Гурвич Владимир Моисеевич: другие произведения.

Танго на канате

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  
  
  Людмила Котлярова
  Владимир Гурвич
   Танго на канате.
  
  
  Предисловие.
  
  1.
  Обычно, когда Марианна ехала в машине, то наполняла салон громкой музыкой. У нее было несколько любимых радиостанций, которые, по ее мнению, в море пошлости и безвкусицы отличались, если не хорошим вкусом, то, по крайней мере, умением находить хороший репертуар. Но сегодня радио молчало, ей не нужна была музыка, потому что внутри нее и так все пело. Да и могло ли быть иначе, ведь к этому дню она шла все последние шесть лет. Хотя, если копнуть глубже, то гораздо дольше. Но сейчас ей совершенно не хочется вспоминать далекое прошлое.
  О том, что произойдет, она узнала на той неделе. По секрету ей шепнул об этом Олег. Хотя она и без него догадывалась - не дурочка же. Иначе, зачем президент банка стал вести с ней душеспасительные беседы на отвлеченные темы: о взглядах на жизнь, о перспективах замужества и даже об искусстве. Причем, началось это уже на следующей день после увольнения Едигаряна. Она понимала, что все это не случайно, только боялась поверить в такую счастливую возможность. Ведь она еще ребенок, как в минуты нежности называет ее Олег. А тут такое ответственное назначение.
  Однако, если рассуждать объективно, то Марианна понимала, что заслужила его своим трудом. Все последние годы она вкалывала так, что ее неоднократно ставили в пример другим. Правда, далеко не всем это нравилась, но она понимала, что на всех и не угодишь. Надо делать то, что считаешь нужным, а там будь что будет. Этот девиз она перехватила у самого Наполеона и сделала своим. Ведь император знал толк в таких делах.
  Она подъехала к зданию банка, вышла из машины и огляделась. Более, чем шесть лет назад, она впервые приехала сюда на переполненном автобусе - тоненькая робкая девушка, входящая в незнакомый взрослый в мир. Само собой разумеется, что ни о чем подобном она и не помышляла, она была счастлива уже тем, что ее взяли в это солидное здание на работу. Эти годы промчались почти, как один день. И не напрасно.
  С каким-то новым чувством она вошла банк, неторопливо зашагала по его длинным и извилистым, как горный серпантин, коридорам к своему отделу. Навстречу ей попадались сотрудники. И по тому, как они здоровались, по тому, какие бросали на нее взгляды, ей стало ясно, что все уже в курсе. Тем лучше, пусть привыкают.
  Великое событие наступило не задолго до обеда. Марианна аж вся изнервничалась - а вдруг там переменили решение. Даже заглянувший к ней Олег, который подтвердил, что все в порядке, ее не успокоил. И только когда вдруг изменившийся голос секретарши президента пригласил ее к нему, она поверила, что наступил ее час.
  В кабинете у президента банка собралось все его руководство. Марианна бросила украдкой взгляд на Олега и поймала его быструю, но одобряющую улыбку. Она села на свободный стул.
  Президент банка Валентин Степанович Боголепов, улыбаясь, смотрел на нее. Было время, когда при виде его она от страха едва не бросалась бежать прочь. Еще бы, ведь это не просто руководитель, а человек, которого знала едва ли не вся страна. А теперь ей предстоит практически каждый день входить в его кабинет. Или все же не предстоит, привычно екнуло сердечко.
  - Друзья, предлагаю начать, - проговорил Боголепов. - Сегодня у нас с вами приятное событие, в нашем руководящем полку прибыло. Мы долго и тщательно изучали нашего кандидата, анализировали его работу почти с момента прихода в банк. И пришли к единодушному мнению, что он достоин назначения на должность. Я хочу вам представить нового вице-президента банка Марианну Романовну Долгорукову.
  Под аплодисменты собравшихся, Марианна быстро встала. От радости у нее даже немного кружилась голова и дрожали коленки. В это просто невозможно поверить: с этой минуты она один из руководителей банка, входящего в двадцатку крупнейших банков страны, оборот которого равняется сотням миллиардов рублей. Есть чем гордиться.
  Все дальнейшее Марианна воспринимала, как сквозь сон. Ее поздравляли, обсыпали, как конфетти, комплиментами, давали напутствия. Она их слышала и не слышала, ей казалось, что она стремительно летит к другой планете с названием: надежда и счастье.
  
  2.
  Марианна едва дождалась окончания рабочего дня. Находиться в отделе ей было уже неинтересно. Но в свой новый кабинет она сможет переехать в лучшем случае через пару дней, пока его подготовят для новой хозяйки. К тому же следует передать дела преемнику. И еще ей почти до безумия хотелось отметить это событие с самым близким в этом городе человеком. А то, что он устроит для нее праздник, Марианна несколько не сомневалась - за эти годы она его хорошо изучила.
   Марианна не обманулась в своих ожиданиях. Едва она вышла из банка, как увидела, что к ней быстро приближается Разумовский. Не только его лицо, но и часть фигуры закрывал гигантский букет.
  Он тожественно вручил его молодой женщине.
  - Поздравляю тебя, дорогая. Ты заслужила это повышение, как никто в нашем банке.
  - Ты преувеличиваешь, - возразила Марианна. Но ей были приятны его слова. Тем более, она знала, что они соответствовали действительности.
  - Нисколько, - горячо возразил Олег. - Я знаю, что говорю. Все же не первый год работаю в этом банке.
  - Мне тяжело держать цветы, - пожаловалась Марианна. - Это самый большой букет, который я когда- либо видела.
  - По заслугам. - Он взял у нее цветы. - Пойдем.
  Они подошли к машине Разумовского. Он положил букет на заднее сиденье и открыл переднюю дверцу.
  - Прошу, госпожа вице-президент.
  - Куда мы едим? - беззаботно поинтересовалась Марианна, когда они выехали на шоссе.
  - Отмечать этот великий праздник. Если, конечно, все присутствующие в этой машине не против.
  - В этой машине согласны все.
  - В таком случае маршрут окончательно ясен.
  Разумовский привез Марианну в один из самых модных ресторанов города. Она знала, что попасть туда крайне сложно. Но Олег решительно вошел в зал и двинулся к столику с табличкой "зарезервировано".
  - Пожалуйста, садись. - Он отодвинул стул, и Марианна села. Разумовский устроился напротив нее.
  - Олег, но ведь сюда попасть почти невозможно, - восхищенно произнесла Марианна.
  Разумовский хитро посмотрел на нее.
  - Я заказал столик неделю назад.
  - Ты был уверен уже тогда?
  - Да. Кто если не ты.
  - Какой же ты молодец!
  Разумовский довольно улыбнулся.
  - И у тебя и у меня есть немало достоинств.
  Марианна вдруг рассмеялась.
  - Что-то у нас на двоих получается слишком их много. Тебе не кажется, что это выглядит даже как-то неправдоподобно?
  Вместо ответа Олег разлил по бокалам вино.
  - Я хочу выпить за самую удивительную женщину, которую я когда-либо встречал. Признаюсь, когда я тебя впервые увидел, а было это уже шесть лет назад - то особого впечатления ты не произвела. Ты выглядела такой стеснительной. И кто бы мог подумать, что тебе удастся сделать по-настоящему головокружительную карьеру. В этом городе, где, кажется, есть все, я не уверен, что отыщется еще одна женщина, которая совершила бы такой быстрый и замечательный рывок. Я ничуть не преувеличиваю, но это по-настоящему великое достижение. А, учитывая, твой возраст, даже трудно представить, как далеко ты можешь еще пойти. Я хочу выпить за твои успехи, но не просто успехи, а за то, чтобы они принесли бы тебе большое человеческое счастье. А я со своей стороны готов сделать все от себя зависящее, чтобы его у тебя было, как можно больше.
  Марианна почувствовала, что взволнована. Таких слов Олег еще ей никогда не говорил.
  - Я тебе очень благодарна за твои слова и за все то, что ты для меня делаешь. Если бы не ты, не уверена, что сегодня произошло это событие. Твой вклад в него не оценим.
  Разумовский посмотрел на Марианну.
  - Ты преувеличиваешь, но слушать это приятно. И все же это уже прошлое, пора подумать о будущем.
  - Не рано ли, я еще не насладилась настоящим.
  - Самое время, - уверенно произнес Разумовский.
  - Хорошо, я согласна, - только перед этим я хочу поесть. Я сегодня от волнения почти ничего не ела.
  - Разумеется, поешь.
  Марианна ела и посматривала на Разумовского. Они были знакомы шесть лет, но их отношения начались год назад, когда она неожиданно для многих была назначена начальником одного из ведущих отделов банка. Вот тогда молодой вице-президент и обратил внимание на свою молодую сотрудницу. Ее подкупило то, что вел он себя вполне безупречно, не пользовался своим служебным положением, а, как и положено мужчине, настойчиво и при этом тактично ухаживал за ней. Он не старался форсировать события, не лез с объятиями и поцелуями. Не случайно, что впервые поцеловались они только через полгода, а оказались в одной постели - еще через два месяца. Иногда она задумывалась, что стоит за этой неторопливостью, но к определенному заключению так и не пришла. Впрочем, сейчас ее мысли были заняты совсем другим.
  Утолив голод, Марианна откинулась на спинку кресла.
  - Теперь я вас готова слушать, господин вице-президент.
  - А я готов начать, госпожа вице-президент, - в тон ответил ей Разумовский. - Это серьезный разговор.
  - Ты уверен, что его нужно затевать сейчас, нельзя отложить хотя бы до завтра.
  - Именно сейчас, после твоего назначения. В последнее время я много думал о будущем. О твоем и моем.
  - И что же ты надумал?
  - Мы молоды, мы достигли прекрасного положения. Нам хорошо друг с другом. Надеюсь, с этим ты согласна.
  - Если это было бы не так, не сидели бы мы сейчас здесь.
  - В таком случае, почему бы нам ни решить все наши вопросы прямо сейчас. Знаешь, Марианна, у меня большие планы. И ты занимаешь в них очень значительное место.
  - Вот как! Это любопытно. - Последнее заявление Разумовского произвело на нее двойственное впечатление. С одной стороны приятно сознавать, что она занимает в его жизни далеко не последнее место. Но с другой, ее не отпускает ощущение, что она лишь одна из звеньев его комбинации. - А могу я узнать хоть что-нибудь относительно меня твоих планов?
  - Я хочу, чтобы мы соединили и наши судьбы, и наши усилия. Мы молоды, полны сил, при этом у нас есть опыт уже большой работы. Стоит ли весь век трудиться на чужих людей. Почему бы нам не создать свой банк. Разумеется, речь идет не о том, чтобы сделать это уже завтра. Но через два-три года я считаю это вполне реально.
  - Ты это всерьез? - Предложение Разумовского ошеломило ее. - Но для создания банка нужен солидный капитал. У меня его нет. Да и у тебя, насколько я знаю, - тоже.
  Разумовский снисходительно улыбнулся.
  - Разумеется, я понимаю это не хуже тебя. Но я веду определенную работу в этом направлении. Есть люди, которые согласны дать нам денег. Вернее, они раздумывают над этим. Они желают посмотреть, как у нас с тобой пойдут дела, можно ли нам доверять.
  - Подожди, они смотрят именно на нас двоих?
  - Ты верно это подметила. Я сказал им, что мы одна команда.
  - Но Олег, я тебя не уполномочивала.
  - Но разве ты против?
  - Нет. - Марианна немного смешалась, не зная, как дальше себя вести. - Но что означает слова "команда". У него могут быть разные значения.
  - Ты права. Но я вкладываю в нашем случае определенный смысл. Наши отношения длятся уже целый год. Мы, как говорят в таких случаях¸ проверили свои чувства. Настала пора перевести их на другой уровень.
  - И что это за уровень? - Марианна почувствовала, как заколотилось что-то в висках.
  - Уровень семейного очага.
  Молоточки в висках заколотили сильней.
  - То есть, ты...
  - Да, Марианна, я делаю тебе официальное предложение - стать моей женой и партнером по будущему бизнесу.
  Какое-то время молодая женщина молчала.
  - Я должна дать ответ прямо сейчас?
  Разумовский удивленно взглянул на нее.
  - А что тебе мешает это сделать?
  В самом деле, что? Разве она не думала об этом. И разве Олег не прекрасный муж? Но Марианна ощущала, что не хочет прямо сейчас давать ответ. Она согласна стать его женой, но на девяносто пять процентов. А вот эти жалкие пять процентов и порождают в ней смутные сомнения, стремление оттянуть окончательное решение.
  - Олег, я очень тронута твоим предложением. Оно очень лестное. Но сегодня я в таком состоянии, когда мне не хочется ничего решать. Особенно такие важные вопросы. Мне хочется насладиться тем, что уже есть. А о будущем, как сказала одна моя любимая героиня, я подумаю завтра. Не обижайся, это вовсе не отказ, а скорей согласие. Но мне надо кое-какое время, чтобы привыкнуть к новой роли. Знаешь, я недавно поймала себя на том, что в моей жизни все так быстро и резко меняется. Когда-нибудь я тебе о ней расскажу.
  - В самом деле, я мало знаю о твоем прошлом, - не без удивления отметил Разумовский. - Я б хотел знать о нем все.
  - Непременно все узнаешь. Но не сейчас. Сейчас мне не хочется ни вспоминать прошлое, ни думать о будущем. Зачем, если настоящее так прекрасно. Только знаешь, чего не хватает в нем?
  - И что же? - не без некоторой настороженности поинтересовался Разумовский.
  - Я хочу танцевать. Если бы ты выбрал среди сидящих тут большого числа красивых дам меня, я была бы совсем не против.
  
   3.
  Марианна окончательно освоилась на новом месте к концу второй недели. В первые дни она чувствовала себя немного растерянной и даже испуганной, груз ответственности давил на ее хрупкие плечи. И бывали минуты, когда хотелось его сбросить. Но через несколько дней стала замечать, что обретает уверенность, входит в ритм работы. И вполне справляется с поставленными задачами. В конце концов, успокаивала она себя, не боги горшки обжигают. А обжигом собственного горшка она вполне способна справиться.
  Марианна вдруг заметила, как изменилось отношение к ней сослуживцев. Многие из тех, кто до недавнего времени едва удостаивали ее кивка головы, теперь спешили здороваться, войти с ней в доверительные отношения. Она никого не отталкивала, но и не торопилась раскрывать объятия. Марианна решила, что будет вести себя в высшей степени осмотрительно. Одно дело быть пусть даже начальником отдела и совсем другое входить в высшее руководство банка. Для нее это абсолютно новая и незнакомая среда. И наделать ошибок она может запросто.
  Разумеется, из этого правила было одно исключение, которое носило имя Олега. Он заходил в ее кабинет по несколько раз в день и по работе и просто так. И в каждом его посещение сквозил немой вопрос: когда же я получу ответ на свое предложение? Марианна понимала, что мучает его, что он не заслужил такого к себе отношения. Он много сделал и делает для нее. И все же что-то пока удерживало ее от окончательного решения. Может, потому, что она была загружена по горло работой, и ей не до того, а может, еще не хотелось расставаться со свободой. Ей всегда нравилось быть хозяйкой своей судьбы. И отдавать ее в чужие, пусть даже ласковые и заботливые руки, не очень хотелось. Вот если бы можно было найти хотя бы на время какой-то компромисс...
  Марианна придумывала себе разные отговорки, но все же в глубине души знала, что главная причина ее нерешительности лежит совсем в иной плоскости. И дело тут не в работе или привязанности к свободному образу жизни. Просто брак для нее всегда означал счастье. Иначе зачем он нужен? Но вот быть счастливой она никак не может. Вернее не может быть до конца счастлива, пока не избавится от боли, которая много лет назад поселилась в ней. Она застряла в ее теле, как пуля, которая вроде бы и не беспокоит уже, но время от времени начинает шевелиться и приносит тогда невыносимые страдания.
   Марианна сжалась в комочек под легким одеялом и натянула его на голову. Сегодня была суббота, и она могла спать столько, сколько захочется, но он не позволил. Он никогда не позволял ей того, что она хотела. Всегда и во всем она должна была быть послушна его воле. Отец... Он снова приснился. Он пришел под утро, смотрел на нее цепким колючим взглядом и что-то сердито выговаривал. Он снова был недоволен ею, как тогда...
  Пальцы Мириам дрожали от волнения, когда она ощущала в своей ладони приятную прохладу благородного металла. Отличница и золотая медалистка, выпускница средней школы Мириам Саитова, спешила домой. Ей не терпелось поделиться с отцом, переполнявшей ее радостью. Сегодня он по полному праву будет гордиться своей дочерью.
  В их небольшом горном селении, затерявшемся среди пропастей и скал, была всего одна школа. И только единственная выпускница, за последние несколько лет, окончила школу с золотой медалью. Этой ученицей была она - Мириам. Как же она была счастлива!
   Мириам ускорила шаг и крепко сжала ладонь с драгоценной ношей. Представила, как войдет в дом и сообщит отцу радостную новость, как поделится с ним своими дальнейшими планами.
  А планы у нее были грандиозными. Мириам хотела учиться дальше. Она задумала поступать, ни много ни мало, в московский университет на факультет экономики. Мириам знала, что отец не очень обрадуется этому решению. Скорее всего, не захочет ее отпускать так далеко и так надолго от себя. А станет настаивать, чтобы она согласно местным обычаям, как можно скорее вышла замуж, нарожала кучу детей, сидела бы дома и занималась своей семьей. Но Мириам такая перспектива совсем не устраивала. Она надеялась уговорить отца отпустить ее учиться. И самым веским аргументом в пользу принятого ею решения считала золотую медаль. Ведь, чтобы выйти замуж сразу после школы, вовсе не надо было быть отличницей и медалисткой. Для этого вполне достаточно учиться на троечки.
  Мириам нашла отца в сарае, где они держали коз. Одна из козочек по кличке Зульфия повредила ногу, и теперь отец оставлял ее дома, а не выгонял вместе с остальными на пастбище. Зульфия уже почти поправилась, но отец продолжал осторожничать и целыми днями возился с ней, как врач с пациентом. Таскал ей охапками траву, отпаивал какими-то целебными настоями, которые добавлял в питьевую воду.
  - Па-а-па! Па-а-ап! - Задохнувшись от быстрой ходьбы и переполнявших ее чувств, Мириам остановилась в дверях сарая.
   Отец не обращал на дочь внимания и продолжал возиться с козой.
  -Папа, смотри, что у меня! - крикнула Мириам и протянула отцу ладонь, на которой золотом блеснула ее награда.
  -Тише ты! Чего кричишь. Вот шальная. Животное перепугаешь, - недовольно буркнул отец и тяжело поднялся с колен.
  - Пойдем в дом, - позвал он дочь.
  Мириам покорно последовала за ним. Всю ее решимость, как ветром сдуло. Она засомневалась: стоит ли сейчас начинать разговор об отъезде? Кажется отец сегодня не в настроении. Она безошибочно определила настрой отца по тому, как он шел широким размашистым шагом, словно торопился куда-то. Он всегда так ходил, когда его отрывали от какого-нибудь важного дела, как он говорил, всякие бездельники. В разряд бездельников чаще всего попадали они с братом, если были замечены праздно слоняющимися по двору или по дому. На самом деле таких моментов было по пальцам перечесть. Отец всегда строго и неукоснительно следил за тем, чтобы его дети были заняты какой-нибудь работой по хозяйству. А, когда выпадали свободные минуты, он обучал детей хождению по канату.
   Сам он был большим мастером этого дела. Хождение по проволоке стало для него наваждением, болезненной страстью, после того, как он похоронил жену. После ее смерти в его сердце образовалась огромная саднящая пустота, которая властно требовала своего заполнения. Проволока помогла ему. С ее помощью он справился и с болью потери, и с невыносимым ощущением одиночества. На высоте он снова чувствовал себя счастливым.
  
  4.
  - Чего там у тебя, показывай. - Отец грузно опустился на стул и строго уставился на дочь.
   Мириам с гордостью протянула ему медаль. Отец долго вертел ее в руках, бросая недоверчивые взгляды то на медаль, то на дочь, как будто сомневаясь в том, что его ребенок удостоился такой высокой награды.
  Мириам ожидала, что отец будет восхищаться ею, но он только скупо похвалил ее и попросил спрятать медаль куда-нибудь подальше.
  - Вот ты и выросла, дочка, - грустно вздохнул отец, - совсем взрослая стала. Школу закончила. Отец помолчал немного и добавил: - А твоя мать в твоем возрасте тебя уже грудью кормила... Ох, чувствую я, увезет скоро какой-нибудь лихой джигит мою Мириам из отцовского дома и назовет своею женой.
  Щеки Мириам полыхнули огнем.
   - Нет, отец, не будет этого, - голос ее дрогнул. Она собралась с духом и выложила все-таки отцу свои планы по поводу учебы и поездки в Москву.
  Отец слушал ее нахмурившись. Когда Мириам закончила, он мрачно посмотрел на нее и глухо произнес.
  - Выброси все эти глупости из головы. Ты уже свое отучилась. Теперь тебе замуж пора. Я уже и мужа тебе подыскал. Достойный человек, из хорошей семьи...
  - Но, отец, - из глаз Мириам брызнули слезы, - я не хочу замуж, я хочу учиться дальше.
   - Не перебивай, отца! - прикрикнул он на нее. - Все уже решено. Завтра уже и сваты придут. Ты должна не ударить лицом в грязь. Смотри, не опозорь меня, дочка.
  Отец поднялся, считая разговор оконченным.
  Всю ночь Мириам проворочалась без сна, а наутро у нее созрело решение. Она решила не ходить на смотрины, а это значит, что сговор не состоится. Она еще надеялась, что с отцом ей все же удастся договориться...
  Марианна застонала, воскрешая в памяти события того дня. Даже спустя годы, она не могла без содрогания вспоминать об этом.
  Она не вышла к сватам, а вместо этого убежала в горы и вернулась домой поздней ночью. Отец не спал, он ждал ее. Взглянув на отца, Мириам похолодела, таким она его еще никогда не видела. Его лицо было страшным. Увидев дочь, он ничего не стал говорить ей. Молча снял с пояса ремень и со всего размаху отхлестал ее по спине. Закончив расправу, бросил ремень на пол¸ как вещь, которая больше не нужна, и скрылся в своей комнате, оставив Мириам лежать.
   Когда она пришла в себя от боли и унижения, первой ее мыслью было повеситься на том самом ремне, которым отец так жестоко избил ее. Но это было минутной слабостью. Собравшись с силами, она поднялась на ноги, кое-как дошла до своей комнаты и рухнула на кровать. А утром отец пришел к ней в комнату и объявил свою волю.
  - Ты выйдешь из этой комнаты только женой. Я приведу тебе мужа, который заберет тебя в свой дом. А чтобы ты больше никуда не убежала, запру тебя на ключ.
   Мириам зарыдала и бросилась к ногам отца, умоляя изменить свое решение, но он даже не стал ее слушать. Молча оттолкнул дочь и вышел из комнаты. Звук ключа в замочной скважине привел Мириам в чувство.
  Бежать, бежать, бежать, лихорадочно билась в ее голове одна единственная мысль. Мириам бросилась к окну и посмотрела вниз. Ее комната находилась на втором этаже и сбежать через окно было невозможно. Мириам охватило отчаяние. Но она была не из тех, кто так просто сдается. Дождавшись момента, когда отец отлучился из дома, она позвала брата и через закрытую дверь поведала ему о своем несчастье.
  Арсен любил свою младшую сестренку и жестокость отца по отношению к ней, возмутила его. С юношеским максимализмом он осудил его и решил помочь Мириам. Забравшись на чердак, бросил ей в комнату канат. Вдвоем они соорудили нечто вроде мостика, по которому Мириам смогла выбраться из заточения. Внизу ее ждала лошадь, которую привел Арсен из конюшни.
  - Скорее. Торопись, отец обещал скоро вернуться, - подгонял Арсен сестру, помогая ей взобраться на лошадь.
  - Спасибо, Арсен, - на глазах Мириам блеснули слезы. -Я никогда не забуду, как ты помог мне.
  Она натянула поводья, лошадь рванула с места и помчалась по дороге, унося Мириам из родного селения в неизвестность. Арсен долго смотрел вслед удаляющейся всаднице, пока она не скрылась из виду.
  Мечтам Мириам суждено было осуществиться. Она легко поступила в московский университет и успешно закончила его. Где-то на втором курсе скоропалительно выскочила замуж и с удовольствием сменила фамилию отца на фамилию мужа, став по паспорту Долгоруковой. Заодно она поменяла и имя - отчество. Теперь ее величали Марианна Романовна Долгорукова.
  Брак Марианны оказался не очень удачным и быстро распался, но этот факт мало огорчил ее. Почувствовав свободу, она с удовольствием принялась делать карьеру в одном из московских банков, куда устроилась сразу после института. И ее усилия принесли свои плоды. Теперь она занимает один из ведущих постов в банке. Вот только жалко, что отец так и не узнает об этом. Ведь с тех самых пор, как она покинула родной дом, они больше не виделись.
  
  5.
  Резкий звонок во входную дверь грубо вмешался в воспоминания Марианны. Он бесцеремонно вклинился между нею и ее прошлым, принудительно заставив вернуться в день сегодняшний. Марианна вздрогнула, как от удара. Было что-то враждебное и глубоко тревожное в беспардонной наглости этого внезапно прозвучавшего звонка, тем более, что Марианна сегодня никого к себе в гости не ожидала.
  Она соскочила с кровати и накинула халат. Осторожно ступая босыми ногами по полу, подошла к двери и посмотрела в глазок. На площадке маячила какая-то незнакомая пожилая женщина. Ее вид успокоил Марианну.
   Наверное, женщина ошиблась квартирой, подумала Марианна, но на всякий случай спросила через закрытую дверь:
  - Вам кого?
  -Откройте, вам телеграмма, - ответила женщина.
  Марианна открыла дверь, расписалась за телеграмму и быстро прошла в комнату. Развернув послание, впилась в него глазами. В тексте было всего четыре коротких слова.
  - Приезжай. Арсен погиб. Отец.
  Стены комнаты перекосились и поплыли перед глазами Марианны. Стало трудно дышать, а пол начал куда-то проваливаться. На подгибающихся ногах, она кое-как добралась до кровати, упала лицом в подушку и зарыдала. Надрывно, жутко, страшно. Это был скорее даже плач, а звериный вой, вопль души навсегда и навеки осиротевшей.
  -Арсе-е-н! Братик, мой родной, - кричала от горя и слез Марианна. - Почему! За что!
  Она не понимала, как такое могло случиться. Почему смерть так рано забрала его. Ведь он такой еще молодой, ее любимый и единственный брат.
   Через час Марианна совсем обессилела от плача. Ей казалось, что вместе со слезами из ее тела исторглись все силы, вытекла вся кровь и ушла жизнь. На смену истеричным рыданиям пришли вялость и апатия. Марианна лежала на кровати, уставившись сухими невидящими глазами в потолок и с ожесточением вспоминала, вспоминала, вспоминала... Тот, кто навсегда покинул этот мир, оживал в дебрях ее памяти. Ей казалось, что пока она думала о нем, он был еще жив. Он улыбался ей, дотрагивался до нее, разговаривал с ней...
  " Мириам, смотри, что я тебе принес" - Арсен улыбнулся ей белозубой улыбкой и вытащил из-за спины руку.
  "Что это?" - Мириам с удивлением уставилась на брата. На его ладони, крепко обхватив указательный палец коготками, сидела маленькая невзрачная птичка.
  "Я поймал ее"
   Мириам недовольно дернула плечиком.
  "У тебя одни глупости на уме. Лучше натянул бы канат потуже. Видишь, он провисает. Отец говорит, что по такому канату нам с тобой ходить еще рано. Канат должен быть натянут, как струна домры. Так по нему легче ходить".
  "Глупая женщина, - насмешливо ответил ей Арсен словами отца. - У этой птицы можно научиться цепляться ногами за проволоку. Видишь, как крепко она держится за мой палец?"
   Арсен поднес руку к глазам сестры, но Мириам ничего не успела рассмотреть. Птица взмахнула крыльями и взмыла высоко в воздух.
  "Э-ге-ге-й! - крикнул Арсен. - Я сейчас буду, как птица! Смотри!"
  Он ловко взобрался на канат, укрепленный на высоте трех метров между двумя столбами.
  Мириам забеспокоилась. Недавно прошел небольшой дождик, проволока была еще мокрой и скользкой. Ходить по такой проволоке было довольно опасно.
  "Арсен - попыталась остановить его Мириам, - ты можешь упасть. Пусть проволока высохнет"
  "Я же тебе сказал, что учусь у птиц, - засмеялся Арсен. - Ты когда-нибудь видела, чтобы птицы падали с мокрой проволоки?" И он бесстрашно шагнул на канат.
  Затаив дыхание, Мириам наблюдала за братом, мысленно молясь богу, чтобы все обошлось. Она перевела дух, только когда он спрыгнул на землю.
  В этот момент раздался одобрительный возглас отца. Мириам так волновалась за брата, что не заметила, как подошел отец.
   "Молодец, сынок. Из тебя получится отличный канатоходец, - похвалил отец сына и повернулся к Мириам. - А теперь ты, дочка. Давай, покажи нам, на что ты способна".
  
  6.
  Марианна шла по улицам родного селения со смешанным чувством. Сколько лет она не была здесь? Марианна быстро прикинула в уме: пять лет учебы и еще шесть лет после окончания института. Получается одиннадцать. А здесь так ничего и не изменилось за это время. Казалось, что она только вчера покинула это место. Бродила по узким извилистым улочкам, петлявшим среди домов, прилепившихся словно птичьи гнезда к отвесным скалам; слушала голоса птиц и горных ручьев; как воду, пила удивительно вкусный и свежий воздух.
   Марианна замедлила шаг. За ближайшим поворотом был ее дом. Уже показалась крыша, покрытая красной черепицей, выглядывающая из густой зелени цветущей акации. У Марианны сжалось сердце. Свидание с прошлым тревожило и пугало ее.
  Она толкнула дверь и вошла в дом. Всегда светлый и полный солнца, сейчас он напоминал скорее склеп, нежели жилище людей. Плотно зашторенные окна не пропускали ни единого лучика солнца, а в спертом воздухе пахло ладаном и еще каким-то лекарством. В доме ни кого не было видно. Марианна быстро обошла все комнаты. Везде ее встречали безмолвие и пустота. Она поднялась на второй этаж. Дверь в комнату отца была приоткрыта. С бьющимся сердцем Марианна приблизилась к двери и остановилась перед ней, не решаясь войти.
  - Кто там? Это ты, Мириам? - услышала она слабый голос отца.
  Этот голос, такой родной и такой близкий, в одно мгновение все перевернул в ней. Как по мановению волшебной палочки, сразу исчезло все, что долгие годы стояло между ними непреодолимой стеной. Она снова была маленькой и беззащитной девочкой, пришедшей к отцу за нежностью и любовью, которую только близкие по крови люди могут дать друг другу.
  Марианна резко распахнула дверь и увидела отца, лежащего на кровати. Не помня себя, она рванулась к нему и уже через мгновение рыдала на его груди, согреваясь в его теплых объятиях. Отец гладил ее по волосам, как когда-то в детстве и приговаривал:
  - Мириам, доченька, я уже и не надеялся, что когда-нибудь снова увижу тебя. Мой сын и твой брат подарил нам эту встречу ценой своей жизни. Ох, горе-то какое, горе свалилось на наши головы. За что Аллах так сурово нас покарал? - Отец оторвался от дочери и жадно заглянул ей в лицо. Он смотрел и никак не мог насмотреться на нее, до конца не веря, что перед ним на самом деле его Мириам.
  Только сейчас Марианна заметила, как изменился и постарел отец. Она помнила его сильным и крепким мужчиной, а сейчас перед ней был старый больной человек, убитый горем. Когда-то черные, как смоль волосы, стали совсем седыми, глаза поблекли, а в глубине темных зрачков застыло страдание.
  - Что же ты так долго ехала, Мириам? - укоризненно спросил отец, мы так и не дождались тебя. Вчера похоронили Арсена.
  - Я сразу выехала, как только получила телеграмму, - всхлипнула Марианна, но из-за нелетной погоды пришлось просидеть в аэропорту двое суток.
  - Жалко, что ты не попрощалась с братом. Перед смертью он вспоминал тебя, - глухо обронил отец и застонал.
  - Что с ним случилось? - спросила Марианна. - От чего он умер?
   Взгляд отца на долю секунды стал жестким, как когда-то давно, когда он был молод и полон сил.
  - Он покинул этот мир не по доброй воле. Его убили. Это сделал его партнер по бизнесу. А зовут этого сына дъявола Александр Сакуров. Запомни это имя дочка, - эти слова дались отцу с большим трудом. Он обессилено упал на подушки и в изнеможении закрыл глаза.
  - А ты не ошибаешься? Ты уверен, что это сделал именно этот человек? - осторожно спросила Марианна.
  - Уверен, - отец открыл глаза. - Когда привезли Арсена, он еще дышал и назвал имя убийцы. Потом он стал терять сознание, его речь сделалась бессвязной. Он кого-то звал. Я никак не мог разобрать кого. Вдруг он четко произнес твое имя, последний раз улыбнулся и все... его не стало. - Отец замолчал и снова прикрыл глаза.
  Марианна подавленно молчала. Некоторое время она сидела неподвижно, затем перевела взгляд на отца. Он лежал не шевелясь. Марианна подумала, что он заснул. Она осторожно поднялась, чтобы ненароком не разбудить его, и направилась к двери. Но голос отца догнал и остановил ее.
  - Послушай меня, дочка.
  Марианна обернулась. Отец пристально смотрел на нее. Глаза его горели лихорадочным огнем.
  - Я слушаю тебя, папа.
  -В нашем роду есть обычай, - начал отец, - нарушать который означает обрушить позор на свою голову и на головы своих потомков. Я бы назвал его не обычаем даже, а законом, который обязателен в исполнении. Нарушившего его ждет суровая кара. Закон не прощает, закон карает.
  Марианна похолодела. Она поняла отца. Она знала этот жестокий обычай гор. Но она думал, что в современном мире он уже утратил свое значение. Этот обычай представлялся ей пережитком прошлого, сплошным недоразумением и каким-то опереточным фарсом, который был уместен разве что в кино или на сцене театра.
  - Но, отец, мы же цивилизованные люди и соблюдать какой-то нелепый обычай, просто смешно..., - Марианна осеклась на полуслове под тяжелым взглядом отца.
  - Замолчи, неразумная! - крикнул он, гневно сверкнув глазами. - Закон кровной мести - священный закон. Его еще никто не отменял. Этот подонок должен заплатить своей кровью за смерть твоего брата. И он заплатит ею. Я бы сам разделался с ним, но мои руки слишком слабы, чтобы держать оружие, а ноги совсем не ходят. Я знаю, что скоро умру...
  - Отец, не говори так! - в отчаянии воскликнула Марианна.
  - Не перебивай меня. Выслушай мою последнюю волю. Ты сделаешь это вместо меня. Поклянись, что убьешь его.
  - Отец, это же безумие. Это совершенно невозможно, чтобы я стала убивать, - Марианна потрясенно смотрела на отца.
  - Клянись! - твердил он исступленно. - Ведь он убил твоего брата ни за что. Это преступник и его нужно судить.
  - Но я не вправе судить его. Пусть это делает правосудие, - с отчаянием отбивалась Марианна.
  - Поклянись или я прокляну тебя, - прохрипел отец.
  Марианна с ужасом смотрела на отца и четко осознавала, что вся ее жизнь до сегодняшнего дня была подчинена одной идее, одной цели. С той минуты, когда она навсегда, как ей казалось, покинула родной дом, она стремилась забыть, стереть из памяти все, что связывало ее с родовыми корнями, с ее истоками. Она обрубила эти корни. Волевым усилием вырвала себя из той почвы, которой предназначено было питать ее своими живительными соками и делать сильной. Она даже сменила имя, чтобы забыть о том, кто она и откуда. Она надеялась укорениться на чужом грунте. И до сих пор считала, что поступает правильно. Но почему сейчас ей так неловко и неспокойно на душе. Как будто она совершила что-то постыдное или противозаконное... Как будто это она преступница, а не тот человек, который убил брата...
   Конечно! - неожиданно осенило Марианну. Как же она сразу не поняла, что совершила преступление против своего рода. Я предала свою семью и кара небесная не заставила себя ждать.
  Что-то перевернулось внутри у Марианны. Где-то глубоко-глубоко, в самых дальних уголках сознания произошло неожиданное движение. Как будто сдвинулся какой-то глубинный потаенный пласт, о существовании которого она никогда раньше и не подозревала. И в образовавшуюся брешь, как лава из кратера разбушевавшегося вулкана, хлынула вдруг наружу звериная первобытная память их рода. Она заполнила собой все ее сознание, весь ее мозг, который теперь властно и жадно требовал мести.
  Марианна высоко вскинула голову и прямо посмотрела отцу в глаза. Щеки ее пылали, взгляд был полон одержимой решимости, граничащей с фанатизмом. Она разжала губы и громко произнесла, как клятву:
  - Я сделаю это. Я уничтожу его.
   Слабая улыбка осветила лицо отца.
  - Я верю тебе. Теперь я умру со спокойной душой.- Он привлек ее к себе и поцеловал в лоб. - Благословляю тебя на святое дело. Да хранит тебя Господь.
  
  7.
  Не успела Марианна прийти в себя после смерти Арсена, как разразилась новая трагедия. Умер отец. Он ушел в мир теней через несколько дней после того, как Марианна поклялась ему отомстить за смерть брата и привести в исполнение закон кровавой мести. После того, как она заверила отца, что сделает это, он окончательно потерял какой-либо интерес к жизни. Все земные дела его были завершены. Осталось только одно последнее. Но его он перепоручил дочери, вверил в верные руки, которые, он знал, не подведут его ни при каких обстоятельствах. Самое время для ухода.
  Отец умер легко и незаметно. Просто заснул вечером, а утром уже не проснулся. Марианна нашла его остывшее тело, когда принесла ему завтрак. Взгляд отца был устремлен вверх, на губах застыла улыбка. Казалось, что его последние мысли были о чем-то приятном. Но она почти была уверенна, что он думал о мести.
  Марианна осторожно прикрыла его веки и отдалась во власть постигшей ее новой утраты. Она долго и безутешно рыдала, казня себя за то, что когда-то легко и бездумно покинула отчий дом, представляя какую сильную рану нанесла отцу своим бегством. Она знала, что для него это был удар ножом прямо в сердце. Второй после смерти матери. Третьим ударом, которого он уже не смог вынести была гибель Арсена.
  Первый раз в жизни Марианна задумалась о том, что по сути самые близкие и любимые люди являются нашими самыми жестокими и безжалостными палачами. Вольно или невольно они однажды становятся ими. Так не лучше ли навсегда оставаться одинокой? Тогда никогда не придется переживать боль утрат.
  Марианна не знала ответ на этот вопрос. Но вот в конкретном ее случае, в маленьком срезе ее сегодняшней жизненной ситуации, это представлялось ей самым идеальным состоянием. Чем больше Марианна думала об этом, тем больше укреплялась в правильности избранной позиции. Чтобы исполнить клятву, данную отцу, она должна быть одна. Никто своим присутствием не должен смущать ее образ мыслей, мешать выбору поступков и решений, не то что словом, но даже мысленно. Слишком велика тяжесть возложенного на нее бремени.
   Марианна представила, что скажет ей Олег, узнай он, что она взвалила на себя такую ношу. Она была уверена, что он усомнится в ее психической полноценности. Ведь он европеец до мозга костей и вряд ли поймет мотивы поступков дочери маленького, но очень гордого народа. Он даже не знает, какой она национальности. Марианна никогда не заговаривала об этом, не желая с кем-либо обсуждать тему своего происхождения, а он деликатно не спрашивал.
  Иногда Марианне казалось, что он даже не догадывается, что она не русская. Внешне она вполне могла сойти за женщину славянской национальности: бледная кожа в обрамлении темных волос, идеально прямой изящный носик и яркие васильковые глаза. Именно глаза сбивали с толку того, кто мог принять ее за ту, кем она была на самом деле. Даже Олег ни о чем не догадался, что же можно говорить об остальных? Ей это было только на руку. И в том деле, которое ей предстоит осуществить, это тоже должно сыграть большую роль. Марианна пока смутно представляла, как будет действовать, как приведет в исполнение свой план, но она твердо знала, что открывать свое настоящее имя перед ответчиком она не должна до самой последней минуты. Пусть он ни о чем не догадывается до поры до времени, а потом видно будет.
  
  8.
  Самолет, прорезав, словно нож тесто, многослойный торт облаков, вырвался на чистую поверхность. Вокруг растекалось голубое воздушное море, яркое солнце слепило глаза. Но Марианна ничего этого не замечала. Она вообще ничего не замечала вокруг. Если бы у нее спросили сейчас, кто ее сосед: мужчина или женщина, она бы затруднилась с ответом. Молодая женщина вся целиком была погружена в собственные мысли.
  За свою недолгую жизнь Марианна уже привыкли к резким кульбитам своей судьбы. Но то, что она выкинула на этот раз, превосходило все ее прежние сюрпризы. Марианна даже застонала, но не заметила, как удивленно посмотрела на нее сосед. Он хотел спросить, хорошо ли она себя чувствует, но Марианна в этот момент закрыла глаза. Ее воображение мгновенно переносило ее то в детство, когда она и брат были единое целое, то в предшествующие отлету дни, то снова воскрешало картины похорон отца.
  Теперь она осталась в мире одна. И может рассчитывать только на себя. Она снова вспомнила о данной на смертном одре отца клятве. Вернее, она не забывала о ней ни на секунду. Она не могла забыть, как успокоился отец, когда она торжественно пообещала ему исполнить свое предназначение. И то, что она его исполнит, никакого сомнения в этом у нее нет. Только исполнит по- своему. Она не станет убивать убийцу брата - это она решила еще тогда, у кровати умирающего. Она исполнит клятву иначе, так как она считает нужным, - она разорит этого человека, оставит его таким же голым, каким он вошел в этот мир, чтобы творить зло. Таким образом, она избежит греха убийства и одновременно накажет его даже сильней, чем просто лишит жизни. Он будет испытывать мучение до самого конца его пребывания на земле, а не одно мгновение, когда она насильственным образом отнимается у человека.
  Но и она вынуждена пойти на большие жертвы. Отныне ее жизнь целиком и полностью подчинена одной цели - исполнению клятвы. В ее роду кровная месть являлась всегда священным делом. И не ей нарушать вековую традицию. Но заплатить за нее придется сторицей.
  В воображении Марианны появился банк, ее кабинет, в котором она уже начала по-хозяйски осваиваться. Потом появилось лицо Олега. Как он воспримет ее отказ от всего, что они замышляли? А у них были такие заманчивые планы. Она не сомневалась, что с их способностью они вполне могли быть реализованными. Но у нее нет выбора, данное отцу обещание - это не просто выброшенные на ветер слова, это неукоснительная программа действий. Для кого-то это может быть и звучит странно и даже глупо. Но она дочь своего народа. И сколько бы она не пыталась перерубить связывающие ее с ним корни, там, у могилы брата, она поняла, что это ей никогда не удастся. Иначе презрение к себе будет, словно шмель, жалить ее постоянно.
  Стюардесса принесла обед, Марианна открыла упаковку, но есть ничего не стала. Ей было совсем не до еды. Она знала: какие тяжелые испытания ждут ее сразу же, едва самолет коснется колесами земли. И пока осталось немного времени ей необходимо приготовиться к ним. Она не сомневалась, что ее будут отговаривать, стыдить, увещевать, доказывать нелепость ее действий. Но она должна все это выдержать и не дрогнуть. Ей необходимо быть твердой, как алмаз. А, быть может, еще тверже. И она дает уже себе клятву, что выдержит все посылаемые ей испытания, не поддастся на уговоры, станет неукоснительно следовать своей линии. Она прекрасно понимает, что если в какой-то момент дрогнет, если сомнения проложат даже саму узенькую тропинку в ее душу, то потерпит поражение. Ей ли не знать, как не хочется покидать так прекрасно складывающуюся жизнь, расставаться с Олегом. А то, что это неизбежно, она уверенна, ведь она даже не может рассказать ему подлинную причину своих поступков. А, следовательно, придется пережить всю горечь взаимного непонимания, взять всю вину на себя. И она сделает это.
  В какой-то момент Марианне захотелось плакать. Внезапно она повернула голову и впервые за весь полет увидела своего соседа - молодого мужчину, внимательно наблюдавшего за ней. Она отвернулась - ей дочери маленького, но гордого народа не пристало пускать слезу перед незнакомым человеком. Если это так уж необходимо, она это сделает тогда, когда рядом никого не будет. А лучше обойтись вообще без плача. Не престало демонстрировать слабость даже самой себе. Иначе однажды ей захочется почувствовать слабость и при ком-то другом. И тогда пиши пропало.
  Марианна знала, что в нынешних обстоятельствах помочь ей выдержать все испытания, уверенно пройти через препятствия способно только чувство внутреннего равновесия. Если оно ее покинет, ей будет на порядок трудней. Именно ему когда-то учил ее отец, заставляя, преодолевая даже не страх, а ужас, шагать по канату. Сначала ей казалось, что пройти по натянутому на высоте тросу, также невозможно, как пройти, не обжегшись, через огонь. Но однажды она совершила это. И до сих пор ни один поступок не вызвал у нее такой гордости, как этот. И сейчас ей снова предстоит пройти по канату, хотя и невидимому. Но разве от этого переход менее труден и опасен?
  Стюардесса давно унесла не тронутый обед, а Марианна все также сидела за откинутым столиком. Только теперь она почти уже ни о чем не думала, она уже все решила. Она вступила на канат и уже сделала по нему первые шаги. И обратной дороги нет. Так всегда учил отец; если идешь канату, никогда не поворачивай назад, так как непременно упадешь. Иди вперед всегда легче. Только не все это осознают. Трусам кажется, что отступление позволяет спастись, но на самом деле шансов погибнуть тому, кто отступает, гораздо больше. Иди, девочка, всегда вперед. Голос отца прозвучал так явственно, что Марианна даже вздрогнула и невольно посмотрела на своего соседа. Мужчина все также не сводил с нее глаз. Но ее он совершенно не интересовал.
  Самолет коснулся земли. Вот и все, подумала Марианна, одна ее жизнь закончилась, начинается другая. Она прислушалась к тому, что творится у нее внутри. Но там все было спокойно. Марианна встала и направилась к выходу из авиалайнера.
  
  9.
  Президент банка смотрел на Марианну не понимающими глазами.
  - Извините, Марианна Романовна, я вас правильно понял, вы намерены уволиться?
  - Вы меня правильно поняли, Валентин Степанович. Мое заявление об уходе лежит перед вами.
  - Ничего не понимаю, - развел руками президент банка. - Вас только что назначили на ответственную должность. И мне понравилось, как вы начали работать в новом качестве. Перед вами открылась самая широкая дорога. Могу открыть вам секрет: я связывал с вами немалые надежды.
  - Я очень благодарна за все, что вы для меня сделали. И все же мое решение остается в силе.
  Боголепов несколько секунд о чем-то сосредоточенно раздумывал.
  - Я знаю, вас постигло большое горе, умерли брат и отец. Но горе проходит, а жизнь продолжается. У меня тоже были потери, но они никогда меня не останавливали. Жизнь должна продолжаться всегда.
  - Я вами согласна. Поверьте, я ухожу из банка с тяжелым сердцем. Но своего решения я не изменю. Бывают обстоятельства, которые сильнее нас.
  Боголепов развел руками.
  - Видно я стал совсем старым, раз ничего не могу ни понять, ни отговорить молодую красивую женщину от опрометчивого решения. Остается только подписать заявление. Но я делаю это с тяжелым сердцем.
   Марианна вернулась в свой кабинет. И с грустью осмотрелась вокруг. Завтра она его покинет. И вряд ли когда-либо вернется сюда снова. Но зато она может себя поздравить: она успешно выдержала первый из двух экзаменов, не позволила президенту банка уговорить ее изменить решение. Ни на секунду сомнения в правильности своих действий не прокрались в ее сердце. Как пришла она в кабинет Боголепова с твердым намерением уволиться, так с ним и вышла из него. Но теперь осталось еще одно, гораздо более тяжелое испытание - объяснение с Олегом. И словно откликаясь на ее мысли, на пороге кабинета возник Разумовский. Таким Марианна его еще не видела; обычно тщательно уложенные волосы сейчас в свободном полете рассыпались по голове, галстук съехал в сторону, открыв расстегнутый ворот рубашки. Какой-то странной походкой на негнущихся ногах он подошел к столу, за которым сидела Марианна, и рухнул на стул.
  - Я только что узнал... Я ничего не понимаю... Это правда?
  Готовясь к разговору с Разумовским, Марианна долго ломала голову над тем, какую версию своего ухода ему предложить. Но так ничего и не придумала; обычно изобретательная ее голова на этот раз наотрез отказывалась предлагать какие-либо варианты. И Марианне ничего не осталось делать, как принять решение о том, что она не станет ничего ему объяснять. Хотя понимала, как сильно это его обидит.
  - Да, Олег, это правда.
  Разумовский внезапно вскочил с места.
  - Но это безумие, зачем ты это делаешь. Это направлено против меня?
  - Нет, Олег, это не направлено против тебя.
  - Но тогда, в чем дело? Что случилось?
  - У меня поменялись планы. Я уезжаю жить в другой город.
  Разумовский пристально посмотрел на Марианну.
  - Ты переезжаешь жить в другой город к другому мужчине?
  Марианна отрицательно покачала головой.
  - Поверь, Олег, у меня нет другого мужчины.
  - Тогда я ничего не могу понять. Неужели так на тебя подействовала смерть твоих близких?
  - В какой-то степени, да. Но я принимаю решение не под воздействием неконтролируемых эмоций. Это обдуманное решение.
  - А наши планы. Помнишь, я тебе о них рассказывал.
  - Я все помню, И я уверенна, что ты сумеешь их реализовать, но уже без меня. Прости, я к тебе очень хорошо относилась. И сохраню это отношение и впредь. Но я начинаю новую жизнь.
  - И, как я понимаю, мне в ней нет места.
  - Сожалею, но нет. - Марианна на секунду задумалась. - Может быть, когда-нибудь я тебе все расскажу. И ты поймешь, что мой поступок в этой ситуации был единственно правильный.
  - Но почему ты не говоришь, что это за ситуация. Если она не связана с другим мужчиной, то я не в состоянии даже представить, что это может быть.
  - Олег, есть вещи, которые тебе трудно понять. Ты воспитан по-другому.
  - Но разве мы не одинаково воспитаны?
  - Не совсем. Но это уже не имеет значение. Давай завершим этот разговор. Я все решила и ничего уже не изменишь. Мне только хочется тебя на прощание поцеловать.
  Разумовский снова вскочил.
  - Нет, не хочу никаких твоих поцелуев. То, что ты сделала, иначе, как предательством не назовешь. Я не хочу больше тебя ни видеть, ни слышать.
  Он буквально пулей выскочил из кабинета. Дверь громко хлопнула, и этот хлопок словно бы окончательно разделил ее жизнь на две части: на ту, что была до смерти брата и отца, и ту, что начинается уже сейчас.
  Марианна продолжала смотреть на дверь, за которой скрылся Разумовский. Все ее душевные усилия сейчас были сосредоточены на одном: не разрыдаться. И когда через несколько минут поняла, что этого не случится, ощутила радость и гордость за себя.
  
  
  
  Глава 1.
  
  1.
  В аэропорту Марианна взяла такси и назвала адрес. Таксист - молодой местный паренек сверкнул ослепительной улыбкой и осведомился у нее.
  - Вы первый раз в нашем городе?
  - Да, впервые. - Марианна говорила правду. Она никогда раньше не бывала в этом городе, где последнее время жил и работал Арсен.
  Жадно вглядываясь в пейзажи, мелькающие за окном, Марианна думала о том, что она, по большому счету, ничего не знает о том крае, откуда родом. До окончания школы, она ни разу не покидала маленького, затерявшегося среди гор селения, в котором родилась и выросла. А потом она оказалась в Москве. Живя в столице, Марианна неоднократно покидала страну и побывала во многих странах, только вот дорога за все это время так ни разу и не привела ее в родные места.
  Таксист привез Марианну по названному адресу. Она расплатилась и, подхватив багаж, вышла из машины. Вдоль идеально чистой, как будто вылизанной улицы, тянулись ряды коттеджей. По архитектуре и отделке домов, чувствовалось, что в них проживали люди, далеко не бедные.
  Марианна раскрыла сумочку и вытащила ключ от дома брата, данный ей отцом, и отворила ворота. Ее взгляду открылся добротный, двухэтажный каменный особняк, причудливо украшенный небольшими остроконечными башенками. В каждой башне имелось несколько узких стилизованных бойниц, затянутых кованными декоративными решеткам, придававшими дому вид старинного средневекового замка.
  Марианна вспомнила, как однажды в детстве Арсен показал ей картинку из одной книжки. Он тогда увлекался приключенческой литературой и показал ей иллюстрацию к роману Дюма "Граф Монтекристо".
   "Смотри, Мириам, ты хотела бы жить в таком доме?" - спросил он ее очень серьезно.
  Марианна рассмеялась.
  " Это же дом из сказки. В нашей жизни таких домов не бывает".
  " А у меня будет", - насупился Арсен.
  " Глупости!"
  "Будет!" - упрямо повторил Арсен.
  "Чепуха"!
  "А вот посмотрим! Спорим, что будет!" - горячился Арсен.
  Марианна тогда только посмеялась, но поспорила с ним на сто рублей. Тогда для них это были огромные деньги. Потом она забыла про этот спор. И вот надо же... Она стояла сейчас и смотрела на дом один к одному похожий на тот сказочный замок. Она все-таки проспорила Арсену, брат оказался прав. Вот только проспоренные деньги отдавать уже некому.
  Марианна медленно пошла к дому. Ей казалось, что она вернулась в свое детство и что сейчас за той узорчатой дверью ее непременно ожидает чудо. Разве сам Арсен не откроет ей двери? Не щелкнет ее по лбу и не крикнет, как в детстве: "Помнишь, что я тебе говорил! Ты проиграла наш спор, Фома неверующая! Гони сто рублей!"
  С бьющимся сердцем Марианна прошла по нагретой солнцем дорожке, ведущей к дому, толкнула дверь и оказалась внутри. В холле было темно. Марианна подошла к окну, раздвинула плотные тяжелые портьеры, впустив в дом яркий солнечный свет. Все предметы интерьера, до сих пор скрытые в полумраке, как актеры из-за кулис, выступили из окутывающей их темноты и оказались на освещенной сцене. Марианна огляделась. Вопреки здравому смыслу, она ожидала оказаться в старинном замке, в который вошла несколько минут назад. Но действительность внутри оказалась иная. Обстановка гостиной была предельно проста и современна. Круглый стол, два дивана, стоящие полукругом и несколько кресел. Однако Марианна заметила, что мебель очень дорогая, выбрана со вкусом. Это говорит о том, что хозяин отдавал предпочтение сдержанной, не бьющей в глаза роскоши. И когда только Арсен успел всему этому научиться?
  Марианна медленно обошла весь дом, заглянула во все двери, в каждый уголок. Везде она обнаружила одно и то же: сдержанный, полный скрытого достоинства достаток. Из чего она сделала вывод: у Арсена водились деньги и немалые.
  Марианна вспомнила свою последнюю встречу с братом. Года полтора назад, он заезжал к ней в гости, оказавшись в Москве в командировке. Арсен выглядел очень возбужденным и довольным жизнью. Он только что устроился в солидную компанию, занимающуюся транспортными перевозками различных грузов. Марианна вспомнила, как он радовался приличной зарплате, которую ему назначили в этой компании. Но, как бы она ни была велика, Марианна была уверена: на одну зарплату такие хоромы не выстроишь и тем более так не обставишь. Значит, у брата были и другие источники дохода... Но он ей о них никогда не сообщал. А учитывая доверительный характер их отношений, это выглядит немного странным.
  Телефонный звонок разорвал тишину, окружавшую Марианну плотным непроницаемым кольцом. Марианна вздрогнула от неожиданности и с опаской приблизилась к захлебывающемуся от громких трелей аппарату. Она нажала спикерфон и молча стала слушать. Комнату заполнил сочный и звонкий девичий голос.
  -Арсен! Я так рада, что ты вернулся. А то я не знала, что и думать. Я уже подумала, что ты передумал...Я так соскучилась... а ты скучал по мне, милый? - радостно тараторила девушка.
  Марианна продолжала молчать. Девушка на том конце провода, наконец, поняла, что ей не отвечают.
  -Ты... ты не рад. Значит это правда... Значит, ты разлюбил свою Зару?
  Девушка всхлипнула и тоненько зарыдала.
  Марианна поняла, что девушка ничего не знает о гибели Арсена и считает его живым. Марианна разжала губы и обнаружила свое присутствие.
  
