Гурова Маргарита Владимировна: другие произведения.

На краю реальности (часть 1-52)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Думаете, можно сбежать от своего прошлого? Вы глубоко ошибаетесь. Его тени будут преследовать вас везде, где бы вы не оказались.
    На этот раз на Диану падает подозрение в совершении убийств двух ангелов. Но если бы все было так просто. Ее подставляют, ей мешают, ее презирают. Но она выстоит, ведь от этого зависит ее жизнь и... психическое состояние.
    Текст еще не вычитан. Тому, кто разделит с автором этот нелегкий труд, отдельная благодарность. Обновление от 7 января 2013, дополнена 52-я часть.


1.

   Я выбила карандашом размеренную дробь по столу и перевела взгляд на окно. Солнце находилось в зените и нещадно лило потоки своей неограниченной энергии на землю. Если бы у нас в кабинете не работал кондиционер, то я б умерла от изнуряющей духоты. Я протянула руку и погрузила кабинет в полумрак, опустив жалюзи, ограничив тем самым доступ жгучим солнечным лучам. Стояла середина июля - самое жаркое время года. Появляться на улице сейчас равносильно самоубийству, поэтому все жители нашего небольшого городка стараются пересидеть самое пекло дома, либо на работе.
   Несмотря на то, что демоны - порождение огня, проявлять свою активность в такую жару они не очень-то спешили. Как я уже говорила, лето - пора затишья в нашей работе, когда мы сидим и протираем штаны, ожидая хоть какого-нибудь всплеска сил. А в нашем отделе - отделе расследований, куда я перешла, прихватив с собой Линду, - работы совсем не было. Поначалу мы проводили время дома, наслаждаясь бездельем и попивая охлажденный сок через трубочку. Но и бездельничать тоже скоро надоело. Поэтому, чтобы хоть как-то разнообразить свою жизнь, мы с Линдой и появляемся на работе, общаясь с коллегами или обсуждая кого-нибудь. Благо, подходящих персон для этого предостаточно.
   Вот и сегодня был один из таких дней, однообразный и наводящий уныние.
   Успев с утра обсудить новую спортивную машину одного из сотрудников нашей фирмы и повысившиеся цены на бензин, мы впали в уныние, поскольку на этом темы для разговора закончились. Линда лежала на диване, согнув колени и разместив на них альбом, куда она заносила придуманные ею наброски платьев и костюмов. Заняться чем-нибудь подобным предложил ей ее новый психотерапевт, к которому она обратилась после того, как бросила очередного ухажера. Да, бросила именно она. Как я уже говорила, парни рядами ходят за ней, но ни с одним из них она до сих пор не нашла своего настоящего счастья. То ей не нравится его манера одеваться, то привычка курить в постели, то еще что-нибудь, порой доходящее до абсурда. Но я ее не упрекаю, у меня самой в голове черт знает, что творится. Но идти к психотерапевту я не намерена - уж как-нибудь своими силами справлюсь со своими проблемами.
   Так вот этот "ученый и доктор психологических наук", в чем я очень сомневаюсь, сказал ей, что она зациклилась на поиске своего идеала, и чтобы немного отвлечься ей нужно заняться чем-нибудь новым, придумать себе хобби. Его слова привели Линду в восторг - она поверила каждому его слову - и в один прекрасный день появилась с этим альбомам в руках, с которым теперь не расстается. Много раз она пыталась подсунуть мне свои эскизы для оценки, но поскольку я не рождена быть модельером и чувство прекрасного во мне не так уж и развито, я говорила напрямую, что думаю об ее рисунках. Она обижалась, но ненадолго. Вскоре она перестала подсовывать мне свои творения, из чего я сделала вывод, что подруга нашла другого "оценщика". И у меня такое чувство, что им стал ни кто иной, как психотерапевт, подбросивший ей эту идею. И мне его жаль... Честно жаль... То, что изображается в ее альбоме годно только для комикса ужасов. Поверьте, она моя лучшая подруга, но это правда настолько ужасно. Одного взгляда на ее творение хватает, чтобы ночью проснуться в холодном поту и больше не заснуть. Я думаю, человечеству еще крупно повезло, что она реализует свои замыслы только на бумаге.
   Вот и сейчас она полулежала и усиленно чиркала карандашом на белоснежном альбомном листе.
   - Может, твой психотерапевт посоветует тебе какое-нибудь другое хобби? - с надеждой в очередной раз спросила я. - Как, говоришь, зовут его, все время забываю?
   - Мистер Вейсбергер, - терпеливо повторила она, наверное, в сотый раз, поскольку эта фамилия никак не хотела умещаться в моей голове. - Ну, он предложил мне разводить полосатых африканских тараканов, которых часто используют для бегов, но поскольку большую часть дня я провожу на работе, то присматривать за моими тараканами будет некому. Поэтому я решила заняться созданием собственных эскизов.
   Да, похоже, этому психотерапевту самому необходима неотложная врачебная помощь. И чем скорее, тем лучше.
   - А как насчет коллекционирования музыкальных дисков, например, или фильмов с Одри Хепберн? - я продолжала рассматривать грани своего карандаша, поворачивая его по часовой стрелке.
   Линда оторвалась от своего занятия и с сомнением посмотрела на меня.
   - Что ты находишь в этом интересного? Пустая трата денег и никакой свободы для полета фантазии.
   Я усмехнулась. Если вспомнить ее эскизы, то мне даже страшно представить, какие фантазии рождаются и живут в ее голове вплоть до нанесения их на бумагу.
   Карандаш в ее руке заскрипел с удвоенной силой. Но продолжалось это недолго - подругу осенила какая-то мысль и она замерла, обдумывая ее.
   - А что если придумать и тебе какое-нибудь хобби? - с интересом спросила она. И скорее это был риторический вопрос, потому, что ответа от меня не ожидалось - Линда и так уже все решила. Даже если я сейчас буду уговаривать подругу и стоять перед ней на коленях, отговорить мне ее не удастся. Если ей что-то пришло в голову, то держитесь все. Она не забудет этого и не остановится, пока не достигнет задуманного.
   - Точно, спрошу завтра у мистера Вейсбергера, - сказала она себе и продолжила работу.
   Перспектива разводить дома африканских полосатых тараканов меня не особо радовала. Или же этот доктор придумает для меня еще более бредовое хобби? Например, писать мешками "письма счастья" и рассылать их по всему миру, сея безграничную радость и безмерное счастье.
   Вообразить еще что-нибудь нелепое не дал раздавшийся стук в дверь. Тут же показался мой друг и по совместительству мой шеф, Эван Паркер. Не солгу, если скажу, что работа в высших кругах пошла ему на пользу. Лицо его приобрело цветущий вид, а деловые костюмы, которые все-таки не смогли полностью искоренить его любимые свитера и джинсы, явно шли ему. Все это, включая новую машину, подаренную Советом, делало из него завидного жениха.
   - Привет, - радостно поприветствовал он. - Развлекаемся?
   - Ага, - пробурчала я. - Решили устроить вечеринку, только вот не знаем, кого пригласить.
   Линда при виде Эвана тут же забросила свой альбом и кинулась к нему с объятиями и отстранилась только после дружественного чмока в щеку.
   - Что это с ней? - спросил у нее Эван, кивнув в мою сторону. Та в ответ весело пожала плечами.
   - Ничего, все прекрасно, - с легко читаемой иронией в голосе заверила его я, после чего спросила уже серьезно: - Когда у нас будет работа?
   Эван усмехнулся и занял позицию справа от меня, а Линда вернулась на свое насиженное место на диване.
   - Только не говори, что тебе хочется работать.
   - Нет, мне хочется сидеть тут и умирать от скуки, - ехидно ответила я.
   - Ты не знаешь, с какой ноги она встала? - спросил Эван у Линды.
   - Думаю, что с третьей, - засмеялась Линда.
   - Ой, ой. Как смешно, - покачала головой я. - Я серьезно, Эван. Когда мы будем хоть что-то делать?
   - Этот вопрос не ко мне. Ты хочешь работу? Так пойди и потряси за грудки какого-нибудь демона, чтобы он начал активно порабощать мир.
   Я бросила издеваться над карандашом и посмотрела на настенный календарь, висящий над столом. А, впрочем, что я, в самом деле, наезжаю на Эвана? Ведь это не он виноват в отсутствии дел. Нет демонов - нет работы. Нет, сформулируем по-другому. Не работают демоны - не работаем и мы. Это, конечно, хорошо, но надо чем-то себя занять. Больше я не смогу заниматься бестолковой болтовней и рассматриванием предметов для письма. Нужно что-то придумать. Но что?
   - Э-эй? - Эван помахал у меня перед глазами. - Штаб вызывает Диану. Как слышно?
   - Слышно хорошо. Так чем прикажешь мне заниматься все это время, потому что сидеть здесь без дела я уже не в силах.
   - А никто и не заставляет тебя здесь сидеть, - ответил он. - Можешь ехать домой.
   С этими словами он подкатил к себе мой карандаш, который, по всей видимости, пользуется сегодня успехом, либо мы все потихоньку сходим с ума.
   - Ты же знаешь, - продолжал Эван, - такая ситуация происходит каждое лето. Да и не мудрено. Кому понравится жариться на таком солнцепеке?
   - Демонам тоже нужен отпуск. Они ведь, как и мы, пашут не покладая рук, - внесла свою лепту Линда, не отрываясь от основного занятия.
   - Может, мне тоже взять отпуск, - задумчиво спросила я у них.
   - Я только "за", - поддержал мое предложение Эван. - Тебе он пойдет только на пользу.
   - Ну и чем вы мне предложите заняться в отпуск? - спросила я, за что тут же получила разумный ответ от своей подруги.
   - Конечно же, отдыхать.
   - По мне видно, что я переработала? - рассмеялась я, радуясь тому, что у меня есть друзья, которые в состоянии поднять мне настроение.
   - Возьми отпуск. Съезди на какой-нибудь курорт. А через месяц возвращайся загорелая и отдохнувшая. Думаю, что к тому времени для тебя уже найдется работа, - посоветовал Эван.
   - Ты серьезно? - спросила я, на что он согласно махнул головой.
   Да, может это и правда хорошая идея - отвлечься от повседневности и заглянуть в неизведанное.
   - Только не на курорт, - сказала я, немного подумав. - В другой город, я еще согласна.
   - Вот и замечательно, - Эван потер руками, будто совершил самую выгодную в мире сделку. - Ты слишком засиделась на одном месте. Перемена местности развеет немного твою тоску.
   - А куда поедешь? - поинтересовалась Линда.
   Куда поехать я еще не знала. Если учесть, что страна у нас большая и почти нигде я не была кроме Детройта, то выбор был очень велик. А о целом мире вообще можно не говорить.
   - Может, что-нибудь предложите? - с надеждой спросила я. Если мне потом что-нибудь не понравится, то я смогу с уверенностью сказать, что это была не моя идея. И мне сразу станет легче. Надеюсь.
   - Я пару раз был в Фениксе. Красивый город. Но, думаю, сейчас там еще жарче, чем у нас.
   Я сразу отмела этот город, поскольку как бы красиво там не было, но изнывать от жары я могу и здесь. Наступила тишина. Линда с Эваном усердно думали, куда бы меня отправить. Не слышно было даже скрипа карандаша, что само по себе уже чудо и благодать, поскольку за последние дни этот звук начал порядком раздражать меня.
   - Придумала, - победоносно воскликнула Линда. - Отправляйся в Париж. Я гостила там неделю у своего знакомого Харви Грея. Может, помнишь такого?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Так вот, это были самые замечательные деньки в моей жизни. Природа - просто класс, а все жители - такие милашки. А какие там бутики...
   - Не сомневаюсь, - с усмешкой ответила я, но Линда, казалось, не заметила этого.
   - Хочешь, я дам тебе его адрес? Позвоню, попрошу его приютить тебя на месяц. У него не дом, а дворец, так что места хватит.
   - Нет, спасибо, - поспешила заверить ее я. - Я сниму номер в отеле, а может и квартиру.
   - Но, ты же будешь одна, - ужаснулась подруга, - и в незнакомом городе.
   - Дашь мне его адрес и номер телефона. Если мне что-то понадобится, я позвоню ему.
   Сказанное мною было вынужденной ложью, чтобы успокоить Линду, поскольку ни при каких обстоятельствах я не буду звонить ее бывшему парню, а уж тем более просить пожить у него. Денег у меня предостаточно, так что обойдусь своими силами. А помощь, надеюсь, мне не понадобится. Никакая.
   - Вообще, я думала, может, ты поедешь вместе со мной? - спросила я у нее.
   - К сожалению, не могу. У меня назначено еще двадцать сеансов у мистера Вейсбергера...
   - У кого? - переспросил ее Эван.
   - Мистера Вейсбергера, - терпеливо повторила она.
   - Ее психотерапевта, - усмехнулась я тому факту, что не одной мне не дается это проклятое имя.
   - Ты ходишь к психотерапевту? - удивился Эван.
   - Да, и уже давно, - ответила Линда.
   - Только не спрашивай зачем, - посоветовала я Эвану. Прекрасно зная Линду и ее характер, он спрашивать не стал.
   - Поэтому я не могу оставить все и поехать с тобой.
   Мне понравилось ее "оставить все". Что-то этого "всего" я не видела. Если под этим она подразумевает глупое посещение назначенных сеансов у шарлатана, то...я не удивлюсь. В этом вся Линда. Пусть она и не блещет особым умом, но это только на первый взгляд. Я давно знаю ее, и могу с уверенностью сказать, что такого человека, как Линда нужно еще поискать. На нее можно положиться в любой ситуации, что я уже успела проверить за свою недолгую жизнь. Преданная, заботливая и умеющая слушать. И это еще не все качества.
   - А тебя, Эван, - вздохнула я, - даже спрашивать не буду.
   - Будь моя воля, я бы с удовольствием присоединился к тебе. Но Совет каждую неделю требует отчет, хотя особой работы-то у нас и нет.
   - Понимаю, потому и не прошу.
   - Так, - Эван посмотрел на часы. - Рад был с вами поболтать, но дела не ждут. С минуты на минуту должна приехать делегация из Денвера. Если хотите, можете присоединиться.
   - Нет, спасибо, - отказалась я. - Пока у тебя в кабинете не починят кондиционер, я туда ни ногой.
   - Ну, что ж. Тогда придется отдуваться одному, - он поднялся. - Если передумаете, вы знаете, где меня найти.
   - Ага, - кивнула я. - Пока, шеф!
   - До встречи, босс! - вторила Линда.
   Эван ответил нам улыбкой и шутливо закатил глаза. За год, что он занимает этот пост, он еще не совсем привык слышать от своих коллег такое обращение, а особенно от друзей. Но, я думаю, это было ему по душе.
  

2.

   - Что думаешь насчет Парижа? - спросила я у Лекса, почесывая ему за ушком. Но в ответ раздалось уже привычное для моего слуха урчание. Поглаживания перед сном вошли у него в привычку. Вот и сейчас он, развалившись у меня на коленях, не переставая запевал свою монотонную песню. Прошел уже почти год, как он у меня живет. За это время из маленького дымчатого котенка он превратился в крупного, вальяжного кота. И не малую роль в этом сыграл корм, которым я потчую его вволю, и который занимает в моем холодильнике почетное первое место. Относительно породы ничего сказать не могу - кот, как кот. Но, смотря на то, как он гордо вышагивает по моей квартире, невольно всплывает мысль о его происхождении из "высокого класса". Еще не известно, кто хозяин этой квартиры - он или я.
   Но моя любовь к Лексу неиссякаема еще и потому, что это - подарок. И не просто подарок. А подарок от Дэниела. Каждый раз, когда я вижу эту милую мохнатую мордашку, я вспоминаю его. Дэниел ушел из моей жизни так же внезапно, как и появился. И лишь когда я перестала каждую минуту наслаждаться его улыбкой, сиянием его глаз и непокорными кудряшками, ниспадающими на лоб, я поняла, как мне его не хватает. Я ждала его через месяц... через два... Но он так и не появился, не написал, не позвонил. Невольно закралась мысль - помнит ли он вообще о моем существовании? Я почти ничего не знаю о нем. Ни где он живет, ни с кем. Есть ли у него жена или дети. Любимая собака или говорящий попугай. Абсолютно ничего, вплоть до номера телефона. А раз он не оставил своих координат, значит не хочет, чтобы его нашли. В том числе и я.
   Он меня забыл. Почему же мне тогда так плохо? Почему мне не хватает его голоса, его постоянного проявления знаний и сопутствующей его речь улыбки? Ответ на этот вопрос есть, но произносить его вслух еще страшнее, чем думать о нем. И единственный выход из сложившегося положения я вижу в переключении внимания. А перемена обстановки подойдет для этого как нельзя лучше. Новые эмоции, яркие впечатления - чем не лучший повод развеяться?
   Только вот с Лексом придется на время расстаться. Думаю, Линда присмотрит за ним, пока меня не будет.
   Париж. Париж... Как красиво. Жаль только я по-французски не могу и пары слов связать. Но, ничего, английский - универсальный язык, с ним не пропадешь. Что ж, если уж и решила кардинально переменить свою жизнь, то поездка во Францию поможет мне в этом нелегком деле. Схожу в Лувр, сфотографируюсь на фоне Эйфелевой башни. Думаю, недели вполне хватит, чтоб насладиться красотами этого французского города. Прошвырнусь по бутикам, потрачусь на наряды себе и утешительные подарки Линде. Жалко она не может составить мне компанию, одной мне как-то непривычно и немного страшновато. Я ездила в Детройт, но тогда я ехала не одна, а с группой ангелов и останавливались мы в заранее известном месте. Хотя, я думаю, можно позвонить и в Париж и забронировать номер в гостинице, чтобы избежать ненужных затруднений. Решено, завтра зайдусь этим. Хотя...Может, я сильно спешу? Может, нужно сначала все заранее обдумать, взвесить "за" и "против"?
   Нет, если уж решилась, то нужно держаться до последнего и реализовать свой замысел.
   За окном постепенно темнело, и к одиннадцати часам весь город погрузился в темноту, кое-где нарушаемую проблесками неновых вывесок и рекламных плакатов. Я посильнее задернула шторы, чтобы поутру чересчур яркое солнце не пробудило меня раньше времени ото сна, и завалилась на кровать. Лекс, свернувшись клубочком, мирно посапывал рядом, лишь изредка подергивая лапами. Говорят, что кошки не имеют разума и не могут видеть снов. И если даже и видят их, то не понимают. Не знаю, моего годового проживания с Лексом хватило, чтобы убедиться в обратном. Кошки - не менее разумны, чем люди, только вот язык общения у нас разный.
   Я стараюсь не вспоминать события, произошедшие в прошлом году, которые затронули не только меня, но и поставили под сомнение существование всего мира. Мне тяжело их вспоминать. То время было до отказа напичкано предательством, ложными обвинениями по отношению к самому святому - моим друзьям и бесчисленным количеством смертей. Неделя, наполненная таким разнообразием, забудется не скоро, как бы я не старалась. Иногда я думаю, что все это мне лишь приснилось. Но стенд с повязанными черной ленточкой фотографиями моих коллег постоянно напоминает о том, скольких мы потеряли. Пустующий дом Алана Гаррета и вычеркнутый номер из телефонной книги бросает меня в скорбь и уныние. Мне не хватает его. Время от времени я задумываюсь над тем, почему он пошел на сговор с Темным Повелителем, почему стал работать на него. Я видела его глубокое раскаяние в день его посвящения... Я видела плачущего демона... Неужели, все это было всего лишь ничего не значащей игрой на публику? Неужели он спокойно принял предложение, от успешного завершения которого зависели жизни всех жителей Земли? Не верю. Хотя именно в этом - в жестокости Алан и его полнейшей покорности тьме - меня пытался убедить Темный Повелитель или, как его еще называют, Хозяин Преисподней. Он пытался развенчать мое представление об Алане, следов которого так и не смогли найти до сих пор. Он говорил, что то, кем мы становимся - ангелом или демоном - зависит только от нас, от наших внутренних качеств. В этом, как впрочем и во многом остальном, я с ним не согласна. Мне знакомо большое количество нелюдей, чья внутренняя сущность кардинально отличается от представленной на обозрение всем остальным. И Алан был одним из этого количества. Я общалась с ним и знала его, пусть и не так хорошо, как себя, но даже того, что видела, хватило, чтобы сформировать благоприятное впечатление об Алане, несмотря на то, что ему было предназначено стать демоном. И суть здесь явно не во внутренних качествах. Воля случая и ничего больше. Хотя... стоит приписать сюда еще окружающую среду. Попробуй воспитываться в школе, специализирующейся на взращивании в людях самых низменных пороком и желаний. Происходит слом психики. И лишь единицам удается выйти оттуда с собственным мнением о себе и окружающем мире, со своими чувствами и эмоциями по отношению к остальным обитателям этой планеты.
   Гарда я знала всего пару дней, но мне никогда не забыть ту помощь, которую он мне оказал и которая стоила ему жизни. Даже Фрэнка Перри, несмотря на все то зло, что он мне принес на протяжении жизни, я вспоминаю с теплом. Если бы не он, то на стенде была бы и моя фотография с перекрещенным ленточкой уголком. Конечно, если бы этот стенд вообще существовал. По замыслу Темного Повелителя весь мир должен был погрузиться в вечный мрак, эру Небытия. И я сомневаюсь, что в этом случае кому-либо понадобилось бы ставить памятник нескольким жертвам этого террора, тогда как намечаются тысячи, миллионы таких жертв.
   Мистер Катчер. Мой бывший босс. А также предатель и позор всего рода ангелов. Его попытки добиться немыслимой власти закончились провалом и завели не на мировой трон, а в могилу, где, собственно, ему и место. Том Катчер был одержимым человеком и еще одним примером того, что даже если ты рожден ангелом, то внутри тебя может бушевать адский огонь, готовый в любую минуту выплеснуться наружу. Подлый, жестокий и властолюбивый человек. Да, именно человек, поскольку звания ангела он не достоин.
   Хотя было и много позитивных моментов. Первый и самый главный - Мелисса Хэнкс больше не появилась на работе. Нет, она не умерла насильственной смертью. Она просто уехала как можно дальше, боясь, что и ее жизнь может подвергнуться смертельной опасности. Но, думаю, на ее похищение не пошел бы даже Темный Повелитель со своей сворой демонов. Репутация миссис Хэнкс - достояние всего города. Не одним нам она потрепала нервы. Теперь на ее рабочем месте сидит Кристина Браун - молоденькая девушка, только что окончившая университет, с приятным характером и доброй душой. Конечно, она во многом уступает миссис Хэнкс в профессиональном плане, но с каждым днем этот разрыв уменьшается.
   Второй плюс - воздвижение Эвана на должность директора фирмы "Angel Incorporated". Все были крайне удивлены, что это место не получил Дональд Стивенсон, как прямой заместитель, но в это время Дона не было в стране, а Эван смог привести фирму в порядок за считанные дни. Благодарность Совета не имела границ. В результате всего этого теперь я нахожусь в подчинении у собственного друга, хотя это никак не повлияло на наши взаимоотношения. Эван умело управляет фирмой, быстро оценивает возникающие ситуации и не менее быстро направляет все силы на их разрешение. Результат - порядок в городе и его окрестностях. Одновременно он пытается выяснить место дислокации нового Хозяина Преисподней, существование которого не подвергается сомнению, с целью установления контроля и избежания подобных неожиданностей. Уже известно его имя - Себастьян. Вот только неизвестно одного - чего от него ждать? Будет ли он мирно руководить своими подчиненными, либо будет подобно предыдущему покушаться на весь мир. Радует, что мания величия обошла меня стороной. Вспомнились слова Темного Повелителя о том, не хочу ли я стать богиней. Нет. Такой, какой он мне предлагал - нет. Богиню должны почитать и поклоняться ей, а не бояться и раболепствовать перед ней. А уже тем более не ожидать каждую секунду удара в спину со стороны твоих "поклонников" или приближенных, решивших, что на троне мира они будут смотреться лучше. Нужно быть полным психом, чтобы пойти на такое. Тем более, это не так просто как кажется. И пример тому - небезызвестные вам события.
   Да, та неделя сотрется из моей памяти нескоро.
   Я обвиняла друзей и доверяла врагам, строила грандиозные планы и смотрела, как они медленно разрушаются, находила и теряла. Но самое главное и, пожалуй, самое страшное - я сама была одной из них. Я была демоном.
  

3.

   В половину одиннадцатого я уже катила по Грейс Стрит по направлению к дому Линды. Мои мысли были целиком поглощены попытками понять приснившийся сегодня сон. Он был странным. Мне снился Темный Повелитель, будь он не ладен. Но не тот, что сейчас заправляет делами темного царства, а тот, который доставил нам столько проблем. Он был в окружении своей свиты, состоящей всего из нескольких демонов. И рядом с ним стояла...я, собственной персоной. Я видела себя со стороны. Это была я, и в то же время - не я. Если рядом с ним стояла я, то почему я видела все это от третьего лица, а не от первого? Хотя, сны полны неожиданностей, в них возможно все. Но все-таки... Все казалось таким реальным...
   Но, как известно, Кортес мертв. Интересно, к чему снятся мертвецы? Давно хотела обзавестись сонником, да все как-то руки не доходят. А надо бы. Насколько я успела убедиться на собственном опыте - сны значат больше, чем нам кажется. В них заключены прошлое, настоящее и будущее. И путь не всегда они бывают реалистичными, но доля правды в них все равно имеется.
   Если рассуждать логически, то выстраивается не особо приятная цепочка: Кортес мертв, значит он сейчас там, где ему самое место - на кругах ада. В моем сне я нахожусь рядом с ним. Значит, когда я умру, то попаду туда же, куда и он. Не очень-то радует такая перспектива. Учитывая, что я разрушила все его наполеоновские планы прошлой осенью, загробная жизнь не принесет умиротворения и покоя.
   Или же плюнуть на все это. Может, этот сон - просто последствие моих вчерашних размышлений и воспоминаний об прошлогодних событиях. А самое интересное, что приснился мне ни Дэниел, ни Отерон или Фрэнк с Гардом, а именно Темный Повелитель. Видимо, кому-то там, наверху, очень нравится наблюдать за мной и придумывать для меня очередную гадость. Чтоб не так скучно жилось.
   Сегодняшний день я решила посвятить подготовке к отдыху. Материально готовиться, думаю, не имеет смысла - Париж известен как столица моды и славится своими нарядами, а моя кредитная карта не имеет дна. Так что тех вещей, что у меня имеются, вполне хватит на первое время. Главное - подготовиться морально. И поможет мне в этом несравненная Линда. Надеюсь, она убедит меня забыть обо всем на свете и целиком погрузиться в атмосферу красоты и дружелюбия. Даже не удивляюсь тому, что Линда выбрала именно этот город - уже всей фирме известно о ее тайном пристрастии к созданию эскизов. Но, даже не смотря на свою любовь к моде, выбрала она все-таки своего психотерапевта. И я подозреваю, что здесь все обстоит именно так, как мне кажется - у Линды намечается новый роман. Что ж, может на этот раз ей повезет и она угомонится.
   Ее дом находился неподалеку от моего - всего в паре кварталов, поэтому добралась я быстро. Обнесенный белым штакетником, с ярко-зеленым газоном и красочной клумбой. Создавалось впечатление, что здесь живет довольная жизнью благополучная семья, по меньшей мере - из трех человек. Портил вид только почтовый ящик с болтающейся на ветру дверцей. Мои увещевания по этому поводу ни к чему не привели - Линда все время про него забывает. Наверное, придется самой взять в руки отвертку и привести его в порядок.
   Вскоре на пороге появилась и сама Линда - в красной футболке и черных леггинсах. Короткие вьющиеся светлые волосы она умудрилась подобрать и заколоть на затылке, отчего ее лицо заметно округлилось. Не сказала бы, что эта прическа ей шла. Дело в том, что по своей природе Линда слегка полновата, но стоит отдать ей должное - она умеет так подбирать свой гардероб, что не остается даже намека на этот недостаток фигуры.
   В руках она держала синюю лейку - направилась на утренний полив цветов, хотя, для утра, я думаю, уже немного поздновато. Неспроста я живу именно в квартире - меня никогда не прельщала перспектива полдня тратить на газон с цветами, который требовал соответствующего ухода. Конечно, я люблю цветы, но предпочитаю видеть их у себя на столе или в руках у галантного кавалера, мне их вручающего. А чтобы возиться в земле, сажая их, удобрять и каждый день поливать - нет, уж извините, не для меня. А вот моей подруге вся эта возня нравится. Она подолгу может простоять у прилавка цветочного магазина, выбирая новые сорта фиалок или маргариток, выводя тем самым меня из себя. Поэтому зачастую она ездит их выбирать без меня.
   Я остановила свой джип у въезда в ее гараж. Этот дом достался ей уже с гаражом, а поскольку после недавней аварии, в результате которой она чудом осталась жива и даже не пострадала, чего не скажешь о машине, гараж пустовал, я в наглую ставлю туда свою машину. Жалко как-то оставлять мой джип на улице без присмотра - в этом районе актуальны автоугоны, даже посреди белого дня.
   Я завела машину в гараж и, закрыв его, пошла к дому.
   - День обещает быть жарким, - сказала я, приближаясь к подруге, вовсю орудующей лейкой над ее ненаглядными цветочками.
   - И не говори, - измученно улыбнулась она. - Надоела уже эта жара. Для моих бедных фуксий это вообще кошмар. Поливаю их каждый час.
   Я фыркнула.
   - Это цветы, Линда. Ничего с ними не станет. Ты лучше о себе позаботься. Или обо мне.
   Она выдавила из лейки последние капли воды и повернулась ко мне.
   - О тебе?
   - Ну да, - я зажмурилась, пытаясь оградить свои глаза от чересчур яркого солнца, жалея об оставленных дома очах. - Обо мне. Я сегодня еще не ела.
   Она покачала головой и, вытерев влажные руки о леггенсы, повела меня к входной двери, не забыв захватить лейку.
   - Кажется, ты ходила на кулинарные курсы в начале года.
   - Ну да, - подтвердила я, - ходила.
   Действительно, я выполнила данное себе обещание научиться азам кулинарии, но ни к чему хорошему это не привело - курица в фольге у меня превратилась почти в угли, рыба, наоборот, не дожарилась и была сильно пересолена, а тесто замесить для пирога мне вообще не удалось. В общем, полное фиаско. Я честно пыталась научить себя хоть чему-нибудь, но мои поварские способности не пожелали проявиться. Да что там говорить, я вообще сомневаюсь в их существовании. По крайней мере, не у меня. А вот Линда в этом плане была моей полной противоположностью.
   - Ну и что? - допытывалась она, ведя меня к кухне.
   - Ты сама знаешь "что", - вздохнула я. - Повар из меня никакой. Не то, что ты.
   Она засмеялась звонко и весело.
   - Ладно тебе распинаться. Ешь, - она пододвинула мне большую порцию сырной запеканки, бисквитное пирожное и два куска вишневого пирога. Затем углубилась в холодильник и вытащила на свет три апельсина. Через минуту я уже держала в руках стакан со свежевыжатым соком. Все это выглядело очень аппетитно, и я знала, что таковым оно и является.
   - А ты не составишь мне компанию? - спросила я, оторвавшись на минутку от приятного поедания запеканки.
   - Нет. Диета, - вздохнула она.
   Я удивилась:
   - А кому же ты тогда столько наготовила?
   - Гостям. А в частности, и тебе. Я же знала, что ты придешь ко мне голодная.
   - Твоя проницательность порой поражает меня, - улыбнулась я.
   - Стараюсь.
   Она молча наблюдала за мной, дожидаясь, пока я покончу с завтраком. К сожалению, второй кусок вишневого пирога уже не пошел - я наелась до отказа. Настало время поговорить. Линда убрала пустые тарелки и села напротив меня.
   - Спасибо, - от души поблагодарила я.
   - На здоровье, - ответила она, как подобает настоящей хозяйке. Затем добавила уже как подруга: - Тебя что-то волнует?
   - С чего ты взяла? - спросила я, вытирая руки о салфетку с приятным запахом лимона.
   - По глаза вижу, - ответила она.
   - Ты бы лучше что-нибудь хорошее там увидела, - вздохнула я. - Ты права. Меня кое-то беспокоит.
   Она выжидающе посмотрела на меня.
   - Странный сон, - пояснила я.
   Ее серо-голубые глаза наполнились страхом.
   - Опять? И давно? - накинулась с вопросами она.
   Я отмахнулась.
   - Нет. Ты не поняла. Это был обычный сон.
   - Но ты же сама сказала "странный", - возразила она.
   - Ну да, странный, но обычный, - подтвердила я.
   - Так, - она сложила руки на столе друг на друга. - Ты меня совсем запутала. Давай по порядку.
   - Хорошо, - вздохнула я, припоминая все детали своего ночного кошмара. - Сегодня мне приснился Темный Повелитель.
   - О, боже, - выдохнула Линда, вдруг побледнев.
   - Подожди. Это еще не так страшно, - продолжала я. - Я увидела рядом с ним себя. Вроде это была я, и в тоже время не я. Я видела все это со стороны, от третьего лица. А ощущения... Ощущения, будто все это происходит на самом деле. То же самое я ощущала в своих реалистических снах.
   - Но Темный Повелитель мертв, - констатировала Линда. - Уже год.
   - Да, - подтвердила я, - но что-то в этом сне мне показалось странным. Будто он имеет какое-то значение.
   - Просто у тебя еще не прошло потрясение, - возразила подруга. - Вот поедешь отдыхать, как раз обо всем забудешь.
   - Думаешь? - с сомнением спросила я, скомкивая в руках салфетку.
   - Без сомнения, - весело ответила она. - Если хочешь, могу записать тебя к мистеру Вейсбергеру. Он тебе поможет.
   - Нет спасибо, - быстро поблагодарила я и поспешила перевести разговор в другое русло: - Кстати, об отдыхе...
   Мы проболтали с ней до четырех часов. Она составила мне примерный список тех мест, куда мне несомненно стоит наведаться, а также список вещей, которые я ей должна привезти из французских бутиков. Получилось очень даже внушительно. Боюсь, как бы на обратном пути самолет не смог взлететь из-за такого количества покупок. Что ж, если придется, буду толкать. А чего не сделаешь ради подруги?
  

4.

   Вот и субботний вечер. Законный выходной. Но, поскольку последнее время у меня вся неделя состоит из таких выходных, особой радости этот факт не приносил. Опять жара, ничегонеделанье и пассивное валяние на кровати. Я бы просидела у Линды подольше, но к ней должен был пожаловать на ужин ее ненаглядный доктор. Она уговаривала остаться и составить ей компанию, но, даже не смотря на то, что у меня было очень большое желание взглянуть на эту персону, я не рискнула быть темой их сегодняшнего вечера. Не хватало еще, чтобы этот доктор начал прочищать мне мозги по поводу моей неудавшейся жизни и способах ее налаживания. Ни за что.
   Чтоб немного проветриться и пожалеть хоть чуть-чуть свой пустующий холодильник, на обратном пути я заехала в супермаркет и затарилась продуктами - обезжиренные йогурты, соки, фрукты, упаковки с плавленым сыром, ветчиной и тостами. Такие милые и привычные моему организму полуфабрикаты. Сказать по правде, дома я ем очень редко, в основном - в кафе или у Линды, которая рада меня видеть в своем доме в любое время суток.
   Я включила телевизор и пощелкала по каналам. Мировые новости, передача про животных, очередная мыльная опера сразу на трех каналах, на остальных - мультики и разнообразные ток-шоу, чьи названия порой повергали в шок. Что только не придумают люди. И, каким бы странным это не казалось, нигде не упоминались нелюди. Будто нас вообще не существует. Мы работаем, спасая их жизни каждый день, а они даже не упоминают о нас в своих передачах. И где тут благодарность?
   Оставив "Дискавери", я взбила подушку, положила ее к стене и уселась с баночкой бананового йогурта. Саванна. Львы, антилопы и прочие звери. Победа сильных и поражение слабых. Кому-то каждый день приходится становиться обедом другого, более сильного и свирепого. Прямо как люди. Или, точнее сказать, люди как звери. Так же пытаются поглотить других, пожертвовать ими ради собственного процветания и самоутверждения. Достичь определенных высот - это, конечно, цель каждого из нас, но не ценой уничтожения других. В этом люди ни уступают львам.
   Львица на экране подкралась к маленькой антилопе, пьющей из небольшого озера, больше смахивающего на большую лужу. Через секунды она уже перекусывала ей хребет, хрустя от удовольствия костями. Ее задача - обездвижить цель и принести ее в свой прайд на радость собратьям. Брр. Хватит с меня лицезрения убийств, пусть даже и животного. Насмотрелась уже. Я выключила телевизор. И только сейчас заметила притулившегося рядом Лекса, нагло смотрящего на наполовину опустевшую баночку с йогуртом.
   - Что, зверюга, хочешь живых бактерий?
   Лекс шевельнул ушами и призывно мяукнул.
   - Пойдем, - вздохнула я и пошла на кухню в поисках его миски. Стоило мне выскрести баночку, как он тут же накинулся на белую консистенцию с кусочками банана. Странный какой-то кот. Он бы лучше на мясо так кидался.
   Шоркая домашними тапочками, я поплелась обратно. Меня одолела страшная лень. Как раз когда я проходила мимо телефона, мирно висящего на стене, он вдруг ожил и разразился звонкой тирадой в мой адрес. От неожиданности я подпрыгнула. Затем сняла трубку и продолжила прерванный путь в комнату.
   - Да?
   - Диана Фишер? - раздался незнакомый мне женский голос. Я насторожилась.
   - Да.
   - Именно вы мне и нужны, - облегченно вздохнула женщина на том конце провода.
   - С кем я говорю? - спросила я.
   - О, извините, - затараторила женщина. - Меня зовут Инга Брукс. Можно просто - Инга.
   - Очень приятно, Инга, - ответила я. - Но я не понимаю, по какому вы вопросу?
   - Мне дал ваш номер Дэн. Сказал, чтобы я позвонила вам, если что-нибудь с ним случится.
   Что-то я запуталась. Какой Дэн? Какая Инга? Первый раз слышу, но ошибиться номером она не могла - имя и фамилию назвала правильно.
   - Я не понимаю вас, - честно сказала я. - Вы бы не могли говорить маленько потише и толком объяснить, зачем вы мне позвонили.
   - Диана, - отозвалась она, - ему нужна ваша помощь.
   В трубке послышались тихие всхлипы. Так. Все. Хватит.
   - Кому "ему"? Вы можете нормально сказать? - я повысила голос. Это помогло - всхлипы прекратились.
   - Дэну, - ответила женщина. - Дэниелу.
   О, боже. Ноги у меня подогнулись, и я плюхнулась в кресло.
   - Вы меня слышите? - вопрошала Инга.
   - Дэниел Сэндс? - тихо спросила я.
   - Что? - не расслышала она.
   Я повторила.
   - Да, - Инга обрадовалась тому, что я наконец поняла. - Дэниел Сэндс. Дэн.
   Дэн, значит. Дал о себе знать, только не так как я ожидала. Нет ни букета цветов, ни бутылки шампанского и предложения выпить за долгожданную встречу. Нет ничего из этого. Только призыв о помощи от неизвестно кого. Стоп. Призыв о помощи!
   - Что случилось с Дэниелом? - взволнованно спросила я. Сердце бешено застучало.
   - Он просил позвонить вам только в крайнем случае, - ответила она. - Но, я боюсь как бы не стало поздно.
   - Поздно для чего? Что с ним? - меня раздражала манера разговора этой Инги. То слишком быстро тараторит, то не договаривает и приходится из нее клещами вытаскивать хоть какую-то информацию.
   - Он болен, - пояснила она. - Но не телом, душой. У него страшные головные боли и его преследуют галлюцинации.
   - К врачу обращались? - поинтересовалась я, машинально поглаживая Лекса, подставившего свою спинку под мою руку.
   - Врачи не смогли выявить источник боли, говорят, что все в порядке. Мы объездили несколько клиник, везде говорят одно и то же.
   Я задумалась. Головные боли, галлюцинации.
   - И давно они его преследуют? - спросила я.
   - Уже три месяца. Сначала были редкие боли в области висков, как мигрень, но с каждым днем ему становится все хуже. А месяц назад появились и галлюцинации. Он не слишком распространяется о них, но я знаю как ему плохо.
   - Может, ему лучше лечь в больницу, - предложила я.
   - Нет, нет, - быстро ответила моя собеседница, - он и слышать об этом не хочет. Говорит, что это скоро пройдет. Но я не верю. Он просто хочет, чтобы я не волновалась.
   Опять послышались тихие всхлипы. Видимо, Инга была их тех людей, которые дают волю слезам по любому поводу. Либо же я неадекватно оцениваю ситуацию. Возможно, дело обстоит намного хуже, чем мне представляется.
   - А я-то чем могу помочь? Я не доктор, - оправдывалась я.
   - В том-то и дело, что ему нужен не доктор. Ему нужны вы.
   - Извините, но я не понимаю...
   - Дэн сказал, что вы сможете помочь... что на вас можно положиться.
   Странно это все. Как я могу помочь человеку избавиться от галлюцинаций и головной боли? Я же не целитель.
   - Дэн говорил, что если ему станет хуже, если он перестанет отличать реальность от галлюцинаций, чтоб я позвонила вам. Но я боюсь... Боюсь, что станет слишком поздно. Сегодня он разговаривал с сахарницей, - она сделала перерыв и по шуршанию в трубке я поняла, что Инга вытирает слезы. - Представляете, с сахарницей?!
   Ничего особо странного, на мой взгляд. Я тоже порой разговариваю с предметами и животными от недостатка общения, но это же не говорит о том, что мне пора в психушку. Просто люди бывают разные. Я думаю, тревогу стоит поднимать, когда сахарница ответит ему. Вот это уже будет другое дело.
   - Мне страшно даже думать о том, что будет завтра! - продолжала она. - Он стал реже выходить на улицу, отказывается ездить в магазин, не смотрит телевизор, подолгу остается один и запирается в комнате. Говорит, что так ему становится легче.
   - И что вы хотите от меня? - напрямик спросила я.
   - Вы должны приехать. Я знаю, вы сможете ему помочь. Ведь вы же ангел, такой же, как и он.
   Ага, ситуация немного начала проясняться. Значит, эта Инга - человек, не ангел.
   - Простите, а кем вы приходитесь Дэниелу? - я решила удовлетворить свое любопытство.
   - Невестой, - сказала Инга и мое сердце обмерло. Я не верила. Я не хотела верить своим ушам.
   - Невестой? - переспросила я. Тон моего голоса был не очень-то доброжелательным. А о выражении лица вообще не стоит говорить.
   - Да, если бы не начавшиеся головные боли, он бы сделал мне предложение. Я знаю.
   Она опять разрыдалась. Мне уже начало это надоедать.
   - Инга, успокойтесь. Все будет в порядке. Вот увидите, - я попыталась заверить ее. Мне никогда не приходилось кого-либо успокаивать, поэтому я не знала, что еще сказать. - Вы меня поняли?
   - Да, - ответила она уже более-менее спокойно. - Так вы приедете?
   Я задумалась. Стоило ли? Могу ли я чем-нибудь помочь Дэниелу? И как я буду себя чувствовать, находясь с ними рядом. С Дэниелом и Ингой. С Дэниелом и его невестой. Но, если подумать... Дэниел спас мне жизнь... Точнее, был одним из тех, кто спас ее. И позволит ли мне совесть бросить его в беде, когда он так нуждается в чьей-либо помощи? Нет. Не позволит.
   - Ну, хорошо, - вздохнула я. - Я приеду.
   Инга взвизгнула. Да, именно взвизгнула. Из чего я сделала вывод, что она выглядит моложе, чем кажется по голосу. Намного моложе.
   - Отлично! Тогда приезжайте как можно скорее. Я буду ждать вас с нетерпением.
   Я почувствовала, что она готова положить трубку и поспешила остановить ее.
   - Постойте, - окликнула я ее.
   - Да?
   - Вы не сказали, куда мне ехать, - пояснила я, поднявшись с кресла и дойдя до стеллажа с книгами. Блокнот и ручка лежали где и всегда - в верхнем ящичке, изрядно покрытые пылью. Все никак не унимающаяся совесть напомнила, что я здесь давно не прибиралась. Я запихнула ее куда подальше и приготовилась записывать адрес.
   - Точно! Какая я сегодня рассеянная, - корила себя Инга. - Записываете?
   - Да, - подтвердила я.
   - Кленовая улица, 37, - продиктовала она и добавила: - Это в Мемфисе, штат Теннеси.
   Н-да, еще придется лететь в Теннеси.
   - Записали? - заботливо спросила Инга.
   Я подтвердила.
   - Я встречу вас в аэропорту, так что не волнуйтесь.
   - Да я и не волнуюсь, - заверила я Ингу.
   - Вот и отлично, - радостно ответила она. Ее кто-то окликнул по имени. - Ну все, мне пора. Не хочу, чтобы он знал, что я вам звонила.
   - Но, - засомневалась я. - Как же я тогда приеду?
   - Мы сделаем ему сюрприз. Он будет рад вас видеть. Вот посмотрите.
   - Хорошо, - согласилась я. - Как мне с вами связаться, когда я возьму билет?
   - Этот рейс не пользуется особой популярностью, поэтому проблем с приобретением билета у вас не возникнет. Завтра сможете прилететь?
   - Ну, - я прикинула, сколько мне понадобится времени на сборы, - думаю, да.
   - Вот и отлично, - похвалила Инга. - Запишите мой номер сотового.
   Я записала продиктованные цифры.
   - Инга, ты здесь? - раздалось совсем рядом с моей собеседницей. Голос был до боли знакомым. Но не веселым и жизнерадостным, как я привыкла, а уставшим и бесцветным.
   - Да, милый. Уже иду, - ответила она ему и прошептала уже мне: - Все, я побежала. Жду вашего звонка. Прошу, прилетайте поскорее.
   - Да, да, конечно, - я решила успокоить ее. - Я приеду завтра же.
   - Спасибо, - поблагодарила она и повесила трубку. Поспешила к Дэниелу.
   Я положила блокнот на стеклянный столик и поглядела на Лекса.
   - Поездка во Францию откладывается. Как ты думаешь, Линда мне это простит?
   Лекс наклонил голову на бок и с интересом посмотрел на меня.
   - Дэниелу требуется помощь, - продолжала я разговор с котом. - Разве я имею право отказать?
   Кот дернул ушами, не спеша поднялся и, не удостоив меня ответом, поплелся в направлении кухни. Что ж, ничего другого я от него и не ждала. Может сахарница окажется более приятным собеседником? Стоит попробовать. Чем черт не шутит.
  

5.

   Из дневника А.Ф.:
   "Крючок закинут. Рыбка идет прямо в сети. Сегодня свершится основная часть всего задуманного. Я не сомневаюсь - все пройдет так, как надо. Вчера он в очередной раз спросил смогу ли я это сделать. Смогу. Очень даже смогу. Если не сделаю - все придется перестраивать, искать другие пути. Когда все так близко... ближе, чем никогда...
   Меня немного беспокоит его неверие в меня, он сомневается в моих силах. Да, я - человек. Ну и что? Это же не говорит о том, что у меня нет таких качеств, которые ему нужны. Я подхожу ему как никто другой. У меня все получится, я в этом уверена. Не зря ведь обратились именно ко мне.
   Жаль ли мне ее? Когда приходится выбирать между нею и им, я, конечно же, выбираю его. Он мне намного ближе, нежели она. Он - мой бог, мой идол. Я смотрю на него и думаю, какая же я счастливая. Разве я могу подвести его ради того, кого ни разу не видела? Конечно же, нет. Я верю в судьбу и считаю, что он - это моя судьба. Даже несмотря на то, что между нами такая разница.
   Осталось два часа. Признаю, я немного нервничаю, но всего лишь чуть-чуть. Хочу побыстрее провернуть это дело и присоединиться к пиршеству, к началу нашей победы. Конечно, это только начало, но зато какое! Мы вместе встали на этот путь и не свернем, пока не дойдем до конца. Они думают, что смогли покорить его, уничтожить... Но скоро они узнают, почувствуют его злость, его силу... И пожалеют о том, что перегородили ему дорогу, перемешали карты...
   Все приготовления завершены, мне остается только переодеться и взять все необходимое. Я не привыкла к таким вещам, которые мне придется надеть, они слишком простые. Но, ничего, думаю пару часов потерпеть я смогу.
   Время близится к заветной отметке - четыре часа. Уже пора собираться. Нас ждут великие дела. И в первую очередь - меня. Он будет гордиться мною и больше никогда не засомневается во мне. Я в это верю. И я верю, что моя рука не дрогнет..."
  

6.

   Я позвонила и заказала билет до Мемфиса. Вылет назначен на десять часов утра. Эх, придется рано подниматься, чтоб успеть на рейс.
   Ничего хорошего от этой поездки я не жду: номер места мне выпал что ни на есть "счастливый" - тринадцатый. Я хотела попросить другое место, но вовремя поняла, что от этого уже ничего не изменится. Просто меня предупредили о том, чтобы я была начеку там, куда собралась лететь. Не имею даже представления, что с Дэниелом и смогу ли вообще ему чем-нибудь помочь. Меня одолевают сомнения. Куча сомнений. С одной стороны, я обязана Дэниелу жизнью и не могу оставить его наедине со своими проблемами. А с другой стороны, все это как-то неправильно. Что если я прилечу и заявлюсь к нему, а в итоге окажется, что помощь никому и не нужна. Неплохое из меня тогда получится посмешище.
   Я достала свой чемодан приятного стального цвета и задумалась, что взять с собой. Даже не знаю, сколько времени мне придется там провести - неделю или месяц. Решив много не набирать, я сложила в чемодан нижнее белье, черные джинсы, тонкие брюки цвета морской волны, пару кружевных топов и маек, гигиенические принадлежности и прочие мелочи. Сверху положила бежевый жакет на случай прохладной погоды. Больше ничего брать не стала: если что-нибудь понадобится - кредитка всегда при мне.
   Ну вот, чемодан собрала. Уже проще. Еще нужно позвонить Линде и объяснить ей все. Хотя, она сейчас занята, лучше заеду к ней завтра с утра до рейса. Думаю, машину придется оставить у нее - не хочу бросать свой джип на неопределенное время на стоянке, пусть лучше наслаждается жизнью в удобном и просторном гараже. А оттуда до аэропорта поеду на такси.
   Может Линда сможет мне хоть что-нибудь посоветовать насчет этой поездки в Мемфис. Что я там буду делать? Как мне себя вести в присутствии Дэниела и его невесты? Ох, не знаю, не знаю. Все так странно и неожиданно. Почему Инга позвонила именно мне? Я знаю Дэниела не больше недели, а с последней нашей встречи прошел почти год. Я не знаю, с чем все это связано, но, думаю, мне удастся все разузнать уже завтра.
   Сегодня я решила лечь пораньше, поскольку завтра предстоял очень насыщенный день. Я открыла окно, впуская прогретый солнцем воздух в квартиру, и легла в постель. Лекс, как обычно, свернувшись клубком пристроился в ногах. Под его размеренное мурлыканье я потихоньку начала погружаться в сон. Мир, покачиваясь на волнах сновидений, начал уплывать все дальше... и дальше...
   Но окончательно скрыться из виду ему не дал звонок в дверь. От неожиданности я села. Сердце бешено застучало в висках.
   Звонок продолжал напевать - тот, кто стоял по ту сторону двери, отличался нетерпением и настойчивостью. Настенные часы показывали пятнадцать минут десятого. Кто может пожаловать ко мне в такое время? Может, это миссис Стюарт - моя соседка сверху, довольно милая старушка. Может, ей плохо и нужна моя помощь?
   Я вскочила с кровати и, надев халат и нацепив домашние тапочки с потешными плюшевыми мордочками медвежат, поспешила к двери. Включила свет. Потянулась к дверной задвижке... и остановилась. Мною овладело чувство беспредельного страха. Я боялась того, кто стоял там, по ту сторону. И что-то мне подсказывало, что это не миссис Стюарт. Это точно была не она.
   Дверного глазка у меня не было, поэтому я не могла увидеть того, кто пожаловал ко мне. Но даже через дверь я чувствовала поглощающую черноту... неограниченную злость... и жгучее желание мести. Я ощутила силу. Правда не такую как раньше, но все же я ее узнала. Мне было знакомо то чувство, что вызывает ее присутствие. И я знала, кому она принадлежит. Он пришел за мной!
   Физическая смерть ему не помеха - он сам является порождением всего темного и злого в этом мире. Он пришел за мной спустя год. И он жаждет одного - мести.
   Я отступила от двери и уперлась спиной в стену прихожей. Медленно сползла по ней на пол. Звонок продолжал звенеть непрерываемой трелью. В квартире вдруг стало холодно, изо рта пошел пар. Я огляделась. Свет мигнул и погас. В квартире воцарилась темнота. Звуки проезжающих машин заглушил стук моего сердца, готового в любой момент выпрыгнуть из груди. По спине предательски побежала струйка холодного пота. Внутри меня все сжалось от испытываемого ужаса.
   Он знал, что я дома. Но открывать я не собиралась. Снаружи стояла смерть, а мне хотелось еще пожить.
   И в какое-то мгновение я поняла, что если захочет, он сможет войти. И он это осознавал. Просто ему нравилось запугивать свою жертву, заставлять ее умирать от страха и ужаса перед ним.
   Я рывком поднялась и полетела в комнату, в поисках хоть какого-нибудь телефона. Трубка лежала там, где я ее оставила - на столе. Не долго думая, я набрала номер Линды, но гудков не услышала. Сброс номера не помог - телефон не работал, села батарейка. Сотовый тоже не подавал признаков жизни. Паника начала увеличиваться гигантскими темпами. Сердцебиение возросло в несколько раз. Дыхание начало сбиваться.
   Щелчок замка. Послышались тяжелые, шаркающие шаги, шуршание плаща. Он уже был внутри. И искал меня.
   Я заметалась по комнате, не зная, куда спрятаться и что делать. Мною овладело чувство беспомощности. Я знала, что не могу противостоять ему, никогда не могла... Я подлетела к окну и замерла возле него, смотря в темный дверной проход, ведущий в комнату.
   Наспех прикрытые мною створки двери распахнулись и показался он. Темный Повелитель, Хозяин Преисподней, Кортес. На нем был одет тот же самый плащ, в котором я его видела последний раз - черный с кровавыми подтеками. Капюшон глухо надвинут на глаза. Но это не мешает ему смотреть на меня - его взгляд будто прожигает насквозь.
   - Пришло время расплаты, - в его голосе звенела сталь и неприкрытая неприязнь. А также ненависть.
   - Ты умер, - прошептала я, больше пытаясь убедить себя, нежели его. Я закрыла глаза в надежде, что когда открою их - он исчезнет. Но это не помогло - фигура в плаще стояла на том же месте и смеялась, громко и надменно.
   - Ты так думаешь? - с издевкой спросил он. - Что же мне сделать, чтобы переубедить тебя?
   - Уходи! Ты умер! - закричала я, не в силах совладать с собой.
   Он откинул капюшон. Показались черные смоляные волосы и такого же цвета глаза. Он ничуть не изменился. Смерть не внесла свои коррективы в его внешность.
   Его рот перекосила издевательская ухмылка.
   - Я живее, чем ты думаешь. И скоро ты в этом убедишься, - заверил он.
   Я замерла. Но он ничего не делал - просто стоял, в упор смотря на меня.
   - Что тебе нужно? - спросила я, немного придя в себя.
   - Не волнуйся, милая Диана, ты узнаешь. Все узнаешь. Но, к сожалению, не сегодня, - он вздохнул. - У меня еще мало сил, но, думаю, наша следующая встреча не за горами. Я буду ждать ее с нетерпением. А ты?
   Я не успела что-либо ответить - за окном раздался какой-то звук, и я повернулась к его источнику. Большой черный ворон сидел на водосточной трубе и чистил перышки, периодически каркая. Свет, падающий от окон соседей, позволил рассмотреть птицу во всей красе. Его черные глаза-бусинки уставились на меня. Он снова каркнул и... исчез. Исчез и мой гость, будто его вообще не существовало. Но я знала, что мне это не привиделось.
   Снова раздалась трель звонка и... я проснулась.
   Звонил будильник. Я с облегчением вздохнула и поспешила выключить его. Не смотря на то, что все, увиденное и испытанное мною, было порождено сном, меня трясло как в лихорадке. Зуб на зуб не попадал. Я стерла со лба пот и закрыла глаза, пытаясь отогнать воспоминания от только что явившегося мне сна.
   Он снова приснился мне. Как бы я не желала забыть о прошлогодних событиях, мне это не удастся. Они будут преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Мало мне днем проблем, так еще и ночью я не смогу нормально спать. Великолепный коктейль. Если так будет продолжаться и дальше, то сахарница станет моим самым лучшим собеседником. И тогда помощь понадобится не только Дэниелу, но и мне.
   Может, Линда права и мне стоит обратиться к психотерапевту. Только не к мистеру Вейсбергеру. К нему меня не затащишь даже под угрозой смерти. Точно, так я и поступлю. Только сейчас на это совершенно нет времени, нужно ехать в Мемфис. Но, думаю, после поездки я займусь этим серьезно.
   Время - семь утра. Пора вставать. Пора стереть этот сон из моей головы. Он ничего не значит. Было время, когда сны имели очень важную роль в моей жизни - несли в себе прошлое, настоящее и будущее. Реалистические сны. Но теперь это не имеет значения - у меня больше нет необходимых сил для их появления. Если говорить честно, то первое время я еще просыпалась со страхом, боясь найти подле себя какие-нибудь частицы моих снов, реализованные в реальность. Но они больше не появлялись. И я была безгранично этому рада. Спокойно засыпала и так же спокойно просыпалась. Но, как я поняла, всему приходит конец, особенно всему хорошему и приятному. И сегодняшний сон доказал это во всей своей красе.
   А мне казалось все таким реальным... Я ощущала страх и ужас. Даже во сне я знала, что это не может происходить на самом деле - Темного Повелителя, Кортеса, больше нет. Но все равно он вселял в меня страх как никогда. А еще эта странная птица... Я никогда не видела воронов вживую - только по телевизору, да на картинках. Я много раз сравнивала Темного Повелителя с вороном и оказалась права. Он и ворон - единое целое. Это его вторая сущность.
   Я посетила ванну, привела себя в порядок, оделась. Из одежды выбрала ту, в которой мне будет максимально удобно - темно-синие джинсы из облегченной ткани и сиреневый топ с вышивкой на груди. Обуться решила в кроссовки. Для жары это, конечно, не очень подходящая обувь, но, насколько я успела узнать, очень удобная. Если бы меня отправили на необитаемый остров и разрешили взять только один предмет, то я бы без сомнений выбрала кроссовки.
   Я еще раз на свежую голову оглядела содержимое чемодана. Вроде, ничего не забыла. Положила в сумочку паспорт и кредитку, не забыв про страховку. А то мало ли что там может случиться. Выключила все электроприборы. Вчера купленные продукты пришлось скидать обратно в пакет - отдам их Линде, чтоб зазря не пропали, пока я буду в Мемфисе. Не забыла и корм для Лекса. Ему придется пожить все это время у Линды, хочет она этого или нет. Это, конечно, не африканские тараканы-бегуны, но попортить ей немного жизнь и он сможет. Она в этом убедится, когда забудет на ночь наполнить его миску едой.
   Плиту проверять даже не стала - я ею не пользовалась уже несколько месяцев с тех пор, когда пробовала заниматься готовкой.
   Так, с кухней вроде разобрались. Я прошла в комнату, чтобы закрыть окно. Солнце только начало выглядывать из-за горизонта. Свежий утренний воздух приятно холодил. Сбоку что-то брякнуло. Я повернула голову и увидела ворона. Большого, с иссиня-черными крыльями. Ворона из моего сна. В клюве у него что-то было зажато, но что именно я не могла разобрать - голова птицы была наполовину отвернута от меня. Он нетерпеливо перебирал мощными лапами, шурша ими по карнизу соседней квартиры. Сердце у меня замерло. Простое ли это совпадение? Может, я все еще сплю?
   Птица повернулась и посмотрела мне прямо в глаза. Несомненно, это был ворон из моего сна. Я не спутаю его не с кем. Как бы глупо это не звучало, но я узнала его, узнала по блеску глаз-бусинок. Это был его ворон. Вдруг птица поднялась в воздух и полетела прямо на меня. Размах мощных крыльев позволил ей одолеть разъединяющее нас расстояние за доли секунды. Я в ужасе отскочила от окна. Птица залетела в квартиру и села на подоконник. Я смотрела на это широко раскрытыми от ужаса глазами. Ворон каркнул, и на гладкую поверхность выпало то, что он держал в клюве. Послышалось легкое звяканье. Затем он еще раз внимательно посмотрел на меня. Чтоб мне пусто было, но его взгляд был вполне сознательным, я бы даже сказала - разумным. Он понимал, что делал.
   Так же резко он взлетел и покинул мою квартиру, вылетев в окно. Я смотрела, как он удалялся. Лишь когда черная точка совсем пропала из виду, я осмелилась подойти к окну. Первым делом я закрыла его и задернула шторки. В комнате сразу стало темнее.
   Лишь после этого посмотрела на подарок, принесенный мне птицей. Это был перстень. Я осторожно взяла и положила его на ладонь, чтобы лучше рассмотреть. Массивный, золотой, с инкрустированными бриллиантами. Видимо, он принадлежал очень богатому человеку. Но как он мог попасть к ворону?
   На лицевой части перстня были выгравированы инициалы - "S.C.". Хм. И что мне теперь с ним делать? Как вернуть пропажу его хозяину, если я даже не имею понятия, кому он принадлежит? Зачем ворон принес мне этот перстень? О, боже. Либо я схожу с ума, либо мир вокруг меня. Что-то непонятное творится - сны, перстни, вороны. Когда же я смогу жить спокойной человеческой жизнью?
   Ладно, время идет и мне нужно поторапливаться, чтобы все успеть. Покажу перстень Линде. Хотя, сомневаюсь, что это поможет мне найти его хозяина. Но попробовать все-таки стоит.
   В одну руку взяла чемодан, в другую - Лекса и сумку с продуктами, еще раз на прощание окинула взглядом квартиру и вышла. Ключ повернулся с едва слышным скрипом. Жаль, не успела предупредить миссис Стюарт о моем отъезде, но, надеюсь, надолго я не задержусь.
   Джип стоял у самого края стоянки - я почти никогда не ставила его в центре, дабы потом было проще его найти и выехать. Я люблю большие машины. Даже не представляю себя за рулем маленькой спортивной машины. Хотя я по большей части езжу одна, меня не пугает пустое пространство в моем джипе. Зато есть место для сумок и где отдохнуть. На заднем сиденье можно спокойно разместиться на ночной отдых, если потребуется.
   Положив чемодан и Лекса на сиденье слева от меня, я села за руль. Кот, еще толком не проснувшийся, мирно устроился на чемодане и начал мурлыкать. Если бы он не шевелился во сне, то ничем бы не выделялся на стальном фоне, поскольку его шерсть имела такой же оттенок.
   Я посмотрела по сторонам, с глупой надеждой еще раз увидеть этого ворона, но птицы нигде не было видно. Ворон улетел. Но, я думаю, радоваться еще рано. Я не верю в случайности и считаю, что появление у меня этого перстня - не простое совпадение. Что ж, разберемся.
   Осторожно вырулив со стоянки, чтобы не задеть припаркованный почти вплотную черный "седан", я поехала к Линде.
  

7.

   Из дневника А.Ф.:
   "Я это сделала! Я смогла! У меня хватило сил и смелости. Конечно, поначалу это было страшно, ведь до этого я никого не убивала, но ради него я готова была на что угодно.
   Я боялась, что могут возникнуть трудности с проходом в здание фирмы, но ничего подобного - я показала на входе удостоверение и преспокойно прошла внутрь. Хорошо, что у нее не так много знакомых, иначе меня бы кто-нибудь остановил и задал лишние вопросы. А это мне было вовсе не нужно.
   Преспокойно пройдя в отдел расследований, я без труда нашла кабинет Стивена. Почему выбор пал именно на него я поняла сразу - нам нужен был семейный ангел, целиком отдающий себя работе. И Стивен полностью попадал под это описание. Несмотря на относительно позднее время, он еще работал. Сидел за столом и перебирал кипу бумаг. Скучнее не придумаешь. Наверное, у нее такая же работа, скучная и непримечательная.
   Он сидел спиной к двери, поэтому не увидел, как я вошла. В первую очередь я оглядела кабинет на наличие камеры - ага, вот и она. Все отлично. Все так, как надо. Остается лишь...
   Стивен услышал шаги лишь когда я вплотную подошла к нему. Спросить ничего не успел - тонкое лезвие ровно полоснуло по коже шеи. Раздался тихий хрип, и из перерезанной артерии фонтаном брызнула алая кровь. Он завалился на стол, заливая кровью бумаги, с которыми работал, и через секунду все тело обмякло. Дело сделано.
   Я бросила нож на стол и вытерла перчатки о край его рубашки. Руки слегка дрожали. Я попыталась унять дрожь, но она не проходила. Трясущимися руками я подняла руку Стивена и попыталась стянуть перстень. Ничего не выходило - его пальцы были толстыми и узловатыми. Удалось только с третьей попытки. Все, перстень тоже у меня. Пора уходить.
   - Ничего личного, - сказала я трупу, повернутому ко мне спиной. - Ничего личного.
   Как бы невзначай я повернулась в сторону камеры и посмотрела на стену, на которой красовалась картина с изображенным на ней пейзажем, чтобы камера запечатлела мое лицо. Еще осмотревшись и потоптавшись по кабинету, я сняла перчатки и засунула их в карманы бежевого жакета. Пару раз глубоко вздохнула, приходя в себя и, напоследок улыбнувшись, покинула кабинет. Я ушла. Стивен остался. Я не имела против него ничего личного. Просто ему не повезло, вот и все. Он нужен был нам для дела. На его месте мог оказаться кто угодно. Но выбор пал именно на него...
   Он ждал меня на машине возле самого здания. Сегодня он выглядел намного лучше - в простой, человеческой одежде. Таким я его еще никогда не видела. Он был рад меня видеть, как и я его. Я тонула в его черных глазах, впитывая всеми частицами тела его благодарность. Я знаю, он до последнего не доверял мне, не думал, что я смогу. Но у меня все получилось. Я - молодец!"
  

8.

   Я проехала уже пол пути к дому Линды, когда с джипом начались проблемы. В моторе что-то стукнуло. Он пару раз чихнул, и машина заглохла. Только этого еще не хватало! Это первая поломка в жизни моего джипа, до этого он ездил не вызывая нареканий.
   Не теряя надежды, я пару раз повернула ключ в замке зажигания, но никаких положительных результатов это не дало - машина не желала заводиться. Черт! Я ударила рукой по рулю, но сделала только хуже себе - ушибла безымянный палец на правой руке.
   Так, что же делать? Поскольку содержимое машины, находящееся под капотом, было и остается для меня загадкой, ремонт своими руками отпадает. Для меня устранение поломки в машине равносильно приготовлению праздничного ужина. Это легко объясняется: ангелы плохо контактируют с техникой, она не поддается нашему разуму. Да, я вожу машину, но до сих пор не знала, что такое поломка. Мои познания в этой области начинаются и заканчиваются терминами "двигатель", "мотор", "зажигание". Все остальное для меня - темный лес.
   Я попробовала еще раз завести машину - безрезультатно. Своими силами здесь обойтись. Что ж, придется звонить в "Автосалон Теда и Барни", где обслуживается моя машина. Один раз я уже была там - заменяли проколотое колесо. Тогда они провернули это в считанные секунды. Сейчас же дело обстоит более серьезно.
   Я нашла в телефоне номер автомастерской и нажала на вызов. Трубку сняли тут же. У меня возникло глупое предположение, что они ждали моего звонка. Девушка-диспетчер представилась и спросила, чем она может мне помочь. Вкратце я объяснила ей ситуацию и назвала свое местонахождение. Надо же было ей сломаться именно сейчас. Хорошо еще движение здесь не сильное, а то бы кто-нибудь обязательно въехал в мой заглохший джип. Диспетчер спросила марку и номер автомобиля, после чего сказала, что механик уже выехал, и попросила его дождаться. А куда я по ее мнению денусь? Разве что отправлюсь пешком - до дома Линда рукой подать, да и то, только после того, как разберусь с машиной.
   Видимо, Лексу надоело спать - он поднялся и полез мордой в пакет с продуктами. Его чуткий нюх уловил запах кошачьего корма. Он готов был добраться до него любыми способами, даже пустить в ход свои острые когти.
   Я отобрала у него пакет и положила на заднее сиденье, а самого взяла на руки и вытащила из машины.
   Время шло, я нервничала. Невезение преследует меня с самого утра. Даже боюсь предположить, что произойдет дальше. Надеюсь, самолет, на котором мне предстоит лететь, преспокойно доберется до Мемфиса, без поломок.
   Я стояла на обочине, оглядываясь по сторонам в поисках машины с механиком. Но ее все не было. Решив еще раз позвонить диспетчеру, я достала телефон и, в этот момент, увидела выруливающий из-за поворота погрузчик. Он припарковался на обочине, рядом с моим джипом. Никаких опознавательных знаков фирмы я не увидела, поэтому на всякий случай уточнила:
   - Вы из "Автосалона Теда и Барни"?
   - Да, мисс, - кивнул выбравшийся из машины механик в темно-синей спецовке. - Так что с машиной?
   - Не знаю, - ответила я и пояснила: - В моторе что-то стукнуло, после этого машина заглохла.
   - Так, понятно, - ответил мужчина. На вид я бы дала ему лет сорок, не меньше. Его волосы кое-где уже были подернуты сединой. А ростом он был чуть ниже меня.
   Он подошел к моему джипу золотисто-песочного цвета и открыл капот. Установил подпорку и начал рыться в открывшемся взору содержимом. Мне оставалось лишь безучастно смотреть на его действия.
   - А что, Тед и Барни жалеют деньги на логотипы фирмы? - задала я интересовавший меня вопрос.
   - Что, простите? - не понял мужчина.
   Я показала на машину и на его синюю спецовку.
   - У вас нет логотипа вашей фирмы ни на машине, ни на одежде.
   - Ах, это, - кивнул он и продолжил копаться во внутренностях моего джипа. - Старый логотип уже не актуален, а новый только разрабатывается.
   Я понимающе кивнула. Лекс замяукал, и я отпустила его побегать, следя за тем, чтобы он не выбегал на дорогу.
   - Ну, что? - поинтересовалась я, когда механик убрал подпорку и захлопнул капот.
   - На первый взгляд все в порядке. По крайней мере, я не заметил ничего такого, - он прошел к своей машине и, достав полотенце, вытирал руки. - Заводить пробовали?
   - Да, - ответила я. - Не заводится.
   - Что ж, сейчас посмотрим.
   Я протянула ему ключи, и он сел на водительское сиденье. Вставил ключ в замок зажигания, повернул - ничего, машина не завелась. Попробовал еще раз. Все это он делал медленно и размеренно, чем начал выводить меня из себя - я торопилась и, если ничего нельзя сделать, пусть увозит ее в мастерскую и ремонтирует там.
   - Вы меня извините, я опаздываю на самолет, - начала я.
   Он внимательно посмотрел на меня холодными серо-голубыми глазами, после чего не спеша вылез из машины.
   - С вас страховка на машину и ключи. Думаю, что с вашей машиной ничего серьезного. Поломку устраним за пару дней. Мы работаем оперативно.
   Я полезла в сумочку за документами на машину. Достала страховку и протянула ему.
   - Можете не торопиться. Я сегодня уезжаю из города на неопределенное время. Будет лучше, если все это время она простоит у вас. Это возможно?
   - Конечно, - согласился механик.
   В этот момент раздалось глухое одиночное карканье. Я повернулась на источник шума и увидела ворона. Это был все тот же ворон!
   - Черт побери, опять эта птица! - выругалась я.
   - О чем вы говорите? - спросил мужчина, обращаясь ко мне.
   Я обернулась и указала на дерево, на котором разместился этот проклятый ворон.
   - Ворон. Один и тот же. Я вижу его уже второй раз за это утро.
   - Ворон? - переспросил он.
   - Да, вон он, - я снова указала на дерево. Мужчина смотрел туда, куда я показывала, но он ничего не видел.
   - Какой ворон? Там никого нет.
   Я опешила. Интересно, когда Тед и Барни набирают себе работников, они проверяют у них зрение. По крайней мере, этот не видел дальше собственного носа. Ворон сидел футах в тридцати от нас и не заметить его мог только слепой.
   - Вы его не видите? - спросила я.
   - Мисс, я не вижу там никаких птиц. Откуда здесь взяться ворону?
   - Я бы тоже хотела это знать, - ответила я. Затем пробежалась глазами вдоль улицы. Ага, то что надо! - Прочитайте, пожалуйста, название улицы на вон том указателе.
   Он странно посмотрел на меня, но вопросов задавать не стал.
   - Улица Святого Антония, - прочитал он, чем привел меня в ступор.
   - Со зрением у вас все в порядке, - констатировала я. Он видел название улицы, написанное мелким шрифтом, но не видел крупного ворона на соседнем дереве.
   Мужчина заглянул мне в глаза:
   - Вы не пьяны, мисс?
   - Что? - сразу не отреагировала я. - А, нет, нет. Что вы. Просто...
   Этого не могло быть. Если я вижу эту птицу, значит, и он должен ее видеть. Я наблюдала за птицей, которая чистила свои перышки и периодически с интересом поглядывала на нас. Затем он каркнул.
   - Вы слышали? - радостно спросила я.
   - Мисс, я не совсем вас понимаю...
   - Ворон только что каркнул. Вы должны были слышать, - напирала я.
   - Мисс, я ничего не слышал, потому что здесь нет никакого ворона.
   - Как нет?! Я его вижу, - не отставала я. Я еще раз оглянулась на птицу, которая нагло продолжала пялиться на нас и время от времени каркать.
   - С вами точно все в порядке, мисс? - озабоченно спросил он.
   - Да, со мной все в полном порядке, - едко ответила я. - Просто я вижу ворона, которого никто кроме меня не замечает.
   Механик больше не стал задавать вопрос, пошел к своей машине и достал какие-то документы. Что-то написал, после чего протянул мне.
   - Распишитесь.
   Я пробежалась глазами по бумаге.
   - Вот здесь, - указал он. Я расписалась. - И вот здесь.
   После чего один экземпляр протянул мне.
   - Здесь указаны номер и марка машины, дата и имя механика, принявшего машину... - начал разъяснять он.
   - Да, да, - перебила я его. - Извините еще раз, я тороплюсь.
   - Да, конечно, нет проблем.
   Я вытащила чемодан, пакет и, взяв на руки прогуливающегося по зеленой травке Лекса, приготовилась к "походу". Пешком идти не особо-то охота, но вызывать такси из-за нескольких футов тоже не имеет смысла. Придется идти на своих двоих.
   - Вызвать вам такси, мисс? - спросил мужчина.
   - Нет, спасибо, тут не далеко, - с легким раздражением ответила я. Слепой и глухой механик. Нужно будет позвонить этим Теду и Барни и пожаловаться на их служащего. Решив в последний раз "полюбоваться" на птицу, я взглянула на дерево. Но ворона уже не было. Он улетел. И тут меня осенила одна не очень приятная мысль "А был ли он вообще?". Был, несомненно, был. И в подтверждение тому перстень, который лежал в моей сумочке. Так называемый, вороний подарок.
   Ворон следил за мной. Это я знала наверняка. Я была нужна ему, он чего-то ждал. Но чего?
   Я помахала на прощание механику, который смотрел мне в след, и поспешила к Линде. Времени до отлета оставалось совсем мало, а мне еще предстояло посвятить подругу в события последних дней и выслушать ее мнение. Не знаю, как она отнесется ко всему, что я ей сообщу, но, думаю, она меня поймет. У меня не пропадало уже знакомое по событиям прошлогодней давности ощущение, что я вляпалась. Но во что, я еще не поняла. И надеюсь, что когда все прояснится, будет еще не слишком поздно.
  

