фиолетовых ведь пообещал, что щенок пожалеет о своем желании самостоятельно принимать важные решения. Нехорошо нарушать данное слово, даже если слова были сказаны большей частью со злости. Сказано, что пожалеет, значит пожалеет. Осталось только дождаться того момента, когда совет смирится с тем, что не может придумать для Тошиминэ адекватного наказания и передаст его судьбу в руки собрания командиров. В крайнем случае, можно и не ждать, можно вынести вердикт и поставить совет перед свершенным фактом. Пусть только мальчишка придет в себя.
  Ленок улыбнулся, похлопал по плечу стража, изображавшего служебное рвение, и в хорошем настроении удалился.
  Идея была очень даже неплоха. Араю обязательно понравится. Да и остальные будут не против. Одной головной болью меньше.
  
  
  Во второй раз Ленок пришел на следующий день. Окинул стража недовольным взглядом, так, на всякий случай, чтобы парень не расслаблялся. Заглянул в камеру, где увидел идиллическую картинку - Тошиминэ лежал на кровати, поджав колени, дочка Матэна сидела рядом, держала его за руку и что-то тихо рассказывала. Выглядел мальчишка немного лучше, чем ожидал командир фиолетовых. Возможно, просто привык к постоянной боли. Люди ко многому способны привыкнуть. Да и разговор его отвлекает.
  Арая можно успокоить. Пусть лежит себе тихонько, лечится, никуда его щенок не денется.
  Ленок кивнул своим мыслям и ушел. Он узнал все что хотел.
  Опять появился Ленок спустя еще два дня, заранее узнав у стража, что зачастившая к бывшему пациенту медик, сегодня прийти не сможет. Ее позвал отец. Вовремя. Девушка обязательно бы стала задавать ненужные вопросы и мешать щенку настроиться на грядущую головомойку.
  Командир окинул бледноватого парня насмешливым взглядом и швырнул в него комок одежды.
  - Приведи себя в порядок. От тебя воняет.
  Мальчишка молча кивнул.
  Страж засуетился, похоже, боялся близко к Тошиминэ подходить. Репутация у мальчишки к сегодняшнему дню была откровенно пугающая.
  Ленок негромко ругнулся и указал направление. Ему в свое время пришлось побывать в схожей ситуации. Помнится, тогда холоднющая вода местного заменителя душа, показалась ему чем-то нереальным. После двух то недель. А потом его вместе с такими же оболтусами в качестве наказания отправили побродить по какой-то пустыне предела пустых. И он понял, что две недели не срок, что в башне было очень хорошо и, что он больше никогда не попадет в такую ситуацию. Следующий свой проступок он довел до такой стадии, что его рассмотрение отдали на суд командиров и наказанием стало назначение в Фиолетовый Сектор. В качестве нового командира. Тогда Ленок понял, что пустыня тоже не предел, но было уже поздно. Он и сейчас иногда жалел, что вынудил совет отказаться от рассмотрения того проступка, но бросить своих подчиненных уже не мог. Арай называл это непомерным чувством долга, будь оно неладно.
  Вернулся мальчишка довольно быстро, холодная водичка к долгой помывке не располагала. Вид у него был печальный и задумчивый. Наверняка мучили плохие предчувствия, интуиция у парня на высоком уровне и он об этом прекрасно знает.
  Ленок ухмыльнулся. Он уже сейчас был отомщен, но облегчать жизнь этому щенку не собирался. Пареньку придется пройти по выбранной дорожке до самого конца. Безнаказанно нарушать закон не имеет права никто, даже такой гений. Что бы им не двигало и чем бы все не закончилось, закон есть закон. Он будет действительно уважаем и действенен только до тех пор, пока его нарушение будет сурово караться.
  - Пошли, - велел Ленок и легко зашагал к выходу.
