Гусейнова Ольга Вадимовна: другие произведения.

Это не конец света

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Я всегда думала, что в любой ситуации главное оставаться человеком.
    Оказалось, я ошибалась. Главное, что в любой ситуации, надо постараться остаться человеком хотя бы внутри.


    СПАСИБО СВЕТЛАНЕ КРАПЧЕТОВОЙ ЗА ОБЛОЖКУ!

    ОГРОМНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ МОЕМУ РЕДАКТОРУ ВЕРЕ БОРИСКОВОЙ ЗА РЕДАКЦИЮ ЭТОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ!


  
  Это не конец света.
  
  
   Аннотация:
  
   Я всегда думала, что в любой ситуации главное оставаться человеком. Оказалось, я ошибалась. Главное, что в любой ситуации, надо постараться остаться человеком хотя бы внутри.
  
  
   Глава 1
   Стоя в главном приемнике космопорта планеты Анрун, на которой располагались самые прекрасные и чистые пляжи пяти ближайших звездных систем сектора четырнадцать-тридцать, я крутила головой, пытаясь найти взглядом своего жениха Романа Кофтуна. Мы отдыхали на Анруне целых две недели земного времени, и сейчас пришла пора возвращаться домой. Я очень люблю отдыхать, особенно на Анруне, единственный минус подобного времяпровождения - это дорога к месту отдыха и обратно к дому, которая составляет целых шесть дней. Я огляделась, пытаясь сквозь плотную толпу народа, состоящего из разных видов, рас и расцветок живых существ, а иногда и не совсем живых в нашем понимании, снова отметила тот факт, что Роман в последнее время странно себя ведет, особенно в этой поездке.
   Я познакомилась с ним на одной из вечеринок, которые периодически устраивает мой папа, для поддержания своего имиджа крутого продюсера. Это произошло год назад, и я до сих пор помню нашу первую встречу, как будто это произошло только вчера. Устав от назойливых репортеров и подхалимов моего папы, я хотела уйти с вечеринки и, быстро направившись на выход, не обращая больше ни на кого внимания, случайно столкнулась с мужчиной. От нашего столкновения он не смог уклониться и вместе со мной начал заваливаться на пол, но в последний момент сумел сгруппироваться и вместо меня на полу оказался он, а я лежала сверху, с тревогой оценивая его ушибы. Но как оказалось потом, все прошло без особых последствий.
   Для меня это была любовь с первого взгляда. Как через месяц признался он, для него тоже. И вот наконец, через два месяца должна состояться наша свадьба, а Ромка три недели назад вдруг ни с того ни с сего заявил, что ему нужно съездить в командировку на Анрун. Я бывала здесь раньше с папой и не могла понять, зачем ему понадобилось так срочно ехать сюда, ведь кроме пляжей и представительств нескольких транзитных транспортных компаний по перевозке грузов, на Анруне нет ничего важного для такого серьезного молодого архитектора, как Роман. Он несколько дней ходил какой-то мрачный, задумчивый и озабоченный своими проблемами. Объяснял что это просто работа, но я не верила и напросилась в поездку с ним.
   Три недели он вел себя так, словно каждая минута со мной - последняя. Проявляя куда больше нежности и заботы, чем раньше. Именно за эти три последние недели, я поняла, насколько он может быть внимательным, нежным и мягким по сравнению с той несколько спокойной, отстраненной любовью, которой он одаривал меня до поездки. И если раньше, я чувствовала радость и восторг от того, что меня смог полюбить такой красавец, то в эти три недели не просто радовалась, а ликовала и упивалась каждой секундой, проведенной с любимым мужчиной. В прошлом остались его нервное поведение и постоянное напряжение в течение последнего месяца, а я просто окунулась с головой в ощущение безмятежного счастья и любви.
   Наконец Роман, высокий голубоглазый блондин, продрался сквозь толпу и, взяв меня за руку, отвел в более спокойный и менее шумный уголок. Отпустив руку и, словно не видя меня, смотрел на толпу, решившись на что-то неприятное для него, торопливо проговорил.
   - Кристина, ты полетишь одна, мне нужно остаться здесь еще на некоторое время, но ты не переживай, мы скоро снова встретимся. - Я в шоке смотрела на него, потом отмерев, пролепетала, пытаясь хоть как-то исправить положение.
   - Ромка, я могу тоже остаться с тобой, мне торопиться некуда. - Он вскинул голову и, с трудом подавив раздражение и злость, попытался мягко, но непреклонно ответить.
   - Детка, ты должна лететь без меня. Тут некоторые сложности с одним проектом и без тебя мне будет проще его закончить. А как только я освобожусь, сразу отправлюсь за тобой. Ты только сейчас не мешай и у меня все будет хорошо.
   Его слова странным образом насторожили, но я привыкла, что мои родные никогда меня не обманывали и если что-то обещали, то исполняли обязательно. Поэтому молча кивнула и потянулась за поцелуем, но Роман снова удивил, он вздрогнул и суетливо чмокнув меня в щеку, быстро достал маленькую, красиво украшенную коробочку. В моей душе затрубили фанфары в предвкушении того, что сейчас он, наконец, сделает мне так долго ожидаемый подарок. Не отличаюсь особой меркантильностью, более того я довольно богатая, состоятельная особа, не только благодаря своему папе, который весьма успешен в области шоу-бизнеса, но и благодаря моей рано умершей маме, семья которой владела большим количеством земель и недвижимости на разных планетах. Просто за весь этот год, жених не сделал мне ни одного подарка, если не считать нескольких букетов цветов и коробок конфет. Даже кольца на свадьбу выбирал мой отец, и вот сейчас я смотрела на эту коробочку и радовалась, что возможно слова моей подруги Анны, что мой так горячо любимый жених - просто охотник за богатым приданным, не является правдой. С горящими глазами я посмотрела на Рому и приняла из его рук коробку, но следующие слова выбили пол у меня из-под ног, заставив сомнения снова закрасться мне в душу.
   - Детка, эту вещь надо будет передать в космопорте на Земле. Там тебя встретит мужчина, он сам подойдет к тебе и спросит о ней. - Под моим весьма удивленным и шокированным взглядом он отвел глаза и проблеял.
   - Солнышко, он меня до поездки попросил привести для него этот подарок. Я ему кое-чем обязан, вот и приходиться суетиться. Как только мы встретимся дома, пойдем выбирать тебе свадебные украшения, я наконец заработал достаточно денег чтобы обеспечивать свою любимую малышку самому. Потерпи еще чуть-чуть.
   Он скованно обнял меня за талию, слегка прижав к себе. Услышав эти слова, я наконец оттаяла, поняв что же его так тревожило последнее время. Какая я дура, подозреваю его в меркантильности, а он бедняга просто работает из последних сил, чтобы заработать нам деньги на свадьбу, чтобы не просить их у моего папы. Я крепко обняла Ромку, сунув коробку в сумку и, поцеловав его, вприпрыжку направилась к терминалу. Наконец-то темная туча недоверия и подозрительности, которая последнее время все чаще преследовала меня, рассеялась, и на небосклоне засветило яркое солнышко.
  
   Глава 2
  
   Стоя в дверях, я очень отчетливо слышала каждое слово секретаря, голос которого раздавался на весь огромный, но практически пустой зал суда. Мое дело велось в закрытом режиме.
   - Рассматривается дело Кристины Ларкин под номером... Подсудимая Ларкин объявляется в шпионаже в пользу Седьмой коалиции, врага Земного Союза, а так же измене родине. Ввиду серьезности обвинений и их возможной социальной опасности дело рассматривается в закрытом режиме. Введите подсудимую!
   Два огромных амбала, взяв меня под руки, практически на себе внесли в зал суда и усадили на кресло посредине. Поправив кандалы на руках и ногах, я попыталась растереть затекшие кисти рук. На моих тонких ручках эти увесистые украшения смотрелись нелепо, но весьма устрашающе. Из-за их веса, я практически не могла передвигаться сама, поэтому меня и таскали два здоровых охранника под руки. Вокруг меня за судейской стойкой сидело семь представителей суда. Все мужчины, презрительно сверлившие меня взглядом, в глазах которых сразу смогла прочитать свой еще не вынесенный приговор. Но мне было уже все равно.
   Душа начала отмирать в тот момент, когда по прилету на Землю, неожиданно для меня и многих других пассажиров, отвели в специальный зал досмотров и проверили все мои вещи и меня лично. Это было настолько унизительно и противно, что не сразу отреагировала, когда вокруг меня словно образовался вакуум и, подняв глаза все еще продолжая застегивать рубашку, я заметила ту самую коробочку, которую передал Роман. На вопрос откуда она, я честно рассказала ее историю появления в моем багаже. Когда представитель закона открыл коробочку, увидела красивую брошку в форме бабочки, но затем мои глаза от удивления чуть не выпали из глазниц, когда законник грубо повертев ее в руках, просто взял и жестко согнул пополам. Тут же головка у бабочки откинулась и из нее вылезли тонкие золотистые усики. Я видела похожие по голографу, когда смотрела так любимые мной приключенческие боевики. И эта вещь была главным средством для шпионажа. Передача информации на расстоянии целой звездной системы, голосовая запись, видео запись, иллюзии, а так же маленький летающий и самоуправляющийся аппарат, с использованием компьютерного мозга. Я в шоке смотрела на бабочку и все еще не могла представить, что ее передал мой Ромка.
   Я не верила до последнего момента, когда отсидев в камере предварительного заключения практически две недели, наконец, была вызвана для очной ставки, на которой встретилась с Романом. Увидев его, обрадовалась, во мне словно засветилась надежда, что вот сейчас этот кошмар закончится и он, все объяснив, заберет домой. Но жених холодно посмотрел на меня и от его взгляда я тут же замерзла, застыв посреди комнаты. Когда он кратко повторил, судя по всему уже не раз озвученные здесь слова, я превратилась в камень не в силах поверить в то, что услышала.
   Человек, которого я полюбила, который стал моим первым мужчиной, отказался от меня, объяснив следователям, что это я вела себя странно последнее время, что это я заказала билеты на Анрун, конечно, ведь у него, как всегда, не было с собой денег, что прервала нашу поездку и уехала, ничего ему не объяснив. Он еще несколько минут поливал меня грязью, а я все сильнее каменела. Вот оно - первое предательство в моей жизни и как же сильно болит душа и сердце. После услышала, как он объясняет это поведение тем, что мой отец - владелец крупной компании, занимающейся шоу-бизнесом, воспитывал свою дочь в логове разврата, наркотиков и алкоголя. И вокруг меня сплошные проститутки, наркоманы и алкоголики, неудивительно, что я решилась на такое преступление. Недолго думая, я в бешенстве бросилась на него, но кандалы с наручниками помешали расцарапать его надменную морду. Я растянулась на полу у его ног и, подняв голову, столкнулась с его безразличным взглядом. Меня, словно лишний балласт, выкинули из комнаты, снова отправив в камеру. Со мной никто не церемонился. Со мной, богатой наследницей, перед которой раньше все заискивали и расшаркивались, не только не церемонились, а наоборот, получали удовольствие, причиняя различные неудобства и унижая. Пытаясь выместить на мне все свои обиды из-за разных социальных, или попросту финансовых положений.
   После того, как просидела еще неделю в камере, разрешили свидание с отцом. Идя к нему, я чувствовала себя маленькой девочкой, которая снова расцарапала коленку и бежит к любимому папочке, чтобы он пожалел и погладил больное место, ведь от этого всегда притуплялась боль. И хотя большую часть двадцатисемилетней жизни меня воспитывали дедушка и бабушка, папа всегда, когда был нужен, оказывался рядом. А когда пять лет назад они умерли один за другим в течение всего одного года, забрал под свое крыло, где мне всегда было хорошо и уютно, и весьма весело. И вот войдя в зал свиданий, увидела своего всегда такого молодого отца, который выглядел на все свои шестьдесят лет, грустно смотрящего в мою сторону. Он обнял меня, долго жалел пока я рыдала, взахлеб рассказывая о произошедшем, а потом тихо начал говорить. И чем больше он говорил, тем сильнее вставали дыбом волосы на голове. Я поняла все! И хотя за свои двадцать семь лет ни дня не работала, но мой дедуня немало вложил в меня своих сил и знаний о жизни. Жаль, что раньше, ослепленная первой любовью и страстью, не вспомнила о том, чему так упорно учили меня дед с бабушкой.
   Отец кинулся на мою защиту сразу, как только узнал об аресте, но после показаний Кофтуна, следователи по-новому посмотрели на это дело, и то, чем занимался мой отец и куча лжи и гадостей, которые вылил на нашу семью Роман в попытке защитить себя, сыграли решающую роль в моей дальнейшей судьбе. После первых же допросов отец понял, чем грозит все это дело, ведь ему популярно все объяснили, и решил, что компания и комфортная жизнь дороже собственной дочери. Он отпустил дело и всю мою жизнь в свободное плавание, уверив напоследок, что самое страшное, что мне грозит - это высылка из Союза. И что благодаря нашим деньгам, он поможет мне потом устроиться. Отодвинувшись от него, всматривалась в его лицо, все еще не верила в то, что он тоже отказался от меня. Так быстро и так легко. Второе предательство, и еще один огромный кусок отвалился от моей души, разбившись на мелкие осколки, оставив кровавые раны в моем сердце. Я совсем замерзла стоя рядом с ним и, обняв себя руками, пыталась хоть так защититься от его предательского холода. Папа все еще что-то сбивчиво говорил, а я больше не могла слушать его и, медленно развернувшись и ссутулившись, пошла к себе в камеру, под удивленными взглядами охранников и виноватым - отца.
   И вот теперь, сидя перед этими семью судьями, я просто ждала приговора, чтобы определиться с тем, что ждет дальше. Вершители судеб уже посовещались и, передав секретарю свое решение, снова вперились в меня своими мертвыми глазами. Я отстраненно подумала, что наверное каждое подобное моему дело, где они выносят приговор невиновному, отнимает часть их души, и сейчас передо мной сидят семеро бездушных мертвецов. Потому что без души ведь люди не живут, они только существуют. А таких как я, скорее всего, на их счету немало наберется, если судить по тому, как предвзято велось дело. Голос секретаря, такой же безжизненный, как и его душа, снова нарушил тишину в этом склепе.
   - Согласно приговору Международного суда Человеческого союза, подсудимая Кристина Ларкин, признается виновной по статье шпионаж, по статье измена родине, признается виновной. Вынесено общее наказание путем сложения по двум статьям. Осужденная Ларкин приговаривается к высылке на десять лет, согласно земному времяисчислению, с территорий Земного союза и отбывание наказания на планете Рой. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
   Я словно приросла к стулу, на котором сидела, и не могла поверить в то, что только что услышала. В голове билась только одна мысль: 'Как они могли? Как они могли так со мной все поступить!!! Что я сделала не так, если они сделали это?'
   Ошарашено огляделась вокруг и, видя все те же мертвые глаза напротив, смотрящие с презрительной миной на меня, медленно поднялась и, глядя им в глаза, хрипло произнесла, так чтобы все меня услышали.
   - Будьте вы прокляты! - Только один побледнел, остальные, с выражением полного презрения на лице, встали и под общее молчание вышли из зала. Меня так же молча, вынесли из зала, отправив в камеру ожидать исполнения приговора. С его исполнением решили не медлить, наверное, чтобы улучшить общие показатели статистики.
  
