Тохта: другие произведения.

Заговор против Павла I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.63*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    краткое описание.

  Заговор против Павла I
  тохта, 30 March 2006
  Заговор против Павла I
  
  
  Коварный заговор
  не может
  кончиться удачей.
  А если кончился
  его зовут иначе
  (Бернс)
  
  Политика Павла и причины заговора. Император Павел был одним из немногих русских царей 18 в., по праву взошедших на престол. Это составляло резкий контраст по сравнению с большинством других монархов (Анна Ивановна, Елизавета), захватившими власть путем переворота, и особенно с его матерью, не имевшей почти никаких прав на русский престол и тем не менее правившей треть века. Поэтому он чуствовал себя на троне намного более уверенно, чем эти императрицы. Последние, имевшие опыт того, как легко можно осуществить переворот, и определенные обязательства перед своими сторонниками, вели себя намного более осторожно.
  Своим поведением Павел I во многом напоминал своего прадеда Петра Великого.
  Павел считал, что император является полновластным владыкой, который может и должен делать то, что считает нужным для страны. При этом монарха не должны были сдерживать ни традиции, ни религия, ни законы.
  Более того, Павел считал, что страна нуждается в серьезных реформах.
  По мнению Павла и многих других, французская революция показала, что либерализм может привести к гибели монархии. Кроме того, всеобщий бардак и воровство, бывшее, по небезосновательному мнению Павла, нормой жизни при его матери, необходимо было сменить четким и разумным порядком. Во многом его идеи напоминали не только курс Петра I, но и будущую политику Николая I.
  Идеалом всех этих правителей была суперцентрализованная монархия, где монарх обладает абсолютной властью и решает абсолютно все ключевые вопросы. Основанием для такой политики была идея о том, что только он точно знает, что необходимо стране. При этом ни о какой свободе не могло быть и речи. Все поданные для такого монарха были всего лишь слугами, а точнее, неразумными детьми, которые должны были выполнять приказы своего правителя так же, как маленькие дети должны слушаться отца. Поскольку он намного лучше знает, что нужно делать для их же пользы.
  Наиболее ярко это продемонстрировал Петр I с его реформами. Следует отметить, что все действия Петра достаточно спокойно воспринимались обществом.
  Во-первых, многие реформы были начаты еще до Петра и воспринимались как норма. Например, создание регулярной армии было начато еще его дедом. То же самое касается внедрения европейских культурных традиций.
  Кроме того, основным фактором, обуславливавшим напряжение, была тяжелая война.
  В деятельности Николая I можно отметить другое. Проводя политику централизации, царь никогда не шел на прямое ущемление прав дворянского сословия. Несмотря на то, что он понимал всю опасность сохранения крепостного права, он так и не решился пойти на серьезные реформы в этом вопросе.
  Павел I с самого начала начал жестоко закручивать гайки. Павел сменил все ключевых сановников. Он начал жесткую борьбу с коррупцией и бардаком.
  При нем сократилось колоссальное воровство, бывшее во многом нормой при его матери. Будущий Александр I так описывал последние годы правления своей бабушки - "бардак, беспорядок, грабеж" Император хотел во всем навести порядок. Для этого он стремился максимально контролировать все действия своих подданных.
  Он жестко вмешивался во все сферы деятельности, вплоть до одежды, домов, того, что и когда должны они есть, и т.д. Так были запрещены круглые шляпы, фраки, жилеты и панталоны, русская манера запрягать лошадей и многое другое.
  Монарх вмешался в отношения крепостных и дворян, законодательно ограничив барщину тремя днями. Это была первая попытка государства как-то контролировать и ограничить произвол помещиков по отношению к крепостным.
  Борясь с малейшими проявлениями свободы, Павел не мог серьезно ограничить свободу крестьянства, поскольку она вообще не существовала. Определенные ограничения касались горожан. Впрочем, и они не могли похвастаться большими свободами.
  Основной удар пришелся на дворянство.
  Павел ограничил или отменил практически все основные привилегии дворянства.
  Как известно, согласно Жалованной грамоте и другим законам Екатерины, дворянство имело право на освобождение от телесных наказаний, уплаты налогов, имело право служить или не служить по своему выбору. Практически дворянство при Екатерине было тем сословием, которое имело все права свободных людей, максимально защищенных от произвола со стороны власти, естественно, при соблюдении законов. Дворянство выбирало до половины чиновников на уровне уезда и примерно треть на уровне губернии. Все эти привилегии были отменены или серьезно ограничены.
  Дворяне теперь подвергались телесным наказаниям наряду с прочими сословиями, что было неслыханно и резко противоречило дворянской чести. Причем теперь это сделалось обычным.
  Вообще уровень наказаний для дворянства резко вырос. Они платили налоги. Де факто было ликвидировано право дворян не служить или подавать в отставку по желанию.
  Губернские дворянские собрания, имевшие при Екатерине значительную власть на местах, были закрыты. Уездные сильно ограничены в своих правах.
  Дворянство наиболее сильно страдало от переменчивого нрава императора.
  Павел легко мог уничтожить человека по малейшему поводу. Любая мелочь могла полностью сломать человеку не только карьеру, но и жизнь. Офицер, отдавший слуге свою шпагу (нести ее), после встречи с императором был разжалован в рядовые. Слуга занял его место. Что уж говорить об ошибках, пусть даже мелких.
  Впрочем, Павел мог и резко возвысить его.
  Но при этом не существовало никаких гарантий от того, что только что получивший повышение человек завтра не будет лишен всех прав и не потеряет все, что имел.
  В опалу легко мог попасть и человек, который всячески стремился угадить императору. Никаких надежных методов защиты от произвола монарха не существовало. Старые заслуги в расчет не принимались.
  Заявление императора, что в России только тот человек, с которым говорит император, является важным вельможей, причем только до тех пор, пока он с ним говорит, во многом отражало реальную обстановку в верхах.
  
  Первые заговоры.
  
