Гусев Владислав: другие произведения.

Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.07*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Ильма (пока только первая часть)


  
  
  
   ХХХ
  
   Монотонный скрип колес незаметно просочился между бессвязными обрывками сновидений, разметал их и принялся немилосердно терзать слух противным, скрежещущим звуком. Ильм, не открывая глаз, потянулся, зевнул и плотно натянул на себя пропахший мышами тулуп. Примириться с плохо смазанной осью было гораздо проще, чем с мыслью о том, что скоро этой нехитрой идиллии придет конец. Однако, все рано или поздно заканчивается. Так устроена жизнь. Видимо для того, чтобы человек не слишком привыкал к чему-нибудь хорошему. Очень скоро придется распрощаться с приютившими его людьми и.... Да что там говорить, точнее, думать наперед? Надо быстро привыкать к тому, что цена его жизни на настоящий момент ломаный грош. Смиряться надо с этой мыслью и стараться не лезть на рожон. Он теперь никто. Просто человек с поддельной подорожной. И магией надо осторожнее пользоваться, а лучше не пользоваться вообще. Один некромантский перстень на пальце еще ни о чем не говорит. Это всего лишь цеховой знак, который, в принципе любой прощелыга на себя нацепить может. И зря люди считают, что это дурная примета. Нет в кольце с черным самоцветом ни капли злого колдовства. Обычная дань древним традициям. То же самое, что и волчья морда, которую накалывают себе на правой щеке королевские егеря или серьга в виде конской подковы у пехотинцев арбалетчиков. Да много еще можно примеров привести. Хотя из-за этой самой дани традициям много кто горя хлебнул. И за конкретными примерами далеко ходить не надо. Помнится, кто-то из ветеранов рассказывал, как вели себя остроухие с теми же егерями и арбалетчиками. Татуировка на щеке? Прекрасно. Значит, сейчас не будет ни татуировки, ни щеки. Миниатюрная подкова в ухе болтается? Очень хорошо. Расплавить и по три капли в каждый глаз. Для пущей остроты зрения. И это только для начала. Для разминки, так сказать.
   Ильм поежился от неприятных мыслей. То же самое и перстень. Без королевского патента с ним есть шансы оказаться в застенках ордена. Только шансы у него и остались. А патента нет.
   Ильм снял перчатку и нежно потер пальцем черные грани камня. Может, выкинуть его к лешему, от греха подальше? Какой в нем теперь прок? Перед кем красоваться? Кому что доказывать? Знания все равно никуда не денутся. Он прикусил губу и тут же погнал гаденькие мысли взашей. Отступничество начинается с малого. С таких, простых, на первый взгляд, поступков. Не успеешь оглянуться....
   Чья-то рука требовательно подергала Ильма за ворот камзола.
   - Просыпайся, мастер, Кряж недалече.
   Ильм вздрогнул от неожиданности, попытался отгородиться от нарушителя спокойствия тулупом, но не преуспел в этом начинании. Тулуп вопреки его тщетным усилиям сполз ближе к ногам, и тут же на смену уютному теплу пришел холод.
   - Вот леший,- некромант присел и потер глаза кулаками, - как же неохота просыпаться.... Что, уже приехали?
   - Приехали,- парень в обрезанном снизу зипуне сдержанно усмехнулся,- почти. Стены городища скоро покажутся. Издалека. Один поворот остался. Так, что мил человек, как говорится, любезно просим с нашего каравана. Чем могли, тем помогли. Дальше извиняй.
   Ильм прислушался к ноющей боли в груди, потрогал успевшие покрыться щетиной щеки и с неудовольствием отметил совершенно поганый привкус во рту. Вылезать из насиженного в старом сене углубления на мороз и ветер категорически не хотелось. В наличии было желание еще немного поспать и въехать в селение на конной тяге. А уже в городе можно и разойтись в разные стороны. С взаимными поклонами и заверениями в вечной дружбе. М-да.... Ремень, который он отдал в обмен на проезд, стоил не меньше, чем пять серебряных монет. За такие деньги в этой колымаге не зазорно прохлаждаться еще пару дней и ни о чем не думать. Так что разумный торг уместен.
   - Нельзя ли с вами через ворота проехать?- некромант пристально посмотрел на паренька.
   - Нет.
   - У меня подорожная есть.
   - Это меня не касаемо. Мастер-бард велел с тобой разговоры лишние не вести. Он приказал, значит, так тому и быть. Вылезай....
   - Отчего такие строгости?- удивился Ильм, краем глаза посматривая сквозь дырявый тент.
   Мимо лениво проползали припорошенные снегом кусты и деревья. Дальше виднелось бескрайнее поле. Разговор гроша медного не стоил. Спор тоже. Бродячих актеров не переспорить. Такой уж народ. Так что придется добираться до Кряжа на своих двоих. Однако за учтивой беседой пару сотен шагов еще удастся выиграть. Все меньше до городских ворот топать. Главное не переполнить чашу терпения. Мускулистых рук здесь достаточно. Гимнасты там всякие, жонглеры. Борцы опять же.... По шее навешают, мало не покажется.
   - Нас на въезде стражники трясти станут. Как пить дать,- терпеливо пояснил хозяин драного зипуна,- бродячие труппы для них бесплатное развлечение. Обязательно к чему-нибудь придерутся потехи ради. Кого-то трико раздражает, кого-то тянет в реквизите покопаться. Причин не счесть.... А у тебя, прости, мастер, за словцо, рожа не нашенская....
   - Это как так?- немного обиделся за свое лицо Ильм,- лицо как лицо. Не хуже, между прочим, чем у тебя.
   - Не нашенское,- упрямо отрезал парень,- нет в нем артистической одухотворенности. Увидят тебя стражники и начнут всех мытарить еще больше. Что за человек с вами? Откуда? Куда? Почему? Да и грошей лишних у нас нет, за тебя мзду откупную уплачивать. Так что....
   - Понял, - покладисто согласился Ильм и откинул полог,- понял, уже ухожу. Не стану же я вам репутацию портить. Скажи, а этот ваш мастер-бард, он, что такой уважаемый человек?
   - Еще какой! В столице в королевском театре играл!
   -Везде одна и та же история,- усмехнулся Ильм,- что ни труппа бродячая, то обязательно в ней выходец с высочайших подмостков найдется. Сколько талантов в землю зарыто. Не счесть.
   - Наш точно оттуда.
   - Не буду спорить. Последний вопрос. Вы представление в этом селении давать будете?
   - Да,- паренек вздохнул,- хотели до столицы успеть. Не вышло. Жаль. На такой большой праздник и в такой дыре застрять.
   - Какой праздник? - не понял Ильм.
   -Ты что? - не то испуганно, не то удивленно выкатил глаза щербатый,- так ведь сегодня канун преподобного Ляса Ткача. Завтра гульбище будет ого-го....
   - Как это сегодня?- почти прошептал Ильм,- как это сегодня....
   -Тю! Видать, шибко ты головой ушиблен. Как я говорю, так и есть. Давай, вылезай. Не нарывайся на грех...
   Ильм спрыгнул на снег и отошел к обочине. Ледяной ветер тут же попытался залезть под нижнее белье. Пришлось засунуть руки в карманы и туго обтянуть камзол вокруг талии. Многое он бы сейчас отдал за теплый плащ. Эх.... Не так было бы сейчас студено.
   Повозки комедиантов натружено скрипя колесами, медленно протащились мимо. И никто из них не выглянул вслед. Возницы и те не удостоили взглядом. Стоит человек у края тракта и пусть себе стоит.... Главное, что под колеса не лезет. И собственное положение по сравнению с одиноко мерзнущим человеком уже не кажется таким безысходным. Все-таки крыша есть над головой, пусть и из залатанной парусины, и лошадки есть...
   Ильм поднял воротник, чихнул и беззлобно усмехнулся. Как в старые добрые времена. Он, дорога и зима. Поддельная подорожная и пустые карманы. Но, если честно признаться больше всего беспокоило не это. И не беспокоило даже, просто холодило душу и тело сильнее, чем ледяная стужа. Какая чудовищная погрешность.... Только вчера до Ляса Ткача было четыре седмицы с лишним. А сегодня уже вот он, один из восьми больших престольных праздников. Столько дней спрессовалось в несколько мгновений. Он был на волос от лютой смерти. Не так страшно оказаться в процессе переноса не в том месте. Опасно неверно рассчитать магическую матрицу и размазаться по временной реке.... Возможно, этим можно объяснить исчезновение половины металлических пуговиц и монет.... Очень повезло, что некромантский перстень и наследное кольцо графа Каша уцелели. Ему вообще повезло. Амулет, что дал ему этот восставший из мрака времен костяной истукан вряд ли был настроен под конкретного человека. Мог бы вполне материализоваться по частям и в разные дни. Вчера голова, завтра ноги. Попробуй потом собери все вместе.... Впрочем, достаточно перебирать неприятные мгновения. Пора и о насущных делах озаботится.
   Ильм начал снимать перчатку, желая поскорее стянуть с пальцев не совсем соответствующие его нынешнему положению украшения и отправить их в хитрый потайной кармашек брюк, как вдруг наткнулся взглядом на троих мужичков, расположившихся у поваленного возле дороги дерева. К его неприятному удивлению все три пары глаз смотрели прямо на него. Смотрели без злобы, но и без участия, так, словно перед ними вовсе и не человек стоял. Так смотрят на бесхозную вещь, перед тем как ее умыкнуть. Некромант поморщился. Вот досада! И как он их не заметил.... Впрочем, немудрено. Верхняя одежда у странной троицы выбелена явно с расчетом на то, чтобы не быть заметной на фоне зимнего леса. Белые пятна, разводы и полосы нанесены неравномерно и с долей рациональной смекалки. Так что боковым зрением хозяина такого наряда легко можно принять за небольшой заснеженный куст. Но делать нечего, придется из сложившейся ситуации выкручиваться, не делая резких телодвижений. Все-таки трое на одного.
   Ильм натянул перчатку обратно и с независимым видом пошел по краю тракта. Да мало ли кто в снегу у дерева сидит? Так он скоро от собственной тени шарахаться будет. К тому же вон на утоптанном снегу лежит пара топоров и большая двуручная пила. Обычный набор самых обычных лесорубов. На душе стало немного легче. Ровно настолько, чтобы вздохнуть спокойно. И не то чтобы Ильм испугался. Бывали с ним случаи и похуже. Просто очень не хотелось начинать новый день с мордобоя.
   - Единый в помощь, путник,- один из мужичков приветливо махнул шапкой.
   Ильм скрипнул зубами от досады, и придал лицу учтивое выражение. Как ни крути, а общаться придется. Вежливо. До тех пор, пока незнакомцы будут вести себя прилично. Кто знает, может и обойдется все...
   - И вам того же, почтенные.
   Подозрительная компания немного оживилась, но попыток выйти на дорогу предпринимать не стала.
   Ильм подошел ближе. Взору сразу же открылись новые и весьма любопытные детали. Некромант задумчиво погладил цеховой перстень под кожей перчатки. А люди эти не из простачков будут.... У бородача из-под полы тулупа кольчуга виднеется. Кольца ее тронуты ржавчиной, но все равно наличие доспеха кое о чем говорит. У парня в смешной шапке на руке красуется кованый браслет. Такие вещи простой смерд никогда не посмеет на себя нацепить. Да и откуда у простого смерда такие милые безделушки? Теперь ясно, откуда здесь ноги растут и куда. Не в первый раз, видимо, такие танцы у обочины тракта. Сейчас немного побалагурят, подурачатся, все больше для собственного душевного отдохновения и перейдут к сути дела. А суть понятна и проста. Делиться надо с хорошими людьми. И чем больше дашь, тем лучше. И в качестве благодарности за доброту и бескорыстность деяний нож под ребро. Правда, в данной честной компании может оказаться больше форсу и наглости, нежели определенного характера навыков.... Такое тоже случается нередко. Лесные тати городским собратьям по лихому ремеслу не чета. Не та организованность.
   - Я того,- продолжил после недолгой заминки приветливый мужичок,- в общем, глядим мы, как тебя с каравана, значится, лицедейского выставили. Ну и .... Может, спрос, какой у тебя имеется? На глаз человек ты не местный. Так мы завсегда....
   - Благодарю,- Ильм, крепко затерявшийся в последнее время среди людского лицемерия и предательства, решил не спешить таять душой от такого вот неожиданного участия в его судьбе, - вроде, нет у меня причин вас от работы отвлекать.
   - Отдыхаем мы.
   - Тогда всех благ.
   -А может подкинешь пару медных монеток?- неожиданно вмешался в плавное течение учтивой беседы бородач, удобно устроившийся меж двух толстых веток,- а мы вечерком за твое здоровье выпьем....
   - Последнее циркачам отдал за проезд,- развел руками Ильм.
   - Тю.... Тогда в Кряж тебе не попасть.
   -И в придорожном трактире не пожрать,- заметил молодец, обряженный в нелепую длинную шапку.
   - Дык...., - поддержал его приветливый мужичок.
   Некромант не счел себя обязанным отвечать на этот раз. Лишь неопределенно повел плечами. Его проблемы касаются только его, и не важно, как он их будет решать. Но доля горькой правды в словах этой троицы есть. И не малая доля. Да что душой кривить. Одна сплошная, горькая правда. На что он надеется? Только на то, что удастся склонить стражников к обмену. Им дырявая кольчуга, ему вход в селение. Если такой вариант не сработает, тогда впору озабоченно чесать затылок. Чем он может облегчить свое положение? Магией плескать нельзя. Нет патента. А что еще? Дров наколоть? Воды натаскать? Чушь.... Кому он такой весь из себя замечательный здесь нужен? Надо сразу честно признаться. Никому. Горемык желающих задешево продать мозолистые руки и без него здесь пруд пруди. Можно подумать, что встанет он гордо перед городскими воротами и потянется к нему нескончаемый поток страждущих..... Бред. А деньги нужны. И не потертые медяки и серебро. Нужны полновесные золотые. Надо коня купить, одежду приличную. Меч тоже не помешал бы. И новая кольчуга. И запас нужен на черный день. Взятки в столице никто не отменял.
   - А давайте, братья, пощупаем у бедного путника мошну? - совершенно неожиданно и очень деловито предложил бородач, хлопнув себя по бедрам, обветренными волосатыми лапищами,- что-то не верится мне, что голубь этот гол, как орденская мышь.
   Ильм разом подобрался и поспешно оглянулся по сторонам. Тракт как назло был пуст. И отчего всегда столько внимания к его скромной особе? Шел себе мирно человек мимо, никого не трогал, так нет.... И на кулаках эта история вряд ли будет иметь свое продолжение. К чему кулаки сбивать о чужие зубы, когда топоры под рукой. Не боевые секиры, конечно, но кому от того легче дышать? Топор дровосека в опытных руках тоже способен немалые беды натворить. Да, незадача вышла. И все это вне пределов видимости городской стражи. Впрочем, городские вряд ли стали бы вмешиваться. Поглядели бы, посмеялись, возможно, на деньги поспорили, кто кого раньше изведет, и все дела. Кажется, придется щит ставить.
   Помощь пришла с неожиданной стороны.
   - Охолонись, - приветливый мужичок, сжал сухой, костлявый кулак и угрожающе свел кустистые брови к переносице,- все бы тебе пощупать.... Я тута пока за главного.... Так, что балагурить можа и будь, да поперек разговора свою дурную башку не суй.
   - А то что? - бородач сник, уткнулся взглядом в истоптанный снег и обиженно засопел,- я ж.... я только....
   - Заткнись,- приветливый поднес кулак к самому носу любителя легкой наживы и вновь обратил свой взор к Ильму,- не обессудь путник....
   Ильм немного расслабился, но заклинание все-таки прошептал. На всякий случай. Воздух вокруг некроманта слегка завибрировал, налился энергией, но остался совершенно прозрачным. Ильм хищно оскалился. Щит с каждым разом выходит все лучше и лучше, а, значит, и шансы выжить повышаются.
   Некромант сложил руки на груди и вдруг почувствовал внутри себя едва заметный огонек интереса.
   - Чего ты хочешь?
   - Ничего,- мужичок пожал плечами,- стою я тут и слова добрые путникам раздаю. Вдруг Единый зачтет благое дело?
   - Хм....
   - И советы подаю тоже. Иногда.
   - Многих на путь истинный наставил?- Ильм не сдержался и похабно усмехнулся.
   - Есть и такие.
   - А я высокой чести удостоюсь?
   - Отчего ж нет? Только вперед уговор....
   Ильм ухмыльнулся еще больше, пытаясь спрятать под улыбкой новую волну тревоги. Играют с ним. Как кошка с мышью. Впрочем, совет послушать всегда любопытно.
   - Изволь.
   -Я тебе укажу, где можно задницу к теплу прислонить,- приветливый чинно поправил шапку на голове,- а ты, ежели решишься у нас в округе задержаться, туда и пойдешь. Ну, как, по рукам?
   Ильм задумчиво посмотрел на висящую в воздухе морозную дымку и погладил немного онемевшую от холода щеку. Если он сейчас откажет, то ровным счетом ничего не произойдет. Скорее всего. Каждая сторона останется при своих корыстных интересах и не более. Если согласится, то тоже не кровью себе приговор подпишет. Тайна хлебного места в окрестностях Кряжа, разумеется, великая есть. Но не настолько она велика, чтобы из-за нее чего-то опасаться и быть выше меры кому-то обязанным. Вряд ли слово честь применимо к этим людям.... Да и кому по нынешним временам это старомодное слово применимо? Мало к кому. Что из этого следует? Много чего, но главная мысль выпирает настолько, что видна невооруженным глазом. Чего бы эти лесовики ни замышляли, а маг, тем более некромант поступит так, как пожелает. Вне зависимости от данных здесь обещаний. Пора из уже совершенных ошибок извлекать полезные уроки.
   - По рукам.
   - Вот это дело, - сдержанно одобрил мужичок,- слушай сюда. По ту сторону города на тракте, ну, на том, что к столице прямехонько ведет, таверна стоит. Зовется "Старый лис". Хозяин ее, иногда бродяг к делу приставляет, а взамен кормит и теплый кров дает.
   - А ты у него вроде сводника, что ли?
   - Может и так, а может и эдак.... Два земных поклона ему передай.
   - От кого?
   - Просто передай и все.
   - Ладно, - Ильм почувствовал, как холод все сильнее начинает прикусывать пальцы ног,- схожу, посмотрю. Поклонюсь за тебя. Два раза. Спину не сломаю.
   - Тогда доброго пути, мил человек.
   - И вам не хворать.
   Некромант еще плотнее стянул края камзола и пошел в сторону Кряжа, рассеянно поглядывая на покрытый инеем, постепенно редеющий, обступивший дорогу лес. Трактир это хорошо. Очень хорошо. Работа в таких заведениях кипит круглые сутки. Два, три дня здесь задержаться можно. Осмотреться. Попытаться привести себя в порядок. И надо быть готовым к повторному явлению этой веселой компании. Все-таки совершенно непонятно откуда такой к нему интерес. Из-за магического щита? Нет, почувствовать его они никак не могли. Возможно, есть другие причины? Тьфу. Да какие могут быть причины? Кто его здесь знает? Никто. Кому он здесь нужен? Никому. И что-то такое еще мелькнуло в голове во время разговора. Мелькнуло и пропало. А, вот что. Очень было похоже в определенный момент на неуклюжую попытку сыграть в плохого и хорошего злодея. Или это только показалось? Показалось, наверное. Просто в лихой троице не всегда согласие есть и все дела. И нечего попусту воду в ступе толочь. Пройдет время, все станет ясно. В принципе он готов рассмотреть любые выгодные предложения. Даже если они будут иметь не очень хороший запах. Не до жиру сейчас. Главное не зарываться. Некий краткосрочный общий интерес с целью взаимного обогащения вполне возможен, но не более. Никаких клятв и договоров с прицелом на необозримое будущее.
   Ильм пошел медленнее и оглянулся. Плавный поворот, который незаметно сделал тракт, надежно огородил его провисшими под тяжестью снега ветвями от въедливых взоров новых знакомых. Ильм даже лопатками пошевелил, отгоняя прочь неприятное ощущение угнездившегося меж лопатками пятнышка жара. Вот что бывает, когда знаешь, что тебе в след три пары глаз упираются. Болотного дятла им в суп.
   Некромант остановился и подождал некоторое время, чутко прислушиваясь к морозной тишине. Скрипа снега под чужими ногами он так и не дождался. Подходящий момент следовало использовать, ибо шансы повстречать еще кого-нибудь исполненного благих, или корыстных намерений по-прежнему были очень велики. Он быстро приподнял полу куртки, завернул край кольчуги, подцепив одновременно с ним и рубаху, и неловким движением подмерзших пальцев засунул кольца в потайной кармашек на поясе брюк. Ильм понимал, что хитрость его шита белыми нитками. Ему достаточно только попасть в руки к искушенному человеку. И все. Все тайное сразу станет явным. А вот, кстати, и Кряж впереди показался.