   Глава 3
  
   Я сидела в одиночной камере и пыталась вспомнить все, что знала про Рой. После того, как человечество разделилось на два враждующих лагеря, тюрьмы, и так переполненные, стали разваливаться из-за количества шпионов и всяких там изменников родине, да и просто убийц, маньяков, психов и обычных социопатов. Поэтому когда была открыта новая, более-менее пригодная для жизни людей планета Рой, на нее, не сговариваясь, оба правительства начали ссылать своих особо опасных заключенных. Так сказать, с глаз долой - и кошелек целее, и нервы крепче. Но туда отсылались самые опасные преступники и самое страшное, что через некоторое время выяснилось, что заключенные с этой планеты непостижимым образом либо бесследно исчезали, либо погибали. Так что срок жизни там сокращался до минимальных размеров, благодаря чему планета за пару веков так практически и не заселена никем. Только небольшие поселения заключенных, ведущих постоянную борьбу с природой и друг другом.
   Один огромный океан с жутко опасной флорой и фауной и один-единственный крупный материк, вокруг которого располагалось множество островов. На материке, представляющем собой сплошную саванну с невысокими деревьями и кучей недоброжелательных обитателей, которых заключенным, нужно было научиться есть, и не быть съеденным самому. Раз в месяц, насколько я помню, им сбрасывали какой-нибудь груз с разными необходимыми материалами. Правительства мотивировали это тем, что они очень гуманно относятся даже к таким опасным преступникам. И вот в такую местность и компанию решили отправить меня. Было бы гуманнее сразу пристрелить.
   Я сидела и тупо смотрела в стену камеры, все еще пытаясь осмыслить весь тот ужас, который словно снежный ком, скатываясь с горы, угрожал задавить меня, но в груди почему-то еще теплилась надежда на спасение. Мне двадцать семь лет и может быть я не так красива, как принято считать, но еще так молода и очень, ну просто до безумия, хочется жить. Ведь я любила жизнь во всех ее проявлениях. Так люблю ее! Я любила своих родных, любила вкусно поесть, хорошо отдохнуть и повеселиться, любила помогать своим немногочисленным друзьям, о которых с момента ареста не слышала и не видела ничего, любила яркие краски живой природы и очень любила рисовать.
   Горько вздохнув, отвернулась от стены и подвела итоги уходящего дня. Высылка на Рой - это ужасно, другая планета еще ужаснее, но я еще жива - это хорошо, а то что меня почти двадцать лет подряд дедушка таскал с собой на охоту и приучал к трудностям жизни на природе - это не просто хорошо, это отлично и дает лишний шанс на выживание. Хотя десять лет высылки - это плохо. Ведь когда я вернусь, мне будет под сорок (если вернусь) и кому я такая буду нужна? Хотя на Рой высылают много мужчин, и я думаю, мне там не дадут скучать!!! Надеюсь, там найдется, хотя бы один приличный мужчина. Надо бы выяснить как много туда выслали женщин, а то как бы не пожалеть, о том что я все еще жива. С такими невеселыми мыслями я заснула.
   На следующее утро меня подняли, накормили и зачем-то отправили в медицинское отделение. Я туда скорее ползла, чем шла, потому что совсем не выспалась из-за терзавших меня всю ночь кошмаров. Несколько раз за ночь раз за разом переживала предательство любимых мной людей. И если папу могла хоть чуть-чуть понять. Но то, что сделал со мной Роман, не смогу простить и понять, и даже пережить это будет крайне сложно. Не смотря на то, что за все время своего существования ни разу не смогла полностью прочувствовать такое чувство, как ненависть. Я даже злиться на кого-то долго не могла, а уж ненавидеть и подавно. И сейчас, после того на что он меня обрек, все равно не могла его ненавидеть, потому что это чувство слишком сильное и большое для такого поддонка и ничтожества, каким оказался мой первый мужчина. Более того, за эту ночь с ужасом поняла, что даже любовь моя как-то быстро скончалась, не оставив после себя даже следа. Только боль от предательства осела грязной пылью на моей душе, заставляя задыхаться. А в груди чувствовалась ледяная пустота, потому что все мои чувства пока мертвы.
   - Здравствуйте госпожа Ларкин, я доктор Нерк, ваш отец просил передать, что он подаст прошение Высшему президенту, а если это не поможет, выкупит ценой вашего состояния. Так что вам надо потерпеть максимум год, не больше. Кроме этих слов, меня просили передать лингво-передатчик, для ваших нужд на Рое. Не знаю насколько вы осведомлены, но на Рой ссылаются не только люди, так что лингво может значительно упростить вашу жизнь там. Ваш отец заплатил кучу денег, чтобы вам разрешили провести на Рой некоторое оружие для самозащиты и еще.... Хм, не знаю как это сказать, но на Рой высылалось не так много женщин и для их же блага им вводили инъекцию, делая их бесплодными. Совсем. Так вот, ваш отец, узнав об этом, заплатил деньги за то, чтобы вы сами могли решить, вводить ее, или нет.
   Я не мигая, смотрела на лысого невысокого мужичка в очках, который говоря все это, пытался не смотреть мне в глаза. Мысленно усмехнувшись на жалкие попытки отца оправдать свою трусость и предательство, откупиться от меня и своей совести, все же задумалась о том, что же делать. Детей я любила и всегда хотела, но к сожалению особой красотой не блистала, и толпы поклонников, желающих завести от меня ребенка, не наблюдалось. Можно было бы родить от случайного мужчины, но я свято верила в семейные узы, воспитанная на глубоком уважении и любви которую испытывали друг к другу до гробовой доски мои бабушка и дедушка, что не хотела унижать себя и их память подобными поступками. Я надеялась, что где-то все-таки есть моя вторая половинка, которая ждет меня и полюбит такую, какая есть. Хотя в той ситуации, в которой я сейчас находилась, ни о чем подобном мечтать не приходиться. Но вот расстаться с мечтой о ребенке ни за что не смогла бы. Я прощу своего отца только за то, что он, зная о моей позиции в этом вопросе, позаботился о его решении. Еще раз взвесив все за и против, подняв голову, твердо посмотрела в глаза врачу.
   - Спасибо, доктор Нерк, за вашу помощь, я отказываюсь от инъекции. Совсем.
   Заметив как он собирается меня отговорить, продолжила уже безапелляционно.
   - Я знаю, доктор, что меня там ожидает. Точнее догадываюсь. И беру на себя всю ответственность. Как вы понимаете, если я забеременею, то об этом никто не узнает, поэтому вы уж точно можете ни о чем не переживать. А вот для меня ребенок будет стимулом к дальнейшему существованию, если конечно мне повезет настолько, что я доживу до его появления на свет.
   Согласившись только на одну прививку от кишечных заболеваний, с трудом вытерпела пока под кожу рядом с ухом имплантируют лингво. После медотделения меня проводили в хозяйственную часть, где передали оплаченное и санкционированное правительством добро, добавив к этому второй рюкзак, оплаченный отцом. На следующий день после обеда меня отправили по этапу на Рой.
  
   Глава 4
  
   После того, как нас вывели из анабиоза, я пыталась как можно ниже опустить капюшон своей куртки, чтобы не дай бог ни одни из сидящих со мной одиннадцати мужчин и еще одной осужденной женщины не поняли, что я женщина, а главное - не обращали на меня внимание. Как нам объяснил конвой транспортника, который нас этапировал на Рой, смотреть за нами месяц никто не нанимался, поэтому сразу, как только нас доставили на этот небольшой корабль, разогнали по камерам и усыпили. Я все время боялась, что не проснусь. Такую процедуру еще ни разу принимать не приходилось, потому что до сих пор на пассажирских лайнерах летала только как пассажирка, которая во время длительного перелета тоже отдыхает и развлекается.
   И вот сейчас, когда все отошли от сна и все еще потирали отросшие за месяц бороды, мрачно разглядывая друг друга, на мне практически не задерживались взглядом. Женщина, сидящая напротив меня, пристально вглядывалась в мужчин, очевидно решив сразу определиться с защитником и хозяином. Она сидела вольготно развалившись, закинув ногу на ногу, и не смущаясь, оценивала внешние характеристики мужчин, которые как только все окончательно проснулись и пришли в себя, начали отпускать сальные шуточки и делать всякого рода предложения. Женщина же, ни сколько не смущаясь и чувствуя себя вполне свободно и уверенно, спокойно отбривала особо расшалившихся, чувствуя при этом себя практически королевой.
   Я же в подобных почестях и внимании не нуждалась, поэтому заняв стратегический уголок, из которого все было видно, сидела, затаившись словно мышка. Да, мышка. Так звали меня родные. За невысокий рост, за небольшую грудь, острые невыразительные черты лица. За то, что такая маленькая и тонкая. И за то, что мои большие прозрачные серые глаза удивительным образом сочетались с платиновыми волосами и придавали хоть немножко особенной привлекательности общему серому образу.
   Через несколько часов тупого сидения нам приказали надеть свои рюкзаки и, пристегнув к нам странные мешки, затолкали в небольшой шлюп. Через час, когда от неизвестности и общего напряжения меня уже бил колотун, объявили, что наша высадка будет производиться прямо сейчас, без приземления на поверхность планеты. Охрана, выставив лазеры и направив их на нас, открыла шлюз и вытолкнула первого заключенного. Оказалось, что мы зависли в километре над землей, и всех осужденных одним за другим выпроваживали наружу, предварительно нажав кнопку на мешке, который оказался парашютом. Я оказалась последней и до последней секунды надеялась, что меня не заметят и отвезут домой. Но мечта не осуществилась, охранники, оглядев салон и увидев меня, зажавшуюся в уголок, молча подошли и заграбастав за шкирку выкинули наружу. Сначала вопила, как резаная, потом, чуть придя в себя, успокоилась и принялась судорожно осматриваться, куда же это я лечу. А главное, как мне приземляться, чтобы ноги не переломать или еще что-нибудь похуже, с таким-то весом на спине. Свободное парение над землей помогло привести в порядок нервы и, оглядевшись, я даже немного восхитилась багряной звездой, от света которой все окрашивалось в красноватый цвет, как во время закатов на Земле. Невысокие деревья, которые большими группами росли то тут, то там, и огромная, словно бескрайнее море, саванна с высокой травой, в которой я заметила кучу нахоженных троп. Так, тропы - это живность. А живность - это опасность для меня. Встрепенувшись, я зорко высматривала место для более-менее безопасной посадки и, дернув за стропу, попыталась направиться туда. С огромным трудом, но мне это удалось, при этом заметила вдалеке отблеск воды неширокой речушки.
   Мое приземление вышло жестким, но без особых последствий. Кое-как отцепившись от парашюта, начала быстро сворачивать его в тугой рулон. Ведь я точно уверена, что он мне не раз еще пригодится, хотя бы на нужные каждой женщине тряпочки, или на одежду. Да много на что. Покончив с парашютом и напряженно оглядываясь вокруг, подхватила рулон под мышку и, пригибаясь от веса своего рюкзака, быстрым шагом направилась к группе деревьев в сторону речки. Кругом тишина, и только ветерок шевелит длинные стебли серой травы, которая превышает вдвое выше меня. Ничего не видно, но и меня никому не видно. Пока мы сидели в ожидании посадки на шаттл, нам раздали карту планеты с подробными указаниями всей населяющей эту землю флоры и фауны. Что бы мы не играли в игру съедобное-несъедобное. И за это спасибо большое, потому что несъедобного было так много, что стало понятно, почему так мало выживших заключенных. Просто они все не проходят естественный отбор, так сказать плохо сдают экзамены на выживаемость и получают отметку - съедобен.
  
   Глава 5
  
   Сидя на самом верху низкорослого дерева, где я устроила месяц назад себе лежбище, не шевелясь и практически не дыша, наблюдала за стоящими под ним двумя мужчинами. Их вид доверия не внушал, а запах, похоже, служил защитным фоном, не только от насекомых, но и довольно крупных животных. Я вот, например, сидя в пяти метрах от них, практически не дышала, чтобы потом рвотные позывы не привлекли внимание таких ароматных особей к моей маленькой персоне. За месяц пребывания на Рое, уже три раза сталкивалась с подобными этим двуногими экземплярами, и с огромным трудом мне удавалось от них избавиться. Я с горечью вспоминала свои наивные мысли по поводу приличных мужчин здесь, на Рое. Тут не только приличных, тут вообще нормальных нет, сплошные животные инстинкты, да они хуже зверей.
   За это время я неуловимо изменилась, как говориться жизнь заставит, не так раскорячишься. Еще больше похудела, но стала жилистой, а не худой. Окрепли мои слабенькие мышцы, потому что бегать приходиться слишком часто, либо за кем-нибудь, либо от кого-нибудь. Плюс постоянное лазанье по деревьям в поисках укрытия и защиты, сделало мои руки крепкими и цепкими словно у обезьяны, осталось только 'Уо-Уо' кричать и сходство будет полным.
   В данный момент на Рое было лето, и я все время ходила полуголая в маленьком топике защитного цвета и шортиках, очень надеясь, что этих вещей мне хватит надолго, потому что других катастрофически мало. Но опускаться и походить на этих двух вонючих животных, которые уже вторые сутки высматривают свою добычу - меня, не собиралась. Я периодически мылась с песком и ароматными травками, которые здесь росли в изобилии, чистила зубы и приводила в порядок свои уже порядком отросшие до плеч волосы.
   Слишком отвлеклась и за это поплатилась, потому что в следующую секунду меня сдернули за ногу с ветки и я полетела вниз, судорожно пытаясь за что-нибудь зацепиться. Мне повезло и в трех метрах от земли, я зацепилась за ветку, чуть не вывихнув себе обе руки и разодрав бок. Но перевести дух мне не дали. Один из напавших на меня мужиков, стоящий внизу, подпрыгнул и, схватив меня за ногу, снова дернул вниз. С визгом опять полетела на землю. Меня не слабо приложило о землю, но как только звездочки перестали кружиться перед глазами, затравленно огляделась, оценивая окружающую обстановку. Один из них стоял рядом со мной и, глядя на меня, удовлетворенно почесывал промежность, второй, - шустро спустившись вниз (похоже их практика и опыт лазанья по деревьям, превышает мой, думаю, на несколько лет) - встал рядом и криво ухмыляясь, демонстрируя гнилые пеньки зубов, пнул меня ногой в бедро. Брр, какое убожество. Медлить нельзя, судя по их довольным и нетерпеливым рожам, скоро меня ждет групповая тусовка. Подобравшись и перевернувшись на живот, я уперлась ногами в землю, и резко выбросив руку, с зажатым там песком, швырнула его им в глаза. Проверять попала или нет времени не было, поэтому оттолкнувшись от земли, словно спринтер на старте понеслась к финишу - своей свободе. Эти двое, матерясь на разных языках, слова которых с таким трудом переводил лингво, неслись за мной. У меня была фора всего в пару секунд, но они выше, быстрее и сильнее, так что в ужасе осознала, что в этот раз я основательно попала, и так легко из этой передряги, как раньше, не выберусь. Их вонючее тяжелое дыхание раздавалось практически над ухом и у меня создалось такое впечатление, что со мной играют, словно с игрушкой. Разжигают свой аппетит, так сказать, поэтому я не выдержала и рванула вправо, уходя к резкому обрыву, образованному, скорее всего, старым землетрясением.
   Я там бывала однажды, когда на третий день моего пребывания на Рое чуть не стала добычей ранка, жутковатого зверя похожего на огромную, зубастую и отлично бегающую инфузорию-туфельку. Когда впервые увидела его, застыла от удивления с раскрытым ртом и чуть не получила отметку 'съедобна'. Поэтому пришлось приложить максимум усилий, чтобы скрыться от него, но ранк, словно заведенный, следовал за мной, и ничего не осталось делать, как прыгнуть через этот обрыв, а потом, цепляясь за повисшие ветки деревьев и различных растений спускаться вниз, пытаясь не разбиться, или не покалечиться. Вот и теперь, не прошло и месяца, как я снова должна рискнуть своей жизнью, пытаясь перепрыгнуть обрыв.
   Чуть обернувшись, я заметила, что преследователям надоело бегать, они настроены решительно и практически уже дотянулись до меня. В панике ускорилась и, сделав отчаянный рывок, прыгнула в пропасть, растопырив пальцы, чтобы лучше ухватиться за ветки. Я не долетела всего метр до вожделенной свободы, как почувствовала сильный удар в спину и плечи, от которого все тело неожиданно рвануло обратно, заставив поджаться и согнуть руки и ноги, а потом все мое тело начала оплетать живая сеть. Она усилила давление на конечности и я, судорожно подобрав их под себя, втянула голову в плечи. Сеть спеленала практически в тугой шарик, и я только глазами могла следить за тем, как проносятся подо мной деревья, река, а потом резкий рывок вверх и, подняв глаза, я в шоке заметила странный, яйцевидной формы шаттл, из которого тянулось насколько струн с прикрепленными на концах сетями. Только сейчас до меня начал доходить весь ужас происходящего. В двух других сетках, располагавшихся чуть повыше пленившей меня, находились оба моих преследователя, и я заметила еще одну заполненную сетку. Все четыре сетки стремительно неслись к раскрытому нутру шаттла. Мы - добыча! Я пыталась вдохнуть побольше воздуха, чтобы успокоиться и привести свои нервы в порядок, но при малейшем движении давление сетки лишь усиливалось и оставалось только насыщать свои легкие мелкими глотками кислорода.
   Через несколько минут висения в сетке в чреве шаттла, почувствовала вибрацию и далее, один за другим, мы выкатывались на площадку с рифленым металлическим полом. Я заметила, что кроме наших, еще несколько сеток лежали неподалеку. Шум, лязг затихли, и я увидела наших похитителей.
   Морты, похожие на шестилапых горилл, сновали между сетками, распыляя на них аэрозоль, от чего сетки распадались на мелкие фрагменты, освобождая свою добычу. Некоторые люди, которые были пленниками сеток, даже не пошевелились при освобождении, и я через мгновение поняла, что у них свернуты шеи. Таких эти гориллы молча оттаскивали в сторону. Более-менее целых сгоняли лазерами в кучу. Когда очередь дошла до меня и сетка распалась, они сгрудились кругом и, ощупывая своими лапищами, заговорили.
   - Самка! Хм, самка - это хорошо. Хыр, нам повезло в этот раз. - Один из них, довольно осклабившись, показав громадный набор клыков, больно пнув меня в спину, практически опрокинул на пол. Второй недовольно заворчал.
   - Не порти мою добычу Хыр, сантари дорого заплатят за самку, если только она будет цела и невредима, ты же знаешь. Хотя эта слишком мала для них. Но если они откажутся, я всегда найду ей нового хозяина.
   Меня бесцеремонно ощупали и, схватив за волосы, потащили на выход с площадки, судя по всему, космического корабля. Я молчала, стараясь не орать от боли в голове из-за того, что мне практически вырывали волосы вместе со скальпом, но пытаясь осознать, что со мной произошло и еще произойдет в будущем. Я молчала, но внутри меня все кричало и вопило от боли в теле и душе. Рабство! Разве я не достаточно уже наказана за доверчивость и наивность. За то, что любила и верила. Я никому не сделала больно или плохо. Я старалась всем помочь, развеселить, облегчить жизнь и вот она - моя награда. Сначала тройное предательство: моего жениха, моего отца и моих соплеменников, потом Рой, а теперь рабство. Я просто не выдержала и завизжала, пытаясь освободиться и выплескивая всю накопившуюся боль и страх. Долго мне развлекаться не дали, просто дали по мордасам и темнота накрыла с головой.
  