  Начало правления Павла было практически таким же заговором, как и его конец.
  Видимо, он уже давно готовился к этому моменту. Как только императрица умерла, о чем Павлу сообщили Зубовы, как во дворец тут же были введены верные Павлу войска (гатчинцы).
  Но против ожиданий Павел не стал рубить с плеча. Все ключевые сановники были оставлены на своих местах. Многим из них по случаю коронации были сделаны крупные подарки. И почти сразу, не давая никому опомниться, начались новые назначения.
  Все ключевые посты занимали новые люди, обязанные карьерой, ну или хотя бы крупным карьерным взлетом, Павлу.
  Так ген-прокурор Самойлов (аналог министра МВД) был обласкан, получил 4000 душ и через несколько дней снят, посажен под арест.
  Его заменил Архаров, бывший полицмейстер Москвы, которого современники называли великий экзекутор. Именно ему мы обязаны появлением слова "архаровцы".
  Укрепившись на престоле, Павел начал проводить свою политику.
  Вскоре она вызвала недовольство.
  Александр в письме своему наставнику Лагарпу высказался достаточно жестко против режима Павла. Он пишет о том что в стране существует "неограниченная власть, которая творит все шиворот навывоворот, фаворитизм", отсутствие во всем "строго определенного плана, когда сегодня приказывают то, что завтра будет отменено".
  Немного позднее Ростопчин запишет, что наследник престола ненавидит своего отца.
  Вскоре после коронования Павла появились первые ростки недовольства. Больше всего известно о настроениях Александра и его окружения. Это был небольшой кружок из друзей и сторонников наследника Павла. Он включал цесаревича Александра Павловича и его жену, а также близких друзей, таких как Новосельцев, Кочубей, Чарторыйский, Строганов и т.д. К ним примыкали и видные государственные сановники, такие как канцлер Безбородко, его секретарь Трощинский и его преемник Панин. В основном, это были просто молодые аристократы, не занимавшие крупных постов.
  Они говорили об идеальном государственном устройстве, о конституции и даже возможности установления в России республики.
  Присутствие среди них наследника престола престола делало этот кружок особенно влиятельным.
  Очень важным было то, что эти молодые люди демонстрировали мнения той части дворянства кто, не будучи задеты самими изменениями, (т.е. потерей или приобретением должностей, чинов) были недовольны основной идеей нового императора и выступали резко против вмешательства государства в его лице в их частную жизнь.
  По приказу наследника пишется некий документ в виде манифеста о его вошествии на престол.
  Фактически эта была политическая программа наследника. Он обсуждает его среди своих друзей.
  В это же время Александр налаживает очень хорошие отношения с одним из любимцев отца, ген. Аракчеевым, который должен за ним следить.
  К концу следующего года кружок наследника был разогнан.
  
  2) Канальский цех.
  В Смоленске вскоре после коронации была созданная тайная организация (Канальский цех, как они сами себя называли) с целью убийства Павла. Ее членами были примерно 25-30 чел, в основном офицеры среднего звена (не выше полковника). Многие из них были клиентами клана Зубовых.
  Среди них был и личный адъютант Суворова. Не стоит забывать и того, что Суворов был тестем Валерия Зубова и соперником Потемкина, врага Зубовых.
  По легенде, сам фельдмаршал отказался участвовать в заговоре, хотя знал о нем.
  Заговор был раскрыт.
  Расследовавший его генерал Линдер утверждал, что заговорщики имели связи в столице. Он считал, что заговорщики - это орудия клана Зубовых.
  Сейчас трудно судить, был ли это серьезный заговор с большими связями или просто разговоры недовольных. Вполне возможно, Линдер просто хотел сделать карьеру.
  Павел приказал уничтожить все следы пятимесячного расследования. Участники заговора были посланы на каторгу или в ссылку. Павла убедили, что массовые репрессии ослабят его авторитет в армии, воспользовались его непостоянством.
  Среди тех, кто покровительствовал членам заговора и способствовал относительно мягкому наказанию виновных, называли фамилии Безбородко и Трощинского.
  
  3) Павловская тревога.
  
  Дважды во время нахождения царя в Павловске и один раз в Зимнем в гвардии начинается переполох. Среди войск проносятся слух, что во дворце неладно (заговор?), и солдаты врываются во дворец, не слушая офицеров, и даже раня двоих из них.
  Императрица (видимо, со слов мужа) пишет о том, что солдаты превосходны и надежны, в отличие от своих офицеров.
  
  Царская фамилия.
  
  Говоря об окружении Павла, стоит вспомнить и о его родных.
  В 18 в. царская семья была немногочисленна.
  Весь огромный дом Романовых, насчитывавший в конце 19 в. больше сотни человек и существующий до сих пор, это потомки Павла и его жены, Марии Федоровны.
  В 1801 г. из всей многочисленной царской семьи взрослыми и потенциальными политическими игроками были только четверо. Это сам царь, его жена и двое его старших сыновей.
  Мария Федоровна, вторая жена Павла, родившая ему 10 детей. Ее роль во многом неясна. При жизни мужа она была под его контролем. После его смерти соблюдала траур по нему всю оставшуюся жизнь. Но тем не менее, многие считали, что это всего лишь игра на публику. Ее действия в момент переворота крайне спорны.
  Муж подозревал ее в заговоре, и возможно, не без оснований.
  В любом случае, она безусловно не была опорой своему мужу.
  Александр. Сразу после рождения Екатерина забрала его от матери и воспитывала сама. Судя по всему, он был достойным наследником этой великолепной интриганки.
  Константин. Пожалуй он больше всего напоминал своего отца. Человек жестокий и вспыльчивый, не раз предававшийся жестоким забавам. Он избивал своих подчиненных, насиловал женщин,( известно что после того, как он с друзьями "развлекался" с женой португальского консула, она умерла). При этом заботился о солдатах, пользовался у них популярностью. Участвовал в итальянском походе Суворова. Интересно, что будучи наместником Польши, он женился по любви и отказался ради этого от прав на престол. В Польше (которая тогда считалась не частью империи, а отдельным королевством) создал свою армию, по отношению к полякам стремился быть справедливым, хотя и строгим правителем.
  Поляки создали заговор для достижения независимости и планировали его убить. Но не из за мести, а опасаясь его популярности среди солдат польской армии.
  Он случайно остался жив, но вскоре умер.
  Похоже, что он был единственным членом семьи, на которого Павел при желании мог опереться. Но Павлу нужны были слуги, а не союзники.
  Поэтому Константин никак не участвовал в заговоре, но н своему отцу ничем не помог.
  
  Основной заговор.
  
  Начиная с 1800 г. формируется (или продолжает свою деятельность?) новый центр заговора, который станет основным. Его базой станет клан Зубовых.
  Эта семья резко возвысилась при Екатерине II, поскольку Платон Зубов, последний фаворит Екатерины Великой, обладал огромным влиянием в последние годы ее царствования.
  В последние годы правления Екатерины этот клан являлся основой политической партии, члены которой занимали все ключевые посты в управлении страной. Вокруг них группировались не только родственники, но и люди, которые сделали карьеру с помощью Зубовых, такие как Пален, Кочубей и Де Рибас (флотоводец и основатель Одессы).
  Не стоит забывать, что родственником Зубовых был и Суворов, чья дочь вышла замуж за одного из них. Если Платон Зубов оставался придворным, то его брат Валериан был военачальником. Т.е., из трех высших военачальников российской армии к моменту вошествия Павла на престол двое (Валериан Зубов и Суворов) принадлежали к этой партии.
  Конечно, после смерти императрицы эта семья во многом утратила свое влияние, но остались связи и знакомства со многими видными людьми.
  Во многом Зубовы были символом екатерининского времени.
  Любой из членов этого группы мог смело сказать про себя нечто вроде - я не мечтатель, я практик с хорошим аппетитом.
  Это были люди, на которых опиралась Екатерина - умные, решительные государственные деятели, способные брать на себя ответственность и при этом легко путавшие свой карман с государственным бюджетом.
  При новом императоре они продолжали делать карьеру. Но общее недовольство Павлом, дополняемое для людей этого типа негодованием против борьбы с коррупцией, предопределило их недовольство императором.
  В качестве примера члена этой группировки можно привести адмирала де Рибаса.
  Это испанский дворянин, поступивший на русскую службу, один из создателей Черноморского флота, не раз участвовавший в боевых действиях.
  Основатель Одессы, он не только выбрал для нее очень удачное место, но и во многом заложил основы ее традиций как вольного города.
  Но при этом, по оценке графа Ростопчина, на строительстве Одессы Де Рибас зарабатывал примерно полмиллиона в год. Это порядка полпроцента всех доходов Российской империи (как если бы сейчас некто зарабатывал 3 млд долларов США в год).
  В Петербурге расходы на строительство Одессы курировал Платон Зубов. Вскоре после воцарения Павла строительство было прекращено, де Рибас был вызван в столицу для разбирательства. Но благодаря связям жены сумел уйти от суда. Ушел в отставку. Затем боевого адмирала назначили начальником лесного департамента. Позднее он вернулся в адмиралтейскую коллегию (аналог министерства флота).
  Т.е., этот решительный и неглупый человек, привыкший сам решать судьбы других людей оказался, как и вся аристократия, в ситуации, когда его в любой момент могли уничтожить либо просто снова начав проверять его дела по строительству города, либо по капризу императора.
  