   Некромант посмотрел на раскинувшееся меж двух густо поросших лесом холмов поселение. Действительно, настоящий небольшой град. Окружен вокруг не обычным для таких мест частоколом из бревен, а рубленными деревянными стенами и башнями. Крыши домов во многих местах видны из-за городских укреплений. Выходит жилища у местных в два, а то и в три яруса в высоту построены. Что ж, близость к столице обязывает. Где-то он что-то читал про это.... Когда-то.... Вроде как главные королевские зодчие испокон веков ревностно требуют в дне езды от королевского дворца всем поселениям иметь такую застройку. Как же там было сказано.... " Жилища постройки почтительной и не оскорбляющей взыскательное око, да высоты без лишней скромности, дабы подчеркнуть величие нашей короны...." Любопытно было бы взглянуть "взыскательным оком" на мелкие хутора. Неужели и там данный эдикт соблюдается в строгости? Ильм злорадно оскалился, представив себе двухэтажный хлев, окинул долгим взглядом строгую каменную колокольню храма Единого, мысленно сравнил ее пропорции с окружающими постройками и почтительно присвистнул. А вот это, действительно, без лишней скромности. В ордене золота на свои нужды не жалеют. Зато когда король в очередной раз отправляет по полям и весям своих доверенных людей с протянутой рукой, то за мощными вратами, украшенными дланью творца всегда обнаруживается лишь жидкий монастырский квасок да сухой ржаной хлебушек. В общем, все атрибуты власти духовной и светской налицо. Дело за малым - осторожно проскользнуть меж ними и в очередной раз не замараться.
   Ильм выдохнул, посмотрел, как клубится, постепенно растворяясь, облачко пара перед его лицом. Не совсем понятно, почему для города выбрали столь невыгодное в военном отношении место. На холмах было бы не в пример лучше строиться. Там и оборону, если что, держать удобнее и вешние воды никогда не зальют. И название какое выбрано - Кряж. Крепкое название, основательное. Так и хочется увидеть перед собой этакую неприступную крепость, овеянную славой и ни разу не склонившую буйную голову перед злыми супостатами. В реальности же все оказывается гораздо прозаичнее....
   Некромант еще раз оглянулся и, не заметив ничего подозрительного, побрел дальше. Мысли в голове вертелись по большей части бессвязные, отрывистые, скачущие, если так можно выразиться, через пень-колоду. Ильм даже не пытался сосредоточиться на них. Все равно толку никакого. И ни к чему пока напрягаться. Когда роковой час настанет, тогда он и займется созданием жестких логических конструкций. А пока хоть чем-то голова занята и на том спасибо. Остальное суета сует.
   Так незаметно для себя он подобрался к самым городским стенам.
   Охрана при воротах выглядела внушительно и активно принимала участие в судьбе тех самых комедиантов. Роли у служивых людей, судя по разворачивавшемуся действу, были строго распределены. Несколько хорошо вооруженных стражников деловито копошились возле фургонов. Пара лучников наблюдала за своими товарищами сверху, со смотровых площадок башен и громко, никого не стесняясь и не стыдясь крепких выражений, помогала советами.
   Ильм подошел чуть ближе и присмотрелся к процессу досмотра.
   Дело у бродячих артистов, судя по всему, не клеилось. В Турове он никогда не придавал значения таким мелочам. Для подобных дел существовали рядовые чины. А для острастки пылких скандалистов из лицедейского цеха вполне хватало капрала. Теперь он был по другую сторону баррикад.
   Ильм смотрел, как сноровисто сбрасываются с повозок тюки, как из них на грязный снег бесцеремонно вытрясаются какие-то разноцветные тряпки, свертки и другой непонятный хлам. Кто-то из комедиантов попытался поднять из растоптанного грязного снега небольшую куклу с золотистыми волосами. Один из солдат под громкий гогот товарищей тут же выхватил ее из трясущихся от волнения рук и силой ударил о колесо повозки. Кукла разлетелась на части.
   Ильм сделал еще несколько шагов вперед и словно переступил незримую запретную черту.
   - Ты зачем тут раскорячился? - стражник с сержантскими нашивками внезапно обратил свое внимание на некроманта,- мимо проходь, али задумал чего? Смотри, у нас разговор короткий....
   - Я бы хотел попасть в город,- как можно спокойнее произнес Ильм.
   - Тогда стой смирно и не колыхайся лишнего.
   - Я вроде смирно стою.
   - Вот и стой. Мы делом заняты. Дожидайся своей очереди.
   - Сколько пошлина за вход?
   -Сколько? - сержант нехорошо ухмыльнулся,- для тебя очень дорого. Один серебряный центурий, но только после предъявления подорожной. Не надорвешься от натуги?
   - Подорожная у меня есть,- Ильм небрежно поковырял носком сапога снег,- серебра нет.
   - Нет денег, нет входа.
   - Может, сторгуемся?
   - Чего-о-о? - сержант нахмурился, - убирайся отсюда, пока ребра целы.
   Ильм даже ухом не повел. Он решил отыграть роль обычного человека, не прибегая к помощи магии. Пока никому не нужно знать кто он такой, и что за силы ему послушны.
   Не будь этих проклятых трех десятков дней, он вел бы себя по-другому. А сейчас.... А сейчас никто не знает, как изменился расклад. Брандо и Гор вряд ли просто так успокоятся. От Турова до столицы восемь дневных конных переходов, а на корабле и того меньше.
   - Подожди, мастер,- Ильм развел в стороны края камзола, обнажая ворот кольчуги,- давай спокойно....
   - Вали отсюда,- процедил сквозь зубы стражник,- обмена не будет. Продай броню. Получи монеты. Тогда приходи. И заруби себе на носу, что терпение мое на исходе.
   Сержант коротко, в два пальца свистнул. Лучники на надвратных башнях оживились и тут же взяли некроманта на прицел. Воспоминания о стали, пробивающей грудь, были еще очень свежи в памяти, поэтому ничего не оставалось, как подчиниться праву сильного.
   - Эй, эй, - Ильм попятился, лихорадочно соображая, как быть дальше,- я так...я лучше стороной обойду....
   Сержант проследил за ним еще немного исполненным недобрых намерений взглядом, потом сплюнул презрительно и, окончательно потеряв интерес, отвернулся. Ильм, проклиная про себя негибкие сержантские мозги, отошел на приличное расстояние и свернул на боковую дорогу, стелящуюся вдоль стены. Лучники еще немного подержали его на прицеле, но уже больше для острастки, ибо видно было, что тетивы натянуты не в полную силу, а потом вновь перенесли все свое внимание на терзаемые собратьями по службе повозки.
   Ильм задумчиво помял зубами нижнюю губу.
   Кажется, настало время заглянуть в "Старого лиса". С людьми поговорить, лазейки поискать. Спасибо небесам, что этот самый Кряж стратегически важным замком не является и полностью не перекрывает дальнейший путь. А то бы так и остался ни с чем. При своих интересах....
   - Эй, поворотись-ка с дороги! - внезапно раздалось за спиной.
   Ильм мигом вынырнул из омута размышлений, резко обернулся и сразу отступил на шаг в сторону, рефлекторно пытаясь увернуться от исходящей паром мохнатой лошадиной морды. Потом запоздало ужаснулся размерам остановившейся груженой телеги и растерянно уставился на возницу. И тут сердце его замерло.... Этот румянец на щеках, окладистая борода, нос картошиной.... Ильм судорожно сглотнул и сам того не желая привычно согнулся в почтительном поклоне, запоздало осознав, что это только внешнее сходство. Это не учитель.... Нет сурового блеска в глазах, жесткой складки у губ. Но как похож, боги, как похож....
   Хозяин телеги в ответ тоже снял шапку и привстал со своего места.
   - Вот выверт.... Хотел словцом горячим обложить, а тут такой....такой....э.... Ну и тебе тогда почтение,- он немного смущенно потеребил в руках свой головной убор,- будет подошвы-то стирать. Давай подвезу.
   - Мне недалеко тут,- отмахнулся Ильм,- до корчмы.
   - Ха! И что с того? Ты мне вон поклон чуть ли не земной отвесил. Пусть до корчмы. Да. Дельце-то все равно Единому угодное, да еще перед таким праздником. Чай зачтется там,- возница с некоторой опаской указал пальцем в блеклое небо,- давай руку.
   Ильм ухватился за мозолистую ладонь, поставил ногу на выступающую ступицу, окованного железным ободом колеса, и уселся на жесткую скамейку.
   - Далеко путь держишь? - мужик потянул на себя вожжи и причмокнул губами, понукая лошадь к дальнейшему движению.
   Ильм постарался придать лицу по возможности благостное выражение и наскоро прикинул возможные варианты лжи.
   - Иду к мощам преподобной Кримхильды. А тут канун Ляса Ткача. Вот и решил немного у огня погреться, праздник здесь встретить.
   -Дело глаголишь,- одобрил возница,- в местном храме такое благолепие.... Словами не описать. И служит здесь брат-исповедник Хум. Человек, значится, степенный. Да.... И вере твердый. А сам настоятель вообще хоть сейчас образа пиши. Крепкий муж, суровый.
   - Большой радости достойна такая весть,- заметил некромант и пожалел про себя, что разговор коснулся скользкой богословской темы, - обязательно к перстам его приложусь.
   - Это почитай, что Единому подол облобызать.
   -Точно,- Ильм посмотрел на проползающие мимо потемневшие от времени городские стены,- не знаешь случаем, хорошо ли в Старом лисе гостей принимают?
   - Отчего ж не знать? - приосанился мужик,- знаю. Я ж тут недалече живу.... Так я тебе скажу. Сколь монет в кошеле, так и примут. Хозяин-то в нем ого-го. В смысле руки золотые. Это, значит, касаемо стряпни. Лучше бабы любой тебе жрать сготовит.
   - Да ну? - позволил себе усомниться Ильм.
   - Вот тебе и ну. Истину глаголю, Единый в свидетели. Будешь уплетать за обе щеки, пока с другого конца не попрет. Да и после этого все одно не оттащить от тарелки тебя будет. Так-то. Почитай сам проверил, на собственной шкуре. Значится коронная закусь у него пироги с рубленым мясом и луком. О...., - хозяин воза сладострастно закатил глаза, и тут же стал вновь серьезным,- правда мастер-корчмарь дерет за них втридорога и делает не всегда, но лопать будешь так, что не заметишь, как собственные пальцы проглотишь.
   - Да ну? - опять усомнился Ильм.
   - Я тебе говорю,- мужик таинственно понизил голос,- веришь, к нему даже курьеры из столицы иногда приезжают за пирогами этими. Под заказ, значится. Во, как. Ну, само собой и пляска там другая. Видал я пироги эти. Корочка хрустящая, коричнево-златая, так и просится в уста. А дух от них.... Знамо дело для господ. Да, такой кус не зазорно и самому пресветлому королю поднести. Жаль, что дела меня ныне ждут в городе. А то бы я с тобой за компанию, ух.... Ничего, намедни обязательно загляну.
   - Надо попробовать.
   - Вкусишь и прослезишься. Не трапеза будет, а сплошь благодатное томление. Наш брат-исповедник, когда поста нет, тоже не дурак этих пирожков вкусить.
   - А настоятель?
   - Его за трапезой в корчме не видел, врать не буду.
   - Выходит трактирщик здесь в почете?
   -Да, слово его веское. В городском совете с бургомистром государственные дела решает. На равных. Понял, да?
   - Понял, чего тут не понять,- вздохнул Ильм и подумал, что не просто так простой корчмарь и городской голова дружат. Небось, радеют не только за местное население, а все больше за полноту своих карманов.
   - А я видишь,- возница неожиданно сменил тему,- хотел через северные ворота заехать, а там наши солдаты этих богохульников пользуют.
   Ильм только открыл рот, желая вступиться за несчастных бродяг-артистов, но вовремя вспомнил, что находится в образе доброго и последовательного сына церкви. Негоже в ересь впадать, ой негоже.... Придется почин праведного возмущения поддержать. А вдруг, что еще любопытное доведется услышать?
   - Смуту циркачи в умах неокрепших сеют.
   - И душам неокрепшим один соблазн выходит. Вихляют задницами, рожи корчат. Тьфу, срамота одна. По мне запихать их по повозкам да спалить во славу ордена. И людям простым дышать легче станет. Вот я к примеру. Ждал, пока эту вшивоту к месту пристроят. Долго ждал. Так и поехал к другому въезду. Однако, Единый меня не оставил в унынии. Тебя вот послал. Кстати тебе горшок не нужен? Я гончар. Добрые горшки делаю. Тебе как брату по вере скину пару монет.
   Ильм ядовито ухмыльнулся про себя. Знал бы этот гончар, кто рядом с ним сидит.
   - Благодарствую, но горшок мне без надобности.
   - Жаль.
   Дорога обогнула угловую башню. Впереди показались еще одни гостеприимно распахнутые ворота. И стражники показались, лениво стоящие при них. Ильм не имел большого желания еще раз общаться с солдатами и нетерпеливо заерзал на отполированных до блеска чужими седалищами досках. Пора было и честь знать. К счастью словоохотливый мужичок сам все устроил лучшим образом. Лошадь послушно встала и рука гончара, жестом достойным кисти придворного живописца, указала на аккуратно пристроившиеся вдоль столичного тракта дома.
   - Извиняй путник, но пора нам по разные стороны расходится. Вон там таверна. Мимо не пройдешь. Вывеска у нее большая. Слепой и тот заметит.
  
   ХХХ
  
   Вывеска вопреки ожиданиям оказалась совершенно обычных размеров, и ничего особенно выдающегося в ней не было. Таких вывесок по ближним и дальним уголкам королевства было хоть пруд пруди. Она жалобно скрипела на ветру, была обильно полита дождями, безжалостно обожжена летним солнцем и зимней стужей. Ильм из праздного любопытства довольно долго вглядывался в потемневшие краски рисунка, но так и не смог ничего толком разобрать. Для того, чтобы собрать воедино мутные мазки оранжевого, красного и зеленого цветов требовалась поистине необузданная фантазия. После нескольких безуспешных попыток представить себе, что же все-таки пытался изобразить неизвестный художник, некромант вынужден был признать, что данным качеством природа его обделила.
   Придя к такому неутешительному выводу, Ильм решил больше время попусту не тратить. Он бесцеремонно протиснулся мимо толпящихся у входа подвыпивших селян и распахнул входную дверь.
   Изнутри таверна особым лоском тоже не отличалась. Самая, что ни на есть обычная придорожная корчма. Несколько больших и малых столов, сутулые спины завсегдатаев, гул голосов, стук вилок и ножей. Большая собака, с упоением грызущая кость в одном из проходов. Большой очаг. Куски жареного мяса на вертелах. Бесконечная беготня прислуги. И над всем этим синеватая дымка, кое-где слегка разбавленная тусклым светом нескольких масляных светильников. Хозяин заведения, как и большинство его собратьев по цеху, без зазрения совести экономил на ламповом масле, а так же наверняка разбавлял пиво, подсыпал дурь в более крепкие напитки и еще совершал не один десяток подобного рода деяний. Ильм равнодушно оглядел давно не мытые стекла в узких окошках, старый ковер на стене и, давя сапогами ошметки сена, щедро разбросанные по полу, стал пробираться к стойке. В самом ее дальнем конце, в полутьме, среди кружек, кувшинов и тарелок, обнаружился среднего роста мужчина с длинными, заплетенными в косу волосами. Ильм растерялся на мгновение. Орк? Здесь? Некромант пригляделся к незнакомцу более пристально. Да нет вроде. Лоб высокий. Нос прямой. И все остальное обычных пропорций. Нормальное человеческое лицо. Если орочья кровь в нем и присутствует, то в очень разбавленном виде.... Посмотрим, как он слова будет выговаривать.
   - Ты хозяин? - Ильм побарабанил пальцами по шершавой, изрезанной ножом, доске.
   - Я. Чего угодно мастеру?
   - Поесть, выпить, отдохнуть.
   -Чем платить будешь? Медью, али серебром? За медную монету получишь жареное мясо и пиво. За серебро копченый окорок и вино. Решай....
   Ильм задумался. Нет, этот все-таки не похож.... Речь чистая. Будь у него в роду орки хоть десять колен назад, от неприятного акцента он бы все равно не избавился. Такое родство - клеймо для всех последующих поколений. Но, смел, однако... Мало кто из людей столь вольно распоряжается своей прической, подражая степному народу. При случае можно и волос лишиться, и части кожи вместе с ними. Или всей головы. Все зависит от обстоятельств. Однако, это проблема корчмаря и к настоящему моменту она никакого отношения не имеет. Сейчас важно совсем другое....
   Ильм подошел чуть ближе.
   - Позволь прежде тебе два поклона передать.
   Хозяин таверны оценивающе прищурил изуродованный бельмом глаз, степенно поправил покрытый жирными пятнами фартук и скрестил на груди жилистые, покрытые старыми шрамами руки.
   - И от коих мест такая любезность?
   - С тракта.
   - Ага.... Хоть одна приятная весть, - трактирщик немного оживился, - без денег, без роду племени?
   - Вроде того.
   - Стало быть, ищешь, куда себя приложить?
   - Ищу.
   - Так-так.... А ну-ка паря, иди ближе, не бойся....
   Ильм обогнул стойку. Цепкие пальцы тут же пробежались по его рукам, чутко ощупав бицепсы, потом упруго постучали по мышцам груди. Некромант немного удивился, столь бесцеремонным действиям и на всякий случай приготовился угостить здоровый глаз оценщика кулаком, если тот пожелает переместить свои изыскания ближе к ширинке. Всякой вольнице есть границы. Даже, если приходится смиряться с обстоятельствами.
   Корчмарь словно почувствовал перемену в настроении клиента, отстранился немного в сторону и удовлетворенно потер руки.
   - Сойдешь...
   - Не понял.
   - Сойдешь, говорю, - в мутном белке больного глаза отразился красноватый огонек светильника, - чего тут непонятного?
   Ильм нахмурился.
   -Ты, мастер вокруг да около не петляй. Я ведь как пришел, так и уйти могу. На тебе, конечно свет сошелся, но не клином.
   -Да ты не суетись, - легонько похлопал его по плечу хозяин трактира,- а то прям, будто эльфийская девственница.... Все как надо будет.... Коли поклоны передал, то и применение тебе найдется.
   - Могу узнать в каком качестве?
   - Разумеется, только чуть позже. И рожу свою помягче сделай.
   - На твой лик свет Единого тоже не лег,- Ильм прислонился плечом к потолочной подпорке, - чуть позже, это когда? Я, знаешь ли, иногда наперед загадывать люблю.
   - Не в этот раз.
   - Хм....,- Ильм покрутил в руке пустую кружку,- экий ты несговорчивый. Ну да ладно.... В конце концов, я к тебе пришел, а не наоборот.
   Корчмарь загадочно улыбнулся, мягко, но при этом настойчиво перехватил кружку и поставил ее рядом с собой.
   - До полудня потерпи....
   - С едой тоже?
   Трактирщик едва заметно поджал губы.
   - Я....
   - Я, - перебил его некромант,- просто так столоваться не привык. Накорми меня в долг, или давай я прямо сейчас отработаю по хозяйству. Злее аппетит будет.
   - А что....,- лицо корчмаря прояснилось,- а ведь верно.... С самого начала, так сказать, закрепим, значится, наши отношения. Ты силушку свою явишь, а я к тому времени все приготовлю без спешки. Ну, в смысле мясцо, пивко. Эх, парень, да ты и сам не представляешь, насколько ты кстати пришелся!
   - Не представляю.
   -Да ты у меня..... Ого-го! М-да....,- корчмарь выдохнул, и более спокойно продолжил,- прогуляйся, молодец, на задний двор. Там дрова не колоты.
   - Топор?
   - Там же. В колоде торчит. Вон в ту дверь проходи.
   Ильм потрогал пальцами начинающий тихонько ныть висок и вышел на свежий воздух. Слова корчмаря пусть пока в малом, но с делом не расходились. Задний двор оказался плотно завален древесными чурками. Над необъятным полем деятельности висел терпкий запах еловой смолы.
   Некромант, стараясь не споткнуться, пробрался к объемистой, присыпанной сверху тонким слоем снега, колоде и рассеянно взялся за шершавое топорище. Очень хотелось понять, отчего в голове никак не желают концы с концами сходиться. Возможно, потому, что несерьезно как-то все складывается. Совершенно посторонние люди заводят с ним знакомство на дороге и проявляют сердечное участие к совершенно незнакомому человеку. Тоже мне, избранник судьбы. Должны были просто поговорить и разойтись каждый в свою сторону. Каждый по своим делам. Так по идее и должно было случиться. Без всяких там таинственных поклонов и загадочного огня в глазах. С другой стороны его самого за руку никто не тянул. Сам пришел. Леший, побери.... И трактирщик тип любопытный. Не зря корчма такое название имеет. Кстати, возможно, он и мастер пироги печь, да, только, хозяйство у него не очень складно выглядит. Бывают, разумеется, таверны и еще беднее, да только в них дух какой-то другой. Хочется присесть за стол, пожевать чего-нибудь простенького, дешевым элем запить. Здесь все не так. Почему то с самых первых мгновений душа к этому месту не очень легла. И вроде пока придраться не к чему. Его приняли, выслушали, за двери не выставили. Даже пообещали к делу пристроить. Странно.... Надо будет ухо востро держать. Как бы с этой честной компанией в кандалы не угодить. Хотя вряд ли до такой крайности дело дойдет. Не верится, что они на что-то серьезное способны. Скорее так, по мелочи суетятся. Стража на такие шалости обычного глаза закрывает, если монеты в кошель капают. Если капают.... Но даже при таком раскладе пару десятков золотых здесь заработать можно. А большего в настоящий момент и не нужно.