  2.
  С Зарой случилась чуть ли не истерика, когда вместо Арсена она услышала женский голос в трубке. Она немного успокоилась, лишь тогда, когда Марианна убедила ее, что она не новая женщина Арсена, а его родная сестра. Но, несмотря на это, Зара продолжала говорить с Марианной очень натянуто. Хотя, когда Марианна попросила о встрече, девушка не отказала.
  Зара оказалась миловидной девушкой лет двадцати с огромными темными глазами на подвижном и выразительном смуглом личике. Одета она была на западный манер, в отличие от многих местных девушек, покрывающих головы платками и носящих длинные бесформенные платья-рубашки. В тугих обтягивающих джинсах, в майке, открывающей худые загорелые руки, с длинными волосами, небрежно разбросанными по плечам, она напоминала студентку, придерживающуюся прогрессивных взглядов и смело игнорирующую местные традиции. Зара с интересом и без всякого смущения разглядывала Марианну во все глаза.
  - А вы совсем не похожи с Арсеном, - вынесла она свой вердикт.
  -Я пошла в отца, а Арсен в мать, - пояснила Марианна.
  - В таком случае вам повезло меньше. Ваша мать была гораздо красивее вашего отца. - Зара с вызовом посмотрела на Марианну и весело рассмеялась своей шутке.
  Марианна сдержанно улыбнулась. Должно быть, у девушки были свои причины для такого дерзкого выпада, но ей сейчас абсолютно все равно. Для нее главное на данный момент разговорить Зару и выпытать у нее побольше информации об Арсене. Она должна знать о нем немало.
  Вволю насмеявшись, Зара вдруг сделалась серьезной. Ее миловидное личико исказила гримаса глубокой обиды.
  - Ваш брат непорядочный человек, - с ожесточением выпалила она и отвернулась от Марианны, закусив губу, чтобы ненароком не расплакаться.
  - В чем это выражается? - спросила Марианна.
  - Он бросил меня сразу после того, как мы решили пожениться. А я уже и родителям сказала... Хорошо, еще, что больше никому не стала говорить, как чувствовала.... - Зара высоко вскинула голову и зло посмотрела на Марианну, как будто она была прямой виновницей ее несчастий. - Наверное, он нашел себе кого-нибудь побогаче..., - губы Зары дрогнули, а глаза медленно стали наполняться слезами.
  - Он, что вам так прямо и сказал, что бросает вас?- не поверила ей Марианна.
  -Нет, он поступил еще хуже. Он ничего не стал объяснять. Он просто исчез, сбежал, как малодушный трус.
  -Но, с чего вы взяли, что исчез? Может быть, просто уехал по делам и скоро вернется, - проговорила Марианна, испытывающе смотря на обиженную девушку.
  -Нет, - Зара отрицательно мотнула головой, - когда он просто уезжал, он мне всегда говорил об этом и каждый день звонил потом. А сейчас он молчит.
  Марианна заметила, что пальцы Зары мелко дрожат. Она нежно взяла ее руку и мягко сжала в своей ладони.
  - Вы знаете, а я ведь, как и вы, не знаю, где Арсен. Он меня тоже не поставил в известность. Хотя обычно всегда предупреждал о всех своих передвижениях, - слукавила Марианна.- Может, у него возникли какие-то особые обстоятельства и нам с вами надо просто подождать. Только и всего. Без всяких истерик и поспешных выводов.
  - Правда? Вы действительно думаете, что это особые обстоятельства? - Зара недоверчиво смотрела на Марианну.
  - Я в этом просто уверена и вам советую придерживаться того же мнения, - ободряюще улыбнулась Марианна.
  - Может вы и правы, - задумчиво проговорила Зара. Он в последнее время стал каким-то странным, не таким, как обычно.
  - Странным? - Марианна впилась в Зару цепким взглядом. - Что вы имеете в виду?
  - Он стал замкнутым, нервным, а всегда был такой веселый.
  - А вы не спрашивали его, может у него какие-нибудь неприятности на работе?
  - Спросила, - на лице девушки появилось страдальческое выражение, - но он грубо ответил мне, чтобы я не лезла не в свое дело. Я первый раз видела его таким. А потом ему кто-то позвонил, и он просто встал и ушел. И больше я его не видела.
  - А вы не знаете, кто ему звонил? - поинтересовалась Марианна, стараясь казаться непринужденной.
  - Откуда! - воскликнула Зара. - Он вышел в другую комнату и там стал разговаривать, чтобы я ничего не услышала. Поэтому я и подумала, что это могла быть другая женщина.
  -А может, быть вы все-таки что-нибудь слышали из того разговора, обрывок какой-нибудь фразы, имя или еще что-нибудь. Вспомните!- Марианна умоляюще посмотрела на девушку.
  Зара сдвинула атласные бровки на тоненькой переносице и сосредоточенно стала думать. Вдруг лицо ее просияло.
  - Вспомнила! Арсен несколько раз произнес в разговоре слово маэстро.
  - Маэстро? - задумалась Марианна. - Но, Зарочка, выходит он разговаривал не с женщиной, а с мужчиной.
  Зара непонимающе смотрела на Марианну.
  - Почему вы так думаете?
  - Маэстро, это же мужчина, а не женщина. Так? - спросила Марианна.
  - Та-а-а-к..., - хлопнула огромными ресницами Зара.
  - Значит он не покинул вас в тот вечер ради другой женщины, как вы нафантазировали.
  -Ой и правда, - ахнула девушка. -Как же это мне сразу не пришло в голову. - Зара смущенно и растерянно смотрела на Марианну, как будто ее застали за чем-то неприличным.
  - Вы просто об этом забыли, а вспомнили, когда я стала спрашивать о том разговоре, - пришла ей на помощь Марианна.
  Зара просияла. Она вскочила с места и в порыве чувств обняла Марианну.
  - Можно вас попросить об одной вещи, - спросила она, зардевшись.
  -Просите.
  -Я хочу, чтобы вы были моей подружкой на нашей свадьбе, - выдохнула Зара.
  - Обязательно, - по обещала Марианна.
  Прощаясь с повеселевшей Зарой, Марианна с грустью думала о том, что ей, к сожалению, никогда не суждено породниться с этой чудесной девушкой.
  
  3.
  
  Марианна не сразу вышла из машины. Она долго сидела в ней, смотря на здание фирмы, в которой работал ее брат. Здание было самым обычным, двухэтажным, мало чем отличающееся от соседних домов. Она пригляделась внимательно и все же нашла отличие; было видно, что за ним ухаживают. Фасад отремонтирован, сияет свежей краской в то время, как рядом стоят облезлые, с обсыпавшейся штукатуркой, как после бомбардировки, дома. Значит, вот в этом красивом ухоженном особнячке и трудится убийца ее брата, мысленно произнесла Марианна. И сейчас ей предстоит с ним встретиться и вступить в поединок ни на жизнь, а на смерть.
  Память вдруг начала воссоздавать эпизоды с участием брата. Хотя после ее бегства из отчего дома они виделись совсем немного, но никогда не теряли душевной связи. Она всегда знала, что на этой земле у нее есть близкий человек. И он был уверен в том же самом. Такая уверенность помогало ей жить, переносить трудности и невзгоды, придавало дополнительную твердость. Но нашелся человек, который прервал жизнь Арсена. Успокоившиеся было эмоции, вызванные гибелью брата, вдруг с новой силой нахлынули на нее. Захотелось выскочить из машины, ворваться в офис и...
  Усилием воли Марианна остановила этот эмоциональный поток. Она уже и не ожидала в себе всплеска таких сильных чувств. Наоборот, считала себя достаточно уравновешенным человеком, способным выдерживать любые удары судьбы. Но она забыла за годы жизни в столице, чей является дочерью. А вот Арсен всегда помнил. Он и внешне и внутренне походил на отца - такой же импульсивный, не всегда обдумывающий свои действия, способный на опрометчивые поступки. Но при этом честный и благородный. Таким она его запомнила.
  Марианна достала зеркальце, внимательно посмотрела на себя. Потом немного поправила макияж, дабы окончательно скрыть следы только что пережитых волнений. Теперь она готова предстать перед этим человеком. Когда она войдет в его кабинет, он не должен почувствовать, что к нему пожаловала в ее лице сама судьба.
   О встрече они договорились по телефону. Вернее, договоренность была достигнута через секретаршу, так что пока она не только его не видела, но и не слышала даже голоса. И вот сейчас она стояла в небольшой приемной и говорила молодой девицей о том, что у нее назначена встреча с господином Сакуровым.
  Девица, измерив ее с ног до головы и с головы до ног взглядом своих больших черных глаз, скрылась в кабинете начальника. Через полминуты вышла и отворила перед ней дверь. Еще есть возможность туда не идти, а повернуть назад, мелькнула мысль, но ноги уже сами несли ее вперед.
  Сакуров стоял посреди кабинета. Мужчина в самом расцвете сил - такое определение дала она ему, едва только его увидела. Высокий, стройный, с тонким лицом, окаймленными густыми темными волосами. Он был одет в светлые брюки, светлую тенниску с галстуком.
  Сакуров двинулся ей на встречу. И через несколько секунд ее рука оказалась в его руке.
  - Очень приятно с вами познакомиться, - баритоном произнес он. - Прошу вас, располагайтесь, где вам удобно.
  Впрочем, большого выбора у нее не было, в кабинете кроме стола его хозяина был только еще один длинный стол, за которым, скорей всего, проходили совещания. Наверное, за ним много раз сидел Арсен.
  Марианна села на ближайший стул. Сакуров расположился напротив.
  - Итак, что вас привело к нам?
  - Мне стало известно, что вам требуется специалист моего профиля. Поэтому я решила попытать счастье.
  Сакуров внимательно посмотрел на нее.
  - А откуда вам это стало известно?
  Марианна немного загадочно улыбнулась.
  - Наш город не такой большой, что-то скрыть здесь сложно.
  Настала очередь улыбаться Сокурову.
  - Тут я с вами согласен, я живу здесь уже несколько лет. И все время убеждаюсь в правоте ваших слов. У нас в компании действительно недавно образовалась одна вакансия. Но нужен очень квалифицированный специалист.
  - Смею думать о себе, что я им как раз и являюсь. Последняя моя должность вице-президент банка, - назвала Марианна банк.
  - Вот как! Это действительно так?
  - Вот мои документы: диплом об окончании Московского государственного университета, трудовая книжка. - Она положила документы на стол. - Можете проверить.
  - Я верю, - едва заметно смутился Сакуров.
  - Прошу вас, посмотрите, я не хочу, чтобы у вас возникли какие-то сомнения относительно меня.
  - Раз вы настаиваете. - Сакуров стал внимательно изучать документы. - Извините, но не понимаю, почему вы прервали такую успешную карьеру и оказались тут, можно сказать, на краю земли.
  Марианна сделала вид, что немного смущена вопросом.
  - Так сложились обстоятельства. Мне не очень хочется об этом говорить, но чтобы между нами не было недомолвок, я вам признаюсь: у меня заболел отец, и мне пришлось все бросить и ухаживать за ним. Вы знаете, в наших патриархальных семьях дочерний долг непреложен.
  Сакуров внимательно посмотрел на молодую женщину.
  - Я знаю. И все же бросить такую работу... Но обычно здесь семьи многочисленные. Неужели больше никто не может ухаживать за вашим отцом?
  - Наша семья исключение из правил, я единственная дочь.
  - Понимаю. - В голосе Сокурова прозвучало сочувствие.
  Марианна опустила голову, чтобы Сакуров не заметил выражения ее лица, она не нуждалась в сочувствие этого человека.
  - Что вы думаете о моем трудоустройстве в вашу компанию? - спросила она в первую очередь для того, чтобы поменять тему разговора.
  Сакуров посмотрел на нее прямым взглядом.
  - Я беру вас.
  - Так быстро?
  Он вдруг улыбнулся.
  - Специалистов с таким образованием, с таким послужным списком в нашем городе днем с прожектором не найти. Если не возьму вас я, завтра вы устроитесь в другую фирму. Так что я готов обсуждать с вами условия работы.
   Марианна немного растерялась, она не предполагала, что вопрос будет решен так легко и столь стремительно.
  - Хорошо, я согласна.
  - Какой оклад вас устроит? - поинтересовался Сакуров.- Понимаете, то, что вам платили в Москве, я платить еще долго не смогу.
  - Я это очень хорошо понимаю.
  Они быстро договорились по зарплате.
  - Когда сможете выйти на работу? - спросил Сакуров.
  Марианна едва не ответила, что готова начать работу прямо сейчас. Она вдруг почувствовала, что соскучилась по трудовой деятельности. Бездеятельность была не для нее. Но вовремя спохватилась, что такая спешка может показаться подозрительной.
  - С понедельника вас устроит?
  - Замечательно. К этому моменту вам освободят кабинет.
  - Прошу вас, не надо, я сама это сделаю. - И, поймав ее удивленный взгляд, - поспешно добавила: - Я привыкла сама обустраивать свое рабочее место.
  - Как пожелаете. Приходите в понедельник, начну вводить вас в курс дела. Честно признаюсь, у нас немного запущены финансовые вопросы. Надо навести в них порядок.
  - Не беспокойтесь, с этим у вас не будет проблем. - Разговор подошел к своему логическому завершению, и Марианна встала. - Могу я задать вам последний вопрос?
  - Разумеется. Только почему последний, - засмеялся Сакуров. - Я думаю, у нас их возникнет еще много.
  - В данном разговоре. А что случилось с вашим заместителем?
   Марианне заметила, как мгновенно изменилось лицо Сакурова.
  - Он внезапно уволился. Без объяснения причин.
  - Случается и такое, - произнесла Марианна, делая над собой титаническое усилие, чтобы скрыть волнение.
  - До свидания.
  - До свидания, Марианна Романовна.
  
   4.
  В понедельник, ровно в десять часов Марианна переступила офис компании уже как официальный ее сотрудник, с высоким статусом вице-президента. Впрочем, вспоминая свою прежнюю должность в этом же качестве, ею овладевали досады и горечь. Да разве можно сравнивать свое теперешнее положение с нынешним; еще недавно она работала в одном из самых престижных банков страны, располагавшимся в огромном здании, между этажами которого бесшумно курсировали скоростные лифты. У нее был огромный кабинет, заставленный дорогой и красивой мебелью. А теперь ей предстоит на протяжение неизвестно какого времени каждый божий день входить в небольшой дом со старыми скрипучими лестницами, где кабинет президента компании в несколько раз меньше, чем тот, что был у нее еще совсем недавно...
  Марианна старалась гнать эти мысли, но они упрямо возвращались к ней. Она знала, что если не сумеет от них избавиться, они способны помешать ей выполнить то, что она обязана сделать любой ценой. На данный момент именно сожаление о прошлом ее главный противник. Впрочем, она была уверенна, что скоро его сменит совсем другой объект. Он появится в ту самую минуту, когда она приступит к своим новым обязанностям. И вот она идет по коридору в направление к кабинету своего врага. Все эти дни она так много думала о нем, что он ей даже стал сниться. Этот человек лишил ее брата, а сам как ни в чем ни бывало благоденствует. Да еще нагло врет, что Арсен внезапно уволился. Ей ли не знать причину этого увольнения. Ею вдруг овладела такая ненависть к этому человеку, что она даже остановилась перед дверью приемной. В таком состоянии она не должна встречаться с ним, она может не сдержаться и выдаст свое истинное отношение к нему. А это способно поставить крест на ее миссии. Именно миссии - так она называла в разговорах с сама собой то, ради чего она находится здесь.
  Марианна отворила дверь приемной. Секретарша уже восседала на своем рабочем месте. На этот раз она встретила ее совсем иначе, чем это случилось впервые; девушка расцвела в улыбке и даже привстала со стула.
  - Марианна Романовна, вы, наверное, к Александру Николаевичу. Он уже спрашивал о вас.
  - Спрашивал? - удивилась Марианна. - Но рабочий день начался минуту назад.
  - Александр Николаевич, обычно приходит гораздо раньше, - снисходительно пояснила секретарша.
  - Понятно, - проговорила Марианна. - Так я могу войти?
  - Разумеется. - Она гостеприимно распахнула перед ней дверь.
  Марианна переступила порог кабинета Сакурова с таким чувством, словно переступила порог неизвестности.
  - Доброе утро, Марианна Романовна, - с широкой улыбкой устремился Сакуров к ней. - Рад, что вы не передумали, и вышли на работу.
  - Если я обещала, то всегда выполняю, что говорю. У меня нет такой привычки - менять решения.
  - Это очень отрадно. Признаюсь, я побаивался, что вы передумаете. Но раз на мое счастье этого не случилось, хочу сразу зарядить вас заданием.
  - Для того я и тут, чтобы выполнять ваши задания.
  Сакуров сел рядом с Марианной.
  - Скажу вам честно, я отличный организатор, могу заставить работать любую компанию. Но вот в финансовых вопросах профан. Пытался постичь эту науку, но мало что получилось. Не дано, так не дано, - вздохнул Сакуров. - А когда финансы в беспорядке, для фирмы - это смертельно. Мой бывший заместитель в последнее время привел их в некоторое расстройство. К сожалению, я подозреваю его в махинациях.
   Марианна вновь почувствовала, как запульсировала в ней ненависть. Как он мог сказать такое про Арсена - кристально честного человека.
  - Вы хотите, чтобы я разобралась в этих делах?
  - Разумеется. Я хочу, чтобы в моей компании все было бы чисто. Я не сторонник обмана ни государства, ни партнеров. Репутация моей компании для меня превыше всего.
   - Отрадно это слышать, - произнесла Марианна. Она не поверила ни одному его слову.
  - К сожалению, у меня мало времени, мне надо ехать на деловую встречу. Но главный бухгалтер введет вас в курс дела. Мы же непременно обо всем подробно поговорим. И вообще, если захотите меня увидеть или услышать, то заходите в любое время суток. Я для вас доступен всегда. А сейчас можете пройти в свой кабинет. Мы немножко там прибрались, кое-что приобрели для вас. Надеюсь, вам понравится.
   Сакуров улыбнулся ей все той же своей широкой улыбкой. И Марианна не могла не признать, что улыбается он искренне и приятно. Но это лишь говорит о том, какой он опасный и двуличный человек.
  
  5.
  
  Секретарша провела Марианну в ее новый кабинет и оставила одну. Она сразу поняла, что мебель совсем новая, не исключено, что ее купили специально для нее.
  Марианна не могла не признать, что мебель по местным условиям неплохая и дорогая. Но как она контрастировала с обстановкой ее московского кабинета! Но об этом она больше думать не станет, резко оборвала она свои мысли. Пора начинать работать. И в этом момент в дверь постучали.
  - Войдите! - пригласила Марианна.
  Вошла еще молодая и довольно привлекательная женщина, по местным представлениям одетая даже изысканно.
  - Добрый день, Марианна Романовна. Александр Николаевич, попросил меня зайти к вам и ввести в курс дела. Меня зовут Галина Евгеньевна Буданова, я главный бухгалтер.
  А он слова на ветер не бросает, отметила Марианна.
  - Это очень любезно с вашей стороны. Александр Николаевич, действительно поручил разобраться мне в финансовых вопросах. Давайте сразу и начнем.
  - Разумеется. Если Александр Николаевич дал такое указание, его нужно непременно выполнить.
  Марианна пристально посмотрела на главного бухгалтера, ей показалось, что имя своего шефа она произнесла с какой-то особой теплой интонацией. Пожалуй, это следует запомнить.
  - Александр Николаевич, мне говорил о том, что подозревает моего предшественника в не совсем корректной работе. - Дать более грубое определение по отношению к брату Марианна не смогла.
  - Могу лишь сказать, что последнее время действия Арсена Расуловича были мне не всегда понятны.
  - Но почему вы не сообщили о своих подозрениях президенту компании?
  - Я полагала, что он действует с ведома Александра Николаевича. Я главный бухгалтер, и моя задача добросовестно выполнять приказы начальства. А Арсен Расулович был моим руководителем. Но когда он внезапно уволился, я поделилась с Александром Николаевичем своими сомнениями.
  - В чем же они заключались?
  - Арсен Расулович приказал произвести несколько непонятных платежей на довольно крупные суммы. Я полагала, что речь идет об уплате каких-то услуг компании. Но никаких документов затем их подтверждающих не было представлено. К тому же исчезла часть платежных документов.
  Марианна на секунду задумалась.
  - Вот что я вас попрошу, Галина Евгеньевна. Подготовьте мне все документы, которые касаются этого дела. Я их изучу, а затем мы вернемся к нашему разговору.
  
  6.
  В первые же выходные Марианна досконально обследовала весь дом, каждую его комнату, каждый его закоулочек. Она и сама не знала точно, чего хотела обнаружить. Но надеялась найти какую-нибудь зацепочку, которая бы пролила хоть какой-нибудь мало-мальски след на причину гибели Арсена и на его действия в компании.
  Марианна не желала быть просто слепым орудием, бессловесным проводником воли отца. Конечно, она поклялась у его смертного ложа, и Сакуров в любом случае обречен. Но, прежде всего, Марианна хотела знать, за что Арсен заплатил такую высокую цену. Но пока ее усилия не принесли никаких ощутимых результатов. Что она имела на сегодняшний день? Таинственный маэстро и какое-то странное сообщение, которое она обнаружила на автоответчике в один из первых дней своего приезда. Марианна прослушала его несколько раз и помнила уже наизусть.
  "Арсен, срочно свяжись со мной. Твоя мать при смерти. Ей необходимы еще лекарства" - властно требовал низкий мужской голос.
  Марианна ничего не понимала. Их мать давно уже в могиле и ей не могли требоваться никакие лекарства. Тогда о чем шла речь? Марианна чувствовала, что это сообщение, скорее всего, имеет какое-то отношение к гибели Арсена. Только вот какое, ей пока было абсолютно не понятно.
  Она напряженно думала, что это могло значить, но ей так и не удалось сосредоточиться на этом вопросе. Размышления Марианны прервал резкий звонок. Кто-то настойчиво жал пальцем на кнопку звонка. Марианна встрепенулась. Кто бы это мог быть? Зара?
  Марианна пошла открывать. Мужчина, нарушивший ее уединение, галантно улыбнулся ей и вежливо осведомился:
  - Хозяин дома?
  Марианна застыла в замешательстве, пытаясь понять, то ли мужчина ошибся адресом, то ли он на самом деле ищет Арсена.
  Мужчина снова улыбнулся ей и выразился на этот раз более определенно.
  - Я бы хотел видеть Арсена. Могу я пройти в дом?
  Марианна заколебалась. Что-то мешало ей беспечно распахнуть перед незваным гостем двери.
  Мужчина приветливо улыбался Марианне, как старый добрый знакомый, пришедший к своей давней подруге поболтать за чашкой чая. Весь его вид излучал безмятежное спокойствие и доброжелательность, но что-то все-таки смущало Марианну, только она никак не могла понять что.
  - А вы, очевидно, Марианна. Сестра Арсена? - незнакомец улыбнулся еще шире.
  Марианна кивнула.
  - А я старый институтский приятель вашего брата. Меня зовут Борис Лабинов. Так могу я видеть Арсена?
  - Проходите, - решилась, наконец, Марианна и впустила Лабинова в дом.
  Он уверенно прошел в гостиную, как будто бывал в этом доме не один раз, и опустился в кресло. Марианна устроилась напротив.
  - А вы не пригласите Арсена? - попросил Лабинов. - Я бы с удовольствием поболтал с вами, но у меня не так много времени.
  Лабинов озабочено посмотрел на часы.
  - А Арсен уехал, - сообщила Марианна, решив сыграть с Лабиновым в свою игру.
  - Уехал? Жаль. Мне он очень нужен.
  - Сожалею, но ничем не могу помочь, - развела руками Марианна.
  -А когда он вернется?
  - Не знаю. Когда я приехала, то уже не застала его.
  Лабинов укоризненно покачал головой.
  - Мог бы ради вашего приезда и отложить свои дела. Ведь вы редкий гость в этом доме.
  - А вы, насколько я поняла, частый.
  - Что вы, - обаятельно улыбнулся Лабинов. - Эти времена остались далеко позади. Но когда-то мы крепко дружили. Как вспомнишь...лекции, зачеты, экзамены, студенческие пирушки..., - с ностальгической грустью проговорил Лабинов. - Я собственно и заехал к Арсену по этому поводу. В этом году нашему курсу исполняется десять лет, как мы окончили институт. Вот и решили собраться. Сначала я долго пытался дозвониться до Арсена, но его телефон все время заблокирован, поэтому я и приехал лично.
  - Вы опоздали. Арсен уехал и надолго.
  Марианна вдруг почувствовала, что теряет контроль над собой. Разыгрывать роль сестры, ждущей возвращения своего брата, оказалось невероятно сложно. На последней фразе ее голос дрогнул, а к горлу подступил предательский ком, готовый в любую минуту прорваться слезами. Опасаясь, что Лабинов заметит ее замешательство, Марианна постаралась его скрыть. Она натужно закашлялась, нарочито уронила платок, который до сих пор бесцельно крутила в руках, быстро нагнулась за ним. Затем, поправив растрепавшиеся от резкого движения волосы, мельком взглянула в лицо Лабинова. Ее поразило выражение его глаз.
  Он смотрел на нее внимательным пронизывающим взглядом. Уголки его губ иронично подрагивали, а из глубины потемневших зрачков веяло таким леденящим холодом, что Марианна невольно поежилась.
   Ей показалось, что Лабинов разгадал ее маневр. Этот молчаливый диалог их глаз продолжался всего мгновение, какую-то сотую долю секунды, но именно этого ничтожно малого количества времени Марианне оказалось достаточно, чтобы понять об этом человеке многое. То, что насторожило ее в самый первый момент, когда он только появился на пороге ее дома, и то, что потом тревожило и не отпускало ее в течение всей их беседы, вдруг стало ясным и осознанным. Противоречие. Нестыковка. Несоответствие внешнего внутреннему. Неестественность его облика.
  Бархатный голос, обволакивающая речь, вежливые, полные благородства манеры и изящные движения. Лабинов мог показаться человеком мягким и добродушным, если бы не тот взгляд, которым он долю секунды смотрел на Марианну. Это был взгляд палача: жесткий, властный, безжалостный. Неужели такой человек мог быть другом ее открытого и прямодушного брата?
  Лабинов попрощался с Марианной, попросив разрешения как-нибудь при случае навестить ее. Марианна не возражала. После его ухода у нее осталось ощущение, что Лабинов оказался в этом доме совсем не по той причине, о которой говорил. Этот визит был чем-то иным, нежели простой визит старого институтского друга ее брата. Марианне даже показалось, что он приходил не к Арсену, а именно к ней. И то, что этот визит в ближайшем времени повториться, она нисколько не сомневалась.
  
  7.
  
  Вот уже несколько часов Марианна разбиралась в толстой пачке документов, которую принесла ей главный бухгалтер. Документы были самые обычные: платежки, накладные, счета-фактуры. И пока каких-то подозрений они не вызывали. Зато помогали понять работу компании, как и чем она занимается, какие и куда возит грузы. Для человека, который совсем недавно приступил к своим обязанностям, это была ценная информация. Она должна знать все, что тут происходит: изучить все транспортные и финансовые потоки. Только в этом случае сумеет достигнуть поставленной цели. А о ней она не забывает ни на минуту.
  Марианна ненадолго оторвалась от документов. До того, как она пришла на работу в компанию, ее цель носила отвлеченный характер. Сейчас же она приобрела конкретные человеческие черты. Она кожей чувствует, какой это опасный противник, умеющий надевать на себя личину доброжелательного человека. И ей необходимо любыми путями избежать попадания в эту ловушку. Убийство любимого брата не может остаться безнаказанным; таков закон предков, таков и ее закон. Но чтобы справедливость восторжествовала, ей надо изучить все досконально.
  Марианна вновь погрузилась в бумажное море. Вскоре схемы поездок машин стали понятными. Тем более они не были чересчур разнообразны, в основном грузы перевозились по одним и тем же маршрутам. За редким исключением.
  Среди большой стопки путевых листов она обнаружила один - в город Зубовск. До этого момента она никогда о нем не слышала. В Интернете она нашла его на карте; он располагался на расстояние почти в 200 километров от маршрутов основных поездок. Интересно, что за груз туда возили?
  Марианна попыталась отыскать соответствующую накладную, но к ее удивлению, не нашла. Куда же она могла задеваться? Надо отдать должное, с документами тут работали аккуратно, вся документация пребывала, если не в идеальном, то в вполне приличном состоянии. Впрочем, вряд ли стоит особенно зацикливаться на рейсе в этот Зубовск, даже если это был какой-то левый груз. Таких случаев в любой транспортной компании огромное количество. Может, шофер решил нелегально подработать. Тогда понятно, почему нет грузовой накладной. Скорей всего этот путь ведет в никуда, но на всякий случай не помешает выписать фамилию шофера и проверить кое-какие факты. Она переписала себе в блокнот: Усик Вадим Алексеевич, город Зубовск.
  Марианна еще часа два корпела над документами, но ничего достойного ее внимания не обнаружила. Почему Сакуров уверен, что в компании не все в порядке с документами, судя по тому, что она изучила, учет налажен вполне профессионально. Все, что она накопала, один непонятный путевой лист.
  Марианна отложила принесенную Будановой документацию и занялась другими делами. Но мысли постоянно возвращались к этому непонятному путевому листу. А дело было все в том, что если другие путевые листы были подписаны незнакомой ей подписью, то на этом она узнала росчерк своего брата. И это обстоятельство не давало ей покоя ни на минуту.
  Марианна пришла домой. Она готовила нехитрый ужин, а думала совсем о другом: почему он подписал тот путевой лист? Служебные обязанности Арсена не возлагали на него подобных обязанностей. Есть начальник гаража, руководитель производственного отдела, наконец. Причем тут ее брат?
  Марианна быстро поужинала. Немного поразмышляв, принялась за поиски. Чего надеялась найти, она представляла крайне смутно. Но если существует загадка, должна существовать и разгадка. А она в такой ситуации, когда ей необходимо знать как можно больше о всех делах компании. И в первую очередь о том, чем занимался ее родной брат.
  Марианна разбирала бумаги Арсена. Но пока ничего достойного внимания не обнаруживалось. И все же ее усилия оказались вознаграждены, в одной из папок она нашла целую кипу путевых листов, выписанные на фамилию Усика и подписанные братом. Взволнованная, Марианна села за стол и стала внимательно изучать находку. Судя по датам, регулярные поездки в Зубовск происходили на протяжении целого года. Странно, почему брат хранил эти документы у себя дома. Да еще в потайном месте. Значит, он не хотел, чтобы кто-то познакомился с ними. От кого у него могли быть тайны? От Сакурова? Скорей всего он ничего не знает об этих поездках. Если ее предположение верно, то получается, что Арсен занимался какой-то тайной деятельностью, о которой мало кто знал. По крайней мере, в компании.
  Почему-то Марианна почувствовала, что обнаружение потайных путевых листов огорчает ее. Не исключено, что ей предстоит столкнуться с более запутанным делом, чем она предполагала вначале. Она посмотрела на часы, они показывали уже одиннадцать. Пора спать, завтра рано вставать. Тем более день обещает быть загруженным до передела. К тому же ей во что бы то ни стало нужно найти этого Усика и поговорить с ним. Он должен многое знать.
  
  8.
  Марианна уже хотела уходить домой, как неожиданно раздался звонок внутренней связи. Это удивило ее, так как она полагала, что все уже покинули офис. Еще больше она удивилась оттого, что в трубке раздался голос Сакурова. Причем, звучал он немного смущенно. И это был повод для еще одного удивления.
  - Марианна Романовна, хорошо, что вы еще не ушли. Если вы никуда не торопитесь, можете зайти ко мне? Но, только если у вас действительно нет срочных дел.
  - Срочных дел у меня нет, - заверила Марианна. - Поэтому буду через пять минут.
  Пять минут она затратила на то, чтобы поправить макияж. Несколько мгновений она внимательно смотрела на себя, оценивая полученный результат. Оставшись вполне довольной собой, направилась к Сакурову.
  Там ее ждало очередное удивление. На столе стояла бутылка коньяка, по соседству с ней две чашечки кофе, тарелка с бутербродами с сыром и колбасой. Довершал этот натюрморт ваза, доверху наполненная фруктами.
  - Заходите, - приветливо пригласил ее Сакуров. - Я решил, что после рабочего дня не имею морального права говорить с вами о деле без хорошего угощения. К тому же вы можете быть голодны.
  Марианна почувствовал благодарность к Сакурову, перед его звонком она, в самом деле, мечтала о хорошем ужине. Тем более обед из-за нехватки времени был скомкан до чая с пирожным.
  - С удовольствием воспользуюсь вашим любезным приглашением, - ответила Марианна.
  Они сели напротив друг друга.
  - Не возражаете? - поинтересовался Сакуров, беря бутылку коньяка.
  - Если совсем чуть-чуть.
  - Как прикажите. - Сакуров разлил коньяк. Ей едва на донышке, себе - полную рюмку.
  По крайней мере, споить ее он, кажется, не собирается, отметила Марианна.
  - Вы часто остаетесь после работы? - поинтересовалась Марианна.
  - Увы, приходится. Дела идут не настолько хорошо, как хотелось бы. Скажу честно, с вашим появлением я надеюсь, что они пойдут лучше. Я ознакомился с вашим финансовым отчетом. Больше спасибо за него, это работа настоящего профессионала.
  - Но в нем я указала на ряд серьезных просчетов в планировании финансовой деятельности.
  - Ничего удивительного, я хороший организатор. А вот в финансовых вопросах профан. Никогда не учился этому, никогда этим серьезно не занимался. Именно по этой причине я так обрадовался вашему появлению.
  - Финансы - это действительно целая наука. - Незаметно для себя Марианна уже доедала третий бутерброд.
  - В том-то и дело. Может быть, еще по одной? - предложил Сакуров.
  - Мне чуть-чуть.
  Сакуров улыбнулся и с точностью повторил свои манипуляции с бутылкой. Марианне налил всего несколько капель, себе - снова до краев. Уж не тайный ли он алкоголик? - невольно мелькнула у молодой женщины мысль. Хотя не похоже.
  - Хочу выпить за ваши успехи, Марианна Романовна, - провозгласил тост Сакуров. - Я хорошо понимаю, что наша кампания для вас - это шаг назад. Но пусть и он будет для вас удачным.
  - Спасибо за пожелание, но я так не считаю, - возразила Марианна.
  - Считаете, - убежденно проговорил Сакуров. - Но я несказанно рад тому, что вы серьезно относитесь к своей работе.
  - Это мой профессиональный стиль.
  - Хотите, еще по стопке? Это самый лучший коньяк, который я знаю.
  - Коньяк отличный. - Марианна покривила душой. В коньяках она не разбиралась. И по ее мнению, этот напиток был не лучше, и не хуже других. - Но мне на сегодня достаточно. Лучше выпью кофе.
  - Кофе, так кофе. Здесь на Востоке делают прекрасный кофе. Я специально учился. И, кажется, не зря. Оцените, сам делал.
  Марианна сделала несколько глотков. В отличие от коньяков в кофе она разбиралась хорошо. Сакуров не обманул, кофе был отличным.
  - Прекрасный кофе, - похвалила она.
  Ее слова явно обрадовали Сакурова.
  - Вам понравилось?
  - Полагаете, я стала бы обманывать в таком важном вопросе.
  Они одновременно засмеялись.
  - А вопрос действительно важный. У меня были случаи, когда клиент, выпив кофе, становился сговорчивей.
  - Боюсь, что я на такие уловки не поддаюсь.
  - И замечательно. Было бы печально, если бы моего финансового директора так легко было бы уговорить. Я бы хотел обсудить с вами крайне важный вопрос.
  - Вся внимание, Александр Николаевич.
  - Хотел бы, чтобы этот вопрос остался между нами.
  Марианна в миг насторожилась. Что ей хочет поведать убийца брата?
  - Собственно суть дела достаточно просто. У компании есть некоторые средства, которые не заняты на данный момент в обороте. Не такие уж и большие, к каким вы привыкли, но все же. Я бы хотел разместить их в надежном месте. Чтобы с одной стороны сохранить, а с другой - приумножить. На много не рассчитываю, но навар желал бы получить. Вот я и решил попросить вас заняться этим делом. Убежден, что лучше вас у нас с ним никто не справится.
  Марианна вдруг ощутила, как возникла внутри нее сильная и горячая волна. Вот оно то, что так ей было нужно. Теперь он в ее руках. Но внешне она постаралась сохранять полное спокойствие.
  - Если вы готовы дать мне такое поручение, разумеется, я постараюсь выполнить его максимально хорошо.
  - А я в этом нисколько не сомневаюсь. От этого в немалой степени зависит будущее компании. Если вы согласны, тогда завтра мы с вами обсудим все технические детали. А теперь не смею больше задерживать.
  Марианна вышла из здания офиса и быстро направилась по улице. Неожиданно овладевшая ею в кабинете Сакурова эйфория потухла. И сейчас она испытывала не совсем понятные ей ощущения. Она поймала себя на том, что вовсе не испытывает восторга от того, что собирается обмануть доверие Сакурова. Чтобы справиться с этими чувствами, она вызвала в воображение образ брата. Этот человек виновен в его гибели. И потому она не должна испытывать никакой вины по отношению к нему. Ей сразу стало легче, тяжесть в груди растворилась. И она уже спокойно и уверено шла по улице.
  
  9.
  Сверкая натертыми до блеска боками, серебристый мерседес неторопливо катил по узеньким извилистым улицам горного селения. Чувствовалось, что сидящий за рулем мужчина, едет по этой дороге впервые. Глаза его скрывали темные очки, из-под которых он зорко всматривался в номера домов, попадающихся ему на встречу. Временами он бросал взгляд на схему поселка, лежащую на соседнем сиденье и сверял ее данные с тем, что открывалось его взору.
  Наконец, он уверенно притормозил перед большим двухэтажным домом, с покрытой красной черепицей крышей. Несколько минут мужчина оставался в машине и с интересом смотрел на особняк. От его цепкого взгляда не укрылось ничего. Дом был явно необитаем. С задвинутыми шторами, с террасой, засыпанной плотным ковром осенних листьев, которые давно никто не убирал, он выглядел угрюмо и одиноко.
  Совсем, как брошенный хозяином пес, усмехнулся мужчина и решительно вышел из машины. Твердым размашистым шагом он направился к соседнему дому и громко постучал в ворота. За оградой тут же громким лаем зашлась собака. Огромная овчарка, бегающая по всему участку без привязи, подбежала к воротам и, злобно рыча и лая, начала истерично бесноваться за забором. Овчарка билась могучим телом о калитку, просовывала морду в свободный проем между землей и забором и, пыталась дотянуться до незнакомца. Мужчина еще раз стукнул кулаком в калитку и на всякий случай отступил подальше от ограды. Наконец, к своему облегчению, он уловил какое-то движение по ту сторону забора. Послышались громкий стук распахнувшейся двери дома, торопливые шаги за забором и крик хозяйки. Женщина за оградой прикрикнула зычным голосом на псину, которая в то же мгновение затихла, как будто ее и не было.
  Калитка приоткрылась, в образовавшийся узенький проем, просунулась женская голова и с удивлением уставилась на непрошенного гостя.
  - Вам кого? - спросила женщина, настороженно вглядываясь в лицо незнакомца из-под приставленной ко лбу натруженной ладони. В лицо ей било ласковое солнце, безжалостно обнажая глубокие морщины на обветренном, потемневшим от работы на воздухе лице и тонкие серебристые пряди в когда-то черных, как смоль волосах.
  - Вас, - мужчина снял очки и обезоруживающе улыбнулся.
  -Я вас не знаю. Вы не из нашего поселка, - женщина подозрительно смотрела на него из-под руки.
  - Верно, - мужчина снова широко улыбнулся. - Но я очень хочу поселиться в вашем замечательном месте. Здесь такая природа! А воздух, можно пить, как вино и запросто опьянеть.
  - Что правда, то правда, - женщина первый раз слегка улыбнулась и, осмелев, шагнула из-за калитки на улицу.
  - Вы не знаете, здесь никто не продает дом? - спросил мужчина.
  - Не знаю, - качнула головой женщина. - У нас никто никогда не продавал дома. Все жители нашего поселка рождались тут и умирали здесь же. Хотя, нынче появилась новая мода - молодежь стала подаваться в города, но в домах остаются старики. Поэтому вряд ли вам удастся купить дом в наших местах.
  - А дом ваших соседей? В нем как будто никто не живет?- мужчина кивнул в сторону дома с красной черепицей.
  - Ах, этот,- глаза женщины приняли страдальческое выражение. - В этом доме жили славные люди. Когда-то давно я знала жену хозяина этого дома, но она умерла совсем молодой. Оставила на руках своего убитого горем мужа, двоих малюток...
  - А теперь эти малютки, наверное, уже давно нянчат своих малюток, - понимающе улыбнулся мужчина. - Ну, что ж, значит, в этом доме теперь обитает большая семья и мне, похоже, и правда не удастся купить дом в вашем селении.
  - Не знаю..., - неуверенно произнесла женщина. - В этом доме и на самом деле сейчас никто не живет. Но у него есть хозяйка и она недавно приезжала. Вам бы с ней поговорить по поводу покупки дома. Может она его и продаст, кто знает, - махнула рукой женщина.
  - Но ведь она, наверное, не единственная хозяйка этого дома? - мужчина вопросительно уставился на свою собеседницу.
  - Бедная Мириам, - женщина с сокрушением покачала головой. - Совсем еще девочка, а такое на нее свалилось горе, сначала похоронила брата, потом отца. Отца то она еще живым успела повидать, он умер у нее на руках. А вот на похороны брата она не успела. Мы потом вместе ходили на его могилку. Как она убивалась, как плакала, бедная девочка... Такое горе, такое горе.
  На глаза женщины навернулись слезы.
  - Значит, Мириам теперь единственная хозяйка этого дома? - уточнил мужчина.
  - Получается, так. Вы бы разыскали ее. Может она и продаст вам дом, кто знает, - вздохнула женщина.
   - Хорошо, я так и сделаю и, возможно, скоро мы станем с вами соседями, - мужчина улыбнулся.
  Женщина неопределенно пожала плечами и замолчала.
   -Благодарю вас, за то, что уделили мне несколько минут. - Мужчина надел очки и быстрым шагом направился к машине.
   Когда в клубах пыли машина скрылась за поворотом, женщина, как загипнотизированная, все еще продолжала стоять и смотреть на густое облако, медленно оседающую на дорогу.
  
  10.
  - Шеф, это я! Только что приехал и сразу звоню! - захлебывалась трубка грубым мужским басом.
  - Да, уж слышу, что это ты, а не Александр Македонский. Давай, докладывай по делу, не тяни резину.
  - Так я и докладываю. А дело вырисовывается такое, что мамзель ваша, актрисулечка еще та. Сара Бернар, блин! Возомнила! Только играть ей не на столичной сцене, а на подмостках любительских театров, - трубка разразилась громким хохотом.
  - Ну и..., - угрожающе зашипела в ответ другая трубка.
  Смеющийся сразу осекся, и в голосе его послышались серьезные интонации.
  - Докладываю. Выяснил совершенно точно. Девчонка знает, где сейчас пребывает ее братец. Хотя я думаю, что не до конца. Она, небось полагает, что он сейчас в раю, вместе с херувимами хороводы водит. Ей и в голову не приходит, что ее разлюбезный братец, скорее всего, сейчас раскаленные сковородки лижет, за то, что хотел разболтать о том, о чем ему не положено, - говорящий снова громко захохотал.
  - Сдается мне, что тебе пора ему на подмогу, - зловеще проговорил слушающий. - Сковородок там много, а народу там явно не хватает...
  - Шеф! Я все понял. Простите меня Христа ради, дурака. Докладываю по полной форме. Разговаривал я с их соседкой, и она мне все, как на духу выложила, что девчонка ехала на похороны братца, но не успела. Но могилу его навещала, цветы носила, плакала и все такое, как положено любящей сестре. Соседка сама ходила с ней и видела, как она убивалась.
  - Значит, все она знает...
  - Знает, родимая! Знает!
  - Ну, что ж, отдыхай пока. Возможно, ты мне опять скоро понадобишься...
  - Всегда рад стараться, для хорошего человека!
   Шеф швырнул трубку и буркнул себе под нос:
  - Как бы не так. Стараешься ты только за бабки, падла.
  
  
  Глава 2.
  1.
  На следующий день, едва придя на работу, Марианна направилась к кабинету Сакурова. Она не без колебаний приняла это решение, у нее не было уверенности в правильности своего поступка. А если он заподозрит, что ее интерес к маршрутам перевозок связан не только с желанием лучше вникнуть в деятельность компании, но и с другими намерениями? Если же он начнет ее в чем-то подозревать, то ее задача резко осложнится. Она и так осложнилась, учитывая вновь вскрывшиеся обстоятельства. Если быть честной сама с собой, то она уже не знает, что думать. Ее вчерашние находки по-другому проливают свет на то, чем занимался Арсен. И, если быть честной, ей это не очень нравится.
  Сакуров встретил ее своей широкой, и надо признать, обаятельной улыбкой. Он быстро пошел на встречу Марианне.
  - Доброе утро, Марианна Романовна, рад вас видеть в своем кабинете. - Он взял ее за руку, и ладонь молодой женщины утонула в его ладони. - Садитесь. Попросить кофе или чай?
  - Спасибо, но я недавно завтракала.
  - Завтрак одно, а чаепитие с начальником - это другое. Я бы сказал, это ритуал.
  - Ну, если того требует ритуал, не возражаю.
  - Вот и прекрасно. И вообще, начальнику никогда не надо возражать, - засмеялся Сакуров.
   Он на секунду вышел из кабинета и попросил секретаршу принести чаю. Затем сел рядом с Марианной. Слишком рядом, отметила она, его колени почти упирались в ее обтянутые ажурными колготками колени. Но она решила не придавать этому факту значение. У нее другие задачи. И такими вещами ее не смутить.
  Секретарша принесла на подносе две чашки чая. При этом бросила на пару красноречивый взгляд. Марианна не сомневалась, что и она отметила то, что они сидят близко друг к другу. Она не удивится, если этот факт уже через несколько минут, словно звуковая волна, распространится по всему офису.
  - Вы пришли по какому-то делу? - спросил Сакуров, когда секретарша вышла из кабинета.
  Марианна несколько мгновений поколебалась с ответом.
  - Не то чтобы с каким-то конкретным делом. Скорей хочу лучше понять ситуацию в компании. У меня возникло впечатление, что ее бизнес построен не совсем рационально.
  - Вот как! - В голосе Сакурова послышалась обида. - В свое время я много внимания уделял этому вопросу. Но что вы имеете в виду?
  - Я проанализировала маршруты перевозок грузов. Мне показалось, что мы их возим слишком на большие расстояния. Это ведет к значительным дополнительным издержкам.
  Сакуров с некоторым удивлением взглянул на нее.
  - Я вами восхищаюсь. Вы работаете уже пару дней, а нащупали нашу ахиллесову пяту. Я и сам задумывался над этой проблемой. Для нас было бы целесообразней возить груз на более короткие дистанции. Но мы зависим от заказчиков. Наша компания достаточно молодая. И более выгодные партнеры достались конкурентам. Но мы работаем над этим. И я надеюсь на вашу помощь.
  - Я вполне понимаю ситуацию. Но даже при нынешнем положении мне кажется, что можно построить перевозки по более целесообразной схеме. Например, чтобы водители не делали крюки в 200 километров.
  - Крюки в 200 километров? - удивился Сакуров. - Но мы стараемся любую поездку сделать как можно более короткой. Более того, иногда даже отказываемся от некоторых заказов, если приходится делать слишком большую петлю.
  - Да? - сделала удивленное лицо Марианна. - А мне показалось совсем обратное. Например, перевозки в Зубовск.
  - В Зубовск? - в свою очередь удивился Сакуров. - Насколько мне память не изменяет, а она мне точно не изменяет, мы никогда туда не ездили.
  Говорит ли он правду или лжет? Марианна посмотрела на Сакурова, его лицо искреннее выражало недоумение.
  - Наверное, я что-то перепутала.
  Сакуров пристально посмотрел на молодую женщину.
  - Мне кажется, вы из тех людей, которые никогда ничего не путают.
  Марианна кожей ощутила, что разговор принимает несколько нежелательный оборот. Еще немного и он начнет ее подозревать в двурушничестве. А может, уже подозревает.
  - Таких не бывает.
  - Как знать. Расскажите мне о Зубовске. Откуда вы узнали, что туда ездили наши водители?
  Марианна поняла, что не отвертеться. Но и всю правду говорить она тоже не собирается.
  - Я обнаружила путевой лист с указанием места назначения этого города.
  - Странно, - задумчиво проговорил Сакуров. - И часто ли туда наведывались наши машины?
  - У меня всего один документ.
  - А фамилию водителя случайно не запомнили?
  Марианна сделала вид, что пытается вспомнить.
  - У него такая странная фамилия. Что-то связано с лицом.
  - Усик?
  - Усик, - подтвердила Марианна.
  - Некоторое время назад он с опозданием вернулся из одной поездки. Даже был за это наказан, лишился премии. Не туда ли он ездил? Спасибо, Марианна Романовна, за информацию, я обязательно все проверю.
  "Я - тоже", - мысленно ответила Марианна.
  Она встала.
  - Спасибо за чай.
  - Всегда приходите попить чайку. Буду рад, - засмеялся Сакуров.
  - Думаю, мы с вами еще разопьем много чашечек чая, - ответила она, направляясь к выходу из кабинета.
  
  2.
  В субботу Марианна проснулась поздно. Она долго лежала в постели, глядя в оконный проем своей спальни, бездумно наблюдая, как полощутся на осеннем ветру ветви деревьев, освобождаясь от последних листьев. Вставать не хотелось, думать тоже. Марианна просто лежала и наслаждалась тем редким и особенным состоянием души, когда тупая бесцельность заполняет сознание полностью, захватывает его в тиски и погружает в колыбель сонного оцепенения. Весь внешний мир со своими назойливыми и неразрешенными проблемами отступает при этом куда-то в тень, становится далеким и нереальным. Марианна изо всех сил старалась отодвинуть этот мир подальше от себя хотя бы на короткий промежуток времени утреннего пробуждения, но на этот раз он не дал ей такой возможности.
  Где-то в глубине спальни тренькнул телефон. По звуку сигнала Марианна поняла: пришла sms-ка. Она еще немного полежала, не торопясь вставать, но телефон призывно и настойчиво продолжал подавать сигналы о поступившем сообщении.
  Вздохнув, Марианна сползла с кровати. В сумке она отыскала мобильник, посмотрела на экран и вздрогнула от неожиданности. На нем высвечивался номер телефона Арсена.
  - Что за глупости! - Марианна тряхнула головой, прогоняя остатки сонного оцепенения, и прочитала сообщение.
  - Привет, сестренка! Я приеду не скоро. А ты доверяй человеку, который к тебе придет. Не скучай без меня. Арсен.
  Марианна тупо смотрела в экран, пытаясь сообразить, что бы это могло значить. Ясно было только одно, что это было сообщение не от Арсена. Мертвые не разговаривают с живыми. Во всяком случае, с помощью мобильника это точно. Тогда кто этот человек, приславший сообщение с мобильного Арсена? Как он у него оказался, и что он хочет от нее?
  Марианна побрела в ванну умываться и приводить себя в порядок. Пока она занималась утренним туалетом, а потом завтракала, из головы никак не шло это подозрительное сообщение и все вопросы, возникшие с ним. Промучившись и не придя ни к какому определенному выводу, Марианна решила ждать. То, что человек, о котором говорилось в сообщении, появится в ближайшее время, она нисколько не сомневалась.
  Чтобы отвлечься и перестать думать на эту тему, Марианна решила занять голову чтением. Взяла первый попавшийся в руки журнал и принялась его изучать с прилежностью школьницы, готовящейся к уроку. Радио и телевизор, она намеренно не включала, чтобы сразу услышать, если в дверь позвонят.
  Марианна ждала. Она вся извелась от напряженного ожидания и когда в дверь, наконец, позвонили, ей вдруг неожиданно стало страшно. На подгибающихся ногах она пошла открывать. Помедлила перед дверью и резко ее распахнула.
  На пороге стоял Сакуров. Он приветливо улыбнулся ей и попросил разрешения пройти в дом. Марианна ожидала увидеть кого угодно, но только не его. Хотя почему не его? Ведь именно он убил брата и взять его телефон. А также вполне мог вынюхать, что она его сестра, несмотря на то, что она приняла все необходимые меры предосторожности, чтобы не быть узнанной.
  - Вы выглядите немного обескураженной, - обронил Сакуров, - удобно устраиваясь в предложенное ему кресло.
  - Признаюсь, не ожидала увидеть вас в своем доме, - постаралась Марианна взять себя в руки и улыбнулась, как можно более непринужденно.
  - А почему бы мне и не навестить вас? Вы ведь чужой человек в нашем городе и вам не помешает дружеский визит коллеги по работе.
  - Я здесь не одна, а с отцом, - сдержанно ответила Марианна, бросив красноречивый взгляд в сторону второго этажа.
  - Разумеется, как любящая дочь, вы ухаживаете за больным отцом, но больные люди часто бывают невыносимы и изводят своих близких почище любого самого капризного ребенка, - с сочувствием посмотрел Сакуров на Марианну.
  - Мой отец не такой, - холодно обронила Марианна.
  - Извините. Я не хотел вас обидеть. Кстати, как здоровье вашего отца?
  - Ему стало лучше после моего приезда, но все равно мое присутствие еще долго будет необходимо ему. Так что мы с вами еще поработаем. И не один месяц.
  - Я очень на это рассчитываю, Марианна Романовна. Специалисты такого уровня, как вы, здесь большая редкость и вряд ли я найду вам достойную замену, если однажды ваш отец благополучно выздоровеет. - Сакуров грустно улыбнулся.
  - Из чего я делаю выводы, что вы желаете, чтоб мой отец подольше был прикован к постели, - желчно заметила Марианна.
   - Я желаю совсем другого, - Сакуров протестующее качнул головой, - чтобы ваш отец выздоровел, но вам совсем не захотелось бы покидать этот край ради столичной жизни. Если бы вы только знали, какие у нас здесь замечательные места! Какие вокруг озера! А какая в них рыба водится! Если вы согласитесь, я мог вы вам устроить как-нибудь экскурсию по местным окрестностям.
   Сакуров вопросительно посмотрел на Марианну.
  - C удовольствием приму ваше предложение. Только не сейчас. Мой отец еще слишком слаб, чтобы я могла оставить его на долгое время одного.
   - Понимаю, - улыбнулся Сакуров, - согласен ждать столько, сколько потребуется. Но ловлю вас на слове. Вы мне обещаете эту поездку. Так?
  -Обещаю, - Марианна кивнула головой.
  - Ну, вот и славно, - Сакуров рассмеялся. - Теперь вам от меня не отвертеться. Если вы даже забудете о своем обещании, то я вам напомню. А сейчас я, пожалуй, пойду. Извините за неожиданное вторжение.
   Сакуров встал и, попрощавшись, вышел. Когда он оказался на улице, то никак не мог отделаться от ощущения, что что-то в доме Марианны ему показалось не так. Только он никак не мог понять что. И только оказавшись в своей квартире, он понял, что его насторожило: в доме Марианны совсем не пахло лекарствами. Это невозможно, если там на самом деле проживает тяжело больной человек. И еще: он заметил пыль на лестнице, ведущей на второй этаж, где, как он понял, находилась комната ее отца. А это значит, что как минимум несколько дней она туда не поднималась. Значит, она ему лжет. Только вот в чем и зачем?
  