  Формирование ядра заговорщиков
  
  Первоначально новый заговор начался с разговоров в салоне Ольги Александровны Жеребцовой, в девичестве Зубовой. Ее основными собеседниками становятся Панин и английский посол Уитворт. Панин - вице-президент Коллегии иностранных дел ( зам.министра).
  Был племянником воспитателя Павла, который, так же как и его племянник, стремился к созданию в России конституционной монархии. Он был силен своими связями при дворе, в том числе и с наследником.
  Позднее Наполеон открыто заявлял, что заговор против Павла был делом рук английской разведки. Но кроме собственно Уитворта, никаких других англичан в этом деле не замешано.Сам посол был вскоре выслан царем, когда заговорщики еще не перешли от обычных разговоров к мало мальски реальным делам. Обычно, когда говорят об участии англичан, говорят в первую очередь о деньгах. Но при этом не учитывается тот факт, что все лидеры заговора были очень богаты сами по себе. Понятно, что в случае успеха заговорщики могли рассчитывать на огромные награды из императорской казны. Ну а в случае неудачи их содержание казна также взяла бы на себя (в ссылке или до казни).
  Представляется, что английские субсидии не могли бы особо повлиять на мнение этих знатных и богатых господ, рисковавших в случае провала потерять намного больше, чем могла предложить английская разведка.
  Скорее, заговорщики думали не об английских субсидиях, а о судьбе клана Орловых, которые возвели Екатерину на престол и получили не только огромные пожалования от благодарной императрицы, но и бывших чуть ли не соправителями императрицы в первые одиннадцать лет ее царствования.
  Впрочем, на первом этапе это всего лишь разговоры.
  Вскоре к заговору привлекают новых лиц.
  Основной пружиной заговора становятся Панин и Де Рибас.
  Они также привлекают еще одного союзника Зубовых, фон дер Палена, который занимает ключевую должность генерал-губернатор Петербурга. Ему подчинялись как администрация и полиция столицы, так и войска находившиеся в губернии (а это и гвардия).
  Пален - одна из ключевых фигур заговора. В годы Екатерины обычный служака. Воевал с турками и поляками, отличился при штурме Очакова. Генерал-губернатор Курляндии, затем командир лейб-гвардии Конного полка. Известен своими тесными связями с Зубовыми. С воцарением Павла быстро делает блестящую карьеру. Инспектор кавалерии, затем с 1798 г. генерал-губернатор Петербурга. Вскоре его, как и многих других любимцев Павла, ждет падение. Но в отличие от многих он возвращен, вновь занимает пост генерал-губернатора и становиться одновременно и первым лицом в империи, и лидером заговорщиков.
  Что его подвигло вступить в заговор, неясно. Возможно, именно понимание непрочности своего положения, что подтвердила его первая отставка, привело его к мысли о свержении императора. Кстати, в его возвышении определенную роль, видимо, сыграли хорошие отношения с кланом Зубовых. Конечно, теперь Зубовы в опале, но сохраняют старые связи. Выше я уже писал о сватовстве Платона Зубова. Но кроме этого, начиная с коронации фавориткой императора стала Анна Лопухина, родственница Зубовых. Она не входит в заговор, но любит поболтать, оказываясь бесценным источником информации о настроениях императора для своих родственников и их друзей. По слухам, своим появлением при дворе Анна Лопухина обязана старому канцлеру Безбородко, известному своими связями с Александром.
  
  Своим первым крупным назначением Пален обязан тому факту, что император разорвал отношения со своей старой фавориткой Нелидовой и убрал с поста питерского генерал-губернатора ее родственника Буксевдена. кроме того, он наверняка рассчитывал занять господствующее положение при новом царе, слабом и обязанным ему троном.
  Известно, что в первые дни заговора он вел себя как фактический правитель России. Вероятно, это положение было заранее ему обещано Александром.
  Став императором, Александр продемонстрировал, что умеет находить нужных людей, грамотно выставлять их на первый план, так, чтобы самому оставаться в стороне от всех проблем, которые могли принести ему действия этих людей.
  Вся история царствования Александра - это история фаворитов: Негласный комитет, Сперанский, Аракчеев. При этом только переписка Аракчеева с Александром позволила историкам убедиться в том, что считавшийся всемогущим генерал должен был почти каждый свой шаг соотносить с пожеланиями императора. При необходимости император легко убирал этих людей. Известно, что Александр сумел привлечь на свою сторону другого предшественника Палена на посту генерал-губернатора - Аракчеева, который был специально приставлен отцом чтобы следить за сыном. Может быть, Пален был первым, кого будущий император сумел сделать своей креатурой?
  Таким образом, формируется ядро заговорщиков.
  
  Подготовка переворота
  
  Перед заговорщиками стояло две взаимосвязанные задачи.
  Во-первых, выйти за пределы узкого круга лиц и создать собственно организацию, которая и обеспечит свержение императора. Но широкая вербовка резко увеличивала вероятность предательства.
  Во-вторых, максимально изолировать Павла и сделать так, чтобы в решающий момент никто не пришел к нему на помощь. Для этого было желательно, чтобы все ключевые посты как в империи, так и в ближайшем окружении императора, включая его личную охрану, занимали собственно заговорщики. С другой стороны, заговорщики, действуя согласованно, могли прикрывать своих сторонников от репрессий императора и продвигать их на ключевые посты, сообщая императору информацию из источников, которые на первый взгляд были совершенно не связаны между собой.
  
  Придворные интриги.
  