   Ильм дернул на себя топор и принялся за работу. За годы, которые он провел в роли подмастерья у Хонва, колка дров стала для него своеобразным обрядом, который он совершал с завидной регулярностью. Привычка - великое дело. Когда наступало тепло, и потребность в топливе резко уменьшалась, Ильм вздыхал с облегчением, но занятий с тяжелым колуном не оставлял. Для крепости тела и просто для удовольствия. Много зим с тех пор миновало. Руки стали больше привычны к рукояти меча, но навык не потерялся.
   Взмах - удар.
   Взмах - удар.
   Чурбаки послушно разваливались на части, в стороны летела щепа.
   Ильм работал размеренно, чувствуя, как под намокшей одеждой постепенно накапливается жар. Он расколол еще пару деревяшек, отложил топор и утер рукавом потный лоб. Мысли в голове по-прежнему крутились невеселые.
   Обещание, что к полудню все непременно образуется, остается лишь обещанием. Все это слова. Деловой разговор, по независящим от него причинам, вполне может быть отложен и до заката. И до рассвета.
   Насколько он может позволить себе здесь задержаться? На день? На два? На три? Эх, если бы знать. Но если за три дня он дельных предложений не услышит, придется отсюда уходить. Жилья человеческого впереди на тракте должно быть предостаточно. Это не захудалая провинция, где целый день можно потерять, но кроме лесов, да полей так и ничего не узреть. Стольный город под носом. Вскоре вдоль дороги плюнуть некуда будет. Одни дома да заборы. Только ждут ли его там? Вряд ли. Мало кто решится вывалить неподъемный груз житейских проблем первому встречному. Участливый к чужой беде чужак всегда вызывает подозрения. Здесь надо пытаться удачу ухватить. Здесь.... Но на все не более трех дней.
   - Горазд ты работать.
   Ильм медленно обернулся. Хозяин заведения кутался в дырявый клетчатый плед на заднем крыльце. Из приоткрытой за его спиной двери доносились зычные голоса прислуги.
   - Знаю, за что спину гну,- некромант крутанул в руке топор, ловко поймав его за рукоять.
   - А я слово держу,- трактирщик цепким взглядом проследил за стальным лезвием,- Девки стол уже нарывают. И я с тобой присяду. Потолкуем. А сейчас давай по кружечке ячменного пива опрокинем. За знакомство, так сказать.
   - Не откажусь, - Ильм облизнул пересохшие губы.
   - Вот уважил,- корчмарь поднял с пола две деревянные кружки, над которыми белыми холмиками покачивалась пена,- эль у меня славный. Ну, будем....
   Кружка стукнулась о кружку.
   Ильм с жадным удовольствием в несколько глотков осушил свою посуду. Пиво и впрямь оказалось отменным - в меру горьковатое, с глубоким ароматом хмеля.
   - Эх, хорошо....
   - Эх, парень, да я во всем такой. Правдивый..., - корчмарь с каким-то нездоровым интересом посмотрел в некроманта.
   Пустая кружка в руках Ильма неожиданно налилась тяжестью, будто и не кружка это была, а полное до краев ведро. Земля дрогнула, покачнулась, выскользнула из-под ног, и Ильм провалился в бездонный темный колодец....
  
   ХХХ
  
   Он пришел в себя сразу, будто просто проснулся после долго сна. Вокруг была кромешная темнота. Тишину нарушал лишь звук капающей где-то в отдалении воды. Воздух был пропитан запахами плесени и ржавчины. И еще пахло здесь тяжелым, застоявшимся духом старой крови. Неприятно пахло, тяжело....
   Ильм проглотил тягучую, горькую слюну и неловко повернулся на бок. Крепко его спеленали. И ноги и руки. Судя по ощущениям веревками. Спасибо, что так. С веревками разговор будет короткий. Вот железные цепи ему не по зубам, как, впрочем, чугунные и бронзовые. Магическое мастерство пока не того уровня. Поэтому возблагодарим судьбу и за эту малость.... И неплохо бы понять, где он очутился. И за что. Но этот вопрос скорее не к судьбе, а к владельцу "Старого лиса". Дурман, надо отдать должное у него очень качественный. Отменный дурман, первосортный. Последствия его употребления вообще не чувствуются. Голова не трещит, как с жестокого похмелья. Конечности судорогой не завязываются в узел. В отхожее место мучительно не тянет. За последний пункт отдельное спасибо, ибо, будучи стреноженным, справлять большую нужду не очень удобно.
   Ильм с кряхтением перевернулся. Жестко-то как. И холодно. Некромант коснулся щекой гладкой поверхности пола.
   - Эй, есть здесь кто-нибудь? - не очень громко воззвал он.
   В ответ ни звука.
   - Не очень то и хотелось,- пробурчал Ильм и прочитал заклинание ночного глаза, выставив интенсивность магической матрицы чуть ниже среднего.
   Этого оказалось вполне достаточно.
   Когда синие краски обрели резкость, стало понятно, что находится он в обширном каменном зале с высокими, сводчатыми потолками. Прямо над местом, где лежал Ильм, висел массивный темный обруч светильника. Насколько прочно он держался было только Единому ведомо, а приголубить при падении мог насмерть.
   Ильм поспешно откатился в сторону и принялся дальше с любопытством озираться по сторонам. Из предметов меблировки в наличии был стол с воротом для вытягивания конечностей, потухший горн, деревянное ведро с торчащими из него железными прутками и пара длинных лавок у стен. Невдалеке здоровая куча соломы. Да, пирогами здесь не угощали....
   Ильм опрокинулся на спину и попытался почесать бок. Ничего не получилось.
   - Черное солнце!- выругался некромант,- ну что за жизнь.... Надо было этот городишко стороной обойти.
   - Мудрая мысль, - чуть хрипловатый голос донесся из соломы.
   - А? - невольно вздрогнул Ильм,- ты кто? Я, что не один здесь?
   - Нас двое. Двое дураков.
   - Дураком себя не считаю.
   - Хм...,- с сомнением отозвался голос, и вновь наступила тишина.
   Ильм прикрыл глаза, чтобы лучше сосредоточится. Он прочитал стих анализа и быстро подверг свой организм полной ревизии. Пространственный перенос, осложненный нарушением вектора времени требовал самого пристального внимания к своему здоровью. Волна режущей боли пробежала от пяток к макушке, сердце принялось кувыркаться в груди, голова пошла кругом.
   Ильм терпеливо выдержал неприятные издержки заклинания и запрокинул голову, стараясь унять кровь, потекшую из носа. Правильно зудел в свое время наставник. По делу. Если назвался магом, то будь, прежде всего, готов издеваться над собой. Потом уже над другими, коли хватит сил. Фу, ну как же неприятно. Как будто некачественного яда вкусил. Впрочем, есть и оборотная сторона медали. Все, кажется, не так плохо. Никаких нарушений в жизненно важных процессах не наблюдается. Магический резерв стал немного больше. Растем, леший побери.... Как на дрожжах. И по-прежнему вместо того, чтобы наслаждаться свободой и ореолом таинственности, прозябаем по темницам.
   Ильм перевернулся на живот. Кровь из носа потекла с удвоенной силой. Ильм выругался шепотом и принял прежнее положение.
   - Совесть мучает? - донеслось из темноты.
   - Лежать неудобно.
   - А ты расслабься.
   - Ты всем советы бесплатно раздаешь или по выбору?
   - Сегодня всем,- в голосе послышалась ирония.
   -Сделай одолжение, помолчи,- Ильм проглотил еще одну партию кровяных сгустков и прошептал заклинание затворяющее кровь. В носу сразу же защекотало, засвербело. Как будто тонкое птичье перо внутрь засунули и принялись им там двигать в разные стороны.
   - А...А..А пчхи...
   - Твое здоровье.
   - Благодарствую,- Ильм потер ушибленный о каменный пол затылок и осторожно шмыгнул носом. Во рту все еще ощущался металлический привкус крови, но не более. Кровотечение остановилось.
   - Быстро ты спекся.
   - Не понял,- приподнял голову Ильм.
   - Не успел еще толком в этой вонючей дыре посидеть, а уже, глянь, простыл...
   - За собой лучше следи и за своим языком.
   - А на кулак не боишься нарваться?
   - Это мое дело.
   - О, не сомневаюсь,- из глубины темницы послышался чуть слышный стон.
   - Ага,- оживился Ильм,- кажется мне, что и у тебя не все складно.
   - Ягеном клянусь, ты не далек от истины.
   - Ягеном?- опешил Ильм,- ты тролль?
   - Никогда этого не скрывал. Даже гордился всегда немного....
   - Болотного дятла мне в ухо.... Слушай, а почему у тебя голос.... Странный какой-то?
   - Я лицом в солому лежу. В гнилую. По причине того, что очень крепко связан. И сверху солома накидана.
   - Так повернись,- посоветовал Ильм.
   - Не могу.
   - Хм....
   Разговор в очередной раз угас сам собой.
   Ильм подивился в душе удивительной встрече. Лесные тролли раса древняя и, по мнению очень многих маститых ученых мужей, является скорее веточкой исходящей от эльфийских корней. Мало у них общего со своими тупоголовыми горными родственничками. Живут в лесах большими общинами. От людей внешне отличаются мало. Немного массивнее в кости, мышцы покрепче, уши немного заострены и зрачки прямоугольные. Прямо как у коз. Такая вот издержка природы. Или шутка. Однако немногие шутники смогли ее пережить. И поделом.... Еще волосы у них, как правило, черные до синевы. Лица красивые и немного резкие черты их вовсе не портят. Отменные бойцы. Верные друзья или заклятые враги, третьего не дано. С эльфами, мягко говоря, в плохих отношениях. В последней войне дрались на стороне людей. А женщины их это и вовсе отдельный разговор. Даже не разговор, песня. Легкий ятаган и лук их верные спутники. Если лесная тролляля попадает на невольничий рынок, то цениться дороже любой эльфийки самых чистых кровей. Впрочем, и те и другие редко идут по рукам работорговцев. Это скорее исключение из правил. Смерть для них дороже неволи....
   Ильм заставил себя отвлечься от размышлений и принялся изучать при помощи магического щупа земную твердь. Поиски очень быстро принесли свои плоды. Достаточно глубоко обнаружилась не очень стабильная силовая линия. Большего желать и не приходилось. Если что, почерпнуть из нее энергии не составит большого труда. Значит, пора обустраиваться, как полагается уважающему себя чернокнижнику. Негоже лежать без движения и смиренно дожидаться своей участи....
   - Что смолк веселья глас? - подал голос тролль.
   - Есть повод веселиться?
   - Как сказать.... Я краем уха слышал, что ты черное солнце помянул. Или мне померещилось?
   - Не померещилось.
   - Ты некромант?
   - Какое это сейчас имеет значение?
   - И все-таки.
   - Не люблю, когда светский разговор плавно перетекает в допрос.
   - Эк.... Хорошо, - тролль сделал паузу,- тем не менее, осмелюсь предположить, что ты все-таки маг. Что-то не встречал я в своей жизни никого, кто осмелился бы вот так походя помянуть этот во многом зловещий знак. Поэтому мне совершенно не понятно как ты здесь оказался. Хм... Извини, если что-то не то сказал....Возможно, у тебя были причины. Я всегда искренне полагал, что колдуна крайне сложно спеленать.
   - По-разному бывает. Что это за место такое? Городская тюрьма?
   - Я в Кряжиче бывал и раньше, - медленно продолжил тролль,- со стражей местной пил не раз.... И что-то не слышал о таких чертогах. Есть у них что-то вроде большого погреба под казармой для особо горячих голов и прочего сброда и все, кажется. Поэтому терзают меня сомнения.
   - Да?
   - Ага. Чуешь, какое здесь эхо?
   - Слышу, не глухой, - Ильм хотел сказать, что еще и видит, но вовремя прикусил язык. Тролль логичен в своих размышлениях и от истины не далек, однако не время подтверждать его догадки. Не время. К тому же он сам видит в темноте как заправский кот и явно сейчас попытался поймать собеседника на неосторожно оброненном слове.
   - Так вот, все это больше похоже на армейские казематы,- закончил свою мысль тролль,- здесь по лесам развалин с войны полным полно и подземелья в них точно есть.
   Ильм вздохнул и прислушался к звуку падающих капель. А мысль то верная. Великоваты залы для местных реалий. Однако вопрос об их местоположении от того менее насущным не становится. Ситуация осложняется, запутывается и приобретает некоторый подозрительный и даже зловещий оттенок, а значит пора воздать должное веревкам.
   - Эй!
   - Чего тебе? - негромко отозвался тролль,- вообще-то у меня имя есть. Трин меня зовут.
   - Меня Ильм,- машинально заметил некромант, раздумывая над неожиданно возникшей проблемой, - Трин, а чем богат местный Орден?
   - И все-таки ты маг,- уверенно заявил Трин.
   Ильм дипломатично промолчал.
   - Не тех ты Ильм опасаешься, ох, не тех. Ну да будь по-твоему. Орден в Кряжиче представлен десятком старших оруженосцев и пятью братьями разных мастей. Насколько я слышал их следящие амулеты имеют поисковый шаг в сорок локтей, не больше.
   - Ты складно выражаешь свои мысли.
   - Мой народ не чурается знаний. Итак?
   - Въедливый ты тип.
   - Прости, но ситуация обязывает.
   - Хорошо,- сдался некромант,- сейчас я наложу заклинания тления на свои веревки. Молись Ягену, чтобы этот каменный мешок не оказался подвалом местного храма. Вот тогда нам с тобой смерти не миновать.
   - Не переживай. В тех подвалах я бывал. Однажды. Низкие и тесные, как кротовые норы.
   - Боюсь даже спрашивать по какой причине,- бросил Ильм и принялся про себя читать очередное заклятие.
   - Причина была насквозь обыкновенной. Один из братьев-оруженосцев пару лет назад помутился рассудком. Не знаю, что стало тому причиной. То ли от длительного воздержания, то ли Единому так стало угодно. В общем, прихватил он с собой арбалет, мешок болтов и заперся в самой дальней камере подвала. Еды там, питья кругом припрятано на сто лет вперед. Очень выгодная, надо сказать, у него позиция была. Дверь толстым железом обита, а по краям ее в стене две узкие бойницы. Перед дверью длинный коридор. Стреляй себе, сколько душе угодно.... Арбалет у него, надо заметить, был не простой. Гномий, скорострельный. Редкая вещица. Знай скобу взводящую перекидывай, да стрелы вкладывай. Короче, он тем и занимался. Орал благим матом, мол, что он избранный, внебрачный сын Единого...
   Ильм сдержано заржал.
   - Ага...., - невозмутимо продолжил нехитрый рассказ Трин, - и, что послан он в этот грешный мир с одной ясной и простой целью - извести под корень всю скверну. Первыми жертвами стала пара благостных братьев, которые то ли по гордыне, то ли по скудоумию решили сунуться к нему в гости и уговорить бедолагу сдаться. Зря сунулись. Два выстрела, два трупа. Брат-настоятель само собой скис и погрузился в мирскую печаль.
   Я лично очень хорошо его понимаю. Что он имел в наличии на тот момент? Десяток сопливых оруженосцев. Ясно, что с ними каши не сварить. Если же просить помощи в столице, то неизвестно еще каким местом такая помощь аукнется. Разумеется, что братья рыцари, посланные на подмогу, решили бы этот казус быстро, но.... Ильм, ты же не хуже меня понимаешь, как в Ордене помешаны на чистоте белья. Брат- настоятель, наверное, уже представлял себя распяленным на дыбе и отвечающим на каверзные вопросы высших иерархов, как по счастливой случайности ему под руку подвернулся я и еще несколько парней.....
   Трин смолк, закашлялся и с отвращением сплюнул.
   - Мы то с делом справились, а настоятелю все одно не повезло. Кто-то услужливый донес о случившемся в столицу и бедолагу в расход пустили. А на месте его теперь, говорят, сущий зверь служит..... Ильм, ты бы сотворил что-нибудь, а?
   - Уже,- некромант напряг мышцы рук.
   Путы едва слышно затрещали, и развалилась гнилыми клочками.
   - Ловко,- заметил тролль,- а ноги?
   - Не сверни шею от любопытства, - посоветовал Ильм, - свободны руки, свободны ноги.
   Он распутал ноги, с огромным облегчением скинул сапоги и принялся быстро, сноровисто растирать затекшие конечности. Тролль, несомненно, следил за его действиями и ждал, когда дело дойдет и до него, но никак не выдавал своего нетерпения.
   Ильм очень хорошо понимал состояние своего собрата по несчастию, но прежде занялся делами более неотложными. Некромант, еще в самом начале невольного заточения, как только пришел в себя, ощутил, что кольчуга по-прежнему одета на нем. Удивляться тогда времени особенно не было. Не было его и сейчас, но Ильм с глухо и часто бьющимся сердцем скинул перчатки. Рука сама собой потянулась ближе к ширинке.
   Тролль сдавленно булькнул. Не то хмыкнул, не то закашлялся еще раз.
   Ильм сам того не ожидая, почувствовал, что густо краснеет, но руку не убрал. Пальцы затряслись от волнения. Вот он карман, карманчик.... И кольца. Кольца! Быть того не может. Некромант глубоко вздохнул, перебарывая душную хватку волнения. Почему его не обыскали? Обычно первым делом жертву хорошенько вытрясают. Бред.... Или это были полные идиоты и олухи? Нет, даже идиоты и олухи так не поступают. Значит, просто спешили. Очень спешили, будучи в полной уверенности, что все свое возьмут потом. Или причиной было что-то еще и вовсе неподвластное пониманию.
   Ильм всмотрелся в черный самоцвет и медленно надел перстень на средний палец правой руки. Перстень Каша занял свое место на безымянном пальце левой руки.
   Тролль звонко клацнул зубами.
   Ильм настороженно обернулся в его сторону.
   - Ты что?
   - Милорд?
   -Тьфу ты,- некромант озадаченно хлопнул себя ладонью по лбу,- никак не привыкну, что зрение у тебя острое.... Прошу, на побрякушки внимания не обращай. Не время и не место. Так, думаю, пора нам познакомиться поближе.
   - Эй,- в голосе тролля мелькнул тревога,- я мягким местом кверху лежу.... Надеюсь, ты не сторонник эльфийских трактатов о любви.... А то могу и в ухо....
   - Угомонись, почтенный, ты ж связанный,- ухмыльнулся Ильм и, не долго думая, расшвырял в стороны гнилую влажную труху,- зачем тебя так завалили?
   - Почем я знаю?- проворчал тролль,- мне никто ничего не объяснял. Как бревно здесь валяюсь. Только головой ворочать и могу. Вот сволочи.
   Ильм удрученно присвистнул. Тролль действительно лежал на животе. Из одежды на нем были одни кожаные штаны. На широкой мускулистой спине красовались множественные глубокие темные шрамы.
   - Сейчас я тебя развяжу....
   - Ох, - зашипел от боли тролль.
   - Терпи.
   - Да я само терпение и смирение. Ай!
   - Вот так,- Ильм с удовлетворением посмотрел на результат своих усилий и протянул руку,- Ильм сын Каша.
   - Трин сын Рота,- тролль немного повернулся на бок и протянул в ответ шершавую ладонь. Приятно пожать твою руку. Жаль обстоятельства нашей встречи уж очень кривые.
   - Это поправимо. Чем тебя так разукрасили? Кнутом?
   - Им, родимым. За что, теряюсь в догадках.
   - Понятно,- кивнул головой некромант, - надо тебя на ноги ставить, иначе.... Иначе сам понимаешь. Еще хочу предупредить, что с лекарскими навыками у меня случаются некоторые сложности. .Как бы так помягче выразиться...
   - Я согласен на все. Только.... Есть у меня предчувствие, что это будет не очень приятно.
   - Не то слово,- Ильм прошелся вдоль стены и поднял с пола ржавый кривой гвоздь. - Ты о чем?- насторожился Трин.
   - Не обращай внимания.
   Ильм повертел в руке свою находку. Вариант Гора здесь не пройдет. Пытаться начертить руну заживления этой тупой железкой по живому мясу? Нет, это слишком. Да и руна ровно не ляжет. Что он собственно теряет? Здесь не Туров и, похоже, не Кряж. Кто уловит эманации магии крови? Никто. А тролль помощник серьезный. Стоит рискнуть, ради такого дела. Придется еще раз себя укусить и все дела.