9.

   - Ворон говоришь, - задумчиво произнесла Линда, выслушав мой рассказ, начиная со сна и заканчивая поломкой машины. - Но откуда в нашем городе мог взяться ворон?
   - У меня нет ответа на этот вопрос, - честно ответила я.
   - Что-то мне это не нравится, - подытожила она, пододвигая ко мне тарелку с пудингом. Я вежливо отказалась - особого аппетита не было.
   - Я уже не знаю, что и думать, - призналась я. - У меня такое ощущение, что что-то происходит. И в центре - я.
   - Так, - вздохнула Линда, убирая остатки пудинга в холодильник, - мы это уже проходили. Это просто совпадение.
   - Что "совпадение"? - взъелась я. Было видно, что Линда намекает на мою психологическую нестабильность. Похоже, от ее взаимоотношений с психотерапевтом только этого и стоит ожидать. По ее мнению, всем в этом мире нужна помощь специалиста, не зависимо от того, есть у тебя проблемы или нет.
   - Этот сон. Ворон.
   - Но ворона я видела на самом деле. И вот тому подтверждение, - я пододвинула ей перстень с инициалами.
   - Ты уверена, что не нашла его на улице? - осторожно спросила она.
   Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула, призывая себя к спокойствию. Только ссоры с подругой не хватало. Но, извините, это не я ее считаю выжившей из ума.
   - Мне принес его ворон, - произнесла я по слогам. - И именно его я видела на дереве неподалеку отсюда.
   Она поджала губы, недовольная моим упорством.
   - Почему тогда механик ничего не видел и не слышал? - поинтересовалась она.
   - Мне тоже хочется это знать. Со зрением, по-моему, у него все в порядке, со слухом тоже. Но ворона почему-то он не заметил, - пробормотала я. - Такое ощущение, будто только я его вижу.
   - Вот. Именно об этом я и говорю, - обрадовалась она. - Проблема в тебе. Это все из-за...
   - Я не сказала, что проблема во мне, - перебила я Линду. - Я сказала, что он доступен только моему зрению и слуху. Это подтверждает мое предположение о том, что я ему зачем-то нужна.
   Подруга отвернулась и начала мыть посуду, от души гремя бокалами и тарелками. Было видно, что она обиделась.
   - Хочешь сказать, это ворон-призрак, который является только тебе и что-то от тебя ожидает? - с явной издевкой в голосе спросила она. Я подтвердила. В ответ она взорвалась: - Но это бред! Во-первых, призраки днем не активны.
   - А во-вторых? - спросила я.
   - А во-вторых, призраков не существует.
   - Ты в этом уверена? - теперь уже меня было не остановить: - Это тебе твой психиатр сказал?
   - Не психиатр, а психотерапевт, - поправила она.
   - Не вижу разницы, - фыркнула я.
   - Разница есть. Но дело не в этом. Ты видишь то, чего на самом деле не существует. Ты сама сказала, что этот ворон тебе приснился. Или ты уже это опровергаешь?
   Я вздохнула, вертя в руках перстень. Бриллианты переливались всеми цветами радуги.
   - Нет, не опровергаю. Сначала он мне приснился, - подтвердила я, - но затем я видела его воочию. Два раза. И именно он принес мне этот перстень.
   - Хорошо, - согласилась она. - Допустим, что перстень принес тебе ворон.
   Она сделала акцент на слове "ворон", до сих пор не поверив ни единому моему слову.
   - Не допустим, а принес.
   - Ладно, принес. И он тебе не привиделся после страшного сна, - я кивнула головой, она продолжала: - Тогда почему его никто кроме тебя не видит?
   - Я же уже сказала - ему нужна я, поэтому он показывается только мне.
   Линда застонала от досады. Я решила спросить напрямую.
   - Я не пойму, ты что, хочешь сказать, что у меня поехала крыша?
   - Нет, не совсем... - начала оправдываться она.
   - Стоп, стоп, - перебила я. - Ты намекаешь на то, что ворон - это не что иное как галлюцинация. Так?
   Она виновато кивнула.
   - Знаешь, пока еще я могу отличать реальность от вымысла. Я уверяю тебя, что ворон был настоящим. Ты мне веришь?
   - Верю, - вымученно ответила Линда, беря в руки перстень. - Тогда зачем он принес тебе эту побрякушку?
   - Интересный вопрос, - я задумалась. - Насчет этого у меня нет никаких предположений. Как нет и знакомых с такими инициалами.
   - Тогда остается ждать, - произнесла Линда.
   - Ждать чего? - не совсем поняла я, точнее, совсем не поняла.
   - Других посланий от ворона, - сказала она. На этот раз по ее тону я не смогла определить, говорит ли она от души или же насмехается надо мной.
   - Ты думаешь, будет что-то еще? - поинтересовалась я.
   - Раз ты говоришь, что этой птице что-то от тебя нужно, то перстнем дело не ограничится.
   Я согласилась с ней. Она была права. Перстень попал ко мне не случайно - это что-то значило, было частицей чего-то важного.
   Посмотрев на часы, я поняла, что почти опаздываю на самолет.
   - Все, я побежала, - я поднялась и, обняв на прощание подругу, дала последние указания: - Лекса корми три раза в день, а главное не забывай на ночь насыпать ему корма, иначе выспаться не сможешь. Про ворона и мои сны Эвану не рассказывай, ограничься Дэниелом и поездкой в Мемфис. Думаю, он все поймет.
   - Так, - продолжала я, - адрес Дэниела я тебе оставила, телефон этой Инги тоже. Но, думаю, он тебе не понадобится - свой сотовый я тоже захватила. Вроде все.
   - Все, - подтвердила Линда и еще раз обняла меня. - Веди себя хорошо и выкинь из головы всех этих воронов.
   - Ага, - усмехнулась я, - у кого-то тараканы в голове, а у меня вороны кружатся. Ладно, мне пора.
   Послышался шум подъехавшей машины.
   - А вот и такси, - сообщила Линда, выгляну в кухонное окно. - Передавай Дэниелу привет.
   - Обязательно, - ответила я и, потрепав напоследок дымчатый загривок Лекса, покинула такой гостеприимный и уютный дом. Линда помахала мне вслед, пожелав приятного полета.
   Я села в такси и назвав пункт назначения, еще раз взглянула на дом, окруженный белым штакетником. Линда продолжала махать, держа в другой руке Лекса. Я ответила ей. Машина тронулась, и вскоре дом пропал из виду.
   А у меня все не выходил из головы сегодняшний случай. Этот ворон все утро преследовал меня, наблюдал за мной. Такое ощущение, что за мной устроили слежку - слишком уж у птицы был умный и одновременно наглый вид. Будто она насмехалась надо мной. Знала, что никто ее больше не видит, кроме меня и со злорадством смотрела, как я выставляла себя полной дурой, буйнопомешанной. Но кому этот ворон может принадлежать и кому захотелось присматривать за мной? Ясно, что это один и тот же человек, но от этого легче не становится. Я не знаю никого, кто бы на это пошел. Я не такая уж важная персона, чтобы устраивать за мной круглосуточное наблюдение. Что ж, посмотрим, появится ли этот ворон еще раз. Я солгала Линде: я сама не верю в то, что эта птица - призрак, но на данный момент у меня больше никаких предположений не возникает по поводу того, почему только я ее вижу. Механик, приехавший за машиной, не видел ворона и не слышал его карканья. Хотя, что я так себя мучаю. Может, у него самого с головой не в порядке или он просто решил меня разыграть. Посмотрим, как дело пойдет дальше.
   Мы объехали красный "порш" и встали как раз в конец огромной вереницы машин, застопорившихся из-за аварии на ближайшем светофоре. Зачинщика видно не было. Черт! Аварии сегодня встречаются не реже, чем вороны. Что за наваждение?
   Водитель такси высунулся из окошка и поинтересовался у проходившего мимо полицейского о причине задержки. Тот что-то долго и разборчиво отвечал. Больше половины слов мне разобрать не удалось из-за стоявшего гвалта автомобильных гудков. Люди торопились, спешили и не готовы были тратить свое драгоценное время попусту. Я тоже торопилась, но ничего поделать не могла. Не идти же пешком до самого аэропорта.
   Когда он закончил разговор и повернулся, я спросила:
   - Что там происходит?
   - Автомобильный погрузчик не справился с управлением и врубился в светофор со всей скорости. Видимо, он сильно торопился, - ответил шофер и добавил: - Его развернуло так, что он перегородил дорогу.
   - Когда откроют движение? - поинтересовалась я.
   Водитель пожал сутулыми плечами:
   - Полисмен сказал, что минут через пять. Его уже оттаскивают на обочину.
   - Чудесно! - обрадовалась я.
   Таксист - пожилой, с подернутыми сединой волосами и усталыми впалыми глазами - обернулся и кивнул в сторону чемодана, мирно покоящегося рядом со мной:
   - Улетаете отдыхать? - только сейчас я услышала в его голосе примесь немецкого акцента.
   - Можно сказать и так, - вздохнула я. - Еду навестить своего хорошего друга.
   - Далеко?
   Мне не совсем хотелось беседовать с ним сейчас, когда мои мысли были заняты немного другим, но ради приличия я решила поддержать разговор.
   - В Мемфис, - ответила я, затягивая растрепавшиеся волосы потуже в хвост.
   - Далеко же забрался ваш друг, - хмыкнул таксист.
   - Всего четыре часа лету, - возразила я. - Не так уж и далеко.
   - Летать не боитесь? - спросил он.
   - Нет. Я не боюсь высоты, - сообщила я. На моем счету уже больше шести перелетов, которые мне посчастливилось перенести, и поэтому я уже комфортно ощущала себя даже на огромной высоте. А вот Линда каждый раз трясется и впивается мне в руку, стоит только сесть в самолет.
   - А упасть не боитесь? - продолжал он.
   - Самолеты не так уж часто падают, - констатировала я. - Вероятность попасть в аварию в небе чрезвычайно мала.
   - Такая молодая и такая смелая, - похвалил он меня, после чего добавил: - Вот я - никогда не летал и, надеюсь, никогда уже не буду. Мне становится страшно уже от одного взгляда на эту махину, а о том, что она еще будет подниматься в воздух, я вообще говорить не хочу.
   Старик мне начинал нравиться. У меня создалось впечатление, что у него совсем не осталось семьи и, чтобы хоть как-то восполнить недостаток в общении, он устроился работать таксистом.
   - Неужели вы ни разу не летали? - я не могла в это поверить. Мне кажется, каждый человек хоть раз да летал на самолете.
   - Нет, мисс, ни разу, - подтвердил он. - Я не доверяю свою жизнь другим. Предпочитаю чувствовать дорогу под колесами своего автомобиля. А на небо даже смотреть не хочу.
   Я улыбнулась и поняла, что в чем-то он все-таки прав.
   - Может, вы и правы, - согласилась я.
   - Доверяй только себе и будешь жить долго и счастливо, - произнес старик и, прежде чем я успела что-нибудь ответить, радостно добавил: - Вот и все. Можно ехать. Не успеете и глазом моргнуть, как будете на месте.
   Я еще раз улыбнулась, но на этот раз получилось не так весело и жизнерадостно. Меня не пугал сам полет, меня пугало то, что ждет меня в Мемфисе, а, если быть точнее, кто. Я мечтала увидеть Дэниела еще раз, но я никак не ожидала такого поворота событий. Хотя, чего мне удивляться: представления всегда далеки от реальности, как бы мы ни желали обратного.
   Узнав, в чем заключается проблема, мне вообще расхотелось лететь. Если на самом деле все обстоит так, как описала эта загадочная Инга, то Дэниелу требуется помощь психиатра, а не моя. Или, именно мне предстоит сообщить об этом Дэниелу? Представлю его реакцию как нельзя лучше: самой пришлось убеждать Линду в обратном. Надеюсь, хоть вороны ему не кажутся.
  

10.

   Как бы водитель такси не торопился, моргнуть я все-таки успела и не раз. Когда мы проезжали светофор, мне представилась возможность поглядеть на виновника аварии во всей красе. Погрузчик принадлежал уже знакомой мне фирме Теда и Барни, о чем свидетельствовала соответствующая надпись на правом борту кузова. Также я увидела номер телефона и логотип: лошадь, у которой вместо копыт были колеса. Да уж, это называется - как хотите, так и понимайте. Механик был прав насчет актуальности логотипа, его давно пора сменить.
   Самого водителя погрузчика я не увидела, зато услышала тревожный вой сирены удаляющейся машины скорой помощи. Он серьезно пострадал. Еще бы. Судя по тому, что осталось от светофора и машины, это просто чудо, что он еще жив.
   Расплатившись с таксистом, я подхватила чемодан и помчалась в здание аэропорта. Что-то это мне смутно напоминало. Только в прошлый раз летела не я.
   Посадку объявили как раз когда я забирала в кассе билет. Лишь тогда я позволила себе немного расслабиться. Стоявшая жара вкупе с небольшой пробежкой дала не очень приятный результат: я взмокла и стала походить на взмыленную лошадь. Думаю, запах от меня был соответствующий. Я прикинула в голове провернуть вариант с переодеванием в туалете, но время отчаянно не позволяло это сделать. Что ж, придется лететь так.
   Я заняла очередь в толпе готовящихся к посадке и буквально минут через пять уже сидела на своем тринадцатом месте. Место рядом со мной еще пустовало, поэтому мне приходилось только гадать, кем может оказать мой сосед по несчастью. Я бы не сказала, что число тринадцать когда-либо переходило мне дорогу, но несмотря ни на что я верила в приметы, как бы глупо это ни казалось.
   Выглянув в иллюминатор, я не увидела ничего кроме серого асфальта взлетной полосы, удаляющейся вдаль и готовой унести тебя с собой. Я не видела никакой романтики в полетах, и самолет для меня был просто транспортом, удобным и необходимым. Пусть меня не пугала высота и возможность упасть, но я не любила парить над землей в железной посудине.
   Мимо меня неуверенно прошла миловидная девушка в зеленом костюме, сшитом из воздушных, летящих тканей. Она скрылась из виду, затем опять появилась, на этот раз обращаясь ко мне:
   - Это тринадцатое место? - спросила она. Ее голос был мелодичным, но не звонким.
   - Да, - подтвердила я, после чего девушка облегченно вздохнула и заняла место справа от меня.
   Было видно, что она взволнована или встревожена, но не боязнью полета. Я, позабыв про все правила приличия, сидела и наблюдала за своей соседкой, которая, казалось, ничего вокруг себя не замечала.
   Лицо девушки имело правильные черты. Как бы я ни старалась, но увидеть даже намека на наличие косметики мне не удалось. Эта девушка была прекрасна своей красотой. Доходящие до лопаток прямые волосы пшеничного цвета оттеняли лицо, придавая ему оттенок золотистого загара. На шее у нее висел светло-зеленый медальон в виде листика дерева. Ее глаза были бездонно синими. Такого насыщенного цвета у обычных людей не встретишь, если только это не линзы. Возникло ощущение, что эта девушка - не совсем человек, больно уж возвышенно она выглядела, как нимфа или как эльф. Глупо, конечно, думать, что эльфы вот так просто разгуливают посреди обыкновенных людей, да еще и летают на самолетах, но с недавних пор я готова поверить во что угодно. Даже в присутствие эльфа на соседнем сидении.
   Но разглядеть уши не представлялось возможным - пшеничные волосы были густыми и струились по плечам, закрывая уши. Напрямую спрашивать было как-то неудобно, да и незачем, поэтому я решила оставить бедную девушку в покое и обратила свой взгляд на других пассажиров.
   Все заняли свои места. Стюардесса прошла пару раз по салону, проверяя, все ли в порядке, после чего попросила пристегнуть ремни. Девушка, сидящая рядом со мной, послушно пристегнула ремень. Я не отставала.
   Самолет начал набирать высоту. Уши заложило, но паниковать я не собиралась, прекрасно зная, что это сейчас пройдет. Я выглянула в иллюминатор и смотрела на наш городок и его окрестности с высоты птичьего полета. Все, обратного пути нет. Чтобы меня не ждало в Мемфисе, мне придется с этим столкнуться. Лоб в лоб. Лицом к лицу. Мне ли привыкать?
   Стюардесса объявила, что мы можем отстегнуть ремни и прошагала со столиком на колесиках между рядов, предлагая напитки и закуску. Я отказалась. Девушка тоже.
   Мне стало скучно и тоскливо. Кроме того, страшно захотелось спать, глаза так и слипались. Сегодняшняя ночь прошла ужасно с ее кошмарами, поэтому неудивительно, что мне так хотелось спать. Стоит здесь учитывать еще один недостаток, о котором я не сразу вспомнила - меня укачивало в самолетах. А поскольку времени принять соответствующее лекарство у меня сегодня не было, меня начал одолевать сон. Девушка в зеленом одеянии не обращала на меня внимания и была замкнута в себе, поэтому перспектива провести полет в приятном разговоре мне не светила.
   Решив не бороться с нахлынувшей сонливостью, я закрыла глаза и через минуту уже плыла по волнам своих сновидений, которые уносили меня прочь от этого самолета, девушки с синими, как океан, глазами и всего остального. Я целиком погрузилась в сон.
   Редко когда наши сны поддаются контролю. Обычно мы действуем не задумываясь, повинуемся происходящему и мирно плывем по волнам сна, не заботясь о том, куда он может нас занести. Но бывают и такие, в которых мы осознаем свое положение и можем принимать какие-либо решения исходя из заключений разума. Мы идем куда хотим, делаем что хотим. Но, как правило, такие сны - большая редкость.
   Мой сон был именно таким. И сам этот факт уже настораживал. Если честно, ничего хорошего я не ждала и уже жалела, что поддалась искушению приятно провести время полета.
   Я оказалась в длинном плохо освещенном коридоре, по стенам которого плясали в диком танце неясные тени. Впереди находилась приоткрытая дверь из красного дерева, из-за которой лился мягкий голубоватый свет. Оглянувшись назад, я не увидела ничего - ни двери, ни проема, ни поворота. Поэтому других путей развития событий, помимо принятия приглашения, у меня не оставалось. Что ж, посмотрим, кто или что ждет меня за этой дверью. Страха не было, поскольку на этот раз я знала, что все происходит во сне и ничего со мной случиться не может.
   Уверенными, твердыми шагами я преодолела расстояние до двери за доли секунды. Взялась за ручку и, открыв дверь, с уверенностью вошла.
   Это был обычный кабинет. Прямо напротив двери стоял массивный стол, на котором нашли себе место какие-то папки, подставка для канцелярских принадлежностей и остальные характерные высокому положению предметы. Пара стеллажей с книгами, декоративный столик в углу на низеньких ножках... В общем, все как положено. Только вот одного здесь не хватало - окна. В кабинете царила густо разлившаяся вокруг полутьма. Подняв глаза, я увидела под потолком небольшую люстру, декорированную в виде черепа, от которой, собственно, и исходило голубоватое свечение.
   Ну вот, вроде все осмотрела. Осталось только познакомиться с хозяином этого дивного места. За столом располагалось повернутое к стене черное кожаное кресло с высокой спинкой. Было видно, что в нем кто-то сидит.
   Будто почуяв мою заинтересованность, кресло начало медленно поворачиваться. А в нем сидел...
   - Не впечатляет, - честно сказала я, присаживаясь в кресло напротив него. Это было простым офисным предметом интерьера. - Слишком помпезно.
   - Вам так кажется? - он удивленно поднял бровь.
   - Снова на "вы"? - с ехидством заметила я. - С чего вдруг такие перемены?
   Темный Повелитель, хотя теперь он таким не являлся, потому что после его смерти трон перешел в другие руки, был крайне удивлен моим поведением. Скорее, он рассчитывал увидеть страх и ужас в моих глазах, ну или хотя бы, легкий испуг от неожиданности. Но не тут-то было. Теперь меня уже ничем не удивишь, даже если сейчас передо мной явится сам Сатана.
   Услышав мои слова, он поначалу замялся, но вскоре справился с собой и с едва заметной улыбкой продолжил разговор.
   - Привычка, знаете ли.
   - А лезть в чужые сны давно у вас вошло в привычку?
   Он от души улыбнулся, выставив на обозрение белоснежные зубы. Насколько я успела заметить, сегодня он предстал передо мной в строгом костюме черного цвета с кроваво-красной рубашкой. Видимо, он остается верен этим двум цветам даже после смерти, во снах других людей. Но, если говорить начистоту, без своего плаща и надвинутого наглухо на глаза капюшона он смотрелся очень даже хорошо. Пусть даже он и был мертвым.
   - Я хотел сделать вам сюрприз, милая Диана. А вы, кажется, даже не удивлены.
   Я криво усмехнулась.
   - А чему удивляться? Не вас ли я видела в своем вчерашнем сне? - поинтересовалась я.
   - Вы не рады моему присутствию? - спросил он и наигранно вздохнул: - Ведь мы так давно не виделись.
   - И еще бы столько же не видеть вас. Вы забыли, что собирались сделать со мной?
   Он ответил молчанием.
   - Забыли? - повторила я.
   - Что значит одна единственная жизнь по сравнению с тем, что было запланировано, - говорил он, глядя куда-то в сторону. - Есть мечты, за достижение которых ты готов принести в жертву что угодно...
   - Конечно, как же я сразу не поняла, - ехидно поддакнула я. - Мне нужно было самой прийти к вам и попросить зарубить меня, как остальных. Я так вас поняла?
   Он вновь глянул на меня. Его глаза были черны как сама тьма. Как сама его душа, если, конечно, таковая имелась. Что-то мне подсказывало, что у него никогда ее не было, а то, что сейчас передо мной - просто сгусток тьмы, принявший облик человека.
   - Высшие цели, - пояснил он. - Думаете, ваш Совет не пожертвовал бы дюжину людей для того, чтобы на землю наступил рай? Что бы для них значили эти невинные души по сравнению с огромным количеством других людей?
   - Не смейте сравнивать! - воскликнула я. - Ваши цели были далеки от рая на земле! Кажется, речь шла о Небытие.
   - Просто у нас с вами разные цели. А смысл один и тот же. Почему, если бы ваш Совет решил принести в жертву людей, то ему бы это было простительно, а когда речь заходит о нас...
   - Я не говорила, что им это простительно, - возразила я.
   - Вы это подразумевали.
   - Мне лучше знать, что я говорила, а что подразумевала. Не надо перевирать мои слова.
   - Пожалуйста, - он примирительно поднял руки вверх.
   - Вы не ответили на мой вопрос: зачем вы преследуете меня в моих снах?
   - Разве вы задавали такой вопрос? Что-то не припоминаю.
   Я выжидательно смотрела на него, стараясь увести взгляд от его глаз, поскольку меня засасывала присутствующая в них темнота.
   - Вам знакомо, милая Диана, такое слово как "месть"? - на его лице не было и тени улыбки.
   Зато меня разобрал смех.
   - И кому же вы мстите?
   - Тем, кто помешал мне. Тем, кто унизил меня, заставил по крохам собирать свои силы...
   Странно, в его словах я не услышала ни намека на его смерть.
   - Зачем все это? - спросила я. - Даже после смерти вы не можете успокоиться?
   Теперь развеселился он, чем вызвал у меня чувство неясной тревоги. Что-то вышло за рамки. Я это чувствую.
   - Вы еще не догадались?! - захохотал он. - Диана, Диана, а я-то думал, что вы намного умнее, чем кажетесь.
   - Прошу не оскорблять, - строго попросила я, но голос готов был дрогнуть. Мне не нравился его смех и то, что за ним скрывалось.
   - Наивная Диана, - вытирая проступившие от смеха слезы, проговорил он. - Вы думали, что тогда избавились от меня навсегда? Зря.
   Мне вдруг стало холодно. По коже побежали мурашки.
   - О чем вы говорите?
   - Вы мне не поверите, но эти эльфы становятся страшно жадными, когда заходит речь о силе. Они решили меня пока не убивать, чтобы тянуть из меня силу.
   - Не понимаю... - пробормотала я.
   - Что же здесь не понятного? Из меня сделали "дойную корову", - его глаза сверкнули гневом, лицо перекосилось. - Они использовали меня.
   В моей голове промелькнула страшная мысль, которую я даже боялась произнести вслух. Кортес не умер.
   Кортес быстро совладал со своим гневом и вновь улыбался, правда, мне веселее что-то не становилось.
   - Но всему приходит конец, - продолжал он. - Не находя сопротивления, они расслабились, чего я и ожидал. Эти проклятые эльфы отбирали не всю мою силу, только ее часть. Но мне ее хватило, чтобы заворожить одну их них, молодую и неопытную. Я заставил ее испытывать ко мне сострадание, жалость...
   Я с просыпающимся ужасом слушала его, стараясь не пропустить ни слова.
   - И она открыла дверь силовой камеры, где меня держали. В награду за то, что она помогла мне, я оставил ее в живых. Но, поверьте, я не всегда так добр. Особенно к тем, кто мне мешает, - на последних словах он сделал акцент. - У меня мало сил, но с каждым днем их становится все больше. А знаете в чем мой секрет?
   Я безмолвно замотала головой.
   - Я нашел источник энергии. И питаюсь от него, как раньше питались от меня. Благодаря небольшому приспособлению, - он хитро улыбнулся, скорее для себя.
   - О чем идет речь? - спросила я, борясь с желанием оказаться подальше отсюда.
   - Вы скоро узнаете, моя милая Диана. Скоро. Очень скоро. Только вот, боюсь, не слишком обрадуетесь, поскольку вы в, так называемом, "черном списке".
   - В "черном списке"? - переспросила я, не совсем понимая, о чем идет речь или, если быть точнее, не желая понимать.
   - Вы были одной из тех, кто обрек меня на муки, на унижение, которое мне приходилось испытывать каждый день, - зло ответил он. - Меня лишили трона. Теперь я - никто! Вы думаете, приятно, когда о тебя вытирают ноги?
   - Не надо так драматизировать... - начала было я, но он меня резко перебил.
   - "Драматизировать"! Да вы даже не знаете, что мне пришлось испытать!
   Я тоже не выдержала и, вскочив с кресла, закричала:
   - А то, что вы убивали ангелов, кромсая их на куски, а затем выкидывая их тела на всеобщее обозрение?! Вы считаете, что это гуманно и неунизительно?! Вы убили их, убили тех, кто вам ничего не сделал! Ничегошеньки! И все это ради вас, ради вашей мечты, цели. И после этого вы считаете себя главным пострадавшим?! Вы - эгоист, каких свет ни видывал.
   - Выговорились? - спросил он, прожигая меня взглядом своих черных глаз. - Я и не надеялся на то, что вы меня поймете.
   Я несколько опешила.
   - Зачем?
   - Что "зачем"? - переспросил он, заправляя кровавый манжет рубашки в рукав пиджака.
   - Зачем вы здесь? - я оперлась руками на спинку стула и заглянула ему в лицо.
   - Часть плана. И ничего больше.
   - Какого плана? - вздохнула я.
   - Наш разговор утомил вас? - поинтересовался Кортес и с ехидством добавил: - Может, вам стоит немного отдохнуть, поспать?
   - Это мой сон, - сказала я, выговаривая каждое слово, - и вам здесь не место.
   - Вы ошибаетесь, Диана. Именно здесь мое место. С каждым днем мои силы увеличиваются и поэтому сейчас вы имеете удовольствие лицезреть меня, как говорится, во всей красе. Теперь мы станем видеться чаще, и не все сны будут такими приятными, как этот. Считайте, что сегодня у нас, так называемая, ознакомительная встреча.
   - Я не хочу видеть вас, - заявила я с едва заметной дрожью в голосе.
   - Вы меня плохо слушали? - он изогнул брови дугой. - Я не спрашиваю вашего мнения, поскольку для меня оно ничего не значит. Вы сорвали мои планы, теперь пришло время отвечать за свои поступки.
   - Оставьте меня в покое! - закричала я, пятясь к двери. Я хотела убежать, скрыться, оказаться как можно дальше от него. "Пусть это окажется просто сном", - умоляла я, но в глубине души знала, что это просто невозможно. Он был реален. И я это осознавала.
   - К вашему сожалению, процесс уже запущен, - усмехнулся он. - Я уже ничего не смогу сделать, чтобы остановить его. Да и вы тоже.
   - Что запущено? - вспомнив, что это все-таки мой сон, я подлетела к столу и, схватив его за пиджак, притянула к себе. - Отвечайте!
   Он рассмеялся мне в лицо.
   - Ну! Немедленно отвечайте! Что вы задумали?
   Кортес продолжал зубоскалить. Я отпрянула.
   - Храбрость, Диана, не самое лучшее качество, - проговорил он. - По крайней мере, в вашем случае. Вы еще не поняли, что я сделаю все, чтобы ваша жизнь стала похожа на ад?
   Я молчала, шаг за шагом прокладывая свой путь к двери. Обстановка начала накаляться, а я не хотела оказаться в ее центре.
   - Так вот, осознайте это. Я явился вам сегодня для того, чтобы сказать, как "признателен" вам за все, что мне пришлось испытать. А для того, чтобы вам стало более понятно мое положение, придется испытать его на своей шкуре.
   - Вы живы, - констатировала я. - Что вам еще нужно?
   - Месть, сладкая месть. Мне нужно вернуть все то, что я потерял из-за вас. Силу, власть... И вы мне поможете. Вы станете частью моего плана. Правда, на этот раз вам отведена не главная роль, уж извините.
   - Оставьте свою месть, все в прошлом, - пыталась разубедить его я, но мои слова для него, похоже, не имели смысла.
   - Моя душа жаждет отмщения, - пояснил он, - и я его добьюсь. А после этого верну себе законную власть, которую потерял благодаря вашим стараниям.
   Я взялась за ручку двери, тут же закрывшейся за мной, стоило мне войти, и потянула ее от себя. Она не поддалась.
   - Вы куда-то собрались? - с едкой ухмылкой на лице спросил он. По кабинету прошелся порыв ветра, взметнувшего вверх бумаги на столе и покачнувшего светильник-череп.
   Дыхание замерло, я оказалась в западне. Наедине с этим монстром. Я стала заложником собственного сна. Не знаю, как ему удалось проникнуть в него, но это мне не нравилось. Особенно теперь, зная, что все еще не закончилось, как бы я ни надеялась.
   - Право, Диана, чего вы боитесь? Это же ваш сон? - он продолжал скалиться.
   - Тогда убирайтесь отсюда! - прокричала я, со всей силы дергая дверь. Тщетно.
   - Рано. Еще очень рано.
   - Что? - я повернулась к нему лицом. Он поднялся с кресла и, не успела я и глазом моргнуть, оказался передо мной. Лицом к лицу. Глаза в глаза.
   - Вы с ней так похожи, - шепотом проговорил он. - И, черт меня побери, вы нравитесь мне больше.
   Я ощущала его дыхание на своей коже, каждой частицей, но никак не могла предвидеть то, что он собирается сделать. Это просто не вязалось со всем остальным.
   Он впился мне в губы, пытаясь их разжать. Для меня это стало полной неожиданностью, поэтому я не сразу сообразила что происходит. Мне казалось, что он хочет только одного - убить меня.
   Я попыталась сопротивляться, но он прижал меня к двери крепкими, стальными руками так, что я не могла и пошевелиться. Оставалось лишь одно.
   Я сдалась и ответила на его поцелуй...
   - Черт! - выкрикнул Кортес, отстраняясь от меня и вытирая кровь с прокусанной губы. - Черт!
   - Понравилось? - заметила я, почувствовав во рту мерзкий металлический привкус. - Можем повторить.
   - Стерва! - выдохнул он. - Сама напросилась.
   Он подошел ко мне и заключил мои руки в железные тиски своих. Мне стало страшно.
   От его рук пошло тепло, тут же перешедшее в жжение. Я задергалась, пытаясь освободить руки, но он держал крепко. А жжение тем временем нарастало. Такое ощущение, будто мне на руки поместили утюг и стали его нагревать.
   - Перестаньте! - закричала я в его перекошенное злобой лицо, в котором ни осталось уже ничего человеческого. - Хватит!
   Руки нестерпимо жгло. Ничем не сдерживаемые слезы покатились по моему лицу.
   - Сейчас же! Отпустите! - продолжала я. - Прошу вас!
   Прямо на моих глазах кожа на руках начала пузыриться и чернеть. Я чувствовала, что еще немного и я потеряю сознание от этой ужасной боли. Ноги подкосились, но его руки продолжали удерживать меня, не позволяя упасть на пол.
   Сил говорить у меня больше не было, слова застревали в горле. Слезы застилали глаза, смазывая очертания окружающих предметов.
   - Теперь ты ощущаешь ее?! Ощущаешь мою месть?!
   Вдруг все начало рассеиваться, боль стала не такой сильной. Неподалеку послышался оживленный разговор.
   - Что за черт? Что происходит? - он посмотрел вокруг, затем на меня.
   - Мне пора, ублюдок, - прохрипела я.
   - Но...
   Он тоже начал рассеиваться, таять как восковая свеча. Стол исчез, исчезло и высокое кресло. А через мгновение...
   Я снова была на борту авиарейса, следующего до Мемфиса. Пассажирские кресла, иллюминаторы с плавающими в них бело-голубыми облаками... и прикованное ко мне всеобщее внимание.
   - Мисс, с вами все в порядке? - взволнованно спросила у меня стюардесса.
   - Да, - ответила я, усаживаясь поудобнее. - Все в порядке.
   - Вы уверены? - недоверчиво переспросила она. - Просто вы так кричали.
   - Ах, это. Просто страшный сон, - пояснила я, махнув рукой. Не скажешь же ей, что во сне меня подвергал пыткам Темный Повелитель, Хозяин Преисподней, не так давно планировавший конец света и теперь мстящий мне за то, что я помешала его планам.
   - Точно?
   - Ага, - улыбнулась я. - Извините за беспокойство.
   Она странно посмотрела на меня, но тут загорелась табличка с просьбой пристегнуть ремни и она вернулась к выполнению своих прямых обязанностей.
   - Дамы и господа, займите ваши места и пристегните, пожалуйста, ремни. Мы идем на посадку. Добро пожаловать в Мемфис.
   Люди, разглядывающие меня, нехотя вернулись на свои места. Девушки в зеленом одеянии, я не увидела, чему не очень-то удивилась. Наверное, встретила кого-нибудь знакомого и пересела. И это даже к лучшему - избежала лишних вопросов.
   Я облегчено вздохнула и первым делом тщательно осмотрела свои руки - ожогов не было, как, собственно, и боли. Все было в полном порядке. Но там, во сне, все было как по-настоящему. Боль была ужасной, а главное - реальной. Да и Кортес был не менее чувствителен к ней - губу я ему прокусила на славу. Что он имел в виду, когда сказал, что мы с ней сильно похожи? С кем с "ней"? Кого я ему напоминаю? Судя по реакции, наверное, потерянную любовь, не иначе. Довольно таки странно все это.
   Значит, он жив, как бы я не надеялась на обратное. И, кроме того, он вторгается в мои сны с одной лишь целью - отомстить.
   А эльфы оказались проворнее и дальновиднее, чем кто-либо из наших, за что и поплатились. Теперь из-за их глупости снова пострадают ангелы, да и эльфы тоже, ведь они принесли непоправимый ущерб его чувству достоинства. Интересно, а он знает, где я сейчас и к кому лечу? Наверное, нет. Может, именно в Мемфисе я буду в безопасности, пока Совет пронюхает про проделки эльфов и ликвидирует Кортеса, прежде чем он доберется до нас. Почти целый год он не давал о себе знать, а тут на тебе. Я уж думала, что все в прошлом, позади...
   Похоже, опять предстоит ожесточенная борьба... Борьба не на жизнь, а на смерть... И как бы я хотела выйти из нее победителем...
  

11.

   Из дневника А.Ф.:
   "Что-то пошло не так, я это чувствую. Он стал вести себя иначе по отношению ко мне. Такое ощущение, будто он не хочет больше меня видеть. Ту, которая преклоняет свои колени перед ним и готова пойти на все ради его любви и благосклонности... Ту, которая предала близкого человека ради его высших целей...
   Сегодня он снова проник в ее сон и, видимо, что-то там произошло, поскольку после того, как связь прервалась, он словно озверел. Раздался звук битого стекла и я, нарушив его просьбу ждать за дверью, обеспокоенная ворвалась в его кабинет. Он стоял посередине комнаты, и его лицо было перекошено злобой. Я не узнавала в нем того, кого привыкла видеть. В помещении царил полнейший хаос: опрокинутая мебель, разбросанные книги, бумаги и папки, сломанное кресло и упавшая люстра. Стоило взглянуть в его глаза, чтобы понять, что все это его рук дело. Он был взбешен. Я подбежала к нему и спросила, что случилось, но вместо того, чтобы все объяснить он начал орать, чтобы я убиралась прочь и оставила его одного. На дне его черных глаз бушевала ярость, готовая вот-вот выплеснуться наружу. Он приказал мне уходить, пока я не пожалела и я поспешила уйти. Не могу видеть его в таком состоянии. Не успела я прикрыть дверь, как в кабинете снова разразился шквальный ветер, вызванный всплеском силы, и об дверь разбилась фарфоровая китайская ваза, рассыпавшаяся на миллион осколков.
   И только тогда я поняла, как трудно ему было удерживать эту рвавшуюся наружу силу в моем присутствии. Он боялся причинить мне боль, ранить меня...
   Он еще не достаточно восстановился, чтобы приручить эту чужую силу, энергию. Тем более что она имеет светлое начало, принадлежит ангелу. Она причиняет ему боль и радость одновременно. В нем борются темное начало и светлое, полученное от ангела, силой которого он питается.
   От Демоницы больше вестей не было, но, думаю, даже если и есть отклонения от нашего плана, то совсем небольшие. Немного я ей даже завидую: сила, красота и уважение Кортеса. Если честно, даже немного ревную ее к нему, поскольку знаю, что между ними раньше что-то было. Еще он никогда не говорит с ней в моем присутствии. Я ее невзлюбила с первого взгляда и, насколько я успела заметить, наша с ней неприязнь взаимна. Поэтому я даже рада, что сейчас она так далеко от нас. Но, к сожалению, это продлится не долго.
   Не буду зря терять время: нужно обсудить с другими следующий пункт нашего плана, часть из которого уже успешно выполнена. Я докажу ему, что заслуживаю его любви, пусть даже я и не рождена демоном.
   Чтобы не было так страшно жить среди монстров, нужно самой стать монстром. И, думаю, я уже им стала..."
  

12.

   Перед тем как сесть в самолет я позвонила Инге, чтобы предупредить о своем прилете, но ее телефон не отвечал. Как не отвечал и сейчас. В душу начало закрадываться волнение.
   Никого с табличкой, на которой было бы выведено мое имя, я не увидела. Я попробовала снова набрать номер Инги, но вместо ее голоса услышала протяжные гудки. Тогда я попыталась представить себе ее облик, исходя из представлений, порожденных голосом. Но ничего подходящего на ум не приходило, кроме того, что ей очень мало лет. Этакая вздорная и излишне эмоциональная барышня.
   Но и таких я здесь не увидела. Постояв пару минут в ожидании ее появления, я выругалась и решила действовать своими силами. Самое главное - адрес Дэниела - у меня есть. А других препятствий я не вижу.
   Выйдя из здания аэропорта, я вдохнула полной грудью. Здешний воздух был необычайно свеж и дополнялся запахами различный цветов, растущих вокруг. Их ароматы были легки и ненавязчивы. Правда солнце добралось и сюда: оно слепило глаза и жгло кожу.
   Я пробежалась глазами по сторонам и тут же приметила свободное такси - как раз то, что мне нужно.
   Я открыла дверцу ярко-желтой машины и назвала адрес.
   - Отвезете? - спросила я.
   - Нет проблем, милочка. Садитесь. За деньги я отвезу вас хоть на край света, - заулыбался таксист, и я отметила, что у него не хватает парочки передних зубов. Поскольку больше машин такси в поле моего зрения не попались, я пропустила мимо ушей "милочку" и собиралась уже сесть на заднее сиденье, когда услышала знакомый голос.
   - Постойте, мисс, - ко мне приближалась девушка в зеленом. А ей-то что могло от меня понадобиться? Ее лицо раскраснелось от небольшой пробежки, а волосы разметались, выставив на обозрение остроконечные уши. Ай да я! Безошибочно определила, что это воздушное создание - эльф чистой породы.
   - Я вас слушаю, - сказала я, когда она была в паре шагов от меня.
   - Мне нужно с вами поговорить, - сообщила девушка. - Это очень важно.
   - Что ж, поговорим в машине, - предложила я. - Садитесь.
   Она замотала головой.
   - Нет, я хотела бы поговорить с вами наедине.
   Я замялась. Эта девушка была мне не знакома, и я даже не могла представить, о чем она хочет со мной поговорить.
   - О чем? - поинтересовалась я.
   - О нашем общем знакомом, - туманно пояснила она.
   - Нашем? - удивилась я. - Я вас знаю?
   - Нет, не знаете, - ее голос взволнованно вибрировал. - Поверьте, это очень важно и в первую очередь для вас.
   Интересно. Что не день, то новые сюрпризы. Такое ощущение, будто они притягиваются ко мне как к магниту. Я надеялась, что неприятности остались позади, но, похоже, все только начинается.
   - Хорошо, - согласилась я. Инга меня не ждала, Дэниел тоже, да я особо туда и не торопилась, поэтому на разговор я решила выкроить немного своего свободного времени.
   - Милочка, вы едете или нет? - нетерпеливо спросил водитель такси.
   - Нет, - отрезала я. - И я вам не милочка.
   Таксист пожал плечами и подъехал поближе к входу в аэропорт, посигналив парочке иностранных туристов, озиравшихся в поисках такси.
   - Кого вы имели в виду? - спросила я у девушки, когда мы нашли неподалеку скамейку и разместились на ней.
   Она опасливо оглянулась и только затем ответила:
   - Того, кто известен вам под именем "Кортес".
   От его имени внутри у меня похолодело. Снова он! Как же он мне надоел!
   - Я знаю, что он жив, - вздохнула я.
   От щек девушки отхлынула кровь, она побледнела.
   - Откуда вы знаете? - выдохнула она.
   - Из первых рук, - едко ответила я, но тут же почувствовала себя неловко. Эта милая девушка ничего мне не сделала, чтобы с ней так разговаривать. Даже наоборот, она хотела меня предупредить. - Извините, просто я так устала от всего этого.
   - Не спешите извиняться. Вы еще не знаете всего.
   Вот тут-то я и насторожилась. Неужели то, что я знаю, это еще не все?!
   - Поясните, - попросила я.
   Девушка заерзала на скамейке и опустила глаза, разглядывая асфальтовой покрытие под ногами. Я ждала.
   - Я не знаю, откуда вам известно про то, что он жив и много ли вы знаете, но я хочу извиниться за то, что сделала. Это моя вина.
   Капельки соленой прозрачной росы, пробегая по лицу, падали на асфальт, разбиваясь у ее ног. Если честно, я растерялась.
   - Пожалуйста, успокойтесь, - я попыталась утешить ее и положила ей руку на плечо. - Вытрете слезы и расскажите все по порядку.
   - Хорошо, - ответила она и, не успела я заметить, как в ее руках появился платок цвета свежей зелени, которым она принялась стирать с лица катившиеся слезинки.
   - Как правило, силу мы - эльфы - черпаем из растений и животных. Это наши источники энергии, но они быстро исчерпываются. Поэтому с недавних пор мы начали использовать энергетические ресурсы нелюдей - ангелов и демонов, - она снова опустила глаза, будто испытывая стыд. - Мы ставили опыты, приводящие к подчас неожиданным результатам. Но этого было не достаточно - нам нужен был необычный экземпляр. И когда подвернулась подходящая возможность, мы решили ею воспользоваться...
   - Кортес, - констатировала я.
   - Да, именно он. Бывший Темный Повелитель подходил как нельзя лучше. Сила бушевала в нем неограниченным потоком. И мы этим воспользовались.
   - Он стал для вас "дойной коровой", - повторила я слова Кортеса. Отчасти я понимаю его - я бы тоже не хотела, чтобы надо мной ставили опыты и вычерпывали силу.
   Девушка, имени которой я так и не знала, перевела дыхание и продолжила свой рассказ:
   - Все шло просто отлично - Кортес почти не сопротивлялся, а его силы, казалось, неиссякаемы. У нас даже возникла мысль, что он идет нам навстречу..., - она горестно вздохнула. - Меня поставили следить за силовой камерой, в которой его держали. Проходили месяцы, но ничего экстраординарного не происходило.
   - И вы расслабились, - выдвинула я свое предположение. Она кивнула.
   - Мы уменьшили охрану до двух человек - меня и моей напарницы. Кортес вел себя спокойно, не возражал, постоянно шутил...
   Да, уж это у него выходит просто отменно. Он любит посмеяться, особенно когда другим не до смеха.
   - А на прошлой неделе, - по ее щеке пробежала одинокая слезинка, а голос дрогнул, - я как обычно пришла на свое дежурство. Перекинулась парой слов со своей сменщицей и пошла навестить Кортеса... Это последнее, что я запомнила. Когда я очнулась, то обнаружила, что силовая камера открыта, а его нет...
   Она снова разрыдалась. Черт! Что за дамочки мне попадаются? Сначала Инга, теперь эта эльфийка.
   Получается, именно ей я "обязана" тем, что теперь иду первой в черном списке Кортеса. Я должна ее ненавидеть. Ненавидеть за то, что она не справилась с возложенными на нее обязанностями. Но почему-то глядя не нее, ничего кроме жалости в душе не наблюдается. Ведь она не виновата, что попала в искусно сплетенные сети.
   - Понятно, - пробормотала я. Она испуганно подняла на меня покрасневшие глаза, ожидая гнева и ярости. Я решила успокоить ее: - Я не держу на вас зла.
   - Правда? - ахнула она.
   - Правда, - подтвердила я. - Я знаю, что из себя представляет Кортес. Это чудовище. И сегодня я в очередной раз в этом убедилась.
   Она непонимающим взглядом уставилась на меня.
   - Он преследует меня во снах. Стоит только закрыть глаза, и он тут как тут, - я вспомнила нашу с ним встречу и меня передернуло. - Думаю, в ближайшее время выспаться мне не удастся.
   - Во сне? - удивилась девушка и задумчиво повторила: - Во сне... Но откуда у него появились такие силы?
   - Не имею даже представления, - ответила я, но тут же вспомнила кое-что: - Он говорил, что черпает из кого-то силы. Питается ими.
   - Это возможно, - согласилась эльфийка. - Мы использовали для переливания силы специальные браслеты, которые надевались на руку. Вероятно, он использует ту же технологию.
   - Наверное, - вздохнула я и посмотрела на часы - время шло, и как бы я не тянула, ехать к Дэниелу все равно придется. - Я благодарна вам за информацию. Жаль только она немного запоздала. Было приятно с вами познакомиться...
   - Лея, - представилась она.
   - Да, Лея. Красивое имя.
   - Вы точно не держите на меня зла? - напоследок спросила она и после моего утвердительного кивка головой добавила: - Если хотите, я могу попытаться помочь вам с вашими снами.
   - Буду признательна. У вас есть сотовый телефон?
   Я достала свой мобильник и занесла в память продиктованный номер. Эльф с мобильником - это круто. Те, кто появился еще в эпоху неолита, оказывается, стараются не отставать от времени.
   - Я обязательно позвоню вам, Лея, - я махнула подъехавшему такси. - Вы долго будете в Мемфисе?
   - Около недели, - ответил она.
   - Прекрасно. Тогда до встречи, Лея, - я махнула эльфийке рукой на прощание и забралась в такси. Она продолжала сидеть на скамье, теребя в руках зеленый платок. Ее голубые глаза выражали беспокойство и тревогу. Ей не нравилось то, что происходит. И мне тоже. Но ничего поделать я не могла. Кортес не посвятил меня в свои планы, лишь припугнул. Поэтому мне оставалось лишь ждать следующей ночи и гадать, закончит ли он то, что начал, или нет. Будет ли вести беседу или продолжать пытки. Как я успела заметить, он держал под контролем мои сны и использовал их магию в свою пользу. Отсюда и обстановка, и его деловой вид. А о его быстром перемещении я вообще промолчу. Но, черт побери, это же мои сны! И это я должна диктовать условия. Хватит раскисать! Настало время навести порядок.
   Ну, что, милый Кортес, готовься. Кто еще не спрятался, я не виновата.
  

13.

   По городу мы колесили около получаса, прежде чем нашли нужный дом. Как оказалось, таксист был новеньким и знал этот город не намного лучше меня.
   Наконец, мы остановились перед двухэтажным домом, ничем не отличающимся от других таких же зданий на этой улице: однотипная архитектура, облицовка белым пластиком и ухоженный газон, радующий глаз любого прохожего.
   Я расплатилась с молодым таксистом и, взяв свой чемодан, выбралась из машины. Тут же за моей спиной раздался визг тормозов - юный гонщик поехал искать других потенциальных жертв своей общественно важной профессии.
   Дом встретил меня неприветливо. На долю секунды мне показалось, что он недружелюбно смотрит на меня пустыми глазницами окон и будто укоряет. Только вот за что непонятно. Кто-то сейчас рассмеется и скажет, что у меня не в порядке с головой (думаю, Линда так бы и сделала), но разве с вами не случалось ничего подобного? Разве у вас не возникало подобных ощущений? Не отпирайтесь, все равно не поверю.
   Так вот, этот дом мне был не рад. Еще не переступив порог, я чувствовала себя здесь чужой. Хотя, так и обстояло дело: меня не встречали с охапкой белых роз и приветственными транспарантами, что уже слегка угнетало. Хозяин дома - Дэниел, по всей видимости, - не знал ничего о моем приезде, и я могла лишь гадать, как он себя поведет, обрадуется или нет. Но теперь у меня был очень серьезный повод, помимо звонка Инги, - это появление Кортеса с того света с его черным списком, в котором, без всяких сомнений, имя Дэниела шло рядом с моим. Ведь не одна я насолила этому бывшему Хозяину Преисподней.
   Я прошла по каменной дорожке к двери и уже собиралась нажать на появившийся в поле зрения звонок, когда дал о себе знать мой телефон. Пока я копошилась в недрах своей сумочки в поисках сотового, я представляла себе того, кто мог мне звонить. Первая, кто пришла мне на ум, это Инга. Будет смешно увидеть ее лицо, когда держа в одной руке телефон, она откроет дверь и увидит меня. Курьезнее не бывает.
   Но высветившийся номер принадлежал не Инге, а Эвану. Интересно, а ему-то что могло понадобиться. Пожелать хорошего отдыха и приятного времяпровождения? Сомневаюсь.
   - Слушаю, - я нажала на кнопку принятия вызова, отойдя на значительное расстояние от двери, чтобы мой разговор не выдал меня раньше времени. Чемодан остался одиноко стоять на пороге.
   - Диана, ты где? - Эван был возбужден и взволнован.
   - Дальше, чем ты думаешь, - ответила я, щурясь от яркого солнечного света, слепившего глаза.
   - Не до шуток, Диана! Ты где? - он чуть ли не орал на меня.
   - Тебе разве Линда не говорила? - обескуражено проговорила я. - Я в Мемфисе, штат Теннеси.
   Вдалеке раздалось знакомое "Я же тебе говорила" с едва ощутимой обидой в голосе. Это была Линда - уж ее голос я узнаю на любом расстоянии.
   Эван выругался. Моему удивлению не было предела, теперь я совсем не понимала что происходит.
   - Какого черта ты там делаешь?! - заорал он. Во мне бушевали разноречивые чувства: я не знала, что мне предпринять - обидеться или взбеситься.
   - Я... я...
   - Говори, черт тебя побери!
   На том конце послышалась словесная перебранка между Эваном и Линдой, причина которого так и оставалась для меня неизвестной.
   - Я поехала к Дэниелу, - едва промолвила я. На моей памяти никогда не было подобного случая, чтобы Эван хоть с кем-то разговаривал в подобном тоне, а уж тем более с друзьями. - Что произошло?
   - Ты еще спрашиваешь, что произошло?! Да всю фирму подняли на уши из-за тебя!
   - О чем ты говоришь? - я уже совсем не понимала о чем идет речь.
   Послышалось громкое шуршание, и трубка перекочевала в другие руки. К моей подруге и, по совместительству, сестре, коей я ее часто называю, поскольку именно она поддерживала меня в самые трудные моменты моей жизни.
   - Алло, ты меня слышишь? - вопрошала Линда.
   - Привет подруга, рада тебя слышать, - повеселевшим голосом ответила я.
   - Не спеши радоваться, - перебила меня она.
   - Да что там с вами происходит? - возмутилась я. - Что случилось?
   - Меньше перебивай меня и больше узнаешь, - невозмутимо ответила она. - Все только об этом и говорят. Конечно, Стивена знали немногие, но его кончина произвела настоящий фурор. Еще не всем стало известно, кто это сделал, но, боюсь, долго скрывать это не удастся.
   - О чем ты? - теперь я уже готова была заорать, только бы понять, о чем идет речь.
   - Как о чем? - удивилась она и тут же продолжила: - Я не знаю, что тебя заставило сделать такое, но, думаю, что-то очень серьезное. Иначе тебе не выкрутиться. Эй, я еще не все сказала...
   Последние слова, как я поняла, предназначались уже не мне, а Эвану, отобравшему у нее трубку.
   - Слушай меня, - скомандовал он. - Где ты была вчера в пятнадцать минут седьмого?
   - Дома, смотрела телевизор, - ответила я. - А зачем тебе это знать?
   - А затем, что тебя видели на месте убийства! - не выдержал Эван и застонал: - Камеры, Диана, камеры... Они все засняли. О боже, как ты могла такое сделать?!
   У меня появилось ощущение, что я опять сплю и весь этот разговор - не что иное, как порождение сна. Глупое и непонятное. Мои друзья несли какую-то околесицу, смысла которой я, как ни старалась, так и не смогла уловить.
   - Я тебя не понимаю, Эван, - начала я, но друг меня перебил.
   - Что именно?! Не прикидывайся дурой, Диана. Хочешь ты этого, или нет, тебе придется отвечать за содеянное. Тебе не убежать...
   - Я ни от кого не убегаю, Эван, - резко возразила я. - В чем ты обвиняешь меня? Что такого я могла сделать?
   - Убийство, Диана. Убийство. Это не шуточки.
   У меня резко закружилась голова, подогнулись ноги, и я опустилась на дорожку, ведущую к дому Дэниела.
   - Какое убийство, Эван? Я не понимаю. Я никого не убивала, - еле выговаривая слова, прошептала я. Мои мысли заметались.
   - Стивен Кольмен. Работал в вашем отделе.
   - Да, я помню Стивена, - выдохнула я. - Его убили?
   Эван поперхнулся.
   - Диана, такое ощущение, будто ты не знаешь, о чем идет речь. Хватит этих уловок. Скажи мне честно, зачем ты его убила?
   - Я... - мне стало не хватать воздуха. - Я никого не убивала, Эван. Не убивала...
   - Тебя сняла камера слежения, установленная в его кабинете.
   - Повторяю, я никого не убивала, - твердо, выговаривая каждое слова, произнесла я.
   - Тебя видели на пропускном пункте. В компьютере зафиксировано время твоего прихода. Я сам проверял.
   - Но я вчера не приезжала в фирму. Я была дома.
   - Свидетели есть? Кто может это подтвердить?
   Я задумалась. На время убийства я была дома, смотрела "Дискавери" и поглощала йогурт.
   - Только кот...
   - О том и речь, - фыркнул Эван. Его слова были пропитаны горечью.
   - Но я этого не делала, Эван. Я бы никогда не смогла поднять руку на кого-то из своих. Ведь ты же меня знаешь, Эван.
   - В том-то и дело, что знаю, - пробормотал он. - Но как нам убедить других, Диана? Есть свидетели, есть пленка, на которой ты убиваешь Стивена. От этого никуда не денешься.
   Значит, кто-то решил меня по крупному подставить. И даже нет смысла долго гадать - я уже знала того, у кого был зуб на меня. Я высказала свое предположение Дэниелу.
   - Кортес? - он не верил своим ушам. - Но он мертв, не так ли?
   - Он уже убедил меня в обратном.
   - Что-то мне не очень-то верится в воскрешение из мертвых...
   - Разве я сказала, что его убили? - возразила я. - У тебя есть связь с кем-нибудь из эльфов?
   - Ну, есть, - подумав, ответил Эван.
   - Тогда позвони им и спроси, как они умудрились проворонить Кортеса у себя из-под носа.
   - Будь на связи, - бросил Эван и, прежде чем я успела еще что-либо добавить, перевел меня в режим ожидания.
   Черт! Теперь я не просто подозреваю, а уверена в том, что это дело рук Кортеса. Я еще в своем уме и раздвоение личности у меня не наблюдается, чтобы пойти, убить человека и после этого ничего не помнить о содеянном. Но возникает тогда вопрос, где он взял мой пропуск и как подделал пленку. Обшарив сумочку, я удостоверилась, что мой пропуск на месте. Интересно.
   Мимо прошла группа девчонок-подростков, одетых в яркие кричащие тряпки. Меня они заметили не сразу, но как только это произошло, я почувствовала себя редким экспонатом в музее - они стояли и глазели на меня, раскрыв рты.
   - Вам что-то надо, девочки? - не слишком дружелюбно спросила я.
   - С вами все в порядке? - спросила самая высокая из них, как мне показалось. Хотя, если убрать с ее головы стоящий торчком малиновый ирокез...
   - Да, все в порядке. Не стоит беспокоиться. Я просто загораю, - в подтверждение своих слов я вытянула ноги и слегка откинулась назад, опершись на руки.
   Одна из девочек покрутила пальцем у виска, а другие просто покосились, как на прокаженную и, убыстрив шаг, в скором времени скрылись из поля зрения.
   Я оглянулась на дом - никаких признаков жизни. Никто не вышел посмотреть, кто тут орет по телефону и развалился на его дорожке. Представляю удивление Дэниела, если он увидит меня в таком виде. Но вставать мне не хотелось - так лучше думалось. Кроме того, так было удобнее воспринимать информацию, которая как из рога изобилия сыпалась на меня из телефонной трубки.
   - Диана, ты меня слышишь? - Эван снова вышел на связь.
   - Убедился? - поинтересовалась я.
   - Да, они все рассказали. Извини.
   - Я уверена, что это он все подстроил. Иначе быть не может. Кортес говорил мне что-то о черном списке и что я иду в нем на почетном первом месте.
   - Все иронизируешь, - вздохнул Эван.
   - Ну не плакать же, - парировала я. - Лучше расскажи, как его убили. Огнем?
   - Нет, использовался нож с очень тонким лезвием. Оружие лежало рядом с телом. Отпечатки стерты.
   - Когда его нашли?
   - Сегодня кто-то из наших заглянул к нему за документами по раскрытому им не так давно делу. Они и подняли панику.
   - А что жена? Она его не хватилась?
   - Жена, как оказалось, уехала с ребенком на месяц к сестре в Оклахому. Мы ей позвонили - сегодня приедет на опознание.
   - Ужас.
   - Не то слово, - согласился он.
   - Кто ведет дело? Наши?
   - Нет, дело передали в полицию.
   - А как же я? - заволновалась я. - Они еще не объявили меня в розыск?
   - Успокойся, они дали нам три дня, чтоб разобраться в чем дело. У них соглашение с Советом.
   - Вот видишь, Совет верит, что я здесь не при чем, - обрадовалась я.
   - Ага, как же, держи карман шире, - с ехидством сказал Эван. - Совет требовал арестовать тебя в течение сегодняшнего дня. Это я поручился за тебя перед ними и попросил дать отсрочку. Три дня - это большее, на что они согласились.
   Я круто попала. Все было против меня - улики, Совет, свидетели... Через три дня мне на хвост сядет полиция и тогда считай, что все пропало. И без того никудышная жизнь станет еще никудышней.
   - Мне светит тюрьма, - констатировала я.
   - Подожди, - прервал мои горестные мысли Эван, - у нас есть целых три дня, чтоб доказать что ты невиновна.
   - Но как, Эван? Как мы это докажем?
   - Надо подумать. Вспоминай все, что происходило с тобой вчера, кого ты видела, кто мог видеть тебя. Может, на что-нибудь и наткнемся.
   - Хорошо, - согласилась я.
   - Скоро будут готовы результаты анализа записи с видеокамеры. Может оказаться, что это монтаж. Хотя, я сомневаюсь, - он сделал паузу. - Ладно, если что-либо еще мне понадобится, я позвоню. Будь на связи.
   - Я прилечу следующим же рейсом, - решила я. У меня проблемы были покруче, чем у Дэниела, и если за данные нам три дня я не смогу найти настоящего убийцу, придется вместо знаменитых брендов примерять тюремные костюмы.
   Кортес решил действовать и навсегда убрать меня со своего пути. Но я буду не я, если так легко сдамся. Он хочет войны и он ее получит. Конечно, у меня нет такой силы, как у него, но зато у меня есть хитрость и смекалка. Будем брать не силой, а умом. А пока пусть думает, что у него все идет по плану. Мне не впервой мешать ему карты. И на этот раз я добьюсь того, чтобы джокер выпал мне.
  

14.

   Я чувствовала себя глупо и неуютно, будто меня только что с ног до головы облили отборной, хлипкой серой жижей под названием "грязь". На меня вылили помои, вытерли ноги и оставили в таком виде. Ничего не скажешь, хорошее начало дня и не только дня, но и одного из периодов моей никчемной жизни. Постоянные неудачи создали во мне целый комплекс неполноценности, заставили замкнуться в себе и периодически стирать набежавшие слезы печали бумажным платком. Я попыталась избавиться от прошлого, скинуть его в реку с камнем на шее, но веревочка оборвалась и все всплыло на поверхность. Не поверите, но я так хотела стать нормальным человеком, жить обыкновенной жизнью, работать в каком-нибудь супермаркете и торговать цветами, встречая каждого покупателя с лучезарной и чистосердечной улыбкой на лице. Но, к великому моему сожалению, мне приходится только мечтать об этих светлых днях...
   Утратив реальность происходящего, я сидела на дорожке, вытянув ноги и уставившись перед собой, и думала о том, как же ужасна моя жизнь. Всего лишь час назад я думала, что смогла побороть судьбу и перекроить ее линию на моей руке, но... это была всего лишь иллюзия. Ничего не проходит бесследно. И страшный монстр, затаившийся под детской кроватью, еще покажется наружу... когда придет его время...
   - Диана?! Что ты здесь делаешь? - тень заслонила меня от солнца, которое беспощадно жгло всю кожу моего лица, особенно нос и подбородок. Его слова высвободили меня из беспамятства, в котором я находилась, черт его знает сколько времени. Голова раскалывалась, будто я только что пережила сильный удар тупым предметом, хотя ничего подобного, конечно, не произошло.
   - Загораю, - автоматически пробормотала я. Слова всплыли сами собой.
   - Ты в порядке? - голос приблизился, и вскоре моему взору предстало его лицо. Я отстраненно улыбнулась. Воспоминания об этом человеке - это единственное светлое пятно в моей жизни. Обстоятельства, способствовавшие нашей первой встрече, были не менее печальны, чем сейчас. Только прошлый раз все обстояло не так явно. Мы блуждали в полутьме, ища того человека, который хотел поработить, или даже погубить, все живое на этой планете. Но, как оказалось, нас просто водили за нос, мы занимались бесполезной работой, ожидая, когда подойдет время для нашего выхода на сцену. Пьеса была на любителя - темная и кровавая, жестокая и беспощадная, леденящая душу и завораживающая своим сюжетом. Только вот с выбором актеров ошиблись...
   За прошедший год в облике моего друга произошли колоссальные изменения, главным образом затронувшие его шевелюру. Обладатель некогда длинных каштановых волос, кардинально сменил свою прическу на короткую стрижку. Борясь с солнечным светом, слепившим мои глаза, я вглядывалась в его лицо, будто что-то ища. В ответ его взволнованные карие глаза, отливающие мягким золотом при свете дня, в упор смотрели на меня.
   Он повторил свой последний вопрос. Я кивнула. Чисто машинально. Ни на минуту не задумываясь о том, что это означает.
   - Так, быстро вставай, - он взял меня за руки и оторвал от поверхности дорожки, на которой я расположилась. Я нехотя встала, пошатываясь на ватных ногах и будто заново учась ходить.
   - У тебя обгорело лицо, - констатировал он, внимательно разглядывая меня. - Сколько времени ты пробыла на солнце? Ты хоть знаешь, к чему это может привести? Как минимум, к солнечному удару.
   Он буквально волок меня к дому, уже не кажущемуся такому негостеприимному, как мне представилось в первый раз. С приходом своего хозяина он стал верным и дружелюбным, как старый пес, радующийся своему владельцу. Не хватало только виляющего хвоста.
   Пару раз я споткнулась: один раз об неизвестно откуда появившийся на дорожке камешек, а второй - об оставленный на крыльце чемодан. Продолжая удерживать меня одной рукой, второй он подхватил чемодан. Двойной поворот ключа и мы вошли в дом. За спиной раздалось негромкое карканье.
   По сравнению с моей квартиркой, этот дом был просто огромным и, в то же время, не лишенным уютной привлекательности. Представленная на обозрение мебель не производила впечатление ультрамодной, но вполне вписывалась в обстановку, которая, я не сомневаюсь, была создана еще при родителях Дэниела. Декорировано все было в основном в песочно-желтых и медово-коричневых тонах. По крайней мере, это касалось первого этажа, включающего прихожую, кухню и пару комнат для гостей.
   Он посадил меня на кремовый диван, расположенный в углу рядом с окном, и приготовился слушать мой рассказ.
   - Рассказывай, каким ветром тебя занесло, - в его словах сквозила напряженность и интерес.
   Я задумалась, не зная с чего начать. Многое произошло за последние дни: странные сны, появление в них Темного Повелителя, его угрозы, чертов ворон, которого никто кроме меня не замечает и, в конце концов, убийство. Стандартный набор. Чему еще удивляться? И как всегда я в эпицентре этого урагана, в самой его сердцевине. И ничего тут не поделаешь - судьба у меня такая.
   - Вот, решила навестить тебя, посмотреть, как живешь, - я несла полный бред, даже не задумываясь о последствиях. Хорошо, что за год я научилась строить почти непробиваемую защиту, отсекающую любому телепату типа Дэниела, возможность без зазрения совести читать мои мысли.
   Дэниел скептически посмотрел на меня.
   - Откуда ты узнала мой адрес?
   - Из телефонной книги, - продолжала лгать я. Ингу я пока упоминать не стала. Не хочу, чтобы ему показалось, что мы действуем за его спиной.
   Он нахмурился и посмотрел мне прямо в глаза. Я поспешила перевести взгляд на висевшую слева от меня на стене картину: алая роза на фоне черного бархата.
   - Красивая картина, - произнесла я.
   - Да, работа моей матери, она любила рисовать, - это была простая констатация фактов, без интонации. Моя уловка не сработала. - Диана, моего адреса нет в телефонной книге.
   - Правда? - удивилась я, сделав глупое лицо.
   Дэниел кивнул. Я почувствовала, как кончики моих ушей начали краснеть под его взглядом. У меня никогда не получалось врать, тем более после того, что произошло сегодня.
   - Мне дал его Эван, - вздохнула я и посмотрела на реакцию Дэниела. Накал напряжения резко спал. Он поверил, значит, у Эвана точно были его координаты. И он ни разу даже не заикнулся об этом.
   Судя по тому, что имя Инги так и не всплыло, мой телепатический барьер превосходно работал. Ай да я!
   - Хорошо, - смиренно сказал он, видя, что я не продолжаю рассказ. - Тогда перейдем к тому, как ты оказалась на моей дорожке в таком состоянии.
   - Жара, Дэниел, - пояснила я. - У меня закружилась голова.
   - Сейчас ты нормально себя чувствуешь? - поинтересовался он, хотя было видно, что он не очень-то верил только что созданной мною легенде.
   - Вполне. Но если ты предложишь мне стакан холодного сока, то буду чувствовать себя еще лучше.
   Дэниел не спеша поднялся, кинул на меня недоверчивый взгляд и отправился на кухню. Я перевела дыхание. Обмануть Дэниела очень трудно и нужно подумать, как действовать дальше, как подойти к сути проблемы. А проблемы на данный момент две: якобы совершенное мною убийство и возвращение Кортеса, и нестабильное состояние психики Дэниела. Хотя, пока ничего отклоняющегося от нормы я не заметила. Может, сейчас он уговаривает холодильник дать ему стакан сока? Я прислушалась, но ничего не услышала.
   Появился Дэниел и протянул мне стакан с ярко-желтой жидкостью. Я отпила охлажденный апельсиновый сок и почувствовала себя на пике блаженства.
   Дэниел продолжал наблюдать за мной со странным выражением на лице, и я прекрасно понимала, чем оно вызвано, но не подавала виду. Лишь продолжала смаковать предложенный мне напиток и поглядывать по сторонам, изучая обстановку.
   - Диана, не вешай мне лапшу на уши, - попросил он. - Мне уже давно кажется, что что-то происходит, но я пока еще не понял, что именно. А твое появление лишь доказывает, что все серьезнее некуда. Я прав?
   Я вздохнула.
   - Прав, прав. И я здесь именно поэтому, - подтвердила я. - Кортес вернулся. А вместе с ним и его ненависть.
   - Знаешь, я не так уж и удивлен.
   Я в недоумении подняла брови.
   - Я ощущаю его присутствие в этом мире. Не знаю, как это получается, но я вовсе не рад этому. А тебе, похоже, известно о его возвращении немного больше.
   Пересказ моих сновидений и всего, что произошло за последний день, уложился примерно в сорок минут, по окончании которых Дэниел был в курсе всего, что удалось узнать мне. Дэниел слушал очень внимательно и время от времени перебивал меня, чтобы задать интересующий его вопрос. Про появление ворона в моей жизни, которого никто кроме меня не видит, я не стала ему говорить, боясь непонимания с его стороны.
   А когда рассказ коснулся произошедшего убийства...
   - Скажи честно, это ты убила Стивена? - еле слышно спросил он, после минуты молчания, которая ушла у него на то, чтобы обдумать сказанное и сделать вывод.
   Я, не ожидавшая от Дэниела такого вопроса, просто опешила и, открыв рот, смотрела на него округлившимися глазами. Уж кто-кто, а он-то должен был понять, что это сделала не я.
   Взгляд его пробуравливал меня насквозь, пытаясь заглянуть в душу. Не в силах выдержать его, я вскочила и отошла к окну, глотая подступившие слезы обиды. Почему никто не верит мне? Все считают, что я - убийца. В памяти всплыли белеющие в полумраке кости и заползающий в легкие удушливо-приторный запах горелого мяса. Меня замутило. Я - убийца и подтверждение тому вспыхнувшие ярким пятном воспоминания. Но тогда все было иначе: я была одержима темными силами, которые пытались подавить во мне светлое начало, и, убив демона, я тем самым спасла две жизни - свою и Дэниела. Я была монстром, вырвавшимся на свободу и грозящим спалить все на своем пути, но все это в прошлом, поскольку с темными силами я распрощалась раз и навсегда, оставив в душе лишь доброе и светлое. Да, кажется, именно так меня Дэниел и обозвал тогда - монстром, бездушным существом, жаждущим крови и мести. Вот и сейчас он придерживался того же мнения. И от этого было особенно обидно.
   Прервав бездумное созерцание открывавшегося из окна вида на улицу, резко повернулась и вышла из комнаты.
   - Ты куда? - раздался мне вслед удивленный голос Дэниела.
   Чемодан стоял у входа. Я подхватила его и, распахнув дверь, вышла на улицу. Жара была в самом разгаре, но на данный момент она интересовала меня меньше всего. На душе было противно и гадко. Еще никогда я не чувствовала себя так, как сейчас. В меня не верят даже самые близкие мои друзья, с которыми я пережила столько печальных и радостных моментов в жизни, а что тогда говорить о Дэниеле? Для него я всего лишь часть задания, прикрытия, которым я служила в его опасной и ответственной миссии, за которую он взялся по просьбе моего бывшего шефа Тома Катчера. Мне было велено сопровождать его, ввести в наш коллектив, чтобы не возникло никаких сомнений, и развозить его по городу, в котором он никогда не был и плохо ориентировался. Вот и все. Это и есть моя роль в его жизни. А на что я, собственно, надеялась? Если вспомнить о том, что он ничего о себе не рассказывал, не доверял мне и сразу после выполнения задания скрылся, не оставив своих координат. По крайней мере, не оставив их мне. Эвану, очевидно, они были очень даже известны.
   За спиной распахнулась дверь и послышались торопливые шаги. Оборачиваться я не стала, только до боли сжала ручку чемодана. А другой рукой начала ловить машину. В доме, где мне не рады, я оставаться не собиралась.
   Дэниел обогнул меня и теперь стоял и в упор смотрел на меня немигающим взглядом карих глаз.
   - Куда собралась?
   - В гостиницу, - еле разлепив губы, произнесла я. Внутри меня все дрожало от напряжения. - Переночую там, а завтра улечу обратно.
   - У меня дом большой, места всем хватит, - отозвался он. Мимо, не сбавляя скорости, промчался черный мини-вен.
   Дэниел говорил тихо и спокойно, готовый соглашаться со мной во всем. Так разговаривают с пациентами в психбольнице.
   - Диана, давай пойдем в дом и спокойно поговорим, - продолжал он свою "оду". - А потом, если захочешь, поедешь в гостиницу.
   - Нет, Дэниел, - сухо ответила я. - Мне не о чем с тобой разговаривать. Да и в этом нет никакого смысла.
   - Смысл есть во всем, Диана, - напирал он. - Мы в одной лодке, нам...
   - Мы?! - не выдержала я. - Да ты ни во что меня не ставишь! Ты считаешь меня одержимой, способной на убийство! Да, я тогда убила демона, но именно благодаря мне ты еще жив!
   Соседи Дэниела, проживающие напротив, отвлеклись от ремонта машины и следили за нашей перебранкой. Дэниел это заметил и снова попросил зайти домой и все там разъяснить. Мне же было уже наплевать, пусть хоть вся округа собирается. Теперь, когда я потеряла лицо перед своими друзьями, мнение незнакомых людей вообще перестало для меня что-либо значить.
   - А когда тебя удерживал в плену Кортес, кто, думаешь, тебя освободил? Или ты веришь, что он случайно забыл запереть за собой дверь, предоставив тебе тем самым возможность убежать?
   - Я не знал...
   Он смутился и потупил взгляд. Конечно, он этого не знал. Он даже и не догадывался, что это я выручила его и дала возможность убежать.
   Увидев, наконец-таки, мою однозначно выставленную руку, возле меня, взвизгнув шинами, притормозил темно синий "порш".
   - Куда вас подбросить, мисс? - поинтересовался молодой парень, сверкая белозубой улыбкой.
   - До гостиницы, - сообщила я.
   - Нет проблем, садитесь, - он махнул в сторону заднего сиденья.
   - Диана... - начал было Дэниел, но я его перебила.
   - Нет, Дэниел. Нет.
   Я забросила свой чемодан, после чего собиралась уже сесть сама, когда почувствовала, что меня удерживает чья-то рука.
   - Отпусти сейчас же, - прошипела я, полная негодования и злости.
   - Ты никуда не поедешь, - твердо произнес он.
   - Не тебе решать, - возразила я, пытаясь высвободить руку. - Ты - никто для меня! Слышишь, никто!
   Интонация, с которой были сказаны последние слова, поразила даже меня. Я не хотела доходить до таких крайностей, но, видит Бог, он меня вынудил это сказать.
   Его взгляд тут же потух, и я почувствовала, что свободна. Наконец-то свободна!
   Я села в машину и захлопнула дверцу сильнее, чем хотелось бы.
   - Извините, - промолвила я.
   - Ничего, - заверил меня парень, выруливая на дорогу, - машина у меня крепкая, все выдержит.
   Против воли я обернулась и через тонкий слой налетевшей пыли увидела Дэниела. Он провожал взглядом машину, которая увозила меня прочь, прочь от него и его дома, прочь от его мыслей. С трудом подавив набежавшие слезы, я натянуто улыбнулась.
   - Жених? - поинтересовался парень, наблюдая за мной в зеркало заднего вида.
   - Нет, просто знакомый, - отозвалась я. Слова "друг" и "Дэниел" для меня теперь были полной противоположностью. Друзей не предают, друзьям верят и доверяют им самое сокровенное.
   - А, понятно, - хмыкнул парень, ни на йоту не поверив моим словам. Просто знакомые не устраивают подобных сцен. Что ж, его право, пусть считает как хочет. - В какую гостиницу вас отвезти?
   - На ваше усмотрение, - ответила я. Мне было все равно, куда он меня отвезет по одной причине - я не собиралась останавливаться в гостинице. Это было сказано специально для Дэниела, который, без сомнений, начал бы обзванивать все гостинице в городе и искать меня. Так я думала раньше, до того, как произнесла последние слова. Теперь я сомневалась, станет ли Дэниел когда-нибудь меня искать и захочет ли вообще видеть. Но, береженого Бог бережет.
  