  
  3.
  Проводив Сакурова, Марианна задумалась, пытаясь понять истинную цель его визита. Если он тот человек, о котором ее предупреждал в sms-ке лже-Арсен, то он очень опасен, гораздо более опасен, чем она себе представляла. Ведь тогда ему известно, что она сестра Арсена, равно, как известно и то, что Арсен убит. Но она тщательно скрывала от Сакурова факт их родства. Тем не менее, похоже, что он в курсе ее дел. Значит, он ведет с ней свою игру. Претворяется, что верит ее словам. Пока... А что будет дальше? И зачем была эта sms-ка, если ему известно, что она знает, что Арсен мертв?
   Марианна не видела в этом поступке никакого логического смысла и совсем запуталась, пытаясь рационально объяснить происходящее. Но это ей никак не удавалось, из чего Марианна сделала вывод, что пока ей не станут известны многие звенья этой запутанной цепи, вряд ли удастся расставить все точки над "и".
  Размышления Марианны снова были прерваны. В дом снова кто-то настойчиво звонил. Воистину то был день посещений. Кто бы это мог быть? Вернулся Cакуров? Марианна посмотрела в экран видеонаблюдения. За дверью стоял Лабинов.
  Марианна оторопела. А этому, что от нее надо? А может, - ее осенила догадка, - может вовсе не Сакуров тот человек, о котором ее предупредили в sms, а Лабинов? Это становится уже интересно.
  Марианна решительно открыла дверь. Лабинов широко улыбался ей, в руках у него был букет белых роз.
  Марианна сделала удивленное лицо.
  - А Арсен еще не приехал, - сообщила она.
  - Это вам, - Лабинов протянул Марианне цветы, пропустив ее слова мимо ушей, и шагнул в дом почти как в свой собственный.
  Марианне ничего не оставалось, как последовать за ним. Она поставила цветы в вазу и бережно расправила тонкие стебли.
  - Откуда вы узнали, что белые розы мои любимые цветы?- спросила Марианна.
  - Я ведь дружил с вашим братом, и он рассказывал мне о вас. Мне известно о вас многое Марианна... Расуловна. Гораздо больше, чем вы можете себе представить.
  - Неужели? Вот так неожиданность, - Марианне стало немного не по себе от его слов. - Это несправедливо. Вы знаете обо мне многое, а я о вас ничего.
  - О, это поправимо, - Лабинов рассмеялся. - Открою вам о себе одну маленькую тайну. Я очень люблю кофе с ликером. Это вам в обмен на розы.
  - Принимается, - примиряющее отозвалась Марианна.- Кофе в моем доме найдется.
  - А я на всякий случай захватил с собой ликер, - Лабинов извлек из кармана пиджака маленькую плоскую бутылочку.
  - Я вижу, вы основательно подготовились к сегодняшнему визиту, - и мне ничего не остается, как пойти и сварить кофе, - поднялась встала Марианна с места.
  - С вашего разрешения, я пойду с вами, - Лабинов тоже поднялся, - не люблю пафосных гостиных. Мне кажется, что кофе пить лучше на кухне.
   Марианна не возражала. Она быстро сварила кофе и разлила дымящуюся ароматную жидкость по чашкам. Лабинов завершил приготовление напитка, добавив в каждую чашку по ложечке ликера.
  - Вкусно, - отхлебнув кофе, улыбнулась Марианна.- Теперь я посвящена в одну из ваших тайн. Но ведь у вас наверняка есть еще и другие.
  - Я готов раскрывать их перед вами одну за другой. Если вам это, конечно, интересно.
  - Нет, одну за другой не надо, - охладила его пыл Марианна. - Меня интересует только то, что вас связывает с Арсеном. К сожалению, мы последние годы редко виделись с ним, и я мало знаю о том, что происходило в его жизни в это время. Может быть, вы расскажите мне что-нибудь из этой серии? - бросила Марианна на Лабинова вопросительный взгляд.
   - Не думаю, что мой рассказ станет для вас познавательным. Наши пути разошлись после окончания института. А вот в институте мы были с Арсеном не разлей-вода. Я многое мог бы порассказать вам об этом периоде его жизни. Ведь однажды я даже спас его жизнь.
  - Что вы говорите!- удивленно воскликнула Марианна.- Я ничего не знаю об этой истории. Расскажите!
  -С удовольствием. - Лабинов поудобнее устроился на стуле. - Будучи студентами, мы увлеклись с Арсеном альпинизмом. Даже записались в секцию альпинизма и прозанимались там два года.
   - Я знала об этом увлечении Арсена, - обронила Марианна, - он писал мне.
   - И оно чуть не стоило ему жизни.
  - А вот об этом Арсен мне никогда не рассказывал, - голос Марианны дрогнул.
  - И, тем не менее,- продолжал Лабинов, - это так. Зимой мы изучали теорию альпинизма, а летом ходили в горы. Это случилось в горах Тянь- Шаня, куда мы приехали на три недели в августе месяце. Никогда не забуду тот день. -Лабинов погрузился в себя и замолчал.
  - Рассказывайте, - взволнованно попросила Марианна.
  -Арсен безумно доверял любому канату, любой веревке. Ведь это была его страсть. Я напомнил ему, чтобы он проверил страховку перед восхождением, но он только махнул рукой. Мы шли с ним в одной связке - и вдруг случилось непоправимое: страховка Арсена лопнула, и он повис над бездной. Я чувствовал, как тяжесть его тела увлекает меня за собой. На секунду мне показалось, что все кончено для нас обоих. Но это была только одна секунда малодушия. Я справился. Моя страховка не подвела. Она спасла нас обоих. С тех пор Арсен считал этот день днем своего рождения. И даже ставил его в анкетах. Я сам видел.
  Лабинов замолчал.
  - Странно, что Арсен ни разу мне об этом так и не рассказал, - проговорила потрясенная Марианна. - А когда это случилось, не помните?
   - Помню. Восемнадцатого августа, - ответил Лабинов.
  - Восемнадцатого августа, - как загипнотизированная повторила Марианна.
  
  4.
  Сакуров вошел в свою холостяцкую квартиру, зажег свет, прошел на кухню. Поставил чайник. Открыл холодильник и невольно вздохнул; он два дня не покупал продуктов. А потому их, во-первых, осталось мало, а во-вторых, они уже покрылись плесенью. Придется снова есть яичницу. Конечно, можно пойти в ресторан, но сидеть там в одиночестве и наблюдать за счастливыми парами хотелось не больше, чем кушать почерневшую ветчину. Он подумал о том, что с тех пор, как два года назад развелся с женой, он так и не сумел наладить свой быт. Конечно, бизнес отнимает у него уйму времени, но он отдает себе отчет, что есть и другая причина; ему скучно и неинтересно этим заниматься. Сначала он хотел найти женщину, которая бы заменила ему бывшую супругу, но ни одна из кандидаток на эту почетную роль, его не устроила. И не то, что они были плохие или некрасивые, но в них не хватало самого главного. Что это за главное, он бы затруднился выразить словами, но он чувствовал, что эти женщины не предназначены для него, ему нужна совсем другая спутница жизни. Такая, которой он бы мог увлечься до беспамятства, которая разделила бы с ним все тяготы не простого его пребывания на земле.
  Его мысли сами собой от общих размышлений о женщинах перетекли к Марианне. Что-то в ней есть непонятное для него, какая-то важная черта ее характера ускальзывает от его внимания. Он не может отделаться от ощущения, что общается с одним человеком, а на самом деле он совсем другой. Приехать из Москвы с такой должности в эту дыру - так просто такие вещи не происходят. Разумеется, болезнь отца важная причина для любящей дочери. Вот только верна ли эта версия? Если больной человек лежит на втором этаже, а ступеньки лестницы, ведущей наверх, покрыты пылью, что означает, как минимум день туда никто не поднимался, если во всем доме нет даже слабенького запаха лекарств, то это объяснение невольно вызывает сомнения. Но если тут что-то не так, тогда, почему она приехала в этот город, устроилась в его компанию? Если она преследует какую-то цель, но тогда какую?
  Сакуров окончательно забыл про свою дежурную яичницу. Им вдруг овладело волнение. Не слишком ли много в последнее время вокруг него происходит странных событий? И нет ли незримой связи между ними? Он должен быть на чеку, если все это не случайно, то необходимо выяснить мотивы поступков этой женщины. Даже если он все выдумывает, то будет совсем не лишним проверить подозрения. Если они не подтвердятся, он будет только рад. Сакуров достал из кармана мобильный телефон, нашел нужный номер и стал звонить.
  Бедняков сидел напротив Сакурова и с удовольствием курил сигару. Несмотря на свою фамилию, он был далеко не бедным, о чем хотя бы свидетельствовала толстенная золотая цепь на его запястье и высокие гонорары, которые он брал за свои услуги. Некоторое время назад Сакуров уже прибегал к ним, и обошлись они ему недешево. Но работа была проведена качественно, и это примирило его с необходимостью выплачивать большое вознаграждение.
  Несколько лет тому назад Бедняков занимал довольно высокий пост в местном управлении внутренних дел. Но любовь к деньгам оказалась сильней, чем служебный долг. За допущенные злоупотребления он был выставлен со службы, но долго не переживал и быстро переквалифицировался в частного детектива. И, насколько мог судить Сакуров, дела на новом поприще шли у него вполне успешно.
  Бедняков докурил свою сигару и взамен нее взял со стола рюмку коньяка и с удовольствием перелил его из нее в себя.
  - И что вас смущает в этой даме? - поинтересовался частный детектив.
  - Согласитесь, что ее переезд сюда выглядит немного странно. Даже если болеет отец, можно найти решения проблемы иным способом.
  - Предположим, он не транспортабелен.
  - Предположим. Но почему пыль на лестнице лежит так, как будто на нее давно не ступала нога человека.
  - Вы уверенны, что больной лежит на втором этаже?
  - Так она сказала.
  - В самом деле, это вызывает подозрение. Хотя и этому обстоятельству можно найти объяснения.
  - Наверное, можно. Но я никак не могу отделаться от чувства, что во всех ее поступках и словах присутствует второе дно.
  - Разыгралось воображение. К тому же я так понял, женщина она красивая.
  - Более чем. - Пристальный взгляд Беднякова невольно заставил Сакурова на мгновение опустить глаза. Но и этого мига было достаточно, чтобы частный детектив сделал кое-какие выводы.
  - Может, дело все именно в этом.
  Сакуров встал и прошел по комнате.
  - Вот что, Михаил Вячеславович, вы меня знаете, я человек не мнительный. И сам не плохо разбираюсь в людях. Иначе давно бы мой бизнес погорел. И если я говорю, что эта дама мне не совсем понятна, значит, так оно и есть. А я не могу рисковать. Я хочу, чтобы вы выяснили о ней как можно больше. Чем занимались в Москве, какие у нее там остались связи, что побудило приехать сюда. Чем больше я буду о ней знать, тем лучше, И тем больше будет ваш гонорар.
  - Когда вы хотите, чтобы я занялся этим делом?
  Сакуров на мгновение задумался.
  - Почему-то у меня есть ощущение, что в этой ситуации время может быть очень дорого. Начинайте с утра. - Он подошел к сейфу, отпер его и достал пачку денег. - Это вам на расходы.
  
  5.
  После работы Марианна направилась по адресу, где проживал Усик. Его дом располагался на самой окраине города. Марианна слышала, что это место пользовалось в городе плохой репутацией, говорили, что там бродят ватаги одичалой молодежи и по количеству преступлений район прочно удерживает первенство.
  Марианна постаралось сделать так, чтобы никто не заметил, куда она направляется. Некоторое время она плутала по узким улочкам, украдкой поглядывая по сторонам - нет ли за ней слежки. И лишь убедившись, что никто за ней не следит, тормознула первое же попавшее такси.
  Реакция таксиста на просьбу отвести ее в Давыдовку, оказалась несколько неожиданный. Пожилой усатый мужчина несколько мгновений смотрел на хорошо одетую молодую женщину.
  - Вы, в самом деле, хотите ехать в Давыдовку? - недоверчиво переспросил он.
  - Да, мне нужно туда, - подтвердила Марианна. - А что тут такого?
  - Такие женщины, как вы, обычно туда не ездят.
  - Почему?
  - Для таких там не безопасно.
  - Но мне нужно. Я быстро, туда и обратно.
  - Поехали. Только набросьте сотню.
  - С какой стати? - возмутился в Марианне финансист.
  - За риск. Там шину легко могут проколоть. А то и чего похуже.
  - Согласна, заплачу. Только побыстрей поехали.
  - Не беспокойтесь, домчимся быстро.
  В этом районе города Марианна еще не была. Он произвел на нее угнетающее впечатление. Вдоль асфальтированной еще в далекой древности дороги тянулись деревянные хибары. Многие из них покосились или были скособочены. От всего этого пейзажа тянуло ужасной бедностью и запустением. Было понятно, что обитатели района были целиком и полностью предоставлены сами себе. Она и не предполагала, что в наше время существуют еще поселения, где время остановилось в лучшем случае лет пятьдесят назад.
  Машина затормозила возле типичного для этого района дома. Его охранял старый покосившийся забор. Марианна расплатилась и попросила таксиста ее подождать. Таксисту просьба не понравилась. Пришлось пообещать еще одну дополнительную купюру.
  Возле калитки звонка не было. Марианна стала стучать. Дверь дома с ужасным скрипом отворилась, и из него вышла средних лет женщина. Она с изумлением уставилась на непрошенную гостью.
  - Вам кого? - спросила она.
  - Могу я видеть Усика Вадима Алексеевича?
  - Вадима? Но его нет. Он только завтра приедет из рейса. А зачем он вам? - Теперь женщина смотрела на Марианну с подозрением.
  - А вы его жена?
  - Жена, - вдруг недоброжелательным тоном подтвердила женщина.
  - А как вас зовут?
  - Вера.
   - А по отчеству.
  - Степановна.
  - Я вам сейчас объясню. Только не беспокойтесь. Все с вашим мужем в порядке. Я вице-президент компании, где он работает.
  - Опять напился и попал в милицию. Вот мерзавец! - с ненавистью выкрикнула жена Усика.
  - Успокойтесь, с ним все в порядке. Никуда он не попал. - Могу я пройти в дом?
  - У нас там не очень.
  - Не беспокойтесь. - Марианне вдруг почему-то захотелось посмотреть, как живет шофер.
  Женщина без большой радости провела ее в дом. Внутреннее его убранство полностью соответствовало внешнему. Мебель была старая и разбитая, как после землетрясения или бомбежки. За столом ужинали два мальчика и девочка.
  - Вот так мы живем, - с нескрываемой злостью произнесла Вера Степановна. - Если бы он не пил, может, и вырвались из этого гетто. В последний год он получает неплохо. Да что толку, если мужик все в магазин несет. - Она вдруг с надеждой посмотрела на гостью. - Может, вы воздействуете на него?
  - Я? - растерялась Марианна. Такого поворота событий она не ожидала. - Но как?
  - Если бы я знала как? Детишек жалко, - кивнула она на свою ватагу.
  Марианна тоже посмотрела на бедно одетых детей. И у нее вдруг сжалось сердце, ей вдруг стало их очень жалко.
  - Я подумаю, как вам помочь.
  - Подумайте. Мне вы сразу понравились. А что вы хотели узнать-то?
  Марианна вдруг решилась.
  - Меня интересует одна поездка. В Зубовск. Он вам не рассказывал?
   Жена Усика удивленно посмотрела на нее.
  - Я завсегда знаю, куда и что он везет. Про этот Зубовск никогда мне не говорил. Что-то не то? - тревожно посмотрела она на Марианну.
  - Не волнуйтесь, ничего особенного. Просто рабочий момент. - Марианна поняла, что допустила оплошность. Жена Усика все расскажет мужу. И если что-то тут не чисто, он начнет беспокоиться. - Вы говорите, он приедет завтра?
  - По графику, так должен завтра.
  - Думаю, если не возражаете, я завтра заеду к вам. - Марианна еще раз посмотрела на детей. - Как жаль, что она не прихватила никаких гостинцев. Ну, ничего, завтра она исправится. - До свидания.
  Марианна вернулась к таксисту. Он встретил ее с явным облегчением. Она села в машину и помчалась в город. И даже не обратила внимания, что на одной их тесных улочек стояла другая машина, водитель которой внимательным взглядом проводил их старенькие "Жигули".
  
  6.
  На табло монитора высветилась информация о рейсе. Самолет прибывал вовремя. Разумовский облегченно вздохнул. Ему казалось, что если произойдет задержка рейса хотя бы на несколько минут, он этого не вынесет. Ведь он так ждал этой встречи и уже перестал надеяться. Но вчера вечером в его квартире раздался телефонный звонок. Звонила Марианна. Она сообщила, что завтра будет в Москве и интересовалась: сможет ли он ее встретить. Что за вопрос! Ну, конечно же, он встретит ее. Даже, если бы случилось непредвиденное, и все силы земли попытались воспрепятствовать ему, он все равно прорвался бы, прополз, проскочил бы, но в нужный момент оказался бы в аэропорту и преподнес Марианне огромный букет алых роз.
   Разумовский покосился на цветы, лежащие рядом с ним на сиденье машины, и бережно дотронулся до тонких стеблей. Представил, как через каких-то полчаса он отдаст цветы даме своего сердца.
  Разумовский увидел ее сразу, как только она появилась среди толпы пассажиров, прибывших этим рейсом. Она нисколько не изменилась за прошедшее время, как будто бы они расстались только вчера. Все тот же лучистый взгляд огромных васильковых глаз, та же прическа. Хотя, нет, изменилась: стала еще красивей.
  Разумовский шагнул Марианне навстречу, подхватил ее на руки, крепко прижал к себе, потом осторожно поставил на землю и только после этого поцеловал. Он совсем забыл про букет, который до сих пор продолжал держать в руке.
  - Эти цветы для меня? - деликатно поинтересовалась Марианна.
  - Ой, извини, я так обрадовался тебе, что совсем забыл про букет, - Разумовский протянул цветы Марианне.
   - Красивые, - Марианна благодарно посмотрела на Разумовского и опустила лицо в алый шелк душистых роз.
  Разумовский дотронулся до ее руки.
   - Пойдем, ты, наверное, проголодалась с дороги. Я отвезу тебя в самый лучший ресторан.
  - Не могу, - Марианна виновато вздохнула, - у меня самолет через три часа.
  - Понятно, значит ты в Москве проездом, - упавшим голосом проговорил Разумовский, - а я надеялся, что ты возвращаешься.
  - Нет, - качнула головой Марианна, - я не возвращаюсь и здесь я не проездом. Я специально прилетела повидаться с тобой.
  - Шутишь!- Разумовский с сомнением посмотрел на Марианну, но лицо его просияло.
  - У меня к тебе серьезный разговор. Пойдем, сядем куда-нибудь, я тебе все расскажу, Марианна легонько потянула Разумовского за рукав.
  Они расположились в небольшом ресторанчике в здании аэропорта. Разумовский заказал себе борщ, салат, горячее и чай. Марианна ограничилась чашкой кофе с булочкой, сославшись на то, что в самолете их покормили. Когда принесли еду, Разумовский стал жадно поглощать содержимое своих тарелок. Он страшно проголодался, так как рано выехал, опасаясь пробок на дорогах. И еще от волнения у него всегда пробуждался зверский аппетит.
  Марианна сидела напротив Разумовского, пила кофе маленькими глоточками и с интересом наблюдала за своим бывшим любовником, за которого она едва не вышла замуж. Она отметила, что ничто не дрогнуло в ней при встрече с ним. Сейчас он казался ей чужим и далеким человеком. Как будто не было никогда между ними никакой близости. Глядя, как он низко наклоняется над столом, шумно и торопливо ест, Марианна не понимала, как еще недавно она с восторгом и обожанием могла смотреть на него, ловить каждое его слово и наслаждаться близостью с ним. Марианна приходила к выводу, что, наверное, она никогда не любила его. Просто принимала за любовь временную экзальтацию чувств, огромную симпатию или что-нибудь еще. Разлука расставила все на свои места и вернула ей отчетливое понимание того, что Разумовский вовсе не мужчина ее жизни. Определенно, ей нужен другой. А вот какой, она сейчас затруднялась сказать.
  Наконец, Разумовский насытился и тяжело откинулся на спинку стула. Теперь он готов был выслушать Марианну.
  - Олег, - начала она с самого главного, - меня интересует очень деликатная информация.
  - Я весь внимание, - сыто отозвался Разумовский.
  - Мне нужен банк, который вот-вот лопнет, - тихо проговорила Марианна.
  - Хочешь вложить деньги? - хохотнул Разумовский.
   - Возможно, - сдержанно ответила Марианна. - Так как? Есть такой?
  - Да сколько угодно, - Разумовский усмехнулся, - тебе их сколько надо? Один, два, три?
  - Ты меня не понял. Я имела в виду не банки-однодневки, специально созданные для всяких неблаговидных делишек. Меня интересует солидный банк, с многолетней безупречной репутацией, который в силу каких-то непостижимых обстоятельств скоро обанкротится.
   - Ты думаешь, банки кричат о своем шатком положении на каждом шагу?
  - Разумеется, нет. Но я знаю тебя. У тебя нюх на такие дела и не только. У тебя всегда есть такая информация. - Марианна выразительно посмотрела на Разумовского.
  - Ох, женщины, женщины, - притворно вздохнул Разумовский, - если бы не нужда, ты, верно, и не вспомнила бы обо мне и уж тем более не прилетела.
  - Олег, не надо!
  - Да, ладно. Я все понимаю. У тебя, наверное, давно другой мужчина.
  Марианна сделал протестующий жест рукой.
  - Ну, хорошо. Ради того, что связывало нас когда-то..., - Разумовский наклонился к Марианне и шепнул ей на ухо несколько слов.
  - Спасибо, - просияла Марианна, - я знала, что ты меня выручишь.
  - А как же иначе, ведь я думал назвать тебя своей женой и до сих пор не оставляю этой надежды.
  - Олег, я тебя умоляю...
  - Хорошо. Не будем об этом. Кстати, тобой тут недавно очень интересовались.
  - Интересовались? - оторопела Марианна. - Странно. И кто же это был?
   - Один очень интересный мужчина. Наверное, еще один покинутый тобой поклонник.
  - Чепуха, - рассердилась Марианна.
  - А может тебя разыскивает интерпол? - не унимался Разумовский.
  - Олег!
  - А если серьезно, - Разумовский в упор посмотрел на Марианну, - то сдается мне, кто-то наводит о тебе справки.
  - И что ты ему сказал обо мне?
  - Ничего. Почти ничего. Но учти, я думаю, он не только меня о тебе расспрашивал. Ты догадываешься, кто это мог быть?
  - Понятия не имею. Для меня это полная неожиданность. - Марианна задумалась, пытаясь вычислить этого незнакомца, но у нее ничего не получалось.
  - Не понравился мне этот тип. Ох, не понравился. - Разумовский достал сигареты, хотел закурить, но вспомнил, что Марианна этого не любит, спрятал пачку обратно в карман.- Да у него на лбу написано, что он нанятая ищейка. Я, конечно, не знаю, что там у тебя сейчас в жизни происходит, но я посоветовал бы тебе быть предельно осторожной.
  - Спасибо. Я постараюсь, - обреченно вздохнула Марианна.
  В это время объявили начало регистрации.
  - Мне пора, - засобиралась Марианна, - очень рада была повидать тебя.
  - Я тоже, - кисло улыбнулся Разумовский. - Прилетай еще. Если тебе опять понадобится узнать, какой банк в ближайшее время испустит дух, я всегда буду рад поделиться с тобой этой жизнеутверждающей информацией. А сейчас пошли, я провожу тебя на регистрацию. - Разумовский встал, за ним поднялась Марианна.
  Через два часа она уже крепко спала в кресле воздушного лайнера, уносящего ее прочь от Москвы. Во сне ее преследовал какой-то незнакомый мужчина. Он пытался ее догнать, а она убегала. А Разумовский смотрел на них, и все время кричал ей вслед: "Будь осторожна, Марианна! Будь осторожна!"
  
  7.
  Марианна вошла в кабинет Сакурова, как ей показалось, не очень вовремя. Он встретил ее рассеяно, не встал по обычной привычке, а лишь показал на стул. Она села.
  - Я выполнила ваше задание, - произнесла Марианна.
  - Какое задание? - недоуменно посмотрел на нее Сакуров.
  - Вы просили подумать, куда надежней всего поместить средства компании.
  Взгляд Сакурова приобрел привычное сосредоточение.
  - В самом деле, я и запамятовал. Это очень своевременно, мы понесли определенные потери. И нам крайне важно удачно разместить деньги. И что вы предлагаете?
  - Я проанализировала разные варианты, - словно забрасывая удочку, медленно проговорила Марианна.
  - Ну и... Не томите.
  - В нынешней ситуации я считаю, что целесообразно положить деньги в банк.
  - В банк? - удивился Сакуров. - Но там дают мало процентов. Я думал, вы предложите вложить капитал в ценные бумаги.
  - Это была моя первая мысль.
  - И почему она не стала главной? Рынок идет вверх, самое время вкладывать деньги в акции или облигации.
  - Именно поэтому я считаю это излишне рискованным. Поверьте, я разбираюсь в этих делах. Мы находимся в преддверии сильного падения рынка. Он скоро рухнет.
  - Вы так полагаете? - В голосе Сакурова послышалось сомнение.
  - Свое мнение я проверяла, советуясь со знакомым специалистом. Это одни из лучших знатоков вопроса. Они согласны с моими выводами, мы можем многое потерять. Причем, совсем скоро.
  Марианна заметила, как нахмурился Сакуров. Впрочем, почти сразу же его лицо приняло прежнее выражение.
  - Не могу спорить с профессионалами. Более того, всегда полагал, что им следует доверять. Что же вы конкретно предлагаете?
  - Я выбрала банк, он не самый большой, можно даже сказать не очень большой, зато очень надежный. Хотя об этом мало кто знает.
  - И в чем же его особая надежность? Если уж помещать деньги в банк, я бы предпочел один из самых больших.
  - Но там будут совсем маленькие процентики. В этом банке держит значительную часть своих поступлений крупная нефтяная компания. Она это не афиширует, чтобы меньше привлекать внимание к своим доходам и операциям, зато это делает банк очень ликвидным. Мы не прогадаем, если разместит там наши деньги. А проценты одни из лучших. - Марианна положила перед Сакуровым папку с документами.
  - Что это? - удивленно посмотрел он на нее.
  - Необходимые документы для принятия решения. Ведь последнее слово за вами. Я кое-что подготовила. Во-первых, баланс банка за прошедший год, перечень его предложений. А это отзывы о банке в прессе за последний месяц. А вот это особенно важно, было крайне трудно достать эту справку, но благодаря старым связям удалось.
  - И что за чудо-документ?
  - Отчет, вернее копия отчета о проверке банка инспекторами Центрального банка. Советую прочитать его с особенной тщательностью.
  - Непременно. А вы отлично поработали.
  - Я всего лишь добросовестно сделала свою работу.
  - Все бы так делали ее добросовестно. Я дам ответ вам завтра.
  - Буду ждать. До свидания.
  - До свидания, Марианна Романовна.
  Марианна вышла из кабинета с чувством победителя. Она была почти уверенна, что Сакуров примет то решение, к которому она его так тщательно подвела.
  
  8.
  В один из вечеров, особенно тягостных и тоскливых в дверь кто-то позвонил.
  - Кто бы это мог быть? - удивилась Марианна и пошла открывать дверь.
  На улице сеял мелкий осенний дождик, было темно и веяло сыростью. Откуда-то из глубины этой пугающей темноты, как актриса из-за кулис, выступила Зара, шагнула в дом и неловко остановилась у порога.
  - Ой, Зарочка! - обрадовалась Марианна. - Как хорошо, что ты пришла. Проходи в дом. Сейчас чай пить будем.
   Марианна легонько потянула Зару за руку, но та не тронулась с места и даже более того, Марианне показалось, что девушка сопротивляется ее радостному порыву. Внимательней приглядевшись к Заре, Марианна заметила, что она чем-то сильно озабочена. Тонкое лицо ее было напряжено, руки судорожно сжимали ручку огромного кейса из черной натуральной кожи. Только сейчас Марианна заметила этот предмет в ее руках.
   Зара судорожно сглотнула и молча протянула кейс Марианне. Марианна с недоумением смотрела на девушку и ничего не понимала.
  - Возьмите, это ваше, - наконец, разлепила губы Зара.
  - Мое? - изумилась Марианна.
  Зара кивнула головой и поставила кейс на пол.
  - Но, Зарочка, ты что-то путаешь. У меня никогда не было такого кейса и вообще это мужской кейс, а не женский.
  - Это вещь Арсена, - наконец пояснила Зара. - Он оставил его у меня в последнюю нашу встречу и попросил сохранить.
  - А что в нем, он тебе не сказал? - поинтересовалась Марианна.
  - Нет, он просто сказал, чтобы я его спрятала подальше, а он когда приедет - заберет.
  - Тогда почему ты его принесла мне, - продолжала недоумевать Марианна, - это же вещь Арсена.
  - Потому что ко мне он уже никогда не придет. - Зара отвернулась от Марианны и стала смотреть куда-то в сторону.
  Марианна обомлела: неужели она узнала правду?
  - Что произошло, Зарочка? - похолодев, спросила Марианна.
  - Я выхожу замуж, - Зара повернулась лицом к Марианне и посмотрела на нее в упор. Ее тонкое красивое лице исказила гримаса страдания.- Я не могу больше ждать. Арсен отсутствует уже несколько месяцев... а я... я..., - Зара зарыдала, - я беременна.
  Марианна остолбенела.
  - А кто отец ребенка? - неловко спросила она.
  Зара судорожно всхлипнула и, проигнорировав вопрос Марианны, выбежала за дверь. Марианна растерянно смотрела ей вслед. Через несколько минут сквозь звуки дождя, она уловила звук отъезжающей машины.
  Марианна закрыла дверь, затем перевела взгляд на кейс, подошла к нему и взяла его в руки. Кейс оказался тяжелым. Таким тяжелым, что ей трудно было держать его в руке. Оставалось загадкой, как хрупкая Зара дотащила такую тяжесть до ее дома. Затем Марианна вспомнила звук отъезжающей машины и догадалась. Очевидно, Зару привез ее будущий муж.
   Ну, что ж, это даже к лучшему, грустно подумала она. - Все равно Заре никогда не суждено было стать женой Арсена. Рано или поздно девушка обо всем узнала бы.
  Марианна взяла кейс и задумалась, что ей с ним делать. Для начала она решила, что неплохо было бы посмотреть, что у него внутри. Она попыталась открыть его, но кейс не поддавался. Только сейчас она заметила, что он был закрыт на кодовый замок, состоящий из трех цифр.
   Марианна решила действовать методом подбора. Она подумала, что раз Арсен закодировал замок, то вряд ли он записал комбинацию цифр на бумаге. Скорей всего держал код в голове. А раз так, то это должен быть не случайный набор цифр, а связанный с какой-то знаменательной датой или номером телефона, дома, квартиры.
  Марианна перебрала все возможные комбинации чисел, которыми мог воспользоваться Арсен, чтобы закодировать замок, но все было тщетно. Прошло два часа, а ее усилия все еще не принесли никакого результата. Марианна совсем отчаялась. Она было решила оставить эту бесполезную затею на другое время, как вдруг вспомнила визит Лабинова и его рассказ о трагическом происшествии в горах, которое чуть не повлекло за собой гибель Арсена. Дрожащими пальцами Марианна набрала дату того рокового дня. Один, восемь, восемь... Замок щелкнул и кейс открылся. Марианна откинула крышку кейса, заглянула внутрь и застыла потрясенная. Кейс до отказа был забит зелеными сто долларовыми купюрами. Кейс выпал из ее рук, и пачки с деньгами посыпались на пол.
   Марианна обхватила голову руками и медленно стала опускаться на ковер.
  
  9.
  Марианна сидела в своем кабинете и изучала отчетность компании за последний год. При этом ее разрывали на части два прямо противоположных чувства. Одно из них заставляло ее напряженно думать о том, как лучше и рациональней выстроить финансовые отношения в фирме и с внешним миром. А вот другое чувство направляло ее мысль совсем в другую сторону - как эффективней разорить компанию, да так, чтобы ее владелец никогда бы не смог ее воссоздать. А еще лучше лишился бы абсолютно всего, осталось бы разве только одежда на нем, да башмаки на ногах.
   Эта внутренняя борьба сильно мешала ей, вносила в ее душу диссонанс. Как профессионалу, ей хотелось сделать свою работу максимально эффективно. К тому же у нее уже появились определенные идеи на сей счет. Но одновременно она ни на минуту не забывала, ради чего она покинула столицу и очутилась здесь, на краю страны.
  Внезапно в дверь постучали. В кабинет с каким-то странным выражением лица вошла Буданова.
  - Добрый день, Марианна Романовна, - непривычно напряженным голосом поздоровалась она.
   - Здравствуйте, Галина Евгеньевна. У вас все в порядке?
  - У меня-то все в порядке, - продолжила изъясняться главный бухгалтер с той же странной интонацией. Она положила перед Марианна какую-то бумагу.
  - "Заявление на материальную помощь семьи Усика В.А. в связи с его смертью" - холодея от ужаса, прочитала Марианна.
   Она подняла голову и посмотрела на Буданову.
  - Что случилось?
  - Деталей не знаю, они известны пока только Александру Николаевичу. Знаю, что ночью при подъезде к городу этот Усик свалился в пропасть. И погиб.
  - Как погиб? - По-видимому, лицо Марианна так сильно изменилось, что Буданова рванулась к ней.
  - Марианна Романовна, что с вами? Вам плохо?
  Марианна действительно почувствовала, как на несколько секунд закружилась голова. Усилием воли она взяла себя в руки.
  - Здесь душно. Плюс это неожиданное сообщение. Что я должна сделать?
  - Подписать заявление.
  Марианна поставили подпись. В воображении возникла увиденная вчера картина; трое бедно одетых ребят сидят за столом и едят картошку. Она намеревалась сегодня поговорить с их отцом, а им принести гостинцы.
  - Возьмите, - протянула Марианна бумагу.
  Буданова пристально посмотрела на нее.
  - Все нормально? Вам не требуется помощь? Вы очень бледны.
  - Спасибо, Галина Евгеньевна, все нормально.
  Главный бухгалтер вышла, несколько минут Марианна сидела неподвижно. Затем вдруг вскочила с мести и почти бегом бросилась к дверям.
   Она быстрым шагом направлялась к кабинету Сакурова. Туда ее гнало какое-то безотчетное чувство. Она не могла сейчас взвешивать, насколько целесообразно с точки зрения ее интересов этот визит к нему, ей необходимо было узнать, что же случилось с шофером. Мысль о том, что между вчерашним посещением его жилища и сегодняшней его смертью существует некая незримая связь, безостановочно пульсировала в голове. Она должна убедиться, что это не более чем совпадение. Иначе покой долго не вернется в ее душу.
  То, что Сакуров пребывает не в самом лучшем настроении, Марианна определила, едва взглянула на него. Обычно гостившая на его лице улыбка даже не обозначилась при ее появлении.
  - У вас ко мне что-то срочное, Марианна Романовна? Если нет, заходите чуть попозже, - встретил он ее непривычными словами.
  - Я просто хотела узнать, - смущенная таким приемом, проговорила Марианна, - как все это случилось?
  - Что случилось? - хмуро спросил Сакуров.
  - Как погиб водитель? Когда?
  Несколько секунд Сакуров молчал, зато его пальцы отбивали на столе нервную дробь.
  - Судя по всему, погиб он рано утром. Можно сказать, почти ночью. В тридцати километрах от города. Дорога там делает крутой поворот, почему-то на этот раз он в него не вписался. Хотя этим путем он проезжал сотни раз. Машина упала в тридцатиметровую пропасть. Она разлетелась на части. Вот все, что на данный момент мне известно.
  - Какой ужас!
  Сакуров пристально посмотрел на молодую женщину.
  - Да уж, хорошего мало. Но почему вас так взволновала эта история. На вас лица нет. Разве вы знали Усика?
  Марианна попыталась взять себя в руки.
  - Откуда я могла его знать. Меня просто потрясла смерть человека.
  - Такая реакция делает вам честь. А сейчас извините, я намерен отправиться на место аварии.
  - Разумеется. Извините, что побеспокоила вас в такой тяжелый момент.
  Она поспешно вышла из кабинета. Рассказ Сакурова скорей лишь усилил у нее тревогу. Он так и не прояснил, существует хоть какая связь между ее посещением дома шофера и его гибелью? И пока она это не выяснит, она не сможет успокоиться.
  Сакуров сидел в своем кабинете и задумчиво смотрел на дверь, за которой только что скрылась Марианна. Только что состоявшийся разговор, как глубокая заноза, не выходил из головы. Почему она так была взволнованна, если никогда не была знакома с Усиком? Такое ощущение, что его рассказ не удовлетворил ее, она бы хотела знать о происшествии больше. Вот только зачем? Чем больше он общается с этой женщиной, тем больше появляется у него вопросов.
  
  
  10.
  Сакуров старался никому не показывать, но он был потрясен гибелью Усика. Это была первая смерть сотрудника его компании. Да не просто смерть, а трагическая гибель. Он знал хорошо всех своих шоферов, тем более их было не так уж и много. Усик был один из самых опытных, машину он мог водить, что называется с закрытыми глазами. Насколько помнил Сакуров, он сел за руль в шестнадцать лет и с тех пор не выпускал его из своих рук. От других шоферов Усик, пожалуй, отличался излишней замкнутостью, ни с кем из своих коллег, кажется, не дружил. Даже, насколько знал Сакуров, пил он в основном в одиночку и помногу. Но ни разу за рулем. И вообще, не нарушал правил движения, за все время работы на него не пришло ни одного представления. Дорогу, на которой разбился, Усик знал наизусть, а это ущелье проезжал сотни раз. И никогда ничего с ним не случалось. Ему, как и всем остальным водителям, было прекрасно известно, что в этом месте следует соблюдать предельную осторожность, ехать на минимальной скорости. И в этот раз он ее не превысил. По крайней мере, анализ следов от протекторов, согласно отчету автоинспекции, дает основании для вывода, что шофер соблюдал скоростной режим. И все-таки свалился в пропасть.
  Это происшествие не выходило из головы Сакурова. В нем заключалось нечто непонятное, что не вписывалось в повседневную логику событий. Но в какую-то логику эти события вписывались? Еще будучи на службе в десантных войсках он твердо усвоил истину: все события связаны между собой цепью, ни одно из них не случается само по себе, одно непременно вытекает из другого. Случайность - это видимая часть невидимого айсберга закономерности; но для того, чтобы не стать ее жертвой, этот скрытый поток необходимо обнаружить и обезвредить. Эта безукоризненная логика ни один раз помогала выходить невредимым из сложных и опасных ситуаций. Его не отпускает ощущение, что и сейчас он снова попадает в лабиринт каких-то странных¸ внешне никак не связанных событий. Что-то в последнее время с ним и вокруг его фирмы происходит много непонятного. Он это ощущает все сильней, но пока вынужден бродить по этому лабиринту событий почти в полной темноте.
  Сакуров сидел дома, не зажигая света. Так лучше думалось, внешние образы не мешали внутреннему сосредоточению. Подобным образом он поступал всегда, когда подступала потребность что-то тщательно обдумать, взвесить последствия своих действий. Но на этот раз даже такое проверенное средство не помогало; темно было не только в квартире, но и в его мыслях. Разгадка не появлялась, даже маленький лучик света никак не зажигался. И это раздражало его до такой степени, что ему все трудней было оставаться на месте. Любые неприятности, сложные моменты он переносил гораздо легче, находясь в движении. Но куда отправиться ему сейчас?
  Внезапно к нему пришло решение. Не раздумывая ни минуты, взял мощный фонарь, вышел из дома и сел в машину.
  Сакуров уже не меньше часа бродил по дну ущелья. Спуститься сюда и днем было не просто, а поздним вечером, почти ночью, даже освещая себе дорогу сильным фонарем, можно было смело приравнять к небольшому подвигу. Обломков машины было множество, он тщательно обследовал их, пытаясь найти в них загадку того, что случилось тут. Но пока никаких открытий так и не сделал.
  Он сел на камень и стал смотреть на звезды. Ночь была безоблачной, и они тяжелыми гроздями висели прямо над его головой. Казалось, что можно встать и сорвать их. И Сакуров внезапно остро ощутил свое одиночество. С тех пор, как он расстался с женой, с тех пор, как она увезла сына на другой конец страны он так и не нашел им замены. Связи с женщинами, в которые он вступал, лишь навевали иллюзии того, что он, наконец, повстречал близкого человека. Но всякий раз чувство подсказывало ему, что это не он, что поиск необходимо продолжить. Но как долго еще? Жизнь так скоротечна, уже скоро сорок. А это рубеж, отделяющий молодость от зрелости, за которой лежит снежная долина старости. А ведь казалось совсем недавно, буквально еще вчера он был совсем юн. Он так зримо помнит, как поступил в десантное училище, как познакомился с будущей супругой, как получил первые свои офицерские погоны, украшенные золотыми звездочками. Он был способен ими любоваться также бесконечно, как звездами, что висят сейчас над его головой. Но сколько бурных и разных событий прошло с тех пор, как быстро и незаметно пролетели эти года. И каков их результат, он сидит один одинешенек на дне горного ущелья, где разбился его шофер. Странно, что именно сейчас к нему пришли эти мысли, казалось бы в совсем не подходящий момент. Но он чувствует, что существует какая-то незримая связь событий между гибелью Усика и его одиночеством. Иначе он бы не стал думать об этом именно здесь.
  Внезапно наверху раздался рокот мотора. Обычно в такое позднее время суток по этой трассе старались не ездить; ночью тут особенно опасно. Он думал, что машина проедет мимо, но стрекотанье двигателя внезапно прервалось. Сакуров понял, что автомобиль остановился как раз в том месте, где упал Усик. Интересно, кто же это может быть? И не вызвано ли появление этой машины недавним происшествием?
  Если спуститься вниз в темноте было маленьким подвигом, то подняться наверх, было еще большим. Но не зря Сакуров в свое время прошел соответствующую подготовку, ему удалось это сделать довольно быстро. В нескольких десятках метров от себя он увидел машину, а рядом с ней человеческую фигуру. Причем, ему показалась, что она принадлежит женщине. Он осторожно подкрался к ней - и внезапно замер. Сакуров разглядел, что в ее руках находился большой букет. Она подошла к краю пропасти и положила его на землю. Женщина обернулась, и Сакуров к своему великому изумлению узнал своего вице-президента по финансам. Она тоже заметила своего руководителя и замерла от неожиданности.
  - Что вы тут делаете, Марианна Романовна? - не очень любезно спросил он.
  Марианна не сразу нашлась с ответом.
  - Я возложила цветы на место гибели.
  - Это я видел, но с чего это вдруг? Вы работаете у нас совсем недолго, с шоферами не общаетесь. Или вы были раньше знакомы с Усиком?
  - Нет, - тихо ответила Марианна.
  - В таком случае мне непонятно ваше поведение в этой печальной истории. Или вы столь чувствительны? Это делает вам честь, но что-то мне подсказывает, что вы все же не настолько сентиментальна.
  - Почему вы так думаете?
  - А я так не думаю, это интуиция.
  - Она может иногда ошибаться.
  - Вам не кажется, Марианна Романовна, все это немного странным.
  - Что именно?
  - Вы едете ночью за несколько десятков километров от дома, чтобы возложить цветы к месту гибели человека, о существовании которого до этого момента вы и не ведали. При этом рискуете жизнью, в такое время суток по этой дороге не каждый профессионал рискнет передвигаться. Или вы профессионал?
  - Нет.
  - Тогда возникает вопрос: зачем?
  - А вы не предполагаете, что это может быть просто порыв души?
  - Очень даже предполагаю. Только мой жизненный опыт однозначно свидетельствует: порыв души на пустом месте не возникает. Он должен быть подготовлен. Вот я и спрашиваю себя, а заодно и вас, на какой почве возник ваш порыв?
  Марианна молчала. Словесная атака Сакурова застала ее врасплох.
  - Не слышу ответа. Кажется, вы его не успели приготовить. Тогда кое-что скажу вам я, если не возражаете. - Сакуров сделал паузу, чтоб услышать ее голос.
  - Я вас слушаю, Александр Николаевич.
  - У меня к вам будет просьба, занимайтесь исключительно вашими прямыми обязанностями. И не лезьте в дела, которые к ним не имеют отношения. Только в этом случае у нас с вами будет мир и благодать. Знаете, я человек военный и привык, что каждый строго делает свое дело. И при этом младший по званию подчиняется старшему. Надеюсь, вам все понятно?
  В голосе Сакурова Марианне послышалась угроза. Или ей показалось?
  - Да, Александр Николаевич.
  - В таком случае предлагаю покинуть это скорбное место. Будет лучше, если поедем вместе друг за другом. Так безопасней.
  - Спасибо за заботу о мой безопасности, но я доберусь домой сама.
  - Как вам будет угодно. - Сакуров подошел к своему автомобилю и сел в него.
  Марианна выждала, когда окончательно стихнет звук мотора его машины, и только тогда тронулась в путь.
  
  
  Глава 3.
  
  1.
  Всю дорогу от ущелья до своего дома мысли Сакурова были заняты только одним человеком по имени Марианна. Он ничего не мог понять, ее поведение было столь же загадочным, как улыбка сфинкса. Что она делала на дороге в такое время, почему возложила цветы к месту гибели шофера? Какое ей до всего дело? Она же совсем недавно в этом городе, работала бы себе спокойно, никуда не лезла. А вместо этого, с опасностью для жизни разъезжает в темноте по опасной трасе, ежеминутно рискуя сломать себе шею.
  И все же он напрасно говорил с ней так грубо, как руководитель компании он должен проявлять выдержку в любой ситуации. К тому же не исключено, что ему все мерещится - в последнее время он стал чересчур подозрительным. Может, она, в самом деле, столь сентиментальная, что смерть водителя вывела ее из колеи. И все же это объяснение его никак не могло удовлетворить. Он поймал себя на том, что пытается оправдать своего вице-президента, снять с нее все подозрения. Если он в чем-то и почти уверен, так это в том, что она незаурядная женщина. Он всегда умел разглядеть нестандартность в человеке.
  Показались огни города. В этот ночной час на дорогах не было ни одной машины, включая милицейские. Сакуров, сильно превышая скорость, помчался к дому.Он припарковал машину возле подъезда, поднялся на лифте на свой этаж и застыл от неожиданности. Дверь в квартиру была слегка приоткрыта. Он точно помнил, что запер ее на ключ. Такие вещи по старой армейской привычке он всегда фиксирует в памяти. Выходит, кто-то влез в его жилище.
  Сакуров прислушался, но никаких звуков из квартиры до него не донеслось. Он осторожно дернул за ручку двери, она бесшумно отворилась. В прихожей было темно, из комнаты свет тоже не проникал. Сакуров вошел в квартиру, и ему показалось, что в комнате кто-то ходит. Он пожалел, что не захватил в поездку пистолет, он остался дома. Будет крайне досадно, если те, кто незвано пришли к нему в гости, похитят оружие. Сакуров вплотную подошел к двери, ведущей в комнату. Теперь шаги были слышны ясно. Он попытался определить количество непрошенных визитеров, но не смог. Остается уповать только на то, что их не так много.
  Сакуров ворвался в комнату и тут же заметил, как к нему метнулись две тени. Он мгновенно присел и, как оказалось, сделал это более чем своевременно, кулак одного из напавших просвистел прямо над его головой. В ту же секунду Сакуров выпрямился и ударил ему в лицо, вложив в удар всю свою немалую силу. Тот отлетел в сторону, Сакуров повернулся ко второму налетчику. Но на этот раз увернуться от удара не успел и почувствовал сильный ожег щеки. Это привело Сакурова в ярость, он пнул противника в живот. Тот упал, Сакуров занес было над ним свой ботинок, но внезапно на его спину прыгнул первый поверженный. Заученным долгими тренировками приемом Сакуров перебросил его через плечо. Но не удержался на ногах и упал вслед за ним. Чтобы снова оказаться на ногах, ему хватило несколько мгновений. Но их оказалось достаточно, чтобы ночные гости скрылись из квартиры. Сакуров бросился за ними, но полученная ими фора в несколько метров не позволила догнать их. Когда он выбежал из подъезда, молодчики уже садились в машину. А когда он добежал до нее, она резко сорвалась с места. Ему ничего не оставалось, как только отпрыгнуть в сторону, дабы не оказаться под колесами. Проводив глазами автомобиль, он вернулся домой. Включив свет, стал обследовать квартиру.
  Если это был грабеж, то очень странный, злоумышленники явно тщательно обыскали его жилище, но ничего не похитили. В одном из ящиков лежала приличная сумма денег, но она оказалась не тронутой. Сакуров устало опустился на стул, грустно озирая глазами устроенный в квартире бардак. Не оставалось сомнений, что эти двое залезли к нему не с целью банального воровства, они искали что-то конкретно. Вот только что? Это оставалось для него тайной. Еще одной в череде тайн.
  
  2.
  Утром Сакуров через секретаршу попросил Марианну зайти к нему. Марианна не удивилась. После вчерашней встречи с ним в ущелье, она ожидала продолжения их довольно-таки напряженного разговора.
   С замирающим сердцем, она переступила порог кабинета Сакурова и остановилась у дверей.
  Сакуров при виде Марианны встал и поспешно направился ей навстречу. Марианна с удивлением смотрела на него и ничего не понимала. Правый глаз Сакурова заплыл и отливал фиолетово-синим цветом, а на левой щеке ярко алела глубокая царапина.
  -Что с вами? - ахнула Марианна.
  - Подрался.
  - С кем? - Марианна, забыв про недавнюю неловкость, приблизилась к Сакурову и внимательно осмотрела его лицо.
  - Вчера в мою квартиру залезли грабители. Пришлось вежливо попросить их удалиться.
  - Грабители? - округлила глаза Марианна, - значит, их было несколько. А вы один против них? - Марианна с интересом смотрела на Сакурова.
  - Всего-то двое. Что для бывшего десантника ерунда. - Сакуров пренебрежительно махнул рукою.
  Марианна только покачала головой.
  - А по какому вопросу вы меня вызывали, Александр Николаевич?- спохватилась она.
  - Я сначала хотел сам к вам зайти, но потом подумал, что разгуливать по коридорам фирмы с таким лицом не очень хорошая идея. Что подумают обо мне сотрудники? А видеть я вас хотел, чтобы извиниться за вчерашнее.
  Марианна с удивлением посмотрела на него.
  -Я был излишне резок с вами, - продолжал Сакуров виноватым тоном, - и сейчас приношу вам свои извинения.
  При этих словах, Сакуров дотронулся до плеча Марианны и доверительно заглянул ей в глаза. Он стоял от нее так близко, что она почувствовала его дыхание на своем лице.
  В этот момент дверь кабинета распахнулась и на пороге появилась Буданова.
   Сакуров резко отдернул руку от плеча Марианны, как будто ошпарился, и отступил от нее на шаг назад. Но Буданова успела заметить и руку Сакурова, лежащую на плече Марианны, и его проникновенный взгляд, направленный в ее сторону.
   Глаза Будановой полыхнули яростью, что не осталось не замеченной Марианной. Кажется, между этими двумя, наверняка что-то есть, мелькнуло у нее в голове. Ей вдруг стало очень неловко. и она поспешила покинуть кабинет Сакурова.
  Буданова проводила ее уничтожающим взглядом и повернула возбужденное лицо в сторону Сакурова. При этом ноздри ее гневно раздувались, а грудь под низко декольтированным вырезом кофточки неровно вздымалась.
  - Что эта шлюшка делала в твоем кабинете, - сквозь зубы прошипела Буданова и посмотрела на Сакурова, как змея, готовая укусить его.
  - Галина, ты опять за свое, сколько раз я просил тебя, - Сакуров поморщился и устало опустился в кресло.
  - Ты раздевал ее взглядом! Я видела! Не успела она появиться здесь, а ты ее уже хочешь затащить в постель?- голос Будановой срывался почти на крик.
  - Чушь, - как мог, отбивался Сакуров. - Зачем она мне.
  - Чушь? Докажи!- требовала Буданова.
  - Я не знаю, как это можно доказывать. И вообще, прекрати свою бабскую истерику, - с раздражением бросил Сакуров. Взвинченность Будановой стала передаваться ему.
  - Отчего же, - голос Будановой вдруг сделался слаще меда, а глаза хищно блеснули, - Ты можешь мне это доказать, милый...прямо сейчас...
  Буданова двинулась в сторону Сакурова, соблазнительно покачивая бедрами и медленно расстегивая пуговицы на своей кофточке. Мгновение - и кофточка ласточкой полетела в Сакурова, через секунду по тому же маршруту последовали юбка, потом чулки. Буданова лихорадочно сдирала с себя одежду и беспорядочно разбрасывала ее по кабинету. Она надвигалась на Сакурова, как рок, как фатальная неизбежность. В голове у Cакурова мелькнула мысль: наверное, вот так же в глубинах океана зарождается тайфун и движется потом на землю, неся в себе разрушительную мощь такой силы, противостоять которой невозможно.
  Сакуров сжался в кресле. Он знал свою любовницу и понимал, что сейчас с ней лучше не спорить, не сопротивляться. Лучше подчиниться.
  Буданова видела его смятение и торжествовала, осознавая свою власть над ним. Куда он денется, злорадно мелькало в ее голове, пусть только пикнет, я такой шум подниму: мало не покажется. Ее раздирали злость и досада, что он смеет, кроме нее, смотреть еще и на других женщин. И ее настоящий демарш служил способом возмездия, актом удовлетворения своего уязвленного самолюбия.
  Буданова приблизилась к Сакурову вплотную и впилась ему в губы с яростным ожесточением. Так впивается кинжал в тело врага.
   А дверь-то она, кажется, не закрыла. Сакуров так и не успел додумать эту мысль до конца. Уже в следующее же мгновение его подхватила и унесла за собой волна так не кстати разбушевавшейся страсти его подруги. Об истинных причинах происходящего, он даже не догадывался.
  
  3.
  Когда за Будановой захлопнулась дверь, Сакуров с облегчением вздохнул.
  - Уф! - вытер он мокрое лицо платком. Кажется, обошлось на этот раз, и никто на его счастье так и не вошел в кабинет.
  Сакурова пронзила глубокая дрожь, едва он представил себе эту картину. Он быстро привел в порядок свою одежду и внимательно осмотрел кабинет. У ножки стола, на поверхности которого еще несколько минут назад кипели и бушевали страсти, он обнаружил презерватив. Краснея, как будто кто-то в этот момент мог видеть уличающую его улику, Сакуров быстро нагнулся, поднял резинку и, тщательно обернув ее бумагой, бросил в мусорный бачок, чтобы даже уборщица случайно не могла увидеть этот предмет. Затем, немного поразмыслив, Сакуров запустил руку в мусорный бачок, нащупал там завернутый в бумагу презерватив, и сунул его в карман пиджака. Так будет вернее, с облегчением вздохнул Сакуров. Теперь уж точно комар носа не подточит. Даже, если кто и захочет, то никак не сможет его уличить в чем-то эдаком. И тут же ясно представил, как выглядел он со стороны, заметающий следы преступления на рабочем месте, а затем роющийся в своей мусорной корзине.
  До чего он дошел, вернее, до чего довела его эта женщина. Сакуров брезгливо поморщился. Как могло случиться, что он сильный и волевой мужчина попал под влияние этой подозрительной и ревнующей его чуть ли не к каждому фонарному столбу особы?
  Сакуров вспомнил, как начиналась его связь с Будановой. Это случилось после его развода с женой. В то время он переживал не самые лучшие времена, чувствовал себя никому не нужным и одиноким. Ситуация усугублялась тем, что бывшая супруга не позволяла ему видеться с сыном. Сакуров страдал.
  Буданова, словно только этого и ждала. Она повела решительную атаку на своего начальника. Тогда Сакурову казалось, что ею двигают искренние чувства. На какой-то период времени эта связь окрылила его, вернула радость и потерянный вкус к жизни. Но, чем дольше продолжались их отношения, тем все четче и острее Сакуров ощущал, что Галина не его женщина. Постепенно он пришел к выводу, что ему нужна другая. Вот только какая? Вряд ли Сакуров однозначно мог ответить на этот вопрос. Но одно он знал определенно: его женщина совсем не похожа на его бывшую жену, влюбленную только в себя, еще раз в себя и никого больше, и уж тем более, не на Буданову. С Галиной он очень быстро почувствовал, что ее интерес к его персоне носит ярко выраженный социальный характер. Не будь он президентом фирмы, она бы его даже не заметила. Это сильно ранило самолюбие Сакурова, но когда он об этом догадался, было уже поздно. Буданова вцепилась в него мертвой хваткой и крепко держала его в своих цепких ручках. Отпускать его она совсем не собиралась и даже более того, надеялась сделаться госпожой Сакуровой, как она однажды в порыве откровенности проговорилась ему. Сакуров отделался тогда молчанием, но про себя твердо решил: этому не бывать никогда. Но пока рядом с ним не было той, ради прекрасных глаз которой он с легкостью бы покинул Буданову, он решил ее не прогонять.
   Сакуров почему-то вдруг вспомнил пронзительно синие, как васильковое поле, глаза Марианны, и в груди его гулко ухнуло сердце. Почему его так тревожат и смущают ее глаза? Может, потому что в них скрыта какая-то тайна пока недоступная ему?
  Сакуров задумался. Определенно: Марианна - женщина загадка, которую он намерен разгадать, пусть даже с помощью частного детектива вся подноготная Марианны однажды ляжет ему на стол и тогда ... Хотя, что будет тогда, Сакуров в данный момент представлял довольно смутно. Ему еще предстояло разобраться не только с Марианной: кто она и зачем явилась в этот город, но ему предстояло разобраться с собой. Почему эта женщина все чаще и чаще, вопреки его желанию, появляется в его мыслях? ...
  Резкий телефонный звонок прервал его размышления.
  - Слушаю вас, - Сакуров снял трубку и с явным облегчением погрузился в пучину неотложных дел, которые требовали его безотлагательного и немедленного присутствия.
  
