Лаки: другие произведения.

Дитя магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.30*73  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если в семье простых людей вдруг рождается ведьма - это необычно, но нормально. А вот когда у волшебников рождается человек без магических способностей - это и необычно, и ненормально. И именно мне выпала эта необычно-ненормальная участь. Почему? Давайте вместе разбираться! В 2006 г. "Дите" выходило в "Альфа-книге". По сравнению с изданной версией, роман претерпел существенные изменения ) Полкниги переписано и отредактировано, полкниги - написано заново ))
    За обложку спасибо Кандела Ольге.
    Атмосферный фильм к роману можно посмотреть здесь.
    (!) ЗАКОНЧЕНО. Роман выложен частично (!) Полная версия приобретается.
    european brides contatore blog homepage counter
    Предупреждаю: в пиратских библиотеках лежит старый, изданный вариант "Дитя", который имеет мало общего с нынешней версией. И особенно это касается второй половины книги и финала, которые написаны заново. Имейте это в виду.


...Одиноким быть не может тот,

Чей дух с Природою один язык найдет

(Дж. Г. Байрон, "Манфред")

Пролог

   Над волшебным миром давно раскинулась теплая звездная ночь, но природа не спешила засыпать. Шелест мокрой травы, влажного леса и частых дождевых капель будоражили ночную тишину, напоминая и предрекая. И тихий шепот голосов перебегал от дерева к дереву, от цветка к цветку, от сна к сну, наполняя ночную тьму тайнами и обсуждая... ожидание. Ожидание того, что должно свершиться.
   Дождь усилился. Яркие вспышки серебристых молний разбили ночь на осколки, озарив спрятанный в сердце леса замок. Укрытый от мира древними деревьями, укутанный в покрывало цветущего плюща, он казался частичкой живой природы. И вместе с нею ждал и наблюдал, заметив выскользнувшую из-за туч Двойную звезду. И вместе с природой благоговейно прислушался к плачу новорожденного, когда один из двух звездных осколков скользнул по покатой крыше. А в освещенном окне появились две расплывчатые тени.
   - Девочка... - пожилая женщина натянула на плечи светлую шаль и удовлетворенно улыбнулась. - У тебя дочь, сынок, - и прищурилась, всматриваясь в окно. Взгляд ее стал отсутствующим, а оконное стекло засеребрилось, засияло холодным лунным светом. - Дитя Двойной звезды, да, как и было предсказано... Ты не рад?
   - Двойная звезда? Уверена? - темноволосый мужчина тоже посмотрел в окно. - Звездочет не ошибся?.. Жаль. И вновь - в нашей семье, и вновь - предвещая неприятности... Жаль.
   - Двойная звезда сулит не только неприятности, - заметила его собеседница. - Она говорит о рождении дитя магии. Да, во все времена дети Двойных звезд отличались необычными способностями, но необычность - не значит неприятность. Это наша защита. Это защита природы и всего волшебного мира.
   - Необычными... - хмыкнул молодой отец. - Скорее, необычно отсутствующими способностями... Она ведь не будет полноценным магом. Не унаследует наше волшебство. Не сможет творить заклятья. И вырастет чужаком в мире волшебства. Без магии и без защиты, неполноценной, обделенной...
   По лунному стеклу заструились потоки дождя, над крышей громыхнул гром.
   - Значит, нам должно обеспечить ей защиту на первое время, пока она не ощутит и не разовьет собственный дар, - хладнокровно ответила его мать, зябко кутаясь в шаль. - Защиту абсолютную.
   - Кокон?.. - он вопросительно поднял брови.
   - Да, кокон, стирающий проявления нашего дара и отводящий глаза. Девочка не должна чувствовать себя неполноценной - это убьет дар. И ни лишних знаний, ни лишних людей. Ничего лишнего. Пока не проснется сила. Придет время - магия проявится, и она сможет постоять за себя, сможет найти свое место в нашем мире, но до тех пор...
   - Все Двойные, как говорят легенды, поздние, - мужчина нахмурился. - А в коконе она и в двадцать лет останется ребенком. Как потом в мир отпускать - без опыта, без знаний, и - человеком?..
   - Не тебе об этом беспокоиться. Я о ней позабочусь. Да, как только придет время силы - я обо всем позабочусь... - и она мечтательно улыбнулась. - И все получится. В этот раз все обязательно получится...
   - Мне уже не нравится то, что вы задумали... - новоиспеченный отец чутко прислушался: из соседней комнаты доносилось слабое хныканье и тихое успокаивающее воркование. - Мама, она же ребенок... Мой ребенок!..
   - Вот и воспитывай. Но как человека. Люби, балуй и опекай. И ни слова правды, Ян, ни слова! Никому! Пока не придет время силы. А после она перестанет быть вашей. У детей магии Двойных звезд всегда было много работы. Всегда. А нынче стало еще больше. И если я что-то замечу... - в серебристых глазах молнией промелькнула угроза. - И призовите ей охранителя. Особенного. От угроз темного мира мы ее защитим, а вот от второй...
   - Что?..
   - Да, и от второй, - кивнула его собеседница. - Двойная звезда указывает на двух похожих и необычных детей. Это две половинки единого целого, дух и тело. И им должно рядом расти, но... Равновесие же, и одно дитя - для мира светлых, а второе - для мира темных...
   - А тебе нужны обе? - Ян отвернулся от окна. - Наша с Ланой дочь, как и мы, - светлая... Наверняка светлая. А до темной тебе не добраться. Никому прежде не удавалось выманить темного с их земель и соединить Двойных в полноценную пару. Никому, мама.
   - Во-первых, они нужны не мне, а нашей умирающей природе, а во-вторых... Посмотрим, - волшебница тонко улыбнулась, и в ее глазах заплясали лунные блики. - Вероятно, приманивать темную не понадобится... Посмотрим.
  

Глава 1. О пользе ночных прогулок и вреде чрезмерного любопытства

   - Дей-ли! Вы знаете, сколько сейчас времени?..
   Это она мне... С трудом подавив трусливое желание сигануть через подоконник и скрыться в ближайших кустах, я покорно спрыгнула на пол и опустила очи долу. Надо было по плющу - и сразу в свою комнату... Зря усталости поддалась...
   - Знаю, да... - мой нарочито скромный голос явно не соответствует обстановке, и мама это, разумеется, заметила.
   - О, небо, Лекс, как ты одета? Что это за лохмотья?.. И где, скажи на милость, ты бродила всю ночь?..
   Благо, света мало, и она только лохмотья и заметила... А где хочу - там и хожу! Никогда прежде не интересовались, чем я занята, а тут проснулись, когда не надо!.. И вообще, мне уже восемнадцать, хватит у юбки держать!.. И так вся жизнь - из окон дома. И дома все можно, а как за порог - так сразу "Куда?" и "Чтобы рядом с замком!". Только ночные побеги в лес и спасали, и я эту возможность сохраню!..
   - Всю ночь? - я в отчаянии обернулась к окну, на едва заметную в темном небе багровую полосу рассвета. - О чем ты? Я всего лишь выбралась на утреннюю прогулку... Понимаешь, предутренний лес, он... он... - и запнулась под сердитым взглядом.
   - Ой, не ври мне! - недоверчиво хмыкнула мама. - Какая может быть пробежка в середине ночи, после восхода Красной звезды?
   - У меня бессонница...
   - Лекс, хватит!.. Где ты была?
   Моя изворотливая фантазия озадаченно промолчала. А мама, понимая, что мне нечем крыть, стояла, скрестив руки на груди, и не сводила с меня строгого взора.
   - Э-э-э... А ты что здесь делаешь в такую рань и в таком виде?
   Мама, купившись на обманку, опустила глаза на полы длинного халата, туже затягивая пояс, а я проворно проскользнула мимо нее к лестнице. Нет, лучше возвращаться так же, как и уходить, - через окно...
   - Не думай, что на этом все закончится! - пригрозила она мне вслед. - Отец обо всем узнает! И советую придумать более правдивые отговорки! Но накажу я тебя в любом случае, и...
   Добежав по темному коридору до своей комнаты, я громко хлопнула дверью, прерывая гневную мамину речь, и устало села у стены, вытянув ноги. А виноват во всем дождь... Если бы не он, я бы вернулась домой как обычно, за час до рассвета, когда родители еще спят... Ведь всегда мне ночные прогулки сходили с рук! И никого не волновало, где меня носит, лишь бы рядом с домом и подальше от незнакомых личностей. И от малознакомых. А я не возражала. С лесными обитателями мне проще найти общий язык, чем с людьми.
   Устало поморщившись, я заставила себя встать, раздеться и помыться. Вода, разумеется, давно остыла, света нет, но - надо... Тряпки, бывшие одеждой, спрятать, грязь и кровь с рук и лица - смыть, и лишних вопросов поутру будет меньше. А лучше, чтобы их вообще не возникло. Чем меньше людей знает о существовании легендарных существ-прародителей, тем выше их возможности выживания. Белый волк не раз замечал, что за ним давно охотятся, а сегодня я опять собственноручно зашивала, прочищала и промывала последствия этой охоты. И за наше многолетнее знакомство я ни разу не видела столь странной и страшной раны, ни разу...
   Надев ночнушку и на ощупь добравшись до кровати, я без сил рухнула на одеяло и обняла подушку. Все, меня нет, я умерла, а тех, кто потревожит покой почивших с миром, ожидает крупный скандал...
   - Лекси, ты спишь? - доносящийся из коридора смутно знакомый голос сопровождается негромким стуком.
   - А что еще я могу делать в собственной комнате в такую рань?.. - простонала я в подушку. Кажется, только-только глаза закрыла...
   Из коридора донесся смех. Папа.
   - Посмотри на часы, дочь, и скажи, что я разбудил тебя рано!
   Сев, я растерянно воззрилась на круг солнечных часов. Уже... давно перевалило за полдень?.. У меня же встреча на носу!.. Быстро скатившись с постели, я ворвалась в ванную, на ходу выпрыгивая из ночнушки, умылась и заметалась по комнате в поисках одежды. Так, последние штаны - в крови, а в юбке по лесу далеко не уйдешь, а придется... А рубаха где чистая, хоть одна?.. Я захлопала дверцами шкафов и загремела ящиками. А еще я со вчерашнего вечера ничего не ела, но где-то яблоки оставались...
   Отец, с подозрением прислушивавшийся к грохоту, поинтересовался:
   - Лекс, ты встала? К тебе можно зайти?
   Не найдя ничего чистого, кроме праздничного, я быстро застегнула рубаху и затянула шнуровку зеленого платья, заодно закатав рукава и заправив длинный подол за пояс. Вернусь - займусь одеждой...
   - Извини, пап, я... еще не готова!.. - а расчешусь по дороге...
   Отец же, подметив в моем голосе нервные нотки, вошел без предупреждения, застав меня на подоконнике.
   - Что это значит? - нахмурился он.
   - Я убегаю, у меня дела, - и торопливо послала ему воздушный поцелуй, - потом поговорим!
   - А ну вернись!.. - начал он, метнувшись к окну, но поздно.
   Уцепившись за плющ, я быстро сползла со второго этажа вниз, перебежала через дорогу и скрылась в лесу.
   - Маленький сорванец!.. - донесся до меня рассерженный вопль отца. - Эх, Лекс, Лекс...
   Да, я такая, и ничего не могу с собой поделать. Сколько себя помню, постоянно где-то бегаю, теряюсь, пропадаю... Да еще и живность разную домой тащу - от полевок и сороконожек до воронов и волчат. И дня не могу просидеть в четырех стенах - без леса мне душно и тоскливо.