  Мальчишка пожал плечами, зачем-то посмотрел на стража и послушно пошел. Ему в голову не пришло попытаться сбежать, хотя сейчас были все шансы. Защита долины после его игры в прятки и побега Шеетэя в таком состоянии, что сбежать могут все преступники скопом, жаль, что им этого делать не хочется. Защиту от опасностей извне кое-как наладили, хотя после этого половина командиров и большая часть старших помощников оказались в больнице, а вот изнутри... Утешает только то, что Шеетэя здесь нет, а второго идиота способного поставить на кон существование трех пределов ради получения власти над одним из нижних пределов не предвидится. Большинство живущих в долине прекрасно понимают, что власть над демонами, даже сильными демонами, на самом деле ничего не даст, эти существа чересчур нестабильны в средних, а тем более верхних пределах. Ну, разрушит это существо несколько строений, наверняка кого-то убьет, а потом лопнет, как мыльный пузырь. Кокон равновесия нужен не столько для защиты вызывающего от вызываемого демона, в первую очередь сфера помогает стабилизировать демона. Тошиминэ это знал и начал свою деятельность с уничтожения камней равновесия. Шеетэй к счастью не знал. Поэтому и не позаботился о защите камней, позволив мальчишке так легко расколошматить их в пыль. Шеетэй рассчитывал выйдя из сферы получить ручного демона, а получил горстку пыли, головную боль и, возможно, невозможность обращаться к силе. Он никогда не дружил ни с кем из профессиональных охотников за демонами. Это у рыжего щенка уйма знакомых, способных поведать ему о тайнах своей профессии.
  - Куда мы идем? - спросил Тошиминэ, осознав, что они движутся в направлении противоположном Дому Ступеней, где обычно заседал совет.
  - К Тренировочным Залам, - ответил Ленок. У него даже получилось скопировать невозмутимый тон Арая.
  - А, - равнодушно отозвался мальчишка.
  Сообщение о залах его не впечатлило. Его там уже били. В возрасте тринадцати лет. Одноклассники. Тогда и нос сломали, и признали его право делать все, что ему захочется. Не признать человека, способного раз за разом подниматься на ноги, и посылать всех к лысым демонам в принципе невозможно. Если бы он тогда попросил прощения за то, что одноклассники сочли его виной, ему бы пришлось до конца жизни делать все, что от него потребуют. А так, отделался кривым носом, прозвищем Рыжая Сволочь и репутацией не совсем вменяемой личности.
  Конечно, был другой путь. Он мог не доводить одноклассников до точки кипения. Но этот путь не для щенка Арая. Ему нужно все и сразу.
  Вот он, наконец, и огребет желаемое. Может и не подавится.
  - Я буду сопротивляться, - сказал щенок, немного подумав над своей участью.
  - Хорошо, - кивнул Ленок. - Так даже интереснее. Жаль, что ты не знаешь всех нюансов предстоящего мероприятия. Было бы еще интереснее.
  Мальчишка хмыкнул и сделал самое разумное в его ситуации. Он больше не произнес ни слова, пока не оказался в тренировочном зале Фиолетового Сектора и не узрел всех, кто его там ждал.
  - Ооо, - высказался по этому поводу щенок, похоже понял, что простой головомойкой не отделается. Для того чтобы набить ему физиономию хватило бы пары пострадавшей от его рукоприкладства, то есть Ленока и Арая.
  - Фиолетовый Сектор. Командир Ленок Тасада, - начал церемонию Ленок. - Обвинение. Представитель меры наказания.
  - Зеленый Сектор. Командир Арай Лонэ. Обвинение. Представитель меры наказания. Защита. Представитель сектора обвиняемого.
  - Зеленый Сектор. Первый помощник Сежедэ Ания. Защита. Представитель сектора обвиняемого, - голос темноволосой девчонки прозвучал столь уверенно, словно она собиралась драться за Тошиминэ до последней капли крови.
  - Алый Сектор. Командир Ритке Каедар. Обвинение. Представитель меры наказания. Свидетель. Обоснование меры наказания.
  - Голубой Сектор. Командир Ларета Ания. Защита. Ответственная за сбор информации. Свидетель. Желтый Сектор. Представитель отсутствует в виду исчезновения командира и первого помощника. Второй и третий помощники признаны недостаточно компетентными для занимаемой должности и потребовали перевода, чтобы начать путь с нуля. Прошение было принято. Четвертый помощник найден не был. Либо это его кровью был вызван демон в ущелье, либо он по какой-то причине сбежал незадолго до этого. Пятый помощник назначен временным смотрящим и слишком занят. Мы сочли невозможным отвлекать его.
  - Бедный Хаски, - пробормотал Тошиминэ.