  4.
   Едва Марианна вошла в дом, то сразу же плюхнулась на диван. Давно она не чувствовала себя такой изнеможденной. Такого количества непонятных событий, которые навалились на нее сразу, в ее жизни еще не было. Она уже не знает, ни что делать, ни что думать обо всем этом. В голове царит такой сумбур, какой, наверное, был только в момент появления этого мира. Да и то, скорей всегда тогда было больше порядка. Марианна продолжала неподвижно лежать с закрытыми глазами. Ей хотелось, чтобы ее сознание очистилось хотя бы на время от всех этих неприятных мыслей и воспоминаний. А вместо этого на экране воображения вдруг, в какой уже раз возник дом Усика, его жена, скудный ужин детей. Еще немного и эта картина станет по настоящему навязчивой.
   Марианна сделала над собой усилие и села на диване. Нужно взять себя в руки, нельзя позволять раскисать. Особенно в нынешней ситуации. Ее не оставляет ощущение, что вокруг нее закручивается какая-то страшная интрига. Один человек уже погиб. Конечно, у нее нет никаких доказательств, что его смерть как-то связана с ее визитом в дом Усика. Но она же не маленькая девочка, чтобы верить в такие совпадения. А эта sms-ка от имени Арсена. Не может же она думать, что он прислал ее с того света. Будь она в сто раз религиозней, то и в таком случае в это не поверила бы. Технологии еще не достигли такого уровня, когда можно слать оттуда послания. А раз так, значит, их шлет отсюда, кто-то живой. Ей нужно попытаться определить, кто же их автор? Не исключено, что от этого будет многие зависеть. Ведь она не знает, ничего о подлинных замыслах и намерениях этого человека. А они вряд ли имеют цель принести ей пользу. Не исключено, что все это каким-то образом связано с набитым деньгами кейсом, который притащила Зара. Если Арсен спрятал их у нее, значит, он чего-то или кого-то опасался. Не исключено, что хозяина этого клада.
  Марианна села к столу, достала блокнот. Надо попробовать все разложить по полочкам. Вот уж не думала, что когда-нибудь окажется в роли детектива. Даже в детстве не слишком жаловала криминальное чтиво. А тут приходится разыгрывать из себя сыщика на самом деле.
  Самое подозрительное в этой истории sms-ка от Арсена. Но она-то точно знает, что он лежит в могиле на деревенском кладбище. Отсюда на машине всего три часа езды в горы и можно положить цветы к его могильной плите. А, как бы ей ни хотелось, в возвращение мертвых с того света, она не верит. Тогда зачем она была отправлена? Либо кто-то не знал, что она сестра Арсена и хотел навести ее на ложный след, либо это было что-то вроде психической атаки с целью вывести ее из себя? Но кому и зачем это понадобилось? Эта подозрительная sms-ка указывала на определенного человека. И почти сразу же вслед за сообщением появились в ее доме Сакуров и Лабинов. Получается, что ей следует выбрать кого-то из их двоих. Оба проявляют к ней интерес. Лабинов утверждает, что был другом брата. Интерес Сакурова тоже понятен, он все же ее начальник. Вот только его визит к ней в дом, выглядит как-то странно. У них далеко не такие отношения, чтобы ходить друг другу в гости. Тем более, какой-то острой служебной необходимости в том посещении не было. Но если так, то получается, что sms-ка - его рук дело. Таким странным образом он хотел внушить доверие к себе. Но тогда выходит, ему известно, что она сестра Арсена. Вот только скорей всего он не знает, что она знает, что он убийца брата. А из этого вытекает, что причина убийства эти самые деньги, которые они по какой-то причине не поделили. Может быть, Арсен не хотел участвовать в каких-то незаконных операциях? И эти операции имеют отношение к Усику.
  Опять Усик. В груди снова сжало. Ей каким-то образом нужно освободиться от этой тяжести, которая давит ее. Никогда она не была причастна, пусть даже косвенно к смерти человека.
  Марианна задумалась. Усик погиб в Волчьем ущелье. Она знает это место, не раз проезжала по этой дороге. Там действительно очень крутой серпантин, одно неверное движение руля - и ты летишь вниз с высоты в тридцать метров. И никаких шансов остаться в живых. Идеальное место для того, чтобы подстроить катастрофу. Но одновременно, если шофер на мгновение потерял бдительность, а еще хуже - уснул за рулем, гибели ему не миновать.
  Что же там случилось на самом деле? И не знает ли об этом господин Сакуров?
  
  5.
  Марианна уже умылась, расчесала волосы перед сном и, как обычно заплела их в небольшую косичку, скрепив на конце резинкой, чтобы ночью они не путались и не лезли в лицо. Оставался последний штрих: потушить свет во всех комнатах, нырнуть под одеяло и заснуть крепким сном. Но планам ее не суждено было исполниться. Кто-то настойчиво жал на кнопку дверного звонка, требуя немедленного вторжения в ее дом. Встревоженная, Марианна накинула на плечи легкий халатик поверх ночнушки и пошла открывать.
  Это была Зара. Марианна удивилась. Она думала, что больше уже не увидит девушку, по крайней мере, в своем доме. Но Зара стояла перед ней, смотрела ей в лицо своими огромными глазищами и при этом выглядела очень недовольной.
  - Хочешь чаю? - предложила Марианна.
  - Нет, я на минуту, - Зара отрицательно мотнула головой. Иссиня-черные локоны ее упругих волос, как крылья взметнулись за спиной, мягко опустились на плечи и заструились по спине красивыми волнами.
   До чего же хороша, невольно подумала Марианна, залюбовавшись девушкой.
  - Я хотела бы вас попросить, - Зара в упор посмотрела на Марианну, - позвоните Арсену и скажите, чтобы он оставил меня в покое.
  Марианна оторопела.
  - Что ты хочешь этим сказать, Зара?
  - Он засыпал меня sms-ками, - Зара скривила губы и фыркнула, - а сам на связь не выходит. Он играет со мной в кошки- мышки. И мне это неприятно.
  - Опять sms-ки, - Марианна нахмурилась, - и что он тебе в них сообщает?
  - Что приедет, только пока не известно когда, что соскучился, что хочет меня видеть. Мой будущий муж прочитал эти сообщения, и ему они очень не понравились. Мы с ним даже поссорились из-за этого. - Зара нервно закусила губы.- Я не хочу, чтобы Арсен вмешивался в наши отношения. Поэтому я вас прошу, позвоните ему и скажите...
  -Но, Зара, а почему бы тебе самой не позвонить Арсену и высказать свои претензии. Это будет гораздо действенней.
  - Пробовала. Он не берет трубку.
  - Позвони еще.
  - Да я уже устала набирать его номер, - с досадой выпалила Зара. - Когда он у него определяется, то он просто не берет трубку. А если позвоните вы, он трубку возьмет.
  - Не знаю, - задумчиво протянула Марианна.- Хотя это легко проверить. С какого номера он тебе звонит, покажи.
  Зара сунула в сумочку руку и вытащила мобильник.
  -Сейчас. - Она защелкала кнопочками и протянула мобильник Марианне. Светящийся на табло номер Марианна быстро набрала со своего телефона и стала ждать. Никто не отвечал на ее звонок. Из трубки доносились только длинные протяжные гудки. Она повторила набор, но чуда не произошло. Никто не отозвался на ее звонок и на этот раз. Марианна протянула мобильник к уху Зары.
  - Ты слышишь?
  - Странно, - пожала плечами Зара, - почему он не отвечает на ваш звонок? Он ведь знает ваш номер.
  - Знает, - подтвердила Марианна.
  В это время тренькнул мобильный, который Зара все еще держала в руках. Она нажала на кнопку и впилась глазами в маленький светящийся экранчик. Прочитав сообщение, она молча протянула телефон Марианне.
  - Зара, будь умницей. Езжай домой и ложись спать. Спокойной ночи. Целую. Твой Арсен, - прочитала Марианна.
  - Что это?- Зара смотрела на Марианну испуганными глазами.
  Марианне тоже сделалось не по себе.
  - Я думаю, что тебе действительно надо ехать домой уже поздно. - Марианна была взволнованна, но старалась говорить как можно спокойней.
  - Хорошо. Я пошла. - Зара чуть ли не бегом выскочила за порог дома и скрылась в ночной темноте.
  Марианна тщательно заперла двери на все замки и медленно пошла в спальню. Таинственный некто подкинул ей новую задачку. Похоже, что он следит за ее домом. Но кто он? Лабинов, Cакуров или кто-то другой? И что он этим добивается?
  
  6.
  Буданова смотрела на стремительно приближающегося к ней мужчину и никак не могла сообразить, где она его видела. Да это же маэстро! - вдруг вспомнила она, как она могла забыть.
  -Сколько лет, сколько зим. - Маэстро широко улыбался Будановой и даже раскинул в стороны руки, словно намеревался заключить ее в объятия. Казалось, что он безумно обрадовался неожиданной их встрече. Но Буданова знала, что маэстро не тот человек, который впускает в свою жизнь случайности. Скорее всего, эта, так называемая, случайная встреча им же тщательно и спланирована. А раз так, значит, что-то ему от нее срочно потребовалось. Буданова натянуто улыбнулась и сделала вид, что она тоже страшно обрадовалась.
  -Чудесно выглядишь, - маэстро окинул Буданову оценивающим взглядом. - Далеко направляешься?
  - Воскресный шопинг, - Буданова скосила глаза в сторону универсама, куда она собралась за покупками.
  - А может быть по рюмочке кофе, - вкрадчиво произнес маэстро и многозначительно добавил, - за встречу.
   Буданова неопределенно пожала плечами. Маэстро принял этот жест за согласие и уверенно шагнул в сторону ближайшей кофейни. Буданова обреченно поплелась за ним. Ей хотелось, как можно скорее избавиться от маэстро и отправиться по своим делам. Будь кто другой на его месте, она легко бы отделалась от него парой фраз, но перед маэстро Буданова чувствовала себя должницей. Ведь именно благодаря его протекции ей удалось устроиться бухгалтером в компанию" Сакуров и Ко".
  Однажды на одной из вечеринок Буданова весь вечер протанцевала с высоким симпатичным парнем, который представился как маэстро, а наутро они проснулись в одной постели. Как они там оказались потом Буданова так и не смогли вспомнить - так много она тогда выпила. Но, несмотря на это, в то благословенное утро маэстро проснулся в прекрасном настроении и захотел отблагодарить свою случайную подружку, как у него было принято в таких случаях, деньгами. Но подружка, к его удивлению, денег не взяла, а вместо этого попросила ее устроить на хорошо оплачиваемую работу. Маэстро возражать девушке не стал. Тем более, как раз в это время, компании, где работал близкий друг маэстро, срочно требовался бухгалтер. Одного звонка Арсену было достаточно, чтобы судьба Будановой была решена. Больше они с Маэстро не встречались. Да она и не стремилась к этому. У нее теперь была работа, о которой можно было только мечтать. В их небольшом городке при остром дефиците рабочих мест, устроиться в солидную компанию, было неслыханным везением. Буданова хорошо понимала, что второй раз ей вряд ли так здорово повезет, поэтому она дорожила своим местом и держалась за него как могла, используя свои специфические женские приемы.
  Маэстро держал в руках изящную кофейную чашечку, которая казалась просто игрушечной в его больших ладонях. Он отхлебывал из нее горячий ароматный напиток и неспешно расспрашивал Буданову о житье-бытье. Она подробно отвечала, отчетливо понимая, что все ее ответы на самом деле мало интересуют маэстро. Он позвал ее сюда совсем не для того, чтобы участливо расспросить о ее жизни. Буданова была уверена, что ему нужно совсем другое: то, к чему он неторопливо и не спеша подбирается. Но хоть Буданова каждую секунду и ожидала услышать от маэстро какую-нибудь просьбу, но в момент, когда она, наконец, прозвучала, растерялась. Его просьба повергла Буданову в настоящий шок.
  - Ты, ты, хочешь, чтобы я...я, - от возмущения у нее перехватило дыхание.
  -Вот именно. Я хочу, чтобы ты открыла сейф своего любовника, взяла оттуда большой черный кейс и принесла его мне. - Маэстро смотрел на Буданову жестким холодным взглядом, от которого ей сделалось не по себе.
  - Только не говори мне, что ты не знаешь, где взять ключ от его сейфа. Мне достоверно известно, что ты одна из немногих, кому Сакуров позволял пользоваться своим сейфом в исключительных случаях.
  - Откуда тебе это известно? - Буданова затравленно посмотрела на маэстро.
  - Арсен видел, - спокойно пояснил тот, - он тоже имел доступ к этому сейфу. Но Арсен, к сожалению, сейчас далеко и я не могу обратиться к нему с подобной просьбой. Остаешься только ты.
  - Ты хочешь, чтобы я стала воровкой?- Буданова возмущенно вскинула голову.
  Маэстро ухмыльнулся.
  - Объясняю, чтобы ты не заблуждалась на этот счет. Это не ты, а Сакуров - вор. Он украл его у меня, а ты всего лишь вернешь законному владельцу то, что принадлежит ему по праву.
  - Сакуров - вор? Нет, не верю! Ты хочешь очернить порядочного человека. - Буданова вскочила со своего места, давая понять, что их разговор окончен.
  - Успокойся и выслушай меня,- маэстро поднялся и, обняв Буданову за плечи, почти силой опустил ее на стул. - Твой разлюбезный Сакуров, не такой уж и порядочный. Ты многое о нем не знаешь. Вот, например, тебе известно, что он волочится за другими бабами?
   По тому, как при этих словах исказилось лицо Будановой, маэстро понял, что попал в точку.
  - Он во всю окучивает сейчас свою новую сотрудницу, с садистским удовольствием продолжал маэстро, - эту красотку Марианну Долгорукову. А она очень даже ничего. Как мужчина я его очень даже понимаю. Только ленивый не воспользовался бы тем, что само идет в руки.
  Маэстро засмеялся ехидным гаденьким смехом, так что Будановой сделалось не по себе. Губы ее нервно задрожали, лицо побледнело, а в глубине потемневших глаз отразилось страдание. Как же она ненавидела сейчас всех мужиков, а маэстро и Сакурова в особенности. Но она не хотела так просто сдаваться и по инерции продолжала сопротивление.
  - Врешь, - Буданова полосонула маэстро взглядом, полным неприкрытой ненависти.
  - Зачем? - пожал плечами маэстро. - Да ты и сама можешь убедиться. Сакуров часто приглашает Марианну в "Савойю", а потом отвозит ее домой или к себе. Хочешь посмотреть на голубков своими глазами? Это можно легко устроить.
  - Хочу, - сдавленно ответила Буданова.
  - И ты сделаешь за это то, о чем я тебя попросил? - вкрадчиво проговорил маэстро.
  - Сделаю...если не лжешь.
   Буданова резко встала и бросилась к выходу.
  - Сделаешь, моя дорогая, куда ты денешься, - маэстро холодно смотрел вслед, удаляющейся женщине.
  
  7.
  Сакуров вертел в руках небольшой белый листок, на котором было написано всего три предложения. " Жду вас сегодня вечером в Савойе. Приходите обязательно. Вас ждет приятный сюрприз". Текст был написан от руки, причем рука была явно женской. Во всяком случае, так показалось Сакурову. Все буквы этого странного послания были крупными округлыми, тщательно выписанными, что невольно расположило Сакурова к автору письма. Как будто писавшая заранее знала, что Сакуров терпеть не может небрежности в письме. А еще его коробили письма, набранные на компьютере и распечатанные на принтере. Такая форма посланий признавалась им только в деловой переписке, но никак не в личной корреспонденции. И будь эта записка отпечатана, она бы сразу полетела в мусорное ведро, а так...Сакуров принюхался и уловил едва уловимый запах тонких духов, исходящих от бумаги. Духи были определенно женскими. Сакуров раздумывал всего несколько минут, а потом стал быстро собираться.
  Едва Сакуров переступил порог самого дорогого в городе ресторана, как навстречу ему кинулся администратор. Он хорошо знал Сакурова в лицо, поскольку тот часто проводил деловые обеды и ужины именно в этом ресторане.
  -Добро пожаловать, Александр Николаевич, - расплылся в приветливой улыбке администратор. Ваш столик у окна, как вы пожелали.
  - Я пожелал? - изумился Сакуров.
  - Вы. Нам звонили по вашей просьбе, и мы приготовили все, как вы изволили. Столик на двоих, ваше любимое место и излюбленное меню. Пожалуйста, проходите.
  Сакуров в недоумении двинулся в указанном направлении и остановился около столика, который он всегда выбирал во время деловых переговоров.
  Он с интересом смотрел на ослепительно белую накрахмаленную скатерть, на которой стояли его любимые закуски. Заливная осетрина, украшенная зеленью, ломтиками лимона и каперсами, аппетитно красовалась в центре стола на самом почетном месте. Вокруг нее теснились закуски попроще. Краснокочанная капуста, греческий салат, маслины, свежие огурцы, тарелочки с ветчиной и бужениной. Не забыли и его любимый соус из сметаны с хреном, которым Сакуров любил обильно сдабривать заливное из осетрины.
  Сакуров был изумлен. Тот, кто составлял меню этого стола, был отлично осведомлен его о вкусах и гастрономических пристрастиях. Но кто это мог быть?
   Cакуров опустился на стул и стал ждать продолжения. Взгляд его был прикован к входной двери в ресторан, откуда в любой момент мог появиться тот или, как он надеялся та, которая пригласила его на этот странный ужин.
  Сакуров на минуту отвлекся на звонок мобильного, а когда поднял глаза, то увидел Марианну. Она стояла у входа в ресторан и растерянно осматривала зал, как будто выискивала кого-то знакомого, среди тех, кто сидел за столиками. Впрочем, таких людей было довольно мало. Зал ресторана был почти пустой.
  Заметив Сакурова, Марианна обрадовалась и стремительно направилась к его столику.
  - Добрый вечер. Какая неожиданная встреча, - в руках Марианна сжимала длинный конверт. Точно такой же, какой получил Сакуров сегодня вечером.
  - Что это у вас? - Сакуров впился взглядом в конверт и не отводил от него заинтересованных глаз.
  - Приглашение на ужин, только не знаю от кого, - Марианна машинально опустилась на стул за столиком Сакурова. Взгляд ее снова сделался совершенно растерянным.
  - Можно посмотреть? - Сакуров кивнул на конверт.
  - Пожалуйста. - Марианна вытащила из конверта листок, сложенный вчетверо, из школьной тетради в клеточку и протянула его Сакурову.
  " Жду вас сегодня вечером в Савойе. Приходите обязательно. Вас ждет приятный сюрприз"- прочитал Сакуров. На несколько секунд он задумался, затем извлек из кармана своего пиджака аналогичный листок и положил его на стол рядом с письмом Марианны.
  Марианна быстро пробежала строчки глазами.
  - Ничего не понимаю, - пробормотала она.- Вы получили точно такое же письмо, но от кого?
  - Я так полагал от вас, - отозвался Сакуров.
  - Но я не писала этого письма, - Марианна с негодованием отодвинула от себя оба послания.
  - Жаль. Я был бы несказанно рад, если бы вы оказались автором этого письма.
  Марианна не расслышала его последних слов. Она о чем-то сосредоточенно думала.
  - Мы с вами получили одинаковые приглашения. Как вы думаете, что это может означать, - наконец, произнесла она.
  - Понятия не имею, - пожал плечами Сакуров. - Очевидно, это просто шутка.
   - Шутка? - изумилась Марианна.
  - Ну, да. Шутка. Кто-то решил разыграть нас с вами.
  - Но зачем? -недоумевала Марианна.
  -Да, кто ж его знает, улыбнулся Сакуров. - Но, как бы то ни было, мне эта шутка нравится и я предлагаю насладиться ею по полной программе. Разрешите, я за вами поухаживаю. Что вам положить? - Сакуров вопросительно посмотрел на Марианну.
  - А и правда, - беспечно махнула рукой Марианна. - Кутить, так кутить. Положите мне вот тот салатик, огурчики и еще..., - Марианна обвела стол внимательным взглядом, - осетринки, будьте так добры, и не забудьте полить ее вот этим соусом.
  - С удовольствием, - Сакуров с готовностью принялся исполнять пожелания Марианны.
  - А еще я не отказалась от бокала хорошего вина, - Марианна кокетливо посмотрела на Сакурова.
   Почему-то сегодня в этот вечер, который странным образом свел их за одним столом, ей захотелось забыть, что перед ней сидит ее враг. Враг, убивший ее брата. Враг, которого она поклялась уничтожить. Тяжесть этой клятвы оказалась непомерно велика и постоянно тяготила Марианну, но сейчас каким-то волшебным образом эта тяжесть вдруг отступила, отошла на задний план, уступив место воздушной легкости и невесомости. И вот она сидит сейчас перед ним, своим заклятым врагом, улыбается ему, пьет с ним вино, смеется над его шутками и даже...о, Господи, помилуй! Она согласилась с ним танцевать!
  Сакуров вел Марианну в танце, с удовольствием ощущая под своими руками ее гибкое трепетное тело. Он бережно прижимал ее к себе и она, кажется, нисколько этому не противилась. Сакурова переполняли нежность и восторг, как когда-то в юности, когда он провожал домой свою одноклассницу, в которую был без памяти влюблен. Как же это было давно, и Сакуров даже не надеялся, что когда-нибудь ему удастся вновь испытать что-то подобное. Но сейчас, он снова ощущал себя пятнадцатилетним пареньком, которому очень нравится его девушка.
  Марианна его девушка? Сакуров поразился этой неожиданной мысли, пришедшей ему в голову. И в тот же момент его, как током пробило. Так вот же! Вот она его женщина! Именно такая ему нужна!
  От охватившего его потрясения и восторга, Сакуров совсем потерял голову и неожиданно для себя и Марианны поцеловал ее в губы. Не ожидавшая ничего подобного Марианна растерялась и только слегка отстранилась в сторону от лица Сакурова. Но со стороны это едва уловимое движение совсем не было заметно. Казалось, что двое влюбленных танцуют, тесно прижавшись к друг другу, и изредка целуются от переполнявших их чувств. Именно такую картину и увидела Буданова, вошедшая в это время в зал ресторана. Несколько минут она наблюдала за танцующими, затем, бросив на парочку злобный взгляд, круто развернулась на высоченных шпильках и в ярости покинула ресторан.
  
  8.
  Буданова сделала последнюю глубокую затяжку, выдохнула дым и аккуратно затушила сигарету в пепельнице. В кабинете плавал удушливый табачный дым. Буданова с неприязнью покосилась на пепельницу. Два окурка со следами губной помады свидетельствовали о том, что она только что выкурила две сигареты одну за другой. А ведь год назад она бросила курить. Совсем!
  Буданова встала и подошла к окну, распахнула форточку, впустив в комнату свежий воздух. Немного постояла у окна, с тоской глядя на серые свинцовые тучи, затянувшие пол неба густой пеленой. Закапал дождь - нудный, затяжной, безрадостный.
  На душе у Будановой было точно так же, как за окном: темно и беспросветно. Еще вчера она считала, что жизнь ее вполне успешна. Любимая работа, отдельная квартира, машина, красивый и состоятельный любовник, который вот-вот должен стать ее мужем. Что еще нужно для счастья? По мнению Будановой, почти ничего, так еще какие-то мелочи. Но, как оказалась, рассчитывать на другого человека и ждать, что он сделает тебя счастливой, особенно, если этот человек мужчина, заведомо проигрышный вариант.
  - Предатель! Подлец!- злобно выругалась Буданова и толкнула ногой ни в чем не повинный стул, стоящий рядом с ней.
   И этот проходимец маэстро точно такой же. Вынуждает ее сделать то, что может стоить ей карьеры. Да что там карьеры! Если она попадется, Сакуров ее не пощадит и неизвестно тогда, где она окажется завтра.
  Несколько минут Буданова смотрела в окно неподвижным невидящим взглядом. Дождь оставлял на стекле четкие косые линии, словно подводил под чем-то окончательную черту. Ей тоже надо было решиться, перечеркнуть знак вопроса и поставить точку. Послушаться маэстро или плюнуть на все, послать Сакурова и его новую пассию куда подальше и жить своей жизнью? О-о-о, как же Буданова сейчас ненавидела этих двоих. Ну, уж нет! Он заплатит за ее унижение!
  Буданова выглянула за дверь. В конце коридора мелькнул знакомый силуэт. Это Сакуров пошел покурить на лестничную клетку. Ей везет! Значит, у нее есть минут десять. Буданова коршуном кинулась в его кабинет. И снова удача. На спинке стула висел пиджак Сакурова. Буданова знала, что ключ от сейфа всегда лежит в его верхнем нагрудном кармане. Она сунула в него руку, но ключа на его привычном месте не оказалось. Буданова обыскала все карманы, но и там ничего. Она растерянно огляделась и стала на обум выдвигать все ящики стола. На этот раз ей повезло. В самом нижнем ящике под ворохом бумаг, она нашла заветный ключик. Буданова кинулась к сейфу.
  Когда она поворачивала ключ в замке, пальцы ее дрожали. Замок щелкнул последний раз и, нетерпеливому взору Будановой открылась черная зияющая пустота сейфа. Кейса в нем не было. Только несколько тоненьких папок с документами и несколько писем. Все!
  Буданова выругалась. Черт побрал бы этого маэстро! Заставил ее так рисковать ради пустышки. Вдруг ухо ее уловило звук приближающихся шагов. Буданова нырнула в стенной шкаф, где Сакуров оставлял верхнюю одежду. Затаилась, боясь пошевелиться.
  - Александр Николаевич! Вы на месте?- донесся до Будановой голос Марианны. Долгорукова потопталась на пороге и, не дождавшись ответа, вышла. Буданова перевела дух, подождала, когда звук каблучков Марианны стихнет в глубине коридора и выбралась из своего убежища. Надо было закрыть сейф и вернуть ключ на место. Но тут новая напасть. Буданова снова услышала шаги. Похоже, это возвращался Сакуров. Будановой ничего не оставалось, как снова лезть в шкаф.
  Возвращаясь к себе, Сакуров увидел, как из его кабинета вышла Марианна. Он прибавил шаг, чтобы догнать ее, но Марианна быстро удалялась, пока не скрылась из виду. Тогда он решил зайти к ней лично и узнать, зачем она приходила. На секунду заскочил в кабинет, чтобы надеть пиджак и остолбенел от увиденного. Дверца сейфа была распахнута, в его замке торчал ключ. Какое-то время Сакуров стоял потрясенный. В голове его никак не укладывалось, зачем Марианна это сделала. Ведь в сейфе и взять-то нечего. Несколько никчемных документов, которые он убрал, чтобы они не мешались под руками. Он всегда так делал: ничего не выбрасывал сразу, а клал в дальний угол, на тот случай, если они вдруг неожиданно понадобятся. Так обстояло дело и с теми документами, которые сейчас сиротливо пылились в сейфе вот уже несколько недель. Не сегодня-завтра Сакуров собирался их выбросить.
   Сакуров ничего не понимал. Зачем Марианна открыла сейф, да еще демонстративно оставила его открытым. Надо немедленно, сейчас же выяснить у нее все. Сакуров надел пиджак и вышел из кабинета.
  Воспользовавшись ситуацией, Буданова выбралась из шкафа и осторожно выглянула за дверь. Коридор был пуст. Она стремглав бросилась вон. Оказавшись в своем кабинете, она без сил рухнула в кресло. Сердце ее бешено колотилось, и готово было в любой момент выскочить из груди. Однако сознание ликовало. Пронесло! Пронесло! Буданова выхватила из пачки сигарету, щелкнула зажигалкой и жадно затянулась.
  В это время Сакуров стоял под дверью кабинета Марианны и прислушивался к доносящимся оттуда звукам. Марианна с кем-то разговаривала по телефону. Сакуров постоял, раздумывая, и, не дождавшись конца разговора, повернул назад. Он неожиданно передумал учинять допрос Марианне. Ему пришла в голову другая идея. Пожалуй, будет лучше, поговорить для начала с господином Бедняковым, решил Сакуров.
  
  9.
  Сакуров приехал домой раньше обычного. Он сорвался с работы, не доделав несколько важных дел, что обычно не позволял себе. Но ему так хотелось узнать эту информацию, что было просто не до того. Днем позвонил Бедняков и сказал, что у него есть для него важные новости.
  Обычно детектив не опаздывал, пунктуальность была одной из фирменных черт его стиля. Но прошло десять, потом двадцать минут после условленного срока, а он все не появлялся. Можно было позвонить по мобильному, но Сакуров решил еще подождать. Мало ли в чем дело, может, у него есть важные причины для задержки. К тому же не хочется показывать излишнее нетерпение. И тем самым раскрывать свою большую заинтересованность в этих сведениях.
  Внезапно раздались, почти сливаясь друг с другом, несколько пронзительных трелей звонка в дверь. Сакуров бросился открывать. Бедняков почти сшиб его с ног, таким стремительным был его вход в квартиру.
  - Закройте дверь! - крикнул он.
  Сакуров закрыл дверь и посмотрел на гостя. Таким он его еще не видел. Вид у него был откровенно испуганным. Сакуров невольно перевел взгляд на пальцы детектива: они дрожали.
  Бедняков вбежал в комнату и без сил рухнул в кресло. Сакуров сел рядом.
  - Что с вами, Михаил Вячеславович?
  Бедняков как-то странно посмотрел на хозяина квартиры.
  - Не исключаю, что меня хотели убить.
  - Убить! Кто?
  Бедняков улыбнулся улыбкой приговоренного к смерти.
  - Самому интересно.
  - Расскажите.
  - Я вернулся в город сегодня. Вы знаете, я бывший мент. И был неплохим ментом. И почти сразу почувствовал неладное. У меня хорошо развита интуиция. И она мне подсказывала, что я не один.
  - Что значит не один?
  - Это значит, что я под наблюдением. Кто-то следил за мной.
  - Кто?
  Бедняков покачал головой.
  - Это тот вопрос, который меня будет мучить все последующие дни. Я заехал к себе домой, смыл с себя пыль странствий, признаюсь, даже чуток прикорнул. Потом позвонил вам и договорился о встрече. И через какое-то время поехал к вам. На этот раз обошлось без интуиции, слежку за собой обнаружил сразу. Эти ребята пасли меня от подъезда.
  - Вы их запомнили?
  - Запомнил, да пользы от этого мало. Я их точно никогда не видел, меня память не подводит. Я покрутил по городу, не отстают гады. Едут за мной, как приклеенные. И главное не понятно, кто такие и какие цели преследуют. Время поджимает, надо уже направляться к вам. Вы знаете мои принципы, я никогда к клиенту не опаздываю. Но не могу же я их приводить к вашему дому.
  - И что же вы предприняли? - одновременно с возрастающим интересом и тревогой спросил Сакуров.
  - Попытался оторваться. Город знаю, как свои пять пальцев. Так что труда это не составило. Через десять минут их и след простыл.
  - Тогда не понимаю, что же вас так напугало?
  Бедняков несколько секунд хранил молчание.
  - Ставлю машину. Но не у вашего дома, а на всякий пожарный за несколько сот метров от него. И иду по тротуару. Вдруг рядом со мной тормозит автомобиль, и из него выбегают те самые три бугая. И прямо ко мне. Что оставалось делать, бежать с ними на перегонки, кто вперед заскочит в ваш подъезд. Слава богу, я их опередил за метров тридцать.
  - Выходит, они где-то рядом, - встревожился Сакуров.
  - Выходит, - мрачно подтвердил детектив.
  - Подождите, я сейчас.
  - Будьте предельно осторожны, - предупредил Бедняков.
  Сакуров подошел к входной двери, прислушался. Но никаких подозрительных звуков до него не донеслось. Рывком он отворил дверь - на площадке не было ни души.
  Не без облегчения он закрыл дверь. Вернулся в комнату и подошел окну. Но и во дворе ничего не обнаружил.
  - Пусто, - сообщил он.
  - Чую, где-то они затаились. Ладно, давайте о деле.
  - Чем-нибудь угостить? Коньяк?
  Бедняков отрицательно покачал головой.
  - В такой ситуации лучше сохранять голову трезвой. Вдруг пригодится. - Он откинулся на спинку кресла и достал сигару. - Интересная особа эта ваша Марианна Долгорукова.
  - Мне тоже так показалось.
  Бедняков бросил на Сакурова странный взгляд.
  - Хочу вас проинформировать, что настоящее ее имя совсем другое: Мириам Расуловна Саитова.
  Сакуров едва не подпрыгнул в кресле.
  - Как вы сказали?
  - Мириам Расуловна Саитова, - повторил детектив.
  - Но выходит, она является родственницей моего бывшего вице-президента Арсена Расуловича Саитова.
  - Родственница и весьма близкая. Она его родная сестра.
  - Это более, чем неожиданно. Но почему она это скрыла, почему устроилась в мою компанию?
  Детектив покачал головой.
  - У меня не было задания выяснять эти детали. Я лишь собирал информацию об этой женщине.
  - Хорошо, выкладывайте вашу информацию.
  - Фамилия Долгорукова досталась ей от первого мужа. Брак был скоротечный. Однако она едва не вышла замуж еще раз. Это должно было случиться совсем скоро. Но внезапно наша героиня вместо венца отправилась сюда.
  - Ей не понравился кандидат в мужья?
  - Это надо спросить у нее, я же могу довести до вас впечатления о нем. Мы беседовали пару часов. Весьма заносчивый молодой банкир, высокого мнения о своих способностях. Сильно обижен на Марианну за отказ связать с ним свою жизнь. Но при этом оценивает ее высоко, по его словам, ее ждала блестящая карьера. И никто не понимает, почему она все бросила.
  - Это все?
  - Если говорить о Москве, да.
  - Значит, что-то есть еще.
  - Я побывал на ее, как сейчас говорят, малой Родине. Это горный аул. Место скажу я вам довольно дикое. И нравы сохранились еще с далеких времен. Побывал я там и на кладбище, на могиле ее отца и брата.
  - Что вы сказали? - впился глазами Сакуров в лицо Беднякова.
  Детектив удивленно посмотрел на него.
  - Сказал, что побывал на могиле ее отца и брата. Удивительно, но они умерли в интервале всего несколько дней.
  - А присутствовала ли Марианна в это время?
  - Соседка мне сказала, что она хоронила отца.
  - А брата?
  - Судя по всему, в тот момент ее там не было.
  - Это все?
  - Вам этого мало? - развел руками детектив.
  - Даже слишком много, - мрачно проговорил Сакуров.
  - В таком случае можно считать, что ваше задание я успешно выполнил.
  Сакуров понял сигнал. Из кармана он достал заранее заготовленный конверт.
  - Ваш гонорар.
  Бедняков быстро сунул в карман конверт.
  - Всегда готов к вашим услугам. А теперь мне пора.
  - Вас проводить? - предложил Сакуров.
  - Спасибо, но это не входит в мой прейскурант. К тому же я слишком дорожу таким клиентом, - улыбнулся он. - В случае чего, я справлюсь, выходил и не из таких передряг.
   Бедняков встал и направился к выходу. Сакуров пошел его провожать. Около двери детектив остановился.
  - Хотя я не знаю ее намерений, но у меня создалось впечатление, что она честный человек,- проговорил он.
  
  10.
  Как и условились, маэстро ее ждал в небольшом кафе, а если точнее забегаловке на окраине города. Буданова отыскала заведение не без труда, а, найдя, ее всю перекосило. Здание было одноэтажным и обшарпанным, рядом с ним выстроился караван большегрузных машин. Из этого обстоятельства становилось понятным, что эта точка общепита в основном обслуживает транзитных водителей. Неужели для встречи нельзя было найти место по приличней, раздраженно подумала женщина.
  Маэстро уже ждал ее. Народу в помещение было немного, зато все курили. Дым стоял такой плотный, что даже стало щипать глаза. Буданова с беспокойством подумала о том, что у нее может поплыть тушь на ресницах. Уж не хочет ли этот негодяй таким образом ее унизить, пригласив в такой гадюшник.
  Она села напротив маэстро. Тот невозмутимо курил сигарету и запивал затяжки пивом. Он смотрел на нее так, как будто они были незнакомы. И явно не спешил начать разговор.
  - С чем пришла? - спросил он, и от неожиданности Буданова даже вздрогнула.
  - Я открыла сейф.
  - Ну?
  - Кейса там не было.
  - А что было?
  - Всякие бумаги, письма.
  - Ты не врешь про кейс? - впился глазами в нее маэстро.
  - Я бы с удовольствием его принесла только для того, чтобы ты от меня отцепился.
  Маэстро вдруг рассмеялся.
  - Об этом, девочка, и не мечтай. Ты моя со всеми своими потрохами. Или что там у тебя еще есть?
  - Мы так не договаривались.
  - Да мы никак не договаривались. - Маэстро вдруг приблизился к ней. - Разве не хочешь отомстить своего патрону за то, что он тебя променял на эту москвичку? Ты же все видела своими прекрасными глазками.
  Буданова молчала. Сильное желание отомстить Сакурову боролось в ней с таким же сильным страхом перед сидящим напротив нее человеком. Она уже предчувствовала: он, как паук, если вопьется в ее плоть и душу, то не отстанет, пока все не высосет до последней капли. Но есть ли у нее выход?
  - Чего тебе надо? - хмуро спросила она.
  Маэстро откинулся на спинку стула и молча разглядывал женщину.
  - А ты, в самом деле, хороша. Завидую твоему Сакурову. Он может иметь тебя, сколько хочет. А вот те на, запал на другую.
  - Что тебе надо? - еще более раздраженно повторила Буданова.
  - Чего надо, сейчас, дорогая, скажу. Груз важный надо доставить из пункта А в пункт Б. Задачка для первоклассников.
  - Но я тут причем, я грузы не перевожу.
  - Зато твоя контора перевозит. Кумекаешь?
  - Но я занимаюсь совсем другими делами, я главный бухгалтер. К перевозкам не имею никакого отношения.
  - До сих пор не имела, а сейчас надо поиметь. Время не ждет, все делать надо срочно. Поняла?
  - Но как? Я понятие не имею, как это сделать. Пощади, если узнают, меня тут же выставят, - взмолилась Буданова.
  - Хватит стонать, - жестко произнес маэстро и выпустил в нее струю сигаретного дыма. - Срок два дня, больше ждать не могу. Там, - кивнул он куда-то в сторону, - товар ждут. Один день даю на то, чтобы придумать, как это сделать, второй - на то, чтобы сделать. Не сделаешь, твой хахаль узнает о тебе много новых интересных подробностей. - Маэстро демонстративно посмотрел на часы. - Засиделся я тут с тобой. А меня дела ждут. Тебе все понятно?
  - Понятно, - упавшим голосом произнесла Буданова.
  - Тогда я пошел. А ты тут еще посиди. Я тебе пивка заказал, сейчас принесут.
  Маэстро встал и направился к выходу. И в тот же миг появился официант, держа на подносе две кружки пива.
  Буданова с ненавистью взглянула на него.
  - Не хочу вашего пива. Принесите водки.
  
  Глава 4.
  
  1
  Буданова впервые явилась на работу не совсем трезвой. Перед тем, как идти, она шарахнула стопку водки. Для храбрости. Но вскоре убедилась, что то ли доза была маленькой, то ли средство выбрано было неверно, но смелей она не стала. Она махнула рукой, ладно, справится как-нибудь и так. Не пить же целую бутылку.
   Она закрылась в своем небольшом, но вполне уютном кабинетике. Мысленно снова проговорила свой план. Задумка, конечно, оригинальностью не блещет, но ничего другого в голову не пришло. Да и что могло еще прийти в такой ситуации. К тому же уже много веков, если не тысячелетий это самый действенный способ, каким женщины добивались своих целей. Будем надеяться, что не подведет он и на этот раз.
  Производственным отделом руководил Ахмед Магдаев, с точки зрения Будановой тип пренеприятный. Маленький, с выпирающим тугим, как накаченный мячик пузиком, с большой поляной проплешины в когда-то густых черных кудрях. Лицо с большим носом и глубоко посаженным глазами смотрело на всех как-то хищно. Чем-то он ей напоминал беркута. А эта птица никогда не вызывал у нее симпатии.
  Магдаев пользовался славой жуткого бабника. Сколько раз он был женат вполне возможно он и сам точно не помнил, наплодил целый птичник детей. Но нисколько не угомонился. И не пропускал ни одной юбки. На Буданову он глаз положил, едва она появилась на фирме. И тут же начал подкатываться к ней. Но у нее и мысли не было заводить шашни с этим противным мужичонком, один его вид вызвал в ней отторжение. Но сластолюбец и не думал отступать, он преследовал ее, донимал откровенными предложениями. И лишь когда узнал, что у нее с президентом компании начались отношения, благоразумно прекратил домогательства.
  Но сейчас именно на этот единственно ей доступный рычаг Буданова и собиралась нажать. О возможных последствиях думать не хотелось, хотя и не думать было затруднительно. Но раз этот мерзавец маэстро прижал ее в угол, ничего другого не остается.
  Буданова посмотрела на стоящую в углу икону и перекрестилась. Не то, что она была чересчур религиозной, но кого-то же она должна попросить о помощи. А в этом сомнительном деле больше некого. Хотя и он вряд ли поможет.
  Буданова постучала в дверь кабинета начальника производственного отдела. В обычное время она старательно обходила его стороной, как чумной барак. Поэтому была тут всего несколько раз в силу производственной необходимости. .
   Магдаев сидел на своем месте. Появление Будановой поразило его больше, чем если к нему вошел бы президент страны. Он даже привстал от изумления.
  - Галина Евгеньевна, - почти пропел мужчина хриплым, явно не поставленным в консерватории голосом.
  Буданова не без труда, как засохшую пасту из тюбика, выдавила на лицо улыбку соблазнительницы.
  - Просто Галина, какие церемония между коллегами.
  Она села на стул. Перед тем, как идти на работу, она тщательно продумала свой наряд. Юбку одела короткую, торс прикрыла водолазкой, на которой рельефно выделялся ее бюст. Кто способен устоять против такой психической атаки. Уж явно не Магдаев.
  Магдаев и не устоял. Он поплыл с первой же минуты. Будановой даже показалось, что он едва удерживается от того, чтобы не скинуть с себя брюки прямо сейчас. Ничего не скажешь, горячий мужчина. Даже немного жаль, что такой противный. Ей нравились такие нетерпеливые.
  - Вы пришли ко мне по делу? - настороженно поинтересовался Магдаев.
  Буданова сделала таинственное выражение.
  - Смотря, что под этим понимать. У меня есть к вам одно пустяковое предложение.
  - Готов сделать для вас все, что угодно! - воскликнул начальник производственного отдела.
  - А в этом мы сейчас убедимся. - Буданова переложила одну ногу на другую.
  Магдаев был не в силах оторвать глаз от этого завораживающего зрелища.
  - Что же это за такое дело? - нетерпеливо произнес Магдаев.
  Буданова вместо ответа вытянула свою руку с длинными накрашенными ногтями и положила ее на стол. Теперь от мужчины ее отделяли считанные сантиметры.
  - Знаете, Ахмед Магомедович, мне всегда нравилось ваше умение все понимать с первого слова. Это такое ценное качество, оно редко встречается в современных мужчинах, - промяукала Буданова. Она вдруг испугалась, не переигрывает ли? Но, посмотрев на единственного зрителя этого моноспектакля, поняла, все нормально, можно даже поддать пару. - У меня есть приятель, а у него - небольшая проблема. Нужно груз доставить из одного места в другое.
  На лице Магдаева мелькнуло недоверие.
  - А почему он не обратится обычным способом. Путь подаст заявку, мы и перевезем его груз. Все так делают.
  Буданова широко улыбнулась.
  - Видите ли, у него проблемы с конкурентами. Знаете же про наши нравы, у нас не церемонятся, отправляют на тот свет - и точка. Поэтому он хочет это сделать неофициально, чтобы никто бы не узнал. Мой приятель понимает, что это не просто и готов вознаградить за риск. - Из сумочки Буданова достала пухлый пакет с деньгами и положила перед начальником производственного отдела.
  Магдаев хмуро посмотрел на женщину и не притронулся к конверту.
  - Вы просите невозможного, Галина Евгеньевна. Если Сакуров узнает, он выгонит меня в ту же минуту. А у меня детки.
  - Но ведь это только часть гонорара, - сладким, как у гурии голосом, произнесла Буданова. - Далеко не самая большая и лучшая.
   Она встала, подошла к двери, заперла ее на ключ. Потом подошла к Магдаеву и села ему на колени. Ее руки расстегнули его рубашку и стали гладить по колючей, покрытой густой растительностью груди.
  - Хотите получить вторую часть гонора? - проворковала Буданова.
  Он не просто хотел, он жаждал этого, достаточно было посмотреть на то, как сверкали его глаза. Но одновременно он и боялся. Буданова ощущала, как вибрирует в нем этот страх. Она поняла, нужно сделать еще усилие. Ее губы прижались к его губам, а язык нашел его язык и стал нежно его щекотать. Она знала, что на свете мало мужчин, способных устоять против такой ласки.
  Рука Магдаева нырнула под ее юбку. Пусть чуток там потрогает, а затем я резко встаю, решила Буданова. И едва его рука коснулась ее трусиков, она тут же вскочила с колен Магдаева и переместилась на прежнее место.
  Магдаев дышал так тяжело, словно бы один разгрузил целый вагон с песком.
  - Хорошо, я сделаю это, - скорей не сказал, а прорычал он.
  - Вот и замечательно. - Буданова достала из сумочки второй конверт. - Тут вся нужная информация: когда, откуда, куда. - Она направилась к выходу.
  - Постой! - закричал ей вслед Магдаев, - а обещанное?
  Буданова остановилась.
  - Как все выполнишь, так сразу. Не дожидаясь его реакции, она вышла из кабинета.
  
   2.
  После визита Беднякова, Сакурова лихорадило несколько дней. То, что он узнал от сыщика, потрясло его. Вот значит как! Марианна сестра убитого Арсена... Сакурову стало не по себе. Он рванул воротничок рубашки, расстегнул его и, откинувшись на спинку кресла, прикрыл веки. Перед глазами возникли картины того страшного события. Никогда в жизни Сакуров не переживал ничего более ужасного, чем в тот роковой день. Даже когда хоронил родителей. Смерть самых близких ему людей далась Сакурову очень тяжело. Но их уход был естественным. А вот Арсен погиб преждевременно. И самое ужасное, что именно он, Сакуров, стал невольным виновником его гибели. Но ведь он не хотел его убивать! Ему пришлось обороняться! Эх, Арсен, Арсен...Кто бы мог подумать, что первый вице-президент компании, человек, которому он доверял, как самому себе, вел за его спиной какие-то темные игры. И вот теперь Марианна! Знает ли она, чем занимался ее брат? Хотя чем он, собственно занимался, для Сакурова так и осталось тайной, которую Арсен унес с собой. Смутные догадки, неясные подозрения и множество вопросов, на которые не было и нет пока никаких сколько-нибудь вразумительных ответов, вот что имел Сакуров в своем арсенале на сегодня. А вокруг никого, кто бы мог хоть сколько-нибудь прояснить ситуацию.
  Какое-то время Сакуров продолжал сидеть в кресле, раздумывая над тем, что предпринять, затем решительно поднялся и направился в кабинет к Марианне.
   Сакуров застал Марианну за оживленным телефонным разговором. Она жестом пригласила его садиться. Прикрыв трубку ладонью, Марианна тихо извинилась перед Сакуровым и попросила подождать несколько минут, пока она не закончит беседу. Сакуров уселся напротив Марианны и, воспользовавшись ситуацией, стал украдкой рассматривать ее. Сейчас он глядел на нее совсем другими глазами. Женщина, сидевшая перед ним, казалась стопроцентной европейкой, это подтвердил бы каждый, кто сейчас посмотрел бы на нее. И все-таки...все-таки, взглянув на нее более пристрастно, Сакуров отметил такие детали, которые ускользали от него раньше. Широкие скулы и нависающие над глазами веки выдавали в ней представительницу востока. Как он мог не видеть этого раньше, и тут же находил этому объяснение. Русская фамилия, цвет глаз, белая кожа и энергичный напористый характер, делали Марианну совсем непохожей на мягких и созерцательных местных женщин.
  Чем больше Сакуров смотрел на Марианну, тем больше он удивлялся своей недавней слепоте. Он вдруг увидел, что она очень похожа на своего брата. Не лицом, нет, а манерой улыбаться, жестикуляцией, привычкой смотреть собеседнику во время разговора не в глаза, а в переносицу.
  Марианна положила трубку и уперлась в межбровье Сакурова своим фирменным фамильным взглядом. Отчего тому на долю секунды стало не по себе. Как будто это не она, а Арсен пристально и укоризненно смотрит на него. Сакуров дернул головой, и наваждение тут же рассеялось.
  - Что с вами?- Марианна внимательно смотрела на Сакурова.- Вам нехорошо?
  - Нет. Все нормально. Просто не выспался, - Сакуров взял себя в руки. Ведь он пришел сюда не для того, чтобы отвечать на ее вопросы, а, напротив, для того, чтобы самому спрашивать.
  - Как я вас понимаю, - сочувствующе улыбнулась Марианна.- У меня та же проблема - хронический недосып.- Марианна тяжело вздохнула.
  - Разумеется, - согласился Сакуров, - вы же ухаживаете за больным отцом. Могу представить, как вам приходится.
  - Я привыкла.
  - Кстати, как его здоровье? - поинтересовался Сакуров.
  - Ему лучше, - сдержанно ответила Марианна. Сакурову показалось, что ей не нравится эта тема, и она старается ее свернуть.
  - Хотелось бы познакомиться с человеком, воспитавшим такую замечательную дочь, - Сакуров пристально посмотрел на Марианну. - Вы познакомите меня с вашим отцом, Марианна?
  - Зачем? - Марианна метнула на Сакурова негодующий взгляд.
  - А почему бы и нет, - гнул свою линию Сакуров, - мне кажется, он очень одинокий человек. И новое лицо внесло бы в его жизнь несколько приятных моментов.
  - Мой отец не нуждается в новых знакомствах. Все, что ему требуется, это моя забота и моя любовь, - холодно произнесла Марианна.
  - Но вы не железная, - напирал Сакуров, - вам одной очень сложно ухаживать за больным отцом. А я свободный человек. Иногда не знаю, чем себя занять вечерами. Я мог бы помочь вам...
  - Спасибо. Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, - отрезала Марианна, грубо оборвав Сакурова на полуслове.
  - Хорошо. Не хотите, не буду навязываться. Но у вас есть хотя бы какие-нибудь родственники, чтобы немного сменить вас на вашем посту медсестры и сиделки. Сестра или на худой конец брат? - Сакуров впился в Марианну пристальным взглядом.
   Ничто не дрогнуло в ее лице. Даже бровью не повела. Только помолчала и тяжело обронила:
  - Нет у меня ни сестры, ни брата. Одна я на белом свете, - и, спохватившись, поспешно добавила.- Один отец у меня остался.
  - Остался? Значит, был кто-то еще?- живо поинтересовался Сакуров.
  - Не было у меня никого. Нет, и не было. Понятно вам? - раздраженно бросила Марианна.
  "Вот ты, дорогуша, и проговорилась, - удовлетворенно подумал Сакуров, - Нельзя все время каждое свое слово держать под контролем. А вот в этом ты действительно права. Одна ты. Совсем одна. И нет у тебя ни отца, ни брата. Похоронила ты их. А потом сюда явилась. Вот только зачем? Но об этом я тебя сейчас спрашивать не стану. Все равно не ответишь. Соврешь. Лучше думай пока, что я ничегошеньки о тебе не знаю. Ни имени твоего настоящего, ни фамилии. Спи спокойно и плети свою интригу. А я в это время буду начеку и за тобой понаблюдаю".
  Сакуров встал и пошел к двери. Взявшись за ручку, оглянулся.
  - Извините, Марианна Романовна, я не хотел вам навязываться. Я просто не выспался. - Сакуров покинул кабинет, оставив Марианну в растерянности и недоумении.
   Зачем он приходил? в смятении думала она. Ну не для того же, чтобы просто спросить об отце. Нет, тут другое. Марианна вспомнила свой визит в Москву и слова Разумовского, о том, что кто-то собирал информацию о ней. Неужели это был Сакуров? Если так, значит надо действовать быстрее и энергичней. На войне, как на войне. Надо уничтожить противника первой, пока он не уничтожил тебя.
  
  3.
  Звонки из ГИБДД поступали Сакурову довольно часто. Происшествий с машинами было не то, что уж очень много, но вполне достаточно. Он даже хорошо знал некоторых инспекторов, а кое с кем из них имел неплохие и отнюдь не бескорыстные отношения. Не то, что он давал им взятки - это всегда в нем вызывало брезгливость, но он старался их прикормить. Когда они заезжали к нему в офис, всегда хорошо угощал в местном буфете, дарил умеренно дорогие презенты. Такие неформальные связи помогали улаживать некоторые неприятные моменты. И Сакуров ясно отдавал себе отчет, что в стране тотального мздоимства без таких способов не обойтись.
  И в первые минуты на этот звонок он почти не отреагировал. Вернее, отреагировал привычным образом; произошло на трасе очередное ДТП с участием машины его компании, довольно сильно пострадал шофер автомобиля, с которым произошло столкновение.
  Сакуров поморщился; теперь придется уделять немало времени улаживанию этого происшествия. А у него столько накопилось в компании дел, что не знаешь, где взять на всех них время. Но ничего не поделаешь, это издержки его бизнеса. Однако то, что он услышал, заставило его насторожиться; это уже не вписывалось в привычную схему. А вот инспектор не придал этому факту большого значения, между делом сообщил, что трейлер был под завязку загружен, судя по всему, левой водкой. Это была не просто новость, это была очень плохая новость. Для Сакурова не было секретом, что в республике работало немало подпольных водочных заводов, а водочные бароны правили здесь бал, скупая местные власти, как картошку. Но сам, зачиная свое дело, твердо решил, что ни в каких подобных перевозках, какую бы прибыль они не сулили, участвовать не будет. К криминалу он никогда не имел никакого отношения и иметь не будет. Более того, всегда его ненавидел, как классового врага. Не случайно, его отец был полковником милиции, всю жизнь проработал в уголовном розыске, бескомпромиссно борясь с этой публикой. И сына приучил смотреть на нее, как врач смотрит на болезнетворные бактерии, которые надо уничтожать повсеместно. Отец хотел, чтобы его наследник пошел по его стопам, но Сакуров выбрал стезю военного.
  И потому появление такого груза в машине его компании выглядело непонятным. Выходит кто-то за его спиной обделывает свои грязные делишки. Ничего другого так ненавидел он, как подобные проделки и тех, кто ими занимается.
   Сакуровым овладела ярость, но он сдержал себя, вежливо поблагодарил инспектора за звонок и пригласил заехать к себе. Придется одарить этого парня с особой щедростью, если информация станет достоянием общественности, ему не сдобровать. Сакуров положил трубку и схватился за голову. По натуре он был человек вспыльчивый, хотя служба в армии приучила его обуздывать свои душевные порывы. Но сейчас это искусство ему давалось с большим трудом.
  Он налил холодной воды из холодильника и осушил залпом стакан. Чтобы разобраться во всей этой истории ему надо сохранять спокойствие. Ясно одно: в компании завелся паразит, который под шумок делает свои грязные дела. Остается выяснить, кто это может быть?
  Сакуров мысленно прикинул всю цепочку. Пожалуй, стоит начать выяснять с первого звена. Главное не психовать, сохранять хладнокровие, как хирург во время операции. И тогда выяснить, кто совершил эту пакость, будет не сложно. Сакуров вдруг подумал о Марианне. Эта женщина вызывает у него много вопросов. Но почему-то ему кажется, что к этому делу она не имеет отношение. Хотя он опирается на чисто визуальный ряд; ну никак он не может совместить картину груженой машины паленой водкой с этой красивой и образованной женщиной. Но и отбрасывать подозрения тоже не надо спешить. В любом случае он начнет с другого объекта.
  Обычно Магдаев входил в его кабинет спокойно и уверенно, почти как к себе домой. Но на этот раз в его поведении что-то сразу насторожило Сакурова; начальник производственного отдела ступал как-то непривычно робко.
  - Садись, Ахмед Магомедович. Ты уже в курсе? - внимательно посмотрел на него Сакуров. Тот удивленно посмотрел на него.
  - В курсе чего?
  - Происшествия.
  - Ничего не слышал.
  Кажется, он действительно еще ничего не знает, отметил Сакуров.
  - А что случилось? - спросил Магдаев.
  - Звонили из ГИБДД, на сто сороковом километре наш трейлер врезался в легковушку. Машина всмятку, ее водитель в больнице в тяжелом состоянии.
  - Какая неприятность, после гибели Усика прошло совсем немного времени, а тут такое. - Магдаев на несколько мгновений замолчал. - А фамилия водителя известна?
  - Известна, - кивнул Сакуров. Он посмотрел на листок, на котором была записана фамилия шофера. - Михаил Доценко. Я что-то такого не припомню.
  - Он у нас совсем недавно, меньше месяца. Это первая его такая длительная поездка.
  - А куда он направлялся?
  Сакуров вдруг увидел, как забегали глаза начальника производственного отдела. Впрочем, продолжалось это буквально секунды.
  - Сейчас не припомню. Каждый день мы отправляем по несколько машин. Но я узнаю.
  - Да, конечно. Впрочем, это не срочно. Сейчас уже не так важно, куда он ехал, важно то, что произошло на трассе. Последствия достаточные тяжелые, придется улаживать, наверное, платить компенсацию пострадавшему. Еще неизвестно, чем все это кончится. Надеюсь, у этого Доценко все документы в порядке?
  - Не сомневайтесь, Александр Николаевич, тут комар носа не подточит.
  - Хорошо, пока идите. А я попытаюсь уладить дело.
  Начальник производственного отдела буквально выскочил из кабинета. Сакуров проводил его взглядом. Затем задумчиво покачал головой. Никогда не поверит, что Магдаев не помнит, какой груз вез этот Доценко, учитывая, что тот отправился в путь только вчера. На память раньше он никогда не жаловался, наоборот, гордился ею. А тут вдруг все подзабыл. А это, значит, появился первый подозреваемый.
  