15.

   Парень, высадив меня у самой лучшей по его словам гостиницы в городе и взяв вместо денег номер моего телефона, убрался восвояси. Поехал дальше колесить по городу и собирать растрепанных и замученных девиц, наподобие меня. Не шучу, я ужаснулась, когда увидела свое отражение в зеркале: потекшая от жары тушь (зачем я вообще красилась?), покрасневшие глаза и выбившиеся из хвоста волосы. Ужаснее некуда. Добавить сюда ярко красную помаду и топор в руки и из меня получится очень даже хороший маньяк-убийца. Или, правильнее будет сказать "маньячка"? Ладно, смысл все равно от этого не меняется - роль буйнопомешанной девицы мне обеспечена.
   Я знала, кто мне не откажет в помощи, поскольку считает себя виноватой в том, что сейчас происходит.
   - Лея? - спросила я, услышав на том конце мелодичный голос эльфийки.
   - Да.
   - Это Диана Фишер, - пояснила я. - Та, кого вы...
   - Да, да, я вас узнала, - прервала она меня. Ее голос взволновано завибрировал.
   - Вы не могли бы мне оказать небольшую услугу? - начала я.
   - Конечно, - заверила она меня. - Это по поводу ваших снов?
   - Ну, не совсем. У меня изменились планы и мне нужно где-то остановиться на день. Вот я и хотела вас попросить, не приютите ли вы меня на день. Заодно и обсудим мои сны.
   - Прекрасно! - радостно воскликнула эльфийка, хотя я что-то не видела ничего веселого. - Конечно, приезжайте.
   Она продиктовала адрес, который я позже назвала таксисту. Как оказалось, я была всего в нескольких кварталах от ее дома. Дорога заняла не больше десяти минут, зато содрали с меня приличную цену за проезд. Но настроения спорить с таксистом у меня не было, поэтому, выложив ему запрошенные деньги, я направилась к Лее, которая, почувствовав мое появление, уже ждала на обочине дороги. С развевающимися по ветру волосами, в небесно голубом платье, схожем по покрою с тем, в котором она летела, она напоминала богиню, спустившуюся на эту бренную землю.
   Лея приблизилась ко мне и заключила в легкие объятья, будто мы с ней были уже много лет знакомы и желаннее гостьи для нее нет на целом свете.
   - Как я рада, что вы обратились именно ко мне, - ее лицо светилось от счастья. Я попыталась улыбнуться, но вышло это натянуто и неправдоподобно. Что ж, меня можно простить: это не ее обвиняют в убийстве и не ей пришлось вычеркнуть из сердца самого близкого и родного человека.
   Увидев мое выражение лица, она забеспокоилась:
   - Вы, наверное, очень устали. Пойдемте в дом. Там вы перекусите и немного поспите.
   "Поспите". Да, кажется, сон тут как раз будет не лишним. Пока во мне еще плещется обида и злость, надо побеседовать с Кортесом, высказать ему все, что я о нем думаю. Ведь именно из-за него мне приходится терпеть все это: чувствовать недоверие друзей, слушать обвинения со стороны коллег и полиции и испытывать внутренний резонанс.
   Лея сдержала свое обещание - она накормила меня, хотя особого голода я не чувствовала, и без всяких расспросов отправила меня отдыхать. Поначалу, ее дом напомнил мне дом Дэниела. Но это только внешне. Стоило мне войти, как я тут же разнесла это сравнение в пух и прах. В ее доме царила полная гармония, как в мебели, так и в цвете. Я просто была поражена тому, как все эти предметы сочетались друг с другом. Конечно, я не видела других эльфийских домов, но этот мне показался самым красивым. Он встретил меня с неиссякаемым радушием и теплотой.
   Комната, в которой меня разместила Лея, была просторной и солнечной. Но характерной духоты здесь не наблюдалось - либо стояли кондиционеры, либо это последствие эльфийской магии.
   Я наконец-то смогла принять душ и привести себя в порядок. От предложенного халата я отказалась, чем обидела радушную хозяйку. Но, ничего со мной не поделаешь, если я не привыкла надевать чужие вещи. Я облачилась в привезенный мною топ и тонкие немнущиеся брюки.
   - Вы говорите, что ощущали во сне боль. Так? - поинтересовалась Лея. Я кивнула. - А он?
   - И он тоже, - подтвердила я, не без удовольствия вспомнив прокушенную губу.
   Она задумалась.
   - Мне еще никогда не приходилось сталкиваться с такими снами, - честно сказала эльфийка. - Но могу сказать одно: на это у него уходит уйма энергии, причем не его. За то время, что он был у нас, мне удалось досконально изучить его возможности и могу с уверенностью сказать, что у него не было такого рода способностей. Возможность вторгаться в чужие сны приобретена им относительно недавно, и пока он еще не научился пользоваться ею как следует.
   - Ну не скажите, - я вспомнила жгучее ощущение боли, накатывающей волнами, и поморщилась. - На мой взгляд, он очень умело действовал.
   - Это всего лишь иллюзия, - махнула рукой Лея. - Вы тоже это можете, только не знаете об этом.
   - Я?
   Увидев мое удивление, она рассмеялась.
   - Вы, - подтвердила она. - Позвольте вам рассказать кое-что об этих снах.
   - Я вас слушаю, - согласилась я и приготовилась ловить каждое ее слово.
   Лея рассказывала долго и размеренно, разъясняя мне каждое непонятное слово.
   Насколько я поняла из ее повествования, самое главное - это осознать, что ты спишь, что все происходящее с тобой нереально. Также немаловажно установить контроль над своим сновидением, то есть не беспомощно плыть по его волнам, а действовать разумно и сохранять свое самосознание. Для этого всего лишь нужно поднести во сне к глазам свои руки, а как только они начнут расплываться и менять очертания перевести взгляд на другие предметы, не забывая одновременно боковым зрением следить за руками. Это позволяет более точно запоминать и фиксировать происходящее. Как оказалось, в отличие от первого сна, в котором появился Кортес, второй был вполне осознанным, поскольку я действовала исходя из собственных представлений, из заключений своего разума. И это уже был прогресс. Первоначальное недовольство сменилось гордостью за свои возможности.
   Лея пояснила, что все то, что продемонстрировал Кортес, было не более чем иллюзией. Но также она сказала еще кое-что немаловажное: поскольку сон все-таки принадлежит мне, а Кортес - просто гость, пришедший на огонек, то у меня есть возможность сделать его присутствие в моем сне как можно более ужасным. Нужно лишь иметь сильное желание сделать это. Вот и все. Благодаря новому источнику, из которого он черпает силы, Кортес перемещает свое астральное тело в мой сон. Что-то подобное делала и я в своих реалистических снах, только тогда мое астральное тело путешествовало по пространству реальности, а не по чужим снам.
   - Есть вероятность того, что ты причинишь ему такой вред, который отобразится и на его физическом теле. Правда, эта вероятность очень мала.
   - Насколько? - с живостью спросила я, уже представляя, как заставлю его сгореть на моих глазах.
   - Все зависит от того, на что ты способна, на что хватит твоих сил, - пояснила она. Мы договорились перейти от официального тона на дружеских и вместо холодного "вы" теперь грело слух привычное "ты". Хотя, если учитывать, сколько ей лет, то она годилась мне в пра-пра-пра... бабушки.
   - О, я способна на многое, - заверила я.
   - Не сомневаюсь, - улыбнулась она. - Думаю, тебе все удастся.
   Мне бы ее оптимизм. Конечно, она меня обнадежила, рассказав все тонкости, но все равно Кортес был сильнее меня, и я не знала, что у него на уме. Я посмотрела на часы. Пора. Нужно сделать это как можно быстрее. Если все удастся провернуть до вечера, то я еще успею на самолет и завтра с утра уже смогу присоединиться к расследованию.
   - Я готова, - решилась я, укладываясь поудобнее на широкую кровать.
   - Это тебе поможет, - она сняла с шеи цепочку с висящим на ней амулетом и протянула мне. - Он придаст тебе силы.
   Я сжала в руке амулет и поблагодарила ее. Лея прошла к окну и задернула занавески, погрузив комнату в полумрак. Закрыв глаза, я расслабилась. Когда послышался звук прикрываемой двери, я уже была на пороге реальности и сновидений. Я сделала шаг и потонула в их водовороте.
  

16.

   Первое время я пребывала в полной темноте, не понимая где я, и вообще не осознавая себя. Потом сделала усилие и поступила так, как советовала Лея: я направила поток мысли на преображение своего сна. Первым делом пожелала, чтобы тьма схлынула.
   Пару минут я сомневалась, что у меня получится, и может быть именно поэтому у меня ничего не выходило. Но потом я одумалась и - о, чудо! - в моем сне наступил день, прогнав поглощающую темноту прочь. Я огляделась.
   Перед моими глазами было знакомое помещение - здание, принадлежащее фирме "Angel Incorporated", фирме, в которой я работала. А если быть точнее, то четвертый этаж этого здания. Я находилась в коридоре, ведущем в отдел расследований. Сделав пару шагов по бежевому ковролину, я поняла, что не обута - пушистые ворсинки противно щекотали ступни ног. Что ж, это поправимо. Легкое усилие - и у меня на ногах новехонькие черные найковские кроссовки. Круто! Вот бы и в жизни все было так просто.
   Распахнув двери, ведущие в отдел, я очутилась в пустом помещении - на рабочих местах никого не было. Стояла звенящая тишина. Потратив некоторое время на лицезрение помещения, я удивилась - все было так реально воспроизведено, будто я на самом деле оказалась в своей фирме. Кортес, несомненно, был где-то здесь, ведь именно ему я обязана таким сочным краскам и ярким ощущениям. И могу со стопроцентной уверенностью сказать, что он ждет меня в моем кабинете. Чувствую, сегодня ему придется пересмотреть свои взгляды на мир и отказаться от наполеоновских планов на мой счет.
   Проходя мимо первого кабинета, я услышала какой-то звук. Он был легким, еле различимым, и если бы не царящая вокруг тишина, я бы и не обратила на него внимания.
   Я знала, чей это был кабинет.
   Рука сама потянулась к ручке и повернула ее.
   Стивен Кольмен, собственной персоной, живой и невредимый, сидел ко мне спиной и перебирал какие-то бумаги, периодически делая пометки. Несмотря на то, что я осознавала, что это сон, мне стало страшно. Одно дело Кортес, а другое дело живой труп.
   - Стивен? - тихо окликнула я его, но он продолжал делать свою работу, не обращая на меня никакого внимания. Я сделала еще одну попытку, на этот раз погромче: - Стивен?
   Ноль реакции. Как будто меня и нет. Может, это просто фантом. Я где-то читала про то, что умершие насильственной смертью, не находят своего успокоения и являются нам в виде фантомов. А фантомы, как известно, не реальны.
   Я подошла поближе и, протянув руку, хотела уже дотронуться до него, когда увидела, что он вздрогнул. Его спина напряглась - видимо, наконец-то почувствовал мое присутствие - и он начал медленно оборачиваться.
   - Сти... - мои слова замерли на полуслове, когда я увидела его лицо. Выйдя из ступора, я закричала и отпрыгнула назад. Это было просто ужасно! То, что предстало на мое обозрение, уже нельзя было назвать Стивеном. Это был труп и, как я до этого верно подметила, живой труп. Его рубашка и стол, за которым он сидел, были залиты багровой кровью, уже успевшей немного запечься. На шее виднелась тонкая и глубокая полоса.
   Я отвернулась, чувствуя, что меня сейчас стошнит, но ничего подобного не произошло, даже спазмов не было. Я медленно повернулась к Стивену, а точнее - к тому, что от него осталось.
   Его глаза были подернуты пеленой, а рот приоткрыт. Сначала я удивилась, увидев, что его голова не запрокинута как должно было быть на самом деле, ведь у него были повреждены мышцы шеи, но потом вспомнила, что это сон, а во снах возможно все. Его руки покоились на коленях, ладонями вниз. У меня создалось такое впечатление, будто ему, как кукле, придали нужное положение.
   Почувствовав в руках что-то холодное, я опустила взгляд и повторно закричала: нож, по всей видимости, тот самый, которым убили Стивена. Так сказать, орудие убийства. Я разжала руку, и он беззвучно упал на пол - падение заглушило ковровое покрытие, постеленное по всему периметру кабинета. Это был небольшой тонкий ножичек, весь забрызганный кровью жертвы. Рядом, прямо под моими ногами, валялись использованные перчатки, тоже изрядно окрасившиеся в алый цвет. Все сводилось к одному...
   Черт, этот подонок просто играет со мной!
   - Кортес! - заорала я, зачем-то подняв глаза к потолку. - Хватит! Меня-то ты не убедишь, что это сделала я!
   - Ты уверена? - послышался знакомый, но не особо довольный голос. Видимо, я не так реагировала, как он планировал. Ага, снова на "ты". Приятно, когда у тебя остались только такие друзья.
   - Как тебе это удалось? - спросила я, но ответа не услышала. Он пропал. Конечно, я не надеялась сразу раскусить его, но и молчания не ожидала. - Эй, Кортес?
   Тишина. Ладно, сама тебя найду.
   Кинув последний взгляд на обезображенное тело Стивена, я покинула кабинет. Мое предположение не подтвердилось - мой кабинет пустовал.
   Тогда...
   Я взлетела по ступенькам на пятый этаж, даже не почувствовав усталости. А хотя с чего я вообще должна была ее чувствовать? Ведь это просто сон.
   Зная его тягу к кабинетам, а особенно к чужим, я открыла дверь в кабинет Эвана и увидела его.
   Он стоял повернувшись лицом к окну. На месте привычного для моего взгляда зловещего черного плаща или хотя бы строгого костюма, были светло-синие джинсы и голубая рубашка. Я даже опешила от его вида. Сейчас он меньше всего походил на демона, покусившегося на мою, да и не только мою, жизнь. Простой, обычный парень.
   - Шампанское на столе, угощайся, - предложил он спокойным, приятным, мягким голосом. Я понимала, что это всего лишь обман, иллюзия, как и весь его облик, но все равно слегка расслабилась. Злость и обида ушли на задний план.
   Он повернулся, и я увидела бокал в его руках. Голубая рубашка сильно контрастировала с цветом его глаз и волос, и именно это добавляло в его облик некий шарм.
   Интересно, почувствую я вкус шампанского?
   Оно оказалось слегка горьковатым, но все равно приятным на вкус.
   - По какому случаю торжество? - спросила я, сделав еще один глоток. Затем села в одно из кресел для посетителей, что имелись в кабинете моего друга, и закинула ногу на ногу.
   - Наша с тобой встреча - всегда торжество, - пояснил Кортес.
   Его голос был таким успокаивающим, что мне пришлось потрясти головой, чтоб отделать от его воздействия.
   - А как же тогда наша прошлая встреча? Когда ты пытался меня убить?
   - Я?! Убить?! - его удивление было слишком наигранным. - Диана, я бы никогда не смог убить тебя.
   Кортес так и стоял возле окна, не сделав ни шагу по направлению ко мне. И пока меня это вполне устраивало.
   - Хватит морочить мне голову, - попросила я. - Или тебе напомнить о моем похищении в прошлом году?
   - Зачем ворошить прошлое?
   - Тогда и не говори подобных вещей, - предложила я.
   - Как хочешь, - согласился он таким медовым голосом, что меня передернуло от неправдоподобности.
   - Что ты задумал? - насторожилась я. - Зачем все это? Я ведь знаю, кто ты на самом деле.
   - Знаешь ли? - он приподнял брови.
   В негодовании я вскочила и подошла к нему на расстояние вытянутой руки. Ближе не осмелилась.
   - Ты подставил меня, подонок, - не сдержалась я. - Скажи, как тебе удалось это провернуть? Фальшивая пленка и удостоверение?
   - Я не знаю, о чем ты говоришь, - холодно ответил Кортес, а в глазах промелькнула дьявольской искрой его истинная сущность, которую он сейчас пытается всеми силами скрыть.
   У меня его слова вызвали смех.
   - Скажи еще, что это устроил не ты! - фыркнула я, вытирая набежавшие от смеха слезы.
   - Не я, - отозвался Кортес.
   - А кто же тогда? - спросила я. - У меня больше нет недоброжелателей, у которых я занесена в черный список, и пытающихся мне отомстить.
   - Сядь и успокойся, - мягко попросил он. Я опешила.
   - Что?
   - Сядь, - теперь в его голосе сквозила повелительность. - Пожалуйста.
   Гневный взгляд в его сторону не дал никаких результатов, на его лице не дрогнула ни одна мышца. Ладно, посмотрим, что он будет делать дальше.
   Кресло приняло меня в свои мягкие объятия. Я приготовилась слушать.
   - Ну?
   Кортес сжал бокал в руке и тот, хрустнув, со звоном рассыпался по паркету. От его доброжелательности не осталось и следа.
   - И что же ты хочешь узнать? - с ехидством поинтересовался он.
   - Кто убил Стивена? - страх начал неуверенными шагами проникать внутрь меня, стекаясь к области сердца.
   - Ты, кто же еще, - ухмыльнулся он.
   - Ты врешь. Это твоих рук дело, - прошипела я, делая усилие, чтобы подняться, но руки и ноги не слушались меня. - Что ты сделал со мной?
   - Всего лишь обезопасил себя, - пояснил он. - Чтобы ты не сделала какую-нибудь глупость.
   Черт, он будто видел меня насквозь! Он знал, что я задумала, и именно поэтому строил тут из себя непонятно кого.
   - Вот к чему был весь этот спектакль! - возмутилась я.
   - Я люблю постановки, - согласился он. - Неужели ты подумала, что я изменился? Что это я и только я?
   - Тебе не удалось обмануть меня, ублюдок! - парировала я.
   Он поморщился.
   - Опять это некрасивое слово. И опять в мой адрес. Ты не помнишь, что было в прошлый раз?
   - Это была всего лишь иллюзия.
   - Так тебе понравилось? Можем повторить.
   - Только попробуй подойти ко мне, - прошипела я, направляя поток воли на то, чтобы пошевелить рукой.
   - И что же ты сделаешь? - поинтересовался он и, заметив мои попытки, добавил: - Не старайся, у тебя ничего не получится. Я заблокировал часть твоего сознания. Правда, шампанское было вкусным?
   Я выругалась. Кортес опять обвел меня вокруг пальца. Вот бы ни за что не подумала, что он сможет обездвижить меня, да еще с помощью нереального шампанского. Бред какой-то!
   - Собственно, я и не хочу пока тебя пытать, - продолжал он. - Ты спросила, кто убил Стивена?
   Кивок головой мне сделать удалось. Значит, недвижимы у меня только руки и ноги. Но от этого мне легче не стало.
   - Так давай спросим у самого Стивена, - предложил он, и у меня внутри все похолодело.
   Я смотрела на него, не совсем понимая, что он имел этим в виду. Вдруг боковым зрением я заметила какое-то шевеление. Что-то мертвенно-холодное коснулось моей руки, и я завизжала, когда поняла, что это.
   - Убери его от меня! - орала я. - Убери! Убери от меня эту мерзость!
   - Это же твой коллега, - невозмутимо отозвался Кортес.
   - Он труп! - продолжала визжать я, при этом стараясь не смотреть на залитое кровью тело, сидящее в кресле рядом со мной. Его прикосновение жгло мне кожу. Я хотела стряхнуть его руку, но не могла.
   - Итак, Стивен Кольмен, - обратился он к трупу, - вы помните, кто нанес вам смертельную рану?
   Не смотря на то, что видеть лицо мертвеца мне хотелось меньше всего, я повернулась и уставилась на него. Труп открывал и закрывал рот, шевеля губами, но мы ничего не услышали.
   - Ах, да, - спохватился Кортес, - вам тяжело говорить. Просто покажите пальцем.
   Труп начал поворачиваться ко мне. Одна его рука по-прежнему лежала на моей, а вторая теперь застыла в указывающем жесте.
   - Нет, я не делала этого, - я отчаянно замотала головой.
   - Спасибо, Стивен, - поблагодарил его Кортес, затем хлопнул в ладоши и труп буквально на глазах исчез. Но двигаться я все еще не могла.
   - Убедилась?
   - Это все на что ты способен? - поинтересовалась я. - Больше свидетелей не предвидится?
   - Нет, Ди, это еще не все, - улыбнулся Кортес и снова хлопнул в ладоши.
   - Ди? - переспросила я, но тут же переключила внимание на происходящее. Перед глазами все поплыло, краски начали меркнуть, очертания предметов расплываться, будто кто-то возил по ним мокрой кистью. - Что происходит?
   - Скоро увидишь, - бросил он с улыбкой.
   Его очертания начали пропадать, темнота застилала мне глаза, пока полностью не скрыла все окружающее. Перед глазами что-то мигнуло и мое сознание отключилось.
  

17.

   Интересно, можно ли проснуться во сне? Хотя, сном это можно было назвать только отчасти. Скорее, новое видение реальности.
   Опять ни один из пунктов задуманного мною плана не выполнился. Я надеялась сделать так, чтобы заманить Кортеса в ловушку и заставить его молить меня о пощаде. Заодно и выведала бы все его секреты, а в частности то, как ему удалось, прикинувшись мной пройти в здание и убить Стивена Кольмена. Конечно, его признания нельзя было бы использовать в суде, но я хотя бы знала от чего отталкиваться в своем расследовании, за которое, кстати, я еще не приступила. А осталось всего три дня...
   Глаза я смогла открыть не сразу, поскольку там, где я оказалась, было страшно светло, причем это было не натуральное, а искусственное освещение: сотня ламп излучала электроэнергию прямо над моей головой. Щурясь, я огляделась. Да, небогатая фантазия у Кортеса: абсолютно пустое помещение по размерам и цвету стен - ослепительно белые - больше напоминающее стерильную комнату для опытов. И, как в лучших традициях, одна стена была полностью зеркальной. Причем зеркало было непростое - с другой стороны оно было как стекло, что позволяло следить за мной без всяких проблем. Стены, пол и потолок были оббиты мягкой белой тканью, какую, если верить фильмам, использовали в психбольницах.
   Я поднялась, сначала на коленки, а уже потом полностью, поскольку меня немного мутило. Странно, подобных ощущений я еще никогда не испытывала во сне.
   Лишь сейчас я обратила внимание на свой облик: белые льняные штаны свободного покроя, чуть коротковатые, и такого же цвета рубашка с небольшими рукавами. Круглый вырез, без рисунка. На руке - браслет с каким-то номером. На ногах я не заметила даже намека на присутствие обуви. Что ж, это поправимо. Закрыв глаза, я сосредоточилась на нужной мысли, а когда, наконец, открыла их, несколько удивилась - обуви не было, да и одежда не изменилась. Ничего не произошло. Я попробовала еще раз, не теряя надежды, но и эта попытка провалилась. Видимо, Кортес продолжал блокировать возможности моего сознания. Где же он засел на этот раз?
   Но прежде чем идти его искать, нужно было решить еще один вопрос: "Как выбраться отсюда?". Здесь не было ни дверей, ни окон, ничего. Кроме зеркала.
   Я подошла к своему отображению и прикоснулась ладонью к глянцевой поверхности. Приятная прохлада. Как бы я не вглядывалась, ничего разглядеть кроме себя, не смогла. Волосы затянуты в хвост, от косметики не осталось и следа, лицо осунувшееся, будто я сидела больше месяца на изнурительной диете, а глаза потеряли свой блеск, став серовато-зелеными. Кортес опять что-то задумал, причем я даже понятия не имела, что именно. От этого становилось как-то не по себе.
   Если так будет продолжаться и дальше, то у меня скоро разовьется клаустрофобия - боязнь замкнутых пространств. Радовало только то, что это происходило во сне.
   Походив минут десять по комнате в ожидании его появления, я уселась на пол, закрыла глаза и попыталась проснуться. Я заставляла свое астральное тело устремиться прочь, туда, где лежит мое физическое. Вот перед моими глазами промелькнула обстановка комнаты, которую мне предоставила эльфийка, сиреневые обои, ярко-красные цветы на подоконнике и широкая двуспальная кровать. А на ней мое тело. Сейчас я сладко потянусь и...
   Но стоило мне открыть глаза, как видение рассеялось, будто его никогда и не было. Вокруг меня были все те же давящие на психику белые стены. Черт, мог бы сделать их и желтыми, раз на то пошло, или хотя бы снизил освещение.
   Я походила по комнате еще минут двадцать, осматривая на этот раз каждый дюйм. И - о, чудо! - обнаружила небольшой зазор, по контуру которого можно было судить о наличии двери. Только вот ручки с этой стороны не было. Поколотив пару минут по поверхности стены, в том месте где, по моему мнению, должна была находиться дверь, я пришла к выводу, что делать это совершенно бессмысленно. Никто не торопился мне открывать. Тогда я перенесла свои действия на зеркало. Но тут же отдернула руки, почувствовав резкую пронзающую боль. Черт, как больно! Если хотите испытать то же самое - ударьте со всего маху по зеркалу. И вы меня поймете.
   Я никак не ожидала такого. Ведь это сон, не так ли? А кисти рук ныли так, будто все происходит на самом деле...
   - Выпусти меня! - прокричала я, но даже эхо мне не ответило. - Слышишь, Кортес? Выпусти! Пока я не разнесла здесь все к чертовой матери!
   Конечно, я даже представления не имела, что и как здесь можно разнести, но это не главное. Мне нужно было хоть как-то обратить на себя его внимание.
   - Я жду! - продолжала я. - Считаю до пяти! Если ты не откроешь, то я... Отсчет пошел! Раз... Два... Три... Четыре...
   Послышался металлический щелчок открываемого замка... Браво, Диана, ты добилась своего!
   - Опять буйствуем? - в комнату неторопливо вошел человек-шкаф. Рост выше моего, по ширине в два раза толще, лицо круглое с мелкими чертами лица, голова чисто выбрита. На мужчине, которому бы я дала лет тридцать с половиной на вид, был надет голубой костюм, состоящий из штанов, похожих на мои, и футболки.
   - Вы кто? - опешила я, на всякий случай отойдя подальше. Этот мужчина больше походил на мясника, не хватало только окровавленного топора и специальной шапочки.
   - Опять ты за свое, - вздохнул он. - Не надоело еще?
   - Я вас не понимаю.
   - Я - Роберт, - протянул он, показывая на бейждик, прикрепленный к его груди. - Роберт.
   - Роберт, - повторила я.
   - Вспомнила? - поинтересовался он. Одну руку он держал в кармане, а другой слегка прикрыл дверь, не поворачиваясь при этом спиной ко мне.
   - Нет, - возразила я. - У меня нет знакомых с таким именем. Кто вы?
   - А я-то уж надеялся, что ты одумалась, - горестно сообщил он, сверля меня узенькими глазками. Парочка морщин пролегла вдоль его широкого лба.
   - Где Кортес? - спросила я, сделав шаг по направлению к двери, но тут же отступив обратно - вид шкафа-Роберта не внушал мне ни капли доверия.
   - Это твой дружок что ли? - отозвался Роберт. Говорил он спокойно, даже как-то пренебрежительно по отношению ко мне.
   - Никакой он мне не дружок, - возмутилась я. - Я знаю, что это его рук дело. Где он?
   - Ну, знаешь ли, Кортеса обещать не могу, а вот наш добрый доктор очень хочет тебя видеть.
   - Доктор? - не поняла я. Роберт тяжко вздохнул.
   - Доктор, доктор.
   - Мне не нужен доктор, - заверила я. - Я прекрасно себя чувствую, тем более для сна. И учти, это мой сон и если я захочу, то смогу сделать с тобой все, что угодно.
   - Угрожаешь? - он слегка насупился. - А я ведь с тобой по-хорошему хотел...
   На моих глазах в его руке появился шприц с тонкой и острой иглой, посверкивающей на свету.
   - Что там? - я махнула головой в сторону шприца.
   - А как ты думаешь? - ухмыльнулся он, но не злорадно, а как-то устало. - Ты не почувствуешь боли.
   - Нет, спасибо, - я попятилась назад, пока не уперлась в стену.
   - Всего лишь успокоительное, - пояснил Роберт, сделав тяжелый шаг в мою сторону. Я вжалась в мягкую стену, желая слиться с ней воедино, чтобы этот психопат не добрался до меня.
   - Можно, конечно, все решить мирным путем, - сказал вдруг он. - Ну, что сама пойдешь или...?
   Роберт скосил глаза на руку, удерживающую шприц, и этого мне вполне хватило, чтобы сделать выбор.
   - Я пойду, - кивнула я. - Пойду сама.
   Человек-шкаф просиял:
   - Вот и отлично. Я знал, что ты сделаешь правильный выбор.
   А что я еще могла предпринять? Мое сознание было заблокировано, мысли не материализовывались, проснуться я не могла, оттолкнуть могучего Роберта с дороги и броситься к двери тоже. Все сводилось к одному: мне предстояла встреча с, так называемым, доктором. Значит, Кортес решил поиграть. Что ж, пока ничего страшного не происходит, я в игре. Пока в игре.
   - И где находится твой доктор? - спросила я, бесстрашно подойдя вплотную к Роберту. Шкаф улыбнулся, выставив на обозрение все тридцать два зуба.
   - Там же, где и всегда, - отозвался он. - И еще, это твой доктор, а не мой.
   Я пропустила его замечание мимо ушей. Глядя на этого человека, впору было задуматься о том, всех ли мать-природа наделила одинаковым количеством мозговых извилин. Что-то очень сомневаюсь, и пример тому стоит прямо передо мной. Лишенный каких-либо эмоций, с тупым лицом и железной хваткой, он больше походил на неандертальца, попавшего к нам из глубины веков и разговаривающего на своем языке.
   Он сжал мою руку так, что я подпрыгнула.
   - Полегче, - возмутилась я. Он хмыкнул, но давление на руку немного уменьшилось. Его плоть была теплой, как у настоящего, реального, человека. Прежде чем переступить порог, я бросила взгляд через плечо на зеркало и, не будь я Дианой Фишер, там кто-то был. Лицо промелькнуло и исчезло, будто его вовсе не было. Согласна, это могло мне просто померещиться, но я пока еще не страдаю галлюцинациями. По крайней мере, я так считаю.
  

18.

   Роберт вел меня по слабо освещаемому коридору. Через промежутки в стенах на меня молчаливо смотрели белые двери, на каждой из которых виднелся номер. Так обычно обозначают палаты. Значит, я в больнице. Точно, все сходится: доктор, палаты и медбрат Роберт.
   - Вы - медбрат? - поинтересовалась я, еле поспевая за ним. Когда я останавливалась, чтобы рассмотреть что-либо, он нетерпеливо дергал меня за руку и вел дальше.
   - Можно сказать и так, - хмыкнул он.
   - Интересное представление, - фыркнула я, вернувшись к осматриванию коридора. Роберт разговор не поддержал.
   Вот, наконец, мы оказались возле стеклянной двери. Стекло - уже что-то новое. "Доктор Мартин".
   Роберт постучался и заглянул в кабинет.
   - Док, я привел мисс Фишер.
   - Да, да, отлично, - голос был старческим и уж точно не принадлежал Кортесу.
   Роберт запихнул меня в кабинет, после чего зашел сам.
   - Мне остаться? - спросил он. Мне хотелось задать тот же вопрос на свой счет.
   - Нет, Роберт, в этом нет необходимости, - прошелестел доктор, снимая очки и устало потирая глаза. - Я думаю, мисс Фишер будет вести себя прилично. Присаживайтесь, дорогая.
   Лишь после того, как я уселась напротив доктора, Роберт вышел и прикрыл за собой дверь, оставив меня наедине с этим сухоньким старичком. Доктор сидел и неторопливо перелистывал толстую папку, бегло пробегая глазами по написанному, видимо, освежая память.
   За окном расползалась ночь, поглощая все на своем пути. Лишь тусклая лампа над столом доктора освещала это помещение.
   - Что мне нужно делать? - не вытерпела я. - Ведь это снова спектакль, устроенный специально для меня, не так ли? А Кортес где? Прячется за стенкой или...
   Я наклонилась над столом, чтобы повнимательней рассмотреть доктора. Нет, если бы это был бывший Темный Повелитель, то он бы принял более симпатичный облик.
   Доктор оторвался от чтения и уставился на меня покрасневшими от усталости глазами. Его мучила дальнозоркость, поэтому чтобы хорошенько меня рассмотреть, он слегка сузил глаза.
   - А я уж думал вы идете на поправку, - тягостно вздохнул он.
   В ответ я рассмеялась.
   - На поправку? И чем же я болею, доктор?
   - Вы и сами прекрасно знаете, иначе бы не сидели здесь, - уклонился от ответа доктор Мартин.
   - Я здесь по воле очень ненавистного мне человека, - пояснила я. - И надеюсь, скоро появится и он сам.
   - Как вы себя чувствуете, мисс Фишер? - поинтересовался доктор. - Галлюцинации больше не преследуют?
   - Что? Какие галлюцинации? - мне понадобилась секунда, чтобы понять. - Вы хотите сказать...
   О, боже! Я там, где никогда бы не хотела оказаться! В больнице для умалишенных! Вот откуда елейные голоса доктора и его подручного Роберта, обитые войлоком стены палаты и парадная форма, одетая на мне! А уж номер-то, номер! Как же я сразу не догадалась, куда меня отправил Кортес? Ведь все было так очевидно...
   Стул упал со страшным стуком, нарушив наступившее молчание, не шедшее ни в какое сравнение с тем, что творилось сейчас в моей голове.
   - Успокойтесь, мисс Фишер, - попросил доктор, напрягшись, что можно было заметить и невооруженным взглядом. - Успокойтесь и сядьте. Давайте поговорим спокойно.
   - Ну уж нет, - я усиленно замотала головой. - Где Кортес? Только ему в голову могла прийти идея запереть меня в психушку.
   - Дорогая, давайте решим проблему мирным путем, - продолжал вещать доктор, но его слова слабо доходили до меня. Я заметалась по кабинету, пару раз дернув на себя дверь, которая оказалась закрыта. Видимо, Роберт с той стороны постарался, чтобы я не смогла выйти.
   - Я знаю, что это просто сон. Здесь все ненастоящее. Вот, например, - я схватила фарфоровую статуэтку какого-то многорукого божества, - эта вещица, она тоже просто плод моего воображения.
   Я разжала руки, и божество грохнулось на пол. Осколки разлетелись по всему полу кабинета. Причем, все это казалось реальнее некуда. Мои надежды разбились вместе со статуэткой. Мне казалось, что как только она коснется пола, все происходящее померкнет и растает словно туман, вернув меня в реальность или хотя бы покажет мне лицо этого гада. Но ничего подобного не произошло...
   Доктор испуганно вскочил и нажал на какую-то кнопку. Я ошарашено следила за его действиями. Взгляд доктора метался с разбитого фарфора на меня, затем на дверь и так по кругу.
   Дверь распахнулась за моей спиной, впустив сквозняк, который заставил меня поежиться, не столько от холода, сколько от осознания происходящего. Вместе с прохладой пришел Роберт собственной персоной. Его взгляд обратился сначала на доктора, а потом на меня.
   - Что на этот раз? - поинтересовался Роберт, не выпуская меня из вида. Но вопрос был обращен не ко мне.
   - Опять тоже самое, - нарочито расслабленно вздохнул доктор. - Блокация памяти, связанной с совершенными убийствами. Судя по выражению ее лица, она нас с вами видит в первый раз.
   - Да, думаю, вы правы, док, - подхватил Роберт. - Она и на меня бросилась.
   Доктор кивнул Роберту, соглашаясь с ним.
   - Методика доктора Блигнера не помогает. Думаю, следует попробовать что-нибудь другое.
   - Несомненно, док.
   - Хватит говорить так, будто меня здесь нет, - выкрикнула я на одном дыхании. Я забилась в угол и была готова выцарапать глаза любому, кто ко мне подойдет. Но, к великому моему удивлению, никто не торопился этого делать - доктор замер по ту сторону своего стола, а могучий Роберт в дверях.
   - Успокойтесь, мисс Фишер, - обратился ко мне доктор. - Мы не собираемся причинять вам вреда. Успокойтесь и давайте продолжим разговор.
   - Ага, как же, - хмыкнула я. - А он тогда зачем пришел?
   Я кивнула на Роберта. Одной рукой он поглаживал ручку двери, из которой только что появился, а другую держал в кармане. И держал неспроста. Провалиться мне на этом месте, если у него там не шприц с успокоительным.
   - Послушайте, мисс Фишер, мы всего лишь стараемся вам помочь, - начал свою речь доктор Мартин.
   - Не нужна мне ваша помощь, - возразила я. - Оставьте меня в покое. А лучше помогите мне проснуться.
   Доктор и Роберт устало переглянулись.
   - Конечно, поможем, - согласился Мартин, смотря на меня покрасневшими от перенапряжения глазами. - Но для начала вам нужно пройти в свою палату, там вам будет намного удобнее вернуться в реальность. Верно, Роберт? Проводите нашу дорогую Диану?
   - Без проблем, - кивнул человек-шкаф, сверля меня глазами-пуговками. - Пойдем?
   - А Кортес?
   - И Кортес, - заверил меня санитар. - Мы и ему поможем проснуться.
   Ага, вот оно что! А я почти поверила! Глупая, глупая Диана. Они же просто хотят упечь тебя обратно в обитую войлоком камеру-одиночку!
   Я сделала вид, что обдумываю их предложение, а сама тем временем оббегала взглядом кабинет доктора в поисках чего-нибудь... Есть! Но до него еще нужно добраться.
   - Вы правда думаете, что так будет лучше? - доверчивым голосом поинтересовалась я. У доктора будто камень с души спал - таким он стал счастливым и улыбчивым. Я перевела взгляд на Роберта.
   - Хорошо, - миролюбиво согласилась я. - Только пусть он уйдет. Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз.
   Роберт покосился на меня.
   - Док?
   - Все в порядке, Роберт, - успокоил санитара Мартин. - Мисс Фишер уже успокоилась? Не так ли?
   От усердных киваний головой у меня заболела шея, и я лишь потом подумала "не переборщила ли?". Но кажется, доктору это странным не показалось. И не мудрено, меня ведь тут за психа считают.
   - Вот и отлично. Присаживайтесь, мисс Фишер.
   Он махнул рукой в сторону кресла, которое валялось благодаря мне на полу. Я молча уставилась на Роберта.
   - Можете идти, Роберт, - с легким напором сказал санитару доктор.
   Тот еще пару секунд потоптался на месте, затем вздохнул и вышел, слегка хлопнув дверью.
   - Теперь вы можете сесть, - сообщил мне доктор, проводя рукой по волосам, тем самым снимая остатки напряжения.
   - Спасибо доктор, - моей улыбке могла бы позавидовать любая голливудская звезда. Я даже не знала, что могу так широко улыбаться. Легко ступая, обходя осколки фарфоровой статуэтки, я приблизилась к столу и подняла с пола стул. Но садиться не торопилась.
   - Что это, доктор? - я указала пальцем за спину Мартина.
   - Где? - доктор повернулся ко мне спиной.
   Боже, уж от него-то я и не ожидала подобной глупости. Это же старая как мир уловка. А уж тем более имея такую профессию... Будь на его месте Роберт - я еще согласна, да и то этот питекантроп не торопился покидать кабинет, чувствуя подвох.
   В общем, когда доктор понял, что к чему, было уже поздно - нож для резки бумаги был приставлен ровнехонько к его горлу, готовясь в любой момент чиркнуть по сморщенной коже.
   - Что?.. - слова замерли на его губах. Дрожащая рука потянулась к столу, стремясь нажать на спасительную кнопку, но я была бдительна и пресекла эту попытку.
   - А теперь мы поговорим, - зло пробормотала я прямо ему в правое ухо. - И не пытайтесь позвать Роберта, иначе...
   Лезвие ножа теснее прижалось к его горлу, и доктор шумно выдохнул.
   - Вы меня поняли? - я процедила сквозь зубы.
   Доктор кивнул, насколько это было возможно, после чего я ослабила нажим. Странно, мне еще никогда не приходилось никого убивать (один раз, а уже тем более по неосторожности, не считается), но я знала, что смогу это сделать, если понадобиться. И, кажется, доктор тоже это знал.
   Лезвие было не особо острым, но благодаря курсу медицины как дополнительному предмету в интернате для ангелов, я с точностью могла определить расположение сонной артерии и в доли секунды ее перерезать.
   - Как я здесь оказалась? - спросила я, оглядываясь на дверь. Темного силуэта не заметила, значит, Роберт не готовит мне сюрприз. Тут мой взгляд упал на плакат, прицепленный на стеклянную поверхность двери. Надпись гласила: "Если не хочешь, чтобы
твоим сознанием управляли другие -- научись управлять им сам". Ярко-красные буквы на угольно-черном фоне глубоко засели в моей голове. А ведь моя проблема именно в этом. Кортес управляет моим сознанием как хочет... Хотя, кое-что сюда не вязалось: все происходящее вокруг было таким правдоподобным, люди живые и реальные, с бьющимся сердцем... Может, меня накачали снотворным и перевезли сюда? Тогда это многое объясняет. Конечно, вины с Кортеса я не снимаю - без всякого сомнения, это его идея, а Лея, которая меня с такой радостью приютила у себя, скорее всего его помощница.
   - М-м... - промычал доктор Мартин и я тут же переключила свое внимание на него.
   - Что-то не так?
   - Нож, - пояснил он. - Уберите нож.
   - А вы будете вести себя мирно? - легкий кивок головой. - Хорошо.
   Я медленно отвела нож от горла и попросила его сесть, не забыв при этом накрыть кнопку ворохом бумаг, чтобы избежать ненужного появления Роберта.
   - Итак, я вас слушаю.
   Я не видела его лица, поскольку стояла за его спиной, но по дрожащему голосу без труда определила, что ему страшно.
   - Что вы хотите узнать?
   - Все: как я здесь оказалась, за что и где Кортес.
   - Ну, - замялся Мартин, - вы попали к нам также как и все остальные - через приговор суда.
   - Поподробнее, - попросила я, следя за дверью. Только бы Роберт не решил нас проверить.
   - Вас признали невменяемой, - начал "размораживаться" доктор. - Если бы не это, вы сейчас бы отбывали срок в тюрьме, и довольно-таки не маленький, за два убийства-то. Так что вам еще повезло.
   - Два? - мое удивление было неподдельным.
   - Два, - подтвердил Мартин, пробуя повернуть голову, чтобы посмотреть на меня. Я его остановила. - Послушайте, мисс Фишер, мне неудобно так с вами разговаривать. Может, присядете?
   - Нет, - отрезала я. - Потерпите. Кого я убила?
   Доктор вздохнул.
   - Не могу назвать фамилии, поскольку память уже не та, знаете ли, но точно помню, что оба были ангелами. Один, кажется, из вашей фирмы, а другой - член Совета.
   - Совета? - выдохнула я, не веря своим ушам. - Как его звали?
   - Не помню, - отозвался доктор. - Но в вашей истории болезни это указано.
   Точно, история болезни, та толстая папочка, что он так усердно перелистывал в моем присутствии. Вся сокровенная информация обо мне, все самое интересное и неожиданное.
   - Подайте мне ее, - попросила я доктора, тот замялся. - Подайте мне мою историю болезни. Только без глупостей.
   Неотрывно наблюдая за действиями доктора, я следила, чтобы его рука не коснулась заветной кнопочки или еще чего-либо в таком же духе. Но он был послушен, и вскоре ко мне в руки перекочевала уже знакомая папочка. "История болезни N 474. Диана Дженнифер Фишер". Диагноз занимал две строчки и представлял собой совокупность ничего не значащих и непонятных моему разуму слов. Я перевернула страницу и принялась читать. Чем дальше читала, тем все интереснее становилось. Там описывалась в мельчайших деталях вся моя жизнь. Беззаботное детство до пяти лет, затем отказ матери от меня и мое перемещение в интернат для ангелов, смерть Элтера Стоуна и мое кризисное состояние, имена моих друзей и недругов. Фрэнк Перри был во второй группе...
   Краем глаза я увидела, как доктор, воспользовавшись моим невниманием, незаметно тянется к кнопке на краю стола.
   - Не смейте, - прошипела я и кольнула его шею кончиком ножа. Рука тут же вернулась на исходную позицию.
   Папка была довольно увесистой. Я пролистала ее в конец, дабы посмотреть последние записи, касающиеся убийства.
   "Согласно показаниям ее друзей, мисс Фишер в последнее время страдала галлюцинациями, которые пагубно влияли на и без того неустойчивую психику..."
   Надо же! Когда это, интересно, моя психика стала неустойчивой?
   "О взаимоотношениях мисс Фишер и мистера Кольмена почти ничего неизвестно, поэтому остается загадкой мотив преступления, заставивший мисс Фишер напасть с ножом на своего коллегу по работе..."
   Так, так, так. Все сводится к одному.
   "Сразу после совершения преступления мисс Фишер уехала из города с целью, согласно ее словам, "навестить своего старого друга" Дэниела Сэндса, проживающего в Мемфисе, штат Теннеси по адресу: Кленовая улица, дом 37. Пассажиры рейса, следующего до Мемфиса, на котором летела мисс Фишер, рассказали, что обвиняемая во время полета вела себя буйно и вызывающе, стараясь привлечь всеобщее внимание..."
   Нет, вот это уже точно полная чушь. Ничье внимание я привлекать не собиралась, а уж тем более не вела себя буйно и вызывающе. Подумаешь, страшный сон приснился. С кем не бывает?
   Далее шел небольшой экскурс по милому городку Мемфису, где "мисс Фишер задержалась недолго".
   "Через два часа после прилета мисс Фишер у себя дома был найден убитым высокопоставленный член Совета Ангелов Кристиан Бенджамин Гайп. Орудие убийства - нож с тонким лезвием, как и в первом случае. Камера наружного наблюдения у входа в особняк мистера Гайпа запечатлела входящую в здание мисс Фишер. Согласно данным обвиняемая провела в доме мистера Гайпа девять минут тридцать две секунды, что вполне хватило для совершения убийства. По прошествии этого времени мисс Фишер была замечена выходящей из здания и садящейся в свою машину - джип новой модели золотисто-песочного цвета, номера разглядеть в темноте не удалось..."
   Полнейший бред!
   - Кто это написал? - я раздраженно помахала увесистой папкой перед носом доктора.
   - Мой помощник Билл Ферт, - отозвался Мартин, еле выговаривая слова, будто рот у него набит ватой.
   - Это полная чушь! - воскликнула я, буквально распираемая возмущением. - Я не убивала мистера Гайпа. Я его даже не знала!
   - А ваши коллеги говорят совершенно другое. Согласно их показаниям, вы имели перебранку с мистером Гайпом по поводу новых методик ведения расследований.
   - Так это он и был? - изумилась я. Мое воображение сразу нарисовало холеного пожилого мужчину с резкими чертами лица и хищным взглядом, чем-то напоминающего мне предыдущего босса Тома Катчера. Точно, я вспомнила. В тот день Линда взяла выходной и не вышла на работу, а поскольку дел тогда было невпроворот и мне пришлось одной всем этим заниматься, я была зла как черт. А свое раздражение выместила на заявившемся в нашу контору мужчине. Он ходил по всей фирме, проверял работоспособность отделов, давал указания и рекомендации. А поскольку я итак была на взводе, то когда он пожаловал в мой кабинет и начал докучать своими советами, я совсем взбесилась. Мы не нашли общий язык и после десяти минут препираний он покинул мой кабинет с пунцовым от ярости лицом. Я же осталась довольна собой.... до тех пор, пока не появился Эван с назидательной речью в мой адрес и не высказал мне все, что думал. Оказалась, что это была какая-то высокопоставленная шишка из Совета, пришедшая проследить за успехами нашей фирмы...
   Я бросила папку на стол, подняв в воздух пыль и ворох бумаг, и закрыла глаза, пытаясь привести свои мысли в порядок. Значит, на моем счету два трупа, оба известные мне люди. Допустим, именно я убила мистера Гайпа, о котором у меня сложилось не очень лестное впечатление, но зачем мне было убивать Стивена? Ведь он был добродушным, семейным человеком, готовым броситься на помощь при первом же зове.
   - А почему меня поместили именно сюда, а не в тюрьму?
   Доктор попытался повернуть голову, чтобы посмотреть шучу я или нет. Я остановила его, чтобы он не увидел сомнения и растерянности в моих глазах.
   - Вы серьезно? - вопрошал доктор Мартин. - Да вы в суде устроили такой фурор, что об этом говорили несколько дней! Будто в вас бес вселился. Заседание суда прервали и отправили вас на экспертизу, которая выявила у вас расстройство психической деятельности и неспособность отдавать отчет своим действиям. После этого было проведено повторное заседание суда, вы были признаны невменяемой и отправлены на принудительное лечение к нам.
   Я глубоко вдохнула и судорожно выдохнула. Черт, я даже чувствую дешевый одеколон этого доктора! Неужели все это правда и я действительно сошла с ума?
   - Что вы собираетесь делать? - перебил мои мысли Мартин.
   - Конечно же выбираться отсюда, - без тени сомнения ответила я, срезая браслет с номером со своей руки. - Где у вас можно раздобыть нормальную одежду?
   - В соседнем кабинете лежат все личные вещи наших пациентов, - ответил доктор, но не успела я обрадоваться, как он добавил: - Но ключи от него у Роберта.
   - Черт! - выругалась я, но тут же включила рациональную часть моего мозга: - А с каких это пор ключи от кабинетов находятся у санитаров? А, доктор Мартин? Вы хотите меня обмануть?
   Доктор дернулся, когда его шеи коснулось что-то острое и холодное.
   - Нет! Нет, уверяю вас! Я не лгу!
   - Допустим, - согласилась я, видя дрожащие руки Мартина. Не мудрено, что он меня боится. Ведь я уже зарезала двоих ножом, так что прикончить еще одного для меня не проблема. - И как нам достать этот ключ?
   - Попросить у Роберта.
   - Ну уж нет, док. Даже не думайте. Роберта мы звать не будем.
   - Тогда, - доктор вздохнул, - нам никак не попасть туда.
   Бегло оглядев себя, я пришла к выводу, что не так уж и плохо выгляжу. Что ж, будем довольствоваться тем, что имеем.
   - Док, у вас есть автомобиль? - поинтересовалась я, выглядывая в окно. На улице стояла самая настоящая ночь, нарушаемая лишь проблесками тусклых фонарей.
   - Д-да, - сказал после некоторых размышлений доктор. - А вам зачем?
   - Покататься захотелось, - фыркнула я. - А ключи, надеюсь, не у Роберта?
   - Нет, они у меня в столе.
   - Отлично, доставайте.
   Доктор даже не пошевелился.
   - Мисс Фишер, вы совершаете большую ошибку, - начал читать нотации Мартин.
   - Я - не психически больная и оставаться тут не собираюсь. Делайте, что я сказала, иначе я за себя не отвечаю.
   - Вот и я о том же говорю. У вас временное психическое расстройство, вам необходима помощь специалистов и соответствующее лечение. Позвольте нам об этом побеспокоиться.
   - Побеспокойтесь лучше о себе, - посоветовала я. - А заодно подумайте, как нам пройти незамеченными к вашей машине.
   - Это невозможно. Пост Роберта расположен по пути к выходу, поэтому пройти мимо него незамеченными не удастся.
   - Значит, будем действовать иначе. Док, вы когда-нибудь видели фильмы про заложников? - Мартин кивнул. - Так вот сегодня вам выпала честь быть одним из них. Как думаете, справитесь?
   - Я... не... Мисс Фишер...
   - Так, ни слова больше. Я попала сюда по ошибке и долго задерживаться тут не собираюсь. Вставайте.
   Доктор отодвинул стул и встал, придерживаясь за поверхность потертого стола.
   - И захватите ключи от вашей машины, - спохватилась я. - Отлично. Теперь можем двигаться дальше.
   Держа нож наготове у самого горла доктора, я вела его к двери. Между тем молила о том, чтобы нам на пути не повстречался Роберт. Мне не нравилось происходящее. Я не могла определить толком, наяву ли все это происходит либо во сне. С одной стороны я доверяла своим ощущениям и знала, что я не психически больная, но с другой... Слишком все было настоящим, ярким и красочным. Живые люди, эмоции, страх и паника... Это не сон. Я знаю, это не сон.
  

19.

   - Куда теперь? - спросила я, когда мы покинули кабинет и оказались в полутемном коридоре. Доктор махнул рукой направо. - И где же ваш Роберт?
   - Не знаю, - так же тихо ответил Мартин, - должен быть где-то здесь.
   Что ж, отсутствие Роберта играло мне на руку. Со слабеньким и немощным на вид доктором я еще как-нибудь справлюсь, а вот с Робертом навряд ли. Он уложит меня одной рукой и даже не заметит.
   Доктор торопливо перебирал ногами, подталкиваемый мною со спины. На нем был замусоленный халат, превратившийся со временем из чисто белого в серый, или просто это был очередной обман зрения, вызванный плохой освещенностью помещения. Я следовала за ним, периодически оглядываясь назад, чтобы убедиться, что никто не нападет со спины. Стояла мертвая тишина, будто кроме меня и этого доктора больше никого не существовало в этой больнице для душевнобольных. Я всегда считала, что в подобных заведениях шум, гам и стенания не прекращаются ни на минуту, забивая твое собственное сознание. Даже если ты здоров, не огорчайся: пару месяцев в этом месте и ты уже ничем не отличаешься от остальных. Немногие в силах вынести такое испытание, подкинутое им судьбой-злодейкой. И я в том числе. Но здесь все было иначе.
   Как доктор и говорил, пост санитара находился прямо на нашем пути к свободе, такой осязаемой и манящей. До сих пор я еще не определилась, грежу ли наяву, либо сплю крепким сном и все это просто дело рук Кортеса, решившего свести меня с ума и запугать до крайности. Если он думает, что после этого я пойду и лично признаюсь в убийстве Стивена Кольмена и члена Совета Ангелов, то он глубоко ошибается. Ничто меня не толкнет на это, поскольку я знаю, что моя причастность к этим преступлениям минимальна. Просто кто-то меня хочет крупно подставить. И я даже знаю кто.
   Роберта на рабочем месте я не обнаружила. Мое сердце пело и ликовало. Надеюсь, мы успеем уйти до его появления.
   Мартин обо что-то споткнулся и замешкался, в результате чего я не успела снизить скорость и со всего маху врезалась в него, заставив ноги доктора подкоситься. Он охнул и осел на пол.
   - Вставайте, - зашипела я на него, подхватив его за руку и поднимая. Он бросил на меня убийственный взгляд упрека, но мне было не до этого. Нужно было убираться отсюда как можно быстрее. - Ведите меня к двери.
   Последние мои слова были лишними: мы и так уже достигли конца пути - заветной дверцы в мир реальности, удерживающей меня на грани рассудка и безумия.
   - Открывайте, - я старалась говорить негромко, но здесь было до того тихо, что даже еле различимый шепот обрастал ощутимым эхом. И именно поэтому я сразу услышала, что мы не одни: послышался звук открываемой двери и шлепанье ног санитара Роберта.
   - Док, вы где? - звук приближался, и вот уже мне показалась неясная фигура, выросшая в проеме коридора, ведущего к нам.
   - Поторопитесь, - умоляла я доктора, копошившегося в замке двери. Что-то происходило не так.
   - Я не могу... - начал было доктор, но оборвался на полуслове. Звук переломленного металла отозвался болью в моей голове, я поняла, что попытка скрыться незаметно не удалась. Придется действовать по-другому. Как бы мне не было жаль этих людей...
   Резко притянув доктора к себе, я развернула его лицом к Роберту. Другую руку поднесла к горлу Мартина, как это уже было в кабинете. Только на этот раз я была полна отчаяния и животного страха перед Робертом, медленно приближавшимся к нам. Бледная лампочка над моей головой мигнула и погасла, окунув в темноту мой силуэт. Но подошедшему человеку это нисколько не помешало меня узнать.
   - Мисс Фишер, отпустите доктора Мартина, - спокойно сказал он, глядя на меня узкими щелочками глаз. Мое тело сотрясала крупная дрожь, передавшаяся мне от доктора.
   - Роберт прав, мисс Фишер, - внес свою лепту доктор.
   - Замолчите, - шикнула я на доктора и переключила внимание на могучую фигуру перед собой. - У вас есть запасной ключ от этой двери?
   - Вы никуда не уйдете отсюда, мисс Фишер.
   - У вас есть ключ? - я повторила свой вопрос. Лицо Роберта исказилось знакомой ухмылочкой. Теперь я была на девяносто девять процентов уверена, что это все подстроено Кортесом и никем иным. Его небрежность позволила мне почувствовать себя более уверенной и убедиться, что я не сумасшедшая, хотя все к тому велось.
   - Доктор Мартин не сделал вам ничего плохого, отпустите его, - вещал мнимый Роберт. Ага, значит, Кортес решил продолжить свой дешевый спектакль. Что ж, посодействуем.
   - Я уйду отсюда, чего бы мне это не стоило. И вы мне в этом поможете. Иначе пострадает невинный.
   - Вы не покинете это заведение, мисс Фишер. Вы - больная, а больным запрещается выходить за пределы клиники.
   - Сделаем небольшое исключение, ради вашего доктора, - я теснее прижала нож к горлу Мартина и слегка надавила. Доктор дернулся и замер, не произнося ни звука.
   Роберт прищурил свои и без того узкие глаза и слегка наклонил голову, будто пытаясь что-то увидеть во мне.
   - Не понимаю, откуда у вас столько напористости, оптимизма и тяги к жизни. Вы когда-нибудь сдаетесь, Диана?
   - Никогда. Так что оставь свои глупые попытки свести меня с ума, Кортес, - ответила я, следя за выражением лица человека-шкафа. Никаких изменений. Он не был удивлен или обескуражен.
   - К чему такие выводы, Диана? У меня даже и в мыслях не было свести тебя с ума, - он говорил спокойно, но уже своим настоящим голосом, хотя облик не поменял.
   - Зачем тогда устраивать все это? - поскольку смысла удерживать доктора я больше не видела, то разжала руку, удерживающую его. Мягкая тряпичная кукла размером с человека в белом халате бесшумно упала на пол и замерла у моих ног. Сколько же сил у Кортеса ушло, чтобы сделать все окружающее таким реальным?
   - Ты же знаешь мою любовь к маленьким театральным постановкам. Это одна из них.
   - А обязательно было меня запирать в психушку? - кинув взгляд на свою руку, я заметила, что нож никуда не исчез и продолжает покоиться в моей руке, готовый в случае чего к бою.
   - Привыкай, - бросил он. - Скоро тебе придется испытать это, только уже наяву, а не во сне.
   - О чем ты говоришь?
   - От правосудия не скроешься, Диана. Куда бы ты ни бежала, оно везде настигнет тебя. Так что смирись и перестань сопротивляться.
   - Ну уж нет. Ты окажешься здесь вперед меня, причем заслуженно, - заверила я бывшего Темного Повелителя и с раздражением добавила: - И смени этот чертов облик! Роль тупоголового санитара тебе не идет.
   - Чем тебе не угодил Роберт? - улыбнулся он, критично оглядев себя. - Типичный представитель своей профессии.
   - Ладно, - согласилась я. - Тебе лучше знать. Так ты вернешь меня обратно? В мир живых? Или мне вечно тут придется ошиваться, блуждая по твоим извращенным фантазиям?
   - Извращенные, говоришь? - фыркнул Кортес. - Это лишь доля того, что я хотел тебе показать. Но ты права, на сегодня хватит. Думаю, тебе понравилось наше представление. Буду рад повторить.
   - Нет, спасибо. Мне вполне хватило и этого. Не знаю, как тебе удалось удерживать мое сознание замороженным, но больше этого не повторится. Ты правильно заметил, что я никогда не сдаюсь. Я буду бороться с тобой до последнего и выйду из этой схватки победителем.
   - Не будь столь самоуверенна. У меня полно сюрпризов, как раз для тебя, - на его голове материализовалась черная шляпа, которую он приподнял в знак уважения. - Был рад нашей встрече.
   - Не могу сказать того же, - хмыкнула я.
   - Все поправимо. Ты уже скользишь по мыльной дорожке, не в силах побороть себя. Так что мне просто остается ждать. И не забывай, я всегда слежу за тобой.
   - Что это значит? - переспросила я, пытаясь понять его слова. Но он не ответил, лишь загадочно улыбнулся и начал таять как туман с восходом солнца.
   - Тебе меня не достать! Слышишь? Не достать!
   Мои слова растаяли в воздухе вместе с могучей фигурой санитара, облик которого решил примерить на себя Кортес. Окружающие предметы также начали терять свои контуры, сливаясь воедино и превращаясь постепенно в мир реальных вещей. Проявилась обстановка комнаты, в которую меня определила Лея как гостью ее дома. За окном было уже темно. Интересно, сколько я проспала?
   Я пошевелила пальцами на руках и ногах, приводя онемевшие конечности к жизни. Как и ожидалось, я не чувствовала себя отдохнувшей. Ну, может быть только чуть-чуть. Под руку мне попался амулет Леи, который она мне предоставила в пользование. Это был сочно зеленый, резной листик дерева на тонкой серебряной цепочке. Не задумываясь я нацепила его на шею.
   На кровать неожиданно запрыгнула чисто белая гладкошерстная кошка, размером больше напоминающая собаку. Вальяжно вышагивая вдоль моего покоящегося тела и заодно потершись об него, она устроилась рядом с лицом и с интересом заглянула мне в глаза. Ее насыщенно синие глаза показались мне очень знакомыми, и у меня возникла бредовая мысль, что это и есть Лея, принявшая облик кошки. Толком не знаю, могут ли эльфы принимать облики животных, но с недавних пор я много во что поверила, каким бы нелепым это не казалось. И окружающий мир старается меня не разочаровать, подкидывая все новые и новые сюрпризы.
   Кошка фыркнула и тряхнула головой, будто услышав мои мысли. После этого поднялась и так же неторопливо скрылась из виду за дверью. По сравнению с другими представителями семейства кошачьих, виденных мной, эта кошка показалась очень разумной. Либо я и правда схожу с ума, либо эта кошка наделена разумом, может быть даже большим, чем у меня. Мне кажется, я бы даже не удивилась, если б она заговорила. Но, увы, до разговоров с рядовым ангелом это величественное создание не снизошло.
   Я поднялась с кровати и подошла к ведущей из комнаты двери, чтобы спуститься и найти хозяйку этого радушного дома. Но стоило мне это сделать, как до моего чуткого уха долетели обрывки фраз, свидетельствующие о том, что в доме были гости. Собеседников Леи было не меньше трех, это я поняла по количеству различных интонаций. Разговор в основном велся тихо, но иногда разговаривающие переходили и на повышенные тона. Слышались всплески досады и злости.
   Пытаясь не шуметь, я потихоньку приоткрыла дверь и вышла на лестницу, где можно было без помех подслушать разговор, не выдавая при этом своего присутствия. С одной стороны, я понимала, что поступаю плохо по отношению к радушной хозяйке, но с другой стороны... Да, я просто страшно любопытная, вот и все.
   Беседа велась в гостиной, расположенной на первом этаже. Я напрягла слух и окунулась с головой в разговор. Слова лились рекой, причем тема была как нельзя кстати. И касалась она в первую очередь меня.
  

20.

   - Мы должны ей помочь, - увещевала молодая женщина с мелодичным голосом, в которой я сразу признала Лею.
   - Не иди на поводу своих эмоций, Хранительница. Мы никому и ничего не должны, - проскрипел мужской голос.
   Хранительница? Интересно, я не знала, что Лея ею является. Что же ей доверили охранять?
   - Велирон прав, Хранительница. Наши действия должны быть адекватны и импульсивность здесь не допускается, - говорил другой человек, по голосу - мужчина средних лет. Говорил он чисто, без акцента и его речь ассоциировалась у меня почему-то с горным потоком.
   - Как вы можете так говорить? - напустилась на них Лея. - Почему вы не хотите проявить сочувствие? А если бы кто-то их наших оказался на ее месте, вы бы тоже опустили руки и смотрели, как невинный человек погибает?
   - Во-первых, она не одна из нас...
   - Не имеет смысла, - перебила его Лея.
   - Имеет, - твердо сказал мужчина. - Если ты не понимаешь принадлежность к своей расе, то о чем с тобой вообще можно говорить?
   - Ах, так!
   - Успокойся, Хранительница, - спокойно сказал старик. - И ты, Хеклус, прояви уважение в своей сестре.
   - Она мне не сестра, - тихо пробормотал Хеклус, но возражать старику не стал.
   - Велирон, - обратилась к старику Лея, - я не понимаю, почему мы не можем ей помочь. Разве мы можем бросить ее в беде?
   - Еще как можем! - вклинился Хеклус, но тут же замолк.
   - Понимаешь, Хранительница, мы вообще не должны вмешиваться в жизнь земных существ. Ты еще слишком молода и не понимаешь всего, что творится. Вот уже на протяжении многих веков наша раса поддерживает нейтралитет, принимая участие в жизни людей лишь в крайних случаях. Собственно, благодаря этому мы и живем так долго, - хмыкнул старик. - Но дело даже не в этом. Если мы попытаемся защитить ее, то тем самым осуществим воздействие сразу по двум направлениям, чего делать не хотелось бы. Это проблема личного характера, Хранительница, и нас она не касаются. Мы и так последнее время слишком часто вмешиваемся в жизнь людей.
   - Твое последнее слово?
   - Нет, - ни на секунду не задумываясь, ответил Велирон.
   Лея вздохнула.
   - Я тоже говорю "нет", - заметил Хеклус.
   - Кто бы сомневался, - буркнула Лея, после чего послышалось негромкое мяуканье. - Что ты говоришь, Сэлли?
   Уп-с. Кажется, она разговаривает с кошкой. И сейчас та ей поведает, что некая особа стоит на лестнице, свесив голову, и вовсю подслушивает, пренебрегая всеми правилами приличия.
   - Но она все равно ничего не поймет, Сэлли, - обратилась она к кошке, но та опять мяукнула. - Правда? Мой амулет?
   Я опустила глаза на покоящийся на груди зеленый листик. Что Лея имела в виду, когда говорила, что я их не пойму, и какое отношению ко всему этому имеет медальон эльфийки?
   - Диана, будь добра, присоединяйся к нашему разговору, - послышался голос Леи, в котором я не заметила ни капли недовольства.
   Я же готова была провалиться на месте от стыда, мои щеки и уши запылали. Что ж, за любопытство всегда приходится платить. Как там говорилось? Любопытство сгубило кошку?
   На негнущихся ногах я преодолела ступени и, опустив глаза, прошла в комнату, в которой сидела Лея и ее собеседники. С трудом поборов себя я подняла взгляд на присутствующих, ощущая себя провинившейся школьницей в кабинете директора. Три - пардон, четыре - пары глаз смотрели на меня. В одних читалась жалость и сочувствие, в других - неприкрытая неприязнь. Заглядывать в глаза старика с длинной серебристой бородой, опирающегося на посох, я побоялась. Если он назвал Лею молодой, то сколько же лет ему?! Да я ему вообще, наверное, глупым младенцем кажусь. Кошка же заняла позицию на руках у своей хозяйки, подставив ей морду для почесывания, и делая при этом очень важный и довольный вид. Вот нахалка!
   Хеклус был, как и все остальные, эльфом. Несмотря на то, что он имел тонкие правильные черты лица, вид его скорее отталкивал, чем притягивал. В его карих глазах плескалась злоба ко мне, будто я была его злейшим врагом и не раз подставляла ему подножки. Черные блестящие волосы, спускающиеся чуть ниже плеч, были сзади захвачены, открывая на обозрение его остроконечные уши, коими он, по всей видимости, очень гордился. Эльф как-никак. Кроме себя ничего и никого вокруг не замечает. Типичный случай нарциссизма. Вам надо лечиться, дружок.
   - Ты слышала наш разговор? - поинтересовалась Лея. Я кивнула. - Интересно, я и не думала, что мой амулет на такое способен.
   Мой непонятливый вид вынудил ее пояснить.
   - Амулет, что у тебя на шее, - махнула она в мою сторону. - Он позволил тебе понять, о чем мы говорим. Мы изъяснялись на эльфийском.
   Я присвистнула и протянула руку к медальону на моей шее. Будто в ответ на мое прикосновение он засиял ярче. Но, как бы мне не хотелось, это не моя вещь и с ней придется расстаться.
   - Спасибо, - протянула я амулет его хозяйке. С ним будто отдала кусочек радости, так мне стало вдруг грустно и уныло.
   - Надеюсь, он тебе помог, - отозвалась Лея.
   - Познакомься, это Велирон и Хеклус.
   Я кивнула в знак уважения сначала старику, продолжавшему рассматривать меня, а затем мужчине в черном костюме. Тот лишь холодно посмотрел на меня.
   - А твоя кошка, она разговаривает? - я вновь проявила свое, так и выпирающее наружу, любопытство.
   - Сэлли? Нет, конечно, нет. Просто я понимаю язык животных.
   - Ясно, - я замялась, неуютно чувствуя себя под давящими взглядами старика и Хеклуса.
   Наступившее молчание прервал Велирон.
   - Я подумаю над твоим предложением, Хранительница. Но боюсь, мы ничего не сможем сделать. У нас нет на это соответствующей компетенции.
   Хеклус, услышав слова старика, удивленно вскрикнул.
   - Вы серьезно?! Я думал, мы уже приняли решение.
   Велирон перевел полный гнева взгляд на эльфа и тот мгновенно замолчал.
   - Мои слова не обсуждаются, - сухо ответил старик, поднимаясь. Затем повернулся к Лее. - Я сообщу свою волю, Хранительница.
   Она кивнула. Старик стукнул пару раз своим посохом по полу и исчез, растворившись в воздухе. Хеклус бросил надменный взгляд в мою сторону и исчез след за старым эльфом.
   Лея облегченно вздохнула.
   - Вы говорили обо мне? - поинтересовалась я, присаживаясь на светло-коричневый диван, на котором несколько мгновений назад восседал Велирон. Она кивнула. - И что вы решили?
   - Возможно, мы сможем помочь тебе и преградить влияние Кортеса на твое сознание. Наши не верят, что ты не убивала своего коллегу по работе.
   - А ты мне веришь?
   - Конечно, - согласилась эльфийка. - Мне не меньше твоего известно, на что способен Кортес. Он не остановится, пока не достигнет своей цели, причем любыми известными ему путями.
   - Он уже успел мне это продемонстрировать, - вздохнула я и поведала все, что со мной приключилось. Она была ошарашена, когда узнала, что Кортес смог сотворить с моим сознанием. По ее мнению, это стоило ему больших запасов сил, причем не его энергии, а того человека, которого ему удалось поработить. Лея пришла к выводу, что Кортес является неким проводником, посредством которого чужая энергия превращается в элементы реальности, которыми бывший Темный Повелитель так напичкал мой сон. Но при этом он добавлял и частичку своей силы. Это как приготовление растворимого кофе: вода сама по себе не станет этим напитком, пока не добавишь в нее немного сахара и самого главного компонента, который и задает вкус, - гранул кофе.
   - Почему тебя называют Хранительницей? - не удержалась я.
   - На меня возложена обязанность охранять ключи к обширным знаниям нашего народа, - пояснила Лея.
   - Это как?
   - В моей голове заложены познания эльфов, начинающиеся неолитом и заканчивающиеся сегодняшним днем. Все события, эмоции, знания. Все это заключено во мне.
   - Ты все это знаешь?! - ахнула я.
   - Нет, я лишь говорю, что это заключено во мне. Если возникнет необходимость, я могу воспроизвести сама или предоставить доступ другим к нужной информации. Но это можно делать лишь в очень крайних случаях.
   - А если ты погибнешь?
   - Все предусмотрено. Таких Хранителей, как я, насчитывается около десятка. Мы иногда встречаемся, обмениваемся опытом, но случается это очень редко. Хранители разбросаны по всему миру и заняты своей работой, помимо охраны знаний.
   - Интересно, - заключила я, бросая взгляд на темноту за окном. На вечерний рейс я уже опоздала, поэтому придется лететь завтра. И я бы не сказала, что очень огорчена по этому поводу. Мне не льстит перспектива оказаться в тюрьме по обвинению в убийстве своего коллеги Стивена Кольмена. Вот ведь как изменчива судьба. Буквально день назад я, ни о чем не задумываясь, преспокойно сидела дома и смотрела телевизор, попутно представляя себе мою поездку в Париж, где бы я отдохнула и развеялась. Но все перечеркнул звонок этой Инги, которая слезно умоляла приехать в Мемфис и помочь Дэниелу, который, на мой взгляд, нисколько не нуждается в чьей-либо помощи...
   Стоп! Я совсем забыла про эту Ингу. Если я не ошибаюсь, она позвонила мне примерно в начале седьмого, как раз в то время, когда меня видели в офисе. Но, я же не могла одновременно разговаривать дома с Ингой и убивать Стивена в офисе. Следовательно... у меня есть алиби!
   - Ты что? - спросила Лея, увидев мое озаренное счастьем лицо и бешеный взгляд.
   - У меня есть алиби, Лея! На момент убийства я разговаривала по телефону с невестой Дэниела!
   - С невестой того парня, о котором ты говорила?
   - Да, с ней.
   - Отлично! Тогда тебе нужно срочно сказать об этом Эвану и привлечь ее как свидетеля.
   - Именно, - я вскочила с дивана, готовая бежать хоть на край света за той, которая поможет мне выпутаться их всего этого. - Я сейчас же поеду к ней.
   - На ночь глядя? Может, с утра займешься этим?
   - Нет, - я забегала по комнате туда-сюда. - Это нельзя откладывать. Мне нужно увидеть ее прямо сейчас.
   - Но... Хорошо. Я вызову тебе такси.
   - Спасибо, Лея, - я подбежала к эльфийке и крепко обняла ее, потревожив своими действиями спящую у нее на коленях Сэлли. Кошка зашипела, в ответ я потрепала ее по загривку, вызвав еще большее недовольство с ее стороны.
   Я побежала наверх за своей сумочкой. Вещи Лея предложила пока оставить у нее, но я была вынуждена отказать. Ситуации бывают разные. Возможно, у меня не будет времени заехать и еще раз навестить ее. Поэтому с чемоданом в одной руке и сумочкой в другой, я вышла из дома, как только подъехало такси. Шофер что-то пробурчал по поводу времени, но после того, как я сказала, что заплачу вдвойне, расцвел и больше не сказал ни слова. Меня подчас поражает излишняя любовь людей к деньгам. За них они готовы грабить, убивать, предавать близких людей. Неужели какие-то бумажки делают людей такими злыми и жадными? Несмотря на то, что моя зарплата носит баснословный характер, я не зацикливаюсь на деньгах и трачу их в меру. И мне очень жаль тех несчастных, чья жизнь полностью зависит от этих бумажек. Честно, мне их жаль.
  