   Зазевавшись, я едва не споткнулась о древесный корень. Терпеть не могу опаздывать! Да еще и время бежит на редкость быстро... Я свернула с тропинки, поднырнула под низкими ветвями и поспешила напрямик, через лес. Еще десять шагов - и я выйду к холму... А вот и наш любимый Дуб-прародитель. А вот и он...
   Я остановилась, переводя дух. И как сильно он изменился, хотя прошло всего три года!.. Под низкими ветвями сидел, ссутулившись, опершись локтями о колени и лениво жуя сорванную травинку, темноволосый парень. Я помнила его задорным и смеющимся, и откуда только взялись этот отстраненный холодный прищур, эта хмурая складка на переносице?..
   Улыбнувшись, я обошла холм с подветренной стороны, взобралась по склону, подкралась к сидящему со спины и закрыла ладонями его глаза.
   - Лекс? - он легко развел мои руки, встал и обернулся.
   Так, теперь мне еще и голову нужно задирать, чтобы посмотреть в его лицо... И в зеленовато-карих глазах потух прежний шаловливый огонек, и они смотрели прямо и серьезно.
   - Что они с тобой сделали?.. - вырвалось у меня.
   - Помогли повзрослеть, - и Яртан, мой друг детства и непременный участник всех хулиганских проделок, улыбнулся. - Зато ты ничуть не изменилась... Только похорошела.
   - Это все платье! - беззаботно отмахнулась я. - А в остальном... - босые ноги, порванный плющом подол, закатанные рукава, взъерошенные волосы, свежая горящая царапина на щеке...
   - ...не обращай внимания на мелочи жизни? - подмигнул он, передразнивая меня. - Как же мне не хватало этих слов...
   Мы крепко обнялись. А вот ямочки на его щеках остались неизменными... На радостях я тихо хлюпнула носом. Мы родились по соседству с разницей в один день, но вместе справляли дни рождения, вместе росли, вместе озорничали, вместе получали от родителей на орехи и помогали друг другу переносить наказания... А потом Ярт уехал учиться. А я осталась - издеваться над своими наставниками, не выходя из дома. И мы не виделись три долгих года. Он, как нормальный парень, писал редко, но, как хороший друг, много и обо всем. Но выбраться сумел только сейчас, да и то...
   - Сегодня в ночь уезжаю, - тихо сказал Ярт.
   - Куда?.. Зачем? - удивилась я. - Ты ведь только что приехал...
   - Я ведь предупреждал, - он отвел взгляд, - у меня вообще нет свободного времени... Вот если бы мы учились вместе...
   - И ты считаешь, что мы бы учились? - я ухмыльнулась.
   - Кто знает, - друг тоже ухмыльнулся, - а вдруг ты взялась бы за ум?.. Но ладно обо мне. Рассказывай!
   Я говорила, перебирая все свои немногочисленные приключения, а над нашими головами щебетали птицы, жужжали мошки и догорал закат. И, посмеиваясь над едкими замечаниями Ярта, я невольно отметила одну странность: время словно бы... замерло. Застыло. Не смолкали ни на мгновение птицы. Не тревожил волосы ветер. Не менялся золотисто-красный закатный узор. Возможно ли, что природой нам дано чуть больше времени?.. Но ведь это же... волшебство, которого не существует в моем простом человечьем мире!.. Волшебство есть только в сказках бабушки! Или...
   Мы замолчали. Нам еще многое нужно было обсудить, многое вспомнить, многим поделиться, о многом помолчать... Но молчание стало первым признаком того, что все хорошее однажды заканчивается. И замершее время, набрав ход, в одно мгновение стерло закатные краски кистью мглистого сумрака. На ветвях Дуба-прародителя вспыхнули зеленоватые огоньки. Слишком быстро...
   - Уже?..
   - Пора, - тихо отозвался он.
   - Возвращайся скорее, ладно?
   Ярт кивнул, быстро поцеловал меня в щеку и торопливо спустился с холма, растворившись в вечернем сумраке. Я тоскливо посмотрела ему вслед. Он всегда был единственным человеком, не считая родителей и пары наставников, с которым я общалась... А теперь он снова уехал, и у меня остается только лес. И Белый волк. Да, и мне... пора домой. В замок. За нагоняем. Только по лесу немного прогуляюсь за яблочной заначкой...
   Домой я вернулась за полночь. Легкой тенью обойдя замок и убедившись, что все его обитатели мирно спят, я вернулась к любимому плющу. Наверняка в коридоре поджидает засада, а скандалить с родителями и портить замечательное настроение мне не хотелось. Вот утром, когда пройдет впечатление от долгожданной встречи, можно будет устроить разборки (а в том, что они состоятся, я уверена), а пока - перекусить и спать.
   Забравшись по зеленому ковру на второй этаж, я угнездилась на карнизе и... замерла на месте, услышав доносящийся из комнаты тихий разговор.
   - Это твоя вина!.. - обвинял разгневанный шепот мамы.
   - Почему моя? - негромко сердился в ответ папин бас. - На нас обоих лежит ответственность за воспитание...
   Ну, родители, ну, хитрецы! Догадались, что я, так нелепо попавшись утром, вряд ли снова воспользуюсь "парадным" окном, и решили взять меня с поличным в собственной комнате!.. А мне куда теперь?.. Я заозиралась. Не приведи небо, и тут поймают...
   - Вспомни, как ты всегда с ней носился! - продолжала обвинительную речь мама. - "Лекси, Лекси, солнышко, золотце"!
   - А ты запрещала наказания и всегда вставала на ее сторону!
   - А ты ее разбаловал! - не отступалась от своего мама. - Разве можно ребенку вроде Лекс никогда ни в чем не отказывать?
   - Но она и не ребенок уже, кстати.
   Заподозрив, что их спор затянется, я приуныла. Похоже, ночевать придется либо в лесу, либо на карнизе, либо в комнате для гостей. Впрочем, не впервой... Встав, я взялась за ветку плюща и...
   - Из-за нашего потворства, или по иным причинам... Но она - не нашего мира. Не звездного. И не светлого, - сухо резюмировал папа. - Живет инстинктами, мимолетными желаниями, как велит душа... А жить по велениям духа - это путь темного. Мы живем по разуму, но Лекс этого не принимает.
   В смысле?.. Не поняла...
   - Подобное всегда тянулось к подобному, - и отец, словно мои мысли читая, добавил: - сила - к силе, мир - к миру, способности - к способностям... Свет - к свету, а тьма - к тьме. Конечно, у нас есть в побочной ветви темные... Но Лекс должна быть светлой, а в ней, против обычая, проявляется тьма...
   Тьма?! Да я добрейшей души человек! Да! Всех жалею и спасаю! Мне даже ветку древесную сломанную жалко - кажется, что больно дереву! Нет, ну не без эгоизма и по своим причинам помогаю, конечно, местами и для своей пользы... Но все же!
   - Вероятно, потому что ее дар - отличный от нашего? - устало предположила мама. - Она не внешнюю силу использует, как все волшебники, а свою, внутреннюю. И не человек, и не маг, а что-то между...
   Я растерянно цеплялась за плющ. Мой маленький мир пошатнулся. Приехали... Вопрос лишь в том - кто? Они или я? Или, может, все вместе и сразу? Да, я понимаю голоса леса, я понимаю речь зверей, но разве ж это магия?.. Чувствовать и ценить жизнь природы может любой... наверно.
   - Да, вероятно, - согласился отец. - Жаль, что мать запретила использовать для воспитания волшебство. А как люди... а люди мы с тобой неважные. Не зря человечий народ живет отдельно от нас. И человека хорошего не вырастили, и дар не развили...
   От неминуемого падения спас плющ, в который я вцепилась мертвой хваткой. Все, на сегодня, пожалуй, хватит... Пора мне... Забиться в самый дальний и темный уголок замка, чтобы там, в спокойной тишине, как следует обдумать услышанное. А где у нас находится искомый уголок? Правильно, в подвале, в чулане или на чердаке. Но чердак - ближе.
   Я несколько раз глубоко вздохнула, унимая дрожащие руки, выше подоткнула подол платья и начала карабкаться по плющу наверх - туда, где под лунным светом серебрилась темная гладь окна. Кстати, я за всю свою жизнь ни разу не побывала на чердаке, хотя и подвал, и чулан давно знала как свои пять пальцев. Мама говорила, что ключ от чердака давным-давно кто-то потерял, но вскрыть чердак даже не пытались, потому как ценностей там никаких нет. Вот и проверим...
   К моему удивлению, окно не запиралось ни изнутри, ни снаружи. Осторожно распахнув скрипучие створки, я скользнула внутрь и с любопытством осмотрелась. И недоуменно нахмурилась.
   По маминым словам, на чердаке не прибирались со времен моих прапра-, а то и прапрапрародителей. А на мой придирчивый взгляд, там не убирались от силы день, может - два. Но никак не больше. Значит, мама про ключ все выдумала? Я внимательно изучила помещение, озаренное ярким сребристым светом Двойной луны. Сводчатый потолок без признаков паутины, ровные ряды книжных шкафов, чистые плиты каменного пола... Пылью и не пахло. Пахло терпкими травами. И кстати вспомнился недавний разговор. Может, меня так старательно отпихивали от секретов чердака, чтобы я пребывала в счастливом неведении об истинной сущности своего семейства?..
   Пройдясь вдоль книжного ряда, я мимоходом провела ладонью по книжным полкам. Нет, никакой пыли... Пухлые сшивки книг, потрепанные свитки, робко выглядывающие из пузатых котелков, пучки высушенных трав, украшающие стены, а под травами - деревянные стойки с бутылями, котелками и плетеными коробками...
   Не удержавшись, я сунула нос в короб, а там... Фу-у-у, какой ужас, сушеные зеленые гусеницы!.. Я с подозрением изучила чердачное хозяйство и скривилась от отвращения. Нет, как можно хранить такое в собственном доме, где, между прочим, живут любопытные и впечатлительные дети?.. Пойду-ка я лучше... книги изучу. Они, конечно, не относились к моим любимым предметами, но рядом с ними приятнее, чем с сушеными насекомыми, которых ни за что ни про что лишили жизни...
   Как назло, все попадающиеся под руку сшивки были написаны на незнакомых языках, но я не теряла надежды найти читаемую. Дрожащими руками перебирая корешки и просматривая обложки, я со всевозрастающим азартом искала... Что? Наверно, доказательства. Доказательства, либо опровергающие папины слова про семейную магию, либо... И с каждый мгновением в моей душе стрункой звенело, туго натягиваясь, двуликое ожидание. Хоть бы все оказалось неправдой... И предвкушение. Хоть бы... родители не соврали.
   И наконец мне повезло. Сняв с верхней полки тяжелую объемную книгу, я положила ее на пол, оправила юбку и присела на корточки, изучая свою находку. Книга была обтянута красно-коричневой кожей (начитавшись в свое время сказок о черной магии, я от души понадеялась, что не человеческой...), а на ее обложке обнаружился странный знак - пересечение кругов Двойной луны и вписанные в них две же звезды, соприкасающиеся лучами. А под знаком - порадовавшаяся меня надпись на древнем, но знакомом языке - "Охранители рода".
   Содержание книги меня сначала удивило, а потом раздосадовало. Удивило то, что страницы книги и чернила мягко светились в темноте и отбрасывали странноватые блики, которые оседали на моих руках щекочущими огненными искрами, скользкими каплями росы и вязким серебристым туманом. Оседали - в прямом смысле этого слова, невольно подтверждая слова родителей. Но после того как я полистала книгу, восхищение сменилось досадой. Опять незнакомый язык...