   Глава 5
  
   - Уважаемый сантари, у нас для вас есть человеческая самка, снятая с КР-Вин. Но она обойдется вам дороже, чем эти шаа-сы. Вы сами знаете, как тяжело нынче добываются самки, так что наша цена оправдана.
   Ир, мой временный хозяин, стоял рядом с сантари, и, склонив уважительно голову набок, пытался торговаться. Я стояла посредине площадки объединенной торговой базы, которая находилась на нейтральной территории в открытом космосе, и с открытым ртом рассматривала сантари. За эту неделю, в течение которой нас, словно домашний скот, везли на продажу на К15, как эту базу вскользь называли морты, я уже несколько раз слышала упоминание о сантари, но раньше про них ничего не знала. И вот сейчас, увидев их воочию, разинула рот.
   Два с половиной метра, не меньше, с темной чешуйчатой кожей, которая переливалась всеми оттенками фиолетового, Он стоял на двух больших мощных лапах, обутых в мягкие безподошвенные ботинки, похожие скорее на носки, вместо брюк на нем была широкая длинная юбка, состоящая из нескольких плотно прилегающих лоскутов, которые при его движении развивались, давая свободу его ногам и тяжелому мощному хвосту, который на конце переходил в маленькую шишечку, утыканную, словно подушка, иголками. Мощный торс, наглухо застегнутый до шеи в кожаную безрукавку, которая позволяла рассмотреть мощные черехпалые лапы с жуткими когтями и широкую шею, которая поддерживала впечатляющую голову. Хищная голова, похожая на драконью, с широким лбом, костистым гребнем вместо ушей по бокам, две прорези вместо носа и внушительным набором зубов. Со лба на шею спускалась фиолетовая грива волос, похожая на выбритый ирокез индейцев, вдобавок, пополам голову разделяли два полукруга заканчивающимися под кадыком, костяные перья, скрепленные между собой кожистыми перепонками почти черного цвета. С правой стороны концы двух перьев были обломаны, образуя глубокую выемку в виде английской буквы V. А еще глаза, которые большими круглыми озерами смотрели, не мигая, на меня. Огромный черный зрачок и только тонкая фиолетовая радужка при полном отсутствии белка. Иногда, когда его глаза ловили яркий луч света, зрачок уменьшался и фиолетовый цвет заполнял весь глаз. Я понимаю страх мортов перед сантари. От этого фиолетового чудовища исходила жуткая сила, опасность и страх. Но я так и не смогла отвести от него своих глаз, восхищаясь совершенством его тела и фиолетового окраса. Хотя зачем ящерице, даже такой большой как эта, человеческая самка, я не понимала. Я конечно, не спец в биологии, но даже я понимала, что вряд ли представляю для него сексуальный интерес. Поэтому долго гадала, для чего они выкупают самок по всем галактикам. Не понятно. Мои размышления прервало злобное шипение сантари, от которого у меня по коже побежали толпа испуганных мурашек.
   - Она слишком мала и тщедушна, и вряд ли сможет выжить, получив сто восемьдесят два. Тем более, даже более крепкие особи ее вида, привезенные с этой планеты, не выдерживали процесса и умирали, или сходили с ума. И если вы не забыли Ир, то все они были - бесплодны. Они не подходят нам даже для игр, не то что в качестве наших самок.
   - Да-да, уважаемый сантари, но мы тщательно просканировали эту особь и не выявили у нее каких-либо отклонений. Она абсолютно здорова, не смотря на свои габариты, и к тому же плодоносна. И смею заметить, что некоторые из ее вида все-таки выживали, может с этой самкой вам повезет больше.
   Вслушиваясь в их разговор, я все больше приходила к выводу, что мне не очень хочется, что бы меня купил этот сантари. Даже мое восхищение этой боевой машиной не ослабило волну ужаса, которая грозила смыть спокойствие, как только услышала их разговор. Пока я тряслась и думала, что со мной будет дальше, ко мне подошел сантари и, когтем сильно задрав мой подбородок, заставил помотреть прямо ему в глаза. Он несколько секунд вглядывался в мое лицо, потом спросил, заставив сжаться мое сердце в плохом предчувствии.
   - Ты понимаешь, о чем мы говорим? - Я сжалась от страха, но все таки кивнула головой, подтверждая его слова. Потом нерешительно подняла руку и показала маленький шрам в основании козелка уха. Опустив руку, прошептала.
   - Лингво-переводчик, - тяжко вздохнула и снова посмотрела на него, чувствуя нижней челюстью его коготь, который больно упирался мне в кожу. Он пристально вглядывался мне лицо, и было не по себе от этого пронизывающего нечеловеческого взгляда. Брр. Еще немного посмотрев, он повернулся к Морту и резко сказал.
   - Полсуммы сейчас и полсуммы в конце, если она переживет мутацию.
   Выжидающе глянул на Морта, который не смог скрыть торжествующую улыбку. Кивнув, Ир толкнул меня в сторону сантари.
   - Она ваша, сантари.
   Побледнев, просто стояла возле фиолетового и пыталась смириться с этой ситуацией и осмыслить, на что еще меня обрекли. Особенно пугало слово мутация. Мутация чего? Я уговаривала себя, что это еще не конец, и у меня все таки есть малюсенький шанс выжить. В зале суда на Земле я думала, что умерла внутри, а сейчас в преддверии смерти все мои внутренности бились в истерике, яростно желая жить. Надо выжить, любой ценой. Сантари, вытащив кредитку, перевел с нее нужную сумму на счет Ира и, взяв меня за руку, повел к своему кораблю.
   Мне было очень неудобно идти, потому что на один его шаг приходилось делать три своих. Из-за того, что он держал мою руку, практически тащил за собой. Возле шлюза его корабля стояла еще парочка сантари и, разглядывая их, споткнулась и чуть не упала на пол, если бы меня не держали за руку, я бы расквасила нос. А виной всему неистребимое любопытство. Даже перед лицом смерти. Двое сантари тоже с холодным интересом смотрели на меня, так же не мигая, как и фиолетовый. Обе ящерицы были разных цветов, которые у одного варьировались от темно-зеленого до изумрудного, а у второго - от королевского синего до молочно-голубого.
   Такие насыщенные цвета кожи и волос притягивали взгляд и вызывали неуемный восторг ценителя цвета, то есть меня. С детства любила рисовать, особенно люблю рисовать все яркое, насыщенное, наполненное цветом и жизнью. Не только папин, но и все наши дома в разных местах и на разных планетах Союза были завешаны моими картинами. Более того, папа несколько раз устраивал мои выставки, которые всегда пользовались неизменным успехом. И тут неожиданно мне в голову пришла нелепая, в данном месте и при нынешних моих обстоятельствах, мысль. А ведь после того, что со мной произошло, картины однозначно станут бестселлерами и значительно вырастут в цене, обогатив своих обладателей. А у Ромы было достаточно моих картин, в том числе и несколько его портретов, ведь я практически жила у него и рисовала тоже там. И мне незачем было таскать их туда-сюда. Да эта тварь еще и заработает на мне. Как же холодно внутри и так больно. А пустота в груди все растет и растет, разъедая душу. И пока я не видела смысла и повода, чтобы спасти ее.
   Мои невеселые мысли прервал фиолетовый, который молчком поднял меня на плечо, словно пушинку и ускорил наше продвижение вглубь корабля. Подняв голову, я заметила, что его спутники последовали за ним, предварительно заблокировав шлюз. Не поворачивая головы, фиолетовый коротко приказал своим сантари.
   - На сто шестую базу, я договорился и уже все оплатил. Занеся меня в каюту, аккуратно поставил на пол, но абсолютно без каких-либо эмоций посмотрел на меня и холодно произнес.
   - На время эта каюта твоя. Не выходи отсюда, пока не прикажу. Еду и воду сейчас принесу. Теперь ты принадлежишь мне, правда, не знаю как надолго.
   И с этими словами вышел. А ведь я хотела задать ему так много вопросов, о том что меня ждет дальше, или хотя бы как его зовут. И что-то конкретное про расу сантари. Ведь если с мортами мы сталкивались раньше и вели торговые дела, то сантари я видела впервые и ничего о них не знала. Более-менее я была знакома только с расой шаа-сов. Невысокие, умные чрезвычайно хитрые и ушлые шаа-сы, которые очень сильно смахивали на белок без хвостов и размером с невысокого человека, быстро нашли с людьми общий язык и активно сотрудничали по многим вопросам. В их звездной системе мой дед в свое время купил поместье на одной из их планеток и мы там пару раз отдыхали. Я даже со скуки научилась готовить их традиционную еду, напоминающую этакую смесь японско-китайской кухни. И часто баловала своих гостей и родных кулинарными изысками. Хм, что-то меня опять на воспоминания потянуло, оглядев каюту, заметила в углу тапчанчик приличных размеров, и недолго думая, завалилась спать, а то мои нервы уже совсем на пределе.
  
   Глава 6
  
   После недельного перелета, от которого уже просто устала, ведь я просто лежала или ходила по каюте и ничего не делала. Мы, наконец, прилетели на нужную базу. Меня сразу сопроводили в медотсек. Вот тут я поняла, что жизнь безвозвратно уходит и пути назад больше нет. Глядя на несколько металлических аппаратов, скорее напоминающих коконы или гробы, и двоих ящериц, которые пристально разглядывали меня, раздев донага, тряслась от ужаса и унижения, пока меня проверяли различной аппаратурой. Но дальше было еще хуже, уложив в прохладную жижу в одном из гробов и запихнув мне во все дыхательные и пихательные отверстия кучу трубочек, подключили к еще большей куче приборов. Зафиксировав мои конечности, поставили дополнительные системы и вкололи огромный шприц какой-то дряни, от которой тут же онемела рука. Перед тем как надо мной закрыли крышку, увидела фиолетовую морду этой жуткой ящерицы, моего убийцы. Чуть склонившись надо мной, он устало прошипел.
   - Если ты сможешь пройти сто восемьдесят две ступени, то перестанешь быть человеком, но даже если не сможешь, то человеком ты больше не будешь никогда. Мне жаль, но обратного пути для тебя нет. Этот препарат либо сделает тебя сантари, либо убьет. Препарата, который сможет сделать тебя снова человеком, просто не существует и, я думаю, вряд ли, когда-нибудь его смогут создать. Но есть шанс, что ты выживешь и твоя жизнь необратимо измениться. И думаю, оценишь это, если у тебя появиться этот шанс, -он замолчал на секунду, а потом закончил неожиданно горько.
   - Если у нас обоих появиться этот шанс.
   Он резко закрыл крышку, и меня поглотила тишина, смешанная с темнотой. Брр. С детства ненавижу темноту. Вместе с темнотой пришла головная боль от той жути, которую я только что услышала. Я - сантари! Я - не человек! Если бы у меня по самый желудок не была напихана куча трубок, торчащих изо рта, я бы завопила от горя и страха. А так - только мычала и плакала. Слезы, стекая по щекам, падали в жижу смешиваясь с ней. Не знаю, сколько я так пролежала, но чувствую - долго. Сначала считала баранов, потом Романов, потом фиолетовых ящериц, которых я ненавидела больше всего на свете. Странно, а я даже ненавидеть научилась, и кого - ящериц. А потом в какой-то момент у меня сначала зачесалась задница, потом руки, а потом вся кожа. Я пыталась двигаться, чтобы почесаться хоть обо что-нибудь. Ну вот хотя бы об эти трубочки, которые из меня торчат в огромном количестве, но зафиксированное тело не позволяло двигаться. И я страдала, молча сходя с ума от жуткого непереносимого зуда, распространяющегося по всему телу словно тяжелая болезнь.
   Когда уже перестала что либо соображать, к зуду добавилась головная боль такой силы, что мне казалось, что ее разрывает изнутри. Как будто кто-то маленький и злой рвется наружу, выскребая мозги. Я хотела разорвать путы, пытаясь руками сжать себе голову, чтобы она не развалилась пополам. Затем к ней снова присоединилась многострадальная попа, а потом и спина. Создавалось ощущение, что я на средневековой дыбе и меня растягивают в разные стороны, вырывая конечности и разрывая сухожилия. Тело дугой выгибалось от непереносимой боли, а она все не прекращалась, только усиливаясь. Внутренности горели огнем, выжигая дыру у меня в животе. Наконец, настала очередь конечностей, они, казалось, плавились словно воск, стекая в жижу ручейками.
   Все это время я представляла Романа, огнем выжигая в себе все, что раньше к нему чувствовала и проклинала его за то, что он сделал со мной. Раз за разом, проклинала с такой силой, что мое проклятие должно обязательно достичь Земли, и его самого ждет расплата. Его земли! Да! Да! Его земли, потому что она тоже от меня отказалась, предала, отдала чудовищам под такой яркой оберткой. Под которой только безразличие и холод. Без души, без тепла, и нет в них жизни. Только яркие цвета. Они словно цветы-ловушки, которые ловят в свои убийственные сети маленьких мушек. Потом перед моими невидящими глазами яркой картинкой вспыхнул образ фиолетового. Его я тоже ненавидела, за то что бросил меня здесь одну, за то что мне больно и за то что отобрал у прежнюю жизнь, не объяснив как же мне жить дальше и зачем вообще жить дальше. Отобрав последнее, свободу выбора - жить, или умереть. Я не помню, сколько раз умирала, я не помню, сколько раз очнувшись от очередной волны мутации моего тела, мечтала умереть, впадала в забытье, желая не очнуться.
   Но почему-то в один из таких моментов вспомнила мягкие любящие бабушкины руки, которые бережно укрывали на ночь, ее волшебные песни и волнующие сказки, которые помню до сих пор. Потом ко мне пришел дедуня, который с тоской смотрел на меня, в его глазах я всегда видела любовь и нежность к единственной внучке. Его мозолистые, твердые руки словно ласково коснулись моего лица, подарив тепло и надежду. Ведь они так хотели, так мечтали, чтобы я жила долго и счастливо. Вскипевшие мозги еще долго творили с сознанием странные штуки, подбрасывая давно забытые воспоминания. Я видела рано умершую мать, которая ласково смотрела на меня и, сюсюкая делала вид, что подкидывает вверх, крепко держа руками. За свою жизнь я познала так много любви родных, что сейчас просто купалась в ней. Она согревала мою душу, отодвигала боль и страдания, давая стимул к жизни. Ведь жизнь - это благо, которое подарили мне любимые люди. И этот подарок я должна, просто обязана сохранить во чтобы то ни стало. Темнота на этот раз заботливо укрыла сознание от боли и страха.
  