  В окружении Павла, естественно, кипели интриги. Их значение резко усиливалось тем фактом, что теперь отставка означало еще и вполне реальную угрозу ссылки и даже тюрьмы.
  С другой стороны, человек, находившийся в фаворе, мог не обращать внимание ни на какие правила и законы, поскольку доверие императора давало возможность плевать на любые правила. В этих условиях резко возрастала роль людей, близких к Павлу, поскольку только они, зная настрой императора в данный момент, могли принимать решения, которые соответствовали желаниям императора.
  Среди близких к Павлу людей весной 1801 можно отметить Кутайсова, Ростопчина, Панина и Палена.
  Кутайсов - проделал карьеру сравнимую лишь с карьерой Меньшикова.
  Личный слуга, ставший графом и лицом, приближенным к императору. Чуть ли не единственный человек, в чьей преданности Павел никогда не сомневался. Но Кутайсов не был Меньшиковым.
  У него полностью отсутствовали способности и знания, необходимые для того, чтобы заниматься какой-либо административной деятельностью. Кутайсов по своему кругозору так и остался личным слугой хотя и получил графский титул и кучу наград и должностей.
  Поэтому он постепенно стал союзником, точнее сказать, игрушкой Палена, который всегда готов был "помочь" бывшему брадобрею в несении им нелегких административных обязанностей.
  Большую роль сыграл тот факт, что Платон Зубов посватался к дочери Кутайсова. Этот брак был очень лестным для бывшего раба, и он начинает поддерживать клан Зубовых и их союзника Палена.
  Ростопчин, канцлер Павла 1. Человек решительный и ловкий, четко понимающий, что в тот момент, когда вокруг летят головы, можно легко сделать быструю карьеру.
  Он сделал ставку на Павла и не прогадал. Но при этом Растопчин так и остался одиночкой.
  
  Прощение.
  
  Эта интрига была первой, организованной Паленом с помощью своего нового союзника. Действуя через Кутайсова, он сумел уговорить Павла издать указ о том, чтобы все, кто потерял места (офицеры, чиновники), приехали в столицу и лично доложили о себе императору.
  Эта мера позволила заговорщикам добиться в появлении в столице своих сторонников, в первую очередь братьев Зубовых и Бенигсена.
  Но эта меры имела и другой эффект. Сотни, если не тысячи людей, многие из которых потеряли не только место, но и имущество, обращались к Павлу.
  Первых император принимал милостиво, но затем огромное количество этих несчастных наскучило императору. К тому же просто невозможно было восстановить на службе такое большое количество людей. Ведь их места были давно заняты.
  Некоторые из вызванных стали вступили в число заговорщиков.
  Кроме того, появление большого количества жертв произвола вызвало рост недовольства и нервозности в столице. Ведь каждый понимал, что он может оказаться на месте этих несчастных.
  
  Удар Ростопчина и контрудар Палена
  
  Канцлер Ростопчин, видимо, ничего не знал о заговоре, но вполне обоснованно опасался того, что его зам сможет занять его место. Его людям удалось подкупить лакея прусского посла и получить доступ к его переписке. Там излагались сведенья о внутреннем положении в стране. Источником столь подробной и четкой информации мог быть или Панин, или Ростопчин. Ростопчину удалось убедить Павла в том, что виновник Панин. Зная подозрительность сюзерена, он сумел подстроить так, что выволочку от царя вице-канцлер получил перед дипломатическим раутом.
  Радушное и спокойное поведение Панина на приеме было преподнесено царю как доказательство неуважения Панина к гневу монарха.
  Панин был выслан в Москву.
  Но Растопчин решил добить соперника. Пользуясь тем, что директор почт Головин был его союзником, он кладет на стал императора письмо, неразборчиво подписанное человеком, чья фамилия начиналась на П. В письме упоминалось про встречу автора с неким Цинцинатом (синоним вельможи живущего вдали от дворца). Ростопчин заявил Павлу, что это означает встречу Панина и Репина (третьего российского фельдмаршала, после Суворова, который недавно умер и Валериана Зубова, весьма популярного в армии), т.е. заговор.
  Панину приказали срочно явиться к императору. Его объяснениям никто не верил. Ему грозили ссылка и возможно тюрьма.
  А ведь Панин действительно член заговора. Если бы он заговорил, последствия могли быть для заговорщиков фатальными.
  В этот момент положение спасло взаимовыручка и связи заговорщиков.
  Они сумели не только сразу узнать об интриге канцлера, но и подготовить мощный контрудар.
  Пален сразу находит мелкого чиновника Приклонского. Через Кутайсова он добивается того, чтобы император принял чиновника.
  Приклонский заявляет, что он, а не Панин, реальный автора письма.
  Взбешенный император приказывает Ростопчину и Головину подать в отставку.
  Нельзя не отметить, что скорость контрудара наводит мысль о заранее продуманной интриге, даже провокации. Но никаких документов не сохранилось.
  Начальником почты, отвечающим в том числе за перлюстрацию писем, становиться Пален. Следует учесть, что в то время газетное дело в России было развито крайне слабо. Поэтому основную информацию люди передавали с помощью писем.
  в свою очередь, перелюстрация (т.е. просматривание всей проходящей корреспонденции) было для правительства как источником конфиденциальной информации, так и возможностью оценить общественное мнение по тому или иному вопросу. Просмотр почты, передача информации как отдельных отрывков из писем, так и общего впечатления, давала огромные возможности для манипулирования Павлом.
  
  Итоги
  
  Таким образом, к марту наиболее влиятельными людьми империи, т.е. наиболее близкими к Павлу, считались Кутайсов, Пален и падре Груббер (иезуит).
  Понятно, что иезуит, недавно прибывший в столицу, не имел четкого знания обстановки и надежных людей на ключевых постах. Про Кутайсова можно сказать тоже самое, хотя он давно жил в стране. Из них троих только Пален был единственным человеком, который разбирался, а следовательно, и контролировал весь аппарат управления империи. И по должности, и по факту того, что он был единственным толковым администратором в окружении государя, Пален стал вторым по влиянию человеком в империи после самого императора.
  Но, зная Павла, можно было не сомневаться, что положение Палена непрочно и, скорее всего, недолговечно.
  
  Другие действия заговорщиков
  
  Вербовка.
  
  Начиная с осени 1800 г., заговорщики начинают активно расширять свои ряды.
  Заговорщики сначала прощупывали настроения конкретных людей. Активно использовались различные общественные мероприятия (застолья, встречи и т.д.). На них шло прощупывание мнений и настроений претендентов. Затем, если они по своему настрою подходили, им делалось предложение о вступлении в заговор. С ключевыми лицами шли долгие беседы, разговоры и т.д.
  Кроме того, отдельные члены заговора привлекали личных друзей. Так, Панин привлек генерала Талызина, начальника Преображенского полка. Пален привлек опального генерала Бенигсена, который затем сыграл огромную роль в заговоре.
  Большую роль здесь играли традиционные клиентско- патронажные связи. Во-первых, это связи Зубовых, сильного и мощного клана, они знали многих, к тому же могли действовать относительно свободно, что и позволяло им, впрочем как и другим заговорщикам, активно организовывать различные банкеты, празднества и т.д.
  Во-вторых, наследника Александра. Он не мог действовать столь свободно. Но зато располагал огромным весом в обществе, благодаря своему положению.
  Безусловно, он пользовался большим авторитетом. Он долгое время командовал Семеновским полком, прекрасно знал всех его офицеров. Полк являлся как бы личной гвардией наследника. Поэтому многие офицеры этого полка (да и многих других) вступили в заговор по признаку личной преданности Александру.
  Обычно Александр беседовал с людьми, которые уже получили определенные предложения от заговорщиков, но колебались, хотя и не доносили царю (Последнее отслеживал Пален). Так, именно он завербовал Аргамакова (одного из будущих убийц), просто обрушившись на него с упреками за его колебания.
  Именно наследник привлек в заговор такие ключевые фигуры, как командиры гвардейских полков Депарадович (Семовновский) Уваров (кавалергарды) а также многих других офицеров более низкого звена. Большую роль в заговоре играет личный адъютант наследника Волконский.
  Благодаря своему положению заговорщики, в первую очередь Пален, могли не допустить возможного доноса.
  