   Разочарованно вздохнув, я некстати вспомнила о сорванных уроках по древним языкам. И, пролистывая книгу, я улыбнулась приятным воспоминаниям. Наставники изводили меня кошмарными уроками, а я их - собственными недостатками. Вот, к слову, мэтр Корица (звали его иначе, но от него всегда так несло корицей...) больше своих древних языков любил слушать себя и наслаждаться тем "впечатлением", которое производили на невежд вроде меня его обширные познания. И я за это зацепилась. Перед уроками ночь не спала, придумывая умные вопросы, а утром задавала их мэтру. Тот, сетуя на мою глупость и обзывая "чащей беспросветной", пускался в длинные разъяснения, которые, как правило, прерывались многозначительными покашливаниями следующей жертвы.
   Впрочем, перевернув страницу, я с удивлением обнаружила, что Корице удалось кое-чему меня обучить. И, нахмурившись, не без труда разобрала текст следующего содержания:
   - Сиим нижайше прошу тень мою - охранителя моего - явиться на зов мой, дабы оберегать меня во дни... лихие да непогожие, и... Чего? А-а-а! И дланью своей... своей... Или плечом? Плечом... своим невидимым укрывать меня, подо... подопечную, от невзгод да лишений, оберегая, озаряя да... сохраняя? Нет... Озаряя да храня?.. Тьфу, проклятый язык!..
   - Твой? Да уж, твои знания оставляют желать лучшего! - сварливо изрек скрипучий голос. - Неужто не смогли тебя, человечье существо, обучить необходимому? Впрочем, что с них, с колдунов взять?..
   - Ты... кто? - выдохнула я, отползая от книги и прижимаясь спиной к шкафу.
   - Что значит "кто"? - возмутился невидимка. - А ты кого звала?
   - Э-э-э... Не знаю, - отозвалась я нервно, озираясь по сторонам. - А это что, заклинание было?..
   Рядом со мной раздался звук, напоминающий почесывание затылка, потом тяжкий вздох, и скрипучий голос презрительно фыркнул:
   - Разумеется!
   - А все-таки? - я вновь попыталась обнаружить свою "тень", но заметила лишь длинные тени оконных створок, плавающие в пятне лунного света. - Кто ты и где ты?
   - У тебя что, плохо не только со зрением? - с язвительным сочувствием замечает голос.
   - А у тебя - с пониманием чужой речи? - обиделась я.
   - У Корицы сперла, - догадался невидимка. - Нет, я всегда говорил твоим родителям: общение с подобными мэтрами не пойдет тебе на пользу! Ты начнешь либо тупеть, либо умнеть.
   Я горделиво улыбнулась, расправив плечи, а он, копируя голос Корицы, поспешно добавил:
   - И нынче мы наблюдаем случай первый.
   - А ну, покажись, нахал! - разозлилась я, вскакивая на ноги.
   - Додумалась! - облегченно вздохнул голос. - А всего-то нужно было приказать...
   И рядом со мной возникло нечто - крохотный, с мою ладошку, золотистый вихрь, плавно перешедший в... Изумленно ахнув, я шарахнулась в сторону, вновь наткнувшись спиной на шкаф. Тот послушно скрипнул, и что-то тяжелое, прилетев мне по макушке, закрыло обзор, предварительно осыпав вонючим порошком.
   Я звучно чихнула, ощупывая свою голову (и заодно - угнездившийся на волосах короб), медленно распаляясь от доносящегося со стороны "тени" громкого хохота.
   - Что тут смешного?.. - стащив короб, рявкнула я, и смех моего собеседника сменился икотой.
   - А т-ты с-себя с-со с-стороны в-видела? - заикаясь, хихикнул он.
   Я угрюмо насупилась, но промолчала, рукавом вытирая лицо и изучая чердачное чудо. А оно было на редкость странным. И, если оглянуться на бабушкины сказки, - волшебным. Существо, щурящее глаза-угольки, оказалось крайне мало ростом (чуть больше моей ладони), но широко в кости, с темно-малиновым цветом кожи и странной одеждой. Длинное, шитое золотом покрывало, завязанное на тонкой талии, складками струилось до кончиков пальцев, а голову украшал золотой же крученый колпак, лихо сдвинутый на правое ухо. И, надо сказать, существо казалось довольным - и своим видом, и произведенным на меня впечатлением.
   - Нравлюсь? - сверкнув белозубой улыбкой, мой собеседник гордо вздернул подбородок.
   - А что, должен? - огрызнулась я.
   Существо поджало губы.
   - Подумаешь!.. - буркнуло оно в сторону. - В конце концов, я тебе нужнее, чем ты мне!
   И верно... Кто еще расскажет мне больше о тайнах семьи, чем этот... охранитель? Я смотрела на сияющий колпак, на крошечные искорки, пробегающие по покрывалу, и приходила к удивительному выводу. Я верю. Верю. Верю в реальность происходящего. Верю в искренность родительского разговора. Верю... в то волшебство, о котором мне в детстве рассказывала сказки бабушка. Верю - так, словно оно всегда было частью моей жизни, которую я почему-то не замечала. Почему?..
   - Как тебя зовут, малыш? - дружелюбно поинтересовалась я.
   - Малыш? - едва не задохнулось от ярости существо, покраснев при этом настолько, насколько было возможно. - Как ты меня назвала?!
   - Ну, если посмотреть правде в глаза, - рассудительно заметила я, - то ты такой... маленький... М-да...
   И невольно замолчала, поскольку чердачное чудо, резво увеличиваясь, мгновенно переросло меня, примяв потолком колпак.
   - Ух, ты! - я бесстрашно задрала голову и восхищенно улыбнулась, растворяясь в бездонных черных глазищах. - Слушай, а ты кто такой, а?
   И нисколько не напугали ни внушительные размеры существа, ни огненные искры, снующие по одежде. Наверно, захотел бы навредить - давно бы навредил...
   - Охранитель я, - грустно вздохнул он, уменьшившись. - Твой, естественно. И не в восторге от тебя, а что делать? Надо - так надо, - и красноречиво шмыгнул носом.
   Мне почему-то стало его жалко, и я пропустила мимо ушей его "не восторг".
   - Давай познакомимся, что ли?
   - Ифрил, - послушно представился мой собеседник, - дух огненной звезды - той, которая с хвостом, знаешь... Имени не имею, поскольку являюсь бестелесным духом. А имя своего последнего воплощения за давностью лет подзабыл, но тебе его искать не советую. Много с тех пор воды утекло... Да и не уверен я, что оно сохранилось в родовых летописях. Не любили меня потомки, и за дело...
   И мой охранитель с удрученно-проказливым видом почесал затылок, и его колпак сполз на бок, открыв одно длинное острое ухо, сверкающую красную лысину и... витые полупрозрачные рожки янтарного цвета, мягко светящиеся в темноте.
   - Метка звезды! - изрек он гордо, а я, ахнув, шарахнулась в сторону.
   Опять же, если верить бабушкиным сказкам... А сказки ли она рассказывала мне?..
   - Трусишка! - язвительно ухмыльнулся ифрил, потирая рожки. И развалился на книге заклинаний, напяливая колпак.
   - Это же знак... - я сглотнула. - Знак насильственной смерти?.. Мне бабушка говорила, что...
   - И подумаешь!.. - пожал обнаженными плечами мой собеседник. - Ну да, ну знак... Меня никогда не лю... Внимание!
   Я с подозрением уставилась на красного болтуна и нахмурилась. Вроде, тихо. Вроде... Я так настороженно вслушивалась в тишину ночи, что проворонила скрип ключа, медленно поворачивающегося в замочной скважине.
   На пороге чердака легкими тенями возникли силуэты моих родителей.

Глава 2. О таинственном прошлом и неведомом

будущем

   Несколько мгновений напряженной тишины, казалось, растянулись на часы. Я испуганно замерла, глядя на родителей, те, в свою очередь, изумленно таращились на меня. Один ифрил сохранял присутствие духа, наблюдая за нами с явным любопытством.
   - Лекс? - первой в себя пришла мама. - Что ты здесь делаешь?
   - Вас жду, - по привычке брякнула я (да, не пришло мне в голову ничего умнее).
   - Тебе же запрещено здесь появляться! - нахмурился отец.
   - Неправда! Запретов касательно чердака я от вас не слышала ни разу! - резко возразила я, припомнив подслушанный разговор. - А почему вы не хотели, чтобы я здесь появлялась? Потому что узнала бы правду о вас? Да?
   - Это больная правда для тебя, Лекс, - устало ответила мама, заправляя за ухо темный локон, - ты ведь не из нашего мира. Ты не привыкла к волшебству, оно - лишь сказка для тебя. Ты ведь человечек. А для нас магия...
   И она, привалившись к дверному косяку, что-то торопливо объясняла, и говорила, говорила, говорила... А мое сердце то замирало, пропуская удар, то заходилось в бешеном ритме. Не из нашего мира... В знакомых зеленых маминых глазах загорелся незнакомый свет... озаряя чердак. И запрыгали по стенам тени от нежного мерцания, когда ее ладони взволнованно сжали, комкая, пояс халата. У меня зашумело в голове, и привычный мир замер... на грани падения. В свет. В яркий, нечеловеческий свет, льющийся с человеческих рук на каменный пол. И от острого понимая стало душно. Кто я рядом с чародеями?.. Никто. Темная горечь спазмом сжала горло. Темная, как мне сказали... Лишь сказки для меня... бабушкины. Вот с кого спрос.
   - Никчемный человек среди волшебства, да?.. - с горечью бросила я. - Да еще и не светлая почему-то?..
   - Стой, ты куда? - завопил охранитель.
   - Не куда, а отсюда! - буркнула я, снова затыкая за пояс надоевшую юбку и выскальзывая на карниз. - К тому, кто все мне объяснит без криков и унижений!
   И она объяснит, не отвернется. Всегда была рядом, всегда объясняла, никогда не искала отговорок. И теперь объяснит.
   - Ты не можешь просто так уйти!.. - шипит он, огненным вихрем обвивая мои плечи. - Поговори с родителями, выслушай!..
   - Не хочу!..
   Всю жизнь таились, а я верила... Как и бабушка, но... Бабушка хотя бы в сказках о настоящем и истинном рассказывала...
   - Но...
   - Исчезни!..
   Ветер, мой верный рыжий друг, ждал меня за углом конюшни, нетерпеливо перебирая ногами. Я дрожаще улыбнулась. Опять не захотел ночевать в стойле... Он достался мне почти даром - хилый и тощий жеребенок, привезенный на ярмарку на убой. Полгода я упрямо выхаживала его, выслушивая нарекания родителей, но добилась своего. Больное и нескладное недоразумение превратилось в гордого красавца и верного друга.
   Я судорожно обняла коня за шею, чувствуя, как злость начинает отчаянно рваться наружу. И с облегчением предоставила ей выход, вскочив на спину и устремившись по дороге в сторону леса - мимо мрачного замка и душистых цветников, над невысокой каменной оградой и по извилистым песчаным дорожкам. Я должна узнать, должна услышать правду, должна понять... А она должна все мне рассказать. И объяснить. Все.