   Глава 7
  
   Открыв глаза, полежала какое-то время, чутко прислушиваясь к своему телу. Оно не болело, более того, я чувствовала себя хорошо, но неудобно из-за все еще торчащих из меня трубок. Я лежала и ничего не предпринимала. Всему свое время. Главное, что я снова очнулась и, судя по произведенной самодиагностике, руки-ноги целы, голова на месте и к тому же, пока еще функционирует неплохо. И вроде на шизофрению не похоже. На этой мысли резко откинулась крышка, заставив меня крепко зажмуриться от слепящего глаза света. Я почувствовала на своем теле чужие руки и, приоткрыв глаза, зло посмотрела на их обладателя. На меня в упор смотрел один из сантари, которые встречали меня в этой лаборатории и укладывали сюда. Он в напряжении смотрел мне в глаза, а его руки тем временем методично освобождали меня от трубок и датчиков. Все еще не освободив мои конечности, он с помощью маленького душа обмыл мое тело и в этот момент, я почувствовала, что у меня есть еще одна конечность, кончик которой он сейчас домывал. Хвост!
   Я прочувствовала благодаря его рукам всю длину нового органа. Боже, я все-таки прошла эти ступени, и теперь я тоже хвостатая тварь, как и они. И теперь пути назад для меня нет. Застонав от ощущения обреченности и бессилия, прикрыла глаза. Хотела заплакать, оказалось - ящерицы не плачут, потому как слез нет, а вот человеческая душа молчком обливалась горючими слезами. Снова открыв глаза, заметила с какой тревогой на меня смотрит этот коричневый ящерок. То что он мельче чем остальные, я заметила сразу как вошла. Хотя слово 'мельче' не совсем подходит к двухметровому ящеру, на которого будучи человеком, все равно приходилось сильно закидывать голову, чтобы заглянуть в лицо. Он осторожно отстегнул фиксаторы на ногах, а потом на руках и помог выбраться из моего гроба.
   - Как ты себя чувствуешь, заново рожденная?
   Я с удивлением поняла, что с трудом, но понимаю, что он говорит, а ведь перед самой трансформацией мне без всякой анестезии вырезали лингво из-под кожи. Пытаясь разогнать туман в голове, все еще висевший там слабой дымкой, мешая связно мыслить, спросила.
   - Почему я понимаю ваш язык? И хотела бы узнать, как долго я тут пролежала? -
   Я с трепетом ожидала его ответа. Он все так же напряженно смотрел на меня.
   После того, как он назвал общекосмический стандарт времени, который потребовался на прохождение этой процедуры, у меня чуть ноги не подогнулись. Целая неделя. А язык, оказывается, последняя ступень - обучение навыкам и языку, чтобы хозяева данными проблемами потом не мучились.
   Стоя на двух хорошо развитых лапах, я сначала пыталась решить, что же мне прикрывать своими четырехпалыми руками. Грудь у меня так себе, только чуть-чуть выступали соски и переливалась всеми оттенками серебристого и платинового цвета. А вот гениталий я вообще не заметила, и только сильно склонив свою лобастую голову, заметила одну небольшую щель между ног прикрытую двумя пластинами. О господи, что это такое вообще!!! Хвост я рассматривала с открытым ртом и как последняя дура крутила его туда-сюда, пытаясь полностью проверить его назначение и возможности. Не рассчитав, что телом я еще толком не владею и вообще испытываю жуткую слабость в ногах, шлепнулась на пол. Потом, вспомнив, где и с кем я нахожусь и заметив ухмыляющуюся коричневую рожу, снова судорожно пыталась прикрыться руками и ногами.
   Заметив мои манипуляции, дали уже виденную мной юбку и безрукавку из мягкой ткани похожей на бархат и мягкие, но весьма прочные коричневые носки-ботинки. Срочно прикрыв все стратегически важные места, я почувствовала себя более уверенно и задрала голову. К сожалению, хоть и подросла немного, но все равно не настолько, чтобы не задирать голову, когда смотришь на этих здоровяков. Увидев зеркальную поверхность, чуть покачиваясь от напряжения, подошла к ней, чтобы увидеть то, во что я превратилась. И замерла.
   На меня смотрела тоненькая, приблизительно метр восемьдесят ростом ящерка, с платиновой гривой и темно-серой кожистой защитой вокруг головы. Огромные серебристые глаза с небольшим черным зрачком потрясающе сочетались с гладкой, блестящей, чешуйчатой шкуркой, которая переливалась от темно-серого, до насыщенного серебристо-платинового оттенка. И этот дурацкий хвост с шишкой на конце, из которой торчали совсем маленькие иголочки, не то что у этих, вполне так аккуратно. Подняв руки, я снова посмотрела на них, заметив, что мизинца больше нет, и теперь большой палец противопоставлен трем другим. Мое новое зрение расширило цветовой спектр, и теперь я в шоке рассматривала и себя, и коричневого, и окружающие меня предметы в новом для меня цвете. Мы все переливались, даже мои серебристо-платиновые оттенки стали более насыщенными и яркими. Самое интересное, что я в зеркале и рядом стоящий ящер имели яркие блестящие ауры, которые теперь четко давали понять что живое, а что - нет.
   В душе скребли кошки, а сознание все еще не могло смириться с мыслью, что мне человеку пришел конец, и теперь надо учиться жить по-новому. Пока я не увидела себя в зеркале, не задумывалась о главном. Как вообще это будет выглядеть. Ведь это же не просто волосы перекрасить. Это хвост отрастить и уши с носом потерять. Вон какие-то щелки остались, как и внизу. Вслед за этим пришла странная мысль. А как у них там внизу, у мужских особей - сильно от наших отличается. Караул!!! Меня теперь ни один нормальный мужик не захочет. Человеческий! А я? Как я с этими буду? Если при одном взгляде на них - прибить хочется. Я в шоке уставилась на свое отражение, пытаясь сопоставить увиденное сейчас, с тем как выглядела будучи человеком. Жуть! А ведь они сказали, что обратного пути нет. Но я найду его или выберу новый, приемлемый для меня. Опустив морду, мысленно дав пинка, пыталась собрать себя в кучу и не позволить совсем скатиться в истерику и ужас.
   Размышления прервал коричневый, который дотронулся до моей руки и чуть нервничая, зашипел подсвистывая.
   - Как ваше имя, заново рожденная сантари? - Я недоуменно посмотрела на него, а потом с трудом поняв, что от меня требуется, ответила.
   - Кристина Ларкин.
   - Ларкин - твое второе имя?
   - Нет, Ларкин - это фамилия, или скажем так название моей семьи, - пояснила я.
   - Нет, Кристина. Ты больше не человек, ты самка сантари и принадлежишь Интарро Каи. Он купил тебя, а по нашим законам, если ты не рожденная сантари, а заново рожденная, то право на тебя выкупается с телом. - Я в ужасе смотрела на него и спросила.
   - А если бы я была полностью сантари, тогда как? - Он все так же не мигая, смотрел на меня.
   - Право на рожденную сантари можно получить, заплатив выкуп ее роду, или с ее личного согласия совету. - Я переваривала информацию. Чуть успокоившись, спросила.
   - Что это право дает и если у него какие-то ограничения? А у меня права есть? - Он ухмыльнулся.
   - Такое право дает все! Самка сантари полностью принадлежит своему хозяину и единственное, что он не может с ней сделать, это убить, потому что за это его постигнет та же участь. А твои права? Это право быть сытой, одетой и удовлетворенной. Есть право поменять хозяина, если ты найдешь того, кто заплатит за тебя большую цену, чем за тебя заплатили. И если новый хозяин сможет силой доказать, что он более достойный владелец. - Я с открытой пастью смотрела на него и хватала воздух. Куда я попала!
   - А можно узнать, кто придумал такие жуткие законы? Это же практически узаконенное рабство. - Его глаза гневно полыхнули шоколадом и черный цвет зрачка быстро перекрыл коричневый.
   - Старейшины придумали, глупая самка.
   Их хваленое хладнокровие слегка разволновалось, в тот момент, когда этот ящер вещал мне про прошлое их мира. А я в очередной раз с ужасом спросила себя. Куда я попала?!
   Много циклов назад сантари проживали на планете Санрос в другой звездной системе. На их планете существовал жесткий матриархат. Род сантари возглавляла верховная самка, которой принадлежало несколько особей мужского пола, выполняющие разные функции. Так же в род входили и другие самки, каждая из которых имела свой гарем. Сантари размножаются половым способом, похожим на наш и это уже радует, их самки в течение пяти месяцев вынашивают потомство и в большинстве случаев это один ребенок. Настолько маленький и слабый, что его постоянно носят при себе на груди, делясь собственным теплом и грудным молоком еще не меньше полугода. Мужчину для продолжения рода самки выбирали путем поединков, отбирая самых сильных и умных. Так что генофонд от этого только выигрывал, чего не скажешь о численности населения. Сантари чрезвычайно воинственны, умны и сильно развиты физически, но в то время Санрос перенаселенностью не страдал, а сейчас и подавно. Тщеславные, глупые самки, пресыщенные жизнью настолько, что решили поиграть в игру "Кто тут всех прекрасней и мудрее?", начали вести политические баталии, которые со временем вылились в локальные конфликты, в которых гибли в основном мужчины, жизнь которых никогда не была приоритетной. Женщины увлеклись своими интригами настолько, что пропустили перед носом заговор. Мужчины-воины, судя по всему страдающие спермотоксикозом, собрав под свои знамена свободных и одиноких без определенной родовой принадлежности, решили устроить переворот во властных структурах. Но не учли, что помимо женщин, склонностью к интригам страдает и мужское население. Поэтому на сторону женщин - глав родов и просто семей, встали многие мужчины, особенно те кто раньше был обделен вниманием самок и в надежде на то, что эта ситуация в корне измениться после того, как самые сильные воины станут вне закона. Заговорщикам не осталось другого выбора, как бежать с родной планеты на другую, захватив с собой тех самок, которым не слишком повезло оказаться в тот момент без защиты. Свою новую планету повстанцы назвали Сантарин, что в переводе с сантари означает - свободный.
   Началась новая эпоха для Сантари. Санрос, закрыв свои границы, превратился в замкнутый и изолированный мир, практически прекратив контактировать с внешним космосом. А Сантарин, напротив, начал активно осваиваться и создавать новые внешнеэкономические и военные союзы. Воины-сантари нужны любому правительству для решения своих проблем и платили им большие деньги за их работу. Но через какое-то время поднялась давно назревавшая проблема, которая в скором вылилась в принятие ряда жестких законов и правил.
   Восстание на Санросе и побег с родной планеты, предполагали свободу и обретение каждым мужчиной своей женщины, а в итоге - все оставалось по-прежнему. Только теперь у каждого мужчины, было по одной самке, но в связи с их небольшим количеством, на всех их не хватало. Более того, хитрые и умные самки привычные к главенствующему положению, вели интриги и одаривали своих мужчин только холодом и безразличием. В связи с этим был создан главный управляющий и законодательный орган - Совет Старейшин и вскоре состоялся великий сход старейшин, самых умных и сильных воинов Сантарина, на котором был принят новый свод законов и правил для свободных сантари, как теперь называли жителей планеты Сантарин.
   Каждый самец сантари может владеть только одной самкой, которую обязан кормить, одевать и удовлетворять. А главное - заботиться о ее здоровье и жизни, так как она является главным элементом продления рода. Убийство самки сантари является преступлением, за которое карают смертью. Свод правил точно предписывал возможность получения права на самку. Был создан комитет по регистрации населения, отныне самцы, достигающие тридцатилетнего возраста, должны были либо зарегистрировать свой брачный союз, либо покинуть планету для того, чтобы найти ее для себя. Выражаясь проще, - выкрасть ее с Санроса! Но на Санросе через несколько лет, заметив пропажу женщин, полностью пресекли все возможности попадания Свободных на поверхность планеты. Через несколько упорных лет работы над проблемой, ученые Сантарина изобрели способ, с помощью которого рождались новые самки сантари. Процесс транс мутации или перестройки генетически подходящего материала с введением в него препарата, содержащего генетический код сантари, был назван 'сто восемьдесят две ступени'. Именно столько ступеней мутации должна пройти самка любого подходящего вида или расы для того, чтобы стать полностью сантари. Ввиду того, что сам процесс и препарат несовершенен, смертность среди подопытных превышала выживаемость. Из-за сложности и необратимости изменений, а также то, что другие виды данной проблемой не заморачивались, обратного процесса не существовало. Да и не каждая самка согласится на то, что бы снова рискнуть своей жизнью, попытаться вернуть себе прежний облик. Ведь процент выживаемости составлял всего пятьдесят, но ученые сантари работали над усовершенствованием препарата и самого процесса днем и ночью, через несколько лет повысив процент выживших до семидесяти. Хотя остроты проблемы в малом количестве самок и подходящих для этого процесса видов не снимало.
   На мой вопрос о том, как у них хватает совести так измываться над ни в чем не повинными женщинами, этот коричневый омыл меня потоком презрения и выстраданной железной логикой. Цель оправдывает средства. А в данном случае целью стала выживаемость небольшой, но уже существующей планеты, заселенной бывшими практически рабами-мужчинами. Которые с первых минут своей свободы поставили женщин на свое место, сведя их права и деятельность к минимуму. Главная их задача -приносить потомство и ублажать мужчин. На Сантарине женщины делились на три категории. Первая - это игрушка для развлечения, для этой категории женская особь может даже не являться сантари, вторая категория - это самка для брачного союза и появления потомства, третья категория, слишком малочисленная, состоящая практически из заново рожденных сантари, - это Ирриса. Совершенно новое значение для Сантарина в виду того, что истинные самки сантари, большим уважением и любовью к своим мужчинам не страдали. После появления зановорожденных с другим менталитетом и традициями, свободным сантари пришлось ввести новый термин и категорию женщин.
   Ирриса в переводе с сантари означает любящая и любимая, являлась труднодостижимой мечтой любого свободного. Получив статус Иррисы, самка становилась полноправным членом Сантарина и партнером своего хозяина, наделенная равными с ним правами. Статус Иррисы требовалось регистрировать в комитете при совете старейшин. Иррисой самку может сделать только ее муж-хозяин, за ее личные перед ним заслуги, а лишить этого статуса уже не мог никто. За последние сто пятьдесят лет с момента восстания и раскола общества, сантари потеряли многое и пока с трудом приходили в себя на ощупь делая правильные шаги в постройке нового для себя общества, не редко делая ошибки, но все равно упорно стремясь к главной цели. Свободе и выживанию новой расы и процветанию своего нового дома. Хотя лично для меня это означало только одно: потеря свободы, неопределенное будущее и полная зависимость от того, кто для того чтобы обрести семью и пропуск домой, не сомневаясь рискнул моей жизнью и, не спрашивая согласия, полностью изменил жизнь и тело. Фиолетовая, проклятая мной ящерица! Чуть успокоившись, я вспомнила, что теперь я тоже ящерица, правда серебристая. Эх, как хочется нарисовать себя, чтобы со стороны посмотреть на то чем я стала.
  
   Глава 8
  
   Чуть покачиваясь на неудобном стуле, выслушав монолог коричневого а спросила.
   - И что теперь меня ожидает?
   Неожиданно позади меня раздался тяжелый вздох и сиплый шепот.
   - Ну что ж, я рад, что моя седьмая попытка увенчалась успехом. Так что могу сам ответить на твой вопрос, заново рожденная. Ты принадлежишь мне, и пока ты моя игрушка, о других статусах говорить пока рано.
   Пока с ужасом и ненавистью посмотрела на своего фиолетового убийцу, переваривая тот факт, что я седьмая жертва, он повернулся к коричневому и я, с злой усмешкой, заметила по расширенным зрачкам, что он в бешенстве из за того, что мы так мило и чинно сидим тут и трепемся с шоколадкой.
   - Ссскажи как давно она пришла в себя, Раксан? - Коричневый напрягся и виновато склонив голову, прошипел.
   - Простите, Интарро, она была немного слаба после выхода, и я не решился оставить ее одну. Она любопытна и сильно нервничала, я... мне пришлось ее успокоить, немного рассказав о нашей расе, чтобы она меньше делала ошибок в будущем.
   - Раксан, свою самку я буду успокаивать сам, в твою же компетенцию входит только сделать ее сантари и ничего более.
   Кожа Раксана стала практически черного цвета и я заметила, что у обоих мужчин топорщатся головные щиты.
   - Я приношу свои глубочайшие извинения, Интарро Каи, надеюсь моя хорошо выполненная работа, сгладит этот неприятный для вас инцедент.
   Его шкура стала черной, а голова опустилась еще ниже, чем прежде. Шкура Интарро стала походить на штормовое небо, он стоял прямо и растирал большими пальцами на обеих руках другие, судя по всему в попытке вернуть себе хладнокровие. Он уже не шипел, а посвистывал
   - Это единственное ваше оправдание, Раксан, я хочу знать, что показало ее сканирование. Насколько она ущербна и отличается от истинных сантари.
   От его слов меня аж перекосило. Так и подмывало крикнуть, что он сам ущербный идиот. Но с трудом сдержавшись, я начала дыхательную гимнастику, чтобы обрести капельку спокойствия.
   - Ее сканирование и биопробы показали, что она прошла трансмутацию в полном соответствии с регламентом и не имеет каких-либо отклонений. Ее детородные органы в норме и единственное, что ее отличает - чуть меньший рост и вес. И Интарро, вы должны быть более осторожным, она более слабая и уязвимая, чем наши самки. И еще головной компьютер станции уже зафиксировал рождение новой сантари и состояние ее здоровья признано пригодным для заключения брака. Вы согласны внести ее в общий протокол или продадите ее другому претенденту?
   Глаза Каи залило фиолетовым цветом, но он не двигаясь смотрел на Раксана, широко раздувая носовые щели. Я стояла рядом и неожиданно почувствовала аромат его ярости и запах страха, который источал Раксан. Я восхитилась Раксаном, потому что он на голову ниже Каи и чуть мельче. Явно занимаясь научной деятельностью, он проигрывал в боеспособности этой огромной фиолетовой ящерице. Зная это и испытывая страх, он тем не менее, настойчиво испытывал нервы Интарро на прочность. Я с интересом посмотрела на него, чуть склонив голову набок. Заметив мой интерес, Интарро подошел к компьютеру и, введя свой личный код, начал вносить какую-то информацию. Раксан подошел к нему и добавил что-то еще. Закончив, Интарро подошел ко мне и, раздвинув пасть в ухмылке демонстрируя хорошо заточенный набор зубов, прошептал, близко наклонившись ко мне и заглядывая в мои глаза. Ну точно, рептилия подколодная.
   - Кристина, пока ты только моя игрушка, будешь хорошо себя вести - станешь матерью моих детей. - Загипнотизированная взглядом, не сразу оценила слова, а когда до меня дошел их смысл, я не хуже него зашипела, с трудом не переходя на свист.
   - Ты, фиолетовое чудовище, я никогда не буду ничьей игрушкой! Ты понял меня мерзкая, двуногая ящерица. Ты не сможешь заставить меня стать своей игрушкой. Я лучше сдохну прямо сейчас, но не сдамся, урод чешуйчатый.
   Они в ступоре смотрели на меня, а я с ненавистью смотрела на него, не веря, что наконец научилась ненавидеть и что для этого пришлось пережить, чтобы я смогла наконец испытать настолько сильное и настолько разрушающее душу чувство и к кому. Земноводная тварь!
   - Ты не станешь, а уже стала моей игрушкой, Ристин. Ты знаешь, на сантари твое имя значит мягкая. А ты не мягкая, ты такая колючая и ядовитая, может мне укоротить твой язычок, чтобы ты больше никогда не оскорбляла меня?
   Он шипя схватил меня за руку и практически держал на весу. Мне показалось, что еще чуть-чуть и у него из носа дым повалит от ярости и злости на такую мелкую языкастую особу.
   - Боже, ты думаешь, что можешь меня напугать? Я разучилась бояться, когда меня предал мой жених, с которым мы должны были пожениться через месяц, которого в отличие от ваших бесчувственных самок, любила, Доверяла ему, а он продал меня за долги. Я забыла, как нужно бояться, когда мой собственный отец тоже отказался от меня, испугавшись за свои деньги и шкуру, когда меня приговорили к смерти за чужое преступление собственные соотечественники, выгнав меня на смертельно опасную планету. И даже когда на Рое за мной охотились, словно за добычей на обед, я не научилась бояться. Когда морты везли на продажу и торговались с тобой, говоря обо мне, как о вещи и даже тогда, когда я поняла, что скоро перестану быть человеком, ведь ты даже это отнял у меня. Возможность оставаться человеком в любых обстоятельствах! У меня не осталось ничего, каждый оторвал от меня по кусочку, урвав то что ему было нужно, и ни разу никто не подумал обо мне. Ты знаешь, что испытываешь, когда лежишь в этом гробу и умираешь раз за разом. Нет, ты не знаешь! А ведь ты семь раз обрекал на это невинных женщин, не задумываясь об этом. А я заслужила свободу, я заслужила, то чтобы меня любили такую, какая есть. Даже такую, как сейчас! А на меньшее я не согласна.
   К концу пламенной и отдающей горечью и отчаяньем речи у меня тряслись от слабости ноги, болело горло от непривычного языка и желания глотнуть водички. А интересно, они вообще пьют воду и что они едят?
   - Я еще не решил, чего ты заслужила. Но могу сказать точно, что в моем мире самки заслуживают быть только игрушками, не более. Это они вынудили нас бежать из родного мира, это вы заставляете нас скитаться по всей вселенной в поисках самки и хотя бы малейшего тепла. Это вы разодрали наш мир на пару кусков и до сих пор продолжаете рвать наши тени не испытывая к нам никаких чувств и эмоций. Отказывая даже в элементарном уважении. Так что вы получаете то, что действительно заслужили и не заслуживаете другой участи.
   - Я не сантари, я человек! Ты слышишь меня, как ты можешь перекладывать на меня чужие ошибки, меня уже и так наказали, выкинув на Рой с борта шаттла, даже не спросив, умею ли я летать. А теперь и ты туда же. Если хочешь заслужить мое уважение, убей меня прямо сейчас и прекрати мои мучения. Я буду весьма тебе благодарна!
   Он нависал надо мной словно башня и уже практически рычал.
   - Глупая самка, я потратил столько лет и средств, чтобы получить тебя, а ты хочешь смерти. Я привяжу тебя к своему ложу, чтобы ты даже не смела подумать об этой идее еще раз. Я уверен, что ты еще не раз пожалеешь о своих словах, когда привыкнешь к своей никчемной жизни.
   Я отвернулась от черных омутов-глаз и уставилась в стену, игнорируя его. Для себя я уже решила, что буду делать, надо только все внимательно осмотреть и тщательно продумать план.
  