  Смерть адмирала де Рибаса.
  
  В этот же период происходит еще одно событие. Адмирал де Рибас, второй человек в Адмиралтейств- колегии (аналог ВМФ) в результате болезни своего шефа становиться докладчиком императора по военно-морским делам.
  Он быстро завоевывает доверие у Павла. Начинают говорить о новом фаворите императора. Видимо, в этот момент де Рибас решет сделать ставку не на заговорщиков, а на царя. Речь идет о возможном предательстве. Вскоре после этого пятидесятилетний адмирал скоропостижно умирает. Известно, что Пален буквально не отходил от пастели больного. Возможно, он боится, что де Рибас начнет болтать перед смертью. Есть версия, что Пален отравил адмирала.
  
  Противодействие заговору.
  
  Такая деятельность не могла полностью остаться незамеченной. Современники даже говорили, что разговоры о заговоре уже "приелись", т.е. стали настолько обычными, что на них не обращали внимания. Но на заговорщиков работала всеобщая нелюбовь к Павлу. Выражение недовольства было столь массовым, что трудно было выделить отдельный очаг. К этому времени слишком многие ненавидели императора.
  Были люди, которые, не участвуя в заговоре, имели определенные подозрения. Но они не сделали ничего, чтобы помочь императору.
  На заговорщиков работала слабость секретной службы при Павле.
  Секретная экспедиция при Сенате, правопреемник Преображенского приказа и тайной канцелярии работала по старинке. Она реагировала на приказы царя и доносы, занимаясь судебно-карательной деятельностью. Профилактикой она занималась меньше. Правда, она имела своих агентов в провинции.
  Разумеется, существовал и надзор за потенциальными противниками.
  Известно, что те же Зубовы в период опалы находились под пристальным надзором. Но надзор и слежка за знатью находились в юрисдикции Палена, пользовавшегося доверием императора.
  Хотя большая часть информации для императора шла через Палена, он не мог полностью перекрыть всю информацию.
  Многие мемуаристы говорят о том, что император был встревожен. Он принимает меры против возможного отравления (все кушанья для него готовит одна кухарка).
  Кроме того, Пален вел свою игру и подтверждал слухи о заговоре.
  За два дня до переворота генерал-прокурор Обольянинов (аналог главного прокурора) сообщает императору о том, что против него, возможно, готовится заговор. Павел встревожен.
  Но при этом то ли из за нечеткости информации, то ли из за влияния Палена основное подозрение падает на императрицу Марию Федоровну, жену императора.
  Возможно, что это известие не было лишено оснований. Известно, что услышав о смерти своего мужа, императрица тут же объявила о своих претензиях на трон и долго отказывалась подчиняться новому императору. О сторонниках императрицы, которые хотят возвести ее на престол, упоминал молодой майор Дибич.
  Павел ожидает повторения событий 1762 г, когда его мать Екатерина свергла его отца. Основным подозреваемым становиться конногвардейский полк и его шеф Константин, второй сын императора.
  Кроме того, Павел постепенно начинает все более холодно относиться к Палену.
  Впрочем, здесь речь идет не о подозрении того в заговоре, а скорее об обычной для Павла непостоянности во взглядах.
  Он вызывает к себе в столицу Линдера и Аракчеева, своих гатчинских генералов, которых он в свое время отправил в отставку, но теперь хочет вернуть. Раньше именно они занимали большую часть должностей, которые теперь занимает Пален.
  Есть информация о том, что Аракчеев приехал в столицу вечером того дня в который произошло убийство.
  Но он был остановлен на заставе при везде в город(охрана на границах Питера подчиняется генерал-губернатору Петербурга, т.е. Палену).
  Также император вызывает Ростопчина. Появление этого молодого и честолюбивого чиновника могло значительно укрепить позиции Павла. Но было уже поздно.
  Ростопчин получает записку царя буквально за пару дней до заговора и не успевает даже собраться в столицу.
  Как известно, последними словами императора, уходившего к себе в спальню вечером 11 марта, были слова "Завтра полетят головы".
  Но полетела только одна голова, зато вместе с короной.
  
  Организация переворота
  
  Ключевое свидание наследника и Палена происходит 9 марта. Пален предлагает убирать Павла завтра 10 марта. По просьбе наследника, заговор был перенесен на 11 марта, когда внутренний караул во дворце нес 3-й семеновский батальон, наиболее преданный наследнику.
  Предтечи.
  
  Разумеется, мы не знаем, о чем думали руководители заговора, планируя его.
  Но легко представить, что они ориентировались на опыт предыдущих заговоров.
  Следует учесть, что многие из последних были не переворотами, а захватом власти после смерти правителя (1725 г-воцарение Екатерины 1, 1730 г захват власти Анной Иоанновной,) или свержением только что вошедшего на престол и малоавторитетного правительства (переворот Елизаветы Петровны, свергнувшей в 1740 г. императора младенца Ивана ( 2 месяца от роду) и его матери регентши Анны Леопольдовны, пришедшей к власти буквально несколько недель тому назад.
  Наиболее близким по времени и ситуации был опыт свержения Петра III, отца Павла. Он был свергнут после шести месяцев правления и отправлен в ссылку, где позднее и был убит.
  Т.е., власть либо захватывали силой в обстановке хаоса и неразберихи (1725 г, 1730), либо свергались правители, которые еще не успели освоиться и поставить на ключевые посты своих людей.(1740, 1763).
  Павел к 1801 г находился на престоле уже намного дольше. Кроме того, он пользовался большим авторитетом у солдат, что и показали тревоги в Павловске. Как писали многие мемуаристы, если бы Павел обратился к солдатам, он наверняка сумел бы спастись.
  Интересно заметить, что многие мемуаристы писали, что подобное (т.е. открытое обращение к солдатам) могло спасти и его отца. Это не очень понятно для нас, но для людей того времени идея о том, что фигура императора священна, была очень важной частью мировоззрения. Не стоит забывать, что весь миропорядок строился на основе сословного разделения общества (крестьяне -дворяне), в котором основную роль играло именно происхождение, и император стоял во главе этой пирамиды.
  Таким образом, перед заговорщиками стояло две взаимосвязанные задачи- захват власти императора укрепившегося у власти и уничтожение этого государя, поскольку он обладал достаточно большим авторитетом, исключавшим его отправление в ссылку.
  