  Все сделали вид, что он ничего не говорил.
  - Синий Сектор. Командир Тарен Иньес. Свидетель. Ответственный за сбор информации.
  - Белый Сектор. Первый помощник Нирен Хастан. Свидетель. Голос в пользу защиты. Командир Матэн Сэйтэй отсутствует по причине полученных травм. Право говорить от его имени, было подтверждено официально сегодня утром.
  - Оранжевый Сектор. Командир Валентай Асанна. Свидетель. Голос от совета.
  - Серый Сектор. Первый помощник Милена Отэ. Свидетель. Голос в пользу защиты. В виду отсутствия у сектора командира получила право представлять сектор, пока командир у сектора тем или иным путем не появится.
  Еще одна стальная дева. Очень похожа на Ритке. Будь эта малышка немного сильнее, лучшего командира для сектора и искать не стояло. А так, дать ей звание командира, только подвергнуть ненужному риску. Сбежится куча идиотов желающих занять ее место. Жаль.
  - Бирюзовый Сектор. Командир Таешь Лонэ. Свидетель. Голос семьи обвиняемого. Семья решила выступать со стороны защиты.
  Кто бы сомневался. Не смотря ни на что, у Дома Всадников Ветра появился еще один повод для гордости и так просто они человека, давшего семье этот повод, не отдадут. Скорее объявят войну всей долине. Хорошо, что столь крайних мер не понадобится.
  - Коричневый Сектор. Первый помощник Толикан Каста. Свидетель. Голос в пользу защиты. В виду отсутствия командира получил право представлять сектор до тех пор, пока командир у сектора не появится.
  А вот этому первому помощнику еще расти и расти. Хотя бы до уровня Хаски Дотжо, по непонятным причинам до сих пор носившего повязку пятого. Уровень силы как для первого помощника у представителя коричневых средний, да и по уму недалеко ушел. У Арая второй и третий помощники и сильнее и умнее. У самого Ленока хотя бы умнее. Он искренне считал, что уровень силы с годами можно подтянуть, а вот с умом могут возникнуть сложности.
  - Черный Сектор. Командир Феринэ Касанна. Свидетель. Представитель технологического отдела. Моим отделом было принято решение держать нейтралитет, так как от действий обвиняемого меньше вреда, чем могло быть от его бездействия.
  Черная лиса как всегда ускользнула от решения вопросов, которые были ей неинтересны и теперь собиралась участвовать в качестве зрителя. Ну-ну.
  - Красный сектор. Командир Хашен Нэнье. Свидетель. Хотел выступить со стороны обвинения, так как пострадала собственность моего сектора, но меня убедили держать нейтралитет.
  Интересно, кто это его поспешил убедить? Белую комнату так просто не восстановишь. Причин для злости у Хашена более чем достаточно.
  - Салатный Сектор. Командир Ежен Каладар. Свидетель. Нейтралитет.
  А еще говорят, что Арай немногословен.
  - Прошу отложить начало собрания до тех пор, пока мы не решим с обвиняемым некоторых личных вопросов, - сказал Ленок с удовольствием наблюдая как вытягивается прекрасное лицо черной лисы.
  - Поддерживаю, - пакостно улыбнулся Хашен. Кулаки у него тоже чесались.
  - Разрешаю, - сказал Арай, единственный, кто имел право протестовать, как командир щенка.
  - Поддерживаю, - промурлыкала Ритке, мечтавшая стукнуть Тошиминэ по его чересчур умной голове, в надежде, что после этого удара скособоченные мозги примут правильное положение.
  - Согласен, - ухмыльнулся щенок. - Все равно, вы ничем меня удивить уже не сможете.
  - Он еще и хамит, - восхитилась лиса. - Какой смелый мальчик.
  - Он не смелый. Мы действительно ничем его удивить не сможем. Просто необходимо соблюсти некоторые обычаи. Чтобы на будущее не осталось никаких недоговоренностей, - сказал Ленок.
  Лиса хмыкнула и спокойно отошла к зрительским местам, показывая, что никаких личных претензий к щенку не имеет. Ее примеру последовали все первые помощники, присутствующие на собрании, Таешь, не имеющий права бить того, кого взялся защищать от имени семьи, Ларета, прекрасно знавшая, что от нее гораздо больше пользы при лечении, чем при попытках кого-то избить и флегматичный Ежен, справедливо решивший, что ломать кости мальчишке не стоит, а бить не столь сильно не умевший.