   Глава 9
  
   Он сидел напротив меня и наблюдал за тем, как я ем, отчего очередной кусок застрял в горле и я подавилась. Пытаясь откашляться и сделать малюсенький глоток воздуха, не заметила, как он подошел ко мне и треснул промеж лопаток. От такого удара я сделала тройное сальто и приземлилась вверх тормашками возле санузла. Но своего он добился, я смогла вдохнуть воздух и застрявший кусочек еды провалился в нужное место. Он подскочил ко мне, и теперь более осторожно поднял на ноги, быстро ощупал мои конечности, от чего если бы я оставалась человеком покраснела, а теперь просто сильнее заблестела. Оттолкнув его руки, я доковыляла до койки и присев, уставилась на него.
   - Я не ожидал, что ты настолько слаба и уязвима, Ристин, и впредь постараюсь быть осторожнее и мягче.
   Я только хмыкнула и взяв стакан, выпила воды до конца очищая саднящее горло. Он подошел ко мне и, рывком поставив на кровать, чтобы не наклоняться, снова уставился на меня. От его голодного взгляда стало не по себе. Ведь еще совсем недавно этот ящер смотрел на меня с холодным безразличием. Я только теперь поняла почему. Зачем растрачивать свои эмоции на ту, которая вряд ли переживет мутацию, да и проявлять чувства к какой-то человечке, это то же самое, что любить свинью, выращиваемую для очередного холодца. А теперь я уже не человек и пусть я для него не ровня, но уже дорогое и весьма ценное вложение средств, которое в будущем должно принести большие дивиденды. Да к тому же самка их вида, причем полноценная и как выразился Морт Ир - плодоносная. Боже, ну почему мне так везет на уродов, и ведь разные виды, и разные планеты, а мужики везде одинаковые. Обертка разная, а нутро -едино. Я горько вздохнула и спросила, глядя ему в глаза.
   - Ну и что теперь вам от меня надо?
   Он еще мгновение смотрел, а потом медленно приблизил свою фиолетовую морду к моей и потерся носом о мою щеку. При этом глубоко вдыхая и широко раздувая ноздри. Я в шоке замерла, не зная что делать дальше. Может двинуть ему промеж ног.
   - У тебя необычный запах, но он такой сладкий и ароматный, и твой цвет тоже необычный. Такой сияющий. Я понимаю Раксана, почему он так сильно заинтересовался, что решил перекупить тебя у меня.
   Чуть отстранившись, он поднял руку и крупными пальцами пробежался по моей головной защите, чем вызвал странные теплые ощущения. Коснувшись каждого пера, пальцы спустились к шее и, чуть дрогнув, начали спускаться дальше, изучая и словно приручая. У меня в груди росло напряжение, грозившее вылиться в громкую истерику. Я уперлась ему в грудь, двумя лапами попыталась оттолкнуть, но он словно скала продолжал стоять на своем месте, при этом одна его рука крепко ухватила меня за талию и прижала к нему. Судя по всему, он заметил ужас, плескавшийся в моих глазах, потому что его глаза снова полыхнули фиолетовым огнем, и он угрожающе прошипел, прижавшись ртом к моему ушному отверстию.
   - Ты принадлежишь мне и не смеешь мне в чем-то отказывать! Твоя задача приносить мне удовольствие и вынашивать мое потомство. Если это повториться еще раз ты будешь наказана. Ты меня поняла, Ристин?
   Мне было страшно слышать это жуткое и злое шипение, но становиться рабыней я не намерена. Я усилием воли постаралась заставить себя не дрожать и ответила как можно спокойнее.
   - Неужели ты не понимаешь, что я еще не готова. Я не знаю тебя и не привыкла к тебе. Еще совсем недавно я была человеком, а теперь - ящерица, пусть и крупная, но ведь не человек. Вот ты просто представь себя на моем месте, неужели ты бы после того через что я прошла, и при чем по твоей же вине, захотел бы близости со мной. Изменившись полностью, перестав быть тем, кем был раньше. Я еще даже к своему новому виду не привыкла, а ты хочешь, что бы я приняла тебя. Мне нужно время, понимаешь время, чтобы привыкнуть, осознать и хорошее отношение с твоей стороны. Дай мне, пожалуйста, время!
   Он оттолкнул меня от себя, и я снова полетела с ускорением, только теперь в стену каюты. Да, при таком отношении моя новая жизнь не будет долгой. Он дернулся, словно сам сейчас впечатался в стенку, потом заметив как я охая отлепилась от нее и кривясь сползла на кровать, прорычал.
   - Я даю тебе сутки, чтобы привыкнуть и осознать. Я слишком долго ждал свою самку и у меня больше нет желания откладывать исполнения своих желаний надолго.
   Он быстро направился на выход, я же, не выдержав, прошипела ему в след.
   - Да если ты и дальше будешь со мной так обращаться, то скоро придется искать себе новую жертву для исполнения твоих желаний, потому что ты либо мне шею сломаешь, либо тебе придется в очередной раз отскребать от стенки мой труп.
   Он с такой силой треснул по панели открывающей двери, что она тут же лопнула, а я язвительно заметила в спину выходящего злого дракоши.
   - Во-во, о чем я и говорила.
   Судя по долетевшему до меня свисту из коридора, он на кого-то там накинулся с нецензурной речью. Хм. Мне повезло, что не на меня, хотя я упорно нарывалась, выясняя границы его терпения.
   Через сутки я сидела в своей каюте и, нервничая, грызла когти. Уже по седьмому кругу прогнала свой план и пыталась найти все нестыковки или, если честно, просто уговорить себя его выполнить. Корабль Интарро сейчас все еще стоял пристыкованным к базе. Наверное у него тут не все дела были закончены. Не давая себе времени для того, чтобы передумать, я постучала в двери каюты, потом, не теряя ни секунды поставив стул сбоку от двери, залезла на него и подняла второй над головой. Через минуту вошел мой хозяин и я, не думая, с силой, опустила стул на его голову. Он стоял мгновение, потом рухнул как подкошенный, а я, прихватив личную кредитную карту, висящую у него на груди, юркнула за дверь с твердой уверенностью и спокойной совестью, что даже этот металлический стул не причинит ему большого вреда.
   Я бежала по коридору судорожно ища выход, но тут услышала шум в соседнем коридоре и, судя по всему, шаги приближались ко мне. Я заметалась, пытаясь найти решение и оглядываясь вокруг, но видела только голые стены. Прижалась к стене и закрыла глаза в отчаянии, что теперь меня точно прибьют. Но удача не отвернулась от меня на этот раз, и мимо по соседнему коридору прошел уже виденный мной зеленый ящер, так и не обратив на меня внимания. Уфффф. Осторожно выглянув в коридор и никого не заметив, рванула в противоположную от зеленого сторону и через пару перекрестков уперлась в шлюзовую дверь. Пару минут у меня ушло на то, что бы решить вопрос какая же кнопка тут открывает путь к моей свободе, а когда услышала знакомое шипение открывающихся ворот, почувствовала дикое облегчение.
   Двигаясь словно мышь, в окружении стаи голодных котов, я металась по базе, ища приемлемое для себя судно, вызывая удивленные взгляды у представителей различных видов. Но заметив группу шаа-сов, направляющихся к своему кораблю, я прямиком направилась к ним. Четверо шаа-сов с заметным любопытством, наблюдали за моим приближением, остановившись в шаге от стыковочного перехода к своему кораблю. Подойдя к ним я, не мигая уставилась на них и замуровав глубоко внутри все эмоции прошипела.
   - Приветствую вас уважаемые шаа-сы. Надеюсь вас не обременит моя просьба за плату доставить меня на Кварт, вашу седьмую планету. Если моя просьба не выполнима для вас или слишком обременительна, я просила бы вас порекомендовать тот корабль, что может ее выполнить.
   Один из четверых, прищурив свои беличьи глазки, чуть склонив голову, спросил.
   - Приветствую тебя дитя, позволено ли мне будет узнать, почему ценнейшая дочь Санроса путешествует без сопровождения? Ведь это не слишком безопасно.
   Я прищурила глаза и, не сдерживаясь засвистела, помня, что Санрос славиться своим матриархатом.
   - Моя охрана немного отстала, но вскоре догонит, а пока ваш корабль представляется вполне безопасным местом, я надеюсь на это. Мой род оценит ваши старания, я так думаю, уважаемый.
   И так ехидно и угрожающе уставилась на него, надеясь, что все остальное он придумает себе сам. Я все еще боялась выдать себя и обречь на вполне предсказуемые последствия. Но я вынуждена была идти ва-банк, потому что единственная идея, которая пришла в голову - это добраться до Кварта, на котором у меня были поместье и счет в банке, доставшиеся в наследство от бабушки и дедушки. И главное, что для получения этого наследства нужно только в регистрате набрать волшебный пароль, который не знает даже мой отец, и я стану обладательницей средств для пропитания и дома, в котором смогу спокойно приспособиться к дальнейшему существованию. Шаа-с, снова склонив голову, прощебетал.
   - Ну что же дитя Санроса, если ты сможешь оплатить свой проезд, мы сможем выполнить твою просьбу.
   Так судя по повторному обращению, они скорее всего решили, что раз я такая мелкая, значит еще совсем молодая. Ну ну посмотрим. Я вытащила из-за пазухи карточку Интарро и провела по портативному терминалу, который достал шаа-с. Я затаила дыхание, потому что боялась того, что карта активируется только введением пароля, но судя по довольным лицам шаа-сов, все прошло благополучно и меня, провели на корабль в маленькую каюту и оставили там, пожелав приятного перелета. Уффф. Я просто без сил свалилась на практически коврик посредине каюты, не обращая внимания на такие мелкие неудобства. Главное, что я на пути к свободе, хотя только в самом его начале.
  