21.

   Из дневника А.Ф.:
   "Сегодня он превзошел себя, превратив ее сон в сущий кошмар. Я боюсь за его состояние, он истощается после каждого такого путешествия в ее сны. Но это еще полбеды - с каждым разом он все дальше отдаляется от меня. Не знаю, чем ему можно помочь. Может, когда я закончу то, что запланировано, он поймет, что все, что я делаю, я делаю ради него. Почему? Да потому что я не могу жить, не видя его черных глаз, не чувствуя его дыхания на своей шее... Не знаю, как раньше жила без него. Теперь я понимаю, что это была не жизнь, а существование.
   Мой внутренний мир приобрел новое содержание и все благодаря нему. У меня появилась цель в жизни, появился человек, ради которого стоит жить.
   Да, я лишила жизни другого человека, но за все приходится платить определенную цену. И я сделаю это снова, если потребуется. Надеюсь, он это понимает и ценит.
   Я все больше ненавижу ее. Пусть нас и связывают некие узы, но я не могу спокойно смотреть на то, как она забирает его, поглощает его душу. Не знаю, что он нашел в ней того, что не видит во мне. Он сбивается с разработанного плана действий, он применяет к ней щадящий вариант и я не пойму почему. Может, все прояснится, когда мы закончим с ней? Не знаю. И это меня пугает. Он скрывает от меня что-то, лжет...
   Из-за сегодняшней вылазки он потерял слишком много энергии и ее необходимо пополнить, пока не стало поздно. Источник пока неплохо справляется со своей миссией. Бедный, он даже не знает о том, что с ним происходит. Как жаль. Но, как говорится, хочешь жить - умей вертеться. Нужно быть очень хитрым и быстрым, чтобы выжить и преуспеть в этом мире. Такова жизнь. Таков путь каждого. Но если ты достаточно умен, то пойдешь своей собственной дорогой, обходя все преграды и препятствия стороной. Я в это верю. И это - кредо всей моей жизни".
  

22.

   Ночь полностью вступила в свои права, когда я подъехала к дому Дэниела. Полная луна, зависшая над сонным городом, навеяла неприятные воспоминания. С некоторых пор меня бросает в холодный пот лишь от одного ее вида, особенно когда она полностью освещена. Ничего не поделаешь - последствие пережитого стресса.
   Вот я снова на уже знакомой каменной дорожке, так мило проложенной к входной двери этого двухэтажного дома. И опять с чемоданом в руках, второй раз за эти сутки.
   Во время поездки я с пользой тратила время, усиленно размышляя о том, что мне делать дальше. Решила, что Эвану звонить не буду, пока не поговорю с Ингой и не удостоверюсь во всем. Иначе можно лишь еще сильнее запутаться. Учитывая мой поспешный отъезд от дома Дэниела, вызвавший такой интерес со стороны его соседей, я не знала, как он меня встретит. И если бы не необходимость поговорить с Ингой, я бы ни за что не приехала сюда. По крайней мере, в ближайшее время.
   С Ингой мне нужно поговорить позарез. От этого разговора зависит вся моя жизнь, поскольку она - единственный человек, который сможет оправдать меня, хотя бы частично. Других зацепок у меня нет. Кортес все продумал: многие видели меня в тот день в офисе, убийство запечатлели камеры слежения, установленные в кабинете Стивена, и никаких свидетелей, видевших меня дома. Я корю себя за то, что не осталась у Линды подольше. Если бы я приняла ее приглашение и разделила ужин с ней и ее психотерапевтом, то ничего из этого и не произошло бы. Но, к сожалению, предвидением событий пока не страдаю.
   Волнует еще один вопрос. Почему Инга не встретила меня в аэропорту, как обещала? Непредвиденные дела? Могла тогда хотя бы предупредить. Да и в доме Дэниела я ее не увидела. Странно, ее номер по-прежнему не отвечает. Возможно, Дэниел скажет, где находится его невеста. Ох, хочешь - не хочешь, придется идти сейчас туда. Надеюсь, он меня не убьет за то, что приехала посреди ночи. Но, думаю, он меня поймет. Когда дело касается жизни и смерти, особенно твоей, ты готов на все.
   Полностью лишенный освещения, стоящий передо мной дом заставлял пробудиться детские страхи по поводу темноты и живущих в ней монстров. Глупо, конечно, но почему-то именно эта ассоциация первой появилась в моей голове. Вообще, после моих ночных кошмаров, в которых немаловажное участие принимал Кортес, я уже ничего не боюсь. Я знаю, что пока мое время еще не пришло и Кортес не допустит, чтобы его игру завершил кто-то другой. Это право принадлежит только ему. Ему, а не мне, как бы горько это не звучало.
   Возле входной двери я остановилась, занеся руку над звонком. Легкий ветерок пронесся возле меня и залетел в еле заметную щель, отделявшую внутреннее пространство дома от внешней среды. Дверь приоткрылась сильнее. Вместе с ней улетучилась моя напускная спокойность, которую я так долго выстраивала. Кто-то забыл закрыть дверь, когда входил (или покидал?) дом, и как бы я хотела надеяться, что это был ни кто иной, как сам Дэниел. Боже, неужели с меня не хватит сегодняшних потрясений?!
   Затаив дыхание, я пошире открыла дверь и переступила порог. Стоило мне сделать пару шагов, как тот же порыв ветра преградил мне путь к отступлению. Дверь звучно хлопнула, заставив меня подскочить на месте. Сердце учащенно забилось. В царящей тишине его стук бил по ушам как набат колокола.
   Я не знала, как себя вести дальше: звать Дэниела или нет? С одной стороны, я хотела услышать его ответ, в надежде, что он просто забыл закрыть за собой дверь, а сейчас уже отдыхает. Но с другой... Что если незваный гость все еще в доме? Конечно, я могу его спугнуть, а могу, наоборот, привлечь внимание.
   Какие глупости я говорю, черт меня побери! Почему мне на ум сразу приходят такие страшные мысли? Ну и что из того, что дверь открыта? Мало ли какие у человека проблемы. Может, Дэниел просто рассеян или эта черта присуще его невесте, что более вероятно. Конечно, Инга вернулась поздно и забыла запереть дверь.
   - Дэниел? - окликнула я. - Ты дома? Инга?
   Звенящая тишина была мне ответом. Что ж, не хотите отзываться и не надо, сама вас найду.
   Насколько я успела узнать, жилые комнаты находились на втором этаже, а на первом располагались две гостиные и кухня. Следовательно, нужно идти наверх.
   Лестница противно поскрипывала при каждом шаге.
   - Дэниел?
   Снова молчание. Из коридора на втором этаже шло разветвление по трем направлениям. Прямо, как я поняла, находилась ванная, а по бокам - жилые комнаты. Обе двери в комнаты были прикрыты. Я толкнула одну из них и попала в полутемное помещение, освещаемое лишь полной луной, любопытно заглядывающей окно. Здесь никого не было. Нашарив рукой выключатель, я включила свет, который тут же резанул по глазам, заставив меня зажмуриться. Привыкнув к яркому свету, я оглядела комнату. Ничего необычного: стандартная меблировка, послужившая уже не одному поколению, о чем свидетельствовали немодная расцветка дивана и сколупывающийся лак на внешней поверхности шкафа. Создавалось впечатление, что здесь давно никто не жил, судя по спертому запаху и отсутствию каких-либо вещей жильца.
   Значит...
   Я покинула комнату и постучала в дверь напротив. Дважды. Никто не отвечал.
   Повернув ручку, я очутилась в комнату Дэниела. В этом я смогла убедиться, включив освещение. Без всяких сомнений, это была его комната. Помещение было разделено на две зоны: рабочую, в которой расположился угловой стол с компьютером, и жилую, которая включала широкую кровать и встроенный шкаф с зеркальной дверцей. Окно было занавешено темно синими шторами в тон атласному покрывалу на его кровати. Рабочий беспорядок на столе: книги на психологическую и философскую тематику, пара квитанций об уплате (за что, я так и не поняла) и все в том же духе. Мое внимание привлекла небольшая фотография в позолоченной рамочке. На меня смотрела молодая пара, в которой я без всяких помех признала родителей Дэниела. Он был сильно на них похож, особенно на мать: такие же густые, шоколадного цвета волосы, приятные черты лица и изгиб бровей. От отца же ему достались золотистые глаза и волевой подбородок с широкими скулами. На фотографии они выглядели такими счастливыми и радостными...
   Да, комната принадлежала Дэниелу, только вот его самого здесь не было. Кровать была не расстелена.
   Где же он тогда может быть? И почему я не увидела ни в одной из комнат вещи Инги? Или она у него не живет? Что-то не нравится мне все это.
   Оставалась еще ванная и гостиные комнаты на первом этаже.
   Проверка ванной комнаты, как и ожидалось, не показала присутствия в ней Дэниела или Инги.
   Терзаемая сомнениями, я спустилась вниз, оставив при этом включенным свет в комнате Дэниела, чтобы не оказаться опять в кромешной темноте. Стоило мне преодолеть последнюю ступеньку лестницы, как послышался какой-то странный звук, больше напоминающий бормотание. Я инстинктивно дернулась назад, решив отступать наверх, где все было мною обследовано и никого не обнаружено. Тут же...
   Больше никаких звуков с первого этажа не раздавалось. Господи, чего я боюсь? Ведь я сама ищу хоть какого-нибудь обитателя этого дома, так почему так испугалась?
   Звук, который я услышала, исходил из дальней комнаты, отведенной под гостиную. Я направилась прямиком туда. Стоило мне подойти, как мое обоняние тут же уловило запахи спиртного - кто-то здесь очень сильно напился сегодня. Решив не травмировать спящего слишком ярким освещением, я включила свет на кухне и вовсю распахнула дверь.
   Комнатка была настолько маленькой, что здесь нашли пристанище только узенькая деревянная кровать, накрытая пледом, и белый комод с резными ручками. Больше ничего.
   Дэниел лежал на кровати лицом вниз, свесив руки по обе стороны. Он выглядел так же, как и днем, на нем по-прежнему были надеты белая футболка и кремовые брюки, полностью соответствующие царящей на улице жаре. Короткие каштановые волосы, уже немного отросшие и завивающиеся на концах, были ему к лицу, но почему-то с такой прической он меньше всего походил на того человека, который за несколько дней стал мне незаменимым другом, верным и понимающим. До сегодняшнего дня.
   Едкий запах спиртного щекотал нос, заставляя чихнуть. Господи, надеюсь, это не из-за меня он так надрался. Не в силах больше терпеть, я прошла к окну и распахнула его, впустив прохладный, свежий июльский ветер. Как ни странно, здесь, в Мемфисе, природа была более благосклонна к людям, и если не проводить на солнце много времени, то вполне можно вести дневную жизнь, не заботясь о солнечном ударе. Если бы не Лея, то мне после сегодняшнего "загорания" пришлось бы помучиться несколько дней, терпя ожоги на носу и подбородке. Но, благодаря эльфийке, быстро нашедшей выход из ситуации с помощью прозрачной мази, пахнущей травами, эта проблема решилась не оставив и следа. Надо было взять у нее рецепт чудотворной мази.
   Подойдя к кровати Дэниела, я споткнулась о бутылку, которая, звякнув, поспешила закатиться под кровать, оставляя при этом на паркете ручейки злосчастной жидкости. Бренди, виски? Что он здесь пил? Но, каково бы ни было мое любопытство, лезть под кровать я не собиралась. Уж извольте.
   Дэниел снова что-то пробормотал и заворочался. Я коснулась его плеча и слегка потрясла.
   - Дэниел, - он не отозвался. Я повторила. Снова ноль реакции.
   Ладно, все равно от него ничего не добиться в таком состоянии. Только если затащить его под холодный душ, но с его телосложением это будет нелегкой задачей. Так и быть, пусть проспится, а завтра поговорим.
   Еще раз взглянув на него, я покинула комнату и прошла в кухню, прикрыв за собой дверь, чтобы не потревожить спящего Дэниела.
   Кухня была большой и уютной, рассчитанной на семейные трапезы, которые в большинстве семей оставались нерушимыми традициями. Это приятно, когда вся семья, бросая все свои дела и заботы, собирается вместе по нескольку раз на дню, обсуждая новости, либо просто наслаждаясь присутствием друг друга. Мне никогда не выпадала такая честь.
   Меня одолевала жажда. Проверив холодильник на наличие сока или, на крайний случай, газированной воды, я была разочарована, не обнаружив ничего подобного. Целая куча еды и ни грамма жидкости, за исключением пакета молока, к которому я не питала особой любви. Пришлось довольствоваться отфильтрованной водой.
   Зазвонил телефон. Знакомая мелодия моего мобильника. Инга? Эван? Линда?
   Я не угадала, номер был мне не известен.
   - Я слушаю, - нажав на прием вызова, произнесла я.
   - Мисс Фишер?
   - Да, с кем имею честь говорить?
   - Истор. Помните?
   Я вспомнила. Очень хорошо вспомнила. Видящий, личный советник и слуга Кортеса.
   - Даже если бы захотела, не забыла бы, - сухо ответила я. - Что вам нужно от меня? Неужели нельзя оставить меня в покое? Скажите Кортесу...
   - Послушайте меня, - с оттенком злости перебил старик. - К Кортесу я не имею никакого отношения.
   - Ой, не надо мне лапшу на уши вешать, - попросила я. - Что вам надо?
   - Я бы на вашем месте вел себя прилично, как подобает порядочному человеку.
   - Вот когда будете на моем месте, тогда и будете себя вести так, как посчитаете нужным. А пока...
   - Да замолчите вы хоть на секунду или нет?! - взорвался Истор, в трубке послышалось его прерывистое дыхание.
   - Хорошо, я готова вас выслушать.
   - Поверьте, я действую в ваших интересах, - сказал он и, прежде чем я успела возразить, добавил: - Конечно, не только в ваших, это выгодно моему Хозяину. Моему новому Хозяину.
   - Я не ослышалась? - переспросила я, усиленно вспоминая имя демона, занявшего место Кортеса на троне власти. - Ваш новый Хозяин - Себастьян?
   - Да, он. Видимо, вы уже наслышаны о нем. Так вот, ему очень не нравится возвращение Кортеса.
   - Он боится его?
   - Не смейте так говорить о моем Хозяине! - прорычал он. - Он никого не боится.
   - Хорошо, - поспешила согласиться я. - Чем же ему тогда не угодил Кортес?
   - А вы не понимаете? Он хочет вернуть себе былую власть, снова стать повелителем Темного Царства.
   - А причем тут я?
   - Мне стало известно, что вы имеете контакт с Кортесом.
   - Откуда? Вы шпионите за мной?
   Послышался смех, больше напоминающий шелест листвы.
   - Вы, надеюсь, не забыли, что я - Видящий? Я вижу многие детали, касающиеся различных людей.
   - И?
   - Возможно, вы имеете представление о том, где находится его убежище. Вас связывает с ним некая нить, которая с каждым днем становится все крепче.
   - Вы смеетесь надо мной? - настал мой черед хохотать. - Вы же Видящий, так вот и найдите его. Я не знаю о какой "нити" вы говорите и даже не имею представления о том, где он скрывается. Сама бы хотела знать это, чтобы лично вышибить ему мозги.
   - Он все продумал, - вздохнул Истор. - Я не могу его выследить, все, что касается его, будто подернуто дымкой, туманом.
   - Он знает, против чего идет.
   - Несомненно. Могу ли я встретиться с вами и побеседовать с глазу на глаз?
   - Возможно. Завтра, если все получится, я вернусь в город. Я позвоню вам, Истор.
   - Буду ждать, - отозвался он и собирался уже прервать разговор.
   - Постойте, Истор...
   - Да?
   - Я должна знать, что мне не угрожает никакая опасность со стороны нового Хозяина и его прислужников. Мне хватило прошлогодних событий. Вы можете пообещать мне, что никто из ваших демонов меня не тронет? Можете?
   Истор задумался, после чего ответил:
   - Да, я вам обещаю. Я знаю, что Хозяин ничего против вас не имеет, поэтому я могу вам обещать безопасность от его имени.
   - Спасибо, - выдохнула я. - До встречи.
   - До свидания, мисс Фишер.
   Послышались гудки. Истор отсоединился, оставив меня наедине со своими мыслями. Что он имел в виду, когда говорил о "нити", связывающей меня с Кортесом? Мои сновидения? Неужели он знает и о них, когда я сама еще не успела разобраться? Что он знает еще? Правильно я сделала, что согласилась на личную встречу, сейчас мне нужно как можно больше информации о Кортесе и его планах. Мне необходимо знать, кто убил Стивена и почему все улики показывают на меня. Хотя, "почему" я уже знаю, Кортес мне это очень популярно объяснил: он мстит мне и не отстанет, пока не доведет меня до отчаяния. И ему придется долго ждать, пока я не собираюсь падать духом. Я не упаду без сил, готовая принять любой удар с его стороны. Буду бороться до конца. И провалиться мне прямо здесь, если я не смогу это выстоять...
   Я еще стою? Значит, есть еще время повернуть время вспять и узнать, что задумал Кортес. И, конечно же, загубить все его действия в корне. Слышите победный клич? Это я иду в бой!
  

23.

   Разбудило меня пение птиц, устроившихся на подоконнике, и исполняющих душевную оду лету, утру и яркому солнышку. Поначалу я хотела кинуть в них подушкой, но затем передумала - пусть хоть кто-то радуется этому дню и жизни в целом.
   Решив повернуться на другой бок, я застонала, испытав боль во всем теле - за ночь диванные пружины успели как следует впиться в мое тело. Черт меня побрал устроиться на этом допотопном диване, когда в моем пользовании было столько удобной мебели, в том числе и пустующая кровать Дэниела. Дэниел... Наверное, он еще не проснулся.
   Я прислушалась, но из соседней комнаты не доносилось никаких звуков. Из кухни тоже.
   Поборов утреннюю слабость, я встала и побрела на кухню, на ходу забирая распавшиеся во время сна волосы в хвост. Расческу искать не стала, и так сойдет. Думаю, Дэниел будет выглядеть не лучше меня, а намного хуже.
   Мои предположения подтвердились, когда Дэниел, покинув пределы гостиной, показался на кухне. К тому времени я уже успела позаботиться о завтраке на две персоны: коронные бутерброды с сыром и ветчиной и стакан молока. Готовить ничего я не решилась, дабы не спалить ненароком этот милый домик, вместе с его не менее милым хозяином, на которого, следует отметить, только что появившийся человек был ни капельки не похож. На лицо были все признаки похмелья и неплохо проведенного вечера в обнимку с бутылкой.
   Он стоял, смотря на меня непонимающим взглядом. Длилось это долго. Видимо, его мозговая активность за ночь значительно снизилась.
   - Завтракать не будешь? - спокойно спросила я. - И хватит пялиться на меня, как на привидение. Лучше на себя взгляни. Никогда не думала, что увижу тебя таким.
   Дэниел моргнул, медленно провел по волосам, определенно что-то обдумывая.
   - Не уходи, я сейчас, - прохрипел он и скрылся из виду.
   - Да я вроде никуда и не собиралась, - сказала я уже в пустоту. Представляю, каково ему видеть меня здесь. Что бы я подумала, если бы увидела у себя дома постороннего человека? Хотя, я не совсем посторонняя для Дэниела, скорее друг. Но, если учитывать мои вчерашние слова насчет "ты для меня никто", то именно это слово подойдет сюда как нельзя лучше.
   И, как ни странно, мне не стыдно смотреть ему в глаза. Пока не стыдно.
   Моих чутких ушей достиг вскрик и звук льющейся воды. Холодный душ - незаменимая терапия, мгновенно приводящая человека в адекватное состояние.
   Я успела съесть один бутерброд до того, как появился Дэниел. Его мокрые волосы топорщились в разные стороны, а сам он дрожал, то ли от мгновенного протрезвления, то ли от холодной воды. На нем была чистая рубашка стального цвета и черные джинсы.
   Он устроился за столом напротив меня, с отвращением отодвинув предложенные бутерброды, но, в тоже время, не отказавшись от молока.
   - Как себя чувствуешь? - проявила я сочувствие и, покончив со своими бутербродами, взялась за его. Он не возражал.
   - Могло быть и лучше, - отозвался Дэниел, поставив локти на стол и сжав голову руками.
   - Обезболивающее дать?
   - Не стоит.
   Я вылила ему в стакан остатки молока из тетрапака, чем заслужила благодарный взгляд его карих глаз с примесью золота.
   - Если знал, что будет так плохо, зачем тогда пил?
   Он бросил в мою сторону резкий взгляд, но промолчал. Дело было во мне, теперь я это знала наверняка.
   - Прости, я не знаю, что со мной творится в последнее время. Это убийство, недоверие...
   - Это ты меня прости, - перебил он меня. - Я должен был тебе поверить, понять тебя.
   - Ладно, проехали, - вздохнула я. - Я рада, что мы поняли друг друга.
   Дэниел кивнул.
   - Я забыл закрыть дверь?
   - Да, видимо, тебе было не до этого, - хмыкнула я. - Это очень неосмотрительно с твоей стороны, мало ли кто мог попасть в дом.
   - Да, я понимаю.
   Какие же мы сегодня понятливые. Неужели стоило надраться до чертиков, а затем мучиться поутру только ради того, чтобы что-то понять? Ведь существуют другие пути. Надо было просто выслушать меня до конца и не делать поспешных выводов.
   - Голова болит, как черт знает что. Слабость во всем теле.
   - Выпил много?
   - В том-то и дело, что нет. Вчера, после твоего отъезда, я почувствовал себя таким измотанным... Пара глотков бренди лишь усилило это ощущение. Стоило только моей голове коснуться подушки, как я провалился в беспамятство.
   Странно, мне еще никогда не приходилось видеть человека в таком состоянии всего лишь из-за пары глотков бренди.
   - Ты уверен?
   - Как никогда, - заверил Дэниел.
   Я пожала плечами, мол, ничего не знаю. Если честно, у меня было предположение насчет моей причастности, но сейчас это уже не имело значения. Я извинилась, он признал свою вину. На этом, пожалуй, и следовало закрыть тему.
   - Это дом твоих родителей?
   Он кивнул.
   - Я только месяц назад переехал сюда, - заметил Дэниел. - Поэтому был очень удивлен, застав тебя вчера. Я оставил Эвану и этот адрес, на всякий случай, но даже подумать не мог, что он даст тебе именно его.
   Вот и пришло время открыться, больше лгать не имеет смысла.
   - На самом деле, это не Эван сказал, где тебя найти, - я оторвала взгляд от созерцания гладкой поверхности стола и посмотрела ему в глаза. Увидела то, что ожидала: непонимание, удивление... - Твой адрес мне назвала твоя невеста Инга.
   Вот теперь он точно был удивлен, причем очень.
   - Прости, кто?
   - Инга, твоя невеста, позвонила мне вчера и попросила приехать. Причем слезно просила. И вот я здесь.
   Он усиленно переваривал информацию, прорабатывая каждое мое слово. Наконец, изрек:
   - Во-первых, я не собираюсь пока связывать себя ни с кем узами брака. А во-вторых, у меня нет знакомых с таким именем.
   - Как нет? Подожди. Ты, наверное, что-то путаешь...
   - Диана, клянусь, я не знаю никакой Инги. И замуж я никого не звал.
   - Но... - мои мысли начали путаться, цепляясь друг за друга. - Она мне позвонила, представилась, как Инга Брукс, сказала, что тебе срочно нужна моя помощь. Попросила приехать.
   - Ты ничего не путаешь?
   - Нет, конечно же, нет, - предчувствие у меня было какое-то нехорошее. - Она назвала твое имя, Дэн. Сначала я не поняла, о ком она говорит, тогда она назвала твою фамилию. Дэниел, я слышала твой голос. Это точно был ты.
   - Этого не может быть, Диана, - Дэниел откинулся на спинку стула.
   - Хочешь сказать, что я все это сочинила? - возмутилась я, поджав губы.
   - Я ничего не хочу сказать, - отозвался он.
   - Нет, ты именно на это намекаешь, что я все выдумала.
   - Так, стоп, - он поднялся и прошел к окну, выглядывая на улицу. Вместе с восходом солнца на улицу начали выползать сонные люди. - Давай ты успокоишься, иначе мы вернемся к тому, с чего начали.
   - Хорошо, - согласилась я. - Всего минуту назад ты говорил, что нужно было мне поверить, понять. Так вот, если это для тебя не просто слова, то поверь мне по-настоящему. Я знаю, это выглядит немыслимо, но Инга на самом деле мне звонила. Иначе, как бы я здесь оказалась?
   - Ну, спросила у Эвана, - пожал он плечами. - Или узнала у Линды.
   - Что?! Она тоже знала твой адрес?! - моему возмущению не было предела. Тоже мне подруга называется. Как только увижу, сразу выскажу ей все.
   - А что здесь удивительного? Я оставил ей свои координаты на всякий случай, если вдруг понадоблюсь.
   - А мне ты не подумал их оставить? - напирала я. - Или ты мне не доверяешь?
   - Конечно, доверяю, - поспешил ответить Дэниел, не смотря при этом на меня. - Просто...
   - Просто ты боялся, что я нанесу тебе нежелательный визит, - закончила я за него. - Так вот, я уже здесь, и никуда не уеду, пока не выясню все об этой Инге, и ты мне поможешь.
   - Каким образом? Я же говорю, что не знаю ее. И говори, пожалуйста, потише, а то моя бедная голова не вынесет твоего громкого голоса.
   - Потерпишь. Значит, - я переплела пальцы рук, - ты не помнишь, кто такая Инга?
   - Я не знаю ее.
   - Хорошо, кто же тогда мне звонил и назывался ее именем?
   Он вздохнул.
   - Так мы ничего не добьемся. Расскажи сначала по порядку, что она говорила, и когда был сделан звонок.
   Вкратце я пересказала Дэниелу весь разговор, упомянув при этом причину моего приезда - психически нестабильное состояние Дэниела, его интеллектуальные разговоры с сахарницей. Он смеялся от души. Сказал, что ничего более смешного еще не слышал, зато мне было не очень весело, поскольку я почувствовала себя полной дурой, рассказывая ему это. Никакого результата из этого не вышло: Дэниел продолжал утверждать, что не знает никакой Инги.
   - Если ты ее не знаешь, это не говорит о том, что ее не существует.
   - Хочешь сказать, кто-то мнит меня своим женихом и сочиняет всякие небылицы? - ухмыльнулся он, от чего мне захотелось кинуть в него его собеседницей - сахарницей, которая была как раз у меня под рукой.
   - Не веришь и не надо, - обиделась я. - Вижу, тебе значительно полегчало, голова уже не болит? Жаль.
   - Диана, - он опустился на стул и сжал мои руки в своих, - я верю тебе. Но я честно не знаю, кто так подшутил над тобой. У меня не наблюдается никаких отклонений в психике, я вполне здоров.
   - Кому это могло понадобиться? - уже спокойно спросила я. - Эван или Линда не стали бы этого делать.
   - Кортес? - предположил Дэниел.
   - Возможно, но чем он этого хотел добиться?
   - Может, чтобы ты оказалась подальше от расследования убийства Стивена Кольмена?
   Я задумалась над словами Дэниела. Кортес вполне мог все это проделать, дабы вытащить меня из города и отослать подальше от места происшествия...
   - ...тем самым увеличив подозрение, - закончила я уже вслух. - Я думаю, он хотел подставить меня еще больше, будто бы я совершила преступление и бежала в другой штат.
   - А что, это вполне вероятно, - отозвался Дэниел. - Только вот зачем нужно было тогда придумывать эту слезную историю про мое плачевное состояние и невесту Ингу, а не позвонить от моего имени и попросить приехать?
   - Не знаю, но на Кортеса это похоже. Как он сам сказал, он большой любитель театральных постановок. Его это развлекает.
   - Извращенец! - выпалил Дэниел.
   - Я ему сказала тоже самое, - захохотала я, но веселье быстро прошло. - Ладно, так мы все равно ничего не добьемся. Есть лишь один способ узнать правду - спросить у самого Кортеса. Думаю, за ночь он успел набраться сил, и снова будет преследовать меня. У тебя снотворное есть?
   Дэниел кивнул.
   - Отлично. Тогда нужно приступать за работу пока не поздно, - вздохнула я. Как бы я не хотела больше избегать Кортеса, блуждать по его фантазиям, направленным только на то, чтобы окончательно выбить меня из колеи, мне нужно узнать правду. Узнать про Ингу и неожиданный звонок. С каждым разом мои сновидения с его участием становятся все изощреннее и опаснее. В последний раз я почти поверила, что оказалась в больнице для душевнобольных. Подумать только, я угрожала доктору, который на самом деле оказался всего лишь большой тряпичной куклой, держала в руках собственную историю болезни с заумным диагнозом и даже собиралась сбежать оттуда, прихватив доктора Мартина в качестве заложника! Что Кортес приготовит для меня на этот раз? Терпение, терпение и еще раз терпение. Скоро мы это узнаем.
  

24.

   Ждать пришлось чуть меньше часа, пока снотворное подействовало. Я предвидела возможные проблемы, связанные с пробуждением, поэтому попросила Дэниела разбудить меня часа через три-четыре, чтобы я еще успела на сегодняшний рейс. Уже сегодня мне нужно быть дома, чтобы помочь Эвану и Линде в расследовании убийства Стивена. Возможно, им уже удалось что-нибудь узнать, по крайней мере, я на это очень надеюсь, иначе мне не избежать разбирательства с полицией.
   Чтобы не мешать мне засыпать, Дэниел вышел в другую комнату, занялся своими делами. В комнате Дэниела я увидела, что его рабочий стол применяется по прямому назначению, но так и не узнала над чем он работает сейчас, да и вообще. О моем месте работы он знает не понаслышке, я же даже не подозреваю, чем он занимается...
   Мысли потихоньку затихали, освобождая место заполняющей мое сознание темноте. Время замедлилось, и вот я уже в царстве Морфея.
   Я уже забыла, когда видела нормальный, человеческий, без наигранных элементов сон. И все благодаря одному человеку - тьфу, демону - возомнившему себя королем этого мира. Мало того, что он преследовал меня в реальности, так еще и не дает покоя в сновидениях. Только не пойму одного: за что? Разве это я держала его в силовой камере и выкачивала из него энергию неограниченными порциями? Нет. Тогда почему первой жертвой в его черном списке иду я?
   Что-то пронеслось мимо меня с громким завыванием, разметав при этом волосы на моей голове. Я открыла глаза и увидела удаляющийся лесовоз. Да, видимо, я зря нахваливала Кортеса, поскольку его фантазия на этом закончилась. Как-то даже обидно стало.
   Зеленеющее поле, посреди которого пролегала гладкая как зеркало дорога, прямая и бесконечная в обе стороны, стрекочущие в траве кузнечики, порхающие над полевыми цветами бабочки всех цветов, легкий теплый ветер настраивали на покой и умиротворение. Солнце, приятно согревая, слегка припекало спину. Даже и не скажешь, что все это - чье-то больное воображение. Но я знала, что Кортес это воссоздал только ради того, чтобы добиться моего расположения и расслабленного состояния.
   На мне была надета клетчатая синяя рубашка в клетку, свободно ниспадающая до пояса синих, местами потертых джинс. На ногах - подобие ковбойских ботинок. Все понятно: Кортес решил примерить на меня образ девушки с фермы, коей я никогда не являлась, даже в мыслях. Руки покрывал ровный золотисто-коричневый загар, которого у меня также никогда не было, поскольку на молочно-белую кожу он не ложится.
   Конечно, я не была в восторге от всего созданного образа в целом, но на данный момент это имело второстепенное значение. Главное же состояло в том, что идти мне было некуда. В поле зрения не попадалось ничего, напоминающего какое-либо строение. Лишь поле и дорога, по которой несколько минут назад прокатил лесовоз, чуть не сбив меня.
   Ладно, значит, будем ждать появления главного массовика-затейника, который вот-вот должен появиться. Так, чего-то не хватает. Как там Лея учила создавать нужные предметы?
   Я зажмурилась и представила себе большое кресло, только вот с цветом не могла никак определиться: черный или белый? Выбрала белый. Надежды моей наставницы были оправданы: прямо посередине дороги стояло белое кресло. Долго не раздумывая, я плюхнулась в него, о чем тут же пожалела. Видимо, техника была не до конца мною освоена, поскольку по мягкости он не уступал кирпичу. Стараясь особо не подавать вида - наверняка, Кортес следит за мной - я вольготно развалилась на кресле, закинув ногу на ногу. Оставалось дождаться гостя.
   Ждать пришлось долго. Наконец, вдалеке показалась приближающаяся машина ядовито-желтого цвета, с открытым верхом, сверкающая и весьма приметная. Увидев такую на улице, невольно проводишь взглядом, любуясь переливами солнца на ее кузове.
   Несмотря на то, что на прямой дороге машина развила довольно большую скорость, затормозила она с легкостью. Аккурат передо мной, затем сдала назад. Я даже глазом не моргнула, готовая ко всем выкрутасам Кортеса. За рулем навороченной тачки сидел он. В белом костюме, который тут же пробудил в моей памяти воспоминания о моей последней встрече с Томом Катчером, и черных очках, закрывающих от меня его черные как ночь глаза.
   Я подождала, пока он вышел из машины, небрежно хлопнув дверцей, и устроился на капоте.
   - Признаюсь, ты меня разочаровал, Кортес, - хмыкнула я, окидывая взглядом окружающий мир. - Я ждала чего-то необычного, неожиданного. А получила это...
   Кортес не спеша снял солнечные очки и пригладил волосы.
   - Это только начало, Диана. Разве здесь не прекрасно? Солнце и свежий воздух. Отвлекись от городской суеты и окунись в атмосферу непринужденности и умиротворения.
   - Нет, - я погрозила пальцем, - в этот раз тебе не удастся запудрить мне мозги. Не пытайся казаться хорошим и добрым, я знаю, кем ты являешься на самом деле. Не трать время и силы, чтобы убедить меня в обратном.
   - У меня даже и в мыслях такого не было. Просто хотел поделиться с тобой впечатлениями.
   - И только ради этого ты здесь?!
   - Нет, не только, - отозвался он.
   - Ты здесь потому, что я хотела с тобой поговорить, - сказала я.
   - Ты в этом уверена? - он вызывающе сощурил глаза.
   - Как никогда. У меня появилась парочка вопросов, на которые ты, я уверена, знаешь ответ.
   Пока он вел себя вполне сносно, но я знала, что скрывается в глубине его души, поскольку один раз мне доводилось заглядывать за эту проницательную и в, то же время, прекрасную маску. Его расслабленность и дружелюбие были наигранными, жесты и действия продуманными, он вел опасную игру, в которой я принимала непосредственное участие. Кортес вел охоту на меня, главной целью которой была моя душа.
   - Ладно, раз ты так уверена, спрашивай.
   - Это ты звонил мне от имени Инги?
   - Нет, - он смотрел мне прямо в глаза. Почему-то я поверила ему.
   - Тогда кто?
   - Может, сама Инга? - с ехидством заметил Кортес.
   - Ты знаешь ее? - я продолжала допрос.
   - Нет, - его голос не дрогнул, но в глазах что-то промелькнуло.
   - Ты лжешь, - констатировала я. - Я вижу это по твоим глазам.
   Он слегка наклонился вперед, приблизив свое лицо к моему.
   - Что еще ты там видишь?
   - Ничего, - я неосознанно отстранилась, вспомнив, какой ужас мне пришлось испытать в тот момент, когда он продемонстрировал мне свою темную сущность и увитую ядовитым плющом душу. Это было в прошлом году в его клубе в тот день, когда я должны была стать частью ритуала по завоеванию Кортесом всего мира. И если бы не моя чрезмерная жажда жить, он бы сейчас был всеми признанным властелином Земли.
   Но в этот раз ментальный контакт не сработал: либо он нарочно не захотел меня пугать, либо в моих снах это ему не удастся при всем желании.
   - Ты меня боишься? - он истолковал мое отстранение по-своему. - Разве я так страшен?
   - Не уходи от темы, - напомнила я. - Я знаю, что это по твоей инициативе был совершен звонок, так что не отпирайся. Зачем тебе понадобилось вытаскивать меня из города?
   - Все имеет смысл, Диана. Если что-то и свершается, то только ради определенной цели.
   - И какую же цель преследуешь ты? Уж не восстановление ли мирового господства?
   - Нет, что ты, - рассмеялся он густым, обволакивающим смехом. - Я не загадываю так далеко. Меня интересуют более близкие цели.
   - И какие же?
   - А вот этого я тебе сказать не могу. Должны же у человека быть хоть какие-то секреты?
   Я хмыкнула, ерзая на неудобном кресле.
   - Мне все равно, главное, чтобы в них не фигурировало мое имя.
   - Не могу обещать, - более чем наигранно вздохнул Кортес. Я старалась держать себя в руках, но с каждой минутой это становилось все труднее. Кортес прогадал - его умиротворяющая обстановка не действовала на меня соответствующим образом, с каждой минутой мое раздражение росло.
   - Так ты признаешь, что Инга звонила по твоему указанию?
   Он не ответил, лишь достал из кармана брюк небольшое зеркальце и начал приглаживать черные как смоль волосы, тем самым игнорируя меня. Что ж, сам напросился.
   Я представила себе заезженный кадр из мультика, когда плохому герою на голову неожиданно сваливается наковальня или рояль, и попробовала проделать то же самое с Кортесом. Безуспешно. Лишь на его лице расцвела довольная ухмылка.
   - Зря стараешься, - бросил он мне. - Думаешь, я полез бы сюда заранее не подстраховавшись? Ты не можешь причинить мне вреда.
   - Но почему? - мое удивление было неподдельным. - В прошлый раз ты напоил меня шампанским...
   - Теперь я могу обходиться без этого. И, кстати, я тебя не заставлял его пить, ты сама сделала выбор.
   Тут и правда не с чем было поспорить, я повела себя глупо и излишне доверчиво, чем он не преминул воспользоваться. Но сейчас все было иначе... Значит, Кортес на самом деле с каждым днем становится все сильнее. И прекратить это не в моих силах.
   - Твои вопросы навеяли на меня скуку, - он зевнул. - Да и тебе, я вижу, что-то не весело. Наверное, пора сменить обстановку. Кажется, ты говорила, что у меня извращенный вкус? Так вот, это были цветочки. А теперь настала пора ягодок.
   - Ответь мне! - крикнула я, почувствовав колебания воздуха и увидев потускневшую зелень. - Это ты все подстроил?
   - Ты знаешь ответ, - туманно ответил Кортес, садясь в свой неоново-желтый автомобиль. - Ты знаешь его, Ди.
   - Не смей меня так называть! - возмутилась я, услышав такое сокращение своего имени. Меня не называли так даже близкие друзья, и уж тем более я не потерплю такого обращения от своего врага, каким бы дружелюбным он не старался казаться. Мир поплыл, но на этот раз мне было уже не так страшно...
   Самым страшным мне показалось то, что какая-то часть меня буквально визжала от восторга в предвкушении того, что меня ожидает в ярких фантазиях Кортеса. Я думала, что целиком избавилась от нее, поглотила эту черноту... Но, как оказалось, она всегда будет со мной, как бы я не старалась с ней распрощаться.
  

25.

   Оказалась я в полнейшей темноте и поэтому некоторое время стояла на месте, давая глазам привыкнуть. Очертания немного прояснились. Я была посреди болота, стоя на одной из мшистых кочек. В нос сразу же ударило болотное зловоние, которое шло со всех сторон. Поверхность болота пузырилась и периодически взрывалась, выпуская на свободу вонючий газ, от которого щипало глаза. Я огляделась: прямо передо мной вдалеке виднелся небольшой домик, избушка, в которой, несомненно, живет серый волк, съевший бабушку. Хотя, сомневаюсь, чтобы бабушка жила посреди болота. Но кто-то там определенно есть.
   Мои навыки работы с подсознанием снова были заблокированы. Это я поняла, когда попробовала переправить себя сразу на берег и потерпела поражение. Снова я оказалась пленницей собственного сна. Радует лишь то, что ненадолго - Дэниел скоро должен разбудить меня.
   Царящая здесь атмосфера давила на психику. Все эти завывания ветра, таинственные шорохи одновременно со всех сторон заставляли меня вертеть головой в ожидании чего-то страшного. Пока никто не появлялся, и я надеялась, что никто и не появится.
   Поскольку то тут, то там встречались чахлые деревца, то мне не составило труда добыть себе палку, чтобы было удобней пробираться к домику. Этот трюк я высмотрела в каком-то фильме, но в реальности еще не опробовала. Что ж, посмотрим.
   Прощупывая почву перед собой, дабы не угодить в трясину, я медленно двигалась к видневшемуся вдалеке домику, в окне которого виднелись всполохи света. Болотная жижа взрывалась прямо под моими ногами, обдавая обувь зеленой грязью. До чего противно, кто бы знал. Надо будет поблагодарить Кортеса при следующей встрече за удобные ботинки, которыми он меня наградил.
   Пару раз я чуть не шлепнулась в болото, не удержав равновесия, но быстро его восстановив. Немного привыкнув, я увеличила скорость переправы, радуясь своим новым навыкам и успехам, словно маленький ребенок. После сегодняшних приключений можно без сомнений отнести себя к скаутам. Что нам непроходимые дороги и неведомые чащобы? Мы пройдем везде.
   Чувство радости подхлестнуло меня, и вскоре от берега меня разделяла всего тройка мшистых кочек. К тому моменту были разбрызганы не только мои ботинки, но и джинсы по колено, от чего ткань противно липла к ногам, но я знала, что это всего лишь иллюзия.
   Я сделала последний шаг триумфатора, готовясь сойти на берег, когда моя правая нога обо что-то зацепилась.
   - Чертова коряга, - выругалась я и нагнулась, чтобы освободить ногу.
   В этот момент кто-то дернул меня за ногу, от чего я не удержалась, потеряла равновесие и шлепнулась в жижу, успев выставить руки, чтобы не плюхнуться в нее лицом. Вязкое вещество вокруг меня начало хлюпать с двойной силой ("от радости", - подумала я), затягивая мои ноги. Правую, при этом, кто-то усиленно тянул вниз. Стараясь освободиться, я начала барахтать обеими ногами, но существо держало крепко. Тем временем я была в жиже уже по пояс, погружаясь в нее все глубже и глубже. Беспокойство нахлынуло на меня волной, унеся остатки былой радости и эйфории. Я поняла, что если сейчас не выберусь, то буду заживо погребена в этом болоте. Опираясь на кочку, я пыталась дотянуться до ветвей рядом растущего дерева, но это оказалось сложнее, чем я себе представляла. Некая тварь продолжала тянуть меня вниз, несмотря на все мои попытки освободиться.
   - Ну, давай же, - говорила я себе, протягивая руку к ветвям дерева. Кочка под рукой, на которую я опиралась, начала медленно погружаться в жижу вместе со мной. Черт, так дело не пойдет. Еще немного и я навеки кану в небытии.
   Я сделала последнее усилие и - ура! - веточка оказалась в моих руках. Неказистая на вид, но довольно крепкая. Теперь оставалось отвязаться от болотной твари, вцепившейся в мою ногу. Левой ногой я размахнулась, насколько могла преодолела сопротивление жижи и ударила со всей силы по удерживающей меня твари. Та ослабила хватку, чем я и воспользовалась, дернув ногу на себя, и ползя по веточке начала выкарабкиваться из трясины. Сердце мое бешено стучало, боясь повторного нападения неизвестного существа, но все обошлось. Запыхавшись, я выползла на берег и в изнеможении упала на землю. Черт, всегда ненавидела физические нагрузки.
   Теперь я была уже выше, чем по пояс в зеленой жиже, которая противно воняла. К тому же пострадали мои волосы, вдоволь испачкавшись в этой гадости. Перестав перебирать в уме свои потери, я обратила внимание на ветхую избушку. В единственном окне плясали язычки света, которые были видны даже через занавески.
   Что ж, пойдем туда, хотя, ванны с горячей водой и сменной одежды там наверняка нет.
   Я покидала болото, но ощущение чего-то давящего не проходило. Пару раз я оглядывалась, ощущая чей-то взгляд на себе. Казалось, он мог бы прожечь мою одежду и добраться до костей. Стало как-то не по себе. Да еще это тихое завывание вдалеке, приближающееся с каждый моим шагом. Нужно во что бы то ни стало поскорее добраться до избушки, иначе... случится что-то страшное, нутром чую. Хватит одной болотной твари, которую натравил на меня Кортес.
   До домика оставалось всего ничего, когда рев стал более отчетливым, и земля под ногами задрожала под весом бегущей в мою сторону твари. Пришлось самой перейти на бег, периодически оглядываясь назад. Кем бы ни было это неизвестное создание, мне не хотелось с ним повстречаться.
   Лишь когда я достигла избушки, все звуки пропали, оставив лишь звенящую тишину. Пропал даже шум, вызванный гуляющим здесь ветром. Уж не оглохла ли я? Надеюсь, что нет. Земля уже не дрожала - значит, преследование прекратилось.
   В подглядывании в окно я не преуспела и после того, как обошла дом вокруг и не заметила ничего необычного, я подошла к двери и замерла. На всякий случай постучала, но ответа не услышала - значит, можно заходить. Конечно, правила приличия говорят об обратном, но не в данном случае. Я начала не торопясь открывать дверь, с интересом и долей страха заглядывая внутрь. Избушка, как избушка.
   Я сделала шаг внутрь и... оказалась на кладбище. Шел противный мелкий дождь, который не составил бы помехи, если б у меня был зонт. Но, к сожалению, зонтом Кортес меня не наградил, как и плащом. Зато я с радостью отметила, что никаких признаков посещения болота на мне больше не видно. Рубашка и джинсы были чистенькими, только вот начали мокнуть под дождем.
   Оглядевшись в поисках какого-нибудь убежища, я заметила небольшую группу людей неподалеку от меня возле одной из могил. Без всяких сомнений, я стала свидетельницей чьих-то похорон. Порывы ветра доносили до меня слова пастора и женский плач. Поначалу я решила не мешать людям в их горе, но что-то привлекло мое внимание, одно из лиц показалось мне знакомым. Что ж, подойду поближе и проверю свое предположение.
   Ветер обдувал намокшую одежду, от чего вся моя кожа тут же покрылась мурашками от холода. Черт, мне бы сейчас теплый плащ, пушистый свитер или хотя бы обыкновенный зонт.
   По мере приближения рыдания становились громче, но, видимо, уже шли на спад. В нескольких шагах от группы я остановилась и посмотрела на собравшихся людей. Их было шестеро, все, как и положено, в черных траурных одеждах. Один из мужчин повернулся ко мне, и у меня перехватило дыхание. Не может быть! Я перевела взгляд на остальных. Точно! Эван, Дэниел, Линда, рыдающая на плече у какого-то незнакомого мужчины, и еще двое сотрудников нашей фирмы, с которыми я работа в отделе реагирования - Моника и Бенджамин. Все лица были обращены на пастора, зачитывающего проповедь перед... моей фотографией, перетянутой черной ленточкой. Еще и не самую лучшую выбрали, я здесь выгляжу как жертва террора: худое лицо, ни грамма косметики, болезненная бледность вместо румянца и запавшие глаза. Надо принять к сведению, если соберусь помирать, обязательно сначала приготовлю фотографию. Конечно, шутки шутками, но веселого в данной ситуации мало. Хоронить меня живой как-то не этично.
   - Она всегда останется в душах тех людей, кому была так дорога, - пастор сделал небольшую паузу. - Ее жизненный путь был полон соблазнов и не ее беда, что она не смогла справиться с ними. Мы все виноваты в том, что произошло. В наши обязанности входило направлять эту заблудшую душу, наставлять ее и отгонять бесов...
   Что-то не помню, чтобы моя душа была заблудшей. Я посещала церковь, периодически присутствовала на службах, исповедовалась. Правда это было до того, как я подожгла демона, а если быть точнее - спалила его живьем, но все равно глубоко внутри я корю себя за содеянное.
   - Кому-то она была подругой, кому-то женой, кому-то врагом, и именно поэтому мы все сейчас здесь. Давайте мысленно вспомним все то хорошее, что связано с ней, и отпустим ее душу с миром. Сейчас она там, где нет зла, суеты и Господь заботится о каждом из покинувших нас людей...
   Нет, он явно не знает о моих прегрешениях, в число которых входит убийство демона. Пусть он и принадлежал к темным силам, но за убийство Господь по головке не погладит и уже тем более не отправит в райский сад на постоянное пребывание.
   - Пусть земля ей будет пухом, - закончил пастор и перекрестился. Его взгляд прошелся вскользь меня и, судя по тому, что выражение его лица не изменилось, как должно было быть, я сделала вывод, что он очень близорук и не видит дальше собственного носа. И где они его только нашли?
   Решив, что с Линды хватит на сегодня потрясений, я подошла к Эвану и тронула его за плечо, но тот не повернулся.
   - Эван, - позвала я. Никто и головой не повел, продолжая стоять и смотреть на мою фотографию с черной ленточкой. Дэниел очнулся как от глубокого сна и, сделав пару шагов по направлению к свежему земляному холмику, положил на него цветы. Ярко-красные розы в количестве шести штук. Он стоял ко мне спиной и его плечи мелко подрагивали, затем он смахнул выступившие слезы рукавом и вернулся на место.
   - Дэниел, я здесь, - улыбнулась я, когда он повернулся ко мне лицом. Но и он меня не замечал. Так, все ясно. Кортес сделал из меня подобие призрака, которого никто не видит, не слышит и вообще не замечает. Теперь уже скрываться не было смысла, я обошла своих друзей и встала к ним лицом. Никто меня не заметил, их взгляды были обращены сквозь меня на только что закопанную могилу. В их глазах светилась такая неприкрытая боль, что мне стало неуютно из-за того, что они так мучаются. Эван и Дэниел стояли, как и я, без зонтов и дождь стекал по их лицам, смешиваясь с редкими слезами. Бенджамин и мистер Вейсбергер (я предположила, что это он) держали зонты в руках, закрывая от мелких капель Монику и Линду, рыдания которой уже прекратились, остались лишь судорожные спазмы, сжимавшие ее горло. Глаза Моники так же были покрасневшими, но в меньшей степени.
   Не в силах выдержать грусть, застывшую на их лицах, у меня у самой навернулись слезы. Я поспешила отойти подальше, чтобы не поддаться слабости. Когда полегчало, во мне вдруг вскипела ненависть и ярость. И эти чувства были направлены на определенную личность.
   - Думаешь, это смешно?! - крикнула я, подняв глаза к небу, но немного подумав решила, что обращаться следует скорее к земле, чем к небу. - А почему интересно тебя нет на моих похоронах? Ведь ты так хотел отправить меня в лучший мир!
   - Может, я наблюдаю со стороны, - раздался спокойный голос за моей спиной. Я резко развернулась. Он тоже был в черной одежде и с зонтом, а взгляд его был обращен туда же, куда и всех - на мою могилу.
   - Ублюдок! - я ударила его по плечу со всей силы, но он даже не покачнулся. Взбесившись еще больше, я попробовала отобрать у него зонт. - Дай, мне он нужнее.
   Когда зонт оказался у меня в руках, я злорадно ухмыльнулась, но на Кортеса не упала ни одна капля, поскольку дождь тут же прекратился. Я отшвырнула теперь уже ненужную вещь подальше.
   - Прочувствуй обстановку, - он с шумом вдохнул воздух. - Правда завораживает?
   - Нет, - резко ответила я. Он посмотрел на меня.
   - Радуйся. Не каждому выпадает честь побывать на собственных похоронах, увидеть, как убиваются твои друзья, с которыми ты никогда уже не будешь вместе.
   - Я с радостью поприсутствую на твоих похоронах и даже спляшу на твоей могиле, - выпалила я. - Отправь меня обратно, в реальность. На сегодня с меня хватит.
   - К сожалению, твоей мечте не суждено сбыться. Я буду жить на земле очень долго, в отличие от тебя. Твой жизненный путь очень короток, поэтому начинай привыкать к тому, что тебе осталось недолго.
   - И кто же меня убьет? Ты?!
   - Посмотрим, время покажет, Диана. Меня еще одолевают сомнения по поводу того, как мне с тобой поступить. Разделаться с тобой быстро или помучить?
   - Да я вперед с тобой разделаюсь. И, поверь, меня не будут мучить сомнения.
   - Охотно верю, Диана, - улыбнулся он.
   - Тогда, может, сдашься? - спросила я, так, на всякий случай.
   - Нет, - он отрицательно покачал головой. - Я люблю, когда жертва борется со своей участью. Поверь, мне никогда еще не было так весело.
   - Сукин сын, - вырвалось у меня. - Я тебе не какое-нибудь животное, чтобы вести на меня охоту.
   Кортес поморщился.
   - Не ругайся, пожалуйста, мне это так не нравится.
   - Ах, не нравится?! - накинулась я на него. - Да ты...
   Мой рот перестал открываться, будто его заклеили. Мне оставалось лишь отчаянно махать руками.
   - Вот, так лучше, - ухмыльнулся Кортес, за что получил от меня еще один удар в плечо. Ха, на этот раз покачнулся! - Ну, что? Готова к дальнейшим приключениям?
   Я почувствовала, что снова могу говорить, чем не преминула воспользоваться.
   - Да иди ты к черту!
   - Был бы рад, но у меня еще здесь дела, - он обнажил ряд белоснежных зубов. - Тебе пора, Диана. Время на исходе, а нам еще так много надо успеть.
   Его хищная улыбка была последним, что я видела в этой фантазии Кортеса. Кладбище пропало, пропали и мои друзья, которые были вне себя от горя. Жаль, конечно, что попрощаться со мною пришло так мало человек, но я никогда не пользовалась популярностью среди ангелов нашей фирмы, некоторые даже не знали о моем существовании и уж тем более не пошли на мои похороны. Да и не слишком-то это надо. У меня есть самые близкие люди и мне их вполне хватает. Искренние ли чувства были на лицах моих друзей или это просто выдумка Кортеса? Не знаю, но надеюсь, что именно так они бы повели себя на моих похоронах. Черт, Кортес прав в том, что не всем удается побывать при жизни на своих похоронах. Я не забуду этот момент.
   А фотографию я все-таки приготовлю заранее...
  

26.

   Продолжения не последовало. Кто-то усиленно тряс меня за плечо, возвращая в мир реальности. Пробуждение давалось трудно: сон тянул меня назад, не давая возможности вырваться из его пут. Во многом способствовал этому и Кортес, не готовый к столь быстрому моему уходу из его буйных фантазий. Он не успел поведать мне всего того, что запланировал на сегодня, и это его глубоко задевало. Он привык быть Повелителем и Господином.
   Когда я с трудом наконец-таки открыла глаза, то увидела перед собой лицо Дэниела.
   - Который час? - зевнув, поинтересовалась я, одновременно протирая глаза.
   - Пять минут первого, - отозвался Дэниел. Что-то в его голосе насторожило меня.
   - Ты хорошо себя чувствуешь? Вид у тебя не очень.
   Несмотря на то, что день только начинался, Дэниел уже выглядел измотанным, а таким бледным я еще никогда его не видела.
   - Ощущение такое, будто машиной переехало, - попытался улыбнуться он, но вышло это как-то вяло и неестественно.
   Я приподнялась и потрогала его лоб. Холодный, просто ледяной. От неожиданности я одернула руку.
   - Тебе не холодно? - спросила я. В ответ он удивленно посмотрел на меня. - Просто ты такой холодный...
   - Да? - рассеянно спросил он. - В последнее время со мной такое часто случается.
   - К врачу не обращался?
   - Не до этого сейчас, - отмахнулся Дэниел. - Наверное, это из-за сильной жары.
   - Возможно, - согласилась я, хотя внутреннее чутье мне подсказывало, что все не так просто, как кажется. Но, Дэниел прав, сейчас нет на это времени, нужно найти того, кто подставил меня, и узнать, как все это было проделано. Предстоит большая работа.
   - Что удалось узнать?
   - Кортес не сказал напрямую, что звонок Инги - его рук дело, но дал это понять своими намеками.
   - Больше ничего?
   Я покачала головой. Конечно, от встречи я ожидала большего, надеялась, что смогу вытянуть хоть какую-нибудь информацию из Кортеса, но он пресек все мои попытки в корне. Ясно одно - он хочет повесить на меня убийство Стивена Кольмена, очернить меня, показать, что я ничем не лучше, чем он. И ему это пока удается.
   - До самолета осталось примерно два часа, нужно поторопиться. Надеюсь, билеты у них еще остались, - я поднялась и потянула поочередно все группы мышц на руках и ногах.
   - Я уже заказал, - отозвался Дэниел.
   - Ты что сделал?
   - Заказал билеты, - невозмутимо повторил он.
   - Ты хочешь сказать, что летишь со мной? - я не верила своим ушам.
   - Ты против?
   - Нет, но зачем тебе это нужно? - моему удивлению не было предела. - Это мое дело и мне в нем разбираться, тебе незачем подвергать себя ненужному риску. А что если тебя возьмут как соучастника?
   - Не говори ерунды. Тебе не помешает лишняя голова, если ты собираешься разобраться во всем этом. Обвинение в убийстве и уж тем более ангела - это не шуточное дело. Тем более я должен...
   - Нет, Дэниел, ты ничего не должен, запомни это. Я не сделала ничего такого, чтобы ты был у меня в долгу.
   - Ты - мой друг и если я не помогу тебе, то потом буду всю оставшуюся жизнь корить себя. Позволь мне хотя бы постараться.
   - Хорошо, - кивнула я. - Но это окажется намного труднее, чем ты думаешь. Кортес затеял против меня серьезную игру и не сдастся без боя. Возможно, на меня наденут наручники прямо в терминале аэропорта, поэтому подумай, на что идешь. Если ты окажешься рядом, то подозрение может пасть и на тебя.
   - Я знаю.
   - Тогда тебе еще нужно успеть собрать вещи, - прежде чем покинуть комнату я остановилась и посмотрела на Дэниела. Слова давались с трудом, но мне нужно было это сказать. - Дэниел, извини меня за те слова, я не должна была этого говорить. Знай, что ты много значишь для меня, и я не прощу себя, если с тобой что-то случится.
   - Я знаю, - тихо ответил он, когда двери за моей спиной закрылись. - Я знаю.
  
   Неужели у меня повернулся язык сказать это? Наверное, я на самом деле схожу с ума, благодаря стараниям Кортеса. Еще пару сеансов его "психотерапии" и меня точно придется нарядить в смирительную рубашку и упрятать в обитую войлоком комнату, только на этот раз уже без зеркала, дабы я не смогла причинить вреда самой себе. Смешно. И я молюсь, чтобы этого не произошло на самом деле.
   - Привет, - произнесла я, после прослушивания ряда гудков. - Как успехи?
   - Что-то мне не дает сказать, что я рад тебя слышать, - отозвался Эван.
   - Все так плохо?
   - Не то слово, все ужасно, - признался мой друг. - Запись на пленке с камеры слежения оказалась подлинной и на ней твое лицо, а также весь процесс убийства.
   - А свидетели?
   - Помимо охранника нашелся еще один человек, который видел тебя в здании фирмы в день убийства. Это Кларисса Бонд из отдела мониторинга. Она видела тебя мельком и издалека, сказала, что ты быстро шла, будто куда-то торопилась.
   - Черт, почему она не остановила меня, - выдохнула я и тут же поправила: - ту, которая выдавала себя за меня.
   - Я подкидывал эту версию полиции, но они считают, что я просто хочу выгородить тебя. Сказали, что я могу попасть под статью как сообщник. Вообще, я заметил, что они крайне негативно относятся ко всему, что не вписывается в их познания о мире. Они не находят разности между нами, демонами, эльфами и прочими нелюдями, мы для них одинаковы.
   - Кто бы сомневался, - фыркнула я. - Скажи мне тогда, зачем мы охраняем их жизнь от нападок демонов? Пусть выкручиваются сами, как могут.
   - Предназначение, Диана. Это наше предназначение.
   - Это наше наказание, - вздохнула я. - Так, ты говоришь, у них руки чешутся меня отправить за решетку?
   - Ага, - согласился он. - Эти олухи даже не стали подробно исследовать место преступления, ограничившись осмотром тела и опросом свидетелей. Они уже сфабриковали дело.
   Его слова добили меня вконец. Надежда угасала все быстрее и быстрее. И никто, кроме меня и моих друзей не верил в мою невиновность.
   - Значит, ничего нельзя сделать? - упавшим голосом спросила я.
   - Эй, разве я это сказал? - возмутился Эван. - Когда ты прилетишь?
   - Самолет вылетает через два часа, я буду дома где-то часов в восемь вечера.
   - Как прилетишь, сразу позвони, мы с Линдой подъедем. И не раскисай, слышишь? Все в наших руках.
   - Заметано, - улыбнулась я. - Эван?
   - Да?
   - Я прилечу не одна, Дэниел тоже изъявил желание помочь нам в поисках убийцы.
   Наступившее молчание, казалось, длилось целое столетие.
   - Что ж, это тебе решать, - тон его стал холоднее. Хотя, я и не надеялась, что эта идея придется Эвану по душе. Эван не доверял Дэниелу, поскольку он многого не знал о моем друге, как, впрочем, и я сама. Но, как правильно заметил Эван, это мое дело и решать мне.
   - Спасибо тебе, Эван, - отозвалась я.
   - Пока не за что, - ответил он и отключился.
  

27.

   Нервная дрожь напала на меня, как только мы начали взлетать. Но это была не боязнь полетов или высоты и не страх перед возможным крушением. Меня пугало то, что я увижу в глазах моих коллег, тех людей, с которыми я проработала столько лет и делила радости и невзгоды. Теперь я для них была убийцей, причем доказательство этому, а именно пленку, я думаю, видели все. Если уж мои друзья мне не сразу поверили, то что говорить об остальных ангелах? Их презрение и ненависть будет испепеляющей. А жена Стивена и его маленький ребенок? Что будет с ними? Будь на месте миссис Кольмен, я бы сделала все, чтобы упрятать убийцу своего мужа на веки вечные в тюрьму.
   - Что с тобой? - встревожился Дэниел, помогая мне расстегнуть ремень, видя, что самой мне это не удается сделать из-за мелко трясущихся рук.
   - Все нормально, - я отвернулась к иллюминатору, чтобы он не смог увидеть мое лицо, на котором отразился весь букет моих переживаний. Я не хотела, чтобы Дэниел видел меня в таком состоянии. Камень не должен плакать.
   - Не переживай, нам удастся выпутаться из этого, - он успокаивающе положил мне ладонь на колени. - Мы знаем, что ты невиновна.
   - Этого мало, Дэниел. Невиновные тоже сидят в тюрьмах и в больницах для душевнобольных. Чем я лучше них?
   Сразу же вспомнились белые стены, обитые войлоком, и "добрый" санитар. Нет уж, лучше податься в бегство, чем сидеть в этих стенах, наедине с собой. Черт, кажется, Кортесу все-таки удалось пошатнуть мои нервы.
   - Ты - ангел, Диана.
   Эти слова были произнесены так, будто это обстоятельство все объясняло.
   - Хм, интересно, мне как ангелу положена отдельная камера в тюрьме? - сказала я и истерически засмеялась.
   - Не могли бы вы принести воды? - обратился Дэниел к стюардессе.
   - Да, конечно, - ответила она, и через пару минут в моих руках был стакан с минеральной водой. Лопающиеся пузырьки обжигали горло, я залпом выпила содержимое стакана, но лучше себя не почувствовала.
   - Расскажи, чем ты занимаешься, где работаешь, - предложила я Дэниелу. - Твой рабочий стол был завален книгами различной тематики, вот мне и стало интересно, над чем же ты сейчас работаешь.
   Насколько я успела узнать, Дэниел не любит говорить о себе, вот только не знаю почему. Судя по выражению его лица, и сейчас он был не в восторге от предложенной мною темы разговора, но поскольку видеть мое расстройство и переживание было для него хуже, он пошел мне навстречу.
   - Я - консультант. Помогаю людям решать их проблемы.
   - Какого плана проблемы?
   - Разного, - пожал плечами Дэниел.
   - Но зачем тебе это нужно? - удивилась я. Его брови выгнулись дугой в недоумении. - Нет, я не то имела в виду. Я понимаю, что ты хочешь помогать людям, но почему бы тебе не работать в фирме похожей на нашу. Ведь их не так уж и мало, да на крайний случай мог бы устроиться и к нам.
   - Нет, - отрезал он, и в голосе его проблеснула ничем не прикрытая сталь.
   - Но почему?
   - Я не хочу об этом говорить.
   - Неприятные воспоминания? - предположила я. Дэниел кивнул и, взяв газету, принялся листать ее, шурша страницами.
   - Извини, я не хотела.
   Но это были лишь слова. На самом деле мне хотелось узнать, что же послужило причиной того, что Дэниел наперекор своей ангельской сути решил держаться подальше от подобных нам. Он презирает свою силу? Или же кто-то из его возможных коллег крупно насолил ему несколько лет назад и рана еще не затянулась?
   - Почему тогда ты согласился в прошлом году приехать в нашу фирму и помогать нам в решении возникших проблем?
   Молчание.
   - Ладно, проехали. Не хочешь говорить - не надо.
   У меня и без того была куча проблем, которые требовали срочного решения. Мне до сих пор кажется, что это всего лишь сон, ведь я ничего плохого никому не сделала, никого не убивала и поэтому сидеть в тюрьме я не собираюсь. Виновные должны получить свое. Эльфы, Совет Ангелов, коллеги - никто не верит в мою невиновность, и я пока ничего не могу сделать, чтобы их переубедить. Это не удается даже Эвану, хотя он занимает очень даже высокое положение и на коротком поводке с Советом Ангелов.
   - О боже, - выдохнул Дэниел.
   - Что такое?
   - Смотри, - он протянул мне газету.
   "Кровавая жатва. Ангел-убийца разгуливает на свободе" - гласил заголовок, крупные красные буквы сами бросались в глаза.
   - Ты читай, читай.
   "На днях наш тихий городок потрясло кровавое убийство в одном из специализированных заведений ангелов штата. Прямо в здании фирмы посреди рабочего дня был найден убитым в своем кабинете Стивен Кольмен - добропорядочный гражданин и семьянин, счастливый отец". Дальше шли самые хорошие слова о Стивене, которые только можно было придумать. Да, что скрывать, Стивен на самом деле был самым прекрасным человеком на свете, никогда не отказывал в просьбе помочь. Не удивительно, что для своих черных целей Кортес выбрал именно его. "Мистер Кольмен стал жертвой своей коллеги Дианы Фишер, нестабильное состояние которой наблюдали все сотрудники фирмы. Не раз ей предлагали обратиться к специалисту, но мисс Фишер оказывала всяческое сопротивление".
   - Что ни несут?! Откуда они вообще это взяли?! - взорвалась я.
   - Ты читай дальше.
   "Находясь в психически нестабильном состоянии, мисс Фишер даже не заметила, что все ее жуткие действия фиксируются на установленную в кабинете камеру слежения. Но, несмотря на прямые доказательства ее виновности, мисс Фишер до сих пор находится на свободе. Власти по непонятной причине бездействуют. Сколько невинных человек они тем самым подвергают опасности? Сколько еще должно умереть, чтобы убийца понесла наказание?" Статья завершалась претензиями к городским властям и властям штата. Но самым страшным было то, что посреди всего этого безобразия находилась моя фотография, причем не лучшая. Они специально выбрали ту, на которой я выглядела злобной и агрессивной.
   - Как они могли такое напечатать? - возмутилась я, сминая страницу со своей фотографией в комок. - Ведь это читают люди.
   - На это они и рассчитывают, - кивнул Дэниел. - Помни, что для них убийца - ты и никто другой. Это мы с тобой, да Эван с Линдой знают, что ты не виновна.
   - Думаешь, это тоже дело рук Кортеса?
   - Ничего нельзя исключать, но я думаю, что это просто утечка информации. Не каждый день совершают такие кровавые убийства. Там написано, что весь пол был залит кровью.
   - Ничего подобного, там было не так уж много крови, - не подумав, выпалила я. Глаза Дэниела округлились. - Я видела это. Видела во сне.
   - Ты уверена? - его взгляд мог бы прожечь дырку в моей душе.
   - Опять ты начинаешь?! - снова мы вернулись к тому, откуда начали.
   - Ты на моем месте тоже бы удивилась. Откуда тебе знать, сколько крови было на месте происшествия, если ты там не была?
   - Согласна, это странно, - сказала я и кивнула на пачку других газет. - Как думаешь, в них тоже об этом написано?
   - Не знаю, - пробурчал он, возвращаясь к чтению прессы.
   Я в очередной раз удивилась тому, с какой скоростью разносятся слухи и какими нелепостями они успевают обрасти. Не удивлюсь, если о моем прилете уже прознали все газеты, и в аэропорту меня будет встречать ватага корреспондентов, желающих взять интервью у "падшего ангела", "кровавого ангела" и тому подобному, как они меня называют в своих изданиях.
   Голова закружилась так, будто мне не хватало кислорода, в горле запершило. Так, спокойствие и только спокойствие. Я поднялась, придерживаясь, чтобы не упасть.
   - Тебе плохо? Ты не очень хорошо выглядишь, - взволновался Дэниел.
   - Сейчас пройдет, - заверила его я и поспешила к туалету. На мое счастье очереди не оказалось.
   Я закрыла за собой дверь и оперлась на раковину, вглядываясь в свое отражение. На меня смотрело испуганное существо: зрачки расширенные, лицо приобрело меловую бледность.
   Лишь после того, как я ополоснула лицо и прополоскала горло, мне стало немного легче. Мир перестал кружиться. Усевшись на крышку унитаза, я задумалась.
   Из всего произошедшего можно сделать вывод, что эту поездку в Мемфис мне обеспечил Кортес, тем самым выставив меня как пытавшуюся сбежать преступницу. Звонок Инги, которой на самом деле и не существует, сыграл свою роль просто великолепно и я как последняя дура поверила в эти слезливые россказни о помешательстве Дэниела. Кортес знал, что я не брошу своего друга и прилечу по первому зову, и он не прогадал.
   Эван говорит, что полиция даже не пытается разобраться в этом деле, считая, что и так уже все понятно: убийца известен, орудие убийства найдено. Может, если бы я была обычным человеком, то дело обстояло бы иначе, поскольку для них мы просто нелюди, причем не имеет значения хороший ты или плохой.
   Ясно, что Кортес не остановится, пока не закончит начатое и не посадит меня за решетку. Я уже представляю его злорадно ухмыляющуюся физиономию, когда он увидит, что на меня одевают наручники. Он добьется того, что хочет, если только я не вмешаюсь в его планы. А я уж точно не буду пускать это дело на самотек. Но, встает другой вопрос: "Что я смогу сделать, чтобы развенчать обвинения в мой адрес?" Свидетелей, кроме моего кота, у меня нет. Наоборот, есть те, кто видел меня в то время в здании фирмы, причем таких людей не меньше двух. С чего начинать наше расследование? Опрос свидетелей вряд ли принесет какие-то доказательства моей невиновности, поскольку все они уверены, что видели меня, а не кого-либо другого. Камеры слежения дадут такой же результат. Хотя, есть вероятность, что я замечу какие-нибудь несоответствия между тем, кто на экране, и собой. Походка, повадки, одежда, возможно, подскажут, где искать настоящего убийцу. Есть еще один выход - попытаться разузнать об этом у Кортеса. Видно, что он испытывает ко мне какие-то еще чувства помимо ненависти и жажды мести. Примером тому - его попытка поцеловать меня. Что означали его слова "вы с ней так похожи"? Значит, на самом деле существует человек, который очень похож на меня и который совершил преступление, что радует, поскольку фантома в камеру не посадишь. Что ж, нужно найти этого человека самим или, на крайний случай, узнать это у Кортеса. А поскольку просто так от него признания не добиться, придется пойти ему на встречу и, притворившись, ответить взаимностью, как бы противно я при этом себя не чувствовала. Но, если это мне поможет хоть немного, то я готова. Как известно, выбор есть всегда, но, главное, чтобы выбранный путь не завел меня еще глубже в эту историю.
  

28.

   Из дневника А.Ф.:
   "Кортес сказал, что она прилетает сегодня. Значит, пришло время еще одного задания. Надеюсь, что после его свершения, он полностью поверит в то, что я на все готова ради него. И никто не помешает мне быть счастливой.
   Утечка информации в газеты дала больший результат, чем мы рассчитывали. Теперь Диана известна как ополоумевший ангел, учинивший над одним из своих кровавую расправу. Это поможет ополчить против нее всех, кто до этого еще сомневался. "Ангел с чистой душой". Ага, как же. Если вспомнить некоторые события из ее биографии, то так ее уже точно не назовешь. Да и совершенное ею убийство прошлой осенью лишний раз говорит о том, что ее душа не так светла и безупречна, как покажется некоторым на первый взгляд.
   Демоница сказала, что если бы не принадлежность ее к светлым, то из Дианы получился бы неплохой демон. Лишь дура могла отказаться от таких сил, которые свалились ей на голову. Ведь в ее руках мог быть весь мир, но она доверилась своим предрассудкам и пошла на попятную. Не скажу, что я этому не рада. Если бы не это происшествие, то я бы никогда не встретила Кортеса и не получила свою долю счастья. Что ж, все что происходит - к лучшему.
   Мне нужно подготовиться, прорепетировать в очередной раз, чтобы не допустить никакой оплошности. Если это произойдет - то не видать мне доверия Кортеса. А мне оно нужно и я его обязательно добьюсь".
  

29.