   А вокруг меня набирала силу гроза. Ветер, швыряясь колючими водяными искрами, с воем гонял по небу черные тучи. Деревья, оживая, тянули ко мне мокрые лапы, что-то шепча. Я всегда их слышала, всегда слушалась... Но не сегодня. Пусть не хотят, чтобы уходила... Пусть говорят, что здесь безопасно... Пусть говорят... Небо, пусть помолчат!.. Я рехнусь от их криков!.. Они никогда не говорили так... внятно... И ведь ничего не случилось!.. Ничего... Да. Только привычный мир - вдребезги.
   Я прижалась к шее четвероного друга. И, читая мои мысли, жеребец взял с места в карьер, рванув напрямик. Ледяные струи дождя больно хлестали по спине, заставляя еще ниже пригнуться к мокрой конской шее и спрятать лицо. Голоса деревьев доводили до головной боли и помутнения сознания. Почему они так беспокоятся, я же к бабушке еду... И тихим эхом - "Уже не вернешься. Нескоро". Нескоро?.. Не вернусь, да... В этот мир, полный лжи?.. Нет, не вернусь.
   Жеребец поскользнулся и замер, и я спрыгнула на землю. Все, приехали... И быстро осмотрелась. Дождь стоял стеной, мокрые волосы облепили лицо, но лес... Лес я слышала. И он говорил, что мы почти на месте... Ветер, мелко дрожа, подковылял ко мне, и я с болью заметила, что мой четвероногий друг сильно хромает. Ничего, дружок, потерпи, скоро будем дома... Я обняла его за шею, ласково шепча нежные слова, и потянула за собой по скользкой тропинке. Бабушкин дом близко.
   Размокшая от дождя земля противно хлюпала под ногами. Мерзость... Почти не чувствуя замерзших ног, я упрямо шлепала по лужам, держась за спину жеребца. Шла, пока лес не расступился перед нами, открывая ровную дорогу к небольшому замку, в чьих круглых окнах дружелюбно теплились серебристые огоньки. Я воспрянула духом и добралась до искомого убежища, как мне показалось, в считанные мгновения.
   Подойдя к запертым воротам, я взялась за бронзовое кольцо и постучалась. Тишина. Я снова постучалась. Не заметив никаких изменений, я уныло пнула створку. Помогло. Ворота гостеприимно распахнулись вовнутрь, и я проковыляла во двор, попадав в объятия пожилой женщины.
   - Бабушка... - я спрятала мокрое лицо в складках ее плаща.
   - Лекс, - улыбнулась она, - что ты опять натворила?
   - Из дома сбежала, - буркнула я.
   - Опять? - иронично хмыкнула бабушка.
   - Не опять, а снова, - поправила ее. - И возвращаться туда больше не собираюсь. После того, что я увидела на чердаке, после появления ифрила - охранителя, в смысле...
   Бабушка изменилась в лице:
   - Значит, узнала?..
   - Узнала, - поддакнула я несмело.
   - Что ж, время пришло.
   - Для чего? - поинтересовалась я.
   Бабушка обняла меня за плечи.
   - Пойдем домой. Это долгий разговор.
   За моей спиной раздался приглушенный цокот - жеребец, хромая, привычно направился к конюшне. И верно, теперь о нем есть, кому позаботиться... Так же, как и обо мне.
   Гроза угасала, но дождь не успокаивался, и под мягкий шелест звонкоголосых дождевых струй мы зашли в полутемный коридор. И пока я неловко отжимала длинные волосы и тяжелую ткань юбки, бабушка задумчиво молчала. А потом слегка подтолкнула меня к лестнице.
   - Ступай к себе. Вытрись и переоденься, - отстраненно произнесла она, - а потом, если у тебя еще остались силы, зайди ко мне. Нам предстоит о многом поговорить.
   Мне не нужно было повторять дважды: я быстро поднялась по каменной лестнице в свою комнату. Закрыла дверь, с трудом стянула мокрое грязное платье и почти не удивилась, заметив в углу бочку с горячей водой. Почти. Раньше - удивлялась тому, что она появляется в моей комнате, как по волшебству. А теперь понятно, что не "как". И благодаря волшебному же "как" на прикроватном столике свивается из тумана легкий ужин.
   Помывшись и зябко закутавшись в теплый халат, я заплела мокрые волосы в косу, наскоро перекусила и отправилась в бабушкину комнату. В темном коридоре, по детской привычке, громко зашаркала и зашлепала тапками, прислушиваясь к эху шагов. Прежде, когда бабушка не жила затворницей, когда у нее всегда гостили не то наши дальние родственники, не то давние друзья, эта привычка здорово меня развлекала...
   Я невольно улыбнулась. Особенно запомнился случай с Яртом, когда он приехал меня навестить и, поддавшись на ласковые уговоры гостеприимной хозяйки, остался ночевать. Вечером я отправилась к бабушке, чтобы пожелать ей спокойной ночи, а друг, услышав шарканья, принял меня за неприкаянную душу и в одной простыне выскочил в темный коридор. Я, в темноте налетев на Ярта и по глупости приняв его за привидение, завопила от страха и вцепилась в его простыню, а друг - в меня. За что и получил по... самомнению. Прибежавшая на наши дикие завывания бабушка хохотала до колик в животе.
   Весело хмыкнув, я дошаркала до двери, но, взявшись за ручку, посерьезнела. Неужели сейчас все станет ясно?.. Бесшумно проскользнув в комнату, я вопросительно посмотрела на бабушку. Она сидела в кресле-качалке напротив камина и задумчиво наблюдала за весело резвящимися язычками пламени. Серебристо-седые волосы собраны в тугой пучок, брови озабоченно нахмурены, морщинистые пальцы сцеплены в замок поверх клетчатого пледа.
   - Присаживайся, милая, - рассеянно кивнула волшебница?.. Ведь если родители, то и она тоже?..
   Я юркнула в любимое кресло и, свернувшись там клубком, настороженно замерла. Казалась, она что-то обдумывает, собираясь с мыслями...
   - Тебе правильно кажется.
   Я удивленно выпрямилась, стиснув пояс халата.
   - Ты что, читаешь мои мысли?..
   - Это нетрудно, у тебя все на лице написано.
   Я нахмурилась и пождала губы.
   - Успокойся, - серебристые глаза улыбнулись. - Лучше расскажи, что случилось.
   - Все? - насторожилась я.
   - Все! - требовательно кивнула бабушка. - Я должна знать, что ты успела подслушать и что именно тебе нужно объяснить.
   Ага, чтобы лишнее случайно не сболтнуть... Я собралась с мыслями и уныло поведала об утренних стычках (умолчав, правда, о своих лесных похождениях под луной), упомянула о приезде Ярта, и разговор свернул в другую сторону.
   - Вернулся? - перебивает меня бабушка, оживившись. - Учебу закончил?
   - Сказал, что закончил, - меня сбил с толку ее неожиданный интерес. - Вроде, практика осталась... - и я запнулась, зацепившись за неожиданную мысль.
   А ведь и Ярт может быть одним из них - из волшебников. Когда я расспрашивала его об учебе, друг увиливал от прямых ответов. И сам всегда задавал вопросы, видимо, чтобы занять меня и отвлечь... И странности времени, когда мне почудилось, что оно замерло... Магия?
   - Вырос, значит, тот маленький, верткий и босоногий мальчишкой, который воровал у меня сливы? - она кивнула своим мыслям.
   - И еще как вырос! А вот верткости в нем сильно поубавилось. И босоногости, - добавила я с грустью.
   - Жених теперь? - она глянула на меня искоса, смешливо.
   - Угу, - кивнула, не заостряя внимания на ее словах.
   Он мне друг и брат. А может быть, таки родственник. Мы с ним слишком похожи, даже внешне - цвет глаз, повадки, привычки. Сложно воспринимать человека иначе, если с пеленок спишь с ним в одной постели, отбываешь наказание в соседнем углу и рассказываешь о самом сокровенном. Даже если, оказывается, ничего о нем не знаешь.
   - Кажется, мы отошли от темы, - вспомнила бабушка.
   - Так вот, - принялась рассказывать дальше, - вернувшись, я застала маму с папой в своей комнате: они сидели в засаде и выясняли отношения. И... Честно, я не хотела подслушивать, это вышло случайно! Мне некуда было деться с узкого карниза! В соседнюю комнату лезть или вниз - окнами хлопать и выдать себя... К тому же, я думала, что они скоро уйдут... А они все не уходили. И пришлось лезть выше, а там...
   - Чердак?
   - Ну да, - я пожала плечами. - Кто же знал, что там столько всего интересного хранится...
   - И что же?
   - Гусеницы сушеные, - сморщилась я, - свитки, котлы, книги...
   - В книги тоже нос сунула? - уточнила бабушка. На лице - полнейшее спокойствие.
   - Сунула, - вдохнув, опустила глаза. - Но знакомый язык только в одной нашла, про охранителей...
   - И с тех пор один из них невидимкой вертится рядом... Иф!
   - Да? - недовольный охранитель вынырнул из-за моего левого плеча.
   - Вон! - велела бабушка, и ифрил растворяется в воздухе. - Продолжай.
   - А нечем продолжать, - отозвалась я растерянно. - На шум пришли родители и заявили, что я - не из их мира. И не маг, и вообще почему-то темная... Я разозлилась и сбежала. К тебе. Ты ведь сказками мне рассказывала о волшебном мире, и я верила...
   - Да... - она нахмурилась и кивнула самой себе. - Да, все тайное однажды становится явным...
   У меня на языке вертелся с десяток вопросов, но я молчала. Бабушка сама все расскажет, как только придет время. И, похоже, оно пришло. Внимательно и серьезно посмотрев на меня, она тихо спросила:
   - Лекс, готова ли ты понять и принять правду?
   - А у меня есть выбор? - вздохнула я, теребя влажную косу.
   - Пожалуй, нет. И верь тому, о чем расскажу, договорились?
   - Угу, - кивнула я, мрачно глядя на пляшущий в камне огонь.
   Да, добрые волшебники и ведьмы, феи и оборотни, духи, привидения и прочий легендарный бред, о котором я прочитала уйму книг, оказывается, легендарным не являлся. Более того, чудеса не ушли в легенды, а продолжают жить и здравствовать. По словам бабули, наш мир кишмя кишит необычными созданиями, волшебство в нем бьет ключом, и я должна была спотыкаться о нем на каждом шагу, потому как жила в семье потомственных чародеев. Я, конечно, давно знакома с одним волком-оборотнем, но мне казалось, что и оборотни - это обычные существа природы, а не порождения магии. Но...
   - Мы хотели защитить тебя - в первую очередь, от тебя самой, - невозмутимо продолжала бабушка, щурясь на огонь. - Люди, в силу своей немагической природы, довольно болезненно реагируют на проявление волшебства, даже если сталкиваются с ним ежедневно. Такова их сущность. Людям не хватает веры, не хватает умения видеть чудеса, не хватает мудрости принять их. Посмотри на меня.
   Я подняла взгляд и обомлела. Передо мной сидела не скромная старушка в длинном халате, а представительная... чародейка в пышном серебристом платье, словно сотканном из лунных лучей. Волосы аккуратно собраны в высокую прическу, морщины на лице разгладились, а кожа подобно платью излучала легкий серебристый свет. Поразительно молодая и поразительно... нереальная. Я ущипнула себя за руку, вновь и вновь убеждаясь в реальности происходящего, и прошептала:
   - Кто же... вы?..
   - Моя сила - лунный свет, - с улыбкой объяснила та, кого я всегда знала как свою любимую бабулю.
   - А-а-а... Так... Ну... - промямлила я и прикусила язык, когда платье волшебницы растаяло лунной дымкой, возвращая привычный халат. - М-да-м... - закончила свою "речь", кашлянув.