   Глава 10
  
   Очнулась от тревожного сна, словно меня толкнули. Открыв глаза, долго смотрела в пластиковый потолок, переваривая кошмарный сон. Мне снились Роман и отец, которые находились в крематории и смотрели на камеру, где горело мое человеческое тело. Отец рыдал, а Роман просто стоял и безразлично смотрел в никуда. А я витала под потолком и пыталась до них докричаться, объяснить, что жива, но стала другой. Рядом появились мои бабушка, дедушка и мама, которые подплыв ближе, словно облепили с трех сторон, окутав теплом и светом. Мы недолго так парили и, заглянув в их прозрачные глаза, я прочла в них разные чувства: тоску, грусть, сострадание и... уверенность. Мама мягким движением провела мне по лицу ладонью, стирая страх и отчаяние, затем прошептала.
   - Моя маленькая девочка, не бойся потерять себя, как бы ты не выглядела - остаешься прежней. Главное не то что снаружи, главное - внутри. Все будет хорошо и мы всегда будем рядом.
   Они отступили на шаг и тут же пропали, но их тепло по-прежнему окружало меня. Я снова посмотрела вниз на отца и Романа, и уже не испытала раздирающего душу дикого ужаса, видя как догорает мое бывшее тело. Во мне появилась и начала расти уверенность, что теперешняя жизнь - это начало новой, и все не так страшно, как казалось на первый взгляд. Главное, я знаю: те, кто меня любил, остались со мной навсегда. Уже улыбаясь, повернулась, встретилась взглядом с фиолетовой тенью своего супруга и в страхе отшатнулась. А эта тень не нашла ничего другого, как, широко раскрыв пасть, громко захохотать, потом резко ее захлопнуть, так что клацнули зубы со звуком, от которого я даже подпрыгнула. Потом тень молча подплыла ко мне размазанным пятном, в котором горели жутким огнем только аметистовые глаза и зашипела.
   - Моя, ты теперь только моя. Я тебя все равно найду, МОЯ Ристин! - и протянула ко мне здоровенную лапу, пытаясь ухватить за шею. Взвизгнув, я проснулась.
   Приняв душ, решила прогуляться по кораблю, потому что очень захотелось есть и раз я теперь платный пассажир, то надеюсь, моя кормежка входит в стоимость перелета. Продвигаясь по узкому коридору практически подпирая потолки, неожиданно почувствовала себя Гулливером в стране лилипутов. Стало смешно, ведь раньше я сама была словно лилипут в стране великанов, а теперь благодаря новому телу стала выше, пластичнее, ярче и от всего этого - более уверенной в себе и, можно даже сказать, хулиганистой. Поймав себя на этой мысли, даже сбилась с шага. Неужели мне потребовались всего пара суток, чтобы привыкнуть к этому телу и начать получать от этого пусть такое пока незначительное, но все же удовольствие? Навстречу мне попался один из находившихся тогда возле корабля шаа-сов, ну когда я сбежала от Интарро и искала на чем бы передвигаться дальше. Смешной, коричневый и мохнатый, он был гораздо ниже меня. Ему пришлось, высоко задирать голову, как самой раньше, чтобы смотреть мне в глаза. Коротко кивнув головой, он остановился и обратился ко мне с вопросом.
   - Уважаемая Санресса, могу ли я вам чем-нибудь помочь, чтобы сделать ваше пребывание с нами более приятным?
   Я наклонила голову, с интересом разглядывая его, но через мгновение ответила честно.
   - Конечно, уважаемый шаа-с. Я надеюсь, мое питание входит в стоимость билета? Потому что я весьма проголодалась. Молодой организм требует пищи.
   И постаралась очень мило улыбнуться. Судя по тому, как округлились его глаза-бусинки, моя улыбка оставила у него неизгладимое впечатление, поэтому, наверное, он так нервно оглянулся назад в поисках подкрепления и судорожно сглотнув, сделал шаг назад, как бы пропуская меня вперед со словами.
   - Не соблаговолите ли, уважаемая Санресса, проследовать вместе со мной в гостевую для того чтобы вам могли предложить обед.
   Я не стала больше улыбаться и на будущее сделала пометку, что это зрелище можно будет использовать как акт устрашения и молча проследовала рядом с шаа-сом в столовую. Когда мы вошли в большую комнату, где за большим столом сидели трое шаа-сов, один из которых, судя по его поведению возле корабля, был капитаном или владельцем судна, все встали кивком приветствуя меня. Я так же поздоровалась с ними, после чего меня пригласили за отдельный столик, стоящий чуть в стороне. Его стремительно накрыли несколькими видами блюд, и я с облегчением заметила, что большинство из них мне знакомы и любимы. Наевшись до отвала, причем количество съеденного здорово удивило не только меня, но и моих спутников, подумала, что теперь, при оплате билета, за кормежку они будут требовать отдельную плату, затем расслабленно откинулась назад и начала медленный осмотр гостевой. Для меня в нынешней ипостаси все предметы мебели теперь казались мелковатыми, но вот гравюры и холсты из ультра прочного материала приуса очень сильно привлекли мое внимание как художника. Встав, прошлась вдоль стены, осматривая каждое произведение. Повернувшись к внимательно следящим за мной шаа-сам, прошипела.
   - Великолепная работа. Чувствуется талант и глубина вложенной в работу души!
   Все сидящие за столом шаа-сы застыли с разинутыми ртами, а потом капитан наклонил низко голову и, посидев так пару мгновений, снова взглянул на меня. Теперь его глаза блестели влагой и восторгом.
   - Благодарю, Санресса, за столь высокую оценку моей работы. Не знал, что верховные Санроса разбираются в живописи, и поэтому ваше мнение еще более ценно для меня.
   Я удивленно посмотрела на него, а в душе у меня поселился маленький холодный комочек. Мало того, что чуть не сдала себя, практически ничего не зная о тех существах, к коим теперь отношусь, так еще и выясняется, что Санрос, где я могла бы стать свободной, оказался миром, лишенным красок. А ведь для меня цвета и окружающая красота воспринимаются через холст, на котором их можно запечатлеть или выразить, так как вижу или чувствую. Я уже и так болеть начинаю, потому, что давно не рисовала. Уже целых три месяца как я словно слепая. Наверное так смотрела на его картины, что шаа-с меня понял без слов и, поклонившись, вышел из каюты. Также кивнув остальным, направилась к себе, пытаясь успокоиться и прервать страдания плачущей души, лишенной такой радости.
   Я успела дойти до каюты, когда из-за поворота вышел капитан. Подойдя ко мне, он протянул мне небольшой, но толстый альбом из приуса и многоцветовой карандаш.
   - Я надеюсь не оскорбить вас своим подарком, Санресса, и буду рад, если смог угодить вам. - Расширившимися глазами я смотрела на это сокровище, которое он протягивал мне и не думая, схватила альбом и карандаш в свои жадные лапы.
   - Я вам безмерно благодарна, уважаемый шаа-с, но хотела бы возместить столь ощутимый ущерб, нанесенный мной корабельной кухне, в материальном выражении. Если не оскорблю вас этим предложением.
   Шаа-с хитро прищурился и коротким кивком головы дал свое согласие.
   - Не оскорбите Санресса!
   Ух, ушлый, но за такой подарок ничего не жалко. Особенно денег Интарро. Я кивнула и зашла к себе в каюту. Очень не терпелось потренироваться использовать свои новые руки в столь деликатном деле. Я забыла обо всем, рисуя капитана, закончив, снова завалилась спать, усталость и последствия пережитой трансформация отнимали еще очень много сил и энергии.
   Снова проснулась, словно от толчка. Открыв глаза, несколько мгновений пыталась понять, что меня разбудило. Оказалось, лежу на полу возле своего ложа. Странно, неужели я так ворочалась во сне, что упала, но в следующую секунду корабль снова тряхнуло, и я резко села, прислушиваясь к происходящему за дверью. Пока тишина! Я быстро оделась и, завершив свой туалет, схватила альбом и карандаш, запихнув их за пазуху. Ведь это самое большое мое сокровище. Только подошла к двери, как она открылась, и в проеме показался капитан. Он нервничал, причем очень сильно и старался не смотреть мне в лицо, что заставило нервничать и меня. Он быстро, словно боялся потерять даже секунду, уже без соблюдения этикета сообщил, что на нас напали. И нападающим оказался военный корабль Санроса, на территории которого мы сейчас находились, а возглавляет его верховная самка Ратвалия Дин. И сейчас от плена шаа-сов спасает только то, что у них на борту находиться юное дитя Санроса. Так что если я по-тихому перемещусь на корабль Санроса, шаа-сы могут следовать дальше и желательно больше не попадаться госпоже Дин на глаза.
   Моя транспортировка на корабль Санроса не заняла долгое время. Помня о том, что мне уже успели поведать Раксан и Интарро, гордо задрала подбородок и на сопровождавших меня любопытных самцов смотрела свысока. От страха я вся заледенела, не зная, что на этот раз преподнесет моя судьба, но готова была драться за свое светлое будущее зубами и всеми конечностями. Жаль, что я пока не знаю, зачем на хвосте эти иголки. В главной каюте меня встречала здоровая, высокая самка, всего на голову ниже окружающих ее самцов. Она была практически черного цвета, вся с головы до ног. Ее окраска не играла и не переливалась, и аура была тусклого серого цвета. Решила, что либо она слишком стара, либо больна. Ящерица пристально смотрела на меня, а я, подойдя к ней ближе, коротко поклонилась в знак уважения, которого отнюдь не испытывала.
   - Как тебя зовут, дитя, и как ты оказалась на борту у презренных шаа-сов. Сдерживая свою неприязнь, тихо прошипела в ответ:
   - Ристин Кин, Верховная. На борту шаа-сов я оказалась по причине побега от презренных свободных. В свое время мать моей матери похитили с Санроса. И вот теперь я исполнила их мечту о свободе и возвращении нашему роду полагающегося положения. - Серый цвет в ее глазах отступил, заполнившись чернотой. Так, похоже она шокирована.
   - Ну что ж, дитя Ристин Кин, тебя зря назвали мягкой, потому что ты настоящая воительница и твоя воля тверда как металл. Если хочешь, я приму тебя в свой род младшей самкой.
   - Я буду вам благодарна, Верховная мать.
   По тому, как удовлетворенно блеснули ее глаза, поняла, что выбрала правильное обращение и линию поведения. У меня от страха взмокли ладони и тряслись поджилки на ногах. Я была словно натянутая тетива. Она с большим интересом посмотрела на меня и довольно зашипела, оглядывая уже самцов-мужчин, которые стояли вокруг нас.
   - Сегодня для тебя настал знаменательный день и в честь вступления в мой род, я одарю тебя рабами! Думаю, двух достаточно на первое время. Выбирай, Ристин, сама, а я посмотрю насколько у тебя верный глаз. - важно прошипела она.
   Я замерла от ужаса, зачем мне мужчины, а тем более рабы. Ведь я сама совсем недавно была рабыней, как переходящим красным знаменем, и знаю ощущения, испытываемые имея подобное клеймо. Но отказаться от такого подарка - означает потерять хорошее отношение Ратвалии, а оно еще ни раз может пригодиться, в этом я нисколько не сомневаюсь. Ну что ж, оглядевшись вокруг и заметив множество горящих надеждой глаз, отвела от них взгляд и, снова повернувшись к Дин, спросила.
   - Верховная, мне неудобно вам в этом признаться, но я ни разу не была с самцом Санроссой, и поэтому прошу вас поделиться опытом и знаниями в этом вопросе, помочь сделать выбор.
   Ратвалия словно подплыла ко мне, иначе ее плавную походку никак не назовешь, и замерла передо мной. Я заметила, как широко раздуваются ее носовые щели, и каким нездоровым блеском горят почерневшие глаза, жадно осматривающие меня. Она медленно подняла руку и провела по перьям защиты на моей голове, а по телу сразу побежали мурашки от неприязни. Я стояла и диким усилием воли заставляла себя не двигаться и, не мигая, смотрела на нее, сильно задрав голову. Да... когда так же стояла перед Интарро, то независимо от его поведения и того, что он со мной сотворил, чувствовала тепло, а не холод и отвращение. Куда я снова попала!
   - Ну что ж, моя маленькая Ристин, я лично займусь твоим обучением и уверена, что мне это доставит огромное удовольствие, а сейчас займемся выбором рабов. Запомни, сладкая моя, чем крупнее самец, тем сильнее и выносливее он будет. Чем длиннее и толще его головная защита, тем он более чувственен и эмоционален. От цвета ничего не зависит, а запах можешь выбрать тот, который тебе больше нравиться. Ну что, давай сделаем первую попытку.
   Она повернулась к мужчинам, плотным кольцом, окруживших нас, от чего у меня пересохло в горле, я не понимала, как такие здоровые мужики терпят ее и не придушат в темном уголочке. Пристально вгляделась в каждого из них, теперь они стояли вытянувшись в струнку, с неприкрытым вожделением глядя на меня. Я выбрала двух коричневых мужчин, не самых крупных, но и не самых мелких. Выбирала по аурам, они у них были самыми блестящими. Мой выбор шокировал многих, особенно одного, видимо самого впечатлительного, который, сделав резкий шаг, схватил меня за руку, явно собираясь что-то сказать. Не знаю почему, скорее всего, его резкое движение послужило толчком, от которого треснули мои с таким трудом сдерживаемые нервы, но не задумываясь отскочила и резко ударила его своим хвостом по бедру. Дальнейшее уже воспринималось, словно информация доходила до меня сквозь дымовую завесу. Мужик остановился, удивленно глядя на меня, а потом, как подкошенный, упал. Изо рта у него вывалился фиолетовый язык с лиловой пеной в основании. Не веря в происходящее, смотрела на него, больше не делая каких-либо движений, не доверяя своему телу. Я убила человека! Нет, не так! Я убила живое существо, но сути это не меняло. Я убийца! Если бы ящерицы умели плакать, я бы сейчас билась в истерике, но в истерике билась моя душа, воя и стеная. Я же молча смотрела на труп, а потом все так же молчком подняла глаза на Ратвалию и выдала первое, что пришло в голову, чтобы хоть как-то разрядить ситуацию в которую попала.
   - Простите Верховная, но я никому не разрешаю себя трогать без моего согласия. - Она удивила меня еще больше, ответив, и в ее голосе прозвучали новые нотки, которые, к моему ужасу, звучали как уважение.
   - Ничего страшного, Ристин, этому тебе тоже надо научиться. В свое время мы дали им слишком много воли, и твоим ли родственникам не помнить этого. Так что я рада, что твоя мать учила тебя правильно, чтобы соответствовать будущему высокому положению. Судя по тому насколько быстро сдох этот неудачник, ты весьма сильна, моя девочка и принесешь моему дому много чести.
   Я не могла говорить, просто склонила голову, а она, судя по черной руке, ласково обнявшей меня, сочла это за благодарность, и вывела из комнаты. Мне выделили небольшую каюту, но с очень большой кроватью и оставили отдыхать. По тому, как она со мной прощалась, стало очевидно, что эта престарелая ящерица пылает ко мне явно не опекунскими чувствами. Розовая ящерица, боже, если бы не было так страшно и противно, можно было бы задохнуться от смеха. Я ее, конечно, могу понять, когда вокруг столько мужиков, готовых растерзать друг друга по твоему желанию, лишь бы добиться внимания, со временем это надоедает и хочется чего-то новенького и свеженького. А я как раз такое вот свеженькое молоденькое мясцо, на которое появился жуткий спрос. Как бы меня не разорвали на части голодающие. Ну что же делать-то мне?
   Проснувшись от тревожного сна, вызванного произошедшими событиями, поспешила в душ. Приведя себя в порядок и, возвращаясь обратно, увидела одного из своих рабов, который, заметив меня в обнаженном виде, чуть не проглотил свой язык, захлебываясь слюной, но делать резких движений и подходить ко мне не посмел.
   - Госпожа Ристин, вас приглашает к себе Верховная. Сутки назад наш корабль захватил свободных и Верховная приглашает вас принять участие в решении их участи. Она посчитала, что для вас это будет полезный опыт.
   Он горячим взглядом скользил по моему телу, а я, парализованная смущением, с трудом действуя руками, одевалась, стараясь не обращать на него никакого внимания.
   Мы прошли во внешний отсек, рядом с аварийным эвакуационным шаттлом находилась пара камер с лазерной решеткой и возле них, в окружении вооруженных охранников, на коленях стояли семеро свободных сантарин. Я стояла рядом с Ратвалией и, холодея, смотрела на них. Узнала троих, одним из них был мой не состоявшийся хозяин Интарро Каи.
   Я не смела пошевелиться, понимая, что вот сейчас он поднимет голову и увидит меня, и тогда моя недолгая и такая призрачная свобода, обернется очередным, но гораздо более худшим рабством. Он почувствовал мой взгляд и, подняв лицо, посмотрел прямо в глаза. Передо мной расплывалось его избитое лицо с рассеченной скулой, ниже боялась взглянуть, но то, что он узнал меня, поняла только по тому, как немного расширились зрачки и слегка блеснули глаза. Показалось, что он с трудом выдохнул воздух из груди и, не мигая, продолжал смотреть на меня. Взгляд метнулся к остальным двум членам его экипажа, знавшим меня, но и они молча разглядывали, не говоря ни слова. Невероятно, потрясающе, ящеры не предали меня, не выдали мое происхождение, а значит - подарили свободу. Свободу выбора. Я не ожидала этого от тех, кто покупает рабынь и превращает их в себе подобных. Того, кто семь раз подвергал чужие жизни тяжким мучениям, пытаясь получить самку для создания семьи и получения потомства. Семь тщетных попыток с смертельным исходом! Но теперь я невольно стала их частью, и не смотря на побег, меня не выдали и не предали!
   К пленным подошли два Санросса и начали избивать металлическим прутом, поочередно проходя мимо каждого стоящего на коленях. Когда ударили Интарро и он с трудом, но удержался на коленях, я почувствовала боль, а потом - внутренний протест. Они не должны его бить. Но я стояла и смотрела на Интарро, стараясь не выдать своего отношения к происходящему, поэтому застывшей безразличной статуей смотрела ему в глаза и, думала, что только он видел свою боль, отражавшуюся в моих глазах, сострадание и благодарность. В этот момент я простила ему все, что пришлось испытать и пережить по его вине, и захотела помочь пленникам. Ведь на собственном опыте убедилась, как живут мужчины на Санросе и теперь могла точно определить всю гамму чувств и эмоций, которую они испытывали в отношении женщин. Да что там говорить, всех женщин. Больше я не раздумывала.
   - Верховная, простите меня, но могли бы мы отложить развлечение на завтра. Я бы с удовольствием сама ими занялась. Хотелось бы немного отдохнуть перед удовольствием, сегодня слишком много всего произошло. А завтра лично отплачу этим презренным за их радушное прошлое гостеприимство.
   Ратвалия, встав рядом, пристально посмотрела мне лицо, а я твердо смотрела на нее, сильно задрав голову. Все же она больше походит на мужика, чем на бабу, наверное поэтому немного розового цвета. Не знаю, что она во мне разглядела, но потрепав по холке рукой, приказала охране.
   - В камеры до завтра. - Я повернулась к ней и как бы просто ради любопытства спросила.
   - А куда вы их корабли потом деваете или сразу уничтожаете? Ведь они, видимо, дорого стоят и их можно продать на черных базах?
   Ратвалия криво ухмыльнулась, оскалив жуткую морду, и снова потрепав по холке довольно прошипела.
   - Ты точно станешь Верховной Матерью, дитя мое. Умна, хитра, безжалостна да к тому же, еще и ушлая жадина. Лучший набор качеств, которые только может воспитать в себе самка. Твоя мать может гордиться своей дочерью!
   Склонив голову, я тихо прошипела.
   - Моя мать умерла, госпожа Ратвалия, очень давно. Но теперь у меня есть Вы, Верховная.
   Боже, оказывается я могу с легкостью сдать экзамен по лести, исходя из того как гордо и покровительственно меня приобняла эта дура.
  