   - Папарацци не видно и это уже хорошо, - сообщила я Дэниелу, когда мы покинули терминал аэропорта.
   - Не радуйся раньше времени, - отозвался мой спутник и, надев мне на голову кепку, пояснил: - Для конспирации.
   - А черных очков для полного комплекта не найдется? - съехидничала я, но, увидев его обиженное лицо, поспешила добавить: - Извини, ты прав. Мне лучше не светиться лишний раз и не привлекать внимания. Спасибо.
   Я сжала его руку. Мне нужна была поддержка, и я была безгранично рада тому, что Дэниел вызвался мне ее оказать. Одной не выжить в этом мире, поскольку он таит множество опасностей и то, что не заметишь ты, возможно, заметит твой друг.
   В такси мы ехали молча, погрузившись в свои собственные мысли. Радовало еще то, что Дэниел перестал копаться в моей голове, будоража воспоминания, которые я хотела бы скрыть от посторонних. Соглашусь с тем фактом, что передача мыслей довольно удобная форма разговора, но на данный момент в этом не было необходимости. Да и я теперь не имею такой возможности, причем ни капли не сожалею. Лучше оставаться самой собой, чем постепенно губить свою душу и постоянно ждать нападок со стороны нелюдей, пытающихся заполучить твою силу. Хватит, уже познала на себе "прелести" высокого положения.
   - Привет. Я в городе, - сказала я, когда услышала голос Эвана.
   - Не могу сейчас говорить, - сухо ответил мой друг. - Поговорим позже.
   - Хорошо.
   Послышались короткие гудки. Я вздохнула и набрала номер Линды, но той не оказалось дома. Что ж, не особо-то они меня и ждут. А я надеялась на красочные транспаранты "С возвращением домой!" и утешения с их стороны.
   Таксист подозрительно на меня посмотрел, когда я протянула ему заслуженные деньги. И в его глазах зажегся недобрый огонек, который мог говорить лишь об одном - он признал во мне страшного преступника, который благодаря халатности полиции до сих пор бродит по улицам, подвергая опасности каждого прохожего.
   Натянув кепку посильнее на глаза, я захлопнула дверцу такси, и посмотрела на Дэниела. Тот лишь кивнул. Черт, не хватало еще, чтобы каждый встречный смотрел на меня как на безжалостное чудовище. Чуть ли не бегом я преодолела расстояние до подъезда и пулей влетела на свой этаж, позволив себе передышку уже возле своей квартиры.
   Ключи лежали где-то в сумочке, поэтому пришлось перерыть все ее содержимое, прежде чем они нашлись. Пальцы коснулись чего-то холодного, и на мое обозрение предстал золотой перстень, о существовании которого я напрочь забыла.
   - Что это? - раздался мужской голос радом с моим ухом, от неожиданности я вздрогнула и сжала руку.
   - Перстень.
   - Это я вижу, - хмыкнул Дэниел. - И чей же он?
   - Не знаю, - честно ответила я.
   - Как это не знаешь?
   - Мне принес его ворон.
   - Кто?!
   Я повернулась и посмотрела на Дэниела, пытаясь угадать, что он думает, хотя и так подозревала.
   - Не сочти меня сумасшедшей, но вот уже несколько дней меня преследует ворон. Именно он принес мне этот перстень.
   - И часто ты его видишь? - странно прищурил глаза Дэниел.
   - Примерно раза три, а что? - ощерилась я, готовая отстаивать свое стабильное психическое состояние. Ну, может, и не совсем стабильное. Но Дэниел не обвинил меня в помешательстве, как сделала Линда. По крайней мере, мне он ничего не сказал.
   - Да так, просто спросил, - пожал плечами он. - Двери откроешь?
   - Сейчас, - бросила я и еще раз посмотрела на перстень, будто это мне что-то бы дало.
   На лестнице послышались неторопливые шаги, и вскоре показалась фигура моей соседки сверху, человека, который был для меня кем-то вроде родной тетушки. Увидев меня, миссис Стюарт замерла, ее глаза округлились, а рука вжалась в периллу.
   - Добрый день, миссис Стюарт, - лучезарно улыбаясь, поздоровалась я.
   Анабель перевела взгляд с меня на Дэниела, затем снова на меня, после чего что-то прошептала и, не обращая на нас больше никакого внимания, поспешила в свою квартиру с такой прытью, будто за ней гналась тысяча чертей.
   - И она туда же, - буркнула я, открывая дверь в квартиру и пропуская Дэниела с моим чемоданом в руках, который он как истинный джентльмен вызвался нести до самой двери.
   - Для нее ты теперь преступница, - пояснил Дэниел.
   - Я относилась к ней как к родственнице. Как она могла?!
   - Я уверен, про тебя трубили не только газеты, но и телевидение. Не мудрено, что старушка поверила в то, что ты и есть та, кто повинен в смерти Стивена Кольмена, тем более у полиции имеются улики.
   - Ну, это мы еще проверим, какие улики у них имеются, - пообещала я и в изнеможении плюхнулась на кровать. - Горячая ванна и мягкая кровать - это все, что мне сейчас нужно.
   Дэниел поставил чемодан возле кровати, а сам расположился в кресле, закинув ногу на ногу.
   - Не время отдыхать. Насколько я понял, Эван выпросил у Совета только три дня, из которых почти два уже прошли. Так?
   - Так, - вздохнула я.
   - Полтора дня - не слишком большой срок. Нужно действовать немедля.
   - Но какой от меня будет прок, если я буду еле держаться на ногах?
   - Убойная доза кофе - и ты в прекрасной форме, - сказал Дэниел, но, увидев, как меняется мое лицо, тут же поинтересовался: - Что-то не так?
   - Я ненавижу кофе! - в Дэниела полетела мягкая подушка, как нельзя кстати подвернувшаяся под руку. Но, к моему глубочайшему сожалению, снаряд не достиг цели и упал рядом с креслом.
   - Тогда остается единственный вариант, - ухмыльнулся он, поднимаясь. - Холодный душ.
   - Нет, нет, - я вскочила и поправила одежду. - Я и так уже бодра, как никогда. Спасибо.
   - Всегда рад помочь, - улыбнулся Дэниел в ответ на мое кислое выражение лица и направился на кухню. - А я вот с удовольствием выпью чашечку капуччино. Надеюсь, ты держишь его для гостей?
   - Гости здесь редко появляются, - ответила я, вытаскивая вещи из чемодана и складывая их на кровать.
   - Отчего же? - раздался голос Дэниела, заглушаемый звуком хлопающих дверец.
   - Сам прекрасно знаешь. Не ищи, там все равно ничего нет. Я думала, что поеду надолго, поэтому не стала запасаться продуктами.
   Дэниел прислонился к дверному косяку и, сложив руки на груди, посмотрел на меня.
   - Предлагаешь нам умереть с голоду? - усмехнулся он. - Хотя, есть еще кошачий корм...
   - Лекс тебе этого не простит, - отозвалась я.
   - Лекс?
   - Твой подарок. Кстати, почему ты подарил мне именно кота, а не что-нибудь другое?
   - Кошки аккумулируют энергию и закрывают прорехи в нашей ауре. Если ты будешь относиться к ним с любовью, то и они отплатят тебе тем же.
   - Жаль это не срабатывает с людьми, - фыркнула я. - А у тебя я что-то не заметила домашних животных.
   - Привычка, - пояснил Дэниел. - У мамы была аллергия на шерсть, поэтому мы никогда не держали ни кошек, ни собак. Даже теперь, когда ее не стало, я не могу позволить себе домашнее животное. Кстати, и где же твой любимец?
   Он перевел разговор в другое русло и это понятно, ему тяжело вспомнить свое прошлое, как и мне бередить свое. Да и сейчас время не самое подходящее для разговора по душам.
   - У Линды, я оставила Лекса у нее. Если получится, то сегодня он уже будет дома, и ты лично сможешь познакомиться с этим "подарком".
   - Жду не дождусь.
   Я разложила свои вещи по полкам, после чего убрала на место чемодан и наконец-то перевела дух.
   - Закончила? - поинтересовался Дэниел, все это время молча наблюдая за моими манипуляциями. - Теперь мы можем серьезно поговорить о том, что будем делать?
   - А до этого мы говорили несерьезно?
   - Не придирайся к словам. Ты понимаешь, о чем я говорю. Нам предстоит большая работа: за полтора дня нам нужно найти настоящего убийцу, иначе...
   - Иначе сяду я, - закончила я за него. - Дэниел, я уже не раз думала об этом. Пойми, мне не больше чем тебе хочется, чтобы меня посадили за то, чего я не совершала.
   - Тогда нужно действовать, а не сидеть сложа руки.
   - Для начала нужно узнать у Эвана и Линды что им удалось разнюхать. А потом уже будем разрабатывать план действий.
   - Так в чем дело? Звони и договаривайся о встрече, - мне не понравился приказной тон Дэниела, но в тоже время я понимала, что все это ради моего же блага.
   - Уже пробовала. Эван занят, а Линды нет дома.
   - Пробуй еще раз, - продолжал напирать Дэниел.
   - Хорошо, - смирилась я и, нашарив в сумке трубку мобильника, извлекла аппарат на свет. На экране высветился один неотвеченный вызов. Ну, наконец-то, хоть кто-то обо мне вспомнил, а то уж я расстраиваться начала. Но номер был мне не знаком. Не успела я еще что-нибудь подумать, как трубка в моих руках ожила и запиликала.
   - Да? - произнесла я, удивленными глазами смотря на Дэниела. Неужели эти газетенки узнали и номер моего сотового?
   - Мисс Фишер? Диана Фишер?
   - Да. Кто это? - я увидела, как Дэниел напрягся, подошел поближе ко мне и склонился над телефоном, пытаясь уловить слова моего собеседника.
   - Ваш друг, мисс Фишер, - голос принадлежал молоденькой девушке.
   - Я вас знаю?
   - Нет, - быстро ответила девушка, - но зато я знаю вас. Мне известно, что вы невиновны в смерти вашего коллеги мистера Кольмена. И у меня есть неопровержимые доказательства.
   У меня непроизвольно вырвался вздох облегчения, и я осела на кровать, прижав трубку посильнее к уху, будто она и была моим спасением. Наконец-то удача сама летит ко мне в руки!
   - Я готова предоставить вам все, что мне удалось разузнать, но... - девушка замолчала.
   - Что но? - поторопила я девушку.
   - Но я нуждаюсь в средствах. Понимаете, я не так хорошо живу, как хотелось бы, а вы, я знаю, имеете очень хорошие заработки.
   - Я дам вам столько, сколько захотите, - заверила я ее. - Мне очень нужна эта информация. Понимаете? Очень!
   - Конечно же я вас понимаю, - отозвалась девушка. - Кому охота быть наказанным за то, чего не совершал? Думаю, для вас нужная мне сумма не покажется слишком большой.
   - Сколько? - выдохнула я, надеясь, что девушка все-таки будет мыслить разумно.
   - Я не могу сразу назвать вам ее. Думаю, нам нужно встретиться и все хорошенько обсудить.
   - Где?
   - Я скажу вам адрес, но вы должны мне пообещать, что приедете одна, - прошелестел голос.
   - Почему? - мое удивление было искренним.
   - Я знаю, кто открыл на вас охоту и не хочу попадать под перекрестный огонь. О нашей встрече никто не должен знать. Либо вы приедете одна, либо доступная мне информация никогда не станет достоянием гласности. Решайте.
   А что здесь было решать? Конечно же я выполню все капризы этой незнакомки ради получения доказательств моей невиновности. Другого выхода у меня нет. Да и не упущу я птицу удачи, раз уж она сама попалась мне в руки.
   - Я согласна на ваши условия. Где и когда?
   - Через час на пересечении Шоу Стрит и Мэннинг Авеню возле фонтана. Вы знаете, где это?
   - Да, я найду.
   - Жду вас ровно через час. Если вы не появитесь, то потом будете всю жизнь об этом жалеть.
   - Не сомневайтесь, я приеду, - пообещала я, в трубке послышались короткие гудки.
   Дэниел слышал весь разговор от начала до конца и теперь усердно размышлял над тем, что нам удалось узнать.
   - Вот видишь, все само идет к нам в руки! - от души улыбнулась я, и закружилась на месте от нахлынувшей радости.
   - Ты торопишь события, - Дэниел, по всей видимости, не разделял моего воодушевления. - Что-то мне не нравится это все.
   - Ты не веришь в удачу? - поинтересовалась я.
   - Что-то все сильно просто. Нам даже пальцем не пришлось пошевелить.
   - Видимо кто-то там, наверху, - мой палец поднялся в указывающем жесте, - решил, что хватит с меня страданий. Мне нужна была помощь, вот мне ее и оказали. Тем более девушка предоставит мне информацию не за просто так, а за солидную денежную сумму. Хорошо, что я могу себе это позволить.
   Но Дэниел был непоколебим, даже этот факт не произвел на него впечатления.
   - Ты поедешь одна?
   - Конечно же, - кивнула я. - Иначе встреча не состоится.
   - А если это уловка? Что если там будет ожидать группа журналистов, готовых обличить тебя и заставить признаться во всех смертных грехах? Ты об этом подумала?
   Я вздохнула и принялась собирать свою сумочку, не забыв захватить при этом кредитку, чтобы сразу, на месте расплатиться с меркантильной девушкой.
   - Сомневаюсь, чтобы они пошли на такое. Да и не стали бы они требовать денег, - произнесла я. - Дэниел, успокойся, отдохни. Ты и не заметишь, как я вернусь. Зато наши проблемы решатся в считанные минуты, раз и навсегда. Ты не знаешь, как это тяжело, когда твои знакомые косятся и считают тебя преступником. Я безудержно рада, что эта девушка позвонила мне.
   Дэниел состроил кислое выражение лица и уселся в кресле, демонстративно отвернувшись, чтобы не смотреть мне в глаза.
   - Учти, я тебя предупреждал. Эван тоже тебя по головке не погладит.
   - Не кличь беду, Дэниел, - уже без тени улыбки я посмотрела на своего друга. - Если у тебя есть какие-то факты, то предъявляй, а если только подозрения, то держи их при себе. Поверь, хуже чем сейчас уже не будет. Я и так нахожусь на грани нервного срыва, не надо добавлять мне проблем.
   - Это я тебе их добавляю?! - возмутился Дэниел. - Я лишь хочу тебя предостеречь от опрометчивых поступков!
   - Ты меня предупредил. Я поняла. Давай на этом закончим наш разговор. Если тебе есть что еще сказать - говори, - Дэниел молчал. - Отлично, тогда поговорим, когда я вернусь.
   Поскольку до назначенной встречи было еще время, я решила освежиться. Выйдя из ванной комнаты, я не была удивлена, увидев, что Дэниела нет. Он был зол и обижен на меня. Но за что? Разве я не права? Народная пословица гласит "Куй железо, пока горячо". Раз доказательства моей невиновности сами стремятся ко мне в руки, то почему нужно отворачиваться и делать вид, что ничего не происходит? Признаюсь, я не особо азартная девушка, но ради собственного благополучия я готова рискнуть чем угодно. Это же не Дэниелу придется слушать клевету в свой адрес и просиживать пол жизни за решеткой. Я бы посмотрела, как бы он поступил, будь на моем месте. Не сомневаюсь, что точно так же. Так что пусть пообижается, от него не убудет. А когда я приеду с бесценной информацией, он поймет, что был неправ и попросит прощения. Я не держу на него зла, поскольку знаю, что он беспокоится обо мне, но нужно видеть черту, за которую лучше не переступать. Эту черту нарисовала я и именно мне решать что делать, а чего лучше не совершать.
  

30.

   - Мне кажется или мы уже здесь проезжали? - нахмурилась я, разглядывая окрестности за мутным стеклом автомобиля. Такси я нашла без проблем, даже не пришлось его вызывать, поскольку подходящая машина как раз проезжала мимо моего дома. Я еще раз подумала, что поступила правильно и теперь удача будет постоянной моей спутницей.
   Но сейчас вера в удачу померкла. Мы колесили по городу в поисках названного адреса и находящегося там фонтана вот уже минут двадцать. До встречи оставалось минут пять, не больше.
   Таксистом оказался приятной наружности мужчина средних лет. Пол дороги он внимательно рассматривал меня в зеркало заднего вида так, что я начала беспокоиться и пожалела, что не нацепила кепку, чтобы хоть как-то скрыть свое лицо. "Иностранец", - подумала я, когда у него зазвонил мобильный, и он заговорил на неизвестном мне языке. Разговор был короткий и, судя по повеселевшему лицу водителя, приятный. Его стальные глаза засверкали, будто он сейчас выиграл миллион долларов, не меньше.
   - Не волнуйтесь, мы почти приехали, - изрек мужчина, но сомнения уже начали закрадываться ко мне в душу. И зря. Буквально через несколько минут мы уже были на месте, я заплатила ему заслуженные деньги и, пожелав мне удачи, таксист покатил дальше.
   Там на самом деле оказался фонтан, но, судя по его виду, он уже давно не функционирует. Покрытые ржавчиной трубы некогда пропускали через себя прозрачную водицу, которая струями выбивалась на поверхность и радовала глаз. Но это было давно. Теперь он заброшен и всеми забыт, ведь все когда-то приходит в негодность. То, что так радовало нас вчера, сегодня уже не кажется таким хорошим. Все меняется. Меняются и люди.
   Я прождала незнакомку минут десять, когда поняла, что никто не придет. Может, она сама опаздывает или просто чего-то побоялась? Фонтан находился в закутке домов, я даже удивилась, откуда таксист так хорошо знает этот район.
   Решив, что девушка, возможно, ждет меня где-то поблизости, я решила проинспектировать близлежащую территорию. Да к тому же уже начало смеркаться, а находиться в глухом дворе рядом с заброшенным фонтаном мне не очень-то хотелось. Глупо, конечно, считать, что на меня нападет какой-нибудь маньяк, ведь я теперь сама на кого хочешь нападу с такой известностью, но с инстинктами самосохранения не поспоришь. Поэтому, не долго думая я завернула за угол дома, во дворе которого находилась, и... столкнулась нос к носу со своей машиной. Вне всяких сомнений это была она! Автолюбители, да и просто владельцы машин, меня поймут: свою "крошку" ни с кем не спутаешь. Тем более номера были до боли знакомыми.
   Мой золотисто-песочный джип, который сейчас должен находиться на ремонте, стоит возле какого-то дома! Уж такой наглости от "Автосалона Теда и Барни" я не ожидала! Решили, значит, покататься на моей машине, пока я отсутствую в городе. Ну, это им с рук не сойдет!
   Моему бешенству не было предела, когда я увидела, что машина не заперта и не поставлена на сигнализацию. Мало того, что они эксплуатируют ее в своих нуждах, так еще и элементарно закрыть забыли. Ключи торчали в замке зажигания. Мне еще повезло, что именно я наткнулась на нее, а не какой-нибудь автоугонщик, который бы разобрал мою "малютку" на запчасти.
   На водительском сидении лежал какой-то небольшой сверток. Когда он перекочевал ко мне в руки, совсем близко послышался надрывный рев полицейской машины.
   - Как нельзя кстати, - ухмыльнулась я, представляя лица владельцев автосалона, когда станет известно об их махинациях. Звук мигалки стих, после чего раздался топот нескольких человек. Причем двигались они все в мою сторону. Пока я пыталась понять, что происходит, из-за поворота вывалилась толпа полицейских, которые при виде меня тут же повыхватывали пистолеты и направили их в мою сторону.
   - Руки вверх! Поднимите руки вверх! - заорал один из них, тыча пистолетом в моем направлении.
   Мои руки разжались и взметнулись вверх, ведь с полицией шутки плохи.
   Сверток упал на асфальт и из него, зазвенев, выкатился небольшой, но с острым тонким лезвием, нож. На нем виднелись остатки крови.
   - Диана Дженнифер Фишер, вы обвиняетесь в убийстве Кристиана Бенджамина Гайпа. Вы имеете право на адвоката. Все что вы скажете, может быть использовано против вас.
   Я поняла, что была неправа, когда говорила, что хуже уже не будет. Оказывается, все может быть еще хуже. Если раньше я еще имела возможность выпутаться из всего этого, то сейчас об этом не может быть и речи. На глаза навернулись слезы, но вместе с ними появилась и безудержная ненависть. Я ненавидела того, кто все это подстроил. Я ненавидела Кортеса!
  
   Полицейские были несколько удивлены, когда поняли, что я не собираюсь оказывать сопротивления. На меня мигом нацепили наручники, после чего повторно зачитали мои права, хотя я не видела в этом особой необходимости, и так было все ясно. Меня так долго везли в полицейское отделение, что я умудрилась задремать. Затем меня разбудили и грубо вытолкнули из машины. Я уже плохо понимала, что происходит, не успевая переваривать поступающую информацию.
   - Эй, а ты и вправду ангел? - осторожно поинтересовался один из людей в форме, ведя меня по длинному коридору.
   - Да какой же она ангел?! - заржал его напарник. - Двух людей укокошила и даже не раскаивается!
   Молодой паренек, задавший вопрос, понял, что его коллега прав и больше вопросов не задавал. Я даже не ответила на вопрос, просто молча шла туда, куда меня вели. Мне уже порядком надоело оправдываться перед всеми и настаивать на том, что я не виновна. К чему пытаться что-то доказать, когда вокруг столько недоверия? Если мне не до конца верят друзья и знакомые, которые общались со мной долгое время, то о незнакомых мне людях вообще и речи быть не может.
   Меня подвели к какой-то двери и, постучавшись, втолкали внутрь. Я оказалась в небольшом кабинете, почти все пространство которого занимал массивный стол. Меня усадили на жесткий стул, после чего я оказалась один на один с внимательно рассматривающим меня через стол детективом. Он казался всего лишь на несколько лет старше меня, высокий, со смуглой загорелой кожей, какую мне никогда не иметь. Он молчал, но его темно-карие глаза, казалось, вот-вот прожгут во мне дырку.
   - Вы и есть тот самый "кровавый ангел", о котором трубят все газеты? - наконец изрек он низким голосом, отчего-то сразу напомнив мне Кортеса. Может, дело не только в голосе, но и во внешнем виде? Если бы это был сон, то я могла бы дать руку на отсечение, что передо мной Кортес. Но, к сожалению, время грез прошло и сейчас я в самой настоящей реальности.
   В глазах детектива не было той жестокости и властности, которую излучали глаза Кортеса. Напротив, они были спокойными и заинтересованными.
   - Называйте, как хотите, мне уже все равно. Но учите, я никого не убивала.
   Детектив расхохотался.
   - Знаете, сколько раз на дню мне это говорят? Не проходит и часа, как я слышу эту фразу. Хоть бы один честно признался в содеянном.
   - Мне не в чем признаваться, - еле слышно сказала я, но детектив расслышал.
   - Что ж, попытайтесь меня в этом убедить.
   - Не могу.
   - У вас нет доказательств? - ехидно поинтересовался мужчина. - А вот у меня очень много улик против вас.
   - Я не буду говорить без адвоката, - буркнула я, пытаясь поправить упавшую на лицо прядь.
   - Конечно, вы получите адвоката, но позже. Сейчас мы с вами просто побеседуем. Кстати, меня зовут детектив Райт.
   Он сделал паузу, видимо, надеясь, что я сочту приятным наше знакомство. Зря надеялся.
   - Хорошо, начнем. Где вы были одиннадцатого июля в промежутке между шестью и семью вечера?
   - Дома, конечно, - честно ответила я.
   - У вас есть свидетели? - спросил он, но я даже рта не успела открыть, как он добавил: - Хотя, можете не отвечать, мне и так все известно. У меня более чем достаточно доказательств того, что вы в это время находились в здании "Angel Incorporated". Вы осознавали, что все ваши действия фиксируются на камеру?
   - Я не понимаю, о чем идет речь, - глядя ему в глаза, ответила я, стараясь удержаться и не заорать на детектива. Ведь он не виноват, что добросовестно старается выполнять свою работу.
   - Речь идет о вашей вменяемости. Что ж, - он покрутил в руках авторучку, - если вы не хотите признать свою вину, то вам же хуже. Сказать честно, я надеялся на чистосердечное признание. Вы меня огорчаете, мисс Фишер.
   Уставившись на свои колени, я обдумывала, что сказать детективу, как направить расследование в нужное русло. Наконец, я решилась.
   - Вы же знаете кто я?
   - Конечно, мисс Фишер, - улыбнулся он, сверкнув всеми тридцатью двумя зубами. - Я все о вас знаю.
   - Тогда вы знаете, с чем нам приходится сталкиваться каждый день, - его улыбка несколько померкла, что придало мне смелости и надежды. - В прошлом году я кое-кому сильно насолила, сорвала ему все планы. И вот он вернулся, вернулся, чтобы мне отомстить. И все эти убийства его рук дела.
   Детектив Райт нахмурился и, продолжая вертеть ручку, посмотрел на меня исподлобья. Заинтересованность и немного смущения.
   - О ком вы говорите?
   "Вы же обо мне все знаете", - хотела съязвить я, но сдержалась.
   - Кортес, бывший Темный Повелитель и Хозяин Преисподней.
   Его реакция была довольно-таки интересной: ручка выпала из рук и, прокатившись по столу, свалилась на пол, в глазах засветился испуг, улыбки как не бывало. Увидев, что я за ним наблюдаю, он тут же нацепил на лицо маску безразличия и недоверия. Я только хмыкнула.
   - Вы мне не верите, - констатировала я.
   - Признаюсь, вам удалось на секунду затмить мое сознание, но, повторюсь, против вас имеется куча улик. Кроме того, вас задержали возле дома мистера Гайпа. Можно сказать, flagrante delicto, что с латинского означает...
   - "На месте преступления", - с улыбкой перебила его я. - Не утруждайтесь, я владею латинским языком.
   - Я удивлен, - отозвался детектив Райт. - В наше время мало кто владеет этим языком. А зря.
   Поскольку на латинском я знала всего несколько фраз, то не устала углубляться в эту тему.
   - Я с удовольствием бы обсудила затронутую вами проблему, но думаю, сейчас не время и не место.
   - Вы правы, - сообщил мужчина.
   В дверь постучались и в кабинет, не дождавшись разрешения, буквально ворвался молодой паренек. Определенно, стажер.
   - Детектив Райт, там вас вызывают. Сказали что-то срочное. Говорят, что найдена еще одна жертва Душителя, - задыхаясь, скороговоркой выпалил он и отбросил со лба непокорные рыжие вихры.
   - Хорошо, Дерил. Думаю, с мисс Фишер я уже закончил. Уведи ее, - махнул в мою сторону Райт и, сняв со спинки пиджак, надел его на сверкающую белизной рубашку. Только сейчас я заметила наплечную кобуру.
   Поднявшись, я с иронией отметила, что Дерил намного ниже меня. Паренек смутился, и веснушки на его щеках засверкали с удвоенной силой. В дверях я остановилась и обернулась к детективу.
   - Вы мне так и не ответили. Вы мне не верите?
   Парень попытался протолкнуть меня вперед, но это ему не удалось. Я выжидающе смотрела на детектива.
   - Вы же понимаете, мисс Фишер, - вздохнул Райт, - что мы не можем бороться с тем, о чем даже не догадываемся. Я - человек, а люди с трудом верят во все сверхъестественное, поэтому не ожидайте, что я кинусь проверять вашу версию случившегося. Я не собираюсь гоняться за бесплотными призраками.
   - Они не призраки, они так же реальны, как и вы.
   - Я все сказал, мисс Фишер.
   - Хорошо, - сухо ответила я. - Тогда я сама разберусь в случившемся.
   Детектив с улыбкой посмотрел на меня.
   - И как вы это собираетесь сделать, интересно мне знать? Из тюремной камеры?
   Паренек, все еще пытающийся вытолкать меня из кабинета, заржал. Но одного моего взгляда хватило, чтобы он поперхнулся и затих.
   - Я все сказала, детектив Райт. Magna et veritas, et praevalebit.
   С этими словами я вытолкнула сначала Дерила, застывшего за моей спиной, словно статуя, затем вышла сама, оставив детектива наедине с его совестью. Если он внемлет моим словам, то я расскажу ему все, что известно мне. Если же он останется при своем мнении... Что ж, на этот случай у меня уже имеется план. Без боя я не сдамся. Слышишь, Кортес? Строй баррикады, копай окопы - я иду на тебя войной. Теперь уже по-настоящему, кончились игрушки. Мне уже удалось один раз сорвать твои планы и я не собираюсь останавливаться на достигнутом.
  

31.

   Сказать, что Эван был взбешен - значит, не сказать ничего. Его ярость распространилась по всей комнате, где ему разрешили поговорить со мной с глазу на глаз. Ему не хватало слов, чтобы высказать все, что он обо мне думает, поэтому периодически он большими порциями глотал воздух, словно выброшенная на землю рыба, и всплескивал руками.
   - Это ж надо было так вляпаться! Зачем ты вообще поехала на эту встречу? Да еще одна, не предупредив меня? - вопрошал он, кружась по комнатке.
   - Прекрати, Эван. Я и так уже все уяснила, - поморщилась я. - Иначе тебя сейчас попросят уйти.
   И точно, раздался стук в дверь, и офицер поинтересовался все ли у нас в порядке. Это помогло - Эван немного присмирел и постарался успокоиться.
   - Скажи, Дэниел сильно сердит на меня? - спросила я, заглядывая ему в глаза, когда Эван сел напротив меня.
   - Не меньше меня, - ответил мой друг. - Почему ты не взяла его с собой? Почему никого не предупредила?
   - Эван, у меня у самой есть голова на плечах и я отвечаю за свои действия.
   Эван обреченно вздохнул и поник.
   - Как отреагировал Совет на мой арест?
   - А как ты думаешь? - с ехидством поинтересовался он. - Особенно, если учитывать, что Гайп был одним из его членов? Они просто в восторге.
   Я протянула руку к Эвану и дотронулась до него в успокаивающем жесте.
   - У меня есть план.
   - Какой план, Диана?! - взорвался Эван. - Мне, вообще, сказали не вмешиваться в это, иначе меня отстранят от поста управляющего.
   - Тише! - зашипела я на него, еще не хватало, чтобы последняя надежда на спасение бесследно пропала. - От тебя понадобится всего лишь передать пару строк одной моей знакомой.
   - Кому? - насторожился Эван, инстинктивно пододвигаясь ко мне поближе, чтобы никто не мог услышать того, что я собиралась ему рассказать. Тоже мне, конспиратор нашелся.
   - Лея. Эльфийка. Не знаю, из какого она клана, но я знаю, что она Хранительница. Ее номер был в моем телефоне, но его конфисковали вместе с остальным содержимым сумки. Тебе не составит труда найти ее, именно она освободила Кортеса.
   - Что?! И зачем она тебе понадобилась?
   - Передай, что мне нужна ее помощь. И чем скорее, тем лучше.
   - Что ты придумала? - странно посмотрел на меня Эван, подозревая меня во всех смертных грехах сразу.
   - Я не могу тебе сказать. Просто сообщи Лее, что она мне нужна. Пожалуйста, прошу тебя, это важно.
   Раздался напористый стук в дверь и послышался звук поворачиваемого ключа. Наш разговор закончился и, надеюсь, он был очень плодотворным. Если Эван считает меня своим другом, то сделает то, о чем я его попросила.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сказал Эван, когда на меня надевали наручники. Я кивнула.
   Я тоже надеялась на это. Еще во мне теплилась надежда, что Лея поможет мне, несмотря на то, что остальные эльфы с презрением и ненавистью относятся ко мне, считая меня виновной. А план у меня бы просто грандиозным, учитывая, что я собираюсь совершить побег из тюремной камеры, да еще с эльфийской помощью. Перед глазами предстала ошарашенная физиономия детектива Райта, когда он узнает, что "кровавый ангел" буквально испарился у него из-под носа и снова на свободе. Бедный, это такой удар по его кристальной репутации.
   Пока я обдумывала все тонкости своего побега, меня уже пристроили в одиночную камеру. Грязно, тесно, но, думаю, некоторое время потерпеть я смогу. Только бы Эван поскорей передал мою просьбу Лее, она не откажет мне, ведь в том, что произошло, есть и ее вина.
   А пока у меня есть время, я могу навестить своего очень хорошего знакомого, благо для этого никуда не нужно идти, стоит только уснуть и переступить черту в царство Морфея.
   Я постелила новое постельное белье и даже подумала, что здесь не так страшно, как казалось. Вполне сносные условия жизни. Но все-таки дома лучше. Я улеглась на кровать и, понаблюдав некоторое время за вившим на потолке паутину насекомым, закрыла глаза. Сон пришел не сразу.
   Наверное, Истор был прав, когда говорил, что нас с Кортесом что-то связывает, поскольку я чувствовала его присутствие, как и он - ощущал мое. Только попав в сон, я уже поняла, что не одна. Но, признаюсь, была удивлена, когда поняла, где нахожусь. Обстановка была мне знакома, поскольку я сама выбирала всю мебель исходя из своих вкусов и предпочтений. Я оказалась в своей собственной квартире.
   - Как тебе удалось воспроизвести мою квартиру, если ты здесь никогда не был? - поинтересовалась я у человека (человека ли?), занявшего мое кресло, обивка которого в полной мере соответствовала реальности. Наблюдались даже две широкие царапины, полученные благодаря стараниям Лекса.
   - У меня везде есть глаза и уши, - туманно пояснил он, прикуривая сигару.
   - Здесь нельзя курить, - поморщилась я, проходя мимо Кортеса, чтобы открыть окно. Стоило мне это сделать, как комната наполнилась свежим воздухом. Интересно, как ему удается поддерживать такую иллюзию, а главное ради чего. Неужели все эти представления только ради того, чтобы показать какой он крутой? Сигару он не затушил.
   - Не вижу сверкающей улыбки на твоем лице, ведь ты добился того, чего хотел.
   Он выпустил колечко дыма, и его губ коснулась едва заметная улыбка.
   - Что-то мне подсказывает, что все только начинается. Иначе, где слезы и причитания, просьбы о прощении?
   Я аж поперхнулась от таких откровений.
   - Что?! Прощения?! Думаешь, я опущусь до этого? - хмыкнула я и уселась на кровать, закинув ногу на ногу. Как же приятно оказаться снова дома, пусть даже ненадолго и не по-настоящему.
   - Так ты не жаждешь прощения?
   Меня словно в бездну утягивало каждый раз, когда он заглядывал мне в глаза. Их чернота пугала и очаровывала одновременно.
   - А что ты можешь сделать теперь?
   - Отдать им настоящего убийцу и снять тем самым обвинения с тебя.
   - Так, значит, она существует, - улыбнулась я. - Это не фантом и не призрак. И кто же она?
   Кортес поморщился и, выпустив последнее колечко дыма, избавился от сигары. Она просто растворилась в воздухе. Что ж, и не такое видели. Если он думал, что произведет неизгладимое впечатление, то зря надеялся.
   - Извини, это тайна, - заговорщицким тоном ответил Кортес. Сегодня он был больше обычного похож на простого человека: в синих джинсах и рубашке с каким-то тусклым ненавязчивым рисунком. Волосы он просто зачесал назад, открывая взору широкий лоб.
   - Ну, хотя бы намекни, - я решила продолжить навязываемую мне игру. - Пожалуйста.
   - Я уже говорил, что вы с ней очень похожи?
   Я кивнула, а сердце мое забилось раза в два быстрее. Сейчас он расскажет... Сейчас...
   - На этом ваше сходство не заканчивается. У нее такой же вздорный характер, как и у тебя. А жажда убийства... она у вас в крови.
   - Что?!
   Про характер я еще могла стерпеть, но говорить, что я жажду крови - это уже слишком. Он сам маньяк, каких свет не видал. Но он пропустил мое возмущение мимо ушей.
   - Она думает, что я ее люблю, - засмеялся он. - Представляешь?
   Да уж, вот этого я представить никак не могла. Разве Кортес, само исчадие ада, способно на такое возвышенное чувство как любовь? Очень сомневаюсь.
   - А ты ее не любишь? - наигранно удивилась я. - Кстати, как ее зовут?
   Несмотря на то, что он мыслями был где-то далеко, на уловку он не попался. Вообще, вид у него был какой-то странный. Будто он слегка перебрал.
   - Ага, думаешь, что я проговорюсь, - заметил Кортес. - Нет, рано, партия еще не сыграна. У тебя есть два варианта: либо ты соглашаешься на мои условия и я называю тебе имя убийцы, либо ты остаешься в тюрьме на неопределенный срок.
   Выбор еще тот. Но, кажется, у меня есть еще третий выход, о котором Кортес пока даже не догадывается.
   - А что за условия? - поинтересовалась я.
   Его черные глаза заблестели, как у тех чертят в доме Истора, когда они поняли, что нами можно пообедать.
   - Во-первых, ты переходишь полностью под мое руководство, мне нужны такие помощники как ты.
   - Зачем? - удивление было искренним. - Я стандартный боец, ангел третьего уровня. Что во мне такого?
   - Не тебе это решать, - отрезал он. - У тебя скрытый потенциал, просто ты этого не замечаешь или не хочешь замечать.
   - От этого "скрытого потенциала" я избавилась еще в прошлом году. Может, это тебе нравится поджигать все подряд, а я, если ты еще не успел заметить, - ангел.
   - Не об этом сейчас речь. Во-вторых, ты выполняешь все мои поручения, даже не задумываясь, беспрекословно.
   - Даже поручение о твоем убийстве? - я прищурилась.
   - Поверь, я не прикажу тебе этого, даже не надейся. И вообще не перебивай.
   - В-третьих? - поинтересовалась я, чем заработала недружелюбный взгляд с его стороны.
   - Так ты соглашаешься?
   - Я еще не услышала "в-третьих".
   - Если ты согласишься на все остальное, то согласишься и на это условие, - его издевательская ухмылка уже начинала меня раздражать.
   - А все-таки?
   - Пусть это будет сюрпризом.
   - Я не люблю сюрпризов, - буркнула я, и тут на меня снизошло озарение: - Я хочу увидеть тебя в реальности и убедиться в том, что ты не бесплотный дух. Давай встретимся. Встретимся по-настоящему.
   Его удивленное лицо было мне словно бальзам на душу. Что ж, приятно знать, что я могу его еще чем-то удивить.
   - Что ты задумала? - вмиг посерьезнел Кортес. Ну вот, еще один, и все с одним и тем же вопросом.
   - Я? Ничего. С чего ты взял?
   - Ты, наверное, забыла, что находишься в тюрьме? - с надеждой предположил он. Я отрицательно помотала головой.
   - Скажи где и я прилечу к тебе без всяких проблем. Тюремные стены мне не помеха. Ты же сам сказал, что во мне находится "скрытый потенциал".
   - Ди, - испуганно проговорил он, оглядываясь по сторонам, - это твоих рук дело?
   Сначала я не поняла, о чем он говорит, но потом тоже заметила, что иллюзия рушится словно карточный домик, погребая под своими стенами Кортеса. Он исчезал буквально на глазах.
   - Это не я, - поспешила оправдаться я, вскакивая и подбегая к окну. Но вместо "живописного пейзажа" на заброшенный внутренний дворик, увидела лишь серую пелену, приближающуюся со скоростью товарного поезда. Я инстинктивно отстранилась от окна, но это не помогло. Вся квартира залилась беспроглядным серым туманом, и я проснулась.
   Что произошло? Кто это сделал? Кто разрушил иллюзию Кортеса? Неужели появился кто-то третий? Черт, как же болит моя голова. Я устала уже от всех этих проблем. Почему я? Почему все свалилось именно на меня?
   Тишина была ответом на все мои вопросы. Я по-прежнему лежала на кровати в тюремной камере, и никто не торопился отвечать на мои вопросы. В мозгу всплывали ассоциации с мухой, запутавшейся в липкой паутине, сделанной специально для меня. У нее еще теплится слабая надежда на спасение, но судьба решила иначе. Ее жизненный путь закончился, здесь у нее нет больше никаких дел. Ей остается только ждать, ждать своей участи. Сейчас придет паук и...
  

32.

   У меня было много свободного времени, которое хотелось бы потратить с пользой. Но усталость, да и просто привычка, начала брать свое - глаза начали слипаться. Прождав Лею около часа, я решила, что она не появится. Видимо, Велирон не дал согласие на нашу встречу, либо Эван просто не передал ей мою просьбу. Эльфы никогда не любили ни людей, ни нелюдей. Конечно, куда уж нам до высокопарных эльфов с нашими проблемами и заботами, нашим отношением к окружающей среде и друг к другу. Горестно размышляя о том, чего мне ожидать дальше от этой жизни, я не заметила, как уснула. Кортес больше не нарушал запреты и не лез в мои сны, но от этого они не стали приятнее. Мне снились стаи воронов, кружащих надо мной и оскал двуглавой собаки-мутанта, готовой вот-вот наброситься на меня и перекусить горло одним взмахом своих клыков. С каждым моим вздохом она делала один шаг по направлению ко мне и ее открытые взору клыки не предвещали ничего хорошего. Вздох. Шаг. Вздох. Шаг. Последний вздох и эта тварь впивается мне в руку своими острыми зубами. Режущая боль сковывает меня, ноги подгибаются, и я падаю на залитую кровью землю, чувствуя смрадное дыхание возле своего лица...
   - Да очнешься ты или нет? - раздается рядом чей-то голос.
   Я распахиваю глаза и вижу склонившуюся надо мной морду пса. Хорошо мне успели вовремя закрыть рот рукой, иначе я бы подняла на ноги всю охрану.
   - Ты что? Это же я, Лея.
   И точно, вместо ужасного звериного оскала, я вижу приятное лицо молодой девушки. Остроконечные уши говорят сами за себя.
   - Прости, - я протерла глаза и откинулась на подушку, - страшный сон приснился.
   - Еще бы, - подтвердила Лея, обводя взглядом убранство моей конуры. - В таком месте и не такое увидишь. Ты как?
   - Нормально, жить буду, - безрадостно заключила я, усаживаясь на кровати спиной к стене. - Только если ты поможешь.
   - Чем я могу тебе помочь? - удивилась эльфийка, присаживаясь рядом со мной.
   - Как ты попала сюда?
   - О, это оказалось проще простого, - радостно сообщила она. - Это место не защищено никакой магией. Сюда может попасть любой эльф. Но почему ты спрашиваешь?
   - Я хочу выбраться отсюда, - призналась я. - Причем, с твоей помощью.
   Лея молчала, обдумывая каждое мое слово.
   - Это не так просто как кажется, - задумчиво протянула эльфийка, поправляя невидимую складку на своем платье изумрудного цвета.
   - Ты же сама сказала, что сюда очень легко пробраться.
   - Но это одной, а с человеком...
   - Я не человек, а ангел, - поправила я.
   - Не имеет значения. Это очень трудно сделать, нужно очень много силы.
   - Так ты мне поможешь? - ожидание ее ответа было подобно приговору суда.
   - Я попробую, - тихо проговорила она, и я с воплями кинулась ей на шею. Она явно не ожидала этого и не знала, что предпринять. Лишь неуверенно похлопала меня по плечу.
   Она дала мне надежду, подарила то, в чем я уже разуверилась.
   - Моей силы не хватит. Если Велирон согласится помочь, то мы вытащим тебя отсюда.
   - Конечно, конечно. А ты можешь прямо сейчас с ним связаться?
   - Я сейчас именно это и делаю.
   - Тогда не буду тебе мешать, - согласилась я и, поднявшись, принялась мерить шагами камеру. Мысленно я прокрутила нашу последнюю встречу с Кортесом. Значит, он предоставил мне выбор: либо находиться у него в вечном рабстве и навсегда распрощаться со своей душой, либо гнить в тюрьме, отсиживая срок за несовершенные мною убийства. Интересно, будь Кортес на моем месте, что бы он выбрал? Учитывая его высокомерность, он бы предпочел сидеть в тюрьме или же выбрал что-то третье, как и я. Вернемся к той девушке, что изображает меня. Кто она? Демон, способный менять внешность? Как только выберусь - сразу поговорю с Истором. Он не понаслышке должен знать о таком представителе их расы. Если мне повезет, то я смогу встретиться с новым Темным Повелителем, Себастьяном...
   - Он согласен, - Лея прервала мои размышления. - Велирон согласился оказать тебе помощь.
   Но отчего-то вид эльфийки был не очень радостным.
   - Тебя что-то не устраивает?
   - Все в порядке. Только ему нужно немного времени, чтобы все подготовить.
   Пытать ее я не стала, если захочет - расскажет сама.
   - Отлично, - обрадовалась я.
   - Да, - подтвердила эльфийка. - А пока у нас есть время, я хочу услышать о том, как ты здесь оказалась. Кажется, у тебя был в запасе еще один день.
   Я поняла, что Эван не рассказал ничего из того, что знал. Время потекло быстрее, пока я пересказывала ей все то, что со мной случилось во всех мелочах и подробностях. Когда речь пошла о назначенной мне встрече, Лея лишь покачала головой, предоставив остальное додумывать мне самой. Конечно, все считали меня чокнутой из-за того, что я согласилась на встречу неизвестно с кем, да еще и пошла одна. Если все пройдет гладко, то скоро мне предстоит не очень приятная встреча с Дэниелом, который с большим подозрением относится к жизни нежели я. И, как показывает практика, он был прав, когда говорил, что это может быть обычная ловушка, только вот он не знал какого плана. А все-таки надо отдать должное Кортесу. Надо же было так все обставить: я оказалась в нужном месте, в нужное время, да еще и рядом со своей машиной, на сиденье которой лежало орудие убийства. Как отметил детектив Райт - на месте преступления. И попробуй теперь докажи, что я оказалась здесь чисто случайно. Дэниел может подтвердить, что мне позвонили и назначили встречу, но его показания навряд ли примут к сведению. Да и это не имеет значения. Может, я не дождалась незнакомки, разозлилась и решила на ком-нибудь отыграться? А тут как раз мистер Гайп. Быстренько убив его и засветившись на камере наблюдения (а уж таковая, я уверена, у мистера Гайпа, как члена Совета Ангелов, имеется) я поспешила к своей машине, чтобы побыстрей скрыться с места преступления, где и была задержана нашими доблестными служащими полиции. Ну не бред ли? Интересно, что имел в виду Райт, когда спросил, были ли мои действия осознанными? Определял, псих я или нет? Так надо было напрямую и спрашивать. Я бы их сама всех упрятала в больницу для умалишенных.
   - Пора. Они все подготовили, - сообщила мне Лея, прислушиваясь к недосягаемому для моих ушей звуку. Я напрягла слух, но так ничего и не услышала.
   - Я готова.
   - Давай руку.
   Я протянула Лее руку, и она заключила ее в свою. Ее ладонь была сухой и теплой в отличие от моей - холодной и мокрой. Признаюсь, мне было отчасти страшно и необычно. Не каждый день тебя арестовывают за убийство, и ты сбегаешь оттуда с помощью эльфийской магии. Нужно запомнить этот момент, чтобы потом было что рассказывать своим последователям.
   Комната наполнилась зеленоватым сиянием, отличающимся от ранее мною виденного. Видимо, название ее клана как-то связано с этим цветом. По комнате заметался небольшой теплый ветерок, вороша волосы на моей голове. В воздухе повисло цветочное благоухание, но определить, какими именно цветами пахло, я не смогла. Послышалась тихая переливчатая мелодия, с каждой минутой становящаяся громче. Мир вокруг поплыл, и я закрыла глаза. Хватит с меня неожиданностей и сюрпризов, и так уже плохо отличаю реальность от иллюзий. Тело завибрировало, подстраиваясь под мелодию, и мне стало совсем страшно. Хорошо, что это продолжалось всего несколько секунд, иначе я бы плюнула на все и осталась в камере дожидаться своей участи.
   - Можешь открыть глаза, - раздался голос Леи рядом со мной, руку мою она отпустила и я поняла, что все закончилось. Я на свободе!
   Радоваться я начала слишком рано. Стоило мне открыть глаза, как обнаружила, что около десятка глаз наблюдают за мной. Все внимание было обращено на меня.
   - У них есть условия, - сконфуженно пояснила Лея и тут же скрылась из виду. Я завертелась, пытаясь отыскать ее глазами, но суровый старческий голос прервал мои попытки.
   - Ей не разрешено находиться на нашем собрании, - сказал Велирон, занимающий место во главе стола. В обе стороны от него сидели эльфы, отличающиеся только по возрасту, полу и цвету волос. Выражение их лиц было практически одинаковым - испепеляющая неприязнь ко мне, недоверие и брезгливость. Но им явно что-то нужно от меня, иначе, зачем бы меня сюда пригласили.
   Сесть мне не предложили, видимо, считая это выше своего достоинства. Под их цепкими взглядами я чувствовала себя барашком, которого вот-вот должны пожертвовать какому-нибудь божеству.
   - Ты попросила помощи у нашего народа, - начал вещать Велирон. - Мы выполнили твою просьбу, но, ты же понимаешь, что ничего в этом мире не достается просто так. Во всем существует равновесие.
   - Я понимаю, - без особой радости отозвалась я, - и очень благодарна вам за помощь. Как я могу вас отблагодарить?
   Парочка эльфов начали перешептываться между собой, периодически бросая косые взгляды в мою сторону. В одном из них я признала Хеклуса. В отличие от меня Велирон, казалось, этого не замечал.
   - Нам нужна твоя сила, - сказал Велирон и в зале, где проходили собрания эльфов, повисла тишина.
   О Боже, еще один. Они все сговорились что ли?
   - Я вас не понимаю, - отозвалась я. - У меня нет никакой особой силы, которая могла бы вам пригодиться. У меня всего лишь третий уровень.
   Снова это надоедливое перешептывание. Теперь некоторые смотрели на меня уже с явным презрением, которое четко отпечаталось на их лицах.
   - Но она у тебя была, - констатировал Велирон, обводя негодующим взглядом своих собратьев. Разговоры тут же утихли.
   - Верно, - тут не с чем было поспорить. - Но я от нее избавилась.
   - Ты должна ее вернуть и передать нам.
   А вот это уже интересно. Каким же образом я должна это сделать? Велирон понял, что я в недоумении.
   - Мне известно, что твой друг занимает одну из руководящих должностей в вашем обществе и имеет доступ к Хранилищу Сил.
   - Хранилище Сил? - переспросила я. - Впервые слышу о таком.
   - Поверь, оно существует и является вместилищем больших запасов силы. Та сила, от которой ты избавилась, находится именно там. Нам нужно, чтобы ты доставила ее нам.
   - А почему бы вам самим ее не забрать? Я только что сама стала свидетельницей того, что вы можете. Зачем вам нужна я?
   - Мы не воры, - сквозь зубы прошипел кто-то из приближенных Велирона, а сам старик теперь смотрел на меня со злобой в глазах.
   - Мы не опустимся до воровства. Это ваша раса способна на воровство, предательство и убийство. А мы выше этого. Твое последнее слово?
   Да уж, не способны они на воровство. А что же тогда произошло в прошлом году, когда представители их расы ворвались в квартиру Дэниела и похитили наши амулеты, не заботясь о наносимом вреде? Или это были вынужденные меры?
   Велирон ждал моего ответа. Ждали его и все остальные эльфы. Ждала его и я. Что ответить? Нет, чтобы бескорыстно помочь молодой девушке, попавшей в такую беду, они еще и выгоду хотят извлечь.
   - Я согласна, - вздохнула я, ощущая тяжесть еще одной проблеме, свалившейся мне на голову.
   - Да будет так, - сухо ответил Велирон и больше не обращал на меня никакого внимания. Я сразу стала никому не нужна. Откуда ни возьмись, появилась Лея.
   - Ты согласилась?
   Я кивнула.
   - Не расстраивайся. Все хорошо.
   Мне бы ее оптимизм. Это же не ей придется проникать в это Хранилище Сил и похищать свою собственную силу, от которой она отказалась год назад. И никто меня не принуждал к этому.
   Даже не представляю, как мне выполнить это условие договора с эльфами. Да меня даже на порог этого Хранилища не пустят с моей-то репутацией. А что уж говорить о предоставлении мне силы восьмого уровня? Чтобы я разнесла в щепки весь город или сожгла его напалмом? Может, ну их, этих эльфов, людей, да и ангелов вместе взятых? Перейти спокойно под руководство Кортеса, ведь он мне предлагал, обещал сделать меня своей правой рукой. Тогда он не даст меня в обиду. Отгорожусь от всех своих проблем, за решетку посадят ту, которая виновна, пошлю этих напыщенных эльфов куда подальше и заживу красивой жизнью. А Кортес? А что Кортес? Убить он меня не убьет, даже если я его задания выполнять не буду, иначе я бы давно уже была на том свете. Нет, я нужна ему живой.
   Ладно, у меня будет еще время подумать над его предложением. А сейчас я соскучилась по своему дому.
  

33.

   А вот дома по мне не соскучились. Дэниел, стоило только мне возникнуть из ниоткуда посредине своей комнаты, тут же стал делать вид, что меня не существует. Надутый вид и сдвинутые на переносицу брови говорили сами за себя. Лея, увидев, что между нами что-то происходит, поспешила оставить нас наедине. Поскольку время до прихода Эвана и Линды еще оставалось, я решила, что сейчас самое время для налаживания отношений с Дэниелом.
   - Дэниел?
   Тишина. Отвернувшееся от меня лицо.
   - Дэниел? - я не сдвинулась с места, продолжая стоять у дверного косяка, соединяющего пространство кухни и комнаты.
   - Дэниел, я понимаю, что ты обижен на меня, но всем людям свойственно ошибаться.
   Тишина.
   - Признаюсь, я была не права. Зато ты был прав, впрочем, как всегда.
   - Ты серьезно? - его удивление было искренним, да и было отчего. Чтобы я в открытую заявила, что была неправа? Да ни за что!
   - Серьезно, - заверила я Дэниела. - Ты больше не сердишься?
   - Сержусь.
   - Ну, Дэниел. Что мне, на коленях у тебя вымаливать прощение?
   - Еще не хватало, - Дэниел вскочил с кресла и подошел поближе. Наивный, неужели он и вправду подумал, что я пойду на это?
   - Как же я рада снова оказаться дома, - я прошла мимо Дэниела и завалилась на кровать. После тюремной кровати моя казалась просто пушистым облачком на лазурном небе. Хотелось спать. Только сейчас я вспомнила, что на дворе еще ночь. Но, нет, сейчас нельзя расслабляться.
   - Ты не должна здесь оставаться. Тебя будут искать. Ты должна вернуться.
   Это был голос моей совести? Нет, это был всего лишь Дэниел.
   - Что?! - я резко села. - Ты с ума сошел? Вернуться?
   Он кивнул. Интересно, на какой из двух вопросов он ответил? Лучше бы на первый.
   - Ничего нелепее я еще не слышала. Ты предлагаешь мне вернуться туда и быть в ответе за то, чего не совершала?
   - Ты не понимаешь, что делаешь, - вскипел Дэниел. - Это побег из тюрьмы, да еще с применением магии. Думаешь, Эван будет рад, узнав, что ты сделала?
   - Мне все равно, что вы думаете, - вернулось мое привычное раздражение. - Как же я устала от постоянных вмешательств в свою личную жизнь.
   - Мне уйти? - не смотря на меня, отозвался Дэниел.
   - Останься, - отозвалась я. - Я погорячилась. Прости.
   - Ты есть хочешь? - в его голосе светилась забота.
   - Я голодна как зверь, - призналась я, зарываясь лицом в подушку. - А что, в моем доме есть еда?
   - Теперь есть, - хмыкнул Дэниел и скрылся на кухне. Раздалось звяканье посуды, такое приятное и милое и так редко слышимое здесь.
   Есть я хотела и еще как. Там, где я была, не особо заботились о том, голодна я или нет. Думаю, до утра они меня не хватятся. Сейчас ровно час ночи. У меня в запасе еще около пяти часов, за которые нужно решить куда податься. Где меня не будут искать? Сложный вопрос. Думаю, только на том свете. Отличная идея, отправлюсь туда, а вся полиция штата пусть ломает голову над моим исчезновением и перепахивает город во всех направлениях. Друзей-ангелов, которые могли бы приютить у себя, у меня нет, а вот друзей-демонов хоть отбавляй. Обращусь за помощью к Себастьяну и, надеюсь, хоть он не поставит никаких условий. Я избавлю его от Кортеса, на том и сочтемся.
   Эван ничего мне не говорил, но, думаю, у него есть какие-нибудь зацепки по этому делу. Осталось только его дождаться и... снова выслушивать нравоучения. Интересно, какова будет его реакция, когда я заговорю о Хранилище Сил? Он меня убьет собственными руками или предоставит право кому-нибудь другому? Стоит ждать жалости только от Линды, придется закрываться ею, когда Эван кинется меня душить. А что я? Меня поставили в такие условия, можно сказать, вынудили. Если бы все были на моей стороне, то я не стала бы и сбегать, надеясь, что детектив Райт сумеет докопаться до истины. Но, к сожалению, он не поверил ни единому моему слову. Говорит, что не собирается гоняться за бесплотными призраками. Что ж, а я, наоборот, именно этим и собираюсь заняться. Только вот призраки эти вовсе не бесплотны, а вполне реальны, и я обязательно их найду. С помощью других или своими силами.
   Эван пришел одновременно с Линдой. Я была рада видеть подругу и сразу кинулась ей на шею. Она - единственный человек, который может пожалеть меня и приободрить. Линда тоже была счастлива видеть меня снова.
   - Ты сбежала из участка? Круто, - изрекла подруга, услышав пересказ моих приключений. Я умолчала только о моем договоре с эльфами. Конечно, Эван об этом узнает, но позже. Сейчас он и так не в восторге оттого, что я нарушила закон.
   Куриный бульон у Дэниела получился на славу, я такой вкуснотищи не ела давно. В ресторанах и кафе вкусно кормят, но еда особенно приятна, когда она сделана от души и собственными руками. Как же мне повезло, что у меня такие способные в кулинарном плане друзья. У Дэниела лучше всего получаются горячие блюда, а у Линды - различные десерты.
   Кроме меня есть никто не стал. Эван сказал, что у него кусок в горло не лезет, Линда на диете, а Дэниел уже успел поужинать. Поэтому они уселись, окружив меня полукольцом, и с интересом наблюдали за поглощением мною бульона.
   - Итак, что ты будешь делать? - поинтересовался Эван, после того как последняя ложка бульона нашла свое пристанище в моем желудке. Я похвалила приготовленное Дэниелом блюдо, и мой друг аж засветился от похвалы.
   - Первым делом ты расскажешь мне, что тебе удалось узнать.
   - Не так уж и много, - отозвался Эван.
   - Затем я позвоню Истору и договорюсь с ним о встрече. Я надеюсь на его помощь в поиске логова Кортеса. Также я хочу поговорить с новым Хозяином Преисподней.
   - О, - застонал Эван, обхватывая голову руками. - Если ты хочешь умереть, то просто скажи. Мы постараемся сделать это быстро и безболезненно.
   - Почему ты доверяешь им? Ты уверена, что они не заодно с Кортесом? - поддержал его Дэниел.
   - Маловероятно. Себастьян опасается возвращения Кортеса, он не хочет терять уже нагретое место.
   - Где-то мы уже слышали эту историю, - съязвил Дэниел. - Не помнишь, чем она закончилась?
   - Будь уверен, не забыла, - отозвалась я. - Но сейчас все иначе. Им также нужен Кортес, как и мне. Думаю, совместными усилиями мы сможем его найти. Истор говорил, что нас с Кортесом что-то связывает и, если двигаться от конца цепочки, мы обязательно придем к началу.
   - Что-то мне не нравится твоя идея, - включилась в обсуждение ранее молчавшая Линда.
   - А кому она нравится? - подхватил эстафету Дэниел.
   Я вздохнула. Мне тоже не нравился мой план, но другого пути просто не было. Либо так, либо никак, это еще лучший вариант.
   - Найдете вы Кортеса и что дальше? - произнес Эван.
   - Я заставлю его выдать мне убийцу, - мое сердце забилось в предвкушении того, что я сделаю с Кортесом.
   - Хорошо, - согласился Эван. - Только учти, что за тобой совсем скоро будет охотиться вся полиция города.
   Я кивнула.
   - Я не смогу тебе помогать, да и Линда тоже. За нами установят слежку, если еще не установили.
   - Никто не знает, что я здесь, так что на мою помощь ты можешь рассчитывать, - вызвался Дэниел.
   - Спасибо, Дэниел.
   Разговор сошел на нет, все сидели с кислыми лицами и каждый обдумывал мое безрадостное положение.
   - Я тут принес кое-что, думаю, тебе стоит это посмотреть, - сказал Эван, вытаскивая из пакета кассету. Все направились в комнату, где у меня находился домашний кинотеатр, купленный пару лет назад,
   - Что это?
   - Догадайся, - усмехнулся Эван, вставляя кассету. - Доказательство твоей причастности к убийству.
   Вот сейчас я увижу ее, ту, которая только своим существованием уже портит мне жизнь.
   - Она сильно похожа на меня?
   - Достаточно. Качество не лучшее, но все равно видно, что это ты.
   Запись пошла с того момента, как девушка, выдающая себя за меня, вошла в кабинет Стивена. Да, Кортес хорошо подготовил ее, прежде чем представить обществу: моя прическа, мое лицо и моя одежда, что самое интересное. У меня было такое ощущение, будто я наблюдаю за собой. Только ужасали действия этой девушки. Когда она полоснула ножом по горлу Стивена, я закрыла глаза не в силах на это смотреть. К горлу подступил комок, а на глаза навернулись слезы. За что? За что Кортес убил Стивена Кольмена, хорошего работника и счастливого семьянина? Только ради того, чтобы отомстить мне? Это слишком высокая цена.
   - Понимаю, тебе тяжело, но смотри дальше, - тихо сказал Эван, тронув меня за руку. Я открыла глаза как раз в тот момент, когда девушка снимала что-то с руки Стивена.
   - Что она делает?
   - Снимает его перстень, - спокойно ответил Эван. - Жена дала его подробное описание. Полиция предполагает, что убийца продал его.
   Внутри у меня все похолодело, я посмотрела на Линду, но она не обратила на слова Эвана никакого внимания.
   - Золотой перстень с инициалами "S.C."? - прошептала я, наблюдая за происходящим на экране действием.
   - Да. "Стивен Кольмен". А что?
   - Линда, помнишь, я показывала тебе перстень, который мне принес ворон?
   Лицо Линды вытягивалось буквально на глазах. Дэниел тоже понял, о чем идет речь. Только Эван оставался в неведении.
   - Какой ворон? Какой перстень?
   - Тот самый, - я кивнула на экран телевизора. - Он был у меня.
   - Почему был? Где он сейчас?
   - У полиции. Они забрали у меня сумочку вместе со всем ее содержимым. И перстень в том числе.
   - Так это ты... Ты убила Стивена? - его ужас был неподдельным.
   - Нет, ты что? - поспешила отгородиться я, иначе нам опять не избежать многочисленных объяснений. - Мне принес его ворон, подручный Кортеса, на следующее утро, после совершения убийства.
   - Ты ничего о нем не говорила, - Эван начал сверлить меня глазами. - Почему?
   - Я боялась, что ты сочтешь меня сумасшедшей, - начала оправдываться я. Сейчас я в полной мере почувствовала, что он мой босс, а я - всего лишь его подчиненная.
   - А они знают? - он махнул на Линду и Дэниела. Я кивнула. - Прекрасно. И теперь ты хочешь, чтобы я, не зная всей правды, помогал тебе найти настоящего убийцу. Я должен был работать вслепую?
   - Но ты ведь тоже мне ничего не говорил про перстень?
   Эван вскочил, быстрыми шагами пересек комнату и скрылся на кухне. Он был зол и очень недоволен. И я его понимаю.
   Линда тоже была расстроена. Пока мы с Эваном решали, кто же кого из нас подставил, Дэниел успел досмотреть запись. Затем перемотал ее для меня с того момента, как девушка стянула перстень. Хотя, больше не на что было смотреть. Она отерла перчатки о рубашку Стивена, оставив на ней кровавые подтеки. Нож упал на ковер. Девушка взглянула прямо в камеру, и я поразилась ее сходству со мной. Как две капли воды.
   Я прокрутила запись еще один раз, пытаясь заметить хоть одну деталь, которая помогла бы мне в расследовании. И тут меня осенило. Девушка, прежде чем покинуть кабинет, снимает перчатки, засовывает их в карман бежевого жакета (я проверила - мой висел на месте) и затем берется за ручку двери, чтобы открыть ее.
   - Отпечатки! Там должны были остаться ее отпечатки! - вскричала я и, поставив на паузу, ткнула пальцем прямо в экран. - Видите, она снимает перчатки и лишь затем берется за ручку.
   Услышав мои вскрики, Эван высунулся с кухни, чтобы посмотреть, что со мной происходит и... разочаровать меня.
   - Думаешь, ты первая это заметила? - ехидно поинтересовался он. - А полиция, как ты думаешь, за что деньги получает? Они уже все проверили. На твою беду, там слишком много отпечатков, ведь кабинет Стивена посещали многие люди.
   Мое настроение резко упало до нуля, радость от, казалось, найденного доказательства моей невиновности, шипя, растворилась в воздухе.
   - Не отчаивайся, мы найдем ее, кем бы она не была, - начал успокаивать меня Дэниел.
   Я выключила запись и, вытащив кассету, протянула ее Эвану.
   - Оставь у себя. Это копия.
   Поставив кассету на полку с домашним видео, я села на кровать и задумалась. Оставалось всего несколько часов, прежде чем сюда нагрянет полиция. До этого времени нам нужно все обсудить и покинуть квартиру. Хорошо, что Дэниел вызвался ехать со мной, иначе мне бы пришлось все делать одной. А так мне понадобится его помощь, когда я буду штурмовать Хранилище Сил. То, что я туда пойду, даже не подлежит сомнениям. Сила мне нужна, нужна для того, чтобы найти Кортеса и доказать свою невиновность. Эльфы не сказали, что я должна предоставить им всю силу, значит, кое-что я могу потратить и на собственные нужды. Пусть потом возмущаются сколько хотят. Для меня важнее разобраться с Кортесом и найти убийцу, и чем скорее, тем лучше. И не будь я ангелом, если не выполню то, что планирую. Готовьте белые крылья и пожизненные выплаты, я избавлю этот мир от настоящего "кровавого ангела" и его наставника.
  

34.

   Бывают моменты в нашей жизни, когда хочется спрятаться от всех, остаться в одиночестве, подальше от всех проблем и наслаждаться медленно текущими минутами, наблюдая за сумасшедшим движением вокруг. Но, к сожалению, проблемы никуда не исчезают, с каждым днем их становится все больше, они обрастают огромной кучей вокруг тебя, грозя похоронить под своим чудовищным весом. И не спрятаться от них, не скрыться. Окружающие постоянно обсуждают тебя, стремясь перемыть все кости, и ты понимаешь, что хочешь отгородиться от этого.
   В моей жизни наступил именно этот момент. Мне не хотелось никого видеть, никого слышать, ничего ощущать. Где та приятная бархатная, обволакивающая пустота? Тишина, покой и умиротворение? Их просто нет. Нет и не будет. Что это со мной? Черная депрессия? Нет, всего лишь обычное состояние моей души. Я никогда не отличалась веселым и задорным характером, сколько себя помню были только грусть, обида и раздражение. Страшная обида на окружающий мир, людей, за то, что они так поступили со мной, да и не только со мной. Конечно, я стараюсь побороть себя, вспоминая прямое предназначение своей жизни, связанное со служением обществу, каждому человечку в отдельности. И что я получаю взамен? Оскорбления, обвинения и открытую неприязнь. Если так дело пойдет дальше, то моим приходом скоро будут запугивать детей, не слушающихся родителей.
   Конечно, я не могу изменить мир вокруг себя, поскольку, как известно, один в поле не воин, но мне под силу изменить сложившееся обо мне мнение, расставив все точки над i. Либо мне удастся найти настоящего преступника, либо придется всю оставшуюся жизнь провести в скитаниях, скрываясь от обозлившихся на меня людей. Во что бы то ни стало...
   - Эван, где находится Хранилище Сил?
   Все трое уставились на меня, как на собаку-мутанта из увиденного мною сна.
   - Зачем тебе это знать? - подал голос Эван.
   - Хранилище Сил? - переспросила Линда, удивленно переглядываясь с Дэниелом. Он был удивлен не меньше других, но в силу своей внутренней интуиции, уже начал меня в чем-то подозревать. Вот так всегда, не успела я еще ничего рассказать, как меня уже причисляют к разряду преступников, в свободное от работы время промышляющих мошенничеством, воровством и убийствами.
   Эван повторил свой вопрос, оставив без внимания озадаченное лицо Линды.
   - Мне нужно это знать, - вступила я в схватку против прожигающего взгляда его лазурных глаз. Он долго молчал обдумывая, во что ему может вылиться раздача информации, и все-таки принял решение. В пользу меня.
   - Для начала мне нужно узнать, что ты собираешься делать.
   Я вздохнула, на другое я и не рассчитывала, зная, что все равно придется рассказывать о своих планах.
   - Хорошо, - сообщила я. - Я должна отплатить эльфам за их помощь.
   - Нет проблем, назови мне имена и я все улажу, - не выслушав меня до конца, перебил Эван. - Я-то думал что-то серьезное, а это пустяки. У меня большие связи с эльфийским народом, поэтому возникшая ситуация будет разрешена до вечера. Не волнуйся.
   - Выслушай меня до конца, - процедила я сквозь зубы. - Все не так просто, как кажется. Они поставили мне условие: либо я приношу им в дар свою силу, либо начинаю копать собственную могилу.
   - Что?! - Эван вскочил и заметался по кухне. - Да как они могли?!
   - Это правда? - осторожно поинтересовался Дэниел, я кивнула. - Но, ведь у тебя уже нет никакой особой силы, верно?
   Я подавила желание ответить, что она все-таки у меня есть и, тем самым, получить гневные и осуждающие взгляды своих друзей, и отрицательно покачала головой. Сейчас не было времени на глупые шутки, все было более чем серьезно.
   - Тогда в чем вопрос? Просто скажи им, что у тебя ее нет.
   Тут уж я не вытерпела и ехидно заметила:
   - Думаешь, я не говорила им этого? Они знают больше, чем мы. И они знают, что моя сила до сих пор пылится на полках Хранилища Сил. Мне дали задание ее достать и передать им.
   - Абсурд, - подвел итоги Эван, с ходу садясь на стул, отчего чашки на столе подпрыгнули, и их содержимое заколыхалось.
   - У меня нет выбора, - пожала плечами я.
   - Выбор есть всегда.
   - Но не в моем случае. Мне нужно достать эту силу. Ты мне поможешь?
   Видимо, надежда все еще плескалась на дне моих глаз, поскольку Эван обреченно вздохнул и поник, стоило ему заглянуть в них.
   - Ладно, слушай...
   И он рассказал мне все, что ему самому было известно о Хранилище Сил. А известно было немало. Хранилище Сил находилось на окраине города, вдали от посторонних глаз и тщательно охранялось от таких сумасшедших как я. Мало того, что здание находится под охраной специальных служб, так еще и защищено двумя уровнями защиты от магии. Доступ к нему имеют только члены Совета и, так называемые, избранные, к числу которых Эван, к сожалению, еще не относится и вряд ли когда-нибудь будет. Но из всех правил бывают исключения, так из этой ситуации есть лаз: за то недолгое время, что Эван занимает руководящую должность, он уже успел завязать знакомство со многими из них и есть возможность проникнуть в здание благодаря одному из таких людей. Если Эвану удастся раздобыть карточку доступа к Хранилищу, то можно считать, что половина дела уже сделана. Останется всего ничего - найти свою добровольно отданную силу и скрыться вместе с ней, не вызвав никаких подозрений со стороны обслуживающего персонала. Как оказалось, незначительная часть всех запасов находящихся там сил ежемесячно поступают в нашу организацию, как и во многие другие, для зарядки амулетов, которые стали незаменимыми помощниками всем ангелам мира. Распределением сил занимаются члены совета и сам Светлый Повелитель, который, в отличие от Темного Повелителя, облюбовавшего наш штат, редко появляется в нашем городе, предпочитая руководить издалека. В связи с этим полноправная власть почти целиком и полностью принадлежит Совету Ангелов, членом которого всего несколько часов назад был Кристиан Гайп.
   Здание состояло из четырех этажей, два из которых занимали сами ячейки, в которых хранились силы, один отводился для обслуживающего персонала, а на последнем - четвертом - находился секретный отдел, вход в который был отдельно защищен охранными заклинаниями. Что в нем находилось, не знал даже Эван. Но, судя по охране, там находилось что-то страшное, что-то такое, о чем даже знать не нужно. В принципе, четвертый этаж нам был совершенно не нужен, но стоило Эвану рассказать нам об этом "секрете", как у меня сразу же появился жгучий интерес узнать, что же срыто за столькими замками. И, если уж я все-таки попаду в Хранилище, обязательно попробую разузнать все, что можно об этом секретном этаже. Но для начала необходимо выполнить основной план, а потом уже пускаться в приключения.
   А план был такой. Эван встречается со своей знакомой, принадлежащей к ангельской элите, и просит сделать ему "небольшое" одолжение - выдать карточку на посещение Хранилища Сил. Якобы он поспорил с друзьями, что без проблем попадет в столь охраняемое здание. Джанет, несомненно, предложит сопроводить его туда, но Эван откажется, указав на условие спора, заключающееся в том, что он должен туда зайти без сопроводителя. Джанет - добрая и наивная душа - пойдет на эту уловку и согласится выдать Эвану разрешение. По крайней мере, мы на это надеялись.
   Получив карточку, Эван передает ее Дэниелу, после чего мы без всяких препятствий проникаем в здание. "Но как же попадешь туда ты?" - спросите вы. Да очень просто. Оказывается, Дэниел способен поддерживать невидимость в течение некоторого промежутка времени, правда, очень короткого. И сказал это, как ни странно, Эван. Я в очередной раз удивилась тому, что абсолютно ничего не знаю о Дэниеле, в отличие от остальных моих друзей. А еще я уяснила, что доверять ему нельзя, поскольку неизвестно, что творится в его голове. Раз он такой скрытный, то и я буду вести себя подобающим образом. Может, тогда он поймет, что поступал неправильно, не доверяя мне информацию о себе.
   - А зачем тогда устраивать все эти спектакли, вместо того, чтобы просто пройти мимо охраны, накинув на себя покров невидимости? - поинтересовалась я.
   - Моя сила не так велика, как тебе кажется, кроме того, в последнее время с ней творится что-то необъяснимое. Так что, - вздохнул он, - я смогу поддержать только твою невидимость и то не долго. Главное, чтобы меня не остановили для более тщательного осмотра. Думаю, охрана не обрадуется, когда из воздуха появится "кровавый ангел" из их кошмаров.
   - Тогда постарайся, - ехидно заметила я, уловив в его голосе насмешку на мою известность.
   Пройдя охрану, мы попадем в здание и тут же начнем проверку второго и третьего этажей, на которых находятся резервуары с силой. Думаю, что свой я найду без проблем, все-таки свое, родное. А далее уже будем действовать по обстоятельствам. Если удастся занять чем-нибудь Дэниела, чтобы он не висел у меня на хвосте, то я наведаюсь на четвертый этаж и посмотрю на то, что скрыто ото всех. Это будет моей маленькой местью за то недоверие и презрение, что испытывали ко мне все окружающие. Пусть знают, что со мной шутки плохи. Я еще и не на то способна.
   - Итак, действуем? - энергия во мне плескалась фонтаном, и мне хотелось как можно быстрее заняться делом. Друзья же казались мне изнуренными и усталыми, замотанными моими проблемами, которые и их не обошли стороной.
   - Ты предлагаешь мне заявиться к Джанет в четыре часа утра и требовать что-то от нее? - насмешливо осведомился Эван. Я порадовалась тому, что, несмотря на то, что я собираюсь сделать, подвергая тем самым его репутацию опасности, у него еще оставалось чувство юмора. Видимо, предвкушение моего всплеска адреналина передалось и ему.
   - Почему бы и нет? Нам же лучше, если она сделает все, что нужно, только ради того, чтобы ты оставил ее в покое.
   - А почему вы думаете, что она нам поможет? - спросил Дэниел, остающийся серьезным.
   - Она поможет, - заверил его Эван и легкий румянец коснулся его щек.
   - Все понятно, - протянула я и перемигнулась с Линдой, чья улыбка подтвердила мое предположение. - Надеюсь, что она не подведет.
   - Раз у вас такие близкие отношения, то почему бы не довериться ей и рассказать все как есть? - допытывался Дэниел, следя за быстро бегущей стрелкой на его часах. И, кстати, не таких уж дешевых. Кажется, совсем недавно я видела такие же и чуть не упала рядом с витриной, когда увидела, сколько они стоят. Даже с моим достатком, о таких можно только мечтать. Интересно, где Дэниел нашел столько денег на их приобретение? Надо будет спросить у него об этом на досуге. Может, у него есть знакомый, который продаст и мне подобные часы, только рассчитанные на изящную женскую ручку, по доступной цене.
   - Не хочу подвергать ее дополнительной опасности. Если вас поймают и выйдут на Джанет, то у нее будет возможность сказать, что она ничего не знала. Пусть лучше будет в неведении. Да к тому же, как я уже говорил, она очень наивна и может рассказать кому-либо еще, понадеявшись на сохранность информации. А в наше время таких людей, которые непоколебимо хранят чужие тайны, почти не осталось.
   - Тогда чем нам заниматься все то время, пока ты будешь ждать пробуждения Спящей Красавицы? - спросила я. - Оставаться здесь дальше я не могу, сюда вот-вот прибудут люди в форме.
   - У тебя нет никаких родственников в этом городе, у которых ты можешь переждать время? - поинтересовался Дэниел.
   - Ты же знаешь, что нет, - вздохнула я, но тут как гром среди ясного неба в моей голове появилась идея. Скажу лишь, что это не такое уж и частое явление. - Я навещу Истора и нового Темного Повелителя.
   - Не боишься? - Линда жалостливо посмотрела на меня.
   - Нет, подруга, - успокоила я ее. - Больше мне нечего бояться. На данный момент они меньше всего у меня вызывают страха и беспокойства.
   - Они не менее опасны, чем Кортес, - напомнил Эван, уже не противясь моему плану. А все дело в том, что ему тоже было интересно узнать, кто же на самом деле этот Себастьян. Пусть он не увидит его собственными глазами, но хотя бы будет иметь хоть какое-то представление об этой персоне, которая скрывает свое местонахождение от всех. - К тому же, как ты выйдешь на нового Хозяина? Его ищут уже несколько месяцев, и пока поиски не увенчались успехом.
   - Для него эта встреча имеет большое значение. Я нужна ему.
   - Не слишком ли ты о себе высокого мнения? - усмехнулся Дэниел в ответ на мои слова.
   - В самый раз, - ехидно улыбнулась я.
   - Тогда, - вздохнул Эван, поднимаясь, - за дело.
   Мы все поднялись, после чего я направилась собрать те вещи, которые мне могут пригодиться, Линда вызвалась помочь мне, а Эван с Дэниелом принялись прорабатывать детали плана, связанного с Джанет. Интересно, почему я только сейчас узнала об этой девушке, тогда как Линда давно уже была в курсе их взаимоотношений.
   - Эван давно знаком с Джанет? - поинтересовалась я у подруги, засовывая в свою сумочку всю наличность, что хранилась у меня дома.
   - Пару месяцев, не больше, - Линда рылась в моем шкафу, подбирая мне подходящую одежду для бегства.
   - А почему я о ней ничего не слышала?
   Линда вынула две пары джинс, отличающихся только цветом и предоставила мне право окончательного выбора. Я кивнула на черные из облегченной ткани, в которых не так жарко будет мотаться по городу. Подруга одобрила мой выбор, а я мысленно порадовалась тому, что в моем гардеробе нет ни одной юбки, иначе бы ссоры мне не избежать.
   - Я и сама не так давно узнала. Не понимаю, почему он ничего о ней не говорил. Очень милая девушка, тебе бы она понравилась.
   - Обязательно с ней познакомлюсь, - пообещала я, и тут же представила лицо Джанет, когда она увидит такую знаменитость. - Как только разберусь со всем этим.
   Быстро переодевшись в черные джинсы и серебристый топ, не забыв захватить жакет, я окинула на прощание взглядом свою квартиру. Скоро здесь будет не продохнуть от толпы людей в форме, которые придут по мою душу. Надеюсь, что перерывать все они не будут. Здесь больше нечего искать. В их руках и так уже все улики, свидетельствующие против меня. Теперь и перстень Стивена у них. Представляю, как обрадуется детектив Райт, увидев это творение ювелиров среди содержимого изъятой у меня сумочки. Это хоть как-то скрасит мое исчезновение. Детектив говорил, что не верит в сверхъестественное, так пусть найдет рациональное объяснение внезапной пропажи главной подозреваемой из камеры. Что-то очень сомневаюсь, что ему это удастся. Пусть опрашивает моих друзей, взламывает дверь моей квартиры, объявляет меня в розыск, а я в это время буду заниматься тем, чем должны были заниматься они - расследовать убийство. Моя совесть чиста, меня не в чем упрекнуть. И тот, кто попытался очернить мое имя, обязательно понесет наказание. И в первую очередь от меня.
  