   Бабушка мягко улыбнулась:
   - Извини, не удержалась. Иногда показательность лучше длинного рассказа.
   Легче однако не стало, и моя собеседница заботливо предложила мне чаю. Я молча кивнула, соглашаясь, за что и поплатилась, увидев, КАК с помощью магии готовится чай. Бабушка щелкнула пальцами, и перед моим носом в воздухе появилась дымящаяся чашка.
   - Не обожгись.
   Снова кивнув, я недоверчиво дотронулась до блюдца. Надо же, не исчезает... Аккуратно "сняв" чашку с воздуха и подув на чай, я вдохнула терпкий травяной запах. Вот как у них это получается, а?.. Я посмотрела на бабушку с недоверием и любопытством.
   - А что ты еще умеешь? - поинтересовалась вкрадчиво.
   - А что тебя интересует? - также вкрадчиво переспросила она.
   - Не знаю, - замялась я. - Я ведь, получается, о тебе совсем ничего не знаю...
   Да, как и про родителей... Как и про Ярта...
   - Ты и о себе ничего не знаешь, - заметила бабушка добродушно.
   Чай был забыт.
   - В смысле?..
   - В прямом, - отозвалась она и продолжила рассказ, а я, изумленно моргая, слушала ее и с трудом заставляла себя верить.
   Во все времена звезды присылали в волшебный мир защитников. Тех, кто владеет редкой и невероятной силой, отличной от привычных магических способностей. Раз в двести лет с небес срывается Двойная звезда, и ее появление давно научились предсказывать, как и то, в каком краю появится защитник. А иногда угадывали, и в чьей семье. И вот, я, дитя магии Двойной звезды, родилась. Вроде как защитник. А по сути - человек, без какого бы то ни было намека на волшебный дар. Правда, я слышу голоса природы...
   - А от чего... защищать? - я с трудом скрыла страх.
   - От разного, - уклончиво ответила она.
   - Но я...
   - Мы наблюдали за тобой и пытались понять природу твоей силы, - проговорила бабушка. - У тебя определенно есть способности - иначе и быть не может... Но проходили годы, тебе исполнилось восемнадцать, а твоя сила по-прежнему остается сокрытой.
   Сокрытой... или отсутствующей?.. Я рассеянно слушала затихающий треск поленьев. Может быть, неправильно истолковали знамения, неверно определили место появления защитника, и Двойная звезда не имеет ко мне никакого отношения?.. И то, что я родилась человеком в мире магов, - это случайность и невезение? А может быть наоборот - везение?..
   Мир вокруг меня застыл, утратив черты реальности, и на мгновение мне почудилось, что случившееся - это сон, а рассказ бабушки - плод моей больной фантазии. И с каждым ударом сердца я ждала, что вот-вот проснусь, и все вернется на свои места. И я окажусь дома, а ифрил, чердак и родительская книга - в моем воображении, в рассказанных бабушкой сказках, нереально ярком сне...
   Самое интересное, что я действительно проснулась, но, против ожидания, оказалась не дома, в постели, а в бабушкином кресле. Комнату заливали яркие потоки солнечного света, намекая на то, что давно пора вставать. Сев, я потянулась, разминая затекшую спину, здраво рассудила, что мне все, вплоть до чердачных злоключений, приснилось, но снова начались чудеса. Словно почувствовав, что я проснулась, кресло... поехало к двери. Я, завизжав от неожиданности, с ногами забралась на сиденье и вцепилась в подлокотник. Мама!.. Нет, не то...
   - Бабуля-а-а-а!..
   Жалобный вопль остался без ответа, а кресло, миновав самостоятельно распахнувшуюся дверь, полетело в мою комнату. Можно подумать, я сама до нее не доберусь!.. Но все попытки спрыгнуть на пол провалились: стоило приготовиться к прыжку, как подлокотники мертвой хваткой вцепились в мои руки, а кресло поднялось к потолку. И мне пришлось угомониться.
   Однако в комнате оно тоже не собиралось оставлять меня в покое. Едва я почистила зубы и умылась, как кресло, подпихнуло меня под коленки, сжало в цепких объятьях и вновь куда-то поволокло. Я орала, ругалась и угрожала, но оно продолжало путь, не обращая на мои слова никакого внимания. Зато обратила бабушка.
   - Лекс, не шуми, - заметила она, когда кресло доставило меня в столовую. - Оно выполняло мои указания.
   Я спрыгнула на пол и нервно затянула пояс халата, сердито пробурчав:
   - Можно подумать, я не в состоянии...
   - В состоянии, - она миролюбиво улыбнулась. - А еще ты любишь до последнего валяться в постели. Но сегодня у нас нет на это времени.
   Фыркнув, я села за стол и пододвинула к себе тарелку с кашей.
   - А в чем дело?
   - Сегодня же ты отправляешься к Звездочету. И остаешься у него в учениках, - спокойно ответила бабушка, подмигнув чайнику. Тот проворно бросился подливать чай в мою опустевшую кружку.
   - Что?! - я судорожно сжала ложку.
   - Что слышала, - волшебница невозмутимо, мелким глотками потягивала травяной чай.
   Я мрачно уставилась в тарелку, ковыряясь в каше. Однако...
   - Все решено, - неторопливо продолжила она. - Все сопроводительные бумаги готовы, твои вещи я уже собрала, и ты отправляешься сегодня же.
   - Но... - попыталась вякнуть я.
   - Никаких "но"! - отрезала она.
   Я вновь уткнулась в тарелку. Вот те и сбежала из дома... Но кто же знал, что все так обернется?.. Зачем мне уезжать и неизвестно чему учиться, если у меня нет никаких способностей? Или есть?..
   - А ты меня обучать не можешь? - робкая-робкая надежда и робкий же взгляд из-под ресниц.
   Я... я боюсь, да. Всю жизнь мечтала вырваться из-под родительского замка в большой мир, а теперь, когда дверь в него открылась... я испугалась. Я же ничего там не знаю!..
   - Нет. Жду тебя в библиотеке. Не задерживайся.
   Не задерживайся!.. Я нарочно медленно скребла по тарелке ложкой, собирая остатки каши. Интересно... То я, видите ли, не из их мира и прав на знания не имею, то обязана куда-то топать, непонятно зачем... Не хочу!
   - А надо, - раздался приглушенный голос ифрила.
   - Зачем? И почему именно к этому... как его там... Звездочету? - осведомилась я, озираясь в поисках охранителя.
   - Твоей бабушке виднее, - заметил он, - и уже в который раз виднее, чем нам с тобой.
   - Это мы еще посмотрим! - буркнула я, краем глаза заметив посреди стола небольшой золотистый кувшин - жестяной, скрученный спиралью, с длинным носиком и витой ручкой.
   Кувшин, где, судя, по звукам, и скрывался дух огненной звезды - той самой, которая с хвостом.
   - Поставь на место! - завыл охранитель. - Не трогай! Это же уникальная вещь! Второй такой в мире больше нет! Брось, а то уронишь!.. Убери руки, кому сказал!
   - Нет, подожди!
   Страх большого мира неожиданно перерос во вспышку злости на... все. И я, не задумываясь, выплеснула ее на подвернувшую под руку вещицу. Тонкая хрупкая ручка кувшина погнулась, крышка отлетела в сторону, а из горлышка с воплем вырвался сноп красно-желтого пламени.
   - Ты!.. - застонал ифрил, вцепившись в крышку. - Ты хоть знаешь, что держишь в руках?! Это же штучная вещь, ручная работа, на заре времен сделанная!..
   - Ну и что? - зло буркнула я. Ярость почти улеглась. Почти. Страх засел занозой.
   - Невежда! - в его черных глазах замерцало искреннее презрение к моей никчемной личности. - Да что ты в этом понимаешь?..
   - Ничего, - пожимала плечами я, вставая. - Кстати, а как эта "штучная вещь" оказалась у тебя?
   - Ук... Не твое дело! - обиженно рявкнул ифрил.
   - Значит, украл? - ухмыльнулась я, выходя из столовой и поднимаясь по лестнице.
   - Ничего подобного! Я его одолжил! На время!
   Я хмыкнула:
   - До заката времен?
   - Э-э-э... Да ну тебя... - ифрил, загнанный в угол, обиженно замолчал.
   Пройдя по широкому коридору до арочного проема, я с опаской вошла в библиотеку, где меня поджидала бабушка. Со столь серьезным выражением лица, что я согнала с губ ухмылку. Начинается...
   Она сидела за большим столом и листала книгу. Охранитель, оглядевшись, восторженно запищал "о редких-редких редкостях". Когда я зашла, сев в старинное мягкое кресло, бабушка подняла на меня глаза и попросила подождать. И, пока она разбиралась со своим делом, я шепотом велела охранителю заткнуться. Ифрил надулся и полетел нарезать круги над шкафами, бормоча себе под имена мастеров.
   Наконец бабушка отложила книгу на край стола и задумчиво посмотрела в окно, словно собираясь с мыслями.
   - Мы остановились на том, что ты меня собираешься куда-то послать, - напомнила я сухо.
   - Да, и ты поедешь, - кивнула она. - Если ты смогла самостоятельно, без посторонней помощи, призвать своего охранителя, значит, сила просыпается. Звездочет, конечно, нелюдим и мрачноват, но он лучше всех разбирается в скрытых способностях. И лучше нас поможет тебе их развить.
   - А ты? - с надеждой спросила я. - Почему ты не можешь стать моей наставницей?..
   - У меня нет права учить магии, - покачала головой бабушка. - Наставничество - это дар, который проявляется далеко не у всех.
   - Но почему именно к нему? - допытывалась я.
   Скрывает что-то, как пить дать... Если не лжет, то недоговаривает. А я становлюсь недоверчивой и подозрительной, да. Всю жизнь глаза отводили под благими предлогами вместо того, чтобы о мире рассказать, который еще "защищать" придется... Может быть. Не хочу верить в детей и магию... Не хочу.
   - Строгое расписание жизни, максимум зубрежки, минимум свободного времени, куча книг и никаких конных прогулок, - насмешливо заметил Иф. - Год-другой взаперти - и приличная чародейка готова к употреблению!
   - Что? - взвилась я. - Не поеду!
   - Не слушай болтуна, - улыбнулась бабушка, - гулять тебе никто не запретит. Но в остальном Иф прав - Звездочет научит многому. Кроме того, он составляет ученику "Карту жизни" с подробным разбором прошлого и предсказанием будущего, с описанием силы и способностей. "Карта" прояснит твою дальнейшую судьбу и...
   Я отвернулась. И определит, та ли я, за кого меня принимают... Обреченно посмотрела на бабушку и прочла в ее строгих глазах свой приговор. Все, кончилась моя свободная жизнь веселой вольной птички. Пора взрослеть.
   - И что дальше?
   - Добраться до места, - взмах руки, и между нами призрачной стеной замерцала карта. - Замок Звездочета находится к северу от нас, у подножия Облачных гор.
   Я пропустила ее слова мимо ушей, с любопытством уставившись на карту. Да, я ни разу не видела карту мира. И эти знания от меня тоже почему-то скрывали. Боялись, что заинтересуюсь и сбегу за пределы своего Лесного края?.. Карта напоминала пирог, разрезанный на восемь частей. Озерный край, Песчаный край, Болотный и Островные края... Какой же он огромный, наш мир... И почему-то частично черным закрашен. И с дрожью вспоминал папины слова "Это путь темной".