  
   4.
   Сакурова внезапно пронзило ощущение, что вокруг него протекают важные события, но до сих пор он мало о них знает. Кто-то играет в свои игры на его территории, а н ему ничего не известно о них, словно он тут не самый главный, а посторонний. И напрасно эти люди так поступают, они слишком плохо его знают. Он никогда не согласится отдать в чужие руки инициативу, а сделает все от него зависящее, чтобы перехватить ее. Раз некто бросил ему вызов, он принимает его. Правда, пока не ясно, кто этот наглец? Магдаев? Сакуров покачал головой, не похоже, калибр не тот. Каким то образом участвовать в этом деле он еще может, но быть его закоперщиком, слишком кишка тонка. А тут кроется что-то весьма более серьезное.
  Само собой снова вспыхнула фамилия Долгоруковой. Бесспорно, она многое скрывает, но он по-прежнему не может поверить, что нити к трейлеру с водкой тянутся из ее кабинета. Хотя с другой стороны не надо ничего отвергать, и не такое случалось на его веку. В любом случае ясно одно: ему пора действовать. Он должен выяснить, кто послал этого мальчишку с таким грузом?
  Сакуров решил не вызывать начальника гаража, а самому явиться в его владения. Так он застанет его врасплох. Иначе у него будет время, чтобы обдумать свой ответ.
   Кабинет начальника гаража с большой натяжкой можно было именовать этим гордым именем, он больше напоминал каморку, где с трудом могли разместиться три человека. Его хозяин Владимир Капустин еще не так давно сам колесил на большегрузных машинах по дорогам. Но каким-то чудом закончил заочно институт. И Сакуров решил назначить его на эту должность. И в целом он неплохо справлялся со своими обязанностями; по крайней мере, особых претензий к его работе не было. До сегодняшнего дня.
  Внезапное появление начальства вызвало у Капустина замешательство. По крайней мере, у Сакурова возникло именно такое впечатление. Начальник гаража вдруг как-то растерялся, его руки нервно заплясали на столе.
  - Александр Николаевич, это неожиданно, что вы тут появились, - не нашел ничего лучшего произнести Капустин.
  - Для меня это тоже стало отчасти неожиданным, - ответил Сакуров. - Но, учитывая случившееся... - Он пристально посмотрел на начальника гаража. - Вам уже известно, что произошло?
  Капустин растерянно взглянул на Сакурова и кивнул головой.
  - Да, я недавно узнал об аварии.
  - Вижу, что слухи распространяются у нас быстро. Но меня сейчас интересует один вопрос: какой груз вез Доценко?
  Капустин сделал сосредоточенное лицо.
  - Не могу припомнить.
  Странно, что касается этой поездки, у всех отшибло память. Прямо чудеса, подумал Сакуров.
  - Значит, не помнишь.
  - Не помню, - как-то угрюмо подтвердил Капустин.
  - Тогда давай освежим память, неси копии накладных. Надеюсь, с документами все в порядке.
  - Сейчас принесу.
  Вернулся Капустин буквально через минуту. Сакуров стал внимательно читать документы.
  - Согласно накладной, Доценко вез мебель с нашего мебельного комбината, - констатировал Сакуров.
  - Мебель, - подтвердил Капустин.
  - Интересный получается расклад. По документам в машине должна быть мебель, а наши доблестные милиционеры обнаружили в ней паленую водку. Это как понимать?
  - Я не знаю, - растерянно пробормотал Капустин.
  - Вот что, парень, если не хочешь с треском вылететь не только из этого роскошного кабинета, но и из компании, давай прямо сейчас колись. Почему вместо мебели в машину погрузили водку. Кто тебя попросил или заставил это сделать? Если через минуту не будет ответа, считай уволен.
  - Я скажу, - не стал ждать окончания минуты Капустин. - Это Магдаев попросил меня сделать. Но он сказал, что действует по вашему распоряжению.
  - По моему распоряжению? Ты не врешь?
  - Честное слово. И больше тебе нечего сказать?
  - Нечего.
  - А где грузился груз?
  - Не знаю. Этот парень - Доценко куда-то поехал, куда ему сказал Магдаев. И приехал уже груженым.
  - Надеюсь, ты ничего не утаил. Пока работай, а что будет дальше, посмотрим.
  Сакуров вернулся в своей кабинет.
  - Магдаева срочно ко мне! - приказал он секретарше.
  Магдаев вошел в его кабинет с таким откровенным выражением страха на лице, что оставшиеся крохи сомнения в его невиновности отпали сами по себе.
  - Объясните, Ахмед Магомедович, зачем вы приказали начальнику гаража загружать в машину не мебель, как это указано в накладной, а фальшивой водкой?
   - Я, я..., - Магдаев, словно выброшенная на берег рыба, глотала воздух, но как и она ничего сказать он был не в состоянии. - Я не знаю, я ничего знаю! - вдруг выкрикнул он и уставился на Сакурова круглыми глазами.
  - А вот это мы сейчас увидим. Садитесь у меня к вам серьезный разговор, - резко бросил Сакуров и кивнул на кресло. Магдаев опустился в него почти в бессознательном состоянии.
  
  5.
  Магдаев ворвался в кабинет Будановой с таким видом, будто его преследовали с целью ограбить или даже лишить жизни. Не поздоровавшись с хозяйкой, он влетел на середину ее кабинета и остановился там, тяжело дыша и дико вращая глазами. Несколько секунд затравленно озирался, затем ринулся к двери и повернул ключ.
  Буданова, наблюдая за его действиями, сжалась в кресле.
   Час расплаты настал, мелькнуло в ее голове. Он сейчас потребует вторую часть гонорара. О, Господи! Только не это! Неужели он хочет прямо здесь...
  Она не успела додумать свою мысль, как Магдаев подскочил к ней и, схватив ее за блузку, дернул так, что послышался треск ткани.
  - Вы порвете мою одежду, - взвизгнула Буданова, стараясь вырваться. Но Магдаев держал крепко. Он приблизил свое потное лицо к испуганному лицу Будановой. На нее пахнуло чесночным запахом.
  - Это все ты! Ты! Грязная шлюха! Ты меня подставила! - брызгая слюной и тесня Буданову к стене, шипел Магдаев. Губы его тряслись, а на побледневшем лице злобно сверкали маленькие черные глазки.
  - Пустите! Мне больно, - изо всех сил дернулась Буданова, но вместо вожделенного освобождения из лап Магдаева, она уперлась спиной в стену. Магдаев навалился на нее всем телом, словно хотел размазать по поверхности стены. Буданова собрала все силы, и, изловчившись, саданула коленом Магдаеву между ног так, что он взвыл от боли и моментально разжал руки. Воспользовавшись моментом, Буданова метнулась к стулу и укрылась за ним, как за щитом, выставив его вперед себя ножками. - Только попробуйте приблизиться ко мне, - тяжело дыша, выкрикнула Буданова, - я размозжу вам голову этим стулом.
  Магдаев вмиг остыл и сразу обмяк.
  - Простите меня, - сдавленно пробормотал он, - сам не знаю, что на меня нашло.
  - Извольте объяснить, на каком основании вы ворвались в мой кабинет и напали на меня, - потребовала Буданова. - Только не приближайтесь ко мне! - снова взвизгнула она, увидев, как Магдаев сделал шаг по направлению к ней. На всякий случай Буданова направила ножки стула, который она продолжала держать в руках, прямо в голову Магдаева.
  - Меня вызывал к себе Сакуров, - судорожно сглотнул Магдаев и замолчал.
  - Ну и что? - не поняла Буданова.
  - Он грозил уволить меня.
  - А я-то тут причем. Не я же собралась вас увольнять, - Буданова опустила стул на пол и села на него.
  - Да как же ты ни причем! Как, ни причем! - снова начал закипать Магдаев. И двинулся на Буданову.
  -Эй, эй, эй! Осторожно! - Буданова вскочила и снова схватилась за стул. - Я вас предупредила!
  - И зачем я только с тобой связался! Черт меня попутал. Ведь чувствовало мое сердце: не надо было брать твои деньги и вообще ...От баб одни убытки. - Магдаев зыркнул на Буданову уничтожающим взглядом.
  - Ах, вот оно в чем дело, - до Будановой мгновенно дошло из-за чего весь сыр бор. Что ж вы сразу то не сказали по-человечески.
  -А! - Магдаев раздраженно взмахнул рукой. - Я свое дело сделал, как договаривались. Оформил груз, как ты хотела. Комар носа не подточит. Но фура, на которой груз везли, попала в аварию.
  - О, Господи! - Буданова побледнела и судорожно вцепилась в край стола.
  - Короче, Сакурову стало известно о несанкционированной перевозке груза, и он хочет начать расследование.
  - Какое расследование? - пролепетала Буданова.
  - Сначала свое, а потом может и в суд подаст, - Магдаев зло посмотрел на Буданову. - Только ты не думай, что я молчать буду. У меня дети малые. Если что, я тебя сдам с потрохами. Скажу, что это твой план был.
  - Ахмед Магомедович, миленький, да я для вас, что хотите... Вы же знаете..., - залебезила Буданова и провела рукой по своей груди, обольстительно улыбнувшись Магдаеву.
   Тьфу! - Магдаев сплюнул на пол. - Да я теперь в гробу видел твои прелести. А тебе советую: уладь это дело пока не поздно. А то, неровен час, под суд пойдешь.
  - Да как же я улажу, как улажу? - заныла Буданова.
  - А как ты всегда улаживаешь, или не знаешь?- Магдаев гаденько улыбнулся и, изобразив руками неприличный жест, вышел из кабинета.
   - Сволочь, - сквозь зубы прошипела Буданова ему вслед. Несколько секунд она беззвучно сидела, затем уронила голову на стол и зарыдала злыми беспомощными слезами.
  
  6.
  Маэстро смотрел на Буданову холодным беспощадным взглядом и ждал ответ на поставленный им вопрос. А вопрос его состоял в том, почему Буданова не сделала так, как он приказал. Она пыталась возражать, что-то лопотала о каких-то там обстоятельствах, что она старалась, но ...Но маэстро это не интересовало. Ему был интересен только конечный результат. Тот, который ему был нужен и точка.
   Буданова сидела перед ним, как нашкодивший котенок пред хозяином, и дрожала всем телом от страха и отвращения. Она не понимала, почему этот человек имеет такую власть над ней. Как будто она обязана была ему самой жизнью. А ведь он всего лишь однажды помог ей найти работу. Тогда почему, почему, она так боится его?
  - Ты думаешь, деточка, что свободна от каких-либо обязательств передо мной? - как будто читая ее мысли, спросил маэстро.
   Буданова затравлено посмотрела на него и, не выдержав его тяжелого взгляда, опустила глаза. Если бы маэстро был женщиной, то она сказала бы, что он ведьма. Иначе, как объяснить тогда его странную колдовскую власть над ней? Но маэстро мужчина и вряд ли состоит на службе у дьявола. А вот с преступным миром он на ты, это точно. Буданова нисколько не сомневалась в этом. А это пострашнее всякой чертовщины. Но, тем не менее, Буданова решила рискнуть и устроить бунт на корабле. Иначе он ее сломает и тогда из его лап уже не вырваться.
  Буданова независимо вскинула голову и бесстрашно посмотрела маэстро прямо в глаза.
  - Вот именно это я и хочу сказать. Я ни чем вам не обязана.
  - А работой в компании? Ты это уже забыла?
  -Помню, - буркнула Буданова, - от того и слушалась вас, хотя мне были противны все ваши просьбы. Но у меня ничего не получилось, увы. И вообще, я лучше уволюсь, но не буду больше плясать под вашу дудку.
  Буданова расслабилась и совсем осмелела. Она вольготно откинулась на спинку стула, вальяжно закинула ногу на ногу и вызывающе уставилась на маэстро.
  Она так упивалась своей неожиданной смелостью, что не заметила, как глаза маэстро потемнели, а лицо как будто закаменело.
   Да пусть только попробует меня заставить сделать еще какую-нибудь гадость, пусть, злорадно думала Буданова, глядя, как маэстро переменился в лице, плевать она хотела на все его...
  Буданова так и не успела додумать эту мысль. В первый момент она даже не успела осознать, что произошло. Сильный удар кулаком прямо в лицо сбил ее со стула, и она полетела на пол. Внутри нее что-то лопнуло, и миллионы острых осколков вонзились ей в голову всеми своими гранями, доставляя сильнейшую боль. Особенно больно было в районе носа. Буданова с трудом вытащила из-под себя правую руку и дотянулась до лица. Пальцы наткнулись на что-то теплое и липкое.
  Кровь! в ужасе мелькнуло в ее сознании. Он разбил ей лицо.
  - Вставай, сучка! Хватит валяться, - заорал маэстро, и пнул Буданову ногой. На этот раз не так сильно, но ощутимо. Буданова собрала все свои силы и медленно поднялась. Как только она очутилась на ногах, маэстро схватил ее за волосы и поволок к зеркалу.
  - Ну, что нравишься сама себе? - рявкнул он.
  Буданова, увидев свое разбитое лицо, с кровавыми подтеками и распухшей губой, зажмурила глаза.
  - Смотри, смотри и любуйся на себя, - процедил маэстро и дернул ее за волосы с такой силой, что Буданова закричала от боли и посчитала, что лучше открыть глаза.
  - Так значит, ты говоришь, что не хочешь плясать под мою дудку? Ай, яй, яй. Какая ты нехорошая девочка. А знаешь, что я делаю с такими непослушными детками, как ты, а? Знаешь?
  Буданова молчала.
  - Не знаешь, - ухмыльнулся маэстро, - но можешь узнать, если будешь продолжать вести себя плохо. Так ты будешь слушаться меня, моя драгоценная? Что-то я не слышу ответа.
  Маэстро размахнулся, чтобы снова ударить ее, но Буданова в этот момент истошно завопила.
  - Бу-у-ду! Буду слушаться! Только не бейте меня больше!
  - Так и быть, поверю тебе еще раз, - маэстро удовлетворенно хмыкнул и отпустил Буданову.- А сейчас, красотуля, тебе пора домой: приводить себя в порядок. Ты мне нужна красивой. Поняла?
  - Поняла, - тихо прошелестела Буданова.
  -Ну, вот и умничка. Иди. Я тебя сам найду, когда ты мне опять понадобишься.
  Буданова схватила свою сумку и выскочила из квартиры.
  
  7.
  Сакуров послал за Магдаевым, но его нигде не нашли. Выяснили только, что он сказал одному из сотрудников, что ему срочно надо уйти по важному делу. И больше его никто в офисе не видел. Сакуровым овладели плохие предчувствия; чем дальше развивалась ситуация, тем меньше она ему нравилась. Он все явственней ощущал, что то, с чем он столкнулся, гораздо серьезней и опасней, чем ему показалось в начале.
  Сев в машину, Сакуров поехал домой к Магдаеву. Тот жил в довольно хорошем районе города, где селились люди со среднем достатком. Магдаев оказался владельцем большого в два этажа дома, отделенного от остального мира высоким забором.
  Сакуров решительно надавил на кнопку звонка. Ему долго не открывали. Но он не отступал и продолжал настойчиво звонить. Его упорство, в конце концов, сделало свое дело, дверь распахнулась. Средних лет худая женщина с поблекшим лицом, как ему показалось, испуганно смотрела на него.
  - Вы жена Магдаева, - скорей не спросил, а утвердительно произнес Сакуров.
  - Да, - подтвердила женщина.
  - А где ваш супруг?
  - Его нет дома, - поспешно произнесла женщина.
  Сакуров пристально посмотрел на нее: женщина старательно прятала от него глаза.
  Она лжет, почувствовал он.
  - Вот я и посмотрю, - сказал Сакуров.
  - Извините, но его нет дома, - снова произнесла она.
  - Вам известно, кто я?
  - Да, - на миг подняла она на него глаза.
  - Так вот, если вы не впустите меня сейчас в дом, ваш муж будет завтра же уволен.
  Лицо жены Магдаева отразило колебания, она явно не знала, как поступить. Но, по-видимому, вспомнив полученные от мужа инструкции, отрицательно замотала головой.
  - Извините, не могу вас впустить, у меня спят маленькие дети.
  Но этот аргумент не произвел на Сакурова должного впечатления.
  - Весьма сожалею, по-возможности постараюсь их не будить. Мне очень нужно повидать вашего супруга.
  Сакуров сделал шаг вперед, женщина постаралась его не пустить. Но уж больно силы были не равны, Сакуров плечом оттеснил ее от ворот и оказался внутри забора. Он быстро вбежал на крыльцо и рванул входную дверь. Как ни странно, женщина его не обманула, в комнате, куда он попал, в самом деле, спал в кровати ребенок от силы лет двух. На мгновение Сакурову стало неудобно от своего вторжения, но долго останавливаться на этом чувстве у него не было возможности. Он был почти на сто процентов уверен, что Магдаев дома.
  - Где прячется муж? - спросил он у последовавшей за ним женщины. Но та лишь испуганно посмотрела на него.
  Сакуров безнадежно махнул рукой и распахнул дверь в соседнюю комнату. Там тоже находились дети, мальчик и девочка младшего школьного возраста сидели за столом и делали уроки. Они со страхом посмотрели на незнакомого дядю.
  - Где ваш отец? - спросил он.
  Но ответом ему было лишь испуганное молчание. Сакуров снова открыл дверь и оказался в новой комнате. И почти наткнулся на юношу лет восемнадцать. Он был так разительно похож на Магдаева, что не приходилось сомневаться, кто его отец. Да что тут, в каждой комнате дети? подумал Сакуров.
  То, что в следующий комнате он снова увидит ребенка, Сакуров уже нисколько не сомневался. На этот раз это оказалась молоденькая девушка лет шестнадцати. Сакуров огляделся и обнаружил ведущую на второй этаж лестницу. Он бросился по ней вверх.
  То была первая комната, в которой не оказалось детей. Зато находился тот, кого он искал. Магдаев при виде Сакурова попытался прорваться к выходу. Он даже схватил табуретку, чтобы пробить себе дорогу. Но Сакуров ударом ноги выбил ее из рук, затем подсек Магдаева и прижал его к полу коленом, довольно сильно надавив на грудь.
  - Больно, - прохрипел Магдаев.
  - Бегать не будете?
  - Нет.
  Сакуров освободил начальника производственного отдела.
  - Садитесь, - приказал он ему.
  Магдаев покорно поставил на ножки табуретку и сел на нее. Сакуров уселся напротив него на стуле.
  - Говори все как есть.
  - Что говорить? - пропищал Магдаев.
  Сакуров медленно встал и с решительным видом сделал шаг в его сторону. Этого оказалось вполне достаточным, чтобы Магдаев сразу понял, что надо ему говорить.
  - Это не я, я тут ни причем, - быстро произнес он.
  - Хватит дурака валять. Говори, как все было?
  - Сейчас все скажу. Это все она.
  - Кто она? - спросил Сакуров. Он вдруг почему-то испугался, что Магдаев сейчас назовет имя Марианны.
  - Да, Буданова.
  - Буданова? - удивился Сакуров. - Хватит увиливать, - вдруг закричал он, - давай все по порядку.
  - Так я и говорю! Она пришла ко мне и сказала, что надо отправить машину с грузом. Ну, я с дуру и согласился.
  - А почему согласился?
  Магдаев отвел глаза.
  - Она же не так просила, она деньги дала. А у меня сами видите, сколько детей, а еще двоих дома нет.
  - Ты бы, дурак, лучше еще детей понаделал, чем махинациями заниматься. Это все?
  - Клянусь аллахом, больше ничего.
  - А чем она объяснила свою просьбу?
  - Это был чей-то заказ. А чей, клянусь детьми, не знаю.
  - Это все, сто можешь сказать?
  - Да.
  Кажется, он действительно больше ничего не знает, подумал Сакуров. Он встал со стула.
  - Если обманул, будет плохо, - на всякий случай предупредил он Магдаева.
  - Что со мной будет, вы меня уволите? - плаксиво спросил отец большого семейства.
  - Это я решу завтра. Сейчас мне не до этого. - Не прощаясь, Сакуров стал спускаться по лестнице.
  
  8.
  Голос Сакурова, сухо звучащий по телефону, не предвещал ничего хорошего.
  - Галина Евгеньевна, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет. Срочно!
  Буданова сразу поняла, откуда ветер дует: Магдаев заложил ее со всеми потрохами. За все время их совместной близости, Сакуров только один раз разговаривал с ней таким тоном. В самом начале их отношений, когда Буданова еще не поняла, что зацепила его серьезно, она позволила себе немного вольности на стороне. Сакуров разозлился, и они чуть не разошлись из-за этого. Но тогда Буданова легко справилась с этим недоразумением. Покаялась. И Сакуров ей все простил. А сейчас? Что предпринять сейчас, чтобы Сакуров простил ее еще раз? Буданова на секунду сосредоточилась, и уже через мгновение лицо ее просияло. Как рыбак, закинувший в речку удочку, в конце концов, вытаскивает из нее рыбу, так и Буданова выудила из глубины своего подсознания готовое решение, как смягчить Сакурова. И даже более того, не просто смягчить, но еще и отвести удар от себя, ловко направив его в другую сторону.
  Прежде, чем отправиться к Сакурову, Буданова достала из сумочки крем, спонжик и быстро удалила с лица всю косметику. Внимательно всмотревшись в свое отражение в зеркале, она увидела бледное некрасивое лицо, но осталась недовольна содеянным. Чтобы усилить эффект, которого она добивалась, Буданова провела синими тенями под глазами, растушевала их, а на верхние веки положила немного розового. Приклеила к своему лицу, сразу ставшим заплаканным и измученным, несчастное выражение. И только после этого поднялась с кресла и направилась в кабинет Сакурова.
   Сакуров, как правильно вычислила Буданова, пребывал в ярости после разговора с Магдаевым. Он был слишком возбужден и, кажется, даже не заметил, в каком плачевном виде она вошла в его кабинет. Но Буданова не теряла оптимизма. Сакуров интеллигент, не то, что этот ублюдок Магдаев, или уголовник маэстро. Он не станет ее бить или рвать на ее груди кофточку. С ним она справится верным испытанным средством, которое всегда имелось в арсенале любой умной женщины. Гремучая смесь хитрости и лжи приправленная изрядной дозой артистизма - и он в ее руках.
   Буданова сгорбилась, сделала скорбное лицо и неловко пристроила себя на кончик кресла, не забыв, как бы не в значай, тяжко и горестно охнуть. Сакуров снова не обратил внимания на ее маневр.
  - Я только что беседовал с Магдаевым, - резко начал Сакуров и обратил свое разгоряченное лицо на Буданову. Глаза его горели, а ноздри гневно раздувались.
   Буданова страдальчески молчала.
  - Он показал на вас, Галина Евгеньевна.
  Буданова посмотрела на Сакурова мутным взором, порылась в кармане пиджака и извлекла оттуда коробочку с таблетками. Молча достала из нее две пилюли и огляделась в поисках графина с водой.
  - У тебя есть, чем запить лекарство? - спросила она слабым голосом.
  Сакуров оставил ее вопрос без ответа.
  - Мне достоверно известно, что по вашей просьбе Магдаев распорядился загрузить трейлер паленой водкой, - Сакуров прикладывал массу усилий, чтобы держать себя в руках. Голос его вибрировал на высоких нотах. - В результате ваших махинаций был изменен маршрут следования трейлера и как следствие тяжелая авария. Я хочу знать, что за игру вы ведете, и кто стоит за вашей спиной?
   Буданова сморщилась и тихо охнула, обхватив руками область живота.
  - Мне плохо, неужели ты не видишь? Дай мне воды.
  Сакуров налил стакан воды, протянул его Будановой и нетерпеливо стал наблюдать, как она сначала медленно проглатывала одну за другой две таблетки, затем так же не спеша, допивала остатки воды в стакане.
  Когда Буданова поставила пустой стакан на стол, Сакуров возобновил свой натиск.
  - Я жду ответа, на поставленный мною вопрос. Какова ваша роль в этой ситуации?
  - Ты пытаешь меня, как следователь на допросе. А я сейчас не в том состоянии, чтобы это все обсуждать.
  - Да я и не требую никакого обсуждения. Мне интересует только степень вашей причастности к преступным махинациям, творящимся в моей компании.
  - Я ничего не знаю. - Буданова жалобно посмотрела на Сакурова.
  - Понятно. Не хотите признаваться не надо. Тогда у меня с вами будет другой разговор. Я прошу вас написать заявление об увольнении. Прямо сейчас.
  Сакуров схватил листок бумаги, лежащий у него на столе, и протянул его Будановой.
  - Саша, ты увольняешь меня? После всего, что между нами было?
  - Не смей называть меня Сашей! Никогда! Слышишь! - выкрикнул Сакуров. - Ты... Вы использовали меня для своих грязных делишек. И за это вам придется держать ответ.
   - Но это невозможно, - в глазах Будановой блеснули слезы. - Ты не сделаешь это.
  - И кто же мне помещает? - задохнулся Сакуров от негодования.
  - Наш ребенок, - сказала Буданова и заплакала.
  - Я не понял, чей ребенок? - Сакуров в изумлении уставился на нее.
  - Наш. Твой и мой, - всхлипывала Буданова и краем глаза посматривала на Сакурова. То, что она видела, ей нравилось. В одно мгновение его воинствующий пыл погас, лицо приобрело растерянное выражение.
  - Как ребенок...Откуда он взялся..., - пробормотал Сакуров.
  - А то ты не знаешь, как дети получаются, - Буданова победоносно вскинула голову и вытерла слезы.- Неужели ты посмеешь уволить мать своего будущего ребенка?
  Несколько минут Сакуров напряженно молчал, переваривая полученную информацию. Затем он медленно произнес.
  - Ты предала меня и мое дело, а значит, будешь уволена.
  - Как, - потрясенно спросила Буданова, - а на какие деньги я буду воспитывать нашего ребенка?
  - Я позабочусь о нем. Не переживай. Это я тебе обещаю...Пиши заявление. - Сакуров придвинул к Будановой все тот же злополучный листок бумаги.
   Буданова утратила самообладание, вскочила на ноги, схватила листок и в ярости разорвала его на мелкие клочки.
  - Не буду я ничего писать, - тяжело дыша выпалила она, - потому что я тут ни причем. Это была не моя идея. Меня подставили.
  - Кто? - Сакуров впился глазами в лицо Будановой.
  - Долгорукова. Она сказала мне, что это какая-то там гуманитарная помощь, а о водке и речи не шло. Неужели ты думаешь, что я бы согласилась, если бы узнала, что она собирается переправлять водку.
  - Ты... это все правда? - Сакуров с надеждой посмотрел на Буданову.
  - Ну, конечно, Сашенька, конечно, - радостно защебетала Буданова, уловив перемены в голосе Сакурова.
  - А про ребенка? - он кивнул головой на ее живот и взгляд его совсем смягчился.
  Буданова кивнула головой.
  - Ну, хорошо. С тобой мы об этом позже поговорим. А сейчас иди пока.
  Буданова выскользнула из его кабинета и стремглав помчалась к себе.
  
  9.
  Бедняков удобно устроился в кресле, вытянул далеко вперед ноги и попросил разрешения закурить. Сакуров не возражал. В свой прежний визит к Сакурову Бедняков выглядел напуганным и озадаченным. Сейчас же он лучился спокойствием и невозмутимостью. Он нарочито тянул время, говорил ни о чем и не торопился выкладывать то, с чем пришел к Сакурову. Это был его коронный прием, фирменный знак, индивидуальный почерк работы. Ему нравилось потянуть время, поиграть на нервах, вдоволь насладиться состоянием нетерпения и вынужденного ожидания клиента, ощущая при этом свою значимость и полную власть над ситуацией.
  Сакуров тоже не спешил, не проявлял признаков нетерпения и скорейшего желания получить заказанную информацию. На этот раз он воспользовался услугами Беднякова, чтобы выяснить насколько достоверны сведения Будановой по поводу причастности Марианны к делу Магдаева, как для себя его называл Сакуров.
  Бедняков, наконец, докурил свою сигарету, не спеша затушил ее в пепельнице и только после этого извлек из кармана пиджака диск.
  - Что это? - поинтересовался заинтригованный Сакуров.
  - Отчет о проделанной работе, - многозначительно пояснил Бедняков.- Вставьте, пожалуйста, в плеер.
  Сакуров повиновался, и на экране замелькали кадры. Сакуров сразу узнал дом Марианны. Только на экране дом был заснят не с парадной стороны, а с заднего двора. Там Сакуров никогда не был, но он сразу же узнал это сооружение по характерной причудливой архитектуре вычурных фронтонов и башенок. Ландшафт приусадебного участка был бы безупречен, если бы не странное сооружение, возвышающееся прямо на самой его середине. Сакурову показалось, что это похоже на веревку для белья, натянутую между двумя столбами. Только почему-то эта веревка была натянута очень высоко: на уровне второго этажа дома.
   - Для чего это веревка, вы не знаете? - спросил Сакуров.
  Но Бедняков не удостоил его ответом, только произнес таинственно:
  - Сейчас увидите. Минуточку терпения.
  И действительно, через секунду на экране появилось окно, а за ним мелькнула чья-то тень. В следующий момент рамы распахнулись, и в его проеме появилась Марианна. Она ловко вспрыгнула на подоконник, и смело шагнула на веревку.
  Сакуров от неожиданности вскрикнул. Бедняков самодовольно хмыкнул и изрек многозначительно.
  - То ли еще будет!
   Марианна пошла по веревке, как по паркету. На самой ее середине она остановилась, несколько раз подпрыгнула на ней, будто она была не на высоте двух метров, а на полу в спортивном зале, и далее возобновила свое путешествие до другого конца каната.
  Экран погас. Потрясенный Сакуров несколько минут бессмысленно пялился в его пугающую черноту, затем повернул бледное лицо к Беднякову.
  - Что это было. Вы можете объяснить мне? - спросил он его почему-то шепотом.
  Бедняков поудобнее устроился в кресле, не спеша закурил новую сигарету и только после этого приступил к объяснениям.
  Мириам Саитова родом из села, где любимой забавой местных жителей, является хождение по канату. Их семья была одной из лучших в этом искусстве. Эта Саитова вполне может пройти над пропастью между двух скал на тонюсенькой веревке и не разбиться при этом - Бедняков глубоко затянулся и выпустил несколько колечек сигаретного дыма в потолок.
  - Марианна канатная плясунья?- ляпнул первое пришедшее в голову сравнение Сакуров.
  - Скорее попрыгунья, - поправил его Бедняков.- Однажды я увидел, как она прыгнула и промазала ногами мимо каната. Жаль, что я в это время уже убрал камеру. Отличный получился бы кадр.
  - И что было дальше? - ахнул Сакуров.
  - А ничего. Она успела схватиться руками за канат.
  - Но ведь это очень опасно ходить по канату! - воскликнул Сакуров. - Можно в любой момент разбиться.
  Бедняков снисходительно улыбнулся.
  -Канатоходцы - эти люди живучие, как кошки. У них отсутствует чувство опасности. И вообще их психика неадекватна. Они совсем не ценят свою жизнь.
  - А чужую? Чужую жизнь они тоже ни во что не ставят? - спросил Сакуров, поразившись неожиданно осенившей его догадке.
  - Такие люди ценят только риск и все, что связано с ним, - отозвался Бедняков.
  - Значит, Галина сказала правду. Это Марианна организовала в моей компании перевозку паленой водки, - задумчиво произнес Сакуров. - Кстати, где ваши подтверждения моей версии? Почему вы не предоставили их мне до сих пор,- спросил Сакуров, как о чем-то само собой разумеющемся.
  - А потому что у меня нет подтверждения этому факту.- Бедняков затушил в пепельнице очередной окурок.
  - А вы не ошибаетесь? - Сакуров с сомнением посмотрел на Беднякова.
  - Если я говорю: нет подтверждения, значит, их на самом деле нет, - Бедняков состроил оскорбленную физиономию. - Я со всей ответственностью заявляю: госпожа Долгорукова никак не причастна к махинациям, имевшим место последнее время в вашей компании. Больше мне к этому добавить нечего.- Бедняков встал, давая понять, что их разговор окончен.
  - Спасибо. Вот ваш гонорар. - Сакуров отчитал деньги сыщику.- А можно вас попросить оставить мне этот диск?
  - Пожалуйста. Он ваш.- Бедняков попрощался и покинул квартиру Сакурова.
  Как только за ним закрылась дверь, Сакуров кинулся к плееру и нажал на кнопку пуск.
  
  10.
  В течение всего дня Марина пыталась попасть к Сакурову, накопилось несколько мелких, но неотложных дел. Но его либо не было на месте, либо секретарша останавливала ее словами, что Александр Николаевич очень занят и просил никого в кабинет не пускать. Удалось ей встретиться с ним уже после окончания работы, когда офис опустел. Марианна уже не надеясь его застать, перед тем, как уйти самой, на всякий случай заглянула в приемную и увидела, что дверь в кабинет приоткрыта.
  То, что Марианна увидела, настолько не вязалось с обликом Сакурова, что она даже на мгновение оторопела. Он сидел за столом, подперев голову ладонью, и отрешенно смотрел перед собой. У него был вид крайне усталого человека. Когда она вошла в кабинет, он как-то отрешенно посмотрел на нее. Но быстро взял себя в руки, его лицо приобрело энергичное выражение. Но Марианну этим уже было не обмануть.
  - Что-то случилось, Александр Николаевич?
  Брошенный на нее взгляд, поразил ее, в нем заключался откровенный немой вопрос, этот человек о чем-то ее спрашивал. Но вот о чем, Марианна терялась в догадках.
  - Да, знаете, Марианна Романовна, случилось. И пока я не совсем представляю, как поступить.
  - Могу я узнать, в чем проблема?
  Сакуров ответил не сразу.
  - Вы вице-президент компании, кому как не вам знать, что в ней происходит. C одной из наших фур произошло ДТП, столкновение с легковушкой. Ее водитель в тяжелом состоянии госпитализирован.
  - Это печально, совсем недавно погиб наш водитель.
  - Вы правы, только это еще не все. Выяснилось, что вместо мебели фура была под завязку загружена паленой водкой.
  - Какой ужас! - искренне воскликнула Марианна. - За такие дела могут ликвидировать компанию.
  - Вот об этом я как раз и думал. Такая гигантская работа, я ведь начал это дело с нуля, с одного старенького грузовика. И теперь из-за какого-то негодяя все могу быстро потерять.
  - Но известно, кто в этом виноват?
  Сакуров молчал так долго, что это стало даже неудобно.
  - Кое-что известно, но далеко не все. Непосредственный приказ загрузить водку отдал Магдаев. Но вы же понимаете, что он всего лишь пешка в чьей-то игре. А игра большая. В одной фуре двадцать тонн поддельной водки. Представляете, сколько ее кто-то производит.
  - И где-то, - задумчиво добавила Марианна.
  - И где-то, - подтвердил он.
  -Я могу вам чем-нибудь помочь? - немного неожиданно даже для себя спросила Марианна.
  - Можете ли вы мне помочь? - удивленно переспросил Сакуров и задумался. - Думаю, что да.
  - Буду рада это сделать. Скажите, что именно?
  Сакуров снова погрузился в раздумье.
  - Знаете, странное у меня какое-то чувство. Я не знаю, чем вы мне можете помочь, но меня не отпускает ощущение, что от вас многое будет зависеть в этом деле.
  - Почему вы так считаете? - в свою очередь удивилась Марианна.
  Сакуров посмотрел ей в глаза и впервые за разговор, хотя и слабо, но улыбнулся.
  - Это всего лишь подсознательное чувство. У меня на данный момент нет никаких аргументов, чтобы его обосновать. Но иногда оно бывает очень верным. Когда я ходил в разведку, оно несколько раз практически спасало мне жизнь.
  - Вы ходили в разведку? Не знала, - призналась Марианна.
  - Когда воевал тут неподалеку на Кавказе. Это были горячие деньки. Но, кажется, сейчас наступают деньки не менее горячие.
  - Вы полагаете, этим дело не кончится?
  - Мой опыт говорит, что оно только начинается. Кто-то сильно погорел на этой поездке. И теперь захочет восполнить убытки.
  - Каким образом?
  - Если бы я знал. Прошу вас, если у вас появятся какие-то сведения, сообщите мне. Это может быть крайне важно.
  - Обещаю.
  - Почему-то ваше обещание вселяет в меня уверенность, - сказал Сакуров.
  Марианна вдруг ощутила что-то вроде смущения. Только этого ей на хватало, подумала она, и поспешно встала, чтобы справиться с внезапно нахлынувшим чувством.
  - С вашего разрешения я пойду, - произнесла она.
  - Конечно, рабочий день завершился.
   И только когда Марианна вышла из офиса, то вдруг вспомнила, что так и не решила ни один вопрос, ради которого она и зашла в кабинет Сакурова.
  
   Глава 5.
  
  1.
  Обычно Марианна спала крепко, вечером ныряла в океан небытия, а утром свежей и бодрой возвращалась из него. Но на этот раз она проснулась посреди ночи. У нее возникло ощущение, что кто-то назвал ее имя. А прозвучавший голос был голосом брата.
  Марианна приподнялась на кровати, огляделась, но кроме темноты ничего не увидела. И все же она не могла отделаться от ощущения, что это был голос Арсена. Нет, она не верит в то, что он мог позвать ее с того света, тут что-то другое. Скорей всего это был голос ее совести; в последнее время его образ как-то немного удалился от нее, дела поглотили ее так сильно, что она стала понемногу забывать, зачем сюда приехала.
  Марианна встала с кровати, включила ночник, села за стол. Пора бы ей кое-что обдумать прямо сейчас, раз не хватает времени это сделать днем. Когда она ехала в этот город, то обещала себе, что непременно займется выяснением обстоятельств убийства Арсена. Кто его совершил, сомнений у нее не вызывает, но вот почему и как это случилось? Сакуров совершенно не походит на хладнокровного убийцу, если он это сделал, значит, на то были свои причины. К тому же, как теперь она понимает, брат отнюдь не являлся образцом правильного поведения. И в свете всех последних событий, она не может отбросить мысль, что он как-то участвовал в незаконных махинациях. Хотя какая ему была в них отведена роль, ей не понятно. А ведь от этого как раз могут зависеть мотивы преступления.
  Она должна пройти по всей цепочки событий, предшествующих гибели Арсена. Его смерть никак не может быть случайной, значит, он двигался к ней последовательно, шаг за шагом. И эти шаги, по-возможности, нужно проследить. Вот только с чего или с кого начать?
   Марианна подумала: а не попытаться ли осторожно расспросить об Арсене под благовидным предлогом Сакурова? Но тут же отказалась от этой мысли. Такой поступок выглядит слишком неосторожным, вызывает у него настороженность. Нужно найти другого человека, кто может дать нужные сведения.
  Фамилия Лабинова всплыла в ее мозгу как бы сама собой. Даже странно, почему она сразу о нем не подумала? Скорей всего потому, что он вызывает в ней неоднозначные чувства, в которых она до конца не может разобраться. Но как бы то ни было, ей надо поговорить с ним в самое ближайшее время. Прямо сегодня. Позвонит утром и договорится о встрече.
  Принятое решение успокоило Марианну, она потушила свет и легла. И уже через пять минут крепко спала.
  Они сидели в небольшом, но очень приличном кафе. Марианна и не подозревала, что в городе существуют заведения, не уступающие по уровню обслуживания столичным. Интерьер оформлен с большим вкусом, официанты вышколенные, как гвардейцы. И как убедилась она, готовят тут тоже превосходно.
   Марианна поймала внимательный взгляд Лабинова.
  - Вам тут нравится? - спросил он.
  - Очень. Вот только не знала о существовании этого заведения.
  - А о нем знают немногие. Иначе оно бы не было таким. Вы же представляете, местный контингент.
  - Мне кажется, он, как и везде, разный, - осторожно ответила Марианна.
  - Это вам так кажется, потому что тут мало живете. А поживете несколько лет, боюсь, ваше мнение на сей счет сильно изменится.
  - Не уверенна. - Почему-то в ее голове мелькнул и тут же погас, словно осветительная ракета, образ Сакурова.
  - Вы я вижу, еще не разочаровались в человечестве, - усмехнулся Лабинов. - Но это со временем пройдет.
  - У вас прошло?
  - А знаете, я что-то не припомню, чтобы был в нем когда-то сильно очарован. Я всегда трезво смотрел на вещи.
  - А мой брат? - быстро спросила Марианна.
  - Ваш брат? - Лабинов задумался. - Он был скорее романтиком, он видел мир таким, каким хотел его видеть, а не таким, каким он был на самом деле. Я ему ни раз указывал на это.
  - И помогало?
  - Не знаю, скорей всего нет. Он был еще и упрямым человеком. Его трудно было в чем-то переубедить. А почему вы задаете мне эти вопросы? Получили информацию об Арсене?
  - Нет, - отрицательно покачала головой Марианна, - наоборот, хочу ее собрать. Узнать, что случилось с Арсеном перед его исчезновением.
  - К сожалению, сам теряюсь в догадках, - развел руками Лабинов.
  - И все-таки, вы же встречались с ним незадолго до этого.
  - Было дело.
  - Меня особенно волнуют самые последние дни. Что с ним происходило?
  - Знаете, он был, как бы сказать, каким-то нервным, даже взвинченным. Что-то его то ли тяготило, то ли расстраивало.
  - И вы не спрашивали?
  - Обижаете, Марианна, конечно, спрашивал. Но он лишь сказал, что проблемы по работе.
  - И все?
   Лабинов, пытаясь вспомнить, наморщил лоб.
  - Вот что еще я вспомнил, наверное, это важно. Буквально в день исчезновения, я его случайно встретил. Он был сам не свой, говорил со мной, а думал о чем-то своем. Я его спросил, что с ним? Сначала он не хотел отвечать, а потом вдруг сказал, что идет на важную встречу со своим шефом. Она у них за городом, в каком-то доме.
  - Да, у компании есть загородная резиденция, - подтвердила Марианна. - Правда, я там еще ни разу не была.
  - Наверное, он туда и направлялся. Больше я его не видел и не слышал. Что там произошло, не представляю.
  "Я - тоже" - мысленно произнесла Марианна.
  - А вы не пытались его искать?
  - Где? - посмотрел Лабинов на молодую женщину.
  - В самом деле, где? - Мысленно она представила могилу брата на сельском кладбище. Ищи, не ищи, его живым никто не найдет.
  - Вы хотите его поискать? - поинтересовался Лабинов.
  - Может быть, я еще не решила.
  - Будет нужна моя помощь, обращайтесь.
   - Непременно.
  - Может, желаете потанцевать, - вдруг предложил Лабинов. - Тут прекрасный ансамбль и певица.
  - Как-нибудь в другой раз, сегодня нет настроения. Зато было все очень вкусно.
  - Хотите, открою маленький секрет, - загадочно улыбнулся Лабинов.
  - Хоть какой-то секрет я сегодня узнаю.
  - Это кафе принадлежит мне. Я хочу вам вручить золотую карту. По ней вы можете заказывать все бесплатно. Кроме спиртных напитков. - Он протянул ей золотистый прямоугольник.
  - Спасибо, обещаю не злоупотреблять такой возможностью. Вдруг разоритесь.
  - Не беспокойтесь, - улыбнулся Лабинов. - Я неплохой бизнесмен, мне это не грозит.
  
  2.
  На сердце у Будановой было неспокойно. Несмотря на то, что ей, в очередной раз, удалось выйти сухой из воды, это обстоятельство ее нисколько не радовало. Она прекрасно понимала, что эта передышка, которую она выторговала себе у Сакурова, будет очень кратковременной. Будущее же было темно и туманно. Рано или поздно, Сакуров уличит ее в очередной лжи, узнав, что никакого ребенка у нее нет и в помине. С Долгоруковой он тоже разберется. В конце концов, это не так уж и сложно выяснить, что Марианна не имела к этому делу никакого отношения. Подонок Магдаев это подтвердит. Буданова попыталась было сунуться к нему с деньгами, чтобы он изменил свои показания и оговорил Долгорукову. Но Магдаев только шарахнулся от нее, как от прокаженной, и даже не обратил внимания на все ее прелести, старательно выставленные на показ, как товар в витрине магазина. Он так перепугался, бедный зайчишка, что чуть не наложил в свои дрянные штанишки от страха, опасаясь, что его снова втягивают во все тяжкое.
  Буданова поняла, что рассчитывать на него уже бесполезно. А за спиной маячит еще эта тварь маэстро, который рано или поздно объявится и выдвинет новые требования. И кто ее тогда защитит? А вокруг ни одного персонажа, который захотел бы это сделать. Хотя, еще не все потеряно и можно попытаться переломить ситуацию в свою пользу. А для этого ей надо срочно заполучить Сакурова в качестве отца своего ребенка. Это обстоятельство сделает ее положение неуязвимым. Тогда маэстро не посмеет к ней даже приблизиться. И афера с Магдаевым сойдет ей с рук. Простится, как будущей матери. Останется одна Долгорукова, к которой Сакуров, кажется, неровно дышит. Но это уже мелочи. С ней она разделается сразу, как только станет госпожой Сакуровой. А чтобы ею стать, надо действовать быстро и решительно. Времени в ее распоряжении не так уж и много. Вот только бы Сакуров не заартачился и распахнул перед ней свои объятия. Но вряд ли он устоит от такого соблазна. По ее представлениям, еще не родился такой мужчина, который бы отказался оттого, что само идет в руки. А она придет к нему сама.
  К этому визиту Буданова тщательно подготовилась. Сходила к парикмахеру: освежила цвет волос и сделала стильную прическу. Затем посетила косметический салон и потратила почти всю месячную зарплату на всевозможные процедуры. Маски для лица и тела, пилинги, массаж, косметические обертывания - что только не выделывали с ней в течение целого дня. Но зато и результат превзошел все ожидания. Стоя нагишом в своей спальне перед зеркалом, Буданова не узнавала саму себя. После нервотрепки последних нескольких месяцев, она выглядела ужасно. А сейчас, как будто в одно мгновение сбросила несколько лет. Ей даже не потребовалось много косметики, чтобы лицо ее сияло свежестью и чистотой молодой кожи. Она лишь подчеркнула глаза тушью и добавила немного блеска для губ. А вот платье Буданова выбрала свободное, широкого покроя. Специально купила его для этого случая. Сакуров не должен был усомниться в том, что она носит во чреве его ребенка.
  Когда Буданова в этом платье вошла в квартиру Сакурова, он, взглянув на ее заметно пополневшую фигуру, сразу бросился хлопотать перед ней. Принес тапочки, усадил в кресло, а сам пошел на кухню готовить чай.
  Буданова сидела в кресле в ожидании Сакурова и понимала, что-то происходит не так в ее тщательно продуманном плане. По сценарию, Сакуров должен был наброситься на нее, как голодный волк, а он вместо этого обул ее в тапочки и усадил в кресло, как тяжелобольную. Наверное, все дело в этом платье, которое сделало ее похожей на квашню, а она хотела выглядеть притягательно и обольстительно.
  Буданова с неприязнью посмотрела на платье, поколебалась секунду, а затем стащила его с себя и осталась в одном нижнем белье. Его она тоже купила специально для этого визита в самом дорогом магазине города. Теперь она выглядела, по ее представлению, супер секси. Буданова переместилась на диван, легла, томно изогнувшись, и стала дожидаться Сакурова.
  Он вошел в комнату с подносом, на котором дымились две чашки ароматного чая. Первое, что бросилось ему в глаза, это сиротливо, стоящие возле кресла тапочки и ее платье, валяющееся прямо на полу. Сакуров огляделся и увидел Буданову, возлежащую в одном лифчике и трусиках на его диване. Она призывно смотрела на Сакурова и обольстительно ему улыбалась.
  - Иди ко мне, - с придыханием пошептала она, вложив в свой голос, как можно больше сексуального томления.
  Руки Сакурова дрогнули, и поднос с чашками чуть не полетел на пол. Справившись с минутным замешательством, Сакуров аккуратно поставил поднос на стол и поднял платье Будановой.
  - Тебе лучше надеть его, - сказал он, стараясь не глядеть в ее сторону.
  Буданова вскочила с дивана и подошла к Сакурову, обняла его, прижалась к нему всем телом.
   -Я так хочу тебя... мы давно не были вместе... я соскучилась, - сбивчиво шептала она, томно прикрыв глаза. По ее разумению, он вот-вот должен был начать целовать ее. Буданова даже запрокинула голову и вытянула вперед губы в ожидании его поцелуев. Но Сакуров почему-то медлил. Буданова открыла глаза. То, что она увидела, не понравилось ей: Сакуров холодно смотрел на нее.
  -Хватит кривляться, - мрачно обронил он.- Одевай платье и поговорим.
  - О чем? - голос Будановой дрогнул.
  - О твоем ребенке.
  - О нашем ребенке, - быстро поправила его Буданова.
  - Возможно.
  - Что?- Буданова задохнулась от негодования. - Ты не веришь, что ребенок твой?
  - После того, как ты попыталась оговорить Долгорукову, не верю.
  - А ей ты, значит, веришь, - зло буркнула Буданова.
  - Я проверял твою информацию, она не подтвердилась. Она к левой водке не имеет никакого отношения.
  - Значит, ты веришь ей на слово и этому придурку Магдаеву. А мне, женщине, которая носит под сердцем твоего ребенка, ты не доверяешь? - Буданова трагично закатила глаза и театрально заломила руки.
  - Я проверял эту информацию другим способом.
  - Каким? - Буданова впилась в Сакурова цепким взглядом.
  - Тебе это знать не обязательно, - отрезал Сакуров.
  Буданова поняла, что ее план находится под угрозой срыва. Ее ум лихорадочно метался в поисках решения. Что же ей срочно предпринять? Снова попытаться возобновить свою атаку? Но он так холодно смотрит на нее и совсем ее не хочет. Более того, кажется, презирает ее и терпит только потому что она сказала ему о ребенке. Но ребенка-то как раз и нет!
  - И вообще, я сомневаюсь, что ты на самом деле беременна, - как гром среди ясного неба прозвучали слова Сакурова.
  Буданова затравленно посмотрела на него и, пытаясь сохранять остатки самообладания, направилась к двери. Прежде, чем уйти, она оглянулась и многозначительно произнесла.
  - Ты еще очень пожалеешь, что сказал мне это.
  - Рад буду ошибиться. Время покажет, кто из нас прав. Тем более, ждать осталось недолго. Когда у беременных женщин появляется живот? Месяца через два? Судя по тому, что наша последняя близость была месяц назад, и я, как сейчас помню, пользовался презервативом..., - Сакуров язвительно посмотрел на нее, - ждать осталось недолго.
  Буданова не стала дальше слушать и выскочила за дверь.
  -Урод! Сволочь! Ублюдок! - поносила она Сакурова последними словами. - Ну, ничего. Мы еще посмотрим, чья возьмет! Так просто я не сдамся!
  Буданова теперь точно знала, как ей нужно действовать дальше. Ей срочно нужен мужчина, от которого она забеременеет. А кто это будет ей все равно. Да хоть вон тот придурок, который уставился на нее, как будто баб никогда не видел. Буданова ослепительно улыбнулась мужчине, который притормозил около нее на своей машине.
  - Садись, красавица, - мужчина распахнул дверцу машины, - домчу тебя с ветерком, куда пожелаешь.
  Буданова даже не стала раздумывать и уже через секунду сидела в салоне, кокетливо стреляя глазами, жеманно назвала свой адрес.
  