  Охрана дворца.
  
  Весной 1801 г. император практически не покидал Михайловского замка. Все его прогулки совершались теперь только в дворцовом парке. Даже его любовница жила рядом с ним. Понятно, что днем, когда он перемещался по дворцу и там всегда было много случайного народа (просители, вызванные и т.д.), существовало слишком много случайных элементов. Но ночевал император обычно в своей спальне. Она представляла из себя довольно большую комнату, в которую можно было пройти через главный вход, перед которым находился внутренний караул из 29 человек ( 24 солдата, 1 трубач. 3 унтер-офицеров и начкар). Через две комнаты стоит другой внутренний караул. Кроме того, батальон гвардии несет караулы по всему замку. Обычно внутренние караулы выставлялись из других частей, которые не несли общий караул по всему дворцу (Михайловскому замку).
  В спальне императора было три выхода. Один из них парадный, около него стоит охрана. Второй ведет в спальню императрицы, жены императора. Но его по приказанию императора заколотили, поскольку император опасается заговора со стороны жены. Но оставался третий выход. Поскольку стены замка были достаточно толстыми, то существовали проходы и в стенах. Один из них существовал в спальне императора и вел вниз, к спальне Анны Гагариной и к апартаментам Кутайсова.
  Итак, как заранее знали заговорщики, в ночь переворота все основные караулы во дворце несли семеновцы(3-й батальон). Кроме них, во дворце было еще два караула из представителей других частей. Это преображенцы и кавалергарды. Преображенцами командовал участник заговора Маринин.
  Внутренний Караул из 29 кавалергардов стоял перед входом в спальню императора.
  Его командир не был осведомлен о заговоре.
  Но Павел, видимо, из-за подозрений (см. выше) приказал удалить этот караул из дворца. Их заменила охрана из двух лакеев.
  Рядом (через две комнаты) стоит другой внутренний караул, из преображенцев, но его возглавляет участник заговора (Маринин).
  Все остальные посты во дворце занимают семеновцы.
  Дежурным адъютантом, т.е., человеком отвечающим за порядок во дворце в эту ночь является полковник Уваров, один из заговорщиков.
  План заговорщиков.
  
  О нем практически ничего не известно, и его можно восстановить только постфактум.
  Видимо, он состоял в следующем:
  1) Изоляция царя. Арест сановников, которые не входят в заговор и могут организовать помощь царю. Блокирование Михайловского замка силами гвардии, что позволяет как отрезать царя от возможной помощи, так и держать саму гвардию под контролем.
  2)Убийство царя. Спальня царя окружена заговорщиками.
  К спальне царя перебрасывается группа солдат во главе с Бибиковым, которая силой убирает караул у дверей его спальни и блокирует ее. Через черный ход в спальню проникает группа офицеров заговорщиков, которая убьет царя.
  3)Захват власти. Александр выходит к гвардии. Она приносит присягу. Затем он переезжает в Зимний. Туда же срочно приглашают всех офицеров и чиновников принести присягу царю. Контролируя гвардию, дворец и высших чинов империи, Александр становится общепризнанным и законным императором России.
  
  Нейтрализация союзников Павла.
  Были продуманы меры для нейтрализации тех сановников. которые или были преданы Павлу, или могли организовать ему помощь.
  Так, по приказу Палена, действовавшему от имени императора, поздно вечером были арестованы генерал-прокурор Обольянинов, начальник Адмиралетейств-колегии (военно-морское министерство) Кушелев, Нарышкин. Были посланы люди за Кутайсовым, но он был у любовницы и не пришел домой. Впрочем, услышав шум на улице, он предпочел спрятаться у своего знакомого и ничего не предпринимать. Начальнику Измайловского гвардейского полка Малютину, известного своей любовью к спиртному, были подобранные соответствующие собутыльники, так что доблестный генерал ни в чем более не участвовал, будучи в нужный момент пьян вдребезги. Командиру конногвардейцев Кологриву также было организовано соответствующие окружение. Но здесь был сделан упор на карты. Во время игры его и арестовал Кутузов (родственник будущего фельдмаршала), до этого мирно игравший с ним в карты.
  
  Ситуация в гвардии.
  
  Одновременно в гвардейских полках начинается срочный подъем. Не сообщая солдатам причин, заговорщики, действуя от имени императора, собирают гвардейские части вокруг Михайловского замка. При этом наиболее надежные части ( Семеновские и Преображенские полки) находятся рядом с замком, менее надежные части стоят несколько дальше.
  Таким образом, заговорщики блокировали замок, держали под контролем всю гвардию, которая после переворота должна была присягнуть новому императору и в случае необходимости подавить любое сопротивление.
  Здесь действовало порядка 60 заговорщиков, обеспечивающих покорность и лояльность гвардии. Все офицеры, солдат держат в неизвестности. На попытки офицеров говорить о Павле плохо солдаты не реагируют. Император весьма популярен.
  
  Организация убийц
  
  В доме ген. Талызина организовывается последний званный ужин. На него приглашаются люди, которые в общем уже готовы вступить в заговор, но еще не знают о его точной дате и целях. Здесь примерно 50-60 офицеров, собранные по пригласительным билетам, все слегка подшофе. Практически все в небольших чинах, в основном не слишком знатные, но рассчитывающие улучшить свое положение с помощью влиятельных покровителей. Например, Татаринов, имевший на двоих с братом всего семь душ (т.е. им принадлежало семеро крепостных мужского пола). Среди них немало тех, кто обижен императором лично. Таков, например, князь Яшвиль, которого император ударил тростью. Напомню, что для дворянина малейший удар был смертельным оскорблением и служил поводом к дуэли. Следует заметить, что хотя большинство и не знало о точной дате, но среди них есть как минимум один человек, Аргамаков, который был завербован заранее.
  Можно предположить, что так же, как раньше в театрах существовала специальные люди, которые должны были разогреть публику для бурных оваций (или наоборот), так и здесь среди гостей уже были люди, готовые первыми подать пример, а возможно, и подавить попытку сопротивления.
  Интересный момент - в дверях находился приставленный Паленом полицейский, который принимал господ офицеров, тщательно следя за тем, чтобы на эту вечеринку попали только те, кто имел пригласительный билет. Позднее он проследит за тем, чтобы никто не покинул вечеринку.
  Входят Пален, братья Зубовы, Бенигсен. Пален провозглашает тост за здоровье нового императора Александра. Затем Платон Зубов произносит речь о том, что законным наследником Екатерины согласно ее завещанию является Александр.
  Говорится о необходимости заставить императора Павла отречься от престола.
  Офицеры приносят присягу новому императору.
  Присяга новому императору при жизни старого - это измена.
  Возникает вопрос, что делать с императором. Пален говорит о том, что его следует арестовать. А затем произносит французскую поговорку о том, что не разбивши яиц, омлет не испечешь.
  Затем он делит офицеров на две группы. Первую ведет он сам, вторую формально возглавляют братья Зубовы (Платон и Николай), фактически Бенигсен.
  Часть офицеров или была отослана Паленомб или предпочла не участвовать в таком рискованном деле и скрылась во время движения ко дворцу или во время прохода через многочисленные комнаты дворца. В составе колонны Зубовых до конца оставались Яшвиль, Аргамаков, Скарятин, Горданов, Бологоевский, Татаринов и камердинер Зубовых.
  