35.

   - У меня остались неприятные воспоминания от нашего прошлого посещения этого дома, - я выбралась из машины Эвана, которую он предоставил нам в полное пользование, и воззрилась на дом, стены и крыша которого вот уже много лет не видели ремонта. За год он почти не изменился: все тот же неухоженный вид, обкрошенная черепица на крыше и заросли газонной травы, которая перебралась уже и на дорожку. Вид дополнял плющ, украсивший фасадную часть дома и входную дверь.
   - Ничего не изменилось, - сказал Дэниел, я кивнула в ответ.
   - Все так же жутко и мрачно.
   - Но на этот раз мы здесь званные гости, - заметил Дэниел с улыбкой.
   - И еще какие, - поддакнула я и захлопнула дверцу машины со своей стороны.
   - Нас ждут, - констатировал мой друг.
   Я проследила за направлением его взгляда и увидела покачивающуюся шторку из темной ткани. Через запыленное стекло не видно было лица, но и так было понятно, что наш приезд не остался незамеченным.
   Можно было еще повернуть назад: всего лишь сесть в машину и уехать подальше, подальше от тех, кто таил в себе опасность. Но куда бежать? Есть только один путь - вперед и только вперед.
   - Пойдем, - вздохнула я и направилась к двери. Дэниел поставил машину на сигнализацию и пошел за мной.
   Дверь была открыта. Да, собственно, чего бояться одному из главных демонов города и подручному Хозяина? Не мошенников же. Не завидую тому, кто позарится на имущество Истора. К тому же у него очень верные и умные сторожевые "собаки"... Вспомнив, кто нам повстречался в доме Истора, я резко передумала идти первой.
   - Ты чего? - удивился Дэниел, придерживая мне дверь.
   - Там эти, - я состроила страшную рожу и изобразила рога, - черти.
   - Но ведь Истор знал, что мы придем. Я думаю, он позаботился о том, чтобы его питомцы не причинили нам никакого вреда.
   - Ты думаешь или надеешься?
   - Надеюсь, - улыбнулся он и подтолкнул меня вперед. Конечно, ему смешно. Это ведь не его ноге пришлось ощутить на себе цепкую хватку этих черных монстров. Хотя, насколько я помню, Истор тогда приказал им нас не трогать.
   Мы вошли в дом и будто оказались в прошлом, на меня нахлынули волнующие воспоминания. Но сейчас на это совершенно не было времени. Я отогнала их прочь.
   На этот раз первый этаж был освещен, если, конечно, пару старых чадящих лампад можно назвать источниками света. По крайней мере, блуждать в темноте нам не пришлось.
   - Поднимайтесь наверх, - послышался голос Видящего со второго этажа.
   Мы с Дэниелом переглянулись и начали подниматься. Каждая ступенька издавала ужасающие скрипящие звуки, и хотелось идти на цыпочках, чтобы их не задевать и не создавать такой шум.
   Хозяин этого дома предстал перед нами во всей красе: просторный, изрядно потрепанный серый наряд, напоминающий своим видом старинную одежду для каторжников, седые волосы, заплетенные в косу и такого же цвета борода, достающая Истору до пояса. Выражение его лица не выражало никаких эмоций. И это меня несколько озадачило. Я не знала, рад ли он нашему появлению или же просто выполняет поручение своего Хозяина, пусть даже оно и не вызывает у него восторг.
   - Здравствуйте, Истор. Рада снова увидеть вас, - проблеяла я, отчего-то почувствовав себя ничем и никем рядом с этим стариком.
   Он прошелся по мне холодным взглядом своих хищных глаз, после чего настал черед Дэниела.
   - А уж я-то как рад, - сухо ответил Истор, и от его тона мне стало нехорошо. - Он тоже с тобой?
   - Да.
   - Мы так не договаривались, - отозвался Видящий, не отрывая взгляда от Дэниела. Тот стойко переносил такое повышенное внимание к своей персоне. Заметив, что Дэниел нисколько не смущен, я тоже почувствовала себя увереннее.
   - Я подвергаю себя большой опасности, находясь здесь.
   - Мы обещали безопасность.
   - С некоторых пор я не верю в то, что говорят или обещают некоторые демоны. Поэтому если Хозяин желает поговорить со мной, то Дэниел будет непосредственным свидетелем нашей беседы.
   - Хорошо, - кивнул Истор и повернулся к нам спиной. - Следуйте за мной.
   Я резко выдохнула и, подхватив Дэниела под руку, последовала за Видящим. Изнутри дом был просторнее, чем мне показалось снаружи, но, к сожалению, и тут он был так же запущен. Мы шли по плохо освещенному коридору и оглядывались по сторонам, пока не достигли нужной комнаты. Истор сначала застыл в дверях, предлагая нам пройти первыми, но после моего настойчивого "Только после вас" усмехнулся в бороду и прошел перед нами. Вспомнив, что в коридоре могут таиться злобные чертенята, я поспешила зайти вслед за ним.
   Меня поразило убранство этой комнаты, видимо, Истор все-таки хоть чуть-чуть забоится о чистоте и порядке в доме. Да, было красиво и необычно, но... вызывало чувство опасности. Мягкий ворсистый ковер цвета спелой вишни на полу будто был создан для того, чтобы скрывать пятна крови, нечаянно или специально пролившейся на него. Золотистые обои с оттиснутым на них рисунком были единственной деталью интерьера, которая пришлась мне по душе, но спросить у Истора, где он их купил, у меня не повернулся язык. Окно было завешано черными шторами, но в отличие от стекла, они были не запыленными. Шторка с одной стороны была отодвинута, видимо, именно отсюда за нами наблюдали. Под потолком была прикреплена большая люстра в виде круга, но толку от нее было не больше, чем от лампад: зеленоватый свет, исходящий от нее, лишь слегка освещал комнату, позволяя разглядеть то, что в ней находилось только поверхностно. Поскольку комнатка была небольшой, то свое пристанище здесь смогли найти только угловой диван шоколадного цвета и два таких же кресла, стоящих по обе стороны от него. Посередине находился стеклянный столик на низеньких ножках, на поверхности которого стояли бокалы и бутылка вина, судя по цвету содержимого.
   - Присаживайтесь, Хозяин сейчас подойдет, - сказал Истор и направился к двери. Не отдавая себе отчета в том, что делаю, я рванула за ним.
   - Вы куда? - мое сердце заколотилось быстрее. Неужели еще одна ловушка? Истор с удивлением посмотрел на меня, но тут же понял причину моего беспокойства.
   - Я же сказал, что здесь вам не причинят вреда, - укоризненно посмотрел он на меня. - Я отлучусь на минутку.
   С этими словами Истор вышел и прикрыл за собой дверь.
   - Ты веришь ему? - обернулась я к Дэниелу, стоящему в паре шагов от меня.
   - Даже не знаю, - пожал плечами он. - Пока у меня не возникло никаких опасений.
   - Когда они возникнут, будет уже поздно, - фыркнула я.
   - Как знаешь, - отозвался Дэниел и уселся на диван, облокотившись на подлокотник. Затем вытянул ноги и откинул голову назад.
   - Ты что делаешь? - удивилась я.
   - Устраиваюсь поудобнее, - пояснил мой друг, - чтобы последний раз почувствовать себя на пике блаженства. А то смерть-то уже за углом.
   Я молча взирала на него и лишь, когда он не смог сдержаться и захохотал, поняла, что он в открытую издевается надо мной.
   - Ты бы видела свое выражение лица, - сквозь смех сказал он, на этот раз усевшись нормально и подобрав ноги.
   - Иди ты, - отмахнулась я и села на кресло, рядом с Дэниелом. - Нашел время шутить.
   - Секунды бесценны, нужно тратить свое время разумно, - парировал он.
   - Вот и трать их разумно. Подумай лучше о том, что мы будем делать.
   - Как будто я об этом не думаю, - сразу как-то сник мой друг, и мне стало не по себе. Уж лучше видеть его задорную улыбку, чем горестное выражение лица, на котором четко виднелись слова "выхода нет".
   - Ты точно сможешь продержать невидимость, пока я буду проходить мимо охраны?
   Дэниел посмотрел на меня задумчивым взглядом.
   - Я постараюсь, но ты должна будешь поспешить, потому что это сильная магия и на нее уходит уйма энергии. Главное, чтобы меня никто не отвлек, иначе может ничего не получиться.
   - Как это "может не получиться"?! - взвинтилась я. - Ты же сказал, что сможешь.
   - Раз сказал, значит смогу. Думай сейчас лучше о разговоре с Хозяином Преисподней, поскольку он вот-вот явится, я чувствую.
   - Что ты еще чувствуешь? - ехидно поинтересовалась я, но тут же погасила свое недовольство. И чего это я на него злюсь? Ведь он ничем мне не обязан и было благородно с его стороны сопроводить меня на эту встречу. - Извини.
   - Все нормально.
   За дверью послышались приближающиеся шаги. Как минимум двух человек, поскольку один такого шума не создаст. Я вскочила.
   - Что мне делать? - взволнованно спросила я у Дэниела, который никак не показывал своего беспокойства, хотя, могу с уверенностью сказать, что чувствовал он себя точно так же как и я. Страх перед неизвестностью.
   - Сядь для начала, - он потянул меня за руку и усадил на кресло. - Он не имеет над тобой властью, поэтому можешь разговаривать с ним как с обычным человеком. Или как с Кортесом.
   - Если я буду разговаривать с ним как с Кортесом, то через минуту нас с тобой уже не будет на этом свете, останутся только две дымящиеся кучки пепла. Ты этого хочешь?
   - Упаси Боже, - ужаснулся Дэниел. - Тогда веди себя как обычно.
   Я хотела ответить ему, что это равносильные понятия, но не успела. Дверь распахнулась, и я замерла как кролик в ожидании удава. Конечно, можно было ожидать самого страшного, но никак не этого. В комнату вошла... женщина.
   - Вы кто? - я стояла и хлопала глазами. - Где Темный Повелитель? Где Себастьян?
   Дэниел вскочил вслед за мной, пораженный не меньше меня, и непроизвольно возникло желание сказать ему что-нибудь едкое, но я удержалась. Были занятия и поважнее.
   Женщина, не обращая на нас должного внимания, прошагала к дивану, уселась на него, после чего откупорила бутылку и налила в один из бокалов вино. Лишь после этого она решила уделить нам внимание.
   - Да не пугайтесь вы так, - расхохоталась она, переводя взгляд с меня на Дэниела. - Присаживайтесь и мы обо всем поговорим.
   Голос у нее был очень женственным, собственно, как и внешний вид. На ней было надето темно-синее платье, переливающееся при движении, которое как нельзя лучше подчеркивало ее точеную фигуру. Густые каштановые волосы крупными кудрями ниспадали по плечам, спускаясь чуть ниже лопаток. Вечерний макияж подчеркивал это великолепие. Одним словом, она выглядела так, будто только что вернулась с какой-то вечеринки.
   Женщина поднесла бокал к ярко-красным губам и слегка пригубила напиток.
   - Прошу вас, не стойте истуканами, чувствуйте себя как дома, - повторила она и улыбнулась.
   Я почувствовала толчок со стороны Истора и медленно села в кресло, продолжая наблюдать за незнакомкой. Дэниел встал рядом, настороженный и напряженный. У него, в отличие от меня, был отличный нюх на опасности. Что ж, не будем расслабляться.
   - Присаживайтесь, молодой человек. Не бойтесь, я не укушу, - ее улыбка стала еще шире, превращаясь в поистине голливудскую.
   - Скажите, кто вы, - отозвался Дэниел. Мне тоже было очень интересно узнать, кем же является эта незнакомка.
   - Какие же вы смешные, - расхохоталась она, затем указала Истору на второе кресло. Он в миг выполнил ее указание. "Как верный пес" - мелькнуло у меня в голове.
   - Вы находите наше поведение смешным? - в голосе Дэниела мелькнули нотки гнева.
   - Извините, если чем-то обидела вас. Но, прошу в последний раз, если вы не сядете молодой человек, то наш разговор не состоится.
   Дэниел, не сводя глаз с женщины, сел на диван поближе ко мне. Я оценила эту поддержку с его стороны.
   - Итак, где Темный Повелитель? - в очередной раз спросила я, пока женщина делала еще один глоток.
   - Вы с ним разговариваете, - не сдержавшись, прошипел Истор.
   - Что?! - наши с Дэниелом голоса слились в унисон.
   Женщина поставила пустой бокал на стеклянный столик и внимательно посмотрела на нас. Я вздрогнула от этого взгляда. Теперь к ее образу помимо красоты добавилось ощущение опасности, оно исходило от нее волнами.
   - Это вы и есть, - догадался Дэниел.
   - Браво, молодой человек, - женщина захлопала в ладоши, - вы очень сообразительны.
   Я снова вскочила, возмущенная ее поведением.
   - Если вы не перестанете издеваться, мы уйдем и мне плевать, кем вы являетесь на самом деле, - выпалила я, смотря ей прямо в глаза. - Даже если вы - Темный Повелитель, вы не имеете права так разговаривать с нами.
   После моих речей наступило молчание, тягостное и давящее. Ведь говорили мне "Сначала подумай, а потом скажи", так нет же, сначала сказала, а теперь...
   - Хорошо, - наконец произнесла женщина. - Вы правы, извините.
   Я бы не назвала ее слова искренними, но для начала достаточно и этого. Мне повезло еще, что она не испепелила нас взглядом своих зеленых, словно у кошки, глаз.
   - Неужели вы уже успели сместить Себастьяна? - раздался голос Дэниела. Я заняла свое место и попыталась немного успокоиться. Внутри все вибрировало, не желая приходить в норму.
   - Вы многого не знаете, молодой человек.
   - Мистер Сэндс или Дэниел, если вам угодно.
   - Хорошо, Дэниел, - кивнула женщина. - Вам известно, что после того, что учудил Кортес, ангелы начали поиск того, кто занял его место, для того чтобы установить слежку и взять нового правителя под контроль?
   Я кивнула, соглашаясь с ее словами.
   - Так вот мне это пришлось не по душе, - пояснила она, - и я придумала небольшую байку для ваших начальников. И, как видите, она мне удалась.
   - Конечно, никому не придет в голову, что нужно искать не мужчину, а женщину, - отозвался Дэниел.
   - Так как же вас все-таки называть? - поинтересовалась я. - Себастьян?
   - Что вы, - засмеялась женщина, - зовите меня Бьянкой. Но, скажу сразу, что эта тайна не должна выйти за пределы этой комнаты. Вы понимаете?
   - Да, - ответил за двоих Дэниел. - Об этом будет известно только нам.
   - Вот и отлично, - снова странный блеск в кошачьих глазах, - а теперь мы можем поговорить о том, для чего я вас пригласила.
   - О Кортесе, - констатировала я, наблюдая за тем, как Истор разливает по бокалам темно-красное вино.
   - Совершенно верно, речь пойдет именно о нем, о Кортесе, - при упоминании его имени голос Бьянки приобрел бархатную тональность, словно ей доставляло удовольствие произносить это имя. Готова с уверенностью сказать, что она знакома с Кортесом не понаслышке и у нее есть свои причины, во что бы то ни стало найти Кортеса.
   - Истор говорил, что между мной и Кортесом существует некая связь. Вы можете ее определить?
   Бьянка покачала головой:
   - Если бы это было в наших силах то, поверьте, я бы ни за что не стала прибегать к вашей помощи.
   Я поверила, очень даже поверила. От одного ее взгляда, пробежавшегося по мне, во мне зародился страх, причем не беспричинный. Мои друзья были правы: эта женщина очень опасна, но в то же время я знала, что пока между нами существует соглашение, она не причинит мне вреда. И мне душу грела надежда на то, что срок этого соглашения истечет не до того, как мы покинем этот дом. Очень уж мне хотелось выйти отсюда живой. Еще масса дел ожидает моего внимания, а проблемы - своего решения и погибнуть от рук предполагаемого друга было бы сейчас очень глупо.
   - И что вы хотите предпринять? - осведомился Дэниел.
   Женщина хитро улыбнулась и постучала ногтем по хрустальной поверхности бокала.
   - Узнаете, очень скоро узнаете.
   Что-то в ее улыбке было такого, отчего внутри у меня все похолодело, и я вцепилась в руку Дэниела, который сидел в непосредственной близости от меня. Бьянка не смотрела на нас, ее взгляд был отрешенным, и в этот момент перед ее глазами была не противоположная стена, а чье-то лицо. Я знала, чье оно было. Видимо, Кортес успел насолить не только мне одной, а многим людям, среди которых оказалась и Бьянка. И, думаю, дело тут было не столько в угрозе свержения с нагретого места, сколько в личных взаимоотношениях. Что ж, я не против. Враги моих врагов - мои друзья. Верно? Хотелось бы так думать. По крайней мере, Бьянка - мой друг на данный момент, пока я являюсь единственным человеком, посредством которого она сможет найти Кортеса. Истор знает, о чем говорит, иначе бы нас здесь не было. Нить так нить, главное, чтобы мне не причинили никакого вреда. А все остальное - не более чем пустяки. У Бьянки был план. И я была готова его услышать.
  

36.

   - И это все? - изумилась я. - Вы просто будете сидеть рядом?
   - И держать вас за руку, поверьте, мне будет достаточно и этого, - заверила меня Бьянка.
   - Но...
   - Вы сомневаетесь в силе моего Хозяина?! - рассвирепел Истор, вскакивая с кресла, я же инстинктивно вжалась в свое.
   - Нет, нет, что вы. Просто в это трудно поверить. Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что Кортес вторгается в мои сны. Никогда прежде я не сталкивалась с этим. А тут еще ваше предложение.
   - Все пройдет удачно, - произнесла Бьянка и поднялась с дивана, предлагая то же самое сделать и Дэниелу. Он не заставил себя ждать.
   - И что мне делать? - спросила я.
   - Ложитесь на диван и засыпайте. Это все, что мне от вас нужно.
   Я послушно улеглась на диван и закрыла глаза, но, даже не видя присутствующих, ощущала, что они все неотрывно наблюдают за мной. Даже не смотря на то, что возможности выспаться у меня сегодня не было, я не могла заснуть, находясь в центре всеобщего внимания.
   - Я так не могу, - раздался мой голос через пару минут честных попыток погрузиться в сон.
   - Что ж, - вздохнула женщина, - тогда я вам помогу.
   "Каким образом?", - хотела спросить я, но не успела. Все вокруг померкло, фигура Бьянки, склонившейся надо мной, потускнела, и возникло ощущение полета. Мое тело неслось сквозь время и пространство, разделяясь на миллионы частиц и воссоединяясь обратно. Никогда прежде я не ощущала ничего подобного. Мне хотелось плакать и смеяться одновременно, но чувства не могли вырваться наружу, продолжая бурлить внутри меня. Что со мной происходит?
   Закончилось все быстро. Я снова ощутила себя лежащей на диване, только тело все ныло, словно его прокрутили через мясорубку, а потом вновь слепили. Глаза удалось разлепить не сразу.
   - Ничего не получилось? - поинтересовалась я, наблюдая перед собой фигуру Бьянки. Ее тело напряглось в ожидании чего-то. "Неужели она оборотень?!", - пронеслась у меня глупая мысль. Хотя, наблюдая сейчас за ее гибким изгибом тела, больше подходящим пантере, и вспоминая зеленые кошачьи глаза, я уже не считала эту мысль такой глупой. - А где Дэниел и Истор?
   - Тише, - прошипела она, вглядываясь в очертания комнаты, словно выискивая кого-то. Вся моя слабость в теле тут же прошла, происходило что-то странное, и я не должна была ничего упустить. - Он сейчас появится.
   Про кого она говорила, я не поняла. То ли про Дэниела, то ли про Истора. Странно все это. Куда они могли подеваться?
   - А вот и он, - улыбнулась Бьянка и отошла в сторону, встав у стены.
   Все еще не понимая, что происходит, но, тоже ощущая чье-то приближение, я приняла сидячее положение и замерла. Мы обе чего-то ждали, только Бьянка была полна предвкушения, а я - страха перед неизвестностью.
   Воздух передо мной завибрировал, в комнате стало несколько холоднее, но продолжалось это не более минуты. Начали проясняться элементы фигуры, с каждой секундой становясь все четче...
   - Кортес? - удивилась я, поняв, кому принадлежит сей силуэт.
   Кортес огляделся и на его лице отразился ничем не прикрытый страх. Я никогда прежде не видела его таким, и отчего-то его вид вызвал у меня жалость. А куда же делась моя злость? Ведь я мечтала о той минуте, когда увижу его и отомщу за все то, что он мне сделал. Черт бы побрал эту сентиментальность.
   - Почему мы здесь? - его удивлению не было предела.
   Странно, почему он не спросил про Бьянку? Да, она стояла в стороне, но не заметить ее было не возможно.
   - А ты все такой же глупый, Кортес, - промурлыкала она, выступая из созданной ею тени. Ее платье вновь засверкало, а походка была грациозна и легка.
   Кортес отшатнулся от нее, сделав пару шагов назад, но постарался тут же прийти в себя.
   - Ты? Как ты здесь оказалась?
   Я наблюдала за этой сценой со стороны и не знала, чью же сторону мне принять. "Конечно же, Бьянки", - заверил меня внутренний голос. Но что-то мне мешало в открытую проявить всю ту ярость и злость, что вызывал у меня Кортес. Сейчас он выглядел даже жальче меня.
   - Вижу, ты меня не забыл, - продолжала Бьянка, делая очередной шаг в его сторону.
   - Не подходи, - предупредил ее Кортес, сконцентрировав на ней все свое внимание. На меня же никто его не обращал, мне даже стало немного обидно.
   - А что ты мне сделаешь? - остановилась она, наклонив голову на бок. - Что ты мне можешь сделать?
   - Зачем она здесь? - Кортес перевел взгляд на меня.
   - Кто? Она? - Бьянка, не поворачиваясь, качнула головой в мою сторону. - Не обращай на нее внимания, Кортес. Она всего лишь пешка в нашей с тобой игре.
   - Что?! - моему возмущению не было предела. Я вскочила как ужаленная и уставилась на ее открытую спину. - Это кого вы назвали пешкой?!
   - Успокойся, Диана, сядь и успокойся, - она отмахнулась от меня как от назойливой мухи. Ну, это уже предел наглости.
   - Да кто вы такая, чтобы так со мной разговаривать?!
   - Теперь я понимаю, Кортес, как же тяжело тебе пришлось, имея с ней дело, - сочувственно произнесла она.
   Я хотела повернуть ее за плечо, чтобы посмотреть в глаза этой нахалке, но не смогла поднять руку. Пошевелить ногой мне тоже не удалось, рот был словно заклеен скотчем. Черт, как же они меня все достали!
   - Вот так-то лучше, - произнесла она, не удосужившись даже повернуть голову в мою сторону.
   Я умоляюще посмотрела на Кортеса, но тот отвел глаза. То ли не захотел снять с меня оцепенение, то ли на это у него просто не было сил. Если ему не приятна эта встреча, то почему он до сих пор здесь?
   - Надеюсь, ты не забыл, милый, какой "подарок" ты мне сделал при нашей последней встрече?
   - Как тебе удалось выбраться? - спросил он, его лицо приобрело каменное выражение. Не было той улыбки, с которой он меня встречал каждый раз при встрече.
   - Повсюду найдутся верные мне люди, - ответила Бьянка. - Я в полной мере вознаградила тех, кто помог мне убежать от смерти. Теперь настала очередь тех, кто натолкнул ее на меня.
   Кортес сделал еще один шаг и уперся в стену. Дальше отступать было не куда.
   - Что тебе от меня надо?
   - Какой же ты непонятливый, - посетовала Бьянка, продолжая удерживать меня своей силой. - И с каких это пор тебе все нужно разжевывать?
   Она сделал большой прыжок и, схватив Кортеса за горло, прижала его к стене. Все произошло так быстро, что Кортес не успел ничего предпринять, и теперь рука Бьянки сдавливала его горло.
   - Ты обрек меня на гибель, думал, что навсегда распрощался со мной, - прошипела она, заглядывая ему в глаза. - Но, нет, мой дорогой, я стою перед тобой, жива и невредима, чего не стану говорить о тебе.
   - Ты меня не убьешь, - прохрипел Кортес, даже не пытаясь отцепить ее руку.
   Она резко отпустила его, и Кортес сполз по стене.
   - Я и не собираюсь этого делать, по крайней мере, пока. Это было бы слишком просто для меня. Нет, мне нужно что-то большее, мне нужно видеть твои мучения. А для этого всего лишь нужно помочь нашей дорогой Диане. Я права?
   Бьянка повернулась ко мне и взмахнула рукой. Тут же ко мне вернулись ощущения, оцепенение спало. Но спорить с Бьянкой и рваться в бой против нее мне уже не хотелось.
   - Не втягивай ее, это только наше с тобой дело, - проговорил Кортес, бросая взгляд в мою сторону.
   - Ну, нет, дорогой. Я предложила помощь Диане, и она ее с радостью приняла.
   Глаза Кортеса округлились, этого он явно не ожидал. Чтобы я добровольно пошла на сделку с одним из самых опасных демонов?! Это же полный бред!
   - И что ты попросила у нее взамен? - сощурил глаза Кортес, продолжая опираться на стенку.
   Бьянка рассмеялась, звонко и беззаботно.
   - Можешь не верить, но ничего.
   - Не верю, - отозвался он.
   - Что ж, это твое право, - согласилась Бьянка. - Но я пошла на это только ради того, чтобы увидеть тебя. Снова, после стольких лет. Ты не рад?
   - Просто сияю от восторга, - огрызнулся в ответ бывший Темный Повелитель.
   - Я слышала, ты у нас хочешь вернуть свое тепленькое местечко в вершинах власти, - констатировала она, Кортес ничего не сказал. - Так вот, тебе придется потрудиться, чтобы сместить меня с него.
   - Ты?! - он задохнулся от возмущения. - Да как ты посмела?! Ты не имеешь права быть Темным Повелителем.
   Я подумала, что на этот раз Кортес набросится на нее и будет сжимать хрупкое горло Бьянки в порыве гнева, причем до тех пор, пока ее сердце не перестанет биться. Хотя, здесь это не имеет места, поскольку как я поняла, мы находимся в моем сне. Только теперь он в полной власти Бьянки. И снова меня обманули.
   - Времена меняются, Кортес, меняются и повелители. Твое время закончилось, а мое только пришло. Твои подчиненные теперь служат мне. Что ж, если твое желание вернуться так велико, то попробуй отобрать трон у меня. Попробуй со мной сразиться.
   Кортес молчал, но я видела его выражение лица, полное ярости и гнева, а также сжавшиеся кулаки на обеих руках. Это сильный удар по его гордости и самолюбию. И он его просто так не простит.
   - Я принимаю вызов, - сквозь зубы процедил он. - У Темного Царства должен быть только один Повелитель, и им буду я.
   - Хорошо, - отозвалась Бьянка, - а теперь у меня осталось последнее невыполненное дело.
   - И какое же? - фыркнул Кортес.
   - Мне нужно знать, где ты прячешься, - спокойно ответила она и снова сделала резкий выпад в сторону Кортеса. На этот раз она пришпилила его к стене и, удерживая его в таком положении обеими руками, попыталась заглянуть ему в глаза.
   - Ты ничего не увидишь, - прошипел Кортес ей в лицо.
   У меня затряслись руки от всего увиденного, а внутри все завибрировало. Мне захотелось убежать, проснуться, чтобы ничего этого не видеть, но сном управляла Бьянка, а я всего лишь была участником. К тому же она действовала в моих же целях.
   Они неотрывно смотрели друг другу в глаза, казалось, целую вечность. Время тянулось словно карамель, погружая нас в некую прострацию, такую же приятную и сладкую на вкус.
   Тут Бьянка пошатнулась, и Кортес без труда сбросил ее руки. Она отступила на шаг. "Ну, вот, ничего не удалось", - подумала я, но тут она повернулась ко мне и я увидела на ее лице безумную улыбку.
   - У тебя нет столько силы, чтобы иметь власть надо мной, - сказал ей в спину Кортес и ухмыльнулся. - Я же говорил, что ты ничего не увидишь.
   - Я увидела все, что мне было нужно. Зря ты связался с этим человеком, Кортес, дружба с людьми до добра не доводит.
   Буквально на моих глазах самодовольная улыбка сползла с лица Кортеса, не оставив и следа. Он весь побледнел, а глаза стали чернее ночи.
   - Ты ничего не сможешь! - выкрикнул он ей в спину.
   - Мы скоро встретимся Кортес, встретимся с глазу на глаз. И тогда я поговорю с тобой так, как ты этого заслуживаешь. До скорой встречи.
   Бьянка, продолжая стоять к Кортесу спиной, хищно улыбнулась. И меня пробрало от этой улыбки. Борьба двух Правителей, бывшего и настоящего, что ж, это стоит посмотреть. Главное дожить до этого и не попасть под горячую руку одного из них. Они оба сильны, пусть даже Бьянка превосходит его по мощи на данный момент, но у Кортеса больше опыта. Битва обещает быть зрелищной. И она будет длиться до конца, пока не погибнет один из ее участников. Мне будет жаль их обоих. Но Кортеса почему-то мне будет жаль больше.
  

37.

   Возвращение к реальности было не менее болезненным, видимо, из-за того, что я переносила не только себя, но и Бьянку. Очнувшись, я тут же выпустила ее холодную руку из своей, вспомнив, как она обращалась со мной при Кортесе. Мое доверие к ней рассыпалось на миллиарды частиц, и ветер унес их на все четыре стороны.
   - Как все прошло? - спросил Дэниел, как только я открыла глаза.
   - Лучше и быть не могло, - с сарказмом ответила я. - Спроси лучше у нее.
   Дэниел воззрился на мою спутницу, но та в этот момент что-то нашептывала своему подчиненному.
   - Я все понял, Госпожа, - кивнул Истор.
   - Тогда можешь идти, - сказала она и повернулась к нам. Лицо ее сияло, а на губах застыла улыбка хищницы.
   - Вы можете теперь объяснить, что произошло? - спросила я, теряя терпение, поскольку она знала все, или почти все, а я - ничего. - Куда ушел Истор?
   - Он скоро вернется, Диана, не волнуйтесь, а заодно приведет того, кто нам поможет.
   - Разве вы не достаточно узнали?
   - Достаточно для того, чтобы выйти на след Кортеса, - она сделала небольшую паузу, а затем добавила: - А также того, кто ему помогает дурачить вас и весь город.
   - И кто же это? - подключился к обсуждению Дэниел.
   - О, это сюрприз, - просияла Бьянка.
   - Я не люблю сюрпризов, - пробормотала я. - Скажите, о ком идет речь.
   - Я все вам расскажу, Диана, имейте терпение. Сейчас придет наша гостья, и вы обязательно все узнаете.
   - Хорошо, я подожду, но не очень долго.
   Хотелось добавить, что у меня нет времени на эти глупые шуточки и сюрпризы, но я не хотела ощутить ее цепкие пальцы на своей шее, тем более теперь, когда в моем присутствии уже не было необходимости. Дэниел молчал, оставляя за мной право выбора. Что ж, подождем. Здесь я, по крайней мере, в относительной безопасности, поскольку вряд ли полиция додумается искать меня в доме Видящего, в существование которого они даже не верят. А, впрочем, можно позвонить детективу Райту и пригласить его присоединиться к нашей беседе. Думаю, это пойдет ему только на пользу, он все узнает о том, что, по его мнению, вообще не должно существовать. Ничего, скоро я предоставлю детективу настоящего убийцу и буду ждать от него извинений.
   Тут я вспомнила про эльфов и про то, что нам нужно еще провернуть сегодня.
   - Эван не звонил? - спросила я у Дэниела.
   - Нет, - ответил мой друг.
   Я не стала больше ничего спрашивать у Дэниела, поскольку не хватало еще, чтобы Бьянка прознала про то, что я собираюсь сделать. Тогда уж она меня точно живой не выпустит. Хотя, нет, выпустит, но только для того, чтобы добытая мною сила тут же перешла в ее руки. А вот тогда уже можно распрощаться с этим миром. И если даже она оставит меня живой, то это тут же исправят эльфы и Совет Ангелов, в чьи владения я хочу проникнуть.
   Дэниел тоже понял, что не стоит распространяться о наших планах.
   - И кто же ваш гость? - спросил он, усаживаясь рядом со мной на диване.
   - Она одна из моих подчиненных, причем очень значительная персона. Не знаю, чтобы я без нее делала. Такого человека, как она, очень трудно найти в наше время.
   - Она человек? - спросила я.
   - Ну, - усмехнулась Бьянка, - ее так назвать можно с большой натяжкой. Но она и не демон.
   - Кто же она? - поинтересовался Дэниел. Уж лучше бы он не спрашивал, и я не провела это время в ожидании чего-то ужасного. Встреча с Кортесом, да и с Бьянкой, теперь казалась для меня просто сказкой, по сравнению с тем, кого мы ожидали.
   - Она - вампир, - спокойно пояснила Бьянка и улыбнулась еще шире.
   Я метнула испуганный взгляд на Дэниела, но Бьянка, увидев это, добавила:
   - Вам не стоит бояться ее. Николь не тронет вас, по крайней мере, если даже это произойдет, то только в ваших интересах.
   - Хотелось бы верить, - нахмурилась я. - Уж по моей просьбе этого не произойдет, будьте уверены.
   - Не будьте столь категоричны и не обещайте того, чего можете не выполнить.
   - Хотите сказать, что я брошусь перед ней на колени и буду умолять прокусить мне шею? - начала звереть я, видя наглую улыбочку этой женщины.
   - Ну, чего-то подобного я и ожидаю, - честно ответила она. - Только, надеюсь, до шеи дело не дойдет, хватит и запястья.
   - Что?! - я не верила своим ушам. - Я не собираюсь становиться кормом для вашей вампирши!
   - Вы не так все понимаете, Диана, - начала успокаивать меня Бьянка. - Она поможет нам найти Кортеса, а точнее того человека, который так близок к нему на настоящий момент.
   Я нахмурилась и потерла запястье на правой руке, которое уже начало ныть. Да, самовнушение мне дается очень легко. Дэниел взял меня за руку и попытался успокоить, хотя и сам не знал, чего ожидать от появления Николь.
   Мы сидели в молчании и ждали, минуты текли одна за другой. Разговаривать ни о чем не хотелось. Бьянка сидела на одном из кресел и смаковала каждую каплю вина, прокручивая в голове что-то свое, наверное, нашу встречу с Кортесом. Не знаю, что у них там случилось на самом деле, но могу предположить, что Кортес попытался убить Бьянку, но та оказалась невероятно живуча, иначе, чем объяснишь ее присутствие здесь. Еще она что-то говорила про помощь верных друзей. Теперь то Кортес в полной мере ощутит то, что ощущаю сейчас я, когда он направляет все свои силы на то, чтобы отомстить мне.
   Дверь в комнату, отворяясь, скрипнула и я чуть не подскочила от испуга. В комнату вошла высокая худенькая девушка, окинула нас ничего не выражающим взглядом, и сразу направилась к Бьянке.
   - Вы звали меня, Хозяйка? - спросила она, слегка склонив голову, выражая признательность сидящей перед ней женщине.
   - Да, Николь, - улыбнулась та. - Нам нужна твоя помощь.
   - К вашим услугам, Хозяйка.
   Голос ее не был весел, но и не отражал неприязни, словно девушка не испытывала абсолютно ничего. С виду и не скажешь, что Николь - вампир. Светлые русые волосы едва касались хрупких плеч девушки, а на лице не было и намека на ту бледность, что я ожидала увидеть. Дэниел, казалось, не был удивлен. Неужели он и вампиров раньше встречал?
   На девушке были надеты темно-синие джинсы, которые казались на размер больше чем нужно, и бледно розовая футболка, придающая ее лицу небольшой румянец. На ногах - золотистые босоножки на небольшом каблуке. В общем, она ничем не отличалась от обыкновенных людей, мне даже как-то обидно стало, меня захлестнула волна разочарования. Я-то ожидала увидеть что-то необычное. Правильно, меньше надо было фильмов про вампиров смотреть и книжки соответствующие читать. А то напридумывала себе невесть что.
   - Диана, - обратилась Бьянка ко мне, - для того, чтобы узнать, где находится Кортес, нам нужна твоя кровь.
   - Ни за что, только через мой труп, - быстро отреагировала я и, увидев хитрый прищур Бьянки, тут же добавила: - А зачем она вам?
   Еще не хватало, чтобы меня умертвили, а потом довольствовались моей кровью. Хотя, можно попытаться отбиться, ведь я не одна, а с Дэниелом.
   - Понимаешь, тот, кто помогает Кортесу очернить твое имя, очень близкий для тебя человек.
   - И что?
   - Выслушай до конца, - заметила Бьянка. - У вас с ней родственная кровь, так что, если Николь отведает твоей крови, то попробует найти того, в ком течет такая же.
   - Хотите сказать, что Кортесу помогает кто-то из родственников Дианы? - уточнил Дэниел, пока я приходила в себя от услышанного. У меня не укладывались в голове слова Бьянки. Да этого просто быть не может!
   - Зачем вы это придумываете? Только ради того, чтобы добраться до моей крови? Зачем вам это нужно?
   Бьянка вздохнула, а Николь продолжала изображать из себя каменное изваяние.
   - Ты сама сказала, что хочешь найти того, кто тебя подставил, а теперь, узнав правду, не веришь в это. Могу тебе с уверенностью сказать, что помощница Кортеса не кто иной, как твоя сестра.
   - У меня нет сестры, - ответила я.
   - Ты хочешь в это верить, - констатировала она.
   Да, я не хотела в это верить, даже имея на руках все доказательства. Слова Бьянки, Кортеса о том, что "мы с ней так похожи" и "жажду убийства, которая у нас в крови".
   - Этого не может быть. У меня не было и нет никакой сестры, - я продолжала настаивать на своем. - У вас есть доказательства?
   - Каких доказательств тебе еще нужно? Разве этого не достаточно? - спросила она, я отрицательно качнула головой. - Хорошо, Истор освежит твои воспоминания. Надеюсь, тогда ты поверишь в то, что мы тебе пытаемся втолковать.
   - Думаете, я забыла бы, что у меня есть сестра?
   - Сколько лет тебе было, когда мать отказалась от тебя?
   - Это не имеет значения.
   - Сколько? - допытывалась Бьянка.
   - Пять, - нехотя ответила я.
   - Вот видишь, - она произнесла эти слова так, будто этим все объяснялось. - Ты была слишком маленькой, чтобы что-то запомнить.
   - Бьянка права, Диана, именно этим можно объяснить ваше сходство с настоящей убийцей, - тихо сказал Дэниел, боясь своими словами причинить мне боль. Но это уже не имело значения. Боль и так уже заполнила всю мою душу, червяком проедая ее изнутри. Знать, что твоя сестра, твоя родная сестра, пошла на такую подлость - это было слишком для меня. Я закрыла глаза и провалилась в темноту.
   Сколько я пребывала в ней, не знаю, но очнулась я от легких похлопываний по щекам. Я лежала на диване, головой ощущая мягкий валик подлокотника, а надо мной склонился Дэниел. В его глазах мелькало беспокойство и неприкрытая боязнь за меня.
   - Ты в порядке? - заботливо спросил он.
   - Кажется.
   За то время, что я пребывала в беспамятстве, наслаждаясь ничего не выражающей темнотой и тишиной, в нашем полку прибыло. Теперь по обе стороны от Бьянки находились ее верные помощники: Истор и Николь.
   - Так что, с тебя достаточно или ты готова увидеть то, что хотела? Доказательства? - произнесла Бьянка, пренебрежительно посматривая на меня. "Слабачка", - говорил ее взгляд. "Я тебе покажу слабачку", - ответил мой внутренний голос.
   - Я готова, - твердо сказала я, принимая сидячее положение, одновременно ловля осуждающий взгляд Дэниела. Нет, это мое дело и мне решать, что предпринять. - Истор, прошу вас, окажите любезность.
   Он придвинулся ко мне поближе и протянул руку, за которую я без малейших колебаний ухватилась. И закрыла глаза.
   - Диана? - позвал меня Дэниел, испугавшийся, что я снова свалюсь без чувств.
   - Все нормально, - коротко ответила я и приготовилась. Приготовилась увидеть то, что коренным образом изменит мою жизнь, разбудит во мне те воспоминания, которые я с таким трудом пыталась закопать в своей душе. Это было неизбежно. Все равно рано или поздно я должна была это узнать. И это время настало. Я приготовилась увидеть. И увидела...
  

38.

   На лужайке во дворе сидела маленькая черноволосая девчушка лет пяти и что-то рьяно выискивала в густой зеленой траве, казавшейся шелковистой в лучах солнца. Кукольное личико девочки было напряжено и задумчиво. С природной бледностью на лице и крупными черными кудрями, обрамлявшими его, она больше всего напоминала фарфоровую куклу. Да, кажется, именно так ее назвал дедушка, когда впервые увидел девочку. Тогда на ней было надето это же самое платье: цвета топленого молока с большим количеством рюшей и оборок, обрамлявших низ и рукава платья. Это было любимое платье девочки и сегодня ей почему-то захотелось надеть именно его. Мама сначала была против, сказав, что девочка его замарает, но, увидев капельки слез в глазах своей дочери, смягчилась и разрешила надеть его. Девочка была счастлива как никогда, разве что как в свое первое Рождество, когда она была просто в восторге от нарядной елки в их гостиной и огромного количества подарков под ней. Дедушка подарил ей ту самую куклу. Фарфоровую, на которую она была так похожа. От мамы девочка получила очередной наряд, в котором на следующий же день отправилась на выставку домашних животных. Это был подарок от папы.
   Но теперь папы рядом уже не было. И девочка больше не спрашивала об его отсутствии у мамы. Она знала, что папа их бросил и ушел, ушел навсегда. Об этом ей сказала ее сестра, за что тут же получила подзатыльник от мамы, которая была свидетельницей их разговора. Девочка знала, что папа больше не придет, но в тайне от мамы и сестры надеялась на обратное. Ведь ей так хотелось еще разок сходить на выставку животных, куда мама, сколько девочка ни просила, не захотела ее сводить.
   Сегодня было жарко, но девочка не чувствовала этого, она просто радовалась яркому солнышку и веселому щебетанью птиц. Гоняясь по всему двору за разноцветной бабочкой, она утомилась и присела отдохнуть в тени раскидистого дерева, что росло у них. Тогда девочка вспомнила, что когда-то дедушка рассказывал ей о божьей коровке, которая исполняет все желания. Ей захотелось во что бы то ни стало найти это насекомое и загадать желание. Загадать то, о чем она мечтала. Девочка знала, что если ей удастся ее найти, то божья коровка обязательно исполнит ее самое заветное желание. Но, сколько она ни старалась, найти насекомое ей не удавалось.
   - Ди, пойдем обедать, - позвала девочку мама и она тут же побежала на зов, пообещав себе продолжить поиски сразу же после обеда.
   - Ты Айрин не видела? - спросила мама у девочки, когда та помыла руки и села за стол. Ди отрицательно покачала головой. - Где же пропадает эта несносная девчонка?
   На обед мама приготовила овощной суп. Девочка любила такой суп. Ей нравилось вылавливать из него кусочки овощей и складывать из них разноцветную мозаику. Сегодня она выложила из них слоненка, которого видела в одной из многочисленных книжек, что на ночь читала ей мама. Правда слоненок получился зеленый, но девочка думала, что где-нибудь существуют и такие животные, ведь мир огромен.
   Девочка особенно любила мамины десерты, вкуснее которых она никогда не ела. Сегодня мама испекла сливовый пирог, который просто обожала ее сестра Айрин. Девочка хотела пойти поискать сестренку, чтобы позвать ее есть пирог, но отвлеклась снова на своего слоника и забыла о том, что хотела сделать.
   После обеда девочка поднялась в свою комнату и принялась крутиться перед большим зеркалом. Она смотрела на зеркальную поверхность и видела там, с другой стороны, принцессу. На ней было красивое платье, золотистые туфельки на небольшом каблучке, а длинные кудрявые волосы были перехвачены зеленой лентой, которая красиво гармонировала с ее глазами. Она знала, что когда вырастет, за ней приедет принц на белоснежном коне и увезет ее во дворец, где будет много-много бабочек, столько, сколько она пожелает, а также много-много божьих коровок, чтобы все смогли загадать желание. В ее доме будут жить различные животные, в том числе и зеленый слоник, которого она обязательно разыщет и привезет в свой дворец. Девочка будет каждый день приходить, смотреть на него и читать ему сказки. Ведь он должен любить сказки. Все любят сказки. Она заведет себе такую же лошадку, как у принца, и будет подолгу кататься на ней. Айрин как-то сказала, что принцев не бывает, но Ди верила, что они существуют, ведь мама так часто читала ей книжки о них. И ее принц обязательно приедет за ней. Нужно только подождать.
   Взгляд девочки скользнул по полкам, прикрепленным к стене, и остановился на подаренной дедушкой кукле. Ее фарфоровые глазки смотрели на девочку с интересом, а губы раздвинулись в улыбке. Ди очень любила именно эту куклу, несмотря на то, что их у нее было очень много. Часть досталась от сестры, а остальных ей подарили люди, которые приходили на ее день рожденье.
   Ди вспомнила свой прошлый день рожденья и огромный торт, на котором горели пять свечей. "Задуй их, Ди", - попросила ее мама, и девочка задула, правда, не с первого раза. Торт тут же разрезали и раздали гостям. Ди достался самый большой кусок с красивой витой розой из шоколада. Подарков было много, но того, чего ей так хотелось, никто не подарил. Она не раз упрашивала свою маму купить ей котенка, такого, который был у Лизы, маленького, пушистого и с голубыми глазками. Но мама была против домашних животных и не любила, когда девочка начинала расспрашивать ее о них. Иногда, поймав соседского котенка, она притаскивала его домой и втайне от мамы поила его молоком, а затем клала его к себе на коленки и гладила, слушая его нежное мурлыканье.
   Вспомнив про котенка, девочка выбежала во двор и, подойдя к ограде соседей, начала его звать. Негромко, чтобы мама не услышала. Она знала, что у кошек хороший слух, и котенок ее обязательно услышит. Но, сколько она ни старалась, он так и не прибежал.
   Ди не расстроилась, она вновь принялась за поиски божьей коровки, которая притаилась где-нибудь под травинкой. Девочка так усердно искала, что не заметила, как на ее платье появились зеленые пятна от столь тесного общения с травой. Она продолжала искать. Искать ту единственную, которая исполнит ее самое заветное желание, она еще не знала, что загадает, но это было не важно. Важно было найти ее.
   Многоминутные поиски наконец-то оправдались: между зелеными травинками мелькнуло красное тельце насекомого, усыпанное черными пятнышками. Девочка аккуратно подцепила божью коровку и усадила к себе на ладонь, прикрыв другой, чтобы насекомое не улетело.
   Девочка задумалась, чтобы ей такое загадать, но выбор был велик, и она не знала, что ей выбрать. Насекомое ползало по ее ладони, вызывая легкую щекотку, и забавно шевелило крохотными усиками.
   - Что там у тебя? - спросила, подойдя к девочке, ее сестра. Айрин была очень похожа на Ди, только выглядела старше ее на три года. Ди считала свою сестру, как и маму, очень красивой и мечтала о том, чтобы быть на них похожей, когда вырастет. - А ну дай посмотреть.
   Ди протянула сестре ладошку, на которой красовалась божья коровка.
   - Зачем она тебе? - протянула Айрин, рассматривая насекомое.
   - Загадать желание.
   - И что же ты хочешь загадать? - усмехнулась сестра.
   Ди наклонила голову на бок и пожала маленькими кукольными плечиками.
   - Хочу, чтобы мама купила мне котенка, - сказала девочка.
   - Чтоб ты его замучила? Дай лучше мне божью коровку, я знаю, что загадать.
   Не успела девочка ничего сказать, как Айрин смахнула божью коровку к себе на ладонь.
   - Отдай! Это я ее нашла! Она моя! - закричала Ди, пытаясь дотянуться до руки Айрин, но та подняла ее как можно выше.
   - Была твоя, а стала моей, - засмеялась она. - Отстань. Иди, найди себе еще одну.
   - Нет! Она моя! Отдай ее сейчас же!
   - Отстань, по-хорошему прошу, - произнесла Айрин и начала раздумывать, что же ей такого загадать. Девочка не отставала и тянула сестру за край футболки. Та, наконец, обратила на нее внимание. - А что это у тебя с платьем? Ты его все в траве замарала! Вот получишь от мамы, когда она увидит.
   - Нет!
   - Что нет? Думаешь, я ей не расскажу? Да вот прямо сейчас пойду и расскажу ей, если ты не отстанешь от меня. Ну, что? Пойти рассказать?
   Девочка насупила брови и скрестила ручки на груди, исподлобья смотря на сестру. Она была зла и обижена на нее. Как она могла! Ведь это была ее божья коровка! Это она должна загадывать желание!
   Айрин успела отойти от Ди подальше, когда вокруг нее вспыхнуло огненное кольцо, окружив ее и не давая выйти. Сестра сначала ничего не поняла, застыв на полушаге, а затем пронзительно закричала.
   Этот крик Ди будет еще долго слышать, и просыпаться от него по ночам. Уже там, в интернате, куда ее отправит мама, заботясь о благополучии Айрин. Тем самым она огородила себя и свою дочь от опасности, готовой в любой момент настичь их.
   На крик Айрин прибежала их мама. В переднике, с растрепанными от бега волосами, и со страшным выражением на лице.
   - Мама! - продолжала верещать Айрин. Она кинулась было к матери, но огонь был почти с девочку ростом и она, обжегши руку, тут же отступила назад. - Мама!
   - Что происходит?! Айрин!
   - Это она! - Девочка ткнула пальцем в свою сестру, продолжавшую спокойно наблюдать за происходящим. - Это она сделала!
   Мама подлетела к Ди и затрясла ее за плечи, не соизмеряя силу:
   - Прекрати! Слышишь меня, Диана, прекрати, отпусти Айрин!
   Девочка не понимала, что от нее хотят, поэтому с недоумением смотрела на маму.
   - Мама!
   - Сейчас. - Женщина отпустила Ди и бросилась в дом за огнетушителем. Через пару секунд она уже покрывала пеной выжженную траву вокруг Айрин. Та ревела во весь голос и с ужасом смотрела на пузырящуюся кожу на правой руке. Затушив огонь и тлеющую траву, женщина тут же выгнала машину из гаража и, посадив Айрин, повезла ее в больницу.
   О девочке с внешностью фарфоровой куклы никто не вспомнил. Как только мама с сестрой уехали, она подошла к выжженному на траве кругу и принялась искать божью коровку, которая должна была быть где-то здесь. Вдыхая запах горелой травы, и периодически соскребая с рук пену, она упорно искала ту, что стала виновницей случившегося. И она нашла ее, живую и невредимую, вдали от места происшествия. Может, конечно, это было уже другое насекомое, но это не имело значения для девочки.
   Ди посадила ее к себе на ладонь и, поднявшись с колен, подняла руку повыше, к небу.
   - Хочу, чтобы мне подарили котенка, - прошептала она и подбросила вверх насекомое. Та, расправив крылышки, взмыла в воздух и полетела. Девочка улыбнулась. Она знала, что ее желание обязательно исполнится. Оно просто не может не исполниться. Ведь дедушка ей обещал, а она знала, что он никогда ее не обманет.
  

39.

   - Ты плачешь, - осторожно сказал Дэниел, поддерживая меня за локоть и стирая со щеки холодные слезинки.
   - Правда? - улыбаясь сквозь слезы, задала я глупый вопрос.
   - Как себя чувствуешь?
   - Хорошо.
   Я перевела взгляд на сидящего рядом Истора и ужаснулась. Его лицо приобрело зеленоватый оттенок, а при таком освещении и вообще казалось сочно зеленым.
   - Вы тоже все это видели?
   Истор покачал головой:
   - Нет, не все и не так четко, как вы. Это же ваши воспоминания.
   - Вам плохо? Вы истратили очень много энергии, чтобы все это мне показать, - констатировала я, поглядывая на него с испугом. Слишком уж он плохо выглядел.
   - Со мной все будет в порядке, - заверил меня Истор.
   - Больше никаких доказательств вам не нужно? - осведомилась Бьянка, видимо, уставшая от нашего обмена любезностями. На ее месте я бы получше смотрела за состоянием здоровья своих подчиненных, где она найдет еще одного такого Видящего.
   - Нет, мне достаточно того, что я увидела.
   - Тогда мы можем приступить к следующему этапу, - произнесла она, протягивая руку Истору. Тот с благодарностями сжал ее, и буквально на глазах ему становилось все лучше и лучше. Перекачка силы от Хозяина своему подчиненному. Это перед кем она хочет показать себя такой щедрой? Не передо мной же.
   Я хотела спросить, о каком этапе она говорит, но на глаза тут же попалась Николь и объяснения мне уже не требовались.
   - Да, давайте начнем, - борясь со своим внутренним голосом, согласилась я. Мне не очень-то хотелось отдавать свою руку на растерзание этой вампирше, но это было необходимостью.
   - Николь, - обратилась Бьянка к девушке и она тут же приблизилась ко мне. Ее движений по направлению ко мне я не заметила, поэтому вздрогнула от неожиданности, когда она оказалась рядом со мной.
   - Правую или левую? - это самое глупое, что я могла произнести. Какая вампирше к черту разница, какую руку прокусывать? Или, раз среди людей бывают гурманы, то и среди вампиров...
   - Я бы предпочла горло, - начала она, наблюдая за тем, как мои глаза медленно расширяются от ужаса, - но пока достаточно и руки. На ваш выбор.
   Не став уточнять насчет "пока достаточно", я протянула ей правую руку. Холодные пальцы вампирши коснулись моей руки и приблизили ее к лицу Николь. Сердце мое начало замедляться, пропуская удар за ударом. Чтобы не видеть того, что будет происходить, я закрыла глаза и доверилась ощущениям.
   Что-то острое (зубы, конечно!) кольнуло мое запястье, а затем я почувствовала ее губы на месте ранки. Было не так уж и больно, как мне представлялось, но глаза открывать все равно не стала, так спокойнее. Я ощутила, как она высасывает кровь, и мне стало противно. Упаси Боже, если еще раз свяжусь с вампиром.
   - Хватит, - сказала Бьянка, и девушка выполнила ее приказание. Мою руку отпустили, и только после этого я осмелилась открыть глаза. На месте укуса были видны только два небольших прокола. На первый взгляд можно сказать, что ничего не произошло. Вот если бы еще губы Николь не алели от только что выпитой крови...
   - И что теперь? - спросил Дэниел, протягивая мне бумажную салфетку, которую любезно преподнес нам Истор, уже оклемавшийся после нашего с ним сплава по волнам воспоминаний.
   - Теперь предоставьте работу Николь. Не могу сказать точно, сколько времени это займет, но, думаю, уже сегодня мы выйдем на вашу сестру.
   - Она, что, как ищейка будет идти по следу? - осклабилась я и перехватила гневный взгляд Николь. Надо же, а я-то думала, что она не испытывает никаких эмоций.
   - По запаху крови она найдет вашу сестру, где бы она не находилась, - заметила она и добавила: - Впрочем, как и вас.
   А вот это мне уже не понравилось. Еще не хватало, чтобы по моим следам шла озлобленная вампирша, мстящая за неосторожное слово. Впредь надо будет следить за своими словами.
   - Мы свободны? - спросила я, желая оказаться сейчас где-нибудь подальше от Бьянки и ее вампирши-ищейки.
   - Да, можете идти. Если вы мне понадобитесь, я найду вас.
   - Звоните на номер, с которого я вам звонила.
   - Мы вас найдем, - заверила Бьянка. Конечно, теперь она меня даже из-под земли достать сможет.
   Прощаться ни с кем мы не стали, а просто покинули этот дом. Дэниелу не меньше меня хотелось здесь оставаться. Истор сопроводил нас до самых дверей, чтобы удостовериться, что мы все-таки ушли. Это даже к лучшему, а то бы мы напоролись еще на его зверинец.
   - Обязательно было говорить про ищейку? - с ехидством спросил Дэниел, когда мы сели в машину.
   - А что такого я сказала? Всего лишь правду.
   Дэниел усмехнулся и завел машину.
   - Боюсь, теперь мне придется оглядываться по сторонам, дабы не напороться на обиженного вампира.
   - С ними шутки плохи, Диана, - упрекнул он меня и выехал на дорогу. Я кинула последний взгляд на дом Истора и пожелала, чтобы больше здесь никогда не оказаться. Хватит с меня этой мрачности. - Так что же ты увидела?
   - Теперь я понимаю, почему моя сестра связалась с Кортесом. У нее на это были веские причины?
   - Какие?
   - Давай заедем куда-нибудь позавтракать, я готова съесть целого слона.
   ...зеленого... как из книжки... и читать ему сказки...
   - Нет проблем, - согласился Дэниел. - Так все-таки, какие у нее причины?
   - Я чуть не сожгла ее живьем.
   Дэниел отреагировал сильнее, чем я предполагала. Он резко ударил по тормозам, отчего я чуть не встретилась с лобовым стеклом.
   - Поаккуратнее можно, - скривилась я, но Дэниел словно не слышал моего замечания.
   - Хочешь сказать, что ты с пяти лет обладаешь силой огня, и чуть не спалила свою сестру?!
   - Ага, - согласилась я, - с маленькой поправкой - "обладала", заметь, в прошедшем времени.
   Дэниел рассмеялся, но как-то не весело.
   - Каким же образом тогда ты оказалась в интернате для ангелов?
   - Этот вопрос не ко мне, а к распределителям. Я сама никогда не знала, какой силой обладаю.
   Дэниел продолжил движение, но ехал медленно, на случай того, если я опять сообщу ему что-нибудь шокирующее.
   - И за что ты ее так? Она забрала у тебя куклу? Или съела твой десерт? - ухмыльнулся он.
   - Зря ты так, - пожурила я Дэниела. - Она украла у меня божью коровку.
   - Что?! - Дэниел прыснул со смеху и долго не мог остановиться. - Ты чуть не убила ее из-за какого-то насекомого?! С тобой опасно иметь дело. Только не убивай меня, если я нечаянно вытрусь твоим полотенцем.
   - Тебе смешно? Вот и веселись, - буркнула я и отвернулась к окну.
   - Ладно, не обижайся. Но посуди сама, это ведь смешно.
   Это сейчас мне поступок Айрин казался смешным, а тогда я была оскорблена до глубины души. Она отобрала у меня то, что было добыто с таким трудом. Она хотела забрать у меня исполнение желания.
   - Знаешь, - сказала я Дэниелу, - а ведь божья коровка выполнила мое желание. Через столько лет, но она его выполнила.
   - И что же ты загадала? - полюбопытствовал он.
   - Я страстно желала иметь котенка, но мама не разрешала мне его завести, - призналась я. - А ты выполнил мое самое заветное желание.
   От его улыбки мне стало теплее. Удивительно, но он знает меня лучше, чем я сама, жаль мне о нем мало что известно.
   - Что еще ты узнала?
   - Я поняла, почему не выношу, когда меня называют Ди. Так называла меня мама.
   - Понятно, - кивнул он. - А имя своей сестры? Ты его знаешь?
   Да, теперь я его знала. Теперь мне было известно имя убийцы, того, кто по чужой прихоти отправил на тот свет небезызвестных мне людей.
   - Айрин. Ее зовут Айрин.
   ... она так похожа на тебя... та же жажда убийства в крови...
   - И у нее на правой руке должен был остаться шрам от ожога.
   Дэниел кинул в мою сторону настороженный взгляд, но спрашивать ничего не стал. Да, теперь я понимала, почему Айрин так зла на меня. Интересно, кто кого нашел: Кортес Айрин или же Айрин вышла на Кортеса. В любом случае они против меня.
   - Позавтракаем здесь, - Дэниел остановился возле небольшой закусочной, - тут народу меньше.
   Я мысленно согласилась с ним, сейчас мне меньше всего хотелось привлекать к себе внимание посторонних людей. Конечно, и здесь была велика опасность того, что меня узнают, но велика была и надежда на обратное.
   Людей в закусочной и, правда, почти не было, точнее совсем не было, мы являлись единственными посетителями. Она только-только открылась. Между столиками маневрировала сонливая официантка, в мечтах которой были только мягкая подушка и сладкий сон. Она смахивала пыль с каждого столика, размеренно возя по нему отнюдь не чистой тряпкой. Наше появление осталось незамеченным. Она продолжала возить по очередному столу, размышляя над чем-то своим. Это продолжалось до тех пор, пока мы не окликнули ее. Два раза.
   - Что вы хотите заказать? - широко зевая, осведомилась она, подплывая к нашему столику.
   - Что-нибудь на ваше усмотрение, - улыбнулся Дэниел.
   Девушка нахмурилась, но, немного подумав, согласилась:
   - Хорошо.
   Девушка уплыла на кухню, раскачиваясь на каждом шагу словно сомнамбула. Ей богу, лунатик.
   - Надеюсь, к тому времени как мы перекусим, Эван уже раздобудет пропуск. Если его Спящая Красавица вообще согласится на эту авантюру. Думаешь, она поверит? - спросила я у Дэниела.
   - Не знаю, - он пожал плечами. - Эван сказал, что Джанет очень наивна и доверчива, поэтому я надеюсь, что все пройдет гладко.
   - Не боишься? - хитро прищурилась я. - Ведь мы собираемся совершить кражу века.
   - Ну, к твоим бредовым выходкам и задумкам я уже привык, так что...
   - Это ты чьи задумки назвал бредовыми? - вспыхнула я. - Да кроме меня никто не способен мыслить логически.
   - Хочешь сказать, что проникновение в Хранилище Сил - это верх логики? - его сарказм был ничем не прикрыт, он издевался надо мной.
   - Придумай что-нибудь другое, - предложила я своему другу. - На данный момент это единственная здравая мысль.
   - У меня есть еще более здравая: вообще туда не ходить. Ну, как тебе?
   Подошла официантка с небольшим подносом, на котором уместились две тарелки овощного рагу, два чизбургера и две чашки кофе. О, ужас! Кофе был только что приготовленным и распространял свой зловонный аромат по всей закусочной.
   - У вас есть кока-кола? - спросила я, с брезгливостью отодвинув подальше от себя чашку с кофе.
   - Конечно, вам одну или две? - поинтересовалась официантка.
   - Одну, - отозвалась я. Официантка тут же удалилась.
   - Прикрой его салфеткой, что ли, - попросила я, морщась от тошнотворного запаха. Даже не представляю себе, как можно пить такую гадость. Меня от одного запаха уже мутит.
   Не дождавшись Дэниела, я сама накрыла обе дымящиеся чашки салфетками, и принялась за рагу. Оно оказалось холодным, что снизило мое настроение до минимума. Среди овощей кое-где попадались жесткие куски мяса, напоминающие по вкусу картон. Поковырявшись немного в этом творении местных кулинаров, я отодвинула от себя тарелку и посмотрела на Дэниела. Тот поглощал рагу с таким удовольствием, будто ничего вкуснее никогда не пробовал. У меня даже возникло желание попробовать его блюдо, вдруг ему подсунули не то, что лежало у меня в тарелке. Но делать этого я не стала, и так он сомневается в моей психической нормальности.
   Чизбургер оказался приятнее и привычнее на вкус. Особенно если запивать его кока-колой.
   Дэниел быстро разделался с обеими порциями рагу и выпил обе чашки кофе, смакуя каждую каплю. Если верить средствам массовой информации, то кофеин является очень хорошим способом борьбы с сонливостью. Что ж, пусть Дэниел только попробует зевнуть в моем присутствии.
   - И что ты сделаешь с Айрин? - спросил Дэниел, когда о завтраке остались только приятные (хм, у кого как) воспоминания.
   - В смысле?
   - Ну, - замялся он, - ты сдашь ее в полицию?
   - Конечно, - без всяких сомнений ответила я. - Убийца должен сидеть в тюрьме.
   - Даже если это твоя сестра?
   Интересно, ему обязательно было начинать этот разговор? Я же у него не спрашиваю, почему он живет один, ничего не говорит о своей работе и умалчивает о своем прошлом.
   - Даже если это моя сестра. Дэниел, я видела, как Айрин жестоко убила одного из близких мне людей, а затем так же разделалась со вторым. Она делала это умышленно, понимаешь?
   - А вдруг Кортес ею управлял? - предположил он, отчаянно цепляясь за последнюю соломинку.
   - Сомневаюсь, - я утопила его надежды на спасение Айрин. - Не бойся, я не собираюсь ее убивать, хотя могла бы.
   Он с ужасом воззрился на меня, и лишь увидев с трудом сдерживаемый смех в глазах, понял, что я над ним шучу. Один - ноль в мою пользу.
   - Я тебе почти поверил, - выдохнул Дэниел.
   Дверь в заведение открылась, и в закусочную тяжелой поступью кто-то вошел. Дэниел кинул взгляд в сторону вошедшего, и его лицо напряглось, сделавшись каменным.
   - Что? - спросила я. - Что такое?
   - Не оборачивайся, - прошипел он, когда я хотела уже повернуть голову в сторону посетителя. - Это офицер.
   - Что он делает? - так же шепотом поинтересовалась я.
   - Кажется, - Дэниел сделал паузу, - флиртует с официанткой.
   - И все? - мне даже как-то обидно стало.
   - Заказывает кофе и сэндвичи на вынос.
   - Дежурит, значит, - констатировала я.
   В этот момент зазвонил телефон. От неожиданности я подпрыгнула на стуле.
   - Слушаю, - сказал Дэниел, принимая вызов.
   Разговор был недолгим, но плодотворным.
   - У него все получилось, - сообщил мне Дэниел.
   - Отлично, - просияла я, вытирая руки о салфетку. - Где мы с ним встретимся?
   - Подъедем к торговому центру, здесь недалеко.
   - С каких это пор ты так хорошо ориентируешься в нашем городе? - поинтересовалась я.
   - Жизнь научила, - отшутился Дэниел. - Ждем минут пять и уезжаем.
   - Зачем?
   - Глупая, хочешь нарваться на патруль? Сейчас полицейские уедут, тогда можно будет выходить.
   Я не стала спорить с Дэниелом. Пять минут, так пять минут.
   Полицейский взял заказ и, бросив еще пару комплиментов сонной официантке, отправился на выход.
   Мы прождали больше пяти минут, затем Дэниел расплатился за обед и мы пошли на выход. Меня что-то тревожило, я ощущала некое волнение, но говорить об этом Дэниелу не стала, чтобы не превратиться в объект шуток. А зря. Могла бы уже привыкнуть, что я просто магнитом притягиваю к себе опасность. Внутренний голос вопил, что что-то не так, что сейчас что-то произойдет. Но я его не слышала, а точнее - не хотела слышать. И совершенно напрасно. Но, когда я это осознала, было уже поздно. Слишком поздно.
  

40.