   - Ваш волшебный мир... - и замялась, подбирая слово. - Двумирный, да?
   - Есть темные и есть светлые, - кивнула бабушка. - Темные закрашенные - не наши земли. Темные маги живут по духу и его велениям, и бед от них немало. А мы - свет, разум. Мы бережем то, чем владеем, - и посмотрела на меня так, словно чего-то ждала.
   А мне не хватило духа спросить. О себе. Стало страшно. Мало того, что не маг, так еще и не совсем свет?.. В Пустынные земли еще отошлют... учиться тьме. Пожалуй, лучше к Звездочету, хоть до дома близко...
   - А это что? - ткнула пальцем в черту границы между двум краями.
   - Приграничье. Здесь живут люди.
   - А это? - я указала на крупную точку в центре "пирога".
   - Внутренний мир, - ответила бабушка, - кладовая магической силы. О нем позже узнаешь. Сейчас путь запоминай, - и от "точки"-замка, находящейся в середине Лесного края, к приграничью извилистой змеей поползла черная линия.
   - Далековато! - дружно присвистнули мы с ифрилом.
   - Ничего, доберетесь. Дней десять - и вы на месте. Путь до гор проходит через шесть городов и восемь деревень, и ночевать под открытым небом не придется. И деньги на дорогу я тебе дам. Далее. Оповещающее письмо Звездочету я уже отправила, и он будет тебя ждать. Как приедешь, покажешь ему эту бумагу, - на мои колени опустился серебристый лист, исписанный черными чернилами, с печатью, которую я видела на родительской книге заклинаний. - А после придется выдержать проверку.
   - Какую еще проверку? - насторожилась я, отвлекшись от карты.
   - Проверку знаний, - хладнокровно объяснила бабушка, откинувшись на спину кресла. - Звездочет слишком занят, чтобы тратить свое время на неучей, бездарей и лентяев с улицы.
   Я приуныла, некстати припомнив свои многочисленные прогулы, сорванные уроки и скандалы с наставниками. Ведь я же... бездарь.
   - Это будет весело, - хихикнул ифрил, пропуская мой убийственный взгляд.
   - Надеюсь, ты не посрамишь мое имя, - строго добавила волшебница. - Я приложила много сил, дабы уговорить Звездочета принять тебя, так что изволь потрудиться. У тебя будет почти две недели на подготовку. И, пожалуй, я дам тебе в дорогу несколько книг.
   Она прошлась вдоль шкафов, выманивая оттуда книги и складывая их в стопку на столе. И когда книг набралось с десяток, бабушка повернулась ко мне, заметив, что этого "пока" хватит. Я перевела дух. Нет, я любила читать, но мне нравились вещи интересные - про тайны и приключения, про подвиги и любовь. А "Словник древнеарийского языка" и "История развития древологии" к "интересному" никак не относились...
   - Я постараюсь тебя навещать, хотя Звездочет этого не приветствует. И с твоими родителями поговорю.
   - Нет! - встрепенулась я. - Не надо...
   - Неужели ты не сможешь их простить? - тихо спросила она, остановившись за спинкой моего кресла. - Ведь это я, Лекс. Это я настояла на сокрытии. Я велела воспитывать тебя как человека, вдали от магии.
   - Кто начал - уже неважно, - мрачно ответила я. - Но слова о том, что я не их мира... - и запнулась, прикусив губу.
   - Время всех рассудит, - ифрил мягко сел на мое плечо.
   - Действительно, - согласилась бабушка. - Бери книги. Пора.
   Пока мы спускались по лестнице, я уныло заглядывала в каждый темный закоулок, изучала каждую картину и каждый подсвечник, молча прощаясь с родным замком на неопределенный срок. Кстати, а почему на неопределенный?..
   - Бабушка, а сколько мне предстоит прожить у Звездочета?
   - У мэтра Звездочета. Если не будешь увиливать от учебы, то года полтора-два, - прямо ответила она.
   Сколько?.. Полтора-два года?..
   - Этот срок необходим для получения степени ученика чародея, - добавила она. - А если захочешь получить магическую степень, то и больше.
   - Что за степени?
   - О, их много. И не будем сейчас в это углубляться, - отмахнулась она. - Для начала хотя бы звание ученика защити. А потом... будет потом.
   Я вздохнула, отстав от бабушки и завернув в свою комнату. Сняла любимый старый халат и переоделась в дорожное. Привычные штаны и рубаха для непривычного случая - для дальней дороги в неизвестность... Я затянула пояс и заплела косу, показав язык своему рыжеволосому отражению в зеркале.
   Что ж, хотя бы да "ученика" помучаюсь - ради "Карты жизни"-то... Заноза страха заелозила, закололась больно. Мир, даже этих десяти дней дороги, так огромен, а я...
   - Ха, думаешь, степень получить так же просто, как залезть на Дуб-прародитель? - зазудел ифрил. - А не выйдет! Шевелить мозгами труднее, чем мышцами!
   - Посмотрим!
   Мы вышли во двор, где меня уже поджидал, переминаясь с ноги на ногу, верный Ветер. Теперь-то я знаю, как бабушка вылечила его всего за одну ночь... Пока я обходила коня со всех сторон, проверяя надежность ремней и мимоходом шаря по походным сумкам, бабушка достала еще один серебристый свиток.
   - Спрячь это подальше и при въезде на постоялый двор показывай письмо управляющему, - объяснила она наставительно. - Это право на бесплатный ночлег, ужин и завтрак. На постоялых дворах подолгу не задерживайся. Молодой и симпатичной девушке опасно путешествовать одной. И, не случись все так быстро, я бы нашла тебе провожатого.
   ...и еще найду, отчего-то почудилось между строк.
   - Но я смогу за себя постоять! - возмутился я.
   - Ты меня поняла? - бабушка нахмурилась. - На дорогах нынче беспокойно, Лекс, будь как можно незаметнее. И никаких ночных похождений. Будь на месте до восхода Двойной луны. И никаких безумных поступков, слышишь?
   - Слышу, - бодро улыбнулась я. Страх сменился нездоровым азартом. Вот, мечтала о свободе? Мечты сбываются. Только не так, как... мечталось. Совсем не так.
   - Иф, - она обернулась к охранителю, - я на тебя надеюсь.
   - Конечно! - отозвался он легкомысленно.
   - Тогда в путь, - бабушка обняла меня на прощание, - и да благословят тебя звезды...
   Сердце невольно вздрогнуло и сжалось. Как скоро я увижу ее родное лицо?.. И до меня начало доходить: возврата в прежнюю жизнь уже нет. Больше не будет ночных побегов из окна, долгих прогулок по лесу и легкой бесшабашной жизни под родительским крылом. Мне придется самой заботиться о себе и самой отвечать за себя. И как скоро я теперь увижусь со всеми и... с Яртом? А вдруг он вернется с практики, а меня здесь уже нет?..
   - Да... - я обняла ее и взобралась в седло. - До встречи?..
   - До встречи, моя милая, - улыбнулась она. - Конечно же, до встречи...
   Ветер, почуяв свободу, резво устремился прочь. Я ехала среди деревьев, прислушивалась к щебету птиц, дышала вчерашней грозой, но видела старинный, увитый плющом замок, спрятанный в сердце леса, и маленькую светлую фигурку, замершую у ворот. До встречи, бабушка... Обещаюсь не опозорить тебя и вытрясти из Звездочета, то есть - у мэтра Звездочета, ученическую степень... То есть заслужить, конечно же... И постараюсь победить страх большого мира. И преодолеть собственную бездарность. Хотя, видят звезды, чему маг может научить человека?.. Может, пониманию сути волшебного мира?.. Для начала?..
   - Иф, ты запомнил дорогу?
   - Разумеется, - серьезно подтвердил он и тихо добавил: - Я никогда не уходил от родового поместья далеко... Не думал, что это так тяжело.
   - Не волнуйся, я с тобой!
   - Это-то меня больше всего и настораживает, - уныло отозвался Иф.
  

Глава 3. Беспокойная ночь

  
   - Лекс, ешь, ну же, - увещевал меня ифрил, пока я с отвращением ковыряла вилкой остывшие котлеты.
   - Фу, какая гадость! - сморщилась я, отодвигая тарелку.
   - Избалованная девчонка! - бормотал раздосадованный охранитель, кружа над столом огненной пчелой. - Вот что тебя здесь не устраивает, а? Что?
   - Мясо, - буркнула я. - Ненавижу мясо!
   - Нет, вы только посмотрите на нее! - простонал он. - Мясо она ненавидит!.. А коли нету здесь ничего другого? С голоду пухнуть будешь?
   - Буду! - гордо вздернула подбородок я.
   - А ну, ешь, я сказал! - потеряв последнее терпение, рявкнул Иф, грохнув кулачком по столу так, что тарелки с вилками, звеня, подпрыгнули. Однако... С виду мелкий, а силы-то сколько...
   Сидящий за соседними столиками народ вытаращился на меня с подозрением. Ага, для них-то посуда сама по себе подпрыгнула в воздухе... Ифа никто не видел, кроме меня. Хотя, возможно, он зрим для магов.
   Я мудро "не заметила" чужие вопросительные взгляды и сквозь зубы прошипела притихшему ифрилу:
   - А ну, угомонись... Лучше иди и поищи что-нибудь путное поесть.
   - Что, например? - угрюмо поинтересовался он.
   - Все, что найдешь, но только не животного происхождения.
   - Слушаюсь, - уныло возвестил охранитель, испарившись, а я, вытянув ноги, рассеянно уставилась на уголок стола.
   За шесть дней пути я успела насмотреться всякого, в том числе и на завсегдатаев придорожных постоялых дворов, которые (в смысле, люди) являли собой безликую серую массу, снующую по делам. Всякого, кроме волшебства. Ничего необычного, мир как мир, люди - как люди, в смысле маги. В чем разница? Да, я не молодею, как бабушка, в лунном свете, но ведь и они - тоже. Зачем скрывать и глаза отводить?..
   Мои размышления прервал чей-то гневный вопль:
   - Где мой рис?
   Я усмехнулась: Иф взялся за дело. Бедняга, я его за эти дни совсем загоняла... Но кто же виноват, что по бабушкиному письму мне выдавали исключительно дежурное блюдо с мясом? От мяса я избавлялась, а охранителя посылала за добавкой. Он ворчал, рычал, вопил, но я ничего не могла с собой поделать. Я выросла в лесу, среди зверюшек и птичек, и не представляла, как можно питаться этими созданиями.
   - Держи, чудовище, - ифрил, воровато оглядевшись и убедившись, что никто за нами не наблюдает, опустил на стол тарелку дымящимся рисом и салатом.
   - Благодарю, друг, - улыбнулась я и принялась за еду.
   - Ладно, чего уж там... - буркнул он, наблюдая за тем, как я ем, и озабоченно добавил: - подкормить бы тебя надо, а то совсем в дороге отощала. Родня-то меня не поблагодарит...
   Я едва не поперхнулась салатом, прыснув:
   - Да я всю жизнь такой была!
   - Потому что мясо есть надо!
   Фыркнув, я склонилась над тарелкой, а Иф продолжал ворчать, пока я заканчивала ужин.
   - Кстати, Лекс, - ифрил уселся на уголок стола, - а тебе не кажется, что вон тот тип за противоположным столиком за тобой наблюдает?
   - А? - удивилась я, замерев с поднятой кружкой. - Кто?
   - Во-о-он в том темном углу, - показал охранитель, - правее. Да не таращись ты так! Хочешь, чтобы он обо всем догадался?