   Ильм задрал грязный рукав и понюхал немытую руку. Эх, от грязного, как говориться, не треснешь.... Он впился зубами в собственную плоть и скривился от боли.
   - Ты что? - опешил Трин.
   - Пить хочу,- Ильм сплюнул кусочек собственной кожи и стер с губ кровь.
   - Клянусь Ягеном...
   - Потом. А ну-ка лизни пару капель.
   - Я....
   - Брезгуешь?
   - Я?
   - Ты.
   - Плохо меня знаешь, - Трин с невозмутимым выражением лица прошелся языком по кровяным дорожкам. - Столько достаточно?
   - Еще.
   Тролль вздохнул и совершил повторный подход к немытой руке.
   -Ты не стесняйся, - посоветовал Ильм,- когда тебе еще доведется некромантской крови отведать. Кстати, говорят, от нее проказа по телу потом выступает.
   - М...м?
   - Шутка. Все, достаточно,- Ильм прижал пальцем рану, - теперь ложись спиной кверху посреди пола.
   Трин покряхтел и неловко улегся на камни. Ильм присел рядом и еще раз с пристрастием изучил изуродованную спину тролля. От кожи осталось одно воспоминание. Нет, она, разумеется, кое-где еще присутствовала, но большую часть поверхности занимало неаппетитное кровавое месиво. Вот и случился удобный момент, чтобы проверить в действии все, что пришло в голову после попытки излечения Гора. Не зря же столько раз в свободное время на обрывках бумаги с усердием вычерчивались векторы силы и различные комбинации рун. Сколько было перепробовано самых разных вариантов.... Одни обратились в пепел, другие были разорваны в мелкие клочки, но затраченные усилия не прошли даром. Некоторые вполне дельные мысли обрели законченную форму и просились испытать их на практике. Ильм как всегда терзался сомнениями и терпеливо ждал первого удобного случая. И случай настал. Впрочем, язык не поворачивался назвать его удобным или счастливым....
   Ильм сосредоточенно почесал кончик носа.
   - Все плохо, да? - Трин исхитрился повернуть шею, так, чтобы самому оглядеть последствия порки.
   - Не верти головой.
   - Ты скажи, как есть и я успокоюсь.
   - Ты похож на отбивную.
   - Проклятье,- зло прошипел тролль,- давненько меня так не разделывали.
   - Мстить надумал?
   - Я так далеко не заглядываю. Поживем, посмотрим.
   Ильм добавил усиление к ночному глазу, соскреб ногтем с раны сгусток крови и тут же опять прижал пальцем.
   - Нет, так не годится.
   -Ты о чем? - Трин совершил еще одну безрезультатную попытку посмотреть назад.
   -Мне чем-то надо начертить вокруг тебя визуальную часть заклятия. Чем, пока не знаю.
   Трин напряг мускулистые руки и перевернулся сначала на бок, а потом и вовсе сел скрестив под собой ноги. Ильм присмотрелся к нему внимательнее и с удивлением насчитал с десяток больших и малых шрамов в разных направлениях пересекающих грудь и бицепсы. Похоже, тролль раньше не по бархатным перинам прохлаждался.... Целая летопись из событий в виде белесых полос. Вот эта, явно от меча, а вон та кривая, с неровными краями не очень понятно от чего осталась.
   Тролль перехватил взгляд некроманта и понимающе усмехнулся.
   - Молот? - Ильм указал на шрам.
   - Клевец. На мне был каленый куяк, под ним кольчуга и кожаный жилет. Не помогло.... Ох....
   - Зря ты встал.
   - Пустяки, хоть немного посижу, - Трин утер намокший лоб и покачнулся,- да что же такое творится.... Чуть пошевелился и все. Впору к погребальному костру нести.
   Он неловко оперся на руку и со стоном завалился на пол. Ильм в меру сил попытался помочь, но тролль отмахнулся.
   - Сам я, сам.... Вот напасть! Голова как ярмарочное колесо....
   - Я тебя предупреждал.
   - Ильм, прошу, избавь меня от нравоучений.
   - Придется терпеть, - жестко оборвал его некромант,- мое общество не всегда кулек леденцов.
   Тролль лишь тяжело вздохнул и еще раз утер лоб тыльной стороной ладони.
   - Ты иди, поищи, чем письмена наносить будешь, а я тем временем улягусь, как полагается. Согласно указанной тобой позиции. Буду небо молить, чтобы не послало к нам незваных гостей.
   - До неба трудно достучаться.
   - Мои боги слышат всегда.
   - Благая весть....
   Трин с равнодушным видом пожал плечами, мол, каждый останется при своем мнении, как бы ни сложились обстоятельства. Ильм мысленно одернул себя и постарался всецело сосредоточиться на задачах насущных. Он потер рукой начинающие слезиться глаза и убавил магический фон до возможного минимума, с горечью осознал, что окончательно перестал что-либо видеть вокруг себя и полностью деактивировал заклинание.
   - Ты чего замер? - немного тревожно уточнил Трин.
   - Глаза привожу в порядок.
   -А....
   Ильм создал большого светляка и подбросил его вверх. Магический огонек медленно, словно мыльный пузырь, достиг потока, немного повисел, прилепившись к одной из каменных плит, и так же медленно стал опускаться вниз. Некромант строго погрозил пальцем своему детищу, просто так, словно фонарик был живым существом. Расчетное снижение должно было составить не более одного двух локтей. Так оно и вышло.
   Некромант обошел стороной неподвижно лежащего тролля и приблизился к пыточным приспособлениям. Да, давно ими не пользовались.... Спасибо долгим годам учебы. Теперь с первого взгляда не сложно понять, где на металлических деталях самая обычная ржавчина, происходящая от ненадлежащего ухода и полного забвения, а где легкий налет окиси, вследствие частого контакта с кровью. Кто-то, возможно, удивится, и будет в чем-то по-своему прав. Действительно, железо везде ржавеет одинаково. Будь то от воды, крови или иной другой жидкости, но разница все же есть. Тонкая, неуловимая разница....
   - Там ведро какое-то, справа...,- подал голос, прекрасно видевший в темноте тролль.
   - Благодарствую, - отозвался Ильм и тут же обернулся в указанную сторону,- да это не ведро вовсе....
   - Тебе виднее.
   Перед некромантом стоял, немного кособокий, изрядно рассохшийся бочонок с криво приделанной металлической ручкой. Внутри, на самом дне скромно красовалась горка беловатого на вид вещества. Ильм встал перед бочонком на колени, и, стараясь не касаться подбородком о его шершавые края, с пристрастием принюхался к скудному содержимому. Некоторый печальный опыт неосторожного обращения с неизвестными ингредиентами у него был. Давний опыт, приобретенный еще в славные времена ученичества у Хонва. Шрамы от ожогов на руках с тех пор побледнели, но по-прежнему уродовали предплечья. Ильм не трогал их. Отчасти, как наглядное напоминание самому себе, о том, что следует быть осторожным при работе с неизвестными материалами. Отчасти, как память о тех беззаботных днях.
   Странное вещество запаха не имело. И это очень славно. Нет сладковатого специфического аромата, что источает седая пыль. А хуже дрянь придумать сложно. К дереву она равнодушна, а плоть сжигает быстрее огня. Даже пытка такая есть. Некромант принюхался еще раз. Нет, не похоже.... Он осторожно коснулся указательным пальцем содержимого бочонка и облегченно выдохнул. Известь, самая обычная известь. Интересно для чего она здесь припрятана?
   Ильм смело погрузил руку в прохладный порошок и принялся деловито в нем копаться, стараясь нащупать твердые комочки. Вскоре ему попался вполне подходящий плотный кусок, размером чуть меньше куриного яйца. Некромант крепко сжал в руке добычу, поднялся с колен и поспешил к троллю.
   Трин сразу нетерпеливо завозился.
   - Чего нашел?
   - Известь. Кусок извести. Будет чем руны чертить. Не раздумал еще исцеляться?
   - Нет,- тролль отрешенно посмотрел на тускло синего светляка,- Ильм, тебе не кажется, что нам слишком везет?
   - Нет, не кажется,- Ильм присел рядом и отряхнул ладони,- у меня вообще другие планы были на сегодняшний день. Или уже вчерашний? М-да.... Да и ты, мне кажется, здесь не по своей воле.
   - Так-то оно так. Да не о том я.....
   -Теперь не двигайся, я буду руны рисовать вокруг тебя,- некромант склонился над товарищем.
   - Говорить могу?
   - Да.
   - И на том спасибо. Понимаешь, к чему я клоню?
   - Не очень,- Ильм встал на четвереньки и очистил пол от старой соломы,- за последнее время со мной столько всего произошло, что я, честно говоря, перестал остро реагировать на различные выверты судьбы. Возможно, зря.
   - Зря, - подтвердил Трин,- я не знаю, что там было у тебя до нашей встречи, но то, что вижу своими глазами.... Даже не знаю, как правильно мысль свою высказать. По всем правилам тебя в железо должны были заковать. Даже если просто заподозрили в тебе чернокнижника. А тебя обычными веревками спеленали.
   - Повезло,- Ильм закончил рисовать руну усиления и склонил голову набок, рассматривая плоды своего труда,- просто повезло. Не к тем людям в руки попал. Виноват. В следующий раз непременно исправлюсь. Буду предупреждать о том, кто я и, что лучше всего со мной делать.
   - Не люблю, когда слишком везет,- проворчал тролль,- судьба стремится восстановить равновесие. За удачу всегда приходится платить.
   - Могу тебя обратно связать.
   - Не в этом дело. Я не боюсь того, что еще не произошло. Так, просто, к слову пришлось.
   - Эх,- вздохнул Ильм,- если бы ты знал, какую цену мне назначено заплатить. И, кстати, похвастаться бесконечной твердостью духа пока не удается. Время от времени посещают меня приступы малодушия. Приходится прилагать немалые усилия, чтобы сдержать себя в руках и не крякать попусту.
   - У каждого свой камень на плечах.
   - Это верно,- некромант еще раз расковырял успевшую посохнуть рану,- я сейчас крови накапаю тебе на спину. Больно быть не должно, но на всякий случай приготовься. Мало ли....
   - Не томи.
   - Что ж, тогда начнем, - некромант вытянул руку над израненной спиной тролля и принялся отсчитывать падающие вниз багряные капли. К его удивлению, там, где они соприкасались со следами от кнута стали появляться белесые фосфоресцирующие пятна. Некромант озадаченно нахмурил лоб. Такая парадоксальная реакция расчетами предусмотрена не была, но Ильм поспешил себя успокоить. Всегда существовала вероятность того, что почти полностью самодельное заклинание выкинет какое-нибудь странное коленце. И это вовсе не значит, что все должно пойти неправильно. Почти не значит.
   Тролль тихонько зашипел.
   - Двадцать четыре, двадцать пять....
   - Как будто кислотой меня окропляешь.
   - Не отвлекай. Двадцать восемь, двадцать девять.... Так, не понял....
   Ильм поднялся на ноги и в крайней степени задумчивости обошел вокруг распростертого на полу пациента. Вроде все было в порядке. То есть шло по задуманному плану. Тогда почему ледяные иглы довольно чувствительно начали колоть щеки? Это не что иное, как возмущение магического поля. Откуда оно взялось? Стих активации еще не прочитан. Еще один маг где-то рядом? Нет, глупости.... Этот поток кружится вокруг тролля. Леший знает что такое.... Ильм попытался поймать скрученное волокно энергетического плетения, но удержать его не смог. Матрица была очень странной. Часть ее была понятна и послушна воле некроманта, но вторая половина была сродни дикому зверю. Не угроза от нее исходила. Ильм отчетливо ощущал лишь огромную, пока неподвластную ему силу и никак не мог понять, куда будет приложен вектор ее действия....
   - Мне кажется, будто на моей спине развели костер,- проскрипел зубами тролль,- пока еще терплю....
   - Ага,- некромант предпринял еще одну попытку обуздать своевольную стихию.
   На это раз магические волокна оказались более покорны, но все нарастающая скорость вращения невидимой обычному глазу полупрозрачной воронки, не позволила переплести их заново. Руки обожгло холодом. На одной из ладоней треснула кожа.
   - Черное небо....,- прохрипел Трин и вцепился зубами в собственную руку, попутно по неосторожности наполовину стерев носком сапога одну из рун блокировки искажений.
   - Трин!!! - вскрикнул Ильм,- нет!
   Поток магии изогнулся и завертелся с удвоенной силой. Нет ничего хуже, чем разрушенный в процессе обряда чертеж. И нет ничего хуже обряда, не желающего подчиняться воле мага... Времени на раздумья не оставалось. Ильм, превозмогая нестерпимую боль, в отчаянии еще раз попытался ухватиться за непокорный вихрь. На этот раз рука онемела и покрылась тонкой коркой самого настоящего льда. Упрямое плетение попыталось оттолкнуть неожиданно возникшее препятствие прочь. Некромант, про себя уже простившись с обледенелой конечностью, закусил губу, но пальцы не разжал. Желая закрепить кратковременный успех, он наскоро прошептал стих развоплощения энергетических матриц, и сразу же получил в ответ, сбивающий с ног удар ниже пояса.
   От боли глаза Ильма натуральным образом вылезли на лоб. Не было и речи о том, чтобы удержать равновесие. Важнее было, не смотря ни на что не выпустить извивающуюся, пытающуюся вырваться, часто пульсирующую магическую нить. И Ильм ее не выпустил. Он упал на бок, рядом с неподвижно замершим Трином, успел заметить его остекленевшие глаза и вдруг почувствовал, как волосы зашевелились на голове. Его рука, та, что пока оставалась свободной от борьбы с безумной стихией неожиданно онемела и принялась двигаться совершенно самостоятельно. Пальцы бодро зашевелились, больше всего сейчас напоминая деловитые паучьи ноги, и засеменили ко второй руне блокировки. Ильм попытался отползти подальше, но обезумевшая конечность с силой потащила его вслед за собой. Некромант разом вспотел. Если нарушить целостность и этого знака, то последствия никто предсказать не возьмется. Он еще раз почти прокричал слова развоплощения. Движение пальцев замедлилось, кожа на предплечье потемнела и покрылась мелкой паутиной трещин. Так трескается земля под палящими лучами солнца....
   Как не старался Ильм, но изменить ситуацию не смог. Поражение еще не было полным, но все к тому шло. Некроманту ничего не оставалось, как просто наблюдать за тем как посиневшие пальцы лихорадочно растирают по полу ровные, белые линии. Еще немного.... Еще.... Вот руна мигнула на прощание оранжевым светом и погасла. Еще чуть-чуть и на месте стройного, симметричного знака осталось лишь аляповатое белое пятно.
   Порыв ветра ворвался в каменный чертог, разрывая в клочья неподвижный затхлый воздух. Поток подхватил Ильма, как пушинку и завертел, закружил, задевая им без разбора о стены пол и потолок. Все это было столь неожиданно, что некромант не успел даже сгруппироваться. Удары сыпались с самых неожиданных сторон. Да и как их было избежать, если заброшенный зал крутился перед глазами в разные стороны.
   В какое-то мгновение взгляд некроманта зацепился за тролля. Трин хоть и не по своей воле, но тоже не остался безучастным к происходящей вокруг вакханалии. Однако ему повезло несравненно больше. Совершенно неуправляемая магическая сила подняла его в воздух локтей на пять над полом и плавно закружила на месте.
   Ильм кувыркнулся еще пару раз, причем сразу в нескольких плоскостях одновременно. Потом пребольно стукнулся спиной о неожиданно подвернувшийся штырь, торчащий из стены.
   Конец акробатическим упражнениям положила беззвучная, ослепительно яркая вспышка. В разные стороны разлетелось бесчисленное количество разноцветных искр, повеяло холодом и пахнуло озоном.
   Ильм напоследок приложился лбом о стену и только после этого потерял способность летать. Падение на грешную землю, точнее пол, прошло быстро и очень болезненно. Преимущественно на изглоданные заклинанием руки. Правда, последствия его воздействия оказались не столь пагубны, нежели ожидал некромант. Лед рассыпался мелкими осколками, черные трещины истаяли на глазах. Ильм с удивлением воззрился на немного опухшую и слегка посиневшую кожу и тут же перевел встревоженный взгляд на тролля. Трин сидел неподалеку и с чувством потирал колено. Заметив внимание к своей персоне, он тут же с удивлением и негодованием уставился на некроманта.
   - Это.... это что было?
   - Пустяк,- Ильм попытался придать голосу некоторый оттенок беззаботности. Получилось не очень убедительно.
   - А подробнее?- Трин с опаской покосился на продолжающий светиться над его головой каменный свод.
   - Самопроизвольная активация заклинания с несимметричной индукцией матрицы.
   - Это меня утешает. И часто с тобой такое происходит?
   - Не со мной.... Да ты никак обиделся?- искренне возмутился Ильм, - да это был редчайший феномен. Такое раз в жизни бывает....
   - Вот это очень похоже на правду,- ядовито усмехнулся тролль,- надо только немного иначе сказать. Чего стесняться? Посторонних ушей здесь нет.... Такое бывает в последний раз в жизни..... случилось и все. Поминай, как звали.
   - Можно я закончу свою мысль?
   - Будь любезен.
   - Такая ситуация действительно бывает очень редко. У многих практикующих магов ее вообще не случается. И она не зависит от того насколько маститый ворожит колдун. Никто не знает, почему эта петрушка происходит. Просто случается и все. Не сердись.
   - Я не сержусь,- немного просветлел лицом тролль,- просто ощущаю себя в третий раз заново рожденным.
   - В третий?
   - В третий,- Трин снова нахмурился, словно вспомнил что-то, о чем не хотел вспоминать,- в предыдущий раз, я чудом выжил на Моровом поле.... Там, кстати, тот самый клевец меня и достал. Мы прикрывали левый фланг королевской армии. Потрепанной такой армии. Мало уже на что способной.... Остроухие из Дома Лотоса буквально смяли нас.... Они взяли количеством. Никто из моих товарищей не уцелел. Да и я уже готовился к трону Ягена прикоснуться.... А потом.... Потом герцог Раг, пытаясь спасти безнадежное уже положение, бросил на устранение прорыва гномий хирд. Это был наш последний резерв. Последний шанс. Только это все равно не помогло.... Нас взяли в плен.... Как скот.... Моя рана оказалась большой, но не опасной, просто я потерял слишком много крови. У эльфов в гостях я задерживаться не стал. Не по душе их гостеприимство. Немного пришел в себя и дал деру. Мне лес ведом не хуже чем остроухим. Я предлагал бежать и твоим соплеменникам. У нас был шанс. Небольшой, но был. Но многие были уже сломлены пытками.... Только один из твоего племени нашел в себе силы. Славный такой паренек. Оле его звали....
   - Оле? - переспросил Ильм. И сразу же вспомнил свою офицерскую службу.
   - Да, Оле. А почему ты так удивился?
   - Да так,- Ильм пожалел, что выдал свое удивление,- понимаешь, знавал я одного парня. Его тоже Оле звали. И по рассказам, которые я слышал, он тоже из плена бежал.
   Трин присел и с ожиданием уставился на некроманта.
   - Это все?
   - Все....
   - Где он сейчас? Как он?
   - В Турове. В городской страже служит. - Ильм, наконец, ощутил себя как единое целое и привстал на слегка дрожащие ноги. - Как спина?
   - Не болит,- тролль повел плечами.
   - Дай-ка посмотрю....
   Некромант пристально изучил вновь воссозданную кожу и пришел к одному единственному выводу. Несмотря на феерическое представление, и некоторый риск для жизни, работа оказалась выполненной на славу. Есть чем гордиться. Про себя. Раны заросли полностью и лишь некоторые неровности указывали на бывшие кровавые отметины. Но это пройдет. Рассосется со временем.
   - Удачно?
   - Все заросло. Я думаю, что последние следы исчезнут к концу этой весны, или к началу лета.
   - Поклон тебе, мастер,- Трин поднялся во весь рост и учтиво склонил голову,- я твой должник. Как думаешь, мы внимания излишнего не привлекли этой чехардой?
   - Время покажет.
   - А камни долго будут светиться?
   - Нет,- Ильм посмотрел вверх,- я за ними постоянно присматриваю. Они, если так можно сказать, довольно быстро остывают. Скоро погаснут. А пока радуйся свету.
   - Я порадуюсь, когда из этой проклятой ямы выберусь. Что дальше?
   - Горячиться не будем,- некромант нехорошо улыбнулся, - что у нас впереди еще неизвестно. Разумнее всего сейчас немного отдохнуть. И мне и тебе требуется некоторое время, чтобы окончательно собраться с силами.
   - Я чувствую себя отлично,- тролль напряг могучие бицепсы на руках,- быку голову могу свернуть. Ильм, надо пытаться что-то делать с дверью. Уходить надо.