   Глава 11
  
   Тишина вокруг, но я с таким напряжением продвигаюсь по коридору, что даже малейший скрип обуви заставляет в ужасе сжиматься сердце. Пару раз я пряталась в закутках и под лестницами, пока не проходили несущие службу Санросы. Вот и последний поворот и я, наконец, в знакомом отсеке с камерами. Проскользнув внутрь, замерла, вглядываясь в полутемное помещение. Пленников охранял только один охранник, стоящий возле рубильника включающего энергорешетку, который, не обращая на меня внимания, играл на голопланшете и поэтому удар по голове из-за спины знакомой металлической палкой, подобный опыт у меня уже был, стал для него полной неожиданностью. Он рухнул на пол как подкошенный, а я, сорвав с него идентификационную карту, метнулась к рубильнику и отключила его. Потом, испытывая одновременно страх и облегчение, заметила, что все семеро живы, практически целы и пристально рассматривают меня. Интарро подошел ко мне и, выхватив карту, закинул себе на плечо, затем ринулся к шаттлу. Я, оторопев от такой благодарности, зашипела.
   - Какого черты ты меня тащишь. Отпусти меня немедленно, я тебе свободу подарила, а ты со мной как животное поступаешь.
   Бегущий позади изумрудный ящер угрожающе засвистел.
   - Молчи самка, иначе погибать теперь уже точно будем вместе. Так что не дергайся и молчи.
   Я замолчала, про себя кастеря сначала этих уродов неблагодарных, а потом и себя за некстати проявленные жалость и сочувствие. Но ругалась молча, понимая, что если нас поймают вместе, меня, в отличие от остальных, будут убивать долго и мучительно. Боже, ну куда я снова влипла, ведь все так хорошо начиналось! Загрузившись в шаттл благодаря карте, и незаметно отстыковавшись, мы получили несколько минут форы, которые позволили приблизиться к следующему за нами кораблю Интарро. Я только сейчас поняла, как их захватили. Корабль свободных оказался в два раза меньше, чем военная махина Санросса. Надежда на благополучный исход становилась все призрачнее. Раздавшийся голос в кабине шаттла принадлежал Санросскому пилоту, осуществляющему управление нашим корабликом. Он затребовал причину нашего приближения и код доступа. Интарро, словно придушенный соловей, хрипло засвистел пилоту код, а потом сказал, что его просто сослали сюда, потому, что он не угодил, новой госпоже. Пилот, лишний раз порадовавшийся чужому невезению и, возможно, своей будущей удаче, разрешил стыковку. Его дальнейшей судьбой, я больше никогда не интересовалась. Зачем? Меньше знаешь, крепче спишь, тем более теперь, когда и на моей душе лежит жутким грязным пятном чужая смерть. И с этим еще придется научиться жить. Мои спутники четко и быстро двигались по кораблю, готовя его к побегу, а потом, развив максимальную скорость, сделали гиперпрыжок, отрываясь от очухавшихся Санроссов. Ну что ж, теперь у меня снова появился призрачный шанс на свободу, хотя разглядев рожу направляющегося в мою сторону Интарро, шанс судорожно помахал прощально ручкой. Он подошел ко мне и, задрав лапой подбородок, заставив смотреть ему в глаза, задал один вопрос. Бедняга, наверное полночи мучился в поисках ответа на него.
   - Почему ты помогла нам? Ведь это был твой шанс на свободу и власть. А судя по всему, Черная Ратвалия - это самая жестокая самка на всем Санросе, проявила к тебе благосклонность и расположение. Рядом с ней ты смогла бы занять наивысшие посты власти. Получить все, к чему стремиться любая из вас. Неограниченную власть, средства и сотни рабов-самцов.
   Я отодвинула его руку, освобождая свое лицо из его захвата, и удивилась тому, как легко он уступил мне. А потом, сделав шаг назад, снова посмотрела ему в лицо.
   - Меня предали и продали все, кого я знала на земле, а вы, имея на меня такой компромат, оставили на свободе и дали шанс выжить. И за это я простила тебе все то, что ты со мной сделал. За сутки пребывания на корабле Ратвалии, я увидела то, чему бы никогда не поверила, слушая ваши рассказы и поэтому, зная каково быть рабом на собственной шкуре, не смогла обречь вас на это. А еще... На корабле Санроссов я нечаянно убила одного из мужчин, не знала, что иголки на хвосте выпускают яд. Он схватил меня, а я отреагировала автоматически, не думая, а он упал и помер. И спасая вас, думала хоть чуть-чуть искупить свою вину. Взамен одной утраченной жизни спасти сразу несколько, чтобы хоть как-то успокоить совесть. Это было так ужасно, он там лежал и смотрел на меня пустыми блеклыми глазами, а потом я увидела вас и как представила, что с вами сделают то же самое, сразу стало больно и плохо. Я бы просто не смогла жить дальше, зная, что могла бы помочь и ничего для этого не сделала.
   К концу монолога меня уже всю трясло и знобило. Сказался весь пережитый стресс за последние дни и даже месяцы. Невыплаканные слезы, а как справляться со стрессом без слез я еще не научилась. Все семь свободных стояли полукругом возле меня и в шоке слушали. Пикали приборы по голубому монитору голоэкрана, бежали строчки с информацией, а я все стояла, словно тень в мире живых. Испытывая холод и не решаясь прикоснуться к живому теплу, а ведь так хотелось. Нерешительно задрав голову, я посмотрела на стоящего рядом Интарро.
   - Прости меня, пожалуйста, что ударила тебя по голове, я не хотела, но выбора у меня не было.
   Не мигая, он смотрел на меня, опустив лапы по швам. А я так замерзла и устала, что решилась на странный даже для меня поступок: приблизилась к нему и прижалась всем телом, обняв его талию обеими руками. Не смотря на то, что моя макушка доставала только до его груди, и я практически дышала ему в пупок, мне было комфортно, с удовольствием впитывала его тепло и приятный запах скошенной травы, нагретой горячим солнцем. Стоя рядом с ним и наслаждаясь наконец живым теплом, благодаря которому немного оттаяли мои конечности и сердце, неожиданно для себя поняла, что больше не испытываю к нему отвращения и страха. Сейчас я ощутила его силу, запах и живительное тепло, которым он щедро делился со мной. А еще стало горячо под хвостом, и я осознала, что хочу эту фиолетовую ящерицу. Ох уж, это что со мной только что случилось, вообще?
   Моя грелка отмерла и мягко провела рукой по спине, от чего по ней побежали мурашки, когда рука дошла до шеи, а затем и до перьев защиты, я практически готова была замурлыкать. Ноги держали с трудом, и я всей своей тушкой повисла у него на руках, цепляясь за окровавленную жилетку. Окровавленная! О господи, и о чем я только думаю, ящерица недоделанная. Резко отлепившись от своего практически мужа-хозяина, внимательно осмотрела его, а потом также внимательно и других ящеров. Они подозрительно смотрели на меня, и если бы я могла, то покраснела бы от смущения. Но увидев понимающие ухмылки на их побитых мордах и, заметив свой темно-платиновый окрас, поняла, что мое смущение не оставлено без внимания и принято к сведению. Сначала ринулась на выход из рубки, а потом, вспомнив, что я даже не знаю куда бежать, вернулась назад и, потоптавшись на месте, неуверенно спросила, обращаясь сразу ко всем семерым мужчинам.
   - Эээ, а где у вас тут медотсек? - Интарро рывком преодолел разделяющее нас расстояние и, волнуясь, прошипел, бесцеремонно оглядывая меня со всех сторон.
   - Ты ранена, Ристин? Быстро покажи где! - ага счаззз, разбежалась и показала.
   - Нет, это не я ранена. Это вы все ранены, поэтому если покажете где медотсек, могла бы помочь обработать раны.
   Они снова уставились на меня подозрительно. Но один из них, мужчина кирпичного цвета с коротким красноватым ирокезом на голове и кроваво красными глазами, выдвинулся вперед и прошипел.
   - Госпожа Ристин, я врач на этом борту и служу у вашего хозяина. Позвольте представиться - Рас Кун, а эти сантари представятся сами. Вы не должны заниматься нашими ранами, это моя работа и я надеюсь, вы не хотите лишить меня ее.
   Я отрицательно мотнула головой, и Рас коротко кивнув Интарро, быстро вышел. За ним вышел изумрудный и сообщил, что он инженер-механик и его зовут Тел Нурия, сине-голубого пилота - Хтор Миас, за ним вышли два идентичных сиреневых ящера и, синхронно отвесив поклон, представились как Жас и Кас Роа, эти отвечали за вооружение, разведку и охрану корабля и персонала. Седьмой темно-коричневый мужик все еще хмуро поглядывал на меня, но все равно, приветственно кивнув мне головой, представился Кортом Си и сообщил, что на его не хилых плечах, метра два в обхвате, лежат все торговые и представительские дела. После того, как представился и вышел последний самец сантари, я почувствовала себя словно выжатый сморщенный лимон, и стояла опустив голову и не глядя на Интарро, и думала о том, что будет дальше. Вздохнув, я тихо спросила.
   - Как вы оказались на корабле у Ратвалии? - Он, подойдя ко мне, взял за руку и повел в уже знакомую каюту.
   - Мы искали тебя, Ристин! Проверяли корабль за кораблем, всех, кто вместе с нами в тот момент находились на той злополучной базе. Мы обшаривали уже четвертый корабль, перехватив его в системе Санроса, и тут нас всех вместе и застукал военный сторожевик. В тот момент мы были отрезаны от своего корабля и поплатились за свою беспечность и уверенность в своем превосходстве. И самое интересное во всей этой истории, что молодая зановорожденная оказалась именно там, где мы меньше всего ожидали ее встретить. Беспомощная самка, в очередной раз обхитрив самца-санроса, сумела спасти наши потрепанные шкуры, которые завтра, скорее всего, проветривались бы за бортом сторожевика. Доказав при этом, что ее сила заключена в мозгах, а не в теле. Остановившись возле двери моей бывшей каюты, он нажал на панель, открыв ее и пропустив меня в комнату, застыл в проеме, пристально глядя на меня.
   - Не так давно ты просила дать тебе время для того чтобы привыкнуть ко мне. Ты заслужила это время, и я согласен ждать столько, сколько потребуется, не принуждая к близости. Но ты была и остаешься моей, Ристин, этого факта не изменить. И хочу сразу предупредить тебя, что свои ошибки дважды не повторяю. Отдыхай, тебе еще пригодятся свежие силы. - Я вскинула голову, услышав все сказанное и, решившись, спросила, глядя ему в глаза.
   - Каков мой статус на сегодняшний день, Интарро? Если ты помнишь, я тебя уже предупреждала дважды, что никогда не буду ничьей игрушкой, а уж рабыней и подавно. Поэтому если ты не изменил моего положения, то готовься к новым проблемам!
   - И кем же ты хочешь стать для меня, Ристин? - Он угрожающе нахмурился, переваривая мое наглое заявление.
   - Иррисой! И только такой статус, позволит тебе, дорогой муженек, вздохнуть свободно, не ожидая с моей стороны очередного побега.
   Он смотрел на меня без выражения, но по яростному блеску почерневших глаз поняла, что слишком близка к тому, чтобы меня опять размазали по стенке. Да, горячий мне достался мужчина! Я не шевелилась, боясь лишним движением вызвать цепную реакцию, от которой, прежде всего, пострадаю сама.
   - Если я признаю твой новый статус, то хотел бы получить полноценную иррису. А ты хочешь получить время для привыкания ко мне. Ты не находишь, что слишком много просишь, самка? Ты получишь равные права, всеобщее уважение и мое состояние, а что же достанется мне, сладкая моя? Только бывшая рабыня, которая ненавидит, боится и не хочет меня, не желает носить мое потомство, но при этом требует статус иррисы! Я похож на полоумного, Ристин?
   - Я простила тебя в тот момент, когда ты не выдал меня Ратвалии, так что о ненависти речь больше не идет, если ты, конечно, опять не сделаешь что-нибудь такое, за что я начну тебя снова ненавидеть. Думаю, что именно ты мне нравишься больше остальных, и провалиться мне на этом месте, если я понимаю почему! Так что если ты начнешь ко мне хорошо относиться, я к тебе быстро привыкну. И смогу принять как своего мужчину. Детей я тоже люблю и даже тот факт, что они родятся ящерицами, не сможет изменить того, что они моя плоть и кровь, а значит, априори, будут любимы и желанны мной. Ну и насчет нашей близости... Понимаешь, я просто боюсь неизвестного. Ведь я даже не знаю как у вас эта близость происходит и чем может обернуться. Все события, которые случились со мной за последнее время, научили меня осторожному отношению к любым сделанным шагам и поступкам. И вообще, вдруг мы несовместимы, вон ты какой большой и я ничего не умею и вряд ли понравлюсь тебе.
   К концу своей путанной и комканой речи я снова потемнела до темно-серого цвета и отвернулась от него.
   - Маленькая, ты сейчас так блестишь и так сладко пахнешь, что я с трудом сдерживаю себя. Можешь быть уверена, что мы полностью совместимы. Ведь тебя проверили по всем параметрам. А насчет слияния, то скорее всего, наш ритуал схож с вашим. Могут быть некоторые различия, но они не принципиальны. И уж поверь мне, я чрезвычайно буду рад открыть для тебя путь к слиянию и обучить ему. Думаю, что ты не останешься равнодушной партнершей и получишь максимум удовольствия.
   Он встал за спиной, плотно прижавшись и, положив лапы мне на плечи, начал медленно их массировать, снимая общее напряжение и посылая волну тепла, которая цунами промчалась от макушки до кончиков когтей на ногах. Я испугалась стремительности, с которой развивались наши отношения и, сделав над собой усилие, отошла от него.
   - Ты пообещал дать мне время, оно все-таки потребуется, но немного, поверь мне. И к тому же, ты так и не ответил на вопрос о моем статусе. - Он сверкнул в мою сторону глазами, а потом выскочил за дверь, снова чуть не расколотив дверную панель. У меня тряслись поджилки от слабости и напряжения, но я все равно чувствовала себя удовлетворенной. И хотя он не сказал мне 'да', но и не сказал 'нет'. Так что шанс на победу имеется, и думаю довольно приличный. Я разделась и легла спать, заснув сразу, как только голова коснулась подушки.
  
   Глава 12
  
   Сквозь сон показалось, что кто-то стоит рядом с кроватью и смотрит на меня, но веки налитые свинцовой тяжестью никак не хотели открываться, я чуть слышно прошептала.
   - Интарро! - все еще находясь во власти сна, почувствовала как его теплая ладонь, погладила мое лицо, прикасаясь столь нежно, словно крылья бабочки скользили по щеке. Улыбнувшись, я довольно вздохнула, испытывая радость и умиротворение, что отныне не одна, а под защитой этих сильных рук, и опять провалилась в глубокий сон. Проснувшись и приведя себя в порядок, долго сидела гипнотизируя дверь, но ее никто не открывал и не спешил меня кормить. А ведь я - молодой растущий организм как-никак, который жутко хочет кушать. Решив, что хватит заниматься всякой фигней, решительно открыла дверь и уже менее решительно направилась искать кухню. Пару раз свернув по коридору и заглянув в очередной отсек, обнаружила, наконец, искомое. На кухне никого не было и, проверив все ящики и холодильники в тщетной попытке найти готовую пищу, решилась сделать полезное дело и приготовить еды на всех. Через час, когда я закончила очередное блюдо, теперь уже по рецепту шаа-сов, в кухню влетел Корт Си. Увидев меня, застыл как вкопанный, а потом, оглядев накрытый стол, быстро вышел из кухни. Я пожала плечами и решила, что если он неголодный, то как говорится - меньше конкурентов. Взяв тарелку побольше, которая скорее походила на маленький тазик, и доверху наполнив своей стряпней, уселась завтракать. Или обедать? Какая разница, главное - поплотнее набить голодное брюшко. Не успела я прожевать первую ложку, как в кухню ввалился весь экипаж во главе с капитаном. И если первые восторженно смотрели на заставленный едой стол, то Интарро отчего-то горел гневом и зло смотрел на меня, сидевшую за столом с набитым ртом и удивленно наблюдавшую весь этот цирк. Сиреневые близнецы первыми нарушили напряженную тишину, заполнившую кухню.
   - Хозяин, а можно уже за стол садиться, а то твоя самка все сама съест. А тут так много вкусного. Наверное! - Они протиснулись сквозь толпу остальных и, хитро кивнув мне перед тем как присесть рядом, спросили.
   - Разрешит ли нам госпожа Каи присоединиться к своему столу и отведать вашей еды?
   Я, пытаясь прожевать, или хотя бы просто проглотить то, что засунула в таком количестве, проверяя истинные размеры своей пасти, смогла только согласно кивнуть головой. Как только близнецы, схватив тарелки, начали их заполнять следуя моему примеру, за ними последовали остальные, аккуратно обходя злого Интарро и присаживаясь за накрытый стол. Наконец, прожевав и проглотив под его пристальным взглядом, я встала и подошла к нему.
   - Что я опять сделала не так, почему ты злишься, Интарро? - тяжело вздохнув, явно с большим трудом взяв себя в руки, он ответил.
   - Когда пришел в каюту, ты отсутствовала. Тебя не было слишком долго. - Я удивленно смотрела на него, а потом мою морду осветила ехидная такая ухмылочка, которая судя по перекосившемуся лицу, явно не прошла бесследно для его самолюбия.
   - Ты подумал, что я опять сбежала. Правда? - Его кожа потемнела до грозовой тучи, но явно не от смущения, поэтому, стерев ухмылку со своего лица, я поторопилась оправдаться, чтобы не схлопотать по наглой, хитрой, серебристой морде.
   - Прости, но тебя так долго не было, а я очень проголодалась и решила, что ничего плохого в том, чтобы пойти поискать еду не будет. А тут ничего готового не было. Я решила, что пока вы работаете, приготовлю для всех поесть. Ведь мне все равно заняться нечем, а так хоть дело появилось. Если вам понравится, я могу научиться готовить пищу сантарин, или ту, что ты любишь. Ты просто подскажи основные принципы, я все быстро схватываю.
   Он явно сканировал меня на вранье, пристально наблюдая, но, не обнаружив его признаков, сел за стол. Я быстро положила всего понемногу на тарелку и поставила перед ним, а потом села рядом доедать свою порцию. Все сидящие за столом осторожно пробовали каждое блюдо, а потом с удовольствием комментировали свои ощущения и давали кучу советов. Я встала и быстро сбегала в свою комнату за заветным альбомом и, вернувшись назад, заметила напряженный взгляд мужчин. Сев на место, попросила повторить несколько рецептов их кухни, чтобы я могла записать.
   - Где ты взяла приус, Ристин? - снова это вкрадчивое шипение на грани свиста.
   - Мне подарил его капитан корабля шаа-сов, на котором я улетела от тебя. Мне очень понравились его картины, и я похвалила их, а он, исполнившись благодарности, подарил альбом и карандаш.
   Интарро отложил столовый прибор и, перехватив у меня альбом, начал его рассматривать под любопытными взглядами остальных, которые, тем не менее, не забывали работать челюстями. Развернув первую страницу, он несколько мгновений рассматривал портрет шаа-са, а потом его взгляд уперся в следующую страницу, на которой я нарисовала его, очень ярко передав черты и характер. Не знаю, что тогда на меня нашло, но неосознанно начав рисовать, поняла, что рисую своего мучителя и все-таки закончила его портрет. А теперь он смотрел на него, а я жутко нервничала, потому что не знала, как он отреагирует.
   - Ну что ж, я рад, что избавившись физически, ты не смогла в мыслях отстраниться от меня. Сантарин не имеет таких талантов, поэтому я не могу оценить твою работу. Но лично для меня это великолепный рисунок. Не знал, что ты видишь меня именно так.
   Я снова смутилась и потемнела еще сильнее, когда альбом прошелся по рукам остальных, и они тоже выразили единодушное восхищение. Причем близнецы сразу попросили изобразить и их тоже. Это был первый спокойный обед за последние три месяца, и я, как только могла, наслаждалась каждой его минутой. Я с удивлением поняла, что глядя на этих сантарин, уже не воспринимаю их как ящериц, а смотрю на них как на равных себе, похожих на меня и вполне интересных мужчин. Они говорили о многом и ни о чем, развлекали меня и старались сгладить возникающие острые углы, если мы друг друга не понимали. От еды и спокойной обстановки меня разморило и я неосознанно, словно это было так просто и обыденно, привалилась к Интарро. Только когда заметила пару понимающих взглядов, обратила внимание, что практически лежу на нем, а он придерживает меня рукой, чтобы я на пол не свалилась. Ох, как же мне надоело смущаться и темнеть, вызывая при этом довольные ухмылки у всего экипажа. Я неловко отстранилась и, встав, начала убирать со стола, складывая посуду в автоматическую мойку. Раздавшиеся позади шум и топот, известили, что мои сотрапезники покинули помещение, любезно позволив перевести дух и немного расслабиться. Но когда к спине прижалась высокая туша Интарро, и воздух вокруг заполнил его мягкий обволакивающий аромат, я снова напряглась в ожидании дальнейших действий. Рядом упал какой-то квадратный брикет и меня, не разворачивая, осторожно поставили на него. Он уперся лапами по бокам от меня и чуть склонившись, мордой потерся о мои волосы, медленно, не прекращая ласки, спускаясь к лицу. Не двигаясь, я пыталась проанализировать, что испытываю, когда он так ко мне прикасается и поняла, что все это мне нравиться, а когда он своим гребнем потерся о мой, горячая волна стремительно пронеслась по всему телу, оставив пылающий костерок между ног. Но все равно, для меня это еще было слишком рано, не могла я полностью ему довериться, не зная истинного отношения к себе, да и в собственных ощущениях и чувствах пока не могла навести полного порядка. Так, разброд и метания, даже тот факт, что как только мы оказались снова вместе на борту его корабля, и я впервые за несколько месяцев скитаний почувствовала себя в безопасности, только добавлял новые хлопоты и вопросы. Что же со мной происходит? Я напряглась и попыталась отстраниться от него, практически полностью вжавшись в стол. Почувствовав напряжение, он замер и застыл словно статуя, пытаясь вернуть себе уже утерянный контроль. Судя по раздавшемуся скрежету и оставленным на поверхности стола бороздам от его когтей, возвращение контроля далось с трудом. Я стояла, боясь пошевелиться, а он замерев и не двигаясь, все так же прижимался ко мне, потом над ухом раздалось его хриплое шипение, как будто его сейчас чуть не задушили.
   - Я дал тебе время, Риистиин, и не забираю его! Но ты не сможешь помешать мне сделать все возможное, чтобы ты как можно скорее привыкла ко мне и возжелала. Я чувствую твой аромат желания и знаю, что достаточно продвинулся в своем стремлении приручить тебя, МОЯ малышка.
   Наконец отлепившись от меня, он резко развернулся и, словно разгневанный дракон, вылетел из кухни в облаке разметавшихся полос своей юбки. Я стояла и тяжело дышала, пытаясь вернуть свое так быстро утраченное спокойствие. Да, мне достался не просто горячий мужчина, а прямо вулкан огнедышащий. Закончив с уборкой помещения, решила прогуляться по кораблю, чтобы хоть немного разнообразить свой досуг и чуть ближе познакомиться с теми, к чьей расе и виду я теперь принадлежу.
  