   Я рассеянно осмотрелась по сторонам, прикрыв лицо кружкой. Обеденный зал - маленький и тесный, с низким деревянным потолком, и со стороны напоминал многогранник со множеством темных углов. И из противоположного угла за мной и наблюдали. Физиономию нахала разглядеть, как ни пыталась, не смогла, зато почувствовала на себе тяжелый взгляд. Я разочарованно нахмурилась: угол скрывался в тени полностью, так, что не видно было даже столика, не говоря уж о личности.
   Я задумчиво отпила чаю. Бабушка не доверяла охранителю и послала по моим следам приглядчика?.. В ее прощальном монологе так и читалось между строк - свите быть. Так хоть бы познакомиться подошел... или -шла. Я не кусаюсь. Иногда.
   - Странная личность, - заметил Иф, - и, кажется, я его где-то встречал.
   Я едва не поперхнулась. Вспомнила! Два последних дня мне казалось, что за нами кто-то едет, а позавчера один странный тип зашел на постоялый двор следом за мной. Я еще внимание на него обратила, потому как он резко прошмыгнул мимо меня и сразу в угол забился, не снимая шляпы и не опуская воротника длинного черного плаща. А вечера-то теплые, и на кой ему плащ?..
   - Как думаешь, это бабушкины проделки? - шепотом спросила я.
   - Вряд ли, - хмыкнул мой спутник, - я же с тобой, а мне она доверяет. Нет, что-то тут нечисто...
   - Ладно, - встала из-за стола я, - утро вечера мудренее. Я спать, - и, обогнув столик, не спеша подошла к лестнице и отправилась наверх, затылком чувствуя чужой взгляд.
   Ифрил, пробормотав что-то про важные сведения, решил покараулить странную личность. Поднимаясь, я пожелала спокойной ночи седовласому хозяину постоялого двора, и, увильнув от разговора о погоде, поспешила в свою комнату.
   Во всех постоялых дворах комнаты похожие, как отражения. Кровать, столик, кресло, шкаф, ковер и две двери, кроме входной, - одна в ванную комнату, вторая на балкон. Зайдя, я распахнула окно, впустив в душную спальню прохладный сумрак летней ночи, и занялась сумками. Вспомнила, что у меня нет ни одной чистой вещи - дни в дороге по пыли и грязи сделали свое черное дело. А "полезных" книг мне бабушка собрала в дорогу больше, чем одежды. Наверно, завтра останусь здесь, если, конечно, вещи не высохнут за ночь... Я решительно засучила рукава и взялась за стирку, от которой меня отвлек появившийся охранитель.
   - Ты чего тут затеяла на ночь глядя?
   - Стирку, как видишь, - отозвалась я, кинув ему прополосканную рубаху. - Развесь на балконе, будь добр. И принеси мне воды. Бочки - прямо коридору.
   Ифрил одобрительно кивнул и, сопя, взялся помогать. С его помощью (главное - он умел греть воду!) я закончила дела быстро и, искупавшись, надела старые, обрезанные по колено штаны и бывшую папину рубаху, в которых обычно спала. Когда-то я вцепилась в рубаху из-за цвета - насыщенно зеленого, но постепенно она стала тускло-серой, продралась на локтях и обтрепалась по краям, но я никак не могла с ней расстаться. Мама частенько грозилась ее выкинуть, но я не позволяла. Я вздохнула, обняв руками плечи. Папа... Мама... За что же вы так со мной?..
   Спать расхотелось. Читать бабушкины книги - и не начинало хотеться. И, обув тапки, я отправилась на улицу - подышать свежим воздухом. Иф, вздыхая и поминая бабушкины повеления, увязался следом. Пока мы спускались по лестнице, охранитель ныл, но, заслышав доносящиеся из главного зала приглушенные голоса, вынужденно замолчал. Видеть его не видели, но иногда слышали.
   - Кажется, личность-то на месте, - заметил он сиплым шепотом.
   - Которая за мной следила? - встрепенулась я, заглядывая в обеденную комнату из-за прикрытия стены.
   Ага. Сидят. Приличные посетители давно разошлись, помещение погрузилось в полумрак, разбавленный лунным светом, и в знакомом углу я ясно различила три темных силуэта, усиленно шушукающихся и, видимо, замышляющих гадость. Я, подгоняемая любопытством, разулась, присела на корточки и, растворившись в тени стены, поползла к заговорщикам.
   - Лекс, ты что задумала? - забеспокоился охранитель. - Ты же обещала бабушке не делать глупостей!
   - Так я еще и не начинала, - усмехнулась я, притаившись под соседним от троицы столиком. - И ничего я не обещала.
   Удобно устроившись под столом, я прислушалась к разговору, но безрезультатно: во-первых, заговорщики беседовали тихо, а во-вторых, ифрил шипел, не затыкаясь, упрашивая меня вернуться в постель.
   - А если они тебя поймают, что ты будешь делать? - настырно ныл он.
   Отчаявшись заставить его замолчать, я попыталась поймать охранителя, да он увернулся. Я на пальцах велела ему подлететь к соседнему столику и подслушать разговор.
   Иф скорчил недовольную рожицу:
   - Ненормальная!.. - и полетел к заговорщикам.
   Я насмешливо хмыкнула про себя. Да, ненормальная. Зато жить легко, и мир простым кажется... Мои размышления прервал шепот ифрила.
   - Все, можно сваливать, - доложил он, - мы им не нужны. Точнее, им не мы нужны.
   Я вопросительно подняла брови.
   - Какой-то таинственный "он". Расслабься.
   Кивнув, я ползком попятилась назад, не спуская взгляда со стола. Не внушала мне доверия эта шайка, и, как выяснилась позже, интуиция меня не подвела. Пятясь, я бесшумно добралась до лестницы, обулась и с удовольствием выпрямилась, разминая затекшие от долгого сидения ноги.
   - Чего стоишь? - опять заторопил меня ифрил. - Двигай в комнату, пока не засекли!
   - Уже... - буркнула я и на всякий случай еще раз заглянула в зал.
   Убедившись, что троица сидит за тем же столом, я осторожно поднялась по лестнице и вышла в коридор, оглядываясь. Пусто. Узкое темное пространство и едва заметные в сиянии Ифа пятна дверей. Моя комната - первая за поворотом.
   - Не нравится мне все это, - бормотал меж тем огненный зануда, - попадем мы из-за тебя в историю, ой, попадем! Это ясно, как день!..
   - Угомонись, паникер!
   - Вот увидишь, я окажусь прав, - зловеще предрек он.
   И, прежде чем я успела ответить, скрипнула, открываясь, дверь. Я настороженно замерла, прислушиваясь, и получила толчок в спину. Отшатнувшись, я возмущенно ойкнула, и мне ответило приглушенное ругательство. Ифрил, вереща, заметался по коридору. Обернувшись, я онемела от страха: надо мной возвышалось нечто, закутанное в длинный плащ. Кажется, в тот самый, с воротником...
   Я попятилась. Нечто поперло на меня. Я уперлась спиной в стену. Нечто красноречиво растопырило руки, повторяя мои судорожные движения влево-вправо и перекрывая путь. И то ли смеха ради пугало, то ли всерьез нацелилось... А живой не дамся!.. Но под мышкой проскочить не получилось - крепкая рука ухватила за шиворот и вернуло на место у стены. И перепуганной мне оставалось только одно...
   - А-а-а, на по-о-ома-ащь!..
   Неизвестный же, ругнувшись, живо сгреб меня в охапку, зажал ладонью рот и поволок по коридору, хрипло шипя:
   - Не ори! Замолкни, я сказал! Я ж пошутил, и те-е-е... твою мать!..
   Это я, потеряв тапку, исхитрилась лягнуть чужака в колено. Он, скорчившись, разжал руки и выронил меня. Я же плюхнулась на пол и, вскочив на ноги, задала стрекоча, но далеко не убежала. Подножка, накинутый на голову плащ - и незнакомец снова сгреб меня в охапку, перекинул через плечо и куда-то потащил. Я, конечно, и лягалась, и извивалась, и вопила, вторя испуганному вою Ифа, но не добилась ничего. И испугалась. Я ведь не хрупкая кукла, и сильнее, чем выгляжу...
   По судорожным движениям чужака я сообразила, что он мечется по коридору в поисках укрытия, и на всякий случай заголосила еще громче. А вдруг кто проснется и поможет!.. И где она, эта м-магия, когда она так нужна?.. И где, спрашивается, ифрил, когда он так нужен?.. Тоже мне, охранитель! Только и умеет, что испуганно верещать!
   Не успела я о нем подумать, как Иф, заикаясь, промямлил:
   - Сюда... вот. П-пожалуйте...
   Ах ты, трусливая огненная задница!.. В мою комнату привел?..
   Хлопнула дверь, и меня грубо опустили, на что-то мягкое, в коем я на ощупь опознала кровать. А потом по глазам ударил яркий свет, и знакомый уже голос хмуро произнес:
   - Сама замолчишь, или помочь?
   Надо сказать, что от неожиданности (а в кровати я уже успела опознать свою) я соизволила заткнуться и, моргнув, узрела перед собой чью-то угрюмую смуглую рожу с взъерошенными темными волосами и мрачным серым взглядом. Некоторое время мы молча таращились друг на друга, после чего дружно открыли рты и так же дружно их закрыли, заслышав в коридоре топот многочисленных ног. Топот стремительно приближался.
   Реакция на шум у нас была совершенно противоположной. Если я обрадовалась, что нахала поймают (а теперь мне стало понятно, чьи поиски обсуждались той черной троицей), то неизвестный помрачнел, задумался, а потом сделал совершенно неприличную, на мой взгляд, вещь: погасив свет, сдернул с кровати одеяло, накинул его на меня, а сам нырнул следом. И только тогда я сообразила, что слепящее сияние исходило не от свечей, которые я потушила перед уходом. Кажется, мне не повезло...
   - Э-э-эй! - возмутилась я, пинаясь. - Это моя комната!.. И постель моя!.. А ну, выметайся!..
   Из-под одеяла сверкнула острая сталь холодных глаз, и я снова замолчала, невольно поежившись. Теперь-то точно знаю, кто за мной следил из угла весь вечер... Интересно, зачем?.. Из коридора донесся грохот отворяемых дверей и возмущенные вопли.
   - Обыск, - пробормотала я. - Что они ищут? Или - кого?.. Тебя?
   - Меня, - буркнул незнакомец, прижав к матрасу мои пинающиеся ступни. - Но если найдут, то и тебе тоже достанется.
   - За что? - возмущенно вытаращилась я.
   - За помощь мне, - ухмыльнулся наглец.
   - Но я не собираюсь тебе помогать! - отрезала я.
   - А у тебя нет другого выхода, - спокойно ответил он. - Или вместе выберемся, или вместе погорим. А виновата будешь ты.
   - Я? - моему возмущению не было предела. - Это почему это?!
   - А кто завывал в коридоре? - иронично приподнял бровь парень (честное слово, я бы вновь с удовольствием его лягнула, но сила была не на моей стороне, увы и ах).
   - А в следующий раз не будешь пугать приличных людей!
   - Приличные люди в это время спят, а не разгуливают по постоялому двору!
   - У каждого свои понятия о приличиях! - огрызнулась я. - Когда хочу, тогда и хожу!
   - Вот и доходилась, - насмешливо заметил он и, многозначительно улыбнувшись, резко подтянув меня к себе, ухватив за коленки: - и дохотелась.
   Я покраснела, но ответить ничего не успела: в дверь моей комнаты тихонько поскреблись.