  Обстановка во дворце
  
  Первая колонна входит во дворец. Пален расставляет людей по ключевым позициям так, чтобы перекрыть все возможные выходы из спальни императора. Он лично обходит все входы в спальню.
  Видимо, тогда же создается колонна Бибикова, прямо там, во дворце, из надежных семеновцев.
  Затем во дворец входит вторая колонна. Сохранились данные о том, что ее прикрывают, и любые случайные свидетели тут же арестовываются.
  Понятно, что происходит определенный шум.
  Во дворце семеновцы спокойно пропускают колонну заговорщиков.
  Преображенский караул поднимает тревогу, но начальник караула приказывает солдатам стоять смирно, а самому активному просто приставляет шпагу к груди.
  В других местах также происходит несколько небольших стычек, но люди из колоны Палена легко подавляют сопротивление отдельных людей.
  Дворец под контролем заговрщиков.
  
  Убийство Павла
  
  Вторая колонна подходит к спальне императора, их встречают с оружием.
  Это двое лакеев, занявших пост после ухода конногвардейцев.
  Один получает сильный удар саблей, другой с криком убегает.
  Он бежит к семеновскому караулу, те после короткого колебания бросаются на верх, но остановлены Паленом, который командует: "Отряд, стой!" Командир отряда Полторацкий, один из заговорщиков, выполняет приказ, то же делают и солдаты.
  Поскольку начинается шум, Зубовы трусят и останавливают отряд. Но Бенигсен со словами "Полумеры ничего не стоят" заставляет отряд войти в спальню.
  Вспыхивает паника - Павла в комнате нет. Но быстро обнаруживают, что услышав шум, он спрятался за ширмой. Его хватают и требуют подписать отречение.
  В этот момент происходит сбой. Отряд Бибикова, следуя намеченному плану, занимает караул перед парадным входом. Но заговорщики, слыша шум подходящих солдат, пугаются и выбегают из комнаты. Все они на нервах, ведь речь идет о цареубийстве. Но хладнокровный Бенигсен остается в спальне и удерживает Павла с помощью шпаги в повиновении.
  Затем возвращаются остальные. Павлу предъявляют бумагу с текстом отречения. Но он отказывается подписать его.
  Князь Яшвиль кричит: "Сейчас он подпишет что угодно, а завтра наши головы полетят с эшафота". Тогда Николай Зубов наносит первый удар. Офицеры начинают бить Павла.
  В этот момент сначала Зубовы, а потом и Бенигсенн выходят из комнаты.
  В комнате остаются младшие офицеры, продолжающие избивать императора.
  Зубовы, пользуясь моментом, бегут к наследнику. В суматохе опрокидывается подсвечник, комната погружается в полумрак.
  В темноте офицеры продолжают бить и даже просто топтать Павла. Суматоха. Павла забивают до смерти.
  
  Захват власти
  
  Пален и Бенигсен официально объявляют Александру о смерти императора.
  Через десять минут Александр выходит к гвардии. Заговорщики требуют у солдат присяги новому императору.. Семеновцы присягают первыми. Их примеру с некоторыми колебаниями следует Преображенский полк. Остальные полки колеблются еще больше. Павел был весьма популярен у солдат. Тогда им показывают труп императора (пропустив группу солдат в комнату, где лежит тело) Убедившись в его смерти, солдаты присягают новому царю.
  Приняв присягу, Александр, вместе с братом и батальоном семеновцев, срочно переезжает в Зимний дворец. Расположенный в центре города, он более удобен для того, чтобы быстро созвать сановников и контролировать столицу. Но, возможно, учитывалась и другая угроза.
  В Михайловском замке мечется Александра Федоровна, пытающаяся захватить власть.
  Она громко заявляет: "Ich will regieren" (по-немецки "я хочу править").
  Она пытается прорваться к телу мужа, затем обратиться солдатам. Но ей силой препятствуют сделать и то, и другое.
  Ей сообщают, что новым императором становиться ее сын, но она требует, чтобы он явился к ней и дал ей отчет. Спрашивает, кто назначил его наследником.
  Возможно, что если бы в этот момент в Михайловский замок начали приезжать офицеры и чиновники для присяги, она могла обратиться к ним.
  Но все присягают в Зимнем.
  Только в 5 часов утра, спустя четыре часа, она соглашается отправиться в Зимний дворец к Александру. По пути она видит гвардейские части, восторг прохожих и полное отсутствие приветствий в свою честь. По приезде, выговорив сохранение своего статуса как раньше, она присягает сыну.
  К утру все решено. Император Александр твердо контролирует столицу.
  Он подтверждает все законы Екатерины, в первую очередь Жалованную грамоту дворянству, т.е., все его привилегии, столь жестоко попранные Павлом. Это вызывает бешеный восторг всего правящего сословия. Остальные сословия к смене власти отнеслись безучастно.
  
  Причины успеха заговора
  
  Безусловно, самой важной причиной было практически всеобщее недовольство дворянской элиты политикой, проводимой Павлом.
  Значительную роль сыграл и тот факт, что Павел целенаправленно замыкал все управление на себя. Он стремился при этом увеличить свою власть. Но при этом практически полностью отсутствовали другие центры силы.
  Получалось, что Павел был чуть ли не единственным человеком, заинтересованным в сохранение режима Павла.
  