   Ильм спорить не стал. Уходить надо, с этим утверждением никто спорить не собирается. Только заботы при этом у каждого свои. Ничего не поделаешь. Пока тролль ощупывал добротно пригнанные друг к другу листы железа, сокрушенно цокал языком и матерился себе под нос, некромант закинул магический щуп в недра земли и понемногу принялся восстанавливать запас магических сил. По возможности такие дела рекомендовалось делать без излишней спешки. Во избежание некоторых неприятных осложнений. Сам процесс в общих чертах можно было сравнить с утолением обычной жажды. Если пить быстро, неосторожно, большими глотками, то можно и подавиться. Магическая энергия, если сглупить и поторопиться, тоже могла встать " поперек горла". Тогда для адепта несколько веселых во всех отношениях дней и ночей гарантированы. Разумеется, это правило не распространялось на ситуации до крайности чрезвычайные....
   - Ну, что?
   - Твердь, одно слово,- тролль расстроено развел руками,- ржавчиной тронута, но хуже от того не стала. Петли и засов с другой стороны....
   - Это я и отсюда вижу.
   - Малый таран бы сюда....,- мечтательно протянул Трин,- а ну постой, ка....
   Он почти подбежал к пыточному станку и обхватил его руками.
   - Эк...э....эх...
   Ильм воздел скорбный взгляд к потолку, но не стал мешать рвавшейся наружу молодецкой силушке, ломать скромный интерьер заплечных дел мастеров. Лишь подтянул поближе к месту действия магический фонарик, чудом уцелевший во время ритуала исцеления. Никого кроме них здесь нет. Сотворенная им магическая воронка должна была вызвать такую вибрацию в соседних помещениях, что полный переполох был бы обеспечен. Тролль это тоже, видимо отлично понимает, так что пусть немного разомнет мышцы. Ему сейчас полезно кровь разогнать по телу. Быстрее случится распад остатков заклинания.
   На шее Трина вздулись жилы. Массивная конструкция жалобно скрипнула и неохотно оторвалась от пола. Тролль перехватил половчее свое "оружие", ухнул, словно филин в ночном лесу, и неуклюже разбежавшись, атаковал неуступчивую преграду.
   Ильм скривился, заранее предвкушая целую какофонию из душераздирающих звуков, но удар вышел на удивление глухим. Дверь даже не вздрогнула.
   Разубедить тролля в том, что он занимается совершенно бесполезным трудом так и не удалось. В ответ на веские доводы о тщетности предпринимаемых им попыток слышалось лишь одно. Мол, всякое в жизни бывает. Раз в году меч сам собой в ножнах застревает, и оживший мертвец вонять перестает. С последним утверждением согласиться было особенно трудно, но тролль был неумолим в своем желании сделать как лучше. Ничего не оставалось, как запастись терпением и ждать. И момент истины настал.
   Трин замысловато выругался, утер со лба пот и сел на свой "таран".
   - Пробитие брони не достигнуто,- заключил некромант.
   - Знаешь чем отличаются лесные тролли от горных?
   - Названием? - невинно предположил Ильм.
   - Тем, что думать умеют,- Трин постучал себя кулаком по лбу,- я свои аргументы исчерпал. Этой колотушкой окна в публичном доме высаживать и то не всякие, смотреть надо сначала, какое погнилее будет. Ну и дверь. Крепкая, тварина, я ж со всей силы саданул, а на ней лишь пара вмятин с жабью лапку.
   - Теперь моя очередь, отойди к дальней стене. И вот еще что.... Как думаешь на каком уровне засов?
   - Не ведаю. Их может быть и два и три. Я бы на такую тушу и четыре не поленился повесить. Для надежности.
   - Ладно, будем ломать не аккуратно.
   - А это?- тролль указал на пыточные козлы.
   - Леший с ними, отходи.
   Трин тряхнул гривой черных волос, но спорить не стал.
   Ильм поднялся с колен и занял заранее рассчитанную позицию. Еще раз проверил проклятую дверь на наличие защитных рун, потом сдвинул ладони с согнутыми пальцами так, словно держал в руках небольшой тряпичный сверток. Вторая после подземелий Турова попытка сформировать огненный шар по-прежнему была чревата многими неприятностями. Тогда думать времени не было. Сейчас же в голову самым подлым образом стройной вереницей потянулись мысли и картинки одна хлыще другой. Ильм сжал зубы, и усилием воли погнал прочь мешающие сосредоточиться страшилки. Один из образов, где он стоял с растерянным лицом, оглядывая сгоревшие до костей предплечья, оказался особенно устойчив. Ильм прикрикнул мысленно на себя, дабы не опозорить цех некромантов, перед представителем хоть и дружественной, но все же иной расы и принялся плести заклинание.
   Ладони привычно защипало. Вот меж ними появился крохотный алый огонек. Вот он стал увеличиваться, больше всего напоминая сейчас багровую студенистую массу. Вот почти коснулся кожи, потянувшимися в разные стороны, тонкими волосками-лучиками.
   Тролль что-то пробормотал из своего угла. Ильм, всецело занятый огненным детищем, не расслышал и не стал переспрашивать, боясь потерять контроль над разрушительной стихией. Он лишь развел ладони немного врозь, постоянно подновляя охлаждающее кожу плетение. Вот внутри шара начало пульсировать пронзительно белое, похожее на удивленно раскрытый глаз образование. В такт ударов сердца.
   Пора.
   Ильм выдохнул и швырнул магический снаряд в дверь. Шар и на этот раз, как и его предшественник, поплыл к указанной цели нехотя, будто лениво, немного отклоняясь в разные стороны от заданной траектории.
   Ильм прикрыл глаза ладонью и резко обернулся к Трину.
   - Глаза закрой!
   Яркая вспышка, на несколько мгновений буквально сожрала привычный уже полумрак. Затрещало, зашипело, заскрежетало. Ильма обдала волна жара, и почти сразу вслед за ней пришел запах горелого дерева и железа. Что-то со звоном упало напоследок, и вновь воцарилась тишина.
   Ильм убрал ладонь и оглядел дело рук своих. Результат выглядел убедительно и радовал глаз. Правильной формы, скругленный сверху провал в стене. На полу неровная груда зловеще переливающихся красными всполохами углей и уже застывающие лужицы расплавленного металла.
   - Что там? - подал голос тролль.
   - Все.
   - В смысле?
   - Можно открывать газа.
   - Клянусь забытым храмом! - восторженно воскликнул Трин,- видывал я такие приемы раньше, но не думал, что ты вот так, шутя, справишься. Прости.
   - Пустое,- отмахнулся Ильм.
   - Идем?
   - Не так быстро.
   - Как так? - озадаченно уставился на некроманта тролль,- это еще почему?
   - Пуст я, - Ильм указал пальцем себе под ноги,- а здесь силовая линия проходит. Неизвестно, что дальше будет.
   - Магия?
   - Она самая. Извини, Трин, придется обождать. Либо иди один.
   - Вот еще,- тролль вытянул из стоящего рядом ведра длинный металлический прут с загнутым заостренным концом. Выбираться будем вместе. Вот что.... Ты тут насыщайся, а я пока пойду, осмотрюсь.
   - Подошвы не прожги.
   - Не беспокойся.
   Трин, слегка помахивая прутком, исчез в дверном проеме. Некоторое время было слышно, как под сапогами у него хрустит не то песок, не то мелкие камни.
   Ильм постоял немного совершенно неподвижно, с облегчением чувствуя, как напряжение постепенно уходит прочь, затем занялся делами насущными. Пока восстанавливался магический резерв, он успел и так и сяк обдумать свое настоящее положение, но не смог придти к сколько-нибудь окончательному решению. До столицы было рукой подать, но славный во многих отношениях город пока оставался недоступен. По-прежнему нет денег для уплаты въездной пошлины. Да и за стенами где-то надо будет ночевать. И одежду приличную следует приобрести взамен нынешних лохмотьев. Пусть не самую богатую, но без дыр и грязи. Иначе отбоя не будет от настырных и придирчивых столичных стражников. Зато, если все сложится.... Ильм сын Каша звучит иначе, чем Ильм сын Нотара. Но если всю осознанную часть жизни считать себя сыном никому не известного лесника, как скажите в одночасье смириться с тем, что отец твой вовсе не простолюдин из богами забытого леса. Даже не смириться. С чем здесь смиряться? Просто свыкнуться с мыслью. Его ныне покойный батюшка был правой рукой короля. А нерадивый бастард, которому вопреки желанию приходится добиваться права на наследство, и не знал об этом до нынешней зимы.
   Ильм почесал небритую щеку, не забывая контролировать тонкую энергетическую нить, уходящую в глубь земли.
   О боги! Если случится невероятное, и он получит баронский патент, то как, скажите, как управиться с замком и окружающими его землями? Целый домен. Уму непостижимо. Впрочем, исход этой сомнительной истории очевиден. Точнее исходы. Он может не выбраться из этой дыры. Это самый вероятный и короткий исход. Далее, он может выбраться отсюда, но не успеть. Гор то жив, и неизвестно какие планы зреют в его неглупой голове. Гор тоже бастард и тоже права имеет. И пусть у него кольцо поддельное. Подделку еще надо определить, а за Гором стоит ночная гильдия. Эти парни нигде свою выгоду не упустят и везде у них есть свои люди. Хорошенькое дельце.... Такой исход тоже равносилен смерти, только более отсроченной по времени. Сущность с костяной головой его отыщет, и уничтожит без сожаления. Еще бы, сам виноват. Не выполнил поставленную задачу по овладению баронством, гори оно огнем. А если предположить, что все случилось как надо?
   Ильм еще раз рассеяно почесал щеку.
   Ильм сын Каша барон. Нет, не так. Просто, барон Каш. И вот этот самый барон Каш один одинешенек, возвращается в свой замок.... Звучит-то как - свой замок.... Не дом, не деревня. Замок.
   Ильм в сердцах сплюнул.
   Замок.... Да, а что вы хотели? И вот он совершенно один въезжает в ворота. Надо отметить, что въезжает в том случае, если разживется конем. А если нет? Тогда входит. Пешком и без свиты.
   Ильм сплюнул еще раз.
   Курам на смех.... Но в замке должны быть воины. Гарнизон там, или дружина. Камердинеры всякие, служанки смазливые и прочие признаки достатка и древности рода. Глупо получится, если стража у ворот не признает сразу нового хозяина.... И что в этом случае делать? Трясти перед ними гербовыми бумагами? Бред.... И даже если он без проблем посадит свою задницу на положенный ему трон, то далее его ожидают отнюдь не радостные деньки. Мелкие междоусобные войны никто не отменял. "Добрые" соседи не замедлят попробовать его на зуб. И удаленность земель от крупных городов этому очень будет способствовать. Начнут понемногу гадить, изводить и проверять на крепость нервов. Посевы вытопчут. Пару деревень отдаленных разграбят. И так далее и тому подобное. Если сразу сдачу не дать, то и вовсе страх потеряют. А кому давать? На налетчиках не написано, чьи они люди.... Попытаешься призвать к ответу одного соседа, а, глядишь, он и не причем вовсе. Ужас.... Так наживаются враги в довесок к уже существующим недоброжелателям. А потом стрела или болт арбалетный из кустов или яд на хмельном пиру. Нет, некромантом быть куда веселее. Сам себе хозяин. Хотя и не всегда.... Тьфу. Сколько можно себя изводить. Так, на чем он там остановился? Ага.... Яд на хмельном пиру. Дудки. Яд можно выявить при помощи нехитрого заклинания. Не всякий конечно, но основные виды отравы будут хорошо различимы. А если что-то экзотическое подкинут?.... Гм-мм.... В этом случае шансов нет никаких. Универсального противоядия пока еще никто не смог придумать, да и стоило бы оно не один десяток золотых. И не два.... Да что он все о смерти? Есть вещи более приятные для размышления. Например, баронские обязанности. Знать бы еще о них подробно.... Вроде как надобно будет за натуральным хозяйством присматривать. Глазами местных старост, разумеется, которых держать придется в ежовых рукавицах. Еще что-то там.... А, осенний вассальный налог собирать для короля. Золото, звериные шкуры, мед и так далее по списку. Времена нынче худые и поборы велики. Королю придется угождать, ибо в противном случае можно и в опалу попасть. Несобранная в нужном количестве подать - тоже повод усомниться в лояльности к короне. Повод ничуть не хуже других. Значит, придется с местной бедноты драть дань без всякой жалости. Кому такое понравится? Никому. Вот вам, господин барон, благодатная почва для народной смуты....
   В проеме с довольной миной на лице появился Трин. Он вопрошающе посмотрел на некроманта, ткнул носком сапога почти остывшие угли и вошел в зал.
   - Ты как?
   - Закончил.
   - Это хорошо, - тролль сладко потянулся,- я тоже с хорошими вестями. Здесь только коридор и боле ничего. С одного его конца лестница вверх, с другого вниз. Та что вниз перегорожена решеткой. В ней есть дверь. Не запертая.... Но вниз я не ходил.
   - А вверх?
   - Несколько лестничных маршей с промежуточными площадками и далее только свежий воздух. То есть больше никаких преград на пути.
   - Где мы? - Ильм невольно подался вперед.
   - Я был прав. Там над землей только развалины. Остатки башни. Как гнилой зуб. Я забрался по ним до второго яруса. Дальше не полез. Голый торс не располагает. К тому же там снега наметено по самые...,- тролль провел ладонью на уровне ширинки,- и ветрище просто ледяной. Зуб на зуб не попадает.
   - Трин, не томи.
   - Это на одном из холмов рядом с городом. Из-за елей внизу видно дома.
   - Кряж?
   - Он самый, а это, судя по всему, бывшая королевская сторожевая башня. Точнее все, что от нее осталось. Так, что?
   - Пойдем отсюда.
   Они вышли в довольно широкий коридор. Трин уверенно свернул направо и сразу же растворился в темноте. Ильм скрепя сердце активировал ночной глаз. Мало ли что впереди? Пока светляка изведешь, сто раз будешь замечен.... И как в воду глядел.
   Первая лестница оказалась совсем недлинной. Некромант от нечего делать насчитал всего два десятка сильно истертых каменных ступеней. Далее его взору открылась небольшая, совершенно пустая, камера с низким, закопченным потолком. Единственными ее украшениями служили четыре пустые, изрядно помятые и покрытые ржавчиной гнезда для факелов. Трин даже смотреть на них не стал. Прошел, уверенно, как давно привыкший к разрухе хозяин и, не мешкая ни мгновения, вывел некроманта на следующий подъем.
   И тут сверху послышались уверенные, громкие голоса....
   Трин замер, как хищник перед броском и резко обернулся назад. Ильм поймал его, ставший вмиг холодным, как лед взгляд, и мягко, неслышно, спиной вперед отступил вниз, под закопченные своды. Тролль совершенно бесшумно скользнул следом.
   - Останемся здесь,- почти неслышно прошипел он,- в тесноте им не развернуться. По одному изведем.... Ударишь магией?
   Ильм молча указал на зажатый в руке прут. Трин с досадой поморщился и с опаской выглянул из-за угла.
   - У них факел. Бей первым.
   Ильм утвердительно кивнул и прижался к стене. Когда-то подобные ситуации взвывали у него приступ бешеного сердцебиения и дрожь в руках. Те времена прошли. Он вдруг почувствовал непреодолимое желание убивать. Это ощущение было настолько новым, неожиданным и пугающим, что екнуло сердце. И как назло, разбираться с причудами своего внутреннего мира времени уже не оставалось.
   Дрожащий свет факела лег на шестигранные плиты пола.
   - Я тебе точно скажу, Муха...,- бородач, держа факел на уровне лица, миновал последнюю ступеньку.
   Лицо его показалось некроманту странно знакомым.
   - Ахх,- Ильм вложил в удар всю силу, целя незваному гостю висок.
   Бородач вытаращил глаза от неожиданности, но среагировал с достойной всяческих похвал резвостью. Однако отбить факелом удар не смог. Длинная, тонкая рукоять треснула и горящая, пропитанная смолой пакля полетела ему прямо в лицо. С треском вспыхнули волосы.
   - А-А-А! - истошно завопил несчастный. Он отчаянно замахал руками, пытаясь сбить с себя огонь. Трин, недолго думая, ударил ему ногой под колено и ужом проскользнул на лестницу.
   Ильм упруго отскочил в сторону от валящегося в его сторону противника и со второго удара достал ему до виска. Хрустнула кость.
   На лестнице послышались невнятные вопли, короткий шум борьбы. Некромант бросился на помощь товарищу, но было уже поздно. Тролль, довольно урча, уже волок за собой изо всех сил упирающуюся и извивающуюся добычу, щедро угощая ее кулаком.
   - Сукин сын,- сообщил он Ильму, указывая на плечистого детину, словно мешок с картошкой, лежащего у его ног, - дубину нацепил, а кусается, как баба. У, вояки....
   Некромант обозрел украшенную синяками рожу молодца, потом сапогом развернул к себе обгорелое лицо убитого. Постоял немного, собираясь с мыслями.
   - Я их знаю.
   - Любопытно.
   - Мне тоже,- Ильм присел на корточки перед парнем,- где твоя дурацкая шапка?
   Детина вскинулся, злобно сопя, но получил увесистый удар кулаком в темя и обмяк.
   - Что за шапка? - полюбопытствовал тролль.
   - Трудно объяснить, видеть надо.... Я их на дороге перед Кряжем повстречал. Был еще третий с ними. Вроде, как атаман. Приветливый такой, сухонький дядька. Они то мне и посоветовали в трактир местный, тот, который Старым лисом зовется зайти....,- Ильм приложил руку к шее молодчика и пощупал пульс,- ты его больше не бей, а то изведешь раньше времени. Очень мне хочется с ним потолковать....
   - Сейчас очухается, - Трин повел носом и поморщился,- ну и навоняли мы с тобой здесь. Как будто целую конскую гриву сожгли.
   - Рассеется на сквозняке.
   Тролль неопределенно хмыкнул и присел рядом со своей жертвой.
   - "Старый лис", говоришь....
   - Знакомое название?
   - С некоторых пор,- Трин зло усмехнулся и сплюнул,- Прошлым вечером.... Или позапрошлым? Впрочем, неважно.... Я в этой корчме заночевать решил. Заведение так себе, но хозяин показался обходительным....Поужинал неплохо, комнатой, что мне трактирщик любезно предоставил, остался доволен. Короче расслабился после долгой дороги и решил напоследок еще винца пригубить. Оплатил все честь по чести.... Служанка мне тут же полный кувшин принесла. И вино хорошее было.... В общем, сел на кровать, сделал пару глотков и привет. Очнулся здесь.
   - А меня трактирщик пивом опоил,- Ильм сотворил светляка и похлопал парня по щеке,- очнись, красотка.
   Белесые ресницы вздрогнули. Некромант подождал немного, пока раскосые глаза примут осмысленное выражение.
   - Будем говорить?
   - Да пошел ты... - молодец с деланным равнодушием отвернулся.
   - Смело, но неучтиво, - Трин ухватил свою жертву за ворот и прилежно встряхнул. Звонко клацнули зубы. Пленник скривился, высунул изо рта прикушенный язык и принялся тереть его грязными пальцами.
   - На меня смотри,- некромант бесцеремонно ухватил его за поросший щетиной подбородок.
   Пленник попытался вывернуться и укусить Ильма за палец.
   - Дай-ка я попробую,- не выдержал Трин и ухватил упрямца за шею. Ловко так ухватил, со знанием дела. Не все горло пережал, а лишь в нескольких точках....
   Парень захрипел, выпучил глаза, беспомощно задергался в могучих руках тролля и издал неприличный звук. Запах паленого волоса стал еще невыносимее.
   - Отпусти его,- посоветовал Ильм, - мне кажется, он все понял. Ну, будешь говорить с нами?
   Детина энергично закивал головой, утер дрожащей рукой кровавую пену, выступившую изо рта и зашелся мучительным кашлем. Тролль зарычал и наградил его дополнительным ударом в ухо. Кашель прервался.
   - Ильм, время не ждет.
   - И верно,- некромант, с притворным равнодушием зевнул, - кончай его и дело с концом.
   - Э.... эй...,- сразу оживился пленник.
   - Вот, совсем другое дело. Готов исповедаться?
   - Да...
   - А ну-ка, так.... Вы в сговоре с корчмарем из "Старого лиса"?
   - Да...
   - Почему мои кольца не взяли?
   - А кто их знает.... У мастера спроси.
   Еще один смачный удар в ухо.
   - И-и-и-и,- плаксиво затянул несчастный,- а-а-а-а....
   - Не дерзи впредь, - жестко оборвал его тролль,- а мои вещи где? Доспех, топор, щит и прочее, включая коня?
   - В корчме.... Где ж им еще быть то.... Мастер их врозь продавать собрался. Значится для отвода глаз. Опосля праздника.
   - Место точнее укажи.
   - Дык а я почем ведаю? Можа на чердаке, можа в подвале...
   - Зачем нас здесь заперли?
   - На мясо.
   - Не понял,- Ильм даже привстал от столь неожиданной нвовсти, - как на мясо?
   - А так. Мы значиться людишек в трактир заманивали, а мастер корчмарь выбирал, кого в дело пустить. На пироги. Нам справно платил. Да. Серебром. Дело выгодное.