  3.
  Марианну словно магнит тянуло в дом для гостей и где, судя по всему, произошла одна из последних встреч в жизни Арсена. Она и раньше слышала об этом объекте, но сейчас задалась целью попасть туда. Оказалось это сделать совсем не сложно, она пошла к начальнику административного отдела и сказала, что намерена пригласить одного партнера компании. Может ли она разместить его в этом доме?
  То, что она услышала в ответ, удивило и обрадовало ее. Оказывается, как вице-президент компании она имеет право получить ключ от дома для приема гостей и размещать в ней тех, кто приезжает к ним по делам, а также проводить в нем деловые переговоры, не ставя ни кого в известность.
  Вечером с ключом в кармане, Марианна отправилась на экскурсию в дом для гостей. Он располагался примерно в десяти километрах от города в довольно уединенном месте на берегу небольшого озера. Чтобы попасть туда, надо было свернуть с федеральной трассы и минут двадцать ехать по узкой одноколейной дороге. Она привела Марианну к высокому забору, которым был огорожен дом. Открыв с помощью специального кода ворота, она оказалась на небольшом, но ухоженном участке. Вставив в замочную скважину ключ, вошла внутрь строения.
  Марианна обошла все два этажа дома, заглянула во все комнаты, осмотрела все уголки. И решила, что тот, кто обставлял эту резиденцию, обладает хорошим вкусом. Хотя мебель не отличалась ни роскошью, ни дороговизной, а, судя по ее слегка грубоватому облику, изготовлена на местном комбинате, все было подобрано удивительно гармонично.
  Марианна выбрала одну из комнат, села в глубокое кресло напротив камина и задумалась.
  В квартире Сакурова раздался звонок.
  - Александр Николаевич, это Бедняков. Хочу сообщить вам интересную новость, объект приехал в дом для гостей и находится в нем вот уже почти час.
  - Что она там делает?
  - С моего наблюдательного пункта я этого видеть не могу, у вас слишком высокий забор.
  - Хорошо, спасибо, можете уезжать.
  Сакуров вдруг почувствовал беспокойство. Зачем она туда поехала? Не просто же так, должна же быть цель. А что если попробовать узнать.
  Сакуров остановил машину за несколько сот метров до дома, чтобы не было слышно звука мотора. Прошел через ворота и остановился возле двери, прислушиваясь к тому, что происходит в доме. Но никаких звуков изнутри не раздавалось.
   Среди навыков, которые он приобрел в десантном училище, было умение ходить бесшумно. Сакуров стоял на пороге комнаты и с боку наблюдал за Марианной. Она сидела с отрешенным видом, неподвижно смотря перед собой. Так продолжалось несколько минут, и Сакуров ощутил что-то вроде растерянности - он не знал, как поступить. У него даже возникла мысль тихо удалиться. Но раз он тут, было бы это глупо делать.
  Сакуров кашлянул, реакция Марианны оказалась непредсказуемой. Она резко вскочила с кресла, схватила со стола первый попавшийся в руки предмет и устремилась на Сакурова. Еще бы немного и она обрушила бы на его голову графин, но в последний момент поняла кто перед ней, - и остановилась.
  - Это вы, Александр Николаевич, - удивленно произнесла она.
  - Извините, я вас напугал?
  - Немножко.
  - По-моему, довольно множко.
  - Вы правы, я сильно перепугалась. Даже не знаю, почему. Я не из трусливых.
  Сакуров вспомнил кадры, как Марианна ходила по канату, и мысленно согласился.
  - А что вы тут делаете?
  - Мне нельзя здесь появляться? - вопросом на вопрос ответила она.
  - Как вице-президенту компании - можно. Это всего лишь праздное любопытство.
   Марианна недоверчиво взглянула на него.
  - Мне просто захотелось посмотреть на этот домик.
  - И как вам домик?
  - Очень мило. У человека, который его обставлял, хороший вкус. Он мог бы работать дизайнером.
  - Спасибо за комплимент, так как это целиком моя работа. Мне приятно, что вы ее высоко оценили. Вы не собираетесь уезжать?
  - Не знаю, наверное, уже пора.
  - А может, не стоит торопиться. Раз мы тут вместе оказались, не провести ли нам не формальное совещание?
  - По какому вопросу?
  - По какому получится. Не станем определять повестку дня заранее.
  - Если это приказ начальника...
  - Просьба начальника. А просьба начальника - это даже важней его приказа.
  Они одновременно засмеялись.
  - Придется уважить, - сказала Марианна.
  - Вот и прекрасно. Садитесь. Хотите, разожгу камин?
  - Хочу, люблю смотреть на огонь.
  - А знаете, я тоже. Видите, не прошло и несколько минут, как уже нашли нечто общее.
  Сакуров быстро разжег камин и сел в соседнее кресло. Несколько минут они молчали, наблюдая за пляской огня.
  - Я предлагаю расширить повестку нашего совещания, - вдруг произнес Сакуров. - Предлагаю поужинать.
  - Здесь? - удивилась Марианна.
  - А чем плохо место. Продуктов тут достаточно. Есть хорошие вина.
  - Я - за рулем.
  - Я - тоже. Но ради такого дела. В крайнем случаи откупимся. Тут эти ребята все берут.
  - Уговорили. Пойду готовить.
  - Отдыхайте, Марианна Романовна, готовить буду я. Вы еще не знаете, но я большой мастак по этой части. После того, как расстался с женой, решил, что освою эту науку. И освоил. Вы сейчас убедитесь.
   Сакуров не обманул, он оказался отличным кулинаром, Марианна давно так вкусно не ела.
  - Вы действительно вкусно готовите, - оценила она.
  - У меня много самых разных талантов, - улыбнулся Сакуров. - Вы еще узнаете о них.
  - Буду ждать с нетерпением. Кстати, я вас не спросила, а почему вы приехали?
  - Просто так, я иногда приезжаю сюда вечерами. Живу один и возникает желание сменить обстановку. Даже иногда тут ночую.
  - Не страшно?
  - А кого бояться?
  - Ну, мало ли, - уклончиво произнесла Марианна. - А скажите, другие руководители компании тоже проводили тут время?
  - Кого вы имеете в виду?
  Марианна нарочито пожала плечами.
  - Ну, я не знаю. Например, моего предшественника Арсена Саитова.
  Марианне показалось, что Сакуров напрягся.
  - Насколько я знаю, он бывал тут иногда. Вас этот вопрос особо интересует?
  - Нисколько, - постаралась, как можно беззаботней рассмеяться Марианна. - Чисто женское любопытство.
  - А что еще интересует ваше женское любопытство?
  - Вообще-то многое. Но мне кажется, уже поздно, а завтра на работу. Пора возвращаться домой.
  - Пожалуй, вы правы. Завтра трудный день. Одни неприятности идут за другими.
  - Мне известна эта история с фурой. Вы справитесь?
  - Не беспокойтесь, справлялся и не с таким. Так что спите спокойно, и ни о чем не думайте. А если хотите тут бывать почаще, милости прошу, не стесняйтесь. Пока вы работаете в компании, можно считать, что это и ваш дом. Захотите, оставайтесь на ночь.
  - Спасибо, мне хорошо спится и у себя. Но прежде чем уйти, надо все убрать.
  - Не беспокойтесь, Марианна Романовна, я позвоню, и это сделает горничная. Она следит за порядком в доме.
  - Не знала, что тут есть горничная.
  - Есть. А сейчас, если не передумали, пойдемте.
  Они вышли из дома, каждый сел в свою машину. Марианна ехала домой и думала об одном: зачем все-таки он сюда приехал? И как узнал, что она находится в доме для гостей.
  
  4.
  Михаил Доценко с самого раннего утра пребывал в скверном настроении. Все было не так. Мать принесла ему рубашку, в которой ему даже помойное ведро стыдно будет вынести, не то, что идти на работу. С досады на это обстоятельство, он наорал на мать, она обиделась на сына и ушла в свою комнату, громко стукнув дверью. По тому, какая за этой дверью воцарилась тишина, Михаил понял, что это надолго и готовить завтрак придется самому. Чертыхаясь, от злости не то на себя, не то на мать, не то на такую сволочную жизнь, Доценко поплелся на кухню. Пошарил в холодильнике и обнаружил в нем два яйца и одну котлету. Что делать с яйцами, он понятия не имел. Как сырые яйца превращаются в яичницу, у Михаила было весьма смутное представление, поэтому он не стал экспериментировать и ограничился тем, что без всякого аппетита съел холодную котлету, запив ее стаканом холодной воды из-под крана. Дальше было еще тяжелее. Надо было во что-то облачиться. Не идти же голым на работу. Доценко открыл шкаф и застыл в тяжелом раздумье.
  Черт знает что такое! Совершенно непонятно, что тут можно надеть и с чем. Обычно этим занималась мать, а сейчас мучайся тут! Промаявшись несколько минут без всякой пользы, Доценко весь взмок от абсолютного непонимания предмета, плюнул на это дело, смачно выматерился и с отвращением натянул на себя рубашку, которую ему принесла мать.
  На работу он отправился голодный и злой. Ситуация усугублялась тем, что это был его первый рабочий день после аварии, в которую он попал неделю назад на трейлере, принадлежащим компании. Сам он отделался, можно сказать, легким испугом. Никаких серьезных травм. Только ушиб плеча, да небольшое сотрясение мозга, из-за которого он неделю провалялся на больничном. Теперь его здоровье в полном порядке. А вот, что касается всего остального... У Доценко засосало под ложечкой и противно заныло в районе солнечного сплетения. Это был явный признак тревоги и ожидания каких-нибудь неприятностей. То, что они обязательно возникнут, при его появлении на рабочем месте, Михаил нисколько не сомневался.
  Первый раз он шел на работу в таком состоянии, как будто к тиграм в клетку, зная наверняка, что там он будет разорван хищным и сильным зверем. Так все и получилось. Не успел он войти в гараж, как за ним прислали из административного здания. Его вызывал сам Сакуров. Доценко струхнул, понимая, что сейчас ему придется отвечать за случившееся ДТП по полной форме. Но, чем ближе он подходил к кабинету Сакурова, тем спокойнее становилось у него на душе.
   В, конце концов, что я парюсь, успокаивал он сам себя, раз виноват, отвечу по всей строгости. Но только за свои проступки, за то, что произошло непосредственно на дороге. А что касается всего остального, пусть выкручиваются те, кто эту кашу заварил. Кто организовал, тот пусть и отвечает. А я всего лишь простой шофер. Моя хата с краю, что приказал начальник, то я и везу.
  Доценко перешагнул порог кабинета Сакурова с твердой решимостью говорить правду, только правду и ничего кроме правды. И когда Сакуров начал задавать вопросы, Доценко охотно, подробно и обстоятельно ответил на каждый из них. И, кажется, он не прогадал, что выбрал такую тактику. Доценко видел, что Сакуров остался удовлетворен их беседой. Особенно он заинтересовался местом, где он загружал этот чертов груз. Доценко не стал ничего утаивать и обстоятельно с самыми мельчайшими подробностями обрисовал Сакурову то место, будь оно не ладно, и даже нарисовал план, как туда проехать. Этот листочек с планом Сакуров сразу же убрал себе в карман и на прощание даже поблагодарил Доценко за полученную информацию. Ожидавший, как минимум увольнения, Доценко растрогался и покинул кабинет Сакурова, ощущая себя чуть ли не национальным героем. День так неудачно начавшийся, неожиданно оказался не таким уж и плохим. И рубашка вроде ничего. Зря только мать обидел.
  Доценко тщательно поправил рубашку, выбившуюся из-под ремня, и, насвистывая что-то легкое и веселое, направился к гаражу. Он уже ничего не боялся.
  
  5.
  Мысль посетить этот таинственный склад и посмотреть все своими глазами возникла у Сакурова еще во время рассказа Доценко. От нетерпения скорей реализовать задуманное у него даже учащенно заколотилось сердце. То же самое с ним происходило во время службы в армии, когда приходилось ходить в разведку на вражескую территорию. А он почти не сомневался, что описанное шофером место также является такой чужой, представляющую опасность землей. Он вдруг понял, что так до конца и не расстался со своим армейским прошлым, что оно сидит где-то у него внутри и шлет ему приглашения вспомнить былые времена. Не то, что ему нравилась опасность, но она вносила в жизнь столь необходимый драйв, придававший ей совсем иную, более яркую окраску. Одно время он был твердо уверен, что ничего подобного более переживать не хочет, но скорей всего выдавал желаемое за действительное. Он человек, созданный для активных действий, размеренное и упорядоченное существование вводит его в состояние затяжного ступора. И теперь, когда появилась возможность, выйти из него, Сакуров ощутил прилив энергии и сил.
  Сакуров едва дождался ночи. Доценко назвал улицу, где располагался склад, вернее огороженный участок, внутри которого он находился. И хотя Сакуров прожил в этом городе уже несколько лет, такого названия до сих пор не слышал. На карте не без труда нашел это место, это была малюсенькая улочка на самой городской окраине недалеко от свалки, куда нормальные люди никогда не заезжали. Не удивительно, что и он там еще не был.
  Перед тем, как выйти из квартиры, он сунул за пояс пистолет. Шестое чувство подсказывало, что эта игрушка сегодня может оказаться совсем не лишней.
  По старой армейской привычке машину оставил на приличном расстоянии и направился к объекту пешком. Он его сразу удивил тем, что был окружен отличным забором. Его делали явно на совесть, не жалея средств. Ограда была из металла, высокой и такой плотной, что увидеть, что происходит за ней, не было никакой возможности. Сакуров совсем бы не удивился, если бы обнаружил еще и камеры слежения. Он прошелся по периметру, стараясь обнаружить эти недремлющие ока. Но их либо не было, либо они были хорошо замаскированы. При нынешнем развитию техники это сделать совсем не трудно.
  
  Теперь предстояло самое сложное - перелезть через этот высоченный забор. В свое время его учили преодолевать и не такие препятствия. Надо отдать должное - у него были прекрасные инструктора.
  Но все же задачка оказалась тяжелей, чем он предполагал. Взобраться верхом на забор удалось лишь с пятого раза. Его тревожило то, что он потратил на это слишком много сил. А ведь неизвестно, что ему еще предстоит.
   Сакуров огляделся. Благодаря полнолунию ночь была светлой. В метрах пятидесяти он видел приземистое строение; скорей всего и это был склад. Значит, ему туда.
  Он спрыгнул на землю, чтобы погасить силу падения прокатился по земле и мгновенно вскочил на ноги. Огляделся. Вокруг по-прежнему ни души. Но это нисколько его не успокаивало, опыт подсказывал, что такой объект, защищенный таким забором, не может оставаться без охраны. Это противоречит элементарной логике. Только странно и подозрительно, что он не видит охранников.
  Сакуров двинулся по направлению к складу. Вокруг царила какая-то странная тишина. Или она ему казалась странной. Было полное ощущение, что по близости нет ни одного человека, только он и эта большая круглая, как тарелка, луна. Нет, этого не может быть, мысленно сказал он себе, надо быть готовой к любым неожиданностям.
  И в это же мгновение он понял, что уже не один. Откуда появились эти двое. Сакуров так и не заметил. Один возник прямо перед ним, другой оказался за спиной.
  Теперь Сакуров знал: время идет на секунды. Сгруппировавшись, он сделал кувырок по земле, затем вскочил на ноги. Этот маневр позволил ему изменить диспозицию, теперь эти двое находились перед ним. То, что молодцы были крепкими и накаченными, его опытный взгляд определил по первым же их движениям. В добавок в руках каждого было по ножу. Он сразу понял тактику их боя, эти ребята будут нападать одновременно. На их месте он поступил бы точно также. Вот только он совсем на другом месте, а потому для него главное помешать им это сделать.
  С громким криком, выставив вперед ногу, он бросился на того, который был чуть поближе. Тот невольно отскочил, но именно это Сакурову и было надо. Он оказался почти за спиной его напарника. И пока тот поворачивался к нему, Сакуров ударил его специально одетым для такого случая тяжелым ботинком.
  Охранник отлетел на приличное расстояние, и теперь Сакуров остался один на один с его напарником. Тот бросился на него, пытаясь ударить его ножом снизу. Сакуров мгновенно сложил руки крестом, и в них и уперлось длинное и тонкое лезвие. И тут же колено Сакурова влетело в пах его противника. От ужасной боли тот согнулся пополам. Сакуров со всей силой обрушил на него удар кулаком по голове. Парень упал на землю и не шевелился.
  С этим было покончено, оставался еще один. Но, видя судьбу напарника, он явно потерял уверенность. Он размахивал беспорядочно перед собой ножом. Но Сакурову это было только на руку, он неумолимо приближался к нему. Охранник попытался его ударить, но сделал это как-то неловко. Сакуров перехватил его руку, с силой крутанул ее - нож, превратившись в дротик, упал в нескольких метров от них. Теперь охранник был не только безоружным, но и беззащитным. Желание сопротивляться у него больше не было. И Сакуров это почувствовал.
  - Хочешь еще малость пожить? - спросил он. Убивать его он не собирался, а вот максимально припугнуть было очень даже полезно.
  Охранник энергично закивал головой.
  - Отвечай, есть еще охрана?
  - Только мы, - дрожащим голосом ответил парень.
  - А на складе кто-то есть? - По его выражению лица Сакуров понял: есть. - Говори.
  - Заведующий складом, Марат.
  - Веди меня к Марату.
  На лице охранника отразилась нерешительность. Сакуров достал пистолет и наставил его на парня. Больше сомнений, как поступать, у него не оставалось. Вместе они подошли к зданию склада.
  - Где он? - шепотом спросил Сакуров.
  - Внутри, но туда так просто не попасть.
  - А как попасть?
  - Нужно знать код.
  - Надеюсь, со мной поделишься, - на всякий случай ткнул Сакуров его пистолетом. Парень подошел к двери, набрал код. Они вошли в узкий, освещенный лампочкой, коридор.
  - Толян, это ты? - послышался голос.
  - Я - Марат.
  - Все спокойно?
  - Спокойно.
  - А где Рашид?
  - Остался на улице.
  - Зови его чай пить.
  Охранник вопросительно посмотрел на Сакурова. Тот кивнул головой.
  - Рашид, иди пить чай! - крикнул он.
  - А ты способный, далеко пойдешь, - шепнул ему Сакуров. - Пошли пить чай.
  - Марат, открывай, мы идем.
  Тяжелая железная дверь медленно поехала в сторону. И едва образовался проем, в который мог протиснуться человек, Сакуров толкнул в него охранника и бросился вслед за ним сам.
  Комната, где располагался Марат, больше напоминала трапезную, весь стол был уставлен закусками. Сакуров наставил на мужчину пистолет.
  - Предупреждаю, будете делать резкие движения, стреляю без предупреждения. Садитесь оба рядом друг с другом. Можете даже попить чаю, не возражаю.
  Но им уже было не до чая. Марат с откровенным страхом смотрел на Сакурова.
  - Кто вы? - спросил он.
  - Тебя интересует моя фамилия. Может, показать еще и паспорт?
  - Не надо, - дрожащим голосом ответил Марат.
   - Я сказал, садитесь!
  Оба сели.
  - Я буду тебе, Марат, задавать вопросы, а ты тут же отвечать. Ответишь, есть шанс остаться в живых.
  - Я все скажу, - поспешно заверил Марат.
  - Что это за склад?
  - Алкогольной продукции.
  - Подпольной.
  Марат кивнул головой.
  - Откуда привозят водку?
  - Я не знаю.
  - Жить надоело?
  - Аллахом клянусь, не знаю. Мне звонят, говорят, сколько и когда. Знаю, что завод находится где-то далеко. Я вас не обманываю.
  Возможно, и не обманывает, подумал Сакуров. Он вдруг почувствовал, что след снова оборвался. Может, не совсем, но те, кто все это организовали, умеют конспирироваться, не хуже революционеров.
  - Когда придет следующая машина?
  - Не знаю, вчера одна ушла. Теперь не скоро. Графика никого нет.
  - Вот что, Марат. Ты уже понял, у человек решительный, вот спроси у Толяна. Скажи ему.
  - Это так, - подтвердил Толян.
  - Когда тебе позвонят на счет новой машины, сообщишь мне. Запиши мобильный.
  Марат с готовностью взял ручку и блокнот.
  - Я все сделаю.
  Сакуров нацелил на него пистолет.
  - А не сделаешь, из него вылетит птичка. И никому ни слова, и вы оба - тоже, - посмотрел он на охранника.
  - Ни за что! - горячо заверил он.
  - Есть паспорта с собой?
   -Есть, - в один голос заверили они.
  - На всякий случай пока они побудут у меня. Так мне легче вас будет найти в случае плохого поведения. Быстро.
  Сакуров положил в карман два паспорта.
  - Вы не забыли, что хотели попить чаю? Не буду вам больше мешать. Да, кстати, Толян, проводи меня к выходу.
  Через полчаса Сакуров был в своей квартире. С одной стороны он радовался тому, что удачно провел операцию, но с другой он чувствовал, что все только начинается.
  
  6.
  
  Буданова сокрушалась: почему так несправедливо все устроено в этом мире. Ей, женщине красивой, неглупой и с особым шармом требовался соответствующего уровня мужчина. "Дорогому бриллианту - достойная оправа", - любила повторять Буданова.
  Бриллиант это само собой она любимая, а вот на роль оправы как нельзя лучше подходил Сакуров. И какое-то время он успешно справлялся с этой ролью, вот-вот готовый принять в том ювелирном изделии окончательную и завершенную форму. Но что-то нарушилось в их отношениях, произошел сбой, который Буданова всеми силами пыталась устранить, но разного рода препятствия, как будто нарочно сговорились и просто сыпались на ее голову, как из рога изобилия. Буданова боролось. Она была из породы бойцов и никогда не сдавалась просто так, без сопротивления.
   Когда в их компании появилась Долгорукова, Буданова звериным чутьем почувствовала, что эта птица высокого полета, и что Сакуров, возможно, захочет полетать вместе с нею. Буданова была даже готова ему позволить немного порезвиться - совсем немного, в строго определенных ею пределах. Но, похоже, этого не следовало было делать изначально. Ситуация неожиданно вышла из-под контроля и перестала быть управляемой. Но не такова она, Буданова, чтобы сидеть и беспомощно разводить руками, кляня на чем свет стоит и злополучную соперницу, и своего любовника. Пусть этим занимаются другие: слабые и безвольные. Она, Буданова, сильная и сама может моделировать ситуацию так, как ей хочется.
   Она и моделировала, как могла по своему разумению. И получалось так, что в модель ее совместного мира с Сакуровым никак не вписывалась Марианна Долгорукова. А чтобы мир этот пребывал в надежном покое и стабильности, такие инородные ему тела, как эта столичная штучка надлежало уничтожить. Причем, не в фигуральном, а в буквальном смысле этого слова.
  Буданова не стала долго размышлять над нравственной стороной вопроса ее моделирования, а просто сняла телефонную трубку и позвонила Расиму, ее новому знакомому. Тому, который несколько дней назад подбросил ее домой после злополучного визита к Сакурову. Невероятная удача, он, как нельзя кстати, оказался с темным уголовным прошлым. Как раз, то, что ей нужно.
  Расим приехал сразу, как только Буданова захотела видеть его. Ему не терпелось, как можно скорее, испить страстных и огненных ласк своей новой возлюбленной, которую жизнь бросила в его объятия неожиданно легко и без всяких усилий с его стороны. Женщина оказалась не только красивой и темпераментной, но и бескорыстной. Это обстоятельство приятно удивило Расима. Обычно все его партнерши в первую же встречу так или иначе обозначали сферу своих меркантильных интересов. Буданова ничего подобного не попросила ни в первый, ни во второй, ни в третий день. Расим ликовал. Наконец-то, он встретил настоящее чудо - гурию, свободную от всевозможных выгод и расчетов.
  Расим жал на кнопку звонка ее квартиры, словно факел, сгорая от нетерпения. Он знал, что его там ждет. Открыв дверь, его новая подружка просила его подождать секунду и быстро исчезала в спальне. Когда же ему, наконец, разрешалось войти туда, каждый раз он видел одну и ту же картину. Буданова сидела в кресле совершенно голой. Из одежды на ней оставались только черные длинные до самого колена сапоги чулки, обтягивающие ноги, как вторая кожа.
  Первый раз от такого зрелища Расим застыл, как громом пораженный. Контраст черной лаковой кожи сапог и белой матовой кожи ухоженного женского тела сразил его наповал, воспламенив в одно мгновение его желание. Его подруга, казалось, только и ждала этого. Они бросились друг на друга почти одновременно, их тела сплелись в тесный тугой клубок, учинив в постели такой разгром, которому мог бы позавидовать сам Наполеон под Ватерлоо, если бы одержал победу. Второй и третий раз все повторилось с точностью один к одному. Сегодня, Расим ожидал того же действия. Но действительность оказалось иной.
  Вопреки его ожиданиям, Буданова на этот раз не скрылась в дверях спальни, а спокойно прошла вглубь комнаты и села за стол, предложив Расиму место напротив. Д а и наряд ее был весьма аскетичен:. черная водолазка с глухим воротом и длинная почти до пола юбка. Волосы стянуты в тугой узел. Расим опустился на стул в ожидании нового приключения. Он подумал, что, по всей видимости, его новая подружка увлекается ролевыми играми и сегодня ему предстоит секс с монашкой. Что ж, он совсем не против, это даже весьма соблазнительно.
  - Расим, тебе было хорошо со мной? - спросила Буданова бесцветным голосом
  - Что такое? Почему было? - переполошился Расим.- Ты что, уже прогоняешь меня?
  Буданова равнодушно пожала плечами.
  - Не знаю. Дальше все будет зависеть только от тебя. Надеюсь, ты понимаешь, что такие девушки, как я на дороге не валяются?
  Расим понял, что сейчас она его о чем-то попросит. А он-то, дурак, возомнил, что она бескорыстна. Как бы не так! Сейчас она будет назначать себе цену. И цена, скорее всего, будет ломовой. Но ему плевать. Пусть просит. Он готов платить. Таких женщин у него еще не было.
  - Я понимаю. Ты просто супер. Говори, что ты хочешь?
  - Какой милый и смышленый мальчик. Именно такие мне и нравятся, - Буданова поощрительно улыбнулась Расиму, но через секунду ее лицо сделалось абсолютно каменным. - Знаешь, мне очень мешает жить один человек...
  - Кто он? Говори! - Расим вскочил со стула, - я его в бараний рог сверну.
  - Мне нравится ход твоих мыслей. - Лицо Будановой снова осветилось улыбкой. - Только это не он, а она. Ты готов свернуть ее в бараний рог ради меня, милый?
  - Нет ничего проще. Так что это за баба?
  - Сейчас увидишь.- Буданова достала фото Долгоруковой и положила его на стол перед Расимом. - Смотри внимательно.
  Расим так и впился глазами в лежащий перед ним снимок.
  
  7.
  Марианна сунула руку в правый кармашек сумки и нашарила там ключ. Пальцы ее привычно ощутили холодный металл. Все было в порядке. Ключи были на месте, а это значило, что можно было спокойно отправляться домой. Этот ритуал с ключами Марианна осуществляла каждый день: на протяжении всего времени, сколько она себя помнила. За многие годы менялся антураж этого действия: сумки, ключи от разных квартир, но самое действо оставалось неизменным. Даже то, что она клала ключи не в левый, а именно в правый кармашек сумки. Это действие Марианна всегда выполняла на автопилоте, даже не задумываясь особенно над тем, куда ее пальцы каждое утро их отправляют. Вечером она обнаруживала ключи именно в правом кармане сумочки. Ошибки не возникало никогда и ни при каких обстоятельствах.
  Но несколько дней назад произошел сбой в многолетнем раз и навсегда выверенном действии. Марианна всполошилась, когда вечером, собираясь домой после работы, не обнаружила ключи на обычном месте. Первой ее мыслью было то, что она их просто потеряла. Но потом она их все же обнаружила, только в соседнем кармашке. И это было более, чем странно. Марианна никогда не ошибалась. Никогда! Даже, если она была больна или сильно расстроена чем-то.
  Значит, это сделал кто-то другой? Бред! Кому нужны ее ключи. Или все-таки нужны? Но с какой целью? Тщательно осмотрев сумку, Марианна обнаружила, что ничего не пропало, даже кошелек туго набитый деньгами лежал на месте. Списывать это происшествие на простую случайность Марианна не хотела, но и найти рационального объяснения произошедшему так и не сумела. Поэтому постаралась забыть об этом инциденте на какое-то время. Тем более, сегодня, когда она чертовски устала, и ей хотелось только одного, как можно скорее добраться домой, поужинать, принять душ и рухнуть в постель.
   Все шло по ее сценарию. Именно так, как она и задумала. По пути домой Марианна вспомнила, что неплохо бы заехать в супермаркет и запастись продуктами, но как только представила, что ей придется долго бродить по залу между полок с товаром, выбирать что-то, лежащее на них, потом стоять в кассу, чтобы тебя рассчитали... Нет, такой нагрузки она не выдержит, зайдет в магазин завтра. Лучше уж устроить разгрузочный день, вернее вечер.
  Придя домой, Марианна наскоро поужинала тем, что нашла в холодильнике. Стакан кефира и булочка составили ее вечернюю трапезу. Негусто, но все же не так и плохо, если учитывать тот факт, что ей надо немного похудеть. А то что-то последнее время она стала не так легко себя чувствовать на канате.
  Марианна подошла к окну своей спальни и распахнула его. В свете луны ярко и рельефно выделялась веревка, один конец которой был закреплен под ее окном, а другой тянулся вглубь сада, теряя свои очертания в густой темноте позднего вечера. Марианна ласково провела рукой по канату. Пальцы ощутили знакомую упругость и одновременно жесткость. Захотелось испытать такое же ощущение только не рукой, а ногами. Марианна колебалась, удерживая себя от соблазна прямо сейчас пройтись по канату. Победила усталость. Слишком долго и много пришлось сегодня работать. Марианна хотела уже захлопнуть окно, как вдруг ухо ее уловило легкий скрип открываемой двери. Что это? Она резко обернулась и застыла от изумления.
  На пороге ее комнаты стоял мужчина. Молодой и сильный. Лицо его скрывали большие темные очки. Темные вьющиеся волосы и смуглый цвет кожи выдавали в нем представителя местной национальности.
  - Вы ... вы кто? - с трудом выдавила из себя Марианна и не узнала своего голоса. В нем завибрировал страх.
  - А ты не догадываешься? - Мужчина смотрел на Марианну из-за стекол очков, нехорошо и недобро улыбаясь.
  - Нет, - Марианна старалась сохранять присутствие духа, но ей это удавалось с трудом. Она видела, что незнакомец почувствовал ее страх и, похоже, испытывал от этого огромное удовольствие.
  - Тебе интересно знать, кто я? - осклабился мужчина, обнажив ряд золотых зубов.
  Странно, такой молодой, а уже с золотыми зубами, - подумала Марианна, и почему-то сразу успокоилась. Эта нелогичность прогнала волну страха, которая поднялась в ней и начала надвигаться на нее со скоростью цунами, готовая сбить с ног раньше времени, прежде, чем мужчина сделал в ее направлении хотя бы один шаг.
  - Интересно, - ответила она.
  Мужчина, как фокусник, выбросил вперед руку, которую он до сих пор держал за спиной.
  - Я - смерть твоя!- крикнул он, и Марианна увидела в его руке нож.
   Все дальнейшее происходило, как в тумане. В Марианне как будто сжалась и в то же самое мгновение распрямилась огромная стальная пружина. Возвратный ход ее колец выбросил тело Марианны на подоконник. Она шагнула на канат. Обернулась. В глаза бросилось растерянное и изумленное лицо мужчины.
  -Стой, стерва! - заорал он и бросился к окну. Мужчина прыгнул на подоконник и с недоумением смотрел вслед удаляющейся Марианне. Она шла легко и уверенно по воздуха, как ходят люди по паркету.
  -Вот гадина! - Мужчина зло плюнул в темноту ночи и спрыгнул на пол. Он с остервенением принялся рубить ножом канат. Но тот был очень прочен и никак не поддавался. Поняв, что попытки перерезать канат потерпели неудачу, мужчина ринулся на улицу. Выбежав из двери и, обогнув дом, он оказался на той его стороне, где был натянут трос. Но Марианны и след простыл.
  - Ушла! - мужчина громко и нецензурно выругался и удалился.
  
  8.
  Марат позвонил, когда Сакуров был в своем кабинете. Он сразу узнал голос заведующего склада подпольной водки. Сакуров тут же включил громкую связь и поставил на стол диктофон. Все эти действия он продумал и подготовил заранее, поэтому на них ушло всего пару мгновений.
  - Что хочешь мне сказать? - спросил Сакуров.
  - Я хочу тебе сказать, что сегодня вечером придет машина за товаром. Ты просил меня сообщить тебе об этом. А я всегда выполняю обещания.
  - Да ты просто образец для подражания, - усмехнулся Сакуров. - Когда придет фура?
  - Точно не знаю. Сказано вечером. Они никогда не называют точное время.
  - Будет ли охрана у машины?
  - Обычно приезжает один шофер. Наверное, так будет и сегодня.
  - Куда повезут груз?
  - А этим мне не положено интересоваться. Мое дело обеспечить погрузку.
  - Сколько охранников на базе?
  - Как обычно, двое.
  - Никто не проболтался по поводу нашей встречи?
  - Что ты, мы же себе не враги, - заверил Марат. - Молчали даже лучше, чем немые.
  - Хорошо, спасибо за информацию.
  - И все? А паспорт вернуть?
  - Еще рановато. Походи пока без паспорта.
  - А если мне жениться приспичило?
  - Придется потерпеть.
  Сакуров услышал, как чертыхнулся в трубку Марат и тут же отключился. Он выключил диктофон, перемотал пленку и включил запись.
  Сакуров пытался проникнуть в тайну интонаций заведующего склада. Что скрывают они, не несут ли тайного умысла? Иногда чуть дрогнувший голос или едва заметное неестественное его звучание способно выдать скрытые намерения человека. Во время своей военной службы Сакуров ни раз применял этот прием, внимательно прослушивая записи допросов пленных. И бывали случаи, когда это приносило хорошие результаты.
  Голос Марата звучал вполне естественно. И все же, как показалось Сакурову, не до конца. Несколько раз он прослушал место, когда тот заверял, что никому не сообщал о визите Сакурова на склад. Все предыдущие ответы звучали через пару секунд после вопросов, а этот прозвучал в тоже мгновение. Так бывает, когда человек заранее репетирует свой ответ, будучи заранее уверенным, что эта тема непременно прозвучит. Конечно, может быть он, Сакуров, и ошибается, однако пренебрегать этим обстоятельством тоже не стоит. От того, что невозможно предусмотреть все, совсем не вытекает, что можно вообще не думать о мерах предосторожности.
  Дабы не быть обнаруженным раньше времени Сакуров отправился к складу не на своей машине, а на старых "Жигулях", взятых в гараже своей компании. Хотя машину можно было с полным правом называть ветераном автодорог, но недавно она была оживлена капитальным ремонтом. И Сакуров надеялся, что автомобиль его не подведет и способен в случае необходимости развить большую скорость.
  Недалеко от ворот склада располагалась небольшая автостоянка; там он и припарковался. Сакуров сидел и ждал появления фуры, а думал почему-то о Марианне. Что сейчас она делает? Может, настало время им объясниться откровенно. Почему вскоре после ее появления в компании возникла целая череда странных событий? Но при этом он не может поверить в то, что она каким-то образом связана с транспортировкой фальшивой водки. Она и подпольное производство алкоголя - эти вещи кажутся совершенно несовместимыми. Почему-то он вдруг вспомнил о Будановой - и невольно поморщился. Как некстати вся эта история с ней. С самого начала в их романе было что-то ущербное и одновременно настораживающее. Он совершил ошибку, что поддался соблазну. Но после развода с женой он так нуждался в ком-то, что...
  Внезапно его мысли резко оборвались. Ворота склада открылись, и из него выехала фура. Сакуров дождался, когда она скрылась за углом, внимательно осмотрелся вокруг. Но ни одна машина за ней не последовала. Только после этого он тронулся с места.
  Фура двигалась к шоссе, которое вело в центральную Россию. Днем это была оживленная трасса, но сейчас она была почти пустая. Сакуров думал, что если это ловушка, то вряд ли они будут долго оттягивать момент, чтобы ее захлопнуть. Они не могут позволить ему, чтобы он выяснил, куда направляется груженная водкой машина. Если же ловушки нет, то через какое-то время он ее остановит и выяснит все, что сможет выяснить.
  Дорогу давно не ремонтировали, полотно было в сплошных ямах и рытвинах. И обычно такие тяжелые машины двигались по этому разбитому участку с невысокой скоростью. Эта же фура мчалась на всех порах, ежесекундно рискуя оказаться в кювете. Куда же так торопится шофер, если пренебрегает элементарной безопасностью, задался вопросом Сакуров. Это явно это не спроста.
  Сакуров мысленно представил себе дорогу. Если бы он планировал устроить засаду, какой бы участок выбрал для этого? Внезапно на его лбу выступила холодная испарина. Самое удобное место находится в каком-нибудь полукилометре. Там с одной стороны идет ответвление, которое уходит в горы, с другой - почти отвесная пропасть. На этой боковой дороге можно замаскировать машину. И как только его автомобиль проедет этот поворот, можно заехать ему в тыл, отрезав дорогу назад. А путь вперед перегородит фура. И тогда он окажется в ловушке. И огромная фура легко сбросит его "Жигули" вместе с ним вниз. Вариант, можно сказать, просто идеальный. Если бы он планировал операцию, то именно так все и сделал. А вряд ли этот человек, кто задумал такой план, глупее его.
  Из бардачка Сакуров извлек пистолет и положил на колени. На соседнее сиденье положил гранату. Теперь он более или менее готов. Ему даже стало любопытно, насколько верно его предвидение. До предполагаемого места засады оставалось не более ста метров. Внезапно фура резко сбросила скорость. Сакуров посмотрел в сторону, туда, где ответвлялась дорога в горы. Но он ничего не увидел. Неужели ошибся? Фура вдруг резко затормозила. И встала так, что загородила обе полосы. И в этот момент Сакуров услышал сзади себя рев мотора. Вылетевшая из засады машина стремительно приближалась к нему. Еще несколько секунд - и ловушка окончательно захлопнется. Сакуров стремительно стал разворачивать свои "Жигули". Но он понимал, что проскочить все равно не удастся. Эти ребята были не лопухи, они все предусмотрели. Не пожалели рискнуть представительским "Мерседесом", который был чуть ли не вдвое больше его автомобиля. Он легко перекроет эту узкую дорогу. Именно такой маневр и выполнял сейчас "Мерседес". Еще пять секунд - и все для него кончится. Окошко Сакуров открыл заранее, выдернул чеку и бросил гранату в иномарку. Граната разорвалась перед капотом "Мерседеса". Его водитель дернулся в сторону, открывая проход для Сакурова. Он же что есть силы надавил на газ, и промчался буквально в нескольких сантиметрах от вражеской машины.
  Сакуров несся по ночной дороге. Он ясно отдавал себе отчет, что был в одном шаге от гибели. Но это означает и то, что его враги готовы на самые крайние меры.
  
  9.
  Всю ночь Марианна не спала, пережитый страх так далеко отогнал от нее сон, что до утра так и не хватило времени ему вернулся. А потому чувствовала себя ужасно; голова была тяжелой, мысли в ней ворочались медленно, как мельничные жернова. А уж про свой вид она даже боялась думать; едва взглянув на себя в зеркало, тут же отскочила от него, как от врага. Лицо серое, как плохая бумага, глаза красные, как у кролика, а под ними к тому еще мешки. В гроб краше кладут, невольно мелькнула мысль.
  Марианна вначале даже решила не ходить на работу, но ее там ждали срочные дела, и она поехала. Стараясь не привлекать к себе внимание, словно мышь, пробралась в свой кабинет и погрузилась в бумаги. Только бы никто сегодня ее бы не беспокоил, словно заклинание повторяла она. Но, как известно, закон подлости, как и закон всемирного тяготения, действует повсеместно. Не прошло и полчаса, как голос секретарши попросил ее зайти к Сакурову.
  Марианна чертыхнулась и бросилась к зеркалу. Но ничего обнадеживающее в нем не увидела, та же серая кожа, те же красные глаза с мешками под ними. Махнув рукой, она направилась к начальнику. И сразу поняла, что ее опасения не напрасны,
  Сакуров с изумлением смотрел на нее.
  - Я хотел с вами обсудить финансовый план на следующий квартал, Марианна Романовна. Но давайте, отложим, это не так срочно, мне кажется, вы не совсем здоровы.
  - Я здорова, - возразила Марианна.
  Сакуров с сомнением посмотрел на нее.
  - Извините, но у здоровых людей не бывает больного вида. А у вас он больной. Хотите вызову шофера - и он вас отвезет домой.
  Упоминание о доме произвело на Марианну совершенно неожиданное впечатление. Причем, с ее стороны это была реакция, которую она сама не ожидала. Она вдруг закрыла лицо руками и затряслась в беззвучном плаче.
   Несколько мгновений Сакуров оторопело смотрел на нее, затем резко встал и сел рядом с молодой женщиной. Он осторожно обнял ее за плечи.
  - Марианна Романовна, что произошло?
  Еще минуту у назад Марианна не собиралась ничего рассказывать ему о ночном происшествии. Но сейчас она не контролировала свое сознание, слова сами, словно вода из прохудившейся трубы, полились из нее.
  - Вы уверенны, что вас хотели убить? - спросил Сакуров, когда Марианна завершила рассказ.
  - В тот момент я в этом нисколько не сомневалась.
  - А сейчас?
  Марианна пожала плечами.
  - Не знаю. Но все же думаю, что первое впечатление было верным.
  - Вы кого-нибудь подозреваете?
  - Нет. Мне кажется, я никому не насолила до такой степени, что кто-то хочет меня убить.
  - Получается, что насолили. Как странно.
  - Что странно?- удивилась Марианна.
  - Нет, ничего, - пробормотал Сакуров. Он решил не рассказывать Марианне, что примерно в то же самое время едва не погиб сам. Неужели это всего лишь совпадение и между двумя историями нет никакой связи?
  - Вам грозит опасность, - произнес Сакуров.
  - Полагаете, он вернется?
  - Этого я не знаю. Но если он вас действительно хотел убить, но не убил, то может повторить попытку.
  Марианна и сама так думала, но почему-то после слов Сакурова ей стало страшно.
  - Что же делать?
  - Вас надо охранять, хотя бы вечерами.
  - И как вы себе это представляете?
  - Я подумаю над этим вопросом.
  Марианна ничего не ответила, но почему-то после этих слов страх чуть-чуть отступил.
  - Это мои проблемы, я сама буду решать вопросы своей безопасности, - с каким-то не совсем ей понятным упрямством произнесла она.
  - Вы работаете на моей фирме. И я отвечаю за безопасность каждого сотрудника. Не будем спорить. Можете идти к себе.
  - А как на счет финансового плана?
  - Мне сейчас надо подумать кое о чем другом¸ Марианна Романовна.
  
  10.
  - А потом эта сука выскочила прямо в окно...
  - Надеюсь, она разбилась. - Буданова возбужденно уставилась на Рисима и даже немного приподнялась в кресле, живописно представив бездыханное тело Марианны, распростертое на земле.
  - Не-е-а, она пошла по воздуху, - серьезно произнес Расим.
  - Как это... по воздуху? - не поняла Буданова.
  - Это мне сначала так показалось. Я чуть не охренел от неожиданности. А потом, когда к окну-то подскочил, смотрю - она идет по веревке.
  - Что!? - взвизгнула Буданова, - по бельевой что ли?
  - А хрен ее знает. Я ее ножом и так и эдак, а она ни в какую. Прочная зараза оказалась.
  -Болван, - зло выплюнула Буданова, - надо было ножом по этой стерве бить, а не по какой-то вонючей веревке.
  - Ага, по вонючей, скажешь тоже, да это настоящий канат, а не веревка. Его только топором можно перерубить.
  - Так взял бы топор, - заорала Буданова, - мне тебя учить что ли!
  Она с презрением посмотрела на несостоявшегося убийцу.
  - Так откуда я знал, - растерянно забормотал Расим, пытаясь оправдаться в глазах разъяренной любовницы.
  Но Буданова не хотела его даже слушать.
  - Эх, ты! Слюнтяй! - презрительно бросила она, - не смог с бабой справиться.
  - Следующий раз справлюсь. Это уж верняк будет.
  - А мне следующий раз уже не нужно. Понял? - сквозь зубы процедила Буданова.
  - Не нужно, так не нужно. Ну и ладно, - обрадовано воскликнул Расим. - Пусть живет пока ты добрая.
  Расим шагнул к Будановой и протянул к ней руки, чтобы обнять ее.
  -А ты мне тоже не нужен, - резко отвела его руки от себя Буданова.
  - Как это?- оторопел Расим от неожиданности.- Совсем? - Он не поверил, что она говорит серьезно.
  - Совсем, - холодно подтвердила Буданова, - уходи.
  - Но постой, а как же это..., -Расим замялся, пытаясь найти подходящее слово и, не придумав ничего, выдохнул, - любовь...
  - Любовь? - Буданова расхохоталась, - ой, держите меня семеро, он сказал любовь, - Буданова корчилась от смеха.
  -Ну, да, любовь, - Расим растерянно тер себе шею.
  - Да, тебе решетка светит, милый мой, и кусочек неба в клеточку за покушение на убийство, а ты тут про какую-то любовь чушь несешь. Иди лучше пока я отпускаю тебя с миром просто так: по широте души своей. А то, неровен час, стукну на тебя. А эта Марианна твою личность подтвердит. Будь спокоен.
  Расим попятился.
  - Давай, мальчик, иди, - подбодрила его Буданова, - расстанемся по-хорошему.
   - Ты еще пожалеешь об этом, - в голосе Расима послышалось что-то вроде угрозы.
  - Да иди же! Пока я следователя не привела прямо сюда! - крикнула Буданова, теряя терпение.
  Расим выскочил на площадку и саданул дверью так, что звякнули стекла в окнах.
  Буданова вздохнула с облегчением. Наконец-то она избавилась от этого придурка. Он был уже не нужен ей. Буданова ласково провела рукой по своему животу. Сегодня утром она была у гинеколога и узнала, что скоро станет матерью. Надобность убивать Марианну отпала сама собой. Она и сама теперь справиться с ней с помощью этого ребенка. Что ни говори, а Расим все-таки выполнил свою миссию: косвенно он поможет ей расправиться с Марианной. Куда денется Сакуров, когда она предъявит ему это дитя?
  
  
  
  Глава 6.
   1.
  Марианна обошла весь дом. Тщательно проверила двери, окна; закрыты ли они и не оставила ли она открытой форточку. Этот вечерний обход превратился в обязательный ритуал, без которого Марианна не могла уснуть с тех пор, как убийца проник в дом и чуть не зарезал ее. После этого случая Марианну все чаще стала преследовать одна мысль: подобное притягивается к подобному. Ведь она здесь для того, чтобы разделаться с Сакуровым. Она сделала это смыслом своей жизни на ближайшее время, постоянно об этом думала и вот, пожалуйста: кто-то захотел разделаться с ней. Жизнь подкинула новый сюжет для размышлений, заставив полагать, что деструктивные силы в судьбе человека безличны. Если они присутствуют в твоей жизни, то это означает, что ты являешься носителем дисгармонии. И именно этот факт определяет тот рисунок событий, которые закручиваются вокруг тебя, как петля на шее. А стало быть твоя миссия уже определена: ты проводник хаоса в этом мире. А вот будет ли эта миссия миссией жертвы или миссией преступника никто заранее не гарантирует. Возможно, ты будешь тем и другим одновременно или поочередно...
  Марианне казалось, что грани этих понятий стерты и размыты, одно перетекает в другое, как сообщающиеся сосуды, и являются разными составляющими одного целого. А интересно было бы узнать, что думает по этому поводу Сакуров, вдруг пришла к ней мысль в тот момент, когда она, тщательно задергивая шторы на окне, с видом на улицу. Ее внимание задержалось на автомобиле, припаркованном через дорогу. Это обстоятельство показалось ей подозрительным. Вчера она тоже заметила эту машину, а вот раньше никогда ее здесь не видела. Соседям напротив она не принадлежала, Марианна это знала точно. Тогда чья же о она?
  Через щелочку между шторами Марианна стала рассматривать машину. Водителя через тонированные стекла было не видно, номер тоже ни о чем ей не говорил. Марианна отошла от окна и попыталась забыть об этой подозрительном объекте, но у нее это никак не получалось. Ее просто так и подмывало узнать, имеет ли этот автомобиль какое-то отношение к ее персоне. Может, это снова кто-то приехал по ее душу? А если тот, кто приходил в ее дом с ножом?
  Марианна снова слегка раздвинула шторы и стала смотреть на улицу. На этот раз ей повезло. Водитель захотел покурить и немного опустил стекло. Марианна его в один момент узнала. В следующую же секунду она уже набирала знакомый номер.
  - Александр Николаевич, я вас вижу, что вы делаете второй вечер под окнами моего дома?
  - Обеспечиваю вашу безопасность.
  - Но я вас не просила об этом!
  - Но ведь на вашу жизнь покушался какой-то маньяк. А вдруг он придет снова?
  - А если не придет!
  - Через месяц увидим.
  - Что вы хотите этим сказать, - Марианна оторопела, - вы что, собираетесь стоять под моими окнами целый месяц?
  - И даже более, я буду стоять столько - сколько потребуется.
  - Но это невозможно!
  - Но я же уже стою, - невозмутимо отвечал Сакуров.
  - Но...но, я не понимаю, зачем вам это?
  - Я всегда защищал слабых и беспомощных.
  - Я не слабая! Не смейте так говорить обо мне.
  - Извините. Но вам сейчас лучше спрятать свои амбиции куда подальше.
  - Как вы любезны. Уже спасибо за то, что не посоветовали мне засунуть мои амбиции в какое-нибудь не самое благозвучное место, а всего лишь спрятать. Правда, не совсем понятно, куда.
  - Отойдите от окна! Я прошу вас соблюдать осторожность и не маячить перед окнами в вечернее время. Вы же вся как на ладони, неужели вы не понимаете такой простой вещи!
  - А вы тут не распоряжайтесь, как у себя дома. Вы всего лишь у меня под окнами и, если вам там нравится, то можете продолжать стоять, но только не думайте, что я вас приглашу в дом.
  - А я бы не отказался.
  - Даже не надейтесь! Я не принимаю в своем доме мужчин в столь поздний час! Спокойной ночи. - Марианна отключила телефон. Ее распирало негодование, оттого, что Сакуров посмел позволить себе вмешиваться в ее жизнь без ее на то позволения.
  
  
  2.
  Дорога уходила вверх, петляла, как заячьи следы, отважно взбиралась на горные кручи. Обычно по этой опасной трассе Маэстро ездил крайне осторожно, ни для одного водителя этот путь оказался последним. Но сейчас он гнал автомобиль, не обращая внимания на то, что один край трассы упирался в глубокую пропасть.
  Сегодня Маэстро было не до таких предосторожностей, прошло вот уже столько времени, а он все никак не мог победить клокочущую в нем ярость. Так опростоволосится, этот парень, можно сказать, был в его руках, оставалось лишь чиркнуть ножом по горлу. А он ускользну в самый последний момент. Надо признать, сделал это мастерски. Он, Маэстро, не до оценил его как профессионала. И вот из-за своей ошибки поставил все дело под удар. И он уже предчувствует, насколько сложно будет исправить оплошность.
  Маэстро добрался до места, где официально дорога заканчивалась. И дальше на машине проехать было невозможно. Но это было до недавнего времени. А год назад они сами проложили асфальтовую ленту. И теперь до самого конца можно было доехать на автомобиле. Правда, местные власти по его просьбе делали вид, что этого пути еще нет, а потому о нем мало кто знал. Обходилось это молчание недешево, но овчинка стоила выделки. Благодаря этому участку они экономили массу денег и времени.
   Он еще издали увидел знакомые строения селения. Въехал на центральную улицу. Вышел из машины, захлопнул дверь, но не стал ставить автомобиль на сигнализацию. Он знал, что никто здесь не посмеет даже близко подойти к ней. Маэстро медленно шел по улице, разглядывая знакомые дома. Он гордился тем, что сделал тут за короткий срок. Когда он прибыл сюда несколько лет назад, тут царила повальная бедность, люди жили в самых настоящих хижинах, пасли на горных склонах овец. И едва сводили концы с концами. А теперь тут выросли пусть скромные, но настоящие особняки. На крышах некоторых из них даже появились космические антенны, многие купили машины. И ничего этого не было бы, если бы не он. Поэтому в ауле его и любят и почитают, как местного царя. И никто из жителей не знает, что над ними нависла опасность.
  Маэстро выругался. Один прокол - и все можно загубить. Конечно, тех, кто виноваты в нем, постигнет заслуженная кара. Но если быть честным с самим собой, он не может снять вину и с себя.
  Маэстро вошел в самый большой и красивый дом во всем ауле. Здесь его уже ждали, к нему подбежал его помощник Расул. Он подобострастно заглянул Маэстро в лицо, пытаясь определить настроение босса.
  - Привезли эту падаль? - спросил Маэстро.
  - Как ты приказал, еще утром.
  Маэстро кивнул головой и прошел в комнату. Там на стуле, связанный по рукам и ногам, сидел заведующий складом. Через все его лицо шла широкая кровавая полоса. Маэстро подсел рядом с ним.
  - Как же так, Маратик, я тебе верил, как себе, а ты так меня подло подвел.
  Марат посмотрел на Маэстро заплывшим глазом. Второй глаз вообще не открывался.
  - Я тебя не предавал, я сделал все так, как ты велел.
  Маэстро снова ощутил прилив ярости.
  - Если бы сделал все, как я приказал, как он догадался о ловушке?
  - Не знаю, но я предупреждал тебя, что он очень опытный и дошлый. Его легко не проведешь.
  Это было правдой, Марат действительно говорил ему об этом. Но он тогда пропустил его слова мимо ушей. Но это лишь подлило масло в огонь. Кулак маэстро расплющил нос заведующего склада, алая струйка крови стала заливать подбородок и стекать на рубашку и брюки. Маэстро брезгливо вытер пальцы платком. Рукоприкладством он занимался редко, но сегодня не мог себя удержать; слишком все внутри него вибрирует от нервного напряжения. Вот и пришлось его разряжать имеющими под рукой средствами.
  - Уберите его, - приказал он Расулу.
  Тот вопросительно посмотрел на босса и провел ребром ладони по шее. Маэстро аж поморщился. Вот кто настоящий бандит, так это Расул. С малолетства скрывается в горах, был в разных отрядах, пока к нему не прибился. Но надо отдать ему должное, исполнительный, выполнит любой приказ. А уж убить человека все равно, что стакан воды выпить. Головорезов Маэстро никогда не жаловал, но в таком деле иметь такого человека под рукой очень полезно. Периодически приходится идти на крайние меры, иначе нельзя, себе дороже.
  А что делать с этим? задумался Маэстро. Назад его на прежнее место возвращать нельзя. Тот лихой парень его разыщет и расколет. И вообще весь склад придется перебазировать, дальше пользоваться им опасно, он раскрыт. От мысли, во сколько обойдется это перемещение, у Маэстро упало настроение до самой нижней отметки. А что делать, придется идти на затраты. Иначе бизнесу конец. Как бы ему пригодились те деньги, что исчезли вместе с Арсеном. Он все же напрасно приостановил их поиски из опасения, что они привлекут к себе слишком много внимания. Но теперь придется возобновить. И немедленно.
  А что же все-таки делать с Маратом? Конечно, он заслужил смерти, но и убивать его тоже опрометчиво, не так уж много у него людей, которым можно поручить более или менее серьезное задание. А у Марата голова все же варит.
  - Пока подождем, - сказал Маэстро. - Пусть посидит с недельку в клетке, но так, чтобы не отдал концы. Поэтому корми хотя бы раз в день. Понял?
  - Понял, - с сожалением произнес Расул.
  Ну и кровожадный, сожалеет, что лишился такого удовольствия. А если однажды он захочет получить такое же удовольствие от убийства его, Маэстро? Невольно он вздрогнул.
  - Вот что, Расул, созови всех, сам знаешь кого, есть важные дела. И еще, с сегодняшнего дня усиль охрану аула. Никто посторонний сюда не должен проникнуть.
  - Не проникнет, босс, - пообещал Расул.
  Маэстро кивнул головой. Но он знал, что тревога не скоро его оставит.
  
   3.
   В последние дни беременность все чаще давала о себе знать. Если в первое время Зара ее почти не ощущала, тело было почти таким же легким, как и прежде, а самочувствие вполне нормальным, то теперь она все чаще чувствовала тяжесть в животе, периодически ее подташнивало, а в висках начинало колотить. Но она старалась не придавать большого значения этим симптомам, в конце концов, она молодая и здоровая женщина и вынесет плод. Гораздо больше ее беспокоило то, что будет потом, перспектива выйти замуж за человека, который не является отцом ее ребенка, сильно беспокоила Зару. Как он будет относиться к нему, далеко не все мужчины желают воспитывать чужих детей. И нередко семейная жизнь у таких пар не складывается. Она знает подобные примеры. Да и не нравится ей этот подобранный родителями человек. Едва они узнали, что их дочь беременна, а перспектива замужества практически не просматривается, с помощью родственников нашли этого парня. До этого он жил в горном ауле, даже школу среднюю не закончил. А когда она заикнулась, что надо бы продолжить учебу, только презрительно фыркнул. Зато как жадно осматривал их квартиру, дорогую мебель, словно бы приценился ко всему. Потом стал строить планы о том, что надо бы заняться торговлей и предложил ей присоединиться к нему. Даже на местный рынок сходил, выбирая будущее место. А затем долго и с упоением разглагольствовал о том, как они вместе будут там торговать. Ее от этих речей едва не стошнило. Пришлось лечь. Все подумали из-за беременности, а на самом деле эта была реакция на жениха. Да и к ней с самого начала он относился как-то пренебрежительно. Давал понять, что она меченая, а потому никаких прав не имеет. И должна радоваться, что он ее берет в жены с приплодом. Конечно, прямо такие вещи он пока остерегался говорить, но Зара уже чувствовала, что едва они поженятся, он покажет себя во всей своей красе. К тому же он вообще считает, что женщина должна преимущественно находиться дома, заниматься хозяйством и не лезть в мужские дела. А то, что у нее высшее образование, его явно не приводило в восторг. Но что особенно ее удручало, она не знала, к кому обратиться, кто может протянуть ей руку помощи. А вот кто от нее отвернется, если она откажется от этой "выгодной" партии, ей более чем хорошо известно. Родители едва терпели ее дома, чуть ли не каждый день упрекали, что забеременела без мужа. И требовали представить им его собственной персоной или выйти замуж за того, кого они нашли. А где она его возьмет, от Арсена нет известий. Исчез, словно в темноте растворился. И где его искать, не представляет. От всех этих неприятных мыслей слезы сами собой полились из глаз.
  Зара шла по улице и почти ничего не видела, лишь уклонялись от идущих на встречу прохожих. И в первое мгновение она даже не поняла, что происходит. Какие-то руки грубо подхватили ее и куда-то понесли. Еще через пару секунд она оказалась запихнута в салон машины, которая стремительно тронулась с места. Зара с испугу закрыла глаза, а когда их открыла, то увидела, что сидит между двумя мужчинами, которые так крепко держа ее, что она не может даже пошевелиться.
  - Отпустите, - скорей не прокричала, а пропищала она.
  - Отпустим. Может быть, - услышала она чей-то голос.
  Голос принадлежал мужчине, сидящем на переднем сиденье. Он почти в упор смотрел на нее. Вид у него был такой зловещий, что Зара невольно подумала, что для нее наступает конец. Но что она такого сделала?
  - Что вам я сделала, зачем вы меня похитили? - сквозь рыданья с трудом протолкнула она слова.
  - Заткнись! - грозно прикрикнул на нее мужчина.- Терпеть не могу, когда бабы хнычут. Гони деньги и можешь считать себя свободной.
  - Какие деньги? - опешила Зара.
  - Те, которые оставил тот, кто тебя обрюхатил, - захохотал мужчина. - Твой Арсен оставил тебе кучу бабок, чтобы ты передала их мне.
  - Он ничего не оставлял, - пробормотала Зара.
  - Брешешь, собака!
  - Правду говорю! - в отчаянии завопила Зара.
  - Пощекочи, Руслан, ее малость ножичком, - приказал мужчина своему подручному.
  Руслан достал из кармана нож, и Зара почувствовала, как царапает он ей горло. Она уже ни о чем не могла думать, все покрыл своей черной пеленой страх.
  - Говори, где спрятала, сучка, деньги?
  - Не знаю я ни про какие деньги, - прохрипела Зара.
  Мужчина сделал жест рукой, и к огромному облегчению Зары Руслан спрятал нож.
  - Вот что, заруби на носу. Деньги придется отдавать. Если не отдашь, считай себя покойницей. Я заеду за ними через несколько дней. Поняла?
  - Поняла, - кивнула она головой.
  Машина резко затормозила у обочины, и ее просто вытолкнули из нее. Зара плюхнулась прямо в лужу. Но никогда он не была так счастлива, как в тот момент, когда лежала в грязной воде. Это же настоящее чудо, что она осталась жива.
  Медленно Зара поднялась. С ее одежды стекала вода, на юбке запеклась грязь. Но она даже не стала ее очищать, а побежала в сторону дома.
  