  Заговор в истории
  
  Официальной версией причиной гибели императора Павла стал апоплексический удар (инсульт). Но фактически все в Петербурге знали, что был заговор. Были известны главные организаторы и фактические убийцы. Первоначально они гордились своим участием и ожидали щедрых наград. Но в отличие от своей бабки, новый император не возглавил заговор в открытую. Более того, вскоре он выслал из столицы всех ведущих заговорщиков (Палена, Зубовых и Бенигсена), а также убийц.
  Но те, кто обеспечивал проникновение убийц во дворец, вызов и контроль над гвардией, нейтрализацию сторонников Павла, так сказать группа прикрытия, оставались в тени. Они не говорили о своем участии в заговоре, и даже если и оставляли мемуары, то старались дистанцироваться от него. Современники указывали, что в заговоре участвовало несколько сотен человек(от 180 до 300). Учитывая, что в гвардии было порядка 500 офицеров, можно представить себя масштабы этого участия. Однако участие в цареубийстве, к тому же не возглавляемое победившим наследником, не слишком украшало карьеру. Поэтому в общественном сознании постепенно был сформирован миф о том, что убийство было организованно Паленом, Зубовыми и десятком офицеров.
  Наиболее заинтересованным в этой версии был сам наследник. Он вообще предпочел бы представить дело так, что ничего не знал о заговоре. Но Пален и другие вербовали офицеров его именем. Чарторыйский намекает в своих мемуарах, что Александр надеялся, будто кто-то из заговорщиков возьмет убийство на себя, полностью обелив его. Но таковых самоубийц не нашлось.
  Полуофициальной стала версия о томб что наследник якобы только в последний момент дал свое согласие на свержение, но не убийство своего отца.
  Эту версию подержали основные заговорщики (Пален, Бенигсен). Она позволяла императору максимально дистанцироваться отцеубийства. Но при этом все таки гарантировала заговорщикам свободу, потому в ней Александр санкционировал их действия.
  Из современников только один (Вельяминов-Зернов), и то позднее, написал что Александр организовал заговор.
  Интересно отметить, что история заговора против Павла находилась под запретом намного больше, чем другие. К примеру, уже после 1861 г. в печати появились исследования, посвященные восстанию декабристов. Довольно открыто говорили о перевороте Екатерины(1763 г.) и Елизаветы (1740 г.), впрочем о последнем вообще стали говорить сразу после этого переворота.
  А вот о заговоре против Павла начали открыто писать только после 1905
  Видимо, дело в том что в истории заговора 1801 г. было целый ряд неудобных для монархии моментов. Во-первых, это был единственный переворот в России, в ходе которого было совершено цареубийство. Во-вторых, нужно было либо открыто назвать Александра убийцей своего отца, либо признать тот факт, что группа заговорщиков свергла монарха без руководства представителя царской фамилии.
  И то, и другой было крайне невыгодно для представления о монархии.
  Да и роль Александра, убившего своего родного отца, мало соотвествовала представлению о православном монархе.
  После Октябрьской революции внимание к этому моменту истории резко упало.
  Не стоит забывать, что историю в 20-е гг. даже не преподавали в школах.
  Позднее советская наука сосредоточила свое внимание на классовой борьбе, положении отдельных сословий целиком и т.д.
  С этой точки зрения убийство Павла не представляла интереса.
  Только в 60-70 гг. советская наука постепенно начала заниматься судьбой отдельных личностей. Практически до сих пор только книга Эйдельмана остается единственным произведением, где разбирается это событие.
  
  Р.С.
  
  Небольшое отступление, или почему я пишу о группе Бибикова.
  Человек, более менее разбирающийся в исторической литературе, легко заметит, что эта статья во многом написана по книге Натана Яковлевича Эйдельмана.
  Используя другие источники и книги, я кое-где меняю акценты или немного дополняю его версию.
  Но в одном автор счел возможным не согласиться с великим историком.
  Я говорю о группе Бибикова.
  Вопрос в следующем.
  Читая мемуары заговорщиков, нельзя отделаться от мысли, что само по себе проникновение во дворец дюжины полупьяных офицеров было крайне рискованно.
  Во-первых, Пален не знал, что Павел уберет надежный караул от дверей.
  Вопрос, что произошло бы, если бы эта дюжина попробовала прорваться мимо 29 человек, стоящих на посту, в общем, не стоит.
  Кроме того, стоявший рядом караул также примерно из тридцати солдат (преображенцы) рванулся к спальне и был остановлен в последний момент.
  Не стоит забывать крики лакея, прибежавшего к семеновскому караулу: "Господин офицер, кто бы вы ни были, завтра станете первым человеком в России: бегите, бегите на помощь императору, изменники его убивают".
  Лакей говорил правду на 100 процентов. И про убийство, и про награду за спасение императора. Павел имел свой кодекс чести и скупиться бы не стал.
  Какая была гарантия у заговорщиков, что какая-нибудь группа солдат, пусть даже из надежного семовского полка или кто-то еще не кинется на помощь Павлу, из лояльности или из честолюбия?
  Извините за повторение, но боеспособность группы убийц была крайне невысока.
  В реальности произошел следующий эпизод. Услышав шум, заговорщики (все, кроме Бенигсена) выбежали из спальни. Последний не рискнул взять на себя цареубийство, а просто угрожал Павлу шпагой, удерживая его от каких либо действий.
  Потрясающее хладнокровие.
  Но кто вошел в смежную с императором комнату?
  Это "пикет Бибикова" (из мемуаров Бенигсена) "Бибиков с ротой семновцев" (Э. Вейдель) "другие офицеры, сбившиеся с дороги" (Ланжерон). Эйдельман принял последнюю версию. Но ведь если бы это были бы заговорщики, то они должны были бы пройти в спальню.
  Эйдельман специально интересовался этим вопросом.
  Он отметил, что еще один мемуарист (Вельяминов-Зернов) говорит о том, что Бибиков был во дворце "вместе с пикетом гвардии".
  Известно, что Николай Иванович Бибиков был штабс-капитаном Измайловского полка.
  Также известно, что он в ночь перед заговором открыто требовал убийства не только императора, но и всех членов его семьи. Безусловно, что он был настроен крайне жестко и решительно. В монархической России идея уничтожения монархии была очень вызывающей.
  С другой стороны, известно что измайловский полк не был представлен.
  И источники говорят о группе семеновцев, видимо, насчитывающих несколько десятков человек. Пикет - это небольшая группа солдат, обычно предназначенная для разведки и наблюдения. Рота - это примерно 100 с чем-то человек.
  Итак, подведем итоги.
  Заговорщикам была крайне необходима достаточно многочисленная группа, задачей которой было
  1) Убрать (скорее всего силой) караул у дверей спальни. Понятно, что сделать это тихо не удастся, но если возникнет борьба, вход будет закрыт.
  Не забудем, что в спальне императора, кроме парадного, еще два входа.
  Они рассчитаны на одного человека, и их видимо проще перекрыть.
  Итак, группа убирает или занимает караул у главного входа, а заговорщики, видимо, проходят через другой, скорее всего, через покои фаворитки.
  2) Не допустить того, чтобы какие-то люди могли спасти императора (другой караул или кто еще). Т.е, просто перекрыть доступ в спальню, пока императора убивают.
  3) В случае возникновения каких-либо других беспорядков во дворце, например провозглашения новым монархом Марии Федоровны (жены) или Константина (младшего брата). Группа решительно настроенных солдат могла подавить такие беспорядки в зародыше.
  Следует учесть, что эта группа должна была быть достаточно многочисленна, чтобы подавить сопротивление. С другой стороны, она не должна была убивать императора.
  Следовательно, ее можно и нужно было составить из солдат (где ж набрать столько офицеров), скорее всего, заранее специально подобранных, способных на решительные действия.
  Во главе ее должен был стоять решительный командир, способный приказать солдатам все что угодно. Вплоть до убийства императора (крайний случай, если последний вырвется из спальни).
  Именно поэтому я написал в статье, что группа Бибикова, которая реально существовала и выполняла, была той группой "спецназначения".
  Вероятнее всего, она была сформирована Паленом из заранее подобранных солдат, когда он с первой колонной пришел в замок.
  
  Основные источники
  Н. Я Эйдельман "Грань веков" М. Мысль 1988 г. Дворцовые перевороты в России. М. Феникс 1998 г.
Оценка: 4.63*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Флат "Полуночный бал"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"