   Тролль злобно засопел и сжал кулаки.
   - А кнутом меня кто отделал? И рожи жалостливые не корчи, я и так вижу, что ты все знаешь...
   - М...мастер.... Он....он частенько так развлекается....
   - Развлекается, значит,- с очень нехорошим выражением лица медленно проговорил Трин,- запомним. На будущее. А кто туши.... Тьфу, леший, тела кто разделывал?
   - Мы и разделывали.
   - Да ты в своем ли уме, убогий?
   Парень пожал плечами, и скроил очередную несчастную мину. Трин сплюнул, явно в сердцах, и отвернулся.
   - Что еще знаешь? - пришел на помощь Ильм.
   - Не-а.... ниче более не ведаю.
   - Зачем сюда пришли?
   - Дык, почитай каждый день ходим. Порядок такой.... Хозяйство присмотр любит. Отпустите меня, а? Я ж не местный. Я... Единым клянусь.... Больше ни-ни.... Не убивайте, а?
   Ильм посмотрел на пленника. Обычная неотесанная деревенщина. И даже не так.... Неправильно он подумал, нехорошо. В мелких селениях полно живых умом людей. Толковых, твердо стоящих на ногах и не ждущих чужой помощи. А это.... Нетесаный олух. Так как-то.... Рожа простецкая, волосы под горшок стрижены, косая сажень в плечах. Если бы не тролль, то возни с таким чудаком было бы по горло. Силища то немалая, а умишка на медный грошик. Нашел с кем дружбу свести.... Впрочем, нужда заставляет и не такие поступки совершать. Можно вообще-то и прирезать его. Прямо здесь. Да кому от того польза будет? Мир чище и совершеннее не станет.... Раз Трин его сразу не приголубил, значит, так тому и быть. Перст судьбы.... А глазки то бегают.... От страха что ли? Или не все сказал? Или гадость какую затаил? Тьфу, морока. Да что он может затаить кроме злобы? А стихия эта нам не так уж и страшна. Короче, болотные дятлы с этим увальнем, нет времени беседы куртуазные вести.
   - Браслет снимай.
   Молодец послушно расстегнул застежки.
   Ильм взял массивное украшение в руки, покрутил, рассматривая затейливый, витой орнамент и отложил в сторону.
   - Ладно.... Дорогу вниз найдешь на ощупь?
   - Ага,- сразу же оживился парень. На разбитых губах его проступило нечто отдаленно напоминающее счастливую улыбку,- я тут, значиться, каждый уголок знаю.
   - Прочь с глаз моих, смерд.
   Дважды повторять не пришлось.
   Пленник вскочил на четвереньки, резво отскочил подальше от тролля и припустил к лестнице, ведущей на нижние ярусы. Споткнулся в впотьмах, выругался себе под нос, боязливо обернулся, словно побитая собака, снова споткнулся, теперь уже на ступеньках.... Полетел кубарем, поскуливая от боли. Потом, судя по звуку шагов, все-таки догадался подняться с коленей на ноги и, нисколько не заботясь о соблюдении тишины, гулко застучал подошвами по полу подземной галереи. Все дальше и дальше. Потом эхо окончательно истаяло под старинными сводами.
   Трин тем временем умудрился наполовину стащить с убитого бородача полушубок. Дело спорилось, тролль даже принялся что-то напевать себе под нос, но момент, когда Ильм обратил свое внимание на него, он уловил сразу. Обернулся, оскалил зубы.
   - Надо было ему глотку перерезать.
   - Пусть дышит, - некромант защелкнул на левом запястье браслет,- каждый за дела свои рано или поздно ответ держать будет.
   -Как знать,- с большим сомнением в голосе отозвался тролль, натягивая на себя трофейную одежду,- по мне так, нечего богов пустяковыми делами отвлекать. Раз и все. Собаке собачья смерть. Как мне обновка?
   - Чуть маловата. Кольчугу не будешь снимать?
   - Не стоит она того. Дешевая поделка. Кольца не сварены и не склепаны. Дрянь в общем.... И в карманах всего три медяка. Нищета.
   Трин направился к следующему подъему. Ильм пристроился следом. И опять перед глазами был лишь низкий свод коридора, широкая спина тролля и щербатые ступени. Новая лестница оказалась не в пример длиннее предыдущей. Еще в бытность свою офицером в гарнизоне Турова, некроманту доводилось слышать от товарищей по службе рассказы о глубоких подвалах под сторожевыми башнями. Тогда он лишь усмехался про себя, считая все это досужими байками. Перед глазами стояла исследованная вдоль и поперек за долгие годы ученичества башня Хонва. Она справедливости ради надо заметить, не для наставника выстроена была, а им без всякого спроса занята. Поскольку стояла посреди леса, в стороне от дорог и больших селений, и забыта была всеми, не исключая, наверное, и самого Единого. Но это частности.... Дело в том, что она, вроде, тоже сторожевой считалась, но подвала вообще не имела. Или Хонв скрывал? Или башня башне рознь? Или у наставника была неправильная башня?
   Ильм оступился, и чуть было не полетел обратно вниз. Проклятое ночное зрение. Вроде все видно, но при этом тени порой так причудливо сплетаются, что, поди, отличи, где что есть....
   Трин замедлил шаг и обернулся.
   - Ты чего там?
   - Пустяки....
   - Я кое о чем спросить тебя хотел,- неуверенно начал тролль и смолк.
   - Хотел, спрашивай.
   - Объясни мне, отчего ты сам все быстренько не пожелал закончить. Ты колдун. Тебе раз плюнуть. И шансов на успех гораздо больше было у тебя.
   - Есть один неприятный и мало кому известный момент, ибо мои сотоварищи по цеху не очень любят о нем распространяться,- Ильм подтолкнул Трина вперед, чтобы тот за разговором не забывал двигаться дальше, - слишком большую цену приходится платить за убийство человека при помощи магии. Убийца получает частицу души своей жертвы. Ощущения при этом возникают совершенно непередаваемые. Никакая дурная травка не сравнится с ними. И сразу хочется еще раз пережить этот экстаз. Мало кто способен удержаться от такого соблазна. Со временем присоединенных частиц становится столько, что разобраться, где собственное "я", а глее чужое становится просто невозможно и маг сходит с ума. Поэтому я не желаю даже пробовать. Даже сейчас. Жить с помутившимся рассудком не моя история. Такие дела.
   - Странно,- тролль смущенно развел руками,- а как же нежить? Ты сам, небось, не одно умертвие успел уничтожить, но при этом скорбным на голову не выглядишь.
   - Уничтожение нежити тоже грозит опасностью,- веско заметил некромант,- только там беда может случиться лишь при определенных условиях. Вкратце так. В тонкости вопроса не полезу, извини. Ты ничего не поймешь.
   - Ты так думаешь? - тролль обернулся и в глазах его мелькнула легкая обида.
   Ильм почувствовал себя полным идиотом, без всякого там присоединения инородных элементов. Чего он перья-то так распушил? Хранитель сокровенных тайн, болотного дятла в ухо....
   - Трин, не сердись.
   - Да что ты, Ильм,- поспешно возразил тролль,- какие могут быть обиды? Не время и не место....
   - Я сейчас все объясню. Понимаешь, у мертвеца души нет. Сохраняется лишь ее отпечаток.... Как бы это пояснить.....,- Ильм прищелкнул пальцами, лихорадочно подыскивая образ,- к примеру, пусть снег это телесная оболочка, а меч, положенный в него - душа. После смерти душа покидает тело. Мы вынимаем меч из сугроба. Что остается?
   - Его отпечаток.
   - Так и в жизни. Умертвие несет лишь отпечаток души. Он, отпечаток этот, очень быстро претерпевает необратимые изменения. Так называемая реакция Лива - Ругвера. Короче, убивая умертвие, я не получаю никакого ментального вреда....
   - Постой...,- вскинул руку тролль.
   - А если,- неумолимо продолжил Ильм, немного повысив голос,- я решил такое существо преобразовать в чистую энергию, то есть развоплотить, и за тем поглотить, вот тогда да. В меня, точнее в мою душу, проникнет часть его магической матрицы. И это не хорошо....
   Он вспомнил об охватившем его безумном желании убивать и похолодел. Все одно к одному. Неужели тот скелет в подземельях Турова? Не может быть.... Неужели это случается так быстро? С первого раза? Но сейчас все как обычно. Нет, просто нервы....
   - Ты в порядке? - озабоченно наморщил лоб тролль.
   - Пустое,- отмахнулся Ильм,- так, некстати кое-что вспомнил. Просто к слову пришлось. Позволь, я закончу свою мысль. Я ведь о развоплощении сущностей говорил? Так вот.... К счастью, такое магическое пособие крайне редко применяется на практике. Только в самых крайних случаях.... Есть заклинания, позволяющие эти частицы извлекать и уничтожать, но они очень громоздки и сложны и пока мне не по зубам. Но это опять тонкости.... Теперь тебе понятно, в чем разница?
   - Да, мне все понятно.
   Они, наконец, покончили с затяжным подъемом и вступили на ровную поверхность. Коридор начал плавно изгибаться вправо.
   - Скоро увидим свет,- сообщил тролль, - всего ничего осталось. Прости за дерзость, костяной мастер, но я вот что тебе хотел дальше предложить.... Одно дельце. Совместными усилиями оно гораздо проще будет....
   - Нет, Трин,- Ильм помрачнел, - далее дорожки наши расходятся. Рад был свести с тобой знакомство.
   - Ильм, - тролль с сомнением покосился на идущего следом некроманта,- куда ты такой пойдешь? Весь оборванный, без денег, без оружия. С дырявой броней. Да с ней еще хуже. Где это видано? В лохмотьях и в кольчуге. Ты же сам все отлично понимаешь.... Ты в столицу?
   Ильм помрачнел еще больше и посмотрел на свои потертые сапоги. Что он мог сказать? Ничего. Кругом Трин прав....
   - В столицу,- без тени сомнения подытожил Трин,- а я тебя не пущу.
   - Это как?
   - А вот так. Пусть ты некромант, коих я и мой народ уважают и чтят, - тролль витиевато помахал рукой в воздухе, - ну, мы поняли друг друга. Все равно. Долг платежом красен. Ты меня спас.... Короче, у меня в Кряже, будь он неладен, дельце одно осталось. Я собственно для того сюда и приехал. Один купец местный мне некоторую, достаточно приятную сумму задолжал. Хватит и мне и тебе, чтобы одежонку сносную купить, коняку, оружие и легкую броню. Только прежде надо с трактирщиком поговорить по душам.
   - Все не так просто, Трин. Корчмарь лицо в городе уважаемое. Наверняка со многими он повязан темными делами. И не только пирожками с человечиной грешит. Как пить, стража у него прикормлена....
   - Не сомневаюсь.
   - Лезть к нему гиблое дело. И магию я там применять не смогу. Слишком близко к храму Единого.
   - Придумаем,- тролль неожиданно встал, как вкопанный и медленно, почти по слогам закончил свою мысль,- что-нибудь..... Проклятие.
   Ильм выглянул из-за широкого плеча товарища. Дорогу им преграждала еще одна дверь. И по внешнему виду она ничем не отличалась от своей недавно разрушенной сестры. Такие же, тронутые ржавчиной, точно пригнанные друг к другу листы железа, крупные, квадратные, плотно утопленные шляпки гвоздей. Исключением были лишь оказавшиеся на этой стороне петли и два широких засова.
   Тролль попытался сдвинуть каждый из них, но нисколько в своем начинании не преуспел. Специально выполненные проушины для навесных замков были свободны, но что-то удерживало толстые стальные полосы в совершенно неподвижном состоянии. Трин засунул палец в отверстие, предназначенное для дужки замка, покрутил им там, словно надеялся таким образом понять, что же здесь на самом деле произошло, и озадаченно почесал затылок.
   - Проклятие....
   - Когда ты здесь шел в прошлый раз, она была открыта? - уточнил на всякий случай Ильм.
   Собственно и так понятно было, что тролль тогда проскользнул здесь совершенно свободно. Иначе как бы он выбрался наружу? Просто нелепая ситуация категорически не терпела идиотского созерцательного молчания.
   - Разумеется, она была открыта,- взвился Трин, - я ее специально изо всех сил подергал. Она ни с места.... Я решил, что все здесь прикипело ржавчиной. Тем более она вся в инее была. Да и на полу снег наметен был.... Тут шагов десять до выхода. Ай, как обидно. Точно все не к добру так гладко под ноги ложилось.
   - Ныне от снега ни следа.
   - Так и есть. Ты сможешь ее сжечь?
   Ильм промолчал, не желая давать ложных надежд, и прошептал заклинание. В прошлый раз дверь была просто закрыта, без применения какой-либо магии. Посмотрим, что здесь твориться.... Плохо, что снег исчез. Все это чужим колдовством попахивает. А защитные руны снять очень нелегко. Практически невозможно. Только тот, кто их накладывал, имеет власть все изменить. Есть, разумеется, некоторые лазейки, позволяющие чужое плетение, так сказать расплести и порвать, но это уровень магистра. Хонв, к примеру, даже бы не вспотел от такого занятия. Но, то Хонв....
   На темной поверхности двери постепенно проступили три белесые, неровно нанесенные руны. Ильм закрыл глаза и мысленно досчитал до десяти, чтобы унять волнение. Так и есть. Хуже не придумаешь. Эту комбинацию символов он не вскроет никогда. И огненный шар будет здесь абсолютно бесполезен. Он просто отразится и испепелит своего создателя. Такая вот незатейливая ситуация.
  -- Ильм,- тролль подергал некроманта за рукав,- очнись, ты чего замер?
  -- Эта преграда мне не по зубам.
  -- Как так, не по зубам? - опешил Трин.
  -- Как есть, так и говорю.... На двери нанесены защитные руны высокого порядка.
   Мне их не деактивировать. Навыка такого нет. Они просто убьют меня и все. И если я огненным шаром ударю, то исход будет таким же.
   - Да? - Трин склонил голову набок,- а я ничего не вижу.
   - Немудрено. Ох...
   Мир перед глазами Ильма слегка покачнулся и медленно завертелся то в одну, то в другую сторону. Некромант уперся ладонью в шершавую стену, стараясь сохранить равновесие, и с растерянностью воззрился на еще один знак, постепенно проступающий под рунической надписью. Круг с гексаграммой внутри. Мелкие изящные письмена. Вниз от круга тянется хорошо прорисованная, растопыренная птичья лапа, увенчанная солидными когтями. Печать ментального урона.... Вот так крендели. Ловушка. Столь сложная фигура сотворена большим мастером и с этим наваждением он тоже вряд ли сможет совладать. Редкая работа. Штучная. Используется, как дополнение к охранным рунам. Помниться, даже в Турове, большом, портовом городе, где трется инкогнито немало знающих людей, про использование таких заклятий даже слышать не приходилось. Не то, что видеть собственными глазами. И в годы учебы, знакомство с этим узким разделом магии было сугубо общим. В качестве общих сведений, для гармоничного развития. Кто хотел знать больше, сам штудировал книги. Ильм тогда тоже соответствующую литературу изучал, но, как назло фолианты попадались не совсем те, что требовалось. Потом появились другие, не менее насущные проблемы, и интерес, не имея должной подпитки, постепенно угас....
   Самое обидное в том, что этот "подарочек" обычному смертному ничем плохим не грозит. Если обычный смертный не собирается покуситься на сохранность запечатанного магией места при помощи хитрых подручных средств. Например, заколдованных отмычек или свитков силы, для взлома замка. Для человека, способного прочесть то, что обычному глазу узреть не дано, то есть магу, начиная с четвертого уровня подготовки и выше, все сложиться гораздо хуже. Печать активируется сама и нанесет удар первой, чтобы неповадно было по темным углам лазить с корыстными целями. Именно это сейчас и произошло.... Но кто же, леший побери, за всем этим стоит? Или что?
   Крепкие руки тролля стальным захватом сжали некроманта за плечи.
   - Эй, Ильм? Ты чего это вздумал? Ильм?
   - Я сейчас потеряю сознание,- одними губами прошептал некромант, отчаянно борясь с противной слабостью в ногах, и с синим туманом, неумолимо застилающим взгляд, - беги вниз.... Отыщи этого щенка и тащи сюда....
   - Но...
   - Делай, что говорят.
   Тролль недовольно заворчал себе под нос, но Ильма при этом бережно уложил на пол. Суть тирады была проста - вместе держаться надо, негоже разбегаться в разные стороны, потому что неприятностей и так хватает. Некромант попытался встрять пару раз с, несомненно, весомыми аргументами, но Трин только рукой махнул. Постоял еще немного, словно прикидывая что-то в голове, решительно развернулся. Вскоре шум его шагов стих где-то внизу.
   Ильм полежал немного, затаив дыхание. Он с замиранием сердца ожидал, что вот-вот, в следующий миг погрузиться в объятия пустоты. Вряд ли он сможет удержать заклинание такой силы. Даже мобилизованные сейчас внутренние силы, скорее всего, не помогут нейтрализовать действие руны. Ничего страшного, разумеется, не случиться, но есть шанс в ближайшую седмицу иметь неприятные последствия в виде слабости и головокружения. И жутковатых сновидений на закуску. Что б повадно в следующий раз не было. Разрушитель дверей, болотного дятла в штаны.... Таким образом и берут под белы рученьки разного сорта воришек, что посмели покуситься на чужое добро. Раз, и дух вон. Эх, надо было дураку использовать охранный щуп. Да кто ж мог подумать? Вперед, как говорится, наука....
   Время шло, но сознание по-прежнему не торопилось покидать тело. Тролль тоже не спешил возвращаться. Ильм, превозмогая слабость, подобрался к стене и попытался прислониться к ней спиной. Где-то с четвертой попытки его мучения увенчались успехом.
   Мир вокруг все еще продолжал кривляться гнутыми, расплывающимися линиями, и задорной пляской синеватых пятен, но кровь уже не с такой силой стучала в висках. И голова перестала раскалываться на части. И ночной глаз сохранил свои свойства, хотя и стал менее контрастным. Осталась лишь тошнота, неприятными волнами подкатывающаяся к горлу, но и ее присутствие, хочется верить, будет не вечным. Сейчас самое главное, что он не валяется бесчувственным бревном, а хоть что-то видит вокруг себя и что-то слышит. Хотелось бы при этом еще иметь возможность в случае опасности оказать посильное сопротивление, но, увы.... На это сил нет.
   Некромант устало закрыл глаза. Обойдется.... Все обойдется. Никого здесь нет и, будем надеяться, не будет. Сейчас вернется Трин, притащит за собой этого горе разбойника и тогда.....
   В толще двери что-то негромко скрипнуло. Коротко, неприятно и вновь наступила гнетущая тишина.
   Ильм весь подобрался, с трудом проглотил набежавшую в рот слюну и попытался свести взгляд в одну точку. Ничего не получилось. В глазах двоилось, как после хорошего удара дубиной в лоб. Тогда он попытался неуклюже перевернуться на бок. Некромант решил одним махом убить сразу двух зайцев. Во-первых, понять, насколько он еще опутан чужим заклятием. По результатам нехитрого эксперимента можно будет сделать дальнейшие выводы и осмыслить далеко идущие планы. Во-вторых, просто прислониться к железным листам ухом и хорошенько прислушаться. Возможно, удастся выяснить, откуда взялся сей странный звук.
   Несложное в обычных условиях телодвижение причинило немало неприятных ощущений, но Ильм добился, чего хотел. К тому же во время переворота в затылке что-то щелкнуло, словно невидимая рука отвесила тугой щелчок пальцами, и видимость в пределах пяти, шести шагов немного улучшилась. Ильм ради интереса снял перчатку, выставил перед собой указательный палец и стал его пристально рассматривать. Все не так плохо. Узор на коже пока не различим, а ноготь уже видно. Прогресс налицо.... Однако, радость от маленькой победы над собой и навязчивым недугом была недолгой. Внимание Ильма опять привлекли руны, точнее изменения происходящие с ними. Надпись-блок прямо на глазах принялась таять, как будто была сделана изо льда. Руны потемнели, истончились, потом и вовсе почернели. Да еще и дым повалил от них в придачу. Ильм подтянул отпавшую челюсть. Надо попытаться проверить....
   Закончить мысль он не успел.
   Дверь застонала могучими петлями, или еще чем-то, сопряженным с трущимися друг об друга поверхностями и стала медленно открываться. Ильм, несмотря на искривленное сознание, быстро оценил, на пути какой громадины он находится. Даже представил на мгновение, как хрустят его кости, не в силах противостоять ее неумолимому движению. И боль ощутил, как наяву. И тут его проняло по-настоящему.... Глаза как-то сами собой округлились от ужаса, а тело исполнилось небывалой легкости. Нет, изящного прыжка, достойного уважающего себя мага не вышло, но некое диковинное движение он изобразить сумел.
   Смертельная опасность проползла в паре ладоней от Ильма....