  Мальчишка продолжал улыбаться. Безмятежно так. Уверенно.
  За что и схлопотал первый удар от Ленока. От второго щенок ловко увернулся, проскользнул под рукой Хашена и напоролся на кулак своего командира. Шансов избежать всех ударов у щенка не было. Он это прекрасно осознавал, но стоять и покорно сносить удары не собирался. Еще и отвечал на удары, сволочь.
  Ритке стояла в стороне, внимательно наблюдала и готовила для мальчика сюрприз.
  Спустя минут пять щенок начал уставать, не успел полностью восстановиться после божественной помощи. Хашен, Валентай и Тарен сочли себя полностью удовлетворенными зрелищем избитой физиономии обвиняемого и отошли поближе к зрителям. Ленок и Арай переглянулись, кивнули друг другу и слажено разошлись в разные стороны. Щенок заподозрил неладное, недоверчиво оглянулся и наткнулся на довольную собой и миром Ритке. В ладони стальная дева держала маленький комок пламени, грозивший навсегда избавить физиономию щенка от излишков симпатичности. Это простой ожог можно вылечить. Ожог, полученный от огня королевы пламени, излечить полностью даже у Лареты не получится.
  Арай кивнул.
  Ленок улыбнулся.
  Стальная дева качнула кистью.
  Щенок уклоняться не стал, он знал, что это бесполезно. Вместо этого мальчишка коротко ругнулся и поймал комок огня, как брошенный мяч. Постоял немного, пристально глядя куда-то в огненные глубины, и пламя исчезло, словно проглоченное чем-то прозрачным, окружившим ладони мальчишки. На память только и остался обгоревший рукав.
  Мальчишка попался. Он это понял. Понял еще в тот момент, когда увидел довольную улыбку Ритке, но позволить изуродовать лицо не захотел. Арай своего щенка знает очень хорошо.
  - Сбор информации закончен, - сказала Ларета.
  - Что и следовало доказать, - удовлетворенно сказал Ленок.
  - Чтоб я сдох, - добавил Хашен.
  - У меня остался последний вопрос, - сказал Тарен.
  - Да?! - удивился Хашен.
  - Да. С какими потерями сбежал Шеетэй?
  - Частичными, - сказал щенок. - Одна связующая точно оборвана, она лопнула еще до того, как он прыгнул в портал. На счет второй я не уверен, но я сменил спектр перехода, так что с оставшимися связующими в любом случае не все в порядке. Порталы опасный путь для перехода. Что угодно прицепиться может.
  Терять мальчику уже было нечего и он решил быть предельно честным. Ответить на все вопросы. Кто бы сказал, какие вопросы ему следует задать?
  - У него должна быть защита для переходов, - сказал Тарен.
  - Должна. Только она не действует рядом с камнями равновесия, как и большинство плетений, держащихся на структуре предела. Камни ведь эту структуру меняют, они выравнивают взаимопроникновение двух пределов. Ваш Шеетэй идиот, не знающий элементарных вещей.
  Хашен пробормотал что-то нелицеприятное, похоже, тоже не подозревал о действии камней, хоть и хранил похожие в своем секторе. Черная лиса хихикнула. Она все знала, но делиться сведениями не спешила. Стерва.
  - Отлично, - сказал Тарен. - Сбор информации закончен.
  - Обвинение готово требовать наказания, - торжественно произнес Ленок. На него посмотрели как на идиота. Защита выдвигать факты в пользу щенка была явно не готова, она еще не отошла от зрелища поимки пламени Ритке. - Учитывая все, что было сделано и все, что этот щенок может сделать, я Ленок Тасада, а также командиры Арай Лонэ и Ритке Каедар требуем искупления вины в должности командира Желтого Сектора, - и не забыть ухмыльнуться.
  - Вы спятили? - осторожно поинтересовался Тошиминэ решительно не поверивший в собственное счастье. - Какой из меня командир? Да меня половина Желтого Сектора терпеть не может.