  4.
  Марианна свернула в свой переулок и по привычке, выработавшейся у нее в последнее время, внимательно оглядела всю дорогу, вплоть до самого своего дома. Дорога была пустынна: ни машин, ни людей. Только перед воротами ее дома, она заметила одинокую женскую фигуру. Женщина стояла спиной к Марианне, опершись плечом о чугунную решетку забора. Одета она была в длинное платье, голова была обмотана платком. Женщина явно дожидалась Марианну.
   Кто бы это мог быть? невольно встревожилась Марианна. В свете последних событий все необычное и выходящее за рамки ее привычного образа жизни, стало казаться ей подозрительным. Марианна сбавила скорость и медленно поползла на машине к своему дому.
  Женщина продолжала все так же неподвижно стоять у забора, как изваяние. Не слышать шума приближающейся машины она не могла, если только была не глухая.
   А может это опять тот же маньяк, только переодетый в женское платье, мелькнуло где-то на краю сознания Марианны, но додумать эту мысль она не успела. Женщина резко обернулась, и Марианна узнала Зару. Девушка была очень бледна и выглядела испуганной. Красные, то ли от слез, то ли от бессонницы глаза были круглыми от страха.
  Марианна выскочила из машины и бросилась к Заре. Девушка упала ей на грудь и вцепилась в нее тонкими руками, как утопающий за спасательный круг. Плечи ее затряслись от рыданий.
  - Зара, что с тобой, моя девочка, тебя кто-то обидел?
  Зара молча затрясла головой и зарыдала еще сильнее.
  - Меня... меня... чуть не убили, - наконец, выдавила она из себя.
  - О, Господи! Пойдем в дом. Там ты мне все расскажешь, - Марианна увлекла Зару за собой.
  Во время рассказа, Зара так и не сделала ни одного глотка чая, который Марианна налила ей в большую пиалу. Сжимающие ее тонкие пальцы Зары мелко дрожали, и Марианне казалось, что она прольет содержимое чашки прямо себе на колени.
  - Он мне дал сроку несколько дней и, если я не принесу деньги, он меня убьет. - Зара поставила полную пиалу на стол и снова зарыдала.
  - Не плачь, Зарочка, никто тебя не убьет, - попыталась успокоить ее Марианна.
  - Вы отдадите им деньги? - Зара вкинула голову, глаза ее мгновенно просохли, - Вы не потратили их? - Зара с надеждой смотрела на Марианну.
  - Нет, - Марианна покачала головой, - отдавать этим подонкам деньги мы не будем. Ни за что! - глаза ее гневно блеснули.
  - Но тогда они убьют меня! - в отчаянии воскликнула девушка.
  - Знаешь, Зара, я думаю, тебе надо спрятаться, исчезнуть куда-нибудь на время. Чтобы ни одна собака тебя не нашла. У тебя есть на примете такое местечко?
  Зара задумалась, потом грустно качнула головой.
  - Нет, все мои родственники живут в нашем городе. Вот, если бы тут был Арсен, он бы что-нибудь придумал. Спрятал бы меня так, что никто не нашел даже на дне моря. Да и куда я с этим, - Зара махнула рукой и с безнадежным видом уставилась на свой заметно округлившийся животик.
  - Да, невеселая картина вырисовывается, - Марианна нахмурилась.- А отец ребенка? - вдруг осенило ее. - Он не может тебя где-нибудь спрятать?
  Зара, насупившись, замолчала.
  - Вы ведь собирались пожениться? - осторожно спросила Марианна.
  Зара по-прежнему молчала и молча водила пальцем по узорчатой скатерти стола. Марианне казалось, что она мучительно над чем-то раздумывает. Вдруг Зара вскинула голову и в упор посмотрела на Марианну.
  - Я не хотела вам говорить, - с трудом выдавливая из себя слова, начала Зара, - но теперь скажу. Этот ребенок, он...это ребенок Арсена, - выпалила Зара и вздохнула с облегчением, как будто сбросила себя тяжелый и непосильный груз.
  - Как Арсена, ты это серьезно? - Cердце Марианны гулко ухнуло в груди, а дыхание стало учащенным, как будто она только что пробежала стометровку.
  - Да, - тихо прошептала Зара.
  Марианна вскочила со стула, щеки ее пылали.
  - Вот что, Зара! - воскликнула Марианна. - Я тебя упрячу не хуже Арсена.
  - Вы? Но вы в наших краях не так давно.
  - Ну и что! У меня есть одна отличная идея, как это можно устроить.
  - Значит, я могу идти домой собрать что-нибудь из вещей? - Зара слабо улыбнулась, первый раз за весь разговор.
  - Нет, ни в коем случае. Тебе домой нельзя. Переночуешь у меня, а завтра я тебя увезу отсюда.
  - Надолго?- с тревогой спросила Зара.
  - Как получится. Надеюсь, что ты быстро вернешься.
  Остаток вечера Марианна была взбудоражена, а ночью она так и не смогла уснуть. Ее переполняла радость и ликование. Значит Арсен не погиб, не исчез безвозвратно в закоулках вечности. Плоть от плоти его, кровь от крови его, его ребенок скоро появится на свет. И род Саитовых и их фамилия продолжится в этом ребенке. Как бы обрадовало это известие их отца.
  
  5.
  Кто-то настойчиво жал на кнопку звонка. Буданова удивилась. Она никого не ждала в столь поздний час. Кто бы это мог быть? Буданова тихонько подошла к двери и посмотрела в глазок. На площадке стоял Расим. Вот принесла нелегкая! Только его сейчас не хватало. Буданова от досады и возмущения потеряла всякую осторожность и кинулась прочь из прихожей, задев ногой стул, который упал на пол с огромным грохотом. После этого скрывать свое присутствие в квартире не имело никакого смысла. И словно в доказательстве этого, Расим с новой силой стал жать на звонок. Будановой ничего не оставалось, как впустить его.
  Расим ввалился в квартиру возбужденный и злой. Идя к Будановой, он рассчитывал совсем на другой прием. Ее отказ с ним встречаться он не воспринял всерьез. Просто она разозлилась оттого, что он опростоволосился с той бабой, решил он про себя. А сейчас, уже, наверное, одумалась и кусает локти оттого, что прогнала его. Наверняка жалеет.
  Расим решил помочь любовнице и облегчить ей задачу по возвращению ее в свои горячие объятия. Он нисколько не сомневался в том, что она примет его, как родного. И вот надо же такое проявление не гостеприимства. Расим рассвирепел и был вне себя от злости. На этот раз она его хорошо разозлила, а в таком состоянии он становился просто невменяемым. Если бы Буданова была мужчиной, то он поступил бы просто. Хороший удар кулаком в челюсть стали бы самым веским аргументом в возникшем между ними недоразумении. Ну, а раз она женщина, то с ней и разговор будет другой... Тем более, что она продолжает нарываться. Смотрит на него, как на падаль. Но ничего, он сейчас ей покажет!
  Расим решительно двинулся на Буданову. Губы его расплылись в похотливой ухмылке. Буданова почувствовала неладное и попятилась.
  - Ты... ты чего задумал, - пыталась она сохранять спокойствие, но самообладание покинуло ее. В его глазах она увидела звериный огонь, не предвещающий ничего хорошего.
  Расим продолжал наступать на Буданову, тесня ее в сторону кровати. Когда ноги женщины уперлись в ее край, Расим швырнул Буданову на постель, а сам навалился сверху. Ткань платья треснула, и Буданова почувствовала его руки на своих бедрах. В следующий момент он начал сдирать с нее трусики.
  - А-а-а, - заорала Буданова и попыталась вырваться, но ее сопротивление еще больше распалило Расима. К тому же их силы были явно не равны.
  - Лежи, сука, и не рыпайся, - прохрипел Расим, - не захотела по-хорошему, будет по-плохому.
  Звук замка расстегивающихся джинсов Расима придал Будановой дополнительные силы, и она, изловчившись, вцепилась ему в шею зубами. На этот раз заорал Расим. Осатаневший от боли и сопротивления Будановой, он рассвирепел еще больше. Размахнувшись, Расим со всего маху ударил ее по лицу. Буданова закричала от боли. Очень больно, но не так, когда ее бил маэстро. Тот разбил ей лицо в кровь, а этот, кажется, нет. Но не успела она этому порадоваться, как снова увидела кулак Расима, нависший над ней. Этого она уже вынести была не в силах. Сознание того, что ее сейчас снова начнут бить, помутил ее разум и она, не помня себя от ненависти и страха, закричала.
  - Идиот! Не смей бить меня! Я беременна и это твой ребенок!
  - Мой? - не поверил своим ушам Расим, и Буданова почувствовала, как ослабли его руки, сжимающие ее.
  -Твой, твой, - рявкнула она и оттолкнула его от себя. На этот раз он не сопротивлялся.
  
  6.
  Мысль Марианны ходила по кругу, как стрелки часов. И каждый круг мало чем отличался от предыдущего. Она никак не могла придумать, что же ей делать с девушкой. Ведь теперь она в ответе за нее. Если Зара не обманывает и носит в чреве своем дитя Арсена, то это налагает на нее, Марианну особую ответственность. Ведь она осталась старшим и единственным членом их рода и вот теперь скоро может появиться еще один его представитель. И ее долг сделать все возможное, а если нужно и невозможное, чтобы максимально обезопасить и беременную женщину, а когда появится на свет ребенок, то и его.
  Только вот как это сделать? Ясно, как день, что Заре грозит серьезная опасность. И хотя бы на время ее нужно где-то укрыть. Но где? Она, Марианна, в этом городе чужая, мало кого знает, ей не к кому обратиться. Вернее, один человек все же есть. Правда, отношения у него с ним не простые. К тому же совсем недавно они слегка повздорили. Но если кто и может ей помочь, то только он. И все же когда она звонила ему, то продолжала чувствовать неуверенность.
  - Александр Николаевич, здравствуйте. Простите, что звоню в воскресенье.
  - Здравствуйте, Марианна Романовна. Я рад, что вы позвонили. Что-то случилось?
  - Да. Мне нужна ваша помощь.
  - Вы же знаете, всегда рад.
  - Близкому мне человеку угрожает опасность. Его надо спрятать. А я не знаю где.
  - Это дело серьезное. Вы не против, если я к вам прямо сейчас и приеду.
  - Буду только рада.
  Марианна снова вернулась к Заре. Девушка с нескрываемой надеждой посмотрела на нее. Марианна улыбнулась.
  - Сейчас приедет человек, он нам поможет. А ты пока отдохни, приляг на диван.
  Зара не возражала. Марианна подвела ее к дивану и та легла.
  - Мне вдруг захотелось немного поспать, - сказала Зара.
  - Вот и спи.
  Зара послушно как ребенок, закрыла глаза. А к Марианне вдруг пришла одна мысль: Если Сакуров где-то Зару спрячет, то ей потребуются предметы первой необходимости, ночная рубашка. У нее же ничего этого нет. Надо собрать ей эти вещи.
  Сборы заняли минут двадцать. Марианна огляделась в поиске, куда все это сложить. Ее взгляд упал на кейс, в котором Зара однажды принесла ей деньги. Вот туда она все и положит.
  Марианна, удовлетворенная сделанным, села на стул. Оставалось лишь дождаться Сакурова. Он не заставил себя долго ждать, уже через несколько минут она услышала хлопки мотора его машины.
   Марианна открыла дверь и впустила Сакурова. И, как ни странно, но с его появлением она сразу почувствовала одновременно облегчение и прилив уверенности. Марианна поведала ему о том, что случилось с Зарой. Она заметила, как ее рассказ встревожил Сакурова.
  - Меня не отпускает ощущение, что это звенья одной цепи, - задумчиво произнес он.
  - Какой цепи?
  - Какой, пока не знаю. Впрочем, сейчас у нас другая задача. Предлагаю спрятать вашу Зару в доме для приемов. На день-два, не больше. Потом, если понадобится, поищем для нее другое место.
  - Я как-то не подумала о доме приемов,- призналась Марианна.
  - На то я и президент фирмы, чтобы думать обо всем, - усмехнулся Сакуров. - Будите ее.
  Марианна разбудила Зару и объяснила, что им пора ехать. Та не возражала.
  - Вот я тебе собрала чемоданчик, тут предметы первой необходимости, - вручила Марианна кейс Заре.
  Все вместе они направились к машине. Сакуров шел впереди, он сел в автомобиль и завел мотор. Внезапно рядом с ним затормозил другой автомобиль, из нее быстро вышел Лабинов.
  - Марианна, здравствуйте! У меня к вам небольшое дело. Можно к вам?
  - Извините, Борис Вадимович, но я сейчас уезжаю. Приходите в другой раз.
  - Жаль, а я хотел с вами посоветоваться по поводу... - Внезапно голос его осекся, и Лабинов замолчал. Взгляд его уперся в красавицу Зару.
  - Вижу, что не вовремя. Тогда я пойду, - извинился Лабинов и сел в машину.
  
  7.
   Оставив Зару одну и убедившись, что ей ничего не угрожает, Сакуров и Марианна покинули дом и сели в машину.
  - Куда вас везти?
  - Домой.
  - Домой? - В голосе Сакурова послышалось разочарование. - А знаете, сегодня так получилось, что я почти ничего не ел. И голоден, как волк. Хочется поесть где-нибудь в хорошем месте. Раз уж мы сейчас едем в одной машине, не составите мне кампанию?
   К некоторому смущению Марианны, предложение не вызвало у нее сильного протеста.
  - Я знаю одно очень симпатичное заведение, - вспомнила она о Лабинове. - Там можно хорошо поесть.
  Народу в кафе было немного. На эстраде играл пианист. Марианна любила музыку, и с удовольствием его слушала. А слушать было что, он был настоящим виртуозом.
  - Здесь действительно очень приятно - оценил Сакуров. - Странно, что я раньше ничего не слышал об этом кафе. А как вы о нем узнали?
  - Хозяин кафе - мой знакомый. Кстати, это тот самый господин, который нам встретился возле моего дома, когда мы увозили Зару.
  - И давно вы его знаете?
   Голос Сакурова прозвучал сухо и напряженно. А может, подумала Марианна, ей так показалось.
  - Не очень, - не стала вдаваться она в подробности. - Но без этого знакомства мы бы тут не сидели.
  - Действительно, - словно не зная, как отнестись к ее словам, не очень уверенно улыбнулся Сакуров. - Помню, я когда-то учил философию, и нам говорили, что закономерность проявляется через случайности.
  - Мне тоже известен этот тезис.
  - Вам не кажется, Марианна Романовна, что в последнее время происходит слишком много случайностей.
  - Что вы имеете в виду? - мгновенно насторожилась Марианна.
  - Вам они известны не хуже, чем мне. Вот и случай с Зарой из их числа.
  - Это просто хулиганское нападение.
  - Не скажите, уж больно странное нападение. Ничего не отняли, даже деньги, зато, по ее словам, эти ребята сами допытывались о каких-то деньгах. Вы случайно не догадываетесь, о каких? - пристально посмотрел Сакуров на Марианну.
  - Сама ломаю голову. Откуда Зара может знать о каких-то деньгах.
  - А вот кто-то думает, что она что-то знает.
  - Ошибка.
  - Это самое легкое, что можно предположить. Но объясняет ли такое предположение ситуацию. А если нападение повторится?
  Марианна какое-то время молчала. Она обдумывала слова своего собеседника. Она-то хорошо знает, за какими деньгами идет охота. Но Сакурову она не может об этом сказать. Хотя бы предпочла это сделать, так ей было бы спокойней.
  - Вы правы, это вполне возможно. Надо бы принять какие-то меры.
  - Трудно принимать меры, когда не знаешь, откуда исходит опасность. Но обещаю, что подумаю. Эта Зара, кажется, хорошая девушка.
  - Да, хорошая, - подтвердила Марианна.
  Несколько минут они молча ели. Внезапно Сакуров отложил вилку.
  - Не считаете ли вы, Марианна Романовна, что нам нужно поговорить откровенно.
  Марианна настороженно посмотрела на Сакурова. Говорить с ним откровенно в ее планы пока не входило. И теперь придется выкручиваться, с досадой подумала она. Молодая женщина уже пожалела, что согласилась на его приглашение поужинать вместе. Теперь она понимает, что поступила неосторожно. Но дело сделано.
  - А разве мы говорим не откровенно, - сделала она удивленное лицо.
  Сакуров покачал головой.
  - Сначала покушение на вас, потом на эту девушку. По-моему, мы стали невольными участниками опасной игры.
  - Не вижу связи, - упрямо повторила Марианна.
  - Или не хотите видеть.
  - Почему я должна этого не желать.
  - Вот я вас и спрашиваю, почему?
  Марианна вдруг почувствовала, что загнала в угол. Давно с ней не случалось такое, что она не знает, что ответить. Но к ее большому облегчению отвечать ей не пришлось. Внезапно к их столику подошел Лабинов. Он весь лучился улыбкой.
  - Какие приятные гости. Марианна, вы даже не представляете, как рад я вас видеть у себя. К сожалению, не имею чести быть с вами знакомым, - посмотрел Лабинов на Сакурова.
  - Александр Николаевич Сакуров президент компании "Cокуров и К".
  - Очень приятно. Позвольте, я присяду.
  - Конечно, садитесь, - даже слишком поспешно произнесла Марианна.
  Лабинов сел.
  - Мне так приятно, что такие люди посетили мое скромное кафе, поэтому этот ужин пусть будет за счет заведения.
  - Спасибо, но я привык за себя всегда платить, - не согласился Сакуров.
  - О, я нисколько не сомневаюсь в вашей платежеспособности, но прошу сделать приятное для меня. Мне доставит истинное удовольствие вас угостить. - Улыбка на лице Лабинова была такой обворожительной, что Сакуров решил больше не возражать.
  - Но это первый и последний раз, - предупредил он. - Иначе я к вам больше никогда не приду.
  - Разумеется. Чтобы удержать такого именитого клиента, готов и не на такие жертвы.
  - Вы знаете меня?
  - Кто в городе не слышал о вас и вашей компании. - Половина грузов нашего региона перевозится на вашем автотранспорте.
  - Ну не половина, а едва одна треть, - поправил Сакуров.
  - Это даже лучше. Значит, есть куда стремиться. Скучно, когда все цели достигнуты.
  - Пожалуй, с этим я готов согласиться.
  - Я тоже такой, люблю, когда есть чего добиваться.
  - Вы немало добились, Борис Вадимович, - вступила в разговор Марианна. - Это кафе просто замечательное. Я в восторге от игры пианиста.
  - Счастлив, что вам понравилось. Я выписал его из Москвы. Он лауреат всероссийского конкурса. Хотя, признаюсь, уговорить его приехать сюда, стоило больших денег. Но он стоит того. Жаль, что у нас так мало ценителей прекрасного фортепианного исполнения. Иногда за весь вечер я единственный, кто по-настоящему слушает его. Представляете, некоторые подзывают официанта и просят, чтобы он перестал играть. Но в таких случаях, я предпочитаю, чтобы ушел клиент, чем стихла прекрасная музыка.
  - Вы замечательно поступаете! - искренне воскликнула Марианна.
  - Я согласен, хотя это, наверное, вызывает убытки, - поддержал Сакуров.
  - Увы, это так, видите, едва заполнено ползала. Но пианист исполняет произведения для истинных ценителей. Не желаете что-нибудь попросить его исполнить.
  - Мне и без того нравится его репертуар.
  - Предлагаю выпить за знакомство, Александр Николаевич, - произнес Лабинов.
  - С удовольствием бы поддержал ваш великий почин, Борис Вадимович, но я за рулем.
  - Этому горю мы легко поможем, у меня есть прекрасные водители. Они сядут за руль вашей машины и благополучно доставят вас хоть на американский континент.
  - Я вижу, у вас тут все предусмотрено. Уговорили, - согласился Сакуров.
  - За продолжение нашего приятного знакомства, - провозгласил тост Лабинов. - Они выпили. - Не стану больше докучать вас своим присутствием, - произнес он. - Удаляюсь, но душой я с вами, - снова улыбнулся он.
  - Вам понравился Лабинов? - поинтересовалась Марианна, глядя ему вслед. Она вдруг вспомнила, что не спросила, зачем он приезжал сегодня к ней.
  - Приятный человек. Если бы таких бизнесменов было бы больше в нашем городе, здесь во многом царила бы иная обстановка, - сказал Сакуров. - Но знаете, - вдруг оживился он, - раз мне не надо соблюдать обет воздержания, давайте-ка еще выпьем. И даже не один раз.
  
  8.
  На столе перед Будановой лежала справка. Маленький клочок бумаги, на котором написаны всего несколько фраз, с первого взгляда ничего не значащих: срок беременности три недели. Но именно эти незначительные слова вмещали в себя столько смысла, что способны были перевернуть всю ее жизнь и направить совсем в иное русло. Осталось лишь немного - исправить документик. Буданова взяла ручку и старательно приписала цифру один перед троечкой. Все! Теперь эта справка свидетельствует о том, что срок ее беременности 13 недель и заверен этот документ самой настоящей печатью.
  Буданова хищно улыбнулась: куда он теперь денется! Поправив прическу, она вышла из кабинета и направилась к Сакурову.
  Сакуров выглядел чем-то сильно озабоченным. Мельком взглянув на Буданову, он рассеянно предложил ей садиться и снова погрузился в свои мысли. Буданова по-хозяйски опустилась в кресло, закинула ногу на ногу и, покачивая ногой в узкой изящной лодочке, стала обстоятельно докладывать Сакурову с чем она пришла к нему.
  Сакуров сидел молча и никак не реагировал на ее слова.
  - Да ты, вообще, слышишь, что я тебе говорю! - не выдержала Буданова его отстраненности от их общих проблем.
  - Извини, у меня много дел, - Сакуров потер переносицу и посмотрел на Буданову, как будто только что ее увидел.
  Буданова возмутилась. Это надо же! Речь идет о его ребенке, а он даже не слышит ее!
  - Прочти это, - она аккуратно положила перед ним на стол справку, - если твои уши не могут уловить смысл сказанного мной, то может, глаза твои еще не утратили способность видеть. - Буданова обиженно надула губы и снова опустилась в кресло.
  Сакуров быстро пробежал глазами справку и положил ее на стол. Он никак не комментировал прочитанное. Просто сидел и молчал. Он думал о том, что, кажется, попал в ловушку. Жизнь руками этой чужой и посторонней ему женщины, которую он, как выяснилось, не любит, да и не любил вовсе, снова накидывает ему петлю на шею. А уж Буданова ее затянет так, что мало не покажется.
  Буданова настороженно наблюдала за Сакуровым. Его молчание ей не понравилось. Она забеспокоилась, ей показалось, что ситуация снова начала выходить из-под контроля, несмотря на тщательно продуманный план.
  - Так что ты скажешь на это, милый?- проворковала она.- Ты хотел получить доказательства. Так вот они.
  - Вижу, - бесцветным голосом обронил Сакуров.
  - Значит, я могу переезжать к тебе?- Буданова подскочила к Сакурову и обняла его.- Нашему ребеночку нужен комфорт. Я больше не могу оставаться в моей конуре, меня там все угнетает.
  - Да, конечно, перебирайся ко мне, - Сакуров осторожно отвел от себя ее руки.
  - А свадьба? Когда у нас будет свадьба? Надо бы поскорее, пока живот еще не заметен, - Буданова тревожно замерла в ожидании его ответа.
  - А вот свадьбы у нас не будет, - отрезал Сакуров.
  - Как не будет? Ведь ребенку нужен отец! - голос Будановой жалобно задрожал.
  - Пусть этот ребенок сначала родится, а потом я его усыновлю. Но ты для меня будешь не более, чем мать моего ребенка, поняла?
  - Но... неужели ты не хочешь, чтобы наш ребенок воспитывался в нормальной семье?
  - Нормальная семья создается на добровольных началах, при взаимном согласии обеих сторон, а не под давлением случайно возникших обстоятельств, - сделал Сакуров усиленный акцент на последних словах.
  Буданова несколько секунд молчала, переваривая услышанное. Затем встала и с оскорбленным видом произнесла:
  - Хорошо. Пусть будет по-твоему. Я буду для тебя только матерью твоего ребенка. Так, когда я могу переехать к тебе?
  - Когда тебе удобно. Я могу за тобой заехать сегодня вечером. Ты успеешь собраться?
  - Да.
  Когда Буданова покинула кабинет Сакурова, то ее раздирали ненависть и злость. Все вышло не так, как она задумала. Но она не собиралась отчаиваться. Еще рано складывать оружие и отказываться от мысли стать госпожой Сакуровой. За этот приз она еще повоюет, она еще не даст ни одно сражение. Буданова независимо вскинула голову и направилась к себе домой. До вечера ей надо было успеть собрать вещи, чтобы отправиться на квартиру Сакурова.
  
  
  9.
  Буданова все просчитала. Она знала, что Долгорукова, как и все сотрудники появляется на работе ровно в девять. Многие из служащих имели обыкновение опаздывать, но не намного, или приходить чуть раньше девяти. Но Долгорукова была пунктуальна. Каждое утро ровно в девять она подъезжала на своей машине к зданию офиса. Буданова поражалась такой точности и даже находила ее в чем-то противоестественной. Сама же она, пользуясь своим высоким статусом любовницы Сакурова, позволяла себе разнообразные вольности и послабления. Но сегодня она постарается прибыть к зданию фирмы одновременно с Марианной. Она теперь должна видеть их с Сакуровым каждое утро, подъезжающими вместе на одной машине на работу.
  До самых мельчайших мелочей продумала Буданова свой маленький спектакль под названием "приезд на работу". Главная роль в этом мини представлении , конечно же, отводилась ей. Сакурову предназначалось место статиста или декорации, уж как получится. А основным зрителем естественно должна была стать Марианна. Она должна увидеть то, что хочет ей показать Буданова: идеальную пару и идеальные отношения. И пусть Сакуров смотрит на Буданову волком и дуется на нее, сколько ему приспичит, но только дома. Там их никто не видит, и они могу лаяться с утра до вечера. А вот на людях...
  Мерседес Сакурова мягко затормозил перед зданием офиса. Буданова огляделась. Что-то нигде не просматривалась занюханная девятка Марианны. Неужели опаздывает? Черт! Именно сегодня, когда ей так не терпелось поставить эту выскочку на место.
  - Ты идешь?- Сакуров уже вышел из машины и ждал, когда оттуда выберется Буданова.
  - Одну секунду, - Буданова достала из сумочки помаду, зеркальце и стала не спеша подкрашивать губы, не забывая посматривать при этом по сторонам. Марианна все не появлялась.
  - Что ты копаешься, можно побыстрее? - начал терять терпение Сакуров, продолжающий топтаться у двери машины.
  - Сейчас, - Буданова нанесла очередной мазок на губы и улыбнулась своему отражению в зеркале.
  - Сколько можно! - взорвался от нетерпения Сакуров, и в это время к своему облегчению Буданова заметила машину Марианны.
  "Ваш выход, госпожа Буданова!" - скомандовала она про себя и, уронив на колени тюбик с помадой, прикрыла глаза, откинувшись на спинку сиденья.
  - Ну, что там опять, - раздраженно спросил Сакуров, заглядывая в салон.
  - Меня тошнит, ой, сейчас я, кажется, потеряю сознание, мне нужно срочно на воздух. Помоги мне,- слабым голосом проговорила Буданова.
  Сакуров чуть ли не бегом обогнул машину, распахнул дверцу и протянул Будановой руку.
  - Держись за меня, я тебе помогу дойти до офиса, - заботливо произнес он.
  Буданова с трудом выбралась из машины и повисла на Сакурове. Он обхватил ее за плечи и повел к крыльцу. Перед ступеньками Буданова остановилась.
  - Ой, я кажется теряю сознание, - и начала потихоньку оседать на землю.
  Сакуров подхватил ее на руки и стал подниматься по ступенькам.
  Обвив руками его шею, Буданова смотрела на Марианну краем глаза. Та стояла, как громом пораженная и не сводила с них изумленных глаз.
   Так тебе и надо, сучка! мысленно Буданова показала Марианне язык.
  Когда Сакуров пронес Буданову через двери, она соскользнула с его рук.
  - Мне уже лучше. Спасибо, милый, ты просто спас меня. - Она нежно поцеловала Сакурова в щеку именно в тот момент, когда Марианна появилась в холле и могла видеть этот поцелуй. Буданова могла по праву гордиться своими режиссерскими достижениями.
  - Тебя довести до кабинета?- озабоченно спросил Сакуров.
  - Нет, спасибо, я сама. Иди, а то ты уже и так потерял со мной много времени, - наконец, отпустила она Сакурова.
  Когда он скрылся из виду, Марианна подошла к Будановой.
  - В вашей жизни, я вижу, произошли значительные перемены?- не удержалась она от вопроса.
  - Да! - Буданова бросила на Марианну ликующий взгляд. - Я жду ребенка от Сакурова. Он так счастлив, что готов меня носить на руках. Он не отпускает меня от себя ни на шаг!
   Буданова торжествующе посмотрела на Марианну и, гордо вскинув голову, пошла к себе в кабинет. Марианна так и застыла, потрясенная. Несколько секунд она стояла, как изваяние, потом медленно стала приходить в себя.
   Но почему, почему, меня так поразило это известие? - задавала она себе один и тот же вопрос. Разве он не безразличен мне? Разве он не мой враг? Конечно, же враг, - тут же отвечала она сама себе. Но почему тогда так больно ноет и саднит сердце? Как будто у меня кто-то умер.... Тяжело переступая ногами, Марианна побрела в свой кабинет.
  
  10.
  Буданова заскочила буквально на одну минутку к себе домой, чтобы забрать кое-какие вещи. Прошлый раз она так спешно собиралась к Сакурову, так боялась, что он передумает и откажет ее приютить у себя, что кое-как побросала в чемодан первое, что попалось ей под руку, да так и отправилась обживать новое жилище. Лишь там она тщательно провела ревизию своих вещей и обнаружила, что многого ей не хватает.
  Буданова открыла дверь и зашла в квартиру. Не спеша прошла по своей маленькой однокомнатной конуренке, как она называла свое жилище, и с удовольствием отметила, что новые ее апартаменты на целый порядок комфортнее и удобнее. Определенно она не хотела сюда возвращаться. Надо сделать все возможное и невозможное, чтобы этого не случилось ни при каких обстоятельствах и прочно закрепиться на новой территории. А для этого надо крепко подумать, как этого достичь. Хорошо, что жизнь дает ей достаточно времени для раздумья. До родов еще почти семь месяцев. За это время много воды утечет и ей надо очень сильно постараться, чтобы это течение было направлено в нужное ей русло.
  Размышления Будановой были прерваны долгими и требовательными звонками в дверь. Кто бы это мог быть? Буданова насторожилась. Опять этот придурок Расим? Вот не к стати. Пришел к ней на правах своего отцовства. Ну, да ладно, с ним сейчас разговор короток, я беременна и мне до родов нельзя. А через час она упорхнет отсюда надолго. И пусть тогда ищет ее, как ветра в поле, подумала Буданова и пошла открывать. Она была настолько уверена, что это Расим, что даже не удосужилась взглянуть в глазок.
  - Здрас-с-с-ьте, мое вам почтение. - Маэстро насмешливо смотрел на Буданову и нагло по-хозяйски улыбался. - Ну, что застыла, как памятник на погосте, давай провожай в хоромы-то - Он уверенно, как к себе домой, шагнул в квартиру. Так и не дождавшись ее приглашения, отодвинул ее плечом, вошел в прихожую. - А ты я вижу, не рада мне, - продолжал куражиться маэстро. - Что ли не соскучилась? А я вот скучал и подумал: дай-ка навещу свою красавицу, что-то давненько мы не виделись с ней.
  - Зачем ты пришел? - наконец, прорезался голос у Будановой.
  - Понадобилась ты мне, вот зачем. Ну-ка дай я на тебя посмотрю.- Маэстро пальцами взял Буданову за подбородок и заглянул ей в лицо.- Хороша, - удовлетворенно хмыкнул он. - Небось не забыла, как я тебя прошлый раз разукрасил-то.
  - Помню, - дернулась Буданова и выскользнула из его рук.
  -Ты характер-то свой угомони малость. А то неровен час опять тебя поучу. Очень не люблю строптивых. А послушных и исполнительных уважаю. Так ты будешь послушной?
  Буданова отскочила за стол и выкрикнула.
  - Я больше тебе не слуга. Поищи другую дуру.
  - Что-о-о-? - глаза у Маэстро полезли на лоб.- Не понял. Или я ослышался?
  - И повторю, - с вызовом крикнула Буданова, - не приходи ко мне больше. Я теперь замужем и меня есть кому защитить.
  - Это кому же, - хохотнул маэстро.
  - Сакурову. Я жду от него ребенка, и он за меня и нашего ребенка тебе голову оторвет.
  Маэстро задумался о чем-то, потом заинтересованно спросил.
  - Не врешь?
  Будановой показалось странным, что он так спокойно отреагировал на ее слова.
  - Истинная правда, - горячо заверила Буданова и зачем-то перекрестилась.
  Маэстро криво улыбнулся и вдруг кивнул головой.
  - Это меняет дело. Будь здорова. И привет супругу
  Он молча развернулся и скрылся за дверью. Не ожидавшая такой легкой победы Буданова, без сил опустилась на кровать. Какое-то время она сидела в оцепенении, приходя в себя, потом встала и быстро стала складывать вещи. Она собрала все по максимуму, чтобы больше не появляться в этой квартире, где ее могли подстерегать разные неприятности.
   Глава 7.
  
  1.
  Люди, похитившие Зару, привезли ее в глухое и темное ущелье, пользовавшееся дурной славой у местных жителей. Называлось это ущелье Клюв Орла. Здесь среди острых скал на небольшой площадке, прилепившейся одним краем к скале, а другим, повисшим над бездной, кто-то в далекие времена выстроил небольшую башенку, напоминавшую своим видом острый клюв орла. Отсюда и возникло название ущелья. Ходили слухи, что эта башня была построена одним раскаявшимся в своих бесчисленных и жестоких преступлениях преступником, который удалился сюда на склоне своей жизни замаливать многочисленные грехи. Но только то ли он плохо молился, то ли господь так и не простил ему всех мерзостей, которые он натворил, погиб тот грешник страшной и мучительной смертью. Поскользнувшись на краю отвесной площадки, он сорвался в ущелье и разбился при падении о камни. Но умер он не сразу, а еще долго мучился, оглашая окружающие окрестности стонами и жуткими криками. Хотя скорей всего то были всего лишь местные сказания, а на самом то была одна из многих сторожевых башен, которые воздвигали для того, чтобы как можно раньше обнаружить появление врагов.
  Зара хорошо знала это ущелье. Местные жители избегали его, как чумной заразы и не разрешали туда ходить своим детям. Но Зара, в компании таких же отчаянных сорванцов, как и она, часто нарушала эти запреты. Их, как магнитом, тянуло в это запретное и страшное место. Здесь они чувствовали себя мужественными и смелыми героями приключений Фенимора Купера и Джека Лондона. Как же это было давно! И вот она снова здесь...
   Зару заперли в небольшой комнатке на самом верхнем этаже башни. Мебели никакой не было. Лишь тюфяк, набитый соломой, валялся на полу. На него Зара и примостилась, свернувшись калачиком и обхватив себя руками покрепче, чтобы хоть как-то согреться.
  В комнате было сыро и пахло плесенью. Узкие полоски света едва пробивались через небольшое подслеповатое и грязное оконце, разместившееся под самым потолком. Слабые солнечные лучики скользили по верхнему уровню стен и быстро гасли, даже не достигнув пола. Зара лежала в темноте, грязи и холоде. Ей было страшно. Она понимала, что люди, похитившие ее, были теми же, кто однажды схватили ее на улице и, затолкав в машину, стали требовать деньги. В том, что они с минуты на минуту возобновят свои требования, она нисколько не сомневалась. И не ошиблась в своих предположениях.
  Не прошло и часа после ее появлению здесь, как дверь распахнулась, и на пороге показался мужчина. Одетый в элегантный дорогой костюм, он скорее напоминал артиста, чем бандита, который похищает людей. Мужчина окинул внимательным взглядом комнатку, состроил презрительную гримасу и уставился на Зару холодными глазами. В руках его вспыхнул фонарь, который он направил Заре прямо в лицо. Зара зажмурилась, ей сделалось не по себе. Мужчина ощупывал ее фигуру любопытным пронизывающим взглядом, пока он не уперлся в ее живот. Мужчина криво улыбнулся.
  - Знаешь, как поступают с такими, как ты, у нас в горах? - зловеще обронил мужчина.
  Зара сжалась в комочек и инстинктивно прикрыла руками живот.
  - Знаешь, - довольно мужчина усмехнулся и присел на корточки перед Зарой. - А еще ты знаешь, что ты очень плохая девочка. Взяла и украла мои деньги. Нехорошо.
  Зара испуганно смотрела на него и не в силах была вымолвить ни одного слова. На нее вдруг напал жуткий страх, хотя сидящий перед ней мужчина пока не тронул ее даже пальцем. Зара молчала, ее била мелкая дрожь.
   - А, ну, говори, где деньги, сука! - внезапно заорал мужчина и, схватив Зару за волосы, резко поднялся.
  Девушка закричала от боли и тоже вскочила на ноги. Мужчина крепко держал ее за волосы и больно оттягивал голову.
  - Если ты и дальше будешь прикидываться глухонемой, то я тебе устрою роды прямо здесь! Вот в этой комнате! На каком ты месяце? - кричал мужчина.
  - На пятом, - наконец прорезался голос у Зары.
  - А кто отец?
  - Арсен Саитов, - лепетала сама не своя Зара.
  - Видела вот это? Мужчина поднес огромный кулак к расширившимся от ужаса глазам Зары. - Один прицельный удар ниже пояса и ты лишишься ребенка прямо сейчас. Хочешь?- мужчина замахнулся.
  - Н-е-е-т! - истошно закричала Зара.- Не бейте меня. Я все скажу.
  - Так говори же!- нетерпеливо крикнул мужчина, продолжая держать кулак на отлете.
  - Деньги у Марианны, сестры Арсена, я отдала их ей, - сбивчиво произнесла Зара, дрожа от ужаса.
  - Это правда? - мужчина медленно опустил руку и разжал кулак.
  Зара энергично закивала головой.
  - Ну, смотри у меня. Если опять наврала, то живой отсюда не выйдешь.
  В этот момент дверь распахнулась и в ее проеме показалась голова мужчины в черной бандане.
  - Маэстро, ты еще долго? Мы тебя заждались.
  - Да иду уже, - мужчина отпустил девушку и шагнул за дверь.
  Оставшись одна, Зара без сил рухнула на соломенную подстилку и разрыдалась. Размазывая слезы по щекам, она пыталась вспомнить, где она слышала это имя "Маэстро". Неожиданно память ее прояснилась, и Зара вспомнила, что однажды его произнес Арсен.
  
  2.
  Маэстро спустился вниз, Зара его больше не интересовала. Ему даже было не интересно думать о том, что с ней делать дальше? По ходу разберемся. Сейчас его мысли катились совсем в другом направлении. Он был встревожен, в последнее время все шло не так, как он замышлял. Он уже привык к тому, что все его замыслы четко двигались по той колее, которую он для них определял. За несколько лет насчитывалось всего несколько сбоев, да и то несущественных - их он быстро и легко исправлял. А сейчас все не так, что ни предпримет, его постигает неудача. Словно бы сама богиня Фортуна отвернулась от него и никак не желает снова поворачиваться своим прекрасным лицом. Что ж, он готов принять ее вызов. Во время допроса Зары у него зародились кое-какие интересные мыслишки. И теперь он обдумывал новую комбинацию.
  От предвкушения успеха у него даже выступил на лбу пот. Как он раньше не додумался до всего этого, у него же появилась реальная возможность практически одним ударом добиться всех поставленных целей и вдобавок избавиться от врагов. Вернее, одного, но ставшего главным врагом. Еще недавно он не рассматривал этого человека в таком качестве, но сейчас отчетливо понимает, что им вдвоем на этой земле тесно. И одному из них придется ее в самое ближайшее время покинуть.
  Маэстро извлек из шкафчика бутылку водки. В расположенном неподалеку поселке располагался завод, производящей паленую водку. Но она предназначена для всякой нечестии, для тех убогих людишек, которые настолько не ценят свою жизнь, что ради небольшой экономии готовы рискнуть ею. Эту публику маэстро от всей души презирал. Сам же он употреблял самый что ни на есть дорогой и высококачественный алкоголь.
  Он налил рюмочку, опрокинул ее в себя, закусил соленым огурчиком. До чего же здорово, когда напитки и продукты самого высшего качества. От удовольствия он даже на секунду закрыл глаза. И пока он пребывал в таком полублаженном состоянии, весь план окончательно оформился в голове. На этот раз он обязательно одержит победу, он заманит сюда и сестру Арсена Марианну, и этого несговорчивого Сакурова. Ему не надо больше охотиться на них, они собственной персоной сами пожалуют к нему в гости. И ему лишь останется сделать самую что ни на есть легкую работу. Его головорезы справятся с ней преотлично. Мозгами они работать не умеют, да и зачем им это, когда есть он. Зато стрелять и резать они мастаки.
  Маэстро снова поднялся в комнату, где находилась Зара. При виде его девушка вздрогнула от испуга.
  - Успокойся, - как можно ласковей произнес он и улыбнулся ей улыбкой друга. - Никто не собирается причинять тебе зла. Если, конечно, ты будешь вести себя так, как я тебе говорю.
  - Я сделаю все, что вы скажите, - пролепетала девушка.
  - Вот и умница. Это твой мобильник, - подал он ей телефон. - Слушай внимательно. Позвонишь Марианне, скажешь ей: ты в плену, место называется "Клюв орла". Если она хочет увидеть тебя живой и невредимой, пусть немедленно собирается в дорогу. А из багажа возьмет только одну вещь: содержимое того чемоданчика, который ты однажды принесла ей. А если кому-нибудь пикнет о том, где ты находишься, то ей в посылке перешлют твой труп. Все поняла?
  Зара смотрела на маэстро огромными от испуга глазами. Говорить она не могла, только кивнула головой.
  - Ну, ну успокойся, все будет хорошо. И ты вернешься в город. Это я для острастки. - Он на секунду вышел из помещения. - Срочно принесите воды, - приказал маэстро охранникам. С бутылкой он вернулся назад. - Выпей, а потом будешь звонить.
  Литровую бутылку воды Зара осушила буквально за несколько секунд.
  - Можешь говорить? - спросил маэстро.
  - Могу, - выдавила из себя Зара.
  - Вот и замечательно. Бери телефон и звони.
  Маэстро внимательно выслушал весь разговор и остался доволен, Зара вполне удачно справилась с задачей. Ее голос так дрожал от страха, что на другом конце линии связи не могло возникнуть и сомнения в неискренности говорившего.
   Марианна непременно примчится, думал маэстро, спускаясь вниз. Или он уж совсем ничегошеньки не понимает в людях. Сестра Арсена привязана к роду, а в животе Зары созревает новый его член. И она не может бросить его на произвол судьбы.
  Теперь остается позаботиться об еще одной будущей матери - что-то их много оказалось в его колоде, усмехнулся он. И тогда ловушка будет окончательно захлопнута. И останется лишь ждать, когда появятся те, ради которых она и сделана. Когда-то он увлекался шахматами. И знает, что когда партия вступает в эндшпиль, надо проявлять особенно сильное внимание. Иначе один неверный ход - победа может быть упущена. Но он хорошо помнит это правило. И ни за что ее не проворонит.
  
  3.
  После работы Сакуров решил задержаться и немного поработать. Раньше он частенько прибегал к этой практике, особенно, когда скапливалось много нерешенных проблем. Но с тех пор, как Буданова поселилась в его квартире, о том, чтобы остаться на работе после шести вечера не могло быть и речи. Ровно в шесть, минута в минуту, Буданова появлялась на пороге его кабинета и напоминала, что им пора ехать домой. Первое время он пытался возражать ей, но после нескольких ее истерик со слезами и причитаниями о том, что он совсем не думает об их маленьком, Сакуров решил, что проще и спокойней для нервов подчиниться ей, чем стоять на своем. В конце концов, рассудил он, не век же она будет беременной. Настанут и другие времена, когда этот аргумент перестанет быть действенным, и можно будет снова вернуться к своему привычному режиму труда.
  Но сегодняшний день неожиданно подкинул ему как раз такую возможность. Буданова зашла в его кабинет после обеда и сказала, что уезжает по своим женским делам в поликлинику. Поцеловав его в щеку на прощание и напомнив, чтобы вечером он долго не задерживался на работе, Буданова ушла. Немного позже она перезвонила и продиктовала ему список продуктов, которые ему следовало после работы закупить в магазине.
  Сакуров обрадовался. Сегодня у него образовалась уважительная причина, чтобы вернуться домой предельно поздно. С некоторых пор он заметил, что полюбил домашние дела. И не оттого, что ему так нравилось ходить на рынок или в магазин, а просто потому, что это было время, когда он был полностью предоставлен самому себе. Поскольку Буданова заготовкой продуктов не занималась, то Сакуров был счастлив даже маленькой возможности побыть вне ее общества.
  Переделав все неотложные дела, которые у него скопились на работе на сегодняшний день и, закупив все необходимые продукты по списку, Сакуров возвращался домой уже довольно поздно. На город уже опустились сумерки и на улицах зажглись фонари. Сакуров поставил машину и посмотрел на часы.
  - Ничего себе, - присвистнул он.- Стрелки часов показывали без десяти двенадцать ночи. Хорошо, что у них в городе есть магазины, работающие 24 часа в сутки, при другом раскладе выполнить хозяйственную повинность он бы не успел.
  Подхватив пакеты с покупками, Сакуров быстро поднялся по лестнице до своей квартиры. Представил, что несмотря ни на что, его ждет небольшой, но обязательный скандальчик по поводу его столь позднего возвращения. Обычно Буданова всегда контролировала все его вечерние передвижения по городу, даже санкционированные ею самой же. Она многократно звонила ему на сотовый и спрашивала, где он и что делает. Но сегодня телефон молчал. Поэтому Сакуров, предоставленный самому себе, совсем позабыл о каких бы то ни было временных границах.
  Странно, а почему она так и не позвонила за вечер ни разу. Это так непохоже на Галину, немного забеспокоился Сакуров. Его обеспокоило не столько то, что она не давала о себе знать, сколько то, что в этом заключалась какая-то непонятная аномалия. А в последнее время все, что выходило за рамки привычного хода событий, вызывало у него тревогу.
  Открыв дверь, он оказался в темной прихожей. Во всей квартире была такая же кромешная тьма. Это было тоже более, чем странно. Обычно Буданова раньше часа ночи спать не ложилась. Смотрела всякую чушь по телевизору, чем сильно раздражала Сакурова. Ведь до появления в его квартире Будановой телевизор вечерами чаще всего молчал. Сакуров включал его крайне редко: только по поводу какого-нибудь футбольного матча, да и то не всегда.
  Сакуров забеспокоился еще сильнее. Ведь Галина пошла в поликлинику. А вдруг у нее какие-нибудь осложнения с беременностью? Он бросил все сумки на пол и включил в прихожей свет.
  - Галина! - громко позвал он, - у тебя все в порядке?
  Никто не отозвался на его призыв. В квартире будто все вымерло.
  - Галя! - Сакуров прошел в спальню. Никого. Обойдя всю квартиру, он удостоверился в том, что она пуста.
   Сакуров не знал, что и думать. Если ее положили в больницу, то она обязательно бы сообщила ему. Не тот она человек, чтобы делать из этого тайну. Наоборот, Буданова обставила бы все с помпой, как о торжественном событии . Так, что не только Сакуров, а весь мир крутился бы вокруг нее. Нет, тут что-то другое. Только что?
   Любовник? мелькнуло где-то на краю сознания Сакурова, но он тут же отбросил эту мысль. Сейчас Буданова очень осторожна и очень трепетно относится к их союзу. Понимает, что если она, где вдруг проколется, то Сакуров не станет терпеть ее около себя, даже из-за ребенка. Он продолжал ломать голову над этой страной загадкой, но ничего путного ему на ум не шло.
  Сакуров выкурил почти всю пачку сигарет и выпил не одну чашку кофе, нисколько не опасаясь, что не сможет заснуть. То, что ночь предстоит бессонная, он уже в этом нисколько не сомневался. Как оказалось позднее, он не ошибся. Среди глубокой ночи, ближе к утру, раздался телефонный звонок, Сакуров был уже совсем на пределе. Он кинулся к трубке, надеясь услышать там что-то определенное.
  - Сакуров слушает, - поспешно произнес он.
  - Вот и отлично. Значит так. Слушай внимательно и запоминай, - отозвалась трубка низким мужским голосом. - Твоя жена, Галина Буданова или кто она там тебе не важно , находится у нас. Если хочешь получить ее и своего выродка в целости и сохранности, приезжай, как можно скорее в ущелье Клюв Орла. Она в башне. Чем скорее ты приедешь, тем больше вероятность, что застанешь ее живой. Ты все понял?
  - Да, понял я! Понял! --закричал Сакуров.- А что вы хотите за нее?
  - Это не телефонный разговор. Приезжай, узнаешь,- мужчина бросил трубку.
  Некоторое время Сакуров, оглушенный сидел с трубкой в руке, затем, медленно, как лунатик, побрел в спальню. До утра он так и не заснул.
  
  4.
  Звонок прозвенел рано утро. Сакуров вскочил с кровати и кинулся к телефону, полагая, что это тот, кто звонил ночью. Но он ошибся.
  -Александр Николаевич, случилась беда! - услышал он в трубке взволнованный голос Марианны.
  - Как беда и у вас тоже? - оторопел Сакуров, но Марианна, кажется, совсем не слышала его.
  - Заре угрожает смертельная опасность!- выпалила Марианна и всхлипнула.
  - Я сию же минуту выезжаю к вам. Оставайтесь дома, и мы с вами все обсудим. Вы поняли меня, Марианна Романовна?
   - Да, Александр Николаевич, - приезжайте скорее, - Марианна перестала сдерживать себя и заплакала.
   Сакуров гнал машину, как только мог, и через несколько минут он уже тормозил возле дома Марианны.
   Марианна встретила его в дверях дома. Утро было прохладным, и Марианна куталась в широкий шарф. Лицо ее припухло, под глазами залегли темные круги.
   Похоже она тоже провела бессонную ночь, подумал Сакуров и быстро прошел в дом. Он опустился в кресло перед низким журнальным столиком, на котором уже дымились две чашечки кофе.
  - Ну, рассказывайте, что произошло с Зарой, откуда пришла информация?- Сакуров взял чашку с кофе и отхлебнул глоток горячего напитка.
  - Зара позвонила сегодня ночью. Сказала, чтобы я приезжала за ней в ущелье Клюв Орла, иначе ее убьют.
   Сакуров нахмурился.
  - Мне тоже позвонили сегодня ночью и приказали приезжать за Галиной, и тоже в Клюв Орла, иначе ей конец.
  - Как конец? - не поняла Марианна. - Почему конец?
  - Галина пропала вчера. Я не знал, что и думать, а потом мне позвонили и сказали то же, что и вам.
   - Да что же это такое творится, Александр Николаевич! Просто беспредел какой-то! - Марианна в нервном порыве сцепила пальцы рук. - Галина-то им чем помешала?
  - А Зара? Чем помешала им Зара, вы знаете? - Сакуров пристально посмотрел на Марианну.
  Она отрицательно покачала головой, несколько смущенно, как показалось Сакурову. У него сложилось впечатление, что Марианна что-то недоговаривает.
  - Вы точно уверены, что не знаете этого? - Сакуров предпринял еще одну попытку что-нибудь вытянуть из нее.
   - Мне кажется, что сейчас не время строить всякие догадки и предположения. Нам надо срочно собираться и ехать в это проклятое ущелье, - Марианна вскочила на ноги.
  - Я тоже того же мнения, - поддержал ее Сакуров. - У нас нет другого выбора. Поедем в гости к этим гадам, но только не с пустыми руками. Мне надо основательно подготовиться к этой встречи.
  - Мне тоже, - обронила Марианна.- Когда выезжаем?
  - Думаю, завтра на рассвете. Вам достаточно времени на сборы?
  - Вполне.
  - Тогда до завтра, - Сакуров, попрощавшись с Марианной, покинул ее дом.
  
  5.
  Буданова открыла глаза и первая мысль, пришедшая ей в голову, была: "Жива!" Она попыталась поднять голову, но сильная боль в затылке заставила ее отказаться от этого намерения. Буданова застонала и тут же почувствовала на своем лице чье-то дыхание. Сквозь густые сумерки окружающего ее пространства она с трудом различила какую-то тень, нависшую над ней.
  - Очнулась? - донеслось до нее откуда-то из глубин этой тени. Голос, спрашивающий ее, явно принадлежал молодой девушке.
  - Где я? Что со мной? - с трудом ворочая языком, проговорила Буданова.
  - В ущелье Клюв Орла. Знаете такое? - ответил ей голос.
  - О, Господи!- Буданова снова застонала, только на этот раз не от боли, а от ужаса, охватившего ее при упоминании об этом месте. Она посмотрела в сторону говорившей, на этот раз ей удалось различить ее смутный силуэт. Буданова лежала на полу, на какой- то подстилке, а рядом с ней, обхватив колени руками, сидела девушка.
  - Кто ты? - спросила Буданова.
  - Я Зара.
  - А меня Галиной зовут.
  - Вот и познакомились, подружка, - горько усмехнулась Зара.
  - Никакая я тебе не подружка! - заорала Буданова из последних сил. На нее вдруг накатила волна острой ненависти и дикой ярости оттого, что она попала в такую абсурдную ситуацию. Буданова не верила, что это с ней происходит на самом деле. Весь этот кошмар какой-то глупый и тяжелый сон. Еще немного - и она очнется в их с Сакуровым теплой и уютной квартирке на кровати из белых шелковых простыней. Нет, этот абсурд никак не может быть правдой. Но, как ни странно, кошмар наяву никак не кончался. А девушка, сидевшая рядом, отстраненно замолчала и отодвинулась от нее на самый край подстилки.
  - Извини, - хрипло проговорила Буданова, - я не хотела тебя обидеть. Просто я никак не могу поверить в то, что все это происходит со мной на самом деле.
  - Ладно, - миролюбиво отозвалась Зара, - я понимаю.- Я тут первые дни вообще готова была руки на себя наложить, да под рукой ничего подходящего не оказалось для этого.
  - А ты давно здесь?- спросила Буданова.
  - Несколько дней. Не помню сколько. Тут вообще не понятно, когда утро, а когда ночь. Тут все время темно.
  - Ублюдки! Сволочи! Да как они посмели! - снова закричала Буданова, сама поражаясь тому, откуда у нее берутся силы на такой яростный эмоциональный выплеск.
  - Тише, - зашептала Зара, кивнув головой в сторону двери,- они не любят, когда шумят.
  - Плевать я на них хотела! Я сюда в гости к ним не напрашивалась! - Буданова вдруг вскочила на ноги и бросилась к двери. Она изо всех сил принялась колотить в нее ногами и кулаками. - Открывайте подонки! Открывайте! Ненавижу! - орала Буданова, продолжая колотить в дверь.
  -Перестань, только себе хуже сделаешь - Зара попыталась оттащить Буданову от двери, но та оттолкнула ее так, что Зара, не удержавшись на ногах, полетела на пол.
  За дверью послышался топот бегущих ног. Она распахнулась, и на пороге появился тяжело дышащий мужчина. Он выхватил из кармана фонарик и направил его в лицо Будановой.
  - Что сучка, мужика захотела? Сейчас я тебя уважу,- мужчина шагнул в ее сторону, на ходу расстегивая ширинку.
   Буданова попятилась. Споткнувшись о Зару, сидящую на полу, Буданова полетела на пол.
  - Люблю, когда баба сама под меня ложится, - загоготал мужик и, опустившись на пол, стал наваливаться на Буданову. В это врем, сидевшая на полу Зара, вскочила на ноги и метнулась к двери. Бандит оставил Буданову и рванулся за Зарой. В два прыжка он настиг ее и схватил за волосы.
  - Куда, сука! А ну назад! - Он со всей силы швырнул Зару в проем комнаты. - Моя б воля, убил бы тварь! Да не велено пока. Но ничего, сучки, вы у меня допрыгаетесь.-
  Бандит вышел из комнаты и захлопнул дверь. На Зару и Буданову снова навалилась кромешная темнота. Буданова сидела, на голом полу, забившись в угол. Ее била мелкая дрожь. Зара лежала на подстилке и тихо плакала.
  