   В лицо ударил свежий морозный ветер. Крупинки снега тонкими иглами впились в щеки и лоб. Ильм улыбнулся, потянулся навстречу дневному свету, но перед глазами, как назло, опять изогнулась мутная пелена. И почти сразу сквозь нее проступили надвигающиеся на него тени. Некромант отчаянно заморгал. По большей части для того, чтобы хоть что-то предпринять..... Но пелена спала. Спала ровно на столько, чтобы тени обрели вполне человеческие очертания. Даже одежды стали различимы. И знаки на одеждах. И что в руках держат эти люди, тоже стало очень неплохо видно.
   Ильм тихонько застонал от собственной беспомощности и безысходности. Вообще в пору было волком выть в голос. Храмовники.... Семь лучников. На всех гамбезоны с дланью Единого. Тетивы натянуты, наконечники стрел хищно нацелились почти в одну точку. Или в одно место. В него. Но стрелять, слава всем богам, отчего то не спешат.... А, вон еще парочка приближается....
   Некромант изо всех сил напряг зрение. Так.... Идут явно ничего не опасаясь, но и не спешат напрасно. Чинно идут, как хозяева положения. Впрочем, так оно и есть. Тот, что чуть ближе обряжен в орденскую рясу. Лицо плохо видно из-за накинутого капюшона.
   Мелких деталей не различить.... Тот, что чуть дальше пока плохо различим. Почти ничего не разобрать, но одежда, судя по очертаниям, вроде, обычная, мирская. Все, на этот раз, кажется, конец. Орден соизволит лично приходит лишь за еретиками, к коим маги без патентов тоже относятся, тем более некроманты. Можно, конечно, попытаться что-то такое изобразить магическое, но это будет последнее в жизни упражнение в колдовстве. И никто больше не оживит и подзатыльником не отправит назад на грешную землю.... Однако кто его про патент спрашивал? Пока никто. Вернее будет подождать, узнать, чего от него хотят. Хорошо, что Трин где-то застрял.... И на всякий случай следует деактивировать все магические реакции в организме.
   - Этот? - одетый в рясу храмовник требовательно указал в сторону Ильма.
   Расплывчатый силуэт мирянина подался вперед. Один шаг. Два шага. Еще. Вот теперь и лицо в общих чертах можно рассмотреть.... Некромант зарычал. Трактирщик! Сукин сын.... Но зачем? Он же пирожки с человечиной делает.... По нему самому давно дыба плачет. Причем здесь храмовники?
   - Этот, почтенный брат, как есть этот,- трактирщик подобострастно осклабился,- только вот в толк чего не возьму.... Он должен внизу быть, а люди мои.... Он, что их....
   Благостный брат резко поднял развернутую ладонь. Трактирщик тут же заткнулся и нырнул за спины лучников.
   - В цепи его, - служитель ордена еще раз указал на некроманта,- мешок на голову и в городскую темницу. Мы разберемся, что к чему.
  
   ХХХ
  
   Прогулка до города, вопреки ожиданиям, оказалась совсем не близкой. При иных обстоятельствах она наверняка позволила бы сориентироваться на местности и положительно сказалась на самочувствии Ильма, но, увы, обстоятельства не выбирают. Было, отчего окончательно впасть в дурное настроение. Цель его ареста так и осталась неизвестной. Храмовники в ответ на все осторожные вопросы, которые некромант осмелился озвучить вслух, упорно молчали, словно воды набрали в рот. Ильму, в силу издержек собственного ремесла, в такие моменты начинало казаться, что сопровождают его ожившие мертвецы. Неприятное ощущение надо признаться, хотя наваждение разом исчезало, стоило кому-то из служителей ордена кашлянуть или издать какой либо другой, вполне характерный для человека звук. Но больше всего раздражал проклятый мешок, надетый на голову. Вонял он как сто отхожих мест разом, вышибая скупую слезу едким, немилосердным запахом и вдобавок, был полон мелкой пыли. Ильм готов был смириться с густой вонью, но в битве с пылью однозначно проигрывал. Мелкие частицы обильно набивались в нос, щекотали горло, терзали глаза, и спасения от этой напасти не было. Еще Ильм изо всех сил стараться не упасть - мелкие дырочки в грубой ткани скорее позволяли видеть свет, нежели окружающие некроманта предметы. К тому же, с завидной периодичностью, все продолжало плыть перед взором в разные стороны. Ильм мужественно крепился, чихал, кашлял и старался по мере возможности сохранять равновесие. Мешали этому занятию связанные за спиной руки, способствовали храмовники, направляющие заблудшее чадо на путь истинный при помощи чувствительных ударов по бокам и спине. И все же кое-что по пути рассмотреть удалось, хотя ничего интересного некромант для себя не почерпнул. Сначала его долго вели через лес, потом было большое поле с горбатым мостиком через полностью замерзшую и занесенную снегом речушку, далее начался собственно город. В воротах, судя по всему, их уже ждали. Не было задано никаких лишних вопросов, никто не озаботился получением входной мзды. Все прошло быстро и буднично. Один из воинов храма в полголоса перекинулся парой неразборчивых фраз со стражей и Ильма тут же бесцеремонно подтолкнули вперед. Сам Кряж слился для некроманта в одно пестрое пятно из отрывочных образов. Как лоскутное одеяло. Были в нем фрагменты каких-то деревянных и каменных стен, заснеженные крыши, лай собак, людские голоса и запах жареного лука. Судя по обилию поворотов, вели его задними дворами. Потом мешок крайне неудачно сполз на одну сторону, и даже минимальный обзор исчез вовсе. Оставалось лишь порадоваться, что сей конфуз не случился раньше. Теперь вот приходиться стоять неизвестно где и маяться душой и телом.
   Ильм зябко переступил с ноги на ногу. Возникшая задержка была вполне объяснима. Храмовники стражу дожидаются, чтобы добычу свою из рук в руки передать, а стража, как всегда не торопиться. И правильно. Если по первому зову бежать с выпученными глазами, то солидность исчезнет, и уважать люди перестанут. Даже Орден следует немного выдерживать, чтобы узы братства, так сказать, были прочнее, и чтобы благостные понимали, что солдаты не только пивом наливаются, но и несут бремя тяжелой королевской службы. Только зачем такие сложности? Обычно стражники храмовникам жертву передают, а не наоборот. На этот раз все встало с ног на голову. Занятно, но совершенно непонятно. Однако, при любом раскладе очевидно одно - раз в его судьбе приняли участие служители храма, то и здесь с ним церемониться не станут. Неважно кто с ним будет разбираться. Важно, что для этого дела существует много разных способов и заковыристых инструментов. И области применения их, как обычные, так и извращенные, к сожалению очень хорошо известны.
   По спине пробежал неприятный холодок.
   Ильм незаметно потряс головой, старательно отгоняя не слишком аппетитные образы, неудачно вдохнул пыль и громко чихнул. И тут же получил увесистый удар меж лопаток.
   Некромант оступился и невольно выругался про себя.
   Поделом.... Заключенный должен стоять смиренно, не двигаться и звуков неподобающих не издавать. Зато мешок опять правильно расправился. Так, что там у нас? К сожалению, опять ничего интересного. Какие-то облезлые стены....
   Откуда-то из-за правого плеча послышался скрип снега. Ильм попытался немного повернуться так, что бы хоть что-то разглядеть, но снова удостоился воспитательного удара. Пришлось любопытство свое поумерить и обратиться в слух. За это, по крайней мере пока, карательных мер не следовало.
   - Доброго здравия.
   - Хранит вас Единый.
   - Что у вас?
   - Сам видишь. Желаем, чтобы он посидел у вас под замком до выяснения всех обстоятельств.
   - А потом?
   - Там видно будет. С гарнизонным головой брат-наставник все вопросы решит сам.
   - Да будет так. Цепь для ног дадите?
   - Дадим.
   Кто-то ухватился за мешок и с силой дернул его вверх. Еще одно облако пыли поднялось на прощание. Ильм не удержался и еще раз звонко чихнул.
   - Хорош,- кто-то процедил за его спиной.
   - Волосья торчат, как у лешака....
   Ильм шмыгнул носом и стрельнул глазами по сторонам, благо последствия знакомства с охранной печатью почти прошли. Он стоял посреди небольшой, плотно утоптанной площадки, со всех сторон окруженной двухэтажными строениями непонятного назначения. Вокруг те же лучники храма, правда, теперь видны нашивки оруженосцев на рукавах. И тот, в рясе, тоже здесь и без капюшона. Тонзура ровно выбрита. На круглом лице выражение честно исполненного долга. В глазах огонь истинной веры. Всем хорош, только рангом пока не вышел. Не более, чем брат-послушник, если судить по простому кожаному поясу, лишенному всяких украшений. Так, а что там городские? Эти тоже чинами не блещут. Капрал и трое стражников. Обычные простые служаки. Рабочие лошадки. Рожи красные и кислые...
   - Балдой не верти, - посоветовал некроманту один из солдат, на вид самый пожилой и повернулся к своему командиру,- так куда его мастер?
   - Вниз. Раздеть и барахло в сундук. Я сам потом разберусь.
   - А его самого?
   - Как обычно.
   - Это как? - Ильм решил подать голос и показать, что его дальнейшая судьба ему совсем не безразлична.
   Вместо ответа он получил древком алебарды по ребрам. Пришлось покорно опустить взор себе под ноги и продолжить подчиняться обстоятельствам. Ничего, переживем и это. Нет смысла горячиться и пытаться идти против течения. Все равно преимущество во времени для него потеряно, а до следующей осени, когда истечет срок поиска живых наследников еще долго. Лишний день или два ничего уже не решают. И застрял он здесь крепко. Так и хочется сказать навсегда..... Но к лешему такие мысли. Уныние плохой помощник в делах. Последнее слово должно остаться за ним, чего бы это ни стоило. Так наставник учил.
   Гостеприимно распахнулась широкая дверь. Один из стражников поманил некроманта за собой.
   - Двигай ногами, да поживее.
   Ильм пригнулся, чтобы не задеть лбом низкий косяк и вступил на узкую деревянную лестницу. Под его ногами не скрипнула ни одна ступень. Все было сбито на совесть и покрашено уставной серой краской. Даже перила были гладко поструганы. Следом послышался топот многочисленных ног. Некромант украдкой оглянулся. За ним спускались остальные солдаты и трое храмовников. Брата-послушника среди них видно не было.
   Сама темница оказалась совсем не глубоко от поверхности земли. Стены и потолок ее были собраны из толстых, просмоленных бревен. Пол и вовсе был бесхитростный, как в самой бедной лачуге. Просто плотно утоптанная земля. Или, скорее, глина. Еще здесь были две длинные лавки вдоль стен, стол с кувшином и парой кружек и пустые козлы для оружия. На стене висели два круглых щита.
   Солдаты воткнули факелы в гнезда и все разом, как по команде, обратили глумливые лица в сторону пленника.
   - Ну, как тебе хоромы, милсдарь?
   - Видывал и хуже,- Ильм равнодушно сплюнул.
   - Кажись, братья, к нашенским персонам почтения нет,- самый молодой из стражников шагнул в его сторону и приложил латной перчаткой в скулу. Ильм пошатнулся, но не упал. Из рассеченной щеки побежала кровь.
   -Брось мараться,- проворчал капрал,- делаем, что командир повелел и возвращаемся. С эти голубем найдется, кому потолковать и без нас.... И к лучшему оно....
   Ильм едва дождался, когда распустят цепь, и с наслаждением принялся растирать запястья. Нисколько не обращая внимания на лучников, вновь взявших его на прицел.
   - Сымай камзол. И живее шевелись...
   Ильм повиновался без лишних споров. В мигающем свете факелов тускло блеснула кольчуга.
   - Экий шельмец,- заворожено протянул капрал,- смотрите-ка, братья, какая бронька. И дырки в ней. От арбалета. Болтами побита, точно говорю...
   - Все одно деньжищи то какие....
   - Язык прикуси, а ты, песье отродье, стягивай доспех.
   Ильм стянул с себя железную рубашку и тут же получил крепкий удар под грудину. На это раз он устоять на ногах не сумел.
   Стражники зло расхохотались.
   - Вишь, не понравилось...
   - Ага, глянь как исподлобья бычится. Ровно волк.... А ну вставай, увалень. Нет, честное слово, ровно баба. Нет куража.... Его бьешь, а он лишь сопли размазывает...
   Ильм едва слышно зашипел от злости и медленно поднялся.
   - Перчатки сымай....
   - Ты вежливо попроси, баран, - твердо отрезал некромант.
   - Че? - один из солдат, под злорадный смешок товарищей, подскочил к нему почти впритык и дыхнул перегаром,- да ты.... А ну, братья, давайте этого козла факелком припалим.... Он тут у нас враз ума наберется....
   - Охолодись,- капрал пытливо вгляделся в глаза пленнику,- снимай перчатки паря, не дури.
   - А если не пожелаю?
   - Без пальцев останешься.
   Ильм нехотя исполнил приказ. Вокруг него повисла напряженная тишина.
   - Ты некромансер? - ратник озабоченно потер заросший щетиной подбородок.
   - Не твое дело.
   - Верно, не мое. Давай сюда оба кольца, а дальше видно будет...
   - Не боишься такое в руки брать?
   - Сдюжу,- капрал спрятал добычу в рукавицу,- подорожную тоже возьму. Наше дело маленькое. Забрать и по форме доложить.... Стреножьте эту падаль и под замок.
   На этот раз Ильму опутали цепями не только руки, но и ноги. Взяли, как бревно, занесли в отгороженную частыми толстыми железными прутьями клетку и без особых церемоний бросили на пол.
   Звякнула дверь, щелкнул засов, провернулся в замке ключ.
   На том честная компания потеряла к пленнику всякий интерес и дружно потянулась к выходу. Только один стражник с явной неохотой отделился от товарищей и уселся за стол. Дождавшись, когда хлопнет входная дверь, он с видимым облечением вытащил из-за пояса топор и положил его по правую руку от себя. Затем взял в руки кувшин, зачем-то посмотрел ему в горлышко, и только потом наполнил из него кружку.
   Ильм провел языком по пересохшим губам и закрыл глаза. Пить то, как хочется....
   Никаких сил нет. Но дудки. Унижаться он не будет. Просто не надо думать о жажде и все дела. И подремать надо попытаться.... Голове нужен отдых. Подремать....
   Сон не заставил себя долго ждать, словно только и ждал приглашения. Но облечения он не принес. Тяжелый, липкий, похожий на мешанину из темных красок, он принялся качать Ильма на своих волнах, то, погружая в душные глубины полной пустоты, то, почти выкидывая к самой грани, за которой начинается осознанное бытие. И эта болтанка продолжалась без конца, отнимая и без того потрепанные духовные силы. Как качели. То в одну сторону, то в другую. Все кончилось тем, что некромант проснулся, мокрый как мышь, с неприятной мелкой дрожью и ломотой во всем теле.
   Он немного пришел в себя, огляделся, насколько мог, прислушался к собственным ощущениям и вздохнул украдкой. Все осталось на своих местах. Руки-ноги были связаны, дверь в клетку заперта, стражник мирно посапывал за столом.
   Ильм мечтательно ухмыльнулся.
   Эх, выбраться бы сейчас наружу, да приложить его по затылку чем-нибудь тяжелым. Чтобы не спал на службе.... Или свежий труп сюда.... Какого-нибудь местного сержанта. Работа со свежим трупом дело благодарное. Если постараться, то такого ожившего мертвеца от живого человека сразу и не отличить. А если специально не присматриваться, то и вовсе. А кто бы стал здесь присматриваться? Рядовой состав точно бы не стал. Стражники к ночи, как и все обычные люди, имеют тенденцию немного уставать. Этот факт проверен и перепроверен лично. Поди, попробуй, потаскай на себе пуд железа, да еще при этом побегай по разным поручениям. Важным и очень важным. Да еще под суровым оком командира, вечно всем недовольного. Да и пивко с винцом свою посильную лепту внесут.... И на отца-командира лишний раз пристальный взгляд бросать себе дороже. Мало ли что дурное или неприличное подумает? Потом вся оставшаяся жизнь один большой наряд.... Нет, если не доводить дело до откровенно абсурда, никто бы не о чем не догадался. И выспросить у покойника все можно было бы. И где перстень цеховой и где кольцо отцовское. Если бы. Если бы да кабы....
   Время тянулось бесконечно долго.
   Сон в обнимку с дремотой снова принялись водить хоровод вокруг некроманта, но Ильм, наученный горьким опытом, насколько мог, старался им не поддаваться. Не та была ситуация, ох не та, чтобы изматывать себя еще дурными сновидениями. Кстати, вот они последствия знакомства с ментальной печатью. Не прошло и пары дней.... Зато глаза получили заслуженный отдых. Неяркий свет от факелов повлиял на них самым благоприятным образом. Прошло ощущение насыпанного под веки песка и слезы престали течь сами собой. И остатки синих кругов сначала превратились в туман, а потом и вовсе исчезли. Остались лишь мелкие мерцающие точки, но для того, чтобы избавиться и от них следовало дать себе добротный полноценный отдых. На седмицу. Само собой разумеется, такой роскоши в настоящий момент Ильм себе позволить не мог. Однако больше натруженных глаз, зудящих рук, многочисленных ноющих синяков и ссадин его беспокоила судьба баронского кольца. Теперь все зубы обломаешь, пока до него доберешься..... М-да.... Вообще, браваду эту идиотскую надо заканчивать. Ситуация сложилась гнилая во всех отношениях. Хуже только смерть. И она, похоже, не за горами.
   Ильм не удержался от соблазна и прикрыл наливающиеся тяжестью веки.
   Сон захватил его так же быстро, как и в первый раз, но мучений больше не доставил. Он был похож на большую, медленную реку. Он успокаивающе нашептывал странные фразы на совершенно непонятном языке и увлекал за собой в чарующий водоворот безмятежных грез....
   Бесцеремонный удар ногой вмиг разрушил хрупкое, незримое волшебство.
   - А ну, просыпайся!
   Ильм спросонья сначала не понял, где он находится, а когда сообразил, по ту сторону открытой решетчатой двери уже успели собраться в его честь отнюдь не последние люди в здешних местах.
   Был здесь вездесущий корчмарь. На лице его без труда читалось некоторое напряжение, но в остальном мастер печь пирожки с человечиной ничем не выдавал своего беспокойства. Возможно, он и не беспокоился вовсе. А что касается напряжения на роже, так ведь не каждый день, наверное, ему доводится бывать в темнице, да еще по такому важному делу. И еретика изобличать.
   Рядом с ним, тускло поблескивая добротной кольчугой, важно подбоченился совершенно незнакомый Ильму сержант. Армейская косточка. Делает вид, что без него здесь если все и не рухнет в одночасье, то точно начнет медленно разваливаться. В остальном самый безопасный из всех участник данного фарса. Потому что ему все равно. Преступника поймали не на его территории, а он лишь выполняет необходимые формальности. Главное, что это не тот служака, что завернул его у городских ворот.
   Впереди всех, у самых металлических прутьев подслеповато щурился служитель Единого в повседневном темном одеянии. Четки в левой руке, широкий пояс с причудливыми металлическими бляхами не оставляли сомнений в более высоком статусе храмовника. Не меньше чем брат-исповединк. Что ж, ставки растут....
   Из простых смертных присутствовал все тот же стражник, нависавший в данный момент над некромантом с отчаянно плюющимся искрами факелом. Судя по свирепому выражению глаз, готовый в любой момент исполнить любую прихоть собственного командира и духовного отца.
   Ильм уставился в земляной пол и приготовился ко всему. Трепыхаться бесполезно. Орденские цепи надежно поглотят любое заклинание и лишь нагреются в ответ. А вообще, хорошенькое дельце получается. Значит, корчмарь решил у Ордена выслужиться. Перстенек цеховой углядел и тут же к слугам Единого. В принципе ход верный. За матерого еретика храмовники на золото не поскупятся и грехи на год вперед отпустят, да и не поленятся воеводе доложить о верных присяге сынах отечества.... Эх, как все глупо, неряшливо получилось. Целая цепочка событий, завязанных друг на друге. Прямо как в Турове. Какая удивительная и стойкая тенденция. Впору всплакнуть от умиления. И праздник престольный как назло на носу.....
   -Вот, благостный, погляди, каков гад,- трактирщик первым нарушил торжественное молчание,- я его как увидел, так сразу и понял, что дело нечисто....
   - Изложи подробно, сын мой,- храмовник зевнул, учтиво прикрыв рот ладонью, - вы все во внимании к словам твоим.
   - Ну... так, как бы....,- чуть стушевался трактирщик,- с утра сегодня, значит, притащился он ко мне под видом нищего.... Я чту заветы Единого и многим скорбящим руку помощи тяну. Вот, значит.... Мне он сразу подозрительным показался, но виду я не подал, ибо тверд в вере и молитвенном скорбении. Взгляд у него как у одержимого....
   Ильм усмехнулся, совершенно не таясь. Чего таится, если и так все ясно. Здесь будут слушать и принимать во внимание лишь одну сторону. Ту, что в вере тверда.