   Дверь из закусочной открывалась от себя, поэтому я толкнула ее и шагнула вперед, слыша за спиной шаги Дэниела. И тут же чуть не столкнулась с человеком, заходившим в закусочную. Несмотря на то, что я отнюдь не маленького роста, этот человек был выше меня на голову, а его комплекция очень сильно отличалась от моей. И на нем была надета полицейская форма. Сказать, что в тот момент я испытала ужас - значит, не сказать ничего. По крайней мере, мысленно уже поставила на себе крест. Застыв, словно статуя, я стояла и смотрела ему в глаза, слегка задрав голову.
   - Извините, офицер, - Дэниел схватил меня за руку и потащил подальше от входа. Я не упиралась, но и не помогала ему. Всего лишь провожала глазами фигуру полицейского, который неотрывно наблюдал за мной.
   - С вами все в порядке, мисс? - крикнул он.
   - Все в порядке, офицер, - заверил его Дэниел и, открыв дверцу машины, запихнул меня внутрь. - Ты с ума сошла?!
   Последние слова предназначались уже мне, но они доходили до меня эхом. Эхом моего собственного внутреннего голоса.
   - Он меня узнал, - тихо прошептала я, наблюдая за тем, как человек в форме приблизился к своему напарнику, находящегося рядом в патрульной машине, и что-то начал ему говорить, указывая в нашу сторону.
   - Не говори ерунды, - перебил меня Дэниел и начал заводить машину. У него это не получилось. - Черт! Только не сейчас!
   Дэниел продолжал свои попытки завести машину, но я знала, что они ни к чему не приведут. Вот офицер берет в руки какие-то бумаги, внимательно рассматривает их, и бросает очередной настороженный взгляд в нашу сторону. Его напарник делает то же самое. Они уже забыли про кофе и сэндвичи, про милую сонливую официантку... Теперь у них только одна цель...
   - Черт! Да заведешься ты или нет! - Дэниел несколько раз ударяет по рулю и снова поворачивает ключи в замке зажигания. Безрезультатно.
   - Дэниел, - обращаюсь к нему я. - А может это судьба?
   - Что? - он резко поворачивается ко мне и на его лице написано желание ударить меня по щеке, чтобы привести в чувство. Но он этого не делает. - Что за ерунду ты говоришь?! Какая судьба?! Ты же сама твердила, что ты не виновата и ответственность за совершенное должен нести кто-то другой.
   - Возможно, я ошибалась.
   - Черт! - выкрикнул он, видя, как второй полицейский покинул машину и теперь они оба направились в нашу сторону. И оба держали руку наготове, чтобы в любой момент добраться до пистолета. Мне не нужно было смотреть туда, чтобы это понять. Все и так было предельно понятно. - Веди себя спокойно, а лучше сделай вид, что ты слегка перебрала. И убери с лица эту глупую улыбку!
   - Это уже не имеет смысла Дэниел, - продолжала улыбаться я, смотря в одну точку.
   И тут он сделал то, что я и предполагала. Он хлестанул меня по щеке с такой силой, что моя голова безвольно дернулась в сторону. Было больно... но это помогло.
   - Я тебе это припомню, - прошипела я, потирая ушибленное место. Щека горела огнем.
   - Так-то лучше, - отозвался Дэниел и снова попытался завести машину. И, хвала небесам, ему это удалось. - Держись!
   Что было сил я вцепилась обеими руками в обивку сиденья. В этот момент Дэниел резко подал машину назад, чуть не сбив подошедших почти вплотную офицеров, и вырулил на проезжую часть. Позади раздались возмущенные крики. Я наблюдала за тем, как офицеры тут же побежали к своей машине, чтобы пуститься вслед за нами. Сирена на крыше патрульной машины завыла, оглашая окрестность нервирующими звуками.
   - За нами погоня, - констатировала я.
   - Могла бы уж и не говорить, - криво улыбнулся Дэниел и до отказа вжал педаль газа. Утро было раннее, поэтому машин на дороге было не так много, что играло нам на руку, но и те ехали, словно сонные черепахи. Дэниелу приходилось выкручивать руль и обгонять их, стараясь оторваться тем самым от преследования. Вой сирены не отставал.
   - Красный! - завопила я, когда мы подъехали к светофору, но Дэниел не сбавил скорости. Позади нас со свистом пронеслась груженная пивом фура. От представления того, что могло бы произойти секундой позже, у меня затряслись поджилки. Я еще слишком молода, чтобы так безвременно погибнуть. Костяшки пальцев Дэниела побледнели, настолько сильно он вцепился в руль. Зато у нас теперь был небольшой отрыв.
   - Сворачивай направо! Там мы сможем оторваться.
   Улица, на которую мы выехали, была широкой, но не многолюдной. Пока Дэниел гнал вперед, я то и время оглядывалась назад. Полицейские стали отставать. Обрадоваться этому я не успела, поскольку с другой стороны послышался точно такой же вой сирены. Теперь за нами гналась уже не одна патрульная машина, а несколько. Точно определить, откуда исходит звук, я не могла. Казалось, что отовсюду.
   Выяснилось это только на следующем повороте, когда наперерез нам вырулил полицейский "форд". Дэниел резко рванул руль направо, и машину занесло. Удар... скрежет металла о металл... чей-то крик... звон разлетевшегося в дребезги лобового стекла...
   Кричала я, но сама того не ощущая. Дэниел приходил в себя после столкновения. Пахло жженой резиной, а на губах чувствовался солоноватый привкус железа.
   - Ты как? В порядке? - прохрипел Дэниел. - У тебя кровь.
   Я дотронулась трясущимися руками до своего лица и, когда отняла, увидела, что они все в крови. Видимо, неудачно соприкоснулась с приборной панелью.
   - Идти можешь? - Дэниел торопливо отстегивал ремень безопасности.
   - Кажется.
   - Тогда не будем терять время, - сказал он и попытался открыть дверь со своей стороны, но ее заклинило. - Давай, давай, выбирайся.
   Не дождавшись меня, Дэниел сам расцепил мой ремень, и, открыв дверцу, вытолкал меня наружу, после чего вылез сам. Вой сирен был уже совсем близко. Когда мои ноги коснулись асфальта, я поняла, что могу не только идти, но и бежать.
   В патрульной машине, вылетевшей нам наперерез, никто не шевелился. Силой удара ее отбросило на обочину. Я не хотела думать, что там все мертвы, но мысль сама кружила в моей голове: "Теперь ты точно стала убийцей".
   Дэниел схватил меня за руку и дернул в направлении глухого переулка. С трудом оторвав взгляд от места аварии, я попыталась не отставать от друга. Мы бежали долго, шарахаясь от редких прохожих, которые с ужасом смотрели на меня, плутая по маленьким улочкам.
   Я не могла точно сказать, что именно ранила на лице, поскольку его жгло целиком. Но на губе уже чувствовалась засыхающая корочка.
   Меня надолго не хватило. Вскоре запас внутренней энергии кончился и я, отпустив руку Дэниела, без сил рухнула на асфальт. Мир вокруг закружился, жаркий воздух нестерпимо жег легкие.
   - Вставай, - приказал Дэниел.
   - Я больше не могу, - прохрипела я, облизывая пересохшие губы. Страшно хотелось пить.
   - Еще немного, - он потянул меня за руку, но сдвинуть с места не смог. Тогда он свалился на колени рядом со мной и попытался отдышаться. Ему тоже не пристало бегать на большие расстояния со спринтерской скоростью.
   - Как ты думаешь, - я сделала передышку, - они все погибли?
   Он не спросил, о ком я говорю, и без того было понятно.
   - У них шок, их спасут, не волнуйся.
   Хотелось бы верить. Я не хотела уподобляться своей сестре или Кортесу и становиться преступницей, пусть даже и невольной.
   Из-за угла появился черный "седан". Он ехал медленно, постепенно приближаясь к нам. Нужно было бежать, снова бежать, но силы иссякли. Поэтому мы просто наблюдали за тем, как он преодолевал расстояние, нас разделяющее.
   "Седан" затормозил прямо возле нас. Мы в ожидании замерли. Стекла были тонированными, поэтому не видно было лица того, кто сидел за рулем.
   - Вам нужно особое приглашение? - пренебрежительно поинтересовалась русоволосая девушка, опустившая стекло. - Садитесь.
   - Николь?! - я не верила своим глазам. Может, у меня уже галлюцинации начались? Нет, вроде Дэниел тоже ее видит.
   - Садитесь, - повторила она и мы, быстро поднявшись, уселись в ее машину. Неподалеку кто-то громко и надрывно закричал.
   - Как ты узнала, что мы здесь? - спросил Дэниел, уставившись на вампиршу.
   Единственный же вопрос, который хотелось задать мне - это почему вампир разгуливает, как ни в чем не бывало, посреди дня? Ну, не дня, если быть точнее, а утра, но смысл от этого не терялся.
   - Почувствовала, - загадочно улыбнулась Николь и, развернувшись, направила машину туда, откуда приехала.
   Мы сидели, погрузившись в собственные мысли, которые были не очень приятными. Мне было жаль Дэниела, которого я втянула в эту авантюру. Мало того, что сама почти закопалась, так и его погребаю под собой. И зачем только я позволила ему сопровождать меня?
   Николь время от времени бросала на меня через плечо странный взгляд своих серо-голубых глаз. Ее губы при этом раздвигались, обнажая ряд белоснежных зубов. И меня это раздражало. Когда это произошло в четвертый раз, я не вытерпела:
   - Что-то не так? - мои брови взметнулись вверх.
   - Хотите спровоцировать меня?
   - Что? - моему недоумению не было границ.
   - Конечно, я могу контролировать себя, но когда рядом такой лакомый кусочек, - она причмокнула и обнажила клыки, - очень трудно сдержаться.
   Мне этого было достаточно, чтобы сразу же кинуться приводить себя в порядок. Спасибо Дэниелу, что не забыл захватить мою сумку, когда мы спасались бегством, иначе бы я лишилась многого. Мало того, что там находились все мои кредитки, так еще и документы, удостоверяющие личность. И кроме них еще кое-какие необходимые вещи. Удивляюсь, как от не бросил ее по дороге, ведь веса в ней не мало. Сама я про нее совершенно забыла.
   Вытащив салфетки и небольшое зеркальце, я принялась оттирать запекшуюся кровь с лица под заинтересованным взглядом Николь. Все было не так уж и плохо, как мне показалось на первый взгляд: всего лишь разбита губа и неглубокий порез на левой щеке, который страшно саднил.
   - Николь, ты можешь отвезти нас к торговому центру на пересечении Стэнтон Авеню и 9-ой? - спросил Дэниел, вырываясь из плена собственных мыслей. Жаль, теперь я не могла даже бегло разузнать, о чем он думает, поскольку вместе с силой ушли и способности телепатии. Но, ничего, скоро все вернется на круги своя. Уже сегодня то, что принадлежало мне от рождения, снова будет в моих руках, и никто больше не заберет у меня мою собственность. Этот аспект я еще не оговаривала с друзьями, но могу сразу сказать, что им это не понравится, особенно Эвану. А когда он узнает, что случилось с его машиной, то совсем озвереет.
   - Хотите отовариться? - хмыкнула она. - И время подходящее выбрали. Может вас лучше в больницу отвезти?
   - У нас там дела, - отрезал Дэниел. Тон его был несколько грубее, чем требовала того ситуация. Мало того, что у Николь обида на меня, так и Дэниел решил не отставать.
   Николь больше спрашивать ничего не стала, лишь бросила на моего друга отрешенный взгляд, ничего не содержащий. По ней трудно было определить, что она испытывает к нам.
   - Почему ты помогаешь нам? - спросила я, засовывая окровавленные платочки обратно к себе в сумочку, чтобы они не попались на глаза Николь.
   Ее волосы были забраны в хвост, на лице - ни капли макияжа, и в лучах солнечного света она была ничем не примечательным человеком. Не было той привлекательности, которой славились вампиры. Не было шарма, ради которого люди бы шли на все, чтобы ее зубы коснулись их шеи в поцелуи вечности. Николь была просто серой мышью, легко теряющейся в толпе.
   - Потому что вам нужна помощь, - пожала плечами она. В ее голосе сквозила безмятежность, но, судя по пальцам, нервно постукивающим по рулю, все было несколько иначе. Как толково разъяснили мне эльфы, ничего не происходит просто так, за все нужно платить. Только вот Николь пока не хотела называть свою цену. Надеюсь, она не будет слишком высокой.
   - Что с поисками Айрин? - поинтересовалась я. - Ты нашла ее.
   - Пока еще нет, - ответила вампирша.
   "Тогда какого хрена ты занимаешься всякой ерундой, вместо того, чтобы продолжать поиски моей ненаглядной сестренки?", - хотелось высказаться мне, но слова потонули в потоке мыслей. Неужели начинаю привыкать сначала думать, а потом говорить? Интуиция мне подсказала, что лучше этого не произносить, если я хочу встретить завтрашнее утро живой и во здравии.
   - Николь, - обратилась я к вампирше, - можно, я задам тебе личный вопрос?
   Она окинула меня оценивающим взглядом и улыбнулась, я расценила это как согласие.
   - Я всегда считала, что вампиры активны только ночью, а дневное солнце для них губительно. Разве это не так?
   - Странные вы, люди, верите в те сказки, которые придумываете сами и заставляете других придерживаться этих писаний. Да, солнце оказывает на нас влияние, может вызвать сильный ожог, но если ты ждешь, что я превращусь в кучку пепла, то этого не произойдет. Это преувеличение, - разоткровенничалась Николь. - А что касается того, что мы не отражаемся в зеркалах, так это тоже вымысел.
   - Значит, ничего из того, что миру известно о вампирах, не является истиной? - я была страшно разочарована.
   - Если ты захочешь заколоть меня серебряной вилкой, то это тебе тоже не удастся, - добила она меня, но, увидев мой подавленный вид, добавила: - Но это правда, что мы живем дольше людей, намного дольше.
   - Как же вас тогда можно убить? - выдохнула я.
   - А эту тайну я оставлю при себе. Без обид.
   Да о каких обидах может идти речь? Пусть хранит свою тайну сколько хочет. А если уж мне понадобится это узнать, то я непременно узнаю. Во-первых, попробую выудить эту информацию у Дэниела, а во-вторых, если вампиры реально существуют, то в наших архивах наверняка найдется что-либо про них. Если Николь встанет на моем пути, то я любыми способами найду то, что поможет мне сбросить ее с него.
   Только надеюсь, что это произойдет не сейчас, поскольку на данный момент у меня и без нее много врагов, желающих добраться до меня. Представители всех рас в одно время объявили на меня охоту. Правда, эльфы еще не подозревают, какой "сюрприз" в моем лице ожидает их. Остаются Совет Ангелов, местная полиция и Кортес. Радует тот факт, что пока все идет хорошо, по плану.
   Выражение лица Дэниела не говорит ни о чем хорошем. Что занимает его тягостные думы? Случившаяся авария? Неужели он винит себя в возможной смерти полицейских из той патрульной машины? Черт, и дернуло же меня так глупо себя вести возле закусочной. Мне захотелось взять Дэниела за руку и успокоить, прижавшись к его плечу, но я не стала этого делать. У меня нет уверенности, что он примет ее. Примет ее от меня. От той, которая вовлекла его во все это. С той минуты, что мы сели в машину Николь, он не обмолвился со мной и словом. И это пугает. Мне страшно потерять одного из друзей, которых у меня и так не много. Что ж, время все рассудит.
   Я сглотнула подступивший к горлу комок и отвернулась к окну.
  

41.

   Парковка у торгового центра была целиком заставлена автомобилями, так что даже остановиться было негде. Поскольку высаживать нас прямо на проезжей части Николь категорически отказалась, пришлось минут десять потратить на поиск подходящего для остановки места. Я подивилась такому большому количеству людей, с утра пораньше решивших обновить свой гардероб и интерьер. Распродажа там сегодня, что ли?
   - Вы точно найдете мою сестру? - обеспокоено спросила я, когда настало время прощаться с Николь.
   - Нашла же я вас, найду и ее, - отозвалась вампирша.
   - Ну, это не совсем одно и тоже...
   - Не волнуйтесь вы так, моя Госпожа обещала вам, что уже сегодня вы сможете поговорить с Айрин с глазу на глаз, а она не пускает свои обещания на ветер.
   - Хотелось бы верить, - вздохнула я. - Так вы свяжетесь со мной?
   - Всенепременно, - улыбнулась Николь и качнула головой в сторону двери, тем самым показав, что нам пора. Что ж, очень вежливо.
   - Спасибо, - сказала я напоследок, покидая машину Николь. Дэниел хлопнул дверцей со своей стороны. Странно, от него я не услышала ни одного слова благодарности в адрес вампирши, хотя она вполне этого заслужила. Ведь помимо того, что она увезла нас подальше от места аварии, Николь снабдила меня необходимой экипировкой для скрытности. Темные очки, полностью скрывающие глаза, оказались как нельзя кстати, а в комплекте с кепкой цвета запекшейся крови - если бы не нужда, ни за что не приняла бы этот дар - делали меня совершенно неузнаваемой. Людей было много, но никто не обращал на меня внимания, их взгляды проскальзывали мимо, не узнавая в находящейся рядом с ними девушке разыскиваемого убийцу ангелов. Значит, маскировка действовала.
   Своего друга, топтавшегося у входа в супермаркет и нервно поглядывающего на часы, я приметила еще издалека. Эван был не в лучшем расположении духа и, думаю, ему станет еще хуже, когда он узнает о произошедших событиях. Этого он мне точно не простит.
   - Может, не будем ему говорить, что случилось? - заискивающе поинтересовалась я у Дэниела, который шагал так быстро, что я еле поспевала за ним.
   Наконец, мы попали в поле зрения Эвана, и он отчаянно замахал рукой, привлекая к себе наше внимание.
   - Сейчас ему лучше пока ничего не говорить, - сказал Дэниел, а я облегченно вздохнула. - Но ему и без нас скоро все станет известно. Ведь именно он является владельцем той машины, на которой мы пытались скрыться.
   - Что верно, то верно, - оптимизм, которого и так было не так уж много, куда-то улетучился. На меня нахлынула тоска и печаль, но, несмотря на это, я попыталась изобразить искреннюю улыбку, когда приблизилась к Эвану. И, видимо, нисколько в этом не преуспела.
   - Что случилось? - сразу спросил он у нас, стоило нам только поравняться с ним. Я проследила за его взглядом, обращенным на Дэниела, и поняла, чьи актерские данные подкачали. Дэниел даже не пытался скрыть свое дурное настроение.
   Настороженный взгляд, требующий немедленного ответа, переметнулся на меня, пытаясь прочесть ответ в моих глазах. Эвану это не удалось.
   - Будете молчать или все-таки расскажете, что случилось? - начиная заводиться, спросил Эван. - Не забывайте, что в моих руках ключ к вашим дальнейшим похождениям, без которого вы не сможете провернуть запланированное.
   - Шантажист, - прошипела я.
   - С тобой иначе нельзя, - ухмыльнулся Эван, после чего достал из кармана пиджака небольшую карточку и начал махать ею у меня перед носом. Мои попытки перехватить его руку ни к чему не привели.
   - Ладно, сдаюсь. Ничего особенного не произошло. Просто около закусочной мы столкнулись с парой полицейских, которые попытались меня задержать.
   - И что? Что дальше?
   - Как видишь, стою перед тобой.
   - И это все? - засомневался Эван, Дэниел усиленно отводил глаза в сторону, оставив меня одну разбираться с Эваном. Тоже мне, помощник.
   - Конечно, все закончилось хорошо, - как можно милее захлопала глазами я.
   - А что с твоим лицом? Работа полицейских?
   Черт, я совсем забыла, что у меня разбита губа, а на щеке красуется порез. Еще бы Эван не догадался, что что-то случилось. Хорошо еще, что у меня в сумочке нашелся тюбик тонального крема, и мне удалось немного замазать свои повреждения, что б не так бросались в глаза.
   - Когда мы убегали, я споткнулась и пробороздила лицом асфальт. Вот и все.
   Друг внимательно на меня посмотрел и после нескольких секунд раздумий протянул мне карточку.
   - Ура! - я не смогла сдержать восторг и чмокнула Эвана в щеку. - Ты чудо!
   - Вот всегда бы так, - улыбнулся Эван. Улыбнулся по-настоящему, лучезарно, впервые за последнее время.
   - С Джанет проблем не было? - поинтересовался Дэниел, пока я разглядывала наш пропуск в Хранилище Сил. Ничем не примечательная ламинированная карточка, даже без фотографии, но с каким-то штрихкодом, по которому нас и должны опознать.
   - Нет, она поверила каждому моему слову.
   - И как ей удалось провернуть это так быстро? - удивилась я, передавая пропуск Дэниелу.
   - Не знаю, - честно ответил Эван. - Сейчас меня интересует другое. Как прошла встреча с Себастьяном? Он вам не угрожал?
   - Чем он мне может угрожать, Эван? Конечно же, нет. Более того, они пообещали, что уже сегодня я разберусь со всеми своими неприятностями.
   - Каким образом? - сразу спросил мой друг. Дэниел не лез в наш разговор, предлагая мне выкручиваться, чтобы не наболтать лишнего.
   Мне не хотелось сейчас все рассказывать Эвану, тем более я еще не определилась, что ему следует знать. Бьянка меня предупредила, чтобы никому не стало известно, кем на самом деле является Хозяин Преисподней, а идти с ней на конфликт пока не хотелось. Боюсь, в противном случае меня уберут как ненужного свидетеля.
   - Давай я потом тебе все расскажу, у нас мало времени, - попыталась выкрутиться я.
   - Хорошо, - неожиданно для меня согласился Эван. - Кстати, к Линде сегодня уже наведывалась полиция и расспрашивала про тебя. При этом они даже не заикнулись о том, что ты сбежала от них, исчезнув прямо из камеры.
   - А тебя они еще не успели допросить?
   - Я не заходил домой, а сразу поехал к Джанет. Моего телефона они пока еще не знают, но, думаю, скоро и мне придется с ними побеседовать.
   - Я тебе не завидую, - горько улыбнулась я, представив себе детектива Райта, допрашивающего Эвана и пытающегося выведать у него мое местонахождение. Что ж, пусть попробует.
   - Ладно, мы пойдем, - Дэниел и Эван обменялись рукопожатием.
   - Удачи, - пожелал нам Эван, нервно теребя край своего пиджака. - Звоните, если станет известно что-нибудь новенькое.
   - Обязательно, - улыбнулась я Эвану напоследок, но тут же пожалела об этом: боль в разбитой губе напомнила о себе.
   - Больно? - Эван дотронулся до моего подбородка и слегка повернул его в сторону, чтобы получше рассмотреть мое боевое ранение.
   - До свадьбы заживет, - отшутилась я.
   - Тогда идите, - отозвался Эван. - Надеюсь, все пройдет так, как запланировано.
   - Мы тоже на это надеемся, - сказал Дэниел.
   Я попрощалась с Эваном и, подхватив Дэниела под руку, направилась к тому месту, где нас высадила Николь. Спиной я чувствовала взгляд Эвана, который не отрывал от нас глаз. Конечно, мне было понятно его беспокойство, но все близится к своему завершению и он должен этому радоваться. Когда мы отошли на приличное расстояние от Эвана, мне в голову пришла совершенно бесшабашная мысль.
   - Дэниел, дай мне свой телефон, - попросила я, не скрывая свою улыбку.
   - Что ты задумала?
   - Сейчас увидишь.
   Быстро набрав осевшие в моей памяти цифры, я нажала на вызов и стала ждать. Я видела, как Эван достал из кармана пиждака свой сотовый телефон и принимает звонок.
   - Да?
   - Эван, это Линда. Забыла тебе кое-что сказать. Если тебе позвонит полицейский и станет расспрашивать про твою машину, скажи, что у тебя ее угнали.
   - Кто? - не понял Эван.
   - Ну, например, я. Понимаешь, когда мы с Дэниелом пытались скрыться от офицеров, которые за нами гнались, мы нечаянно столкнулись с полицейской машиной.
   - Что?!
   - В общем, извини. Обещаю, что куплю тебе новую, - улыбнулась я, увидев, что Эван готов рвать и метать. Мне даже показалось, что он сейчас побежит за нами, лишь бы добраться до меня как можно скорее.
   - Диана, я лично сверну тебе шею, когда увижу в следующий раз, - прорычал в трубку Эван. - Только попадись мне на глаза.
   - Я тоже тебя люблю, - озорно улыбнулась я и, послав ему воздушный поцелуй, отключилась.
   Наша миниатюра не оставила Дэниела равнодушным: на его каменном лице засияла улыбка, которая была для меня подобна теплым лучам ласкового солнца и милее всего на свете. Я так давно ее не видела, что и забыла, как это прекрасно.
   - Что-то мне подсказывает, что он выполнит свое обещание, - сквозь смех сказал Дэниел.
   - Тогда ему придется занять очередь, - отозвалась я. - Слишком много людей горят желанием сделать со мной тоже самое.
   Дэниел махнул рукой проезжавшему такси и, на нашу удачу, оно остановилось.
   - Испытываешь судьбу? - поинтересовался Дэниел, галантно придерживая дверцу машины, чтобы я смогла сесть.
   - Я всю жизнь только этим и занимаюсь, иначе, скучно жить, - на полном серьезе ответила я. Он хмыкнул, но ничего не сказал.
   Разве я не права? Разве людям не нужна хорошенькая встряска, чтобы немного их приободрить и отвлечь от повседневной работы? Конечно же, она необходима, только не так часто, как это случается в моем случае. Никому не пожелаю таких приключений, которые выпали на мою голову, но раз уж это произошло, то нужно выкручиваться всеми возможными способами и показать Судьбе, кто же из нас двоих главнее. В который раз уже она хочет меня поглотить, но ей это не удастся. У меня впереди еще долгая жизнь и никто не посмеет ее прервать. Никто. А кто попробует, тот на своей шкуре испытает мое недовольство и гнев. Не завидую тому, кто пойдет на этот риск. Я знаю, что выйду победителем из любой игры. И будущее это покажет.
  

42.

   Из дневника А.Ф.:
   "Меня все больше одолевают сомнения по поводу наших с Кортесом отношений. Такое ощущение, словно я для него ничего не значу, иногда он просто не замечает меня. А сегодня он позвонил и сказал, чтобы я вообще не приезжала. Стоило мне спросить "Почему?", как Кортес тут же накричал на меня, обозвал дурой и сказал, чтобы я не доставала его своими расспросами. Что мне делать? Почему он так себя ведет? Ведь я сделала все так, как он хотел. Все выполнено: Диана в тюрьме, от ее кристальной репутации не осталось и следа, силы ее дружка подорваны, теперь осталось только занять свое законное место. Что же ему еще нужно?
   Чувствую, что Кортес что-то скрывает от меня. У Демоницы ничего узнать не удалось, она всего лишь улыбается в ответ на мои вопросы. Подчас мне кажется, что она просто издевается надо мной. Не удивлюсь, если все так и окажется. Кортес доверяет ей больше, чем мне и что-то мне подсказывает, что она в курсе всего происходящего. Почему же я не заслужила доверия с его стороны?
   Несмотря на то, что Диана обезврежена, он продолжает навещать ее сны, вторгаться в иную реальность, затрачивая попусту свою силу. Неужели он так привязался к ней, что теперь не может расстаться? Не допущу, чтобы ее тень затмила меня. Ей и так удалось исковеркать мою жизнь. Теперь настала моя очередь. Ей никогда не было жаль меня, поэтому и ее я жалеть не собираюсь. Кортес будет моим и никто мне не помешает, тем более Диана. Счастье требует того, чтобы за него боролись, тем более, когда выпадает такой шанс. Я не выпущу птицу счастья из своих рук, как бы сильно она мне их не обожгла. Боль уходит, а я остаюсь. Он будет мой и только мой".

43.

   Доехали мы без приключений. Таксист без проблем нашел указанный адрес и довез нас аккурат до главных ворот. Полукруглое четырехэтажное здание, в котором хранились запасы сил, находилось на окраине города, куда обычно редко кто заезжает, но, несмотря на это, возле него была выставлена хорошая охрана. Чтобы не привлекать пока ничье внимание, мы отошли подальше от ограды и затерялись в тени деревьев.
   - Что скажешь? - спросила я у Дэниела, приглаживая взлохмаченные волосы вспотевшей рукой. От непонравившейся мне кепки я избавилась, якобы нечаянно забыв ее в такси. А очки Николь я положила в карман жакета, они мне еще пригодятся.
   - Что это глупая идея, - сказал он и добавил: - Впрочем, как и все остальные твои идеи.
   Я попыталась заехать ему по плечу, но Дэниел увернулся.
   - А если серьезно?
   - Серьезнее некуда, - усмехнулся он. - Здесь столько охранников, словно там не Хранилище Сил, а секретная база Пентагона.
   Про охрану он был прав. Я успела насчитать уже восемь человек, и это только снаружи. Если внутри их не меньше, то вся наша задумка может пойти прахом. Двое крутились у входа в само Хранилище, четверо стояли у охранного пункта, где проверялись пропуска, и еще двое курсировали вокруг здания.
   - Мы попадаем туда законным путем, - я попыталась убедить хотя бы себя. - Никаких препятствий возникнуть не должно.
   - Мне бы твой оптимизм, - пробормотал Дэниел, доставая пропуск. - Я-то попадаю туда законным путем, а вот ты...
   - Меньше слов и больше дела, - перебила его я. - Ты готов?
   - Готов, - кивнул он. - Только пообещай мне, что не выкинешь никаких фокусов. Мы спокойно входим в здание, быстро находим твою силу и так же спокойно покидаем его.
   - Дэниел, мир полон неожиданностей. Как я могу что-то тебе обещать, если...
   - Обещай!
   - Успокойся, я буду вести себя прилично, - пообещала я, держа за спиной пальцы крестиком. Он вроде поверил.
   - Тогда идем, - согласился Дэниел.
   - А я?
   Дэниел, уже приготовившийся идти, развернулся и посмотрел мне в глаза.
   - Смотри на меня.
   Я послушно уставилась в его золотистые глаза, с каждой секундой погружаясь все сильнее в их глубину. Волна тепла, исходившая от рук Дэниела, с помощью которых он делал незамысловатые пассы вокруг меня, захлестнула меня с головой и попыталась утянуть за собой. Сопротивляться не хотелось... лишь плыть по течению... и наслаждаться каждым мгновением...
   - Вот и все, - улыбнулся он, и я глупо улыбнулась в ответ. - Теперь тебя никто не видит, кроме меня и тебя самой.
   Он тронул меня за руку, и я тут же пришла в себя, первым делом стирая дурацкую улыбку со своего лица. Ему бы только гипнотизером работать, так быстро он запудривает мозги таким как я. И куда же подевалось мое самообладание? Если бы Дэниел минуту назад попросил меня пойти за ним на край света, я бы не задумываясь согласилась. И мне интересно, что же еще он умеет из того, о чем я даже не догадываюсь.
   - А себя ты можешь сделать невидимым? - не удержавшись, шепотом спросила я.
   - Могу, но для меня легче поддерживать чью-то невидимость, нежели свою, - признался Дэниел. - А теперь помолчи.
   Дэниел приближался к охранному пункту, идя уверенным шагом. Я старалась от него не отставать и при этом не сильно шуметь, чтобы не вызывать никаких подозрений.
   Увидев моего друга, охранники насторожились и прервали свой разговор. Один из них, одетый в костюм защитного цвета, выступил вперед.
   - Добрый день, - поприветствовал их Дэниел, протягивая охраннику пропуск.
   Тот взял его в руки, недоверчиво посмотрел на Дэниела, и удалился в стоящий здесь же фургончик. Оставшиеся охранники откровенно рассматривали Дэниела с головы до ног, сканируя взглядом на предмет оружия или еще чего-нибудь противозаконного. Меня они, как и следовало ожидать, не видели.
   - Все в порядке? - спросил мой друг, когда показался их главный.
   - Да, мистер Паркер, вы можете пройти.
   Я облегченно прикрыла глаза, благодаря небеса за то, что пока все идет очень гладко. Тем временем Дэниел приблизился к основному входу, возле которого его уже поджидала парочка охранников. Один был высокий, худой и лысый, второй же был его полной противоположностью.
   - Что-то мы раньше вас здесь не видели, - подозрительно сказал лысый, поправляя кобуру на плече. Второй улыбался во весь рот, выставляя напоказ все свои тридцать два зуба. "Решили покрасоваться, значит", - сделала вывод я, наблюдая за разворачивающейся картиной.
   - Вы правы, - согласился Дэниел, улыбаясь в ответ, - я здесь впервые, поэтому мы еще не имели возможности познакомиться.
   - Мне такие знакомства на дух не нужны, - фыркнул лысый, всем своим видом показывая искреннее презрение к Дэниелу. Будь я на месте друга, сразу бы высказала этому козлу, кто здесь кто, но Дэниел, казалось, был непоколебим.
   - Какова цель вашего визита? - ехидно поинтересовался толстячок, подтягивая тугой ремень, опоясывающий его, словно пивной бочонок.
   Черт, долгие разговоры не входили в наши планы. Если они не отвяжутся от Дэниела, то, боюсь, скоро он выдохнется и не сможет поддерживать мою невидимость. А этого никак не должно произойти. Нужно срочно что-то придумать.
   - Не могу вам этого сказать, - отозвался Дэниел. - Секретное поручение.
   - Слышал, Гвоздь, - захохотал охранник, обращаясь к своему напарнику, - секретное поручение.
   - Чем докажешь? - отозвался лысый. Эх, дать бы этому Гвоздю как следует по шляпке, чтоб меньше нос свой совал, куда не надо. Я скорее почувствовала, чем увидела, что Дэниел начал напрягаться.
   - Я не должен вам ничего доказывать, - ледяным тоном ответил мой друг.
   - Слышь, Гвоздь, он нам еще и грубит.
   - Ага, наверное, он просто не знает, что за это бывает.
   Что-то мне подсказывало, что они не скоро отвяжутся от Дэниела.
   Лысый тем временем достал из кармана пачку сигарет, выудил одну и не спеша закурил. Толстячок продолжал блокировать вход в здание, загораживая его своим грузным телом.
   - Почему бы вам просто не пропустить меня? У меня есть пропуск.
   - Конечно есть, - согласился лысый. - Мы и не сомневаемся.
   - Тогда в чем дело? - начинал злиться Дэниел.
   - Нам запрещено пропускать подозрительных лиц в здание, а ты нам кажешься именно таким лицом.
   Ребята с охранного блокпоста с весельем наблюдали за происходящим. Что ж, посмотрим, как вам потом будет весело, когда станет известно о пропаже.
   - Вы не знаете, с кем связываетесь.
   - И не таких видали, - хохотнул напарник Гвоздя. Мое тело начало время от времени мелко вибрировать. Только этого еще не хватало.
   И тогда мою голову посетила одна безумная идея. Дэниел был прав, когда сказал, что они у меня все глупые, но зато действенные.
   В отличие от Дэниела, который направлял все свои усилия на мою невидимость, у меня была куча неиспользованной энергии. Она так и просилась вырваться на свободу.
   Пока все внимание было обращено на Дэниела, я решила кое-что провернуть. Конечно, можно было воспользоваться телекинезом, но раз уж я не видима, то можно обойтись и без этого. Быстро связав между собой шнурки на ботинках Гвоздя, я встала рядом с ним чуть ли не плечом к плечу, боясь выдать себя. Дэниел, краем глаза следивший за моими действиями, не выдержал и улыбнулся.
   - Нашел что-то смешное? - зловеще спросил толстяк, и в этот момент я толкнула его, применив всю свою физическую силу, которую только могла. Охранник устоял, но сильно покачнулся. Пока лысый с недоумением взирал на своего напарника, тот с силой заехал ему по плечу, едва дотянувшись. Лысый попытался сделать шаг, но не смог благодаря моим стараниям и рухнул на асфальтовую дорожку.
   - Ах ты, гад! - завопил лысый, потирая ушибленное колено и безрезультатно пытаясь подняться, забавно падая назад.
   - Ты первый начал! - вторил ему толстяк, размахивая своими кулачищами перед носом Гвоздя.
   - Что?! Ты сейчас ответишь за свои слова! - взревел Гвоздь, забавно ползая по земле.
   Остальные охранники тоже решили принять участие в потасовке и начали собираться вокруг этих двух.
   - Пойдем, - шепнула я ухмыляющемуся Дэниелу на ухо и потянула его в освободившийся проход.
   Мы ввалились в здание и расхохотались.
   - Ну, ты даешь, - сквозь смех сказал Дэниел. - Я еле сдержался, чтоб не рассмеяться.
   - Если мне память не изменяет, ты был против моих фокусов?
   - Беру свои слова назад. Можно сказать, ты спасла нас от разоблачения.
   Дэниел сделал взмах рукой и мир вокруг меня приобрел новые краски, а я и не замечала до этого, что была их лишена.
   - Начнем наши поиски, - улыбнулась я, оглядываясь.
   Изнутри помещение Хранилища Сил выглядело каким-то серым и мрачным, словно вытесанным из большого камня. Голос эхом отражался о голые стены и возносился до потолка. Первый этаж был необитаем, и это было нам на руку. Мы шли по узкому проходу, пока не оказались в полукруглом холле, посредине которого начиналась широкая витая лестница, уводящая на второй этаж. Резные перила были единственной вещью, добавляющей колорит этому помещению. Атмосфера, царящая здесь давила на плечи и угнетала, заставляя чувствовать себя не в своей тарелке. Дэниелу тоже было не по себе, он подобрался и озирался по сторонам.
   Поднявшись на второй этаж, мы оказались перед тремя дверями, за которыми и должны находиться ячейки. Они были одинаковыми, без каких-либо опознавательных знаков. Я остановилась в нерешительности и посмотрела на Дэниела.
   - Считалку какую-нибудь знаешь? - спросил он, я отрицательно покачала головой. - Тогда будем действовать наугад.
   А, собственно, чего нам было бояться? Никаких тварей здесь не обитало, ни демонов тебе, ни прочей нечисти.
   Я шагнула к средней двери и потянула ее на себя. Скрипнув петлями, она приоткрылась и представила на наше обозрение небольшое помещение, сплошь заставленное шкафами.
   - Здесь? - обернулась я к Дэниелу.
   - Возможно.
   - Тогда пошли, - предложила я и первая сделала шаг в комнату. Все тело тут же начало покалывать иголками. Решив, что это какое-нибудь охранное заклинание, я отпрыгнула назад, налетев при этом на Дэниела.
   - Что?
   - Там... - я не знала, как объяснить ему то, что почувствовала.
   Он отстранил меня и зашел в комнату, огляделся и, не заметив ничего подозрительного, посмотрел на меня.
   - Здесь ничего нет.
   - Но я почувствовала...
   - Ах, это, - понимающе сказал Дэниел. - Это сила так действует. Представь, какие запасы здесь хранятся. Даже подумать страшно.
   - Почему тогда их так плохо охраняют? - переборов страх, я последовала за Дэниелом, который продолжил осмотр. Мы медленно продвигались между шкафами, которые начинались от пола и заканчивались под потолком. Каждый состоял из небольших ячеек и чем-то напоминал пчелиные соты. На дверцах стояли порядковые номера и еще какие-то значки, разнообразие которых сводилось к четырем вариантам: капля, снежинка, красный круг и зеленый треугольник. Что они означают?
   - Магическая защита, я чувствую ее. Ты же ощущала угнетение? Возможно, здание само решает, кого пропускать, а кого нет.
   - Хочешь сказать, что оно живое?! - я не верила своим ушам. - Бред.
   Дэниел пожал плечами.
   - Я лишь предположил. Тем более, о Хранилище мало кому известно.
   - О нем даже эльфы знают, - фыркнула я. - А все-таки как найти мою силу?
   Окон здесь не было, а освещение обеспечивали лампы дневного света, расположенные параллельно проходу, по обе стороны которого стояли шкафы с ячейками.
   - Ты что-нибудь чувствуешь? - обратился ко мне Дэниел.
   - Что именно?
   - Ну не знаю, это же как-никак часть тебя. Ты должна ее ощущать.
   - Ничего такого.
   - Закрой глаза и сосредоточься, - посоветовал Дэниел.
   Я с сомнением посмотрела на него, но от комментариев воздержалась. Вместо этого сделала то, что он сказал. Обострился слух. Я слышала размеренное дыхание Дэниела, стук собственного сердца и шипение одной из ламп на потолке. Больше ничего. Никаких звуков. Никаких ощущений. Время шло, но изменений не происходило.
   - Ни... - начало было я, но слова замерли на губах, потому что я услышала.
   ... ты пришла... как долго... здесь... ты нужна... ты нужна...
   Я резко распахнула глаза и с ужасом посмотрела на Дэниела.
   - Что ты ощутила? - поинтересовался он.
   - Голос, - прошептала я. - Я слышала голос.
   - Голос? - переспросил он с недоумением. - И что он говорил?
   - Что я нужна, - сглотнув тугой комок, ответила я, вспомнив шипящий голос, явно не принадлежащий человеку. Кому я нужна? Своей силе? С каких это пор неодушевленные предметы начали разговаривать?
   ...представляете, он разговаривает с сахарницей...
   - Это здесь? - продолжал выпытывать Дэниел.
   - Не думаю, - отозвалась я, пытаясь побороть внутренний страх.
   Дэниел доверился моим ощущениям и спрашивать ничего не стал. Вместе мы обошли всю комнату, но во мне твердо засела уверенность в том, что здесь ничего нет. Нужно искать в другом месте.
   Оставшиеся две комнаты на этом этаже представляли собой подсобные помещения для сотрудников, работающих здесь. Странно, мы не встретили ни одного из них. Конечно, надо радоваться, что нам никто не мешает, но все-таки...
   - Пошли на третий.
   Мы поднялись на следующий этаж и столкнулись почти с аналогичной ситуацией, только на этот раз на дверях были сделаны пометки, хотя бы частично дающие представление о том, что нас ожидает за ними. Одна дверь вела в кабинет заведующей - Сары Джонс, две другие - в отделы уровней "B" и "C".
   - С какого начнем? - я посмотрела на Дэниела, предоставляя ему право выбора, стараясь при этом говорить шепотом, чтобы не выдать свое присутствие заведующей.
   Дэниел на секунду задумался, после чего указал на дверь в отдел уровня "C".
   "Высоко берешь", - хмыкнула я про себя. Сомневаюсь, что мою силу удостоили такой чести и определили в этот отдел. Ладно, посмотрим. Главное, чтобы она оказалась вообще в этом здании. А то еще получится, что мы просто так рисковали своими жизнями, тратили время и ломали голову, соединяя воедино все составляющие нашего плана. Остается нерешенным вопрос, кто же все-таки звал меня. Ведь это не были галлюцинации. Я это слышала. Низкий шипящий голос, продирающийся через дебри моего сознания. Кто это был? И что ему надо? Да, я здесь, я пришла. Но кому это нужно? Как много вопросов и как мало ответов. Неизвестность тяготит. Не люблю, когда мной играют, словно куклой, дергают в разные стороны. Судьба в моих руках и только мне решать, что делать и кому верить. Кто-то не согласится со мной и скажет, что там, наверху, уже все решено. Решено за нас. За меня. Что ж, это ваше право. Я же предпочитаю творить судьбу своими руками, лепить свою жизнь, все радости и разочарования. Сломаюсь ли я или пройду до конца, решать только мне. И пока я не собираюсь сдаваться.
   ...ты нужна... так долго... почему... здесь... нужна... нужна...

44.

   На наше счастье дверь в отдел уровня "C" оказалась не заперта. Стараясь не производить лишнего шума, мы приоткрыли дверь и просочились в помещение. Обстановка была идентичной только что виденному ниже этажом отделу Хранилища Сил. Разве что количество шкафов с ячейками для хранения силы было снижено до двух. И это играло нам на руку. Чем меньше времени мы затратим на поиски, тем лучше. На сегодня у меня еще запланирована особо "приятная" встреча с моей дорогой сестренкой и, надеюсь, Кортесом. Хочу ли я его увидеть? Увидеть вживую? Конечно! Чтобы лично высказать ему все, что я о нем думаю. Показать - нет, правильнее будет "доказать" - ему, что не стоит записывать меня в свои враги. Скажете, что я злопамятная? Возможно. Но иначе нельзя. Я всего лишь хочу справедливости и ничего больше. Пусть он ответит за то, что от меня теперь шарахается каждый прохожий. За то, что сегодня я, возможно, пополнила число безвинно погибших на два человека. Лишать жизни других - очень страшное занятие, особенно если ты ангел, призванный защищать каждого жителя Земли ценой собственной жизни. Пусть даже они в тебя и не верят.
   Скопление силы тут же показало свое присутствие, стоило только переступить порог. По телу побежали маленькие заряды, вызывая мурашки. Здесь это чувствовалось еще острее. И неудивительно, ведь здесь находились запасы сил ангелов (думаю, не только их), составляющих верхушку пирамиды. Не верится, что я сама была одной из них. А почему "была"? Нужно говорить "всегда останусь", ведь если все получится так, как я задумала, то...
   - Не спи, - одернул меня Дэниел. - Сконцентрируйся. Что-нибудь чувствуешь?
   Получилось это у него несколько грубо, но он прав, сейчас не время и не место для воспоминаний и планов на будущее.
   Я закрыла глаза и расслабилась. Но ничего не получилось. Возможно потому, что я боялась вновь услышать странный шипящий голос и старалась вполсилы.
   - Ничего, - мотнула я головой.
   - Коснись их, - он указал на шкафы с пронумерованными ячейками.
   - Может, у них есть какой-нибудь журнал, куда они заносят регистрационные номера и имена владельцев, - предположила я.
   - Кабинет заведующей находится рядом. Иди, спроси у нее, - съехидничал Дэниел, пристраиваясь на край круглого стола, который стоял посредине отдела.
   "Чтоб ты грохнулся!", - пожелала я от всего сердца, но столик даже не скрипнул под весом его тела. К моему глубочайшему сожалению.
   Вздохнув, я направилась к подпирающим потолок шкафам. Начала с того, который располагался справа от стола.
   - А ты? - кинула я полный мольбы взгляд на Дэниела.
   - Тут я тебе не помощник.
   Ладно, попробуем. Будем взывать к силе, может и откликнется. Медленно проводя потной ладошкой по грубой поверхности дерева, я попыталась мысленно ощутить нужную ячейку. От каждой исходила незначительная покалывающая волна, которая, касаясь тела, заставляла его мелко подрагивать. Но это было совсем не то, что нужно.
   - Не получается.
   - Попробуй еще раз, - настаивал Дэниел.
   На этот раз я закрыла глаза, но ничего не изменилось. Всплывающие в подсознании образы были тусклыми и незапоминающимися. Сменяясь один за другим столь быстро, они вызвали небольшое головокружение. К горлу подступила тошнота. Чужая, враждебная энергия - вот, что это было. Очень трудно найти применение такой силе, поскольку каждый индивидуален и сила за то время, что накапливается внутри, приобретает черты своего хозяина. Но стоит отметить, что это относится только к силе нелюдей высшего уровня. Таких, например, как Дэниел. И как я.
   Стоило мне коснуться поверхности второго шкафа, как перед глазами вспыхнула яркая молния. Без всяких сомнений я на верном пути.
   Моя улыбка не осталась незамеченной.
   - Здесь? - Дэниел поднялся и подошел ко мне. Я утвердительно кивнула в ответ.
   Теперь осталось найти нужную ячейку.
   Решив начать с нижнего ряда, я медленно вела по поверхности шкафа рукой, едва касаясь его. Ряд за рядом, ячейка за ячейкой. Чувство неудобства и чего-то чужеродного не покидало меня. Хотелось бросить все и убежать подальше от этой энергии, от всего того, что хранило в себе здание. Но, раз уж начала, то придется заканчивать.
   К тому времени, как я дошла до пятого ряда снизу, рука нагрелась и противно заныла. Сила, даже находясь вдали от своего хозяина, все равно несет в себе частичку его ауры, некий фантом. И если закрыть глаза, то можно его увидеть. Конечно, вы не увидите ни лица в целом, ни каких-либо конкретных его черт. Вашему взору предстанет аура, та оболочка, которая индивидуальна для каждого человека и которая расскажет вам буквально все о том, кому принадлежит. Мне хватило лицезрения пяти сильных фантомов, чтобы понять, насколько различны источники представленных здесь сил. И мне бы не хотелось встретиться с ними в реальности.
   35, 36, 37... стоп! По телу прошелся небольшой разряд, а ноги подогнулись. Отпрянув назад, я уставилась на ячейку с номером 37.
   - Там, - сказала я Дэниелу, не поворачивая головы.
   - Хорошо, - отозвался он. Только сейчас я заметила, что Дэниел старается держаться от шкафов на почтительном расстоянии, ни в коем случае не касаясь их. Что ж, я его понимаю. Самой было неприятно ощущать на себе воздействие посторонних сил.
   Я продолжала впиваться взглядом в дверцу с номером 37, не решаясь сделать выбор. Хотя, выбора как такового и не было: либо я приобрету то, что поможет мне покончить со своим неприятностями, либо скоро встречусь с детективом Райтом. Перспектива еще та, ничего не скажешь.
   Будь что будет! Решительный шаг вперед. Осторожно взявшись за ручку и потянув ее на себя, я приоткрыла дверцу.
   Он был там. Все тот же небольшой шар, с переливающимися в нем двумя потоками: зеленым - цветом утренней свежести, летнего дождя и шелковистой лужайки, и черным - мертвым, сломленным цветом, цветом невинно загубленных жизней. И оба они принадлежали мне, были частью моей души. С рождения и по праву.
   Сила притягивала к себе, жаждая вновь воссоединиться со своим хозяином.
   - Сними жакет.
   Голос Дэниела донеся до моего сознания откуда-то издалека, отвлекая от раздумий.
   - Зачем?
   - Тебе лучше не прикасаться к ней голыми руками, - ответил он. - Так будет надежнее.
   Надежнее? Ах, да, он же еще не знает, что планы немного изменились. Эта сила принадлежит только мне, и никаким эльфам я ее отдавать не собираюсь. Их раса могущественна и без моих подачек. Стать чем-то вроде источника питания для опытов, коим некоторое время был Кортес, мне не льстит. Интересно, если эльфы так насолили Кортесу, то почему начать мстить он решил именно с меня, а не с них? Ведь я всего лишь жертва обстоятельств, а они действовали по заранее продуманному плану. Не удивлюсь, если после меня он примется за этих "благородных" существ.
   Тем не менее, я последовала совету Дэниела и, сняв и обмотав жакет вокруг рук, подошла к ячейке. Сердце заколотилось в бешеном ритме, словно пытаясь выпрыгнуть из груди. Мне было страшно. Я боялась самой себя, а точнее ту, кем мне приходилось быть всю свою жизнь. С детства обладая демонической силой, я все же считала себя ангелом. Кортес как-то сказал, что то, на чью сторону мы становимся, света или тьмы, зависит только от наших внутренних качеств. Кем же тогда себя считать? Ангелы не сидят в тюрьме, их не обвиняют в убийствах, они не спасаются бегством при одном виде полицейских. Тогда получается, что я...
   - Диана, у нас мало времени, - напомнил Дэниел. - Бери ее и пошли, пока нас никто не заметил.
   - Да в этом здании, по всей видимости, никого и нет, кроме нас, - усмехнулась я.
   - Проверять все-таки не хочется.
   Ладно. Что-то мне подсказывает, что хуже не будет. Я лишь верну себе свою собственность.
   Я протянула руки, чтобы забрать шар, но натолкнулась на невидимую преграду. Попробовала второй раз, но результат оказался тот же.
   - Что это? Я не могу ее взять.
   Дэниел отодвинул меня в сторону и внимательно осмотрел стены и дверцу ячейки.
   - Смотри, - он подозвал меня и указал на какие-то буквы, нацарапанные на дверце, - здесь символы защиты. А я-то уже начал сомневаться в ее наличии.
   - Судя по твоему тону, ты рад? - осведомилась я, наблюдая на его лице счастливую улыбку.
   - Просто мне никогда еще не приходилось видеть их воочию, - объяснил он, осторожно прикасаясь к символам. Его пальцы заскользили по ребристой поверхности, повторяя контуры начертанных букв.
   - И как нам избавиться от нее?
   - Пока не знаю.
   Неужели все зазря? От Дэниела не ускользнуло мое потерянное выражение лица.
   - Сейчас что-нибудь придумаем, - попытался утешить меня Дэниел.
   Я присела на стоящий рядом стул и закрыла глаза. Хотелось отдохнуть. Сколько я уже не спала нормальным, здоровым человеческим сном? Без всяких вторжений посторонних личностей? Несколько дней? А кажется, что вечность.
   Ощутив колебания воздуха, я открыла глаза. Дэниел производил какие-то манипуляции над дверцей ячейки, отчего символы на ней засветились голубым цветом.
   - Откуда ты знаешь, как их устранить?
   - В отличие от некоторых, интуиция меня не подводит, - усмехнулся Дэниел, не отрываясь от работы.
   - Вот только не надо напоминать про мои ошибки, - попросила я. - Все мы не идеальны.
   Он только кивнул головой.
   Решив не мешать Дэниелу, я принялась осматриваться, пытаясь найти хоть что-то необычное. Но никаких сюрпризов не обнаружилось. Легендарное Хранилище Сил было обычным безликим зданием с мрачными полутемными комнатами и шкафами, достающими до потолка. Где та таинственность, что должна крыться за семью печатями? Можно сказать, я разочарована.
   - Вроде все, - выдохнул Дэниел, отирая вспотевшее лицо слегка трясущимися руками. После воздействия символы стали еле различимыми.
   Я протянула руки и осторожно, словно некую реликвию, взяла шар. Чувство радости и печали одновременно захлестнуло меня. Какая из сил - темная или светлая - отвечала за каждое из них, я могла лишь предполагать.
   - Ты молодец, - похвалила я друга, наблюдающего за мной со стороны. Он тепло улыбнулся в ответ.
   Он захлопнул дверцу ячейки, создавая видимость того, что все на своих местах, там, где и должно быть. Выдавать себя и подставлять Эвана не входило в наши планы, поэтому нужно было все провернуть так, чтобы никаких подозрений на его счет не возникло. А когда Совет спохватится, то будет уже трудно узнать, кто же все-таки осуществил похищение.
   - Пора убираться отсюда и как можно скорее.
   Хотела бы я согласиться с Дэниелом, да что-то удерживало меня в этом здании. То ли его нераскрытые тайны не давали покоя, то ли просто не хотелось продолжать то, ради чего все это затевалось.
   Дэниел направился к двери, я же не торопилась покидать комнату. Окинув прощальным взглядом пыльные поверхности шкафов, освещаемые лампами дневного света, стены, даже без намека на окна, и одинокий столик с парой стульев, я горько вздохнула. Стало тоскливо как никогда. Вновь пришли невеселые мысли о том, что же я такого сделала, чтобы все проблемы свалились именно на меня. Ведь в мире очень много людей, ангелов, демонов, эльфов и прочих нелюдей. Так почему же выбор пал именно на меня? За нечаянную попытку убить свою сестру? За то, что позволила Элтеру умереть? За то, что сама не последовала за ним следом? Несправедливо. Судьба вообще не справедлива. К кому-то она поворачивается лицом, а кто-то вынужден вечно смотреть ей в спину. Свою принадлежность ко второй группе я поняла уже давно. Испытания преследуют меня каждый день. А если еще и удача отворачивается от тебя, то сразу можно записываться в неудачники. Догадайтесь, кто значится в этом списке первой? Верно, я. Но сдаваться все равно не стоит. Нужно бороться. Ведь может получиться так, что козырь все-таки окажется в наших руках. Тогда главное - правильно им воспользоваться. Забыть про прошлые неудачи и, закрыв глаза, загадать желание. Самое заветное, то, которое перевернет всю вашу жизнь. И не просто ждать его исполнения, а взять курс и следовать навстречу своей мечте. И тогда оно обязательно исполнится.
   О чем мечтаю я? Не скажу, иначе не сбудется. Но знаю наверняка, что на этот раз я утру нос Судьбе-злодейке, в каком бы обличье она передо мной не предстала.
  

45.

   Дверь распахнулась прежде, чем мы дошли до нее. Благодаря быстрой реакции, я мгновенно ретировалась за близстоящий шкаф и затаила дыхание, боясь выдать свое присутствие.
   - Что вы здесь делаете? - донесся до моих ушей звучный женский голос. - Это закрытый отдел, сюда нужен специальный допуск.
   - Извините, - как можно дружелюбнее отозвался Дэниел, - я впервые здесь, поэтому не знаю ваших правил.
   - То-то я вас и не узнала. Как вас зовут?
   - Дэ... Эван Паркер, к вашим услугам.
   И где он понабрался таких манер? Не удивлюсь, если он еще и поклонился при этих словах или ручку ей поцеловал.
   - Сара Джонс, - представилась женщина. - Заведующая Хранилища Сил.
   - Конечно, много о вас слышал. Говорят, вы прекрасный специалист в своем деле.
   - Ну, что вы, - замялась Сара.
   Оказывается, Дэниел - льстец, каких свет не видывал. Вот уж не замечала за ним этот недостаток. Или все-таки достоинство?
   - Не окажете мне честь провести экскурсию по Хранилищу? Мне не терпится узнать, чем же славится это здание и почему сюда так трудно попасть.
   - Не вижу никаких препятствий. Буду только рада помочь такому очаровательному молодому человеку.
   - Тогда не будем терять время, - сказал Дэниел. - Начнем с первого этажа, если вы не против.
   - Конечно, нет, - голос женщины становился все мягче и доброжелательнее. - Пойдемте.
   Как только за ними захлопнулась дверь, я вышла из своего убежища. Только теперь я смогла вздохнуть свободно. Вместе с тем пришло понимание того, что же мне мешало. А, если быть точнее, кто. Дэниел. Именно из-за него я чувствовала себя неуютно. Сейчас он был для меня только помехой к достижению целей. А их у меня было две: воссоединиться со своей силой и разузнать, что скрыто от посторонних глаз на четвертом этаже. Конечно, без Дэниела мне будет трудно выбраться из здания Хранилища никем не замеченной, но, чувствую, это того стоит. Зато потом будет что рассказать своим потомкам.
   Мой взгляд вновь остановился на шкафах, и меня осенила безумная мысль прихватить что-нибудь для эльфов, чтобы избавиться от ненужного конфликта. Им нужна сила, так почему бы им ее не предоставить? Скажу, что свою не нашла и вместо нее взяла другую.
   Но дальше мыслей дело не пошло. Ведь на каждой ячейке стоит магическая защита, устранить которую мне не под силу, а Дэниела рядом нет. Что ж, я честно попыталась помочь эльфам.
   Пора переходить к следующему пункту моего собственного плана, а именно возвращение силы. Игра черных и нежно-зеленых субстанций в шаре завораживала взгляд. Хотелось смотреть на него вечно, как на игриво пляшущие в камине язычки пламени.
   Я осторожно извлекла шар из жакета и взяла его в руки, обхватив покрепче ладонями. Сила взывала ко мне, я это чувствовала каждой клеточкой своей души. Так зовет потерявшийся ребенок свою маму, единственную и любимую. Я нужна была ей, а она нужна была мне. Вспомнив, чему учил меня Дэниел, я применила обратную тактику, как в случае со своим Амулетом. Сила горячим потоком потекла по моим рукам, разливаясь по всему телу и неся с собой заряд бодрости. Меня слегка пошатывало и неудивительно, ведь организм не был готов к такому количеству силы, обрушившейся на него.
   Когда почувствовала, что мои руки больше не служат проводниками энергии, я открыла глаза и присела на край стола. Вот, теперь все вернулось на круги своя. Как бы печально это не было, но я снова стала ангелом и демоном в одном лице. Радует только то, что теперь я в полной мере знаю, на что способна и как следует себя вести, чтобы не наделать глупостей. Нужно держать себя в руках, притупить эмоции и не раздражаться по пустякам. Ох, трудная жизнь мне предстоит.
   Положив пустой шар обратно в ячейку, я надела жакет и приготовилась к самому интересному. А от него меня отделял всего один этаж. Осталось лишь подняться и найти то, что скрыто за семью печатями. Нет ничего проще. Почувствовать себя шпионкой, агентом спецслужб и вперед, к приключениям и открытиям. Только бы никто не помешал. Предположительно, Дэниел и Сара должны сейчас находиться на первом этаже. И, я надеюсь, они именно там.
   Крадучись, я подошла к двери и прислушалась. Никаких посторонних звуков или голосов, значит, можно выходить. Приоткрыв дверь, я высунула голову и огляделась. Просто превосходно! Тишина и покой.
   А вот и заветная лестница на четвертый этаж. Пригибаясь, чтобы меня не было видно из-за высоких перил, я начала подниматься наверх. В воздухе висело напряжение, нарастающее с каждым шагом, словно пытающееся отговорить меня, отклонить от курса. Но я знала, что ничто не помешает мне в достижении целей. Пройдя еще несколько ступенек, я уперлась в стальную дверь. И даже присвистнула от увиденного, правда, еле слышно. Прямо сейф какой-то. Жажда познаний или же - будем называть вещи своими именами - простое любопытство, забурлило с новой силой. Меня всегда волновало все то тайное, что когда-нибудь должно стать явным. И я обычно приближала момент раскрытия тайны всеми возможными способами.
   И вот передо мной новая тайна, которую мне предстоит обличить, сняв с нее покров загадочности. Чем быстрее это произойдет, тем лучше...
   Но дверь не поддалась напору моего любопытства. Вместо того чтобы открыться и впустить меня в обитель тайны, она продолжала преграждать путь. Не сразу мне удалось разглядеть символы, заменяющие замок. Точно такие же, как и на дверцах ячеек. Недоступные простому человеку, да и большинству нелюдей, они обжигали пальцы холодом. И что мне делать? Без всяких сомнений Дэниелу бы удалось снять защиту, но его рядом нет. Да и вряд ли он согласился бы на такую авантюру. Придется поставить крест на этой части плана или же... попробовать самой. Дэниел же смог, а я теперь по силе равна ему. Стоит попытаться.
   Пальцы заскользили по холодной стали, обрисовывая едва видимые начертания букв. Но, к сожалению, от этого они не исчезали. Нужно было как-то подействовать на них. Самое время корить себя за то, что не поинтересовалась у Дэниела, как ему удалось от них избавиться.
   ... помогу тебе... ты должна... используй ее... помогу...
   Я отпрянула от дверей и начала оглядываться по сторонам, пытаясь определить источник звука. Снова этот шипящий голос, от которого по спине бегут мурашки, а мысли начинают путаться. Надеюсь, я не схожу с ума. Когда в твоей голове появляются чужие голоса - это первый признак шизофрении. Может, это проделки Кортеса, решившего, во что бы то ни стало покончить со мной?
   ... помощь... я тебе...прикоснись...
   А вот это уже интереснее. Помощь. Кто-то хочет мне помочь. Не знаю, какую цель неизвестный преследует, но я готова была принять ее.
   Доверившись своим ощущениям, я накрыла буквы своими ладонями и направила на них небольшой поток силы. "Устранить, снять защиту. Устранить, снять защиту", - повторяла я мысленно. Но ничего не происходило. Лишь когда я почувствовала себя глупой и собиралась прекратить этот балаган, моя попытка возымела действие. Символы засветились уже знакомым сиянием, растекающимся по всей поверхности двери.
   К горлу подступила тошнота, но я не прекращала направлять свою силу до тех пор, пока символы не перестали светиться и почти исчезли. Мне удалось! Дэниел бы мной гордился.
   Трясущимися руками - теперь они уже тряслись от возбуждения - я дотронулась до ручки и потянула дверь на себя. Она неслышно открылась, запуская меня в свое царство, так тщательно скрываемое от посторонних глаз. Задержав дыхание, я шагнула в этот неизведанный мир. Конечно, я не ожидала увидеть там динозавров или еще какой-нибудь вымершей живности, но то, что я увидела, поразило меня не меньше. Прямо посередине комнаты, в огромной золотой клетке, прижавшись к прутьям и взирая на меня полными мольбы глазами, стояла маленькая девочка. Бледная, с крупными кудряшками черных волос, перехваченными зеленой ленточкой, в бежевом платьице с бесчисленными рюшами и оборками, она напоминала скорее фарфоровую куклу, чем человека. И она была мной.
  

46.

   Я часто заморгала, пытаясь прогнать видение, но девочка не исчезла. Определенно я схожу с ума. Сначала голоса, теперь тени из прошлого. Боюсь даже представить, что будет дальше.
   ... ты пришла... наконец-то... я тебя ждала...
   Продолжая стоять на пороге комнаты, не решаясь сделать и шага, я в недоумении посмотрела на девочку.
   - Так это ты разговаривала со мной? - наконец смогла произнести я.
   ... да... я звала...
   Девочка кивнула.
   - Но зачем?
   ... только ты можешь... тяжело сидеть здесь... в клетке...
   - Ты не можешь говорить напрямую? - спросила я.
   ... нет... только так... много лет одна... тяжело...
   - Ты давно здесь сидишь, - поняла я. - Кто посадил тебя в клетку? Почему?
   Нет, поразительно, как она была похожа на меня. На ту, что я видела в своем единственном воспоминании о прошлой жизни, а именно о той ее части, которую я сознательно вычеркнула из памяти.
   ... они... выпусти... помоги мне... я помогла тебе...
   - Они? Совет Ангелов? - Она кивнула. - Зачем?
   ... защита... моя помощь... много лет...
   - Ты защищаешь здание? - Девочка лишь грустно посмотрела на меня и поджала губы. - Кто ты?
   Девочка изменилась в лице и, отстранившись от прутьев, отступила вглубь клетки. Я сделала ей шаг навстречу, не забыв прикрыть за собой дверь.
   - Кто ты? - повторила я вопрос.
   ... помоги...
   - Как я могу тебе помочь?
   ... выпусти... ты можешь...
   - Ты ошибаешься.
   Но она словно не слышала моих слов и вновь и вновь повторяла свою просьбу. Когда она подбежала к прутьям, я увидела проблески слез на ее лице.
   ... прошу... выпусти...
   Сердце болезненно сжалось, а ноги сами сделали еще пару шагов к клетке. Меня не волновало то, что услышанный мною голос не мог принадлежать этому ребенку. Главным сейчас было сделать так, чтобы это милое создание с печальными зелеными глазами больше не страдало, чтобы ни одна слезинка не прочертила соленую дорожку по ее бледному кукольному личику.
   Осмотрев клетку, я увидела небольшую задвижку, которая и удерживала девочку в плену. Боже, как же низко опустился Совет, что стал запирать детей в клетках. А еще меня обвиняют в порочащих лик ангела действиях!
   Я потянула задвижку на себя...
   - Не делай этого! - в комнату, хлопнув дверью, влетел Дэниел и буквально оттащил меня от клетки. - Я так и знал, что тебя нельзя оставлять одну.
   Лицо девочки перекосило злостью, и она зашипела, вцепившись в прутья.
   - Что? - я не понимала, что происходит.
   - Говорю, что ты чуть не совершила очередную глупость, - пояснил Дэниел.
   - Ты о чем? О ней? - я кивнула на девочку, не понимая, что его не устраивает.
   - О ней, о ней, - отозвался он. - Хотя, насколько я знаю, среди метаморфов нет разделения по половому признаку.
   - Метаморфов? - переспросила я, переводя взгляд с Дэниела на девочку из моих воспоминаний. - Так вот почему она так похожа на меня.
   ... выпусти!.. ты должна!..
   Теперь пришла очередь Дэниела удивляться. Пока я вводила его в курс дела, девочка атаковала меня мысленными приказами. Но у меня словно пелена спала с глаз, теперь-то я знала, что она воспользовалась витавшим в моих мыслях образом с одной лишь целью - спасти себя из долгого плена.
   - Она сказала, что охраняет это здание, - сообщила я Дэниелу.
   - Почему-то это меня не удивляет. Метаморфы способны менять не только свой облик, но и вид жилища, в котором они находятся. Неудивительно, что многие не знают ничего о Хранилище Сил и его месторасположении.
   - Но мы-то нашли его, и оно выглядит именно таким, каким есть, - возразила я.
   - Возможно, это все она, - кивнул на метаморфа Дэниел. - Она знала, что ты придешь. - Он посмотрел на меня с укором. - А также то, что ты непременно полезешь туда, куда нельзя.
   - Она не могла этого знать, - выдохнула я, но одного взгляда на девочку хватило на то, чтобы убедиться в обратном.
   ... благодаря мне... твоя сила... выпусти меня!.. ты должна!..
   Метаморф начал изменяться на глазах, принимая облик то Николь, облизывающей перепачканные кровью губы, то Бьянку, покачивающую в руках бокал. И остановился на - вот ни за что не догадаетесь! - облике Кортеса. Черные как ночь глаза, кривая усмешка и презрительный взгляд в нашу сторону.
   - Вот теперь ты точно можешь забыть о свободе, - усмехнулась я. - Уж кого-кого, а Кортеса я ни за что не выпущу из клетки. Ему там самое место.
   ... я помог тебе... твоя очередь...
   - Он говорит, что помог мне и теперь моя очередь, - сообщила я Дэниелу, с интересом рассматривавшему преобразования метаморфа.
   - Ты ведь можешь менять вид здания? - Метаморф кивает. - А людей? Облик людей ты изменить можешь?
   Метаморф повторил движение головой и мерзко улыбнулся. Точно как Кортес, меня аж дрожь пробрала.
   - Что ты задумал?
   - Подожди.
   - Допустим, мы тебя выпустим, - начал Дэниел, обращаясь к метаморфу. - Сможешь ли ты, находясь рядом с нами, изменить наш внешний вид?
   ... да...
   - Дэниел, ты хочешь его выпустить?! Ты в своем уме?
   - Кажется, пару минут назад ты собиралась сделать тоже самое.
   - Да, но тогда я не знала, кем он является на самом деле. Он был маленькой беззащитной девочкой.
   Глупее слов не придумаешь, но правда есть правда.
   - Нам понадобится его помощь, - настаивал на своем Дэниел, приближаясь к клетке. - Мы выпустим тебя, но только с одним условием. Ты должен будешь помочь нам в одном деле. Это не займет много времени. И после этого ты будешь свободен и волен делать все, что тебе вздумается. Согласен?
   Метаморф, не раздумывая, кивнул.
   - Вот и отлично, - улыбнулся Дэниел и повернул щеколду, открываю дверцу клетки и выпуская существо наружу. Метаморф буквально вылетел из клетки, так долго удерживающей его в неволе, и закружился по комнате, поднимая с пола клубы пыли. Нос тут же нещадно зачесался и я пару раз громко чихнула.
   - Диана. - Дэниел укоризненно посмотрел в мою сторону. Прекрасно, давайте сделаем меня виноватой даже в этом. - Нам желательно оставаться незамеченными как можно дольше.
   - Как будто я этого не понимаю, - еле слышно пробурчала я.
   Метаморф продолжал кружиться по комнате, созерцать которую он имел счастье на протяжении долгих лет из плена золотой клетки. Хотя, сомневаюсь, что металл, который послужил основой для ее создания, являлся этой благородной породой. Нет, это магическая защита делала его таким. Все же странно, что нам так легко удалось вызволить из неволи это существо. Судя по его предназначению, здесь должна находиться по меньшей мере дюжина охранников, не считая магической защиты высокого уровня. А вместо этого всего лишь рунные символы на входной двери и пропитавшая прутья клетки магия, не воспринимаемая ангелами такого уровня как Дэниел и... я. Да, с одной стороны я рада, что вернула себе должное, но с другой стороны перед глазами все еще стоял пылающий как факел демон перед клубом Кортеса. Я не могу это забыть, и вряд ли когда-нибудь мне это удастся. Это часть моей памяти, часть меня. Конечно, у меня есть возможность попытаться это забыть - именно так я вычеркнула из памяти сестру и мать - но тогда велика вероятность повторения этой ошибки, а мне не хотелось вновь наступать на те же грабли. Слишком уж больно они бьют по лбу.
   Метаморф остановился и с интересом принялся наблюдать за мной.
   - Чего тебе? - Терпеть не могу когда на меня пялятся.
   Существо склонило голову на бок. Его тело плавно перетекало из одной формы в другую, не останавливаясь ни на секунду. Трудно было проследить за этими метаморфозами, настолько они были однородны. Метаморф приблизился ко мне на расстояние вытянутой руки и начал раскачиваться на ногах словно маятник. От этих движений в глазах зарябило, поднялось давление, которое тут же застучало молоточками в висках.
   - Ты можешь этого не делать? - Раздражение нарастало с каждой минутой. Мало того, что вернувшаяся сила ощутимо ударила по организму, так еще и эта психическая атака.
   ... спасибо... спасибо...
   - Скажи это ему. - Я кивнула на Дэниела, наблюдавшего за нашей "беседой" со стороны. - Это его постигла такая бредовая идея, а не меня.
   Существо перестало раскачиваться и вытянуло ко мне руки. Изменения, происходящие с его телом на время прекратились, остановившись на облике молодого чернокожего паренька с дредами на голове, одетого по последнему писку рэперской моды, с увесистой золотой цепью на шее. Я инстинктивно подалась назад.
   - Нет, не надо ко мне прикасаться. - Существо сделало шаг вперед, я - шаг назад. - Я сказала "нет".
   - Диана, он не сделает тебе ничего дурного, - отозвался Дэниел.
   - Ты в этом уверен? Ты выпустил его, пусть тебя и лапает, - сказала я, сделав еще один шаг назад. Дэниел лишь вздохнул. - Что-то я не верю, что он такой безобидный, каким хочет показаться. Верно?
   Последнее было обращено к пареньку, но он даже не подал виду, что понял меня. Он просто проигнорировал мои слова. Я сделала еще один шаг и поняла, что проиграла - за моей спиной была стена. Обычная стена. Но она преградила мне дальнейший путь. Существо между тем продолжало медленно двигаться ко мне. Массивная цепь на его шее подпрыгивала при каждом шаге. Интересно, а она на самом деле золотая? Черт, о чем я только думаю?!
   Но думать о чем-то другом было уже поздно - метаморф протянул ко мне руки и опустил их на мои плечи. Я зажмурилась, не в силах предсказать, с какой целью он это сделал.
   Не скажу, что ощущения были приятными, по крайней мере боли я не почувствовала. От рук паренька исходило тепло подтаявшего воска, не жгучего, но в тоже время и не холодного. Он взывал к моему телу, мозгу, моему эфирному проводнику. И я отозвалась. Точнее отозвалось что-то во мне. Ответная волна прошла через меня, но уже по направлению к метаморфу. Дыхание замедлилось, сердце гулким эхом отдавалось в моей голове. Так продолжалось недолго, хотя для меня эти минуты показались вечностью.
   Двустороннее взаимодействие прекратилось одновременно. Существо отпрянуло, а я еле удержалась на ногах, когда почувствовала, что нечто покинуло мое сознание. Значит, этот паразит еще и в голову ко мне забрался! Словно в ответ на мои мысли, паренек ехидно улыбнулся, обнажив белоснежные зубы, резко контрастирующие в сочетании с цветом кожи.
   - Теперь я могу говорить, - произнес метаморф и подмигнул мне.
   - Что все это значит? - Я не знала, что мне сделать: то ли заорать, то ли заплакать.
   - Обмен, - пожал плечами метаморф. - Должна же ты была мне как-то отплатить за то, что я для тебя сделал.
   Такой наглости я не ожидала!
   - Мы освободили тебя! Если бы не мы, то ты так бы и сидел всю свою оставшуюся жизнь в этой клетке и смотрел на мир через решетку.
   - Диана, успокойся, - поморщился Дэниел. - Что сделано, то сделано. Сейчас не время для выяснения отношений. Нужно убираться отсюда как можно быстрее.
   - Почаще прислушивайся к нему, девушка. Он говорит дело, - паренек снова подмигнул мне, и я задохнулась от возмущения.
   - Мы обязательно должны брать его с собой? Зачем он вообще нам нужен? Мы прекрасно обойдемся и без него.
   Дэниел резко остановился прямо перед дверью из комнаты.
   - Ты хочешь, чтобы я тебе помогал? Ты доверяешь мне? - не поворачиваясь, спросил он. Я несколько опешила.
   - Да.
   - Тогда не задавай лишних вопросов. Я не просто так решился на такой поступок. Поверь, по головке нас за похищение метаморфа не погладят. Но это поможет нам проникнуть в логово Кортеса как можно глубже.
   Целиком и полностью поверить в слова Дэниела я не могла, как бы ни старалась. И всему виной наглое поведение метаморфа, его ухмылка и сама его сущность. Просто я не могла даже представить, чем он мог быть нам полезен, тем более в поимке Кортеса. Хорошо, я закрою глаза на плохое предчувствие, отдающее ноющей болью в сердце, и выслушаю план Дэниела. Если что-то мне не понравится - то я могу отказаться от его помощи, каким бы хорошим другом он мне ни приходился. Ведь это моя проблема и головная боль. Кортес - в первую очередь мой враг и значит именно мне решать, каким способом с ним бороться. Да, согласна, он сильнее меня. Был сильнее меня. Сейчас он обладает примерно такой же силой, как и я, может быть даже меньшей. Но Дэниел пока этого не знает, его мысли заняты метаморфом. И чем дольше это будет находиться в тайне, тем меньше вопросов в мою сторону.
   Я улыбнулась при этой мысли. Игра становится сложнее с каждой минутой, возрастая в несколько раз. Но от этого она становится и все интереснее. Каков будет ее исход никто не знает, можно лишь предположить. А пока, дамы и господа, делаем ставки. Лошадка, пришедшая к финишу первой, получит все, также как и те, кто на нее поставил. Так что, уважаемые, рекомендую делать ваши ставки на меня. Я чую нашу победу. Если посмотреть, то мне все равно, что будет делать Дэниел. Ведь, как известно, в бегах все зависит от лошади, а не от ее жокея. Выиграть все или все проиграть. Выбор невелик. Воздух уже наполнился ароматом победы. Свою ставку я уже сделала. И я не собираюсь проигрывать.
  

47.