  6.
   Времени у Сакурова было достаточно, чтобы основательно подготовиться к поездке. Им овладело приподнятое настроение, она воскрешала в нем прежние боевые инстинкты. Он отчетливо сознавал, какую большую опасность таит предстоящее предприятие. Но, как ни странно, это более всего вызывало воодушевление. Все было как раньше перед боем, им всегда овладевало нетерпеливое ожидание грядущих событий. Он вовсе не относил себя к бесстрашным людям, не боящихся смерти. Да и существуют ли такие на самом деле; побывав ни в одном сражении, он был уверен, что нет человека, у которого бы отсутствовал ген страха. Нет, то было нечто другое, стремление ощутить край бездны, и тем самым еще сильнее проникнуться пониманием ценности жизни.
  Но сейчас им владели и другие чувства. Сакуров ясно сознавал, что ему противостоит настоящий враг: хитрый, наглый, дерзкий и безжалостный. И этот враг добивается четко поставленной цели - уничтожить его, Сакурова. А он всегда принимал такие вызовы и отвечал на них по полной программе. И тоже самое собирался он сделать и теперь.
  Сакуров дождался, когда на город окончательно спустится ночь и усыпит его обитателей. Он вышел из подъезда. В метрах триста от дома располагались гаражи, среди которых был и его отсек. Он вошел в свой гараж, отодвинул металлический лист, который устилал пол. За ним находился люк. Сакуров открыл его и спустился по железной лесенке вниз. Здесь в его кладовой, о которой не знал ни одни человек, он хранил свой небольшой арсенал. Он создал его вскоре после переезда в этот город, без всякой конкретной цели, на всякий случай, просто потому, что вокруг было неспокойно. А, имея под боком оружие, он всегда чувствовал себя уверенней и защищенней.
  Сакуров внимательно осмотрел свои запасы. Затем взял ручной пулемет, несколько запасных к нему дисков, пять гранат - и уложил все это хозяйство в сумку. Вышел из гаража и спокойным шагом направился к дому.
  До встречи с Марианной оставалось еще три часа. Вполне достаточно, чтобы выспаться, подумал Сакуров. Он лег и через минуту уже спал.
  Марианна не опоздала даже на минуту, и Сакурову понравилась ее военная точность. В руках она держала два небольших чемоданчика.
  - Это весь ваш багаж? - поинтересовался он.
  - Достаточно, мы же не в круиз отправляемся.
  - Да уж, это верно подмечено,- усмехнулся он. - А можно узнать, что в них?
  - Не сейчас, - ответила Марианна. - Я готова отравиться в путь.
  - Тогда едем. - Он пристально посмотрел на молодую женщину; не волнуется ли она, отправляясь в такое опасное путешествие. И остался доволен, по крайней мере, внешне она выглядела спокойной.
  Они сели в машину.
  - Не знаю, верите ли вы в Бога, но Его помощь нам уж точно будет не лишней, - проговорил Сакуров, заводя машину.
  Марианна посмотрела на него и лишь едва заметно кивнула головой.
  
  7.
  Город еще спал. Они быстро промчались по его улицам. Марианна смотрела на них с каким-то особым чувством; уверенности, что ей посчастливится увидеть их еще раз, у нее не было. Она хорошо представляла, какое опасное дело им предстоит.
  Но едва они покинули пределы города, Марианна тут же забыла о нем. Все ее внимание переключилось на человека, который сейчас вел машину. Почему-то рядом с ним ей было спокойней, страх, вызванный тем, что их ждало впереди, становился не столь острым. Но одновременно она понимала, что их отношения входят в завершающую стадию. Сами события ведут их к концу. Да и она немало потрудилась для этого. Только почему данное обстоятельство вызывает у нее не радость, а грусть; ведь она совсем близка к поставленной цели. Но она знала причину этого, все дело в Буданове. Ей неприятна мысль о том, что он отправился в эту опасную поездку с целью ее вызволения из плена. Впрочем, это еще раз доказывает то, что Сакуров настоящий мужчина, который готов рисковать ради той, на которой в скором времени собирается жениться.
  У Марианны вдруг испортилось настроение. Будь ее воля, она бы выпрыгнула сейчас из машины и отправилась дальше бы самостоятельно. Но она не может позволить себе такой поступок, одна она, во-первых, вряд ли доберется до этого Клюва Орла, а, во вторых, не спасет Зару, а вместе с ней и ребенка Арсена. А в данной ситуации это означает, что и ее ребенка. Она уже решила, что насколько сможет, будет заменять ему погибшего отца. А брат погиб по вине как раз этого человека - невольно Марианна взглянула на Сакурова. Тот почувствовал ее взгляд и на мгновение повернул к ней лицо.
  - Как вы себя чувствуете? - поинтересовался он. - Нам предстоит очень тяжелая дорога.
  - Не беспокойтесь, я выдержу, - сдержанно, даже сухо отозвалась Марианна.
  - Я нисколько не сомневаюсь в вас. Открою тайну, с тех пор, как вы появились в компании, я за вами внимательно наблюдаю. И пришел к выводу, что вы очень смелая, я бы даже сказал необычная женщина.
  - И в чем же моя необычность? - заинтриговано спросила Марианна.
  Сакуров хотел что-то сказать, но в последний момент передумал.
  - Ваши поступки вызывают уважение, - после паузы неопределенно произнес он.
  - В этом и заключается моя необычность. - Марианна почувствовала разочарование, она хотела получить совсем другой ответ.
  - Я знаю не так уж много женщин и даже мужчин, о которых могу сказать такое же. Вы рискуете своей жизнью ради спасения по сути дела чужого вам человека.
  - Вы тоже рискуете ради спасения человека. Правда, он вам не чужой. - Марианна заметила, как тень пробежала по лицу Сакурова.
  - Вы правы, я рискую не ради чужого человека. - Несколько мгновений он молчал. - Хотя вопрос, кто свой, кто чужой всегда вызывает много разночтений.
  - А, по-моему, все тут предельно ясно, - упрямо произнесла Марианна.
  - В таком случае я вам завидую. Знаете, я многие годы прослужил в армии. Причем, не в тихом местечке, а в горячих точках. Ходил в разведку на вражескую территорию. И сталкивался с ситуациями, когда от правильности решения этого вопроса напрямую зависело, останешься ли ты в живых.
  - Но раз вы остались, значит, вы всегда находили правильный ответ.
  Сакуров покачал головой.
  - Да, с вами не просто иметь дело, надо держать ухо востро.
  - Жалеете, что поехали со мной?
  Сакуров отозвался не сразу.
  - Марианна Романовна, то, что нам предстоит, сопряжено с большой опасностью. Прошу вас, слушайте мои команды. Мы должны действовать согласовано. Это повышает наши шансы на успех.
  - Я понимаю. И обещаю вам это.
  - Я знал, что на вас можно положиться, - покосился он на молодую женщину.
  Они уже ехали больше часа, все выше забираясь в горы. Серпантин дороги с каждым новым километром становился все более извилистым, растительности становилось все меньше, а над их головой грозно, словно предупреждая об опасности, нависали скалы. Марианна вдруг ощутила прилив теплых чувств; ведь она провела детство именно в точно таком же месте, в окружении величественных гор, перерезанных коридорами узких ущелий, по дну которых неслись холодные и прозрачные потоки быстрых рек. Это было словно возвращение на Родину, но странное возвращение, когда горечь и радость соперничали друг с другом.
  - Я смотрел по карте, - сказал Сакуров, - еще несколько километров и дорога кончится. Нам придется подбираться к этому месту пешком.
  - Я готова, - сказала Марианна.
  Впереди показались строения горного аула. Они означали завершение их поездки на машине. Сакуров не стал въезжать в поселение, а остановил машину, не доезжая до него несколько сот метров.
  - Тут мы и остановим нашего железного коня, - сказал он. - Не стоит въезжать в аул, не исключено, что там нас могут увидеть те, кому видеть нас не желательно. Я даже думаю, что там эти люди непременно есть. Нам придется совершить небольшое восхождение. У вас есть альпинистский опыт?
  - Если хорошо поищу, то найду.
  Сакуров улыбнулся.
  - Так ищите прямо сейчас.
  Сначала им повезло. Они обнаружили козью тропу, по которой поднимались в горы местные пастухи. И пошли по ней. Они, в самом деле, удалось обойти аул, не встретив ни души. Даже хозяйки этих мест - козы и то им не попались. Но дальше дорогу перегородила скала.
  Сакуров в очередной раз сверился с картой.
  - Если мы ее преодолеем, то выйдем как раз к "Клюву Орла". Вперед? - Он пристально посмотрел на Марианну.
  - Вперед, - ответила она. А почему вы так на меня смотрите?
  - Это последний шанс повернуть назад, ничем не рискуя.
  - Вы решили вернуться? - дерзко спросила Марианна.
  Сакуров усмехнулся.
  - А с вами приятно иметь дело не только в офисе компании.
  - Начинаю восхождение, - вместо ответа проинформировала Марианна.
  Такого сложного восхождения в ее жизни еще не было, хотя будучи девочкой, вместе с братом она часто лазила по горам. Но этот склон оказался очень крутым, вдобавок с такой отшлифованной поверхностью, что приходилось всякий раз долго искать опору, чтобы поставить ногу. Марианна чувствовала, как слишком быстро покидают ее силы, а до вершины еще было ползти и ползти. В какой-то момент она заметила странное обстоятельство, что Сакуров постоянно находится чуть ниже, чем она. Сначала Марианна не придала ему значение, как вдруг ее осенило - он же таким образом страхует ее. Но тогда если она сорвется, то будет падать прямо на него. И велика вероятность, что вниз загремят они оба.
  Марианна сжала зубы; она просто обязана добраться до вершины, она не имеет морального право подвергать другого человека такой опасности. Как бы она к нему не относилась. Ее месть не имеет отношение к тому, что они сейчас, словно два насекомых, ползут почти по отвесной скале, ежесекундно рискуя с нее сорваться. Марианна снова поползла вверх.
  - Вы не устали? - донеслись до нее слова Сакурова.
  - Совершенно не устала, - отозвалась она. - Давно так приятно не путешествовала.
  Когда они добрались до вершины, Марианна ощутила полный упадок сил. Трудно было даже пошевелить пальцем, не то, что рукой. Она лежала на небольшой площадке и безразлично смотрела вниз. Родившись в горах, она всегда была уверенна, что ничего красивей горного пейзажа природой не создано. И сейчас ей открывался просто захватывающей по красоте вид. Но впервые он не находил в ее душе ни малейшего отклика, усталость стирала все впечатления,
   Лежавший рядом Сакуров вдруг приподнялся, достал из рюкзака термос, налил из него в стакан, который протянул Марианне.
  - Это кофе, выпейте.
  Небесный нектар не показался бы ей таким вкусным, как обычный быстрорастворимый кофе. К некоторому ее удивлению он вернул ей если не все, то часть сил. Сакуров это почувствовал.
  - Вам лучше?
  - Да, - кивнула она головой.
  - Тогда в путь.
  К "Клюву орла" они подошли примерно через час. Они увидели старинную башню, которая гордо стояла посреди неприступных скал.
  - Если я не ошибаюсь, вот тут они их и держат, - произнес Сакуров.
  Они лежали, укрывшись за большим валуном. Сакуров разглядывал окрестности в бинокль.
  - Так я и думал, - вдруг пробормотал он.
  - А могу я узнать, что вы думали? - поинтересовалась Марианна.
   Он дал ей бинокль.
  - Смотрите, вот тропинка, которая ведет к башне. Как я и предполагал, там нас уже ждут. Видите, двоих ребят с пулеметом. И вполне вероятно, что такой пост там не один. Если мы пойдем прямо, они нас перестреляют, как зайцев.
   Марианна посмотрела в бинокль и в самом деле увидела двух мужчин, сидящих рядом с пулеметом.
  - Что же делать? - спросила она.
  Сакуров взял из ее рук бинокль и снова стал осматривать диспозицию.
  - С этой стороны нам незаметно не подобраться, все преимущества у них, - сказал он. - Вот если бы подойти с другой стороны к башне, но там расщелина в метров пятнадцать. Даже чемпион мира по прыжкам в длину ее бы не перепрыгнул.
  - Можно бинокль, - попросила Марианна. - Вы правы, чемпион мира не перепрыгнул бы, а вот мне это по силам.
  - Каким же образом? - изумился Сакуров.
  - С помощью этой штуки. - Она отстегнула от пояса чемодан, открыла его и достала канат. - Я перейду расщелину по канату. У меня есть соответствующий навык. Когда-нибудь я объясню вам, где я его приобрела.
  - Марианна Романовна, Марианна, это крайне опасно. Глубина расщелины несколько сот метров. При падении нет ни одного шанса выжить.
  - Я знаю. Но другой возможности незаметно подобраться к башне, тоже нет.
  - Нет, - подтвердил Сакуров.
  - Тогда решено. Идемте, - решительно произнесла Марианна .
   Больше Сакуров не возражал.
  
  8.
   Им повезло, со стороны расщелины в башне не было окон, поэтому их приготовления ее обитатели увидеть никак не могли. Второе везение заключалось в том, что на другой стороне ущелья росло дерево. Это позволяло закрепить на нем канат. Петлю Сакурову удалось закинуть на сук с пятого раза. Он повис на веревке, стараясь ее затянуть как можно туже. Другой конец каната они закрепили за вбитый в землю кол. Теперь через ущелье был переброшен тонкий мосток. Сакуров подошел к краю обрыва, глянул вниз. От открывшейся ему бездны у него даже слегка закружилась голова, хотя боязнью высоты никогда не страдал.
  Он решительно повернулся к Марианне.
  - Мы должны придумать что-то другое, - сказал он.
  - Почему? - удивилась она.
  - Идти по этому канату - это один из видов самоубийства. Я не могу допустить, чтобы вы погибли.
  - У вас есть другой план?
  - Пока нет.
  - И не будет, - уверенно произнесла Марианна. - Ничего другого придумать невозможно. Сознайтесь.
  Ответом ей было молчание.
  - Вот видите, другого выхода нет.
  - Но и пройти по этому канату невозможно.
  - Вас это может удивить, но у меня большой опыт. Может быть, когда-нибудь я вам расскажу, откуда он появился. Так что пусть каждый займется своим делом.
  - Нет, я не могу согласиться.
  - Хватит! - вдруг прикрикнула Марианна. - Это моя жизнь и распоряжаться ею буду только я. Если же со мной что-то случится, я официально заявляю, что снимаю с вас всякую ответственность. Могу написать об этом письменное заявление.
  Сакуров с каким-то странным выражением посмотрел на нее.
  - Не надо ничего писать. Пусть будет так, как вы говорите. - Сакуров достал из сумки две гранаты и пистолет. - Ваша задача произвести как можно больше шума. Когда окажитесь на той сторон ущелья, вплотную подойдите к башне и бросьте одну за другой гранаты. Как можно дальше от себя, чтобы вас не задели осколки. Поэтому как бросите гранату, тут же падайте на землю. Понятно?
  - Да. А пистолет?
  - Пистолет вручаю вам на всякий случай для целей самообороны. Стрелять умеете?
  -Умею, - произнесла Марианна.
  - Хотел бы знать, где вы научились. Но перенесем все признания на потом. Теперь мне надо идти. Примерно через полчаса ступайте на канат. Этого времени мне достаточно, чтобы занять нужную позицию. Как только услышу взрывы гранат, сразу начну действовать. - Сакуров замолчал. - Да поможет вам Господь.
  - Спасибо, - сдержанно поблагодарила Марианна. Ей показалось, что Сакуров сделал к ней движение, но если оно и было, то очень мимолетное. Он повернулся и стал быстро удаляться от нее.
  Марианна смотрела ему вслед. Она вдруг загадала: если он обернется, у них все будет хорошо. Но Сакуров все также продолжал идти. "Ну что же ты, посмотри на меня" - послала она ему мысленный сигнал.
  Сакуров вдруг остановился и посмотрел на Марианну. Затем помахал ей рукой. И снова пошел.
  Марианна, как несколькими минут ранее Сакуров, подошла к краю обрыва и глянула вниз. Он был таким глубоким, что она даже не сумела разглядеть дна. Ей стало не хорошо; если она сорвется, шансов уцелеть нет ни одного.
  Она сделала несколько шагов назад и села на валун. Она понимала: такого сложного хождения по канату у нее еще не было. Ситуация усугублялась тем, что они в окрестностях так и не нашли ничего, что могло бы хотя бы отдаленно послужить шестом.
  Марианна попыталась сосредоточиться и как можно лучше вспомнить уроки отца и брата. Они всегда ее учили одному: успех целиком зависит от самообладания. Пройти по канату совсем не сложно, сложность в другом - сохранить уверенность в том, что все завершится благополучно, что ты способен это сделать. И Марианна ни раз убеждалась в их правоте.
  Она посмотрела на часы; до начала операции оставалось всего несколько минут. Марианна попыталась удалить из головы все ненужные мысли. Когда идешь по канату, нельзя ни о чем думать, даже о том, что ты делаешь сейчас, вспомнила она совет отца. Она подошла к краю пропасти застыла в полной неподвижности и отрешенности от всего внешнего.
  Марианна ступила на канат. Она знала: очень важно с самого первого шага задать правильный темп и выдерживать его весь переход. Если она собьется с него, то сразу же подвергнет себя огромной опасности. Она стала продвигаться дальше, руками, словно крыльями, поддерживая равновесие.
  Потом, вспоминая этот переход, Марианна не могла отделаться от чувства, что в тот момент ей действительно помогли высшие силы. Иначе как объяснить, что она благополучно добралась до другой стороны. Когда она вступила на твердую почву, то еще несколько мгновений не могла поверить, что сделала это и осталась жива.
  Но время предаваться эйфории не было, Марианна помнила, что Сакуров ждет ее сигнала. Она подошла к башне, извлекла из сумочки на поясе гранату, выдернула чеку и что есть силы бросила ее. Затем по такому же маршруту полетел и второй снаряд.
  Сакуров сидел, спрятавшись за большим камнем, рядом с ним лежал пулемет. Он то и дело поглядывал на часы, и с каждой минутой его тревога только усиливалась. Ни один нормальный человек, тем более женщина не способна пройти по канату через такую глубокую пропасть. И он так и не дождется сигнала. Как он, опытный, прошедший сквозь огонь и воду мужчина, мог разрешить ей совершить такой сумасшедший поступок. У него у самого крыша поехала, раз он поддался на ее уговоры. И он тут сидит, а ее скорей всего уже нет в живых. Сакуров снова взглянул на часы. По всем прикидкам она уже должна была перейти через ущелье. Значит, не удалось. И в этот миг он услышал два, почти одновременно прогремевших взрыва.
  Сакуров увидел, как двое охранников сорвались с места и побежали к башкн. Сакуров, низко пригибаясь, чтобы его не обнаружили преждевременно, помчался за ними.
  Они обнаружили его, когда до башни оставалось всего несколько десятков метров. Вернее, обнаружил один из них и стал показывать на него напарнику. Оба вскинули автоматы, но выстрелить не успели. Очередь из пулемета прошила их насквозь.
  Из башни выскочили несколько человек и стали стрелять по Сакурову. Тот упал и начал отстреливаться. Он катался по земле, чтобы его не задели выстрелы. И при этом старался заметить, кто и где расположился. На несколько секунд пальба стихла, Сакуров подхватил пулемет, встал во весь рост и дал очередь. Один их охранников схватился за грудь и стал падать. По Сакурову ударили сразу из нескольких огневых точек, но было уже поздно, он уже надежно спрятался за большой валун. Он-то и отражал сейчас летящие в Сакурова пули.
  Сакуров достал гранату. Плохо было то, что он не знал точно, сколько вооруженных людей находится в башне. А от этого зависит тактика боя. Сейчас ему противостояло четверо, и это было, по его мнению, вполне равное сражение. Но если врагов гораздо больше, то их с Марианной положение надо признать незавидным. Кстати, а где она и что делает? Но больше думать на эту тему не позволили события. Сакуров обнаружил, что его противники разделились и стали обходить его с двух сторон. Да эти ребята настоящие стратеги, весело подумал он. Ему стало интересно. Ладно, попробуем этот старый, почти как мир, прием. Сакуров на мгновение выглянул из своего укрытия, дал пару очередей, а затем упал, выбросив вперед пулемет. Он лежал неподвижно на животе, наблюдая за происходящим. "Ну, давайте, идите смелее, я же убит", - призывал он их.
  Однако поверили они ему не сразу. Но так как он не поддавал признаков жизни, а его грозный пулемет сиротливо валялся в нескольких метров от него, в какой-то момент они решили, что их враг убит. С двух сторон они стали приближаться к нему. Внезапно Сакуров быстро приподнялся, в каждую группу полетело по гранате. Он же сделал кувырок и оказался за своим валуном. Взрыв разметал охранников, одновременно обсыпая их ливнем осколков. Сакуров не сомневался, что в такой ситуации уцелеть невозможно. Подняв пулемет, он помчался к башне.
  
  
   9.
  Марианна остановилась на лестнице, ведущей вверх, и на секунду задумалась, где могут быть Буданова и Зара. Внизу гремели выстрелы, перестрелка между Сакуровым и бандитами не стихала ни на минуту, а вот на верху, похоже, никого не было.
  Марианна напрягла слух и через череду выстрелов различила чьи-то крики. Крики явно доносились откуда-то сверху. Марианна бросилась бежать вверх по крутой лестнице. Чем выше она поднималась, тем отчетливей ей становилось ясно, что она на верном пути. Она уже различала женские голоса, которые звали на помощь. Марианна ускорила шаг, и через несколько секунд остановилась перед дверью, за которой находились Буданова и Зара. Открыть ее не составило особого труда. Она не была закрыта на ключ, а всего-навсего была заперта на засов, который Марианна с легкостью отодвинула в сторону. Дверь распахнулась, и оттуда выскочили Зара и Буданова.
   Зара бросилась к Марианне и прижалась к ней дрожащим телом.
  - Я знала, что ты не бросишь меня,- шептала она сквозь слезы, - ты принесла им деньги? Мы уже можем идти, да?
  Марианна прислушалась. Внизу все стихло.
  - Похоже на то, что мы действительно можем идти, только осторожно, - сказала она.
  Впрочем, другого пути у них все равно не было, только вниз. Марианна спускалась первой, за ней следом шли Зара и Буданова. Когда они достигли первого этажа, глазам их предстала ужасная картина. На полу в разных позах лежали трупы бандитов. Зара вскрикнула.
  - Смотри, - шепнула она Будановой, - вон тот, который вчера у нас был.
  Буданова посмотрела туда, куда кивнула Зара. Тело погибшего лежало на полу около окна. Его широко распахнутые глаза, казалось, смотрели прямо на них.
  Буданова подошла к трупу и пнула его ногой.
  - Так тебе и надо падаль, - с ненавистью прошипела она.
  - Оставь его, он же мертвый, - укоризненно воскликнула Зара.
  - Быстрее, нам надо уходить отсюда, - позвала Марианна Буданову. Но та не успела ступить и шагу, как чьи-то пальцы сомкнулись на ее шее и сильные руки подхватили ее и потащили к окну. Секунда и Буданова оказалась по ту сторону окна в крепких объятиях бандита. Он приставил пистолет к ее груди, и, прикрываясь ею, как щитом, толкнул ее вперед себя.
  -Давай, шевели ногами, сука, если жить хочется, - орал он Будановой в ухо. Она его узнала.
  - Маэстро, ублюдок, отпусти меня! - пыталась вырваться Буданова из его рук, но все было тщетно.
  Марианна застыла на месте, как громом пораженная. Тот, кого Буданова назвала маэстро, оказался Лабиновым.
  - Борис Вадимович! Что вы делаете! - крикнула потрясенная Марианна.
  - Молчи, сука! У меня и для тебя пуля припасена! - Лабинов навел пистолет на Марианну, а затем снова приставил его к виску Будановой.
  - Пошли, - скомандовал он ей.
  - Оставайся здесь, - крикнула Марианна Заре, а сама выскочила на улицу.
  На маленькой площадке перед башней стоял Сакуров и целился в Лабинова из автомата.
  - Опусти пушку, придурок, - орал Лабинов, - а то я твою любимую вместе с твоим выродком к праотцам отправлю.
  - Сначала отпусти женщину.
  - Э, нет, дорогой. Так не пойдет. Я ее отпущу, а ты меня тут же подстрелишь, как куропатку.
  - С удовольствием бы это сделал, но даю тебе честное слово армейского офицера, если отпустишь ее, я тебя не трону.
  - Ха!- так я тебе и поверил. Лучше отойди с дороги, пока мы с твоею благоверной не дойдем вон до того поворота. - Лабинов кивнул в сторону поворота, за которым дорога резко уходила вниз.- Там я ее отпущу.
  - Хорошо, иди, - Сакуров отступил в сторону, - только не забудь, что обещал.
  - Давай, давай, шевели ногами. - Лабинов толкнул Буданову вперед себя и, держа ее в объятиях и пятясь задом, медленно стал продвигаться в сторону вожделенного спуска. Сакуров продолжал держать его на мушке, не сводя с него напряженных глаз. Неожиданно нога Лабинова споткнулась о камень, лежащий на дороге. Он потерял равновесие и стал падать. Почувствовав ослабление его хватки, Буданова рванулась в сторону, И в тот же момент прозвучал выстрел. Это стрелял Сакуров. Лабинов охнул и, схватившись за живот, стал оседать на землю.
  -Ложись! - раздался истошный вопль Марианны, но было уже поздно. Лабинов, падая, прицелился в Буданову и выстрелил. Она, как подкошенная, рухнула на землю. На ее груди медленно расплывалось красное кровавое пятно.
  
  10.
  -Г-а-а-а-ля!- Сакуров бросился к Будановой.
  Он опустился перед ней на колени и сразу все понял. Рана была смертельной. Как бывший участник военных действий, он хорошо разбирался в таких вещах. Будановой оставалось жить несколько минут, не больше. Даже, если бы рядом оказалась больница с самым современным оборудованием, то ее все равно бы не спасли. Подбежавшая Марианна беспомощно смотрела на предсмертные страдания Будановой.
  - Саша, я умираю, - простонала Буданова.
  - Ну, что ты такое говоришь, Галина. - Сакуров старался говорить естественно. - Мы сейчас тебя отвезем в больницу, там тебя вылечат. Все будет хорошо, вот увидишь.
  - Нет, ничего хорошего у меня уже не будет, Саша, я чувствую. - Буданова закрыла глаза и замолчала.
  - Что вы сидите, - воскликнула Марианна, надо срочно перевязать ее. Я на всякий случай захватила бинты и как вижу не зря. - Марианна вытащила из сумки бинты и уже хотела наложить их на кровоточащую рану. Но Сакуров отвел ее руки.
  - Вы что! - изумилась Марианна.
  - Т-с-с, - Сакуров приложил палец к губам и шепотом добавил, - перевязка только усилит ее мучения. Ей и так больно.
  В это время Буданова открыла глаза.
  - Прости меня, Саша, - голос ее прозвучал совсем тихо.
  - Это ты меня прости, что не смог уберечь тебя и нашего ребенка.
  При этих его словах лицо Будановой страдальчески исказилось.
  - Я так хотела родить тебе сына или дочь, но ты не захотел.
  - Родишь еще, - уверенно проговорил Сакуров, - когда время придет. Он бережно провел рукой по ее животу.
  Буданова собралась с силами и с трудом отбросила его руку.
  -Саша, это не твой ребенок.
  - Галя, у тебя начинается бред.
  - Это правда, - Буданова застонала, - я так хотела быть с тобой, но тебе по душе была другая. - Буданова перевела взгляд на Марианну. - - И тогда я решила, что не отдам тебя ей...и нашла себе мужчину... -Буданова замолчала.
  - Ты...ты ...это серьезно? - Сакуров до конца не мог поверить в ее слова.
  - Перед смертью не лгут.
  Буданова перевела взгляд на Марианну.
  - Ты победила. Теперь он твой...
  Марианна взяла Буданову за руку.
  -Я никогда не была твоей соперницей. Зря ты так. Когда ты выздоровеешь, все станет на свои места.
  Слабая улыбка скользнула по губам Будановой. Она посмотрела на небо, высоко раскинувшееся над ее головой.
  - Теперь там мое место...
  Взгляд Будановой остановился, дыхание стихло. Зара, стоявшая рядом и все это время и наблюдавшая за происходящим, тихо вскрикнула.
  - Умерла, кажется...
  Сакуров взял Буданову за руку и попытался нащупать пульс. Пульс не прощупывался.
  - Все. Отмучилась, - скорбно произнес он и прикрыл Будановой глаза.
  Сакуров и Марианна одновременно поднялись. Несколько минут все трое стояли над трупом, каждый по- своему переживая случившееся. Сакуров и Марианна молчали, думая о чем-то своем. Зара тихонько плакала.
  
  
  Эпилог
  
  1.
   Обратный путь к машине прошел без приключений. Им не надо было больше скрываться, а потому они избрали легкий путь через аул. Но всю дорогу они молчали, если не считать, что временами Зара совершенно неожиданно начинала всхлипывать. И также неожиданно она замолкала. Сначала Марианна пыталась как-то ее успокоить, обнимала за плечи, платком вытирали крупные капли слез со щек, но затем перестала это делать. К тому же к концу пути девушка успокоилась и больше не плакала.
  Уже темнело, когда они спустились к машине. Сакуров вел автомобиль медленно, четко выписывая все геометрически фигуры на крутых поворотах. Марианна сидела рядом, она то и дело поглядывала на него. И почти не сомневалась, что все это время он о чем-то усиленно размышляет. И хотя ей очень хотелось проникнуть в поток его мыслей, чутьем она понимала, что время для вопросов еще не наступило. Как и для того, чтобы сказать ему то, что она намеревалась сказать. Но она понимала, что этот момент настанет совсем скоро. Ждать осталось как никогда мало. Это будет момент ее триумфа, ведь она вышла победителем. Вот только почему-то большой радости от предстоящего торжества не испытывала.
  Город уже укутался в покрывало ночи, когда они въехали на его улицы.
  - Куда и кого везти? - прервал долгое молчание Сакуров.
  - Давайте отвезем Зару домой, - сказала Марианна.
  Они высадили Зару у подъезда ее дома. Вместе с ней в него вошла и Марианна. Около дверей в квартиру они остановились.
  - Вы войдете? - робко спросила Зара.
  Марианна покачала головой.
  - Сейчас у меня другие дела. - Она нежно ладонью провела по ее щеке. - А ты отдыхай, все страшное уже позади. А завтра вечерком загляни ко мне. Вместе будем думать, как тебе дальше жить. А чтобы чувствовать себя уверенней, возьми вот это. - Она протянула Заре небольшую сумку.
  - Что это?
  - Это содержимое того чемодана, который Арсен оставил у тебя. Здесь сто тысяч долларов. Они помогут тебе. А сейчас пока, меня ждут.
  Марианна оставила ошеломленную Зару стоять неподвижно у двери, а сама вышла из подъезда и села в машину. Несколько минут они ехали молча.
  - А можно узнать, куда мы направляемся? - вдруг спросила Марианна.
  Сакуров покосился на нее.
  - Это для вас важно?
  - Скорей интересно.
  - Вы не против, если мы поедем ко мне. Вы согласны, что нам есть, о чем поговорить.
  Марианна промолчала, но это было как раз тот вид молчания, которое равнозначно согласию.
  Они сидели в квартире Сакурова. Марианна была в ней впервые, и ей было интересно посмотреть на его пристанище. Оно понравилось ей, так как еще раз подтверждало ее мнение, что у него хороший вкус. Впрочем, это была всего лишь мимолетная мысль, сейчас она думала совсем о другом.
  Сакуров достал бутылку коньяка и разлил его по рюмкам.
  - Предлагаю выпить за упокой души.. - Он не стал произносить имя Будановой, но Марианна прекрасно поняла, кого он имел в виду.
  Не чокаясь, они выпили.
  - Вы сильно переживаете ее смерть? - отважилась на вопрос Марианна.
  Сакуров поднял голову и пристально посмотрел на нее.
  - В какой-то степени я привык к смерти близких людей. У меня погибло несколько друзей. Утром они были еще живы, а вечером их отправляли как груз двести.
  - Извините, я задала не тактичный вопрос.
  - Совсем нет. Я вам благодарен, что вы его задали.
  - Благодарны? - удивилась Марианна.
  - Он позволяет мне как можно быстрей разделаться с прошлым. А я хочу смотреть в настоящее и будущее. Об этом я и хочу поговорить.
  - Прямо сейчас?
  - А чем плохо это время, ночь, вокруг тишина. Самое время для задушевных разговоров.
  - Согласна, - ответила Марианна.
  Сакуров было снова взялся за бутылку, но вдруг поставил ее на место.
  - Настало время поговорить по душам, - вдруг глухо произнес он. - Не возражаете, если обойдемся без долгих предисловий.
  - Только буду рада. - Марианна вдруг услышала, как гулко бьется ее сердце.
  - Я чувствовал это уже давно, а сегодня меня это чувство буквально переполнило. Я вас люблю.
  Сакуров замолчал, молчала и Марианна. Прошло уже несколько минут, на тумбочке тикали часы. И Марианна почему-то старательно вслушивалась в это тиканье, словно бы они могли сказать ей нечто важное.
  - Вы мне ничего не скажите? - Слова Сакурова прозвучали столь внезапно, что Марианна аж вздрогнула.
  - Скажу. Я вас люблю. - Еще никогда у нее так не пересыхало горло, как в этот момент. Не соображая, что делает, она налила до краев из бутылки коньяка и выпила его как воду.
  Коньяк обжег ей горло, и она громко закашлялась. Сакуров птицей перелет к ней.
  - Что с вами, Марианна? - обнял он ее за плечи.
  - Ничего страшного, я всего лишь перепутала воду с коньяком. - Она прислонилась к его плечу.
  Несколько мгновений они сидели неподвижно, словно боясь разрушить возникшее между ними единство. Затем Сакуров нежно взял ее лицо в свои руки и повернул к себе. Совсем близко от себя она увидела его губы. И первая потянулась к ним.
  
  2.
   Они проснулись, когда было даже уже не утро, а вовсю сверкал день. Солнце гуляло по комнате, словно наглая кошка. Она забрела на кровать и коснулось своем лучом лица Марианны. Она открыла глаза и встретилась с изучающим взглядом Сакурова. И сразу же поток горячих воспоминаний, как лава из жерла вулкана, хлынул на нее.
  - Доброе утро! Точнее, добрый день! - весело поздоровался Сакуров.
  - А сколько сейчас времени? - встревожено спросила Марианна.
  - Сколько бы не было, оно все наше.
  - Но нужно же идти на работу. Я не привыкла опаздывать.
  Сакуров громко расхохотался.
  - Не волнуйся, как твой начальник, я даю на сегодня тебе отгул.
  - Не знаю, уж чем я заслужила такую награду, - в тон ему Марианна.
  - Заслуги есть и немалые, - склонился над ней Сакуров. Их губы соединились.
  Но продолжение на этот раз не последовало, Марианна отодвинулась от него.
  - Что-то случилось? - заглянул ей в глаза Сакуров.
  - Ничего. Я проголодалась. - На самом деле, Марианна поняла, что случилось. И случилось нечто ужасное, она совершила поступок, которому нет оправдания.
  - Сей момент. Через пять минут все будет сделано А ты пока готовься к завтраку.
  Сакуров быстро вышел из комнаты. Марианна стремительно оделась, подошла к зеркалу и несколько секунд смотрела на себя. То, что она увидела, так ее поразило, что в первое мгновение она даже не поверила: у нее были счастливые глаза. Но ведь этого не может быть, потому что не должно быть. Ей вдруг захотелось убежать из квартиры и забиться в какой-нибудь угол, где ее никто не найдет. Но это было мимолетное настроение; после того, что она пережила вчера, ей либо чего-нибудь бояться.
  На кухне ее ждала чашка, из которой ароматно пал кофе, а на тарелке аппетитно лежал большой кусок омлета. Марианна почувствовала, что сильно проголодалась. И подумала, что если она поест вместе с Сакуровым, то после того, что между ними произошло, это будет уж совсем малюсенький грешок.
  Марианна с аппетитом ела, но вдруг остановилась и посмотрела на Сакурова. Тот внимательно наблюдал за ней.
  - Марианна, я хочу с тобой поговорить.
  Она почувствовала безотчетную тревогу.
  - Говори.
  - Я человек военный и может, поэтому люблю к цели идти прямой, а значит, и самой короткой дорогой.
  - Разве тебе кто-то это мешает?
  - Ты права, никто. Поэтому я и предлагаю тебе стать моей женой. А заодно и моим партнером в компании. Это будет наш семейный бизнес. Когда я тебя впервые увидел, то меня вдруг посетила странная мысль: я подумал, что было бы здорово, если бы эта женщина стала бы однажды моей женой. И с тех пор она меня никогда не покидала. Я жду твоего ответа.
  Марианна отложила вилку; аппетит внезапно совершенно исчез.
  - Я согласна с тобой в одном, настало время окончательного объяснения.
  - Давай объяснимся. Слушаю тебя. Тем более мне давно хотелось задать тебе несколько вопросов.
  - Вот и задашь. Но сначала я должна тебе сказать, что моя настоящее имя совсем не Марианна Романовна Долгорукова, меня зовут Мириам Расуловна Саитова.
  - И это весь твой секрет, мне это известно.
  - Известно, - удивилась Марианна. - Не стану выяснять пока откуда. Но тогда ты знаешь, что я родная сестра Арсена Саитова, твоего бывшего вице-президента.
  - Я все гадал, зачем ты стала работать у меня.
  - Именно это я и собиралась объяснить. Много лет назад я поссорилась с отцом, так как он не хотел, чтобы я продолжала учебу, и уехала в Москву. Там мне повезло, за небольшой срок я сделала хорошую карьеру. Но однажды я получила телеграмму от отца, с которым не поддерживала отношений. Он сообщал, что брат мой тяжело ранен и призывал меня срочно приехать. Разумеется, я не могла не поехать на Родину. Когда я приехала, Арсен уже умер. Мне осталось только что сходить на его могилу. А через несколько дней, сломленный горем, скончался и мой отец.
  - Сочувствую, - пробормотал Сакуров.
  - Но перед смертью он сообщил мне имя убийцы Арсена, которое успел назвать ему брат. - Марианна замолчала и уставилась на Сакурова. Таким бледным она его никогда не видела.
  - Теперь я понимаю, твой брат назвал мое имя.
  - Да, - тихо подтвердила Марианна. - Но это не все. Мой отец взял с себя клятву, что я отомщу убийце сына. А в нашем роду традиция кровной мести всегда соблюдалась неукоснительно.
  Сакуров откинулся на спинку стула.
  - Вот значит, для чего ты устроилась в мою компанию. Тогда почему не убила, возможностей для этого было хоть отбавляй. Или оставила все на последний момент. В таком случае, я готов, с моей стороны сопротивления ты не встретишь. Могу принести пистолет.
  Марианна отрицательно покачала головой.
  - Не надо, мы все же живем в другую эпоху, и я решила, что моя месть будет иной. Я разорю твоя компанию, сделаю ее банкротом, а тебя нищим.
  - И ты это сделала? - пристально посмотрел на нее Сакуров.
  Несколько секунд Марианна молчала.
  - Да, сделала. Я провела несколько крупных финансовых операций, благодаря которым фирма разорена, у нее появились большие долги, а отдавать не из с чего. Со дня на день кредиторы начнут требовать возврата своих средств. И тогда конец. Поверь, ждать осталось недолго. Прости меня, но я не могла поступить иначе.
  
  3.
   Сакуров смотрел на Марианну и словно рыба открывал рот, но, сколько не старался, никак не мог произнести даже слово. Ему понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя.
  - Это правда, ты не шутишь? - В его голосе, как в коктейле, смешались надежда и недоверие.
  - Это абсолютная правда, Саша.
  - И ничего уже нельзя изменить? Даже после того, что между нами произошло?
   Марианна отрицательно покачала головой.
  - Ничего, механизм уже запущен. И уж поверь, я сделала так, что деньги твои не могут не пропасть. Помнишь, мы положили крупную сумму на депозит в банк.
  - Еще бы не помнить, ты уверяла, что этот банк супернадежный. И в подтверждении всучила мне кучу документов. Я даже постарался их изучить, но у меня не хватило терпения. И решил поверить тебе на слово.
  - На самом деле, все было наоборот, этот банк разорился. А деньги исчезли. И я знала, что так и случится.
  Сакуров схватился за голову и несколько мгновений пребывал в такой неподвижности, что Марианна даже немного забеспокоилась - не случилось ли чего-нибудь с ним. Но внезапно он вскочил со стула и пробежался по кухне.
  - Но почему, почему? Неужели нельзя было поступить как-то иначе?
  - Ты забыл, речь идет об убийстве моего родного брата. Ты совершил преступление и теперь понес заслуженное наказание.
  Сакуров посмотрел на нее и снова сел.
  - Я потратил на создание фирмы несколько лет. Это был каторжный труд, я работал периодами по двадцать часов в день. Я поставил на карту все, влезал в долги, отдавал их каким-то чудом и снова занимал деньги. А теперь получается, что все это напрасно.
  - Ты все время забываешь про убийство Арсена, - грустно проговорила Марианна.
  - Хорошо, давай поговорим и об этом. Что ты знаешь о том, как умер твой брат?
  - Я знаю только то, что ты его убил. Разве этого не достаточно?
  Сакуров вдруг закрыл глаза. И, не открывая их, заговорил:
  - Больше всего в жизни я надеялся, что эта история будет замурована в моей памяти и никуда оттуда не вырвется. Но я вижу, что мои надежды оказались тщетны. Хорошо, я поведаю, как все случилось. А уж тебе судить о том, насколько справедливы твои обвинения и твои действия. Твой брат появился в моей компании где-то через полгода, после того, как я ее образовал. Мне до зарезу нужен был толковый специалист по финансам, так как, как тебе известно, в этом вопросе я большой профан. Чем ты очень умело и воспользовалась. Он показал себя отличным работником. Может, хуже, чем ты, но вполне квалифицированным. Так продолжалось пару лет. Мы работали очень плодотворно и дружно. К тому же он был веселый кампанейский парень. Но в какой-то момент я стал замечать в нем непонятные перемены. Пробовал выяснить, он лишь отшучивался. Я решил, если он не желает рассказывать, что с ним творится, это его личное дело. И перестал лезть в душу. Но однажды я случайно наткнулся на странные платежки. Даже моих слабых финансовых знаний хватило на то, чтобы понять, что дело тут нечисто. А так как финансами занимался Арсен, то не надо было быть Шерлоком Холмсом, дабы понять, куда ведут все нити. Я стал втайне от всех отслеживать платежные документы и вскоре обнаружил еще несколько подозрительных платежей. На них стояла подпись вашего брата. Сомнений в том, что он за моей спиной занялся какими-то махинациями, у меня больше не было. Но я не хотел, чтобы это дело выплыло бы наружу, я хотел все урегулировать келейно. Я даже решил поговорить с ним не в своем кабинете, где нас могли случайно услышать, а в доме для приемов. И однажды попросил Арсена приехать туда после работы. Он удивился и, как мне показалось, встревожился. Но быстро взял себя в руки. Мы должны были встретиться часов в восемь. Я приехал заранее, обдумывая предстоящий разговор. Он не опоздал, но когда я его увидел, то удивился, он был довольно сильно пьян. А надо сказать, что пил он всегда мало, ссылаясь на то, что его религия вообще запрещает употреблять алкоголь. А тут от него разило, как от винного погреба. Мы сели напротив друг друга. И по его виду я понял, что он догадывается, о чем предстоит наша беседа. Это окончательно убедило меня в своей правоте.
  Сакуров: "Арсен, я долго готовился к этому разговору. И меньше всего мне хотелось его начинать. Но видит Бог, у меня нет иного выхода. Ты сам заставил меня это сделать.
  Арсен: "О чем ты, я тебя не понимаю".
  Сакуров: "Когда-то я слышал такую пословицу: понять - это простить. Если бы я знал, что с тобой творится, я мог бы тебя простить. Но ты упрямо молчишь все последнее время".
  Арсен: "Со мной все в порядке".
  Сакуров: "Тем хуже. Я все же надеялся, что есть какие-то извиняющие тебя причины. В жизни случается всякое".
  Арсен: "Никогда раньше ты не говорил загадками. Не могу понять, о чем ты?"
   Сакуров: "Я тебе дал шанс, ты не пожелал им воспользоваться. Я обнаружил, что за последние несколько месяцев ты перевел, а по сути дела украл у компании крупные суммы. Я специально изучал назначение этих платежей. Никого отношения к нашему бизнесу они не имеют. Я подозреваю, что эти деньги переводились тобой на подставные счета. А настоящим их владельцем являешься ты".
  Арсен: "Ты с ума сошел, ничего такого я не делал".
  Сакуров: "Вот те самые платежные документы. Если ты чист, объясни, что это за перечисления и где сами деньги?"
  Арсен: "Я сейчас не могу сказать, я не в состоянии помнить все платежи".
  Сакуров: "Ты врешь, ты все прекрасно помнишь. Ты украл у меня большие деньги. Если не дашь мне объяснения, не расскажешь, куда все ушло, и не вернешь все до копейки, я подаю заявление в прокуратуру. Они быстро установят истину".
  Арсен: "Ты этого не сделаешь. Мы же с тобой друзья".
  Сакуров: "Друзья у друзей не крадут. Говори, зачем ты стал заниматься махинациями, ведь я плачу тебе хорошую зарплату".
  Арсен" И это ты называешь зарплатой".
  Сакуров: "Ты прекрасно знаешь, что пока платить больше не имею возможности. Будет расти наш бизнес, будут расти доходы и зарплаты".
  Арсен: "Пока дождешься, сто лет пройдет. А я хочу уже сейчас".
  Сакуров: "До твоих желаний мне нет дела. А вот до твоих дел, есть и очень большое. До сих пор ты знал меня как друга. Но теперь у тебя появилась возможность узнать меня в качестве врага. И я не завидую тому, для кого я становлюсь врагом. Я не собираюсь прибегать к самосуду, но буду действовать по закону. И гарантирую, что если не вернешь все до копейки, сядешь на долгий срок. Подумай, пока у тебя есть еще несколько минут".
  Арсен: " Я хочу выпить".
  Сакуров: "Тебе вполне достаточно. Ты и так пьян".
  Арсен: "Хочу выпить и выпью. Ты мне не указ".
  Сакуров: "Теперь тебе лучше. Ты готов к честному разговору".
  Арсен: "Мне кажется, я ко всему готов. Не думал, что наши отношения завершатся таким образом".
  Сакуров: "А как ты полагал они завершатся, когда ты встал на путь воровства?"
  Арсен: "Теперь это уже не важно".
  Сакуров: "Что же важно?"
  Арсен: "То, что нам вдвоем становится тесно. И не только в этом доме".
  - Такой межу нами состоялся в тот вечер разговор, - произнес Сакуров.
  - А что случилось дальше? - с замиранием сердца спросила Марианна.
  - Дальше, - он замолчал. - Хотите знать, что было дальше? Впервые я рассказываю об этом другому человеку. Внезапно Арсен вскочил и достал из кармана пистолет и навел на меня. Я пришел на встречу без оружия и меня поразил его поступок. У меня и в мыслях не было, что наш разговор может иметь такой финал. Я стал его успокаивать и в тоже время незаметно сближаться с ним. Он был сильно пьян, а потому не очень четко воспринимал мои действия. Когда я подошел к нему довольно близко, то бросился на него, пытаясь отнять у него оружие. Между нами завязалась борьба, я видел по его лицу, что ваш брат действительно хотет убить меня. Мне удалось отвести его руку от себя, и пистолет уткнулся в его живот. Арсен что есть силы рванул руку. Но я понимал, что если у него это получится, он выстрелит в меня в упор. Я навалился на него, несколько мгновений никто не мог одолеть другого. Я добрался до курка пистолета, Арсен каким-то образом вывернул его в мою сторону. Я повернул его назад. Мне кажется, что мы нажали на курок практически одновременно. Пуля угодила в его живот. Он смотрел на меня таким взглядом, каким смотрит палач на свою жертву. Я никогда не забуду его глаз.
  - Что же было дальше? - едва слышно спросила Марианна.
  - Вы не поверите, я жутко испугался. Одно дело, когда ты на поле боя и убиваешь врагов, совсем другое, когда ты убиваешь человека в мирных условиях. Хотя, если я и убил Арсена, то исключительно в целях самообороны. Но в тот момент я не мог думать рационально, я вообще ничего не соображал. Я бросился к выходу.
  - И оставил его умирать.
  - Получается что так. Именно эта мысль пришла ко мне, когда я въехал в город. Она меня ужаснула не меньше, чем само убийство. Я тут же развернулся и поехал назад. К своему изумлению в доме никого не обнаружил. Сначала я обрадовался, подумав, что у Арсена легкое ранение, и он самостоятельно покинул это ужасное место. Я не знал, что следует предпринять в таком случае, и отправился домой. Представь мой ужас, когда на следующий день не мог его нигде найти. Он бесследно исчез. И с этой тайной я жил все это время. И все же я считаю, что моей вины в его смерти нет. Это он покушался на мою жизнь, я лишь защищался.
  Марианна молчала, рассказ Сакурова потряс ее до основания.
  - Защищал ты себя или нет, но убил его ты, - произнесла она свой приговор.
  - Я это не отрицаю. Видно Арсен был тогда прав, и в тот вечер кто-то из нас двоих должен был уйти. Это был честный поединок. Более того, преимущества были на его стороне, он был вооружен, а я нет.
  - Но кто же отвез Арсена в аул, где он умер? - задумчиво произнесла Марианна. - Ведь после его смерти я получала от брата sms-ки с его телефона.
  Несколько мгновений Сакуров о чем-то сосредоточенно размышлял. Затем достал из кармана мобильный телефон.
  - Этот телефон я взял у Лабинова. Мне хотелось изучить его звонки. Давайте посмотрим, нет ли в нем что-нибудь интересного для нас.
  Они вместе склонились над телефоном.
  - Вот вам и разгадка, - произнес Сакуров. - С этого телефона Лабинов отправлял вам sms. Вот они, он их не стер. Теперь понятно, кто перевез тело Арсена к вам в аул. Думаю, это была последняя тайна. - Он выжидающе посмотрел на Марианну.
  Она понимала, что он ждет от нее решения одинаково важного и для него и для нее.
  - Я пойду, - сказала она. Он встал, но она его опередила. - Прошу, не надо провожать.
   Марианна вышла из кухни, собрала свои вещи и покинула квартиру.
  
  4.
   Марианна уволилась из компании на следующий же день. Сакуров не стал ее удерживать, он вообще не сказал ни слова, молча подписал заявление. Она даже не была уверенна, что он хотя бы раз посмотрел на нее. Дел в городе у нее не было никаких, и она сразу решила, что покинет его навсегда.
  Но она не уезжала, тянула время, почти безвылазно сидела дома. Целыми днями читала книги, а когда ей это надоедало, просто смотрела в окно. Она чего-то ждала, хотя и сама не отдавала себе отчета, что же именно ее держало здесь. О том, что происходит в компании, Марианна даже не пыталась узнавать, хотя думала об этом постоянно. Она сама сознавала, что все это время пребывает в состоянии какой-то постоянной прострации, отрешенности от мира. Но при этом ее не покидает чувство ожидания того, что однажды все переменится.
  В тот вечер она услышала шум мотора, несмотря на то, что окна были закрыты, а сама она находилась на противоположной части дома. Но она бросилась к окну и прильнула к стеклу. Из машины вышел Сакуров и направился к ее дому. Еще через минуту раздался продолжительный звонок. Марианна бросилась открывать. И только уже у самых дверей подумала, что надо было переодеться. Да и накраситься совсем было бы не лишне. Но она лишь махнула рукой в ответ на эти мысли.
  Сакуров выглядел немного смущенно.
  - Я вам не помешал, Марианна Романовна? - не свойственным ему неуверенным тоном спросил он.
  - Я ничем не занималась, Александр Николаевич, проходите.
  В комнате она пригласила его садиться, сама села напротив, на некотором отдалении. Между ними повисло неловкое молчание.
  - Что происходит в компании? - спросила Марианна.
  - Компания, как вы и обещали, благополучно идет на дно. Ее банкротство дело ближайшего времени. Пытаюсь спасти то, что еще можно спасти. Но этого так мало, все придется отдать за долги. Я рад, что не ошибся в вас, вы замечательный профессионал, сделали все так умело, что шансов на спасение нет никаких. Вначале я еще рыпался, теперь же смирился с судьбой.
  - Сожалею, но...
  - Не надо ни о чем сожалеть, Марианна Романовна. Я много думал над тем, что вы сделали. И пришел к заключению, что у вас не было выбора, вы не могли иначе. Как ни крути, но моя вина в смерти вашего брата прямая.
  - Я тоже много размышляла на эту тему. Если бы я все знала с самого начала, то, возможно, поступила бы иначе.
  Сакуров махнул рукой.
  - В любом случае прошлое не изменишь. Примем его таким, каким оно есть. Я пришел не для того, чтобы обсуждать то, что с нами случилось.
  - Тогда для чего же?
  - Я пришел поговорить о будущем. Наверное, вы удивитесь, но в каком-то смысле я рад, что так все произошло.
  - Вы рады? - изумилась Марианна.
  - Ну, может это не совсем то слово. Но так ли это важно.
  - Что же тогда важно?
  - Помните, наш разговор на моей кухне.
  - Такое трудно забыть.
  Сакуров неожиданно улыбнулся.
  - Это верно. Но я имею в виду самое его начало. Я тогда сделал вам предложение руки и сердца. И если вы помните, то так мне ничего и не ответили.
   Марианна вдруг почувствовала, что у нее задрожали руки и ноги.
  - И вы хотите, получить ответ.
  - Вы очень догадливы. Именно с этой целью я и пришел. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. И не уйду, пока не получу ответа.
  Марианна молчала, она боялась встретиться взглядом с Сакуровым и потому смотрела в сторону.
  - Это так неожиданно, - пробормотала она.
  - Позвольте мне вам не поверить, Марианна Романовна. Вы не могли не думать об этом. Я думал об этом чуть ли не целыми сутками.
  - Вы правы, я думала о вашем предложении.
  - Тогда у вас есть уже ответ.
  Марианна посмотрела на Сакурова и едва заметно кивнула головой.
  - Есть, - очень тихо ответила она. - Я согласна.
  Словно мощный порыв ветра сдул Сакурова с места. Через мгновение он держал Марианну в своих объятиях.
  - Но у меня есть и другое предложение, - вдруг шепнул он ей на ухо.
  - И что за предложение?
  - Вместе заняться бизнесом. Создали одну компанию, создадим и другую. Кое-какие идеи на сей счет у меня уже есть.
  - Я согласна.
  Сакуров вдруг сел на пол, и положил голову ей на колени.
  - Как странно, чтобы найти то, что нужно, нужно многое потерять, - произнес он.
  - Что поделать, дорогой, без этих потерь мы бы никогда не нашли друг друга.
  - Ну и черт тогда с ними. - Сакуров вдруг встал и взял Марианну на руки. - Я даже еще не знаю, где у тебя тут спальня.
  - На втором этаже.
  - Тогда нам на второй этаж.
  Сакуров нежно прижал к себе молодую женщину и стал осторожно подниматься по лестнице.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"