   Мастер корчмарь запнулся, но сразу взял себя в руки.
   - Так, значит, взгляд у него как у одержимого. Еще что.... Кольчуга сквозь дыры в камзоле видна. Дырявая. И камзол весь в крови уделан. Ясное дело, что нечисто все. Ну, я его решил обхитрить. Приласкал, творя непрестанную молитву, и направил дрова колоть.
   Сам тем временем приказал с него глаз не спускать. Взял эль и в обе кружки водицей освященной разбав.... Водицы добавил. И себе, чтобы укрепиться и ему, чтобы неповадно было. Ну, он как хлебнул, так его и скрутило в одночасье. Простому рабу Единого разве такой вред может приключиться? Не может. Я и скумекал, что передо мной слуга неназываемого. Позвал слуг верных. Достали веревки. Связали. А веревки водицей из храма сбрызнули для верности и крепости. Еще обыскали его. Нашли перстенек поганый чародейский и кольцо благородное. Брать в руки не посмели.... Потом я приказал оттащить его в развалины данжеона на горе, подальше от паствы смиренной, а сам бросился челом в ноги братьям заступникам бить. Дабы сохранили и оберегли от чар злодейских.
   - Повально, сын мой, похвально,- храмовник благосклонно склонил голову,- Справно сослужил службу. Хочу заметить, что не в первый раз. Молодец. На таких, как ты столпах наша вера стояла и стоять будет. Связан он крепко?
   - А то,- важно ответствовал сержант,- мы свое дело знаем.
   Ильм про себя подтвердил это заявление. Действительно стреножили его знатно. При большом желании не придраться. Только к чему весь этот балаган? Неужели, на него пришли еще раз посмотреть, только по тому, что так полагается? Или что-то еще за всем этим кроется? Хотя наиболее вероятное развитие дальнейших событий предугадать не сложно. Кажется, у него есть все шансы стать кульминацией будущих народных гуляний....
   - Хочу взглянуть на него ближе,- потребовал храмовник.
   - Давай,- сержант забрал у стражника факел,- подтащи это нечестивое отродье пред светлые очи благостного.
   Стражник угодливо поклонился, поплевал на ладони и ухватил Ильма за ногу.
   - Тяжелый, сука...
   - Тяни, тяни, смелее, не боись....
   Ильм аккуратно пересчитал затылком неровности пола, но сопротивляться не стал. Едва не коснувшись лицом грязного подола рясы, он обозрел во всех подробностях потертые парчовые башмаки храмовника, а так же все, что было выше. Потом еще немного повернул голову и посмотрел вверх.
   Благостный брат погрузил руку в свою сумку, достал из нее идеально ограненную хрустальную пирамидку, размером со средней величины чесночную головку и водрузил ее на развернутую кверху ладонь. Некоторое время на блестящих гранях отражался лишь свет факела, но вскоре в глубине артефакта стало постепенно разгораться пульсирующее фиолетовое свечение.
   Ильм бессильно сжал кулаки. Вот так встреча. Маяк справедливого возмездия. Загадочная штука и очень опасная при определенных обстоятельствах. О плетение его энергетической матрицы сломало копья не одно поколение полных магистров магии. Кстати, создатель неизвестен. Место изготовления тоже неизвестно, но многие маститые авторы, указывая на отменное качество горного хрустался, и исключительного качества работу, сходятся во мнении, что заказ храма исполняли подгорные мастера. Возможно и так. Орден частенько проявлял удивительную гибкость, если дело касалось его исконных интересов. История знала моменты, когда церковная братия с легким сердцем заключала выгодные договоры с расами, для которых имя творца оказывалось не более чем пустой звук. Важен был результат, а он в данном случае, оправдывал любые затраты, как материальные, так и духовные. Маяк позволял достоверно определить школу, к которой относился испытуемый, изменяя цвета свечения. Но стихийные и боевые маги мало интересовали Орден. Особую заботу, если так можно выразиться, братство всегда проявляло к знахарям и некромантам. Минуло пять с лишним столетий с того момента, как костяные мастера и травники смогли покинуть глухие лесные и горные уголки, и получили официальный статус, но охота на ведьм продолжается до сих пор....ен. Знахари и некроманты являлись предметом его особой заботы. я пульсирующее
   Ныне артефакт не рекомендован к использованию особым королевским указом после подписания хартии о взаимном чинопочитании между объединенным королевским магическим орденом и орденом Единого. Однако, и не запрещен.
   - Ишь, осмотри-ка жалобиться,- со смешком указал на Ильма стражник, нарушив торжественную созерцательную тишину.
   - Цыть,- шикнул на него сержант, не отводя завороженных глаз от лучащихся хрустальных граней.
   - Знатный образчик,- храмовник убрал кристалл обратно в сумку и с важным видом склонился над пленником,- очень хорошо.... Перед нами, почтенные мастера, самый настоящий некромант. Насколько я могу судить где-то первого или второго класса....
   Почтенные мастера с неким неловким смущением уставились на слугу Единого. Благостный одарил их кротким, скорбным взглядом и сдержанно вздохнул.
   - Впрочем, это обстоятельств дела никак не меняет. Был ли при чародее королевский патент?
   - Никак нет.
   - Я так и думал,- храмовник склонился еще ниже. - Желаешь что-нибудь сказать, чернокнижник?
   Вблизи лицо его оказалось вполне симпатичным. Только в глазах не читалось ни капли сочувствия.
   - Не вижу смысла,- Ильм демонстративно отвернулся.
   - Не дерзи духовнику! - сержант от души ударил его сапогом в бок.
   - Не стоит, десятник,- благостный брат сложил руки на груди,- ему не дано узреть путь истинный..... Последний раз спрашиваю. Исповедаться не желаешь?
   - Нет.
   - Будь, по-твоему.....
   - Когда его в расход? - сержант угодливо изогнулся.
   - Завтра. Мы ждем приезда самого благочинного исповедника Мартиша. Я полагаю, он с радостью примет участие в сей угодной небесам церемонии. Один вопрос, сержант....
   - Весь готов.
   - Есть ли в наличии березовые дрова?
   - Никак нету,- сержант озабоченно почесал затылок,- в округе берез кот наплакал. Одни осины да ели. Их и рубим на зиму.
   - Не есть хорошо,- совершенно искренне опечалился слуга Единого,- благочинный Марек очень любит, когда еретик на березовых чурках от скверны избавляется. Надо бы озаботиться гарнизону. Негоже хорошего человека расстраивать.
   - Энто можно....
   - Очень хорошо, чадо. И еще....
   - Слушаю, благостный.
   - Я забираю его с собой. Он проведет свою последнюю ночь в храме.
  
   ХХХ
  
   Почти неподвижный язык пламени на единственной свече, поставленной прямо на пол, скупо озарял тусклым светом низкий сводчатый потолок. Ильм, сидящий на соломенном тюфяке и связанный уже не цепями, а самыми обычными веревками, чувствовал себя почти именинником. И пусть за ним неотрывно наблюдают четыре храмовника с оружием наголо, пусть с потолка угрюмо свисают ржавые цепи, но послабления налицо и это факт. Факт неожиданный, непонятный и совершенно необъяснимый с точки зрения здравого смысла. Возможно, так было у всех, кто провел последние часы перед казнью в стенах храма. Да только у кого теперь спросить? И на город опять не удалось толком посмотреть. По приказу брата-исповедника пришлось прогуляться по улицам с замотанной тряпкой головой. А чего скрывать-то? На грядущем празднике он третий по значению после Единого и Ляса Ткача. Вот только творца и его верного апологета из нынешнего поколения никто в лицо не видел. Все больше по образам. Немногочисленные счастливцы, свидевшиеся с ними по случаю белой горячки не в счет. А тут налицо будущая жертва, приготовленная на заклание истинной веры. Живьем. Или братия готовит ему какое-то иное дело? Возможно, ситуация похожа на ту, что описывал Трин. Случилось нечто. Тонкие нюансы можно опустить. В гарнизон храмовники обращаться не желают по причине собственной гордыни, с коей по идее должны бороться не покладая рук. В столицу за подмогой посылать страшновато. А вдруг верхние чины решат, что в Кряже брат-настоятель не в силах сам решить возникшую проблему? Последствия таких дум непредсказуемы. Однако, шутки и пустые мечтания в сторону. Обстоятельства взяли его в оборот так, что неудобно даже пошевелиться. В принципе плевать сейчас на кольца и возложенные на него великие мисси. Унести бы отсюда свою задницу. Но как? Приходится признать, что разумных идей пока нет, а время идет и его все меньше остается.
   Дверь в темницу жалобно заскрипела несмазанными петлями и приоткрылась. Внутрь помещения неслышно просочилась ничем непримечательная личность в сером балахоне с табуретом в руках. Служка повертел головой по сторонам, выбрал самый темный угол, поставил там табурет, покачал его, видимо, на всякий случай и только после этого соизволил обратить свое драгоценное внимание на томящегося в неведении некроманта. Однако, сначала парень осенил себя охранным знамением, размером с хороший осадный щит и только после этого открыл рот.
   - Я доверенное лицо отца-настоятеля.
   - Счастлив, оказанной чести,- отозвался Ильм,- поведай мне, почтенный, а почему меня освободили от тягостных пут и вновь связали веревками?
   - Единый завещал милостиво обходиться с обреченными на смерть. Сейчас тебе окажет честь своим появлением сам брат-настоятель. Веди себя разумно.
   - И без тебя бы догадался.
   Служка осенил себя еще одним знаком Единого, и, не говоря больше не слова, поспешно отбыл по своим делам.
   Ильм покосился на толстые, тщательно обработанные доски, из которых было сколочено нехитрое седалище. Такое способно выдержать не один десяток пудов. И украшено сообразно обстановке. Дланью Единого. И не в одном месте. Значит сам брат-настоятель.... Да, что-то такое вспоминается из курса орденских уложений. Вроде как обязан он каждого еретика лично выслушать. Или каверзными вопросами окончательно извести под корень и еще подтолкнуть на и так торном пути к очистительному огню. М-да.... И если случиться доверительная и душеспасительная беседа, то придется быть гибким. Очень гибким. На благополучный исход шансов нет совсем. Но, как говорится, чем боги не шутят. Вдруг доведется из этой дряни выбраться? Наплевать, какие будут при этом потери. Большие или очень большие. Главное, выбраться.
   Дверные петли заскрипели еще раз.
   В каменный мешок чинно вступил, чуть сутулясь, высокий, мощного соложения храмовник. Ильм лишь увидел шитый серебром пояс и сразу прикусил язык. Вот и обещанный брат-настоятель пожаловал. Здесь, в провинции, выше только небеса.
   Благостный брат, шурша полами длинной рясы, в полной тишине прошествовал к табурету. Присел, расправил складки одежды и низко склонил голову. Лица его под обширным капюшоном по доброй орденской традиции видно не было.
   Ильм, согласно этикету, тоже склонил голову, разумно решив, что в данной ситуации лучше быть учтивым и не хамить из дешевого куража.
   Первым гнетущую тишину прервал настоятель храма.
   - Я имею честь, властью светлого короля и волей Единого, служить в городе Кряж братом-наставником храма и рыцарем ордена. Визит мой к тебе оговорен уставом Ордена.
   Призываю тебя к благоразумию, отступник, ибо в моей власти изменить приговор брата-исповедника. Думай, прежде чем сказать, взвешивай слова и не лги. Теперь ответь, готов ли ты к беседе, или вовсе не желаешь со мной говорить. Ты вправе хранить молчание. В таком случае я незамедлительно покину тебя.
   Ильм как смог напряг свою память. Где он мог слышать этот низкий, исполнений повелевающей силы голос? Где леший, побери? Где? Некромант наморщил лоб. Как назло в голову ничего путного не лезло. Так бывает. Вспоминается всякая ничего не значащая мелочь, а то, что нужно сокрыто во мраке. Да и болотные дятлы с ним. Пора ответ держать.
   - Я готов к беседе.
   - Твой ответ услышан. Назови себя.
   - Ильм сын Нотара.
   Храмовник, не глядя, опустил руку в небольшую сумку, висящую на поясе. Ильм затаил дыхание, превозмогая неприятное, тянущее чувство внутри себя. Еще немного..... Ну, разумеется. Ничего другого он и не ожидал увидеть. Все вещественные улики здесь: подорожная, некромантский перстень и баронское кольцо. Благостный брат развернул затертый и засаленный свиток и принялся водить пальцем вдоль строк.
   Ильм даже дыхание затаил от удивления. Такое ощущение было, что храмовник постиг премудрость книжной грамоты только вчера и то с превеликим трудом. Пришлось немного подождать, пока благостный справится с немудреным текстом подорожной. Наконец тонкие, крепкие пальцы скрутили документ в тонкую трубочку.
   - Насколько я могу судить, этот свиток принадлежит тебе.
   - Так и есть,- подтвердил Ильм.
   - Свиток есть искусная подделка.
   - Да, благостный,- тихо согласился некромант.
   - Причины?
   - Прошу меня простить, но это вопрос для светской власти.
   - Я для тебя власть и светская и церковная, ибо служу я рабом Единого и воином короля.
   - Я понял. Причины просты. Настоящий документ я утерял, а обстоятельства сложились так, что иного, чем тот, что ты держишь в руках, выправить не смог.
   - Твой ответ услышан,- настоятель взял в руки перстень с черным самоцветом,- скажи, этот знак принадлежит тебе по праву?
   - Да,- твердо ответил Ильм,- я костяной мастер четвертого класса. Я окончил высшую магическую школу в вольном торговом городе Туров.
   - Тебе понятна суть предъявленного обвинения?
   - Да. Нарушение ношения цеховых знаков и документов их подтверждающих. Для некромантов сие нарушение находится полностью под рассмотрением Ордена Единого.
   - Где твой патент?
   Ильм замялся. Где он мог слышать этот голос?
   - Глаголь, сын мой. Глаголь правду.
   - Да, настоятель, - Ильм прокашлялся, - мне пришлось бежать из Турова. В спешке. Патент остался в городе.
   - Твой ответ услышан,- медленно проговорил слуга Единого и взял двумя пальцами баронское кольцо,- теперь настала очередь вот этого украшения. Это твое по праву?
   - Да.
   - Ты знаешь, что это такое?
   - Да, это баронское кольцо. Я направлялся в столицу, чтобы предъявить свои права на наследство.
   В темнице вновь повисла тягостная тишина. Храмовник замер с кольцом в руке, но из-за низко опущенного капюшона было совершенно непонятно, смотрит ли он на него или занят чем-то совершенно посторонним.
   - Братья, оставьте нас одних, - голос настоятеля прозвучал неожиданно глухо.
   Оруженосцы буквально на цыпочках, стараясь лишний раз не греметь оружием и доспехами, дружно покинули пределы темницы.
   - Это кольцо принадлежало советнику короля, графу Кашу Жаготу,- так же глухо продолжил рыцарь храма, - ты, некромант, назвался сыном Нотара. Где истина?
   - Я узнал о том, что мой отец барон Каш совсем недавно. До того момента почитал своим отцом того, кто указан в подорожной,- Ильм прервался, пытаясь правильно сформулировать свою мысль. Я бастард.
   - А сыновья по чистой крови?
   - Их нет в живых.
   - Точнее,- потребовал храмовник.
   Ильм мысленно проклял и себя и его и необходимость импровизировать прямо на ходу.
   - Насколько я знаю, старший сын графа Нимтор скончался по прошлой осени от скоропостижной легочной горячки. Средний сын Кейт служил в гарнизоне Турова и был убит при странных обстоятельствах.
   - Еще бастарды в семье были?
   - Да. Гор сын Каша. Он живет в Турове. Наше знакомство было случайно.
   - Он не пожелал владеть кольцом?
   - Нет,- Ильм пожал плечами,- причины мне не известны.
   - А ты пожелал?
   - Я пожелал.
   - Хорошо,- бесстрастно произнес настоятель,- как ты узнал, что являешься частью семьи Каша?
   - Случайный разговор с Гором за бутылкой доброго вина. Он расспросил меня о моем прошлом и вот.... Гор хорошо знал историю своей семьи. Я понимаю, что все решит испытание крови, но.... Все сложилось очень точно.
   - Как звали твою мать?
   - Ронга.
   - Она жива?
   - Нет, она мертва, как и мой приемный отец. Я сирота с малых лет.
   - Кто тебя приютил?
   - Добрые люди.
   - Где это место? - настоятель задавал вопросы методично, словно гвозди забивал.
   - Селение Гнилуха на западной границе.
   - Отчего так далеко?
   - Мою маму туда отправил барон Каш,- Ильм потряс головой, - то есть мой отец. Во владения барона Ружа, его друга. Обстоятельства мне неизвестны. Я тогда совсем грудным ребенком был.
   - Что было дальше? - голос храмовника едва заметно дрогнул, но это не ускользнуло от чуткого слуха некроманта.
   - В самом конце войны, или почти сразу после ее окончания, не могу сказать точно, Гнилуху уничтожили эльфы каратели. Кажется, я остался в живых один.
   - Поясни.
   - Наш дом стоял почти у самых ворот...., - Ильм вздохнул, заново переживая события той страшной ночи,- когда стало ясно, что на улицах идет бой, я, как и все схватил оружие и бросился на улицу. Видят боги, я не струсил и не отсиделся за чужими спинами.... Одного эльфа, того, что застрелил из лука мою названную младшую сестренку я достал топором. Он не видел меня.... Он стоял ко мне спиной.... А моя сестра была пришпилена к дому стрелой.... Сил у меня было достаточно. Злости и отчаяния тоже. Я ударил его в спину и прорубил доспех. Он упал и больше не пошевелился. Я вытащил из него оружие и побежал дальше и тут меня заарканил скакавший мимо конник. Он протащил меня по проселку за пределы тына. Там его нашла чья-то стрела..... Когда я пришел в себя, вся Гнилуха была одним большим пожарищем. Жар был такой, что трудно было близко подойти. Я побродил вокруг, никого не нашел, потом увидел издали эльфов и решил убираться подальше.
   - Сколько тебе было тогда?
   - Шестнадцать зим.
   - Почему тебя не забрали в армию?
   - Был подмастерьем кузнеца.
   - Что было дальше?
   - Я долго блуждал без всякой надежды. Однажды, совершенно измотанный, я набрел в лесу на странного человека.....
   - И?
   - Он очень меня напугал, но голод был сильнее. Он, как и ты, придирчиво расспрашивал меня, а потом накормил. Да.... А потом предложил поискать судьбу на тракте. Точнее постараться ее догнать. Успеть догнать.
   - Успел?
   - Да. Я повстречал своего первого и самого главного учителя.
   - Как его имя?
   - Магистр Хонв. Он рекомендовал меня в магическую школу. Только это было гораздо позже.
   - Выходит тот странный человек оказал тебе медвежью услугу,- заметил настоятель,- не будь его, твоя судьба сложилась бы иначе, и ты не сидел бы здесь в ожидании казни. Так?
   - Нет, благостный. Я очень благодарен тому человеку и ничего не стал бы менять в своей судьбе.
   Храмовник медленно поднял капюшон и откинул его за спину.
   Ильм вытаращил глаза и попытался подняться. Без особого успеха, впрочем. Перед ним как наяву предстала заснеженная поляна в лесу, костер в окружении камней, нелепо одетый незнакомец.... Низкий лоб, горбатый нос, выступающий вперед подбородок..... Метательный нож в руке....
   - Не может быть,- просипел он,- не может быть.....
   - Выходит, что может. - настоятель развел руками.- Неисповедимы пути у Единого. Много раз в этом убеждался. Убеждаюсь и сегодня..... А ты изменился, мальчик. Очень изменился..... Пожалуй, я должен сказать тебе кое-что. Я был духовником графа Каша и очень хорошо знаю про его жизнь. Мне было известно многое из того, о чем ты мне поведал. Сердце мне говорит так же, что еще больше ты не захотел мне рассказать. Но.... Повторюсь - неисповедимы пути у Единого. И еще. Я отпущу тебя.
   - Как же....
   - Не волнуйся, я найду, кого сжечь завтра на площади. Никто ни о чем не догадается. Ты можешь изменить свое лицо?
   - Да, настоятель.
   - Измени его. Тебя развяжут и накормят. Завтра после заката мой человек сведет тебя с одним купцом. Он следует в столицу и ему нужны люди для охраны. Все тряпки с себя сними. Дам тебе чистую одежду. И, одна просьба.... Когда получишь дворянство, загляни ко мне. Хочу быть уверенным, что совершил благое дело.
   - А если не получу?
   - Что ж, - брат-настоятель встал и направился к двери,- по всякому в жизни случается. Тогда сам решай, как поступить. Прощай.
   - Подожди,- встрепенулся Ильм,- корчмарь из "Старого лиса" он.....
   Брат-настоятель предупреждающе вскинул руку.
   - Ни слова больше, чадо. Их и так было сказано слишком много. Небеса все видят лучше нас, а мы испытываем их терпение, полагая, что можем изменить этот мир к лучшему. Прощай.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.07*32  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"