   Глава 13
  
   Судя по тому, что мы уже неделю добираемся до Сантарина, не сильно-то и торопимся. Я довольно близко сдружилась со всеми членами команды и даже вечно недовольный и придирчивый Корт Си стал ко мне довольно сносно относиться, особенно после того, как я нарисовала его портрет и пару раз приготовила блюда, которые ему нравились. За эту неделю я приготовила много вкусной еды для команды корабля, особенно стараясь, когда дело доходило до того, что любит мой хозяин. Ведь не зря же моя бабушка вечно твердила, что желудок у мужчин гораздо больше сердца и путь к нему прямой, а от желудка до сердца совсем не далеко тропку топтать. Вот я и старалась. Проведя после памятного разговора неделю назад бессонную ночь в раздумьях и тревожных мыслях, пришла к выводу, что хочу остаться с Интарро, не смотря на все, что случилось со мной по его вине. Более того, поразмышляв, я пришла к выводу, что мутация - это возможность начать новую жизнь с чистого листа. Ведь пути назад нет, да и на земле пришлось бы еще десять лет провести на Рое, а то, что отец смог бы меня вытащить оттуда раньше, сильно сомневаюсь. Да и скорее всего, он меня уже похоронил. А благодаря Интарро я получаю мужа, возможность завести семью и детей, согласна даже на маленьких ящерков, которые у нас получатся, ведь они будут моими и к тому же - новую интересную жизнь, наполненную смыслом, а не отчаянием и вечным бегством по просторам вселенной. Поэтому всю эту неделю внимательно приглядывалась к нему, все время открывая новые черты его сложного характера, а также благодаря нашим, уже ставшими обычаем, посиделкам за кухонным столом, я старалась как можно больше узнать о планете, где буду жить и о расе Сантарин, к которой теперь относилась. Мое стремление к знанию не осталось не замеченным и получило всестороннюю поддержку. Интарро все время прикасался ко мне, встречал после сна и провожал, когда я, уставшая, направлялась снова спать. Через какое-то время, в один из таких моментов поняла, что привыкаю к этому и сама жду с нетерпением новой встречи и ощущения его рук на моем теле. Я все время чувствовала, что напряжение, которое скапливалось в нем, растет с каждым днем, но все равно держала его на расстоянии, пытаясь прояснить для себя, что же он испытывает ко мне. Я больше не затрагивала тему моего статуса на Сантарине, а Интарро упорно молчал. Я боялась, боялась снова оказаться просто игрушкой, которую когда она надоест, просто сломают или выкинут, как ненужную вещь. Этот страх словно выворачивал мои внутренности наизнанку, не давая расслабиться и отдаться своим новым и таким ярким чувствам, которые вызывал у меня Интарро.
   Я заметила, что мои спутники сегодня все какие-то напряженные и в тоже время собранные, и не могла понять почему. За обедом все, быстро подчистив свои тарелки и выразив мне благодарность за прекрасно приготовленную пищу, потихоньку свалили оставив одну. Удивило, что и хозяин, покинул меня, ничего не сказав, поэтому приведя все в надлежащий порядок, нерешительно и с опаской пошла его искать, делая вид, что просто прогуливаюсь. Подойдя к рубке, я услышала разговор Корта и Интарро. Осторожно заглянув внутрь, увидела, что оба стоят ко мне спиной, а на панораме смотрового экрана застыла планета. На некотором расстоянии от нас, на орбите, я заметила еще несколько кораблей, похожих на наш. Судя по всему, мы прибыли на Сантарин, только мне почему-то об этом не сказали. Внутри заклубилась тучей обида, но услышанный разговор заставил забыть о ней. По разнесшемуся по рубке механическому голосу компьютера, запрашивающего данные и статус каждого члена нашего экипажа, я поняла, что мы скоро высадимся на планету и проходим, так сказать, пограничный контроль и сверку данных. Интарро методично вводил данные в компьютер и голосом подтверждал статус каждого. Последней в списке оказалась я. Как только все мои данные передали на Сантарин, механический голос запросил мой статус, и тут я услышала тяжелый вздох Интарро и его ответ.
   - Ирриса! - Корт Си всем телом повернулся к Интарро и зашипел, срываясь на свист.
   - Послушай, не совершай моих ошибок. Остановись, подумай, ведь ты всегда можешь изменить ее статус на Иррису.
   - Нет, она согласится стать моей только в таком статусе, поэтому у меня нет другого выхода.
   - Ты ненормальный, неужели чужие ошибки тебя ничему не учат. Вспомни мою Тарьяду, я жду ее уже три года, она тоже вынудила меня пойти на этот шаг. И что взамен? Я потерял все, что желал и к чему стремился! А ты... у тебя будет время заставить ее привыкнуть, привязать к себе потомством и уже после выполнить ее желание, сделав ее равной. Тебе самому нужно это время.
   Интарро, склонив голову, напряженно стоял, не решаясь подтвердить последнюю команду компьютеру.
   - Нет, она сказала, что простила меня и готова принять, если я сделаю ее равной себе.
   - Да пойми же ты, Интарро, что после того, через что они все проходят по нашей вине, зановорожденные вряд ли смогут нас простить. И после того что произошло со мной, ты готов рискнуть всем, что у тебя теперь есть? Рискнуть ради ее желания быть свободной своей судьбой и дальнейшей жизнью? Ведь если она просто использует тебя, ты так и будешь скитаться по вселенной одинокий и никому ненужный, без возможности обрести семью и дом. Если она, как Тарьяда, решит таким образом отомстить тебе за то, что ты с ней сотворил. Ты согласен стать рабом ее желания?
   - Да, Корт, ради нее, я готов рискнуть всем, что у меня есть!
   - Может хотя бы скажешь, почему?
   Корт в этот момент отвернулся от Интарро и заметив меня, в бешенстве уставился, а я, замерев, стояла. Переведя взгляд с него, уперла его в спину своего хозяина, который, наконец, парой движений подтвердил статус иррисы. Снова утвердив мое новое положение на планете Сантарин голосом, и выслушав разрешение голопограничника на приземление в космопорте, он, не оборачиваясь, тяжело прошипел, обращаясь к Корту и все еще не догадываясь о моем присутствии в рубке.
   - Она хозяйка моей тени и сердца, поэтому с того мгновения, как я увидел ее новое тело на сто шестой базе, у меня больше не было выбора, Корт. Черная Ратвалия оказалась права, она настоящая самка Санроса. Слишком умная, слишком сильная и слишком независимая, чтобы ее можно было согнуть и не сломать при этом, а игрушка без тени мне не нужна.
   Он все так и стоял, не поворачиваясь к нам лицом и пристально вглядываясь в смотровое окно, словно от туда звала родная лиловая планета. А я больше ни в чем не сомневалась, молча подошла к нему и, обойдя, прижалась к его груди. Он стоял, опустив руки по швам и сжав кулаки. Подняв его тяжеленную руку своей, я потерлась о кулак лицом, потом снова отпустив его, подняла глаза и прошептала.
   - Я простила тебя и никогда не предам, ведь отныне я твоя половина. Ты заслужил мое доверие и преданность тоже. Теперь мы едины и мы - семья. И этому факту я чрезвычайно рада, родной ты мой, ящер безносый. Правда, последнее я уже сказала про себя.
   Его глаза стали совсем черными, ноздри широко раздувались, как будто ему не хватало воздуха, затем меня схватили на руки и крепко прижали к мощной груди. Я, задрав руки, погладила его такую родную, и к моему жуткому удивлению даже вполне такую красивую теперь, морду. Потом осмелев совсем, начала изучать его черную защиту вокруг головы, нежно прикасаясь к каждому кожистому перу. Когда я дошла до середины, он со свистом протолкнул в легкие воздух и на сверхсветовой скорости рванул на выход со мной на руках.
   Мы лежали на огромной кровати в его каюте и все еще не могли прийти в себя после того, что здесь несколько раз за несколько часов произошло. Оказалось мой муж самый любвеобильный и неутомимый любовник на свете. Хотя я не жалуюсь, со временем, наверное, даже привыкну к такому счастью и в таком количестве. Я до сих пор с легким смешком вспоминала первые минуты нашей близости. Как только мы залетели в его каюту, с меня сразу сорвали одежду. С такой же немыслимой скоростью он разделся сам, и вот тут я впала в ступор, не увидев привычного для любой человеческой женщины мужского достоинства. Но мое удивление длилось недолго, оказалось все самое ценное хранится внутри и выдвигается по желанию хозяина. И вот как раз когда, заметив мое недоумение, муж продемонстрировал, что он имеет в виду, от вида этого... устрашающих размеров, я позеленела и, хрюкнув от ужаса, ринулась на выход в полной уверенности, что если это все достанется одной мне, то вряд ли переживу следующие пару часов. Но Интарро был готов к любым моим выкрутасам, и особо изощренным способом доказал как я была не права, что он не влезет. Оказалось, я хоть и маленькая, но такая вместительная и эластичная, что очень скоро орала и свистела от удовольствия на весь корабль. Хотя, как сообщил мне довольный Интарро, скорее всего, меня даже на Сантарине услышали.
   А когда через несколько часов проснулась от того, что заворчал мой голодный желудок, оказалось, что лежу на Интарро, распластавшись на нем серебристой тряпочкой. Мой творческий мозг тут же оценил, как здорово мы сочетаемся: холодное серебро и мягкий фиолетовый цвет. Уррр. Чуть поерзав, я сползла с него и, подняв голову, увидела горячий, голодный взгляд Интарро.
   - Нет, ну что опять? Я просто поесть хотела. У меня, в конце концов, молодой растущий организм и его кормить надо, а то он не выдержит твоих сексуальных потребностей и скончается раньше времени.
   Интарро сев, начал быстро одеваться и помогать одеваться мне. Блиин! Как же я устала носить эти тряпки. Застиранные безрукавка и длинная юбка представляли собой жалкое зрелище, но другой одежды не было. А одежда Интарро была велика настолько, что было невозможно ее носить. Но мне уже давно пообещали, что как только мы прибудем домой на Сантарин, то все магазины - в моем распоряжении. Так что скоро я буду очень занята шопингом. Мурррр. Как я соскучилась по этому слову, а ведь раньше оно меня раздражало и утомляло сверх меры при одном только упоминании. Но все что со мной случилось за эти последние месяцы, научило по новому смотреть на все мелкие радости жизни и принимать их с благодарностью. Я даже поделилась с Интарро новостью, что я вполне так богатая наследница и как у него будет время, мы слетаем в систему шаа-сов и продадим все мое имущество там. Потому что деньги лишними не бывают надо обеспечивать еще будущее потомство. Наше потомство!
   Пока Интарро с остальными членами экипажа проходили последние процедуры оформления нас и привезенного товара, я решилась выйти из порта на свежий воздух. Широко раскрытыми глазами смотрела на красный песок и рыжеватые стволы деревьев вокруг. На песочную траву и растительность настолько немыслимых цветов, что руки зачесались начать все это великолепие рисовать. Вернув взгляд на землю, чуть в стороне от себя я увидела молодую ящерицу молочного окраса с белоснежной гривой волос и витиеватым белым кольцом, знаком иррисы. Интарро сказал, что наше первое дело на Сантарине - это получении такого кольца в комитете при Совете Старейшин. Она пристально разглядывала меня и в тоже время, волнуясь, следила за выходом порта. Присмотревшись к ней повнимательнее, я заметила в ее глазах отчаяние, тоску и страх, мне почему-то стало ее жалко. Пока думала о незнакомке, ко мне неожиданно подошли трое молодых самцов и пристально начали разглядывать.
   - Чья ты игрушка, презренная самка? - Меня от такого вопроса аж подбросило от злости.
   - Я не игрушка, ящерица! Я ирриса, и требую уважения, иначе пожалеешь.
   - Самка, неужели тебя еще не научили покорности, ну что ж, нам будет приятно преподать тебе пару уроков послушания. И к твоему сведению, мы что-то не заметили на тебе белого кольца.
   - Послушайте вы, неудачники, я бы с удовольствием посмотрела на вас, как вы в космосе будете искать это кольцо. Если вам, конечно, повезет и вы найдете кому его можно будет надеть. А то может только друг на друге примерять и будете.
   Ох, зря я это сказала. Потому что как только до них дошел смысл сказанного, морды перекосило, и, судя по их кровожадным взглядам, меня сейчас будут бить.
   - И не надо на меня так смотреть, а то вам мой муж глазки повыковыривает, он у меня такой собственник, что очень не любит когда его собственность кто-то руками трогает, и ногами тоже, - на всякий случай уточнила я. Мало ли что. Последнее их наверное добило, потому что они не сговариваясь, поперли на меня с жуткими перекошенными мордами.
   - Интаррооооо! Интарроооо! - я завопила как резанная и, развернувшись, припустила к порту, через секунду запрыгивая на выбежавшего мужа. Следом появились наши спутники. Вцепившись в него руками и ногами, невинными глазами посмотрела на него и, ткнув своим толстым пальчиком в моих преследователей, заявила.
   - Эти меня обижают и побить хотят. А еще говорят, что я игрушка и они меня научат покорности и послушанию. - Умела бы плакать, еще бы показательную слезу пустила, а так только покрепче вцепилась в Интарро и демонстративно затряслась словно от страха.
   Рев Интарро наверное был слышан и в космосе. Он минут десять свистел на этих трех малолетних обормотов, потом прямо со мной на руках попинал их всем, что под руку и под ноги попалось, и немного остыв, послал их далеко и надолго. Прижав меня еще крепче, направился к стоянке флаеров, но заметив блондинистую ящерицу на дороге, замер как вкопанный, а потом, резко обернувшись, посмотрел на Корта.
   Корт медленно, словно не веря в происходящее, подошел к ней и, застыв, смотрел на красавицу не мигая и, казалось, даже не дыша.
   - Тарьяда!!! Что ты здесь делаешь? - от его хриплого шепота даже у меня мурашки по спине побежали, столько тоски и отчаяния было в нем. Блондинка, сделав шаг и встав к нему вплотную, вдруг опустилась на колени и, обняв его ноги руками, попросила.
   - Прости меня, Корт Си!
   - За что, Тарьяда?
   - За то, что так долго заставила ждать, за то, что предала твое доверие. За то, что заставила страдать нас обоих. - Корт стоял, не шелохнувшись всего секунду, а потом подняв ее словно пушинку на руки и прижал к груди, начал укачивать словно ребенка.
   - Ты простила меня наконец, Тарьяда? Ты сможешь принять меня таким? - Обвив его шею руками, она с таким умиротворенным и довольным видом потерлась о его шкуру, что других ответов не потребовалось, но она ответила.
   - Пойдем домой, я слишком долго не исполняла своих обязанностей твоей иррисы, что забыла, как это делается. Придется тебе снова учить меня этому, единственный мой.
   Не глядя на нас эта сладкая парочка направилась к парковке, а мы так и стояли посреди дороги, прижавшись друг к дружке. Я, все еще сидя у него на руках, посмотрела в глаза Интарро и, решившись, сказала.
   - Тебе принадлежат мое сердце и моя тень. Хотя на земле говорят, что тебе принадлежат мои сердце и душа. А если совсем просто, я люблю тебя, милый и всегда буду любить! И если чуть-чуть не ослабишь свою счастливую хватку, то ты меня либо задушишь либо раздавишь своими объятиями.
   Хотя я не жалуюсь, нет, скоро привыкну, наверное. Ведь это такое счастье, когда тебя любит тот, кого так сильно любишь ты. Тогда ничего не страшно, потому что ни смотря ни на что, вы всегда будете вместе. А с Интарро я в этом уверена. Ящерица моя любимая. Муррр.
  
   Конец
  

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"