   - Ложись! - беглец снова нырнул под одеяло, утащив следом и свой кошмарный плащ.
   Я поспешно улеглась, и тишину нарушил громкий стук и громовой голос:
   - Открывайте!
   - Добрались, двуликие... - донеслось из-под одеяла. - Слышь... Тебя как зовут?
   - Лекс...
   - А меня Вэл. Не бойся, - он, высунувшись, внимательно посмотрел на меня. - Главное, не показывай им своего страха, поняла?
   - Угу, - хмуро кивнула в ответ, думая о другом.
   Стук повторился. Вэл снова испарился под одеялом, а я, немного повозившись, "сонно" поинтересовалась:
   - Что-то случилось? Пожар?
   - Никак нет, дей-ли, - почтительно ответили из-за двери, - но здесь объявился опасный жулик, которого нам велено взять любой ценой. Не могли бы вы открыть нам дверь, чтобы мы могли произвести обыск?
   - Э-э-э... Нет, не могла бы, простите, - с лицемерным смущением пролепетала я. - Дело в том, что я... Я не одета...
   Из-под одеяла донесся смешок, а я, воспользовавшись положением, сильно пнула "опасного жулика". Он засопел, но промолчал. Странно, как он при таком немалом росте умудряется быть незаметным? Свет Двойной луны падал прямо на постель, и со стороны казалось, что кроме меня никого под одеялом нет. Видать наколдовал что-то, м-магию его...
   За дверью пошушукались, и прежний голос решил:
   - И все-таки, с вашего разрешения, мы зайдем.
   Они бы все равно вошли, так или иначе. Пусть лучше так, хоть шума будет меньше... В ход пошел запасной ключ, и знакомые три фигуры в черном с подсвечниками наперевес молча закопошились в моей комнате. Натянув до подбородка одеяло, я пристально следила за каждым их движением и думала. О том, что пламя в подсвечниках... ненатуральное. Слишком яркое, слишком мощное...
   Естественно, ничего не найдя (ни преступника, ни ценностей), один приблизился ко мне и зашарил взглядом по постели.
   - Дей-ли, мы просим прощения, - вкрадчиво заговорил он, - но в этой комнате осталось еще одно необследованное место...
   Меня от такого цинизма передернуло, а Вэл под одеялом напрягся, как дикий зверь, готовящийся к прыжку. Я на мгновение замерла, лихорадочно соображая, как бы выкрутится, когда мой взгляд упал на столик, где лежали все походные бумаги. Ну, конечно же!..
   - Не стоит, - холодно предупредила я.
   - Почему же? - насмешливо поднял кустистые брови главарь. Гадкая же у него рожа...
   - Советую сначала знакомиться с походными бумагами обыскиваемого, а уже потом чинить беспредел, - я сухо поджала губы. - Мои бумаги - на столе. Изучайте, иначе вам не избежать неприятностей. Читать, надеюсь, вы умеете.
   - Соплячка! - побагровел главарь, схватив бумаги с явным намерением их разорвать, когда его прихвостень выхватил из стопки одну, с серебристо-лунным отливом и яркой колдовской печатью.
   Кажется, бабушка занимает не последнее место в волшебном мире, как и вся моя семья... От одного вида печати моего рода мерзавцы дружно побледнели, поспешили принести глубочайшие извинения, вернуть бумагу и убраться восвояси, со скрипом закрыв за собой дверь и погасив свет. Я перевела дух. Сердце колотилось как сумасшедшее: мне больших трудов стоило сохранить вежливый тон и невозмутимое лицо. Благодарю, бабушка! И за поддержку, и за воспитание...
   Выбравшись из кровати и подобрав все бумаги, я бережно спрятала их в сумку, после чего начала собирать остальные вещи, попутно зажигая дрожащими руками свечи. Вот оно, нормальное пламя, не то что... колдовское. В коридор вновь вернулась тишина, и за моей спиной вспыхнуло маленькое солнце. Это "опасный жулик" тоже вылез из-под одеяла. Перед его сосредоточенным лицом замер зеленоватый круг с символами, похожий на солнечные часы.
   Я повернулась и посмотрела на него в упор. Он же не обращал на меня никакого внимания, усердно изучая символы на колдовском круге.
   - Ну? - поинтересовалась я.
   - Чего "ну"? - не понял он.
   - Ты ничего не хочешь мне сказать?
   - Хочу, - широко улыбнулся нахал. - Прощай! И надеюсь, что мы с тобой больше никогда не встретимся. Ни в этой жизни, ни в последующих.
   - И это вместо благодарности? - изумилась я.
   - О какой моей благодарности может идти речь, если из-за тебя этот бардак и начался? - ухмыляясь, возразил Вэл. - Нет, милая, это тебе меня благодарить - за то, что позволил тебе загладить свою вину передо мной! И не забудь, что я не бросил тебя в коридоре. А в ущерб себе - и он картинно потер колено, - доставил в твою же комнату. Знаешь, что было бы, поймай они тебя с поличным? Бумажками бы не отделалась, - подвел он итог своим нравоучениям, неприятно улыбаясь.
   От такой наглости я потеряла дар речи. А эта сволочь меж тем погасила зеленое "солнце", снова завернулась в свой жуткий плащ и отправилась на балкон. Кажется, собираясь спуститься вниз по моему же, простите, белью. Я, разумеется, бросилась на защиту своего скудного имущества.
   Второй этаж - балкон - веревки - земля. Как все знакомо... Одну сушильную веревку Вэл оборвал, и мокрые рубаху и штаны я подняла с земли. И зачем ему, спрашивается, магия дадена?.. А раз он не может без нее спуститься со второго этажа, значит, я рискну надавать ему по шее... Перекинув мокрые вещи через плечо, я быстро домчалась до конюшни, но опоздала. Когда я пробежала через распахнутые настежь врата, в стойле не было никого, кроме жалкой клячи, которую уже успел оседлать Вэл.
   - Ветер! - в отчаянии закричала я, озираясь по сторонам. - Ветер, ты где?
   - Лошади слишком восприимчивы к поисковой магии двуликих - с ума сходят и удирают, - хмуро пояснил сероглазый жулик и потрепал по холке клячу, - если силы есть. В общем, пора мне, - и он вывел клячу на дорогу.
   - Подожди, подожди! - я схватила лошадь под уздцы. - А я?.. Мне в город надо!.. Здесь же... только дорога!.. Как я пешком?..
   - Молча, - отрезал он. - Кляча всего одна, да и не по пути нам. Раз ты опоздала, то я тут ни при чем.
   - Да ведь ты!.. - задохнулась от ярости я. - Да ведь я только что тебе помогла!..
   - Ты не мне помогала. Ты исправляла свою собственную оплошность, - строго отметил Вэл и слегка стукнул по моему запястью рукояткой хлыста.
   Я непроизвольно отдернула руку, отшатнувшись в сторону, чем негодяй и воспользовался, обдав меня на прощание тучей пыли. Я сердито чихнула. Вот же скотина... И за что? За то, что не выдала его двуликим! Кстати, хорошо бы узнать, кто они такие... Но сдать его определенно стоило!.. Вот и делай людям добро... магам, в смысле. Ладно, зараза, попадись мне только...
   Итак, преисполнившись мечтами о мести, я вернулась в конюшню. Ведь нашел же он здесь клячу?.. Значит, может найтись еще кто-нибудь... невосприимчивый. Я рыскала от стойла к стойлу, пока не заглянула за последнюю перегородку, где обнаружила сопящий темный клубок. И, присев, опознала в нем милого серого ослика. Да, ослик, это, конечно, не мой жеребец, но и не совсем ничего. И я, воровато оглядевшись, прикрыла спящую скотинку сеном и поспешила обратно, на постоялый двор. Промедлю - останусь и без лошади, и без осла.
   К моей досаде, все вещи были насквозь мокрые, в том числе и единственная пара тщательно вымытых туфель. Я нашла в коридоре свои тапки, изучила "спальные" рубаху и штаны и решила, что лучше так, чем голышом. Наспех растолкав одежду по двум сумкам, проверив сохранность денег и бумаг, я взвалила вещи на плечи и отправилась к ослику, поминая недобрым словом исчезнувшего охранителя. И этот тоже свое получит...
   Ослик, разумеется, не выказал радости, когда я разбудила его, заставила встать и обвешала сумками. Да, конечно, бабушка велела не путешествовать по ночам, но я теперь боялась не разбойников, а кражи своей живности. Одна бы я никогда не дотащила сумки до следующего городка, а денег у меня не так много, чтобы и до города на перекладных добираться, и новую лошадь покупать... А до попутного городка добираться - полдня пути. На Ветре. А не пешком, с осликом и сумками под мышкой.
   Я вывела полусонную живность на дорогу и потащила за собой. Допутешествовалась. Видела бы меня сейчас бабушка...
   - ...умерла бы от стыда, - хихикнул невидимый ифрил. - А вернее всего, от смеха.
   - Тебя не спросили, - огрызнулась я, - тоже мне, охранитель! Сбежал, бросил на произвол судьбы в самый ответственный момент!..
   - А не мое дело тебя из передряг вытаскивать! - объявил он, появившись на холке ослика. - Мое дело тебя об опасности предупреждать и давать советы, а послушаешь ты меня или нет - твои проблемы. Я ведь предупредил тебя там, в коридоре? Предупредил. Ты меня послушалась? Нет. Вот и имеешь теперь то, что имеешь, и не вздумай жаловаться!
   - Обойдешься! - больше крыть было нечем, ибо прав он, как ни крути.
   - Увидим, - ухмыльнулся ифрил. - Впереди еще до-о-олгий путь, а ты, разумеется, с собой и перекусить не взяла, и о воде не позаботилась? А как твой осел захочет пить под утро и заартачится?
   - Ну, извини! - обиделась я. - Не привыкла, знаешь ли, с постоялых дворов удирать на ночь глядя!
   - Ничего-ничего, еще привыкнешь, - примирительно пообещал Иф. - А о пропитании я позабочусь, не переживай. И поспать бы тебе сегодня хоть немного, - заботливо добавил он, - а?..
   - Нет, - упрямо качнула головой. - Дойду до города - там и отдохну.
   - Глупо, - заметил охранитель. - Не протянешь.
   - Поспорим? - азартно предложила я.
   - Пожалуй, нет, - усмехнулся он. - Ты же если назло или на спор идешь - себя загонишь, но выиграешь.
   Я подняла глаза и упрямо посмотрела на заалевшую полосу нового рассвета. Время восхода Светлой звезды. Вот и окончилась эта беспокойная ночь... Перебрав в памяти все события, я осталась очень собой недовольна. И особенно огорчила потеря Ветра. Не просто конь, но и друг... И умница: очнется от воздействия чужой маги - вернется домой, как прежде возвращался.
   Припекало, размаривая, восходящее солнце, ласковыми напевами убаюкивал ветер, дружелюбно шелестела манящая прохладой зеленая листва редких деревьев. Веки сами по себе слипались, ноги спотыкались...
   - Лекс!
   - А-а-а?.. - я тряхнула головой и протерла глаза. - Иду-иду... - когда же город-то покажется?..
   Осел, кстати, был не против путешествия - брел за мной неспешно, пощипывая травку с обочины, и казался вполне довольным. Ифрил, расположившись на его спине, горланил веселые пошловатые песенки. Я, прогоняя сон воспоминаниями о прошлой ночи (злость на неизвестную магию и долговяз
Оценка: 4.30*73  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Жена для Полоза"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список