   Только после того, как мы покинули Хранилище Сил и оказались на значительном расстоянии от него, я смогла вздохнуть спокойно. Несмотря на мои опасения, вышли из здания мы беспрепятственно - метаморф выудил из памяти Дэниела образ Сары Джонс и применил его к себе. На меня же вновь накинули покров невидимости. Сила Дэниела... Она была многогранной, необычной, соответствовала его уровню. Но и я теперь была с ним наравне, значит и мне под силу сделать то, что вытворяет он. Только вот на публике бы мне не хотелось этого показывать. Ведь Дэниел не в курсе, что я вернула себе то, что принадлежало мне от рождения. А метаморф не обмолвился об этом ни словом, лишь изредка подмигивал мне. Стоит все-таки поблагодарить его как-нибудь потом, когда все это закончится. Надеюсь, уже завтра я смогу спокойно разгуливать по улицам нашего небольшого городка, не боясь быть арестованной. Да, в людских сознаниях я еще долго буду "кровавым ангелом", но все это пройдет, нужно лишь время...
   Пока же время играло мне на руку, оно не спешило, давая мне возможность все успеть. Я не слышала за своей спиной сирен полицейских машин, и это давало мне надежду. На то, что никто не посмеет мне помешать докопаться до истины. Раньше я гадала, как чувствуют себя люди, ложно обвиненные и посаженные за решетку. Теперь же я почувствовала это на собственной шкуре. Каковы эти ощущения? Неприятны, естественно, и обидны.
   Выйдя из здания, мы вновь оказались в плену жаркого июля с его палящим солнцем и безоблачным небом. Хотелось спрятаться от него в каком-нибудь подземелье, где нет этих жгучих лучей и веет прохладой. Мечты, мечты...
   В руках я держала жакет с заветным шаром, некогда наполненным моей силой. Дэниел не раз обращал на него внимание, даже предлагал понести, спрашивая, комфортно ли я себя чувствую, держа шар так близко. Мне было неловко врать другу, но это были вынужденные меры. Я не могла ему сказать всю правду. Только не сейчас. А то вновь начнутся косые взгляды в мою сторону и обвинения в том, чего я не совершала и не собираюсь.
   Метаморф вел себя почти примерно. Лишь изредка ехидно подшучивал. Как только мы прошли пару кварталов, он вернул себе облик чернокожего паренька. Судьба Хранилища Сил, признаюсь, мало меня интересовала, но все ж пару вопросов я задала.
   - Что будет с Хранилищем теперь? После того, как ты его покинул?
   - Думаешь, я один такой? - Пожал плечами паренек. Дреды на его голове забавно подпрыгивали при ходьбе, вызывая у меня улыбку. - Если они нашли меня, то найдут и других. Всего лишь вопрос времени.
   - А как же облик? Ведь ты защищал его от посторонних глаз, - заметила я. - Тебя это нисколько не беспокоит?
   Он резко остановился и расхохотался:
   - Девушка, ты действительно думаешь, что меня это должно беспокоить? Они держали меня там, запертого в клетке, словно дикого зверя, очень долгое время. И после этого я еще должен о них беспокоиться?!
   - Прости, - кивнула я. - Ты прав. Они не имели права так поступать.
   - После того, как ты нам поможешь - ты будешь свободен. Чем планируешь заняться? - спросил Дэниел.
   - Прошло очень много времени с того момента, когда я в последний раз видел этот мир. Поэтому мне нужно привыкнуть к нему. А потом я попробую найти своих знакомых.
   - Тоже метаморфов? - поинтересовалась я. Паренек кивнул. - А их много?
   - Не больше сотни, - помотал головой метаморф. - И мы разбросаны по всей земле. Кого-то этим извергам уже удалось изловить, но остальные прячутся, скрываются всевозможными способами. Мы стараемся менять облик только в крайних случаях, чтобы не привлекать к себе ненужное внимание, ведь у вашего Совета Ангелов, да и не только у него, везде есть дозорные, которые следят за такими как мы, выслеживают, отлавливают.
   Мы вышагивали по горячему асфальту не торопясь, поскольку спешить было некуда - следующим нашим пунктом должна быть встреча с моей "любимой" сестренкой, но без помощи Николь здесь не обойтись. А вампирша пока еще не смогла вычислить ее местонахождение. Поэтому нам оставалось только ждать и рассуждать о последующих действиях.
   - А раз уж тебя так беспокоит судьба Хранилища, - усмехнулся метаморф, - то могу тебя обрадовать - еще некоторое время оно будет невидимым чужим взорам, не будет привлекать внимания. Я сделал это для того, чтобы за нами сразу не пустили погоню. Да и слишком долго я там пробыл, за это время часть меня слилась с этим зданием, стали одним целым. А потом они найдут другую жертву, и все начнется сначала.
   - Вы не пытаетесь спасать друг друга? - задумчиво протянула я. - Ведь вы способны менять свой облик, можете спокойно проникать куда угодно.
   - Ты мало пожила на этом свете, - усмехнулся парень, - ты еще слишком наивна, девушка. Думаешь, все так легко и просто? Пришел, освободил и оба свободны? Ага, как же. У них по всему зданию распиханы отслеживающие устройства, реагирующие на присутствие других метаморфов. И не забывай еще про дозорных. Если бы их не было, думаешь, мы бы позволили своему народу прозябать в клетках на благо общества? Естественно, нет.
   - Так, парень... - обратился к метаморфу Дэниел, задумчиво потирая лоб. - Кстати, как тебя зовут?
   - Последнее мое имя - Кристофер Прист. Можете называть меня просто Крис.
   - Хорошо, Крис. Думаю, нас представлять тебе не надо.
   Метаморф кивнул, соглашаясь с Дэниелом, и посмотрел в мою сторону, ухмыльнувшись. Хм, интересно, сколько информации помимо наших имен он выудил из моей головы.
   Тем временем мы вошли в жилые кварталы. Ряд аккуратно выстроенных в ряд домиков с оградой из белого штакетника будоражил несбыточные мечты о спокойной и размеренной жизни, которой у меня никогда не будет. Ведь я не простой человек. Я ангел, призванный работать во благо тех людей, что живут на этой земле. Тех, кто сейчас смотрит в яркий экран телевизора и видит в нем мою фотографию с пометкой "особо опасна". Тех, кто проезжая в машине, слышит по радио объявление о моем розыске и о совершенных якобы мною преступлениях.
   Вспомнив, что находиться на всеобщем обозрении без маскировки небезопасно, я нацепила солнечные очки. Мир потерял часть своих красок, поблек. Солнце перестало слепить глаза, но продолжало золотить кожу. Надеть жакет, чтобы не подвергать кожу воздействию ультрафиолета, я не могла - в него был завернут совершенно не представляющий ценности шар. Хотелось его выкинуть, чтоб не тащить зазря, но это бы вызвало ряд вопросов у Дэниела. Придется потерпеть. Немного.
   Дэниел, видимо, тоже вспомнил о том, зачем мы проникали в Хранилище.
   - Когда эльфы заберут ее? Они назначили срок? - поинтересовался мой друг, поглядывая на то, что было завернуто в жакет.
   - Нет, они ничего не говорили.
   - Думаю, стоит прямо сейчас с ними встретиться и передать им ее, - произнес он.
   - Нет! - буквально выкрикнула я. Дэниел недоуменно уставился на меня. Черт, нужно держать себя в руках. - Сейчас не до этого. Этот шар никуда не денется, мы можем передать его и позже. Разве нет?
   - Это опасно, Диана, разгуливать по городу с таким количеством энергии, заключенном в одном предмете. А если об этом разузнает Бьянка и ее свора?
   Черт! Надо как-то выкручиваться. Представляю лица Велирона и других эльфов, когда я вручу им пустой шар. Боюсь, они меня саму потом будут использовать как батарейку, источник энергии. Как использовали Кортеса и других...
   - Предлагаю спрятать его где-нибудь, а после того, как мы разделаемся с Кортесом - забрать. Это оптимальный вариант, на мой взгляд.
   Я невинно хлопала глазками, а мысленно умоляла Дэниела согласиться со мной. Метаморф с ехидством наблюдал за нашим разговором, прожигая меня своим взглядом. Он мог в любую минуту рассказать Дэниелу, что сила вернулась к хозяйке, но пока этого не делал. Мотивов, побуждающих его так себя вести, я не видела, могла лишь предполагать, что им движут какие-то корыстные цели.
   Дэниел обдумывал мои слова, выстраивал мысли в линию, перебирая варианты, выбирая оптимальный.
   - Хорошо, - согласился он. Я едва сдержала вздох облегчения. - Но где ты планируешь ее спрятать?
   А вот это уже интересный вопрос.
   - Могу я предложить свою помощь? - поинтересовался Крис, выуживая из кармана широченных штанов темные очки.
   - Что ты можешь предложить? - спросил Дэниел у метаморфа.
   - Есть у меня на примете один человечек, - пояснил паренек, улыбаясь. - Он меня не единожды выручал. И думаю, он не откажется помочь мне еще раз.
   - С чего такая добродетель?
   - Он задолжал мне жизнь. Если бы я не оказался тогда в нужное время в нужном месте, то этот человек потерял бы свое самое дорогое сокровище, которым он дорожит - свою жизнь. А я для него теперь наподобие божества.
   - Судя по тому, что этот человек до сих пор жив, он является человеком только частично, я права?
   - Какая проницательность, - усмехнулся Крис, сдвигая очки на переносицу. - Да, он уже не человек, но когда-то им был. И было это довольно-таки давно. Но наша дружба с ним не имеет преград во времени.
   - Он тоже метаморф? - предположила я.
   - Мимо, девушка. Он вампир.
   - О, нет! Мы не пойдем к вампиру. Я не согласна. Делайте со мной что хотите, но я не переступлю порога его дома.
   - Крис, мы очень рискуем, - отозвался Дэниел. - Мы не можем оставить эту вещь у совершенно незнакомого человека, а уж тем более вампира.
   - Я всего лишь предложил, - пожал плечами парень, потом обратил свой взор на меня. - Тогда может тебе стоит кое-что ему рассказать?
   Дэниел в недоумении посмотрела сначала на него, потом на меня. Эх, была - не была.
   - Дэниел, - протянула я, переминаясь с ноги на ногу, - этот шар не имеет для нас никакой ценности.
   - Как? - изумился мой друг. - Ты взяла не тот? Да какая разница, отдадим эльфам эту силу.
   - Нет, дело не в этом. Здесь и правда была моя сила...
   - Была? - перебил он.
   - Она вернула себе ее обратно, так что этот ваш шарик, с которым вы носитесь, всего лишь бесполезная стекляшка, - не выдержал Крис. Его ехидная улыбка раздражала меня с каждой минутой все больше.
   - Это правда? - Дэниел в глубине души понимал, что это на самом деле так, но на поверхности еще плавали сомнения.
   Я кивнула, опуская глаза. Да, мне было стыдно. Потому, что я не до конца доверяла друзьям. Хотя они уже не раз доказывали, что достойны доверия.
   Дэниел ничего не сказал, но я видела, как он помрачнел.
   - Обязательно было лезть не в свое дело? - прошипела я, толкая Криса в бок локтем. Тот аж охнул от неожиданности.
   - Поосторожнее, дамочка, а то я поведаю еще о каких-нибудь интересных моментах вашей жизни.
   - Ты мне угрожаешь? - Я задохнулась от возмущения. - Да если бы не мы, ты так и сидел бы в своей клетке, как животное.
   - Не время для ссор, - прервал нашу перепалку Дэниел. - У нас впереди еще много дел. И чем быстрее мы с ними закончим, тем быстрее я смогу вернуться домой.
   Домой? Быстрее вернуться домой? Я не ослышалась. Дэниел точно обиделся на меня. За то, что я сразу не рассказала ему. Теперь он хочет быть подальше от меня. Помочь мне разобраться и уехать. Туда, где нет Дианы Дженнифер Фишер - девушки, вечно попадающей в неприятности. Что ж, не буду насильно его задерживать. Иллюзия привязанности к нему уже развеялась. Он был всего лишь моим другом. И не больше. По крайней мере, сейчас я вижу его именно в таком свете.
   Я обогнула Криса, шедшего посередине, и пристроилась рядом с Дэниелом, ускорившим шаг.
   - Не обижайся, - попросила я. - Я думала, что будет лучше, если никто не будет знать, что сила вернулась ко мне.
   - Даже я?
   - Никто, понимаешь? Я не хочу, чтобы на меня снова показывали пальцем и говорили, что я - демон. Мне это неприятно.
   - Ладно, разберемся с этим позже, - отрезал он. - Сейчас мы вернемся к Истору и будем дожидаться результатов поиска твоей сестры там. Это единственное безопасное для тебя место на данный момент.
   Я кивнула. Дэниел был прав, мне больше некуда было податься. Несмотря на мою неприязнь к Бьянке, я была согласна на ее помощь. Конечно, она преследовала свои цели, но пока они шли параллельно моим, двигались в одном направлении. И у меня не угасала надежда, что так будет продолжаться и дальше. Даже когда она узнает, что я вновь делю верхушку пирамиды сильнейших этого мира. Моя сила пока еще не обуздана и именно это делает меня серьезным противником. Тем более я способна на необдуманные поступки. Пока у меня всего лишь одна цель - Кортес. Но мало ли, что мне вздумается в будущем, кто встанет на моем пути.
   Не меньше меня беспокоил метаморф. Дэниел не торопился раскрывать то, для какой цели он его освободил. Не из сострадания же. "Чтобы глубже проникнуто в логово Кортеса" - кажется, именно так он выразился. Чей облик он попросит изменить? Под чьей маской мы вторгнемся на территорию бывшего Темного Повелителя? Думаю, уже скоро мы это узнаем.
   Госпожа Фортуна, вы готовы? Готовы к тому, что уже сегодня мы одержим победу? Победителю достанется все, проигравшему - ничего. Кому-то - долгая жизнь, а кому-то - верная смерть. Я еще слишком молода, чтобы погибать. Поэтому я буду бороться. Против Кортеса и его своры, против детектива Райта, против Совета Ангелов, против Бьянки и ее вампирши. Даже против своей сестры. Да, особенно против Айрин. Против Айрин Элизабет Фишер. Моей ненаглядной сестренки.
  

48.

   Из дневника А.Ф.:
   "Сегодня мне приснилось, что я была ею. Не помню, что именно происходило, но что-то тревожное. Не хочу вспоминать, мне неприятны такие сны. Ее вообще не должно существовать в этом мире, она - ошибка природы, ошибка моей матери. Но, тем не менее, этот двойник продолжает меня преследовать. Даже наяву мне иногда кажется, что она постоянно наблюдает за мной, я чувствую ее взгляд. Он жжет меня, начинает ныть изуродованная рука.
   Хочется стереть ее из своей головы, но не получается - не дает Кортес. Ему выгодно наше родство. Я это понимаю, но все-таки надеюсь, что он со мной не только потому, что я похожа на нее. Внешне мы может быть и похожи, но вот внутренне мы прямо противоположны. Я не разговаривала с ней с того момента, как у нее проявились способности. Но мне доводилось видеть ее издалека, да и Кортес о ней много рассказывал.
   Что в ней такого, чего нет во мне? Демоническая сила? Неужели только из-за нее Кортес симпатизирует ей сильнее? Боже, почему я не могу быть просто счастлива? Почему, когда на моем горизонте появилась настоящая любовь и будущее, моя сестра вновь смешивает все карты? Почему у нее есть все, а у меня ничего? Это несправедливо! Она не заслужила этого!
   Я готова отдать ей все, что у меня есть, но только не Кортеса! Только не его! Он - цель моей жизни, без него не станет и меня.
   И снова борьба. Борьба за счастье. Ведь мы сами творим свою судьбу. Значит, нужно делать все, чтобы мечты исполнялись. Не важно, какую цену придется за это заплатить. Ради Кортеса я готова на все, на все, что он скажет. Бездумно, слепо следовать его словам. Пусть моя рука станет орудием его мести. Я знаю, что скоро все это закончится. Причем благополучно. Для меня и Кортеса, для нас.
   Только вот я слышу чью-то тяжелую поступь, приближающуюся ко мне с каждой минутой. Кто-то уже вынюхал, что я помогаю Кортесу вершить правосудие. И скоро они придут за мной. Но я верю, что Кортес не даст меня в обиду, ведь он любит меня. Не помню вот только, говорил ли он мне это вслух.
   У меня еще есть время до того, как они придут. И эти минуты я хочу потратить на то, чтобы сказать Кортесу, как же он мне дорог.
   Я люблю тебя, Кортес. Слышишь? Люблю. И я буду повторять тебе эти слова снова и снова, чтобы они укрепились в твоей голове, чтобы ты наконец-то понял, что я - твоя судьба, что мы были созданы друг для друга. Я не верю, что моя жизнь будет долгой, но даже то, что мне дано, я хотела бы полностью провести с тобой.
   Я жду Кортес. Жду той минуты, когда наконец-то мы будем вместе. Навсегда.
   И я готова ждать вечно..."
  

49.

   Жара стояла невыносимая. Жутко хотелось пить. Наконец-то Дэниелу надоело слушать мои причитания, и он зашел за кока-колой в первый попавшийся магазинчик. Сначала я хотела подождать его снаружи, но вспомнив о приятной прохладе кондиционеров, решила идти вместе с ним. Метаморфа пришлось брать с собой. Не скажу, что он особо рвался составить нам компанию, просто оставлять его одного было бы нелогично с нашей стороны - если Крис скроется, то план Дэниела рухнет. Хотя, если бы метаморф хотел уйти, он бы ушел сразу после его освобождения. Чего он добивался неизвестно. Может быть просто решил поучаствовать в наших приключениях, почувствовать себя снова живым после стольких лет заключения.
   Легкий перезвон колокольчиков возвестил продавца о нашем появлении. Грузная женщина нехотя подняла на нас глаза, в которых отражалось одно недовольство: жарой, стоявшей уже почти неделю, отсутствием кондиционеров в магазине (об этом я пожалела тоже), малоприбыльной работой... Я не раз видела подобные глаза и отчасти мне жаль этих людей, которым приходится изо дня в день терпеть такие страдания ради того, чтоб принести домой гроши. Ее одутловатое лицо блестело от пота, а в руке она сжимала пачку бумажных платков, уже наполовину пустую.
   Мы разбрелись по магазину: я - в поисках спасительной воды, Дэниел решил купить чего-нибудь перекусить, а Крис просто пошел полюбопытствовать, что за продукты люди употребляют в пищу в этом веке. Мы были единственными покупателями, забредшими в эту глушь. И, надо сказать, я знала почему - цены были здесь чуть ли не в два раза больше и сильно били по кошельку. Да и вид у представленных товаров был не лучший - баночки с консервами вздулись, что явно указывало на то, что срок их годности истек. А стеллажи с продуктами были покрыты пылью. Видимо, зарплата и вправду была здесь мизерной.
   Судя по брезгливому выражению лица Дэниела и по тому, что он вернулся к кассе с пустыми руками, я сделала вывод, что не только консервы были испорченными. Зато кола была вполне нормальной и даже холодной. Расплатившись наличными, мы окликнули Криса, застывшего с детским выражением лица возле стеллажа со сладостями. Он брал каждую шоколадку в руки, подносил ее к лицу, шумно втягивал аромат, исходящий от нее, и клал товар на место. При этом лицо его освещалось безумной улыбкой. Продавщица, на минуту забыв про жару, раскрыв глаза, следила за странным покупателем.
   - С ним все в порядке? - опасливо косясь на Криса, спросила она.
   Дэниел окликнул паренька второй раз и только тогда тот закончил с лицезрением продуктов и направился к кассе, продолжая странно улыбаться.
   На входе меня ждал сюрприз - я увидела себя. Черно-белая фотография, со словами "Разыскивается!" и "Особо опасна!". Горькая усмешка. Конечно, вместо того, чтобы ловить настоящих серийных убийц, маньяков, насильников, они гоняются по всему городу, а то и штату за мной.
   - О, так это же ты! - воскликнул Крис, сравнивая мое лицо и то, что было на фотографии. - А тут ты хорошо получилась.
   - Заткнись, - зашипела я на парня, пихая его локтем в бок.
   - В чем дело? - Продавщица пыталась взглянуть на фотографию, что была на двери, но Дэниел закрыл ее своим телом.
   - Эй, парень, я еще не дочитал, - попытался воспротивиться Крис, но я повторно пихнула его, на этот раз сильнее. Он охнул и схватился за левый бок, недовольно косясь на меня.
   - Моему другу плохо, - как можно доброжелательнее улыбнулась я, поправляя солнечные очки. - Видимо, зря он курил травку с утра пораньше.
   - Что?! Да я дури уже век не видел!
   - Заткнись или я сейчас сама тебя заткну, - злобно сказала я, наклонившись к его уху.
   - Как хочешь, - буркнул он, отпихивая Дэниела, чтобы выйти.
   Женщина озабоченно посмотрела вслед Крису и покачала головой.
   - Такой молодой, а уже пристрастился к наркотикам.
   - Да, - вздохнула я. - Это очень печально. Сейчас мы как раз уговариваем его лечь в клинику на реабилитацию. До свиданья. Спасибо за колу.
   Ее взгляд я чувствовала спиной. И что-то мне подсказывало, что она не поленится встать и пройтись до двери, чтобы хорошенько рассмотреть лицо девушки, которую разыскивает вся полиция города. Может ей даже придет в голову сравнить его с той, что буквально несколько минут назад купила у нее колу.
   Нам же нужно было убираться подальше отсюда. Пусть я и была уверена, что вряд ли у нее хватит ума позвонить в полицию и сообщить, что видела у себя подозреваемую, но люди - существа непредсказуемые. Поэтому лучше держаться как можно дальше на случай, если она вспомнит слова Криса и сопоставит их с увиденным.
   - Сдурел что ли?! - налетела я на паренька. - Ты еще каждому встречному расскажи, что видел меня на плакате с объявлением о розыске.
   - Она права, - согласился Дэниел. - Это было глупо с твоей стороны.
   Крис поправил золотую цепь, оттягивающую ему шею, и сплюнул.
   - Я не обязан делать то, что угодно вам.
   - Но ты срываешь нам все планы! Еще не хватало, чтоб полиция пошла по нашим следам.
   - Детка, не забывай, что я очень долго был вдали от людей и все эти ваши порядки мне в новинку.
   - Тогда просто молчи!
   Меня распирало от злости. На Криса за его глупую выходку. На Дэниела, за то, что потащил это существо с нами. На себя, за то, что доверилась своему другу и позволила взять метаморфа с собой.
   - И не называй меня детка, - сквозь зубы процедила я и отвернулась, не в силах смотреть на это вечно улыбающееся лицо.
   - Успокойся. - Дэниел приобнял меня за талию. - Думаю, это больше не повторится, правда, Крис?
   Паренек пробурчал что-то невразумительное и рассмеялся. Я сжала зубы до боли, перебарывая свои эмоции. Это существо чуть не поставило крест на моих планах. А ведь он должен знать, каково это сидеть в клетке. Долго сидеть.
   Когда о прохладной коле остались лишь приятные воспоминания, я подумала, что быстрее будет поймать такси и доехать до дома Истора, чем идти пешком под палящим солнцем по горячему асфальту. Дэниел одобрил идею и уже через двадцать минут мы были у дома Видящего.
   Видящий. Интересный персонаж в цепочке обстоятельств. Переметнувшийся от одного Хозяина к другому. Способный предсказывать события, заглядывать в будущее. Он был верной собачкой, которую ласкали, но в тоже время держали на коротком поводке, не давая спуску. Седовласый старик, верный своему очередному господину. Что руководило им на протяжении всего этого времени? Пустое подчинение? Вряд ли. У каждого из нас есть цель в этой жизни, все мы к чему-то стремимся. А к чему стремился он? Глядя в его глаза, трудно сказать ради чего он живет, работает на Темного Повелителя. Но что-то мне подсказывает, что это часть его веры...
   - И что за привидение обитает в этом развалившемся домике? - поинтересовался Крис, захлопывая дверь такси.
   - Один из прислужников Темного Повелителя. Слышал о таком?
   - Было дело, - хмыкнул он. - С одним из них я даже был лично знаком.
   - Ну, если повезет, сегодня ты познакомишься еще с двумя из них, - усмехнулась я.
   - Хм, что-то все-таки изменилось за то время, пока я был в плену. Насколько я помню, ангелы не водили шашни с демонами.
   - Поверь, и среди них были и есть неплохие личности. - Я вспомнила Гарда и Алана, погибших в прошлом году. - Тем более, сейчас мы преследуем одну цель. Поэтому нам выгодно сотрудничество.
   - Как знаете, - пожал плечами Крис. - Я бы на вашем месте не был столь доверчивым.
   - А никто и не говорит о доверии, - сообщила я ему, направляясь к дому. Под ногами шуршал недавно насыпанный гравий. Истору бы еще не помешало подстричь газон.
   Когда мы оказались у двери и обнаружили, что она не заперта, я с трудом преодолела желание засунуть внутрь Криса и прикрыть двери, оставив его наедине с ручными монстрами Видящего. Вряд ли он нашел бы их забавными. В лучшем случае отделался бы парой укусов.
   Дэниел нажал на звонок, эхом отдавшийся по всему дому, возвещая о нашем приходе. Будь я на месте этого демона, давно бы послала нас куда подальше. Ведь мои проблемы нисколько не заботят демонов. Если бы не личные счеты Бьянки, вряд ли бы мы могли рассчитывать на их помощь. Хотя, с тех пор как состоялась последняя встреча бывшего и настоящего Темных Повелителей, я чувствую себя в этой игре второстепенным персонажем, выпуская их противостояние вперед. И даже сейчас меня просто используют как средство для поиска Кортеса, его нового логова.
   Сестренка сделала ошибку, когда связалась с Кортесом, ведь те, кто не связаны с нашим миром, тяжело к нему привыкают. Можно даже сказать, что чаще всего они им отвергаются, ибо людям чужда магия, которая является нашим обязательным атрибутом. Хотя, лично мы магией ее не называем, скорее энергией или силой, ибо мы не претендуем на звание салемских ведьм. Да, те времена прошли, но некоторые люди и сейчас не прочь учинить над нами подобные расправы, пытая и сжигая на костре тех, кто хотя бы чуть-чуть отличается от них. А если они узнают о существовании таких существ, как Крис, то начнут присматриваться не то, что к соседям по работе, а даже к своим членам семьи, боясь, что какой-нибудь метаморф захочет занять их место. А ведь может случиться и так, что кто-то уже предпринял такую попытку, и она обернулась успехом, ведь судя по тому, что сказал Крис, метаморфов не так уж и мало и вполне возможно, что рядом с вами уже живет такое существо в образе доброй соседки-старушки или вашего любимого человека.
   Истор появился не сразу, дав нам время на обдумывание того, куда он мог запропаститься. При свете дня его кожа выглядела серой, что указывало на то, что он мало бывает на солнце.
   - Вы вовремя, - оскалился он, щурясь от яркого света, бьющего в глаза. - Николь будет с минуты на минуту.
   - Поиски девушки завершились успешно? - поинтересовался Дэниел.
   - А вы сомневались? - рассмеялся демон. - Моя госпожа не бросает слов на ветер.
   Крису было скучно с нами, поэтому он расхаживал по улице, с энтузиазмом рассматривая дома.
   - Кто это? - глаза демона сузились в попытке рассмотреть метаморфа.
   - Наш знакомый, он поможет нам в поимке Кортеса.
   - Он ведь не один из вас, верно?
   - Он иное существо, - пояснила я, не вдаваясь в подробности. Еще не хватало, что бы на него положили глаз темные личности этого мира. А то еще ближайшие два столетия ему придется провести в клетке, охраняя добро демонических сущностей. Думаю, такая перспектива не будет ему по душе.
   Звук приближающейся машины заставил нас обернуться. Черный "седан" остановился возле дома Истора. Николь. Она приехала. Я не знала, плакать мне или радоваться ее появлению. Истор сказал, что она уже нашла мою дорогую Айрин, а значит назад отступать поздно. Только двигаться вперед. Да и смысла отступать я не видела, ведь в помощи Бьянки и Николь заключался единственный вариант решения моей проблемы. Если бы не они, то я бы даже не узнала, что у меня была, точнее, есть сестра.
   Дверца машины отворилась и на наше обозрение предстала Николь. Все в той же майке и джинсах, кажущихся на размер больше, чем нужно. Короткие русые волосы она зацепила в хвост. Крис тоже обратил внимание на машину, а также на ее владелицу. Их взгляды пересеклись.
   - Николь? Не верю своим глазам! - выдохнул он, приближаясь к девушке.
   - Адриан? - недоверчиво спросила она, рассматривая паренька. - Я думала, тебя давно уже нет в живых! И что это за глупое обличье? Мне ты нравился другим.
   Я не верила своим ушам. Эти двое знали друг друга и, причем, очень даже хорошо. Взгляд Дэниела тоже был полон недоумения.
   - Я буду жить вечно, детка, - улыбнулся чернокожий паренек. - А мое обличье мы обсудим потом, с глазу на глаз.
   - Твои друзья? - она кивнула на нас.
   - Не сказал бы, - отрицательно качнул головой метаморф. - Скорее я им задолжал одно дело в благодарность за их доброту к несчастному метаморфу.
   "Боже, еще чуть-чуть и я заплачу", - ехидно подумала я.
   - Я нашла вашу сестру. Можем ехать.
   Николь ждала моего ответа. Мне и самой было интересно, хватит ли у меня смелости направиться к той, в которой течет такая же кровь, как и во мне. К той, что проводила со мной время, играя...
   - Тогда не будем терять время, - отозвалась я. - А то нас и так уже заждались.
   Игра близится к финалу. Я устраню сегодня главного козыря Кортеса - свою сестру. Детектив Райт будет рад, когда я выдам ему настоящего убийцу, да еще и на блюдечке с голубой каемочкой, сделаю работу, за которую ему платят деньги. Он будет извиняться и говорить, что он был вынужден так поступить со мной.
   Он говорил, что не верит в таких, как я. Что ж, я заставлю его в это поверить. Мы не бесплотные призраки, которых нельзя потрогать и поймать за руку. Мы вполне реальны. И, хочет он этого или нет, ему придется в это поверить. Поверить любой ценой.
  

50.

   Ехали мы долго, по знакомым улочкам города и по закоулкам, о существовании которых я даже не подозревала. За окнами пробегали двухэтажные дома, похожие друга на друга как сиамские близнецы, отчего создавалось впечатление, что мы ездим по кругу. Минуты сменялись минутами. Метаморф и Николь о чем-то оживленно разговаривали, но уловить тему их беседы я не смогла, да и не пыталась. Мои мысли сейчас блуждали где-то далеко. Там, где я была редким и непрошенным гостем. В прошлом...
   ... С того случая я видела свою сестру лишь один раз. Она боялась меня, но это не мешало ей испытывать ко мне жгучую ненависть. Айрин и раньше не отличалась безграничной любовью ко мне, а теперь и вовсе забыла, что у нее есть сестра. Она забыла сестру, но не забыла меня - монстра, вторгнувшегося в ее семью и приносящего боль и вред. Именно таким нечеловеческим существом я была в глазах родного человека.
   Мать полностью разделяла взгляды своей старшей дочери. Не желая иметь в своем доме источник проблем, коим я была с детства, она решила отдать меня в интернат для таких же, как я.
   Как и многие в то время, она боялась. Подобные мне стали для человечества чем-то из ряда вон выходящим, люди начали опасаться своих подрастающих и только что родившихся детей. Но нашлись и те, кто ждал этого момента, кто был готов к нашему появлению. Именно они создали специальные школы-интернаты, разделив их по характеру сил: для ангелов и для демонов.
   Я помню, как дрожала рука матери, когда она вела меня в одну из таких школ. Генриетта Льюис, занимавшаяся оформлением вновь прибывших, вышла нам навстречу и с улыбкой посмотрела сначала на меня, а потом на мать.
   - Эта девочка - особенная? - От тона, каким было произнесено последнее слово, мать передернуло. Скорее, она назвала бы меня испорченной, бракованной, нежели особенной.
   - Да, она... не такая, как мы, - отозвалась женщина, которую следовало благодарить за мое рождение.
   Миссис Льюис подобрала свои длинные юбки, изготовленные из плотного материала, и присела на корточки подле меня.
   - Что же ты умеешь, малышка? - ее улыбка была теплой и лучезарной, а глаза сияли добротой и нежностью. Я никогда прежде не видела таких красивых глаз и такого приятного, добродушного лица. Вместо ответа на вопрос, я любовалась ею, каждой чертой милого лица. Хотя, ответить бы мне все равно не дали.
   - Она... вызвала дождь, - выпалила миссис Фишер, резко сжав руку девочки, давая тем самым понять, чтобы та не делала глупостей. - Представляете, настоящий дождь, прям в доме!
   Она врала, потому что боялась показаться миссис Льюис женщиной, породившей чудовище. Моя мать была не настолько плохой, чтобы отрицать сам факт моего рождения ею, поэтому она всего лишь немного приукрасила ситуацию в свою сторону.
   - Повелительница воды, значит, - женщина подмигнула мне, продолжая улыбаться. Потом поднялась и обратила свой взор на мать.
   - Мы примем ее к себе. Но вы должны знать, что первое время ей будет очень тяжело среди незнакомых людей и поэтому надеюсь, что вы будете почаще ее навещать. - Мать лживо улыбнулась и кивнула головой. - Забрать вы ее можете в любое время, но лучше, чтобы она воспитывалась у нас до совершеннолетия. В нашей школе великолепные воспитатели, которые постараются в полной мере развить ее талант, чтобы в будущем она послужила на благо общества.
   - Конечно, конечно, я все понимаю, - поспешила сообщить миссис Фишер. В то время моя способность читать мысли других была еще не развита, но и без нее я поняла, что это последний раз, когда я вижу свою мать. Она никогда не навестит меня, не позвонит, даже не напишет письмо. Просто уедет из города подальше, чтобы забыть меня и не вспоминать. У нее оставалась Айрин, ее старшая дочь.
   - Пойдем, малышка. - Миссис Льюис протянула мне руку. - Кстати, как тебя зовут?
   - Ди, - ответила девочка из моего прошлого и взяла женщину за руку. Мать ее больше не держала.
   - Я отведу девочку в ее комнату, а вы пока пройдите в кабинет заведующего, чтобы оформить все документы, - обратилась миссис Льюис к моей матери.
   - Здесь ее вещи, возьмите.
   - Я думала, вы еще захотите попрощаться, - брови женщины недоуменно метнулись вверх.
   - К сожалению, мне надо будет сразу бежать. Очень много дел, поймите. Я забегу на днях, как только выдастся свободная минутка, - затараторила миссис Фишер.
   - Как хотите, - пожала плечами Генриетта и приняла небольшую сумку. - Ди, хочешь попрощаться с мамой?
   Девочка, до этого с интересом рассматривающая жилой корпус интерната, задумчиво обернулась, но прощаться было уже не с кем. Миссис Фишер чуть ли не бегом направилась к заведующему, чтобы поскорее покончить с присутствием Дианы в своей жизни.
   - Странная она у тебя, - вслед женщине протянула миссис Льюис. - Но, хватит об этом. У тебя начинается новая жизнь, малышка. Много новых друзей, интересные игры. А если мы сейчас поспешим, то ты еще успеешь на ланч. Повара обещали великолепный пудинг. Ты любишь пудинг?
   Я машинально кивнула. Эта женщина нравилась мне. Не знаю почему, но, казалось, она любила меня больше, чем всех остальных, всячески оберегала и заботилась, отвечала за мои бездумные поступки и отмечала каждое мое день рождение. Я всегда любила ее, но не всегда это показывала.
   Миссис Льюис не удивилась, когда обнаружилось, что я не могу управлять водой, списав это на стресс. Видя, что мне было плохо без семьи, она пыталась найти мою мать, но поиски не увенчались успехом. Именно тогда она и стала меня опекать как свою собственную дочь, которую Бог ей не дал.
   Огонь я тоже больше не зажигала. Видимо, детская психика не смогла перенести потерю семьи и блокировала эту способность вместе с воспоминаниями. До лучших времен. До того времени, когда я смогу взглянуть на это спокойно, без слез и трепетного волнения. Хотя без слез так и не обошлось...
   Они обе - мать и Айрин - снились мне, но со временем я стала забывать о том, кто они и как их зовут. Обычные люди, такие же, как и окружавшие меня, их образы становились серыми, бледнея и размываясь в памяти. Мне снилось много людей: те, кого видела каждый день, и те, кто жил лишь в моем воображении. Порой я не могла рассмотреть даже их лица, так быстро они исчезали. Некоторые сны пугали, заставляя просыпаться ночью в холодном поту, но позвать на помощь мне было некого. Поэтому только и оставалось, что лежать и слушать бешеный стук своего сердца, желающего выпрыгнуть наружу от страха. Все это заставляло становиться сильнее, но в тоже время угнетало психику, которая и без того была не ахти. Боязнь собственной тени.
   Каждый год устраивался праздник, на который приезжали родители большинства воспитанников. Многие со временем привыкли к тому, что их дети особенные и вновь окружали своих чад любовью и лаской. Я тогда уже не помнила свою мать, но мне было завидно, когда счастливые члены семьи обнимались у меня на глазах. Мне тоже хотелось такого счастья, но обрести его не было возможности. Река не течет вспять. Миссис Льюис любила меня, но она не могла заменить мне мать или отца. Мы обе это понимали, но она никогда не прекращала своих попыток добиться своего.
   Мои дни рождения, превращающиеся в торжество благодаря Генриетте, пролетали одно за другим, почти незаметно. В это время года на дворе праздновала свой приход осень, засыпая весь мир багряными и желтыми сухими листьями. Небо казалось ниже, а тучи низвергали на город холодные ливни. Лужи с мутной дождевой водой, на поверхности которой плавали листья, напоминали мою жизнь. Некогда кристально чистая, с каждым днем она становилась все мутнее, заполняясь различными моими выходками, а по ней плавали воспоминания о том, что когда-то у меня было. Было, но прошло. Как листья, некогда висевшие на дереве и помогавшие фотосинтезу, а теперь никому не нужные. Было лишь одно отличие - когда наступали в лужу, ей было не больно, а когда злопыхатели пытались протоптаться по мне, я чувствовала боль каждой частицей своей души. Я ненавидела осень за то, что она была сильнее лета: она срывала листья, унося их все дальше от дома, она проливала дожди, смывая воспоминания и краску с домов. Ничего не оставалось, все уходило.
   Ушла и миссис Льюис. Мне тогда было всего тринадцать лет, и на дворе была осень. Она не дожила до моего дня рождения, умерев во сне. Меня не посвятили в то, что с ней произошло на самом деле, была ли она смертельно больна или умерла, поскользнувшись и ударившись в ванне. Ее тоже забрала осень, эта рыжеволосая беспощадная красавица, приходящая каждый год и забирающая с собой сотни душ. С уходом Генриетты моя жизнь вовсе потеряла смысл. Я жила изо дня в день, почти все время проводя наедине с собой. Мне не нужен был никто. Я хотела казаться сильной, хотя бы для себя, и делала все, чтобы стать таковой. Мне это удавалось...
   ... Машина резко дернулась и остановилась. Из задумчивости меня вывел голос Николь:
   - Приехали, принцесса. Бал будет проходить здесь. - Она кивнула на двухэтажный дом, стоящий особняком от других. Покосившийся почтовый ящик напомнил мне о Линде, и я невольно улыбнулась.
   - Она точно здесь живет? - усомнилась я, разглядывая ухоженный зеленый газон, белый штакетник ограды и поблескивающую на солнце крышу. - Слишком уж все правильно.
   - А ты чего ожидала увидеть-то, детка? - Крис выставил напоказ свою шикарную белозубую улыбку.
   - Не называй меня так больше, слышишь?! - выговаривая каждое слово, процедила я. Его руки тут же взметнулись в жесте повиновения.
   - Сдаюсь, сдаюсь!
   - Дети, не ссорьтесь, у вас еще будет время для выяснения отношений, а пока давайте займемся тем, за чем приехали. - Николь кивнула в сторону дома Айрин. - Воссоединение семьи - это так трогательно.
   Ехидство вампирши меня раздражало, но самоубийцей я никогда не была, поэтому глубоко вдохнула и попыталась сконцентрироваться на том, что сейчас было первостепенным.
  

51.

   При свете заходящего солнца все казалось милым и добрым. Даже в оскале семи гипсовых садовых гномов я не разглядела злых намерений: улыбчивые создания расположились по всему газону, кто с лопатой, кто с тачкой, а кто просто целый день грелся на солнцепеке. Может с наступлением ночи они и поменяют свои намерения, но сейчас они были вполне добродушными.
   - А в этом доме, значит, живет их Белоснежка...
   - Тогда я буду ее прекрасным принцем, - радостно подхватила Николь. - Люблю такие игры!
   - Без проблем. Еще персонажи будут? - со вздохом я посмотрела на Криса.
   - Нет, нет, я еще не определился кем быть: волшебным зеркалом или серым зайчиком. Как ты думаешь?
   - Роль злой колдуньи тебе пришлась бы в самый раз, - ухмыльнулась я, потирая уставшие глаза. Даю себе слово, что как только все закончится, уйду в спячку на несколько дней. Только сон, мягкая подушка и плюшевый Лекс под боком.
   - О, детка, это твоя роль, я не могу на нее претендовать, - заржал этот поганец. Я уже несколько раз пожалела о том, что выпустила это мерзкое создание из заточения. Лучше б он был немым.
   - Может уже прекратите этот цирк? - Дэниел раздраженно хлопнул дверью. - Мы сюда не развлекаться пришли.
   - Кто как, - пожала плечами вампирша и первая ступила на мраморную дорожку, ведущую к дому. - Идем за мной, ребята, не отстаем, газон не топчем и ведем себя мирно.
   По всей видимости, наша компания пополнилась еще одним "шутником". Жаль, этого не видит детектив Райт, который живет в своем правильном мире, состоящим только из людей. Таким как Крис и Николь там вообще нет места, даже в мыслях, но они не менее реальны и вред от них также вполне осязаем.
   Я не знала, что мы будем делать, когда увидим Айрин, да и немного сомневалась, увидим ли вообще ее в этом месте. Открыто сомневаться в способностях вампирши было опасно, поэтому оставалось только одно - проверить ее предположение.
   - О, да нас ждут, - улыбнулась Николь, обнажая клыки. - Даже дверь не закрыли. Дверь едва слышно скрипнула, когда вампирша потянула ее на себя. Дэниел сбавил шаг и сильнее стиснул мою руку:
   - Будь осторожна, не делай глупостей, - шепнул он мне на ухо. - Предоставь это нашим "друзьям".
   - Боже, Дэниел, это же всего лишь моя сестра.
   Слова упрека вырвались против моей воли. "Всего лишь сестра" была скорее "всего лишь убийцей и соратницей моего врага", нужно называть вещи своими именами, какими бы страшными и нелепыми они ни были.
   Вслед за Николь размашистой походкой, насвистывая известный мотив из кинофильма 'Убить Билла', в дом вошел метаморф.
   Внутренняя обстановка соответствовала внешней - все было чересчур идеально. Признаюсь, я ожидала увидеть что угодно, но только не блестящий паркет, ровно висящие картины на стенах, розовый диван и такого же цвета плюшевого мишку.
   - Какая прелесть! - Крис не смог сдержать своего восторга и кинулся к мягкой игрушке. - Сто лет уже таких не видел!
   - Если ты сейчас же не заткнешься, то еще столько же их не увидишь! - зашипела я на метаморфа. Надежда на то, что наше присутствие до сих пор остается тайной для дорогой сестренки, таяла с каждой секундой. Но, как оказалось, не все придерживались этой стратегии.
   - Белоснежка, милая, выходи, поприветствуй дорогих гостей, - зазывающе позвала Николь, после чего она резко замерла.
   - Что такое?
   -- Тише, - шикнула на меня вампирша. - Прислушайтесь.
   Я последовала ее совету, но ничего, кроме мурлыканья Криса не услышала. Но у некоторых из нас слух был развит острее.
   - Окно! Скорее! - с этими словами Николь кинулась к двери, я едва успела отскочить. Мы с Дэниелом бросились за ней, не совсем понимая, причем тут окно.
   Лишь когда мы завернули за угол, я убедилась в том, что здесь живет именно та, кого мы искали. Моя дорогая Айрин, призрак прошлого, извивалась под Николь, барахтая ногами и руками, ругаясь, но все ее попытки были тщетны. Потом вампирша наклонилась очень близко, видимо, что-то говоря Айрин, после чего та упокоилась.
   - Что ты такого ей сказала? - спросила я, поглядывая на сестру, но опасаясь подходить ближе. Но моей наивности не было предела. В ответ Николь подняла на меня свое преобразившееся лицо, по подбородку стекали две струйки алой крови.
   - Прости, не удержалась...
   - Очнись уже, детка. - Я почувствовала легкие похлопывания по своим щекам, но глаза открывать не хотелось. - Какая ж ты у нас впечатлительная-то.
   Голос доносился будто через туман, нужно было просто отмахнуться от него, как от назойливой мухи, и уплыть дальше по волнам. Приятно было просто лежать, не заботясь о том, где я и что со мной. Было мягко и тепло, хотелось спать...
   - Ай, больно же! - отозвалась я, открывая глаза. Слишком уж сильным был последний хлопок.
   - Я так и знал, что ты притворяешься, - осклабился Крис. - А что ты хотела? Во-первых, Белоснежка у нас не ты, а во-вторых, твой прекрасный принц сейчас занят и находится в другой комнате.
   - Я тебе это еще припомню, - пообещала я, потирая ушибленное место. - И он не мой принц.
   -- А мне думается иначе.
   - Хорошо, что тебе вообще думается.
   Его наглая ухмылка бесила, но не стоило заострять на этом внимание, были проблемы и поважнее.
   -- Где они?
   Крис кивнул на соседнюю дверь:
   -- Принц приводит в сознание свою прекрасную Белоснежку. Пойдем, может и нам перепадет от кого-нибудь поцелуй.
   Из холла первого этажа вели две двери, одна - на кухню, как удалось узнать, а вторая - в гостиную, куда мы и направились. Убранство этой комнаты сквозило минимализмом, никаких лишних деталей: небольшой платяной шкаф, широкая двуспальная кровать цвета земляного ореха и пара кресел у окна. Дом никоим образом не выдавал своего хозяина. С тем же успехом он мог принадлежать и обычной домохозяйке, и престарелой чете, и успешному бизнесмену. Но он принадлежал именно ей.
   - Когда она очнется? - я кивнула в сторону лежащей на кровати девушки. Ее лицо было повернуто к окну, поэтому мне пришлось обойти кровать, чтобы увидеть его. Она была практически моей копией: такое же аристократически бледное лицо, тонкие брови, слегка вздернутый нос. Волосы были несколько короче, но цвет их идеально совпадал с моим. Как и у меня, они завивались в крупные кудряшки, которые сейчас разметались по всей подушке. Теперь я была на сто процентов уверена, что на видео заснята именно она. Издалека и при таком качестве съемки нас вполне можно было перепутать, да и другие сотрудники не заостряли внимание на мелочах.
   - Возможно, она уже пришла в себя, просто не показывает нам этого, - сообщила Николь. - Кровопотеря у нее была незначительной, ей повезло, что я уже пообедала сегодня.
   - Так давайте проверим, чего гадать.
   Стоило только Крису протянуть руку к Айрин, как та открыла глаза и резко подскочила, принимая сидячее положение и прижимаясь к спинке кровати.
   - Даже не думай, ублюдок, - сквозь зубы процедила девушка, оглядывая всех ненавистным взглядом. И, как и ожидалось, он остановился на мне.
   - И ты здесь, мерзавка. Да как ты смеешь вообще появляться мне на глаза?!
   - Попридержи-ка язык, Белоснежка, иначе мне придется воспользоваться своим методом усмирения, - Николь обнажила клыки, давая понять кто тут должен задавать вопросы. Айрин дотронулась до своей шеи, ощупывая засохшую кровь.
   - Вижу, ты рада меня видеть, сестренка.
   - У меня нет сестры! Она умерла для меня еще в детстве. Вот ее подарочек на память. - Айрин задрала рукав на правой руке. Я и не предполагала, что ожог будет таким серьезным, что оставит шрам от запястья до локтя.
   - Как видишь, я еще жива, - я посмотрела в ее глаза, такие же изумрудные, как и мои. Они излучали такую ненависть, что по спине поползли мурашки. Странно, я тоже ее недолюбливала, но не до такой же степени. Видимо, здесь было замешано что-то еще, более глубокое чувство.
   - Но это ненадолго, - процедила Айрин, переводя взгляд на Дэниела. - Тебе, красавчик, тоже уготована замечательная роль в нашей пьесе.
   Дэниел хоть и выглядел расслабленным, расположившись на широком подоконнике, но между тем держал ухо востро, ведя наблюдение за проезжей частью.
   - Не поделишься какая? - поинтересовался Дэниел, переводя взгляд на Айрин, которая все больше начинала походить на одичавшего зверя.
   -- Ты все узнаешь, когда придет твое время. Ха, как иронично - "время", - она засмеялась над одной ей понятной шуткой.
   Пора было переходить к тому, зачем мы пришли сюда.
   - Это ты убила Стивена Кольмена и Кристиана Гайпа?
   - Нет, милочка, это ты убила их! А теперь твое место в психиатрической больнице, - снова захохотала Айрин.
   - Не дурачь меня, сестренка. Я знаю, что это сделала ты, мне осталось лишь это доказать. Кортес сдал тебя с потрохами.
   Имя бывшего Темного Повелителя повлияло на нее не в лучшую сторону - я еле успела увернуться от полетевшей в меня подушки.
   - Не смей даже заикаться о нем! Ты просто ничтожная тварь по сравнению с ним, ты и близко к нему не подойдешь, пока я жива!
   - Остынь, детка, - вмешался Крис. - А то у меня от твоих воплей уже в ушах звенит.
   - Мне он и не нужен, - хмыкнула я. - Единственное, чего я добиваюсь - это правосудие, которое в конце концов должно восторжествовать. Благодаря вашим с ним выходкам меня обвинили в том, чего я не совершала. Теперь ты исправишь это, с ним или без него. А с Кортесом у некоторых свои счеты. Верно, Николь?
   - О, да, иссушать его сразу я не намерена, его смерть будет долгой и мучительной, - вампирша аж причмокнула от удовольствия, предвкушая вечернюю трапезу.
   Николь не успела договорить, как Айрин с рычанием кинулась на нее, но бороться с вампиршой было бесполезно - Николь хватило одного взмаха рукой, чтобы отбросить девушку обратно к стене. Ударившись головой о деревянную спинку, тело Айрин снова обмякло.
   Николь устало посмотрела на часы:
   - Повеселились и хватит, нас ждет более крупная рыбка. Адриан, пошарься у нее в голове, поищи подходящий образ для меня и для себя. - Николь перехватила вопросительный взгляд Дэниела. - А ты останешься с ней, дождешься появления полиции.
   - Но моя помощь может вам пригодиться, - Дэниел обернулся ко мне, ища поддержки, но я лишь отвела глаза. Это не его битва и лишние смерти нам не нужны.
   От стука кулака об подоконник я вздрогнула.
   - Замечательно! То есть ты хочешь, чтобы я отпустил тебя одну с этой шайкой незнакомых мне мон... - он остановился лишь на секунду, - людей?!
   - Помни, Дэниел, что я сама одна из этих монстров.
   Он преодолел расстояние до меня за несколько шагов, после чего ухватил за руку.
   - Пойдем поговорим.
   Николь с Крисом усиленно делали вид, что заняты поиском нужных образов в голове моей сестренки, но не пропускали ни одного нашего слова.
   - Идите уже поворкуйте, голубки, - промурлыкал метаморф. - У вас мало времени.
   - Мы не...
   Дэниел не дал договорить, буквально выволакивая меня из комнаты. Когда за нами захлопнулась дверь, он поймал меня в плен своих золотистых глаз. Боже, как давно это было, когда я в последний раз так заглядывала в них. Казалось, прошла целая вечность с того момента.
   - Знаешь, а ты лгун.
   - Что? - опешил Дэниел, не понимая, о чем идет речь.
   - Помнишь, я как-то спросила у тебя, увидимся ли мы завтра. Ты ответил "конечно". - Кусочки воспоминаний складывались в мозаику. - Тогда ты солгал мне. Почему?
   Теперь он отвел взгляд, раздумывая над ответом. Это было совсем не то, о чем он хотел сейчас поговорить, но для меня почему-то это было важным. Долгое время я раздумывала над тем, почему тогда он ушел, оставил меня одну.
   Дэниел сжал мои руки, привлекая внимание.
   - Знаешь, все, кого я любил, ушли навсегда. Речь не только о моих родителях, ты еще многого обо мне не знаешь и я пока не готов об этом разговаривать. Но факт остается фактом - мое присутствие не приносит счастья никому, поэтому я стараюсь держаться подальше. И ты...
   Долгий поцелуй прекратил весь этот бред, что он нес. Я понимала, что с каждым новым поцелуем мне будет всё труднее с ним расстаться, но я ничего не могла с собой поделать. Дэниел манил меня, как запретный огонек манит бабочку на свой свет и та летит, бросив все свои раздумья и страхи. Чтобы остаться только с ним, пусть даже и ненадолго...
   Его руки обвились вокруг талии, прижимая сильнее к себе. Меня бросило в жар и, как бы мучительно не было, пришлось отстраниться. Надеюсь, сегодняшний день не будет последним в наших отношениях и еще будет время на их продолжение.
   - Так что ты хотел мне сказать? - переводя дыхание, поинтересовалась я. Дэниелу пришлось приложить немало усилий, чтобы собраться с мыслями. Когда ему это все-таки удалось, от его прежней злости не осталось и следа.
   - Одну тебя я туда не отпущу, ты должна меня взять с собой, - настаивал он.
   - Прости, но это мое личное дело и удержать меня ты просто не сможешь. Помимо этого кого-то нужно оставить с Айрин, пока не появится детектив Райт.
   - Можно дождаться полиции и только после этого...
   Мой смех прервал его на полуслове.
   - Ты правда думаешь, что детектив снова не запрет меня в камеру до выяснения всех обстоятельств? Нет, я приняла решение. Если ты придерживаешься его, то я рада, если нет - дверь не заперта.
   - Ты невозможна. - Дэниел обхватил голову руками. - Ты ведь и так знаешь, каким будет мой ответ.
   - Знаю, - вздохнула я. - Так надо, доверься мне.
   - Чувствую себя подлецом.
   - Все нормально.
   Я лишь дотронулась до его руки, успокаивая. Все, что сейчас было нужно - это отбросить сентиментальность, на нее еще будет время. Тот, с кем мне придется встретиться, уже давно забыл, что такое жалость, любовь и сострадание, и чтобы ему противостоять, нужно стать такой же. Безжалостным монстром, способным убить без зазрения совести, без сомнений и дрожания руки. Только так можно победить. Внимание! Трое монстров выходят на охоту! Мы быстры, сильны и очень настойчивы.
  

52.

   Солнце практически скрылось за горизонтом, когда мы покинули дом Айрин, оставив ее наедине с Дэниелом. Сказать, что я его обидела своим отказом взять с собой - значит не сказать ничего. С одной стороны я не горела желанием остаться наедине с этой парочкой нелюдей, но с другой - подставлять Дэниела под огонь мне тоже не хотелось. Это была моя игра и мне нужно доиграть ее с минимальными потерями с нашей стороны. Крис и Николь не в счет - их я практически не знала и мне было по большей части все равно, куда приведет их сегодня дорога - к воротам ада или к баррикадам рая. Своей жизнью я дорожу, но это не освобождает меня от необходимости решить возникший вопрос любыми доступными способами.
   - Тебе удалось увидеть, где обитает наш обожаемый друг? - спросила Николь, поправляя выбившиеся из хвоста русые волосы.
   Метаморф причмокнул губами:
   - Дай подумать... Что-то связанное с полями...
   - "Туманные поля", - догадалась я. - Это единственное место в городе, чье название связано с полями.
   - Бар? - спросила Николь и после моего кивка продолжила: - Знаешь, как туда добраться?
   - Никогда там не была.
   - Что ж, на такие случаи у меня всегда припасена карта.
   Пока Николь была занята поисками нужного нам бара, а Крис считал проколы от пирсинга на ухе вампиршы, я смотрела на дом Айрин. Его идеальный внешний вид таил в себе червоточину в виде своего хозяина, подтверждая тем самым факт, что ничего в жизни не бывает идеальным настолько, насколько нам бы этого хотелось. Его вины в этом не было, скорее даже я была больше виновата в этой ситуации. Не будь я тем, кем являюсь с рождения, все могло бы быть иначе: Айрин, не пострадавшая от моих рук и не возненавидевшая за это меня, сейчас, скорее всего, была бы уже замужем, растила одного или двух замечательных детей, которые играли бы во дворе с этими милыми садовыми гномами. Ее жизнь была бы тихой и размеренной, не предвещающей никаких бед.
   Но все сложилось так, как сложилось. Единственное, что мне хотелось сделать, когда я была в комнате с Айрин, и в чем мне стыдно сейчас признаться - это задать вопрос о моей матери. Да, я давно поняла, что она не просто так привела меня в интернат и отдала на попечение миссис Льюис, которую я полюбила всей душой, но это не мешало какой-то крохотной части моей души помнить о той, что произвела меня на свет. Я не скучала, ибо эти времена уже давно прошли для меня, остался лишь банальный интерес, жива ли еще та миссис Фишер, которая вычеркнула из своей жизни одну из дочерей. В доме Айрин следов матери не было, а спросить вслух у сестренки не повернулся язык, слишком много было посторонних лиц - возможных свидетелей оголения моей души.
   - А вот и он, наш пряничный домик! - победно воскликнула Николь. - Пересечение Шестой и Мэдисон. Полчаса оживленной езды без пробок и мы будем на месте.
   - Может, хватит уже на сегодня сказочных ассоциаций? - поморщилась я. - Мне не хочется быть Греттель, которая идет на обед к злобной ведьме.
   "Седан" бесшумно завелся, и Николь вырулила на главную улицу, подальше от дома Айрин, к которому вот-вот должен нагрянуть отряд полиции во главе с детективом Райтом.
   - Как хочешь, - вампирша безразлично пожала плечами. Я перевела взгляд на Криса, готовясь ответить на словесный поток колкостей и дерзости, но тот, на удивление, был молчалив и, судя по его задумчивому виду, даже не слышал нашей беседы. Может оно и к лучшему, было радостно видеть, что метаморф умеет думать, когда это надо.
   Мне тоже следовало подумать о том, что я буду делать с Кортесом, когда увижу его. Сжигать его праведным огнем? Хм, в своей силе я давно не практиковалась и не знаю, получится ли у меня. В прошлом мне помогали две вещи: ощущение опасности и чувство злости. Надеюсь, что Кортес спровоцирует меня сам, а нет - мне поможет Николь. Не зря же Бьянка выделила мне своего вампира в помощь, ведь она сама хочет избавиться от Кортеса, который когда-то причинил ей немало вреда.
   -- Что такого сделал Кортес, отчего Бьянка возненавидела его? - поинтересовалась я у вампирши, искренне надеясь получить ответ.
   Николь усмехнулась, но все же ответила:
   - Какая же ты все-таки любопытная девушка. Ну, слушай тогда, раз спросила. Эта история началась еще когда Темным Повелителем был Леонард, прямой наследник темной линии. Леонард был слабым правителем, не заинтересованным в жизни его подчиненных и уж тем более в делах со светлыми. А слабые, как ты догадываешься, не могут долго находиться у штурвала власти. Начались покушения на Леонарда, поначалу действовали скрытно, затем увидев, что практически никакого сопротивления нет - пошли в открытую. Кортес тогда был еще совсем юным, но уже понимал, на чьей стороне нужно быть, чтобы остаться в рядах победителей. С его помощью Леонард вместе со своими наследниками был загнан в ловушку, из которой просто невозможно было выбраться. Со смертью наследников наступил конец переходу титула по родству, но при этом не учли того, что одной дочери Леонарда удалось выжить. На восстановление сил ушло много времени, поэтому демонический мир не знал о ее существовании, но теперь она возродилась из пепла, словно птица Феникс.
   - Бьянка - дочь Леонарда? Прямая наследница линии повелителей?
   - Совершенно верно, - кивнула Николь. - О том, что она выжила, знали лишь немногие приближенные, которые и помогли ей спастись. Они же воздвигли ее на трон Темного Повелителя после внезапного исчезновения Кортеса.
   - Ладно, я понимаю, что Кортеса ей любить не за что, но все равно, почему из всех предателей она выделяет именно его?
   - Любовь и ненависть - вот два двигателя всех процессов в этом мире.
   - Хочешь сказать, что Кортес и Бьянка... - Я была удивлена такому стечению обстоятельств. - Тогда я понимаю, почему она стремится отомстить ему за все предательства, что он совершил.
   Переваривая в голове услышанное, я думала о том, каково было Бьянке, когда ее отца и наследников убили из-за того, кого она любила всей душой. Кортес думал, что и от нее он избавился, но судьба любит подбрасывать ему сюрпризы.
   - А у тебя какие отношения с Кортесом? - поинтересовалась Николь. Машина свернула на Ленсингтон Авеню, и у меня было примерно пятнадцать минут на то, чтобы придумать другую тему для разговоров. Но вампирша не сдавалась: - Давай же, повесели меня своей печальной историей.
   - Да тут и рассказывать особо нечего, - я пожала плечами. - Кортес похитил меня для проведения своего ритуала, но у него ничего не получилось.
   - И все? Нет, дорогая, тут кроется что-то еще. Иначе он бы забыл о тебе также, как забывает о других своих пешках.
   - Сопливое чувство любовь, - подал голос метаморф, не поворачивая головы в нашу сторону. Его взгляд скользил по стройному ряду домов за окном, похожих друг на друга словно близнецы.
   Мне показалось или он сказал это сквозь зубы? Еще не приходилось от него видеть подобных эмоций. От вопроса меня удержал здравый смысл, советуя не лезть не в свое дело, когда это не нужно.
   - Вот и я говорю, что что-то тут есть, - кивнула Николь.
   - Да ты шутишь! Какая тут может быть любовь?! Он чуть не убил меня! А если учесть, что при каждой нашей встрече в моих сновидениях он твердил, что ненавидит меня и сделает все, чтобы мне было плохо... Чтобы я на себе испытала все то, что пришлось вытерпеть ему...
   - А как же твоя сестра?
   - А что с ней? Айрин просто помогает ему, их сплотило чувство ненависти ко мне, вот и все. Они действуют заодно.
   - Она испытывает к нему какие-то чувства, это не просто взаимовыгодное сотрудничество.
   - Ну и пусть, мне-то что за дело до их чувств? Я их личному счастью никоим образом не мешала, это они, как раз, лезут в мою жизнь.
   - Ты еще слишком юна и глупа, чтобы понять то, о чем я тебе говорю, - усмехнулась Николь.
   Обидно было слышать подобное мнение, но я не могла ее винить. Возраст Николь в разы превышает мой и, возможно, для нее я просто ребенок, который только-только встал на ноги и делает свои первые шаги.
   По мере приближения к месту назначения меня начали одолевать страх и сомнения, потные руки сжимались в неуверенные кулаки. Одно дело прокручивать свои действия в голове и строить грандиозные планы и другое дело - проворачивать все это в реальности, которая была намного жестче и коварнее. Реальности было глубоко пофиг на то, кто сегодня выйдет из этой передряги живым, а кто увековечит свое существование в истории этого городка. Мы все были равны перед ее лицом, оставалось лишь надеяться на случай и удачу, что я и делала оставшиеся минуты.
   Казалось, что мы ехали вечность, хотя на самом деле прошло не больше пятнадцати минут. Разговоров больше никто не заводил, все были погружены в собственные мысли. Лишь когда седан мягко затормозил, Николь произнесла всего одно слово:
   - Приехали.
   Никаких больше шуток, показного веселья и сказочных ассоциаций, никаких ведьм, Белоснежек и пряничных домиков. Сухое "приехали" - и этим все сказано.
   Мы выбрались из машины в прохладную темноту. За день солнце прогрело город, накалило его до красна, но с приходом темноты духота отступила, и можно было спокойно вдыхать полной грудью, не боясь обжечь легкие сухим воздухом.
   - Адриан, позаботься о нашей маскировке. Тебе я тоже советую привести себя в порядок. - Вторая часть предложения предназначалась уже мне.
   Сегодня мне предстояло сыграть роль своей сестренки, как и ей не так давно пришлось играть меня. На мне неплохо смотрелись ее темно-синие льняные брюки, серый топ и трикотажный недлинный кардиган, выуженные из ее шкафа и надетые на меня еще дома. В кардигане было жарко, но надевать что-то без рукавов было нельзя - отсутствие шрама нужно было скрыть любыми способами, иначе всей маскировке пришел бы конец. Волосы я забрала в хвост, чтобы было не так заметно, что они длиннее, чем у Айрин. В остальном я ничем не отличалась от нее, если не считать разбитой ранее губы и пореза на щеке, но еще пара слоев тональника сделали свое дело. Этого было вполне достаточно для того, чтобы одурачить охрану Кортеса и подобраться к нему ближе.
   Когда я закончила маскировать ссадины и взглянула на Николь и Криса, то не поверила своим глазам. Вместо невзрачной Николь на меня смотрела коренастая брюнетка с пышными формами, утянутая в тугой корсет и черные эластичные брюки, заплетенные в косу волосы доставали до талии. На ногах были черные замшевые ботфорты на высоком, но с виду устойчивом каблуке.
   Я лишь присвистнула, не в силах вымолвить и слово. Мой удивленный взгляд насторожил вампиршу, которая тут же потребовала зеркало.
   - Черт! Адриан, нельзя было выбрать что-то более приличное? Я в таком виде похожа на стриптизершу. И еще эта обувь... Ты хочешь, чтобы я переломала себе все ноги?
   - Не ной, - грубо ответил метаморф, отчего мои брови поползли еще выше. - Такие как ты здесь меняются очень часто, поэтому никто не заподозрит тебя.
   Сам метаморф так же преобразился, от прежнего Криса остался только цвет кожи. Длинные дреды сменились на бритую голову, рэперская одежда уступила место черной шелковой рубашке и такого же цвета брюкам прямого покроя. С обликом, казалось, поменялся и характер метаморфа - появились резкие нотки в голосе и сведенные на переносице брови.
   - Бар за тем поворотом, - Николь кивнула на угловое здание складских помещений, в районе которых мы остановились. Привлечение излишнего внимания не входило в наши планы, поэтому от перевоплощения посреди полной людьми улицы пришлось отказаться. А склады как нельзя кстати подошли для этой цели - ни одной живой души поблизости, не считая крыс, копошившихся в мусорных баках неподалеку.
   Такой странной троицей, состоящей из ангела, метаморфа и вампира, мы и пошли навстречу неприятностям. А то, что они нас там ждали, можно быть гарантировать с полной уверенностью. Что ж, зато потом будет, что рассказать своим детям. Если, конечно, будет это "потом"...
   По направлению к бару Николь шла зигзагами, ноги то и дело предательски подворачивались, но ни одного слова по этому поводу мы больше не услышали. Такой облик, на мой взгляд, подходил ей как вампиру больше, она стала ярче, опаснее, сексуальнее.
   Крис держался уверенно и, в отличие от меня, не оглядывался нервно по сторонам.
   Мэдисон-авеню встретила нас оживленным потоком машин и людей, несмотря на вечернее время. Помимо нужного нам бара здесь расположились еще небольшой ресторанчик "Любовь в шоколаде", от сладкого названия которого сводило зубы, эротический магазин с непристойным логотипом и зазывающей вывеской "Вам сюда!" и парочка ночных магазинов смешанного содержания. В общем, было все, что нужно для безудержного ночного времяпрепровождения.
   Бар "Туманные поля" был малоизвестным заведением в нашем городе, поэтому я не удивилась, когда не увидела толпы народа у входа, да и парковка была практически пустой. Плотные шторы на окнах не позволяли увидеть того, что происходит внутри. Зато у входа курили два глыбообразных мужика, чьи стальные мышцы проглядывались даже через ткань рубашек. Когда их бычьи шеи неторопливо повернулись в нашу сторону, я споткнулась и чуть не растянулась на асфальте - на меня смотрела точная копия санитара Роберта. Сердце предательски затрепыхалось внутри, убыстряя пульс. В попытке сдержать свой страх я сделала глубокий вдох, вытирая мокрые руки о ткань брюк. Видимо, у Кортеса не такая уж богатая фантазия и при создании в моей голове атмосферы психиатрической больницы он воспользовался обликом одного из своих людей.
   - Привет, мальчики! - поприветствовала я издалека, махнув рукой. Кривая улыбка исказила лицо - нервозность все-таки давала о себе знать.
   "Роберт", скривившись, бегло махнул в ответ, а второй, и вовсе проигнорировав мое присутствие, не отрывал похотливого взгляда от приближающейся Николь, а если точнее - от ее роскошного бюста. Кажется, мою сестренку и тут не особо-то любили. Что ж, с ее характером это не удивительно. Может это даже и к лучшему - не придется любезничать с этими мужланами и казаться "своей".
   Не собираясь останавливаться, мы сразу направились к входу, но у "Роберта" и его дружка были другие планы. Второй резко схватил Николь за руку и дернул на себя, отчего та еле удержалась на своих высоких каблуках.
   - Ты не поздоровалась с Крепким Билли, киска. Разве этому тебя учили? - Одна рука Билли все еще сковывала запястье девушки, а вторая быстро сползала с ее талии.
   "Роберт" отбросил окурок, смачно сплюнул себе под ноги и подключился к их игре, взяв Николь за подбородок.
   - Это неуважение к нам, милая. Ты забыла, что было в прошлый раз за такую оплошность? - его рот изогнулся в ухмылке, обнажая пожелтевшие от сигарет зубы.
   Страх пробрал меня с ног до головы. Я не боялась за Николь - она могла постоять за себя в своем настоящем обличье, но это погубило бы нашу задумку на корню. Я видела, как стиснулись зубы вампирши и потемнел взгляд сузившихся глаз, терпение подходило к концу. Будь ее воля, они бы уже оба валялись на асфальте с разорванными глотками.
   - Сделай же что-нибудь, - зашептала я Крису, до боли вцепившись в его руку. - Они сейчас нас раскусят.
   Метаморф скривился и сбросил мою руку, но все-таки вмешался.
   - Отпусти ее, Билли, мы опаздываем. У нее выступление через пять минут, а она еще не готова. После можешь делать с ней что хочешь, она вся в твоем распоряжении.
   Хватка Крепкого Билли ослабла, и Николь вывернулась из его рук.
   - А как же Шерон? Сегодня же она должна выступать всю ночь? - Морщинка задумчивости пересекла лоб "Роберта" и я бы сказала, что он задумался, но сомневаюсь, что у этих ребят вообще были мозги. Ни одной извилины, даже прямой.
   Крис отмахнулся от его слов, как от назойливого насекомого:
   - Мне нет до этого дела. Сказали вызвать ее - я вызвал, дальше пусть сами разбираются.
   - И то верно, - согласился Билли. - До встречи, киска, надеюсь, ты будешь по мне скучать.
   Звонкий шлепок по заднице Николь прозвучал как приговор. Нет, она не оторвала Билли руку или какую-нибудь другую часть тела, но на ее лице отобразилось такое удовлетворение, будто она уже это сделала. Жизнь Крепкого Билли значительно укоротилась с нескольких лет до нескольких часов, которые он бездумно потратит на сигареты и тупую болтовню. Хотя кто знает, может быть, Николь и не выберется отсюда живой. Никто не застрахован от поражения.
   Внутри было ужасно душно, будто мы безвременно попали в самое пекло ада. Сизые клубы сигаретного дыма облачками витали под потолком -- видимо, не все были такими ответственными как ребята на улице и предпочитали курить, не отходя от бутылки. "Тумана" из названия заведения здесь было очень много.
   Больше всего я боялась того, что, попав внутрь, сразу встречусь глазами с Кортесом. Каково было мое облегчение, когда этого не случилось. Да, мы привлекли к себе внимание, но всего лишь нескольких завсегдатаев, которые по большей части пялились на Николь, и татуированного бармена, манипулирующего бутылками за стойкой.
   Это был маленький мирок Кортеса, оформленный в средневековом стиле: добротные деревянные стулья не прогибались под сидящими, массивные столы блестели отполированной поверхностью, а элементы рыцарских доспехов на стенах свидетельствовали о том, что здесь "разделали" минимум трех рыцарей.
   Плавности и быстроте движений рук человека за стойкой можно было только позавидовать, всегда удивлялась этой способности людей. На моих глазах происходило создание какого-то напитка, состоящего из текилы и еще каких-то ингредиентов, надписи на бутылках которых я разглядеть не смогла.
   - "Маргарита" специально для тебя и твоих друзей, моя прекрасная Айрин, - татуированный приветливо улыбнулся и пододвинул к нам бокалы. - Что-то ты рано сегодня.
   Распитие напитков не входило в мои планы, только в случае празднования победы, а до нее было еще далеко.
   - Прости, мне нужно срочно увидеть Кортеса. Он здесь?
   Бармен шутливо надул губы:
   - Будем считать, что ты этого сейчас не говорила. Сначала выпивка, потом дела, иначе ты меня очень сильно обидишь. А Макс очень не любит, когда его обижают, уж поверь.
   - Верю, Макс, верю, но мне правда очень сильно нужно увидеться с Кортесом.
   - Скажу тебе по секрету, - он придвинулся поближе и зашептал, - что его сейчас нет.
   - А где же он? - мои брови разочарованно поползли вверх. Неужели все это зря? Столько трудов и все напрасно. Ожидание не входило в мои планы, неизвестно, сколько еще метаморф сможет удерживать их с Николь облики.
   - Ну, это скорее тебе известно, чем мне, - Макс подмигнул. Его бритая голова поблескивала в тусклом свете верхних софитов. Несмотря на большое количество татуировок, отсутствие шевелюры, тонкие усы и бороду, Макс производил доброжелательное впечатление. Мне даже на какое-то мимолетное мгновение стало жаль, что я не знакома с ним и что сейчас приходится идти на обман, выдавая себя за другую.
   - Давай мы тогда подождем его? - предложил Крис, принимая предложенный напиток. Макс растянулся в улыбке, когда и Николь последовала его примеру. На стойке остался только мой коктейль.
   - Он скоро будет. Можете подождать в его кабинете, либо составить компанию мне. Сегодня мало посетителей, а те два увальня на улице - очень плохие собеседники.
   - Извини, Макс, не сегодня, - я старалась быть такой милой, насколько могла.
   - Эх, тогда прошу на второй этаж. - Он театрально развел руками. - Надеюсь, что завтра ты обязательно выпьешь со мной на брудершафт. А тебя, Ариэль, уже ждут в випе, прошу поторопиться. Ты же не хочешь лишиться премиальных от Кортеса. Отрабатывай свою еду, детка.
   Мы не сразу поняли, что последние слова предназначались Николь, поэтому слегка замешкались.
   - Конечно, Макс, - девушка хищно улыбнулась. - Бегу, бегу.
   Крис уже направился к лестнице, ведущей на этаж выше, мы с Николь поспешили за ним. Не нравилось мне происходящее, все было слишком просто: мало того, что попали в бар без какого-либо препятствия, так еще никто не проявил и тени подозрения. Что ж, может, судьба к нам благосклонна и это просто счастливое стечение обстоятельств. Подождем, больше ничего не остается. Да и "Маргариту" я все-таки взяла...
  
  
  
  
  
  
   Magna et veritas, et praevalebit - нет ничего превыше истины, и она восторжествует.
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"