  - Мы учли данные факты и решили, что преодоление этих трудностей будут частью наказания, - промурлыкала Ритке. - Заявить, что ты недостаточно силен у тебя не получится. Ты достиг высокой волны и способен противостоять даже мне. Заявить, что недостаточно умен, тем более. Твои действия доказывают обратное.
  - Собрание готово признать командира Тошиминэ Айя? - спросил Ленок, отдуваясь за флегматично молчавшего Арая.
  - Хашен Нэнье, признаю, - весело оскалился командир красных, напомнив своим видом сытого волка. Нейтралитет называется.
  - Таешь Лонэ. Признаю, - двоюродный брат Арая улыбнулся сочувственно. Семья будет просто счастлива получить в свои ряды третьего командира. На нежелание командира занимать эту должность семье откровенно начхать.
  - Возражений не имею, - промурлыкала Черная Лиса. Ей было весело. Она предвкушала череду громких скандалов.
  Ежен ограничился кивком. Помощники, представлявшие сектора, дружно его поддержали в этом начинании, обалдевая от того, что получили возможность участвовать в избрании собранием командира. Тарен хмыкнул и тоже кивнул. Командир синих подозревал, что Тошиминэ в любом случае доставит кучу неприятностей, а так хоть какая-то часть их свалится на головы подчиненных щенка Арая.
  - Признаю, - сказал Валентай. - Хоть мне эта идея не очень нравится.
  - Признаю, - сказала Ларета.
  - Единогласно! Поздравляю, малыш, теперь ты узнаешь как это весело, пытаться добиться пользы от скопища болванов, лентяев и тупиц, разбавленных десятком светлых голов и десятком не очень светлых, пребывающих в своем внутреннем мире, - радостно произнес Ленок. - Ты ведь умеешь принимать решения. Умеешь и принимаешь, возможно, даже не тратя времени на сомнения. Теперь ты сможешь принимать важные для целого сектора решения с полным на то правом. Так иди и принимай. Возможно, тебе даже понравится.
  И улыбка довольного окружающим миром человека.
  Мальчишку от этой улыбки перекосило.
  Ритке извлекла из валявшейся под стеной сумки белый плащ, несколько раз ним тряхнула и направилась к Тошиминэ.
  - Лысого демона! - рявкнул мальчишка. - Вы не можете так поступить! Наказание может длиться максимум три года.
  - Какой умный ребенок, - восхитилась Феринэ. - Законы знает.
  - Можем, - сказал Ленок. - Ты же сам сказал, наказание может длиться три года. Само наказание может быть любым.
  Ритке всучила плащ командира и отошла от излучавшего злость Тошиминэ.
  - Любым, значит. Отлично, - зашипел щенок. - Ровно через три года, на этом самом месте я верну вам эту демонскую тряпку.
  Он швырнул плащ на пол и от полноты чувств его пнул.
  - Тебе его еще одевать, - задумчиво сказал Ленок. У него было отличное настроение. Тошиминэ ведь не глуп и отлично понимает, что со стороны командира фиолетовых это банальная месть.
  - Демона лысого. Нигде не сказано, что я обязан одевать эту тряпку. Я должен ее носить, пока не отдам на собрании командиров. Вот я и буду носить! - взвыл мальчишка.
  Он поднял плащ, зашвырнул его на плечо и рванул к двери, справедливо считая, что на этом собрание командиров можно считать законченным.
  - Так неудобно же! - крикнул вослед Ленок.
  Мальчишка высказался в том плане, что всяких излишне веселых коротышек это никоем образом не касается, хлопнул дверью так, что стекла зазвенели и громко ушел, по пути ругаясь так, что Хашен наверняка завидовал черной завистью. Сочувствовал Ленок сборищу болванов Желтого Сектора. Тошиминэ и так зол сверх всякой меры, а они наверняка разозлят его еще больше. В Желтом секторе умеющих быть деликатными людей не наблюдалось никогда. Там сплошь нахалы, любители злых шуток, начинающие алкоголики и те, кто привык любые проблемы решать с помощью кулаков. Тошиминэ будет весело. В Зеленом Секторе все как-то попроще и поумней. Отличное наказание получилось. Совет будет не в меньшем восторге, чем собрание командиров. Мстить тоже нужно уметь.
  
  
  
  
   Здесь продолжение если кому-то интересно
  
  
  
  
  
Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"